lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Волженкина, Валентина Михайловна. - Применение норм международного права в российском уголовном процессе (Проблемы теории и практики) [Электронный ресурс]: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.09 - М.: РГБ, 2002 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки)

Posted in:

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ

ПРОБЛЕМ УКРЕПЛЕНИЯ ЗАКОННОСТИ И ПРАВОПОРЯДКА

ПРИ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЕ РФ

На правах рукописи

В. М. ВОЛЖЕНКИНА

ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ

МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

[проблемы теории и практики]

Научный руководитель

профессор, доктор юридических наук, заслуженный деятель науки Российской Федерации А. Д. БОЙКОВ

/ Специальность 12.00.09 — уголовный процесс;

криминалистика;

теория оперативно-розыскной

деятельности.

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата юридических наук

”? ‘^^

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 2

Глава I. К ИСТОРИИ ВОПРОСА 15

Глава И. ОБЩЕПРИЗНАННЫЕ ПРИНЦИПЫ И НОРМЫ МЕЖ ДУНАРОДНОГО ПРАВА И ПРОБЛЕМЫ ИХ ПРИМЕНЕНИЯ В УГОЛОВ НОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ 37

И. 1. Конституционные положения о соотношении норм международно го права и национального законодательства —

И.2. Понятие общепризнанных принципов и норм международного права 47

П.З. Возможность применения общепризнанных принципов и норм международного права в российском уголовном процессе 60

Глава III. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ДОГОВОР КАК ИСТОЧНИК УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА 68

III. 1. Понятие международного договора РФ —

III.2. Вступление в силу и опубликование международных договоров

РФ 76

Ш.З. Международный договор и уголовно-процессуальное законода тельство 85

Глава IV. ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ МЕЖДУНА РОДНОГО ПРАВА В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ 98

IV. 1. Общие положения —

IV.2. Применение иностранного законодательства в российском уго ловном процессе П7

IV.3. Направление и выполнение международных поручений в порядке

оказания правовой помощи 125

IV.4. Выдача 137

IV.5. Уголовное преследование 170

IV.6. Передача предметов 175

IV.7. Передача осужденных иностранными судами в страну своего гражданства 178

ЗАКЛЮЧЕНИЕ :.. 185

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА
188

1

ВВЕДЕНИЕ

Проблема преступности как негативного социального феномена в настоящее время приобрела глобальный характер. Практически во всех странах мира преступность становится препятствием социально-экономическому развитию, существенно ущемляет права человека.

Проводимые ООН статистические исследования мировых тенденций преступности показывают постоянный рост криминальной деятельности1. Повсеместно расширяется круг особо опасных транснациональных преступлений. Среди них наибольшую распространенность получили незаконный оборот наркотиков и психотропных веществ, оружия, радиоактивных материалов, терроризм, похищение и сбыт культурных ценностей и автомобилей, фальшивомонетничество и другие. Многие из этих преступлений совершаются организованными группами, состоящими из граждан нескольких государств и действующими на территории разных стран.

Ухудшение криминальной ситуации характерно и для Российской Федерации. Распад СССР и образование 15-ти суверенных государств на его бывшей территории повлекли разрушение единой правоохранительной системы и единого правового пространства. Но суверенизация территорий не могла локализовать преступность, а “прозрачность” границ привела к быстрому распространению преступлений международного характера. В настоящее время около 2 % преступлений в Российской Федерации совершается иностранными гражданами.

Важным направлением борьбы с преступностью является взаимодействие государств путем заключения международных договоров в сфере охраны правопорядка. В Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 17 октября 1997 г., среди основных составляющих внешнеполитического курса России в современных условиях названо “развитие международного сотрудничества в борьбе с транснациональной преступностью и терроризмом”2.

1 См.: Лунеев В. В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенден ции. М., 1997. С. 14—30; Преступность и законодательство / Отв. ред. А. И. Долгова. М., 1997.

2 См.: Российская газета. 1997. 26 декабря.

2

В последние годы сложилась определенная система такого сотрудничества, разработаны и действуют процедуры по некоторым вопросам правовой помощи, в том числе и в уголовном процессе. В области прав человека применяется целостная система международных документов и соответствующих механизмов контроля за исполнением их положений. Наиболее значимыми международными актами являются: Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г., Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и др.

Российская Федерация — участница более 30 международных конвенций и множества двусторонних соглашений и договоров, как самостоятельно заключенных Российской Федерацией, так и обязательных для исполнения ею в качестве правопреемницы СССР. Международная правовая база в последние годы значительно расширилась за счет активного сотрудничества России со странами Содружества Независимых Государств. Важное значение в связи с этим имеет Минская конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. (далее — Минская конвенция).

Действующая Конституция Российской Федерации установила, что международный договор Российской Федерации и общепризнанные принципы и нормы международного права являются частью правовой системы России, и в случае противоречия между нормами национального законодательства и правилами международных договоров РФ последние имеют преимущественную силу (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ). Это положение воспринимается как данность, с теми или иными вариациями воспроизводится в федеральных законах РФ, принимаемых в последние годы, и без глубокого теоретического осмысления и проработки практических аспектов его применения приводится в том числе в учебной и научной литературе по уголовному процессу.

Между тем, указанное положение Конституции РФ создает ряд коллизионных проблем, которые требуют законодательного решения. Действующий УПК РСФСР практически не содержит норм, регламентирующих процедуру примене-

з

ния норм международного права в уголовно-процессуальной деятельности. Не имеет базовой концепции фактическое применение в практике оказания правовой помощи по уголовным делам уголовно-процессуального законодательства иностранных государств. Не регламентировано взаимодействие судебно- следственных органов со странами, не имеющими с Россией договоров. Согласно действующему постановлению Президиума Верховного Совета СССР “О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам” от 21 июня 1988 г. Генеральная прокуратура РФ и Верховный суд РФ наделены полномочиями по применению иностранного процессуального законодательства по просьбе ходатайствующего государства. Но порядок такого применения не установлен. Практики по этому вопросу по уголовным делам не имеется. Серьезные недостатки и пробелы обнаруживаются в Минской конвенции 1993 г. ожидающих ратификации Европейской конвенции о выдаче 1957 г., Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 г., двусторонних договорах о правовой помощи Российской Федерации с рядом государств.

Эти упущения стремится восполнить проект нового Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации, принятого Государственной Думой РФ в первом чтении, где вопросы международного сотрудничества в уголовном судопроизводстве регламентируются в 18 статьях, распределенных по трем главам проекта: взаимодействие судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими учреждениями юстиции и должностными лицами иностранных государств в порядке оказания правовой помощи по уголовным делам; выдача лиц для привлечения к уголовной ответственности или исполнения приговора; передача лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является.

Приветствуя стремление разработчиков проекта УПК РФ законодательно разрешить комплекс вопросов, связанных с международным сотрудничеством в сфере борьбы с преступностью и применением норм международного права в уголовном процессе, следует отметить, что и в данном документе можно обнаружить пробельность, непоследовательность и противоречивость предложенных

4

решений. Проект не предусматривает процессуального порядка выполнения многих положений, указанных в международных договорах, что крайне осложняет их процессуальную реализацию, выбор и применение соответствующей нормы. На практике создаются неразрешимые коллизии. Это тем более следует учитывать, поскольку подавляющее большинство работников следствия, прокуроров и судей не имеют опыта применения международно- правовых норм в уголовно-процессуальной деятельности и не обладают необходимыми знаниями.

Назрела необходимость внесения существенных изменений в Минскую конвенцию 1993 г. с учетом накопленного пятилетнего опыта взаимодействия правоохранительных органов, судов, научных разработок и рекомендаций ученых этих стран.

Вышеизложенные обстоятельства определили выбор темы диссертационного исследования “Применение норм международного права в российском уголовном процессе (проблемы теории и практики)”, ее актуальность и практическую значимость.

Цели диссертационного исследования непосредственно вытекают из его темы: разработать теоретические основы применения норм международного права в российском уголовном процессе, рассмотреть практические проблемы применения этих норм и предложить рекомендации по совершенствованию законодательного регулирования правоприменительной практики в процессе оказания правовой помощи по уголовным делам.

Цели исследования определили круг взаимосвязанных задач, решение которых составило содержание настоящей работы. К ним относятся:

исследовать историю применения норм международного права в уголовном процессе России;

провести теоретический анализ конституционного положения о международных договорах Российской Федерации, общепризнанных принципах и нормах международного права как составной части российской правовой системы;

рассмотреть проблему соотношения международно-правовых норм и национального законодательства в аспекте уголовного процесса;

рассмотреть принципы и виды оказания международной правовой помощи в

5

области уголовно-процессуальной деятельности, проанализировать современную практику такого взаимодействия применительно к различным ее видам;

разработать конкретные предложения по законодательной регламентации вопросов применения норм международного права в УПК Российской Федерации.

Поставленные цели и задачи обусловили структуру диссертационного исследования, содержание и последовательность рассмотрения вопросов.

В качестве предметов исследования выступали памятники истории отечественного права, действующее федеральное законодательство, международные документы (декларации, соглашения, конвенции, многосторонние и двусторонние договоры о взаимодействии и оказании правовой помощи), практика Генеральной прокуратуры РФ и других правоохранительных органов.

При выполнении исследования применялись такие методы познания, как логико- юридический, исторический, сравнительно-правовой, конкретно-социологический (анкетирование, формализованное интервьюирование, обобщение, анализ документов).

Эмпирическую базу исследования составили:

1) практика Генеральной прокуратуры Российской Федерации по рассмотрению обращений о выдаче лиц, совершивших преступления. Всего изучено 926 материалов; 2) 3) практика следственного управления Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по направлению и исполнению международных поручений об оказании правовой помощи по уголовным делам. Всего изучено 203 материала; 4) 5) практика следственных подразделений МВД РФ (Санкт-Петербург, Псковская, Свердловская, Ленинградская, Белгородская, Новгородская области и ряд других) — всего изучено 271 материал; 6) 7) результаты опросов прокуроров и следователей из различных регионов России, обучавшихся на факультете повышения квалификации Санкт- Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ. Всего опрошено 316 практических работников. 8) 6

Теоретической базой для проведения исследования послужили труды отечественных специалистов в области теории права, конституционного, гражданского, международного, уголовного и уголовно-процессуального права.

В дореволюционной России вопросы, относящиеся к проблематике исследования, затрагивались учеными-международниками, а также в курсах уголовного и уголовно-процессуального права в связи с рассмотрением проблем действия уголовного закона в пространстве, выдачи преступников, права убежища, гражданства, положения иностранцев и других. Здесь выдающееся значение имели труды Ф. Ф. Мартенса, М. Ф. Владимирского-Буданова, И. Я. Фойницкого, Н. С. Таганцева, Н. Д. Сергеевского, В. П. Даневского, П. Е. Казанского, А. С. Ященко и других классиков отечественной юриспруденции.

В советский период истории России был опубликован ряд работ, посвященных международному сотрудничеству в уголовной юстиции и различным аспектам уголовного права и процесса (Н. Т. Блатова, П. Н. Бирюков, А. И. Бастрыкин, Р. Л. Бобров, И. П. Блищенко, С. В. Бородин, Я. М. Бельсон, Р. М. Валеев, Л. Н. Галенская, В. П. Зимин, В. К. Звирбуль, Г. В. Игнатенко, И. И. Карпец, В. Н. Кудрявцев, Л. М. Карнеева, Ф. И. Кожевников, Е. Г. Ляхов, Д. Б. Левин, В. П. Панов, В. И. Руднев, Г. И. Тункин, Д. И. Фельдман, А. Ф. Федоров, М. А. Чельцов-Бебутов, Р. X. Якупов и др.). Интерес к международно-правовой проблематике и соотношению международных и внутригосударственных норм резко возрос в 80—90-е годы. Однако подавляющее большинство исследований было связано либо с проблемой реализации международных документов о правах человека в российском законодательстве и практике их применения (Л. Б. Алексеева, М. И. Абдуллаев, А. Д. Бойков, И. Ф. Демидов, В. А. Кар-ташкин, В. М. Савицкий, М. Л. Энтин и др.) или проблемам соотношения международного и внутригосударственного права (С. С. Алексеев, Э. М. Аметистов, В. Г. Бутке- вич, Г. М. Даниленко, В. М. Жуйков, И. И. Лукашук, С. Ю. Марочкин, Н. В. Миронов, Р. А. Мюллерсон, В. К. Собакин, С. В. Поленина, Ю. А. Решетов, А. Н. Талалаев, Ю. А. Тихомиров, О. И. Тиунов, Е. Т. Усенко, С. В. Черниченко, Б. С. Эбзеев и др.).

7

Только в самое последнее время стали появляться работы, посвященные отдельным вопросам применения норм международного права в уголовном процессе с учетом положений Конституции РФ, Минской конвенции и других документов (Е. В. Быкова, Г. В. Дашков, Р. А. Каламкарян, В. Н. Кудрявцев, Е. Г. Ляхов, С. А. Лобанов, Н. И. Марышева3, Э. Б. Мельникова, 3. А. Николаева, В. П. Панов, Н. В. Радутная, К. С. Родионов, А. Б. Соловьев, А. С. Шагинян и др.).

Таким образом, настоящая работа является первым комплексным диссертационным исследованием на базе современного законодательства, теоретических и практических проблем применения норм международного права в российском уголовном процессе. Это обстоятельство определяет теоретическую значимость и научную новизну исследования.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

  1. Основную роль в процессе оказания правовой помощи в сфере уголовного судопроизводства выполняет развитое национальное уголовно-процессуальное законодательство, придающее позитивный характер межгосударственному сотрудничеству по уголовным делам и определяющее эффективность взаимодействия российских судебно-следственных органов и иностранных учреждений юстиции.
  2. Декларативность конституционного положения об общепризнанных принципах и нормах международного права как части российской правовой системы, на мой взгляд, с одной стороны, допускает их произвольное толкование, а с другой — исключает возможность применения этих принципов и норм в уголовном процессе, поскольку они не сформулированы в законодательных актах.
  3. Отсутствие формализованного определения понятия общепризнанных принципов и норм международного права и их перечня в Конституции и иных законодательных документах Российской Федерации создало ситуацию, при которой следственные и судебные органы в ходе расследования и рассмотрения уголовных дел должны искать критерии “общепризнанности” какого-то правила, не предусмотренного УПК, и применять не конкретную процессуальную норму, яв-

3 Докторская диссертация Н. И. Марышевой “Международная правовая помощь по гражданским и уголовным делам” (1996 г.) вопрос относительно уголовных дел практически не

раскрывает.

8

ляющуюся общеобязательной, а произвольно установленную для данного дела применительно к соответствующей ситуации, что ведет к превращению кодифицированной процессуальной формы в прецедентное право.

  1. Большинство принципов, отвечающих требованиям “общепризнан-ности”, относятся к принципам межгосударственного сотрудничества и взаимоотношений между государствами. Они должны быть изложены в Конституции России ориентировочно в следующей редакции: “Российская Федерация осуществляет сотрудничество с иностранными государствами на основе соблюдения общих принципов международного права, к которым относятся: суверенное равенство государств; признание и соблюдение прав и свобод человека и гражданина; неприменение силы и угрозы силой; невмешательство во внутренние дела; неприкосновенность границ; территориальная целостность; мирное урегулирование споров; право на самоопределение наций и народов; принцип международного сотрудничества; добросовестное выполнение международных обязательств”.
  2. Общепризнанные принципы и нормы международного права находят закрепление в международных договорах Российской Федерации, которые являются составной частью правовой системы России. Действие и применение общепризнанных принципов и норм международного права на территории России осуществляется через признание их внутригосударственным законодательством. Ратифицированный международный договор РФ как федеральный закон определяет статус содержащихся в нем общепризнанных принципов и норм и относит их также к федеральным законам.
  3. Международные договоры РФ о правовой помощи по уголовным делам должны заключаться только от имени Российской Федерации и подлежат обязательной ратификации согласно Конституции РФ. Иные соглашения, в том числе межправительственные и межведомственные, не могут рассматриваться как международные договоры РФ, не входят в правовую систему страны и в сфере уголовного судопроизводства применяться не должны. Международные договоры РФ вступают в силу после их ратификации, признания внутренними и международными правовыми актами и опубликования в установленном порядке в официальных изданиях России.
  4. 9

В связи с этим ч. 4 ст. 15 Конституции РФ целесообразно изложить, например, в такой редакции:” Международные договоры, заключенные от имени Российской Федерации, ратифицированные в установленном законом порядке и признанные международными правовыми актами, являются составной частью правовой системы Российской Федерации”. Соответствующие изменения нужно внести в Федеральный закон “О международных договорах Российской Федерации” от 16 июня 1995 г. и Уголовно-процессуаль-ный кодекс РФ.

  1. Признание международных договоров РФ частью национального права России обеспечивает единство ее правовой системы и защиту суверенитета. Базовые положения действия и применения внутренних нормативных актов распространены и на акты международного права. Применению международных договоров РФ предшествует процедура признания их внутренними правовыми актами в соответствии с российским законодательством. Это обуславливает дуалистический характер международных договоров РФ, их действие и применение, исходя из предмета отраслевого регулирования. Международные договоры РФ об оказании правовой помощи по уголовным делам действуют и применяются по правилам федеральных законов РФ.
  2. Международное сотрудничество по уголовным делам базируется на совокупности принципов: 1) принципах международного права, регулирующих сотрудничество государства в целом; 2) принципах международного сотрудничества при оказании правовой помощи, закрепленных в международных договорах РФ; 3) принципах внутреннего законодательства РФ (уголовного, уголовно-процессуального, конституционного и др.).
  3. К принципам международного сотрудничества при оказании правовой помощи в сфере уголовного судопроизводства следует отнести: 1) взаимность; 2) добровольность; 3) соблюдение суверенитета и безопасности договаривающихся стран; 4) непременная уступка части суверенитета (применение иностранного уголовного процесса); 5) соответствие просьбы запрашивающей страны законодательству исполняющего государства; 6) взаимодействие на основе права, предусмотренного международным договором; 7) равенство полномочий судеб- но-следственных органов суверенных государств, осуществляющих взаимодей-

ю

ствие; 8) обеспечение правовой защиты и равенства прав всех участников уголовного процесса; 9) реализация условий договора посредством применения национального уголовно-процессуального законодательства; 10) ограничение действия и применения международного договора территориями договаривающихся стран; 11) соблюдение прав и интересов третьих стран участниками договорных отношений; 12) обязательность выполнения условий договора; 13) принцип законности.

Эти принципы, как основу взаимодействия при оказании правовой помощи в сфере уголовного судопроизводства, необходимо включить в российский Уголовно-процессуальный кодекс.

  1. Международное сотрудничество России с другими государствами в сфере оказания правовой помощи по уголовным делам без национального уголовного процесса осуществляться не может, поскольку реализация международных договоров по условиям самих же договоров возложена на уголовно- процессуальное законодательство исполняющей страны. В силу этого национальное законодательство является основой для создания и движущей силой для применения международных договоров. Международное право в этом аспекте выполняет вторичную роль. Непосредственная зависимость создания, действия и применения международного договора в целом и его норм от внутреннего права, различие их функций приводит к выводу о приоритете применения национального законодательства России в процессе сотрудничества по уголовным делам.
  2. Необходимым условием оказания правовой помощи по уголовным делам является соответствие просьбы иностранного государства национальному законодательству исполняющей страны. Законодательство Российской Федерации не предусматривает действия иностранных законов на своей территории. Однако иностранный уголовный процесс на территории России применяется, но только по ее письменной просьбе. Эта позиция связана с ключевым положением сотрудничества о взаимном применении собственного уголовного процесса стран при исполнении международных поручений. Результаты исполнения международного поручения на основе зарубежного законодательства будут использованы в уголовном процессе России, что и позволяет говорить о применении уголовно-
  3. п

процессуального законодательства других стран как о необходимом элементе взаимодействия российских судебно-следственных органов с иностранными учреждениями юстиции.

В связи с этим уголовно-процессуальное законодательство России следует дополнить ориентировочно следующим положением: “В Российской Федерации допускается применение уголовно-процессуального законодательства иностранного государства, исполняющего письменное поручение судебно-следственных органов Российской Федерации на основе международного договора РФ или на условиях взаимности, в порядке, определенном соответствующей статьей УПК РФ. Факты, установленные за рубежом с применением уголовно-процессуального законодательства страны, исполняющей письменное поручение российских судебно-следственных органов на основе международного договора или на условиях взаимности, в порядке, установленном УПК РФ, признаются доказательствами наравне с полученными на территории Российской Федерации”.

  1. Необходимо законодательное решение проблемы оказания правовой по мощи по уголовным делам при отсутствии международного договора с соответ ствующей страной. В уголовно-процессуальной норме важно отразить сло жившуюся договорную практику по предмету взаимодействия, взаимность, вы полнение поручения о правовой помощи с применением российского законода тельства, недопустимость причинения ущерба безопасности и суверенитету страны, а также положение об отказе в правовой помощи, если ее оказание про тиворечит законодательству России.

В диссертации изложен возможный порядок обращения за правовой помощью в иностранное государство и предлагается закрепить его в уголовно- процессуальном законодательстве. Полномочиями для решения о возможности направления ходатайства за рубеж и допустимости признания установленных за границей фактов доказательствами предложено наделить суд.

  1. Изучение Минской конвенции, других международных договоров о пра вовой помощи и практики их применения позволило выявить недостатки этих международных документов. Они связаны с пробельностью в решении ряда кон-

12

кретных проблем; бланкетным характером многих положений; несовершенством осуществления контактов, выдачи и отказа в ней, исполнения следственных поручений; неконкретностью положений о заключении под стражу и задержании. Не решены вопросы о правомерности задержания, праве на защиту выдаваемых лиц, розыске обвиняемых, сроках исполнения и другие. Далеко не все указанные вопросы и ряд смежных получили разрешение в проекте УПК РФ.

Чтобы предотвратить возможные коллизии еще до ратификации Европейской конвенции о выдаче 1957 г. и Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 г., необходимо основательное изучение практики их применения и совместимости их положений с российским уголовным процессом. Требуется упрощение порядка сотрудничества и введение прямых контактов между учреждениями юстиции договаривающихся стран, взаимное признание приговоров иностранных судов, конкретизация порядка заключения под стражу и продления срока содержания под стражей выдаваемых лиц, исключение по возможности бланкетных правил и прецедентов из сферы сотрудничества и ряд других мер по совершенствованию оказания правовой помощи по уголовным делам.

Основные положения и выводы диссертационного исследования были апробированы в ходе чтения соответствующего курса лекций и проведения семинарских занятий на факультете повышения квалификации Санкт- Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ, в том числе на специализированном наборе прокуроров, уполномоченных осуществлять надзор за оказанием правовой помощи по уголовным делам, в Санкт-Петербургском университете МВД РФ, а также в выступлениях на учебно- методических семинарах: работников Федеральной службы налоговой полиции РФ, прокуратуры Санкт-Петербурга, Ленинградского военного округа, Псковской области, Северо-Западной транспортной прокуратуры, Следственного управления ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Следственного управления Северо-Западной транспортной милиции; на международных научно-практических конференциях — “Международное сотрудничество в борьбе с организованной преступностью” (Санкт-Петербург, 1997 г.), “Юридическая наука и образование в

13

Республике Беларусь на рубеже XX—XXI веков” (Гродно, 1998 г.), “Судебная реформа и эффективность деятельности органов суда, прокуратуры и следствия” (Санкт-Петербург, 1998 г.), “Всеобщая декларация прав человека и правозащитная функция прокуратуры” (Санкт-Петербург, 1998 г.); на международных семинарах — российско-нидерландском “Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе” (Гаага, 1997 г.), российско- финском “Положение иностранцев в национальном законодательстве России и Финляндии” (Иматра,

1998 г.); на криминалистическом семинаре “Проблемы обеспечения методами и средст-вами оперативно-розыскной деятельности раскрытия, расследования и судебного рассмотрения уголовных дел” (Санкт-Петербург, 1996 г.); на семинаре “Круглый стол” в Государственной Думе “Проблемы международного сотрудни чества” (Москва, 1997 г.); на семинаре-совещании при администрации Президен та РФ “О повышении эффективности механизма защиты интересов, прав и сво бод граждан РФ за пределами России” (Москва, 1998 г.), семинаре, организован ном Советом Европы “Защита прав человека в уголовном судопроизводстве” (Санкт-Петербург, 1999 г.).

С участием диссертанта подготовлены методические рекомендации по оказанию международной правовой помощи при расследовании уголовных дел Федеральной службой налоговой полиции.

Автором подготовлены два учебных пособия по теме диссертации (1998,

1999 гг.) и сборник задач (1997 г.), которые широко используются в учебном процессе Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокура туры РФ и в практической деятельности прокуроров и следователей, а также две монографические работы (1998 г.) Отдельные положения диссертационного ис следования изложены в опубликованных 5-ти научных статьях и материалах конференций.

14

Глава I К ИСТОРИИ ВОПРОСА

Интересы борьбы с преступностью издавна обязывали государства объединять свои усилия, оказывать друг другу правовую помощь.

В дошедших до нашего времени памятниках русского права можно найти многочисленные доказательства этого.

  1. На всех этапах истории России ее народы объединяли общие интересы, что обусловило устойчивость связей между славянами и иными общинами, удельными княжествами между собой, а затем и с церковью как самостоятельным субъектом общественных международных отношений. Указанные обстоятельства определили необходимость сотрудничества, совершенствования форм взаимодействия и требовали быстроты согласования усилий.

Постоянно меняющиеся границы владений Древней Руси, слияние княжеств, переход их под юрисдикцию иноземных правителей сказывалось на законодательстве этих территорий. Происходило взаимопроникновение правовых норм. Одни из них становились внутренними, другие — международными, а невостребованные — прекращали свое существование. Распространение христианства на Руси привело к появлению в русском праве разнообразных уголовных и процессуальных канонических норм. При решении уголовных дел о религиозных преступлениях византийское духовенство, прибывшее в Киевское государство для управления церковью, приняло Градский закон — Прохирон византийского императора Василия Македонского, изданный в VIII в. Применение византийского права церковниками было необходимо, поскольку Русская Правда, как и другие светские законы, имели пробелы по этим вопросам1.

Особенностью древнерусского права является его “соборность” — принятие законов на княжеских съездах — соборах. Древняя Русь представляла собой множество отдельных, территориально обособленных княжеств, как самостоятельных, так и не обладавших полной независимостью. Это обстоятельство вынуждало искать пути к сотрудничеству и принятию общих правовых положений,

1 См.: Юшков С. В. Общественно-политический строй и право Киевского государства. М., 1949. С. 189.

15

приемлемых заинтересованными сторонами. Поэтому элементы международного права тесно переплетались с национальными законодательствами и находили в них основу для создания и применения.

Теории о происхождении права на Руси различны . Значимость влияния византийского, скандинавского (нормандского), германского, римского права и иных правовых систем ученые оценивают по-разному. Некоторые исследователи считают, что русское право формировалось самостоятельным путем, воздействие иностранных законов было несущественным.

Анализ древнерусских источников примиряет эти позиции. Русь не существовала автономно от других государств и народов. Будучи многонациональной и окруженная другими странами, подчиняя себе другие территории и подвергаясь агрессии, она воспринимала и обычаи своих народов, которые становились законами, и вводила в свою правовую систему законы или их отдельные элементы чужих стран в результате сотрудничества с ними. Но и русское законодательство было предметом заимствования иностранными державами.

Выдающуюся роль в развитии законодательства сыграла Русская Правда. Впоследствии она действовала, наряду с Московским, даже в Литовском княжестве. Введенные этим законом процедурные установления — новеллы великих князей (под более поздним названием “Краткая Правда”) с целью охраны администрации княжеского домена положили начало законодательным привилегиям, широко распространенным в современном международном, уголовном и уголовно-процессуальном праве и внутреннем законодательстве государств.

Правда Ярославичей была принята в 1072 г. на съезде удельных князей как глав самостоятельных государств, что по современной оценке придает ей характер международного документа. На таких соборах рассматривались вопросы защиты территорий, сбора дани, общего управления и другие проблемы. В принятом правовом документе закрепились достигнутые договоренности и процедурные правила.

1 См. подробнее: Калачов Н. В. Предварительные юридические сведения для полного объяснения Русской Правды. Вып. 1. Изд. 2-е. СПб., 1880. С. 25, 44—55, 72—74; Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. 1. СПб., 1842. С. 144.

16

Сохранились тексты Краткой Правды 1136 г. и Пространной Правды 1209 г., которые объединяли несколько разноименных кодексов и регулировали взаимоотношения и деятельность князей в Киеве и Новгороде. Эти документы содержали процедурные нормы и другие элементы международного права, ибо княжества выступали субъектами суверенных территорий.

Статья 10 Краткой редакции Русской Правды интересна как первая в России уголовно-процессуальная норма, определяющая правовой статус иностранца. Терминами “варяг” и “колбяк” обозначались иностранцы вообще, независимо от их национальной принадлежности, иностранцы служили дружинниками, торговали, имели свои дворы, имущество, проживали в древнерусских городах, но не находились в равных условиях с коренными жителями. Им было трудно найти свидетеля для защиты своих интересов. Вину обидчика иностранцы доказывали личной присягой .

Древнерусская Правда содержала множество процессуальных норм. Разрешение споров судом было характерно для Древней Руси и обусловило развитие судопроизводства на всех этапах развития русского государства. Это определило значение процесса для всех отраслей права и его место в правовой системе как необходимого механизма для регулирования внутренних и международных общественных отношений.

Статья 67 Пространной Правды посвящена частично и процессуальному праву, содержала уголовно-наказуемые запреты и процедуры их применения. Специальная ответственность и процессуальная регламентация предусматривалась статьей “О мужи кроваве”4 при драке иностранцев. В суде они присягали по своей вере и бросали жребий, кто платит потерпевшему ставку, определенную судом.

Краткая редакция Устава князя Ярослава содержала положение, согласно которому церковной юрисдикции не подлежат споры между иноверцами

1 См.: Памятники русского права. Вып. 1. М., 1952.

2 См.: Российское законодательство X—XX вв.: Законодательство Древней Руси: В 9 т. Т. 1 / Отв. ред. В. Л. Янин. 1984. С. 54.

3 Там же. С. 107. 4Тамже.С128—129.

17

(неправославными) и иностранцами (ст. З)1. Оно явилось основой международного договора князя Владимира с Немцами в XII в. Немец был неподсуден православному священнику и подлежал светскому суду согласно специальным процессуальным правилам в уголовной сфере и гражданских правоотношениях.

Совершенными для своего времени правовыми актами были Новгородская2 и Псковская3 судные грамоты, сформировавшие фундаментальные положения уголовного, административного, международного права и особенно уголовного судопроизводства. В Псковской судной грамоте была установлена упрощенная процедура для принятия решений по уголовным делам в конфликтах граждан Псковской земли с иностранцами (ст. 105). Гражданин Пскова мог присягнуть, что не бил и не грабил иностранца, и тем самым отвести обвинение. Это положение было более льготным для гражданина Пскова, чем ранее установленное ст. 31 Русской Правды в Пространной редакции, где иностранец вправе был представить свидетелей для подтверждения собственного показания в суде под присягой. По Псковской судной грамоте показания псковича лишали иностранца такой возможности.

Таким образом, международное право в уголовном судопроизводстве складывалось на Руси на основополагающем внутреннем законодательстве. Преобразование внутреннего русского права в международное происходило естественным путем. Последнее с момента его принятия становилось национальным законом Древней Руси.

Общность целей, стоявших перед древнерусскими княжествами, способствовала принятию законодательства для решения совокупных задач: обеспечения решения внутренних проблем каждого княжества, разрешения споров между ними и достижения общих политических, экономических и военных интересов. Принятие согласованных законов обусловило унифицированный характер фундаментальных положений законодательства Древней Руси. Правовые акты принимались на соборах суверенных княжеств путем договоренности на основе уже действующего в княжествах внутреннего права. Эти правовые акты можно рас-

1 Там же. С. 175.

2 Там же. С. 300—320.

3 Там же. С. 321—385.

18

сматривать как своеобразные международные договоры княжеств, содержавшие в себе нормы международного и внутреннего права и применявшиеся как национальное право на территории каждого княжества.

Договоры отдельных княжеств с иноземными государствами и образованиями дополняли законодательство, регулирующее на Руси международные отношения, и вносили иностранные законы или их отдельные нормы в правовую систему древнерусского законодательства.

Международный договор о военной помощи Византии 1011 г. был заключен на основе брака князя Владимира и княгини Анны — сестры византийских императоров Василия и Константина. Указанным союзом церковь наделялась не только неограниченной юрисдикцией, но и иммунитетом от посягательства на ее полномочия при смене власти или переходе ее по наследству. Расширялось юрисдикционное поле иммунитетов1.

  1. Большую роль в развитии международного права в России сыграли посольские миссии, посредством которых издревле разрешались межгосударственные проблемы. Так, в трактате России с Бухарой 1873 г. специально оговорены постоянные представительства сторон при дворах, их полномочия и протокольные церемонии . Уголовная неподсудность дипломатических агентов признавалась уже в XVIII в. как условие, вытекающее из их неприкосновенности, необходимое для осуществления дипломатических миссий, но имела пределы, ограниченные их служебной деятельностью. Институт консулов возник в XIV в. и перешел с Востока. Первые русские консулы были назначены при Петре I в Голландии в 1717 г. на основании ст. 13 Регламента Камер-коллегии. Первый Консульский устав в России издан в 1820 г., дополнялся и существенно изменялся в 1858, 1893 и 1903 г. Главные положения Консульского устава 1903 г. применяются и поныйе. Консулы осуществляли защиту российских подданных в стране пребывания. Они были полномочны рассматривать гражданские, торговые и уголовные дела в христианских государствах “по обычаю”.

Создание в XVI в. Оттоманской империи на длительный период замедлило

1 Там же. С. 144—146.

2 См.: Мартене Ф. Ф. Современное международное право цивилизованных народов: В 2 т. Т. 2. СПб., 1990. С. 21.

19

развитие самостоятельных межгосударственных связей не только России, но и других государств. Затем посредником на право устанавливать межгосударственные отношения с турками в силу договоров 1528, 1535 и 1740 г. стала Франция. Первый договор России с Турцией был заключен в 1783 г., в результате которого все права французов и англичан по посредничеству перешли к России. Россия стала сильной мировой державой и способствовала в дальнейшем осуществлению внешних связей другими европейскими государствами. В этот период Россия наиболее активно сотрудничала с другими государствами. Были заключены договоры с Персией 1717, 1723, 1729, 1732, 1735, 1813 гг., а также Туркменчайский договор 1828 г. На основании последнего все иски и преступления между русскими подданными, проживающими в Персии, рассматривались русским консулом. Преступления их против местных подданных разрешались персидским судом, но для наказания осужденные передавались российскому консулу или посланнику1.

Первый договор с Китаем (Поднебесной империей) Россия заключила в Нерчинске в 1689 г. На основании ст. 6 этого Договора взаимно выдавались преступники — китайские и русские подданные — виновные в совершении преступлений на чужой территории, для суда над ними, но по национальным законам. В Кяхтинском русско-китайском трактате 1727 г. был впервые выставлен принцип экстерриториальности русских подданных в пределах Китая. Но только по Кульджинскому договору 1851 г. Россия получила право назначать в Китай своего консула с весьма ограниченной юрисдикцией. Полномочия российского консула были расширены Тяньцзинским трактатом 1858 г., подтвержденным Пекинским договором 1860 г.

