lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Мамкин, Алексей Николаевич. - Применение судебно-бухгалтерских знаний в практике выявления экономических преступлений [Электронный ресурс]: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.09 - М.: РГБ, 2002 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки)

Posted in:

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИИ Нижегородский юридический институт

На правах рукописи

МАМКИН Алексей Николаевич

ПРИМЕНЕНИЕ СУДЕБНО-БУХГАЛТЕРСКИХ

ЗНАНИЙ В ПРАКТИКЕ ВЫЯВЛЕНИЯ

ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Специальность: 12.00.09 - уголовный процесс;

криминалистика; теория оперативно-розыскной

деятельности

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель - доктор юридических

наук, профессор ГОЛУБЯТНИКОВ Севир Павлович

Нижний Новгород 1999

2

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3 - 11

ГЛАВА L СУДЕБНО-БУХГАЛТЕРСКИЕ ЗНАНИЯ В

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКЕ

ПРЕСТУПЛЕНИЙ

§1. Природа возникновения судебно-бухгалтерских

знаний 12 - 37

§2. Криминалистическая диагностика

экономической системы, возмущенной событием

преступления 37 - 68

§3. Типы диагностических задач и средства их

решения 68 - 100

ГЛАВА П. СУДЕБНО-БУХГАЛТЕРСКИЕ ЗНАНИЯ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ЭФФЕКТИВНОСТ И

ОРГАНИЗУЕМЫХ КОНТРОЛЬНЫ Х

МЕРОПРИЯТИЙ § 1. Тактические особенности назначения и проведения контрольно-ревизионных

мероприятий 101 -120

§ 2. Проблема совершенствования деятельности по назначению и производству официальных

контрольных мероприятий 120 -136

§ 3. Концепция тактической операции, связанной с производством специализированных экономических

исследований 136 -146

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 147 - 149

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ

ЛИТЕРАТУРЫ 150 -162

ПРИЛОЖЕНИЯ 163-167

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. В современных условиях, требующих активизировать борьбу с преступлениями, совершаемыми в экономической сфере, возрастает значение профессиональной готовности оперативно-следственных работников к решению этой достаточно сложной задачи.

В значительной мере уровень такой готовности определяется степенью владения специальным инструментарием, предназначенным для обнаружения неявных следов противоправных деяний, проявляющихся в системе экономической информации. Как известно, такой инструментарий создавался криминалистикой при формировании пограничных с ней областей судебно-экономических знаний.

В настоящее время силами ряда ученых разработаны две области пограничных знаний: судебная бухгалтерия и теория экономико- криминалистического анализа (С.П.Голубятников, Я.В.Орлов, С.С.Остроумов, В.Г.Танасевич, С.П.Фортинский, И.Л.Шрага). Однако, имея в виду последовательность формирования таких специальных научных дисциплин, производность экономико-криминалистического анализа от ранее возникшей судебной бухгалтерии, комплекс образующих их научных положений может обозначаться единым термином - “судебно- бухгалтерские знания”.

К сожалению, создавая теоретический инструментарий, основатели этих научных направлений не уделяли достаточного внимания практике его применения. В работах, посвященных проблемам судебной бухгалтерии, судебно-бухгалтерские знания рассматривались в основном как средство практической деятельности специалиста в области бухгалтерского учета, анализа хозяйственной деятельности и контроля, что представляется недостаточным. Непосредственная реализация судебно-бухгалтерских знаний в практической деятельности оперативно-следс-

4

твенных работников предметом самостоятельного монографического исследования не являлась.

Не исследовались гносеологические характеристики процесса применения судебно-бухгалтерских знаний субъектом деятельности по выявлению и расследованию преступлений; не исследовалась и организационно-методическая сторона этого процесса.

Несмотря на ряд оригинальных монографических разработок (В.П.Кувалдин, А.А.Меджевский, Л.А.Сергеев) недостаточно изучена и вторая сторона этой же проблемы - реализация положений судебной бухгалтерии в тактике проведения важнейших организационных и процессуальных действий, направленных на своевременное и полное раскрытие экономических преступлений.

Эти обстоятельства определили выбор темы настоящего исследования и, как представляется, могут свидетельствовать о ее актуальности и определенном практическом значении.

Цели и задачи исследования. Целью настоящего диссертационного исследования является установить и познать закономерности применения в практике выявления экономических преступлений судебно-бухгалтерских знаний; на основе познания этих закономерностей выработать систему соответствующих методических и тактических рекомендаций, направленных на повышение эффективности деятельности по поиску и доказыванию экономических преступлений.

Указанные цели диссертационного исследования обусловили постановку и решение следующих основных задач:

  • с позиции закономерностей, изучаемых криминалистической наукой, сформулировать понятие специальных судебно-бухгалтерских знаний, определить их методологическую основу и содержание;

  • выявить общее и особенное в научных разработках по проблемам судебной бухгалтерии и экономико-криминалистического анализа и на этой основе уточнить содержание предмета судебной бухгалтерии как

5

возможной общей теоретической основы
криминалистического исследования экономической информации;

  • обосновать необходимость обладания оперативными работниками и следователями судебно-бухгалтерскими знаниями для более эффективного использования возможностей специалистов и ревизоров;
  • дать характеристику основным типам гносеологических задач, решаемых при выявлении преступлений путем непосредственного использования судебно-бухгалтерских знаний;
  • определить основные критерии тактики назначения и производства официальных контрольных мероприятий в деятельности по выявлению экономических преступлений;
  • проанализировать причины тактических ошибок, допускаемых при назначении и производстве документальных ревизий;
  • дать характеристику основным тактическим приемам и операциям, направленным на обеспечение эффективности проводимых специализированных исследований.
  • Объект и предмет исследования. Объектом настоящего исследования является преступная деятельность, совершаемая под видом законных хозяйственных и бухгалтерских операций, и деятельность правоохранительных органов по выявлению замаскированных экономических преступлений.

В качестве предмета исследования выступают закономерности, определяющие механизм обнаружения признаков экономических преступлений с использованием судебно-бухгалтерских знаний непосредственно самим субъектом деятельности по выявлению и расследованию преступлений, а также опосредованно - с использованием возможностей документальной ревизии и других официальных проверочных мероприятий, организуемых по его инициативе.

Методология и методика исследования. Методологическую основу диссертационного исследования составил диалектический
метод,

6

являющийся основой познания явлений объективной действительности в их взаимосвязи и развитии. Широко использовались конкретно-социологический и формально-логические методы научного исследования. В связи с тем, что в процессе исследования выявились особенности познавательной деятельности, связанной с распознаванием неявных признаков преступлений в системе экономической информации, диссертант обратился к научным разработкам, относящимся к методологии диагностических процессов познания (И.Н.Осипов, П.В.Копнин, Е.И.Чазов, Г.И.Царегородцев, Е.А.Кротков). Это сделало возможным рассматривать процесс применения судебно-бухгалтерских знаний для декодирования скрытой доказательственной информации в качестве одного из видов диагностического исследования и использовать при разработке темы соответствующий научный инструментарий.

Методика исследования состояла из первоначального сбора эмпирического материала, его научного обобщения, выдвижения рабочих гипотез и их проверки, сбора нового эмпирического материала, синтез полученных данных и построение на этой основе теоретических выводов и практических рекомендаций.

Теоретические основы исследования. При подготовке настоящего диссертационного исследования автор опирался на современные достижения в области общей теории криминалистики и уголовного процесса, содержащиеся в трудах Р.С.Белкина, А.Н.Васильева, А.И.Винберга, И.Ф.Герасимова, В.Д.Грабовского, Л.Я.Драпкина, Г.Г.Зуйкова, М.К.Каминского, В.Я.Колдина, Б.В.Коробейникова И.М.Лузгина, .Ф.Лубина, А.Г.Маркушина,В.А.Образцова,

Н.А.Селиванова, В.Т.Томина и др.

Кроме того, диссертант использовал работы, посвященные вопросам судебной бухгалтерии (Г.ААтанесян, СП.Голубятников, П.К.Пошюнас, В.Г.Танасевич, А.Р.Шляхов) и экономико-криминалистического анализа (В.А.Дубровин, Я.В.Орлов, Г.К.Синилов, И.Л.Шрага).

7

Особое внимание, в связи с избранным подходом, уделялось работам ряда ученых, разрабатывавших теоретические положения криминалистической диагностики (Ю.Г.Корухов, В.А.Снетков).

Эмпирическая база исследования. Ввиду специфичности исследования был собран разнообразный эмпирический материал.

В первую очередь, на стадии выдвижения и разработки рабочих гипотез изучались материалы 63 ревизий, проведенных Контрольно- ревизионным управлением МФ России по Нижегородской области по инициативе правоохранительных органов. Кроме того, были обработаны по специальным анкетам 112 материалов реферативной практики аппаратов БЭП по вопросам применения специальных судебно-бухгалтерских знаний при выявлении экономических преступлений.

В ходе проверки выдвинутых гипотез проводилось исследование 85 уголовных дел, рассмотренных судами Нижегородской области, и возбужденных в связи с обнаружением экономических преступлений. Было проведено интервьюирование специалистов-бухгалтеров экспертно- криминалистических подразделений УВД Ивановской области и МВД Удмуртии на предмет организации их взаимодействия с оперативными работниками и следователями в ходе деятельности по выявлению преступлений.

Определенную роль для формирования выводов по мотивам настоящего исследования сыграло изучение практики взаимодействия оперативных и следственных подразделений Управления Федеральной службы налоговой полиции по Нижегородской области с отделом налоговых проверок.

На заключительном этапе исследования с учетом полученных предварительных результатов было проведено анкетирование 100 оперативных работников службы БЭП ГУВД Нижегородской области, Волго- Вятского УВДТ, УМ на ГАЗе, РУВД, РОВД г. Н.Новгорода.

8

Научная новизна исследования и основные положения, выносимые на защиту. Рассмотренная автором проблема, с учетом новых подходов, в соответствии с которыми судебно-бухгалтерские знания рассматриваются как теоретическое средство диагностирования экономических систем, возмущенных событием преступления, ранее не была предметом специальной монографической разработки. Новизну работы характеризуют положения, выносимые на защиту и отражающие общую схему исследования.

  1. Преступная деятельность, совершаемая под видом законных хозяйственных операций, вызывает несоответствия не только в содержании, но и в самом состоянии системы экономической информации. Единая генетическая природа этих экономических несоответствий требует своего комплексного изучения в пределах целостной теории, которой, по мнению диссертанта, и является такая пограничная область знания как судебная бухгалтерия.
  2. С позиции криминалистической науки специальные судебно- бухгалтерские знания следует считать теоретическим средством распознавания и декодирования признаков взаимодействия события преступления с экономической системой хозяйствующего субъекта. Сама же теория судебной бухгалтерии является самостоятельной пограничной областью знания, возникшей в результате криминалистической адаптации положений конкретных экономических наук для нужд деятельности по выявлению и расследованию преступлений.
  3. С помощью конкретных экономических наук, таких как анализ хозяйственной деятельности, ревизия и финансовый контроль, возможно выявление экономических несоответствий, которые, однако, требуют своей криминалистической интерпретации, что реализуется путем распознавания в экономической информации криминалистических связей, а это обусловливает необходимость обращения к положениям судебно-бухгалтерской науки.

9

  1. Судебно-бухгалтерские знания находят свое применение в диагностике экономической системы хозяйствующего субъекта, возмущенной событием преступления. Это обстоятельство определяет необходимость разработки рекомендаций в рамках частной методики выявления экономических преступлений.

  2. Практика выявления экономических преступлений построена на решении диагностических задач по обнаружению признаков, проявляющихся в форме “странных” закономерностей, несоответствий и противоречий, а также по установлению генетических связей между обнаруженными признаками и способом совершения преступления.

  3. Грамотное назначение специализированных исследований с участием специалиста-экономиста и ревизора, а также обеспечение эффективности их производства требует от оперативного работника знать теоретические положения судебной бухгалтерии и основывать на них свои тактические решения.
  4. Взаимодействие оперативных и следственных подразделений правоохранительных органов со специалистами-экономистами и ревизорами в рамках диагностического процесса носит организационно-тактический характер. Данное обстоятельство обусловливает необходимость разработки тактических рекомендаций по применению судебно-бухгалтерских знаний в деятельности оперативного работника.
  5. Рекомендации должны обеспечивать эффективность взаимодействия в конфликтных ситуациях и в условиях противодействия со стороны материально-ответственных и должностных лиц.

  6. Несоблюдение основных принципов тактики назначения и производства официальных контрольных мероприятий ведет к появлению ошибок в деятельности по выявлению преступлений. Анализ таких ошибок призван способствовать определению направлений совершенствования организации взаимодействия сотрудников оперативных (следственных) подразделений и работающих по их заданию сведущих лиц.

10

  1. Организация взаимодействия оперативных работников и следователей со специалистами-экономистами и ревизорами реализуется, как представляется, в рамках тактических операций (комбинаций). В этой связи основные криминалистические рекомендации по опосредованному применению специальных судебно-бухгалтерских знаний должны формироваться именно в этом направлении.

Научная и практическая значимость результатов исследования. По мнению автора, теоретические выводы, сформулированные в настоящем диссертационном исследовании, вносят определенный вклад в развитие криминалистических представлений относительно сущности и назначения судебно-бухгалтерских знаний как теоретического средства распознавания и декодирования информации о совершенном преступлении, взаимодействующего с экономической системой хозяйственного объекта.

Определенный научный интерес могут представлять аргументы диссертанта о возможности распространения положений криминалистической диагностики на процесс выявления экономических преступлений.

Рассмотрение проблемы применения судебно-бухгалтерских знаний в практике выявления экономических преступлений с точки зрения криминалистической тактики позволит наметить направления разработки криминалистических рекомендаций по совершенствованию работы, проводимой оперативными аппаратами и следствием в связи с обнаружением признаков преступления.

Теоретические выводы и практические рекомендации по результатам исследования могут быть использованы в оперативной и следственной практике правоохранительных органов, а также в учебном процессе, разработке учебно-методического и лекционного материала.

Апробация и внедрение в практику результатов исследования. Основные результаты диссертационного исследования положены в основу

11

доклада на научно-практической конференции “Судебная бухгалтерия: наука, образование, практика” (1999 г.), проведенной в Нижегородском юридическом институте МВД России.

Положения и выводы исследования нашли отражение в четырех опубликованных статьях, использовались при проведении учебных занятий со слушателями Нижегородского юридического института МВД России по судебной бухгалтерии и криминалистическому анализу хозяйственной деятельности.

Результаты исследования и сделанные на их основе выводы апробированы в деятельности Управления по расследованию организованной преступной деятельности СУ ГУВД Нижегородской области. Реализация выводов и предложений диссертации подтверждается актами о внедрении.

Объем и структура диссертации соответствуют требованиям ВАК. Работа состоит из введения, двух глав (шести параграфов), заключения, приложений и списка использованной литературы.

12

ГЛАВА I. СУДЕБНО-БУХГАЛТЕРСКИЕ ЗНАНИЯ В КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

§1. Природа возникновения судебно-бухгалтерских знаний

В современных условиях эффективность деятельности правоохранительных органов по борьбе с экономическими преступлениями во многом зависит от уровня применяемых в ней теоретических и практических средств, в том числе разрабатываемых криминалистикой и иными областями знания.

Одним из таких средств выступают судебно-бухгалтерские знания, без которых, пожалуй, не может быть раскрыто ни одно замаскированное экономическое преступление.

Подобные знания возникают сегодня в рамках теории судебной бухгалтерии, которая призвана, в первую очередь, разрабатывать соответствующий инструментарий, предназначенный для

“универсального” использования не только сведущими лицами (экспертами, ревизорами и специалистами), но и непосредственно субъектами деятельности по выявлению и расследованию преступлений (следователями и оперативными работниками).

Судебная бухгалтерия является относительно молодой областью научного знания, прошедшей, однако, достаточно трудный путь своего развития.

13

Как известно, процесс развития любой науки обычно проходит несколько этапов. Вслед за образованием в структуре существующих наук новых, не вписывающихся в их предмет, теоретических положений, происходит формирование по сути новой области знания. Одновременно с этим начинают развиваться представления относительно предмета и метода молодой науки, и определяется сфера ее практического применения.

Подобные процессы наблюдаются и в истории развития судебной бухгалтерии. Можно выделить три основных этапа формирования рассматриваемой теории.

  1. Развитие судебно-бухгалтерской экспертизы и ее теоретической базы.
  2. Дальнейшее развитие теории судебной бухгалтерии в рамках криминалистической науки как результат творческого приспособления положений отраслевых экономических наук для целей борьбы с преступностью.
  3. Выделение из криминалистики теории судебной бухгалтерии и ее превращение в самостоятельную научную область знания.
  4. По-видимому, для создания более полного представления относительно природы возникновения теоретических положений судебной бухгалтерии необходимо детально проанализировать историю их формирования.

Сведения, свидетельствующие о производстве судебно-бух-галтерских экспертиз в дореволюционной России достаточно скупы, поэтому трудно сказать, когда они были впервые использованы в судебно- следственной практике. Вместе с тем, можно предположить, что подобного рода экспертные исследования уже проводились во второй половине XIX века. Дело в том, что в Уставе уголовного

14

судопроизводства 1864 года определялся круг сведущих людей, среди которых указывались и казначеи (ст.32б УУС).

К началу XX в. судебно-бухгалтерская экспертиза стала широко применяться при расследовании преступлений. Объясняя развитие этого вида экспертизы, известный ученый-юрист В.К.Случевский отмечал, что без ее помощи невозможно было разобраться в целом море цифр, встречающихся в книгах, счетах и документах хозяйственных всевозможных предприятий, отражающих в себе отдельные моменты их жизни. “Для этого, - писал он, - нужно понимать язык этих цифр, т.е. необходимы специальные знания по бухгалтерии”1. Вместе с тем кадров экспертов-бухгалтеров в дореволюционной России было очень мало. Тот же В.К.Случевский признавал: “Наша судебная практика, в особенности следственная, встречает немало затруднений к тому, чтобы найти удовлетворяющих своему назначению экспертов по бухгалтерским вопросам”.2

Из этого высказывания В.К.Случевского видно, что в то время уже возникала необходимость привлечения к производству экспертиз опытных специалистов, обладающих определенными знаниями в области бухгалтерского учета и разбирающихся в некоторых тонкостях влияния преступления на систему учета и контроля. Именно поэтому обычные бухгалтера не могли “удовлетворить” те потребности, которые ставили перед ними судебно-следственные органы.

После Октябрьской революции 1917 г положение судебно-бух- галтерской экспертизы кардинально не изменилось. Об этом свидетельствует история создания экспертных судебно-бухгалтерских учреждений

Известно, что в первые годы Советской власти судебно-бухгалтерские экспертные учреждения не существовали, да и экспертизы

1 Иванов С.Ф. Бухгалтерская экспертиза в судебном процессе. СПб., 1913. (Предисловие В.К.Случевского).

2 Иванов С.Ф. Указ. соч.

15

этого рода проводились редко. НКЮ РСФСР в циркуляре от 31 января 1924 г. указывал, что при рассмотрении дел о должностных и хозяйственных преступлениях следователи слишком большое значение придают сознанию обвиняемого, вместо того, чтобы главное внимание обратить на собирание объективных доказательств. С целью устранения отмеченного недостатка НКЮ среди других мер предлагал шире использовать экспертизы, особенно бухгалтерские.1

Для того чтобы облегчить следователям и судебным органам привлечение к производству судебно-бухгалтерских экспертиз квалифицированных бухгалтеров, в 1925 г. было создано специальное экспертное учреждение - Институт государственных бухгалтеров- экспертов. Согласно Положению об Институте, утвержденному СНК СССР 18 августа 1925 г., задачей вновь созданного Института признавалось производство экспертиз по требованиям судебных и административных органов.2

В дальнейшем судебно-бухгалтерские учреждения достаточно часто меняли ведомственную принадлежность. То они создавались при Объединении работников учета (ОРУ), то при Прокуратуре СССР, то при НКЮ СССР. Одно время, с 1938 по 1952 г., вообще не существовало специального экспертного учреждения, занимающегося судебно-бухгалтерскими экспертизами.3 По предложению Прокурора СССР в 1938 г. к производству экспертиз стали привлекать наиболее квалифицированных бухгалтеров, знакомых с той отраслью учета, знание которой требовалось по данному делу.4

1 См.: Сборник циркуляров Наркомюста РСФСР за 1922-1925 гг. М., 1926. С. 305-306.

2 СЗ, 1925, N69, ст. 513.

3 Крылов И.Ф. Судебная экспертиза в уголовном процессе. Л., 1963. С. 161.

4 Соц. законность. 1938. N.12, С. 116.

16

С.ПФортинский, указывая на пренебрежительное отношение к вопросам судебно-бухгалтерской экспертизы, отмечал в 1951 г., что результатом этого является малоквалифицированный состав экспертов- бухгалтеров. Даже среди московских экспертов к этому времени специалистов с высшим образованием было не более 30%. Следствием этого были частые случаи ненаучных, а иногда и псевдонаучных заключений судебно-бухгалтерской экспертизы. Для исправления существующего положения автор предлагал организовать секцию судебной бухгалтерии во Всесоюзном институте юридических наук.1

В то время существовало мнение, согласно которому судебная бухгалтерия рассматривалась как самостоятельная экспертная наука. Так, например С.С.Остроумов в этой связи проводит аналогию между судебной бухгалтерией и судебной медициной.2

А.А.Эйсман отмечал, что “в современных условиях исторически сложилось три самостоятельных, вполне развитых в научном и практическом отношении вида судебных экспертиз: криминалистическая, судебно- медицинская и судебно-бухгалтерская” и теоретической основой каждому из этих видов экспертиз служит самостоятельная экспертная наука.3

И.Л.Петрухин называет судебную бухгалтерию (наряду с судебной медициной) в числе прикладных, специализированных областей знания, “предназначенных только для целей экспертного исследования”.

1 См.; Фортинский СП. Проблемы судебной бухгалтерии// Сб. Вопросы советской криминалистики. М., 1951. С. 144. О

2 “Социалистическая законность”, 1966. N 8, С. 92.

3 Эйсман А.А. Криминалистика в системе юридических и ес тественных наук// Сборник научных трудов НИИСЭ Юридической КОМИССИИ при Совете Министров Литовской ССР, вып.1. Вильнюс, 1963,

С. 33.

4 Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском

уголовном процессе. М., 1964. С. 99.

17

Такой подход к сущности судебной бухгалтерии представлялся неверным. Вполне понятно, что подобное мнение сформировалось в результате понимания предмета рассматриваемой области знания лишь в одном значении - в качестве сферы практической деятельности эксперта. Формулировка определений, поэтому основывалась на анализе различий между бухгалтерской экспертизой и документальной ревизией.

Одна группа авторов считала предметом бухгалтерской экспертизы хозяйственные операции, получившие отражение в данных бухгалтерского учета1, а другая - включала в него лишь собственно учетные операции2.

Действительно, это помогало правильно разграничить компетенции ревизора и эксперта. Отправным пунктом обоих представлений было известное положение о том, что предметом ревизии, как сферы практической деятельности, является хозяйственная деятельность того или иного предприятия (учреждения, организации) в целом, а предметом бухгалтерской экспертизы, понимаемой в том же значении, - лишь отдельные факты хозяйственной деятельности, ставшие объектом расследования или судебного разбирательства.

Однако с помощью таких чисто количественных определений не удавалось вскрыть качественного своеобразия явлений, образующих предметную сферу теории судебной бухгалтерии, выявить специфику изучаемого ею объекта. Не случайно, поэтому сторонники обеих точек зрения сходились на том, что научная компетенция эксперта- бухгалтера ограничивается познаниями в области бухгалтерского учета. Так, например, С.П.Фортинский указывал, что специальные познания эксперта-бухгалтера ограничиваются областью общей
теории

См.: Фортинский СП. Судебно-бухгалтерская экспертизам., 1962. С. 21.

2 См.: Ромашов A.M. Методологические и правовые вопросы судебно- бухгалтерской экспертизы// В кн.: Актуальные вопросы судебно- бухгалтерской экспертизы. М., 1973. С. 8.

18

бухгалтерского учета, отраслевых видов учета и анализом хозяйственной деятельности.1

Е.Г.Коваленко и Е.Д.Лукьянчиков в своей работе пишут о применении экспертами-бухгалтерами “специальных знаний по бухгалтерскому учету и контролю в стадии расследования и судебного разбирательства” и, кроме того, в качестве специальных они выделяют знания в области планово-экономической и финансово- экономической деятельности.2

А.И.Винберг и Н.Т.Малаховская в этой связи считали, что “…решение судебно-бухгалтерских задач выполняется путем непосредственного использования данных учета, планово-экономических, финансовых и других наук, не вызывающих их трансформации в предметную экспертную науку для целей судебной экспертизы”.3

Таким образом, получалось, что судебно-бухгалтерская экспертиза представляет собой сферу применения специальных знаний, разрабатываемых в различных отраслях экономической науки.

На фоне таких представлений относительно теоретической базы судебно- бухгалтерских экспертиз в криминалистической науке возникла необходимость в разработке рекомендаций по их назначению.

Было понятно, что для обеспечения эффективности экспертного исследования и документальной ревизии, оперативный работник и следователь должны грамотно формулировать вопросы
эксперту и

1 См. Фортинский СП. Теоретические основы и сущность судебно- бухгалтерской экспертизы в советском судопроизводстве. Дисс… док. юрид. наук. М., 1967. С.13.

2 Коваленко Е.Г., Лукьянчиков Е.Д. Судебные экспертизы в практике расследования органами внутренних дел хищений соци алистической собственности. Киев, 1988. С. 20.

3 А.И.Винберг и Н.Т.Малаховская также считают, что судебно- бухгалтерская и некоторые другие виды экспертиз “…не имеют в качестве научного методологического источника самостоятельно сформировавшиеся отрасли научного знания”. См.: Винберг А,И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология. Волгоград, 1979. С. 154, 114.

19

ревизору, а для этого им необходимо иметь некоторые представления о бухгалтерском учете и контроле.

Одним из первых, кто попытался рассмотреть вопросы судебной бухгалтерии в рамках криминалистики был ВЛ^Любкин1, который, кстати, и ввел сам термин “судебная бухгалтерия”. Он считал, что в общих положениях данной теории должны рассматриваться вопросы организации бухгалтерского учета и контроля на конкретных предприятиях, раскрываться основные правила ведения хозяйственных и учетных операций, а во второй, особенной части, необходимо рассматривать частные положения методики расследования экономических преступлений на основе исследования учетных записей и бухгалтерских документов.

В дальнейшем началась работа по разработке специальной дисциплины “Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы”, которую начали преподавать в юридических вузах. Большой вклад в это был внесен такими известными учеными-криминалистами, как В.Г.Танасевич, Д.В.Смирнов, С.П.Голубятников, Н.В.Кудрявцева и др. Ими были подготовлены соответствующие учебники.2

По своему содержанию “Основы бухгалтерского учета и судебно- бухгалтерской экспертизы” складывались из двух мало взаимосвязанных разделов: в первом сообщались сведения из теории бухгалтерского учета,

См. например: Любкин В.Б. Основы судебной бухгалтерии: пособие по основам бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы. Издание 3-е доп. и перераб. Саратов, 1956; Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы. Саратов, 1956. 2 См., например: Голубятников СП., Кудрявцева Н.В. Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы М., 1976; Голубятников СП., Кудрявцева Н.В., Танасевич В.Г. Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы. М, 1965; Смирнов В.Д., Танасевич В.Г. Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы. Л., 1964.

20

во втором говорилось о ревизии и бухгалтерской экспертизе и об особенностях их назначения и производства.

Данная учебная дисциплина раскрывала, в основном, деятельность бухгалтера, ревизора, эксперта-бухгалтера и в самой меньшей степени обращалась к задачам собственно юридической практики. Рекомендации для оперативных работников и следователей находили свое отражение лишь в тех разделах, где говорилось о процедуре использования знаний соответствующих специалистов. Наблюдалась недооценка

непосредственного использования юристом специальных экономических знаний.

Между тем, уже тогда было замечено, что многие преступления, не оставляя явных следов, приводят к возникновению некоторых свойств в системе учетных данных. Эта особенность определила в дальнейшем и потребность практики в разработке приемов по использованию экономической информации для выявления преступлений.

Можно утверждать, что в ответ на такой запрос практики в криминалистике возникло первое научное направление, связанное с активным использованием положений конкретных экономических наук. Оно было обращено к положениям бухгалтерского учета и использованию этих положений для выявления специфических свойств системы документальных данных, возникающих в результате взаимодействия с событием преступления.

Первые шаги в это научное направления были сделаны В.Г.Танасевичем, который на основе обобщения следственной практики впервые предложил ряд приемов исследования документальных данных, ориентированных на определенные виды способов хищений. В своем исследовании В.Г.Танасевич опирался на познание специальных закономерностей возникновения информации о преступлении. В этом смысле особенно примечательно предложенное им деление всех документов на две группы: документы, вызывающие
изменения

21

материальной ответственности и документы, не вызывающие таких изменений. Им утверждалось, что многие хищения вызывают противоречия именно между этими двумя видами документов. Сами же противоречия порождаются тем, что преступники относительно чаще вносят подложные записи в документы, непосредственно отражающие изменения в материальной ответственности и реже искажают содержание других документов.1

Таким образом, наметились тенденции к формированию пограничной экономико-криминалистической области знания на основе активного творческого приспособления положений экономических наук.

В этой связи необходимо напомнить, что к середине 60-х годов с подачи А.Н.Васильева сложилось представление о криминалистике как о науке “об использовании данных естественных и технических наук…“2. Однако такое определение фактически ограничивало круг научных положений, которые творчески использует криминалистика.3 Ограничение задач творческим использованием положений
только

1 См.: Голубятников СП., Кудрявцева Н.В., Танасевич В.Г. Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы. М., 1965. С. 166-168.

Васильев А.Н. Предмет криминалистики// Соц. законность. 1967. N 1.С. 31.

Подобная точка зрения о сущности криминалистики возникла на заре становления этой науки. Еще И.Н.Якимов считал, что ее предметом является изучение наиболее целесообразных способов и приемов применения методов естественных, медицинских и технических наук к расследованию преступлений и изучению физической и моральной личности преступника, а своей целью ставит помощь правосудию в раскрытии материальной истины в уголовном деле. См.: Якимов И.Н. Криминалистика. М., 1925, с.З. В принципе так криминалистику понимали до 70х годов. Так например в учебнике по советскому уголовному процессу 1968 года авторы характеризуют криминалистику как науку, изучающую и разрабатывающую “способы и методы применения достижений естественных и технических наук в целях раскрытия преступлений”. См.: Советский уголовный процесс/ Под ред. Д.С.Карева, М., 1968. С. 36.

22

естественных и технических наук допустимо в отношении криминалистической техники, но, как позднее признавал и сам А.Н.Васильев, теряет свое значение при разработке научных основ криминалистической тактики. Что же касается заключительного раздела криминалистики, то сейчас можно утверждать, что в методике расследования отдельных видов преступлений получили определенное преломление положения ряда конкретных экономических наук.

Положение изменилось после того, как Р.С.Белкиным было предложено считать предметом криминалистики закономерности механизма преступления, возникновения информации о преступлении и его участниках, собирания, исследования, оценки и использования доказательств и основанные на познании этих закономерностей специальные средства и методы судебного исследования и предотвращения преступлений.1 Подобный подход уже не ограничивал проникновение в криминалистику знаний из иных наук, кроме естественных и технических.

