lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Епихин, Александр Юрьевич. - Защита законных прав и интересов свидетеля в уголовном процессе [Электронный ресурс]: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.09 - М.: РГБ, 2002 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки)

Posted in:

МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРВДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ (на правах рукописи)

ШМШ АЛЕКСАНДР ЮРЬЕВИЧ

“ЗАВДТА ЗАЮННЫХ ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ СВИДЕТЕЛЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ”

СПЕЦИАЛЬНОСТЬ: 12.00.79 - УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС,

криминалистика и СУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА

ДИССЕРТАЦИЯ

НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ КАНДИДАТА ЮРИДИЧЕСКИХ

НАУК

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ - ДОКТОР ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК,

ПРОФЕССОР ЛУПИНСКАЯ П.А.

Щ)ОШ - 1995 год

  • 2 -

СОДЕРЖАНИЕ :

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА I “ОСНОВАНИЯ ПШВЛЕЧЕНИЯ СВИДЕТЕЛЯ В УГОЛОВНОЕ СУДО ПРОИЗВОДСТВО” 10

§ I “ПОНЯТИЕ СВИДЕТЕЛЯ. ФАКТИЧЕСКОЕ И ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ОСНОВАНИЯ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ЛИЦА К УЧАСТИЮ В ДЕЛЕ В КА ЧЕСТВЕ СВИДЕТЕЛЯ” Ю

? В 2 - “СВИДЕТЕЛЬСКИЙ. ИММУНИТЕТ” 28

ГЛАВА 2 “ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СВИДЕТЕЛЯ. ЕГО ПРАВА,

ОБЯЗАННОСТЬ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ” 49

§ I “ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ БРАВА, ОБЯЗАННОСТЬ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

СВИДЕТЕЛЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ” 49

§ 2 ‘ “СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРАВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ I

ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПОЛОЖЕНИЯ СВИДЕТЕЛЯ” 87

§ 3 “ОБ ОБЯЗАННОСТИ ЛИЦ, ВЕДУЩИХ ПРОИЗВОДСТВО ГЮ ДЕЛУ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ЗАЩИТЫ ПРАВ И ЗАх^ОННЫХ ИНТЕРЕСОВ СВИДЕТЕЛЯ” ;,’. , 121

ГЛАВА 3 “ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПОКАЗ/ЛИЙ СВИДЕТЕЛЯ. . . 137 § I “ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА И “ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ПОЛУ ЧЕНИЯ СВИДЕТЕЛЬСКИХ ПОКАЗАМИ” 137

§ 2 ^”ОЦЕНКА ДОСТОВЕРНОСТИ СВИДЕТЕЛЬСКИХ ПОКАЗАНИЙ”. … 157 § 3 “ПРОВЕРКА И ОЦЕНКА ДОСГОВЕНЮСТИ РАЗЛИЧНЫХ КАТЕ ГОРИЙ СВИДЕТЕЛЕЙ” 170

ПШЛОЖЕ’НИЕ:

АНКЕТА ДЛЯ СУДЕЙ о . 192

АНКЕТА ДЛЯ СТУДЕНТОВ ЮРИДИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА 193

СТАТЬЯ О ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПОЛОЖЕНИИ СВИДЕТЕЛЯ _ . . . . 194 ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ К ЗАКОНОПРОЕКТУ “О ЗАЩИТЕ СВИДЕ ТЕЛЕЙ, ПОТЕРПЕВШИХ И ДЬУШХ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В УГО ЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ 198

  • 3 -

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОШ

АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕШ ИССЛЕДОВАНИЯ

Проводимая в настоящее время судебная реформа предполагает законодательное урегулирование гарантий обеспечения интересов граждан, вовлекаемых в сферу уголовного судопроизводства. Существенным признаком является расширение прав участвующих в деле лиц, более детальная регламентация их процессуального положения.

Совершенствование процессуальной формы предполагает усиление правовых гарантий, направленных на защиту прав и интересов личности. Традиционно в научной литературе исследовались, главным образом, проблемы гарантий прав лиц, объединенных в главе УЖ понятием “участники уголовного процесса” и, меньше всего, иных субъектов процесса, например, свидетеля.

Исключительно важная роль свидетеля при доказывании по любому уголовному делу не нуждается в подробном обосновании. Однако, действующее уголовно-процессуальное законодательство далеко не в полной мере обеспечивает защиту законных интересов гражданина, привлеченного к участию в деле в качестве свидетеля, а это зачастую отражается на его отношении к своим обязанностям и правам, что, в конечном счете, сказывается на возможности установления истины по делу. Это вызвано и тем, что на свидетеля все чаще оказывается психическое и физическое давление, вплоть до лишения жизни. Уголовное законодательство бездействует, так как диспозиция статьи 183 УК РСФСР не

отражает существующих форм и методов оказания противоправного воз-

I действия на свидетелей,

I. Незаконное воздействие на свидетелей оказывается не только со стороны лиц,совершивших преступление или их окружения,но и должностными лицами уголовного процесса.Так,в 1994 г.за насилие и “выбивание показаний”свидетелей были осуждены семь сотрудников российских правоохранительных органов на сроки от 3 до 10 лет//Известия, Л 108 от 15 июля 1995 г.

  • 4 -

В теории уголовного процесса также не уделено должного внима-

т

ния всем проблемам свидетельских показаний.

Некоторые вопросы, касающиеся процессуального положения свидетеля, в той или иной мере отражены в научных работах юристов прошлого века, в том числе в работах: В.ДЕМЧЕНЮ, А.И.ЕЛЙСТРАТОВА, А.В.ЗА-ВДЩЖГО, А.КВАЧЕВСЮГО, А.Ф.КОНИ, А. КРИВО ГОТОВА, Ю. ЛЕБЕНШТЕЙНА, И.Г.ЩЕГЛОЕИТОВА. Уделено внимание и в работах современных процессуалистов, криминалистов, психологов: Л.Б.АЛЕКСЕЕВОЙ, М.И.БАЖАНОВА, Г.Ф.ГОРСКОЛ), А.А.ДАЕПЕТОВА, В.Я.ДОРОЮВА, Г.ЗАГОКЖГО, A.M.KAHffi-ЕВОЙ, Ц.М.КАЗ, Л.Д.КОКОРЕВА, Н.КИ1ШИСА, М.А.ЛАБША, П.А.ЛУ1ШНСК0Й, С.Г.ЛЮШЧЕВА, А.А.ЛЕВИ, В.МШВА, В. С. НИКОЛАЕВА, Н.Е.ПАВЛОВА, П.Ф. ПАШКЕВИЧА, И.Л.РЕТРУХИНА, Г.И.ШЧКАЛЕВОЙ, Н.Н.ПОЛЯНСКОГО, Н.Н.1Ю-МЕНСКОГО, А.Л.РИБЛИНА, Р.Д.РА2УН0ВА, Н.А.СЕЛИВАНОВА, В.И.СМЫСЛОВА, А.Б.СОЛОВЬЕВА, М.С. СТРОГОВЙЧА, А.ТИХОНОВА, МЛ.ХАБИБУЛЛИНА, М.А. ЧЕЛЩОВА, И.М. ЧЕРНЫХ, А.А.ШАТРОВА, С.А.ШЕЙФЕР, В.И.ШИКАНОВА, П.С. ЭЛЬКИБД, М.Л.ЯКУЕА и других.

В научной литературе и теории уголовного процесса исследовались такие проблемы, как процессуальное положение свидетеля, его права и обязанности, свидетельский иммунитет, лжесвидетельство, тактические приемы и методы проведения следственных действий с участием свидетеля, оценка свидетельских показаний.

Тем не менее, обеспечение законных прав и интересов свидетеля, его безопасность, основания привлечения его к участию в деле, правовая регламентация свидетельского иммунитета, расширение процессуальных прав свидетеля и некоторые другие важные вопросы не рассматривались, либо находятся в настоящее время в стадии разработки на

I. См.например, “Советский уголовный процесс” под ред.Н.С.АЛЕКСЕЕВА, Ленинград.изд-во ЛГУ, 1989 г.; “Уголовный процесс”, учебник под ред.П.А.ЛУШНСКОЙ, Москва, “Юрист” 1995 г.

  • 5 -уровне законопроектов. Так, например, не нашо своего закрепления в действующем уголовно-процессуальном законе наделение свидетеля достаточными правами, необходимыми для выполнения им своей основной обязанности - дать правдивые и полные показания по поводу обстоятельств, подлежащих доказыванию. Свидетель часто заинтересован в том, чтобы в результате дачи им правдивых показаний, для него не наступили бы негативные последствия, а это требует установления в Законе достаточных гарантий его прав.

Процесс разработки и принятия в настоящее время нового уголовно- процессуального законодательства на фоне изменения социальных, экономических и политических условий жизни нашего общества, требует новых научных исследований, касающихся процессуального положения свидетеля, что и определяет актуальность настоящей работы.

Обеспечение прав и интересов свидетеля будет способствовать достижению задач уголовного судопроизводства, повышению эффективности расследования, законного и обоснованного разрешения уголовных дел, а, в конечном счете, будет являться одной из гарантий соблюдения прав обвиняемого и потерпевшего.

ЦЕЛЬ НАСТОЯЩЕГО ИССЛЕДОВАНИЯ состоит в том, чтобы с учетом прогрессивных положений Российского законодательства XIX века, положительного опыта зарубежных уголовно-процессуальных институтов, норм международного права, касающихся обеспечения интересов личности; действующей в настоящее время новой Конституции Российской Федерации, УПК РСФСР и других основных актов, провести исследование и анализ целого ряда дискуссионных вопросов, касающихся процессуального положения свидетеля, а также предложить возможные практические пути решения этих проблем.

Исходя из определенного таким образом целевого назначения диссертационное исследование подчинено постановке и анализу следующих

  • 6 -

проблем:

  • основания привлечения лица к участию в деле в качестве свидетеля;
  • правовое регулирование и пути совершенствования свидетельского иммунитета;
  • совершенствование процессуального положения свидетеля в уголовном процессе, определяющееся в следующей логической схеме:
  • а) анализ законных прав и интересов свидетеля,

б) пути и средства обеспечения его безопасности,

в) процессуальные гарантии прав и интересов,

г) ооотношение процессуальных правил и тактических приемов при производстве следственных действий с участием свидетеля; допу стимость тактических приемов.

Значительное внимание уделено вопросам оценки достоверности свидетельских показаний, как вида доказательств, в том числе проверке и оценке достоверности показаний различных категорий свидетелей. В результате, в работе сделана попытка обосновать необходимость новых подходов к процессуальному положению свидетеля; акцентировать внимание к повышению нравственных начал при производстве процессуальных действий с участием свидетеля, необходимости соответствующих изменений уголовно-процессуального и уголовного законодательства. Обоснованы рекомендации по совершенствованию процессуального положения свидетеля в уголовном судопроизводстве.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ОСНОВОЙ диссертационного исследования является диалектика, как общенаучный метод познания. Кроме того, автором были использованы методы исторического, системного, логического анализа, сравнительно-правовой метод, базирующийся на основных положениях Конституции Российской Федерации, законодательных актах международного права, Российского законодательства, законов и нор-

  • 7 -

мативных актах, касающихся вопросов уголовного судопроизводства, а также ведомственные нормативные акты.

При написании диссертации использована литература по различным отраслям научного знания - теории познания, психологии, этике, социологии, юриспруденции, а также материалы судебной и следственной практики.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА ДИССЕРТАЦИИ предоставлена комплексным предметом исследования в контексте новых социально-экономических и политических условий. Новыйьподход к теме выражается в тех положениях, которые автор выносит на защиту. А именно:

Обоснование фактического и процессуального условий привлечения лица к участию в деле в качестве свидетеля с целью обеспечения его прав на ранних этапах расследования;

  • необходимость совершенствования института свидетельского иммунитета, его регламентации и правовых последствий допроса лица, обладающего свидетельским иммунитетом;
  • выявление обеспечения надежных гарантий безопасности свидетеля; исследование и анализ интересов свидетеля в уголовном процессе, а также субъектов, на которых должны распространяться меры безопасности;
  • обоснование необходимости изменения действующего уголовно- процессуального законодательства, не отражающего в полной мере изменившихся условий борьбы с преступностью, гарантией личности в уголовном процессе;
  • определение путей совершенствования, готовящихся к принятию проектов нового уголовного и уголовно-процессуального Кодекса РФ, а также проекта Закона “О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству”;

_ 8 -

  • предложение расширения процессуальных прав свидетеля, в том числе наделение его правом заявления отвода, ходатайств; истребование его согласия на производство отдельных процессуальных действий (освидетельствование, экспертиза) и др.;
  • формулирование аргументов в пользу выделения самостоятельной статьи, посвященной правам, обязанностям и ответственности свидетеля (процессуальному положению).
  • ЭМПИРИЧЕСКАЯ БАЗА ИССЛЕДОВАНИЯ

В процессе работы над диссертацией, автором изучено и обобщено 50 уголовных дел районных судов Кировской области, 100 уголовных дел Воркутйнского городского народного суда за 1980-1994 г.г., проанализирована практика Судебной коллегии Верховного Суда Республики Коми за 1990-1994 г.г., использованы статистические данные Министерства Юстиции Российской Федерации за 1990-1994 г.г. Использованы результаты обобщения анкетирования 50 судей Республики Коми, специализирующихся на рассмотрении уголовных дел, а также 150 студентов юридического факультета.

При подготовке диссертации автор использовал личный опыт работы в должности следователя и судьи городского суда.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ РАБОТЫ

Выводы и предложения, изложенные в диссертации, обращают внимание на малоисследованную область теории уголовного процесса и м!ь гут быть использованы в законотворческом процессе, а также в правоприменительной практике органов предварительного следствия и судом, в практической деятельности защитников в уголовном процессе.

Обобщение судебной практики и фактические данные, приведенные в диссертации, критический анализ ряда дискуссионных вопросов, возникающих в процессе исследования проблем процессуального положения

  • 9 -

свидетеля, предложения по совершенствованию уголовного судопроизводства могут быть использованы в учебном процессе, в спецкурсе, посвященном проблемам свидетельских показаний.

АПРОБАЦИЯ РАКШ

Основные положения диссертации апробированы в докладе на состоявшейся 17 февраля 1990 года ЛИ общеинститутской научной студенческой конференции в Москве; в заключении и предложениях к проекту Закона и0 государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству”; в сообщении на совещании судей Республики Коми 2-4 февраля 1995 года; в публикациях по теме диссертации.

  • 10 -

ГЛАВА I. ОСНОВАНИЯ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ЛИЦА В КАЧЕСТВЕ СВИДЕТЕЛЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ.

§ I. ПОНЯТИЕ СВИДЕТЕЛЯ. ФАКТИЧЕСКОЕ И ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ОСНОВАНИЯ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ЛИЦА В КАЧЕСТВЕ СВИДЕТЕЛЯ

Установление истины о происшедшем деянии для разрешения спора. или установления виновного в уголовном деле всегда было связано с получением показания от лиц, наблюдавших его лично или опосредованно. История судопроизводства России позволяет установить появление свидетеля как субъекта уголовного процесса еще в 911 году, когда князь Олег подписал договор с греками (Олегов договор). В данном документе имеются два способа установления справедливости иска: посредством явных доказательств (показаний явленных) и посредством клятвы. Под показаниями понималось наблюдение посторонних лиц, свидетельствующих о том суду. Более определенно говорится о свидетелях в Русской Правде, в краткой ее редакции, “приписываемой Ярославу Первому…, так и во второй, дополнительной половине, приписываемой сыновьям Ярослава. В пространной Русской Правде к постановлениям о свидетелях Краткой Правды присоединяются новые, вследствие которых учение об этом доказательстве получило,с одной стороны,большую определенность, а с другой - дальнейшее развитие”.

Лица, привлекаемые к свидетельству, назывались в Русской Правде по- различному: 1йдоки. (преимущественно по делам о личных обидах), послухи (свидетели по делам из договоров), люди (по поводу обстоятельств, известных, как правило, многим). Разница между ними

состояла только при решении вопроса о том, кто мог быть свидетелем

2 в данном случав.

  1. В.ДЕМЧЕНЮ “О показаниях свидетеля как доказательстве по делам судебным”“По русскому праву до Петра Великого”, Киев, 1859 г.

С.л—О.

  1. Там же, с с. 7-9.
  • II -

Через тысячу лет после подписания Олегова договора русский правовед А.В.СЮПИНСКИЙ, рассуждая о понятии свидетеля приводил различные точки зрения юристов, существовавшие в начале XX века в науке уголовного процесса. Так, П.В.МАКАЛИНСКИЙ говорил, что под свидетелями “разумеются лица, могущие дать показания в пользу или против обвиняемых, или же относительно состава преступления”, По мнению профессора СЛУЧЕВСЮП), свидетелями по делу “могут быть все лица, которые в состоянии дать судебной власти полезные указания к обнаружению материальной истины в отношении совершившегося преступления посредством изложения всего виданного или слышанного по делу”. И.Я.ФОЙНИЦКИЙ придерживался несколько иного взгляда в отношении понятия свидетеля, он утверждал, что”свидетель… есть фактическое лицо, имеющее об обстоятельствах производимого в суде дела сведения, добытые путем личного его наблюдения, и призванное к суду для удостоверения перед ним этих обстоятельств в установленном законом по-

рядке”. ФОЙНИЩШЙ в своем определении понятия свидетель несомненно подразумевал соединение фактического и процессуального условий появления в деле свидетеля.

В современном понятии под свидетелем подразумевается “человек,

о

который лично присутствовал при каком-либо событии, очевидец”, а также “лицо, располагающее сведениями об обстоятельствах уголовно- го…дела”.

  1. А. В. СЮ ПИНСКИЙ “Свидетели по уголовным делам” (Пособие для практиков). Москва, фирма “Правоведение”, I9II год, с.5.
  2. С.И.ОЖЕГОВ “Словарь русского языка”, Москва, издательство “Русский язык”, 1981 год, с.625.
  3. Словарь русского языка, т.4, Москва, издательство “Русский язык”, 1984 год, с.49.
  • 12 -

По действующему уголовно-процессуальному законодательству в качестве свидетеля “для дачи показаний может быть вызвано любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по данному делу” (ст.72).

В процессе реализации основных направлений, проводимой в настоящее время Судебной реформы в 1994 году были подготовлены три проекта нового уголовно-процессуального кодекса Российской Федора-

о

ции. В последующее время при обсуждении в декабре 1994 года данных проектов УПК в основу был положен проект, разработанный рабочей группой Министерства Юстиции, включивший в себя положительные стороны проекта УЖ прокуратуры и внесенный на рассмотрение в Государственную Думу Федерального собрания Российской Федерации 3 июля 1995 года депутатами Госдумы Ю.Х. КАЛМЫКОВЫМ и В.П.МИР0Н0ЕЫМ.3

Понятие свидетеля в каждом из данных проектов УПК различно. Так, авторы проекта ГПУ считают, что “свидетелем является лицо, вызванное в качестве свидетеля органом, ведущим уголовный процесс, либо

  1. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (с постатейными материалами) с изменениями и дополнениями на 01.03.1995 г. Москва, издательство “Юридическая литература”, 1995 год, с.42.
  2. Проект Общей части Уголовно-процессуального кодекса РФ (С.Е.ВИЦИН, И.Б.МИХАЙЛОВСКАЯ, С.А.ПАШИН и другие), Москва, 1994 г.; Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Проект. (Л.Б.АЛЕКСЕЕВА, М.М.БОБРОВ, В.П.БОЖЬЕВ и другие), Москва, 1994 год; Уголовно- процессуальный кодекс РФ. Проект. (А.Д.БОЙКОВ, ИоФ.ДЕМВДОВ, Ю.В.ЮРЕНЕВСКИЙ и др.), 1994 г. далее сокращенно соответственно: Проект ГПУ, проект МЮ и проект Прокуратуры.
  3. Проект Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, внесен на обсуждение Государственной Думы депутатами Ю.Х.КАЛМЫКОВЫМ и В.П.МИРОНОВЫМ, 1995 г. - далее сокращенно: проект УПК.
  • 13 -

дающее в качестве свидетеля показания в предусмотренном настоящим Кодексом порядке” (ст.106). % проекте Прокуратуры указывается в ст. 60, что “свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по данному делу”./ Проект УПК, подготовленный рабочей группой Министерства Юстиции содержит в статье 48 понятие [свидетеля в следующей формулировке: “в качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для дела”. Аналогичная формулировка содержится и в ст.52 проекта УПК, уже внесенного в Госдуму для обсуждения в 1995 г„

Как видно, в данных проектах УЖ даются различные признаки понятия “свидетель”, что и влечет за собой различие в основаниях привлечения лица к участию в деле в качестве свидетеля.

Совершенно очевидно, что не может являться свидетелем по делу лицо, которому ничего не известно об обстоятельствах по делу, которое не может передать никакой, интересующей следствие или суд, информации. Однако, исходя из понятия свидетеля по проекту ГПУ, такое лицо может называться свидетелем, так как оно может быть допрошено или просто вызвано в качестве свидетеля. В проекте Прокуратуры указано, что свидетель - тот, кто знает обстоятельства, подлежащие установлению по делу, однако, в нем отсутствует указание на процессуальный порядок появления свидетеля в судопроизводстве. По этому проекту, смысл такого понятия свидетеля как лица, о котором следователь или суд ничего не знают и могут не узнать о нем, как о лице, обладающем необходимыми по делу сведениями.

Наличие определенной информации у лица о совершенном или готовящемся преступлении, а также о других обстоятельствах, имеющих-значение по делу - лишь одно из оснований для привлечения его в качестве свидетеля к участию в деле.

  • 14 -

Необходимым условием для вовлечения его в сферу действия уголовно- процессуальных отношений должно являться предположение органа, ведущего процесс о наличии у лица необходимых сведений по делу, что дает право вызова на допрос.

Лицо становится носителем информации в силу определенных обстоятельств и жизненных ситуаций (служебных, бытовых, родственных и т.п.). Лицо, расследующее уголовное дело, принимает решение о вызове лица в качестве свидетеля на основе полученных,в ходе производства по делу, сведений. Такое процессуальное решение может быть принято с определенной долей уверенности в том, что вызываемому лицу известно что-то по данному делу.

Таким образом, основаниями привлечения лица к участию в деле в качестве свидетеля являются: наличие у лица сведений об обстоятельствах, имеющих значение по делу, и предположение субъектов уголовного процесса о лице, которое может быть допрошено в качестве свидетеля. Поэтому, появление свидетеля в уголовном процессе предполагает наличие фактического и процессуального условий.

ФАКТИЧЕСКОЕ ОСНОВАНИЕ - есть совокупность сведений у лица об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ОСНОВАНИЕ - совокупность у субъектов уголовного процесса сведений о лице, которое предположительно обладает сведениями по делу, может быть вызвано и допрошено в качестве свидетеля органом, ведущим процесс.

Фактическое и процессуальное основания взаимосвязаны. При отсутствии фактического основания, нет необходимости использовать процессуальное, то есть производить допрос в качестве свидетеля.

Допрос лица как свидетеля, по нашему мнению, возможен при наличии как процессуального, так и фактического оснований, Несоблюде-этого правила может повлечь для допрашиваемого и ничего не знающего

  • 15 -

лица негативные последствия в виде привода, штрафа или административного ареста в случае неисполнения обязанности явиться по вызову. Например, гражданина, ничего не знающего о преступлении и других обстоятельствах по делу, вызывают для допроса, разъясняют его обязанность дать показания, предупреждают об уголовной ответственности за отказ от дачи показания и за дачу заведомо ложных показаний, могут подвергнуть приводу, штрафу или административному наказанию за неявку к следователю или в суд.

Привлечение лица к участию в деле в качестве свидетеля характеризуется несколькими составными элементами, а именно:

  • наличие информации о лице, которое может быть допрошено как свидетель;
  • вызов данного лица в место дознания, предварительного или судебного следствия для допроса, возможно с применением принудительных процессуальных мер;
  • его допрос с письменной или иной формой фиксации показаний.
  • Различается и положение участников уголовного судопроизводст- ^ ва в отношении свидетеля. Участники процесса, кроме должностных лиц, ведущих производство по делу, даже обладая информацией о лице, которое может быть допрошено как свидетель, по действующему уголовно-процессуальному законодательству не вправе вызывать и самостоятельно допрашивать свидетеля. Однако, они вправе ходатайствовать перед лицом, в чьем производстве находится дело, о вызове лица в качестве свидетеля. В этом случав инициатива вызова исходит от указанных лиц. Рассмотрение ходатайств о вызове свидетелей предусмотрено в УПК в стадии дознания и предварительного следствия (ст.131), назначения дела (ст.223 ч.З), предварительного слушания (ст.432) и судебного рассмотрения (ст.276)0 Причем только при назначении дела судья обязан удовлетворить безусловно такое ходатайство, а на предварительном

  • 16 -

или судебном следствии вопрос о вызове свидетеля решается исходя из оценки необходимости допроса. Следователь и суд решают самостоятельно - подлежит ли удовлетворению ходатайство о вызове свидетеля.

Вместе с тем, по нашему мнению, следователь и суд не вправе отказать в допросе свидетеля, явившегося по предложению защитника, подсудимого, законного представителя.

’ Аналогичное решение вопроса о вызове свидетелей содержалось и в Уставе Уголовного судопроизводства 1864 г. (ст.ст.557, 575, 576). Исследование различия Российского и зарубежного законодательства конца III века в части ходатайств сторон о предоставлении к судебному следствию свидетелей при подготовке дела к рассмотрению приводится И.Я.ФОИНЖЩМ, указывавшим, что Английский процесс давал сторонам довольно широкие полномочия при вызове свидетелей в суд. Однако, данное право имело свои ограничения: государство понуждало возмещать расходы на сторону, вызываемую свидетеля и правилом о недопустимости приведения общеизвестных доказательств. Во Франции право прокурора и обвиняемого о вызове свидетеля ничем не ограничивалось и не подвергалось никакому контролю суда. Суд не вправе был требовать сообщения причин необходимости вызова того или иного свидетеля.Суд не мог отказать в вызове, но мог помочь в его осуществлении, если “находил его заслуживающим внимания”.”Всякий свидетель,представленный по требованию стороны,обязательно допрашивался судом, лишь бы противоположная сторона была извещена о том не менее, чем за 24 часа”.(см.УПК РФ). Этих же взглядов придерживался и Германский процесс, предоставлявший сторонам широкое право по истребованию для суда всех доказательств, которые они считали необходимыми. Русское законодательство по этому

I. Российское законодательство Х-ХХ веков. Судебная реформа, т.8, Москва, “Юридическая литература”, 1881 год, с.с.174, 176.

  • 17 -

предмету существенно отличалось от западно-европейского. С одной стороны, вызов свидетелей затрудняли огромные расстояния России, с другой - традиционное недоверие к обвиняемому, когда требование новых свидетельских показаний связывалось с иснусственным затягиванием разрешения дела по существу.

Расширение принципа состязательности находит свое отражение и в настоящее время. Так, в проекте УПК, подготовленном Государственно- правовым управлением Президента РФ,в ст.123 предусмотрена возможность (право) стороны, кроме прокурора, вызывать через суд и допрашивать в судебном заседании свидетеля при определенных условиях, если суд отказался исследовать в судебном заседании показания свидетеля; необходимо внести суду плату, достаточную для покрытия судебных издержек, связанных с вызовом; должно быть известно местонахождение свидетеля;

о

свидетель может явиться или быть доставлен не позднее 5-ти дней.

Вместе с тем, реализация права вызова лица в суд непосредственно связана с решением следующих вопросов:

  1. Может ли адвокат сам допрашивать свидетеля, если ему в та ком допросе было отказано следователем?
  • как в этом случае оформляются свидетельские показания?
  • куда и кому они должны быть переданы?
  • какова их доказательственная значимость?
  1. Обязан ли следователь допросить лицо, о допросе которого ходатайствует защита?
  2. Обязан ли суд вызвать свидетеля по ходатайству представителей обвинения или защиты?
  3. И.Я.ФОЙНИЦКИЙ “Курс уголовного судопроизводства” т.2 вып.2, “Движение процесса”, СпБ, 1898 год, с.с.67-71 (178 с).
  4. Указ.проект УПК, с.125.
  • 18 -
  1. Обязан ли суд допросить лицо в качестве свидетеля, которое уже явилось в судебное заседание по инициативе одной из сторон? На наш взгляд, допрос лица, которое уже явилось в судебное заседание, необходим для более полного, всестороннего исследования обстоятельств дела. В данном случае суду не нужно принимать мер по явке, откладывать слушание дела, а после допроса свидетеля оценить его показания в совокупности со всеми имеющимися доказательствами по делу.

Вместе с тем, после письменного или иного протоколирования (фиксирования) существа показания,защитник может приложить данные документы к ходатайству о вызове в суд или к кассационной жалобе на приговор суда. Доказательственное значение свидетельские показания получают после их проверки процессуальным путем, а, если есть возможность допроса свидетеля следователем или судом - путем допроса должностным лицом.

Как было показано ранее, реализация процессуального основания имеет важное значение. Однако, по нашему мнению, не менее актуальным является начальный момент возникновения и реализации фактического и процессуального оснований.

Лицо, располагая сведениями, вправе сообщить об этом в правоохранительные органы, а в строго определенных случаях и обязано это сделать (ст.190 УК РСФСР). Невыполнение данной обязанности может повлечь наступление уголовной ответственности за недонесение. Право граждан обратиться с заявлением о совершенном или готовящемся преступлении гарантируется ст.109 УПК РСФСР, закрепляющей обязанность рассмотрения заявлений и сообщений. Соответственно, при наличии f лица, ведущего Расследование по делу или суда сведений о лице, которое может быть допрошено в качестве свидетеля, возникает право на следующие процессуальные действия:

  • вызов лица в место проведения предварительного или судебно-

  • 19 -го следствия (ч.1 ст.72, ч.2 ст.216, ч.З ст.223, ст.238, ст.276 УЖ РСФСР);

  • применение привода свидетеля при отсутствии уважительных причин его неявки (ч.2 ст.73 УЖ РСФСР);
  • применение административных санкций в случае проявления неуважения к суду - штраф в размере одной минимальной заработной платы или административный арест на срок до 15 суток (ст.165-1 Кодекса РСФСР “Об административных правонарушениях”.
  • Значение начала возникновения фактического и процессуального основания связано непосредственно с возникновением уголовно- процессуальных отношений, в сферу действия которых вовлекается гражданин, а также с возможностью наступления различных правовых последствий и для разрешения дела и для судьбы гражданина.

Как было показано выше, реализация фактического основания должна быть связана с наступлением процессуального, то есть чтобы лицо, в чьем производстве находится дело, получило необходимые сведения. В процессе расследования дела или его рассмотрения фактические основания проявятся различно. Лицо, обладающее информацией по своей инициативе сообщает об этом следователю или суду; по своей воле доводит до сведения участников процесса, других лиц о наличии у него информации; скрывает своб осведомленность от кого бы то ни было,

В первом случае - это лицо может быть допрошено указанными лицами и, таким образом, полученная информация, после соответствующего оформления, будет являться доказательством по делу.

Во втором - возможность получения показаний будет зависеть от намерения участников процесса заявить ходатайство о вызове этого лица как свидетеля и допроса его по существу. Кроме того, вызов и допрос, в конечном счете, зависит от принятого должностным лицом

  • 20 -

решения по существу заявленного ходатайства.

Третий случай характерен тем, что, как правило, не наступает реализация процессуального основания. Отсутствие данных о свидетеле у участников процесса ведет к снижению количества раскрытых преступлений, в том числе тяжких, особо опасных, жестоких по степени и характеру совершения, а также к росту судебных ошибок, как одной из причин. Часто производство по делу прекращается ввиду недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления (ч.2 ст.208 УПК), либо выносится оправдательный приговор на основании п.З ч.З ст.309 УПК.

При анкетировании студентов юридического факультета Воркутин-ского филиала Российского открытого университета было установлено, что в 6 % случаев лица, являвшиеся очевидцами преступлений, впоследствии не были вызваны и допрошены ни следователем, ни судом.

Совокупность сведений, составляющих процессуальное основание, может быть различной. Она может изменяться в ходе производства по делу. Как правило, всегда неодинакова при расследовании и рассмотрении различных уголовных дел. Такое изменение вызывается множеством факторов, влияющих на достижение задач уголовного судопроизводства, например таких, как:

  • надлежащее выполнение оперативно-розыскных мероприятий;
  • своевременность производства первоначальных необходимых следственных действий;
  • осведомленность иных, кроме свидетеля и следователя, лиц о наличии у свидетеля информации о преступлении и т.д.
  • Следователь и суд, реализуя процессуальное основание, принимают предположительное решение о вызове лица в качестве свидетеля. Возможности следователя по вызову в определенной мере иные, чем у суда, поскольку суд ограничен списком к обвинительному заключению,

  • 21 -в котором указаны лица, подлежащие вызову в судебное заседание. Кроме того, суд вправе вызвать свидетелей по инициативе одной из сторон, как при назначении дела к слушанию, так и в судебном заседании и по собственной инициативе. Указанное решение всегда носит вероятностный характер, так как до момента получения от него показаний никто не может знать достоверно и определенно:обладает ли оно необходимой по делу информацией и какой именно.

Принятое решение о вызове лица в качестве свидетеля является

ведущих прерогативой исключительно только должностных лиц уголовный процес-

с . Однако, и от волеизъявления участников процесса также, в конечном счете, зависит - будет ли лицо вызвано в качестве свидетеля или нет. Отказ в удовлетворении заявленного участником процесса ходатайства о вызове лица в качестве свидетеля, как и любое другое ходатайство, может быть впоследствии расценен как неполнота или односторонность дознания, предварительного или судебного следствия (п.1 ч.2 ст.343 УПК). На основании п.1 ст.342 УПК такое нарушение (необоснованное отклонение заявленного ходатайства) может считаться, в зависимости от обстоятельства дела, существенным, и влечет за собой отмену или изменение приговора.

В теории уголовного процесса существует точка зрения, согласно которой любое лицо, вызванное в качестве свидетеля подлежит допросу, в этом случае оно считается свидетелем в процессуальном смысле этого слова. Следовательно, свидетелем является не то лицо, которое знает об обстоятельствах совершения преступления, а то, которое допрашивается, то есть может и не знать ничего о предмете доказывания по уголовному делу. С данным выводом можно согласиться лишь частично в том, что отсутствие информации у лица должно быть зафиксировано письменно», К тому же, отсутствие сведений у лица впоследствии можно проверить с целью опровержения их отсутствия. Не допрашивая лицо письменно предполагается вывод о том, что оно вообще не было допро-

  • 22 -

шено и не устанавливалась вероятность наличия (отсутствия) у него необходимей информации по делу.

Вместе с тем, совершенно очевидно, что показания лица, неосведомленного об обстоятельствах, подлежат доказыванию, никакого доказательственного значения не имеют и как таковыми доказательствами не являются. Их привлечение к участию в деле противоречит ч.1 ст.72 УПК РСФСР. Они могут быть вызваны к следователю или в суд в качестве свидетелей, так как лицо, их вызывающее, лишь предполагает наличие у них информации, но допрашиваться как свадетели они не могут, поскольку таковыми не являются. По нашему мнению, в подобных случаях возможно составление документа (справки, протокола о невозможности допроса лица как свидетеля и т.п.), подписываемого следователем и вызванным лицом, с указанием причин отказа от допроса - отсутствие информации по делу.

Аналогичным образом можно подойти и к вопросу о правомерности допроса лица, знающего о преступлении от неопределенного источника, то есть свидетеля “по слухам”. Получение показаний по действующему уголовно-процессуальному законодательству также противоречит ст.74 УПК, указывающей на обязательность сообщения свидетелем источника своей информации. Показания, полученные от такого лица, доказательственного значения иметь не будут.

Интересным представляется положение отечественного уголовного процесса в части различия очевидцев совершенного или готовящегося преступления и других лиц как свидетелей. Различие состоит в делении показаний таких свидетелей на прямые и косвенные доказательства. Свидетелем, иногда и основным, является также и лицо, непосредственно не воспринимавшее обстоятельства преступления. Часто встречаются дела, в которых обвинение построено только на одних лишь косвенных доказательствах. Совершенно иной подход к решению данной

  • 23 -

проблемы содержится, например, в Английском уголовном процессе, понимающем свидетельство “по слуху” как “доказательство из вторых рук”. Оно состоит из показаний о том, что кто-то другой сказал или написал и служит подтверждением достоверности того, что было написано или сказано. …Различие между первичными доказательствами и “свидетельствами по слуху” имеют большое значение потому, что “свидетельство по слуху” обычно исключается из средств доказывания”.

‘По общему правилу свидетельство “по слуху” в английском уголовном процессе считается недопустимым. Однако, существуют и исключения. Так, например, признаются допустимыми в качестве доказательства жалоба потерпевшей по делам о половых преступлениях; по делам об убийствах - предсмертные заявления потерпевшего о причинах его смерти. Последнее связано прежде всего с тем, что наступление смерти и состояние потерпевшего в этот момент приравнивается к религи-

2 озной присяге.

Таким образом, в Англии непосредственно являются свидетелями только лица, лично наблюдавшие то или иное событие, относящееся к существу дела. Российский уголовный процесс признает свидетелями, кроме того, и лиц, которые лично не слышали, не видели преступления, а только знают о нем со слов других и сообщают при этом источник своей информации.

  1. Рональд Уолкер “Английская судебная система”, Москва, Юридическая литература, 1980 год, с.с.556-557 (632 с).
  2. Кении К. “Основы уголовного права” (перевод с английского В.И.КАМИНСКОГО), Москва, Издательство ин.литература, 1949 год,
  3. с.с.439-440 (600 с).

” 24 “

’ Правило о допуске к свидетельству “по слуху” видится проблематичным, с точки зрения достоверности сообщаемой информации, то есть, если свидетель, лично не воспринимал то, о чем он сообщает, то предполагается возможность искажения сообщенной им информации. По этим основаниям прежде всего отдается предпочтение первоначальным показаниям. Это безусловно, однако, в практике следствия часто встречаются преступления, в процессе раскрытия которых не представляется возможным установить очевидцев и обвинение основывается только на “косвенных” свидетелях, показания которых и составляют основу обвинительного заключения.

В последние годы в литературе дискутируется вопрос о возможности и необходимости допроса в качестве свидетеля лиц^Г, сотрудничающего на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими оперативно- розыскную деятельность. Так, например, Е.Д01Я предлагает проводить допрос как свидетеля, лица, оказывающего на негласной основе помощь органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, но использовать, при этом, положения ст. 18 УПК РСФСР (закрытое заседание) и ст.139 УЖ РСФСР (отбирать подписку о неразглашении данных предварительного следствия). То есть, принимать меры безопасности в судебном заседании.

Другие, например, В.И.ЗАЖЩКИЙ, придерживаются иной позиции и считают невозможным допрос осведомителя в качестве свидетеля на

суде, так как это приведет к разглашению сведений, составляющих го-

о

сударственную тайну. Действительно, на основании ст.ст.5, 26 За-

  1. Е.ДОМ “Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам”//”Российская юстиция”, 1994 год, № 6, с.42.
  2. В.Й.ЗАЖИЦКЙЙ “Вопросы доказательственного права”//”Советская юстиция”, 1992 год, Л 19-20, с.4
  • 25 -

кона Российской Федерации от 21 июля 1993 года “О государственной тайне” сведения о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими оперативно- розыскную деятельность,составляют государственную тайну. Формально данный закон запрещает разглашать сведения о их личности но не о том, что они сообщат.

Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе возможно лишь при условии, если эти сведения, составляющие государственную тайну, не будут разглашены. Кроме этого предлагается осведомителей не допрашивать в качестве свидетелей, а информацию, полученную от них, использовать при производстве по уголовному делу в качестве вспомогательной (например, для определения наиболее целесообразных тактических приемов допроса обвиняемого

т и производства других следственных действий).

В п.З 4.2 ст.153 проекта ГПУ сообщение руководящего сотрудника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность относительно событий, непосредственно воспринимавшихся его подчиненными или сотрудничающими с ними лицами, известных ему по их донесениям или,с их слов,предлагается относить к свидетельским показаниям. Однако, это положение, на наш взгляд, справедливо подвергается критике по той причине, что данное сообщение относится к числу непроцес-суальной информации, которая может быть использована только в каче-

2

стве вспомогательной.

Возможность использования данных, полученных агентурным путем,

  1. “Закон “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации. Комментарий”, Москва, “Юр.лит-ра, 1994 г., с.с.82-83.
  2. В.Й.ЗАЖЙЦКИЙ “Связь оперативно-розыскной деятельности и уголовного процесса’У/’Тосударство и право”, 1995 год, № 6, ©.с. 66-67.
  • 26 -

и вовлечение их в сферу действия уголовного процесса в качестве доказательств, решена в Германском уголовном процессе следующим путем. Сведения агентурного характера вводятся в процесс под видом допроса в качестве свидетелей официальных сотрудников (оперативных работников) ведомства, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность и самой агентуры - секретных осведомителей; оглашения в суде “свидетельских показаний” секретных осведомителей, допрошенных на предварительном следствии. Сотрудники ведомства по охране Конституции могут дать свидетельские показания, составляющие предмет служебной тайны, которую они обязаны хранить, только по специальному разрешению, которое выдает вышестоящее ведомство (так называемые ограниченные разрешения). Это разрешение дает сотруднику право дать показания на основании агентурных данных, запрещая,в то же время, расшифровывать их источники. Подобная практика была признана правомерной Ве;р-ховным судом ФРГ, который I августа 1962 года разъяснил, что в данном случае официальные сотрудники ведомства выступают в качестве свидетелей”по слуху”. Законность этой практики была позднее подтверж-

т

дена и Федеральным конституционным судом.

Допрос работника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность как свидетеля об обстоятельствах лично им не воспринимавшихся, на наш взгляд, возможно только при условии невозможности допроса самого осведомителя, при наличии оснований, обстоятельств, исключающих его явку в суд (п.2 ч.1 ст.286 УЖ РСФСР). Кроме этого, у суда имеется возможность оглашения и исследования в судебном заседании показаний осведомителя, допрошенного на предварительном следствии. В п.? Постановления Пленума Верховного суда РСФСР от 17 сентября 1975 года, в редакции постановления Пленума Верховного

I. ФИЛИМОНОВ Б.А. “Основы теории доказательств в германском уголовном процессе”, Москва, фирма “Спарк”, 1994 г., с.с.107-112.

  • 27 -

суда Российской Федерации от 21 декабря 1993 года № II “О соблюдении судами Российской Федерации процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел” указано, что к обстоятельствам, исключающим возможность явки в суд, помимо смерти лица, могут быть отнесены: тяжкое заболевание, дальняя и продолжительная командировка

или нахождение в плавании, выбытие с места жительства при невозмож-

I ности установить местонахождение и т.п.

Как было показано ранее, процессуальное основание привлечения лица к участию в деле, его оценка должностными лицами уголовного процесса и участниками судопроизводства, имеет важное значение при расследовании и рассмотрении уголовных дел. При наличии фактического и процессуального оснований, лицо вовлекается в сферу действия уголовно-процессуальных отношенией именно как свидетель. С этого момента оно наделяется самостоятельными процессуальными правами, обязанностями, несет ответственность и имеет самостоятельное процессуальное положение.

Вместе с тем, свидетель, пожалуй, единственный из субъектов уголовного процесса, которому не разъясняются его процессуальные права. Закон обязывает должностных лиц разъяснять ему только обязанное? ти, предупреждать об ответственности за уклонение, отказ от дачи показаний, за дачу заведомо ложного показания. При этом, более общая норма - ст.58 действующего УПК РСФСР об обязанности разъяснения и обеспечения всем участвующим в деле лицам их прав во внимание не принимается.

В процессе производства по делу сложилась практика, когда должностные лица относятся к свидетелю только как к источнику необходимой

I. Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1975 год, Л 12; Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации”, Москва, 1994 год, с.199.

  • 28 -

информации, не учитывая, при этом, трудности, которые испытывает че ловек в связи с явкой по вызову. Свидетель имеет свои интересы как в стадии расследования и рассмотрения уголовного дела, так и после вступления приговора в законную силу. Более подробно об этом будет сказано в последующих главах настоящего исследования.

t

§ 2. СВИДЕТЕЛЬСКИЙ ИММУНИТЕТ

Институт свидетельского иммунитета уходит корнями в начало развития российского уголовного процесса. Так, впервые упоминалось о возможности отказа от свидетельства в “Русской Правде”, где не допускались к свидетельству лица, не отвечавшие следующим требованиям: свободному состоянию, хорошей репутации и незаинтересованности в деле. Несвободные (холопы и закупы), вызывающие недоверие и также имеющие “известно” отношение к тяжущимся или к существу спора - к свидетельству не допускались.

