lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Пан, Тимофей Дясенович. - Раскрытие и расследование бандитизма и преступлений, совершенных бандами (Уголовно-процессуальная и оперативно-розыскная деятельность) [Электронный ресурс]: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.09 - М.: РГБ, 2002 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки)

Posted in:

КЕМЕРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

(На правах рукописи)

ПАН ТИМОФЕИ ДЯСЕНОВИЧ

РАСКРЫТИЕ И РАССЛЕДОВАНИЕ БАНДИТИЗМА И ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ БАНДАМИ.

(уголовно-процессуальная и оперативно-розыскная деятельность)

Специальность 12.00.09. -уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность.

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

/

Научный руководитель Доктор юридических наук, профессор Халиулин Александр Германович.

Кемерово

2001

Оглавление.

Введение стр. 3-10

Глава 1. Особенности расследования уголовных дел о бандитизме и

преступлениях, совершенных бандами. стр. 12-117

1.1. Понятие банды и формы бандитизма. стр. 11-41 1.2. 1.3. Свойства бандитизма, определяющие особенности его раскрытия и расследования дел о соответствующих преступлениях стр. 41-49 1.4. 1.5. Особенности предмета доказывания по делам о бандитизме, стр.49-62 1.6. 1.7. Особенности возбуждения уголовных дел о бандитизме._стр. 62-75 1.8. 1.9. Особенности производства отдельных следственных действий при расследовании бандитизма. стр. 75-117 1.10. Глава 2. Организация оперативно- розыскной деятельности и взаимодействие следователя с органами дознания и органами, осуществляющими оперативно- розыскную деятельность, по делам о бандитизме и преступлениях, совершенных бандами. стр. 118-189

2.1. Оперативно- розыскная деятельность по делам о бандитизме. стр.118-120

2.1.1. Сущность и задачи оперативно- розыскной деятельности по делам о бандитизме. стр. 118-120

2.1.2. Осуществление оперативно- розыскной деятельности до возбуждения уголовного дела. стр. 120-128

2.1.3. Оперативно- розыскное обеспечение уголовных дел о бандитизме.

стр.128-139

2.1.4. Виды, формы, средства и методы оперативно- розыскной деятельности по делам о бандитизме. стр. 139-159

2.2. Взаимодействие следователей с органами дознания и органами, осуществляющими оперативно- розыскную деятельность, при расследовании бандитизма. стр. 159-189

Заключение.

стр. 190-196

3

Введение

Особенности современной криминогенной ситуации выдвинули борьбу с бандитизмом в ранг одной из актуальнейших государственных проблем. Причиной тому прежде всего то, что глубочайший экономический кризис в стране вкупе с распадом этических, нравственных начал привели к резкому росту насильственной преступности. Бандитизм же является крайней, наиболее опасной, максимально социально неприемлемой формой такой преступности. О распространенности его, темпах его роста можно судить, в частности по данным государственной статистики. Так, если в 1992 году в РФ зарегистрировано всего 9 фактов совершения преступлений, предусмотренных ст. 209 УК РФ (ст. 77 УК РСФСР, действовавшего на тот момент), то в 1997 году зарегистрировано уже 374 аналогичных преступления, а в первом полугодии 1999 года - 295 преступлений.

Весьма сложная обстановка сложилась, в частности, в Западно-Сибирском регионе. Это находит свое отражение в том, что два из субъектов РФ, относящихся к данному региону, (Томская область и Алтайский край) относятся, наряду с Москвой, Московской областью, Приморским краем и Пермской областью, к числу субъектов РФ, в которых зарегистрировано больше всего случаев бандитизма. Так, в Томской области зарегистрировано 19 случаев совершения данного преступления, а в Алтайском крае - 10 случаев. Всего же в 6 указанных субъектах совершена треть всех случаев бандитизма в стране.

Следует учитывать и высокую латентность соответствующих преступных деяний, а также тот факт, что, как правило, о наличии банды становится известно лишь после нескольких совершенных ею нападений. Высокая распространенность бандитизма, отсутствие резкой реакции на совершение таких преступлений со стороны государства, правоохранительных органов, приводят к низкой правовой защищенности граждан, неуверенности

4 их в государственной защите. В таких условиях успешная
борьба с

бандитизмом означает не только охрану жизни, здоровья и имущества его

граждан, но способна повысить уважение со стороны последних к государству,

привести к укреплению правовой дисциплины, снижению
количества

правонарушений вообще.

Однако, раскрытие и расследование преступлений, предусмотренных ст. 209 УК РФ (бандитизм) сопряжено с рядом существенных проблем. Ряд из них связан с некоторой неопределенностью, разнобоем в трактовке признаков объективной стороны данного состава, а также с отсутствием четкой методики расследования данного вида преступных посягательств, которая учитывала бы все его особенности. В результате имеет место неустойчивость квалификации, нередкое изменение ее в судебном разбирательстве, а также несвоевременность возбуждения уголовных дел, и передача их в суд при явном недоборе обвинительных доказательств. Все это ведет в конечном итоге к безнаказанности лиц, совершающих бандитские нападения. Отсюда проистекает необходимость в теоретическом осмыслении особенностей такого состава преступления, каким является бандитизм, и разработке, на основе этого осмысления рекомендаций правоохранительным органам относительно методов, способов и средств раскрытия и расследования данного вида преступной деятельности.

Отдельные аспекты этой проблемы уже рассматривались в юридической литературе. Так, признаки объективной стороны состава бандитизма, особенности его квалификации рассматривались Андреевой А., Овчинниковой Г., Мельниковой Ю.Б., Устиновой Т.Д., Геворкян М.В., Абдулатиповым A.M., Ивахненко A.M., Комиссаровым B.C.

Теоретические основы подхода к групповой преступной деятельности и организованной преступности содержатся в работах Алексеева В.А., Борисова И.Н., Емельянова А.С., Антоняна Ю.М., Пахомова В.Д., Антонян Ю.М., Быкова В.М., Гавриленко А.Д., Галиакбарова P.P., Галкина Е.Б.,
Драпкина Л.Я.,

5 Епишина С.С., Ерохина А.А., Короткевича А.А., Нургалиева Б.М., Каледина

Р.А., Осина В.В., Константинова В.И., Чечетина А.Е. и других авторов.

Уделялось внимание в юридической литературе и собственно расследованию бандитизма и преступлений, совершенных в ходе бандитских нападений (Дворкин А.И., Бабаева Э.У., Токарева М.Е., Чернова К.Т. Жбанков В.А. Козусев А. Никитин Л.Н., Рохлин В.И., Серова Е.Б., Степанов А.А., Тельцов А.П.).

Наконец, теоретическую основу для исследования особенностей и разработки методик расследования и раскрытия отдельных видов преступлений заложили работы таких авторов, как Белкин Р.С., Васильев А.Н., Винберг А., Корухов Ю., Герасимов И.Ф., Гинзбург А.Я., Долгова А.И., Ищенко Е.П., Кальницкий В.В., Николюк В.В., Карагодин В.Н., Колесниченко А.Н., Куклин В.И., Куликов В.И.. Куцова Э.Ф., Ларин A.M., Леви А.А., Лившиц Е.М., Лузгин И.М., Лукашевич В.Г., Селиванов Н.А., Теребилов В.И., Шейфер С.А., и др.

Однако, в то же время, к сожалению, до сих пор не сделано попытки рассмотреть проблемы, связанные с раскрытием и расследованием бандитизма, в комплексе, основываясь на четком определении признаков объективной стороны состава данного преступления и его криминалистической характеристике. Необходимость в таком исследовании и предопределила выбор темы диссертации, ее актуальность, а также задала основные направления диссертационного исследования.

Настоящая работа направлена на комплексное рассмотрение проблем, предопределяющих особенности раскрытия и расследования бандитизма, а также на исследование таких особенностей и разработку способов и средств, позволяющих успешно осуществлять расследование дел о бандитизме и их оперативное сопровождение.

Для достижения поставленных задач оказалось необходимым:

  • рассмотреть признаки объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 209 УК РФ;

6

  • установить особенности предмета доказывания по делам о бандитизме;
  • на основе вышеизложенного сформулировать особенности раскрытия и расследования уголовных дел о бандитизме;
  • рассмотреть этапы, задачи и формы осуществления оперативно- розыскного обеспечения дел о бандитизме, полномочия и особенности деятельности органов дознания по таким делам;
  • выявить возможные формы взаимодействия следователя и оперативных подразделений при раскрытии и расследовании бандитизма, определить условия эффективности такого взаимодействия;
  • установить особенности, свойственные процессу возбуждения уголовных дел по ст. 209 УК РФ, основные следственные ситуации, складывающиеся на данном этапе;
  • проанализировать предпосылки и порядок производства основных следственных действий при расследовании уголовных дел о бандитизме.
  • Методологическую и теоретическую основу исследования составили Конституция РФ и международно- правовые документы. Кроме того, автор основывался на нормативных актах по судоустройству, уголовному, уголовно-процессуальному праву, а также опирался на работы по теории государства и права, социологии, психологии, истории, уголовному праву и процессу, судоустройству (в том числе на работы российских ученых- юристов, изданные до 1917 года), на нормативные акты дореволюционного и советского периода, законодательство зарубежных стран в его историческом развитии, а также на работы ученых по этим вопросам.

В ходе работы были использованы общенаучные методы познания: исторический, системный, сравнительный, анализа и синтеза, статистический, конкретно- социологический и другие.

Эмпирическую базу исследования составили:

• опубликованные статистические данные;

7

• статистическая отчетность о работе судов первой
инстанции и

кассационной инстанции Новосибирской, Кемеровской и Томской областей, а также Алтайского края;

•результаты изучения по специальной анкете уголовных дел о бандитизме, расследованных и рассмотренных судами в Новосибирской, Кемеровской и Томской областях и Алтайском крае.

Научная новизна работы заключается в том, что:

• Автором предпринята попытка комплексного подхода к проблемам, связанным с раскрытием и расследованием бандитизма и преступлений, совершенных бандами. В частности, вопросы о предмете доказывания по таким делам и предлагаемая методика раскрытия и расследования указанных преступных деяний взаимоувязаны в работе с содержанием объективной стороны соответствующих составов преступлений.

• В диссертационном исследовании предложен четкий перечень признаков, необходимых и достаточных для вывода о наличии в деятельности лиц состава преступления, предусмотренного ст. 209 УК РФ (бандитизм). Такой перечень сформулирован автором на основе анализа действующего законодательства, с учетом постановлений Пленума Верховного Суда РФ и юридической литературы, а также с учетом собственных практических исследований автора. • • На основе предложенных автором исчерпывающих признаков объективной стороны бандитизма в диссертационном исследовании формулируется подробное и структурированное описание существенных обстоятельств, входящих в предмет доказывания по рассматриваемой категории уголовных дел, и требующих непременного установления в процессе расследования. • • В диссертации предлагается классификация характерных свойств уголовных дел о бандитизме, влияющих тем или иным образом на особенности их расследования и дан широкий перечень таких свойств.

8

• Оперативно- розыскная деятельность по делам о
бандитизме

рассматривается в качестве многоэтапной. Формулируются задачи оперативных подразделений на каждом из этапов такой деятельности, а также формы и способы, которые могут быть использованы для их осуществления.

• При рассмотрении проблемы о начальном моменте документирования деятельности банды делается вывод о том, что такое документирование может быть начато еще до возбуждения уголовного дела по ст. 209 УК РФ.

• Аргументирована позиция, в соответствии с которой оперативные подразделения вправе и обязаны по делам о бандитизме продолжать производство необходимых оперативно- розыскных мероприятий по собственной инициативе (а не только по поручению следователя), при условии, однако, согласования с последним таких мероприятий. Предлагается, соответственно, внести изменения в действующее уголовно- процессуальное законодательство.

• Аргументируется позиция, в соответствии с которой в УПК РФ должны появиться нормы, регламентирующие производство процессуальных действий в связи с осуществлением мероприятий оперативно- розыскного характера, производимых по поручению следователя.

• Предлагается собственное определение взаимодействия следователя и органа дознания в процессе расследования и классификация способов такого взаимодействия в зависимости от трех критериев: наличия или отсутствия определенной организационной формы взаимодействия, форм, в которых выражается вовне согласованная деятельность органов дознания и предварительного расследования и урегулированное™ или неурегулированности таких форм действующим уголовно- процессуальным законодательством.

• Обосновывается тезис, в соответствии с которым, наиболее оптимальной организационной формой взаимодействия
следствия и

9 оперативных подразделений является создание следственно-
оперативных

групп постоянного характера.

• Анализируются способы выражения вовне согласованной деятельности следователя и органа дознания и предлагаются меры по повышению их эффективности.

• Аргументируется необходимость допущения производства таких следственных действий, как задержание лип, заподозренных в совершении бандитизма, их обыск, освидетельствование и выемка имеющихся при них документов и предметов, могущих служить доказательствами по делу, до момента возбуждения уголовного дела и предлагается внесение соответствующих изменений в уголовно- процессуальное законодательство.

• Показывается необходимость дополнения уголовно- процессуального закона нормой, обязывающей граждан и должностных лиц давать объяснения, представлять документы и иные предметы, истребуемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. • • На основе анализа типичных следственных ситуаций, возникающих на первоначальном этапе расследования дел о бандитизме, предлагаются меры по повышению эффективности производства таких следственных действий, как обыск, освидетельствование, допросы, очная ставка. • В работе имеются и другие положения, отличающиеся элементами новизны по своему содержанию.

Содержащиеся в диссертации положения, выводы и рекомендации, зафиксированная картина деятельности правоохранительных органов могут быть использованы:

1) для проведения дальнейших научных исследований по данной и связанными с ней проблемами; 2) 3) при принятии нового УПК РФ и для совершенствовании уголовно- процессуального законодательства; 4)

10

3) для совершенствования практики деятельности
органов,

осуществляющих оперативно- розыскную деятельность и
предварительное расследование, органов прокуратуры и суда;

4) для обучения студентов на юридических факультетах вузов, а также для повышения квалификации работников оперативных подразделений, следователей, прокуроров и судей.

Тема диссертации утверждена ученым советом Кемеровского Государственного Университета.

Отдельные проблемы данного исследования докладывались автором на конференциях в г. г. Москве, Новосибирске, Барнауле.

Основные положения диссертации опубликованы автором в трех научных статьях.

Диссертация докладывалась и обсуждалась на кафедре уголовного процесса и криминалистики юридического факультета Кемеровского государственного Университета.

11

Раскрытие и расследование бандитизма и преступлений, совершенных бандами

Глава 1. Особенности расследования уголовных дел о бандитизме и преступлениях, совершенных бандами.

1.1. Понятие банды и формы бандитизма.

В соответствии со ст. 209 УК РФ преступлением является «создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой)», а также «участие в устойчивой вооруженной группе (банде) или в совершаемых ею нападениях».

Прежде всего необходимо определить, какое именно сообщество следует считать бандой.

Из закона следует необходимость установления (для доказывания существования банды) у объединения лиц таких признаков, как:

• наличие определенного численного состава (то есть группы); • • устойчивость; • • вооруженность; • • наличие определенной цели объединения (нападение на граждан и организации). • Кроме того, Верховный Суд РФ признак «устойчивости» фактически дополнил еще и «организованностью»1. С этой позицией, на наш взгляд, следует согласиться.

С необходимостью выделения именно таких признаков, характерных для банды, согласны практически все авторы. Однако их содержание, их

  • См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. №.1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм», п. 2. Эту же позицию разделяют многие ученые. См., например, Быков В. Признаки организованной преступной группы. // Законность, 1998, № 8;

12

конкретные составляющие трактуются различными авторами (а также законодателем и Верховным Судом РФ) совсем не однозначно1.

Рассмотрим поэтому указанные признаки более подробно, пытаясь при этом достаточно полно и обоснованно охарактеризовать их содержание.

Наличие определенного численного состава

Несмотря на отсутствие законодательного определения минимально необходимого численного состава банды (или благодаря ему), в теории и на практике устоялась точка зрения, в соответствии с которой для признания наличия организованной группы (или банды), достаточно объединения хотя бы двух лиц.

Заметим, что в отличие от нынешней точки зрения на эту проблему, практика применения уголовного законодательства в Российской Империи (благодаря, в частности, Разъяснению Правительствующего Сената №18 за 1895 год) считала необходимым для признания существования шайки, объединения как минимум трех человек. Вполне возможно, что это было позаимствовано из зарубежного законодательства тех лет (в частности, баварского уложения 1813 г.). Однако обоснованность такого мнения о количественном составе группы вызывала резонные сомнения у некоторых ученых , по мнению которых шайка может состоять и из двух лиц, объединившихся для занятия преступной деятельностью. Такое мнение

  • Ср , например, Жбанков В А Методика расследования бандитизма Лекция М Б г , с 6, Быков В Признаки организованной преступной группы // Законность, 1998, № 8, Чернова К Т Организованные группы расхитителей Автореферат дисс кандидата юридических наук М, 1974, с 5-6, Дворкин АИ, Бабаева ЭУ, Токарева ME, Чернова КТ Расследование убийств, совершенных организованными вооруженными группами Методическое пособие М, 1995, с 5, Козусев А Бандитизм проблемы доказывания // Российская юстиция, 1998, № 6, Никитин Л Н , Рохлин В И , Серова Е Б , Степанов А А Бандитизм Расследование и прокурорский надзор Учебное пособие Санкт- Петербург, 1998, с 5, Жук ОД Организованная преступность в современной России, раскрытие И расследование преступлений, совершенных организованными преступными формированиями Томск, изд-во ТГУ, 1998, с 123-124, Меркушов А О некоторых вопросах судебной практики по делам о бандитизме // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1994, № 4 и др
  • См, например, Белогриц- Котляревский Л С Учебник русского уголовного права Южно-Русское книгоиздательство Киев-Петербург-Харьков, 1903, с 208

13

представляется нам, в целом, более обоснованным. Действительно, трудно найти какие-либо логические обоснования для отказа от признания наличия группы в том случае, если для определенной цели объединились хотя бы два лица.

Однако следует сразу же отметить, что, на наш взгляд, для существования банды необходимо объединение не просто двух человек, а двух лиц, являющихся субъектами соответствующего преступления. В частности, поскольку уголовная ответственность за бандитизм наступает лишь с 16 лет, то не может считаться бандой объединение, состоящее из одного взрослого и одного (или нескольких) лиц, не достигших 16 лет. Аналогичным образом не подлежит уголовной ответственности за бандитизм вменяемое лицо, объединившееся для совершения ряда нападений с лицом, не осознающим фактического характера и общественной опасности своих действий (то есть с невменяемым).

Какое-либо максимальное число участников группы установлено быть не может. Встречаются, хотя и нечасто, группы с весьма большим количеством членов.1

В целом, по нашим исследованиям, большинство бандитских формирований, действующих в Западно- Сибирском регионе, по своему численному составу сравнительно невелики. Так, по данным на июнь 1999 года на оперативном учете в Западно- Сибирском РУБОП состояло 56 преступных групп бандитской направленности, с общим числом членов - 310 человек (то есть в среднем - 5,5 человек в группе). В результате изучения уголовных дел о бандитизме нами получены примерно аналогичные данные - банды с числом участников от 4 до 8 человек составили более 76% от их общего числа. При этом нам не встретилось ни одного уголовного дела, по которому в совершении бандитизма обвинялась бы группа, состоящая из двух человек. Думается, что это совершенно логично. В самом деле, хотя, как мы уже упоминали, банда, в

  • Так. в состав банды Шкабары- Барыбина входили 45 человек.

14

принципе, может состоять и из двух человек, однако особенности, характер преступной деятельности банды диктуют необходимость вхождения в нее большего числа лиц. На практике группа составляется, как минимум, из трех человек (таких групп, состоящих из 3 человек, по изученным нами уголовным делам, было 7%).

С другой стороны, хотя достаточно редко, но встречаются и банды, численный состав которых превышает 8 человек. Так, банда, лидером которой была С.С. Скосырская, состояла из 52 человек. При этом деятельность более крупных (по своему численному составу) банд характеризуется большей планомерностью, более высоким уровнем организованности, а потому, как правило, более сложна для документирования. В то же время, с ростом численности банды возрастает возможность появления внутригрупповых конфликтов. Такие конфликты могут быть использованы при раскрытии, расследовании бандитизма и убийств, совершенных в ходе бандитских нападений.

Организованность

Данный термин в обычно употребляемом его значении подразумевает существование организации, то есть некоего целого, имеющего определенную внутреннюю структуру. Кроме того, он означает и существование определенного уровня согласованности, планомерности действий членов данной группы.

Исходя из этого, группу лиц следует, на наш взгляд, считать организованной в том случае, если для нее характерны такие признаки, как:

  1. Распределение ролей между участниками.

Эта характеристика подразумевает как чисто техническое разделение

функций между соисполнителями объективной стороны одного преступного

деяния, так и наличие соучастия в юридическом смысле (то есть выделение

организаторов, исполнителей, пособников совершения преступления). Однако и

1 - См., например, Ожегов СИ. Словарь русского языка. М.: «Русский язык», 1989, с. 456.

15

этим дело не ограничивается. В столь высокоорганизованной группе, какой является банда, могут выделяться лица, вообще не принимающие участия в совершении отдельных преступлений, чья деятельность, однако, необходима для обеспечения деятельности группы в целом. К числу подобных функций могут быть отнесены, например, разведка, противодействие работе правоохранительных органов и т.д. Наличие в составе группы лиц, выполняющих подобные «общеполезные» функции, также свидетельствует о ее организованности. По изученным делам лишь в 21% случаев в ходе расследования было установлено наличие подобных структурных элементов в составе банды.

  1. Наличие в группе лидера.

Данная особенность, собственно говоря, есть частный случай проявления распределения ролей между членами группы. Однако в этом случае речь идет уже не о распределении ролей в зависимости от формы и степени участия того или иного члена группы в ее преступной деятельности, а скорее о наличии в группе определенной психологической структуры, то есть о выделении отдельных функций, характерных для любой (а не только ориентированной на преступную деятельность) малой группы с достаточно высокой степенью организованности. Кроме лидера группы, могут выделяться «авторитеты» (наиболее активные участники группы), рядовые члены группы («боевики», «быки», «солдаты»), «отверженные», «оппозиционер» - член группы, стремящийся занять место лидера и т. д. Однако наиболее важной, абсолютно необходимой является роль лидера группы. В том случае, если в группе нет ярко выраженного лидера, следует сделать вывод, что данная группа еще не достигла степени сплоченности, необходимой для признания ее «организованной» в том смысле, который вкладывается в это понятие уголовным законодательством РФ. Это - достаточно аморфное образование, случаи
совершения преступлений которым следует квалифицировать как

16

совершение преступлений группой лиц либо совершение преступлений группой лиц по предварительному сговору.

Так, по одному уголовному делу из числа изученных нами, в ходе предварительного расследования не было собрано достаточных доказательств наличия в группе лидера (руководителя). В связи с этим в ходе судебного разбирательства по делу совершенно обоснованно была изменена квалификация деяния (исключено указание на ст. 209 УК РФ).

В этой связи представляется верной точка зрения В.Быкова, в соответствии с которой, для группы лиц, действующей по предварительному сговору, характерно, в частности, то, что в ней лидер еще отсутствует, но, как правило, формируется руководящее ядро из наиболее активных членов группы.1

  1. Наличие в группе сложившихся отношений власти и подчинения.

Многими авторами предлагается несколько иная формулировка -наличие в группе иерархической структуры2, однако такая позиция применительно к банде представляется не вполне верной.

Понятие организации, организованности предполагает лишь возможность выделения в рамках преступной группы определенной внутренней структуры, системы взаимосвязей между ее составными частями и отдельными участниками. При этом такая внутренняя структура в общем случае не обязательно должна иметь иерархический характер, она может быть и централистской, то есть представляющей собой систему, в которой один из

  • Быков В. Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору. // Законность, 1999, № 3, с. 7 - 9.

  • См., например, Чернова К.Т. Организованные группы расхитителей. Автореферат дисс. … кандидата юридических наук. М., 1974, с. 5-6; Епишин С.С. Организованная преступная группа и ее признаки. // Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД СССР. - 1990. - С. 81 - 89.

17

элементов имеет главенствующее, лидирующее значение, а все остальные равноправны и в равной степени подчиняются руководителю.

Поэтому для вывода о наличии (отсутствии) признака организованности следует обратить внимание не на то, сформировалась ли в той или иной группе иерархическая структура, а на то, сложилась ли в этой группе четкая, устойчивая система власти и подчинения, которая может носить как иерархический, так и (особенно в небольших группах) централистский характер.

По изученным уголовным делам в 81% случаев следствием было установлено существование в банде централистской структуры.

  1. Планомерность деятельности. Из самого определения организованности с неизбежностью следует, что существенной, неотъемлемой ее чертой, ее внешним проявлением является плановый характер деятельности той или иной структуры.

Планомерность деятельности банды включает в себя целый ряд конкретных черт, реализация ее может существенно различаться в зависимости от этапа существования и деятельности банды.

Для только что созданной организованной преступной группы признак планомерности находит выражение в целенаправленности, продуманности деятельности по созданию группы, вовлечению в нее новых членов, в наличии предварительной договоренности о совершении преступлений (нападений -если речь идет о банде).

Далее планомерность отражается в выработке планов совершения отдельных преступлений, подыскании средств для их совершения, отработке способов преступной деятельности и.т.д. На этом этапе деятельности бандой

’ - Следует отметить, что с ростом сложности преступной группы, что являе1ся закономерным и естественным процессом, она рано или поздно должна превратиться в систему, характеризующуюся иерархическим характером связей между элементами. См. об этом, например, Волобуев А.Н. организованная преступность в СССР: проблемы и перспективы борьбы. // Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД СССР, 1990, с. 5 - 12.

18

могут совершаться и преступные действия, необходимые для совершения конкретного планируемого нападения (например, угон автомобиля, который в дальнейшем планируется использовать при совершении нападения и т.п.).

Так, в ходе подготовки к убийству заместителя генерального директора АО «Русикон» членами банды Шкабары были осуществлены следующие подготовительные действия: через сотрудника РУОП, находящегося на содержании банды, были получены из адресного стола данные о месте жительства будущей жертвы, определены исполнители данного преступления, им была показана будущая жертва с тем, чтобы исключить возможность ошибки, выбрано и получено исполнителями оружие для убийства. Далее исполнители изучили местонахождение квартиры, в течение нескольких дней следили за временем выхода жертвы из дома и временем возвращения. Только после этого исполнители убийства распределили между собой функции и определили конкретную дату и время нападения.

И, наконец, еще одним проявлением планового характера деятельности банды может служить предварительная разработка средств и способов, необходимых для сокрытия преступлений, защиты от разоблачения, противодействия деятельности правоохранительных органов по их раскрытию, и (или) расследованию (в том числе и определение того, какие показания должен давать тот или иной участник группы в случае его задержания).

Как показывает практика, организаторы либо руководители вооруженной преступной группы нередко заранее предусматривают особые меры на случай ее разоблачения: планируются не только соответствующая тактика поведения на следствии и в суде, но и различные виды воздействия, вплоть до лишения жизни участников уголовного процесса (в определенных ситуациях)’.

  • См. об этом, например, Козусев А. Бандитизм: проблемы доказывания. // Российская юстиция, 1998, № 6.

19

Таким образом, конкретное проявление планомерности, необходимой для вывода о существовании банды, может существенным образом различаться в зависимости от этапа ее деятельности, однако любой из вышеуказанных черт достаточно для вывода о плановом характере деятельности группы.

Некоторыми авторами выделяются и другие признаки, характерные для начала организованности. В том числе наличие специального денежного фонда («общака»), распределение преступных доходов в зависимости от роли в группе, использование сложных способов совершения преступлений, замена личных отношений между участниками группы на деловые, основанные на совместной преступной деятельности, и пр.

Однако, как представляется, все прочие признаки, кроме четырех указанных нами выше имеют факультативный характер. Иной подход лишь запутывает практиков, не позволяет им четко отграничивать организованные группы от групп, не являющихся таковыми.

Следует отметить и то, что некоторые из предлагаемых факультативных признаков (таких как использование сложных способов совершения преступлений, замена личных отношений между участниками группы на деловые, основанные на совместной преступной деятельности), собственно говоря, вообще не являются значимыми для уголовно- правовой оценки банды, а характеризуют особенности ее функционирования и деятельности, значимые с точки зрения ее криминалистической характеристики.

Устойчивость

По общему правилу между организованностью группы и ее устойчивостью существует тесная взаимосвязь (как правило, чем организованнее группа, тем она устойчивее), однако, рассматриваемые понятия

  • См., например, Быков В. Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору. // Законность, 1999, № 3, с. 7 - 9; Быков В. Признаки организованной преступной группы. // Законность, 1998, № 8; Дворкин А.И., Бабаева Э.У., Токарева М.Е., Чернова К.Т. Расследование убийств, совершенных организованными вооруженными группами. Методическое пособие. М, 1995, с. 4.

20

не являются тождественными. В литературе нет единой точки зрения по вопросу о том, какую преступную группу следует считать устойчивой.

Так, некоторые авторы включают в содержание признака устойчивости длительность существования преступной группы, большое число совершаемых преступлений либо множественность действий, совершенных ради наступления результатов.’

Другие относят к чертам, характеризующим устойчивость группы, распределение ролей в группе, планирование ее деятельности.2 Наконец, ряд авторов указывает на обе эти черты (либо на одну из них) , как на составную часть признака организованности.

Нет единой точки зрения и по вопросу о том, следует ли включать в признак устойчивости преступной группы такую черту, как постоянство форм и методов преступной деятельности5, либо же, напротив, организованная преступная группа потому столь и опасна, что способна гибко менять способы совершения преступлений.

Между тем сущностные черты данной характеристики, как представляется, достаточно ясны из самого ее наименования. Думается, что устойчивость преступной
группы (как и любой другой системы) можно

  • См.: Чернова К.Т. Организованные группы расхитителей. Автореферат дисс. … кандидата юридических наук. М, 1974, с. 5-6; Дворкин А.И., Бабаева Э.У., Токарева М.Е., Чернова К.Т. Расследование убийств, совершенных организованными вооруженными группами. Методическое пособие. М., 1995, с.5; Козусев А. Бандитизм: проблемы доказывания. // Российская юстиция, 1998, № 6.

2 - См.: Жбанков В.А. Методика расследования бандитизма. Лекция. М. Б.г., с. 6; Никитин Л.Н., Рохлин В.И., Серова Е.Б., Степанов А.А. Бандитизм. Расследование и прокурорский надзор. Учебное пособие. Санкт- Петербург, 1998, с. 5.

  • См.: Чернова К.Т. Организованные группы расхитителей. Автореферат дисс. … кандидата юридических наук. М, 1974, с. 5-6; Быков В. Признаки организованной преступной группы. //Законность, 1998, №8.
  • См.: Козусев А. Бандитизм: проблемы доказывания, // Российская ЮС1ИЦИЯ, 1998, № (V, Жук О.Д. Организованная преступность в современной России: раскрытие и расследование преступлений, совершенных организованными преступными формированиями. Томск, изд-воТГУ, 1998, с. 123-124.
  • См., например, Меркушов А. О некоторых вопросах судебной практики по делам о бандитизме. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1994, № 4.

  • См.: Быков В. Указ. соч.

21

определить как способность сохранять в неизменности свою структуру, направленность деятельности, независимо от воздействия окружающей среды и меняющихся внутренних условий.

При таком ее понимании понятие устойчивости будет иметь, на наш взгляд, три аспекта.

  1. Психологический аспект. Данный аспект включает в себя субъективную направленность лиц, входящих в организованную группу, на долговременное взаимодействие. Такая направленность при этом должна включать в себя представление о других участниках как о постоянных партнерах по преступной деятельности, осознание ролевого распределения внутри группы и его принятие.
  2. Структурный аспект. Этот аспект связан с составом преступной группы и предполагает его постоянство, стабильность.
  3. Безусловно, этот признак не следует понимать в том смысле, что постоянство состава преступной группы исключает какие-либо изменения в ней. В процессе деятельности бандитского формирования (как и другой организованной преступной группы) в ее составе могут произойти определенные изменения: в группу могут войти новые члены, с другой стороны, кто-то из участников банды может выйти или выбыть из нее добровольно или же в результате конфликта, нарушения им внутригрупповых норм поведения.

Постоянство, стабильность группы означают лишь, что вхождение в группу новых членов затруднено из-за опасности провала всей группы. Вместе с тем и к выходу из группы кого-либо из членов преступная группа относится резко отрицательно, видя в этом отступничество и предательство ее интересов.

Причем следует отметить сразу же, что для такой разновидности преступной группы, какой является банда, этот признак имеет особенно большое значение, из-за необходимости высокой конспиративности ее деятельности.

22

  1. Деятельностный аспект. Этот аспект находит свое выражение в множественности, неоднократности действий, совершаемых участниками группы.

Причем такая множественность может выражаться не только в неоднократности совершения группой преступлений, но и в совершении нескольких действий для подготовки одного нападения или для обеспечения деятельности группы в дальнейшем.

Это указание имеет существенное значение, поскольку, как представляется, не должна считаться неустойчивой преступная группа, деятельность которой была пресечена при совершении первого преступления или даже при подготовке к нему, если субъективно участники группы были нацелены на регулярное занятие преступной деятельностью.

Так, например, в 1997 году сотрудниками Западно-Сибирского РУОП была получена оперативная информация о том, что в г. Новосибирск прибыла группа лиц с целью совершения нападений на граждан и организации. В ходе проверки было установлено, что указанная группа состоит из 4 членов, руководит ею Моисеев. Кроме того, оперативные работники обнаружили, что указанная группа осуществляет планомерную подготовку к совершению нападений. В частности, данная группа, уже владевшая на тот момент одним экземпляром охотничьего ружья, незаконно приобрела двуствольное охотничье ружье и патроны к нему. В последствии из него был изготовлен обрез. В г. Новосибирске группой также была приобретена автомашина, найдена и арендована квартира для дислокации группы, изготовлены маски из капроновых чулок, приобретена подслушивающая аппаратура. Далее, было подготовлено разбойное нападение на гражданина, который должен был лететь в Москву, имея при себе крупную сумму денег, составлен план действий, определены функции каждого из участников.

Непосредственно после совершения разбойного нападения участники группы были задержаны, привлечены к ответственности по ст. 209 УК РФ, и в

23

1998 году в отношении их Новосибирским областным судом были вынесены обвинительные приговоры.

В данном случае, хотя преступная группа была задержана после совершения первого же преступления, она совершенно верно оценена следствием и судом как устойчивая, так как круг ее членов был четко определен, участники были нацелены на долговременное занятие преступной деятельностью и совершили широкий круг многочисленных действий, направленных на осуществление своих преступных планов.

Таким образом, еще раз подчеркнем, что все три указанных аспекта должны быть непременно установлены для признания той или иной преступной группы устойчивой.

Что же касается других признаков1, таких как постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность существования группы (то есть существование ее в течение значительного времени) и количество совершенных преступлений (то есть неоднократность их совершения), то они встречаются далеко не во всех случаях, а потому не могут быть рассмотрены в качестве обязательных признаков устойчивости.

Вооруженность

Для признания той или иной преступной группы вооруженной необходимо, как представляется, наличие всех нижеследующих условий:

• наличие у членов группы одного или нескольких экземпляров оружия; • • наличие возможности применения этого оружия при совершении нападений; • • осознание членами группы этих фактов. • На практике имеются существенные затруднения при решении вопроса о том, при наличии у членов банды каких предметов и устройств ее следует

  • См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 г. № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм».

24

считать вооруженной. Так, следствие зачастую ориентировано на обязательность наличия огнестрельного оружия. Оперативно-розыскные службы, склонны толковать признак вооруженности куда более широко, включая в него, например, дубинки и газовые баллончики, а также патроны. Так, по сводкам как раскрытый сотрудниками УБОП Омской области случай бандитизма прошло уголовное дело, по которому у членов группы были изъяты лишь патроны (калибра 5,6 мм и 12-го калибра).

Не вносит окончательной ясности в разрешение вопроса о том, какие предметы, устройства следует расценивать в качестве оружия и уже упоминавшееся постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 г. № 1. В соответствии с п. 5 этого Постановления вооруженность предполагает наличие у участников банды огнестрельного или холодного, в том числе метательного оружия как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия.

Причем при решении вопроса о признании оружием предметов, используемых членами банды при нападении, следует, по мнению Верховного Суда РФ, руководствоваться положениями Закона Российской Федерации «Об оружии»1, а в необходимых случаях и заключением экспертов.

Однако такое разъяснение содержит два существенных противоречия. С одной стороны, предложенный в указанном Постановлении перечень возможных видов оружия слишком узок, поскольку включает в себя далеко не все возможные виды оружия. Федеральный закон «Об оружии», на который имеется ссылка в этом Постановлении, определяет оружие как устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов. С учетом этого к оружию, кроме перечисленных выше его разновидностей (огнестрельное, холодное, метательное, - которое, кстати, вовсе не является разновидностью холодного, - газовое и пневматическое)

  • В настоящее время надлежит, очевидно, руководствоваться Федеральным Законом РФ «Об оружии» от 13.12.1996 г. № 150-ФЗ в редакции от 17.12.1998 г.

25

следует также отнести сигнальное оружие - оружие, конструктивно предназначенное только для подачи световых, дымовых или звуковых сигналов, оружие и иные предметы, поражающее действие которых основано на использовании радиоактивного излучения и биологических факторов, а также электрошоковые устройства и искровые разрядники.

Кроме того, как мы попытаемся доказать ниже, при решении вопроса о том, являлась ли та или иная группа вооруженной, предметы, расцениваемые как оружие, не обязательно должны быть использованы при нападении.

С другой стороны, как представляется, общее указание Пленума Верховного Суда РФ на то, что при решении вопроса о том, являются ли оружием те или иные предметы, устройства, имеющиеся у членов преступной группы, следует исходить из закона «Об оружии», является не вполне верным, так как позволяет чрезмерно расширительно толковать признак вооруженности.

Между тем сам ФЗ РФ «Об оружии» содержит ряд указаний, которые позволяют разграничить оружие, которым может свободно владеть любое лицо, от оружия, которое позволяет нанести серьезные повреждения, оборот которого поэтому запрещен или ограничен.

В частности, в соответствии со ст.ст. 6,7 и 13 указанного закона, не ограничивается оборот в РФ, не требуют получения лицензии на приобретение и последующей регистрации следующие виды оружия:

• механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми или раздражающими веществами (кроме газового оружия, способного причинить средней тяжести вред здоровью человека, находящегося на расстоянии более одного метра и газового оружия, снаряженного нервно-паралитическими, отравляющими, а также другими веществами, не разрешенными к применению Министерством здравоохранения Российской Федерации); • • электрошоковые устройства и искровые разрядники отечественного производства; •

26

• пневматическое оружие с дульной энергией не более 7,5 Дж и калибра до 4,5 мм включительно; • • сигнальные пистолеты и револьверы калибра не более 6 мм, которые по заключению Министерства внутренних дел Российской Федерации не могут быть использованы в качестве огнестрельного и газового оружия. • Думается поэтому, что обладание такими видами оружия, предназначенными для спорта, самообороны или подачи сигналов, и не способными нанести существенного ущерба физическому здоровью, не образует признака вооруженности.

Не могут рассматриваться в качестве оружия изделия, сертифицированные в качестве изделий хозяйственно-бытового и производственного назначения, спортивные снаряды, конструктивно сходные с оружием.

Возникает, однако, вопрос, может ли рассматриваться как признак вооруженности обладание членами преступной группы составными частями огнестрельного, газового или иного оружия.

Здесь представляется верным подход, предложенный еще в 1974 году Пленумом Верховного Суда СССР. В соответствии с ним может быть расценен как огнестрельное оружие достаточный комплект деталей оружия. Причем под достаточным комплектом в этом случае понимается такая совокупность деталей, которая позволяет произвести выстрел без дополнительных приспособлений и доработки.

Аналогичным образом можно, думается, решить вопрос и с комплектом составных частей газового или пневматического оружия.

В том же случае, если имеющийся комплект составных частей огнестрельного, газового, пневматического и прочего оружия недостаточен для

  • См. Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 7 «О судебной практике по делам о хищении огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ, незаконном ношении, хранении, приобретении, изготовлении или сбыте оружия, боевых припасов или

27

производства выстрела либо если для этого необходимо наличие специальных познаний (в частности, для сборки указанных деталей), которых нет у членов данной группы, то эта группа не должна признаваться вооруженной.

Не может создать признака вооруженности преступной группы и наличие у нее макетов оружия, имитационных предметов, оружия, заведомо для ее членов, неисправного (в том случае, если такая неисправность означала невозможность использования указанного оружия по назначению).

Так, представляется необоснованным вывод о вооруженности преступной группы, содержащийся в обвинительном заключении по обвинению ряда лиц в совершении преступления, предусмотренного ст. 209 УК РФ (дело находится в краевом суде Алтайского края). Указанный вывод следствия основывался, в частности, на том, что у указанной группы был изъят муляж автомата Калашникова.

Вместе с тем не имеет значения то, на законном ли (служебное, табельное, лицензированное) или на незаконном (украденное, приобретенное на «черном рынке» и т. п.) основании владеет тем или иным оружием член банды.

Требует разрешения и вопрос о том, следует ли считать вооруженной группу, имеющую в своем распоряжении разного рода взрывные устройства.

Представляется достаточно определенным при этом отнесение к категории оружия боевых гранат, которые иногда имеются на вооружении у преступных групп Западно-Сибирского региона. Не столь однозначно решается вопрос с самодельными взрывными устройствами либо с использованием в преступных целях взрывчатых веществ и детонаторов, применяемых в промышленности.

Строго говоря, взрывчатые вещества и самодельные взрывные устройства не подпадают под определение, содержащееся в Федеральном

взрывчатых веществ и небрежном хранении огнестрельного оружия» от 20.09.1974 г. с изменениями, внесенными постановлением Пленума № 2 от 29.03.1991 г.

28

Законе РФ «Об оружии», и не упомянуты ни в одном из его перечней. Более того, взрывчатые вещества и взрывные устройства, используемые в промышленности, следует считать изделиями, сертифицированными в качестве изделий производственного назначения, которые поэтому не могут считаться оружием в смысле указанного закона.

С другой стороны, если данные вещества и устройства предназначаются (или, тем более, используются) для преодоления препятствий либо подавления сопротивления жертвы в процессе нападения, то, с учетом того, что они могут быть использованы для поражения живой или иной цели, правомерным является признание группы, имеющей их в своем распоряжении, вооруженной.

Если же взрывчатые вещества и взрывные устройства предназначены для иных целей (повреждения чужого имущества, запугивания отдельных лиц), то обладание ими не составляет признака вооруженности. Так, неоправданно, как представляется, признана следствием вооруженной группа, имевшая в своем распоряжении самодельные взрывные устройства и использовавшая их для вымогательства денежных средств у табачной компании «Меркус» под угрозой уничтожения ее имущества.

Далее, для того, чтобы сделать вывод о наличии признака вооруженности группы, в принципе достаточно того, чтобы лишь один ее участник владел хотя бы одним экземпляром оружия. Однако другие участники преступной группы при этом должны непременно осознавать, что их группа (банда) обладает оружием.