Именно это позволило в дальнейшем Р.С.Белкину сделать следующий вывод: “Как любая разновидность практической деятельности расследование преступлений базируется и использует положения из данных различных областей знания. Часть из них адаптируется через криминалистическую науку и обретает форму криминалистических методических рекомендаций. Те из них, которые оказываются связанными с методикой расследования, могут стать непосредственным источником методических рекомендаций. Таким источником, например, служит научный экономический анализ деятельности промышленных или торговых предприятий. Его рекомендации теперь прямо используются криминалистической методикой расследования хищений”.2

1 См.: Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. Саратов, 1986. С. 54.

Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. М., 1988. С. 209-210.

23

В подобной точке зрения представляется важной ссылка на различные области знания, в том числе и на экономический анализ. Р.С.Белкин, по сути, признает вполне правомерным использование в методиках расследования положений конкретных экономических наук. Однако следует, признать спорным его утверждение о том, что подобные знания могут использоваться без соответствующей криминалистической трансформации.

Безусловно, отраслевые знания в области экономики (бухгалтерского учета, анализа, контроля) могут использоваться, и используются без соответствующей криминалистической трансформации в практике выявления и расследования преступлений. Посредством их применения могут быть обнаружены различные нарушения финансово-плановой дисциплины, правил ведения бухгалтерского учета и осуществления хозяйственной деятельности. За подобными фактами, действительно, могут скрываться различные проявления преступной деятельности, совершаемой на предприятии.

Однако такие знания не способны решать целый ряд задач по криминалистическому диагностированию экономической системы хозяйствующего субъекта, которые связаны с установлением криминальных связей между обнаруженным признаком и способом осуществления преступной деятельности. Так, например, достаточно трудно специалисту-экономисту, обладающему одними лишь познаниями в области бухгалтерского учета, определить криминалистическое значение бестоварности товарно-транспортной накладной. По-видимому, для этого требуется знать и особенности отражения преступной деятельности в экономической системе предприятия. С другой стороны, и субъекту деятельности по выявлению и расследованию преступлений, которому, так или иначе, приходится сталкиваться с материалами бухгалтерского учета, отчетности и документальными данными, достаточно сложно выявлять признаки преступления, основываясь лишь

24

на своих, пусть даже относительно больших познаниях в области экономики. В качестве инструмента исследования сведущее лицо или оперативный работник (следователь) должны использовать приемы документальной ревизии или приемы анализа хозяйственной деятельности, уже адаптированные к специфике решаемых задач.

Недостаточность прямого заимствования положений конкретных экономических наук, специально не приспособленного для решения задач по выявлению экономических преступлений, а рассчитанных, главным образом, на выявление внутренних резервов предприятия, получила подтверждение в практике функционировавших с 1975 по 1983 г. подразделений оперативно-экономического анализа службы БХСС. В частности выяснилось, что непосредственное использование приемов экономического анализа без соответствующей криминалистической переработки положительных результатов не дает.1

Именно поэтому путь развития судебной бухгалтерии виделся как процесс творческого приспособления положений целого ряда отраслей экономических знаний к исследованию собственного, специфического предмета. Трансформированные ею методы конкретных экономических наук, в свою очередь, призваны, прежде всего, проникать и в другие, не экспертные сферы борьбы с преступностью, оснащая новыми современными средствами выявления и раскрытия
преступлений

1 На данное обстоятельство указывает С.П.Голубятников. См.: Голубятников СП. Вопрос о предмете судебной бухгалтерии на современном этапе ее развития// Внедрение достижений науки и техники в практику борьбы с преступностью. Вильнюс, 1986. С. 339. Подобные выводы были сделаны и в ходе проведения международных исследований по проблеме применения экономического анализа в практике выявления экономических преступлений, которые были проведены в 1975-1980 г. коллективом авторов под руководством В.Г.Танасевича. См.: Выявление скрытых хищений: Сборник научных трудов. М.э 1981; Выявление скрытых хищений средствами экономического анализа, а также путем совершенствования деятельности контрольно-ревизионных аппаратов: Сборник научных трудов М, 1977.

25

следственную и оперативно-розыскную деятельность

правоохранительных органов.

Криминалистическая адаптация положений экономических наук в рамках судебной бухгалтерии проходила в рамках изучения механизма следообразования в системе экономической информации. Создавались классификации этих следов и разрабатывались рекомендации по их выявлению. Так, например, в своем учебнике В.Г.Танасевич и С.П.Голубятников предложили классификацию следов, которые появляются на уровне бухгалтерского учета. К ним они относили:1

  • особенности и противоречия в содержании отдельного документа;

  • несоответствие в содержании нескольких взаимосвязанных документов;
  • отклонения от обычного порядка движения ценностей, получившие отражения в учетных данных.
  • Детально исследованы вопросы следообразования и в работе Г.А.Шумака2. Он считал, что в качестве отражающего преступную деятельность выступают не документы, а сама система бухгалтерского учета, исходя из структуры его метода. Автором было доказано, что любое экономическое преступление вызывает разрывы между элементами метода, либо внутри элемента, что может быть использовано для решения задач расследования.

В этом значении рекомендации, разрабатываемые судебной бухгалтерией, направлены, прежде всего, на распознавание в рамках криминалистической диагностики преступной деятельности по тем признакам, которые остаются в системе экономической информации.

См.: Голубятников СП., Танасевич В.Г. Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы. М., 1965.

2 См.: Шумак Г.А. Бухгалтерский анализ как метод расследования преступлений. Минск., 1985.

26

Можно с уверенностью утверждать, что судебная бухгалтерия не может считаться экспертной наукой и, тем более, областью экономического знания, а именно одним из разделов теории бухгалтерского учета. Как известно, последней изучаются закономерности отражения хозяйственной деятельности в учетных документах и записях, тогда как судебная бухгалтерия, очевидно, призвана разрабатывать приемы и методы выявления признаков преступной деятельности, совершаемой под видом нормальной хозяйственной деятельности. В этой связи можно констатировать несовпадение предмета этих областей знания. Неслучайно, наверное, первыми теоретические положения судебной бухгалтерии стали разрабатывать ученые- криминалисты, а не экономисты, тогда как, например, судебная медицина - экспертная наука - создавалась все же медиками.

Впоследствии экономико-криминалистический характер приобрела и учебная дисциплина, именуемая уже как судебная бухгалтерия.1 В общих разделах курса сугубо экономические вопросы стали дополняться экономико-криминалистическими (анализ преступной деятельности, маскируемой под видом учетных и хозяйственных операций, характеристика документальных несоответствий как признаков и специфических следов преступлений и т.п.). Соответственно все большее внимание стало уделяться непосредственному применению оперативным работником и следователем судебно-бухгалтерских знаний.

В этом отношении разрабатываемые судебной бухгалтерией специальные знания должны пониматься не просто как определенная совокупность сведений из области бухгалтерского учета, анализа хозяйственной деятельности и контроля, а, прежде всего, как теоретическое средство распознавания информации о событии

1 См. например: Атанесян ГЛ., Голубятников СП. Судебная бухгалтерия: учебник. - М., 1989.

27

преступления в системе экономической информации, и дальнейшего ее декодирования в доступную для восприятия субъектом доказывания форму. Подобное определение наиболее полно показывает именно информационно-поисковый аспект деятельности по выявлению признаков преступлений, который рассматривается в рамках криминалистической науки.

Однако, как представляется, судебная бухгалтерия не может долго существовать как “часть” криминалистики. Это ограничивает ее развитие. Имеются достаточно реальные перспективы обособления судебной бухгалтерии в самостоятельную область знания, как, впрочем, это происходило, к примеру, и с судебной психологией. “Исторически, - пишет Р.С.Белкин, процесс формирования судебной психологии протекал преимущественно на основе эмпирического материала и отдельных теоретических положений криминалистики…“.1 В дальнейшем в результате определения собственного предмета судебная психология “отделилась” от криминалистики и тем самым была сформирована как самостоятельная наука.

В этой связи хочется отметить, что и судебная бухгалтерия, как определенная предметная область знания, как наука, не может иметь в своем объеме и развитии никаких пределов и ограничений. Она должна детально изучать свой динамичный предмет и максимально полно удовлетворять практику выявления и расследования преступлений.

Иными словами, обособление теории судебной бухгалтерии от экономики и криминалистики закономерно проходит те же стадии, что и процесс формирования любых других самостоятельных прикладных наук. Аналогичным образом, например, по мере обособления функций судебного врача от общей деятельности лечебных учреждений развивалась как самостоятельная отрасль знаний судебная медицина2.

1 Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. Саратов, 1986.С.147.

2 Эйсман А.А. Указ. соч. С.ЗЗ.

28

Формирование самостоятельной научной области знания всегда сопряжено с определением тех закономерностей, которые определяют ее предмет. Кроме того, возникает необходимость определения и ее содержания. Именно поэтому необходимо, как представляется, остановиться на этих пунктах и определить направления дальнейшего развиваться теории судебной бухгалтерии.

Одно из первых определений было предложено авторами учебника “Судебная бухгалтерия” 1989 г.1 По их мнению, она изучает закономерности отражения в системе экономической информации негативных изменений в хозяйственной деятельности предприятий и организаций, вызванных различными деструктивными факторами (преступлением, административным проступком, хозяйственным правонарушением, несоблюдением плановой и бухгалтерской дисциплины и т.п.), и разрабатывает специальные приемы, методы выявления этих изменений, а также научно обосновывает методику применения специальных экономических знаний в праве.

Однако, приведенное определение имело один наиболее значительный недостаток: оно как бы дублировало предмет криминалистики, которая также изучает закономерности возникновения информации о преступлении и одновременно с этим разрабатывает специальные средства и методы судебного исследования и предотвращения преступлений. Таким образом, получается, что судебная бухгалтерия “растворяется” в криминалистической науке, тем самым теряя свою специфическую сторону. Хотя для того времени, когда судебная бухгалтерия считалась частью криминалистики, такой подход можно было считать достаточно удачным.

Другим важным недостатком рассматриваемого определения предмета является отсутствие указания на немало важную
сторону

1 См.: Атанесян ГЛ., Голубятников СП. Судебная бухгалтерия. М., 1989. С. 11.

29

взаимодействия события преступления и экономической системы предприятия (учреждения, организации), а именно на “обратное отражение” реального состояния учета в преступной деятельности, совершаемой под видом нормальных хозяйственных операций.1

Кроме того, представляется лишним указание в предмете судебной бухгалтерии того, что она “научно обосновывает методику применения специальных экономических и бухгалтерских знаний”. Скорее всего, это входит не в предмет, а в ее содержание.

Указанные недостатки были преодолены спустя пять лет в учебнике “Основы судебной бухгалтерии”2 1994 года, где авторы в качестве интегрирующего начала экономических и правовых знаний, выделили защитные функции учета. В соответствии с данной концепцией предметом судебной бухгалтерии стали являться защитные функции бухгалтерского учета, а также закономерности их использования в практической деятельности по борьбе с экономическими преступлениями.

В дальнейшем, с небольшими изменениями указанная редакция определения предмета судебной бухгалтерии была использована и в учебнике 1998 года3, где говорилось уже о закономерностях применения защитных функций учета “в юридической практике”, тем самым, подчеркивая многофункциональность судебно-бухгалтерских знаний, применяемых не только в сфере борьбы с преступностью, но и в практике разрешения хозяйственных споров.

Проблема “обратного отражения”, т.е. влияния на выбор способа преступления состояния бухгалтерского учета более подробно изложена Е.С.Лехановой. См.: Леханова Е.С. Криминалистический анализ учетного процесса в методике выявления и расследования преступлений// Дис… канд. юрид. наук. Н.Новгород, 1996.

2 См.: Голубятников СП., Кравченко Ю.М., Меджевский А.А. Основы судебной бухгалтерии. Н.Новгород, 1994. С.5.

3 См.: Голубятников СП., Тимченко В.А., Леханова Е.С. Судебная бухгалтерия. М., 1998. С 8.

30

Представляется лишним указание в предмете на защитные свойства учета. По-видимому, они являются лишь средством возникновения информации о преступлении, вытекающим из общих принципов бухгалтерского учета и именно поэтому должны входить в содержание теории судебной бухгалтерии.

С другой стороны, кажется неуместным указание на “мирное” использование средств и методов, разрабатываемых судебной бухгалтерией. С таким же успехом можно говорить и о применении методов криминалистической техники при производстве археологических исследований, однако, по своей сущности она все же сохраняет свою направленность в сфере борьбы с преступностью.

Таким образом, представляется необходимым определить предмет судебной бухгалтерии в несколько иной редакции.

По нашему мнению судебная бухгалтерия как специфическая область знания изучает закономерности взаимодействия учетно-контрольного процесса и преступной деятельности, совершаемой под видом законных хозяйственных операций и разрабатываемые на основе изучения этих закономерностей рекомендации по обнаружению и исследованию признаков указанного взаимодействия, отразившихся в системе экономической информации.

Остановимся более подробно на тех закономерностях, которые составляют предмет судебной бухгалтерии.

Известно, что криминалистическая теория рассматривает преступление как предметную деятельность человека, которая, по мнению М.К.Каминского, порождает “систему изменений в материальном мире, систему, каждый компонент которой закономерно возникает как результат взаимодействия”.1

1 См.: Селиванов Н.А., Эйсман А.А., Грабовский В.Д., Каминский М.К. Теория криминалистической идентификации, дифференциации и дедактические вопросы специальной подготовки сотрудников аппаратов БХСС. Уч. пособие. Горький, 1980. С.З.

31

Экономическая система предприятия, учреждения, организации представляет собой ту среду, в которой отражаются действия преступников. Ее сложный компонентный состав представляет собой два взаимосвязанных элемента: а) процессы, связанные с производством, реализацией, обменом и распределением товаров, работ и услуг (в зависимости от профиля деятельности того или иного хозяйствующего субъекта)- хозяйственная деятельность; б) процессы, связанные с закреплением произведенных хозяйственных операций - учетные процессы. Взаимосвязь этих элементов представляет собой отражение в материалах учета и отчетности хода и результатов хозяйственной деятельности посредством их перекодировки в специальные знаковые формы, доступные для анализа лишь узкому кругу специалистов в области экономики и финансов. Таким образом, строится система экономических показателей.1 Преступники, подготавливая и реализуя свой замысел, вовсе не свободны в выборе тех или иных средств своей деятельности. Они находятся в зависимости от существующей на данном объекте системы учета и контроля и, в связи с этим, вынуждены маскировать преступление под видом нормальной хозяйственной деятельности.2 Таким образом, информация о преступлении, отражаясь в системе экономической информации, кодируется наряду с иными данными о производственной и финансово-хозяйственной деятельности.

В результате такого взаимодействия возникает своеобразная метасистема: событие преступления - экономическая система предприятия. При этом следует отметить, что связь между компонентами

1 См.: Голубятников СП., Каминский М.К. Криминалистика и экономическая информатика//В сб. Проблемы уголовно-процессуальной и управленческой деятельности в сфере борьбы с посягательствами на социалистическую собственность. Труды ГВШ МВД СССР, вып. 7. Горький, 1976. С.54; Экономическая информация. Методологические проблемы М., 1974, С. 15.

2 См.: Сергеев Л.А. Ревизия при расследовании преступлений. - М., 1969. С. 17.

32

этой системы не является односторонней, т.е. не только преступление отражается в экономической системе предприятия. По этому поводу Р.С.Белкин пишет: “Событие преступления есть один из материальных процессов действительности и как таковой находится в связи и взаимообусловленности с другими процессами, событиями и явлениями, отражается в них и сам выступает отражением каких-то процессов”.1

Действительно, реальное состояние бухгалтерского учета и контроля способно оказать значительное влияние на выбор преступником способа своего противоправного поведения. Эту сторону взаимодействия достаточно хорошо раскрыла в своей диссертации Е.С.Леханова2. С философских позиций она обосновала, что так называемое “опережающее отражение” возникает тогда, когда преступник использует для реализации своего замысла особенности организации бухгалтерского учета на том или ином хозяйственном объекте.

Возникновение информации о рассматриваемом взаимодействии происходит в результате реагирования на него защитных функций учета, которые входят в содержание судебной бухгалтерии.

Обычно выделяют две основные защитные функции учета по отношению к событию преступления: превентивную (предупредительную) и охранительную (следообразующую)3.

Первая основана на том, что хорошо поставленная система учета и контроля способна затруднить реализацию преступного замысла. С другой стороны, она позволят судить о возможных путях развития преступной деятельности в тех звеньях экономической системы,
где

Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. Саратов, 1986. С. 59.

2 2 Леханова Е.С. Криминалистический анализ учетного процесса в методике выявления и расследования преступлений// Дис… канд. юрид. наук. Н.Новгород, 1996.

3 См.: Голубятников СП., Кравченко Ю.М., Меджевский А.А. Основы судебной бухгалтерии. Н.Новгород, 1994. С.5.

33

имеются определенные недостатки в учетной политике или там, где достаточно слабо реализуются возможности контроля.

Охранительная или следообразующая функция реализуется путем использования данных бухгалтерского учета и отчетности для выявления признаков преступной деятельности. Она основана на способности учета и отчетности реагировать на деструктивные факторы “инородного” характера и тем самым формировать в своей информационной среде изменения - признаки взаимодействия.

С другой стороны, представляется более правильным считать такую функцию просто следообразующей, т.к. охранительная функция реализуется в рамках производства официальных контрольных мероприятий, в ходе которых выявляются указанные признаки. В этом значении охранительная функция определяет критерии организации деятельности ревизоров и инвентаризаторов.

На основе изучения этих закономерностей судебная бухгалтерия разрабатывает соответствующие рекомендации, которые условно можно разбить на две группы: 1) рекомендации по применению методов экономических наук для выявления признаков и последующего распознавания по ним способа преступного поведения; 2) рекомендации по назначению и производству документальных ревизий, судебно-бухгалтерских экспертиз, по привлечению специалистов- экономистов к производству процессуальных и не процессуальных действий.

Рекомендации первой группы призваны адаптировать приемы экономических наук с тем, чтобы с их помощью можно было выявить неявные признаки преступлений.

Вместе с тем, в теории судебной бухгалтерии рассматривались, в основном, различные аспекты применения приемов бухгалтерского учета, и контроля для решения задач, связанных с исследованием документов и счетных записей, при этом оставались в стороне методы экономического анализа. Более того, предлагалось даже создать самостоятельную область

34

знания - “теорию оперативно-экономического анализа” или “судебно-эко- номический анализ”, в которой бы интегрировались положения криминалистики и экономического анализа.1

Подобный подход, на наш взгляд можно считать неверным, т.к. и приемы экономического анализа, и приемы бухгалтерского учета и контроля находятся в тесной связи. Они направлены на исследование одного и того же объекта - хозяйственной деятельности предприятия (учреждения, организации), имеют общую информационную базу -систему экономической информации. Более того, известно, что изначально анализ хозяйственной деятельности рассматривался в рамках той же теории бухгалтерского учета.

С другой стороны, подобное деление не обеспечивает комплексного подхода к решению диагностических задач, связанных с выявлением экономических преступлений, так как известно, что подобного рода преступления оставляют следы не только на учетном и документальном уровне, но и на уровне экономических показателей, формируемых на основе тех же учетных записей.

В этой связи представляется справедливым подход к данной проблеме Г.А.Атанесяна и С.П.Голубятникова, которые к специальным методам судебной бухгалтерии относят:2

  • метод бухгалтерского анализа, основанный на исследовании контрольных функций элементов метода бухгалтерского анализа (баланс, счета, двойная запись, оценка и калькуляция и т.д.);
  • метод экономического анализа, базирующийся на принципе непротиворечивости взаимосвязанной системы технико- экономических
  • См.: Ивенин К.Н. Выявление и расследование преступлений, связанных с искажением отчетности, в условиях перехода к рыночным отношениям// Дис.канд. юрид. наук. Н.Новгород, 1993. С.30

2 См.: Атанесян Г.А., Голубятников С.П. Судебная бухгалтерия: учебник. - М., 1989. С. 15.

35

показателей (себестоимость, уровень производства, потребление электроэнергии и т.д.);

  • метод документального анализа, построенный на комплексной экономической и юридической оценке документов как материальных носителей информации о негативных отклонениях, имеющихся в хозяйственной практике.

Таким образом, получается, что судебно-бухгалтерские знания применяются не только для установления следов-действий, запечатленных в учетных и документальных данных, но и для установления следов деятельности, отражающихся на уровне экономических результатов предприятия или организации. Именно поэтому частные методики использования экономической информации для распознавания преступлений предполагают не только производство экономико-криминалистического анализа, но и реализацию его результатов в форме исследования учетных следов (несоответствий), детерминированных предполагаемым событием преступления в виде изложения рекомендуемых приемов исследования данных учета, помогающих обнаружить такие несоответствия.

Адаптация приемов экономического анализа, бухгалтерского учета и контроля для решения задач выявления преступлений реализуется в форме создания рекомендаций по их использованию, которые основываются на реальных связях события преступления с обнаруженным признаком. Так, метод сопряженных сопоставлений оперативно- экономического анализа представляет собой подобную рекомендацию по использованию факторного анализа (прием цепных подстановок), который в чистом виде используется для определения влияния какого-либо фактора на тот или иной экономический показатель. Он был основан на гипотезе о неизбежности нарушения взаимосвязей между взаимозависимыми показателями при взаимодействии события преступления с происходящими в сложной экономической системе
предприятия

36

материальными процессами. Тоже следует сказать и о ревизионном приеме встречной проверки, который основан, прежде всего, на правилах оформления некоторых документов в двух экземплярах. В определенных случаях, когда преступники вынуждены скрывать недостачу путем оформления бестоварных товарно-транспортных накладных, они зачастую составляют их в единственном экземпляре. На выявление именно таких и некоторых других противоправных действий как раз и нацелены рекомендации по применению приема встречной проверки. Нет необходимости говорить обо всех приемах, которые адаптируются судебной бухгалтерией знания для решения задач, связанных с выявлением признаков преступлений, а следует лишь отметить, что они рассчитаны на определенные способы преступной деятельности, которые, в свою очередь, выбираются в зависимости от организации учета и контроля на конкретном объекте.

Вторая группа рекомендаций, разрабатываемых судебной бухгалтерией, направлена на организацию взаимодействия между оперативным работником (следователем) и сведущими лицами -экспертами- бухгалтерами, ревизорами и специалистами.

Подобные рекомендации определяют основные направления использования познаний этих лиц для установления признаков взаимодействия события преступления и экономической системы предприятия. В частности, они ориентированы на определение круга задач, необходимых для разрешения сведущим лицом; на организацию сопровождения специализированных исследований; на подготовку материалов, необходимых для правильной постановки выводов этим лицом и, наконец, на анализ выводов сведущих лиц.

Помимо этого, судебной бухгалтерией должны разрабатываться рекомендации, направленные на предотвращение противодействия, оказываемого ревизорами и инвентаризаторами, пытающихся скрыть выявленные ими факты злоупотреблений.

37

В целом, как представляется, идея формирования самостоятельной специальной научной дисциплины “судебная бухгалтерия” является перспективной. В таком качестве она будет способна более интенсивно развиваться, что, в свою очередь,

обеспечит разработку все более новых рекомендаций по применению специальных знаний в криминалистической диагностике преступлений.

Специальные судебно-бухгалтерские знания, таким образом, должны реализовываться в рамках решения задач диагностического типа и служить своеобразным инструментом для субъекта деятельности по выявлению преступлений, а также для сведущих лиц, принимающих участие в диагностическом процессе.

§2. Криминалистическая диагностика

экономической системы, возмущенной событием преступления

В первом параграфе настоящего исследования диссертант пришел к выводу, что специальные экономические знания служат средством распознавания признаков взаимодействия преступления с экономической системой предприятия. В связи с этим, как представляется, основу исследований, проводимых с применением таких знаний, должны составлять теоретические положения криминалистической диагностики, которая, в сущности, представляет собой особый вид познавательной деятельности.

Впервые в криминалистике термин “диагностика” был использован Э.Локаром в своей работе “Руководство по криминалистике”,
под

38

которым он понимал методику определения по особенностям следов рук профессиональных, возрастных и половых характеристик человека .

Проблема диагностики в отечественной криминалистикой науке стала предметом обсуждения в начале 70-х годов. Родоначальником теоретических представлений о ней по праву может считаться В.А.Снетков, который опубликовал в 1972 году первую работу под названием “Проблемы криминалистической диагностики”. В ней он рассматривал диагностику как учение о закономерностях распознавания криминалистических объектов по их признакам. Затем вопросами распознавания заинтересовались эксперты-криминалисты и научно- практические работники, что послужило стимулом для разработки теоретических положений в данной сфере. В научной литературе все чаще стали появляться новые публикации, посвященные данной проблеме. В числе авторов, рассматривавших ее, можно выделить следующих ученых- криминалистов: А.И. Винберг,3 Ю.Г.Корухов,4 В.Ф.Орлова, А.Р.Шляхов,5 З.И.Кирсанов.6

Причиной возникновения теоретических представлений о криминалистической диагностике послужила полемика относительно

См.: Локар Э. Руководство по криминалистике/ Пер. СВ. Позднышева и Н.В. Терзиева, под. ред. СП. Митречева. М., 1941. С 100.

2 См.: Снетков В.А. Проблемы криминалистической диагностики// Тр. ВНИИ МВД СССР. Вып. 23 М.,1972

3 См. например: Винберг А.И., Малаховская Н.Т.
Судебная экспертология. Волгоград, 1979. С 155.

См.: Корухов Ю.Г. Трасологическая диагностика (методич. пособие) . М., 1983. С 75.

См.: Орлова В.Ф., Шляхов А.Р. Принципы классификации задач криминалистической диагностики// Актуальные проблемы теории судебной экспертизы. М., 1984.

6 См.: Кирсанов З.И. Криминалистическое распознавание и диагностика// Тезисы республиканской научной конференции. Киев, 1983.

39

задач, решаемых криминалистической экспертизой. Первая позиция, представленная, в частности, А.В.Дуловым и А.Н. Эртевцианом, отражала мнение о том, что криминалистическая экспертиза призвана решать задачи исключительно идентификационного характера. Например, А.В.Дулов считал, что “Криминалистическая экспертиза является идентификационной. Именно это определяет ее место в системе других видов судебной экспертизы”.2

Возражая против такой постановки вопроса, Н.В.Терзиев справедливо отмечал: “Идентификационная часть является предметом криминалистической экспертизы, но далеко не единственным. При криминалистических экспертизах нередко разрешаются вопросы о механизме и условиях образования следов, о выявлении невидимого и т.д. (о способе взлома, дистанции выстрела, направлении и скорости движения транспорта, наличии подделки в документе, давности возникновения следов и др.)”3.

В дальнейшем к указанной точке зрения присоединились и другие ученые, например такие, как А.И.Винберг и Р.С.Белкин, критикуя концепцию С.М.Потапова, объявившим теорию криминалистической идентификации общей теорией криминалистики. В частности, они отмечали, что “теория криминалистической идентификации не охватывает всех задач, решаемых криминалистической наукой. Вне этой теории остаются научные проблемы неидентификационного характера, а

См.: Дулов А.В. Разграничение пределов использования криминалистической техники следователем и экспертом// Вопросы судебной экспертизы. Л., 1960. С. 81; Эртевциан А.Н. Основные вопросы теории и практики криминалистической экспертизы. Л., 1961.

2 См.: Дулов А.В. Указ. раб. С. 81.

3 Терзиев Н.В. Идентификация и определение родовой (групповой) принадлежности. М., 1961. С. 13.

40

их исследование есть существенный элемент предмета криминалистики.”1 и далее: “криминалистическая экспертиза всегда есть установление и объяснение факта. Такими фактами могут быть тождество объекта, наличие произведенных в нем изменений, пригодность служить для совершения каких либо действий и т.п.”2 В итоге предложение делить задачи криминалистических экспертиз на идентификационные и неидентификационные получило среди ученых широкое признание.

Основываясь на указанном выводе, в дальнейшем Ю.Г. Коруховым было предложено делить криминалистические исследования на идентификационные, классификационные и диагностические,3 что было поддержано в свое время А.И.Винбергом и Н.Т.Малаховской.4 Подобная дифференциация стала возможной благодаря выделению соответствующих задач.5

В своей последней работе “Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений” Ю.Г.Корухов на основе анализа основных теоретических положений медицинской диагностики приходит к выводу, что
имеется некоторое сходство этого процесса с тем, который

См.: Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика (общетеоретические проблемы). М.,1973. С. 17. Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. Саратов, 1986. С. 227.

2 Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика (общетеоретические проблемы). М, 1973. С. 17.

3 См.: Корухов Ю.Г. Сущность неидентификационных трасоло- гических экспертиз// Вопросы современной трасологии. Вып. 11.

4 См.: Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология. Волгоград, 1979. С. 159-160.

5 Все типы задач, решаемых, диагностикой были сведены Ю.Г.Коруховым в типичные группы по характеру изучаемых свойств и условий: внутренние : свойства и состояния объекта; внешние, обстановочные: время, место, функционирование объектов; исследующие механизм и протекание процессов, взаимодействие объектов между собой; исследующие соотношения объектов (событий, действий). См.: Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений (научно-практическое пособие). М., 1998. С.74.

РОССИЙСКИ 1

’ J 6fl«CTE4   j

осуществляют криминалисты при решении некоторых из так называемых неидентификационных задач. По его мнению, такое положение не случайно, так как диагностика, выступая в качестве метода познания, служит целям определения явления по его признакам, проявлениям, симптомам. Аналогичная задача решается и криминалистикой, когда необходимо восстановить событие по его следам, от следствия идти к причине, раскрывая и условия, в которых действовала эта причина.1

Размышляя подобным образом, далее Ю.Г.Корухов приходит к заключению, что “среди задач, стоящих на современном этапе перед криминалистической экспертизой, можно выделить: идентификационные, связанные с определением индивидуального тождества и групповой принадлежности; классификационные и диагностические”. Последние, по его мнению, призваны обеспечить “изучение свойств и состояний объекта, с учетом происходивших в нем изменений, определяемых условиями и факторами криминальной ситуации”.2

Вместе с тем, теория криминалистической диагностики получила свое развитие только в сфере трасологических исследований, проводимых экспертами- криминалистами. Так, например, к диагностическим относятся задачи, связанные с установлением по следам направления движения транспортного средства; определение дистанции произведенного выстрела; установление по следам человека скорости его передвижения. Однако, как представляется, кроме трасологии криминалистическая диагностика может применяться и в иных, специализированных и экспертных исследованиях, к числу которых относятся и экономико- криминалистические.

Впервые эта проблема заинтересовала ученых, специализирующихся на проблемах выявления экономических преступлений в середине 70-х -
начале 80-х годов. В это время ведется активная

1 См.: Корухов Ю.Г. Указ. Соч., С. 65.

2 См.: Корухов ЮГ. Указ. соч. С. 73.

42

разработка вопросов методики выявления и расследования экономических преступлений. Особенность данных исследований заключалась в использовании системного подхода для установления особенностей взаимодействия события преступления и экономической системы предприятия.

В итоге таких изысканий сложились два подхода.

