lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Чачина, Гульнара Гадильевна. - Нравственные и правовые основы свидетельского иммунитета в уголовном процессе [Электронный ресурс]: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.09 - М.: РГБ, 2002 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки)

Posted in:

ГОСУДАРСТВЕЕНЫЙДОМИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ВЫСШЕМУ ОБРАЗОВАНИЮ

Удмуртский государственный университет

На правах рукописи

Чачина Гульнара Гадильевна

Нравственные и правовые основы свидетельского иммунитета в уголовном процессе

Специальность 12.00.09 - «Уголовные процесс; криминалистика; теория оперативно-розыскной деятельности»

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -доктор юридических наук, профессор 3.3. Зинатуллин

Ижевск 1999

2 ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

  1. СВИДЕТЕЛЬСКИЙ ИММУНИТЕТ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ 11

1.1. История возникновения и развития свидетельского иммунитета в уголовном процессе 11 1.2. 1.3. Понятие и содержание свидетельского иммунитета в уголовном процессе 26 1.4. 2. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ И ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ СВИДЕТЕЛЬСКОГО ИММУНИТЕТА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ 46

2.1. Круг лиц, обладающих правом на свидетельский иммунитет 48 2.2. 2.3. Свидетельский иммунитет свидетеля 78 2.4. 2.5. Свидетельский иммунитет потерпевшего 102 2.6. 3. ЭТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СВИДЕТЕЛЬСКОГО ИММУНИТЕТА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ 113

3.1. Свобода выбора и моральный выбор применительно к проблеме свидетельского иммунитета 113

3.2. Нравственная, правовая культура и свидетельский иммунитет 137

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 149

БИБЛИОГРАФИЯ 151

3

ВВЕДЕНИЕ

В числе важнейших процессов в жизни страны последнего десятилетия - экономические, политические и судебные реформы, позволившие стабилизировать экономическую и социальную ситуацию в стране, направляющие Россию по демократическому пути развития. Эти преобразования, осуществляемые после распада Союза ССР, обусловили создание новой правовой системы, которая нашла свое закрепление в Конституции Российской Федерации 1993 года.

Статья 1 высшего закона нашего государства перечисляет ряд важнейших признаков России: «Россия есть демократическое, федеративное, правовое государство» , таким образом, на конституционном уровне отвергнуто отождествление права с законом. «Правовое государство не есть просто государство, соблюдающее законы. Это государство и общество, признающие право как исторически развивающуюся меру свободы и справедливости, выраженную именно в законах, подзаконных актах и практике реализации прав и законных интересов человека». Государство наконец, согласилось с тем, что оно не создает, не дарует людям их права, которые неотчуждаемы и принадлежат им от рождения, а только признает их, соблюдает и защищает их носителя - человека, его права и свободы как высшую ценность.

7 мая 1992 года Российская Федерация подала заявку на вступление в Совет Европы, за этим последовала кропотливая работа по приведению национального законодательства в соответствие с европейскими правовыми стандартами. Через полтора года была принята Конституция 1993 года. В первоочередном порядке с использованием международной экспертизы стали разрабатываться следующие законодательные акты, новый Уголовный, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительный
кодексы. Сегодня

1 Комментарий к Конституции Российской Федерации / Общая редакция Ю.В. Кудрявцева. - М.: Фонд “ Правовая культура “, 1996. - стр.18.

4

уже приняты и действуют Уголовный и Уголовно-исполнительный кодексы Российской Федерации, в их основу положены принципы и стандарты Совета Европы.

Реформа законодательства, когда она осуществляется поэтапно, неизбежно порождает недостаточную согласованность между законами различных уровней - основными и отраслевыми, между ранее принятыми и новыми нормами внутри отрасли. Примером наличия таких коллизий может служить уголовно-процессуальное законодательство, применение которого в современных условиях вызывает на практике немало трудностей.

Данное исследование посвящается вопросам, касающимся нравственных и правовых основ свидетельского иммунитета в уголовном процессе. Уголовно-процессуальный институт свидетельского иммунитета известен еще со времен римского права. Свидетельский иммунитет, если коротко, - это право молчать. Предложения ввести данный институт в современный уголовный процесс обсуждались давно, но не воспринимались законодателем, поскольку государство опасалось “затруднений” при установлении истины в уголовном процессе. Нравственные потери, связанные с обязанностью свидетельствовать, не принимались во внимание. Кроме того, отказ от иммунитета не во всех случаях обеспечивал получение достоверных показаний. Тем не менее обобщение практики, анализ

законодательства других государств, учет мнения ученых-процессуалистов повлияли на нашего законодателя и интересующий нас вопрос был решен положительно.

Принятая 12 декабря 1993 года Конституция Российской Федерации закрепила за нашими гражданами право не свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. К сожалению, столь общая формулировка привела к возникновению ряда вопросов в ходе практического применения данной нормы. Мы в настоящее время нуждаемся в более конкретной формулировке

5

прав граждан, касающихся свидетельского иммунитета. Практики ожидают принятия нового уголовно-процессуального кодекса и вынуждены пользоваться непосредственно Конституцией РФ.

Несмотря на то, что вопрос о свидетельском иммунитете достаточно интересен, большинство аспектов данного института не исследовано в достаточной степени в научной литературе.

В теории уголовного процесса уделялось внимание процессуальному положению свидетеля, потерпевшего, их обязанностям практически во всех случаях давать полные и правдивые показания, а также указывалось на необходимость в отдельных случаях в силу родства или свойства освобождать близких родственников от обязанности давать показания исходя из нравственных соображений. Однако вопросы, связанные с определением конкретного круга лиц, которых необходимо было бы наделить правом на свидетельский иммунитет, этические аспекты, связанные с проблемой самоизобличения свидетеля, и некоторые другие, характеризующие процессуальное положение свидетеля и потерпевшего, а также процессуальный порядок фиксации разъяснения права на иммунитет не получили достаточного освещения в научной литературе и в полном объеме не содержатся в уголовно-процессуальном законодательстве России.