Одним из важных обстоятельств для свидетельства являлось знание обстоятельств, о которых требуется изложение показаний. Исходя из этого, свидетелями могли быть лица, являвшиеся очевидцами совершенного правонарушения (видоки) или лица, присутствовавшие при заключении договора (послухи).

История развития свидетельского иммунитета самым тесным образом была связана, правде всего, с религиозными чувствами, вероисповеданием и обрядами. Начальным моментом возникновения права отказа от свидетельствования, по мнению автора, следует считать именно сведения, полученные во время исповеди священослужителем.

Так, примерно до конца ХУШ-го века, тайна исповеди считалась безусловной. Номоканон при требнике 1662 года “воспрещал от-

I. ДЕМЧЕНКО В. Указ.раб. с.с.23-56.

  • 29 -

крывать тайну исповеди, грозил за это тяжкою карой”. Вместе с тем, впоследствии, при царствовании Петра Великого, в начале ХШ века, когда в России вспыхнули мятежи и восстания, произошел отход от невозможности разглашения сведений, полученных на исповеди. Так, действовавший в то время Духовный регламент, делал исключения для священнослужителей, получивших сведения о совершенных или готовящихся государственных преступлениях, карая одновременно за разгла-шение тайны исповеди по другим преступлениям.

По проекту Устава Уголовного Судопроизводства 1864 года предполагалось освободить священников от свидетельства по поводу признаний, сделанных им не только на исповеди, но и во время других обрядов или духовной помощи. Однако, при окончательном варианте было признано, что они могут быть освобождены только от сведений, сообщенных на исповеди. Это решение было обусловлено тем, что священнослужители освобождались по каконическим правилам и своду законов только от признаний, сделанных им на исповеди, о других случаях отказа от свидетельства в религиозных правилах не упоминалось. Светский закон привел в соответствие нормы религии.

  • Устав уголовного судопроизводства 1864 года (далее сокращенно - УУС 1864 г.) распространял свидетельский иммунитет не только на священнослужителей по поводу признаний, сделанных им на исповеди. Вторую группу обладателей данного иммунитета составляли присяжные
  1. СКОПИНСКИЙ А.В. “Свидетели по уголовным делам”. Пособие для практиков, Москва, фирма “Правоведение” I9II год, с.29.
  2. СКОПИНСКИЙ А.В. “Свидетели по уголовным делам”. Пособие для практиков, Москва, фирма “Правоведение”, I9II г. с.29.
  3. А.КВАЧЕВСКИЙ “О вызове и допросе свидетелей на предварительном следствии”, Москва, 1869 г., с.7.
  • 30 -

поверенные и другие люди, которые исполняли обязанности защитника подсудимого (ст.704 УУС 1864 г.). Вместе с тем, эти лица освобождались от свидетельства только по тем сведениям, которые они получили от подсудимого в доверительной беседе во время производства по делу. Основанием для такого права отказа от свидетельства являлось

условие сохранения тайны лица, “которое может приносить пользу об-

р ществу лишь при надлежащем доверии к его скромности”. По этим же

основаниям в Проекте УУС 1864 г. было предложение освободить от свидетельства врачей, акушеров и повивальных бабок, однако, в окончательном варианте, такое предложение было отклонено в связи с рассмотрением его как препятствия к установлению их причастности к преступлению и установления истины по делу.

Третью группу лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, составляли на основании ст.709 УУС 1864 года - прокуроры, защитник подсудимого и поверенный гражданского истца или частного обвинителя по тому делу. Причиной такого права являлось их близкое и непосредственное отношение к делу.

Следующую группу составляли сумасшедшие и безумные лица, не способные давать показания (ст.704 УУС 1864 года). Кроме этого, ст.705 УУС 1864 г. предусматривала освобождение от свидетельства мужа и жены. При согласии последних давать показания, они не призывались к присяге. Однако, закон предостерегал суд и следователей ол! вызова и допроса родственников без необходимости.

Устав уголовного судопроизводства 1864 года имел важное значение в развитии института свидетельского иммунитета, поскольку более детально регламентировал процессуальный порядок освобождения

  1. Российское законодательство Х-ХХ веков, т.8, Судебная реформа, отв.редактор Б.В.ВИЛЕНСКИЙ, Москва, Юридическая литература, 1991 год, с.188.
  2. А.КВАЧЕВСКИЙ, указ.раб., так же.
  • 31 -

от свидетельства определенной категории лиц, случая освобождения, возможность дачи показаний с согласия лица, но без приведения его к присяге (ст.706 УУС), дачи показаний без присяги при отводе одной из сторон (ст.707 УУС). Все это было направлено на более полное обеспечение прав и интересов как лиц, обладающих сведениями в силу доверия служебных полномочий, так и на установление истины по делу, устранение заинтересованности и искажения действительных обстоятельств происшедшего преступного деяния, что, в конечном счете, оказало позитивное воздействие на развитие уголовного процесса в целом.

Институт свидетельского иммунитета исследовался многими учеными- правоведами XIX - начала XX веков и ему придавалось важное значение.

После установления в России Советской власти атеистическое мировоззрение, отраженное в нормативно-правовых актах не делало различия в обязанности свидетельствования между светскими людьми и духовными чинами. Законодателями были введены жесткие правила ответственности за недонесение и совершении преступления и за укрывательство преступления.

Так, в Уголовно-процессуальном Кодексе РСФСР, утвержденном 15 февраля 1923 года Постановлением ВЦИК, в ст.61 говорилось о невозможности допроса и вызова в качестве свидетелей только двух категорий лиц: защитник обвиняемого по данному делу и “лица, которые ввиду своих физических и психических недостатков не способны пра-

I. Например: А.Ф.КОНИ “Свидетели на суде”, СПб, 1894 г. с.с. 102- 144, А.КГИВ0Р0Т0В “0 значении свидетельских показаний в Уголовном судопроизводстве по началам Римского и Российского законодательства”, Харьков, 1832 г. с.16, И.Я.ФОЙНЗДКИЙ “Курс уголовного судопроизводства, т.1, изд. 4-е, СПб, 1912 г., с.21, и т.д.

  • 32 -

вильно воспринимать,имеющие значение по делу, явления и давать о них правильные показания”. Аналогично был решен вопрос и в последующем законодательстве. Незначительные изменения в институт свидетельского иммунитета были внесены после издания нового Уголовно-процессуального Кодекса 1961 года, в части расширения категории лиц, которые не могут быть свидетелями по делу.

Согласно действующему законодательству перечень лиц, которые не могут быть вызваны и допрошены по делу в качестве свидетеля, содержится в ч.2 ст.72 УШ РСФСР. Закон относит к данной категории только защитников обвиняемого; лиц, не способных правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение по делу в силу своих физических или психологических недостатков, а также адвокатов, представителей профессиональных союзов или других общественных организаций - по обстоятельствам, ставшим им известными в связи с выполнением своих обязанностей. На основании ч.З ст.72 УПК закон не исключает возможности допроса в качестве свидетеля участвующих в деле законных представителей потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого.

В ч.2 ст.33 УПК содержится запрет на производство следственных действий, в том числе и допрос в качестве свидетеля, лиц пользующихся дипломатической неприкосновенностью. Следственные действия с участием указанных лиц возможны только при наличии их согласия.

Перечень указанных категорий лиц, пользующихся свидетельским иммунитетом (ст.ЗЗ, 72 УЖ) далеко не в полной мере отражает существенные изменения, происходившие в Российском государстве с момента принятия последнего уголовно-процессуального законодательства.

  1. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Юр.издательство НШ СССР, Москва, 1941 год, с. 17.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Издательство Мин. Юстиции СССР, Москва, 1947 год, (ст.61) с.17.
  • 33 -

Конституция Российской Федерации в статье 51 закрепила право отказа от свидетельствования в отношении самого себя, своего супруга и близких родственников,

В проводимой в настоящее время судебной реформе, нашло свое четкое отражение желание законодателя ввести праювые нормы, направленные на предпочтение интересам личности перед государственными интересами. Данное направление находит свое отражение в новой редакции диспозиции статей 18 и 19 Уголовного Кодекса, устраняющей уголовную ответственность за недонесение и укрывательство преступления в отношении близких родственников.

В период 1990-1993 г.г. законодательным и исполнительным орга-

нормативных нам Российской Федерации был принят ряд SBTOB, направленных на

освобождение от дачи показаний в качестве свидетеля определенных

категорий граждан в связи с родом их занятий, профессиональными

I. Действия конституционных правовых норм уже имеют прямое действие. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Коми отменяя определение Корткеросского райнарсуда о возбуждении уголовного дела в отношении Нестеровой В.Н. по ч.1 ст.181 УК РСФСР указала, что Нестерова на предварительном следствии рассказывала об избиении ее и детей своим мужем, заявляя, что не желает привлекать его к уголовной ответственности. В судебном заседании она отказалась от своих показаний, заявив, что “ничего не было”, то есть, отказалась свидетельствовать против своего мужа. Нестерова воспользовалась своим конституционным правом// Определение № 22-1454 1993 г., Архив Верховного Суда Республики Коми за 1993 год.

  • 34 -

или служебными обязанностями.

Подобные изменения правового регулирования общественных и иных отношений непосредственно связаны с изменением отношений государства к религии, свободе печати, более детальным регулированием депутатских обязанностей, сведений, составляющих государственную или служебную тайну, введением новых институтов - коммерческой банковской деятельности, частного сыска и т.д. Все это потребовало именно правового регулирования.

Вместе с тем, сама проблема свидетельского иммунитета сравни-

2

тельно мало исследована в теории уголовного процесса.

В научной литературе редко встречаются исследования, касающиеся проблем свидетельского иммунитета, а имеющиеся публикации не всегда в полной мере отражают всесторонне многие ее вопросы. Так, например, в статье Н.КИШИСА “Законодательное регулирование свидетельского иммунитета” освещен ряд моментов, связанных с законода-

  1. Например: Закон РСФСР от 25.10.90 г. “О свободе вероиспо ведания” , Закон РСФСР “О банках и банковской деятельности” от 02. 12.1990 года; Постановление Правительства РФ “О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну” от 05.12.91 года; Закон РФ “О средствах массовой информации” от 27.12.91 г.; Закон

РФ “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации” от 13.03.92 г.; Основы Законодательства о нотариате” от II.12.93 г.

  1. См.например: СМ.СТРОГОВИЧ “Уголовный процесс” учебник для юридических школ, Юр.изд-во HKD СССР, Москва, 1944 г.; “Советский уголовный процесс, под ред.КАРЕВА Д.С., изд-во “Высшая школа”, Москва, 1968 г.; “Курс советского уголовного процесса”, Общая часть Юр.лит-ры, Москва, 1989 г.; “Советский уголовный процесс”, под ред. БОЖЬЕВА В.П., Москва, юр.лит-ра 1990 год и др.
  • 35 -

тельным регулированием данных правоотношений, градаций категорий лиц, пользующихся правом отказа от свидетельствования. Вместе с тем, позитивно оценивая в целом предложения есть и такие вопросы, высказанные в данной статье, с которыми трудно согласиться.

Так, Н.КИ1ШИС предлагает распространить свидетельских иммунитет на потерпевшего. Однако, не совсем понятно, почему именно потерпевшему необходимо право отказа от дачи показаний о совершенном преступном в отношении его деянии. Если причиной тому является возможность угрозы причинения его интересам какого бы то ни было ущерба, то в таком случав необходимо говорить о защите этих интересов (принятии мер безопасности потерпевшего), но никак ни о праве его отказа от свидетельствования. Если причина возможности потерпевшего отказаться от дачи показаний связана с дачей сведений, уличающих его (потерпевшего) в каком-либо преступлении, тогда потерпевший в этом случае становится в положение подозреваемого или обвиняемого, когда он вправе давать показания, но не обязан в силу обеспечения принципа права на защиту.

В том случае, если потерпевший подпадает под категорию лиц, пользующихся свидетельским иммунитетом (банкир, священнослужитель, дипломат и т.д.), тогда он имеет право на отказ от дачи показаний. В других же случаях распространение свидетельского иммунитета на потерпевшего, по нашему мнению, необоснованно.

Автором диссертации предпринимается попытка последовать то, что лежит или должно лежать в основе свидетельского иммунитета.

По нашему мнению, основой должно быть отношение субъекта -лица, обладающего определенными сведениями к объекту, обстоятельствам, подлежащих доказыванию; как субъект относится к совершенному (готовящемуся) деянию, обвиняемому, потерпевшему, в каких отно-

— ?—? w —мчш—?«ши^——-»i^——ш—?w—^^m ‘ 11 ч ‘?! ????ii«pwHWH»i»wH^ igm»! in

I. Н.КИШМС “Законодательное регулирование свидетельского иммунитета//Российская Юстиция, 1994 год, № 3, с.с.47-48.

  • 36 -

шениях с ними находится.

При данном порядке учитывается различие i государственных и личных интересов.

Относительно лиц, занимающихся определенным родом занятий служебной деятельностью, право на отказ от дачи показаний в качестве свидетелей находится в прямой связи с их занятием или службой. Так, на основании ч02 ст.13 “Закона “О свободе вероисповедания” священнослужитель вправе отказаться от показаний в отношении сведений, полученных им на исповеди. Аналогично журналист не вправе быть допрошен как свидетель о сведениях, полученных им по роду своей работы (ст.ст. 41, 49, 50 Закона Российской Федерации “0 средствах массовой информации”) и т.д. В данных случаях законодатель подходит избирательно к интересам отдельной личности (священнослужителя, депутата и т.д.), а также и того лица, которое сообщает определенные сведения указанным лицам.

Таким образом, интересы отдельной личности ставятся выше государственных интересов, направленных на раскрытие преступления,

I. Однако, по мнению КОРОЛЕВА Г. существует два пути возможности давать свидетельские показания и раскрыть тайну исповеди священнослужителю: I) убедить сознающегося на исповеди в необходимости раскаяться не только на исповеди, но и перед органами предварительного следствия о своих преступлениях; 2) поскольку за раскрытие тайны исповеди священник лишается своего духовного сана, и если ему не удалось убедить преступника к чистосердечному раскаянию перед правоохранительными органами и, при убеждении священника в том, что это лицо должно понести справедливое наказание - священнослужитель вправе отказаться от своего сана и, как гражданское лицо, изобличить преступника // Г.КОРОЛЕВ “Тайна исповеди в уголовном процессе” // Российская юстиция, 1995 год, № 2 с.ЗО.

  • 37 -

привлечение к ответственности лиц, его совершивших, и другие правовые последствия.

Возникновение права, как одного из признаков государства, непосредственно связано с тем, что предшествовало ему, то есть, теми социальными нормами, которые регулировали отношения до становления государственных форм управления обществом. Социальные нормы были основаны на таких понятиях, как “добро” и “зло”, то есть, моральных категориях. Впоследствии, развиваясь, право становится основным регулятором общественных отношений и всегда морально обосновывает регулирование того или иного социального конфликта. Таким образом, в настоящее время решается , каким правоотношениям отдать предпочтение - личности или государству. Законодателем она решена в пользу интересов личности.

В основе свидетельского иммунитета лежат отношения, которые условно можно разделить на: родственные, служебные, религиозные,

о

связанные с охраной государственной или иной тайны.

  1. См.например: “Общая теория права и государства” под ред. ЛАЗАРЕВА В.В., Москва, “Юрист”, 1994 год, с.с.53-54 (368 с); “Общая теория права” под ред.БАБАЕВА В.К., Нижний Новгород, 1993 г, с.с* 155-167 и др.
  2. В литературе имеется определенная градация видов тайн. Так, предлагается квалифицировать: I) личные тайны, сохраняемые их носителями и не доверяемые представителям каких-либо профессий (тайна жилища, личных документов, содержание переписки, телеграфных сообщений и телефонных переговоров); 2) профессионально- доверительные тайны (адвокатская тайна, врачебная тайна, тайна денежных вкладов, тайна нотариальных действий, тайна усыновления и тайна исповеди (см.МЕПАРИПШШШ Г.Д. “Охрана тайн личности жизни граждан в советском уголовном процессе”, автореф.канд.дисс., Москва, 1988 г., с.с.8-9.
  • 38 -

В каждой из указанных связей фокусируются моральные, этические и психологические мотивы, препятствующие свидетельствованию по обстоятельствам дела в отношении конкретных лиц, подозревающихся или обвиняющихся в совершении преступления. Кроме того, можно подразделить или классифицировать лиц, пользующихся иммунитетом свидетеля, на:

  • свидетелей, воспользовавшихся иммунитетом в силу обязанности (охрана государственной или иной тайны - служебной, коммерческой и т.д.);
  • свидетелей, отказывающихся от дачи показаний в силу имеющегося у них права (нежелание давать показания против или в пользу родственника).
  • Тащи образом. СВЩЩТЕДЬСКИМ ИММУНИТЕТОМ является: право отказа от дачи показаний в качестве свидетеля в предусмотренных Законом случаях и в СИЛУ определенных Законом оснований и освобождение от ответственности за отказ от дачи показаний.

Для более глубокого раскрытия правовых аспектов свидетельского иммунитета необходимо рассмотреть следующие вопросы:

порядок реализации норм об иммунитете;

правовые последствия их применения;

право отказа от дачи показаний и порядок получения свидетельских показаний лиц, не пожелавших воспользоваться свидетельским иммунитетом;

право давать показания, оправдывающие обвиняемого или смягчающие его ответственность.

Регламентация порядка применения свидетельского иммунитета имеет важное практическое значение с точки зрения соблюдения предусмотренных законом прав и интересов личности в уголовном процессе.

При установлении права лица на свидетельский иммунитет, еле-

  • 39 -

дователь, суд должны удостовериться в подлинности родственных, религиозных, служебных и других связей этого лица, что должно найти свое подтверждение в обозрении документов,их подтверждающих. Это могут быть свидетельства о рождении, о заключении брака, удостоверения личности и пр.документы, ссылка на которые должна быть отражена в протоколе следственного действия или судебного заседания,справке и т.п.

С момента привлечения лица по делу в качестве подозреваемого, оно не может быть допрошено в качестве свидетеля по этим же обстоятельствам, поскольку иное будет противоречить Конституции Российской Федерации (ст.51).

По нашему мнению, необходимо ввести запрет постановки вопро сов, направленных на самообвинение и ограничиться приведенными выше вопросами. Протоколы следственных действий, полученные с нарушением этого требования , должны исключаться как доказатель-

ства по делу. Вместе с тем, в практической деятельности достаточно часто встречаются случаи допроса задержанного и доставленного в милицию гражданина по обстоятельствам совершения им какого-либо преступления в качестве свидетеля. Практические работники обосновывают

I. Словосочетание “не обязан свидетельствовать” буквально означает право воздерживаться от показаний при допросе в качестве свидетеля. Однако, в контексте ст.51Конституции РФ указанное словосочетание имеет более широкий смысл - как обозначение права лица, которому приписывают совершение преступления, не давать показаний против самого себя и других лиц, независимо от того, в каком качестве его формально допрашивают - в качестве свидетеля, потерпевшего или обвиняемого // “Конституция Российской Федерации. Комментарий”, Москва, Юридическая литература, 1994 год, с.с.274-275.

  • 40 -

данные незаконные действия тем обстоятельством, что, прежде чем ставить фактически задержанного гражданина в положение подозреваемого, необходимо проверить действительную его роль в совершении преступления, для чего провести допрос как свидетеля, опознание, очные ставки и другие действия, после чего, оценив полученные доказательства в совокупности, принять процессуальное решение по существу (как правило, составляется протокол о задержании по подозрению в совершении преступления на основании ст.122 УПК РСФСР).

Незаконность подобных действий связано, прежде всего, с грубым нарушением права на защиту, поскольку при допросе свидетеля присутствие адвоката не требуется, юридическая осведомленность, доставляемых в милицию лиц, не позволяет им настаивать на обеспечении присутствия адвоката при допросе, кроме того, до вынесения протокола задержания по ст.122 УПК следователь и не обязан по закону принимать меры к обеспечению для задержанного защитника.

Однако, при наличии достаточных данных для подозрения лица в совершении преступления и неразъясненных его прав как подозреваемого, допрос в качестве свидетеля является грубым нарушением его законных прав и интересов.

Для выяснения, обладает ли лицо свидетельским иммунитетом, важно установить в чем причина отказа от дачи свидетельских показаний. Для выяснения причин отказа от дачи показаний возможен минимум вопросов, связанных с этой проблемой, так как более глубокое выяснение причин отказа может являться косвенным побуждением к даче показаний или выяснением, интересующим следствие, обстоятельств. Отказ от дачи показаний в качестве свидетеля при невозможности объяснения причин такого отказа, может быть связан с возбуждением уголовного дела по ст.182 УК РСФСР. Лицо, которое не может или не хочет давать показания, уличающие его в совершении преступления,

  • 41 - Iters ?>?•: ч .,! •Ш - -

часто не может прямо сказать причину такого отказа, или находится в затруднительном положении о формулировке отказа. Нежелая доводить до сведения следователя о своем участии в совершенном преступлении, лицо может просто указать причину отказа: показания могут уличить его в совершении преступления. Конкретные сведения о событии преступления и других обстоятельствах, подлежащие доказыванию, он вправе не говорить, если же не имеет желания помочь следствию в установлении истины по делу.

После того, как лицом, в чьем производстве находится уголовное дело, принято решение о применении (отказе в применении) свидетельского иммунитета, должны быть предусмотрены правовые последствия такого процессуального решения. В случае незаконного отказа в предоставлении свидетельского иммунитета лицу, имевшему такое право и получения от него показаний - эти показания должны быть исключены судом из числа доказательство по делу и не могут быть положены в основу обвинительного заключения или обвинительного приговора, как полученные с нарушением закона. Если же лицо, отказалось давать показания, имея основания свидетельского иммунитета, оно, впоследствии, не может быть привлечено к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний по ст.182 УК РСФСР. Применение свидетельского иммунитета к лицу, не имеющему законных оснований для отказа от дачи показаний, не освобождает его от последующих допросов в качестве свидетеля и возможности привлечения к ответственности в случае отказа от дачи показаний.

Использование свидетельского иммунитета - право лица, которому он предоставлен. Лицо, обладающее таким иммунитетом, само должно ре шать и добровольно выражать согласив и/v дачу показаний или отказдть- ся от этого. “ > В случае согласия свидетель-

ствовать, по нашему мнению, свидетель должен быть предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного показания по ст.

  • 42 -

181 УК РСФСР. Такое предложение обосновывается, прежде всего, с точки зрения интересов правосудия, поскольку такому свидетелю предоставлен выбор давать показания или отказаться. Если же согласив получено, свидетель вправе говорить и показывать о тех обстоятельствах и в той форме, объеме, в котором он сам посчитает необходимым это сделать. Причем, данное действие производится только при добровольном согласии лица. Свидетель сам решает что сказать, но он должен говорить правду.

По нашему мнению, в таких случаях необходимо отбирать у лица, пользующегося свидетельским иммунитетом и согласившегося дать показания, подписку о предупреждении его об уголовной ответственности только за дачу заведомо ложных показаний по ст.181 УК РСФСР, иначе, впоследствии, трудно будет решить вопрос о его привлечении к ответственности по указанной статье.

Аналогичным образом должен быть решен вопрос о возможности допроса родственника при его согласии дать показания “в пользу” обвиняемого, подсудимого, то есть о таких обстоятельствах, которые опровергают доводы обвинения, либо смягчают его положение или ответственность, указывают на положительные данные о его личности и т.п. Установление истины по делу путем получения такого рода доказательств, будет способствовать достижению задач уголовного судопроизводства, интересов личности.

Кроме этого, возможна ситуация, когда лицо, обладающее свидетельским иммунитетом и давшее показания на предварительном следствии, отказалось от свидетельствования на суде. Исходя из принципа добровольности дачи показаний, нельзя принудить такого свидетеля к даче показания суду. По нашему мнению, также невозможно огласить данные им показания на предварительном следствии, не получив от него согласие в судебном заседании на такое оглашение.

  • 43 -

При наличии информации у следователя или суда о том, что лицо, обладающее свидетельским иммунитетом знает какие-либо обстоятельства, указывающие в пользу обвиняемого, подсудимого - родственника этого свидетеля и воспользовавшегося своим правом отказа от дачи показаний, на наш взгляд, нельзя заставить давать показания даже путем предупреждения об уголовной ответственности. Данный вывод обосновывается тем, что сущность свидетельского иммунитета заключается в защите родственных отношений, тех, которые сложились до момента решения вопроса о необходимости свидетельствования. Нельзя заставить лицо, обладающее свидетельским иммунитетом, давать показания, и если сделать из данного правила какое-либо исключение, можно подвергнуть сомнению сам институт свидетельского иммунитета, так как всегда можно найти основания для предположения о наличии у любого свидетеля информации в пользу обвиняемого и поэтому основанию предупреждать его об ответственности за отказ от дачи показания.

Вместе с тем, действующее уголовно-процессуальное законодательство не соответствует конституционным нормам (ст.51 Конституция РФ), поскольку предоставление права отказа от свидетельствования против себя самого, своего супруга и близких родственников, не отражено в ч.З ст.73 и ч.2 ст.399 УЖ РСФСР. В данном случае, Конституция имеет прямое действие, но отсутствие аналогичных норм в УЖ создает препятствие к единообразной следственной и судебной практике. Если же они и допрашиваются, то после разъяснения им требований ст.51 Конституции РФ, как правило, эти лица соглашаются давать показания и их допрос сводится преимущественно к сведениям о личности несовершеннолетних, условиях воспитания, учебы, характера и т.п. Здесь имеет место прямое действие конституционных норм, которые регулируют уголовно-процессуальные отношения. По данному вопросу мы согласны с Н.КИПНИСОМ в том, что част* 3 статьи 73 и часть 2 статьи 399 УЖ РФ в настоящее время фактически утратили свое

  • 44 -

действие.

Вместе с тем, по нашему мнению, законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого, может быть допрошен только об обстоятельствах, не относящихся к обвинению. Это могут быть сведения об условиях воспитания, жизни несовершеннолетнего, его учебы, наклонностях, увлечениях, круге знакомых и т.п. Кроме того, Закон (п.2 ч.1 ст.392 УПК) обязывает следователя и суд устанавливать условия жизни и воспитания несовершеннолетнего обвиняемого. Никто другой, как законный представитель:, не знает в каких условиях воспитывался и рос его ребенок, что могло повлиять или повлияло на изменение его поведения.

В практике часто встречаются случаи привлечения к участию в деле как законных представителей - работников органов опеки и попечительства, хотя это прямо и не вытекает из закона. В таких случаях возможность получения какой-либо информации от указанных лиц, связанной с обстоятельствами, отягчающими ответственность несовершеннолетнего обвиняемого, нередко полностью отсутствует. Представители данных органов обычно ничего не знают о совершении расследуемого преступления. Они дают показания о том, состоял ли на учете несовершеннолетний в инспекции по делам несовершеннолетних, с какого времени, по какой причине был поставлен на учет. Однако, и в этих случаях допроса данных представителей несовершеннолетнего обвиняемого, по нашему мнению, они должны предупреждаться об ответственности по ст.ст.181, 182 УК РСФСР, потому что они обязаны давать сведения, как представители государственных органов, а давая показания - обязаны говорить только правду*

I. КИПНИС Н. указ.раб. с.47; см.также В.ПАНКРАТОВ “О свидетельском иммунитете законных представителей” // “Советская Юстиция”, 1993 год, И 7, с.25.

  • 45 -

Регулирование правоотношений, связанных со свидетельским иммунитетом, нашло отражение и в названных выше трех проектах УПК. При анализе проектов, по нашему мнению, наиболее подробно данный институт урегулирован в проекте ЗЛУ, так как определяет довольно обширный перечень субъектов, разновидности, охраняемой законом, тайны (государственная, служебная, коммерческая и иная), порядок получения показаний от лица, которое обладает свидетельским иммунитетом и т.д.

Вместе с тем, одним из недостатков этого проекта является, на наш взгляд слишком подробная регламентация правоотношений. Вместе с этим, в проекте Прокуратуры практически не изменяется действующее в нынешнее время “положение о свидетелях, чем в УПК. Наиболее оптимальным вариантом представляется законопроект, подготовленный Министерством Юстиции РФ, так как отражает новые изменения по освобождению от дачи показаний определенных категорий лиц (см. ч.З ст.48) и, кроме того, предусматриваетсявозможность вызова иностранцев, проживающих за границей только с согласия последних для допроса их в качестве свидетелей (ст.516).

К субъектам, обладающим свидетельским иммунитетом, проект Министерства Юстиции относит:

  • судью, присяжного заседателя,
  • защитника подозреваемого, обвиняемого, подсудимого,
  • представителя потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика,
  • священнослужителя,
  • лицо, которое в силу своего малолетства или психических
  • и физических недостатков неспособно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них показания,

  • близкого родственника подозреваемого, обвиняемого, подсу димого, если он не дал согласия на допрос в качестве свидетеля по

данному делу.

  • 46 -

Указанный перечень содержится в ч.З ст.48 данного проекта, Законопроект, подготовленный ГПУ, расширяет перечень субъектов, на которых должен распространяться свидетельский иммунитет и, кроме указанного в проекте МЮ, дополняет следующими категориями:

/ - стажеры адвокатов, работники президиума коллегии адвокатов, юридических консультаций и других подразделений адвокатуры при оказании юридической помощи;

  • прокурор, следователь, дознаватель, секретарь судебного заседания;
  • журналист (ч.2 ст.106).
  • Кроме этого, проект ГПУ регламентирует получение сведений, составляющих государственную (ст.30 проекта) и служебную, коммерческую тайны (ст.30 проекта). При этом, в ст.29 проекта ГПУ “Охрана государственной тайны” указывается, что получение сведений, составляющих государственную тайну и могут быть получены только по возбужденному уголовному делу, причем, лицо, от которого требуются такие показания имеет право, по мнению автора данного законопроекта, убедиться в возбуждении производства по уголовному делу,

Однако, как и каким образом человек, не сведу•щий в юриспруденции может убедиться в возбуждении уголовного дела? Может быть путем обозрения постановления о возбуждении дела? Или имеющихся материалов по производству? Кроме этого, служащий, от которого требуется получение сведений составляющих государственную тайну, вправе получить разъяснение необходимости получения таких сведений, то есть авторы данного проекта предлагают вменить в обязанность следователю убеждение служащего о необходимости получения от него сведений, и предположительно напрашивается вывод о том, что если следователь не убедит служащего о такой необходимости, тогда последний вправе и отказаться от дачи показаний, пользуясь свидетельским иммунитетом. Обоснованность такого - разъяснения - сомнительна.

  • 47 -

В ст.30 “Сохранение служебной и коммерческой тайны” говорится о принятии мер по охране получаемых сведений, причем имеется четкая градация характера тайны: служебная, коммерческая и иная, охраняемая законом, тайна.

Видимо, в последний пункт под словом “иная”, авторы проекта стремились вложить как тайну усыновления, исповеди и т.п., “охраняемые законом”, тайны. В целом положительное содержание ст.ЗО перечеркивается п.З этой же статьи, где указано, что лицо не может отказаться от сообщения сведений со ссылкой на необходимость сохранения тайны, но вправе предварительно получить разъяснение о необходимости получения любых сведений когда нужно. Таким образом, достаточно следователю разъяснить лицу о необходимости получения от него сведений, составляющих, например, тайну исповеди и после этого священнослужитель обязан будет дать показания, так как “не вправе отказаться”.

В проекте Министерства Юстиции в ч.З ст.48 необходимо, по нашему мнению, ввести дополнительный абзац или часть, в которую внести указание на возможность распространения свидетельского иммунитета “и в других, предусмотренных законом, случаях”, так как в п.З ст.48 нет указания на возможность отказа от дачи показаний лиц, обладающих

дипломатической неприкосновенностью, врачей, банкиров, нотариусов,

пользующихся депутатов и других категорий. Открытый перечень субъектов свидетельским иммунитетом позволил бы более оперативно и оптимально регулировать необходимые правоотношения в процессе реализации уголовно- процессуальной деятельности. Кроме того, в этом же пункте необходимо, по нашему мнению, внести формулировку, которая могла бы быть, например, следующего содержания: “может быть допрошено в качестве свидетеля лицо, обладающее свидетельским иммунитетом, только с его согласия; в случаях, предусмотренных Законом”.

Кроме этого, остается не выясненным вопрос о возможности еле-

  • 48 -

дователя, суда обязать лицо, обладающее свидетельским иммунитетом, дать показания, смягчающие положение подсудимого. На наш взгляд, такие показания могут быть признаны допустимыми, если получены с согласия такого лица. Только добровольная дача показаний является кри-

доцустимости терием доказательства. По нашему мнению, нельзя использовать и те доказательства (показания свидетеля, обладающего иммунитетом), полученные следователем с согласия такого лица, которое в судебном заседании отказалось от дачи показаний и в данном случае необходимо получение согласия на оглашение и исследование его первоначальных показаний.

Распространение свидетельского иммунитета на определенные каг тегории граждан имеет несомненно положительное значение с моральной и нравственной стороны. Однако, как было указано ранее, к данному вопросу следует подходить осторожное С введением в действие нового уголовно- процессуального законодательства в статьях, регламентирующих свидетельский иммунитет, должны найти свое отражение такие вопросы, как:

основания применения свидетельского иммунитета, круг лиц,

порядок его применения,

правовые последствия допроса лица в качестве свидетеля, которое пользуется свидетельским иммунитетом.

Практический работникам следует применять, в случав подобного противоречия, нормы Конституции, не дожидаясь внесения изменений и дополнений в нормативные правовые акты.

  • 49 ~

ГЛАВА 2. ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СВИДЕТЕЛЯ, ЕЮ ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ.

§ I. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРАВА, ОБЯЗАННОСТИ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СВИДЕТЕЛЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Вопрос о правах, обязанностях и ответственности свидетеля, на первый взгляд, не вызывают каких-либо сомнений и подробно исследованы в научной литературе. Вместе с тем, более точное регламентирование этих прав и их реальное обеспечение заслуживают более подробного исследованияо

С момента реализации фактического и процессуального оснований, привлечения лица к участию в деле в качестве свидетеля, оно наделяется правами и обязанностями, определяющими его положение в уголовно-процессуальной деятельности. Уголовно-процессуальным законом регулируется положение свидетеля только непосредственно в сфере уго-

I. См.например: ЛА10ВИЕР Н. “Свидетель в нашем уголовном процессе” (права, обязанности и значение), Москва, Изд-во НКВД, РСФСР, 1928 год; БАЖАНОВ М.И. “Свидетели, их права и обязанности по советскому уголовно-процессуальному законодательству”, гос.издательство юридической литературы, 195Б год; ЯКУБ М.Л. “Показания свидетелей и потерпевших”, Изд-во МТУ, 1968 год; В.И.СМЫСЛОВ “Свидетель в советском уголовном процессе”, Москва, “Высшая школа”, 1973 год; М.Х.ХАБИБУЛЛИН “Ответственность за заведомо ложный донос и заведомо ложное показание по советскому уголовному праву”, Казанский университет, 1975 год; Н.Е.ПАВЛОВ “Долг свидетеля”, Москва, Советская Россия, 1989 год; В.ЗАШЦКИЙ, Л.БАШКАТОВ “Следоварь- свидетель?” “Советская Юстиция”, 1990 год Л 6 с.с.21-22; ТИХОНОВ А. “О процессуальной безопасности свидетеля и потерпевшего” // “Советская Юстиция”, 1993 год, И 20 и другие.

  • 50 -

ловно-процессуальных отношений. У лица возникают права и обязанности только в связи с расследованием или рассмотрением уголовного дела в различных стадиях процесса.

Однако, есть основания полагать, что свидетель должен быть яеделен определенными правами и обязанностями как до возбуждения производства по уголовному делу, так и после вступления приговора в законную силув Такое предположение обусловлено, прежде всего, обеспечением безопасности личности, предоставления гражданину реальных гарантий защиты его прав и интересов при отправлении правосудия по уголовным делам.

Согласно действующему законодательству, свидетель имеет права и обязанности, соответствующие определенным стадиям уголовного процесса (дознание, предварительное следствие, судебное разбирательство). Наделение свидетеля правами (обязанностями) до возбуждения уголовного дела, так и после вступления приговора в законную силу, в настоящее время законом не предусмотрено.

Уголовно-процессуальное законодательство не содержит отдель ной статьи, посвященной правам и обязанностям свидетеля. Закрепле ние в ст.73 УПК РСФСР только обязанностей свидетеля, негативно ска зывается на отношении к нему и практических работников правоохрани тельных органов. Права свидетеля в научной литерату ре, как будет показано ниже, выводятся из общих норм и отдельных статей, не относящихся прямо к процессуальному положению свидетеля.

В стадии проведения дознания или предварительного следствия, положение свидетеля регламентируется главой 12 УПК (ст.ст.155- 160), при проведении отдельных следственных действий с его участием -отдельными правовыми нормами (ст.ст.163-165, I8I-I83 и др.), а также общими нормами, относящимися к обязанностям свидетеля как на предварительном, так и судебном следствии (ст.ст.17, 22, 23, 69, 72-73, 79, 192, 106 УЖ).

  • 51 -

На первый взгляд, УШС достаточно полно регламентирует положение свидетеля, предусматривая возможность пользоваться родным языком, свидетельский иммунитет, возмещение расходов, процедурой вызова свидетеля. Однако, в целом, в регламентации прав свидетеля имеется один существенный недостаток: отсутствие правовых норм, направленных на обеспечение прав и законных интересов свидетеля. Анализ правовых норм?”так или иначе относящихся к положению свидетеля, с точки зрения обеспечения его безопасности, наделения и обеспечения свидетеля достаточными правами, которые были бы гарантированы другими правовыми нормами, приводит к выводу о необходимости совершенствования этих норм путем расширения прав свидетеля и возложения обязанности на должностных лиц по их обеспечению. Совершенно очевидно, что простая декларация права ничего существенного не изменит, если право не защищает определенные интересы, не гарантируется обязанностью другого лица обеспечить воплощение их в практической деятельности.

В процессуальной литературе распространен взгляд, что свидетель наделен достаточными правами для выполнения возложенных на него обязанностей. К таким правам свидетеля в соответствии с УПК относятся :

  • право на собственноручную запись своих показаний;
  • на пользование письменными заметками в случае вычислений или сложных расчетов, связанных со свидетельствованием;
  • постановку вопросов при проведении очной ставки лицу, с которым проводится данное следственное действие (с разрешения следователя);
  • пользоваться услугами переводчика при отсутствии знания языка, на котором ведется судопроизводство;
  • возмещение расходов, связанных с явкой по вызову;

  • 52 -

  • на обжалование неправомерных действий органа дознания, или следователю прокурору.

Кроме этого, отдельные авторы отмечают наличие у свидетеля также и иных прав. Например, М.И.БАЖАНОВ считает, что свидетель, кроме указанных выше прав, также вправе требовать точной записи своих показаний, знакомиться со своими показаниями и требовать внесения поправок и дополнений, просить повторного допроса при наличии

дополнений, обладает правом быть допрошенным объективно, беспри-

т страстно, без оскорблений и принуждений.

В.И.СМЫСЛОВ формулирует права свидетеля несколько иначе, и кроме указанного, полагает, что свидетель вправе также: давать показания свободно, без принуждения; формулировать ответы на вопросы по своему усмотрению, имеет право на свободный рассказ, на отказ от показаний, связанных с самообвинением, право ходатайствовать о переводе показания, на которые ссылается следствие, право на уклонение

2

от показаний, не имеющих значение и отношение к уголовному делу.

Н.Е.ПАВЯОВ считает, что свидетель также имеет право быть отпущенным с работы, учебы, службы; быть допрошенным во время, указанное в повестке; расчитывать на благожелательное отношение при его допросе; ходатайствовать о допросе один на один со следователем; несовершеннолетний свидетель вправе заявить ходатайство о его допросе в отсутствие кого бы то ни было; право на заявление отвода переводчику; ходатайство о записи его показаний на магнитную пленку или их стенографирование; право на личную проверку записи своих показаний в протоколе; право требовать внесения исправлений и дополнений в протокол, делать замечания по протоколу, если он участ-

  1. М.И.БАЖАНОВ, Указ.раб., с.с.29-33.
  2. В.И.СМЫСЛОВ, Указ.раб., с.с.48-55.
  • 53 -

вует в следственном действии (осмотре, обыске, выемке, следственном эксперименте или опознании).

Указанные в названных работах права, характеризуют процессуальное положение свидетеля в уголовном процессе, но не имеют адекватного закрепления в законе. Некоторые, приведенные выше права, например, право на отвод переводчика, не отражены в законе и их можно рассматривать только с точки зрения общих норм УПК или предложений, направленных на изменение действующего уголовно- процессуального законодательства.

Для того, чтобы были получены полные и объективные показания свидетеля, ему необходимы права, достаточные для защиты его жизненно-важных интересов (жизни, здоровья, чести, достоинства, имущества его и его родственников и близких людей, судьба которых ему небезразлична). Для реального обеспечения этих прав свидетеля необходимы гарантии их осуществления, которые не должны быть декларативными. Только в этом случае можно говорить о процессуальном положении свидетеля, о его правах и обязанностях и ответственности.

Таким образом, свидетель должен быть наделен такими правами, которые бы в достаточной мере защищали его законные интересы, чтобы его права гарантировались законом и лицами, ведущими производство по делу.

Уголовно-процессуальное законодательство содержит совокупность норм, направленных на правовое регулирование положения свидетеля в уголовном процессе. К правам свидетеля по действующему законодательству можно отнести следующие:

‘право выступать на предварительном следствии и в суде на родном языке и пользоваться услугами переводчика (ст.17 УПК);

I. Н.Е.ПАМОВ, Указ.раб., с.с.129-140.

  • 54 -

обжаловать действия и решения суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание (ст.22 УПК);

% получить возмещение понесенных расходов (сохранение по месту работы среднего заработка за время, затраченное по вызову, или воз-Награждения за отвлечение от обычных занятий, а также возмещение расходов по явке (транспортные расходы, суточные, наем гостиницы), (ст.106 УПК);

t на присутствие понятых того же пола, в случае проведения освидетельствования (ч.4 ст.181 УПК);

быть допрошенным в месте своего нахождения (ст.157 УПК); быть допрошенным в отсутствие подсудимого (ст.285 УПК);

• на присутствие педагога при допросе несовершеннолетнего сви детеля (до 14-ти лет), (ст.ст. 159, 285 УПК);

право пользования письменными заметками в случав, когда его  показания относятся к каким-либо цифровым и другим данным, которые  трудно удержать в памяти (ст.284 УЖ);

• собственноручно написать собственные показания (т.4 ст.160 УПК);

ч требовать дополнения протокола и внесения в него поправок (ч.З ст.160 УПК);

задавать вопросы с разрешения следователя на очной ставке лицу, с которым проводится следственное действие (ч,2 ст.163 УЖ);

давать показания по собственной инициативе с согласия, в случае обладания дипломатическим иммунитетом (ст.33 УЖ);

делать заявления при производстве следственных действий с  его  участием, требовать внесения изменений, дополнений или исправлений  в протокол (ст. 102 УЖ);

• возражать против действий, унижающих его честь и достоинство или опасных для здоровья при проведении освидетельствования (ч.б ст.181).

  • 55 -

Приведенный перечень процессуальных прав свидетеля по действующему УПК обширен, однако, это не говорит о действительно реальных правах свидетелей по защите своих интересов. Кроме того, реализация некоторых прав поставлена в зависимость от усмотрения следователя, суда. Так,например, право задавать вопросы при проведении очной ставки лицу, с которым она проводится, а также право на допрос по месту нахождения свидетеля, зависит от усмотрения следователя.

