lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Останин, Александр Валентинович. - Институт подследственности в уголовном процессе Российской Федерации [Электронный ресурс]: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.09 - М.: РГБ, 2002 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки)

Posted in:

Московский юридический институт МВД РФ

На правах рукописи

Останин Александр Валентинович

Институт подследственности в уголовном процессе Российской Федерации

Специальность 12.00.09. - уголовный процесс, криминалистика, теория оперативно-розыскной деятельности

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель-доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ А.А. Чувилев

U

МО СК ВА- 199 8

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

Глава 1. Понятие, значение и основные этапы развития института подследственности 9

§ 1. Понятие и значение института подследственности 9

§ 1. Основные этапы развития института подследственности 32

Глава 2. Проблемные вопросы института подследственности 57

§ 1. Проблемные вопросы предметной (родовой) подследственности 57

§ 2.Проблемные вопросы территориальной подследственности 82

§ 3. Проблемные вопросы персональной подследственности 94

§ 4. Проблемные вопросы подследственности при соединении и выделе

нии уголовных дел 102

Заключение 116

Список использованной литературы 122

3

Введение.

Совершенствование уголовно-процессуального законодательства в сторону его демократизации и соответствия международно-правовым стандартам выразилось в изменениях и дополнениях УПК РСФСР, внесенных за последние годы. Коренная ломка бывшей советской системы государственной власти затронула и правоохранительную систему, судоустройство и судопроизводство. В связи с этим была подготовлена Концепция судебной реформы в Российской Федерации, утвержденная Верховным Советом РСФСР 24 октября 1991 года. Указанная реформа особенно коснулась уголовного судопроизводства как сферы, наиболее существенно затрагивающей интересы личности. Но весь уголовный процесс пока не приведен в соответствие с концепцией судебной реформы и принципами, закрепленными в Конституции РФ 1993 года. Предстоит реформирование многих институтов уголовно-процессуального законодательства, в том числе института подследственности.

Анализ законодательства, регламентирующего подследственность уголовных дел, свидетельствует о том, что в правовом регулировании института имеются неразрешенные проблемные вопросы. Они касаются всех видов подследственности. Проблема подследственности в уголовном процессе Российской Федерации специальному монографическому исследованию не подвергалась, а представители же уголовно-процессуальной науки касались данной проблемы, посвящая ей лишь отдельные статьи. Только в 1972 году проблемные вопросы института подследственности были освещены М.С. Салаховым в диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

На протяжении всей истории развития института подследственности (в том числе и в советский период) законодатель пытался найти оптимальные

4

варианты решения проблемных вопросов подследственности, то сосредоточивая предварительное расследование в одном органе, то, наоборот, наделяя полномочиями расследования уголовных дел все новые и новые государственные органы и лица или расширяя компетенцию одних органов предварительного расследования за счет других. И даже на последнем этапе реформирования уголовно-процессуального законодательства, уже при обсуждении проекта нового УПК принятого в первом чтении Государственной Думой, поступают новые и новые предложения по совершенствованию еще не принятого УПК. Эти предложения поступают и от руководителей следственных аппаратов всех ведомств, не удовлетворенных внесенными изменениями и дополнениями в УПК и от ученых-процессуалистов (данные предложения нами будут рассмотрены ниже).

Проблемы подследственности остаются не решенными до сих пор, несмотря на проявленный к ним интерес многих ученых, которые пытались решить их в своих работах. ( Н.С. Алексеев, В.М. Батищев, В.П. Божьев, СВ. Бородин, И.Е. Быховский, Б.А. Викторов, Г.Р. Гольст, Л.Н. Гусев, 3.3. Зинатуллин, В.В. Коротенко, А.М. Ларин, П.А. Лупинская, И.И. Мартино-вич, О.В. Мичурина, Н.Е. Павлов, М.С. Салахов, B.C. Чистякова, А.А. Чувилев, Л.Д. Чулюкин, Ш.Ф. Шарафутдинов, П.С. Элькинд, В.Н. Ягодин-ский и др.)

Несовершенство и пробелы в правовом регулировании института подследственности порождают в ходе правоприменительной практики проблемы и трудноразрешимые вопросы. В процессе подготовки и обсуждения проекта нового УПК Российской Федерации предложения о совершенствовании данного института были высказаны представителями всех органов предварительного расследования, многими учеными- процессуалистами.

Научная проработка комплекса взаимосвязанных между собой проблем подследственности не утратила в настоящее время ни научного, ни практи-

5

ческого значения. Изложенные соображения и обусловили выбор
темы диссертационного исследования.

Цель и задачи исследования Целью диссертационного исследования является разработка научно обоснованных рекомендаций, направленных на совершенствование правовых норм, регулирующих институт подследственности, на основе системного анализа как действующего уголовно- процессуального законодательства, так и проектов нового УПК Российской Федерации.

Для этого потребовалось решить следующие исследовательские задачи:

1) определить понятие подследственности, его соотношение с понятием «компетенция» органов предварительного расследования, разграничить виды подследственности, рассмотреть это понятие в качестве одного из общих условий предварительного расследования и показать назначение подследственности в уголовном процессе; 2) 3) исследовать проблемы правоприменительной практики в определении различных видов подследственности при производстве предварительного расследования; 4) 5) исследовать проблемные вопросы подследственности при соединении и выделении уголовных дел на стадии предварительного расследования; 6) 7) разработать научно обоснованные рекомендации по совершенствованию норм института подследственности, и, соответственно, о дополнении как действующего уголовно-процессуального кодекса РСФСР, так и проекта нового УПК. 8) Объект и предмет исследования

Объектом данного диссертационного исследования являются общественные отношения, связанные с применением норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих институт подследственности. Сами же эти

6

нормы УПК, а также нормы, содержащиеся в других законодательных актах России, послужили предметом исследования.

Методология и методика исследования

Методологической основой исследования является диалектико- материалистический метод. В ходе диссертационного исследования использовались логико-правовой, системно-структурный, историко-правовой, статистический и другие методы научного исследования.

Теоретической основой работы послужили достижения науки уголовного процесса, соответствующие разработки ученых в области уголовного судопроизводства.

Автором использованы положения Конституции Российской Федерации, анализируются действующее уголовно-процессуальное законодательство, проекты УПК РФ, изучено более 100 уголовных дел (г.Калининград и Калининградская область, г. Владимир, г. Москва), по которым решались те или иные вопросы подследственности.

Научная новизна диссертации состоит в том, что на основе существенных изменений института подследственности, современной литературы и существующей практики, рассмотрены проблемные вопросы всех видов подследственности, сформулированы авторское понятие подследственности, а также ряд теоретических положений, касающихся разграничения подследственности между органами предварительного расследования. В диссертации по-новому освящена роль в решении этих вопросов прокурорами и начальниками следственных отделов (управлений) при направлении уголовного дела по подследственности.

7

В работе сформулированы конкретные предложения по решению некоторых вопросов подследственности, ранее не рассматриваемых в юридической литературе.

На защиту вынесены следующие положения:

1) сформулированное диссертантом понятие подследственности, ее значение в уголовном процессе; 2) 3) возможность определения в развитии института подследственности основных этапов на основе наиболее существенных изменений и дополнений, вносившихся неоднократно в этот институт; 4) 5) предложенное автором разделение предметной подследственности на такие подвиды, как предметно-исключительная, предметно-альтернативная и предметно-универсальная; 6) 7) обоснование необходимости изменений и дополнений норм проекта УПК, касающихся института подследственности; 8) 9) предложения о порядке выбора органа предварительного расследования при спорных вопросах территориальной подследственности, а также при соединении и выделении уголовных дел; 10) 11) наделение начальника следственного отдела (управления) правом без участия соответствующего прокурора передавать уголовные дела по территориальной подследственности. 12) Теоретическая и практическая значимость результатов исследования состоит в том, что содержащиеся в диссертации выводы и предложения могут быть использованы в целях дальнейшего развития института подследственности. Материалы настоящего исследования могут использоваться в учебном процессе высших и средних специальных учебных заведений юридического профиля, а также представляют интерес для практических работников.

g

Апробация результатов исследования осуществлялась посредством освещения автором материалов диссертационного исследования на научной конференции, состоявшейся в Московском юридическом институте (апрель 1996 г.), межвузовских научных конференциях, состоявшихся в Калининградской Высшей школе МВД (май 1997 г.) и Омском юридическом институте МВД РФ (май 1998 г.).

Некоторые результаты исследования использованы в учебном процессе Калининградского юридического института МВД РФ и Академии управления МВД РФ, а также в практической деятельности следственной части СУ УВД Калининградской области. Результаты диссертационного исследования нашли отражение в трех опубликованных статьях.

Структура и объем работы определены целями, задачами и логикой исследования. Работа включает в себя введение, две главы (шесть параграфов), заключение и список литературы и правовых источников, использованных при написании данной работы. Диссертация оформлена в соответствии с требованиями ВАК.

9

Глава 1. Понятие, значение и основные этапы развития института подследственности

§ 1. Понятие и значение института подследственности

В теории уголовного процесса понятие подследственности используется в двух значениях: как одна из уголовно-процессуальных категорий, определяющих содержание общих условий предварительного расследования, и как один из уголовно-процессуальных институтов. Хотя редко какая работа, посвященная проблемам предварительного расследования, не затрагивает вопрос о подследственности, не говоря уже об учебниках по уголовному процессу, тем не менее, до сих пор нет еще достаточной ясности, какие же нормы составляют институт подследственности, равно как и общепринятого определения этого понятия.

Определение содержания института зависит прежде всего от того, что следует понимать под подследственностью. При всех расхождениях в дефинициях, которые будут проанализированы далее, все они исходят из понимания подследственности как связанной с компетенцией органов предварительного расследования в части производства по уголовным делам в зависимости от состава преступления. Разумеется, такое понятие подследственности является лишь исходным моментом для научной разработки более полного и точного определения данного понятия. Для этого прежде всего необходимо решить следующие вопросы:

1) относится ли понятие подследственности к регламентации деятельности только следователей или также органов дознания?

2) касается ли это понятие исключительно стадии предварительного расследования или также и стадии возбуждения уголовного дела?

10

Оба этих вопроса решаются в уголовно-процессуальной науке неоднозначно и от правильного их решения зависят не только рамки диссертационного исследования, но и полнота характеристик содержания института подследственности и направленности научных исследований, преследующих цель совершенствования этого института.

Относительно первого из затронутых вопросов существует мнение, что понятие «подследственность» относится только к вопросам компетенции следователя1. Так, сторонница этой точки зрения B.C. Чистякова пишет, что понятием подследственности следует пользоваться лишь «при разграничении уголовных дел между следователями, т.к. органы дознания и предварительного следствия различаются между собой и объемом полномочий, кругом прав и обязанностей, и категориями расследуемых преступлений»2.

При такой трактовке значительная часть уголовных дел, расследуемых органами дознания, не охватывается понятием подследственности. М.С. Салахов, не соглашаясь с мнением B.C. Чистяковой, задается вопросом: «Как же тогда разграничиваются полномочия органов дознания и следователей по ведению уголовных дел? Поскольку дознание является одной из форм предварительного расследования, то и полномочия органов дознания по ведению уголовных дел определяется подследственностью»3. К такому выводу приводит и анализ уголовно-процессуального закона. Статья 126 УПК РСФСР, содержащая основной круг норм, входящих в институт подследственности, связывает ее с разграничением компетенции следователей разных ведомств. В ч.1 этой статьи говорится, что по делам о преступлениях, по которым предварительное следствие не обязательно, а суд или прокурор признают
это необходимым, подследственность определяется

1 См., например: Гольст Г.Р. Руководство и надзор за расследованием преступлений. - М., 1947. С. 42-46; Дьяченко М.С. Советский уголовный процесс. Под ред. И.В. Тыричева. -М. 1988. С. 124.

2 Чистякова B.C. Органы предварительного расследования преступлений и разграничение компе тенции между ними. Дис канд. юрид. наук. - М., 1962. С. 12.

3 Салахов М.С. Подследственность в советском уголовном процессе. Дис. канд. юрид. наук. - Ка зань, 1972. С.50-51.

11

прокурором. Поэтому ряд авторов предпочитает при определении круга дел, по которым расследование осуществляется в форме дознания, писать не о подследственности, а о делах, относящихся к ведению органов дознания1.

И все же большинство авторов придерживается точки зрения, в соответствии с которой признается существование подследственности как следователей, так и органов дознания. Так, Р.Х. Якупов предлагал различать: « а) подследственность органов предварительного следствия и б) подследственность органов дознания»2.

Существование этой позиции вполне оправдано и в свою очередь опирается на ряд конкретных указаний закона. Согласно ч.2 ст. 120 УПК РСФСР при производстве дознания по делам, по которым предварительное следствие не обязательно, орган дознания руководствуется правилами, установленными для предварительного следствия. К таким правилам относится и правило ст. 132 УПК, в соответствии с которым следователь, установивший, что дело, по которому он начал расследование, ему не подследственно, передает его по подследственности следователю. Но и орган дознания в аналогичной ситуации обязан направить дело по подследственности другому органу дознания по месту совершения преступления. Причем о подследственности органов дознания допускается вести речь с учетом их компетенции. Так, например, возбудив уголовное дело по ч.1 ст. 198 УК (уклонение гражданина от уплаты налогов), такой орган дознания, как милиция, обязан после производства неотложных следственных действий направить это дело прокурору для определения его подследственности.

В равной мере при соединении в одно производство дел по обвинению нескольких лиц в совершении преступлений, подследственных разным

1 См. Белозеров Ю.Н. Советский уголовный процесс. Под ред. Б.А. Викторова. - М., 1975. С.220- 221.

2 Якупов Р.Х. Уголовный процесс. - М., 1998. С.235.

Эта позиция еще раньше отстаивалась в ряде работ. См. напр.. Савгирова Н.М. Уголовный процесс. Под ред. Д.С. Карева. - М., 1968. С. 184, а также: Советский уголовный процесс. Под ред. В.П. Божьева. -М., 1990. С. 148.

12

органам дознания, должны применяться правила ч.8 ст. 126 УПК, т.е. их подследственность определяется прокурором.

Если признать правильной позицию, относящую к субъектам института подследственности не только следователей, но и органы дознания, то появляется возможность включать в содержание института не только нормы, в которых говорится о подследственности, но и нормы, в которых речь идет о компетенции органов дознания, относящиеся к вопросам их подследственности.

Поэтому прав В.П. Божьев, который относит к институту подследственности и ст. 124 УПК РСФСР, регулирующую компетенцию органов дознания, хотя в ней этот термин отсутствует.1

Мы в свою очередь полагаем, что к институту подследственности относится и ст. 119 УПК РСФСР. В ней говорится об обязанности органа дознания по выполнении неотложных следственных действий по делу, подследственному разным органам предварительного следствия, передать дело прокурору, которому и принадлежит право определить орган, который будет проводить предварительное следствие.

Перейдем теперь к рассмотрению вопроса о том, регламентируют ли нормы института подследственности отношения, возникающие только в стадии предварительного расследования или также и в стадии возбуждения уголовного дела. Такой вопрос возникает потому, что в некоторых определениях подследственности эти понятия связываются с разграничениями компетенции следователей в зависимости от свойств уголовного дела2 или признаков уголовного дела3. Однако правильнее будет вести речь не о

1 См.: Божьев В.П. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Изд. второе. Под ред. В.М. Лебедева.- М, 1997. С. 763.

2См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. - М.. изд. «Наука», 1970. С. 41., Научно- практический комментарий УПК РСФСР. Изд. третье, под ред. Л.Н. Смирнова. - М: Юрид. лит-ра, 1970. С.83.

3 К сожалению, авторы, писавшие об определении подследственности, не раскрывают, что они понимают под этими свойствами. Более того, не делалось различия между понятиями «свойство уголовного дела» и «признаки уголовного дела», определяющие его подследственность. Так, например,

13

признаках уголовного дела, а о признаках преступления, т.к. законодатель говорит о подследственности еще до возбуждения уголовного дела. В ст. 109 УПК РСФСР указывается, что по поступившему заявлению должно быть принято одно из трех решений, в том числе о передаче заявления или сообщения по подследственности или подсудности (п.З). Сюда можно отнести и ст. 114 УПК РСФСР (направление заявления или сообщения по подследственности или подсудности). Обосновывает это положение и В.Н. Ягодинский, заметивший в этой связи, что «следователи или работники дознания обычно выезжают по сообщению или заявлению о подследственном им преступлении на место происшествия до возбуждения уголовного дела. На основании осмотров и собранных материалов о событии того или иного преступления оценивают первоначальные сведения с учетом его признаков. Только на основании оценки установленного деяния, содержащего признаки преступления, определяется его подследственность. Таким образом, при определении подследственности первоначальным является прежде всего исследование признаков преступления» \ Иначе говоря, еще до возбуждения уголовного дела решается вопрос о подследственности конкретного преступления.

А.А. Чувилевым данная позиция аргументируется следующими соображениями: «Орган дознания, не возбуждая уголовное дело, может направить полученное заявление (сообщение) о преступлении по подследственности или подсудности.

Основаниями для принятия такого решения являются данные, содержащиеся в поступивших первичных материалах или выявленные проверочными действиями, свидетельствующие о том, что решение о возбуждении уголов-

М.Ю. Рапшский в одном из комментариев УПК (Комментарий к УПК РСФСР. Под ред. А.М. Ре-кункова и А. К. Орлова. - М„ 1981. С. 170) использовал понятие «свойство уголовного дела», а в другом (Комментарий к УПК РСФСР. Под ред. AM. Рекункова и A.K. Орлова. - М., 1985. С. 228) «признаки уголовного дела».

1 Ягодинский В.Н. Подследственность преступлений органов внутренних дел УССР. - Дис….канд. юрид. наук. - Киев, 1988. С.44.

14

ного дела входит в компетенцию другого органа расследования или суда. Например, если к начальнику ИТУ или следственного изолятора поступило сообщение о совершении преступлений вне расположения подчиненного ему учреждения, он направляет этот материал в горраиорган внутренних дел или прокуратуру по месту совершения преступления»1. И далее: «Орган дознания (милиция) направляет по территориальности такому же органу дознания заявления (сообщения) о преступлениях, не требующих предварительного следствия, при условии, что из первичных материалов не усматривается необходимость в производстве хотя бы одного неотложного следственного действия»2.

Таким образом, можно утверждать, что содержанием института подследственности в российском уголовном процессе являются нормы статей 109, 114,119, ч.2 ст. 120,124,126,132 УПК РСФСР.

Перейдем теперь к рассмотрению понятия подследственности.

Анализ литературных источников позволяет сделать вывод, что в них нет однозначного и единого определения подследственности. Некоторые авторы считают, что подследственность - это «совокупность признаков уголовного дела, в зависимости от которых законодатель относит его к компетенции того или иного органа предварительного расследования»3. Это - одна из наиболее распространенных позиций4.

Надо полагать, правильнее будет вести речь не о признаках уголовного дела, а о признаках преступления. Выше мы уже обосновали такую точку зрения и считаем, что, поскольку речь о подследственности ведется еще до

1 Чувилев А.А. Дознание в органах внутренних дел: Учебное пособие. - М., МВШМ МВД СССР, 1986. С.51-52.

2 Чувилев А.А. там же. С. 52.

3 Советский уголовный процесс: Учебное пособие. Под ред. С.В.Бородина, И. Д. Перлова. М., 1968.

С.94

4 См.: Советский уголовный процесс. Под ред. Л.М.Карнеевой, ПАЛупинской, ИВ.Тыричева- М. 1980, С.237; Советский уголовный процесс. Под ред. Д.С. Карева. - М.: Юр. Издат. 1975, гл. 8. С. 210.

15

возбуждения уголовного дела, то и говорить о признаках уголовного дела вряд ли правильно.

Согласно другой точки зрения подследственность представляет собой «систему установленных законом полномочий органов расследования по ведению определенного круга дел, в зависимости от их юридических свойств»1. Один из сторонников этой позиции - В.Н. Ягодинский сформулировал понятие подследственности следующим образом: « Подследственность - это установленные уголовно-процессуальным законом правила, определяющие полномочия органов дознания и следствия по ведению определенных дел о конкретных преступлениях, в зависимости от их юридических признаков, в целях обеспечения слаженной и планомерной работы по производству предварительного расследования и успешного решения задач уголовного судопроизводства в данной стадии уголовного процесса»2. Находя данное определение более конструктивным, следует заметить, что оно, тем не менее, не является оптимальным и нуждается в совершенствовании. Автор определяет подследственность как «правила….», но тогда, говоря о правилах определения подследственности, мы вынуждены будем говорить о «правилах определения правил», что ведет к тавтологии. Кроме признаков преступления, необходимо учитывать и обстоятельства совершения преступления, которые также могут влиять на определение подследственности.

К таким обстоятельствам можно отнести например, место совершения преступления (обнаружение трупа с признаками насильственной смерти на железнодорожном полотне относит это преступление к подследственности транспортной прокуратуры, если же это произойдет в отдалении от железной дороги, то расследованием будут заниматься следователи территориальной прокуратуры). Если преступление, подследственное нескольким органам

1 Зинатуллин 3.3., Салахов М.С., Чулюкин Л. Д. Подследственность уголовных дел. - Казань, 1986. С. 14.

2 Ягодинский В.Н. Указ. работа. С.89.

16

предварительного следствия, совершено лицом, находящимся на военных сборах, то такое преступление относится к ведению военной прокуратуры. Если в местности, где совершено преступление, в силу исключительных причин не действуют общие органы расследования, все преступления здесь будет расследовать военная прокуратура (ч.З ст. 126 УПК). В некоторых случаях и совершение преступления лицом несовершеннолетним определяет подследственность данного преступления. В новой редакции ст. 126 УПК РСФСР преступления совершенные несовершеннолетним, не отнесены к какому-то конкретному органу предварительного расследования. Поэтому можно сделать вывод, что такую категорию уголовных дел будет расследовать тот орган, который это дело и возбудит. Однако если орган дознания устанавливает при производстве по делу о преступлениях, перечисленных в ч.1 ст. 126 УПК, что преступление совершено несовершеннолетним (либо лицом, которое в силу своих физических или психических недостатков не может само осуществлять свое право на защиту), уголовное дело передается по подследственности следователям органов внутренних дел ( ч.2 ст. 126 УПК). Приведенные указания закона позволяют выделять обстоятельства совершения преступления как элементы, дополняющие характеристику подследственности. Раскрывая понятие подследственности, как уже отмечалось, многие авторы пользуются термином «компетенция». С этимологической точки зрения «компетенция» означает круг полномочий какого- либо учреждения или лица1. Этот термин содержится в нескольких статьях уголовно-процессуального кодекса (ст.ст. 3, 31, 112, 211, 386 и др.) и является одним из элементов содержания той или иной уголовно- процессуальной нормы.

ПС. Элькинд определяет компетенцию в уголовном процессе как «совокупность полномочий какого-либо органа или должностного лица в

1 Ожегов СИ., Шведова НЮ. Толковый словарь русского языка. - М, АЗЪ. 1993.

17

сфере его деятельности при исполнении своих функций»1. С.В.Бородин пишет, что «под компетенцией органа дознания, следователя, суда или прокурора понимается совокупность полномочий каждого из них»2. Опираясь на приведенные суждения, О.В. Мичурина предлагает под уголовно-процессуальной компетенцией понимать «совокупность полномочий суда, прокурора, следователя и органа дознания, определяющих характер и степень их участия при исполнении своих функций»3. В этой связи возникает вопрос о соотношении понятий «подследственность» и «компетенция». В юридической литературе единого мнения по этому вопросу не существует. Одна группа ученых считает, что оба понятия тождественны, и утверждает, что «подследственность означает также компетенцию органа расследования вести предварительное следствие или дознание по тому или иному преступлению»4.

Попытку разграничить понятия уголовно-процессуальной компетенции следователя и подследственности уголовных дел предприняли и

З.З.Зинатуллин, М.С.Салахов, Л.Д.Чулюкин, которые справедливо подчерки-

?у вают, что «подследственность определяет только часть компетенции следователя и органа дознания. Другим составным элементом их компетенции является принятие и разрешение заявлений и сообщений о преступлений, производство неотложных следственных действий»5. Мы целиком поддержи-

1 Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права. - М., 1967. С. 154.

2 Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. - М., 1970. С. 12.

3 Мичурина О.В. Процессуальные и организационные вопросы осуществления начальниками следст венных изоляторов и лечебно-трудовых профилакториев функций органа дознания. Дис…. канд. юрид. наук -М., 1993. С. 13-19.

4 См. например: Павлов Н.Е. Общие условия предварительного следствия (сравнительное исследо вание). М., 1982. С. 22; Гуткин И.М. Развитие законодательства, регламентирующего деятельность органов следствия и дознания, в свете Конституции СССР. - М., 1986. С. 18-19; Кругликов А.П. Пра вовое положение органов и лиц, производящих дознание в советском уголовном процессе. - Волго град. 1986. С. 14-24; Чистякова B.C. Соотношение дознания и предварительного следствия в совет ском уголовном процессе. - М., 1987. С.22, 99.

