lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Калюжная, Виктория Александровна. - Процессуальные и тактические проблемы участия защитника в следственных действиях [Электронный ресурс]: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.09 М. : РГБ, 2002 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки)

Posted in:

Министерство общего и профессионального образования Российской Федерации

Кубанский государственный университет

Калдожная Виктория Александровна

Процессуальные и тактические проблемы участия защитника в следственных действиях

Специальность 12.00.09 -«Уголовный процесс, криминалистика, теория one-

ратиЕцю-розыскной деятельности»

Диссертация на соискание ученой степени кандидата иау4С

Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Хмыров Л.А.

Краснодар—1998

Содержание

Введение З

Глава 1.Право на защиту - конституционный принцип уголовного судопроизводства 7

1.1. История института зашиты в уголовном 1.2. процессе России 7

1.3. Развитие и расширение права на защиту в действующем уголовно- процессуальном законодательстве 13 1.4. Глава 2. Процессуальные проблемы участия защитника в расследовании 30

4.1. Пр^авовой статус защитника 30 4.2. 4.3. Правовые и этические аспекты взаимоотношений защитника с подзащитным 40 4.4. 4.5. Процессуальная регламентация участия защитника 4.6. в следстренных действиях 55

Глава 3. Тактические проблемы участия защитника в следственных действиях 69

6.1. Общие положения тактики защиты 69 6.2. 6.3. Цонятие тактического приема и условия его допустимости: проблема психологических ловушек 78 6.4. 6.5. Классификация тактических приемов 6.6. 6.7. Применение защитником общих и специальных тактических приемов в хч>де конкретных следственных действий 96 6.8. 6.9. Тактика участия защитника в ознакомлении с материалами дела 129 6.10. Заключение 138

Приложения 143

Библиография 147

Введение

Актуальность темы исследования. Соблюдению Конституционных прав и свобод граждан подчинена деятельность адвокатуры. Значительную юридическую помощь, предусмотренную Конституцией РФ, адвокаты оказывают гражданам в процессе- реализации-ими кенст^нущнонных прав, п в частности права подозреваемого, обвиняемого на защиту.

Участвуя в чсачестве зшцитнишв тю у!=олевным делам на прсдваритель- ном следствии и в суде, они используют для отстаивания прав и законных интересов гражд^^ес-ь ^?еенал предоставленных им законом средств и способов защиты.

Особая направленность деятельности адвоката- только на защиту- определяет специфику выполнения им своих профессиональных полномочий. Очерченная рамками закона деятельность защитника тем эффективнее, чем строже, с соблюдением процессуальных норм, адвокат выполняет свои обязанности и требует от следователя, дознавателя, прокурора соблюдения норм закона, чем квали- фицированнее используются разработанные наукой и продиктованные практикой приемы защиты.

Достижение этих целей в полной мере возможно прежде всего благодаря совершенствованию законодательства, в том числе в направлении расширения процессуальных прав защитника, разрешения процессуальных и тактических про- блем участия защитника в следственных действиях, предоставления ему более широких прав по доказыванию. Важным фактором повышения эффективности работы адвокатов в этом аспекте является внедрение данньк криминалистики в теорию защиты и практику ее осуществления.

Вопросам деятельности адвокатов в уголовном процессе, повышения ее эффективности посвящены работы А.Д.Бойкова, Т.В.Варфоломеевой, Г.А. Во- робьева, В.Д. Зеленского, Л.ДКокорева, И.А.Либуса, А.М.Ларина, И.Д.Перлова, И.Л.Пегтрухина, А.Г.Поляка, А.Л.Ривлина, М.С.Строговича, Ю.И.Стецовского, Г.П.Саркисянц, В.А.Стремовского, А.Л.Цыпкина, М.АЧельцова, М.П.Шаламова, и др. Поднятые этими учеными проблемы имеют большое теоретическое и практическое значение, способствуют повышению уровня отправления правосудия, выполнения адвокатами профессионального долга.

Вместе с тем, глубоко анализируя процессуальные аспекты деятельности адвоката- защягника, ученые недостаточно внимания уделили процессуальным и тактическим основам участия защитника при производстве следственных действий.

Объяснить это можно тем, что доступ к активному участию в производстве следственных действий адвокаты получили сравнительно недавно, опыт этой деятельности еще не подвергался глубокому научному анализу и обобщению, криминалистическая наука не разработала соответствующих рекомендаций. Лишь в самое последнее время стали появляться работы, затрагивающие эти проблемы.^

Эти объективные обстоятельства определили актуальность диссертационного исследования и обусловили его научную и прикладную потребность.

В настоящей диссертации автор на основе анализа деятельности адвокатов Краснодарского края по уголовным делам и личного практического опыта

’ См.. Резник В.Ю. Теоретические основы и практика деятельности адвоката на предварительном следствии. Автореф.дис.. .канд.юр.наук. Краснодар,1998.

предпринимает попытку вьфаботать предложения по совершенствованию уголовно- процессуального закона и тактические рекомендации, направленные на повышение эффективности участия адвоката в следственных действиях и зашиты прав личности на предварительном следствии.

Целью данного исследования является изучение и попытка решения процессуальньрс и тактических проблем участия защитника при производстве следственных действий. Данная цель достигается путем решения следующих задач:

-проведение анализа накопленного отечественной и международной практикой опыта осуществления уголовных защит на стадии предварительного следствия;

-определение процессуального статуса защитника, правовых и этических аспектов взаимоотношений адвоката с подзащитным,

-исследование процессуальной регламентации участия защитника в следственных действиях;

-разработка рекомендаций по осуществлению защиты на предварительном следствии;

-определение общих и специфических тактических приемов защиты при производстве следственных действий;

-классификация тактических приемов защиты;

-выработка практических рекомендаций по использованию тактических приемов защиты при производстве отдельных следственных действий;

-определение тактических приемов изучения личности подозреваемого, обвиняемого адвокатом и реализация полученных сведений в процессе доказывания;

-исследование проблемы расширения прав защитника при представлении доказательств, заявлении ходатайств.

Методология и методика исследования. Наряду с диалектико- материалистическим методом познания использовались деятельностный подход, социологические методы (в ходе исследования проведен опрос по специальной программе 50 адвокатов Краснодарской краевой коллегии), сравнительно- правовой и исторический методы, обобщение следственной и судебной практики.

Исследование опирается на положения Конституции и норм уголовно- процессуального законодательства Российской Федерации, постановления Кон- ституционного Суда РФ и пленумов Верховных судов СССР и РФ. В работе рас- сматривается также международное законодательство, относящееся к теме иссле- дования

Автором проведен анализ проектов Уголовно-процессуального кодекса РФ, в том числе проекта, находящегося на рассмотрении в Государственной .Цуме и уже принятого ею в первом чтении.

Тема и содержание диссертации обусловили необходимость изучения не только криминалистической и уголовно-процессуальной литературы, но и работ по логике, психологии, этике и др. наукам.

Эмпирическую базу исследования составило изучение 367 уголовных дел, рассмотренньгк судами Краснодарского края, в предварительном расследова-

НИИ которых принимали участие адвокаты. Использовались и материалы опубли- кованной следственной и судебной практики, а также статистически данные. Все это обеспечивает достоверность выводов и положений диссертационного исследования

Научная новизна диссертации состоит в том, что она является одним из первых монографических исследований процессуальных и тактических проблем участия адвоката в следственных действиях.

Диссертантом всесторонне исследован процессуальный статус адвоката, участвующего в следственных действиях, с учетом норм действующего отечест- венного и международного законодательства, а также опубликованных проектов УПК РФ; представлен анализ эффективности уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего участие адвоката в следственньгс действиях и сделаны предложения по совершенствованию этого законодательства; разработаны общие положения тактики защиты на предварительном следствии и рекомендации по использованию тактических приемов адвокатом, участвующим в конкретных следственных действиях, подробно исследованы условия допустимости тактических приемов, а также специфика действия принципа состязательности на предварительном следствии.

Основные положения, выносимые на защиту:

-обоснование правового статуса адвоката, осуществляющего защиту на предварительном следствии и участвующего в производстве отдельньгс следст- венных действий;

-исследование особенностей действия принципа состязательности на предварительном следствии и обоснование необходимости расширения прав за- щитника по доказыванию,

-теоретические и этические основы тактики защиты на предварительном следствии и практические рекомендации по ее осуществлению,

-предложение системы общих и специфических тактических приемов защиты при производстве следственных действий и рекомендации по их использованию адвокатом;

-определение тактических приемов изучения личности подозреваемого, обвиняемого адвокатом и реализация полученных сведений в процессе доказывания;

-предложения по усовершенствованию уголовно-процессуального законодательства с целью повышения эффективности деятельности защитника и качества предварительного расследования в целом.

Научная и практическая значимость результатов исследования. Теоретические выводы, сформулированные в диссертации, на взгляд автора, вносят определенный вклад в развитие уголовно-процессуальной и криминалистической науки, в частности в формирование учения о тактике защиты на предварительном следствии, тактических и этических вопросах участия адвоката в следственных действиях, специфике применяемых при этом тактических приемов и их классификации. Они могут составить основу для дальнейшего изучения проблем участия защитника в производстве следственных действий.

Теоретические ВЫВОДЫ И Практические рекомендации могут быть использованы в практике деятельности адвокатов на предварительном следствии и в учебном процессе. Они будут способствовать повышению эффективности защиты и качества предварительного следствия. Предложения по совершенствованию уголовно- процессуального законодательства могут быть использованы законодателем при обсуждении и принятии нового УПК РФ.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования докладывались автором на заседаниях кафедры криминалистики Кубанского государственного университета и нашли отражение в двух опубликованных статьях.

Структура работы. Диссертация включает в себя введение, три главы, состоящих из 10 параграфов, заключение, приложения и список использованной литературы.

Глава 1. Право на защиту - конституционный принцип уголовного судопроизводства.

І.І.История института защиты в уголовном процессе

России.

Судебная реформа 1864 года являлась составной частью реформ 19 века. Она открыла широкий простор для коренных изменений в общественных отношениях, по сути своей проюзглашая процессуальные гарантии для всех классов и слоев российского общества.

Одним из новшеств судебной реформы было создание адвокатуры как са- мостоятельного звена судебной системы. С 1857 года по указу императора началась подготовка судебной реформы. 8 сентября 1858 года начальник 2 отделения имперской канцелярии граф Д. Н. Блудов подал императору доклад “Об установ- лении присяжных стряпчих”, который провозглашал введение адвокатуры и уч- реждения сословия присяжных поверенных.

Вопрос об адвокатуре был предметом ожесточенных споров. Судеб

ное представительство известно на Руси с давних времен. Но настоящей адвокатуры у нас не было никогда. Это объяснялось тем, что господство розыскного процесса делало фигуру адвоката практически ненужной. Существовали лишь всякого рода ходатаи и поверенные - люди, ставившие своей целью не помочь правосудию, а всячески запутать дело, чтобы выиграть его любой ценой. Профессия была мало уважаемой, непопулярной В ходе подготовки реформы складывалось мнение об упразднении такого рода судебных представителей. Вследствие этого проект графа Блудова был серьезным поворотом в сторону преодоления отрицательного отношения властей к институту адвокатуры.

Этот проект, розданный для обсуждения, подвергался критике как либералов, так и консерваторов. Александр 2 создал комиссию по подготовке судебной реформы, в которую вошли видные юристы того времени: А.І1. Плавский, Н.И. Стояновский, К.П. Победоносцев, С.И, Зарудный. Последний, по словам Г.Джаншиева, “всю свою душу отдал делу судебной реформы”.^

Составители судебных уставов хотели распространить гласность на предварительное следствие, а также допустить на эту стадию защитника. В пользу допуска адвоката на стадию предварительного следствия свидетельствовало то обстоятельство, что обвинительная власть в лице прокурора имеет право участвовать во всех следственных действиях. Поэтому защита признавалась полезной и для обвиняемого, и для следователя.

Госсовет, рассмотрев проекты судебных уставов, счел нецелесообразным установить гласное расследование; было указано также, что при предварительном следствии “весьма трудно поставить защитника в надлежащие границы, и нельзя не опасаться, что он сочтет своей обязанностью противодействовать собиранию обличительных доказательств и способствовать обвиняемому в сокрытии следов преступления”^. Результатом работы комиссии стали “Основные положения пре-

^ Джаншиев Г. Эпоха великих реформ. СПб., 1907. С.396.

^ Коротких М.Г., Сорокина Ю.В. Реформа следственного аппарата России в 1860- 64гг CoB.roc.npaBO.1991.N10.C.128.

образования судебной части в России”. 29 сентября 1862 года “Основные положения” были утверждены императором; они состояли из 3-х частей, посвященных соответственно судоустройству, гражданскому и уголовному судопроизводству.

Одним из новшеств ‘^Основных положений” было учреждение института адвокатуры и гфинципа состязательности.

27 ноября 1862 года император утвердил план дальнейших работ по судебной реформе. Разрабатывались проекты при участии Госканцелярии, 2 отделения и министерства юстиции, а затем рассматривались в Госсовете в мае-июле 1864 года и были утверждены императором 20 ноября 1864 года. Документы судебной реформы включают в себя 4 закона; Учреждение судебных установлений. Устав уголовного судопроизводства, Устав гражданского судопроизводства. Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

В процессуальном плане победили принципы состязательности, гласности, устности, провозглашение этих принципов потребовало создания нового специального института - адвокатуры (присяжных поверенных), “без которых невозможно будет ведение состязания в гражданском и судебных прений в уголовном судопроизводстве с целью раскрытия истины и предоставления полной защиты тяжущимся и обвиняемым перед судом” ‘ .

Адвокатура учреждалась для защиты обвиняемых в суде по уголовным делам и представительства интересов сторон по гражданским делам. Адвокаты делились на прис5гжных поверенных, состоявших в коллегиях при судах, и частных поверенных (по закону от 6.06,1874года), которые могли выступать в судах не по всем делам, а только по доверенностям сторон, участвующих в процессе, и по разрешению суда.

Для решения различных внутренних вопросов работы адвокатуры коллегии адвокатов избирали Советы присяжных поверенных.

Если гражданский судебный процесс происходил во всех инстанциях общего суда устно, открыто, публично, стороны могли привлекать адвокатов, то в уголовном процессе участие защиты в предварительном следствии не допускалось. До предания суду судебные органы на распорядительном заседании решали все вопросы, разбирали жалобы, утверждали состав суда и др. Здесь в процесс вступал защитник.

Судебное следствие завершалось заключительными прениями-речами прокурора, защитника. Защитник подсудимого в своей речи не должен был касаться не относящихся к делу предметов, обязан был с уважением относиться к религии, закону и властям. После вынесения обвинительного вердикта прокурор делал заключение о мере наказания, В пределах этого заключения защитник подсудимого выдвигал свои возражения, затем последнее слово предоставлялось подсудимому. При этом ни защитник, ни подсудимый не могли уже опровергать действий, признанных заседателями. После этого коронный суд в совещательной комнате определял меру наказания.

По Судебным уставам 1864 года адвокаты были независимы от суда в своих действиях по ведению уголовных и гражданских дел и подчинялись только для них предусмотренному дисциплинарному порядку. Законодательство регламентировало права, обязанности и ответственность присяжных поверенных.

’ Бородин Д.Н. Исторический очерк русской адвокатуры, (к 50-летию присяжной адвокатуры). Петроград. 1915.Ч.1.С.90.

Вопреки Прогрессивным идеям Судебных уставов, присяжная адвокатура не имела надлежащих гарантий свободы слова. Были серьезно ограничены ее процессуальные права. Участие защитника в предваріггельном следствии не допускалось. Знакомиться с делом адвокат мог только перед самым началом судебного разбирательства, уже после составления обвинительного акта.

На основании ст. ст. 353 и 393 учреждения судебных установлений и CT.CT.365, 366 Устава уголовного судопроизводства в обязанность присяжных поверенных входила защита подсудимых в уголовном процессе по избранию либо по назначению председателей общих судебных мест.

В отношении принятия уголовных защит Правительствующий Сенат высказался следующим образом: “Устав уголовного судопроизводства, основанный на обвинительном начале, предполагает как непременное условие, участие в каждом уголовном деле двух лиц: обвинителя и защитника, и на последнего возлагается обязанность способствовать на судебном следствии уяснению обстоятельств дела в интересах обвиняемого.

Вследствие чего защитнику ни в коем случае не может быть поставлено в вину принятие на себя защиты такого лица, в невиновности коего он не убежден. Кроме того, до окончания судебного следствия защитник часто не имеет возможности дать положительный ответ на вопрос о том, виновен ли подсудимый во взводимом на него преступлении.” ^

Не было единства взглядов на данный вопрос среди ученых. “В исполнении своей общественной функции защитник не только может, но и должен защищать подсудимого, не стесняясь своим личным мнением о его виновности, ибо содержание его общественной задачи в том и состоит, чтобы не допустить признания виновности при ее недоказанности,”^ - такова позиция профессора И. Я. Фойницкого . Против этого понимания обязанности защитника в уголовном процессе выступил Е. В. Васьковский, который считал, что адвокат обязан защищать подсудимого постольку, “поскольку этого требуют интересы общества.” ^

В Постановлении Петербургского Совета присяжных поверенных от 02.06.1866 года говорилось, что “все присяжные поверенные, находящиеся налицо в Санкт- Петербурге и могущие по состоянию своего здоровья заниматься делами, должны исполнять по назначению суда обязанности защитников по уголовным делам. Наблюдение же за тем, чтобы никто не уклонялся от исполнения этих обязанностей, лежит на совете.”^

Присяжные поверенные назначались для защиты подсудимых только в общих судах. Защиты по назначению суда часто ставили присяжного поверенного в трудное положение. Так, он был обязан защищать лицо, в виновности которого он был убежден. Защитник по назначению не имел права признавать подсудимого виновным, если тот не сознавался в своем преступлении. Но это вовсе не означало, что адвокат должен будет поддерживать любое заявление подсудимого.

Задача защитника, назначенного судом, состояла в том, чтобы извлечь из дела, сгруппировать и представить все обстоятельства, которые говорили бы в

’ Цит. по: Черкасова Н.В. Формирование и развитие адвокатуры в России. М.,

1987,с,50.

^ Цит. по: Бородин Д.Н.Указ.соч.с.75, ^ Там же.

Цит. по: Черкасова Н.В, Указ. соч. с.51

10

пользу подсудимого, то есть опровергали бы обвинение или ослабляли его силу. Такие обстоятельства почти всегда можно было найти в деле.

В Уставе уголовного судопроизводства так и не был разрешен вопрос о том, может ли присяжный поверенный во время предварительного следствия оказывать обвиняемому юридическую помощь по делу, и если может, то в чем должна она состоять.

В заключении Петербургского Совета присяжных поверенных от 1878 года говорилось, что “присяжные поверенные оказывают подсудимому юридическую помощь во время предварительного следствия, и эта помощь не должна ог- раничиваться только подачей и поддержанием на суде частньк жалоб вместо под- судимого, а может выражаться и в других формах”,’

С 1882 года совет признал, что ‘“хотя закон не предусматривает участия защитника в предварительном следствии, но содействие с его стороны подсудимому в этом периоде движения дела во многих случаях представляется необходимым: в уголовном процессе возникают весьма сложные юридические вопросы, которые сам подсудимый не может ни решить, ни понять.”^

Но правительствующий Сенат не согласился с этим решением и признал, что “до поступления дела в суд для разрешения его по существу обвиняемый не вправе иметь защитника при рассмотрении его частных жалоб, а следовательно, и предъявление защитнику для обозрения неоконченного предварительного следствия не может иметь места.”’

Устав Уголовного судопроизводства допускал, что “для двух и более подсудимых по одному делу может быть назначен один общий адвокат только тогда, когда существо защиты одного из них не противоречит защите другого, в противном случае для каждого подсудимого должен бьггь назначен свой защитник.’*^ В практике Петербургского совета присяжных поверенных в 1869 г. возник вопрос, имеет ли присяжный поверенный право передать другому лицу защиту, возложенную на него по назначению суда. Совет разъяснил, что “такая передача может состояться только с согласия суда или подсудимого, а иначе это было бы равносильно отказу от защиты.”^ Отказ же от возложенного судом поручения допускался только “при наличии достаточных к тому оснований.”^ Освобождение от защш-ц зависело от председателя суда.

Совет считал, что если защита передается одним присяжным поверенным другому присяжному поверенному с согласия подсудимого, то подсудимый должен бьш заявить об этом сам председателю суда. Лицо, принимающее на себя защиту, уже считалось защитником избранным, а не назначенным. Совет полагал.

^ Цит. по: Черкасова Н.В. Указ. соч. С.51.

^ Там же.

Там же.С.52.

Свод законов, Т. 16. Устав уголовного судопроизводства.ст.567. С.433. ^ Цит. по: Черкасова Н.В. Указ. соч. С.52. ^ Учреждение судебнькс установлений.ст.394. С.57.

11

ЧТО передача защиты не могла быть признана правильной, если инициатива передачи принадлежит адвокату, а не подсудимому.^

Присяжный поверенный, назначенный защитником подсудимого, имел право предложить «му избрать другого защитника, но обязан был предложить в адвокаты только такое лицо, которое было способно исполнить возложенную на него обязанность.

Присяжные поверенные должны были не только исполнять возложенные на них судом поручения, но и делать это “тщательно и добросовестно”. Первым условием такого исполнения было изучение дела, подготовка к защите. ‘^Каждый защитник обязан …до истечения 7-дневного срока узнать, в чем состоит порученное ему дело”, а узнать обстоятельства дела он мог только посредством прочтения производства и личного объяснения с подсудимым.^ Присяжный поверенный обязан был до заседания увидеться с подсудимым, так как последний в суде мог изменить свои показания. Присяжный поверенный, назначенный защитником подсудимого, должен был объясниться с ним наедине, прочитать следственное производство по делу и в случае необходимости просить суд о вызове новых свидетелей или экспертов. Таким образом, посещение подсудимого было признано обязанностью адвоката.

Важное значение адвокатуры как в гражданском и уголовном процессах, так и в жизни общества профессор И.Я. Фойницкий видел в том, что, “являясь на помощь угнетенному, а часто и невиновному, защита представляется одной из благороднейших арен юридической деятельности. Доставляя высокое самоудов- летворение и постоянно обращая на себя сочувственные взоры общества, защи- тительная профессия вместе с тем представляет огромную важность и для организма государственного. Правильная постановка и твердая организация защиты необходимы…не столько в интересах отдельных подсудимых, сколько в интересах судебной правды и судебного достоинства, потому что этим уравновещивают- ся силы сторон, и суду открывается возможность занять между ними высокое по- ложение.

Адвокаты- это специалисты-правоведы, защищающие на суде права индивидуальных лиц во имя и в интересах общественного блага.

Видный русский адвокат Д.Н. Бородин в своем “Историческом очерке русской адвокатуры” отметил, что «наща сословная адвокатура всегда оставалась непоколебимой в защите законности, гражданской и политической свободы всех граждан, без различия национальностей, исходя из того положения, что эти устои общественности - лучше всего охраняют жизнь граждан от всяких насильственных потрясений и покушений».^

Таким образом, судебная реформа в корне изменила судоустройство, процессуальное и отчасти материальное право в Российской империи

^ Цит, по: Черкасова Н.В. Указ. соч. С.52. ^ Цит. по: Черкасова Н.В. Указ. соч. С. 52.

^ Свод законов. Т.16. Устав уголовного судопроизводства, ст. ст. 557,570. С.432-

433.

Цит. по: Черкасова Н.В. Указ. соч. С.53. ^ Бородин ДН. Указ. соч. С.76.

12

Адвокатура была новым звеном в судебной системе страны, а лица, объединившиеся в сословие присяжных поверенных, категорически опровергли все то, что было до реформы, в адвокатуру в России потянулись прогрессивные силы, не находившие себе до этого достаточного применения. Из числа первых адвокатов выделяются Д.В. Стасов, В.И. Танеев, К.К, Арсеньев, В.П. Гаевский, В.Д. Спасо- вич , Д.И. Языков, П А. Урусов, С.А. Андриевский, Ф.Н. Плевако. Все они были известными юристами, чьи имена уже хорошо знала российская общественность. Объединяло их общее стремление - служение интересам своего народа.

Несмотря на нападки со стороны правительства, русская присяжная адвокатура сыграла большую роль’ в претворении в жизнь основных положений Судебных уставов как в качестве толковательницы законов, так и в качестве вспомогательного органа правосудия. “Адвокат возбуждает вопросы, адвокат выставляет соображения противника, из этого обмена доводов и оснований, из этого состязания выясняется для суда истина.

Деятельность адвоката - это тот материал, который в обработке судей обращается в правовой продукт. И если положение нашего правосудия, нашего правосознания за эти 25 лет сделало шаг, то значительная доля этого прогресса должна быть занесена в счет деятельности адвокатуры”,^ - отмечал Журнал гражданского и уголовного права

^ Бородин Д.Н. Указ. соч. С.76. Введение.С.5, 2

Журнал гражданского и уголовного права. 1889. № 9. С,32.

13

1.2.Развитие и расширение права иа защиту в действующем уголовно- процессуальном законодательстве.

Октябрьская революция 1917 года, упразднив существующую судебную систему, ликвидировала и старую, дореволюционную адвокатуру. В ст.З Декрета о суде № 1 значилось: «упразднить доныне существующие институты присяжной и частной адвокатуры» ^ Не учредив новых, советских органов зашиты. Декрет о суде №1 в роли обвинителей и защитников допускал всех неопороченных граждан обоего пола, пользующихся гражданскими правами (ст.З),это была особая общегражданская форма судебной защиты в суде, в которой нащло свое выражение стремление законодателя придать этой функции демократический характер, привлечь к ней революционные массы-

Вопрос о моменте возникновения советских адвокатских органов в литературе определялся по -разному.^ Б ряде работ это связывается с принятием в РСФСР 26 мая 1922 года Положения об адвокатуре.

В действительности же первые адвокатские органы были учреждены одновременно с образованием нового, советского суда. Они отличались своеобразием, не раз изменялись, соверщенствуясь. В 1922 году адвокатура была преобразована на новых началах.

Декрет о суде № 2 от 7 марта 1918года^ создал первые адвокатские органы в РСФСР. Декрет в специальной части 7,названной «Об обвинении и защите», предусмотрел одну из важнейших демократических особенностей отправления правосудия по уголовным делам: «Судебное следствие происходит с участием обвинения и защитьо). При Советах рабочих, солдатских и крестьянских депутатов создавались коллегии лиц, посвятивших себя правозаступничеству, как в форме общественного обвинения, так и в форме общественной защиты. Составляясь из лиц, избираемых и отзываемых советами, только они имели право выступать в судах за плату. Если обвиняемый не воспользовался своим правом пригласить защитника, то суд по его просьбе назначал ему защитника из коллегии правозас- тупников.(ст.ст.24-26).

Следует отметить, что Декрет не исчерпал всех вопросов организации указанных коллегий. Его дополнила практика.

Собравшийся в июле 1918 года 2-й Всероссийский съезд областных и губернских комиссаров юстиции принял Инструкцию к Декрету о суде №2,*^ в которой указывалось, что все правозаступники в губернии составляют общегуберн-

’ История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры. Сборник документов (далее в тексте История законода-

тельства).М.,1955,С.32.

^ См: Кукарский И.К. Советская адвокатура.М.,1968.с.7.,а также Поляк А.Г,, там же.СЛЗО.

^ История законодательства. С. 43. История законодательства.С.53.

14

скую коллегию, избирающую свой губернский совет, переизбираемый каждые 6 месяцев и имеющий право контроля за правозаступниками с применением к ним мер вплоть до исоючения. Допускалось участие правозаступников в кассационном производстве.

Эти коллегии правозаступников и были первыми органами советской адвокатуры. Особенностью их было то, что они совмещали в себе и обвинителей и защитников. Однако фактически они выступали в качестве защитников, тем более, что 4 мая 1918 года был принят Декрет о революционных трибуналах,’ предусмотревший образование при каждом ревтрибунале специальной коллегии обвинителей.

Более существенной особенностью коллегии правозаступников являлось то, что они были общественными организациями, и на них возлагалась функция общественной защиты, В Декрете также значилось, что члены коллегий имели право выступать за плату.

Образованные по Декрету о суде №2 коллегии правозаступников просуществовали до принятия Положения о народном суде РСФСР, т.е. до 30 ноября 1918 года.^ Данное положение предусматривало иную форму организации защиты в

суде.

«Для содействия суду в деле наиболее полного освещения всех обстоятельств, касающихся обвиняемых и интересов сторон в гражданском процессе, при Исполнительных Комитетах Советов рабочих и крестьянских депутатов учреждаются коллегии защитников, обвинителей и представителей сторон в гражданском процессе». Члены этих коллегий избирались соответствующими исполкомами и являлись должностными лицами республики, получая содержание в размере оклада, установленного для судей.

Положение предусматривало, что по уголовным делам, рассматриваемым с участием 6 народных заседателей, участие в деле защитника обязательно, если об этом просит обвиняемый, или если это признает необходимым суд. Участие защитника по всем делам обязательно, если в деле участвует обвинитель (ст.ст.40- 49),

Положение от 30 ноября І9І8 года внесло, таким образом, существенное изменение в организацию коллегий. Члены коллегий являлись должностными лицами республики. Это была так называемая должностная организация адвокатуры. Положение об отделах юстиции губернских исполкомов, утвержденное Постановлением НКЮ в 1919 году предусматривало, что в круг деятельности судеб- но-следственных подотделов местных органов юстиции входит: «…наблюдение за деятельностью коллегий защитников…» .

По Декрету о суде №3 были образованы особые коллегии обвинителей при революционных трибуналах. Законодатель не пощел по тому пути и в отнощении защитников, не предусмотрел образования особых коллегий защитников при рев- трибуналах, что также не могло не отразиться на судьбе коллегии правозаступников, образованных по Декрету о суде Х22. Все это и вызвало реорганизацию кол-

’ СУ РСФСР.1918.№35.ст.471.

^ История законодательства.С.69. ^ История законодательства.С,75.

15

ЛЄГИИ правозаступников на указанных основах. Предполагалось, что при новой, должностной форме их организации удастся избежать указанных недостатков.

Ожидания эти, однако, не оправдались. 3-й Всероссийский съезд деятелей советской юстиции, созванный в июне 1920 года признал, что опыт построения коллегии защитников по должностной форме и при этом в единой коллегии с обвинителями не удался. Съезд подсказал иную форму организации защиты в суде, путем привлечения всех граждан, способных осуществлять эту функцию в форме трудовой повинности, не образуя при этом особых коллегий защитников. Она была принята Положением о народном суде РСФСР от 21 октября І 920 года. «В качестве защитников, привлекаются судебными органами граждане, способные исполнять эту обязанность, для чего Исполкомы составляют особые списки порядком, установленным инструкцией НКЮ» ^ В таком виде организация защиты в судах существовала до принятия нового Положения об адвокатуре в 1922 го- ду.

Таким образом, )шразднив институты присяжной и частной адвокатуры, законодатель искал новую форму защиты и организации адвокатуры, о чем свидетельствуют ряд актов о суде - Декреты о суде №1,№2,№3, Положения о народном суде 1918 и 1920 гг.

Завершение гражданской войны, переход к новой экономической политике вызвали перестройку судебной системы, создание прокуратуры, а также образование на новых началах адвокатуры.

Вопрос об учреждении адвокатуры вызвал немало споров. Борьба развернулась вокруг проекта положения об адвокатуре, разработанного по поручению правительства НКЮ РСФСР. Проект предусматривал образование коллегий за- щитников, действовавших на принципах самоуправления под руководством гос- органов. Именно он встретил одобрение большинства деятелей советской юстиции, собравшихся в 1922 году на 4 съезде и стал основой образования адвокатуры на новых условиях. Малый совнарком, рассмотрев проект Положения об адвокатуре, с некоторыми дополнениями и изменениями одобрил и принял положение об адвокатуре как общественной организации на началах самоуправления, под контролем госорганов.

3 сессия ВЦИК 9 созыва от 26 мая 1922 года утвердила Положение об адвокатуре, которое предусматривало образование при губернских отделах юстиции коллегии защитников по уголовным и гражданским делам. Членов этих коллегий первого состава утверждал президиум губисполкома, а в дальнейшем их принимали президиумы этих коллегий, которые избирались общими собраниями членов коллегии, президиумы осуществляли надзор и контроль за деятельностью защит- ников, вознаграждение за защиту определялось соглашением защитника и обра- щающейся к нему стороны. Надзор за деятельностью коллегий осуществлялся губернскими отделами юстиции.^

Постановлением 3-й сессии ВЦИК РСФСР от 25 мая 1922 года был принят уголовно- процессуальный кодекс РСФСР,^ который в качестве защитников допускал участие членов коллегии защитников. По ряду дел признавалось обяза-

^История законодательства.С. 148.СТ.43. ^ История законодательства.С.230, ^Там же.С.188.

16

тельное участие защитника: по делам, рассматриваемым народным судом с участием 6 заседателей; по делам, где подсудимый находится под стражей, по делам, в которых участвует обвинитель; по делам немых, глухих и вообще лиц, лишенных в силу физических недостатков способности правильно воспринимать те или другие явления (ст.ст.57,59).

Ст.65 данного кодекса запрещала вызывать и допрашивать в качестве свидетеля защитника обвиняемого по делу, по которому он выполняет таковые обязанности.

Глава 20 УПК 1922 года «Действия суда по прекращению дела и по преданию суду» предусматривала, что «одновременно с рассмотрением вопроса о предании обвиняемого суду, суд рассматривает поступившие к нему ходатайства сторон и выносит определение о допущении избранного подсудимым защитника или назначения такового, если к этому моменту защитник подсудимого не избран»’. При вручении копии обвинительного заключения подсудимому объявляли, что он имеет право избрать себе защитника или иметь такового по назначению. ^

По делам, где участие защитника является обязательным, народный судья принимает меры к назначению защитника через подлежащие учреждения, если подсудимым не избран защитник по соглашению (ст254).

Для двух и более подсудимых по одному делу мог назначаться один защитник только в том случае, если защита одного из них не противоречила защите другого, в противном случае для каждого подсудимого должен был быть назначен особый защитник (ст.255). Одновременно с назначением или допущением защитника, народный судья разрешал ему объясниться с подсудимым, находящимся под стражей. Подсудимый и его защитник, с момента его допущения или назначения, имели право знакомиться с делом, выписьшать из него необходимые им сведения (ст.256).

Неявка защитника в судебное заседание без уважительной причины влекла за собой дисциплинарное преследование, при уважительной причине неявки и невозможности замены защитника дело слушанием откладывалось.^

15 февраля 1923 года Постановлением ВЦИК РСФСР был принят уголовно- процессуальный кодекс РСФСР’*, который допускал в качестве защитников членов коллегии защитников, близких родственников обвиняемого, уполномоченных представителей государственных учреждений, предприятий, а равно ВЦСПС, ВСПО и других профессиональных и обшественньтх организаций. Иные лица допускались только с особого разрешения суда, в производстве которого находилось дело (ст.53).

^ История законодательства. С.207.

^ История законодательства ст.250.С.208.,с изменениями в УПК РСФСР от

16.10.24г.

^ История законодательства-С.210. Там же.С.251.

17

По данному уголовно-процессуальному кодексу защитник не принимал участия на предварительном следствии, а допускался в процесс только в стадии предания обвиняемого суду.«Одновременно с рассмотрением вопроса о предании обвиняемого суду, суд рассматривает поступившие к нему ходатайства сторон и выносит определение о допущении избранного подсудимым защитника или назначении такового, если к этому моменту защитник подсудимым не из- бран»(ст.243).

«При вручении копии обвинительного заключения подсудимому должно быть объявлено, что он имеет право избрать себе защитника или иметь такового по назначению, а также должен быть опрощен подсудимый, желает ли он дополнить списки свидетелей и экспертов, вызываемых в судебное заседание, и истребовать какие-либо другие доказательства или предъявить новые ходатайства и ознакомиться со всем производством по делу» (ст.246). Последние рассматривались непосредственно на судебном заседании или в особо созванном для этого распо- рядительном заседании.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1923 года предусматривал обязательное участие защитника:

-по делам, в которых участвовал обвинитель, однако отказ подсудимого от защиты не препятствовал допущению обвинителя;

-по делам немых, глухих и вообще лиц, лищенных в силу физических недостатков, способности правильно воспринимать те или иные явления (ст.55).

В порядке досудебной подготовки дела народный судья назначал дело слушанием, делал распоряжение о вызове в судебное заседание сторон и представителей их интересов, свидетелей, экспертов. По делам, где участие защитника являлось обязательным, народный судья принимал меры к назначению защитника через надлежащие учреждения, если подсудимым не был избран защитник по соглашению^ ,

Для двух и более подсудимьпс по одному и тому же делу мог бьггь назначен один защитник только в том случае, когда защита одного из них не противоречила защите другого; в противном случае для каждого подсудимого должен был быть назначен особый защитник (ст.251).

Одновременно с назначением или допущением защитника, народный судья разрешал ему объясняться с подсудимым, находящимся под стражей. Подсудимый и его защитник, с момента его назначения или допущения, имели право знакомиться с делом и выписывать из него нужные им сведения (ст.252). Защитник имел право заявлять ходатайства о вызове свидетелей, экспертов, об истребовании других доказательств (ст.253).

В качестве свидетеля запрещался допрос защитника обвиняемого по делу, по которому он выполнял таковые обязанности (ст.61).

Существенным нарушением форм судопроизводства признавались нарушения статей УПК, которые путем лишения или стеснения гарантированных законом прав сторон, при рассмотрении дела или иным путем, помешали суду всесто-

’ История законодательства.С.272-273.ст.250.

18

ронне разобрать дело и повлияли или могли повлиять на вынесение правильного приговора.

Приговор подлежал отмене: в случае рассмотрения без участия защитника дела, в котором участие защитника является обязательным (ст.415).

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1923 года заимствовал из УПК РСФСР 1922 года порядок дисциплинарного преследования защитника за неявку в судебное заседание без уважительной причины. В случае неявки защитника в судебное заседание по уважительной причине и невозможности произвести замену защитника дело слушанием откладывалось (ст.268).’

Таким образом, уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, существенно ограничивал процессуальное положение защитника, в процесс защитник вступал лишь в стадии предания обвиняемого суду.

7 июля 1923 года 2-я сессия ВЦИК X созыва приняла изменения и дополнения в положение о судоустройстве РСФСР, которые дополнили означенное положение главой 6, провозглашавшей, что при губернских судах состоят коллегии защитников по уголовным и гражданским делам. Деятельность коллегии защитников регулировалась положением о них, утверждаемым Народным комиссариатом юстиции. Члены коллегии защитников первого состава утверждались президиумами губернских исполкомов по представлению губернского суда. В дальнейшем прием в коллегию осуществлялся президиумом коллегии. Члены коллегии защитников не могли занимать должности в государственных учреждениях, за исключением: лиц, занимающих государственные должности по выборам, профессоров и преподавателей вузов, юрисконсультов госпредприятий (ст.ст.39-40).

Основные начала организации адвокатуры были затем сформулированы в Основах судоустройства СССР от 29 октября 1924 года.^ «Для оказания юридической помощи населению, в том числе в целях выполнения задач судебной зашиты, учреждаются коллегии защитников» (ст. 17).

Постановлением ЦИК СССР от 31 октября 1924 года были приняты Основы уголовного судопроизводства СССР которые устанавливали, что «обвиняемым предоставляется право иметь при производстве дела в суде защитников. В случае невозможности для обвиняемого пригласить защитника суд, по заявлению обвиняемого, обязан назначить ему защитника». К защите допускались предста- вители общественных организаций рабочих и крестьян, а также другие лица, круг которых определялся законодательством СССР и союзных республик по принад- лежности. Случаи обязательного допущения защитника, случаи обязательного назначения судом защитника и случаи недопущения участия защитников опреде- лялись законодательством союзных республик (ст. 18).

^ История законодательства. С.274. ^Тамже.С.298.

^ История законодательства. С.365. ‘^Там же.С.367,

19

19 ноября 1926 года ВЦИК РСФСР 12 созыва принял постановление об утверждении Положения о судоустройстве РСФСР, ^

Данное Положение содержало в себе главу 12 «О коллегиях защитников», в которой сохранялся старый порядок приема в коллегии защіггников (коллегии защитников по уголовным и гражданским делам состояли при губернских судах, прием в члены коллегии производился президиумами коллегий, члены коллегии не могли занимать должности в госучреждениях за исключением преподавателей вузов, юрисконсультов, лиц, занимающих госдолжности по выборам), а также вводился ряд новых статей, а именно: членом коллегии мог быгь любой гражданин, пользующийся на основании Конституции РСФСР избирательными правами, имеющий не менее 2-х лет стажа работы в органах юстиции на должностях не ниже следователя и вьщержавший экзамен в комиссии при губернском суде (ст.81). В обязанность защитников входило осуществление бесплатной защиты по уголовным и гражданским делам по предложению суда, по назначению президиума коллегии защитников (ст.84).

В обязанность президиумов коллегий защитников вменялось оказание юридической помощи населению путем организации юридических консультаций, ведение судебной защиты по назначению, а равно по заявлениям обращающихся в коллегию лиц- бесплатно или по таксе (ст. 86). Положение предусматривало контроль органов юстиции автономньпс республик за деятельностью коллегий защитников (ст. 174).

Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 20 июля 1934 года определяло руководство органами юстиции краев, областей краевыми, областными коллегиями защитников. ^

Принятая в 1936 году Чрезвычайным 8 съездом Советов СССР новая Конституция СССР, расширила принципы демократизма в области правосудия, закрепив обеспечение обвиняемому права на защиту (ст. 1П), неприкосновенность личности (127).

В соответствии с п. X СТІ4 Конституции Верховный Совет СССР 16 августа 1938 года утвердил Закон « О судоустройстве СССР, союзных и автономных республик» в качестве единого общесоюзного акта, регулирующего устройство и систему всех судебньгс органов в СССР и союзных республиках. 16 августа 1939 года Совнарком СССР утвердил «Положение об адвокатуре СССР» также в качестве единого акта, регулирующего организацию и деятельность адвокатских органов во всех союзных республиках. Положение 1939 года подробно регламентировало все стороны организации и деятельности адвокатуры, сохранив все принципы адвокатского самоуправления, получившие свое выражение в Положении об адвокатуре 1922 года и Основах судоустройства 1924 года.

Задачей Народного комиссариата юстиции СССР согласно постановлению ЦИК и СНК СССР от 8.12.1936 года являлось осуществление общего руководства и надзора за деятельностью коллегий защитников.^

’ Там же, С.428.

^ История законодательства. С.550, ^ История законодательства.С.557.

20

Ha основании данного постановления в РСФСР было разработано положение о народном комиссариате юстиции РСФСР (постановление 1ДИК РСФСР от 11 ноября 1939 года),’ в котором на народный комиссариат юстиции РСФСР возлагалась организация и руководство деятельностью адвокатуры в соответствии с Положением об адвокатуре СССР от 16 августа 1939 года. При народном комиссариате юстиции РСФСР был создан отдел адвокатуры, осуществлявший руководство ее деятельностью, разработку вопросов организации и деятельности адвокатуры, ревизию органов адвокатуры.^

Принятый на 2 сессии Верховного Совета СССР 16 августа 1938 года Закон СССР о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик^, провозглашал; «ст.8,В соответствии со ст. 111 Конституции СССР разбирательство дел во всех судах СССР открытое, поскольку законом не предусмотрены исключения, с обеспечением обвиняемому права на защиту», В обязанность народного суда до рассмотрения дела в судебном заседании входило вынесение решения об обязательном участии при рассмотрении дела защитника и прокурора (ст.27)’*.

25 декабря 1958 года были приняты Основы законодательства о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик, ст. 12 которых предусматривала обеспечение обвиняемому права на защиту в соответствии со ст. 111 Конституции СССР. В целях осуществления защиты на суде, а также для оказания иной юридической помощи гражданам, предприятиям, организациям, учреждениям, на основании данных Основ и Положений об адвокатуре действовали коллегии ад- вокатов, которые являлись добровольным объединением лиц, занимающихся ад- вокатской деятельностью. Общее руководство адвокатурой осуществляло мини- стерство юстиции (ст. 13 Основ) ^

Принятый 27 октября 1960 года уголовно-процессуальный кодекс РСФСР допускал защитника к участию в деле с момента объявления обвиняе\тому об окончаний предварительного следствия и предъявления обвиняемому для ознакомления всего производства по делу. По постановлению прокурора защитник мог быть допущен к участию в деле с момента предъявления обвинения. По делам о преступлениях несовершеннолетних, немых, глухих, слепьгк и других лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не могли сами осуществлять свое право на защиту, защіггник допускался к участию в деле с момента предъявления обвинения. По делам, по которым не производилось предварительное следствие, защитник допускался с момента предания обвиняемого суду.

Закон предоставлял обвиняемому право иметь защитника на предварительном следствии и во всех последующих стадиях процесса, когда законом пре-

’ Тамже.С.577. История законодательства. С.579, ^ История законодательства.С.565.

'’Там же.С.567,

^ Ведомости Верховного Совета СССР.1959.№1.ст.12.

^ Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960.№40.ст.592.,с последующими изме- нениями в УПК РСФСР.

21

дусмотрено участие в них обвиняемого (подсудимого, осужденного, оправданного).

По постановлению прокурора защитник допускался к участию в деле с момента предъявления обвинения. Данное право прокурора не было ограничено определенными требованиями; по его мотивированному постановлению адвокат допускался с момента предъявления обвинения по любому делу, если прокурор считал, что участие защитника будет способствовать полному, всестороннему и объективному исследованию обстоятельств дела. Решение о допуске адвоката принималось как единолично прокурором, так и по ходатайству обвиняемого или избранного им в качестве защитника лица. Обвиняемому должно быть разъяснено его право обратиться с ходатайством к прокурору о допуске адвоката к участию в деле с момента предъявления обвинения.

Несовершеннолетний или лицо, которое в силу физических или психических недостатков не могло лично осуществлять предоставленные ему права, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого, и его законные представители должны были быть уведомлены о праве иметь защитника; им должно быть разъяснено право пригласить защитника или ходатайствовать о его назначении.

Участие защитника признавалось обязательным на предварительном следствии и для лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство, а также для лиц, обвиняемых в совершении преступлений, за которые в качестве меры наказания может быть назначена смертная казнь. Здесь в процесс вступал защитник с момента объявления об окончании предварительного следствия и предъявления обвиняемому для ознакомления всего производства по делу. Если в перечисленных выше случаях защитник не был приглашен обвиняемым, следователь, прок)фор или суд обязаны обеспечить участие защитника в деле.

Защїггником обвиняемого допускалось любое из лиц, относящихся к так называемым 1 и 2 группам, которые могли быть допущены в качестве защитников, а именно: 1 группа- адвокаты, представители профсоюзов и других общественных организаций, 2 группа- близкие родственники, законные представители обвиняемого, другие лица, которым обвиняемый сочтет возможным доверить защиту своих прав и законных интересов.

Если подсудимый заявил ходатайство о том, чтобы его защиту осуществлял адвокат, который защищал его интересы в стадии предварительного следствия, то суд обязан это ходатайство удовлетворить^.

Если ходатайство обвиняемого об обеспечении в суде защитой было удовлетворено им на предварительном следствии, суд обязан рассмотреть дело с участием адвоката.^ Право обвиняемого пользоваться помощью избранного им за- щитника-это конституционный принцип обеспечения права на защиту. Ни следователь, ни прокурор, ни суд не могут ни отказать в допуске защитника, избранного обвиняемым, ни навязать защитника. Несоблюдение права обвиняемого при-

’ Бюллетень Верховного Суда СССРЛ978.№4.С-9. ^ Бюллетень Верховного Суда РСФСР.1972.№5.С.11.

^ Сборник постановлений и определений Верховного Суда РСФСР, 1974 С.477.

22

гласить защитника по своему усмотрению- существенное нарушение уголовно- процессуального закона/

Обвиняемый вправе в любой момент производства по делу отказаться от защитника, пригласить другого защитника или защищаться сам.

В соответствии с законодательством СССР и РСФСР (Конституцией РСФСР, ст. J 73, Законом СССР об адвокатуре,ст.7, Положением РСФСР об адвокатуре,ст. 16, УПК РСФСР,ст 51) защитник обязан точно и неуклонно соблюдать в своей деятельности требования действующего законодательства, использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выяснения обстоятельств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его ответственность, и оказывать обвиняемому необходимую юридическую помощь.

С момента допущения к участию в деле защитник вправе: иметь свидание с обвиняемым, знакомиться со всеми материалами дела и выписывать из него не- обходимые сведения; представлять доказательства; заявлять ходатайства, участ- вовать в судебном разбирательстве, заявлять отводы; приносить жалобы на действия и решения следователя, прокурора, суда. С разрешения следователя, защитник может присутствовать при допросах обвиняемого и при производстве иных следственных действий, выполняемых по ходатайствам обвиняемого или его защитника.