Так, например, до сих пор практические работники испытывают затруднения при применении статьи 51 Конституции РФ в ходе осуществления уголовно-процессуального расследования. Отсутствие четких правил, основанных на законе, порождает нарушения прав и законных интересов граждан, вовлекаемых в уголовно-процессуальную деятельность.

Свидетель заинтересован в том, чтобы в результате его вызова в правоохранительные органы и допроса у него и у его близких не возникало каких-либо проблем, что требует установления в законе достаточных гарантий его прав. Например, закрепления за свидетелем права пригласить

6

своего представителя на следственные действия, запланированные с участием данного свидетеля.

Введение в уголовно-процессуальное законодательство понятия «свидетельский иммунитет» и четких правил его применения, в конечном счете, будут служить обеспечению законных прав и интересов свидетелей и потерпевших, способствовать достижению задач уголовного судопроизводства без причинения нравственных страданий с учетом естественных родственных чувств к обвиняемому (подсудимому, подозреваемому) со стороны определенной категории свидетелей и потерпевших.

Цель настоящего исследования состоит в том, чтобы с учетом исторического опыта зарубежных государств, прогрессивных положений Российского законодательства прошлых веков, положительного опыта зарубежных институтов и норм международного права, касающихся обеспечения прав личности, Конституции Российской Федерации 1993 года, с учетом потребностей следственной и судебной практики провести анализ ряда дискуссионных вопросов, относящихся к институту свидетельского иммунитета, а также предложить возможные практические пути решения возникших сегодня проблем.

Исходя из определенного таким образом целевого назначения диссертационного исследования, автор ставит перед собой следующие задачи:

• определить понятие и содержание института свидетельского иммунитета; • • определить круг лиц, наделенных правом на свидетельский иммунитет в силу родства, свойства и по другим основаниям; • • определить процессуальные правила применения
свидетельского иммунитета в уголовном процессе; • • показать значение свидетельского иммунитета как крупнейшего этического явления и достижения правовой мысли. •

7

В результате исследования этих вопросов предлагаются соответствующие изменения и дополнения в уголовно-процессуальное законодательство РФ.

При написании диссертации использована литература по различным отраслям научного знания - теории государства и права, этики, социологии, философии, уголовного права, а также материалы судебной и следственной практики.

Теоретическую базу исследования составили труды таких известных ученых, как В.П.Божьев, А.Д.Бойков, Г.Ф.Горский, В.Г.Даев, З.Д.Еникеев, А.Ю.Епихин, О.А.Зайцев, Ю.М.Зархин, З.З.Зинатуллин, Л.М.Карнеева, И.Кертэс, Л.Д.Кокорев, Д.П.Котов, Э.Ф.Куцова, П.А.Лупинская, Т.Н.Москалькова, И.Л.Петрухин, Н.И.Порубов, Р.Д.Рахунов, В.М.Савицкий, И.В.Смалькова, В.И.Смыслов, М.А.Чельцов-Бебутов, А.А.Чувилев, В.Н.Шпилев, а также работы дореволюционных ученых- юристов В.Демченко, А.Квачевского, А.Ф.Кони, Н.Н.Розина, В.К.Случевского, И.Я.Фойницкого и других.

Нормативную базу исследования составили: Конституция Российской Федерации, действующее уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, а также постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации, проекты уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Эмпирическая база исследования: результаты анализа 250 уголовных дел, интервьюирования 30 следователей органов внутренних дел и прокуратуры, 30 адвокатов, статистические данные за 1997-1998 годы по Удмуртской Республике.

Методологическую основу диссертационного исследования составили: диалектический метод познания, а также базирующиеся на нем общие методы (сравнительно-исторический, логико-теоретический, сравнительно- правовой метод), частно-научные методы, в том числе такие,

8

как системный подход, сравнительный и структурно-функциональный анализы.

Научная новизна исследования. Разработка малоисследованной проблемы в теории уголовного процесса каковой является институт свидетельского иммунитета, способствует углублению теоретических знаний о сущности и значении данного института как дополнительной гарантии законных прав граждан, вовлекаемых в уголовно- процессуальную деятельность. Выводы и предложения, изложенные в диссертации могут быть использованы в законотворческом процессе, а также в правоприменительной практике органов предварительного следствия и суда, в практической деятельности защитника в уголовном процессе.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Необходимость внесения соответствующих изменений и дополнений в уголовно-процессуальное законодательство страны согласно закрепленному в Конституции Российской Федерации праву не свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников.
  2. Необходимость введения в уголовно- процессуальное законодательство понятия «свидетельский иммунитет», обозначения круга субъектов, обладающих правом на свидетельский иммунитет.
  3. Отстранение от свидетельствования малолетних свидетелей (потерпевших), входящих в круг лиц, которые обладают правом на свидетельский иммунитет на основании родства или свойства в силу непонимания ими всей важности вопроса.
  4. Наделение свидетеля правом приглашать адвоката в качестве представителя при участии свидетеля в производстве следственного или другого процессуального действия, регламентировать права представителя в уголовно-процессуальном законодательстве.

9

  1. Необходимость способствовать повышению уровня правовой культуры граждан.

  2. Предложения, направленные на защиту процессуальных прав и законных интересов свидетелей и потерпевших применительно к свидетельскому иммунитету.

Научная и практическая значимость работы. Диссертант рассматривает свидетельский иммунитет как гарантию неответственности лиц, отказывающихся от свидетельствования против самого себя, своего супруга и близких родственников, в случае их вызова для дачи показаний в правоохранительные органы, а также право свидетелей и потерпевших свободно, на добровольной основе выбирать: свидетельствовать или отказаться от дачи показаний в силу закона. Свидетель и потерпевший вправе действовать в направлении своих нравственных возможностей, где нравственность определяется тем, как поведет себя свидетель, чему он отдаст предпочтение, что для него имеет большую значимость, ценность? Свидетельский иммунитет распространяется на некоторые категории лиц, обладающих профессиональной тайной, а также на лиц, занимающих определенное должностное положение в государстве.