Наличие у одного из членов группы оружия, о существовании которого другие участники не осведомлены, не свидетельствует о вооруженности такой группы.

Кроме того, все члены банды должны осознавать и возможность использования оружия, имеющегося у одного или нескольких ее членов, для достижения ее целей. Неважно при этом, будет ли в действительности такое оружие использоваться при совершении бандой нападений, а если будет, то для

29

чего (для преодоления ли сопротивления жертвы, ее устрашения, устранения препятствий, остановки транспорта, взрыва объекта после нападения и т.д.).

Следует поэтому считать ошибочной квалификацию деяний по ст. 209 УК РФ в том случае, если установлено наличие у группы оружия, но нет доказательств того, что этот факт осознается всеми членами банды, которые допускают также и возможность его использования в общих интересах.

Примером же верной оценки данного признака может служить дело по обвинению в бандитизме М. и других. Санкт-Петербургский городской суд признал членов группы невиновными в совершении бандитизма, но осудил за незаконное хранение оружия и боеприпасов, не найдя в деле доказательств возможного совместного использования оружия. Напротив, каждый участник группы имел оружие только для личной безопасности, иных доказательств суд не установил.

Наличие определенной цели объединения

Эта цель четко сформулирована в законе как цель нападения на граждан и организации. Соответственно, группы, создаваемые даже с целью совершения преступлений, но не планирующие совершать именно нападения, не могут рассматриваться в качестве банд.

Так, судом были обоснованно признаны невиновными в бандитизме участники организованной, устойчивой группы под руководством Н., совершившей многочисленные кражи, так как в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства не было установлено наличие у членов группы цели нападения.

С учетом этого совершенно необходимо четко определить само понятие нападения.

В уже НеОДНОКраТНО Цитировавшемся ВЫШе постановлении Пленума

Верховного Суда РФ под нападением рекомендовано понимать действия,

1 -См. об этом: Андреева А., Овчинникова Г. Квалификация бандитизма. // Законность, 1996,

№4.

30

направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения.’ Так же определялось нападение и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 9 от 21.12.1993 г. «О судебной практике по делам о бандитизме».

Между тем сам термин «насилие» неоднозначен и толкуется, зачастую по- разному.2 Нам представляется наиболее верным определение, предложенное А.В. Иващенко. В соответствии с этим определением, насилие - это сознательная, активная деятельность, направленная против чужого волеизъявления.4 В таком его понимании насилие охватывает целый ряд более или менее грубых форм противоправного принуждения (от кратковременного ограничения речевой свободы до войны). В самом деле, любое, даже весьма незначительное, ограничение свободы поведения другого субъекта должно быть признано насилием.

Но с учетом такого понимания насилия формулировка нападения, предложенная Пленумом Верховного Суда РФ, приобретает неоправданно широкий характер. Думается, что под нападением следует понимать не любое проявление насилия (а тем более, не все случаи создания реальной угрозы применения такого насилия). Нападение представляет собой агрессивные действия, направленные на достижение противоправной цели, и может заключаться, на наш взгляд, в применении к лицу (лицам) насилия, опасного для жизни и здоровья, либо в угрозе немедленного применения такого насилия.

При этом определение нападения как средства для достижения преступной цели не следует понимать в смысле ограничения сферы возможного

1 - См. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 г. № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм», п. 6. 2-См., например, Гаухман Л.Д. Насилие как средство совершения преступления. М.: Юрид. лит., 1974; Антонян Ю.М., Бойко И.Б., Верещагин В.А. Насилие среди осужденных. М.: ВНИИ МВД России, 1994 и др.

  • См.: Иващенко А.В. Насилие и уголовный закон. // Социально- правовые проблемы борьбы с насилием. Межвузовский сборник научных трудов. Омск, 1996, с. 28 - 39.

  • Там же, с. 29.

31

использования нападения при бандитизме. Бандитское нападение является не обязательно способом, применяемым для противоправного завладения чужим имуществом. Преступная цель может быть и иной. В частности, зачастую непосредственной целью нападения является само совершение акта насилия (в случае совершения бандой заказного убийства, либо нанесения жертве телесных повреждений по чьему-то заказу). Кроме того, в настоящее время бандитские формирования нередко ставят перед собой политические цели (или используются определенными группами для достижения своих политических целей). Тогда непосредственные преступные цели бандитских нападений могут быть еще более разнообразными (от устрашения отдельных групп лиц или общества в целом, наказания «отступников», до возбуждения национальной, расовой или религиозной вражды).

С учетом изложенного, следует признать верной ту точку зрения, в соответствии с которой возможна квалификация действий участников группы по ст. 209 УК РФ и в случае, если ими совершено нападение на организацию (банк, магазин, учреждение), однако насилие в ходе такого нападения не применено (например, в связи с отсутствием людей в офисе, помещении).1 Однако мотивация такого вывода, предложенная указанными авторами, представляется нам неверной. Такая ситуация должна быть расценена как бандитское нападение вовсе не потому, что «нападение может выразиться не только в насилии, но и в уничтожении имущества, строений, помещений, транспортных средств (взрывы в офисе, в квартире, поджоги автомобилей, захват транспортных средств и т. п.)» , но в связи с тем, что в ходе нападения на подобные объекты имеется реальная и непосредственная возможность применения к физическим лицам насилия, опасного для жизни и здоровья (то есть создается реальная угроза непосредственного применения такого насилия). Нападение всегда
должно быть сопряжено с применением или

  • См., например, Андреева А., Овчинникова Г. Указ. соч.
  • Там же.

32

непосредственной угрозой применения насилия. Агрессия при нападении не может быть направлена на предметы, а обращается всегда на физических лиц.

С учетом изложенного следует также отметить, что не вполне верным представляется нам и указание на то, что возможными целями нападения при бандитизме могут быть вымогательство либо уничтожение или повреждение чужого имущества.1

Действительно, как мы уже указали, конкретным результатом бандитского нападения может стать уничтожение или повреждение чужого имущества, однако такое последствие не является самоцелью, а направлено всегда на достижение какой-то иной противоправной цели.

Вымогательство также не может рассматриваться как цель нападения при бандитизме, поскольку само по себе является лишь способом для достижения другой противоправной цели - завладения чужим имуществом или правом на имущество. Кроме того, вымогательство далеко не всегда сопровождается насилием либо угрозой его немедленного применения. Лишь то требование передачи имущества, которое сопровождается насилием, опасным для жизни и здоровья лица либо реальной угрозой немедленного (подчеркнем еще раз) применения такого насилия, может расцениваться в качестве нападения.

Но при всем многообразии конкретных целей, которые могут ставиться при бандитском нападении, средство для достижения их всегда и непременно одно и то же - насилие, опасное для жизни и здоровья, либо наличие угрозы немедленного применения такого насилия.

С учетом этого представляется необоснованной и прямо противоречащей закону точка зрения авторов Комментария к УК РФ (под

  • См. п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 г. № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм».

33

общей редакцией Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева1), в соответствии с которой возможны случаи организации банды, например, для торговли наркотиками. В качестве потерпевших от бандитизма могут выступать:

1) Собственники имущества, либо члены их семей. Собственниками имущества, для завладения которым осуществляется бандитское нападение, являются, как правило, мужчины в возрасте до 35 лет, многие из которых нажили это имущество преступным путем. 2) 3) Должностные лица коммерческих организаций, от которых зависит принятие важных (в материальном отношении) решений. Так, бандой Шкабары был убит заместитель генерального директора АО «Русикон» Шишков М.Н., в связи с тем, что последний, действуя в интересах АО, пытался ликвидировать МП «Интема», часть средств от деятельности которого получала банда. После убийства М.Н. Шишкова деятельность по ликвидации МП «Интема» была прекращена. 4) 5) Лица, которым материальные средства были вверены для охраны, пользования, реализации (сторожа, охранники, работники магазинов, кассиры, инкассаторы, водители и др.). Напимер, бандой под руководством К. при нападении на магазин «Бриг» был убит сторож магазина. В результате нападения из магазина похищено имущество на общую сумму 47 рублей. 6) 7) Лица, случайно оказавшиеся на месте происшествия. Так, той же бандой под руководством К. в ходе нападения на магазин «Долина» был убит Ш., случайно зашедший в тот день в гости к своему знакомому Г., директору указанного магазина. 8) 9) Лица, заподозренные в «неблагонадежности» - члены банды, либо их родственники, хорошие знакомые, сожительницы, заподозренные в том, что они могут выдать правоохранительным органам информацию о деятельности группы, либо члены банды, в ходе конкурентной борьбы за лидерство в группе. 10) - См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Издательская группа «ИНФРА- М НОРМА», 1997.

34

Еще один момент, который необходимо рассмотреть, определяя цель создания банды, это - возможно ли признать бандой вооруженную группу лиц, объединившуюся для совершения одного нападения, или же такая группа должна быть нацелена на совершение нескольких или неопределенного числа нападений.

Мы уже оговорили, что банда представляет собой разновидность организованной преступной группы, а стало быть, на нее распространяется законодательное определение организованной группы.

Между тем статья 35 УК РФ устанавливает, что «преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений».

Из этого определения следует, что может быть признана организованной группой совокупность лиц, объединившихся для совершения только одного преступления. Это указание закона неоднократно было подвергнуто справедливой, на наш взгляд, критике.

В самом деле не может быть устойчивой преступная группа, если она создавалась для совершения только одного преступления, а затем распалась. По нашему мнению, в этом случае такую группу следует считать группой лиц, совершивших преступление по предварительному сговору.

Подобным образом понималось аналогичное понятие (шайка) в законодательстве Российской Империи.2

1 - См., например, Быков В. Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору. // Законность, 1999, № 3, с. 7 - 9; Епишин С.С. Организованная преступная группа и ее признаки. Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. М, 1990, с. 81 -89 и др.

  • «Шайкой» именовалось в те годы объединение лиц, произошедшее с целью совершения неопределенного числа преступлений. См., например: Белогриц- Котляревский Л.С. Учебник русского уголовного права. Южно- Русское книгоиздательство. Киев - Петербург - Харьков, 1903, с. 208 - 209; Волков Н.Т. Новое уголовное уложение. С Сенатскими решениями, разъяснениями и указаниями: сравнительными статей с уложением и уставом о наказаниях и предметным (алфавитным). Склад изданий Н.Т. Волкова в Москве, 1906, ст.ст. 52, 279, 455, 584, 589 и др. и комментарий к ним.

35

Собственно говоря, в уголовном законодательстве и теории того времени выделялось три формы соучастия в совершении преступлений. Ими были:

1) «скоп» - соединение двух или многих лиц, согласившихся явно или молчаливо совершить сообща одно или несколько преступлений, при условии, что такое соглашение состоялось непосредственно перед моментом действия;

2) сговор, заговор или комплот - соглашение двух или многих лиц на совершение совокупными силами одного или нескольких определенных преступлений, заранее предшествующее моменту совершения такого преступления (преступлений);

3) шайка - союз двух или многих лиц для постоянного или, по крайней мере, продолжительного занятия целым рядом преступлений.

Шайка при этом нередко именовалась «соглашением по ремеслу», поскольку ее отличительным, характерным свойством признавалось то, что преступная деятельность для членов такой группы превращалась в постоянное занятие, в ремесло.’

Нетрудно заметить при этом, что выделявшиеся в Российской Империи формы объединения нескольких лиц для совместного совершения преступлений практически аналогичны существующим в настоящее время (совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой). Не было аналога в российских законодательстве и теории лишь для такой формы совместной преступной деятельности, какой является в современном законодательстве, теории и общественной жизни преступное сообщество (преступная организация) -современная, более высокоорганизованная форма преступного объединения.

  • См., например, Белогриц- Котляревский Л.С. Учебник русского уголовного права. Южно-Русское книгоиздательство. Киев - Петербург - Харьков, 1903, с. 207 - 208; Фойницкий И.Я. Уголовно- правовая доктрина о соучастии. // Юридический вестник, 1891, № 1 и др.

36

При этом, как мы уже говорили выше, современному понятию организованной преступной группы соответствовало в Российском законодательстве понятие шайки. Главным отличием шайки от сговора (объединения, созданного для совершения общеуголовных преступлений) или заговора, комплота (объединений, предназначенных для совершения политических преступлений) было то, что сговор или заговор составлялись для совершения одного или нескольких конкретных, заранее определенных преступлений. Например, для кражи имущества у определенного лица, его убийства и т.д.

Шайкой же считался союз, образовавшийся для совершения неопределенного числа преступлений, очерченных на момент создания шайки, как максимум, родовыми признаками (например, для конокрадства в определенной местности), или еще менее четко определенных (для краж вообще). Главным отличительным признаком шайки, по мнению Правительствующего Сената, являлось то, что она представляет собой предварительное соглашение нескольких лиц на совершение какого-либо рода преступлений без предварительного определения отдельных случаев.’

То есть, объединение, образовавшееся для совершения одного, конкретного (пусть даже сложного) преступления и распавшееся после его совершения, не могло быть признано шайкой, а расценивался такой случай как совершение преступления в сговоре (или, пользуясь современной терминологией, как преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Этот подход представляется более верным, чем нынешнее законодательное определение.

Таким образом, на наш взгляд, целью объединения лиц в организованную
преступную группу является постоянное совершение

  • См.: Решение Сената № 359 за 1875 г. Цит. по: Волков Н.Т. Новое уголовное уложение. С Сенатскими решениями, разъяснениями и указаниями: сравнительными статей с уложением и уставом о наказаниях и предметным (алфавитным). Склад изданий Н.Т. Волкова в Москве, 1906, с. 148-149.

37

преступлений. В таком случае цель объединения, характерная для банды, состоит в том, что лица объединяются для постоянного совершения преступлений определенного рода - нападений. С учетом этого не может считаться бандой группа, составленная для совершения одного конкретного нападения. Кроме того, думается, не следует считать бандой и группу, замыслившую совершить несколько индивидуально- определенных преступлений.

В уголовном законе (ст. 209 УК РФ) выделяется три формы бандитизма. В частности, уголовно наказуемыми, в соответствии с данной нормой являются:

• создание банды или руководство ею; • • участие в банде; • • участие в нападениях, совершаемых бандой. • Следует сразу же отметить, что создание банды и руководство ею -отнюдь не одно и то же. Это различные виды деятельности, которые могут к тому же осуществляться различными людьми - не обязательно лицо, создавшее банду, и в дальнейшем останется ее лидером и будет руководить ее деятельностью. Напротив, поскольку для преступных групп характерна ожесточенная борьба за лидерство, такая замена может происходить достаточно часто.

Деятельность по созданию банды предполагает совершение любых действий, результатом которых стало образование устойчивой вооруженной группы, имеющей целью совершение нападений на граждан и организации. Такая деятельность может выражаться, например, в подыскании соучастников, финансировании, приобретении оружия и т.д.

Процесс создания банды начинается с идеи, возникшей у одного человека (реже - нескольких). Оконченным же этот процесс следует считать лишь с момента образования устойчивой группы, обладающей оружием. Думается, что верным является указание на то, что если даже необходимые

38

организационные действия были выполнены (подобраны соучастники, распределены роли, найден объект нападения, составлен план совершения преступления и т.д.), а действия участников группы, направленные на приобретение оружия, по каким-то, не зависящим от них причинам, не увенчались успехом, то действия таких лиц следует квалифицировать как покушение на бандитизм.1 С другой стороны, организация банды будет оконченным преступлением с момента формирования организованной группы, обладающей всеми конститутивными признаками банды, даже в том случае, если такая группа не совершила ни одного нападения.

При этом следует дополнительно указать, что создание банды может представлять собой деятельность, направленную с самого начала как на организацию банды, то есть особого типа преступную группу, так и на преобразование в банду преступной группы, не обладавшей ранее характерными признаками банды. В этом случае в процессе деятельности преступной группы ситуационного, случайного типа, либо организованной преступной группы, не являющейся бандой, происходит формирование установки на совершение общественно опасных деяний определенного типа (нападений), формируется система разделения ролей и складываются отношения власти и подчинения внутри группы, выделяется лидер, складывается устойчивый состав группы, приобретается оружие, и, в конце концов, этот процесс оканчивается созданием банды.

Например, в Омске в 1995 - 1996 годах действовала преступная группа, нацеленная первоначально на совершение краж. Участниками
группы

16.07.1995 г. и 29.08.1995 г. были совершены кражи личного имущества граждан из квартир. Причем состав лиц, участвовавших в этих двух кражах, несколько различался. Далее происходит стабилизация
состава группы. 16.07.1996 12.03.1995 г. участниками группы совершено разбойное нападение, в ходе 12.03.1996 - См. об этом: Дворкин А.И., Бабаева Э.У., Токарева М.Е., Чернова К.Т. Расследование убийств, совершенных организованными вооруженными группами. Методическое пособие. М., 1995, с. 6.

39

которого ею был захвачен газовый пистолет «Вальтер». После этого данная устойчивая вооруженная группа совершает неоднократные разбойные нападения с применением данного газового пистолета. Так, 14.03. 1996 г. данной группой (точнее, уже бандой) совершено разбойное нападение на гражданина 3., а 30.03. 1996 г. совершается нападение на склад, в ходе которого банда завладела имуществом, принадлежащим предпринимателю X.

В отличие от создания банды, руководство бандой представляет собой деятельность по принятию решений, связанных с планированием, материальным обеспечением и организацией преступной деятельности банды, с совершением бандой отдельных нападений.

Таким образом, совершение данного общественно-опасного деяния может иметь место только после образования банды либо на последующих этапах ее деятельности.

Следует также отметить, что деятельность по созданию банды или руководству ею не обязательно сочетается с деятельностью по организации совершения группой отдельных преступлений (то есть данное лицо -руководитель или создатель банды - не всегда является организатором отдельных, конкретных преступлений.

Участие в банде как самостоятельная форма бандитизма начинается после дачи согласия лица на вхождение его в банду. Это согласие не обязательно должно быть выражено формально, но оно непременно связано с осознанием лицом того обстоятельства, что оно является или становится членом организованной, устойчивой, вооруженной преступной группы, имеющей своей целью совершение неоднократных нападений на граждан и (или) организации.

Участие в банде может осуществляться как в форме непосредственного участия в совершении преступлений, совершаемых бандой, так и в осуществлении иных необходимых действий (подыскание объекта нападения, подыскание или предоставление транспортного средства,
помещения для

40

дислокации банды, участие в планировании нападения,
реализация похищенного, ремонт оружия, сокрытие следов преступной деятельности и

т.д.).

Оконченным данное общественно-опасное деяние следует считать только с момента совершения участником конкретных действий, необходимых для реализации цели создания банды. Если же конкретное лицо дало согласие на вступление в банду, но никаких практических действий не совершило, то такое лицо не может рассматриваться как член банды.

Думается, что его деятельность может быть квалифицирована (в зависимости от причин несовершения таких действий) либо как недонесение, либо как покушение на бандитизм.

Наконец, самостоятельной формой бандитизма является участие в совершаемых бандой нападениях. Такая форма предполагает, что человек не давал согласия на вступление в банду и не собирался становиться ее членом, однако принял участие в одном или нескольких нападениях, совершаемых бандой. Это может быть, например, в случае привлечения бандой (ее руководителем, организатором конкретного преступления и т.п.) к совершению преступления «специалиста» в той или иной области (для изготовления или установки взрывного устройства, для совершения убийства и т.д.), либо в случае, когда лицо присоединилось к действиям участников банды в момент налета или непосредственно перед ним. И в том, и в другом случае необходимо установить, что данное лицо осознавало, что оно принимает участие именно в бандитском нападении, то есть в нападении, совершаемом устойчивой вооруженной группой, созданной для совершения таких нападений.

Таким образом, мы попытались максимально четко определить, что такое бандитизм и в каких конкретно формах он может выражаться. Следует указать, что состав преступления, предусмотренного ст. 209 УК РФ является так называемым «усеченным» составом. Это означает, что в данном случае законодатель признает преступление оконченным не в момент совершения

41

конкретного общественно-опасного деяния, а раньше - в момент создания устойчивой вооруженной группы, целью которой является совершение нападений на граждан и организации.

1.2. Свойства бандитизма, определяющие особенности его раскрытия и расследования дел о соответствующих преступлениях.

Разные авторы предлагают классифицировать особенности расследования отдельных видов преступлений различным образом.

Так, В.М. Быков выделяет следующие группы особенностей расследования по групповым делам:

1) особенности возникновения, существования, собирания, исследования и оценки доказательств по этим делам; 2) 3) особенности организации расследования групповых преступлений; 4) 5) особенности поведения обвиняемых, подозреваемых, свидетелей в ходе расследования.’ 6) Данная классификация представляется нам не вполне удачной в связи с тем, что в ней смешиваются весьма разноплановые вещи - с одной стороны, объективные свойства, особенности, с которыми следователь, работник органа дознания сталкиваются по таким делам (особенности поведения потерпевших, обвиняемых, подозреваемых, особенности возникновения доказательств), с приемами и способами, используемые правоохранительными органами для нейтрализации негативных особенностей и использования позитивных черт данной категории дел (особенности организации расследования, особенности собирания и оценки доказательств), с другой стороны. Тем самым смешиваются причины и следствие, затемняются объективные свойства определенной категории дел, требующие некоторых особенностей производства по ним.

Другой подход к особенностям раскрытия и расследования отдельных категорий дел прослеживается в работе О.Д. Жука. Он, при рассмотрении

  • См.: Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент, изд-во «Узбекистан», 1991, с. 42.

42

свойств, характерных для уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными преступными формированиями, обращает внимание на существование таких особенностей, которые препятствуют нормальному ходу расследования, и таких, которое, напротив, (или вместе с тем) содержат в себе дополнительные возможности, способные облегчить, упростить раскрытие и расследование таких преступлений.

Думается, что такая классификация особенностей, объективно свойственных тем или иным категориям уголовных дел, имеет право на существование. Отметим только, что, как представляется не все свойства дел о бандитизме можно однозначно поделить на две такие группы, поскольку некоторые из таких свойств, в зависимости от конкретной ситуации, могут влиять на расследование преступления как негативно, так и позитивно. Кроме того, возможно выделить некоторые свойства таких дел, которые не улучшают и не ухудшают следственную ситуацию, а лишь требуют дополнительной работы следователя, оперативного работника, либо существенно меняют содержание их работы по делу.

Поэтому выделим 3 группы свойств, объективно проявляющихся в производстве по уголовным делам о бандитизме.

  1. Свойства, отрицательно влияющие на процесс раскрытия, расследования бандитизма.

При рассмотрении данной группы свойств следует указать на следующие моменты.

1) Одна из характерных черта преступных формирований бандитского типа состоит в достаточно высокой степени организованности, устойчивости криминального коллектива. Это означает, применительно к рассматриваемой проблеме, наличие «круговой поруки», существование определенных групповых норм поведения и довольно жесткий контроль за их выполнением.

  • См.: Жук О.Д. Раскрытие и расследование преступлений, совершенных организованными преступными формированиями. Томск, изд-во ТГУ, 1998.

43

Кроме того, лица, привлеченные к уголовной ответственности и отбывающие наказание, и члены их семей, могут «вознаграждаться» за молчание и испытывать неблагоприятные последствия (вплоть до убийства) в том случае, если начинают давать правдивые показания.

В результате органам предварительного расследования зачастую крайне трудно добиться дачи правдивых показаний от членов банды.

2) К аналогичному последствию приводит и такое психологическое явление, как закономерность ориентации каждого обвиняемого на интересы группы в целом, с учетом того обстоятельства, что данная группа (банда) является для ее участников референтной группой.’

Вследствие этого ни один из участников группы не хочет первым давать правдивые показания о деятельности группы. Переломить такую ситуацию можно лишь в случае, если правдивые показания о деятельности группы даст наиболее уважаемое, авторитетное в группе лицо - ее лидер (либо другие члены группы будут убеждены в том, что последний дал такие показания).

3) Негативное воздействие на расследование оказывает и то, что вследствие планового характера деятельности банды, последняя, как правило готовится к возможности разоблачения. Это означает, прежде всего, что участники группы готовят согласованные, непротиворечащие друг другу показания, на тот случай, если будет возбуждено уголовное дело и они будут допрашиваться. 4) 5) Еще более осложняет расследование тот случай, когда в банде существует активная система противодействия расследованию, деятельности правоохранительных органов. Эта система может включать в себя наличие коррумпированных связей, как одного из элементов системы обеспечения безопасности. Так в Ставропольском крае в коррумпированное прикрытие бандитской группы были включены лица, начиная от рядовых сотрудников 6) - Подробнее о влиянии референтной группы на позицию ее члена см.: Дюсев Любен. Психология малых групп. М., 1979, с. 35.

44

милиции до начальника Управления прокуратуры Ставропольского края и главы администрации Кавказских Минеральных Вод. Члены банды имели возможность беспрепятственно передвигаться на автомобилях, добытых преступным путем, провозить на них оружие к местам совершения преступлений и скрываться после их совершения, благодаря наличию у них специальных пропусков, освобождавших их от проверки документов и досмотра автомобилей.

Кроме того, система активного противодействия деятельности правоохранительных органов может включать в себя комплекс контрразведывательных мероприятий, включая выявление возможных источников утечки информации, разработку мер безопасности, использование кодирования информации, организацию прослушивания телефонных и радиопереговоров правоохранительных органов, прослушивание служебных помещений1, слежку за сотрудниками оперативных аппаратов, осуществление комплекса активных мер по компрометации оперативного состава и следователей, ведущих борьбу с организованной преступностью, изучение методов оперативно- розыскной деятельности.

Без сомнения, наличие подобного комплекса мер противодействия деятельности правоохранительных органов может более чем существенно осложнить расследование.

5) Осложняет расследование и такая особенность деятельности банды, как конспиративность. В ряде крупных банд существует несколько «оперативных подразделений» каждое из которых может не знать о существовании других и о их деятельности. Более того, участникам банды -членам таких подразделений, может быть неизвестен и руководитель банды. Все приказы они могут получать через руководителя своего подразделения. Таким образом строилась, например, деятельность
уже неоднократно

1 - В результате только одного мероприятия, произведенного РУОП, было изъято около 400 устройств негласного съема информации.

45

упоминавшейся выше банды под руководством Лабоцкого. Такая конспирация деятельности, наличие разделения ролей в банде, таким образом, в состоянии также негативно влиять на расследование преступлений.

  1. Свойства бандитизма, способные оказать позитивное воздействие на раскрытие, расследование преступления, установление истины по делу.

К числу таких свойств возможно отнести:

1) Сам групповой характер бандитской деятельности. Увеличивая ее общественную опасность, он, в то же время, приводит к тому, что увеличивается количество потенциальных источников информации: с увеличением числа участников преступления растет количество оставленных ими следов, появляется больше возможностей сыграть на противоречиях в показаниях отдельных членов банды, увеличивается число лиц, осведомленных о деятельности банды. Таким образом, сам групповой характер бандитской деятельности несет в себе большой положительный потенциал для ее раскрытия и пресечения. 2) 3) Как мы уже упоминали, одним из отличительных свойств способа совершения бандитских нападений является их дерзость, особый цинизм, неоправданная их жестокость. Данные негативные черты бандитизма также способны, одновременно, помочь в его расследовании. 4) Во- первых, дерзость, цинизм совершаемых нападений означают зачастую, что такие нападения происходят в условиях очевидности, нередко в присутствии случайных зрителей, а нередко бандиты умышленно совершают нападение «на глазах» у родственников, знакомых, сослуживцев жертвы - «для острастки». Это, однако, означает существование большого количества потенциальных очевидцев, которые в дальнейшем могут дать показания, уличающие участников нападения.

Во- вторых, такие явные, циничные действия вызывают возмущение населения, большой общественный резонанс, пробуждая крайне негативное отношение к участникам таких группировок. В таких условиях очевидцы

46

произошедшего, либо лица, которым известно что- либо о совершенных нападениях, могут принять решение о сотрудничестве со следствием, даче правдивых, изобличающих показаний. То есть их реакция может быть абсолютно противоположна предполагаемой бандитами. В этом еще одна особенность бандитизма. Совершая нападения, он ставит себя вне общества, вызывает всеобщую неприязнь и едва ли может рассчитывать на прикрытие со стороны более добропорядочных членов общества, в то время как сотрудник организованного преступного сообщества, извлекающий сверхприбыль с применением незаконных способов, может быть весьма уважаемым человеком.

3) Такое свойство бандитизма, как продолжительный характер преступной деятельности также может облегчить расследование данного вида преступлений.

Дело в том, что со временем бдительность членов банды притупляется. Если 3-4, иногда более преступлений остаются нераскрытыми, бандиты, нередко, уверяются в своей безнаказанности, и начинают пренебрегать конспирацией.

Кроме того, здесь воздействуют, опять таки, своеобразные черты личности бандитов, многим из которых, как мы указывали, свойственны такие черты, как желание пользоваться успехом, вызывать к себе интерес и восхищение, и т.д. Эти свойства характера противоречат конспиративному характеру деятельности банды, заставляют членов бандитской группы хвастаться своими «подвигами» перед знакомыми и сожительницами.

В результате появляется достаточно широкий круг лиц, осведомленных более или менее подробно о деятельности банды, а следовательно, увеличивается количество возможных свидетелей, которых можно убедить дать правдивые показания.

  • По некоторым данным в среднем одна преступная группа до того, как будет раскрыта, совершает в среднем 5-6 преступлений. См. об этом: Гавриленко А.В. О некоторых факторах, влияющих на правильность оценки преступной деятельности
    организованной

47

4) Достаточно высокая степень организации группы, тесное общение членов группы в течение продолжительного времени и затрудненность выхода из нее, наличие действительной или предполагаемой несправедливости в распределении ролей и доходов от преступной деятельности, распространенность авторитарного характера управления в банде - все это вызывает возможность возникновения в банде конфликтных ситуаций.

В ходе предварительного расследования такие конфликтные ситуации в ряде случаев могут перерасти в конфликты сами, либо с некоторой помощью работников правоохранительных органов.

Материалы изученных уголовных дел позволяют сделать вывод, что в 5% банд существовали явные, открытые конфликты, которые и привели, в конечном итоге, к их разоблачению. Еще по 30% уголовных дел можно отметить, что конфликты внутри банды обнаружились или возникли непосредственно в ходе расследования.

Такие конфликты могут привести некоторых участников группы к отказу от поддержки групповой позиции, то есть к даче правдивых показаний о своей деятельности или деятельности других лиц.

Между тем, доказанность вины одного из соучастников более чем существенно облегчает доказывание вины остальных, может привести к коренному перелому в следственной ситуации, понудив и остальных соучастников давать правдивые показания. Дело в том, что на членов банды -обвиняемых или подозреваемых по уголовному делу, оказывают противоположное воздействие сразу два вида факторов. С одной стороны они отказываются от дачи правдивых показаний о деятельности группы, будучи связаны групповой позицией, групповыми нормами, «законом молчания», боязнью неблагоприятных последствий, могущих последовать со стороны группы. С другой стороны, они находятся под воздействием доказательств

группы. // Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. М, 1990, с. 94-97.

48

виновности и постоянно боятся, что кто- то другой первым может начать давать обличающие их показания. Таким образом, воздействие следователя, оперативного работника на один или несколько из этих факторов может привести к перелому ситуации, к принятию членом банды решения дать показания, уличающие других соучастников.

  1. Свойства, нейтральные по отношению к степени сложности установления истины по делу.

К данной категории можно отнести целый ряд свойств, которые существенным образом воздействуют на деятельность следователя, оперативных работников и органа дознания при раскрытии и расследовании бандитизма, и которые, однако, сами по себе не упрощают и не усложняют процесса установления истины по делу. Это, в частности следующие:

1) Отличия в предмете доказывания по данной категории дел. 2) 3) Многоэпизодный характер дел, связанный с большой продолжительностью преступной деятельности группы. 4) Так, необходимость учета обстоятельств, относящихся к каждому эпизоду преступной деятельности и необходимость учета роли и свойств личности каждого из членов банды, ведет к увеличению трудоемкости расследования, вследствие как простого роста числа необходимых следственных действий, так и вследствие усложнения работы (например, следователю необходимо сопоставлять между собой куда большее число доказательств, чем по одноэпизодному делу.

Кроме того, указанное обстоятельство влияет на порядок принятия следователем процессуальных решений и требования, предъявляемые к составляемым им процессуальным документам (о чем уже шла речь выше).

Данные особенности этой категории дел воздействуют, также, и на порядок соединения и выделения уголовных дел.

49

1.3. Особенности предмета доказывания по делам о бандитизме.

Под предметом доказывания в настоящей работе понимается круг обстоятельств, фактов, которые необходимо установить при помощи доказательств для правильного разрешения уголовного дела.’

В самой общей форме предмет доказывания по любому уголовному делу определен в ст. 68 УПК РСФСР. Однако круг обстоятельств, подлежащих доказыванию по той или иной категории уголовных дел, самым существенным образом зависит от того, как сформулирован состав преступления в соответствующей норме уголовного кодекса.

С учетом этого, а также уже предложенной нами уголовно- правовой характеристики бандитизма, попытаемся теперь максимально четко определить, какие же обстоятельства необходимо установить в ходе расследования по любому делу о бандитизме.

Первое, что необходимо установить по любому уголовному делу, в соответствии со ст. 68 УПК РСФСР, это событие преступления.

Как уже отмечалось в работе, законодатель различает несколько видов деятельности, каждый из которых подпадает под определение бандитизма:

• создание банды или руководство ею; • • участие в банде; • • участие в нападениях, совершаемых бандой. • Все они связаны с признанием наличия, существования банды. Нет банды - не может быть и участия в ней, руководства ею, либо участия в совершаемых ею нападениях. Кроме того, и деятельность по созданию банды возможно считать оконченным преступлением только с того момента, когда такая банда, наконец, создана.

  • См. об этом: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. T.l, M: изд-во «Наука», 1968, с. 361.

50

Поэтому прежде всего необходимо определить, какие факты должны быть установлены для того, чтобы возможно было сделать вывод о существовании банды.

С учетом предложенного ранее определения банды, считаем, что для доказывания самого факта ее существования необходимо установить:

  1. Факт объединения нескольких лиц в группу с целью совершения неопределенного числа нападений на граждан и организации.

Для этого, в свою очередь, необходимо:

• установить численность преступной группы. При этом следует учитывать как лиц, непосредственно совершавших нападения, либо совместно планировавших и подготавливавших их, так и лиц, руководящих такой деятельностью, либо оказывающих помощь в ее осуществлении предоставлением оружия, транспортных средств, выполнением функций по охране участников группы, сокрытию следов преступления, и т. д.; • • установить, обладают свойствами, необходимыми для признания их субъектами соответствующего преступления (достижение 16- летнего возраста, вменяемость) хотя бы двое из членов группы; • • установить, существовала ли при объединении в группу определенная преступная цель, и был ли направлен умысел участников на совершение нападений. Был ли направлен умысел на совершение одного или нескольких заранее определенных нападений, либо участники намеревались заниматься совершением нападений регулярно; • • в случае, если объединение в группу произошло с непреступной целью, или не с целью совершения неограниченного числа нападений на граждан и организации, то необходимо выяснить, не появилась ли такая цель позже, в ходе непреступной деятельности группы или в результате совершения группой других преступлений. • 2. Факт наличия у рассматриваемой группы лиц признака организованности. Для этого необходимо:

51

• установить, имело ли место распределение ролей между членами группы. Для этого следует обратить внимание на следующие обстоятельства: имели ли место случаи, когда заранее, до совершения преступления, определялось, кто и какую функцию будет выполнять в процессе его совершения? Кто определял объект нападения, кто разрабатывал план совершения нападения, определял его участников? Были ли в группе люди, чьей задачей являлось подыскание объекта нападения, сбор сведений о нем, осуществление связи с работниками правоохранительных органов, ремонт оружия и обучение владению им, либо выполнение других подобных функций? • • выявить, был ли в группе четко определяемый лидер, существовали ли в ней отношения власти и подчинения? Для этого необходимо, в частности, учесть: кто был инициатором совершения нападений, их вдохновителем? Подчинялись ли одни участники группы другим? Если да, то был ли один участник, указания которого выполнялись бы всеми, либо в группе существовало «руководящее ядро»? Кто из участников группы обладал наибольшими волевыми качествами? Организаторскими способностями? Склонностью к лидерству? Как решался вопрос о распределении ценностей, добытых преступным путем? В каких пропорциях они распределялись? Получал ли кто-нибудь «львиную долю»? Как принимались решения в группе? Исполнялись ли они всеми участниками добровольно? Если нет, то были ли у группы средства принуждения к их исполнению? Использовались ли они? • • определить, носила ли деятельность группы планомерный характер, либо действия ее участников имели ситуативный характер? При этом можно обратить внимание на следующие обстоятельства: Решался ли вопрос о совершении того или иного нападения заранее, либо непосредственно перед его совершением? Имела ли место подготовка к его совершению? Определялись и подыскивались ли заранее оружие и предметы, необходимые для совершения нападения (средства маскировки - маски, чулки, и т.д., транспортные средства, средства для
предотвращения сопротивления •

52

потерпевших (веревки и др.)? Готовились ли заранее пути отхода и способы сокрытия следов? Планировались ли действия участников на случай возбуждения уголовного дела?

  1. Факт наличия у группы признака устойчивости. Для установления данного обстоятельства необходимо:

• Выявить, когда каждый участник вошел в группу? Установить, знал ли он о наличии в группе других участников? Понимали ли члены группы, каким образом распределяются роли между ними? • • Установить, имел ли состав группы стабильный характер? Это возможно сделать обратив внимание на следующее: как принималось решение о вступлении в группу нового участника? Необходимо ли было для вступления в группу совершить определенные действия? Менялся ли состав участников от нападения к нападению? Имели ли место случаи выхода из группы? По каким мотивам? Если имели место случаи добровольного выхода из группы, то как реагировали на это остальные ее члены и группа в целом? Высказывал ли кто-либо из членов группы намерение ее покинуть. Если да, то как это было предотвращено? • • Определить, носили ли действия участников группы множественный характер. Для этого установить, какие нападения были совершены группой? Какие планировались? Какие действия совершались для подготовки и совершения нападений? • 4. Факт наличия у группы признака вооруженности. В этих целях следует установить:

• Имелось ли у членов группы один или несколько экземпляров оружия? Каковы наименование, тип оружия? Каков источник его поступления в банду (служебное оружие, купленное, похищенное, самодельное, и.т.д.)? У кого из участников группы оно хранилось? • • Возможно ли было использовать это оружие в процессе совершения нападения? Было ли оружие исправным? Если нет, то было ли в числе членов •

53

группы лицо, способное его отремонтировать? Имелись ли к
оружию боеприпасы? Каковы их наименование и тип? Где и у кого они хранились?

• Осознавали ли члены банды наличие у группы оружия и возможность его применения при нападениях: Кто из участников банды знал о наличии оружия и планах его использования? Кто и в каком порядке решал вопрос о том, брать ли оружие для совершения нападения? Кому и в каких случаях оно выдавалось? Если оружие было неисправно, то знали ли об этом участники группы?

В случае, если факт наличия банды (то есть организованной, устойчивой, вооруженной группы лиц, объединившихся для совершения нападений на граждан и организации) установлен, то для установления события преступления необходимо определить, о какой из форм совершения преступления идет речь.

В частности, для того, чтобы установить, что имел место факт создания банды, то кроме перечисленных выше обстоятельств, необходимо выявить лицо (лиц), создавших ее, а также обстоятельства, при которых она была создана. В частности для этого возможно выяснение следующих фактов: У кого возник замысел создания банды? Когда и как она была создана? Кто и как вовлекался в ее деятельность? Вошли ли все участники в банду добровольно, либо имело место психическое или физическое воздействие на отдельных лиц? Если да, то кто его оказывал? Как планировалось вооружить банду, и как она была вооружена в конечном итоге? Кто и как подыскивал оружие? Кто определил объект для первого нападения, планировал нападения, распределял роли между участниками банды?

Для того, чтобы придти к выводу о совершении бандитизма в форме осуществления руководства деятельностью банды, необходимо помимо самого факта существования банды установить с помощью доказательств кто и в каком порядке принимал важные для банды решения (в том числе определял объекты нападения, распределял роли между членами банды, определял общую

54

линию поведения на случай провала, распределял ценности,
добытые преступным путем).

Для того, чтобы сделать вывод о том, что имел место бандитизм в форме участия в банде, необходимо дополнительно установить:

• Понимало ли данное лицо, что оно дает согласие именно на вступление в банду (то есть организованную, устойчивую, вооруженную группу лиц, объединившихся для совершения нападений на граждан и организации), либо что оно является участником такой группы? • • Знало ли это лицо о наличии у группы оружия, пригодного для совершения нападений? • • Осознавало ли оно, что это оружие может быть использовано в процессе совершения нападений? • • Совершило ли оно какие- либо действия, необходимые для осуществления целей банды? • Наконец, для того, чтобы установить, что имело место совершение бандитизма в форме участия в нападениях, осуществляемых бандой, необходимо убедиться, что:

• Данное лицо не являлось членом банды. • • Оно приняло непосредственное участие в совершении нападения (а не являлось пособником или подстрекателем, либо лицом, прикосновенным к преступлению (например, путем заранее не обещанного укрывательства или скупки имущества, заведомо добытого преступным путем)). • • Данное лицо осознавало, что нападение совершается устойчивой, вооруженной группой лиц, объединившихся специально для совершения подобных нападений. • Но для установления события преступления недостаточно еще доказывания совершения лицом определенных действий. Следует также выяснить место, время, способ и другие обстоятельства совершения преступления. Поэтому при расследовании преступления, предусмотренного

55

ст. 209 УК РФ, необходимо также установить целый ряд обстоятельств. В частности, для установления времени совершения преступления следует установить момент создания банды. Для этого необходимо выяснять как начальный момент ее создания (когда возник умысел на создание банды), так и момент, с которого преступление, предусмотренное ст. 209 УК РФ можно считать оконченным (когда произошло реальное объединение лиц, имеющих цель совершения неопределенного числа нападений на граждан и организации, либо когда у группы появилось оружие).

Следует установить и обстоятельства, при которых произошло создание банды, то есть: создавалась ли банда искусственно, либо в банду переросло непреступное объединение или преступная группа, не ставившая перед собой цель совершения преступления, вошли ли все участники в нее добровольно, либо в отношении некоторых из них имело место принуждение и т.п.

Для установления места совершения преступления в ходе расследования должно быть установлено как место, где собирались члены банды (для обсуждения нападений и пр.), так и места хранения оружия, автотранспорта, а также места совершения нападений.