С момента допущения защитника к участию в деле в стадии предъявления обвинения, он, кроме этого, может:

-присутствовать при предъявлении обвинения и допросах обвиняемого и с разре- шения следователя задавать вопросы обвиняемому;

-присутствовать при производстве других следственных действий и задавать с разрешения следователя вопросы свидетелю, потерпевшему и эксперту;

-делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в про- токоле следственного действия, в котором он принимал участие. Следователь может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол.

Основной задачей процессуальной деятельности адвоката является защита обвиняемого от необоснованного обвинения, представление следователю, прокурору, суду доказательств, опровергающих обвинение; выявление обстоятельств, оправдывающих обвиняемого, исключающих его ответственность, оказывать ему юридическую помощь.

Адвокат призван защищать и отстаивать законные интересы обвиняемого законными средствами и способами защиты. Защитник не может любыми способами выгораживать подзащитного, вводя осознанно в заблуждение органы пред- варительного следствия, суд; так, например, недопустима умышленная затяжка производства по делу необоснованными ходатайствами, искажение фактов, пред- ставление заведомо ложных доказательств и т.п. Наиболее часто защитник отка- зывается на стадии предварительного следствия от ходатайств о восполнении пробелов на предварительном следствии до судебного заседания, в то время когда обязанностью адвоката является немедленное доведение до сведения следователя.

Бюллетень Верховного Суда СССР. 1972.№1.С.25.

23

Прокурора об обстоятельствах, говорящих в пользу обвиняемого, о нарушениях его прав с целью своевременного устранения этих нарушений.

Защитник занимает самостоятельное положение в процессе и не может рас- сматриваться как представитель обвиняемого, он осуществляет свою функцию наряду с ним. На основе всесторонней оценки материалов дела, руководствуясь законом, защитник определяет свою процессуальную позицию. Намеченную линию защиты адвокат сообщает обвиняемому, последний может отказаться от защитника,

И все же, несмотря на процессуальную самостоятельность защитника, следует выделить односторонний характер его деятельности: он обязан выявлять только обстоятельства, смягчающие ответственность обвиняемого или оправдывающие его.

С момента допуска к участию в деле адвокат имел право на свидание с подзащитным. Закон регламентировал, что если защитник допущен с момента предъявления обвинения, он приобретал это право немедленно, хотя следствие еще не окончено, и в этом случае его свидание с обвиняемым может происходить наедине. Положение о предварительном заключении под стражу. Закон СССР оті 1.07.1969г,’ предусматривало, что «с момента допуска защитника к участию в деле, подтвержденного письменным сообщением лица или органа, в производстве которого находится дело, заключенные под стражу имеют право на свидание с защитником наедине без ограничения числа свиданий и продолжительности» (ч.2.ст,12),

Защіггник имел право представлять доказательства, собирать справки, ха- рактеристики, иные документы с помощью запросов через юридическую консуль- тацию либо через общественную организацию

Законодатель предоставлял защитнику право присутствовать при производстве следственньис действий в следующих случаях:

-если защитник допущен к участию в деле с момента предъявления обвинения, он вправе присутствовать при производстве следственных действий, выполняемых не только по ходатайствам адвоката и обвиняемого, но и других следственных действий

-если защитник допущен с момента окончания следствия, он вправе с разрешения следователя присутствовать при допросе его подзащитного и других следственных действиях, производимых по ходатайству защитника или по ходатайству об- виняемого.

Так как следственные действия производились следователем в присутствии защитника, последний имел право с разрешения следователя задавать вопросы обвиняемому, свидетелю, потерпевшему, эксперту, специалисту. Защитник вправе делать заявления по поводу того или иного следственного действия и просить о внесении в протокол записей об обстоятельствах, которые он считает существенными для дела. Защитником подписывался протокол следственного действия, производимого в присутствии защитника.

В стадии предварительного следствия, а равно и в других стадиях, защитник вправе заявлять отводы следователю, прокурору, переводчику, эксперту, спе-

’ Ведомости Верховного Совета СССР. 1969.ЛЬ29.ст.248.

Бюллетень Верховного Суда СССР. 1978.№4.С.9.

24

циалисту при наличии оснований, предусмотренных ст. ст. 59,63,64,66,66/1,67 УПК РСФСР.

Адвокат вправе заявлять ходатайства о производстве следственных действий, имеющих значение для дела, выяснение которых способствует выявлению обстоятельств, смягчающих ответственность обвиняемого или оправдывающих его. Ходатайства приобщаются к делу. В случае удовлетворения ходатайства следователь может ограничиться устным сообщением или письменным без указания мотивов, при отказе в ходатайстве- в постановлении указываются мотивированные причины отказа. Последние могут быть обжалованы в порядке ст.218 УПК РСФСР.

Собрав все необходимые доказательства и признав их достаточными для составления обвинительного заключения, выполнив требования ст.200 УПК РСФСР, следователь объявляет обвиняемому об окончании следствия и о его праве на ознакомление с материалами дела как единолично, так и с помощью защитника, а равно на заявление ходатайства о дополнении предварительного следствия.

В случаях, когда обвиняемый ходатайствует о вызове защитника для участия в ознакомлении с производством по делу или когда участие защитника является обязательным с момента объявления обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявления обвиняемому для ознакомления всего производства по делу, а равно в случаях, когда защитник участвует в деле с момента предъявления обвинения, следователь предъявляет все материалы дела обвиняемому его защитнику. При этом предъявление материалов дела в случае занятости защитника могло откладываться, но не более чем на 5 суток. Знакомиться с материалами дела обвиняемый и защитник могли как вместе, так и раздельно. Временем для ознакомления со всеми материалами дела обвиняемый и его защитник не ограничены. Ограничение обвиняемого во времени, когда он не в состоянии ознакомиться со всеми материалами дела и разобраться в них, рассматривается как необеспечение обвиняемому возможности защищаться установленными законом средствами от предъявленного обвинения.’

при ознакомлении со всеми материалами дела обвиняемый и защитник могут выписывать из него любые необходимые сведения. После ознакомления с ма- териалами дела они вправе вносить ходатайства о дополнении следствия,

При ознакомлении со всеми материалами дела защитник вправе; иметь свидания с обвиняемым наедине, знакомиться со всеми материалами дела и выписывать из него необходимые сведения; обсуждать с обвиняемым вопрос о заявлении ходатайств, заявлять ходатайства о производстве следственных действий, истребовании и приобщении к делу доказательств и по всем иным вопросам, имеющим значение для дела; заявлять отводы следователю, прокурору, эксперту, специалисту, переводчику; приносить прокурору жалобы на действия следователя, нарушающие или стесняющие права защитника или обвиняемого; присутствовать с разрешения следователя при производстве следственных действий, выполняемых по ходатайствам, заявленным защитником и обвиняемым. Здесь с разрешения следователя защитник вправе задавать вопросы свидетелю, потерпевшему, эксперту, специалисту, обвиняемому, а также ходатайствовать о занесении в про-

^ Бюллетень Верховного Суда СССР. 1978.№4.С.8-12,

25

ТОКОЛ данных, имеющих значение для дела.^ Ходатайство разрешается следова- телем. Он вправе отвести вопрос защитника, но отведенный вопрос должен быть занесен в протокол. Адвокат вправе сделать заявление о стеснении его прав, которое заносится в протокол.

Ознакомление по окончании следствия со всеми материалами дела -это не- отъемлемое право обвиняемого на защиту. Невыполнение требований ст.201 УПК РСФСР, является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

Объявление об окончании предварительного следствия и разъяснение права на ознакомление со всеми материалами дела фиксируются в протоколе, в котором отмечается и факт предъявления обвиняемому и его защитнику материалов дела для ознакомления. Ходатайства защитника и обвиняемого заносятся в протокол, и могут касаться различных вопросов: изменение квалификации, изменение меры пресечения, о дополнении предварительного следствия и др.

После производства дополнительных следственных действий, следователь вновь знакомит обвиняемого и защитника со всеми материалами дела в порядке

ст.ст.201-203 УПК РСФСР.

Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР предусматривал ряд требований, предъявляемых к защитнику, а именно:

-адвокат не может участвовать в качестве защитника, если он по данному делу оказывал или оказывает юридическую помощь лицу, интересы которого противо- речат интересам лица, обратившегося с просьбой о ведении дела, или если он ранее участвовал в качестве судьи, прокурора, следователя, лица, производившего дознание, эксперта, специалиста, переводчика, свидетеля или понятого, а также если в расследовании принимает участие должностное лицо, с которым адвокат состоит в родственных отношениях (ст.67/1 УПК РСФСР);

-недопустимость разглашения данных предварительного следствия (ст. 139 УПК РСФСР).

Вместе с тем, закон не допускал допрашивать в качестве свидетеля защитника обвиняемого- об обстоятельствах дела, которые стали ему извагтны в связи с выполнением обязанностей защитника.

Основы законодательства о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик 1958 года просуществовали до принятия новых в ноябре 1989 года Основ законодательства СССР и союзных республик о судоустройстве, которые были введены в действие с 1 декабря 1989 года,^ и предусматривали в судопроизводстве по уголовным делам обеспечение подозреваемому, обвиняемому и подсудимому права на защшу. “Это право обеспечивается им путем участия защитника с момента задержания, ареста или предъявления обвинения” (ст. 14). Порядок оказания юридической помощи, права и обязанности адвокатов, определяются зако- нодательством СССР и союзных республик (ст. 15). Законодатель предполагал принятие новых актов, регламентирующих деятельность адвокатов, но по на-

^ Бюллетень Верховного Суда СССР. 1978.№4.С.9.

^ Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР.1989.№23.ст.441.

26

стоящее время в РФ действует Положение об адвокатуре в РСФСР, принятое в 1980 году.

Сразу же после принятия новых Основ о судоустройстве, были приняты изменения в союзные Основы уголовного судопроизводства, расширяющие процессуальные права защитника ^ а именно;

-защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или приме- нения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения - с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения, но не позднее 24 часов с момента задержания. Если в этот срок явка избранного подозреваемым или обвиняемым защитника невозможна, лицо, производящее дознание, следователь и прокурор вправе предложить им пригласить другого защитника либо обеспечивают защитника через юридическую консультацию; обязательно участие защитника при производстве дознания, предварительного следствия и при судебном разбирательстве по делам: несовершеннолетних, глухих, слепьсс и других лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту, а также лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство. В этих случаях защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения-с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения, но не позднее 24 часов с момента задержания;

-по делам лиц, обвиняемых в совершении преступлений, за которые в качестве меры наказания может быть назначена смертная казнь, участие защитника обязательно с момента предъявления обвинения;

-защитник использует все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих подозреваемого, обвиняемого или подсудимого, смягчающих их ответственность, и оказывает им необходимую юридическую помощь;

-с момента допущения к участию в деле защитник вправе: присутствовать при предъявлении обвинения, участвовать в допросе подозреваемого или обвиняемого, а также в иньпс следственньг? действиях, производимых с их участием; знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, а по окончании дознания или предварительного следствия - со всеми материалами дела и выписывать из него необходимые сведения; участвовать в судебном разбирательстве; представлять доказательства, заявлять ходатайства; заявлять отводы; приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда;

-с момента допущения к участию в деле защитник вправе также после первого допроса задержанного или находящегося под стражей подозреваемого или обви- няемого иметь с ним свидания наедине без ограничения их количества и продол- жительности.

’ Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР.1990,№16.ст.272.

27

-адвокат, присутствующий при производстве следственного действия вправе задавать вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу неправильности или неполноты записей в протоколе следственного действия (ст.ст,22-23 Основ).

• В соответствии с измененными Основами уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик Верховный Совет РФ утвердил Закон РФ от 23 мая 1992 года «О внесении изменений и дополнений в уголовно-процессуальный кодекс РСФСР»’, предусматривающий допуск защитника «к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения-с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения.

Если явка защитника, избранного подозреваемым или обвиняемым, невозможна в течение 24 часов с момента задержания или заключения под стражу, лицо, производящее дознание, следователь, прокурор вправе предложить подозреваемому или обвиняемому пригласить другого защитника либо обеспечивают ему защитника через юридическую консультацию.

По делам, по которым дознание или предварительное следствие не производилось, защитник допускается с момента принятия дела судом к своему производству…» (ст.47 УПК РФ).

Были внесены изменения в ст.49,устанавливающую правила обязательного участия защитника: «участие защитника признается обязательным также при производстве дознания и предварительного следствия в случаях» защиты несовершеннолетних, немых, глухих, слепых и других лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту, лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство, - «с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в со- верщении преступления, или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения - с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения»,а в случае, когда лицу, обвиняемому в соверщении преступлений, за которые в качестве меры наказания может быть назначена смертная казнь, - с момента предъявления обвинения».

Получила новую редакцию и статья 51 УПК, расширяющая границы предмета деятельности защитника, В частности, с момента допуска к участию в деле защитник вправе; иметь с подозреваемым и свидания наедине без ограничения их количества и продолжительности; участвовать в допросе подозреваемого, а также в иных следственных действиях, производимых с его участием, знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, с протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, или самого защитника, с документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, с материалами, направляемыми в суд в подтверждение законности и обоснованности применения к ним заключения под стражу в качестве меры пресечения и продления срока содержания под стражей, а по окончании дознания или предварительного следствия - со всеми материалами

^ Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ.1992.№25 CT.1389.

28

дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме; участвовать при рассмотрении судьей жалоб в порядке, предусмотренном статьей 220/2 УТЖ; ис- пользовать любые другие средства и способы защиты, не противоречащие закону.

Осуществление защитником, допущенным к участию в деле, своих прав не может быть поставлено в зависимость от предварительного допроса подозреваемого или обвиняемого либо производства других следственных действий, если иное не предусмотрено УПК,

Защитник не вправе разглашать сведения, сообщенные ему в связи с осуществлением защиты и оказанием другой юридической помощи.

Законом РФ «О внесении изменений и дополнений в УТЖ РСФСР» от 23 мая 1992 года были внесены изменения в порядок ознакомления защитника со всеми материалами дела, статьи 201-202 УПК РСФСР. Получила новую редакцию часть 2 СТ.201, предусматривающая, что «. .в случаях, когда обвиняемый ходатайствует о вызове защитника для участия в ознакомлении с производством по делу или когда участие защитника является обязательным при производстве дознания или предварительного следствия, а равно в случаях, когда защитник участвует в деле, следователь предъявляет все материалы дела обвиняемому и его защитнику…».

Защитник также получил право иметь свидания с обвиняемым наедине без ограничения их продолжительности, знакомиться со всеми материалами дела, вы- писывать из него любые сведения и в любом объеме (пп.1,2 СТ.202 УПК РФ).

Перед тем как говорить о перспективах развития института защиты в Российской Федерации, необходимо вспомнить и проследить, какую роль играл адвокат в уголовном судопроизводстве до 1917 года, в советский период и в настоящее время. Такая ретроспектива вынуждает признать, что на протяжении более 70 лет защита никогда не занимала равноправного с обвинением положения в уголовном процессе, а сам процесс носил характер скорее инквизиционного, чем состязательного. Ни в какое сравнение не идет также положение адвокатуры в советский период, когда она не была независимой и подчинялась Министерству юстиции, с царской присяжной адвокатурой, независимой от государственных органов, самоуправляющейся корпорацией «лиц свободной профессии».

Принятая Верховным Советом РСФСР «Концепция судебной реформы» от 24.10.1991 года’, признает необходимым условием фзтікционирования РСФСР как демократического правового государства - организацию судопроизводства на принципах состязательности, равноправия сторон, презумпции невиновности подсудимого; создание независимой адвокатуры, отвечающей современному уровню общественного развития; защиту и неуклонное соблюдение основных прав и свобод человека, конституционных прав граждан в судопроизводстве.

Перспективы развития института защиты включают в себя следующие положения.

1) Регламентация деятельности защитника должна быть предусмотрена в законе об адвокатуре, в уголовно-процессуальном кодексе и отвечать требованиям международного права.

^ Ведомости съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991 ,№44. ст. 1435.

2) Необходимо схэздание независимой от государственных структур адво- катуры в форме самоуправляющегося сообщества. 3) 4) Закрепление на практике принципов состязательности. 5) 6) Реальное обеспечение обвиняемому права на защиту. 7) 8) Расширение прав защитника на всех стадиях процесса. 9) Содействуя защите прав человека, адвокатура будет способствовать формированию правового госуд^ства, осуществлению правосудия, соблюдению законов, повышению правовой культуры общества и воспитанию граждан в духе уважения к правам, чести и достоинству других лиц.

Глава 2. Процессуальные проблемы участия защитника в расследовании.

2.Ы1равовой статус защитника.

Новая Констрпуция Российской Федерации закрепила ряд как известных в теории уголовного процесса принципов, так и ввела некоторые новые, ранее не известные уголовному процессу. Все они должны быть приняты во внимание законодателем при формировании нового уголовно-процессуального законодательства.

Одним из важнейших принципов Конституции является принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. Указанный принцип, хорошо известный в теории уголовного процесса, нашел законодательное закрепление в ряде статей новой Конституции РФ. Так, в ст.45 установлено, что государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется, а каждый человек вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. В П.1 CT.46 указывается, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод Пункт 2 ст.48 конкретизирует право на защиту, устанавливая, что каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

Действующий УПК претерпел за последние годы немало изменений и дополнений. Однако в своем развитии он по-прежнему отстает от обшей динамики социальных преобразований. В последнее время более четко обнаружились несоответствия, расхождения и противоречия между новой Конституцией РФ- законом прямого действия, и УПК.

Законом РФ от 23 мая 1992 года бьши введены новые значительные гарантии права обвиняемого и подозреваемого на защиту: вступление защитника в дело немедленно вслед за возбуждением уголовного преследования,

В более широком смысле - в статьях 45, 46 Конституции - защита означает отпор неправомерному причинению вреда (или его предупреждение). В этом смысле право на защиту должно быть обеспечено обвиняемому, не только оспаривающему обвинение, но и сотрудничающему с обвинителем, а также защитнику, которые должны быть надежно ограждены от угроз и насилия с целью повлиять на их показания или позицию.

Основания, правовые формы, пределы этой защиты нуждаются в тщательной уголовно-процессуальной регламентации, а в действующем законодательстве ее нет.

Особенность новой Конституции состоит в том, что она возвела в ранг уголовно- процессуальных принципов некоторые положения, которые уже имелись в УПК, но ранее в Конституцию не включались. К ним относятся право задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (ч.2 СТ.48).Такая же норма содержится в ст.47 УШС РФ. Но в конституционной норме есть и новшество, провозглашается, что защитником может бьггь только адвокат. Среди практических работников существовало мнение, что защитником на стадии предварительного следствия может быть не только адвокат, но и член юридического кооператива. Недостаточно четкая редакция

CT, 47 УПК позволяла отстаивать это суждение и в юридической литературе. Пра- вила Ч.2 CT.48 Конституции не оставляют на этот счет ни малейших сомнений. Никто, кроме адвоката, не может быть приглашен или назначен защитником подозреваемого или обвиняемого. Конституционный Суд РФ в своем постановлении №2-П от 28,01.1997 года «По делу о проверке конституционности ч.4 ст,47 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р,Л. Гитиса и С,В. Абрамова» признал «положение части 4 ст.47 УПК РСФСР, согласно которому в качестве защитника допускается адвокат по предъявлении им ордера юридической консультации, не противоречащим Конституции РФ. Иные условия, профессиональные критерии и организационно-правовые формы, обеспечивающие оказание квалифицированной юридической помощи в уголовном процессе, определяются законодательством» - ^

Важной гараш-ией соблюдения законности, обеспечения прав и законных интересов личности в уголовном процессе служит установленный в новой Конституции запрет на использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч.2 ст. 50).Б его основе лежит учет того, что малейшее отступление от требований, предъявляемых законом к содержанию и форме судебных доказательств, их источнику и способу получения, всегда отрицательно сказывается на качестве сведений, которые они содержат, негативно влияет на процесс установления истины по уголовным делам. Рассматриваемое положение важно для всех субъектов уголовного судопроизводства, но все-таки наиболее актуальным оно является для защитника, имеющего право в установленном законодательством РФ порядке добиваться устранения из дела недоброкачественных доказательств, и таким образом стоять на страже законных прав и интересов своего подзащитного - подозреваемого, обвиняемого.

Часть 2 СТ.50 Конституции России говорит, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Этому положению в точности соответствует ч 3 ст,69 УПК в редакции Закона РФ «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве», УПК РСФСР, УК РСФСР, и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» от 16 июля 1993 года. Следовательно, каких-либо проблем с прямым действием приведенной конституционной нормы возникать не должно, так как они корреспондируют аналогичным уголовно-процессуальным нормам,

В Конституции Российской Федерации 1993 года получили развитие целый ряд процессуальных принципов.

Конституция устанавливает, что судопроизводство в Российской Федерации осуществляется на основе состязательности (ч.З ст. 123). Признавая важное значение состязательного начала в уголовном процессе, необходимо взвешенно относиться к предложениям о перестройке стадии предварительного расследования, в частности, путем предоставления защитнику права самостоятельно собирать доказательства. Внешне это выглядит заманчиво и первоначально воспринималось автором настоящей работы как усиление функции защиты, уравнивание ее в правах по собиранию доказательств с обвинением. Однако как только защита получит право самостоятельно собирать доказательства, она утратит свое основное содержание и предназначение, смешается с обвинением и может превратиться в свою противоположность. При собирании доказательств (а это не что иное, как производство следственных действий), особенно на первоначальном этапе рас-

’ Собрание законодательства РФ. 1997. Х27.ст.871

32

следования, зачастую трудно, a иногда просто и невозможно определить, какое доказательство формируется - обвинительное или оправдательное. Более того, первоначально оцененное как оправдательное, доказательство впоследствии может быть расценено как обвинительное. Наделив защиту указанным правом, законодатель не только создаст предпосылки для ее смешения с обвинением, но и породит непреодолимые трудности при собирании доказательств (особенно связанных с производством неповторимых следственных действий). Защитник будет вынужден или проводить их выборочно, отражая в протоколах лишь то, что, по его мнению, на данном этапе оправдывает обвиняемого (не исключая при этом возможности оценки в дальнейшем зафиксированного как обвинительного доказательства), или вообще не фиксировать ничего, если он столкнется с обстоятельствами, на его взгляд, обвинительными, отягчающими ответственность подзащитного.

Законодательная реализация предлагаемого решения существенно затруднит и деятельность органов расследования. Они будут фактически лишены возможности осуществлять неотложные следственные действия. Их производство данными органами после того, как они выполнены защитником, зафиксировавшим вообще сведения о каких-либо обстоятельствах, имеющих значение для дела, не даст результата. Следы преступления к этому времени могут исчезнуть естественным путем или будут уничтожены заинтересованными лицами. Любая отсрочка с производством следственных действий всегда связана с утратой, причем не только обвинительньгс, но и оправдательных доказательств.

Под расследованием преступлений в юридической литературе подразумевают сложную социальную деятельность. Элементами этой деятельности являются: «субъекты расследования и выполняемые ими действия; следственные и иные процессуальные, регламентированные уголовно-процессуальным законом».^ Расследование осуществляет следователь- «основной субъект процесса расследо- вания. процессуально и организационно самостоятельный, наделенный властными полномочиями», осуществляющий функцию всестороннего, полного и объективного собирания доказательств с целью установления истины по делу.^

Защитник не подрывает позицию обвинения, а оказывает юридическую помощь подзащитному.

Исследование проблем защиты прав личности в уголовном процессе было и остается актуальной задачей юридической науки. В специальном уголовно- процессуальном смьюле защитой называют функцию, которая состоит в опровержении или ослаблении обвинения (подозрения), а также в обеспечении всех прав и юридически охраняемых интересов обвиняемого (подозреваемого). Это- функция защитника, имеющего свой, только ему присущий правовой статус, и занимающего самостоятельное положение в уголовном процессе.

Это исследование мы и попытаемся провести в настоящей главе.

Для теории и практики защиты в уголовном судопроизводстве большое значение имеет адекватного уяснения процессуального положения защитника в уголовном деле и его взаимоотношений с подозреваемым, обвиняемым, так как от этого в значительной мере зависит эффективность участия защитника в процессе. В нашей юридической литературе этот вопрос неоднократно привлекал к себе

’ Зеленский В.Д. Организация расследования преступлений. Уч.пос, Красно- дар.1991,С,б.

’ Зеленский в.д. Организация расследования преступлений. Криминалистические аспекты. Ростов-на-Дону. Изд-во Ростовского ун-та. 1989.С.66,72.

33

внимание известных процессуалистов, но тем не менее, до сих лор продолжает оставаться дискуссионным.

В прошлом некоторые авторы считали, что защитник в уголовном процессе есть помощник суда. Например, М.А. Челыдов полагал, что «защитник является помощником суда в установлении всех обстоятельств дела, необходимых для постановления законного и обоснованного приговора»\ « Адвокатура- учреждение, созданное в помощь суду»^.

Такая точка зрения не могла считаться приемлемой и неоднократно подвергалась критике в нашей литературе. Она не только не раскрывает подлинного положения защитника в уголовном процессе, но и не согласуется с уголовно- процессуальным законом, с УПК РСФСР в редакции 1964 года, УПК РФ в редакции от 23 мая 1992 года. Ни советское законодательство, ни тем более российское законодательство не знало такой процессуальной фигуры, как помощник следователя, суда. Участие защитника в уголовном деле зависит, по общему правилу, от воли подозреваемого, обвиняемого, а не следователя или суда. Хотя защитник определенным образом содействует осуществлению задач, выполняемых органами суда и предварительного следствия в уголовном судопроизводстве, однако отсюда вовсе не следует, что его можно рассматривать в качестве помощника этих органов по процессуальному положению.

Выявление правового статуса любого участника уголовного судопроизводства предполагает определение его места среди других субъектов уголовно- процессуальной деятельности и степени процессуальной самостоятельности этого лица, исходя из тех прав и обязанностей, которыми наделяет его законодатель.

Учитывая эти факторы, ряд советских ученых расценивали защитника как представителя обвиняемого (подсудимого). Причем одни из них считали его только представителем обвиняемого, образующим «вместе с ним одну из двух со- стязающихся сторон»^. Другие же авторы раздваивали процессуальное положение защитника, добавляя, что он «не только представляет подсудимого, но и сам сторона, и в этом качестве представляет не только интересы подсудимого, но и интересы защиты как определенной процессуальной функции»”*.

В юридической литературе правильно отмечалось, что при такой трактовке процессуального положения защитника «понятие защиты заменяется понятием представительства»^, хотя по существу «защита и представительство - это два различных, самостоятельных института, и смешивать эти правовые понятия нельзя».^

’ См.: Чельцов М.А. Задачи советской защиты и процессуальное положение адвоката. - В кн.: Адвокат в советском уголовном процессе. М., 1954.С.53.

См.: Антимонов Б.С., Герзон С.Л. Адвокат в советском гражданском процессе.

М., 1954.СЗ.

^ См.: Синайский Э.Д. Развитие этических основ в деятельности адвокатуры. - В кн. Об эффективности судебной защиты. Л., 1966.С.81. Защита по уголовным делам. М., 1948.С.28-29.

^ Ривлин АЛ. Организация адвокатуры в СССР. Киев. 1974.С.44.

^ Кожевников А.В. Адвокат - представитель потерпевшего, гражданского истца, ответчика в советском уголовном процессе Свердловск. 1974.С. 10.

34

Действительно, для характеристики положения защитника в уголовном процессе институт представительства никак не приемлем. Ссылка на то, что в уголовном судопроизводстве этому институту надо придать особый, специфический смысл , не может приниматься как серьезный аргумент, поскольку принципиальное функциональное назначение таких общих юридических терминов, как представительство, норма права, полномочия, диспозитавностъ, компетенция и т.д., должно оставаться неизменным, в какой бы сфере социальной жизни они ни применялись.

Наряду со многими юристами мы придерживаемся мнения, что по своему процессуальному положению защитник является самостоятельным участником уголовного судопроизводства, призванным оказывать подозреваемому, обвиняемому юридическую помощь в охране их прав и интересов. Эту точку зрения отстаивал еще в сороковых годах М.С. Строгович, указывая на сложное процессуальное положение защитника в уголовном процессе: «…он- представитель подсудимого, но представитель особого рода (sui generis). Он- представитель подсудимого как стороны, но не только представитель подсудимого, как стороны, он и сам сторона в процессе…»^.

Функция защиты в уголовном процессе осуществляется в двух направлениях.

Первое их этих направлений выражается главным образом в предоставлении или обнаружении в материалах дела доказательств и юридически значимых обстоятельств, которые могут полностью или частично снять подозрение, опро- вергнуть предъявленное обвиняемому (подсудимому) обвинение или хотя бы улучшить положение подзащитного по делу. Второе направление - оказание по- дозреваемому и обвиняемому юридической помощи в защите его процессуальных, имущественных и иных прав. Как отмечает С.А. Шейфер «…защитник в процессе доказывания в целом и на первоначальном его этапе отстаивает не свои личные интересы, а законные интересы обвиняемого» .^ Именно для защиты этих интересов защитник участвует в уголовном процессе. Адвокат не вправе поддерживать никаких незаконных и надуманных притязаний подзащитного, вступать в противоречие с законом и со своим профессиональным долгом в угоду неправомерным стремлениям подозреваемого, обвиняемого.

в пределах полномочий, предоставленных ему законом, защитник самостоятельно определяет свою позицию по делу и свободен в выборе тех средств и методов, которые необходимы для выполнения функции защиты.

в принципе позиция адвоката может не совпадать с мнением подозреваемого, обвиняемого. Однако при всех условиях об избранной им позиции, а равно о намеченных им средствах и методах защіггьі адвокат должен своевременно уве- домить подозреваемого, обвиняемого, выслушать по этому поводу их мнение и доводы. Если ему не удалось согласовать свою позицию с подозреваемым, обви- няемым на принципиальной основе, подозреваемый или обвиняемый возражает

’ Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. М., 1961.С.215.

^ Защита по уголовным делам. /Под редакцией проф. И.Т. Голякова. Издательство Минюста СССР./М., 1948,

^ Шейфер С. А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., Юрид.лит. 1981.С.69-70.

35

против намеченных им действий, а защитник по-прежнему убежден в правильности своей позиции, избранной линии защиты, то он обязан разъяснить своему подзащитному право заявлять те или иные ходатайства от своего имени, пригласить другого защитника или вообще отказаться от защитника. Когда подозреваемый, обвиняемый не отказывается от услуг данного адвоката, последний вправе продолжать осуществление защиты соответственно с избранной им позицией и линией защиты.’

Иное рещение этого принципиально важного вопроса о взаимоотношениях защитника с подозреваемым, обвиняемым противоречило бы не только смыслу ст. 51 УПК РФ, четко определяющей его обязанности в уголовном процессе, но и ст.25 Положения об адвокатуре РСФСР 1980 года, где совершение действий, которые показывают недобросовестное отнощение защитника к исполнению своих обязанностей или иным образом могут порочить звание адвоката, признаются дисциплинарным правонарушением.

Разумеется, что расхождения в позициях подозреваемого, обвиняемого и их защитников по делу естественны только по делам, где объективно собранными доказательствами и их источниками исключается всякое сомнение в обоснованности подозрения, обвинения, где у защитника не осталось никаких сомнений в виновности обвиняемого, отрицающего свою вину, и доказанности всех фактов (обстоятельств), составляющих суть этого обвинения. Как справедливо подчеркивал А.Л. Ривлин, только при таких условиях и может возникнуть «указанная коллизия между защитником и обвиняемым, ибо если в деле возникают малейшие сомнения в доказанности обвинения, адвокат обязан использовать их в интересах обвиняемого, доказывать его невиновность»^.

Конечно, на практике такие дела не являются редкостью.

При полной доказанности обвинения защита, несомненно, принесет обвиняемому большую пользу, если защитник при определении своей позиции по делу будет исходить не из голословных утверждений обвиняемого, не имеющих никакого объективного подтверждения, а из достоверно установленных обстоятельств дела, позволяющих относиться снисходительно к его личности и действиям. Когда же в деле таких материалов не содержится, защитник должен принять все законные меры для их выявления.

Именно такая позиция обеспечивает защиту прав и законных интересов по- дозреваемого, обвиняемого.

Расширение прав адвоката в стадии предварительного следствия - явление долгожданное. Если прежде он в лучшем случае допускался в процесс с момента предъявления гражданину обвинения (в основном с момента окончания следствия), то теперь по желанию гражданина он может быть допущен к делу с момента его задержания, ареста, предъявления обвинения и окончания предварительного расследования по делу.

^ Изложенная нами точка зрения по поводу взаимоотношений адвоката и его под- защитного подробно аргументирована в работах: Гуткин И.М. Участие защитника на предварительном следствии. М., 1966.С.23-24; Шафир Г.М. Некоторые вопросы методики и тактики защиты на предварительном следствии. - Сб.; Вопросы защиты по уголовным делам. Л., 1967.С.74-75.

^ Ривлин А.Л. Организация адвокатуры в СССР. Киев. 1974, С.48.

36

кроме того, по желанию гражданина, привлеченного к уголовной ответственности, адвокат может участвовать при его допросах, на очных ставках, в момент записи показаний на магнитную ленту, при производстве осмотров и пр.

Однако закон регулирует далеко не все возникающие при этом вопросы.

Эффективность предварительного следствия при участии защитника во многом определяется характером его взаимоотношений со следователем. Есть ли у адвоката хотя бы надежда, что следователь прислушается к его голосу, будет считаться с его мнением по делу? Допуск защитника на ранние этапы предварительного следствия вызвал ряд новых элементов взаимоотношений следователя и защитника.

К сожалению, иногда принципиальная, добросовестная и энергичная работа адвоката вызывает негативное отношение некоторых работников правоохранительных органов, которые рассматривают его деятельность чуть ли не как подрыв правосудия.

Имеют также место случаи необеспечения следователями обвиняемых адвокатами, чем грубо нарушается закон.

Важнейшей гарантией осуществления права на защиту служит положение закона об обязательном участии защитника по делам несовершеннолетних; немых, глухих, слепых и других лиц, которые в силу физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту; лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство, а также по делам о преступлениях, за совершение которых может быть назначена смертная казнь (ст.49 УТЖ РСФСР).

Производство предварительного следствия по делам, связанным с преступлениями несовершеннолетних, имеет особенности, регламентированные уголовно- процессуальным законодательством. В частности, специфично обеспечение права на защиту.

Следователи в обязательном порядке должны неукоснительно соблюдать положения ст.ст,47,49 УПК РСФСР, предусматривающих обязательное участие защитника при производстве предварительного следствия в отношении несовершеннолетнего с момента предъявления обвинения, задержания, независимо от его желания иметь или не иметь защитника.

К сожалению, нередко встречаются факты, когда при задержании несовер- шеннолетних в порядке ст. 122 УПК допрос, очные ставки, дополнительный осмотр места происшествия с участием подозреваемого, следственный эксперимент проводятся следователями без участия защитников. Порой несовершеннолетние подозреваемые, обвиняемые заявляют, что не нуждаются в участии адвоката при производстве следственных действий, а следователи соглашаются на это.

По смыслу ст. 51 УПК адвокат вправе присутствовать при проведении любого следственного действия с участием подозреваемого, обвиняемого, в том числе при допросе прокурором. Если подозреваемый или обвиняемый, а также защитник настаивают на участии защиты при этом, прокурор не вправе отказать, поскольку изъятие из общего правила законом не предусмотрено.

Должны приниматься меры в целях прекращения практики допросов несо- вершеннолетних в качестве свидетелей в тех случаях, когда они заведомо получат затем процессуальный статус подозреваемого, обвиняемого, и проведения с ними в этом качестве очных ставок и других следственных действий.

Важность предупреждения, устранения фактов ненадлежащего осуществления права на защиту объясняется не только необходимостью профессиональной помощи лицу, в силу возраста не имеющему достаточных знаний, психологиче- 37

ской зрелости, в определенной мере защита содействует установлению истины по делу. Необеспечение права на защиту в соответствии с ч.З ст.69 УПК влечет при- знание не имеющими юридической силы полученных при этом доказательств.

Законодатель предусматривает, что участие защитника по делу о преступлении несовершеннолетнего обязательно с момента задержания, ареста, предъявления обвинения и в судебном разбирательстве, независимо от того, достиг ли обвиняемый, соверщивший преступление в возрасте до 18 лет, к этому времени совершеннолетия, суды должны строго соблюдать нормы уголовного процесса, гарантирующие несовершеннолетнему обвиняемому право на защиту.’

Основанием для обязательного участия защитника на предварительном следствии в порядке п.З ч. 1 CT.49 УПК РСФСР является наличие у лица физического или психического недостатка, препятствующего ему самому осуществлять право на защиту, удостоверенное документом, приобщенным к уголовному делу, либо протоколом освидетельствования, проведенного с участием врача- специалиста, либо заключением эксперта.

Следователи призывают адвокатов к 5^астию в деле при наличии слехізоо- щих условий. Во-первых, должно быть установлено наличие физического или психического недостатка, во-вторых, должен наступить один из 3-х предусмотренных законом моментов допуска защитника к участию в деле: объявление лицу протокола задержания, либо объявление ему постановления о заключении под стражу, или предъявление обвинения (чч. 1 и 2 ст.49, ст.47 УПК РСФСР).

Причем, обязательное участие защитника в деле с наступлением одного из указанных моментов неразрывно связано с установлением к тому времени наличия физического или психического недостатка.

Важным является и тот факт, что в соответствии с ч.2 ст.50 УПК РСФСР отказ от защитника лица, которое в силу физического или психического недостатка не в состоянии само реализовать свое право на защиту, для следователя не является обязательным, потому как, и это подтверждает практика, обязательное участие защитника на предварительном следствии по делам лиц, имеющих психические или физические недостатки, способствует более полному соблюдению прав и законных интересов подозреваемых и обвиняемых, а также повышает качество расследования.

Обязан ли следователь в любом случае обеспечить участие адвоката, если об этом ходатайствует подозреваемый или обвиняемый, не попадающий в категорию лиц, которым в соответствии с законом обязательно должен бьггь предоставлен защитник?

Судебная практика идет по пути признания факта нарушения права на защиту, если подобная просьба подозреваемого или обвиняемого не выполнена, Исходя из этого, подавляющее большинство следователей принимают меры к обеспечению участия защитника во всех случаях, когда об этом ходатайствует подозреваемый или обвиняемый.

Кроме того, с нашей точки зрения, аналогично ситуации в суде, если у одного обвиняемого на предварительном следствии есть защитник, то таковой

^ Постановление №5 Пленума Верховного Суда РСФСР от 25.12.90г. в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР №11 от 21.12.93г.//Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1996,С. 518.

38

должен быть и у другого обвиняемого, если его интересы противоречат интересам первого.

и еще, в суде отказ от адвоката принимается лишь в присутствии адвоката и при наличии ордера юридической консультации. Аналогичный порядок должен быть установлен и на предварительном следствии. В этом видится гарантия прав задержанного, арестованного, лица, которому предъявлено обвинение, а сле- довательно, повышения качества следствия и правосудия в целом.

В новом Законе об адвокатуре, в новом уголовно-процессуальном кодексе РФ должны быгь закреплены нормы Положения о роли адвокатов и .Стандартов независимости юридической профессии, принятых ООН в августе- сентябре 1990 года, устанавливающие принцип обеспечения каждому гражданину права на защиту, а также отражающие правовой статус защитника ^ а именно:

«…Гарантии в уголовной юстиции.

Правительство обязано обеспечить возможность каждок^ быть информированным компетентными властями о его праве получить помощь адвоката по его выбору при его аресте, задержании или помещении в тюрьму или обвинении в уголовном преступлении (ст. 5 Основных положений).

Любое вышеуказанное лицо, которое не имеет адвоката, в случаях, если интересы правосудия требуют этого, должно бьпгь обеспечено помощью адвоката (ст.6 Основных положений).

Задержанному, арестованному или помещенному в тюрьму должны быть обеспечены необходимые условия, время и средства для встречи и консультаций с адвокатами без задержки, препятствий и цензуры, а также полная конфиденциальность их разговоров (ст.8 Основных положений).

Права и обязанности адвокатов и гарантии их деятельности,

…Адвокаты при выполнении своих обязанностей всегда должны действовать свободно, честно и бесстрашно, в соответствии с законными интересами клиента и без какого-либо вмешательства или давления со стороны власти либо об- щественности (ст. 6 Стандартов).

Ни один адвокат не должен подвергаться уголовным, гражданским, адми- нистративным или иным санкциям либо угрозам их применения вследствие того, что он давал советы или представлял интересы клиента в соответствии с законом (ст.8 Стандартов).

Там, где безопасность адвокатов, исполняющих свои профессиональные обязанности, находится под угрозой, власти должны защитить их (ст. 17 Основных положений).

Адвокат должен обладать гражданским и уголовным иммунитетом от преследований за относящиеся к делу заявления, сделанные в письменной или устной форме, при добросовестном исполнении своего долга и осуществлении профессиональных обязанностей в суде или другом юридическом или административном органе (ст.20 Основньгс положений).

’ Советская юстиция. 1990.№20.С, 19-20. «Основные положения о роли адвокатов», приняты на 8 Конгрессе ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. в Нью-Йорке; далее в тексте Основные положения;

Советская юстиция. 1991.№23-24.С. 19-20. «Стандарты независимости юридической профессии Международной ассоциации юристов», приняты на конференции в МАЮ в сентябре 1990 г. в Нью-Йорке, далее в тексте Стандарты независимости.

39

Юрист должен иметь право свободы искать, истребовать, получать и, согласно профессиональным нормам, распространять информацию и идеи, относящиеся к их профессиональной деятельности (ст. 13 Стандартов).

Ряд положений Стандартов независимости нашли свое отражение в проекте УПК РФ, принятом в первом чтении Государственной Думой Федерального Собрания РФ, о котором мы будем говорить во второй главе.

40

2.2. Правовые и этические аспекты взаимоотношений защитника с подзащитным.

На протяжении тысячелетий этика составляла основное содержание многих философских учений, постепенно обретая все большую самостоятельность. Созданию этических систем, объяснению нравственных явлений посвящали свою жизнь величайшие гуманисты прошлого - от Сократа, Аристотеля, Платона до Спинозы, Канта, Швейцера.

При осуществлении правосудия возникает сложная система этических отношений как между участниками процесса, так и между ними и обществом. Эта деятельность не умещается в рамках установленных процедурных норм и, следовательно, в значительной мере регулируется моралью, а сами нормы процесса должны отвечать нравственным представлениям общества.

Проблемы этики адвоката всегда привлекали внимание юристов. Однако библиография нашей литературы по этой теме не отличается богатством и разно- образием. После небольшой книги н и. Полянского «Правда и ложь в уголовной защите» (М.,1927г.), опирающейся в основном на опыт зарубежной и русской до- революционной адвокатуры, можно насчитать не более полутора десятков работ, опубликованных в разное время различными авторами. Вопросы судебной этики стали предметом научной разработки лишь в последние годы.

Появился ряд работ, посвященных судебной этике, имеется большое число публикаций об этике отдельных участников уголовного судопроизводства, в том числе адвоката.^

Чтобы показать актуальность затрагиваемых вопросов, приведем хотя бы беглый анализ отдельных положений из известных нам работ, так или иначе касающихся профессиональной этики.

Касаясь адвокатской этики, М.С. Строгович писал: «Понятие адвокатской этики нельзя признать удачным. Оно может послужить поводом к заключению, что существует какая-то особая адвокатская этика, отличная от общей этики, от морали, нравственности, что у адвоката своя этика, своя мораль, отличная от этики и морали других людей. Об адвокатской этике можно говорить лишь в очень условном смысле, как о применении общих норм нравственности к специальным вопросам деятельности адвоката. А в этой деятельности вопросы этического порядка возникают постоянно.

Там, где тот или иной вопрос урегулирован законом, там все достаточно просто, адвокат, как любой участник процесса, должен соблюдать закон, руководствоваться им и не допускать нарушения закона, не отступать от него.

В законе определены только основные формы процессуальной деятельности адвоката, его основные задачи и приемы. Все же остальные вопросы деятельности адвоката в суде не разрешаются и не могут разрешаться законом. Такие вопросы, как выбор средств и методов защиты, как установление правильных взаимоотношений адвоката со следователем, судом, со своим процессуальным про-

’ См.: Бойков А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. Юридическая литература.М.,1978; Строгович М.С. Процессуальное положение и процессуальные функции защитника.//В кн. Защита по уголовным делам. Под ре- дакцией проф. И.Т. Голякова. М., Юридическое издательство. Минюст СССР. 1948г. и др.

41

ТИВНИКОМ - прокурором, CO своим подзащитным- подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, адвокату приходится решать самому по своему разумению, по совей совести, в соответствии с правильным пониманием долга адвоката.

Здесь нельзя заранее и в общем виде установить все правила, которыми должен руководствоваться адвокат, невозможно создать какой-то <(кодекс адвокатской этики» или что-либо в этом роде.».’

Нужно признать, что нравственные требования общества к защитнику не всегда были справедливыми. В первые годы Советской власти, как известно, весьма болезненно решался вопрос о допустимости вступления коммунистов в коллегии защитников. Теперь эти споры- достояние истории. Адвокатура занимает прочное положение в системе правосудия, а адвокат - активный защитник прав и законных интересов граждан, предприятий.

Адвокатская этика является составной частью судебной этики. Адвокатский коллектив (юридическая консультация, коллегии и адвокатура в целом) представляет собой относительно тесно сплоченную профессиональную группу, объединенную не только формальным членством в своеобразньпс общественных организациях, но и определенным социальным статусом, общностью процессуальных задач, функций и способов их осуществления, традициями, интересами. Это с неизбежностью накладывает свой отпечаток на культуру, систему ценностей, мораль каждого адвоката.

Но адвокатура не является изолированной профессиональной группой. Отсюда адвокатская этика может быть рассмотрена как составная часть «этики работников юридических профессий» или «судебной этики».

в соответствии с объективными предпосылками особенностей профессиональной морали, изложенными выше, судебную этику можно определить как науку о нравственных основах деятельности по отправлению правосудия, включающую учение о специфике действия общеэтических норм в этой сфере трудовых отношений и особых нравственных нормах, рождаемых своеобразием возникающих отношений при отправлении обязанностей судьи, прокурора, следователя, адвоката.

Задачи науки судебной этики следует видеть прежде всего в научном обосновании нравственных принципов судебной деятельности, в раскрытии нравственного содержания правовых норм, прежде всего норм, определяющих порядок уголовного, гражданского и административного судопроизводства, в создании учения о ценностях правосудия, о нравственном долге его профессиональных участников. Социальная ценность этой науки - в повышении престижа правосудия, усилении благотворного воздействия судопроизводства на формирование правового и нравственного сознания граждан, создании в суде нравственной атмосферы, благоприятствующей отысканию истины, преодолению предубеждений и субъективизма. Расширение действия моральньпс факторов в сфере правосудия в конечном счете есть способ укрепления правовых гарантий.

Такие принципы, как право задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого пользоваться помощью адвоката, презумпция невиновности, принцип объективности, всесторонности и полноты исследования обстоятельств дела, гласность и устность процесса и др. наполнены нравственным содержанием, ибо они призваны обеспечить непредвзятое исследование доказательств, разрешение

^ М.С. Строгович. Указ. соч.С.Зб.

42

дела no закону и совести. Нарушение этих норм ведет и к резкому моральному порицанию, и к применению соответствующих процессуальных санкций выше- стоящими правоохранительными органами.

Судебная этика как наука, несмотря на значительную историю, пока еще делает первые шаги. Содержание долга судьи, прокурора, адвоката, стимулы его исполнения, нравственный идеал профессии остаются все еще нераскрытыми. Между тем честно исполняемый профессиональный долг есть основа морального удовлетворения деятельностью, путь к правильному пониманию таких этических категорий, как счастье, смысл жизни.

Осуществление долга нередко связано с преодолением нравственньсс конфликтов.

Известно, что истина- высоконравственная цель доказывания. Но если она недостижима морально оправданными способами, то ее, видимо, в каких-то случаях приходится приносить в жертву более высоким моральным и правовым ценностям правосудия; принципу законности, правам личности и т.д.

Рассматривая ту или иную процессуальную ситуацию, мы прежде всего ориентируемся на указания процессуального закона Но процессуальные нор^і не содержат столь жесткого регламента, который можно бьшо бы признать одно- значным: норма почти всегда оставляет место для инициативы и усмотрения ис- полнителя. Это значит, что формально правильные, совершенные в рамках закона действия не исключают ответственности за их нравственные последствия.

Судебная этика и должна, видимо, воспитывать такой подход к оценке процессуальных действий, в котором сочетались бы два критерия - правовой и моральный.

Будучи составной частью судебной этики, адвокатская этика не поглощается ею. Адвокатская этика охватывает широкий круг вопросов, касающихся взаимоотношений адвокатов друг с другом и руководящими органами коллегии, отношений адвоката с клиентами, судом, следователем и прокурором, с иными участниками гражданского и уголовного процесса, а также с соответствующими госорганами при выполнении юрисконсультских обязанностей.