Некоторые из перечисленных прав свидетеля требуют иного правового закрепления и усиления правовых гарантий. Прежде всего, на наш взгляд, это относится к следующим правам свидетеля:

  • быть допрошенным в месте своего нахождения (ст.157 УПК),
  • быть допрошенным в отсутствие подсудимого (ч.2 ст.285 УПК),
  • отказаться от дачи показаний при обладании дипломатическим иммунитетом (ст.33 УПК),
  • обжаловать неправомерные действия должностных лиц (ст.ст. 22, 218 УПК);
  • защищаться от действий, унижающих его часть и достоинство или опасных для здоровья при проведении освидетельствования (ст.181 УПК),
  • на возмещение понесенных расходов, связанных с явкой по вызову (ст.106 УПК),
  • на собственноручное написание собственных показаний (ст.4 ч.ст.160 УПК).
  • Вопрос о месте проведения допроса свидетеля приобретает, в настоящее время, особое значение, в связи с участившейся практикой оказания давления на свидетеля, запугивания его с целью отказа от дачи показаний или дачи ложных показаний при проведении процессуальных действий с его участием. При удовлетворении просьбы свидетеля об изменении места допроса, у следователя должно быть доста-

  • 56

точно данных, указывающих на наличие в отношении свидетеля реальной угрозы его законным интересам. В случае отказа следователем в просьбе свидетеля об его допросе по месту нахождения и вызова свидетеля, либо его принудительного привода, свидетель вправе обжаловать этот отказ следователя и привод - прокурору.

Право на обжалование неправомерных действий органа дознания, следователя, прокурора,-свидетелем,предусмотрена статья 218 УЖ, где указано, что действия должностных лиц могут быть обжалованы прокурору непосредственно, либо через лицо, действия которого обжалуются. Вместе с тем, практика правоохранительных органов гор.Воркуты, Республики Коми и Кировской области не знает ни одного примера подачи жалобы свидетелем на действия должностного лица.

С целью обеспечения безопасности свидетеля и охраны его законных интересов в уголовном судопроизводстве предусмотрена возможность допроса несовершеннолетнего свидетеля в отсутствие подсудимого. Это правило указано в ч.2 ст.285 УПК и может иметь положительное действие, поскольку устранение причины воздействия на психику несовершеннолетнего, способствует правдивым и полным показаниям. По нашему мнению, целесообразно распространить это правило и на совершеннолетних свидетелей, особенно при рассмотрении судами дел об особо-опасных, тяжких преступлениях, совершенной преступной группой.

После возвращения подсудимого в зал судебного заседания, показания свидетеля, допрошенного в отсутствие этого подсудимого, должны быть оглашены и подсудимому должна быть предоставлена возможность задать вопросы свидетелю относительно его показаний. В таком случае не будет нарушено право подсудимого на исследование доказательств, заявление ходатайств, поскольку ему предоставлено право на участие в исследовании показаний, данных свидетелем в его отсутствие.

  • 57 -

Право на отказ от дачи показания предусмотрено в статье 33 УПК. Однако, имеется ввиду только дипломатический иммунитет, который и дает возможность получения показаний от свидетеля при его согласии, либо по просьбе. Распространение данного правила в связи с введением новых институтов в уголовный процесс, несомненно расширит свидетельский иммунитет на близких родственников, журналистов, депутатов, священнослужителей, нотариусов, служащих, работа которых непосредственно связана с государственной, коммерческой и иной тайной и других категорий граждан… Однако, наличие свидетельского иммунитета и соответствующее ему право на отказ от дачи показания, должно быть урегулировано правовыми нормами, закрепленными в конкретных статьях УПК, что было отмечено нами ранее (см.гл.1 § 2).

Норма устанавливается на недопустимые со стороны кого бы то ни было действия, унижающие честь и достоинство свидетеля, либо опасные для его здоровья при освидетельствовании (ч.4 ст.180 УПК), нуждается в изменении, прежде всего, потому, что в данной статье указан запрет только на действия, которые могут унизить достоинство свидетеля, но не его честь. Кроме того, указано, что действия могут быть опасными только при проведении освидетельствовани, при проведении других следственных действий подобного запрета не имеется. Речь идет только о незаконных действиях, угрожающих здоровью свидетеля и не сказано ничего об угрозе его жизни, жизни его близких, судьба которых свидетелю небезразлична, их имуществу и др., что значительно сужает защиту прав и интересов свидетеля. Применение освидетельствования свидетеля в практической деятельности применяется редко, но в целом она имеет положительное значение.

Целесообразно было бы распространить ее действие на все следственные и судебные действия, проводимые с участием свидетеля, или же включить ее основные положения в более общую норму-принцип, со-

  • 58 -

держащуюся в общей части уголовно-процессуального Кодекса.

ПРАВО НА СОБСТВЕННОРУЧНОЕ НАПИСАНИЕ СВОИХ ПОКАЗАНИЙ свидетелем (ч.4 ст.160 УПК) гарантирует более правильное изложение его показаний. Данное право должно быть разъяснено свидетелю перед началом его допроса, как, впрочем, и все другие, имеющиеся у него права. Свидетель сам должен решать - воспользоваться ли ему правом на собственноручное написание своих показаний. Не исключено, что свидетель, после прочтения протокола допроса, составленного следователем, пожелает собственноручно его дополнить и ему должна быть предоставлена такая возможность. Данная правовая норма действует только в стадии досудебного производства. При рассмотрении дела в судебном заседании, свидетель лишен возможности на прочтение записи своих показаний, хотя, впоследствии, может быть привлечен к уголовной ответственности за дачу суду заведомо ложного показания. Целесообразно было бы предоставить свидетелю возможность собственноручного написания своих показаний, которые могут оглашаться в судебном заседании в случае наличия угрозы его безопасности при даче показаний суду.

Можно предусмотреть такое правило, как исключение из общего порядка допроса свидетеля. Исключительность обосновывается интересами безопасности свидетеля.

В литературе справедливо, на наш взгляд,высказывается мнение об оглашении свидетельских показаний, когда они не оспариваются обвиняемым или защитником и приводится практика суда в Японии, когда прокурор предоставляет суду письменные показания свидетелей, если они не оспариваются подсудимым и его защитником, в противном же случае свидетель вызывается в суд.

I. См. ТОМИН В.Т. “Острые углы уголовного судопроизводства”, Москва, Юридическая литература, 1991 год, с.85.

  • 59 -

Ограничение права обвиняемого на защиту, выражающееся в невозможности задать свидетелю, не явившемуся в суд, вопросы и, тем самым, исследовать существо его показаний, имеет место и в действующем УПК (ст.286 УПК РСФСР). Кроме этого, в проекте УЖ, внесенном в Государственную Дума в июле 1995 года в п.З ч.1 ст.322 указана возможность оглашения показания свидетеля (и потерпевшего) “при отсутствии в судебном заседании… в связи с обеспечением их безопасности”. Правомерность оглашения свидетельских показаний определенным образом одобрена практикой Верховного суда РСФСР (См. например Бюллетень Верховного Суда СССР, 1989 год № I, с.34; Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1987 год, № 10, с.6, а также п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 сентября 1975 г.).

Решение о возможности оглашения показаний принимается судом после выяснения мнения всех участников процесса. Невыполнение данного требования может повлечь отмену приговора как существенное нарушение уголовно-процессуального закона.

ПРАВО СВИДЕТЕЛЯ НА ВОЗМЕЩЕНИЕ РАСХОДОВ, СВЯЗАННОЙ С ЯВКОЙ по вызову содержится в статье 106 УПК, где указано, что свидетель имеет право на сохранение среднего заработка по месту своей работы, за отвлечение от обычных занятий он имеет право на вознаграждение, а также на возмещение расходов по явке к следователю и в суд (транспортные расходы, суточные, наем гостиницы). Со времени принятия в 1961 году Уголовно-процессуального Кодекса РСФСР данная статья практически не претерпевала каких-либо существенных изменений в части улучшения положения свидетеля при возмещении ему расходов, за исключением дополнения статьи Указом Президиума Вер-

I. Г.ДРОЗДОВА “Исследование судом обстоятельств уголовного дела” // “Советская Юстиция”, 1990 год, № 17, с.с.18-19.

  • 60 -

ховного Совета РСФСР от 31.08.1966 года.1

Данная правовая норма носит отсылочный характер, то есть порядок регулирования выплаты, суммы, срока и другие моменты регулируются Правительством РФ. В прошлом свидетелю производилось далеко не полное возмещение его расходов. Только в последнее время на выплату расходов свидетелю стало распространяться правило выплаты командированных лицу (их расходов), что в определенной мере стало отражать действительные затраты свидетеля по явке.

В последнее время существующая диспозиция ст.106 УЖ РСФСР подвергается справедливой критике в части сохранения заработной платы свидетеля за время его явки по вызову в связи с тем, что кроме государственных форм есть и другие формы собственности, например, частные предприятия, которым невыгодно платить работнику в подобных случаях. ДЕМИДОВ В.Н. предлагает сохранить выплату заработной платы только на государственных предприятиях, в других же случаях, свидетелям выплачивать за счет средств государства, а затраты включать в

2

судебные издержки. На необходимость взыскания судебных издержек и

принятие мер к применению возмещения с осужденного, обращалось вни-

3 мание Верховного Суда РСФСР.

” • • ~ • ‘ •«’ • ‘ * ‘ ‘ ““•

  1. Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1966 год, № 36 ст.Ю18.
  2. ДЕМИДОВ В.Н. “Уголовное судопроизводство и материальные затраты”, автореф.канд.дисс., Казань, 1995 год, с.7.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 26 сентября 1973 года (в редакции от 21 декабря 1993 г.) “0 судебной практике по применению законодательства о взыскании судебных издержек по уголовным делам” //”Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации’.’ I96I-I993 г.г., Москва, “Юридическая литература”, 1994 год, с.193.
  • 61 -

Выплата расходов по явке свидетеля обычно связана с выездом в другой город или местность. Выезд свидетеля с места проживания не всегда для него желателен. Достаточное возмещение свидетелю расходов по явке стимулирует его правомерное поведение. Однако, нежелание являться по вызову и сама неявка часто бывает причиной отложения судебного разбирательства, длительного нерассмотрения дела судом, Впоследствии, необходимо решать вопрос о принудительном приводе свидетеля. Так, Воркутинским судом в марте 1995 года было вынесено определение о приводе свидетеля ЖУКОВА, проживающего в г.Санкт-Петербург и являющегося свидетелем совершения убийства проводника почтовой? вагона. Неоднократные судебные заседания заканчивались отложением, ввиду неявки свидетелей, которые проживали в г.Санкт-Петербург. Работникам милиции судом были оплачены средства для поездки в г.Санкт-Петербург и обратно, с расчетом поездки и свидетеля ЖУКОВА. После доставления этого свидетеля в суд, его допроса - ему были возмещены все расходы, в том числе и оплата белья при проезде в поездке в купейном вагоне на обратный проезд.

ПРАВО СВИДЕТЕЛЯ ДАВАТЬ ПОКАЗАНИЯ НА РОДНОМ ЯЗЫКЕ, прежде всего, связано с тем обстоятельством, что именно на том языке, которым он лучше владеет, свидетель может наиболее полно и точно изложить интересующие следствие события и факты. Вместе с тем, если свидетель не владеет языком, на котором ведется судопроизводство, он ВПРАВЕ ИМЕТЬ ПЕРЕВОДЧИКА. Однако, если свидетель владеет только тем языком, который ему знаком хорошо, вряд ли можно назвать правом предоставление ему переводчика, так как на другом каком-либо незнакомом ему языке он, как правило, и слова сказать не может.

I. Архив Воркутинского горнарсуда, дело № 1-284/95 по обвинению КОРОЛЬ Я.Я. по статье 103 УК РСФСР.

  • 62 -

Вместе с тем, по нашему мнению, если свидетель владеет языком, на котором ведется судопроизводств, но желает давать показания на своем родном языке, ему должен быть предоставлен компетентный переводчик.

Обеспечение свидетелю, не владеющему языком судопроизводства переводчика, является задачей лица, в чьем ведении находится производство по уголовному делу. Переводчик должен иметь достаточные знания в области языка, которым владеет свидетель. Компетентность переводчика устанавливается следователем, судом, так, как это следует из правового содержания процессуального положения лица, участ-

т

вующего в деле в качестве переводчика (ст.57 УПК). Однако, никто иной, как только свидетель может и, по нашему мнению, вправе зая вить: компетентен ли данный переводчик, либо нет. Но свидетель по действующему законодательству не наделен правом заявления отвода переводчику по основаниям его некомпетентности, так как не указан в перечне субъектов, обладающих правом заявления отводов (ч.2 ст.66 УЖ). А такое право на отвод переводчика свидетелю необходим, по скольку, в случав неправильного перевода: во-первых - искажается содержание показаний свидетеля, что может ввести следствие или суд в заблуждение; во-вторых - свидетель может быть привлечентк уголовной ответственности за “заведомо ложное” показание, хотя сообщил все правдиво. Как в первом, так и во втором случаях, на деление свидетеля правом отвода переводчика по причине некомпе тентности - обоснованно.

I. Процесс установления компетентности переводчика предлагается проводить путем постановки судом вопросов переводчику: в совершенстве ли он владеет языком судопроизводства и языком лица, нуждающегося в переводчике; ориентируется ли он в специальной терминологии и т.д.После этого,предлагается обменяться переводчику с лицом,нуждающимся в его услугах фразами и выяснить понимают ли они ДРУГ друга//В.Б0РЭ0В, В.КОБЯЮВ “Об участии переводчика в суде”// Плта-Шотиттия. 1993 год, с. 14.

  • 63 -

Проблема предоставления переводчика как на предварительном следствии, так и в судебном заседании часто бывает трудноразрешимой вследствии отсутствия лиц, обладающих знанием иностранного языка. Решение этого вопроса Н.ЛЕБЕДЕВ видит в составлении перечня организаций, имеющих в своем штате компетентных переводчиков и рассылке

I

Министерством Юстиции в районные, городские суды.

ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ ПРИСУТСТВИЕ ПЕДАГОГА при допросе несовершеннолетнего свидетеля, не достигшего на момент допроса 14-ти лет, предусмотрено как в стадии предварительного следствия (ст.159 УПК), так и в суде (ст.285 УПК). Обязанность обеспечения педагогом, то есть лицои, имеющим педагогическое образование и опыт работы с несовершеннолетними, вменяется должностному лицу, расследующему дело. По усмотрению следователя или суда, присутствие педагога также возможно и при допросе несовершеннолетнего свидетеля в возрасте от 14-ти до 16 лет. Данное правило, прежде всего, учитывает неустоявшуюся и несформировавшуюся психику несовершеннолетнего, с ее особенностями, воспри/ятием, мышлением.

В практической деятельности нередко возникают трудности, связанные с обеспечением педагога при допросе указанных свидетелей. Прежде всего, это связано с отвлечением педагогов от обычных занятий, получением их согласия на участие в допросе, определенным фор- . мализмом данного участия и, как следствие этого, нежеланием самих педагогов присутствовать при допросах. На практике педагог присутствует при допросе несовершеннолетнего свидетеля и обычно вопросов не задает, хотя ему процессуальные права и обязанности разъясняются; дополнений и изменений в протокол не вносит. Роль педагога при допросе составляет установление контакта следователя со свидетелем,

I. Н.ЛЕЕЕДЕВ “Актуальные темы” // “Советская Юстиция”, 1991 год, № 5, с.26.

  • 64 -

то есть он принимает участие скорее как психолог, нежели чем как педагог, поскольку ему более близка психология несовершеннолетних, малолетних, ему легче сформулировать фразы, ответы, вопросы, чем следователю.

Отсутствие педагога, как лица, имеющего необходимый опыт работы и образование, при допросе свидетеля, не достигшего возраста 14-ти лет является нарушением уголовно-процессуального закона и ведет к недопустимости полученных показаний.

Заслуживает внимание практика некоторых регионов, отдельных судов, где дела о преступлениях несовершеннолетних (так как именно по таким делам чаще всего являются несовершеннолетние свидетели), рассматривают судьи с большим опытом работы, либо, имеющие определенный педагогический опыт или стаж работы. Международный опыт расследования дел о преступлениях несовершеннолетних указывает на возможность, или скорее, необходимость создания специализированных судов по рассмотрению дел данной категории. Так, в п.2 ст.14 Пекинских правил указывается, что “судебное разбирательство должно отвечать интересам несовершеннолетнего и осуществляться в атмосфере понимания, что позволяет несовершеннолетнему участвовать в нем и излагать свою точку зрения”.

  1. Так, Ростовский областной суд на предварительном слушании 25 ноября 1994 г. уголовного дела по обвинению Кочергина в убийстве двух человек исключил из разбирательства дела по ходатайству защитника показания малолетней Фриз, допрошенной на предварительном следствии без участия педагога // “Летопись суда присяжных. Прецеденты и факты” Бып.4, Москва, 1995 год, с.12.
  2. “Международные нормы и правоприменительная практика в области прав и свободы человека” (Пособие для российских судей), Москва, 1993 год, с.68с
  • 65 -

Атмосфера такого суда более благоприятна для дачи правдивых и полных показаний несовершеннолетним.

ПРАВО ТРЕБОВАТЬ ВНЕСЕНИЯ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В ПРОТОКОЛ следственного действия, проводимого с участием свидетеля, имеет свое действие только в стадии предварительного следствия. В суде свидетель таким правом не наделен, хотя такое право направлено, прежде всего, на полноту его показаний, цель которых - установление фактических обстоятельств происшедшего. Следователь, получая информацию от свидетеля, как бы “пропускает” ее через свою мыслительную деятельность, в процессе чего возможны определенные искажения сведений, изменение их содержания. С целью устранения подобного, свидетелю должно быть предоставлено право замечаний н* протокол •

Реализация этого права является одной из гарантий против необоснованного привлечения свидетеля к уголовной ответственности за дачу заведомо ложного показания или даже запугивания возможностью такого привлечения. Свидетель перед началом допроса предупреждается об уголовной ответственности по ст.ст. 181, 182 УК РСФСР, поэтому он вправе проверить и корректировать записанные следователем его показания.

Данное правило относится также и к фиксации показаний свидетеля при аудио- или видеозаписи его допроса. Свидетель вправе прослушать запись (просмотреть) и удостоверить ее тождество с его показаниями. В случае расхождения (по техническим и иным причинам) он вправе вносить изменения и дополнения, подлежащие обязательному, после окончания прослушивания и просмотра, дополнительному записыванию показаний на аудиопленку, регулируются ч.4 ст.141 УЖ), однако, видеозапись показаний законом не предусмотрена, несмотря на то, что при расследовании тяжких преступлений именно видеозапись

  • 66 -

применяется довольно часто. Здесь имеет место аналогия закона, то есть, порядок проведения видеозаписи производится по аналогии с аудиозаписью. Изменение ст.141-1 УЖ урегулирует уже существующую практику в части видеозаписи показаний и других доказательств.

Кроме указанного, немаловажным представляется воспроизведение звуко-и видеозаписи в случае необходимости ее прослушивания в порядке и на основаниях ст.286 УЖ, когда имеют место противоречия в показаниях свидетеля, а также при наличии причин, исключающих его явку в судебное заседание. Конечно, в таком случае, участники процессе лишены возможности непосредственно исследовать доказательства, задавать вопросы, что является определенным отступлением от принципа устности в уголовном процессе. Тем не менее, те же лица в еще большей мере лишены такой возможности в случае оглашения судом протокола допроса свидетеля. Возможность воспроизведения аудио-и видеозаписи в судебном заседании заслуживает особого внимания с точки зрения обеспечения безопасности свидетеля.

По нашему мнению, при наличии веских оснований угрозы жизни, здоровью и другим важным интересам свидетеля, суду должно быть предоставлено право воспроизведения записи его показаний нааудио-шш видеопленке без вызова его в суд. Естественно, что свидетель в таких случаях должен быть допрошен во время записи наиболее полно и подробно с тем, чтобы устранить все вопросы, которые могут быть заданы участниками процесса в суде. Обязательно, перед записью и во время записи - письменной протоколирование допроса. Требования, касающиеся надлежащего оформления протокола в полной мере должны относиться и к порядку записи на пленку. Видеозапись может быть проведена не только при допросе свидетеля, но и при проведении иных следственных или процессуальных действий с его участием.

Совершенствование процедуры фиксирования судебного заседания

  • 67 -

требует изменения. Так, предлагается внести изменения в ч.2 ст.264 УПК о необходимости проведения звукозаписи всего хода процесса в суде при одновременной записи происходящего на три диктофона.1 Кроме этого, отмечается положительный, на наш взгляд, опыт американского уголовного процесса, когда стенографирование секретарем судебного заседания фиксирует каждое слово, произнесенное обвиняемым, свидетелем, защитником, обвинителем, судьей и остальными участниками процесса. Эта запись служит официальным, доступным для всех протоколом процесса. Кроме стенографирования, фиксация происходящего в судебном заседании может производиться одновременно на четыре аудиокассеты. При этом, секретарь судебного заседания американ-

я ского суда “нажимает только на клавиши”.

Относительно внесения изменения и исправлений необходимо отметить особо. Протокол любого следственного или судебного действия является важным документом, фиксирующим порядок и существо проведения какого-либо процессуального действия. Внесение изменений и исправлений препятствует правильному восприятию написанного. По нашему мнению, неточности в протоколе можно устранить путем дополнительной записи в конце протокола, но не путем исправления уже написанного. В практике нередко возникают неточности записи свидетельских показаний. Более рациональным и целесообразным было бы внесение дополнений в конце протокола, которые бы и указывали на правильность, либо неправильность существа протокола. Это предложение

  1. ЕГОРОВ К.С. “Проблемы криминалистического обеспечения судебного следствия”, автореф.канд.дисс., Москва, 1994 г., с.13.
  2. Б0Б0Т0В СВ., ЧИСТЯКОВ Н.Ф. “Суд присяжных: история и современность”, независимое изд-во “Манускрипт”,Москва,1992 г.с.27.
  3. В.ШЛУДНЯКОВ “Американский суд глазами ленинградцев” // “Вестник Верховного Суда СССР”, 1991 г., $ 10, с.12.
  • 68 -

касается только показаний свидетеля, так как исправление всех необходимых для каждого протокола реквизитов (время, место, лиц, присутствовавших при составлении и т.п.), (ст.ст.141, I4I-I УЖ) возможно написанием удостоверительной записи лица, составившего его и лиц, присутствовавших при этом.

ПРАВО БЫТЬ ЗАЩИЩЕННЫМ ОТ ДЕЙСТВИЙ, УНИЖАЮЩИХ ДОСТОИНСТВО при проведении освидетельствования,является одним из важных прав свидетеля, поскольку есть действия, связанные с обнажением тела. Возможность проведения освидетельствования предусмотрена действующим законодательством в ст.181 УПК. Принято считать, что такое следственное действие урегулировано законом с целью обнаружения на теле свидетеля особых примет для установления каких- либо фактов или обстоятельств. Необходимостью существования данного института можно считать установление примет на теле свидетеля с целью идентификации его личности, удостоверения.

Само освидетельствование проводится на основании постановления лица, ведущего производство по делу и обязательно для свидетеля, то есть, носит характер принуждения к выполнению. В указанных выше проектах УПК имеется неоднозначное решение данного вопроса. Так, в проекте Министерства Юстиции в ч.2 ст.177 указано, что постановление о производстве освидетельствования обязательно для обвиняемого и подозреваемого. Таким образом, презюмируется необязательность выполнения постановления об освидетельствовании для других лиц, в том числе и свидетеля. Иначе данный вопрос решен авторами проекта ГПУ, где в п.п.4, 5 ч.З ст.106 указано в качестве одной из обязанностей свидетеля подвергаться проведению освидетельсвования.

Получение согласия на проведение освидетельствования в отноше-

  1. Законопроект МЮ, указ.лит-ра, с.99
  2. Законопроект ГПУ, указ.лит-ра, с.с. II3-II4.
  • 69 -

нии свидетеля является одним из необходимых условий обеспечения его ^ прав и законных интересов. Именно по этому пути идет проект МЮ. Кроме проведения освидетельствования, необходимо получение согласия от свидетеля и на проведение в отношении его судебно-психиатрической экспертизы с целью установления возможности правильно воспринимать и воспроизводить, имеющие значения для дела, обстоятельства. Только добровольное волеизъявление может являться основой применения каких- либо процессуальных действий по отношению к свидетелю. Получение согласия свидетеля на проведение в отношении его освидетельствования высказывалось в научной литературе и ранее.

ПРАВО СВИДЕТЕЛЯ НА ПРИСУТСТВИЕ1 ПРИ ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИИ ПОНЯ-ШХ ОДНОГО С НИМ ПОЛА закреплено в ч.4 ст.181 УПК и в определенной мере гарантирует ему обеспечение его интересов при вовлечении в сферу действия уголовного судопроизводства.

ПРАВО ДАВАТЬ ПОКАЗАНИЯ СВОБОДНО И БЕЗ ПРИНУЖДЕНИЯ давно утвердилось в научной литературе. Оно предполагает запрет оказания противоправных воздействий при получении свидетельских показаний (угроз. запугивания, физического и иного ; насилия т.п.). Однако, перед началом допроса, свидетель предупреждается об уголовной ответственности -за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложного показания. Сам процесс подобного предупреждения носит предупредитель-

  1. В литературе отмечается недопустимость принудительного освидетельствования в судебном заседании и указывается как на одно из важнейших условий производства данного процессуального действия в суде
    • его добровольность // См.ЧЕРКАСОВА Н.Ю. “Исследование доказательств в суде первой инстанции” // Автореф.канд.дисс., Казань, 1993 год, с.9.
  2. См.например: РАХУНОВ Р.Д. “Свидетельские показания в советском уголовном процессе”, Москва, 1955 год, с.51.
  • 70 -

ный характер, то есть, если свидетель обязан давать показания, вряд ли можно считать дачу показаний его правом. Само предупреждение об ответственности носит психологическое воздействие.

ПРАВО ХОДАТАЙСТВОВАТЬ О ПОВТОРНОМ ДОПРОСЕ в целом может положительно влиять на установление фактических обстоятельств дела, но не нашло своего отражения в действующем законе, так как свидетель лишен права заявления каких-либо ходатайств.

Будучш ранее уже допрошенным, свидетель вправе дополнительно пояснить какие-либо обстоятельства, уточнить существенные моменты. Необходимо наделить свидетеля правом заявления ходатайства о проведении повторного (дополнительного) допроса. Такие случаи могут иметь место после проведения очной ставки, когда показания одного свидетеля существенно противоречат показаниям другого свидетеля, потерпевшего, обвиняемого, а также в других случаях,

ПРАВО БЫТЬ ДОПРОШЕННЫМ ОБЪЕКТИВНО, БЕСПРИСТРАСТНО, БЕЗ ОСКОРБЛЕНИЙ И ПРИНУЖДЕНИЙ, не урегулированное действующим законом, могло бы быть внесено в общую норму УПК, касающуюся уважения прав и интересов всех участвующих в деле лиц, а также других, вовлекаемых в уголовно-процессуальную деятельность.

ПРАВО НА СВОБОДНЫЙ РАССКАЗ, ФОРМУЛИРОВАНИЕ ОТВЕТОВ НА ВОПРОСЫ, НА ОТКАЗ ОТ САМООБВИНЕНИЯ, НА ЗАЯВЛЕНИЕ ХОДАТАЙСТВА О ПЕРЕВОДЕ СВИДЕТЕЛЮ ПОКАЗАНИЙ ЛИЦ, НА КОТОРЫЕ ССЫЛАЕТСЯ СЛЕДСТВИЕ ШГИ СУД, по на-

выражены в Законе . шему мнению, не совсем четко . В целом, право на свободный рассказ - положительно, поскольку предоставляется свидетелю наибольшее благоприятствование при сообщении сведений. Однако, часто такое право нарушается, поскольку допрос начинается с постановки вопросов и немедленной фиксацией ответов на них. Формулирование ответов на вопросы, кроме свидетеля, никто не может сделать, однако, следователь может при протоколировании показаний формулировать ответы по-своему.

  • 71 -

Но, в таком случае, свидетель вправе сделать, подлежащие внесению в протокол, замечания и дополнения в части неправильности формулирования ответов. Вряд ли формулирование ответов можно назвать правом свидетеля.

_ о переводе

Право свидетеля на заявление каких-либо ходатайств в законе не

урегулировано, следовательно, он не вправе требовать перевода ему показаний других лиц. Его должны интересовать только собственные показания, их полнота и достоверность.

ПРАВО СВИДЕТЕЛЯ НА УКЛОНЕНИЕ ОТ ОТВЕТОВ, ОТНОСИТЕЛЬНО ФАКТОВ, НЕ ИМЕЮЩИХ ОТНОШЕНИЕ К ДЕЛУ также, на наш взгляд, видится довольно проблематичным, поскольку только следователь и суд могут решить, что относится к делу, а что нет, так как установление обстоятельств, составляющих предмет доказывания, возложено на лиц, ведущих производство по делу. На основании ст.71 УПК доказательства оцениваются по внутреннему убеждению суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, в совокупности всех собранных по делу доказательств. Кроме того, закон определяет, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы (ст.74 УПК)в

Особенно следует отметить, что, по нашему мнению, свидетель вправе уклониться от рассказа обстоятельств его личной жизни, которые не относятся к расследуемому делу, поскольку тайна личной жизни гарантируется Конституцией и никто в это не вправе вмешиваться.

Не нашли своего отражения в действующем законе такие права, как ПРАВО БЫТЬ ОТПУЩЕННЫМ С РАБОТЫ, БЫТЬ ДОПРОШЕННЫМ ВО ВРЕМЯ, УКАЗАННОЕ В ПОВЕСТКЕ, НА БЛАГОЖЕЛАТЕЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ ПРИ ДОПРОСЕ. Вместе с тем, право быть отпущенным с работы, одновременно является обязанностью свидетеля явиться в точно назначенное время. Относительно допроса вовремя и благожелательное отношение при допросе следователем и судом - эти нормы следовало бы внести в общую статью об ува-

  • 72 -

жении интересов участвующих в деле лиц. Вместе с тем, право быть допрошенным в назначенное в повестке время, существенно гарантирует обеспечение интересов свидетеля. В практике судом, когда рассмотрение дела откладывается по различным объективным причинам, повторный вызов в новое судебное заседание свидетелей по делу не имеет уже позитивного воздействия на явившихся в первое заседание свидетелей, которых суд не допросил, они не желают повторно являться. Проблема явки к следователю и в суд будет исследована при рассмотрении обязанностей свидетеля. Однако, с явкой непосредственно связано право свидетеля на собственноручное написание своих показаний. То есть, например, по делам сокращенной процессуальной формы можно было бы предложить свидетелю самому написать показания об известных ему обстоятельствах, после чего выслать почтой в адрес следователя (наложенным платежом). Это правило можно ограничить тремя условиями:

показания такого свидетеля не являются существенными по делу;

свидетель не может явиться к следователю по уважительной причине, а направление отдельного поручения нецелесообразно;

при ознакомлении с материалами дела, обвиняемый и другие участники процесса не заявили ходатайств о проведении очной ставки с таким свидетелем.

ПРАВО СВИДЕТЕЛЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ПИСЬМЕННЫМИ ЗАМЕТКАМИ ПРИ ЕГО

о

ДОПРОСЕ не нарушает принципа устности. Данное право свидетеля было также указано в статье 628 УУС России. Действующим уголовно- процессуальным законодательством данное право предоставлено свиде-

  1. ЧУРКИН А.В. “Проблемы совершенствования досудебной подготовки материалов”, Москва, 1993 год, диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук, с.151.
  2. И.Я.ФОЙНИЦКИЙ “Курс уголовного судопроизводства”, том I, изд. 4-е, СПб, 1912 г., с.99.
  • 73 -

телю в статье 284 УПК и способствует даче свидетелем более полных сведений» Данное право ограничивается следующим условием: его показания должны касаться каких-либо цифровых или других данных, которые трудно удержать в памяти. Кроме этого, свидетелю на суде разрешено зачитывать имеющиеся у него документы, относящиеся к его показаниям. По требованию суда, как заметки, так и документы, могут быть предъявлены суду, но не только документы могут быть приобщены к материалам дела.

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОБЯЗАННОСТИ СВИДЕТЕЛЯ

Наделение свидетеля процессуальными правами предполагает их достаточность для надлежащего выполнения им своих обязанностей в уголовном процессе.

На лицо, привлеченное к участию в деле, законом возлагаются определенные обязанности, сущность которых, в конечном счете, сводится к ДАЧЕ ПРАВДИШХ И ПОЛНЫХ ПОКАЗАНИЙ по существу предмета доказывания.

Таким образом, основной обязанностью свидетеля является явка по вызову и дача им правдивых показаний. С данной обязанностью, так или иначе, связано право свидетеля на внесение дополнений и изменений в протокол следственного действия, проведенного с его участием: на постановку вопросов лицу, с которым проводится очная ставка; право написания своих показаний собственноручно и др. Определенным образом, эта обязанность гарантируется законом, то есть, закон запрещает домогаться показаний от свидетеля путем применения незаконных методов и способов при производстве предварительного или судебного следствия (ст.179 УК РСФСР), предусмотрена уголовная ответственность за понуждение свидетеля к даче ложных показаний (ст.183 УК РСФСР), нормами Конституции гарантируется охрана чести и достоинства, личной жизни гражданина.

_ 74 -

Статья 73 УПК предусматривает следующие обязанности свидетеля: явиться по вызову и дать правдивые показания.

Кроме того, в литературе (ст.155 УДК) высказываются мнения о возложении законом на свидетеля и других обязанностей: явиться в указанное в повестке время, сообщить, каким образом им были восприняты факты, о которых он дает показания (ст.74 УПК), не разглашать данные предварительного следствия (ст.139 УПК), участвовать в проведении других следственных действиях, кроме допроса (ст.ст.162, 164, 181, 183 УПК). А также другие обязанности: никуда не отлучаться из зала судебного заседания без разрешения председательствую-

2

щего, подвергнуться проводимой в отношении его экспертизе (п.1

ст.79, ч.1, ст.181 УПК), подчиниться требованию в случае отобрания

у него образцов для сравнительного исследования, отвечать на вопро-

3

сы в судебном заседании, дать правдивые показания по существу дела, явиться по вызову к следователю или в суд, подчиняться законным требованиям и распоряжениям должностного лица, ведущего процесс.

Выполнение свидетелем возложенных на него законом процессуальных обязанностей возможно, по нашему мнению, только в том случае, когда ему будут предоставлены реальные права и обеспечение его защиты, безопасности.

Непременным условием полного и всестороннего расследования любого уголовного дела является предоставление следователю, суду имеющиеся у свидетеля информации. Показания свидетеля составляют основную массу доказательств по каждому уголовному делу. Роль свидетельских показаний и их распространенность в уголовном судопроизводстве делают проблему показаний свидетеля “одной из первосте~

  1. В.И.СМЫСЛОВ, указ.раб., с.43-48
  2. М.И.БАЖАНОВ, указ.раб., с.28
  3. Н.Е.ПАВЛОВ, указ.раб., с.106-107
  • 75 -

пенных в теории доказательств”. Именно этой объективной причиной вызвано возложение на свидетеля обязанности давать показания по существу дела с целью установления фактических обстоятельств.

Анализ процессуальной обязанности свидетеля ЯВИТЬСЯ ПО ШЗОВУ В ТОЧНО УКАЗАННОЕ В ПОВЕСТКЕ В1ЕМЯ И МЕСТО позволяет более глубоко исследовать проблемы времени и места допроса свидетеля, с точки зрения его обязанности.

Действующим законом время допроса свидетеля, впрочем, как и других субъектов процесса,не ограничено (нет указания о длительности допроса), формально следователь и суд вправе проводить допрос свидетеля в течение нескольких часов, причем, в случае отказа свидетеля от дачи показаний - он может быть привлечен к ответственности за уклонение или отказ от дачи показаний. В проекте УЖ, подготовленном Министерством Юстиции РФ в ч.2 ст.188 указано, что время допроса не может превышать непрерывно более четырех часов. “Продолжение допроса допускается после перерыва не менее, чем на оди час для отдыха и принятия пищи, причем, общая длительность допроса в течение

р дня не должна превышать восьми часов”. Данное регулирование времени и длительности допроса способствует обеспечению интересов свидетеля.

По нашему мнению, нроме указанной длительности,можно было бы предусмотреть обязательность перерыва каждый час не менее 10 минут. Это предложение, прежде всего, связано с утомляемостью в процессе допроса как свидетеля, так и лица, ведущего производство по делу,

  1. Г.Ф.1ШЖЙ, Л.Д.ЮЮЕЕВ, П.С.ЭЛЬКИЕД “Проблемы доказательств в советском уголовном процессе”, Воронежское изд-во Воронежского ун- та, 1978 год, с.132.
  2. Законопроект УЖ Мин-ва Юстиции, указ.лит-ра, с.106.
  • 76 -

снижая внимательность, способность правильно излагать свои мысли, формулировать предложения и ответы.

Следует указать на отсутствие в уголовно-процессуальном законодательстве запрещения допроса свидетеля в ночное время, праздничные и выходные дни, как это установлено в отношении допроса обвиняемого.

На практике довольно часто свидетелей допрашивают в любое время дня и ночи, в праздники и выходные дни. Естественно, что при расследовании преступления “по горячим следам”, в случаях, не терпящих отлагательства, возможно отступление от этих правил. Однако, имеют место случаи вызова свидетелей в выходные и праздничные дни при отсутствии к тому особой необходимости. Возможно, что именно на эти дни приходится окончание процессуальных сроков расследования какого-либо уголовного дела, но это вовсе не оправдывает проведение следственных действий подобным образом. Поэтому следует согласиться с предложением о распространении запрета допроса в ночное время в отношении обвиняемого и на свидетеля. Важно найти точку соприкосновения интересов государства (раскрытие преступления, привлечение виновных к ответственности и т.д.) и интересов личности - свидетеля (время отдыха перед рабочим днем, личные планы и т.д.). Возможно было ло бы введение условий правомерности допроса с отступлением от общий правил: в случаях, не терпящих отлагательства и при согласии самого свидетеля быть допрошенным в любой день и время.

При несогласии свидетеля быть допрошенным и при отсутствии срочности допроса,лицо, ведущее производство по делу, не вправе, на наш взгляд, подвергнуть свидетеля приводу или другим мерам воздействия.

I. А.А.ЛЕШ, Г.И.ШЧКАЛЕВАДи.СЕЛИВАНОВ “Получение и проверка показаний следователем”, Юр.лит-ра, Москва, 1987 год, с.7.

  • 77 -

По общему правилу свидетель допрашивается в месте проведения предварительного или судебного следствия. Порядок вызова свидетеля для его участия в производстве следственного действия достаточно подробно регламентирован уголовно-процессуальным законодательством» Так, ст.ст.155, 156 УПК предусматривают возможность вызова свидетеля путем направления ему по месту работы или проживания повестки, телефонограммы или телеграммы, которая вручается ему под роспись. Вызов несовершеннолетнего свидетеля, как правило, должен осуществляться через его родителей и, только в исключительных случаях, иным способом, когда это вызвано обстоятельствами дела. В практике свидетель вызывается к следователю или в суд путем вручения ему повестки, указывающей к кому, куда, в какое время ему необходимо явиться. Также в повестке имеется указание на ответственность (ст.73 УПК), ввиду неявки свидетеля по неуважительным причинам.

Необходимо отметить, что в тексте бланка повестки, высылаемой свидетелю, отсутствует упоминание о полном возмещении ему расходов, связанных с его явкой, а также не указана ответственность за воспрепятствование явке свидетеля в отношении других лиц, в том числе рукоюдителей, родственников и т.д. (ст.182 УК РСФСР). Многие лица, вызываемые в качестве свидетелей к следователю или в суд, лишь “по наслышке” знают о возмещении им расходов по явке в связи с дачей ими показание При получении данной повестки лицо ставит в известность администрацию по месту работы, если время вызова совпадает с рабочим временем. В случае получения отказа руководителя по производственным или иным причинам отпустить свидетеля по вызову, свидетель, как правило,и не предпринимает никаких мер для явки к следователю или в суд (не сообщает об отказе, не является и т.д.). Неявка свидетелей как в стадии производства предварительного, так и в судебном следствии - часто.обусловлена существованием, так называемого, “производственного эгоизма”, когда интересы производства ставятся руководителем выше интересов правосудия, выявление преступ-

  • 78 -

В практике известен случай, когда руководитель одной из шахт города Воркуты ввел на шахте “неписанное правило”, когда шахтер по вызову к следователю или в суд по официальной повестке в рабочее для него время должен был, впоследствии, в выходной или праздничный день, отработать затраченное во время допроса в следствии или в суде время. Ему также предлагалось брать отгул в день вызова. Несомненно ясно, какое отношение у таких свидетелей было к органам дознания предварительного следствия или суда. Работники этой шахты не являлись в указанное в повестке время, им приходилось направлять повторные повестки, выяснять причины неявки, срывались следственные действия, нарушались сроки расследования дел, судебные заседания откладывались.

Одной из гарантий явки свидетеля и устранения причины (одной из причин) неявки, по нашему мнению, явилось бы изменение порядка выплаты расходов (вознаграждения) свидетеля, связанных с его явкой. Указанное положение о сохранении свидетелю его среднемесячного заработка, скажем, не совсем выгодно администрации предприятия, организации или учреждения, на котором работает этот свидетель. Ему приходится платить за то, чего он не сделал в то время, которое был на допросе. Платить из средств, заработанных всеми другими работниками. Конечно же свидетель не каждый день и не весь месяц отсутствует на работе в связи с вызовом по повестке. Однако, если бы средства по выплате расходов свидетелю выплачивались бы не из средств предприятия, где он работает, а из государственных средств, этой проблемы не было бы в том виде, в каком она существует в настоящее время» В данном предложении есть и еще один немаловажный момент: лицо, вызывающее свидетеля, будет более вдумчиво относиться к вызову, сократится количество необоснованных вызовов.

Повестки, как правило, высылаются следователем или судом через почту, что^значительно отдаляет время вызова. Даже при небольшой численности населения (в 150 тысяч человек), почта доставляет повеет-

  • 79 ~

ки не ранее, чем через 5-6 дней. В судебное заседание свидетель вызывается путем направления ему также бланка повестки по почте. По месту проживания свидетеля из почтового отделения приходит увадом-ленин о необходимости явиться в отделение почты. После того, как свидетель пришел на почту, ему вручается повестка в суд, он расписывается о получении повестки на уведомлении, которое и отсылается обратно в суд. Такая процндура вызова свидетеля в суд значительно затрудняет явку.

Давно назрела необходимость введения в штат органов милиции и суда специальных лиц, которые бы и занимались вызовом свидетелей и других лиц к следователю и в суд, осуществляли порядок в судебном заседании, приводы свидетелей и других лиц, что позволило бы значительно сократить сроки расследования и рассмотрения дел, освободить следователя и суд от организационных мер по обеспечению явки свидетелей.

В статье 156 УПК указана обязанность лица, производящего дознание, следствие (предварительное или судебное) вызывать свидетеля, не достигшего совершеннолетия, через его родителей. Любой вызов к следователю или в суд отражается на поведении и психике подростка совсем иначе, нежели, чем у взрослого человека. Присутствие родителей при вызове, явке и допросе, в большинстве случаев, помогает установлению контакта следователя ш подростка, который дает показания в присутствии своих близких более охотно. Конечно же, не исключены

I. На научно-практической конференции “Актуальные проблемы суда присяжных”, состоявшейся 2-3 июня 1994 года в Моснве была отмечена необходимость введения института судебных приставов. Бюллетень Генеральной Прокуратуры Российской Федерации, прокурор-ско-следственная практика, новое Законодательство, Москва, 1994 г., с.21.

  • 80 -

ситуации, когда присутствие или осведомленность родителей несовершеннолетнего свидетеля о его вызове могут помещать установлению истины по делу. Закон предусматривает такие случаи, как исключение, когда такой свидетель может быть вызван в общем порядке, то есть, без уведомления его родителей.

Особого внимания заслуживает вызов свидетеля, проживающего в другом городе. Явка таких свидетелей, как правило, довольно проблематична, как в ходе предварительного следствия, так и при рассмотрении дела в суде (судом). Такому свидетелю, как минимум, необходио явиться два раза к следователю и в суд. Если все же свидетель допрошен в стадии предварительного следствия и дело направлено в суд с утверждением обвинительного!заключения, суду приходится принимать меры по обеспечению явки иногороднего свидетеля в судебное заседание. Есть категории дел о преступлениях, совершенных на транспорте (железнодорожном, морском, воздушном и т.п.). В практике эти дала рассматриваются длительное время, часто дела откладываются рассмотрением, ввиду неявки свидетелей, потерпевших. Иногда суд откладывает рассмотрение по этому делу в порядке ст.277 ч.2 УЖ РСФСР, когда при отложении дела суд допрашивает явившихся свидетелей. Если, после отложения дела, суд рассматривает его в том же составе суда, вторичный вызов указанных лиц производится только в случаях необходимости. Однако, в подобной ситуации, рассмотрение дел растягивается на довольно длительное время. Когда в несколько месяцев допрашивается один ино-городский свидетель, затем через несколько месяцев (при обеспечении явки) допрашивается другой и т.д. Подсудимые, в случае применения в отношений их меры пресечения - заключения под стражу, длительное время содержатся под стражей, причем по вполне объективным причинам.