Первый из них характеризуется тем, что событие преступления рассматривается как сложный компонент среды, в которой функционирует экономическая система предприятия. Хозяйственная деятельность внутри этой системы отражается в определенной совокупности материальных носителей информации. Формирование экономических показателей построено так, что при нормальном ходе хозяйственной, производственной и финансовой деятельности все элементы экономической системы должны находиться во взаимосвязи. В случае проникновения деструктивного фактора (совершение преступления) такая связь нарушается. В результате происходит изменение сопряженных (взаимосвязанных) показателей. Основатели данного подхода (Я.Н.Орлов и И.Л.Шрага) рассматривали противоречие в системе технико-экономических показателей в качестве признаков скрытых экономических преступлений.1

Указанный подход обосновывает применение методов экономического анализа в практике выявления экономических преступлений. Однако, обнаруженные таким образом свойства могут рассматриваться лишь как признаки криминогенности объекта, но ни в коем случае их нельзя считать признаками преступления с точки зрения криминалистики.

Орлов Я.Н. Экономический анализ как средство борьбы с хищениями социалистической собственности// Выявление скрытых хищений средствами экономического анализа, а также путем совершенствования деятельности контрольно-ревизионных аппаратов. М., 1977. С. 54-61.

43

Ведь известно, что подобные свойства могут возникать и по многим другим причинам, чисто экономического характера.

Второй подход построен на гипотезе, согласно которой в системе экономической информации отражается не само преступление, а результаты его взаимодействия с функционирующей экономической системой хозяйствующего субъекта. В этом случае рассматривается не противопоставление, а взаимодействие двух систем, образующих метасистему “событие преступления - экономическая система”.

Именно данный подход позволил построить теорию криминалистической диагностики преступлений по системе экономических показателей, основателем которой можно считать С.П.Голубятникова1.

Но, к сожалению, в данной теории не были отражены вопросы применения специальных экономических знаний, и поэтому она не охватывала всех типов задач, возникающих при выявлении преступлений в данной сфере.

Еще одним недостатком рассматриваемой теории является распространение диагностического процесса лишь на первую стадию деятельности по выявлению признаков преступления - установление экономических несоответствий. Это обстоятельство свидетельствует о том, что в рамках диагностики оказывается только производство экономико-криминалистического анализа, материалы которого могут реализовываться впоследствии при производстве документальных ревизий.

Иными словами, вся деятельность по выявлению признаков экономических преступлений в соответствии с таким подходом делится

Голубятников СП. Системный подход к проблеме выявления хищений средствами экономического анализа // Проблемы уголовно-процессуальной и управленческой деятельности в сфере борьбы с посягательствами на социалистическую собственность/ Тр. ГВШ МВД СССР вып. 9. Горький, 1974. С. 30.

44

на два этапа: диагностику и реализацию материалов экономико- криминалистического анализа.

Диссертант считает такое понимание диагностического процесса не совсем верным. По-видимому, следует считать, что производство документальной ревизии также необходимо относить к диагностике, так как и здесь происходит поиск признаков преступления, которые проявляются в виде различных несоответствий.

Безусловно, имеются свои специфические черты диагностического процесса, который является содержанием специальных экономико- криминалистических исследований. Для того чтобы понять их, необходимо дать детальную характеристику диагностики, как вида познавательной деятельности и особенностей ее применения при распознавании изменений возникших в экономической системе предприятия, вызванных преступной деятельностью.

Действительно, если и есть потребность в разработке диагностических методов исследования в криминалистике, то, безусловно, они должны строиться на базе теоретических положений медицинской диагностики, которая прошла достаточно долгий путь развития и накопила весьма обширный арсенал приемов и средств. И криминалистика здесь не оригинальна, такая потребность возникает и в других областях науки и техники, когда возникает задача - по исходным и, как правило, ограниченным сведениям о некоторой системе распознать (мысленно воспроизвести, определить) возможно, более полный комплекс происшедших в ней изменений (перестроек), выявить причины, механизм и направленность этих изменений. Задачи такого рода, называемые диагностическими, приходится решать механику, выявляющему причины выхода из строя или отклонения от нормального режима работы технического устройства; экономисту, определяющему факторы, которые привели к удорожанию производимой предприятием продукции. В каждом из упомянутых видов диагностической деятельности имеется своя

45

специфика, свои особые понятия, однако всем им свойственны и некоторые универсальные черты и закономерности.1 Свои черты должны быть присущи и криминалистической диагностике.

Однако для начала необходимо определить общие положения, присущие всем видам диагностического исследования. В частности, представляются важными вопросы, связанные с определением гносеологической сущности диагностического процесса.

С позиции философии познание представляет собой отражение в сознании субъекта свойств, качеств, сторон, связей и отношений предметов и явлений материального мира. Познание связано с активной деятельностью его субъекта - человека, оно развивается от незнания к знанию, от знания не более полного к знанию более полному, к постижению сущности фактов и установлению истины.2 Сам процесс научного познания строится из двух этапов. На первом происходит накопление эмпирического материала о тех явлениях, которые составляют объект той или иной области знания, затем, на втором этапе, теоретическом, происходит их обобщение и выявление закономерностей. Таким образом, научное познание идет от явления к сущности.

В теоретико-познавательном, гносеологическом отношении диагностика представляет собой особый вид познавательного процесса.

Диагностика (от греч. DIAGNOSTIKOS - способный распознавать) в первоначальном, исходном своем понимании представляет собой раздел медицинской науки, излагающий методы исследования для распознавания заболевания и состояния больного с целью назначения необходимого

1 Чазов Е.И., Царегородцев Г.И., Кротков Е.А. Опыт философско- методологического анализа врачебной диагностики // Вопросы философии. N 9. 1986. С. 67.

2 См.: Ленин В.И. Конспект книги Гегеля “Наука логики”. Поли. собр. соч., т. 29. С. 177; Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. Поли. собр. соч., т. 18. С. 102; Радугин А.А. Философия. Курс лекций. М., 1996. С. 226.

46

лечения и профилактических мер. Термином “диагностика” обозначают также весь процесс исследования больного, наблюдения и рассуждения врача для определения болезни и состояния больного. Диагностика как учение изучает анатомо-физиологические особенности человека и его связи с окружающей средой.1

Сущность познания в диагностике заключается в том, что субъект сопоставляет имеющиеся у него знания, сведения об определенном объекте с обнаруженным явлением, имея при этом цель, распознать или узнать это явление. 2 Основой диагностического процесса является распознавание, которое является средством проникновения в скрытую внутреннюю сущность явления посредством изучения ограниченного количества внешних признаков.3

Распознавание отличается от собственно научного познания. Оно, как и научное познание, идет от явления к сущности, но при этом диагностика использует уже изученную сущность явлений. Распознавание не связано с открытием новой, неизвестной ранее, а с воспроизведением в памяти уже известной человечеству сущности. Вместе с тем оно представляет не менее сложный и творческий процесс, чем собственно научное познание. Недаром “диагностика” в одном из вариантов перевода означает “междузнание” (от греч. DIA - между, GNOSIS - знание), т.е. промежуточное знание, когда субъект знает общее о каком-то классе предметов и в то же время не знает данного объекта исследования, но должен его распознать, как бы не малы для этого его возможности.4

Для осуществления распознавания, так же как и для собственно научного познания, необходим предварительный длительный процесс

1 См.: Пропедевтика внутренних болезний/ Под.
ред. В.Х.Василенко и А.Л.Гребенева. М, 1982. С. 10.

2 См.: Гиляревский С.А., Тарасов К.Е. Диалектический материализм и медицинская диагностика. М., 1973. С. 27.

3 См.: Гиляревский С.А., Тарасов К.Е. Указ. работа, С.247.

4 См.: Черноруцкий М.В. Диагностика внутренних болезней. М., 1967. С. 147.

47

общественного обучения на основе практической и языковой, абстрактно- логической связи между людьми по передаче накопленных обществом навыков и знаний, опыта их использования в индивидуальной познавательной деятельности.

В диагностике, как и в любом виде познания, основу составляет отношение объекта и субъекта. Субъект - это активное, самостоятельное существо, осуществляющее целеполагание и преобразование действительности. В том случае, если речь идет о деятельности по выявлению и расследованию преступлений, таким субъектом выступает любое лицо, связанное с познанием сущности события преступления, в частности, это относится и к сведущим лицам. Так, по мнению И.М. Лузгина, роль эксперта заключается в познании частных положений, на основе специальных познаний и в пределах того круга вопросов, которые перед ним поставлены.1

Всякая предметная деятельность человека, в том числе и познание, направлена на определенный объект. В познании таким объектом выступают всевозможные факты, явления, процессы.

Объектом диагностического исследования выступает внутреннее состояние определенной системы, состоящей из взаимосвязанных компонентов. Такой системой в медицине выступает человеческий организм, состоящий из различных органов, тесно связанных между собой анатомически и физиологически; в технике - определенный механизм, устройство.

Подобным объектом в криминалистике выступает, в частности, и экономическая система хозяйствующего субъекта со своими процессами управления, движения материальных и денежных средств и учетными операциями. Обязательным компонентом этого объекта всегда должны выступать изменения, возникшие в результате
воздействия

1 См.: Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. М., 1969. С. 26.

48

всевозможных деструктивных факторов (в медицине болезнь; в технике неисправность).

Для криминалистического диагностического процесса таким компонентом должно выступать преступление, как вид сознательной человеческой деятельности, направленный на удовлетворение своих потребностей, которое оказывает воздействие своей разрушительной стороной на экономическую систему предприятия. Здесь невольно напрашивается, может быть, некорректная аналогия с медициной: вирусная инфекция, допустим гриппа, попадая в человека, встраивается в структуру ДНК и заставляет организм вырабатывать ферменты, необходимые для его (вируса) существования. Так и преступная деятельность, осуществляемая на предприятии или в учреждении, соединяется с нормальной хозяйственной деятельностью и за счет этого достигает своей цели, а именно незаконного изъятия субъектами этой деятельности материальных ценностей или денежных средств. Возникшие в результате такого воздействия изменения находят свое выражение в признаках, по которым, в сущности, и происходит распознавание.

Следует еще раз подчеркнуть, что в экономической системе хозяйствующего субъекта, на основе исследования которой, в нашем случае, проводится процесс диагностирования, отображается не событие преступления, а результаты хозяйственной деятельности, измененные этим событием. Сам процесс исследования основан не, сколько на поиске признаков преступления как таковых, сколько на изучении признаков взаимодействия события преступления с функционирующей экономической системой предприятия.

Таким образом, по своей гносеологической сущности, процесс распознавания экономических преступлений по системе экономической информации относится к виду познавательной деятельности, именуемого

49

диагностическим процессом.1 Сходство с любым другим диагностическим процессом (например, медицинским) заключается в том, что и в данном случае ведется поиск отклонений от нормальных состояний некоторых объектов с целью возвращения данного объекта в нормальное состояние.2

Рассмотренные положения можно использовать для построения аналогии, что открывает некоторые перспективы для разработки теории криминалистической диагностики и дает возможность определить основные направления дальнейших исследований: создание специальных методик распознавания, формирование отдельных разделов, посвященных, например, семиотическим или логическим аспектам.

Вместе с тем, необходимо учитывать и специфику диагностики криминалистической, что предполагает отграничение ее от диагностики экономической и медицинской. При этом заимствование отдельных положений и подходов должно строиться с учетом особенностей исследуемого целостного объекта.3

1 Так, например, считают С.А. Гиляревский и К.Е. Тарасов и особо выделяют в этой связи логический аспект диагностики, т.е. разработку специфических мыслительных операций, необходимых для распознавания внутренних состояний объектов на основе той или иной совокупности внешних признаков и явлений. См.: Гиляревский С.А., Тарасов К.Е. Диалектический материализм и медицинская диагностика. М., 1973. С. 25- 35.

2 “Распознавание, диагностика чаще всего имеет дело с такими процессами изменения, как нарушение нормального состояния, нормальной деятельности, т.е. с какими-то отклонениями от норм, поскольку они имеют практическое значение и используются для управления (уравновешивания) состояниями той или иной системы (механизма, организма и т.д.).” См.: Гиляревский С.А., Тарасов К.Е. Указ. соч. С. 34.

3 “Одинаково недопустимо, - отмечают С.А. Гиляревский и К.Е. Тарасов, - как упрощение, скажем, медицинской диагностики до уровня технической диагностики, так и механическое перенесение методов более сложной медицинской диагностики в сферу технической диагностики.” См.: Гиляревский С.А., Тарасов К.Е. Указ. соч. С. 76.

50

Как было уже отмечено ранее, сведущие лица, связанные с решением задач выявления признаков взаимодействия события преступления с экономической системой хозяйствующего субъекта, должны обладать не только экономическими, но и экономико- криминалистическими знаниями. Исходя из этого, они должны иметь представления о возникновении информации о преступлении и методах ее распознавания. То, что ими решаются задачи, не связанные с идентификацией и классификацией, представляется бесспорным фактом, и поскольку иных уровней исследования нет, их можно считать диагностическими. Однако возникает закономерный вопрос: какая это диагностика - экономическая или криминалистическая? Ответ может быть получен лишь после того, как будет определена основная задача диагностики экономических преступлений. Такой задачей, на наш взгляд, выступает распознавание изменений внутреннего состояния экономической системы предприятия, вызванных взаимодействием с событием преступления.

Объектом экономической диагностики также являются функционирующая экономическая система, и одним из средств ее изучения остается исследование экономических показателей. В связи с этим необходимо выяснить, где в процессе распознавания заканчивается экономическое и начинается криминалистическое исследование. По-видимому, разделение происходит на уровне второго важного компонента диагностического объекта, а именно деструктивного фактора. В экономической диагностике в отличие от криминалистической (где таким фактором выступает, как мы уже говорили, преступление), им являются всевозможные недочеты при осуществлении финансовой и хозяйственной деятельности, например, неэффективное использование средств производства, слабая организация деятельности по рекламе товара, недостатки при принятии управленческих решений
экономического

51

характера. Между тем, представляется не вполне справедливым считать, что элементы экономической диагностики отсутствуют в диагностике криминалистической. Так, экономическое исследование позволяет выделить различные противоречия и несоответствия с использованием традиционных экономических методов (экономического анализа, контроля и учета), при этом выявленные признаки могут быть экономического характера или свидетельствовать о влиянии преступной деятельности. Решение же задачи диагностики, т.е. отграничения выявленных фактов, более вероятно связанных с событием преступления, требует перехода к экономико-криминалистическим представлениям об исследуемом объекте.

Как уже отмечалось, диагностическое исследование строится, в основном, на выявлении и исследовании признаков, которые проявляются в связи с происходящими процессами в самом системном объекте. Именно поэтому в теориях медицинской, экономической и технической диагностики существует раздел, посвященный признакам, именуемый семиотикой, изучающий механизмы их возникновения и использования для постановки диагноза.

В криминалистике понятие признака является одним из основных. Это определяется их ролью в процессе исследования и доказывания преступления в уголовном судопроизводстве.

Криминалистическое учение о признаках основано на философском их понимании как выражения определенных свойств вещей.2 Исходя из этой концепции, всякая вещь обладает некоторыми свойствами. Они представляют собой характеристики отдельных сторон этой вещи в сравнении с другими вещами или явлениями. С т.з. логики признак

1 См.: Черняк Ю.И. Системный анализ в управлении экономикой. М., 1975. С. 151.

2 См.: Уемов А.И. Вещи, свойства и отношения. М., 1963. С.39.

52

понимается как некоторый показатель или сторона свойства предмета или явления, выражающая сходство или различие его с иными предметами.1

В соответствии с этим в криминалистике признак понимается как “выделение следователем сообразно целям расследования тех свойств предмета, явления, которые объективно возникли в результате преступления и использование которых способствует установлению истины по делу”.2

Помимо этого признак здесь понимается еще в двух значениях: семиотическом и информационном. В семиотике признак относится к классу естественных знаков, указывающих на какой либо предмет.4 Им может быть и математический символ, и иной знак. В медицинской диагностике признак определяется как “свойство, действие, явление, выступающее как индекс, показатель самого предмета или его сущности. Значимость признака зависит от того, насколько существенна и необходима связь между данным свойством и предметом, действием и причиной, следствием и сущностью”.5 Информационное понимание признака основано на том, что в нем содержится информация об объекте.

Поэтому признак можно понимать как информационный сигнал.6 Его
источником являются свойства объекта. Отсюда требования,

1 См.: Кондаков Н.И. Введение в логику. М., 1967. С. 290.

2 См.: Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. М.,1969. С. 37.

3 Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 2: Частные криминалистические теории. М., 1997. С. 89.

4 Ветров А.А. Семиотика и ее основные проблемы. М., 1968. С. 22.

5 Тарасов К.Е. Логика и семиотика диагноза. С. 66.

6 См.: Теория передачи информации// Сборник рекомендуемых терминов. Вып. 94. М., 1979. С. 14.

53

предъявляемые к признакам, в том числе и при диагностировании: образность, сигнальность, знаковость.1

Изначально интерес к понятию признака в криминалистике возник в связи с разработкой теории идентификации, где это понятие стало одним из центральных. Определение данного понятия потребовалось для того, чтобы на его базе сформулировать определение особой функциональной группы признаков, называемых идентификационными.

По мере развития представлений о криминалистической диагностике стала возникать проблема построения системы диагностических признаков. Однако до сих пор нет четкой классификации и определения диагностических признаков в криминалистике.3 Таким образом, понятие “признак” в криминалистике долгое время применялся в сфере криминалистической трасологии.

В ходе диагностического экономико-криминалистического исследования решаются задачи, связанные со сбором и анализом признаков, свидетельствующих о возникших изменениях в экономической системе хозяйствующего субъекта. Возникновение таких признаков обусловлено самой структурой исследуемого объекта, а именно наличием

См.: Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений (научно-практическое пособие). М., 1998. С. 50.

2 См. например: Орлова В.Ф. Идентификационные признаки подписи// Теория и практика криминалистической экспертизы. М., 1958. С. 27-28; Колдин В.Я. Идентификация при производстве криминалистических экспертиз. М., 1957; Грановский Г.Л. Основы трасологии. М., 1965 и др

3 См.: Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений (научно-практическое пособие). М., 1998. С. 54.

54

защитных функций учета (статистического, бухгалтерского, оперативно- технического).1

Защитные функции основаны на позитивных свойствах учета, которые предполагают, с одной стороны, создание условий, затрудняющих совершать преступления (предупредительная функция), а с другой - создание условий для того, чтобы действия преступников были отражены в системе экономической информации (охранительная функция). Например, прием бухгалтерского учета “документация” состоит в том, что всякая хозяйственная операция должна быть отражена документально и что все бухгалтерские записи в книгах и журналах должны быть основаны на документальных данных. Таким образом, если преступник сделает запись необоснованно (без документа), то это неминуемо вызовет несоответствие.

Всего в бухгалтерском учете могут появляться четыре формы несоответствий: фактические, документальные, учетные и отчетные. Все они представляют собой признаки взаимодействия события преступления и экономической системы предприятия, учреждения, организации.

  1. Фактические несоответствия представляют собой противоречия между документальными данными и фактическим наличием материальных ценностей или денежных средств.

  2. Документальные несоответствия выражаются в наличии противоречий в содержании одного или нескольких документов. Всего выделяется три вида таких несоответствий.

а) Противоречия в содержании отдельного учетного документа;

б) Противоречия в содержании учетных документов, отражающих одну и ту же или взаимосвязанные хозяйственные операции;

1 Системы таких признаков-несоответствий, как формы отражения результатов преступной деятельности в в системе экономической информации, разрабатывались многими криминалистами (В.Г.Танасевич, Л.А.Сергеев и др.) В настоящей работе сделана попытка представить наиболее полный перечень и характеристику подобных признаков.

55

в) Противоречия в содержании учетных документов, отражающих однородные хозяйственные операции.

  1. Учетные несоответствия подразделяются на три вида.

а) Несоответствия между документами и записями в счетах бухгалтерского учета:

  • бездокументные записи в счетах, где несоответствие проявляется как полное или частичное отсутствие документов, служащих основанием для этих записей;

  • записи в ненадлежащих счетах - характеризуется несоот ветствиями в содержании учетных записей и обосновывающих их бухгалтерских документов.

б) Отклонения от обычного отражения хозяйственной деятельности в одном из элементов метода бухгалтерского учета. Они возникают на предшествующем этапе учетного процесса. Так, несоответствие между показателями взаимосвязанных разделов баланса, кредитовый остаток по активному счету, несоответствие между данными синтетического и аналитического учета нередко бывают вызваны подлогами в бухгалтерских документах, на основании которых были сделаны соответствующие учетные записи.

в) Нарушение технологического процесса учетной работы. Подобные несоответствия возникают как результат маскировочных действий преступников, направленных на сокрытие первых двух видов учетных несоответствий. Обычно они выражаются в технических ошибках (заведомо неверные подсчеты), допущенных при составлении документов учетного оформления, в том числе и под видом исправленных записей, относящихся к якобы допущенным ранее, но на самом деле мнимым ошибкам.

  1. Помимо рассмотренных бухгалтерских несоответствий в качестве признаков выступают и экономические несоответствия. Вместе с тем, следует отметить, что ни одна из систем отчетных
    показателей,

56

характеризующих хозяйственную деятельность предприятий, учреждений и организаций, специально не рассчитана на отображение влияний и дифференциацию конкретных способов совершения преступлений. Следовательно, представление о таком влиянии преступлений будет достаточно часто относиться не к отчетным данным (отчетные признаки), а к учетным экономическим показателям, вычленяемым на основе материалов учета специально, в целях обнаружения признаков взаимодействия (аналитические признаки).1 Любое правонарушение, причиняющее материальный ущерб, неизбежно влияет на систему учетных экономических показателей, оставляя в ней признаки взаимодействия. Такие признаки иногда проявляются в особой динамике показателей или несоответствий в экономических показателях. Важным свойством подобного рода признаков являются их многозначность и факультативность. Возникновение признака может быть обусловлено разными причинами. Это может быть и преступление, и иные факторы управленческого или хозяйственного характера. К таким многозначным и требующим дополнительной проверки показателям можно отнести три

•у

группы обстоятельств.

а) Систематическое ухудшение экономических показателей анализируемого или взаимосвязанных с ним предприятий, что проявляется в сведениях об отрицательных результатах хозяйственной деятельности в виде разного рода недостач, перерасходов, потерь от снижения сортности, списания испорченных ценностей и т.п. Формы проявления таких признаков могут быть разнообразными, например резкое снижение рентабельности предприятия в целом или производства

1 См.: Бахтин И.А., Голубятников СП. Экономический анализ в промышленности и его использование для предупреждения и выявления хищений. Горький, 1974 С. 21-22.

2 См.: Дубровин В.А., Голубятников СП. Использование эко номического анализа при расследовании преступлений М., 1981, С 16.

57

отдельных видов продукции; снижение объема товарооборота. К числу неблагоприятных тенденций, свидетельствующих о преступлениях или об обстоятельствах, могущих способствовать их совершению, следует отнести и изменения в худшую сторону финансовых показателей других предприятий, связанных договорными отношениями с проверяемым объектом.

б) Несоответствие между взаимосвязанными показателями, характеризующих деятельность отдельного предприятия (слишком большой расход электроэнергии на производственные нужды по сравнению с показателем выпуска продукции; большой объем строительных работ по сравнению с фактическими затратами стройматериалов и др.).

в) Несоответствие между отчетными показателями анализируемого и родственных ему предприятий.

Как видно из приведенного перечня признаков взаимодействия преступной деятельности с экономической системой предприятия наблюдается некоторое отличие от понимания признаков в криминалистической трасологии, при производстве диагностических, идентификационных и классификационных исследований. В криминалистической трасологии, как известно, под признаком понимается свойство следа, его характерные черты и особенности. В криминалистической же диагностике изменений в экономической системе предприятия признак отражает свойство последствия, возникшего в результате незаконного изъятия материальных ценностей. Указанная особенность позволяет по выявленным признакам судить о способах конкретных действий.1 Это выражается в том, что для каждого способа

Р.С.Белкин утверждает, что “Между признаками преступления и способом его совершения и сокрытия существует обоюдная связь: по признакам судят о способе, знание способа позволяет максимально полно обнаружить признаки его применения, а через способ и признаки его

58

преступных действий соответствуют некоторые последствия и, следовательно, признаки. Приведем пример образования таких признаков. В третьем квартале 1996 г. и в первом полугодии 1997 г. Р., являясь директором ООО “Марина” с целью получения неконтролируемого дохода и неуплаты в полном объеме соответствующих налогов, дала указание продавцам магазина No 1 000 “Марина” пробивать по контрольно-кассовой машине только часть выручки от реализованного товара. Тем самым выручка магазина, проведенная через кассу, была меньше, чем реально получаемая. Сокрытую выручку продавцы ежедневно передавали под роспись в черновой тетради Р. или ее мужу, работавшему в указанном 000 экспедитором. Одновременно с этим по указанию Р. продавцы переписывали накладные на закупку товаров, счета-фактуры и квитанции к приходным кассовым ордерам по закупке товаров, используя чистые бланки с печатями различных московских фирм и занижая при этом в них количество, ассортимент и сумму закупки товара. Сама Р. переписывала внутренние накладные, отражающие движение товара в 000 по тем же позициям, стараясь привести их в соответствие с документами, переписанными продавцами. Впоследствии, все указанные документы К. передавала главному бухгалтеру 000 Ш., которая, основываясь на этих данных, составляла товарные и балансовые отчеты и сдавала их в ГНИ. В результате таких действий Р. сумма сокрытого дохода по неучтенным сделкам составила 173.572,8 тыс. рублей.1

В рассмотренном случае признак возник в виде несоответствий между документами, отражающими, в данном случае, операции по закупке товаров ООО “Марина” у иных торговых организаций.

применения - и событие в целом”. См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.З.М., 1997. С. 264.

1 См.: Уголовное дело No 879//Архив Вязниковского районного суда Владимирской области 1998.

59

Подобная зависимость способа преступления и его признаков прослеживается и на экономическом уровне. Так, например, низкий показатель добычи природных ресурсов в одном предприятии по сравнению с другими однородными объектами может свидетельствовать об искажении фактических данных о добыче этих ресурсов, с целью создать излишки сырья и готовой продукции. Такие зависимости можно приводить бесконечно, однако, объем диссертации не позволяет этого сделать.

Во всяком случае, все вышеперечисленные признаки являются результатом уже совершенного преступления. Между тем, можно предположить, что для диагностики большое значение имеют и свойства самого объекта вне зависимости от влияния на него деструктивных факторов. В этом случае эти свойства будут выражаться в признаках, показывающих состояние экономической системы и в частности, ее защитных функций. Дело в том, что если состояние учета и контроля будет находиться на низком уровне, то возникает много возможностей совершать преступления беспрепятственно, т.к. они не будут отражены в системе экономической информации.

Еще в 1969 г. по этому поводу так писал Л.А.Сергеев: “Расхитители отнюдь не свободны в выборе способа совершения хищения. Они вынуждены приспосабливаться к тем конкретным условиям, которые существуют на соответствующем предприятии, на отдельных участках движения материальных ценностей и денежных средств, т.е. к особенностям производства, учета, контроля, начисления и выплаты заработной платы и т.д. Эта обстановка объективно обусловливает применение только определенных способов хищения”.1

Достаточно обстоятельно отразила данные вопросы в своем диссертационном исследовании Е.С.Леханова. В частности ей
было

1 Сергеев Л.А. Ревизия при расследовании преступлений. М.Д969.С.18.

60

доказано, что субъекты преступной деятельности для реализации своего преступного замысла выбирают бухгалтерские операции, которые слабо либо вообще не защищены средствами учета и контроля и поэтому их следует признавать уязвимыми.1

Таким образом, можно говорить о прогностических признаках или о признаках защитных свойств экономической системы, которые могут использоваться в ходе диагностического исследования для выявления причин и условий, способствовавших выбору преступником способа своих действий для достижения известных целей.

Необходимо отметить тот факт, что уголовно-процессуальное и криминалистическое понимание признака не совсем совпадает. Так, уголовно-процессуальный закон связывает возбуждение уголовного дела и все последующее производство по нему с обнаружением признаков преступления. Например, для возбуждения уголовного дела, по мнению некоторых ученых-процессуалистов, необходимо, чтобы были установлены признаки, относящиеся к объективной стороне преступления и к субъекту преступной деятельности. В предмет доказывания, как известно, входят обстоятельства, подлежащие обязательному установлению по каждому уголовному делу.3 К ним относятся: событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления; обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;
характер и размер ущерба,

1 Леханова Е.С. Криминалистический анализ учетного процесса в методике выявления и расследования преступлений// Дис… канд. юрид. наук. Н.Новгород, 1996. С.87.

См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. М., 1966. С. 187; Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. Воронеж, 1983. С. 39.

3 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. М., 1966. С. 185.

61

причиненного преступлением.1 Указанные обстоятельства

устанавливаются доказательствами, представляющих собой фактические данные, “на основе которых в определенном законе порядке органы дознания, следователь и суд устанавливает наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значения для дела”.2 Возникает вопрос: совпадает ли понимание признака в криминалистике и понимание доказательства? Скорее всего, нет. Признак, как уже было ранее сказано, выражает свойство определенного процесса, явления, вещи. Он отражает отличительные стороны объекта. Доказательство этого не показывает, оно лишь констатирует факт наличия или отсутствия тех или иных данных. Так, например, обнаруженный на месте преступления след взлома двери содержит признаки, свидетельствующие о виде инструмента, которым был произведен взлом, об особенностях рабочей поверхности этого инструмента. Все эти признаки необходимы для последующего отождествления с реальным объектом в ходе производства трасологической экспертизы. Доказательства появляются лишь тогда, когда эксперт установит, что тем-то предметом были оставлены следы на двери и что он послужил средством взлома. Именно сам факт признания предмета орудием преступления и будет являться доказательством. В этом случае с точки зрения уголовного процесса данный факт будет являться признаком, относящимся к объективной стороне преступления, а именно к способу совершения преступления.

Экспертиза, как впрочем, и иные формы применения специальных знаний, также является средством доказывания. С ее помощью устанавливаются фактические данные, относящиеся к тому или иному обстоятельству расследуемого события. “С помощью экспертизы, - пишет И.Л.Петрухин, - суд и следователь изучают собранный по уголовному

1 См.: Ст. 68 УПК РСФСР.

2 См.: Ст. 69 УПК РСФСР ч.1.

62

делу материал, чтобы обнаружить в представленных на исследование вещественных доказательств и других объектах такие свойства и качества, наличие которых позволяет эксперту установить новые фактические обстоятельства (подчеркнуто нами), составляющие конечную цель данного экспертного исследования”.1 Из этого определения видно, что сведущее лицо устанавливает обстоятельства двух видов: а) свойства и качества объекта; б) новые фактические обстоятельства. Таким образом, процесс формирования доказательств по И.Л.Петрухину, в целом построен на признаках, которые, как было сказано, являются выражением свойств.

Однако, как представляется, не всегда признаки служат основой построения доказательств. Иногда они устанавливаются для обнаружения иных признаков. Например, обнаруженные экономические несоответствия между показателем расхода сырья и выпуском готовой продукции не могут быть положены в основу конструирования доказательств, так как они ничего конкретного не показывают, а лишь указывают на возможное совершенное преступление, связанное с хищением сырья, такой признак одновременно может свидетельствовать и о наличии скрытого брака. Вместе с тем, такие несоответствия можно использовать для дальнейшего поиска других признаков на более низких уровнях экономической информации (документальном, учетном и фактическом). Таким образом, можно говорить об ориентирующих признаках, используемых при построении версий, и о признаках, на основе которых могут быть построены доказательства.