Адвокатская этика вовсе не ставит перед собой целей оправдания отступлений от правды. Напротив. Она сурово осуждает ложь, заведомые передержки. Только она может дать адвокату оружие большой социально полезной силы, уберечь начинающего специалиста от разочарований, подсказать пути истинного морального удовлетворения деятельностью.

Профессиональная этика не может ограничиться изучением только специфических норм морали, присущих данной профессии. Она по необходимости должна включать и исследование конкретных условий реализации общеэтических требований, определяющихся своеобразием социальных ролей представителей разных профессий.

Нельзя профессиональную этику сводить к нормативной ее части: в ней, как и в любой этике, остается место для нравственных убеждений, эмоций и других компонентов нравственного сознания.

Профессиональная этика адвоката в основе своей всегда была не чем иным, как своеобразным отражением нравственных представлений данного общества. Вместе с тем на нее накладьшала существенный отпечаток система судопроизводства, характер защищаемых в суде интересов, положение обвиняемого, цели правосудия.

Из этой обширной проблематики в силу характера нашей темы мы выделяем вопросы, связанные с этикой зашиты по уголовным делам.

43

Очень большое значение имеют этические устои деятельности для адвокатуры по уголовным делам, так как уголовная защита в сравнении с деятельностью обвинителя содержит в себе больше нравственных требований из-за сложных и многообразных отношений защитника к своему клиенту (подозреваемому, обвиняемому, подсудимому) и к обществу. Очень много вопросов возникает у адвоката при осуществлении защиты, и каждый из них вызывает на практике разнообразные, нередко диаметрально противоположные решения.

Для адвокатуры проблемы профессиональной этики актуальны в силу многих причин. Прежде всего потому, что адвокат пользуется судебной трибуной, позволяющей ему воздействовать на сознание значительных групп людей. Следовательно, нравственный облик адвоката и его ценностные ориентиры приобретают непосредственное общественное значение.

Вопрос о нравственных началах в адвокатской деятельности всегда привлекал и привлекает широкое внимание.

Рассматривая этику профессиональной защиты, мы проследим достаточно убедительную, на наш взгляд, связь между эффективностью деятельности защитника и его нравственными установками. Последние имеют, как известно, решающее значение для социального престижа профессии, что также не должно ускользнуть от внимания исследователя, обращающегося к проблеме профессиональной этики.

Истории известны две профессии, лучшие представители которых особенно настойчиво стремились к нравственному регламентированию своей деятельности, к сведению моральньсс правил в некий разделенный на параграфы свод, кодекс. Обычно появлению последних предшествовала присяга, как обязательная часть ритуала приобщения к профессии.

Этими профессиями были профессии врача и адвоката. Тому есть ряд причин. Врач и адвокат стояли на страже важнейших для человека ценностей: жизни и здоровья, свободы и доброго имени. Их отношения с заинтересованными лицами носили в известной мере интимный характер, слабо поддавались внешнему контролю, открывая широкие возможности для злоупотребления доверием. Указать на долг и честь профессии, оградить престиж сословия призваны были кодексы профессиональной морали.

Дореволюционный адвокат, вступая в сословие, клялся «не писать и не говорить на суде ничего, что могло бы клониться к ослаблению…доброй нравственности, но честно и добросовестно исполнять обязанности принимаемого на себя звания»’.

Деятельность адвоката является правовой по своему характеру. Выступая в роли защитника по уголовным делам или в качестве представителя стороны по гражданским делам, он руководствуется нормами материального права, которые определяют его деятельность в процессе.

Но правовые нормы заключают в себе и нравственные начала. Так, в нормах материального уголовного права, представляющих собой запреты обще- ственно- опасного поведения, заключена не только правовая оценка этого поведения, но и отрицательная с точки зрения нравственной. Преступление всегда безнравственно.

Таким образом, правильно применяя нормы материального права, руководствуясь ими в своей деятельности, добиваясь их применения, адвокат тем самым осуществляет и нравственную по своему характеру деятельность.

^ Учреждение судебных установлений.CT.381.с.56.

44

Нравственные начала заключены не только в нормах материального права, но и в нормах процессуального права, регулирующих поведение участников как уголовного, так и гражданского процессов.

Сам порядок расследования и рассмотрения судебных дел, предусмотренный соответствующими правовыми нормами, заключает в себе нравственные начала. Так, предусмотренные УТЖ РСФСР принципы процесса являются не только нормами права, но и нормами нравственности. К ним, в частности, относятся обеспечение обвиняемому права на защиту, оценка доказательств по внутреннему убеждению, независимость судей и подчинение их только закону и др.

Поэтому можно сказать, что нормы процессуального права, регулирующие поведение адвоката в процессе, устанавливающие, что и как он должен делать, являются и нормами нравственности. Это находит свое прямое выражение в некоторых нормах права, например, ст.67/] УПК РСФСР, предусматривающей обстоятельства, исключающие участие адвоката в качестве защитника.

Правила адвокатской нравственности получают прямое выражение в Положении об адвокатуре РСФСР, перечисляющем права и обязанности адвокатов. Адвокат должен точно и неуклонно соблюдать требования действующего законодательства, использовать все предусмотренные законом средства и способы защиты прав и законных интересов обратившихся к нему лиц; адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи; адвокат должен быть образцом моральной чистоты и безукоризненного поведения.

Таким образом, точное и неуклонное соблюдение адвокатами материальных и процессуальньпс законов будет также соблюдением нравственньпс требований, заключенньгс в них.

И вообще, отправление правосудия - это не только правовая деятельность, но и деятельность, проникнутая нравственными началами, направленная на всемерное утверждение морали в жизни общества. А поскольку адвокат является активным участником отправления правосудия, то он является и участником этой нравственной по своему характеру деятельности.

Но дело заключается не только в этом. В том взаимоотношении права и нравственности, о котором речь шла выше, имеется весьма важная черта; нормы нравственности гораздо шире правовьгс норм. Не все то, что регулируется правилами нравственности находит свое выражение в нормах права. Нравственные начала охватывают более широкий круг общественных отношений, нежели право. Все это относится и к нравственным началам в деятельности адвокатов. Обращенные к ним нравственные требования не укладываются полностью в нормы права, регулирующие их деятельность. Они выходят за пределы этих норм права. Задача поэтому заключается в том, чтобы определить именно эти нравственные требования, не предусмотренные нормами права. При этом, если при соблюдении нравственных требований, заключенных в нормах права, задача заключается в том, чтобы уметь извлечь из этих норм не только их правовое содержание, но и требования нравственности, то когда речь идет о нравственных началах в адвокатской деятельности, выходящих за нормы права, установление их представляется более сложным. Дело в том, что эти нравственные правила, крайне многообразные и многочисленные, могут возникать и возникают в каждодневной деятельности адвокатов и исчерпать их невозможно.

Поэтому задача заключается в том, чтобы попытаться найти и определить наиболее общие требования нравственного порядка, относящиеся к адвокатской деятельности,

45

Многие из наиболее общих нравственных начал, которые выходят за пределы правовых норм и которыми должен руководствоваться адвокат в своей деятельности, уже освещались в предшествующем изложении. Так, когда шел вопрос о процессуальном положении адвоката на предварительном следствии, об участии в доказывании и т д., излагались не только чисто правовые, но и нравственные стороны. Говоря о процессуальной регламентации участия защитника в следственных действиях, нельзя было не коснуться и нравственной стороны этого вопроса.

Таким образом, деятельность адвоката, в чем бы она ни выражалась, нельзя рассматривать изолированно от нравственньрс начал, лежащих в ее основе. Это диктуется самим характером адвокатской профессии.

Отправление обязанностей защитника порождает множество конфликтных ситуаций, не свойственных профессии следователя, прокурора, судьи.

Достаточно указать, например, на то, что любой из участников процесса всегда вправе определить позицию по делу соответственно своему внутреннему убеждению. Защитник же в некоторых случаях вынужден поступиться внутренним убеждением: он не может отказаться от защеты, как бы ни были противны его нравственному чувству характер преступления, личность и позиция преступника.

Преступление, служащее предметом расследования и затем рассмотрения в суде, всегда представляет собой конфликт, подчас весьма острый, между личностью и обществом, если, разумеется, такое преступление имело место. В этом случае первым из нравственных требований адвокатской деятельности по уголовным делам является требование защиты личности подозреваемого, обвиняемого, но не совершенного ими преступления. Защищая подозреваемого, обвиняемого, адвокат ни в коем случае не оправдывает само преступление, если оно имело место.

Участие адвоката в уголовном деле начинается, по существу, с принятия защиты, с принятия, как говорят, дела к своему производству. Вопросы нравственного порядка возникают уже в этот момент и выражаются они прежде всего в праве выбора дела для участия в нем в качестве защитника.

Адвокат в силу действующего законодательства (ст.51 УПК РСФСР) не вправе отказаться от принятой защиты. Вправе ли адвокат по мотивам нравственного порядка отказаться от принятия дела?

Как мы уже отмечали выше, нормы права предусматривают случаи, при которых адвокат не вправе принять на себя обязанности защитника по уголовному делу. Но имеет ли он право, помимо этих случаев, по соображениям морального порядка отказаться от принятия защиты, считая, что его участие в деле в качестве защитника было бы безнравственным? Вопрос этот в литературе разрешается неодинаково.

Представляется, что нельзя отказать адвокату в праве не принять на себя обязанности защитника, если он считает, что его защита подозреваемого, обвиняемого по данному делу не отвечает его нравственным понятиям.

Могут сказать, что в каждом уголовном деле речь идет о преступлении, то есть деянии безнравственном, и если предоставить каждому адвокату такое право, то не будет ли поставлено под угрозу обеспеченное Конституцией РФ право подозреваемого, обвиняемого на защиту, на защитника?

Следует, однако, иметь в виду, что речь идет лишь о принятии адвокатом дела по соглашению и за вознаграждение. Лишь в этих случаях, и только в этих, он вправе отказаться от принятия защиты. Но он ни при каких условиях, ни по

46

каким нравственным соображениям не может отказаться от защиты по назначению, и это обеспечивает подозреваемому, обвиняемому его право на защитника.

Однозначно ответил на этот вопрос А.Ф. Кони в своей работе «Нравственные начала в уголовном процессе»: «…Не будучи слугой своего клиента, он, однако, в своем общественном служении, слуга государства и может быть назначен на защупу такого обвиняемого, в помощь которому по собственному желанию он бы не пошел. И в этом случае его роль почтенна, ибо нет такого падщего и преступного человека, в котором безвозвратно был бы затемнен человеческий образ и по отнощению и которому не было бы места слову снисхождения. Говоря, при наличности доказанного преступления, о снисхождении, защитник исполняет свою завидную обязанность- вызывать наряду со строгим голосом правосудия, карающего преступное дело, звуки милости к человеку, иногда глубоко несчастному…».^

Вопрос о выборе дел, а точнее о нравственной обязанности адвоката быть разборчивым в принятии поручений по уголовным делам, широко обсуждался и обсуждается в нашей юридической литературе.

Принцип презумпции невиновности, означающий, что лицо не может быть признано виновным в совершении преступления и подвергнуто уголовному наказанию иначе как по приговору суда, является нравственным основанием защиты в любом уголовном деле. Критически анализируя материалы предварительного следствия, защитник вправе исходить и исходит из предположения, что подозреваемый, обвиняемый или невиновен вовсе, или виновен в меньшей степени, чем его обвиняют.

в теории уголовного процесса этот вопрос в его элементарном виде перестал быть дискуссионным, признается, что адвокат обязан принять поручение на зашиту по любому уголовному делу и не вправе отказаться от принятой защиты (ст.51 УПК РСФСР), за исключением случаев, предусмотренных в ст.67/1 УПК РСФСР.

Вместе с тем вопрос «о выборе дел» нельзя снять с обсуждения, так как он возродился в последние годы в новом, трансформированном виде: вправе ли адвокат защищать всякий интерес подозреваемого, обвиняемого или защите подлежит только так называемый «законный» интерес? Утверждение, что защите подлежит только законный интерес подозреваемого, обвиняемого, означает отказ от защиты по усмотрению адвоката. Его субъективная оценка интересов подозреваемого, обвиняемого оказывается достаточным критерием для ограничения сферы защиты. Данная точка зрения получила весьма широкое распространение в печати и хотелось бы сказать несколько слов по поводу защиты адвокатом только законного интереса подозреваемого (обвиняемого).

Наиболее последовательно эту мысль проводила П.С. Элькинд в статье «Право обвиняемого на защиту в советском уголовном процессе {общие вопросы)». «Если предметом права личной защиты обвиняемого, - пишет П.С. Элькинд,

’ А.Ф. Кони. Собрание сочинений в 8 томах.Т.4. Издательство «Юридическая ли- тература» .М.,1967.С. 64.

^ См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса.Т,2. М., «Наука». 1970. С.238;Перлов И.Д. Судебные прения и последнее слово подсудимого. М., Госюриздат.1962.С.99; Киселев Я.С. :>гика адвоката. ЛГУ.1967. С.ЗЗ.

47

  • может быть как законный, так и незаконный интерес обвиняемого, то предметом деятельности его защитника - только законный интерес обвиняемого».

Такая конструкция представляется убедительной лишь на первый взгляд. Она означает, что защита должна во всех случаях соизмеряться с подлинной степенью виновности обвиняемого (подозреваемого), или, другими словами, интенсивность усилий защить! определяется результатом, к которому защитник стремится, а этот результат предопределен тяжестью вины подзащитного, хотя еще не установленной окончательно.

Нетрудно убедиться в том, что такое требование к защитнику практически нереально и теоретически несостоятельно. Защитнику, как и суду, неизвестно заранее, виновен ли обвиняемый, какова степень его вины.

Если презумпция невиновности является нравственным и правовым началом защиты, то, очевидно, что защитник не может исходить из обратной презумпции, да еще с предварительным уточнением степени виновности подзащитного.

Отсюда следует, что стремление подозреваемого, обвиняемого во всех случаях добиваться выяснения обстоятельств, оправдывающих его или смягчающих его ответственность, - стремление законное и защитник не может его не поддерживать.

Действующее законодательство не знает каких-либо ограничений для защитника в этом отношении. Напротив, обязывает его использовать все указанные в законе средства и способы защиты для вьиснения обстоятельств, оправдывающих обвиняемого (подозреваемого) или смягчающих его ответственность. Недопустимы лишь незаконные средства, методы, приемы защиты.

Актуальность профессиональной этики для адвоката обусловлена и тем, что очень многие отношения, в которые он вынужден вступать при отправлении своих обязанностей, и виды деятельности не урегулированы правом. В области уголовной защиты такими являются взаимоотношения адвоката с подзащитным и его близкими, со свидетелями, потерпевшими, а также другими участниками процесса, вопросы тактики и методики защиты (о тактике защиты на предварительном следствии подробно мы будем говорить в 3 главе).

Отсутствие правовых регуляторов в этих и подобных случаях нельзя рассматривать как результат пробелов в праве. Есть отношения, которые или нецелесообразно, или невозможно урегулировать правом в силу многогранности и индивидуальной неповторимости их.

Нецелесообразно потому, что высокая степень регламентации поведения сужает возможность проявления индивидуальности и самостоятельности человека, обедняя и его деятельность, и ее результаты.

Невозможно потому, что нормы права в принципе утрачивают способность быть регуляторами поведения, когда нельзя заранее четко определить пределы действия личности в той или иной ситуации.

Возможность таких ситуаций в процессуальной деятельности адвоката законодатель учитывает, предоставляя ему широкую самостоятельность в выборе средств и методов защиты, в использовании процессуальных прав.

Требования этики для адвоката - это не только нравственный ориентир, но и кріггерий контроля.

’ См.: Вопросы защиты по уголовным делам. ЛГУ. 1967.С.33.

48

Признание специфики процессуальной морали обязьшает нас признать специфику моральных ценностей, на которые ориентированы члены данной социальной группы.

Укажем некоторые специфические черты шкалы моральных ценностей, свойственных уголовно!^ судопроизводству, и ценностных ориентаций адвокатуры в сфере уголовно-процессуальной деятельности. Моральными ценностями уголовного судопроизводства являются: свобода, честь, достоинство личности, справедливость, истина, объективность, законность и т.д. Любой принцип правосудия, имеющий правовое закрепление, вместе с тем представляет несомненную моральную ценность, ибо в нем выражено отношение к человеку как к высшей ценности обшества. Адвокат воспринимает этот набор ценностей как оружие защиты, как средство осуществления своего профессионального долга.

Эти моральные ценности не всегда мирно сосуществуют в реальной жизни и тем более в сфере судопроизводства. Они вступают в противоречия, и одни из них приходится приносить в жертву другим.

Так, к подозреваемому, обвиняемому может быть применена мера пресечения в виде заключения под стражу при наличии достаточных оснований полагать, что он воспрепятствует установлению истины по уголовному делу. Здесь в жертву истине временно приносится свобода, честь и достоинство личности подозреваемого, обвиняемого, хотя вина еще не установлена окончательно. Такова объективная необходимость, которую адвокат отнюдь не приветствует; он протестует против применения мер процессуального принуждения при наличии к тому хотя бы малейших оснований; интересы подзащитного для него выше соображений об оптимальных условиях расследования.

Особенность нравственной позиции адвоката выявляется с еще большей остротой при рассмотрении проблемы истины в судопроизводстве. Объективно деятельность адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве способствует установлению истины по делу. Вместе с тем к нему не может быть предъявлено требование всестороннего исследования обстоятельств дела - это привело бы к созданию ситуаций, превращающих его в обвинителя. Субъективное стремление защитника к истине чревато опасностью нарушения права подозреваемого, обвиняемого на защиту. Поэтому функция защитника - односторонняя функция. Но индульгенция, которую защитнику дает законодатель, не спасает его от нравственных переживаний, от морального осуждения непосвященных.

Нравственным может быть признано такое поведение (поступок) адвоката - защитника, которое в максимальной степени отвечает интересам подозреваемого, обвиняемого и не противоречит интересам правосудия.

Возражения против такого определения критерия адвокатской морали сводятся обычно к поиску ситуаций, в которых он оказывается недостаточным или приводит к явно неприемлемым выводам. Например, использование адвокатом подложных доказательств для оправдания невиновного, казалось бы, не противоречит интересам правосудия и соответствует интересам подозреваемого, обвиняемого. Однако это не так.

Правосудие -это не тх)лько достижение справедливой цели, но и достижение ее законными и нравственно оправданными способами. Использование же заведомо подложных доказательств как истинных всегда аморально и интересам правосудия не соответствует. Кроме того, в процессуальной деятельности нравственный критерий дополняется юридическим: действие должно быть законным, адвокат использует средства и способы защиты, предусмотренные законом.

49

«Защита есть общественное служение…Уголовный защитник должен быть,…вооруженный знанием и глубокой честностью, умеренный в приемах, бес- корыстный в материальном отношении, независимый в убеждениях, стойкий в своей солидарности с товарищами.»^

В юридической литературе предпринималась попытка из разрозненных этических рекомендаций, обращенных к уголовной защите, выделить наиболее общие нормы, носящие характер принципов. «Только защита обвиняемого, - писал Н.Н. Полянский, - и ни в каком случае не обличение его, правдивость, профессиональная тайна и независимость от подзащитного - таковы, на нащ взгляд, четыре начала, определяющие поведение адвоката- защитника на суде»^.

Важнейщим требованием нравственного характера для адвоката является правдивость во всей его деятельности. В уголовном процессе он призван защищать и только защищать подозреваемого, обвиняемого, подсудимого. Но при всем том защита должна быть правдивой, адвокат не имеет права на ложь Это прежде всего находит свое выражение в доказывании- одном из важнейших элементов его деятельности.

Общепризнано: адвокат обязан использовать все законные средства для защиты интересов клиента. Но требования нравственности шире рамок закона, И потому средства защиты должны быть не только законными, но и нравственно безупречными.

Адвокат собирает, представляет в интересах своего подзащитного только такие из доказательств, в достоверности которых он убежден. Одним из видов лжи адвоката будет использование доказательств, явно для него недостоверных. Для обвиняемого подчас безразлично, какими средствами он добьется своего оправдания, но это не может быть безразлично для адвоката. Нарушения могут выражаться в самом истолковании доказательств вопреки их прямому и ясному смыслу.

Если нормами адвокатской этики порицается, по общему правилу, расхождение адвоката-защитника с подзащитным по основным вопросам в стадии предварительного следствия, то не означает ли это, что адвокату дозволяется не- объективная трактовка доказательств и даже предоставляется право на ложь?

Отрицательный ответ на этот вопрос представляется единственно правильным с позиций нравственности, но он нуждается в некоторых пояснениях.

Закон требует безусловной объективности от обвинителя, обязывая его отказаться от обвинения, если оно не найдет подтверждения при проверке доказательств.

К адвокату закон предъявляет иные требования: он не может отказаться от принятой на себя защиты, в том числе по мотиву очевидности вины подзащитного. Если адвокат самим законом поставлен в такие жесткие рамки, может ли и обязан ли он бьггь объективным? Возможно ли совмещение служения правде и интересам клиента?

На эти вопросы ответ ясен: возможно, потому что защита осуществляется только законными методами и средствами; возможно, потому что обязанности адвоката ограничены собиранием только обстоятельств, которые оправдывают

^ А.Ф. Кони. Указ.соч.С.63-64.

^ Н.Н. Полянский. Правда и ложь в уголовной защите. М., 1927.С.35-36.

50

подзащитного или смягчают его ответственность. Эти обстоятельства должны ад- вокатом освещаться объективно.

Функция адвоката в процессе является односторонней. В этой односторонности деятельности адвоката и заключен тот государственный интерес, во имя которого адвокатура и создается. Пусть адвокат освещает события только с одной стороны, но тем ярче он их освещает. Осветить их с другой стороны- задача обвинителя. По этому поводу Н.Н. Полянский, пользуясь «органической концепцией» зашиты, пишет: «Хорошо, что у человека левый глаз видит предмет с одной точки зрения, а правый - с другой, но плохо, когда один глаз заболевает и мешает составить правильное представление о предмете».’

Приведенные соображения справедливы, но они не исчерпывают поставленного вопроса.

В деле могут быть доказательства, изобличающие подзащитного и недостаточно убедительно оспариваемые им. Обойти эти доказательства адвокат не может - это сделало бы защиту уязвимой и неубедительной. Оспаривание же их противоречило бы здравому смыслу, и речь адвоката могла бы вызвать только раздражение.

Согласиться с доказанностью обвинения - значило бы вступить в противоречие со своим подзащитным, который по закону вправе отказаться от такой «защиты» и потребовать другого адвоката. Где же выход из положения?

Н.Н. Полянский, для того чтобы убедительно решить, имеет ли защитник право на ложь или нет, переносит этот вопрос в плоскость конкретных процессуальных ситуаций, показывая, как должен поступать адвокат в том или ином случае, чтобы не преступить требования адвокатской этики: «…в случаях, когда виновность обвиняемого следствием полностью доказана, а обвиняемый продолжает отрицать ее, защитнику ничего другого не остается, как или сложить с себя защиту с согласия подзащитного (если защита не представляется необходимой), или воспользоваться своей независимостью от клиента и, не оспаривая виновности обвиняемого, представить соображения, относящиеся к назначению наказания».^

Эта рекомендация подкупает своей неопределенностью, но следовать ей необходимо с очень большой осторожностью. Ведь речь идет в данном случае не об осведомленности адвоката о виновности подзащитного, а лишь о его убеждении, которое может оказаться и ошибочным.

Каким бы бесспорным ни казалось обвинение, если подсудимый его категорически оспаривает, адвокат должен это обвинение подвергнуть критическому анализу, показать его слабые, сомнительные стороны. Даже при самой, казалось бы, бесспорной конструкции обвинения, если оно оспаривается подсудимым, может быть место для сомнений, и они должны бьп^ь высказаны. Разумеется, он может в своей речи признать право на существование и иной точки зрения на доказательства, представить суду свои соображения по поводу смягчающих обстоятельств или юридической квалификации.

Это - альтернатива. Но разумная альтернатива допустима. Она дает возможность проанализировать материалы дела с нескольких позиций, сделать защиту всеобъемлющей, а помощь подсудимому и суду наиболее полной.

^ Н.Н. Полянский. Правда и ложь в уголовной защите. М., 1927.С.25-26. ^ Н.Н. Полянский. Указ.соч.С.60-61.

51

Требование объективности адвоката в анализе и оценке материалов дела не есть требование «всестороннего изложения фактов с позиции беспристрастного докладчика. Такая объективность находилась бы в противоречии с односторонностью функции защиты».’

С точки зрения адвокатской этики допустимо умолчание об отдельных известных адвокату фактах, особенно тех, которые являются предметом профессиональной тайны. Но объективность требует от адвоката не утверждать ничего, противоречащего бесспорно известным ему фактам.

И все же целью деятельности защитника является выяснение обстоятельств, оправдывающих подзащитного или смягчающих его ответственность. Таков вклад защитника в установление истины по делу. И этот вклад будет тем значительнее, чем энергичнее адвокат выполняет свою функцию, не отступая от требования объективности.

Общепринятым принципом обеспечения права на защиту является принцип свободного выбора защитника обвиняемым (подозреваемым). Объясняется это своеобразным характером взаимоотношений, складывающихся между подоз- реваемым (обвиняемым) и защитником, в основе которых должно быть взаимное доверие

к адвокату, как и к врачу, всегда предъявлялось одно обязательное требование- соблюдение профессиональной тайны. Это требование является непременным условием деятельности адвоката потому, что отношения адвоката и клиента могут строиться только на основе взаимного доверия.

Сохранение тайны доверителя из нравственной нормы, характеризующей взаимоотношения адвоката и клиента, превратилось в правовую норму.

Положение об адвокатуре, утвержденное Законом РСФСР от 20.11.1980г., устанавливает в ст. 16: «Адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи…». УПК РСФСР запрещает требовать от адвоката сведения, ставшие ему известными при оказании юридической помощи (CT.CT.51, 72),

Высокая нравственная сущность этих норм несомненна, как несомненно и то, что названные нормы являются законодательным признанием специфики адвокатской этики.

Каждый гражданин, оказавшийся в роли подозреваемого (обвиняемого), может рассчитывать на помощь профессиональной зашиты, не опасаясь злоупотребления своим доверием.

Следовательно, ни с точки зрения практических интересов правосудия, ни с точки зрения правовой, ни с точки зрения нравственной адвокат не может и не должен раскрывать сведения, доверительно сообщаемые ему клиентом.

Нравственные начала в деятельности адвоката не перечислить. Ему приходится делать заявления, ходатайства, отводы и т.д., опираясь при этом на объективно правильные основания, во всяком случае для него.

На предварительном следствии и особенно в суде адвокату приходится сталкиваться со многими лицами, вступать с ними в различные отношения. Во всех случаях ему необходимо проявлять такт, уважение. Большое значение имеют отношения адвоката с допрашиваемыми свидетелями, потерпевшими, экспертами. Не все их показания и заключения являются источниками, из которых он черпает

’ Б Д. Гольдинер. Об этике в деятельности адвоката. // Сов. гос. и право. 1965. №10,С.97.

52

сведения для целей защиты обвиняемого, но ко всем им адвокат должен относиться с равным уважением, не допуская ни пренебрежения, ни явно выраженного недоверия в тех случаях, когда они дают свои показания и заключения не в интересах его подзащитного.

Все это может выразиться при допросе этих лиц, но именно к этим актам деятельности адвоката в суде должны относиться требования нравственности, не допускающие ни невнимания, ни явного недоверия, ни тем более оскорбительного отношения ко всем допрашиваемым. В свое время он сможет соответственно оценить показания всех этих лиц, но нравственный такт запрещает ему делать это при самом допросе.

Особого внимания заслуживает уважительное отношение адвоката к потерпевшему, Необходимо щадить его чувства и переживания, быть деликатным, тактичным, нужно избегать ироничного тона, насмешливости. Не следует делать из критики потерпевшего единственный способ защиты своего клиента.

В своих речах адвокат должен соблюдать подчеркнутое з^ажение к суду; уважительный тон обязателен для адвоката и при критике позиций процессуаль- ньпс противников, в первую очередь прокуроров.

Наделяя защитника широкими правами по представлению и оценке доказательств, закон ничего не говорит о том, как эта деятельность должна согласовываться с соответствующей деятельностью подозреваемого (обвиняемого), его позицией, его взглядом на дело. Более или менее очевидно, что позицию подзащитного адвокат может в некоторых случаях игнорировать (в частности, в случае защиты лиц, страдающих психическими заболеваниями). Но допустима ли такая свобода поведения защитника в отношении других обвиняемых (подозреваемых) и в отношении принципиальных вопросов позиции, по которым расхождение защитника с подзащитным приобретает характер нравственного конфликта?

М.С. Строгович, считая защитника представителем обвиняемого, приходит к выводу, что расхождение между защитником и подзащитным возможно лишь по поводу средств защиты (адвокат может воспользоваться только законными способами и средствами защиты.), и недопустимо расхождение в решении основного вопроса - виновности. «Так, если подсудимый отрицает свою виновность, оспаривает обвинение, утверждает, что он не совершил преступления, в котором он обвиняется, защитник не может занять противоположную позицию, утверждать, что он считает подсудимого виновным, и свести защиту к указанию в деянии подсудимого смягчающих обстоятельств» \

Существенно отличный взгляд высказан И.Д. Перловым, который, определяя положение защитника как самостоятельного участника процесса, настолько раздвигает рамки этой самостоятельности, что обвиняемый оказывается вынуж- денным официально конфликтовать с ним, чтобы утвердить свое право на собст- венную оценку материалов дела.^

Вопрос о пределах процессуальной самостоятельности адвоката, независимости его от позиции подзащитного - вопрос этический, и его невозможно решить только путем логического анализа процессуальных норм.

Отношение защитника к проблеме процессуальной солидарности с подзащитным - один из решающих показателей его профессиональной культуры.

’ Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т,1.М.:«Наука».1968.С.247- 248,

^ Перлов И.Д. Указ. соч. С. 65.

53

Ложная «принципиальность» защитника и его «объективность», не останавли- вающаяся перед возможностью конфликта с подзащитным, не менее опасны для правосудия, чем защита «во что бы то ни стало».

Теория полной самостоятельности защитника в выборе «своей» позиции, не согласующейся с позицией подзащитного, опасна тем, что подрывает доверие подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) к адвокату, настораживает, ставит его в положение «необходимой

o6opoHbD> от собственного защитника, сводит на нет одну из процессуальных га- рантий права на защиту.

Адвокат- защитник сочетает полномочия самостоятельного участника процесса (выбор средств, методики и тактики защиты) с полномочиями представителя обвішяемого, мнением которого он безусловно связан при совершении наиболее ответственных процессуальных действий и выборе конечной позиции по делу.

Правила адвокатской этики запрещают: защиту двух обвиняемых с противоречивыми интересами одним адвокатом; разглашение сведений, полученных адвокатом от подозреваемого, обвиняемого доверительно; отказ от принятой защиты подозреваемого или обвиняемого. Все эти этические правила нашли отражение в процессуальном законодательстве (ст.ст,47,51,72УПК РСФСР) и стали общеобязательными.

Их соблюдение гарантируется не только принудительной силой права, но и нравственным сознанием защитника.

Вместе с тем бывают ситуации, для которых невозможно однозначное решение. Обычно они связаны с тактикой защиты и взаимодействием защитника с подзащитным и другими участниками процесса. В этих случаях важнейшим регу- лятором поведения является правовое и нравственное сознание.

Особые отношения складываются в процессе между адвокатами, участвующими в одном и том же деле, при так назьшаемой, несолидарной защите. Согласно ст.49 УПК РСФСР при наличии противоречий между интересами подсудимых, каждому должен быть назначен защитник, если хотя бы один из них имеет защитника. В этих условиях может сложиться такая ситуация, при которой защитник одного из обвиняемых фактически превращается в обвинителя другого обвиняемого. Сохранить нравственный такт в этих случаях - подчас нелегкая задача. Тут нужно не потерять чувство меры, не превратиться в обвинителя другого обвиняемого в таких пределах, в такой форме, в которых нет необходимости. Чувство взаимного товарищеского уважения и подлинные интересы подзащитного должны подсказать адвокату его поведение в указанной ситуации.

Международная ассоциация юристов (МАЮ) в 1995 году одобрила Генеральные принципы этики адвокатов.

МАЮ признает адвокатов «…всего мира специализированными профессионалами, которые ставят интересы своих клиентов выше собственных интересов и стремятся поддерживать уважение к правовому государству. Они сочетают постоянное повышение уровня правовых знаний с оказанием юридической помощи клиеетам, уважением к суду и оправданным желанием поддерживать разумные стандарты своего жизненного уровня. Между этими мотивами поведения часто бывают трения. Цель настоящих принципов заключается в установлении общепринятого профессионального стандарта, который ожидается от адвоката в любой стране мира.

1.Адвокаты должны постоянно поддерживать высочайшие стандарты доверия и сопричастности по отношению к тем, с кем они вступают в контакт.

54

  1. Адвокаты должны относиться к интересам своих клиентов как к самому важному, при условии выполнения обязанностей перед судом, соблюдения требо- ваний правосудия и профессиональных этических стандартов.
  2. Адвокаты должны уважать любое обязательство, данное при выполнении профессиональных обязанностей, до тех пор, пока это обязательство не выполнено или отменено.
  3. Адвокаты не должны принимать поручение, если интересы их клиентов находятся в противоречии с интересами самих адвокатов, их партнеров или других их клиентов.
  4. Адвокаты должны всегда соблюдать конфиденциальность в отношении бывших и настоящих клиентов за исключениями, предусмотренными законода- тельством.
  5. Адвокаты должны уважать право клиента на свободный выбор адвоката.
  6. Адвокаты должны точно учитывать деньги клиентов, которые клиенты дали им на доверительное хранение, и должны держать эти деньги отдельно от собственных денег (имеется в виду распространенное на Западе поручение адвокату по хранению средств или целенаправленному распоряжению ими
    • В. К.).
  7. Адвокаты должны поддерживать высокую степень собственной независимости для того, чтобы иметь возможность дать клиентам беспристрастный совет.
  8. 9 Адвокаты должны высказать своим клиентам беспристрастное мнение о вероятном исходе их дела и не создавать условия для ненужной работы, оплачиваемой клиентом.

  9. Адвокаты должны прилагать все силы для выполнения своей работы компетентно и без задержки и не должны принимать поручение, если не уверены в его квалифицированном выполнении.

И , Адвокаты вправе назначить разумный гонорар за свою работу. Требование гонорара не должно быть условием выполнения работы, которая заняла больше времени, чем было необходимо, либо сопровождалась ненужными действиями адвоката.

  1. Адвокаты всегда должны относиться к своим коллегам в духе уважения, сотрудничества и справедливости.»’
  2. К этим приншіпам необходимо добавить еще один.

  3. Адвокат должен относиться с уважением к потерпевшему, быть тактичным и деликатным, щадить его чувства и переживания.
  4. Каждый адвокат хочет сделать карьеру. Путь к этому один: завоевание доброго имени, репутации. Этого не достичь без тех системных нравственных принципов, которым посвящена данная глава, и которым должен следовать адвокат на всем протяжении профессиональной жизни, так как адвокатура всегда была одним из инструментов поддержания нравственного духа общества, и эта ее миссия особенно важна сегодня, в условиях явной моральной деградации.

’ Российская юстиция,1996.№2.С.51,

55

З.З.Процессуальная регламентация участия защитника в следственных действиях.

Уголовно- процессуальный закон (ст. 51 УПК) предоставляет защитнику право участвовать в следственных действиях, которые производятся с участием его подзащш”ного Это действенное средство осуществления защитником своих функций на предварительном следствии.

Под следственным действием понимается «… регламентированный уголовно- процессуальным законом и осуществляемый следователем комплекс познавательных и удостоверительных операций, соответствующих особенностям следов определенного вида и приспособленных к эффективному отысканию, восприятию и закреплению содержащейся в них доказательственной информации».’

С.А. Шейфер подразделяет всех участников следственных действий на четыре группы, относя адвоката к третьей группе-«…лица, участие которых служит средством контроля за объективностью и полнотой отображения доказательственной информации в материалах дела».^Надо ли ему участвовать в следственных действиях, решает сам защитник. Однако он обязан это делать, если подзащитный изъявил такое желание, а также в случаях, когда тот является несовер- щеннолетним либо страдает физическими или психическими недостатками, препятствующими самостоятельному осуществлению защиты.

Даже тогда, когда адвокат считает, что его присутствие на том или ином следственном действии ничего не дает с точки зрения защиты, но подзащитный настаивает на своем, игнорировать его волю неверно не только в этическом, но и в правовом плане. Мы не можем согласиться с мнением Р. Лисицына, утверждающего: «право защитника участвовать в следственном действии не означает, что он обязан присутствовать при его проведении. Оно порождает обязанность следователя допустить защитника к участию в следственном действии, … своевременно уведомить его о времени и месте производства такого следственного действия…Гарантией этого права должно служить право лица, производящего расследование, запретить защитнику участие в следственном действии, в котором предполагается использование ранее полученных обвинительных доказательств или усматривается возможность получения сведений, изобличающих подозреваемого в совершении преступления».^ Налицо явное не соблюдение существующих прав подзащитного и обязанностей адвоката по ведению уголовных защит.

Право защитника на участие во всех следственных действиях с участием подозреваемого (обвиняемого) должно бьп^ь гарантировано обязанностью следо- вателя своевременно уведомить защитника о времени и месте их производства.”* Закон (ст. 51 УПК) не оставляет сомнений относительно обязанности следователя ставить защитника в известность о намерении осуществить конкретное следственное действие с его подзащитным. И тем не менее есть необходимость рекомендовать адвокатам сразу же после вступления в дело ставить в известность сле-

’ Шейфер С.А. Указ. соч.СЛ8. ‘Шейфер С.А. Указ. соч. С.72-73.

^Лисицын Р. Участие защитника подозреваемого в доказывании Законность. 1998.№4.С.ЗЗ.

” Все предложения, имеющиеся в тексте работы, указаны в Приложении №2

56

дователя в письменной форме о намерении принимать участие в следственных действиях. Это объясняется тем, что судебная коллегия по уголовным делам Вер- ховного Суда РФ по этому вопросу указала, что закон не обязывает следователя извещать защитников о всех проводимых следственных действиях, о намерении последних принимать в них участие должны свидетельствовать заявления об этом или ходатайства ^.

По своему опыту могу сказать, что если заблаговременно поставить следователя в известность о намерении участвовать в следственных действиях, то письменное ходатайство возымеет действие. Следователь обычно уведомляет об этом защщ-ника по телефону.

Нередко защитник оказывается не в состоянии принять участие в том или ином следственном действии в назначенное следователем время и вынужден просить перенести его.

Если это можно сделать без ущерба для расследования, следователи обычно удовлетворяют просьбу адвоката. Однако некоторые следственные действия носят неотложный характер и промедление с ними чревато утратой доказательств. К тому же у следователей в производстве, как правило, находятся десятки уголовных дел. Поэтому адвокату, принимающему на себя защиту по новому делу, целесообразно соизмерять свои возможности, чтобы не создавать осложнений следователям или не свести защиту к участию лишь в допросах подозреваемого и обвиняемого и в выполнении требований ст.ст.201-203 УПК РСФСР.

Участие адвоката в следственных действиях неравнозначно присутствию при их производстве. Защитник в силу новой редакции ст.51 УПК РСФСР получил право задавать вопросы допрашиваемым лицам, не испрашивая согласия следователя.

Следователь обязан занести в протокол как вопросы, так и ответы. Если защитник сочтет, что записи сделаны неправильно, неполно, неточно, он может потребовать внести в протокол замечания по этому поводу. Закон прямо не говорит о необходимости какой-либо реакции следователя на подобные замечания защитника. Однако, с учетом требования ст. 20 УПК РСФСР, обязывающей следователя принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, было бы целесообразно, чтобы в случае несогласия с замечаниями следователь выносил мотивированное постановление, аналогичное выносимому при отклонении ходатайств. Следователь может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол. Требует разъяснения право следователя отвести вопросы, заданные защитником в ходе следственного действия; вероятно, в первую очередь, наводящие и некорректные вопросы.

Это новшество породило некоторые трудности как для следователей, так и для адвокатов. Во- первых, как понимать термин «допрашиваемые лица»? Это те, которых вызвали на допрос, или участники других следственных действий?

Бесспорно, что под допрашиваемыми лицами следует понимать не только тех, кто является з^астником такого следственного действия, как допрос. Допрос ведется и на очной ставке (ст. 163 УПК). Но с нашей точки зрения, право защитника задавать вопросы допрашиваемым лицам распространяется и на предъявление для опознания, а также на проверку показаний на месте. Элементх)м процессуального порядка предъявления для опознания является обязанность опознаю-

’ Бюллетень Верховного Суда РФ. 1992.№ 4,С.8.

57

ЩЄГО дать объяснения, по каким приметам или особенностям он узнал данное лицо или предмет. Если опознающий не назвал этих примет, защитник вправе задать ему соответствующие вопросы.

к сожалению, некоторые следователи право защитника задавать вопросы допрашиваемым связывают исключительно с допросом подозреваемого или об- виняемого.

Правом задавать вопросы подзащитному адвокат обладает и при участии в проверке показаний на месте. Поскольку это следственное действие производится только в случаях, когда подозреваемый или обвиняемый дал «признательные» показания, то большинство адвокатов не видят смысла участвовать в нем. А напрасно. Защитник может обратить внимание на несоответствие воспроизведенных показаний обстановке на месте происшествия и задать вопрос, как это обстоятельство может объяснить подозреваемый (обвиняемый).Бывают случаи, когда подозреваемый (обвиняемый) не сумел дать вразумительного ответа, или оговорил себя на допросе.

В какой момент следственного действия защитник может задавать вопросы?

Вряд ли правильно признать за ним право делать это, когда он сочтет нужным. Участие защитника не должно мешать намеченной следователем тактике допроса, очной ставки, предъявления для опознания, проверки показаний на месте. Защитнику целесообразно уведомить следователя о намерении задать вопросы. Следователь должен определить время, когда защитник сможет задать интересующие его вопросы, т.е. он решает, как поступить; предоставить возможность сделать это по ходу следственного действия или после его окончания.

Довольно остро на практике стоит вопрос о том, как поступить защитнику, когда следователь прибегает к неправомерным тактическим приемам в виде так называемых психологических ловушек. Допустимо ли предупреждать подзащитного, что ему не следует отвечать на «каверзный вопрос»?^ Когда адвокаты делают это, возникают конфликтные ситуации. На мой взгляд, защитник вправе так поступить, ибо он не допускает нарушения процессуального закона или, по крайней мере, адвокатской этики. Дача показаний не является обязанностью подозреваемого и обвиняемого. Если он согласился давать показания, то это не означает, что не имеет права отказаться от ответа на вопросы, представляющие собой <(пси- хологическую ловушку». Помочь избежать её - прямая обязанность защитника.

Среди адвокатов существует мнение, что в знак протеста против применения следователем незаконных тактических приемов можно отказаться от подписи протокола допроса или другого следственного действия.^ Думается, адвокату сле- дует настаивать на внесении в протокол письменных замечаний, вызванных при- менением недозволенньк тактических приемов. Если защитник задавал вопросы и получал на них ответы, записанные следователем в протокол, сделал письменное замечание по поводу производства следственных действий или фиксации его результатов, то нет оснований отказываться от подписи протокола.

Парадоксальным является тот факт, что присутствуя при задержании, аресте, адвокат, не имеет права задавать своему подзащитному вопросы без разрешения следователя и прокурора, что лишь подчеркивает никчемность такого участия, а вернее- присутствия, поскольку оно ничего не дает для реальной защиты

^ 70% из опрошенных нами адвокатов ответили на этот вопрос положительно. ^ 20% опрошенных адвокатов отказались от подписи.

58

гражданина. Hjokho ли доказывать тот факт, что адвокат в этой ситуации должен иметь право задавать вопросы подзащитному по своему усмотрению?

Более подробно о тактических проблемах участия адвоката в допросах по- дозреваемого и обвиняемого мы будем говорить в 3 главе настоящей работы.

К числу следственных действий, участие в которых адвоката способно оказать содействие в обеспечении законных прав и интересов подзащитного, относится назначение и производство экспертизы, «При назначении экспертизы защитник может использовать все те права, которыми наделен его подзащитный».’Например, защитник может обнаружить, что производство экспертизы поручено лицу, принимавщему участие в осмотре места происшествия в качестве специалиста, что является основанием для отвода (ч.З ст.67 УПК). Эту юридическую тонкость обвиняемый может не знать.

Помощь защитника при назначении экспертизы может состоять в заявлении ходатайств о назначении эксперта из числа указанных им лиц или о включении дополнительных вопросов.

Действующий закон (ст.ст.51, 193 УПК) хотя и не исчерпывающим образом, но все же предусматривает возможность защитника обвиняемого участвовать в назначении, производстве экспертизы и предъявлении обвиняемому экспертного заключения. Поэтому со стороны следователей не возникает в этом плане возражений. Иное положение возникает, когда адвокат защищает подозреваемого. Статья 188 УПК РСФСР предусматривает, что подозреваемому предоставляются права обвиняемого только в случаях помещения его в медицинское учреждение в связи с производством судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы. Соответственно, и об участии защитника подозреваемого в назначении и производстве экспертизы может идти речь только при помещении подзащитного в медицинское учреждение. Во всех других случаях следователь не обязан знакомить подозреваемого и его защитника с постановлением о назначении экспертизы и заключением эксперта. Это явный пробел уголовно- процессуального закона. Необходимо предоставить защитнику подозреваемого право участвовать в назначении, производстве экспертизы и предъявлении подозреваемому экспертного заключения.

Как мы уже отмечали, процессуальные права защитника, участвующего в предварительном следствии, регламентируются ст. 51 УПК РСФСР с дополнениями, предусмотренными Законом РФ от 23.05.1992 года. Но порядок реализации этих прав в ряде случаев не деггализируется.

Так, часто на практике возникает вопрос - может ли защитник в ходе следствия использовать средства оргтехники, например сфотографировать или ксерокопировать протокол допроса, в котором он принимал участие, или вместо письменных заметок использовать магнитофон? Может ли вообще защитник использовать звуко- и видеозапись в ходе следственного действия не в процессуальном плане, а для своих надобностей?

Вопросы это непростые. С одной стороны, казалось бы, препятствий для использования защитником оргтехники не должно быть, так как это создает зна- чительные удобства, экономит время и, кроме того, может предупредить внесение изменений в протокол следственного действия. Но, с другой стороны, изготовление фотокопии протокола допроса или его фонограммы может привести к разглашению тайны предварительного следствия. В связи с этим применение защитником средств оргтехники в ходе предварительного следствия, когда оно еще не

Шейфер С.А. Указ. соч.С.70.

59

закончено, с нашей точки зрения, может осуществляться лишь с разрешения сле- дователя. Это, конечно, не лишает адвоката и его подзащитного права ходатайст- вовать о процессуальном применении звуко- или видеозаписи следственного дей- ствия, в том числе с отнесением соответствующих расходов на их счет.

Закон требует участия адвоката в момент избрания подзащитному меры пресечения. Как известно, прокурор вправе избрать (изменить) её на всём протяжении следствия, даже при рассмотрении дела, поступившего с обвинительным заключением. Характерно, что в этом случае закон не предусматривает участия защитника. Но почему? Ведь обвиняемый здесь остаётся без защиты» столь ему необходимой на всех стадиях следствия. Думается, точка зрения закона должна быть последовательной.

Не редкость в практике, когда следователь предъявляет обвинение лицу, не находящемуся под стражей, за день или даже в день окончания предварительного следствия. Тем самым обвиняемый, который все время допрашивался в качестве свидетеля, фактически лишается права на помощь защитника до окончания рас- следования по делу.’

Когда же в качестве меры пресечения избиралось содержание под стражей и обвинение предъявлялось на первоначальном этапе, то и тогда оно часто не ох- ватывало всех фактов, которые расследовались. Перепредъявление обвинения в полном объеме происходило перед самым окончанием предварительного следствия, что также нарушало право на защиту.^

Наиболее часто защитник на стадии предварительного следствия встречается с таким нарушением права на защиту, как создание условий, затрудняющих заявление ходатайств обвиняемым и его защитником или мешающих обжалованию ими отказа в ходатайстве, хотя в УПК РСФСР и не содержится нормы, указывающей, в течение какого времени после ознакомления с материалами дела обвиняемый и его защитник могут заявить ходатайство, в какой срок оно должно быть рассмотрено и получено сообщение о принятом решении. Нет и запрета направлять дело в суд, пока рассмотрение ходатайства не закончено. В результате при подаче защитником письменного ходатайства ему иногда сообщают, что дело уже направлено в суд. Еще чаще подобного рода сообщение защитник получает одновременно с отказом в ходатайстве. Необходимо закрепить в законе (в зависимости от объема и характера дела) срок, в течение которого защитник и его подзащитный могут подать ходатайство. Представляется, что он должен бьггь не менее ДВ30С дней.