Необходимость установления способа совершения такого преступления как бандитизм предполагает, что должны быть установлены как способы совершения конкретных бандитских нападений, так и особенности организации и функционирования банды в целом. В частности следует установить:

• Были ли каким- то образом конкретизированы цели банды (например, совершать нападения на водителей на автотрассе, либо на коммерческие или кредитные организации, и.т.п.)? • • Каким образом была налажена связь между участниками банды? Каким образом передавались и получались приказы? • • Имелись ли в составе банды лица, не участвовавшие в нападениях, но совершавшие действия, необходимые для обеспечения деятельности банды? •

56

• Как распределялись доходы от преступной деятельности банды? Имелся ли общий фонд? Если да, то как и на что он расходовался? • • Насколько строгой была конспирация деятельности банды? Было ли известно членам банды о личности ее руководителя? О нападениях, совершаемых бандой, если они не принимали в них личного участия? О целях совершения таких нападений? • • Действовали ли мероприятия по защите банды от деятельности правоохранительных органов и других преступных сообществ? Если да, то в чем они заключались? • • Существовали ли в рамках банды внутренние правила поведения? Существовала ли в банде система поощрений и наказаний? За что члены банды поощрялись, за что наказывались? • • Каковы были отношения в банде? Носили ли они дружеский, родственный или же только деловой характер? Были ли среди участников банды конфликтные ситуации? Возможен ли был добровольный выход из банды? Какие последствия наступали по отношению к лицам, выходящим из нее? • • Как планировалось совершение нападений бандой? Что делалось в целях подготовки к совершению этих нападений? Отрабатывались ли членами банды навыки, необходимые при совершении нападений? • Закон требует, кроме того, установить виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления. При этом необходимо учесть, что преступление, предусмотренное ст. 209 УК РФ возможно совершить только умышленно. Поэтому по отношению к созданию банды, необходимо убедиться в том, что лицо, совершая определенные действия осознавало, что совершает тем самым создание банды и желало наступления таких последствий, либо сознательно допускало их наступление. В других случаях следует установить, что лицо осознавало, что оно руководит деятельностью банды, либо является ее членом и совершает определенные

57

действия в ее интересах, либо, наконец, не являясь ее членом, участвует в осуществляемых бандой нападениях.

Наконец, для установления мотивов бандитизма необходимо установить, какие побуждения толкали лицо к вступлению в банду и участию в совершении нападений. Была ли это страсть к наживе? Или же имели место иные мотивы?

Все вышеуказанное относилось прежде всего к бандитизму в целом. Однако при расследовании данного вида преступлений необходимо установить также время, место, способ, другие обстоятельства совершения каждого нападения, лиц, принимавших участие в его совершении, и их роли, их виновность, а также мотивы и цели их участия в конкретном нападении.

В этих целях следствие должно ответить на целый ряд вопросов, к числу которых возможно отнести, например следующие:

  1. Как осуществлялось планирование конкретного нападения (кто и почему выбрал данный объект нападения, каким был план нападения, кто его разрабатывал)?
  2. Проводились ли подготовительные мероприятия (осуществлялось ли изучение обстановки места будущего нападения, осуществлялась ли слежка за будущей жертвой, применялись ли при этом какие- либо технические средства, были ли приняты меры по устранению препятствий к совершению нападения)?
  3. Предполагалось ли использовать в нападении оружие и если да, то для чего (для преодоления сопротивления потерпевшего, для его устрашения, для преодоления запоров и преград, для других целей), а также планировалось ли при совершении преступления использовать транспортные средства?
  4. Планировались ли заранее меры по маскировке нападающих, и меры по сокрытию следов нападения?

58

  1. Кто и какое участие принимал в совершении данного бандитского нападения (какие действия совершил каждый из его участников, не было ли совершено действий, которые не охватывались первоначальным замыслом)? Каковы формы вины участников нападения, мотивы и цели их действий?
  2. Где, когда, в какое время, при каких обстоятельствах произошло нападение (каким образом попали нападавшие и потерпевшие на место совершения нападения, применялись ли ими средства маскировки, использовалось ли оружие, применялось в ходе нападения насилие, имела ли место угроза немедленного применения такого насилия, кому в ходе этого нападения был причинен вред, как вели себя жертвы нападения, произошло ли в результате нападения завладение каким- либо имуществом членами банды, либо участвовавшими в нападении лицами, совпали ли фактические результаты нападения с ожидаемыми)? Как долго находились нападавшие на месте нападения?
  3. Имеются ли очевидцы произошедшего, остались ли следы на месте совершения нападения? Применялись ли меры по сокрытию следов произошедшего?
  4. Необходимо также выяснить и ряд данных о личности потерпевшего. В частности немаловажное значение имеют такие характеристики, как пол, возраст, национальность, место работы (учебы), социальное положение, состав семьи, наличие или отсутствие судимости, либо связи с преступным миром, уровень материальной обеспеченности и образ его жизни, и т.д. Следует установить и то, какой вред был причинен потерпевшему, а также каким образом он вел себя в ходе совершения нападения.

Далее, в соответствии с п.З ч.1 ст.68 УПК РСФСР, в ходе предварительного расследования должны быть установлены обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, а также иные обстоятельства, характеризующие его личность. Это означает, что помимо степени и формы участия каждого лица в совершении конкретного

59

нападения, необходимо также установить социально- демографические характеристики как всех членов группы, так и участников нападения, не входивших в ее состав, установить по отношению к ним наличие смягчающих и отягчающих обстоятельств. По отношению же к членам группы это требование означает еще и необходимость определения степени его активности как участника группы, степени вовлеченности его в деятельность группы. Итак, в целом, в ходе расследования необходимо установить:

• Пол и возраст лица, его образование, социальное и семейное положение, состав семьи. • • Трудовой путь, наличие (отсутствие) определенных специальных или профессиональных навыков (владение оружием, приемами борьбы и рукопашного боя, физическая подготовка, умение управлять транспортными средствами, навыки по изготовлению и ремонту оружия, изготовлению взрывчатых веществ и взрывных устройств и навыки обращения с ними, и т.д.). • • Последнее место работы или учебы, образ жизни участника банды, использовал ли он свое служебное (должностное) положение в преступной деятельности. • • Наличие или отсутствие судимости, привлечения к уголовной ответственности, прежнего преступного опыта. • • Черты личности (в том числе сила воли, организаторские способности, решительность, стремление к лидерству, либо, напротив, психологическая пассивность, лабильность, наличие (отсутствие) таких черт, как цинизм, жестокость, жадность, и т.д.). • • Отношение к потерпевшему. • По отношению к членам банды, ее создателям и руководителям дополнительно необходимо установить лиц, особо активно участвовавших в деятельности банды (инициатора создания банды, лицо, втягивавшее в банду новых членов, лицо (лиц), снабжавших банду оружием, разрабатывавших планы преступлений, распределявших роли
среди участников группы,

60

обучавших владению оружием, приемам совершения преступления и навыкам их сокрытия). Для того, чтобы установить лиц, осуществлявших руководство деятельностью преступной группы, следует принять во внимание следующие моменты:

• Кто вырабатывал тактику действий на случай провала? • • Кто распределял ценности, добытые преступным путем? Кому какие доли доставались? • • Кто принимал меры по конспирации и какие? • • Кто пользовался в группе наибольшим авторитетом, на кого ориентировались другие участники группы? • • Кто из участников группы обладал наибольшим преступным опытом? Волевыми качествами, организаторскими способностями? • • Кто подыскивал объекты для нападений? • Для того, чтобы оценить степень вовлеченности в деятельность банды прочих ее участников возможно обратить внимание на то:

• Кто вошел в группу добровольно, а кто был втянут? Использовались ли при втягивании в группу какие- либо меры физического или психического принуждения? • • Чем, какими мотивами руководствовался каждый из участников при вступлении в банду? • • Кто в группе отличался слабохарактерностью, склонностью к подчинению? • • Кто был склонен к употреблению алкоголя, наркотических веществ, в каких ситуациях их употреблял, какое действие они на него оказывали? • • К кому из участников группы применялись меры поощрения и наказания? За что? • • Кому доверялась подготовка отдельных нападений? • • Кому доверялось оружие? •

61

• Кто проявлял инициативу в подыскании объектов нападений, разработке планов нападений, и др. • • Кто был доверенным лицом руководителя банды? Его телохранителем? • • Кто знал о всех преступлениях, совершаемых бандой? От кого скрывалась часть деятельности банды или данные о личности ее руководителя (руководителей)? • • Кто выполнял наиболее простые действия в ходе совершения нападения, либо при его подготовке (осуществлял перевозку других участников, охранял место происшествия, осуществлял наблюдение и др.)? • • Сколько времени состоял в группе каждый из ее участников? • • Не выражал ли он намерения выйти из состава группы? • Наконец, по уголовному делу о бандитизме необходимо полно и подробно установить характер и размер ущерба причиненного в результате как каждого из нападений, так и в результате иной преступной деятельности банды (если она имела место), а также выявить причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

Таким образом, предмет доказывания по делам о бандитизме и убийствах, совершенных в ходе бандитских нападений, чрезвычайно широк и многообразен. При этом одной из наиболее важных его особенностей является необходимость установления роли каждого лица в банде и степени участия его в совершении каждого из бандитских нападений. Причем, без сомнения, эти данные должны быть достаточно подробно установлены уже к моменту привлечения лица в качестве обвиняемого, и полностью детализированы к моменту окончания расследования, что должно найти отражение соответственно в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении. Однако уголовно- процессуальный закон (в частности, ст.ст. 144 и 205 УПК РСФСР) не предусматривают указанных особенностей составления данных разновидностей процессуальных документов

62

(ни для дел о бандитизме, ни вообще по делам о групповых преступлениях или преступлениях, совершенных организованной преступной группой). Представляется, что это является недостатком указанных норм и требуется их дополнить и детализировать с учетом рассмотренных особенностей предмета доказывания по делам о бандитизме.

1.4. Особенности возбуждения уголовных дел о бандитизме.

Рассмотрение заявлений и сообщений о преступлении представляет собой самостоятельную стадию уголовного процесса, именуемую стадией возбуждения уголовного дела. Самостоятельность этой стадии не только не препятствует, а, напротив, предполагает рассмотрение ее как составной части содержания деятельности участника процесса, управомоченного возбуждать уголовное дело, и, в частности, следователя.

Суд, прокурор, следователь и орган дознания обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления (ст. 3 УПК РСФСР).

Уголовно - процессуальным законодательством установлены поводы и основания к возбуждению уголовного дела (ст. 108 УПК РСФСР), а также основания к отказу в возбуждении уголовного дела (ст. ИЗ УПК РСФСР). Поводами к возбуждению уголовного дела закон считает разного рода заявления и сообщения о преступлениях, а также непосредственное обнаружение органом дознания, следователем, прокурором или судом признаков преступления. Следователь обязан принимать заявления и сообщения о любом совершенном или подготавливаемом преступлении и принимать по ним решения в срок не более трех суток со дня получения заявления или сообщения, а в исключительных случаях - в срок не более десяти суток (ч.1 ст. 109 УПК РСФСР).

’ - Аналогичной точки зрения придерживаются В.В. Кальницкий и В.В. Николюк. См.: Кальницкий В.В., Николюк В.В. Процессуальные вопросы производства по уголовному делу в отношении нескольких лиц. // Актуальные проблемы борьбы с групповой преступностью.

63

По поступившему заявлению или сообщению должно быть принято одно из следующих решений:

1) о возбуждении уголовного дела; 2) 3) об отказе в возбуждении уголовного дела; 4) 3) о передаче заявления или сообщения по подследственности или подсудности. О принятом решении сообщается заявителю (ч.З ст. 109 УПК РСФСР).

При наличии повода и основания к возбуждению уголовного дела следователь выносит постановление о возбуждении уголовного дела, причем оно должно отвечать определенным требованиям, указанным в законе (ч.2 ст.112 УПК РСФСР).

Вывод о наличии признаков преступления, об их отсутствии, о наличии обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу, должен опираться на установленные фактические данные. Само предположение о наличии признаков преступления не может быть сделано произвольно. Оно будет обоснованным и правомерным лишь в том случае, если установлены какие-то фактические обстоятельства, представляющие собой признаки преступления. А эти обстоятельства можно считать установленными только в тех случаях, когда имеются достаточные данные, указывающие на них (ч.2 ст. 108 УПК РСФСР). В противном случае невозможно гарантировать обоснованность возбуждения уголовных дел.

Обстоятельства, составляющие основание для правильного разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела, устанавливаются, прежде всего, из заявлений и сообщений о преступлении. Заявления граждан могут быть устными и письменными. Устные - заносятся в протокол, который подписывается заявителем и следователем (или должностным
лицом,

Межвузовский сборник научных трудов. Омск: изд-во Омской высшей школы милиции МВД СССР, 1983, с. 91-98.

64

принявшим заявление). Сообщения учреждений, предприятий, организаций и должностных лиц должны быть сделаны в письменной форме.

Закон предусматривает определенные гарантии достоверности получаемой информации. Так, заявителю разъясняется ответственность за заведомо ложный донос, о чем делается отметка в протоколе, которая удостоверяется подписью заявителя. Протокол устного заявления гражданина либо явки с повинной подписывается заявителем и должностным лицом, составившим протокол.

Хотя в распоряжении следователя имеются определенные средства установления оснований, необходимые для принятия правильного решения по заявлению или сообщению о преступлении, многие ученые справедливо, на наш взгляд, отмечают излишнюю ограниченность возможности достоверно установить обстоятельства, служащие основанием к возбуждению уголовного дела. В юридической литературе высказывалось мнение о целесообразности установить в законе правило о предупреждении об уголовной ответственности за дачу ложных показаний лиц, дающих объяснения в стадии возбуждения уголовного дела. Смысл этого предложения - предотвратить повторные вызовы граждан после возбуждения уголовного дела для получения от них показаний по тем вопросам, по которым они уже дали объяснения при проверке заявления или сообщения о преступлении.1

Но интересы ограничения неоправданно частых вызовов граждан для дачи объяснений и показаний не исчерпывают всех аргументов в пользу повышения доказательственной силы объяснений, получаемых в стадии возбуждения уголовного дела. Известно, что во многих случаях именно на данном этапе процесса совершаются действия, необходимые для пресечения преступной деятельности, для предотвращения вредных последствий, для быстрого и полного раскрытия преступления. Успешное выполнение задач уголовного судопроизводства находится в
прямой зависимости от

1 - Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М. 1991. С. 110-111.

65

достоверности сведений, получаемых во время проверки заявления или сообщения о преступлении, от правильного решения вопроса о возбуждении уголовного дела Поэтому процессуальные средства получения необходимых сведений для принятия решения по заявлению или сообщению о преступлении должны быть достаточными.

Следует отметить и то обстоятельство, что несвоевременное возбуждение уголовного дела приводит к нарушению прав лиц, пострадавших от преступлений. По существу государство лишает их возможности защитить свои интересы законным путем.

В этой связи значение стадии возбуждения уголовного дела в уголовном судопроизводстве трудно переоценить.

Вместе с тем в литературе вновь появляются высказывания о ненужности стадии возбуждения уголовного дела.’ Данная позиция не является новой. Она имела достаточно широкое распространение в литературе 20 - 50 годов.2

По мнению ряда авторов упразднение стадии возбуждения уголовного дела приведет, во-первых, к экономии процессуальных средств, поскольку позволит устранение процесса дублирования процессуальных действий, когда сначала берутся объяснения, затем эти же лица допрашиваются в качестве свидетелей и так далее, то есть фактически «расследование» проводится дважды, только в разных процессуальных режимах.

1 - См Ленский А В Досудебные (предварительные) производства в уголовном процессе России и его эффективность Томск, 1998 С 60 - 66, Володина Л М Механизм обеспечения прав личности в уголовном процессе Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук Екатеринбург 1998 С 8

-См Ищенко В Краткое практическое руководство для народных следователей М , 1925 Вышинский А Я Курс уголовного процесса М,1927 С 145, Громов Вл Предварительное расследование по уголовным делам М, 1930 С 121, 122, 124 и др, Дорохов В Я Возбуждение уголовного дела как первоначальная часть стадии предварительного расследования в советском уголовном процессе// Ученые записки Пермского ун-та, 1955 Т10 Вып 4 С 114-117, Прянишников ЕА Некоторые вопросы предварительного расследования Автореф дис канд юрид наук М, 1955 С 2, 7, Тадевосян ВС Прокурорский надзор в СССР М, 1956 С 11 -117, ШифманМ Дискуссионные вопросы уголовного судопроизводства// Соц законность 1957, №7, С 18

66

Во-вторых, будет снята проблема невозможности проведения определенных следственных действий до возбуждения уголовного дела. В настоящее время имеет место парадоксальная и не разрешимая в рамках закона ситуация: при обнаружении трупа с признаками насильственной смерти без проведения судебно - медицинской экспертизы невозможно решить вопрос о возбуждении уголовного дела, а экспертизу назначить нельзя, пока дело не возбуждено. Нередко бывает необходимость для решения вопроса о возбуждении уголовного дела произвести обыск, задержать и опросить подозреваемого .

В-третьих, судья будет освобожден от необходимости возбуждать уголовные дела и тем самым предопределять существо будущего приговора.’

Последние взгляды находят, к сожалению, поддержку в научных исследованиях. Так, Л.М. Володина пишет, что стадия возбуждения уголовного дела «никогда не выступает как гарантия против привлечения граждан к уголовной ответственности и во-вторых, является нередко помехой для быстрого реагирования на преступление в силу запрета проведения следственных действий».1

Рассмотренная позиция обоснованно критикуется в уголовно- процессуальной литературе. Как обоснованно отмечают многие авторы, экономия процессуальных средств не должна достигаться за счет умаления гарантированных Конституцией РФ прав и свобод граждан. А именно к этому приведет возбуждение уголовных дел только лишь при наличии поводов без установления достаточных оснований. Ведь всякое возбуждение уголовного дела может повлечь за собой применение серьезного принуждения, вплоть до ареста. Именно поэтому, в том числе, закон запрещает возбуждать уголовные дела при отсутствии
достаточных оснований. О какой экономии

  • См.: Ленский А.В. Досудебные (предварительные) производства в уголовном процессе России и его эффективность. Томск, 1998. С. 60-66.

67

процессуальных средств может идти речь, если по существу предлагается возбуждать уголовное дело всякий раз, когда имеемся всего лишь повод?! Сколько же затем придется прекращать уголовных дел? Сотни тысяч. В каждом райотделе за год накапливается не менее трех тысяч так называемых «отказных материалов», то есть материалов по которым вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Экономия процессуальных средств должна достигаться не путем упразднения важной стадии уголовного процесса - стадии возбуждения уголовного дела, а путем своевременного, при наличии законного повода и достаточных оснований, возбуждения уголовного дела. Уголовное дело должно быть возбуждено, как только получены достаточные данные, указывавшие на признаки преступления.2 Работники правоохранительных органов производят лишние процессуальные действия не потому, что этого требует закон, а для «перестраховки». Довольно часто ими проводятся проверочные действия, когда проверять ничего не надо, а необходимо сразу по обнаружению признаков преступления возбудить уголовное дело.

Так в январе 1998 года в лесопосадках недалеко от г. Новосибирска сотрудниками милиции были обнаружены части трупов людей. В этой и подобных ситуациях нет необходимости производить какие-либо проверочные действия. Необходимо сразу же возбудить уголовное дело, передать его по подследственности и немедленно приступить к производству следственных действий.

Действительно, по многим делам проверочные материалы составляют иногда чуть ли не половину всех имеющихся в деле документов: это и объяснения, и различного рода справки и т.п. Однако это обстоятельство

-Володина Л.М. Механизм обеспечения прав личности в уголовном процессе. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Екатеринбург. 1998. С.8.

  • Подробнее см.: Жук О.Д. Организованная преступность в современной России. Раскрытие и расследование преступлений, совершенных организованными преступными формированиями.Томск,1996.С.5-7 и следующие.

68

свидетельствует лишь о том, что проделана излишняя работа при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, а вовсе не о том, что стадия возбуждения уголовного дела вообще не нужна.

Действующее законодательство предусматривает возможность производства до возбуждения уголовного дела лишь одного следственного действия - осмотра места происшествия.

В литературе давно уже ведется дискуссия о возможности и необходимости производства в этой стадии и некоторых других следственных действий и особенно экспертиз.

Действительно, при обнаружении трупа без внешних признаков насильственной смерти, без проведения судебно-медицинского исследования трупа невозможно определить причины смерти, а значит и решить вопрос о возбуждении уголовного дела. Поэтому в настоящее время труп направляется для производства судебно-медицинского исследования. Следователь получает акт исследования, возбуждает при наличии оснований уголовное дело, а затем вынужден назначать экспертизу трупа, поскольку для определения причин смерти производство экспертизы является обязательным. Естественно никто вновь исследования трупа не проводит. Эксперт «переоформляет» акт судебно- медицинского исследования трупа на заключение экспертизы.

Типичный пример. При проверке заявления гражданина Б. сотрудниками отдела по борьбе с бандитизмом РУОП в погребе дома обнаружен труп Н. без внешних признаков насильственной смерти. Естественно возникло предположение о том, что смерть наступила от переохлаждения организма. Однако уголовное дело было возбуждено прокурором лишь после получения акта судебно-медицинского исследования трупа. После возбуждения уголовного дела была назначена и проведена судебно- медицинская экспертиза трупа.

По существу в этом и во многих других подобных случаях затрачиваются
излишние процессуальные и не только процессуальные

69

средства. Однако для их экономии вовсе не обязательно ликвидировать стадию возбуждения уголовного дела вообще, а более разумным было бы предусмотреть в законе возможность производства экспертизы еще до возбуждения уголовного дела.

Аналогичная ситуация складывается при обнаружении наркотиков, оружия. Здесь следует особо отметить, что даже имея оперативную информацию об образовании преступного сообщества бандитской направленности, не всегда удается возбудить уголовное дело по этому составу. Иногда приходится возбуждать уголовные дела по факту обнаружения наркотиков или оружия у отдельных членов банды (в их квартирах, автомобилях), а затем уже доказывать, что они являются членами банды.

Во всех случаях из числа рассмотренных производство экспертизы является необходимым именно в стадии возбуждения уголовного дела. При этом следует отметить, что при назначении и производстве экспертизы ничьи права нарушены не будут. Напротив, результаты её помогут правильно определиться, разобраться в ситуации и определить, было ли совершено преступление в конкретном случае.

Следует также согласиться с О. Жуком, что производство экспертизы до возбуждения уголовного дела следует разрешать не во всех, а лишь в следующих случаях:

а) для определения причин смерти при отсутствии на трупе видимых серьезных телесных повреждений;

б) для установления, является ли обнаруженное вещество наркотическим или иным, запрещенным к приобретению и хранению;

в) для принятия решения, относятся ли обнаруженные предметы и вещества к холодному или огнестрельному оружию, взрывчатым веществам;

г) по делам, связанным с оборотом драгоценных металлов и камней, а также по делам о подделке денежных знаков.

В литературе ведутся также споры по вопросу о том, возможно ли

70

задержание заподозренных лиц еще до возбуждения уголовного дела, а также их освидетельствование и личный обыск.

Так, по мнению ряда авторов, задержание является не поводом к возбуждению уголовного дела, а реализацией необходимых мероприятий по уже возбужденному производству. По их мнению «считать иначе, значило бы допускать применение одной из наиболее серьезных мер процессуального принуждения, связанной с лишением свободы и тем самым существенным ограничением прав граждан, при наличии сомнений в самом факте совершения преступления».

Такого же мнения придерживаются и многие другие авторы.” С другой же стороны, ряд авторов, напротив, пишет о необходимости предусмотреть в уголовно- процессуальном законе возможность задержания подозреваемого еще до возбуждения уголовного дела.3 Вполне обоснованно считают СП. Бекешко и Е.А. Матвиенко, что нельзя же попросить преступника подождать, пока будет вынесено постановление в возбуждении уголовного дела.4 А.Р. Михайленко пишет: «Следует разделить обоснованную в литературе точку зрения, что в случаях, не терпящих отлагательства, задержание подозреваемого в совершении преступления может быть проведено до вынесения акта о возбуждении уголовного дела. В стадии возбуждения уголовного дела лицо в положении подозреваемого может находиться не

  • Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1989. С. 171.

  • См.: Чувилев А. Анализ статистических данных о законности задержания подозреваемых//Соц. законность. 1973, № 10. С. 65; Сергеев А. Уголовно- процессуальное задержание//Соц. законность. 1975. № 1. С. 64-65.

3 - Рахунов Р.Д. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. М., 1954. С. 11, 68; Кобликов А.С. Возбуждение уголовного дела. М, 1962. С. 28, 29; Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М., 1965. С. 23; Куклин В.И. Неотложные следственные действия. Казань, 1967. С. 38; Мирский Д.Я. Правовая природа задержания лица, подозреваемого в совершении преступления//Труды Иркут. ун-та. 1967. Т. 45. Вып. 8. Ч. 4. С. 294; Бекешко СП., Матвиенко Е. А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. Минск, 1969. С. 97; Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. Минск, 1970. С. 88, 89.

  • Бекешко СП., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. Минск,
    1. С. 97.

71

более суток. Утверждая это, мы исходим из требований закона (ст. 123 УПК РСФСР), согласно которому подозреваемый должен быть допрошен не позднее двадцати четыре часов с момента задержания. Допросы же допустимы только в стадии предварительного расследования (ст. 129 УПК РСФСР), то есть после возбуждения уголовного дела».1 Причем он считает, что, исходя из содержания ст. ст. 122, 114, 112, 418 УПК РСФСР, до возбуждения уголовного дела можно задержать подозреваемого.2 Более того, по его мнению, «подозреваемого можно подвергнуть освидетельствованию, произвести осмотр его одежды, жилища, личный его обыск, что также, по нашему мнению, вытекает из закона (п. 3 ст. 122, ст. ст. 181, 114, ч.2 ст. 112 УПК РСФСР), ибо без этих действий нельзя выполнить требования п.З ст. 122 УПК РСФСР по обнаружению «явных следов преступления» на подозреваемом или на его одежде, при нем или в его жилище и закрепить следы преступления согласно ч.З ст. 112 и ст. 114 УПК РСФСР, а раз возможны осмотры, личный обыск, то допустимо и изъятие обнаруженных предметов, которые могут быть впоследствии признаны вещественными доказательствами или подвергнуты экспертным исследованиям ( ст. ст. 179, 171 УПК РСФСР)».3 Следует, на наш взгляд, согласиться с А.Р. Михайленко по данному вопросу.

Производство рассмотренных выше действий особенно необходимо именно по делам о преступлениях, совершаемых бандами. Ведь эти преступления связаны с нападением. Получив информацию о нападении, оперативная группа выезжает на место. Было бы, очевидно, нелепостью в этих экстремальных условиях прежде решать вопрос о возбуждении уголовного дела, а уже потом осуществлять захват бандитов, их нейтрализацию, личные обыски и другие действия.

  • Михайленко А. Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. Саратов, 1975. С. 18-19.

2 Там же. С. 124.

3 Там же. С. 125.

72

В этой связи предлагается внести в уголовно-процессуальный кодекс изменения следующего содержания:

«В исключительных случаях до возбуждения уголовного дела допускается производство осмотра места происшествия, а также задержание лип, заподозренных в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, их обыск, освидетельствование и выемка имеющихся при них документов и предметов, могущих служить доказательствами по делу. О произведении задержания, личном обыске, освидетельствовании, выемке, произведенных до возбуждения уголовного дела, в суточный срок уведомляется прокурор. Лица, в отношении которых производились данные действия, могут приносить жалобы в суд на их законность и обоснованность.»

Представляется, что до возбуждения уголовного дела по преступлениям, совершенным бандами, в производстве иных следственных действий нет необходимости. Уголовное дело должно быть незамедлительно возбуждено и уже тогда по нему могут и должны производиться все другие необходимые следственные действия.

Одним из способов получения фактических данных в стадии возбуждения уголовного дела является получение объяснений. Однако, на наш взгляд, если решается вопрос о возбуждении уголовного дела по факту бандитского нападения, то получать объяснения нет необходимости. Надо безотлагательно возбудить уголовное дело и вместо объяснений произвести допросы.

Если же решается вопрос о возбуждении уголовного дела по факту создания банды или о совершенных членами банды иных преступлениях, то получение объяснений зачастую просто необходимо. Между тем, представляя сотрудникам милиции право получать объяснения, закон не возлагает на фаждан обязанности их давать. Поэтому на практике очень часто возникают трудности в связи с тем, что граждане отказываются давать объяснения и понудить их к этому нельзя. Безусловно,
особенно по делам о тяжких

73

преступлениях, граждане попросту боятся сотрудничать с работниками правоохранительных органов. Поэтому прежде всего необходимо обеспечить безопасность и охрану лиц, призываемых к даче объяснений. Но, наряду с этими мерами, как уже отмечалось, следовало бы предусмотреть и соответствующие обязанности граждан, в том числе давать объяснения, когда это необходимо.

Другим способом получения фактических данных при решении вопроса о возбуждении уголовного дела является истребование документов и предметов, могущих служить вещественными доказательствами. По рассматриваемой категории преступлений такая необходимость возникает достаточно редко. Между тем при истребовании возникает такая же ситуации, как и при получении объяснений: у сотрудников милиции и следователей имеется право истребовать документы и предметы, а у тех лиц, у кого они находятся, соответствующей обязанности нет.

В этой связи уголовно- процессуальный закон следовало бы дополнить нормой, обязывающей граждан и должностных лиц давать объяснения, представлять документы и иные предметы, истребуемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Большую часть уголовных дел из числа направленных в суд с квалификацией по статье 209 УК РФ, возбуждались по другим статьям УК РФ. И только в ходе расследования устанавливалась и доказывалась виновность обвиняемых: в организации банд, участии в бандах или в совершаемых ею нападениях. В подобных случаях только после получения доказательств о том, что данные преступления - результат деятельности бандитской группы, разрозненные уголовные дела, возбужденные по фактам этих преступлений, объединяются в одно уголовное производство, и решается вопрос о наличии или отсутствии необходимой совокупности признаков, позволяющих квалифицировать совершенные одной группой преступления как бандитизм. Целенаправленное доказывание типичных для бандитизма обстоятельств в

74

конечном счете предопределяет тактику проведения отдельных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

Вместе с тем, практика борьбы с бандитизмом свидетельствует о том, что во многих случаях задолго до возбуждения уголовного дела оперативными аппаратами РУБОП, УБОП, проводится комплекс оперативно-розыскных мер с целью обнаружения фактических данных, указывающих на причастность ОПГ к противоправной деятельности и, в частности, к бандитизму.

С позиций соблюдения законности сама по себе оперативная информация не может служить основанием для возбуждения уголовного дела. Необходимы фактические данные, на основании которых в процессуальном порядке устанавливается наличие или отсутствие самого события преступления. В этой связи оперативные работники должны досконально знать признаки объективной стороны состава бандитизма, особенности поведения участников банд, способы и условия, которые они используют для совершения и сокрытия преступлений. Разрабатывая организованную преступную группу, оперативные работники обязаны добывать информацию, свидетельствующую о бандитской направленности группировки.

Для положительного решения вопроса о возбуждении уголовного дела в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, (ст.ст.108, 109 УПК РСФСР) не требуется исследовать факт преступления в полном объеме, а достаточно установить лишь наличие оснований для начала предварительного следствия и отсутствие обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу (ст. 5 УПК).

Следовательно, материалы разработки, представляемые к реализации, не могут и не должны содержать фактических данных, подтверждающих в полном объеме все обстоятельства, подлежащие доказыванию по соответствующему уголовному делу в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Однако в них должны быть отражены основные данные о событии преступления (времени, месте, способе и обстоятельствах

75

его совершения, количестве выявленных эпизодов и причастных к ним лицах), а также, безусловно, сам факт наличия банды, то есть организованной, устойчивой вооруженной преступной группы, деятельность которой направлена на совершение неопределенного количества нападений на граждан и организации.

1.5. Особенности производства отдельных следственных действий при расследовании бандитизма.

Об улучшении работы правоохранительных органов в борьбе с бандитизмом в Западно- Сибирском регионе свидетельствует тот факт, что если в 1998 году в суды было направлено 18 уголовных дел с квалификацией в том числе и по ст. 209 УК РФ, то в 1999 году - 45 аналогичных уголовных дел. Число обвиняемых по таким делам возросло с 29 в 1998 году до 159 в 1999 году. Соответственно в сравнении с 1998 годом вынесено в шесть раз больше обвинительных приговоров с осуждением в том числе и по статье 209 УК РФ.

Вместе с тем следует отметить, что качество предварительного расследования по делам о бандитизме все еще остается на недостаточно высоком уровне. Об этом могут свидетельствовать следующие факты:

1) количество выявленных организованных преступных групп бандитской направленности значительно больше числа уголовных дел с квалификацией по ст. 209 УК РФ. Так, в 1999 году в Западно-Сибирском регионе аппаратами РУБОП, УБОП выявлено 75 таких организованных преступных групп. При этом за тот же период возбуждено всего 22 уголовных дела с квалификацией по ст. 209 УК РФ; 2) 3) далеко не все возбужденные уголовные дела оканчиваются расследованием с составлением обвинительного заключения; 4) 3) наконец, из числа дел, поступающих в суд с квалификацией по ст. 209 УК РФ, каждое четвертое дело возвращается для производства дополнительного расследования (полностью или в части ряда эпизодов). При этом если в 1998 - 1999 годах направлены в суды уголовные дела по обвинению

76

188 человек в совершении бандитизма, то судами за этот же период времени за совершение бандитизма осуждено лишь 36 человек.

Эффективность предварительного расследования по делам о бандитизме во многом зависит от качества производимых по ним следственных действий. Некоторые следственные действия, производимые при расследовании дел о бандитизме, не имеют существенных отличий от производства аналогичных следственных действий по другим делам. Поэтому рассмотрим лишь те из них, которые имеют существенные особенности именно по делам о бандитизме.

Прежде всего следует отметить, что процесс расследования преступлений, совершенных группой, имеет ряд существенных отличий.1 При проведении тех или других следственных действий необходимо учитывать уголовно-правовую и криминалистическую характеристику данного типа преступлений2 и типичную следственную ситуацию3, в зависимости от которых

  • См.: Шейфер С.А. Система следственных действий как процессуальная категория. // Категориальный аппарат уголовного права и процесса. Ярославль, 1993; Бордиловский Э.И. Раскрытие неочевидных преступлений: организация и тактика. М.: МВШМ СССР, 1991 и др. 2 - См., например, Быков В. Признаки организованной преступной группы. // Законность, 1998, № 8; Дворкин А.И., Бабаева Э.У., Токарева М.Е., Чернова К.Т. Расследование убийств, совершенных организованными вооруженными группами. Методическое пособие. М., 1995; Жбанков В.А. Методика расследования бандитизма. Лекция. М. Б.г.; Козусев А. Бандитизм: проблемы доказывания. // Российская юстиция, 1998, № 6; Мельникова Ю.Б., Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм. М., 1995; Андреева А., Овчинникова Г. Квалификация бандитизма. // Законность, 1996, № 4; Дмитриенко М. Уголовные дела о бандитизме. // Законность, 1999, № 1; Геворкян М.В. Уголовно- правовая характеристика бандитизма. Автореф. дисс. … к.ю.н. СПб, 1997; Чечетин А.Е. Лидерство в криминогенной группе. // Актуальные проблемы борьбы с групповой преступностью. Межвузовский сборник научных трудов. Омск: изд-во Омской высшей школы милиции МВД СССР, 1983, с. 35 - 41; Ерохин А.А., Короткевич А.А., Нургалиев Б.М. Борьба с организованной преступностью. Криминологический и криминалистический аспекты: Учебное пособие. - Караганда: Карагандинская высшая школа МВД Республики Казахстан. - 1993 и др.

  • См., например, Герасимов И.Ф. Начало расследования. // Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1988; Драпкин Л.Я. Первоначальные следственные действия в методике расследования преступлений и проблема повышения их эффективности. // Вопросы методики расследования преступлений. Научные труды. Вып. 50 (Межвузовский сборник). Свердловск, 1976, с. 39 - 41; Драпкин Л.Я. Решения следователя и тактические приемы в структуре процессуальных действий. // Следственные действия (криминалистические и процессуальные аспекты). Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1983, с. 7- 16; Драпкин Л.Я. Ситуационный подход в криминалистике и проблема периодизации процесса расследования преступлений. // Проблемы оптимизации первоначального этапа

77

методика расследования бандитизма может предложить тот или
другой алгоритм.

  1. Произошло нападение, преступники с места происшествия скрылись, достоверно известно, что преступление совершено бандой.

В этой следственной ситуации различают варианты в зависимости от того, имеются ли в деле живые потерпевшие, свидетели и другие очевидцы. Однако суть данной следственной ситуации от этого не изменяется - основным источником информации, на который будет опираться следователь, является место происшествия и те предметы, которые на нем были обнаружены. Поэтому основной упор при расследовании здесь будет сделан на такое следственное действие, как осмотр места происшествия. От качества проведенного осмотра будет зависеть успешность дальнейшего расследования, возможность обнаружения очевидцев и оперативное задержание преступников. Для уточнения информации, полученной при осмотре места происшествия, в дальнейшем проводятся экспертизы (судебно-медицинская, баллистическая, экспертиза автотранспортного средства и другие исследования обнаруженных на месте происшествия следов и предметов). Одновременно проводятся допросы лиц, являющихся очевидцами или потерпевшими от преступления, а также других лиц, могущих дать информацию об обстоятельствах совершенного нападения. В случае, если при нападении было похищено какое-либо имущество, принимаются меры к его отысканию (установление индивидуальных признаков, перекрытие мест возможного сбыта и др.) Анализируются материалы уголовного дела и другая информация с целью отыскания возможных деяний, совершенных этой же бандой.

  1. Преступники задержаны на месте совершения преступления в процессе нападения, причем достоверно известно, что преступление совершено бандой.

расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1988, с. 8 ?16.

78

В данной следственной ситуации отправной точкой расследования будут являться задержанные при совершении преступления лица. В данной ситуации задержанию должен сопутствовать личный обыск лиц, в результате которого могут быть изъяты оружие и предметы, использовавшиеся при нападении (маски, камуфляж, коммуникационные устройства), а также предметы, явившиеся объектом посягательства (деньги, другие ценности). Дальнейшее расследование проводится на основании допросов, очных ставок, опознаний и обысков задержанных. Осмотр места происшествия естественно производится одновременно или сразу после задержания, однако его результаты не будут играть такую существенную роль как в первой следственной ситуации. Если получены признательные оказания, необходимо немедленно проводить проверку показаний на месте происшествия.

  1. Нетипичной следственной ситуацией является ситуация, когда банда еще не совершила нападение, но уже есть сведения о ее организации.

Как правило, в этом случае ведется тщательная оперативная подготовка к задержанию банды, после чего производятся те же следственные действия, что и во второй ситуации. Различие заключается в том, что у следователя гораздо меньше материальных возможностей доказать организацию банды, если ею не было совершено нападение. Отсутствует как таковое место происшествия и потерпевший, а основной доказательственной базой должны стать показания самих участников банды и других лиц об умысле на создание вооруженной устойчивой преступной группировки и действий по ее непосредственному созданию. Среди вещественных доказательств и документов могут быть отмечены лишь планы и другие записи, свидетельствующие о намерении организовать нападение, а также оружие. Такая следственная ситуация является наиболее выгодной с точки зрения поддержания правопорядка, однако она требует столь четкой и безукоризненной работы как оперативных подразделений, так и следователя, что чрезвычайно редко встречается на практике. Так в 1999 году в Западно-

79

Сибирском регионе не было ни одного случая, когда уголовное дело было бы возбуждено сразу по ст. 209 УК РФ, а из всех изученных уголовных дел только в одном имела место ситуация, когда деятельность банды была пресечена уже при попытке совершения ею первого преступления.

  1. Очень часто в момент возбуждения уголовного дела неизвестно, что преступление совершено бандой.

В таком случае процесс расследования начинается с расследования результатов бандитского нападения - убийств, вреда здоровью, разбоев и грабежей. Как правило, информация о том, что преступление совершено бандой, появляется после неоднократного совершения бандой нападений; в результате опроса очевидцев или оставшихся в живых потерпевших. Иногда такая информация может обнаружиться лишь когда один из участников банды задержан и дает показания о других членах бандитского формирования. В некоторых случаях сам характер преступления, сложная система действий выполнения объективной стороны может служить основанием для вывода о бандитском характере нападения.

Расследование в подобных ситуациях ведется по методикам, характерным для отдельных преступлений совершенных бандой (убийство, разбой и другие). Однако с момента, когда стало известно, что преступление совершила банда, при расследовании нужно использовать рекомендации методики расследования бандитизма: учитывать организованный характер отношений соучастников, высокую степень общественной опасности преступления, корыстно-насильственную направленность умысла, постоянство деятельности банды. Так при классической методике расследования убийства первоначально рекомендуется провести осмотр места происшествия вместе с осмотром трупа. Учитывая, что убийство совершено бандой, можно также предположить, что механизм совершения убийства мог быть достаточно сложным: один из членов банды обеспечивал прикрытие, другой управлял транспортным средством, третий - непосредственно убивал жертву. При этом

80

прослеживается четкая организованность преступления и возможны ухищренные способы заманивания жертвы к месту преступления. Убийство в данном случае может являться элементом преступного механизма, совершенного бандой. При этом с первого взгляда могут не определяться мотивы совершения преступления, способы знакомства с жертвой и другие характеристики преступления, которые при единичном убийстве могут быть выяснены достаточно быстро.

Таким образом, специфичность методики расследования бандитизма в том, что она должна включать в себя как методы расследования отдельных преступлений, совершенных в процессе нападения, так и специфический методы расследования организованно-групповых преступлений. При этом нужно учитывать, что УК РФ различает несколько форм преступной организованности в зависимости от уровня и степени сплоченности участников преступной группы, ее целей. Речь, в частности, идет о введении ст. 210 УК РФ - организация преступных формирований (сообществ). С точки зрения специфики расследования данных преступлений составы бандитизма и организации преступных сообществ имеют существенное сходство, учитывая ряд черт сходства их объективной стороны (наличие организованной, устойчивой преступной группы) . Однако с учетом различного уровня организации преступных субъектов, различных целей их деятельности расследование деятельности организованных преступных
сообществ

(заключающейся, в особенности, в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, в экономической сфере) существенно отличается от расследования бандитизма, а потому многие рекомендации, актуальные при

  • Подробнее см.: Гаухман Л., Максимов С. Ответственность за организацию преступного сообщества. // Законность, 1997, № 2; Жук О.Д. Организованная преступность в современной России: раскрытие и расследование преступлений, совершенных организованными преступными формированиями. Томск, изд-во ТГУ, 1998; Куликов В.И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. Ульяновск: Филиал МГУ, 1994; Основы борьбы с организованной преступностью. / Под ред. B.C. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. М., “Инфра - М”, 1996, и др.

81

расследовании бандитизма не могут применяться при расследовании преступлений, предусмотренных ст. 210 УК РФ, и наоборот.

Рассмотрим теперь особенности производства отдельных следственных действий, совершаемых в ходе расследования бандитизма.

Осмотр места происшествия.

Осмотры имеют важнейшее значение по делам о бандитизме. По большинству уголовных дел, квалифицированных по ст. 209 УК РФ, производятся десятки следственных осмотров.

Особое место среди них занимает осмотр места происшествия. Правильно организованный и проведенный осмотр места происшествия позволяет выявить и приобщить к делу наиважнейшие доказательства. И наоборот, некачественно произведенный осмотр приводит к тому, что приходится производить повторные осмотры во время, когда многие следы преступления уже утрачены.