Статьей 132 УЖ предусмотрено производство следственных действий в том районе, где совершено преступление. Это общее правило.

  • 81 -

Однако, эта же статья предусматривает и производство предварительного следствия по месту обнаружения преступления, а также по месту нахождения подозреваемого, обвиняемого или большинства свидетелей. Это правило распространяется и на производство по делу в судебном заседании. Однако, выполнение отдельных следственных действий (ч.З ст.132 УПК) судом,невозможно.

Следователь, орган дознания или прокурор вправе составить письменное поручение и обязать соответствующий орган дознания, следователя или прокурора города или местности, в которой проживает свидетель, провести с ним необходимые следственные действия. Кроме того, законом также установлен и срок выполнений данных поручений -не более 10 дней. В практике исполнение данных отдельных следственных поручений оставляет желать лучшего. Как правило, такие поручения зачастую исполняются .участковыми инспекторами милиции, которые не всегда имеют достаточное юридическое образование, что приводит к неполноте получения показаний, малому объему информации, отсутствию ответов на вопросы, необходимые для квалификации или принятия процессуального решения следователем.

Возникающие порой трудности исполнения отдельных поручений, которые производятся в странах ближнего зарубежья, порождают массу проблем. Например, как оформлять протокол допроса свидетеля на армянском или украинском языках? Как решать вопрос об ответственности за дачу заведомо ложного показания в отношении лица, проживающего за пределами действия уголовного закона России? Или отказ от дачи показания таким свидетелем? Частичное решение таких проблем возможно снять путем привлечения к участию в деле компетентного переводчика, который бы смог перевести протокол допроса. В материалах дела останется приобщенный следователем перевод показаний свидетеля. Переводчик должен быть предупрежден об ответственности за заведомо

~ 82 -

неправильный переводе Вместе с тем, участие переводчика в подобном случае больше напоминает участие специалиста, поскольку он непосредственно речь свидетеля не переводит, а имеет дело с процессуальным документом. Регулирование ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний, в определенной мере, упрощается при заключении России и другого государства договора об оказании правовой помощи.

22 января 1993 года в г.Минске состоялся Совет глав государств, членов Содружества Независимых Государств (Республик Армении, Беларусь, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, Российской Федерации, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана ж Украины), входе проведения которого была принята Конвенция “О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам”, в ст.9 которой указаны принципиальные положения вызова свидетеля из иностранного государства: он не может быть привлечен к уголовной или административной ответственности, взят под стражу и подвергнут наказанию за деяние совершенное до пересечения государственной границы; не может быть привлечен к ответственности и взят под стражу, подвергнут наказанию в связи с его свидетельскими показаниями; расходы по явке свидетеля, в том числе и неполученную заработную плату за дни отвлечения от работы возмещает вызывающая договаривающаяся сторона; вызов свидетеля не должен содержать угрозу применения средств принуждения в случае неявки.

Принципиальные положения, относящиеся к вызову свидетеля и содержащиеся в ст.9 данной Конвенции, нашли отражение в заключенных

I. “Конвенция “О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам” // Федеральный Закон от 04 августа 1994 года, Ш 16-Ю; НГР: P9403I06, с.с.3-4.

  • 83 -

позднее на основе Конвенции правовых договорах между государствами, ратифицировавшими ее.

Сложнее обстоит с решением проблемы в случае отсутствия такого договора, поскольку нет и юридических предпосылок для принятия мер процессуального воздействия в отношении иностранного гражданина, являющегося свидетелем по делу. В такой ситуации не исключена возможность выезда самого следователя в иностранное государство, что не запрещает ч03 ст.132 УЖ, имея ввиду выезд следователя “в другой район”с

Проект УПК Министерства Юстиции детально регламентирует вызов и допрос иностранных граждан, являющихся свидетелями по уголовному делу, чему посвящен раздел 15, где в статье 516 указывается на вызов таким свидетелей только с их согласия. При этом допрос производится с условием запрета применения в отношении иностранного гражданина принудительных мер: привод, денежное взыскание, привлечение к ответственности за отказ или уклонение от дачи показания и за дачу заведомо ложного показания.

Регламентация вызова свидетеля, проживающего в иностранном государстве, с которым Россия не заключила договора об оказании рравовой помощи анализируется ЖШЬЮВОЙ Е.В., предлагающей ввести в уголовно-процессуальное законодательство особый правовой статус лиц, вызываемых из-за рубежа для дачи показаний в качестве свидетеля и распространить гарантии, указанные в Конвенции от 22 января 1993 года.2

  1. См.например: “Договор между России! и Литовской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам”, ст.12 с.с.5-6.
  2. КОНЬКОВА Е.В. “Взаимодействие Российской национальной системы права и норма международного права в области уголовного судопроизводства” , автореф.канд.дисс., Ижевск, 1995 год, с.с.12- 13.
  • 84 -

Обязанность свидетеля НЕ РАЗГЛАШАТЬ ДАННЫЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ) СЛЕДСТВИЯ содержится в статье 139 ч.1 УПК, указывающей, что такие данные могут быть преданы главности только с разрешения следователя или прокурора в том объеме, каком они посчитают это возможным. Однако, данная обязанность свидетеля не является постоянной в процессуальном смысле, если сравнивать ее с обязанностью являться по вызову и давать правдивые показания следователю и суду. Свидетель обязан не разглашать данные только в случае предупреждения его уполномоченным на то лицом об ответственности и отобрании у него подписки в порядке, предусмотренном законом.J

Обязанность свидетеля ПОДЧИНЯТЬСЯ ЗАКОННЫМ ТРЕБОВАНИЯМ И РАСПОРЯЖЕНИЯМ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ при производстве следствия и судебного разбирательства включает в себя совокупность мер принудительного характера. Проведение любого следственного или судебного действия в уголовном деле предполагает строго урегулированный порядок, нарушение которого может повлечь негативные правовые последствия. Поэтому, подчинение законным требованиям и распоряжениям лица, в чьем производстве находится уголовное дело - безусловное правило, которое обязаны соблюдать все субъекты уголовного процесса. Следовательно,

обязанность подчинения свидетелем требованию проведения в отношении

I его экспертизы, освидетельствования по действующему законодатель-

I. В литературе справедливо отмечалось,что принудительное проведение психиатрической экспертизы в отношении свидетеля не закреплено прямо в п.З ст.79 УПК РСФСР. Там говорится только об обязательном проведении такой экспертизы, следовательно эта обязанность “обязательна” только для должностного лица, ведущего производство по делу,но не обязательная для свидетеля.Принуждение к проведению этой экспертизы несовместимо с процессуальным положением свидетеля. Свидетель не может быть подвергнут принудительной судебно-психиатриче-ской экспертизе даже амбулаторно. СмоШИШК0В С.Н. “Доказывание психических растройств в советском уголовном процессе”, автореф.канд.дисс.

Москва, 1984 год, с.с.15-16.

  • 85 -

ству остается безуслосной. Кроме того, свидетель обязан не покидать зал судебного заседания без разрешения председательствующего, а также не препятствовать получению у него образцов для сравнительного исследования, оставляя за собой право на обжалование действий должностных лиц.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СВИДЕТЕЛЯ указана в ст.73 УЖ РШСР, где говорится о том, что свидетель может быть подвергнут приводу, в случае неявки, к следователю, суду без уважительной причины. Кроме этого, суд вправе подвергнуть свидетеля в судебном заседании, в случае неподчинения распоряжению председательствующего, штрафу в размере от одной десятой до одной третьей минимальной заработной платы (ч.5

ст.263 УПК). В связи с изменениями и дополнениями в Кодексе РСФСР

т “Об административных правонарушениях” была введена статья I65-I,

предусматривающая административную ответственность за проявление неуважения к суду. Неуважением может проявляться в случаях злостной неявки в суд, а также в совершении действий, свидетельствующих о явной неуважительности к суду. В подобных случаях суду дано право подвергнуть свидетеля административному штрафу в размере одной минимальной заработной платы или административному аресту на срок до 15-ти суток. Перечисленные виды относятся к процессуальной и административной ответственности, то есть соответственно:

процессуальная ответственность - ч.5 ст.263 УПК, штраф в размере от одной десятой до одной третьей минимальной заработной платы и привод (ст.73 УПК);

административная ответственность - статья I65-I КоАП РСФСР, штраф в размере от одной минимальной заработной платы и административный арест на срок до 15-ти суток.

Введение административной ответственности при неуважении к I. Далее сокращенно - КоАП РСФСР.

  • 86 -

деятельности суду, то есть к субъекту уголовно-процессуальной , приводит к

положению, когда нормами административного права регулируются определенные уголовно-процессуальные отношения. О необходимости исключения из уголовно-процессуальных норм ответственности, либо исключения административных санкций с одновременным увеличением процес-

I суальных, указывалось в литературе.

Вместе с этим, действующее уголовно-процессуальное законодательство ФРГ, предусматривает возможность применения к субъекту уголовного процесса норм административного права. Так, при необоснованном отказе свидетеля от дачи показания, он может быть подвергнут, на основании Jfe 70 УПК ФРГ, административному штрафу до 1000

2

марок или аресту на срок до 6-ти месяцев.

Кроме этого, существувт и уголовная ответственность. предусматривающая наказание, в случае отказа от дачи показаний и за дачу заведомо ложного показания, по ст.ст.181-182 УК РСФСР с соответствующими санкциями.

Различные виды ответственности детально регламентируют процедуру наказания и дифференцируют нарушения. Выделение административной ответственности в самостоятельный вид, по нашему мнению, связано с более глубоким изучением причин нарушения, так как процессуальная ответственность предполагает очевидность,например, нарушения порядка в зале судебного заседания. При административном производстве необходимо тщательное выяснение причин такого нарушения, составление процессуального документа (постановления, протокола) с приведением доказательств нарушения. В обоснование такого

  1. ПЕТРУЖН И.Л. “.Правосудие: время реформ”, Москва, “Наука”, 1991 год, с.с.147-148.
  2. “Федеративная Республика Германии. Уголовно-процессуальный кодекс, с изменениями и дополнениями”на I января 1993 г., Перевод с немецкого Б.А.ФИЛИМОНОВА, Москва, изд-во “Манускрипт”, 1994 г. с.с.
  • 87 -

предположения говорят и санкции: повышенный размер штрафа в виде наказания - ареста до 15-ти суток. Целесообразность выделения административной ответственности нами будет исследована в следующем параграфе в части совершенствования процессуального положения свидетеля в уголовном судопроизводстве.

§ 2. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПОЛОЖЕНИЯ СВИДЕТЕЛЯ

Существующее процессуальное положение свидетеля по действующему законодательству связано непосредственно с представлением, имеющим широкое признание в теории уголовного процесса, о незаинтересованности свидетеля в исходе дела. Свидетель представляется как лицо, не заинтересованное в ходе уголовного процесса и только должно выполнять свои обязанности: явиться по вызову следователя и суда и дать правдивые показания. Вместе с тем, выполнение обязанности должно быть обеспечено такими правами свидетеля, которые достаточны для обеспечения его безопасности, защиты его законных интересов в процессе вовлечения в сферу действия уголовно-процессуальных отношений.

Между тем, действующее законодательство и практика его применения делают интересы свидетеля во многих отношениях незащищенными. История развития процессуального положения свидетеля содержит факты, когда в афинском суде свидетелей-рабов допрашивали под пыткой, применявшейся тут же на площади суда (розги, колесо, подвешивание на лестнице, вливание в ноздри уксуса, прижигание тела раскаленными кирпичами). В конце ПХ-го века, по свидетельству А.Ф.КОНИ, также на свидетеля оказывалось воздействие со стороны прокурора и за-

I. С.В.БОБОТОВ “Откуда пришел к нам суд присяжных”, Москва, 1994 год, с.4- 5.

  • 88 -

щитника в судебном заседании, на что Сенат в 1892 году высказал, что “условия современного судопроизводства не таковы, чтобы свидетели выходили из суда нравственно измятыми, так как суд должен быть святилищем осуществления правды и справедливости, а не позорищем, где могла бы проявляться разнузданность правов”. Практика действующего судопроизводства также отмечает случаи воздействия на свидетеля, вплоть до лишения жизни. Так, Верховный Суд Российской Федерации по делу Сатуреева квалифицировал его действия с п.”з” ст.102 УК РСФСР на п. “и” ст.102 УК РСФСР, ввиду установления судом первой инстанции умысла на убийство ребенка после убийства его матери,

с целью сокрытия первого убийства и желания “избавиться от неугод-

о ного свидетеля”.

Только в самое последнее время были приняты нормативные акты, направленные на безопасность свидетелей, однако и они, как будет показано ниже, далеко не в полной мере обеспечивают защиту интересов свидетеля.

В настоящее время,с ростом преступность, в том числе организованной, расследование уголовных дел о преступлениях, совершенных устойчивыми преступными группировками, представляет большие трудности. Одной из причин этого является широкое распространение давления на свидетелей, их близких, родственников путем угроз в самой различной форме. Свидетелю угрожают причинением вреда его здоровью, физическим устранением, угрожают членам семьи свидетеля, уничтожением, принадлежащего ему, имущества.

Задача состоит в том, чтобы права, предоставленные свидетелю,

  1. “Суд присяжных в России: громкие уголовные процессы 1864-1917 г.г.”(сост.КАЗАНЦЕВ СМ.), Л.Лениздат, 1991 г., с.с.46-47.
  2. Обзор судебной практики Верховного суда Российской Федерации за 1994 год, Москва, 1995 год, с.II.
  • 89 -

гарантировали бы его интересы, а именно: ОБЩЕСТВЕННЫЙ ИНТЕРЕС - когда свидетель заинтересован в оказании помощи следствию и суду в установлении преступления и лица, его совершившего и ЛИЧНЫЙ ИНТЕРЕС -в защите своей жизни, здоровья, имущества и др., а также близких ему людей.

Выполнение свидетелем сюей процессуальной обязанности - давать показания, может привести к ухудшению или разрыву отношений с сослуживцами, соседями, родственниками. Интерес свидетеля в сохранении сложившихся отношений с окружающими его людьми, также может оказывать влияние на его показания.

Таким образом, интересы свидетеля непосредственно связаны с тем, чтобы в РЕЗУЛЬТАТЕ ДАЧИ ИМ ПРАВДИВЫХ ПОКАЗАНИЙ, ДЛЯ НЕГО И БЛИЗКИХ ЕМУ ЛВДЕЙ, НЕ НАСТУПИЛИ БЫ НЕГАТИВНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ.

Кроме этого, такие последствия могут быть причинены, либо может иметь место угроза их применения близким родственникам свидетеля, а также лицам, чья судьба небезразлична свидетелю. В связи с этим, меры, принимаемые в отношении безопасности свидетеля должны в полной мере распространяться не только на самого свидетеля, но и на его родственников и близких ему людей. Именно эти указанные интересы, прежде всего, и необходимо защищать, обеспечивая их реальные гарантии правовыми нормами.

Для надлежащего обеспечения законных интересов свидетеля, его процессуальное положение должно включать достаточные права для защиты его интересов. Только в этом случае можно говорить о защите свидетеля, что важно для обеспечения дачи им правдивых показаний, явке к следователю и в суд и тем самым, оказание содействия в отправлении правосудия по уголовным делам. Уголовный закон (ст.ст. 179, 182, 183 УК РСФСР) хотя и предусматривает меры защиты, но не обеспечивает безопасность свидетеля от незаконных действий в отношении его, ни в случае принуждения его к даче показаний,ни при вое-

  • 90 -

препятствовании его явке, при понуждении к даче заведомо ложных показаний» Как правило, случаи возбуждения уголовных дел по данным статьям УК единичны, а если и возбуждаются, то до стадии судебного рассмотрения доходят еще реже. Из ответа Министерства Юстиции России на вопрос диссертанта следует, что за последние пять лет количество рассмотренных судами Российской Федерации уголовных дел по ст.ст.179, I8I-I83 УК незначительно колеблется от 20 до 40. Причин тому много, одна из них, на наш взгляд, слишком узкая диспозиция статей УК. Например, диспозиция ст.183 УК предусматривает уголовную ответственность только в случав оказания давления на свидетеля “путем угрозы убийством, насилием, истреблением имущества…, а равно подкуп свидетеля… с целью дачи им ложных показаний”. Совершенно очевидно, что воздействие на свидетеля часто производится путем уговоров, увещеваний. Угроза высказывается в весьма и весьма неопределенной форме (например: “Подумай о здоровье своих детей” и т.п.). В результате, свидетель боится, что его убьют, однако, утверждать, что имеет место угроза, невозможно. Вследствие этого, преступные действия, ответственность за которые предусмотрена статье 183 УК, доказать в существующей формулировке ее диспозиции, практически, невозможно и они остаются ненаказанными.

При существовании СССР законодателем был принят ряд докумен-тов, направленных на обеспечение безопасности свидетеля, однако, данные документы не в полной мере обеспечивают его права. В связи с ростом организованной преступности II съезд народных депутатов СССР своим Постановлением “Об усилении борьбы с организованной преступностью” от 23 декабря 1989 года рекомендовал Верховным Советам союзных Республик принять нормативные акты о защите свидетелей и потерпевших. Закон СССР “О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик”

I. “Правда”, 1989 год, 28 декабря.

  • 91 -

от 12 июня 1990 года содержит нормы, обязывающие орган дознания, следователя, прокурора и суд принимать меры по защите свидетелей и потерпевших в случае угрозы убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением имущества, либо иных противоправных действий. Кроме того, этим же законом предусматривается возможность рассмотрения дела в закрытом судебном заседании в случаях, когда этого требуют интересы обеспечения безопасности потерпевшего, свидетеля…, а также членов их семей и близких родственников”.

Несомненно, что эти правовые нормы обеспечивают определенную роль по безопасности свидетелей. Однако, сам характер мер по защите свидетелей законом, в настоящее время, не определен.

28 июня 1993 года Президиумом Верховного Совета Российской Федерации было принято Постановление “0 проекте Закона Российской Федерации “0 защите свидетелей, потерпевших и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству”. Данный проект после обсуждения в Государственной Думе и принятии 23 декабря 1994 года, был направлен в Совет Федерации, также одобривший его. Однако, 19 января 1995 г. проект Закона, именуемый уже как Закона “0 государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству” был отклонен Президентом Российской Федерации.

После создания согласительной комиссии, которая внесла в текст Закона необходимые изменения и совместно отредактированные поправки, 4 июля 1995 года проект был вновь внесет для обсуждения Государственной Думой 14 июля 1995 года и находится в настоящее время в стадии принятия.

Проект Закона “0 государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству”, носит прогрессивный характер, поскольку впервые в отечественном уголовном

I. ‘{Ведомости Съезда народных депутатов СССР” 1990 год, № 26, ст.495.

— 92 —

процессе ставится вопрос о безопасности субъектов судопроизводства, Вместе с тем, данный проект нуждается, на наш взгляд, в изменениях и совершенствовании по следующим причинам.

Так в ч.З ст.З Проекта указано, что “осуществление мер безопасности возлагается на органы внутренних дел, контрразведки и федеральные органы налоговой полиции, по делам, находящимся в их производстве или отнесенным к их ведению. То есть, предполагается для обеспечения безопасности свидетелей создание трех параллельных друг другу структур, имеющих одну и ту же задачу - защита свидетелей. Но, в каждой из указанных федеральных силовых служб, такая структура будет финансироваться самостоятельно из федерального бюджета, установленного для соответствующей службы. Если свидетель защищается органами внутренних дел - это одно, совсем иначе он будет защищаться органами контрразведки, поскольку и бюджетные средства для данной службы выделяются значительно большие. Компетентность работников трех указанных силовых структур неодинакова. Следовательно, свидетель будет неодинаково защищен при расследовании разных дел. Необходима единая, строго централизованная система одной специализированной службы, основой функции которой была бы защита.

Аргументами в подтверждение довода о необходимости создания единой службы по защите свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству являются также: экономия материально-технических ресурсов (например: помещение, обеспечивающее безопасность свидетеля, должны иметь все три службы каждая по проекту, прокурорский надзор и судебный контроль более предпочтителен над одной службой, нежели, чем тремя).

Кроме этого, в ч.4 ст.З проекта предусмотрена обязанность следователя по охране и защите свидетеля во время проведения с ним процессуальных действий. По нашему мнению, следователь обязан своевременно ПШНЯТЬ РЕШЕНИЕ о применении мер безопасности. Непосред-

  • 93 -

ственную охрану и защиту должны осуществлять специальные службы. Функция следователя - расследование преступления.

Пункт I части I статьи 5 Проекта указывается на запрет разглашения сведений о защищаемом лице, но вместе с тем, необходимо запретить распростраяйние также и сведений о лицах, которые обеспечивают такие меры безопасности, что будет являться гарантией надлежащей защиты свидетеля.

В п.9 ч.1 ст.5 указана возможность перемещения свидетеля в “место, обеспечивающее безопасность”. Однако, нет указания на то, что это место должно быть благоустроенным. Этот вопрос должным образом решен в проекте УПК, подготовленном Государственным правовым управлением Президента РФ, где в ст.204 указано, что свидетель может быть помещен в “охраняемое органом дознания благоустроенное помещение”. Однако, проект ГПУ предусматривает подобное помещение свидетеля как его удержание, то есть, действие принудительное. Оно может продолжаться, по предложению авторов данного проекта, до 48- ми часов, дальнейшее удержание может иметь место только на основании судебного решения, но не более 14-ти дней. Общий срок удержания не может превышать 60-ти дней.

Возможность “удержания свидетеля” существенно ограничивает его свободу передвижения и, по нашему мнению, должна быть осуществлена только с согласия защищаемого лица, выраженного в письменной форме. Институт удержания свидетеля, предложенный авторами проекта

•™-™г 2

ГПУ, справедливо подвергался критике в литературе.

В ст.12 проекта “0 защите свидетелей…”, регламентирующей как меру охраны - переселение на другое место жительства, есть ука-

1, Указннный проект УПК, с.175.

  1. А.БОЙКОВ “Проекты УЖ: иллюзии утрачены, надежды остаются” // “Законность”, 1995 год, № 3, с.38.
  • 94 -

зание на обязанность содействия в трудоустройстве. Однако, как такое содействие оказывается, кем - статья не говорит. Само содействие предполагает помощь, но не обязательность предоставления благоустроенного жилого помещения, которое, по нашему мнению, не должно быть хуже ранее занимаемого свидетелем.

Меры социальной защиты регламентируются в ст.17 проекта, где указано, что в случае гибели защищаемого лица в связи с его содействием судопроизводству, семье пострадавшего и его иждивенцам выплачивается единовременное пособие до ста минимальных размеров опла^ ты труда и в установленном законом порядке пенсия по случаю потери кормильца. Однако, по нашему мнению, семье погибшего следует выплачивать разницу между назначенной пенсией по случаю потери кормильца и ранее получаемой им заработной платы по месту последней работы, иначе мизерные пособия и пенсия не будут реальной мерой защиты.

В ч.1 ст.19 указано, что применение мер безопасности осуществляется на основании этого закона, а также изданных в целях его исполнения, нормативных актах. Но должно быть указание на то, чтобы эти нормативные акты не противоречили бы основным положениям Закона о защите свидетелей, иначе ведомственная инструкция , положение или приказ, могут существенно нарушить условия принятия мер безопасности*

В ст.20, содержащей основания отмены мер безопасности, отсутствует указание на получение согласия защищаемого лица - свидетеля на такую отмену, что будет являться гарантией от произвола иных отмен мер безопасности. В проекте закона следует указание, что после принятия решения об отмене мер безопасности, должностное лицо обязано немедленно сообщить защищаемому лицу о таком решении, чего нет в проекте.

В части 3 ст.22 содержатся обязанности должностных лиц органов, обеспечивающих безопасность, но нет деления на обязанности

  • 95 -

органов, принимающих решение о защите и обязанностей органов, осуществляющих такие меры безопасности. Совершенно очевидно, что их обязанности - различны. Следователь и суд обязаны своевременно принять решение о применении мер безопасности и осуществлять контроль за исполнением своего решения. Органы, обеспечивающие принятие мер защиты, должны надлежащим образом исполнять решение следователя и суда, не допустить наступления негативных последствий в отношении защищаемого лица, его близких и имущества.

Статья 23 Проекта предусматривает ответственность только должностных лиц, обеспечивающих меры безопасности. Вместе с этим, другие “нвдолжностныб”лица, рядовые сотрудники никакой ответственности нести не будут.• По нашему мнению, и на этих лиц можно было бы возложить дисциплинарную, административную, материальную, уголовную ответственности, в зависимости от наступивших последствий (смерти защищаемого лица, поверждения его имущества и т.д.).

Кроме указанных выше названий, проект в качестве мер безопасности, предусматривает и следующие виды защиты:

  • неразглашение сведений о защищаемом лице,
  • допрос свидетеля в закрытом судейском заседании,
  • личная охрана, охрана жилища и имущества,
  • прослушивание телефонных переговоров,
  • выдача средств связи, оружия и специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности,
  • замена документов на новое имя и изменение внешности,
  • переселение на другое место жительства,
  • изменение места работы или учебы,
  • временное перемещение в место, обеспечивающее безопасность,
  • ведение видео-и звукозаписи показаний.
  • С учетом характера и степени опасности, могут применяться и другие меры безопасности, то есть, перечень является открытым (ст.5).

  • 96 -

Разумеется, что применение конкретного вида защиты зависит от степени угрозы, реальности ее осуществления. Такие меры безопасности, как переселение в другое место, потребуют значительных финансовых средств. Однако, перечень видов защиты, по нашему мнению, способен надежно и реально обеспечить безопасность защищаемого лица.

Кроме указанных мер безопасности, содержащихся в проекте Закона “О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству” в литературе предлагаются и другие виды процессуальной защиты. Так, например, А.ТИХОНОВ, предлагает указывать ложные данные о свидетеле в протоколе его допроса и других следственных действиях, проведенных с его участием. Подлинные же данные о личности свидетеля могут находиться в специальной картотеке, доступ к которой имеют только надзирающий прокурор и суд, рассматривающий это дело по существу. При наличии сомнений у подсудимого и его защитника о реальности существования данного свидетеля, они могут ходатайствовать перед надзирающим прокурором или судом о проверке соответствующих данных конкретной личности, а также о подтверждении своих показаний свидетелей письменног

Для обеспечения безопасности во время судебного заседания, предлагается также проводить допрос свидетеля путем трансляции из

о

специально оборудованного помещения в зал судебного заседания.

Одной из практических реализаций мер безопасности явилось указание заместителя прокурора Кировской области М.М.ЗЕЛЕНЦОВА “О мерах по обеспечению безопасности потерпевших и свидетелей по уголовным делам” от 9 ноября 1993 года. В нем было указано о реко-

  1. А.ТИХОНОВ “О процессуальной безопасности свидетеля и потерпевшего” // “Советская Юстиция”, 1993 г., №20, с.с.26-27.
  2. ЕГОРОВ К.С “Проблемы криминалистического обеспечения судебного следствия”, автореф.канд.дисс., Москва, 1994 год, с.13.
  • 97 -

мендации указания в протоколах допросов и других следственных действиях только фамилии и инициалов свидетелей, в отношении которых имеются основания полагать, что может быть оказано незаконное воздействие. При этом личность такого свидетеля удостоверивается следователем, о чем в протоколе делается отметка. Список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, составляется только в одном экземпляре ,вопечатанном конверте, подшитом в дело.

В проекте УЖ, внесенном на обсуждение Государственной Думы в 1995 году в ч.8 ст.171 “Протокол следственного действия” указано на возможность не приводить данные о личности свидетеля на основании мотивированного постановления следователя, которое к материалам дела не приобщается и хранится отдельно. В протоколе указывается псевдоним свидетеля и образец его подписи. Положительно решен вопрос и в ч.5 ст.319 данного проекта о возможности допроса свидетеля с целью обеспечения его безопасности вне визуального наблюдения другими участниками процесса этого свидетеля, о чем судом выносится определение (постановление). Кроме этого, проект предусматривает и опознание в условиях исключающих визуального наблюдения опознаваемым опознающего (ст.ст.205, 231). В практической ситуации, видимо, свидетель будет находиться в специальной комнате, имеющей зеркальное стекло, исключающее возможность его видеть с другой комнаты, в которой будет находиться подозреваемый или обвиняемый в числе статистов.

Несомненно, что данные предложения могут улучшить обеспечение безопасности свидетеля, однако, они должны быть приняты в комплексе обеспечения других прав и интересов свидетеля. Только всестороннее решение проблемы безопасности может привести к положительному результату.

Право на защиту свидетеля должно быть гарантировано возложением на орган, ведущий производство по делу, обязанности своевре-

  • 98 -

менного принятия соответствующей меры защиты и установление ответственности за ее нарушение.

Закон СССР “Об ответственности за неуважение к суду”, формулировка части которог© нашла свое отражение в диспозиции ст.165-1 Кодекса РСФСР “Об административных правонарушениях” (сокращенно КоАП), дает основание считать каждый случай злостной неявки в суд, как проявление неуважения к суду. Однако, неявка в суд, часто обусловлена вовсе не отсутствием уважения к суду, а боязнью наступления негативных последствий или ухудшения уже наступивших таких последствий, угрожающих безопасности свидетеля, его близких и их имущества. Часто неявка является следствием нежелания приходить повторно, либо представлением свидетелем о “незначительности” своих показаний, их несущественным значением для дела. Кроме того, необходимо четкое установление именно ЗЛОСТНОСТИ неявки, как и в каких формах может иметь место эта неявка.

На наш взгляд, злостность может иметь место при неявке свидетеля, который был лично уведомлен судьей устно, по телефону, либо вручением ему повестки на руки в помещении суда. При этом, свидетель не болел и не находился за пределами юрисдикции суда. Санкция ст.165-1 КоАП предусматривает строгое наказание, которому южет быть подвергнут свидетель. Административное производство в существующем ее виде на практике не позволяет достаточно глубоко исследовать во всех случаях действительность отсутствия уважительных причин неявки свидетелей. Судья часто устанавливает факт неявки путем составления соответствующей справки, после чего, им выносится единолично постановление о наложении на не явившегося свидетеля административного наказания, к нему прилагаются две-три справки о том, что данное лицо не проходит стационарное лечение. После чего постановление направляется в орган внутренних дел для исполнения (при административном аресте), либо судебному исполнителю (при вы-

  • 99 -

несении судьей решения о наказании штрафом).

Введение административной ответственности за проявление неуважения к суду, повлекло многие вопросы, которые неоднозначно решались практикой. Подтверждением тому многие публикации с предложениями различного толкования действий суда в подобных ситуациях.

Подробное регулирование процесса привлечения к административной ответственности позволяет гарантировать нарушение прав и интересов свидетеля, так как он является субъектов административного наказания, предусмотренного ст.165-1 КоАП РСФСР, Вопросы практического применения данной статьи требуют ответа на вопросы:

  • когда необходимоLналагать данное взыскание?
  • каким образом привлекать к административной или процессуальной ответственности?
  • кто может рассматривать материал о данном нарушении?
  • какой должна быть совокупность документов административного материала? И другие.
  • Представляется правильным наложение административного взыскания непосредственно в зале судебного заседания судьей путем вынесения оглашения определения и с фиксации в протоколе судебного заседания. Предложение о необходимости составления протокола об административном правонарушении перед вынесением определения (постановления) судом о наложении взыскания, представляется удачным.

Авторами этого предложения предлагается, кроме составления протокола, приложение к нему объяснения нарушителя и других доку-

WIWI-WW»»^——»—мшг^ 111—I MWW”—? I 4 — I—^II’M mm —11 ‘I HWH—?—1ШМ1

I. См.например: П.ЛУПИНСКАЯ, М.ШАКАРЯН “Применение Закона СССР “Об ответственности за неуважение к суду”//”Советская Юстиция” 1991 г. $ 5 с.с.2-3; О.МАРКОВ “Равная ответственность для всех” // “Советская Юстиция”,1991 г. Л I с.14, М.С.ПАЛЕЕВ, С.А.ПАШИН, В.М. САВИЦКИЙ “Закон о статусе судей в Российской Федерации. Комментарий”, Москва, изд-во “Бек”, 1994 г. с.6 и др.

  • 100 -

ментов,

Получается что судья, установивший явное неувежение к суду в зале судебного заседания, должен отложить рассмотрение дела, составить протокол, получить объяснение от нарушителя, собрать другие документы, после чего вынести определение или постановление о наложении административного взыскания. При этом, суду приходится заниматься совсем не свойственной ему деятельностью: составлением протокола, получением объяснения, собиранием документов - для кого и для чего? Может быть с целью последующего обжалования в вышестоящий суд, но, по нашему мнению, для этого было бы достаточно составленной судом выписки из протокола и мотивировали постановления о наложении административного взыскания.

Законодатель четко определил наличие двух видов ответственности в отношении одних и тех же субъектов: свидетелей, потерпевших и других лиц. Основа различия, по нашему мнению, должна быть в сути нарушения. Если оно не существенно (например: первая неявка, либо первое нарушение порядка в судебном заседании), тогда имеет место процессуальная ответственность. Если же нарушение указывает на ЯВНОЕ НЕУВАЖЕНИЕ (например: последующая неявка, пренебрежительное отношение и поведение в судебном заседании, появление в суде в состоянии опьянения и т.п.), тогда необходимо применить ответственность за правонарушения*

В Англии к проявлению неуважения к суду относятся: неуход свидетеля из зала судебного заседания, несмотря на распоряжение председательствующего об этом; отказ свидетеля от дачи показания, совершение действия, направленного на то, чтобы помещать нормально-* му уоду правосудия (например, угрозы в адрессвидетеля). Вместе с тем,

I. В.ЗАЙЦЕВ, В.ШЧЕНЮ, Л.ПАВЛОВА “Закон СССР “Об ответственности за неуважение к суду”//”Советская Юстиция”, 1991 г.№ 13 с.8-9.

  • 101 ~

неявка в суд, как проявление неуважения к суду, английским судом рассматривается, как нарушение, за которое предусмотрено наказание в виде штрафа или тюремного заключения на срок до трех месяцев.

Привлечение к ответственности за проявление неуважения к суду, имеет место и в отечественном судопроизводстве. Часто причиной неуважения к суду признаются: неявка в суд после повторного вызова, появление в судебном заседании в состоянии опьянения, оскорбительные высказывания в присутствии суда или в адрес суда и т.д.

Как показывает обобщение судебной практики в г.Воркуте, неявка свидетелей является одной из основных причин отложения дел рассмотрением. Так, только за 8 месяцев 1994 года по 59 уголовным делам (16,5 % от общего количества рассмотренных с вынесением приговора дел), судебное заседание откладывалось в 134 случаях только ввиду неявки свидетелей. В том числе по 37 делам некоторые свидетели не являлись в суд более трех раз, будучи надлежащим образом уведомленными о дате рассмотрения дела и не имеющими уважительных причин для отказа от явки в суд. По 20 уголовным делам в указанном количестве судом были вынесены определения о приводе неявившихся свидетелей. Однако, только в 2-х случаях такие приводы были исполнены органами внутренних дел. В большинстве случаев явившиеся в первое судебное заседание свидетели - не являются во второй раз (ввиду отложения рассмотрения дела из-за неявки других свидетелей), что наблюдается в более, чем 50-ти % изученных уголовных дел. Кроме того, как правило, не явившиеся свидетели неоднократно вызывались в процессе предварительного следствия следователем или органом дознания.

Так, Воркутинским судом, уголовное дело по обвинению Хазиах-метова Ю. по ч.2 ст.145 УК РСФСР, откладывалось слушанием пять раз

I. Н.Н.ПОЛЯНСКИЙ. “Уголовное право и уголовный суд Англии”, Москва, 1969 год, юр.лит-ра, с.с.136-137.

  • 102 -

из-за неявки 4-х свидетелей и потерпевшей. В трех случаях по определению суда приводы милицией исполнены не были (свидетели и потерпевшая доставлены не были) и только в четвертый раз в суд доставили 3-х свидетелей и потерпевшую, которые пояснили, что неоднократно вызывались следователем на допросы, очные ставки, все, что знали, уже сообщили и не понимают почему их снова вызывают в суд. Это типичный случай судебной практики.

Кроме этого, неявка может быть обусловлена, кроме многократности вызовов и убежденности необоснованного вызова в суд, также и отсутствием сведений о том, что суд может подвергнуть свидетеля мерам процессуального и административного воздействия. По нашему мнению, следователь должен разъяснить свидетелю его обязанность являться по вызову суда и последствия неявки.

Существующее процессуальное положение свидетеля в уголовном процессе, в определенной мере, своим законом порождает многие проблемы, связанные непосредственно с расследованием или рассмотрением в суде многих уголовных дел.

В стадии предварительного следствия или дознания, в судебных заседаниях лицам, в чьем ведении находятся уголовные дела, ежедневно приходится сталкиваться с неявкой свидетелей, лжесвидетельством, уклонением от явки к следователю или в суд, от дачи показаний, что в ряде случаев влечет увеличение сроков следствия, а в ряде случаев, препятствует рассмотрению уголовного дела по существу. Об участившихся случаях отказа свидетелей в суде от ранее данных ими показаний в стадии предварительного следствия отмечалось в литературе.

Из проведенного аркетирования судей Республики Коми, в 90 %

I. См.например: П.КАБАНОВ “О криминалистической подготовке судей” // “Законность”, 1995 год, $8, с.35.

  • 103 -

случаев судьи часто откладывают дела ввиду неявки свидетелей (февраль 1995 года)0 При отложении дела судом, лица, содержащиеся под стражей, находятся под арестом длительное время. В стадии следствия, неявка свидетелей вызывает необходимость продления сроков следствия и содержания под стражей, при наличии необходимости проведения дополнительных следственных действий, связанных с устранением имеющихся в деле существенных противоречий. Кроме этого, в досудебном производстве многие дела остаются нераскрытыми именно по причине неявки свидетелей, отсутствия очевидцев совершенного преступления, на что справедливо указывает В.Е.1УЩЕВ о том, что своевременность выполнения определенных следственных действий, непосредственно связана с установлением свидетелей и очевидцев по двлу.1

При направлении дела в суд с обвинительным заключением и последующего его рассмотрения судом с вынесением обвинительного приговора, невосполненная полнота и всесторонность, в случае ее обнаружения кассационной или надзорной инстанциями, устраняется путем отмены или изменения такого приговора. При отсутствии установления судебной ошибки, будет допущено неправильное применение закона.

Таким образом, необходимость устранения вышеуказанных негативных явлений, вызванных невыполнением свидетелями своих обязанностей назрела давно и решить ее можно только путем законодательного изменения процессуального положения свидетеля в уголовном процессе.

Проведенное исследование позволяет сделать вывод, что свиде-

I. 1УЩЕВ В.Е. “Процессуальные вопросы приостановления производства по уголовному делу на предварительном следствии и в суде” // Москва, 1971 г. дисс.на соискание уч.степени канд.юр.наук, с.132,

  • 104 -

тель, как человек и гражданин, становясь субъектом уголовного процесса, должен быть наделен следующими процессуальными правами:

правом на обеспечение безопасности его жизни, здоровья, чести, достоинства, имущества, а также родственников и близких ему лиц;

правом на полное возмещение всех понесенных, в связи с явкой по вызову к следователю или в суд, расходов (по аналогии с выплатой командировочных расходов, а также выплатой средней заработной платы из федерального бюджета);

правом на обжалование прокурору или в суд незаконных в отношении его действий со стороны должностных лиц, ведущих производство по делу;

правом на предоставление ему переводчика при отсутствии у свидетеля знания языкм, на котором ведется судопроизводство по делу;

право на отвод переводчика по причинам некомпетентности последнего ;

правом на ознакомление с протоколом (аудио-или видеозаписью) своих показаний на предварительном следствии и в суде, внесения в них дополнений и уточнений в случае неполноты или неточности;

правом давать показания в том объеме, в каком он считает нужным, в случае наделения его свидетельским иммунитетом;

правом пользования письменными заметками и документами, в случав дачи показаний относительно сложных вычислений, или связанных с цифровыми данными, которые сложно удержать в памяти;

правом на присутствие педагога и законного представителя при производстве процессуальных действий с участием несовершеннолетнего свидетеля;

правом на заявление ходатайств, в том числе: - о проведении опознания личности подозреваемого или обвиняемого в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего;

  • 105 -

  • о неразглашении данных о его личности;
  • допросе дополнительных свидетелей или истребования документов, доказательств в подтверждение его правдивых показаний, как на предварительном следствии, так и в судебном заседании;
  • о проведении полностью или частично закрытого судебного заседания, в случав угрозы его безопасности, его родственников и близких;
  • о допросе или проведении иного следственного, судебного действия в отсутствие подсудимого, обвиняемого, подозреваемого;
  • о допросе, проведении иного процессуального действия на предварительном или судебном следствии с присутствием адвоката (представителя) свидетеля.
  • Данные процессуальные права должны быть отражены в одной статье УПК. Несомненно, что в уголовно-процессуальном кодексе невозможно отразить и регламентировать все вопросы, связанные с обеспечением безопасности свидетеля. По нашему мнению, достаточно указания отсылочного характера к подзаконному акту или другому нормативно- правовому акту, например, к Закону “0 государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному су- допроизводсту”. В данном законе и будет отражено все, что касается обеспечения и принятия мер безопасности (порядок применения, меры, сроки, лица, осуществляющие такие меры, ответственность, права и обязанности и т.д.).

Наделение свидетеля правом на заявление ходатайств должно быть гарантировано нормами уголовно-процессуального законодательства. Например, орган дознания, следователь, суд необоснованно отклонивший ходатайство свидетеля, должен вынести мотивированное постановление (определение), которое свидетель вправе обжаловать прокурору или в вышестоящий суд. Кроме этого, необоснованное отклонение ходатайства свидетеля, например, на допросе в присутствии сопровождаю-

  • 106 -

щего его адвоката, должно являться основанием для признания полученных показаний недопустимыми Важно, чтобы процедура и механизм обеспечения ходатайств свидетеля, должным образом регулировались нормами УПК.

Кроме этого, одной из важных гарантий защиты свидетеля может являться изменение действующего уголовного законодательства в сторону расширения объективной стороны составов преступлений, связанных с воспрепятствованием свидетелю явиться в суд, к следователю, а также в незаконном воздействии на него, с целью дачи заведомо ложного показания по уголовному делу.

Диспозиция ст.182 УК нуждается в изменении по следующим основаниям. В данной статье указано три вида противоправных действий:

  • отказ свидетеля от дачи показания,

уклонение от этих же действий и

воспрепятствование явке свидетеля посторонним лицом.

Как видно, в состав одной и той же уголовно-правовой нормы введено законодателем два самостоятельных состава преступления: отказ или уклонение от дачи показаний свидетелем и воспрепятствование посторонним лицом свидетелю по явке к следователю и в суд.

На наш взгляд, необходимо объективную сторону ВОСПРЕПЯТСТВОВАНИЯ ЯВКЕ СВИДЕТЕЛЯ выделить в самостоятельную статью УК и предусмотреть самостоятельную санкцию за данный вид преступления, что позволит более дифференцированно подойти к вопросу защиты свидетеля. Например, ввести ств182-1 УК “Воспрепятствование явке свидетеля по вызеву”, содержание которой могло бы быть следующим: “Воспрепятствование в отношении свидетеля (потерпевшего и др.), выражающееся в незаконном воздействии в какой бы то ни было форме, а также угроза такого воздействия, с целью понуждения его отказа от явки по вызову к следввателю, орган дознания, прокурору или в суд…”. Кроме этого, одним из доводов такого предложения является и то, что в

  • 107 -

существующей диспозиции ст.182 УК имеют место два самостоятельных субъекта, свидетель, который уклоняется или отказывается от дачи показаний и другое лицо (nei процессуальный субъект), которое препятствует явке свидетеля в суд. Выделение самостоятельной статьи позво-

ответственность за лило бы более правильно регламентировать общественно-опасное деяние,

и было бы т

направлено на защиту интересов свидетеля.

Статья 179 УК предусматривает уголовную ответственность за понуждение к даче показаний при производстве дознания или предварительного следствия. Вместе с тем, понуждение к даче показаний в суде, законом не предусмотрено.

Как указано в Комментарии к Уголовному кодексу: субъектами данного преступления (по ст.179 УК) могут быть только лица, производящие дознание или предварительное следствие, а также лица, имеющие право производить допрос. Кроме того, закон предусматривает ответственность за понуждение не только к даче правдивых показаний,

2

но_и к даче ложных.