Как свидетельствует практика^, активность защитника на предварительном следствии очень невелика. Не всегда защитник заявляет ходатайства, а еще более редко обжалует отказы следователя на заявленные им ходатайства. Следовательно, причина низкой активности защитника на предварительном следствии не только в том, что его ходатайства часто отклоняются. Дело также в том, что защитник нередко считает заявление ходатайства, направленного на устранение недоработок следствия, невыгодным, так как с его точки зрения более эффективно подобное ходатайство в суде, который рассмотрит его более объективно.

Существует также точка зрения, что решение вопроса о том, когда заявлять ходатайство, - прерогатива защитника и определяется используемой им тактикой защиты. Однако это справедливо не всегда, так как совершенно очевидно, что хо-

^ Архив Краснодарского краевого суда. 1997. Дело№28.

^ Там же. Дело №№2,6,21. ^ См.; Приложение №1.

60

датайство, направленное на устранение недоработок следователя, должно быть заявлено на той стадии процесса, когда стали известны основания для такого хо- датайства. Ведь для исправления обнаруженной защитником ошибки могут пона- добиться следственные действия.

Более того, ходатайства о проведении такого рода следственных действий нужно заявлять в обязательном порядке, так как иначе не будут выполнены требования ст. 51 УПК РСФСР, обязывающей защитника использовать все указанные в законе средства и способы защиты.

Далее, что значит «присутствовать при предъявлении обвинения»? Вправе ли адвокат просить следователя уточнить детали обвинения и его обоснование? Может ли защитник разъяснить подзащитному сущность обвинения и предоставленные ему права, если это уже сделал следователь?

От адвокатов нередко можно слышать, что при предъявлении обвинения они выступают своеобразными «понятыми», так как любая их активность следователем пресекается.^ Между тем адвокат, разумеется, может просить следователя уточнить неясности в постановлении о предъявлении обвинения или протоколе задержания. Адвокат может эти документы прокомментировать и разъяснить подзащитному его права, если с его точки зрения следователь сделал это недостаточно полно.

О праве выписывать из дела любые сведения и в любом объеме в законе говорится при регламентащіи завершения дознания или предварительного следствия. Вправе ли защитник и обвиняемый делать выписки из материалов, с которыми они знакомятся во время предварительного следствия? С нашей точки зрения, ограничений здесь не должно быть.

И ещё: следователь должен обеспечить адвокату необходимые условия для работы по делу, в частности: заблаговременно уведомить, где и когда он сможет приступить к участию в деле, а если указанное время по уважительным причинам для защитника неприемлемо, то согласовать с ним другое время; предоставить место для свидания защитника с обвиняемым наедине.

Если адвокат сообщает о своем желании принять участие в следственном действии, но ввиду занятости по другому делу явиться в указанный срок не в состоянии, он может заявить ходатайство о перенесении времени проведения данного следственного действия. Разумеется, в разумных пределах, например не более чем на двое суток. В то же время и следователь не должен приглашать адвоката для участия в следственном действии в «пожарном порядке», когда срок предварительного следствия истекает, а то и вообще истек.

Развїггие уголовно- процессуального законодательства предполагает выявление и устранение в нем противоречий и недопущение новых, в уголовно- процессуальном законодательстве таких противоречий множество, и они затрудняют ведение адвокатом защиты, особенно на стадии предварительного следствия.

Наиболее неприемлемыми являются противоречия между отдельными нормами уголовно- процессуального права, сформулированными, например, в CT.CT.143 и 144 УТЖ РСФСР. Первая из них предписывает следователю при наличии достаточньпс доказательств выносить мотивированное постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого. Согласно же второй- в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должны быть указаны время и место его со-

’ 90% опрошенных нами адвокатов ответили на поставленный вопрос таким образом.

61

ставлення; кем оно составлено; фамилия, имя, отчество привлекаемого в качестве обвиняемого; преступление, в совершении которого обвиняется данное лицо, с указанием времени, места и других обстоятельств его совершения, поскольку они установлены материалами дела; уголовный закон, предусматривающий данное преступление. При такой структуре постановления о привлечении в качестве об- виняемого никак не может быть обеспечена его мотивированность, которая пред- полагает использование доказательств при обосновании обвинительного тезиса, а не голословное оперирование им, что должно быть отражено в сгг.144 УПК РСФСР.

Противоречие существует и между нормами об ознакомлении обвиняемого со всеми материалами оконченного расследованием уголовного дела (ст.201) и о вручении подсудимому копии обвинительного заключения (ст.237 УПК РСФСР). Обвиняемый вроде бы имеет право по окончании предварительного расследования знакомиться со всеми материалами дела, однако эти материалы предоставляются ему без обвинительного заключения, копия которого вручается ему уже после положительного решения вопроса о назначении судебного заседания. Вряд ли кто может усомниться, что обвинительное заключение является следственным документом, так как его составлением заканчивается предварительное расследование (ст. 199 УПК РСФСР). Поэтому обвинительное заключение должно предъявляться обвиняемому в порядке, предусмотренном ст.201 УПК РСФСР, вместе с остальными материалами оконченного расследованием уголовного дела.

В пользу такого законодательного решения выступает также возможное разрешение другого противоречия. Согласно ст.46 УПК РСФСР, обвиняемый вправе знать, в чем он обвиняется, и давать объяснения по предъявленному ему обвинению; представлять доказательства, заявлять ходатайства; обжаловать в суд законность и обоснованность ареста; знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, а также с материалами, направленными в суд в подтверждение законности и обоснованности применения к нему заключения под стражу в качестве меры пресечения и продления срока содержания под стражей, а по окончании дознания или предварительного следствия - со всеми материалами дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме; иметь защитника с момента, предусмотренного в законе, )дчаствовать при рассмотрении судьей жалоб по поводу законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей; участвовать в судебном разбирательстве в суде первой инстанции; заявлять отводы; приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда; защищать свои права и законные интересы любыми другими способами и средствами, не противоречащими закону. Реализация всех этих субъективных прав обвиняемого неразрывно связана с обязательной реализацией первого из них: обвиняемый всегда вправе знать, в чем он обвиняется, т.е. знакомиться с обвинением. Обвинение же наиболее полно и развернуто излагается в обвинительном заключении. И выходит, что реальная возможность использовать свое право на защиту у обвиняемого появляется только в стадии судебного разбирательства, данная норма опять-таки затрудняет ведение адвокатом защиты в стадии предварительного следствия. Отсюда понятно, почему обвиняемый и его защитник «придерживают» свои ходатайства до начала судебного разбирательства, на что сетуют многие ученые.

Далее. Как могло так случиться, что в трех статьях УПК РСФСР по- разному определяется момент окончания предварительного следствия? В ст. 133 говорится, что предварительное следствие заканчивается в момент направления прокурору дела с обвинительным заключением или постановлением о передаче

62

дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер меди- иинского характера либо прекращения или приостановления производства по делу.

А вот полный текст ст. 199: « Производство предварительного следствия заканчивается составлением обвинительного заключения либо постановления о направлении дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера, либо постановления о прекращении дела, либо по- становления о прекращении дела с направлением материалов в суд для применения мер административного взыскания».

И, наконец, в ст. 200 - признание следователем предварительного следствия законченным, а собранные доказательства достаточными для составления об- винительного заключения. А ведь с каждым вариантом окончания предварительного следствия связаны разные процессуально- правовые и материально- правовые последствия.

Дискуссии о том, каким быть новому УТЖ ведутся уже долго. Видимо, по этой причине было подготовлено сразу 3 варианта проекта; здієньіми Государственно- правового управления Президента РФ, рабочей группой Министерства юстиции РФ, учеными НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной проі^атуре РФ- Над третьим проектом институт начал работу еще в 1990 году, первый вариант в декабре 1991 года был вынесен на обсуждение общественности, затем на обсуждение работников Прокзфатуры РФ. После этого он подвергся существенной доработке. Новый этап работы над УПК был связан с изменениями в законодательстве 1991-1993 годов и принятием Конституции РФ в декабре 1993 года.

Между рабочими группами-создателями и разработчиками проектов УПК велась жаркая дискуссия и борьба, как в печати, так и на научных конференциях, за право внесения законопроекта на рассмотрение в Государственную Думу.

В 1994 году обсуждению трех проектов нового УПК РФ была посвящена научно- практическая конференция. Полемические страсти разгорелись вокруг проекта, подготовленного ГПУ Президента РФ, поскольку данный проект и по форме и по содержанию резко отличается от разработанных Минюстом и НИИ прокуратуры. Группы разработчиков двух последних проектов достигли соглашения о дальнейшей, окончательной доработке проекта на базе проекта Минюста с учетом всего позитивного, что имеется в других и в присланных с мест замечаниях и предложениях.

Жаркие споры ученых вокруг проектов УПК РФ касаются нескольких вопросов. Один из них -параллельное расследование, другой - понятие доказательства. Оба этих вопроса очень важны для защитника, участвующего в производстве следственных действий.

В настоящее время является актуальным обсуждение основных начал су- допроизводства, прежде всего- состязательности. Разброс мнений здесь весьма значительный: от фактического отрицания состязательности при формальном ее признании до явных преувеличений, поисков состязательности там, где ее нет.

Для того, чтобы были реализованы возможности, заложенные в состязательном процессе, нужны сильное обвинение, не менее сильная защита и суд, со- ответствующий своему высокому статусу -беспристрастный. Пока мы не можем похвастать ни первым, ни вторым, ни третьим. Чтобы обеспечить указанные условия, нужно многое.

Одна из актуальных проблем сейчас - действие принципа состязательности на предварительном следствии. Кем являются следователь и прокурор на до- 63

судебных стадиях уголовного процесса: стороной обвинения или процессуальными фигурами, которые призваны осуществлять более широкие функции? Сторонники состязательного построения предварительного следствия ссылаются на ст. 123 Конституции РФ, в соответствии с которой « судопроизводство осушеств- ляется на основе состязательности». Но нужно учитывать, что действие этого принципа может быть неодинаковым на разных стадиях процесса.

Все три опубликованных проекта нового УПК РФ предлагают в целом сохранить смешанный характер нашего процесса, то есть предварительное следствие рассматривается в них как самостоятельная стадия, где все дела практически определяются следователем, а суд лишь санкционирует некоторые следственные акты (арест, обыск, ряд других).

Между тем, в проектах УПК, подготовленных в ГПУ (ст.71) и в Минюсте (ст. 32), следователь отнесен к участникам процесса на стороне обвинения. Эта идея вполне может понравиться некоторым не самым лучшим следователям, так как из нее логически вытекает, что они должны быть освобождены от значительного массива работы, связанной с обязанностью собирать данные, свидетельствующие не только против обвиняемого, но и в его пользу. Правда, такая обязанность формально закреплена за следователем (ч.2 ст. 13 проекта ГПУ), но вряд ли она будет реализована на практике; неразумно требовать от з^астника процесса на стороне обвинения обеспечения полноты и всесторонности исследования обстоятельств дела, которые в состязательном процессе должны быть как раз результатом участия в судопроизводстве обеих сторон. Состязательность предполагает наличие, по крайней мере, трех субъектов; обвинения, защиты и органа, разрешающего дело. Притом разрешение дела в стадии предварительного следствия подразумевает необходимость совершения ряда промежуточных действий властного характера: избрание меры пресечения; разрешение отводов, ходатайств; определение общего направления расследования; выбор доказательств, подлежащих исследованию и др. Если бы на этом этапе действовал следственный судья, как во многих странах Западной Европы, выполняющий названные функции, то предлагаемое построение предварительного следствия было бы логичным. При нем сохранился бы вышеуказанный треугольник субъектов процесса.

Обвинительная функция могла бы здесь осуществляться прокурором и следственными подразделениями МВД и прокуратуры, а на другой стороне вы- ступала бы защита, полкзующаяся равными с обвинением процессуальными правами, Но в двух упомянутых проектах УПК нет положений об учреждении института следственного судьи или аналогичной ему процессуальной фигуры. В результате отнесение следователя к стороне обвинения приводит к парадоксальной ситуации: обвиняемый должен «состязаться» со следователем, который принимает по делу основные промежуточные решения, определяет общее направление расследования и обладает властными полномочиями в отношении самого обвиняемого. Нетрудно предвидеть, чем закончится такое «состязание». И все же мы должны признать, что единственной процессуальной функцией следователя является ведение им всесторонне, полно и объективно расследования обстоятельств уголовного дела, подразумевая под этим выявление не только уличающих, но и оправдывающих обвиняемого обстоятельств, а также обстоятельств, не только отягчающих, но и смягчающих его вину, принятие мер к охране его личньк и имущественных прав, предоставление ему права на защиту.’

’ См.: Ларин. Расследование по уголовному делу: процессуальные функ- ции.М.,1986.С.29-37., Алексеев Н.С., Лукашевич В.З. Ленинские идеи в советском

64

Недостатком проекта ГПУ, на наш взгляд, являлось введение параллельного расследования, которое авторами проекта оценивалось в качестве наиболее существенной новеллы, воплощающей принцип состязательности в уголовном су допро изво детве.

Использование защитой предоставленного ей права осуществлять частные расследовательские меры, в том числе посредством частного детектива (п.5 Ч.1 ст.89), обернется на практике тем, что она утратітт присущую только ей каче- ственную определенность и превратится в свою противоположность - обвинение.

При осуществлении частных расследовательских мер, особенно на первоначальном этапе расследования, трудно, а порой и просто невозможно будет определить, какое доказательство формируется, - обвинительное или оправдательное. Более того. Если первоначально стороной защиты доказательство оценивалось как оправдательное, то впоследствии оно может быть расценено как обвинительное. Наделив защиту указанным правом, законодатель не только создаст предпосылки для ее смешения с обвинением, но и породит непреодолимые трудности и для самой защиты. Сторона защиты будет вынуждена либо проводить частные расследовательские меры выборочно, отражая в соответствующих документах лишь то, что, по ее мнению, на данном этапе оправдывает обвиняемого (подозреваемого), не исключая при этом возможности оценки в дальнейшем зафиксированного как обвинительного доказательства, либо вообще не фиксировать ничего, если она столкнется с обстоятельствами (сведениями), на ее взгляд, обвинительными, отягчающими ответственность обвиняемого, в итоге параллельное расследование, проводимое стороной защиты, задуманное как воплощение принципа состязательности, обернется на практике своей противоположностью, А именно - осуществление функции защиты превратится в уголовное преследование, а сторона защиты станет стороной обвинения. Адвокат, проводящий такое расследование, должен быть юристом высокой квалификации, знать тактику и методику расследования.

Анализируемая новелла создаст непреодолимые трудности и для стороны обвинения при осуществлении ею уголовного преследования. Следователь, дознаватель будут лишены возможности вьіполніггь неотложные следственные действия. производство следственных действий стороной обвинения после того, как обстоятельства, факты, сведения, входящие в их предмет, стали объектом частных расследовательских мер, не даст желательного результата. Следы преступления к этому времени могут исчезнуть естественным путем либо будут уничтожены заинтересованными лицами. Любая отсрочка с производством неотложных следственных действий неизбежно приведет к утрате, причем не только обвинительных, но и оправдательных доказательств.

Закрепление в законе идеи параллельного расследования может привнести в уголовное судопроизводство нездоровую конкуренцию. Такое расследование неизбежно обернется в конечном счете производством по сути одних и тех же действий сторонами, многочисленными повторными вызовами граждан, отвлече-

уголовном судопроизводстве.М.,1970.С.90.; Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права.Л.,1963.С-59-60.;Рахунов Р.Д. Участники уголовно- процессуальной деятельности по советскому праву,М ,1961,С.47,127.; Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном су до производстве.М.,1975.С.41., Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе.М.,1951.С.98.

65

НИЄМ их от обычных занятий. Кроме того, кто будет нести расходы, связанные с осуществлением частных расследовательских мер { да и частных следственных действий, предусмотренных CT.75, 81, 89, 161)? В условиях все увеличивающейся дифференциации в доходах и имущественном положении граждан параллельное расследование может привести к двойному стандарту судопроизводства: один - для бедных, другой - для богатых, т.е. фактическому неравенству граждан перед законом и судом, нарушению положений ст. 19 Конституции России. И как следствие- к возрастанию социальной напряженности в обществе.

Вряд ли может быть в этой ситуации гарантией прав обвиняемого так называемое параллельное следствие, проводимое адвокатом с помощью детективных служб (идея его введения содержится в проекте, подготовленном ГПУ). Нет возражений против расширения в разумньп( пределах прав защитника собирать и представлять доказательства. Но представляется порочной идея, когда одновременно будут проводиться два следствия, направленных друг против друга (одно официальное - «обвинительное», другое частное - «защитительное»), фактически при отсутствий на этом этапе какого-либо арбитра между ними. Это прямой путь к серьезным злоупотреблениям и фальсификациям. На наш взгляд, неприемлемо проведение частными лицами, да еще заинтересованными в исходе дела, таких процессуальных действий, как обыск, выемка, предъявление гіля опознания, следственный эксперимент, проверка показаний на месте, даже в присутствии так называемого наблюдателя - «лично не заинтересованного в уголовном деле сотрудника органа дознания».

По нашему мнению, при сохранении предварительного следствия в целом в нынешнем виде следует признать, что на этой стадии процесса состязательность может проявляться лишь в отдельньрс элементах. Прежде всего: в судебном контроле или санкционировании некоторых актов следователя, связанных с применением мер принуждения; в участии защитника на предварительном следствии, в рамках, установленных законом. В остальном же на этой стадии следователь должен выполнять все процессуальные функции. Основным содержанием процессуальной функции следователя является «…обязанность создать структуру конкретного расследования и практически реализовать ее с целью установления истины по дeлy»^

Качественным можно считать уголовно-процессуальное право, которое ни одной нормой не противоречит принципам данной отрасли права. Высокой оценки заслуживает также уголовный процесс, осуществляемый в полном соответствии с нормами и принципами уголовно- процессуального права.

Очерчены контуры такого подхода к совершенствованию уголовно- процессуального законодательства и практики его реализации, как выявление и устранение противоречий. Он одинаково значим при оценке не только прошлого и действующего законодательства, но и законодательньгс предположений, чтобы в будущем не повторить быльрс и не допустить новых ошибок.

о процессуальной регламентации предварительного следствия в проектах УПК РФ с позиции защиты.

^ Зеленский в.д. Организация расследования преступлений Криминалистические аспекты. Ростов-на-Дону, Изд-во Ростовского ун-та. 1989.С.63.

66

Реформа уголовного судопроизводства как часть судебной реформы имеет самостоятельное и достаточно важное значение - она должна обеспечить правовую основу взаимоотношений личности и государства в такой острой и конфликтной сфере, как сфера защиты общества и гражданина от преступных посягательств, а обвиняемого - от произвола чиновников правоохранительной системы.

При очень пока скромных результатах усилия на подготовку реформы уголовного судопроизводства затрачены огромные. Это не только « Концепция судебной реформы» и 3 проекта УПК РФ. Это и несколько вариантов союзных Основ уголовного судопроизводства, опубликованных в І989-1991 гг., и варианты соответствующих разделов нескольких проектов Конституции РФ 1991-1993 гг., и варианты проектов как союзных, так и республиканских законов о судебной власти, о судоустройстве, и уже внесенные многочисленные изменения в УПК РСФСР

в ходе работы выявились полярные оценки отечественной процессуальной системы - от признания ее как важной социальной ценности до полного отрицания. Отсюда и разные концепции реформирования, то ли совершенствовать то, что есть, то ли сломать все до основания и заново возводить храм правосудия по зарубежным образцам.

На рассмотрение в Государственной Думе Федерального Собрания РФ внесен проект УПК РФ, разработанный депутатами-членами Комитета Госдумы по законодательству и судебно-правовой реформе. В целом проект нового УПК получил одобрение и был принят в первом чтении Государственной Думой Федерального Собрания РФ.

В проекте УПК поддержаны все принципиальные положения, отвечающие задачам демократизации судебного процесса, защиты конституционных прав и законных интересов участников судопроизводства, обеспечения равенства сторон и состязательности. Предусмотрены и другие гарантии, устраняющие любую возможность появления обвинительного уклона в деятельности суда.

К числу достоинств проекта можно отнести; последовательную направленность основных положений проекта на реализацию конституционных принципов правосудия и концепции судебной реформы; демократизацию уголовной процедуры и подчинение ее задаче защиты прав, свобод, чести и достоинства личности, в том числе и через систему правовой защиты лиц от насилия и угроз; ориентацию процедуры на разных ее этапах по такому основополагающему принципу уголовного процесса, как состязательность; стремление обеспечить защиту и неуклонное соблюдение основных прав и свобод человека, конституционньїх прав граждан, вовлекаемых в уголовное судопроизводство не только в качестве тради- ционньк его субъектов, как обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, их законные представители, но и в качестве субъектов отдельных уголовно- процессуальных отношений; расширение возможности активного участия сторон в уголовном судопроизводстве.

Проект УПК РФ существенно расширил права таких участников уголовного судопроизводства как подозреваемый, обвиняемый, защитник.

Они, в частности, вправе; заявлять ходатайства о допросе свидетелей, производстве экспертиз и других следственных действий, представлять как в устной, так и в письменной форма сведения, а также предметы и документы, которые могут служить доказательствами по делу; участвовать с разрешения следователя в производимых по их ходатайству следственных действиях; заявлять ходатайства о признании доказательств недопустимыми и др.

67

По проекту УПК подозреваемым признается лицо, в отношении которого, в порядке, установленном законом, возбуждено уголовное дело либо осуществлено задержание, либо применена мера пресечения до предъявления обвинения.

Подозреваемый должен быть допрошен не позднее двадцати четырех часов с момента задержания или применения меры пресечения, при обеспечении права на свидание с защитником наедине и конфиденциально до первого допроса.

Подозреваемый вправе: знать, в чем он подозревается и получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела либо копию протокола задержания или постановления о применении меры пресечения; давать объяснения и показания по поводу имеющегося против него подозрения и отказаться от дачи объяснений и показаний; представлять доказательства; заявлять ходатайства, отводы; приносить жалобы на действия должностных лиц; знакомиться с протоколами следственных действий, производимых и его участием и подавать замечания на протоколы; с разрешения следователя участвовать в следственных действиях, проводимых по его ходатайству или ходатайству защитника и др. (ст,42).

Обвиняемым признается лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого, а также лицо, в отношении которого вынесено и утверждено постановление об окончании дознания. Он вправе; знать, в чем обвиняется и получить копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого, постановления о применении меры пресечения, давать пояснения и показания по предъявленному ему обвинению, отказаться от дачи показаний; представлять доказательства, заявлять жалобы, отводы, ходатайства; иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально с момента, предшествующего его первому допросу; участвовать с разрешения следователя в следственных действиях, проводимых по его ходатайству или ходатайству защитника; знакомиться с протоколами этих действий и подавать на них замечания; знакомиться с постановлением о назначении экспертизы и заключением эксперта; знакомиться по окончании расследования со всеми материалами дела и выписывать из него любые сведения и в любом объеме и др. (ст. 41).

В качестве защитников допускаются адвокаты.

Проект УПК РФ сохраняет за защитником процессуальные права, изложенные в ныне действующем УПК РФ, а также вводит ряд новшеств:

1) защитник допускается к участию в деле с момента предъявления об- винения либо признания лица в соответствии с законом подозреваемым (ст. 44); 2) 3) одно и то же лицо не может бьггь защитником двз^^ подозреваемых, обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого (ст.44); 4) 5) с момента допуска к участию в деле защитник вправе иметь с подза- щитным свидание наедине и конфиденциально без ограничений их количества и продолжительности (ст. 48), 6) 7) адвокат имеет право собирать и представлять предметы, документы и сведения, необходимые для оказания юридической помощи. Для этого проект УПК (ст.82) предоставляет защитнику право опрашивать частных лиц, запрашивать справки, характеристики и другие документы из различных организаций, предприятий, учреждений, которые обязаны в установленном порядке вьщавать эти документы или их копии; запрашивать с согласия подзащитного мнение специалистов по вопросам, требующим специальных познаний. 8) 68

9) участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в других следственных действиях, производимых с их участием или по ходатайству подзащитного или защитника (ст.48); 10) 11) присутствовать при предъявлении обвинения (ст,48), 12) 13) знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, с протоколами следственных действий, произведенных с участием подзащитного или самого защитника, с документами, которые предъявлялись или должны были предъявляться подзащитному (ст.48); 14) 15) по окончании дознания или предварительного следствия со всеми ма- териалами дела, выписывать из него сведения в любом объеме (ст.48); 16) 17) заявлять отводы, жалобы на действия должностных лиц, производящих дознание или предварительное следствие, ходатайства, которые следователь не может отклонить (в порядке ст. 179 проекта УПК), если они имеют значение для дела (ст.48), 18) 19) участвующий в производстве следственного действия защитник имеет право задавать вопросы допрашиваемым лицам с разрешения следователя, последний может отвести вопросы защитника, но обязан занести их в протокол (ст.48); 20) 21) адвокат вправе в протоколе следственного действия делать письменные замечания по поводу правильности и полноты его записи (ст.48); 22) 23) использовать любые другие средства и способы защиты, не противо- речащие закону в целях выявления обстоятельств, опровергающих обвинение или смягчающих ответственность подзащитного (ст-48), 24) 25) адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозревае- мого, обвиняемого (ст.44); 26) 27) закон предусматривает обязательное участие защитника при произ- водстве предварительного следствия и в судебном разбирательстве, если: 28) об этом ходатайствует подозреваемый, обвиняемый,

  • несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый, подозреваемый (обвиняемый) в силу своих физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту,
  • подозреваемый (обвиняемый) не владеет языком, на котором ведется производство по делу,

лицо обвиняется в совершении преступлений, за которые в качестве меры наказания может быть назначено лишение свободы на срок свыше десяти лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь;

  • дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседа
  • телей (ст.46).

Хочется отметить, что проекту свойственны взвешенность суждений и ясность изложения, проект находится в согласии с новой Конституцией РФ, воплощает и развивает ее принципы, а также положения, касающиеся судоустройства, правосудия, гарантий прав и свобод личности.

Подводя итог, отметим, что непросто соединить в УПК противоречивые идеи и принципы, заставить его нормы одинаково успешно работать как в интересах защиты прав личности, так и борьбы с преступностью. Каким будет новый УПК РФ - слово за законодателями.

69

Глава 3. Тактические проблемы участия защитника в следственных действиях.

3.1. Общие положения тактики защиты.

Уголовно-процессуальная наука и криминалистика, каждая в своей области, своими средствами и методами способствуют решению задач судопроизводства. Следовательно, все субъекты в качестве участников уголовно- процессуальной деятельности обязаны использовать в пределах функциональных прав и обязанностей в своей работе данные обеих наук.

Если речь идет о следователе, судье, то это утверждение не вызывает возражений. Но стоит упомянуть об адвокате, как сразу возникает сомнение в правомерности применения им криминалистических знаний. Хотя адвокат по своей познавательной функции в уголовном процессе в принципе ничем не отличается от следователя или судьи, хотя существуют предусмотренные законом ограничения в использовании результатов этого познания. «Тактика защиты отличается от тактики обвинения» тем, что «защитник не обязан выяснять факты, изобличающие»’ подзащетного или ухудшающие его положение. Защитник наделен правом официально пользоваться сведениями, направленными на защиту, смягчающими или исключающими ответственность своего доверителя. Поэтому вопрос о применении адвокатом при осуществлении защиты с злетом особенностей его познавательной деятельности данньг^ криминалистики должен решаться положительно.

Деятельность защитника как субъекта доказьшания означает, что работа защитника на предварительном следствии - объект исследования не только уго- ловно- процессуальной науки, но и криминалистики. Необходимо обратить серьезное внимание на разработку тактических основ расследования в ситуациях, когда адвокат допущен к участию в деле с момента появления подозреваемого. При этом нужно разрабатывать не только вопросы следственной тактики, но и тактику защиты; практика требует создания системы тактических приемов, используемых адвокатом на предварительном следствии.

Несмотря на различия в тактике предварительного и судебного следствия и на обусловленную ими самостоятельность предмета каждого из названных видов тактики, в своей совоьо’пности они составляют единый предмет криминалистической тактики.^

В юридической литературе акцентируется внимание на том, что предметом криминалистики становится не только деятельность следователя по применению тактических приемов, технических средств и методик собирания, исследования и использования информации в целях установления истины, но и деятельность прокурора, судьи, защитника, участвующих в процессе судебного познания,^

’ Воробьев Г. А. Тактика и психологические особенности судебных действий. Уч. пос. Краснодар. Кубанский госуниверситет. 1986. С.10-11.

^ Варфоломеева Т.В. Криминалистика и профессиональная деятельность защитника. Киев, Вища школа.1987,С.35.

^ Бойков А.Д. Этика профессиональной зашиты по уголовным де- лам.М.,1978,С.78; Киселев Я.С. Этика адвоката.Л.,1974.С.51и др.

70

Тактические приемы, разработанные применительно к деятельности следователя, нельзя переносить в сферу исполнения специфических профессиональных полномочий других лиц. Поэтому в рамках криминалистики необходимо разработать оптимальные тактические варианты деятельности каждого участника процесса.

В понятие следственной таїсгики предполагается включить «формирование правильных психологических и нравственных взаішоотношений следователя с участниками процесса» \ а в тактику судебного следствия- определение линии поведения суда и участников судебного разбирательства при производстве про- цессуальных действий по исследованию доказательств, что предполагает разработку тактических приемов с учетом совместной деятельности этих лиц по доказыванию.^

Поскольку деятельность адвоката определенным образом воздействует на тактику предварительного и судебного следствия, создание комплексных программ криминалистической тактики без учета этой деятельности невозможно. Вместе с тем, точка зрения о том, что сфера применения криминалистики распространяется на все судопроизводство, не разделяется некоторыми авторами. Так,

A. Н. Васильев отводит криминалистике лишь область предварительного расследования.^ B. Преждевременным считает создание криминалистической тактики

C. И.Комиссаров. «Использование отдельных тактических рекомендаций в стадии судопроизводства еще не является основанием для расширительного понимания следственной тактики.»^ D. Нельзя согласиться с утверждением Н.И.Хлюпина, что поскольку рекомендации следственной тактики могут быть использованы и судом, то к его деятельности вполне применим термин «следственная тактика».^

Деление криминалистической тактики на следственную и судебную имеет существенное значение, так как у каждой из них самостоятельный путь развития. Это позволяет дифференцировать тактические приемы, применяемые в этих стадиях уголовного судопроизводства, определять влияние каждого участника процесса на развитие криминалистической тактики, а также разрабатывать конкретные тактические приемы, используемые субъектами доказывания в строгой зависимости от выполняемых ими процессуальных функций.

Допуск защитника на предварительное следствие предполагает его активную деятельность по доказыванию. В этой связи М П, Шаламов отмечает, что если до вступления защитника в дело только от следователя зависит выбор на-

’ Комиссаров В .И. Научные, правовые и нравственные основы следственной тактики. Саратов, 1980.С.15,

^ Якубович Н.А. Общие проблемы криминалистической тактики,//Советская кри- миналистика: теоретические проблемы.М.,1978.С,139.

^ Васильев А Н., Яблоков Н.П, Предмет, система и теоретические основы крими- налистики, М,, 1984.С.44-45.

‘^КомиссаровВ.И. Указ.соч.СЛ9.

^ Криминалистика./Под ред. И.Ф.Пантелеева, Н.А. Селиванова. М., 1984.С. 18,249.

71

правления расследования, выдвижение подлежащих проверке версий, то после его вступления положение меняется и нельзя не учитывать активное воздействие за- щитника на ход

предварительного следствия и тем самым изменение характера расследования, поскольку к усилиям следователя по собиранию, проверке и оценке доказательств присоединяются усилия защитника.’

Практический опыт многих адвокатов свидетельствует о том, что когда следователи всесторонне проверяют и изучают версии защиты, предпринимают необходимые меры для установления оправдывающих или смягчающих ответственность обстоятельств, вдумчиво относятся к предложениям и доводам адвокатов, суду практически не приходится устранять пробелы следствия, возвращать дело на дополнительное расследование. Как справедливо отмечает Г.Г.Доспулов: «Следователю важно получить информацию, способную переключить его внимание на такие стороны обвинения, которые оказались недостаточно выясненными, ошибочными и т.д.». и далее: обвиняемый и защитник «дают импульс для собирания новой информации, проверки надежности обвинительного тезиса».^ Адвокат, выполняя важную, хотя и одностороннюю, функщію, способствует отправлению правосудия, содействует соблюдению прав и законных интересов граждан. В пределах своих профессиональных полномочий и в соответствии с правовой по- зицией защиты он участвует в установлении истины, но использует для этого спо- собы, присущие его процессуальному назначению.

Известны случаи изменения подозреваемым, обвиняемым показаний после вступления адвоката в процесс. Как показало проведенное автором изучение уголовных дел, с момента допуска защитника к делу, с момента оказания кон- сультационной помощи подзащитному, разъяснения норм закона, по которым квалифицируются его действия, ознакомление с обстоятельствами, влияющими на избрание меры пресечения, меры наказания, уточнения правовой позиции- нередко осуществляется корректировка показаний,

Подозреваемый, обвиняемый может уточнить отдельные эпизоды совершенного деяния, когда после беседы с адвокатом поймет бессмысленность голословного отрицания вины, убедится в том, что целесообразнее сообщить определенные сведения, чтобы облегчить свою участь, а может и изменить показания, полностью или частично отрицая вину, стремясь снизить степень собственной ответственности. Иногда подозреваемый (обвиняемый) дает неправдивые показания вследствие незаконного давления со стороны следователя, применения в процессе допроса недозволенных тактических приемов. Изменение показаний часто свидетельствует о том, что те или иные факты не были достоверно установлены. В ряде случаев обнаруживаются противоречия в показаниях подозреваемьпс, обвиняемых, несоответствие их показаниям потерпевших, свидетелей. Защитник принимает «меры для уточнения показаний, их конкретизации, устранения в них противоречий, приведения в соответствие с правовой позицией, с фактическими обстоятельствами, степенью виновности, доказанностью обвинения, что в целом со-

^ Шаламов М.П. Защитник на предварительном следствии. М.,1973.С.28.

^ Доспулов Г.Г. Оптимизация предварительного следствия, Алма-Ата. 1984.С.96.

^ Архив Краснодарского краевого суда. 1997,Дело Х?№18,26,188.; Архив Перво- майского райнарсуда г,Краснодара.1997,Дело№2-244/97 и др.

72

действует достижению объективной истины и отвечает задачам уголовного судо- производства».^

При этом адвокат обязан использовать лишь законные средства и способы защиты. Несовместимы с защитой прав и законных интересов граждан разработка с подозреваемым, обвиняемым показаний, не соответствующих действительности, искусственная поіггасовка фактов, различного рода наставления подзащитного, направленные на искажение информации и пр.

Между подзащитным и адвокатом нередко складываются довольно сложные отношения из-за различного объема известной им доказательственной информации. Например, подзащитный утаивает от защитника истинную картину события, предлагает свою трактовку происшествия, вынуждая адвоката отстаивать явно надуманную версию. Вследствие этого между адвокатом и подзащитным могут возникнуть конфликтные ситуации. Но защитник вынужден решать не только «внешние», но и внутренние «конфликты», о.я. Баев отмечает, что нормативный запрет на отказ от принятой на себя зашиты, невозможность коллизии с позицией, избранной подзащитным, влекут за собой острые внутренние конфликты защитника

Конфликтные ситуации могут возникнуть также между следователем и защитником, поскольку последний представляет интересы подозреваемого, обвиняемого и связан избранной им правовой позицией.

Проблема конфликтных ситуаций в следственной практике тесно связана с криминалистической тактикой. С сожалением следует констатировать, не изучены взаимоотношения адвоката с лицами, осуществляющими уголовно- процессуальную деятельность. Вопросы, связанные с конфликтами в работе адвоката и способами их разрешения, нуждаются в глубоком осмьюлении. Интересы правосудия требуют не только «выигрыша следователем», они предполагают и «выигрыш» его противника. Иное свидетельствовало бы об односторонности, предвзятости в процессе доказывания.

Вероятно, в определениях понятий криминалистической тактики, тактического приема необходимо прямо или косвенно упомянуть об указанньге обстоятельствах. Тактический прием определяется как рекомендация по наиболее эффективному решению задач, связанньк с расследованием преступлений,^ либо как оптимальная линия поведения в конкретной ситуации.’*

Действия следователя в процессе расследования в определенной мере обусловливаются действиями защитника. На основе полученной из различных источников информации, оценки зафиксированных в материалах дела фактических данных в преломлении позиции защеты защитник предлагает свою версию события, а также в ряде случаев указывает пути ее проверки. Эти моменты не вправе игнорировать следователь, Если защитник не согласен с формулой обвинения, он приводит контрдоводы, которые также не должны быть оставлены без

^ Варфоломеева Т.В. Криминалистика и профессиональная деятельность защитника. Киев. Виша школа.]987,С-41.

^ Баев О Я. Конфликты в деятельности следователя. Воронеж. 1981.С.78.

^Васильев А.Н, Тактика отдельных следственных действий. М., 1981, С.4-7.

  • Белкин Р,С. Общая теория советской криминалистики. Саратов. Изд-во Саратов- ского университета.1986,С.281- 73

внимания и требуют обстоятельной оценки. Чтобы принять окончательное решение об их существенности для расследования, следователь организует их проверку.

Использование адвокатом различных тактических приемов требует в ряде случаев внесения корректив в тактику следователя. Следственная тактика и тактика защиты взаимообусловлены. Применение следователем тактических приемов влечет за собой выбор защитником конкретных приемов и наоборот.

Таким образом, как отмечает С.А. Шейфер, защитник участвует в следственных действиях как активный субъект доказывания, наделенный правовыми возможностями оказывать непосредственное влияние на содержание познавательной деятельности следователя, способствует предотвращению односторонности исследования. ^

Одной из важных предпосылок для использования тактического приема является установление психологического контакта защитника со следователем, другими участниками следственных денствий. Присутствуя при производстве следственного действия, защитник наделен определенными правами, и установление такого контакта, реальная возможность осуществления этих прав будут содействовать успешному его проведению.

Адвокат не уполномочен принимать какие-либо процессуально значимые решения по уголовному делу и производить процессуальные действия по собиранию доказательств, но принимает активное участие в этом процессе, представляя доказательства либо присутствуя при их собирании следователем, участвовать в производстве следственных действий, заявлять ходатайства, направленные на по- лучение новой информации, задавать вопросы допрашиваемым лицам и др. Вос- приняв и оценив факты реальной действительности, адвокат принимает конкретное решение с учетом его функциональньпс задач, т.е. формулирует позицию защиты, выбирает доказательственный материал для ее обоснования, определяет оптимальные варианты отстаивания правовой позиции защиты и необходимые для этого тактические приемы. Все это объясняет необходимость разработки тактики защиты. Адвокат самостоятелен в выборе тактики защиты.

Г.Д. Побегайло специально выделяет в качестве одного из этапов деятельности защитника разработку тактики защиты. Именно от профессиональных навыков защитника зависит умение выбрать тактику защиты, наиболее всеобъемлюще отражающую специфику дела, интересы подзащитного, знание сложившейся практики.^

Подчеркивается, что разработка тактики зашлты по конкретному делу облегчает успешное ее проведение.^ Как организовать защиту наилучшим образом, не безразлично для правосудия, тем более, что использование защитником тактических приемов определенным образом влияет на тактику следствия.

^ Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.,

1981.С.72.

^ Побегайло Г.Д Некоторые аспекты формирования внутреннего убеждения адвоката. //Актуальные вопросы развития и совершенствования законодательства о судоустройстве, судопроизводстве и прокурорском надзоре.М.,1981.С.75.

’ Гинзбург Г. А., Поляк А.Г., Самсонов В. А. Советский адвокат.М.,1968.С.78.

74

В процессе подготовки к защите и при ее осуществлении защитник использует тактические приемы, разработанные криминалистикой. Некоторые из них трансформируются применительно к особенностям этого вида профессиональной деятельности, другие применяются в неизменном виде, изменяется лишь их направленность -только на выявление обстоятельств, исключающих либо смягчающих ответственность обвиняемого, и, наконец, особое место в системе тактики защиты принадлежит приемам специфическим, используемым исключи- тельно защитником.

При разработке правовой позиции адвокат использует определенные приемы для получения исходной информации непроцессуальным путем, а также определяет, каким образом ставщие известными ему сведения могуг быть легализованы.

Немаловажное значение приобретают приемы участия защитника в допросе подозреваемого, обвиняемого, производстве других следственньвс действий с участием адвоката, ознакомления защитника с материалами уголовного дела, тактические приемы работы с подозреваемым, обвиняемым в процессе выработки правовой позиции, особенно в условиях так называемой коллизии их позиций.

В юридической литературе неоднократно предпринимались попытки сформулировать понятие тактики защиты, определить ее роль в реализации задач защиты, разработать конкретные тактические приемы, используемые защитником на предварительном следствии.^

Г.А. Воробьев дает следующее определение тактики защиты- «это система научных положений и рекомендаций, направленных на оптимальное осуществление функции 3amHTbD).

По мнению О.Я. и М О Баевых тактика профессиональной защиты по уголовным делам «есть подсистема криминалистической тактики, состоящая из системы разрабатываемьтх на основе научньтх положений криминалистической тактики соответствующих средств (приемов, комбинаций, операций, рекомендаций) допустимого и рационального представления, исследования и использования адвокатом доказательственной информации, оправдывающей пoдзaш^ггнoгo или смягчающей его ответственность, обеспечивающих права и интересы последнего в условиях потенциального или реального, непосредственного или опосредованного тому противодействия со стороны лиц и организаций, противостоящих защитнику при реализации им своей уголовно-процессуальной функции».^

Так, Г.М.Шафир подчеркивает, что «есть такие нормы деятельности защитника, которые не могуг быть предусмотрены законом, а выработаны практикой адвокатской работы, - это приемы деятельности защитника. Однако нельзя относить к тактическим приемам обязанности ознакомления со специальными вопросами науки, техники, искусства или ремесла», поскольку «обязанность не может быть приемом, а ознакомление со специальными вопросами - тактикой защиты. К тактике защиты нельзя относить вопросы «обязательности заявления за-

’ См.; Баев М.О., Баев О.Я. Зашита от обвинения в уголовном процессе. Тактика профессиональной зашиты по уголовным делам. Право обвиняемого на защиту. Воронеж,1995.С.12;РезникВ.Ю. Теоретические основы и практика деятельности адвоката на предварительном следствии. Автореферат дис,. .канд.юр.наук, Крас- нодар. 1998.С. 10,

^ Воробьев Г.А. Тактика и психологические особенности судебных действий. Краснодар. Кубанский госуниверситет, і 986.С. 11. ^ Баев М О,, Баев О.Я Там же.

75

ЩИТНИКОМ ходатайства и обжалования постановления следователя об отказе в удовлетворении ходатайства»/ Эти вопросы регулируются в общих чертах уголовно- процессуальным законодательством.

Если речь будет идти о том, как определить целесообразность заявления ходатайства, выбрать момент для этого, избрать приемы обеспечения результативности ходатайства, использовать в защите данные, об установлении которых просил защитник, то это можно отнести к тактике защиты.

В юридической литературе тактика защиты характеризуется как «система выработанньге наукой и практикой тактических приемов и рекомендаций, которые в конкретных условиях производства по делу содействуют наиболее эффективному достижению целей, поставленных перед защитником в уголовном процессе, позволяют правильно выбрать и квалифицированно применить предусмотренные законом средства и способы зашиты в строгих рамках уголовно- процессуального закона».^

В.В. Титаренко определяет тактику защиты как правильность, своевременность выбора и квалифицированного осуществления законных средств и способов защиты, которые в конкретных условиях производства по делу наиболее эффективно содействуют достижению целей, поставленных перед защитником уголовно- процессуальным законом.^ Но «правильность» и «своевременность» являются составной частью квалифицированного осуществления защиты. Давая такое определение тактики защиты, автор отходит от общепринятого определения криминалистической тактики как системы научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по организации и планированию предварительного и судебного следствия, определению линии поведения лиц, осуществляющих это исследование. Криминалистическую тактику определяют как разработанные в соответствии с законом, основанные на достижениях науки и практики наиболее целесообразные в конкретной ситуации приемы, методы и рекомендации.

В.Б. Титаренко в своем определении говорит о квалифицированном применении предусмотренных процессуальным законом средств защиты, а не об использовании защитником специально разработанных приемов осуществления его процессуальных функций. По существу под тактикой защиты подразумевается выполнение сформулированных в УПК РСФСР и Положении об адвокатше в РСФСР процессуальных обязанностей адвоката, а не о тактических приемах. Как справедливо подчеркивает А.Д.Бойков, «о тактических приемах защиты можно говорить только применительно к использованию тех средств и способов, которые закон предоставил в распоряжение защитника».”* Т.В. Варфоломеева дает следующее определение тактики защиты: «это созданные на основе достижений науки и опыта адвокатской деятельности рекомендации по разработке оптимального

^ Шафир Г.М. Некоторые вопросы методики и тактики защиты на предварительном следствии.//Вопросы защиты по уголовным делам.Л.,1967.С.72,

^ Варфоломеева Т.В. Указ.соч.С.47.

^ Титаренко В.В. Вопросы тактики участия защитника в производстве следственных и судебных действий.// Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1979.Вып.19.С,34.

Бойков А Д. Роль защитника в предупреждении преступлений. М., 1971.С.51,

76

варианта правовой позиции защиты и его реализации в конкретных условиях и о наиболее эффективных способах осуществления адвокатом действий по защите прав и законных интересов граждан».’

Тактика защиты должна включать как общие положения (приемы взаимодействия с подозреваемым, обвиняемым, подсудимым при оказании ему юридической помоши, разработка правовой позиции, планирование защиты на разных стадиях процесса), так и специфические положения, конкретные рекомендации о способах и приемах реализации адвокатом правовой позиции на каждой стадии уголовного судопроизводства и, в частности, на каждом этапе его участия в предварительном следствии (при осмотре места происшествия, допросе подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, опознании, очной ставке, назначении экспертизы и др.) или в судебном заседании, при непосредственном участии защитника в конкретных судебных действиях.

в целом тактика защиты является результатом творческой деятельности, обобщения данных науки и адвокатской практики и обусловливается спецификой конкретного дела.

К тактическим приемам защиты, в частности, следует отнести: -приемы беседы с подзащитным, которые направлены на установление прежде всего психологического контакта, т.е. достижение наиболее полного взаимопонимания адвоката с подзащитным, максимальной откровенности и доверия подозреваемого, обвиняемого, что помогает защитнику определить свою позицию по делу и построить тактику защиты в целом;

-приемы допроса, способствующие устранению противоречий в показаниях, или разоблачению свидетеля или потерпевшего в лжесвидетельстве;

-определение момента для заявления того или иного ходатайства в интересах защиты и т.д.

Тактические приемы защиты не остаются неизменными, их система и содержание непрерывно совершенствуются и расширяются, в значительной мере зависят от адвокатской практики, от творческого подхода адвоката к их применению.

Защитник на основе прав, предоставленных ему УПК РСФСР, оценивая конкретные обстоятельства дела, особенности сложившихся ситуаций, может и должен в пределах, предусмотренных кодексом, использовать в ходе предварительного следствия различные тактические приемы, обеспечивающие эффективность защиты.

Недопустимо применение адвокатом приемов защиты, направленных на извращение фактов, на умышленное затягивание следствия, предъявление сомнительных доказательств.

Тактическую деятельность адвоката характеризуют два момента: первый- выбор того или иного средства защиты из числа средств, допущенных законом, которые могут применяться в данной ситуации; второй- совершенствование, рационализация избранного средства с учетом не общих положений, а специфических особенностей производства по конкретному делу.

Работа следователя, прокурора, суда, адвоката по решению задач уголовного судопроизводства взаимосвязана. Уголовно- процессуальный закон определяет характер действий и степень участия указанных лиц в процессе доказывания. Криминалистика на основе процессуальных норм должна разрабатывать формы

77

наиболее целесообразного способа их действий. Поэтому достижению объективной истины в значительной степени должна способствовать разработка тактических приемов и криминалистических рекомендаций как общего характера (ими полмуются все перечисленные лица), так и специальных (с учетом специфики выполняемых ими функций).

Участие защитника в доказывании и использование им различных тактических приемов для достижения целей защиты требует в ряде случаев внесения корректив в следственную тактику (например, при удовлетворении ходатайства адвоката о проведении определенного следственного действия для выявления обстоятельств, имеющих значение для защиты, с учетом предложенных адвокатом целесообразных в конкретных условиях вариантов его проведения), и в тактику судебного следствия (например, в зависимости от позиции защиты и тактических приемов ее реализации суд применяет соответствующие приемы при проведении процессуальных действии для установления объективной истины^ Таким образом, следственная и судебная тактика должна развиваться с учетом тактики зашиты.