В 1855 г. в Симоде Россия заключила два договора с Японией, но в них права и обязанности консулов были определены недостаточно четко. Расширение консульских полномочий было зафиксировано трактатом с Японией 1858 г.2

  1. Институт экстрадиции — выдачи преступников — в мире возник ранее других видов международного сотрудничества.

1 См. об этом: Мартене Ф. Ф. Указ. соч. С. 70.

2 См. подробнее: Мартене Ф. Ф. Указ. соч. С. 93—102.

20

Чезаре Беккария — классик юридической мысли XVIII в., подверг резкой критике институт выдачи, считая его слабостью государства, не способного бороться с преступностью силой морали и собственных законов. Он считал безнравственной практику вознаграждения за выдачу преступника .

В России институт выдачи начал формироваться еще в древнерусском государстве и получил достаточно совершенное развитие. Уже в X в. в Древней Руси заключались договоры, устанавливающие процессуальные правила выдачи русских из других государств. В источниках упоминается о трех международных договорах с Византией. Наиболее известен Договор киевского князя Олега 911г. Примечательно, что ст. 5 этого документа содержит ссылку на “закон русский” и свидетельствует о наличии права в Древней Руси и действии его во внешней политике Киевского государства2. Согласно этому договору русские, совершившие преступления в Византии, должны быть выданы для наказания отечеству, а греки — отсылаться в Византию. Такое же правило записано в Договоре Новгорода с немцами в конце XII в.

В Повести временных лет упоминаются Договоры с Византией князей Игоря (945 г.) и Святослава (971 г.)3, которые предусматривали выдачу. Широкое применение имела статья Пространной Правды “О человеке”, устанавливавшая ответственность за получение обманом денег и последующий побег в другую землю и процессуальные нормы возврата беглеца из-за рубежа.

Краткая редакция Русской Правды представляла собой свод развитого феодального права, в котором нашли отражение положения уголовного, гражданского права и процесса, элементы международного права. Статья 11 Краткой Правды регламентировала ответственность за укрывательство иностранцами сбежавшего от хозяина челядина и устанавливала уголовно- процессуальные и гражданско-процессуальные правила судебного разбирательства. Эти нормы предшествовали формированию процедурных правил для экстрадиции в будущем. Позднее эти нормы были распространены на всех подданных Пространной

1 См.: Беккария Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1995. С. 212—214.

2 См.: Греков Б. Д. Киевская Русь. М., 1953. С. 520.

3 См.: Российское законодательство X—XX вв.: В 9 т. Т. 1. С. 142.

21

Правдой (ст. 26)1. Порядок истребования челядина, приравненного к вещи, не исключал применения “заклича” — объявления на торгу о пропавшей вещи и обязанность владельца в 3-дневный срок вернуть вещь, т. е. челядина. Правила возврата челядина способствовали в дальнейшем формированию процедур выдачи преступников другим государствам2.

Имелась статья о выдаче и в краткой редакции Русской Правды начала XII в. По совету духовенства Владимир Красное Солнышко ввел смертную казнь за “наитягчайшее” преступление — умышленное убийство в разбое. Обязанность выдачи лица, совершившего убийство с разбоем на территории верви (сельской общины) лежала на верви. Община была обязана разыскать преступника и выдать его или уплатить штраф князю. Процедуру выдачи преступников предусматривала и Пространная Правда Ярославичей (ст. 5)3.

В Соборном Уложении 1649 г. развитие получили нормы о порядке выкупа пленных (ст.ст. 1—3), на основе которых формировалось законодательство о выдаче. Пленный,.добровольно сдавшийся противнику, считался преступником, а совершенное им деяние получало правовую оценку государственного преступления и во все времена жестоко каралось вплоть до смертной казни. Но выкупу подлежала и эта категория пленных. Россия в данном случае использовала свою юрисдикцию на их уголовное преследование, совершенствуя институт суверенитета. Издавна сложились три основные формы освобождения из неволи: выкуп, поголовный размен, полный размен (независимо от числа пленных с той и другой стороны). Практика знала выкуп государственных и частных пленных. Государственные пленные находились на положении заключенных. Частный плен превращался в особую форму рабства. Был введен специальный налог для выкупа — полоняничные деньги. Они складывались из общих сборов всего населения.

Развитию законодательства о выдаче способствовали также множественные правовые акты о возврате владельцам беглых крестьян и холопов в эпоху крепостничества в России. Законы, регулирующие возврат беглых, отражали госу-

1 Там же. С. 54.

2 Там же. С. 28—54.

3 Там же. С. 59.

22

дарственную политику в этом вопросе.

В крупнейшем памятнике права XVII в. Наказе сыщикам беглых крестьян и холопов от 2 марта 1683 г.1 собрано все законодательство предшествующих пе риодов, регламентирующее розыск и выдачу беглых крестьян. Система государ ственного сыска беглых крестьян и холопов включала в себя и уголовно- процессуальные нормы, регулирующие: деятельность сыщиков и сыскных при казов в уездах; писцов по составлению переписных книг, что обеспечивало офи циальную регистрацию беглых; воевод в уездах; полицейскую слежку за при шлым населением; выборных чинов администрации и т. п. Наконец, в общую систему органически входил сыск самих феодалов. Сыщикам предоставлялись широкие полномочия, включая расследование уголовных дел. В их распоряже нии был целый аппарат — Приказ сыскных дел. Процесс сыска и возврата бег лых включал в себя значительное число детально разработанных норм и казусов, явившихся итогом многолетней практики сыщиков (ст.ст. 17—30). Статья 32 На каза устанавливала процедуру оповещения на ярмарке о сыске беглых через ба ричей и предписывала допрос беглых при поимке, но пытка запрещалась. За прием беглых применялись телесные наказания — кнут. Но была предусмотрена ответственность и сыщиков за нарушение ими законов о сыске беглых. Одно временно были определены меры по защите сыщиков как полномочных предста вителей государства (ст. б)2. /

Наказ 1683 г. в известной степени заложил основы для множества институтов, регулирующих международное сотрудничество — международный розыск, выдачу, накопление и использование информационных банков данных о личности преступника, передвижении, правила взаимодействия по уголовным делам. Но главной его ценностью является совершенствование национального уголовно-процессуального права в целом и проведение принципа верховенства законов.

Процедуры выкупа пленных как разновидности выдачи содержались и в Сто-

1 См.: Российское законодательство X—XX вв.: В 9 т. Т. 4. Законодательство периода ста новления абсолютизма / Отв. ред. А. Г. Маньков. М., 1986. С. 80—92.

2 См. подробнее об этом: Новосельский А. А. Побеги крестьян и холопов и их сыск в Мо сковском государстве второй половины XVII века // Труды института истории РАНИОН. Т. 1. М., 1926.

23

главе — своеобразном памятнике канонического права XVI в. Глава 72 Стоглава была названа “О искуплении пленных”. В результате непрекращающихся войн России с Крымским ханом в середине XVI в. число пленных у противоборствующих сторон было обоюдно огромным. Международный договор 1473 г. с Крымским ханом о передаче пленных без выкупа в последующий период фактически не действовал. Посредническую миссию взяли на себя добровольно иностранные купцы, которые выкупали русских у неприятеля и привозили в Россию. Выкупить пленных у купцов могли родственники. Но если торг не состоялся, купцы беспрепятственно увозили невольников и распоряжались ими по собственному усмотрению. Проблема приобрела государственное значение, требовала законодательного решения. Первым правовым актом, направленным на упорядочение выкупа пленных, была Грамота Ивана IV к Новгородскому архиепископу Макарию о взыскании с бояр и монастырей средств на освобождение из плена. Собор, созванный в 1551 г., вводил обязательство о попечении освобожденных из плена. Стоглав установил процедуру передачи пленных русских. Выкуп плененных Царьградом, Крымом, Казанью, Астраханью и Феодосией производили послы в местах, согласованных иностранными посольствами. Если частных средств не было, то рассчитывались за счет казны. Для выполнения этих миссий выдавались государевы грамоты. Были предусмотрены правила обязательного выкупа пленных из неволи, привезенных в Москву греческими, турецкими, армянскими и другими купцами. Согласно Судебнику 1550 г. выкупу предшествовало выяснение обстоятельств пленения (ст. 80).

Действовал и применялся международный Московский договор о выкупе со Швецией 1557 г. и 1649 г. По последнему трактату перебежчики разделялись на две категории: 1) перебежавшие с 1617 г. по 1 сентября 1647 г. остаются: шведы в России русскими подданными, а русские в Швеции — шведскими подданными; 2) перебежавшие после 1 сентября 1647 г. должны быть взаимно выданы. Причем обе державы приняли обязательство “заказ большой и крепкий учинить, чтобы никаких перебежчиков не принимать, и с одной стороны на другую не подзы-

1 См.: Российское законодательство X—XX вв.: В 9 т. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. / Отв. ред. А. Д. Горский. М., 1985. С. 253—381.

24

вать и не подговаривать”. Нарушители этой договоренности должны быть наказаны “безо всякой милости”. В Нерчинском договоре 1689 г. Россия обязалась выдавать Китаю его подданных, а китайское правительство — российских перебежчиков, которые покинут родину после подписания трактата. Но в упомянутых договорах речь шла не о преступниках, а именно о беглых из страны.

Вопросы о выдаче неоднократно возникали в переговорах с Англией и были решены Елизаветой Английской в 1570 г. в письме к Ивану Грозному.

Свод законов Российской империи (1832 г.) содержал значительное число норм судопроизводства, которые четко определяли подсудность дел. В отношении иностранных подданных, не имеющих дипломатического иммунитета, действовали положения российских законов. Закон предусматривал также ответственность российских подданных, совершивших преступления против Российского государства за рубежом. Свод законов (ст.ст. 175—181) формулировал эти положения крайне казуистично, основываясь на международных трактатах о правовой помощи с Турцией, Персией, Китаем, Португалией, Англией, Швецией, Пруссией, Австрией.

Согласно положениям Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в случае установления совершения российским подданным преступления против Российского государства или его подданных до отъезда за рубеж, так и совершения им преступного деяния за границей он мог быть востребован к выдаче для привлечения к уголовной ответственности (ст. 179 Уложения). В ст.ст. 180— 181 Уложения говорилось о порядке привлечения к ответственности русских подданных, совершивших преступления за рубежом против государства или подданных страны пребывания, а также об особенностях привлечения к ответственности военнослужащих России и иностранных армий на территории России. Общепризнанным принципом международного права уже в то время был принцип невыдачи политических преступников, не потерявший значения и применяемый в настоящее время1.

Статьи 354—357 Уложения определяли наказания за нарушения установлен-

1 См.: Российское законодательство X—XX вв.: В 9 т. Т. 6. Законодательство первой половины XIX в. / Отв. ред. О. И. Чистяков. М., 1988. С. 324.

25

ного в России разрешительного порядка выезда за границу.

Статья 354 квалифицировала недозволенное оставление отечества с поступлением на службу к иностранному правительству или переход в иностранное подданство как тяжкое преступление, наказывавшееся лишением всех прав, состояния и вечным изгнанием из пределов России. Наказанию подлежали также лица (ст.ст. 355, 366), не вернувшиеся в Россию по вызову правительства, нарушившие срок пребывания за границей. Статья 357 предусматривала ответственность за подстрекательство к переселению за границу. Особо строго каралось подстрекательство военнослужащих и рекрутов1.

Статья 341 Уложения запрещала возвращение в Россию приговоренных к высылке за границу иностранцев, а равно и евреев и предусматривала уголовную ответственность за нарушение предписания в виде заключения в смирительном доме от года до двух лет с последующей высылкой за границу. Повторное возвращение влекло наказание за бродяжничество. Устанавливалась уголовная ответственность и за укрывательство беглых из-под стражи или с каторги и воспрепятствование их поимке (ст.ст. 343—345). Особая статья предусматривала ответственность шкипера, принявшего на корабль преступника. Аресту подлежало и судно до внесения взноса и штрафа2.

Уже в классической древности было понятие убежища, где скрывались беглецы. Как правило, это были священные места (храмы, церкви, монастыри и т. д.). Искали прибежища в них и политические преступники. Политические мотивы определяли характер выдачи длительное время и в России. В союзном договоре России с Австрией 1746 г. говорилось о выдаче бунтовщиков и вводился запрет на предоставление им убежища (ст. 14), а Трактат 1808 г. касался только дезертиров. Действовала Конвенция о выдаче беглых и военнослужащих с Пруссией (1804 г.), и Договор с Саксонией о выдаче людей всякого звания 1808 г. В 1833 г. Россия, Австрия и Пруссия подписали Соглашение в Берлине, касающееся выдачи, наряду с другими категориями, политических преступников. Швеция и Россия приняли Декларацию в 1810 г. о взаимной выдаче беглых мат-

1 Там же. С. 360.

2 Там же. С. 359.

26

росов.

В 1880 г. была принята Оксфордская резолюция Института международного права, послужившая основой сотрудничества государств по вопросам выдачи.

Наибольшая активность России в расширении международных связей приходится на вторую половину XIX в. Это совпало с обострением криминогенной обстановки в мире, что повлекло значительное расширение преступных деяний, влекущих выдачу. В этот период принимается и национальное законодательство, специально регулирующее правовую помощь и выдачу преступников.

Россия имела договоры со следующими странами: Австрией — о выдаче 1808 г. и о наказании политических преступников 1860 г., Пруссией — о выдаче 1804 г. и о выдаче политических преступников 1885 г., Баварией — о выдаче политических преступников 1869 г. и о выдаче 1885 г., а также о выдаче — с Данией 1866 г., Нидерландами 1867 г. и 1893 г., Италией (1871 г.), Бельгией 1872 г. с дополнительной декларацией 1881 г., Швейцарией (1873 г.), Австро-Венгрией (1874 г.), Испанией (1877 г. и 1888 г.), Монако (1883 г.), Англией (1886 г.), Португалией (1887 г.), Северо-Американскими Штатами (1887 г.) и ряд других1.

Особые правила международной помощи по уголовным делам были предусмотрены договорами России с Турцией, Персией и Китаем, которые нашли отражение в ее внутреннем законодательстве. В некоторых западноевропейских странах были приняты специальные законы о выдаче (в Голландии, Англии, Дании, Бельгии, Франции).

Международные договоры России, заключенные в конце XIX в., содержали следующие принципиальные положения: 1) о невыдаче собственных граждан, а также иностранцев, которые по рождению или иным образом приобрели российское подданство или просто поселились в стране. Понятие “подданство” было расширено неограниченно; 2) если требование о выдаче заявляли несколько государств одновременно, то государство, к которому предъявлено требование о выдаче, было вправе самостоятельно принять решение, чье требование удовлетворить. Преимущество могло получить государство, на территории которого совершено более тяжкое деяние. Исполняющей страной могли быть учтены и иные

1 См.: Мартене Ф. Ф. Указ. соч. С. 432.

27

обстоятельства. Если подлежащее выдаче лицо совершило преступление на территории запрашиваемого государства, то следовал отказ в выдаче; 3) на право выдачи могло претендовать государство, гражданином которого является обвиняемый, и государство, в пределах которого совершено преступление. Из числа преступлений, за которые следовала выдача, были исключены военное дезертирство, но беглые матросы как с торговых, так и с военных кораблей, выдаче подлежали.

Названные договоры содержали и процессуальные правила международного и уголовно-процессуального права.

Порядок производства выдачи включал три положения: 1) предъявление требования о выдаче; 2) рассмотрение этого требования судом; 3) осуществление процедуры выдачи. Взаимодействие производилось только дипломатическим путем. В случаях немедленного ареста скрывшегося опасного преступника допускались и исключения из этих правил, и тогда согласие о выдаче достигалось консультациями. По договору России с Пруссией 1804 г. выдача производилась в приграничных районах непосредственно местными властями. Затребованное к выдаче лицо подвергалось предварительному аресту судом. Порядок рассмотрения требований о выдаче не был определен ни в законе, ни в международных договорах. На практике была принята система, что окончательное решение зависит от соглашения министров юстиции и иностранных дел. Передача выданных лиц производилась непосредственно на границе. Перевозка выданных лиц через территорию третьих стран требовала согласия на транзит. При отказе в транзите возбуждалось новое ходатайство перед третьей страной государством, которому уже был выдан преступник. Трактаты содержали также перечень положений об отказе в выдаче, схожих с действующими в настоящее время в России.

Кроме выдачи договоры предусматривали и оказание взаимной правовой помощи по уголовным делам, которые касались выполнения и направления отдельных следственных поручений. Выполнение их было обязанностью судов. Например, на основании Декларации между Россией и Германией 1879 г. осуществлялось взаимодействие между Варшавским судебным округом и пограничными прусскими судами. Относительно явки свидетелей, очных ставок, передачи

28

информации, передачи вещей и т. п. были предусмотрены подробные уголовно- процессуальные нормы. Свидетели, которые пересекли российскую границу по требованию ее суда, не могли быть задержаны и притесняться ни за какие деяния, предшествующие их вызову. Статьей 14 русско- бельгийской Конвенции 1881 г. кроме того предусматривалось, что свидетели не могут быть арестованы в связи с показаниями, данными ими при вызове.

Согласно Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в случае совершения российским подданным преступления против российского государства или его подданных до отъезда за рубеж, так и совершения им преступного деяния за границей, он мог быть востребован к выдаче для привлечения к уголовной ответственности (ст. 179 Уложения). В ст.ст. 180, 181 Уложения говорилось о порядке привлечения к ответственности _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ _______________________ ________огичный договор заключен с Польской Народной Республикой (1957 г.). Вслед за ними договоры аналогичного названия были заключены с Румынской Народной Республикой (1958 г.), Венгерской Народной Республикой (1958 г.). В 60-е годы заключается единственный договор о правовой помощи по уголовным делам с Югославией (1962 г.). Через несколько лет географию международного взаимодействия СССР пополнили договоры с Ираком (1973 г.), Болгарией (1975 г.) и с Финляндской Республикой о правовой защите и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам (1978 г.).

  1. Наиболее активно взаимодействие при расследовании преступлений стало развиваться с 1980 г. и продолжается в настоящее время. За этот период заключено 32 новых договора, 11 из них приходится на 80-е и 21 — на 90-е годы. Они охватывают бывшие союзные республики, ныне страны СНГ и Балтии. Кроме того, РФ присоединилась к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (ратифицирована 5 мая 1998 г.), к Европейской конвенции о выдаче 1957 г. и Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам, которые еще не вступили в силу. В Минске 22 января 1993 г. была заключена важная для России Конвенция об оказании правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам со странами СНГ. Участниками ее стали: Российская Федерация, Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан, Украина. Наряду с этой Конвенцией с Азербайджаном и Молдовой заключены двусторонние договоры о правовой помощи, где условия взаимодействия по уголовным делам более конкретизированы, но основы не изменены. Действуют также многочисленные договоры в области борьбы с отдельными наиболее опасными видами преступлений регионального и общего характера, принятые в рамках Устава ООН и других международных организаций. Россия является участницей Конвенции о защите прав и свобод человека, принятой странами СНГ, а также Европейской конвенции по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания 1987 г., Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., Международного пакта об эконо-

34

мических, социальных и культурных правах 1966 г. и ряда других важных международных правовых актов.

Действующих специальных договоров о выдаче Россия в настоящее время не имеет, но уже ожидает ратификации Европейская конвенция о выдаче 1957 г. Сотрудничество по вопросам выдачи предусмотрено всеми договорами РФ о правовой помощи по уголовным делам и охватывает только 33 страны, что явно недостаточно и требует расширения договорных связей и принятия регламентирующего внутреннего законодательства по вопросам экстрадиции. В настоящее время в Российской Федерации действуют пять двусторонних договоров о передаче осужденных для отбывания наказания лиц, осужденных иностранными судами в страну своего гражданства: с Финляндской Республикой 1990 г., Азербайджанской Республикой 1994 г., Грузией 1996 г., Латвийской Республикой 1993 г., Туркменистаном 1995 г. и Конвенция о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются (Берлин, 1978 г.), а также ратифицированный, но не опубликованный Договор с Кипром (1996 г.), подписанный, но не ратифицированный Договор с Королевством Испания (1998 г.) и также не ратифицированная Конвенция (1998 г.), участниками которой являются Россия, Беларусь, Молдова, Грузия, Армения, Азербайджан, Казахстан, Узбекистан Киргизия и Таджикистан. Идет подготовка к присоединению России к Конвенции о передаче осужденных (Страсбург, 1983 г.) стран Совета Европы и Северной Америки, а также Договоров с Эстонией и Литвой, странами Африки, Латинской Америки, Ближнего Востока и Азии. Легализация иностранных официальных документов осуществляется в Российской Федерации с 17 апреля 1991 г. на основе Конвенции, отменяющей требование легализации официальных документов (Гаага, 1961 г.), которая охватывает более 48 стран.

Действующие международные договоры РФ в сфере уголовного судопроизводства не обеспечивают в полной мере потребности Российской Федерации в регулировании внешних связей, что предстоит восполнить в ближайшее время. Необходимо также принять уголовно-процессуальное законодательство для регламентации деятельности судебно-следственных органов при взаимодействии с

35

иностранными учреждениями юстиции и предусмотреть основы сотрудничества с другими государствами вне договорных рамок.

В перспективе международное сотрудничество Российской Федерации в сфере уголовной юстиции будет развиваться на основе сближения законодательства стран СНГ и Западной Европы. Но внешние связи будут эффективными лишь при условии принятия государственной уголовной политики, развитого национального законодательства с учетом специфики состояния преступности и ее характеристик.

36

Глава II

ОБЩЕПРИЗНАННЫЕ ПРИНЦИПЫ И НОРМЫ

МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

И ПРОБЛЕМЫ ИХ ПРИМЕНЕНИЯ

В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ

ILL Конституционные положения о соотношении норм международного права и национального законодательства.

LL.2. Понятие общепризнанных принципов и норм международного права.

LL.3. Возможность применения общепризнанных принципов и норм международного права в российском уголовном процессе.

11.1. Конституционные положения о соотношении норм международного права и национального законодательства

В конституционном законодательстве России норма о соотношении международного и внутреннего права впервые появилась в Конституции РСФСР 1978 г. с изменениями на декабрь 1992 г.: “Общепризнанные международные нормы, относящиеся к правам человека, имеют преимущество перед законами Российской Федерации и непосредственно порождают права и обязанности граждан Российской Федерации” (ст. 32).

Конституция Российской Федерации 1993 г. пошла в этом вопросе дальше, сформулировав положение о соотношении национального законодательства и норм международного права в ч. 4 ст. 15: “Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора”.

Такая регламентация определяет концепцию действия и применения на территории России международного права посредством признания международных договоров, общепризнанных принципов и норм международного права внутрен-ними правовыми актами. В этом заложена идея сотрудничества Российской Фе-

37

дерации во внешней сфере.

Вместе с тем, основы такого сотрудничества обозначены неопределенно, что создает ряд проблем, связанных, в частности, с пониманием общепризнанных принципов и норм международного права, их функционального назначения, определением места в иерархии правовых актов и непосредственным применением.

В конституциях большинства европейских государств содержатся нормы, так или иначе касающиеся соотношения национального законодательства с международным правом. Так, в п. 2 ст. 10 Конституции Испании (1978 г.) указано, что закрепленные Конституцией нормы, связанные с основными правами и обязанностями, соответствуют Всеобщей декларации прав человека, международным договорам и соглашениям по этим вопросам, ратифицированным Испанией. В Конституции этой страны имеется специальная глава “О международных договорах”, где, в частности, говорится, что для заключения международных договоров, затрагивающих права и свободы человека, договоров и соглашений, предполагающих изменение или отмену закона или требующих законодательных мер для их осуществления, необходимо предварительное согласие Генеральных кортесов — парламента Испании (ст. 94); заключение международного договора, содержащего противоречия Конституции, требует предварительного пересмотра Конституции (ст. 95), т. е. договоры, противоречащие действию Конституции, не могут заключаться; международные договоры, заключенные в соответствии с установленными требованиями, становятся после публикации в Испании составной частью внутреннего законодательства (ст. 96)1. Однако Конституция Испании не содержит положений о приоритете международных договоров над национальным законодательством.

Согласно ст. 55 Конституции Французской Республики (1958 г.) договоры или соглашения, должным образом ратифицированные или одобренные, с момента их опубликования имеют силу, превышающую силу внутренних законов, при условии применения такого договора другой стороной. Ни одна междуна-

1 См.: Конституции государств Европейского Союза / Под общей ред. Л. А. Окунькова. М., 1997. С. 373, 391—392.

38

родно-правовая норма не подлежит применению, если она противоречит Конституции. В этом случае требуется пересмотр Конституции в порядке, установленном ст. 54 Конституции Франции .

Федеральный конституционный закон Австрийской Республики говорит об общепризнанных нормах международного права, которые действуют в качестве

1 9

составной части федерального права (ст. 9 в редакции Закона 1981 г.) .

Общепризнанные нормы международного права являются составной частью и федерального права Федеративной Республики Германии (ст. 25 Основного закона ФРГ от 23 мая 1949 г.) Эти нормы имеют преимущество перед внутригосударственными законами и порождают права и обязанности непосредственно для лиц, проживающих на территории ФРГ. Если в споре о праве возникнет сомнение, является ли норма международного права составной частью федерального права и порождает ли она непосредственно права и обязанности для отдельного лица, суд должен получить решение Федерального конституционного суда (ч. 2 ст. 100)3. Договоры с иностранными государствами, регулирующие политические отношения ФРГ или касающиеся вопросов федерального законодательства, оформляются федеральными законами (ч. 2 ст. 59).

В Конституции Греции (1975 г.) записано: “Греция, следуя общепризнанным нормам международного права, стремится к закреплению мира, справедливости, а также к развитию дружественных отношений между народами и государствами (п. 2 ст. 2). Статья 28 Конституции установила, что общепризнанные нормы международного права, а также международные соглашения с момента их ратификации законом и вступления в силу согласно условиям каждого из них являются неотъемлемой частью внутреннего греческого права и имеют приоритет перед любым противоречащим им положением закона. Применение норм международного права и международных соглашений к иностранцам обусловлено принципом взаимности. Ограничение суверенитета Греции возможно путем принятия закона, если это диктуется важными национальными интересами, не затрагивает прав человека и основ конституционного строя и производится на основе

1 Там же. С. 676.

2 Там же. С. 13.

3 Там же. С. 189,216.

39

принципов равенства и с соблюдением условий взаимности (ст. 28) Конвенции или соглашения по этому вопросу должны быть ратифицированы Парламентом.

Ирландия признает общепризнанные принципы международного права как свои нормы поведения в отношениях с другими государствами (п. 3 ст. 29 Конституции). Однако никакое международное соглашение не должно стать частью внутреннего закона государства, если иное не определено Парламентом (п. 6 ст. 29)2.

Очень скупо регламентирует этот вопрос Конституция Итальянской Республики: “Правопорядок Италии согласуется с общепризнанными нормами международного права” (ст. 10). Парламент в законодательных положениях санкционирует ратификацию международных договоров политического характера, а также договоров, предусматривающих арбитраж или судебное урегулирование либо влекущих территориальные изменения, финансовые обязательства или изменения законов (ст. 80)3.

Конституция Португальской Республики (1976 г.) не содержит норм о преимуществе международного права над внутренним, но в то же время в ст. 8 закрепляет следующие положения: “Нормы и принципы общего или обычного международного права являются составной частью португальского права; нормы международных договоров, ратифицированных или одобренных должным образом, вступают в силу после официальной публикации, и их выполнение становится обязательным для португальского государства; нормы, исходящие из компетентных органов международных организаций, в которые входит Португалия, действуют непосредственно во внутреннем праве, поскольку это установлено в соответствующих учредительных договорах”4.

В Конституции США сказано, что договоры, заключенные властью Соединенных Штатов, так же как Конституция и законы США, являются высшими законами страны. Они имеют преимущество в случае коллизии перед конститу-

1 Там же. С. 255—256.

2 Там же. С. 343—344.

3 Там же. С. 424, 436.

4 Там же. С. 522.

40

ГЪСУД.Я.’1;’Г н>«н-$л ““•гаяиСША

циями и законами отдельных штатов (ст. VI)1, но не наделены превосходством перед федеральными законами и Конституцией США. Общепризнанные принципы и нормы международного права в Конституции США не упоминаются.

“Заключенные Японией договоры и установленные нормы международного права,— подчеркивается в ст. 98 Конституции Японии,— должны добросовестно соблюдаться”. Одновременно в этой же статье провозглашено, что никакие законы, указы, рескрипты или другие государственные акты, противоречащие в це-

‘у

лом или в части положениям Конституции, не имеют законной силы . Иных положений, касающихся международного права, японская Конституция не содержит.

Краткий обзор конституций ряда западноевропейских государств, США, Японии по интересующему нас вопросу позволяет отметить, что в конституциях, особенно принятых после второй мировой войны, вопросу сближения международно- правовых и внутригосударственных норм уделяется определенное внимание. Общепризнанные нормы международного права и международные договоры становятся составной частью внутреннего законодательства, как правило, после их ратификации. Применение международных норм, противоречащих положениям конституции соответствующего государства, не допускается. Можно сказать, что в конституциях прослеживается идея единства национальной правовой системы. Понятие “общепризнанные принципы международного права” широкого применения в текстах конституций не получило, но в конституциях отдельных государств эти принципы четко определены как принципы международного сотрудничества.

Примерно так же решен вопрос об общепризнанных принципах международного права в конституциях государств, входящих в СНГ. Например, в ст. 11 Конституции Азербайджанской Республики указано, что эта страна строит свои отношения с другими государствами на основе международно-правовых норм и общепризнанных принципов, в том числе следующих: суверенное равенство го-

1 См.: Соединенные Штаты Америки. Конституция и законодательные акты / Под ред. О. А. Жидкова. М., 1993. С. 40.

2 См.: Конституции зарубежных государств. Изд. 2-е / Сост. В. В. Маклаков. М., 1997. С. 456.

41

сударств, неприменение силы и угрозы применения силы, территориальная целостность и неприкосновенность государственных границ, урегулирование споров мирным путем, невмешательство во внутренние дела других государств, уважение прав и свобод человека, равенство народов и их право на самоопределение, сотрудничество государств, добросовестное выполнение международных обязательств1.

Конституция Киргизской Республики (ст. 16) говорит об общепризнанных принципах и нормах международного права лишь в связи с обеспечением основных прав и свобод человека2.

Все государства СНГ и страны Балтии устанавливают верховенство своих конституций, не допускают противоречия им любых законов, нормативных актов, международных договоров и устанавливают обязательность опубликования договоров для их применения. Не все государства признают преимущество международных договоров и содержащихся в них правил над национальными нормами. Это положение не предусмотрено в конституциях Азербайджанской, Литовской, Эстонской, Кыргызской Республик, Туркменистана, Узбекистана, Украины.

В тех же государствах, конституциями которых предусмотрено это положение, оно сформулировано так, что подчеркивается приоритет конституции и необходимость ратификации международных договоров. Только после ратификации договоры становятся составной частью национальной правовой системы. Характерными являются положения ст. 6 Конституции Республики Армения: “Заключенные от имени Республики Армения международные договоры применяются только после ратификации. Ратифицированные международные договоры являются составной частью правовой системы Республики. Если в них установлены иные нормы, чем предусмотренные в законе, то применяются нормы договора. Противоречащие Конституции международные договоры могут быть ратифицированы после внесения в Конституцию соответствующих поправок”3.

1 См.: Новые Конституции стран СНГ и Балтии: Сборник документов. Изд. 2-е / Сост. Ю. А. Дмитриев, Н. А. Михалева. М., 1998. С. 57.

2 Там же. С. 275.

3 Там же. С. 106.

42

Не допускают заключения (вступления в силу) международных договоров, противоречащих Конституции, Беларусь (ст. 8), Грузия (ст. 6), Казахстан (ст. 4), Молдова (ст. 8), Эстония (ст. 123)1.

Конституция Республики Молдова (п. 2 ст. 4) отдает преимущество международным нормам только в случаях несоответствия национальных законов пактам и договорам об основных правах человека, одной из сторон которых является Республика Молдова2.

Таким образом, единого подхода к определению значения общепризнанных принципов и норм международного права в конституционном законодательстве не существует. В конституциях государств не даются разъяснения этих терминов и не содержится их перечень.

Положение ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации находит достаточно своеобразное отражение в отраслевом законодательстве России. В каждом вновь принимаемом кодексе конституционная норма реализуется с учетом особенностей и потребностей данной отрасли права. Так, ст. 7 ГК РФ полностью воспроизводит текст ч. 4 ст. 15 Конституции, но содержит важную оговорку о непосредственном применении международных договоров РФ, кроме случаев, когда из договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта.

Налоговый кодекс РФ (ст. 7) отдает безусловное предпочтение международному договору: “Если международным договором РФ, содержащим положения, касающиеся налогообложения и сборов, установлены иные правила и нормы, чем предусмотрены настоящим Кодексом и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами о налогах и (или) сборах, то применяются правила и нормы международных договоров Российской Федерации”.

Несколько иначе решает эту проблему законодатель в УИК РФ (ст. 3). Прежде всего подчеркивается, что уголовно-исполнительное законодательство России учитывает международные договоры РФ, относящиеся к исполнению наказаний и обращению с осужденными, в соответствии с экономическими и социальными

1 Там же. С. 136, 177, 228, 311, 510, 652.

2 Там же. С. 310.

43

возможностями. Рекомендации (декларации) международных организаций реализуются в уголовно-исполнительном законодательстве при наличии необходимых экономических и социальных возможностей. В то же время указано, что если международным договором РФ установлены иные правила исполнения наказаний и обращения с осужденными, чем предусмотренные уголовно- исполнительным законодательством России, то применяются правила международного договора. Значимость общепризнанных принципов и норм международного права для уголовно-исполнительного законодательства и практики его применения подчеркивается также тем, что в соответствии с этими принципами и нормами и Конституцией РФ должны соблюдаться гарантии защиты от пыток, насилия и другого жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения с осужденными.

Уголовный кодекс РФ, напротив, не признает международные правовые нормы самостоятельным источником уголовного права России. Их влияние на уголовное законодательство состоит лишь в том, что, как отмечается в ч. 2 ст. 1 УК, “настоящий Кодекс основывается на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права”. Показательно, что при разработке проектов УК предлагалось предоставить превосходство над российским уголовным законодательством международным договорам, ратифицированным Российской Федерацией. Однако международные договоры, содержащие уголовно-правовые нормы, в силу своей специфики (отсутствие санкций или их неконкретность, непроработанность признаков преступления и т. д.) не могут иметь прямого действия на территории России и являться составной частью российского уголовного законодательства. Тем не менее, они существенно влияют на формирование норм национального уголовного права, и поэтому, как пишет 3. А. Незнамова, не являясь формальным источником уголовно-правовых норм, международное право служит их материальным источником1.

Действующий Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, принятый еще в 1960 г., практически ничего не говорит о применении международно- правовых

1 См.: Уголовное право. Общая часть / Отв. ред. И. Я. Козаченко и 3. А. Незнамова. М., 1997. С. 26—28; См. также: Незнамова 3. А. Коллизии в уголовном праве. Екатеринбург, 1994. С. 131—134.

44

норм в уголовном судопроизводстве. Единственная ст. 32 УПК установила, что порядок сношения судов, прокуроров, следователей и органов дознания с судеб- но-следственными органами иностранных государств, а равно порядок выполнения поручений последних определяется законодательством СССР и РСФСР и международными договорами, заключенными СССР и РСФСР с соответствующими государствами.