Введение свидетельского иммунитета в уголовное судопроизводство весьма важно и актуально, так как в этой сфере значительному воздействию со стороны органов власти подвергается обширная область нравственных отношений. Выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, могут способствовать дальнейшему развитию теоретических положений о сущности и значении свидетельского иммунитета. Использование их возможно в законопроектной работе, научно- исследовательской деятельности, правоприменительной практике.

Апробация работы. Дискуссионные вопросы, рассматриваемые в работе, доложены на IV научно-практической конференции Удмуртского государственного университета в 1999 году и обсуждались на заседаниях

10

кафедры уголовного процесса УдГУ. Основные теоретические положения диссертации опубликованы в сборнике «Проблемы правового регулирования и правоприменения» (г.Ижевск, 1998); Вестнике Удмуртского государственного университета за 1997 год.

Структура диссертационного исследования определена ее целями и основными задачами. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка.

11

  1. СВИДЕТЕЛЬСКИЙ ИММУНИТЕТ В УГОЛОВНОМ

ПРОЦЕССЕ

1.1. История возникновения и развития свидетельского иммунитета в

уголовном процессе.

Как известно, в большинстве своем, юридическая терминология, применяемая в международном публичном и частном праве, процессуальном и уголовном, имеет своим источником римское право. «Римляне создали классическую систему права, ставшую всемирной. Своим развитием право обязано римским юристам, авторитет которых в обществе был высок. Признавая противоречия между правом и нравственностью, они не проводили границ между ними, стремились к тому, чтобы их нравственные воззрения непосредственно воплощались в форму положительного права, а применение всякого закона сопровождалось дополнительными соображениями справедливости»1.

Институт освобождения отдельных категорий субъектов от дачи свидетельских показаний так же известен со времен римского права. Показания свидетелей считались в Риме важнейшими доказательствами. Свободные свидетели давали показания после присяги. Свидетели-рабы всегда подвергались пытке. Несмотря на то, что свидетели присягали перед жертвенником, стороны имели право заявить им отвод. Ряд лиц не допускался к свидетельству, в частности, вольноотпущенники против патронов, женщины легкого поведения, защитники обвиняемого и дети против родителей.

1 Дрожжин В. Правосудие в Древнем Риме. // Российская юстиция. - 1994. - № 10., с.31.

12

Аналогичные правила действовали в Афинах, в эпоху развития Афинской демократии. В 70-х годах V века до нашей эры - главным судебным учреждением Афин была гелиэя.1 Важнейшими доказательствами в процессе считались свидетельские показания и показания рабов под пыткой. Свидетелями могли быть только свободные люди - граждане или иностранцы; несовершеннолетние и близкие родственники сторон не допускались к даче показаний. Кроме того, вызванный стороной свидетель мог отказаться от дачи показаний, заявив, что ему ничего не известно о фактах, для подтверждения которых он был призван. Такой отказ от дачи показаний допускался.

Таким образом, в древнегреческом и древнеримском праве мы впервые встречаем нормы, касающиеся освобождения отдельных категорий свидетелей от дачи показаний в процессе. Эти нормы права, сформулированные римскими и греческими юристами, получили свое дальнейшее развитие в уголовно - процессуальном законодательстве феодальных государств.

В уголовном процессе феодальной Франции к свидетельству в пользу сторон не допускались ни родственники сторон, ни дети, ни слуги, или вообще люди, находившиеся в зависимости от них. Свидетели, против которых заявлялись отводы со ссылками на наличие вражды, предшествовавшие делу угрозы причинить вред данной стороне, или получение вознаграждения от противной стороны, или с простым утверждением лживости данного свидетеля могли просто устраниться от свидетельства, и этим вопрос о них исчерпывался. К середине XVI века во Франции сложилась система легальных доказательств розыскного процесса.

1 Гелиэя - судебное учреждение в Афинах. В состав гелиэи входили 6000 присяжных судей (гелиастов) ежегодно избиравшихся по жребию из числа граждан не моложе 30 лет: 600 человек из каждой филы, в том числе 500 действительных и 100 запасных. Перед вступлением в должность вновь избранные гелиасты приносили присягу. Многочисленность гелиастов имело цель создания неподкупного суда. Более подробно см.: Чельцов - Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного-процесса в рабовладельческих, феодальных, буржуазных государствах. - СПб.: Равена, Альфа, 1995. с. 94 - 99.

13

Одним из важнейших доказательств нового процесса являлись свидетельские показания. Были сформулированы правила регулирующие порядок их получения и оценки. В круг лиц абсолютно неспособных быть свидетелями входили - дети до 14 лет, безумные, глухонемые от рождения и так называемые «бесчестные» Относительно неспособными к свидетельству были слуги, которые не могли быть свидетелями против своих господ, ближайшие родственники, не могли свидетельствовать в пользу своих родственников. Соучастники не могли быть полноценными свидетелями друг против друга. «Большой уголовный ордонанс» 1670 года подробно регулирует все вопросы уголовного процесса феодальной Франции, а также допрос свидетелей, установление их отношений со сторонами.

В феодальной Англии универсальным способом доказывания и даже обжалования судебного решения является судебный поединок в «суде равных» - там господствовала обвинительная форма процесса. Применение поединка и ордалий как способов доказывания приспособлялось к интересам феодалов, от имени которых вершился суд. Все доказательства феодального процесса - поединок, ордалии, присяга сторон и соприсяжников, а потом присяга обвиняемого и свидетеля, носили характер религиозных обрядов. Свидетелями не могли быть лица, заинтересованные в исходе дела или ранее осужденные за различные преступления.