На процесс доказывания воздействует и подозреваемый, обвиняемый Дача показаний, участие в следственных действиях являются для него средством защиты. В зависимости от линии поведения подозреваемого, обвиняемого, характера сообщаемых им сведений, вьщвигаемых версий применяются конкретные тактические приемы.

Работа адвоката по конкретному уголовному делу протекает в непосредственном контакте с подозреваемым, обвиняемым, его мнение учитывается при планировании защиты, заявлении ходатайства и т.п. Это требует применения специфических приемов в процессе общения с ним на протяжении всего предварительного следствия, о которых мы будем говорить ниже.

78

З.2.П0НЯТИЄ тактического приема и условия его допустимости: проблема психологических ловушек.

Основным элементом криминалистической тактики является тактический прием. Понятие тактического приема до настоящего времени является спорным и вызывает неоднозначное понимание. Так, под тактическим приемом понимают «и элементарные организационные мероприятия, и простой логический подход, и требования уголовно- процессуального закона». ‘

В настоящее время в криминалистике существует два основньг^ направления во взглядах на сущность тактического приема. Одни авторы рассматривают тактический прием как своеобразную научную рекомендацию.^

А.Н. Васильев определяет тактический прием как «рекомендацию, разработанную на основе данных специальных наук (главным образом логики, психологии, научной организации труда), а также обобщения следственной практики для применения логических методов познания (формальной логики) в специальных условиях расследования, формирования психологии отношений следователя с участниками следственных действий, организации планомерного расследования.»^

Другие авторы определяют тактический прием как способ действия или линию поведения.’’

Так, Р-С. Белкин указывает, что тактич^кий прием это «наиболее рациональный и эффективный способ действия или наиболее целесообразная в данных условиях линия поведения лица, осуществляющего процессуальное действие».^

С.П. Митричев полагает, что тактический прием выступает как «законное и наиболее целесообразное в данных условиях действие или поведение лица, про-

^ Гусаков А.Н. Понятие тактического приема при расследовании преступле- ний.//Проблемы уголовного процесса и криминалистики. - Свердловск. I973.C.162.

^ Васильев А.Н. Следственная тактика. М., Юрид.лит. 1976.С.ЗЗ; Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов. Изд-во Саратовского университета. 1987, С, 6 5.

^ Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий / Библиотека следователя. М,, Юрид.лит.1981.С.4.

Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. Саратов. Изд-во Саратовского унив-та,1986.С.281; Якубович Н.А. Общие проблемы криминалистической тактики.// Советская криминалистика. Теоретические проблемы. М., Юрид. лит.

1978.С.143,

’ Белкин Р.С. Криминалистика, проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. М., їОрид.лит, 1988.С.143.

79

изводящего расследование, обеспечивающее достижение эффективных результатов при проведении того или иного процессуального действия».^

Приведенные направления взглядов на суть тактического приема характеризуют различные его стороны (тактический прием - это и рекомендация, совет к совершению тех или иных действий, и непосредственно способ действия).

в связи с этим некоторые авторы рассматривают тактические приемы как «разрабатываемые криминалистической наукой рекомендации о способах действий, использование которых с учетом конкретной следственной ситуации и требований процессуального закона обеспечивает наиболее эффективное и быстрое решение отдельных следственных задач и достижение общей цели раскрытия преступления.^

Существует также мнение, что «тактический прием» и «рекомендация» - понятия хотя и не тождественные, но настолько неразрывные, что жестко разделять их и нецелесообразно.’

Иную позицию занимает А.Ф. Волобуев, который пишет, что понятие «тактический прием» и «тактическая рекомендация» являются разнопорядковыми и при их использовании должно соблюдаться условие - аспект рассмотрения следственной тактики. Понятие «тактический прием» отражает прежде всего практическую направленность следственной тактики, поскольку это способ целенаправленной практической деятельности при расследовании преступлений. Понятие же «тактической рекомендации» как и «криминалистической рекомендации» вообще относится к науковедческой сфере криминалистики.”^

По мнению С.Ю. Шепитько «в определении понятия тактического приема необходимо указывать, что это именно способ действия», так как определение понятия тактического приема как научной рекомендации содержит указание на источник его формирования и не отражает самой сущности приема; в этимологическом понимании слово «прием» означает «способ в осуществлении чего- нибудь», рекомендация же - это только совет, пожелание; способ показьгеает практическую реализацию приема, тогда как рекомендация существует лишь абстрактно,^

Во многих определениях тактического приема содержится указание на то, что это не только способ действия, но и линия поведения лица, осуществляющего процессуальное действие. Так, Р.С. Белкин отмечает, что тактическим может быть

’ Криминалистика: Учебник. Изд.2-е, испр. и дополн. М., Юрид.лит. 1973.С.9.

^ Криминалистика; Учебник/Под редакцией Крылова И.Ф.Л., Изд-во Ленинградского ун-та. І976.С,282.

^ Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов. Изд- во Саратовского ун-та. 1987.С.59.

^ Волобуев А.Ф. Соотношение понятий «тактический прием» и «тактическая ре- комендация» в системе следственной тактики.//Криминалистика и судебная экс- пертиза. Киев. Виша школа.1983.Вып.27.С.30,31.

^ Шепитько С.Ю. Теоретические проблемы систематизации тактических приемов в криминалистике. Харьков, РИП.«Оригинал)>1995.С.6.

80

И «поведенческий прием, т.е. выбор и осуществление лицом, производящим рас- следование, наиболее целесообразной линии поведения.

Отдельные криминалисты под тактическим приемом понимают способ воздействия, л.Б. Филонов и в.и. Давыдов тактические приемы характеризуют как «способы воздействия на человека, вызывающие определенные психологические изменения, с помощью которых достигается желаемый результат.»^

О.Я. Баев указывает, что тактика в самом широком смысле этого понятия существует там и только там, где есть необходимость преодолеть противодействие потенциально. Нет реального или потенциального противодействия, нет реальной или потенциальной конфликтности в интересах - нет тактики.^

Ряд юристов широко трактуют понятие тактического приема. В качестве тактических приемов они рассматривают и общие положения криминалистической тактики, и приемы организации и деятельности следователя и судьи, и приемы планирования, и приемы осуществления следственных и судебных действий.”^

С точки зрения С.Ю. Шепетько эта позиция слишком широко трактует понятие тактического приема, и «действие тактического приема нецелесообразно переносить на общие положения криминалистической тактики, а необходимо использовать его применительно к отдельным процессуальным действиям, в противном случае тактический прием приобретает слишком широкую направленность размывается его сод^)жание, становится невозможным выделить его существенные признаки».^

Отнесение к тактическим приемам только способов осуществления следственных действий, означает сужение сферы их применения В настоящее время многие ученые разделяют первоначально высказанную Л.Е. Ароцкером точку зрения о том, что «криминалистика не является наукой только для предварительного следствия и дознания, ее приемы и методы должны применяться в деятельности судов. Ряд авторов связьшают использование тактических приемов с различными участниками процесса доказывания, выявляя специфику тактики в работе следователя, судьи, защитника.^

’ Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Уч.пос. Волгоград. ВСШ

МВД РФ.1993.С.105.

^ Филонов Л.Б., Давьщов В.И. Психологические приемы допроса обвиняемо- го.//Вопросы психологии. М., Просвещение. 1966.№6.С. 114.

^ Баев О.Я. Криминалистическая тактика: понятие и система.//Актуальные вопросы правоведения (информационные материалы). Екатеринбург. 1992. С.80-85.

Якубович Н.А, Общие проблемы криминалистической тактики.//Советская кри- миналистика. Теоретические проблемы.-М,, Юрид.лит., 1978.С. 146.

^ Шепитько С.Ю. Теоретические проблемы систематизации тактических приемов в криминалистике. Харьков. РИП «Оригинал».1995.С.8.

^ Ароцкер Л Е Использование данных криминалистики в судебном разбиратель- сггве уголовных ДЄЛ.-М., Юрид. лиг. 1964. С.З; Винберг А^КО научных основах

^„іналистической такгик„.//Правоведение.-1965.№З.С.78-83; Гончаренко В.Г.

81

Тактическим приемом выступает не любой способ осуществления процессуального действия, а наиболее рациональный и эффективный при определенных обстоятельствах его реализации. Р.С, Белкин к числу факторов, которые влияют на признание способа действия наиболее рациональным и эффективным, относит: системность операций, составляющих в своей совокупности способ действий, которая устанавливает последовательность их выполнения с целью реще- ния поставленной задачи; разрещающую способность используемых технико- криминалистических средств и иных технических устройств, обязательное соблюдение правил обращения с ними, что необходимо для достижения нужного эффекта; параметры используемых технических средств; физические и психические возможности человека, от которых зависит содержание и условия применения приема, индивидуальные особенности субъекта, использующего прием, обусловливающие формирование, выбор им данного приема и реализацию/

С.Ю. Шепитько предлагает дополнить этот перечень такими факторами, как достоверность и полнота информации, на которой основан тот или иной прием; правильность определения ситуации, при которой целесообразно использовать способ действия; оптимальная последовательность размещения способов действия в цепи их использования при конкретной ситуации; тактически обусловленный момент применения способа действия.^

Определение понятия тактического приема предполагает необходимость учета и такого его признака как ситуационная обусловленность. В.И. Гончаренко и Ф.М. Сорикан отмечают необходимость введения в понятие приема элементов ситуации, с целью показать, что один и тот же прием в разных условиях может модифицироваться и принимать различные оттенки.^ Содержание и характер тактического приема обусловливаются сложившейся следственной или тактической ситуацией, при которой он применяется. Действительно, следственная ситуация оказьгеает значительное влияние как на избрание тактического приема или приемов, так и на целесообразность его применения в тех или иных условиях.

С учетом сказанного можно дать определение тактического приема как способа осуществления процессуального действия, направленного на достижение

Использование данных естественных и технических наук в уголовном судопроиз- водстве (методические вопросы).Киев. Вища щкола.]980.С.З,Сухов С.П. К вопросу о структуре и содержании криминалистической тактики.//Теоретические проблемы криминалистической тактики,Свердловск.1981.С. 18;Варфоломеева Т.В. Вопросы тактики защиты в уголовном судопроизводстве.//Криминалистика и судебная экспертиза. Киев. Вища щкола.1984.Вып.29.С.36-40 и др.

^ Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. Саратов. Издательство Саратовского ун-та.1986.С.282.

^ Шепитько С.Ю. Указ.соч.С.10. ^ Шепитько С.Ю. Указ.соч.С.И.

Коновалова В.Е., Сербулов А.М. Следственная тактика: принципы и функции, Киев РИОМВДУССР.1983,С.19.

82

его цели, основанного на психологическом механизме его реализации, являющегося наиболее рациональным и эффективным в конкретных ситуациях.

Уяснение сути тактического приема предполагает целесообразность рассмотрения требований, предъявляемых к последнему. Тактический прием будет выполнять свои функции только в том случае, если он будет соответствовать ряду требований.

Так, А Н. Васильев в качестве требований, предъявляемых к тактическим приемам предлагает следующие.

1) научность тактического приема- его происхождение от специальных наук и обобщения следственной практики, 2) 3) структурная форма каждого приема, его принадлежность к системе приемов; 4) 5) рекомендательный характер приема, представляющий возможность выбора из нескольких возможных, 6) 7) законность- обязательность точного соблюдения всех процессуальных правил, в рамках которых применяется тактический прием; 8) 9) направленность на проведение в жизнь соответствующей нормы уголовно- процессуального закона; 10) 11) соответствие тактического приема этическим нормам, 12) 13) способность помогать широкому применению научно-технических средств.’ 14) Н.И. Порубов в качестве условий допустимости тактических приемов называет:

1) полное соответствие тактического приема уголовно-процессуальному закону, процессуальному порядку ведения следствия; 2) 3) допустимость тактического приема определяется соответствием прин- ципам морали, требованиям процессуальной этики; 4) 5) тактические приемы должны быть научно-обоснованными, базироваться на использовании новейщих данных таких наук, как психология, логика, педагогика; проверены передовой следственной практикой; исходить из таких общих научньрс и тактических принципов криминалистики, как планирование, организация взаимодействия, использование научно-технических средств и помощи обще- ственности, 6) 7) тактические приемы должны быть логичными, увязанными между собой, служить достижению одной цели; 8) 9) тактический прием должен быть эффективным и экономичным, нести нагрузку, «срабатывать», подчиняться выполнению определенной задачи; 10) 11) использование тактических приемов должно предполагать свободу выбора конкретного приема.^ 12) В.Е. Коновалова и А.М. Сербулов к общим требованиям, предъявляемым к тактическим приемам, относят; законность, научность, познавательную цен- ность, этичность, избирательность.

’ Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий, (Библиотека следова- теля).М. Юрид.литЛ981.С.4-7.

^ Порубов Н.И. научные основы допроса на предварительном следствии. Минск. Высэйшая школа. 1978.С.63-65.

^ Коновалова В.Е., Сербулов A.M. Указ.соч.СЛ9-25.

Ч

В качестве Требований, предъявленных к тактическим приемам В.И. Комиссаров, называет: научную обоснованность; общее соответствие законности, эффективности, нравственной допустимости.^

Допустимость тактических приемов означает, что по своему характеру, содержанию и целесообразности эти приемы должны полностью соответствовать закону. Нормами, определяющими общие условия допустимости применения криминалистических приемов, являются нормы, выражающие требования полноты, всесторонности, объективности, быстроты и активности расследования; нормы, устанавливающие права граждан, соблюдение которых при расследовании преступлений гарантируется законом, и нормы, указывающие на пределы доказывания как на фактические пределы применения криминалистических приемов.^

Тактический прием прежде всего должен отвечать требованию законности, так как он применяется в деятельности, которая регулируется уголовно- процессуальным законодательством, и не может считаться допустимым, если он противоречит требованию закона или нарушает его.

Тактический прием может применяться только в рамках тех следственных или судебных действий, порядок осуществления которьгс определен уголовно- процессуальным законом Соответствие тактического приема требованию закона означает и то, что он не может противоречить закону.

Важной проблемой в криминалистической тактике выступает определение характера взаимосвязи и разграничения тактических приемов и процессуального порядка производства следственных и судебных действий. По этому вопросу существует две противоположные точки зрения,

Сторонники одной из них полагают, что в уголовно-процессуальном законе могут содержаться таїсгические рекомендации (приемы). Они считают, что тактический прием, ставший нормой закона не утрачивает своего криминалистического содержания.

Р.С. Белкин указывает, что законодательная регламентация, закрепление тактического приема означают признание законодателем того, что этот прием и есть наиболее целесообразный, наиболее рациональный, наиболее эффективный способ действий при производстве следственного действия, настолько целесообразный, и эффективный, что его следует или можно применять во всех случаях. От того, что данный способ действия стал обязательным, он не перестал быть способом действия, т.е. тактическим приемом.^ Данную точку зрения поддерживают другие авторы.

^ Комиссаров В.И, Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов. Изд- во Саратовского ун-та.1987.С.67.

^ Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Уч. пос. Волгоград. ВСШ МВДРФ.1993.С.107.

^БелкинР.С. Указ.соч.С.110.

Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика. Общетеоретические проблемы. М., Юрид.лит.1973.С.91-92; Шаламов М.П. Некоторые проблемы советской кримина- листики. М., ВЮЗИ.1965.С.27-28 и др.

84

Сторонники другой точки зрения считают, что в уголовно- процессуальном законе не могут содержаться никакие тактические рекомендации. Так, М.Л. Яку б пишет, что если законодатель возводит ту или иную тактическую рекомендацию в норму закона, то она приобретает новое качество процессуальной нормы и утрачивает свойства тактической рекомендации.’

Автору настоящей работы ближе первая точка зрения.

Допустимость тактического приема связана не только с его законностью, но и этичностью.

Этичность тактического приема состоит в том, что он не может содержать в себе элементы ложной информации, введения лица в заблуждение, оказание такого воздействия на психику человека, которое повлечет за собой негативные последствия.^

А Н. Васильев отмечает, что с точки зрения морали недопустимы тактические приемы, если они основаны или сопряжены с: насилием или угрозами насилия; обманом, использованием культурной отсталости и религиозных предрассудков; использованием безнравственных побуждений; любыми действиями, могущими по своей форме или интенсивности вызвать ложные показания или самооговор; любыми действиями, унижающими человеческое достоинство; действиями, подрывающими авторитет следственных органов.^

Е.Д. Лукьянчиков и B.C. Кузьмичев вслед за И.Е. Быховским предлагают перечень требований этической допустимости тактических приемов и указывают, что такие приемы не должны: унижать честь, достоинство участников расследования; влиять на позицию невиновного, способствуя признанию им несуществующей вины, оправдывать само совершение преступления и преуменьшать его общественную опасность; способствовать оговору невиновных или обвинению виновньрс в большем объеме, нежели это соответствует их действительной вине; основываться на неосведомленности обвиняемого или иных лиц в вопросах уголовного права и процесса; способствовать развотию у обвиняемого или иных лиц низменных побуждений и чувств, даче ими ложных показаний, совершению аморальных поступков; основываться на сообщении следователем заведомо ложных сведений, подрывать авторитет органов прокуратуры, МВД и суда.”^

Определение критерия нравственной допустимости тактических приемов предполагает необходимость рассмотрения дискуссионного вопроса, связанного со «следственными хитростями» и «психологїтческими ловушками». Н.А. Селиванов отмечает, что на стыке этики и тактики расследования возникла проблема так называемых следственных ловушек и следственньгк хитростей. Их принципи-

^ Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве (понятие и свойства), Иркутск, 1973 . С Л 67, Коновалова В .Е. Теоретические про- блемы следственной тактики. Харьков. 1966.С. 16.

^ Коновалова В.Е., Сербулов A.M. Следственная тактика: принципы и функции, Киев РИОМВДУССР.1978.С.24.

’ Васильев А.Н. Таюика отдельных следственньгс действий (библиотека следователя). М., Юрид. Лит. 1981.С.7.

Лукьянчиков Е,Д., Кузьмичев В С. Тактические основы расследования преступлений. Киев. КВШ МВД СССР.1989.С.21,

85

альную дозволенность признают многие авторы, но их сущность и критерии доз- воленности формулируют по-разному.’

В криминалистической литературе по настоящее время имеют место неоднозначные высказывания о допустимости и правомерности такого рода «приемов». Так, одни авторы указывают, что такие «психологические ловущки», «следственные хитрости» должны рассматриваться как своеобразная форма обмана, введения в заблуждение,^

При формировании и рекомендациях определенных тактических приемов следует исходить не только из их возможной эффективности для получения дока- зательственной информации, но прежде всего из нравственной допустимости по- следних, позволяющей обнаруживать необходимую информацию путями, которые не искажают перспективу установления объективной истины.^

Другие авторы считают допустимой и правомерной следственную хитрость, указывая, что «искусство следователя состоит в том, чтобы продуманно, точно решать, какая информация, в каком объеме и в какой момент может стать известна предполагаемому преступнику и связанным с ним лицам, чтобы это не только не повредило, но и помогло достижению истины».’* о допустимости «следственных хитростей» и «психологических ловушек» высказывались и другие ученые.^

Проблема «следственньпс хитростей» и «психологических ловушек» осложнена ТЄД4, что многие авторы вкладывают в эти понятия различный смысл. Так, о.я Баев пишет, что по своей гносеологической природе «следственные хитрости» во многом являются родственными научному эксперименту, естественно, весьма специфическому.^

М.В. Костицкий отмечает, что метод «психологических ловушек» имеет самостоятельный характер, применяется при наличии исходной информации о правонарушении и правонарушителе и заключается в постановке подозреваемому, недобросовестному свидетелю или потерпевшему контрольных вопросов.^

’ Селивановы.А. Этическо -тактические вопросы расследования.М., 1981.С, 13-15.

^ Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж. Изд-во Воронежского ун-та. 1978.С.296; Строгович М.С. Некоторые вопросы использования психологических знаний в юридической науке. //Психологический журнал. М., 1980.№6.Т,1.С.98-103.

^ Коновалова В.Е., Сербулов A.M. Указ.соч,С.24.

^ Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М.,

Юрид.лит.1970.С.49-50.

^ Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. М., Юрид.лит. 1988.С.137-140; Якушин С.Ю. Тактические приемы при расследовании преступлений. Казань. Изд-во Казанского ун-та,1983.С.71-90 и др.

^ Баев О,Я, Конфликты в деятельности следователя (вопросы теории). Воронеж. Изд- во Воронежского ун-та. 1981 С. 150

^ Костицкий М.В. Введение в юридическую психологию: методологические и теоретические проблемы. Киев. Вища школа. 1990.С,250.

86

С.Ю. Якушин указывает, что «следственная хитрость» это группа тактических приемов, которые целесообразно именовать «психологическими приемами».’

А.М. Ларин полагает, что следственная хитрость- это совокупность тактических приемов следователя, основанных на использовании неполного или ошибочного представления обвиняемого о доказательствах, имеющихся в распоряжении следователя, и о его планах.^

Р.С. Белкин приходит к вьшоду, что описанные в криминалистической литературе варианты «следственных хитростей» - это либо приемы сокрытия значимой для дела информации от заинтересованных лиц, либо приемы создания такой обстановки, которая может быть двояко оценена этими лицами, либо приемы формирования у них выгодньпс для следователя целей. Нужное воздействие эти приемы оказывают, как правило, не своим содержанием, а временем, местом, последовательностью применения. В связи с этим, р.с. Белкин приходит к выводу, что в сущности «следственные хитрости» представляют собой комбинации приемов, объединенные одной целью и рамками одного следственного действия.^

Таким образом, пестрота мнений и взглядов на сущность и содержание «следственных хитростей» и «психологических ловушек» позволяет прийти к выводу, что в рассматриваемые понятия включают и допустимые, правомерные тактические приемы, и способы действия, нарушающие требование этичности, и даже целые комплексы, группы, совокупности, комбинации (системы) приемов.

Очевидно, каждую из таких «хитростей» или «ловушек» следует оценивать с точки зрения общих требований законности и этичности как условий допустимости любого тактического приема.

В качестве важного требования, предъявляемого к тактическим приемам, В.Е. Коновалова, A.M. Сербулов и др. относят их научность. Под научностью тактического приема понимается его соответствие научным данным, положенным в основу его формирования.”*

Следующим требованием, предъявляемым к тактическим приемам, выступает их избирательность. В криминалистической литературе избирательность рассматривается как способность решать тактическую задачу в определенных си- туациях. Избирательность тактического приема не означает его жесткой зависимости от круга ситуаций, но предполагает целевую тактическую направленность,^ Наличие аналогичных (типичных) ситуаций в проведении процессуальных действий и сходство этих действий при расследовании различных преступлений позволяет разработать наиболее часто применяемые в следственной практике тактиче-

’ Якушин С.Ю. Тактические приемы при расследовании преступлений. Казань. Изд-во Казанского ун-та. 1983.С.250.

^ Ларин A.M. Я- следователь. М., Юрид. лит. 1991.С.147,

^ Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. М., Юрид. лш-. 1988.СЛ37-140; Он же. Очерки криминалистической тактики. Уч.пос. Волгоград. ВСШ МВД РФ.1993.С.112-124.

Коновалова В.Е., Сербулов А.М. Указ.соч.С.20.

87

СКИЄ приемы, что достигается применением рекомендаций, разработанных кри- миналистической тактикой.’

Ситуативный характер таїсгических приемов, их зависимость от различных обстоятельств, возникающих в ходе производства предварительного или судебного следствия в целом либо при проведении отдельных следственных (судебных) действий, обусловливает необходимость разработки самьге различных тактических приемов,

Использование каждого из них целесообразно и эффективно не во всех случаях, а лишь при наличии определенной следственной ситуации. Вместе с тем, ситуативность тактических приемов связана не только с их зависимостью от следственной ситуации, но и от ситуации процессуального действия, иных обстоятельств.

К требованиям, которые предъявляются к тактическому приему, может быть отнесена и его познавательная ценность. Тактические приемы по своему функциональному назначению и направленности способствуют познанию, преследуют цели получения доказательственной информации. Поскольку производство следственных и судебньгк действий направлено на обнаружение доказательственной информации, позволяющей установить истину, тактические приемы наиболее эффективного производства этих действий обладают познавательной ролью, так как способствуют оптимальному выполнению задач, стоящих перед тем или иным действием.^

Изучение требований, предъявляемых к тактическим приемам, позволяет более четко познать его сущность, значение, представить возможности его использования. Вьщеление существенных признаков тактического приема способствует установлению пределов его допустимости, отграничению от иных способов действия.

’ Дулов А.В., Новик Ю.И. Понятие и структура тактического решения, принимаемого следователем при производстве следственного действия.// Теоретические проблемы криминалистической тактики. Свердловск. УрГУ.1981.С.43-44.

3.3. Классификация тактических приемов.

Многообразие тактических приемов вызывает необходимость их класси- фикаиии,

Н.А Якубович указываегт на две причины необходимости классификации тактических приемов: 1) классификация должна быть полезна правоохранительным органам, облегчать им выбор нужного тактического приема для применения его в соответствующей следственной ситуации; 2) классификация должна способствовать теоретическому исследованию природы различных тактических приемов, познаншо закономерностей, обусловливающих эффект их применения.’

Значение научной классификации заключается в том, что она предполагает изучение закономерностей классифицируемых объектов и закрепляет результаты такого исследования.^

В криминалистической литературе предприняты попытки классифицировать тактические приемы. Сложность классификации тактических приемов определяется множеством избираемых оснований, по которым их можно классифицировать. С другой стороны, сложность заключается в неоднозначности понимания сущности тактического приема.

Анализ работ по криминалистике позволяет сделать вывод о существовании значительного количества оснований классификации тактических приемов.

В настоящем разделе мы рассмотрим отдельные основания классификации тактических приемов, используемых в работе следователями, предложенные в юридической литературе, а также попытаемся выработать классификацию тактических приемов защиты.

А Н. Васильев предлагает «систему тактических приемов, классифицированных по их природе, определяемой отраслью науки», в которую включает: 1) тактические приемы, основанные на применении логики в условиях расследова- ния;2) тактические приемы по установлению психологических отношений следователя с участниками следственных действий;3) тактические приемы по планомерной организации расследования.^

По существу он выделяет 3 группы приемов:

1) тактические приемы, основанные на научной организации труда (пла- нирование, расстановка и использование сил, методы исследования материальной обстановки, взаимосвязь следственных и оперативно-розыскных действий); 2) 3) тактические приемы, основанные на логике (следственная версия и ин- дуктивное умозаключение); 4) 5) тактические приемы, основанные на использовании данных науки пси- хологии (формирование психологического контакта, криминалистический анализ 6) ‘ Якубович Н.А. Общие проблемы криминалистической тактики//Советская кри- миналистика. Теоретические проблемы. М., Юрид.лит. 1978.С.144.

^ Якушин С.Ю. Тактические приемы при расследовании преступлений. Казань. Изд-во Казанского ун-та. 1983.С.12.

^ Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий (библиотека следова- теля).М., Юрид.лит. 1981.СЛ0-И.

89

показаний, психологическая помощь лающим показания, психологическое воздействие для преодоления негативной позиции лиц, дающих показания).’

А.Н. Гусаков и А_А. Филющенко, интерпретируя предложенную А.Н. Васильевым классификацию выделяют следующие тактические приемы:

1) логические (построение следственных версий, приемы их проверки и 2) т.д.);

3) психологические (формирование психологического контакта, приемы оказания помощи при воспоминании, метод наблюдения за владельцем обыскиваемого помещения и т.д.), 4) 5) организационные (приемы планирования расследования и отдельных следственных действий).^ 6) С.Ю. Шепитько оспаривает предложенные классификации тактических приемов по источнику их происхождения, так как «1) в данных классификациях в качестве тактических приемов называются и такие, которые не могут быть отнесены к последним (следственная версия, планирование, расстановка и использование сил и т.п.); 2) такие классификации показывают отдельные источники формирования тактических приемов и поэтому имеют чисто теоретическое, а не практическое значение; 3) они являются односторонними, т.к. не охватывают все возможные источники формирования тактических приемов; 4) основание таких классификаций является недостаточно строгим, поскольку во всех случаях тактический прием имеет несколько источников, 5) в названных классификациях к тактическим приемам отнесены не только отдельные способы действий, но и методы, и даже целые направления деятельности следователя.»^

Приемы, выделенные по признаку основанности на данных той или иной науки, подразделяются отдельными авторами на различные подвиды. Так, Н А. Селиванов и В,Я. Колдин в качестве оснований для группировки приемов, базирующихся на данных психологии, называют;

1) создание благоприятных условий для наилучшего проявления психических способностей, важных в аспекте задач расследования; 2) 3) использование психологической реакции субъекта на действия следо- вателя; 4) 5) использование предполагаемого действия, ранее выполненного субъектом, с учетом его психологических особенностей; 6) 7) намеренное побуждение к определенному поведению.”^ 8) Стремление выделить подвиды в классификации тактических приемов,

основанной на источниках их происхождения, не снимает проблемы.

Н.А. Селиванов считает, что классификация тактических приемов может быть осуществлена;!) по степени общности тактических приемов; 2) по степени их сложности; 3) по видам наук на которых они основаны.

^ Васильев А.Н. Следственная тактика. М., Юрид. лит. 1976.С.3-200.

Гусаков А.Н., Филющенко А.А. Следственная тактика (в вопросах и отве- тах)-Уч.пос. Свердловск. Изд-во Урал, ун-та. 1991.С,13.

^ Шепитько С.Ю. Указ.соч.С.34-35.

Криминалистика социалистических стран /Под редакцией В.Я. Колдина. М., Юрид.лит. 1986,С.93.

90

По степени общности выделяются следующие тактические приемы: следственная версия, планирование расследования, дача заданий оперативно- розыскным органам, использование при расследовании помощи общественности; по степени сложности приемы делятся им на сложные (комплекс, сочетание нескольких простых приемов, обеспечивающих достижение определенной цели, имеющей тактический характер) и простые (элементарные); по видам наук на которых они основаны; НОТ, логики, психологии и др/

Более широкие основания классификации тактических приемов предлагает B.C. Комарков. Так, по значению для процесса расследования он различает общие тактические приемы (планирование, версирование, использование возможностей оперативно-розыскной деятельности и помощи общественности), тактические приемы отдельных следственных действий и их групп (осмотра, обыска, допроса и др.) По отнощению к последовательности следственного действия различаются приемы подготовки, выполнения, фиксации, оценки и проверки результатов следственного действия. По характеру научных положений, используемых в их формировании и реализации (приемьі логические и психологические). По уровню сложности- простые, сложные и представляющие собой так называемые «тактические операции».^

Р.С. Белкин подразделяет тактические приемы по их содержанию на дея- тельностные (операционные) и поведенческие. Первые представляют собой способы действий следователя для достижения поставленных целей, вторые - рекомендуемую ему линию поведения.^

Дискуссионные взгляды о существовании двух тактик; криминалистической и процессуальной, позволили некоторым авторам классифицировать тактические приемы на предусмотренные законом (обязательные или факультативные) и не предусмотренные уголовно- процессуальным законом, которые реализуются в процессе расследования лишь по усмотрению ведущего его органа/*

Такая классификация основана на понимании тактического приема, который может содержаться в нормах закона.

Н А. Якубович, не соглашаясь с такой классификацией отмечает, что воспринятые уголовно- процессуальным законом тактические приемы и технические правила расследования приобретают правовую природу, утрачивая тем самым свой криминалистический, то есть рекомендательный характер.^

С.Ю. Якушин приводит классификацию тактических приемов, в основу которой закладывает их целевую направленность в сборе доказательственной ин-

^ Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М., Юрид.лит.

1982,С.85-92.

^ Комарков B.C. Тактика допроса. Уч.пос. Харьков. 1975.С.12,13.

’ Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Уч.пос. Волгоград. ВСШ МВДРФ.1993.С 111.

Шаламов М.П. Некоторые проблемы советской криминалистики. М., ВЮЗИ.

1965.С.27,28.

^ Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. Уч.пос. М., РИО ВШ МВД СССР 1971.С.65.

91

формации. Тактические приемы производства следователем действий он подразделяет на пять групп, направленных на:

1) выявление и сбор доказательственной информации; 2) 3) фиксацию доказательственной информации; 4) 5) проверку, анализ и оценку полученной информации; 6) 4) использование полученной доказательственной информации в ходе дальнейшего расследования;

5) непосредственно не направленных на работу с доказательственной информацией.^

Отдельные классификации тактических приемо г носят локальный характер. В частности, некоторые авторы предлагают классификации тактических приемов, основанных на психологическом воздействии следователя. Н.П. Хайду- ков считает необходимым рассматривать следующие тоуппы тактических приемов психологического воздействия: I

1) направленные на сокрытие намерений следователя относительно целей воздействия, 2) 3) направленные на создание преувеличенного представления об осведомленности следователя относительно обстоятельств совершенного преступления и наличия у него уличающих доказательств; 4) 5) направленные на создание уменьшенного представления об осведомленности следователя относительно сведений, достаточньгс для изобличения во лжи недобросовестных участников и расследования преступлений в целом, 6) 7) направленные на создание представления о том, что другие участники дали правдивые показания; 8) 9) направленные на обнаружение спрятанных объектов и скрывающихся 10) лиц.^

Представляют интерес попытки разграничить тактические приемы по диапазону их применения. И.Ф. Герасимов отмечает, что прежде всего это приемы, которые могут применяться при производстве всех или многих следственных действий. Их можно считать общими (приемы по установлению психологического контакта). Существует также много приемов, которые характерны для конкретных следственных действий (например, тактика следственного осмотра, наблюдение за обыскиваемым лицом при обыске и др.) Такие приемы можно считать частными или специальными.^

Необходимо отметить, что такое деление тактических приемов имеет определенное значение, так как отдельные тактические приемы могут быть использованы в нескольких процессуальных действиях (постановка тех или иных вопросов, анализ следов и иной материальной информации, использование типовых

^ Якушин С.Ю- Тактические приемы при расследовании преступлений. Казань. Изд-во Казанского ун-та. 1983. С. 14-15.

^ Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. Саратов. Изд-во Саратовского ун-та. 1984. С.95.

^ Криминалистика. Учебник. Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М., Высшая школа. 1994.С.225,226. (

92

аналогов и др.), другие, наоборот, являются характерными только для хонкретных действий (допрос на месте события и т.п.)

К основаниям классификации тактических приемов В.И. Комиссаров относит следующие:

1) источник происхождения приемов; 2) 3) их целевая направленность (поиск, оценка, использование информации); 4) 5) способ реализации (реализуется единолично следователем, группой лиц или через посредство других лиц); 6) 7) характер информации, которой располагает следователь; 8) 9) объект воздействия (материальная среда или психология взаимоотношений); 10) 11) типичные следственные ситуации, влияющие на реализацию приемов.^ 12) В современной криминалистической литературе предпринимшотся попытки совершенствования классификации тактических приемов. В.Г.Лукашевич предлагает классифицировать тактические приемы на трех уровнях: 1 )методическом, 2)тактическом- применительно к отдельным следственным действиям; 3) ситуационном- по отношению к определенной процессуально - тактической ситуации, рассматривая их с содержательной и процедурной сторон как виды и отдельные акты общения следователя с участниками расследования.^

На методическом уровне он выделяет шесть групп тактических приемов;

1) предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях, принятия процессуально -обоснованных и тактически целесообразных решений; 2) 3) выдвижения и исследования версий, 4) 5) планирования и проверки версий; 6) 7) собирания, исследования, оценки и использования доказательств; 8) 9) организации взаимодействия следователя и органа дознания; 10) 11) розыскной деятельности следователя. 12) На тактическом уровне производства отдельных следственных действий автор выделяет несколько классификационных систем. Одна, сообразно с тремя основными группами способов собирания доказательств и видами источников информации, объединяет:

J) приемы воздействия на интеллектуально-волевую сферу участников расследования с целью получения от них показаний. Это приемы вербального общения, базирующиеся на расспросе, рассказе, мимике, воспроизведения графическими средствами;

2) приемы воздействия на материальную обстановку (вещи) с целью обнаружения материально- фиксированных следов преступления. Они связаны с использованием органов чувств человека, 3) 4) приемы, основанные на комплексном использовании приемов вербального общения и органов чувств. 5) Вторая классификационная система данного уровня строится, исходя из стадий следственного действия. Она формирует тактические приемы;

1) подготовки к следственному действию;

^ Комиссаров В.И. Актуальные проблемы следственной тактики. М., 1989.С.16.

^ Лукашевич В.Г. Основы теории профессионального общения следователя. Ки- ев.1993,С.31- 33.

93

2) установления (поддержания) психологического контакта; 3) 4) управления совместной деятельностью или обменом информацией; 5) 6) завершения следственного действия, его фиксации и оценки. 7) На уровне процессуально- тактических ситуаций ВТ. Лукашевич выделяет группы тактических приемов, связанных с производством вербальньпс следственных действий:

получения достоверной информации и ее уточнения;

оказания помощи лицам, дающим показания с целью восстановления в памяти  забытого и правильного воспроизведения воспринятого;

установления противоречий в показаниях и расхождений с другими  доказательствами,

определения истинности или ложности показаний;

проверки заявления об алиби;

направленные на разоблачение лжи и преодоление позиции, направленной на дачу  ложных показаний и самооговора;

направленные на создание определенных представлений и побуждающие  допрашиваемого к действию в желательном для следствия направлении;

преодоление запирательства и изменения позиции. ^

Рассмотренная трехзфовневая классификация тактических приемов, вызывает возражения у юристов.

С.Ю. Шепитько, не согласившись с такой классификацией тактических приемов, указывает, что, «выделение классификации тактических приемов перечисленных трех уровней является произвольным и не отражает закономерностей такого их построения; название уровней (методический, тактический, ситуационный) неудачно;

  • группы тактических приемов, отмеченные на тактическом уровне, отражают фактически всю деятельность следователя;
  • классификационная система тактических приемов, основанная на стадиях следственного действия, является спорной, так как неясно, например, какие тактические приемы может включать подготовка к следственному действию или его завершение, фиксация и оценка;
  • при определении приемов на тактическом уровне, отмечаются и такие, как наблюдение, измерение, приемы, базирующиеся на жестикуляции, мимике и др., - с чем согласиться нельзя;
  • на ситуационном уровне предлагается только попытка классификации ситуаций допроса и не указываются наиболее оптимальные тактические приемы, применительно к которым, необходимо было бы сформулировать соответствующие системы последних;
  • осуществляя классификацию тактических приемов В.Г. Лукашевич на самом деле пытается выяснить критерии их объединения, группировки,
  • такая классификация является сложной по своей структуре, что затрудняет ее осмысление и практическое применение»^.
  • Как справедливо отмечает С.Ю. Шепитько, классификация тактических приемов должна способствовать познанию их сущности во всех разновидностях,

’ Шепитько С.Ю. Указ. соч.С.32-33, ^Тамже,С,42.

94

определению закономерных связей между отдельными из них, установлению отличительных свойств и признаков. Основанием классификации он считает определенную объективную закономерность, позволяющую подразделять тактические приемы на те или иные виды, относить их к той или иной группе,^

С.Ю. Шепитько предлагает свои основания классификации тактических приемов:

1) по сфере их реализации (тактические приемы осмотра места происшествия, обыска, допроса, и др.); 2) 3) по диапазону применения (тактические приемы, используемые при производстве только отдельных или нескольких следственных (судебных) действий); 4) 5) по объекту направленности (тактические приемы, направленные на оказание психологического воздействия на человека, тактические приемы, направленные на исследование материальной среды), 6) 7) по хараїсгеру информации (тактические приемы, основанные на словесной информации; тактические приемы, основанные на материализованной информации; тактические приемы, основанные на логико-мыслигельной информации и т.п,),^ 8) В задачу автора не входит подробный анализ предложенных классификаций. Тема исследования обязывает нас произвести систематизацию тактических приемов защиты, применяемых адвокатом на предварительном следствии. При этом мы, разумеется, будем опираться и на приведенные выше классификации, в частности и в особенности- на классификацию С.Ю. Шепитько, которая представляется наиболее продуктивной.

Все тактические приемы, применяемые адвокатами на предварительном следствии, прежде всего целесообразно разделить на общие и специфические.

К общим относятся тактические приемы, разработанные в рамках следственной тактики, которые одинаково успешно могут использоваться как следователем, так и защитником. Это, например, приемы исследования материальной обстановки места происшествия, тактические приемы допроса, предъявления для опознания, следственного эксперимента и др.

Внутри данной группы все тактические приемы могут классифицироваться по основаниям, предложенным С.Ю. Шепитько,

Специфические приемы защиты также могут быть классифицированы по тем же четырем основаниям: по сфере их применения, по диапазону применения, объекту направленности и характеру информации. Среди них есть универсальные приемы, применяемые адвокатом в любых случаях:

1) приемы беседы с подзащитным, направленные на установление пси- хологического контакта; 2) 3) приемы взаимодействия с подзащитным при оказании ему юридической помощи; 4) 5) разработка правовой позиции по делу; 6) ‘ Там же. С.42.

^ Шепитько С.Ю. Указ. Соч.С.42ЧЗ.

95

7) определение тактической линии защиты на разных этапах предварительного следствия и на разных стадиях процесса; 8) 9) тактические приемы выявления и доказывания обстоятельств, оправдывающих подзащитного или смягчающих его ответственность; 10) 11) определение момента для заявления того или иного ходатайства, представления доказательств, подачи жалобы на действия лица, производящего дознание, следователя, прокурора. 12) Есть в этой группе и тактические приемы, имеющие ограниченный диапазон применения. Это прежде всего тактические приемы допроса подзащитного, потерпевшего, свидетеля, эксперта, способствующие, в частности, устранению противоречий в показаниях или разоблачению свидетеля или потерпевшего в лжесвидетельстве. Сюда же относятся тактические приемы, используемые адвокатом при участии в отдельных следственных действиях: следственном осмотре, следственном эксперименте, очной ставке, предъявлении для опознания, назначении экспертизы и др.

Подобная классификация тактических приемов имеет целью облегчить адвокату поиск необходимого в той или иной ситуации способа действия, оптимизируя практическую реализацию целей защиты.

B.C. Комарков правильно отмечал, что сама по себе классификация тактических приемов не представляет большой практической ценности если не имеет своей конечной целью их систематизацию- сознательное целенаправленное упорядочение и организацию в метод практической деятельности. ^

’ Комарков B.C. Тактика допроса, Уч.пос. Харьков. 1975.С.13.

96

3.4.Применение защитником общих и специальных

тактических приемов в ходе конкретных следственных действий.

с проблемой участия адвоката в установлении истины по делу, выявления причин и условий, способствовавших совершению преступлений, тесно связаны вопросы тактики защиты и адвокатской этики.

Одной из основных целей участия адвоката на предварительном следствии является предотвращение (пресечение) нарушений уголовно-процессуального закона, отступлений от производства тактически правильных действий со стороны следователя в отношении подозреваемого (обвиняемого). Участвуя в следственных действиях вместе с подозреваемым, обвиняемым адвокат должен «… следить за соблюдением процессуальных прав» подзащитного.’

Нельзя не учитывать того, что сам факт участия защитника в предварительном следствии действует дисциплинирую ще на следователя, заставляя его более критически относиться к своей работе, строже подходить к собиранию и оценке доказательств. Все это повьшіает культуру предварительного следствия, способствуя более полному осуществлению принципа всесторонности, полноты и объективности расследования обстоятельств дела, защите прав подозреваемого (обвиняемого).

Тактические приемы, применяемые защитником при установлении и доказывании обстоятельств, оправдывающих подозреваемого (обвиняемого) или смягчающих его ответственность, в известной мере предопределяют успех его деятельности как в достижении главной задачи зашиты- оказания помощи подзащитному, так и задачи предупреждения преступлений. Закон предоставил в распоряжение адвоката следующие средства и способы защиты: представление доказательств, заявление ходатайств, участие на предварительном следствии, заявление отводов, обжалование действий и решений следователя, проі^ора. Он может также использовать любые другие средства и способы защиты, не противоречащие закону.

Для того, чтобы адвокат все эти средства зашиты мог использовать наиболее эффективно, закон наделил его процессуальными правами (ст. 51 УПК РФ).

От тактики использования средств и способов защиты на предварительном следствии зависит многое.

На стадии предварительного следствия устанавливается основной объем доказательственной информации, и стержневую основу уголовного дела составляют материалы, полученные в этой стадии уголовного судопроизводства. Поэтому, важно, чтобы в период формирования доказательственного материала, когда большое значение приобретает процесс возникновения конкретного доказательства, правильное закрепление и отражение его в материалах дела, мог выполнять свои профессиональные функции адвокат.

В 297 делах^ (81% от общего числа изученных) защитники принимали участие в производстве тех или иных следственньпс действий. Однако активность их в отдельных следственных действиях оказалась различной.

Участие адвоката на стадии предварительного следствия содействует наиболее полному обеспечению подозреваемому, обвиняемому права на защиту.

Шейфер С, А. Указ. соч. С.70. ‘ Приложение №1.

97

Участвуя в производстве допроса подозреваемого, обвиняемого, заявляя ходатайства, представляя доказательства, осуществляя другие предусмотренные законом действия, адвокат накапливает и использует максимальный объем информации в интересах подзащитного, воспринимает поступающие при производстве предварительного следствия сведения непосредственно или из первоисточника.

Одним из важных факторов достижения высокого уровня правовой помощи подозреваемому, обвиняемому имеет тактически правильно построенная зашита, основанная на максимальном использовании допустимых в этой стадии средств и способов ее реализации. Уголовно- процессуальное законодательство в стадии предварительного расследования предоставляет адвокату возможность активно воздействовать на процесс доказывания: задавать вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе этого следственного действия, заявлять ходатайства, представлять доказательства, приносить жалобы на действия лица, производящего дознание, следователя, прокурора и др. Но результативность этих действий адвоката поставлена в прямую зависимость от следователя, который вправе отвести вопрос, отказать в принятии документов, отклонить ходатайство и др.

Оказывает отрицательное психологическое воздействие на адвоката и вызывает существенные затруднения в реализации тактики защиты отношение некоторых следователей к адвокату как к участнику процесса, затрудняющему ход расследования. На взаимоотношения следователя и адвоката влияют как объективные факторы- различные функции и цели; несомненно, в своей деятельности, следователь противодействует подозреваемому, обвиняемому. Так как защитник связан с позицией своего подзащитного, он должен учитывать это противодействие, и субъективные факторы- взаимоотношения следователя и защитника.

Одним из составных элементов защиты являются беседы адвоката с подозреваемым, обвиняемым, в процессе которьпс ему оказывается консультационная помощь, намечается правовая позиция, линия защиты, согласовываются возможные пути ее отстаивания, выясняются обстоятельства, способствующие защите, оцениваются факты, собранные в подтверждение обвинения, и анализируются доводы, которые обвиняемый приводит в их опровержение.

Первым следственным действием, при котором адвокат присутствует и может воздействовать на процесс получения доказательственной информации, является допрос подозреваемого.

Если лицо задержано (заключено под стражу в качестве меры пресечения) и доставлено в милицию, орган ФСБ, прокурору, ел^ должны объявить, в чем оно подозревается, и предложить пригласить защитника. Первый допрос такого подозреваемого должен производиться только в присутствии адвоката (из 200 изученных нами уголовных дел по подозрению в совершении тяжких преступлений, адвокат на первом допросе присутствовал лишь в 25)^*.

Хочется обратить внимание на следующее обстоятельство.’В протокол задержания подозреваемого, его личного обыска вкратце записываются первые объяснения, ему устно разъясняются некоторые процессуальные права. Потом от него потребуют объяснения по существу задержания, забывая о том, что он вправе их давать. Но не обязан.-Нередко подозреваемые дачу объяснений рассматривают как законную обязанность. Разъяснение этого права подозреваемому вызывает недовольство следователя.

Далее в тексте звездочкой обозначена ссылка на Приложение №1.

98

Думается, в этом случае целесообразно выносить постановление о признании подозреваемым по делу и перечислить в нем все его права, а затем под расписку знакомить с этим документом. Видим здесь одну из гарантий осуществления прав подозреваемого. И такая практика уже существует в Краснодарском и Ставропольском краях. На страницах печати была интересная публикация прокурора Ставропольского края Ю. Лушникова, который познакомил нас с созданным на территории края, хотя и не процессуальным, но заслуживающим внимания не только правоведов, но и всех граждан, документом, а именно - Декларацией прав подозреваемого при задержании. В Декларации перечислены права и свободы человека, закрепленные в Конституции РФ и уголовно-процессуальном законода- тельстве, указаны конкретные способы защиты прав подозреваемого. Так, в Декларации провозглашается право подозреваемого: не свидетельствовать против себя и близких, не нести ответственности за отказ или дачу заведомо ложных показаний, когда и каким образом он может воспользоваться услугами защіггника, куда ему обратиться за защитой нарушенных прав.