Существующий серьезный пробел в уголовно-процессуальном законодательстве должен быть восполнен как положениями общего характера, определяющими сближение национального уголовно-прцессуального законодательства и международного права, так и специальными нормами, регламентирующими, в частности, вопросы оказания правовой помощи по уголовным делам.

Так, в Модельном уголовно-процессуальном кодексе — рекомендательном законодательном акте для государств — участников СНГ, принятом Межпарламентской Ассамблеей государств — участников СНГ 17 февраля 1996 г.1, предлагается следующее положение, сформулированное в ч. 2 ст. 5: “Общепризнанные принципы и нормы международного права и положения вступивших в силу международных договоров независимых государств имеют преимущественную силу перед положениями законов, регулирующих порядок уголовного судопроизводства, и других актов. В случае противоречия между положениями международного договора независимых государств и какого бы то ни было закона или другого акта применяется положение международного договора. Регулирующие порядок уголовного судопроизводства положения какого бы то ни было закона или другого акта, противоречащего общепризнанным принципам и нормам международного права, применению не подлежат”. Модельный УПК допускает на территории независимых государств применение уголовно-процессуального права иностранного государства органами расследования и судом иностранного государства или по их поручению следователем, прокурором, судом независимого государства, если это предусмотрено договором и при условии, что применяемые нормы иностранного права не противоречат общим нача-

1 См.: Модельный уголовно-процессуальный кодекс для государств — участников СНГ: Приложение к Информационному бюллетеню Межпарламентской Ассамблеи. 1996. № 10.

45

лам уголовно-процессуального закона независимого государства (ст. 7). Специальная глава регламентирует вопросы правовой помощи по уголовным делам. Коллизия норм этой главы с положениями международного договора также решается в пользу правил международного договора (ч. 2 ст. 574). В то же время разработчики Модельного УПК сочли необходимым подчеркнуть, что в оказании правовой помощи может быть отказано, если выполнение просьбы иностранного государства может нанести ущерб суверенитету или безопасности либо противоречит законодательству независимого государства (ч. 1 ст. 579).

В проекте Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, принятом Государственной Думой в первом чтении в 1997 г., фактически воспроизведено конституционное положение: “Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью права, регулирующего уголовное судопроизводство. Если этими нормами или международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные в настоящем кодексе, применяются правила международного договора” (ч. 4 ст. 1).

Проект УПК России также допускает применение уголовно-процессуального законодательства иностранного государства при исполнении поручений следственных органов другого государства, если это предусмотрено международным договором с этим государством.

Несмотря на исключительную важность и актуальность проблемы применения норм международного права в национальном уголовном процессе, ей почти не уделяется внимания в российской уголовно-процессуальной литературе. Немногочисленные и достаточно поверхностные суждения, высказанные по этому вопросу, касаются преимущественно проблем прав человека в уголовном процессе с очевидным креном в сторону обеспечения прав обвиняемого (подозреваемого)1.

Конституционное положение об общепризнанных принципах и нормах меж-

1 См., например: Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общей ред. П. А. Лупин- ской. М., 1995. С. 17—18; Алексеев А. Б., Жуйков В. М., Лукашук И. И. Международные нормы о правах человека и применение их судами Российской Федерации. М., 1996; Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П. А. Лупинской. М., 1997. С. 20—22.

46

дународного права вызывает бурную полемику. Заложив основы применения международных договоров и их норм, Конституция страны создала сложности в определении статуса и места в иерархии правовых актов как общепризнанных принципов и норм, так и международных договоров РФ. Конституция отказалась от конкретизации концепции международного сотрудничества, не сформулировала понятия общепризнанных принципов и норм международного права, что повлекло произвольное толкование “общепризнанности” и перечня подпадающих под этот признак принципов и норм, предопределила их декларирование в отраслевом законодательстве. Это заставляет более основательно проанализировать понятие общепризнанности принципов и норм международного права и возможность их применения в уголовно-процессуальной деятельности.

/7.2. Понятие общепризнанных принципов и норм международного права

Выдающийся русский ученый Ф. Ф. Мартене писал, рассматривая основные начала права международного общения: “Международное общение имеет своей задачей служить удовлетворению разумных жизненных потребностей своих членов, как целых государств, так и общественных классов и отдельных лиц. Его цель заключается в устройстве такого международного правового порядка, который обеспечивал бы мирное и всестороннее развитие народов под условием полного уважения их национальных интересов”. И далее: “Международное общение есть правовой порядок между народами, долженствующий обеспечить самостоятельное и полное развитие каждого государства в связи с правами и интересами других… Каждое государство прежде всего обязано иметь в виду собственную пользу и охранять всеми силами неприкосновенность своей самодержавности, ибо оно вступает в общение ради лучшего удовлетворения своих интересов и полного развития национальной самобытности. Международное общение противоречило бы цели своего существования, если б не обеспечивало выгоды, благо своих членов и полную их независимость”1.

Согласно определению В. И. Даля, принцип — научное или нравственное

1 Мартене Ф. Ф. Современное международное право цивилизованных народов. Т. 1. Изд. 3-е. СПб., 1885. С. 207—208.

47

начало, основание, правило, основа, от которой не отступают . Слово “принцип” в понимании С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой, означает основное, исходное по-

2

ложение какой-то теории, учения, мировоззрения, теоретической программы . Самостоятельного толкования слова “общепризнанный” названные словари не содержат. Но в словаре С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой “обще” толкуется как первая часть сложных прилагательных и в словах “общепризнанный, общеизвестный, общепонятный, общепринятый, общераспространенный, общеустано-вленный” употребляется в значении “свойственный всем, касающийся всех” .

Исходя из определения лингвистов, под общепризнанными принципами международного права следует понимать конкретные идеи, интересы, взгляды, получившие признание всех или большинства суверенных государств, установленные для каждого из них и предназначенные для использования всеми государствами мира.

Наиболее полно вопросы принципов международного права исследованы в трудах Л. Н. Галенской. Она считает, что международное право, как и внутригосударственное, имеет свою систему принципов и характеризует международный принцип как функциональную, основополагающую идею, которая проявляется через совокупность норм права и выступает системообразующим элементом4.

Как полагает Б. М. Клименко, “принципы международного права — это руководящие правила поведения субъектов, возникающие как результат общественной практики, юридически закрепленные начала международного права. Они являют собой наиболее общее выражение установившейся практики международных отношений. Принципы международного права — это нормы международного права, имеющие обязательный характер”5. Н. Я. Минасян подчеркивал, что принципы международного права, кроме того, являются основой для приня-

1 Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 3. 1994. С. 431.

2 Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1997. С. 595—596.

3 Там же. С. 440.

4 См.: Галенская Л. Н. Правовые проблемы сотрудничества государств в борьбе с преступ ностью. Л., 1978. С. 7; См. также: Васильев А. М. О правовых идеях-принципах // Советское государство и право. 1975. № 3.

5 Международное право: Учебник / Отв. ред. Ю. М. Колосов, В. И. Кузнецов. М., 1996. С. 27.

48

тия решения по конкретному делу .

Проблемам общего международного права, его принципам и нормам посвящены работы Ф. Ф. Мартенса, В. П. Даневского, Э. А. Позднякова, С. В. Черни-ченко, С. А. Малинина, М. В. Митрофанова, П. В. Миронова, И. И. Лукашука, В. С. Нерсесянца, Г. К. Дмитриевой, Р. К. Каламкаряна, А. Н. Талалаева, Г. И. Тункина, Е. Т. Усенко и многих других.

Ряд специалистов относит общепризнанные принципы и нормы международного права к категории общего международного права и не видит необходимости в их конкретизации. Одни считают общепризнанные принципы абстрактными идеями, обычаями, отдельными нормами международного права, либо существующими сами по себе либо же их в каждом конкретном случае необходимо устанавливать. Другие относят их лишь к правам человека широкого значения. Многие авторы пытаются найти различия между принципом и нормой международного права применительно к положениям Конституции РФ. Распространено мнение, что общепризнанные принципы и нормы международного права отражены в отдельных международных документах общего характера или договорах. При этом называются конкретные международные акты общего или регионального значения.

Так, конституционное обозначение общепризнанности принципов международного сотрудничества как данности, не требующей комментариев, и их приоритетное значение признают Э. Б. Мельникова и Н. И. Марышева, которые утверждают, что общепризнанные принципы могут применяться в конкретных случаях даже вне рамок международного договора2. Однако никаких аргументов при этом не приводится, что, естественно, не разрешает дискуссию.

Много внимания данной проблеме уделяет в своих работах И. И. Лукашук. Он отмечает, что в международной практике под общепризнанными принципами и нормами международного права понимают “обычные нормы, складывающиеся

См.: Минасян Н. Я. Сущность современного международного права. Ростов-на-Дону, 1962. С. 171—217.

2 См.: Ларин А. М., Мельникова Э. Б., Савицкий В. М. Уголовный процесс России: Лекции-очерки / Под ред. В. М. Савицкого. М., 1997. С. 259; Марышева Н. И. Международно-правовая помощь по гражданским и уголовным делам: Дис. д-ра юридич. наук в форме научного доклада. М., 1996.

49

в практике государств и признаваемые ими в качестве обязательных”. Особая роль в процессе создания общепризнанных норм принадлежит многосторонним договорам, если в них участвует большинство государств. Таковым, в частности, является Международный пакт о гражданских и политических правах, ратифицированный большинством государств. Напротив, Международный пакт об экономических и социальных правах ратифицирован сравнительно небольшим числом государств. В силу этого его нормы не могут рассматриваться как общепризнанные. В то же время, “включив принципы и нормы международного права в правовую систему страны, Конституция не определила достаточно четко их места в этой системе”1.

Эта мысль развивается И. И. Лукашуком в работе “Нормы международного права в правовой системе России”. Вместе с тем, он приветствует положение Конституции о включении общепризнанных принципов и норм международного права в правовую систему страны, поскольку тем самым Конституция обязывает все органы государственной власти следовать этим нормам и принципам. И. И. Лукашук оспаривает точку зрения Е. Т. Усенко и других авторов, возражающих против включения в правовую систему России общепризнанных принципов и норм международного права на том основании, что они предназначены для регулирования только международных отношений2. “…Все без исключения нормы международного права, включая договорные, предназначены для регулирования только межгосударственных отношений,— пишет И. И. Лукашук.— Другое дело, что одни нормы реализуются только в международных отношениях, а другие подлежат реализации во внутренней сфере государств, пройдя соответствующую процедуру”3.

Исходя из буквального текста ч. 4 ст. 15 Конституции России, некоторые юристы- международники полагают, что, в отличие от международных договоров РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права не обладают

1 См.: Алексеева Л. Б., Жуйков В. М., Лукашук И. И. Международные нормы о правах че ловека и применение их судами Российской Федерации: Практическое пособие. М., 1996. С. 8—9.

2 См.: Усенко Е. Т. Соотношение и взаимодействие международного и национального пра ва в российской Конституции // Московский журнал международного права. 1995. № 2. С. 18.

3 Лукашук И. И. Нормы международного права в правовой системе России. М., 1997. С. 48.

50

приоритетом по отношению к противоречащим им внутренним правовым актам .

Оппоненты этой точки зрения обращаются к постановлению Конституционного Суда РФ от 31 июля 1995 г., где отмечалось: “Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры являются согласно статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью ее правовой системы и должны добросовестно соблюдаться, в том числе путем их учета внутренним законодательством”2. Более определенно по этому вопросу высказывается судья Конституционного Суда О. И. Тиунов: “Суд учитывает, что общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры России имеют преимущество перед национальными законами в случае противоречия международно-правовых норм и законодательства”3.

Эту мысль, хотя и с некоторыми оговорками, поддерживает И. И. Лукашук. Он безусловно признает приоритет общепризнанных норм о правах человека в правовой системе России. Что же касается других норм международного права, то их превосходство над внутренним законодательством вытекает из принципа добросовестного выполнения обязательств по международному праву. Государства при осуществлении их прав, включая право устанавливать законы и административные правила, должны сообразовываться со своими обязательствами по международному праву. “Таким образом, приоритет норм международного права в правовой системе России означает, что все государственные органы, издающие законы и иные нормативные акты, обязаны учитывать обязательства страны по международному праву и не допускать противоречия им издаваемых актов. Более того, эти акты должны служить осуществлению обязательств России по международному праву. Противоречие закона общепризнанным принципам и нормам международного права или ратифицированному договору является основанием для опротестования в установленном порядке… В случае обнаружения противоречия между правилом международного права и правилом закона

1 См., например: Даниленко Г. М. Применение международного права во внутренней пра вовой системе России: практика Конституционного Суда // Государство и право. 1995. № 11. С. 124.

2 См.: Собрание законодательства РФ. 1995. № 33. Ст. 3424.

3 Тиунов О. И. О применении Конституционным Судом Российской Федерации норм меж дународного права // Первая научно-практическая конференция по вопросам применения норм международного права российскими правоохранительными органами. М., 1996. С. 36.

51

орган путем толкования стремится согласовать их содержание. Если это не удается, применению подлежит правило международного права”1. Характерна, однако, оговорка, сделанная автором, что формулировка ч. 4 ст. 15 Конституции РФ сама по себе не дает четкого ответа на вопрос о приоритете международных норм, поскольку она устанавливает не общий приоритет, а лишь приоритет применения правил договора. “В этом видится определенный смысл. В правоприменительной практике в большинстве случае подобный статус окажется достаточным. Более того, его можно считать оптимальным вариантом, который обеспечит стабильность законодательства и выполнение международных обязательств”2.

Однако что же представляют из себя эти “общепризнанные принципы и нормы международного права”, о которых говорит Конституция РФ, многие законодательные акты и ученые, дискутируя вопрос об их превосходстве над национальным правом?

В тексте российской Конституции 1993 г. общепризнанные принципы и нормы международного права, кроме ч. 4 ст. 15, упоминаются еще несколько раз. В преамбуле Конституции говорится об общепризнанных принципах равноправия и самоопределения народов. В других статьях Конституции предписывается руководствоваться общепризнанными принципами и нормами международного права: при обеспечении прав и свобод человека и гражданина (ч. 1 ст. 17), при предоставлении политического убежища (ч. 1 ст. 63) и при обеспечении прав коренных малочисленных народов (ст. 69). Какие же конкретно принципы и нормы международного права являются общепризнанными, Конституция не указывает.

А. Н. Талалаев термин “общепризнанные принципы и нормы международного права” применительно к Конституции понимает как прогрессивный акт многих государств и специфический регулятор международных обязательств и внутригосударственных отношений3. Существенных различий между общепризнанными принципами и нормами А. Н. Талалаев не находит и относит их к специфическим регуляторам не только международных, но и внутригосударственных

1 Лукашук И. И. Нормы международного права в правовой системе России. С. 56.

2 Там же. С. 55.

3 См.: Талалаев А. Н. Общепризнанные принципы и нормы международного права (конституционное закрепление принципа) // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1997. № 3. С. 68.

52

отношений, признавая, несмотря на неопределенность этих принципов и норм, их преимущество в случае коллизии с российским законом. Вместе с тем, он разделяет общепризнанные принципы и нормы по степени их обобщенности и юридической силы. Общепризнанные принципы он относит к общим нормам, “которые обладают высшей степенью нормативной обобщенности” и образуют общее международное право. Своеобразным кодексом основных принципов и норм А. Н. Талалаев считает Устав ООН как главный международный договор современности1.

Представляется, что общепризнанность принципа международного права должна означать его фундаментальность, согласие всех стран на исполнение. Мировая практика не знает ни одного международно-правового акта, получившего согласие на обязательность всеми государствами мира. Но фактически имеются международные правовые акты, юридическая сила и обязательность исполнения которых признаны большинством государств, что придает им общепризнанный характер. Причем для обозначения содержащихся в них положений используются и другие наименования: общие принципы, основные принципы, принципы всеобщего значения, общие нормы международного права, основные принципы международного права. Иерархия этих понятий в международном праве не разработана.

Основы международного сотрудничества и наиболее общие нормы международного права содержит Устав ООН, Декларация принципов международного права, касающаяся дружественных отношений и сотрудничества между государствами, принятая XXV сессией Генеральной Ассамблеи ООН 24 октября 1970 г. (далее по тексту — Декларация принципов), Венская конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 г., а также правовые акты в области прав человека и гражданина: Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.; Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.

1 См.: Талалаев А. Н. Два вопроса международного права в связи с Конституцией РФ // Го сударство и право. 1998. № 3. С. 64—70.

2 Как уже отмечалось, И. И. Лукашук не признает общепризнанности норм, содержащихся в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах. См.: Алексее ва Л. Б., Жуйков В. М., Лукашук И. И. Указ. соч. С. 8—9.

53

Важность и значение Устава ООН чрезвычайно высока. На его основе была разработана правовая база для разрешения как межгосударственных, так и внутренних проблем. Сотрудничество посредством права названо в Уставе ООН средством взаимодействия. Устав ООН имеет обязательную силу для его участников. Этот фундаментальный документ в качестве правовой формы сотрудничества определил только ратифицированный международный договор. Исходя из принципа суверенности государств, установлено правило для признания обязательности международного договора и его юридической силы. Значение акта международного права договор приобретает после признания его правовым актом национального права договаривающейся страны. Таким образом, документ, принятый суверенными государствами на основе согласования, не приобретает статус обязательного для исполнения акта международного права автоматически, а требует его ратификации на основе конституционной процедуры подписавшим его государством. Национальное право государств признано средством реализации ратифицированных международных договоров. Обеспечение выполнения международных обязательств требует от договаривающихся стран исходить из возможностей своего внутреннего законодательства, что подчеркивает вторич-ность международного права. Названные положения можно отнести к ключевым.

В ст. 2 Устава ООН названы принципы сотрудничества, на основе которых должны действовать государства — члены ООН:

1) суверенное равенство членов ООН; 2) 3) добросовестное выполнение принятых на себя обязательств по Уставу ООН; 4) 5) разрешение международных споров мирными средствами; 6) 7) неприменение в международных отношениях силы или угрозы применения силы; 8) 9) оказание помощи ООН во всех действиях, предусмотренных ею в соответствии с Уставом, и воздержание от оказания помощи любому государству, против которого ООН предпринимает действия превентивного или принудительного характера; 10) 6) обеспечение действий государств — не членов ООН в соответствии с

54

принципами, поскольку это необходимо для поддержания международного мира и безопасности;

7) невмешательство в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государства1.

Принципы, изложенные в Уставе ООН, одобрены мировой практикой, признаны фундаментальными основами межгосударственных отношений, хотя в Уставе ООН термин “общепризнанный” не использован.

Декларация принципов и Венская конвенция о праве международных договоров были приняты в развитие Устава ООН и на его основе. Вследствие этого Устав ООН, Декларация принципов и Венская конвенция представляют собой целую правовую нормативную базу принципов международного права и регулируют связанные с этими принципами вопросы правоотношений между суверенными государствами.

Значимость указанных международных документов спорна. Для Российской Федерации юридическую силу и обязательность для исполнения имеют Устав ООН и Венская конвенция о праве международных договоров, поскольку они ратифицированы. Декларация принципов такого согласия на обязательность применения не имеет, но вследствие неразрывности с Уставом ООН обязательность Декларации принципов Россией фактически признается.

Положения Декларации принципов, носившие характер рекомендаций, первоначально не имели юридической силы даже для членов ООН. Признание и обязательность их выполнения для любых стран стали возможны с принятием основанных на Декларации других международных правовых актов. Изложенные в Декларации принципы сотрудничества и ныне могут порождать юридические обязательства не для всех государств мира, а лишь для членов ООН. Содержанием Декларации являются принципы, провозглашенные Уставом ООН, подтвержденные мировой практикой сотрудничества государств, что фактически придает им обязательность.

Декларация принципов 1970 г. содержит семь “Основных принципов между-

1 См.: Действующее международное право: В 3 т. Т. 1 / Сост. Э. М. Колосов и Э. С. Крив-

чикова. М., 1996. С. 9.

55

народного права”, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами: неприменение силы или угрозы силой; разрешение международных споров мирными средствами; невмешательство во внутреннюю компетенцию любого государства; сотрудничество государств друг с другом в соответствии с Уставом ООН; равноправие и самоопределение народов; суверенное равенство государств; добросовестное выполнение обязательств, принятых в соответствии с Уставом ООН .

Венской конвенцией о праве международных договоров 1969 г. провозглашенные Уставом ООН принципы сотрудничества государств были закреплены в качестве базовых положений, регулирующих международные договоры2.

Венская конвенция — всеобъемлющий основополагающий правовой акт в форме договора, имеющий юридическую силу для его участников, на базе которого создано и развивается международное договорное право. Этой Конвенцией договор признан источником международного права и средством развития и совершенствования мирного сотрудничества между нациями на основе справедливости, независимо от различий государственно-политического строя. Кодификация и прогрессивное развитие права договоров провозглашены как способы достижения целей сотрудничества. Это положение находит отражение в истории российского права, традиционно кодифицированного, со стройными системами отраслевых наук, где особое место занимает процессуальное право с присущим ему регулятивным механизмом.

В преамбуле Венской конвенции упомянуты принципы международного права, воплощенные в Уставе ООН и Декларации принципов 1970 г., а также принципы всеобщего уважения и соблюдения прав человека и основных свобод для всех. Кроме того, отмечено, что всеобщее признание получил принцип свободного согласия и добросовестности и норма “pacta sunte servanda” (договор должен соблюдаться) и что международные споры должны разрешаться только мирными средствами в соответствии с принципами справедливости и междуна-

1 См.: Действующее международное право: В 3 т. Т. 1. С. 65—73.

2 Венская конвенция о праве международных договоров вступила в силу в 1980 г. — через 11 лет после принятия. Ее участниками на 1 января 1995 г. являются 100 стран, в том числе и

Россия.

56

родного права .

Следует назвать также десять принципов, содержащихся в Хельсинском Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1 августа 1975 г. Хотя данный документ имеет лишь региональное значение, перечень указанных в нем принципов корреспондируется с Декларацией принципов: I) суверенное равенство, уважение прав, присущих суверенитету; II) неприменение силы или угрозы силой; III) нерушимость границ; IV) территориальная целостность государств; V) мирное урегулирование споров; VI) невмешательство во внутренние дела; VII) уважение прав человека и основных свобод; VIII) равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой; IX) сотрудничество между государствами; X) добросовестное выполнение обязательств по международному праву.

Относительно последнего принципа было подчеркнуто, что государства-участники будут добросовестно выполнять как те обязательства, которые вытекают из общепризнанных принципов и норм международного права, так и те обязательства, которые вытекают из соответствующих международному праву договоров или других соглашений, участниками которых они являются. При осуществлении своих суверенных прав, включая право устанавливать свои законы и административные правила, они будут сообразовываться со своими юридическими обязательствами по международному праву.

В Итоговом документе Мадридской встречи 1980 г. представителей государств — участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписанном 6 сентября 1983 г., утверждается приверженность десяти принципам Хельсинского Заключительного акта и выполнению положений о их закреплении в национальных законодательствах соответственно практике и процедуре каждой страны3.

Следует также упомянуть ст. 38 Статута Международного Суда, в которой в числе источников международного права, применяемых судами при решении

1 См.: Действующее международное право: В 3 т. Т. 1. С. 343.

2 Там же. С. 73—79.

3 См.: Действующее международное право: В 3 т. Т. 1. С. 80; См. также: Итоговый доку мент Венской встречи 1986 г. представителей государств — участников Совещания по без опасности и сотрудничеству в Европе // Там же. С. 83—91.

57

переданных ему споров, названы “общие принципы права, признанные цивилизованными нациями”1.

Российские специалисты, говоря о принципах международного права, имеют в виду именно принципы, сформулированные в Уставе ООН, Декларации принципов 1970 г., в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г.2

Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 31 октября 1995 г. (п. 5) “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия”3 не дает разъяснения понятию общепризнанных принципов и норм международного права, но отмечает, что они должны быть закреплены в международных пактах, конвенциях и иных документах (в частности, во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах).

В Конституции РФ, а вслед за ней во многих законодательных актах употребляется термин “общепризнанные принципы” и “общепризнанные нормы” международного права. Однако принципиальное отличие между этими понятиями вряд ли можно отыскать. Так, П. Н. Бирюков пишет: “…Основные принципы международного права представляют собой основополагающие общепризнанные нормы, обладающие высшей юридической силой”. И далее: “Поскольку основные принципы международного права представляют собой нормы, они существуют в форме определенных источников международного

»4

права .

Венская конвенция о праве международных договоров говорит об императивной норме общего международного права (jus cogens), которая принимается и признается международным сообществом в целом как норма, отступление от которой невозможно. Договор является ничтожным, если в момент заключения он

1 Там же. С. 58.

2 См.: Международное право / Отв. ред. Ю. М. Колосов, В. И. Кузнецов. С. 27—56; Бирю ков П. Н. Международное право: Учебное пособие. М., 1998. С. 16—20.

3 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 1.

4 Бирюков П. Н. Международное право. С. 16.

58

противоречит императивной норме общего международного права (ст. 53) .

Общепризнанные принципы международного права не случайно поставлены Конституцией РФ в равное положение с общепризнанными нормами международного права, что определяет их равнозначный правовой статус. Этот вывод вытекает также и из концепции формирования норм права. Только наделение юридической силой выводит соответствующее положение в правовую норму, обязательную для исполнения. Идея (принцип) становится нормой права таким же путем. Разделяет их лишь степень обобщенности. Для принципа- нормы обобщенность носит более выраженный характер. Общепризнанным принципам международного права предназначена роль общего механизма для реализации международных договоров всех видов. Но и принципы, и нормы имеют правовую форму. Такой формой является международный договор. Общепризнанные принципы и нормы международного права следует рассматривать в единстве с международным договором. В зависимости от регулятивной функции принципов и норм они могут иметь общеобязательный характер и подпадать под понятие “общепризнанности” или регулировать конкретные отрасли права и относиться к специальным принципам международного права, но также обязательного характера. Однако назначение общепризнанных принципов и норм международного права обусловлено присущей им функцией регулирования правоотношений межгосударственного сотрудничества. В этом их отличие от внутренних принципов права, предназначение которых ограничено территорией государства и его внутренними правоотношениями.

Представляется неоправданным применительно к основам международного сотрудничества выделять в качестве самостоятельных правовых категорий принципы и нормы международного права. Принципы международного права — это наиболее общие нормы, которые обладают высшей степенью обобщенности. В связи с этим принцип международного права и норма международного права как основы сотрудничества могут быть обозначены термином “принцип” как наиболее употребительным в значении общей руководящей и регулирующей нормы. Сами по себе принципы сотрудничества существовать не могут. Они всегда за-

См/. Действующее международное право: В 3 т. Т. 1. С. 359.

59

ключены в каком-то правовом акте, участником которого является государство. В международном праве такой документ — международный договор как источник принципов международного права.

Поскольку принципы и нормы международного права содержатся в международных договорах РФ и наряду с договорами отнесены к правовой системе РФ, то нет необходимости раздельного их упоминания в Конституции РФ для отнесения к системе права. Поэтому в Конституции вполне можно было бы ограничиться указанием, что в правовую систему страны входят международные договоры Российской Федерации.

Положения, регулирующие уголовное судопроизводство РФ, также содержатся в международных договорах. Но ни в одном из действующих международных договоров об оказании правовой помощи нет термина “общепризнанные принципы и нормы международного права”.

Анализ документов, принятых мировым сообществом, позволяет заключить, что подавляющее большинство принципов-норм, отвечающих требованиям “общепризнанности”, относится к принципам межгосударственного сотрудничества и взаимоотношений между государствами, что полностью соответствует назначению международного права. Что же касается проблем, связанных с уголовным судопроизводством, то к ним в известной степени имеют отношение перечисленные выше принципы-нормы международного права и, безусловно, международно-правовые акты о правах человека и о добросовестном выполнении обязательств по международному праву (pacta sunte servanda).

IL3. Возможность применения общепризнанных принципов и норм международного права в российском уголовном процессе

В действующем Уголовно-процессуальном кодексе России термин “общепризнанные” ни в отношении принципов, ни применительно к нормам уголовного процесса не употребляется. Согласно ч. 4 ст. 1 Проекта УПК РФ, принятого Государственной Думой в первом чтении в 1997 г., общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ признаются составной частью права, регулирующего судопроизводство. Если

60

этими нормами или международными договорами Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные УПК РФ, то применяются правила международного договора. При этом конкретного перечня общепризнанных принципов и норм международного права проект УПК РФ также не дает. Таким образом, проект УПК определяет преимущество применения в уголовном судопроизводстве не только правил, установленных международными договорами РФ, как это сформулировано в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, но и абстрактных общепризнанных норм международного права.

Признание Конституцией РФ принципов и норм международного права, обладающих признаками общепризнанности, самостоятельными элементами национальной правовой системы вызвало, с одной стороны, разнообразие толкований их сущности, а с другой — необходимость их конкретизации. Главным негативным обстоятельством является отсутствие четко сформулированных фундаментальных правовых основ и механизма для сотрудничества России с иностранными государствами в области борьбы с преступностью. Термин “общепризнанные” понимается достаточно произвольно. Отсутствие четких указаний о функциональном назначении общепризнанных принципов и норм международного права порождает споры, столкновения научных взглядов и сложности в практической правоприменительной деятельности.

И. И. Лукашук, отмечая, что единства мнения о сути общепризнанных принципов и норм международного права и конкретного их перечня не имеется, рекомендует правоприменительным органам “прибегать к услугам экспертов”, следовать указанию специальных постановлений Пленума Верховного Суда по вопросам применения этих принципов и норм и в “особых случаях” обращаться в Конституционный Суд. Одновременно предлагается Министерству юстиции и Министерству внутренних дел издать сборник актов, содержащих общепризнанные принципы и нормы1. При этом И. И. Лукашук противоречив в своих суждениях. Так, он пишет: “Трудность с применением общепризнанных принципов и норм состоит в том, что их основной формой существования служит обычай. Однако не стоит и преувеличивать эту трудность. Как показывает судебная прак-

1 См.: Лукашук И. И. Нормы международного права в правовой системе России. С. 52—:

61

тика других стран, она вполне преодолима” . Но уже на следующей странице автор утверждает: “Не всегда, правда, оценка универсальных конвенций как доказательств существования общепризнанности норм оказывается простым делом. Порой ошибается даже Конституционный Суд, в состав которого входят два профессора международного права. Так, Суд не раз ссылался на Международный пакт о социальных и экономических правах как на доказательство соответствующих общепризнанных норм. Между тем, в отличие от Международного пакта о гражданских и политических правах, в нем не участвует большое число государств, многие из которых прямо заявили, что содержащиеся в Пакте нормы не являются общепризнанными”2.

А. Н. Талалаев предлагает применять в Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права по опыту ФРГ путем обращения в Конституционный Суд. Каждый раз в соответствии со ст. 106 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” Конституционный Суд должен давать толкование общепризнанной норме и принципу и определять, создают ли они непосредственные права и обязанности конкретных лиц. Принятые в таких случаях решения предлагается признавать официальными, имеющими обязательную силу для применения на территории всей страны3.

С этими и аналогичными взглядами согласиться нельзя. Применительно к проблемам уголовного судопроизводства Конституционный Суд не уполномочен принимать законы, определять статус принципов и норм международного права и вводить их в действие.

Отсутствие формализованного определения понятия общепризнанных принципов и норм международного права и их перечня в Конституции и иных законодательных документах Российской Федерации создало ситуацию, при которой следственные и судебные органы при расследовании и рассмотрении конкретных уголовных дел, вопреки требованиям УПК о едином судопроизводстве по делу,

1 Там же. С. 52.

2 Там же. С. 53.

3 См.: Талалаев А. Н. Общепризнанные принципы и нормы международного права

(конституционное закрепление принципа).

62

должны искать критерии определения “общепризнанности” какого-то правила, не предусмотренного УПК. При этом применять не конкретную процессуальную норму, являющуюся общеобязательной, а произвольно установленную для данного дела относительно какой-то ситуации, что неминуемо превратит кодифицированную процессуальную форму в прецедентное право. И если уж профессора международного права ошибаются (или хотя бы спорят) в вопросе о признании того или иного положения общепризнанным принципом или нормой международного права, то в каком же тяжелом положении окажутся рядовые правоприменители — следователи, прокуроры, суд?

Введение прецедентов в уголовное судопроизводство несовместимо с установленной процедурой производства по делу, которая обеспечивает законность и правопорядок в соответствии с требованиями российского уголовного процесса. Согласно ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР любое нарушение формально предписанного процессуального действия влечет непризнание установленного факта доказательством и исключает его для обоснования других фактов и обстоятельств преступления. Конституция России не признает такого способа законотворчества, принятие уголовно-процессуального законодательства относит исключительно к ведению Российской Федерации и ее законодательного органа — Государственной Думы. Ни суд, ни следственные органы, ни эксперты такими полномочиями не наделены. Они не вправе определять, является ли то или иное положение международного права общепризнанным и, соответственно, входит ли оно в правовую систему России.

Предложенное в проекте УПК РФ положение о применении норм международного права не будет способствовать целям сотрудничества по уголовным делам, создаст препятствие для признания полученных доказательств судом и приведет к нарушению гарантированных прав и свобод человека в уголовном процессе. Данная норма проекта УПК не регламентирует процедуру признания общепризнанности международной нормы и не называет полномочного в этом вопросе органа.

Декларативность конституционного положения об общепризнанных принципах и нормах международного права как части российской правовой системы, с

63

одной стороны, исключает возможность практического применения этих принципов и норм, поскольку они не сформулированы, а с другой — допускает их произвольное толкование. Следствием этого может быть неограниченное действие норм и принципов международного права, которые фактически не являются общепризнанными, а поэтому не относятся к правовой системе Российской Федерации и не обязательны для исполнения. Вместе с тем, концептуальные положения о действии и применении правовых актов, установленных Конституцией, запрещают применять не вступивший в законную силу и неопубликованный нормативный правовой акт (ч. 3 ст. 15). Поскольку “общепризнанные принципы и нормы международного права” не опубликованы и носят абстрактный, неопределенный характер, обозначены не бесспорным по сути термином, то применение их весьма затруднительно без предварительного установления общего понятия и конкретизации в конституционном праве и отраслевом законодательстве Российской Федерации.

Таким образом, “общепризнанные принципы и нормы международного права” не могут иметь преимущества перед национальным правом уже в силу их неопределенности в законодательстве. Необходимость установления самого понятия общепризнанности и относимых к нему принципов и норм международного права препятствует их применению, поскольку неписаный неопубликованный закон применению не подлежит согласно предписанию Конституции (ч. 3 ст. 15).

Исходя из конституционного положения, общепризнанные принципы и нормы международного права должны содержаться в основополагающих действующих международных договорах РФ, регламентирующих сферу уголовного судопроизводства. К таким договорам относятся международные правовые акты общего значения применительно к сотрудничеству России во внешней сфере, включая отраслевое взаимодействие. Другую группу составляют договоры, касающиеся прав и свобод человека. Но эту область взаимодействия регулирует и Конституция, и национальный уголовный процесс, и другое отраслевое законодательство. Таким образом, международное сотрудничество по уголовным делам обеспечивается совокупностью норм международного права и национального права с присущими им самостоятельными функциями.