«Осмотр места происшествия как разновидность следственного осмотра представляет собой неотложное следственное действие, направленное на установление, фиксацию и исследование обстановки места происшествия, следов преступления и преступника и других фактических данных, позволяющих в совокупности с другими документами сделать вывод о механизме происшествия и других обстоятельствах расследуемого события».’ Сам состав бандитизма сформулирован законодателем таким образом, что его объективная сторона представляет собой не только активное взаимодействие преступника с потерпевшим (нападение), но и создание, участие и функционирование банды. В силу этого специфику имеет само понятие места происшествия применительно к бандитизму. Если исходить из традиционной

1 - Справочник следователя. М.: Юрид. лит., с.231. Подробнее об осмотре места происшествия см. также: Быховский И.Е.. Осмотр места происшествия., М., 1973; Вандер МБ., Карпиенко Н.А. Следственный осмотр и предварительное исследование предметов и документов. Л., 1976; Селиванов Н.А., Юргин Г.С, Викторова Е.Н. Обнаружение невидимых и маловидимых следов. М, 1975; Махов В.Н. Участие
специалиста в следственных

82

формулировки, в соответствии с которой местом происшествия нужно считать «участок местности или помещения или помещение с прилегающей местностью, где по полученным данным было совершено преступление или обнаружены последствия преступления, в связи с чем на различных объектах может находиться взаимосвязанные материальные следы этого деяния» , то местом происшествия для бандитизма является не только место совершения конкретного бандитского нападения, но и те участки, где была организована и функционировала банда: место хранения добытого преступным путем имущества, место сбора банды, место хранения оружия и транспортных средств, место дележа имущества, добытого преступным путем, место, где вырабатывались планы конкретного нападения, и другие места. В силу этого специфику имеет осмотр тех участков местности, где обнаружены следы свидетельствующие об организации и функционировании банды или руководстве ею.

Независимо от следственных ситуаций, описанных нами выше, осмотр места происшествия является неотложным следственным действием, которое производится первым в череде всех действий следователя в процессе расследования бандитизма. В ситуации совершения нападения если известно, что преступление совершено бандой, осмотр места происшествия начинается с осмотра места нападения. В отличие от осмотра места происшествия при совершении единичного убийства, грабежа или разбоя, осмотр места происшествия при бандитизме обязательно должен включать в себя выяснение следующих вопросов:

действиях. М., 1968; Леви А.А. Организация осмотра места происшествия. М, 1970; Колмаков В.П. Следственный осмотр. М., 1969 и др. - Быховский И.Е.. Осмотр места происшествия.. М., 1973. С. 8. См. также: Селиванов Н.А., Теребилов В.И. Первоначальные следственные действия. М., 1969; Руководство по организации раскрытия и расследования умышленных убийств в период первоначальных следственных действий. Горький, 1973.

83

1) Каким образом бандиты проникли в помещение или попали на открытую местность (наличествуют ли следы взлома, неисправности сигнализации, следы транспортных средств)? 2) 3) Каким образом было подготовлено преступление (возможно обнаружение следов предварительного наблюдения, ожидания, следов использования средств коммуникации)? 4) 5) Имеются ли следы отхода с места происшествия? 6) 7) Имеются ли следы непосредственного нападения на потерпевшего? 8) 9) Имеются ли следы в месте хранения похищенных ценностей (в помещении) или на месте завладения имуществом (на открытой местности)? 10) 11) Имеются ли следы применения оружия? 12) Вся информация, собранная при осмотре места нападения, может быть сгруппирована в следующие блоки:

  1. Информация, характеризующая место нахождения потерпевшего (трупа, если нападение было связано с причинением смерти или вреда здоровью потерпевшего). При этом нужно изучить механизм нанесения повреждений потерпевшему и характер места, выбранного бандой для совершения нападения. Как правило, банды совершают неединичные нападения, имеющие однотипный характер. Поэтому изучение места нападения (например, нападения на инкассаторов на открытой местности

или на граждан в квартирах) может дать информацию об источнике выбора жертв, дислокации банды, профессиональной подготовке членов банды и другое. В силу организованного характера бандитизма особое внимание следует уделять осмотру прилегающей территории или помещений, могущих являться путем проникновения, прибытия или отступления бандитов. На таких местах могут быть обнаружены дополнительные следы подготовки или организации нападения (например, следы транспортных средств, окурки и другое).

84

  1. Информация о нахождении преступников на месте преступления. Так как непосредственными исполнителями бандитского нападения являются, как правило, не все участники банды, важно определить, сколько лиц присутствовало на месте нападения, и какие действия они выполняли. Характерными следами, оставленными на месте нападения банды, являются следы ног, рук, слюны, транспортных средств, орудий взлома. Особое внимание нужно уделить следам непосредственного применения насилия, борьбы с потерпевшим, применения оружия, следам возле транспортных средств, средств коммуникации.
  2. Информация о способе совершения преступления определяет способы нападения: применение оружия, способы завладения имуществом, преодоления сопротивления лиц, у которых это имущество находилось, характер повреждений и степень опасности насилия или угрозы его применения.
  3. Информация, характеризующая потерпевшего. Жертвами бандитских нападений, как правило, являются собственники имущества, лица которым это имущество вверено для охраны, пользования или реализации, случайные свидетели и лица, о доходах которых у членов банды сложилось преувеличенное представление. При этом учитываются как физические признаки потерпевшего (пол, возраст, национальность, состояние здоровья, психологическая структура личности), так и социальный статус (место работы, состав семьи, материальное положение, наличие соответствующего транспортного средства или оружия, круг общения, наличие судимости). В ходе анализа данных о потерпевшем можно установить способ, при помощи которого бандиты оказались на месте нападения, количество бандитов и их физическое состояние, и другую важную информацию.
  4. Данные о мотивах совершения преступления. Как правило, бандитские нападения носят корыстно-насильственный характер, однако встречаются
    нападения бандитов, совершенные из мести или чувства

85

национальной вражды. Отдельно выделяют нападения с целью завладения оружием или транспортом. Обычно такие нападения происходят в период организации банды.

Особой разновидностью осмотра можно назвать осмотр транспортных средств бандитов, оставленных на месте совершения нападения или найденных позднее. При этом важно установить следующую информацию:

1) тип транспортного средства; 2) 3) источник его получения (не было ли оно похищено, кто является владельцем, государственная регистрация в ГИБДД); 4) 5) где находилось до совершения нападения; 6) 7) кто осуществлял техническое обслуживание транспортного средства; 8) 9) кто управлял транспортным средством во время нападения; 10) 11) если машина была украдена, то каким изменениям она была подвергнута. 12) Не каждый из этих блоков информации может быть установлен в ходе следственного осмотра, однако, безусловно, транспортное средство должно быть подвергнуто осмотру с целью установления:

  1. Общего технического состояния машины, наличия у нее особенностей механизма, ключей и документов на нее.
  2. Состояния шин, типа протектора, степени его изношенности.
  3. Содержания багажника, вещевого ящика, салона.
  4. Наличия следов биологического происхождения (следы слюны, спермы, крови участников банды и потерпевших).
  5. Наличия следов рук, ног на деталях транспортных средств.
  6. Наличия микроследов от одежды обвиняемых и потерпевшего.
  7. Так как вооруженность — обязательный конститутивный признак банды, особое внимание следует уделять оружию, оставленному на
    месте

86

происшествия , или следам его использования (гильзы, пули, отверстия, следы взрывчатых веществ, ранения потерпевших), следам выстрела, взрыва, следам оружия на преградах. По возможности при осмотре оружия и/или следов его использования устанавливают:

  1. Тип оружия, наличие боеприпасов к нему и их тип.
  2. Источник происхождения оружия (похищено ли, где зарегистрировано, изготовлено самостоятельно, переделано из другого).
  3. Кто из участников банды использовал оружие (наличие следов рук или микрообъектов).
  4. Техническое состояние оружия.
  5. Специфические признаки.
  6. Неисправности и меры, принимаемые к его починке.
  7. Тип взрывчатых устройств, источник их происхождения, способ изготовления, назначение и внешний вид.
  8. В зависимости от следственной ситуации результаты осмотра места нападения, оружия и транспортного средства могут иметь различное значение для дела. В ситуации, когда совершено нападение и преступники с места происшествия скрылись, результаты осмотра места происшествия приобретают колоссальное значение. На основе данных, полученных в результате осмотра, строится дальнейший розыск членов банды, производится оперативная разработка группировок на предмет возможного совершения ими бандитского нападения. Ситуация еще более усложняется в случае смерти потерпевших или отсутствия свидетелей. Результаты осмотра в этом случае кладутся в основу доказательства участия в банде отдельных лиц, признака ее вооруженности и розыска похищенного имущества. В ситуации, когда преступники задержаны на месте преступления, данные осмотра могут являться той информацией, с помощью которой следователь преодолевает
  • См. также: Абдулатипов A.M. Проблемы борьбы с бандитизмом (уголовно- правовой и криминологический анализ). Автореф. дисс. … к.ю.н. Ростов-на-Дону. 1998.

87

сопротивление членов банды при допросе, устанавливая не только вооруженность, но и сплоченность бандитского формирования. Наиболее сложен осмотр места происшествия в ситуации, когда в результате оперативной разработки деятельность банды была пресечена на стадии ее организации. Как таковое место совершения нападения в данной ситуации отсутствует. Имеется лишь место сбора членов бандитской группировки, выработки совместных планов, хранения оружия, транспортных средств, специальных средств (коммуникация, камуфляж), и других предметов, которые могли быть использованы в будущих нападениях. Так как процесс создания и функционирования банды - это процесс сплочения будущих участников и выработки у них единого умысла, четко разработанного плана для проведения нападения, то зачастую материальные признаки (следы) преступления отсутствуют. А, следовательно, не имеет практического смысла осмотр таких участков местности. Кроме того, местом происшествия в таком случае, как правило являются квартиры членов банды, их знакомых, или снимаемые бандой помещения. В таких помещениях необходимо производство обыска. Поэтому даже в ситуации, когда в таких помещениях имеют место вещественные следы организации банды, нет необходимости производить их осмотр, поскольку все возможное может быть обнаружено при обыске. В ситуации расследования отдельных преступлений, совершенных бандой в результате нападения и отсутствия информации о том, что преступление совершено бандой, уже на стадии возбуждения уголовного дела при проведении осмотра места нападения можно установить черты, характерные для бандитских нападений:

  1. Преступление совершено несколькими лицами, которые не являются простыми соисполнителями (имеется функциональное разделение).
  2. Преступление совершено с применением оружия и насилия.
  3. Сложный характер действий по выполнению объективной стороны.

88

  1. Наличие подготовительных действий и разработанный план действий соучастников.

Независимо от типа следственной ситуации важное значение имеет состав следственно-оперативной группы, которая занимается осмотром места происшествия при бандитизме. В ее состав должны входить специалисты по взрывчатым веществам, драгоценным металлам и другие узкопрофильные специалисты в зависимости от криминальной специализации банды. В случае задержания бандитов на месте преступления важно установление связи между следственно-оперативной группой и группой задержания. По прибытии на место происшествия важно установить границы осмотра и оказать необходимую помощь потерпевшим. В силу сложного механизма образования различных следов рекомендуется сформулировать четкое задание для каждого конкретного участника осмотра и определить общий план выполняемых мероприятий. Установление возможных очевидцев является также крайне важным условием успеха при расследовании бандитских нападений. Наконец, по делам о бандитизме представляется необходимым использовать в ходе осмотра видеозапись и другие технические средства фиксации информации. Обыск.

Обыск - одно из следственных действий, которые практически всегда необходимы для успешного раскрытия корыстных преступлений1, к коим, как правило, относится и бандитизм.

По изученным нами делам о бандитизме обыски проводились в 100% случаев. Причем по всем из изученных дел обыски проводились по месту постоянного жительства или временного пребывания обвиняемых (подозреваемых). Кроме того, почти по 90% изученных дел обыски доводились также у близких родственников, сожительниц(сожителей) )бвиняемых (подозреваемых). Примерно в одном случае из пяти обыски доводятся и у других лиц.

  • Подробнее см., например, Михайлов А.И., Юрин Г.С. Обыск. М., 1971.

89

Уголовный процесс определяет сущность обыска как отыскание и изъятие орудий преступления, предметов и ценностей, добытых преступным путем, а также других предметов или доказательств, могущих иметь значение для дела, разыскиваемых лиц и трупов (ст. 168 УПК РСФСР). Криминалистика, уточняя процессуальное определение, добавляет, что в содержание обыска входит «принудительное обследование помещения, сооружений, участков местности и отдельных граждан в целях, установленных ст. 168 УПК РСФСР».

Характерными для бандитизма являются обыски мест постоянного нахождения членов банды с целью отыскания орудий, с помощью которых проводилось бандитское нападение; предметов, добытых в результате нападений; предметов, характеризующих наиболее опасных членов бандитской группировки с целью их розыска; предметов, нажитых преступным путем и обеспечивающих возможность возмещения ущерба потерпевшим от грабежей и разбоев банды. Проведение обыска требует тщательной подготовки от следователя. При этом подготовка к обыску включают в себя целую систему оперативно-розыскных, следственных и организационных мероприятий, конкретное содержание которых зависит от типичной следственной ситуации, в которой происходит расследование бандитизма. Рассмотрим подробнее наиболее типичные их них.

  1. В случае нападения, когда бандиты скрылись с места преступления и точно известно, что преступление совершено бандой, подготовка к обыску начинается со сбора информации, производимого при осмотре места происшествия. Для подготовки обыска при осмотре важно выяснить: - наличие следов оружия, которое использовалось в процессе бандитского нападения. По возможности должны быть определены специфические признаки того или иного оружия с тем, чтобы в процессе обыска можно
  • Ратинов А.Р. Обыск и выемка. М.: Госюриздат, 1961, С. 7.

  • это неоднократно отмечалось в криминалистической литературе. См.,
    например, Михайлов А.И., Юрин Т.С. Указ. соч., С. 3; Гуляев В.Н. Обнаружение мест сокрытия

90

было определить, с помощью какого конкретного экземпляра оружия было произведено данное бандитское нападение. Вооруженность - обязательный признак банды, поэтому в дальнейшем отысканию оружия, принадлежащего членам банды, должно быть уделено огромное внимание. Однако нужно помнить, что в конкретном случае бандиты могут не использовать имеющееся у них оружие, а в качестве орудия преступления избрать подручные предметы. В любом случае признак вооруженности будет вменен им.

  • в случае если в результате бандитского нападения была причинена смерть, то дополнительным источником информации при подготовке к обыску является осмотр трупа и его дальнейшая судебно-медицинская экспертиза. В результате этих следственных действий следователь может получить дополнительную информацию о специфических чертах оружия и физических свойствах лиц, совершивших преступление.
  • наличие следов использования транспортных средств. Так как бандитизм представляет собой организованное совершение преступных нападений, то часто при нападении используются транспортные средства. Идентификация следов, оставленных на месте преступления транспортным средством позволяет вести розыск транспортного средства и при проведении обыска позволяет выяснить не только использование данного транспортного средства в конкретном нападении, но и отыскать лицо -члена банды, которому оно принадлежит или которое им постоянно пользуется.
  • Сбор информации о предполагаемых предметах обыска проводится также при допросе потерпевших и свидетелей (в случае их наличия). Выясняются следующие наиболее необходимые для обыска моменты:
  1. Знакомы ли потерпевшие или свидетели с кем-либо из нападавших членов банды, если да, то при каких обстоятельствах.

наркотических средств, используемых преступниками. Учебно-методическое пособие. РИПК МВД РФ, 1997.

91

  1. Что было использовано в качестве орудия преступления: оружие или другие предметы, каковы специфические черты оружия (визуальные, звуковые).
  2. Какие транспортные средства использовались при нападении, каковы их специфичные черты, кто из участников банды ими управлял.
  3. Что было похищено при нападении: ценность, особые приметы, возможность использования похищенного.
  4. Таким образом, по возможности производится сбор информации об искомых предметах и личности лиц, у которых будет производиться обыск.

При изучении места предполагаемого обыска учитывается личность лиц, которые обычно находятся в этих местах, режим работы или время нахождения этих лиц, а также определяются возможные места нахождения искомых предметов с учетом специфики помещения, участков местности сооружений или других мест обыска. Данные сведения могут быть получены как из оперативных источников, так и процессуальным путем.1

На основе собранных сведений следователь выносит постановление о производстве обыска. Как правило, обыск производится или сразу после задержания преступников, на основании оперативной информации, или после тщательных допросов. Так как бандитизм - групповое преступление, то эффективным в следственной практике является проведение одновременных обысков всех или большинства участников банды или всех мест возможного нахождения имущества (места работы, жительства и других). Для этого наряду с тщательно собранной информационной подготовкой проведение обыска требует создания следственно- оперативной группы, выработки тактического плана обыска каждого места в зависимости от той информации, которая

  • См., например, Чувилев А.А. Использование следователем оперативно- розыскной информации. М., Академия МВД России, 1992; Долгинов С.Д. К вопросу о сочетании обыска и оперативно- розыскных мероприятий. // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. Материалы научно-практической конференции. М.: ЮИ МВД России, 1997, с.42 - 44.

92

имеется у следователя. Тактический план обыска1 включает при этом решение таких вопросов как научно-технические средства, необходимые для поиска определенных предметов или предметов в определенных помещениях, участках местности и т.д., определение необходимого транспорта, обеспечивающего одновременность проводимых обысков и способ связи, для координации деятельности различных оперативно- следственных групп. При производстве обыска обязательно решается вопрос о составе следственно-оперативной группы и других лицах, принимающих участие в обыске. Количество лиц, производящих обыск, должно быть таково, чтобы они могли одновременно проводить отыскание, обеспечивать безопасность лиц, проводящих отыскание, предупреждать действия по уничтожению предметов всеми лицами, находящимися на месте обыска, оказывать техническую помощь в отыскании, блокировать возможность координации действий обыскиваемых, обеспечивать фиксирование результатов обыска. Отдельно решается вопрос о необходимости участия в обыске обвиняемого или потерпевшего. Серьезное внимание при обысках членов банды нужно уделять мерам, пресекающим возможность связи между участниками банды, в частности организатора (руководителя) банды и других активных ее членов с обыскиваемыми лицами. В силу большой общественной опасности бандитизма необходимо принять меры по защите информации о времени и месте проводимых в будущем обысков. Очевидно, что банде как сплоченной устойчивой группе преступников легче противостоять проводимым следователям обыскам в случае «утечки информации» Наибольшую эффективность данное следственной действие имеет при одновременном и неожиданном проведении обыска у всех членов банды.

В ситуации, когда преступники задержаны на месте бандитского нападения и у следователя есть уверенность в наличии банды, то схема

  • Об организации и планировании следственных действий см., например, Соя-Серко Л.А. Организация следственного действия. М., 1974.

93

проведения обысков может немного измениться. В таком случае первоначально при проведении задержания производится личный обыск преступников. Если были задержаны несколько преступников, то их личный обыск производится отдельно и по возможности одновременно. При этом принимаются меры к тому, чтобы преступники не имели возможности координировать свои действия. Личному обыску подвергаются все вещи и одежда бандитов, а также поверхность их тела. При личном обыске важно обнаружить наличие при бандитах оружия. Часто они пытаются избавиться от него с тем, чтобы им не был вменен признак вооруженности. При личном обыске зачастую возможно также обнаружить предметы, добытые преступниками в процессе нападения.

Обыски на местах жительства, работы задержанных могут быть проведены как сразу после задержания, так и после допросов с целью сбора ориентировочной информации. Необходимость в срочном обыске появляется в случае, если не все участники бандитского формирования были задержаны при нападении и есть опасность, что оставшиеся на свободе члены банды уничтожат искомые предметы или переправят их в другое место. Однако, часто без дополнительной ориентировочной информации об объектах обыска, местах их нахождения, личности обыскиваемых лиц невозможно проведение тактически обоснованной операции по обыску. Поэтому при первых же допросах следователь должен уделить особое внимание местам наиболее частого нахождения преступников и возможного хранения предметов, добытых преступным путем и орудий преступления. В подобной следственной ситуации важно учитывать дефицит информации для подготовки эффективного обыска. Осмотр места происшествия проведен. Экспертизы следов, оставленных на месте происшествия еще не окончены, допрос очевидцев нападения и других свидетелей если и произведен, то далеко не в полном объеме. Поэтому сведения, полученные в результате допросов участников банды, далеко не всегда достаточны для проведения обыска.

94

В ситуации, когда бандитизм раскрывается на стадии организации банды без совершения нападений, обыск может быть менее эффективен, чем в двух первых случаях. Однако он также требует тщательной подготовки. Как правило, из оперативных источников черпаются сведения о личностях обыскиваемых лиц и месте возможного обыска. Сложнее обстоит вопрос о предметах, отыскиваемых в подобной ситуации. Ими могут быть подготавливаемые к нападению орудия преступления, оружие и другое вооружение, транспортные средства, средства коммуникации, камуфляж, материалы, свидетельствующие об умысле на совершение бандитского нападения в составе данного сплоченного коллектива (дневники, планы, записи и другое). Каких-либо ориентировочных сведений о точном нахождении подобных предметов у членов банды следователь может не иметь, поэтому особое внимание в данной ситуации следует уделить выбору технических средств, используемых в процессе обыска и подбору лиц, участвующих в нем.

В ситуации, когда лишь в процессе расследования конкретного преступления устанавливается, что нападение совершено бандой, обыски, как правило, уже проведены, или проведены частично. В ходе этих обысков обычно устанавливается, что преступники действовали вооруженно и являлись сплоченной установившейся группой. Поэтому здесь возможно лишь установление всех лиц, имеющих отношение к данной банде и ее членам и проведение дополнительно обысков у этих лиц.

В случае совершения бандой многочисленных преступлений, у нее, как правило, имеется свой источник сбыта предметов, добытых преступным путем. к поэтому обыск может проводиться и у скупщиков краденого имущества, если они были установлены. Ориентирующей для обысков информацией могут стать допросы участников банды, потерпевших и свидетелей (о специфических чертах предметов). Обыски также могут проводиться у лиц, укрывающих отдельных членов банды, так как в их помещениях могут быть оставлены как предметы, добытые преступным путем, так и орудия преступления. Особое

95

внимание нужно уделять месту постоянного нахождения транспортного средства, использующегося преступниками для проведения нападений. Как в самом транспорте, так и в помещении, где он находится, в результате обыска могут быть найдены предметы, имеющие значение для дела.

С процессуальной точки зрения принятие решения об обыске по делам, о бандитизме требует особой оперативности, поэтому обыск проводится, как правило, без санкции прокурора с уведомлением последнего в 24 часа.1 Такие обыски производятся особенно в случае, когда один или несколько участников банды на свободе и есть основания полагать, что искомые предметы могут быть уничтожены или перемещены в другое место. Срочный обыск возможен также в случае получения сведений оперативного характера, что организуемая банда намеревается совершить нападение и необходимо его срочное пресечение. В остальных случаях следователь обращается к прокурору за санкцией на производство обыска. Основанием для его проведения являются те же ориентировочные сведения, которые получены ранее и которые свидетельствуют о возможном нахождении орудий преступления или предметов, добытых преступным путем в определенных местах.

Тактический ход обыска при расследовании бандитизма строится по классической полистадийной схеме. Однако в содержании каждой стадии можно проследить свои специфические черты:

Предварительная стадия обыска заключается в проникновении на объект и создании необходимых для проведения обыска условий. Часто банды имеют свои оборудованные для сбора помещения, поэтому проникновение на подобный объект может быть затруднено: необходима выработка плана проникновения с тем, чтобы лица, находящиеся в помещении, не скрылись и не успели уничтожить искомые предметы. Для этого объект обыска предварительно подвергается оперативному наблюдению.
После

  • Законодательство Италии (Закон № 152 от 22.05.1975г.) предусматривает возможность получения в аналогичной ситуации разрешения на обыск от прокурора по телефону.

96

проникновения принимаются меры для разъединения лиц, находящихся в помещении, контролируются все средства связи и определяются общий объем обыскиваемой территории. Так как бандитизм предполагает «профессиональное» устойчивое занятие преступной деятельностью необходимо учитывать нахождение в помещении предметов, добытых преступным путем в результате нападений, о которых следователю ничего неизвестно. Это не означает, что все предметы, находящиеся в помещении, должны быть изъяты, однако требует от следователя соблюдения особой осторожности в выборе изымаемых предметов.

В силу высокой общественной опасности членов банды, они редко привлекаются к непосредственному участию в обыске. После общего обзора помещения решается вопрос о необходимости одновременного или последовательного обыска всех помещений.

Стадия детального обыска проводится каждой поисковой группой согласно отдельному тактическому плану. Часто при расследовании бандитизма встречаются хорошо подготовленные к обыску тайники и другие хранилища. Нужно также учесть, что обыск у одного члена банды, может дать материалы, свидетельствующие о местонахождении других предметов или наличии других участников банды. Поэтому поисковая группа должна быть готова к тому, чтобы скорректировать свой план обыска в зависимости от информации, поступающей в процессе его проведения (от руководителя оперативно- следственной группы, от других подразделений, производящих обыск, от самостоятельно полученных данных). Кроме того, руководителю оперативно- следственной группы при планировании обысков необходимо предусмотреть наличие резерва, подразделений, которые можно направить для производства обыска в новых помещениях, в соответствии с информацией, полученной отдельными поисковыми группами.

При обыске помещений бандитских групп часто изымаются предметы, не
относящиеся непосредственно к расследуемому нападению, но изъятые из

97

оборота (оружие, наркотики) и используемые членами банды для своих целей. При обыске в целях последующего возмещения ущерба отысканию подлежат материальные ценности, указывающие на лиц, скрывающих имущество, подлежащее аресту, материалы о наличии искомого имущества в местах легального хранения. Так как банды зачастую совершают многочисленные хищения в результате нападений, то нужно учитывать, что имущество, изъятое при обыске, можно использовать для возмещения материального ущерба многочисленным потерпевшим.

В результате изучения уголовных дел о бандитизме представляется возможным сделать вывод, что в целом решение о производстве обыска принимается следователем обоснованно. В 100% случаев о изученным делам в ходе обыска были изъяты те или иные предметы и документы, имеющие значение для дела.

Допрос.

Проведение таких следственных действий как допросы при расследовании бандитизма имеет ряд специфических черт, связанных, во-первых, с наличием у банды такого признака, как устойчивость. Устойчивость и обстоятельства, указывающие на ее наличие (см. главу 1.1 настоящей работы) есть прежде всего качественное состояние отношений между членами банды, не оставляющее, как правило, материальных следов в окружающей действительности и поэтому требующее доказывания через показания членов банды и/или потерпевших и свидетелей бандитского нападения. Во-вторых, банды при совершении нападений практически никогда не оставляют в живых случайных очевидцев происшедшего и потерпевших. А если все же такое происходит, запугивают их, пытаются воспрепятствовать даче ими свидетельских показаний. В-третьих, бандитизм, как явление «профессиональной» преступной деятельности включает в себя многоэпизодные дела с многочисленным составом участников, что затрудняет всестороннее освещение хода дела в
процессе допроса обвиняемых,

98

подозреваемых, свидетелей и потерпевших. В-четвертых, обязательным признаком банды является общая для всех ее членов цель - нападение на граждан и организации, установление которой в также в основном производится через допросы лиц, участвующих в деле. С учетом вышеперечисленного, специфику имеет как содержательная, так и тактическая сторона допроса каждого из участников процесса, принимая во внимание сложившуюся следственную ситуацию, наиболее типичные из которых были описаны выше.

Допрос потерпевшего, свидетеля.1

Следует сразу подчеркнуть исключительную важность показаний свидетелей и потерпевших для успешного раскрытия и расследования бандитизма и преступлений, совершаемых бандами. Достаточно отметить, что в целом по изученным делам текст показаний свидетелей и потерпевших занимает до 70% в объеме всего доказательственного материала.

Представляется, что одним из наиболее серьезных недостатков в работе следователей со свидетелями и потерпевшими (судя по материалам изученных дел) являются чрезмерно частые их допросы. Следует стремиться к тому, чтобы уже на первом допросе выяснить у свидетеля (потерпевшего) всю необходимую информацию, а не передопрашивать неоднократно одних и тех же лиц вновь и вновь, тем более по несущественным обстоятельствам, а то и по обстоятельствам, вовсе не имеющим отношения к делу. Между тем, по одному из изученных нами дел, в ходе предварительного расследования один из

  • Процессуальные и криминалистические аспекты допросов свидетеля и потерпевшего достаточно полно исследованы в литературе. См, например, Алексеев A.M. Психологические особенности показаний очевидцев. М., 1972; Васильев А.П., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М., 1970; Карнеева Л.М., Ордынский С.С, Розенблит С.Я. Тактика допроса на предварительном следствии. М.,1958; Смыслов В.И. Свидетель в советском уголовном процессе. М., 1973; Якуб М.Л. Показания свидетелей и потерпевших. М., 1968; Соловьев А.Б. допрос свидетеля и потерпевшего. М., 1974; Щерба СП., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам. М., 1996; Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск, 1973 и др.

99

свидетелей в течение 6 месяцев допрашивался 8 (!) раз тремя различными следователями.

Сказанное, конечно, не означает, что должны исключаться дополнительные допросы. Однако производиться они могут, на наш взгляд, лишь в случаях действительной необходимости для уточнения важных обстоятельств дела, в ситуации, когда по делу появились новые, не известные ранее сведения. Иное отношение к делу влечет за собой нерациональную трату времени и сил как следователя, так и свидетелей, накопление раздражения со стороны последних (что увеличивает возможность их неявки в суд), а также повышает вероятность потери, искажения доказательственной информации, оказания давления на свидетелей со стороны членов бандитской группировки.

В случае возможности получения показаний от свидетеля или потерпевшего необходимо максимально полно установить всю информацию, как о ходе самого нападения, так и о возможных участниках преступления.

С учетом того, что бандитские нападения, как правило, не являются единоличными, можно провести подготовку к допросу путем изучения предшествующих эпизодов нападения с целью возможно точного уточнения уже имеющейся информации, а также использовать по отношению к свидетелю или потерпевшему тактические приемы припоминания. Так как объективная сторона описываемого свидетелем явления достаточно сложна, следователю рекомендуется предварительное планирование вопросов для допроса, при этом их можно сгруппировать как по участникам нападения (субъективный критерий), так и в хронологическом порядке процесса нападения (объективный критерий). Обязательным элементом подготовки к допросу является изучение личности потерпевшего и свидетеля. В силу насильственного характера преступлений, совершенных бандой, свидетели, а особенно потерпевшие могут как осознанно, так и бессознательно искажать обстановку дела, гиперболизируя отдельные элементы нападения.

100

Кроме того, как уже указано выше, бандиты часто оказывают воздействие на допрашиваемых лиц, с целью препятствия дачи ими показаний. Сами лица, ставшие очевидцами и жертвами преступления, в силу страха перед преступниками могут отказаться от дачи показаний или от уже данных показаний. Наиболее эффективным в подобном случае должно являться предварительное принятие мер к охране подобных лиц от преступных посягательств. Однако действенного механизма защиты свидетелей, потерпевших от организованной преступности нет.

В содержание допроса потерпевшего от бандитского нападения должны включаться следующие вопросы:

  1. Встречал ли он ранее нападавших на него лиц, где, при каких обстоятельствах, в каких отношениях с ними находится.
  2. Если не встречал ранее, то, каким образом преступники налаживали контакт с потерпевшим или нападение было неожиданным, каковы были способы вхождения в контакт
  3. Откуда и при каких обстоятельствах появились члены банды
  4. Подробное описание внешности каждого из нападавших по методу словесного портрета (возраст, внешние данные, голос, походка и другие обстоятельства, которые могут быть использованы как для розыска, так и для задержания и опознания).
  5. Характер взаимоотношений участников нападения (кто, кому, что и как говорил, использование средств коммуникации).
  6. Действия каждого из участников нападения.
    • Между тем законодательство ряда зарубежных государств предусматривает достючио действенные меры, предназначенные для защиты свидетелей и членов их семей. См. об этом, например, Организованная преступность. Круглый стол издательства «Юридическая литература». / Под ред. А.И. Долговой и СВ. Дьякова. М: Юрид.лит. 1989, с. 292 - 293; Законодательство Италии о борьбе с организованной преступностью. // Соц. законность. 1993, № 11, с. 36; Щерба С, Зайцев А. Защита прав свидетеля в США. // Росс, юстиция, 1994, №8.

101

  1. Кто и каким образом применял насилие или угрозу его использования к потерпевшему, какое при этом использовалось оружие, кто конкретно использовал оружие, у кого оно постоянно находилось.
  2. Каковы были последствия нападения.
  3. Использовались ли транспортные средства преступниками, какие, где он находился во время совершения нападения, кто управлял транспортом, в каком направлении скрылись преступники.
  4. Если было похищено имущество, то какое именно (специфические черты необходимые для отыскания и изъятия его при обысках).
  5. Совершали ли преступники какие-либо подготовительные действия, необходимые для нападения (например, слежка, телефонные звонки, угрозы).
  6. Наличествовали ли другие обстоятельства, предшествующие совершению нападения, которые показались странным потерпевшему.

  7. Имеются ли лица, которые могли знать о нахождении данного имущества у лица, в случае если было совершено хищение.

  8. Имеются ли лица, которым известно о совершении преступления.
  9. Имеются ли лица, которые могли быть жертвами от преступления данной банды.
  10. Какие следы могли остаться на преступниках в результате произошедшего нападения.

  11. Любые вопросы, направленные на изучение личности потерпевшего. Содержательная сторона допроса свидетелей зависит от того, кем

являются эти лица, по отношению к совершенному преступлению. Это могут быть:

1) очевидцы нападения; 2) 3) лица, которые обнаружили преступление; 4) 5) лица, которым стало известно о преступлении от других лиц; 6)

102

4) владельцы транспортных средств и оружия, похищенного бандитами с целью совершения нападений.

Наряду с теми вопросами, которые могут быть заданы потерпевшему, у свидетелей бандитского нападения выясняют:

1) каким образом они оказались на месте происшествия, как наблюдали события; 2) 3) каким образом это событие выглядело со стороны, привлекло ли оно чье-либо внимание; 4) 5) какие изменения были внесены нападавшими в обстановку места преступления; 6) 4) при каких обстоятельствах был угнан автомобиль или похищено оружие;

5) каким образом автомобиль или оружие были возвращены, если такой факт имел место; 6) 7) были ли внесены изменения во внешний вид или устройство автомобиля или оружия. 8) В зависимости от следственной ситуации к свидетелям и потерпевшим могут быть применены различные тактические приемы допросов: вызов ассоциации, допрос на месте происшествия, предъявление вещественных доказательств, очная ставка между свидетелем и потерпевшим и другие.

В ситуации бандитского нападения, если преступники скрылись с места преступления, потерпевший и свидетель могут оказать неоценимую помощь в расследовании. Так как в распоряжении следователя имеются в этом случае, как правило, только результаты осмотра места происшествия, то все нематериальные следы преступления без допроса потерпевшего или свидетеля являются для него недоступными. О любых данных о внешнем виде бандитов, характере их взаимоотношений,
структуре банды и других личностных

  • См.: Никитин Л.Н., Рохлин В.И., Серова Е.Б., Степанов А.А. Бандитизм. Расследование и прокурорский надзор. Учебное пособие. Санкт- Петербург, 1998.

103

характеристиках следователь может узнать лишь из допросов потерпевших, свидетелей или оперативной информации. Оперативная разработка в подобных случаях может служить неоценимым подспорьем в подготовительном этапе допроса свидетелей или потерпевших. Однако, так как преступники в подобных случаях еще не задержаны, то первоначальные допросы потерпевших или свидетелей нацелены на выяснение обстоятельств, необходимых для розыска членов банды. Поэтому нередки случаи проведения повторных допросов после задержания преступников и получения дополнительной информации в ходе проведения других следственных действий.

В ситуации, когда преступники задержаны на месте преступления, у следователя нет острой необходимости в срочном допросе потерпевшего. Поэтому он может быть допрошен как сразу же после задержания преступников, так и позднее. Данные, полученные в ходе допроса потерпевшего или свидетеля, могут быть эффективно использованы для тактических целей в ходе допроса задержанных лиц.

В ситуации, когда пресечение деятельности банды происходит в момент ее организации или начала функционирования, можно говорить лишь о свидетелях отдельных действий, направленных на организацию банды. Такими лицами могут стать граждане, отказавшиеся войти в состав банды или явившиеся очевидцами процесса отыскания возможных членов банды ее организатором. Более реальной является ситуация, когда свидетелями являются лица, у которых приобретали транспортные средства и оружие, средства коммуникации, камуфляж для будущих бандитских нападений. При этом, это могут быть как законные способы приобретения, так и нелегальные. Редко, но свидетелями в подобных случаях могут быть лица, с которыми бандиты договаривались о последующем укрывательстве или скупке краденого имущества. Подобные ситуации достаточно нетипичны, поэтому специального перечня вопросов, по которым могут быть допрошены подобные лица, просто не существует. Нет здесь и специально разработанных тактических приемов,

104

так как часто подобные «свидетели» являются обвиняемыми или подозреваемыми по ряду других преступлений и дают соответствующие показания случайно или в результате применения тех тактических приемов, которые используются при расследовании других преступлений, в которых они обвиняются.

В ситуации, когда следователю неизвестно, что нападение произведено бандой, допрос свидетелей или потерпевших производится по правилам расследования тех преступлений, по которым дело возбуждается (убийство, разбой и др.). Однако уже в процессе самого допроса у следователя может появиться версия о бандитском характере нападения. Об этом в частности могут свидетельствовать такие обстоятельства, которые упоминает свидетель:

• наличие оружия; • • четкость действий участников нападения; • • разделение ролей и функций нападавших;

• тщательная подготовка к совершению преступления; • • осведомленность о нахождении имущества и ценностей в местах, где они обычно не могут быть обнаружены; • • использование средств коммуникации между собой и другими лицами, которые в нападении не участвовали. • Ни одно из этих обстоятельств само по себе еще не говорит о необходимости вывода о бандитском характере преступления, однако их совместное наличие вкупе с анализом других материалов дела и оперативного обеспечения может указывать на то, что совершенное нападение носило вооруженный и организованный характер, а, следовательно, могло быть совершено бандой.

Допрос подозреваемого, обвиняемого.

Допрос подозреваемого, обвиняемого может происходить в различных следственных ситуациях и иметь, в зависимости от этого,
совершенно

105

различный характер. Это будет зависеть от личности самого обвиняемого, подозреваемого, места, которое он занимает в преступной группировке, конкретного этапа расследования и тех преступлений, которые были совершены в результате бандитских нападений.

Допрос подозреваемых в бандитизме лиц должен происходить, как правило, только после их задержания. В случае, когда задержание произошло в момент или сразу же после нападения, данных о личности задержанного, его месте и роли в нападении у следователя, как правило, недостаточно, поэтому особо серьезно нужно относиться к подготовительному этапу допроса. Источниками данных о допрашиваемых лицах может стать осмотр места происшествия, допросы свидетелей и потерпевших, оперативная информация, а если ранее были задержаны другие члены банды, то должны использоваться и результаты их допросов. Среди мероприятий оперативного характера, осуществляемых для проведения эффективного допроса, можно назвать:

  1. Внутрикамерная разработка задержанных членов банды:
  • внедрение агентуры;
  • наблюдение и прослушивание;
  • организация контролируемых каналов связи между задержанными и оставшимися на свободе членами банды.
  1. Внедрение агентуры в банду и ее окружение и вербовка отдельных членов банды.
  2. Аудио- и видеонаблюдение за оставшимися на свободе членами банды (особенно за лидерами).
  3. Негласное обследование помещений, в которых собираются члены банды, хранится добытое преступным путем имущество, и которые затем могут быть использованы как места обысков, задержания, засад и т.д.
    • Об общих моментах тактики допроса подозреваемого и обвиняемого см.: Карнеева Л.М., Чоловьев А.Б., Чувилев А.А. Допрос подозреваемого и обвиняемого. М., 1969.

106

  1. Выявление и документирование связей членов данной банды с другими преступными сообществами, коррумпированными должностными лицами.

В случае, когда имеются данные о длительном периоде существования банды, следователем должны быть изучены материалы других уголовных дел с целью выяснения причастности членов банды к совершению этих преступлений. Следователем должны быть изучены все предыдущие эпизоды совершения этой бандой преступлений. При всей тщательности подготовки допроса необходимо помнить, что при задержании нескольких членов банды на свободе могут остаться другие преступники, и поэтому выяснение их принадлежности к банде и установление места нахождения является первоочередной задачей допроса задержанных лиц. Несомненно, что допрос задержанных членов банды представляет собой одно из наиболее сложных следственных действий, от успеха которого в целом зависит успех расследования дел о бандитизме. Следователю предстоит столкнуться с отказом от дачи показаний, дачей ложных показаний, возложением вины на одного из соучастников с целью снять с себя ответственность, изменением показаний. Поэтому очень важно определить тактические приемы допроса каждого их подозреваемых и проанализировать взаимодействие каждого из этих лиц.

Первоначально определяется лицо, которое будет допрашиваться первым. Если у следователя есть основание полагать, что все члены банды задержаны, то, возможно, следует начать допрос с лидера банды. Однако, этот вариант эффективен в случае, когда следователь располагает доказательствами, доставочными для изобличения допрашиваемого в совершении преступления в даче им ложных показаний. Так как организатор (лидер) банды, как правило, обладает высоким уровнем интеллекта и логическим мышлением, а также эмоциональной уравновешенностью, следователем могут быть применены различные тактические приемы: предъявление доказательств в ходе допроса,

107

использование элемента неожиданности, сокрытие осведомленности следователя, создание преувеличенного представления об объеме знаний, использование противоречий в показаниях и применение конфликтов внутри самой банды. Однако следует помнить, что организаторы и руководители банд редко участвуют в самих нападениях и поэтому следователь не имеет достаточно доказательств о тех лицах, которые выполняли эти функции.

Поэтому в большинстве случаев следователь определяет лицо, чье поведение менее всего предполагает противодействие следователю (лицо со слабой антиобщественной установкой или недостаточно сильной психологической структурой) и при помощи методов убеждения, проговорок, неточностей и противоречий, косвенного допроса и других тактических приемов устанавливает данные о структуре взаимосвязей между членами банды и роли каждого из них в совершенных нападениях. Очень редко это лицо является участником банды, как правило, это лишь участник нападений банды. Однако сведения, полученные в ходе подобных допросов, могут быть использованы для изобличения других, более стойких членов бандитских формирований.

Следователю важно учитывать возможность проведения допросов некоторых лиц просто с целью влияния на других участников банды. При этом важно не давать возможности задержанным лицам общаться между собой по неконтролируемым каналам. При отсутствии других доказательств следователю очень важно получить сведения об организации банды, о функциях активных ее членов, с тем, чтобы затем приступить к финальному допросу организатора, имея при себе многочисленные доказательства его вины.

Так как бандитизм предполагает совершение многочисленных нападений несколькими субъектами, то допрос задержанных лиц должен четко планироваться по эпизодам событий нападений. Допрос обвиняемых - членов банды также проводится следователем после определения порядка, в котором

108

будет предъявлено обвинение. При решении указанных вопросов
следует учитывать:

• значимость выясняемых у каждого из лиц обстоятельств и возможность их использования в ходе допросов других лиц; • • индивидуальные особенности каждого лица, возможность установления бесконфликтного контакта при допросе в качестве подозреваемого; • • доказанность совершения преступления каждым из обвиняемых; • • степень участия каждого их них в каждом конкретном нападении; • • взаимоотношения между участниками. • В результате подобного отбора первым обвинение предъявляется тем членам группы, чья преступная деятельность полностью доказана и которыми даны показания могущие стать основанием для изобличения других членов банды.