5 Зинатуллин 3.3., Салахов М.С., Чулюкин Л. Д. Подследственность уголовных дел. - Казань, 1986. С.9.

18

ваем мнение О.В.Мичуриной, которая также считает, что «уголовно- процессуальная компетенция следователя или органа дознания не равнозначна понятию их подследственности. Эти понятия соотносятся как целое и часть. Подследственность, являясь самостоятельной категорией, вместе с тем, характеризует основное содержание понятия компетенции следователя или органа дознания»1.

Приведенные суждения, разграничивающие рассматриваемые понятия являются правильными. Но следует подчеркнуть, что подследственность -понятие, предназначенное для решения единственного вопроса- определения полномочий органов дознания и предварительного следствия по ведению уголовных дел.

Понятие подследственности неразрывно связано с вопросом о ее видах или признаках. Одни авторы полагают, что подследственность имеет несколько видов2. Другие процессуалисты в таком же значении используют термин «признаки подследственности»3.

Мы же полагаем, что предпочтительнее говорить о видах подследственности, не отказываясь, вместе с тем от использования понятия «признаки преступления», на основании которых определяется тот или иной вид подследственности. В основу этого, не претендующего на бесспорность высказывания, нами положен факт наличия у каждого преступления определенных признаков (общественная опасность, виновность, уголовная наказуемость, противоправность). В зависимости от конкретного признака, например от общественной опасности, законодатель относит тот или иной состав преступления к подследственности того или иного органа расследо-

1 Мичурина О.В. Указ. работа. С. 13-19.

2 См.: Салахов М.С. Подследственность уголовных дел. Дис…. канд. юрид. наук. - Казань, 1972. С.65-66.

3 См., например: Бородин СВ. Подследственность - закон. - Советская милиция. 1964., №7. С. 19-20; Советский уголовный процесс. Под ред. Л.М. Карнеевой, П.А.Лупинской, И.В. Тыричева. - М., 1980. С. 237; Ягодинский В.Н. Указ. работа. С.60.

19

вания. Безусловно, речь идет не о каждом составе преступления. Есть преступления, подследственность которых определяется другими признаками. Поясним на примере: уголовная наказуемость каждого преступления обусловлена наличием состава преступления. Признаки состава преступления: объективная сторона, объект, субъект и субъективная сторона. С учетом этого совершенное преступление будет подследственно тому или иному органу.

Поэтому мы предлагаем в зависимости от указанных признаков различать виды подследственности. Если есть разграничение по признаку общественной опасности, налицо предметная подследственность. А если имеется признак субъекта преступления - можно вести речь о персональной подследственности.

Относительно количества видов подследственности в литературе также единого мнения не имеется. Ряд авторов выделяют пять видов подследственности: предметный (родовой), территориальный (местный), персональный, альтернативный и по связи дел1. Другие авторы называют четыре вида подследственности: предметный, альтернативный, персональный и территориальный2. Имеется и позиция, в соответствии с которой различаются три вида подследственности: предметная, персональная и территориальная3. Еще одна группа авторов различает только два вида подследственности: предметная и территориальная4. Полностью согласиться хотя бы с одним из приведенных суждений о видах подследственности вряд ли можно. Ни одно из приведенных суждений не охватывает все виды подследственности, которые

1 См.: Советский уголовный процесс. Под ред. Л.М. Карнеевой, П.А. Лупинской, И.В. Тыричева, - М, 1980. С.237.

2 См.: Алексеев Н.С, Лукашевич В.З., Элькинд П.С. Уголовный процесс. - М. 1972. С.249; Викто ров Б.А. Уголовный процесс. - М., 1970. С. 192-194.

3См.: Гусев Л.Н. Подследственность и подсудность в советском уголовном процессе. - М, 1974. С.9-16; Карев Д.С. Советский уголовный процесс. - М., 1975. С.211.

“См.: Гуткин И.М., Белозеров ЮН., Мариупольский Л.А., Шереметьев ИИ. Советский уголовный процесс. - М., 1962. С. 144. Чельцов М.А. Уголовный процесс. - М, 1969. С.200; Строгович М.С. Курс уголовного процесса. - М.,1970. С. 127; Батищев В.И. Расследование неоднократных преступ-

20

предусматриваются законом. У одних авторов, явно ошибочно, на наш взгляд, не выделяется такой вид подследственности, как персональный. Если установлены обстоятельства о свойствах личности, о субъекте совершенного преступления (такие, как военнослужащий, или лицо, которое в силу своих психических или физических недостатков не может осуществлять свое право на защиту), возникает и персональная подследственность.

Вряд ли можно считать оправданным исключение из видов подследственности подследственность по связи дел и у другой группы авторов. Такая позиция явно не согласуется с правилами, гласящими, что «по делам о преступлениях, предусмотренных ст.ст.285, 286 и 290 - 293 Уголовного кодекса РФ, предварительное следствие ведется также следователями органов Федеральной службы безопасности Российской Федерации, если это связано с расследованием уголовных дел о преступлениях, отнесенных к их подследственности»1. По нашему мнению, поддержки заслуживает позиция, в соответствии с которой выделяются пять видов подследственности: а) предметный (родовой); б) территориальный (местный); в) персональный; г) альтернативный; д) подследственность по связи дел.

Следует сказать, что именно эта позиция до внесения изменений в ст. 126 УПК РСФСР Законом от 15 декабря 1996 года находила поддержку у большинства авторов, касавшихся данной проблемы. Но после внесения существенных коррективов в институт подследственности в юридической литературе появилась точка зрения, в соответствии с которой предлагается выделить еще один вид подследственности - исключительный2. Мы полностью согласны с данным суждением и считаем, что действительно необходимо выделять еще один вид подследственности, т.к. многие составы

лений отдельных лиц и постоянных групп (процессуальные и криминалистические основы). Дис

док юрид. наук. - Воронеж. 1994. С.97-98.

1 Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР по состоянию на 1 января 1997. Изд. «Альфа»,

Санкт-Петербург, 1997. С.57.

2 См.: Чувилев А.А. Новшества в регламентации подследственности уголовных дел. - Закон ность. 1997. №3. С.29-32.

21

преступлений в соответствии со ст. 126 УПК РСФСР отнесены к подследственности сразу нескольких органов предварительного следствия. Однако есть составы преступлений, которые вправе расследовать только тот орган, к ведению которого отнесено это преступление. Ниже будет показано, как законодатель регламентировал исключительную подследственность.

Например, предварительное следствие по таким составам преступлений как принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120 УК), регистрация незаконных сделок с землей (ст. 170 УК) вправе проводить лишь следователи прокуратуры. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (ст. 151 УК), торговля несовершеннолетними (ст. 152 УК) отнесены к исключительной подследственности следователей органов внутренних дел.

Такие составы преступлений в таблице выделены жирным шрифтом (см.табл.)

Таблица

Следователи прокуратуры

Следователи органов внутренних дел

Следователи ФСБ

Следователи ФСНП

105-110,Шч.4,120, 123, 124, 126,127 ч.2 и 3, 128, 131, 134-149, 167 ч.2, 188, 209-212, 215-217,

227, 235-239, 246-255, 257, 263, 269, 270, 272- 274, 282, 285-296, 298- 305,309,311ч.2,

299- 317,318,320,321, 300- 301- 328, 332-354, 302- 303- 356-360. 304-

111 ч.1, 2 и 3,112 н.2,113, 114,117, 122 ч.З и 4, 125,

132, 133, 151,152, 158ч.2иЗ,159ч.2иЗ, 160ч.2иЗ, 161ч. 2 и 3, 162, 163 ч.2 и 3, 164, 165 ч.З, 166 ч.2,3 и 4, 169, 170,171 ч.2, 172-174, 175 ч.З, 176, 178, 179,

181-188, 191-193, 195- 197, 201-204, 206-210, ч.З, 218-221, 222 ч.2 и 3, 223-230,231ч.2,

232,234,240ч.2,241, 242, 259, 260 4.2, 261 4.2,1 264-268, 272-274, 290- 293, -УМ-^и-чЗ^ЪЗЗ-ъ^Ш.

188-190, 193, 205-208, 210, 211,222 4.2 и 3, 271 - 281, 283, 284,

304, 322, 323, 353-355, 359.

213

62,

198 ч.2 и 199., а такж< 171 4.2, 172-174, 176, 185,193,201,202, 204, 210, 222 4.2 и 3, 272-274, 290-293, 304, если их расследование связаш преступлениями, по которым возбуждено уголовное дело и оно не может быть выделено в отдельно» производство.

22

Следует сказать, что вопрос о наименовании подследственности, которая относит к исключительной компетенции того или иного из следственного аппарата, возник еще в ходе доработки проекта УПК РСФСР рабочей группы Государственной Думы. В одном из документов, поступивших из ФСБ, касающихся вопросов подследственности, появился термин « прямая подследственность»1. На наш взгляд, он менее удачен, чем «исключительная подследственность», поскольку несет меньшую смысловую нагрузку. Исключительная подследственность указывает на то, что определенная группа составов преступлений может расследоваться исключительно следователями какого-либо одного ведомства.

Преступления, по которым могут вести расследование один или два органа расследования, А.А.Чувилев предлагает относить к альтернативному виду подследственности, а преступления, по которым может проводить расследование любой орган предварительного следствия отнести к универсальной подследственности. Например, расследование дел о контрабанде (ст. 188 УК) могут производить следователи прокуратуры, следователи органов внутренних дел, следователи ФСБ.

Но нельзя не сказать, что каждый из названных видов подследственности (за исключением по связи дел) в какой-то мере определяет предметную подследственность, т.е. круг тех преступлений, по которым следователь (орган дознания) вправе разрешать заявления (сообщения) о преступлениях и расследовать их в полном объеме. Поэтому мы предлагаем наименование четырех видов подследственности уточнить. Целесообразнее, на наш взгляд, ввести термин «подвид подследственности» и подразделить предметную подследственность на такие подвиды подследственности, как предметно- исключительная, предметно-альтернативная, предметно-

1 Предложения ФСБ России об изменении подследственности (ст. 126 УПК РСФСР).

23

универсальная и подследственность по связи дел, т.е. каждый из перечисленных подвидов входит в понятие предмета ведения, а именно: если состав какого-либо преступления отнесен законодателем к предметной подследственности следователя любого из четырех ведомств, то, безусловно, этот следователь имеет право проводить расследование данного преступления независимо от того, исключительная эта подследственность, альтернативная или универсальная. В то же время, с одной стороны, это будет все-таки предметной подследственностью, а с другой - или исключительной (только следователю органов внутренних дел), или альтернативной (подследственное следователю органов внутренних дел и следователю органов прокуратуры), или универсальной (сразу следователям всех ведомств). На этом основании мы и предлагаем разграничить четыре подвида подследственности. Взять, к примеру, альтернативный состав преступления (ст.211-угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава). По данному преступлению расследование могут производить два органа (прокуратура и ФСБ). По сути, преступление относится к альтернативной подследственности, но каждый из двух органов относит этот состав к предмету своего ведения и поэтому он будет являться для каждого органа предварительного расследования тем составом, по которому они вправе производить следствие.

Для того чтобы все-таки прийти к определению понятия подследственности, необходимо рассмотреть соотношения понятия подследственности как самостоятельного института и подследственности как одного из общих условий предварительного следствия. Под общими условиями понимаются «установленные законом правила, которые выражают характерные черты предварительного расследования и определяют наиболее существенные требования, предъявляемые к порядку производства следственных действий

24

и принятию решений»1, т.е. в них заключены правовые требования, обеспечивающие осуществление в этой стадии принципов уголовного процесса. Одним из общих условий, которые образуют определенную систему правил, является и подследственность (правила о подследственности). Таким образом, институт подследственности представляет собой совокупность норм, регулирующих правила определения подследственности, соотношение между этими двумя понятиями (институт подследственности и подследственность как одно из общих условий предварительного расследования) можно охарактеризовать как общее и частное, т.е. органы предварительного расследования обязаны соблюдать общие условия производства предварительного расследования, опираясь на те нормы уголовного процесса, которые закреплены в институте подследственности.

Подводя итоги рассмотрению понятия подследственности, можно дать следующее определение этого понятия. По нашему мнению подследст венность - это установленная уголовно-процессуальным законодательством компетенция органов дознания и предварительного следствия по расследованию уголовных дел, в зависимости от совокупности признаков преступления, по которым они возбуждены (или могут быть возбуждены), и обстоятельств совершения преступления.

Определив понятие подследственности, необходимо остановиться и на значении подследственности. Поскольку характерная особенность российского уголовного судопроизводства состоит в том, что правом ведения предварительного следствия наделены несколько следственных аппаратов, а не один, то нужно разграничить их компетенцию по ведению расследования. Институт подследственности призван внести элемент упорядоченности в ведении следствия, направлен на то, чтобы избежать

1 Учебник уголовного процесса. Под общей редакцией П. А.Лушшской.М.: ЮристьД995. С.244-245.

25

дублирования, которое было возможным, если следователи всех следственных аппаратов имели право вести следствие по любому делу.

Вопрос о подследственности возникает, как правило, в стадии возбуждения уголовного дела. Изучение следственной и судебной практики свидетельствует о том, что недостатки и ошибки в квалификации преступлений на стадии возбуждения уголовного дела и приводят к неправильному определению подследственности, что порождает неорганизованность, волокиту, безответственное отношение к расследованию преступлений. Поэтому и встает вопрос: что значить определить подследственность на стадии возбуждения уголовного дела?

Определить подследственность - это значит: во - первых, установить, обязательно ли по тому или иному факту совершения преступления производство предварительного расследования? В соответствии с действующим законодательством во всех случаях совершения преступления производство предварительного расследования обязательно (за исключением случаев, предусмотренных ст. 27 УПК РСФСР).

Во - вторых, установить, что если производство предварительного расследования обязательно, то в какой форме оно должно быть, произведе но: в форме предварительного следствия или дознания?

В ст. 126 УПК четко определено, по каким видам преступлений обязательно производство предварительного следствия и по каким можно ограничиться дознанием. Согласно указанной статье производство предварительного расследования в форме дознания разрешается лишь по следующим составам преступлений: 112 ч.1,115,116,118, 121, ч.1 и 2 ст.122 , 127 ч.1, 129, 130, 153- 157, 158 ч.1, 159 ч.1, 160 ч.1, 161 ч.1, 163 ч.1, ч.1 и 2 ст.165, 166 ч.1, 167 ч.1, 171 ч.1., 175 ч.1 и 2, 177, 180, 194, 198 ч.1, 200, 213 ч.1 и 2, 222 ч.1 и 4, 231 ч.1, 233, 240 ч.1, 244-245, 256, 258, 260 ч.1, 297, 308, 310, 311 ч.1, 312, 313 ч.1, 314, 319, 324-326, 329 УК РФ.
Вместе с тем

26

прокурор и суд и по этим делам могут признать необходимым производство предварительного следствия и такое их решение для органов предварительного следствия является обязательным.

В третьих - определить подследственность, это значит - установить следователь какого ведомства должен расследовать дело, если по нему производство предварительного следствия обязательно. Уголовно - процессуальный закон разграничивает подследственность между следователями прокуратуры, органов внутренних дел, ФСБ и ФСНП. Согласно ст. 126 УПК РСФСР следователи прокуратуры проводят предварительное следствие по делам о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 105-110, 111 ч.4, 120, 123, 124, 126, 127 ч. 2 и 3, 128, 131, 134 - 149, 167 ч.2, 188, 209-212, 215-217,227, 235-239, 246- 255, 257, 263, 269, 270, 272-274, 282, 285 - 296, 298-305, 309, 311 ч.2, 317, 318, 320-321, 328, 332-354, 356-360 УК РФ. Законодатель относит к подследственности следователей прокуратуры и преступления, совершенные судьями, прокурорами, следователями и должностными лицами органов внутренних дел, налоговой полиции и таможенных органов, а также по уголовным делам о преступлениях, совершенных в отношении указанных лиц, в связи с их служебной деятельностью.

По уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 188- 190,193, 205-208, 210, 211, 222 ч.2 и 3, 271-281, 283, 284, 304, 322, 323, 353-355, 359 УК России, предварительное следствие производится следователями Федеральной службы безопасности Российской Федерации. По делам о преступлениях, предусмотренных ст.ст.285, 286 и 290-293 УК РФ, предварительное следствие производится также следователями органов ФСБ РФ, если это связано с расследованием уголовных дел о преступлениях, отнесенных к их подследственности (ч.4 ст. 126 УПК РСФСР).

27

По делам о преступлениях, предусмотренных статьями 111 ч.1, 2 и 3, 112 ч.1,113, 114, 117, 122 ч.З и 4, 125,132, 133, 151, 152, 158 ч.2 и 3, 159 ч.2 и 3, 160 ч.2 и 3,161 ч.2 и 3,162,163 ч.2 и 3,164, 165 ч.З, 166 ч.2, 3 и 4, 169, 170, 171 ч.2, 172-174, 175 ч.З, 176, 178, 179, 181-188, 191-193, 195- 197, 201-204, 206-210, 213 ч.З, 218-221, 222 ч.2 и 3 , 223-230, 231 ч.2, 241, 242, 259, 260 ч.2, 261 ч.2, 262, 264-268, 272-274, 290-293, 304, 313 ч.2, 327 и 330 УК Российской Федерации, предварительное следствие производится следователями органов внутренних дел.

По уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 198 частью второй, 199 УК РФ предварительное следствие производится следователями органов налоговой полиции. По уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 171 ч.2, 172-174, 176, 185, 193, 201, 202, 204, 210, 222 ч.2 и 3 , 272-274, 290-293, 304 УК РФ, предварительное следствие производится также следователями органов налоговой полиции, если их расследование связано с преступлениями, по которым возбуждено уголовное дело, и оно не может быть выделено в отдельное производство (ч.б ст. 126 УПК РФ). И, наконец, по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 150, 285, 286, 306, 307, 309, 311 ч.2, 316, 320, 327 Уголовного кодекса Российской Федерации, предварительное следствие производится тем органом, к чьей подследственности относится преступление, в связи с которым возбуждено уголовное дело (ч.7 ст. 126 УПК РСФСР).

Таким образом, в строгом соответствии с требованиями данной статьи должен быть определен тот орган предварительного следствия, который вправе расследовать то или иное дело.

Проблемы, связанные с определением подследственности, возникают не только на стадии возбуждения уголовного дела, но и в процессе расследования уголовного дела. Это обусловлено тем, что « некоторые обстоятель-

28

ства, от которых зависит точная квалификация деяния в момент возбуждения уголовного дела, еще неизвестны или известны не полностью»1.

В ходе предварительного расследования могут быть установлены такие обстоятельства, которые могут изменить подследственность преступления. Это происходит тогда, когда разграничение преступлений различной подследственности идет по объективной стороне или же по различным частям одной и той же статьи. Так, например, по ч.1 ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата чужого имущества, вверенного виновному) проводится дознание, а наличие квалифицирующих признаков (предварительный сговор группы лиц, использование своего служебного положения и других указанных в ч.2 и 3 данной статьи) относит этот же состав к подследственности следователей органов внутренних дел. Если орган дознания возбуждает уголовное дело и в ходе дознания устанавливает, что преступление совершено с участием несовершеннолетнего, то передает данное уголовное дело по подследственности следователю органов внутренних дел (ч.2 ст. 126 УПК РСФСР). Установив, что уголовное дело ему не подследственно, следователь обязан немедленно направить его по подследственности для своевременного принятия мер по раскрытию преступления, установлению лиц, совершивших преступление, изобличению их и привлечению к уголовной ответственности (ч.2 ст. 132 УПК РСФСР). Расследование по делам « чужой» подследственности - существенное нарушение уголовно-процессуального закона и должно влечь признание полученных доказательств и принятых по делу решений не имеющих юридического значения. Однако здесь нужно оговориться. Если следователь, возбуждая уголовное дело, квалифицирует его по статье уголовного кодекса, которая подследственна ему, а в ходе расследования устанавливаются обстоятельства, которые влияют на квалификацию и

1 СтроговичМС. Курс советского уголовного процесса. Т.2. - М.: Изд-во «Наука», 1970. С. 19.

29

меняют подследственность данного преступления, то все следственные действия, произведенные этим следователем, и все доказательства, добытые в ходе проведения следственных действий, будут признаны законными. По старому уголовному закону тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего или убийство, невозможно было сразу разграничить (приходилось уголовное дело передавать по несколько раз из прокуратуры следователю органов внутренних дел и обратно, решая вопрос о квалификации этого преступления по ч.2 ст. 108 УК РСФСР или же по ст. 103), в связи с чем законодатель изменил даже Уголовный закон. В случае проведения следователем неотложных следственных действий по преступлению явно не его подследственности, все эти действия также будут признаны законными.

При наличии оснований для производства неотложных следственных действий закон разрешает следователю возбудить уголовное дело, более того обязывает провести неотложные следственные действия и только после этого передать дело по подследственности. Другое дело, если в суд направляется уголовное дело, расследованное и законченное производством следователем, который не имел права вести по нему следствие в связи с «чужой» подследственностью этого дела.

На важность этого вопроса обращал внимание и Пленум Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года. В п. 16 своего постановления Пленум требует «обратить внимание судов на необходимость выполнения конституционного положения о том, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч.2 ст.50 Конституции Российской Федерации), а также выполнения требований ч.З ст.69 УПК РСФСР, в силу которой доказательства, полученные с нарушением закона, не могут быть положены в основу обвинения. Разъяснить, что доказательства должны признаваться
полученными с

30

нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленные уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлены ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами»1.

Определение подследственности всегда вызывала определенные трудности на практике. Существуют сложности в эффективном определении всех видов подследственности2.

Одна из проблем - это оптимальное определение подследственности при образовании нового следственного аппарата.

При существовании единого следственного аппарата (который был, например, в России до революции) проблем подследственности не было и только после образования сначала двух, потом трех, а теперь и четырех органов предварительного следствия (не считая органы дознания) проблемы подследственности встали особенно остро3.

1 Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации. 1961-19%. - М.: Юрид. лит-ра, 1997. С. 11-16.

2 Подробно по этому вопросу см. гл.2 данной работы.

3 Автор присоединяется к предложениям о создании единого Следственного комитета.

См. об этом в частности: Божьев В.П. К вопросу о регламентации деятельности следственного аппарата в России. В материалах научно-практической конференции «Состояние законности, борьбы с преступностью и коррупцией». - М., 1993. С.127-134; Доля Е. Сов. юстиция. 1993, № 19. С.24-27. Это решение, котороелидимо.все- таки будет принято со временем, при наличии определенных условий в стране, поможет решить многие проблемные вопросы подследственности.

31

§ 2. Основные этапы развития института подследственности

Изменения института подследственности связаны с особенностью Российского уголовно-процессуального законодательства. Эта особенность заключается в том, что в России существуют четыре вида следственного аппарата и многочисленные органы дознания. Данный институт несомненно является самым динамичным институтом в уголовном процессе России. После принятия УПК РСФСР, т.е. с 1960 года, в этот институт более 40 раз вносили изменения и дополнения. Развивался институт подследственности в значительной мере хаотично, произвольно, а не на основе научных критериев, что мы и попытаемся проследить ниже.

В дореволюционной России проблемных вопросов подследственности не возникало. Следователи находились при губернских судах и разграничение компетенции проходило только между полицией и жандармами. Следствие же вели судебные следователи. «Судебные следователи по уставам 20- го ноября суть особыя должностные лица судебного ведомства, состоят под наблюдением прокуратуры и в иерархической подчиненности окружному суду и судебной палате»1. Судебные следователи производили предварительное следствие в пределах своего территориального участка. Кроме судебного следователя право производства предварительного следствия предоставлялось:

• по преступлениям государственным - одним из членов судебной палаты, по назначению старшего председателя, или одним из сенаторов кассационного департамента;

1 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. С.-Петербург, Сенатская типогра-фия,1907 г. Т.2. С.412-414.

32

по преступлениям служебным производство следствия поручалось или единолично власти чиновника того ведомства, к которому принадлежал обвиняемый или коллегиальному присутствию. Но если в деле были замешаны посторонние, не служащие лица, или предъявлен гражданский иск, или, наконец, преступление влекло за собой наказание, связанное с лишением или ограничением прав состояния, - обязательно производство следствия судебным следователем;

по делам о преступлениях лиц духовного или военного ведомства предварительное следствие возлагается на особо установленных следователей военного или духовного ведомства»1. Таким образом, разграничение подследственности происходило только территориально между следователями и только в отдельных случаях речь шла о подследственности следователей военного или духовного ведомства.

После революции проблемы подследственности тоже не возникали, вплоть до появления следственного аппарата в органах внутренних дел.

На наш взгляд, существуют следующие факторы, которые определяют динамику института подследственности:

1)появление в уголовном законе новых составов преступлений;

2)появление нового следственного аппарата или органа дознания;

3)разграничение компетенции между органами дознания и предварительного следствия.

На протяжении всей истории законодатель, с учетом приведенных факторов, пытался найти более оптимальное решение в разграничении подследственности между органами предварительного расследования. Со своей стороны мы попытались проследить основные этапы развития данного института и те проблемные вопросы, которые стояли перед следственными подразделениями.