Руководствуясь изложенными выше соображениями, всю систему признаков метасистемы “событие преступления - экономическая система предприятия” можно представить в следующем виде (См. приложение).

Выделение и изучение признаков в ходе производства диагностического исследования экономико-криминалистическими средствами

См.: Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. М., 1964. С. 3.

63

возможно лишь соблюдая основные требования, предъявляемые к этому процессу, который строится на определенных логических операциях. В медицинской диагностике этим вопросам посвящен специальный раздел, изучающий методы диагностического исследования. В диагностическом процессе используются методы, разрабатываемые диалектической логикой, например, такие как анализ и синтез, аналогия и гипотеза.

Анализ и синтез (греч. analysis - разложение и sinthesis соединение) представляют собой логические приемы мышления, совершающиеся при помощи абстрактных понятий и тесно связанных с рядом мыслительных операций: абстракцией и обобщением.1 Логический анализ заключается в мыслительном расчленении исследуемого объекта на составные части и является методом получения новых знаний. В зависимости от характера деления исследуемого объекта на составные части анализ выступает в различных формах. Расчленение системы экономической системы, возмущенной преступной деятельностью на составные элементы позволяет выделить хозяйственные операции, в которых такое взаимодействие отразилось. Сущность анализа в данном случае состоит в познании деструктивных процессов как части целостной экономической системы. В диагностическом процессе анализ составляет первоначальную стадию исследования. Специалист исследует представленные для исследования материалы в определенной последовательности. Это позволяет выделить элементы, необходимые для построения выводов. Так как взаимодействие преступления и экономической системы предприятия заключается в совокупности явлений, отражающих возникшие изменения и определенных реакций защитных функций учета, то понятно, что видимые проявления этого взаимодействия - признаки - не составляют еще всей информации о произошедшем изменении и что есть еще скрытые, ускользающие от наблюдения процессы,
которые следует

1 См.: Философский словарь/ Под. ред. И.Т. Фролова/ М., 1986, С. 16.

64

распознать на основании этих признаков. Но, с другой стороны, следует подчеркнуть, что признак есть внешнее проявление, неотделимое от сущности “патологического” процесса.

Таким образом, анализ приводит к выделению сущности, которая, однако, еще не связана с конкретными формами ее проявления: единство, продолжающее оставаться абстрактным, еще не раскрыто как единство в многообразии. Синтез, напротив представляет собой процесс объединения в единое целое. Он наряду с анализом используется для обобщения обнаруженных фактов и формирования определенных представлений об исследуемом объекте. Так, например, только при синтезе определенных показателей можно установит их противоречие.

Аналогия (греч. analogia - соответствие) - один из наиболее значимых методов в диагностическом виде познания. Аналогия представляет собой сходство нетождественных объектов в некоторых сторонах, качествах, отношениях. Умозаключение по аналогии является выводом о наличии определенных признаков на основании фиксации сходства, существующего в некоторых других признаках.1

В криминалистической диагностике экономической системы предприятия, возмущенной преступной деятельностью аналогия используется для установления сходства наблюдаемых признаков с признаками уже известных форм такого взаимодействия. В результате делается вывод о сущности произошедших в системе экономической информации изменений.

Тесно связана с методом аналогии гипотеза (греч. hypothesis -основа, предположение), которая является системой умозаключений, посредством которой на основе ряда фактов делается вывод
о

1 См.: Философский словарь/ Под. ред. И.Т. Фролова/ М., 1986, С.

17.

65

существовании объекта, связи или причины явления, причем этот вывод нельзя считать абсолютно достоверным.1

Первое и основное условие использование гипотезы (в том числе и в диагностике) - критическое отношение к ней и точное знание того, что в данном случае есть предположение, а что является уже проверенным фактом. Основная опасность заключается в смешении гипотезы и факта. Далее необходимо, что бы гипотеза: а) исходила из действительно наблюдаемых фактов; б) не противоречила им; в) была доступна прямой проверке или могла быть проверена на основании выводов, которые из нее можно сделать.

Основанием для диагностических гипотез служит аналогия, когда при совпадении нескольких признаков, обнаруженных в экономической системе предприятия, с признаками уже известных специалисту изменений, вызываемых преступлением, предполагается, что имеет место именно данный деструктивный фактор, и что, вероятно, будет большее или меньшее совпадение и по другим признакам. Само собой разумеется, что, чем меньше имеется признаков, тем больше возможность различных предположений.

Из общенаучных методов исследования в диагностике применяют методы сравнения, группировки, а также элиминирования.

Сравнение на экономическом уровне представляет собой сопоставление фактического уровня изучаемого показателя с существующей базой. В качестве базы могут быть использованы плановые данные, нормы и нормативы, данные предшествующего периода, показатели работы других учреждений. Так, например, для решения задач, связанных с выявлением признаков взаимодействия экономической системы с преступной деятельностью используются специально выделяемые взаимосвязанные показатели. На документальном уровне сопоставляются

1 См.: Философский словарь/ Под. ред. И.Т. Фролова/ М., 1986, С. 93.

66

документы, отражающие одну и ту же хозяйственную операцию с целью выявления в них суммовых расхождений. Подобным образом сопоставляется фактическое наличие денежных средств и материальных ценностей с документальными данными, отражающих их движение. Во всех случаях обязательным условием правильности сравнения является сопоставимость объектов исследования.

Группировка - способ раскрытия содержание изучаемого объекта, позволяющие исследовать наблюдаемые явления в их взаимосвязи и взаимообусловленности, определить роль влияния деструктивного криминального фактора в изменении уровня отдельных показателей, дать характеристику обнаруженным несоответствиям. Примером группировки может являться выделение группы изделий по признаку частоты сменяемости деталей, используемых при производстве мотоциклов, описанной в своей работе С.П.Голубятниковым. Каждая деталь, выпускаемая заводом, была отнесена специалистами по эксплуатации мототранспорта к одной из трех групп: 1) детали, не заменяемые в процессе эксплуатации, 2) детали заменяемые, 3) детали часто сменяемые в процессе эксплуатации. В результате было установлено, что число внутрипроизводственных потерь находится в прямой зависимости от частоты сменяемости деталей. Скрытые материальные потери по деталям второй группы были в 2-3 раза выше, а в третьей превышали потери деталей, отнесенных ко второй группе.1 Таким образом, было сделано предположение о возможных хищениях, совершаемых на данном заводе.

Элиминирование - логическое правило определения влияния деструктивных факторов на изменение обобщающих показателей. При его использовании факторы определяются по одному, в определенной последовательности; при этом предполагают, что при определении влияния одного из факторов другие остаются неизменными.2

1 См.: Дубровин В.А., Голубятников СП. Использование эко номического анализа при расследовании преступлений. М., 1981. С. 99

2 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 536 .

67

Все приведенные выше методы аккумулируются в специальные методы, разрабатываемые пограничными экономико- криминалистическими областями знания. О них речь будет идти в следующем параграфе.

Диагностика экономической системы предприятия, возмущенной преступной деятельностью, представляет собой сложный процесс. Как и в медицинской диагностике, он состоит из ряда элементов, выполняющих самостоятельную функцию в зависимости от уровня возникновения признаков.

Так, по нашему мнению он состоит из следующих звеньев.

I. Первая стадия предполагает поиск и изучение признаков. Здесь анализируются различные уровни экономической информации, в результате чего выделяются “нездоровые” хозяйственные операции. К этой стадии должны относиться следующие этапы:

  1. Установление обстоятельств, создающих условия совершения преступления. К таким обстоятельствам, как уже отмечалось, можно отнести: “запущенное” состояние учета, недостатки его организации.
  2. Распознавание и исследование признаков, проявляющихся на уровне отчетных и учетных показателей. Эта стадия заканчивается постановкой вывода о возможных способах преступной деятельности и появления признаков в более низких слоях экономической информации -в бухгалтерском учете и на документальном уровне.
  3. Распознавание и исследование признаков (фактических, учетных и документальных несоответствий) в системе бухгалтерского учета. В итоге определяется причина, по которой такие несоответствия возникли.

  4. На основании анализа признаков, обнаруженных в системе экономической информации, выдвигается предположение о том, что деструктивным фактором, вызвавшим появление изменений в экономической системе предприятия, является определенный способ преступления.

68

II. Вторая стадия предполагает дальнейшую проверку выдвинутого предположения с целью установления достаточных данных для начала производства по уголовному делу.

Таким образом, видно, что помимо исследовательской части, в которой должны принимать участие сведущие лица, обладающие специальными экономико-криминалистическими познаниями, предполагаются и этапы, в которых необходимо участие субъекта деятельности по выявлению и расследованию преступлений, который анализирует результаты соответствующих исследований и принимает решения о производстве тех или иных проверочных действий в целях подтверждения полученного вывода. Кроме этого, являясь руководителем всего диагностического процесса, он может принять решение о выборе формы применения специальных экономических знаний в зависимости от возникшей тактической ситуации, тем более что разные уровни отражения преступной деятельности предполагают использование различных сведущих лиц, являющихся специалистами в области судебной бухгалтерии или экономико- криминалистического анализа. Следовательно, диагностические функции равномерно распределяются между всеми участниками диагностического процесса, а именно между специалистами и оперативным работником. Об этом подробно будет идти речь во второй главе настоящего исследования.

§3. Типы диагностических задач и средства их решения

Диагностический процесс, составляющий основу деятельности по выявлению экономических преступлений, как впрочем, и любой другой

69

вид познавательной деятельности человека, призван решать определенный круг задач. Так, в общей теории диагноза такой задачей считается установление по различным признакам (симптомам) всевозможных патологических начал, возникающих внутри системных объектов: живых организмах, технических устройствах, экономических системах.1

Между тем в криминалистической литературе, посвященной проблемам диагностирования, достаточно мало внимания уделялось разработке типологии таких задач. Исключение составляют лишь некоторые работы, например, Ю.Г.Корухова2 и А.И.Винберга3, которые рассматривали типы диагностических задач, возникающих в практике производства криминалистических экспертиз.

Вместе с тем понятно, что основу деятельности по выявлению преступлений составляет обнаружение признаков взаимодействия деструктивных начал с окружающей средой, а это, как раз, сопряжено с решением определенного круга диагностических задач. Так, например, М.К.Каминский полагает, что “как выявление преступления, так и его раскрытие и расследование, прежде всего, зависят от обнаружения следов преступных действий, установления связей их с такими элементами структуры преступления, как измененный объект, операции его изменения, действующий индивид, условия его деятельности”.4

См.: Чазов Е.И., Царегородцев Г.И., Кротков Е.А. Опыт филосовско- методологического анализа врачебной диагностики // Вопросы философии N 9. 1986. С. 67.

См.: Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений: научно-практическое пособие. М., 1998.

См.: Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология. Волгоград, 1979.

Каминский М.К. Криминалистическая характеристика деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений// Правовые и общественно экономические науки и борьба с хищениями социалистического имущества. Труды ГВШ МВД СССР. Горький, 1977. С. 155.

70

Обнаружение следов, исходя из той же специфики диагностирования, должно осуществляться в двух направлениях: во-первых, в ходе общего исследования (обследования) экономического объекта или какого-либо его элемента (например, организация бухгалтерского учета на предприятии), во-вторых, при целенаправленном поиске признаков преступления.

В этой связи можно выделить две схемы диагностического исследования: диагностика преступления и диагностика экономической системы хозяйственного объекта.

Первая схема применяется тогда, когда уже имеются ориентирующая информация, полученная из различных источников (материалы ведомственных документальных ревизий, сообщения, заявления и иные данные). В этом случае от оперативного работника или следователя требуется установить определенный информационный массив, выделив лишь те хозяйственные операции, под видом которых может осуществляться преступная деятельность. Вслед за этим устанавливаются признаки такой деятельности.

Вторая схема представляет собой более сложную процедуру и выражается в исследовании информационных процессов, протекающих на данном предприятии (учреждении). В ходе такого исследования выявляются слабые звенья в учетно-контрольной деятельности и устанавливаются так называемые уязвимые операции. В результате делается предположение о способе преступной деятельности, который может иметь место при наличии установленных факторов.

Как представляется, на основе рассмотренных схем диагностического исследования могут быть сформулированы следующие типы диагностических задач:

  • задачи по исследованию состояния системы экономической информации;

71

  • поиск и декодирование признаков взаимодействия события преступления и экономической системы.
  • постановка диагноза или вывода относительно сущности произошедшего события с точки зрения его правовой природы.
  • Является очевидным, что решение поставленных задач должно осуществляться с использованием определенного инструментария или средств практической деятельности, которые представляют собой “умственные и физические действия, выступающие в организационной, оперативно-розыскной или процессуальной форме”.1 С помощью таких средств, как считают М.К.Каминский и С.П.Голубятников, можно “обнаружить, исследовать и использовать для построения доказательственной системы изменения среды, так или иначе связанных с процессом преступления”.2 Далее они отмечают, что “познать подобные изменения становиться возможным лишь опосредованно - через изменения среды, определенные информационно-сигнальными связями, что требует проникновение в экономическую информатику и построения на этой основе криминалистических методов выявления и исследования изменений хозяйственных процессов по их отображению в экономических данных”.3

Именно поэтому становиться очевидной потребность в применении для решения рассматриваемых задач приемов экономических наук, адаптированных для практики выявления экономических преступлений в рамках теории судебной бухгалтерии.

1 Каминский М.К. Там же. С. 158.

2 Голубятников СП., Каминский М.К. Криминалистика и эко номическая информатика//В сб. Проблемы уголовно-процессуальной и управленческой деятельности в сфере борьбы с посягательствами на социалистическую собственность. Труды ГВШ МВД СССР, вып. 7. Горький, 1976. С.49.

3 Голубятников СП., Каминский М.К. Указ. статья. С. 54.

72

Представляется необходимым более подробно рассмотреть каждый из типов диагностических задач и те средства, прежде всего судебно- бухгалтерские, которые должны использоваться для их решения.

К первому типу относятся следующие задачи:

а) выявление уязвимых звеньев в защитной системе функцианирующего хозяйственного объекта;

б) установление относительной распространенности хозяйственных операций, слабо защищенных учетно-контрольной системой как прогностического признака совершенного преступления.

Средством решения этих задач следует рассматривать метод криминалистического анализа учетного процесса, в рамках которого происходит профилактическое обследование хозяйственного объекта. Он может применяться как самим субъектом деятельности по выявлению и расследованию преступлений, так и с помощью специалиста-экономиста. Имея в виду объективные связи между различным состоянием защитных механизмов функционирующей экономической системы предприятия и событием преступления, следует согласиться с мнением некоторых ученых о возможном распространении научных
положений

виктимологии на практику предупреждения и прогнозирования экономических преступлений.1

Криминалистический анализ учетного процесса является одним из направлений криминалистической профилактики и прогнозирования преступлений.

Впервые в криминалистике положения прогностики были предложены М.Б.Шавером. Он считал, что на основе данных
о

Вопросы виктимологии экономических преступлений были достаточно хорошо раскрыты в работах B.C. Устинова и Е.С. Лехановой. См. например: Ривман Д.В., Устинов B.C. Виктимология: монография. Н.Новгород, 1998. С. 10; Леханова Е.С. Криминалистический анализ учетного процесса в методике выявления и расследования преступлений// Дис… канд. юрид. наук. Н.Новгород, 1996.

73

расследуемых преступлениях можно определить возможные способы их совершения.1 Некоторые ее аспекты были разработаны и другими учеными, среди которых можно выделить В.Ф.Зудина, которому, кстати, принадлежит авторство определения понятия криминалистической профилактики, В.П.Колмакова, Г.Г.Зуйкова, И.Я.Фридмана и др.

Сегодня вопросы профилактики в криминалистике объединены в частной криминалистической теории прогнозирования, которая находится еще на стадии формирования.

Ее основные положения основаны на материалистической теории отражения, определяющей роль науки в познании закономерностей действительности. По мнению Р.С.Белкина криминалистическое прогнозирование представляет собой один из видов отраслевого прогнозирования. Это процесс, результатом которого является составление прогноза, как формы научного предвидения.3

В криминалистическом аспекте прогнозирование представляет собой, основанное на анализе и обобщении, а в некоторых случаях и на анализе известных материалов научное предвидение возможных способов совершения преступлений. При выявлении экономических преступлений криминалистическое прогнозирование связано с изучением среды, в котором функционирует тот или иной хозяйствующий субъект.

Как уже было ранее сказано, субъекты преступной деятельности вынуждены приспосабливаться к тем условиям, которые созданы на том

См.: Голунский С.А., Шавер Б.М. Криминалистика. Методика расследования отдельных видов преступлений. М., 1939. С. 12.

2 “Криминалистическая профилактика, - пишет В.Ф.Зудин, - система научно-технических, процессуально-тактических, орга низационно-воспитательных и частно-методических средств и приемов предотвращения преступлений” См.: Зудин В.Ф. О предупреждении преступлений в советской криминалистике. Основные вопросы. Пермь, 1956. С. 107.

3 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. М., 1987. С.241.

74

или ином объекте. Для осуществления своего замысла они изучают организацию бухгалтерского учета и контроля в целях обнаружения относительно слабых звеньев. Таким образом, они ищут слабые места в защите.

Сущность криминалистического анализа учетного процесса как раз и заключается в оценке защитных свойств учета. Основной его целью является поиск информации о реальной незащищенности учетно-контрольной деятельностью некоторых видов хозяйственных операций. Обнаруженная таким образом информация используется для мысленного воспроизводства процесса выбора субъектом предполагаемого преступления способа его совершения, а также для мысленного построения предполагаемой следовой картинки совершенного преступления.

Выявленные таким образом факторы, которые преступник может использовать для осуществления своего замысла, могут использоваться оперативными работниками и следователями для определения круга поиска в соответствии с возможным в данной ситуации способом совершения преступления.

II. Поиск и декодирование признаков взаимодействия события преступления и экономической системы.

Решение задач данной группы призвано обеспечить эффективный поиск изменений в системе экономической информации, свидетельствующих о предполагаемом событии преступления. Это достаточно большой блок задач, в число которых входит:

  • установление фактических несоответствий;
  • установление документальных несоответствий;
  • установление учетных несоответствий;
  • установление экономических несоответствий.
  • Для решения каждой из указанных промежуточных средств используются самостоятельные приемы, представляющие
    собой

75

криминалистические рекомендации по применению методов экономических наук.

Сущность таких рекомендаций состоит не в простом выделении странных проявлений в системе бухгалтерского учета и отчетности, а в установлении криминальных связей между обнаруженными признаками и возможным способом совершения преступления. В этой связи уместно отметить, что с позиции криминалистической науки обнаружение следа предполагает его уяснение и чтение.

Безусловно, возникновение нетипичных для экономической информации признаков может обозначать чего угодно: и осуществление неграмотной учетной политики, и желание приукрасить отчетные показатели, и просто совершение банальной ошибки.

Как раз выделение среди таких несоответствий, противоречий тех признаков, которые относятся больше к событию преступления становиться возможным с использованием именно адоптированных в рамках судебной бухгалтерии методов экономических наук, обличенные в форму криминалистических рекомендаций.

Но остановимся более подробно на средствах решения каждой из выделенных частных задач.

Выявление фактических несоответствий или противоречий между фактическим наличием материальных ценностей и денежных средств осуществляется за счет использования методов фактической проверки. Наиболее распространенным из таких методов является инвентаризация. Она представляет собой проверку и опись материальных ценностей и денежных средств в натуре с последующим сличением полученных данных с учетными. Можно выделить также и инвентаризацию расчетов, отдельных статей баланса, остатков незавершенного производства.

Как известно инвентаризация состоит из трех последовательных этапов. Первом из них - снятие натуральных остатков ценностей, которое

76

производиться в каждом подразделении экономического объекта и у каждого материально-ответственного лица в отдельности.

Установленное количество ценностей записывается в инвентаризационную опись, которую подписывают все члены инвентаризационной комиссии и материально ответственное лицо.

На втором этапе происходит сличение установленных натуральных остатков с материалами учета, что отражается в сличительной ведомости. При таком сопоставлении устанавливаются результаты инвентаризации -соответствие натуральных остатков учетным, излишки или недостачи. В случае обнаружения последних у материально-ответственных лиц отбираются объяснения по данному факту.

Материалы инвентаризаций представляют собой важный источник информации о преступлении материально ответственных лиц. Зная процедуру ее проведения и анализируя качественные результаты, можно выдвинуть версии о возможных злоупотреблениях.

Вместе с тем субъекту деятельности по выявлению и расследованию преступлений следует учитывать то обстоятельство, что преступники зачастую стремятся скрыть излишки или недостачи. В этих целях они допускают различные злоупотребления с целью получения искусственного баланса. Для предотвращения таких проявлений оперативным работникам следует использовать различные тактические хитрости, о которых, впрочем, речь будет идти во второй главе настоящего исследования.

Особенность инвентаризации состоит в том, что она одновременно является и элементом метода бухгалтерского учета и средством контроля за сохранностью материальных ценностей, и именно поэтому она может использоваться как самостоятельно, по инициативе правоохранительных органов, так ревизорами при производстве документальной ревизии.

Помимо инвентаризации при производстве документальной ревизии могут также использоваться и иные приемы фактической проверки.

77

Например, при производстве ревизий в строительных организациях достаточно часто используют прием “обмер выполненных работ”. С его помощью устанавливается фактический объем и стоимость строительных работ и проверяется правильность их отражения в актах приемки работ и нарядах, а также правильность списания материалов на производство этих работ.

Посредством применения такого приема могут быть выявлены признаки хищений строительных материалов и иных средств, используемых в строительстве, а также и иные злоупотребления.

При производстве документальной ревизии используются также и такой метод как “контрольный запуск сырья и материалов в производство”, который именуется иногда и как эксперимент. Данный прием применяется тогда, когда при ревизии возникает необходимость проверить правильность действующих норм расхода сырья и материалов, установить фактический расход, количество отходов, выхода продукции, проверить технологический процесс, производительность оборудования и т.п. Для этого проводятся опытные действия, например, раскрой ткани, выпечка хлеба, забой скота и проч.

За счет данного приема можно выявить различные недостатки и нарушения в нормировании и технологии производства, вскрыть хищения и другие злоупотребления, связанные с созданием неучтенных излишков материальных ценностей за счет применения завышенных норм расхода, необоснованного списания сверх норм, изменения технологического режима, искажения качественных показателей продукции.

Документальные несоответствия выявляются за счет применения так называемого документального анализа. Он занимает особое место в системе методов судебной бухгалтерии, что
объясняется

обязательностью его применения при формировании доказательственной базы.

78

Применение документального анализа достаточно часто протекает как логическое продолжение экономического и бухгалтерского анализа.

Являясь одним из элементов метода судебной бухгалтерии, документальный анализ находит свое применение в различных мероприятиях проводимых правоохранительными органами. Так, достаточно часто его используют ревизоры, при производстве документальных ревизий, им пользуются и субъекты деятельности по выявлению и расследованию преступлений, когда самостоятельно ищут признаки преступления.

В самом общем понимании метод документального анализа представляет собой “ретроспективное исследование проявляющихся в особенностях внешнего оформления или в содержании учетных документов фактических обстоятельств, характеризующих процесс формирования бухгалтерских документов как источника первичной учетной информации”.1

В документальном анализе выделяются три группы приемов: - приемы исследования отдельного документа;

  • приемы исследования двух или нескольких документов, отражающих одну и ту же или взаимосвязанные хозяйственные операции;
  • приемы исследования документов, отражающих однородные хозяйственные операции.
  • Приемы первой группы призваны выявлять противоречия в содержании отдельного документа. Так, в частности формальная проверка позволяет выявлять признаки преступления, заключающиеся в использовании, допустим, бланков документов ненадлежащей формы, отсутствие в документе необходимых реквизитов и проч.

Атанесян ГЛ., Голубятников СП. Судебная бухгалтерия: учебник. М., 1989. С. 158.

79

Наиболее популярными приемами выявления признаков преступления при исследовании двух и более документов являются встречная проверка и взаимный контроль.

Первый прием призван обнаруживать несоответствия в содержании документов, отражающих одну и ту же или взаимосвязанные хозяйственные операции.

При встречной проверке сопоставляют разные экземпляры одного и того же документа. Как известно, при правильной организации первичного учета многие документы составляются в двух и более экземплярах, каждый из которых при разном хозяйственном назначении тождественен по своему содержанию со всеми другими экземплярами. Разные экземпляры в зависимости от порядка организации бухгалтерского учета могут находиться в разных отделах одного и того же хозяйствующего субъекта.

В случае совершения преступления такие связи между документами могут нарушаться посредством искажения данных в одном из них.

Вместе с тем встречная проверка оказывается эффективной в двух ситуациях. Во-первых - когда хотя бы в одной из организаций экземпляры документов сохранились, а во взаимосвязанной с ней уничтожены или отсутствуют по каким-либо другим причинам; во- вторых, когда все экземпляры документа сохранились и находятся в надлежащих местах хранения, но в них обнаруживаются достаточно характерные расхождения.

Данное обстоятельство несколько затрудняет прогнозирование подобных ситуаций, если в распоряжении ревизора или оперативного работника нет достаточной информации. Это влияет на эффективность применения встречной проверки ревизором по собственной инициативе или в процессе проведения им ревизии по заданию правоохранительных органов. Известно, что при ревизиях, проводимых без такого задания, ревизор часто подвергает встречной проверке только те документы,

80

которые при внешнем осмотре показались ему подозрительными. Лишь в редких случаях объектом встречной проверки становятся другие документы, отобранные для этой цели с помощью экономического анализа или методом случайной выборки.

В случае производства документальной ревизии по инициативе правоохранительных органов ситуация кардинально меняется. Встречная проверка проводится более целенаправленно в связи с тем, что ревизор получает ориентацию на заподозренные материалы.

Известно, что прием встречной проверки достаточно часто применяется непосредственно и самими оперативными работниками или следователями. Это делается при решении более общих задач и в отношении более узкого круга документов.

С помощью данного приема оперативные работники или следователи могут установить принципиальную схему преступных действий и конкретные механизмы следообразования. Однако в дальнейшем работу, связанную со сличением документов следует поручать ревизионным подразделениям.

Другой прием - взаимный контроль представляет собой сопоставление нескольких документов, прямо или косвенно отображающих проверяемую хозяйственную операцию.

В отличие от приема встречной проверки взаимный контроль имеет важное преимущество. Так, он может быть применен для проверки таких бухгалтерских документов, которые составляются в одном единственном экземпляре (например, платежная ведомость, закупочная ведомость, табель и т.п.), что, естественно, делает невозможным подвергнуть их встречной проверке. Вместе с тем, взаимный контроль, как и встречная проверка, применяется для установления признаков подлога в конкретных учетных документах.

Однако не всегда выявляемые таким образом несоответствия связаны
с подлогами. В некоторых случаях они порождаются не-

82

точностью показателей отдельных документов, незаполнением в них некоторых реквизитов.

Достаточно широко используются и приемы проверки документов, отражающих однородные хозяйственные операции. Они эффективны в тех случаях, когда нет возможности установить различные злоупотребления средствами проверки документов, отражающих одну и ту же операцию.

В этом случае документальные несоответствия могут быть обнаружены путем исследования учетных данных, отражающих движение однородных ценностей посредством восстановления учетных записей по документам, анализа ежедневного движения товарно-материальных ценностей и денежных средств с определением остатка после каждой операции или дня, сравнительного анализа документов, отражающих однотипные операции.

Что касается учетных несоответствий, то современная правоохранительная практика достаточно часто сталкивается с несоответствиями между документами и записями в счетах бухгалтерского учета. Выявление таких фактов происходит путем сличения учетных записей с наличием и содержанием обосновывающих их документов, а после своего обнаружения они используются для установления способа сокрытия и состава участников преступления.

Подобным образом происходит установление разрывов на следующей стадии учетного процесса - между счетами бухгалтерского учета и отчетностью.

Другие типы учетных несоответствий - отклонения от обычного отражения хозяйственной деятельности в одном из элементов метода бухгалтерского учета и признаки нарушения технологического процесса учетной работы, выявляются посредством анализа соответствия учетной деятельности тем правилам, которые установлены для данного рода

82

деятельности. Каких либо специальных приемов выявления таких признаков не существует.

Решение задачи, связанной с выявлением экономических несоответствий происходит посредством применения экономико- криминалистического анализа.

При исследовании различных форм нарушений связей в системе экономических показателей, о которых шла речь во втором параграфе, удалось установить одно важное обстоятельство - то, что признаки преступлений невозможно выявить, если использовать только традиционные подходы и методы, разрабатываемые в теории экономического анализа - отрасли экономической науки. Решить подобные задачи можно только с использованием методов экономико- криминалистического (оперативно-экономического) анализа. Сущность последнего можно представить как последовательный переход от выявления экономическим анализом несоответствий к их дальнейшему изучению с позиции криминалистической науки.1

В основу экономико-криминалистического анализа, как средства оперативно-поисковой деятельности аппаратов БЭП, положено изучение связей между событием преступления и изменениями экономического характера. Экономико-криминалистический анализ имеет целью обнаружение признаков, характеризующих способ совершения преступлений, посредством использования комплекса специальных приемов. В процессе данного анализа сопоставляются взаимосвязанные и аналогичные показатели для определения различных несоответствий, которые могут являться признаками способа преступления. Обнаруживаемые средствами и приемами экономического анализа обстоятельства, свидетельствующие о наличии деструктивных начал в экономической системе хозяйствующего субъекта в науке понимаются

1 См.: Выявление хищений экономико-криминалистическими средствами. Учебное пособие/ Под ред. проф. С.П.Голубятникова, доц. Г.В.Дашкова., проф. В.Г. Танасевича. Горький 1983.

83

как “возможные признаки криминогенных ситуаций”, что свидетельствует об отсутствии всякого доказательственного значения произведенных исследований специалистом-экономистом.

Система диагностических приемов экономико-криминалистического анализа является достаточно устоявшейся. В ее основу положены четыре основных подхода.

Первый основан на особенностях конкретной хозяйственной деятельности и направлен на предварительное элиминирование влияния на экономические показатели факторов этой деятельности, не связанных с событием преступления. Оставшаяся необъясненной с экономических позиций величина изменения показателя выразит тогда вероятное влияние преступных действий. На данном подходе основан метод специальных расчетных показателей. Основным источником информации для применения данного метода выступает статистическая отчетность или иные исходные данные. При их анализе находят предельные значения показателей, допустимые для нормальной работы предприятия. Разрыв между отчетным и специально рассчитанным показателем рассматривается в качестве признака хищений.

Второй подход основан на особенностях типичных характеристик способов преступлений. Он направлен на поиск таких изменений экономических показателей, которые воспроизводят особенности события преступления и именно по такому признаку могут быть отграничены от влияния факторов, не связанных с этим событием. Такой подход лежит в основе метода стереотипов. Его сущность состоит в подразделении экономических показателей на две группы. Одни показатели представляют собой выходы надсистемы - признаки взаимодействия события преступления с экономической системы предприятия, другие продолжают представлять выходы экономической системы. В результате возникают характерные противоречия между показателями указанных групп, либо необычная динамика,
атипичные, но закономерные связи

84

между показателями первой группы. Подобная специфика воздействий на окружающую среду выражает закон поведения надсистемы, порожденной особенностями ее внутренней организации и поэтому обозначается термином “стереотип”.