64

Предложение о введении в практику Российской Федерации прецедентного права в качестве концептуальной теории, заимствованной из иностранного права с принципиально не совпадающими законодательными и правоприменительными доктринами, для правовой системы России губительно. Концепция конституционного права России допускает для включения в ее правовую систему только такие правовые акты, которые приняты и наделены юридической силой в установленном российским законом порядке. Не является исключением и процедура в отношении международных договоров, в том числе содержащих общепризнанные принципы и нормы международного права. Опосредование действия и применения общепризнанных принципов и норм международного права на территории России происходит через признание их внутригосударственным законодательством. Это правило установлено международным правом и не противоречит законодательству Российской Федерации. Отсутствие общего понятия общепризнанных принципов и норм международного права лишь усиливает необходимость их конкретизации как на конституционном уровне, так и на уровне отраслевого законодательства. При этом особую важность приобретает признание данных принципов и норм самим государством. Для этого необходимо их четко сформулировать в Конституции, отраслевом законодательстве, включая уголовный процесс. Ситуационные решения Конституционного Суда по вопросу общепризнанности тех или иных положений международного права проблему не снимут, а в строго регламентированном уголовном процессе это приведет к негативным последствиям, разрушению самого уголовного судопроизводства.

В силу изложенного общепризнанные принципы и нормы международного права не могут сами по себе рассматриваться как особо значимая часть российского права, а приобретают такое значение лишь в форме международного договора РФ.

Общепризнанные принципы и нормы международного права следует рассматривать как нормы международного права общего значения, содержащиеся в международном договоре РФ. Признание Конституцией РФ этих принципов и норм, содержащихся в международных договорах, частью правовой системы определяет их место в иерархии нормативных актов. Исходя из того, что отрас-

65

левое право относится к ведению Российской Федерации (ст. 71 Конституции) и регулируется федеральными законами, ратифицированный международный договор РФ как федеральный закон определяет статус содержащихся в них общепризнанных принципов и норм и относит их также к федеральным законам.

Признание общепризнанных принципов и норм международного права частью внутреннего законодательства России выводит их из сферы идей и наделяет статусом нормативных правовых положений, которые содержатся в конкретных международных договорах РФ. Только с позиции действующих международных договоров их и следует рассматривать. При этом существенного различия между собой принципы и нормы международного права не имеют. Общепризнанные принципы и нормы международного права предопределяют содержание других, более конкретных норм.

Характеристика общепризнанности принципов и норм международного права включает ряд факторов. Они должны войти в международно-правовой документ, облеченный в форму договора, имеющего юридическую силу для большинства государств и непременно для каждого участника — суверенного государства. Обязательность этих принципов и норм для России наступает лишь в случае, если она является участником этого договора. Общепризнанные принципы и нормы международного права должны быть включены в конкретной формулировке в Конституцию и отраслевое законодательство, регулирующее сотрудничество России, и применяться в порядке, установленном внутренним законом страны. Правовые нормы, связанные с общепризнанными принципами и нормами международного права, должны быть пригодными для исполнения и применения, не могут носить бланкетный характер, не должны прибегать к отсылке и требуют конкретного выражения и точных формулировок как в договорах, так и в Конституции РФ, и в российском отраслевом законодательстве.

Суть принципа международного права как необходимого правового регулятора взаимодействия государств и принадлежность его к основополагающим нормам международного права отражают функциональное назначение принципа. Общий характер принципов международного права обусловлен обязательностью их исполнения всеми субъектами. Они обладают юридической силой в межгосу-

66

дарственных отношениях и универсальным императивным характером. Они регулируют межгосударственные отношения суверенных государств как субъектов международных правоотношений и одновременно являются основой сотрудничества государства в различных сферах общественных отношений, которые регулируются самостоятельными отраслями права. Универсальный характер и обязательность исполнения предопределяют статус принципа международного права и требуют непременного правового оформления. Необходимость конкретного формулирования общих норм права, к категории которых принадлежат общепризнанные принципы и нормы международного права, обусловлена и тем, что применению подлежит только писаный закон, имеющий конкретное выражение и функциональную регулятивную направленность. Именно поэтому общие принципы международного права служат охране суверенитета и паритета в полномочиях взаимодействующих суверенных государств, защищают их от вмешательства во внутренние дела и одновременно создают гарантированные условия для правового урегулирования конкретных предметов сотрудничества и исполнения договорных обязательств в отраслевом праве. В связи с этим принципы межгосударственных отношений не могут быть абстрактными. Они должны быть четко выраженными, не порождать двояких толкований, приемлемыми и равнозначными для каждого договаривающегося государства, обязательными для исполнения. Общие принципы сотрудничества необходимо изложить в Конституции РФ, а специальные, регулирующие отраслевое взаимодействие,— в соответствующих федеральных законах.

67

Глава III

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ДОГОВОР КАК ИСТОЧНИК

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

III. 1. Понятие международного договора РФ.

III.2. Вступление в силу и опубликование международных договоров РФ.

III. 3. Международный договор и уголовно-процессуальное законодательство.

III. 1. Понятие международного договора РФ

Основным регулятором взаимодействия судебно-следственных органов России с учреждениями юстиции других государств в процессе оказания правовой помощи по уголовным делам являются международные договоры Российской Федерации. Конституция установила генеральное правило их применения на территории России: они должны быть включены в правовую систему страны. Несовпадение правил международных договоров с нормами российских законов влечет преимущество договорных норм. Это конституционное положение требует уяснения понятия международного договора Российской Федерации.

Правосубъектностью для заключения международных договоров, согласно Венской конвенции о праве международных договоров (ст. 6), наделено каждое государство. Федеральный закон от 16 июня 1995 г. “О международных договорах Российской Федерации” дает определение международного договора, совпадающее с определением, содержащимся в вышеназванной Конвенции: “Международный договор Российской Федерации означает международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами), либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования” .

Международный договор отличается от любого внутреннего правового акта Российской Федерации по субъекту и предмету регулирования. Международные

1 См.: СЗ РФ. 1995. № 29. Ст. 2757.

68

договорные нормы создаются не в государстве его законодательными органами, а договаривающимися сторонами на основе внутренних законодательств. Они приобретают действенную силу посредством признания их национальными правовыми актами. Международным правом других субъектов международных правоотношений, кроме суверенных государств, не предусмотрено.

Согласно ст. 71 Конституции РФ и п. 1 ст. 3 Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации” заключение, прекращение и приостановление действия международных договоров находятся в ведении Российской Федерации. Ст. 76 Конституции установила, что по предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные и федеральные законы. Отсюда следует два вывода: во-первых, правосубъектностью для заключения международных договоров наделена только Российская Федерация; во-вторых, международный договор Российской Федерации должен приобрести форму и статус федерального закона. Поэтому ни межправительственные договоры, ни договоры межведомственного характера под изложенное выше определение международного договора Российской Федерации не подпадают.

Между тем, п. 2 ст. 3, ст.ст. 11 и 13 Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации” относят к международным договорам Российской Федерации не только международные договоры, заключенные от имени Российской Федерации, но и международные договоры от имени Правительства РФ, и договоры межведомственного характера от имени федеральных органов исполнительной власти. Это положение заставляет считать включенными в правовую систему страны соглашения, заключенные не от имени Российской Федерации и не имеющие статуса федеральных законов. А ведь Конституция (ч. 4 ст. 15) отдает международным договорам предпочтение перед национальными законами!

Таким образом, признание международным договором межправительственных и межведомственных договоров находится в коллизии с положениями ч. 4 ст. 15, пп. “о”, “к” ст. 71, ч. 1 ст. 76 Конституции РФ.

Представляется, что Конституционный Суд РФ имеет основание для оценки указанных положений Федерального закона “О международных договорах Рос-

69

сийской Федерации” как противоречащих Конституции РФ. Бесспорными претендентами на включение в правовую систему страны являются лишь договоры, заключенные от имени Российской Федерации.

Конституционный и Верховный суды РФ в своей практике придерживаются/ положения Конституции РФ о превосходстве правил международных договоров над противоречащими им национальными законами. Эту позицию Верховный суд РФ отразил в постановлении Пленума № 8 от 31 октября 1995 г. “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия”. Судам предложено разрешать коллизии в пользу международного договора, решение на обязательность которого для Российской Федерации было принято в форме федерального закона. Вместе с тем, в данном Постановлении Пленума повторено положение Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации” (п. 3 ст. 5), что официально опубликованные международные договоры РФ, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют непосредственно. Таким образом, в уголовное судопроизводство может быть введен в нарушение положений Конституции (ст.ст. 71 и 76) и УПК РСФСР (ст. 1) источник — нератифицированный международный договор, который не является федеральным законом, а относится к иным правовым актам. Тем самым подобный правовой акт ставится выше федерального закона, что несовместимо с иерархией нормативных актов и противоречит Конституции России.

Субъекты Российской Федерации неполномочны заключать международные договоры, но обязаны выполнять международные договоры Российской Федерации в соответствии с п. “о” ст. 72 Конституции РФ.

Расширительное толкование понятия, сферы действия и применения международного договора без учета заключившего его субъекта и способа утверждения не согласуется с принципом международного права об обязательности выполнения международных договоров и ответственности за невыполнение этого предписания. Единственным субъектом ответственности при нарушении данного принципа международных отношений является только государство, что вытекает из правосубъектности государства в международных отношениях и исключает

70

ответственность органов государства при нарушении обязательств.

Федеральным законом “О международных договорах Российской Федерации” произвольно расширены полномочия Правительства и федеральных органов исполнительной власти на право заключать договор наряду с Российской Федерацией от собственного имени. Согласно ст. 13 названного Закона предоставлены полномочия на подписание международных договоров Правительству, которое, в свою очередь, может наделять таким правом федеральных министров и руководителей иных федеральных органов исполнительной власти в отношении договоров межведомственного характера. Определен перечень должностных лиц, компетентных совершать любые процедуры, связанные с заключением международных договоров РФ, который отличается от Венской конвенции о праве международных договоров (ст. 7) расширением перечня и снижением должностного ранга.

В сфере уголовной юстиции России в настоящее время действуют два вида договоров: 1) ратифицированные межгосударственные, заключенные от имени Российской Федерации или ранее — СССР; 2) нератифицированные межведомственные соглашения, заключенные Генеральной прокуратурой РФ и МВД РФ1.

Изучение практики оказания правовой помощи по уголовным делам свидетельствует, что ведомства, вопреки предписаниям законов, превышают полномочия и компетенцию при заключении международных соглашений. Большинство заключенных МВД РФ международных соглашений включает положения об оказании правовой помощи по уголовным делам, совместном и самостоятельном проведении оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничениями прав и свобод граждан, что является превышением предоставленных МВД РФ полномочий и противоречит ст. 15 Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации”, требующих ратификации подобных договоров2.

1 Проектом УПК РФ (ст. 1) для регулирования направления за рубеж поручений о произ водстве отдельных следственных действий рекомендованы международный договор или меж дународное соглашение, без разделения их по статусу. Такой подход повлечет применение на практике, наряду с ратифицированными договорами, ведомственных соглашений.

2 Напротив, Т. Н. Москалькова и Н. Б. Слюсарь полагают: “Договоры, заключенные МВД России с соответствующими МВД других государств, относятся к категории международных договоров Российской Федерации межведомственного характера. Данный правовой статус этих

71

Постановлением Правительства РФ “О заключении соглашений о сотрудничестве между Министерством внутренних дел Российской Федерации и компетентными ведомствами иностранных государств” от 29 июня 1995 г. № 6531 объем сотрудничества конкретизирован и не включает оказания правовой помощи по уголовным делам и экстрадицию. Полномочий на производство самостоятельных вне рамок уголовных дел оперативно-розыскных мероприятий, заключение под стражу разыскиваемых лиц, уголовное преследование МВД РФ не предоставлено. Вопреки этим предписаниям в заключенных МВД РФ соглашениях объем помощи произвольно расширен, принимаются обязательства по выдаче, розыску, задержанию, заключению под стражу “в необходимых случаях”, исполнению приговоров суда, производству процессуальных действий по уголовным делам, затрагивающие права граждан.

Превышение полномочий и объема правовой помощи имеется в следующих Соглашениях МВД РФ с МВД других государств.

О взаимодействии МВД независимых государств в сфере борьбы с преступ- ностью от 24.04.92 г. (Алма-Ата) — в части содействия в “исполнении запросов и просьб по уголовным делам…”: задержание лиц, скрывшихся от следствия и отбытия наказания, заключение под стражу в необходимых случаях (ст.ст. 2, 3), а также выдача лиц для привлечения к уголовной ответственности или для приведения приговора в исполнение (ст. 6);

О сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических и психо-

•з

тропных веществ от 21.10.92 г. (Киев) — в объем сотрудничества включено “проведение оперативно-розыскных мероприятий и процессуальных действий, осуществление непрерывного наблюдения за передвижением сбытчиков наркотиков, располагающих межгосударственными связями” (п. “б” ст. 1);

0 сотрудничестве в сфере борьбы с организованной преступностью от

договоров означает то, что они являются составной частью российской правовой системы и обязательны для исполнения сотрудниками органов внутренних дел России”. См.: Сборник международных соглашений МВД России / Сост. Т. Н. Москалькова, Н. Б. Слюсарь. М., 1996. С. 4. Это было бы допустимым, если бы данный договор не затрагивал права и свободы человека и не имел бы в силу положений ч. 4 ст. 15 Конституции преимущества перед национальным законодательством.

1 См.: СЗ РФ. 1995. № 28. Ст. 2705.

2 См.: Сборник международных соглашений МВД России. С. 43.

3 Там же. С. 55.

72

17.02.94 г. (Ашгабат) — проведение оперативно-розыскных мероприятий и процессуальных действий по уголовным делам, связанным с организованной преступностью (п. 2 ст. 2);

О сотрудничестве МВД РФ и МВД Украины от 28.02.92 г. (Москва)2 — выполнение поручений по уголовным делам, проведение оперативно-розыскных мероприятий, содействие в выдаче и задержании лиц, скрывшихся от следствия и суда, заключение в необходимых случаях под стражу (ст.ст. 3, 4, пп. “б, “в” ст. 6), перевод граждан, осужденных судами договаривающейся страны, для отбытия наказания в страну гражданства (ст. 10) на условиях и в порядке, определенных соответствующим протоколом, предусмотренных изменений и дополнений (ст. 18);

Договор о координации действий между МВД РСФСР и МВД БССР от 15.12.90 г. (Москва)3 предусматривает помощь по уголовным делам и в выдаче лиц для привлечения к уголовной ответственности и исполнения приговора (ст. 2).

Проведение оперативно-розыскных мероприятий и процессуальных действий включено в Соглашения с МВД Республики Кыргызстан от 25.04.92 г. (Бишкек)4 (п. “б” ст. 3) и с МВД Казахстана от 9.01.93 г. (Омск)5 (п. “в” ст. 3).

Соглашением о сотрудничестве между МВД РФ и МВД Туркменистана от 31.07.92 г. (Москва)6 предусмотрено (ст. 2): проведение оперативно-розыскных мероприятий, выполнение запросов и процессуальных действий; оказание помощи по уголовным делам и иным материалам органов внутренних дел; вызов свидетелей и доставка лиц, содержащихся под стражей в качестве свидетелей; задержание и арест подлежащих выдаче лиц, а также для приведения приговора в исполнение; выдача предметов по уголовным делам. Ст.ст. 3 и 4 определяют порядок оказания помощи, допуская запросы и в устной форме, что противоречит понятию международного договора, признающего только письменную фор-

1 Там же. С. 73.

2 Там же. С. 118.

3 Там же. С. 109.

4 Там же. С. 123.

5 Там же. С. 152.

6 Там же. С. 130.

73

му. Ст. 6 этого Соглашения устанавливает, что “при сотрудничестве органы внутренних дел сносятся друг с другом непосредственно или через свои центральные органы”, что нарушает компетенцию Генпрокуратуры РФ.

Аналогичный перечень видов помощи содержится в ст.ст. 5 и 6 (порядок оформления) Соглашения с МВД Латвийской Республики от 28.08.92 г. (Рига)1.

Производство допросов является предметом сотрудничества на основе Меморандума МВД РФ с Королевской конной полицией Канады от 8.05.93 г. (Москва)2.

Выполнение процессуальных действий по уголовным делам, оперативно- розыскных мероприятий предусмотрено Соглашением о сотрудничестве в борьбе с преступностью между МВД РФ и Финляндией 1993 г., распространенным и на другие ведомства.

В рамках Соглашения Министерств внутренних дел России и Армении от

•у

24.04.92 г. новым Соглашением от 12.05.93 г. расширен объем оказываемой друг другу помощи. Дополнительно включено: выполнение запросов по уголовным делам, доставка содержащихся под стражей лиц для допроса в качестве свидетелей, заключение под стражу подлежащих выдаче лиц, розыск, задержание скрывающихся от суда и следствия, заключение их под стражу “в необходимых случаях”, пересылка и выдача предметов, орудий преступления (ст. 5).

Международный договор РФ, заключенный неполномочным органом и не утвержденный в соответствии с требованиями закона “О международных договорах РФ”, не может применяться в РФ и не может относиться к источникам международного права и уголовного процесса. В названных Соглашениях МВД РФ не должны применяться статьи, принятые с превышением полномочий и компетенции МВД РФ и в нарушение Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации” (ст.ст. 11, 13, 15). Предметами взаимодействия по указанным Соглашениям, наряду с другими, являются вопросы, связанные с правами и свободами человека, производством по уголовным делам, что относится к ведению Российской Федерации и требует ратификации, поскольку

‘Там же. С. 135.

2 Там же. С. 164.

3 Там же. С. 167.

74

регулируется федеральным законодательством. МВД РФ не наделено полномочиями по заключению международных договоров, предметом которых являются права человека и оказание правовой помощи по уголовным делам иностранным государствам. Доказательства по уголовным делам, добытые на основе этих соглашений, не могут иметь доказательственной силы. Сотрудничество в этой части цели не достигает и теряет смысл, причиняет ущерб интересам личности и государства. Генеральная прокуратура РФ лишена возможности принести протест на указанные нарушения, поскольку такая форма реагирования в отношении международных договоров не предусмотрена законодательством РФ. Но надзирающие прокуроры обязаны исключать из доказательств факты, установленные за рубежом на основе подобных соглашений.

Дискуссионным является вопрос о полномочиях Генеральной прокуратуры РФ заключать международные соглашения. В отличие от МВД РФ, Генеральная прокуратура не является органом исполнительной власти (ст. 129 Конституции РФ) и представляет собой самостоятельный орган власти специальной компетенции с определенными Законом о прокуратуре функциями и полномочиями, не относящийся ни к одной ветви власти1.

Правительство РФ — орган исполнительной власти, но не компетентно принимать федеральные законы, регулирующие уголовное судопроизводство, и наделять такими полномочиями федеральные ведомства.

МВД РФ и Генеральная прокуратура РФ не являются субъектами международных отношений, и заключенные ими межведомственные соглашения не подпадают под понятие международного договора РФ. В сфере уголовного судопроизводства при оказании правовой помощи по уголовным делам такие соглашения применяться не должны.

Таким образом, уголовное судопроизводство могут регулировать лишь ратифицированные международные договоры РФ, заключенные от имени Российской Федерации, признанные федеральными законами в установленном Конституцией порядке. К этой категории относятся договоры,
содержащие уголовно-

1 См.: Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России: Учебник. М., 1996. С. 298—299; Коллектив авторов. Комментарий к Конституции РФ / Отв. ред. Л. А. Окуньков. М., 1996. С. 558—559.

75

процессуальные правила об оказании правовой помощи по уголовным делам. Они могут иметь основополагающий характер или регламентировать сотрудничество судов и следственных органов по конкретному предмету, касающемуся расследования и разрешения уголовных дел. Нератифицированные международные договоры применяться не должны.

Ш.2. Вступление в силу и опубликование международных договоров РФ

Федеральный закон “О международных договорах Российской Федерации” (ст. 6) предусматривает семь способов выражения согласия Российской Федерации на обязательность для нее международного договора, в том числе ратификацию. Ф. Ф. Мартене подчеркивал, что “ратификация необходима для обязательной силы и действия договора”1. Утверждение и принятие договоров, заключенных от имени Российской Федерации и подлежащих ратификации, осуществляется в форме федерального закона.

Ратификация — акт утверждения договора высшими органами государства, выражающий согласие на его обязательность. В ст. 15 Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации” указаны международные договоры РФ, подлежащие обязательной ратификации. Среди них названы договоры: а) исполнение которых требует изменения действующих или принятия новых федеральных законов, а также устанавливающие иные правила, чем предусмотренные законом; б) предметом которых являются основные права и свободы человека и гражданина (п. 1). Равным образом подлежат ратификации международные договоры РФ, при заключении которых стороны условились о последующей ратификации (п. 2). Поскольку договоры об оказании правовой помощи по уголовным делам всегда затрагивают основные права и свободы человека, они подлежат ратификации. Ратификация обязательна и в случае изменения до-

См.: Мартене Ф. Ф. Современное международное право цивилизованных народов. Т. 1. СПб., 1895. С. 395. Л. А. Комаровский, говоря о значении ратификации международных договоров, указывал, что обязательным для исполнения договор становится непосредственно с момента подписания его уполномоченным лицом, то есть еще до приобретения договором юридической силы, “законной силы трактата”. При этом он ссылался на практику международных отношений, полагая подписание договора свидетельством достижения участниками согласия о намерении руководствоваться в своих отношениях нормами принятого ими текста международного договора. См.: Комаровский Л. А. Международное право. М., 1905. С. 5.

76

говоров, а также по другим основаниям указанной нормы.

В создании ратифицированного международного договора как федерального закона, который применяется в уголовном судопроизводстве, прослеживается пять аспектов: 1) инициатива принятия закона; 2) обсуждение; 3) утверждение; 4) промульгация; 5) опубликование.

Законодательный процесс создания международного договора существенным образом отличается от принятия российских правовых актов. Главным отличием является участие иностранного государства в его создании и выработка согласованием правовых норм. В последующем выполняются условия договора, связанные с признанием его частью права международных договоров и международного права в целом, что определяет его юридическую силу. К их числу относятся формальности об обязательном обмене сторон ратификационными грамотами, оповещении других участников о ратификации и вступлении в силу договора на территории конкретной страны, регистрация и опубликование текста договора на территории договаривающихся стран и в международных изданиях.

Вступление в силу означает наступление момента, с которого международный договор начинает действовать как юридический акт. До этого никаких обязательств по договору для подписавшего его государства не возникает.

Вытекающие из договора обязательства для РФ предписано выполнять, то есть фактически применять договор с “момента вступления его в силу для Российской Федерации” (ч. 3 ст. 31 Закона “О международных договорах Российской Федерации”). Это положение не согласуется с понятием международного договора, которым определено, что он регулируется международным правом, и означает фактически применение лишь проекта международного договора. Признание договора действующим и подлежащим применению связано с вступлением его в силу в качестве международного правового акта на уровне международного права. Средством осуществления этой процедуры является национальный закон страны, участвующей в создании договора. В России это федеральный закон. В сфере уголовной юстиции договор, не имеющий юридической силы, применению не подлежит.

Одновременного признания юридической силы договора всеми сторонами в

77

практике не встречается. Реализация его осуществляется в несколько этапов. Первоначально международный договор должен пройти процедуру вступления в силу по правилам внутренних законов каждой договаривающейся страны с соблюдением условий самого договора. Договор, требующий ратификации, при этом рассматривается лишь в качестве законопроекта, который будет приниматься его участниками в форме внутреннего закона. Такая практика вступления в силу международного договора действовала на территории бывшего СССР.

Международный договор, требующий ратификации, и после обмена ратификационными грамотами с другими государствами может рассматриваться лишь как проект международного правового акта и на международном уровне юридической значимости не имеет. Он вводится в силу и приобретает статус действующего закона в результате официального опубликования текста в соответствующем государственном издании1.

“Ратификационные грамоты, документы о принятии, утверждении или присоединении означают согласие государства на обязательность для него договора с момента: обмена ратификационными грамотами между договаривающимися государствами; депонирования у депозитария; уведомления о них договаривающихся государств или депозитария, если так условились” (ст. 16 Венской конвенции о праве международных договоров). Эти положения заложены в каждом действующем договоре РФ об оказании правовой помощи по уголовным делам.

Порядок вступления в силу двусторонних договоров на международном уровне предусматривает обмен ратификационными грамотами и устанавливает определенное время после этой процедуры для признания их юридической силы. Например, вступление в силу Договора о взаимном оказании правовой помощи с Алжиром от 23 февраля 1982 г. произошло по истечении 30 дней со дня обмена ратификационными грамотами. Ратификация договора несколькими государствами требуется для признания вступившей в силу конвенции. Факт заключения двусторонних и многосторонних договоров независимо от способа еще не

1 См.: например: Кишкин С. С. О порядке опубликования общесоюзных законов // Советское право. 1924. М., С. 75—80; Магазинер Л. М. Общая теория права на основе советского законодательства // Правоведение. 1998. № 2. С. 67.

78

наделяет их юридической силой и не влечет обязательности для выполнения его условий автоматически. Так, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. должна была вступить в силу после сдачи на хранение десяти ратифицированных грамот (п. 2 ст. 66). Для тех государств, которые ее ратифицируют, момент вступления ее в силу обусловлен датой сдачи на хранение их ратификационных грамот (п. 3 ст. 66), то есть после признания ее внутренним законом. В результате Конвенция вступила в силу 23 сентября 1953 г., а большинство ныне действующих ее Протоколов было принято и вступило в действие с разрывом в десятилетие и более.

Если Российская Федерация присоединяется к уже действующему многостороннему договору, то вступление его в силу на территории РФ наступает после направления ратификационной грамоты депозитарию и опубликования текста договора в официальном издании вместе с федеральным законом о ратификации.

Применению двустороннего международного договора в РФ предшествует: 1) вступление его в силу на территории России; 2) вступление его в силу в другой договаривающейся стране; 3) вступление в силу договора в качестве международного правового акта, имеющего обязательную силу для выполнения его сторонами.

Применение многосторонних договоров (конвенций) обусловлено: 1) вступлением в силу в РФ; 2) вступлением в силу в необходимом числе государств, определенном договором; 3) вступлением в силу договора как международного правового акта, имеющего юридическую силу. Выполнение этой совокупности условий влечет признание договора действующим и обязанность государства соблюдать обязательства, вытекающие из договоров и конвенций.

Процесс ратификации считается завершенным после обмена ратификационными грамотами или (в многосторонних договорах) после сдачи ратификационных грамот на хранение1.

Разрыв во времени между вступлением в силу договора в РФ и на территории других участников неизбежен и вытекает из правил международного договора. Но наделение международных договоров силой даже на уровне международного

1 См.: ЛукашукИ. И. Международное право. Особенная часть: Учебник. М., 1997. С. 68.

79

права не порождает правовых последствий для государств-участников конвенций, где они не вступили в силу. Это положение характерно для многосторонних договоров, когда конвенции применяются не всеми государствами, а только признавшими их в соответствии с установленным порядком.

С момента вступления в силу договора на территории государства этот документ признается действующим внутренним правовым актом и может применяться только в границах этой страны как национальный закон. Например, Минская конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам вступила в силу для Российской Федерации 10 декабря 1994 г. Но она не имела значения во взаимодействии России с Туркменистаном и не могла применяться на территории Туркменистана, поскольку этой страной Конвенция длительное время не была ратифицирована, хотя и была подписана одновременно с другими ее участниками 22 января 1993 г.1 Россия могла сотрудничать на основе этой Конвенции только с государствами, которые ратифицировали ее в установленном своими законами порядке и обменялись с РФ и другими участниками ратификационными грамотами в соответствии с предписаниями Конвенции.

Одностороннее вступление в силу международного договора и только на собственной территории государства лишает смысла его заключение, поскольку он не может быть реализован ни как национальный нормативный акт, ни как акт международного права в силу предназначения регулировать международные отношения.

Непосредственная зависимость от внутреннего права создания, действия и применения международного договора в целом и его норм, различие функций международного договора и внутреннего права приводит к выводу о приоритете применения национального законодательства России в процессе сотрудничества по уголовным делам. До тех пор, пока международный договор не имеет юридической силы как национальный закон России, он не может быть признан вступившим в силу как международный договор и не может применяться на территории других его участников.

1 См.: СЗ РФ. 1995. № 15. Ст. 1684.

80

Таким образом, наделение международного договора юридической силой путем ратификации и признания федеральным законом — необходимое условие для его действия на территории России. Но это лишь промежуточный этап законотворчества на пути принятия международного правового акта в форме международного договора. Законодательные меры только России в этом процессе не могут в одностороннем порядке осуществить его принятие. Необходимы аналогичные законодательные процедуры другой договаривающейся страны или нескольких государств в зависимости от вида договора для завершения периода подготовки заключительной фазы: наделение международного договора юридической силой в значении международного правого акта. Если другие государства по своим законам ратифицируют договор и направят депозитарию (хранителю) ратификационные грамоты, то намерения договаривающихся стран приобретут характер правоотношений, что будет являться основанием для наделения договора юридической силой и признания его обязательным для исполнения. Придание юридической силы международному акту на территории договаривающихся государств в рамках международного права относит этот документ к проекту международного договора. Только в завершающем периоде создания нормативного международного акта определяется его окончательный статус акта международного права, международный договор наделяется юридической силой и может считаться действующим для каждого участника, на территории которого он вступил в силу. Началом вступления в силу международного договора в значении международного нормативного акта следует считать выполнение условий, предусмотренных для этой процедуры самим договором. Международный договор не может применяться ранее выполнения названных процедур, включая опубликование, вступление его в силу как правового акта международного права. Это положение в равной мере относится и к применению международных договоров, регулирующих взаимодействие РФ в уголовном судопроизводстве.

Выполнение международных обязательств посредством внутреннего права является движущей силой взаимодействия. Международное право в уголовном процессе выполняет вторичную роль. Главное значение имеет внутреннее отраслевое право как первичный фактор выполнения международных обязательств и

81

применения международных договоров РФ.

Договоры суверенных государств не порождают права и обязанности для третьих стран без их согласия. Как сказано в ст. 35 Венской конвенции о праве международных договоров, “обязательства для третьего государства возникают из положения договора, если участники этого договора имеют намерение сделать это положение средством создания обязательства и если третье государство определенно принимает на себя в письменной форме это обязательство”. Национальный закон и добровольность международных связей служит охраной государственной независимости.

Ратифицированные международные договоры становятся действующими для договаривающихся стран после завершения формальностей по обмену ратификационными грамотами, выполнения других условий, предусмотренных договором, и опубликования аутентичного текста в официальных изданиях договаривающихся стран. В Российской Федерации публикации подлежит также федеральный закон о ратификации договора1.

Признание юридической силы международных договоров после выполнения процедур по обмену ратификационными грамотами и официального опубликования предусматривалось Конституцией СССР в редакции от 6 июля 1923 г. Для опубликования договоров, соглашений, конвенций, заключенных СССР, в “Собрании законов” был установлен особый порядок: а) “договоры, соглашения и конвенции, подлежащие ратификации Правительством Союза ССР или вступившие в силу по обмене декларациями между подписавшими их сторонами, подлежат обязательному опубликованию лишь после обмена ратификационными грамотами или декларациями; б) договоры, соглашения, конвенции, вступившие в силу по подписании их сторонами или по истечении известного срока после подписания или опубликования их в официальных органах Союза ССР, опубликовываются по заключении их”2.

Исследуя вопросы теории права, Я. М. Магазинер рассматривал международный договор в качестве закона только в силу особого акта отечественной власти. Именно этот акт — как правило, закон — и является формальным источником права. Он возражал против отнесения международного договора к источникам права без признания его законом согласно внутренней процедуре страны. См.: Магазинер Я. М. Указ. соч. С. 65. 2 См.: СЗ СССР. 1924. № 7. Ст. 11.

82

Эти правила соответствуют международным нормам о признании международных договоров действующими и не потеряли значения и в современном международном праве. Правила опубликования за период существования СССР неоднократно менялись, но обязательность публикации не отменялась.

В настоящее время для применения международных договоров необходимо их опубликование в соответствии с ч. 3 ст. 15 Конституции и ст. 30 Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации” от 15 июля 1995 г. С принятием названного Федерального закона ранее действовавшие по вопросу опубликования законы утратили силу.

Конституцией РФ предусмотрен запрет на применение неопубликованных законов и обязательность их опубликования. Любые нормативные акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. Эти конституционные положения означают, что в уголовном судопроизводстве, где затрагиваются права, свободы и обязанности граждан, неопубликованные законы и правовые акты не применяются. Поскольку действующий международный договор РФ является федеральным законом, то он подлежит опубликованию и как федеральный закон. Международные договоры, ратифицированные Федеральным Собранием, публикуются одновременно с федеральным законом об их ратификации. Официальным опубликованием федерального закона считается первая публикация его полного текста в “Российской газете” или “Собрании законодательства Российской Федерации”1.

Единого срока для вступления в силу международных договоров РФ на ее территории не предусмотрено. Для каждого договора установлен свой срок вступления в силу. Колебания временных периодов весьма существенны. Так, Договором о правовой помощи с Болгарией от 12 декабря 1957 г. этот срок ограничен 30-ю днями после обмена ратификационными грамотами. Протокол об изменениях и дополнениях к аналогичному договору с Венгрией от 19 октября 1971 г. вступал в силу со дня обмена такими грамотами. В международном договоре может быть указано место обмена ратификационными грамотами, которое

1 См.: СЗ РФ. 1994. № 8. Ст. 80.

83

может не совпадать с местом подписания (заключения) договора. Например, по Договору о правовой помощи с Кипром, заключенному в Москве 19 января 1984 г., обмен ратификационными грамотами был предусмотрен на тридцатый день после ратификации в Никосии, после чего он вступал в силу. Действующим этот договор стал, спустя более трех лет. Обмен ратификационными грамотами состоялся в Никосии 25 февраля 1987 г.1

В п. 1 ст. 30 Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации” указано, что “вступившие в силу для Российской Федерации международные договоры, решения о согласии на обязательность которых для Российской Федерации приняты в форме федерального закона, подлежат официальному опубликованию… в Собрании законодательства Российской Федерации”. Здесь термин “вступивший в силу международный договор” употреблен неправомерно, поскольку согласно Конституции РФ и Федеральному закону РФ от 25 мая 1994 г. “О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания”2 вступление в силу международного договора для Российской Федерации обусловлено опубликованием его текста в установленном порядке.

Таким образом, вступление в силу и практическое применение международного договора Российской Федерации в уголовном судопроизводстве определены процедурами, установленными национальным законодательством договаривающихся стран и международным правом, то есть самим договором.

Если международный договор содержит правила, требующие изменения отдельных положений Конституции РФ, решение на его обязательность для РФ возможно в форме федерального закона только после внесения соответствующих поправок в Конституцию или пересмотра ее положений в установленном порядке (ч. 1 ст. 16 Конституции и ст. 22 Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации).

1 См.: Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. М., 1996. С. 132,163—171,250—272.

2 См.: СЗ РФ. 1994. № 8. Ст. 80.

84

Ш.З. Международный договор и уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации

В настоящее время сотрудничество Российской Федерации по уголовным делам с другими государствами не имеет регламентирующего базового законодательства, способного обеспечить единообразную практику, законность производства по уголовным делам и получение доказательств за рубежом. УПК РСФСР не содержит специальных норм по регулированию этих вопросов, за исключением ст. 32, относящей определение порядка взаимодействия судебно-следственных органов к международным договорам и законодательству Союза ССР и РСФСР, и ст. 33 УПК, предусматривающей единое производство по всем делам о преступлениях, совершенных в России иностранцами и лицами без гражданства, и устанавливающей процессуальные ограничения в отношении лиц, наделенных дипломатической неприкосновенностью.