‘«Перед началом допроса подозреваемому должны быть разъяснены его права, предусмотренные ст.51 Конституции РФ, ст,52 УПК РСФСР:

-право знать, в чем он подозревается, т.е. в совершении какого преступления, а также основания и мотивы применения к нему задержания;

-его конституционное право на защиту, т.е. права пользоваться услугами защитника с момента объявления ему протокола задержания, иметь свидания с защитником наедине без ограничения их числа и продолжительности, отказаться от дачи показаний до встречи с адвокатом. Если задержанный не заявил ходатайство о предоставлении ему защитника сразу, он вправе потребовать это в любое время;

-право на то, что он не обязан свидетельствовать против себя, своего супруга, близких родственников;

-подозреваемый не несет ответственности за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний.»^ ?

Кроме того. Декларация предусматривает следующее: обязанность органа дознания, следователя уведомить о задержании близких и родственников; задержание не должно сопровождаться пьптсами и другими незаконными действиями.

В Краснодарском крае Декларация вручается практически каждому задержанному в порядке ст. 122 УПК РСФСР, о чем в протоколе задержания тот должен расписаться.*

Наиболее часто адвокаты участвуют в допросах подозреваемых и обвиняемых. Это имело место в 149 делах* (41%),что вполне объяснимо, поскольку CT.49 УПК РСФСР определяет широкую категорию дел, по котррым участие защитника обязательно. Реализуется эта обязанность прежде всего при доп^)©- се подзащитного.

Назрела необходимость в разработке тактики допроса подозреваемого, проходящего с участием адвоката.

Участие защитника в допросе подозреваемого.

99

’ Вступая в процесс с момента объявления подозреваемому протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения к подозреваемому, защитник должен иметь право беседовать наедине с подозреваемым до его первого допроса, чтобы определить линию защиты и поведения, ‘

Первый допрос подозреваемого неожиданен не только для подозреваемого и его адвоката, но и для следователя тоже. В этих случаях адвокат должен до начала допроса подозреваемого провести первую беседу с ним, узнать от подозреваемого его позицию, обстоятельства соверщенного преступления, согласовать с ним свою линию защиты. Поэтому адвокат должен иметь четкое представление, какие вопросы и как он может задавать подзащитному в ходе допроса, о проведении каких следственных действий (с их или без их участия) ходатайствовать. Изучив более 300 уголовных дел мы обнаружили, что лишь один адвокат в ходе первого допроса ходатайствовал о проведении экспертизы, и это ходатайство было удовлетворено, а впоследствии в отношении его подзащитного было прекращено уголовное дело.^

Остается открытым на сегодняшний день вопрос, может ли адвокат посоветовать подозреваемому не отвечать на вопросы следователя, прокурора, прервать допрос для беседы с подзащитным?

Нам кажется, что на этот вопрос следует ответить положительно. После проведения первого допроса адвокат не только имеет право, но и должен провести беседу с подзащитным (причем иметь свидание с подзащитным без ограничения времени и продолжительности, в чем адвокатов нередко ограничивают следователи), чтобы на основе полученной информации определить с подозреваемым тактику защиты - участвовать адвокату и подозреваемому в производстве тех или иных следственных действий, о проведении каких следственных действий ходатайствовать, какие ходатайства и по каким вопросам заявлять.

После уяснения адвокатом позиции по делу своего подзащитного и следователя, обстановки дела, ему следует ходатайствовать о проведении повторного допроса. Опыт участия адвокатов в дополнительном допрюсе подозреваемого невелик, и составляет 2% от общего числа изученных нами уголовных дел.*

Тактически целесообразно поступают те адвокаты, которые принимают участие в осмотре места происшествия вместе с подозреваемым. Процент участия адвокатов в данном следственном действии из изученных нами дел достаточно велик и составляет 10% *. Это следственное действие имеет большое значение- адвокат при производстве этого следственного действия может обращать внимание на существенные обстоятельства и делать замечания, касающиеся содержания осмотра. Важно это и для выработки тактики защиты адвокатом, так как следователи после проведения повторного осмотра места происшествия совместно с подозреваемым проводят повторный допрос подозреваемого.

При изучении уголовных дел автор столкнулся с парадоксальной ситуацией - лишь один адвокат, участвующий в повторном осмотре места происшествия с участием подозреваемого, присутствовал при проведении дополнительного допроса подзащитного.* Думается, что игнорирование адвокатами данного следственного действия нежелательно для их подзащитных, так как зачастую ведет к ухудшению положения подозреваемого.

Участие защитника в допросе обвиняемого.

^ Архив Краснодарского краевого суда. 1997. Дело№ 12.

100

в Конституции РФ отдается приорш-ет международному договору перед законом. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, принятая 4 ноября 1950 г. в ч.З. ст.6 провозглашает минимальные права обвиняемого в совершении уголовного преступления:

«а) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения,

б) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты,

в) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, если у него нет достаточных средств для оплаты услуг защитника, иметь назначенного ему бесплатно, когда того требуют интересы правосудия,

г) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос его свидетелей, на тех же условиях, что и свидетелей, показывающих против него. ..»’.

Важное тактическое значение в осуществлении защиты имеет участие адвоката в допросе обвиняемого.

К сожалению, до настоящего времени невелико участие защитника на предварительном следствии с момента вьшесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого и допроса обвиняемого. Из 200 изученных нами уголовных дел, относящихся к категории тяжких преступлений, адвокат на этой стадии расследования участвовал лишь в 43.*

’ Сразу после предъявления обвинения обвиняемому адвокат должен иметь достаточно времени и возможность иметь свидание со своим подзащитным наедине, чтобы определить, признает обвиняемый себя виновным или нет, совместно с обвиняемым проверить обоснованность и законность предъявленного обвинения путем анализа содержащихся в деле данных о фактических обстоятельствах дела и доказательствах, подготовить защиту. ?

В беседе на эту тему следует уделить главное внимание устранению противоречий в показаниях подзащитного, особенно когда он не признает свою вину либо отрицает те или иные обстоятельства. Если адвокат участвует в деле с момента предъявления обвинения, он должен узнать от обвиняемого все обстоятельства случившегося, согласовать свою позицию с ним.

С момента предъявления обвинения, адвокат знакомится с предъявленными ему материалами и непременно до допроса подзащитного в качестве обвиняемого должен побеседовать с ним по вопросам, связанным с предъявленным обвинением.

Важно тактически верно спланировать и провести такую беседу. Разговор с обвиняемым должен быть конкретен, не выходить за пределы содержания предъявленного обвинения, объема признания и отрицания вмененных деяний, аргументов, выдвигаемых обвиняемым в свое оправдание. В процессе свидания уточняются обстоятельства, входящие в предмет доказывания, выясняются данные об обвиняемом, в этот п^эиод расследования согласовываются те ходатайства, которые необходимо заявить безотлагательно; если защитник вступил в процесс с момента предъявления обвинения- разъясняется содержание норм закона, в соответствии с которым подзащитный привлечен к уголовной ответственности, даются пояснения по реализации обвиняемым имеющихся у него процессуальных прав.

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод. М., 1997.

101

Защитник должен спокойно и убедительно настроить обвиняемого на деловую, откровенную беседу, помочь ему понять существо обсуждаемых вопросов, дать возможность составить по каждому из нїіх собственное мнение. С обвиняемым обсуждаются все моменты, связанные с отстаиванием занятой правовой позиции, уточняются отдельные элементы его показаний, следует предпринять усилия к тому, чтобы не упустить незначительные, на первый взгляд, но имеющие значение для защиты детали, которым могли не придать значение ни следователь, ни допрашиваемый, Поэтому обвиняемому надо помочь восстановить в памяти малейшие подробности, связанные с расследуемым событием, уточнить обстоятельства, которые подзащитный должен привести в свое оправдание.

’ Адвокат должен обязательно проверить наличие оснований для прекращения дела Б этой стадии. •

Исключительное значение имеет для адвоката информация о подозреваемом, обвиняемом. Необходимые данные он обязан довести до сведения следственных органов, и проследить, чтобы они нашли адекватное отражение в материалах дела, и тактически правильно использовать их в защите. В криминалистическом аспекте важны психологическая хараіаеристика подзащитного, сведения о характере, темпераменте и их проявлениях. Это даст адвокату возможность избрать соответствующие тактические приемы взаимодействия с подзащитным, определить, насколько уместны и допустимы те или иные приемы, применяемые следователем в процессе проведения следственных действий с участием подза- щитного, предложить ввести определенные коррективы в них для наиболее рациональной их организации, содействовать искоренению недозволенных тактических приемов.

Кроме того, сведения о личности подозреваемого, обвиняемого помогают адвокату правильно избрать тактические приемы общения с ними в процессе выработки правовой позиции защиты и ее практической реализации. Поэтому одним из направлений криминалистики является создание тактических приемов изучения личности подозреваемого, обвиняемого адвокатом и реализации полученньпс сведений в процессе доказывания.

Такими тактическими приемами являются:

1) приемы беседы с подзащитным, направленные на установление прежде всего психологического контакта (тактический прием способствует достижению наиболее полного взаимопонимания адвоката с подзащитным, максимальной откровенности и доверия подозреваемого, обвиняемого): 2) - тактические приемы, направленные на оказание психологического воздействия на человека; - - тактические приемы, основанные на словесной информации; тактические приемы, основанные на материализованной информации, тактические приемы, основанные на логико- мьюлительной информации и т п. - 2) приемы взаимодействия с обвиняемым при оказании юридической помощи своему подзащитному. 3) Показания обвиняемого- важное средство защиты. Они могут подтверждать обвинение в полном объеме, и тогда чистосердечное признание считается обстоятельством, смягчающим ответственность. Показания обвиняемого могут и поколебать обвинение, способствуя всестороннему, полному и объективному расследованию. Учитывая это, адвокат должен помочь подзащитному сориентироваться в характере его показаний, беседуя с ним до допроса, если защитник вступил в процесс в этой стадии, а также умело использовать свои права и тактические приемы в ходе этого следственного действия.

102

При допросе важно не только неукоснительно соблюдать все процессуальные нормы, но и правильно выбрать тактические приемы его производства. Для определения достоверности доказательств, возможности использования в целях установления объективной истины определенных фактических данных немаловажное значение имеет то, с использованием каких тактических приемов они получены.

Среди рекомендаций по использованию следователем тактических приемов допроса можно встретить такие, которые существенно ущемляют право подозреваемого, обвиняемого на защиту. То, что они применяются на практике, подчас приводит к появлению искаженной информации, получению неправдивых сведений, умолчанию о фактах, которые могут свидетельствовать в пользу подозреваемого, обвиняемого и т.д. Так, недопустимо в качестве тактического приема допроса применение форсированного темпа. Рекомендуя этот прием, Л.Б. Филонов, В.И. Давыдов, Г.Г. Доспулов писали: «Навязывая допращиваемому активность, следователь берет инициативу в свои руки, опережает ход его мыслей, не давая возможности для размыщления и уловок. Поступление обильной информации от следователя исключает замедление ответов и использование выдуманной лжи. Возбуждение, напряженность заставляют допращиваемого отступать от заранее продуманных ответов и исключают возможность пауз для обдумывания новой ложной информации.»’

Автор говорит об отсутствии времени для обдумывания ложной версии, и все же лица с различными типами высшей нервной деятельности по-разному усваивают разговорную речь и воспринимают окружающую обстановку. Неодинаковая скорость протекания нервных процессов обусловливает разную реакцию на внещние раздражители. Следовательно, в зависимости от вида темперамента допрашиваемому необходимо время на то, чтобы понять содержание обращенного к нему вопроса, выделить в памяти соответствующую информацию и выразить ее дословно. Надо учитывать еще словарный запас, интеллектуальный уровень и иные индивидуальные черты допрашиваемого. Форсированный темп, не оставляющий времени для размышления, обдумывания, может привести к искажению истинных фактов, к неточной передаче деталей события и прочего. Этот прием не позволяет подозреваемому, обвиняемому свободно и в полной мере использовать такое средство защиты, как дачу показаний.

Как правильно подчеркивает Я.С. Киселев, выбор тактической линии зависит от личностных качеств допрашиваемого, его характера и темперамента,^

Не способствует обеспечению обвиняемому права на защиту создание условий, «при которых в воображении обвиняемого возникает преувеличенное представление относительно собранных доказательств и объема имеющейся у следователя информации».^ С такой точкой зрения можно согласиться, если следователь сообщает заведомо ложную информацию обвиняемому, вводит его в

’ Филонов Л,Б., Давыдов В.И. Психологические приемы допроса обвиняемо- го.//Вопросы психологии. М.,1966.№6.С.116.;ДоспулоБ Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М., Юрид. лит. 1976.С.81.

^ Киселев Я С Этика адвоката. Л. Изд-во Ленинградского ун-та, 1974,С. 113.

’ Дулов А.В,, Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. Минск. Выс-

ШЭЙШ-ШК.1971.С.88.

103

заблуждение, в противном случае данный тактический прием приемлем с точки зрения норм процессуального права.

’ Недопустимо применение тактических приемов, в которых таится хотя и не прямой, но замаскированный обман. Например, использование приема внезапности позволяет иногда получить желательный для следователя ответ, однако при этом не учитывается, что полученная проговорка может и не соответствовать действительности.

Рекомендуемые тактические приемы допроса требуют серьезной ревизии с точки зрения соответствия реальному обеспечению права подозреваемого, обвиняемого на зашиту. Применение незаконных приемов может привести к негативным последствиям: допрашиваемый не сможет объективно оценить явления, поддастся внушению, оговорит себя. «Лицемерие, притворство и ложь возбуждают в допрашиваемом неприязненное чувство, порождают недоверие к следователю, заставляют замыкаться в себе. Подчас это приводит к даче ложных показаний или отказу от дачи показаний».^

Во время допроса обвиняемого защитник может обратиться к следователю с ходатайством прекратить допрос и предоставить ему свидание с обвиняемым. Подобная ситуация в законе не предусмотрена, и решение ее зависит от следователя. Нам представляется целесообразным удовлетворить ходатайство адвоката, так как в случае отказа обвиняемый может прекратить давать показания, в результате чего следователь все равно будет вынужден прервать допрос.

Адвокату от подозреваемого, обвиняемого, свидетелей становится известно о том, что в процессе допроса или других следственных действий, при которых адвокат не участвовал, следователь использовал недозволенные тактические приемы (угрозы, обещания, провокации и др.) При этом материалы дела не подтверждают эти факты. Некоторые адвокаты, располагая такими сведениями, отстаивают права подзашитного, ограничиваясь пространными рассуждениями в суде, не имеющими отношения к конкретному делу. Между тем от защитника требуется особое внимание к проверке ставших ему известными фактов примене- ния недозволенных приемов, он должен определить истинность такого рода заявлений. Необходимо еще раз проанализировать материалы дела, в частности последовательность показаний подозреваемого, обвиняемого и суть их расхождений, установить момент и возможные причины их возникновения. Следует выяснить, как конкретно сказалась ситуация, в процессе которой применены недозволенные приемы, на достоверности сведений, полученных в ходе следственньпі действий, и предпринять меры для устранения неправдивьгс показаний в пределах, значимых для зашиты. Если полученные в таких условиях показания не под- тверждены иными доказательствами, то они в силу сомнения в их истинности не могут быть использованы в доказывании, так как все сомнения, которые не предоставляется возможным устранить, толкуются в пользу обвиняемого.

Удостоверившись в вынужденном характере показаний и наличии зафиксированной в протоколе искаженной информации, необходимо заявить ходатайство о дополнительном допросе, повторном проведении следственного действия, в процессе которого были допущены нарзшіения. Присутствуя при его проведении, адвокат должен следить за соблюдением норм уголовно-процессуального закона в соответствии с предоставленными ему УІЖ РСФСР полномочиями.

^ Доспулов г.г. Психология допроса на предварительном следствии. М. Юрид.лит.1976.С.54.

104

В тех случаях, когда обвинение строится лишь на нестабильных показаниях обвиняемого, подкрепленных результатами воспроизведения обстановки и обстоятельств события, необходимо обратить внимание следователя на расхождения в показаниях обвиняемого, подкрепленных результатами воспроизведения обстановки и обстоятельств события, их непоследовательность, неконкретность, а в той части, где они изменялись под нажимом, на искажение первоначального смысла. С помощью подзащитного надо определить, какие документы можно представігть дополнительно, о каких следственных действиях ходатайствовать, чтобы подтвердить наличие вымысла в показаниях, их несоответствие действительности и объяснить причины вынужденного характера таких показаний, продумать способы установления тех сведений, на которых настаивает подзащитный.

Полнота получаемой информации зависит от желания самого допрашиваемого изложить необходимые сведения, от различных условий, положительно влияющих на его эмоциональное состояние, что во многих случаях объясняется воздействием адвоката, согласованием с ним четкой правовой позиции, психологическими факторами, возникающими благодаря присутствию защитника, активной и квалифицированной юридической помощи.

Участие адвоката в допросах других лиц и иных следственных действиях.

’ Адвокат должен согласовать со своим подзащитным такие вопросы, как: подавать ходатайство о вызове дополнительных свидетелей, истребовании письменных документов и т.п.’при ходатайстве защитника о вызове для допроса дополнительных свидетелей, следователь прежде, чем принято решение по заявленному ходатайству, должен проанализировать доводы защитника и обвиняемого и принять решение.

Немаловажное значение в установлении объективной истины приобретает отношение следователя к заявлениям ходатайств адвоката и его подзащитного. Игнорирование следователем обоснованных ходатайств, заявленньсс в связи с проведенным допросом, отвод вопроса, заданного адвокатом для установления существенных обстоятельств дела, приводят к тому, что остаются невыясненными, не уточненными некоторые обстоятельства дела, допускается неполнота, необъективность следствия, что может повлечь дополнительное расследование.

Адвокат должен стремиться к тому, чтобы своими вопросами, задаваемыми в ходе проведения допроса, показав свою версию происшедшего, навести следователя на мысль проверить эту версию.

Наиболее часто неправильные приемы защиты применяются в групповьпс процессах, где интересы обвиняемых противоречивы. Стремление некоторых адвокатов во что бы то ни стало показать своего подзащитного в роли второстепенной фигуры, жертвы более опытных соучастников, превращает их в активньпі обвинителей по отношению к другим подсудимым,

к числу недопустимых следует отнести такой тактический прием, как преднамеренная переоценка значения объективных обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

к вопросам тактики защиты в этическом плане можно отнести случаи выявления адвокатом причин и условий, способствовавших совершению преступления другими обвиняемыми, не являющимися его подзащитными в данном процессе. Вправе ли адвокат выявлять такие обстоятельства, способствовавшие со- 105

вершению преступления, которые могут ухудшить положение других обвиняе- мь!х, привлеченных по тому же делу?

Здесь видится два варианта: если эти обстоятельства смягчают ответственность его подзащитного, выявлять их необходимо; если они для его подзащитного безразличны, касаться их адвокату не следует. С точки зрения профессиональной этики, адвокат не должен без крайней необходимости обострять коллизии между обвиняемыми и превращаться в обвинителя других подсудимых.

в практике возникает и другой вопрос: должен ли адвокат ходатайствовать о привлечении к уголовной ответственности других лиц, если они имели отношение к созданию условий, способствовавших совершению преступления, или непосредственно участвовали в преступлении. Думается, адвокат во всех случаях обязан заявить такое ходатайство, если это не противоречит интересам защиты подозреваемого (обвиняемого) и не связано с разглашением профессиональной тайны. Заявление такого ходатайства является не только свидетельством добросовестного выполнения адвокатом профессионального или общественного долга, но может оказаться весьма плодотворным методом защиты интересов подзащитного: выяснение обстоятельств, относящихся к участию других лиц в том же преступлении, может не только значительно снизить ответственность подзащитного (в результате уточнения его роли), но иногда и исключить его ответственность, Чаще всего это бывает, когда подзащитный не признает себя виновным, и есть основания предполагать, что преступление совершено другим лицом.

Предоставленное адвокату право задавать вопросы допрашиваемым лицам является важным в осуществлении защиты, позволяет адвокату активно участвовать в производстве следственных действий, в установлении доказательственных фактов,

«Присутствуя при допросе свидетеля, потерпевшего, эксперта, путем постановки им вопросов защитник стремится выявить неубедительность, противоречивость улик, установить факты, опровергающие обвинение или смягчающие ответственность подзащитного».’

Вопросы адвоката могут быть направлены на обнаружение новых обстоятельств, которые не были изложены допрашиваемым, детализацию отдельных показаний, а также вопросы с целью уточнения показаний, если адвокат хочет представить письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе следственного действия.

I Защитник вправе при производстве допроса задавать вопросы допрашиваемому и должен быть заранее подготовлен к допросу, определить для себя, какие вопросы и как задавать, каких следует избегать в ходе допроса.

Содержание вопроса защитника, его форму, момент, когда он задается, - все это необходимо подчинить одной цели: установить факты, свидетельствую- шие в пользу подзащитного. Вопросы адвоката должны быгь досконально продуманы и заданы только при уверенности, что положение подзащитного не ухудшится. В процессе допроса адвокат может получить интересующие его сведения, задав несколько второстепенньпс, но четко сформулированных вопросов.

При построении вопроса адвокат должен учитывать интеллектуальный уровень лица, которому он направлен, осведомленность, его эмоциональное состояние, характер взаимоотношений с подзащитным при допросе потерпевшего, свидетеля, возможности не только правильно воспринять, понять содержание вопроса, но и сконцентрировать в ответе известные ему сведения. Иногда следует

106

задать вопрос в упрощенной форме, разделив его на несколько мелких вопросов. При допросе можно использовать следующие приемы: напоминание, детализацию, активизацию ассоциативных связей, Важно учитывать и психофизиологические свойства лица, к которому обращен вопрос. В зависимости от этого избирается темп, в котором задаются вопросы, возможно их повторение, уточнение, следует применять приемы, направленные на преодоление неуверенности, стеснения, замкнутости, снимается конфликтный настрой, вызванный присутствием защитника, подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего. .

Возбуждаемые в памяти потерпевшего или свидетеля события не должны порождать отрицательные эмоции, которые могут нежелательным образом сказаться на объективности и полноте сообщаемых ими сведений. Нельзя упоминать обстоятельства, даже косвенно указывающие на негативные стороны жизни и деятельности подозреваемого (обвиняемого). При необходимости можно задать контрольные вопросы, чтобы установить предубежденность свидетеля или потерпевшего, выяснить степень соответствия их показаний действительности, а также выявить иные отрицательные факторы, воздействующие на показания этих лиц, и их причины.

Содержание вопроса, момент, когда его следует задать, адвокат избирает сообразно сложившимся обстоятельствам дела, но всегда после свободного рассказа допрашиваемого, который нельзя прерывать, подменять беседой в виде вопросов и ответов.

правильность принятия следователем решения об отводе вопроса можно проверить, поскольку отведенный вопрос обязательно заносится в протокол. Зафиксированный в процессуальном документе такой вопрос может свидетельствовать о наличии у адвоката сомнений, неустановленных обстоятельств, раскрывать направленность защиты, что следует указать защитнику при подписании протокола допроса.

Если существенные для адвоката сведения не попали в протокол либо искажены, защитник вправе указать допрашиваемому на его право требовать дополнения протокола, внесения в него поправок, которые подлежат обязательному внесению в протокол.

• Во время допроса подозреваемого, обвиняемого, с которым адвокат уже обстоятельно беседовал, уточнял позицию, он может заранее прогнозировать ответ на заданный вопрос. В то же время, присутствуя при допросе лица, с которым в силу разных обстоятельств состоялось лишь краткое свидание и не были оговорены многие моменты, связанные с предстоящим допросом, адвокат не в состоянии предположить возможные варианты ответов. Если адвокат опасается, что его вопросы могут повредить подзащитному, их лучше не ставить . «Адвокат должен помнить, что следователь может использовать закономерности рефлексивного мышления для получения необходимой информации, строя свою тактику на недомолвках, умолчаниях защитника, на анализе отведенных вопросов и т.д.»’

Адвокат анализирует собранные следствием доказательства, присутствуя при производстве следственных действий, либо изучая показания подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, подвергая их криминалистическому анализу, который состоит в оценке общей правдоподобности зафиксированных показаний, построении логической модели будущих показаний, возможности воспринимать конкретные факты в определенных условиях, проверке соответствия от- 107

дельных частей показаний об одном и том же обстоятельстве содержащимся в деле доказательствам и др.

Кроме оценки относимости и допустимости доказательств, их достоверности криминалистический анализ позволяет разработать аргументированную позицию, подкрепив ее соответствующими доказательствами, обнаружить противоречия в доказательственном материале и предпринять необходимые действия для их устранения, оспорить при наличии оснований доказательства, противоречащие позиции защиты. Результаты проведенного криминалистического анализа подсказывают адвокату наиболее целесообразные тактические приемы реализации целей защиты.

Криминалистическому анализу должны быть подвергнуты содержащиеся в деле документы с тем, чтобы установить обстоятельства, способствующие защите. Например, сопоставляются документы текстуально для выявления противоречий в их содержании; логические построения позволяют обнаружить недостоверность показаний, несогласованность показаний различньк лиц по конкретному обстоятельству, что может свидетельствовать о несоответствии их (или некоторых из них) действительности. Анализ стиля изложения показаний свидетеля, потерпевшего, их тщательное изучение позволяют составить или уточнить характеристику лица, давшего эти показания, представить его интеллектуальный зфо- вень, узнать степень осведомленности о конкретной обстановке, понять отношение его к событию, обвиняемому.

• процессуальные документы должны подвергаться тщательному анализу с точки зрения соответствия их реквизитов, правильности и полноты отражения обстоятельств, касающихся обнаружения доказательств, и т.п. •

Защитник должен четко представлять, какие доказательственные факты и каким образом он может получить, присутствуя при производстве конкретного следственного действия. Кроме того, адвокат должен нацелить следователя на установление данных о зависимости между личностными характеристиками подзащитного и некоторыми признаками состава преступления. Например, если у подозреваемого (обвиняемого) присутствует физический недостаток, болезненное состояние, престарелый возраст, неграмотность, имеет место проведение следственных действий с целью выяснения возможности подзащитного слышать, видеть в определенной ситуации, однозначно понимать и оценивать окружающую обстановку, конкретные явления; следует установить, как состояние подзащитного могло повлиять на совершение преступления и др. Необходимо избрать соответствующие тактические приемы, которые могут установить обстоятельства, исключающие вину или смягчающие ответственность подзащитного. Так, адвокат может убедить с следователя обсудить с ним план проведения предстоящего следственного действия, внести предложения по наиболее рациональному его производству.

Выполнение адвокатом профессиональные обязанностей часто требует от него использования знаний из различных областей науки и техники, следовательно, вынуждает его обращаться за консультационной помощью к специалистам. Ходатайства адвоката о приглашении специалиста для дачи пояснений по специальным вопросам следователь может отклонить, а результаты консультации специалиста, полученные по неофициальным каналам, не могут быть использованы в доказывании.

Т. В. Варфоломеева предлагает облечь в форму справок консультационную помощь специалистов, которые могут быть использованы в качестве источников доказательств. Она также предлагает определить пределы допустимости

108

получения адвокатом информации из экспертных учреждений - сведения справочного характера, консультации по различным вопросам, по применению экспертных методик и дрДумается, такие сведения позволят адвокату избрать правильную позицию, заявить обоснованные ходатайства, убедиться в том, что заявление данного ходатайства не ухудшит положение подзащитного, определить тактические приемы зашиты и т.п.

В целях сохранения адвокатской тайны необходимо в УШС РФ внести норму, запрещающую допрос специалиста по вопросам, связанным с оказанием консультационной помощи адвокату.

В процессе осуществления зашиты может использоваться лишь та полученная от специалиста информация, которая способствует отстаиванию прав и законных интересов доверителя, остальные сведения без его разрешения не подлежат разглашению ни специалистом, ни адвокатом.

Часто бывают случаи, когда адвокат, запросивший через юридическую консультацию из учреждения или организации данные, необходимые для зашиты, не получает их в связи с тем, что они составляют профессиональнзто или служебную тайну и выдаются лишь по запросам следственных или судебных органов. Данный порядок затрудняет защиту, лишает адвоката возможности отыскать оптимальный вариант защиты, уточнить в зависимости от содержания истребованных документов правовую позицию, убедительно обосновать ее.

Если эти данные вправе истребовать следователь, и они становятся известны адвокату, вступившему в процесс, то видимо нет необходимости запрещать ему получать их заранее, если этого требуют интересы подзащитного, не разглашая их.

Участие в следственных действиях, проводимых по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или самого защитника.

Участие адвоката в назначении и проведении экспертизы особенно полезно для ведения защиты и в целом для объективности следствия.

Отмечается также и редкое участие защитников в назначении экспертизы на предварительном следствии. Это имело место только в 93 (25%) от общего количества изученных дел. Столь малый процент участия защитников в данном следственном действии можно объяснить рядом причин, и, прежде всего непредоставлением следователем защитнику реальной возможности участвовать в назначении экспертизы, а также неучастием защитников в назначении экспертизы из тактических соображений (противодействие следователю). Однако и в этом плане адвокат обладает широкими возможностями. Особого внимания требуют вопросы, которые следователь ставит на разрешение эксперта Необходимо проанализировать характер вопросов, их формулировку, направленность, конкретность и соответствие специальным познаниям эксперта. Задача защитника - выявить, нет ли в заданных вопросах «подсказки», не содержится ли в них информация, порочащая подозреваемого (обвиняемого).

Очевидно, отстраненность защитника от назначения экспертизы снижает действенность защиты на предварительном следствии в целом.

Незначительное число адвокатов принимают участие и при ознакомлении подозреваемого (обвиняемого) с заключением экспертизы -89 (24,2%).

109

Защитник может настаивать на проведении экспертизы для определения психического состояния обвиняемого при возникновении у него сомнения относительно его вменяемости. Это в равной мере относится и к случаям, когда возникает сомнение в способности свидетеля или потерпевшего правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.

Защитник обязан возбудить ходатайства о производстве экспертизы если для устранения обвинения, оправдания или смягчающих ответственность обстоятельств подзащитного нужны специальные познания в науке, технике, искусстве, ремесле.

Следователь должен проанализировать вопросы, поставленные перед экспертом обвиняемым и его защитником, чтобы уяснить, позволяют ли процессуальное положение эксперта и его специальные знания ответить на них. Отказ следователя от постановки перед экспертом вопросов, предложенных обвиняемым и его защитником, должен бьп^ь мотивирован.

Защитник должен обратить внимание следователя на необоснованное изменение экспертом поставленных перед ним вопросов, выход за пределы своей компетенции, хотя, конечно, эксперт может расширить перечень поставленных вопросов по своей инициативе, считая, что обнаруженные им факты будут важны для расследования.

Если защитник присутствует при допросе эксперта следователем, то он может задавать уточняющие и дополняющие вопросы, обращать внимание на необоснованность тех или иных положений экспертизы, противоречивость, неполноту исследований, неточность формулировок и т.п.

Следует признать нетерпимыми случаи несвоевременного ознакомления обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы и с заключением эксперта (применительно к требованиям ст. 193 УПК РСФСР), поскольку это является существенным нарушением прав обвиняемого, о чем следует сделать запись в протоколе того или иного следственного действия.

Возросло участие защитников в производстве очных ставок - 62 дела, что составляет 17% от общего числа изученных дел-

При этом, судя по протоколам данного следственного действия, адвокаты задают вопросы допрашиваемым лицам (по 17 делам), вносят замечания в протокол по поводу правильности ведения допросов и очных ставок (по 10 делам).

В связи с тем, что целью очной ставки является устранение противоречий в показаниях двух ранее допрошенных лиц, производство очных ставок, преследующее иные цели, следует рассматривать как действие противозаконное и не согласующееся с требованиями закона и морали.

Защитник должен следить за тем, чтобы следователь не проводил очную ставку с целью укрепления волевых качеств, позиции подозреваемого, обвиняемого, дающего, по мнению следователя, правдивые показания. Подобные рекомендации противоречат действующему законодательству, так как основаниями для производства ОЧНЬЕІ ставок являются не мелкие и незначительные, а существенные противоречия, при которых показания допрашиваемых взаимно исключают друг друга.

Производство таких очных ставок противоречит и нормам морали, поскольку действия следователя в этих случаях направлены не на устранение имеющихся противоречий, не на выяснение истины, а на закрепление «признательных» показаний одного из допрашиваемых. Такие очные ставки являются

110

формой неправомерного психического принуждения и ограничивают возможности подозреваемого, обвиняемого на защиту.

Адвокат при производстве данного следственного действия должен следить за тем, чтобы следователь с одинаковым вниманием относился к показаниям обоих участников очной ставки, проявлял объективность и беспристрастность, не создавал не равных условий допроса для участников очной ставки.

Противоречат требованиям морали взгляды на очную ставку как на проведение в жизнь «специфического метода воздействия»^ на дающего ложные показания, так как применение данного следственного действия в таких целях связано с проявлением обвинительного уклона, необъективности в расследовании, ставит его участников в неравные условия.

Проверка показаний па месте является комплексным следственным действием, в котором сочетаются элементы осмотра места происшествия, следственного эксперимента, предъявления для опознания, допроса. Важный момент при этом для следователя- тщательный допрос обвиняемого о месте преступления и о том, какие действия он совершал, точное расположение участников и порядок следования по маршруту движения. К проверке показаний на месте в принципе применимы изложенные ранее рекомендации по тактике участия за- щитника в допросе подозреваемого, обвиняемого, но имеется и ряд особенностей.

Помимо этих рекомендаций защитник должен задавать подзащитному контрольные, уточняющие вопросы в целях проверки первоначальных показаний, обращать внимание на малейшие неточности, обнаруженные при производстве этого следственного действия. Адвокату следует помнить, что целью проверки показаний на месте является проверка доказательств, а не их «закрепление», и при обнаружении ложности ранее данных показаний показаниям в ходе проведения данного следственного действия полученные ранее доказательства не могут иметь юридической силы,

Процессуальное правило начинать допрос со свободного рассказа распространяется и на проверку показаний на месте. Однако оно дополняется тем, что свободный рассказ обязательно сопровождается самостоятельным перемещением и действиями обвиняемого. Тактически правильно, когда обвиняемый будет идти впереди, а в непосредственной близости от него будут находиться понятые, защитник и следователь. Следователь должен удовлетворить просьбы защитника или других участников повторить или пояснить ту часть показаний, котор)то они не расслышали или не поняли. Адвокат должен следить за тем, что при проведении проверки показаний с участием разных обвиняемых следователь обязан при- нимать меры к замене понятых, так как участие одних и тех же понятых в нескольких проверках на одном и том же месте способно привести к смещению в их памяти обстоятельств события и его деталей.

Если обвиняемый показывает маршрут движения, находясь в машине, то при проверке этого же маршрута с участием другого обвиняемого адвокат должен обратить внимание на недопустимость вторичного привлечения того же водителя, который мог запомнить путь следования. Это имеет значение, если показания обвиняемых на следствии не совпадают.

Адвокат должен следить за ведением правильной фиксации результатом данного следственного действия.

^ Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики. Автореферат дис. .канд.юр.наук.М.,ВЮЗИ.1976.СЛ4.

111

«Участвуя…В осмотре, следственном эксперименте, проверке показаний на месте, защитник обращает внимание следователя на существенные с его точки зрения обстоятельства», следит за их фиксацией в протоколе следственного действия, «задает вопросы специалисту, просит о приобщении к делу документов и вещественных доказательств, не ограничиваясь …одним лшпь наблюдением за действиями» других лиц.^

Хотя следственный жсперимент в соответствии с уголовно- процессуальным законом может быть проведен и без участия обвиняемого, усиление гарантий всесторонности, полноты и объективности расследования предопределяет важность участия в этом следственном действии обвиняемого и защитника, если к тому же об этом они ходатайствуют. Следователь обязан провести данное следственное действие в тех условиях, на которых настаивают обвиняемый и его защитник. Присутствуя при проведении следственного эксперимента, защитник «имеет право не только задавать вопросы. Но и делать заявления по поводу производимых действий и просить о внесении в протокол записей, которые он считает существенными по делу».^

Как справедливо отмечает Р.С. Белкин «тактические условия следственного эксперимента, должны отвечать требованию законности и обеспечивать объективность исследования».’ Защитник должен особенно тщательно следить за реконструкцией обстановки, максимальным ее соответствием тем условиям, в которых происходило проверяемое событие. Важно также контролировать соблюдение того тактического приема, который требует неоднократного производства опытных действий с вариацией условий их совершения. Разумеется, необходимо следить и за тем, правильно ли отражены результаты этих действий в протоколе следственного эксперимента.

Закон указывает лишь на наиболее важные нравственные ценности, которые следователь обязан охранять при производстве следственного эксперимента и причинение вреда, которым во всех случаях приводит к нарушению нравственных требований.

Этические основы следственного эксперимента не исчерпываются нравственными нормами, обязывающими следователя принимать меры к охране здоровья граждан, их чести и достоинства при производстве этого следственного действия. К ним относятся и другие нравственные требования, не отраженные в законодательстве, но соблюдение которых необходимо для успешного расследования преступлений. Эти нормы регулируют отношения между следователем и другими участниками следственного эксперимента, помогают следователю правильно определить время и место производства этого следственного действия. Так, при выборе места производства следственного эксперимента следует учиты- вать, что он иногда связан с демонстрацией способа совершения преступления, и воспроизведение подобных действий в местах, где за ходом эксперимента будут наблюдать посторонние лица, не отвечает требованиям морали.

При проведении опознания адвокат должен следить за тем, чтобы следователь правильно подбирал объекты опознания, четко определял объекты опознания, допросил опознающего об их признаках, создал надлежащие условия

’ Шейфер С,А. Указ. соч. С.70.

’ Жукова Н.И., Жуков A.M. Производство следственного эксперимента. Саратов. Изд-во Саратовского ун-та. 1989. С.56.

^ Белкин Р.С. Эксперимент в следственной, судебной и экспертной практике, М.,

Юрид. Лит.1964,С.77.

112

предъявления для опознания, не совершал действий, облегчающих узнавание, а в дальнейшем точно зафиксировал ответы опознаюшего. Несоблюдение этих правил должно вызвать у защитника возражения.

При описании признаков внешности опознаваемого следователь не должен прибегать к терминологии «словесного портрета», если допрашиваемый не знаком с ней и не пользуется этой терминологией. В противном случае допрашиваемый будет подписывать протокол, в котором содержатся непонятные для него выражения

Адвокат должен следить за соблюдением требования закона о предъявлении для опознания лиц и предметов в группе сходных с ними в количестве не менее трех. Предъявление для опознания лиц или предметов в единственном числе, или в числе трех, но существенно различающихся, повышает возможность ошибочного опознания, когда опознающий «узнает» предмет или лицо не потому, что именно его он наблюдал ранее, а потому, что он единственный подходит под ранее данное им описание.

Вывод опознающего, сделанный им при предъявлении для опознания, должен быть свободен от какого бы то ни было внушения, воздействия обстановки расследования, авторитета следователя и основывался на узнавании, сопоставлении идентификационных признаков предъявленных лиц или предметов с теми признаками, которые отложились в сознании опознающего.

Недопустимы с точки зрения закона случаи производства опознания по функциональным признакам (походке, голосу) без оповещения опознаваемого о производстве этого следственного действия. Мы согласны с тем, что не все детали этого следственного действия следует знать опознаваемому, но и вообще не ставить его в известность о предъявлении для опознания было бы неправильно.

Неожиданным оказался выявленный в результате изучения уголовных дел интерес защитников к участию в таких следственных действиях, как предъявление для опознания (29 адвокатов), следственный эксперимент (57 адвокатов), проверка показаний на месте (67адвокатов). Что составляет соответственно 8%, 15,5%;18,3% от общего количества изученных дел.

В выемке и обыске защитник участвует редко, так как они, как правило, производятся либо когда обвинение не предъявлено и потому защитника в деле еще нет, либо когда подозреваемый или обвиняемый находится под стражей и при обыске и выемке не присутствует.

производство данных следственных действий должно осуществляться только при наличии достаточных к тому законных оснований. Ввиду того, что при производстве обыска неизбежно принудительное вторжение в личную жизнь граждан, большое значение приобретает вопрос о времени его производства (лица, у KOTopbDc он будет проводиться должны быть дома), такт и вежливость следователя, приглашение в качестве понятьк граждан, которые обыскиваемого не знают.

Иногда защитник присутствует и при освидетельствовании^ интересуясь прежде всего выявлением обстоятельств, говорящих о невиновности его подзащитного или являющихся смягчающими обстоятельствами.

Недопустимо производство при освидетельствовании действий, унижающих достоинство освидетельствуемого и опасных для его здоровья.

Исследование уголовных дел показало, что адвокаты практически не участвуют в производстве таких следственных действий, как выемка, осмотр, освидетельствование. А ведь в обязанность адвоката входит не только предотвращение нарушений уголовно- процессуального закона, но и самому тактически грамотно построить свое участие в следственных действиях, особенно, таких как ос- 113

Morp, в ходе которого адвокат должен следить за соблюдением полноты, всесторонности и объективности осмотра и фиксации его результатов. Не отвечающими требованиям морали следует отнести иногда допускаемые высказывания участников осмотра в присутствии посторонних лиц о предполагаемом виновнике.

Между тем из 367 изученных дел лишь в 14 адвокаты принимали участие в осмотре места происшествия (3,8%).*

Причина подобной пассивности адвокатов заключается, по нашему мнению, не только в том, что они не видят реальной возможности использовать результаты этих следственных действий для оправдания или смягчения ответственности своего подзащитного. Немаловажную роль играет и «трудоемкость» этих следственных действий, а также нежелание следователя сообщать защитнику о предстоящем их проведении, в том числе и по тактическим соображениям (особенно о предстоящем обыске, выемке). Заметим, что они могут оказаться эффективными именно при условии неожиданного для обвиняемого проведения. Думается, в производстве обыска участие адвоката не нужно. Поэтому вряд ли можно упрекать следователей в том, что они не сообщают заблаговременно защитнику о предстоящем обьюке. Здесь мы сталкиваемся с трудноразрешимой, но вместе с тем небезнадежной проблемой; как сочетать следственную тайну с правом защитника участвовать в проведении тех следственньгс действий, в которых участвует и подзащитный.

В новом уголовно-процессуальном законе должны быть предусмотрены все гарантии прав обвиняемого на защиту. На практике обвинение зачастую предъявляется в конце следствия, после чего сразу оканчивается дело. Но такая практика значительно ущемляет права обвиняемого, его адвоката, гак как лишает их возможности анализировать предъявленное обвинение, заявить аргументированные ходатайства и т.п., ибо сроки следствия по делу истекли и следователь отклоняет ходатайство, опасаясь не вовремя передать дело прокурору.

Невелико участие защитников при производстве осмотра места происшествия - из 367 изученных дел лишь в 14 адвокаты принимали участие в данном следственном действии, что составляет - 3,8%,*

Чаше всего защитник участвует в деле с момента окончания предварительного следствия. Если после ознакомления с делом проводились дополнительные следственные действия, все материалы дела вновь предъявляются для ознакомления обвиняемому и его защитнику.

Адвокат должен присутствовать при проведении дополнительного допроса обвиняемого. На практике это обстоит иначе. Только 10 адвокатов из изученных нами более 300 уголовных дел присутствовали при его проведении.* Заставляет задуматься и тот факт, что ни один из адвокатов, присутствовавший при допросе обвиняемого после вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, и при дополнительном допросе обвиняемого, не задал ни одного СП вопроса обвиняемому в целях осуществления защиты по делу.

Заявление ходатайств адвокатом.

Наиболее действенным средством, позволяющим защитнику принимать участие в установлении истины, является заявление ходатайств. Посредством ходатайства он доводит до сведения лиц, осуществляющих уголовно- процессуальную деятельность, свое мнение о доказанности обвинения, обоснованности квалификации, целесообразности принятия конкретных процессуальных решений, содействует собиранию доказательств

114

Для защиты прав подозреваемого, обвиняемого закон предусматривает и иные процессуальные средства. Это жалобы, заявления, просьбы, имеющие свою специфику, назначение, конкретное содержание, особенности использования. Поэтому необходимо их четко разграничивать.

Правовой институт ходатайств довольно широко распространен в уголовном процессе. Они подаются по самым разным вопросам: о приобщении к делу или получении дополнительных доказательств (направлены на обеспечение полноты и всесторонности установления фактических обстоятельств дела - в подавляющем большинстве такие ходатайства следователями удовлетворяются), об исключении из обвинения отдельных эпизодов по многоэпизодным делам, об изменении юридической квалификации деяния обвиняемого, об изменении обвинения и прекращении дела.

Заявление ходатайств—одно из самых распространенных средств защиты вообще и на предварительном следствии в частности. Ходатайство - это официальная просьба о выполнении каких - либо процессуальньпс действий, принятии решений. Вместе с тем под термином «ходатайство защитника» не подразумеваются его заявления по поводу действий участников процесса, отводы, защитительная речь, объяснения в вышестоящем суде, замечания относительно содержания протоколов и письменные предложения по существу обвинения подсудимого. Остальные просьбы защитника о совершении процессуальных действий и вынесении решений, благоприятных для подозреваемого, обвиняемого, в теории и практике уголовного судопроизводства принято именовать ходатайствами защитника-

Ходатайство адвоката - это документ, составленный в соответствии с требованиями закона одним из участников уголовного судопроизводства.^ Оно свидетельствует о необходимости соблюдения прав и законных интересов личности, побуждает должностньпс лиц, которым адресовано, к совершению конкретных дейспвий, помогает реализовывать правовую позицию защиты. Ходатайство - это процессуальная форма реализации осуществления гражданами или их представителями прав и выполнения обязанностей.

Ходатайство, заявленное устно, заносится в протокол следственного действия и как их составная часть является источником доказательств. Письменное ходатайство адвоката - самостоятельный источник доказательств и относится к «иным документам»,^ если они содержат фактические данные, имеющие значение для дела.

Адвокат вправе заявлять ходатайства по всем вопросам, имеющим значение для защиты подозреваемого, обвиняемого.

Задача ходатайства одна: установить и выяснить обстоятельства, оправдывающие обвиняемого или смягчающие его вину. Когда нет уверенности в благоприятном или хотя бы нейтральном для обвиняемого результате, заявлять ходатайство защитник не должен.

Ходатайство защитника- это облекаемое в форму документа официальное обращение к лицам, уполномоченным осуществлять уголовно- процессуальную деятельность по доказыванию и принимать решения по делу, о совершении этими лицами действий, входящих в их компетенцию, и направлен-

’ Варфоломеева Т.В. Указ.соч.1987.С.58. ^ Там же.С. 59.

115

Hoe на защиту прав и законных интересов подозреваемого, обвиняемого. Заявление ходатайств адвокатом является одной из форм его участия в доказывании.

Из содержания ст.ст.51, 202 УТЖ РСФСР видно, что заявленное адвокатом ходатайство должно иметь значение для дела и быть в достаточной степени обоснованным. Другими словами, «использование этого важного средства защиты должно зависеть: во-первых, от не вызывающей сомнения пользы заявления ходатайства с точки зрения защиты от обвинения и, во-вторых, от целесообразности заявления ходатайства опять-таки, с точки зрения интересов познания истины по делу» ^,

Ходатайства могут основываться на материалах дела и на представляемых дополнительных материалах. В тех случаях, когда от подозреваемого, обвиняемого, их родственников или других лиц адвокат узнал о благоприятных для защиты сведениях, он ходатайствует о проведении процессуальных действий для проверки и закрепления этих данньпс.

Именно это средство избирает адвокат, реагируя на ошибки и недостатки, допущенные в ходе следствия. Вместе с тем ходатайства не всегда связаны с недостатками следствия. Защитник может просить назначить экспертизу, изменить обвинение, уточнить размеры причиненного действиями обвиняемого ущерба, прекратить дело и т. д. В следственной практике встречаются случаи, когда следователи отказываются принимать ходатайства адвокатов об изменении обвинения или прекращении уголовного дела, полагая, что разрешение таких ходатайств- дело суда, а на предварительном следствии может идти речь только о дополнении следствия. Такую позицию нельзя признать правильной, поскольку следователь сам располагает вполне достаточными возможностями для разрешения подобных ходатайств.

Подозреваемый, обвиняемый и их адвокаты вправе заявлять ходатайства на различньос стадиях уголовного судопроизводства. При этом адвокат может возбуждать их от своего имени либо оказывать подозреваемому (обвиняемому) юридическую помощь в составлении ходатайства. Допуск защитника в процесс предполагает совместное решение адвокатом и подзащитным вопросов, связанных с оказанием ему юридической помощи и заявлением ходатайств. Для этого адвокату и предоставляется право на свидание без каких-либо ограничений.