Третий подход нацелен на поиск интегральных свойств отображений в системе показателей измененной хозяйственной деятельности, не присущих в отдельности ни самой хозяйственной деятельности, ни влияющему на ее результаты событию преступления. Для такого подхода существенно противопоставление результатов изучаемой хозяйственной деятельности и показателей, характеризующих среду, в которой функционирует данное предприятие. Данный подход является основой метода корректирующих показателей. При расчете таких показателей учитывают две группы свойств внешней среды. Первую образуют свойства, на которые реагируют нормально работающее предприятие и не реагирует надсистема, представленная в экономических показателях. Вторую - свойства среды, на которые обычное предприятие не реагирует, но реагирует представленная надсистема. Корректирующие показатели могут характеризовать соответственно наличие конкретных материальных ресурсов у населения на данной территории, уровень спроса на отдельные виды изделий и т.п. В качестве признака преступлений рассматриваются строго определенные реакции, наличие или отсутствие которых характеризует взаимодействие экономической системы с событием преступления.

Четвертый подход основан на неизбежности нарушения взаимосвязей между сопряженными (взаимосвязанными) показателями при взаимодействии преступной деятельности с происходящими в сложной экономической системе материальными процессами.1 Этот подход был положен в основу метода сопряженных сопоставлений,
который

1 См.: Танасевич В.Г., Орлов Я.В., Шрага И.Л. Проблемы выявления хищений// Сб.: Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 23. М., 1975.

85

направлен на анализ определенных пар взаимосвязанных показателей. В результате обнаруженных несоответствий делается вывод о возможном совершении преступлений.

Ш. Решение задачи, связанной с постановкой вывода относительно совершенного деяния входит в компетенцию субъекта деятельности по выявлению экономических преступлений.

Проанализировав имеющиеся материалы, а также результаты проведенных исследований, оперативный работник или следователь устанавливает: имеются ли в данном случае признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом. Здесь происходит как раз осознание выявленных следов как доказательств, необходимых для обоснованного возбуждения уголовного дела.

Для постановки обоснованного вывода необходимо обладать достаточной совокупностью данных, характеризующих объективную сторону преступления. Предельные возможности диагностики экономических преступлений связаны с использованием максимального числа взаимосвязанных признаков, отражающих свойства различных сторон преступной деятельности и, прежде всего, способа ее осуществления.

Следует согласиться с высказанной в криминалистической литературе точкой зрения о том, что для постановки более надежного “диагноза” еще на стадии, предшествующей проведению официальных контрольных мероприятий, возможно, реализовать два подхода:1 1) самостоятельно или с помощью специалиста расширить круг исследуемых источников
экономической информации, в которых

Данные подходы были разработаны А.А.Меджевским приминительно к деятельности по выявлению признаков хищений, однако, как представляется, уместно распространить их и на деятельность по выявлению признаков иных экономических преступлений. См. напр.: Голубятников СП., Кравченко Ю.М., Меджевский А.А. Основы судебной бухгалтерии. Н.Новгород, 1994.

86

предположительно могут быть обнаружены дополнительные несоответствия, что, в частности, важно для установления лиц, принимавших участие в преступной деятельности; 2) применить иные методы документального исследования по отношению к уже собранным по делу документальным данным.

Из изложенного выше материала видно, что диагностические задачи, возникающие в практике выявления экономических преступлений, решаются специальными теоретическими средствами, а именно системой приемов, которые представляют собой результат соответствующей адаптации методов экономических наук в рамках криминалистической науки. Однако оперативный работник или следователь не могут в полной мере владеть такими приемами в силу отсутствия необходимого экономического образования.

С другой стороны существуют определенные норматино-правовые требования, которые ограничивают деятельность оперативного работника рамками следственных и иных процессуальных действий. В случаях, когда необходимо провести определенное исследование, требующее привлечение специальных знаний предусматривается участие сведущего лица.

В этой связи никак нельзя обойти стороной вопрос о классификации форм применения специальных познаний.

Как показывает анализ юридической литературы, в науке уголовного процесса1 нет единого мнения относительно классификации форм применения специальных знаний. Так, например И.Л. Петрухин выделял среди них экспертизу, ревизию и участие специалиста.2 Точно

Традиционно вопросы классификации форм применения специальных знаний рассматривались в науке уголовного процесса.

2 См.: Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. М, 1964. С. 60-70.

87

также считал и П.Поппонас, когда говорил о применении бухгалтерских познаний при расследовании и предупреждении преступлений.1

Достаточно удачную классификацию предложил Ю.Д.Федоров, который считает, что специальные знания могут применяться в форме производства экспертизы; консультации специалистов; привлечения специалиста к непосредственному участию в следственных действиях; проведения ревизий и технических обследований с помощью специалистов; а также в форме непосредственного применения познаний из различных областей науки, техники, искусства лицом, производящим дознание, следователем, прокурором и судьей.2

Согласно концепции В.Д.Арсеньева и В.Г.Заблоцкого3 основанием для классификации специальных знаний является характер их использования, по которому их можно подразделить на используемые в рамках: следственных действий - привлечение к производству по делу экспертов, специалистов, педагогов, переводчиков, допрос “сведущих свидетелей”; иных процессуальных действий - привлечение к производству по делу ревизоров (ст. 70 УПК), а также использование специальных знаний иных сведущих лиц, не имеющих определенного процессуального статуса, к числу которых относятся ревизоры, инспекторы по технике безопасности, врачи и др., проводившие вне рамок уголовного процесса специальные исследования (обследования), материалы которых либо послужили в порядке п.З ст. 108 УПК поводами к возбуждению уголовного дела (акты ведомственных ревизий, экспертиз, истории болезни, акты о нарушении правил техники

1 См.: Пошюнас П. Указ. соч.

2 См.: Федоров Ю.Д. Специальные познания и формы их использования при расследовании преступлений//Использование специальных познаний при расследовании преступлений: труды Ташкентской ВШ МВД СССР. Вып. 9. Ташкент, 1976. С. 21.

3 См.: Арсеньев В.Д., Заблоцкий В.Г. Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела. Красноярск, 1986. С. 6.

88

безопасности), либо были получены следственными органами от них в порядке ст. 109 УПК (при проверке оснований к возбуждению уголовного дела); учреждения, представившие по требованию следственных органов и суда (ст. 70 УПК) справки по специальным вопросам (например, о порядке проведения определенных бухгалтерских операций), а также давшие консультации по ним; лица, представившие в вышестоящий суд по его предложению, а также по предложению прокурора или просьбе участников процесса (обвиняемого, защитника) свои письменные мнения по специальным вопросам.

В целом, признавая классификацию, предложенную В.Д.Ар- сеньевым и В.Г.Заблоцким наиболее полной, хотелось бы отметить наше несогласие с одним пунктом, где говориться об отнесении ведомственных ревизий и прочих исследований, материалы которых стали поводами для возбуждения уголовного дела в соответствии с п. 3. Ст. 108 УПК, к одной из форм применения специальных знаний. Дело в том, что подобные ревизионные проверки осуществляются в рамках

административноправовых отношений и осуществляются в целях обнаружения нарушений финансовой, хозяйственной и учетной дисциплины. Именно по этому они не предназначены для решения задач, стоящих перед правоохранительными органами. Только в том случае, когда выявляются серьезные нарушения, материалы направляются для проверки в правоохранительные органы. Как представляется, термин “применение” или “использование” предполагает, в первую очередь, инициативное решение субъекта деятельности по выявлению и расследованию преступлений о привлечении того или иного сведущего лица для производства соответствующих исследований. Как известно такая инициатива при производстве ведомственных исследований исходит, прежде всего, от контролирующих органов, руководства предприятий, учреждений и организаций. Таким
образом, в данном

89

случае может идти речь только об использовании результатов специальных исследований, а не о форме их применения.

В связи с тем, что в данном исследовании предполагается раскрыть криминалистические основы применения судебно-бухгалтерских знаний при выявлении и предупреждении скрытых преступлений по понятным причинам диссертант не будет касаться вопросов, связанных с производством экспертизы и с участием специалистов в следственных и иных процессуальных действиях. Эти формы не находят своего применения в предварительной проверке, проводимой оперативными работниками и следователями на стадии возбуждения уголовного дела в рамках деятельности по выявлению экономических преступлений.

В этой связи можно выделить следующие формы применения судебно- бухгалтерских знаний:

  • документальная ревизия;

привлечение специалиста для производства экономико- криминалистического анализа;

  • консультирование.

В отечественной криминалистической и уголовно-процессуальной литературе вопросы, связанные с назначением и производством документальной ревизии достаточно широко обсуждались. Так, например известны работы Л.А.Сергеева,1 В.Г.Танасевича,2 С.П.Голубятникова,3 П.Пошюнаса4, С.С.Остроумова,5

1 См.: Сергеев Л.А. Ревизия при расследовании преступлений. М., 1969.

См.: Танасевич В.Г. Ревизия и бухгалтерская экспертизам., 1985.

3 См.: Судебная бухгалтерия/ Под. ред. С.П.Голубятникова. М., 1998.

4 См.: Поппонас П. Применение бухгалтерских познаний при расследовании и предупреждении преступлений. Вильнюс, 1977.

5 См.: Остроумов С.С., Фортинский С.П.Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы М., 1969.

90

СП. Фортинского и др. Этой проблеме были посвящены различные сборники научных трудов.1

Ревизия (лат. revisio - пересмотр) представляет собой последующую проверку хозяйственной и финансовой деятельности, проводимой на основе бухгалтерских документов и бухгалтерских записей.

Применение возможностей ревизии для установления фактических обстоятельств совершенного преступления построено на основе существующей системы защитных функций контроля. Деятельность контролирующих органов входит в состав реальной среды, в которой совершается преступление. Само существование такой системы предполагает наличие превентивной функции, оказывающей предупредительное воздействие на преступников.

Однако непосредственное применение возможностей контроля в практике по выявлению и расследованию преступлений основано именно на охранительном его значении.

Система защитных функций контроля реализуется посредством квалифицированно проводимых ведомственных документальных ревизий, за счет которых можно установить:

  • состояние учета и отчетности на проверяемом объекте;

  • бесхозяйственность в хранении и использовании материальных ценностей и денежных средств;
  • нарушения законодательства и злоупотребления, в том числе нарушения финансовой дисциплины;
  • недостачи и растраты, неучтенные излишки товарно- материальных ценностей и денежных средств, пересортицы товаров, переплаты, перерасходы и т.п.;

См.: Фортинский СП. Судебно-бухгалтерская экспертизам., 1962.

2 См.: Смирнов В.Д., Танасевич В.Г. Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы. Л., 1964. С. 69.

91

Вместе с тем ревизия, проводимая по инициативе правоохранительных органов, имеет некоторые отличия от плановой ревизии. Основным критерием их разграничения является круг решаемых ими задач. Главной задачей обычной ревизии является проверка хозяйственных операций вообще, соблюдения финансовой дисциплины, правильности постановки бухгалтерского учета, доброкачественности документов и т.п. И лишь в качестве одной из целей перед ней выдвигается выявление злоупотреблений. Ревизия же проводимая по инициативе правоохранительных органов выступает способом собирания информации о фактических обстоятельствах произошедшего события, который состоит в последующей, с помощью ревизора, проверке хозяйственной и финансовой деятельности учреждения, предприятия1.

При обычных документальных ревизиях чаще всего подвергается обследованию вся финансово-хозяйственная деятельность ревизуемой организации в соответствии с разработанными типовыми программами. В случае если ревизия назначается по требованию правоохранительных органов, определение направления ревизионных действий определяется исходя из предоставленного письма.

Ревизия, проводимая по заданию правоохранительных органов, отличается целеустремленностью, что выражается в обследовании ограниченного количества хозяйственных операций, тогда как обычные ревизии направлены на проверку правильности всех бухгалтерских записей, что существенно затрудняет исследование всех хозяйственных операций.

Достаточно часто в теории отмечают сходство документальной ревизии, проводимой по инициативе правоохранительных органов с судебно-бухгалтерской экспертизой. Так, например

П.Пошюнас считает, что “между ревизией, проводимой в ходе расследования уголовного дела, и бухгалтерской экспертизой ни в

1 См.: Смирнов Д.В., Танасевич В.Г. Указ. соч. С.90.

92

предмете, ни в содержании, ни в методике исследования нет конкретных различий”1. В связи с этим он предлагает для избежания дублирования ревизии экспертизой назначать ее в стадии возбуждения уголовного дела или в ходе осуществления оперативной работы и в рамках общего прокурорского надзора.2

Действительно, совокупность приемов, применяемых экспертами бухгалтерами для исследования документов и счетных регистров, образующих в свою очередь метод судебно-бухгалтерской экспертизы, являются приемами ревизионной деятельности. Однако такие приемы эксперт-бухгалтер использует не для проверки хозяйственной деятельности, что характерно для ревизора, а для определения скрытых свойств, присущих предъявленных ему документов. Вследствие этого эксперт-бухгалтер не может использовать в своей работе методы фактического контроля, применяемые ревизором (проведение инвентаризаций, контрольных обмеров выполненных работ и др.). С другой стороны эксперт-бухгалтер использует в своей практике такие приемы исследования, которые не получили распространения в ревизионной работе, например, статистические методы, приемы экономического анализа при исследовании данных первичного учета3.

И, наконец, документальная ревизия, как уже было сказано, является, способом обнаружения информации о фактических обстоятельствах дела, тогда как судебно-бухгалтерская экспертиза является

Пошюнас П. Применение бухгалтерских познаний при расследовании и предупреждении преступлений. Вильнюс, 1977. С. 43.

2 Пошюнас П. Указ. соч. С. 48.

3 См.: Голубятников СП., Кудрявцева Н.В., Танасевич В.Г. Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы. М., 1965. С. 253; Смирнов Д.В., Танасевич В.Г. Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы. Л., 1964. С. 107.

93

средством установления фактических данных на основе уже имеющихся носителей информации о фактических обстоятельствах дела.

Определение места документальной ревизии в структуре диагностического процесса, направленного на обнаружение признаков взаимодействия события преступления и экономической системы предприятия определяется из предмета, в который как представляется должны входить следующие элементы: -объект ревизии;

  • диагностические задачи, решаемые ревизией;
  • метод и приемы ревизионного исследования.
  • Объектом документальной ревизии являются бухгалтерские документы, регистры, материалы инвентаризаций и периодической отчетности, а также документы и записи оперативного учета, которые находятся в проверяемой организации. В случае производства ревизии по инициативе правоохранительных органов могут исследоваться и иные источники информации, обнаруженные субъектами деятельности по выявлению и расследованию преступлений. В результате изучения указанных источников информации происходит установление обстоятельств произведенных действий на основе обнаруженных признаков взаимодействия события преступления и экономической системы предприятия. Однако не все признаки могут устанавливаться с ее помощью, а лишь те, которые рассредоточены на бухгалтерском уровне. Здесь имеются в виду фактические, документальные и учетные несоответствия. Их установление определяет круг диагностических задач, решаемых документальной ревизией:

а) Изучение круга документальных и учетных данных, отражающих исследуемые хозяйственные операции.

б) Распознавание признаков, свидетельствующих о наличии изменений, возникших в экономической (бухгалтерской) информации в результате совершения преступления.

94

в) Установление по признакам сущности произошедших изменений.

г) Установление причинной связи между выявленными признаками и характером произошедших изменений.

Очень тесно с документальной ревизией связана другая форма применения судебно-бухгалтерских знаний - консультирование.

Исходя из общепризнанного мнения консультирование специалистом-бухгалтером необходимо для того, чтобы понять некоторые общие вопросы организации бухгалтерского учета, в частности: организацию документооборота, специфику документального оформления хозяйственных операций в исследуемом предприятии.1 Помимо этого помощь консультантов может использоваться для комментирования актов документальной ревизии и инвентаризаций.2

Наиболее категоричную позицию по данному вопросу занял П.Пошюнас: “Консультации, - пишет он, - могут включать разъяснения следователю порядка ведения учета материальных ценностей в организациях, где совершено преступление, установленного инструкциями порядка оформления хозяйственных операций первичными документами, отражения их в сводных документах бухгалтерского учета и учетных регистрах, прав и обязанностей ответственных лиц по учету материальных ценностей, прав и обязанностей работников бухгалтерии, осуществляющих учет и контроль материальных ценностей. Иными словами, речь идет о документированном сообщении следователю информации из области бухгалтерского учета, не требующей исследовательских действий для ее собирания”.3 Таким образом, по его

1 См.: Атанесян Г.А., Голубятников СП. Судебная бухгалтерия: учебник. М., 1989. С. 211.

2 См.: Деревягин Ю.Т., Гаритовская Э.В., Толеубекова Б.Х. Участие специалиста-бухгалтера в проведении следственных и непроцессуальных действиях по делам о хищениях социалистического имущества. М., 1989. С. 24.

3 См.: Пошюнас П. Применение бухгалтерских познаний при расследовании и предупреждении преступлений. Вильнюс, 1977.

95

мнению, консультация необходима тогда, когда следователю требуется выяснить данные справочного характера из области бухгалтерского учета. Когда же необходимо посредством использования специальных познаний установить конкретные факты, требующие исследования, то независимо от характера этих исследований они являются экспертизой.1

По-видимому, подобную точку зрения можно считать спорной, так как считать, что характерной основной чертой, отличающей экспертизу от иных форм применения специальных бухгалтерских знаний, является ее исследовательское начало не совсем верно. Исследовательское начало присутствует и в ревизионной проверке, и в ходе производства оперативно-экономического анализа, и при осуществлении консультирования. Однако в отличие от экспертизы, где анализируются уже установленные признаки, в иных формах применения специальных судебно-бухгалтерских знаний эти признаки выявляются, посредством производства диагностического исследования. Таким образом, утверждение того, что специалист-бухгалтер может только сообщать общие сведения из области бухгалтерского учета является, по крайней мере, нереальным. В этой связи следует согласиться с мнением И.Б.Воробьевой, которая считает, что наряду с общими вопросами организации бухгалтерского учета на конкретном предприятии, к компетенции консультанта относятся и вопросы, связанные с обстоятельствами совершения преступления, например, испрашивается мнение у специалиста по отдельным обстоятельствам происшедшего события; объясняются им отдельные признаки явлений, предметов.2

Как показывает анализ практики оперативные работники аппаратов БЭП и следователи обращаются за консультациями к специалисту- бухгалтеру для того, чтобы понять, в каких источниках экономической

1 См.: Пошюнас П. Указ. соч. С. 30.

2 См.: Воробьева И.Б. Взаимодействие следователя с контро лирующими органами в борьбе с преступностью. Саратов, 1987. С.98.

96

информации можно обнаружить признаки преступной деятельности.1 Подобный анализ сложившейся ситуации в ходе производства предварительной проверки возможен, когда специалист хорошо знаком с обстоятельствами дела. Суждения специалиста могут оказать следователю большую помощь в правильном определении причинно- следственных связей, мотивов поведения людей в определенной обстановке.

Таким образом, можно выделить две основных формы оказания помощи при консультировании: а) сообщение справочной информации об организации бухгалтерского учета; б) установление механизма возможного преступления на основании имеющихся данных.

Для сообщения справочной информации, как представляется вполне достаточно использовать возможности обычного бухгалтера. Однако в тех случаях, когда требуется реальная помощь для установления признаков произошедших изменений в экономической системе предприятия, таких знаний оказывается недостаточно, возникает необходимость в квалифицированном исследовании с участием специалиста в области судебной бухгалтерии.

Такие консультации получили широкое применение в деятельности оперативного работника и следователя, связанной с подготовкой к назначению и производству документальных ревизий. Перед ее назначением специальные знания специалиста-бухгалтера могут применяться в следующих основных направлениях.

  1. Определение целесообразности назначения документальной ревизии; определение ее вида. Для этого выясняются следующие вопросы: а) относятся ли подлежащие выяснению вопросы к области производственной и финансово-хозяйственной деятельности предприятия; б) имеются ли основания для назначения документальной

1 Такое консультирование сейчас достаточно часто осуществляется специалистами-экономистами экспертно-криминалистических

подразделений при органах внутренних дел в различных регионах Российской Федерации.

97

ревизии или достаточно производства инвентаризации, проверки отдельных хозяйственных операций; в) могут ли быть решены поставленные вопросы только средствами ревизии или необходимо параллельное проведение экономического обследования, анализа.

  1. Определение подлежащих проверке должностных лиц, участников финансово-хозяйственной деятельности;

  2. Подготовка к организации ревизии. В ее ходе устанавливается перечень документов, которые необходимо исследовать и места их нахождения; объясняется структура, схема, система движения бухгалтерских документов, способы отражения в них хозяйственных операций; определяются объем будущей ревизии, очередность ревизионных действий, рекомендации к методам фактической и документальной проверки; оказывается помощь при формулировании задания ревизоров.

Впервые проблема применения возможностей экономико- криминалистического анализа стала разрабатываться в конце 60-х начале 70-х годов. В то время были определены четыре возможных направлений дальнейших поисков: разработка методик измерения ущерба от латентных хищений и других злоупотреблений; изучение и классификация признаков хищений, обнаруживаемых с помощью средств экономического анализа; выяснение особенностей анализа, проводимого в связи с производством по уголовному делу; приспособление криминалистикой приема анализа хозяйственной деятельности для целей борьбы с преступностью.

Указанными проблемами занимался широкий круг отечественных ученых- криминалистов, среди которых можно выделить следующих: И.Л.Шрага, Я.В.Орлов, С.П.Голубятников, Р.Б.Маслова,

Ю.Р.Михеев, В.А.Дубровин и др. Некоторые разработки, посвященные вопросам применения методов экономического анализа в целях выявления признаков хищений, были подготовлены и иностранными

98

учеными, такими как П. Цанков, Э.Штельцер, К.Мольденхауэр, Э.Витткопф, Ю.Бояджиева.

Практически одновременно с разработкой теоретических представлений об экономико-криминалистическом анализе, стали возникать в подразделениях БХСС подразделения, занимающиеся вопросами такого анализа. Вплоть до 1983 года эти структуры проводили успешную работу по предотвращению, пресечению и раскрытию преступлений экономического характера. Однако в дальнейшем роль экономического анализа несколько ослабла, функции его производства были переданы лабораториям экономико-правового анализа в НИИ МВД СССР, а сами подразделения в подразделениях БХСС упразднены. В 1984 г. прекратила существование и сама лаборатория. Несмотря на это наука не стояла на месте и продолжала развивать свои представления по данной проблеме.

Сегодня экономико-криминалистический анализ может проводиться ревизорами или иными специалистами в области экономики, которые, так или иначе, владеют его приемами. Однако представляется необходимым вновь создать подразделения оперативно-экономического анализа, или поручать такого анализа производство ревизорам из ревизионных подразделений в структуре правоохранительных органов.

В юридической литературе иногда встречается точка зрения, согласно которой к формам применения специальных знаний относится и непосредственное их применение оперативным работником или следователем.1

По-видимому, это не совсем верно. Действительно оперативные работники, следователи, прокуроры, судьи в процессе
обучения

1 См.: Федоров Ю.Д. Специальные познания и формы их использования при расследовании преступлений//Использование специальных познаний при расследовании преступлений: труды Ташкентской ВШ МВД СССР. Вып. 9. Ташкент, 1976. С. 21.

99

овладевают основами судебной бухгалтерии, тем самым, приобретая знания и навыки, необходимые для их практической деятельности. Однако подобные знания в этой области, как правило, недостаточны для того, чтобы в полном объеме осуществлять самостоятельный анализ экономической информации, и направлены на собирание и исследование документов, определение необходимости привлечения к участию в деле сведущих лиц, форму их участия, оценки сведений, полученных от специалиста-бухгалтера, привлеченного к производству по делу, выводов ревизоров и заключения экспертов-бухгалтеров. Знание судебной бухгалтерии позволяет также производить оценку не только выводов, заключений, но и тех путей, которыми пришли к ним соответствующие сведущие лица. Все сказанное свидетельствует не о какой-либо форме применения специальных судебно-бухгалтерских знаний, а, скорее всего, о средствах практической деятельности, призванных грамотно использовать возможностей различных сведущих лиц в области экономики.

Этим обусловливается и характер деятельности по выявлению и расследованию экономических преступлений, в ходе, которой решается большое количество тактических задач. Ведь для того, чтобы тактически правильно назначить соответствующее специализированное исследование необходимо проанализировать сложившуюся ситуацию, запланировать предварительные перед исследованием мероприятия, определить круг необходимых для разрешения задач и проч. Таким образом, специальные судебно-бухгалтерские знания используются субъектом деятельности по выявлению экономических преступлений для подготовки и назначения судебно-бухгалтерских исследований проводимых сведущими лицами.

Подводя итог первой главе настоящего исследования, следует отметить, что рассмотренный инструментарий - судебно- бухгалтерские знания - всегда применяется в определенной последовательности и в

100

сочетании с другими способами выявления преступлений, которые не связаны с использованием экономической информации.

По нашему мнению процесс судебно-бухгалтерского

диагностирования экономических преступлений имеет и свои тактические аспекты, связанные как с выбором оптимальной последовательности применяемых диагностических средств, так и с эффективным использованием иных специфических для правоохранительных органов средств и методов. Одним из таких средств выступает документальная ревизия, назначаемая по инициативе субъекта деятельности по выявлению преступлений.

Естественно, что далеко не все обстоятельства преступной деятельности, моделируемые в процессе диагностики, могут быть установлены документальной ревизией, многие из них устанавливаются процессуальными и оперативно розыскными средствами. Именно поэтому от оперативного работника зависти выбор соответствующего

инструментария, пригодного для каждого конкретного случая.

С другой стороны, диагностический процесс, как элемент деятельности по выявлению преступлений, не проходит в вакууме, а всегда осуществляется в обстановке противодействия со стороны материально-ответственных и должностных лиц.

Все это обусловливает необходимость уделить особое внимание тактическим аспектам назначения официальных контрольных

мероприятий.

101

ГЛАВА II. СУДЕБНО-БУХГАЛТЕРСКИЕ ЗНАНИЯ В

ОБЕСПЕЧЕНИИ ЭФФЕКТИВНОСТИ

ОРГАНИЗУЕМЫХ КОНТРОЛЬНЫХ

МЕРОПРИЯТИЙ

§1. Тактические особенности назначения
и

проведения контрольно-ревизионных мероприятий

Рассмотренные в предыдущей главе настоящего исследования некоторые аспекты диагностического процесса в той или иной мере носят методико-криминалистический характер. В этом отношении судебно- бухгалтерские знания рассматриваются как инструмент обнаружения признаков взаимодействия события преступления и экономической системы предприятия, которым в равной мере должны владеть не только субъект деятельности по выявлению преступлений (оперативный работник, следователь), но и сведущее лицо (ревизор, специалист).

Между тем, в криминалистике методика расследования и предотвращения преступлений рассматривается как система “криминалистических рекомендаций различной степени общности, относящихся к организации и ведению расследования, оптимальному для типовых условий применению средств и приемов криминалистических техники и тактики (Курсив наш. Авт.), управления и научной организации труда и данных других областей знания. (Курсив наш. Авт.).1

1 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. т.З. М., 1997. С. 176.

102

Следуя логике приведенного определения криминалистической методики можно предположить, что и диагностика экономических систем, возмущенных событием преступления, входящая в структуру частной методики выявления и расследования экономических преступлений также должна аккумулировать в себе положения других разделов криминалистики. Однако ввиду специфичности применяемых здесь теоретических средств - судебно-бухгалтерских знаний, понятно, что положения криминалистической техники в данном случае не пригодны.

Это предположение вовсе не означает, что диссертант пытается исключить применение технических средств и приемов из деятельности по выявлению экономических преступлений. На самом деле они достаточно часто находят свое применение в случаях, связанных с определением признаков механического и химического изменения содержания того или иного документа (подчистка, подтирка, травление и проч.), установлением лица, писавшего документ по его почерку, выявлением инсценировок краж и т.д.

Иначе говоря, технико-криминалистические приемы и средства направлены на исследование реальных следов преступления, тогда как целью диагностики является выявление признаков изменений, возникших в системе экономической информации. А такие признаки не имеют свойства реальных следов и рассредоточены на различных уровнях экономической информации.

Что же касается криминалистической тактики, то ее положения, по мнению диссертанта, должны входить в структуру диагностики экономических систем, возмущенных событием преступления.

Однако в криминалистике есть одна проблема, связанная с разработкой тактических рекомендаций по осуществлению действий в стадии возбуждения уголовного дела, напрямую связанной с выявлением преступлений.

103

Деятельность по выявлению экономических преступлений относится к подготовительному, перед расследованием, этапом. Он заключается в пополнении первичных материалов дополнительными данными, необходимыми для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в отведенные законом сроки. Этот этап является не частью расследования, а лишь подготовкой к его началу.1

Особенностью данного этапа является его распространение на два вида деятельности правоохранительных органов: уголовно-процессуальную и оперативно-розыскную. Возможности первой используются при выявлении преступлений в тех случаях, когда открытыми, процессуальными средствами достигнуть целей обнаружения преступления невозможно или крайне затруднительно.2

Процессуальная же деятельность при выявлении преступлений заключается в осуществлении мероприятий, предусмотренных уголовно- процессуальным законом в стадии возбуждения уголовного дела. Эти вопросы достаточно полно раскрыты в работах ученых- процессуалистов.

В криминалистической литературе данная проблема разрабатывалась с позиции другого ее раздела - методики расследования и предотвращения отдельных видов преступления.4

1 Белкин Р.С. Глава из книги. Криминалистика социалистических стран. М, 1986. С 132.

2 Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необ ходимость и законность - 2-е изд. пераб. и доп-е Н.Новгород, 1997. - С.23.

3 См. например: Николюк В.В., Кальницкий В.В., Шаламов В.Г. Истребование предметов и документов в стадии возбуждения уголовного дела: учеб пособие. Омск, 1990.; Масленникова Л. Проверочные действия в стадии возбуждения уголовного дела// Соц. законность. 1989.- N 6.- С.49.; Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела - М., 1997; и др.

4 См. например: Танасевич В.Г. О предмете советской кри миналистики// В сб. Вопросы борьбы с преступностью. Вып. N 24. М., Юрид. лит. 1976.- С. 111; Казарина А.Х. Некоторые аспекты выявления хищений социалистического имущества// Профилактика и расследование

104

Первым, кто попытался раскрыть тактические особенности предварительной проверки с позиции криминалистической науки был В.В. Степанов.1 По его мнению “… частные вопросы (особенности возбуждения конкретной категории уголовных дел) в той или иной мере разрабатывались, а общие вопросы предварительной проверки по существу не исследовались. Очевидно, что эффективная разработка частных вопросов невозможна без глубокого исследования общих проблем (выделено диссертантом) предварительной проверки. Указанное противоречие объясняется тем, что в содержание науки криминалистики тактика предварительной проверки не включена”.2

Существуют различные подходы, определяющие место тактики предварительной проверки в криминалистике. Одни исследователи считают, что данная проблема должна рассматриваться в методике расследования и предотвращения отдельных видов преступлений.3 Другие предлагают рассматривать эти вопросы с позиции криминалистической тактики.4

Представляется, что вторая позиция более верна, так как предварительная проверка предполагает определенную организационную деятельность субъекта деятельности по выявлению и расследованию преступлений, а наиболее общие вопросы этого процесса рассматриваются именно в криминалистической тактике.

посягательств на социалистическую собственность. Горький, Труды ГВШ МВД СССР вып. 5. 1976. С. 103. и др.

1 См.: Степанов В.В. Предварительная проверка материалов. Сататов, -1972.

2 Указ. работа. С. 140.

3 См.: Криминалистика / под. ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина М., Высш. шк. 1984. С. 329.; Рассеикин Д.П. Расследование преступлений против жизни. Саратов.,1965. С.78.