Конституция подчеркнула господство права и в международных отношениях Российской Федерации. Признание международных договоров РФ частью национального права обеспечило единство ее правовой системы и защиту суверенитета. Базовые положения действия и применения внутренних нормативных актов распространены и на акты международного права.

Как уже отмечалось, вступлению в силу и применению международных договоров РФ предшествует обязательная процедура признания их внутренними правовыми актами в соответствии с российским законодательством. Это повышает значение внутригосударственного законодательства. Национальное право названо Конституцией РФ средством реализации как общепризнанных принципов и норм международного права, так и международных договоров РФ. Этот фактор обусловил дуалистический характер международных договоров РФ. Они являются одновременно российскими и международными правовыми актами, относятся к системе национального и международного права. Международный договор Российской Федерации не может быть наделен юридической силой и порождать вытекающие из него обязательства для страны, если он не признан внутригосударственным правовым актом.

В связи с этим встает вопрос об обоснованности положения Конституции о

85

приоритете коллизионных правил международного договора над нормами российских законов. Эта конституционная норма приветствуется многими представителями науки международного права, специалистами других отраслевых наук. Большинство из них признают преимущество международных норм как данность. В настоящее время с теми или иными коррективами она часто воспроизводится в различных федеральных законах и иных нормативных актах. Приоритетное положение правил международных договоров закреплено в Федеральном законе “О международных договорах Российской Федерации” (п. 2 ст. 5) и перенесено в проект Уголовно- процессуального кодекса (п. 2 ст. 5), принятого Государственной Думой в первом чтении1.

Базовые положения Модельного УПК для стран — участниц СНГ о превосходстве коллизионных норм также аналогичны решениям Конституции РФ и сохраняют неконкретность ее формулировок. Признавая Уголовно- процессуальный кодекс единственным источником регулирования судопроизводства, Модельный УПК включает в него несформулированные общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры, подчиняя им нормы национального УПК и положения “какого бы ни было закона” (ст.ст. 4, 5, 574). Модельный УПК допускает возможность введения в уголовный процесс любых процедур, предусмотренных международным договором (п. 3 ст. 6). Междуна-

1 Проект УПК РФ включает три главы, содержащие нормы, регулирующие взаимодействие судебно-следственных органов РФ с иностранными учреждениями юстиции, устанавливает центральные органы и определяет порядок сношений между ними. Но положения этих норм не всегда согласуются со смежными внутригосударственными процедурами, остается пробел в регламентировании ряда вопросов. Проект предлагает основы сотрудничества и их виды, но не создает полной единой системы национальных процессуальных норм для правового обеспечения международного сотрудничества в уголовном судопроизводстве. Источниками уголовно-процессуального законодательства названы: Конституция, Уголовно-процессуальный кодекс, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры с преимуществом применения этих норм и правил договоров при несоответствии с правилами УПК, что выходит за рамки конституционного положения, не предусматривающего превосходства общепризнанных принципов и норм международного права. Соотношение коллизионных конституционных норм и правил международных договоров РФ проектом УПК не определено. Создается новая проблема относительно применения в уголовном процессе ратифицированных международных договоров, которые имеют равный с нормами УПК статус федеральных законов. Остается нерешенной легитимность нератифицированных договоров и возможность их применения при оказании правовой помощи при расследовании преступлений. В предлагаемом проекте УПК преимущество применения перед УПК получает не только ратифицированный договор, но и нератифицированный в статусе правового акта, не предназначенный регулировать уголовное судопроизводство в силу ст.ст. 71 и 76 Конституции РФ.

86

родный договор получает, таким образом, абсолютное право на преимущество применения перед внутригосударственным отраслевым законодательством государств — участников СНГ.

Подчинив нормы российских законов правилам, содержащимся в международных договорах, Конституция не разграничила эти законы и договоры по их статусу1. Таким образом, применительно к уголовному судопроизводству федеральному закону, каковым является уголовно-процессуальный кодекс, предпочитаются не однозначные по статусу международные договоры, как ратифицированные, так и нератифицированные (иные правовые акты). Не учтены различия договоров по субъекту и предмету регулирования, которые обуславливают их статус и правила применения. Международные договоры Российской Федерации регулируют взаимодействие между государствами и их судебно-следственными органами, а законы осуществляют регулятивные функции внутри страны.

Конституция РФ не определила, какие законы согласно ч. 4 ст. 15 уступают по приоритету международным договорам, ибо под широкое понятие закона подпадает сама Конституция, федеральные конституционные законы, федеральные законы, конституции (уставы) и законы субъектов Федерации. Интересно отметить, что в Федеральном конституционном законе “О судебной системе Российской Федерации” от 31 декабря 1996 г.2 иерархия нормативных актов установлена в такой последовательности: Конституция РФ, федеральные конституционные законы, федеральные законы, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации, конституции (уставы) субъектов Федерации, законы субъектов Федерации (ст. 3, ч. 3 ст. 5).

Ю. А. Тихомиров, исследуя концепцию развития российского законодательства, различает законы: федеральные конституционные, федеральные, законы о ратификации международных договоров, о поправках к Конституции, законы

1 На необходимость разрешения проблемы иерархии правовых норм — важнейшего эле мента правового государства, обратила внимание заместитель директора Юридического депар тамента Совета Европы Мари-Одиль Видеркер в выступлении на международном семинаре в Государственной Думе “Подготовка и принятие законов в правовом государстве”. См.: Смеян Н. А. Международный семинар в Госдуме // Московский журнал международного права. 1997. №4. С. 130.

2 См.: Российская газета. 1997. 6 янв.

87

субъектов РФ. Он отмечает влияние правовых стандартов иностранных государств и принципов и норм международного права, остроту проблемы соотношении отраслей и видит ее решение в равномерности их развития и взаимодействии, утверждает неоспоримость верховенства Конституции над всеми законами правовой системы страны и недопустимость нарушения этой правовой зависимости. Проблему соотношения международных и национальных норм Ю. А. Тихомиров предлагает решать на уровне подготовки проекта международного договора1.

Конституция имеет верховенство на всей территории Российской Федерации и высшую юридическую силу, которой не наделен никакой другой закон (ч. 2 ст. 4). Ни один закон, любой иной нормативный акт, применяемый в Российской Федерации, не может противоречить Конституции (ч. 1 ст. 15). Федеральные законы не могут противоречить и федеральным конституционным законам (ч. 3 ст. 76 Конституции). Как отмечалось выше, международные договоры РФ и уголовное судопроизводство находятся в ведении Российской Федерации и согласно ч. 1 ст. 76 Конституции регулируются федеральными законами. Статус международных договоров РФ определяет их ратификация. Утверждение международного договора путем принятия федерального закона (ратификация) наделяет его статусом, равным федеральному закону, но международный договор не приобретает преимуществ перед федеральным законом. В этом статусе международные договоры входят в правовую систему страны и должны применяться как федеральные законы. Не требующие такой процедуры договоры относятся “к иным правовым актам”. В силу иерархии законов и верховенства Конституции все международные договоры РФ не могут противоречить Конституции, подчиняются ей. Они должны действовать и применяться согласно своему статусу: ратифицированные — по правилам федеральных законов, нератифицированные — как иные правовые акты федерального значения на всей территории России. Ратифицированные международные договоры РФ занимают более высокое место относительно иных нератифицированных международных правовых актов, а также

1 См.: Тихомиров Ю. А. Общая концепция развития российского законодательства // Концепция развития российского законодательства. Изд. 3-е, перераб. и доп. / Под ред. Л. А. Окунькова, Ю. А. Тихомирова, Ю. П. Орловского. М., 1998. С. 8—17 и др.

88

законов и иных правовых актов субъектов Федерации, но не могут противоречить федеральным конституционным законам.

Верховенство Конституции по отношению к международным договорам подкрепляется положением ст. 22 Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации”: “Если международный договор содержит правила, требующие изменения отдельных положений Конституции Российской Федерации, решение о согласии на его обязательность для Российской Федерации возможно в форме федерального закона только после внесения соответствующих поправок в Конституцию Российской Федерации или пересмотра ее положений в установленном порядке”.

Высшую силу Конституции РФ категорично подчеркивает и Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. “О Конституционном Суде Российской Федерации”1: “Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации не вступившие в силу международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению” (ч. 3 ст. 79).

Даже такой сторонник приоритета международных норм над внутренним законодательством, как И. И. Лукашук, не рискует признавать этот приоритет по отношению к Российской Конституции. Поставив вопрос о соотношении Конституции РФ и международного права, он далее пишет: “Ответ содержится, прежде всего, в самой Конституции, которая установила, что она имеет высшую юридическую силу и прямое действие на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принятые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации” (ч. 1 ст. 15). В силу этой статьи ни одна норма правовой системы, в том числе и включенная на основе международного права, не должна противоречить Конституции”2.

1 См.: СЗ РФ. 1994. № 13. Ст. 1447.

2 См.: Лукашук И. И. Нормы международного права в правовой системе России. С. 36—37. См. также: Лукашук И. И. Конституция государств и международное право. М., 1998. С. 68. Правда, в последней из названных работ И. И. Лукашук делает целый ряд оговорок и допуще ний, признавая приоритет над Конституцией международных норм о правах человека (С. 70— 71, 119) и заключает, что концепция абсолютного приоритета Конституции противоречит меж дународному праву (ст. 120). Допускает приоритет правил международных договоров над Кон ституцией С. В. Черниченко. См.: Каланкарян Р. А. Европейская конвенция о защите прав че-

89

Аналогично рассуждает В. А. Карташкин, полагающий, что Конституция России, “признавая приоритет международного права над внутригосударственным законодательством, не распространяет это верховенство на Основной Закон страны”1. Б. С. Эбзеев, отметив, что международные договоры РФ являются частью ее правовой системы, далее пишет, что “в рамках этой единой правовой системы нет актов, которые по своей юридической силе стояли бы выше Основного Закона. Следовательно, в случае рассматриваемой коллизии также действует правило о высшей юридической силе Конституции РФ”2.

Анализ федерального законодательства России позволяет утверждать, что и федеральные конституционные законы РФ ставятся выше норм международного права. К такому выводу пришел И. И. Лукашук, полагающий, что ратификации международного договора, устанавливающего иные правила, чем конституционный закон, должно предшествовать внесение соответствующих поправок в конституционные законы3.

Таким образом, положение ч. 4 ст. 15 Конституции РФ о преимуществе коллизионных правил международных договоров РФ перед внутренним законодательством может быть отнесено только к федеральным законам и законам субъектов РФ. Но и это положение, во всяком случае по отношению к федеральным законам, может быть оспорено4.

Предмет и субъект регулирования создает предпосылки для деления права на отрасли, каждая из которых имеет свое функциональное назначение и в известной смысле противопоставляется другой. Классическая доктрина разделения права на отрасли не позволяет рассматривать функциональные различия между отраслями права как основания, дающие возможность приоритета одной отрасли

ловека и основных свобод. Воспитание поколения XXI в.: Материалы международного симпозиума // Государство и право. 1998. № 7. С. 114.

1 См.: Карташкин В. А. Права человека в международном и внутригосударственном праве. М., 1995. С. 17.

2 См.: Эбзеев Б. С. Прямое действие Конституции Российской Федерации (некоторые ме тодологические аспекты // Правоведение. 1996. № 1. С. 12.

3 См.: Лукашук И. И. Конституция государств и международное право. С. 69.

4 Ряд сомнений о приоритете норм международных договоров высказывает Ю. С. Мароч- кин, хотя в целом признает их превосходство. См.: Марочкин Ю. С. Юридические условия дей ствия норм международного права в правовой системе Российской Федерации // Московский журнал международного права. 1998. № 2.

90

права по отношению к другой (другим).

Наделение права международных договоров РФ превосходством для применения при расхождении с нормами российских законов влечет нарушение концепции разделения права на отрасли и правил их применения. Происходит соподчинение отраслей права, которые в силу различия предмета регулирования не предназначены для конкуренции.

Публичное международное право создано для регулирования международных отношений на основе согласованных государствами правовых норм и не предназначено регламентировать внутригосударственные отношения. “Под международным правом,— писал основоположник российской школы международного права Ф. Ф. Мартене,— мы разумеем совокупность юридических норм, определяющих условия достижения народами своих жизненных целей в сфере взаимных их отношений”1. Противоположная концепция разрушает идею разделения права на отрасли. Провозглашение приоритета одной отрасли — международного права — ставит в зависимое положение все другие внутригосударственные отрасли права. Международное право предназначено регламентировать правоотношения между государствами, и его нормы в силу различия регулятивных функций не должны составлять конкуренцию нормам других отраслей права. Слияние функций международного права и внутригосударственного права недопустимо, ибо лишает государство собственной правовой системы и ставит в полную зависимость от международного права.

Приоритет международных норм не согласуется с идеей позитивизма международного права, созданного для служения интересам государств и развития международных отношений. Основанное на единстве интересов суверенных государств для обеспечения правоотношений между ними международное право предназначено не разрушать национальное право, а развивать его. Провозглашенное преимущество применения отраслевых норм международного права не создает позитивных условий для развития других отраслей права. Такая ситуация сложилась в российском уголовном процессе, где с момента введения УПК

1 См.: Мартене Ф. Ф. Современное международное право цивилизованных народов. Т. 1. С. 16.

91

РСФСР (1960 г.) не введено ни одной нормы для регламентации взаимодействия суда и органов следствия с соответствующими органами иностранных государств.

Механизм создания норм публичного международного права путем согласования правовых норм государствами и реализация их посредством внутригосударственного права характеризует вторичность международного права и отражает его регулятивную специфику.

Конституционное положение о преимуществе применения норм международного договора РФ обострило проблему правового регулирования взаимодействия российских судебно-следственных органов по уголовным делам с учреждениями юстиции других стран.

Полное отсутствие в УПК РСФСР норм, регламентирующих оказание правовой помощи по уголовным делам иностранным государствам, исключает уголовно- процессуальное законодательство России из объектов сравнительного анализа с процедурами международных договоров. Под воздействием Конституции именно этот фактор способствует активному проникновению в российский уголовный процесс несовершенного международного и иностранного уголовного процесса, прецедентного права и процедур, не относящихся к правовым нормам. Закрепленная в Конституции концепция не отражает общей идеи международного права о значении национального законодательства как средства, предназначенного сформировать специальную нормативную внутреннюю базу, обеспечить процессуальную реализацию взаимодействия государства и выполнение международных обязательств. Принятие такого законодательства является обязанностью РФ в силу ст. 46 Венской конвенции о праве международных договоров.

Анализ международных договоров РФ в сфере уголовной юстиции показывает их ограниченные регулятивные возможности. Их правила носят общий характер, не предусматривают детализации процедур оказания правовой помощи при расследовании уголовных дел, не могут без национального уголовного процесса обеспечить эффективность взаимодействия или восполнить его пробелы. Следует признать, что даже при отсутствии специального регулирования кодифицированное формализованное уголовно-процессуальное
законодательство

92

России обеспечивает оказание правовой помощи при расследовании преступлений российскими судебно-следственными органами, что подчеркивает вторич-ность международного права в этой области и его несовершенство.

Международное сотрудничество России с другими государствами без национального уголовного процесса осуществляться не может, поскольку реализация международных договоров по условиям самих же договоров возложена на уголовно-процессуальное законодательство государства. В силу этого национальное законодательство является основой для создания и движущей силой для применения международных договоров.

В сфере уголовной юстиции международный договор занимает самостоятельное место, обусловленное регулятивной функцией, вытекающей как из природы договора, так и его назначения, определенного предметом регулирования — международными отношениями. В уголовном процессе международный договор как акт международного права регламентирует общие вопросы оказания правовой помощи государствами. Расследование преступлений и рассмотрение уголовных дел в суде при этом является прерогативой договаривающихся стран и осуществляется их полномочными органами с применением внутренних законов и соблюдением условий применяемых договоров, которые на практике не конкурируют между собой и не восполняют пробелов УПК РСФСР, а выполняют предназначенную им функцию. В связи с этими факторами международные договоры относятся к самостоятельной отрасли — международному праву, и должны подчиняться правилам применения отраслевого права.

Но предмет международного сотрудничества в уголовном судопроизводстве включает в себя также правоотношения, связанные с уголовным процессом, которые регулируются нормами других отраслей права, что составляет особенность международного уголовного процесса и расширяет его регулятивные функции. Например, вопросы суверенитета страны, гражданства, положения иностранцев относятся к государственному праву. Поэтому эффективность взаимодействия и возможности выполнения международных обязательств зависят от развитости не только уголовного и уголовно-процессуального права, но и конституционного, гражданского и других отраслей национального права.

93

В связи с этим положения Конституции РФ, освещающие принципы сотрудничества, приобретают особую значимость для осуществления внешней деятельности как государства в целом, так и судебно-следственных органов.

В процессе оказания правовой помощи в уголовном судопроизводстве России применяются: Конституция, УПК РСФСР, УК РФ, законы, регулирующие вопросы гражданства, положение иностранцев, границы и др. Вопреки ограничениям ст. 1 УПК РСФСР в уголовном процессе применяются и иные правовые акты, к федеральным законам не относящиеся, с тенденцией к расширению их перечня: указы Президента; постановления: Правительства, Конституционного Суда и Пленума Верховного суда; указания, распоряжения, инструкции, приказы министерств и ведомств, Генеральной прокуратуры, Верховного суда РФ, в компетенцию которых входят вопросы уголовной юстиции, иные нормативные правила; иностранное законодательство. Особое место в уголовном судопроизводстве занимают несформулированные общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ, которые регулируются международным правом, что отличает их от норм УПК РСФСР, и называются Конституцией в качестве источников уголовно- процессуального права. Представляется, что источники уголовного судопроизводства должны быть закреплены законодательно и содержаться в УПК. При этом в качестве источников допустимо применение в уголовном процессе самостоятельных федеральных законов, содержащих процессуальные нормы.

При явной потребности ни Конституция, ни законодательство страны не предусматривают никаких нормативных актов для регулирования взаимодействия правоохранительных органов и суда с иностранными государствами, с которыми Россия договорных отношений не имеет. Проект УПК РФ предусматривает международное сотрудничество всех видов только на основе международных договоров РФ. Вариант проекта УПК, подготовленный Генеральной прокуратурой, содержит рекомендации о регламентировании взаимодействия по уголовным делам и вне рамок договора, но самостоятельных процедур не предлагает, заменяя их аналогией правил, установленных договорами, без учета их разнообразия, как результат согласования сторонами. В проект УПК необходимо внес-

94

ти детально разработанные процедуры для каждого вида оказания правовой помощи по уголовным делам на основе смежных норм УПК.

Отсутствие всеобъемлющего процессуального регулирования в международном и национальном праве порождает правовые коллизии на практике и препятствует нормальному развитию международного сотрудничества в сфере уголовной юстиции.

Решение проблем формирования нормативной базы для применения в сфере оказания правовой помощи иностранным государствам по уголовным делам требует единого подхода на основе единой концепции. В целях сохранения кодифицированного уголовно-процессуального законодательства и предусмотренных им процессуальных форм необходимо привести в соответствие со ст.ст. 71, 76 Конституции и ст. 1 УПК РСФСР источники уголовно- процессуального законодательства.

Сложившуюся в настоящее время систему международных норм, применяемых по уголовным делам в процессе оказания правовой помощи, условно можно разделить на четыре группы.

  1. Ратифицированные международные договоры, не поддающиеся систематизации, отягощенные существенными пробелами и бланкентным характером, устанавливающие множество разрозненных, порой несовершенных, процедур. Нормы эти являются частью правовой системы РФ.
  2. Другую группу правил, не отнесенных к нормативной базе РФ, составляют процедуры, принятые сторонами согласованием условий для исполнения поручения иностранного государства при отсутствии международных договоров на принципе взаимности.
  3. Самостоятельным видом международных норм являются правила, определенные центральными органами государств при реализации бланкетных условий действующих международных договоров РФ. Порядок принятия, действия и применения таких правил не соответствует Федеральному закону “О международных договорах Российской Федерации”, что исключает возможность признания их частью этих договоров и правовой системы РФ. Они не отвечают предписаниям этого закона, не опубликованы, приняты органами, не уполномоченными
  4. 95

заключать договоры и утверждать их юридическую силу.

По существу, вторая и третья группы норм являются прецедентами, нормами права не являются, не инкорпорированы ни в международные договоры, ни во внутреннее законодательство РФ.

  1. Применяется уголовно-процессуальное законодательство тех стран, с которыми Россия сотрудничает на основе договоров или взаимной вежливости. Национальное законодательство РФ не предусматривает действия иностранных законов на своей территории. Эта позиция вытекает из ключевого положения сотрудничества о применении собственного уголовного процесса стран при исполнении международных поручений. Однако результаты исполнения международного поручения на основе зарубежного законодательства будут использованы в уголовном процессе России, что и позволяет говорить о применении уголовно-процессуального законодательства других стран в российском уголовном процессе. На основе более 50 международных договоров (двусторонних и конвенций) таким образом в России применяется законодательство более 90 стран. Их число пополняет зарубежное законодательство государств, выполняющих поручения России вне рамок договора.

Особую разновидность составляют двусторонние и многосторонние договоры, предметом которых являются права человека в уголовном судопроизводстве. По своей сути они предназначены для унифицирования и сближения внутреннего законодательства о правах человека государств-участников. Они не влекут взаимных обязательств сторон, характерных для договоров об оказании правовой помощи в сфере уголовной юстиции. Особенностью их является обязанность каждого государства признать и обеспечить права человека в объеме и значении, предусмотренном договором, приведением в соответствие с ними внутреннего уголовного, уголовно-процессуального права и другого отраслевого законодательства, регулирующих права человека. К таким договорам относится Европейская конвенция о правах человека и основных свободах, Конвенция о правах человека СНГ, множество конвенций, принятых в рамках ООН и других международных организаций. Однако бесспорных унифицированных международных стандартов о правах человека в уголовном процессе мировая практика не знает.

96

Каждая страна решает эти вопросы по своему внутреннему законодательству и отражает их в Конституции. Конституционные положения о правах человека в уголовном процессе соответствуют европейским стандартам и не имеют рас хождений с УПК РСФСР. Но крен правовой защиты в сторону обвиняемого как на международном уровне, так и в российском законодательстве прослеживается четко, что требует незамедлительного вмешательства и обеспечения прав и инте ресов защиты потерпевших в полном объеме. ~*~~

97

Глава IV

ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ

МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

IV. 1. Общие положения.

IV. 2. Применение иностранного законодательства в российском уголовном процессе.

IV. 3. Направление и выполнение международных поручений в порядке оказания правовой помощи.

IV 4. Выдача.

IV. 5. Уголовное преследование.

IV 6. Передача предметов.

IV 7. Передача осужденных иностранными судами в страну своего гражданства.

IV. 1. Общие положения

В современной России наметилась тенденция к переориентации доктриналь-ных направлений в применении национального права, внедрению в него иностранного и международного права. Происходит расширение отраслевых функций международных норм и их доминирование над внутренними законами. Преобладают теории, переоценивающие значимость международного права. Утрачивается единство уголовно-процессуального закона, наблюдается произвольное расширение его источников, замена кодифицированной процессуальной формы многообразными прецедентами по образцу иностранных систем. Нет единообразия в практике применения международных договоров. Практически не имеется фундаментальных научно-исследовательких работ в области применения норм международного права в уголовном процессе России. Освещены лишь некоторые вопросы, связанные с выдачей и уголовным преследованием.

Феномен интернационализации преступности не получил надлежащей оценки в международном сотрудничестве при расследовании преступлений. Свиде-

98

тельством тому, в частности, является отсутствие конституционных основ деятельности России во внешней сфере, специального законодательства, регламентирующего взаимодействие судебно-следственных органов государств в процессе оказания правовой помощи по уголовным делам на фоне несовершенства самих международных договоров, а также полная неурегулированность порядка обращения за помощью к странам, с которыми договорных отношений не имеется. Международные договоры не содержат конкретных процедур расследования уголовных дел и не способны в силу этого выполнять отведенную Конституцией РФ приоритетную роль их правилам или восполнить пробелы уголовного процесса России.

Обязательства, вытекающие из международных договоров об оказании правовой помощи, Российская Федерация выполняет с применением действующего УПК РСФСР при практическом отсутствии специального регулирования уголовного судопроизводства на международном уровне.

Изученная практика применения международных договоров не следует установленному Конституцией приоритету международных норм над российскими, а в ряде наиболее важных правил сотрудничества входит в противоречие с данным конституционным положением.

В ходе исследования с целью выявления уровня подготовки по вопросам сотрудничества в уголовном судопроизводстве были опрошены 138 следователей, 120 надзирающих за следствием прокуроров и 58 прокуроров — государственных обвинителей, обучавшихся в 1997—1998 гг. в Санкт- Петербургском юридическом институте Генеральной прокуратуры РФ. Опрос показал, что лишь 4—5 специалистов на каждую сотню опрошенных обладают минимумом знаний при полной некомпетентности остальных. Большую степень неподготовленности обнаруживают прокуроры — государственные обвинители1.

1 При поддержании обвинения в Санкт-Петербургском городском суде по делу Д. И. Якубовского, обвиняемого в соучастии в групповом хищении раритетов из национальной публичной библиотеки, государственный обвинитель исходила из ошибочного представления о возможности сотрудничества только демократических правовых государств, что послужило ориентиром для суда не признать ряд полученных за рубежом показаний свидетелей доказательствами по делу. См.: Сидоренко Е. Допустимость доказательств, полученных на территории других государств (по материалам уголовного дела по обвинению Д. Якубовского) // Законность. 1998. № 2. С. 28— 30.

99

Вместе с тем, Российская Федерация имеет достаточный опыт сотрудничества с другими государствами в расследовании преступлений и сложившуюся практику применения международных договоров в уголовном судопроизводстве. Взаимодействие осуществляется путем оказания нескольких видов правовой помощи по уголовным делам: 1) производство процессуально- следственных действий (выполнение и направление отдельных поручений, вручение документов, обмен информацией, в том числе и законодательной); 2) выдача преступников; 3) уголовное преследование; 4) передача предметов; 5) передача осужденных иностранными судами в страну своего гражданства1.

Необходимость сотрудничества по уголовным делам вызвана прежде всего потребностью самой России в помощи при расследовании преступлений, совершенных иностранцами или в отношении иностранцев, а также для получения доказательств на территории других государств. Договаривающиеся государства самостоятельно определяют предмет, объем и формы сотрудничества. Условия выполнения международных обязательств взаимны и одинаковы для всех взаимодействующих на договорной основе стран.

Страны с унифицированным законодательством предпочитают заключать многосторонние договоры. Конвенции обеспечивают долговременное применение выработанных процедур, укрепляют внешние связи, способствуют принятию общих концептуальных подходов для совершенствования внутреннего законодательства и применения его в международном сотрудничестве в борьбе с преступностью. Применение конвенций при оказании правовой помощи по уголовным делам характерно для западноевропейских стран. На их территориях действуют и успешно применяются Европейская конвенция о выдаче (1957 г.), Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам (1959 г.), Европейская конвенция о международном признании судебных решений по уголовным

Существуют и другие классификации видов международной правовой помощи. Так, Н. И. Марышева выделяет: 1) выполнение поручений о проведении отдельных процессуальных действий (допросы, осмотры на месте, производство экспертиз, вручение документов и т. д.); 2) представление информации о праве; 3) передача компетенции от учреждения своего государства соответствующему учреждению другого государства; 4) выдача преступников; 5) правовая помощь в связи с признанием и исполнением приговоров иностранных судов. См.: Марышева Н. И. Международная правовая помощь по гражданским и уголовным делам. Дис. д-ра юридич. наук в форме научного доклада. М., 1996. С. 29—40.

100

делам (1970 г.) и др. Указанные Конвенции в РФ пока не действуют, но две из них уже подписаны — Конвенция о выдаче и Конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам.

В процессе оказания правовой помощи по уголовным делам в Российской Федерации применяются только ратифицированные двусторонние и многосторонние договоры — конвенции общего, регионального характера и ограниченные содружеством отдельных стран. Различаются они и по предмету взаимодействия. Большинство договоров предусматривает одновременно несколько видов сотрудничества, но можно выделить конвенции и двусторонние договоры, регламентирующие отдельные виды.

Практикой выявлены закономерности и особенности в применении норм международного права и внутренних законов договаривающихся стран при расследовании уголовных дел, зависящие от таких факторов, как вид правовой помощи, особенности законодательства государств, наличие договора о правовой помощи и специфики установленных им процедур и других факторов, возникающих по конкретным уголовным делам.

На территории РФ в настоящее время преимущественно применяется заключенная в Минске Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. (далее по тексту — Минская конвенция), участниками которой являются Россия и 9 стран СНГ. Наряду с этой Конвенцией действуют самостоятельные договоры РФ о правовой помощи с рядом государств — бывших республик СССР. По сравнению с Минской конвенцией, двусторонний договор с Азербайджаном (1992 г.) расширяет объем правовой помощи и включает допрос подсудимых и предоставление сведений о судимости (ст. 3), конкретизирует некоторые условия применения положений Конвенции. Внесено дополнение, касающееся доставления и этапирования обвиняемых. Если уголовное преследование иностранца, совершившего преступление в чужой стране, возбуждено по просьбе государства, гражданином которого он является, и он в связи с этим арестован, то доставление этого обвиняемого в страну гражданства производится ходатайствующей об осуществлении уголовного преследования страной. “Этапирование лиц, содержащихся под стражей на

101

территории другой страны (выдающей), санщионируется должностным лицом, осуществляющим надзор за расследованием дела” (п. 2 ст. 60 Договора). Передача такого лица производится путем выдачи в установленном п. 1 ст. 71 этого Договора порядке.

Аналогичным образом скорректированы процедурные правила в двустороннем договоре России с Кыргызстаном (1992 г.). Предусмотрен обмен информацией о судимости (ст. 3), бесплатная правовая защита, юридическая помощь и судопроизводство на тех же условиях и с теми же преимуществами, что и собственным гражданам, предусмотрена в самостоятельной норме (ст. 16), отказ в выдаче лиц, которым предоставлено убежище (п. 1 ст. 62), что не заложено Минской конвенцией. Двусторонним договором с Молдовой (1993 г.) исключено задержание лиц, подлежащих выдаче. В этих договорах иным образом, чем в Минской конвенции, решены полномочия третьих стран при транзитной перевозке. Минская конвенция (ст. 70) такую перевозку разрешает, предоставляя самостоятельность третьей стране, а Договоры с Молдовой (ч. 1 ст. 74) и с Азербайджаном (п. 1 ст. 74) регламентируют ее следующим образом: “Каждая из Договаривающихся Сторон по просьбе другой Договаривающейся Стороны разрешает перевозку по своей территории лиц, выданных другой Договаривающейся Стороне третьим государством. Договаривающиеся Стороны не обязаны разрешать перевозку лиц, выдача которых не допускается в соответствии с положениями настоящего Договора”1.

В целом изложенные в действующих международных договорах РФ об оказании правовой помощи по уголовным делам общие правила взаимодействия и специальные правила, регулирующие отдельные виды сотрудничества, повторяются в каждом международном договоре без существенных различий. Заложенные в Минской конвенции правила взаимодействия России с другими государствами имеют лишь некоторые различия по сравнению с другими договорами о правовой помощи. Это способствовало выработке единообразия в осуществлении взаимодействия судов и органов следствия стран СНГ.

1 См.: Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. М., 1996.

102

Э. Б. Мельникова, исследуя Минскую конвенцию, пришла к выводу, что ее “можно считать идеальной моделью международного многостороннего соглашения о правовой помощи”. Автор утверждает, что Конвенция “существенно восполняет пробелы нашего внутреннего уголовно-процессуального законодательства в рассматриваемой области”, “облегчает реализацию отношений международно-правовой помощи, уменьшает число возникающих в этом процессе правовых коллизий”1.

Однако практика применения Минской конвенции не позволяет характеризовать ее столь восторженно и выявляет некоторые ее несовершенства2. Положения Конвенции не восполнили пробелов УПК РСФСР по регулированию сношений судов и следственных органов по уголовным делам во внешней сфере. При применении данной Конвенции возникает ряд коллизий, не получивших нормативной регламентации. Совокупность этих негативных факторов требует внесения соответствующих изменений и дополнений, работа над которыми проводится в настоящее время. Минской конвенции присущи как собственные, так и многие из недостатков других международных договоров, касающиеся вопросов заключения под стражу выдаваемых лиц, их защиты, гражданства, оснований для выдачи и отказа в ней, уголовной юрисдикции и ряда других. Подробнее об этом будет сказано при рассмотрении конкретных видов правовой помощи.

Взаимодействие по уголовным делам с иностранными учреждениями юстиции производится также и вне рамок международных договоров на согласован-

Мельникова Э. Б. Международная правовая помощь при расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел // Уголовный процесс России: Лекции-очерки / Под ред. В. М. Савицкого. М., 1997. С. 261.

2 См.: Взаимодействие прокуратур приграничных регионов: опыт, проблемы, предложения (“Круглый стол”) // Прокурорская и следственная практика. 1997. № 2. С. 116—125. Интервью начальника управления по надзору за расследованием преступлений Генеральной прокуратуры РФ Я. Я. Пистера, прокуроров: Белгородской области О. М. Антонова, Калининградской области И. И. Шашурина, Дагестанской Республики И. М. Яралиева, Харьковской области П. М. Каркача, Литовской Республики С. Никитинаса, первого заместителя прокурора Курской области Ф. Н. Толкачева. Прокуроры отметили несовершенство международных договоров и необходимость внесения в них соответствующих изменений и дополнений. Представители стран — участниц Минской конвенции обратили внимание на конкретные проблемы взаимодействия, не урегулированные этим документом, ее пробельность, несовершенство в вопросах осуществления контактов, выдачи, исполнения следственных поручений, бланкетный характер положений о заключении под стражу и задержании, розыске обвиняемых и оружия, проведении совместных оперативно-розыскных мероприятий, уголовном преследовании. Конвенция не предусматривает решения коллизий.

103

ных сторонами условиях.

В проекте УПК РФ предлагается в российском уголовном процессе наделить руководителей центральных органов государства (Генерального прокурора — для следствия и Министра юстиции — для суда) правом согласования с центральными органами договаривающихся государств условий сотрудничества при отсутствии международных договоров между ними. Если это положение будет принято, то такая практика станет в российском уголовном процессе преобладающей, поскольку с большинством стран мира Россия не имеет договорных отношений по уголовному судопроизводству. Таким образом, дополнительно к международным договорам РФ в качестве источников права будут выступать неправовые процедуры и прецеденты получат преимущество над нормами российского уголовно-процессуального права.

Оказание помощи иностранным государствам в производстве отдельных процессуальных действий вне рамок международных договоров в проекте УПК РФ предлагается осуществлять на основе взаимности при подтверждении готовности сотрудничества письменным обязательством Министерства иностранных дел РФ, Министерства юстиции или Генеральной прокуратуры РФ (ст. 520). Но порядок обращения за помощью и полномочия судебно- следственных органов РФ при этом не указаны. Не решен вопрос и о допустимости полученных таким путем фактов в качестве доказательств судами РФ.

В сложившейся ситуации следует разработать и ввести в проект УПК базовые положения для регулирования взаимодействия судебно-следственных органов России с учреждениями юстиции других стран при отсутствии международных договоров. При этом должны быть учтены основы сотрудничества и сложившаяся практика применения международных договоров РФ. В проекте УПК необходимо отразить такие требования, как взаимность, выполнение поручения о правовой помощи с применением российского законодательства, недопустимость причинения ущерба безопасности или суверенитету страны, а также положение об отказе в правовой помощи, если ее оказание противоречит законодательству России.