1 Фойницкий И.Я. Указ. работа. T.l. C.404-405.

33

В развитии института подследственности выделяются определенные периоды, когда институт претерпевает значительные изменения:

Первый период охватывает время с момента вступления в действие первого Уголовно-процессуального кодекса РСФСР1 до принятия Основ уголовного судопроизводства СССР и союзных республик 1958 года. На начальном этапе действия кодекса проблемные вопросы не возникали. Подследственность народных следователей и вышестоящих следователей, состоящих при губернских судах, устанавливалась единая. В УПК было закреплено, что следователь производит предварительное следствие по преступлениям, совершенным в границах его участка. Вопрос о передаче дела от одного следственного участка в другой решался постановлением губнарсуда (ст. 127 УПК). В дальнейшем возникла необходимость четкого разграничения полномочий органов предварительного следствия и дознания по расследованию определенной категории уголовных дел.

Постановлением 2-ой сессии ВЦИК 11 созыва от 16 октября 1924 года2 были внесены изменения в УПК, которые определяли подследственность органов следствия видом совершенного преступления. 27 июня 1925 года постановлением ВЦИК и СНК РСФСР было исключено из подследственности следователей около 30 составов преступлений, которые были отнесены к компетенции органов дознания. Как отмечалось в указанном постановлении, эти изменения были обусловлены необходимостью освобождения следственного аппарата от дел о преступлениях, которые в силу своей несложности не нуждаются в безусловном производстве предварительного следствия3. В период с 1925 по 1928 гг. еще несколько раз происходило сокращение круга дел, подлежащих предварительному следст-

1 СУ РСФСР 1922. №20-21. Ст.230.

2 СУ РСФСР 1924. № 78. Ст.784.

3 СУ РСФСР 1925. №55. Ст.417

34

вию, и расширялась подследственность органов дознания . И тем не менее следственный аппарат в силу своей не^многочисленности не всегда справлялся с расследованием подследственных уголовных дел.

Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 20 октября 1929 года2 следователю было предоставлено право с разрешения прокурора передавать для расследования органу дознания любое уголовное дело своей подследственности. Органы милиции не ограничивались проведением дознания по делам своей подследственности и стали вести расследование в полном объеме и по тем делам, по которым предварительное следствие являлось обязательным.

Таким образом, вопреки закону, в милиции сложился и функционировал следственный аппарат, который действовал параллельно со следователями прокуратуры фактически до 1958 года. Так, к моменту принятия нового уголовно-процессуального законодательства страны органы милиции самостоятельно заканчивали 50-60% уголовных дел3.

Второй период (1958 - 1960 гг.) своим началом имеет принятие Основ уголовного судопроизводства СССР и союзных республик и уголовно- процессуального кодекса РСФСР. Общесоюзный закон производство предварительного следствия возложил на органы прокуратуры и органы государственной безопасности. Следственный аппарат милиции был ликвидирован. Приказом МВД СССР № 107 - 1959 года следственные подразделения милиции были преобразованы в отделы, отделения и группы дознания в составе МВД союзных и автономных республик, област-

1 СУ РСФСР 1926. № 84. Ст.623; СУ РСФСР 1927. № 50. Ст.332; СУ РСФСР 1928. №9. Ст.81.

2 СУ РСФСР. 1929. № 78. Ст.756.

3 См.: Зыков И., Аверкиев И., Иванов М. О дознании и предварительном следствии. - Закон ность. 1957. №9. СЮ.

35

ных (краевых) УВД и горрайорганов (отделений) милиций1. На этом этапе наиболее существенным моментом было разграничение подследственности между органами дознания и следователями. Так, в 1961 году И.Д. Перлов отмечал, что «из 206 статей уголовного кодекса РСФСР 1960 года, к подследственности следователей отнесены были 159 преступле-ний, к подследственности органов дознания -59» . Из этого следует, что основную нагрузку по расследованию преступлений несли следователи. Предварительное следствие было обязательно по всем делам о преступлениях: государственных; воинских; против политических и трудовых прав граждан; должностных; составляющих пережитки местных обычаев; несовершеннолетних; лиц, страдающих физическими или психическими недостатками, которые в силу этого не могут сами осуществлять свое право на защиту.

Суд и прокурор также могли предложить произвести предварительное следствие по иным, кроме содержащихся в перечне, делам, если признают это необходимым.

Производится предварительное следствие следователями прокуратуры, а по делам об измене Родине, шпионаже, террористических актах, диверсиях, вредительстве, антисоветской агитации и пропаганде, организации деятельности, направленной к совершению особо опасных государственных преступлений, особо опасных государственных преступлений, совершенных против другого государства трудящихся, массовых беспорядков -

См.: Асриев Б.В. Возникновение института начальника следственного отдела в советском уголовном процессе. - В сб. Проблемы предварительного следствия. Вып.З. - Волгоград, 1974. С.3-16.

Перлов И. Д. Новый уголовно-процессуальный кодекс РСФСР - важный этап в дальнейшем развитии советского уголовно-процессуального законодательства. См.: Материалы научной сессии, посвященной закону о судоустройстве - М.: Изд. юр. лит. 1961. С.133.

36

также следователями органов государственной безопасности.

К подследственности органов дознания были отнесены дела о преступлениях, не только не представляющих большой общественной опасности и не сложных с точки зрения их раскрытия, но и дела о преступлениях, за совершение которых могло быть назначено наказание в виде длительного лишения свободы и расследование которых было сопряжено с отвлечением милиции (основного органа дознания) от выполнения основных функций. К тому же прокуроры повсеместно стали поручать работникам подразделений дознания производство предварительного следствия в полном объеме, поскольку следователи прокуратуры были перегружены и в тот период, например, «в производстве следователей прокуратур города Москвы находились ежемесячно в производстве до 20-25 уголовных дел»1. Органы дознания передавали уголовные дела в прокуратуру лишь после того, как по ним оставалось предъявить обвинение, допросить обвиняемого и ознакомить его с материалами дела, фактически расследуя их в полном объеме2.

Таким образом, уголовные дела передавались от одного органа расследования в другой. « Все это привело к ухудшению качества следствия, увеличению сроков следствия, что не могло не сказаться отрицательно на состоянии борьбы с преступностью»3.

Третий период развития института подследственности охватывает время с 1961 года по апрель 1963 года, когда в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР « О предоставлении права произ-

1 Чувилев А. А. Следственный аппарат органов внутренних дел. Его организационное развитие и структура. Курс лекций: «Организация расследования преступлений». Академия МВД СССР.-М., 1977. С. 13.

2См.: Коротенко В.В. Некоторые вопросы подследственности и соотношение компетенции органов следствия и дознания. - В сб.: Практика применения нового уголовно-процессуального законодательства. - М. 1962. С.77-79. 3 Чувилев А.А. Указ. работа. С. 13.

37

водства предварительного следствия органам охраны общественного порядка» был создан следственный аппарат в системе МВД СССР1.

Новый закон предусматривал, что предварительное следствие по уголовным делам производят следователи прокуратуры, а также следователи органов охраны общественного порядка, по делам перечень, которых устанавливается законодательством Союза ССР и союзных республик, и следователи органов государственной безопасности - по делам о преступлениях, отнесенных к их компетенции. Было увеличено число составов преступлений, по которым предварительное следствие обязательно и сокращено число составов, по которым проводилось дознание в полном объеме, а, главное, появился новый следственный аппарат - органов внутренних дел, к подследственности которого были отнесены некоторые дела о преступлениях, ранее относившиеся к подследственности органов прокуратуры и органов дознания.

Образование нового следственного аппарата и связанное с ним изменение института подследственности объяснялось тем, что было признано целесообразнее не увеличивать штатную численность следователей прокуратуры, а создать новые органы предварительного следствия в составе органов внутренних дел, поскольку их можно было сформировать на базе функционировавших милицейских подразделений дознания2.

К подследственности следователей органов охраны общественного порядка были отнесены такие виды преступлений, как кражи личного и государственного имущества, злостное хулиганство, нанесение тяжких и менее тяжких телесных повреждений, нарушение правил безопасности движения автотранспорта и другие преступные нарушения общественно

1 См.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1963. № 16. Ст.220.

2 См.: Асриев Б.В. Указ. работа. С. 3-16.

38

го порядка, ранее относившиеся к компетенции следователей прокуратуры. Все должностные преступления, взяточничество, хищение социалистической собственности в особо крупных размерах, превышение власти, нарушение трудовых прав граждан, преступления против правосудия, убийства, все преступления совершенные несовершеннолетними и другие преступления были отнесены к подследственности следователей прокуратуры.

Законом была предусмотрена и предметно-альтернативная подследственность. Предварительное следствие по делам о хищениях государственного и общественного имущества путем злоупотребления служебным положением, растраты или присвоения, по общему правилу должно производится следователями прокуратуры, а если эти преступления обнаружены в результате оперативно-розыскных мер органов милиции - также следователями органов охраны общественного порядка.

Значительно сократилась подследственность органов дознания. Производство предварительного следствия было необязательно лишь по делам о тех преступлениях, расследование которых, как правило, не представляло сложности: дела об умышленных легких телесных повреждениях, об оскорблении, о незаконном изготовлении, сбыте, хранении спиртных напитков, незаконной охоте, незаконной порубке леса, самоуправстве, нарушении паспортных правил, хулиганстве (ч.1 и 3 ст. 206) и др. Материалы дознания по этим преступлениям направлялись в суд для рассмотрения.

На этом этапе развития института подследственности была расширена подследственность следователей органов охраны общественного порядка и к их компетенции были также отнесены дела о нарушениях правил о валютных операциях, хищениях государственного или общественного имущества в крупных и особо крупных размерах и о других опасных преступлениях.

39

С 1965 года начинается четвертый период, характеризующийся дальнейшим расширением подследственности следователей органов внутренних дел и сокращением подследственности органов дознания. В соответствии с Указом ПВС РСФСР1 органы дознания стали иметь право вести дознание в полном объеме лишь по пятнадцати составам преступлений, тогда как до изменения закона по девятнадцати.

Такая тенденция законодателя опиралась на научные рекомендации, которые сводились к тому, что чем меньше орган дознания будет расследовать уголовные дела, тем больше будет уделять внимания другим своим функциям: оперативно-розыскной деятельности, вопросам охраны общественного порядка.

С другой стороны, при производстве предварительного следствия больше бы работали процессуальные гарантии, которых не было тогда при производстве дознания, а именно: присутствие защитника, наличие больше прав и потерпевшего, и гражданского истца. Здесь же играет роль и процессуальная самостоятельность следователя, которой нет у лица, производящего дознание.

Делая анализ изменений подследственности, можно констатировать, что увеличилась и подследственность следователей органов охраны общественного порядка. От следователей прокуратуры передали к подследственности следователей ОООП дополнительно восемь составов преступлений: повреждение путей сообщения и транспортных средств (ст. 86), вымогательство государственного или общественного имущества (ст.95), преступно-небрежное использование или хранение сельскохозяйственной техники (ст.99-1), истязание (ст. 113), похищение или подмен ребенка (ст. 125), незаконное пользование товарными знаками (ст. 155), выпуск в

1 См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1965. №50. Ст.1243.

40

продажу недоброкачественных, нестандартных и некомплектных товаров (ст.157), самовольная без надобности остановка поезда (ст.213-1).

«Если органами Министерства охраны общественного порядка во второй половине 1963 года (после организации следственного аппарата в системе МВД СССР) было проведено расследование по 57% всех уголовных дел по стране, то в 1967 году - уже 73,4%!, а в 1968 году следователями милиции и органами дознания расследовались уже 75% всех преступлений»2.

С 1968 по 1978 год каких-то существенных изменений в подследственности не было. Все последующие изменения института подследственности, дополнения и изменения, внесенные в ст. 126 УПК и другие статьи уголовно- процессуального кодекса, связаны с изменениями в общественно- политической жизни страны, принятием новых законов, регулирующих общественные отношения.

Государство, усиливая борьбу с преступностью, вводило ответственность за новые виды преступлений, которых еще не было в Особенной части УК. В 1970 году, развертывая борьбу со скупкой, продажей и обменом валюты или ценных бумаг, Президиум Верховного Совета РСФСР внес в УК дополнительную статью 154-2 и признал достаточным проведение по этому составу преступления дознания.

В 1972 году разворачивается борьба с пьянством и алкоголизмом. Соответственно, УК РСФСР дополняется статьями 256-1(нарушение правил торговли спиртными напитками), 210-1 (доведение несовершеннолетнего до состояния опьянения). По подследственности указанные статьи были отнесены к следователям органов прокуратуры3.

1 См.: Викторов Б. Следственный аппарат органов охраны общественного порядка. Социали стическая законность. №4. 1968. С. 11.

2 Мурашов С, Бородин С. О путях совершенствования предварительного следствия. Совет ская милиция. №10. 1969. С. 15.

3 См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1972. № 51. Ст.1207.

Анализируя развитие института подследственности, можно сделать вывод, что постепенно число составов преступлений, по которым предварительное следствие ведут следователи прокуратуры, увеличивается.

К подследственности следователей прокуратуры была отнесена и статья 223-1 (загрязнение моря веществами, вредными для здоровья людей и живых ресурсов), которая была введена Указом ПВС РСФСР от 11 июля 1974 года1. И в этом же году в связи с усилением борьбы с наркоманией были внесены изменения и дополнения в УК РСФСР.

Он дополнился следующими составами преступлений: ст.224-1 (хищение наркотических веществ), ст.224-2 (склонность к потреблению наркотических веществ), ст.226-1 (организация и содержание притонов для потребления наркотических веществ) и ст.226-2 (незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка или сбыт сильно действующих и ядовитых веществ). В связи с этим было установлено, что по делам о преступлениях предусмотренных ч.2 ст.224-2 УК, предварительное следствие проводят следователи прокуратуры, а по ст.ст.224-1, ч.1 ст.224-2, 226-1 и 226-2 УК предварительное следствие проводится следователями органов внутренних дел2.

Заметной вехой в развитии института подследственности стало принятие 4 апреля 1978 года Президиумом Верховного Совета РСФСР Указа, которым все дела о преступлениях несовершеннолетних были отнесены к подследственности следователей органов внутренних дел3. Причем шли долгие споры по поводу того, отдавать дела о преступлениях несовершеннолетних следователям органов внутренних дел или оставить прокуратуре, т.к. никаких объективных предпосылок для столь существенного изменения персональной подследственности не
существовало.

!См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1974. № 29. Ст.781.

2 См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1974. № 29. Ст.782

3 См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР.1978. № 15. Ст.ЗЗО.

42

В следственном аппарате прокуратуры, который всегда расследовал эту категорию уголовных дел, сложилась уже специализация, имелись опытные следователи, специализировавшиеся на расследование преступлений, совершенных несовершеннолетними.

Однако «в 70-е годы министр внутренних дел Н.А.Щелоков поставил вопрос об изъятии всего следствия из органов прокуратуры и сосредоточения его в органах внутренних дел. По сути, шел спор о месте следствия в системе правоохранительных органов. Сначала это предложение было признано несостоятельным. И, все-таки, в 1978 году Н.А. Щелоков, пользуясь особым отношением с Л.И.Брежневым, добился передачи в подследственность следователей органов внутренних дел всех дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними».1

Таким образом, волевым порядком, чтобы повысить авторитет и вес следственного аппарата МВД, было принято решение передать в их компетенцию все уголовные дела, совершенные несовершеннолетними. Недостатки этого изменения закона заключались в том, что уголовные дела начали передаваться от следователей прокуратуры следователям органов внутренних дел и наоборот, поскольку, если следователь прокуратуры возбуждает уголовное дело по убийству и устанавливает, что его совершил несовершеннолетний, то такое дело, по новому закону, передается по подследственности следователю ОВД, или следователь органов внутренних дел, полагая, что преступление совершено несовершеннолетним, возбуждает уголовное дело и начинает расследование. Потом выясняется, что субъект преступления взрослый, а по предметному признаку дело подследственно следователям прокуратуры.

Последовавшие негативные последствия указанных дополнений и изменений, многочисленные случаи затягивания сроков расследования

43

в конечном счете заставили законодателя отойти от такого решения вопроса (что и будет показано выше).

После 1980 года ст. 126 УПК РСФСР несколько раз дополнялась новыми составами преступлений, отнесенных к подследственности органов дознания и следователей органов внутренних дел.

Редакция ст. 126 была изменена Указом ПВС РСФСР2 в 1985 году, когда начался обратный процесс по отношению к компетенции органов дознания. Она заметно расширилась. Органы дознания получили право проводить расследование в полном объеме почти по 40 составам преступлений. Законодатель тем самым освобождал следователей от большого количества дел о менее опасных преступлениях, давая возможность сосредоточить усилия на расследовании тяжких, более сложных, с точки зрения раскрытия.

31 августа 1987 года был подписан Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О внесении изменений и дополнений в УК РСФСР и другие законодательные акты РСФСР в соответствии с Указом ПВС СССР от 25 августа 1987 года « О мерах профилактики заражения вирусом СПИД» в УК РСФСР была введена ст. 115-2 (заражение заболеванием СПИД), которая отнесена к подследственности следователей органов внутренних дел3.

В период с 1987 по 1992 год в статью 126 УПК РСФСР, регламентирующую подследственность уголовных дел, было внесено много различных дополнений и изменений. В основном это были отдельные составы преступлений, которые вводились вновь. В 1988 году к подследственно-

1 Тюрин С. М. Генеральный прокурор-Законность. 1997. № 10. С.42; см. также:Тюрин. С. М. 40 лет в прокуратуре. - М., 1997. С.87-88. 2См.. Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1985. № 40. Ст.415.

3См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1985. № 40. Ст.415.3 Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1987. № 36. Ст.82.

44

ста следователей органов внутренних дел были отнесены такие преступления как, незаконное приобретение, хранение, использование, передача или разрушение радиоактивных материалов (ст.223-2), хищение радиоактивных материалов (223-3), угроза совершения хищения радиоактивных материалов или их использования (223-4), нарушение правил хранения, использования, учета, перевозки радиоактивных материалов и других правил обращения с ними (223-5)1.

В мае 1992 года Верховный Совет Российской Федерации принял Указ о внесении изменений и дополнений в уголовно- процессуальный кодекс, который существенно расширил подследственность органов дознания по преступлениям, не представляющим большой общественной опасности, с правом применения по ним протокольной формы досудебной подготовки материалов.

Если сравнивать с предыдущей редакцией ст. 126, то количество преступлений, вновь отнесенных к подследственности органов дознания, увеличилось до семидесяти составов. Законодатель одновременно сократил подследственность следователей органов внутренних дел по десяти составам преступлений, а следователей прокуратуры по двадцати восьми составам и передал их к компетенции органов дознания. Несомненно, что данное изменение закона преследовало цель сделать еще один шаг по пути освобождения следователей от расследования несложных преступлений, давая им возможность заняться более качественным расследованием сложных, многоэпизодных уголовных дел.

К подследственности следователей органов внутренних дел были отнесены вновь такие составы преступлений, как хищение государственного или общественного имущества путем мошенничества (ст.93), причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления

‘См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1988. № 14. Ст. 105.

45

доверием (ст.94), вымогательство государственного или общественного имущества (ст.95), мелкое хищение государственного или общественного имущества (ч.З ст.96), присвоение найденного или случайно оказавшегося у виновного государственного или общественного имущества (ст.97), умышленное уничтожение государственного или общественного имущества, совершенное путем поджога (ч.2 ст.98), неосторожное уничтожение или повреждение государственного или общественного имущества (ст.99), уклонение от лечения венерической болезни (ст. 115-1), незаконное производство аборта (ч.2 ст. 116), незаконное лишение свободы (ч.2 ст. 126), оставление в опасности (ч.2 ст. 127), неоказание помощи больному (ч.2 ст. 128), неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие (ст. 129), несколько преступлений, касающихся политических и трудовых прав граждан (ст.ст.132, 133-1, ч.2 ст.139-1, ч.2 ст.140, ч.З ст.140-1). К их подследственности законодатель отнес также и хозяйственные преступления (ст.ст. 152, 152-1, 154-1, ч.2 ст.156-4, 157, 158, 159, 160, ч.2 ст.162, ч.2 ст.166, 167, ч.2 ст.167-1, ч.2 ст.169).

Анализ тех изменений и дополнений, которые были внесены в УПК, показал, что Закон от 29 мая 1992 года был мало эффективен. Это утверждалось и на совещании - семинаре руководителей аппаратов дознания МВД, ГУВД, УВД и УВДТ Российской Федерации. «Вопреки требованиям уголовно- процессуального кодекса, Закона от 29 мая 1992 года, регламентирующих деятельность дознания, на местах сохраняются прежние стереотипы в понимании его места и роли в уголовном судопроизводстве. Сотрудникам специализированных подразделений поручается выполнение работы по делам, по которым обязательно предварительное следствие. Свыше 300 тыс. уголовных дел названной категории были возбуждены и после первоначальных следственных действий переданы дознавателями

46

по подследственности»1. Говоря об объективной необходимости активизировать работу по практике применения протокольной формы, было замечено, что «в целом в 1992 году подготовлено всего 74,8 тысяч материалов по протокольной форме, что составляет около 4% от общего количества зарегистрированных преступлений. Максимально используют предоставленные законом возможности органы дознания, например Брянской области, направляют в суд материалов по протокольной форме -58,5%, Тамбовской области - 56,9%, Сахалинской области - 54,9%, высвободив следователей для работы по тяжким преступлениям»2. Из-за недоработки Закона возникло положение, при котором одни процессуальные нормы не всегда согласовались с другими. В юридической литературе справедливо было замечено, что ч.1 ст. 126 УПК в новой редакции вступила в противоречия с другими частями этой же статьи. Это стало порождать в следственной практике споры о подследственности уголовных дел между органами предварительного расследования. Так, приняв новые редакции ч. 1 и 4 ст. 126 УПК, законодатель не внес соответствующих изменений в другие части ст. 126, где регламентируется подследственность дел следователей прокуратуры и следователей органов внутренних дел. Один и тот же состав преступления оказался в перечне сразу нескольких частей ст. 126 УПК. Например, ст.ст. 127, 140, 193, предусмотренные в ч. 1 и 4 ст. 126 УПК, не были исключены и из ч.З ст. 126 УПК как дела, подследственные только следователям прокуратуры.

Некоторые статьи оказались подследственны сразу и следователям прокуратуры и следователям МВД (ст.ст. 152, 152-1 и др.).

1 Чекалин А. А. Доклад на Всероссийском совещании-семинаре руководителей специализиро ванных подразделений дознания МВД УВД УВДТ. - В сб.: Организация дознания в органах внутренних дел. -М., 1993. С.9-21.

2 Алферов В. А. Проблемы взаимодействия следствия и дознания. Материалы Всероссийского совещания-семинара руководителей аппаратов дознания МВД, ГУВД, УВД, УВДТ Россий ской Федерации. -М., 1993. С.45-48.

47

Возник вопрос: что это - техническая ошибка или сознательный шаг законодателя?

А.А. Чувилев отвечает на этот вопрос следующим образом: «Среди практических и научных сотрудников существует мнение, что проблемы определения подследственности уголовных дел возникли из-за ошибок законодательной техники. При расширении подследственности органов дознания забыли исключить соответствующие статьи УК из содержащихся в ч.ч.Э-4 ст. 126 УПК составов преступлений, дела о которых относятся к компетенции следователей органов внутренних дел и органов прокуратуры».1

Законом от 2 июня 1992 года УК РСФСР был дополнен двумя новыми составами преступлений - ст.162-2(сокрытие доходов или иных объектов налогообложения) и ст. 162-3 (противодействие или неисполнение требований налоговой службы в целях сокрытия доходов или неуплаты доходов).

В ст. 117 УПК РСФСР появился и новый орган дознания - Главное управление налоговых расследований и соответствующие подразделения налоговых инспекций. При этом ч.1 ст. 162-1 и ст. 162-3 УК РСФСР были включены в ч.1 ст. 126 УПК, содержащей перечень составов преступлений, по которым проведение предварительного следствия является необязательным. Вместе с тем эти составы преступлений законодателем были включены в ч.5 ст. 126 УПК, где говорилось, что по данным составам производится предварительное следствие тем органом, который возбудил уголовное дело.

При расследовании уголовных дел данной категории, вновь возникли споры о подследственности. Законом Российской Федерации от 29 апре-

1 Чувилев А.А. Подследственность уголовных дел. - Законность. 1996. №7. С.27-28.

48

ля 1993 года в УК РФ дополнительно внесена статья 78-1 (незаконный экспорт товаров научно - технической информации и услуг, используемых при создании вооружения, военной техники и оружия массового уничтожения). Данный состав преступления был отнесен к компетенции органов государственной безопасности. Этим же законом перечень органов дознания был расширен за счет отнесения к ним таможенных органов Российской Федерации. К их компетенции были отнесены дела о контрабанде и дела о преступлениях, предусмотренных ст.78-1 УК РФ (незаконный экспорт товаров, научно-технической информации и услуг, используемых при создании вооружения и военной техники, оружия массового уничтожения). Но таможенные органы как органы дознания имели право возбуждать уголовные дела о данных преступлениях и проводить по ним неотложные следственные действия. Однако и здесь возникла проблема в определении подследственности данного преступления. Ранее органами дознания, имевшими право проводить расследование по преступлениям, предусмотренным ст. 78-1 УК РФ, были органы государственной безопасности. Предварительное следствие по этому составу преступления также имели право вести только следователи органов государственной безопасности. Законодатель отнес ст.78-1 УК к компетенции вновь созданного органа дознания и в то же время оставил ее в подследственности такого органа дознания, как органы государственной безопасности.