4 Степанов В.В. Указ. работа. С. 140.

105

Кроме того, в УПК РСФСР закреплены приемы (средства) сбора данных, указывающих на признаки преступления по поступившим заявлениям и сообщениям. Ими являются:

  • получение объяснений,
  • истребование материалов (ст. 109 УПК),
  • в случаях, не терпящих отлагательства,
  • осмотр места происшествия (ч.2 ст. 178 УПК).
  • Однако в рассматриваемой деятельности сейчас широко применяются и иные средства сбора информации:

  • требование о производстве ревизий и инвентаризаций (Ст. 22 Закона “О прокуратуре РФ” от 17.01.92 г.; п. 25 ст. 11 закона “О милиции”)

  • исследование (направление на исследование), -изъятие предметов и документов.

Безусловно, все перечисленные мероприятия и процессуальные действия должны рассматриваться в рамках криминалистической тактики, однако в свете настоящего исследования наибольший интерес представляют именно исследовательские действия, а именно документальная ревизия и инвентаризация, т.е. та сфера, в которой обнаруживается необходимость в судебно-бухгалтерских знаниях.

Как представляется тактические аспекты назначения и производства официальных контрольных мероприятий (под ними в дальнейшем мы будим понимать документальные ревизии и инвентаризации) должны разрабатываться исходя из изучаемых судебной бухгалтерией закономерностей использования защитных свойств контроля.

Напомним, что достаточно хорошо построенный контроль позволяет всякий раз выявлять факты нарушения закона. В этой связи субъекту деятельности по выявлению и расследованию преступлений необходимо учитывать данное положение и использовать его при назначении документальных ревизий и инвентаризаций. Иначе говоря, для назначения той же ревизии или инвентаризации оперативный работник должен знать,

106

какие возможности имеют эти формы контроля, и какие результаты можно ожидать от исследования в той или иной тактической ситуации, и именно поэтому ему просто необходимы познания в области судебной бухгалтерии.

На данном утверждении диссертант хотел бы остановиться более подробно.

Применение судебно-бухгалтерских знаний самим следователем или оперативным работником для назначения документальных ревизий и инвентаризаций носит несколько иной характер, чем их применение для выявления признаков преступления. В данном случае решаются несколько иные задачи, не диагностические, а тактические.

Как известно, в науке под криминалистической тактикой понимают некий “метод действий в расследовании для достижения цели, рассчитанный на оптимальный эффект при относительно минимальной затрате времени и сил”.1 В этом отношении основной задачей тактики видится обеспечение эффективности проводимого следственного и иного действия.

Таким образом, при назначении документальной ревизии или инвентаризации субъект деятельности по выявлению и расследованию преступлений должен предпринять все от него зависящие меры, чтобы предстоящее исследование было проведено как можно эффективнее, объективнее и полнее.

Как представляется, тактические рекомендации, связанные с производством ревизий и инвентаризаций должны разрабатываться исходя из двух реальных ситуаций.

Первая из них характеризуется состоянием взаимодействия субъекта деятельности по выявлению и расследованию преступлений с лицами, проводящими исследование. В таких случаях от него зависит установление

1 Криминалистика. М., 1971. С. 250.

107

тесного делового контакта, а также создание благоприятных условий для исследования с тем, чтобы оно достигло своей конечной цели.

Вторая ситуация, напротив, представляет собой противодействие, оказываемое со стороны ревизоров и инвентаризаторов, находящихся в сговоре с лицами, совершившими преступления и пытающиеся скрыть выявленные факты или создать условия для того, чтобы они не были обнаружены.

В подобной обстановке острого соперничества от оперативного работника или следователя требуется, прежде всего, нейтрализовать подобные действия, используя при этом иные рычаги воздействия на возникшую ситуацию.

Являясь одним из компонентов преступной деятельности, противодействие объективно существует в уголовно-процессуальной сфере. Оно заключается в пассивном и активном сопротивлении усилиям следователя или оперативного работника установить истину по делу.1 Такое воздействие направлено на достижение цели сокрытия преступления путем недопущения вовлечения его следов в сферу уголовного судопроизводства и их последующего использования в качестве судебных доказательств.2

При возникновении подобного рода ситуаций, в первую очередь, сталкиваются интересы двух противоборствующих сторон - преступников и правоохранительных органов. Является очевидным, что интересы правоохранительных органов заключаются в своевременном обнаружении преступления и изобличении преступника, а последние, в свою очередь, напротив, заинтересованы в том, чтобы совершенное ими деяние не было установлено. В соответствии с указанными
целями обе стороны ис-

См.: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики: учеб. пособие. - Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1993. - С. 132.

2 См.: Журавлев СЮ. Противодействие деятельности по раскрытию и расследованию преступлений и тактика его преодоления. Диссер. к.ю.н. - Н.Новгород, 1992. С. 27.

108

пользуют разнообразные методы и средства: правоохранительные органы - предусмотренные законом, а преступники - противозаконные.

Документальные ревизии и инвентаризации выступают одним из средств обнаружения признаков преступной деятельности и, как уже было выше сказано, имеют объектом своего исследования материалы бухгалтерского учета и отчетности. В связи, с этим преступники вынуждены прибегать к различным способам оказания воздействия на деятельность ревизоров и инвентаризаторов. Конечной же целью, при этом, является оказать воздействие на деятельность по выявлению преступлений.

Нет сомнения в том, что настоящее исследование было бы не полным, если в нем не отразить вопросы, связанные с характеристикой форм противодействия, оказываемого субъектами преступной деятельности в отношении деятельности по выявлению экономических преступлений, в части, естественно, касающейся производства документальных ревизий.1

Между тем, в криминалистической литературе в основном рассматривались общие вопросы преодоления противодействия расследованию,2 тогда как частные вопросы, связанные с организацией и проведением ревизионных проверок исследованы мало.3 В связи с этим,

1 Документальная ревизия является, пожалуй, единственной формой применения специальных знаний, на которую могут оказываться различного рода воздействия со стороны преступников. Во всяком случае, в ходе исследования диссертант не встречал описания подобных фактов связанных с производством иных исследований. Хотя можно предположить, что некоторые формы противодействия все же могут быть использованы и в отношении них.

2 См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т. 3, М., 1979. С. 227; Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики: учеб. пособие. Волгоград, 1993; Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики: учебник / Под. ред. проф. В.Д. Грабовского, доц. А.Ф. Лубина. Н.Новгород, 1995. С. 355.

3 Можно выделить лишь несколько работ, где рассматриваются вопросы преодоления противодействия деятельности, связанной
с

109

необходимо подробно охарактеризовать формы такого воздействия и определить некоторые направления тактических мероприятий, направленных на их нейтрализацию.

В основном преступники используют лишь два пути, по которым можно реализовать сокрытие преступления: первый - непосредственное воздействие на следы преступления, второй (опосредованный путь) -воздействие на лиц, наделенных соответствующих должностными полномочиями и процессуальным статусом. Указанные направления деятельности преступников по сокрытию преступлений детерминируют соответствующие тактические ситуации, в том числе и ситуации, возникающие в процессе предварительной проверки материалов.1 Эти направления воздействия используются и для создания условий, затрудняющих или делающих невозможным производство ревизии.

Проблема подкупа ревизоров некоторые криминалисты рассматривают как устоявшийся факт.2 Но вместе с тем очень мало рекомендаций разработано криминалистической наукой, направленных на пресечение подобных проявлений.3

Пожалуй, единственным способом можно проверить информацию о коррумпированности ревизора - “идти по следу” таких ревизоров, т.е. назначение повторной ревизии. Например, в ходе предварительной проверки информации о факте хищения денежных средств механиком РПК путем составления фиктивных трудовых соглашений на выполнение различных работ было принято решение о назначении документальной

назначением и производством ревизии. См. например: Журавлев СЮ. Противодействие деятельности по раскрытию и расследованию преступлений и тактика его преодоления. Диссер. к.ю.н. - Н.Новгород, 1992. С. 82; Организованная преступность/ Под. ред. Долговой А.И., Дьякова СВ. М., 1989. С 75 и др.

1 См.: Журавлев СЮ. Указ. сочинение. СЗЗ.

2.См.: Журавлев СЮ. Указ. сочинение. С 142.

3 См.: Организованная преступность/ Под. ред. Долговой А.И., Дьякова СВ. М., 1989. С. 75. Журавлев СЮ. Указ. сочинение. С. 142.

по

ревизии. В ходе ее проведения была получена информация о том, что ревизор распивает спиртные напитки. Оперативный работник с целью проверки этих фактов попросил ревизора проверить платежные ведомости, в которых были вписаны лица, фактически на комбинате не работавшие. При встрече ревизор заявил, что все записи сделаны правильно. Это обстоятельство подтвердило изначальную информацию и по окончании исследования у ревизора были обнаружены три фляги со спиртом.1

В целях предупреждения фактов подкупа ревизоров необходимо перед назначением документальной проверки осуществить ряд подготовительных мероприятий, направленных, прежде всего, на изучение личности предлагаемого специалиста.

Во-первых, можно ознакомиться с материалами ревизий, проведенных этим ревизором ранее. Посредством такого изучения могут быть обнаружены признаки односторонности проводимых им исследований. Сам факт небольшого количества обнаруженных этим лицом в прошлом нарушений на различных объектах, которые могли бы позволить привлечь лиц к уголовной ответственности, позволяет сделать вывод о его слабой компетенции или его подкупности (предположительно).

Во-вторых, как было ранее отмечено, не следует использовать возможности ревизоров, относящихся к тому или иному ведомству, в случаях необходимости проведения ревизии на подчиненном этому ведомству объекте. Иначе могут преобладать внутренние интересы и желание скрыть обнаруженные факты.

В-третьих, следует отследить, не являются ли лица, чья деятельность проверяется, родственниками или знакомыми ревизора. Кроме этого необходимо проверить, имеет ли ревизор иную заинтересованность относительного благоприятного исхода проверки.

Фонд кафедры судебной бухгалтерии и СЭП. Реферат N 15.

Ill

В-четвертых, следует отслеживать все неделовые контакты ревизора с лицами, чья деятельность проверяется.

Достаточно часто преступники прибегают к иным методам противодействия, не связанным с оказанием воздействия на ревизора.

Так, инсценировки пожаров и краж является действенным средством сокрытия различного рода недостач товарно-материальных ценностей и денежных средств, а также посредством их применения преступниками могут быть уничтожены материалы бухгалтерского учета и отчетности. Как правило, к такой форме противодействия прибегают в тех случаях, когда есть информация о готовящейся проверке деятельности тех или иных лиц. Поэтому, прежде всего, необходимо обеспечить строгую секретность запланированных мероприятий. Кроме этого, можно установить охрану объекта или воспользоваться возможностями оперативно-розыскной деятельности.

Определенное распространение получило уничтожение документов. Отсутствие значительного числа документов делает невозможным проведение документальной ревизии и судебно-бухгалтерской экспертизы. А это, в свою очередь, исключает возможность установления истины по уголовному делу и выводы о степени виновности или невиновности подозреваемого или обвиняемого. То же самое относится и к уничтожению товарно-материальных ценностей, когда преступники, как правило, стремятся привести похищенное имущество в непригодное для оценки состояние.

Как правило, преступники прибегают к уничтожению первичных документов, по которым можно проследить движение товарно- материальных ценностей и денежных средств. Первичный документ, по которому в организацию или на предприятие поступали денежные средства или товары, может существовать без регистрации лишь непродолжительное время и оправдывать имеющиеся, но фактически неучтенные товары или деньги. После похищения товаров или денег факт

112

существования такого документа является компрометирующим преступника обстоятельством и его уничтожают.1 Могут уничтожаться накопительные, сводные бухгалтерские документы, а также акты плановых инвентаризаций. Так, заведующий курсами подготовки медсестер М. по предварительному сговору с бухгалтером областной больницы

Ц., а также начальником контрольно-ревизионного отдела обл- здравотдела Д. на протяжении трех лет совершали хищения денежных средств, направляемых на курсовые мероприятия в сумме 117 тыс. рублей. С этой целью М. ежемесячно составлял ведомости на выдачу стипендии обучающимся на курсах, за которых сам учинял подписи и представлял в бухгалтерию, т.е. бухгалтеру Ц., а последний, в свою очередь, в централизованной бухгалтерии проводил все операции.

Выдача денег производилась следующим образом: Ц. выписывал расходный кассовый ордер на сумму указанную М. и по данному ордеру М. получал деньги в кассе централизованной бухгалтерии. Получая деньги, М. составлял ведомости на данную сумму и Ц. на их основании списывал деньги на курсовые мероприятия. Для того чтобы более надежно скрыть преступление М. готовил приказ по облздравотделу, в котором указывал, что предусмотренные денежные расходы по подготовке медсестер списываются на курсовые мероприятия. Но, направляя в районные больницы выписки из этого приказа, указывал иное - расходы командируемый на курсы несет за счет средств районной больницы. Таким образом, на местах медработникам давались средства, предусмотренные на эти цели.

В дальнейшем преступление скрывалось и с участием начальника КРО Д., который не включал в план инвентаризаций курсы повышения квалификации, а сам ежегодно инвентаризировал, акты ревизии держал отдельно и когда узнал о том, что

1 См.: Журавлев СЮ. Указ. сочинение. С. 82.

113

М. пригласили в органы, уничтожил. В результате уголовное дело, возбужденное в отношении указанных лиц осталось не оконченным.1

Во всяком случае, при назначении ревизионной проверки от оперативного работника зависит производство мероприятий, направленных на обеспечение сохранности документов, которые предположительно могут быть уничтожены. Если ревизия проводится до возбуждения уголовного дела, то некоторые документы целесообразно сфотографировать, изменить места их хранения, изъять обрывки черновых записей и т.п. Оставляя документы на хранение в служебных помещениях, необходимо исключить возможность их изъятия или уничтожения заинтересованными лицами. Очень важно также принять срочные меры к обнаружению и изъятию неофициальной учетной документации (документы внутримагазинного учета, черновые записи).

Достаточно распространен такой вид противодействия как маскировочные действия и процедуры, существенным образом затрудняющие или делающие невозможным проведение ревизии, предварительные проверки и расследования. В основном такой прием используют преступники для сокрытия недостачи товарно-материальных ценностей или денежных средств. В отдельных случаях, напротив, маскировка может выражаться в сокрытии имущества или его передаче в иное владение в целях создания условий для фиктивного банкротства или в порядке уклонения от надлежащего исполнения требований, предусмотренных судебным решением при рассмотрении гражданских и арбитражных споров.

1 См.: Фонд кафедры судебной бухгалтерии и СЭП. Реф. N 62.

2 См.: Голубятников СП., Кудрявцева Н.В. Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы - М., 1976, С. 301.

114

Для маскировки недостачи по кассе на период предстоящей ревизионной проверки, как правило, временно вкладывают в кассу недостающую сумму. В зависимости от обстоятельств это могут быть как собственные деньги кассира, так и занятые в долг. В связи с этим необходимо интересоваться о фактах дачи взаймы крупных сумм денег. Необходимо также учитывать то обстоятельство, что зачастую происходит переброска сумм из одной кассы в другую. Сходным способом происходит и переброска товарно-материальных ценностей для перекрытия недостачи на складе предприятия или в торговой организации. В подобных случаях от оперативного работника требуется пресекать подобные факты, применяя при этом различные приемы: как оперативно- розыскные, так и организационно-тактические. К примеру, можно использовать такой метод, как одновременное производство ревизии или инвентаризации на объектах, принадлежащих одной организации. Иногда целесообразно прослеживать отношения лица, чья деятельность проверяется с иными лицами, которые имеют возможность помочь перекрыть недостачу. Необходимо также уже на стадии подготовки к ревизионной проверке установить охрану того или иного объекта в целях предупреждения несанкционированного ввоза или вывоза имущества.

С учетом вышеизложенного можно сделать вывод относительно того, что оперативный работник должен учитывать все обстоятельства противодействия с тем, чтобы не допустить провалов и неудач при производстве официальных контрольных мероприятий.

Именно поэтому возникает необходимость в раннем распознаванием режима, в котором будет проводиться проверка, а затем определять линию дальнейшего поведения.

Но вернемся, все-таки, к основным тактико-организационным вопросам назначения и производства документальных ревизий.

Можно выделить следующие основные компоненты тактики назначения и производства официальных контрольных мероприятий:

115

  • установление основания для производства документальной ревизии;

  • выбор момента производства ревизии;
  • выбор ревизоров и исследовательского учреждения;
  • формулирование задания ревизору;
  • оценка результатов документальной ревизии.
  • Основанием для назначения документальной ревизии является информированность субъекта доказывания об обстоятельствах совершенного преступления.

Анализ практической деятельности аппаратов БЭП позволяет выделить две основные ситуации, требующие назначения документальной ревизии.

Первая ситуация характеризуется наличием информации о совершенном преступлении, добытой самим оперативным работником в результате осуществления оперативно-розыскной деятельности. Таким образом, могут быть обнаружены документальные, учетные и фактические несоответствия, которые могут быть установлены и ревизией. В этом случае она может являться формой легализации и процессуальной проверки задокументированных оперативных данных с целью превращения их в доказательства1.

Во втором случае информация о преступлении имеет официальный характер и поступает в основном в форме заявлений и сообщений о ставших известными фактах злоупотреблений. В таких случаях до принятия решения о возбуждении уголовного дела всегда требуется производство ревизии, целью которой будет установление

дополнительной информации о выявленных фактах.

Перед назначением документальной ревизии от субъекта доказывания
требуется провести тщательный анализ имеющейся

1 См.: Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. 2 - е изд. перераб. и доп. Н.Новгород, 1997. С.145.

116

информации, на основании чего должны быть сформулированы основные версии о способе совершения преступления, в том числе и о документальных данных, в которых могут быть обнаружены следы такой противоправной деятельности. С учетом этого, в дальнейшем, субъект доказывания определяет направления поиска с использованием возможностей ревизии.

Рассмотренные основания, требующие назначения ревизии, относятся и к тактике назначения консультаций со специалистом бухгалтером, которые являются подготовительным исследованием перед назначением ревизии и предназначены, прежде всего, для подготовки к последней.1

Особое практическое значение при выявлении преступлений имеет выбор момента назначения документальной ревизии. От этого зависит полнота и всесторонность собранных данных. Дело в том, что уже стал закономерностью факт сокрытия преступниками следов своих действий. Ими уничтожаются или подделываются документы, разрушается система учета, фальсифицируется отчетность. Для того чтобы предупредить такие формы противодействия оперативный работник должен правильно определять момент производства исследования.

Выбор времени производства ревизии в основном зависит от тактической ситуации, возникшей в связи с производством проверочных мероприятий. Как правило, это предопределяется наличием необходимости в обеспечении внезапности проводимой проверки. Фактор внезапности в данном случае предполагает обеспечение сохранности документов, а также предупреждение их уничтожения, и составления новых документов, оправдывающих ту или иную хозяйственную операцию. Помимо этого, таким тактическим способом достигается психологический эффект, при котором преступники,
находясь в

1 См.: Сергеев Л.А. Ревизия при расследовании преступлений. М., 1969, С. 80; Остроумов С.С., Фортинский СП. Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы. М., 1964, С. 184.

117

состоянии растерянности и неопределенности, психически не могут оказать противодействия ревизорам.

Внимательно проанализировав имеющуюся информацию и установив необходимость в производстве документальной ревизии, оперативный работник определяет круг задач, которые требуется решить в ходе исследования. Кроме этого определяется учреждение, ревизоры которого будут проводить исследование.

Ревизия может быть назначена через руководство ревизуемого объекта (или подчиненного ему подразделения) в
порядке

внутриведомственного и внутрихозяйственного контроля, через

вышестоящие организации и учреждения (министерства, ведомства, управления, департаменты и т.д.), через финансовые органы, КРУ Министерства финансов. Кроме того, такие проверки сейчас могут быть назначены и через ревизионные подразделения, находящиеся в структуре правоохранительных органов1.

Оперативному работнику, необходимо интересоваться составом ревизоров, назначаемых для производства ревизии, с точки зрения их компетенции и взаимоотношения с лицами, деятельность которых ревизуется. В случае необходимости можно обратиться к руководителю контрольного органа с просьбой о замене того или иного специалиста.

При назначении документальной ревизии от оперативного работника требуется определить сферу поиска, а для этого он должен знать, где могут быть обнаружены следы преступления. Определив, таким образом, фронт работы субъект деятельности по выявлению и расследованию преступлений формулирует задание ревизору.

В задании субъект доказывания должен указать, требуется ли проведение полной или частичной ревизии, а также за какой период деятельности предприятия или должностного лица.

‘Подобные подразделения имеются сейчас в структуре УВД Ульяновской, Саратовской и Ивановской областей, а также в Федеральной службе налоговой полиции РФ.

118

Кроме этого, иногда рекомендуется предлагать ревизорам использовать тот или иной прием исследования финансовой и хозяйственной деятельности организации (предприятия). Подобные рекомендации допустимы в следующих случаях:

  • тогда, когда оперативному работнику или следователю известны способы совершенных преступником действий, и в каких документах они могли отразиться;
  • если он знаком с приемами и методами исследования данных бухгалтерского учета;1
  • в том случае, когда он хорошо осведомлен в эффективности конкретных методов2.
  • Потребовав назначение ревизии, и убедившись в том, что перед соответствующим специалистом поставлены правильные задания, оперативный работник не должен пассивно ожидать, когда закончится исследование. В противном случае оно может значительно затянуться, а качество его окажется низким. Чтобы этого не случилось, необходимо все время следить за ходом исследования и в известной мере направлять работу специалиста. При оценке результатов проведенного исследования оперативный работник анализирует обнаруженные факты и сопоставляет их с имеющейся информацией. На основании этого происходит формирование новых версий, и после происходит дальнейшее планирование деятельности по выявлению преступления с целью проверки разработанных гипотез. В числе дальнейших мероприятий могут быть запланированы повторные или дополнительные ревизии.

Следует отметить, что при назначении ревизионных проверок и иных форм применения специальных экономических знаний необходимо

1 См.: Атанесян ГЛ., Голубятников СП. Судебная бухгалтерия: учебник. М., 1989. С. 232.

2См.: Воробьева И.Б. Взаимодействие следователя с контролирующими органами в борьбе с преступностью. Саратов, 1987. С.

23.

119

учитывать особенности тактической ситуации, сложившейся
при производстве предварительной проверки информации о преступлении. Выделяют три такие ситуации.1

  1. Первая характеризуется тем, что в документах сохранились следы преступления и по этому ревизия способна выявить факт преступления. Если говорить о хищениях, то это предполагает, что возможно установить и способ создания материального резерва, и способ изъятия ценностей. И то, и другое может быть выявлено бухгалтерским анализом. Таким образом, здесь налицо достаточность ревизии. Типичными ситуациями такого рода являются хищения денежных средств, совершаемые бухгалтерами (хищение из фонда заработной платы путем внесения в ведомости вымышленных лиц, неоприходование полученных в кассу с расчетного счета в банке наличных денег, хищение депонентских сумм и др.).
  2. В ситуациях второго типа следы преступления сохраняются лишь в отдельных документах, и ревизия позволяет установить размер ущерба, причиненного некоторыми эпизодами преступной деятельности, установить факт изъятия материальных ценностей или источник хищения. Что же касается другой необходимой группы обстоятельств, относящихся к событию преступления, то она должна быть закреплена оперативным путем. Здесь, таким образом, усматривается недостаточность ревизии.
  3. Ситуации третьего типа следов преступления в учетных документах может и не быть, или они не сохранились, либо их совокупность не позволяет с помощью ревизии определить размер ущерба. Подобные ситуации в практике аппаратов БЭП
    встречаются

Указанные ситуации, называемые предревизионными, были выделены на основе изучения опыта деятельности подразделений по борьбе с экономическими преступлениями МВД РФ А.А.Меджевским. См. например Голубятников СП., Кравченко Ю.М., Меджевский А.А. Основы судебной бухгалтерии. Н.Новгород, 1994. С. 46.

120

довольно часто. При этом ни действия по созданию, ни действия по изъятию излишков документально установить не удается и, таким образом, закреплять такие действия необходимо оперативно-розыскным путем. И только после этого имеет смысл назначить ревизию, чтобы сопоставить результаты проверки хозяйственных операций, нашедших отражение в данных официального учета, с данными оперативного характера, реально показывающими эти операции по количественным и качественным параметрам.

В данном случае видна относительная безрезультатность ревизии, однако и здесь с ее помощью могут быть установлены важные обстоятельства, значимые для последующей деятельности оперативного работника (недостатки и упущения в организации учета, в первичном документообороте и т.д.), но главный вопрос о способе совершения преступления, размере ущерба и т.д. возможно будет решить посредством использования иных методов исследования.

Всякий раз при решении вопроса о назначении документальной ревизии оперативный работник должен оценить характер ситуации и в соответствии с этим определять свои дальнейшие шаги. Иначе могут быть допущены неисправимые ошибки при собирании доказательств, о которых будет идти речь в §5 настоящей главы.

§ 2. Проблема совершенствования деятельности по назначению и производству официальных контрольных мероприятий

Определение основных направлений совершенствования практики применения правоохранительными органами специальных экономических знаний при выявлении преступлений, как представляется, должно быть основано на глубоком анализе современного состояния
этой

121

деятельности, что позволило бы установить, те недостатки и ошибки, которые влекут известные негативные последствия, связанные с “утратой” потенциальной доказательственной информации. С другой стороны, необходимо также учитывать и положительные примеры, когда четкое планирование и организация специализированных исследований в сочетании с грамотно разработанными и выполненными тактическими приемами и комбинациями приводили к успешному решению задач, стоящих при решении вопроса о возбуждении уголовного дела.

То, что специальные экономические знания имеют широкое применение при производстве предварительной проверки материалов, подтверждается исследованием 85-и уголовных дел, проведенного диссертантом в районных судах г. Нижнего Новгорода. В результате было установлено, что по 77 (90%) уголовным делам до их возбуждения по инициативе органов внутренних дел проводились ревизионные проверки. В шести случаях (7%) ревизия назначалась в ходе предварительного следствия. И лишь в двух уголовных делах имелись акты ведомственной ревизии, предоставленные вместе с сообщениями руководителями предприятий.

Практически сходные результаты дало исследование рефератов практических работников службы БЭП, которыми располагает кафедра судебной бухгалтерии и СЭП Нижегородского юридического института МВД России. Из 112 изученных рефератов в 98-и (87%) указывалось, до возбуждения уголовного дела оперативниками назначались документальные ревизии, в 14-и случаях (13%) ревизия была назначена в процессе предварительного расследования и лишь 6-х рефератах (5,3%) указывалось, что ведомственная плановая ревизия послужила поводом для возбуждения уголовного дела.

Кроме того, диссертантом было проведено анкетирование 100 сотрудников аппарата БЭП. На вопрос: “Назначаете ли Вы при выявлении преступления документальные ревизии”. 80% опрошенных ответили на

122

этот вопрос положительно, остальные 20% - отрицательно. Несколько по иному обстоят дела по консультационной форме применения специальных экономических знаний. На вопрос: “Используете ли Вы в своей практике консультации специалиста бухгалтера на стадии назначения ревизии при выявлении преступления” 64% респондентов ответили утвердительно, а, соответственно 36% не используют такую форму. И совершенно по-другому опрошенные ответили на вопрос анкеты: “Используете ли Вы при выявлении преступлений специалистов в области оперативно-экономического анализа”. “Да” ответило 40% опрошенных, а “нет” - 60%. Таким образом, видно, что основной формой применения специальных экономических знаний, которая наиболее популярна среди сотрудников аппаратов БЭП, является документальная ревизия, на втором месте стоит консультационная форма, и, наконец, наименее используемым является оперативно- экономический анализ.

Пожалуй, в указанных результатах ничего удивительного нет, так как действительно, ревизионные проверки являются основным средством распознавания признаков, свидетельствующих о возможном преступлении, тогда как остальные, рассматриваемые здесь формы применения специальных экономических знаний, играют вспомогательную функцию, заключающуюся в определении направления дальнейшего поиска.

Между тем, достаточно часто обнаруживаются и недостатки в назначении и производстве, в частности, ревизионных проверок, которые возникают по различным причинам. Так на вопрос анкеты: “были ли у Вас случаи “провалов” (неудач) при производстве ревизии” 80% респонденстов ответили утвердительно, а у 20% таких проблем не возникало. При этом опрошенные, давших утвердительный ответ среди причин таких “провалов” указали: 66% - недостаточная подготовка перед назначением ревизии, 28% - некомпетентность ревизора и лишь 6% сослались на денежные трудности.

123

Недостаточность подготовки к проведению ревизии заключается в том, что оперативные работники не получив достаточное количество данных зачастую назначают ее практически “вслепую”. В таких случаях задание сводится к требованию провести глубокую ревизию, при этом нет указания на род ревизуемой деятельности, на операции, подлежащие исследованию. В результате специалисты проводят исследование формально, или оно просто подменяется составлением документов, содержащих отдельные нарушения в организации бухгалтерского учета и отчетности. Таким образом, недостатки многих актов ревизии объясняются в значительной мере именно тем, что оперативные работники недостаточно конкретизируют вопросы.

Достаточно часто встречаются факты, когда оперативные работники самостоятельно проводят ревизию, используя при этом оперативные данные и лишь в последствии, составленный ими акт подписывает ревизор. Как представляется, рассмотренный прием не может использоваться в практике выявления экономических преступлений, так как он не соответствует требованиям допустимости и, в частности, противоречит принципу законности. В подобных случаях можно считать, что оперативные работники производят предварительную проверку незаконным способом и, фактически, фальсифицируют акт ревизии.

Иногда имеют место и другие причины, когда оперативный работник недостаточно осведомлен о характере преступной деятельности, способе совершения того или иного преступления, плохо разбирается в организации финансово-хозяйственной деятельности конкретного предприятия.1 В таких случаях он, оперативный работник, просто неспособен, верно, оценить имеющуюся информацию и построить рабочие гипотезы, что, вполне естественно отражается и на планирование

1См.: Выявление хищений экономико-криминалистическими средствами./ Под ред. СП. Голубятникова, Г.В. Дашкова, В.Г. Танасевича, Горький, 1983, С.50.

124

дальнейших проверочных мероприятий и, соответственно, влияет на содержание требования, на производство ревизии. Этому есть пример.

Оперативным работником была получена информация о том, что гражданка Ю., работавшая заместителем главного врача по хозяйственной части в Центральной районной больнице. Сообщалось, что эта гражданка на протяжении длительного времени у себя на квартире занимается изготовлением крепких алкогольных напитков домашней выработки или попросту “гнала самогон” в целях дальнейшей реализации. Как известно, для изготовления данного продукта требуется сырье - сахар. Оперативный работник заинтересовался этой информацией. В ходе осуществления рейда по “проверке паспортного режима” на квартире Ю. было обнаружено около 12 литров самогона, а также 7 блоков комкового сахара рафинада, по двадцать пачек в каждой упаковке. Возникла версия о том, что указанный продукт был похищен из больницы. И сразу, без подготовки была назначена инвентаризация. Однако ни излишков, ни недостачи обнаружено не было. Была назначена повторная ревизия, и она также ничего не дала.

Лишь в дальнейшем, после консультации с работником КРУ, было решено проследить движение продуктов, предназначенных для питания больных, с базы до склада и с последующей выдачей не кухню. В связи с эти была назначена очередная ревизия.