С содержательной точки зрения допрос членов банды должен позволить выяснить не только обстоятельства совершения конкретного нападения (как бывает при грабеже или разбое), но и доказать наличие таких признаков, как организованность, устойчивость и вооруженность группы, нацеленность ее на совершение неограниченного ряда нападений. Поэтому в процессе допроса любого участника бандитского формирования должны выясняться следующие моменты:

1) кто являлся организатором банды, какие функции в деятельности банды он выполнял в дальнейшем; 2) 3) кто и каким образом вовлек данное лицо в банду: 4)

  • прямое приглашение;
  • замаскированные способы (постепенное втягивание в
    выполнение отдельных поручений, заем денег, оказание услуг);
  • искусственное создание ситуации, необходимой для вовлечения (шантаж, угрозы, требования об уплате долга);

109

3) почему это предложение поступило именно ему, что связывало его с уже действующими членами банды; 4) 5) структурное построение банды: кого из участников он знает, какие функции и каким образом они выполняли; 6) 7) кто разрабатывал планы совершения определенных нападений, распределял роли; 8) 9) какое оружие имела банда, кому оно принадлежало, каким образом оно приобретено и где хранилось, кто его использовал; 10) 11) какие транспортные средства имелись у участников банды, кому они принадлежали, каков источник их приобретения, где хранились; 12) 13) как давно и кем была создана банда; 14) 15) какова была сфера преступных интересов банды; 16)

10) где, когда, с чьим участием происходили сборы банды; 11) 12) как осуществлялась связь между членами банды; 13) 14) имелась ли собственная касса, каким образом пополнялась и расходовалась, кто осуществлял расчеты, каким образом легализовались денежные средства; 15) 16) каковы были принципы распределения денежных средств и других доходов; 17) 18) имела ли место связь с коррумпированными чиновниками и другими лицами; 19) 20) каким образом банда взаимодействовала с другими преступными группировками (деление территории, конфликты, охрана); 21) 22) каким образом в банде поддерживался порядок (система мер поощрения и взысканий); 23) 24) изменялся ли состав банды, если да, то в связи с чем. 25) Следует отметить, что действующее законодательство, к сожалению, не предусматривает достаточных мер для того, чтобы «стимулировать» рядовых членов банд к даче разоблачительных показаний. Между тем, например, в США

по

лицо, дающее свидетельские показания по делам об организованной преступности, может быть освобождено от уголовной ответственности, в случае, если у обвинения отсутствуют другие (кроме таких показаний) источники доказывания преступной деятельности других лиц. С другой стороны, дача свидетелем противоречивых показаний — достаточное основание для осуждения его за дачу ложных показаний (по другим делам для этого необходимо наличие прямых доказательств о ложности сделанных заявлений, а также наличие двух свидетелей этого).

Достаточно подробно урегулировано правовое положение членов преступных групп и организаций, вставших на путь сотрудничества с правосудием в Италии. Так, с санкции главного прокурора округа, на территории которого находится исправительное учреждение, либо проживает или временно находится «раскаявшийся» участник преступной организации, применяются такие меры защиты, как:

• перемена места жительства с гарантией сохранения в тайне как преступного прошлого лица, так и фактов его сотрудничества с правоохранительными органами; • • временное обеспечение лица документами «прикрытия» с измененными установочными данными, либо постоянная замена личных документов с внесением изменений в соответствующие аналитические учеты; • • обеспечение личной безопасности свидетеля силами судебной полиции и т.д. • Для лиц же, не желающих содействовать правосудию, не предусматриваются какие- либо послабления режима лишения свободы, в частности, исключается даже временное их освобождение из мест заключения.2

  • См.: Организованная преступность. Круглый стол издательства «Юридическая литература». / Под ред. А.И. Долговой и СВ. Дьякова. М.: Юрид.лит. 1989, с. 292 - 293.

  • См.: Законодательство Италии о борьбе с организованной преступностью. // Соц. законность. 1993, № 11, с. 34 - 38.

Ill

Безусловно, подобного рода стимулирующие меры необходимо предусмотреть и в законодательстве РФ.

При разработки тактики допроса подозреваемых и обвиняемых необходимо иметь в виду, что эти допросы проводятся с участником защитников. В соответствии с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 года в связи с жалобой гражданина Маслова В.И. адвокат должен быть допущен к участию в допросе фактически задержанного и до объявления протокола задержаня.

Очная ставка.

Очная ставка проводится при наличии существенных разногласий в показаниях двух ранее допрошенных лиц. По делам о бандитизме противоречия в показаниях возникают нередко между разными соучастниками преступления. Как правило, лица, осуществляющие содействие следователю (лица со слабой антиобщественной установкой, эпизодический участники отдельных нападений и другие неактивные члены банды), дают правдивые или (чаще) частично правдивые показания. Активные участники банды и ее организаторы, как правило, дают ложные показания, отрицая свою причастность к нападениям, стараясь переложить свою вину на других участников. Нередки ситуации, когда ни один из участников банды не дает полностью правдивых показаний. При этом следователь при отсутствии вещественных доказательств вынужден использовать противоречивые позиции обвиняемых, потерпевших с целью установления истины по делу.

Основным тактическим правилом очной ставки по делам о таких преступлениях является серьезная подготовка (прежде всего психологическая) участников очной ставки, дающих правдивые или частично правдивые показания. Для поддержания их позиции следователю, чтобы сломить сопротивление активных членов банды, требуется
подготовка вещественных

  • Об условиях и порядке производства очной ставки см., например, Гаврилов А.К., Закатов А.А. Очная ставка. Учебное пособие. Волгоград, 1978.

112

доказательств для предъявления, использование показаний других признающихся лиц. При этом важно помнить, что если уровень психологической выносливости лица, дающего правдивые показания на очной ставке, не высок, то ее результат может быть отрицательным: более слабое психологически лицо изменит свои показания под влиянием более сильного. Очная ставка является сама по себе тактическим приемом, поэтому иногда эффективно проведение повторной очной ставки.

С другой стороны, проведение очной ставки далеко не всегда оправданно и безопасно. При планировании и проведении очных ставок следует быть весьма осторожным с тем, чтобы не навредить дальнейшему ходу предварительного расследования. Очную ставку следует проводить лишь в тех случаях, когда имеется твердая уверенность если не в получении положительного результата, то хотя бы в отсутствии отрицательного.

Если второстепенный участник банды дал признательные показания, изобличил других членов банды, вряд ли целесообразно проводить очную ставку с лидером, руководителем банды, отрицающим свою причастность к ее деятельности. В подобной ситуации с достаточно высокой степенью вероятности возможно предсказать отрицательный результат очной ставки, заключающийся в изменении показаний второстепенного участника банды, либо в отказе от своих показаний лица, ранее изобличавшего других участников банды. В таких случаях, как представляется, очные ставки лучше не проводить.

Между тем, на практике следователи достаточно часто не учитывают это обстоятельство. Так, по изученным нами делам примерно в 18% случаев очные ставки дали отрицательный результат в силу допущения следователем указанной ошибки.

Кроме того, не всегда оправданно и проведение очной ставки между потерпевшими, свидетелями с одной стороны и подозреваемыми, обвиняемыми с другой. Принимая решение о производстве очной ставки между данными

113

субъектами процесса, следователь должен проанализировать и учесть как данные о волевых качествах ее участников, так и возможную опасность оказания давления на свидетеля (потерпевшего) со стороны находящихся на свободе членов банды, предупредить опасность возможно грозящую жизни, здоровью, имуществу свидетеля (потерпевшего) или членов его семьи.

Предъявление для опознания.

«Предъявление для опознания как следственное действие, производится с целью установления тождества, сходства или различия объекта, предъявляемого опознающему, который сравнивает его признаки с запечатленным в памяти образом ранее наблюдавшегося объекта».’ Уголовный процесс (ст. 164 УПК РСФСР) среди объектов опознания называет предметы и лица, а среди опознающих лиц - свидетелей, потерпевших и подозреваемых или обвиняемых.

Наиболее типичными видами опознания при расследовании бандитизма является опознание одними участниками банды других лиц, которые отрицают свое участие в банде. Данное следственное действие имеет не только информационную, но и психологическую задачу - воздействие на активно сопротивляющегося участника банды с целью его убеждения к даче правдивых показаний. При этом важно учесть, что опознание, в отличие от очной ставки, не требует от участников активного взаимодействия. Поэтому лица из числа участников банды, оказывающие содействие следователю, легче соглашаются на опознание, чем на очную ставку. Однако ценность очной ставки, несомненно, выше, так как благодаря ей могут быть устранены противоречия между показаниями членов банды, а не только устанавливается причастность определенного лица к банде.

  • Справочник следователя. Ч. 1., М.: Юрид. лит., 1981. С. 372. См. также: Цветков П.П. Предъявление для опознания в советском уголовном процессе. Л., 1962.

  • См.: Гинзбург А.Л. Опознание в следственной, оперативно- розыскной и экспертной практике. Учебно-практическое пособие / Под ред. проф. Р.С. Белкина. М, 1996.

114

Опознание членов банды, участвовавших в конкретном нападении, может производиться свидетелями и потерпевшими. Однако здесь по-прежнему остро стоит проблема защиты прав свидетелей и потерпевших от влияния организованной преступности. С учетом необходимости защиты интересов указанных лиц, следует, как нам кажется, согласиться с предложениями тех авторов, которые предлагают дополнить уголовно- процессуальное законодательство нормами, предусматривающими возможность проведения опознания по видеозаписи, а также возможность производства опознания в условиях отсутствия непосредственного контакта опознающего с опознаваемым.2 Кроме того, как представляется, прав Жук О.Д., указывая, что ныне действующее уголовно- процессуальное законодательство, хотя и не предусматривает прямо возможности предъявления для опознания в условиях, когда опознаваемый не видит опознающего, но и не содержит положений, запрещающих или делающих невозможным подобный порядок предъявления

  • См. об этом, например, Щерба С, Зайцев О. Как обеспечить безопасность участников процесса // Вестник МВД России. 1993, № 5, с.24 - 29; Щерба С, Зайцев О. Обеспечение безопасности участников уголовного процесса. // Советская юстиция, 1992, № 9, с. 16; Тихонов А. О процессуальной безопасности свидетеля и потерпевшего. // Российская юстиция. 1993, № 20, с. 26 - 27; Роганов С.А. Обеспечение безопасности свидетеля. // Проблемы совершенствования борьбы с преступностью на современном этапе. Рязань. Институт права и экономики МВД России, 1996, с.38 - 42; Петуховский А.А. Уголовно- процессуальные аспекты обеспечения безопасности свидетелей, потерпевших и других граждан, содействующих уголовному судопроизводству. // Актуальные проблемы расследования преступлений: Сб. трудов Академии МВД России. М., 1995, с.94 - 98; Михеева Г.П. Уголовно- правовая охрана свидетеля и потерпевшего. Автореф. дисс. …к.ю.н. М., 1993; Марченко СП. Обеспечение безопасности участников уголовного процесса. Автореф. дисс. …к.ю.н. М., ЮИ МВД России, 1994; Зайцев О.А. Обеспечение безопасности участников уголовного процесса по делам организованной преступности. Лекция. М, ЮИ МВД России, 1994; Давлетов А.А. Правовые гарантии обеспечения безопасности участников уголовного процесса. // Совершенствование законодательства: поиск и решения. Тюмень, ТВШ МВД России, 1993; Глушков А.И. Уголовно- процессуальные и оперативно- розыскные вопросы обеспечения защиты участников уголовного судопроизводства от противопрашЮ1 о действия заинтересованных лиц. // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. Материалы научно- практической конференции. М.: ЮИ МВД России, 1997, с. 128 - 131 и др.

  • Следует отметить, что проектом федерального закона “О борьбе с организованной преступностью” и проектом УПК РФ предусматривается возможность проведения опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего.

115

лица для опознания, а потому он может быть использован и в современных условиях.

Опознание предметов по делам о бандитизме проводится довольно часто с целью установления принадлежности того или другого имущества, похищенного при нападении потерпевшим или другим лицам. Особой разновидностью опознания, нередко применяемой по делам о бандитизме, является опознание трупа. Опознание трупа по делам о бандитизме, как и по другим делам, производится для установления личности убитого лица. Данные разновидности опознания не имеют при расследовании дел о бандитизме каких-либо существенных особенностей, поэтому не будем останавливаться на них подробно.

В случае, если после нападения потерпевший был перемещен в местность, которую он не знает, но говорит, что может узнать, может быть произведено опознание местности. Такое опознание может производиться по делам о бандитизме, связанным с похищением человека или незаконным лишением свободы.

В следственной практике по делам о бандитизме встречаются довольно типичные нарушения закона, которые в ряде случаев приводят к признанию результатов опознания не имеющими юридической силы.

Так, прежде всего закон требует, чтобы опознающий перед началом данного следственного действия дал показания о приметах и особенностях, по которым он может опознать подозреваемого. Это требование закона не означает, что следует всякий раз перед опознанием допрашивать опознающего. Если ранее это лицо было подробно опрошено, в том числе и об особенностях внешности лица, предъявляемого затем на опознание, то незачем вновь допрашивать его. Но, во всяком случае, подробного рода показания в деле должны быть.
Между тем, по изученным нами делам, в двух случаях

  • См.: Жук О.Д. Организованная преступность в современной России: раскрытие и расследование преступлений, совершенных организованными преступными формированиями. Томск, изд-во ТГУ, 1998.

116

следователем было произведено опознание без такого
предварительного допроса о признаках внешности опознаваемого лица.

Кроме того, при предварительном описании внешности лица, которое в дальнейшем будет предъявлено на опознание, следует не ограничиваться общими фразами (например, мужчина высокого роста с темными волосами), а по возможности более четко детализировать признаки внешности (в частности с применением методик, используемых для составления словесного портрета). В том случае, если такая детализация не имеет места, результаты опознания в значительной мере теряют свое доказательственное значение, приобретают «сомнительный» характер. К сожалению, подобная ошибка допускается следователями достаточно часто даже по делам о бандитизме. В ходе изучения материалов соответствующих уголовных дел было обнаружено, что около 15% опознаний было проведено по таким вот «неопределенным» описаниям внешности подозреваемого.

Довольно часто в практике встречается еще одно нарушение уголовно- процессуального закона. Оно заключается в том, что опознание проводится как бы «дважды»: сначала свидетелю или потерпевшему предлагается «узнать» конкретное лицо, а затем уже проводится официальное опознание. Нет необходимости говорить о том, что такое следственное действие не имеет никакой доказательственной силы.

Наконец, стоит указать и на тот факт, что по некоторым уголовным делам опознание, хотя и является необходимым, не проводится следователем. Последний тогда «подменяет» это следственное действие производством очной ставки, на которой потерпевший или свидетель заявляет, что он действительно видел подозреваемого (обвиняемого) и описывает, при каких обстоятельствах это произошло. В таком случае представляется возможным, на наш взгляд, вести речь или о грубой ошибке следователя, в результате которой не реализуется важная возможность собирания доказательств, либо о его недобросовестности (в ситуации, когда такая «подмена» происходит вследствие

117

того, что следователь не уверен в положительном результате предъявления лица для опознания).

Подобные и другие нарушения закона, думается, должны быть абсолютно исключены из следственной практики по делам о бандитизме.

Производство такого следственного действия, как предъявление для опознания, в ходе расследования уголовных дел о бандитизме может зачастую приобретать совершенно неотложный характер. Между тем поиски статистов, которые соответствовали бы описанию, данному потерпевшим или свидетелем, могут быть в некоторых случаях весьма продолжительными. Использование же в качестве статистов лиц, не обладающих теми характерными признаками внешности, которые указаны опознающим, будет простой формальностью, прикрывающей фактическое нарушение закона. Думается поэтому, что в уголовно- процессуальный закон должны быть внесены изменения, позволяющие в случаях, не терпящих отлагательства, производить опознание без участия статистов. При этом до производства опознания следователь должен иметь обязательно подробное описание признаков внешности опознаваемого, а при его производстве непременно должны принимать участие понятые.

Таким образом, последовательность, особенности планирования, организации и проведения тех или иных следственных действий при расследовании бандитизма определяются следственной ситуацией, сложившейся к моменту начала предварительного следствия, а их эффективность зависит от правильной их организации и безошибочной деятельности в ходе их производства.

118 Глава 2. Организация оперативно- розыскной деятельности и взаимодействие следователя с органами дознания и
органами, осуществляющими оперативно- розыскную деятельность,
по делам о бандитизме и преступлениях, совершенных бандами.

2.1. Оперативно- розыскная деятельность по делам о бандитизме. 2.1.1. Сущность и задачи оперативно- розыскной деятельности по делам о бандитизме.

Ст. 1 ФЗ «Об оперативно- розыскной деятельности», принятого Государственной Думой Федерального Собрания РФ 05.07.1995 года в редакции от 05.01.1999 года (№ 144-ФЗ), определяет оперативно- розыскную деятельность как «вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то настоящим Федеральным законом…, в пределах их полномочий посредством проведения оперативно- розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств».

Особенности оперативно- розыскной деятельности по делам о бандитизме проистекают и неразрывно связаны с характерными чертами, отличительными свойствами дел данной категории. К числу наиболее существенных из них, определяющих условия, задачи и порядок оперативно-розыскной деятельности, относятся следующие:

• групповой характер преступной деятельности; наличие в банде лидера, распределения ролей; • • значительная продолжительность существования банды, ориентация ее на неоднократное совершение нападений, на продолжаемую преступную деятельность; •

119

• «плановость» совершения отдельных нападений, наличие подготовки к ним; • • конспиративный характер преступной деятельности банды, а также наличие с ее стороны активного противодействия деятельности правоохранительных органов, направленной на пресечение ее преступной деятельности; • • определенные закономерности психологических отношений между членами банды (с одной стороны - ориентация поведения отдельного участника на ценностные установки банды, с другой стороны - наличие в банде конфликтов либо конфликтных ситуаций). • Данные свойства банды, особенности ее деятельности и определяют особенности, значение оперативно- розыскной деятельности, а также конкретные задачи органов, осуществляющих такую деятельность по делам о бандитизме.

В первую очередь здесь необходимо отметить то обстоятельство, что в силу перечисленных черт преступной деятельности бандитских формирований (конспиративности, группового, планового характера, наличия противодействия раскрытию и расследованию), тех открытых форм деятельности, которые предусмотрены уголовно- процессуальным законом, явно недостаточно для расследования бандитизма, пресечения деятельности банды. Поэтому чрезвычайно важными и абсолютно необходимыми становятся формы деятельности, характерные для оперативно- розыскных органов. Данное обстоятельство признается несомненным не только в нашей стране.

Так, еще в 1983 году специальная комиссия конференции МВД ФРГ в своем отчете признала, что для борьбы с организованными преступными формированиями в современных условиях классические методы раскрытия преступлений (открытый розыск, обыски, допросы) явно недостаточны и рекомендовала: «В будущем с организованной преступностью эффективно можно будет бороться, если удастся длительное время
удерживать с

120 подозреваемым контакты для добывания информации о структуре преступной организации…».1

Задачами оперативно- розыскной деятельности по делам о бандитизме следует, на наш взгляд, считать (с учетом положений ст.2 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»):

• выявление и пресечение деятельности по созданию бандитских групп; • • выявление уже функционирующих банд, документирование их деятельности и разобщение бандитских группировок; • • предупреждение и пресечение бандитских нападений; • • оказание помощи в расследовании дел о бандитизме и преступлениях, совершенных бандами, установление лиц, принимавших участие в деятельности банд, и розыск лиц, скрывающихся от дознания, следствия и суда. • 2.1.2. Осуществление оперативно- розыскной деятельности до возбуждения уголовного дела.

Оперативно- розыскная деятельность по делам о бандитизме имеет тем больше смысла, поскольку банда существует и действует в течение продолжительного периода времени, что дает возможность провести документирование ее организации и деятельности еще до момента возбуждения уголовного дела. Это также позволяет спрогнозировать ее поведение и задержать членов банды «с поличным» при попытке совершения очередного нападения.

На этом этапе деятельности оперативно- розыскные органы должны получить максимально возможный объем информации о банде. В идеальном варианте органы, осуществляющие документирование
деятельности банды,

  • См.: Гесснер Р., Херцог У. За фасадом права. Методы новой тайной полиции. / пер. с нем. М., 1990, с. 52-53.

121 должны до момента возбуждения уголовного дела по факту бандитизма собрать следующую информацию:

• о времени и способе организации банды (создавалась ли она целенаправленно или же является результатом перерождения в бандформирование иной организованной преступной группы); • • о наличии у банды оружия (при этом необходимо установить, в частности, какое оружие имеется на вооружении банды, где, кем, каким способом оно приобретено, где и у кого хранится, как используется или планируется его использовать, кто распоряжается оружием), а также об осведомленности всех членов банды о наличии в ней оружия; • • о численности и персональном составе банды, а также о лицах, не являющихся ее членами, но принимавших участие в отдельных бандитских нападениях; • • о структуре банды и распределении в ней ролей (кто создал банду или является ее лидером, кто руководит деятельностью банды в целом или ее отдельными звеньями, кто планирует и организует отдельные нападения, руководит их совершением и т.д.); • • о межличностных отношениях между членами банды, возможном наличии психологического напряжения между ее отдельными членами или наличии конфликтов, конфликтных ситуаций между ними; • • о лицах, которых можно привлечь к сотрудничеству с правоохранительными органами; • • о наличии у банды связей с другими преступными формированиями, с коррумпированными работниками правоохранительных органов, представителей органов государственной власти; • • о лицах, осведомленных о деятельности банды, ее участников; • • об объектах преступных посягательств, совершенных бандой, механизме, приемах и способах совершения конкретных нападений, способах маскировки, сокрытия следов преступлений; •

122

• о готовящихся нападениях, месте, времени и способе их предполагаемого совершения.

В «Методических рекомендациях по обеспечению оперативно-розыскного сопровождения уголовных дел о бандитизме», подготовленных ВНИИ МВД в 1996 году, указывается, что первоочередное внимание оперативно- розыскным работникам следует уделять документированию сведений о конкретных преступлениях, совершенных участниками бандитской группы. И только после получения доказательств того, что преступной группой совершен целый ряд преступлений, разрозненные уголовные дела, возбужденные по фактам совершения таких преступлений, объединяются в одно производство и решается вопрос о квалификации действий участников организованной преступной группы по ст. 209 УК РФ. К сожалению, следование таким рекомендациям приводит к тому, что расследование уголовных дел в различных территориальных ОВД Западно- Сибирского региона (как это следует из изучения нами практики), ведется изолированно, без учета перспективы дальнейшей квалификации по ст. 209 УК РФ (даже в тех случаях, когда работники следственных подразделений знают о наличии раскрытых уголовных дел на территории других ОВД).

Возникает вопрос о том, как же быть в том случае, если органам, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность, стало известно о существовании или создании банды еще до момента совершения ею первого нападения (а тем более последующих)? Возможно ли проводить документирование деятельности такой группы и возбуждать уголовное дело по факту бандитизма, или же следует ждать, пока ею будет совершено достаточное число нападений.

Учитывая, что, как мы уже говорили, такое преступление, каким является бандитизм, считается оконченным с момента создания банды, и не связывается законодателем с совершением каких- либо конкретных нападений, безусловно, органам, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность,

123 не следует дожидаться того момента, когда банда совершит какие- либо нападения, а следует пресекать ее деятельность, если это возможно, в момент совершения попытки первого нападения, или еще до того. Однако, следует заметить, что ситуация, в которой оперативно- розыскным органам стало известно о создании банды еще до совершения ею первого из запланированных преступных посягательств, встречается очень редко. В подавляющем большинстве случаев правоохранительным органам становится известно о существовании бандитской группы в ситуации, когда последней совершено уже несколько нападений на граждан или организации. Тем не менее, такая возможность не исключена. Конечно, в случае, если организованной преступной группой уже совершено несколько конкретных преступных деяний, куда легче доказывать наличие у такой группы цели, предусмотренной законодателем для банды (цель совершения неопределенного числа нападений). Но в данном случае не стоит идти по легкому пути, поскольку он чреват чрезвычайно большой опасностью для общественных отношений, а возможно-для жизни и здоровья людей. Поэтому в случае, если органам, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность, стало известно о банде еще на этапе ее создания, или, во всяком случае, до совершения бандой первого нападения, ни в коем случае не следует ждать пока такое посягательство будет завершено, а следует либо задержать ее участников с поличным при подготовке или совершении нападения, либо пресечь ее деятельность на еще более раннем этапе.

К сожалению, это не всегда удается даже в случаях, когда информация о создании банды была получена своевременно. Так, в 1997 году сотрудниками Западно-Сибирского РУОП была получена оперативная информация о том, что в г. Новосибирск прибыла группа лиц под руководством Моисеева с целью совершения нападений на граждан и организации. В результате документирования деятельности данной группы была получена информация о том, что она намерена совершить разбойное нападение на гр-на К. Однако

124 невзирая на все принятые меры и участие в операции сотрудников СОБР, 7 отдела РУОП, ОПУ УВД Новосибирской области, разбойное нападение было окончено, в его результате потерпевший был ранен, а при доставлении в больницу скончался.

С учетом того, что одной из целей оперативно- розыскной деятельности является защита жизни и здоровья человека, деятельность оперативных служб, принимавших участие в данной операции, вряд ли можно однозначно считать успешной, даже с учетом того, что после разбойного нападения члены банды были задержаны при попытке скрыться с места преступления, дело в отношении них было расследовано и рассмотрено судом, и все они приговорены к значительным срокам лишения свободы.

Таким образом, оперативно- розыскная деятельность начинается задолго до возбуждения уголовных дел о бандитизме.

Основания к началу оперативно- розыскной деятельности исчерпывающе определены законодателем в ст.7 Федерального Закона «Об оперативно- розыскной деятельности», принятого Государственной Думой Федерального Собрания РФ 05.07.1995 года в редакции от 05.01.1999 года. В соответствии с данной нормой в условиях, когда не возбуждено уголовное дело, оперативные подразделения вправе осуществлять оперативно- розыскную деятельность, в частности, в случаях, когда в их распоряжении имеются сведения о:

1) признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела; 2) 3) событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации; 4)

125

3) лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания;

4) лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов. Однако в литературе поставлен вопрос о том, как следует истолковывать

формулировку закона, требующую наличия «сведений о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния», а именно: позволяет ли она вести, например, агентурную работу в криминальной среде, внешне легально функционирующей в рамках действующего законодательства (в условиях, когда уголовное дело не возбуждено, а криминальные намерения искусно замаскированы.’ Причем на этот вопрос Н.П. Яблоков фактически дает утвердительный ответ, отмечая, в качестве одного из требований, предъявляемых к оперативно- розыскной работе, необходимость выявления даже искусно замаскированных признаков организованной преступной деятельности. Таким образом, по его мнению, органы, осуществляющие оперативно- розыскную деятельность вправе, по существу, заниматься «разведкой», проводя предусмотренные законом негласные мероприятия и в целях обнаружения признаков подготавливаемых и совершаемых преступлений.

Аналогичным образом понимает смысл, задачи оперативно- розыскной деятельности А.Г. Маркушин. По его мнению, оперативная работа направлена на получение первичных (ранее не известных) сведений, имеющих только отдельные признаки преступлений, а синонимом оперативно- розыскной деятельности он считает термины «оперативный поиск», «оперативно-поисковая работа», рассматривая ОРД как систему мероприятий по сбору,

  • См. об этом, например, Яблоков Н.П. Общеметодические проблемы оперативно- розыскной деятельности в борьбе с организованной преступностью. // Вестник МГУ. Серия 11. Право, 1996, №2, с. 46. - См.: Там же.

126 накоплению и систематизации первичной информации о лицах, явлениях, фактах, материальных объектах, представляющих оперативный интерес’

При уяснении смысла нормы, закрепленной в ст. 7 ФЗ «Об оперативно- розыскной деятельности» следует, как представляется, исходить из приоритета норм международного права перед Российскими. Учитывая, что РФ является в настоящее время членом Европейского Сообщества, на нашу страну распространяется юрисдикция Европейского Суда по правам человека. Между тем, указанный Суд в своем решении от 09.09.1978 года, оценивая закон ФРГ «Об ограничении тайны переписки, телеграфных сообщений, телефонных переговоров», разъяснил: «…если наблюдение осуществляется исключительно для получения разведывательных данных и не связано с конкретным подозрением в совершении преступления, оно недопустимо».2

С учетом данной позиции Суда ЕС следует сделать вывод о том, что норма ст. 7 ФЗ РФ «Об оперативно- розыскной деятельности» вовсе не содержит пробела в законодательстве , а напротив, достаточно четко ограничивает полномочия оперативных подразделений, исключая возможность проведения оперативных мероприятий по усмотрению таких подразделений в отношении любого лица без каких- либо оснований к тому.

Правоохранительные органы должны производить документирование деятельности такой банды, а также принимать меры к ее разобщению. Вместе с тем необходимо отметить, что «подозрение», упомянутое в решении Европейского Суда, неравнозначно понятию «подозреваемый», закрепленному в УПК РСФСР. В данном случае речь идет о лице, в отношении которого имеется информация, подлежащая проверке. Поэтому, на наш взгляд, нельзя полностью отрицать возможность проведения оперативно-розыскных мероприятий «разведывательного» характера.

  • См.: Маркушин А.Г. Оперативно- розыскная деятельность - необходимость и законность. Нижний Новгород: Нижегородская ВШ МВД РФ, 1995, с. 130-131.

  • Цит. по: Филимонов Б.А. О понятии оперативно- розыскной деятельности. // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1996, № 4, с. 33.

127

Правоохранительные органы должны производить документирование деятельности банды, а также принимать меры к ее разобщению.

Данная работа аппаратом Западно-Сибирского РУБОП осуществляется на весьма высоком уровне.

Так, за 1998 год в Западно- Сибирском регионе было выявлено и поставлено на учет 42 организованные преступные группы бандитской направленности, включающие в себя в общей сложности 286 участников. За первое полугодие 1999 года выявлено еще 28 банд, в которых состоит 149 активных членов. Достаточно успешно осуществляется и деятельность по разработке (разобщению) банд. В частности, в течение 1998 года в регионе разработано 48 организованных преступных групп (459 участников). За 6 месяцев 1999 года разработано еще 22 преступные группы (что немного меньше, чем за аналогичный период предшествующего года), включавшие 121 участника.

Однако собирание сведений о составе, структуре и деятельности банды необходимо не само по себе. Итогом его, конечной целью, несомненно, является реализация полученной информации. При этом возможны два типа ситуации: либо орган, осуществляющий оперативно- розыскную деятельность и наделенный полномочиями органа дознания, может сам возбудить уголовное дело и провести по нему неотложные следственные действия (об этом см. ниже), либо имеющаяся информация может быть передана следователю для того, чтобы последний, оценив ее, мог принять решение о возбуждении уголовного дела и принятии его к своему производству (в качестве разновидности второго типа ситуации можно рассматривать случай, когда в производстве следователей уже имеются уголовные дела, возбужденные по фактам совершения отдельных преступлений, а в распоряжении оперативно-розыскных органов имеется достаточный объем информации, позволяющей сделать вывод о том, что все эти преступные деяния были совершены бандой).

1 - Как утверждает в своей работе А.Г. Маркушин. См.: Маркушин А.Г. Указ. Соч., с. 85.

128

2.1.3. Оперативно- розыскное обеспечение уголовных дел о бандитизме.

С возбуждением уголовного дела по факту бандитизма оперативно- розыскная деятельность еще далеко не окончена, она только переходит в новую стадию, приобретает новое качество, новые задачи.

В ходе предварительного расследования по делам о бандитизме оперативно- розыскные органы призваны продолжать собирать необходимую следствию информацию о структуре и деятельности банды, отношениях между ее членами, а также помогать следствию в реализации этой информации, осуществлять необходимую помощь и поддержку. Кроме того, учитывая такие свойства бандитизма, как наличие активного противодействия раскрытию и расследованию данного типа преступлений со стороны банды, на эти органы ложатся также задачи по обеспечению безопасности свидетелей и потерпевших, а также по обеспечению защиты хода и результатов расследования от возможного воздействия коррумпированных связей банды.

Более того, данная деятельность не должна прекращаться, на наш взгляд, и после окончания предварительного расследования и передачи уголовного дела в суд.

С учетом изложенного, нам представляется правомерным употребление в отношении деятельности оперативно- розыскных органов по делам о бандитизме термина «оперативно- розыскное обеспечение» или «оперативно-розыскное сопровождение»2.

1 - См., например, Самоделкин СМ. Оперативно- розыскное сопровождение предварительного расследования и судебного разбирательства тяжких преступлений (правовые и организационные вопросы). Дисс. на соискание … канд. юридич. наук. М., 1994. - См.: Бордиловский Э.И. Сущность и основные направления оперативно- розыскного обеспечения предварительного расследования групповых преступлений // Актуальные проблемы агентурно- оперативной деятельности органов внутренних дел. Труды Академии МВД СССР. М., 1990, с. 112; Хомколов В.П. Правовые и организационно- тактические вопросы оперативно- розыскного обеспечения деятельности следователя по установлению лица, совершившего преступление. Дисс. на соискание … канд. юрид. наук. Р., 1984; Хачароев Х.Л. К вопросу о сущности оперативно- розыскного обеспечения процесса

129

Хочется только отметить, что, как нам представляется, более верна позиция тех авторов, которые предпочитают использовать первый из этих терминов. В самом деле, термин «сопровождение» подчеркивает в первую очередь одновременность, параллельный характер процессов расследования и оперативно- розыскной деятельности по соответствующим категориям уголовных дел, что, конечно, свойственно данным процессам, но не является их наиболее важным признаком. Термин же «обеспечивать» употребляется в русском языке в значении «снабдить чем- нибудь в нужном количестве» или «сделать вполне возможным, действенным, несомненным»1. Поэтому употребление термина «оперативно- розыскное обеспечение дел о бандитизме» указывает на активную помощь органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в процессе расследования и судебного рассмотрения этих дел, создание ими необходимых условий для этих видов деятельности.

Таким образом, под оперативно- розыскным обеспечением уголовных дел о бандитизме мы в данной работе будем понимать деятельность уполномоченных правоохранительных органов, заключающуюся в проведении оперативно- розыскных мероприятий и направленную на создание оптимальных условий для расследования и судебного рассмотрения этих дел.

При этом очень точно должен быть определен момент реализации информации, сведений, полученных в ходе документирования деятельности бандитской группировки (или деятельности по ее созданию).

Думается, что по рассматриваемой категории уголовных дел к реализации следует переходить в следующих случаях:

1) если имеются достаточные данные о составе, структуре банды, отношениях между ее членами, совершенных бандой преступных посягательствах и т. д.(см. выше);

расследования преступлений. // Проблемы теории и практики
правоохранительной деятельности органов внутренних дел. Сборник статей адъюнктов и соискателей. Выпуск 8„ М.: Юридический институт МВД России, 1997, с. 143 и др. 1 - См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка. М.

130

2) если данные, указанные в предыдущем пункте выяснены в основном и представилась возможность задержания ее участников с поличным при покушении на очередное нападение;

3) если имеющихся данных достаточно, по крайней мере, для возбуждения уголовного дела и оперативным путем получены сведения о том, что члены или руководство банды намерены уничтожить фактические данные, изобличающие их в совершении преступления, либо ликвидировать свидетелей бандитских нападений;

4) в других случаях при возникновении реальной угрозы жизни и здоровью людей.

Закон (УПК РСФСР) считает орган дознания органом, управомоченным на возбуждение уголовного дела. Не содержится в законе каких либо ограничений этого права в зависимости от сущности дела или от его будущей подследственности. Таким образом, не существует законодательного запрета на возбуждение уголовного дела по факту бандитизма самим органом дознания.2

Между тем, в случае возбуждения уголовного дела органом дознания, до момента передачи дела следователю или до принятия дела следователем к своему производству (но не более, чем в течении 10 дней) орган дознания наделяется весьма обширными полномочиями, сочетая в одних руках как средства, необходимые для производства оперативно- розыскных мероприятий, так и возможности производства почти любого следственного действия (за исключением таких действий, как очная ставка, предъявление для опознания, экспертиза, следственный эксперимент). Таким образом, в этом случае на определенный период времени полномочия на совершение следственных действий и на проведение мероприятий оперативно- розыскного характера

  • См. об этом также: «Методические рекомендации по обеспечению оперативно- розыскного сопровождения уголовных дел о бандитизме», подготовленные ВНИИ МВД России.

  • В этой связи следует признать не соответствующими нормам УПК РСФСР положения ряда ведомственных нормативных актов МВД, запрещающие органу дознания возбуждать соответствующие уголовные дела.

131 могут оказаться сосредоточенными в одних руках, что способно (при условии качественной работы органа дознания) оказаться весьма эффективной мерой, исключающей возможность возникновения
проблем, связанных с несогласованностью действий следователя и оперативных подразделений.

После передачи дела следователю или принятия им дела к своему производству, либо в случае, если материалы разработки банды с самого начала были предоставлены следователю для решения им вопроса о возбуждении уголовного дела, объем полномочий органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, существенно меняется.

Однако в юридической литературе и практике остается до сих пор открытым вопрос о реальном объеме таких полномочий.

При этом чаще всего как в юридической литературе, так и в ведомственных методических разработках, встречается позиция, в соответствии с которой после поступления дела к следователю как следственные, так и оперативно- розыскные действия могут производиться органом дознания только по поручению следователя.

Однако встречаются и иные точки зрения. Так, М. Селезнев считает, что оперативные работники, включенные в состав следственно- оперативной группы, вправе производить без отдельного поручения следователя не только оперативно- розыскные, но и следственные действия.2 А.Г. Маркушин указывает, что после выполнения поручения следователя орган дознания вправе провести розыскные и следственные действия, не указанные в поручении, если в этом возникнет необходимость и эти действия неразрывно

  • См., например, Федоткин М.А. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания. // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1996, № 4, с.94 - 97, а также «Методические рекомендации по обеспечению оперативно- розыскного сопровождения уголовных дел о бандитизме», подготовленные ВНИИ МВД России.

  • См.: Селезнев М. Бригадный метод расследования. //Законность, 1997, № 7, с. 14 - 19.

132 связаны с теми, которые указаны в поручении.1 Близкой
позиции придерживается и Л.Н. Посельская.

Наконец, ряд авторов, не включаясь в данную дискуссию, отмечают в своих исследованиях тот факт, что оперативные подразделения на практике осуществляют самостоятельно оперативно- розыскные мероприятия по делам, находящимся в производстве следователя, зачастую не делясь с последним своими планами и полученной информацией.3 Аналогичные сведения получены и нами при анализе практики расследования уголовных дел о бандитизме.

Возникает вопрос: а действительно ли оперативные подразделения вправе самостоятельно, без поручения следователя производить в ходе расследования уголовного дела (в частности, дела о бандитизме) оперативно-розыскные мероприятия.

В качестве законодательной основы позиции, в соответствии с которой самостоятельное осуществление указанными органами таких мероприятий недопустимо, рассматривается обычно ч.4 ст. 119 УПК РСФСР. В самом деле, в соответствии с ней «после передачи дела следователю орган дознания может производить по нему следственные и розыскные действия только по поручению следователя. В случае передачи следователю дела, по которому не представилось возможным обнаружить лицо, совершившее преступление, орган дознания продолжает принимать оперативно- розыскные меры, уведомляя следователя о результатах». При этом, в соответствии со ст. 117 УПК РСФСР, одним из органов дознания является милиция.

  • См.: Маркушин А.Г. Оперативно- розыскная деятельность - необходимость и законность. Нижний Новгород: Нижегородская ВШЩ МВД РФ, 1995, с. 59.
  • См.: Посельская Л.Н. Совершенствование форм и методов взаимодействия служб органов внутренних дел в раскрытии тяжких преступлений. // Актуальные проблемы общественной безопасности. Тезисы Всероссийской научно- практической конференции. Иркутск, Иркутская высшая школа МВД России, 1996, с. 48 - 49.
  • 3 - См., например, Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М.: Юрид. Лит., 1991, с.96; Тельцов А.П. О категориях ошибок, допускаемых при расследовании бандитизма. // Актуальные проблемы общественной безопасности. Тезисы Всероссийской научно- практической конференции. Иркутск, Иркутская высшая школа МВД России, 1996, с. 64.

133

С другой стороны, ФЗ РФ «Об оперативно- розыскной деятельности» (ст. 7), предусматривая основания для проведения оперативно- розыскных мероприятий, рассматривает в качестве самостоятельных оснований как наличие поручения следователя или органа дознания по делам, находящимся в их производстве, так и наличие возбужденного уголовного дела. В качестве одного из органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность, этим законом (ст. 13) рассматриваются оперативные подразделения органов внутренних дел РФ.

Из соотношения двух этих нормативных актов можно, как представляется, сделать следующие выводы.

Объективной основой возникшей дискуссии служит, на наш взгляд, совпадение в одном лице, а именно в лице оперативных подразделений органов внутренних дел РФ, сразу двух правовых «масок», имеющих разные типы полномочий. Они являются одновременно и представителями органа дознания и органами, осуществляющими оперативно- розыскную деятельность. Правовое положение и полномочия их как органов дознания при этом определяются УПК, а правовое положение и полномочия их как органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность, регламентировано в то же время ФЗ РФ «Об оперативно- розыскной деятельности».

Два указанных нормативных акта при этом регламентируют совершенно различные формы деятельности, которые, волею законодателя, как мы уже указали, объединились в одних руках.

В результате в период, когда производится расследование уголовных дел, оперативные подразделения органов внутренних дел выполняют сразу две различные функции, которые, в данном случае, достаточно сложно разграничить, что, как представляется, и является основанием возникшей неразберихи при определении круга их полномочий.

Если же обратиться к практике, то станет очевидным, что в осуществлении оперативными подразделениями органов внутренних дел во

134 время расследования уголовных дел оперативно- розыскных мероприятий как на основании поручений следователя, так и без такого поручения, есть свой резон.

Действительно, в ходе расследования уголовного дела, особенно уголовного дела о бандитизме могут возникнуть ситуации, при которых необходимо срочное принятие мер оперативно- розыскного характера. Такие ситуации могут возникнуть, например, в случае получения сведений об оказании участниками банды давления на свидетелей, потерпевших, экспертов, либо в случае возникновения угрозы их жизни и здоровью. В этом случае органу, осуществляющему оперативно- розыскную деятельность необходимо предпринять срочные меры для защиты указанных лиц. Аналогичные ситуации могут возникнуть и в других случаях (противодействие расследованию путем использования коррумпированных сотрудников правоохранительных органов, возникшая угроза уничтожения доказательственного материала, и т.д.). В этих случаях бездействие в ожидании получения поручения следователя может привести к крайне негативным последствиям, а в конечном итоге - оставить преступление нераскрытым.

Кроме того, как мы указали, далеко не всегда возбуждение уголовного дела или его переквалификация на ст. 209 УК РФ имеют место в ситуации, когда органами, осуществляющими оперативно- розыскную деятельность уже собраны все необходимые сведения по уголовному делу. В таком случае задержка получения поручения следователя о продолжении разработки такой организованной преступной группы, либо, тем более, неполучение от следователя такого поручения, что возможно на практике, будут означать бездействие оперативных подразделений, задержку в получении информации, необходимой для установления, например, всех лиц, причастных к деятельности банды, невозможность собирания информации, могущей помочь следователю при подготовке и проведении следственных действий и т.д.