Таким образом, возникла альтернативная подследственность двух органов дознания и, как следствие, стали возникать и проблемные вопросы определения подследственности.

В 1994 году в связи с изменениями в общественно-политической, экономической жизни страны появились новые виды преступлений, ответственности за которые в УК не было. Законодатель был вынужден внести в Особенную часть УК определение новых составов преступлений и вне-

49

ста изменения и дополнения в УПК РСФСР. Федеральным Законом Российской Федерации « О внесении изменений и дополнений в УК РСФСР и УПК РСФСР» от 1 июля 1994 года вновь была изменена редакция ст. 126 УПК. Из Уголовного кодекса была исключена гл. 2 Особенной части (ст.ст.88-101). В новой редакции были изложены ст. ст. 144-150 УК РСФСР. Изменилась подследственность следователей органов внутренних дел, органов дознания. Последние получили право вести расследование в полном объеме (т.е. с составлением обвинительного заключения или постановления о прекращении уголовного дела) либо вести досудебную подготовку материалов в протокольной форме по правилам ст.415 УПК РСФСР по делам о многих составах преступлений, по которым ранее было обязательно предварительное следствие. Но одновременно были усугублены противоречия между частями ст. 126 УПК: «Более двадцати составов преступлений, «новых» для органов дознания, остались фигурировать в ч. 3 и 4 ст. 126 УПК РСФСР, определяющих подследственность следователей органов прокуратуры и внутренних дел. На практике сразу же возник вопрос: сохранилось или нет за следователями, при отсутствии соответствующего указания суда или прокурора, право вести расследование по делам о таких преступлениях»1. По ряду составов преступлений, «сохранившихся» в подследственности следователей, закон стал предусматривать досудебную подготовку материалов в протокольной форме (например, ст. 115-1, ч.1 ст. 144, ч.2 ст.219, ч.2 ст.226-2 УК).

Возник также вопрос: кто должен вести следствие по делу, если в установленный десятидневный срок оказалось невозможным выяснить существенные обстоятельства совершенного преступления? Согласно ст. 416 УПК в таком случае проводится дознание. Однако так следует поступать, если состав преступлений имеется в перечне ч.1 ст. 126 УПК, который

1 Чувилев А.А. Подследственность уголовных дел. - Законность. 1996. № 7. С.

50

определяет подследственность органов дознания. А как быть, если протокольная форма проводилась по ч.1 ст. 144 УК, но в предусмотренный срок собрать материал не удалось? Этой статьи в перечне ч.1 ст. 126 УПК нет. Здесь возникает вопрос: обязан ли орган дознания направить дело по этой статье по подследственности следователям органов внутренних дел или имеет право проводить дознание в двадцатидневный срок?

«ГУООП МВД России разработало и направило на места 10 октября 1992 года «Методические рекомендации по осуществлению в органах внутренних дел дознания по протокольной форме», которые неверно ориентировали дознавателей на направление в следственные аппараты материалов о преступлениях, не перечисленных в ч.1 ст. 126 УПК, но указанных в ст.414 в тех случаях, когда в рамках протокольной формы принять решение нельзя. При этом игнорируется положение п.1 ст.416 УПК о том, что по таким материалам должно проводиться дознание».1

Эти споры были разрешены указаниями Генеральной прокуратуры от 10 июня 1992 года «О разграничении подследственности уголовных дел» и от 19 октября 1994 года «Об исполнении Закона Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР». Противоречия между ст.416 УПК (обязывающей вести «сокращенное» дознание по всем делам, возбужденным по материалам досудебной подготовки в протокольной форме, и правилами ст. 126 УПК были разрешены на основе приоритета Закона о подследственности.

Следующим значительным событием в развитии института подследственности стало образование следственного аппарата в системе налоговой полиции. Это привело к необходимости урегулировать подследственность следователей ФСНП.

1 Алферов В.А. Указ. работа. С.47.

51

Федеральным Законом РФ от 17 декабря 1995 года «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ « О федеральных органах налоговой полиции» и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» к предметно-исключительной подследственности следственного аппарата налоговой полиции были отнесены следующие составы преступлений: уклонение о подаче декларации о доходах (ст. 162-1), сокрытие доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения (ст. 162-2), противодействие или неисполнение требований налоговой службы в целях сокрытия доходов (прибыли) или неуплаты налогов (ст. 162-3), незаконное предпринимательство (ст. 162-4), незаконное предпринимательство о сфере торговли (ст. 162-5), незаконные сделки с валютными ценностями (ст. 162-7), сокрытие средств в иностранной валюте (ст. 162-8) УК РФ (ч.4 ст. 126 УПК РСФСР).

Последний период развития института подследственности наступил с принятием нового уголовного кодекса РФ, который вступил в силу с 1 января 1997 года. В связи с появлением новых составов преступлений и изменений имеющихся появилась необходимость определить их подследственность. Поэтому Федеральным Законом России от 15 декабря 1996 года были приняты изменения и дополнения в уголовно- процессуальный кодекс РСФСР, и его содержание было приведено в соответствие с новым УК1. Эти изменения и дополнения существенно затронули институт подследственности уголовных дел. Законодатель одновременно усовершенствовал регламентацию подследственности и устранил имевшиеся противоречия между составными частями ст. 126 УПК РСФСР. А.А. Чувилев отмечает, что « в соответствии с новой редакцией ст. 126 УПК расширена компетенция всех следственных аппаратов (следователей прокуратуры, органов внутренних дел, Федеральной службы безопасности и Федераль-

1 См.: Российская газета. 1996. 15 декабря.

52

ной службы налоговой полиции). Законодатель отказался от жесткой предметной подследственности следственного аппарата, кроме налоговой полиции» \

Проводя анализ новой редакции ст. 126 УПК РСФСР, А.А. Чувилев заметил, что « статья претерпела изменения не только потому, что было необходимо заменить перечень статей УК РФ, но и определить подследственность тех составов, которые ранее не были известны российскому уголовному праву.

Законодатель отказался от жесткой предметной подследственности и некоторые составы преступлений вошли в предметную подследственность сразу трех следственных аппаратов - органов прокуратуры, ФСБ и органов внутренних дел. Например, контрабанда (ст. 188), организация преступных сообществ (ст.210), провокация взятки (ст.304). Многие составы преступлений стали относиться к предметной подследственности сразу двух следственных аппаратов, например, угон воздушного судна, водного транспорта или железнодорожного подвижного состава (ст.211 УК), планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны (ст. 359) - ведут следствие как следователи ФСБ, так и следователи прокуратуры.

Бандитизм (ст.209), получение взятки (ст.290), дача взятки (ст.291) расследуются и следователями прокуратуры, и следователями органов внутренних дел. Впервые в уголовно- процессуальном законе получила определение подследственность преступлений, совершенных должностными лицами, не по предметному, а по персональному признаку»

1 Чувилев А. А. Новшества в регламентации подследственности уголовных дел. - Законность. №3. 1997. С.29-32.

2 Чувилев А.А. Там же. С.29-32.

53

Соглашаясь с автором данных выводов, необходимо дополнить анализ ст. 126 УПК. Расширилась подследственность следователей военной прокуратуры. Законодатель определил, что « в местностях, где в силу исключительных обстоятельств не действуют общие органы расследования, следователям военной прокуратуры по решению Генерального прокурора Российской Федерации может быть поручено производство расследования по уголовным делам обо всех преступлениях, по которым в соответствии с настоящим Кодексом предварительное следствие обязательно» (ч.З ст. 126 УПК).

В этот период вновь возник в юридической литературе спор по поводу «выдавливания» следователей прокуратуры из производства расследования. В.Савицкий заметил, «что это обстоятельство тревожное, т.к. следователи прокуратуры теперь лишены права расследовать дела, отнесенные к компетенции следователей других ведомств. А эта компетенция, особенно следователей органов внутренних дел, с каждым годом все более и более расширяется. Такая тенденция ведет лишь к усугублению кризиса, в котором оказалась у нас борьба с преступностью вообще и расследование в частности»1.

Мы не можем согласиться с автором этого вывода, поскольку спор о возможности следователей прокуратуры расследовать любое уголовное дело по своему усмотрению возник из-за слова «также» в старой редакции ст. 126 УПК. В ч.4 этой статьи говорилось, что «по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 86, 87 … 228-230 Уголовного кодекса РСФСР …., предварительное следствие производится также (разрядка наша - авт.) следователями органов внутренних дел. В новом проекте УПК

1 Савицкий В. Последние новеллы УПК: прекращение уголовного дела, состав суда, подсудность и подследственность. - Российская юстиция. 1997. № 4. С.44.

54

это слово отсутствует и поэтому многие представители науки (В.Савицкий, А.Ларин) считают, что слово «также» означало, что следователь прокуратуры имел право вести любое уголовное дело без указания прокурора. С ними не согласен А.А. Чувилев, который подчеркивает, что слово «также» имеет другое значение, а именно: оно указывает, что помимо следователей прокуратуры, есть еще следователи других ведомств. Если прокурор дает указание следователю прокуратуры провести расследование по уголовному делу любой подследственности, то он пользуется правами ст.211 УПК РСФСР, но не руководствуется словом «также». На практике не было ни одного случая, чтобы следователь самовольно, без указания прокурора, взял такое дело и начал расследовать. Законодателем определена подследственность следователей каждого ведомства, и органы прокуратуры, кроме расследования «своих» уголовных дел, наделены правом надзора за производством предварительного расследования других органов расследования. А что касается количества составов преступлений, отнесенных к компетенции органов прокуратуры, то как раз меньше их не стало, а наоборот, законодатель увеличил их (если в 1995 году -около 80 составов преступлений, то теперь- около 100), оставив прокуратуре наиболее важные направления борьбы с преступностью, наделяя ее компетенцией расследовать преступления в таких сферах жизнедеятельности, как экология, мир, безопасность государства и всего человечества.

С другой стороны, прокуратура остается важным надзорным органом, призванным следить за законностью при производстве предварительного расследования. А это и есть борьба с преступностью, и получается, что прокуратура как раз и находится на переднем ее плане.

Еще одно изменение касается персональной подследственности. К компетенции следователей органов внутренних дел отнесены все дела,

55

перечисленные в ч.1 ст. 126 УПК РСФСР, если они совершены несовершеннолетними или лицами, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту.

В ст. 126 УПК определено, что при соединении в одно производство дел по обвинению одного или нескольких лиц в совершении преступлений, подследственных разным органам предварительного следствия, подследственность определяется прокурором. Однако если хоть одно из этих дел подследственно следователям военной прокуратуры, все дело расследуется ими.

Итак, прослеживая процесс развития института подследственности в уголовном процессе России с дореволюционных времен, можно сделать вывод, что законодатель за это время неоднократно пытался найти оптимальный вариант разрешения проблемных вопросов подследственности то сосредоточивая предварительное расследование в одном органе, то, наоборот, наделяя полномочиями расследования уголовных дел все новые и новые государственные органы и должностные лица, то расширяя компетенцию органов предварительного расследования, то устанавливая рамки, ограничивающие их компетенцию.

В действующем уголовно-процессуальном законодательстве институт подследственности определен в соответствии с теми изменениями, которые произошли в общественно-политической, экономической жизни страны и в российском уголовном законодательстве.

Новая редакция ст. 126 УПК РСФСР разрешила некоторые бывшие проблемные вопросы подследственности, но и поставила новые. Это касается всех видов подследственности: предметно-исключительной, предметно-альтернативной, предметно-универсальной, территориальной, персональной и по связи дел.

56

На сегодняшний день история развития института подследственности не заканчивается. Уже сейчас появляются критические замечания на проекты нового УПК, в том числе и на те изменения, которые охватывают институт подследственности.

57

Глава 2 Проблемные вопросы подследственности § 1. Проблемные вопросы предметной подследственности

В уголовном процессе Российской Федерации предметная подследственность предназначена для разграничения полномочий по расследованию уголовных дел между органами дознания и предварительного следствия, с одной стороны, и между следователями, находящимися в различных ведомствах, - с другой. По существующему уголовно-процессуальному законодательству в основу такого разграничения положен вид совершенного преступления. Так же считает и М.С.Салахов, который пишет, что « в основу разграничения полномочий органов расследования положен такой признак, определяющий юридическое свойство уголовного дела, как вид совершенного преступления, что находит свое отражение в его квалификации по уголовному закону»1.

Раскрывая сущность этого вида подследственности, А.А.Чувилев полагает, что «все органы предварительного расследования действуют в пределах своей компетенции, установленной в основном правилами ст. 126 УПК РСФСР о подследственности уголовных дел. В соответствии с этими правилами органы дознания и следователи каждого из ведомств (прокуратура, МВД, ФСБ и Федеральная служба налоговой полиции) должны расследовать преступления, круг которых определен для них законом» .

В ст. 126 УПК РСФСР подробно дается перечень преступлений, дела о

1 Салахов М.С. Подследственность уголовных дел. Дне. канд. юрид. наук - Казань,

С. 122.

2 Чувилев А.А. Подследственность уголовных дел. - Законность. 1996. № 7. С.27.

58

которых расследуются тем или иным органом предварительного расследования, т.е. конкретно определяется предметная подследственность каждого органа в зависимости от вида преступления. Предметная подследственность еще называется родовой. Мы полагаем, что никаких противоречий здесь нет, т.к. предметом разграничения по видам преступления и является как раз род того преступления, по которому вправе вести расследование тот или иной орган (так называемый «предмет моего ведения»). Поэтому не будет ошибки, если этот вид подследственности будет называться и предметным, и родовым.

Как же статья 126 УПК разграничивает преступления по предмету ведения?

По действующему законодательству органы дознания получили право в соответствии со ст. 126 УПК вести расследование в полном объеме по делам о многих составах преступлений, по которым ранее было обязательно производство предварительного следствия1. Среди новых составов, отнесенных законодателем к компетенции органов дознания, мы находим такие, как побои (ст. 116), угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. И 9), заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122 УК), обман потребителей (ст. 200), незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ч.1 и 4 ст.222 УК), и другие преступления. Касаясь вопроса о предметной подследственности органов дознания, следует, по нашему мнению, сразу же сказать о том, что существует проблема оптимального определения подследственности этих органов. В юридической литературе имеются разные суждения по этому вопросу.

1 См.: Законы Российской Федерации от 29 мая 1992 г. и от 1 июля 1994г.

59

Некоторые авторы предлагают отказаться от дознания в полном объеме, другие - наоборот, расширить подследственность органов дознания. Законодатель, также пытаясь найти оптимальное решение, то сужал компетенцию органов дознания, то, напротив, расширял ее, внося соответствующие изменения в ч.1 ст. 126 УПК РСФСР. Существовавшая ранее тенденция на устранение органов дознания от выполнения процессуальных обязанностей негативно сказывалась на сроках и качестве расследования, раскрываемости преступлений1.

Не найдено оптимального решения и в действующем УПК, относящего к подследственности органов дознания составы преступлений, по которым, на наш взгляд следовало бы проводить предварительное следствие. К таким составам необходимо отнести: кражу (ч.1 ст. 158), мошенничество (ч.1 ст. 159), присвоение или растрату (ч.1 ст. 160), грабеж (ч.1 ст. 161), вымогательство (чД ст. 163), умышленное уничтожение или повреждение имущества (ч.1 ст. 167 УК РФ). На практике эти преступления чаще всего совершаются или группой лиц, или с проникновением в жилище, или лицом ранее судимым, т.е. образуя состав преступления с квалифицирующими признаками. Но эти обстоятельства во многих случаях устанавливаются уже в ходе дознания. Когда орган дознания устанавливает какой-либо из квалифицирующих признаков, то обязан передать это уголовное дело следователю. Вновь страдает и качество расследования (поскольку дело попадает к следователю не сразу), нарушаются и сроки расследования. Нередко дознание ведут работники милиции, недостаточно подготовленные (70% -участковые инспектора милиции), у которых имеются и другие обязанности (охрана общественного порядка, оперативно-розыскная деятельность). Следователи по таким делам вынуждены в 50-60% случаев дублировать

1 Свертывание функций органов дознания Генеральный прокурор СССР А.М.Рекунков назвал одним из факторов, приведших к известному снижению действенности борьбы с преступностью (см.: Рекунков A.M. На страже правопорядка и социальной справедливости. - Коммунист. 1986. №1. С.49).

60

проведенные лицом, производящим дознание, следственные действия. Но, с другой стороны, освобождение следователей от расследования дел, с которыми могут успешно справляться органы дознания, позволит улучшить качество следствия, сосредоточить усилия на раскрытии и расследовании тяжких и сложных преступлений.

Попытки решить эту проблему предпринимали авторы всех проектов УПК. Группа авторов «Теоретической модели Основ уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и союзных республик» под редакцией В.М. Савицкого1 сконструировала дознание исключительно как первоначальный этап расследования, на котором выполняются лишь неотложные следственные действия. Оно должно быть закончено не позднее 10 дневного срока, а с санкции прокурора - не позднее 20 суток, после чего передается следователю (ст.ст. 376, 377).

Авторы другого проекта, работавшие под эгидой Министерства юстиции Российской Федерации, предлагали увеличить количество преступлений, отнесенных к компетенции органа дознания. Кроме того, ч. 4 ст. 152 этого проекта предусматривала, что по делам о преступлениях, по которым возможно проведение дознания в порядке, предусмотренном Главой 19, предварительное следствие проводится дознавателями. В этом случае установленные правила производства предварительного следствия для следователей распространяются на дознавателей органов дознания. Это предложение вошло и в проект УПК, принятого в Государственной Думе в первом чтении.

Критикуя это новшество, А.М.Ларин считает, что «неприемлемыми нормами в проекте представляются правила ст. ст. 38, 165, 260, в силу которых сотрудники органов милиции, осуществляющие оперативно- розыскную деятельность, вправе производить также и предварительное

1 Институт государства и права АН СССР. - М., 1990.

61

следствие. Эти полномочия распространены на широкий круг наиболее часто встречаемых преступлений, в том числе требующих особых усилий по раскрытию: кражи, мошенничества, а также о преступлениях несовершеннолетних и лиц с физическими и психическими недостатками, которые в силу этого сами не могут осуществлять свое право на защиту. Вместо этого - сращивание процессуальной и оперативно-розыскной деятельности уже на персональном уровне с известными опаснейшими для закона последствиями»1.

Нам остается с ним только согласится и привести аналогичное мнение представителей Следственного комитета МВД РФ, которые также полагают, что «проект, наделив органы дознания правом производства предварительного следствия, внес еще большую путаницу в отношении участников процесса на досудебной стадии производства. Органы дознания по значительной массе преступлений, по которым лица, их совершившие, не установлены, все больше устраняются от выполнения возложенной на них уголовно-процессуальным законодательством основной задачи по раскрытию преступлений в ходе оперативно-розыскной деятельности»2. Представители Следственного комитета МВД РФ внесли в Государственную Думу предложения об изменении и дополнении нового проекта УПК, касающиеся предметной подследственности органов дознания. Авторы считают, что в последние годы, после внесения изменений в УПК РСФСР, порядок досудебного производства по уголовным делам практически стер грань между предварительным следствием и дознанием. Это привело к совпадению функций органов дознания и следствия. Предлагается на органы предварительного следствия возложить расследование в полном объеме всех преступлений, за исключением тех, по которым предусматривается

1 Ларин А.М. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте УПК 1997г.- Рос. юстиция, 1997. №9. СП.

2 Предложения внесены Следственным комитетом МВД РФ в Комитет по законодательству и су дебно-правовой реформе Государственной Думы РФ.

62

сокращенная форма в виде протокольного производства. Авторы предлагают изъять у органов дознания право производства предварительного следствия и на этом основании внести соответствующие изменения в проект УПК. А коль скоро органы дознания освобождаются от производства предварительного следствия, подследственные им преступления должны быть отнесены в одних случаях в перечень преступлений, по делам которых производство предварительного следствия не обязательно, а в других - к компетенции следователей органов внутренних дел1.

Так, к исключительной подследственности органов дознания предлагается отнести статьи: 135 (развратные действия), исключив этот состав преступления из подследственности следователей органов прокуратуры, ст. 182 (заведомо ложная реклама), которая ранее была отнесена к компетенции следователей органов внутренних дел. Кроме того, Следственный комитет МВД России вносит предложение о передаче органам дознания для расследования в форме сокращенного производства дополнительно двадцать восемь статей уголовного кодекса Российской Федерации. Из них к преступлениям небольшой тяжести относятся полностью или частично тринадцать статей (ч.1 ст. 124, 182, 220 ч.1, 223 ч.4, 224, 234 ч.4, 242, 264 ч.1, 266 ч.1, 298 ч.1 и 2, 327 ч.1 и 3, 330 ч.1) и девятнадцать - к преступлениям средней тяжести (117 ч.1, 134, 150 ч.1, 151 ч.1, 158 ч.2, 188ч.1,219, 221, 223 ч.1, 224, 228 ч.1 и 5, 230 ч.1, 232 ч.1, 234 ч.1 и 4, 241, 268 ч.1, 318 ч.1, 321 ч.1, 327 ч.2) не представляющих сложности в расследовании и санкции которых не превышают пяти лет лишения свободы (специально для этого Следственный комитет МВД предлагает снизить санкцию по ст. 158 ч.2 с 6 до 5 лет лишения свободы). В случае принятия этих предложений в подследственности следователей органов внутренних дел по проекту УПК останется двадцать один состав преступлений небольшой тяжести и три-

1 См.: Предложения об изменениях и дополнениях в проект УПК РФ, принятый Государственной Думой в первом чтении, внесенные представителями Следственного комитета МВД РФ.

63

дцать семь статей о преступлениях средней тяжести, по которым на орган дознания предлагается возложить производства дознания по правилам глав 22-25 проекта УПК РФ до обнаружения лица, которое может быть привлечено в качестве обвиняемого (в этой связи представители СК МВД РФ предлагают внести соответствующие изменения в ч.З и 4 ст. 174 УПК РСФСР).

Мы не можем поддержать эти предложения целиком, т.к. некоторые новеллы, как нам кажется, нуждаются в научной проработке. Например, предлагается отнести к компетенции органов дознания ч.1 ст. 188 (контрабанда). Но органы дознания за те 20 дней, которые следственный комитет предлагает установить для проведения дознания по делу, просто не смогут качественно и полно исследовать материалы дела. Да и сам состав преступления представляет собой определенную сложность, с точки зрения установления всех обстоятельств по делу, поскольку речь идет все-таки о контрабанде в крупном размере.

Несмотря на то что законодатель определил подследственность каждого из следственных органов, проблемные вопросы все же существуют. Рассмотреть эти проблемы будет проще на основе того разделения на подвиды подследственности, который мы предложили в первой главе.

Предметно-исключительная подследственность. Какие же сегодня существуют суждения по поводу разграничения исключительной подследственности?

Для наглядного сравнения все составы преступления разбиты нами именно по этому виду подследственности относительно к каждому следственному органу (см. таблицу).

64

Таблица

Следователи следователи следователи следователи j прокуратуры органов внутренних дел ФСБ ФСНП

i

j Статьи: 105-110, Статьи: 113, Статьи: 189, Статья, 120,123,124,128, 114,117,125, 190,205-208, 199 131,134-149, 212, 132,133,151, 211,271,

215-217, 227, 152,162,164, 275-281, 283, I

; 235-239, 246-255, 169,170,178, 284, 322, 323. ! 257, 263, 269, 270, 179,181-184,

298-303, 305,317,328, 186-187,191,

! 332-352, 356-358, 360. 192,195-197, 203, 218- 221,

223-230, 232-234, 259,262, 264-268. 241, 242, i

1 Из приведенной таблицы видно, какие конкретно составы преступлений относятся к ведению только следователей прокуратуры, какие - только к органам внутренних дел и т.д. По приведенным составам только эти органы имеют право проводить предварительное следствие. Сейчас, в период обсуждения нового проекта УПК, разрабатываются различные варианты определения предметно-исключительной подследственности, инициаторами которых выступают сами ведомства, имеющие в своих структурах следственные аппараты. Так, Федеральная служба безопасности Российской Федерации предлагает комитету Государственной Думы по законодательству отнести к предметно- исключительной подследственности «своих» следователей такие составы, как: незаконный экспорт технологий научно-технической информации и услуг, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники (ст. 189), Государственная измена (ст.275), шпионаж (ст.276), посягательство на жизнь государ-

65

ственного или общественного деятеля (ст.277), диверсия (ст.281), разглашение государственной тайны (ст.283), утрата документов, содержащих государственную тайну (ст.284), производство, и распространение оружия массового уничтожения (ст.355 УК)1. Около 23 составов преступлений ФСБ пытается или передать в подследственность другим органам предварительного следствия, или определить их к альтернативной подследственности как своей, так и других органов.