  1. В проекте УК Российской Федерации воспрепятствование в отношении явки свидетеля введено в диспозицию статьи 303, предусматривающей уголовное наказание за совершение принуждения к уклонению, “соединенное с шантажом, угрозой убийства, причинением вреда здоровью, уничтожением имущества…” Положительным является выделение состава принуждения к уклонению от явки свидетеля” в самостоятельный вид. Однако, такое воздействие непосредственно связано с конкретными видами, перечень которых является исключительным. // См.”Проект Уголовного Кодекса Российской Федерации”, принят Государственной Думой 19 июля 1995 года и направлен в Совет Федерации, с.106.
  2. Комментарий к.уголовному кодексу РСФСР, Москва-Вердикт, 1993 год, с.с.343-344.
  • 108 -

По нашему мнению, следует предусмотреть действие данной статьи на понуждение к даче ложных показаний в суде.1 Так, например, при рассмотрении уголовного дела Воркутинским горнарсудом в апреле 1990 года по обвинению Петрищева в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст.117 УК,в судебном заседании допрашивалась несовершеннолетняя свидетельница С-ва, являвшаяся очевидцем преступления. Прокурор свидетельнице задавал вопросы, явно не относящиеся к существу дела, например: состоите ли Вы на учете в комиссии по делам несовершеннолетних? Привлекались ли Вы ранее к общественным мерам воздействия? Вызывали ли Ваших родителей на комиссию после совершения данного преступления и т.п. Все данные вопросы были направлены на получение от свидетеля правдивых показаний, но путем запугивания, так как она, впервые участвуя в судебном заседании, в свои 14-ть лет боялась и слово сказать, тем более, по таким вопро-сам. Председательствующим эти вопросы сняты не были. Как видно, приведенный, вполне типичный для многих судов, пример, является не чем иным, как понуждением к даче свидетелем показаний, однако, по действующему закону такие действия остаются безнаказанными.

Диспозиция ст.183 УК не отражает виды и формы существующего воздействия в отношении свидетелей, которые имеют место в реальной жизни.

  1. Уголовно-наказуемое понуждение к даче свидетельских показаний путем применения “угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны следователя или лица, производящего дознание”, содержится в статье 297 проекта УК, что фактически освобождает от уголовной ответственности должностных лиц процесса, совершающих принуждение к даче показаний в судебном заседании.
  2. Архив Воркутинского городского народного суда, 1990 год, дело Ш 1-276/90.
  • 109 -

В проекте УК Российской Федерации в статье 303 указаны традиционные для действующего уголовного кодекса виды и формы воздействия на свидетеля, то есть, путем шантажа, угрозы убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением имущества,

Однако, воздействие зачастую оказывается в таких словесных выражениях, которые не содержат прямой угрозы убийством, применением насилия или уничтожением имущества, например:”подумай, может быть плохо твоей жене, твоему ребенку”или, “подумай о своем благополучии”. На первый взгляд, свидетелю предлагают подумать о своих близких и ничего предосудительного здесь нет. Даже наоборот, свидетелю желают чего-то хорошего и ни о какой угрозе нет и ни слова.

Необходимо изменение текста данной статьи с тем, чтобы она реально отражала различные формы воздействия на свидетеля и, по нашему мнению, содержала бы общую формулировку, под которую можно было бы подвести любое незаконное воздействие на свидетеля. Например: “воздействие на свидетеля в КАКОЙ БЫ ТО НИ БЫЛО ФОРМЕ С ЦЕЛЬЮ ПОНУЖДЕНИЯ ЕГО К ДАЧЕ ЗАВЕДОМО ЛОЖНОГО ПОКАЗАНИЯ…”.

Кроме этого, в законе необходимо различать и квалифицированные виды посягательства на интересы правосудия путем незаконного воздействия на свидетеля. При этом уголовная ответственность за оказание незаконного воздействия на это лицо должна быть различной в случЕях:

угрозы, в какой бы то ни было форме свидетелю, его родственникам или близким, а равно их имуществу;

те же действия, повлекшие за собой смерть, причинение вреда здоровью или имуществу свидетеля, его близким, а также части и достоинству этих лиц;

те же действия, совершенные организованной группой, повторно, по предварительному сговору.

Нельзя не сказать и о санкциях, которые предусмотрены ст.183

  • по -

УК: лишение свободы на срок до 2-х лет или исправительные работы на тот же срок.

При этом, под преступным посягательством понимается только угроза в отношении свидетеля. Если же причинены конкретные противоправные действия в отношении указанного лица, тогда наступает ответственность за преступление против личности, но не против правосудия. Нет сомнений в том, что вовлекая лицо в сферу действия уголовно-процессуальных отношений, государством на данного гражданина налагаются дополнительные обязанности, как на субъекта уголовного процесса. Однако, в случае причинения ему вреда (реального ущерба жизни, здоровья, чести, достоинству, имуществу), государством гарантируется его защита наравне с другими гражданами, не являющимися свидетелями, не несущих ни обязанностей содействия правосудию, не страдающих определенным образом, в связи с дачей правдивых по-

I. Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала, что для наступления ответственности по ст.183 УК РСФСР угроза убийством также как и по ст.207 УК РСФСР должна быть реальной. Так, Полонхоев, осужден был по ст.183 УК РСФСР за то, что находясь под следствием, с целью избежания ответственности, передал из следственного изолятора письмо, в котором склонял к изменению показаний, уличавших его в совершении преступления. В суде подсудимый заявил, что если она не изменит показания, он напишет письмо из следственного изолятора знакомым, которые лишат ее жизни. Поскольку Полонхоев находился под стражей, каких-либо реальных действий, направленных на реализацию угроз, не принял, суд признал, что в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренного статьей 183 УК РСФСР. // Обзор судебной практики Верховного суда РФ за 1994 шод, Москва, определение $39-094-1 по делу Полонхоева, с.18.

  • Ill -

казаяий. Можно только говорить об уголовно-правовой защите, предусмотренной в п.”е” ст.102 УК, содержащей доволно суровую ответственность, но лишь в случае лишения жизни свидетеля, как “совершение убийства… с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение”. Однако, уголовной ответственности за совершение тяжкого, менее тяжкого телесного повреждения или имущественного ущерба свидетелю, не существует.

На наш взгляд, санкция статей УК, предусматривающих ответственность за совершение против свидетеля насильственных действий, должна быть более суровой в сравнении с ответственностью за аналогичные преступления против других граждан. Конечно же, непосредственно, от таких видов посягательства страдает свидетель, но вместе с ним причиняется ущерб интересам и правосудия. Именно поэтому, такая ответственность должна быть повышенной.

В связи с принятием 22 марта 1995 года Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации двух Законов, обеспечивающих меры безопасности судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, и внесением изменений и дополнений в УК РСФСР, введены существенные гарантии защиты указанных лиц.

Так, Закон “О внесении изменения и дополнений в уголовный Кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный Кодекс РСФСР” от 22 марта 1995 года вводит новый пункт 13 в ст.39 УК, устанавливающий перечень оттягчающих ответственность обстоятельств: “совершение преступления в отношении лица, в связи с выполнением им своего служебного или общественного долга, или в отношении его близких родственников, а также иных лиц, на жизнь и здоровье которых совершается посягательство с целью воспрепятствовать законной деятельности указанного должностного лица”.

I. ‘{Российская газета”, 1995 г. Jfc 83 (1194) 27 апреля, с.4

  • 112 -

Само по себе данноеъправило распространяется на судей,долж-ностных лиц правоохранительных и контролирующих органов. Однако, оно заслуживает особого внимания, с точки зрения дополнительной гарантии в отношении безопасности свидетеля. Формулировка “связи с выполнением общественного долга” как раз относится к свидетелю, выполняющему общественный долг при даче правдивых показаний. Остается только исключить указание в п.13 ст.39 УК на должностное лицо, тогда его содержание будет распространяться и на преступления, совершенные в отношении свидетеля.

Кроме этого, данным законом внесены изменения и в отдельные статьи особенной части УК: в ст.102 п. “в”, ст.108, ст.109 УК - относительно распространения санкции данных статей в повышенном размере при совершении преступлений против указанных должностных лиц. Также изменена диспозиция ст. 172 УК, дублирующей после изменения названия данного Закона “Угроза или насильственные действия” в отношении судьи и других, ранее перечисленных должностных лиц. Кроме того, введена новая ст.184-1 УК, предусматривающая ответственность за разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и других должностных лиц.

В ст.5 данного Закона указаны возможные виды мер защиты:

личная охрана, охрана жилища и имущества,

выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности,

временное перемещение в безопасное место,

обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице,

перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы,

переселение на другое место жительства,

замена документов, изменение внешности.

  • из -

Как видно, данный Закон отражает многие положения рассмотренного нами ранее Законопроекта “О защите свидетелей, потерпевших и других лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве”. Представляется важным, чтобы при принятии указанного Законопроекта, многие положения Закона РФ “О государственной защите судей;.,.” вошли в Закон о защите свидетелей.

Для более полного исполнения своих процессуальных обязанностей, свидетелю необходимо предоставить право на заявление ходатайств, перечисленных нами ранее,

Так, ходатайство свидетеля на проведение опознания подозреваемого, обвиняемого, подсудимого в условиях, исключающих возможность его видеть опознанным, направлено на обеспечение его безопасности.

Данное опознание возможно провести в специальной комнате, с прозрачным односторонним зеркальным экраном, в присутствии понятых, с составлением письменного официального протокола. В подобных условиях опознание будет свободным и независимым для свидетеля.

Ходатайство о НЕРАЗГЛАШЕНИИ ДАННЫХ И ЕГО ЛИЧНОСТИ в процессе предварительное или судебного следствия направлено на упреждение возможности оказания на него неправомерного воздействия со стороны родственников обвиняемого, его друзей, членов преступной группы, В случае удовлетворения данного ходатайства из материалов дела в обязательном порядке должны изыматься действительные сведения о личности свидетеля, ходатайствующего по существу сказанного,

Кроме того, свидетель может быть заинтересован в том, чтобы ЕГО ПРАВДИВЫЕ ПОКАЗАНИЯ БЫЛИ ПОДТЕЕРЩЕНЫ ДРУГИМИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВАМИ ИЛИ ДОКУМЕНТАМИ, МАТЕРИАЛАМИ по делу, о наличии которых он знает или предполагает. Следовательно, свидетель вправе ходатайствовать об истребовании таких документов, доказательств, либо сам вправе передать их следователю в подтверждение им сказанного или

  • 114 -

сообщенного. Так, в Законопроекте ГПУ, в ст.140 указано, что “всякое лицо, полагающее, что оно обладает,имеющими для дела значения, сведениями, а также ПРЕДМЕТАМИ И ДРУГИМИ МАТЕРИАЛАМИ (выделено - Е.А.) имеет право обратиться к органу, ведущему уголовный процессе просьбой допросить его в качестве свидетеля и приобщить к делу соответ-

т

ствующие материалы”.

При наличии достаточных данных и возможности угрозы безопасности свидетеля, ему должно быть также предоставлено право на заявление ходатайства о рассмотрении уголовного дела судом в закрытом заседании. Несомненно, что решение вопроса о том, в каком заседании - открытом или закрытом находится в компетенции судьи при назначении дела к слушанию. Однако, возникновение угрозы свидетелю возможно

именно после направления дела в суд с обвинительным заключением,

правом такого

Тогда, если свидетель не будет наделен ходатайствд (его заявлением) , он не сможет активно повлиять на доведение до сведения компетентного лица об имеющей место в отношении него угрозы, либо, других активных противозаконных действий. Можно, конечно, говорить о простом письменном или, еще хуже, устном сообщении свидетелем необходимой информации судье об угрозе. Однако, такое сообщение не будет являться имеющим процессуальное значение в полном смысле этого слова, так как это будет одно из заявлений или сообщений, по которому принятое должностным лицом решение не влияет достаточно серьезно на исход дела, да и ответственность, в случае отказа от принятия мер безопасности, отсутствует. Когда свидетель будет наделен правом заявления ходатайства о закрытом судебном заседании тогда
судья или суд должны принять по нему процессуальное решение как и по любому ходатайству. Решение судьи или суда должно быть мотивированным и доведено до сведения самого

I. Законопроект УЖ, подготовленный ГПУ, указ.лит-ра, с. 138.

  • 115 -

свидетеля письменно (если при назначении дела), или устно и письменно (если в стадии судебного заседания - протокольное «определение

Интересы несовершеннолетнего свидетеля могут быть значительно ущемлены в случае, если ему от 14-ти до 16-ти лет. Закон устанавливает обязательное присутствие педагога при допросе или проведении иного следственного действия с несовершеннолетним свидетелем, который не достиг 14-ти лет. Присутствие педагога не обязательно для любого должностного лица, если свидетель в возрасте от 14-ти до 16-ти лет. Именно в этом случае, по нашему мнению, его интересы, выражающиеся в объективном допросе, обеспечении его безопасности, правильности фиксирования информации и т.п. могут быть ущемлены лицом, производящим дознание или следствие. Психика несовершеннолетнего свидетеля, не в полной мере устоявшаяся, подверженА воздействию и другим неблагоприятным факторам, которые могут исходить от должностного лица. Как исключение подобного, необходимо присутствие педагога, либо законного представителя несовершеннолетнего свидетеля при производстве с ним следственных или судебных действий. Само решение о присутствии данных лиц,должно исходить не только от следователя или суда, но и от самого несовершеннолетнего. По крайней мере, такой свидетель должен быть наделен правом заявления ходатайства о предоставлении ему педагога или законного представителя, присутствие которых дает ему определенную уверенность при сообщении необходимой информации. В конечном итоге, это ходатайство должно быть разрешено компетентным лицом, расследующим или рассматривающим дело. Цель - создать несовершеннолетнему свидетелю благоприятные условия для получения от него показаний по существу обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

Аналогично должен быть решен вопрос о предоставлении свидетелю права заявления ходатайства о его допросе при проведении судебного следствия или иных судебных действий в отсутствие подсудимого или обвиняемого. В действующем уголовно-процессуальном законодательстве

  • 116 -

содержится правовая норма, предусматривающая эту возможность (ч.2 ст.285 УПК), однако, она распространяется только в отношении несовершеннолетнего свидетеля. Несомненно, что возможности допроса лица, достигшего совершеннолетия, неизмеримо больше, нежели чем, несовершеннолетнего. Однако, необходимо учитывать и обстоятельство безопасности и взрослых свидетелей. Процедура допроса (иного действия) следователем или судом в отсутствие обвиняемого или подсудимого, свидетелю более благоприятна. Показания, полученные в такой обстановке, будут более полными и достоверными. Присутствие лица, которое свидетель уличает своими показаниями, только отрицательно влияет на положение свидетеля. Не исключено, что свидетель, в том числе и несовершеннолетний, сможет дать показания и в присутствии обвиняемого, подсудимого. В таком случае и нет необходимости удалять указанных лиц. Однмко, право заявления ходатайства о производстве следственных или судебных действий в отсутствие обвиняемого или подсудимого у свидетеля быть должно. Невыполнение (неудовлетворение) заявленного свидетелем данного ходатайства без оснований должно

может повлечь за собой отказ свидетеля от своих показаний и запрет , в этом случае, привлечения его к уголовной ответственности за уклонение, либо отказ от дачи показания. После того, как свидетель будет допрошен, явившемуся (возвратившемуся) обвиняемому или подсудимому должна быть предоставлена возможность задать ему вопросы по поводу оглашенных показаний. В этом случае, право на защиту нарушено не будет и лицу будет предоставлена возможность непосредственного исследования доказательств.

Расширение государственных мер по защите личности в процессе действия правовых норм, особенно, когда они касаются возможности применения принуждения, предполагает создание условий, препятствующих нарушению прав и законных интересов этой личности. Сказанное, в полной мере, относится и к процессуальному положению свидетеля.

  • 117 -

В процессе проведения с ним следственных или судебных действий, его права и законные интересы могут быть нарушены. Конечно же, он имеет право обжалования незаконных действий должностных лиц, если будет знать о таком праве. Поэтому, необходимо предоставить свидетелю право на заявление ходатайства о проведении с ним действий в присутствии его адвоката. Естественно, что в случав удовлетворения такого ходатайства,от присутствующего адвоката может быть отобрана подписка о неразглашении данных предварительного следствия. Цель данного ходатайства - исключить возможность нарушения, имеющихся процессуальных прав свидетеля, так как адвокат - лицо, имеющее юридическое образование и определенный опыт работы в юриспруденции, не кто иной, как способное предотвратить нарушение права личности путем обжалования таких действий, уведомления свидетеля о его правах, составления необходимых жалоб свидетелю или формулировании его ходатайств, требования мер по обеспечению его безопасности. Необходимо также законодательное наделение адвоката свидетеля (его представителя, если по аналогии с потерпевшим) процессуальными правами: на заявление ходатайств и принесения жалоб. В этом случае интересы и права свидетеля будут иметь важную, по нашему мнению, гарантию их обеспечения. Кроме этого, в УПК должно быть урегулировано процессуальное положение представителя свидетеля, его права и обязанности. Возможно, что такое лицо должно обладать правом на заявление ходатайств, относящихся непосредственно к допросу свидетеля или проведения иного следстзенного, судебного действия с его участием. Он также должен быть вправе делать заявления по поводу проводимых действий, обжаловать неправомерные действия органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда. Присутствие юридически грамотного человека будет только способствовать защите интересов свидетеля, что несомненно скажется на соблюдении должностными лицами его прав и законных интересов.

  • 118 -

Важными, кроме указанных выше, по нашему мнению, обстоятельствами также является и правило снятия председательствующим вопросов, заданных свидетелю. Так, Воркутинским судом рассматривалось уголовное дело по обвинению, когда свидетелю участниками процесса задавались вопросы относительно его собственной личности, явно и оскорбительно направленные на унижение его чести и достоинства. Не всегда суд такие вопросы снимает. Например, при рассмотрении дела по обвинению К-нина по ст. 148 ч.З УК РСФСР Воркутинским городским судом, в качестве свидетеля в судебном заседании допрашивался работник милиции, задержавший подсудимого с поличным на месте преступления. Данному свидетелю со стороны защитника задавалась масса вопросов по поводу психической полноценности этого свидетеля, болел ли психическими заболеваниями кто-либо из его родственников, сам он и т.д. Председательствующим данные вопросы сняты не были, хотя они не относились к существу дела. Кроме того, психическая неполноценность работника милиции, ежегодно проходящего диспансеризацию и медицинскую комиссию на пригодность к дальнейшему несению службы, вряд ли у кого-либо вызывала сомнения. К тому же, по обстоятельствам дела,показания этого свидетеля имели важное значение и были даны им, как в ходе предварительного, так и судебного следствия достаточно полно и последовательно. Защитником использовалась тактика допроса свидетеля в суде, направленная на воздействие, причем незаконное, с целью ввести его в заблуждение о фактах, сведениях, о которых он давал, запутать его, поставить под сомнения объективность таких показаний. Свидетель, вышедший из зала судебного заседания заявил твердо, что,впоследствии, он^в суд не явится или будет принимать все меры к тому, чтобы этого кошмара больше не повторилось.

Показания, полученные с условием вознаграждения, должны быть как и любые доказательства, проверены соответствующим образом и подтверждены. Только в данном случае возможна выплата. Содержание

  • 119 -

предоставленной свидетелем информации, также должно влиять на выплату вознаграждения, а также на его размер. Средства, из которых возможна выплата вознаграждения, должны быть государственными. Не исключено, что потерпевший может принять участие по своей инициативе в предоставлении средств (собственных) для указания выплаты. Если же выплата производится из государственных средств, необходимо решить вопрос о возможности отнесения этих средств к судебным издержкам и последующим взысканием с осужденного лица, предъявив к нему гражданский иск.

Заслуживает также интерес и возможность дачи показаний свидетелем анонимно, то есть, без составления официального процессуального документа, который мог бы являться доказательством и приобщен к материалам уголовного дела« Можно было бы допросить этого свидетеля официально об обстоятельствах, имеющих второстепенное значение (например, о личности обвиняемого), а сведения, полученные от него, использовать для получения и отыскания других доказательств или проверки указанной им версии, установления преступника или похищенного имущества, соучастников.

Возможность оглашения показаний свидетеля, данных им в стадии предварительного следствия или в судебном заседании, действующим уголовно-процессуальным законом, предусмотрена только в двух случаях:

при наличии существенных противоречий в его показаниях и при отсутствии свидетеля в судебном заседании по причинам, исключающим его явку (п.п. I, 2, ч.1 ст.286 УПК).

Для обеспечения безопасности свидетеля, заслуживает внимание второй из указанных пунктов, поскольку, на наш взгляд, позволяет толковать угрозу безопасности свидетеля, как уважительную причину его отсутствия в зале судебного заседания. Именно угроза причинения вредя свидетелю в связи с его явкой в суд и дачей прав-

  • 120 -

дивых показаний должна являться причиной или возможностью суда признать неявку свидетеля уважительной и огласить его показания, оценив их в совокупности с другими, имеющимися в деле доказательствами. Нарушение принципа устности, в данном случае, не видится, поскольку определенные нарушения прав подсудимого на исследование доказательств, соответствуют положению ч.З ст.55 Конституции Российской Федерации, где указано, что возможно ограничение прав и сзобод человека и гражданина в той мере, в какой это необходимо в целях защиты прав и законных интересов других лиц»

Отдельного изучения заслуживает ЮЗНАГРАВДЕБИЕ СВИДЕТЕЛЯ ЗА ПРВДОСТАШЕНИЕ ОСОБО ЦЕННОЙ ИНФОРМАЦИИ. Действующее законодательство не предусматривает выплаты такого вознаграждения, однако, возможно оно не обусловлено с моральной стороны, но, тем не менее, является сильным стимулом для получения сведений и сообщения информации. Предположительно, что такая информация может служить ориентиром для отработки версии при расследовании преступления. При этом, протоколирование показаний свидетеля возможно с условием его согласия. Такие сведения должны быть надлежащим образом проверены и, как оперативные данные, подкреплены процессуальными доказательствами.

Кроме этого, научными исследованиями и практическими мерами должна быть проверена применяющаяся иностранннми государствами практика вознаграждения свидетеля за предоставление важной или особо ценной информации, касающейся обстоятельств совершенного, или гото-

I. Так, по центральному телевидению 9 августа 1995 г. представителями Круглого стола бизнеса России (КСБР) было объявлено вознаграждение в размере одного миллиона долларов США за сообщение о лице, совершившем убийство крупного бизнесмена Кивелиди. Кроме этого, сбором интересующей информации будут заниматься и спецслужбы КСБР.

  • 121 -

вящегося преступления. В печати, средствах массовой информации, часто стали встречаться объявления о том, что за предоставление информации будет выплачено и гарантируется вознаграждение. Несомненно, что такая перспектива имеет целью стимулирование свидетеля на предоставление имеющейся у него информации.

Процессуальное положение свидетеля до 1990 года практически существенно не изменилось. Кроме указанных ранее принятых и готовящихся к принятию законов и проектов в 1990 году, разрабатывалась теоретическая модель УПК РСФСР, авторы которой справедливо предлагали посвятить свидетелю специальную статью, в которой нашло бы отражение не только его обязанности, но и процессуальные права (статья 60). Однако, само содержание прав свидетеля оставалось, по-прежнему, традиционным. Кроме того, указанные права в ст.60 данной модели, не гарантировались другими правовыми нормами. Так, например, в ст.60 было предусмотрено право свидетеля обжаловать действия суда, однако, порядок такого обжалования в последующих статья не отражен. Кроме того, свидетель не включен в перечень субъектов, наде-ленных правом обжалования судебных актов (ст.ст.150-152, 549).

Готовящиеся в настоящее время к принятию многие нормативно-правовые акты, направленные на дифференцированное регулирование и более детальную правовую регламентацию отнешений. Не составляют исключения и три законопроекта нового УПК, подготовленные соответственно прокуратурой, ГПУ и Министерством Юстиции. Общая характеристика регулирования правового процессуального положения свидетеля всех трех проектов, по нашему мнению, может быть следующей: ПРОЕКТ УЖ прокуратуры является довольно консервативным и, по существу,

  1. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель, Москва, 1990 год, с 73.
  2. Там же, с.114, 269.
  • 122 -

косметически отражает существенные изменения общественных отношений, многие положения действующего УПК нашли свое отражение в данном проекте; ПРОЕКТ ГПУ (общая часть) большой по объему, имеет место много непроцессуальных понятий и формулировок.

Кроме этого, в нем содержится много реформаторских нововведений, таких, как параллельное следствие, институт наблюдения, удержание свидетеля, доноситель и т.д. Имеют место и положительные направления, такие, как расширение свидетельского иммунитета, специальная статья о процессуальном положении свидетеля, расширение его прав, но, вместе с тем, и расширение прав должностных лиц по отношению к свидетелю; ПРОЕКТ МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ отражает в достаточной степени все необходимые изменения существующего процессуального положения свидетеля, которые.конечно,не бесспорны. Присутствуют многие нововведения, например, расширение прав свидетеля, перечень субъектов свидетельского иммунитета, порядок сношения судов иностранных государств при проведении следственных действий со свидетелем, уделено достаточное внимание проблемам оценки днказатедьств и процессуальным гарантиям.

Кроме указанного ранее сравнения трех данных законопроектов в отношении понятия “свидетель”, автором проводится анализ их основных положений, касающихся темы настоящего исследования. Наиболее предпочтительными, по нашему мнению, являются следующие вопросы:

  • права и обязанности свидетеля по каждому проекту,
  • регулирование свидетельского иммунитета,
  • особенности каждого проекта УПК.
  • ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ свидетеля, правовые нормы,регулирующие его процессуальное положение, сформулированы в отдельной статье только в двух проектах - ГПУ и Министерства Юстиции (статья соответственно ст.106 и ст.48), в проекте прокуратуры, как в действующем УПК, не имеется отдельной статьи о свидетеле. Так, например,

  • 123 -

право на ограничение продолжительности допроса свидетеля не более 8 часов указано в ч.7 ст.188 данного проекта; право на свободный рассказ закреплено в ч.13 ст.189; право на отказ от дачи показания в отношении близкжх родственников - в ч.2 ст.192; право на присутствие педагога, либо законного представителя или близкого родственника - в чЛ ст.191 и т.д.

ПРАВА СВИДЕТЕЛЯ, предусмотренные проектом ч.4 ст.48 проекта МЮ, в определенной мере достаточно регулируют и защищают интересы свидетеля в уголовном процессе, поскольку в своей совокупности дают возможность свидетелю совершать следующие действия:

  • давать показания на своем национальном языке или иной, которым он владеет,
  • пользоваться бесплатной помощью переводчика,
  • заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе,
  • собственноручно записывать показания в протоколе допроса,
  • приносить жалобы на действия дознавателя, следователя, прокурора и суда.
  • Права свидетеля, указанные в проекте ГПУ, как и обязанности, расширены, в сравнении с действующим УПК, чтотговорит о намерении авторов этого проекта более дифференцированно регулировать правовые отношения, связанные с процессуальным положением свидетеля. Так, в ч.5 ст.106 данного проекта, перечислены следующие права свидетеля:

знать по какому делу он вызван,

заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе,

заявлять просьбы и делать предложения,

отказываться от самообвинения,

отказываться от предоставления материалов и сведений, если они могут быть свидетельствами против этого лица или его близких родственников,

  • 124 -

пользоваться письменными документами и заметками для освежения памяти,

сопровождать свои показания начертанием планов, схем и зарисовок,

собственноручно излагать свои показания,

знакомиться с протоколами следственных и иных действий, в которых он принимал участие, а также с протоколом судебного заседания в соответствующей части и делать, подлежащию внесению в протокол, замечания, по поводу полноты и правильности записи его показаний,

получать возмещение расходов при производстве по делу и ущерба, неоправданно причиненного органами уголовного преследования,

получать обратно имущество, изъятое у него ведущими уголовный процесс, органами в качестве вещественных доказательств или по другим основаниям, принадлежащие ему подлинники официальных документов,

иметь сопровождающего его адвоката, приглашенного им в качестве представителя.

Как видно, проект ГПУ наделяет свидетеля более широкими правами, в сравнении с проектом прокуратуры или Министерства Юстиции. Вместе с тем, в проекте ГПУ включено, по нашему мнению, большое количество прав, не совсем относящихся в полной мере к свидетелю, таких, как отказываться от предоставления материалов или сведений, получать обратно имущество, у него изъятое, иметь сопровождающего его адвоката, заявлять просьбы и делать предложения ш т.д. Все указанные проекты нового УПК не включают такого важного права свидетеля, как право на обеспечение и принятие мер по его охране и безопасности, при наличии к тому веских оснований. Необходимо именно в статье, регламентирующей его процессуальное положение, указать это право.

ОБЯЗАННОСТИ СВИДЕТЕЛЯ, в определенной мере указаны в проекте прокуратуры в ч.2 ст.60, проекте Министерства Юстщии в ч.5 ст.49,

  • 125 -

проекте ГПУ в ч.З ст.106.

Как было отмечено ранее, проект прокуратуры вновь не содержит всех обязанностей в отдельной статье и указывает на обязанность свидетеля давать показания о всех известных ему обстоятельствах, относящихся к делу, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего и о своих взаимоотношениях с ними - в ч.2 ст„60. Однако, обязанность являться по вызову в назначенный срок, содержится почему-то не в этой же статье, а в ч.1 ст.78.

Проект Министерства Юстиции в ч.5 ст.48 указывает на следующие обязанности свидетеля:

  • явиться по вызову дознавателя, следователя, прокурора и суда,
  • правдиво сообщить все известное по делу и ответить на поставленные вопросы,
  • не разглашать без разрешения допрашивающего сведения об обстоятельствах, известных ему по делу,
  • соблюдать установленный порядок при производстве следственных действий и во время судебного заседания.
  • В ч.З ст.106 проекта ПЗУ содержатся следующие процессуальные обязанности свидетеля:

являться по вызову,

дать правдивые показания,

предоставить имеющиеся у него предметы, документы, а также образцы для сравнительного исследования,

подвергаться освидетельствованию и экспертизе,

подчиняться законным распоряжениям,

находиться в распоряжении суда и не отъезжать в другую местность без разрешения,

не покидать зал судебного заседания до объявления перерыва без разрешения председательствующего, не покидать здания суда без

  • 126 -

разрешения председательствующего,

соблюдать порядок в здании суда.

Отсутствие принудительности проведения освидетельствания и экспертизы в проекте МЮ и наличие данной обязанности в проекте ГПУ говорит о направленности авторов данных проектов к разному пониманию положения свидетеля в уголовном процессе. Нам более предпочтительна точка зрения проекта МЮ, предоставляющая право свидетелю на выбор согласния проведения с ним данных действий.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СВИДЕТЕЛЯ также урегулирована в данных законопроекта различно. Так, часть 4 ст.60 проекта прокуратуры указывает на возможность привлечения свидетеля к уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, за исключением отказа от самообвинения, а в ч.2 статьи 78 этого же законопроекта содержится возможность привода свидетеля при его неявке. Однако, данный проект не содержит возможности наложения на свидетеля штрафа (в данных статья, как вид ответственности, применяемой к свидетелю, штраф не указан, а в ст.365 Проекта, указывающей порядок наложения штрафов, свидетель также не числится).

Проект Министерства Юстиции в ч.б ст.48 за неявку без уважительных причин предусматривает, в отношении свидетеля, осуществление привода и денежного взыскания в размере до 2-х минимальных месячных размеров оплаты труда. В ч.7 ст.48 этого же проекта указана уголовная ответственность, которая может наступить при отказе или уклонении свидетелем от дачи показаний и за дачу заведомо ложного показания.

В ст.210 проекта ГПУ предусмотрено наложение на свидетеля, не явившегося по вызову, мер процессуального взыскания в вэде порицания или штрафа в размере до 3-х минимальных размеров оплаты труда. В случав повторного отказа явиться по вызову, предусмотрено наложение штрафа до 7-ми минимальных размеров оплаты труда. В статье 205 этого же проекта предусмотрено осуществление привода, который состоит

  • 127 -

в принудительном доставлении свидетеля, а также в принудительном обеспечении участия его в проведении следственного или иного процессуального действия. Кроме этого, ст.204 проекта ГПУ вводит новый вид ответственности свидетеля “удержание свидетеля”, у которого, по нашему мнению, имеется много недостатков.

Удержание свидетеля, согласно проекту ГПУ, состоит в “помещении его в охраняемое благоустроенное помещение для выяснения личности или при попытке повторно скрыться” (ст.204). Данную правовую норму можно было бы назвать, по нашему мнению, завуалированной формой воздействия на свидетеля методом “выбивания” нужных показаний и т.п. В части 3 ст.204 проекта ГПУ указано, что подобное удержание может быть произведено на срок не более 48 часов (аналогия с задержанием подозреваемого, видимо), Кроме того, в ч,2 ст.204 указывается на основания задержания свидетеля:

  • только по уголовным делам, особо тяжких и исключительной тяжести преступлениям,
  • применяется к свидетелю, личность которого неизвестна и если он не имеет постоянного места жительства или проживает в другой местности и, при этом, пытался скрыться от органа, ведущего процесс.
  • В ч.4 ст.204 указывается на возможность продления 48-ми часового задержания свидетеля постановлением суда до 14-ти суток, а впоследствии, можно и еще продлить задержание (удержание) свидетеля на срок не более 60- ти суток со дня первого задержания.

Ограничение свободы, хотя и в благоустроенном помещении, свидетеля, то есть лица, как принято считать, ни в чем не заинтересованного, не являющегося по делу подозреваемым или обвиняемым на данный срок, не обусловливается ни какими обстоятельствами. Точка зре~ ния авторов проекта ГПУ, на наш взгляд, не совсем обоснована в данном случае и данная правовая норма должна быть исключена из нового проекта УПК.

  • 128 -

Ответственность свидетеля более точно и полно сформулирована в проекте Министерства Юстиции, как принято считать, основными видами ответственности должны быть привод, штраф и административный арест на срок не более 15-ти суток. Данных мер процессуального и административного воздействия на свидетеля вполне достаточно для выполнения процессуальных и следственных действий.

РЕГУЛИРОВАНИЕ СВЩ^ТЕЛЬСКОГО ИММУНИТЕТА в проекте прокуратуры содержится в ст.ст.60, 119. Так, в части 3 ст.60 указано, что на лицо не может быть возложена обязанность давать свидетельские показания, изобличающие его в совершении преступления. В ч.5 ст.60 содержится право отказа от дачи показаний свидетели, имеющих близкое родственное отношение с обвиняемым, а в части 6 ст.60 эти же лица, при согласии давать показания, предупреждаются об ответственности за дачу заведомо ложного показания, что вполне разумно. В отношении лиц, обладающих дипломатической неприкосновенностью, часть 2 ст.119 проекта прокуратуры указывает, что производство следственных действий с ними проводится только по их согласию или по их просьбе, а разрешение на производство таких действий испрашивается через Министерство Иностранных дел.

Часть 3 ст.48 проекта МЮ закрепляет субъектов, на которых распространяется свидетельский иммунитет:

  • судья, присяжный заседатель,
  • защитник подозреваемого, обвиняемого, подсудимого,
  • представитель потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика,
  • священнослужитель,
  • лицо, которое в силу своего малолетнего возраста, либо психических или физических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них показания - близкий родственник подозреваемого обвиняемого, подсуди-
  • 129 -

мого, если он не дал согласие на допрос в качестве свидетеля по данному делу.

Кроме этого, ст.516 проекта МЮ указывает, что производство вызова иностранных граждан может иметь место только с согласия последних.

В проекте ГПУ свидетельский иммунитет регламентирован довольно подробно и правовые нормы, касающиеся данного института, содержатся в следующих статьях:

в ст.29 указаны особенности получения сведений от свидетеля, в отношении показаний, касающихся государственной тайны;

в ст.30 - в отношении сведений, составляющих служебную коммерческую и иную тайны. Право отказа от свидетельствования против самого себя и близких указано в ст.34 данного проекта. В части I ст.94 содержится право законного представителя потерпевшего, гражданского истца, подозреваемого, обвиняемого, давать объяснения, но в ч.7 этой же статьи не указано в отношении данных лиц обязанности давать показания. Следовательно, давать объяснения, а, тем более, показания - их право, но не обязанность.

Часть 2 ст.106 данного законопроекта содержит перечень субъектов, пользующихся свидетельским иммунитетом, в который включены:

  • малолетние, а также лица, имеющие физические и психические недостатки (не способные правильно воспринимать и воспроизводить имеющие значение для дела обстоятельства),

  • адвокаты, их стажеры, работники президиума коллегии адво катов, юридических консультаций, других подразделений адвокатуры

при оказании юридической помощи,

  • лица, которым сведения стали известны в связи с участием в качестве защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика,
  • судья, присяжный заседатель, прокурор, следователь, дозна-
  • 130 -

ватель и секретарь судебного заседания.

В проекту УПК, внесенном в настоящее время для обсуждения в Государственную Думу, содержатся принципиальные положения проекта Министерства Юстиции и проекта Прокуратуры, Базовый проект УПК имеет следующие положительные стороны: свидетелю, как субъекту уголовного процесса уделена отдельная статья (ст.52), в которой содержатся его процессуальные права (давать показания на своем родном языке иди ином, которым владеет; пользоваться бесплатной помощью переводчика; заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе; собственноручно записывать показания в протоколе допроса; заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия дознавателя, следователя, прокурора и суда; являться на допрос со своим адвокатом. В обязанность свидетелю вменяется: являться по вызову, правдиво сообщать все известное по делу и ответить на поставленные вопросы; не разглашать сведения об обстоятельствах, известных ему по делу, если он был предупрежден об этом следователем или прокурором; соблюдать установленный порядок при производстве следственных действий и во время судебного заседания. Отмечено и невозможности принудительного проведения экспертизы или освидетельствования. Свидетель может быть подвергнут мерам процессуального принуждения: приводу и денежному взысканию в размере до пяти минимальных месячных размеров оплаты труда.

Регулируется также и свидетельский иммунитет, указанный в части 3 ст.52 и запрещающий допрос в качестве свидетелей: адвоката и помощника адвоката - об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с обращением за юридической помощью или ее оказанием.”

В ст.13 проекта Закона “Об адвокатах и адвокатских объединениях” указано, что относится к предмету адвокатской тайны: факт обращения к адвокату за помощью, сведения,полученные адвокатом от клиента, суть консультаций, советов,разъяснений,полученных лицом от адвоката”. //”Проект Федерального Закона Ш “Об адвокатах и адвокат-о.-китс объяттинениях” .внесен леп.Гоптпши л и ТРДПППШМ п тт

  • 131 -

Не может быть допрошен в качестве свидетеля также и священнослужитель об обстоятельствах, известных ему на исповеди.

К сожалению, в данном перечне прав свидетеля, не нашло отражения одно из основных прав свидетеля - право на обеспечение безопасности и принятия необходимых мер своевременно.

Кроме того, некоторые права свидетеля содержатся в отдельных статьях, регламентирующих процессуальное действие, право на возмещение расходов, связанных с явкой по вызову (ст.141 “Процессуальные издержки”), право на пользование письменными заметками (ст.320), право на собственноручную запись своих показаний и внесение в протокол дополнений и уточнений в ч.ч. 4, 5 ст.199 “Протокол допроса”.

Позитивным, по нашему мнению, является обязанность следователя разъяснить и обеспечить права участникам процесса, а также и другим гражданам, участвующим в проведении следственных действий (ст.173). Имеется упоминание о вручении перечня прав и обязанностей участникам процессов в письменном виде, однако, о вручении подобного перечня свидетелю ничего не шворится. Кроме этого, обязанность разъяснения и обеспечения прав свидетеля гарантируется и другими нормами, например в ч.2 ст.198 проекта говорится об обязанности следователя, после установления личности свидетеля и выяснения на каком языке он желает давать показания, разъяснить ему права, обязанности, о чем делается письменная отметка в протоколе. Однако, в с.319 ничего не говорится о такой обязанности в отношении суда, которое толь- коьпредупреждает свидетеля об уголовной ответственности за отказ от дачи показания и за дачу заведомо ложного показания. При выражении согласия дать показания свидетелем, обладающим свидетельским иммунитетом, судом отбирается у него подписка об ответственности за дачу заведомо ложного показания.

В целом данный проект более детально регулирует процессуальное положение авидетеля в уголовном процессе. Однако, с учетом пред-

  • 132 -

ложений, указанных нами выше, он более реально обеспечивал бы защиту интересов свидетеля в уголовном процессе.

Кроме этого, общим положительным являением всех четырех проектов является отсутствие прототипа действующей ст.256 УПК РОФСР, обязывающей суд возбуждать уголовное дело в отношении лжесвидетеля. Суд является органом, основной задачей которого должна быть функция разрешения дела по существу, поэтому возбуждение уголовного дела должно производиться на общих основаниях следователем, прокурором на основании предоставленных им судом материалов, после их проверки.

§ 3. ОБЯЗАННОСТИ ЛИЦ, ВЬЩУЩИХ ПРОИЗВОДСТВО ПО ДЕЛУ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ЗАЩИТЫ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ СВИДЕТЕЛЯ

Для защиты законных прав и интересов свидетеля в уголовном процессе необходимым условием и важной гарантией является обязанность должностных лиц, ведущих производство по делу, разъяснить и обеспечить права всех участвующих в деле лиц, в том числе и свидетеля. Исходным началом данного правила должно быть уяснение того, что человек не может воспользоваться каким-либо правом, если оно ему не известно. Кроме этого, важно,чтобы свидетель не только знал, но и понимал каждое из имеющихся у него процессуальных прав и обязанностей, ответственности. Совершенно очевидно, что зная о своих правах, он не может в полной мере выполнять основную процессуальную функцию - дать показания. Помимо этого, к свидетелю могут быть применены принудительные меры воздействия (привод, штраф, арест), не исключена и уголовная ответственность за дачу заведомо ложного показания, отказ, уклонение от дачи показания.

В действующем уголовно-процессуальном законодательстве в ст.58 УПК указана обязанность суда, следователя, прокурора и лица, производящего дознание, разъяснить всем участвующим в деле лицам их права и обеспечить возможность для реализации и осуществления этих

  • 133 -

прав. Однако, на предварительном следствии и в судебном заседании статьи УПК, регламентирующей следственные или судебные действия с участием свидетеля (например, допрос свидетеля), не содержат обязанности должностного лица разъяснить и обеспечить свидетелю его процессуальные права. Так, например, в ст.158 УПК говорится, что “перед допросом следователь удостоверяется в личности свидетеля, РАЗЪЯСНЯЕТ ЕМУ ЕГО ОБЯЗАННОСТИ И ПРЕДУПЕЕЩАЕТ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ОТКАЗ ОТ ДАЧИ ПОКАЗАНИЯ И ЗА ДАЧУ ЗАВЕДОМО ЛОЖНОГО ПОКАЗАНИЯ” (разнарядка наша).

Аналогичная формулировка содержится в ст.282 УПК, определяющей порядок допроса свидетеля судом, к тому же у свидетеля отбирается письменная подписка о разъяснении ему его обязанностей и ответственности.

Данный пробел в законе является существенным. Примечательно, что в проекте УЖ, подготовленном Министерством Юстиции, по прежнему данная обязанность должностного лица, проводящего следственное или судебное действие с участием свидетеля - также не предусмотрена (см.например, ст.303 “Допрос свидетеля”). Вместе с этим, на стадии предварительного следствия указано, что в разъяснении свидетелю его прав и обязанностей отбирается письменная подписка (ст.190 проекта МЮ,), а в судебном заседании этим же проектом такое правило не предусмотрено.

Таким образом, внесение общей нормы в закон по поводу разъяснения и обеспечения,участвующим в деле лицам,их прав, не является гарантией их выполяения в отношении каждого участвующего в деле лица.

I. Проблема формального выполнения обязанности разъяснения и обеспечения прав участников процесса исследовалась и ранее (см.на- пример П.С.ЯШ “Обеспечение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве”, автореф.канд.дисс., Москва, 1995 г., с.9.

  • 134 -

Эти нормы, обычно, применимы в отношении потерпевшего, обвиняемого, но не в отношении свидетеля. Опросы практических работников свиде-тедвствуют о том, что они уверены в необходимости разъяснения только одних обязанностей и ответственности за их выполнение,

Сущность обязанности разъяснения и обеспечения прав, возможности их реализации, включает в <абя два взаимосвязанных положения. Во-первых, должностное лицо обязано разъяснить свидетелю его процессуальные права. Важно, чтобы не было простого перечисления прав, но разъяснение каждого из них. Во-вторых, должны быть созданы условия для обеспечения и реализации этих прав. Именно обеспечение возможности осуществления каждого процессуального права лежит на дознавателе, следователе, прокуроре и суде»

Практические работники не только не выполняют обязанности

разъяснения и обеспечения прав в отношении свидетеля еще и потому,

решения что даже не задумываются о важности такого. Причиной такому поведению должностных лиц, по нашему мнению, является стандартный бланк протоколов допроса свидетеля, где указано только об уголовной ответственности за отказ, уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложного показания.