135

Отметим, что по изученным нами уголовным делам соответствующие поручения давались следователями лишь в 43% случаев. Из них 5 поручений (42%) даны в течение 3 дней после принятия следователем дела к своему производству, 3 поручения (25%) - в срок от 3 до 10 дней с момента принятия дела к производству, а 17% поручений даны по истечении месяца после принятия дела к производству следователем.

Кроме того, подавляющее большинство уголовных дел о бандитизме не возбуждается сразу по факту совершения именно этого преступления, а формируется в результате объединения нескольких уголовных дел, возбужденных по фактам совершения отдельных преступных посягательств, и перепредъявления обвинения. Так, в Западно- Сибирском Регионе в 1999 году не было ни одного случая возбуждения уголовного дела сразу по ст. 209 УК РФ. При этом при изучении уголовных дел нами не обнаружено ни одного поручения следователя, данного по делам, впоследствии объединенным в одно производство, в котором органу дознания давалось бы указание установить, не совершено ли данное преступное деяние бандой и нет ли других преступлений, которые были бы совершены той же бандой. С учетом этого, думается, возникли бы крайне большие сложности с раскрытием бандитизма, если бы органы, осуществляющие оперативно- розыскную деятельность, ограничились по таким делам исключительно исполнением поручений следователя, а не вели бы обширную самостоятельную работу.

Наконец, непонятно, как следует поступать после принятия дела следователем к своему производству в ситуации, когда в отношении банды ведутся длящиеся оперативно- розыскные мероприятия (прослушивание телефонных переговоров, либо снятие информации с технических каналов связи, наблюдение, и т.п.), если исходить из невозможности самостоятельной деятельности органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность. С одной стороны, продолжение таких мероприятий без получения соответствующего поручения будет означать, что они осуществляются без

136 поручения. С другой стороны, их прекращение (вывод агента из банды, снятие с прослушивания телефонных переговоров, и т.п.) также являются оперативно-розыскными действиями, для совершения которых, в таком случае также необходимо поручение следователя. Как же следует поступить оперативным подразделениям ОВД в случае, если следователь не дает на этот счет никаких указаний? Чтобы максимально обострить такую ситуацию, добавим, что в соответствии с действующим законодательством и Инструкцией «О порядке представления результатов оперативно- розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд», утвержденной 13.05.1998 года, указанные органы предоставляют следователю сведения о результатах оперативно- розыскной деятельности по собственной инициативе (кроме случаев, когда такая деятельность осуществлялась по поручению следователя) и в определяемых ими пределах.

Таким образом, представляется совершенно необходимым предоставление оперативным подразделениям ОВД РФ самостоятельно осуществлять оперативно- розыскную деятельность, в том числе и по делам, находящимся в производстве следователя.

С другой стороны, такое право не должно быть абсолютным. С момента принятия уголовного дела следователем к своему производству последний несет за него полную ответственность. Между тем «самодеятельность» оперативно- розыскных органов, не согласованная со следователем, может привести к разнобою в их действиях. Это означает как возможность того, что оперативный работник, не зная планов следователя, и выполняя оперативно-розыскные мероприятия, может воспрепятствовать деятельности следователя или затруднить расследование. С другой стороны, следователь, не подозревающий о планах оперативных служб, может сорвать проведение соответствующих оперативно- розыскных мероприятий.

Выход из такой негативной ситуации лежит на пути не запрещения производства оперативных действий без согласия следователя, а на
пути

137 согласования планов следственных действий и оперативно-
розыскных мероприятий, а также информирования следователя о проведении мероприятий экстренного характера (подробнее о взаимодействии следователя и органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность, см. ниже).

С учетом изложенного, как представляется, следует внести некоторые изменения в нормы уголовно- процессуального законодательства, устранив имеющее место сегодня рассогласование между положениями УПК РСФСР и ФЗ РФ «Об оперативно- розыскной деятельности». Думается, что в УПК должен остаться запрет на производство органом дознания следственных действий без поручения следователя после принятия последним уголовного дела к своему производству. Что же касается оперативно- розыскных мероприятий, то в уголовно- процессуальном законе можно предусмотреть обязанность оперативных подразделений согласовывать со следователем план оперативно- розыскных мероприятий, которые намечается проводить по делу после принятия его к своему производству следователем, а также обязательность извещения следователя о производимых внеплановых (экстренных) мероприятиях оперативных служб.

К сожалению, в проекте УПК РФ, представленном в Государственную Думу РФ для принятия во втором чтении, рассмотренное противоречие так и не разрешено. Причем указанный проект УПК содержит норму, дающую возможность предположить, что органу дознания воспрещается производить без поручения следователя только следственные (но не оперативно- розыскные) действия. Речь идет о части 6 ст.37 проекта, в которой говорится: «По расследуемым им делам следователь имеет право знакомиться с оперативно-розыскными материалами органов дознания, относящимися к расследуемому делу, давать им письменные, обязательные для исполнения поручения и указания о производстве оперативно-розыскных мероприятий, розыскных и следственных действий и требовать от них содействия в производстве следственных действий. Сотрудники органов, осуществляющих оперативно-

138 розыскную деятельность, могут иметь свидания с задержанными только с разрешения, а допрашивать их либо производить с ними другие следственные действия - только на основании письменного поручения того следователя, в производстве которого находится уголовное дело».

В то же время, проект УПК содержит ст. 174, часть 3 которой содержит практически ту же формулировку, что ч.4 ст. 119 действующего УПК. В ней закреплено: «После передачи дела следователю орган дознания вправе производить по нему следственные и оперативно-розыскные мероприятия только по поручению следователя. В случае передачи следователю дела, по которому не представилось возможным обнаружить лицо, совершившее преступление, орган дознания обязан принимать розыскные меры для установления такого лица, уведомляя следователя о результатах».

Такая формулировка представляется нам неудовлетворительной и требующей уточнения с учетом вышеизложенных соображений.

После окончания расследования оперативные подразделения не должны считать свою деятельность оконченной. Как мы уже указали, оперативное обеспечение уголовного дела о бандитизме должно продолжаться и в судебных стадиях уголовного процесса.

Вывод о необходимости такого обеспечения можно сделать и исходя из практики расследования дел о бандитизме в Западно- Сибирском регионе. В частности, на стадии судебного разбирательства отмечаются факты:

• воздействия на свидетелей и потерпевших с целью дачи показаний, нужных обвиняемым; • • воздействия на судей, прокуроров, экспертов и специалистов, дающих в судебном разбирательстве заключения по различным вопросам; • • уничтожения и фальсификации доказательств по уголовному делу. • С учетом изложенного, следует прийти к выводу, что оперативное обеспечение дел о бандитизме может считаться оконченным лишь в момент вступления в законную силу обвинительного приговора суда.

139

В литературе высказывалось мнение, в соответствии с которым оперативное сопровождение уголовного дела о бандитизме должно продолжаться и после указанного момента, в процессе отбывания лицами, осужденными за бандитизм уголовного наказания. Следует отметить, что правом проведения оперативно-розыскных мероприятий в исправительных учреждениях наделены оперативные подразделения органов ГУИН Министерства юстиции РФ. Поэтому органы внутренних дел координируют свою деятельность с указанными оперативными подразделениями.

2.1.4. Виды, формы, средства и методы оперативно- розыскной деятельности по делам о бандитизме.

Как представляется, оперативно- розыскную деятельность по делам о бандитизме возможно разделить на 4 этапа.

  1. Сбор информации о банде и совершенных (подготавливаемых) ею деяниях, осуществляемый до возбуждения уголовного дела.
  2. Деятельность оперативных подразделений от момента возбуждения уголовного дела, до принятия дела к производству следователем.
  3. Оперативное сопровождение расследования уголовного дела о бандитизме после принятия его следователем к своему производству.

  4. Оперативное сопровождение в судебных стадиях процесса по делам о бандитизме.

На каждом из этих этапов деятельности оперативных подразделений имеет свои особенности, осуществляется в различных формах.

Формы осуществления оперативно- розыскной деятельности, избираемые оперативно- розыскные мероприятия зависят и от того, на что направлена в каждом случае такая деятельность.

По критерию направленности среди оперативно- розыскных действий можно выделить действия, направленные на:

140

1) документирование деятельности банды, сбор сведений, входящих в предмет доказывания, либо облегчающих подготовку и проведение следственных действий по делам о бандитизме; 2) 3) помощь следователю в производстве следственных действий; 4) 3) защиту потерпевших, свидетелей и экспертов, установление и воспрепятствование противодействия расследованию со стороны коррумпированных чиновников, работников правоохранительных органов.

Среди оперативно- розыскных мероприятий, используемых по делам о бандитизме первоочередное место занимает такая операция, как «оперативное внедрение». Без четко поставленной агентурной работы, без наблюдения, осуществляемого изнутри, практически невозможно провести полное, квалифицированное документирование деятельности банды.

Не случайно, как имеющиеся методические рекомендации по осуществлению оперативно- розыскной деятельности по делам о бандитизме, так и ряд ученых подчеркивают, что наиболее ценная информация по таким делам поступает от агентуры. Отсюда проистекает исключительная важность работы как с информаторами, так и, в особенности, важность умения создавать необходимые условия для внедрения в банду оперативных сотрудников.

Отметим, что это верно не только для нашей страны. Так, в уже упоминавшемся выше отчете специальной комиссии на конференции МВД ФРГ в 1983 году было указано: «Добыванием информации наряду с информаторами и осведомителями занимаются также внедренные в уголовную среду служащие полиции (секретные сотрудники). Это возможно, однако, лишь при условии, что такой секретный сотрудник будет снабжен легендой и

  • См., например, «Методические рекомендации по обеспечению оперативно- розыскного сопровождения уголовных дел о бандитизме», подготовленные ВНИИ МВД России; Колесов А.А. Некоторые аспекты оперативно- розыскного сопровождения расследования преступлений, совершенных участниками организованных преступных структур. // Проблемы борьбы с организованной преступностью: Материалы научно- практической конференции. М.: МИ МВД России, 1996, с. 114 - 118; Яблоков Н.П. Общеметодические проблемы оперативно- розыскной деятельности в борьбе с организованной преступностью. // Вестник МГУ. Серия 11. Право, 1996, № 2, с. 45 - 54.

141 соответствующими ей документами, конспиративной
квартирой и необходимыми денежными суммами …»

К сожалению, эффективность агентурной работы в современных условиях (в Западно- Сибирском регионе) достаточно низка, невысоко и качество получаемой информации. Одной из самых существенных причин такого явления является недостаточное финансирование и слабая материально- техническая обеспеченность оперативных подразделений.

Кроме того, для эффективной работы с агентурой правоохранительные органы должны иметь возможность освобождения лиц, сотрудничающих с правоохранительными органами, от уголовной ответственности, либо легального снижения наказания для них. Необходимо и существование (на случай случайного или необходимого их раскрытия) эффективной системы мер, предназначенных для защиты свидетелей.

Помимо оперативного внедрения и агентурной работы в практике оперативных подразделений по борьбе с бандитизмом широко используются такие оперативно- розыскные мероприятия, как наблюдение и опрос граждан.

Широкое применение (невзирая даже на трудности материально- технического характера) находят и такие меры, как контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи.

Так, в Томской области, банда под руководством М. вела активные переговоры по телефону, содержащие информацию о планируемых нападениях, лицах, их совершающих, местах хранения оружия и пр. Прослушивание телефонных переговоров позволило, надлежащим образом оформленное, позволило заложить основу доказательственной базы, добиться признательных показаний некоторых членов банды.

  • Гесснер Р., Херцог У. Указ. Соч.
  • Подробнее об этих проблемах - см. в предыдущей главе настоящей работы.

142

Высокая значимость и своеобразный характер подобных оперативных мероприятий свидетельствуют о необходимости их более подробного рассмотрения.

Проведение указанных оперативных мероприятий, как и производство мероприятий, нарушающих право на неприкосновенность жилища, допускается как правило только на основании предварительно полученного судебного решения (ч.2 ст. 8 ФЗ РФ «Об оперативно- розыскной деятельности»).

И лишь в случаях, не терпящих отлагательства и в ситуации, которая может привести к совершению тяжкого преступления, по делам о бандитизме производство вышеуказанных оперативных мероприятий допускается законом на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность. При этом соответствующий суд (судья) должен быть уведомлен в течение 24 часов, а в течение 48 часов с момента начала проведения оперативно- розыскного мероприятия, орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении такого мероприятия либо прекратить его проведение.

Без получения такого судебного решения, производство данных мероприятий совершенно незаконно, а их результаты не могут, в дальнейшем, быть использованы в уголовном процессе в качестве доказательств.

Так, в 1997 году судами Томской области рассмотрено 359 материалов по ст. 23 Конституции РФ (нарушение тайны переписки) и 125 материалов по ст. 25 Конституции РФ (нарушение неприкосновенности жилища). В 1998 году судами Кемеровской области было рассмотрено 465 материалов по ст. 23 Конституции РФ, а судами Томской области - 438 таких материалов. Для сравнения отметим, что в том же году судами Новосибирской области было рассмотрено 615 таких материалов. Следует сказать при этом, что все заявленные в суд ходатайства о проведении действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан, при проведении оперативно-розыскных мероприятий, судьями удовлетворяются. Так, при изучении данных

143 о работе судов Новосибирской, Кемеровской и Томской областей за 1997 - 1998 годы, нами не обнаружено ни одного случая отказа в даче разрешения органам, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность, на проведение таких действий, как прослушивание телефонных переговоров, контроль почтовых отправлений, снятие информации с технических каналов связи.

Хочется отметить также, что в случае осуществления оперативного внедрения органы, осуществляющие оперативно- розыскную деятельность, на наш взгляд, не обязаны получать разрешение суда на прослушивание телефона или снятие информации с технических каналов связи агента, внедренного в банду. В соответствии с ч.8 ст.8 ФЗ РФ «Об оперативно- розыскной деятельности», такие действия, если они проводятся в целях обеспечения безопасности органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность, допускается без судебного решения при наличии согласия гражданина, данного в письменной форме. Думается, что данное правило применимо и к ситуации, когда необходимо обеспечить безопасность не только органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, в целом, но и когда создается угроза безопасности штатным работникам этих органов, а также лицам (лицу), содействующим указанным органам.

В своей деятельности по делам о бандитизме органы, осуществляющие оперативно- розыскную деятельность, вправе при осуществлении мероприятий, перечень которых установлен Федеральным Законом, использовать различные научно- технические средства и методы (фотографирование, видеосъемка, использование системы технических средств по обеспечению оперативно-розыскных мероприятий на электронных телефонных станциях и т.д.).’ Кроме того, в оперативно- розыскной практике (в том числе по делам о бандитизме) в

  • К сожалению, в настоящее время технические средства в ходе оперативных разработок банд в Западно-Сибирском регионе используются далеко не в достаточной степени в связи с недостатком последних. Не хватает, в частности, магнитофонов, диктофонов, видеокамер и пр.

144 настоящее время достаточно широко используется такое техническое средство, как полиграф («детектор лжи»).

При использовании таких средств и методов следует соблюдать следующие требования:

1) они должны быть обоснованными с научной точки зрения; 2) 3) они должны быть безвредными для жизни и здоровья человека; 4) 5) применение научно- технических средств и методов должно отвечать целям и задачам оперативно- розыскной деятельности; 6) 4) использование указанных средств и методов не должно противоречить нормам российского законодательства (в том числе Конституции РФ, УПК, Федерального закона «Об оперативно- розыскной деятельности»);

5) наконец, использование научно- технических средств и методов в оперативно- розыскной деятельности должно соответствовать нравственным принципам и этическим требованиям.1 С этой точки зрения у автора вызывают большое сомнение такие рекомендации, даваемые органам, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность по делам о бандитизме: «В ходе следствия по делам рассматриваемой категории важное доказательственное значение имеют показания потерпевших, очевидцев и иных свидетелей совершенных преступлений. Однако многие из них, утратив веру в получение защиты от государства, часто отказываются сотрудничать с предварительным следствием. Причина этому - страх за свою жизнь, за жизнь и здоровье своих близких, за сохранность своего и их имущества.

В этой связи оперативным работникам в процессе документирования важно преодолеть указанный психологический барьер у перечисленных лиц и провести их опросы по интересующим следствие вопросам, ход которых

  • См. об этом также: Козусев А. Законность применения в оперативно- розыскной деятельности научно- технических средств. // Законность, 1996, № 8, с. 32 - 33.

145 фиксировать негласной звукозаписью».’ Далее предлагается
проводить фонографическую экспертизу таких звукозаписей и приобщать их в качестве доказательств по уголовному делу.

Мало того, что подобные действия являются неэтичными по отношению к опрашиваемым лицам, но, кроме того, в их результате жизнь и здоровье потерпевших, свидетелей и членов их семей, а также сохранность их имущества могут быть поставлены под угрозу.

Бесспорно, нежелание свидетелей и потерпевших давать показания нужно преодолевать. Но делать это следует не хитростью, вопреки их воле, а путем предпринятия реальных и достаточных мер по охране их, их близких и их имущества от посягательств. Звукозапись при допросе свидетелей и потерпевших может производиться только с их согласия.

Необходимо сказать также, что не все из технических средств и методов однозначно воспринимаются в юридической литературе. Так, А. Ларин указывал: «В последние годы участились попытки компенсировать низкий профессионализм следователей и работников милиции внедрением в практику расследования приемов, связанных с использованием иррационального. Предлагаются допросы под гипнозом, применение «детектора лжи» (полиграфа), привлечение к расследованию экстрасенсов, астрологов, гадалок, лозоходцев, использование в качестве экспертов собак («одорология») и т.п. … Подобные ухищрения не только отвлекают силы и средства, достойные лучшего применения, но и приводят к следственным и судебным ошибкам. Настала пора установить в уголовно- процессуальном законе запрет приемов, ориентированных на использование иррационального, подсознательного, лишенных надежного естественно- научного обоснования».2

  • См.: «Методические рекомендации по обеспечению оперативно- розыскного сопровождения уголовных дел о бандитизме», подготовленные ВНИИ МВД России, СП. - Ларин А. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте УПК -1997. // Государство и право, 1997, № 9, с. 9 - 10.

146

Думается, что в данном высказывании довольно много натяжек. Одной из них является указание на возможность следственных и судебных ошибок вследствие применения указанных методов. Однако данные методы не используются (и не предполагаются к использованию) в качестве средств для получения доказательств, все они имеют лишь поисковое или ориентирующее значение, а результаты их носят вероятностный характер.

Другая неточность - это перечисление в одном ряду с использованием гипноза и полиграфа, и привлечение к расследованию (а скорее - к раскрытию преступлений) гадалок, лозоходцев, астрологов и т.д. Мы согласны с А.Лариным в том, что использование услуг экстрасенсов, астрологов, и пр. не нашло своего научного обоснования и не подтверждено экспериментально.

Такие же методы, как гипноз и использование при опросе полиграфа вполне обоснованы с научной точки зрения и отнюдь не являются «иррациональными». Признаемся, однако, что мы весьма осторожно относимся к использованию гипноза в оперативно- розыскной деятельности (но не из-за его «ненаучного» характера). Данный метод осуществления такого оперативно-розыскного мероприятия, каким является опрос граждан, представляется нам могущим повлечь серьезные последствия для здоровья опрашиваемого, а потому не рекомендуемым к применению в ходе раскрытия преступлений.

Что же касается полиграфа, то его применение в ходе оперативно- розыскного обеспечения дел о бандитизме (также как и по другим категориям дел) не только обосновано научно, но и безвредно для жизни и здоровья опрашиваемых, не противоречит ни нормам законодательства, ни этическим или нравственным нормам. При его использовании, однако, следует строго руководствоваться инструкцией «О порядке использования полиграфа при опросе граждан», утвержденной приказом МВД России от 28.12.1994 года.

  • Кроме судебной одорологии, уничижительно охарактеризованной А. Лариным как «использование в качестве экспертов собак». Между тем судебная одорология является весьма точной отраслью научных знаний.

147

Далее, по делам о бандитизме, так же как по делам о других проявлениях организованной преступности, особое значение приобретает необходимость использования данных информационно- справочных учетов, существующих автоматизированных информационно- поисковых систем и анализ и использование уже накопленного в отдельных подразделениях массива данных (о лицах, подозреваемых в причастности к действиям банд, о совершенных, расследованных и расследуемых преступлениях, и т.д.).

К сожалению, в настоящее время имеющиеся информационные ресурсы используются крайне незначительно. Кроме того, они в значительной мере разобщены, разрозненны. Органы, осуществляющие оперативно- розыскную деятельность практически не обмениваются информацией между собой, что влечет за собой ненужный «параллелизм» в работе с одной стороны, а также возможный уход части преступников от ответственности, сложность установления состава бандитизма в ситуации, когда отдельные нападения совершались бандой в различных районах или субъектах РФ.

Наиболее оптимальным выходом из данной ситуации, безусловно, является разработка и внедрение в практику единой компьютеризированной информационной сети для учета и анализа криминалистической информации. Это позволит проводить полномасштабный анализ такой информации, в полной мере использовать полезные наработки, снижать вероятность ухода отдельных участников банд от уголовной ответственности.

Однако уже сейчас, не дожидаясь внедрения такой системы, можно и нужно предпринять шаги в целях повышения эффективности взаимодействия различных служб (ОВД, ФСБ, налоговой полиции, администрации мест содержания под стражей и администрации
уголовно- исполнительных

  • Так, в ходе работы по составлению списка уголовных дел о бандитизме, находящихся на контроле в ГСУ Генеральной прокуратуры РФ, было обнаружено, что отсутствует система учета таких дел, которая позволяла бы оперативно обобщать и анализировать состояние предварительного следствия по делам этой категории.

148 учреждений). Координация такого взаимодействия, как представляется, должна осуществляться органами прокуратуры.

Посмотрим теперь, какие конкретные приемы, способы, тактические операции могут быть использованы органами, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность по делам о бандитизме, на различных этапах этой деятельности (не возлагая на себя при этом непосильную задачу описания всех возможных способов, методов и средств).

Итак, как мы уже говорили, первым этапом такой деятельности является этап сбора информации о банде и совершенных (подготавливаемых) ею деяниях, осуществляемый до возбуждения уголовного дела.

Практически единственная задача этого этапа состоит в установлении признаков такого состава преступления, каким является бандитизм, документировании деятельности банды, сборе сведений, входящих в предмет доказывания, либо облегчающих подготовку и проведение следственных действий по делам о бандитизме.

Наиболее эффективными способами получения информации о банде, ее составе, структуре и деятельности, как мы уже указали, являются оперативное внедрение и агентурная работа.

При использовании данных методов агента необходимо обеспечивать тщательно разработанной легендой, необходимыми документами и денежными средствами. Кроме того, необходима разработка безопасной системы связи с агентом, системы его срочного вызова, а также обеспечение необходимых условий для проникновения негласных сотрудников в бандитское формирование.’

В случае, если внедрить в банду штатного разведчика невозможно, одним из вероятных тактических приемов может стать попытка склонить отдельных участников бандитского формирования к явке с
повинной, к

  • См.: «Методические рекомендации по обеспечению оперативно-
    розыскного сопровождения уголовных дел о бандитизме», подготовленные ВНИИ МВД России.

149 сотрудничеству с правоохранительными органами. Для этого возможно в полной мере использовать существующие в группе конфликты. Более того, представляется допустимым и разумным искусственное создание напряженности в группе, либо, так называемое, «разжигание конфликта», сущность которого заключается в совершении действий, передаче сведений, способных обострить взаимоотношения между отдельными участниками банды. В качестве таких сведений может быть использована, например, информация о том, что лидер группы присваивает себе большую часть доходов, чем это известно членам группы.

Другим способом для получения агентурной информации о банде является работа с лицами, входящими в близкое окружение членов банды (сожительницы, знакомые, работники ресторанов, спортивных залов и др. учреждений, в которых имеют обыкновение проводить время участники банды, и т.д.). В силу психологической мотивации, побуждающей стать членом банды, многие члены бандитских групп не склонны или не способны держать в тайне от многочисленных знакомых сведения о своей деятельности в качестве участника организованной группы, о нападениях и других противоправных акциях, совершаемых такой группой и о своей роли в них. Данные особенности психологии указанных лиц обязательно следует использовать в своей деятельности сотрудникам органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность.

Кроме того, для документирования деятельности банды могут быть использованы специально создаваемые группы и подставные юридические лица.

Далее, в оперативной разработке деятельности банды огромное значение может иметь спец. техника, которую необходимо размещать в местах сбора, а также совместного отдыха, времяпрепровождения членов банды. Возможно при разработке банды использовать и такое оперативно- розыскное мероприятие,

1 - См.: там же.

150 как обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств. В ходе его осуществления необходимо пытаться обнаружить следы совершенных преступных деяний, орудия преступления, оружие, отпечатки пальцев и следов обуви членов группы, а также письма, дневники, фотографии и другие источники информации личного характера, из которых можно почерпнуть сведения о составе группы, разделении ролей в ней и отношениях между ее участниками. Кроме того, допустимо проведение оперативных комбинаций, направленных на перемещение в безопасное место предметов и документов, подлежащих в дальнейшем изъятию и способных стать впоследствии вещественными доказательствами, либо объектами экспертного исследования.

На этом этапе возможно также производство мероприятий направленных на отыскание потерпевших от нападений, совершенных бандой, и свидетелей таких нападений, установление с ними контакта, преодоление возможной негативной их установки в отношении сотрудничества с правоохранительными органами и их опрос об обстоятельствах совершенных нападений.

Для создания оптимальных условий для производства в дальнейшем, после возбуждения уголовного дела, следственных действий, возможно использование дополнительно таких способов, как предварительный осмотр места, где намечается задержание (в том числе с поличным) участников банды, уяснение того факта, в каких помещениях необходимо будет немедленно после возбуждения уголовного дела производить обыски, уяснение того, существуют ли в банде тактические заготовки на случай провала группы, имеются ли у группы связи с коррумпированными работниками правоохранительных органов или органов государственной власти и разработка планов по их нейтрализации, подготовка «камерной» агентуры, и т.д.

Таков приблизительный, далеко не полный, перечень тех тактических комбинаций, приемов и способов, которые могут быть использованы органами,

151 осуществляющими оперативно- розыскную деятельность, в
целях документирования деятельности банды на первом этапе ее разработки.

Полученная информация, безусловно, должна быть своевременно реализована. Как уже говорилось выше, мы считаем, что с этой целью орган, осуществляющий оперативно- розыскную деятельность, (поскольку он одновременно наделен полномочиями органа дознания) вправе самостоятельно, выбрав оптимальный момент возбудить уголовное дело, задержать лиц, подозреваемых в совершении бандитизма и начать производство следственных действий. Отличительной чертой этого этапа оперативно- розыскной деятельности по делам о бандитизме (факультативного, необязательного по своей сути) является то, что на короткий срок в руках одного органа сосредотачиваются как полномочия по производству оперативно- розыскных мероприятий, так и полномочия уголовно- процессуального характера, дающие право производить по делу неотложные следственные действия. С одной стороны это означает, что орган дознания, не нарушая режима секретности, имеет возможность в полной мере реализовать собранную информацию, провести заранее подготовленные следственные действия, наработать значительный объем доказательственного материала, что может существенно облегчить дальнейшую работу по уголовному делу. С другой стороны, такое положение возлагает на соответствующие органы значительную ответственность, поскольку некачественное проведение или оформление результатов произведенных на этом этапе следственных действий чревато утратой возможностей для своевременного его расследования, изобличения лиц, совершивших преступления, утратой его «судебной перспективы».

Другой вариант реализации информации, собранной в отношении той или иной бандитской группы, заключается в том, что эта информация в определенных пределах (и в соответствии с Инструкцией о порядке представления результатов оперативно - розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд от 13.05.1998 года) раскрывается

152 следователю либо прокурору (особенно если имеется
необходимость объединения в одно производство нескольких уголовных дел, возбужденных по фактам совершения бандой отдельных нападений
или других преступных посягательств).

В таком случае именно следователь (или прокурор) решает когда, в какой момент, на основании имеющейся информации должны быть приняты необходимые процессуальные решения и предприняты другие действия уголовно- процессуального характера. На следователя возлагается, с момента принятия им дела к своему производству, и вся полнота ответственности за качество расследования по нему.

Перед органом же, осуществляющим оперативно- розыскное обеспечение расследования такого дела, на данном этапе ставится сразу несколько задач.

Во-первых, реализация собранной информации еще не означает, что ресурс оперативно- розыскного способа ее собирания исчерпан, по делу выяснены все необходимые сведения. Реализация информации может быть продиктована тактическими соображениями и произойти в момент, когда известны еще далеко не все сведения, которые необходимо выяснить по делу, и для собирания которых необходимо и возможно использовать оперативные каналы и способы. Кроме того, возникает еще большая потребность в информации, продиктованная необходимостью тщательной подготовки следственных действий по таким делам.

В такой ситуации орган, осуществляющий оперативное обеспечение расследования, должен продолжать сбор необходимой информации (по собственной инициативе или в связи с поручением следователя), используя в свое деятельности все те же приемы, способы, тактические операции, речь о которых уже шла выше.

Однако, помимо потребности в информации, следователь (следственная группа), осуществляющий расследование по делу о бандитизме, нуждается в

153 помощи оперативных подразделений в ходе производства им следственных действий. Необходимость в такой помощи по делам о бандитизме может быть связана:

• со сложностью следственного действия; • • с большой протяженностью места, где производится следственное действие, что затрудняет его выполнение одним следователем; • • с необходимостью использования научно- технических средств; • • с необходимостью обеспечения безопасности участников следственного действия. • Следует добавить, с учетом того факта, что некоторые (или даже все) участники бандитской группы могут быть задержаны, заключены под стражу, что у органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, появляются новые методы, возможности для собирания информации о банде, подготовки следственных действий и оказания помощи в их совершении. Речь идет в частности о таких методах, как прослушивание и фиксация междукамерных и внутрикамерных переговоров, создание контролируемых каналов связи между подозреваемыми и обвиняемыми и пресечение неконтролируемых, использование агентуры следственных изоляторов для получения информации и контролируемой поставки информации, призванной создать или увеличить напряженность в отношениях между членами группы, побудить их к даче правдивых показаний, и т.п.

Например, в ходе расследования по делу о банде М., действовавшей в Новосибирске, одним из способов получения доказательственной и иной необходимой для расследования информации, послужила работа с арестованными в условиях ИВС и СИЗО.

Наконец, в ходе оперативного обеспечения расследования по делам о бандитизме органы, осуществляющие оперативно- розыскную деятельность,

  • См. об этом: Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент, изд-во «Узбекистан», 1991, с. 69.

154 должны принимать меры к защите жизни и здоровья, других охраняемых законом прав свидетелей, потерпевших, экспертов, гражданских истцов, других участников процесса и членов их семей, а также осуществлять другие меры, обеспечивающие невозможность влияния на ход и результаты расследования со стороны бандитской группировки и связанных с нею лиц.

В этих целях оперативные подразделения могут, в частности,

• собирать информацию, работать с заявлениями участников процесса, в адрес которых поступают угрозы (убийством, нанесением телесных повреждений, уничтожением и повреждением имущества, наступлением неблагоприятных последствий по службе, и т.д.) от участников бандитской группы или коррумпированных должностных лиц с целью изменения показаний или отказа от их дачи; • • осуществлять мероприятия, направленные на охрану указанных лиц; • • использовать возможности агентуры или контролируемых каналов связи для передачи связанным с бандой коррумпированным должностным лицам не соответствующей действительности информации о поведении членов банды в ходе следствия, даваемых ими показаниях, либо о показаниях и поведении других участников процесса и т.д. • На этапе оперативно- розыскного обеспечения судебного разбирательства, оперативные подразделения также могут:

• собирать информацию, необходимую для определения безопасного места проведения судебного разбирательства и для определения безопасных маршрутов доставки подсудимых в суд; • • контролировать поведение подсудимых и должностных и прочих лиц, связанных с бандой в ходе судебного разбирательства по делу, противодействовать попыткам оказания давления на свидетелей, потерпевших и др. в ходе процесса; • • получать и использовать информацию о возможных попытках побега, намерении изменить показания и др. •

155

Еще один вопрос, который необходимо рассмотреть, это вопрос о том, как, каким образом может быть использована в уголовном процессе информация, полученная в ходе производства оперативно- розыскных действий, о том, может ли она иметь доказательственное значение.

Бесспорным является то, что информация, сведения, материалы, полученные в ходе осуществления оперативно- розыскных мероприятий, имеют ориентирующее и разведывательное значение.

Они могут использоваться, в частности:

• для принятия ряда процессуальных решений (о возбуждении уголовного дела, производстве обыска, задержания и т.д.). Так, получение оперативной информации о местах хранения оружия ОПГ «Киллеры» (республика Алтай), позволило провести результативные обыски, в ходе которых были изъяты, в частности, 3 пистолета ИЖ-71, 2 помповых ружья ИЖ-81, карабин «Тигр», карабин КО-44, винтовка ТОЗ-78-01, 4 газовых пистолета «Супер», самодельное взрывное устройство с использованием пластида, 1 револьвер, 4 оптических прицела, патроны различных калибров, устройство «удар», 2 переносные радиостанции; • • для выбора тактики производства отдельных следственных действий; • • для отыскания источников доказательственной информации; • • для выработки следственных версий, которые в дальнейшем должны быть проверены путем производства оперативно- розыскных действий. • Спорным в юридической литературе, однако, является вопрос о том, могут ли результаты оперативно- розыскной деятельности использоваться в качестве доказательств в уголовном процессе. Ряд ученых отвергал саму такую возможность. Так, Е.А. Доля утверждал, что придание статуса судебных доказательств результатам использования технических средств в ходе негласных мероприятий недопустимо, так как сама такая деятельность не имеет уголовно- процессуального характера и не обеспечивает соблюдения

156 прав участников процесса.’ По мнению И.Л. Петрухина оперативно- розыскные данные должны быть исключены из системы доказательств, в связи с тем, что при их получении не соблюдаются процессуальные гарантии, а также потому, что проверить их в суде невозможно без рассекречивания агента.2 Аналогичная точка зрения отражалась и в работах других авторов.

Вторая же точка зрения, представляющаяся нам более обоснованной, рассматривает оперативно- розыскную деятельность в качестве возможного источника доказательственного материала , указывая при этом на то, для этого сама такая деятельность должна строиться в строгом соответствии с законом, ее результаты должны быть надлежащим образом оформлены, введены в уголовный процесс и должны допускать возможность их проверки процессуальным путем. Добавим к этому только то, что, на наш взгляд, указанные требования к порядку осуществления и документирования оперативно- розыскной деятельности, порядку представления ее результатов следователю и в суд, должны быть закреплены в уголовно- процессуальном законе.

К сожалению, проект УПК РФ, вновь не содержит таких требований, благодаря чему вопрос о том, при соблюдении каких условий результаты оперативно- розыскной деятельности могут получить статус доказательств, грозит по- прежнему остаться открытым.

В проекте УПК, однако предусмотрено новое следственное действие - осуществление контроля переговоров (ст. 200 проекта УПК).
Она

  • См. об этом: Организованная преступность. Круглый стол издательства “Юридическая литература. / Под ред. А.И. Долговой и СВ. Дьякова. М: Юрид. лит. 1989, с. 324 - 326; Доля Е. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности по уголовным делам. // Сов. Юстиция, 1993, № 3, с. 6-7.
  • См.: Петрухин И.Л. Судебная власть и расследование преступлений. // Государство и право, 1993, №7, с.90.
  • См., например, Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М.: Юрид. лит., 1991, с. 78 - 81 и др.; Маркушин А.Г. Оперативно- розыскная деятельность - необходимость и законность. Н. Новгород: Нижегородская ВШ МВД РФ, 1995, с. 146 - 147; Жук О.Д. Организованная преступность в современной России: раскрытие

157 предусматривает возможность деятельности следователя по получению и проверке записи телефонных переговоров или переговоров с использованием иных средств связи. Кроме того, ст. 332 этого проекта рассматривает протокол осмотра и прослушивания фонограммы телефонных и иных переговоров наряду с протоколами иных следственных и судебных действий, придавая ему, таким образом, статус доказательства.

Возникает вопрос о том, допустимо ли, во- первых, такое урегулирование действия, являющегося в своей основе оперативно- розыскным в УПК, а, во- вторых, не следует ли предусмотреть в УПК условия и порядок производства (или деятельности следователя по производству) других мероприятий оперативно- розыскного характера (скрытая видеосъемка, отождествление личности на основе машинной обработки данных информационных систем и т.д.).

В литературе по первому вопросу высказаны различные точки зрения. Так, Е.А. Доля утверждал, что введение в уголовно- процессуальный закон таких норм недопустимо, в частности потому, что такая деятельность будет производиться не участниками уголовного процесса, а участниками оперативно- розыскной деятельности, без соблюдения принципов уголовного процесса, и т.д.’

Думается, однако, что это не является препятствием для того, чтобы урегулировать в уголовно- процессуальном законе условия и порядок деятельности следователя по назначению и проверке результатов соответствующих мероприятий оперативно- розыскного характера. Аналогичным образом обстоит уже сейчас вопрос с производством экспертизы в ходе предварительного расследования дела. Исследовательская деятельность лица, привлеченного к участию в деле в качестве эксперта, также не имеет сама

и расследование преступлений, совершенных организованными
преступными ормированиями. Томск, изд-во ТГУ, 1998, с. 131 - 136, и др. - См.:
Организованная преступность. Круглый стол издательства “Юридическая литература. / Под ред. А.И. Долговой и СВ. Дьякова. М.: Юрид. лит. 1989, с. 324 - 326.

158 по себе уголовно- процессуального характера и не регулируется уголовно-процессуальным законом. Тем не менее, в УПК РСФСР урегулированы условия и порядок деятельности следователя по назначению экспертизы и проверке результатов экспертного исследования. Таким образом, урегулирование в уголовно- процессуальном законе возможно и допустимо и для случаев, когда по поручению следователя будут производиться действия, имеющие оперативно- розыскной характер. Поэтому введение в УПК РФ соответствующей нормы, на наш взгляд, надо только приветствовать.

Более того, неясно, почему в проекте УПК в таком случае регулируется только деятельность следователя в связи с осуществлением в ходе расследования таких действий, как прослушивание телефонных переговоров и снятие информации с технических каналов связи.’ Для сравнения отметим, что в Германии в УПК ФРГ введены нормы, регулирующие уголовно-процессуальную деятельность в отношении следующих видов негласных оперативно- розыскных мероприятий:

• отождествление личности на основе машинной обработки данных информационных систем; • • негласное прослушивание телефонных переговоров; • • оперативное внедрение; • • негласное фотографирование, зарисовка портрета, применение для негласного наблюдения технических средств; • • негласное полицейское наблюдение.2 • Такие мероприятия применяются при этом по строго определенному перечню уголовных дел, а их результаты имеют доказательственное значение.

  • Отметим, кстати, что само такое регулирование в отношении снятия информации с технических каналов связи не вполне удачно, так как результат такой деятельности далеко не всегда может быть представлен в виде фонограммы, а иного результата данного мероприятия нормы проекта УПК не предусматривают.

  • См.: Филимонов Б.А. О понятии оперативно- розыскной деятельности. // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1996, № 4, с. 35 - 36.

159

Думается, что и в УПК РФ должны появиться нормы, регламентирующие производство процессуальных действий в связи с осуществлением и других мероприятий оперативно- розыскного характера.

Это, впрочем, отметим еще раз, не снимает с повестки дня и необходимость отражения в уголовно- процессуальном законодательстве требований к порядку производства, оформления и вовлечения в уголовный процесс результатов аналогичных оперативно- розыскных действий, произведенных до возбуждения уголовного дела, либо после его возбуждения, но без поручения следователя об этом.

2.2. Взаимодействие следователей с органами дознания и органами, осуществляющими оперативно- розыскную деятельность, при расследовании бандитизма.

Прежде чем приступать к рассмотрению методов и форм взаимодействия следователей и органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность по делам о бандитизме, следует предложить определение самого понятия взаимодействия следователя и органа дознания, либо органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

В литературе такие определения предлагались неоднократно.

Так, по мнению М.А. Федоткина взаимодействие представляет собой объединение «сил и средств органов дознания и предварительного следствия в борьбе с преступностью путем правильного использования и рационального сочетания методов и средств, применяемых этими органами для достижения наиболее эффективных результатов в выполнении задач правосудия».1

С. Д. Оспанов предлагает следующую дефиницию: «…под взаимодействием следователя и органа дознания в советском уголовном процессе следует понимать основанную на законе и подзаконных
актах,

  • Федоткин М.А. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания. // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1996, № 4, с. 94 - 96.

160 согласованную по цели, месту, времени деятельность, которая выражается в наиболее целесообразном сочетании оперативно- розыскных, процессуальных и административных функций органа дознания с процессуальными и гласными розыскными действиями следователя, направленную на предупреждение, пресечение, быстрое и полное раскрытие преступлений, розыск обвиняемого и возмещение ущерба, причиненного преступлением».1

Другие авторы (В.А. Малюткин, А.Н. Клюйко) вводят в определение взаимодействия указание на то, что это - деятельность по совместному решению задач, осуществляемая равноправными структурными подразделениями и службами.2

Эти определения, взаимодополняя друг друга, дают, на наш взгляд, представление о том, в чем выражается взаимодействие следователя и органа дознания. Однако они представляются нам не совсем точными в деталях.

Во- первых, нам представляется, что более верным было бы рассматривать вообще не взаимодействие следователя и органа дознания, а более широко - взаимодействие следователя и органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность.

Попробуем для определения того, что же представляет собой такое взаимодействие, воспользоваться способом, избранным О.В. Мергасовым, воспользовавшись указанием на его обязательные признаки.3

1) Взаимодействие всегда представляет собой деятельность. 2) 3) О взаимодействии двух органов можно вести речь только тогда, когда совпадают их конечные или, по крайней мере, ближайшие цели. Так, невозможно взаимодействие между следователем и адвокатом, в ситуации, 4) - Оспанов С.Д. Взаимодействие органа дознания со следственным аппаратом ОВД. \втореферат дисс. … канд. юрид. наук. М, 1990, с. 13.

2 - См. об этом: Мергасов О.В. Понятие и задачи взаимодействия аппаратов уголовного розыска с милицией общественной безопасности при раскрытии преступлений. // Проблемы теории и практики правоохранительной деятельности органов внутренних дел. Сборник статей адъюнктов и соискателей. Выпуск 8. М.: Юридический институт МВД России, 1997, с 168.

3 - Мергасов О.В. Указ. соч., с. 168 - 170.

161

когда первый стремится провести следственное действие (например, предъявить обвинение), а целью адвоката является отсрочить производство этого действия, воспрепятствовать его осуществлению. С этой точки зрения, следователь и орган, осуществляющий оперативно- розыскную деятельность, могут взаимодействовать, поскольку и для тех и для других характерны одни и те же общие задачи, закрепленные в ст.2 УПК РСФСР, хотя их непосредственные, ближайшие цели могут в конкретной ситуации и не совпадать.