Таким образом, ФСБ предлагает оставить им в предметно-исключительной подследственности своих следователей только восемь составов преступлений. Однако вряд ли можно признать убедительными аргументы в необходимости исключения из предметно-исключительной подследственности органов ФСБ таких составов преступлений, как терроризм (ст.205), захват заложников (ст.206), организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст.208), вооруженный мятеж (ст.279 УК), т.к. речь идет о преступлениях, посягающих на общественную безопасность и безопасность государства, а также против основ конституционного строя.

На наш взгляд, перечисленные преступления должны расследовать органы, отвечающие за безопасность государства, что и вытекает из основного назначения данного ведомства - обеспечение государственной безопасности. Не включена в перечень прямой подследственности и ст. 190 УК (невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран). Зато этот состав находится в перечне преступлений, предложенных к альтернативной подследственности.

В пояснительной записке не сказано, к каким органам предварительного следствия следует относить тот или иной состав преступления, который

1 См.: Предложения ФСБ России об изменении подследственности, внесенные в Государственную Думу Российской Федерации.

66

предложено отнести к альтернативной подследственности. Также не определен орган предварительного следствия, к подследственности которого мог бы быть отнесен состав ст. 190 УК. По - видимому, этот состав должен относиться к предметно-исключительной подследственности ФСБ по тем соображениям, которые изложены выше. К тому же, трудно представить, что, например, следователи органов внутренних дел смогли бы успешно расследовать такой вид преступления в силу его специфики. Аналогичные соображения можно привести и относительно еще двух составов преступлений, относящихся к предметно-исключительной подследственности органов ФСБ. Это - ст.278 (насильственный захват власти или насильственное удержание власти) и ст.279 (вооруженный мятеж). Оба состава преступлений предложено отнести к альтернативной подследственности. Вместе с тем не называется тот орган расследования, который мог бы наряду со следователями ФСБ расследовать эти преступления. Вряд ли и это предложение следует поддержать. Указанные преступления связаны с посягательствами на конституционный строй Российской Федерации, на безопасность государства. Следователи ФСБ (КГБ) много лет уже расследуют такие преступления, набрались и опыта и навыков, хорошо знают методику и тактику их расследования.

В других же ведомствах в случае изменения подследственности придется специально обучать своих следователей. Все эти предложения пока на стадии обсуждения, но и сейчас уже можно говорить, опираясь на приведенные суждения, что существующее разграничение предметно- исключительной подследственности не устраивает и разработчиков проектов УПК и практических работников, которые также критикуют эти проекты.

Так, прокурор г. Москвы С.Герасимов считает, что «сегодня можно было бы сократить число преступлений, подследственных органам проку-

67

ратуры, например, по делам о преступлениях против личности, сосредоточив усилия на борьбе с коррупцией и организованной преступностью»1. Его поддерживает А.Г. Халиулин, который полагает, что «законодатель неправильно отнес к компетенции прокуратуры дела об убийствах, о половых преступлениях, о бандитизме, умышленном уничтожении или повреждении имущества путем поджога, контрабанде, незаконном занятии частной медицинской практикой. Все эти преступления должны быть подследственны следователям органов внутренних дел. Но закономерно оставление в подследственности прокуратуры экологических преступлений, преступлений против конституционных прав и свобод граждан, преступлений против государственной власти»2.

На наш взгляд, передача в подследственность следователей органов внутренних дел преступлений о бандитизме, умышленном убийстве, о половых преступлениях, умышленном уничтожении или повреждении имущества путем поджога, контрабанде, незаконном занятии частной медицинской практикой имеет свои плюсы. Количество убийств, связанных с организованной преступностью непрерывно растет и поэтому увеличивается роль оперативно-розыскных данных, которые позволяют реализовы-вать совместные планы оперативных работников и следователей. Поскольку следователи органов внутренних дел и оперативные работники находятся под крышей одного ведомства, то и взаимодействие их в реализации таких планов заметно эффективнее, нежели со следователями прокуратуры. В настоящее время расследованием таких убийств во многих случаях занимаются постоянно действующие следственно-оперативные группы, которые создаются из числа следователей прокуратуры и оперативных работников

1 Герасимов С. Функции уголовного преследования в деятельности прокуратуры. Прокуратура в правовом государстве. - М., 1997. С.52.

2 Халиулин А.Г. Уголовное преследование как функция прокуратуры Российской Федерации. Дис… док. юрид. наук. -М., 1997. С. 120-122.

68

органов внутренних дел, в соответствии с совместным указанием Генеральной прокуратуры РФ и МВД России.

«Следственно-оперативная группа является постоянно действующим формированием, создаваемым в республиках, краях, областях, крупных городах и на транспортных узлах. Она формируется из числа наиболее квалифицированных следователей и работников уголовного розыска, имеющих достаточный опыт раскрытия и расследования преступлений против жизни и здоровья людей»1. К сожалению, как свидетельствуют о том имеющиеся данные такие группы нередко расформировываются, часто меняют личный состав. Все это отрицательно сказывается на результатах раскрытия и расследования тяжких преступлений. Поэтому предложение о передаче таких дел следователям органов внутренних дел заслуживает внимания. С другой стороны следователи прокуратуры могли бы расследовать все преступления совершенные депутатами и должностными лицами выборных органов.

Следующим подвидом предметной подследственности является предметно- альтернативная подследственность, которая также имеет свои неразрешенные проблемы. Если состав преступления относится только к подследственности одного органа предварительного расследования, то проблем не возникает, но совсем другое дело, когда один и тот же состав преступления относится к подследственности сразу двух органов предварительного расследования. Например, по ст. 209 УК (бандитизм) следствие могут производить как следователи прокуратуры, так и следователи ОВД. По нашему мнению, и следователи ФСБ также должны получить право расследовать бандитизм, т. к. и ст.208 (организация
незаконного

1 Типовое положение «Об организации работы постоянно действующих следственно-оперативных групп по раскрытию умышленных убийств», утверждено совместным указанием ральной прокуратуры и МВД России № 315-16-93 от 2.06.93; №1/3452 от 2.08.93.

69

вооруженного формирования или участие в нем), и ст.210 (организация преступного сообщества) УК РФ отнесены к компетенции органов ФСБ, но по объективной стороне эти преступления схожи. И там и там имеются организованные вооруженные группы, преступления, совершенные этими группами, обычно относятся к категории особо опасных. В действующем законодательстве (ст. 126 УПК РСФСР) альтернативная подследственность органов предварительного следствия выглядит следующим образом: ст. 211 УК (угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава) относится к компетенции следователей прокуратуры и следователей ФСБ; ч.2 и 3 ст. 222(незаконное приобретение, передача, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств) расследуется следователями органов внутренних дел, ФСБ, а также следствие по нему могут производить следователи органов налоговой полиции, если их расследование связано с преступлениями, по которым возбуждено уголовное дело, и оно не может быть выделено в отдельное производство; ст.354 (публичные призывы к развязыванию агрессивной войны) и ст.359 (наемничество) отнесены к компетенции следователей прокуратуры и следователей ФСБ, статьи 290-293 (получение взятки, дача взятки и служебный подлог) расследуются следователями прокуратуры, органов внутренних дел, а также в соответствии с ч.б ст. 126 УПК и следователями органов налоговой полиции. При подготовке проектов УПК настойчиво проводилась идея о расширении предметно-альтернативной подследственности.

Представители ФСБ предлагают отнести к альтернативной подследственности с целью наделения следователей органов федеральной службы безопасности правом расследовать следующие виды преступлений: присвоение или растрата (ч.2 и 3 ст. 160); легализация или отмывание денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем (ч.2 и

70

3 ст. 174); контрабанда (ст. 188); невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран (ст. 190); незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга (ч.2 ст. 191); невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193); терроризм (ст.205); захват заложников (ст.206); организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст.208); организация преступного сообщества (преступной организации (ст. 210); угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ст.211); незаконное обращение с радиоактивными материалами (ст.220); незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ч.2 и 3 ст.222); хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ч.2-4 ст.226); незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ (ч.2-4 ст.228); нарушение правил международных полетов (ст.271); неправомерный доступ к компьютерной информации (ст.272); создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ (ст.273); нарушение правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети (ст.274); насильственный захват власти или насильственное удержание власти (ст. 27 8); вооруженный мятеж (ст.279); публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации (ст.280); злоупотребления должностными полномочиями (ст.285); получение взятки (ст.290); дача взятки (ст.291); служебный подлог (ст.292); незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации (ст.322); противоправное изменение Государственной границы Российской Федерации (ст.323); планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны (ст.353); публич-

71

ные призывы к развязыванию агрессивной войны (ст.354); наемничество (ст.359) и бандитизм (ст.209).

Таким образом, представители ФСБ предлагают отнести к альтернативной подследственности следователей ФСБ тридцать два состава преступления, когда сейчас их только двадцать один. Вновь предлагаемых составов, которые должны будут войти в альтернативную подследственность следователей ФСБ, насчитывается одиннадцать. Мы полагаем, что многие из них липшие и включать эти составы преступлений в альтернативную подследственность нет нужды. Например, предлагается отнести такой состав, как присвоение или растрата, а также должностные преступления (получение взятки, дача взятки и служебный подлог), к альтернативной подследственности. Нам представляется, что нет необходимости загружать следователей ФСБ и еще больше вносить путаницу в определение подследственности. Расследовались же эти составы в последнее время следователями органов внутренних дел и прокуратурой, ну и пусть остаются в их подследственности. Если они (представители ФСБ) имели в виду, что будут расследовать дела, связанные со взятками полученными сотрудниками ФСБ, то и это уже предусмотрено УПК, где в ч.З ст. 126 говорится, что все преступления совершенные указанными сотрудниками, расследуют следователи военной прокуратуры.

На наш взгляд правильно предлагается отнести к альтернативной подследственности следователей ФСБ такие составы преступлений, как хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ч. 2-4 ст. 226) и незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ (ч.2-4 ст.228 УК РФ).

Представители ФСБ предлагают отнести к альтернативной подследственности и ч.2 и 3 ст.222 УК, но этот состав преступлений уже и по дейст-

72

вующему законодательству отнесен к альтернативной подследственности. Предварительное следствие по нему могут проводить как следователи органов внутренних дел, так и следователи ФСБ. Что касается остальных составов преступлений, предложенных отнести к альтернативной подследственности, то и здесь законодателю необходимо подойти с точки зрения целесообразности. Прежде всего необходимо определиться, к какому органу предварительного расследования следует относить преступления альтернативной подследственности.

Предложения об изменении альтернативной подследственности поступают и от других ведомств. Следственный комитет МВД РФ считает, что к альтернативной подследственности следователей органов внутренних дел следует отнести и дела, подследственные следователям ФСНП, т.к. сейчас если при расследовании уголовного дела следователь органов внутренних дел выявляет состав преступления подследственный следователям налоговой полиции, то все дело вынужден передавать по подследственности им. Даже если расследование велось по тяжкому, сложному делу, которое подследственно следователю органов внутренних дел, проведена трудоемкая, большая работа, потрачено много сил и средств, следователь вынужден передать это дело в следственные органы ФСНП. Нам представляется, что законодатель должен внести изменения в УПК и разрешить этот вопрос.

С другой стороны, заслуживает внимания и предложение представителей Департамента налоговой полиции о том, чтобы следователи ФСНП имели право заканчивать уголовные дела даже в том случае, если при их расследовании выявляются другие составы преступления, к примеру: должностные преступления, преступления против жизни и здоровья. По действующему законодательству, следователи органов налоговой полиции расследуют такие дела, если их расследование связано с преступлениями по которым возбуждено уголовное дело, и оно не может быть выделено в

73

отдельное производство. На наш взгляд, эту формулировку законодателя необходимо изменить. Если выяснится при расследовании дела, возбужденного по ст. ст. 198 или 199 УК РФ, которые подследственны следователям ФСНП, что с целью уклонения от уплаты налогов с организации было совершено убийство, то оставить такое уголовное дело расследовать следователю органов налоговой полиции. Пусть этот следователь и закончит данное уголовное дело без выделения его в отдельное производство. Об отнесении к альтернативной подследственности некоторых составов преступлений ходатайствуют и органы дознания. Например, органы пограничной службы Российской Федерации предлагают отнести к альтернативной подследственности дела о контрабанде, которые сейчас относятся к компетенции таможенных органов.

На наш взгляд, в таком изменении подследственности нет смысла, т.к. часть составов преступлений, о которых идет речь, относится к подследственности лишь таможенных органов ( ст. 193 - невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте и ст. 194 УК - уклонение от уплаты таможенных платежей), а оставшиеся три состава (188, 189 и 190 УК РФ) отношения к пограничной службе также не имеют, поскольку речь в них идет о таможенных границах. Для производства по этим составам преступлений дознания и были образованы таможенные органы. Дублировать их компетенцию было бы нецелесообразно.

Таким образом, существование рассмотренного вида подследственности следует оценить как явление положительное. По нашему мнению, расширение предметно - альтернативной подследственности позволит уменьшить число случаев передачи дел от следователя одного ведомства следователям другого ведомства. Именно по этому пути и нужно идти законодателю в усовершенствовании института подследственности.

74

Кроме вышеназванных видов подследственности, существует еще и предметно-универсальная, при определении которой имеются и свои проблемы.

К универсальной подследственности относятся те составы преступлений, которые подследственны сразу всем органам предварительного расследования. По действующему законодательству к таким преступлениям следует отнести такие составы, как: контрабанда (ст. 188), организация преступного сообщества (ст.210), преступления в сфере компьютерной информации (ст. ст. 272-274), провокация взятки или коммерческого подкупа (ст.304). По этим составам преступлений проводить расследование могут все четыре органа предварительного следствия.

Термин «универсальная подследственность» ввел А.А.Чувилев, который после принятия Федерального Закона РФ от 17 декабря 1995 года «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О федеральных органах налоговой полиции» и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» писал, что « к предметной подследственности следователей нового следственного аппарата отнесены дела о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 162-1, 162-2, 162-3, 162-4, 162-5, 162-7 , 162-8 УК (ч.4 ст.126 УПК). Вместе с тем ст. ст. 162-7 и 162-8 УК были сохранены в перечне ч.5 ст.126 УПК, устанавливающей альтернативную подследственность (по традиционной терминологии), которую точнее было бы именовать универсальной. По делам о преступлениях, фигурирующих в этом перечне, предварительное следствие правомочны осуществлять следователи любого из четырех следственных аппаратов, если они сами возбудили их»1.

Какие же все-таки проблемы возникают при определении предметно- универсальной подследственности?

1 Чувилев А. А. Подследственность уголовных дел. - Законность. 1996. № 7. С.29.

75

В первую очередь проблема заключается в том, что возникает необходимость в выборе органа предварительного расследования, который будет проводить следствие по такому составу преступлению. Ведь если состав относится к подследственности сразу трех-четырех ведомств, то как определить, кто именно будет расследовать? К примеру, если орган дознания, проводя проверку по материалу, обнаружит, что имеется состав преступления, подследственного следователям всех четырех ведомств. Кому направлять материал по подследственности? Как разрешить эту проблему? В соответствии со ст. 114 УПК орган дознания, не возбуждая уголовного дела, может направить материал проверки по подследственности. Другое дело, когда подследственность преступления является универсальной.

В.В. Шимановский полагает, что «хотя бы в ведомственных актах следует более четко определить, какой орган расследования и в каких случаях должен расследовать уголовное дело, отнесенное одновременно к компетенции следователей и ФСБ, и прокуратуры, и органов внутренних дел»1. Видимо, будет правильным в этом случае решать вопрос определения подследственности, т.е. кто будет расследовать данное преступление, через прокурора. Орган дознания, усмотрев в материалах проверки состав преступления, которое подследственно нескольким органам предварительного следствия, например ст.292 (служебный подлог) - подследственно следователям органов внутренних дел и прокуратуры, направляет этот материал прокурору.

В связи с этим считаем необходимым внести соответствующие изменения и дополнения в ст. 114 УПК, т.к. эта норма была рассчитана на существующую прежде регламентацию подследственности. Сейчас же, когда видов подследственности, да и самих органов предварительного расследо-

1 Шимановский В.В. Разграничение подследственности уголовных дел. - Рос. юстиция. 1997. № С.35.

76

вания стало больше, возникла необходимость более подробно регламентировать определение подследственности.

Поэтому предлагаем изложить редакцию ст. 114 УПК в следующем виде: «Следователь, орган дознания, не возбуждая уголовного дела, могут направить полученное заявление или сообщение по подследственности или подсудности. Суд вправе направить полученные заявления (сообщения) по подследственности или подсудности. Прокурор вправе направить полученные заявления или сообщения по подследственности или подсудности. В этом случае указанные должностные лица обязаны принять меры к предотвращению или пресечению преступления, а равно к закреплению следов преступления». Прокурор, получив материал от органа дознания о преступлении, подследственном сразу нескольким органам предварительного расследования, решает в соответствии со своими полномочиями, какому из имеющихся следственных аппаратов целесообразнее направить материал для производства расследования. И здесь прокурор должен руководствоваться и учитывать некоторые обстоятельства, такие, например, как наличие специализации следователей, их загруженность, сложность и общественная опасность совершенного преступления, и др. Именно эти обстоятельства помогут правильно определить орган расследования, что позволит более качественно расследовать преступление и избежать волокиты.

Выше речь шла об определении подследственности на стадии возбуждения уголовного дела. Однако бывают случаи изменения подследственности уже на стадии предварительного расследования. Это обусловлено тем, что «некоторые обстоятельства, от которых зависит точная квалификация деяния, в момент возбуждения уголовного дела бывают еще неизвестны или известны не полностью»1. После возбуждения уголовного дела такие обстоятельства могут быть установлены, что может повлиять на квалифика-

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.2. - М., Изд. «Наука», 1970. С. 19.

77

цию преступления и на изменение подследственности. Разграничение подследственности происходит иной раз по близким с объективной стороны составам преступлений или же по различным частям одной и той же статьи Уголовного кодекса (например, чЛ ст. 112 УК подследственна органам дознания, а по ч.2 этой же статьи проводится предварительное следствие следователями органов внутренних дел; ч.1 и 4 ст.222 УК относятся к компетенции органов дознания, а ч.2 и 3 этой же статьи расследуют следователи органов ФСБ; по ч.1 ст.ЗП проводится расследование в форме дознания, а ч.2 ст.ЗП относится к подследственности следователей прокуратуры). Как же должны быть решены вопросы передачи уголовных дел в связи с изменением предметной подследственности в стадии предварительного расследования?

Так, например, если в ходе дознания будут установлены обстоятельства, которые повлияют на изменение квалификации (взять хотя бы вышеназванные статьи УК) и подследственности, то орган дознания будет обязан направить уголовное дело по подследственности. Если же подследственность преступления является универсальной, то, видимо, правильно будет решать этот вопрос через прокурора, который и определит орган предварительного следствия.

Последним видом подследственности, которую мы также считаем неразрывно связанной с предметной подследственностью, является подследственность по связи дел.

В действующем законодательстве подследственность по связи дел определяет преступления, которые прямо не относятся к компетенции того или иного органа расследования, но по таким составам преступлений предварительное следствие проводится тем органом, к чьей подследственности относится преступление, в связи с которым возбуждено данное дело.

78

Ст. 126 УПК РСФСР следующие преступления относит к подследственности следователей органов Федеральной службы безопасности Российской Федерации, если это связано с расследованием уголовных дел о преступлениях, отнесенных к их подследственности: злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), превышение должностных полномочий (ст.286), а также преступления, связанные со взятками, служебный подлог и халатность (статьи 290- 293).

По уголовным делам о таких преступлениях, как незаконное предпринимательство (ч.2 ст. 171); незаконная банковская деятельность, лжепредпринимательство, легализация или отмывание денежных средств или иного имущества, приобретенного незаконным путем (ст. ст. 172-174); незаконное получение кредита (ст. 176); злоупотребление при выпуске ценных бумаг (эмиссии) (ст. 185); невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193); злоупотребление полномочиями (ст.201); злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст.202); коммерческий подкуп (ст.204); организация преступного сообщества (ст.210); незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ч.2 и 3 ст. 222); преступления в сфере компьютерной информации (ст.272-274); ст.ст. 290-293 и ст.304 УК РФ, предварительное следствие может производится также следователями органов налоговой полиции, если их расследование связано с преступлениями, по которым возбуждено уголовное дело, и оно не может быть выделено в отдельное производство.

Таким образом, первым условием отнесения вышеперечисленных преступлений к компетенции следователей органов налоговой полиции является наличие уголовного дела, с которым это преступление связано, а второе условие - это то, что данное уголовное дело не может быть выделено в отдельное производство.

79

Есть еще одна категория преступлений, уголовные дела по которым могут расследоваться тем органом, к чьей подследственности относится преступление, в связи с которым возбуждено данное уголовное дело.

Ст. 126 УПК относит к ним такие преступления, как вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150 УК РФ); ст.ст.285 и 286, которые нами уже назывались выше, заведомо ложный донос (ст.306); заведомо ложные показания, заключение эксперта или неправильный перевод (ст.307); подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний, либо к неправильному переводу (ст.309); разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса (ч.2 ст.ЗП); укрывательство преступлений (ст.316); разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа (ст.320); подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков (ст.327).

В последнем проекте нового УПК, который был принят уже в первом чтении Государственной Думой, каких - либо дополнений, касающихся подследственности по связи дел, не имеется и поэтому поводов для дискуссии здесь нет. Но, тем не менее, представители Следственного комитета МВД РФ предлагают внести коррективы в ч. 6 ст. 165 проекта УПК, где идет речь о преступлениях, подследственных по связи дел. Они считают, что в этой части необходимо оставить только ч. 2, 3 и 4 ст. 150 УК РФ (вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления). Часть же первую этой статьи отнести к компетенции органов дознания и к таким категориям уголовных дел, по которым предварительное следствие необязательно. Точно такие же изменения предлагается произвести и с редакцией ст.320 УК (разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего

80

органа): часть вторую оставить, как и была, а часть первую отнести к компетенции органов дознания1.

На наш взгляд, возможно такие изменения действительно необходимо внести, поскольку выделенные составы по своей структуре просты и каких- либо сложностей в расследовании не представляют. Такие преступления смогут расследоваться и органами дознания. Другие же части этих статей, имеющие квалифицирующие признаки, уже представляют собой сложность и правильно отнесены к компетенции следователей. Указанные изменения касаются предварительного следствия.

Как же быть, если при производстве дознания, например по ст. 129 (клевета), будет установлено, что имело место принуждение к даче показаний или подкуп свидетеля (ст.309 УК РФ)? Если исходить из требований закона о том, что в данном случае расследование должно производится тем органом, к чьей подследственности относится преступление, в связи с которым возбуждено данное дело, то таковым является орган дознания. Однако в ч.7 ст. 126 УПК указывается на необходимость производства предварительного следствия, а не дознания. Поэтому, на наш взгляд, дознание не может производится. В данном случае предварительное следствие должно осуществляться следователями прокуратуры, т.к. именно к компетенции этого органа относится ст. 309 УК РФ. Дело в том, что ряд составов преступлений, которые отнесены к подследственности по связи дел, имеют еще и предметно-альтернативную подследственность.

Поясним это на примере: если взять ст. 304 УК, то согласно ч.7 ст. 126 УПК расследование по этому преступлению проводит тот орган, к чьей подследственности относится преступление, в связи с которым возбуждено уголовное дело. С другой стороны, статья 304 указана и в перечне преступ-

1 Пояснительная записка к предложениям о внесении изменений и дополнений в принятый Государственной Думой в первом чтении Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, составленная представителями Следственного комитета МВД РФ.

81

лений, расследование по которым проводят следователи прокуратуры, ФСБ и следователи органов внутренних дел. Взять еще один состав: ч.2 ст. 311 УК РФ. Он также фигурирует в ч.7 ст. 126 УПК и относится к компетенции следователей прокуратуры. Не будет ли возникать на практике сложностей в определении органа расследования при подобной ситуации? Видимо, здесь каких-либо проблем возникать не должно, т.к. перечисленные в ч.7 ст. 126 УПК составы преступлений возбуждаются органом предварительного следствия лишь при наличии основного дела, с которым последнее и связано. Если же этот состав указан в других частях ст. 126 УПК и не относится к подследственности по связи дел, то должен быть расследован тем органом предварительного следствия, к компетенции которого он отнесен.

Таким образом, предметная подследственность определяется не только видом совершенного преступления, но и связью между самими преступлениями, лицами, совершившими преступления ( связь предметной и персональной подследственности рассматривается ниже), что еще раз подтверждает наше разделение предметной подследственности на такие подвиды, как предметно-исключительный, предметно-альтернативный, предметно-универсальный и подследственность по связи дел. Определение предметной подследственности (всех ее видов) является одной из наиболее сложных задач, требующих оптимального решения при подготовке нового УПК. Будет ли найдено такое решение, покажет будущее. На этапе подготовки кодекса активное обсуждение затронутых проблем несомненно будет способствовать совершенствованию норм, регулирующих предметную подследственность.