Значительные улучшения системы английского судопроизводства и положения обвиняемого в частности, произошли на рубеже 40-х - 50-х годов 19 века. Существовал запрет превращать обвиняемого в свидетеля против самого себя. Допрос обвиняемого исключался, все собранные показания свидетелей и экспертов прочитывались обвиняемому. После этого судья обязан был разъяснить ему суть обвинения, а также его право на вызов свидетелей, и дачу объяснений. Под угрозой
ничтожности всего

1 В эту группу входили лица, осужденные бесчестящим приговором, а также ведущие «бесчестный» образ жизни и занимающиеся «бесчестной» профессией. Установление наличия бесчестия в этих последних случаях зависит от суда.

14

производства судья должен был спросить у обвиняемого: «Желаете ли вы сказать что-нибудь в ответ на обвинение? Вы не обязаны говорить что- либо против своей воли, но все сказанное вами будет записано и может быть использовано против вас.1 Таким образом, если обвиняемый располагал дополнительно и помощью опытного защитника с предварительного производства, то такой порядок процесса ставил его в благоприятное положение.

В 1898 году в Англии был принят закон об уголовных доказательствах. Согласно ст. 1 этого закона «всякий обвиняемый может, а также его супруг или супруга могут в любой стадии процесса быть компетентными свидетелями в интересах защиты». Новое правило как бы закрепляло ранее существующее старое о невозможности превращения обвиняемого в источник сведений, могущих быть использованными для его же изобличения. Тем не менее новый закон, предусматривал возможность превращения обвиняемого в свидетеля, в случае подачи им, или его защитником заявления о желании дать показания. В силу этого, на время допроса обвиняемого применялись все правила относящиеся к свидетелю, более того, необходимо было принести свидетельскую присягу, обязывающую его говорить «правду, всю правду, ничего кроме правды».2 Мы находим, что требовать от подсудимого принесения свидетельской присяги - значит вынуждать его на лжесвидетельство.

Судебная практика по применению закона 1898 года установила, что если два лица обвиняются и судятся совместно, то один не может быть вызван обвинением в качестве свидетеля против другого, кроме случаев, когда он первым признавал себя виновным. Запрет этот выводился из

1 «Do you wish to say anything in answer to the charge? You are not oblige do say anything unless you desire to do so, but whatever you say will be taken down in writing and may be given in evidence upon your trail».

2 Подробнее см.: А. Уилшир. Уголовный процесс, Изд-во Иностр. лит-ры., 1947., с. 189 и ел.; М.С. Строгович. Уголовный процесс в США и Англии, его реакционная сущность. Изд-во Юриздат., 1948., с.280исл.

15

правила, что подсудимый является лишь компетентным свидетелем защиты. Однако практика допускает отказ обвинителя от обвинения одного из подсудимых для того, чтобы использовать его в качестве свидетеля против другого подсудимого.

Итак, в английском процессуальном праве конца 19 века мы находим положения, направленные на охрану прав человека, в частности, право не свидетельствовать против себя, право на выдвижение доказательств своей невиновности. Тем не менее, следует признать, что закон 1898 ухудшил положение обвиняемого в отличие от закона 1848 года.

Во Французском уголовном судопроизводстве конца 19 века в отличие от английского, обвиняемый не приносит присяги как свидетель. Однако здесь не действует правило английского процесса, по которому обвиняемый не обязан давать показания против себя. Что касается свидетелей, как источников доказательств, то они делятся на полноценных и неполноценных. Показания полноценных свидетелей, являются показаниями в юридическом смысле слова. Показания неполноценных свидетелей, которые даются без присяги, считаются «простым сообщением сведений». К неполноценным свидетелям относятся:

  1. «Недостойные» свидетели (лица лишенные гражданских прав);
  2. Дети до 15 лет и лица могущие быть заподозренными в пристрастии из- за родственных отношений сторонами (п. 3 ст. 34, п. 8 ст. 42 Уголовного кодекса и ст. ст. 156, 322 Уголовно-процессуального кодекса 1808 года).
  3. Кроме того, если прокурор посчитает показания какого-либо свидетеля заведомо ложными, то он имеет право тут же обратиться с предложением об аресте свидетеля. В случае отказа председателя суда сделать соответствующее распоряжение, прокурор имеет право подвергнуть такого свидетеля временному аресту.

Таким образом, видно, что французский уголовный процесс сохранил в отношении свидетелей правила, которые являются остатками старой

16

системы легальных доказательств сформулированных еще в 16 веке, несмотря на официальное провозглашение принципа оценки всех доказательств по свободному внутреннему убеждению присяжных.

Для настоящего исследования, интерес представляет так же уголовно- процессуальное законодательство Соединенных Штатов Америки. США возникли как независимое государство в результате революции 1776 года. В США нет уголовного процесса, как единого, действующего на всей территории страны. Процессуальное право каждого штата самостоятельно и независимо от федерального права. Но различия, существующие в уголовно-процессуальных законодательствах отдельных штатов, не касаются принципов процесса. Первоначально в основе уголовно - процессуального права Соединенных Штатов лежало общее право Англии. После принятия Конституции США и провозглашения независимости появилось новое право, выраженное в законе. Поскольку нас, прежде всего, интересуют вопросы, касающиеся правил освобождения некоторых категорий свидетелей от дачи свидетельских показаний, и положения закона, связанные с дачей показаний против себя самого, мы ограничимся рассмотрением именно этих положений в уголовно-процессуальном законодательстве штатов.

Доказательствами считаются показания свидетелей данные под присягой. Присягу приносят и малолетние свидетели. При этом в США необязательна производящаяся в Англии судьей предварительная проверка того, понимает ли малолетний свидетель значение присяги. Закон разрешает перекрестный допрос каждого свидетеля. Общим правилом, охраняющим свидетеля при перекрестном его допросе, является его право не отвечать на вопросы, которые ставятся с целью изобличить его в совершении какого-либо преступления.