3) Неподчиненность органов друг другу в административном плане. Нет и не может быть взаимодействия между начальником и его подчиненным. Речь в таком случае идет лишь об исполнении приказов и указаний. С другой стороны, один из субъектов взаимодействия может быть наделен более широкими полномочиями, позволяющими ему, в определенных пределах, определять деятельность другого субъекта. Так, орган дознания обязан выполнять поручения следователя, однако свободен при этом в выборе форм и методов, используемых для выполнения таких поручений. 4) 5) Согласованность действий при осуществлении общих целей. Такая согласованность при этом вовсе не обязательно выражается в совместной деятельности. Один из субъектов взаимодействия может быть в конкретном случае пассивен (например, в ситуации, когда орган, осуществляющий оперативно- розыскную деятельность, предоставляет имеющуюся у него информацию следователю), либо субъекты взаимодействия могут осуществлять согласованную деятельность отдельно, в разное время и в разных местах (в случае исполнения органом дознания поручения следователя). 6) Более того, действия взаимодействующих органов далеко не во всех случаях согласованы между собой по месту и времени. Так, процессуальным законом не установлен срок для исполнения органом дознания поручения следователя. В случае, если такой срок (а также место исполнения поручения) в нем не установлены и не следуют из его существа, орган дознания может

162 определять их самостоятельно. В таком случае, нет никаких
оснований заявлять, что такая деятельность согласована по месту и времени.

5) Персональная ответственность. Этот признак означает, что каждый субъект взаимодействия отвечает за результаты мероприятий и последствия собственных действий в пределах своих функциональных обязанностей.

Мы не выделяем признак динамичности взаимодействия’, поскольку считаем, что, так как взаимодействие проявляется в деятельности, то оно неизбежно, обязательно динамично, поэтому в выделении такого самостоятельного признака нет необходимости.

Итак, подведем итог сказанному. На наш взгляд, взаимодействие следователя и органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, в процессе расследования представляет
собой

согласованную деятельность, осуществляемую для достижения одних и тех же конечных целей (быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден) органами, не находящимися в административном подчинении друг другу при условии персональной ответственности каждого за собственные действия.

Взаимодействие между следователем и органом, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность, при этом может осуществляться в различных формах, благодаря чему возникает вопрос о том, можно ли эти формы каким- либо образом классифицировать.

  • См.: Мергасов О.В. Понятие и задачи взаимодействия аппаратов уголовного розыска с милицией общественной безопасности при раскрытии преступлений. // Проблемы теории и практики правоохранительной деятельности органов внутренних дел. Сборник статей адъюнктов и соискателей. Выпуск 8, М: Юридический институт МВД России, 1997, с. 169.

163

Некоторые авторы, рассматривая различные формы такого взаимодействия, не предлагают делить их на какие бы то ни было группы. Другие выделяют процессуальные и организационные формы взаимодействия, давая при этом несовпадающие перечни форм взаимодействия, относимых к той или иной категории.2

Третьи подразделяют формы взаимодействия на организационно- управленческие и организационно- тактические.

На наш взгляд, проблема всех предложенных вариантов классификации - в смешении оснований для такой классификации. Так, не совсем правильно противопоставлять, например, следственно-оперативную группу

(представляющую собой один из вариантов «внешней», организационной формы взаимодействия) и содействие органа дознания следователю при производстве следственных действий (одну из «внутренних» форм, выделяемую с точки зрения внутреннего наполнения такого взаимодействия).

На наш взгляд, таким образом, прежде всего формы взаимодействия следователя и органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, следует поделить на 2 большие группы, имеющие совершенно различный смысл. Первая из них отражает наличие (или отсутствие) определенной организационной формы, в которой осуществляется взаимодействие. Это, так сказать, «внешняя» форма,
отражающая вовне некоторые особенности

  • См., например, Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент, изд-во «Узбекистон», 1991, с. 60 - 75; Никитин Л.Н., Рохлин В.И., Серова Е.Б., Степанов А.А. Бандитизм. Расследование и прокурорский надзор. Учебное пособие. Санкт- Петербург, 1998, с. 29-30.

1 - См., например, Брылев В.И. Взаимодействие следователя и органов дознания при расследовании и предупреждении преступлений, связанных с наркотизмом. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1991, с. 12; Федоткин М.А. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания. // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1996, № 4, с. 93 -101.

  • См.: Мергасов О.В. Понятие и задачи взаимодействия аппаратов уголовного розыска с милицией общественной безопасности при раскрытии преступлений. // Проблемы теории и практики правоохранительной деятельности органов внутренних дел. Сборник статей адъюнктов и соискателей. Выпуск 8, М.: Юридический институт МВД России, ] 997, с. 170.

164 взаимоотношений между следователем и органом,
осуществляющим оперативно- розыскную деятельность.

С точки зрения наличия или отсутствия определенной формы организации взаимодействие между следователем и органом, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность, может осуществляться:

1) в рамках постоянной следственно- оперативной группы (созданной для раскрытия и расследования определенной категории преступлений);

2) в рамках следственно- оперативной группы, созданной для работы по одному уголовному делу; 3) 4) в форме прикрепления следователя к определенному оперативному подразделению; 5) 6) без оформления какой- либо организационной формы. 7) Другая группа форм взаимодействия имеет совершенно иной характер и совершенно иное значение. Она основана на выделении определенных форм в зависимости от внутреннего содержания согласованной деятельности, в зависимости от реального наполнения последней. Это как бы «внутренние» формы взаимодействия следователя и органа дознания.

В их числе, на наш взгляд, можно выделить:

1) взаимный обмен информацией между следователем и органом, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность;

2) совместное планирование раскрытия и расследования преступлений;

3) совместный анализ материалов дела либо материалов проверки наличия поводов и оснований к возбуждению уголовного дела, либо материалов приостановленных дел; 4) 5) оказание органом дознания помощи следователю при производстве следственных действий; 6) 5) дача следователем поручений органу дознания о производстве розыскных и следственных действий и выполнение органом дознания таких поручений.

165

Различие между первой и второй группами форм можно подчеркнуть, указав, что деятельность при осуществлении взаимодействия в любой из «внутренних» форм, является всегда одновременно реальным проявлением взаимодействия, осуществляемого в одной из «внешних» форм. И наоборот, в какую бы из «внешних» форм не облекалось взаимодействие между следователем и органом дознания, реально о его наличии можно говорить лишь в том случае, если оно, в то же время, выражено в согласованной деятельности, осуществляемой в одной из перечисленных «внутренних» форм.

Собственно говоря, две рассмотренные выше группы столь различны по своему характеру, что не следовало бы и те и другие называть формами взаимодействия. Следовало бы, как представляется, для обозначения второй группы, использовать какой- либо иной термин (например, способы взаимодействия) либо назвать первую группу не формами взаимодействия, а формами организации взаимодействия следователя и органа дознания. Автор, однако, не намерен в данной работе вводить новую терминологию, поэтому продолжает пользоваться устоявшимся термином, подчеркивая при этом коренное различие между формами, относящимися к первой и ко второй группе.

Далее, среди «внутренних» форм взаимодействия между следователем и органом, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность, можно выделить формы:

1) урегулированные уголовно- процессуальным законом (либо УПК РСФСР и другими нормативными актами);

2) не урегулированные уголовно- процессуальным и иным законодательством.

В частности, к числу форм взаимодействия, урегулированных уголовно- процессуальным законом можно без сомнений отнести лишь 2 формы:

а) оказание органом дознания помощи следователю при производстве следственных действий;

166

б) дача следователем поручений органу дознания о производстве розыскных и следственных действий и выполнение органом дознания таких поручений.

Кроме того, уголовно- процессуальный закон частично предусматривает еще одну форму - взаимный обмен информацией между следователем и органом дознания (а именно, предусматривает что органы дознания в некоторых случаях обязаны предоставлять сведения следователю, но не говорит об обязанности следователя делиться информацией с органом дознания).

Отметим также, что об урегулированности таких форм взаимодействия уголовно- процессуальным законом можно говорить только условно. Закон содержит, по существу, только указание на такие формы и предусматривает руководящую роль следователя при осуществлении последним взаимодействия с органом дознания в этих формах. Едва ли такое упоминание в законе можно с полным правом называть урегулированием.

Кстати сказать, порядок и условия предоставления органом, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность, информации следователю урегулирован куда более полно подзаконным актом - уже упоминавшейся Инструкцией «О порядке представления результатов оперативно- розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд», утвержденной 13.05.1998 года.

Наконец, разделение форм взаимодействия на организационно- управленческие и организационно- тактические, представляется нам надуманным, не имеющим реального смысла.

Следует также отметить, что некоторыми авторами выделяются такие форм взаимодействия следователя и органа дознания (органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность), с существованием которых мы не можем согласиться.

167

Так, С.Д. Оспанов говорит о рассмотрении органом дознания заявлений и сообщений о преступлениях, по которым обязательно предварительное следствие, как об одной из процессуальных форм взаимодействия.

В учебном пособии «Бандитизм. Расследование и прокурорский надзор» предлагается рассматривать в качестве формы взаимодействия следователя и органа дознания одновременную проверку выдвигаемых версий следственным и оперативным путем.2

В.И. Брылев говорит о таких формах взаимодействия, как «совместная работа по делу с момента начала расследования», «проведение тактических операций», «совместные выезды в другие регионы для производства комплекса следственных действий и оперативно- розыскных мер».

На наш взгляд, поскольку взаимодействие, по определению, предполагает согласованную деятельность, направленную на достижение общих целей, то нельзя рассматривать в качестве формы или способа взаимодействия рассмотрение органом дознания заявлений и сообщений о преступлениях, по которым обязательно предварительное следствие. При осуществлении данного вида деятельности орган дознания действует самостоятельно, как орган, уполномоченный на принятие процессуальных решений, и не согласовывает свою деятельность и принятые решения со следователем.

Такие предлагаемые формы, как одновременная проверка выдвигаемых версий следственным и оперативным путем, совместные выезды в другие регионы для производства комплекса следственных действий и оперативно-розыскных мер также невозможно считать проявлениями взаимодействия следователя и органа дознания (органа,
осуществляющего оперативно-

  • Оспанов С.Д. Взаимодействие органа дознания со следственным аппаратом ОВД. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. М, 1990, с. 18.

2 - Никитин Л.Н., Рохлин В.И., Серова Е.Б., Степанов А.А. Бандитизм. Расследование и прокурорский надзор. Учебное пособие. Санкт- Петербург, 1998, с. 29 - 30.

168 розыскную деятельность). В данном случае речь идет об одновременном совершении совершенно разноплановых действий различными органами. Совершение их в одном во временном промежутке не служит основанием для того, чтобы считать эти действия согласованными. Здесь, быть может, можно говорить о проявлении других способов, форм взаимодействия (совместного планирования, осуществления органом дознания помощи следователю в производстве следственных действий, исполнении поручений следователя).

Аналогичным образом можно оценить и предложение рассматривать в качестве форм взаимодействия «тактических операций» и «совместной работы». Совместность работы по делу непременно находит свое выражение в одной из перечисленных нами форм. Когда же речь идет о тактических операциях, то, по- видимому, имеется в виду обмен информацией, совместное планирование и, опять таки, помощь следователю в производстве следственных действий со стороны органа дознания.

«Внешние» формы взаимодействия следователя и органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность.

Необходимость четкого и всестороннего взаимодействия по делам о бандитизме несомненна и такое взаимодействие трудно переоценить хотя бы в силу того, что расследование дел о бандитизме невозможно без хорошо поставленной оперативно- розыскной деятельности, без последовательного оперативного обеспечения расследования.

Однако сама по себе четкая организация оперативно- розыскной деятельности может оказаться совершенно бесполезной и беспредметной в том случае, если полученная в ее ходе информация не будет реализована в уголовно- процессуальных формах. В то же время успешная деятельность следователя по делу о бандитизме, в условиях, когда оказывается последовательное противодействие расследованию, невозможна
без

  • Брылев В.И. Взаимодействие следователя и органов дознания при расследовании и предупреждении преступлений, связанных с наркотизмом. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1991, с. 12.

169 своевременной и последовательной помощи органа,
уполномоченного на осуществление оперативно- розыскных мероприятий и могущего осуществлять силовое сопровождение расследования.

Поэтому для успешного достижения целей уголовного процесса по делам о бандитизме необходимо хорошо организованное взаимодействие между следователем (следователями) и органом, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность.

Такое взаимодействие легче осуществимо в том случае, если следователь и работники органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, объединены в единую группу, сплоченную общими интересами, общей деятельностью, и т.д.

Практика знает несколько форм такого объединения. Одна из них - это постоянные следственно-оперативные группы. Впервые такие группы были созданы в 1995 году при прокуратурах 12 регионов для обеспечения квалифицированного и оперативного расследования уголовных дел о бандитизме и наиболее тяжких преступлениях против личности. В эти группы были включены: следователи прокуратуры и ОВД, работники органов дознания, сотрудники оперативно- розыскных органов и прокуроры-криминалисты. Возглавили их следователи прокуратуры по особо важным делам. Создавались такие группы приказами прокурора субъекта РФ, согласованным с начальником УВД.

В настоящее время такие группы действуют в большинстве регионов РФ. Материалы об их работе по указанию руководства Генеральной прокуратуры РФ накапливаются и систематически анализируются отделом криминалистики Главного следственного управления для распространения положительного опыта. Поступающие в рабочую группу с мест материалы

  • См. об этом: Федоткин М.А. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания. // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1996, № 4, с. 93 - 101.

170 подтверждают эффективность такой организационной формы
совместной работы.

Так, в г. Санкт- Петербурге созданы следственно- оперативные группы, в которые вошли сотрудники Генеральной прокуратуры РФ, УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, ГУВД Санкт- Петербурга и Ленинградской области, Северного и Северно-Западного РУБОП при ГУБОП МВД РФ. В результате их деятельности задержаны участники ряда преступных групп, подозреваемые в совершении «заказных» убийств, вымогательств, бандитизма, незаконного оборота огнестрельного оружия. В частности, арестованы 13 членов группы Гимранова, в отношении которой имеются данные о причастности ее к убийству депутата Государственной Думы РФ Г.В. Старовойтовой, а также к покушению на убийство заместителя начальника Северного и Северно-Западного РУБОП полковника милиции Н.Н. Дулова.’

Другим возможным вариантом организации взаимодействия следователя и органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, является создание следственно- оперативных групп (бригад) для расследования одного уголовного дела.

В такую группу может входить один или несколько следователей2 и несколько работников органа дознания.

Так, например, в целях активизации расследования по делу о банде Борисова в Санкт- Петербурге 26.01.99г. была создана следственно- оперативная бригада в составе 4 следователей прокуратуры, оперуполномоченного РУБОП и оперуполномоченного ОРУУ Центрального

  • См.: Справка о ходе выполнения приказов Генерального прокурора РФ № 25 от 25.04.96 и № 41 от 19.06.98 по предметному направлению «Вопросы борьбы с бандитизмом, умышленными убийствами и другими насильственными преступлениями против личности» в первом полугодии 1999 г., подготовленная 18 управлением ГСУ Генеральной прокуратуры РФ.

  • См., например, Карнеева Л.М. Галкин И.С. Расследование преступлений группой следователей. М, 1965.

171 РУВД.1 В результате были выявлены дополнительные эпизоды деятельности банды.

Создание и деятельность таких групп, к сожалению, не урегулированы уголовно- процессуальным законодательством. На практике постановление о создании следственно- оперативной группы выносится, в зависимости от ведомственной принадлежности следователей, входящих в ее состав, либо прокурором, либо начальником соответствующего органа внутренних дел с указанием входящих в группу следователей. Вопрос же о включении в группу конкретных оперативных сотрудников решается на основании приказа соответствующего начальника органа внутренних дел, Федеральной службы налоговой полиции или Федеральной службы безопасности.

Некоторые авторы считают такой порядок создания следственно- оперативной групп, не соответствующим законодательству. Так, М. Селезнев утверждает, что более правильным и соответствующим закону был бы порядок, при котором оперативные работники становились бы членами следственно-оперативной группы после вынесения какого- либо процессуального документа. В этих целях он предлагает расширить полномочия прокурора, снабдив его правом самостоятельно, своим постановлением включать тех или иных оперативных работников в состав следственно- оперативной группы. По мнению автора это позволит обеспечить легитимность доказательств, получаемых этими оперативными работниками.2

С данным выводом и его аргументацией нельзя согласиться. Во- первых, вся затронутая М. Селезневым проблема построена на его точке зрения о допустимости самостоятельного (без получения поручения следователя) производства работниками органа дознания следственных действий после включения их в следственно- оперативную группу.3 Такая
позиция

1 - См. справку по делам о бандитизме, расследованным в 1998 году и за 9 месяцев 1999 года районными прокуратурами Санкт-Петербурга.

  • См.: Селезнев М. Бригадный метод расследования. //Законность, 1997, № 7, с. 14 - 19.
  • См.: Там же.

172 представляется нам не соответствующей закону. Включение оперативного работника в состав группы, так же как и принятие других организационных, управленческих решений, не способно изменить его положение в уголовном процессе, как работника органа дознания и не может наделить его функциями и полномочиями следователя. Такие работники, являющиеся членами следственно- оперативной группы, по- прежнему могут совершать следственные действия по делу только при наличии письменного поручения следователя. С учетом этого нет никакого практического смысла в составлении какого- либо процессуального документа только для того, чтобы зафиксировать факт вхождения конкретного оперативного работника в такую группу (все равно право его на совершение того или иного следственного действия будет удостоверяться отдельным процессуальным актом - поручением следователя).

Во- вторых, решение о вхождении конкретного оперативного работника в следственно- оперативную группу имеет исключительно организационный, управленческий характер, а потому должно приниматься в общем порядке, свойственном принятию такого вида решений. Передача такого полномочия прокурору будет означать возможность его административного вмешательства в деятельность поднадзорных ему органов, что недопустимо, на наш взгляд, с точки зрения закона и правового положения прокурора.

Численность следственно- оперативной группы при расследовании дел о бандитизме должна определяться предполагаемым объемом предстоящей работы, а также сложившейся оперативной обстановкой. Нет никакого смысла в создании группы, если ее численность не позволяет своевременно в полном объеме решать стоящие перед ней задачи. Между тем по делам о бандитизме нередко требуется одновременное проведение целого ряда следственных или следственных и оперативно- розыскных действий (например, одновременное задержание всех установленных членов банды и немедленное производство у них обысков), а также безотлагательный анализ результатов таких действий. С

173 учетом этого, лучше, если в состав группы будет несколько избыточным, чем если он будет явно недостаточным.

А.П. Тельцов считает одним из недостатков оперативной и следственной работы по делам о бандитизме случаи, когда в составе следственно- оперативной группы количество оперативных работников преобладает над следственными. В результате, по его мнению, следователь физически не в состоянии своевременно обработать тот материал (документы, оперативная информация, изъятые предметы), который в течение короткого времени после задержания преступной группы собирают оперативные работники. Он также указывает, что, в результате, в последующем арестованные преступники успевают подготовиться к оправдательным версиям, установить между собой нелегальные контакты, и т.п.1

Такое мнение вызывает у нас определенное недоумение и напоминает жалобу на слишком хорошую работу оперативных служб. Представляется, что, независимо от количества следователей в группе, основные процессуальные решения принимаются одним из них - руководителем группы, который предварительно все равно должен лично проанализировать собранный по делу материал, поэтому время, требующееся для такого анализа практически не зависит от числа следователей в группе.

Опыт автора и собранная им практика позволяют сделать вывод, что затруднения в работе следователей связаны, скорее, не с избытком наработанного оперативными работниками материала, а, напротив, с несвоевременным или неполным ознакомлением следователя с информацией, полученной оперативным путем. Однако такая проблема не зависит от соотношения числа следователей и оперативных работников, а является следствием плохой организации взаимодействия в группе. О плохой работе оперативных работников и неумении следователя организовать деятельность

  • См.: Тельцов А.П. О категориях ошибок, допускаемых при расследовании бандитизма. // Актуальные проблемы общественной безопасности. Тезисы Всероссийской научно-практической конференции. Иркутск, Иркутская высшая школа МВД России, 1996, с. 64.

174 последних наиболее рациональным образом говорят и факты установления нелегальных контактов между задержанными, а также получение ими возможности подготовиться к оправдательным версиям . Одним из методов оперативно- розыскного обеспечения расследования по делам о бандитизме (о чем мы уже упоминали выше) является исключение (прерывание) неконтролируемых контактов между задержанными и поставка необходимой (в тактическом плане) информации по контролируемым каналам связи между ними. Таким образом, отмеченные А.П. Тельцовьш негативные последствия отнюдь не связаны с соотношением в группе количества следственных и оперативных работников, но с плохой организацией работы последних и с неудовлетворительным взаимодействием между ними.

Куда более существенным фактором для качества работы следственно- оперативной группы (как временной, так и постоянной), на наш взгляд, является тщательный подбор работников с точки зрения обеспечения их психологической совместимости, а также того условия, чтобы руководитель группы был одновременно ее неформальным, деловым лидером. В противном случае следственно- оперативная группа не в состоянии будет продемонстрировать все заложенные в ней потенциально положительные стороны а, напротив, может принести вред расследованию.

Следует отметить здесь же, что если состав группы удачен, то наиболее эффективной ее деятельность будет при условии, что она будет постоянно действующей.

В отношении же следственно- оперативных групп временного характера возникает проблема выбора правильного момента для их создания. Представляется, что по делам о бандитизме следственно- оперативная группа должна быть создана, как только в распоряжении органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, появится
достаточное количество

  • Кстати по данной категории уголовных дел, как мы уже указывали, такие версии зачастую подготовлены заранее.

175 материала для утверждения о том, что речь идет именно о существовании банды. При этом создание следственно- оперативной группы должно предшествовать возбуждению уголовного дела по ст. 209 УК РФ, либо соединению в одном производстве дел о преступлениях, которые, предположительно, совершены данной бандой.

Еще один вопрос, который, как представляется, необходимо обсудить рассматривая организацию и деятельность следственно- оперативных групп -это вопрос, который мы уже частично затрагивали. А именно - вопрос о соотношении полномочий оперативных и следственных работников в рамках группы.

Если А.П. Тельцов связывает недостатки в деятельности следственно- оперативных групп с численным преобладанием оперативных работников, то, по мнению, М.А. Федоткина проблемы расследования связаны с преобладанием роли и значения следователя. Он указывает, что в силу своей роли «ведущего» только следователю известны все обстоятельства дела на любой момент расследования. Оперативные же работники получают от следователя лишь ограниченный объем информации. Кроме того, по его мнению, оперативно- розыскная деятельность после поручения дела к следователю может вестись только по поручению последнего. Отсюда проистекает тот факт, что, как указывает данный автор, оперативный работник работает только как механический исполнитель задания, отсутствует творческий, инициативный характер его работы.1

Мы уже высказали свою точку зрения на объем полномочий, находящихся при расследовании уголовного дела в руках органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, которая не позволяет нам согласится с мнением М.А. Федоткина. Более того, эта позиция не находит подтверждения при анализе практической деятельности. Проведенное
нами

  • См.: Федоткин М.А. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания. // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1996, № 4, с.94 - 97.

176 исследование (особенно изучение уголовных дел о бандитизме, рассмотренных судами) позволяет сделать вывод о том, что, напротив, успех расследования по таким делам связан, как правило, с творческой, инициативной, наступательной деятельностью органа дознания, с его сотрудничеством со следователем. Что же касается недостатков взаимодействия следователя и органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, то они, в основном, связаны не с безынициативностью органа дознания, а, напротив, с невысоким уровнем его «привязанности» к интересам расследования, с избытком самостоятельной, иногда не вполне квалифицированной деятельности, не согласованной со следователем, результатом чего может являться некачественная подготовка материалов, потеря возможности их использования в качестве доказательств.

Порядок же, при котором именно следователь руководит всей работой следственно- оперативной группы, является, на наш взгляд, абсолютно верным, ибо именно следователь в конечном итоге ответственен за результаты расследования. Кроме того, он лучше, с большим основанием может судить о судебной перспективе дела, что позволяет ему ориентировать группу на производство необходимых действий и собирание необходимых доказательств.

В целом, нам представляется, что при удачном составе следственно- оперативной группы, такая форма организации сотрудничества следователя и органа дознания является наиболее успешной.

Еще один вариант организации взаимодействия между органом, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность, и следователем, широко используемый по делам о бандитизме заключается в «прикреплении» следователя к тому или иному оперативному подразделению органов внутренних дел.

Такой вариант имеет как некоторые достоинства, так и значительные недостатки. При этом недостатки эти в значительной степени являются проявлением межведомственной разобщенности следственного
аппарата.

177 Практически возможно и реализуемо закрепление за РУБОП следователей системы органов внутренних дел. Однако такие следователи вправе расследовать уголовные дела не о всех преступных посягательствах, которые могут быть совершены бандами. В частности, ст. 126 УПК РСФСР относит дела о совершении убийства к исключительной подведомственности следователей прокуратуры. Поэтому в случае, если бандой совершено хотя бы одно убийство (а это встречается в 71% случаев по изученным нами уголовным делам), то расследование соответствующего дела следователем ОВД исключается.

С другой стороны, сотрудничество на постоянной основе между следователями прокуратуры и сотрудниками МВД на практике практически нереализуемо вследствие ведомственной разобщенности.

Между тем, в постоянном сотрудничестве следователей ОВД и оперативных подразделений РУБОП есть существенные положительные черты. Подразделения по борьбе с организованной преступностью имеют межрегиональный характер. В то же время закрепленные за ними следователи относятся к территориальным органам внутренних дел. Это означает на практике, что такие следователи работают в более «автономном» режиме, более свободны от повседневного ведомственного контроля, в большей степени обеспечивается их процессуальная самостоятельность.

Любопытно, что именно эти особенности положения таких следователей и вызывают критические замечания. Так, М. Селезнев считает, что вследствие такого их положения данные следователи оказываются как бы «на подхвате» у этих оперативных служб, рассматриваются не как самостоятельные процессуальные фигуры, а как «технические оформители» материалов дела.1 Несостоятельность такой точки зрения подтверждается фактически самим же данным автором, который непосредственно за этими рассуждениями указывает на большое количество нареканий и жалоб на таких следователей со стороны начальников РУОП. Причем по его словам: «Примечательно, что в абсолютном

  • См.: Селезнев М. Указ. соч.

178 большинстве случаев в этих конфликтных ситуациях правы
бывают следователи, не желающие мириться с грубейшими
нарушениями процессуального законодательства, обесценивающими
юридическую силу доказательств»1.

Таким образом, сам же М. Селезнев фактически подтверждает тот факт, что следователи ОВД, закрепленные за РУОП, вследствие особенностей организации данной системы оказываются в меньшей степени зависимыми от ведомственного контроля, более склонными к неукоснительному соблюдению требований законодательства.

С учетом оказания возможности давления на следователей со стороны руководства такого оперативного подразделения, каким является РУБОП, мы категорически не можем согласиться с идеей создания в структуре РУБОП следственных подразделений, подчиненных начальнику РУБОП. С другой стороны, нам кажется достаточно обоснованной и логичной точка зрения О.Д. Жука, который допускает все же создание таких подразделений, однако при обязательном условии подчинения их непосредственно Следственному Комитету МВД РФ,2 что и было осуществлено приказом МВД РФ № 703 -2000г.

«Внутренние» формы взаимодействия следователя и органа дознания.

Одной из таких форм является взаимный обмен информацией между следователем и органом, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность.

Данная форма взаимодействия рассматривается нами в первую очередь благодаря тому, что именно она проявляется раньше всех других (во временном плане). В самом деле, началом, исходной точкой любого взаимодействия между

  • Там же.

  • См.: Жук О.Д. Организованная преступность в современной России: раскрытие и расследование преступлений, совершенных организованными преступными формированиями. Томск, изд-во ТГУ, 1998, с. 155.

179 следователем и органом, осуществляющим оперативно-
розыскную деятельность, всегда служит передача определенной информации от одного из субъектов другому.

По делам о бандитизме, вследствие конспиративности данного вида преступной деятельности, первоначальным источником информации, как правило, является орган, осуществляющий оперативно- розыскную деятельность, который делится этой информацией со следователем. Не исключен, впрочем, (однако куда более редок) противоположный вариант: когда именно следователю, в процессе осуществления расследования первому становится известным тот факт, что данное преступление совершено той или иной бандой.

На практике, к сожалению (и этому объективно способствуют нормы уголовно- процессуального законодательства), следователь нередко понимает данную форму взаимодействия как одностороннюю обязанность органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, - предоставлять ему сведения, необходимые для расследования, не беря на себя обязательств знакомить работников данного органа даже с той информацией, которая необходима им для надлежащего выполнения поручения следователя.

Нам представляется более верной иная позиция, в соответствии с которой обязанность информирования является взаимной и распространяется на обоих субъектов взаимодействия. Так, В.М. Быков предложил достаточно полный перечень той информации, которую следователь, получив в ходе производства следственных действий, должен сообщить органу дознания.1

Существенное значение в ходе обмена информацией, имеющей значение для расследования уголовного дела имеет то, в какой форме она будет представлена (в устной или письменной, подвергшейся переработке и обобщению, либо будут представлены для ознакомления первоисточники).

  • См.: Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент, изд-во «Узбекистан», 1991, с. 66.

180

Вообще, по общему правилу, такая информация в ходе расследования сообщается в устной форме. У этой формы есть неоспоримые преимущества, поскольку она позволяет осуществлять более быстрый, неформальный обмен информацией. При этом, однако, возможны случаи, когда в силу особой значимости информации, либо если она необходима на продолжительный период (или должна найти отражение в материалах уголовного дела), такая информация предоставляется в письменной форме.

Нет особой необходимости и в том, чтобы информация всегда передавалась путем предоставления для ознакомления ее первоисточников. Более того, сведения об используемых или использованных при проведении негласных оперативно - розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оперативно - розыскной деятельности, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках и о лицах, оказывающих (оказывавших) им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и тактике проведения оперативно - розыскных мероприятий составляют государственную тайну. Поэтому Инструкция «О порядке представления результатов оперативно - розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд» предусматривает особый порядок для представления материалов, содержащих такие сведения. В частности, перед представлением материалов эти сведения либо подлежат рассекречиванию на основании мотивированного постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно - розыскную деятельность, либо представляются в соответствии со ст. 16 Закона Российской Федерации «О государственной тайне».

Тем не менее, в ряде случаев для следователя важно именно непосредственное ознакомление с оперативно- розыскными материалами, в том числе и с теми их составляющими, что входят в содержание государственной тайны.

181 В соответствии с указанной Инструкцией такие материалы могут быть предоставлены следователю если они способны:

  • служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела;
  • быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий;
  • использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.
  • Полученная одним субъектом взаимодействия от другого информация должна быть использована только с учетом мнения передавшего ее субъекта. Поэтому нельзя считать правильным поведение следователя, если он пытается реализовать полученную информацию без учета мнения оперативного работника, или вопреки такому мнению1. Такие случаи не только могут негативно отразиться на конкретном расследовании, еще в большей мере они вызывают недоверие участников взаимодействия друг к другу, вследствие чего дальнейшее их сотрудничество по расследованию и раскрытию преступления может быть существенно затруднено или вообще сорвано. Более того, это недоверие способно оказать существенное отрицательное влияние на взаимодействие в ходе расследования других уголовных дел, поскольку в его результате участники откажутся передавать друг другу необходимую информацию, без чего расследование дел о бандитизме представляется практически невозможным.

Наконец, исходя из общего требования к наличию во взаимодействии обратной связи, субъект такого взаимодействия, получивший и использовавший информацию, должен непременно известить другого субъекта о полученных результатах.

  • Между тем такие факты достаточно широко распространены.

182

Другая форма взаимодействия представляет собой совместный анализ материалов дела либо материалов проверки наличия поводов и оснований к возбуждению уголовного дела, либо материалов приостановленных дел.

В ходе такого совместного анализа происходит учет как точки зрения и информации работников органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, так и мнения следователя, данного с точки зрения его опыта и профессиональной квалификации, о том, возможно ли возбудить уголовное дело (либо объединить различные уголовные дела), в какой момент времени это лучше всего сделать, какие действия должны быть совершены до или после этого момента, и т.д.

Кроме того, анализ материалов приостановленных дел позволяет, как обнаружить тот факт, что преступление, дело о совершении которого приостановлено, совершено той же самой бандитской группой, деятельность которой расследуется, так и обнаружить и учесть ошибки, допущенные в ходе расследования приостановленного дела, либо использовать сведения, полученные в ходе такого расследования.

Близкой данной форме взаимодействия является еще одна, сущность которой заключается в совместном планировании оперативно- розыскной и процессуальной деятельности по уголовному делу о бандитизме.

Так, например, в ходе расследования уголовного дела по факту деятельности банды Борисова, в результате проведения оперативных совещаний был составлен план совместных следственно- оперативных действий, состоящий из 122 пунктов (причем отдельными пунктами плана предусматривалось производство 10-15 следственных действий или оперативных мероприятий (например, производство допросов различных лиц, обысков по различным адресам и пр.).

183

В ходе такого планирования могут быть использованы такие методы, как: метод дискуссии, метод экспертных оценок, метод «мозговой атаки» и др.

В уголовно- процессуальном законе предусмотрена и такая форма взаимодействия следователя и органа дознания, как оказание органом дознания помощи следователю при производстве следственных действий. Так, ст. 127 УПК РСФСР предусматривает право следователя требовать от органов дознания содействия при производстве отдельных следственных действий.

Данная форма взаимодействия (так же как и дача следователем поручений органу дознания и их выполнение) отличается от рассмотренных ранее своеобразием соотношения полномочий следователя и органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность. Если при анализе материалов дела, планировании действий по нему и в ходе обмена информацией следователь и орган, осуществляющий оперативно- розыскную деятельность, выступают как автономные и равноправные субъекты, то в данном случае следователь имеет право требовать от органа дознания определенного поведения, а последний обязан выполнять указания следователя.

Необходимость в оказании следователю помощи может появляться достаточно часто. Особенно такая помощь нужна следователю по делам о бандитизме, в результате уже рассмотренных их особенностей, в числе которых возникающая часто необходимость обеспечения безопасности участников следственного действия и его силового обеспечения, необходимость использования научно- технических средств в ходе производства ряда следственных действий, необходимость тактической помощи со стороны оперативного работника и т.д.

По изученным нами уголовным делам следователи в ходе производства следственных действий почти в трети случаев (31%) прибегали к помощи работников оперативных подразделений.

  • Подробнее о данной форме взаимодействия и о применяемых методах планирования см.: Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент, изд-во «Узбекистон», 1991, с. 61 - 66.

184

Наконец, последняя из форм взаимодействия следователя и органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, (по порядку их рассмотрения, но отнюдь не по значимости) - это дача следователем поручений органу дознания о производстве розыскных и следственных действий и выполнение органом дознания таких поручений. Такая форма взаимодействия встретилась нам примерно в 100% изученных уголовных дел. Эту форму взаимодействия активно используют все следователи, даже те, которые неохотно предоставляют органу дознания необходимую информацию, не обсуждают с ним материалы дела и не планируют совместную деятельность. Более того, в литературе неоднократно указывается на злоупотребление следователей правом на дачу поручения органу дознания, либо на неумелое использование им такого права.

Действительно, по 61% из числа изученных дел нам встретились случаи, когда следователь поручал органу дознания производство сложных процессуальных действий по делам о бандитизме. В частности, давались поручения о производстве обысков (36% дел), допросов (46% дел) (в том числе допросов потерпевших по 36% дел), и даже о проведении очных ставок (11% изученных дел).

Такая практика, особенно в случаях, не вызываемых острой необходимостью, представляется нам недопустимой. Работники органа дознания как правило обладают недостаточной подготовкой, недостаточным знанием норм процессуального законодательства, а также не вполне представляют себе, зачастую, что конкретно необходимо сделать (изъять, установить) в ходе того или иного следственного действия. В результате следственные действия выполняются «для проформы» и нередко их результаты не могут служить источниками доказательств по делу в силу допущения органами дознания
существенных нарушений уголовно- процессуального

  • См.: Селезнев м. Взаимодействие следователей и органов дознания. // Законность, 1996, № 6, с. 7-12.

185 закона. В частности, при изучении материалов уголовных дел нами было обнаружено, что в большинстве из тех случаев, когда те или иные доказательства признавались судом недопустимыми, в силу допущения в процессе их собирания, существенных нарушений норм УПК (а именно в 67% случаев) следственные действия, произведенные с такими нарушениями закона были осуществлены именно органами дознания.

Относительно же поручения органу дознания производства очной ставки возникает еще один вопрос. Как известно, по делам, по которым обязательно производство предварительного расследования, орган дознания в ходе производства дознания, вправе производить не любые следственные действия, а только те из них, указание на которые содержатся в перечне ч.1 ст. 119 УПК РСФСР. В этот список не входят, в частности, очная ставка, предъявление для опознания и пр. В связи с этим некоторые авторы делают вывод, что, коль скоро органу дознания не предоставлено права производить такие следственные действия самостоятельно, он не может их производить и при наличии поручения следователя. Соответственно, следователь не имеет права давать органу дознания поручения о производстве указанных следственных действий. Такая точка зрения не кажется нам обоснованной. В перечне ст. 119 указаны лишь неотложные следственные действия, которые бывает необходимо совершить без промедления, возможно еще до того, как в дело вступит следователь. Очная ставка не является неотложным следственным действием и поэтому вполне обоснованно то, что она отсутствует и в упомянутом выше перечне. Однако следователь после принятия им дела к своему производству уполномочен совершать любые следственные действия. В законе не содержится и указания на ограничение определенными рамками его права давать поручения органу дознания. Из этого с необходимостью следует, на наш взгляд, что следователь вправе
поручать органу дознания производство любых

  • См.: Оспанов С.Д. Взаимодействие органа дознания со следственным аппаратом ОВД. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. М, 1990, с. 15-16.

186 следственных действий, в том числе и тех, которые не содержатся в перечне ст. 119 УПК РСФСР. Другое дело, насколько необходимыми являются такие поручения. С учетом того, что такое следственное действие, как очная ставка, служит для проверки доказательств, необходимой для принятия процессуального решения следователем, мы не можем представить себе ситуацию в которой следователь мог бы мотивированно отказаться быть непосредственным участником этого действия. Аналогичным образом мы относимся и к возможности дачи следователем поручений органу дознания о производстве таких следственных действий, как предъявление для опознания, следственный эксперимент и назначение экспертизы. Запрета на такие поручения в законе нет, однако данные следственные действия относятся к числу тех, производство которых следователь должен осуществлять лично.

Наконец, еще одна проблема, связанная с дачей органу дознания поручений и указаний связана с неясностью вопроса о том, с какого момента допустимы такие поручения. Так, по сведениям, приведенным в работе В.И. Брылева, в 21,4% случаев, следователь давал поручения органу дознания еще на этапе решения вопроса о возбуждении уголовного дела, в чем он не видит ничего особенного. С.Д. Оспанов же считает, что в стадии возбуждения уголовного дела следователь не обладает правом давать поручения и указания органу дознания. Думается, что точка зрения С.Д. Оспанова на данную проблему более соответствует закону. В самом деле, в ч.1 ст. 127 УПК РСФСР обозначено, что речь в ней идет о полномочиях следователя при производстве предварительного следствия, то есть о полномочиях, появляющихся у него с момента принятия им дела к своему производству. Отсюда следует, что до этого момента он не обладает, в том числе, и правом давать органу дознания поручения и указания, обязательные для исполнения последним.

  • См.: Брылев В.И. Взаимодействие следователя и органов дознания при расследовании и предупреждении преступлений, связанных с наркотизмом. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1991, с. 10.

187

Отсюда возникает особая значимость для работы по делам о бандитизме наличие делового сотрудничества между органом, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность, и следователем. В ситуации, когда следователь не может обязать орган дознания предварительно, до возбуждения дела, выполнить определенные действия, особую важность приобретает готовность работников органа дознания выполнить такие действия добровольно, учитывая большую профессиональную подготовленность следователя в этом вопросе, и с учетом того, что он, в дальнейшем будет отвечать за ход и результаты расследования.

К сожалению, такое доброе, деловое сотрудничество между следователем и органом дознания складывается далеко не всегда. По сведениям, приведенным в работе В.М. Быкова, более 80% опрошенных оперативных работников и 80% следователей отметили, что между ними возникают конфликты. Многие из опрошенных при этом посчитали необходимым указать дополнительно, что такие конфликты в ходе взаимодействия следователя и органа дознания «возникают постоянно» или «возникают систематически».2

Опрошенные указали на причины таких конфликтов, в числе которых, оперативные работники, например, указали на: нежелание следователей содействовать раскрытию преступлений, недостаточное знание следователями своих функциональных обязанностей, необоснованную дачу поручений, находящихся за пределами компетенции оперативных работников, неправильное и необоснованное принятие следователями процессуальных решений, и т.д. В свою очередь следователи отметили: представление некачественных материалов или некачественное производство первоначальных следственных действий, необоснованное
возбуждение уголовных дел,

  • См.: Оспанов С.Д. Взаимодействие органа дознания со следственным аппаратом ОВД. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. М, 1990, с. 20.
  • См.: Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент, изд-во «Узбекистан», 1991, с. 72.

188 неисполнение или некачественное исполнение поручений
следователя, преждевременное прекращение взаимодействия со следователями и т.п.

Таким образом, внешне причин для конфликтов очень много, но если взглянуть на них внимательнее, то можно обнаружить, что все они сводятся к двум типам. Первый из них - это конфликты, связанные с определенными личными качествами некоторых следователей и оперативных работников (недостаточный профессионализм тех и других, нежелание сотрудничать, желание облегчить свою работу, перевалив ее на другого). В основе же другой части конфликтов лежат объективные причины. Не случайно и следователи, и оперативные работники говорят с различных позиций, но об одном и том же (так следователи жалуются на неисполнение их поручений, а оперативники - на их необоснованную дачу; следователи - на преждевременное прекращение взаимодействия, а оперативные работники - на нежелание следователя участвовать в раскрытии преступлений. Первой (и наиболее существенной) из таких объективных причин являются различные непосредственные цели деятельности органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность, и следователей, а соответственно - различные показатели успешной работы. В качестве главной задачи органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность, у нас рассматривается раскрытие преступлений, тогда как задача следователя - шире, он должен еще окончить расследование и, желательно, передать дело в суд. В результате орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, считает свою функцию оконченной в момент, когда возбуждено уголовное дело и задержан подозреваемый, либо лицу предъявлено обвинение. Для следователя же - это только половина дела и далеко не самая сложная. Поэтому орган, осуществляющий оперативно- розыскную деятельность по факту бандитизма, обижается на следователя, который не хочет возбуждать дело, задерживать или привлекать лицо в качестве обвиняемого, даже в
случае, если материалы собраны поверхностно и

1 - Быков В.М. Указ. соч., с. 72 - 73.

189 некачественно. Следователю же, со своей стороны, после
совершения указанных действий еще больше нужна зачастую
помощь органов, осуществляющих оперативно- розыскную
деятельность, которые к этому моменту уже считают свою работу по делу завершенной.