В результате была обнаружена недостача на общую сумму 38 тысяч 660 рублей.

Как в последствии оказалось Ю. похищала продукты питания со склада, которым заведовала, путем искусственного завышения итогов в меню- требованиях, т.е. дописывала определенное количество продуктов.

Совместно с Ю. в преступлении участвовали и другие лица. Так, диетсестра, которая проверяла меню-требования перед передачей их в бухгалтерию, “не замечала” подлога. Кроме этого при поступлении меню- требования к бухгалтеру продовольственной группы О.,
которая

125

обрабатывала данные по складу Ю., делалась разноска и составление отчета совместно с кладовщиком. Таким образом, завышенный итог в меню-требованиях переходил и в отчетные показатели, по этому остаток на складе продуктов всегда соответствовал остатку в отчете.

Как видно из этого примера недостаточное исследование исходной информации и недостаточная подготовка перед ревизией приводит к тому, что установить хищение не удается.

Иногда задания ревизорам значительно расширяются, когда, например, требуется установить круг должностных лиц, служебная деятельность которых подлежит проверке.2 Как представляется, такие вопросы должен разрешать сам оперативный работник

Кроме этого имеются и иные недостатки организационного характера, к которым можно отнести:3 отсутствие фактора внезапности, что создает условие для сокрытия преступниками следов преступления; нарушение сроков проведения ревизии.

Низкая квалификация работников ревизионного аппарата также оказывает негативное воздействие на проводимые ревизии. Их недостаточная компетентность, а иногда и слабое знание системы учета на проверяемом объекте в сочетании с шаблонностью и формализмом проверки зачастую приводит к тому, что признаки преступной деятельности просто не замечаются.4

1 Фонд кафедры судебной бухгалтерии и СЭП НЮИ МВД России. Реферат N51.

” См.: Сергеев Л.А. Ревизия при расследовании преступлений. М., 1969. С. 82.

См.: Куранова Э.Д. Орлов Я.В. Некоторые вопросы деятельности контрольно-ревизионных органов по выявлению признаков хищения//В сб. Вопросы борьбы с преступностью. -Вып. 31.М., 1979. С. 121.

См.: Куранова Э.Д., Орлов Я.В. Вопросы эффективности хозяйственного контроля в борьбе с хищениями социалистического имущества//В сб.: Выявление скрытых хищений средствами экономического анализа, а также путем совершенствования деятельности

126

Имеются и недостатки и методического характера, когда ревизорами недостаточно используются методы проверки сохранности материальных ценностей. Иногда без проверки остаются операции, которые должны быть обревизованы и поверхностно проверяются документы.

Все это учитывают преступники и часто просто не заботятся о маскировке своих действий. В связи с этим можно привести один пример из практики деятельности аппаратов БЭП.

Так, при изобличении главного бухгалтера Арзамасского треста столовых К., было установлено, что она одновременно получает заработную плату в кассе треста и перечисляет такую же сумму на свой лицевой счет в отделение Сберегательного банка России. В ходе изучения ведомостей начисления и выдачи зарплаты было установлено, что все суммы начислений К. получает полностью в кассе треста. В списке лиц, чья зарплата перечисляется по заявлению в Сбербанк, фамилия К. отсутствовала. При проверке поступлений на лицевой счет К. в отделение Сбербанка было установлено, что на протяжении нескольких месяцев поручениями Госбанка РФ перечисляются суммы, состоящие из заработной платы за определенный месяц, либо из премий за какой то период. При проверке в отделении Госбанка документов, послуживших основанием для перечисления средств со счета треста, были, обнаружены платежные поручения, в соответствии с которыми деньги переводились на лицевой счет К., как зарплата или премия. При встречной проверке указанных документов с платежными поручениями в бухгалтерии треста было установлено, что их номера и даты совпадают, однако на вторых экземплярах, находившихся в тресте, отсутствовали штампы банка и подписи сотрудников банка. Содержание же поручений в бухгалтерии треста не соответствовало содержанию документов,
находившихся в

контрольно-ревизионных аппаратов (Сборник научных трудов) М, 1977, С. 152.

127

банке. Например, были сделаны следующие записи: “перечисление в централизованный фонд”, “прибыль за второй квартал” и т.п.

Но самое интересное заключается в том, что в процессе дальнейших проверочных мероприятий К. подтвердила обнаруженные факты и откровенно созналась во всем. Так она заявила, что занималась хищениями на протяжении двух лет и при этом не опасалась обнаружения подлога ведомственной ревизии, так как по опыту работы знала, что никогда ревизоры не производят взаимную проверку операций, которые она указывала в подложных документах, а вероятность того, что они обратят внимание на недостатки оформления очень низка. 1

Рассмотренный пример наглядно демонстрирует негативные стороны ревизионных проверок, выполненных по определенному шаблону и не на должном профессиональном уровне, и хотя здесь говорилось о ведомственных ревизиях, указанные ошибки встречаются и при производстве ревизий, назначаемых по инициативе правоохранительных органов.

Очень распространены и ошибки, связанные с тем, что субъектом доказывания не учитываются тактические ситуации, возникающие перед ревизией о которых шла речь в предыдущем параграфе. Имеется в виду, прежде всего вторая ситуация, когда следы преступления сохраняются лишь в отдельных документах и ревизия позволяет установить лишь определенный элемент изучаемого события - например, размер ущерба, причиненного отдельными эпизодами преступной деятельности, либо факт противоправного изъятия материальных ценностей или источник хищения. Другие стороны события преступления ревизионными методами установить не удается, что требует применять оперативно-розыскные или иные проверочные мероприятия. Это подтверждается и результатами изучения реферативных материалов сотрудников БЭП. Было

1 Фонд кафедры судебной бухгалтерии и СЭП НЮЙ МВД России. Реферат N 2

128

установлено, что такие ошибки достаточно распространены в их практической деятельности - это подтверждается 48 рефератами, что составляет 42,8%. Приведем пример такой ошибки.

При проверке бухгалтерских документов на приемку скота от колхозов в бухгалтерии предзабойной базы Рижского мясоконсервного комбината было замечено, что по некоторым товарно-транспортным накладным на перевозку скота из колхоза “Барвеле” Бауского района Латвийской ССР значатся перевезенным за один рейс 8-15 голов тяжеловесного молодняка крупного рогатого скота. При осмотре таких накладных были обнаружены

логические противоречия между их реквизитами. Во всех случаях, как указано в данных документах, перевозка скота осуществлялась на автомобилях марки ГАЗ - 52, грузоподъемность и площадь кузова которых позволяет перевозить не более 6-7 голов скота такой массы.

Все это дало основание назначить комплексную документальную ревизию, в ходе которой производилась сверка сомнительных товарно- транспортных накладных с путевыми листами автомобилей, перевозивших скот. По ряду накладных было установлено, что некоторые указанные в них рейсы вообще не выполнялись. Согласно путевым листам данные машины в это время осуществляли перевозку грузов в другие районы, что подтвердил опрос водителей. В черновых записях, изъятых у закупщиков скота от колхозников, было обнаружено, что против номеров голов скота, соответствующих именно таким накладным, стоит пометка “деньги отвезены РММК”, хотя официально никаких расчетов наличными между колхозом и комбинатом не производилось.

Акты закупки у населения скота, которые находились в бухгалтерии колхоза, сравнили с карточками статистического учета скота, которые хранились в исполкоме поселкового совета. В результате было установлено, что у лиц, чей скот значился сданным на РММК по проверяемым сомнительным накладным, указанного в актах закупок

129

скота вообще не было. Путем опроса этих лиц было установлено, что с их согласия закупщики составляли подложные акты на их имя. Деньги за скот переводились на счет колхоза, а колхоз на основании подложных актов закупки переводил деньги (в среднем 1000 руб. за голову) в сберкассу на счета подставных сдатчиков. Последние изымали из сберкассы эти суммы и передавали их закупщикам скота, а последние отвозили их сообщникам на РММК, о чем и делали вышеупомянутые отметки в своих черновых записях.

Ревизией, назначенной в связи с проверкой указанного факта, было установлено, что всего РММК указанным способом было похищено свыше 150 тысяч рублей. Однако в ходе дальнейшего расследования появились значительные трудности, связанные с тем, что в процессе выявления этого преступления не был задокументирован способ создания резерва мясопродуктов на мясокомбинате, в связи с чем доказанного ущерба составила всего лишь 30 тысяч рублей.1

Таким образом, из данного примера видно, что неправильная оценка предревизионной ситуации может привести к утере иных доказательств, обнаружить которые можно иными поисковыми методами кроме ревизии.

Можно выделить еще одну тактическую ошибку, связанную с подготовкой к ревизионной проверке. Она заключается в том, что оперативный работник перед назначением проверки сообщает ревизору уже установленные факты, связанные с событием преступления и в результате последний лишь подтверждает их в акте ревизии. Не смотря на то, что подобный недостаток встречается достаточно редко (по реферативным материалам установлено всего в 11 случаях (9,8%)) его все же нельзя не упомянуть и, в связи с этим привести следующий пример.

На производственном объединении “Александрияуголь” бухгалтер занималась хищением денежных средств из фонда заработной платы. При

1 Фонд кафедры судебной бухгалтерии и СЭП НЮИ МВД России. Реферат N97.

130

этом она использовала свободные табельные номера уволенных рабочих, под которыми в ведомости включала своих родственников и знакомых. Работник ОБЭП проверяя документы по начислению и выплате заработной платы, установил неправомерность начисления денег отдельным лицам. При дальнейшей проверке оказалось, что под одним из табельных номеров водитель, уволившийся несколько лет назад. Начисленная сумма составляла 150 рублей. Оперуполномоченный принял решение назначить документальную ревизию. Он сообщил обнаруженные факты ревизору, а тот, пользуясь тем, что его никто не контролирует, проверил лишь их.

В результате было доказано хищение денежных средств только на сумму 1600 рублей.

Однако у оперативного работника остались сомнения в том, что не все эпизоды хищения были выявлены, и он в последствии назначил повторную ревизию с привлечением к ее производству более квалифицированного ревизора. В результате бухгалтер была изобличена в совершении хищения на сумму 55.000 рублей.1

Следовательно, необходимо более осторожно относиться к сообщению ревизорам тех обстоятельств, которые были уже выявлены иными средствами, и если все же возникает необходимость это сделать в целях определения направлений будущей ревизии, наверное, грамотнее будет провести консультацию со специалистом- бухгалтером, не заинтересованном в результатах ревизионного исследования.

Как представляется, важное значение для получения положительного результата имеет и выбор учреждения, которое будет проводить исследование. Так, документальные ревизии, проводимые внутриведомственными контрольно-ревизионными подразделениями неспособны решать задачи, поставленными
правоохранительными

1 Фонд кафедры судебной бухгалтерии и СЭП НЮИ МВД России. Реферат N 58

131

органами. Это объясняется тем, что в большинстве случаев ревизоры просто не хотят “выносить сор из избы”,* и поэтому скрывают обнаруженные факты от компетентных органов. Кроме этого, влияет и некомпетентность таких ревизоров относительно закономерностей отражения события преступления в экономической системе предприятия. Все это обусловливает отказ от их использования в деятельности по выявлению преступлений.

Сравнительно благополучно обстоят дела с ревизиями, проводимыми контрольно-ревизионными подразделениями Министерства финансов России. Основной предпосылкой их создания явилась необходимость реагирования государственных органов на негативные факторы, возникающие в тех или иных предприятиях, учреждениях, организациях. Услугами таких подразделений, как правило, пользуются правоохранительные органы, областные и городские администрации, министерства ведомства и иные субъекты государственного управления.

Успешность проводимых контрольно-ревизионными подразделениями ревизионных проверок в значительной степени повлияли на предпочтительность таких исследований в практике правоохранительных органов. Это можно объяснить тем, что ревизорам достаточно часто приходится обнаруживать признаки преступлений и поэтому они имеют некоторое представление о них, и о местах их локализации.

Вместе с тем, и здесь имеются свои недостатки, связанные с недостаточно тесным взаимодействием между органами расследования и ревизорами КРУ. Очень часто оперативники, назначая
ревизии,

!См.: Выявление хищений экономико-криминалистическими средствами/ Под ред. СП. Голубятникова, Г.В. Дашкова, В.Г. Танасевича, Горький: ГВШ МВД СССР - 1983, С.ЗО; Танасевич В.Г. Некоторые проблемы активизации деятельности по выявлению латентных хищений Социалистического имущества//В сб.: Выявление скрытых хищений средствами экономического анализа, а также путем совершенствования деятельности контрольно-ревизионных аппаратов (Сборник научных трудов) М.: 1977, С. 18.

132

предоставляют ревизорам полную свободу действий, не заботясь о будущих результатах, и поэтому часто могут быть упущены значительные признаки, свидетельствующие о возможном преступлении.

Указанный недостаток может быть ликвидирован, если ревизия или иное исследование будет назначаться в экспертно-криминалистическом подразделении органов внутренних дел или в подобных подразделениях иных правоохранительных органов (например, в отделе налоговых проверок Федеральной службы налоговой полиции РФ). Имеется и положительный опыт такой деятельности.

Так в ряде регионов России при органах внутренних дел специально для привлечения специалистов к оценке полученной исходной информации созданы собственные ревизионные аппараты. Совместно с оперативным работником сотрудники таких аппаратов оценивают перспективность исходной информации, определяют перечень мероприятий, которые должны предшествовать официальным ревизионным проверкам, а на последней стадии раскрытия преступлений выполняют задания того же оперативного работника по их проведению. Эффективность такой практики можно представить на примере.

Так в Саратовской области Межрайонным экспертно-криминалистическом отделом в 1996 году было проведено 117 ревизий финансово- хозяйственной деятельности предприятий. По этим материалам возбуждено 31 уголовное дело, возмещен материальный ущерб на сумму более 5,2 млрд. руб. По переданным материалам в налоговые органы дочислено к оплате в бюджет денежных средств на сумму более 2,4 млрд. руб., наложен арест на имущество на сумму 1 млрд. руб., признаны виновными 52 человека, из которых 30 осуждено с применением конфискации имущества на сумму 2,1 млрд. руб.

133

Для сравнения - 17 сотрудниками КРУ МФ проведено 100 ревизий, по их материалам возбуждено лишь 8 уголовных дел, удалось возместить материальный ущерб всего на сумму 691 млн. руб.

Из указанного примера видно, что эффективность ревизий проводимых подобными подразделениями очень велика. Это объясняется, прежде всего, внутриведомственной координации такой деятельности. Создание консультативных и ревизионных подразделений внутри правоохранительных органов призвано снять проблемы своевременности проведения ревизии, взаимодействия с оперативными работниками. При их помощи более эффективно и качественно оцениваются перспективы первичной информации, обеспечивается необходимая полнота ее проверки, правильно планируются и корректируются оперативно- розыскные и следственные мероприятия.

Этот вывод подтверждается и результатом инервьюирования сотрудников группы по экономическим исследованиям при ЭКУ УВД Ивановской области, проведенного диссертантом.

Указанное подразделение было создано в 1993 году с целью повышения эффективности исследований, проводимых специалистами- бухгалтерами.

В основном их деятельность состоит в двух направлениях.

  1. Производство экономических исследований в стадии воз буждения уголовного дела.

  2. Производство судебно-бухгалтерских экспертиз. Экономические исследования, проводимые на стадии возбуждения

уголовного дела, представляют собой документальные проверки, проводимые по требованию оперативного работника или следователя.

1 См.: Экспресс-информация. Об опыте работы МЭКО при УВД Саратовской области и специальных подразделений при УВД Ульяновской области по проведению проверок и ревизий - М.: МВД России ГУЭП N7/35, 1998г.

134

По результатам проверки составляется справка об исследовании, в которой содержатся выводы специалиста. Она не подшивается к материалам уголовного дела и служит лишь одним из средств доказывания достаточности данных для возбуждения уголовного дела. В дальнейшем этот документ используется при назначении ревизии и судебно-бухгалтерской экспертизы.

Сами сотрудники этих подразделений считают, что их основная деятельность заключается в оказании помощи следователям и оперативным работникам при обнаружении признаков преступления. Зачастую задания, составляемые ими, не содержат указаний на уже обнаруженную информацию, и приходится часто вызывать “заказчиков” для получения дополнительных сведений, благо, что этому способствует внутриведомственная заинтересованность в разрешении дела. На предварительном собеседовании-консультации обсуждаются методы, необходимые при проведении документальной ревизии.

Положительный отзыв о такой практике применения специальных бухгалтерских познаний был получен и в ходе беседы с оперативными работниками службы БЭП УВД Омской области, где созданы ревизионно- консультационные группы. Как они отмечают, ревизии, проводимые такими подразделениями очень эффективны. Во-первых, таким средством решается проблема утечки информации, о будущей ревизии. Во-вторых, фактически исключаются злоупотребления со стороны ревизоров. В третьих, обеспечивается тесное взаимодействие между оперативным ра ботником и специалистом, основанное на межличностных отношениях внутри одного коллектива. Указанные обстоятельства, как считают оперативники, способствуют повышению эффективности

документальных ревизий и одновременно служат средством оптимизации и рационализации деятельности по выявлению экономических преступлений.

135

Вместе с тем, имеются и примеры, указывающие на недостатки в организации взаимодействия подобных структур с оперативными подразделениями правоохранительных органов. Так кафедрой судебной бухгалтерии и СЭП Нижегородского юридического института было проведено исследование судебно-следственной практики по уголовным делам о налоговых преступлениях, в котором принимал участие и диссертант.

В процессе исследования было установлено, что относительно большие трудности, по сравнению с преступлениями, совершаемыми физическими лицами вызывает выявление и расследование фактов уклонения от налогов со стороны юридических лиц. Это подтверждается результатами работы по раскрытию преступлений на уровне взаимодействия оперативных работников, сотрудников отдела налоговых проверок и следственных подразделений.

На основе имеющихся оперативных материалов в 1997 году отделом налоговых проверок проведено 56 документальных проверок, в том числе 37 по юридическим лицам и 19 по физическим. По результатам проверок деятельности юридических лиц подтверждены оперативные данные только в 20 из 37 случаев. В отношении физических лиц, напротив, подтвердились почти все материалы -18 из 19.

В следственный отдел направлено для возбуждения уголовного дела 20 актов документальных проверок деятельности хозяйственных организаций. Из них в 14 случаях в возбуждении уголовного дела было отказано. По делам об уклонении от уплаты налогов физическими лицами отказано в возбуждении уголовного дела только в пяти случаях. Соответственно на основе 13 материалов из поступивших 18 возбуждены уголовные дела. Процент возбуждения уголовных дел по материалам проверок, проведенных отделом, составляет - в части дел по юридическим лицам - 16,2% (37 проверок, 6 возбужденных дел), в отношении деятельности физических лиц 67,9% (19 проверок, 13 возбужденных дел).

136

Одной из причин такого положения вещей (помимо, трудностей, связанных со сложностью выявления признаков преступлений, совершаемых юридическими лицами) является неудовлетворительная организация взаимодействия между подразделениями налоговых проверок, оперативным и следствием. При назначении исследования оперативники часто не конкретизируют задания, ограничиваясь лишь распоряжением о производстве исследования, и по этому последние производятся “вслепую”. Таким образом, здесь допускаются ошибки, описанные выше.

Можно утверждать, что изучение и распространение рассматриваемого опыта должно представлять несомненный интерес. Вместе с тем, как представляется, для повышения эффективности деятельности созданных подразделений необходимо добиться расширения их функций с включением возможностей экономико-правового и оперативно- экономического анализа. В этом случае подобные подразделения могут способствовать не только квалифицированной оценке уже полученной оперативными аппаратами первичной информации, но и снабжать их прогностической информацией, основанной на всестороннем диагностическом исследовании.

§ 3. Концепция тактической операции, связанной с производством специализированных экономических исследований

Как можно было заметить по предыдущим параграфам для того, чтобы эффективно провести официальное контрольное мероприятие оперативному работнику требуется осуществить некоторые

дополнительные мероприятия, направленные как на предотвращение противодействия, так и для организации более плотного взаимодействия с

137

лицами, проводящими исследование. Зачастую такие мероприятия могут переплетаться, тем самым, усложняя процесс установления признаков преступления.

Указанная проблема может быть решена посредством разработки тактических рекомендаций, по применению различных операций (комбинаций) в анализируемой деятельности.

Криминалистической наукой1 и следственной практикой выработаны многочисленные тактические операции, направленные на оптимизацию условий и порядка деятельности по доказыванию с целью рационального получения, переработки и оценки информации. Вместе с тем, в юридической литературе очень мало работ, в которых бы шла речь об операциях применяемых при выявлении преступлений и связанных со специализированными исследованиями экономической информации.

В криминалистике под тактической операцией понимается “комплекс следственных, оперативно-розыскных, организационно- подготовительных и иных действий, проводимых по единому плану и направленных на решение отдельных промежуточных задач, подчиненных общим целям расследования уголовного дела”.2 Как представляется, этими же свойствами должны обладать и операции, проводимые в рамках диагностического исследования события преступления в сфере экономики в части применения специальных знаний.

Целями тактической операции в данном случае могут являться:

  • обеспечение эффективности исследования события преступления.

1 См. например: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики: учеб. пособие. Волгоград, 1993; Драпкин Л.Я. Особенности информационного поиска в процессе расследования и тактика следствия// Проблемы повышения эффективности предварительного следствия. - Л., 1976. - С.54-55; Лаврухин СВ. Тактическая комбинация: понятие и сферы применения// Теория и практика криминалистической и судебной экспертизы. Вып. 7. Саратов, 1989. С.40-44. и др.

2 См.: Драпкин Л.Я. Указ. сочинение. С.54.

138

создание условий, обеспечивающих результативность предварительной проверки материалов об экономических преступлениях;

  • обеспечение тайны, в том числе и тайны источника используемой информации;1

  • обеспечение сохранности до нужного момента еще неис пользованных источников доказательственной информации;

  • иные тактические воздействия на следственную ситуацию с целью ее изменения или использования;

преодоление информационного барьера, связанного со сложностью восприятия экономического значения следов преступления, отраженных в системе экономической информации.

Следует отметить особенности тактических операций, обязательным компонентом которых являются исследовательские действия, направленные на изучение системы экономической информации.

Во-первых, следует сказать о субъекте их применения - здесь помимо традиционных лиц - оперативного работника и следователя принимает участие специалист-экономист. По этому поводу в криминалистической литературе возникла дискуссия. Так, например А.Д. Трубачев не считает представителей контролирующих органов самостоятельными субъектами тактической операции, так как они действуют лишь по заданию следователя, прокурора или органа дознания.2 Ряд других авторов, например, таких как А.Е. Михальчук3,

1 См.: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики: учеб. пособие. - Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1993. - С. 124.

2См.: Трубачев А.Д. Влияние научно-технического прогресса на развитие методики расследования хищений, совершаемых с использованием служебного положения// Проблемы развития криминалистики в условиях научно-технического прогресса. Свердловск, 1982. СИЗ.

3 См.: Михальчук А.Е. Роль следователя в реализации тактических операций и комбинаций/ЛГеория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Вып. 7. Изд-во Саратовского ун-на, 1989. С.54.

139

Н.П. Яблоков1, считают, что “признак действия по чьему-то заданию не может быть основным критерием дифференциации”.2 Как представляется, вторая точка зрения наиболее верна и с ней следует согласиться.

Второй особенностью таких операций является то, что они осуществляются во взаимодействии между оперативным работником (следователем) и сведущим лицом. В соответствии с этим возникает необходимость разграничения ее участников на руководителей и исполнителей. Безусловно, первым будет являться лицо, на которого возложены должностные обязанности по предварительной проверке, т.е. оперативный работник, исполнителем же - специалист. Именно поэтому возникает необходимость в совместном их участии по планированию, подготовке, производству тактической операции и оценке ее результатов.

Принципиальным является вопрос и классификации тактических операций, применяемых в связи с производством тех или иных исследовательских мероприятий. В целом, пользуясь классификациями, предложенными Р.С. Белкиным3 и Л.Я. Драпкиным4, тактические комбинации, применяемые в указанных целях можно разделить на простые, которые входят в содержание одного проверочного действия; сложные, представляющие собой два или несколько проверочных действий. В свою очередь сложные тактические комбинации можно разделить на однородные и разнородные.

Однородные тактические комбинации представляют собой систему действий, связанных с назначением и производством нескольких специальных экономических исследований, а разнородные, помимо этого,

1 См.: Яблоков Н.П. Криминалистическая методика расследования. М., 1985.С.81.

2 См.: Михальчук А.Е. Указ. работа. С. 54.

3 См.: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики: учеб. пособие. Волгоград, 1993. С. 124.

4 См.: Драпкин Л.Я. Особенности информационного поиска в процессе расследования и тактика следствия// Проблемы повышения эффективности предварительного следствия. Л., 1976. С.54-55.

140

включают в себя и иные проверочные и оперативно-розыскные действия. Кроме этого тактические комбинации можно разделить на параллельные и последовательные.

В первом случае имеется в виду параллельное, одновременное проведение тех или иных мероприятий, прежде всего разнородных.

Во втором идет речь о последовательном, поэтапном проведении как однородных, так и разнородных мероприятий. Схематически такую классификацию можно представить в следующем виде:

ТАКТИЧЕСКИЕ КОМБИНАЦИИ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ПРИ НАЗНАЧЕНИИ И ПРОИЗВОДСТВЕ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Тактические операции

Простые

Сложны е

Однородные

Разнородны е

Параллельные

Последовательн ые

141

Простая тактическая операция может быть представлена в следующей форме: предъявление оперативным работником в ходе проведения документальной ревизии обнаруженных фактов лицу, деятельность которого обревизуется, с целью получения объяснений по данному поводу. В дальнейшем эти объяснения предоставляются ревизору, что позволяет быстро решить возникшие проблемы. Как правило, такие действия оперативного работника предварительно подготавливаются: составляется примерный план, в котором определяются документы необходимые для предъявления, а также формулируются вопросы к лицу, чья деятельность проверяется.

Что касается сложных тактических операций (комбинаций), то они получили широкое применение в практике выявления преступлений.

Как показывает анализ рефератов практических работников службы БЭП, наиболее распространенными являются разнородные тактические комбинации - 84%. При этом основная доля их представляет собой оперативно-тактические комбинации (63%), которые состоят из оперативно-розыскных мероприятий и следующей за ними ревизией. И лишь в 21% рефератов показано сочетание специальных экономических исследований и проверочных мероприятий, предусмотренных уголовно- процессуальным законодательством.

Между тем, проведенное анкетирование сотрудников аппаратов БЭП УВД Нижегородской области, Волго-Вятского УВДт и Управления милиции на ГАЗе, показало, что в своей работе они редко прибегают к применению таких тактических комбинаций (положительно ответило лишь 24% опрошенных). Однако на вопрос “Имеется ли смысл в комбинированном применении различных форм применения специальных экономических знаний при выявлении преступлений” 81% опрошенных ответили положительно, 15% - затруднились ответить и лишь 4 считают, что в этом нет необходимости.

142

В принципе, указанные результаты показывают то, что практическая деятельность требует от криминалистической науки разработки тактических рекомендаций по организации комплексных экономических исследований.

Как показывает анализ реферативного материала, разнородные тактические операции чаще всего имеют следующие схемы действий. 1. Оперативно-тактические комбинации

а) производство оперативно розыскных мероприятий + назначение ревизии;

б) параллельное оперативное сопровождение производства ревизии. 2. Тактические комбинации с проверочными действиями опе ративного работника

а) проверочные действия + ревизия;

б) параллельное сопровождение ревизии.

В связи с применением параллельной тактической комбинации можно привести такой пример.

Изучая отчеты председателя ДСО Никопольского завода ферросплавов С, оперативный работник обратил внимание на то, что в некоторых авиабилетах, приложенных к отчетам, были исправлены фамилии.

Убедившись в подложности этих документов, оперативный работник назначил документальную ревизию за весь период работы С. Параллельно с этим им было направлено во все города, где выдавались авиабилеты письма с просьбой выслать корешки билетов. При сопоставлении корешков с билетами выяснилось, что эти билеты выдавались совсем другим лицам и на другие рейсы. Кроме этого были взяты объяснения у участников турниров, которые показали, что на все соревнования они ездили на железнодорожном транспорте, в плацкартном вагоне.

143

В последствии, таким образом полностью была доказана вина С. в совершении преступления. Было установлено, что С. брал указанные билеты у пассажиров, которые приезжали из тех городов, в которых проводились соревнования. После на билетах он вытравливал ненужные надписи, и сам заполнял их. Разницу от стоимости железнодорожных и авиабилетов присваивал.1

Разнородные тактические операции как раз и должны использоваться в связи с возникновением предревизионных ситуаций второго типа, (о них речь шла в первом и втором параграфе настоящей главы) когда ревизионные методы не позволяют полностью установить фактические данные, необходимые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Для того чтобы исследование события преступления соответствовало требованиям всесторонности и полноты диагностического процесса необходимо, прежде всего, использовать широкий спектр инструментария, характерного для различных форм применения специальных знаний. В связи с этим данный процесс должен носить комплексный характер, что и обусловливает необходимость применения однородных тактических операций.

Такие операции в основном построены на принципе “экономическое исследование + документальная ревизия” и призваны решать, прежде всего, задачи обеспечения полноты исследования. Первый элемент однородной тактической операции всегда представляет собой подготовительное исследование, проводимое специалистами в той или иной области экономики. Как правило, на данном этапе проводится или оперативно-экономический анализ, или консультация.

В связи с этим можно выделить две основные схемы однородных тактических операций.

1 Фонд кафедры судебной бухгалтерии и СЭП НЮИ МВД РФ. Реферат N 5.

144

  1. Экономико-криминалистический анализ + ревизия.
  2. Консультация + ревизия.
  3. Каждая указанная тактическая операция призвана решать самостоятельные задачи и поэтому следует более детально их охарактеризовать.

  4. В первой схеме (экономико-криминалистический анализ + документальная ревизия) экономико-криминалистический анализ является средством определения тех звеньев финансово-хозяйственной деятельности предприятий, учреждений и организаций, на которых необходимо сконцентрировать внимание ревизоров. Уже при исследовании технико-экономических показателей специалистом- экономистом определяются участки производственной, хозяйственной и финансовой деятельности хозяйствующего субъекта, в которых имеются признаки возможного преступления. Однако для более качественного распознавания их и превращения в доказательства требуется, прежде всего, детально исследовать указанные виды экономической деятельности, а именно их выражение в форме определенных операций. Это, естественно, решается средствами документальной ревизии. Таким образом, такая тактическая операция предполагает последовательное “дедуктивное” обследование системы экономической информации в двух срезах: во-первых, в экономических показателях и, во-вторых, в данных бухгалтерского учета.

Приходится лишь с сожалением констатировать то обстоятельство, что подобные тактические операции редки в практике аппаратов БЭП (всего 2 реферата указывают на их применение - 1,7%). Однако эта проблема решима и все зависит от дальнейшего исследования в этом направлении, проводимого криминалистической наукой. Для иллюстрации можно привести один пример.