Исходя их общих идей сотрудничества, взаимодействие РФ с другими госу-

104

дарствами в уголовном судопроизводстве возможно на равных согласованных условиях и взаимности в полномочиях и выборе предмета сотрудничества.

Порядок обращения за помощью в иностранное государство может быть следующим.

  1. В случае необходимости направления поручения о производстве отдельных процессуально-следственных действий в иностранное государство, с которым РФ не имеет международного договора, следователь, дознаватель, прокурор обращается с таким ходатайством в форме постановления в суд общей юрисдикции. Поручение оформляется в соответствии с УПК РФ.
  2. Судья единолично рассматривает ходатайство и выносит решение в виде определения, а также предусматривает возможность признания полученных за рубежом доказательств допустимыми по данному конкретному уголовному делу.
  3. Генеральная прокуратура РФ направляет в страну исполнения через МИД РФ документы и ходатайство по уголовным делам, вне зависимости от подследственности, а Министерство юстиции — по делам, принятым к производству судами, также на основе судебного определения (решения). Генеральная прокуратура РФ и Министерство юстиции РФ ведомственными приказами назначают полномочных представителей для обращения в МИД РФ. Названные ведомства предоставляют запрашиваемой стране необходимые гарантии для взаимного оказания правовой помощи при расследовании уголовных дел.
  4. Основу международного сотрудничества РФ по уголовным делам составляет совокупность принципов:

1) принципы международного права, регулирующие сотрудничество государств в целом; 2) 3) принципы, изложенные в международных договорах РФ об оказании правовой помощи; 4) 3) принципы внутреннего законодательства РФ (уголовного, уголовно- процессуального и государственного права).

В Конституции Российской Федерации должны найти закрепление общие принципы международных отношений ориентировочно в следующей редакции: “Российская Федерация осуществляет сотрудничество с иностранными госу-

105

дарствами на основе взаимного соблюдения общих принципов международного права,к которым относятся: суверенное равенство государств; признание и соблюдение прав и свобод человека и гражданина; неприменение силы и угрозы силой; невмешательство во внутренние дела; неприкосновенность границ; территориальная целостность; мирное урегулирование споров; право на самоопределение наций и народов; принцип международного сотрудничества; добросовестное выполнение международных обязательств”.

Основополагающие принципы Устава ООН и других международных актов общего значения были приняты в целях разрешения межгосударственных конфликтов, предотвращения войн, защиты мира и безопасности суверенных государств, установления правопорядка в мире. Но они мало приспособлены для регламентации сотрудничества в уголовном судопроизводстве и не отражают особенностей взаимодействия в этой сфере, где проблемы преступности объединяют государства и целью является не разрешение спора, а оказание взаимной помощи в борьбе с преступностью. Главенствующую роль в выполнении Россией международных обязательств об оказании правовой помощи по уголовным делам другим государствам играет национальное процессуальное законодательство, которое применяется на основе заложенных в нем принципов и соблюдения предписаний базовых положений (принципов), содержащихся в международных договорах о правовой помощи.

К принципам международного сотрудничества при оказании правовой помощи по уголовным делам, вытекающим из международных договоров РФ, следует отнести: 1) взаимность сотрудничества; 2) добровольность сотрудничества; 3) соблюдение суверенитета и безопасности договаривающихся стран; 4) непременная уступка части суверенности (применение иностранного уголовного процесса); 5) соответствие просьбы запрашивающей страны законодательству исполняющего просьбу государства; 6) равенство полномочий судебно- следственных органов суверенных государств, осуществляющих взаимодействие; 7) обеспечение правовой защиты и равенства полномочий участников уголовного процесса на территории договаривающихся стран; 8) реализация условий договора посредством применения национального
законодательства; 9)

106

ограничение действия и применения международного договора территориями договаривающихся стран; 10) соблюдение прав и интересов третьих стран участниками договорных отношений; 11) обязательность выполнения условий договора; 12) взаимодействие на основе права, предусмотренного международным договором1; 13) принцип законности2.

Н. И. Марышева видит следующие принципы оказания международной правовой помощи (Ml 111): “1) выполнение действий по оказанию МПП, как правило, на основании законодательства государства, учреждение которого эти действия осуществляет; оценка запрашивающим учреждением полученных путем МПП доказательств на общих основаниях права его страны; 2) применение при оказании МПП присущих процессуальному праву России принципов законности, равенства граждан перед законом, справедливости, гуманизма, состязательности, а применительно к МПП по гражданским делам и принцип диспозитивности; ограничения в применении принципа непосредственности; 3) сотрудничество учреждений юстиции государств при оказании правовой помощи, обеспечение наиболее благоприятного подхода к просьбам об ее оказании; 4) строгое выполнение норм международных договоров в сфере МПП; 5) признание, соблюдение и защита при оказании МПП процессуальных прав граждан; приравнивание иностранных граждан в отношении их процессуальных прав к собственным гражданам данного государства; 6) ограниченность в силу принципа суверенитета государств действий субъектов МПП пределами территорий их государств; 7) невмешательство при оказании МПП в сферу компетенции иностранных учреждений юстиции; 8) допустимость отказа в оказании МПП в случае угрозы суверенитету или безопасности государства, к учреждению которого обращена просьба; 9) недопустимость выдачи другому государству граждан Российской Федерации

1 См. подробно по этому вопросу: Гроций Г. О праве войны и мира: В 3 кн. М., 1956.

2 Ф. Ф. Мартене принцип законности связывает с Венским конгрессом, где впервые в ми ровой истории европейскими государствами был принят Акт 1815 г. и в отношениях между ними зафиксирован principe legitimite. См.: Мартене Ф. Ф. Современное международное право цивилизованных народов: В 2 т. Т. 1. М., 1996. С. 105. Законность в качестве важного фактора сотрудничества рассматривает Л. X. Мингазов со ссылками на многочисленные исследования этого вопроса иностранных специалистов. Соблюдение законности в международных отноше ниях определяет его позитивное начало и степень эффективности. См.: Мингазов Л. X. Про блема эффективности в зарубежной доктрине // Московский журнал международного права. 1998. №2. С. 3—15.

107

и других лиц, преследуемых за политические убеждения, а также за действия, не признаваемые в России преступлением”1.

Представляется, что в этом перечне отсутствует ряд положений, действительно имеющих принципиальное значение для деятельности, связанной с осуществлением международной правовой помощи, и в то же время к общим принципам отнесены специальные положения, регламентирующие взаимодействие отдельных видов помощи, например выдачи. К тому же Н. И. Марышева предложила систему принципов международной правовой помощи без разграничения специфики взаимодействия по гражданским и уголовным делам.

Э. Б. Мельникова указывает для руководства в сотрудничестве государств в уголовном процессе два принципа с характеристикой универсальных:

1) соблюдение суверенитета страны, что “означает ограничение действий сторон только территориями их собственных государств и действие законов каждой из стран только на территории данной страны”;

2) невмешательство во внутренние дела страны, с которой данная страна свя зана правоотношениями международной правовой помощи. “Это означает запрет вмешательства каждой из стран в компетенцию правоохранительного органа, предоставляющего или получающего запрашиваемую правовую помощь”2. Кро ме того, Э. Б. Мельникова говорит о принципе, вытекающем из внутреннего (национального) права, но имеющем международное признание,— проведение всех процессуальных действий по оказанию международной правовой помощи на базе законодательства исполняющей страны3.

Сужение круга принципов международного права для сотрудничества государств Э. Б. Мельниковой не аргументировано и не согласуется с основополагающими международными актами. Принцип суверенитета обязывает также взаимодействующие в рамках договора страны соблюдать суверенитет третьих стран, что вытекает из предписаний Устава ООН, Венской конвенции о праве международных договоров и других основополагающих правовых актов. Говоря об основаниях отказа выполнить просьбу иностранного государства, Э. Б. Мель-

1 См.: Марышева Н. И. Указ. соч. С. 26—27.

2 См.: Мельникова Э. Б. Указ. соч. С. 263.

3 Там же. С. 264.

108

никова умолчала о таком существенном факторе, как противоречие законодательству исполняющей страны, содержащееся в просьбе о правовой помощи.

Не мотивировано и не согласуется с нормами УПК РСФСР утверждение Э. Б. Мельниковой об оценке полученных за рубежом доказательств, исходя из требований российского законодательства1. Предписаний относительно оценки доказательств, полученных за пределами России на основании международных договоров или без таковых, УПК не содержит. Ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР не признает юридической силы доказательств, полученных с нарушением закона, и запрещает их использование для обоснования обвинения и доказывания фактов, входящих в предмет доказывания. Проблема использования доказательств, полученных вне рамок международного договора РФ, законодательством России вообще не решена. Поэтому факты, полученные за рубежом вне договора, не могут рассматриваться доказательствами по уголовному делу. В противном случае в российском уголовном процессе будут применяться иностранные законы по просьбе любого дознавателя, прокурора, следователя, судьи не на основе федерального закона, к которому относится международный договор об оказании правовой помощи, а на основе необходимости получения доказательств за рубежом. Такая практика не может быть расценена иначе как грубейшее нарушение законности (п. 3 ст. 342 УПК РСФСР) и приведет к распространению концепции применения в российском уголовном процессе неправовых, близких к прецедентному праву методов расследования уголовных дел.

Анализ основополагающих принципов международного сотрудничества, принципов международного взаимодействия при оказании правовой помощи по уголовным делам и принципов российского уголовного процесса подтверждает необходимость рассмотрения их только в единстве. Принципы российского уголовного процесса не противоречат Принципам международного правового сотрудничества и способствуют реализации его целей. Они распространяются на каждого участника уголовного процесса независимо от его гражданства, национальности, расы, религиозных убеждений, имущественного положения и обеспечивают легитимность взаимодействия деятельности судов и органов следствия

1 Там же. С. 264.

109

договаривающихся стран. В этом проявляется взаимодействие норм международного и национального уголовного процесса. Но действие одних правил не заменяет действия других, они взаимно дополняют друг друга согласно функциональному предназначению. Принципы международного права носят общий характер и не могут заменить национальное процессуальное правило.

Российская Федерация осуществляет сотрудничество с иностранными государствами на основе взаимного соблюдения международных договорных норм и руководствуясь принципом законности. В этом сотрудничестве Россия является равноправным, суверенным, независимым субъектом международных правоотношений.

Ни одно государство не вправе принудить Россию заключить договор или выполнять его в непредусмотренном объеме. Объем правовой помощи определен в ст. 6 Минской конвенции: “Договаривающиеся Стороны оказывают друг другу правовую помощь путем выполнения процессуальных и иных действий, предусмотренных законодательством запрашиваемой Договаривающейся Стороны, в частности, составления и пересылки документов, проведения обысков, изъятия, пересылки и выдачи вещественных доказательств, проведения экспертизы, допроса сторон, обвиняемых, свидетелей, экспертов, возбуждения уголовного преследования, розыска и выдачи лиц, совершивших преступления, признания и исполнения судебных решений по гражданским делам, приговоров в части гражданского иска, исполнительных надписей, а также путем вручения документов”1.

Взаимодействие по уголовным делам осуществляется только в отношении общеуголовных преступлений. В этой связи важное значение приобретает развитость уголовно-процессуального законодательства договаривающихся стран, каждая из которых способна выполнить только такие следственные действия по уголовному делу, которые предусмотрены ее законодательством. При этом нельзя требовать от другой стороны расширения их перечня до уровня собственного законодательства, ибо при заключении договора каждая сторона исходит из имеющегося законодательства своего государства.

1 См.: Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. С. 32.

ПО

Объем сотрудничества предусматривает взаимное исполнение, но не принятие процессуальных решений по уголовным делам, поскольку полномочия принимать решения зависят от юрисдикции договаривающихся стран и определяются их внутренним законом. Нарушение этого правила может рассматриваться как вмешательство во внутренние дела иностранного государства, что недопустимо, поскольку противоречит общим принципам межгосударственных отношений.

“Просьба об оказании правовой помощи может быть отклонена, если оказание такой помощи может нанести ущерб суверенитету или безопасности, либо противоречит законодательству запрашиваемой Договаривающейся Стороны” (ст. 19 Минской конвенции)1.

Все международные договоры о правовой помощи по уголовным делам РФ предусматривают на условиях взаимности общий принцип об обязательности соблюдения суверенитета безопасности каждой договаривающейся страны. Нарушение его допускает отказ исполнить просьбу иностранного государства. Право принимать решение в такой ситуации принадлежит исполняющей стороне на основе обязательных правил международного права. Международными договорами РФ не определен правовой механизм для принятия такого решения, не установлен полномочный орган и основания, создающие угрозу суверенитету и безопасности страны, а также не определено основополагающее законодательство, которому не может противоречить просьба другого государства. Отсутствие общих сформулированных принципов международного сотрудничества усугубляет ситуацию и выводит ее из регулирования правовыми средствами. Единственным критерием оценки будет субъективный вывод заинтересованного государства.

Вопросы привлечения к уголовной ответственности решаются каждым государством по своему уголовному закону. Договоры об оказании правовой помощи оставляют эту компетенцию полностью договаривающимся странам. Такой подход осуществления уголовной юрисдикции государства действует в отношении лиц, совершивших преступления в пределах государства и за рубежом против его интересов или собственных граждан. Мера наказания в международных до-

1 Там же. С. 36.

111

говорах не регламентируется, ибо это затрагивает суверенитет государства и его права на уголовное преследование, юрисдикцию. Например, в Минской конвенции (ст. 56) указывается, что правовая оценка деяния как основания для выдачи преступника принадлежит каждой договаривающейся стране, но приоритет для окончательного решения о выдаче принадлежит исполняющей стороне на основе собственного законодательства. Принудить суверенное государство к принятию иного решения договаривающаяся страна не вправе. Такая мера не предусмотрена международным правом.

Взаимодействие российских судебно-следственных органов на основе международных договоров РФ производится с соблюдением ее уголовно- процессуального законодательства и условий самих договоров.

В соответствии с правилами применения уголовно-процессуального законодательства в процессе сотрудничества в уголовном судопроизводстве, установленными международными договорами об оказании правовой помощи по уголовным делам, преимущество принадлежит национальному закону. Практика применения действующих международных договоров РФ, регулирующих уголовное судопроизводство, направлена на охрану суверенитета, безопасности страны и единства правовой системы России и не допускает противоречий ее уголовно-процессуальному законодательству. При возникновении коллизии правил международных договоров с российским национальным законом в конкретных ситуациях вопрос решается в пользу внутригосударственных норм. Препятствием для оказания правовой помощи в уголовном судопроизводстве иностранным государствам является противоречение просьбы о помощи внутригосударственному законодательству. Такое положение содержится в каждом международном договоре РФ об оказании правовой помощи, в том числе и в Минской конвенции (ст. 19): “При исполнении поручения об оказании правовой помощи запрашиваемое учреждение применяет законодательство своей страны. По просьбе запрашивающего учреждения оно может применить и процессуальные нормы запрашиваемой Договаривающейся Стороны, если только они не противоречат законодательству запрашиваемой Договаривающейся Стороны” .

1 Там же. С. 36.

112

В сфере уголовного судопроизводства национальное законодательство является движущей силой международного сотрудничества, и соответствие ему просьбы ходатайствующей страны является необходимым условием для выполнения обязательств.

В международном сотрудничестве исполняющая сторона занимает ведущее место, и роль ее велика. Именно запрашиваемая (исполняющая) страна принимает решение о выполнении международных поручений любого вида. Она наделена полномочиями определять объем правовой помощи рамками своего законодательства; решает вопрос о возможности применения иностранного законодательства, также исходя из соответствия своему законодательству. Применение иностранного законодательства на ее территории ограничено уголовным процессом. Защищена и уголовная юрисдикция государства, исполняющего просьбу о правовой помощи: решение вопросов уголовного преследования субъектов преступлений, правовой оценки их действий, исчисления срока давности, выдачи также принадлежит исполняющей стороне. Основой для позитивного взаимодействия сторон является непротиворечие сути просьбы иностранного государства законодательству исполняющей страны, соблюдение ее суверенитета и безопасности, точное следование установленным правилам договора ходатайствующей страной.

Применение внутригосударственного уголовного процесса при выполнении поручений иностранных государств является обязанностью, а не правом договаривающихся стран. Содержащееся в международных договорах положение о возможности по просьбе запрашивающей стороны при исполнении поручения применить процессуальные нормы этой стороны снабжено ограничивающей оговоркой “если только они не противоречат законодательству запрашиваемой Стороны”. К тому же норм, обязывающих страну-исполнителя выполнить такую просьбу, международные договоры не предусматривают. Применение внутреннего законодательства при выполнении поручений иностранных государств влечет за собой и другое следствие — применение российского процессуального закона распространяется на территории других стран при наличии не только их добровольного на то согласия, но и письменной просьбы и, соответственно, на-

113

оборот (подробнее об этом см. раздел IV.2 настоящей работы).

Принцип соответствия просьбы запрашивающей стороны законодательству исполняющего просьбу государства при оказании правовой международной помощи имеет в виду соответствие не только уголовно-процессуального закона, но и положений любого отраслевого права, которые могут быть применены в процессе оказания правовой помощи. Например, Минской конвенцией предоставление политического убежища не предусмотрено в качестве основания для отказа в выдаче. Но ст. 63 Конституции РФ определяет отказ в выдаче при обращении участника Конвенции, даже если лицо, вопрос о выдаче которого поставлен, является гражданином ходатайствующей страны и согласно ст. 56 Конвенции подлежит обязательной выдаче. Коллизия правил международного договора решается в пользу Конституции РФ. Просьба будет отклонена и в том случае, если ее выполнение может нанести ущерб суверенитету или безопасности запрашиваемого государства. Причем, полномочия исполняющей страны столь велики, что основанием для отказа в сотрудничестве является не свершившийся факт причинения ущерба ее государственным интересам, безопасности, а только лишь предположение создания такой ситуации. Решение об отказе в оказании правовой помощи не имеет четкого перечня оснований и в значительной степени зависит от субъективной оценки исполняющего государства.

Если просьба содержит процедуру, не предусмотренную законодательством запрашиваемого государства, то она расценивается как противоречащая ее внутреннему законодательству и отклоняется. Международный договор пробельность законодательства в этой части не восполняет. На этом основано правило определения объема правовой помощи исполняющей страной, который таким образом зависит от развитости соответствующих законов страны, исполняющей просьбу о правовой помощи. Вследствие этого разница в объеме помощи, оказываемой различными странами, может быть существенной. Но точное следование процедуре своего внутреннего уголовно-процессуального закона при исполнении поручения обязательно, ибо оно связано с последующей оценкой полученного за рубежом доказательства. В большинстве договоров РФ право определять объем правовой помощи отдано запрашиваемой (исполняющей) стране на основе свое-

114

го законодательства (ст. 5 Минской конвенции, ст. 4 Договора с Вьетнамом 1981 г. и др.), либо договор устанавливает конкретный перечень процессуально-следственных действий (ст. 4 Договора с Болгарией 1975 г., ст. 4 Договора с Венгрией 1958 г. и др.), не выходящий за пределы законодательства договаривающихся стран.

Российский кодифицированный уголовный процесс существенно отличается от уголовного процесса государств, где процесс не формализован и существует в прецедентах. Но, несмотря на такое различие при выполнении поручений российских судов и следователей, страны с федеративным устройством обязаны применять федеральный уголовно-процессуальный закон своей страны. Полученное за рубежом доказательство по российскому уголовному делу должно быть основано на первоисточнике. Поэтому в каждом российском поручении необходимо излагать просьбу о применении федерального закона и получении доказательства из первоисточника.

Выполнение судебно-следственных поручений иностранных государств производится с применением УПК РСФСР. В российском судопроизводстве действуют и применяются свои собственные принципы. Вместе с тем, направление международных поручений по уголовным делам производится в порядке, установленном договором. В связи с этим принципы сотрудничества государств и принципы, установленные договорами о правовой помощи по уголовным делам, можно рассматривать с дуалистических позиций — как нормы международного права и как нормы российского национального права. В силу функциональных различий эти принципы не являются конкурирующими по своей природе. Применение их основано не на преимуществе, а на четком разграничении действия согласно функциональному предназначению — каждый выполняет свою роль, взаимодействуя между собой. Это вытекает из анализируемого ключевого положения, установленного международными договорами — каждая страна выполняет судебно-следственные поручения иностранных государств с применением своего уголовно-процессуального закона, которому не должна противоречить суть поручения.

Идея равенства участников международного сотрудничества в сфере оказа-

115

ния правовой помощи выражается в одинаковых полномочиях договаривающихся государств, их суверенности, обеспечении прав собственных граждан на территориях государств — участников договора. Каких-либо преимуществ ни один из участников международного договора не имеет.

Сотрудничество в уголовном судопроизводстве осуществляется на добровольной основе. Вытекающие из договора права и обязанности взаимны. Это правило содержится во всех международных договорах РФ, и смысл его в том, что только по просьбе государства на основе договора осуществляется взаимодействие российских судов и следственных органов с другими государствами.

Право и законность как самостоятельные принципы сотрудничества государств специально международными договорами о правовой помощи не выделены. Но выполнение договоров основано на точном соблюдении внутреннего закона и условий договора, что относит право и законность к главным среди принципов международного сотрудничества по уголовным делам. Поскольку понятие законности в международных отношениях не выработано, оно вытекает из законодательства каждой договаривающейся страны.

Принцип законности, неразрывно связанный с господством права в уголовном судопроизводстве, на международном уровне имеет разное толкование. Особенно велико расхождение в его понимании и применении между российским и американским уголовным судопроизводством, а также уголовным процессом некоторых западноевропейских стран1. Необходим общий критерий правовой оценки законности в международном уголовном процессе. Международные основополагающие документы о правах человека — Всеобщая декларация прав человека, региональная Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод и другие термин “законность” не содержат.

В проекте нового УПК РФ принципам посвящена специальная глава. Наряду с другими, предлагается включить и принцип законности, что будет способство-

1 См.: Бойков А., Демидов И. О концептуальных вопросах совершенствования уголовно- процессуального законодательства // Социалистическая законность. 1990. № 1; Бойков А. Д. Понятие и принципы государственно-правовой политики борьбы с преступностью // Формирование государственной политики борьбы с преступностью (материалы конференции). М., 1997. С. 25—34; Томин В. Т. Уголовное судопроизводство и здравый смысл: брак по расчету // Российский юридический журнал. 1994. № 1.

116

вать позитивным началам международного сотрудничества при расследовании преступлений и разрешении уголовных дел судом.

IV. 2. Применение иностранного законодательства в российском уголовном процессе

Сопоставление международных договоров в сфере уголовного судопроизводства, заключенных бывшим СССР и продолжающих действовать, с заключенными после возрождения государственности России показывает, что сохранена преемственность выполнения, но не учтены преобразования внутреннего законодательства и не выработано новых концепций взаимодействия с другими государствами. Рамки сотрудничества по уголовным делам в СССР длительное время были ограничены социалистическими странами, в которых уголовно-процессуальное законодательство не имело существенных различий, что позволяло принимать унифицированные правила и не создавало трудностей выполнения. В настоящее время география внешних связей расширилась, и с российским уголовным процессом взаимодействует иностранный уголовный процесс с существенными различиями в процессуальной форме. Но это обстоятельство не нашло пока отражения как в уголовном процессе, так и в новых международных договорах о правовой помощи по уголовным делам, что прослеживается в особо значимой для России Минской конвенции.

Применение иностранного уголовно-процессуального законодательства на территории РФ связано со взаимными обязательствами договаривающихся стран при исполнении поручений. Целью его применения является получение доказательств по уголовным делам за рубежом, осуществление уголовного преследования скрывшегося от суда и следствия обвиняемого и исполнение приговоров иностранных судов. Без применения иностранных законов сотрудничество невозможно. Но концепция применения на территории РФ иностранных законов не нашла отражения ни в Конституции, ни в других законах.

Потребность применения иностранного законодательства в ходе расследования уголовных дел возникает при необходимости допроса участников уголовного процесса, находящихся за рубежом (свидетелей, потерпевших, гражданских

117

истцов, гражданских ответчиков, их представителей, законных представителей обвиняемого, экспертов), производства других следственных действий, связанных с признанием граждан участниками процесса, осмотром, опознанием, вручением документов, исполнением процессуальных решений по делу.

По уголовным делам, поступившим из других государств для дальнейшего расследования в РФ с согласия Генеральной прокуратуры, доказательства, полученные за рубежом с применением иностранного законодательства, признаются доказательствами и на территории Росии, что, однако, УПК не предусмотрено. Единообразия в решении этого вопроса российскими судами не имеется, и в каждом конкретном случае судья решает проблему, исходя об общего указания, изложенного в постановлении Пленума Верховного суда РФ “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия” от 31 октября 1995 г. № 81.

Международные договоры РФ содержат взаимно исключающие правила относительно признания приговоров иностранных судов. Так, Минская конвенция о правовой помощи (ст. 51), Договор с Азербайджаном (ст. 50) и ряд других договоров признают для исполнения приговоры судов договаривающихся стран только в части возмещения гражданского иска. Но ст. 76 Минской конвенции одновременно обязывает учитывать отягчающие и смягчающие ответственность обстоятельства при расследовании преступлений и рассмотрении уголовных дел судами, независимо от того, на территории какой договаривающейся стороны они возникли. Вместе с тем, эти акты предусматривают выдачу для приведения приговора в исполнение, т. е. фактически приговор в части признания лица виновным признают. Такой вывод подтверждается также положением, имеющимся во вех договорах РФ, о передаче осужденных иностранными судами для отбывания наказания в страну своего гражданства.

Непризнание приговора иностранного суда лишает возможности рассматривать судимость, возникающую после вынесения приговора судом одного государства, в качестве квалифицирующего признака в случае совершения лицом нового преступления и привлечения его к ответственности на территории друго-

1 См.: Бюллетень Верховного суда РФ. 1996. № 1.

118

го государства. Именно в силу этого Пленум Верховного суда РФ в постановлении “О некоторых вопросах применения законодательства об ответственности за преступления против собственности” от 25 апреля 1995 г. № 51 указал (п. 11), что судимости в других странах СНГ после прекращения существования СССР не должны приниматься во внимание при квалификации преступлений, но могут учитываться при назначении наказания как отягчающее обстоятельство в соответствии со ст. 76 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам стран — участниц СНГ от 22 января 1993 г.

Проблема возникает и в случаях, когда лицо, не отбыв полностью наказание, назначенное судом зарубежного государства, совершает новое преступление на территории России и, соответственно, наоборот. Если приговор суда иностранного государства другая страна не признает, неотбытое по предыдущему приговору наказание не может быть учтено и правила назначения наказания по совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ) применены быть не могут.

Думается, что такое положение не отвечает интересам борьбы с преступностью, учитывая, тем более, ее транснациональный характер. Поэтому представляется правильной норма ст. 16 Модельного Уголовного кодекса для государств — участников СНГ: “Судимость и иные уголовно-правовые последствия совершенного лицом преступления на территории одного из государств — участников Содружества Независимых Государств имеют уголовно-правовое значение для решения вопроса об уголовной ответственности этого лица за преступление, совершенное на территории другого государства, в соответствии с договорами между государствами — участниками Содружества Независимых

‘у

Государств” . Данное положение целесообразно включить в Минскую конвенцию 1993 г. и в Уголовный кодекс Российской Федерации.

Международные договоры об оказании правовой помощи по уголовным делам не допускают преимущества иностранного законодательства над внутригосударственным. Договаривающаяся страна может просить о применении ее уго-

1 См.: Бюллетень Верховного суда РФ. 1995. № 7.

2 См.: Модельный Уголовный кодекс для государств — участников СНГ // Правоведение. 1996. № 1.С. 94.

119

ловно-процессуального закона при исполнении ее поручения по уголовному делу, если процессуальные нормы этой страны не противоречат уголовно- процессуальному закону исполняющего государства. Но исполнение такого поручения в Российской Федерации исключено не только при наличии противоречий между процессуальным законодательством запрашивающей страны и УПК РСФСР, но и без таковых. Этот вывод основан на конституционном запрете применять правовые акты, не входящие в правовую систему страны.

Реализация международных договоров производится с применением процессуального законодательства исполняющей страны, которая определяет и объем сотрудничества. Это ключевое правило взаимодействия договаривающихся стран. Международное поручение может касаться только исполнения принятого за рубежом решения, но не принятия самого процессуального решения, что обусловлено также охраной суверенитета и осуществлением уголовной юрисдикции страны. Российская Федерация выполняет письменные поручения иностранных государств с применением УПК РСФСР. Так, Российская Федерация обязана выполнить поручение Болгарии о допросе находящегося на ее территории свидетеля, независимо от его гражданства, согласно ст.ст. 4, 6 Договора о правовой помощи по уголовным делам от 12 мая 1967 г. с применением своего процессуального законодательства. Соответственно Болгария будет выполнять международное поручение России с применением своего процессуального законодательства. Этим достигается цель сотрудничества, обеспеченная несколькими общими принципами международного и уголовно-процессуального внутреннего права. Россия и Болгария имеют общий интерес при расследовании уголовных дел: борьба с преступностью в широком значении и успешное расследование конкретных преступлений. Правовые системы РФ и Болгарии никоим образом не ущемляются. Достигается это принципом равенства применения их внутреннего законодательства при выполнении поручений и согласованием условий о взаимном применении внутреннего уголовно-процессуального закона на территории этих стран.

Но примененный Болгарией собственный уголовно-процессуальный закон при исполнении поручения российских судебно-следственных органов для Рос-

120

сийской Федерации будет иностранным законом, действие и применение которого прямо не предусмотрено российским законодательством и международным договором, но вытекает из правил договора (ст. 6).

Действующим постановлением Президиума Верховного Совета СССР “О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам” от 21 июня 1988 г. Верховный суд РФ и Прокуратура РФ наделены полномочиями при исполнении поручения иностранного государства решать вопрос о применении иностранного законодательства по просьбе запрашивающей страны, “поскольку оно не противоречит законодательству Союза ССР и союзных республик (ст. 2)1. Практического применения в Российской Федерации это Постановление не получило. В Российской Федерации не было принято ни одного решения ни Генеральной прокуратурой РФ, ни Верховным судом РФ об удовлетворении просьбы иностранного государства о применении ее уголовно-процессуального закона. Процессуальное законодательство иностранного государства в силу суверенности государства и юрисдик-ционного поля действия его законов, ограниченного территорией, не может действовать по решению Верховного суда РФ или Генеральной прокуратуры РФ на территории России. Механизм рассмотрения просьб других государств о применении иностранного закона в РФ не установлен.

Вместе с тем, во всех международных договорах РФ об оказании правовой помощи, в том числе и в Минской конвенции (ст. 8), содержится положение, согласно которому по просьбе учреждения, запрашивающего о правовой помощи, сторона, исполняющая международное поручение, может применить процессуальные нормы запрашивающей стороны, если они не противоречат законодательству страны исполнения такого поручения. Та же Болгария в принципе может просить Россию при исполнении поручения применить болгарское уголовно-процессуальное законодательство. Однако содержащаяся в международных договорах оговорка (“если процессуальные нормы запрашивающей стороны не противоречат законодательству запрашиваемой стороны”) фактически сводит на

1 См.: Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. М., 1996. С. 581.

121

нет идею применения законодательства другого государства при выполнении международных поручений о правовой помощи. Вышеприведенное положение международных договоров входит в противоречие с законодательством России. В числе источников права Конституция РФ и отраслевое законодательство иностранные законы не называют. Последние не могут быть включены в правовую систему России.

Чужое уголовно-процессуальное законодательство на территории России не действует, так же как российский уголовный процесс не может признаваться действующим на территории других государств. Однако действие закона и его применение — не одно и то же. Закон может считаться действующим, но фактически не применяться, и наооборот: закон чужого государства на территории России не действует, но может быть применен в определенных ситуациях в интересах страны.

К сожалению, российское уголовно-процессуальное законодательство вопросы применения иностранного законодательства на территории страны не отражает и не содержит каких-либо правил регулирования по этой проблеме.

Однако необходимость взаимного применения закона договаривающихся стран на своих территориях составляет суть оказания правовой помощи при расследовании уголовных дел. В этих случаях каждое государство идет на взаимные согласованные уступки, адекватные потребности страны, поступается незначительной частью суверенитета и в рамках международного договора допускает на своей территории применение, но не действие, иностранного уголовно-процессуального закона. Иностранный уголовный процесс на территории России применяется только по письменной просьбе российских судебно-следственных органов и его применение ограничено отдельными следственными действиями. За рубежом может быть исполнено российское поручение в рамках предусмотренного объема правовой помощи с этим государством и при наличии в законодательстве исполняющей страны этого следственного действия. Если такое дей-“ ствие по уголовному делу не предусмотрено законодательством исполняющей страны, то может последовать отказ выполнить просьбу российских судов или следственных органов. В странах, где нет писаных законов, возможно примене-

122

ние специально созданного для выполнения поручения прецедента. Полученные по просьбе запрашивающей страны с применением иностранного уголовно- процессуального закона или прецедента факты должны признаваться доказательствами судом этой страны и получить оценку допустимых. Важно при этом точное соблюдение процедуры, предусмотренной законом исполняющей стороны, при выполнении поручения России. Таким образом, принцип действия права, как международного, так и национального, равноправие субъектов сотрудничества будут обеспечены обеими взаимодействующими странами. При этом ни безопасность государств, ни их суверенитет не подвергаются незаконному воздействию. Именно в таком понимании можно говорить о применении (но не действии) иностранного уголовно-процессуального закона в Российской Федерации.

Применение иностранного закона при расследовании преступлений неизбежно и должно быть регламентировано как Конституцией, так и УПК. Но эта проблема пока не только законодательно не разрешена, но даже не обозначена в правовой системе РФ. Законы иностранного государства не могут быть тождественны международному правовому акту и никоим образом не подчинены требованию о их соответствии законам договаривающейся страны. В противном случае следовало бы нарушение суверенитета и вмешательство в его внутренние дела. Иностранные законы являются средством обеспечения международных обязательств своих стран и гарантируют законность производства по делу на своих территориях, не затрагивая норм международного права. Такое разграничение следует из положения о применении национального процессуального закона при исполнении просьбы другой страны.

Проектом УПК РФ предлагается применять иностранный уголовный процесс без ограничений, что входит в противоречие с правилами, установленными действующими международными договорами РФ о правовой помощи и основополагающим законодательством РФ. Согласно ст. 2 проекта УПК РФ “при исполнении поручений судов или следственных органов другого государства о производстве отдельных судебных или следственных действий по просьбе этих органов может быть применено уголовное процессуальное законодательство ино-

123

странного государства, если это предусмотрено международным договором с данным государством”. По вышеизложенным соображениям такое решение представляется неприемлемым.

Неурегулированность правил применения иностранного уголовно- процессуального закона требует внесения дополнений в Конституцию РФ и Уголовно-процессуальный кодекс России. Так, Конституцию РФ следует дополнить ориентировочно таким положением: “При исполнении поручения российских судов и органов следствия по уголовному делу на основе международного договора Российской Федерации допускается применение уголовно-процессуального законодательства исполняющей страны”.

Статью УПК о доказательствах дополнить следующим пунктом: “Факты, установленные за рубежом с применением уголовно-процессуального законодательства страны, исполняющей поручение Российской Федерации на основе международного договора, признаются доказательствами наравне с полученными с применением уголовно-процессуального законодательства России”.