Заявление защитником ходатайств должно быть согласовано с подозреваемым, обвиняемым. На предварительном следствии не может быть выраженного расхождения в позиции обвиняемого и защитника, поскольку ходатайства последнего должны бьггь согласованы с подозреваемым, обвиняемым. Еще до заявления ходатайства, если между ними есть противоречия, защитник обязан наедине объяснить подозреваемому, обвиняемому суть противоречий и добиться их устранения, ггоийти к единой точке зрения. На этот момент обращено внимание и в литературе.

в законе говорится об обсуждении защитником и обвиняемым вопроса о заявлении ходатайств на предварительном следствии (п.З ст.202 УПК РСФСР), ‘ равным образом это относится и к последующим стадиям процесса. Когда обви-

’ Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. М.,1961.С.222.

^ Шафир Г.М. Некоторые вопросы методики и тактики защиты на предварительном следствии. - Сб.: Вопросы защиты по уголовным делам.Л.,1967.С.80.

116

няемый намерен заявить ходатайство, необходимость которого адвокатом не усматривается, он разъясняет подзащитному его право заявить ходатайство самостоятельно. Однако и при этом адвокат помогает обвиняемому в составлении его ходатайства.

Адвокат обязан помочь подзащитному сформулировать ходатайство, дать ему правильное юридическое обоснование, а если необходимо, то и написать его. При этом не имеет значения, согласен адвокат с ходатайством подзащитного или нет. Он не обязан поддерживать все ходатайства подзащитного, но оказать ему помощь—процессуальный долг адвоката.

Защитник вправе, но не обязан высказывать свое мнение о ходатайствах, заявленных участниками процесса. Поэтому следователь и суд не должны спра- щивать, поддерживает ли защитник ходатайство подзащитного. Следователь должен выяснить другое: желает ли защитник высказать свое мнение по заявленному ходатайству, и удовлетворить ходатайство, если оно имеет значение для дела.

Что же касается ходатайства защитника, то и оно должно быть разрешено с учетом его обоснованности. Діругими словами, следователь не вправе отклонять ходатайство, защитника, подозреваемого (обвиняемого) на том основании, что оно не поддержано одним из них.

Свое ходатайство адвокат должен мотивировать и заявить своевременно. Однако отсюда не следует, что положительная оценка деятельности адвокатов может определяться числом заявленных ходатайств независимо от их содержания.

Как мы уже отмечали, ходатайство может быть заявлено защитником в устной и письменной форме. Письменное ходатайство предпочтительнее, поскольку оно готовится тщательнее, содержит ссылки на конкретные материалы, закон и практику его применения, на специальную литературу.

УПК РСФСР не устанавливает определенный срок для подготовки ходатайства. Необходимое для этого время определяется в зависимости от сложности и объема дела, и в законе содержится принципиальное указание о том, что следователь, прокурор и суд обязаны обеспечить защитнику возможность заявлять ходатайства (ст.ст. 19, 58, П.4 ст. 202 УПК РСФСР).

Практика показывает, что больщая часть ходатайств адвокатов касается восполнения материалов следствия. Некоторые авторы называют их ходатайствами о дополнении материалов следствия.’

Роль адвоката сводится к представлению находящихся в его распоряжении документов, внесению предложений о получении новой доказательственной информации и указанию возможных путей ее получения (например, допрос новых свидетелей, изъятие и приобщение предметов, имеющих отнощение к преступлению, проведение дополнительных, повторньрс экспертиз, осмотров и иных следственных действий по восполнению пробелов предварительного следствия).

Дополнительно собранные следователем по ходатайству защитника фактические данные могут стать поводом для возбуждения других категорий ходатайств: об изменении квалификации, меры пресечения, о прекращении дела.

Заявление ходатайств - одно из эффективных средств защиты. Для разрешения задач уголовного судопроизводства важны доказательства невиновности или меньщей виновности подозреваемого, обвиняемого, а поэтому и ходатайства об их истребовании. Быстрота судопроизводства не должна противопоставляться его полноте, всесторонности и объективности. Поэтому лищен оснований отказ в

117

ходатайстве в связи с тем, что указанное в ходатайстве обстоятельство бесспорно доказано показаниями допрошенных лиц.

Разрешение ходатайства не должно ставиться в зависимость от того, что оно заявляется впервые или уже заявлялось и было отклонено. Когда в ходатайстве указаны обстоятельства, противоречащие версии обвинения, нельзя исходить из ее достоверности и превращать подлежащее доказыванию в доказанное. Иной подход несовместим с правом подозреваемого (обвиняемого) на защиту, он способен привести к утрате доказательств и затрудняет осуществление правосудия. Таким образом, если ходатайство касается обстоятельств, которые могут иметь значение для правильного расследования и разрешения дела, оно обязательно должно быть удовлетворено (ст. ст. 131, 204, 276 УПК РСФСР).

Под «обстоятельствами, имеющими значение для дела», понимаются обстоятельства, составляющие в совокупностії предмет доказывания либо влияющие на оценку доказательств, или имеющие значение для познания истины.^ М П. Шаламов определяет их как обстоятельства, подлежащие доказыванию, а равно и как доказательства, которыми они устанавливаются,^ Т.В. Варфоломеева считает, что указанное понятие не равнозначно предмету доказывания, а значительно шире его, так как нельзя отказать в ходатайстве о выяснении обстоятельств, хотя и не входящих в предмет доказывания, но необходимых для проверки полноты и достоверности устанавливающих его доказательств.^

Применительно к конкретным видам ходатайств можно определить некоторые категории, обязывающие следователя удовлетворять ходатайства. Например, ходатайства о дополнении следствия подлежат удовлетворению в случаях, когда внимание следователя обращается не на разрабатывавшуюся им версию и для ее проверки предлагается провести конкретные следственные действия; ставится вопрос об алиби подозреваемого (обвиняемого) и в подтверждение требуется вызов свидетелей, истребование и приобщение документов и пр. Этот перечень можно продолжить.

Важно создать условия максимального благоприятствования в отношении ходатайств адвоката, так как они содействуют достижению полноты, объективности, всесторонности расследования, помогают избежать возвращения дела на дополнительное расследование, способствуют повышению качества отправления правосудия.

Среди факторов, оказьшающих существенное воздействие на своевременное и объективное рассмотрение ходатайств, прежде всего следует выделить их содержательную сторону.

Действительно, принятие следователем правильного решения по ходатайствам находится в прямой зависимости от глубины их аргументации. Зачастую ходатайства составляются адвокатами наспех, не имеют должного обоснования, в них нет анализа доказательств, что приводит к различному толкованию участни-

^ Шафир Г.М. Некоторые вопросы методики и тактики защиты на предварительном следствии,//Вопросы защиты по уголовным делам. Л.,1967.С.80.

^ Шаламов М.П. Защитник на предварительном следствии.М.,ВЮЗИ.1973.С.34.

^ Варфоломеева Т.В. Указ.соч.С.66.

118

ками процесса конкретных фактов, недооценке их значения, и как следствие, к ошибкам при принятии решений по ходатайствам,

Немаловажное значение в деятельности адвоката по заявлению ходатайств приобретает оперативность их представления. Некоторые ходатайства не терпят отлагательства и затягивание момента их заявления может пагубно сказаться на качестве оказания юридической помощи.

На эффективность ходатайства влияет субъективное отношение к ним лиц, которым они адресуются. Не исключены еще предвзятый подход следователей к ходатайствам адвоката.

В ходе судопроизводства недопустимы произвольные решения, и в случае полного или частичного отказа в удовлетворении ходатайств вьшосится мотивированное постановление. Подозреваемому (обвиняемому) важно знать решение по ходатайству, заявленному его защитником, а последнему - как разрешено ходатайство подзащитного.

Немотивированный отказ в заявленном ходатайстве, а тем более оставление ходатайства без рассмотрения являются существенным нарушением уголовно- процессуального закона.

Ходатайства о вызове дополнительных свидетелей, истребовании письменных документов и т.п. не должны быть заявлены без предварительного взаимного согласования с подзащитным.

Наиболее рациональные приемы применения каждого средства зашиты, в том числе и заявления ходатайств, с учетом стадии процесса, типичных ситуаций и прочего вырабатываются в ходе адвокатской деятельности и внедряются в практику работьі по уголовным делам в виде рекомендаций, ТТрііемьі, которые избирает адвокат при подготовительных действиях, предшествующих заявлению ходатайства, определение вида и момента его заявления относятся к тактике защиты.

Тактика заявления ходатайств- это система действий защитника и приемов их выполнения, наиболее целесообразных в конкретной ситуации и побуждающих лиц, которые осуществляют уголовно-процессуальную деятельность, к совершению процессуальных действий, принятию решений, направленных на обеспечение прав и законных интересов подозреваемого (обвиняемого), установление обстоятельств, смягчающих ответственность либо оправдывающих его.

Т.В. Варфоломеева вьщеляет следующие этапы заявления хода- тайств:«подготовительные действия к возбуждению ходатайства, заявление ходатайства, планирование способов реализации в доказывании результатов рассмотрения ходатайства должностными лицами.»’

Пути реализации данных, об установлении которых ходатайствует защитник, обдумываются им заранее. Результаты ходатайства прогнозируются, чтобы не ухудшить положение подзащитного. Кроме того, они часто вынуждают вносить коррективы в тактику защиты. В зависимости от конкретной ситуации, вида и содержания ходатайства в нем может быть высказано мнение о необходимости дальнейших действий по использованию в доказывании информации, полученной по ходатайству адвоката.

Необходимо выделить тактические приемы, применяемые адвокатом при заявлении ходатайств. Приемы, применяемые при подготовке к заявлению ходатайств, можно сгруппировать в зависимости от решаемых в данньк момент задач.

^ Варфоломеева Т В. Указ.соч.С.69.

119

Качество защиты часто страдает из-за того, что своевременно не были выяснены обстоятельства, которые могли бы стать поводом для возбуждения ходатайств. И причина здесь не только в ненадлежащей профессиональной подготовке, пренебрежении своими обязанностями, но и в неразработанности тактических приемов выявления оснований для заявления ходатайств. Система тактических приемов должна быть определена при планировании защиты. В соответствии с этапом расследования и объемом информации о расследуемом событии, которой владеет адвокат, определяются конкретные задачи и необходимые для их разрещения исходные данные, намечается круг ходатайств (и их последовательность), которые могут помочь достижению искомых результатов.

Определив виды ходатайств, которые целесообразно возбуждать в конкретной ситуации на данном этапе уголовного судопроизводства, адвокат может выбрать наиболее целесообразные в сложившихся условиях. Это позволит избежать просчетов, допускаемых иногда при осуществлении защиты в связи с незаявлением или несвоевременным возбуждением ходатайства.

Одни ходатайства не требуют детального изучения материалов дела, потому возбуждаются незамедлительно (например, о прекращении дела в связи с недостижением подзащитным возраста уголовной ответственности, об изменении меры пресечения, о приобщении документов, касающихся личности подозреваемого или обвиняемого и др.)

Другие ходатайства, а их основная масса, обычно формулируются в процессе принятия участия в производстве тех или иных следственных действий либо после ознакомления с материалами дела. Необходимость заявления ходатайства дополнительно подтверждается и теми сведениями, которые адвокат черпает из бесед с подзащитным, его родственниками.

Способ получения начальной информации, побуждающей адвоката заявить ходатайство, тесно взаимосвязан с выбором вида ходатайств, определением последовательности и момента их заявления, а также с формами аргументации ходатайств. Так, ходатайства, связанные с характеристикой личности подозреваемого (обвиняемого), возникают на основании изучения материалов дела, сообщений подзащитного, его родственников. Из показаний свидетелей, потерпевших, характеристик, других документов, защитник определяет, какие данные необхо- димо дополнительно собрать о подзащитном и как это сделать. Здесь могут быть заявлены ходатайства о вызове дополнительных свидетелей, производстве следственных действий, истребовании документов, назначении экспертиз и др.

Поводом для подачи ходатайств часто служат сообщенные адвокату подзащитным, его родственниками сведения личного характера. Защитник должен проявить такт при их проверке, а также избрании приемов использования данной информации в предварительном следствии. Помимо этого, в его распоряжении могут быть полезные для защиты данные о потерпевшем, в частности, вносящие коррективы в характеристику подзащитного.

Иногда для обнарзокения оснований к заявлению ходатайств полезно идти от обратного: выбрать типичные для конкретной категории дел и стадии судопроизводства виды ходатайств и, сопоставив цели, которые обычно с их помощью достигались, с целями, стоящими перед защитой в данной ситуации, принять решение о видах и последовательности ходатайств по конкретному делу.

Прежде чем заявить ходатайство, у адвоката должна сформироваться убежденность, что оно не повлечет за собой ухудшения положения подзащитного. Поэтому представляет практический интерес разработка приемов прогнозирования результатов ходатайств, психологических аспектов взаимодействия с подоз- 120

реваемым (обвиняемым) по определению целесообр^ности ходатайства, вопросы формирования внутреннего убеждения и принятия защитником решения о его заявлении.

Некоторые виды ходатайств не могут ухудшить положение подозреваемого (обвиняемого), и поэтому при наличии оснований вопрос об их заявлении всегда решается однозначно (об изменении меры пресечения, устранении процессуальных нарушений, о реализации конкретного права защитника или подзащитного). Для их обоснования достаточно сослаться на конкретную норму закона или на наличие условий, указанных в законе. Такие ходатайства подлежат обязательному удовлетворению.’

К ним приравниваются ходатайства об изменении квалификации, исключении отдельных эпизодов из обвинения, прекращении дела и некоторые другие, если основания для их возбуждения зафиксированы в материалах дела, однозначно выгекают из них и не требуют дополнительного собирания доказательств. Результативность таких ходатайств очевидна, и они не могут ухудшить или иным образом отрицательно сказаться на положении подозреваемого, обвиняемого, а потому заявляются независимо от мнения подзащитного.

Наиболее распространенными являются ходатайства о приобщении имеющихся в распоряжении адвоката документов к делу. Такие документы представляются с определенной целью- дополнить материалы следствия, более полно и всесторонне отразить обстоятельства, свидетельствующие в пользу подзащитного. Но чтобы приобщенные к делу по ходатайству защитника документы не ухудшили положение подзащитного, адвокат обязан тщательно проверить происхождение документа, установить его подлинность, достоверность изложенньрс в нем сведений, определить, имеет ли представленный документ отношение к данному делу и может ли он быть использован в качестве источника доказательств.

Разрешение некоторых видов ходатайств тесно связано с необходимостью дополнительного собирания следователем доказательств. Поэтому принимая решение о заявлении ходатайства, адвокат должен моделировать возможные ситуации, прогнозировать последствия появления дополнительных доказательств.

Потребность заявления многих ходатайств определяется правовой позицией зашиты. Наиболее тесно связаны с ней ходатайства по существу квалификации действий подозреваемого, обвиняемого. Вместе с тем не всегда защитники ходатайствуют об изменении квалификации на предварительном следствии, несмотря на то, что основания для этого усматриваются из материалов дела либо подзащитный признает действия, составляющие иной состав. Не всегда используются возможности уточнения с их помощью предшествующих ходатайству об изменении квалификации различных обстоятельств, связанных с отдельными элементами состава преступления.

Мнение подзащитного оказывает существенное воздействие на принятие решения адвокатом о заявлении ходатайства и выбор им тактических приемов реализации этого средства защиты. Поэтому адвокат предварительно выясняет мнение подозреваемого, обвиняемого о необходимости ходатайства, согласовывает его содержание, ставит в известность об избранных приемах его отстаивания, об использовании данных, полученных в результате удовлетворения ходатайства, устанавливает возможности выявления аналогичных сведений иными процессуальными средствами.

121

Ходатайства о прекращении дела и об изменении квалификации должны заявляться сразу, как только обнаружены основания. В то же время недопустима излишняя поспешность в заявлении ходатайств, тем более при отсутствии веских поводов для этого. Надуманные, искусственно создаваемые причины для ходатайств, безмотивные просьбы о прекрашении уголовных дел могут привести к усилению позиции обвинения и таким образом осложнить защиту.

Для подкрепления позиции защиты в части квалификации действий подозреваемого, обвиняемого иногда необходимо истребование дополнительных документов, проверка и сопоставление показаний свидетелей, проведение дополнительных допросов, очных ставок, В такой ситуации правомерно отложить возбуждение ходатайства до более благоприятного момента, когда указанные действия будут произведены и адвокат убедится в целесообразности ходатайства. С заявлением ходатайств о прекращении дела, изменении квалификации необходимо повременить и тогда, когда в материалах дела зафиксированы непоследователь- ные, противоречивые показания подзащитного в части, касающейся признания вины, по вопросам, связанным с квалификацией его действий. Поспешность может привести к разрешению ходатайств в противоречие интересам защиты. Поэтому логичнее сначала уточнить с подзащитным его показания, правовую позицию, принять меры к отражению в материалах дела его однозначных показаний (этого можно достичь, ходатайствуя о дополнительных следственных действиях с участием подзащитного). Ходатайство может быть непосредственно направлено на выяснение основного вопроса, возникшего в связи с защитой Однако чаще всего прежде чем ходатайствовать по какому-либо поводу, необходимо решить побочные вопросы, установить некоторые исходные данные для обоснования ходатайства. Поэтому в ряде случаев его возбуждению предшествуют ходатайства по частным вопросам (например, о назначении экспертиз, проведении следственных действий), а затем полученными таким путем дополнительными сведениями аргументируется основное ходатайство. В случае отклонения ходатайства необходимо тщательно проанализировать причину. И при его повторном возбуждении положения, которые не были восприняты следователем, должны быть усилены.

при планировании дальнейшей защиты следует учесть задачи, которые пытался решить адвокат, заявляя ходатайство (не нашедшее положительного разрешения), и предусмотреть иные средства их достижения.

в практической деятельности при ознакомлении адвоката со всеми материалами дела случаи заявления ходатайств на предварительном следствии нечасты. Так, изучая рассмотренные в Краснодарском краевом суде за период 1996 - 1997гг., уголовные дела о преступлениях, относящихся к категории тяжких, мы обнаружили, что 89 участвующими при выполнении требований ст.201 УПК РСФСР адвокатами, подано ходатайств - 36, из них: о переквалификации обвинения - 7, о прекращении уголовного дела в части - 7, о проведении дополнительных следственньпс действий - 1, о прекращении дела - 18, о переквалификации обвинения в части-3; из 36 удовлетворено -1.

Можно предположить, что другие адвокаты, не подав ходатайства на предварительном следствии, подали их в судебном заседании. Но последующее ознакомление с материалами этих дел свидетельствует об отсутствии подачи других ходатайств. И это практика всего края, при изучении дел в районных судах города положение еще более удручающее.

Как реагировать адвокату на отказ следователя в удовлетворении ходатайства - обжаловать его решение прокурору или нет? Думается, тактически верным будет принимать адвокатом решение в каждом конкретном случае, исходя из об- 122

стоятельств дела.

При обжаловании постановления следователя об отказе в удовлетворении ходатайства следует тактически четко продумать целесообразность такого обжалования с точки зрения того, может ли удовлетворение жалобы защитника предотвратить неосновательное направление дела в суд, т.е. неосновательное превращение обвиняемого в подсудимого.

Следует уточнить редакцию ст. 131 УПК РСФСР и привести ее в соответствие с требованиями полноты и всесторонности расследования и судебно-следст- венной практики. В частности, нужно указать, что следователь обязан удовлетворять ходатайства обвиняемых, подозреваемых, их защитников и др. участников о допросе свидетелей и т.д., направленные на получение новых доказательств.

Ходатайства о производстве следственных действий по собиранию и проверке доказательств, предоставлении и истребовании дополнительных материалов, вещественных и HHbDc доказательств, а также иных процессуальных действий, если они необходимы для установления обстоятельств, выяснение которых может иметь значение для правильного расследования и разрешения уголовного дела, а равно иные ходатайства, имеющие значение для обеспечения прав и законных интересов участников процесса и установления истины по делу, подлежат удовлетворению.

Защитник с момента допущения к участию в деле вправе представлять доказательства. Это право реализуется им прежде всего путем заявления ходатайств, участия в процессуальных следственных действиях.

Право участников процесса на представление доказательств провозглашается в ст.ст.52-56, 70 УПК РСФСР, но закон не содержит норм, регулирующих такой порядок,

В ст. 51 УПК РСФСР сказано, что с момента участия в деле адвокат вправе «представлять доказательства». В комментариях к указанной статье указывается, что данное положение реализуется путем запроса через юридическзто консультацию справок, характеристик, иных документов, необходимых в связи с оказанием юридической помощи, из государственных и общественных организаций, которые обязаны в установленном порядке вьщавать эти документы или их копии. Истребуемые материалы могут характеризовать не только личность и состояние здоровья подзащитного, но и иметь непосредственное отношение к существу де- ла. Документы могут истребоваться не только в отношении подозреваемого (обвиняемого), но и других лиц, если это необходимо для опровержения обстоятельств, направленных против подзащитного.

Адвокат вправе запросить и научные учреждения. Их ответы не заменяют заключения эксперта, но могут быть использованы для оспаривания обвинительной версии, для обоснования ходатайств защитника о назначении экспертизы или для опровержения выводов проведенной экспертизы.

Защитник имеет также право представить следователю документы и предметы, полученные от подзащитного и его близких.

Представляя имеющиеся материалы, адвокат должен указать в своем ходатайстве (жалобе), от кого получены эти материалы и в подтверждение каких обстоятельств они необходимы. •

Поиск адвокатом свидетелей, «предварительные беседы» с ними, а также с потерпевшим, экспертом, по мнению авторов комментария, не допустим. По их мнению, разрешение адвокату беседовать с человеком, который может сообщить сведения, необходимые для защиты, означает предоставление адвокату права ведения следствия для собирания оправдательных доказательств, а это может при- 123

вести к собиранию следователем лишь обвинительных доказательств. Поскольку у защитника нет тех возможностей, которыми располагает следователь, и, кроме того, многим обвиняемым такая защита недоступна по материальным соображениям, предоставлять адвокату право ведения следствия по делу не нужно/

Считается, что защитник вправе лишь ходатайствовать о вызове дополнительных свидетелей или назначении конкретного эксперта, но не беседовать с ними.

Ст.ІЗІ УПК РСФСР носит название: «Обязательность удовлетворения ходатайств, имеющих значение для дела». В соответствии с этой статьей следователь не вправе отказать адвокату, его подзащитному «в допросе свидетелей, производстве экспертизы и других следственньсс действий по собиранию доказательств, если обстоятельства, об установлении которьсс они ходатайствуют, могут иметь значение для дела».

Однако каким образом, как не путем предварительной беседы с возможным свидетелем или лицом, которое на него указывает, защитник может узнать, нужно ли ему ходатайствовать о допросе данного свидетеля, согласится ли свидетель давать показания, не навредят ли они подзащитному? Как видно, данный вопрос остается спорным по настоящее время. Представляется, что право предварительной беседы должно быть предоставлено адвокату. Разрешит ли его новый УПК покажет время.

Давно уже существует точка зрения, что защитник в обоснование своих ходатайств о проведении определенньгс следственных действий может предоставить фотоснимки и схемы места происшествия, которое он осмотрел сам или с участием своего подзащитного. Фото- и видеосъемку адвокат может произвести

сам или поручить это фотолаборатории, принимающей заказы на выездные съем- 2

ки.

Такие действия защитника «параллельным расследованием» не являются и вполне отвечают принципу состязательности в уголовном процессе.

Хотя действующее уголовно-процессуальное законодательство (ст.71 УПК РСФСР) не упоминает защитника в числе субъектов, оценивающих доказательства, в теории уголовного процесса общепризнано, что адвокат участвует в оценке доказательств, и его оценка не может быть безразличной для следователя, прокурора, суда. Прислушиваясь к суждениям адвокатов и оценивая их, они получают возможность скорее прийти к правильным выводам и обеспечить всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела.

Как известно, оценка доказательств осуществляется по нескольким признакам: относимости к делу, допустимости, достоверности и достаточности для принятия законных и обоснованных процессуальных решений.

Оценка допустимости доказательств выделяется из этих признаков тем, что она касается соблюдения одного из конституционньис принципов уголовного процесса - недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ст. 50 ч.2 Конституции РФ). Кроме того, здесь не играет роли внутреннее убеждение как неотъемлемое свойство оценки достоверности и достаточности доказательств.’ Защитник ставит вопрос о недопустимости доказательства (или доказательств).не на основе внутреннего убеждения в том.

^ См.: Цыпкин А.Л. Рецензия на сб.: Вопросы зашиты по уголовным делам.

//Правоведение. 1969.Хе1,С.130 ^ См.: Законность. 1996,№6.

124

что допущены какие-то нарушения закона, а при обнаружении этих нарушений.

На практике такие случаи чаше всего возникают при выявлении нарушений следователем (дознавателем) процессуальных правил, регламентирующих собирание и закрепление доказательств при производстве тех или иных следственных действий. Причем при заявлении защитника о недопусимости использования доказательств, полученных с нарушением процессуальной формы, не имеет значения, что достоверность полученньпс данных может и не вызывать сомнений, С этим следователи обычно смириться не хотят, и ходатайства и жалобы, в которых указывается на недопустимость использования доказательств, полученных с нарушением закона, как правило, не удовлетворяют. В практике нередко приходится сталкиваться с отсутствием понятых при производстве осмотра места происшествия, проведением в рамках этого следственного действия самого настоящего обыска; с невыполнением правил предъявления для опознания, требующих предоставить возможность опознаваемому занять любое место среди других предъявляемых лиц, и аналогичными «формальными» нарушениями процессуальных правил производства следственных действий. Практически всегда следователи считали такие нарушения незначительными, не препятствующими использовать полученные доказательства для обоснования обвинения.

В соответствии с Ч.2 ст.50 Конституции РФ, ч.З ст.69 УПК РСФСР адвокат вправе настаивать на недопустимости использования обвинительного доказательства при обнаружении любого отступления от правил, предусмотренных для его получения и фиксации. -

Вряд ли было бы правильным не воспользоваться такой возможностью из-за того, что следователь может не согласиться с ним и посчитать допущенное нарушение не препятствующим использованию доказательства. Поэтому, участвуя в производстве того или иного следственного действия, а тем более проводимого по ходатайству подзащитного или адвоката, последний не должен исполнять роль статиста, а обязан следить за выполнением следователем требований процессуального закона.

Возникает вопрос - а может ли защитник, ходатайствуя о непризнании юридического значения за доказательствами, одновременно ходатайствовать об отмене ареста? На этот вопрос трудно ответить однозначно. По нашему мнению, поскольку доказательства обвинения используются следователем и в качестве оснований для применения меры пресечения - заключения под стражу, адвокат, констатируя нарушение закона, позволяющее оценить доказательства как недопустимые, может обратиться в суд с жалобой на незаконность и необоснованность ареста в период ознакомления с материалами дела,

• Заключение под стражу в качестве меры пресечения по мотивам одной лишь опасности преступления на основе недопустимых доказательств нарушает конституционное право граждан на свободу и неприкосновенность личности. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении №8 от 31.10.1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» разъяснил, что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина,^

Способом получения доказательств являются лишь процессуальные действия, исчерпывающе перечисленные в законе (ст.70 УПК РСФСР) и проведен-

Бюллетень Верховного Суда РФ 1996.№1.С.6.п.16.

125

ные при точном соблюдении порядка, указанного в законе (ст. ст. 1,129 УПК РСФСР). Сведения, полученные иным путем, доказательствами не являются.

Одним из условий придания фактическим данным доказательственной силы является их закрепление в предусмотренной законом форме. Процессуальные акты можно разделить на две группы. Первую составляют протоколы следственных и судебных действий, Б которых удостоверяется факт и результат этих действий. Вторую группу составляют те процессуальные акты, которые содержат ответы на правовые вопросы, возникающие в связи с производством по уголовному делу и его разрешением по существу.

Под протоколами в уголовном судопроизводстве понимаются письменные акты и приложения к ним, составляемые органом, ведущим процесс, при производстве следственных и судебных действий, требования закона об обязательном ведении протокола и о порядке его составления призваны гарантировать интересы правосудия, участников процесса, других лиц. Нарушение требований ст. 102 УПК РСФСР об обязательности ведения и приобщения к делу протокола способно нарушить право подозреваемого, обвиняемого и подсудимого на защиту и иные охраняемые законом права и интересы. Поэтому, участвуя в производстве тех или иных следственных действий (осмотре места происшествия, проверке показаний на месте, обыске, выемке, допросе подозреваемого (обвиняемого) и др.), адвокат должен следить за объективностью фиксации хода следственного действия и его результатов в протоколе. При ознакомлении с протоколом следственного действия защитник при обнаружении нарушений уголовно- процессуального закона обязан требовать от следователя изменения, уточнения, дополнения тех или иных данных в протоколе. Следователь обязан внести соответствующие изменения, т.к. доказательственное значение имеет не всякий протокол, а лишь составленный в точном соответствии с законом (ст. 87 УІЖ РСФСР).

В законе целесообразно перечислить конкретные случаи, когда процессуальные акты признаются недействительными и не могут быть использованы в качестве доказательств. Указать, в частности, на признание недействительными процессуальных актов, если не были соблюдены принципы уголовного судопроизводства, и прежде всего нормы, относящиеся к обеспечению конституционного права обвиняемого на защиту (о разъяснении обвиняемому его прав, об участии в процессуальных действиях обвиняемого и защитника, об ответах на доводы их ходатайств и жалоб и т. п.). Недостаточно, например, запретить домогаться пока- заний незаконным путем, предусмотреть лишь основания и порядок обыска. В уголовно- процессуальном кодексе следовало бы, кроме того, указать на недействительность результатов незаконных допросов и обысков. Мало предоставить защитнику право заявлять ходатайства и обжаловать действия и решения следователя прокурору. Запоздалое сообщение об отклонении заявленного ходатайства нарушает право обвиняемого на защиту. Отсюда необходимо определить срок вручения копии постановления следователя и указать на то, что необеспечение права на обжалование постановления прокурору влечет недействительность последующих актов предварительного расследования.

Такие указания в уголовно-процессуальном кодексе смогут полнее гарантировать право обвиняемого на защіггу и права других лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, укрепят законность во всех стадиях процесса. Угроза применения процессуальных санкций, заключенная в нормах УПК, будет реальнее воздействовать на поведение соответствующих субъектов. Причем для признания процессуального акта недействительным не имеет значения, нарушен ли

126

закон вследствие ошибки (добросовестного заблуждения), виновного пренебрежения процессуальными «формальностями» или преступных действий. Основанием для применения такой правоохранительной меры выступает не состав дисциплинарного проступка или преступления должностных лиц, а ненадлежащее выполнение ими своих процессуальных обязанностей.

Выявленные или полученнь[е в ходе следственного действия фактические данные приобретают доказательственное значение только в том случае, если они зафиксированы в установленной законом форме. Универсальной формой фиксации является протокол, а в качестве приложения к нему возможны планы, схемы, слепки, оттиски следов, аудио- и видеопленки. Применение технических средств должно быть отражено в протоколе следственного действия, причем указывается, какие именно из них применены, условия и порядок их использования, объекты, к которым эти средства были применены, полученные результаты.

Закон умалчивает о необходимости составления протокола при представлении доказательств. В результате это право участников процесса не обеспечивается и нередко нарушается. Например, следователь вообще не составляет документ о представлении доказательств либо составляет протокол выемки, справку и т.д. При ознакомлении с уголовными делами мы обнаружили следующее: так, потерпевший Н., задерживая преступника, похитившего сумку с деньгами в его квартире, видел, как тот, пытаясь скрьпъся, спрятал в подъезде газовый баллон- чик. Н. Нашел его и при допросе выдал его следователю, что было отмечено в протоколе допроса.^

Поскольку представление доказательств- это право участников уголовного процесса, предлагаем ввести специальное комплексное следственное действие с составлением протокола его оформления. Это следственное действие имеет черты допроса, лицо, представившее доказательство, сообщает свое мнение о значении и целях представления доказательства, происхождение предъявляемых объектов, их индивидуальные свойства и признаки, схоже оно и с осмотром - следователь осматривает предъявленные объекты, выясняет их черты, свойства и качества. Много общего также с выемкой- предъявленные объекты изымаются в целях определения их дальнейшей судьбы. Может производиться фотографирование и исследование представленных объектов с помощью специальных средств, поскольку важные свойства или признаки объектов могут измениться и исчезнуть. Протокол представления доказательств будет отражать особенности этого способа собирания доказательств.

Для реализации изложенных положений предлагается дополнить УПК следующими статьями;

«Статья 70/1. Недопустимость отказа в принятии и приобщении к делу доказательств, представленных участниками процесса.

Суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, не праве отказать обвиняемому, подозреваемому, их защитнику, потерпевшему, его представителю, а также гражданскому истцу и ответчику, их представителям в принятии и приобщении к делу предметов и документов, которые, по их мнению, отвечают требованиям, предусмотренным ст.ст.83,88 УПК РСФСР.

Статья 166/1. Порядок принятия доказательств.

Участник процесса, представивший предметы или документы лицу, производящему расследование, или прокурору, обязан сообщить, когда и при каких обстоятельствах предметы или документы оказались в его распоряжении, а также

^ Архив Краснодарского краевого суда. 1997. Дело №194.

127

свое мнение о доказательственном значении указанных объектов по делу. Для уточнения сообщения лица, представившего доказательства, следователь вправе задать ему вопросы.

Принятие доказательств производится в присутствии понятых, в необходимых случаях для участия в следственном действии приглашается соответствующий специалист.

Статья 166/2. Протокол принятия доказательств.

О принятии доказательств составляется протокол с соблюдением требований ст. ст. 141,142 УПК РСФСР, В протоколе указывается содержание сообщения лица, представившего предметы или документы о времени, месте и других обстоятельствах, при которых предметы и документы оказались в его распоряжении, а также его мнение об их доказательственном значении по делу, В протоколе описываются индивидуальные признаки предметов или документов.» ^

Защитник может принести жалобу на действия и решения следователя. Это средство защиты в значительной степени подкрепляет реальность заявляемых защитником ходатайств и гарантирует более высокую ответственность следователей за принятие решения по поводу ходатайств.

Среди средств защиты значительное место занимает возможность заявления отводов лицам, производящим дознание, следствие, прокурору, суду и другим субъектам уголовно - процессуальной деятельности.

На предварительном следствии отвод может быть заявлен следователю, прокурору, эксперту, переводчику, а также работникам органов дознания в случаях, когда они выполняют поручения следователя по находящемуся в его производстве делу. Это средство защиты адвокат должен использовать при наличии достаточных оснований с момента допуска его участия в деле. Отвод может бьп’ь заявлен самим подозреваемым, обвиняемым и защитником. Если последний по какой-либо причине не поддерживает отвода, заявленного подзащитным, то защитник обязан воздержаться от высказывания своей точки зрения.

Тогда, когда участие того или иного лица при расследовании дела исключается в силу ст, 64 УПК РСФСР, защитник имеет право самостоятельно заявить отвод.

Средства и способы защиты могут быть использованы только в определенной форме. Осуществление защиты происходит строго в форме, установленной законом.

Высокий уровень защитительной деятельности определяется умелым сочетанием законных средств защиты и способов их применения с установленной законом формой их использования. Именно это даст возможность защитнику способствовать суду в установлении истины по делу, защитить законные интересы привлеченного к ответственности лица.

Участие защитника в следственном действии может быть очень полезно не только обвиняемому, но и следователю, который получает дополнительную возможность исправить свои промахи.

Участие защитника в следственньсс действиях может помогать установлению психологического контакта следователя с допрашиваемым. Успех работы как следователя, так и защитника во многом определяется правильными, нормальными их взаимоотношениями.

Недооценка позиции обвиняемого и его защитника, сведение их объяснений лишь к попытке уйти от ответственности ведет к отклонению их ходатайств. Между тем следователь должен проанализировать доводы обвиняемого и его защитника перед тем, как принять решение.

128

Подведя итог, заметим, что на степень эффективности процессуальной деятельности адвоката могут повлиять многочисленные факторы социально- экономического и организационного характера, уровень правового и нравственного сознания, профессиональной культуры, четкость правовой регламентации деятельности и т.п., но сам адвокат, исходя из конкретных обстоятельств дела, должен принять решение, каким образом он воспользуется своим правом на участие в следственных действиях.

129

3.5.Тактика участия защитника в ознакомлении с материалами дела.

Самым распространенным следственным действием, в котором принимают участие защитники, является ознакомление обвиняемого со всеми материалами уголовного дела. В 150 из 367 изученных уголовных дел адвокаты принимали участие в выполнении требований ст.201 УПК РСФСР, что составляет 41%.При этом в 89% (в140 случаях) адвокат и подзащитный знакомились с материалами уголовного дела совместно, и лишь в 10 (11%)- раздельно по ходатайству обвиняемого. Подано ходатайств:

а) о переквалификации обвинения -16,

б) о прекращении дела в части- 9,

в) о проведении дополнительных следственных действий - 1,

г) о прекращении дела - 18,

д) о переквалификации обвинения в части - 3. Удовлетворено из них - 2.

’ Полное ознакомление с материалами дела позволяет проверить всесторонность, полноту и объективность расследования. Без изучения дела защитник не в состоянии помочь обвиняемому и тем самым разрешению задач уголовного судопроизводства. Незнание адвокатом всех материалов дела наносит вред подзащитному, дает обвиняемому повод для отказа от защитника.

И к защитнику относятся слова А.Ф. Кони: «На первом плане я, конечно, считаю нужным ставить изучение дела во всех его частях, вдумываясь в видоизменение показаний одних и тех же лиц при дознании и следствии и знакомясь особенно тщательно с вещественными доказательствами..

К сожалению, новый закон не всегда лучше отмененного. Так, если прежде адвокат имел право знакомиться со всеми материалами с момента допуска к участию в деле, в том числе и с момента предъявления обвинения, то теперь он вправе это делать лишь при окончании следствия. В этом случае его участие при предъявлении обвинения становится в значительной мере формальным. Действительно, в данной ситуации из- за незнания доказательств по делу адвокат не может воспользоваться правом заявлять ходатайства при предъявлении обвинения. Чтобы защита на следствии была поистине результативной, надо вернуться к прежнему порядку и позволить адвокату знакомиться с материалами дела (протоколами следственных действий и др.) хотя бы с момента предъявления обвинения.

и все же закон есть закон, а важным средством защиты является ознакомление обвиняемого со всеми материалами законченного производством дела и возможность выписывать из него необходимые сведения. Новая редакция ч.2 ст.201 УПК РСФСР предусматривает, что «…в случаях, когда обвиняемый ходатайствует о вызове защитника для участия в ознакомлении с производством по делу или когда участие защитника является обязательным при производстве дознания или предварительного следствия, и в случаях, когда защитник участвует в деле, следователь предъявляет все материалы дела обвиняемому и его защитнику..». Защитник получил право иметь свидания с обвиняемым наедине без огра-

’ Кони А.Ф. Приемы и задачи прокуратуры.Соб.соч.Т.4.М.1967.С. 149-150.

130

НИЧЄНИЯ их продолжительности, знакомиться со всеми материалами дела, выпи- сывать из него любые сведения и в любом объеме (пи. 1,2 CT.202 УПК РСФСР).

Тактика ознакомления защитника со всеми материалами дела по окончании предварительного следствия имеет свои особенности.’Оно должно бьггь направлено на выяснение обстоятельств, связанных с соблюдением уголовно- процессуальньгк норм при расследовании (задержание, заключение под стражу, предъявление обвинения, осведомление о постановлениях следователя, подлежащих доведению до сведения обвиняемого, соблюдение других процессуальных гарантий, сроков следствия и т. д.). Вместе с тем это имеет целью выяснение того, все ли сделано органами следствия, чтобы полно, всесторонне и объективно выяснить обстоятельства, в том числе благоприятные для обвиняемого, проверить имеющиеся в деле доказательства и их источники. ^

Тактические приемы ознакомления с материалами дела применяются с учетом всевозможных факторов; объема, сложности и категории дела, числа обвиняемых, роли подзащитного в расследуемом преступлении и др. Правильно избранный адвокатом прием работы с доказательственным материалом (особенно это важно, если защитник вступает в процесс с момента выполнения требований ст. 201 УПК РСФСР) позволяет лучше изучить содержание документов, проследить трансформацию показаний, вьивить несоответствия и противоречия в дока- зательствах, выделить информацию, которая может быть использована в защите.

• В процессе ознакомления с материалами дела адвокатом сопоставляются и анализируются доказательства, формируются отдельные элементы правовой позиции. При необходимости адвокату следует составлять графические построения и схемы, иллюстрирующие способы совершения преступления, связь между соучастниками, вмененные эпизоды и поігтверждение их доказательствами. Они дают наглядное представление о том, какие действия должны быть предприняты адвокатом, чем можно обосновать правовую позицию. .

Обвиняемому и его защитнику должны быть представлены все без исключения материалы дела независимо от того, имеют ли они прямое отношение к деянию обвиняемого, в практике следователей иногда обвиняемому не предоставляются вещественные источники доказательств (когда они хранятся отдельно), закрытые и опечатанные пакеты или так называемые приложения к делу, относящиеся, главным образом, к личной жизни обвиняемого, его родственников и других лиц. Это ущемляет право обвиняемого на защиту и является противозаконным.

Известно, что ознакомление обвиняемого и его защитника со всеми материалами дела осуществляется по окончании предварительного следствия или дознания. Хотя эта процедура довольно подробно регламентирована ст. ст.46,51,201— 204УПК, на практике возникают затруднения при ее реализации. Одно из них — обеспечение возможности ознакомиться действительно со всеми материалами дела.

Все полученные или составленные в ходе процесса документы должны обязательно находиться в деле, их никто не имеет права изъять или уничтожить. Во избежание возможных нарушений закон предусматривает предъявление дела в подшитом и пронумерованном виде и снабженным описью.

Наличие материалов в уголовном деле обеспечивает права участников процесса, дает возможность проверить законность, обоснованность и справедливость принятых по делу решений.

’ Прежде всего закон требует предъявить уголовное дело в подшитом и пронумерованном виде, не следует приступать к изучению дел, материалы кото- 131

рых не подшиты, не пронумерованы и не имеют полной описи/ Но не все здесь, оказывается, гладко, как может показаться на первый взгляд.

Не секрет, что иногда, не желая предъявлять обвиняемол^ определенный документ либо опасаясь за сохранность уникального в своем роде доказательства, следователь заменяет его другим, сходным по форме. Возможны ошибки и при нумерации листов дела.

Будучи выявленными, эти обстоятельства нередко влекут в суде заявления адвокатов, что из материалов дела изъяты листы, содержащие доказательства, если не оправдывающие, то, по крайней мере, смягчающие вину обвиняемого. Поэтому составление в обязательном порядке описи материалов уголовного дела позволит исключить как ошибки, так и преднамеренные нарушения закона.

Предложение об обязательном составлении описи до ознакомления с материалами уголовного дела следовало бы закрепить в новом российском УПК. А до его принятия - неукоснительно придерживаться данного правила, поскольку оно обеспечивает не только соблюдение законных интересов обвиняемого и, в какой- то мере, сохранность материалов дела, но и дисциплинирует следователя, не позволяя отступить от закона.

Тактически правильно обвиняемому и его защитнику начинать ознакомление с материалами дела со сверки описи с фактически имеющимися в уголовном деле материалами, а затем заверить ее своими подписями либо оговорить это об- стоятельство в итоговом протоколе.

Особый интерес в рассматриваемом аспекте представляет вопрос об ознакомлении обвиняемого и его защитника с добытыми по делу вещественными доказательствами. Обязанность предоставить их при выполнении требований ст. ст. 201—204 УПК, казалось бы, бесспорна, ибо прямо вытекает из смысла закона. Однако на практике эти доказательства предоставляются для ознакомления лишь изредка. В ходе проведенного нами анализа 300 уголовных дел лишь в 5 следователи при выполнении требований ст.201 УПК РСФСР предъявляли вещественные доказательства.* А ведь вещественные доказательства — важный источник информации, значение которого трудно переоценить.

И тем не менее (а зачастую именно поэтому) следователи предъявляют обвиняемому и его защитнику лишь дело в подшитом и пронумерованном виде, но не представляют вещественные доказательства. Такая позиция объясняется несколькими причинами. Прежде всего, недопониманием того, что листы дела, о которых говорится в ст. 201 УПК, и «материалы дела» неравнозначны по содержанию. Последние по своей сути «шире» первых.’Материалы дела - это совокупность листов дела и вещественных доказательств в целом,- Остальные причины не связаны с недопониманием требований закона, В их числе нежелание создавать себе дополнительную работу, стремление «приберечь» до суда важнейшие источники доказательств,’В последнем случае уголовное дело должно быть направлено на дополнительное расследование вследствие нарушения права обвиняемого на ознакомление со всеми материалами дела. Это не что иное, как попрание его права на защиту.’

Однако нельзя сбросить со счета реальную опасность утраты невосполнимых источников доказательств, при выполнении требований ст, 201 УПК. Она возникает, в частности, также из-за отсутствия процессуальной регламентации

132

порядка предоставления вещественных доказательств для ознакомления обвиняемому и его защитнику.

Согласно требованиям уголовно-процессуального закона вещественные доказательства должны изыматься в присутствии понятых, о чем составляется со- ответствующий протокол. Доказательства необходимо упаковать, опечатать и скрепить подписями следователя и понятьгс. Очевидно, что упаковку при озна- комлении обвиняемого с материалами дела придется вскрыть. Поэтому перед сле- дователем встает вопрос, как процессуально оформить повторную упаковку ве- щественного доказательства, чтобы при судебном разбирательстве не возникло сомнении в его подлинности.

Можно предложить следующий вариант; при распечатывании вещественного доказательства присутствуют те же понятые, что и при изъятии. После осмотра предметов обвиняемым и его защитником упаковка осуществляется в присутствии этих понятых. Однако такая процедура невозможна. Практически следователю трудно найти тех же самых понятых и обеспечить их явку, а в случаях, когда обвиняемый содержится под стражей, возникают дополнительные трудности. Поэтому можно ограничиться законодательным требованием о присугствии понятых. Однако в тексте ст. 201 УПК необходимо подчеркнуть обязательность предъявления вещественных доказательств свободными от упаковки, в том числе документов, не содержащихся среди подшитых и пронумерованньгс листов дела.

С учетом сказанного ст. 201 УПК целесообразно дополнить следующим образом: «О производстве осмотра вещественных доказательств в порядке выполнения требований настоящей статьи и их последующей упаковке составляется протокол, который подписывается следователем (лицом, производящим дознание), обвиняемым, защитником и понятыми». Такая регламентация дает гарантии, что вещественные доказательства обязательно будут предъявлены обвиняемому и его защитнику при ознакомлении с материалами дела.

Особой процедуры требует предъявление обвиняемому и его защитнику вещественных доказательств - наркотических средств, сильнодействующих и ядо- витых веществ, оружия и патронов к нему, ножей, кинжалов и т. п. Если предъявлять их по обычным правилам, то возможны крайне нежелательные последствия. Очевидно также, что наркотические средства, ядовитые, сильнодействующие и другие жидкие или сыпучие вещества не могут предъявляться в поврежденной упаковке.

Предъявление холодного или огнестрельного оружия с патронами может побудить обвиняемого воспользоваться ими в противоправных целях. Эту опасность можно исключить, предъявляя такие предметы в упаковке из прозрачного материала либо в разукомплектованном виде (например, оружие отдельно от патронов).

Из сказанного следует, что детальную регламентацию предъявления вещественных доказательств следует разработать с учетом их особенностей и степени потенциальной опасности. Мы полагаем также, что следует предоставить сле- дователю право мотивированного отказа в предъявлении опасных вещественньп; доказательств в натуре. Поэтому после предложенного выше дополнения к ч. 2 ст. 201 УПК можно записать: «Эти правила не применяются в тех случаях, когда ве- 133

щественными доказательствами являются наркотические, ядовитые и сильнодеи- ствующие вещества, жидкие и сыпучие материалы, оружие и иные предметы, предъявление которых к осмотру сопряжено с опасностью их утраты или нарушения общественной безопасности. Об отказе в их предъявлении следователь или прокурор выносит мотивированное постановление, которое объявляется обвиняемому и его защитнику».

Должны быть приобщены к делу и указания прокурора.Они даются в письменной форме и являются процессуальными документами (ст.212 УПК РСФСР). Кроме того, в деле должны находиться поступившие жалобы на действия и решения следователя или прокурора, объяснения следователя и решения прокурора по жалобам (ст. ст. 130,218 УПК РСФСР).

• Закон предоставил защитнику право выписывать из дела необходимые сведения и в любом объеме. Это исключительно важное средство защиты, позволяющее сделать вывод о полноте проведенного следствия, о наличии или отсутствии в деле доказательств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих степень его виновности. -

’ Ознакомление с делом целесообразно начинать с изучения постановления о предъявлении обвинения подзащитному,’ а в групповых делах - и с постановлений о предъявлении обвинения всем соучастникам.

‘После этого необходимо обязательно проверить наличие и содержание основных процессуальных документов, в особенности следующих; постановлений о возбуждении уголовного дела, избрании меры пресечения, назначении экспертиз, протокола объявления обвиняемому о назначении экспертизы, разъяснения ему его прав, протокола ознакомления с заключением экспертизы и др.