82

§ 2. Проблемные вопросы территориальной подследственности

Территориальная подследственность позволяет разграничить подследственность между одноименными органами дознания и предварительного следствия, в зависимости от той территории, на которую распространяется их юрисдикция, «служит для определения пространственных пределов полномочий органов следствия и дознания по расследованию преступлений»1. Из этого следует, что основным признаком, определяющим территориальную подследственность, является место совершения преступления. Закон предусматривает проведение предварительного следствия в том районе, где совершено преступление. «Под словом «район» имеется в виду не только соответствующая административно-территориальная единица в буквальном смысле слова, а определенная территория, которую обслуживает конкретный орган предварительного следствия или дознания. Так, применительно к первому звену территориальных органов прокуратуры и органов внутренних дел речь идет о городах, районах городов и межрайонных территориальных образованиях»2. Например, следователи органов внутренних дел, прокуратуры, ФСБ и налоговой полиции расследуют уголовные дела о преступлениях, совершенных в пределах района, города или участка железной дороги. Старшие
следователи областных, краевых прокуратур, управлений

1 Ягодинский В.Н. Подследственность преступлений органам внутренних дел УССР. Дис. … канд.юрид. наук. - Киев., 1988. С.65

2 Дроздов Г В. Гл.10 учебника уголовного процесса. Под ред. А.С.Кобликова. - М.: фирма «СПАРК», 1995. С. 154.

83

внутренних дел, ФСБ расследуют дела, совершенные в пределах области, края.

Следователи Генеральной прокуратуры России производят расследование преступлений, совершенных, соответственно, на территории Российской Федерации. (Все уголовные дела о наиболее «громких» преступлениях сосредоточены в Генеральной прокуратуре России. Например, убийство журналиста Д.Холодова, совершенное на территории г.Москвы, убийство журналистки Л.Юдиной, совершенное в г.Элиста республики Калмыкия.) Преступления, совершенные на территории исправительных учреждений, расследуются следователями того района, на территории которого расположено ИУ. Следователи военных прокуратур проводят расследование дел о преступлениях, отнесенных законом к их подследственности, совершенных на территории обслуживаемой ими части, соединения, гарнизона. Специализированные следственные органы прокуратуры и следователи органов внутренних дел обслуживают соответствующие места, на которые распространяется их компетенция, исходя из направления их деятельности. Например, следователи транспортной прокуратуры и следователи органов внутренних дел на транспорте расследуют дела о преступлениях, отнесенных по предметной подследственности к их компетенции, совершенных на железнодорожных станциях, в морских, речных портах, в аэропортах. Именно на транспорте, при кражах из подвижного состава, возникают чаще всего споры о месте совершения преступления и определении территориальной подследственности. Такие споры противоречат воле законодателя, который считает их недопустимыми. Поэтому не случайно наряду с таким основным признаком, определяющим территориальную подследственность, каким является место совершения преступления, законодатель в ст. 132 УПК

84

РСФСР называет и вспомогательные признаки -место обнаружения преступления и место нахождения обвиняемого (подозреваемого). Таким образом, точное установление места совершения преступления позволяет правильно квалифицировать действия виновного по уголовному закону и вместе с тем правильно определить территориальную подследственность. Однако следует заметить, что место совершения преступления не всегда является известным и поэтому на практике возникают вопросы, связанные с установлением места совершения преступления и определением подследственности (имеется в виду, когда место совершения общественно опасных действий (бездействий) и наступление общественно опасных последствий не совпадают). При идеальном варианте, когда и то и другое совпадают, то споров о подследственности не возникает. В противном случае возникают определенные сложности: в установлении места совершения преступления и, значит, в определении
территориальной

подследственности. Например: в прокуратуру Октябрьского района г.Калининграда обратилась гр. Д., которая заявила, что за городом, на пустыре, точное место она не помнит, ее ограбили и изнасиловали трое парней. Д. рассказала, что стояла на дороге и пытаясь доехать до дома, останавливала попутную автомашину. Остановилась какая-то иномарка, и трое парней предложили ей покататься. Она села к ним в машину и они поехали за город, где сначала они употребили спиртное, а потом они стали к ней приставать, изнасиловали и отобрали золотые украшения. После этого парни уехали, оставив ее на месте. Она всю ночь добиралась до города. Вспомнить, где находится это место, она не смогла. При допросе Д. предложила проехать на место, которое она могла бы вспомнить, попав туда еще раз. Дежурный по ОВД и следователь прокуратуры были в
затруднении определить место совершения

85

преступления и считали, что район, где было совершено преступление совсем не Октябрьский. Тем не менее, для того чтобы правильно определить место совершения преступления и таким образом территориальную подследственность, оперативные работники вместе со следователем прокуратуры и потерпевшей выехали на предполагаемое место совершения преступления. Когда потерпевшая вспомнила и смогла показать это место, следователь произвел все необходимые следственные действия, а также определил, что место совершения преступления находится на территории Гурьевского района Калининградской области, куда и было в дальнейшем направлено уголовное дело по территориальности1. Такая же ситуация возникла и в другом случае. Т. села в чужую машину, покаталась с неизвестными двумя парнями, а когда после отдыха на природе они возвращались в город, эти парни что-то ей подмешали в спиртное, после чего Т. потеряла сознание и очнулась в одном из подъездов дома в Центральном районе. Обнаружив отсутствие своих золотых украшений, Т. заявила о случившемся в дежурную часть Центрального РОВД г.Калининграда. В данном случае вновь возникает трудность в определении территориальной подследственности совершенного преступления.

Для того чтобы таких сложностей не возникало, необходимо разобраться, что нужно считать местом совершения преступления? То место, где совершены общественно опасные действия, или то, где наступили общественно опасные последствия? В юридической литературе единого мнения по данному вопросу не имеется. Некоторые авторы считают, что если места совершения общественноопасных действий и наступления преступного результата не совпадают, то место

1 Архив Калининградского областного суда, уголовное дело № 04199/91 по обвинению Тимошенко Л.Ю., Свиридова А. А. и Кузьмина Д.И. по ст.ст. 117 ч.2 , 145 ч.2 УК РСФСР.

86

преступления там, где совершены действия, приведшие к наступлению общественно опасных последствий1. Н.Д. Дурманов высказывался противоположно и считал, что наступление преступных результатов определяет место совершения преступления2.

На наш взгляд,,_ более правильная позиция тех авторов, которые считают местом совершения преступления именно место совершения общественно опасного действия или бездействия. В.Н. Кудрявцев подтвердил правильность этой позиции. Он полагал, что преступные действия, совершенные в Казахстане, и будут расследоваться именно здесь, даже если общественно опасные последствия наступили в

•у

России . Таким образом, местом совершения преступления следует считать то место, где совершены и закончены все преступные действия (бездействия), независимо от того, где наступили общественно опасные последствия. Однако на практике бывают случаи, когда место совершения общественно опасных действий неизвестно. Например, гражданин заявил о краже кошелька, которую он обнаружил, проехав через весь город, только у себя дома. УПК (ст. 132) в этих случаях предусматривает проведение предварительного следствия по месту обнаружения преступления.

Вызывает сложность (особенно на практике) определение места совершения таких видов преступлений, как длящиеся и продолжаемые. В
теории уголовного права продолжаемым признается такое преступление, которое складывается из ряда тождественных деяний,

1 См.: Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962. С.216-217; Научно- практический комментарий УПК РСФСР под ред. Л.Н. Смирнова. Изд. «Юрлитература», М.,

  1. С.66; Салахов М.С. Подследственность в советском уголовном процессе. Дис канд.

юрид. наук. - Казань, 1972. С. 100-103.

2 См.: Дурманов Н.Д. Советский уголовный закон. - М.:МГУ. 1967. С.218.

3См.: Кудрявцев В.Н. Квалификация преступлений совершенных на территории нескольких союзных республик. - Социалистическая законность. №6.1966. С.50.

87

направленных к единой цели и объединенных одним единым умыслом1. Как определить территориальную подследственность преступления, при котором продавец, имея умысел на присвоение чужого имущества, при продаже 10 тонн крупы пользовалась уменьшенными в весе гирями и, продавая крупу в разных районах города, похитила, таким образом, более 250 тыс. рублей? Получение взятки в несколько приемов в разных местах города также относится к продолжаемому преступлению и вызывает затруднения в определении территориальной подследственности. В юридической литературе единого мнения по проблеме определения места совершения преступления и его территориальной подследственности нет. Некоторые авторы считают, что преступление совершено там, где преступное деяние было прекращено . С точки зрения других местом совершения преступления считается то место, где в течение какого-то времени осуществлялось это преступление3. В.Н. Кудрявцев вообще предлагает несколько вариантов определения места совершения продолжаемого преступления4. По нашему мнению, расследовать такие преступления необходимо тому органу предварительного следствия, где преступные действия закончились. Так утверждают М.И.Блум и А.А.Тилле полагая, что «сколько бы не длилось продолжаемое преступление, временем его совершения будет момент его окончания»5. Аналогичного мнения придерживаются З.З.Зинатуллин, М.С.Салахов и Л.Д.Чулюкин, которые полагают, что, « коль скоро продолжаемое преступление заканчивается совершением последнего акта преступного действия, то и местом его

‘См.: Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. - М., Издательство БЕК, 19%. С.317.

2 См.: Ляпунов Ю.И. Советское уголовное право. Понятие преступления по советскому уголовному праву. Учебное пособие. - М., 1968. С. 15.

3 См.: Дурманов Н.Д. Советский уголовный закон. - М., МГУ, 1967. С.223.

4 См.: Кудрявцев В.Н. Указ. работа.

5 Блум М.И., Тилле А.А. Обратная сила закона. - М.,1969. С.40.

88

совершения следует считать место учинения этого последнего эпизода»1. Такое решение вопроса соответствует и сложившейся следственной практике. Ведь именно по месту совершения последнего преступного действия (акта) определяется место совершения продолжаемого преступления и оно дает возможность органам расследования быстро возбудить уголовное дело, своевременно расследовать его и исключает всякие споры о подследственности.

Возникают сложности в определении территориальной подследственности и при совершении длящегося преступления. Под ним обычно понимают действия или бездействия, сопряженные с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования2. В них деяние одно, но растянуто во времени и имеет характер процесса. «Характеризуется такое преступление непрерывным осуществлением состава преступного деяния»3. В форме действия такое преступление может состоять в изготовлении фальшивых денег, побеге из мест лишения свободы. Путем бездействия длящиеся преступления совершаются, например при уклонении от уплаты алиментов (ст. 157 УК), хранении запрещенных предметов (ст.ст.222, 224 УК). По нашему мнению, вопрос этот следует решать с учетом целесообразности применения ст. 132 УПК РСФСР. Или преступление расследуется (в основном) органом предварительного следствия в том месте, где преступление начато ( т.е. действия или бездействия образуют оконченный состав преступления), или же в целях обеспечения

Зинатуллин 3.3., Салахов М.С., Чулюкин Л. Д. Подследственность уголовных дел. - Казань: изд-во Казанского ун-та, 1986. С.35. 2См.:НаумовА.В. Указ. работа. С.317.

3 Постановление 23-го Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 года с внесенными в него изменениями Постановлением №1 Пленума Верховного Суда СССР от 14 марта 1963 года.-Бюллетень Верховного Суда СССР. №3. 1963. С.22.

89

наибольшей быстроты, объективности и полноты расследования - по месту обнаружения преступления, месту нахождения подозреваемого, обвиняемого или большинства свидетелей (ст. 132 УПК). Думается, что именно такое решение вопроса о месте совершения длящегося преступления соответствует следственной практике. О совершенном длящемся преступлении органам расследования в подавляющем большинстве случаев становится известно прежде всего по месту, где оно началось, и возбуждается уголовное дело. Очевидно, что орган, возбуждающий уголовное дело, не может предугадать, где виновный будет задержан. Поэтому еще раз следует отметить, что местом совершения длящегося преступления является место, где совершен преступный акт, с которого оно начинается.

Наряду с основным признаком, определяющим территориальную подследственность, каким является место совершения преступления, в УПК называются еще и вспомогательные признаки: место обнаружения преступления и место нахождения обвиняемого (подозреваемого) или большинства свидетелей. Суждения по определению понятия места обнаружения преступления в литературе уже высказывались. Мы согласны с мнением М.С.Салахова, который считает, что «местом обнаружения преступления являются все те места, где преступные действия не совершались»1. Если место совершения преступления и место обнаружения преступления совпадают, то, как правило, они охватываются единым правовым понятием - местом совершения преступления, и проблем с определением территориальной подследственности не возникает. Когда преступление обнаружено в одном место, а преступные действия совершены в другом, за пределами

1 Салахов М.С. Подследственность уголовных дел. Дне канд. юрид. наук - Казань, 1972.

С. 177.

90

обслуживаемой тем или иным органом территории, в таких случаях по месту обнаружения преступления компетентные органы обязаны возбудить уголовное дело и расследовать его. Лишь после установления в ходе расследования места совершения преступления органы расследования имеют право передать уголовное дело по территориальности. Например, как в приведенном нами примере, лишь после установления места совершения преступления уголовное дело было направлено в Гурьевский район Калининградской области. Что касается передачи дел для расследования по месту нахождения обвиняемого (подозреваемого), то такая передача производится очень редко, хоть и имеет место в практической деятельности следственных органов. Так, например, при расследовании уг°ловного дела, возбужденного следователями Октябрьского ОВД г. Калининграда по ч.2 ст. 145 УК РФ в отношении гр.Х, было установлено, что последний совершил ряд преступлений в г. Гатчина Ленинградской области, где он значился в розыске. После того как было сообщено, что X. арестован в Калининграде, следователь Гатчинского УВД направил уголовное дело по подследственности в Калининград, т.е. по месту нахождения X1. Вот еще один пример: арестованный в Киеве гр.С. признался, что совершил ряд краж в Октябрьском районе г.Калининграда, где он некоторое время проживал у родственников. Получив такие данные и возобновив уголовные дела, которые были приостановлены по п.З ст. 195 УПК РСФСР (за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого), следователи Октябрьского ОВД направили их по подследственности в г.Киев, где находился подозреваемый С. (речь идет о времени, когда еще существовал СССР). Естественно, вопрос о передаче уголовного дела по подследственности разрешался только

1 Уголовное дело № 04181 по обвинению X.

91

через вышестоящего прокурора (прокурора Калининградской области, прокурора Ленинградской области и прокурора г.Киева) и по согласованию с территориальными следственными подразделениями. При обзоре следственной практики СУ УВД Калининградской области, следователей Фрунзенского ОВД г. Владимира, ОВД «Дмитровский» Северного административного округа г. Москвы, Тимирязевской межрайонной прокуратуры г.Москвы нами не выявлены случаи передачи дел по территориальности по месту нахождения большинства свидетелей. В законодательстве такое основание имеется, а на практике применяется довольно редко. В связи с приведенными примерами сразу возникает вопрос: нужно ли следователю возобновлять приостановленное или прекращенное уголовное дело, чтобы направить его по подследственности? Как часто бывает на практике, лицо, производящее расследование, устанавливает, что обвиняемый и ранее совершал преступления, по которым возбуждались уголовные дела, а затем приостанавливались производством или прекращались. Встает вопрос о соединении таких дел. В.И.Батищев, рассматривая проблему соединения уголовных дел, пишет, что « в юридической литературе, на наш взгляд, даются неправильные рекомендации. Приведем одну из них: «При соединении дел, в числе которых имеются приостановленные или прекращенные, право для отмены постановления о приостановлении или прекращении дела имеет соответствующее лицо, производящее расследование, или прокурор (ст.ст.108, 210) по месту соединения дел. Это вытекает из того, что дело прислано в распоряжение органа, принявшего решение о соединении дел. Органу, приостановившему или прекратившему дело, направляется копия постановления (Научно-практический комментарий к УПК РСФСР. - М., 1970. С.49). Такая постановка вопроса научно не обоснована и не предусматривает все

92

интересы практики: не способствует сокращению сроков расследования и экономии процессуальных средств. Действительно, когда в определенном органе соединены уголовные дела по преступлениям, совершенным в одном городе, районе, то при этом не исключено, что сбором уголовных дел и постановкой вопросов отмены постановлений занималось лицо, производящее соединение уголовных дел. В прекращенных и приостановленных делах, а также материалах, по которым отказано в возбуждении уголовного дела, зачастую имеется много недоработок. С целью их устранения действия по таким делам должны производиться силами органа того района, где было совершено преступление. Поэтому отмена постановлений о прекращении уголовного дела или возобновление производств по приостановленным делам должно производиться в этом же районе»1. Такое решение вопроса наиболее правильное и целесообразное, с точки зрения практики. Действительно, все недостатки в уголовном деле должны разрешиться до того, как оно будет направлено по подследственности в другой территориальный орган. Автор сам, длительное время работая на практике, неоднократно в этом убеждался, когда, являясь начальником следственного подразделения, получал по территориальной подследственности уголовные дела с массой недоработок. Если еще позволяли сроки по уголовным делам, то такие дела отправлялись обратно для устранения недостатков. В некоторых случаях приходилось восполнять пробелы и самим. Поэтому этот вопрос очень важен при соблюдении и сроков расследования, и качества следствия.

1 Батищев В.И. Расследование неоднократных преступлений отдельных лиц и постоянных групп

(процессуальные и криминалистические основы). Дис док юрид. наук - Воронеж., 1994.

С.87-89.

93

Таким образом, разграничение полномочий одноименных органов расследования производится по правилам территориальной подследственности.

Основным признаком, определяющим территориальную подследственность, является место совершения преступления, вспомогательными - место обнаружения преступления, место нахождения обвиняемого (подозреваемого) и большинства свидетелей. С учетом всех этих признаков должен быть правильно установлен конкретный орган расследования, который полномочен расследовать то или иное уголовное дело.

94

5 3. Проблемные вопросы персональной подследственности

В Российском уголовно-процессуальном законодательстве наряду с предметной и территориальной подследственностью выделяют еще и персональную подследственность, которая разграничивает компетенцию по расследованию уголовных дел каждого из ведомств, имеющих следственные аппараты на основе особенностей субъекта преступления (возраста, состояния здоровья, служебного положения и других обстоятельств).

К персональной подследственности традиционно относились прежде всего все дела о преступлениях, совершенных несовершеннолетними. Особенностью предварительного расследования таких дел является обязательность производства по ним предварительного следствия. До принятия Федерального Закона от 15 декабря 1996 года «О внесении дополнений и изменений в уголовно-процессуальный кодекс РСФСР»1 все дела такой категории расследовались следователями органов внутренних дел. В новой редакции ст. 126 УПК РСФСР, принятой указанным законом, все преступления, совершенные

несовершеннолетними, расследуются тем органом, который это дело и возбудил. Однако если речь идет о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 126 УПК, совершенных несовершеннолетними, то они подследственны только следователям органов внутренних дел. Это означает, что если при производстве дознания дознаватель устанавливает, что преступление, предусмотренное любой из статей,

1 См.: Российская газета. 1996. 15 декабря.

94

95

перечисленных в ч.1 ст. 126 УПК, совершено несовершеннолетними, то такое уголовное дело подлежит передаче следователю органов внутренних дел по подследственности. Так, дознаватель ОВД «Дмитровский» Северного административного округа г. Москвы возбудил уголовное дело по факту хулиганских действий, совершенных неизвестными лицами в кафе, расположенном на ул. Лобненской. В ходе проведения дознания было установлено, что 1 мая 1998 года около 22.30 в кафе зашли двое парней, которые были в нетрезвом состоянии. Сев за столик, они принялись громко разговаривать, употребляя нецензурную брань. На замечания администратора кафе А. парни не реагировали, стали ее оскорблять, а затем один из них ударил ее в лицо рукой. После этого парни, опрокинув столик, ушли из кафе, пообещав еще вернуться. Было установлено, что данное преступление совершили два подростка, которым на момент совершения преступления исполнилось по 16 лет. Установив, что подозреваемые по делу являются несовершеннолетними, дознаватель передал это уголовное дело по подследственности следователям Дмитровского отдела внутренних дел.1 Аналогичная ситуация может возникнуть, если при проведении дознания будет установлено, что преступление, предусмотренное ч.1 ст. 126, было совершено лицами, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту. Под эту категорию подпадают, очевидно, и действия лиц невменяемых или тех, кто совершил преступление в состоянии вменяемом, но после этого заболел душевной болезнью, лишающей возможности отдавать отчет своим действиям или руководить ими. И в этом случае дело должно быть передано по подследственности следователю органов внутренних

1 Уголовное дело № 115099 по обвинению несовершеннолетних С. и И.

95

96

дел. Это правило предусмотрено в ч. 2 ст. 126 УПК РСФСР. Завершая рассмотрение вопроса о подследственности преступлений, совершенных несовершеннолетними, следует заметить, что к особенностям производства предварительного следствия по таким категориям уголовных дел относится и норма УПК, предусматривающая выделение в отдельное производство дела о несовершеннолетнем. В связи с этим, до принятия новой редакции ст. 126 УПК, возникали трудности чисто технического характера. Если следователь прокуратуры, следователь органов государственной безопасности, орган дознания выделяли в отдельное производство дело в отношении несовершеннолетнего, то такое уголовное дело направлялось следователю органов внутренних дел (они расследовали все дела о преступлениях несовершеннолетних). Зачастую все дело состояло из двух-трех страниц, и следователю органов внутренних дел приходилось обращаться в соответствующие следственные подразделения, снимать копии, затребовать справки и т.д. С изменением закона это положение изменилось. Как было уже сказано, дела о преступлениях несовершеннолетних может расследовать следователь любого ведомства. В случае выделения в отдельное производство дела в отношении несовершеннолетнего расследовать это уголовное дело будет тот же орган, что и выделил. И последний момент, касающийся подследственности дел о
преступлениях

несовершеннолетних. Ст.414 УПК предусматривает порядок производства по некоторым категориям уголовных дел, по которым проводится протокольная форма досудебной подготовки материалов. В случаях, предусмотренных ч.2 ст. 126 УПК (о чем мы уже говорили), по делам о преступлениях, предусмотренных ст.414 УПК, также производится предварительное следствие. Если, например, дознаватель, составляя протокол о совершении преступления, предусмотренного ч.1

96

97

ст. 161 УК РФ (грабеж), установит, что преступление совершено лицами, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту, а также лицами несовершеннолетними, то по материалу возбуждается уголовное дело и проводится предварительное следствие.

К персональной подследственности относятся также все дела о преступлениях, совершенных военнослужащими, а также призванными на сборы военнообязанными, военными строителями, солдатами, матросами, сержантами, старшинами, прапорщиками, мичманами и лицами офицерского состава Федеральной службы безопасности Российской Федерации и Службы внешней разведки Российской Федерации, а также гражданским персоналом Вооруженных Сил Российской Федерации в связи с исполнением ими служебных обязанностей либо в расположении воинской части, учреждения или военного образовательного учреждения профессионального образования. Все преступления, совершенные перечисленными лицами, расследуются следователями военной прокуратуры. Ст. 126 также предусматривает, что если преступление совершено несколькими лицами и если хотя бы одно из них подследственно следователям военной прокуратуры, то такое дело передается в военную прокуратуру. В связи с этим на практике возникают некоторые проблемы в определении органа предварительного расследования. Если одно преступление совершили два лица, одно из которых несовершеннолетнее, а другое является военнослужащим срочной службы, то такое преступление, по правилам ст. 126, передается в военную прокуратуру. Однако зачастую следователи военной прокуратуры прекращают уголовное преследование в отношении военнослужащего и возвращают дело обратно. Так, следователями

97

98

Фрунзенского РОВД г. Владимира было возбуждено уголовное дело по факту кражи из квартиры, расположенной по ул. 16 лет октября, денег, золотых изделий, видеокассет, принадлежащих гр.Ш. Расследованием было установлено, что данную кражу совершили два брата И., причем одному из них было 17 лет, а второй находился на срочной военной службе в одной из воинских частей, расположенных в городе. Руководствуясь правилами подследственности, это уголовное дело было передано в военную прокуратуру. Однако следователь военной прокуратуры прекратил уголовное преследование в отношении старшего И. за отсутствием в его действиях состава преступления и вернул уголовное дело в следственное подразделение Фрунзенского РОВД. Тем временем сроки по делу заканчивались, да и волокита при производстве расследования привела к нескольким упущениям в части добывания и закрепления доказательств. Как видно из примера, следователь попал в такое положение, когда он считает необходимым привлечь обоих обвиняемых к уголовной ответственности, но в то же время в отношении брата-военнослужащего уголовное дело прекращено следователями другого ведомства. Проводить следствие в отношении обоих следователь органов внутренних дел не может, даже если бы военный прокурор отменил постановление следователя о прекращении уголовного преследования. В этом случае дело вновь бы было направлено в военную прокуратуру.