Другая причина конфликтов - в несовершенстве организации взаимодействия следователя и органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность. С одной стороны следователь, чьи указания обязательны для органа дознания, и несущий ответственность за расследование в целом, не может в то же время фактически принудить орган дознания к выполнению его поручений или оказанию помощи, и не может проконтролировать насколько добросовестно исполняются такие поручения. С другой стороны, орган дознания, являющийся автономным и независимым от следователя в административном отношении, не желает подчиняться и в процессуальных правоотношениях.

Таким образом, выходом из создавшейся ситуации, основой для оптимальной совместной деятельности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность и предварительное следствие, может стать рациональная организация сотрудничества между такими органами (например, на базе создания постоянных следственно-оперативных групп), сопровожденная приданием им одинаковых непосредственных задач, изменением оценок деятельности органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность.

190

Заключение

В ходе научной работы над диссертационным исследованием автор пришел к следующим выводам:

  1. Под бандой следует понимать устойчивую, организованную, вооруженную преступную группу, состоящую из двух и более человек, нацеленную на постоянное совершение нападений на граждан и организации.
  2. Предмет доказывания по делам о бандитизме имеет существенные особенности, которые должны быть учтены законодателем, в частности при предъявлении требований к содержанию процессуальных документов, составляемых следователем по таким делам.
  3. Бандитизм, как состав преступления и как вид преступной деятельности имеет целый ряд существенных черт, которые серьезным образом сказываются на деятельности правоохранительных органов по делу, увеличивая ее трудоемкость, изменяя, в ряде случаев ее характер и содержание. Кроме того, такие существенные черты бандитизма могут значительно влиять на степень сложности установления истины по уголовному делу, облегчая или осложняя тем самым раскрытие и расследование данного вида преступной деятельности.
  4. Основными особенностями бандитизма сточки зрения сложности и трудоемкости расследования при этом являются:

• достаточно высокая степень организованности, устойчивости криминального коллектива; • • ориентация каждого обвиняемого на интересы группы в целом; • • плановый характер деятельности банды, который означает, в частности, что участники группы зачастую заранее готовят согласованные, непротиворечащие друг другу показания, на тот случай, если будет возбуждено уголовное дело и они будут допрашиваться; •

191

• наличие в банде активной системы противодействия расследованию, деятельности правоохранительных органов. Эта система может включать в себя наличие коррумпированных связей, а также комплекс контрразведывательных мероприятий, включающий выявление возможных источников утечки информации, разработку мер безопасности, использование кодирования информации, организацию прослушивания телефонных и радиопереговоров правоохранительных органов, прослушивание служебных помещений, слежку за сотрудниками оперативных аппаратов, осуществление комплекса активных мер по компроментации оперативного состава и следователей, ведущих борьбу с организованной преступностью, изучение методов оперативно- розыскной деятельности; • • конспиративность деятельности банды; • • групповой характер бандитской деятельности; • • дерзость, особый цинизм, неоправданная жестокость бандитских нападений; • • продолжительный характер преступной деятельности; • • высокая вероятность возникновения в банде конфликтных ситуаций вследствие достаточно высокой степени организации группы, тесному общению членов группы в течение продолжительного времени и затрудненности выхода из нее, наличию действительной или предполагаемой несправедливости в распределении ролей и доходов от преступной деятельности, распространенности авторитарного характера управления в банде; • • многоэпизодный характер дел, связанный с большой продолжительностью преступной деятельности группы. • 5. В уголовно- процессуальное законодательство необходимо внесение изменений, предусматривающих возможность по делам о бандитизме производства таких следственных действий, как задержание лип, заподозренных в совершении бандитизма, их обыск, освидетельствование и

192

выемка имеющихся при них документов и предметов, могущих
служить доказательствами по делу, до момента возбуждения уголовного дела.

При этом для правильного решения вопроса о возбуждении уголовного дела следует в уголовно- процессуальном законе предусмотреть обязанность граждан и должностных лиц давать объяснения, представлять документы и иные предметы, истребуемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

  1. При расследовании бандитизма возможны следующие типичные следственные ситуации:

• произошло нападение, преступники с места происшествия скрылись, однако достоверно известно, что преступление совершено бандой; • • преступники задержаны на месте совершения преступления в процессе нападения, причем достоверно известно, что преступление совершено бандой; • • банда еще не совершила нападений, но уже есть сведения о ее создании; • • в момент возбуждения уголовного дела неизвестно, что преступление совершено бандой. • В зависимости от того, какая из этих следственных ситуаций имеет место в ходе расследования, определяются и выбор того или иного следственного действия, а также порядок, особенности его планирования, организации и производства.

  1. В борьбе с бандитизмом, в силу особенностей данного вида преступлений, исключительное значение имеют негласные методы, адекватное ведение оперативно- розыскной деятельности.

  2. Под оперативно- розыскным обеспечением уголовных дел о бандитизме следует понимать деятельность уполномоченных

правоохранительных органов, заключающуюся в проведении
оперативно-

193

розыскных мероприятий и направленную на создание оптимальных условий для расследования и судебного рассмотрения этих дел.

  1. Представляется совершенно необходимым предоставление оперативным подразделениям ОВД РФ права самостоятельно осуществлять оперативно- розыскную деятельность, в том числе и по делам, находящимся в производстве следователя, при условии согласования планов следственных и оперативно- розыскных мероприятий, а также информирования следователя о проведении мероприятий экстренного характера. Соответственно, в уголовно- процессуальном законе возможно предусмотреть обязанность оперативных подразделений согласовывать со следователем план оперативно- розыскных мероприятий, которые намечается проводить по делу после принятия его к своему производству следователем, а также обязательность извещения следователя о производимых внеплановых (экстренных) мероприятиях оперативных служб.

  2. Оперативно- розыскную деятельности по делам о бандитизме возможно разделить на 4 этапа, каждому из которых свойственны свои задачи и свои способы и методы их реализации:

• Сбор информации о банде и совершенных (подготавливаемых) ею деяниях, осуществляемый до возбуждения уголовного дела. • • Деятельность оперативных подразделений от момента возбуждения уголовного дела, до принятия дела к производству следователем. • • Оперативное сопровождение расследования уголовного дела о бандитизме после принятия его следователем к своему производству. • • Оперативное сопровождение в судебных стадиях процесса по делам о бандитизме. • 11. В УПК РФ должны появиться как нормы, регламентирующие производство процессуальных действий в связи с осуществлением мероприятий оперативно- розыскного характера, производимых по поручению следователя, так и требования к порядку производства, оформления и вовлечения
в

194

уголовный процесс результатов аналогичных оперативно- розыскных действий, произведенных до возбуждения уголовного дела, либо после его возбуждения, но самостоятельно оперативными подразделениями (то есть без поручения следователя об этом).

  1. Взаимодействие следователя и органа дознания в процессе расследования дел о бандитизме представляет собой согласованную деятельность, осуществляемую для достижения одних и тех же конечных целей (быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден) органами, не находящимися в административном подчинении друг другу при условии персональной ответственности каждого за собственные действия.
  2. Формы взаимодействия следователя и органа дознания можно поделить на 2 большие группы. Первая из них отражает наличие (или отсутствие) определенной организационной формы, в которой осуществляется взаимодействие. С точки зрения наличия или отсутствия определенной формы организации взаимодействие между следователем и органом дознания может осуществляться:
  3. 1) в рамках постоянной следственно - оперативной группы (созданной для раскрытия и расследования определенной категории преступлений);

2) в рамках следственно - оперативной группы, созданной для работы по одному уголовному делу; 3) 4) в форме прикрепления следователя к определенному оперативному подразделению; 5) 6) без оформления какой- либо организационной формы. 7) Другая группа форм взаимодействия основана на выделении определенных способов осуществления согласованной деятельности. В их числе можно выделить:

195

1) взаимный обмен информацией между следователем и органом дознания;

2) совместное планирование раскрытия и расследования преступлений;

3) совместный анализ материалов дела либо материалов проверки наличия поводов и оснований к возбуждению уголовного дела, либо материалов приостановленных дел; 4) 5) оказание органом дознания помощи следователю при производстве следственных действий; 6) 5) дача следователем поручений органу дознания о производстве розыскных и следственных действий и выполнение органом дознания таких поручений.

  1. С точки зрения организационной формы, в которой осуществляется взаимодействие следователя и органа дознания, наиболее оптимальным способом для раскрытия и расследования бандитизма является создание постоянных следственно- оперативных групп.

  2. Между следователями и работниками органа дознания в ходе расследования преступлений, в том числе и бандитизма, регулярно возникают конфликты. Причины таких конфликтов объективны и заключаются:

1) в существовании различных непосредственных целей деятельности у органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность, и следователей, а соответственно - в различии показателей успешной работы. 2) 3) в несовершенстве организации взаимодействия следователя и органа дознания. С одной стороны следователь, чьи указания обязательны для органа дознания, и несущий ответственность за расследование в целом, не может в то же время фактически принудить орган дознания к выполнению его поручений или оказанию помощи, и не может проконтролировать насколько добросовестно исполняются такие поручения. С другой стороны, орган дознания, являющийся автономным и независимым
от следователя в 4)

196

административном отношении, не желает подчиняться и в процессуальных правоотношениях.

Выходом из создавшейся ситуации, основой для оптимальной совместной деятельности органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность и предварительное следствие, может стать рациональная организация сотрудничества между такими органами (например, на базе создания постоянных оперативно- следственных групп), сопровожденная приданием им одинаковых непосредственных задач, изменением оценок деятельности правоохранительных органов.

197

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Конституция РФ, принята всенародным голосованием 12.1.1999 года.
  2. Всеобщая декларация прав человека, принятая резолюцией 217А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10.12.1948 года.
  3. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 года.
  4. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 года № 1-ФЗ в редакции от 09.07.1999 года.
  5. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27.10.1960 года в редакции 07.08.2000 года.
  6. Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 08.01.1997 года № 1-ФЗ в редакции от 16.03.1999 года.
  7. Федеральный закон РФ «Об оружии» от 13.12.1996 года № 150-ФЗ в редакции от 10.04.2000 года.
  8. Федеральный закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 05.07.1995 года№ и144-ФЗ в редакции от 13.12.1999 года.
  9. Федеральный закон РФ «О прокуратуре РФ» от 17.01.1992 года № 2202-1 в редакции от 02.01.2000 года.
  10. 10.Федеральный закон РФ «О содержании под стражей обвиняемых и подозреваемых в совершении преступлений» от 15.07.1995 года № 103- ФЗ в редакции от 21.07.1998 года.

11.Закон РСФСР «О милиции» от 18.04.1991 года № 1026-1 в редакции от 29.12.2000 года.

12.Федеральный закон РФ «О государственной защите судей, должных лиц правоохранительных и контролирующих органов» от 20.04.19995 года № 45-ФЗ в редакции от 29.02.2000 года.

13.Правила оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории РФ, утвержденные Постановлением Правительства от 21.06.1998 года.

14.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.19997 года № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм».

15.Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 7 «О судебной практике по делам о хищении огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ, незаконном ношении, хранении, приобретении или сбыте оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ и небрежном хранении огнестрельного оружия» от 20.09.19974 года с изменениями, внесенными постановлением Пленума Верховного Суда СССР № 2 от 29.03.1991 года.

198

16.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.12.19993 года № 13 «РО некоторых вопросах. Связанных с применением статей 23 и 25 Конституции РФ».

17.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 года № 8 «О некоторых вопросах применения Конституции РФ при осуществлении правосудия».

18.Положение о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью», утверждено Указом Президента РФ № 567 от 18.04.1996 года.

19.Приказ Генерального Прокурора РФ № 31 от 17.06.1997 года «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием».

20.Положение «О совместных следственно-оперативных группах (бригадах) органов прокуратуры, внутренних дел, безопасности и налоговой полиции для пресечения и расследования деятельности организованных преступных групп», утвержденное совместным Приказом руководителей правоохранительных органов № 32/119/73/278 от 22.05.1995 года.

  1. Инструкция «О порядке предоставления результатов оперативно- розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд» от 13.05.1998 года, утверждена совместным Приказом ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России № 175/226/336/201/286/410/56.

22.Инструкция «О порядке использования полиграфа при опросе граждан», утвержденная Приказом МВД РФ от 28.12.1994 года.

23.Приказ МВД России «О дальнейших мерах по обеспечению исполнения органами внутренних дел законодательства РФ об оружии» от 25.07.1994 года №356.

  1. Абдулатипов A.M. Проблемы борьбы с бандитизмом (уголовно- правовой и криминологический анализ). Автореф. дисс. … к.ю.н. Ростов-на- Дону. 1998.
  2. Алексеев A.M. Психологические особенности показаний очевидцев. М., 1972.
  3. Алексеев В.А., Борисов И.Н., Емельянов А.С. Организованная преступность: криминализация функций участников преступных формирований. // СГиП. - 1991. - № 10. - С. 65 - 70.
  4. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1989.
  5. Аленин А.П., Кузнецов А.А., Скоморохова А.Г. О недостатках проведения осмотра места происшествия при расследовании преступлений, совершенных группой лиц. // Актуальные проблемы борьбы с групповой преступностью. Межвузовский сборник научных трудов. Омск: изд-во Омской высшей школы милиции МВД СССР. - 1983.- С. 74 - 79.
  6. Андреева А., Овчинникова Г. Квалификация бандитизма. // Законность, 1996, №4.

199

  1. Антонян Ю.М., Бойко И.Б., Верещагин В.А. Насилие среди осужденных. М.: ВНИИ МВД России, 1994.
  2. Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Н.И. Личность корыстного преступника. Томск, изд-во ТГУ. 1989.
  3. Антонян Ю.М., Пахомов В.Д. Организованная преступность и борьба с ней. // СГиП. - 1989. - № 7. - С. 65-73.
  4. Басков В.И. Уголовная преступность и борьба с ней. // Вестник МГУ. Серия 11. Право, 1991, № 4, с.З - 12.
  5. Бедняков Д.И. Не процессуальная информация и расследование преступлений. М.: Юрид. лит. 1991.
  6. Бекешко СП., Матвиенко Е. А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. Минск, 1969.
  7. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. В 3 томах. М.. 1979, т. 3.
  8. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М., 1966.
  9. Белогриц- Котляревский Л.С. Учебник русского уголовного права. Южно- Русское книгоиздательство. Киев - Петербург - Харьков, 1903.
  10. Беренер А.Ф. Учебник уголовного права. Части общая и особенная. С примечаниями приложениями и дополнениями по истории русского права и законодательству положительному магистра уголовного права Н. Неклюдова. СПб., Неклюдов, 1865 - 1867.
  11. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений; Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. Пер. с англ. СПб.: Лениздат, 1992.
  12. 41.Блувштейн Ю.Д., Зырин М.И., Романов В.В. Профилактика преступлений. Минск. - 1986.

  13. Бордиловский Э.И. Раскрытие неочевидных преступлений: организация и тактика. М.: МВШМ СССР, 1991.
  14. Бордиловский Э.И. Сущность и основные направления оперативно- розыскного обеспечения предварительного расследования групповых преступлений // Актуальные проблемы агентурно- оперативной деятельности органов внутренних дел. Труды Академии МВД СССР. М., 1990.
  15. Бородин А.А. Задержание в системе тактических операций при расследовании групповых преступлений. // Актуальные проблемы борьбы с групповой преступностью. Межвузовский сборник научных трудов. Омск: изд-во Омской высшей школы милиции МВД СССР. - 1983.- С. 67 - 74.
  16. Борьба с организованной преступностью. // Социалистическая законность. - 1988. - № 11. - С. 25 - 27.
  17. Брылев В.И. Взаимодействие следователя и органов дознания при эасследовании и предупреждении преступлений, связанных с наркотизмом. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1991.
  18. Быков В. Признаки организованной преступной группы. // Законность, 1998, № 8.

200

  1. Быков В. Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору. // Законность, 1999, № 3.
  2. Быков В.М. Особенности расследования групповых преступлений. Ташкент, 1980.
  3. Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент: изд-во «Узбекистан». - 1991.
  4. Быков В.М. Проблемы разработки методики расследования групповых преступлений. // Проблемы групповой и рецидивной преступности. Сборник научных трудов. Омск. 1981. С. 145 - 155.
  5. Быков В.М. Психологические аспекты применения технико- криминалистических средств при расследовании преступлений. // Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами на предварительном следствии. Киев, 1980, с. 26 - 30.
  6. Быховский И.Е.. Осмотр места происшествия. М., 1973.
  7. Вандер М.Б., Карпиенко Н.А. Следственный осмотр и предварительное исследование предметов и документов. Л., 1976.
  8. Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. М., 1981.
  9. Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М., 1970.
  10. Вечерин Э.П., Губанов В.В., Савченко СМ. К вопросу о правовой защите участников процесса и иных лиц. // Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД СССР. - 1990. - С. 98- 100.
  11. Винберг А., Корухов Ю. Регламентация применения научно- технических средств. // Соц. законность, 1983, № 11, с. 45 - 47.
  12. Вознесенский А.Н. и др. Действующая часть уголовного уложения высочайше утвержденного 22 марта 1909 г. М.: Товарищество Мамонтова, 1909.
  13. Волков Н.Т. Новое уголовное уложение. С Сенатскими решениями, разъяснениями и указаниями: сравнительными статей с уложением и уставом о наказаниях и предметным (алфавитным). Склад изданий Н.Т. Волкова в Москве, 1906.
  14. 61.Волобуев А.Н. организованная преступность в СССР: проблемы и перспективы борьбы. // Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД СССР, 1990, с. 5
    • 12.
  15. Володина Л.М. Механизм обеспечения прав личности в уголовном процессе. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Екатеринбург. 1998.
  16. Воронин Ю.А. Система борьбы с преступностью в США. -Свердловск. - изд-во Уральского университета, 1990.
  17. Вышинский А.Я. Курс уголовного процесса. М., 1927.
  18. Гавриленко А.Д. О некоторых факторах, влияющих на правильность оценки преступной деятельности организованных групп. // Проблемы борьбы с

201

организованной преступностью. Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД СССР, 1990, с. 94-97.

  1. Гаврилов А.К., Закатов А.А. Очная ставка. Учебное пособие. Волгоград, 1978.
  2. Галиакбаров P.P. Групповое преступление. - Свердловск. - 1973.
  3. Галиакбаров P.P. Квалификация групповых посягательств в составах с усложненной объективной стороной. // Проблемы групповой и рецидивной преступности. Сборник научных трудов. Омск. 1981. С. 12-21.
  4. Галиакбаров P.P. Объективные признаки группового преступления. // Актуальные проблемы борьбы с групповой преступностью. Межвузовский сборник научных трудов. Омск: изд-во Омской высшей школы милиции МВД СССР.-1983.-С. 3-10.
  5. Галкин Е.Б. Социально- психологические механизмы соорганизации преступной среды. // Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД СССР. - 1990. - С. 13 - 20.
  6. 71.Гаухман Л.Д. Насилие как средство совершения преступления. М.: Юрид. лит., 1974.

  7. Геворкян М.В. Уголовно- правовая характеристика бандитизма. Автореф. дисс. … к.ю.н. СПб, 1997.
  8. Герасимов И.Ф. Начало расследования. // Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1988, с. 5 - 7.
  9. Герасимов И.Ф. Система процессуальных действий следователя. // Следственные действия (криминалистические и процессуальные аспекты). Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1983, с. 3 - 7.
  10. Герцензон А.А. Меньшагин В.Д., Ошерович Б.С, Пионтковский А.А. Уголовное право. Особенная часть. Государственные преступления. М. Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1938.
  11. Гесснер Р., Херцог У. За фасадом права. Методы новой тайной полиции. / пер. с нем. М., 1990.
  12. Гинзбург А.Я. Тактика предъявления для опознания. М.: Юрид. лит., 1971.
  13. Глушков А.И. Уголовно- процессуальные и оперативно- розыскные вопросы обеспечения защиты участников уголовного судопроизводства от противоправного действия заинтересованных лиц. // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. Материалы научно-практической конференции. М.: ЮИ МВД России, 1997, с. 128-131.
  14. Горя Н.К. Назначение наказания по делам о насильственных преступлениях. Кишинев: «Штиница», 1991.
  15. Государственные преступления. Учебное пособие по советскому уголовному праву. М.: «Высш.школа», 1961.
  16. Гридин СИ. Социально- психологические аспекты группового антиобщественного поведения. // Актуальные проблемы борьбы с групповой

202

преступностью. Межвузовский сборник научных трудов. Омск: изд-во Омской высшей школы милиции МВД СССР. - 1983.- С. 30 - 35.

  1. Громов В. Предварительное расследование по уголовным делам. М., - 1930.
  2. Гуляев В.Н. Обнаружение мест сокрытия наркотических средств, используемых преступниками. Учебно-методическое пособие. РИПК МВД РФ, 1997.
  3. Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М., 1991.
  4. Гуров А.И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. М., 1990.
  5. Давлетов А.А. Правовые гарантии обеспечения безопасности участников уголовного процесса. // Совершенствование законодательства: поиск и решения. Тюмень, ТВШ МВД России, 1993.
  6. Дворкин А.И., Бабаева Э.У., Токарева М.Е., Чернова К.Т. Расследование убийств, совершенных организованными вооруженными группами. М, 1995.
  7. Дмитриенко М. Уголовные дела о бандитизме. // Законность, 1999, № 1, с. 26-27.
  8. Долгинов С.Д. К вопросу о сочетании обыска и оперативно-розыскных мероприятий. // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. Материалы научно-практической конференции. М.: ЮИ МВД России, 1997, с. 42 - 44.
  9. Долгова А.И. Системно- структурный характер преступности. // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 41. М., 1984, с. 14 - 15.
  10. Доля Е. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности по уголовным делам. // Сов. Юстиция, 1993, № 3, с. 6-7.
  11. Дорохов В.Я. Возбуждение уголовного дела как первоначальная часть стадии предварительного расследования в советском уголовном процессе // Ученые записки Пермского ун-та, 1955. Т.10. Вып.4, с. 114-117.
  12. Драпкин Л.Я. Криминалистические аспекты современной концепции борьбы с организованной преступностью. // Правовая реформа в России: проблемы теории и практики. Екатеринбург, 1996.
  13. Драпкин Л.Я. Первоначальные следственные действия в методике расследования преступлений и проблема повышения их эффективности. // Вопросы методики расследования преступлений. Научные труды. Вып. 50 (Межвузовский сборник). Свердловск, 1976, с. 39 - 41.
  14. Драпкин Л.Я. Решения следователя и тактические приемы в структуре процессуальных действий. // Следственные действия (криминалистические и процессуальные аспекты). Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1983, с. 7- 16.
  15. Драпкин Л.Я. Ситуационный подход в криминалистике и проблема периодизации процесса расследования преступлений. // Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1988, с. 8 - 16.

203

  1. Дюсев Любен. Психология малых групп. М, 1979.
  2. Елисеев С.А., Прозументов Л.М. Общеуголовные корыстные преступления: криминологическая характеристика, уголовная ответственность. Учебное пособие. Томск, изд-во ТГУ. - 1991.
  3. Епишин С.С. Организованная преступная группа и ее признаки. // Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД СССР. - 1990. - С. 81 - 89.
  4. Ерохин А.А., Короткевич А.А., Нургалиев Б.М. Борьба с организованной преступностью. Криминологический и криминалистический аспекты: Учебное пособие. - Караганда: Карагандинская высшая школа МВД Республики Казахстан. - 1993.
  5. Жбанков В.А. Методика расследования бандитизма. Лекция. М. Б.г.
  6. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М., 1965.
  7. Жук О.Д. Организованная преступность в современной России: раскрытие и расследование преступлений, совершенных организованными преступными формированиями. Томск, изд-во ТГУ, 1998.
  8. Зайцев О.А. Обеспечение безопасности участников уголовного процесса по делам организованной преступности. Лекция. М., ЮИ МВД России, 1994.
  9. Закатов А.А. О производстве первоначальных неотложных следственных действий. // Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования- преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1988, с. 37 - 44.
  10. Законодательство Италии -о борьбе с организованной преступностью. //Социалистическая законность. - 1993. - № 11. - С. 34 - 38.
  11. Законодательство по борьбе с организованной преступностью в зарубежных странах. Обзорная информация. Выпуск 3. М., 1989.
  12. Иванов И.Г. Организованная преступность и совершенствование уголовного законодательства о соучастии. // СГиП, 1990, № 7, с.65 - 73.
  13. Ивахненко A.M. Квалификация бандитизма, разбоя, вымогательства: проблемы соотношения составов. Автореф. дисс. … к.ю.н. М., 1996.
  14. Иващенко А.В. Насилие и уголовный закон. // Социально- правовые проблемы борьбы с насилием. Межвузовский сборник научных трудов. Омск. -1996.-С. 28-39.
  15. Извлечения из отчета о ревизии судебной части Тобольской и Томской губерний, произведенной, по поручению б. Министра Юстиции, б. Обер- Прокурором 1-го Департамента Правительствующего Сената, Тайным Советником Бутовским в 1892 году. Б.м. и г.
  16. Исаенко В. Организация расследования серийных убийств. // Законность, 1999, № 2, с. 6.
  17. История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры. Сборник документов. М.: Госюриздат, 1955.

204

  1. История советского уголовного права. М. Юр. изд-во Министерства Юстиции СССР, 1948.
  2. Ищенко В. Краткое практическое руководство для народных следователей. М., 1925.
  3. Ищенко Е.П. Классификация научно- технических средств, используемых на предварительном следствии. // Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами на предварительном следствии. Киев, 1980, с. 30 - 36.
  4. Каледин Р.А. О понятии криминалистического изучения преступной группы. // Актуальные проблемы борьбы с групповой преступностью. Межвузовский сборник научных трудов. Омск: изд-во Омской высшей школы милиции МВД СССР. - 1983. С. 55-61.
  5. Кальницкий В.В., Николюк В.В. Процессуальные вопросы производства по уголовному делу в отношении нескольких лиц. // Актуальные проблемы борьбы с групповой преступностью. Межвузовский сборник научных трудов. Омск: изд-во Омской высшей школы милиции МВД СССР. -1983.-С. 91-98.
  6. Кан Уэда. Преступность и криминология в современной Японии. М. - 1989.
  7. Карагодин В.Н. Использование данных о сокрытии преступления при производстве следственных действий. // Следственные действия (криминалистические и процессуальные аспекты). Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1983, с. 34 - 42.
  8. Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному следствию. Свердловск, 1992.
  9. Карев Д.С. Савгирова Н М. Возбуждение и расследование уголовных дел. М.. Высшая школа, 1957.
  10. Карнеева Л.М., Ордынский С.С, Розенблит С.Я. Тактика допроса на предварительном следствии. М.,1958.
  11. Кларк Р. Преступность в США. М. - Изд-во “Прогресс”. - 1975.
  12. Козлов Ю.Г. Социальная база организованной преступности: опыт экономико-юридического анализа. // Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД СССР. - 1990. - С. 21-30.
  13. Козусев А. Бандитизм: проблемы доказывания. // Российская юстиция, 1998, № 6.
  14. Козусев А. Законность применения в оперативно- розыскной деятельности научно- технических средств. // Законность, 1996, № 8, с. 32
    • 33.
  15. Колесниченко А.Н. О первоначальных (неотложных) следственных действиях при расследовании преступлений. // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 1. Харьков, 1964, с. 7 - 8.
  16. Колмаков В.П. Следственный осмотр. М., 1969.
  17. Колоссовский П. Очерк исторического развития преступлений против жизни и здоровья. М., 1857.

205

  1. Комиссаров B.C. Некоторые аспекты совершенствования законодательства об ответственности за бандитизм. //Вестник Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 1987, № 1, с.43 - 50.
  2. Комиссаров B.C. Понятие бандитизма в уголовном праве. //Вестник Моск. ун-та. Сер.11. Право. 1994, № 4, с.43 -51.
  3. Крылов Г.В. Некоторые направления организованной преступности в СССР. // Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД СССР. - 1990. - С. 30 - 36.
  4. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М.: Юрид. лит., 1972.
  5. Кузнецова Н.Ф., Багаудинова С.К. Контроль над легализацией преступных доходов в США. // Вестник МГУ. Серия 11. Право, 1997, № 6, с. 39 -51.
  6. Кузьменко Н.К. О понятии неотложных следственных действий при расследовании преступлений. // Вопросы методики расследования преступлений. Научные труды. Вып. 50 (Межвузовский сборник). Свердловск, 1976, с. 60-72.
  7. Куклин В.И. Неотложные следственные действия. Казань, 1967.
  8. Куликов В.И. Криминальный профессионализм как элемент организованной преступной деятельности. // Вестник Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 1992, №5, с. 23-29.
  9. Куликов В.И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. Ульяновск: Филиал МГУ, 1994.
  10. Куцова Э.Ф. Следственные действия, обеспечение прав личности при их совершении. // Вестник МГУ, сер.11, “Право”, 1991, № 1, с.32 - 41.
  11. Ларин А. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте УПК - 1997. // Государство и право, 1997, № 9, с. 9 - 10.
  12. Ларин A.M. Истребование и представление предметов и документов в стадии расследования. // Актуальные проблемы совершенствования производства следственных действий. Ташкент, 1982, с. 63.
  13. Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. М.: Юрид. лит., 1966.
  14. Леви А.А. Вопросы правовой регламентации применения научно- технических средств в уголовном судопроизводстве. // Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами на предварительном следствии. Киев, 1980, с. 14 - 20.
  15. Леви А.А. Организация осмотра места происшествия. М., 1970.
  16. Ленский А.В. Досудебные (предварительные) производства в уголовном процессе России и его эффективность. Томск, 1998.
  17. Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. М.: «Новый юрист», 1997.
  18. Лузгин И.М. Развитие методики расследования отдельных видов преступлений. // Правоведение. 1977, № 2, с.62 - 63.

206

  1. Луканов П.П. Бандитизм крайне опасен. // Соц. законность, 1990. № 8.С.29-31.
  2. Лукашевич В.Г. Тактика общения следователя с участниками отдельных следственных действий: Учебное пособие. Киев., НИиРИО КВШ МВД СССР, 1989.
  3. Лущай Ю. Организованная преступность: степени организованности. // Соц. законность, 1989, № 6, с. 45 - 47.
  4. Маевский В. Организованной преступности можно противостоять. // Законность. - 1996. - № 2. - С. 7 - 10.
  5. Макалинский П.В. Практическое руководство для судебных следователей. Изд-е 6-е. СПб, 1907.
  6. Макаров А. Доказательственное значение материалов применения научно- технических средств. // Соц. законность 1979. № 3. С. 46 - 57.
  7. Маркушин А.Г. Оперативно- розыскная деятельность -необходимость и законность. Нижний Новгород: Нижегородская ВШЩ МВД РФ, 1995.
  8. Марченко СП. Обеспечение безопасности участников уголовного процесса. Автореф. дисс. …к.ю.н. М., ЮИ МВД России, 1994.
  9. Матвеева А.А. Историческая характеристика преступности Москвы с 30-х годов XIX столетия по 10-е годы XX столетия. // Вестник МГУ. Серия
  10. Право. 1995, № 2, с. 63 - 68.
  11. Махов В.Н. Участие специалиста в следственных действиях. М., 1968.
  12. Мельникова Ю.Б., Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм. М., 1995.
  13. Мергасов О.В. Понятие и задачи взаимодействия аппаратов уголовного розыска с милицией общественной безопасности при раскрытии преступлений. // Проблемы теории и практики правоохранительной деятельности органов внутренних дел. Сборник статей адъюнктов и соискателей. Выпуск 8, М.: Юридический институт МВД России, 1997.
  14. Меркушов А. О некоторых вопросах судебной практики по делам о бандитизме. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1994, № 4.

  15. Метелев СЕ. Насильственная преступность: национально-этнический аспект. // Социально- правовые проблемы борьбы с насилием. Межвузовский сборник научных трудов. Омск. - 1996.- С. 162 - 166.
  16. Методика расследования серийных убийств. М., 1998.
  17. Минна Р. Мафия против закона. - М.: «Прогресс». - 1988.
  18. Мирович СМ. Криминалистическая типология личности корыстно- насильственных преступников. //Вестник Моск. ун-та. Сер.П. Право. 1991.- № 4.-С57-64.
  19. Мирский Д.Я. Правовая природа задержания лица, подозреваемого в совершении преступления//Труды Иркут. ун-та. 1967. Т. 45. Вып. 8. Ч. 4.
  20. Михайленко А. Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. Саратов, 1975.

207

  1. Михайлов А.И., Юрин Т.С.. Обыск., М., 1971.
  2. Михеева Г.П. Уголовно- правовая охрана свидетеля - и потерпевшего. Автореф. дисс. …к.ю.н. М., 1993.
  3. Нафиев С. Против организованной преступности - совместные действия. // Законность. - 1994. - № 7.- С. 7 - 9.
  4. Никитин Л.Н., Рохлин В.И., Серова Е.Б., Степанов А.А. Бандитизм. Расследование и прокурорский надзор. Учебное пособие. Санкт- Петербург, 1998.
  5. Никифоров А.С. Об организованной преступности на Западе и в СССР. // СГиП. - 1991. - № 4. - С. 48 - 57.
  6. Николаев Н. О проблемах борьбы с организованной преступностью. // Социалистическая законность. - 1988. - № 6. - С. 45 - 47.
  7. Образцов В.А. Теоретические и методологические предпосылки криминалистического изучения первоначального этапа расследования. // Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1988. С. 17 - 25.
  8. Организованная преступность - 2. Проблемы, дискуссии, предложения. “Круглый стол” Криминологической ассоциации.- М. - 1993.
  9. Организованная преступность в США и Италии. (Аналитический обзор) // Актуальные проблемы буржуазной криминологии. М. - ИНИОН - 1983.-Вып.3.-С. 107-136.
  10. Организованная преступность. Круглый стол издательства “Юридическая литература. / Под ред. А.И. Долговой и СВ. Дьякова. - М. - Юрид.лит. - 1989.
  11. Осин В.В. Документирование преступной деятельности вымогателей: основания и возможности. // Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД СССР. - 1990. - С. 62 - 68.
  12. Осин В.В., Константинов В.И. Организованная преступность и правовые возможности борьбы с ней. // Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД СССР. - 1990. - С. 69 - 74.
  13. Основы борьбы с организованной преступностью. / Под ред. B.C. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. - М. - “Инфра - М”. - 1996.
  14. .181. Оспанов С.Д. Взаимодействие органа дознания со следственным аппаратом ОВД. Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. М, 1990.

  15. Ответственность за преступления, совершенные в составе организованных групп. Методические рекомендации по применению норм УК РФ. М.: МЦ при ГУК МВД России. 1997.
  16. Палиашвили А.Я. Использование звукозаписи, киносъемки и стенографии в уголовном процессе. // СГиП, 1971, № 2, с. 87.
  17. Петрухин И.Л. Судебная власть и расследование преступлений. // Государство и право, 1993, № 7.

208

  1. Петуховский А.А. Уголовно- процессуальные аспекты обеспечения безопасности свидетелей, потерпевших и других граждан, содействующих уголовному судопроизводству. // Актуальные проблемы расследования преступлений: Сб. трудов Академии МВД России. М., 1995, с.94 - 98.
  2. Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск, 1973.
  3. Посельская Л.Н. Совершенствование форм и методов взаимодействия служб органов внутренних дел в раскрытии тяжких преступлений. // Актуальные проблемы общественной безопасности. Тезисы Всероссийской научно- практической конференции. Иркутск, Иркутская высшая школа МВД России, 1996, с. 48 - 49.
  4. Пристанская О.В., Мурашов В.П. Проблемы криминологической характеристики организованной преступности в СССР. (Признаки, формы, функции). // Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД СССР. - 1990. - С. 36 - 47.
  5. Прянишников Е.А. Некоторые вопросы предварительного расследования. Автореф. дис… канд. юрид. наук М., 1955.
  6. Психологические основы расследования групповых и организованных преступлений. // Следователь. - 1996. - № 1. - С. 73 - 75.
  7. Пятницын К.Е. Об использовании пространственно- временного анализа при расследовании групповых преступлений. // Актуальные проблемы борьбы с групповой преступностью. Межвузовский сборник научных трудов. Омск: изд-во Омской высшей школы милиции МВД СССР. - 1983.- С. 80 - 84.
  8. Рахунов Р.Д. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. М., 1954.
  9. Ривлин А., Альперт С, Бажанов М. О доказательствах в советском уголовном процессе. // Соц. Законность, 1963, № 9, с.42.
  10. Роганов С.А. Обеспечение безопасности свидетеля. // Проблемы совершенствования борьбы с преступностью на современном этапе. Рязань. Институт права и экономики МВД России, 1996, с.38 - 42.
  11. Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. М.: “Филинъ”, 1997.
  12. Руководство по организации раскрытия и расследования умышленных убийств в период первоначальных следственных действий. Горький, 1973.
  13. Сабиров Р.Д. Повышенная общественная опасность группового преступления. // Проблемы групповой и рецидивной преступности. Сборник научных трудов. Омск. 1981. С. 3 - 12.
  14. Салтевский М.В. Современные проблемы собирания доказательственной информации техническими средствами. // Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами на предварительном следствии. Киев, 1980, с. 3 - 14.
  15. Самоделкин СМ. Оперативно- розыскное сопровождение предварительного расследования и судебного разбирательства
    тяжких

209

преступлений (правовые и организационные вопросы). Дисс. на соискание … канд. юридич. наук. М., 1994.

  1. Самонов А.П. Психология преступных групп. Пермь, 1991.
  2. Селезнев М. Бригадный метод расследования. //Законность, 1997, №7, с. 14-19.
  3. Селиванов Н., Леви А. Правовая регламентация применения научно- технических средств в уголовном судопроизводстве. // Соц. законность, 1979, № 11, с. 46 - 48.
  4. Селиванов Н.А., Юргин Г.С., Викторова Е.Н. Обнаружение невидимых и маловидимых следов. М., 1975.
  5. Селиванов Н.А., Теребилов В.И. Первоначальные следственные действия. М.: Юрид. лит., 1969.
  6. Сергеев А. Уголовно-процессуальное задержание//Соц. законность, 1975, № 1, с. 64-65.
  7. Скоморохова А.Г. О системном подходе при исследовании материальной обстановки события преступления, совершенного группой. // Актуальные проблемы борьбы с групповой преступностью. Межвузовский сборник научных трудов. Омск: изд-во Омской высшей школы милиции МВД СССР, 1983, с. 84-91.
  8. Смыслов В.И. Свидетель в советском уголовном процессе. М., 1973.
  9. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. T.l, M.: изд-во «Наука», 1968.
  10. Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. М., 1955.
  11. Соловьев А.Б. допрос свидетеля и потерпевшего. М., 1974.
  12. Соя-Серко Л.А. Организация следственного действия. М., 1974.
  13. Тадевосян B.C. Прокурорский надзор в СССР. М., 1956.
  14. Тельцов А.П. О категориях ошибок, допускаемых при расследовании бандитизма. // Актуальные проблемы общественной безопасности. Тезисы Всероссийской научно- практической конференции. Иркутск, Иркутская высшая школа МВД России, 1996.
  15. Терешонок А.Я. Некоторые аспекты организации борьбы с преступностью в СССР. // Проблемы борьбы с организованной преступностью. Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД СССР, 1990, с. 90 - 94.
  16. Ткачев И., Миненок М. Объединения преступников: формы и специфические признаки. // Соц. законность, 1991, № 12, с. 9 - 13.
  17. Тихонов А. О процессуальной безопасности свидетеля и потерпевшего. // Российская юстиция. 1993, № 20, с. 26 - 27.
  18. Тюрин Д.П., Тюрина Л.П. Организованная преступность в США и Италии (Аналитический обзор). // Актуальные проблемы буржуазной криминологии. М., ИНИОН, 1983. Выпуск 3.

210

  1. Уткин М.С. Криминалистическая характеристика групповых преступлений.// Проблемы групповой и рецидивной преступности. Сборник научных трудов. Омск, 1981, с. 141 - 145.
  2. Федоткин М.А. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания. // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1996, № 4, с.94 - 97.
  3. Филимонов Б.А. О понятии оперативно- розыскной деятельности. // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1996, № 4.
  4. Филимонов Б.А. О правовом регулировании и практике прослушивания телефонных переговоров в уголовном процессе Германии. // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1991, № 5, с. 55 - 60.
  5. Хачароев Х.Л. К вопросу о сущности оперативно- розыскного обеспечения процесса расследования преступлений. // Проблемы теории и практики правоохранительной деятельности органов внутренних дел. Сборник статей адъюнктов и соискателей. Выпуск 8„ М.: Юридический институт МВД России, 1997.
  6. Хомколов В.П. Правовые и организационно- тактические вопросы оперативно- розыскного обеспечения деятельности следователя по установлению лица, совершившего преступление. Дисс. на соискание … канд. юрид. наук. Р., 1984.
  7. Цветков П.П. Предъявление для опознания в советском уголовном процессе. Л., 1962.
  8. Чернова К.Т. Организованные группы расхитителей. Автореферат дисс. … кандидата юридических наук. М., 1974.
  9. Чечетин А.Е. Лидерство в преступной группе. // Актуальные проблемы борьбы с групповой преступностью. Межвузовский сборник научных трудов. Омск: изд-во Омской высшей школы милиции МВД СССР. -1983.- С.35-41.
  10. Что такое организованная преступность? // Соц. законность. - 1988. - № 9. - С. 25 - 27.
  11. Чувилев А. Анализ статистических данных о законности задержания подозреваемых//Соц. законность. 1973, № 10.
  12. Чувилев А.А. Использование следователем оперативно- розыскной информации. М., Академия МВД России, 1992.
  13. Шабалин В.Е. Документальная фиксация и формирование доказательств. // Теоретические проблемы криминалистической тактики, Свердловск, 1981.
  14. Шейфер С.А. Система следственных действий как процессуальная категория. // Категориальный аппарат уголовного права и процесса. Ярославль, 1993
  15. Шейфер С.А. Следственные действия: Система и процессуальная форма. М.: Юрид.лит., 1981.
  16. Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: Методологические и правовые проблемы. Саратов, изд-во Саратовского университета, 1986.

211

  1. Щифман М. Дискуссионные вопросы уголовного судопроизводства // Соц. законность. 1957, № 7.
  2. Шмаров И. Мельникова Ю., Устинова Т. Ответственность за бандитизм: прблемы квалификации. // Законность, 1994, № 5, с. 5 - 10.
  3. Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. Минск, 1970.
  4. Щерба С, Зайцев О. Как обеспечить безопасность участников процесса // Вестник МВД России. 1993, № 5, с.24 - 29.
  5. Щерба С, Зайцев О. Обеспечение безопасности участников уголовного процесса. // Советская юстиция, 1992, № 9, с. 16.
  6. Щерба СП., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам. М., 1996.
  7. Эйсман А.А. Проблема процессуальной регламентации деятельности следственных бригад. // Изв. вузов. Правоведение. 1991, № 1, с.62 -63.
  8. Юшков Ю. Ответственность участников организованных преступных группировок. // Соц. законность, 1991, № 11, с.28 - 31.
  9. Яблоков Н.П. Общеметодические проблемы оперативно-розыскной деятельности в борьбе с организованной преступностью. // Вестник МГУ. Серия 11. Право, 1996, № 2.
  10. Якуб М.Л. Показания свидетелей и потерпевших. М., 1968.