Защитнику приходится делать выписки с указанием тома и листа дела. Иначе он лишается возможности сослаться в ходатайстве, жалобе на конкретные материалы дела, привлечь к материалам внимание следователя, прокурора или суда, а также быть уверенным в том, что в изученных материалах не произошло никаких изменений.

Защитник самостоятельно определяет, что и в каком объеме выписывать из дела. В досье адвоката среди выписок из дела могут находиться различные заметки, сведения о содержании бесед с подзащитным и т. п. Исходя из закона, охраняющего адвокатскую тайну, адвокат не имеет права разглашать содержание своего досье, а должностные лица, участвующие в уголовном судопроизводстве, - знакомиться с этим досье (ст 16 Положения об адвокатуре в РСФСР). Адвокаты по- разному ведут свои досье, однако, при всех различиях, записи должны быгь систематизированы (по эпизодам, по лицам и т. д.) Система позволяет быстро найти и использовать нужные сведения. Досье адвокат вправе брать с собой, поскольку иначе теряет смьюл указание закона на право делать выписки из дела.

Говоря о способах применения средств защиты, в работе подчеркивалось, что они будут законны только тогда, когда применяются в соответствии с уголовно- процессуальным законом. Так,’ ознакомление защитника с материалами дела и возможность выписывать сведения может осуществляться совместно с обвиняемым и раздельно (ст, 201 УПК РСФСР). Вопрос о том или ином способе должен бьггь согласован с обвиняемым.

Участвующий на предварительном следствии адвокат должен не только сам изучить все следственное производство, но и помочь в этом подзащитному.’

134

’ В протоколе о предъявлении защитнику всех материалов дела отмечается, «какие именно материалы (количество томов и листов) были предъявлены для ознакомления, где и в течение какого времени происходило ознакомление с материалами дела» (ст.ст. 102,203 УПК РСФСР). Непредъявление обвиняемому, защитнику всех материалов дела является существенным нарушением уголовно- процессуального закона и влечет направление дела на доследование. •

Протокол об ознакомлении с материалами оконченного предварительного следствия защитник и обвиняемый должны подписать в одно время и в присутствии друг друга. При этом не имеет значения, знакомились ли они с делом совместно или раздельно. Следователь не вправе предлагать обвиняемому подписать этот протокол, если защитник не окончил изучение дела и не обсудил с обвиняемым вопрос о заявлении ходатайств о дополнении предварительного следствия. Раздельное подписание протокола порождает различные недоразумения и сомнения в том, была ли оказана обвиняемому юридическая помощь защитником и, следовательно, было ли обеспечено право обвиняемого на защіпу.

« В ряде случаев после предъявления обвиняемому и его защитнику всех материалов дела производятся дополнительные следственные действия. Это обязывает следователя вновь предъявить обвиняемому и его защитнику все материалы дела для ознакомления (ст.204 ч.4 УПК РСФСР). Невыполнение этой обязанности влечет за собой направление дела на дополнительное расследование.’

Деятельность органов предварительного расследования и суда по выявлению причин и условий, способствующих соверщению преступлений, является процессуальной и подлежит отражению в материалах уголовного дел. В связи с этим копия представления, внесенного следователем в порядке ст. 140 УПК РСФСР, должна быть предъявлена обвиняемому и защитнику по окончании предварительного следствия. Иногда в представлениях преждевременно и в категоричной форме указываются сведения, порочащие обвиняемого, что препятствует выделению общественного защитника. Приобщение к делу копии представления после подписания протокола, предусмотренного ст.203 УПК РСФСР, исключает возможность своевременного оспаривания представления.

Защитнику должны быть предоставлены достаточное время и условия для ознакомления с делом как на предварительном следствии, так и в судебных стадиях процесса.

Следователь должен приступить к выполнению требований ст.201 УПК РСФСР с учетом объема дела и срока окончания предварительного следствия,

’ Уголовно-процессуальный закон предусматривает, что обвиняемый и его защитник не могут ограничиваться во времени при ознакомлении со всеми материалами дела. Однако если обвиняемый и его защитник явно затягивают ознакомление, то следователь вправе своим постановлением, утвержденным прокурором, установить определенный срок для ознакомления с материалами дела (ст.201 УПК РСФСР).’

На практике обвиняемый и другие участники процесса нередко искусственно лишаются возможности заявить ходатайство -при фактическом совпадении во времени момента предъявления обвинения и объявления об окончании предварительного следствия, а также при недостаточно полном и четком разъяснении участникам процесса права на заявления и ходатайства. Следовательно, ходатайства предъявляются только при выполнении требований ст.ст.200-201 УПК РСФСР, а следователи отказывают в них, т.к. ограничены временем, остающимся до окончания срока следствия.

Представляется целесообразным предоставить обвиняемому и защитнику

135

время для формулирования и заявления ходатайств после ознакомления с мате- риалами дела. Следователи, зная, что имеется у участников процесса определенное время для составления ходатайств, опасались бы откладывать предъявление материалов дела для ознакомления на последние дни расследования.

Продолжительность ознакомления с материалами дела законом не установлена, следователь не вправе устанавливать способ и последовательность ознакомления с материалами дела, и представление доказательств возможно в письменной форме. Ходатайства, как средство защиты, могут быть заявлены устно или письменно и т. д. Очень важно тактически правильно выбрать время, форму заявления ходатайств - по окончании ознакомления адвоката и его подаащитного со всеми материалами дела или в судебном заседании. Правильно ли с точки зрения осуществления права на защиту стремление адвоката «придержать» заявление ходатайства до суда? На этот вопрос адвокат должен отвечать себе каждый раз при его возникновении. Это особенно сложно по большим многотомным делам, а также по делам о преступлениях несовершеннолетних и лиц, в силу своих физических или психических недостатков не способных лично осуществлять свою защиту.

По «тактическим соображениям» адвокат может не заявить на предварительном следствии ходатайства об устранении пробелов следствия или допущенных процессуальных нарушений, ибо закон,ст.202 УПК РСФСР, предусматривает лишь право, а не обязанность заявлять ходатайства. При судебном рассмотрении дела эти пробелы или нарушения могут быть признаны настолько существенными, что дело может быть обращено к доследованию. Некоторые адвокаты «приберегают» такие пробелы и ошибки предварительного следствия или суда до кассационного рассмотрения дела, с тем, чтобы использовать их как основание для отмены приговора.

Тактически очень важно правильно определить формулировку заявленного ходатайства, предугадать правовые последствия их выполнения для своего под- защитного.

Особенности расследования таковы, что умолчание зачастую необходимо по тактическим соображениям. !Этим обстоятельством не должен пренебрегать адвокат, разрабатывая и реализуя позицию защиты.

В стадии окончания предварительного расследования адвокаты допускают немало ошибок.

Прежде всего об одном общем, главном упущении, граничащем с нарушением профессионального долга: недооценке собственной роли и возможностей как защитника обвиняемых.

Зачастую адвокаты поверхностно просматривают (а не изучают) материалы дела, пренебрежительно относятся к производству выписок из дела, составлению досье, беседе с подзащитным, одновременном, в один и тот же день, выполнении требований ст. ст. 148 и 201-204 УПК РФ. Известны случаи, когда столь нерадивое отношение со стороны отдельных адвокатов к делу приводило к тому, что только в суде первой инстанции, а бывало лаже в кассационной, обнаруживались факты незаконного привлечения к ответственности несовершеннолетних за преступления, субъектами которых они по закону быть не могли, либо невменяемых ИТ. д.’

^ Архив Краснодарского краевого суда.1997. Дело №198.

Для устранения такого рода ошибок в стадии окончания предварительного расследования, при выполнении норм ст. ст. 201 и 204 УПК (ознакомление с материалами дела; ходатайства о дополнении предварительного следствия), адво- катам необходимо учитывать следующие обстоятельства:

-фактические и правовые обстоятельства дела (применительно к защите интересов подзащитного) следует изучить полностью и обстоятельно;

-тактически правильно знакомиться с материалами дела после того, как это сделают потерпевший, другие обвиняемью, их защитники; надо ознакомиться с заявленными ими ходатайствами;

-не следует изучать дело одному или вместе с подзащитным в отсутствие следователя или уполномоченных им на то лиц; нежелательно входить в кабинет, где подзащитный знакомится с делом в отсутствие следователя; не следует приступать к изучению дела до тех пор, пока не будет обеспечено присутствие следователя или его представителя (ввиду нарушения этих правил в свое время необоснованно пострадало несколько наших коллег, на которых возложили вину за неправильные действия подследственных, вьфвавших из дела и уничтоживших протоколы и иные документы);

-не стоит торопиться заявлять ходатайства следователю сразу после ознакомления с материалами дела. Ходатайства (особенно связанные с вызовом дополнительных свидетелей и истребованием документов) не надо заявлять без обстоятельного обдумывания возможных последствий и предварительного согласования с подзащитным, оценки отношения к делу следователя, его настроя и объективности.

Статья 204 УПК РСФСР предоставляет право защитнику заявлять ходатайства как устно, так и письменно. При этом устные ходатайства «заносятся в протокол, а письменные ходатайства, кроме того, приобщаются к делу».

Форма ходатайства - это не только вопрос техники. Совершенно очевидно, что, оформляя ходатайство письменно, адвокат относится к нему более ответственно: он вынужден анализировать обстоятельства дела и собранные доказательства, аргументировать излагаемую просьбу. Это обязывает и следователя, который не может безмотивно отклонить убедительно обоснованное ходатайство.

Изучение же дел показывает, что адвокаты не всегда используют право представления ходатайств в письменном виде. По изученным делам из 47 ходатайств только 20 были представлены в письменном виде и оказались более или менее убедительно обоснованными. В остальных 27 случаях ходатайства были оформлены в виде краткой, без всякой аргументации, записи следователя в протоколе. А ведь речь в этих случаях шла, как правило, о прекращении дела. И не удивительно, что почти все они были отклонены столь же мало обоснованными постановлениями.

Нередко адвокаты, участвуя в предварительном следствии, усматривают свою задачу лишь в том, чтобы выяснить, имеет ли ходатайства обвиняемый, и поддержать их. Если же обвиняемый ходатайств не имеет, адвокат подписывает протокол об окончании предварительного следствия, не проявляя собственной инициативы в выяснении пробелов, допущенных следователем. При этом делается даже попытка внушить подзащитному, что «настоящая» зашита возможна только в суде.

В некоторых случаях адвокаты стремятся «приберегать» ходатайства до суда. Такая практика подкрепляется обычно ссылкой на ст.202 УПК РСФСР, ко- 137

торая предусматривает право, a не обязанность защитника заявлять ходатайства при ознакомлении со всеми материалами расследования.

При этом упускается из виду, что общее положение об обязанности защитника использовать все указанные в законе средства и способы защиты в интересах обвиняемого (ст. 51 УПК РСФСР) имеет равное отношение как к защите в суде, так и на предварительном следствии.

Если исходить из этих формальных показателей, эффективность деятельности защитника по указанным делам можно оценить как крайне низкую. Но это была бы не вполне справедливая оценка. Во-первых, ходатайствами о прекращении дела, хотя и отклоненными следователем, адвокаты подготовили в известной мере последующий благоприятный для своих подзащитных исход дела.

Во-вторых, было бы неправильно считать, что во всех этих случаях адвокаты уже на предварительном следствии должны были прийти к выводу о невиновности своих подзащитных и заявить ходатайства о прекращении дела в отно- щении каждого из них, ибо материалы предварительного следствия, в проверке KOTopbDc адвокаты непосредственно участия не принимают, не всегда дают основание для такой постановки вопроса.

Кроме того, прекращение дела производством при дополнительном расследовании после отмены обвинительного приговора далеко не всегда происходит по реабилитирующим основаниям и часто обосновывается такими обстоятельствами, которые при первоначальном рассмотрении не были известны вообще или не могли быть признаны существенными.

Ст.218 УПК РСФСР определяет порядок обжалования действий следователя (в том числе и его постановлений об отклонении ходатайств) прокурору. Ни в одном из указанных выше дел адвокат не использовал эту возможность.

Несомненно и другое. В ряде случаев участие защитника в предварительном следствии сводится к подписанию протокола об окончании следствия. Об этом свидетельствует то, что по большинству дел никаких ходатайств защитой не заявляется.

Подведя итог, зададимся вопросом, следует ли определять активность защитника количеством следственных действий, в проведении которых он участвовал. Вероятно, формальный подход здесь неуместен.

Адвокат сам, исходя из конкретных обстоятельств дела, должен принять решение, каким образом он воспользуется своим правом на участие в следственных действиях. По категории дел, где закон требует обязательного участия адвоката, ему ни в коем случае не следует устраняться от участия в допросах и очных ставках, дающих значительный объем материала для реализации эффективной защиты.

Поэтому, адвокат обязан не только изучить процессуальный порядок производства следственных действий, но и тактику их проведения, чтобы исключить со стороны следователя проведение тактических приемов с нарушением закона, так как главной задачей всей корпорации защитников является повышение эффективности зашиты на предварительном следствии.

138

Заключение

Исследование проблем участия защитника в следственных действиях позволяет сделать следующие выводы.

  1. История становления и развития российской адвокатуры свидетельствует о том, что на протяжении 125 с лишним лет защита не занимала равноправного с обвинением положения в уголовном процессе, а сам процесс носил характер скорее инквизиционного, чем состязательного.
  2. Лишь с началом судебной реформы 90-х гг. и изменением уголовно- процессуального законодательства права защиты были расширены, и адвокат получил доступ к участию не только в судебном разбирательстве, но и в расследовании уголовных дел, в частности- возможность участия в отдельных следствен- HbDt действиях. Однако многие организационные и процессуальные вопросы деятельности адвокатуры все еще не нашли своего разрешения.
  3. Регламентация деятельности защитника должна быть осуществлена в специальном Законе об адвокатуре и соответствовать нормам международного права. Необходимо создание независимой от государственных структур адвокатуры в форме самоуправляющегося сообщества.
  4. Важнейшей гарантией осуществления права на защиту служит положение закона об обязательном з^астии защитника (ст.49 УПК РФ). Необходимо устранить из следственной практики случаи, когда при задержании несовершеннолетних их допросы и иные следственные действия с их участием производятся без участия защитников, когда несовершеннолетние порой заявляют, что не нуждаются в участии адвоката в следственных действиях, а следователи соглашаются с этим.
  5. Необходимо прекратить практику допроса несовершеннолетних в качестве свидетелей в тех случаях, когда они заведомо получают статус подозреваемого или обвиняемого, а также проведение очных ставок и иных следственных действий с такими «свидетелями» без участия адвоката. Необеспечение права на защиту в подобных случаях должно в соответствии с ч.З ст. 69 УПК повлечь признание недопустимыми полученных при этом доказательств.
  6. Аналогичные меры должны приниматься и для обеспечения права на защиту лиц, которые страдают физическими или психическими недостатками, препятствующими им самим осуществлять свое право на защиту.
  7. Следователь обязан в любом случае обеспечить участие адвоката, если об этом ходатайствует подозреваемый или обвиняемый, не попадающий в категорию лиц, которым в соответствии с законом обязательно должен быть предоставлен защитник.
  8. Если у одного обвиняемого на предварительном следствии есть защитник, то таковой должен быть и у другого обвиняемого, если его интересы противоречат интересам первого.
  9. 9.0гказ от адвоката на предварительном следствии, как и в суде, должен приниматься лишь в присутствии адвоката и при наличии ордера юридической консультации. Такой отказ должен фиксироваться в протоколе, подписьгеаемом отказавшимся от зашиты подозреваемым или обвиняемым, следователем и адвокатом.

10.Весьма важное значение в защите по уголовным делам и в повышении эффективности правосудия в целом имеет адвокатская этика, рассматриваемая в качестве составной части судебной этики, которую автор определяет как науку о

139

нравственных основах деятельности по отправлению правосудия, включающую учение о специфике действия общеэтических норм в этой сфере трудовых отношений и особых нравственных нормах, рождаемых своеобразием отношений, возникающих при отправлении обязанностей судьи, прокурора, следователя, адвоката,

11.Адвокатская этика охватывает широкий круг вопросов, касающихся взаимоотношений адвокатов друг с другом и руководящими органами коллегии, отношений адвоката с клиентами, судом, следователем и прокурором, с иными участниками процесса. Она не ставит перед собой целей оправдания отступлений от правды, напротив, осуждает их. Имеется несомненная связь между эффективностью деятельности защитника и его нравственными установками.

12.Отправление обязанностей защитника порождает множество конфликтных ситуаций, не свойственных профессии следователя, прокурора, судьи. Прежде всего, любой из участников процесса всегда вправе определить позицию по делу соответственно своему внутреннему убеждению. Защитник же в некоторых случаях вынужден поступиться внутренним убеждением: он не может отказаться от защиты, как бы ни были противны его нравственному чувству характер преступления, личность и позиция преступника.

  1. Утверждение о том, что защите подлежит только законный интерес обвиняемого, означает отказ от защиты по усмотрению адвоката. Защитнику, как и суду, неизвестно заранее, виновен ли обвиняемый, какова степень его вины. Отсюда следует, что стремление обвиняемого во всех случаях добиваться выяснения обстоятельств, оправдывающих его или смягчающих его ответственность- стремление законное, и защитник не может его не поддерживать.
  2. Актуальность профессиональной этики для адвоката обусловлена и тем, что многие отношения, в которые он вынужден вступать при исполнении своих обязанностей, и виды его деятельности не урегулированы правом (взаимоотношения с подзащитным и его близкими, со свидетелями, потерпевшими и др. участниками процесса, вопросы тактики и методики защиты).
  3. Право защитника на участие во всех следственных действиях, произ- водимьг^ с участием подозреваемого (обвиняемого) должно быть гарантировано обязанностью следователя своевременно уведомить защитника о времени и месте их производства. Эта обязанность должна быть четко сформулирована в УПК.
  4. 16.0 своем намерении задавать вопросы допрашиваемым защитник должен уведомить следователя, который определяет, когда защитник сможет задавать интересующие его вопросы -по ходу следственного действия или после окончания допроса следователем.

17.В случаях, когда следователь прибегает к недопустимым тактическим приемам допроса, адвокат вправе посоветовать своему подзащитному не отвечать на соответствующие вопросы, В протокол следственного действия в этих случаях адвокат должен внести замечания о применении следователем недопустимых так- тических приемов.

18.Защитнику надо предоставить право использовать средства оргтехники (фотографию, ксерокопирование, звукозапись), но только с разрешения следователя.

  1. Следует допустить участие адвоката в момент избрания или изменения меры пресечения его подзащитному во всех случаях, в том числе и при утверждении обвинштельного заключения проі^ором.
  2. Представляется нереальной и даже вредной для правосудия идея так называемого «параллельного следствия», когда наряду со следователем свое рас- 140
  3. следование будет вести и адвокат через частных детективов. Состязательность на предварительном расследовании должна проявлеться в судебном контроле за производством следственных действий, связанных с применением мер принуждения, а также в участии защитника в производстве следственных действий.

  4. Деятельность защитника на предварительном следствии- объект исследования не только уголовно-процессуальной науки, но и криминалистики. Необходимо обратить серьезное внимание на разработку тактических основ расследования в ситуациях, когда адвокат допущен к участию в деле с момента появления подозреваемого. При этом должны разрабатываться основы не только следственной тактики, но и тактики защиты- системы тактических приемов, используе- мьрс адвокатом на предварительном следствии.
  5. Адвокат, выполняя важную, хотя и одностороннюю, функцию, способствует достижению истины, содействует соблюдению прав и законных интересов личности на предварительном следствии.
  6. Тактика защиты- это система созданньгх на основе достижений науки и опыта адвокатской деятельности рекомендаций по разработке оптимального варианта правовой позиции защиты и его реализации в конкретных условиях и о наиболее эффективных способах осуществления адвокатом действий по защите прав и законных интересов граждан (Т.В. Варфоломеева).
  7. Тактическую деятельность адвоката характеризуют два момента: выбор того или иного средства защиты из числа средств, допущенных законом, которые могут применяться в данной ситуации, и соверщенствование, рационализация избранного средства с учетом специфических особенностей производства по конкретному делу,
  8. Тактический прием- это способ осуществления процессуального действия, направленный на достижение его цели, основанный на психологическом механизме его реализации, являющийся наиболее рациональным и эффективным в конкретных ситуациях.
  9. В своей деятельности адвокаты применяют как общие тактические приемы, разработанные криминалистикой для использования их следователем (изменяя, разумеется, целенаправленность приемов на установление обстоятельств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его ответственность), так и специфические приемы универсального характера и частные, применяемые при участии адвоката в конкретных следственных действиях.
  10. Адвокат, участвующий в допросе подозреваемого, обвиняемого, вправе посоветовать тому не отвечать на отдельные вопросы, а также прервать допрос для беседы с подзащитным.
  11. Участие адвоката в иных следственных действиях (осмотре, следственном эксперименте, опознании и др.) преследует цель проконтролировать соблюдение следователем процессуальных и тактических правил, направленных на получение объективных результатов этих действий. Кроме того, применением специфических тактических приемов адвокат в ходе этих действий выявляет обстоятельства, исключающие или смягчающие ответственность своего подзащитного.
  12. Важнейшим средством защиты является ходатайство адвоката- облекаемое в форму документа официальное обращение к лицам, уполномоченным осуществлять уголовно-процессуальную деятельность по доказыванию и принимать рещения по делу, о совершении этими лицами действий, входящих в их компетенцию, и направленное на защиту прав и законных интересов подозреваемого или обвиняемого.
  13. 141

  14. Тактика заявления ходатайств- это система действий защитника и приемов их выполнения, наиболее целесообразных в конкретной ситуации и побуждающих лиц, которые осуществляют уголовно-процессуальную деятельность, к совершению процессуальных действий, принятию рещений, направленных на обеспечение прав и законных интересов подозреваемого (обвиняемого), установление обстоятельств, смягчающих ответственность либо оправдывающих его.
  15. В соответствии с Ч.2 ст.50 Конституции РФ и ч.З ст.69 УТЖ адвокат вправе настаивать на недопустимости использования обвинительного доказательства при обнаружении любого отступления от процессуальных правил его получения и фиксации. Если при этом недопустимое доказательство послужило осно- ванием для заключения подозреваемого (обвиняемого) под стражу, адвокат должен обратїггься в суд с жалобой на незаконность и необоснованность ареста.
  16. Представляется целесообразным вынесение постановления о признании подозреваемым по делу, перечисление в нем всех его прав и ознакомление под расписку с этим документом.
  17. Вступая в процесс с момента объявления подозреваемому протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения к подозреваемому, защитник должен иметь право беседовать наедине с подозреваемым до его первого допроса, чтобы определить линию защиты и поведения.
  18. В целях сохранения адвокатской тайны необходимо в УПК РФ внести норму, запрещающую допрос специалиста по вопросам, связанным с оказанием консультационной помощи адвокату.
  19. В процессе осуществления защиты может использоваться лишь та полученная от специалиста информация, которая способствует отстаиванию прав и законных интересов доверителя, остальные сведения без его разрещения не подлежат разглашению ни специалистом, ни адвокатом.

  20. В новом уголовно-процессуальном законе должны бьп”ь предусмотрены все гарантии права обвиняемого на защиту. На практике обвинение зачастую предъявляется в конце следствия, после чего сразу оканчивается дело. Такая практика значительно ущемляет права обвиняемого, его адвоката, так как лищает их возможности анализировать предъявленное обвинение, заявить аргументированные ходатайства и т.п., ибо сроки следствия по делу истекли и следователь отклоняет ходатайство, опасаясь не вовремя передать дело прокурору.
  21. Чтобы устранить подобную ситуацию, необходимо предусмотреть отрезок времени между датами предъявления обвинения лицу и окончания следствия, что позволит повысить качество и защиты, и следствия,

  22. Следует уточнить редакцию ст. 131 УПК РСФСР и привести ее в соответствие с требованиями полноты и всесторонности расследования и судебно- следственной практики. В частности, нужно указать, что следователь обязан удовлетворять ходатайства обвиняемых, подозреваемых, их защитников и др. участников, направленные на получение новых доказательств.
  23. 37В законе целесообразно перечислить конкретные случаи, когда процессуальные акты признаются недействительными и не могут быть использованы в качестве доказательств. Указать, в частности, на признание недействительными процессуальных актов, если не были соблюдены принципы уголовного судопро- изводства, прежде всего нормы, относящиеся к обеспечению конституционного права обвиняемого на защиту (о разъяснении обвиняемому его прав, об участии в процессуальных действиях обвиняемого и защитника, об ответах на доводы их ходатайств и жалоб и т. п.).

  24. Предлагается дополнить УПК следующими статьями:

142

«Статья 70/1. Недопустимость отказа в принятии и приобщении к делу доказательств, представленных участниками процесса.

Суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, не вправе отказать обвиняемому, подозреваемому, их защитнику, потерпевшему, его представителю, а также гражданскому истцу и ответчику, их представителям в принятии и приобщении к делу предметов и документов, которые, по их мнению, отвечают требованиям, предусмотренным ст.ст.83,88 УПК РСФСР-

Статья 166/1. Порядок принятия доказательств.

Участник процесса, представивший предметы или документы лицу, производящему расследование, или прокурору, обязан сообщить, когда и при каких обстоятельствах предметы или документы оказались в его распоряжении, а также свое мнение о доказательственном значении указанных объектов по делу. Для уточнения сообщения лица, представившего доказательства, следователь вправе задать ему вопросы.

Принятие доказательств производится в присутствии понятых, в необходимых случаях для участия в следственном действии приглашается соответствующий специалист.

Статья 166/2. Протокол принятия доказательств.

О принятии доказательств составляется протокол с соблюдением требований ст. ст. 141,142 УПК РСФСР, В протоколе указывается содержание сообщения лица, представившего предметы или документы о времени, месте и других обстоятельствах, при которых предметы и документы оказались в его распоряжении, а также его мнение об их доказательственном значении по делу. В протоколе описываются индивидуальные признаки предметов или документов».

39.В новом Законе об адвокатуре, в новом Уголовно-процессуальном кодексе РФ должны быть закреплены следующие положения:

1) Регламентация деятельности защитника должна отвечать требованиям международного права. 2) 3) Необходимо создание независимой от государственных структур адво- катуры в форме самоуправляющегося сообщества. 4) 5) Закрепление на практике принципов состязательности. 6) 7) Реальное обеспечение обвиняемому права на защиту. 8) 9) Расширение прав защитника на всех стадиях процесса. 10) Содействуя защите прав человека, адвокатура будет способствовать формированию правового государства, осуществлению правосудия, соблюдению законов, повышению правовой культуры общества и воспитанию граждан в духе уважения к правам, чести и достоинству других лиц.

143

Приложение №1

Участие адвоката в следственных действиях на предварительном следствии.

Краснодарский краевой суд

Уголовные дела за 1996- 97гг. Первомайский, Октябрьский райнарсуды г.

Краснодара Уголовные дела за 1996-

1 инстанция 97гг. (взятые методом случайной выборки)

Из 200 Из 167 Изученных нами дел данной категории, адвокат участвовал в следственных действиях указанное количество раз

1 2 3 Декларация прав подозреваемого 18

при задержании

Осмотр места происшествия со

вместно с подозреваемым и адво 11 9 катом

Осмотр места происшествия со- вместно с обвиняемым и адвока 3

том

Допрос подозреваемого с участи 25* 21 ем адвоката

Дополнительный допрос подозре \ 1 ваемого с участием адвоката

Предъявление постановления о привлечении в качестве обвиняе 43 49 мого в присутствии адвоката

Допрос обвиняемого с участием 43 49 адвоката

Дополнительный допрос обви

няемого с участием адвоката 10

Очная ставка подозреваемого с

потерпевшим, свидетелем, подоз 2 1 реваемым с участием адвоката

Очная ставка обвиняемого с по

терпевшим, свидетелем, обвиняе 29** 29 мым с участием адвоката

Предъявление для опознания по- дозреваемого (обвиняемого), сви 23 5 детелям, потерпевшим с участием

адвоката

Предъявление для опознания по- дозреваемому (обвиняемому) 1

предметов и т.д.

? ‘

проверка показаний на месте с 21 1 подозреваемым с участием адвока-

1 та

J 44 Проверка показаний на месте с обвиняемым с участием адвоката 44 1 Следственный эксперимент, про- водимый вместе с подозреваемым с участием адвоката, в целях проверки показаний подозреваемого И 6 Следственный эксперимент, про- водимый вместе с обвиняемым с участием адвоката, в целях вос- производства действий проис- шедшего 28 12 Ознакомление подозреваемого (обвиняемого) с постановлением 0 назначении экспертизы совместно с адвокатом 67 10 Предъявление протокола озна- комления подозреваемого (обви- няемого) с заключением экспертизы совместно с адвокатом 83 10 Протокол разъяснения обвиняемому права на выбор порядка судо- производства совместно с адвокатом 89

Ознакомление обвиняемого со всеми материалами дела: совместно с адвокатом; раздельно; ходатайства адвоката: удовлетворенные, не- удовлетворенные 89***

Перепредъявление обвинения с участием адвоката 1 -

*из них: ходатайство о проведении экспертизы-1, удовлетворено **из них: I-адвокат задавал вопросы потерпевшему,

6-адвокат задавал вопросы обвиняемому ***из них:совместно-80, раздельно-9 подано ходатайств:

1) о переквалификации обвинения-7 2) 3) о прекращении дела в части-7 4) 5) о проведении дополнительных следственных действий-1 6) 7) о прекращении дела-18 8) 9) о переквалификации обвинения в части-3. Удовлетворено -1 10) **из них: совместно-60, раздельно-1 подано ходатайств:

1) о переквалификации обвинения-9 2) 3) о прекращении дела в части-2 Удовлетворено-1

145

Приложение №2

Предложения по совершенствованию законодательства.

  1. Закрепить в законе обязанность следователя своевременно извещать защитника о времени и месте производства следственных действий с участием его подзащитного.
  2. Необходима норма, обязывающая следователя в случаях несогласия с замечаниями защитника, внесенными им в протокол следственного действия, выносить мотивированное постановление об отклонении этих замечаний (аналогично отклонению ходатайств).
  3. Восполнить пробел в законодательстве- предоставить подозреваемому и его защитнику право участвовать в назначении экспертизы, присутствовать при ее производстве и знакомиться с ее заключением, т.е. наделить подозреваемого теми же правами, которые имеет обвиняемый.
  4. Разрешить защитнику в ходе следственного действия с согласия сле- дователя использовать средства оргтехники: фотографию, звуко- и видеозапись и др.
  5. Допустить адвоката к участию в момент избрания или изменения меры пресечения во всех случаях, в том числе и при утверждении обвинительного заключения прокурором.
  6. Разрещїіть адвокату делать выписки из материалов, с которыми он знакомится в ходе следственного действия, а не только после его окончания.
  7. В ст. 144 УПК указать на необходимость обосновывать обвинение до- казательствами,
  8. Вместе со всеми материалами оконченного расследования обвиняемому и его защитнику должно предъявляться и обвинительное заключение.
  9. Устранить противоречия в ст.ст. 133,199,200 УПК относительно мо- мента окончания предварительного следствия.
  10. Выносить постановление о признании лица подозреваемым, в котором перечислить все его права, и под расписку знакомить подозреваемого с этим документом.
  11. Ввести в УПК норму, запрещающую допрос специалиста об обстоя- тельствах, связанных с оказанием консультационной помощи адвокату.
  12. Закрепить в законе право адвоката требовать от учреждений и органи- заций сведения, необходимые для защиты, даже если эти сведения со- ставляют профессиональную или служебную тайну. В этом случае от адвоката отбирается подписка о том, что данные сведения им могут быть сообщены только следователю, прокурору или суду.
  13. Установить в законе минимальный отрезок времени между предъяв- лением обвинения и окончанием расследования, необходимый обвиняемому и его защитнику для того, чтобы проанализировать предъявленное обвинение, заявить обоснованные ходатайства и др,
  14. Уточнить редакцию ст. 131 УПК, указав в ней, что ходатайства, на- правленные на получение новых доказательств( о допросе свидетелей, истребовании документов и др.), подлежат обязательному удовлетворению.
  15. 146

  16. Определить в законе конкретные случаи, когда процессуальные акты признаются недействительными, а содержащиеся в них сведения не мотуг быть использованы в качестве доказательств. В частности- когда были нарушены принципы уголовного процесса.
  17. Закрепить в ст.201 УПК положение о том, что по окончании расследо- вания все его материалы предъявляются обвиняемому и его защитнику в подшитом и пронумерованном виде, снабженные полной описью.
  18. Включить в УТЖ ст. 70/1, 166/1, 166/2 о принятии представленных следователю доказательств.
  19. Дополнить CT.201 указанием на необходимость предъявления для оз- накомления и последующей упаковке вещественных доказательств.
  20. Предоставить обвиняемому и защитнику после ознакомления с мате- риалами дела время для формулирования и заявления ходатайств.

147

Библиография

  1. Официальные документы. Источники.

1.Конституция РФ. М., 1997.

  1. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР.// Ведомости Верховного Совета РСФСР.1960.№40.ст.592,с последующими изменениями.
  2. Постановление Президиума судебной коллегии Верховного Суда РСФСР по уголовным делам.//Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1972.№5.
  3. Постановление Президиума судебной коллегии Верховного Суда РФ по уголовным делам. «Действующее уголовно-процессуальное законодательство не обязывает следователя извещать защитника обо всех проводимых следственных действиях, если он об этом не ходатайствует».//Бюллетень Верховного Суда
  4. РФ.1992.№4,

  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ №8 от 31.10.95г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия».//Бюллетень Верховного Суда РФ 199б.№1.
  6. Постановление Президиума судебной коллегии Верховного Суда СССР по уголовным деламУ/Бюллетень Верховного Суда СССР. 1972.№ 1,
  7. Постановление №5 Пленума Верховного Суда СССР от 16.06.78г. «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту».//Бюллетень Верховного Суда СССР. 1978.№4.
    • 8.Концепция судебной реформы.//Ведомости съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991 .№44.ст. 1435.

»9.Закон РФ от 23.05.92г. «О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР».// Ведомости Съезда народньсс депутатов РФ и Верховного Совета

РФ,1992.№25.ст,1389

S 10.Основы законодательства о судоустройстве СССР, союзных и авто- HOMHbDf республик.//Ведомости Верховного Совета СССР. 1959.№1.ст. 12.

^ 11.Ведомости Верховного Совета СССР.1969.№29.ст.248.

12,Основы законодательства СССР и союзных республик «О судоустрой- стве».//Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета

СССР.1989.№23.ст.441.

13.Основы уголовного судопроизводства С ССР.//Ведомости съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990.№16.ст272.

  1. Журнал гражданского и уголовного права. 1889. № 9.
  2. История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры. Сборник документов. М.,1955.
  3. Постановление №5 Пленума Верховного Суда РСФСР от 25.12.90г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность»(в редакции По- 148
  4. становления Пленума Верховного Суда РСФСР №11 от 21,12.93г.)//Сборник по- становлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1996.

  5. Сборник постановлений и определений Верховного Суда РСФСР,
  6. 1974.

  7. Свод законов Российской империи. С-Петербург.1912.Кн.5. Т.
  8. Учреждение судебных установлений.
  9. ” 19.Свод законов Российской империи.С-Петербург.1912.Кн.5. Т.16. Устав уголовного судопроизводства.

    Постановление Конституционного Суда РФ №2-П от 28.01.97г. «По делу о проверке конституционности Ч.4 СТ.47 УПК РФ в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и С.В. Абрамова».//Собрание законодательства

РФ. 1997. №7,ст.871,

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод. М.,  1997.

«Основные	положения о роли адвокатов», принятые на 8  Конгрессе ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. в Нью-Йорке.//  Советская юстиция. 1990.№20,

«Стандарты независимости юридической профессии Международной  ассоциации юристов», приняты на конференции в МАЮ в сентябре 1990г. в Нью-  Йорке.// Советская юстиция.1991.№23-24.

• 24.Генеральные принципы этики адвокатов Международной ассоциации юристов.//Российская юстиция, 1996.№2.

  1. Декрет о революционном трибунале.//Собрание Узаконений. РСФСР.1918.№35,

2, Монографические издания. Книги. Учебные пособия.

1.Алексеев Н С,, Лукашевич В.З. Ленинские идеи в советском уголовном судопроизводстве, М,,1970.

^ 2Антимонов Б.е., Герзон С Л. Адвокат в советском гражданском процессе. М., 1954.

  1. Ароцкер Л.Е. Использование данньпс криминалистики в судебном разбирательстве уголовных дел. М., Юрид. лит. 1964,
  2. Баев О.Я. Конфликты в деятельности следователя (вопросы теории), Воронеж. Изд-во Воронежского ун-та. 1981,
  3. Баев М.О., Баев О.Я. Зашита от обвинения в уголовном процессе. Тактика профессиональной зашиты по уголовным делам. Право обвиняемого на за- ш,иту. Воронеж, 1995,
  4. Белкин Р,С. Эксперимент в следственной, судебной и экспертной практике. М.,Юрид, лит. 1964.
  5. БЄЛКИН Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - К практике. М., Юрид. лит. 1988.
  6. 149

8, Белкин P C. Общая теория советской криминалистики. Саратов. Изд-во Саратовского унив-та. 1986.

’ 9.БЄЛКИН Р.С. Очерки криминалистической тактики. Уч.пос. Волгоград. ВСШ МВД РФ. 1993

• Ю.Белкин Р.е., Винберг А.И. Криминалистика. Общетеоретические про- блемы, М., Юрид.лит.1973. • 11,Бойков А.Д. Роль защитника в предупреждении преступлений. М.,

1971.

  • 12.Бойков А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным де-
  • лам.М,,1978.

ь ІЗ.Бородин Д.Н. Исторический очерк русской адвокатуры, (к 50-летию присяжной адвокатуры). Петроград. 1915.ч.1.

И.Варфоломеева Т.В. Криминалистика и профессиональная деятельность защитника. Киев. Вища школа. 1987.

15.Васильев АН. Следственная тактика, М,, Юрид. лит. 1976.

J 16.Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий (библиотека следователя). М., Юрид. лит. 1981.

П.Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. М., 1984.

18.Ватман Д.П. Адвокатская этика. Москва, Юрид. лит. 1977.

л 19,Вопросы защиты по уголовным делам. ЛГУ. 1967.

  1. Воробьев Г А. Планирование судебного следствия. Библиотечка народного судьи. М., Юрид. лит.1978.
  2. Воробьев Г А. Тактика и психологические особенности судебных действий. Уч. пос. Краснодар. Кубанский госуниверситет. 1986,
  3. Гинзбург Г.А., Поляк А.Г., Самсонов В.А. Советский адвокат.М.,1968.
  4. Гончаренко В.И. Использование данных естественных и технических наук в уголовном судопроизводстве (методические вопросы).Киев. Вища школа. 1980
  5. Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж. Изд-во Воронежского ун- та. 1978.
  6. Гуткин И.М. Участие защитника на предварительном следствии, М.,
  7. 1966.

  8. Гусаков А.Н., Филюшенко А.А. Следственная тактика (в вопросах и ответах).Уч.пос. Свердловск. Изд-во Урал, ун-та. 1991.
  9. Джанщиев Г. Эпоха великих реформ, СПб., 1907.
  10. Доспулов Г.Г. Оптимизация предварительного следствия, Алма-
  11. Ата. 1984.

» 29.Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М., Юрид. лит. 1976.

150

? 30.Дулов A.B., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. Минск. Высшэйш.шк. 1971,

• 31.Жукова Н.й,, Жуков A.M. Производство следственного эксперимента. Саратов. Изд-во Саратовского ун-та, 1989. • I 32.Защита по уголовным делам. /Под редакцией проф. И.Т. Голякова. Издательство Минюст СССР./М., 1948.

33.Зеленский В.Д. Организация расследования преступлений. Криминалистические аспекты. Ростов-на-Дону. Издательство Ростовского университета.

1989.

34.Зеленский В.Д. Организация расследования преступлений. Уч. пос. Краснодар. Кубанский госуниверситет. 1991,

• 35.Киселев Л.С. Этика адвоката. ЛГУ. 1967. • о Зб.Киселев Л.С. Этика адвоката. Л, Изд-во Ленинградского ун-та, 1974.

37.Кожевников А.В. Адвокат - представитель потерпевшего, гражданского истца, ответчика в советском уголовном процессе. Свердловск. 1974.

« 38.Комарков В С. Тактика допроса. Уч.пос. Харьков. 1975.

39.Комиссаров В.И. Актуальные проблемы следственной тактики. М.,

1989.

^ 40,Комиссаров В.И. Научные, правовые и нравственные основы следственной тактики, Саратов, 1980.

. 41.Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов. Изд- во Саратовского ун-та. 1987,

  1. АФ, Кони. Собрание сочинений в 8 томах.Т.4. Издательство «Юри- дическая литература».М.,1967,
  2. Коновалова В.Е. Теоретические проблемы следственной тактики. Харьков. 1966.
  3. Коновалова В.Е., Сербулов A.M. Следственная тактика: принципы и функции. Киев. РИО МВД УССР. 1983.
    • 45.Костицкий М.В. Введение в юридическую психологию: методологические и теоретические проблемы. Киев. Вища школа. 1990.
  4. Криминалистика социалистических стран /Под редакцией В.Л. Колди- на. М., Юрид.лит. 1986.
  5. Криминалистика. Учебник. Под ред. И,Ф. Герасимова, Л.Л. Драпкина, М., Высшая школа. 1994.
  6. Криминалистика./Под ред. И.Ф.Пангелеева, Н.А, Селиванова. М.,
  7. 1984,

  8. Криминалистика: Учебник, Изд.2-е, испр, и дополн. М,, Юрид.
  9. ЛИТ.1973.

  10. Криминалистика: Учебник/Под редакцией Крылова И.Ф.Л,, Изд-во Ленинградского ун-та. 1976,
    • 51,КукарскийИ.К,, Поляк А.Г, Советская адвокатура.М,,1968.

151

  1. Ларин A.M. Расследование no уголовному делу. Планирование, организация. М., Юрид. лит. 1970.
  2. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции.М,,1986.
  3. Ларин А.М. Я- следователь. М., Юрид. лит. 1991.
  4. Лукашевич В.Г. Основы теории профессионального общения следователя. Киев. 1993.
  5. Лукьянчиков Е.Д., Кузьмичев B.C. Тактические основы расследования
  6. ареступлений. Киев. КВШ МВД СССР. 1989.

• 57.Полянский Н.Н. Правда и ложь в уголовной защите. М., 1927.

г 58.Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск. Выщэйшая школа. 1978.

  1. Перлов И.Д. Судебные прения и последнее слово подсудимого. М,, Го- сюриздат.1962,
  2. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву,М.,19б1.
  3. Ривлин А.Л. Организация адвокатуры в СССР, Киев. 1974.
  4. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. М. ,1975.
  5. Селиванов Н.А. Этическо -тактические вопросы расследова-
  6. ния.М.,1981.

  7. Селиванов Н А. Советская криминалистика: система понятий. М.,
  8. Юрид. лит. 1982.

  9. Синайский Э.Д. Развитие этических основ в деятельности адвокатуры. // В кн. Об эффективности судебной защиты. Л., 1966.
  10. ’ бб.Строгович М.С. Процессуальное положение и процессуальные функции защитника.//Защита по уголовным делам. Под редакцией проф. И.Т. Голяко- ва. М., Юридическое издательство. Минюст СССР. 1948г.

  11. Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе,М.,1951.
  12. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1.М.:«Наука».1968; Т.2. М., «Наука»Л970.
  13. Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. Саратов. Изд-во Саратовского ун-та. 1984.
  14. 70.Чельцов М.А. Задачи советской защиты и процессуальное положение адвоката.//Адвокат в советском уголовном процессе. М., 1954.

” 71.Черкасова Н.В. Формирование и развитие адвокатуры в России. М.,

1987.

72.Шаламов М.П, Защитник на предварительном следсгг- вии.М.,ВЮЗИ.1973,

152

  1. Шаламов М.П. Некоторые проблемы советской криминалистики. М., ВЮЗИ.1965,
  2. Шейфер СЛ. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 1981.
  3. Шепитько С.Ю. Теоретические проблемы систематизации тактических приемов в криминалистике. Харьков. РИП.«Оригинал» 1995.
  4. Тб.Элькинд П С. Сущность советского уголовно-процессуального пра-

ва.Л.,1963.

  1. Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве (понятие и свойства). Иркутск. 1973.
  2. Якубович Н.А. Обшие проблемы криминалистической тактики.//Советская криминалистика. Теоретические проблемы.М.,1978.
  3. Якубович Н.А, Теоретические основы предварительного следствия. Уч пос. М., РИО ВШ МВД СССР.1971
  4. Якушин С.Ю. Тактические приемы при расследовании преступлений. Казань. Изд-во Казанского ун-та. 1983.
  5. Научные статьи.

  6. Баев О.Я. Криминалистическая тактика: понятие и систе- ма.//Актуальные вопросы правоведения (информационные материалы). Екатеринбург. 1992.
  7. Варфоломеева Т В, Вопросы тактики защиты в уголовном судопроиз- водстве.//Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, Вища школа 1984,Вып.29.
  8. Винберг А.И.0 научных основах криминалистической такти- ки.//Правоведение.–1965.№3.
  9. Волобуев А.Ф. Соотношение понятий «тактический прием» и «тактическая рекомендация» в системе следственной тактики.//Криминалистика и судебная экспертиза. Киев. Вища школа. 1983.Вып.27.
  10. Гольдинер В.Д. Об этике в деятельности адвоката. // Сов, гос. и право.
  11. 1965, №10.

  12. Гусаков А.Н. Понятие тактического приема при расследовании преступлений,//Проблемы уголовного процесса и криминалистики. - Свердловск. 1973.
  13. Дулов А.В., Новик Ю.И, Понятие и структура тактического решения, принимаемого следователем при производстве следственного действия,// Теоретические проблемы криминалистической тактики, Свердловск. УрГУ, 1981.
  14. Коротких М Г., Сорокина Ю.В. Реформа следственного аппарата России в 1860-64ГГ.// CoB.roc.npaBO.1991.N10.
  15. Лисицын Р. Участие защитника подозреваемого в доказывании. Законность. 1998,№4.
  16. 153

10, Лобанов A. Оценка защитником допустимости доказательств.//Законность. 1996.№6,

И.Лушников Ю. Не только защита прав человекаУ/Законность. 1996.

№10.

Побегайло	Г.Д. Некоторые аспекты формирования  внутреннего убеждения адвоката. //Актуальные вопросы развития и  совершенствования законодательства о судоустройстве, судопроизводстве и  прокурорском надзоре.М.,1981.

Сухов	С.П. К вопросу о структуре и содержании  криминалистической тактики.//Теоретические проблемы криминалистической  тактики. Свердловск. І 981.

И.Строгович М.С. Некоторые вопросы использования психологических знаний в юридической науке. //Психологический журнал. М., 1980.№6.Т. 1.

  1. Титаренко В.В. Вопросы таіаики участия защитника в производстве следственных и судебных действий.// Криминалистика и судебная экспертиза.
  2. Киев, 1979.ВЫП.19.

  3. Филонов л.Б., Давыдов В.И. Психологические приемы допроса обвиняемого.//В опросы психологии. М., Просвещение. 1966.№6.
  4. Цыпкин А Л. Рецензия на сб.: Вопросы защиты по уголовным делам. //Правоведение. 1969.Х2І.
  5. Шафир Г.М. Некоторые вопросы методики и тактики защиты на предварительном следствии. // Сб.: Вопросы защиты по уголовным делам. Л., 1967.
  6. Авторефераты.
  7. Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики Автореферат дис.. - канд.юр.наук.М.^ВЮЗИ. 1976.
  8. Резник В.Ю. Теоретические основы и практика деятельности адвоката на предварительном следствии. Автореферат дис… канд. юр. наук. Краснодар. Кубанский госуниверситет. 1998.
  9. Архивы.
  10. Архив Краснодарского краевого суда. Архив Октябрьского райнарсуда г.Краснодара. Архив Первомайского райнарсуда г.Краснодара.

Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version 29 Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version 29 Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version ^ Варфоломеева Т.В. Указ. соч. С.100. Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version ^ Шепитько С.Ю. Указ.соч.С.20. ^ Шепитько С.Ю. Указ.соч.С.20. Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version

^ Там же.С,25.

Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version

Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version Законность. 1996, Хе10.с.7-8. Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version ^ Варфоломеева Т.В. Указ. соч. С.100. Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version ^ Шейфер С.А. Указ. соч. С.70. Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version

Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version ^ Варфоломеева Т.В. Указ. соч. С.100. ^ Варфоломеева Т.В. Указ. соч. С.100. Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version

Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version ^ Варфоломеева Т.В. Указ. соч. С.100. Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version 136 Converted bv Tiff Combine - fno stamps are applied bv registered version