Возникают сложности на практике и при передаче уголовных дел по подследственности в военную прокуратуру. В случае совершения военнослужащим преступления вне расположения воинской части и необходимости проведения неотложных следственных действий уголовное дело может быть возбуждено соответствующими лицами территориальных правоохранительных органов с
последующей

98

99

передачей дела следователю военной прокуратуры. Работая в должности начальника следственного подразделения, автор неоднократно сталкивался с проблемой передачи таких уголовных дел в военную прокуратуру. Возбудив уголовное дело по преступлению, совершенному военнослужащим, и проведя ряд неотложных следственных действий по закреплению доказательств по делу, сразу направляли такое уголовное дело в военную прокуратуру. Одной из проблем было решить вопрос, в какую военную прокуратуру направить уголовное дело. Дело в том, что в городе имелась прокуратура военного гарнизона, прокуратура флота и прокуратура воинской части № X. Выяснив, что дело должно быть направлено в прокуратуру флота, чтобы не терять сроки расследования, чаще всего направляли такое дело нарочным. В военной прокуратуре сложилась такая практика, когда прокурор, вопреки требованиям закона, настаивал на проведении дополнительных следственных действий, хотя это недопустимо с точки зрения законности. После передачи дела по подследственности следователь территориального органа расследования не может самостоятельно проводить какие-либо действия по делу. Такие спорные вопросы, которые возникали по вине военной прокуратуры, решались лишь благодаря вмешательству вышестоящих инстанций.

По персональному признаку законодатель определил подследственность уголовных дел о преступлениях, совершенных судьями, прокурорами, следователями и должностными лицами органов внутренних дел, налоговой полиции и таможенных органов, а также уголовных дел о преступлениях, совершенных в отношении указанных лиц в связи с их служебной деятельностью. Такая категория уголовных дел отнесена к компетенции следователей органов прокуратуры. Эта норма ст. 126 УПК является новшеством в уголовно-процессуальном

99

100

законодательстве, поскольку ранее отнесение определенных уголовных дел к компетенции следователей прокуратуры происходило только по виду преступления и расследованием уголовных дел, совершенных данной категорией лиц, следователи прокуратуры занимались на основании ведомственных нормативных актов. Теперь же законодатель установил и официально закрепил в УПК еще и такой признак разделения подследственности следователей прокуратуры, как персональный.

Однако несколько проблемных вопросов все-таки возникает. Если преступление в отношении судьи совершено лицом, призванным на военные сборы, к компетенции какого следователя будет относится ведение следствия по данному делу: территориального или военного? А если преступление совершено в группе лиц, в которой находятся и следователь органов внутренних дел и офицер Федеральной службы безопасности Российской Федерации, также возникает проблема в определении подследственности. Нам представляется правильным и в этом случае руководствоваться ч.8 ст. 126 УПК, где говорится, что если при соединении уголовных дел хотя бы одно их них подследственно следователям военной прокуратуры, то все дело расследуется ими. На основании этой нормы будет правильно, если в перечисленных нами примерах расследованием уголовных дел займется следователь военной прокуратуры.

Законодатель ввел в ст. 126 УПК РСФСР еще одну новеллу, которая предусматривает, что в местностях, где в силу исключительных обстоятельств не действуют общие органы расследования, следователям военной прокуратуры по решению Генерального прокурора Российской Федерации может быть поручено производство
расследования по

100

101

уголовным делам о всех преступлениях, по которым в соответствии с настоящим Кодексом предварительное следствие обязательно.

Существующие проблемные вопросы персональной

подследственности пытаются разрешить как практические работники, направляя свои предложения о совершенствовании законодательства в Государственную Думу Российской Федерации, так и ученые в научной литературе. Так, представители Следственного комитета МВД РФ в своих предложениях в Комитет по законодательству и правовой реформе Государственной Думы предлагают внести изменение и дополнение в проект УПК, принятый в первом чтении. Часть этих предложений касается и персональной подследственности. К компетенции прокуратуры предлагается отнести преступления, совершенные судебными приставами и должностными лицами органов юстиции. По нашему мнению, предложение это заслуживает одобрения, т.к., по сути, оно восполняет пробел, допущенный авторами данного проекта УПК.

Подводя итог сказанному, нужно констатировать, что имеющиеся нормы уголовно-процессуального законодательства, регулирующие правила определения персональной подследственности, не отвечают всем требованиям современной практики. В настоящее время действительно необходимы изменения и дополнения, в том числе и те, о которых говорили мы, чтобы проблемные вопросы персональной подследственности не стояли так остро. Одним из решений проблемы будет скорейшее принятие нового уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации с теми изменениями и дополнениями, которые уже предложены и которые еще будут предлагаться. Законодателю предстоит еще реформирование многих институтов уголовного судопроизводства, в том числе и института персональной подследственности.

101

102

§ 4. Проблемные вопросы подследственности при соединении и
выделении уголовных дел

Одним из проблемных вопросов института подследственности является вопрос о том, к подследственности какого ведомства следует относить дела, соединенные и выделенные в порядке ст. 26 УПК РСФСР. Немало процессуалистов касались проблем соединения и выделения уголовных дел. Отвечая на вопрос, для каких целей законодатель ввел правило, допускающее при определенных условиях соединение нескольких уголовных дел или разделение уголовного дела на несколько самостоятельных производств, авторы высказывают самые различные точки зрения. М.А.Чельцов видит смысл этого действия в том, что « оно допускается в интересах правильного применения уголовного закона, т.е. назначения наказания в соответствии с виной каждого обвиняемого с учетом степени социальной опасности»1. Г.М.Миньковский полагает, что правильное применение положений о соединении и разъединении уголовных дел «обеспечивает целеустремленность и быстроту разрешения уголовного дела, обеспечивает полноту исследования обстоятельств дела» .

«Соединение и выделение уголовных дел являются диаметрально противоположными по своему содержанию и, вместе с тем, тесно связанными между собой понятиями уголовно-процессуальной науки»3.

1 Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М, 1951., С.240.

2 Миньковский Г.М. Пределы доказывания в советском уголовном процессе. - М., 1956.

С.52.

3 Шарафутдинов Ш.Ф. Соединение и выделение уголовных дел и материалов в советском

уголовном процессе. Дис…. канд. юрид. наук - М. 1988. С.12.

103

Статья 26 УПК РСФСР содержит исчерпывающий перечень оснований для соединения и выделения уголовных дел. Так, могут быть соединены в одно производство лишь дела по обвинению нескольких лиц в соучастии в совершении одного или нескольких преступлений или же дела по обвинению одного лица в совершении нескольких преступлений, а равно в заранее не обещанном укрывательстве этих же преступлений и недонесении о них (ч.1 ст.26 УПК). На практике в одно производство обычно соединяются также уголовные дела о преступлениях, которые тесно связаны между собой по фактическим обстоятельствам их совершения. Например, в одном производстве могут быть соединены уголовные дела о даче и получении взятки, о хищениях собственности и должностных преступлениях, способствовавших хищению, т.е. в таких случается подследственность определяется по связи дел.

Выделение же дел допускается только в случаях, вызываемых необходимостью, если это не отразится на полноте и объективности исследования и разрешения дела. «Практически это означает, что следователь, лицо, производящее дознание, а также прокурор и суд, принимая решение о выделении уголовного дела в отдельное производство, должны быть убеждены, что такое решение не отразится на установлении и оценке всех возможных версий совершенного преступления, тщательном исследовании обстоятельств как подтверждающих эти версии, так и устраняющих их или подвергающих сомнению, что все обстоятельства, перечисленные в ст. 68 УПК, будут надлежащим образом установлены, исследованы и оценены»1. Обязательным является выделение уголовного дела, если в одном

1 Соловьев А. Д. Всесторонность, полнота и объективность предварительного следствия. -Киев, МВД УССР, 1969. С. 10-22.

104

производстве соединены дела о преступлениях, не имеющих какой-либо связи между собой.

Кроме того, возможно, выделение уголовных дел: в связи с приостановлением предварительного следствия в отношении одного из соучастников вследствие того, что он скрылся или страдает психическим или иным тяжким заболеванием ( п.п.1 и 2 ст. 195 УПК); в случае совершения преступления несовершеннолетним совместно со взрослым, если имеется возможность выделения дела в отношении несовершеннолетнего в отдельное производство (ст.396 УПК).

И.Е.Быховский определил цель этого действия как «обеспечение правильного объема следственного (судебного) производства»1. Он же считает, что « как только в материалах уголовного дела появляются данные о виновности двух или более лиц, либо данные о совершении нескольких преступлений, и возникает вопрос об определении объема следственного производства, лицо, производящее расследование, обязано разрешить его на основании положений ст.26 УПК РСФСР».

По мнению А.М.Ларина процессуальное правило о соединении и выделении (разъединении) уголовных дел «применяется, когда для более эффективного расследования и судебного разбирательства требуется изменить объем производства по уголовному делу»2.

И.И.Мартинович считает, что « с помощью соединения и выделения уголовных дел обеспечиваются целеустремленность, полнота и быстрота в расследовании и судебном рассмотрении дела, вынесение обоснованного и законного приговора»3. Таким образом, назначение правил о соединении и

1 Быховский И.Е. Соединение и выделение уголовных дел. -М.: Госюриздат, 1961. С. 19-20.

2 Ларин А.М. Разъединение уголовных дел и качество расследования. - В сб.: Актуальные проблемы укрепления социалистической законности и правопорядка. - Куйбышев: изд-во КГУ, 1988. С.86.

3 Марпшович И.И. Соединение и выделение следственного производства в советском уго ловном процессе. - В сб. Вопросы уголовного права и процесса. - Минск, 1958. С. 161.

105

выделении уголовных дел состоит « не только в обеспечении правильного объема следственного (судебного) производства, но также и в создании наиболее благоприятных (оптимальных) условий для осуществления расследования и судебного разбирательства, позволяющих в полной мере реализовать требования закона о быстром, всестороннем и объективном исследовании материалов дела»1.

Мы согласны с мнением Ш.Ф.Шарафутдинова, который рассматривая принцип гласности судебного разбирательства, останавливается на требовании закона не допускать разглашения сведений об интимных сторонах жизни других участников уголовного процесса или сведений, составляющих государственную тайну. Автор предлагает в случае «если по делу привлечено два или более лиц обвиняемых, а основания ограничения гласности судебного разбирательства, предусмотренные ст. 18 настоящего кодекса, относятся не ко всем обвиняемым, следователь вправе выделить дело в отношении отдельного обвиняемого»2. Однако кроме указанной проблемы на практике возникают и другие, не менее острые проблемы. Так, при соединении уголовных дел, подследственных следователям только одного ведомства, проблем не возникает, но при соединении уголовных дел, которые подследственны следственным аппаратам различных ведомств, зачастую возникают на практике трудности. Сразу же возникает вопрос: следователю какого ведомства следует принимать дела к своему производству и проводить расследование по ним?

В юридической литературе выделяют такие виды подследственности, как альтернативная и универсальная, т.е. по преступлениям, отнесенным к этим видам подследственности, расследование могут проводить следователи нескольких ведомств.

1 Шарафутдинов Ш.Ф. Указ. работа. С. 15.

2 Шарафутдинов Ш.Ф. Там же. С. 22.

106

В п.9 ст.211 УПК РСФСР сказано, что прокурор при надзоре за исполнением законов органами предварительного следствия и дознания может передавать дело от одного органа предварительного следствия другому. Однако в законе не сказано, нужно ли передавать уголовное дело для соединения от следователя ФСБ следователю МВД или наоборот. Речь здесь идет о следователе вообще, без указания его ведомственной принадлежности. Если следователь органа внутренних дел расследует уголовное дело в отношении какого-либо лица и в отношении этого же лица возбуждается уголовное дело следователем налоговой полиции, то кто тогда будет расследовать соединенное уголовное дело, кто кому в данном случае будет передавать дело по подследственности? Авторы проекта УПК, принятого в первом чтении Государственной Думой Российской Федерации, предлагают в ч.б ст. 160 закрепить, что «при соединении в одном производстве уголовных дел по обвинению одного или нескольких лиц в совершении преступлений, подследственных разным органам предварительного следствия, подследственность определяет прокурор».

Есть указание Генерального прокурора № 19/22 от 10 июня 1992 года в котором говорится, что « дела, отнесенные в соответствии со ст. 126 УПК РСФСР к подследственности следователей прокуратуры, не должны расследоваться другими органами предварительного следствия». Но прокуроры субъектов Федерации нередко полагают, что они имеют право поручить следователю из другого ведомства расследовать уголовное дело, подследственное прокуратуре. Например, если уголовное дело заканчивается расследованием следователем органов внутренних дел и возбуждается в отношении того же обвиняемого уголовное дело, подследственное прокуратуре, то в этом случае дело оставляется для окончания расследования этому же следователю вместе с другим делом. В таком случае

107

прокурор может дать письменное указание и поручить следователю ОВД вести оба дела «для обеспечения наиболее полного и объективного расследования». Но тогда такое указание не согласуется с указанием Генерального прокурора, и возникают противоречия. В то же время будет несправедливо, если, проведя большую, трудоемкую работу по уголовному делу, следователь органов внутренних дел будет вынужден передать его для соединения по подследственности с уголовным делом, возбужденным следователем прокуратуры по несложному преступлению. Такой подход к соединению дел оспаривается в литературе. В частности, В.И. Батищев пишет, что «вряд ли можно использовать такой подход во всех случаях практики соединения уголовных дел. Нередки такие дела, по которым проходят обвиняемые, совершившие значительное количество преступлений, сложных и трудоемких в расследовании. Эти дела могут относиться к подследственности следователей органов внутренних дел, а при дальнейшем расследовании выявляются среди них 1-2 преступления, подследственных органам прокуратуры, но не представляющих большой трудности в расследовании. Нужно ли в таких случаях все дела для соединения направлять в прокуратуру? Наверное, целесообразнее сосредоточить их в органе, на территории которого совершено наибольшее число преступлений и уже проделан значительный объем работы по ним»1.

В новом проекте УПК предусматривается, что при осуществлении надзора за расследованием уголовных дел прокурор изымает от органа дознания и передает следователю любое дело, передает от одного следователя другому, от одного органа расследования другому органу расследования независимо от подследственности (выделено нами- авт.). Таким образом, указание Генерального прокурора не будет иметь силы,

1 Батищев В.И. Расследование неоднократных преступлений отдельных лиц и постоянных

групп (процессуальные и криминалистические основы). Дис док юрид. наук - Воронеж.,

  1. С.98-99.

108

если данный проект УПК будет принят и прокурор будет наделен правом передавать любое уголовное дело от одного органа предварительного следствия в другой независимо от подследственности. Тогда появляется вопрос: как прокурору определить, куда именно он будет направлять для расследования соединенные дела? Каким критерием будет руководствоваться прокурор поручая расследование, например, следователю органов внутренних дел по соединенному уголовному делу? Как уже отмечалось выше, и в этом случае прокурор прежде всего должен определиться с целесообразностью такой передачи дела, должен учитывать ряд обстоятельств, перечисленных нами ранее: наличие квалифицированных следователей, степень их загруженности, объем уголовного дела и его сложность и др. Так должен решаться вопрос при совершении преступлений, подследственных следователям разных ведомств. Но если дела, подлежащие соединению, относятся к подследственности следователей одного ведомства? Имеет ли смысл решать через прокурора все вопросы в данном случае? Нельзя ли дать право начальнику следственного отдела (управления) самому определить территориальную подследственность соединенного дела? Нарушения закона в таком случае не будет, и поэтому, на наш взгляд, можно обойтись и без прокурора, направив последнему копию постановления о принятом решении. Для этого необходимо внести дополнения в ст. 127-1 УПК РСФСР и расширить права начальника следственного отдела. Останется решить только организационно- правовые вопросы. При решении этих вопросов необходимо руководствоваться целью повышения эффективности расследования преступлений. Слагаемые ее, на наш взгляд, следующие:

1) своевременность и правильность определения места расследования. Своевременность гарантирует соблюдение сроков
расследования,

109

правильность же позволяет избежать передачи дела по подследственности от одного органа другому по несколько раз;

2) эффективное и качественное расследование одного дела при условии, что лица, совершившие преступление, установлены и вина их доказана;

3) эффективное и качественное расследование передаваемых по подследственности уголовных дел. Здесь необходимо иметь в виду, что следователь, передающий уголовное дело по подследственности, обязан провести по нему все следственные действия, добыть и закрепить доказа тельства вины лиц, совершивших преступление, и предъявить им обвине ние. И здесь большую роль должен играть начальник следственного подразделения, так как именно через него поступают все дела для соединения, именно он должен контролировать, все ли следственные действия выполнены, все ли обстоятельства исследованы.

Исследование практики1 направления уголовных дел по подследственности для их соединения позволяет предложить следующие варианты определения органа, который будет расследовать основное дело, в некоторых типовых ситуациях: Ситуация № 1.

Преступления совершены одним и тем же лицом в разных районах (в этом случае уголовные дела сосредоточиваются в том районе, где задержан и арестован обвиняемый). Ситуация №2.

Преступления совершены в разных районах города группой лиц. При этом:

1 В процессе работы над диссертацией автором было изучено свыше 100 уголовных дел, находящихся в производстве следователей Октябрьского района г. Калининграда, Гурьевского района Калининградской области, а также Фрунзенского района г. Владимира и Северного округа г. Москвы.

по

  • если группа задержана и арестована в одном районе, то в этом же районе расследуется и основное дело;

  • если же лица, принимавшие участие в преступлениях задержаны (арестованы) в разных районах и в разное время, то в этом случае опреде лить основное дело можно по критериям, описанными ниже.

Заслуживает особого рассмотрения вопрос о соединении уголовных дел, возбужденных по месту совершения преступлений на территории различных районов или областей. Не возникает серьезных вопросов по сосредоточению уголовных дел и их объединению по преступлениям, совершенным в районах города, области, когда городские (областные) следственные отделы (управления) берут такие дела на контроль и с учетом оперативной обстановки поручают расследование объединенного производства подчиненным следователям. В уголовно- процессуальном законодательстве этот вопрос надлежащим образом не регламентирован. В ст. 126 УПК РСФСР имеется лишь указание о том, что «соединение… дел производится по постановлению лица, производящего дознание, следователя, прокурора». На наш взгляд, этой нормой можно руководствоваться только тогда, когда совершено преступление одним и тем же лицом на территории одного района. Следователь при расследовании одного из уголовных дел, как правило, возбужденного последним, установив, что и другие преступления совершены тем же лицом, соединяет несколько уголовных дел в одно производство. Если же преступление совершено одним и тем же лицом на территории нескольких районов или областей, то решение вопроса о соединении их в одно производство приобретает определенную сложность. «Между органами внутренних дел и прокуратуры одной и чаще нескольких областей, республик возникают разногласия о месте сосредоточения и расследования объединенного производства. Это место зависит главным образом от выбора основного (главного) дела, к

Ill

которому должны присоединиться все остальные дела»1. По мнению В.И. Батищева такое выбранное дело должно отличаться от других рядом особенностей, а именно:

« - большая по сравнению с другими общественная опасность совершенного преступления;

  • большое количество проходящих по делу соучастников преступления или эпизодов их преступной деятельности;

  • большой объем предстоящей работы по уголовному делу (допросы свидетелей, проведение ревизий, экспертиз и т.д.);
  • большее количество арестованных по делу;
  • истечение сроков следствия и содержания обвиняемых под стражей. Приоритет отдается тому делу, по которому доказана виновность,

предъявлено обвинение и избрана мера пресечения - содержание под стражей»2.

Например, во Фрунзенском РОВД г. Владимира сосредоточено производством уголовное дело, состоящее из девяти соединенных уголовных дел.

Фабула дела следующая: В период с января по апрель 1998 года группа лиц совершала кражи из частных гаражей, проникая во внутрь и похищая запчасти от стоявших там автомобилей. Ими было совершено девять краж в разных районах города. При совершении последней кражи во Фрунзенском районе города они были задержаны. В ходе расследования уголовного дела были проведены обыски, при которых по месту жительства обоих обвиняемых было обнаружено много запчастей от похищенных автомобилей. Обвиняемые О. и Т. признались во всех совершенных кражах и показали гаражи, расположенные в Ленинском и Октябрьском районах

1 Батищев В.И. Указ. работа. С.85. 2 Батищев В.И. Указ. работа. С.85.

112

г. Владимира, откуда они похищали запчасти. В ОВД каждого из перечисленных районов имелись возбужденные уголовные дела по фактам краж из гаражей. Все дела были возобновлены и направлены во Фрунзенский РОВД, т.к. именно в этом районе были задержаны и арестованы обвиняемые1. «Соединение нескольких дел в одно производство осложняет расследование, увеличивает объем работы, что в конечном итоге может привести к нарушениям срока следствия. Поэтому следователи неохотно идут на это, поскольку в законе нет конкретного указания. Такое нежелание соединять дела в одно производство обусловлено еще и тем, что на практике срок следствия по соединенному делу исчисляется с момента возбуждения того входящего в него дела, которое было возбуждено раньше»2. З.З.Зинатуллин, М.С.Салахов и Л.Д.Чулюкин предлагают внести в уголовно-процессуальный закон изменения, которые «закрепили не только основания для соединения нескольких уголовных дел в одно производство, но и определили порядок разрешения процессуальных вопросов, возникающих при этом. Здесь, представляется, вопрос о соединении уголовных дел, возбужденных в нескольких районах, областях, должен быть решен вышестоящим прокурором». Безусловно, так может решаться вопрос, если речь идет о преступлениях подследственных следователям разных ведомств. Если же преступления, совершенные в разных районах или областях соединяются в одно производство и при этом они все подследственны следователям органов внутренних дел, то может и в этом случае все вопросы, касающиеся соединения и определения органа, который будет расследовать все соединенное уголовное дело, отнести к компетенции начальника следственного управления (отдела), Следственно-

1 Уголовное дело №20090/98 по обвинению О. и Т.

2 Згошуллин 3.3., Салахов М.С., Чулюкин Л.Д. Подследственность уголовных дел. - Ка зань: Изд. Казанского ун-та, 1986. С.43.

из

го комитета МВД РФ. Выше мы уже предлагали по поэтому поводу расширить права начальника следственного отдела (управления).

Не нашел отражения в проекте УПК вопрос о соединении уголовных дел по преступлениям, по которым лица, их совершившие, не установлены. Было внесено предложение дополнить проект нормой следующего содержания: «… при необходимости могут быть соединены уголовные дела по нераскрытым преступлениям, но только при наличии достаточных данных о том, что преступления совершены одним и тем же лицом или одной и той же группой лиц»1. Было предложено расширить основания для соединения уголовных дел перечисленных в ст.26 УПК РСФСР. Это предложение заслуживает поддержки, тем более, что практика уже давно идет по такому пути решения возникающих проблем и вынуждена выходить за пределы действующего законодательства для более эффективного расследования уголовных дел. Например, в разных районах г.Калининграда стали появляться фальшивые денежные купюры. По данным фактам были возбуждены уголовные дела. При производстве по ним экспертиз было установлено, что купюры изготавливались одним и тем же способом и имеют один и тот же номер. Лиц, которые изготовляли и сбывали купюры, установить не удалось, однако была выдвинута версия, что указанные купюры изготавливались одним и тем же лицом или одной и той же группой лиц. Было принято решение сосредоточить расследование всех уголовных дел в следственном управлении УВД области. Уголовные дела были соединены в одно производство и приняты к производству старшим следователем УВД. Это позволило качественно

1 Батищев В.И. Раскрытие и расследование преступлений, совершенных одними и теми же лицами. - Воронеж, 1992. С.94.

114

спланировать по этим делам расследование и в конце концов установить всех участников данного преступления1.

В Гурьевском районе Калининградской области за 2-3 суток были зарегистрированы восемь заявлений о совершении краж с дачных домиков, расположенных в одном дачном обществе. Все преступления были однородными и похожи по способу и месту проникновения в дома. И хотя первоначально лица, совершившие эти преступления, не были установлены, в приведенной ситуации сотрудник, проводящий проверку, объединил материалы в одно производство и осуществил их дальнейшую проверку совместно.(Точно так же возбужденные по данным эпизодам уголовные дела вправе соединить для дальнейшего расследования.)2

Ш.Ф. Шарафутдинов предложил дополнить ст. 109 действующего УПК нормой следующего содержания: «При необходимости материалы о связанных между собой преступлениях могут быть соединены в одно производство», а также дополнить ст. 26 УПК РСФСР нормой общего содержания, которая бы « не исчерпывала все возможные основания соединения дел и при этом ориентировала бы соответствующих правомочных лиц на возможность принятия рассмотренного процессуального решения и в других необходимых случаях».3

Таким образом, чтобы решить ряд проблемных вопросов и разрешить возникающие споры между следственными подразделениями разных ведомств, мы предлагаем внести ряд дополнений и изменений в существующий УПК, а также предусмотреть эти меры и в новом УПК. Наши предложения сводятся к следующему:

1 Архив областного Калининградского суда, уг.дело № 04266/92. К аналогичному примеру можно привести и расследование по известному делу Чикатило. Когда при анализе всех убийств пришли к выводу, что все преступления могут быть совершены одним лицом или группой лиц, все такие дела были соединены в одно производство, что позволило провести тщательное планирование расследования и в конце концов установить убийцу-маньяка.

2 Уголовное дело № 05123/90 по обвинению Чаркина С.С. и Коровина Д.И.