«Привилегия непринуждения к самообвинению» - является одним из конституционных начал в США. Она распространяется как на свидетелей так и на обвиняемых. «Правило nemo tenetur se ipsum accusare возникло из

17

протеста против тех инквизиционных и явно несправедливых приемов допроса обвиняемых, которые с давних пор были в употреблении в континентальной системе и которые до низвержения Стюартов с британского трона в 1688 году и возведения добавочных барьеров для ограждения народа от произвольного осуществления власти не были чужды и в Англии. В то время как признания обвиняемого, сделанные по собственной воле и свободе, всегда занимали высокое место в шкале обвинительных доказательств, если обвиняемому предлагалось объяснить его видимую связь с преступлением, подлежащим исследованию, легкость, с которой предлагаемые ему вопросы могут приобрести инквизиционный характер, соблазн оказать на свидетеля недозволенное давление, угрожающе смотреть на него, если он проявляет робость или недостаток готовности идти навстречу, загнать его в угол и ловить его на пагубных для него противоречиях, - все это, так болезненно дававшее о себе знать в некоторых ранних политических процессах, сделало эту систему настолько одиозной, что дало повод просить ее о совершенной отмене. Изменение в этом направлении в английском уголовном процессе, по видимому, опираются не на какой-либо статут или судебное решение, а на молчаливое согласие судов уступить общественному мнению. Однако, как бы это изменение ни было осуществлено, оно укоренилось как в английской, так и в американской судебной практике»1

К сожалению, уже в 1878 году был принят закон, который предусматривал право обвиняемого или его защитника заявлять ходатайства

0 допросе обвиняемого в качестве свидетеля. Дача подсудимым показаний согласно закона, была исключительно добровольной, но отказ от превращения в свидетеля мог быть истолкован не в благоприятном для подсудимого смысле. Судья может, как это наблюдается в
судебной

1 Приведено в Очерках по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных, буржуазных государствах, Чельцова - Бебутова М.А., цитировано из работы Н.Н. Полянского «Доказательства в иностранном уголовном процессе»., стр. 94-95.

18

практике, намекнуть подсудимому о желательности дачи им показаний. Таким образом, надо признать, что закон 1878 года поставил под сомнение конституционную привилегию и ухудшил процессуальное положение обвиняемого.

Так, можно сделать вывод о том, что вопросы связанные с самоизобличением и с освобождением от дачи свидетельских показаний получили свое дальнейшее развитие в английском, французском судопроизводстве и в США. Именно на базе исторического опыта начала XVII конца XIX века стало возможно становление института свидетельского иммунитета в современном законодательстве зарубежных стран.

В российском законодательстве положения, касающиеся свидетельского иммунитета, можно найти в таком памятнике отечественного уголовного судопроизводства как «Русская правда». Русская правда, как и древнеримские законы XII таблиц, германская Салическая правда, вавилонский Судебник царя Хамураппи является, прежде всего, судебником.

По свидетельству крупнейшего русского историка Соловьева СМ « Правда (следование дела, исправление зла) происходило следующим образом: обиженный должен был представить свидетелей своей обиды, но ясные знаки побоев, увечья признавались достаточным свидетельством; свидетель должен был говорить слово в слово, как сам жалующийся… Свидетель должен быть человек свободный; если не будет свободного, то по нужде можно сослаться на боярского тиуна1; в малом иске по нужде можно сослаться на закупня2»3. Холоп не мог быть свидетелем при исследовании дела.

Тиун - домочадец, слуга, приставник с неопределенным значением: смотреть за домом, за конюшнею, за судом, за сбором доходов княжих.

2 Закупнем или наймитом, назывался работник, нанимавшийся на известный срок и на известную плату, которую он получал вперед, в виде займа.

3 Соловьев СМ Сочинения. В 18 кн. Кн.1. Т. 1. История России с древнейших времен. - М.: 1993. - с. 215.

19

В 80 - 90-х годах XV века в Москве началась работа по подготовке нового сборника законов. Эта работа заканчивается изданием в 1495 году Судебника (Законы великого князя Иоанна Васильевича). Из судебных доказательств Судебник упоминает послухов, которые являются подлинными свидетелями, крестное целование и жребий, а также поединок («поле»). С именем Ивана IV связаны дальнейшая централизация суда и управления и, в частности издание более полного Судебника в 1550 году.

Уже в конце XV и в начале XVI веков дворяне все чаще отказываются «лезть на поле» с представителями низших классов или ставят вместо себя бойцов-наймитов. Судебник 1550 года еще знает «поле», указ 1556 года заменил «поле» крестным целованием, то есть присягой. Дальнейшее развитие получил институт свидетельства. Термин «послухи» теперь означает не соприсяжников, а свидетелей.

В 1649 году было издано Соборное Уложение. В доказательственной системе происходят значительные перемены. Во-первых, появляется свидетель в современном смысле этого слова. Некоторые категории лиц не допускаются к свидетельству: жена против мужа, дети против родителей, холопы против господ. В случае возможности выбора между свидетелями предпочтение отдается свидетелю из высшего класса. Во-вторых, если на одно лицо ссылаются обе стороны, то сила такого свидетельства, ранее неоспоримая, несколько ограничивается в Уложении. Свидетелями в таком случае не могли быть отпущенные на волю холопы.1 Особыми чертами характеризовался процесс по «государевым делам», то есть по политическим преступлениям. По всем «государевым делам» законодатель требовал от каждого человека, какого бы звания и состояния он ни был, активной помощи в изобличении виновных. Обязанность «извета» лежала на всех без

1 Подробнее см.: Владимирский - Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Киев; СПб., 1909. с. 644 и ел.

20

исключения подданных, от нее не освобождала никакая степень родства, дети «имели право бить челом на родителей, и холопы на своих хозяев».