В УПК необходимо также ввести норму, предусматривающую процедуру обращения в суд с ходатайством (постановлением) дознавателя, следователя, прокурора по вопросу решения о направлении следственного поручения за рубеж произвести процессуально-следственные действия в стране, не имеющей с Россией международного договора. Поручение о производстве процессуальных действий должно быть оформлено с соблюдением общих требований, установленных международными договорами по данному вопросу. Если такая необходимость возникает в ходе судебного разбирательства уголовного дела, то суд по собственной инициативе или по ходатайству потерпевшего, его представителя, подсудимого, защитника и прокурора выносит определение о направлении поручения о выполнении необходимого следственного действия. При получении исполненного поручения суд дает оценку полученным за рубежом доказательствам в соответствии с процедурой, установленной соответствующей статьей УПК России, содержащей специальный пункт о признании таких фактов допустимыми в качестве доказательств.

124

IV.3. Направление и выполнение процессуальных поручений в порядке оказания правовой помощи

Наиболее распространенным видом взаимодействия по уголовным делам является направление поручений за рубеж и их исполнение на основе Минской конвенции.

В 1997 г. следственными органами и судами Российской Федерации исполнено и направлено за границу несколько тысяч международных поручений о производстве следственных и судебных действий на основе договоров и вне их рамок (официальных статистических данных нет). Практика выявила позитивные и негативные факты сотрудничества при оказании правовой помощи.

Обязательным условием при направлении поручений за рубеж является соблюдение письменной формы, что предусмотрено договорами РФ и зафиксировано в Федеральном законе “О международных договорах Российской Федерации” (ст. 2) и в Венской конвенции о праве международных договоров (п. 2 ст. 2).

Центральные органы для осуществления взаимодействия российских следователей, прокуроров и суда с учреждениями юстиции иностранных государств определены постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. “О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам”. При оказании правовой помощи взаимодействие судебно-следственных органов по уголовным делам производится через: Верховный суд — по вопросам судебной деятельности, Прокуратуру — по вопросам, связанным с производством следствия и дознания, выдачей, перевозкой выданных лиц и всем другим, относящимся к работе органов внутренних дел и других ведомств, а также в случаях, прямо предусмотренных договором1. Выполнение этого положения, учитывая, тем более, огромные

Органы прокуратуры в этой деятельности руководствуются следующими ведомственными нормативами: О порядке выполнения ходатайств об оказании правовой помощи: Указание Генеральной прокуратуры РФ № 5-20 от 9.03.92 г.; О порядке рассмотрения ходатайств других государств об экстрадиции: Указание Генеральной прокуратуры РФ № 42/35 от 23.06.98 г.; Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина: Приказ Генеральной прокуратуры РФ № 30 от 22.05.96 г.; Об организа-

125

территории России, затрудняет контакты, затягивает сроки исполнения поручений, не ограниченные договорами, и сроки следствия и содержания под стражей обвиняемых по групповым делам. Указанием Генеральной прокуратуры “Об изменении порядка выполнения ходатайств об оказании правовой помощи” № 1/20 от 20.01.93 г. месячный срок исполнения международных поручений установлен для российских следователей, но это указание имеет позитивное значение лишь для ходатайствующей страны. Международные договоры таких сроков не предусматривают. Поэтому в будущем необходимо установление в уголовно-процессуальном законодательстве срока исполнения международных поручений и внесение такой поправки в текст международных договоров.

В проекте УПК РФ предлагается аналогичный порядок сношений по вопросам оказания правовой помощи, но срок исполнения поручений не определен. Для упрощения контактов представляется возможным направлять международные поручения о допросе участников уголовного процесса через прокуроров субъектов федерации, что и предусмотреть в проекте нового УПК1.

Некоторыми договорами определен другой порядок сношений — через Министерства иностранных дел по дипломатическим каналам. Такой порядок предусмотрен Договором с Финляндией 1978 г. (ст. 4) и Договором с Алжиром 1982 г. (ст. 4).

В подготовленном Генеральной прокуратурой проекте УПК говорится о Международном уголовном суде как об органе, имеющем право на взаимодействие с судебно-следственными органами, что не предусмотрено ни одним действующим договором РФ.

Статья 31 УПК РСФСР, устанавливающая порядок взаимодействия судов, следователей и органов дознания с соответствующими органами союзных республик в процессе оказания правовой помощи по уголовным делам, применяться не может, поскольку она регламентирует только порядок сношений суда и следствия субъектов федерации внутри государства. Однако Э. Б. Мельникова рас-

ции международного сотрудничества Прокуратуры Российской Федерации: Приказ Генеральной прокуратуры № 50 от 03.08.98 г.

1 См.: Волков А. Н. Взаимодействие правоохранительных органов приграничных районов (на примере Курской области и Сумской области Украины) // Прокурорская и следственная практика. 1998. № 3. С. 113—117.

126

сматривает положения ст. 31 УПК РСФСР как норму, “регулирующую сношения судов и правоохранительных органов России с соответствующими органами других стран СНГ”1.

Такая интерпретация действия указанной нормы закона является произвольной, расширительной и ущемляет суверенитет стран СНГ. В результате распада СССР бывшие его республики обрели правосубъектность во внешней сфере и стали полноправными субъектами межгосударственных отношений, обладают собственной юрисдикцией и не находятся в подчиненном положении ни перед какими государствами мира. Объединение в региональную международную организацию СНГ не умаляет суверенности этих государств, а, наоборот, подчеркивает их равенство и независимость. Международное сотрудничество основано на равенстве всех суверенных государств мира.

Положения ст. 127 УПК РСФСР являются руководящими для подготовки поручения за рубеж. Но при оформлении реквизитов поручения, кроме общеустановленных (письменная форма), необходимо соблюдать и правила, предусмотренные соответствующим договором, обусловленные видом поручения. К ним относятся: перевод на государственный язык исполняющей страны, указание соответствующих сведений, приложение предусмотренных процессуальных и иных документов.

В процессе сотрудничества страны допускают нарушения установленного Минской конвенцией порядка направления поручений. Изучение практики показывает, что каждое третье поручение по делам, подследственным МВД РФ, направлялось за рубеж, минуя Генеральную прокуратуру, что повлекло непризнание судом полученных фактов доказательствами со ссылкой на ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР. Некоторые поручения не содержали ссылок на международный договор, а направлялись в порядке ст. 127 УПК РСФСР, а также со ссылками на соглашения МВД РФ, не относящиеся к договорам. Причинами неисполнения российских поручений являлись нарушения условий договоров об обязательности перевода текстов на государственный язык исполняющего государства, отсутствие ссылок на соответствующий договор, неправильное наименование учреждения

1 Мельникова Э. Б. Указ. соч. С. 255.

127

юстиции или страны, отсутствие необходимых документов-приложений и соответствующей информации, а также ряд погрешностей технического характера. Большинство таких претензий предъявляли страны Балтии и Украина. Аналогичные нарушения условий, порядка направления и оформления поручений допускали и иностранные государства.

Правовая помощь извне и выполнение поручений иностранных государств о производстве процессуально-следственных действий возможны только в рамках возбужденного уголовного дела. В основном международные ходатайства связаны с получением доказательств с помощью зарубежных органов следствия и суда по расследуемым уголовным делам, а также реализацией уголовной юрисдикции государства, выдачей скрывшихся обвиняемых, исполнением приговоров иностранных судов.

Изученная практика показывает, что фактически допускается применение в уголовном процессе рекомендаций иностранных государств, которые не относятся к международному праву и не имеют никакого правового статуса.

В отличие от России, ряд стран предпринимает активные меры по защите своих граждан за рубежом даже в случаях, когда они не имеют с РФ договора о помощи по уголовным делам. Так, Великобритания, не заключавшая с Россией подобного договора, обратилась с нотой в МИД РФ о предоставлении Россией письменных гарантий и получила их. Сводятся они к следующему: “1) материалы, полученные российской стороной в результате исполнения запроса, не будут без согласия (англичан) использоваться для иных целей, помимо указанных в запросе; 2) любые заявления или показания лиц, полученные по запросу в силу полномочий британских следственных компетентных органов, без согласия британской стороны не могут быть использованы в качестве доказательств против этих лиц. Указанные требования вытекают из законодательства Великобритании. При оформлении следственных поручений заверения включать в текст”. МИД РФ направило соответствующее указание Генеральной прокуратуре РФ 12.12.96 г. за № 15156/дп. Таким образом, источники уголовно-процессуального законодательства России пополнились еще одним документом неправового характера, что увеличило число прецедентов в российском уголовном процессе.

128

Представляется, что никакого правового значения нота Великобритании не имеет. МИД РФ не является полномочным органом для дачи указаний по уголовным делам о применении иностранного законодательства. Требование Великобритании о применении ее законодательства посягает на суверенитет и правовую систему России и может быть расценено как вмешательство в ее внутренние дела. Вместе с тем, это свидетельство приоритета в межгосударственном сотрудничестве не международного права, а национального, который настойчиво и последовательно используют развитые страны мира.

По сообщению в письме Департамента юстиции США от 6 января 1993 г. о правилах направления следственных поручений законодательство США содержит правило, согласно которому неподчинение повестке о вызове может повлечь заключение под стражу. Такого правила в Соглашении РФ с США об оказании правовой помощи не имеется. Однако США использует приоритет применения собственного законодательства при выполнении международных поручений на его основе.

Ряд положений проекта УПК РФ о выполнении поручений иностранных государств и подготовке поручений для направления за рубеж не согласуется со смежными норами, что необходимо устранить.

Некоторые международные договоры предусматривают присутствие иностранных представителей при исполнении поручений, направленных их странами. Но самостоятельных полномочий на территории РФ иностранные представители не имеют. Не установлен порядок и полномочный орган для их допуска к участию в деле. Эти вопросы следует отразить в проекте УПК РФ.

Редакция соответствующих дополнений в проект УПК РФ может быть следующей: “По предварительному согласованию до начала выполнения ходатайства иностранного государства российский суд, следователь, прокурор может рассмотреть дополнительную письменную просьбу его представителя о возможности задать вопросы допрашиваемому участнику уголовного процесса. По результатам рассмотрения ходатайства необходимо вынести мотивированное постановление, как в случае положительного, так и отрицательного решения. Дополнительные вопросы представитель задает только через лицо, производящее

129

следствие, и суд. Вопросы подлежат включению в протокол допроса. Решение суда, следователя и прокура обжалованию не подлежит”.

В интересах единообразия применения международных договоров РФ в процессе оказания правовой помощи, обеспечения законности получения доказательств за рубежом и признания их судом представляется целесообразным иметь в виду следующие положения при направлении и исполнении международных поручений.

  1. Основанием для направления и выполнения международного следственного поручения является международный договор РФ с конкретной договаривающейся страной или многосторонняя конвенция, например, Минская конвенция. Если же с другой страной, наряду с Минской конвенцией, существует двусторонний договор, то каждый из документов может применяться самостоятельно, но предпочтение отдается договору.
  2. Следственные поручения направляются и выполняются только по возбужденным, находящимся в производстве уголовным делам, при соблюдении процессуального срока, установленного для расследования преступлений. Направление поручения осуществляется полномочным должностным лицом (следователем, прокурором, дознавателем) ведомства, в производстве которого находится уголовное дело.
  3. Поручение оформляется письменно со ссылкой на полное наименование международного договора РФ и статью этого договора, предусматривающую объем (виды) правовой помощи. Исправления, подчистки и сокращения в тексте поручения не допускаются. Почтовый адрес должен соответствовать официально принятой российской почтовой службой форме написания.
  4. Поручение переводится на язык, предусмотренный международным договором РФ. При направлении международных поручений на основе Минской конвенции может применяться русский язык.
  5. Соблюдение реквизитов, установленных международным договором РФ, при оформлении поручения обязательно. Поручение подписывает следователь (прокурор, дознаватель) с указанием своей должности. Поручение по делу, расследуемому группой, полномочен подписать руководитель следственной группы,
  6. 130

который принял дело к производству.

  1. Процессуальные следственные действия, подлежащие выполнению, долж ны быть предусмотрены законодательством обоих договаривающихся госу дарств. Минская конвенция (ст. 6) и ряд других международных договоров Рос сийской Федерации определение объема процессуально-следственных действий относит к компетенции исполняющей стороны.

  2. Выполнение международных следственных поручений производится с применением уголовно-процессуального законодательства запрашиваемого (исполняющего) государства. При этом ст. 127 УПК РСФСР применяется в качестве руководящей нормы и в полной мере действует международный договор РФ как федеральный процессуальный закон.
  3. Поручения, оформленные в соответствии с правилами международного договора РФ, направляются адресату через Генеральную прокуратуру РФ. Но ряд международных договоров РФ содержит исключения по этому вопросу. Если поручения не требуют санкции прокурора (суда), то возможны прямые контакты и направление поручений, минуя Генеральную прокуратуру (например о производстве допросов).
  4. Срок исполнения международных следственных поручений не может превышать одного месяца со дня поступления просьбы. Если для выполнения поручения требуется установление дополнительных сведений или истребование их от инициатора ходатайства, то определяется необходимое для этого время.
  5. Просьба иностранного государства о применении своего процессуального законодательства при исполнении Российской Федерацией поручения этой страны рассматривается Генеральной прокуратурой РФ. Законодательного решения эта процедура в РФ не имеет.
  6. Просьба о присутствии представителя РФ при выполнении ее следственных поручений излагается в тексте поручения и должна содержать: фамилию, имя и отчество представителя, его должность, цель присутствия, срок пребывания, гарантию оплаты связанных с приездом расходов. Возможность прибытия представителя согласуется заранее путем прямого контакта с принимающей стороной и только после получения письменного подтверждения направляется
  7. 131

следственное поручение. Никаких самостоятельных полномочий представитель России на территории иностранного государства не имеет. Аналогичные правила действуют и в отношении иностранных представителей на территории РФ. Удовлетворение ходатайства о присутствии представителя возможно только на основании международного договора РФ.

  1. Поручения иностранному государству могут содержать просьбу только исполнения процессуальных решений российских судебно-следственных органов. Недопустимы просьбы о принятии процессуальных решений, что может повлечь причинение ущерба суверенитету самой ходатайствующей стране.

Прямое действие и применение правил международных договоров в российском уголовном процессе обусловлено отсутствием процессуальных норм, регулирующих международное сотрудничество РФ по уголовным делам, и введением международных договоров РФ в ее национальную правовую систему.

Поручения, направленные за рубеж по уголовному делу, могут быть связаны с вызовом в Российскую Федерацию иностранных граждан в качестве экспертов, свидетелей, потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков и их представителей, законных представителей обвиняемых (далее по тексту — свидетелей). Международное право содержит особые правила в отношении участников уголовного процесса, которые специально приглашаются для производства следственных действий с их участием за пределы страны их пребывания. В таких случаях в соответствии с международными договорами РФ на иностранных свидетелей распространяется иммунитет.

К указанным лицам относятся не только собственные граждане страны, куда направлено поручение о вызове, но и граждане других государств, находящиеся в ее границах. По отношению к Российской Федерации все они являются иностранцами. На них полностью распространяются конституционные гарантии в области прав и свобод человека, а также права и гарантии, предусмотренные соответствующими нормами УПК в отношении участников уголовного процесса. Но обязанности этих иностранцев существенно отличаются от предусмотренных нормами УПК для лиц, в том числе и иностранцев, находящихся в России.

Вызов иностранных свидетелей из-за рубежа и их допрос возможен только с

132

их согласия, без применения каких-либо мер принуждения. Если свидетель согласен получить документ о вызове, он должен расписаться в получении вызова, а вручающее учреждение удостоверить этот факт. Документ о вызове должен быть переведен на государственный язык страны, откуда вызывается свидетель, или которым он владеет. В отношении лиц указанной категории не допускается привод, судебная, административная и иная ответственность, денежное взыскание. Они не могут быть задержаны, арестованы, подвергнуты любым мерам принуждения. Эти граждане не предупреждаются об уголовной ответственности за отказ и дачу ложных показаний и ложных экспертных заключений. В отношении названной категории лиц исключена уголовная ответственность в связи с их показаниями или заключениями в качестве экспертов по делу, по которому они вызваны, а также до истечения привилегий — за преступления, совершенные ими в период их пребывания на территории Российской Федерации в связи с вызовом. Аналогичные привилегии распространяются и на российских граждан, вызванных для участия в следственных действиях за рубеж.

Если граждане указанной выше категории находятся на территории зарубежной страны не по вызову в судебно-следственные органы, а по другой причине, то в отношении них применяется национальное законодательство страны пребывания вне зависимости от их гражданства. При таких обстоятельствах неприкосновенностью эти лица не пользуются и никаких преимуществ перед собственными гражданами страны их временного пребывания не имеют.

Привилегии рассматриваемой категории иностранцев в части уголовной ответственности и мер принуждения могут рассматриваться как уступка уголовной юрисдикции РФ (а в широком значении — суверенитета РФ), но лишь на время, необходимое российской стороне, чтобы исполнить обязанности, связанные с уголовным преследованием на ее собственной территории. Свидетель утрачивает предусмотренную договором гарантию, если он не покинет страну, куда был вызван, по истечении срока, предусмотренного договором (от недели до 15 дней) после письменного уведомления о том, что необходимости в его присутствии не имеется. В этот срок не засчитывается время, в течение которого он не мог покинуть пределы страны по не зависящим от него обстоятельствам. В случае совер-

133

шения таким лицом преступления в пределах России за время его пребывания по вызову, следственные органы РФ обязаны возбудить уголовное дело по факту совершенного деяния и проводить расследование без его участия. При наличии достаточных оснований выносится постановление о привлечении его в качестве обвиняемого, избрании меры пресечения и готовятся документы для направления требования о выдаче на основе международного договора.

Но исполнение этих решений, несмотря на нахождение обвиняемого в пределах Российской Федерации, производится только после отъезда обвиняемого в страну своего пребывания и только на основе международного договора по общим правилам выдачи. При этом возможность осуществления РФ уголовной юрисдикции при помощи выдачи весьма сужена и может быть даже исключена, если с государством, куда выехал подлежащий выдаче обвиняемый, не имеется договора о выдаче. Проблема может остаться нерешенной и передачей функции уголовного преследования этой стране по той же причине — отсутствия договора с Россией. Решение о выдаче зависит от гражданства лица, подлежащего выдаче. Если оно не является гражданином страны проживания, то эта страна неполномочна осуществлять его уголовное преследование ни в силу гражданства, ни по месту совершения им преступления. Добровольное согласие этого государства возбудить уголовное преследование возможно лишь в случае, если обвиняемый является гражданином этого государства.

Применение неприкосновенности к иностранным гражданам названной выше категории в значительной мере сужает доказательственную базу, ограничивает круг доказательств, а в некоторых случаях ставит под сомнение их достоверность. Поэтому представляется нецелесообразным вызывать иностранных граждан для производства следственных действий на территорию России. Следует использовать право направления поручения государству, где находятся такие лица, и по возможности подробно аргументировать просьбу.

Институт иммунитета свидетелей не является новшеством для российского уголовного процесса. Действующее уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации не содержит термина “свидетельский иммунитет”, однако он давно введен в научный оборот, широко используется в юридической ли-

134

тературе и среди практиков. В последние годы круг лиц, обладающих свидетельскими привилегиями, значительно расширен, но законодательное закрепление в УПК РСФСР получили не все категории граждан. Представляется, что иммунитет вызываемых в Россию иностранных свидетелей не отличается от иммунитета таких свидетелей, как защитники, адвокаты, священники, которые пользуются привилегиями в силу исполнения своих профессиональных обязанностей на основе ст. 72 УПК РСФСР, а также других категорий свидетелей, наделенных иммунитетом. Ограничения уголовной ответственности за время пребывания вызванных из-за рубежа свидетелей в Российской Федерации вытекают также из конституционного положения (ст. 51 Конституции РФ), согласно которому “никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников…”. Проблемы процессуальных иммунитетов подробно исследованы в монографии Ф. А. Агаева и В. Н. Галузо и других работах1.

На территории иностранных государств каждая страна вправе допрашивать собственных граждан через дипломатические представительства или консульские учреждения с применением своего уголовно-процессуального законодательства и через них вручать документы о вызове собственных граждан на территорию России. Но меры принуждения не применяются в таких случаях и к собственным гражданам, что предусмотрено Минской конвенцией (ст. 12), договором с Грузией (ст. 11) и другими договорами. В данной ситуации иностранный закон применяется иностранным государством не на территории РФ, а на территории дипломатического посольства или консульства другой страны, которая

1 См.: Агаев Ф. А., Галузо В. Н. Иммунитеты в российском уголовном процессе. М., 1998. С. 22—27, 102—116. Ф. А. Агаев и В. Н. Галузо насчитывают 187 категорий российских и иностранных граждан, наделенных иммунитетами и привилегиями соответствующими законами России и международными договорами. На основе международных договоров РФ такими льготами пользуются 153 категории российских и иностранных граждан. Они выделяют следующие виды иммунитетов в уголовно-процессуальном праве: а) дипломатический иммунитет; б) иммунитет лиц, пользующихся международной защитой; в) депутатский иммунитет; г) должностной иммунитет судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов; д) свидетельский иммунитет; е) иммунитет общественных представителей; ж) иммунитет Президента РФ, лиц, прибывших из-за границы для участия в деле в качестве свидетеля, потерпевшего, гражданского ответчика, их представителей и экспертов, которые объединены под общим названием “иные иммунитеты”. См. также: Москалькова Т. Н. Нравственные основы уголовного процесса (стадии предварительного расследования). Автореф. дис. … д-ра юридич. наук. М., 1997; Даев В. Г. Иммунитеты в уголовно-процессуальной деятельности // Правоведение. 1992. №3.

135

считается территорией этого иностранного государства, поэтому противоречия между нормой договора и УПК РСФСР не имеется.

Назначению экспертного исследования за рубежом должно предшествовать производство экспертизы в РФ. В случае направления за границу предметов (следов, орудий преступления, исключая оружие) по делу должен быть выполнен весь комплекс процессуальных и следственных действий на территории РФ (выемка, осмотр, опознание и т. д.). Зарубежные эксперты не предупреждаются об уголовной ответственности за дачу ложного заключения, но проводят исследования на основе лицензии.

Следует отметить, что практические работники произвольно толкуют положения Гаагской конвенции 1961 г., отменяющей требование легализации (удостоверения) официальных иностранных документов. Прямого отношения к допустимости доказательств Конвенция не имеет. Она лишь устанавливает правила удостоверения подлинности иностранного документа (реквизитов, подписи должностного лица, печати и т. п. ) для стран — участниц Конвенции. В случае сомнений эта страна обращается в консульство или дипломатическое представительство государства, откуда поступил документ, с просьбой удостоверить его подлинность. Такая обязанность возложена на специально уполномоченных должностных лиц указанных учреждений. Они удостоверяют подлинность путем проставления на этом документе апостиля — специального штампа. Российская Федерация является участницей Гаагской конвенции и взаимно не требует легализации поступающих из других государств в рамках конвенции официальных документов, куда включены и исходящие от прокуратуры и суда.

В уголовном процессе любой документ наравне с другими доказательствами может быть подвергнут проверке и экспертному исследованию в связи с ходатайством защиты или иных участников уголовного процесса с соблюдением предписаний ст. 131 УПК РСФСР, что вытекает из общих требований ст. 69 УПК РСФСР и установленных УПК полномочий ходатайствующих лиц. Право подачи ходатайства о легализации непосредственно в международные суды и организации Гаагская конвенция не предусматривает. Такое ходатайство рассматривает следователь и принимает решение.

136

1V.4. Выдача

Эффективность международного сотрудничества в сфере борьбы с преступностью во многом зависит от степени развития правового регулирования и организационной проработки процедур его реализации в каждом из государств. Особое значение эти факторы приобретают, когда речь идет о сотрудничестве в вопросах выдачи преступников — экстрадиции. По вопросам выдачи Россия сотрудничает на договорной основе с 33-мя странами. Среди них: Китай, Венгрия, Ирак, Алжир, Болгария, Польша, Куба, Вьетнам, Кипр, Йемен, Албания, все страны, образовавшиеся из бывших союзных республик СССР, и ряд других государств.

Экстрадицию можно определить как процедуру, согласно которой государство, под чьей уголовной юрисдикцией преследуется лицо, запрашивает и получает его из страны, где это лицо скрывается, с целью последующего привлечения к уголовной ответственности или для обеспечения исполнения приговора. Экстрадиция является одним из основных видов международного сотрудничества по уголовным делам и наиболее сложным по исполнению мероприятием, непосредственно затрагивающим государственный суверенитет.

К источникам, регулирующим экстрадиционное право, следует отнести:

международные конвенции и договоры РФ, которые предусматривают возможность выдачи лиц, совершивших преступления, в соответствии с порядком и на условиях, определенных договаривающимися сторонами;

национальное законодательство РФ, в одностороннем порядке определяющее общие правила экстрадиции и полномочное учреждение или должностное лицо, которые решают связанные с выдачей вопросы.

Наряду с этим фактически применяется международная вежливость, согласно которой удовлетворение ходатайства о выдаче является актом добровольного решения одного государства по отношению к другому, в том числе в расчете на взаимное оказание такого рода правовой помощи.

Специальных норм, регулирующих выдачу как на основе международных договоров РФ, так и на условиях взаимности, УПК РСФСР не предусматривает.

137

В ст. 13 УК РФ закреплено конституционное положение, что выдача граждан Российской Федерации другим государствам не производится. Это положение является универсальным и принято национальным законодательством практически всех стран. Иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступления вне пределов Российской Федерации и находящиеся на территории Российской Федерации, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором, заключенным Российской Федерацией.

Процедура выдачи устанавливается международными договорами. Анализ их показывает, что унифицированных правил выдачи мировая практика не имеет. Порядок экстрадиции может быть определен соглашением сторон, если договаривающиеся страны не имеют соответствующего договора.

Обязательная выдача производится только при наличии договора. Как правило, обязательной выдаче подлежат собственные граждане договаривающихся стран, скрывшиеся на территорию запрашиваемого государства после совершения преступления в стране своего гражданства. Обязательная выдача возможна на взаимных условиях и в том случае, если гражданин ходатайствующей страны совершил преступление на территории иностранного государства,— на основе договора с этой страной.

Можно выделить несколько требований, предъявляемых к процедуре выдачи:

вопрос о выдаче может быть поставлен только по общеуголовным преступлениям, которые признают обе стороны;

запрашивающая страна в соответствии со своим внутренним уголовным законом полномочна осуществлять уголовную юрисдикцию в отношении лица, выдача которого требуется;

совершенное преступление должно быть наказуемо лишением свободы, как по закону запрашивающей, так и запрашиваемой сторон;

совершенное деяние должно предусматривать наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года, когда выдача запрошена для привлечения к уголовной ответственности, и не менее шести месяцев лишения свободы, если

138

требуется выдача для исполнения приговора суда, вступившего в законную силу.

Но международными договорами не исключается применение и других правил, обуславливающих выдачу.

Вопрос о выдаче лиц, обладающих привилегиями и иммунитетами, решается с применением международных правовых актов общего значения. Привилегии предоставляются исключительно в служебных целях. Но льготы такого характера, установленные в отношении некоторых категорий собственных граждан и должностных лиц внутренним законодательством РФ, под действие международных договоров о привилегиях не подпадают.

По вопросам выдачи заинтересованные стороны на межгосударственном уровне сносятся друг с другом в порядке, предусмотренном договорами о правовой помощи, а при их отсутствии — по дипломатическим каналам. Дополнительный способ передачи копии официального ходатайства Генеральной прокуратуры о выдаче — по каналам Интерпола или по факсимильной связи непосредственно в соответствующее учреждение юстиции иностранного государства. В этом случае компетентные органы запрашиваемой стороны имеют возможность на основании полученных таким образом копий документов организовать розыск и арест скрывшегося обвиняемого, а вопрос о его выдаче решить по поступлении оригинала ходатайства.

Документом, порождающим правоотношения о выдаче, для следственных органов Российской Федерации является ходатайство (требование, просьба, поручение или запрос) о выдаче лица для последующего привлечения к уголовной ответственности за преступление, совершенное в пределах Российской Федерации, или для исполнения приговора. Требование о выдаче гражданина России, адресованное зарубежной стране, должно направляться письменно через Генеральную прокуратуру, если иное не предусмотрено международным договором. Решение об экстрадиции в связи с ходатайством иностранного государства принимает исключительно Генеральная прокуратура Российской Федерации, независимо от цели выдачи.

Выполняя требование о выдаче, следователь (прокурор) обязан проверить наличие или отсутствие оснований, влекущих выдачу, в том числе обязательную,

139

на время или под условием. Проверка производится с применением соответствующих норм УПК РСФСР и правил, установленных договором с ходатайствующей страной. Результат проверки оформляется мотивированным постановлением, которое после утверждения прокурором вместе с другими материалами направляется в Генеральную прокуратуру РФ для принятия окончательного решения о выдаче.

Основанием для направления за рубеж требования о выдаче российскими су- дебно-следственными органами является совокупность условий и факторов: установлено событие преступления, время и место его совершения; установлено лицо, совершившее уголовно наказуемое лишением свободы деяние; собраны достаточные доказательства, изобличающие лицо, подлежащее выдаче, в совершении преступления; вынесено постановление о привлечении подлежащего выдаче лица в качестве обвиняемого; в отношении скрывшегося обвиняемого избрана мера пресечения — заключение под стражу, санкционированная прокурором; получены достоверные данные о нахождении обвиняемого в конкретном иностранном государстве, подтвержденные соответствующими документами.

Кроме того в ходатайстве необходимо отразить следующие сведения: подробно описать обстоятельства совершенного деяния, позволяющего убедиться в том, что речь идет о преступлении, влекущем выдачу, и кратко — доказательства; фамилию, имя, отчество, дату и место рождения обвиняемого, выдача которого запрашивается, гражданином какого государства он является с соответствующей ссылкой на Закон о гражданстве (возможно приложение заключения паспортно-визовой службы органов внутренних дел РФ о принадлежности к гражданству); местожительство и возможное место работы выдаваемого лица на территории запрашиваемого государства (адреса), а также подробные данные о его родственниках или иных связях за рубежом; если к моменту направления ходатайства обвиняемый не задержан или имеются трудности с его идентификацией, то направляются его фотографии, отпечатки пальцев, описание внешности и особых примет, данные его документов — гражданских и заграничных паспортов, водительского удостоверения и т. п.; размер материального ущерба, причиненного преступлением.

140

К ходатайству также прилагаются: заверенные гербовой печатью копии постановлений о привлечении запрошенного к выдаче лица в качестве обвиняемого, санкционированное прокурором постановление следователя или определение суда об избрании в отношении него в качестве меры пресечения заключения под стражу, а также постановление об этапировании с указанием точных почтовых адресов следственных изоляторов, откуда будет этапироваться и куда будет водворен выданный арестованный. Все документы подлежат переводу на официальный язык, предусмотренный договором или определенный согласованием сторон при выдаче на условиях взаимности.

Одним из основных вопросов, подлежащих тщательному выяснению при рассмотрении просьбы о выдаче или направлении ходатайства о выдаче в другое государство, является установление гражданской принадлежности запрошенного к выдаче лица. Судебными и следственными органами РФ запрос об обязательной выдаче может быть направлен только при наличии у такого лица российского гражданства, отсутствии у него гражданства того государства, в пределах которого оно скрывается, а также в случае, если запрошенное к выдаче лицо является апатридом или гражданином третьего государства.

Для России важное значение приобретают действующая Минская конвенция 1993 г. и ожидающая ратификации Европейская конвенция о выдаче 1957 г.1 Эти Конвенции имеют существенные противоречия и одновременно содержат ряд общих положений, касающихся объема правовой помощи и порядка ее оказания.

В силу сложившейся практики различают выдачу в связи с уголовным преследованием и для отбытия наказания по вступившему в силу приговору суда. Установлены правила, которые влекут обязательную выдачу, а также выдачу на определенных условиях. Эти виды экстрадиции предусмотрены и Минской, и Европейской конвенциями.

Согласно Минской конвенции (ст. 56) и Европейской конвенции о выдаче (ст. 1) государство обязано выдать лицо, находящееся на его территории, в связи с уголовным преследованием, если совершенное этим лицом преступление яв-

1 См.: Защита прав человека и борьба с преступностью (документы Совета Европы). М., 1998. С. 282—292.

141

ляется наказуемым по законам обеих стран и предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года и не подпадает под признаки деяний, которые возбуждаются по жалобе потерпевшего (дела частного обвинения). Для приведения вступившего в законную силу приговора в исполнение подлежат выдаче также и лица, осужденные иностранным судом к лишению свободы на срок не менее шести месяцев согласно Минской конвенции (ст. 56) и четырех — Европейской конвенции о выдаче (ч. 1 ст. 1).

При применении указанных Конвенций необходимо учитывать ряд аспектов, связанных с основаниями для выдачи, не изложенных в их текстах, но вытекающих из положений Конвенций и влекущих отказ в выдаче: на момент получения требования о выдаче запрошенное к выдаче лицо не было привлечено к уголовной ответственности за преступление, послужившее основанием для запроса в исполняющей стране, в отношении него не принималось решения о прекращении уголовного преследования за это деяние, не выносился приговор судом исполняющего государства, а также не истек срок давности для привлечения к уголовной ответственности. Срок давности исчисляется по законам запрашиваемой и запрашивающей сторон.

Однако в некоторых случаях срок давности не применяется, что фактически предопределяет решение об экстрадиции. Так, Конвенция о неприменении срока давности к военным преступникам и преступлениям против человечества от 26 ноября 1968 г. предусматривает обязательную выдачу военных преступников независимо от срока давности и обязывает участников ООН и этого договора принять необходимые внутренние меры для обеспечения выдачи (ст. 111). Аналогичная статья предусмотрена и в УК РФ (ч. 4 ст. 83).

Минская конвенция и Европейская конвенция о выдаче не допускают выдачу собственных граждан. При этом согласно ст. 6 Европейской конвенции термин “граждане” применительно к гражданству конкретной страны каждая страна может определять самостоятельно на момент принятия решения о выдаче, основываясь на субъективных оценках.

Европейской конвенцией о выдаче 1957 г. основания для выдачи ограничены

1 См.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1970. № 2. Ст. 18.

142

некоторыми видами преступлений и другими условиями. Она содержит перечень преступлений, служащих основанием для выдачи (ст. 2), который может быть изменен договаривающейся страной в любой период действия Конвенции. Выдаче подлежит также лицо, совершившее ряд преступлений, наказуемых лишением свободы, даже если сроки наказания за некоторые из них не отвечают условиям выдачи. Каждой из сторон, национальный закон которой не предусматривает выдачу за некоторые преступления, предоставлено право исключить эти преступления из сферы применения Конвенции и не производить выдачу граждан, совершивших такие деяния. В частности, из сферы действия Европейской конвенции о выдаче исключены политические (ст. 3) и воинские (ст. 4) преступления. Предусмотрена выдача не только в связи с совершением преступлений, но и правонарушений, что входит в противоречие со сложившейся мировой практикой выдачи и влечет сложности в разграничении преступлений и правонарушений. Законодательство большинства западноевропейских стран не раскрывает понятия преступления, но в силу практически унифицированного уголовно-процессуального и общего уголовного права этот фактор не создает препятствий для взаимного сотрудничества этих стран. Различия с российским уголовным и уголовно-процессуальным законодательством неизбежно будут приводить к коллизиям в вопросах правовой оценки деяний выдаваемых лиц.