3 Шарафутдинов Ш.Ф. Указ. работа. С.74

115

1) внести дополнения в ст. 127-1 УПК РСФСР и расширить права начальника следственного отдела (управления), который бы имел право направлять дела по подследственности своего ведомства без согласия прокурора; 2) 3) внести изменения и дополнения в ст. 26 УПК РСФСР, которые предусматривали бы не только основания для соединения, но и определили бы порядок разрешения процессуальных вопросов (в том числе и по срокам следствия); 4) 5) в этой же статье предусмотреть основания и порядок для соединения дел, по которым лица, их совершившие, не установлены (для этого необходимы дополнительные основания, которые также должны быть закреплены законодательно); 6) 7) внести изменения в ст. 133 УПК РСФСР, которые бы предусматривали сроки следствия по соединенным уголовным делам и порядок их исчисления. 8) На наш взгляд, такие изменения и дополнения в УПК позволят более подробно регламентировать некоторые вопросы подследственности, а это лишь будет способствовать быстрому, всестороннему и полному расследованию преступлений.

116 Заключение

Исследование содержания института подследственности и подследственности как одной из уголовно-процессуальных категорий, определяющих содержание общих условий предварительного расследования, позволило сформулировать следующие выводы, предложения и рекомендации.

1) Содержанием института подследственности в российском уголовном процессе являются нормы статей 109, 114, 119, ч.2 ст. 120, 124, 126, 132 УПК РСФСР. 2) 3) При определении подследственности кроме признаков преступления необходимо учитывать и обстоятельства совершения преступления. К таким обстоятельствам можно отнести место совершения преступления, совершение преступления несовершеннолетним, военнослужащим, определенное должностное положение лица, совершившего преступление, наличие исключительных причин, в связи с которыми не действуют общие органы предварительного расследования. 4) 5) Предпочтительнее использовать понятие «виды подследственности», что не исключает использование понятия «признаки преступления», на основании которых определяется тот или иной вид подследственности. 6) 4) Заслуживает поддержки позиция ученых, в соответствии с кото рой выделяются пять видов подследственности: предметный (родовой), территориальный (местный), персональный, альтернативный, подследст венность по связи дел. Следует сказать, что эта позиция находила под-

пб

117

держку у большинства авторов до внесения изменений в ст. 126 УПК РСФСР Законом от 15 декабря 1996 года. После внесения существенных корректив в институт подследственности в юридической литературе появилась точка зрения, в соответствии с которой предлагается выделять еще один вид подследственности - исключительный. С данным суждением необходимо согласиться, т.к. в соответствии с УПК многие составы преступлений отнесены законодателем к подследственности сразу нескольких органов предварительного расследования. Однако есть составы преступлений, которые вправе расследовать только тот орган, к ведению которого отнесено это преступление. Именно в этом случае предпочтительнее вести речь об исключительной подследственности.

5) Целесообразно ввести термин «подвид подследственности» и подразделить предметную подследственность на такие подвиды, как предметно-исключительная, предметно-альтернативная, предметно- универсальная и подследственность по связи дел. 6) 7) Под подследственностью следует понимать установленную уголовно-процессуальным законодательством компетенцию органов дознания и предварительного следствия по расследованию уголовных дел, в зависимости от совокупности признаков преступления, по которым они возбуждены (или могут быть возбуждены), и обстоятельств совершения преступления. 8)

7) Расследование уголовных дел «чужой» подследственности в полном объеме является существенным нарушением уголовно- процессуального законодательства и должно влечь признание полученных доказательств, не имеющих юридического значения. 8) 9) К факторам, определяющим динамику института подследственности, относятся: появление в уголовном законе новых составов преступлений; появление нового следственного аппарата или органа дознания; 10) 117

118

разграничение компетенции между органами дознания и предварительного следствия.

9) В истории развития института подследственности целесообразно различать основные периоды, характеризующиеся значительными изменениями.

Первый период охватывает время с момента вступления в действие первого Уголовно-процессуального кодекса РСФСР до принятия Основ уголовного судопроизводства СССР и союзных республик 1958 года.

Второй период (1958-1960 гг.) своим началом имеет принятие Основ уголовного судопроизводства СССР и союзных республик и заканчивается принятием Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1960 года. На этом этапе наиболее существенным моментом было разграничение подследственности между органами дознания и следователями.

Третий период развития института подследственности охватывает время с 1961 по апрель 1963 года, когда в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР «О предоставлении права производства предварительного следствия органам охраны общественного порядка» был создан следственный аппарат в системе МВД.

С 1965 года начинается следующий период развития института подследственности, характеризующийся дальнейшим расширением подследственности следователей органов внутренних дел и сокращением подследственности органов дознания.

Заметной вехой в развитии института подследственности стало принятие 4 апреля 1978 года Президиумом Верховного Совета РСФСР Указа, которым все дела о преступлениях несовершеннолетних были отнесены к подследственности следователей органов внутренних дел.

В мае 1992 года Верховный Совет Российской Федерации принял Указ о внесении изменений и дополнений в Уголовно- процессуальный

118

119

кодекс, который существенно расширил подследственность органов дознания по преступлениям, не представляющим большой общественной опасности, с правом применения по ним протокольной формы досудебной подготовки материалов.

В 1994 году в институт подследственности были внесены изменения в связи с дополнениями УК РСФСР многими составами преступлений, часть из которых была отнесена к подследственности следователей органов внутренних дел, а часть - к органам дознания.

Следующим значительным событием в развитии института подследственности стало образование следственного аппарата в системе налоговой полиции. Это привело к необходимости урегулировать подследственность следователей ФСНП.

Последний период развития института подследственности наступил с принятием Уголовного кодекса РФ, который вступил в действие с 1 января 1997 года. В связи с появлением новых составов преступлений и изменений имеющихся появилась необходимость определить их подследственность. Законодатель одновременно усовершенствовал регламентацию подследственности и устранил имеющиеся противоречия между составными частями ст. 126 УПК РСФСР.

10) С учетом того ^ что в настоящее время чаще совершаются убийства, связанные с организованной преступностью, и при этом в раскрытии данных преступлений все большую роль играют оперативно-розыскные данные, было бы целесообразнее сосредоточить расследование таких преступлений у следователей органов внутренних дел. 11) 12) Существование альтернативной подследственности необходимо оценить как положительное явление, поскольку уменьшилось число случаев передачи дел от следователя одного ведомства следователям 13) 119

120

другого. По нашему мнению, это - тот путь, по которому следует идти законодателю в усовершенствовании института подследственности.

12) Статью 114 УПК РСФСР изложить в следующей редакции: Статья 114. Направление заявления или сообщения по подслед ственности или подсудности.

« Следователь, орган дознания, не возбуждая уголовного дела, могут направить полученное заявление или сообщение прокурору для определения подследственности данного заявления или сообщения.

Суд вправе направить полученные заявления (сообщения) по подследственности или подсудности.

Прокурор вправе направить полученные заявления или сообщения по подследственности или подсудности. При этом указанные должностные лица обязаны принять меры к предотвращению или пресечению преступления, а равно к закреплению следов преступления».

13) Наделить начальника следственного отдела (управления) правом направления уголовного дела по подследственности для соединения по территориальности.

14) Предусмотреть в проекте УПК РФ норму следующего содержания: «… при необходимости могут быть соединены уголовные дела по нераскрытым преступлениям, но только при наличии достаточных данных о том, что преступления совершены одним и тем же лицом или одной и той же группой лиц». 15) 16) Дополнить ст. 109 УПК РСФСР нормой следующего содержания: «При необходимости материалы о связанных между собой преступлениях могут быть соединены в одно производство». 17) Соответственно с этим расширить основания для соединения уголовных дел, перечисленных в ст. 26 УПК РСФСР. Дополнить эту статью нормой общего содержания, которая бы «не исчерпывала все возможные

120

121

основания для соединения дел и при этом ориентировала бы соответствующих правомочных лиц на возможность принятия рассмотренного процессуального решения и в других необходимых случаях».

121

122

Список использованной литературы 1.Нормативные акты и официальные документы.

1.1. Конституция Российской Федерации. - М.: Юрид. лит., 1993.- 95с. 1.2. 1.3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 года с последующими изменениями и дополнениями. 1.4.

1.3. Уголовный кодекс Российской Федерации. - М.: Юстиция, 1996. -198с. 1.4. 1.5. Федеральный Закон «О прокуратуре Российской Федерации». В редакции Федерального Закона от 18 октября 1995 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации». //Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, №47. Ст.4472. 1.6. 1.7. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М, 1922. - 159с. 1.8. 1.9. Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1961 года с последующими изменениями и дополнениями, включая внесенные Федеральным законом от 1 июля 1994 года. 1.10. 1.11. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Официальный текст с изменениями на 1 марта 1964 года, с приложением постатейно - систематизированных материалов. - М.: Юрид. лит., 1964. - 290 с. 1.12. 1.13. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Официальный текст с изменениями на 23 июня 1967 года с приложением постатейно - систематизированных материалов. - М.: Юрид. лит., 1967. - 224 с. 1.14. 1.15. Научно-практический комментарий к УПК РСФСР. Изд. третье, под ред. Л.Н. Смирнова. - М.: Юрид. лит., 1970. - 366 с. 1.16.

123

1.10. Комментарий к УПК РСФСР. Под ред. А.М. Рекункова и А.К. Орлова. - М.: Юрид. лит., 1981. - 536 с. 1.11. 1.12. Комментарий к УПК РСФСР. Под ред. А.М. Рекункова и А.К. Орлова. - М.: Юрид. лит., 1985. - 688 с. 1.13. 1.14. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года. //Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации. 1961-1996. -М.: Юрид лит., 1997. С.11-16. 1.15. 1.16. Постановление 23-го Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 года с внесенными в него изменениями Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 14 марта 1963 года. //Бюллетень Верховного Суда СССР, 1963, №3. 1.17. 1.18. Постановление второй сессии ВЦИК РСФСР 11 созыва от 16 октября 1924 года. // СУ РСФСР, 1924, № 78. Ст.784. 1.19. 1.20. Постановление ВЦИК И СНК РСФСР от 27 июня 1925 года. // СУ РСФСР, 1925, № 55. Ст.417. 1.21. 1.22. Постановления ВЦИК И СНК РСФСР.// СУ РСФСР, 1926, № 84. Ст.623; СУ РСФСР, 1927, № 50. Ст.332; СУ РСФСР, 1928, № 9. Ст.81. 1.23. 1.24. Постановление ВЦИК И СНК РСФСР от 20 октября 1929 года. // СУ РСФСР, 1929, №78. Ст.756. 1.25. 1.26. Указ Президиума Верховного Совета СССР «О предоставлении права производства предварительного следствия органам охраны общественного порядка». //Ведомости Верховного Совета СССР, 1963, № 16. Ст.220. 1.27. 1.28. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР « О внесении изменений и дополнений в уголовно-процессуальный кодекс РСФСР». //Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1965, №50. Ст.1243. 1.29.

124

1.20. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О внесении изменений и дополнений в уголовный и уголовно-процессуальные кодексы РСФСР».// Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1972, №51.Ст.1207. 1.21. 1.22. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 июня 1974 года «О внесении изменений и дополнений в уголовный и уголовно- процессуальные кодексы РСФСР». //Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1974, № 29.Ст.781. 1.23. 1.24. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 апреля 1978 года «О внесении изменений и дополнений в уголовно- процессуальный кодекс РСФСР». //Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1978, № 15. Ст.ЗЗО. 1.25. 1.26. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О внесении изменений и дополнений в уголовно-процессуальный кодекс РСФСР». // Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1985, № 40. Ст.415. 1.27. 1.28. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О внесении изменений и дополнений в уголовный кодекс РСФСР и другие законодательные акты РСФСР в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 августа 1987 года «О мерах профилактики заражения вирусом СПИД» .//Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1987, № 36. Ст.82. 1.29. 1.30. Типовое положение «Об организации работы постоянно действующих следственно-оперативных групп по раскрытию умышленных убийств». Утверждено совместными указаниями Генеральной прокуратуры и МВД России № 315-16-93 от 2 июня 1993 года и № 1/3452 от 2 августа 1993 года. 1.31.

125

1.26. Пояснительная записка к предложениям о внесении изменений и дополнений в принятый Государственной Думой в первом чтении Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, составленная представителями Следственного комитета МВД РФ. 1.27. 1.28. Предложения представителей ФСБ РФ об изменении подследственности, внесенные в Государственную Думу Российской Федерации. 1.29. 2. Книги

2.1.Алексеев Н.С., Лукашевич В.З., Элькинд П.С. Уголовный процесс, - М. 1972. - 249 с.

2.2.Батищев В.И. Раскрытие и расследование преступлений, совершенных одними и теми же лицами. - Воронеж, 1992. - 142 с.

2.3.Божьев В.П. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Издание второе. Под ред. В.М. Лебедева. - М., 1997. - 763 с.

2.4.Блум М.И., Тилле А.А. Обратная сила закона. - М.: Юрид. лит., 1969. -135 с.

2.5.Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. - М., 1970. - 83 с.

2.6.БЫХОВСКИЙ И.Е. Соединение и выделение уголовных дел. - М.: Госюриздат, 1961. - 77 с.

2.7.Гольст Г.Р. Руководство и надзор за расследованием преступлений. - М., 1947. - С.42-46.

2.8.Гусев Л.Н. Подследственность и подсудность в советском уголовном процессе. - М., 1974. - 32 с.

2.9.Гуткин И.М. Развитие законодательства, регламентирующего деятельность органов следствия и дознания в свете Конституции СССР. -М., 1986.-81 с.

126

2.10.Гуткин И.М., Белозеров Ю.Н., Мариупольский Л.А., Шереметьев И.И. Советский уголовный процесс. - М., 1962. - 319 с.

2.11.Дроздов Г.В. Советский уголовный процесс. Гл. 10. Под ред. А.С. Кобликова. - М: СПАРК, 1995. - С.154.

2.12.Дурманов Н.Д. Советский уголовный закон. - М.: МГУ, 1967. - 319 с.

2.13.3инатуллин 3.3., Салахов М.С., Чулюкин Л.Д. Подследственность уголовных дел. - Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1986. -101 с.

2.14.Карев Д.С. Советский уголовный процесс. - М., 1975. - 567 с.

2.15.Карнеева Л.М., Лупинская П.А., Тыричев И.В. Совесткий уголовный процесс. - М., 1980. - 377 с.

2.16.Кругликов А.П. Правовое положение органов и лиц, производящих дознание в советском уголовном процессе. - Волгоград, 1986. - 44 с.

  1. П.Ляпунов Ю.И. Советское уголовное право. Понятие преступления по советскому уголовному праву. Учебное пособие. - М., 1968.-117 с.

2.18.Миньковский Г.М. Пределы доказывания в советском уголовном процессе. - М., 1956. -115 с.

2.19.Наумов А.В. Российское уголовное право (Общая часть). Курс лекций. - М.: Изд-во БЕК, 1996. - 549 с.

2.20.Научно-практический комментарий УПК РСФСР. Под ред. Л.Н. Смирнова. - М.: Юрид. лит., 1970. - С.66.

2.21.Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. - М.: АЗЪ, 1993. - 955 с.

2.22.Павлов Н.Е. Общие условия предварительного следствия (сравнительные исследования). - М., 1982. - 64 с.

127

2.23 Рыжаков А.П. Предварительное расследование. Учебное пособие. - Тула, 1996. - 57 с.

2.24.Советский уголовный процесс. Учебное пособие. Под ред. С.В.Бородина, И.Д. Перлова. - М., 1968. - 304 с.

2.25.Советский уголовный процесс. Под ред. Д.С. Карева. - М., 1968.- 433 с.

2.26.Советский уголовный процесс. Под общей ред. Б.А. Викторова. - М., 1975. - 566 с.

2.27.Советский уголовный процесс. Под ред. И.В.Тыричева. - М., 1988-481 с.

2.28.Советский уголовный процесс. Под ред. В.П.Божьева. - М., 1990- 511 с.

2.29.Соловьев А.Д. Всесторонность, полнота и объективность предварительного следствия. - Киев: МВД УССР, 1969. -139 с.

2.30.Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. - М.: Изд-во «Наука», 1970. - 516 с.

2.31. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель. Под ред. В.М.Савицкого. - М.: Институт государства и права АН СССР, 1990. -317 с.

2.32.Уголовно-процессуальное право. Учебник. Под общей ред. проф. П.А.Лупинской. Второе издание, переработанное и дополненное. - М.: Юристь, 1997. - 591 с.

2.33.Уголовный процесс. Общая часть. Под ред. В.П.Божьева. - М.: СПАРК, 1997. -193 с.

2.34.Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Проект НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации. - М., 1994. - 235 с.

128

2.35.Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации.

Проект. Министерство юстиции Российской Федерации.-М., 1994.-283 с.

2.36.Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации.

(Общая часть. Проект. Государственно-правовое управление Президента

Российской Федерации. Российская юстиция, 1994, № 9. - С. 2-96.

2.37.Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Проект. - М., 1997. - 270 с.

2.38.Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В 2-х томах. Т.1. - Спб., Сенатская типография, 1907. - 441 с.

2.39.Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962.- 463 с. 2.40. Чистякова B.C. Соотношение дознания и предварительного следствия в советском уголовном процессе. - М., 1987. 129 с.

2.41.Чувилев А.А. Дознание в органах внутренних дел. Учебное пособие. - М.: МВШМ МВД СССР, 1986. -147 с.

2.42.Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно- процессуального права. - М., 1967. -192 с.

2.43. Якупов Р.Х. Уголовный процесс. - М.: Изд-во «Зерцало», 1998. - 448 с.

З.Статьи

3.1.Алферов В.А. Проблемы взаимодействия следствия и дознания. // В

сб.: Материалы Всероссийского совещания-семинара
руководителей

аппаратов дознания МВД, ГУВД, ГУВДТ Российской Федерации. - М.,

1993.-С.45-48.

3.2.Асриев Б.В. Возникновение института начальника следственного

отдела в советском уголовном процессе. //В сб.:
Проблемы

предварительного следствия, вып.З. - Волгоград, 1974. С.3-16.

129

З.З.Бородин СВ. Подследственность - закон. //Советская милиция, 1964, №7.С19-20.

ЗАВикторов Б.А. Следственный аппарат органов охраны общественного

порядка. //Социалистическая законность, 1968, № 4. С.11.

3.5.Герасимов СИ. Функции уголовного преследования в деятельности

прокуратуры. //В кн.: Прокуратура в правовом государстве. - М., 1997. -

С.52.

З.б.Зыков И.Е., Аверкиев И., Иванов М. О дознании и предварительном

следствии. // Социалистическая законность, 1957, №9. СЮ.

3.7.Коротенко В.В. Некоторые вопросы подследственности и

соотношение компетенции органов следствия и дознания. //В сб.:

Практика применения нового уголовно-процессуального

законодательства. -М., 1962. С.77-79.

3.8.Кудрявцев В.Н. Квалификация преступлений, совершенных на

территории нескольких союзных республик. //Социалистическая

законность, 1966, № 6. С.50.

3.9.Ларин А.М. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав

личности в проекте УПК, 1997 Российская юстиция, 1997, № 9. С. 11.

3.10. Ларин А.М. Разъединение уголовных дел и качество расследования. // В сб.: Актуальные проблемы укрепления социалистической законности и правопорядка. - Куйбышев: Изд-во КГУ, 1985. С.86. 3.11. 3.12. Мартинович И.И. Соединение и выделение следственного производства в советском уголовном процессе. //В сб.: Вопросы уголовного права и процесса. - Минск, 1958. С. 161. 3.13. 3.14. Мурашов С. Бородин СВ. О путях совершенствования предварительного следствия //Советская милиция, 1969, № 10. С15. 3.15. 3.16. Перлов И.Д. Новый уголовно-процессуальный кодекс РСФСР - важный этап в дальнейшем развитии советского уголовно- 3.17.

130

процессуального законодательства //В сб.: Материалы научной сессии, посвященной закону о судоустройстве… . - М.: Юрид. лит., 1961. С.133.

3.14. Савицкий В. Последние новеллы УПК: прекращение уголовного дела, состав суда, подсудность и подследственность //Российская юстиция, 1997, №4. С.44. 3.15. 3.16. Рекунков А.М. На страже правопорядка и социальной справедливости //Коммунист, 1986, № 1. С.49. 3.17. 3.18. Тюрин СИ. Генеральный прокурор //Законность, 1997, № 10. С.42. 3.19. 3.20. Чекалин А.А. Доклад на Всероссийском совещании-семинаре руководителей специализированных подразделений дознания МВД, УВД, УВДТ //В сб.: Организация дознания в органах внутренних дел. - М., 1993. С.9-21. 3.21. 3.22. Чувилев А.А. Следственный аппарат органов внутренних дел. Его организационное развитие и структура. См.: Курс лекций. Организация расследования преступлений. - М.: Академия МВД СССР, 1977.С.13. 3.23. 3.24. Чувилев А.А. Подследственность уголовных дел // Законность, 1996, № 7.С.27-29. 3.25. 3.26. Чувилев А.А. Новшества в регламентации подследственности уголовных дел // Законность, 1997, № З.С.29-32. 3.27. 3.28. Шимановский В.В. Разграничение подследственности уголовных дел //Российская юстиция. 1997, № 7 С.35. 3.29. 4. Диссертации

4.1.Батищев В.И. Расследование неоднократных преступлений отдельных лиц и постоянных групп (процессуальные и криминалистические основы). Дис. … докт. юрид. наук. - Воронеж, 1994. - 365 с.

131

4.2. Быховский И.Е. Соединение и выделение уголовных дел в советском

уголовном процессе. Дис канд. юрид. наук. - Ленинград, 1962. -

199 с.

4.3. Гусев Л.Н. Подсудность уголовных дел. Дис канд. юрид. наук. -

М.: Госюриздат, 1955.- 111с.

4.4. Клейн А.А. Правовые и организационные аспекты процессуальной самостоятельности и процессуальной независимости следователя органов внутренних дел. Дис…. канд. юрид.наук. - М., 1992. - 217 с. 4.5. 4.6. Мичурина О.В. Процессуальные и организационные вопросы осуществления начальниками следственных изоляторов и лечебно- трудовых профилакториев функций органа дознания. Дис. … докт. юрид. наук. - М., 1993. - 202 с. 4.7. 4.8. Салахов М.С. Подследственность уголовных дел. Дис… канд. юрид. наук. - Казань, 1972.- 286 с. 4.9. 4.10. Халиулин А.Г. Уголовное преследование как функция прокуратуры Российской Федерации. Дис…. докт. юрид. наук. - М., 1997, - 4.11. 4.12. Чистякова B.C. Органы предварительного расследования преступлений и разграничение компетенции между ними. Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1962.- 267 с. 4.13. 4.14. Шарафутдинов Ш.Ф. Соединение и выделение уголовных дел и материалов в советском уголовном процессе. Дис. … канд. юрид. наук. -М, 1988.-211 с. 4.15. 4.10. Яго динский В.Н. Подследственность преступлений органам внутренних дел УССР. Дис канд. юрид. наук. - Киев, 1988.- 203 с.

132

  1. Авторефераты

5.1. Белоусов С.А. Подследственность в уголовном процессе и вопросы ее совершенствования. Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Ташкент: ВШ, 1994.-22 с. 5.2.Быков В.М. Проблемы расследования групповых преступлений.

Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М.: Академия МВД РФ, 1992. - 30 с.

5.3.Быховский И.Е. Соединение и выделение уголовных дел в советском уголовном процессе. Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М., 1962.-19 с. 5.4.Долежан В.В. Проблемы компетенции прокуратуры. Автореф.дис.

…. канд. юрид. наук. - М., 1991. - 48 с.

5.5. Калякин Д.В. Субъект воинского преступления. Автореф. дис. Канд. юрид. наук. - М. Военная академия экономики, финансов и права, 1994. -19 с.

5.6.Клейн А.А. Правовые и организационные аспекты процессуальной самостоятельности и независимости следователей органов внутренних дел. Автореф.дис…канд. юрид. наук. - М.: МВШМ МВД РФ, 1992. - 26 с. 5.7.Кругликов А.П. Правовое положение органа и лица, производящего дознание, в советском уголовном процессе. Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Свердловск, 1975. - 25 с.

5.8.Кучеров И.И. Расследование налоговых преступлений. Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М.: НИИ МВД РФ, 1995. - 25 с. 5.9.Мичурина О.В. Процессуальные и организационные вопросы осуществления начальниками следственных изоляторов и лечебно-трудовых профилакториев функций органов дознания. Автореф. дис… канд. юрид. наук. - М.: МВШМ МВД РФ, 1993. - 22 с.

133

5.10. Ришелюк А.Н. Длящиеся и продолжаемые преступления в уголовном праве. Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Киев, 1992. - 21 с. 5.11. 5.12. Сперанский К.К. Особенности расследования дел несовершеннолетних Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М, 1967. -20 с. 5.13. 5.14. Шарафутдинов Ш.Ф. Соединение и выделение уголовных дел и материалов в советском уголовном процессе. Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М.: МВШМ МВД СССР, 1988. - 23 с. 5.15. 5.16.