Конец XVII - первая четверть XVIII в. ознаменовались серией реформ Петра Великого, направленных на преодоление экономической и социально-культурной отсталости страны. Реформы Петра I продолжили преобразования, начатые его отцом и братом - Алексеем Михайловичем и Федором Алексеевичем. Царь Петр провел их более решительно и последовательно. Что касается уголовно-процессуального законодательства, то оно сохраняло основные тенденции XVII века. В 1716 году в приложении к Воинскому уставу «Кратком изображении процесса» Петр I установил заимствованные из Западной Европы подробные правила розыскного процесса. Согласно Воинского устава доказательства подразделялись на полные или совершенные, и неполные или несовершенные. Совершеннейшим доказательством считалось собственное признание. Для получения его прибегали к пытке, степень жестокости которой, согласно основным принципам классовой феодальной юстиции, определялась общественным положением подследственного. Так, дворяне и лица, обладающие чинами, чаще всего, освобождались от пыток, за исключением случаев обвинения в убийстве и государственных преступлениях.

В тех случаях, когда суд не мог добиться собственного признания ответчика или обвиняемого, принимались во внимание в качестве доказательства свидетельские показания. Статья 2 главы III устава перечисляла лиц, которые признавались негодными свидетелями: это клятвопреступники, изгнанные из государства; проклятые церковью; не бывшие у причастия; осужденные за преступления; дети моложе 15 лет; клейменные; портившие тайно межевые знаки; объявленные в суде «нечестными людьми», разбойники и воры, убийцы; «явные прелюбодеи»; состоявшие с челобитчиком в дружеских или служебных отношениях; подкупленные; бывшие стороной в деле; иностранцы «о
которых

21

справедливом житии подлинного известия» не имеется; неочевидцы; родственники и свойственники тяжущихся и лица находившиеся во враждебных отношениях. Таким образом, по сравнению с Соборным уложением значительно расширился список лиц, являвшихся «негодными» свидетелями.

Приемники Петра I не оставили вплоть до Екатерины II яркого следа в судебном законодательстве. Соборное Уложение 1649 года заменил Свод законов Российской империи. Все доказательства по Своду, так же как и по «Краткому изображению процессов» делятся на совершенные и несовершенные. Совершенным доказательством считалось то, которое «исключает всякую возможность к показанию невиновности подсудимого», а несовершенным - всякое доказательство, «не исключающее возможности к показанию невиновности подсудимого», то есть оставляющее какое-либо сомнение. Закон устранил множество категорий лиц от свидетельства, перечень которых соответствовал указанному в Воинском уставе. Все свидетели допрашивались под присягой. Показание, данное без присяги, не имело юридической силы. При расхождении свидетельских показаний закон предписывал суду давать предпочтение словам большинства, а при равенстве голосов исходить из «достоинства свидетелей». Преимущество отдавалось мужчине перед женщиной, знатному перед незнатным, духовному лицу перед светским, ученому перед неученым. Дача свидетельских показаний была обязанностью.

В 1861 году высочайшим повелением было отменено крепостное право. С помощью государственного регулирования подавляющее большинство крестьян получило долгожданную свободу. Тремя годами позже в 1864 году была начата судебная реформа, которая в корне изменила судоустройство, процессуальное и отчасти материальное право Российской империи. В 1864 году были изданы Судебные уставы, состоящие из четырех

1 См.: ПСЗ. Т. V, № 3006, гл. III, ст.1.

22

законов: Учреждение судебных установлений, Устав уголовного судопроизводства, Устав гражданского судопроизводства, Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Интересующему нас вопросу было уделено большое внимание. Статья 704 Устава уголовного судопроизводства указывала, что не допускаются к свидетельству: безумные и сумасшедшие; священники - в отношении к признанию, сделанному им на исповеди; присяжные поверенные и другие лица, исполнявшие обязанности защитников подсудимых, - в отношении к признанию, сделанному им доверителями во время производства о них дел. Статья 705 Устава предусматривала возможность для мужа или жена подсудимого лица, его родственников его по прямой линии, восходящей и нисходящей, а также родных его братьев и сестер устранить себя от свидетельства, а если они не пожелают воспользоваться сим правом, то их допрашивали без присяги. Кроме того, статья 706 содержала перечень лиц, не допускаемых к свидетельству под присягой1, а статья 707 содержала перечень лиц, которые не допускались к свидетельству под присягой в случае предъявления какой-либо из сторон отвода:

  1. лишенные по суду всех прав состояния или всех особенных прав и преимуществ, лично и по состоянию им присвоенных;
  2. потерпевшее от преступления лицо, хотя бы оно не участвовало в деле, а также муж или жена его, родственники по прямой линии и родные братья и сестры;
  3. другие по боковым линиям родственники как потерпевшего лица, так и подсудимого, в третьей и четвертой степенях и свойственники обеих сторон в первых двух степенях;
  4. 1 Отлученные от церкви по приговору духовного суда; малолетние не достигшие четырнадцати лет, и слабоумные, не понимающие святости присяги.

23

  1. состоящие с участвующими в деле лицами в особенных отношениях или по усыновлению, или по опеке, или по управлению одним из них делами другого, а также имеющие тяжбу с кем-либо из участвующих в деле лиц и
  2. евреи - по делам бывших их единоверцев, принявших христианскую веру, и раскольники - по делам лиц, обратившихся из раскола в православие.1
  3. Мы видим, что «положения, закрепленные в названных нормах, - классический пример согласованности норм морали и права, ибо изобличающие показания противоречат неписаным нравственным нормам взаимоотношений между близкими людьми» . Отметим, так же, что Уставом учитывались не только законные интересы близких родственников привлекаемого к уголовной ответственности лица, но и интересы потерпевшей стороны. При соблюдении требований предусмотренных в ст. 707, 705 суд брал во внимание, что сведения могут быть недостоверными в силу дружбы, вражды, служебной зависимости, а так же в силу родственной, супружеской привязанности.

Свидетельский иммунитет исследовался многими учеными правоведами Х1Х-начала XX веков и ему придавалось важное значение.