Несомненно, что тшлько точное исполнение предприсаний ст.58 действующего УПК об обязанности разъяснения и обеспечения прав свидетеля, будет являться одной из гарантий предотвращения незаконных

I. Так, Л.МАСЛЕННИКОВА указывает, что при изучении практики выявлены многочисленные нарушений требований ст.51 Конституции РФ. Нарушение требований закона состоит, прежде всего, в неразъяснении свидетелям их конституционного права на отказ от свидетельствования против самого себя, супруга и близких родственников // См.Л.МАСЛЕННИКОВА “Суд присяжных в России и проблемы досудебного производства”. //”Законность”, 1995 год, № i, C.2I.

  • 135 -

действий в отношении его со стороны кого бы то ни было.

По нашему мнению, для более оптимального порядка выполнения данной процессуальной обязанности возможно было бы специально разработать специальный текст - памятки, который содержал бы нормы закона в доступной формулировке изложения права свидетеля. Данный текст должен вручаться свидетелю одновременно с повесткой о вызове. Перед началом допроса у свидетеля необходимо выяснить: понятны ли ему его процессуальные права, нет ли вопросов, касающихся его прав, обязанностей и ответственности. Данное выяснение должно найти свое отражение в протоколе следственного, судебного действия.

По нашему мнению, памятка, высылаемая свидетелю, должна содержать указание на обязанность соблюдения данных законов, сообщения уважительной причины в случае неявки, а также ответственность за несообщение о таких причинах.

Изменение законодательства в сторону обеспечения прав и законных интересов свидетеля, более подробное и детальное регулирование процессуальной формы, касающейся условий, порядка применения процессуальных норм в отношении свидетеля, в конечном итоге, будет служить достижению задач уголовного судопроизводства. Возможно посвятить процессуальному положению свидетеля отдельную статью, либо главу, которая бы в достаточной мере излагала и закрепляла все нормы, связанные со свидетелем: основания и порядок привлечения лица к участию в деле в качестве свидетеля; его процессуальные права, обязанности и ответственность; порядок проведения следственных и судебных действий с его участием; обязанности должностных лиц о разъяснении и обеспечении свидетелю его прав, обязанностей и ответственности; обеспечение безопасности свидетеля, его имущества и з’ащита других интересов свидетеля в уголовном процессе.

Комплекс мер по охране и обеспечению безопасности свидетеля целесообразно закрепить в специально принятом законе, а в УПК еде-

  • 136 -

лать ссылку на данный закон. Только комплексный подход к решению проблемы безопасности свидетеля может кардинальным образом изменить существующее бесправное положение свидетеля, его незащищенность уголовным, уголовно-процессуальным и другими законами.

  • 137 -

ШАБА 3. ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПОКАЗАНИЙ

СВИДЕТЕЛЯ.

§ I. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА И ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ПОЛУЧЕНИЯ СВИДЕТЕЛЬСКИХ ПОКАЗАНИЙ.

Под уголовно-процессуальными правилами, регулирующими порядок получения свидетельских показаний, следует понимать установленные уголовно- процессуальным законом основания, порядок проведения и фиксацию свидетельских показаний в ходе предварительного следствия и в суде. Это часть всей процедуры уголовного судопроизводства.

Тактический прием является вторичным по отношению к правовым правилам проведения самого процессуального действия. Он только создает необходимые условия его проведения.

Под тактическим приемом следует понимать способ действия или линию поведения осуществляющего расследование лица, неиболее эффективно обеспечивающие решние задач, связанных с расследованием пре-

I отупления.

Процессуальные правила и тактические приемы тесно связаны между собой. В теории уголовного процесса имеются различные точки зрения на их соотношение. Так, некоторые авторы указывают, что тактический прием не обязателен для исполнения и носит рекомендательный

характер, в то время, как требования процессуального характера долж-

2

ны быть исполнены. Другие утверждают, что некоторые тактические приемы и правила прямо записаны в нормах уголовно-процессуального ко-

з

декса и обязательных для исполнения. Однако, как справедливо ука-

  1. “Криминалистика” под ред.Н.П.ЯБЛОКОВА, В.Я.КОЛДИНА, Москва, изд-во Миаковского ун-та, 1990 г., с.226.
  2. См.например: ВАСИЛЬЕВ А.Н. “Основы следственной тактики”, автореф.дисс.на соискание уч.степени доктора юр.наук, Москва, I960 г.
  3. См.например: САВИЦКИЙ В.М. “Прокурорский надзор за дознанием и предварительным следствием”. Госюоизлат. 1959 г. с.86 и тт.
  • 138 -

зывает П.А.ЛУПИНСКАЯ, такое ограничение носит весьма условный характер и многие правила процессуального закона носят тактический характер (ст.ст. 159, 150 УПК “о допросе обвиняемого, свидетеля в отсутствие других обвиняемых или свидетелей”).

Нарушение установленного Конституцией и ч.З ст.69 УПК порядка проведения следственного или судебного действия, может явиться основанием исключения доказательства, полученного таким путем. Следовательно, точное выполнение закона является непременным условием при получении показаний от свидетеля в процессе его допроса как на предварительном следствии так и в судебном заседании.

Действующим уголовно-процессуальным законодательством регулируются основания и порядок проведения допроса свидетеля дознавателем, следователем, прокурором (глава 12), ‘а также судом и участниками процесса (глава 23 УПК). В процессе собирания доказательств должностное лицо, ведущее производство по делу, вправе вызывать любое лицо для допроса (ст.70 УПК). Однако, УЖ предусмотрены ограничения при вызове лица в качестве свидетеля, свидетель может быть вызван на допрос только должностным лицом (дознавателем, следователем, прокурором или судьей),и только в том случав, если производство по делу находится в компетенции вызывающего лица (если дело находится на его производстве).

Получение показаний от свидетеля по поводу известных ему обстоятельств, может иметь место не только при допросе, но и при проведении очной ставки, следственного эксперимента, проверке показаний на месте и т.д. Однако, несомненно, что одним из основных способов получения показаний является, прежде всего, допрос. При вовле-

I. ЛУПИНСКАЯ П.А. “Доказывание в советском уголовном процессе”. Учебное пособие для студентов, изучающих спецкурс “Доказательства в уголовном процессе”, Москва, 1966 год, с.с.17-20.

  • 139 -

чении лица в уголовно-процессуальную деятельность в качестве свидетеля, ему,с самого начального момента, должны быть разъяснены его права и обязанности, а также ответственность за ненадлежащее их ис-

I тт

полнение. При проведении допроса закон не обязывает должностное лицо разъяснить и обеспечить свидетелю его законные права. В статьях 158, 282 УПК установлена лишь обязанность должностного лица, расследующего или рассматривающего дело, предупредить свидетеля об его

о

обязанностях и об ответственности по ст.ст. 181, 182 УПК. Содержание ст.58 УЖ об обязанности разъяснения всем участвующим в деле лицам их прав, частогне принимается во внимание при допросе свидетеля.

С принятием в законодательном порядке комплекса мер по обеспечению безопасности свидетелей, его родственников и близких, а так-

  1. Предлагается разъяснить права и обязанности свидетелю, как и другим участникам процесса,при проведении конкретного следственного действия с разъяснением конкретных прав и обязанностей в данном допросе, проведении очной ставки и т.д. Кроме того, предлагается распространить данное правило не только на предварительное следствие, но и в судебное заседание (см.ШЕЙФЕР С.А.: Методологические и правовые проблемы собирания доказательств в советском уголовном процессе”, автореферат дисс. на соискание уч.степени доктора юрид. наук, Москва, 1981 г., с.35.
  2. Так, судья Саратовского областного суда Е.В.ДРУЗДИН 19 апреля 1994 г. удовлетворил ходатайство защитников обвиняемого об исключении из судебного разбирательства дела протокола свидетеля Сафонова, который не был предупревден об уголовной ответственности по ст.ст.181 ,182 УК РСФСР. // “Летопись суда присяжных. Прецеденты и факты”, вып.4, Москва, 1995 год, с.52.
  • 140 -

же их имущества, необходимо указание на обязанность выяснения у свидетеля наличия оснований, препятствующих ему в процессе получения показаний. Также необходимо предложить такому свидетелю воспользоваться защитой государственных органов с целью обеспечения его безопасности, разъяснив ему, что он обладает правом на безопасность вьслучае реальной угрозы наступления для него каких-либо негативных последствий.

Допрос свидетеля следователем или судом непосредственно связан с получением от него сведений об обстоятельствах совершения преступления и других сведений, входящих в предмет доказывания. Как справедливо отмечает КАРНЕЕВА Л.М., задачей любого допроса является получение правдивых и полных показаний об обстоятельствах, имеющих значение для дела.

Совершенно очевидно, что при проведении любого допроса свидетеля, вне зависимости от того, какую он позицию занимает (намерен говорить правду или лжесвидетельствовать), процессуальные правила одни и те же. Однако, тактические приемы в каждом случае - разные, Использование того или иного тактического приема зависит, прежде всего, от намерения свидетеля сообщить следователю или суду достоверные сведения в полном объеме имеющейся у него информации. Определенные трудности, связанные с установлением позиции вызванного в первый раз свидетеля,сводятся, как правило, к отсутствию у следователя или суда нужных сведений. Если же этот свидетель вызывался на предварительном следствии не один раз, следователь и лицо, проводящее дознание по делу, имеют в материалах дела ранее данные им показания. Суд, кроме того, обладает информацией о всех доказательствах, содержащихся в материалах уголовного дела. В этом отношении у суда больше

I. КАРНЕЕВА Л.М. “Судебная этика и тактика допроса” - В сб. “Этика предварительного следствия”, Волгоград, 1986 г. с.49,

  • 141 -

возможностей при допросе свидетеля в зале судебного заседания, где всегда существует возможность сопоставления ранее данных свидетелем показаний на предварительном следствии и в судебном заседании.

При применении тактических приемов допросов свидетеля, закон предусматривает необходимую процедуру. Следовательно, нарушение правил допроса, указанных в УПК, относится, в преследующем, к решению вопроса о допустимости такого доказательства (показаний свидетеля). Запрет нарушения закона в полной мере относится и к применению тактических приемов при получении показаний от свидетели. Каждый применяемый прием не должен нарушать законные права и интересы каждого участвующего в деле лица, в том числе и свидетеля. Исходя из указанного общего’правила, следует учитывать необходимость применении только законных тактических приемов при проведении следст-венных действий с участием свидетеля.

Кроме этого, законом также запрещается домогаться показаний путем насилия, угроз или иных незаконных мер (ст.20 УПК РСФСР). Уголовным законом предусмотрена уголовная ответственность за совершение действий, принуждающих свидетеля к даче показаний путем применения угроз или иных незаконных действий со стороны следователя или лица, производящего дознание, более строгое наказание предусматривает санкция за совершение с этой же целью действий, связанных с издевательством над личностью или насилием (ст.179 УК). При допросе свидетеля недопустима постановка наводящих вопросов (ответ, в кото-ных содержится в самом вопросе) или улавливающих (когда при ответе на первую часть вопроса утвердительно, следует логический ответ и на вторую его часть). Кроме этого, также недопустимы какие-либо обманные действия. В общем, можно указать главное: цель - получение показаний от свидетеля не должна оправдывать незаконные средства ее достижения.

  • 142 -

При установлении должностным лицом, проводящим следствие или судебное разбирательство, намерения свидетеля дать правдивые и полные показания по существу, объем применения тактических приемов, сводится, в основном, к минимуму и направлен, обычно, на постановку уточняющих вопросов, наряду с напоминающими, контрольными:1

  • вопросов, акцентирующих его внимание на том или иной обстоятельстве ;
  • постановку вопроса по принципу “от общего к частному”;
  • на выявление уверенности свидетеля в сообщаемой им информации;
  • на припоминание им деталей, фрагментов происходящего;
  • воссоздание или восстановление картины прошлого события с целью установить забытое (перечисление фамилий, кличек, имен и т.д.)
  • При наличии полагать, что свидетель не склонен говорить правду, применение тактического приема должно зависеть от многих факторов. Прежде всего, должны быть приняты меры по установлению причины нежелания свидетеля дать показания в полном объеме имеющихся у него и необходимой следствия информации. Решение этого вопроса может иметь и имеет важное значение. Свидетель также может добросовестно заблуждаться по поводу сообщения каких-либо сведений. Конечно же, может и лжесвидетельствовать. При наличии неправдивых показаний важно установить связь данного свидетеля с событиями преступления, личностью подозреваемого, обвиняемого или подсудимого, либо с его окружением,. Всякий раз, при лжесвидетельствовании, особенно в судебном заседании, если оно имеет место, проверять наличие фактов

I. На запрет постановки правовых вопросов при допросе свидетеля справедливо указывалось в литературе // ЫРЕМЯН А.В. “Основания возбуждения уголовного дела”, дисс.на соискание уч.степени канд.наук, Москва, 1989 г. с.с.29-30.

  • 143 -

угроз или иных незаконных методов или действий в отношении свидетеля со стороны кого бы то ни было они исходили.

Американский уголовный процесс предусматривает несколько иную процедуру допроса свидетеля в судебном заседании, нежели, чем существующая в российском судопроизводстве. Свидетели вызываются сторонами (обвинением и защитой). Сторона, вызывающая свидетеля (дающего показания в ее пользу), приступает к прямому допросу. Затем противоположная сторона проводит перекрестный допрос. По окончании перекрестного допроса, сторона, вызвавшая свидетеля, получает возможность провести повторный допрос, затем может последовать повторный перекрестный допрос, а, возможно, и еще один прямой допрос. Однако, все это уже решается судьей. При прямом допросе свидетелю ставятся, как правило, вопросы в открытой форме, которые дают возможность сообщить ему более полную информацию, свободно высказаться (например: Что Вы увидели в вестибюле гостиницы “Грандотель” около 15 часов во вторник 9 мая прошлого года?). По контрасту с такими вопросами строятся замкнутые вопросы, предусматривающие лишь ограниченные ответы со стороны свидетеля (например: На каком расстоянии Вы стояли от стойки портье во время ограбления?). Наводящие вопросы при прямом допросе недопустимы, однако, по мнению многих американских специалистов, эти вопросы просто необходимы при перекрестном допросе. Почти все вопросы при перекрестном допросе замкнутые или,в подавляющем большинстве, требуют простого, односложного ответа “да” или “н”т, что не оставляет свидетелю возможности для объяснений.

Критика правила первого допроса, существующего по действующему

ранее УПК РСФСР (статьи 280, 282) судом участников процесса, на наш взг-

I. Уильям Бернер “Суд присяжных заседателей”, Изд-во Московского независимого института международного права”, Москва, 1995 г. с.с. 42, 46- 48.

  • 144 -

ляд, справедлива.

В проекте УПК, находящемся на обсуждении в Государственной Думе в ч.З ст.319 указана очередность допроса свидетеля: свидетеля допрашивают обвинитель, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, подсудимый и его защитник. Первой задает вопросы та сторона, по ходатайству которой этот свидетель вызван в судебном заседание. Судьи задают вопросы свидетелю после его допроса сторонами.

Вескими основаниями возможности получения ложных или неполных показаний является нежелание свидетеля являться к следователю или в суд. Подвергнутый приводу такой свидетель часто не желает участвовать в допросе, ссылаясь на отсутствие у него какой-либо информации или небольшого, несущественного ее объема, пытается убедить следователя и суд, что он ничего не знает, не видел и не слышал. В большинстве случаев, свидетели такого рода не желают давать показания в связи с опасением наступления негативных последствий в связи с их показаниями. Характерен такой пример: Воркутинским судом в сентябре 1994 года рассматривалось уголовное дело по обвинению С-вой в совершении преступления, предусмотренного ст.122 УК РСФСР (злостное уклонение от уплаты алиментов). Свидетель Н-ва, соседка подсудимой, допрошенная на предварительном следствии, ранее показала, что подсудимая часто приводила в азсю квартиру посторонних мужчин, за детьми не смотрела, воспитанием не занималась в течение длительного времени, в ее квартире были постоянные драки, скандалы, часто вызывали милицию. Вызванная в суд свидетельница стала говорить суду, что она, как соседка, знала подсудимую 15 лет, живут они в одном подъезде, было слышно в

I. См.например: ЧЕРКАСОВА Н.Ю. “Исследование доказательст в суде первой инстанции” // автореф.канд.дисс., Казань, 1993 г. с.13.

  • 145 -

подъезде в чьей-то квартире постоянно шум, скандалы. Показания, данные на предварительном следствии, она подтверждает, но в суде не может сказать то, что ранее говорила следователю. Судом было выяснено - не угрожали ли ей кто-либо, боится ли она подсудимую. На что свидетельница указала, что ей никто не угрожал и не просил не говорить в суде что-либо, однако, она проживает в одном подъезде с подсудимой, она не знает - лишит ли ее суд свободы или нет, она уже старая женщина (58 лет) и не хочет “иметь на (вою голову приключений”.

В приведенном примере характерно проявляются причины предвидения самим свидетелем возможных негативных последствий, даже в том случав, когда никаких угроз или иных незаконных действий со стороны когоьбы то ни было еще не было.

О негативном воздействии на судьбу дела в случае необоснованных повторных вызовов свидетелей, вызывающих справедливое недовольство граждан и побуждающих уклоняться от выполнения обязанностей свидетеля, отмечалось также и в научной литературе.

В опубликованных криминалистических разработках и рекомендациях основное внимание уделяется применению тактических приемов в процессе получения показаний от свидетеля при допросе, которые направлены, в основном, на преодоление нежелания давать показания”. указание на важность борьбы с преступностью, напоминание свидетелю том, что он предупрежден об уголовной ответственности за уклонение, отказ от дачи показания, а также за дачу заведомо ложного показания, разговоры о справедливости, наказании и возмездии, а также приемы, которые направлены на предотвращение дачи ложных показаний (разъяснение допрашиваемому значений, имеющихся в деле доказательств, демонстрация како-либо предмета без специального на него обращения

I. См.ЛШШВ С.Г. “Этические основы следственной тактики”, Москва, Юридическая литература, 1980 г., с.17 и др.

  • 146 ~

внимания допрашиваемого, приказания “оставьте эту небрежную позу**, “сядьте приличнее”, ведение допроса ДВУМЯ лицами, одно из которых стремится несколько обострить, а второе - смягчить опрос; выяснение причин дачи ложных показаний и их преодоление внушением свидетелю мысли о необходимости самостоятельно побороть чувство боязни мести со стороны обвиняемого; заверение допрашиваемого в его безопасности; разъяснение важности выполняемых им обязанностей свидетеля.

По нашему мнению, основа подхода к решенмю данной проблемы не совсем точно определена авторами указанной монографии. Приемы, указанные выше, сводятся к решению проблем, связанных не с причиной, а со следствием. В случаях нежелания давать показания или дачи ложного показания, прежде всего, необходимо применять тактические приемы, направленные на выяснение причин отказа, уклонения или дачи ложных показаний. При установлении оснований и достаточных сведений об имевшей место угрозе безопасности свидетеля, необходимо не только разъяснить последнему, что возможно применение достаточных мер по

2 обеспечению его безопасности, но и реально их применить.

1.ЛЕВИ А.А. ,БИЧКШВА Г.И. .СЕЛИВАНОВ Н.А. указ.лшт-ра с.14-17 “Получение и проверка показаний следователем”, Москва, Юр.лит-ра 1987 г. ее.14-17.

  1. Тактический прием должен отвечать следующим критериям: об-щенаучность - соответствие требованиям научной состоятельности,обоснование не установленных наукой или очевидных закономерностой,правомерность и законность - соответствие приема нормам и приципам законов, подзаконных актов; этичность - отрицание обмана,угроз,шантажа, физического или психического принуждения,насилия,унижения человеческого достоинства,понуждение к аморальному поведению,использование низменных побуждений,эксплуатация невежества,предрассудков,использование религиозных чувств//”Н.СМИВАНОВ “Критерии допустимости тактических приемов при расследовании”,//”Законность”, 1994 г. 1° 4 с.с.23-24.
  • 147 -

^ При уверенности свидетеля, что такие негативные последствия могут наступить, его необходимо убедить, что меры безопасности в отношении его будут незамедлительно применены при возможности их наступления по первому его требованию. Одно только стремление следователя говорить свидетелю о необходимости выполнения его гражданского долга и обязанности свидетеля, побороть чувство страха мести со стороны обвиняемого, по существу, ничего не даст, так как свидетель остается один на один с обвиняемым, если тот не содержится под стражей или с его знакомыми, родственниками после того, как выйдет из кабинета следователя или зала суда.

Выбор того или иного тактического приема, прежде всего, должен быть связан с благожелательным отношением к свидетелю, тактичным поведением при проведении следственных действий с его участием. По нашему мнению, некоторыми из возможных приемов проведения допроса свидетеля, могли бы быть следующие:

  • вызов свидетеля не повесткой, а лично по телефону (при наличии такового, как правило, по месту работы всегда имеется телефонная связь), в этом случае следователь, лично предупредив свидетеля о необходимости явиться в назначенное время, уже не будет сомневаться: знает ли свидетель о необходимости явки или нет, дошла ли повестка по почте и получил ли ее свидетель;
  • по возможности допросить свидетеля по месту его работы или по месту жительства (как удобнее свидетелю); в таком случае, как правило, исключается долгое ожидание свидетелем начала его допроса в коридоре у кабинета следователя; при допросе на работе или дома он чувствует себя в привычных условиях и более склонен
  • к даче показаний. Конечно же, допрос, проводящийся в кабинете следователя, имеет больше официальности, чтв, с точки зрения состояния

свидетеля, может оказать определенное влияние на дачу им именно правдивых показаний и пренебрежительное отношение к возмож-

  • 148 -

ным последствиям (расправы со стороны обвиняемого);

  • создание условия для ожидания свидетелями (и (или) их детьми) в специальной комнате, исключающей возможность проникновения туда каких-либо посторонних лиц - будет только положительно оказывать влияние на процесс допроса. Возложно также при ожидании, вручение свидетелю специально разработанной памятки, содержащей его права и обязанности при производстве следственных действий с его участием, и с которой он имел бы возможность ознакомиться заблаговременно перед началом того или иного следственного или судебного действия. Ведь, чем больше лицо владеет информацией, тем более уверенно оно себя чувствует, особенно, когда сталкивается с властными структурами;
  • возможность предоставления свидетелю права выбора допроса с протоколированием предоставленной им информации, либо без такового (анонимное свидетельствование), либо протоколирование его показаний с измененными установочными данными свидетеля, либо фиксация в протоколе допроса второстепенных данных, а необходимая информация могла быть использована для оперативных мероприятий, с целью ориентирования дознания и следствия на получение доказательств иными способами и средствами. Такой выбор должен определяться условиями, в которых находится на момент допроса вызванное лицо. Это зависит от таких факторов, как наличие угрозы, ее возможность в будущем, отношения свидетеля к наступлению таких последствий;
  • использование материальных стимулов к даче свидетелем достоверных сведений (например, выплата вознаграждения после тщательной проверки данных им показаний и подтвержденными другими доказательствами по делу. Однако, вознаграждение свидетелю должно быть выплачено именно в стадии досудебной подготовки материалов, поскольку, если установлена их достоверность, нет необходимости ждать вынесения приговора, или вступления его в законную силу. Также не-
  • 149 -

обходимо осторожно относиться к показаниям, данным свидетелем, в надежде получить за их сообщение денежное или иное вознаграждение, поскольку вероятность дачи ложных показаний велика. Проверку таких показаний необходимо производить более детально и обстоятельно;

  • в стадии судебного разбирательства, выяснение личности сви детеля возможно производить без публичного сообщения данных о лич ности, о месте проживания, так как в зале судебного заседания, как правило, всегда присутствуют знакомые или родственники подсудимого, которых может заинтересовать информация о личности свидетеля, ули чающего их близкого в совершении какого-либо преступления. Также,

стороны необходимо уделять большое внимание со дознавателя и следователя, к получению информации о потерпевшем или свидетелях в ходе дознания или предварительного следствия.

В практике нередко встречаются случаи, когда родственники подсудимого приходят по месту жительства свидетелей, уговаривают их изменить свои показания в судебном заседании, или не ходить в суд, выехать за пределы города на время рассмотрения дела в суде и т.д. Данные о месте жительства большинства свидетелей эти лица, как ни странно, узнают из материалов уголовного дела в ходе дознания или предварительного следствия, либо от самих должностных лиц.

  • в судебном заседании, возможно чаще, необходимо использо вать право суда, допросить несовершеннолетнего свидетеля в отсут ствие подсудимого, так как достаточно одного взгляда подсудимого на такого свидетеля и тогда не смогут помочь никакие тактические приемы получения от несовершеннолетнего свидетеля каких-либо пока заний вообще и даже подтверждения сведений, полученных от него на предварительном следствии.

При подготовке к судебному следствию необходимо его возможное планирование, что включает в себя, как время начала допроса

  • 150 -

конкретного свидетеля, так и очередности допроса конкретного свидетеля. Данное правило, в полной мере, должно распространяться и на досудебное следствие. В практической деятельности судов свидетеля часто вызывают к началу судебного .заседания, что не всегда оправдано, и приводит к . ожиданию свидетелями в течение длительного времени начала их допроса, поскольку, этому предшествует подготовительная часть судебного заседания. Целесообразно вызывать свидетелей поочередно в суд в соответствии с планом исследования доказательств, так как “длительное ожидание снижает и точность показаний и сводит к минимуму воспитательную роль допроса”.

Уголовно-процессуальное право содержит такое понятие, как ДОПУСТИМОСТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, то есть, соответствие его получения нормам процессуального права, получение,в установленным законом, порядке. Существенное нарушение и отступление от правовых норм УПК является основанием для исключения такого доказательства из совокупности доказательств по уголовному делу. По нашему мнению, данные требования, в полной мере должны относиться и к выполнению тактических приемов при проведении какого-либо процессуального действия.

На данное обстоятельство справедливо указывал СОЛОВЬЕВ А.Б., утверждавший, что обязательным условием правомерности и допустимости всех тактических приемов является неукоснительное соблюдение при их использовании предписаний уголовно-процессуального закона.

Одну из проблем, по нашему мнению, представляет вопрос о

  1. ЛЮБИЧЕВ С.Г., указ.работа, с.19.
  2. СОЛОВЬЕВ А.Б. “Использование доказательств при допросе”, Москва, юр.лит-ра 1981 г. с.9; см.также МЕЩЕРЯКОВА Т.Ф. “Правовая культура следственной деятельности”, автореф.канд.дисс. Ижевск, 1995 г., с.с.15-16.
  • 151 -

правомерности предъявления в ходе допроса свидетеля предметов или документов, полученных в ходе оперативных мероприятий. Закон запрещает использование доказательств, полученных незаконными методами и способами, процессуальный порядок которых не определен законодательно.

т

Д.И.ЩЦНЖОВ, исследовав вопрос о значении не процессуальной информации, исходит из того, что возможно различное решение:

  • любые доказательства, полученные законным путем, но с использованием ранее незаконным путем полученных доказательств, не имеют доказательственного значения, так как представляют собой “плоды ядовитого дерева”;
  • возможно использование доказательств, полученных с применением ранее незаконно полученных доказательств, так как в этом случае доказательства будут объективно существовать и они должны быть использованы для доказывания по уголовному делу, а лицо, на-рушевшее запрет незаконного получения доказательств, должно быть наказано.
  • На наш взгляд, в свете Конституции РФ может быть принят только первый вариант решения этого вопроса. Если будет существовать возможность использования доказательств, полученных с нарушением закона, тогда при расследовании дел будут использоваться такие доказательства, но не как исключение, а как правило, что, в конечном счете, отразится на качестве расследования дела и право-судности вынесения приговора.

Проблемы процессуальных правил и тактических приемов допроса свидетеля достаточно исследовались в теории уголовного процесса, при этом подвергались справедливой критике инсценировка и

I. БКДНЖОВ Д.И. “Непроцессуальная информация и расследование преступлений”, Москва, Юр.лит-ра, 1991 год, со108.

  • 152 -

другие виды обмана, как методы незаконные и неэтичные;1 исследовалось влияние сжатых сроков судебного заседания на выбор тактиче-

2

ского приема; указывалось на значение неукоснительного соблюдения

процессуальных правил и тактических приемов при допросе и т.д0

Справедливо предлагается заранее планировать действия по допросу, вызванных в судебное заседание лиц, особенно по делам с большим количеством свидетелей, заранее анализировать их показания, данные на предварительном следствии, в судебном заседании, задавать вопросы, имеющие непосредственное отношение к делу. От правильного выбора и умелого применения тактического приема во многих случаях зависит, в конечном счете, успех допроса. Тактика допроса лишь тогда эффективна, когда она заведомо предполагает направленное воздействие на допрашиваемого для получения от него полных и достоверных

5 показаний. Вместе с тем, справедливо указано, что правомерное

психическое воздействие отличается от неправомерного тем, что оно

само по себе не диктует конкретное действие, не вымогает показания

того или иного содержания, а, вмешиваясь во внутренние психические

1г МАРКС А.В, “Типовые системы действий следователя, связанные с задержанием”, Москва, 1992 год, диссертация на соискание уч. степени кандидата юр.наук, с.142.

  1. ЧЕДЖЕМОВ Т.Е. “Самостоятельная и активная роль суда в исследовании доказательств в советском уголовном процессе”, Москва, 1969 г. канд.дисс, с.180.
  2. ЯКУБ МЛ. “Показания свидетелей и потерпевших”, Ленинград, 1970 год, автореферат докт.дисс, с.П.
  3. ВОРОБЬЕВ Г.А. “Планирование судебного следствия”, Москва, юр.лит-ра, 1978 год, с.62-63.
  4. ЛЕ0НЕНК0 В.В. “Профессиональная этика участников уголовного судопроизводства”, Киев, Наукова думка, 1981 год, с.53.
  • 153 -

процессы, формулирует правильную позицию человека. При оказании насилия, свидетель существенно ограничен или вовсе лишен возможности выбирать для себя линию поведения.

При производстве следственных действий недопустимы проявления грубости, пренебрежения, презрения, негодования, скептицизма, возбуждения, раздражительности, неуверенности, панибратства, жалости, упреков, в случае изменения показаний или отказа от ранее данных показаний, невнятная речь или скороговорение. Речь следователя должна быть небыстрой, ясной, четкой, краткой и спокойной.

Целью психического воздействия является преодоление установки на противодействие, убеждение противодействующего лица в необходимости дачи правдивых показаний. Приемы правомерного психического воздействия создают психологические условия, облегчающие проти-водействующему лицу переход от лжи к правде.

С целью устранения противоречий в свидетельских показаниях, предлагается начинать первым допрос такого свидетеля не суду, а прокурору, так как в данном случав, при выяснении причин изменения,

суд становится в роль понудителя к даче первоначальных показаний,

4 которые часто уличают подсудимого в совершении преступления.

  1. “Судебная психология для следователей”, учебное пособие, Москва, 1967 год, с.с.163-164.
  2. М.Я.КЗЗЕНТАНЬ “Проверка показаний на месте с использованием звуко-и видеозаписи”, учебном-методическое пособие, Москва, 1994 год, с.19.
  3. ЕБШШЕВ М.И., ЧЕРНЫХ З.А. “Психология следователя”, Москва, 1988 год, с.с.28-29.
  4. КОШЕВСКИЙ. Ю. “Исследование доказательств, изменившихся в судебном заседании” // Советская Юстиция, 1992 год, № 5 с.с. 8-9.
  • 154 -

С целью проверки достоверности : показаний, необходимо проверить соблюдение процессуальных правил; выяснить противоречия в показаниях свидетеля и других лиц и то, каким образом эти противоречия развивались на протяжении предварительного следствия или судебного заседания; в чем именно состоят противоречия данного доказательства с другими доказательствами по делу,

Однако, по нашему мнению, прежде всего, необходимо решить вопрос об установлении причин изменения показаний и наличия противоречий в показаниях конкретного свидетеля. Решение данного вопроса при выборе того или иного тактического приема, прежде всего, должно быть связано именно с установлением этих причин.

Очередность проведения допроса того или иного свидетеля, либо того или иного подсудимого, решается в теории уголовного процесса неоднозначно. Так, например, некоторые авторы предлагают за-

2

крепить за подсудимым право первого допроса. Однако, в практике не всегда такой порядок исследования доказательств является применимым, особенно, в случае отрицания вины подсудимым и его ходатайства о начале исследования доказательств с допроса свидетелей. Предполагается не совсем верным довод о возможности использования так-тических приемов только на предварительном следствии. В суде допрос проводит не только состав суда, но и прокурор, защитник, подсудимый и другие участники процесса.

По действующим законам предусмотрена возможность использова-

  1. ЮоКОЕЕНЕВСКИЙ “Устранение противоречий в доказательствах” // “Советская Юстиция”, 1992 Год, J* 4, с.с.7-8.
  2. КОКОРЕВ Л.Д. “Подсудимый в советском уголовном процессе”, Изд-во Воронежский университет, 1973 год, с.129.
  3. КОМАРКОВ B.C. “Тактика допроса”, учебное пособие, Харьков, 1975 год, с.13.
  • 155 -

ния результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве вещественных доказательств и “иных доказательств” по уголовным делам после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством (ст.10 Закона Российской Федерации “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации” от 13 марта 1992 года).1 Эти данные также могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных или судебных действий, то есть в том числе и в процессе проведения следственных, судебных действий с участием свидетеля. Например, результаты наблюдения, обследования помещений, зданий, сооружений, транспортных средств, контроль почтовых отправлений, цензура корреспонденции осужденных, прослушивание телефонных и иных переговоров, снятие информации с технических каналов связи и т.д. (ст.6 указанного Закона).

Кроме того, законом предусмотрена еще одна группа лиц, которые могут собирать инсормацию, после проверки которой в порядке, предусмотренном УПК, она может являться вещественными и иными доказательствами при расследовании, рассмотрении уголовного дела. Введение Закона “О частной детективной и охранной деятельности” от XI марта 1992 года разрешило лицам, занимающимся таким видом услуг, собирать информацию по уголовному делу на договорной основе с участниками процесса (п.7 ст.З Закона), а также использование видеои аудио записи, кино-и фотосъемки, технических и других средств, не причиняющих вреда для жизни и здоровья граждан, а также окружающей среде, разрешено использование средств оперативной радио-и телефон-

о

ной связи (п.2 ст.5 Закона).

  1. ВЕДОМОСТИ Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ, 1992 год, № 7, ст.892; В 33 ст.1912.
  2. ВЩОМОСТИ Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ, 1992 год, Ш 17 ст.888.
  • 156 -

Таким образом, законодательством предусмотрена возможность использования данных, полученных оперативно-розыскным путем, после их тщательной проверки в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством. Их использование в качестве вещественных или иных доказательств возможно только тогда в процессе расследования уголовного дела, когда их допустимость не будет вызывать у следователя и суда сомнений. Главным является то, что при проведении оперативно-розыскных мероприятий могут быть выявлены детали или очевидцы совершенного преступления. С данными лицами работники дознания могут вести устные беседы, а впоследствии, довести до сведения следователя или суда данные о них, для вызова в суд в качестве свидетеля и получения процессуальным путем необходимой для дела информации.

Проблемы разработки, выбора тактических приемов при проведении следственных или судебных действий с участием свидетеля, определенным образом могут быть сняты при создании комплекса мер и условий, обеспечивающих безопасности свидетеля, устранение причин, препятствующих ему давать полные и правдивые показания по делу об обстоятельствах, подлежащих доказыванию или являться по вызову к следователю,

в суд. Важно изменить ПСИХОЛОГИЮ должностных лиц по отношению к

свидетелю свидетелю: дать понять , что о его правах и законных интересах

действительно проявляют заботу и внимание, стремятся создать ему

меры обеспечения безопасности.

I. В ст.9 проекта Федерального закона РФ “Об адвокатах и адвокатских объединениях” указано, что адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи клиенту, в том числе в у частных лиц, то есть - у свидетелей.

  • 157 -

§ 2. ОЦЕНКА ДОСТОВЕРНОСТИ СВИДЕТЕЛЬСКИХ ПОКАЗАНИЙ

Уголовно-процессуальными нормами достаточно подробно регулируется порядок получения того или иного доказательства, сформулированы требования к различным видам доказательств, последствия нарушения закона при юс получении и другие основные моменты, связанные с доказательствами.

Вопрос о достоверности свидетельских показаний исследовался на рубеже ХСХ- ХХ веков и на протяжении развития уголовно-процессуального права России и постоянно привлекает внимание ученых и практических работников.

I. См.например: Ю.ЛЕВЕНШТАЙН “О свидетельских показаниях по уголовным делам” .Москва, 1865 г.с.с.19.36-37; И.Г.ЩЕШОВИТОВ “Непроизвольное искажение истины в свидетельских показаниях”,СПб,1902 г.с.с.12,17; ЕЛИСТРАТОВ А.И..ЗАВАДСКИЙ А.В.”К вопросу о достоверности свидетельских показаний”,Казань,1903 г.с.43;ЕЛИСТРАТОВ A.M..ЗАВАДСКИЙ А.В.”0 влиянии вопросов без внушения на достоверность свидетельских показаний”, Казань ,1905 г.с.ЗД6;Х0МЯК0В МвМ.”К вопросу о психологиисвидетеля” , Казань,1903 г.с.17; ВНУКОВ В..БРУСИЛОВСКЙЙ А.”Психология и психопатология свидетельских показаний малолетних и несовершеннолетних”, Юр. изд-во Украины,1929 г.с.9; РАШЮВ Р.Д.”Свидетельские показания в советском уголовном процессе”,Москва,Госюриздат,1955 г.с.с.56-57; СТР0-ЮВИЧ М.С.”Курс уголовного процесса”,Москва,изд-во А.Н.СССР,1958 г., с.315-316; ЧЕЛЬЦОВ М.А.”Советский уголовный процесс”,Москва.Юр.лит-ра,1962 г.с.403; МОСЕЯН Г.С.”Оценка доказательств в советском уголовном процессе”,автореф.канд.дисс.Харьков,1965 г.; АРСЕНТЬЕВ В.Д.”Доказывание фактических обстоятельств дела в советском уголовном процессе” автореф.докт.дисс.Москва,1967 г.; ШУМИХИН В..БОРЦОВ П.”О правовом статусе свидетеля”//”Советская Юстиция’,’1990 г. » 19 с.18; А.РУБАН “Правовые аспекты борьбы с лжесвидетельством”//”Социалистическая законность” 1990 т.» 8 с.28-29; А.СОКОЛОВА “Процессуальный порядок

  • 158 -

Показания свидетеля оцениваются следователем и судом также, как и любое, имеющееся в деле, доказательство.Свидетельские показания должны отвечать требованиям относимости, допустимости и достоверности, то есть они должны:

относиться непосредственно или опосредованно (косвенные доказательства) к предмету доказывания по делу; получены в установленном законом порядке и проверены и подтверждены совокупностью с другими доказательствами по делу.

Однако, показания свидетеля не всегда являются достоверными, хотя получены в установленном законом порядке и относятся к обстоятельствам, подлежащим доказыванию. Наиболее тщательно должны быть проверены те доказательства (показания свидетеля), которые не подтверждаются другими доказательствами и противоречат им.

В процессе оценки достоверности свидетельских показаний при наличии указанного несоответствия, необходимо установление причин

признания в суде доказательств, не имеющими юридической силы” // “Российская Юстиция”, 1994 г. № 10 с.с.14-15; П.ЛУШНСКАЯ “Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств” // “Российская Юстиция, 1994 г. № II с.с.2-5; В.МЕЛЬНИК “Здравый смысл в процессе доказывания” // “Российская Юстиция”, 1995 г. № 8 с.с.8- 9 и др.

I. Интересным представляется действовавшее с I января 1835 г. положение, когда признавались согласующимися показания двух “достоверных” свидетелей. В случае противоречий между свидетелями следовало отдавать преимущество I) мужчине перед женщиной, 2) знатному перед незнатным, 3) ученому перед неученым, 4) духовному перед светским // А.М.ЛАРИН “Из истории суда присяжных в России”, Москва, 1994 год, с.с.20-31.

  • 159 -

такого различия. Как нами было отмечено ранее, свидетель в большинстве случаев находится в той или иной связи с лицом, совершившим преступление. Такая связь чаще всего носит характер бытовых, родственных или служебных отношений. Исходя из установленной по делу связи, свидетеля и другим лицом (лицами), нужно и начинать процесс проверки его свидетельских показаний. Важно учитывать возможное давление в какой бы то ни было форме на свидетеля с целью изменения показаний. Последствия результатов оценки показаний свидетеля, с точки зрения их достоверности, могут быть негативными для него, так как при заведомо ложном показании, свидетель может быть привлечен к уголовной ответственности. Однако, не исключена ситуация, когда один свидетель говорит правду, остальные заведомо лгут. Именно на это справедливо указывается в литературе. ,йрстовер-ность свидетельских показаний может быть установлена только вступившим в силу приговором суда.

При установлении предположения о лжесвидетельстве в судебном заседании и оценки показаний свидетеля, как заведомо ложных, законом предусмотрена возможность одновременно с постановлением приговора на основании ст.256*УПК РСФСР возбудить уголовное дело в отношении лжесвидетеля. Однако, вопрос о возможности возбуждения уголовного дела в стадии дознания или предварительного следствия в отношении лжесвидетеля не находит единообразного понимания.

Так, ряд авторов считают, что возбуждение производства по делу может иметь место только при постановлении приговора судом, рассматривавшим дело, то есть, когда с достоверностью будут исследованы все имеющиеся в деле доказательства с их совокупностью и будет установлена недостоверность конкретных показаний свиде-

I. ШУМИШН В., БОРЦОВ П. “О правовом статусе свидетеля” // “Советская Юстиция”, 1990 год, J* 19, с.18.

  • 160 -

теля. Другие авторы предполагают возможным возбуждение производства по делу в отношении лжесвидетеля и в стадии дознания и предварительного следствия как самим следователем, расследующим дело, так и прокурором, то есть, до рассмотрения данного дела по существу в

о

судебном заседании. По мнению третьих, следователь и прокурор вправе возбудить производство по делу в отношении лжесвидетеля в случае прекращения дела или отдельного эпизода, по обстоятельствам которого свидетель дал заведомо ложные показания.

Давая заведомо ложные показания, свидетель совершает преступление против правосудия, что не исключает совершение преступления как в стадии судебного следствия, так и в стадии дознания или предварительного следствия.

Вместе с тем, как те, так и другие авторы не усматривают на-

  1. РАХШЗВ Р.Д. “Свидетельские показания в советском уголовном процессе”, Москва, Госюриздат, 1955 г. с.с.56-67; СТЮГОШЧ М.С. “Курс уголовного процесса”, Москва, изд-во АН СССР, 1958 год, с.с. 315-316; ЧЕЛЬЦОВ М.А. “Советский уголовный процесс”, Москва, Юрид. лит-ра, 1962 г. с.403.
  2. ЙАРИН A.M. “Борьба с лжесвидетельством - существенная гарантия истины в уголовном процессе” // “Советское государство и право”, 1969 г. Jfc 16 с.88; ЧЕРНЫХ И.М. “Ответственность за заведомо ложное показание” // “Советская Юстиция”, 1963 г. В 5 с.16; ШАТРОВ А.А. “Некоторые особенности возбуждения уголовного дела за дачу заведомо ложных показаний” // Вопросы борьбы с преступностью, Москва, 1971 г., вып.13, с.84 и др.
  3. I. РАТИНОВ А., АДАМОВ Ю. “Лжесвидетельство”, Москва, 1976 г. CC.II4-II5; ХАБИБШИН М.Х. “Ответственность за заведомо ложный донос и заведомо ложные показания по советскому уголовному праву”, изд-во Казанского университета, 1975 год, с.с.148-149.
  • 161 -

рушения закона и общих принципов уголовного процесса в части возможности возбуждения производства по делу судом. Уголовное дело возбуждается не в отношении конкретного лица, а ПО ФАКТУ, ИМЕВШЕМУ МЕСТО и являющемуся, с точки зрения материального уголовного права, преступлением.