Вторым Дополнительным протоколом № 98 от 17.03.78 г. к Европейской конвенции о выдаче1 внесены изменения и дополнения в части фискальных преступлений. Из ст. 5 Конвенции исключено положение о согласовании в части выдачи за фискальные преступления и предусмотрена выдача не за преступления, а за правонарушения в связи с налогами, сборами, пошлинами и валютными операциями при условии соответствия характера правонарушений законам договаривающихся стран (ч. 1 ст. 2 Протокола). Причем в выдаче не может быть отказано и в том случае, если законодательство запрашиваемой страны не предусматривает таких же по характеру налогов и сборов, а также не содержит положений, касающихся налогов, сборов, пошлин и валютных операций, действую-

1 См.: Защита прав человека и борьба с преступностью (документы Совета Европы). С. 296—299.

143

щих на территории запрашивающего государства (ч. 2 ст. 2 Протокола). Таким образом для применения в исполняющем государстве вводятся иностранные законы ходатайствующих стран. Этим же Протоколом (ст. 1) расширены обязательства сторон, договаривающихся о выдаче, предусмотренные ст. 1 Европейской конвенции о выдаче, которые распространены не только на преступления, но и на правонарушения, наказуемыме лишь денежными взысканиями.

Минской (ст.ст. 63—64) и Европейской (ст. 19) конвенциями установлены взаимные обязательства сторон об отсрочке выдачи (условной выдаче) и временной передаче выдаваемого лица запрашивающей стране для производства с его участием необходимых процессуальных и следственных действий, т. е. выдачу на время. В этих случаях запрашиваемая страна принимает принципиальное решение о выдаче, но передача выданного лица может состояться после выполнения определенных решений в отношении этого лица.

Согласно Минской конвенции отсрочка выдачи возможна для привлечения к уголовной ответственности или осуждения за другое преступление, совершенное на территории запрашиваемой стороны (ст. 63). Мотивами отсрочки могут служит также необходимость принятия окончательного решения по делу в связи с преступлением, совершенным выдаваемым лицом на территории исполняющего государства (прекращения уголовного преследования или приведения приговора в исполнение или освобождения от наказания). Если отсрочка может повлечь истечение срока давности уголовного преследования выдаваемого лица, то может быть принято решение о выдаче его на время с последующим возвратом не позднее трех месяцев со дня передачи (ст. 64 Минской конвенции). Европейская конвенция срок возвращения выданных на время лиц не указывает, но в каждом конкретном случае требует дополнительного согласования условий передачи вы- даемых лиц. Запрашиваемая страна вправе выдать требуемое лицо на время, ограниченное договором или соглашением сторон, но достаточное для производства запрашивающей стороной соответствующих следственных действий. Фактическая передача может состояться не ранее принятия окончательного решения по уголовному делу, а также и после отбытия наказания по приговору суда. Аналогичные условия об отсроченной или условной выдаче содержит и Европейская

144

конвенция о выдаче (ст. 19). В изложенной ситуации возможны и иные варианты решений, связанные с объединением уголовных дел в одно производство согласно договоренности, а также передача осужденного приговором иностранного суда для отбытия наказания в страну своего гражданства.

Место, время и другие условия передачи выдаваемого лица определяются компетентными учреждениями юстиции договаривающихся стран в соответствии с правилами, установленными международными договорами.

Организацию передачи выданного арестованного обвиняемого и доставление его в соответствующий следственный изолятор осуществляет Генеральная прокуратура РФ, которая поручает исполнение Министерству юстиции РФ. Передача выданного лица требует предварительного согласования сторон и предусматривает освобождение его из-под стражи, если запрашивающее государство не примет его в течение 15-ти дней после согласованной даты передачи (ст. 67). Передача выданного лица по Европейской конвенции осуществляется также согласованием сторон. Предельный срок содержания под стражей выдаваемого лица при наличии решения о выдаче согласно Минской конвенции не может превышать 30 дней (ст. 62) и 40 — по Европейской (ст. 16). Если не будет найдено оснований для выдачи, то арестованные лица подлежат освобождению. Такое же решение последует, если ходатайствующая сторона не представит само требование об экстрадиции. Согласно Минской конвенции срок предоставления не указан, но не может превышать 30 дней. Согласно Европейской конвенции он ограничен 18 днями (ст. 16), но предоставляет исполняющему государству право на освобождение из-под стражи выдаваемого лица (п. 5 ст. 16). Освобождение не препятствует повторному аресту и выдаче, если впоследствии будет получено требование о выдаче (ст. 16 Европейской конвенции).

Решение о выдаче и порядке передачи выдаваемого лица оформляется в Генеральной прокуратуре РФ соответствующим мотивированным постановлением.

Направление территориальными органами внутренних дел спецконвоя в другие государства возможно лишь после получения из Генеральной прокуратуры РФ письменного подтверждения о согласии на выдачу и договоренности с выдающим государством о составе и полномочиях конвоя, времени прибытия и

145

места передачи выданного лица.

Термины “взятие под стражу”, “задержание” в международных договорах и конвенциях о выдаче по отношению к российским обозначениям, принятым в УПК РСФСР, имеют разночтения. Исходя из смысла указанных международных правовых актов, они употребляются в одних случаях как синонимы понятия “арест”, в других — в самостоятельном значении. На практике это вызывает определенные сложности.

Сложившаяся в РФ практика заключения под стражу выдаваемых лиц не отвечает требованиям УПК РСФСР и нуждается в совершенствовании и приведении в соответствие с УПК РСФСР и принципом применения национального законодательства. В силу действующего УПК РСФСР процессуальное решение облекается в форму постановления, которое исполняется также с соблюдением установленных процедур, что Генеральной прокуратурой и исполняющими ее указания прокурорами не соблюдается. В связи с этим указание Генеральной прокуратуры РФ должно исходить только от полномочного лица, наделенного этим правом приказом Генерального прокурора, и изложено в форме постановления об исполнении поручения иностранного государства. В постановлении должен быть указан срок, на который запрошенное к выдаче лицо будет взято под стражу, и основание для его ареста. Процедура заключения под стражу должна выполняться в соответствии с УПК РСФСР. Постановление Генеральной прокуратуры вправе исполнить прокурор, полномочный санкционировать арест. На основании постановления Генеральной прокуратуры РФ прокурор субъекта Федерации также должен вынести постановление о его исполнении.

В резолютивной части постановления следует:

отразить наличие указания Генпрокуратуры РФ и процессуального решения об избрании меры пресечения в виде ареста иностранным государством (каким, когда);

сослаться на конкретный международный договор;

вынести решение о заключении под стражу выдаваемого лица и указать на какой срок;

дать поручение об исполнении постановления органам внутренних дел;

146

указать место содержания под стражей арестованного лица;

уведомить начальника места содержания данного заключенного, что арестованный будет числиться за Генеральной прокуратурой РФ, принявшей решение о выдаче.

Международными договорами РФ не решен вопрос о защите прав арестованного в связи с его выдачей, что находится в противоречии с международными правовыми актами основополагающего значения.

Следует ввести в международные договоры РФ норму о защите прав арестованных в связи с их выдачей, например, в следующей редакции:

“Лицо, арестованное в связи с выдачей иностранному государству, находится под покровительством этого государства и вправе обжаловать его решение о заключении под стражу и направить жалобу в эту страну по правилам, установленным государством, исполнившим поручение об аресте. Запрашиваемая страна обязана переслать эту жалобу в ходатайствующую о выдаче страну;

принятию решения о выдаче должна предшествовать проверка оснований для выдачи уполномоченным прокурором, назначенным приказом прокурора субъекта федерации. Лицо, выдача которого требуется, обязано дать письменное объяснение по вопросам, связанным с ходатайством о его выдаче иностранного государства”.

Вопрос об экстрадиции может быть поставлен только в отношении обвиняемого лица, но не подозреваемого. Однако Минская (ст. 60 и 61), Европейская конвенция о выдаче (ст. 16) и другие договоры предусматривают как арест, так и задержание выдаваемого лица в качестве принудительной меры для обеспечения выдачи. Но эти меры принуждения подлежат исполнению лишь при наличии оснований для выдачи и избрании меры пресечения в отношении запрошенного к выдаче обвиняемого ходатайствующим государством. Принимать самостоятельные решения в этом вопросе исполняющая сторона неполномочна, поскольку выдаваемое лицо не подпадает под ее юрисдикцию. Следовательно, проводить задержание выдаваемого лица в порядке ст. 122 УПК РСФСР, которая применяется только в отношении подозреваемых, российская сторона не имеет права. УПК РСФСР не предусматривает ни арест, ни задержание выдаваемых лиц в

147

связи с выдачей. Процедуры их исполнения не установлены и международными договорами.

Согласно ст. 60 Минской конвенции взятие под стражу требуемого к выдаче лица осуществляется немедленно, за “исключением тех случаев, когда выдача не может быть произведена”. Но практика складывается по-иному. Как правило, заключение под стражу предшествует решению о выдаче.

Взятие под стражу или задержание предусмотрено ст. 61 Минской конвенции и ст. 16 Европейской конвенции о выдаче и до получения требований о выдаче, то есть фактически без каких-либо официальных документов о выдаче и без процессуальных решений об избрании меры пресечения иностранным государством.

Бланкетный характер носят положения международных договоров РФ, Минской конвенции и Европейской конвенции о выдаче, касающиеся задержания и ареста в случаях, не терпящих отлагательств. Они предусматривают эти крайние меры принуждения даже без ходатайств о выдаче, “если имеются достаточные основания считать, что лицо совершило на территории запрашивающей страны преступление, влекущее выдачу”. Задержание и арест в таких ситуациях рассматриваются мерой принуждения предварительного характера. Просьба об аресте значительно опережает требование о выдаче, которое, возможно, не будет заявлено. Генеральная прокуратура РФ никаких процессуальных решений в настоящее время по месту исполнения просьбы об аресте не направляет, но дает указание о заключении под стражу конкретного лица по телефону или факсу. Органы внутренних дел подвергают аресту иностранцев в некоторых случаях только на основании телефонного звонка из иностранного государства, минуя Генеральную прокуратуру РФ.

Временный арест разыскиваемого лица как предварительная мера согласно Европейской конвенции о выдаче возможен только при соответствии этой процедуры отечественному законодательству. Решение этого вопроса увязано с видом совершенного преступления.

Лицо, задержанное до получения требования о выдаче, должно быть освобождено, если запрос о его выдаче не поступит в течение срока, предусмотренного для задержания законодательством страны, где такое лицо задержано (ч. 2

148

ст. 62 Минской конвенции). Эта норма Минской конвенции не должна применяться в российском уголовном процессе, поскольку она противоречит УПК РСФСР. К обвиняемым ст. 122 УПК РСФСР не применяется. Процессуального решения о задержании УПК РСФСР также не предусматривает, оформления требует лишь сама процедура задержания, излагаемая в протоколе. Поэтому решение о задержании на территории Российской Федерации иностранца, не подпадающего под ее уголовную юрисдикцию, можно рассматривать как вмешательство во внутренние дела государства, гражданином которого является это лицо.

В УПК РСФСР не регламентировано исполнение ходатайств о заключении под стражу выдаваемых лиц, не установлены полномочия прокуроров и следователей в этой сфере сотрудничества. Не внесено ясности в вопрос исполнения положений действующих международных договоров РФ, предусматривающих задержание, арест в качестве превентивных мер в отношении лиц, предполагаемых к выдаче. Заключение под стражу таких лиц предлагается осуществлять не только ранее принятия решения о выдаче, но и без требования о выдаче иностранного государства, на основе предположения о поступлении такой просьбы. Заключение под стражу будет законным только на основе решения о выдаче и должно применяться только к лицу, подлежащему выдаче, то есть после проверки всех оснований для выдачи при наличии требования о выдаче. Фактически же под стражу заключается лицо, в отношении которого такого решения не имеется и, возможно, не будет принято.

В целях единообразия выполнения связанных с выдачей процедур и принимая во внимание отсутствие регулятивных норм в УПК, Генеральной прокуратуре необходимо издать и направить на места соответствующее указание. Такие рекомендации в процессе настоящего исследования диссертантом Генеральной прокуратуре РФ были предложены.

Важно внести дополнение по этому вопросу в УПК РСФСР и предусмотреть эти процедуры в проекте нового УПК.

На практике лицо, запрошенное к выдаче, подвергается аресту на основании указания Генеральной прокуратуры РФ, после чего начинается проверка оснований для выдачи. Вследствие неурегулированности нормами УПК РСФСР испол-

149

нения требования иностранного государства об аресте в связи с выдачей единой процедуры ареста не имеется.

Практика показывает, что в лучшем случае процедура заключения под стражу сводится к составлению протокола задержания, но, как правило, не делается и этого. Место содержания арестованного лица выбирается произвольно, поскольку в следственный изолятор его не могут поместить из-за отсутствия предусмотренных ст.ст. 89, 92 и 96 УПК РСФСР процессуальных документов. Но задержание относится к мерам принуждения, решение о которых принимает каждое государство самостоятельно. На территории РФ задержание возможно только в случаях, указанных в ст. 122 РСФСР, под которые задержание выдаваемого лица не подпадает. Письменного решения о задержании иностранное государство не принимает, и такой документ не поступает для исполнения. Задержание выдаваемого лица как мера принуждения не разрешает ни одной проблемы вследствие ограниченного законодательством исполняющей страны срока, в течение которого принять решение о выдаче практически невозможно.

Международные договоры не предусматривают повторного заключения под стражу выдаваемого лица. Вместе с тем, допускается повторное требование о выдаче, выдача на время и выдача под условием, при которых выдаваемое лицо в случае окончательного решения вопроса об экстрадиции неизбежно будет вновь заключено под стражу. При этом общий срок содержания под стражей выдаваемых лиц превысит предельный, установленный конкретным международным договором.

Для устранения несоответствия установленного предельного срока содержания под стражей выдаваемых лиц фактическому необходимо предусмотреть в международных договорах РФ специальную норму, редакция которой может быть следующая:

“1. Срок содержания под стражей лица, подлежащего выдаче, не может превышать установленный настоящим договором. В случае возбуждения ходатайства о повторной выдаче, выдаче на время или выдаче под условием срок содержания выдаваемого лица исчисляется заново.

  1. По истечении предельного срока содержания лица под стражей, устано-

150

вленного договором, исполняющая сторона принимает меры для освобождения этого лица из-под стражи с применением своего уголовно-процессуального законодательства, о чем письменно уведомляет ходатайствующее государство. В предусмотренных внутренними законами случаях (незаконном въезде в страну) освобожденный из-под стражи иностранец депортируется в страну его гражданства.”

Иностранное государство никаких претензий к выдаваемому лицу не имеет, а является лишь исполнителем просьбы другой страны о его аресте в связи с выдачей. Выдаваемое лицо подпадает под действие уголовной юрисдикции только запрашивающей страны, что сужает повод для принесения жалобы. Но защита арестованных в связи с выдачей лиц международными договорами не предусмотрена, не определены поводы, основания и порядок обжалования и рассмотрения таких жалоб. Право на защиту у запрошенного к выдаче лица возникает лишь вследствие принятия решения о его выдаче на территории страны, которой он будет выдан, после пересечения этим лицом государственной границы.

Неурегулированность этих позиций в УПК РСФСР нарушает права выдаваемых лиц, которые не могут обжаловать действия российских должностных лиц, связанные с процедурой исполнения требования о заключении под стражу. Не определены нормативно и полномочия судебно-следственных органов и должностных лиц. Требуется законодательное решение этих вопросов и включение в УПК РСФСР норм, регламентирующих деятельность и полномочия судебно-следственных органов и должностных лиц, основания и порядок обжалования, допуск защитника.

Ходатайство о повторной выдаче возбуждается, если выданное лицо уклонится от уголовного преследования или отбытия наказания и возвратится на территорию выдавшей его страны. Предусмотренные при первоначальном запросе о выдаче документы направлять в запрашиваемое государство еще раз не требуется. Повторный запрос возможен при неосновательном и немотивированном отказе в экстрадиции, а также при ссылке на противоречащие или не предусмотренные международным договором аргументы.

Международная практика отличается разнообразием оснований для отказа в

151

выдаче.

Согласно Европейской конвенции о выдаче отказ в выдаче, кроме указанных выше, возможен в следующих случаях:

в отношении политических преступлений или связанных с ними; запрашиваемая сторона имеет достаточные основания считать, что полученный запрос о выдаче подан с целью преследования или наказания лица в связи с его расой, религией, национальностью или политическими убеждениями (ст. 3);

запрос касается собственных граждан, признанных таковыми на момент получения требования о выдаче (ст. 6);

в соответствии с законодательством страны преступление, в связи с которым требуется выдача, считается совершенным полностью или частично на ее территории или в месте, рассматриваемом ее территорией (ст. 7);

запрашиваемым государством в отношении требуемого к выдаче лица проводится уголовное преследование в связи с преступлением, послужившим основанием для ходатайства о выдаче (ст. 8);

при наличии окончательного решения об отказе или прекращении уголовного преследования в отношении требуемого лица в связи с преступлением, по поводу которого запрошена выдача (ст. 9).

Отказ в выдаче последует и том случае, если преступление, в связи с которым требуется выдача, наказуемо смертной казнью по закону запрашивающей страны, но смертная казнь не предусмотрена законом исполняющей страны или обычно не приводится в исполнение (ст. 11 Европейской конвенции о выдаче). Минская конвенция такого условия не содержит, однако Россия исходит из моратория о приостановлении исполнения смертных приговоров.

Дополнительными протоколами № 86 и № 98 к Европейской конвенции о выдаче установлен ряд других ограничений для экстрадиции. В частности, выдача не производится, если в третьем государстве, которое является участником Европейской конвенции о выдаче, вынесено окончательное решение по делу в связи с преступлением, являющимся предметом разбирательства в отношении требуемого лица. Принятое решение освобождает от ответственности независимо от мотива, как в процессе предварительного следствия, так и на стадии судеб-

152

ного разбирательства или исполнения приговора. Учитывается также применение акта амнистии, полное отбытие наказания по приговору суда или осуждение без назначения санкций (ст. 2 Протокола № 86 и ст. 4 Протокола № 98).

При подписании Европейской конвенции о выдаче 1957 г. с Дополнительными протоколами 1975 и 1978 гг. и Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 г. с Дополнительным протоколом 1978 г. Российская Федерация внесла ряд оговорок, касающихся выдачи. Российская Федерация оставила за собой право отказать в выдаче, если:

выдача лица запрашивается с целью привлечения к уголовной ответственности в чрезвычайном суде или в суде упрощенного судопроизводства либо исполнения приговора, вынесенного чрезвычайным судом или в порядке упрощенного судопроизводства;

имеются основания полагать, что в отношении этого лица не будут соблюдены минимальные гарантии, предусмотренные ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, или выдаваемое лицо будет подвергнуто пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания, или выдача может повлечь серьезные осложнения по причине его преклонного возраста или состояния здоровья;

выдача может нанести ущерб суверенитету, безопасности, общественному порядку или другим важным интересам государства.

При этом определено, что характер преступлений, в связи с которыми выдача не может быть произведена, устанавливается федеральными законами РФ. Российская сторона не рассматривает в качестве “политических” ряд преступлений, признаваемых таковыми Европейской конвенцией о выдаче 1957 г. и Дополнительным протоколом 1975 г., и связанные с ними вопросы будет решать с учетом оговорок.

Относительно понятия “политические” преступления, которые не предусмотрены законодательством Российской Федерации, внесены оговорки в Европейскую конвенцию о взаимной правовой помощи 1959 г. Но оказание правовой помощи обязывает стороны обеспечить неотвратимость ответственности за совершенные преступления, подпадающие под действие этой Конвенции. Рос-

153

сийская Федерация не принимает обязательств по искам о возмещении материального и морального ущербов, нанесенных применением временного ареста лиц, отсрочкой или отменой передачи лиц, в отношении которых принято решение о выдаче.

По условиям Минской конвенции перечень оснований для отказа в выдаче значительно меньше, чем в Европейской конвенции. Не предусмотрен отказ в выдаче в отношении политических и воинских преступлений, а также связанных с решениями о выдаче третьих государств. Но ряд положений совпадает. Вместе с тем, эти Конвенции не предусматривают ряд оснований для отказа в выдаче, которые встречаются на практике. Выдача может не состояться по не зависящим от страны-исполнителя обстоятельствам: в случае смерти запрошенного к выдаче лица, тяжкого или психического заболевания.

Если обвиняемый скрылся и по делу установлено, что он покинул пределы России, находится в иностранном государстве или перемещается из одной страны в другую, объявляется международный розыск. В таких случаях производство по делу приостанавливается, а поручение о розыске направляется для исполнения в НЦБ Интерпола РФ через Генеральную прокуратуру.

При отказе иностранного государства выдать обвиняемого следователь должен вынести мотивированное постановление о приостановлении производства по делу. Ст. 195 УПК РСФСР такого положения не содержит, что необходимо восполнить. Решение об отказе в выдаче обвиняемого следователь письменно доводит до сведения потерпевшего, гражданских истцов или их представителей и разъясняет им право на обжалование в соответствующие органы Российской Федерации и отказавшего в выдаче государства. Следователь обязан разъяснить также соответствующие статьи Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод для обжалования решения иностранного государства об отказе в выдаче.

Генеральной прокуратурой России в 1997 г. было разрешено 926 требований о выдаче лиц, скрывающихся в Российской Федерации от уголовного преследования, поступивших из 20-ти стран: 14 стран — это бывшие республики СССР, 6 — расположены на разных континентах (США, ФРГ, Греция, Чехия, Корея,

154

Бангладеш). В Управление по надзору за расследованием преступлений Генеральной прокуратуры РФ в 1995—1996 гг. поступило более 3 тыс. материалов, связанных с выдачей . Выработана определенная практика осуществления взаимодействия в этом вопросе с иностранными судами и следствием, хотя абсолютного единообразия не достигнуто.

Диссертантом изучено 557 материалов, по которым принято решение о выдаче, и 369 — об отказе в выдаче. Из разрешенных Генеральной прокуратурой материалов об экстрадиции 638 (68,7 %) приходятся на три страны: Армению — 348 (37,5 %), Украину —146 (15,7 %) и Азербайджан — 144 (15,5 %). Разрешено также 68 обращений Узбекистана, 62 — Казахстана, 44 — Грузии, 39 — Беларуси, 26 — Молдовы, остальные — других стран. Изучены основания выдачи, отказа в ней, практика рассмотрения ходатайств, сроки и основания для ареста и освобождения из-под стражи запрошенных к выдаче обвиняемых и другие вопросы.

Чаще всего требования о выдаче рассматривались на основе Минской конвенции, но применялись и двусторонние договоры РФ.

Сотрудничество по вопросам выдачи осуществлялось только в связи с общеуголовными преступлениями. Однако ходатайство Азербайджанской Республики о выдаче ее гражданина Фархана было связано с деянием, уголовное преследование по которому возможно лишь по частной жалобе. Фархан обвинялся в злостном хулиганстве, но совершенное им деяние было расценено Генеральной прокуратурой РФ делом частного обвинения, вследствие чего последовал отказ в выдаче. Конфликт был связан с квартирной проблемой. Согласно п. 1 “г” ст. 57 Минской конвенции выдача за совершение такого рода преступлений не производится.

Выданные Генеральной прокуратурой 557 иностранцев обвинялись в совершении на территории других государств: 61—убийств, 16 — изнасилований, 24 — разбойных нападений и грабежей, 172 — краж, 24 — мошенничества, 11 — хулиганства, 27 — в причинении тяжких телесных повреждений, 58 — в участии

1 См.: Выдача лиц для привлечения к уголовной ответственности или приведения приговора в исполнение: Методическое пособие / Рук. авт. коллектива Г. В. Дашков. М., 1998. С. 3.

155

в вооруженных формированиях, 45 — преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков или огнестрельного оружия, и 109 — воинских преступлений, остальные — других уголовно наказуемых деяний.

Достаточно четко просматривается локализация скрывавшихся на территории России иностранных обвиняемых. Основным прибежищем для них являлись крупные города — центры субъектов Российской Федерации. Каждый пятый скрывался в Москве, по 29 человек были разысканы в Красноярском крае, Санкт- Петербурге и Ленинградской области, по 15 — в Свердловской области, Екарин- бурге, Сочи, Краснодаре.

В основном требования о выдаче лиц, обвиняемых в совершении преступлений за рубежом, были соответствующим образом мотивированы и содержали необходимые процессуальные документы и сведения. Однако преобладающее число обращений Армении было направлено при отсутствии оснований для экстрадиции, вследствие чего Генпрокуратурой РФ отклонено 214 ходатайств о выдаче этой стране из 369, т. е. более половины — 57,9 %. Нарушения правил международных договоров допускали практически все ходатайствующие страны.

Имелись случаи передачи скрывающихся в России преступников, минуя Генеральную прокуратуру РФ, что относится к грубейшим нарушениям порядка и условий выдачи, предусмотренных Минской конвенцией. Такие факты зафиксированы в отношении 7 граждан Азербайджана, вывезенных из России сотрудниками органов МВД этой страны после непосредственной их передачи сотрудниками милиции МВД РФ. Таким образом без процедуры выдачи были переданы и вывезены в Азербайджан в 1997 г.: сотрудниками ГУВД Санкт- Петербурга — Байрамов, Ужурским РУВД Красноярского края — Гасанов, Тамбовским УВД — Рахимов, Прикубанским УВД Краснодара — Асланов и др. Действия сотрудников МВД Азербайждана и Российской Федерации по незаконной передаче запрошенных к выдаче обвиняемых, скрывавшихся в пределах России, несовместимы с требованиями международных договоров РФ с Азербайджаном, посягают на суверенитет России и ее правовую систему, нарушают права незаконно перевезенных лиц.

Целью подавляющего большинства требований о выдаче являлось привлече-

те

ние к уголовной ответственности, и лишь единицы были связаны с исполнением приговоров судов. Так, Чижов после отмены приговора об условном осуждении был осужден белорусским судом к реально мере наказания, но от исполнения приговора уклонился и скрывался в России. К моменту рассмотрения ходатайства о его выдаче Беларуси срок давности для исполнения приговора суда, установленный законодательством РФ, истек, и это послужило мотивом отказа выдать Чижова на основании п. “б” ст. 57 Минской конвенции.

Наличие российского гражданства более чем у четверти заявленных к выдаче лиц исключило принятие решения об их экстрадиции. Подобные обращения поступили из Армении (32), Азербайджана (17), Казахстана (12), Украины и Узбекистана (по 11), Беларуси (4), Молдовы (3), Литвы (2) и Грузии (1). Следственные органы указанных стран их гражданство не проверяли.

Принадлежность к гражданству затребованных к выдаче российскими следователями, как правило, определялась наличием у этих лиц вкладыша, выданного территориальными паспортно-визовыми службами МВД РФ на основании прописки в Российской Федерации. Отсутствие в материалах ходатайствующего о выдаче государства сведений об утрате гражданства этой страны обвиняемым при этом во внимание не принималось. Не направлялись запросы в паспортно-визовую службу МВД о прохождении процедуры приобретения гражданства и подтверждения или опровержения сведений о наличии гражданства РФ.

В настоящее время договоры о двойном гражданстве Россия имеются с Туркменистаном и Таджикистаном. Принадлежность к гражданству определяет не наличие вкладыша, выданного гражданину по месту его прописки, а решение соответствующих органов о приобретении гражданства РФ с соблюдением установленной законодательной процедуры. Закон “О гражданстве Российской Федерации” и основанные на нем иные правовые акты при рассмотрении ходатайств о выдаче практически не применялись. Изученные материалы свидетельствуют, что гражданство России невыданных по этой причине лиц — приобретенное и практически совпадает с периодом совершения преступления. Этот факт можно рассматривать как способ уклонения от уголовной ответственности.

Между тем, закон “О гражданстве Российской Федерации” от 28 ноября

157

  1. с изменениями от 17 июня 1993 г. и 6 февраля 1995 г.1 гласит:

“За лицом, состоящим в гражданстве Российской Федерации, не признается принадлежность к гражданству другого государства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации. Гражданину Российской Федерации может быть разрешено по его ходатайству иметь одновременно гражданство другого государства, с которым имеется соответствующий договор Российской Федерации. Граждане Российской Федерации, имеющие такое гражданство, не могут на этом основании быть ограничены в правах, уклоняться от выполнения обязанностей или освобождаться от ответственности, вытекающих из гражданства Российской Федерации” (ст. 3).

“При решении вопросов гражданства наряду с законом “О гражданстве РФ” подлежат применению международные договоры Российской Федерации, регулирующие эти вопросы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые содержатся в настоящем законе, применяются правила этого договора”.

“Документом, подтверждающим гражданство Российской Федерации, являются удостоверение личности гражданина Российской Федерации или паспорт гражданина Российской Федерации, а до их получения свидетельство о рождении или иной документ, содержащий указание на гражданство лица” (ст. 10).

Основания и порядок приобретения гражданства РФ изложены в ст. 12 указанного Закона.

Установлен также порядок выхода из гражданства РФ. Выход из гражданства Российской Федерации не может иметь места, “если гражданин, ходатайствующий о выходе из гражданства Российской Федерации, привлечен в качестве обвиняемого по уголовному делу либо в отношении него имеется вступивший в законную силу и подлежащий исполнению обвинительный приговор” (п. 3 “б” ст. 23). Министерство внутренних дел РФ определяет принадлежность к гражданству Российской Федерации лиц, проживающих за пределами России (п. 1 “г”

1 См.: О гражданстве Российской Федерации: Закон РФ от 28 ноября 1991 г. с изменениями, внесенными законами Российской Федерации от 17 июня 1993 г. и 6 февраля 1995 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1992. № 6. Ст. 243; 1993, № 29. Ст. 1112; Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 7. Ст. 496.

158

ст. 36) и проживающих на ее территории (п. 1 “г” ст. 35), ведет учет лиц, постоянно проживающих за пределами России (п. 1 “д” ст. 36), проверяет факты и документы, представленные в обоснование заявлений и ходатайств по вопросам гражданства (п. 1 “б” ст. 35).

Согласно Инструкции об организации работы органов внутренних дел Российской Федерации при рассмотрении вопросов гражданства Российской Федерации, утвержденной Приказом МВД № 330 от 30 июня 1994 г., на основании запроса следственных органов паспортно-визовая служба МВД (УВД) дает письменное заключение (п.п. 7.1, 7.4, 7.5)1. Дипломатические и консульские службы иностранных государств на основании международных договоров компетентны проводить проверку о принадлежности лиц к гражданству представляемых им государств (ст. 36 закона “О гражданстве Российской Федерации”).

Генпрокуратура РФ на основании ст. 70 Минской конвенции отказала Казахстану в транзитной перевозке Ульченкова и Мональда, скрывавшихся в Беларуси, по причине невыдачи их Беларусью.

По мотиву иной правовой оценки деяний, послуживших основанием для обращения о выдаче, Генеральной прокуратурой РФ в 1997 г. было отклонено 154 требования, 140 из них поступили из Армении. Несоответствие в правовой оценке содеянного служило причиной отказа в выдаче каждого девятого.

Из запрошенных к выдаче Арменией лиц 135 обвинялись в совершении на ее территории воинских преступлений, в основном уклонении от призыва на действительную военную службу. Эти преступления доминируют и среди выданных лиц Азербайджану. Характер преступности на территории этих стран длительное время формировался под воздействием военного конфликта, связанного со ста-тусбм Карабаха. Эта проблема оказывает влияние на уголовную политику этих государств и поныне. Уголовная ответственность за воинские преступления в этих государствах расширена, что не отвечает целям борьбы с преступностью региона в целом, Российской Федерации в частности и не способствует оздоровлению оперативной обстановки ни в Армении, ни в Азербайждане. Невыданные граждане, как правило, остаются на территории России и пополняют преступную

1 См.: Российские вести. 1994.11 авг. № 149.

159

среду. Прозрачность границ и свободный выезд из России и въезд в Россию позволяют мигрировать этой категории граждан и использовать такую возможность, чтобы избежать уголовной ответственности. Но прослеживается и обратная зависимость, которая формирует причины для расширения транснациональной организованной преступности.

Характерный недостаток содержится в требовании Азербайджана о выдаче Назарова, который обвинялся в создании незаконного вооруженного формирования, хранении и ношении огнестрельного оружия. Но в просьбе о выдаче противоправность его действий не была конкретизирована, не указано место совершения преступления. Дополнительных сведений, необходимых для принятия решения, Азербайджан не представил. В связи с невозможностью дать правовую оценку действиям Назарова в его выдаче было отказано без ссылки на какую-либо норму, поскольку ни Минская конвенция, ни Договор 1994 г. не предусматривает подобной ситуации. Минская конвенция регламентирует возможность требования дополнительных сведений и предписывает освободить из-под стражи запрошенное к выдаче лицо, если дополнительная информация не поступит по истечении месяца (ст. 59), но в перечень для отказа в выдаче такие случаи не включены.

В связи с непоступлением из Армении ходатайства о выдаче и необходимых процессуальных документов, предусмотренных ст.ст. 56, 58, 59 Минской конвенции, был освобожден из-под стражи Оганесян, арестованный по просьбе Армении. Оганесен содержался под стражей в ОВД MP “Хорошево-Мневники” Москвы с 27.12.96 по 4.02.97 г. На неоднократные запросы Генпрокуратуры РФ о предоставлении соответствующих документов ответа не последовало. К сожалению, Минская конвенция и другие международные договоры о правовой помощи по уголовным делам не предусматривают ответственности государства — нарушителя прав человека.

К моменту рассмотрения требований о выдаче 4-х обвиняемых инициаторы таких просьб приняли решение об изменении в отношении них меры пресечения на подписку о невыезде. Два из них заявлено Арменией и по одному Украиной и Молдовой. Международными договорами такие ситуации не предусмотрены.

160

Гражданин Молдовы Секу, задержанный в связи с розыском молдавских следственных органов в Российской Федерации, к моменту рассмотрения ходатайства Генпрокуратурой не являлся субъектом для выдачи. По инициативе комиссара Страшенского района Молдовы ему была изменена мера пресечения на не связанную с лишением свободы без уведомления Генеральной прокуратуры РФ. Вопрос о выдаче при таких обстоятельствах решен не был.

Сардарян, обвиняемый по ст. 75 УК Армении, на момент рассмотрения Генпрокуратурой ходатайства о его выдаче являлся студентом Балашевского госуниверситета Саратовской области, постоянно проживал в России, но имел гражданство Армении. Учеба на очном факультете высших учебных заведений России в соответствии с законом РФ “О воинской обязанности и военной службе” дает право студенту на отсрочку от призыва, что исключает уголовную ответственность за уклонение от призыва на военную службу. По этому основанию Сардарян не был выдан Армении. Данное решение представляется весьма спорным. Сардарян не имел гражданства РФ, проживал в России и учился в ее высшем учебном заведении как иностранец. Учеба в российском вузе не наделяет его правами и обязанностями по применению льгот наравне с российскими военнообязанными лицами в стране своего гражданства. Он как иностранец не мог быть призван на действительную военную службу в России и не являлся ее военнообязанным гражданином. Льгота от призыва на действительную военную службу может быть предоставлена только гражданину России, коим Сардарян не являлся. Освободить от призыва на военную службу в Армении гражданина Армении Россия также не вправе, ибо предоставление льготы является прерогативой суверенного государства и не может распространяться на территории чужих государств и их граждан. При таких обстоятельствах решение о невыдаче Сарда-ряна ставит под сомнение его обоснованность.

Генпрокуратура РФ признала необоснованным требование Армении выдать Теросяна, обвиняемого в уклонении от призыва на военную службу при наличии отсрочки от призыва до 2003 г., предостав