Россия медленно, но верно двигалась к цивилизованному обществу. Однако, «Октябрьский переворот… разрушил демократические завоевания предыдущего периода и поставил под сомнение возможность вообще построить в России правовое государство».4

Ели обратиться к истории советского законодательства, то увидим, что законодательные акты первых послеоктябрьских лет (Положение о полковых

1 Российское законодательство X - XX веков. Т. 8. Судебная реформа. - М.: Юрид. лит., 1991.

2 Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания.- М: Издательство «Спарк», 1996. - 125 с.

3 См., например: А.Ф.Кони «Свидетели на суде», СПб., 1894. с. 102-144; А. Криворотое. «О значении свидетельских показаний в Уголовном судопроизводстве по началам Римского и Российского законодательства». Харьков. 1832. с. 16; И.Я. Фойницкий «Курс уголовного судопроизводства., Т. 1. Изд. 4-е., СПб., 1912., с. 21 и другие.

4 Семин Г. Основы Российского правового государства. // Российская юстиция. - 1998 г., № 2., с. 45.

24

судах 1919 года Положение о военных следователях от 30 сентября 1919 года) содержали особые правила, касающиеся допроса в качестве свидетелей родственников обвиняемого. Они распространялись на жену обвиняемого, его родственников по прямой линии, а также родных братьев и сестер. При этом Положение о полковых судах не исключало родственников из числа свидетелей, а только предусматривало допрос их без отобрания подписки об ответственности за ложные показания. Положение о военных следователях разрешало этой категории лиц устранить себя от свидетельства. Пленум Верховного Суда РСФСР в своем постановлении 1923 года разъяснял, что свидетель имеет право отказаться от ответов на вопросы, «могущие бросить тень на его личность»3

В скором времени вышеупомянутые нормы были упразднены. Уголовно- процессуальный кодекс РСФРС разработанный в ходе правовой реформы 1958 - 1960 годов не предусматривал права на свидетельский иммунитет. Статья 72 УПК РСФСР закрепляла право на отказ от дачи свидетельских показаний за защитником обвиняемого (п.1 ч.2 ст.72 УПК РСФСР), за адвокатом, представителем профессионального союза и другой общественной организации (п.З ч.2 ст.72 УПК РСФСР). Указывалось, что не допрашиваются в качестве свидетеля и лица, которые в силу своих психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания (п.1 ч.2 ст.72). Этими нормами права мы руководствуемся до сих пор.

Несмотря на то, что ученые процессуалисты в своих работах указывали на возможность закрепления за свидетелем и потерпевшим права на отказ от дачи свидетельских показаний против своего супруга или супруги, близких

1 Положение о полковых судах, ст. 69. Утверждено декретом СНК РСФСР от 10 июля 1919 г. ( СУ 1919 г., №31 -32, ст. 326.

2 Положение о военных следователях, ст. 66. Утверждено приказом Реввоенсовета Республики № 1595 от 30 сентября 1919 г. (Сборник приказов РВСР 1919 г.).

3 СУ РСФСР. 1923. №7. Ст.106.

25

родственников, а так же право не давать показания, которые бы изобличали самого свидетеля , законодатель не спешил с введением в уголовно-процессуальный закон соответствующих норм права. 12 декабря 1993 года Конституция Российской Федерации закрепила за нашими гражданами право не свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, поэтому практики ссылаются непосредственно на ст. 51 Конституции РФ. Сегодня Уголовно- процессуальный кодекс РСФСР требует внесения соответствующих изменений и дополнений, регулирующих вопросы связанные с привилегией против самообвинения и свидетельским иммунитетом, либо принятия нового уголовно-процессуального законодательства.

Мы надеемся, что богатый исторический опыт России и зарубежных государств не будет оставлен без внимания законодателя, и найдет применение при разработке правил свидетельского иммунитета. Ведение института свидетельского иммунитета в Российский уголовный процесс приобретает особое значение в процессе проведения Судебной реформы.

На основании изложенного, можно сделать вывод о том, что введение и закрепление в современном уголовном судопроизводстве правил, касающихся непринуждения к самообвинению и освобождения от дачи показаний свидетелей и потерпевших, являющихся близкими для подозреваемого, обвиняемого, подсудимого стало возможным именно благодаря богатому историческому опыту нашей цивилизации.

1 См.: Э.Ф. Куцова. Расширить процессуальные права свидетелей. - «Советская юстиция», 1965, № 22, стр. 12; М.С. Строгович. Курс советского уголовного процесса, Т. 1 М., «Наука», 1968, стр. 398; М.Х. Хабибуллин. Ответственность за заведомо ложный донос и заведомо ложное показание по советскому уголовному праву. Казань. 1975, стр. 48-49; Гофштейн. М.А Права свидетеля в советском уголовном процессе. - Проблемы борьбы с преступностью. М., 1968, стр. 182-183 и др

26

1.2. Понятие и содержание свидетельского иммунитета в уголовном

процессе

Институт освобождения отдельных категорий субъектов от дачи свидетельских показаний уголовно-процессуальному законодательству известен достаточно давно, но понятия «свидетельский иммунитет» в законе нет.

Термин «иммунитет» в его общеупотребительном смысле обычно раскрывается с помощью близких ему по значению синонимов - привилегии, особые права, преимущества. В словарях русского языка, в словарях иностранных слов, в словарях современного русского литературного языка интересующему нас понятию даны определения, содержащие существенные его признаки. Понятие «иммунитет» - происходит от латинского immunitas (immunitatis) - освобождение от чего- либо. Данное слово имеет два значения:

  1. Медико-биологическое. Невосприимчивость организма к какому-либо инфекционному заболеванию (врожденный иммунитет, приобретенный иммунитет) .
  2. Юридическое.
  3. • «Нераспространение некоторых законов на лиц, занимающих особое положение в государстве»2

• «Исключительное право не подчиняться некоторым общим законам, предоставленное лицам, занимающим особое положение в государстве»3

В римском праве «immunitas» означает «освобождение от податей или общественных повинностей как особая привилегия, которую предоставлял

1 Словарь русского языка: В 4-х т. /АН СССР, Ин-т рус. яз.; Под ред. А.П. Евгеньевой. - 3-е изд. стереотип. - М/.Русский язык, 1985-1988. Т.1. с.662.