Образец определения суда о возбуждении уголовного дела в порядке ст.256 УЖ РСФСР, приведенный в сборнике образцов судебных

ориентирует документов по уголовным делам практических работников

ставить свидетеля, якобы давшего заведомо ложные показания, в положение обвиняемого со стадии возбуждения производства по делу. В данном образце так и указано в резолютивной части возбудить уголовное дело “по обвинению Власовой Ирины Михайловны в совершении преступления, предусмотренного ч,1 ст.181 УК РСФСР. Дело направить прокурору Энского района Энской области. Избрать мерой пресечения в отношении Власовой И.А. подписку о невыезде”.

На стадии возбуждения уголовного дела можно усмотреть только признаки состава преступления. Однако, на основании ст.256 УПК РСФСР предусмотрена возможность возбуждения дела в отношении конкретного лица - свидетеля. При таком возбуждении производства по делу интересы свидетеля значительно ущемляются, так как свидетель по действующему уголовно-процессуальному законодательстве не вправе обжаловать действия и решения суда, в том числе и определение о возбуждении в отношении него дела. Справедливой критике данное положение

о

ст.256 УПК. РСФСР подверглось в ряде научных работ.

  1. АЛЬЖВСКИЙ Т.В. “Образцы судебных документов по уголовным делам”, Москва, юр.лит-ра, 1976 год, с.с.52-53.
  2. См.например: ПОНОМАРЕВ Г., ШКАНДРОВ В. “Лжесвидетельство -угроза правосудию”//”Советская Юстиция”, 1991 г.№ 18 с.с.8-9; “Юридический конфликт: сферы и механизм”, под ред.В.Н.КУДРЯВЦЕВА, (юридическая конфликтология, часть II), Москва, 1994 год, с.137 и др.
  • 162 -

По нашему мнению, более правильно было бы направлять материалы в отношении факта лжесвидетельства прокурору, который на общих основаниях проверки заявлений и сообщений решал бы вопрос о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела в установленные сроки. Прокурором должен решаться вопрос о фактах лжесвидетельства, но не в отношении конкретного лица, формулировка могла бы быть следующего содержания: “установив изменения в показании свидетеля Иванова, которые имеют по делу существенное значение…; принимая во внимание, что в данных изменениях показаний усматриваются признак^ состава преступления, предусмотренного ст.181 УК РСФСР… и т.д.”.

Исходя из общих положений Концепции судебной реформы основной функции суда должно быть только разрешение дела по существу, но не обвинение или защите. При возбуждении производства по делу в отношении конкретного лжесвидетеля суд становится в положение обвинителя, что ему не свойственно.

Кроме этого, определение суда, вынесенное вместе с провозглашением (одновременно) приговора, может быть, впоследствии, признано не действительным (необоснованным) ввиду отмены или изменения приговора кассационной или надзорной инстанцией, то есть доказательства, оцененные судом первой инстанции как недостоверные, не признанные судом вышестоящей инстанции.

Возбуждая производство по делу, суд в порядке ст.256 УПК РСФСР ставит лжесвидетеля в положение подозреваемого или обвиняемого, так как положения данной статьи позволяют сделать вывод о возбуждении дела в отношении нового лица, то есть, конкретного свидетеля.

Закон предусматривает право на оценку доказательств лицом, производящим дознание следователем, прокурором и судом. Очевидно, что на различных стадиях уголовного процесса такая оценка может быть не одинаковой.

  • 163 -

Для оценки доказательств важное значение для суда имеет принцип непосредственности. Неявка в судебное заседание свидетелей является одной из часто встречающихся причин отложения рассмотрения дела. При этом свидетели забывают свои показания, данные на предварительном следствии. Так, при обобщении практики Воркутинского гор-нарсуда за 8 месяцевЛ994 года установлено, что самой наиболее распространенной причиной отложения судом рассмотрения дела является неявка свидетелей и потерпевших в судебное заседание. Так, из ИЗ изученных уголовных дел, которые в общей сложности откладывались 276 раз, в том числе 134 раза только по Ь9 делам - по 37-ми делам свидетели не являлись в суд более 3-х раз; в 20-ти случаях судом выносились определения о приводе свидетелей, однако, только в 2-х случаях они были исполнены органами внутренних дел. Примечательно,

что по некоторым делам определения суда о приюде, выносились триж-

т ды, одИнако, исполнены так и не были. Как правило, это дела о совершении тяжких и особоопасных преступлений (ст.ст.91 ч.2 п. “а”, “б”; ч.2 ст.108, ст.103 и т.д. УК РСФСР). Становится ясной причина отказа явиться в суд данным свидетелям.

Из проведенного нами интервьюирования судей Республики Коми следует, что примерно в 75-ти случаях из 100, сущьи оперативно реагировали на неявку свидетелей путем вынесения определения о приводе, наложении административного взыскания в виде штрафа или ареста, однако, исполнение данных определений в более чем 50-ти % не выполнено.

В процессе оценки свидетельских показаний лица, которое неоднократно уклонялось от явки к следователю или в суд, по нашему

I. См.например, архив Воркутинского горнарсуда: дело № 1-ЬО/ 93 по обвинению 1данова СВ.; дело Ш 1-163/93 по обвинения Марченко И.Н., дело № I-I34/94 по обвинению Мамоновой Е.А, и др.

  • 164 -

мнению, следует более тщательно проверять как достоверность этих показаний, так и причины, условий процессуального неповиновения. В большинстве случаев воля свидетеля подавлена угрозами в отношении его по поводу дачи им правдивых показаний, либо воспрепятствования его явке в суд, или просто безразличием и пренебрежением к суду.

Специфика свидетельских показаний состоит в том, что свиде-

т

тель должен сообщить только то, что он лично видал и слышал. Вместе с тем, свидетель может сообщить и свои умозаключения, однако, они не могут быть приняты во внимание лицом, проводящим следственное или судебное следствие. Практика известны случаи допроса свидетеля, в которых отражаются не только сами сведения от него полученные, но и его умозаключения относительно того или иного обстоятельства по делу. Так, при допросе судом свидетеля Калашникова, являвшегося очевидцем совершения кражи из квартиры и задержания преступников на месте, судом задавались свидетелю вопросы относительно возможности выноса преступниками (двумя подсудимыми) имущества -большого количества вещей, приготовленных к выносу из данной квартиры. Свидетель показал, что преступники могли бы вынести все ими приготовленное за один раз, вдвоем. Данный факт имел существенное зна-

I. Показания свидетеля характеризуются определенными признаками, основные из которых заключаются в следующем: это устное сообщение о фактах, а не письменная информация; это сообщение об обстоятельствах, имеющих значение для дела; это сообщение,которое делают лица, специально вызванные для допроса в качестве свидетеля; это сообщение, которое получают в установленном законом порядке должностные лица и органы, имеющие право допрашивать свидетелей в уголовном процессе//Г.Ф.ГОРСКИЙ, Л.Д.КОКОРЕВ, П.С.ЭЛЪКЩЦ “Проблемы доказательств в советском уголовном процессе”, Воронеж, изд-во Воронежского унивенситета, 1978 г. с.133.

  • 165 -

чение, так как отражался на стоимости имущественна кражу которого пока

ша’Хся подсудимый» что, в свою очередь, влияло на квалифицирующий признак “причинение значительного материального ущерба”. Подсудимые отрицали возможность выноса всего, что было ценного в квартире. По ходатайству защитника одного из подсудимых об исключении как умозаключения свидетеля сведений о возможности выноса всех вещей из квартиры, суд не принял во внимание такие сведения свидетеля.

Вместе с тем, предположения и догадки свидетеля могут быть

использованы для построения версий, однако, положить в основу вы-

2

водов следователя и суда эти предположения и догадки - нельзя.

Такие предположения и умозаключения свидетеля, впоследствии, можно проверить. Так, например, показания свидетеля, видевшего обвиняемого на месте преступления, содержащие предметные косвенные доказательства, можно проверить путем проведения следственного эксперимента. Хотя, такое доказательство самостоятельного значения не имеет, оно связано с предметом доказывания не через промежуточные фак-ты, а через предметные доказательства.

На показания свидетелей влияет множество факторов, от которых информация свидетеля может изменяться. В судебных заседаниях имеет место практика защитников, сводящаяся к тому, чтобы вопросами к свидетелю, поставить его показания под сомнение суда и прокурора. Часто

I. Архив Воркутинского горнарсуда, 1993 год, дело № 1-593/93 по обвинению Маркова А.С. и Филиппова Н.П.

2„ ЯКУБ М.Л. “Показания свидетелей и потерпевших”, изд-во МГУ, 1968 год, с.25.

Зо ХМЫРОВ А.С. “Теоретические основы и практика использования косвенных доказательств в уголовных делах” (процессуальное и криминалистическое исследование), Краснодар, 1979 год, докторская диссертация, с.142.

  • 166 -

защитником задаются свидетелю вопросы, касающиеся не предмета доказывания по уголовному делу, а по его - свидетеля, собственной личности. По нашему мнению, в подобных ситуациях, со стороны председательствующего, должно последовать запрещение постановки таких вопросов, как не относящихся к делу. У свидетелей начинают выясняться прежние судимости, наличие болезней, материальное положение и др. Проведенная ситуаодя интересна и тем, что может возникнуть вопрос о правомерности использования свидетельских показаний и их оценки в том случае, когда этот свидетель отвечал на вопросы (фактически давал показания), которые были отвергнуты со стороны председательствующего, отвечает ли свидетель за их достоверность, а также за достоверность показаний, связанных с его умозаключениями, на наш взгляд, как доказательства, должны быть отвергнуты.

Умозаключения свидетеля есть не что иное, как его личная точка зрения, носящая вероятностный характер, зависимая от личности свидетеля, его жизненного опыта. Оно может изменяться со временем, зависеть от состояния свидетеля в момент восприятия им события.

Тщательный анализ показаний свидетеля всегда связан с оценкой их достоверности. При получении от свидетеля показаний по поводу обстоятельств, источник которых он не может сообщить, оценка имеет свои особенности. В этом случае показания не могут считаться доказательствами и закон прямо указывает на их недопустимость. Их использование возможно только для определения направления расследования, получения других сведений, которые могут быть использованы, как доказательства.

Принимая во внимание, что по действующему законодательству свидетель не обязан и не имеет право доказывать достоверность своих показаний, такую возможность, по нашему мнению, ему необходимо предоставить, наделив его правом заявления ходатайства об истребовании дополнительных данных или сведений, в подтверждение его по-

  • 167 -

казаний. Данное право будет способствовать установлению истины и, в конечном счете, достижению задач уголовного судопроизводства.

В процессе оценки свидетельских показаний, как и любого другого вида доказательств по уголовному делу, обязательно присутствует субъективный и объективный факторы, непосредственно влияющие на данный процесс. ОБЪЕКТИВНЫМ является совокупность фактических данных (сведений), содержащихся в деле; СУБЪЕКТИВНЫМ будет внутреннее убеждение следователя, суда, основанное на имеющейся у них информации, полученной из материалов дела (объективного)0 0 неразрывной связи субъективного и объективного в процессе оценки доказательств, наиболее четко указано П.А.ЛУПИНСКОЙ, утверждающей, что оценка доказательств является мыслительным процессом и логической деятельностью, приводящей к суждениям о допустимости доказательств, достоверности ставших известными сведений, относимости установленных по делу фактов, о значении отдельных фактов и всей их совокупности для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

Оценка достоверности свидетельских показаний включает в себя два момента: установление желания дать правдивые показания и

с, 2 -ГТ

определение фактической достоверности его показании. По нашему мнению, такая оценка, кроме указанных моментов, должна включать в себя также и установление причин и условий, способствовавших формированию показаний свидетеля. Эти причины и условия должны учитываться, как при оценке формирования показаний при восприятии свидетелем того или иного явления, так и при оценке самой дачи пока-

1, П.А.ЛУПИНСКАЯ “Доказывание в советском уголовном процес се”, Москва, 1966 год, с.36.

  1. “ВОПРОСЫ ДОМЗАГЕЛЬСТВЕННОП) ПРАВА И ПРЕДВАРИТЕЛЬНО ID РАССЛЕДОВАНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ”(по материалам судебной практики), авторский коллектив П.А.ЛУПИНСКАЯ и др., Москва, 1987 г. с.44.
  • 168 -

казаний, особенно в случае изменения свидетелем своих показаний, внесении поправок или неточностей, расхождений.

Изучение причин, условий и факторов, влияющих на формирование свидетельских показаний осуществляется криминалистами. Так, предлагается различие между объективными и субъективными факторами. К первым относятся факторы, не зависящие от свидетеля, его воли и желания: неблагоприятные условия (неосвещенность, сложность, кратковременность восприятия и т.п.). К субъективным могут относиться такие факторы, влияющие на отрицательное восприятие, как дефекты органов чувств (глухота, слепота, близорукость, неспособность различать цвета или запахи), болезненное состояние, усталось, сильные эмоции (страх, переживание), нервное состояние, опьянение, направленность внимания, а также знание о наблюдаемом объекте, адаптация к условиям, в которых свидетель воспринимает информацию и т.д.

Несомненно, влияние объективных факторов меньше всего способствует деформации полученной свидетелем информации, нежели, субъективные факторы. Наличие угрозы в отношении свидетеля будет являться решающим фактором (субъективным), который оказывает решающую роль в даче им достоверных показаний, не смотря на то, что оказание объективного не смогло оказать такого влияния.

В процессе оценки свидетельских показаний на сам процесс оценки влияют также обстоятельства, которые могут помешать правильности его окончательных результатов. Как было нами указано ранее, окончательная оценка доказательств принадлежит должностному лицу, в чьем ведении находится производство по делу, не исключая при этом и оценки доказательств другим участникам процесса. Тем не менее, по действующему законодательству, принятие процессу-

I. “КРИМИНАЛИСТИКА»’, Изд-во М1У, под ре д. Н. П. ЯБЛОКО ВА и В.Я. КОЛДИНА, Москва, 1990 год, с.с.282-283.

  • 169 -

альных решений зависит, в конечном итоге, только от лица, проводящего дознание, предварительное или судебное следствие. При оценке эти лица имеют в своем распоряжении, как правило, не одно, а совокупность доказательств, позволяющих им оперировать ими дйя оценки достоверности того или иного доказательства. Причем, в судебном заседании процесс оценки более свободен, так как у суда имеются все материалы уголовного дела. В стадии досудебной подготовки дела, дознаватель, следователь или прокурор собирают по крупицам доказательства и процесс их; оценки несомненно носит более сложный характер, в смысле проведения мбожества следственных действий.

Оценка свидетельских показаний является, в определенном смысле, конечным итогом деятельности следователя и суда, в отношении данного вида доказательства. Доказательственное значение приобретает только то доказательств, которое подтверждает то или иное обстоятельство, входящее в предмет доказывания. Если же имеют место заведомо ложные показания, они не могут приниматься во внимание формулировании

при - обвинения или постановления приговора.

Проблема лжесвидетельства является одной из важных при отправлении правосудия. Не смотря на запреты уголовным наказанием, в практике количество фактов дачи ложных показаний возрастает из

I. Так, в результате обобщения судебной практики районных судах Кировской области по делам о лжесвидетельстве было установлено, что если за 6 лет (I98I-I986 г.г.) возбужденных и рассмотренных судами было только 44 уголовных дела, то за 1989 г. и 10 месяцев 1990 г. таких дел оказалось 40. Рост очевиден,, Вместе с тем, что по 12 делам(почти в каждом третьем деле), имелись сведения о лицах, побудивших свидетеля дать заведомо ложные показания, однако, они к уголовной ответственности не привлекались и уголовное производство по данным фактам не возбуждалось.

  • 170 -

года в год. Однако, рост не говорит о том, что свидетели стали чаще говорить неправду, а о том, что изменение показаний все чаще результат оказания давления на них со стороны “заинтересованных в исходе дела, лиц”. Мотивы дачи заведомо ложны показаний принято считать: личную заинтересованность свидетеля, корысть, заьисть; ложно понятое чувство дружбы и товарищества; хорошие взаимоотношения с обвиняемым или потерпевшим; родственные отношения; чувство сострадания; желание избежать обременительной обязанности свидетеля; опасение обнаружить свои неблаговидные поступки; круговая порука, религиозность и национальные пережитки и т.д.1 К этому можно добавить распространенное явление, когда свидетель может дать заведомо ложные для него показания под угрозой применения насилия в отношении его со стороны знакомых или родственников обвиняемого. По нашему мнению, при оценке показаний, данных свидетелем, при наличии оснований, полагать, что в отношении его имеет место реальная угроза безопасности, необходимо более тщательно проверять и оценивать показания, брать за основу те показания, когда такой угрозы не было.

§ 3. ПРОВЕРКА И ОЦЕНКА ДОСТОВЕРНОСТИ ПОКАЗАНИЙ РАЗЛИЧНЫ! КАТЕГОРИЙ СВИДЕТЕЛЕЙ

Свидетель, как субъект уголовно-процессуальной деятельности -понятие довольно абстрактное. В обычной жизни - это человек

Рост количества фактов изменения показаний свидетелей неоднократно исследовался в научной литературе (см.например Ю.ЩАДИН, А. РУБАН “Ответственность за лжесвидетельство” и невыполнение требований ИЕследователя”//”Законность”, 1994 г. №10 с.с.46-48; “Правовые аспекты борьбы с лжесвидетельством”//”Социалистическая законность” , 1990 г., Ш 8 с.28 и др.

I. Н.К.ПАВЛОВ, указ.работы, с, 102; М.Х.ХАБИБУЛЛИН, Указ.работы, с.СсЬ9- 60.

  • 171 -

со своими особенностями развития организма, условий воспитания, возраста, среды и прочих факторов, которые отказывают влияние и воздействие на содержание его показания. Поэтому автором предпринята попытка деления свидетелей в зависимости от указанных выше факторов, так и отношение к другим участвующим в деле лицам. Таким образом, можно говорить об особенностях различия категорий свидетелей применительно:

  • к несовершеннолетним (малолетним)свидетелям,
  • лицам, имеющим физические недостатки,
  • соучастникам преступления, производство по делу в отношении которых прекращено или было выделено и рассмотрено в суде,
  • свидетелям, находящимся в местах лишения свободы или ранее отбывавшим наказание в виде лишения свободы,
  • родственникам, не пользующимся свидетельским иммунитетом,
  • лицам, обладающим свидетельским иммунитетом,
  • лицам, имеющим специальные познания, в том числе и в области юриспруденции (имеющим юридическое образование).
  • Таковы, на наш взгляд, наиболее интересные, с точки зрения, исследования достоверности показаний, категории свидетелей. Естественно, что, как процесс проверки, так и оценка свидетельских показаний указанных категорий будет иметь свои особенности и индивидуальный подход к достижению конечной цели. Тем не менее, имеются условия, общие для каждой из них.

Процесс собирания, проверки и оценки каждого добытого по делу доказательства - явление многогранное, требующее учета всех обстоятельств и факторов, влияющих на показания свидетеля.

При допросе несовершеннолетнего свидетеля, закон предусматривает освобождение его от уголовной ответственности по ст.ст.181,182 УК РСФСР, если он не достиг возраста 16-ти лет, то есть, не является субъектом указанных преступлений. Исходя из данного запрета

  • 172 -

предупреждения об ответственности за отказ, уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложного показания, несовершеннолетнему свидетелю следователем и судом разъясняются: необхадимость правдиво рассказать все известное по делу (ч.З ст.158 У11К). Данрое обстоятельство влияет на достоверность свидетельских показаний, что необходимо иметь ввиду, при проверке и оценке доказательства - показаний свидетеля. В процессе дачи показаний несовершеннолетний свидетель формально вправе отказаться от дачи показания, либо дать заведомо для него ложные показания. При этом, для него не наступит каких-либо негативных последствий. Также необходимо иметь в виду несформировавшийся психический, эмоциональный и волевой уровни такого свидетеля, что в определенной мере может отражаться на достоверности сообщаемой им информации (не только при сообщении, но и в процессе формирования данной информации). Кроме того, так называемое чувство товарищества, в значительной мере, как правило, затрудняет процесс допроса несовершеннолетнего, а также вызывает необходимость перепроверки полученных показаний свидетеля. Как показывает практика, именно несовершеннолетние свидетели чаще всего опасаются мести со стороны подозреваемых, обвиняемых и подсудимых или их знакомых, близких, родственников. Причем такое опасение может иметь место даже при отсутствии конкретных, реальных действий в отношении безопасности несовершеннолетнего, психика которого склонна к фантазированию, преувеличению.

Вышесказанное в полной мере относится и к малолетним свидетелям. В уголовно-процессуальном законодательстве не имеется разграничения возраста несовершеннолетних свидетелей. Регулируется только процессуальное положение несовершеннолетних свидетелей, не достигших возраста 14 лет (обязательное присутствие педагога, не предупревдаются об ответственности по ст.ст.181, 182 УК РСФСР), с 14-ти до 16-ти лет присутствие педагога производится по усмотрению следователя или суда, нет предупреждения об уголовной ответст-

  • 173 -

венности за уклонение, отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложного показания, а также в возрасте с 16-ти до 18-ти лет (ограничения практически минимальны, так как присутствие педагога законом не предусматривается, от свидетеля отбирается подписка об ответственности на выполнение обязанности дать правдивые показания, однако, на основании ч.2 ст.^85 УЖ допрос такого свидетеля может быть проведен судом в отсутствие подсудимого в зале судебного заседания, когда этого требуют интересы установления истины).

По нашему мнению, процессуальное положение несовершеннолетнего свидетеля в возрасте моложе 14-ти лет, совершенно одинаково регламентируемое УЖ, не отражает различия между свидетелями, достигшими 14-ти лет и свидетелем в возрасте 7-ми лет. Совершенно очевидно, что ьалолетним свидетелям необходимы дополнительные правовые гарантии с целью обеспечения их законных прав и интересов. Прежде всего, нужно установление возрастного предела, раздела, который бы ограничивал малолетнего свидетеля от других несовершеннолетних свидетелей. Одной из важных гарантий обеспечения защиты интересов малолетнего свидетеля, на наш взгляд, является обязанность следователя, суда устанавливать обстоятельства, подлежащие доказыванию другими доказательствами по делу и только, как исключение, использовать показания малолетнего свидетеля. Кроме того, необходимо обязательное присутствие педагога, либо (или, и) родителей. Допрос и другие следственные, судебные действия должны проводиться только в привычной для малолетнего обстановке, с обязательным удалением подсудимого из зала судебного заседания. Только в таких условиях возможно более детально и обстоятельно осуществить проверку и оценку показаний, как малолетнего, так и несовершеннолетнего свидетелей.

При оценке и проверке показаний свидетелей, имеющих какие-либо физические или психические недостатки, наличие которых может

  • 174 -

вызвать достаточные сомнения в достоверности данных ими показаний законом (п.З ст.79 УЖ РСФСР), следователю и суду предоставлено право проведения обязательной экспертизы с целью установления способности свидетеля правильно воспринимать “обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания”. Проведение экспертизы (судебно- психиатрической или судебно-медицинской), прежде всего, связано с устранением сомнений, которые могут повлиять на оценку такого доказательства (показаний свидетеля), с точки зрения их достоверности. Возможно, по нашему мнению, также и проведение, например, психологической экспертизы в отношении малолетнего свидетеля, с целью установления его интелектуального развития, способности являться и давать показания. При проверке и оценке отно-симости и допустимости показаний необходимо тщательно проверять требования закона при получении таких свидетельских показаний (присутствие сведущего лица, знающего знаки немьк, разъяснение ему прав и обязанностей и т.п.). Необходимо учитывать в процессе оценки и такие обстоятельства, которые могут вызвать сомнения в показаниях здорового в физическом и психическом отношении свидетеля, но характерные для вышеуказанной категории свидетелей. Например, у немых людей лучше развит слух, обоняние, зрение (они могут услышать, увидеть то, что может не увидеть обычный человек). Поэтому утверждение слепого о том, что он слышал что-либо с расстояния или в условиях, недоступных обычноиу человеку, можно принять, как достоверное.

В практике расследования и рассмотрения уголовных дел нередко возникает ситуация, в которой в качестве свидетеля - следователь, или суд дбпрашивает лицо, которое ранее являлось подозреваемым или обвиняемым по этому же уголовному делу. Такая необходимость, прежде всего связана с тем, что закон не освобождает от обязанности сви-детельствования таких лиц и они обязаны давать правдивые показания.

  • 175 -

Однако, достоверность полученной от такого свидетеля информации должна быть как следователем, так и судом надлежаще и тщательно проверена, после чего, должны быть даны соответствующие оценки. Согласно действующему законодательству, вопрос о допустимости указанного вида свидетельских показаний не вызывает сомнений. Однако, такой свидетель чаще всего является заинтересованным в исходе дела лицом, так как в результате исхода дела, он может иметь неблагоприятные последствия в виде направления дела для производства дополнительного расследования (в ходе которого он может быть вновь привлечен к участию в деле в качестве подозреваемого, обвиняемого); также суд, по своей инициативе, может возбудить в отношении его производство по уголовному делу, либо направить материалы прокурору для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по фактам, участие в которых может быть вменено данному лицу и т.п. Вызывает также сомнение и факт предупреждения таких свидетелей по ст.ст.181 и 182 УК РСФСР. Давая правдивые показания, они часто уличают в преступлении своих родственников, близких или знакомых людей, “соучастников”, показания которых, в свою очередь, могут в зависимости от данных им правдивых показаний, поставить под сомнение правильность прекращения в отношении данного свидетеля уголовного дела. Показания такого свидетеля, по нашему мнению, могут учитываться при составлении обвинительного заключения или приговора только в совокупности с другими доказательствами и должны быть оценены критически, то есть, с учетом их возможной недостоверности.

По мнению большинства практических работников, одной из наиболее трудно расследуемых категорий преступлений, являются общественно-опасные деяния, совершенные в местах предварительного заключения или местах лишения свободы, а также лицами (в присутствии лиц), отбывающих или отбывавших ранее наказание в виде лишения свободы. Прежде всего, трудности связаны с тем обстоятельством, которое запрещает (по неписанным преступным традициям) давать по-

  • 176 -

казания в отношении других лиц и возможности дать показания только в отношении своих собственных действий. Как правило, такого рода свидетели, отказывались давать показания, ссылаясь на том, что они ничего не слышали, не видели и не знают, либо забыли. Необходим комплекс мер по обеспечению безопасности таких свидетелей (закрытое судебное заседание с выездом в место совершения преступления - колонии и т.п., удаление прдсудимого при допросе наиболее важных свидетелей, возможность оглашения показаний свидетеля, данных им в ходе предварительного следствия, обеспечение возможности после судебного заседания этапировать свидетеля в другое место отбывания наказания, с изменением его установочных данных и других мер обеспечения его безопасности). Только в таких случаях возможно получение правдивых, достоверных показаний, которые и легче проверить, оценить в совокупности с другими доказательствами по уголовному делу. Также, необходимо учитывать и то, что такие свидетели могут дать и заведомо ложные показания с целью наступления благоприятных для себя последствий (уменьшение срока отбывания наказания при сотрудничестве с администрацией места лишения свободы, при даче свидетельских показаний, получение в будущем положительной для себя характеристики, изменение вида или режима содержания и т.п.), что также необходимо учитывать,

Допрос данной категории свидетелей необходимо проводить наиболее сжато, с постановкой вопросов, относящихся непосредственно к

обстоятельствам, подлежащим доказыванию.

Согласно действующему уголовному и уголовно-процессуальному законодательству, к близким родственникам относятся: супруг, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные браться и родные сестры, дед, бабка и внуки (ст.ст.34 УПК РСФСР, ст.19 УК РСФСР). Следовательно, другие родственники, не указанные в данных статьях, не освобождаются от уголовной ответственности за недонесение или укры-вательвтво преступлений, совершенных их родственниками. Ранее, в

  • 177 -

настоящей работе, нами было сделано обобщение предложений, связанных с распространением свидетельского иммунитета не только на всех родственников обвиняемого, но и на близких ему людей, положение которых ему не безразлично. Ограничение круга близких родственников способствует увеличению условий дачи заведомо ложного показания или уклонения, отказа от дачи показаний данной категорией свидетелей. Причины отсутствия желания свидетеля давать показании лежат в основе родственных отношений с близким им человеком, даже если он и совершил какое-либо преступление. Поэтому, по нашему мнению, возможно две взаимоисключающих варианта изменения действующего закона:

  • либо распространить действие свидетельского иммунитета на всех родственников, определив, например, второе или третье колено по нисходящей и восходящей линии,
  • либо предоставить право выбора этим свидетелям давать показания или не давать (либо дать показания в том объеме, в котором они посчитают необходимым это сделать).
  • Концепция обеспечения интересов личности, прерогатива личных интересов перед государственными, должна найти свое отражение и в оценке показаний, в процессуальном положении свидетелей, являющихся родственниками обвиняемого или подсудимого. Однако, пока таких изменений не предвидится, необходимо также критически оценивать и тщательно проверять показания родственников.

Наличие свидетельского иммунитета у лица предполагает право последнего на сообщение имеющейся у него информации, относящейся непосредственно к данному уголовному делу. Это право свидетеля дать показания, ставит его, в случае дачи показаний, в ряд остальных свидетелей по делу, поскольку, в таком случае, он предупреждается об ответственности за дачу заведомо ложного показания. Таким образом, предполагается, что показания свидетеля, обладающего сви-

  • 178 -

детельским иммунитетом, должны быть достоверными» Несомненно, что как и каждое по делу доказательство, они должны быть проверены и оценены в установленном законом порядке. Однако, по нашему мнению, право давать показания (но не обязанность) является определенной гарантией достоверности, поскольку такому свидетелю нет основания давать ложные, заведомо для него, показания, так как он просто может отказаться от дачи показаний, в случав нежелания говорить правду. Поэтому оценка таких показаний имеет указанную специфику, с точки здения достоверности. Несомненно, что при оценке допустимости показаний, необходимо тщательно проверить и удостовериться в законности их получения. Возможно, также сообщение информации следствию или суду свидетелем, имеющим свидетельский иммунитет, именно с целью дачи заведомо ложного показания и намерением отвести обвиняемого от уголовной ответственности за совершенное преступление. Однако, как видится, такие случаи возможны крайне редко, однако, и их следует учитывать при оценке.

Показания потерпевшего рассматриваются здесь как показания свидетеля, поскольку он допрашивается (его допрос производится) по правилам допроса свидетеля, то есть, он также предупреждается об уголовной ответственности по ст.ст0181, 182 УК РСФСР, он обязан давать правдивые показания следствию и суду* Несомненно, что потерпевший, как лицо заинтересованное в исходе дела, дает показания специфичные, с точки зрения оказания на них влияния преступлением. При оценке свидетельских показаний потерпевшего,необходимо учитывать не только его заинтересованность, но и также обстоятельства, как чувства мести или страха в отношении обвиняемого, возможность возмещения причиненного преступлением морального, материального или физического вреда, восприятия обстановки совершения преступления на его психику, время допроса потерпевшего (непосредственно сразу после совершения преступления или через некоторое

  • 179 -

время) и др. Кроме того, поведение потерпевшего нередко является провоцирующим обвиняемого на общественно-опасное деяние, что может повлечь привлечение потерпевшего в последующем к уголовной ответственности, что также необходимо учесть как при проверке, так и в процессе оценки данного вида доказательств.

При расследовании преступлений, совершенных работниками пра воохранительных органов, либо о преступлениях, по которым свидете лями являются лица, имеющие юридическое образование, может возник нуть проблема оценки достоверности Опасность такого рода последствий наступает при отступлении от необходимости требования оценки каждого, отдельно взятого, доказательства, так и в оценке всех, добытых по делу доказательств. Часто показания сви детелей - работников милиции, без должной критической оценки, при нимаются как достоверные, их берут за основу, на таких показаниях проверяют достоверность показаний других свидетелей, что увеличи вает возможность судебной ошибки. Кроме того, имея юридическое об разование, такие свидетели часто в своих показаниях дают правовую оценку действиям подозреваемого или обвиняемого, возможности на ступления каких-либо правовых последствий, направленности умысла и других юридических критериев поведения совершившего преступле ния лица. Данное обстоятельство также недопустимо и если оно отра жено в протоколе допроса, то его нельзя учитывать в процессе оцен ки и проверки доказательства.

В Судебной практике часто встречаются вопросы, связанные в проверкой показания подсудимых, потерпевших, свидетелей, указывающих в судебном заседании о том, что на предварительном следствии их понуждали к свидетельствованию, применяя незаконные методы. Суд вызывает и допрашивает в качестве свидетелей дознавателей, следователей, работников, осуществляющих оперативно-розыскную деятель-

  • 180 -

ность о процессе получения ими сведений по делу. О незаконности такой практики, как нарушении положений ст.51 Конституции РФ, справед-

т

ливо указывалось в публикациях.

Существует точка зрения об обязанности работников милиции (служб уголовного розыска и следствия) сообщить источник информации,

о

от которого получены сведения. Однако, в практике ни один следователь или работник розыска не предоставит данные о своем осведог-лителе и сделает все возможное для неразглашения таких данных.

Возможно было бы ограничиться допросом самого работника розыска или следователя об сообщенных ему осведомителем сведениях и оценить их в совокупности с другими, имеющимися в деле, доказательствами. Это предложение, по нашему мнению, должно являться компромиссным, в связи с отсутствием в действующем УЖ правовых норм, обеспечивающих безопасность свидетеля.

В процессуальной литературе неоднократно, на протяжении длительного времени рассматривалась и исследовалась проблема допроса сведущего свидетеля, которому уделено достаточное внимание процес-суалистов.

  1. См. например: В.ЕШВДРОВ, С .ВОРОНЦОВ “Подсудимый заявил: ко мне применяли незаконные методы расследования” // “Российская Юстиция”, 1995 г. № 8 с.26 и др.
  2. ЗАЖЩКИИ В., БА1ЖАТ0В Л. “Следователь - свидетель?” // “Советская Юстиция”, 1990 г., № 6 с.с.21-22.
  3. См.например: МА2ЮВ В. “Использование познаний сведущих лиц при расследовании преступлений” // “Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве”, Москва, 1980 г. с.133; ПЕТРУХИН И.Л. “Экспертиза - как средство доказывания”, Москва, Юр.лит-ра, 1964 г. с.60; СЕЛИВАНОВ Н.А. “Основания и формы применения научно-технических средств и специальных познаний при рас-
  • 181 -‘

Среди источников доказательств в законе указаны только: по казания свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого,зак лючения эксперта, вещественные доказательства, а также протоколы следственных и судебных действий (ст.68 ч.З УПК). Таким образом, показаний сведущего лица или специалиста в данном перечне не имеет ся. Закон (ст.ст.133-1, 253-1 УПК РСФСР) определяет процессуальное положение специалиста как “помощника” следователя или суда, который использует свои специальные познания и навыки для содействия в об наружении, закреплении и изъятии доказательств. Он вправе давать пояснения по поводу выполняемых им действий. УПК не содержит пра вовой нормы, предусматривающей правила и порядок допроса следова телем или судом специалиста. Подразумевается, что специалист - это не свидетель, и не эксперт, и занимает своеобразное

процессуальное. положение.

Актуальность данной проблемы . состоит ., прежде всего в неясности процессуального положения специалиста. В практике работы правоохранительных органов следователи и судьи, имея основания для вызова специалиста для производства с его участием действий, неоднозначно, впоследствии, допрашивают его либо как свидетеля, предупреждая об уголовной ответственности за уклонение, отказ от дачи показаний, либо за дачу заведомо ложного показания; или в качестве эксперта, получая от него подписку об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, с обязательством дать показания.

следовании преступлений” // Вопросы борьбы с преступностью, Москва, Юр.лит-ра, 1968 г. вып.7 с.ЗЗ; “ТЕОРИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В СОВЕТСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ”, Москва, Юр.лит-ра, 1973 г., с.572; ШИКАНОВ В.И. “Актуальные вопросы уголввного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического прогресса”, Иркутск, 1978 г. с.28; ЯКУБ М.А., указанная литература (Показания свидетелей и потерпевши), Москва, изд-во МГУ, 1963 г. с.с.95-96 и др.

  • 182 -

Возникает ряд вопросов, кто может быть сведущим свидетелем? Каково его процессуальное положение? В каком порядке производятся действия с таким свидетелем^1 Являются ли показания сведущего свидетеля доказательством по делу? Допустим ли допрос сведущего свидетеля в качестве свидетеля или эксперта? Возможно ли вообще допрос таких свидетелей следователем
и судом?

Частично снимает некоторый из этих вопросов Пленум Верховного Суда РСФСР от 17 сентября 1975 года № 5 “О соблюдении судами РСФСР процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел”, в котором указана возможность привлечения специалисти не только для оказания помощи в обнаружении, закреплении и изъятии следов преступления, но и для изложения мнения по неясным вопросам при исследовании доказательств судом. Следовательно, Пленум ориентирует суды привлекать специалиста для разъяснения и допрашивать его в судебном заседании.

Определенную классификацию показаний “сведущих свидетелей” произвел М.Л.ЯКУБ, разделивший их на две группы. К первой он относит случаи, когда такой свидетель лично и непосредственно воспринимал те или иные обстоятельства или следы преступления (медик -перелом кости у больного). Ко второй - когда свидетель, на основе имеющихся у него специальных показаний в той или иной области, делает выводы о существовании каких- либо обстоятельств, имеющих значение для дела, которые он лично и непосредственно не воспринимал

о

(врач, наблюдавший больного указывает причины осложнения болезни).

Кроме того, С.А.ШЕЙФЕР предлагает выделить еще одну-третью по счету группу сведущих свидетелей, в которую могли бы быть ншо-

  1. СБОРНИК ПОСТАНОВЛЕНИЙ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РСФСР, I96I-I983 г.г., Москва, Юр.лит-ра, 1984 г. с.с.283-284.
  2. ЯКУБ МЛ., Указанная работа, с.94.
  • 183 -

чены свидетели, обладающие специальными знаниями справочного характера. Они могли бы, не являясь очевидцами преступления, сообщить следователю или суду сведения справочного характера из области сво-

т

их профессиональных знаний. Последнее вызывает, по нашему мнению, очевидные сомнения по следующим основаниям: Если сведущий свидетель может сообщить только сведения справочного характера, чем же, в таком случае, его показания отличаются от справки или другого аналогичного типа документа, заверенного организацией, учреждением или предприятием, где работает это лицо? Ничем! Весь допрос сведется только к фиксированию сообщенной справки “сведущего свидетеля” и процессуальному оформлению. Совсем иначе должно быть с первыми двумя группами, указанными М.А.ЯКУБОМ. Первая группа - когда следущий свидетель непосредственно наблюдал факты и явления, к ней несомненно на всех основаниях применяются правила допроса свидетеля. Относительно второй группы, на наш взгляд, дело обстоит намного сложнее, если сведущий свидетель делает умозаключения, не воспринимая лично и непосредственно обстоятельств, ставших предметом его исследования, чем же он тогда отличается от эксперта, которого можно и допросить после провддения им экспертизы. Кроме того, возможность проведения экспертизы при необходимости исследования и наличия специальных знаний, исключает допрос специалиста или сведущего свидетеля.

Таким образом, представляется, что допустимыми будут такие показания сведущего свидетеля, который сам лично и непосредственно являлся очевидцем того или иного явления, факта, относящегося непосредственно к предмету доказывания. Только в этом случае свидетель может быть допрошен и его показания могут приниматься как допустимые.

I. С.А.ШКЙФЕР “Сведущий свидетель в уголовном процессе” // Проблемы доказательственной деятельности по уголовным делам, Красноярск, 1987 год, с.с.71-80.

  • 184 -

При необходимости допроса сведущего свидетеля об обстоятельствах,

ему требуется оценить

которые он не воспринимал и предположения,выводы и умозаключения

такого лица необходимо назначение и проведение экспертизы-

Именно такое решение вопроса, по нашему мнению, видится наиболее целесообразным и допустимым, с точки зрения этого понятия.

Вопросы, связанные с проблемами собирания, проверки и оценки свидетельских показаний в стадии предварительного следствия и судебного разбирательства, в конечном итоге, связаны с установлением ФАКТических обстоятельств дела, то есть, истинности установленных по делу обстоятельств. Как справедливо указывает Ц.М.КАЗ только достоверные выводы свидетельствуют об истинности суждши следователя и

суда. Достоверность означает истинность, подтвержденную и обосно-

I ванную доказательствами.

Оценка и проверка показаний вышеуказанных категорий свидетелей, имеет свои особенности, прежде всего, выражающиеся в трудностях, связанных с процессуальным положением свидетелей, их отношениями с другими участниками процесса и другими обстоятельствами, которые, в конечном счете,и оказывают непосредственное влияние на объективность, достоверность данного вида доказательств. Эти обстоятельства и условия формирования показаний нельзя не учитывать в процессе их оценки. Пренебрежение данным правилом чривато допущением судебной ошибки.

В последнее время стали появляться публикации, касающиеся, так называемого детектора лжи или полиграфа, относящегося в определенной мере и к свидетельским показаниям, как способу их получения.

I. Ц.М.КАЗ “Проблемы доказывания в суде первой инстанции”, изд-во Саратовского университета, 1978 г., с.53.

  • 185 -

У1дея детектора впервые возникла еде во второй половине ИХ века в Италии и связана с именами Ч.ЛОМБРОЗО и Э.ФЕРШ. Однако, заметное практическое применение полиграф получил в США, где начиная с 20-х годов ведутся экспериментальные работы, связанные с внедрением психофизиологического тестирования в уголовном процессе.

Есть точка зрения, одобряющая введение в практику деятельности правоохранительных органов данного инструмента, а есть и противники. Так, например, А.ЛАРИН указывает на незаконность использования данного аппарата и приводит аргументы, заключающиеся, в основному следующем: ощущение, фиксирующееся на пишущем устройстве полиграфа, не меет научного обоснования и невозможно применить и использовать на практике то, что не известно. Кроме этого, автор приводит мнение экспертов ООН, исследовавших данный вопрос и указывающих, что полиграф не обнаруживает ложь, или хотя бы физиологическое состояние, которое сопровождает ложь. Он лишь выявляет физиологические изменения в организме, вызванные эмоциональным напряжением. Такое напряжение может быть вызвано не только боязнью разоблачения или ложью, но и унижением достоинства, опасением неточного ответа и т.д.

Кроме этого, А.ЛАРИН критически относится к проведению допросов под гипнозом, при котором контроль над личностью устанавливает лицо, вводящее его в гипноз. В медицинской литературе гипнотическое состояние иногда трактуется, как искусственно вызванное сла-

2

боумие.

Однако, В.МИТРИЧЕВ и 10.ХОЛОДНЫЙ утверждают обратное и ратуют за введение полиграфа, указывая, что проверка свидетелей и других

  1. В.А.КОВАЛЕВ, С.Г.ЧААДАЕВА “Органы расследования и судебная система США”, Москва, 1989 год, с.15.
  2. А.ЛАЖН “Правда о “детекторе лжи” // “Известия”, 1989 г. 14 ноября.
  • 186 -

лиц проводится в таких странах, как США, Канада, Израиль, Индия, Венгрия, Япония. Полиграф позволяет существенно облегчить работу полиции по сужению круга подозреваемых. Проверка на полиграфе проводится только по добровольному согласию испытуемого. Авторы предлагают использование полиграфа, как средство криминалистической диагностики.

По нашему мнению, применение полиграфа в практической деятельности ©рганов внутренних дел Российской Федерации возможно, однако, должно быть ограничено строго определенными правовыми нормами, включающими добровольное согласие свидетеля, проходящего испытания; результаты, полученные после проверки на полиграфе должны иметь ориентирующую для следователя информацию, но не как один из видов доказательства. Аналогично можно было бы решить вопрос о применении гипноза при допросе свидетеля.

О влиянии посторонних факторов на сознание человека и, как следствие такого влияния, достоверность показаний свидетеля имело

I. В.МИТРИЧЕВ, Ю.ХОЛОДНЫЙ “Полиграф, как средство получения ориентирующей криминалистической информации” // “Записки криминалистов” , 1993 год, вып.1, с.с.173-180.

Кроме этого, в поддержку внедрения полиграфа в отечественный уголовный процесс, высказывались также НИКИТИНА Е.В. “Проблемы совершенствования средств доказывания”, автореф.канд.дисс., Екатеринбург, 1994 г. с.8-9; СОКОЛОВА О.В. “Наблюдение, как метод исследования в криминалистике и доказывании”, автореферат канд.дисс., Москва, 1994 год., с.с.21-22 и др.