В ноябре 1985 г. оперативник службы БХСС, находясь на итоговой балансовой комиссии завода ЖБИ, усомнился в отчетах о списании части

145

продукции и повреждении оборудования вызванных стихийным бедствием (наводнением). Им было принято решение о производстве экономического анализа, для чего обратился к специалисту. В результате было установлено, что доля брака за апрель - май низка по сравнению с другими месяцами года, что породило предположение о сомнительности отчетных показателей. Кроме того, при исследовании фондоотдачи производственного оборудования. Кроме того, по отчетным данным было установлено, что часть оборудования, на котором непосредственно выпускается продукция, в течение года по несколько раз становилась на капитальный ремонт, в том числе и совершенно новое. Оперативный работник в ходе опроса рабочих установил, что такого ремонта не было, и это подтверждалось документами о расходе деталей на ремонт и о начислении заработной платы по сервисному обслуживанию указанного оборудования. На консультации с опытными специалистами было установлено, что в промышленных предприятиях капитальный ремонт включается в выполнение плана готовой продукции, которое постоянно составляло 100,7 - 101%.

В связи выдвинутыми предположениями было решено назначить документальную ревизию с определением направления исследования -операции, связанные с ремонтом оборудования и списания продукции на брак.

Было установлено, что по документам оборудование ремонтировалось по 7 - 8 раз в год, не смотря на то, что объем выпускаемой продукции по сравнению с прошлыми годами оставался на том же уровне.

В результате были выявлены приписки на сумму 176 тыс. руб. и получение незаконной премии на сумму 20 тыс. руб.1

!См.: Фонд кафедры судебной бухгалтерии и СЭП НЮИ МВД России. Реферат N 44.

146

Тактические операции, сочетающие в себе комбинацию консультация - ревизия имеют более широкое распространение, чем рассмотренные выше: об этом говорится в 53 рефератах (47,3%).

В рассматриваемом виде тактической операции на первом ее этапе происходит исследование специалистом-бухгалтером сведений, предоставляемых оперативным работником в целях определения направления будущей ревизии. Как правило, консультирование представляет собой осуществляемый совместно со специалистом анализ конкретной предревизионной ситуации,1 сложившейся в ходе проверки. Подобное консультирование возможно тогда, когда специалист хорошо знаком с обстоятельствами дела. В результате подобного предварительного исследования определяются хозяйственные операции, которые требуется проверить ревизионным путем.

Довольно часто применяются оперативными работниками и некоторые тактические приемы, которые в основном связаны с обеспечением полноты будущей ревизии (ознакомление ревизора с материалами проведенной проверки не в полном объеме, в целях предотвращения формализма при производстве ревизии); правильным пониманием самим оперативником смысла вскрытых признаков (беседа с ревизором о содержании акта); обеспечением сохранности документов, денежных средств, и товарно-материальных ценностей на предприятии (фактор внезапности).

Рассмотренная практика применения правоохранительными органами судебно-бухгалтерских знаний в процессе обнаружения преступлений и предварительной проверки материалов должна стать основой для разработки тактических рекомендаций, направленных на повышение эффективности этой деятельности.

1 См.: Сергеев Л.А. Ревизия при расследовании преступлений. М., 1969. С. 80; Атанесян Г.А., Голубятников СП. Судебная бухгалтерия: учебник. - М, 1989. - С. 233.

147

Заключение

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что имеющиеся теоретические разработки в области применения судебно- бухгалтерских знаний в криминалистической диагностике преступлений не отражают всех проблем, которые существуют в данной области. Именно по этому возникает необходимость в проведении дальнейших научных исследований по данной проблеме.

Следует принять за основу, что судебно-бухгалтерские знания являются теоретическим средством распознавания и декодирования информации об экономическом преступлении. Они представляют собой результат криминалистической адаптации методов специальных экономических наук (бухгалтерского учета, экономического анализа и контроля) для целей правоохранительной практики.

На основе этой концепции могут быть усовершенствованы принципы построения диагностического процесса, представляющего собой вид познавательной деятельности, в котором активное участие принимают субъекты деятельности по выявлению и расследованию преступлений, а также сведущие лица (ревизоры и специалисты-экономисты)

Данная концепция находит свое выражение в следующих выводах и предложениях:

  1. Судебно-бухгалтерские знания представляют собой инструмент практической деятельности субъекта деятельности по выявлению преступлений и сведущего лица, и именно по этому они являются универсальными. Основной теоретической базой для их разработки служит наука судебной бухгалтерии.

В рамках данной области знания должны создаваться рекомендации по применению методов бухгалтерского учета, контроля и экономического анализа в практике выявления и расследования преступлений.

148

  1. Сферой применения судебно-бухгалтерских знаний является диагностический процесс распознавания признаков преступления. Объектом такой диагностики является взаимодействующая система “событие преступления - экономическая система”, результаты функционирования которой отражаются в системе экономической информации в виде всевозможных изменений (несоответствий).

  2. Деятельность по выявлению признаков преступления сопряжена с решением определенного круга задач, именуемых диагностическими. Последовательное решение таких задач образует логическую систему действий, состоящую из обследования, обнаружения признаков и установления криминальных связей между ними и возможным способом преступления.

Данные задачи решаются субъектами деятельности по выявлению и расследованию преступлений и сведущими лицами с использованием разнообразных методов, разрабатываемых в рамках теории судебной бухгалтерии.

  1. Взаимодействие правоохранительных органов с контрольно- ревизионными подразделениями и со специалистами-экономистами носит организационно тактический характер. Для оптимизации такого взаимодействия необходимо создание системы тактико- криминалистических рекомендаций по назначению и производству специализированных исследований в ходе производства предварительной проверки материалов в стадии возбуждения уголовного дела.
  2. Разработка таких рекомендаций может быть осуществлена на основе анализа ошибок применения специальных судебно-бухгалтерских знаний и положительного опыта рассматриваемой практики.
  3. Организация взаимодействия оперативных работников и следователей с ревизорами и специалистами-экономистами может быть реализована в рамках применения тактических операций (комбинаций) и приемов.

149

  1. В целях совершенствования деятельности правоохранительных органов по выявлению экономических преступлений представляется необходимым:
  • рекомендовать оперативным работникам и следователям правоохранительных органов использовать в своей практике тактические приемы и операции, направленные на повышение эффективности применения специальных судебно-бухгалтерских знаний;

  • создание специальных учебных курсов по “Основам судебной бухгалтерии” для ревизоров контрольно-ревизионных подразделений, специалистов экспертно-криминалистических подразделений в целях повышения их профессионального уровня;

  • организовать в рамках курсов “Судебной бухгалтерии” и “Профессиональной деятельности аппаратов БЭП” совместные деловые игры, направленные на формирование знаний у курсантов по применению специальных судебно-бухгалтерских знаний в форме документальной ревизии в сочетании с производством оперативно-розыскных мероприятий.

150

Список использованной литературы

  1. Нормативные акты, комментарии.

1.1. Закон от 17.01.92 г. (ред. 17.11.95 г.) “О прокуратуре РФ”.

1.2. Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ под ред. д.ю.н., проф. П.Н.Панченко. Том первый. Нижний Новгород: Номос, 1996. 624 с.

1.3. Письмо Ген. прокуратуры РФ, Департамента налоговой полиции РФ, Гос. налог, службы РФ от 12 мая 1995 г. “О порядке передачи материалов о нарушении налогового законодательства в органы налоговой полиции и прокуратуры”.

1.4. Постановление N 5 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25.04.95 г. “О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности”. 1.5. 1.6. Сборник циркуляров Наркомюста РСФСР за 1922-1925 гг. М.: Юриздат, 1926. 1.7. 1.8. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М.: Спарк, 1997. 212 с. 1.9. 1.10. Уголовный кодекс РФ. М.: Спарк, 1997. 243 с. 1.11. 1.12. Федеральный закон РФ от 5.07.95 г. “Об оперативно-розыскной деятельности”. 1.13. 1.14. Экспресс-информация ГУЭП МВД РФ от 05.01.98 г. “Об опыте работы МЭКО при УВД Саратовской области и специального подразделения при УВД Ульяновской области по проведению проверок и ревизий”. 1.15.

151

  1. Книги и монографии

2.1. Аверьянова Т.В. Содержание и характеристика методов судебно- экспертного исследования. Алма-Ата, 1991. 231 с.

2.2. Арсеньев В.Д., Заблоцкий В.Г. Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела. Красноярск: издательство Красноярского университета, 1986. 152 с. 2.3. 2.4. Астапкина СМ., Дубровская Л.П. Расследование хищений государственного имущества, совершаемых должностными лицами. М: УМЦ при ГУК МВД РФ, 1992. 72 с. 2.5. 2.6. Атанесян Г.А., Голубятников СП. Судебная бухгалтерия: учебник. - М.: Юрид. лит., 1989. 352 с. 2.7. 2.8. Бахтин И.А., Голубятников СП. Экономический анализ в промышленности и его использование для предупреждения и выявления хищений. Горький: ГВШ МВД СССР, 1974. 152 с. 2.9. 2.6. Белкин Р.С Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. М.: Изд-во Юрид. лит., 1987. 272 с.

2.7. Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика (общетеоретические проблемы). М.: Юридическая литература, 1973. 264 с. 2.8. 2.9. Белкин Р.С Общая теория советской криминалистики. Саратов: изд. Саратовского университета. 1986. 398 с. 2.10. 2.11. Белкин Р.С Курс советской криминалистики. т.З. М.: Юристъ, 1997.480 с. 2.12. 2.10. Белкин Р.С Очерки криминалистической тактики: учеб. пособие. Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1993. 200 с.

2.11. Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы науки криминалистики. М.: ВШ МВД СССР, 1970. 160 с.

152

2.12. Вальдман В.М. Компетенция эксперта в советском уголовном процессе. Ташкент, 1966. 2.13. 2.14. Ветров А.А. Семиотика и ее основные проблемы. М., 1968. 2.15. 2.14. Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология. Волгоград: изд. ВСШ МВД СССР, 1979. 184 с.

2.15. Воробьева И.Б. Взаимодействие следователя с конт ролирующими органами в борьбе с преступностью. Изд-во Саратовского ун-та, 1987. 112 с.

2.16. Выявление скрытых хищений: Сборник научных трудов. М.: Всесоюз ин-тут по изучению причин и разаработке мер предупреждения преступности, 1981. 228 с.

2.17. Выявление скрытых хищений средствами экономического анализа, а также путем совершенствования деятельности контрольно- ревизионных аппаратов: Сборник научных трудов М: Всесоюз. ин-тут по изучению причин и разаработке мер предупреждения преступности, 1977. 228 с.

2.18. Выявление хищений экономико-криминалистическими средствами/ Под ред. СП. Голубятникова, Г.В. Дашкова, В.Г. Танасевича Горький: ГВШ МВД СССР, 1983. 92 с.

2.19. Гиляревский С.А., Тарасов К.Е. Диалектический материализм и медицинская диагностика. М.: Медицина, 1973. 2.20. 2.21. Голубятников СП., Кудрявцева Н.В. Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы М.: Изд-во Юридическая литература, 1976. 335 с. 2.22. 2.23. Голубятников СП., Кудрявцева Н.В., Танасевич В.Г. Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы. М.: Юрид. лит., 1965. 2.24. 2.22. Гусинский С А., Шавер Б.М. Криминалистика. Методика расследования отдельных видов преступлений. М.: 1939, 134 с.

153

2.23. Деревягин Ю.Т., Гаритовская Э.В., Толеубекова Б.Х. Участие специалиста-бухгалтера в проведении следственных и непроцессуальных действиях по делам о хищениях социалистического имущества. М.: ВНИИ МВД СССР, 1989,68 с.

2.24. Дубровин В.А., Голубятников СП. Использование экономического анализа при расследовании преступлений М.: Юридическая литература, 1981,120 с.

2.25. Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск: Изд-во БГУ, 1979. 128 с.

2.26. Иванов С.Ф. Бухгалтерская экспертиза в судебном процессе. СПб., 1913. 2.27. 2.28. Каминский М.К., Лубин А.Ф. Криминалистическое руководство для стажеров службы БХСС: Учеб. пособие. Горький: ГВШ МВД СССР, 1987.92 с. 2.29. 2.28. Коваленко Е.Г., Лукьянчиков Е.Д. Судебные экспертизы в практике расследования органами внутренних дел хищений социалистической собственности. Киев: КВШ МВД СССР, 1988. 70 с.

2.29. Колдин В.Я. Идентификация при расследовании преступлений. М.: Юрид. лит., 1978. 144 с. 2.30. 2.31. Кондаков Н.И. Введение в логику. М., 1967. 2.32.

2.31. Коробейников Б.В. Борьба с приписками и другими искажениями отчетности. М.: Юрид. лит., 1974.184 с. 2.32. 2.33. Корухов Ю.Г. Трасологическая диагностика (методич. пособие). М., 1983. С. 75. 2.34. 2.35. Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений: научно-практическое пособие. М.: Изд. группа НОРМА-ИНФРА-М, 1998. 288 с. 2.36. 2.34 Криминалистика социалистических стран/ Под ред. В.Я. Колдина М.: Юридическая литература, 1986, 512 с.

154

2.35 Криминалистика/ под.ред. И.Ф.Герасимова, Л.Я.Драпкина. М.: Высш. шк. 1994.528 с.

2.36. Крылов И.Ф. Судебная экспертиза в уголовном процессе. Л.: Изд-воЛГУ, 1963.214 с.

2.37. Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики: учебник / Под. ред. проф. В.Д. Грабовского, доц. А.Ф. Лубина. - Н.Новгород: НВШ МВД России, 1995.400 с.

2.38. Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. Воронеж: изд-во Воронежского ун-та, 1983. 116 с. 2.39. 2.40. Ленин В.И., Соч. т. 38. С. 161. 2.41. 2.42. Ленин В.И. Конспект книги Гегеля “Наука логики”. Полн. собр. соч., т. 29. С. 177; 2.43. 2.44. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. Полн. собр. соч., т. 18. С. 102; 2.45. 2.42. Локар Э. Руководство по криминалистике/ Пер. СВ. Позднышева и Н.В. Терзиева, под. ред. СП. Митречева. М.: Юридическое издательство, 1941.

2.43. Лубин А.Ф. Криминалистическая характеристика преступной деятельности в сфере экономики: понятие, формирование, использование. Н.Новгород: НВШ МВД РФ, 1991. 84 с. 2.44. 2.45. Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. М.: Высшая школа МВД СССР, 1969. 180 с. 2.46.

2.45. Любкин В.Б. Основы судебной бухгалтерии: пособие по основам бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы. Издание 3-е доп. и перераб. Саратов: Изд. Саратовского юридического института, 1956. 320 с. 2.46. 2.47. Любкин В.Б. Основы бухгалтерского учета и судебно- бухгалтерской экспертизы. Саратов: Изд. Саратовского универ-та, 1956. 320 с. 2.48.

155

2.47. Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность - 2-е изд. пераб. и доп-е. Н.Новгород, НЮИ МВД России, 1997. - 219 с.

2.48. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 536.

2.49. Международная банковская система и мошенничество, называемое отмывание денег: Учебная програма для России. Глинко: 1996.

2.50. Николюк В.В., Кальницкий В.В., Шаламов В.Г. Истребование предметов и документов в стадии возбуждения уголовного дела: учеб пособие. Омск: ВШМ МВД СССР, 1990. 76 с. 2.51. 2.52. Организованная преступность/ Под. ред. Долговой А.И., Дьякова СВ. М., 1989. 2.53. 2.54. Осипов И.Н., Копнин П.В. Основные вопросы теории диагноза. Томск: Изд. Томского университета. 1962. 2.55. 2.56. Основы борьбы с организованной преступностью/ Под ред. В.СОвчинского, В.Е.Эминова, Н.П.Яблокова. М.: ИНФРА-М, 1996. 400 с.2.54. Остроумов С.С., Фортинский СП. Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы М.: Изд-во МГУ, 1964. 291 с. 2.57. 2.55. Пошюнас П. Применение бухгалтерских познаний при расследовании и предупреждении преступлений. Вильнюс: НИИ судебной экспертизы МЮ Литовской ССР, 1977. 198 с.

2.56. Проблемы криминалистической тактики (сборник статей)/ Под. ред. В.П. Бахина. Омск: Изд-во Омской ВШМ, 1973. 2.57. 2.58. Пропедевтика внутренних болезней/ Под.ред. В.Х. Василенко А. Л. ГребеневаМ.: Медицина 1982. 2.59. 2.58. Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. - М.: Юридическая литература, 1964. 266 с.

2.59. Радугин А.А. Философия. Курс лекций. М.: Изд-во ЦЕНТР, 1996.336 с.

156

2.60. Ревизионные проверки в деятельности аппаратов БХСС: метод. рекомендации/ ГВШ МВД СССР; составители СП. Голубятников, А.А. Меджевский. Горький: ГВШ МВД СССР, 1989. 22 с. 2.61. 2.62. Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела - М., Филинъ. 1997. - 248 с. 2.63.

2.62. Селиванов Н.А., Эйсман А.А., Грабовский В.Д., Каминский М.К. Теория криминалистической идентификации, дифференциации и дидактические вопросы специальной подготовки сотрудников аппаратов БХСС. Горький: ГВШ МВД СССР, 1980. 100 с. 2.63. 2.64. Сергеев Л.А. Ревизия при расследовании преступлений. - М.: Юрид. лит., 1969. 104 с. 2.65. 2.66. Смирнов В.Д., Танасевич В.Г. Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1964. 150 с. 2.67. 2.68. Степанов В.В. Предварительная проверка материалов. Сататов: Изд-во Саратовского ун-та, 1972. 2.69. 2.70. Судебная бухгалтерия/ Под. ред. С.П.Голубятникова. М.: Юрид. лит. 1998. 2.71. 2.72. Танасевич В.Г. Ревизия и бухгалтерская экспертиза. М., 1985; 2.73. 2.74. Тарасов-Родионов П., Ласкин М. Расследование дел о растратах и подлогах. М.: Сов. законодательство, 1965. 80 с. 2.75. 2.69. Терзиев Н.В. Идентификация и определение родовой (групповой) принадлежности. М., 1961. С.

2.70. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. М.: Юрид. лит., 1966. 584 с. 2.71. 2.72. Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М.: Юрид. лит., 1991.239 с. 2.73. 2.74. Уемов А.И. Вещи, свойства и отношения. М., 1963. С. 39. 2.75. 2.76. Философский словарь/ Под. ред. И.Т. Фролова. -5-е изд. М.: Политиздат, 1986, 590 с. 2.77.

157

2.74. Фортинский СП. Судебно-бухгалтерская экспертиза. М., 1962.

2.75. Черноруцкий М.В. Диагностика внутренних болезней. М., 1967. С. 147.

2.76. Черняк Ю.И. Системный анализ в управлении экономикой. М.: Экономика, 1975. 192 с.

2.77. Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и
научное обоснование М: Юридическая литература. 1967, 152 с.

2.78. Экономическая информация. Методологические проблемы М., 1974, С. 15. 2.79. 2.80. Яблоков Н.П. Криминалистическая методика расследования. М., 1985. С.81. 2.81. 2.82. Якуб М.Л. Советский уголовный процесс, М., 1968. С. 154. 2.83. 3. Статьи

3.1. Бердичевский Ф.Д. Взаимодействие органов следствия и дознания как организационная система// Сов. гос-во и право. 1973. N 12. С. 106-110. 3.2. 3.3. Васильев А.Н. Предмет криминалистики// Соц. законность. 1967. N 1.С. 31. 3.4. 3.5. Голубятников С.П. Системный подход к проблеме выявления хищений средствами экономического анализа // Проблемы уголовно-процессуальной и управленческой деятельности в сфере борьбы с посягательствами на социалистическую собственность/ Тр. ГВШ МВД СССР вып. 9. Горький, 1974. С. 30. 3.6. 3.4. Голубятников СП., Каминский М.К. Криминалистика и экономическая информатика//В сб. Проблемы уголовно-процессуальной и

158

управленческой деятельности в сфере борьбы с посягательствами на социалистическую собственность. Труды ГВШ МВД СССР, вып. 7. Горький, 1976. С.54.

3.5. Голубятников СП.. Методологические основы выявления скрытых хищений по системе экономических показателей// В сб.: Выявление скрытых хищений средствами экономического анализа, а также путем совершенствования деятельности контрольно-ревизионных аппаратов (Сборник научных трудов) М.: 1977, с. 49.

3.6. Голубятников СП. Анализ хозяйственной деятельности при расследовании хищений социалистической собственности// В сб. Ленинский принцип неотвратимости наказания и задачи советской криминалистики. Материалы научной конференции. Свердловск, 1972. 3.7. 3.8. Диагностика при производстве криминалистических экспертиз/ Под. ред. В.А. Снеткова // Сб. научных трудов ВНИИ МВД СССР М., 1984. 3.9. 3.10. Драпкин Л.Я. Особенности информационного поиска в процессе расследования и тактика следствия// Проблемы повышения эффективности предварительного следствия. Л., 1976. С.54-55; 3.11. 3.9. Дулов А.В. Разграничение пределов использования криминалистической техники следователем и экспертом// Вопросы судебной экспертизы. Л., 1960. С. 81;

ЗЛО. Каминский М.К. Взаимодействие, отражение, информация.// В кн.: Проблемы криминалистической идентификации, дифференциации и дидактические вопросы подготовки сотрудников аппаратов БХСС Горький: ГВШ МВД СССР, 1980, с.З.

3.11. Каминский М.К. Криминалистическая характеристика деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений// Правовые и общественно экономические науки и борьба с хищениями социалистического имущества. Труды ГВШ МВД СССР. 1977. 3.12. 3.13. Кирсанов З.И. Криминалистическое распознавание и диагностика// Тезисы республиканской научной конференции. Киев, 1983. 3.14.

159

3.13. Климова З.П. Некоторые процессуальные вопросы при проведении ревизии// В сб. Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 24. -М.: Юридическая литература, 1976. 3.14. 3.15. Корухов Ю.Г. Сущность неидентификационных трасоло- гических экспертиз// Вопросы современной трасологии. Вып. 36. М., 1978. С. 71-87. 3.16. 3.17. Куклянскис С.С., Пошюнас П.К. О совершенствовании деятельности ведомственных ревизионных аппаратов по выявлению признаков хищений социалистического имущества// сб.: Выявление скрытых хищений средствами экономическог анализа, а также путем совершенствования деятельности конт рольно-ревизионных аппаратов (Сборник научных трудов) М. 1977, С. 161; 3.18. 3.16. Куранова Э.Д. Орлов ЯЗ. Некоторые вопросы деятельности контрольно-ревизионных органов по выявлению признаков хищения//В сб. Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 31. М.: Юрид. лит., 1979. СИЗ.

3.17. Куранова Э.Д., Орлов Я.В. Вопросы эффективности хозяйственного контроля в борьбе с хищениями социалистического имущества//В сб.: Выявление скрытых хищений средствами экономического анализа, а также путем совершенствования деятельности контрольно-ревизионных аппаратов (Сборник научных трудов) М.: 1977, С. 152.

3.18. Лаврухин СВ. Тактическая комбинация: понятие и сферы применения//Теория и практика криминалистической и судебной экспертизы. Вып. 7. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1989. С40- 44.

3.19. Масленникова Л. Проверочные действия в стадии возбуждения уголовного дела// Соц. законность. 1989. N 6. С.49. 3.20. 3.21. Михальчук А.Е. Роль следователя в реализации тактических операций и комбинацийУ/Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Вып. 7. Изд-во Саратовского ун-на, 1989. С.54. 3.22.

160

3.21. Образцов В.А. О предмете методики расследования преступлений// Сб. Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 31.

М.: Юрид. лит., 1979. С.100 -112.

3.22. Орлова В.Ф., Шляхов А.Р. Принципы классификации задач криминалистической диагностики// Актуальные проблемы теории судебной экспертизы. М., 1984 3.23. 3.24. Орлов Я.Н. Экономический анализ как средство борьбы с хищениями социалистической собственности// Выявление скрытых хищений средствами экономического анализа, а также путем совершенствования деятельности контрольно-ревизионных аппаратов. М.: ВНИИ по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1977. С. 54- 61. 3.25. 3.24. Осипов В.Н. К вопросу об использовании планово- экономических сведений как доказательств по уголовному делу// Сборник ученых трудов. Вып 19 (вопросы криминалистики). Свердловск, 1972.

3.25. Родионов Н.А., Осипов В.Н. Применение экономического анализа при расследовании преступлений// Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы предварительного расследования и судебного разбирательства. Свердловск, 1973.С.143 - 147. 3.26. 3.27. Снетков В.А. Проблемы криминалистической диагностики// Тр. ВНИИ МВД СССР. Вып. 23. М.,1972 3.28. 3.27. Соколовский З.М. Понятие специальных знаний. // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. в., Киев., 1969.

С. 208

3.28. Танасевич В.Г., Орлов Я.В., Шрага И.Л. Проблемы выявления хищений//Сб.: Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 23. М, 1975. 3.29. 3.30. Танасевич В.Г. О предмете советской криминалистики// В сб. Вопросы борьбы с преступностью. Вып. N 24. М.: Юрид. лит., 1976. С. 3.31. ill;

161

3.30. Танасевич В.Г. Некоторые проблемы активизации деятельности по выявлению латентных хищений социалистического имущества/ТВ сб.: Выявление скрытых хищений средствами экономического анализа, а также путем совершенствования деятельности контрольно-ревизионных аппаратов (Сборник научных трудов) М: ВНИИ по изуч. причин и разработке мер по борьбе с преступностью, 1977. С. 20.

3.31. Уемов А.И. Системный анализ как одно из направлений опосредованного применения диалектики в научном познании // Диалектика и системный анализ. М.: Наука, 1986. 3.32. 3.33. Федоров Ю.Д. Специальные познания и формы их использования при расследовании преступлений//Использование специальных познаний при расследовании преступлений: труды Ташкентской ВШ МВД СССР. Вып. 9. Ташкент, 1976. С. 21. 3.34. 3.35. Фортинский СП. Проблемы судебной бухгалтерии// Сб. Вопросы советской криминалистики. М.: Госюриздат, 1951. 3.36.

3.34. Чазов Е.И., Царегородцев Г.И., Кроткое Е.А. Опыт филосовско- методологического анализа врачебной диагностики // Вопросы философии N9. 1986. С. 67. 3.35. 3.36. Штельцер Э. Мольденхауэр К. Витткопф Э. Необходимость и возможности экономического анализа как средства выявления латентных преступлений против социалистической собственности и народного хозяйства// В сб.: Выявление скрытых хищений средствами экономического анализа, а также путем совершенствования деятельности контрольно-ревизионных аппаратов (Сборник научных трудов) М: ВНИИ по изучению причин и разраб. мер по предупреждению преступности. 1977, С. 86. 3.37.

162

  1. Авторефераты н диссертации

4.1. Журавлев СЮ. Противодействие деятельности по раскрытию и расследованию преступлений и тактика его преодоления// Дис… канд. юрид. наук. Н.Новгород, 1992.

4.2. Ивенин К.Н. Выявление и расследование преступлений, связанных с искажением отчетности, в условиях перехода к рыночным отношениям//Дис..канд. юрид. наук. Н.Новгород, 1993.

4.3. Леханова Е.С. Криминалистический анализ учетного процесса в методике выявления и расследования преступлений// Дис… канд. юрид. наук. Н.Новгород, 1996. 4.4. 4.5. Петухов В.Г. Организация взаимодействия правоохранительных органов и судебно-медицинской службы при расследовании убийств. Автореф. … канд. юрид. наук. С.-П., 1998. 24 с. 4.6. 4.7. Пошюнас П.-З.К. Научные основы судебной ревизии и судебно- экономических экспертиз. Автореф. докт. юрид. наук. Л., 1989. 45 с. 4.8.

4.6. Серов К.Н. Криминалистические и организационно-правовые проблемы борьбы с преступностью в условиях экономической реформы (по материалам Санкт-Петербурга). Автореф. … канд. юрид. наук. С.-П., 1998.22 с. 4.7. 4.8. Фортинский СП. Теоретические основы и сущность судебно- бухгалтерской экспертизы в советском судопроизводстве. Дисс… док. юрид. наук. М., 1967. С.13. 4.9.

163

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение № 1

Схема №1. Предмет судебной бухгалтерии.

Экономическа я система предприятия

СФЕРА ВЗАИМОДЕЙСТВ ИЯ

Преступная деятельность

V V V V у

Система экономической информации

А

164

Приложение №2 Таблица №1. Типы диагностических задач и средства их решения.

Типы диагностических задач Средства решения Задачи по исследованию состояния системы экономической информации;

а) выявление уязвимых звеньев в защитной системе функционирующего хозяйственного объекта;

б) установление относительной распространенности хозяйственных операций, слабо защищенных учетно-контрольной системой как прогностического признака совершенного преступления. - криминалистический анализ учетного процесса

\\	_\\_	\\	 П. Поиск и декодирование  признаков взаимодействия события  преступления и экономической  системы.

1) Установление фактических несоответствий.

2) Установление документальных несоответствий.

3) Установление учетных несоответствий.

4) Установление экономических несоответствий. - методы фактической проверки

  • документальный анализ

  • бухгалтерский анализ

экономико- криминалистический анализ III. Постановка вывода относительно сущности произошедшего события. Анализ выявленных признаков и
установление сущности
произошедшего события

165

Приложение №3. Результаты анкетирования

№ Вопрос % 1 Имеются ли в Вашем подразделении службы, проводящие оперативно-экономический или экономико-правовой анализ?

1.1. Да имеются 60 1.2. Нет 36 1.3. Затрудняюсь ответить 4 2. Кто проводит ревизии, назначаемые по Вашей инициативе?

2.1 Ревизионный аппарат, имеющийся в внутри ОВД - 2.2 КРУ МФ России 48 2.3. Ведомственными ревизорами 36 2.4. И те, и другие. 16 3. Имеются ли в Вашем
подразделении специалисты-бухгалтеры,
проводящие консультации перед
назначением документальных ревизий?

3.1. Да. 28 3.2. Нет. 68 3.3. Иное 4 4. Используете ли Вы в своей практике консультации специалиста-бухгалтера на стадии назначения документальной ревизии?

4.1. Да 64 4.2. Нет. 36 5. Помогают ли Вам эти консультации
для

166

определения направления будущей ревизии?

5.1. Да. 81 5.2. Нет. 19 6. Если Вы в вашей практике не проводили консультации со специалистом-бухгалтером, то возникает ли такая необходимость?

6.1. Да 72 6.2. Нет 4 6.3. Затрудняюсь. 24 7. Назначаете ли Вы при выявлении преступлений документальные ревизии?

7.1. Да. 80 7.2. Нет. 20 8. Были ли у Вас случаи «провалов» (неудач) при производстве ревизии?

8.1 Да- 80 8.2 Нет 20 9 Какова по Вашему мнению причина
этих «провалов»?

9.1. Недостаточная подготовка перед назначением ревизии. 66 9.2 Некомпетентность ревизора 28 9.3. Финансовые затруднения 6. 10. Имели ли место в Вашей практике случаи, когда были использованы различные специалисты
в области экономики при выявлении
одного преступления?

10.1. Да. 24 10.2 Нет 76

167

11 Есть ли смысл в комбинированном использовании различных форм специальных экономических знаний при выявлении преступлении?

11.1 Да. 81 11.2 Нет 4 11.3. Не знаю 15 12. Какое место в Вашей практической деятельности занимают экономические
методы выявления преступлений по
сравнению с оперативно-розыскными?

12.1. Основное. 24 12.2. Второстепенное 28 12.3 Они равноценны по возможностям. 48 13. Каким образом на практике Вы устанавливаете признаки преступления.

13.1. В основном оперативно-розыскными методами. 20 13.2 Экономическими методами 4 13.3 Сначала использую оперативные методы, а за тем экономические. 40 13.4 Сначала применяю экономические методы, а за тем оперативные. 12