  • 187 -

достаточно научных илледований в конце ХЕХ - в начале XX веков. * Проводились многие научные опыты, связанные с запоминанием предметов, нарисованных на картине, устойчивостью внимания и т.д. Данные опыты позволили сделать вывод о неустойчивости памяти, ее изменчивости, в зависимости от тех или иных факторов. Показания свидетеля, в таком случае, стали восприниматься как ненадежные доказательства и большее предпочтение отдавалось вещественным доказательствам. Справедливо критиковал такую позицию еще в 1894 году А.Ф.КОНИ, указывающий, что показания свидетеля, видевшего преступника и преступление, и ощущавшего психическое и иизическое воздействие от такого наблюдения, нельзя сравнивать с тем же свидетелем, наблюдавшим в

течение длительного времени и в спокойной обстановке нарисованную

о

картину. Также, критике подвергался данный вывод о свидетельских

показаниях в работе В.И.ШЫСЛОВА.3

В процессе оценки доказательств всего уголовного дела, как следователь, так и суд, обязаны мотивировать какие доказательства они положили в основу обвинения, приговора, а какие - нет, и по каким основаниям, почему, они отдали предпочтение тем или иным доказа-

  1. См.например: В.ШТЕШ “Изучение свидетельских показаний’* (перевод с немецкого), с.с.41-51; О.ГОЛЬДОВСКйП “Психология свидетельских показаний”, с.с.72-101; М.ЛОБЗИН “Свидетельские показания детей школьного возраста и отношение их к действительности”, с.с. 198-258 // “Проблемы психологии. Ложь и свидетельские показания”, вып.1 под ред.ХОЛЧШЗА И.Н.
  2. mm А.Ф. “Свидетели на суде”, 1894 год, с.с.107-119.
  3. СМЫСЛОВ В.И. “Свидетель в советском уголовном процессе”. Москва, 1971 год, дисс.на соискание уч.мтепени кандидата юр.наук, с.8.
  • 188 -

тельствам. Невыполнение данного правила может привести к отмене или изменению вынесенного приговора (п.2 ст.342, п.З ст.344 УПК РСФСР).
Противоречивость доказательств устраняется путем сопоставления, проверки в судебном заседании с другиш доказательствами по делу, путем постановки дополнительных вопросов свидетелю, оглашенш его показаний, данных на предварительном следствии или ранее, в судебном заседании. При выяснении достоверности того или иного доказательства, суд обязан проверять как сам источник информации, так и учитывать условия, в которых им воспринималась эта информация, обстоятельства, препятствовавшие как восприятию, так и процессу дачи показаний, своевременность принятия мер по обеспечению безопасности свидетеля, его близких, имущества от возможного противоправного посягательства. Процесс оценки свидетельских показаний должен иметь комплексный характер, включающий в еебя все обстоятельства, относящиеся к свидетелю и его показаниям, как к одному из наиболее часто встречающегося вида доказательств большинства уголовных дел, как к самому незащищенному в процессуальном и материальном смысле, субъекту уголовного процесса.

Оценка свидетельских показаний является конечным итогом их исследования. От выполнения судом всех требований уголовно-процес-

  1. Так, отменяя оправдательный приговор ввиду неполноты судебного следствия,Верховный Суд РФ указал, что суд сослался на показания свидетелей, указав, что оснований не доверять им не имеется, между тем,эти свидетели давали показания на предварительном следствии и в судебном заседании, которые надлежащим образом исследованы не были. Кроме того, отвергая показания других свидетелей, суд указал их заинтересованность в деле, не объяснив, в чем именно она выражается. Также суд дал одностороннюю оценку показаниям свидетелей на предварительном следствии. // “Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации”, 1995 год № 2, с.16.
  • 189 -

суального закона, определяьощего правила оценки доказательств, непосредственно зависит законность и обоснованность принятого им

I реяения по уголовному делу.

I. Г.ЗАГОРСКИЙ “Оценка показаний свидетеля в судебном разбирательстве” // “Советская Юстиция”, 1981 год, № 19, с.20.

  • 190 -

XXX

Защита прав и законных интересов свидетеля в уголовном судопроизводстве возможна только при комплексном решении проблем, связанных с его процессуальным положением, а также надлежащим обеспечением его безопасности.

Совершенствование уголовно-процессуального законодательства должно проводиться в следующих основных направлениях:

  • более детальное регламентирование процессуальной формы с целью обеспечения прав и законных интересов свидетеля при производстве процессуальных действий;
  • установление оснований привлечения лица к участию в деле в качестве свидетеля;
  • процедура действия лица, ведущего производство по делу при получении показания от лица, обладающего свидетельским иммунитетом;
  • порядок принятия и основания применения мер безопасности в отношении свидетеля, на которого оказывается противоправное воздействие;
  • введение правовых гарантий обеспечения процессуальных парв свидетеля, установления законности привлечения его к процессуальной или административной ответственности с одновременным дифференцированием видов такой ответственности свидетеля;
  • Принятие нового Уголовного кодекса должно быть связано с введением повышенных санкций за противоправное воздействие на свидетеля в какой бы то ни было форме с целью отказа от явки к следователю или в суд, дачи заведомо ложных показаний.

Закон “0 государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству” должен содержать достаточные гарантии обеспечения безопасности лица с

  • 191 ~

момента заявления или сообщения о готовящемся или совершенном преступлении, до устранения угрозы его безопасности, в том числе и после вступления приговора в законную силу.

Концепция модельного Уголовно-процессуального кодекса для государств - участников СНГ, принятая 27 апреля 1995 года в городе Санкт-Петербурге,содержит важные положения в части рекомендации предоставления адвокату права вести работы по сбору материалов, свидетельствующих в пользу доверителя, лично или с использованием частного детектива; среди других возможностей защите будет предоставлено право получать письменные заявления свидетелей. Необходимо предусмотреть гарантии обеспечения прав и законных интересов

I свидетеля при получении таких сведении адвокатом.

Кроме этого, в концепции указывается на необходимость установления свидетельского иммунитета и обязанность принятия мер защиты лиц, которым угрожают расправой в связи с участием их в уго-

2 ловном судопроизводстве.

Принятие данной концепции, несомненно, является важным этапом законодательного обеспечения интересов участников уголовно- процессуальной деятельности. Важно, чтобы ее основные положения нашли свое отражение в уголовно-процессуальных кодексах стран- участников СНГ в части обеспечения законных прав и интересов свидетеля в уголовном судопроизводстве, в том числе и новом Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации.

  1. Концепция модельного Уголовно-процессуального кодекса для стран-участников СНГ разработана в соответствии с Постановле нием Совета Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Со дружества Независимых Государств от 14 февраля 1994 г. >Ь 4, п.5 ч.2 ст.З.

2, Там же, п.п.2, 4 ст.6.

  • 192 -

АНКЕТА ДМ СУ7?ЕЙ

СПАСИБО ЗА ОТВЕТЫ

  1. Часто ли Вам приходилось откладывать дела из-за: неявки потерпевшего - да, нет

неявки свидетелей - да, нет

  1. Применялись Вами меры процессуального принуждения к неявившим- ся свидетелям:

ДА - штраф в размере до одной минимальной з/платы ДА - административный арест до 15 суток ДА - привод HniT не применялись

  1. Выяснялись ли причины уважительности неявки ДА - выяснялись

НЕТ

  1. По Вашему мнению, часто причиной неявки свидетелей являются: боязнь мести со стороны подсудимого, его друзей и т.д. - ДА нежелание уличать подсудимого - ДА отсутствие средств на проезд по вызову - ДА ссылка на производственную необходимость - ДА другие причины (указать)

5о Применялись ли Вами меры по охране свидетелей:

ДА - закрытое судебное заседание

ДА - признание неявки в случае угроз уважительной и оглашение показаний 6. При лжесвидетельстве на суде, ВЫ:

  • возбуждаете уголовное дело в отношении лжесвидетеля - ДА
  • относитесь к его показаниям критически - ДА
  • не реагируете на данный факт - ДА (ВНИМАНИЕ: Нужное подчеркнуть).
  • 193 -

АНКЕТА ДЛЯ СТУДЕНТОВ

  1. ПРИХОДИЛОСЬ Ш Вам являться очевидцем преступлений? да, приходилось

нет, не приходилось

  1. Вызывали ли Вас к следователю или в суд как свидетеля да, вызывали к следователю и в суд

да, вызывали только к следователю нет, не вызывали

  1. Являлись ли Вы к следователю по вызову да, являлся

нет, не являлся 40 Подвергались ли Вы приводу как свидетель следователем, судом да, подвергался следователем приводу да, подвергался судом приводу нет, не подвергался приводу

  1. Опасались ли Вы за свою безопасность как свидетель опасался за свою безопасность

да, опасался за безопасность близких, родственников, нет, не опасался

  1. Были ли в Ваш адрес какие-либо угрозы как свидетелю

да, были угрозы устные, по телефону, на улице, др.способом не было угроз

  1. Принимались ли следователем, судом меры по охране Вас
  • нет, не принимались, т.к. не было необходимости
  • да, принимались: закрытое судебное заседание или другие меры
  • (какие?)

СПАСИБО ЗА УЧАСТИЕ. СДМТЕ АНКЕТУ СТАРОСТЕ ГРУППЫ, ПРЕПОДАВАТЕЛЮ.

  • 194 -

СТАТЬЯ “ПРОЦЕССУАЯЬЮЕ ПОЛОЖЕНИЕ СВИДЕТЕЛЯ’’ “СВИДЕТЕЛЬ, ЕЮ ПРАВА, ОБЯЗАННОСТИ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ”. (ч.1) Свидетелем является лицо, имеющее сведения о предмете доказывания по делу и вызванное и давшее в порядке, установленному настоящим кодексом, показания лицу, производящему производство по делу”.

(2). “Не могут быть допрошены в качестве свидетеля лица, обладающие свидетельским иммунитетом, а именно:

  1. Близкие родственники и законные.представителя подозреваемого, обвиняемого, подсудимого.
  2. Лицо, по поводу обстоятельств, уличающих его или близких родственников в преступлении.
  3. Судья, присяжный заседатель, секретарь судебного заседания, дознаватель, следователь, прокурор - по поводу обстоятельств дела, находившегося в их производстве или при рассмотрении которого они участвовали.
  4. Защитник подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, представитель потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика по обстоятельствам расследуемого или рассматриваемого дела.
  5. Священнослужитель - по поводу сведений, полученных им на исповеди.
  6. Журналист по поводу разглашения сведений об источнике сообщающем ему информацию, имеющую отношение к данному делу.
  7. Депутат - в отношении разглашения сведений о лице, сообщившем ему информацию, имеющую непосредственное отношение к данному делу.
  8. Малолетние лица, лица, имеющие физические или психические недостатки, препятствующие им правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и правильно излагать сведения о них.
  • 195 -
  1. Лицо, обладающее дипломатическим иммунитетом.

(3). “Проведение процессуальных действий с лицами, указанными в ч.2 настоящей статьи возможно только с их согласия и в том объеме, каком они посчитают это возможным.

(4). Перед,-началом каждого процессуального действия лицо, в чьем производстве находится дело, обязан разъяснить и обеспечить свидетелю его процессуальные права, обязанности и ответственность.

Неисполнение данной обязанности влечет признание результатов процессуального действия недопустимыми.

(5). Процессуальные права свидетеля: На предварительном следствии, дознании и в суде свидетель вправе:

  1. Требовать обеспечения и принятия мер по охране его чести, достоинства, здоровья, жизни и имущества, а также бликиих родственников и лиц, чья судьба ему небезразлична (в случае реальной угрозы или при наличии достаточных данных об угрозе…)
  2. Получить полное возмещение всех расходов, связанных с явкой по вызову к следователю или в суд (в том числе расходов на проезд, питание, оплату гостиницы, сохранение среднего заработка по фактически предоставленным им документам).
  3. На обжалование неправомерных действий дознавателя, следователя, прокурора и суда по данному делу соответственно прокурору или в суд (вышестоящий суд).
  4. На предоставление ему бесплатного компетентного переводчика, в случае незнания языка,на котором ведется судопроизводство по делу.
  5. Ь, На ОТВОД предоставленного ему переводчика по мотивам его

некомпетентности.

  1. На ознакомление с протоколом (аудио-видеозаписью) своих показаний, либо собственноручного их написания на предварительном следствии и в суде; внесения в них дополнений и уточнения.
  • 196 -
  1. При обладании свидетельским иммунитетом - давать показания и участвовать в проведении процессуальных действий в том объеме, каком он считает необходимым.
  2. Пользоваться письменными заметками и документами, в случае дачи показаний по обстоятельствам, связанным с цифровыми данными или требующих сложных вычислений, которые трудно удержать в памяти.
  3. О присутствии педагога (законного представителя) щш проведении процессуальных действий с участием несовершеннолетнего свидетеля.
  4. 0 заявлении ходатайств.

(6). Обязанности свидетеля. Свидетель обязан:

  1. Являться по вызову лица, в чьем производстве находится дело, в точное назначенное время и место.
  2. Дать правдивые и полные показания по судеству дела.
  3. Подчиняться законным требованиям и распоряжениям дознавателя, следователя, прокурора или суда.
  4. (7). Ответственность свидетеля. При неисполнении или ненадлежащем исполнении своих обязанностей свидетель может быть подвергнут следующим мерам процессуального воздействия следователем и судом.

  5. При неявке без уважительных причин - приводу или штрафу в размере до 1/10 минимальной заработной платы.
  6. При повторной неявке без уважительной причины - штрафу в размере до одной минимальной заработной платы или задержанию на срок до Ь- ти суток.
  7. При совершении действий, выражающих явное неуважение суду свидетель может быть подвергнут по определению (постановлению) суда штрафу в размере до двух минимальных заработных плат или аресту на срок до 15-ти суток.
  8. За отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложного пока-
  • 197 -

зания свидетель может быть привлечен к уголовной ответственности.

(8). Меры безопасности в отношении свидетеля, его близких и лиц, чья судьба ему небезразлична применяются на основании постановления лица, производящего следствие или суд в порядке, определяемом действующим законодательством.

  • 198 -

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ К ЗАКОНОПРОЕКТУ “О ЗАЩИТЕ СВИДЕТЕЛЕЙ, ПОТЕРПЕВШИХ И ДРУГИХ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ”

  1. Применение данного закона имеет место по делам, связанным с расследованием или рассмотрением дел о тяжких и особо опасных преступлениях, а также о преступлениях, совершенных организованной группой.
  2. Применение мер безопасности должно быть связано с установлением достаточных данных о реальной угрозе наступления негативных последствий для свидетеля (угрозе жизни, здоровью, чести, достоинству, имущества его, его близких и лиц, чья судьба ему небезразлична), установленных как по инициативе органа дознания, следователя, прокурора или суда, так и по сообщению свидетеля (ходатайству).
  3. Осуществление мер безопасности должно бытьшконцентрирова-но в единой специализированной службе по охране указанных лиц, основной задачей которой должно являться: принятие мер безопасности.
  4. Осуществление мер безопасности защищаемых лиц - обязанность данной единой специализированной службы, но не дознавателя, следователя, прокурора или суда (в обязанность последних входит расследование преступления и рассмотрение дел по существу).
  5. Ь. В Законе должно быть указание на запрет разглашения сведений не только о защищаемым лицах, но и о лицах, осуществляющих эти меры безопасности.

  6. Необходимо указание на отмену применяемых мер безопасности только с согласия защищаемого лица, предоставив ему право обжалования такого решения. До рассмотрения жалобы защищаемого лица
  • 199 -

меры безопасности продолжают действовать (то есть принесение жалобы на решение об отмене мер безопасности приостанавливает решение до рассмотрения по существу).

  1. Относительно мер социальной защиты необходимо более подробно указать порядок выплаты единовременного пособия и ежемесячного пособия, устранив разницу в выплате данного ежемесячного пособия с ранее получаемой погибшим, заработной платой (или при наличии увечья, вызвавшего потерю трудоспособности).

8^ При наличии отсылочных правовых норм к другим актам или законам, необходимо указание на то, чтобы они не противоречили основным положениям данного Закона. В случае противоречия нормативного акта положениям данного закона, применяются положения данного закона.

  1. При регулировании обязанностей должностных лиц должно быть дифференцированное различие между обязанностями лиц, в чьем производстве находится уголовное дело (своевременно принять процессуальное решение - постановление или определение о применении мер безопасности и их последующий контроль) и обязанностей лиц, осуществляющих данные меры безопасности). Надлежащее выполнение данных мер по обеспечению безопасности и охране. Очевидно, что обязанности различные совершенно.

  2. Должны быть предусмотрены ответственность (дисциплинарная, административная, финансовая, материальная, гражданская, уголовная не только в отношении должностных лиц органов, но и лиц, не являющихся таковыми, так как и от их ненадлежащего исполнения своих функций и обязанностей может наступить смерть свидетеля, а отвечать будет только должностное лицо, непосредственное не виновное в наступлении таких последствий.

список

использованной литературы

I. КНИГИ

1.1. АЛЬШЕВСКИЙ Т.В. “Образцы судебных документов по уголовным делам”, Москва, Юр.лит-ра, 1976 г. (192 с). 1.2. 1.3. М.И.БАЖАНОВ “Свидетели, их права и обязанности по советскому уголовно-процессуальному законодательству”, изд-во гос.юрид. лит-ра, 1955 г.
(36 с). 1.4. 1.5. БЕДНЯКОВ Д.И. “Непроцессуальная информация и расследование преступлений”, Москва, Юр.лит-ра, 1991 г. (208 с). 1.6. 1.4о БЕЕНЕМ У. “Суд присяжных заседателей”, М.изд-во Московского независимого института международного права, 1995 г. (128 с).

1.5. Б0Б0Т0В С.В. “Откуда пришел к нам суд присяжных”, Москва, 1994 г. 1.6. 1.7. Б0Б0Т0В С.В., ЧИСТЯКОВ Н.Ф. “Суд присяжных: история и совеременность”Москва, изд-во Манускрипт”, 1992 г. (150 с). 1.8. 1.9. “Вопросы доказательственного права и предварительного расследования уголовного дела (по материалам судебной практики), под рад.ЛУШШСЮЙ П.А., Москва, 1987 г. (88 с). 1.10. 1.11. ВОРОБЬЕВ Г.А. ‘‘Планирование судебного следствия”, Москва, Юр.лит-ра, 1978 г. (80 с). 1.12. 1.13. ВНУКОВ В. .БНГСИЛОВСЕИЙ А. “Психология и психопатология свидетельских показаний малолетних и несовершеннолетних: юр.изд-во Украины, 1929 год (36 с). 1.14.

1.10. Г.Ф.ГОРСКИЙ, Л.Д.КОКОРЕВ, П.С.ЭЛЪКИНД “Проблемы доказательств в советском уголовном процессе”, Воронеж, изд-во Воронежского университета, 1978 г. (303 с0). 1.11. 1.12. В.ДШЧЕНКО “О показаниях свидетеля как доказательстве по делам судебным” “По русскому праву до Петра Великого”, Киев, 1859 г. (107 с). 1.13. 1.14. ЕЛИСТРАТОВ, ЗАВАДСКИЙ А.В. “К вопросу о достоверности 1.15.

  • 2 -

свидетельских показаний”, Казань, 1903 г. (55 с).

1.13. ЕЛИСТРАТОВ А.И., ЗАВАДСКИЙ А.В. “О влиянии вопросов без внушения на достоверность свидетельских показаний”, Казань, 1905 г. (30 е.). 1.14. 1.15. М.И.ЕНИКЕЕВ, Э.А.ЧЕРНЫХ “Психология следователя”, Москва, 1988 год (158 с). 1.16. 1.17. Закон РФ “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации. Комментарий”, М. Юр.литр- 1994 г. (128 с). 1.18. 1.19. КАЗ Ц.М. “Проблемы доказывания в суде первой инстанции”, изд-во Саратовского университета, 1978 г. (80 с). 1.20. 1.21. КАРБЕЕВА “Судебная этика и тактика допроса” - в сб.”Этика предварительного следствия”, Волгоград, 1986 г. 1.22. 1.23. КВАЧЕВСШЙ А. “О вызове и допросе свидетеля на предварительном следствии”, Москва, 1869 г. (52 е.). 1.24. 1.25. К.КЕНИИ “Основы уголовного права” (перевод с английского В.И.КАМИНСКОГО), Москва, изд-во ин.лит-ры, 1949 г. (600 с). 1.26. 1.27. КОВАЛЕВ В.А., ЧААДАЕВ С.Г. “Органы расследования и судебная система США”, Москва, 1989 г. (56 с). 1.28. 1.29. КОКОРЕВ Л.Д. “Подсудимый в советском уголовном процессе”, изд- во ‘^Воронежский университет”, 1973 год. 1.30. 1.31. КОМАРЮВ B.C. “Тактика допроса”, учебное пособие, Харьков, 1975 г.
(68 Со)» 1.32. 1.33. “Конституция Российской Федерации. Комментарий”, Москва, юр.лит-ра 1994 г. (624 с). 1.34. 1.35. “Криминалистика” изд-во МГУ под ред.ЯБЛОКОВА Н.П. и ШЛДИНА В.Я., Москва, 1990 г. (463 с). 1.36. 1.37. “Комментарии к уголовному кодексу РСФСР, Москва-Вердикт” 1993 г. (510 с.)о 1.38. 1.39. А.Ф.КОШ “Свидетели на суде”, СПб, 1894 г. (102-144с). 1.40. 1.41. А.КРЙВОЮТОВ “О значении свидетельских показаний в Уголовном судопроизводстве по началам Римского и Российского законо- 1.42.

  • 3 -

дательства”, Харьков, 1832 г. (78 с).

1.28. Конституция Российской Федерации, Москва, Юр.лит-ра 1994 г. (72 с). 1.29. 1.30. “Концепция Судебной реформы в Российской Федерации, изд-во Верховного Совета Р?, Москва, 1992 г. (112 с). 1.31. 1.32. Курс советского уголовного процесса “Общая часть, Москва, юр.лит-ра, 1989 г. (640 с). 1.33. 1.34. Н.ЛАГОВИЕР “Свидетель в нашем уголовном процессе” (права, обязанности и значение),Москва, изд-во НКВД РСФСР 1928 г. (40с). 1.35. 1.36. ЛАРИН АоМ. “Из истории суда присяжных в России”, Москва, 1994 г. (160с). 1.37. 1.38. А.А.ЛЕШ, Г.И.ШЧКАЛЕВА, Н.А.СЕЛИВАНОВ “Получение и проверка показаний следователем,Москва,юр.лит-ра 1987 г. (112 с). 1.39. 1.40. ЛЕВЕНШТАМН Ю. “0 свидетельских показаниях по уголовным делам”, Москва, 1865 г. (46 с). 1.41. 1.42. Летопись суда присяжных. Прецеденты и факты. Вып.4, Москва, 1995 г. (59 с). 1.43. 1.44. ЛУШНСКАЯ По А. “Доказывание в советском уголовном процессе”, Москва, 1966 год, (104 е.). 1.45. 1.46. ЛУШНСКАЯ П.А. “Доказывание в советском уголовном процессе”. Учебное пособие для студентов, изучающих спецкурс “Доказательства в уголовном процессе”, Москва, 1966 г. (38 с). 1.47. 1.48. ЛЕ0БЕНК0 В.В. “Профессиональная этика участников уголовного судопроизводства”, Киев, “Нэукова думка” 1981 г. (164 с). 1.49. 1.50. ЛЮБИЧВВ С.Г. “Этические основы следственной тактики”, Москва, юр.лит-ра, 1980 г. (96 с). 1.51. 1.52. МАХОВ В. “Использование показаний сведущих при расследовании преступлений” // “Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве”, Москва, 1980 г. 1.53. 1.41. “Международные нормы и правоприменительная практика в области прав исвобод человека” (Пособие для российских судей),

_ 4 -

Москва, 1993 г. (176 с).

1.42„ “Общая теория права” под ред.БАБАЕВА, Нижний Н вгород, 1994 г.
(544 е.).

1.43. “Общая теория права и государства” под ред .ЛАЗАРЕВА В.В. Москва, “Юрист”, 1994 г. (368 с). 1.44. 1.45. ОЖЕГОВ СИ. “Словать русского языка”, Москва, изд-во “Русский язык”, 1981 г. (815 с). 1.46. 1.47. ПАВЛОВ Н.Е. “Долг свидетеля”, М. Советская Россия, 1989 г. (143 с). 1.48. 1.49. 1ШШЕВ M.G., ПАНИН С.А., САВИЦКИЙ В.М. “Закон о статусе судей в Российской Федерации. Кошлентарий”, изд-во “Бек” МД994 год (82 е.). 1.50. 1.51. ШТБГХИЫ И.Л. “Экспертиза - как средство доказывания”, Москва, юр.лит-ра 1964 г. (18 с). 1.52. 1.53. ПЕТЕУЖН И.Л. “Правосудие: время реформ”, И. “Наука”, 1991 г. (208 с). 1.54. 1.55. ПОЛЯНСКИЙ Н.Н. “Уголовное право и уголовный иуд Англии”, Москва, 1969 г. юр.лит-ра (398 с). 1.56. 1.57. РАТИНОВ А., АДАМОВ Ю. “Лжесвидетельство”, Москва, 1976 г. (136 с). 1.58. 1.59. РАХУЖВ Р.Д. “Свидетельские показания в советском уголовном процессе”, Москва, 1955 г. (236 с). 1.60. 1.61. РОЗЗНТАЛЬ М.Я. “Проверка показаний на месте с использованием звуко-и видеозаписи”, учебно-методическое пособие, Москва, 1994 г. (36 с). 1.62. 1.63. “Российское законодательство Х-ХХ веков. Судебная реформа: т.8, Москва, юр.лит-ра, 1991 г. (496 с). 1.64. 1.65. САВИЦКИЙ В.М. “Прокурорский надзор на дознанием и предварительным следствием”, Госюриздат, 1959 г. 1.66.

_ г~ _

1.55. СМЫСЛОВ В.И. “Свидетель в советском уголовном процессе”, М. Высшая школа, 1973 г. (160 с). 1.56. 1.57. СК01Ж1СКШ АоВ. “Свидетели по уголовным делам. (Пособие для практиков), Москва, фирма “Правоведение” I9II г. (194 с). 1.58. 1.59. “Оловать русского языка”, т.1У, Москва, изд-во “Русский язык, 1984 г.
(790 с). 1.60. 1.61. “Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РСФСР I96I-I983 г.г. Москва, юр.лит-ра, 1984 г. (119 с). 1.62. 1.63. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, I96I-I993 г.г. М., юр.изд. 1994 г. (273 с). 1.64. 1.65. СЕЛИВАНОВ Н.А. “Основания и формы применения научно- технических средств и специальных познаний при расследовании преступлению” // “Вопросы борьбы с преступностью”, Москва, юр.лит-ра, 1968 год вып.7 (95 с.). 1.66. 1.67. СОЛОВЬЕВ А.Б. “Использование доказательств при допросе”, Москва, юр.лит-ра 1981 г. (104 с). 1.68. 1.69. “Советский уголовный процесс” под ред.КАРЕВА Д.С, М., изд-во “Высшая школа”, 1968 г. (552 с). 1.70. 1.71. “Советский уголовный процесс” под ред.БОЖЬКВА В.П., М., юр.лит-ра 1990 г. (432 с.) 1.72. 1.73. СТР0Г0ВИЧ СМ. “Уголовный процесс”, учебник для юридических школ, юр.изд-во МО СССР, Москва, 1944 г. (280 с.) 1.74. 1.75. СГР01ОВИЧ СМ. “Суд присяжных в России: громкие уголовные процессы” I864-I9I7 г.г. (сост.С.М.КАЗАНЦЕВ, Л.Лениздат, 1991 г. (512 с). 1.76. 1.77. “Судебная психология для следователей”, учебное пособие, Москва, IS67 г. (92 с). 1.78. 1.79. “Теория доказательств в советском уголовном процессе”, Москва, юр.лит-ра, 1973 г. (160 с). 1.80. 1.81. Т0МШ В.Т. “Острые углы уголовного судопроизводства”, М. Юр.изд.лит-ра 1991 г. (240 с). 1.82.

  • 6 -

1.69. Рональд Уолкер “Английская судебная система”, Москва, юр.лит- ра 1980 г. (632 с). 1.70. 1.71. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, юр.изд-во НКО СССР, Москва, 1941 г. (272 с). 1.72. 1.73. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, изд-во Мин.Юстиции СССР, Москва, 1947 г. (272 с). 1.74. 1.75. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Москва, изд-во “ESK”, I994 г. (232 с). 1.76. 1.77. “Уголовно-процессуальный Кодекс РСФСР (с постатейными материалами) с изменениями и дополнениями на I марта 1995 г.)”, М. Юр.лит-ра 1995 г. (512 с). 1.78. 1.74.”Уголовный процесс” (учебник под ред.П.А.ЛУПШСКОЙ) М., “Юрист” 1995 г. (544 с).

1.75. “Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель”, Москва, 1990 г. (210 с). 1.76. 1.77. “Уголовный кодекс РСФСР, Юр.лит-ра, Москва, 1994 год (73 с.)с 1.78. 1.79. Федеративная Республика Германия, Уголовно-процессуальный кодекс с изменениями и дополнениями на 1 января 1993 г. Перевод с немецкого Б.А.ФйЛйШНОВА, М. изд-во “Манускрипт” 1994 год (204 Со). 1.80. 1.81. ФОШЩКИЙ И.Я. “Курс уголовного судопроизводства” т.2 вып.2 “Движение процесса”, СПб 1898 г. (178 с). 1.82. 1.83. ФОЁНИЦКИИ ИЛ. “Курс уголовного судопроизводства” т.1 изд04-е, СПб, 1912 г, (567 с). 1.84. 1.85. ФИЛИМОНОВ Б.Ао “Основы теории доказательств в германском уголовном процессе”, М. фирма “Спар” 1994 г. (157 с). 1.86. 1.87. М.Х.ХАБИБУМИН “Ответственность за заведомо ложный донос и заведомо ложное показание по советскому уголовному праву”, изд-во Казанского университета, 1975 г. (160 с). 1.88.

_ 7 -

1.82. ХОМЯКОВ М.М. “К вопросу о психологии свидетеля”. Казань, 1903 г.
(18 с). 1.83. 1.84. ШЕЙФЕР С.А. “Сведущий свидетель в уголовном процессе” // “Проблемы доказательственной деятельности по уголовным делам”, Красноярск, 1987 г. (184 с). 1.85. 1.86. ШИКАНОВ В.И. “Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического прогресса”, Иркутск, 1978 г. (125 с). 1.87. 1.88. ШТЕЙН В. “Изучение свидетельских показаний” (перевод с немецкого) // “Проблемы психологии. Ложь и свидетельские показания”, вып.1 (264 с). 1.89. 1.90. ЩЕГЛОВИТОВ ИоГ. “Непроизвольное искажение истины в свидетельских показаниях”, СПб, 1902 г. (33 с). 1.91. 1.92. ЧЕЛЬЦОВ М.А. “Советский уголовный процесс”, Москва, юр. лит-ра 1962 г. (463 с). 1.93. 1.94. “Юридически! конфликт, сферы и механим” (юридическая конфликтология, часть II) под ред.В.Н.КУДШВЦЕВА, Москва, 1994 год (172 с). 1.95. 1с89. ЯКУБ М.Д. “Показания свидетелей и потерпевших”, изд-во МГУ, 1968 г.
(128 с).

  1. СТАТЬИ

2.1. БОЙКОВ А. “Проекты УЖ: иллюзии утрачены, надежды остаются” // “Законность”, 1995 г. 13 с.с.34-40. 2.2. 2.3. Б0Р30В В., ЮБЯКОВ В. “Об участии переводчика в суде” // “Советская Юстиция”, I99S год № 8 с.14. 2.4. 2.5. ЖАСОВА И. “Незавесимость суда - гарантия правосудия” // “Советская Юстиция”, 1992 г. № 13-14. 2.6. 2.4о ТОЛЬДОВСКИЙ 0. “Психология свидетельских показаний”//”Проблемы психологии. Ложь и свидетельские показания”, вып.1 (264 с).

  • 8 -

2.5. Т.ДЖУССОЕВ “Суд требует уважения/”Советская Юстиция”, 1992 г. № 7-8. 2.6. 2.7. ДОЛЯ Е. “Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании ПО уголовным делам”//”Российская ЮСТИЦИЯ” 1994 г. № 6 с.42. 2.8. 2.9. ДРОЗДОВА Г. “Исследование судом обстоятельств уголовного дела/”Советская Юстиция”, 1990 г. 1 17 ч.с.18-19. 2.10. 2.11. ЗАГОРСКИЙ Г. “Оценка показаний свидетеля в судебном раз$и- рательстве”//”Советская Юстиция”, 1981 гс № 19в 2.12. 2.13. ЗАЖЩКИЙ В., БАЖАЖВ Л. “Следователь - свидетель” // “Советская Юстиция”, 1990 г. № 6. 2.14.

2.10. ЗАЖИЦКИЙ В.И. “Вопросы доказательственного права” // “Советская Юстиция”, 1992 г. I 19-20 с.4. 2.11. 2.12. ЗАЖИЩИЙ В.И. “Связь оперативно-розыскной деятельности и уголовного процесса”//”Г0сударство и право”, 1995 г. № 6 с.с.57-67 (160 Со). 2.13. 2.14. ЗАЙЦЕВ В., ШЧЕНКО В., ПАВЛОВА Л. “Закон СССР “Об ответственности за неуважение к суду” // “Советская Юстиция”, 1991 г. Л 13. 2.15. 2.13о КАБАНОВ П. “О криминалистической подготовке судей” // “Законность”, 1995 г. с.35-38.

2.14» Н.КИШИС “Законодательное регулирование свидетельского иммунитета”//”Российская Юстиция”, 1994 гс №3.

2.15. КОРЕНЕВСШЙ Ю. “Устранение противоречий в доказазель- ствах”//”Советская Юстиция”, 1992 г. J? 4.

2.16с ЮРЕНйВСКЫЙ Ю. “Исследование доказательств, изменяющихся в судебном заседании”//”Советская Юстиция”, 1992 г. № 5.

2.17. КОРОЛЕВ Г. “Тайна исповеди в уголовном процессе” // “Российская Юстиция”, 1995 г. Ш 2 с.с.29-30. 2.18. 2.19. ЛАШН A.M. “Борьба с лжесвидетельством - существенная гарантия истины в уголовном процессе” //”Советское государство и 2.20.

право”, 1969 г. i 16,

2.19. ЛАРИН А. “Правда о “детекторе лжи”//”Изветия”, 1989 г.

14 ноября.

2.20. ЛЕБЕДЕВ Н. “Актуальные темы”//”Советская Юстиция”, 1991 год с.с.26-27. 2.21. 2.22. ЛОБЗИН М. “Свидетельские показания детей школьного возраста и отношение их к действительности”//”Проблемы психологии, ложь и свидетельские показания”, вып.1 (264 с). 2.23. 2.24. ЛУШНСКАЯ А. “Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств”//”Российская Юстиция” 1994 г. № II 2.25. 2.26. МАНКОВ 0. “Равная ответственность для всех”//”Советская Юстиция”, 1991 г. й1. 2.27. 2.28. МАСЛЕННИКОВА Л. “Суд присяжных в России и проблемы досудебного производства”//”Щаконность” , 1995 г. №1 с.с.20-21. 2.29. 2.30. МЕЛЬНИК В. “Здравый смысл в процессе доказывания”// “Российская Юстиция”, 1У95 г. В 8 с.с.8-9. 2.31. 2.32. МИТРИЧЕВ В., ХОЛОДНЫЙ Ю. “Полиграф, как средство получения ориентирующей криминалистической информации”//”Записки криминалистов” 1993 г. вып.1 (288 с). 2.33. 2.34. НИКАВДЮВ В., ВОРОНЦОВ С. “Подсудимый заявил: ко мне применяли незаконные методы расследования”//”Российская Юстиция”, 1995 г. 18 с.с.26-30. 2.35. 2.36. ПАНКРАТОВ В. “О свидетельском иммунитете законных представителей”//”Советская Юстиция”, 1993 г. )& 7 с.25. 2.37. 2.38. ПОЕУДНЯКОВ В. “Американский суд глазами ленинградцев”// “Вестник Верховного Суда СССР”, 1991 г. № 10. 2.39. 2.40. ПОНОМАРЁВ Г., НЖАНДРОВ В. “Лжесвидетельство - угроза правосудию”//”Советекая Юстиция”, 1991 год № 18. 2.41.

  • 10 -

2.31. ЖБАН А. “Правовые аспекты борьбы со лжесвидетельством”// “Советская социалистическая законность”, 1990 г0 №8 с.с.28-29. 2.32. 2.33. СЕЛИВАНОВ Н. “Критерии допустимости тактических приемов при расследовании” // “Законность” 1994 г. I 4 с.с.23-24. 2.34. 2.35. СОКОЛОВА А. “Процессуальный порядок признания в суде доказательств, не имеющими юридической силы” // “Российская Юстиция”, 1994 год IS 10, с.с. 14-15. 2.36. 2.37. ‘ТИХОНОВ Ао “О процессуальной безопасности свидетеля и потерпевшего” // “Советская Юстиция”, 1993 г. №20. 2.38. 2.39. ЧЕРНЫХ И.М. “Ответственность за заведомо ложное показание” // “Советская Юстиция”, 1963 г. if 5. 2.40. 2.41. ШАТРОВ А .-А. “Некоторые особенности возбуждения уголовного дела за дачу заведомо ложных показаний” // “Вопросы борьбы с преступностью, вып.13 Москва, 1971 г. 2.42. 2.43. ШУМИХИп В., БОРЦОВ П. “О правовом статусе свидетеля” // “Советская Юстиция”, 1990 г. & 19. 2.44. 2.45. ШАДИК Ю. “Ответственность за лжесвидетельство” и невыполнение требований следователя” // “Законность” 1994 г. № 10 с.с.46-48, 2.46. 2.47. ШЕРБА С., ЗАЙЦЕВ 0. “Обеспечение безопасности участников процесса”//”Советекая Юстиция”, 1992 г. I 9-I0. 2.48. 3. ДИССЕРТАЦИИ

3.1. ЕРЕМЯН А.В. “Основания возбуждения уголовного дела”, дисс. на соискание уч.степени канд.юр.наук М, 1989 г. (214 с. 3.2. 3.3. ГУ1ДЕЕВ В.Е. “Процессуальные вопросы приостановления производства по уголовному делу на предварительном следствии и в суде”, 3.4. М., 1971 г. на соискание уч.степени канд.юр.наук (215 с).

3.3с МАРКС А,В. “Типовые системы действий следователя, связанные с задержанием”, М. 1992 г. на соискание уч.степени канд.тар.наук (ISO с).

  • II -

3.4. СМЫСЛОВ В.И. “Свидетель в уголовном процессе”, Москва, 1971 г. на соискание уч.степени канд.юр.наук (224 с). 3.5. 3.6. ЧКДЖЕМОВ Т.Е. “Самостоятельная и активная роль суда в исследовании доказательств в советском уголовном процессе”, М, 1968 г. на соискание уч.степени кандидата юр.наук (279 с). 3.7. 3.8. ЧУРКИН А.Во “Проблемы совершенствования досудебной подготовки материалов в протокольной форме”, M.I993 г. на соискание уч. степени канд.юридических наук (271 е.). 3.9. 3.10. ЖИРОВ А.А. “Теоретические основы и практика использования косвенных доказательств в уголовных делам (процессуальное и криминалистическое исследование, М. 1979 г., на соискание уч.степени доктора юридических наук (370 е.). 3.11. 4 о АВТОРЕФЕРАТЫ

4о1. АРСШТЬЕВ В.Д. “Доказывание фактических обстоятельств дела в советском уголовном процессе” автореф.яа соискание уч.степени доктора юр.наук, Москва, 1967 г.

4.2. ВАСИЛЬЕВ А.Н. “Основы следственной тактики”, автореф.на соиск.уч.степени доктора юр.наук, Москва, I960 год. 4.3. 4.4. ДЕМИДОВ В.Н. “Уголовное судопроизводство и материальные затраты”,
автореф.канд.дисс., Казань 1995 г. (18 с). 4.5. 4.6. ЕГОРОВ К.С. “Проблемы криминалистического обеспечения судебного следствия”, автореф.канд.дисс. М, 1994 г. (22 с)0 4.7. 4.8. КОНЬКОВА Е.В. “Взаимодействие Российской национальной системы права и норм международного права в области уголовного судопроизводства” , автореф.канд.дисс , Ижевск, 1995 г. (30 с,). 4.9. 4.10. МЕПАРИШВИЛИ Г.Я. “Охрана тайн личной жизни граждан в советском уголовном процессе”, автореф.канд.дисс.,М., 1988 г. (22 с). 4.11. 4.12. МЕЩЕРЯКОВА Т.Ф. “Правовая культура следственной деятельности”, автореф.канд.дисс, Ижевск, 1995 г. (16 с). 4.13. 4.14. МОСЕСЯН Г.С. “О&внка доказательств в советском уголовном 4.15.

  • 12 -ловном процессе”, автореф.на соиск.уч.степени канд.юр.наук, Харьков, 1965г.

4.9. НИКИТИНА Е.В. “Проблемы совершенствования средств доказы вания, автореф.канд.дисс, Екатеринбург, 1994 г. (22 с).

4.10. С0К0Л0ВАх.0.В. “Наблюдение как метод исследования в криминалистике и доказывании”, автореф.канд.дисс. М. 1994 г. (28 с). 4.11. 4.12. ЧЕРКАСОВА НЛО. “Исследование доказательств в суде первой инстанции”, автореф.канд.дисс, Казань, 1993 г. (16 с). 4.13. 4.14. ШЕНФЕР С.А. “Методические и правовые проблемы собирания доказательств в советском уголовном процессе”, автореф.на соискание ученой степени доктора юр.наук, Москва, 1981 г. 4.15. 4.16. ШИШКОВ С.Но “Доказывание психических растройств в советском уголовном процессе” , .автореф.канд.дисс М, 1984 г. (23 с). 4.17. 4.18. ЯКУБ М.Л. “Показания свидетелей и потерпевших”, автореф. на соискание уч.степени доктора юр.наук, Ленинград, 1970 г. 4.19. 4.20. ЯНИ П.С. “Обеспечение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве”, автореф. канд.дисс , М., 1995 г. (17 с). 4.21. 5. НОРМАТИВНЫЕ ИСТОЧНИКИ И АКТЫ:

5.1. Ведомости Верховного Совета РС&.СР, 1966 год, № 36 от.1018. 5.2. 5.3. Ведомости Съезда народных депутатов СССР, 1990 гЛ? 26 ст.495. 5.4. 5.5. Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ: 5.6.

5.3.1. 1992 год № 7 ст.892, 5.3.2. 5.3.3. 1992 год I 33 ст.1912, 5.3.4. 5.3.5. 1992 год f 17 ст.888 5.3.6.

5.4. “Правда”, 1989 год, 26 декабря. 5.5. 5.6. “Российская газета”, 1995 г. от 27 апреля. 5.7. 5.8. “Российская газета”, 1995 год от 26 апреля. 5.9.

  • 13 -5.7, Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации” 1995 год, № с

  • проект уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”
    (ЖЖ&^ВА Л.В., БОБРОВ М. , ШШЕВ А.П. и др.) М. , 1994 г. (284 Со).
  • проект уголовно-процессуального кодекса РФ (БОЙКОВ А,Д. ДЕМИДОВ И.Ф., Ю?ШШЖ и др.) М, 1994 г. (236 с).
  • проект уголовно-процессуального кодекса РФ. Общая часть. (СЕ.ВЩИИ, МИХАЙЛОВСКАЯ И.Б., СА.ПАШН и др.), М., 1994 г. (Г6?с.),
  • проект уголовно-процессуального кодекса РФ, Внесен депутатами Государственной Думы РФ Ю.Х.КАЛМЫКОВЫМ, ВиП. МИРОНОВЫМ 3 июля 1995 г.
    (314 с.)с
  • проект уголовного кодекса РФ, принят Государственной Думой Федерального Собрания РФ 19 июля 1995 г. (119 с).
  • проект Федерального Закона РФ “Об адвокатах и адвокатских объединениях “внесен депутатом Государственной Думы РФ А.М.ТРАСПО- ВЫМ, 1995 г, (35 е.).
  • обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 1994 г. М., 1995 г. (34 е.).
  • 5.8т проект Закона РФ “О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству, внесен депутатом Государственной думы РФ В.И.Илюхиным 14 июля 1995 г Москва, 20 с.

5.9„ “Концепция модельного Уголовно-процессуального кодекса для государств - участников СНГ”, г «Санкт-Петербург, 1995 г. (20с).