2 Словарь русского языка. Указ. соч. с.662.

3 Словарь иностранных слов. М.: Рус, 1987. Изд. «Русский язык», с.188

27

отдельному лицу, социальной категории или общине Сенат при республике, впоследствии император».1

В юридическом словоупотреблении «иммунитет» означает «освобождение от чего-либо». Применительно к уголовно-процессуальному праву нас больше интересует понятие «свидетельский иммунитет», которое в настоящее время широко используется в юридической литературе и среди практиков. Несмотря на значительный интерес, проявляемый к свидетельскому иммунитету, и официальное закрепление в Конституции Российской Федерации 1993 года, правила, согласно которого «никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников», сегодня нет единого взгляда на понятие, содержание и социальное назначение данного института.

В уголовно-процессуальной литературе высказывались различные мнения. Например, Н.И. Порубов утверждал, что «нашему уголовно- процессуальному законодательству не известен так
называемый

‘у

свидетельский иммунитет» . Однако, соглашался с тем, что нелегко быть свидетелем по делу о преступлении, совершенном мужем, братом, отцом, предлагал предоставить близким родственникам и супругам право воздержаться от дачи изобличающих показаний, поставить это право в зависимость от их желания им воспользоваться.

Такие авторы, как Л.М. Карнеева и И. Кертэс, которые были одними из первых ученых-процессуалистов, предложивших ввести право на отказ от дачи показаний, в обусловленных законом случаях, исходят из узкого толкования интересующего нас института. По их мнению, свидетельский иммунитет - это право свидетеля отказаться от дачи таких показаний, которые могут быть использованы в уголовном процессе во вред его

1 Бартошек М. Римское право: понятия, термины, определения. (Пер. с чешек.) М., 1989, с. 146

2 Порубов Н. И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. - Минск.: Высшей школа, 1973.-c.158.

28

родственнику или иному близкому лицу. Своеобразную позицию в этом вопросе занимает А.А. Чувилев. Он считает, что свидетельский иммунитет - это прежде всего, право отказаться от дачи показаний того лица, которое может быть свидетелем по делу. Зайцев О.А. исходит из того, что свидетельский иммунитет - это особый процессуальный статус, в соответствии с которым свидетель в исключительных случаях на основании и в порядке, установленном законом, полностью или частично освобождается от обязанности давать показания. В.Г. Даев, считает, что свидетельским иммунитетом является любое освобождение от обязанности давать в ходе уголовно-процессуальной деятельности свидетельские показания .

По мнению, Т.Н. Москальковой, - свидетельский иммунитет это совокупность нормативно закрепленных правил, освобождающих некоторые категории свидетелей и потерпевших от предусмотренной законом обязанности давать показания по уголовному делу, а также освобождающих любого допрашиваемого от обязанности свидетельствовать против самого себя. Т.Н. Москалькова исходит, прежде всего, из того, что свидетельский иммунитет - это освобождение от предусмотренной законом обязанности. Полагаю, что и при выражении в законе понятия свидетельского иммунитета законодатель должен исходить из того, что обсуждаемое нами положение предусматривает именно освобождение некоторых категорий граждан от предусмотренной законом обязанности.

До официального закрепления в Конституции РФ права на отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга и близких родственников,
граждане были обязаны, согласно действующего закона

Карнеева Л.М., Кертэс И. Проблемы свидетельского иммунитета //Советское государство и право.- 1989. №6., с.57.

2 Зайцев О.А. Теория и практика участия свидетеля в уголовном процессе. Канд. дис. М, 1993.С.48.

3 Даев В.Г. Иммунитеты в уголовно-процессуальной деятельности // Правоведение.- 1992. №3., с.48.

4 Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания.- М.: Изд. «Спарк», 1996.- с.46.

29

давать свидетельские показания. Безнравственно было требовать от человека изобличения в совершении преступления близкого ему лица, впрочем, того требовал закон.

В этой связи, представляет интерес исследование Кузьминой С.С, которое проводилось во Всесоюзном институте по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности под руководством А. Р. Ратинова. Опрашиваемым предлагалось ответить на ряд вопросов, касающихся свидетельствования против близкого родственника.1 В результате: 25% опрошенных полагают, что изобличить родственника значит поступить аморально, 5% избрали путь дачи ложных оправдательных показаний, 4% предпочли отрицать свою осведомленность о б

обстоятельствах преступления, 17% избрали путь от уклонения от дачи показаний, неявке на допрос 4,5% и отказ от дачи показаний 12,5%. Остальные 32% не определились со своим выбором.

Исследование проводилось до официального закрепления права на свидетельский иммунитет и показало, что в критических ситуациях родственники обвиняемого стараются ему помочь, следовательно, личные интересы выдвигаются на первый план. Им отдается предпочтение перед интересами правосудия.

Непримиримым противником свидетельского иммунитета супругов и близких родственников выступал Иереми Бентам в трактате « О судебных доказательствах» он писал: жена может чувствовать отвращение свидетельствовать против своего мужа, мужу должно быть противно, если жена показывает против него, но что значит их отвращение перед необходимостью открыть виновника преступления? Это значило бы нарушить домашнее доверие. Чье? Тех, которые злоупотребляют им, чтобы нарушить публичное доверие. Поэтому злодею, который может быть уличен в самом важном преступлении показанием женщины,
остается только

1 Кузьмина С.С. Лжесвидетельство. Канд. дис. С.Петербург., 1991. - с. 60-61.

30

прибегнуть к церемонии брака, чтобы ничего не опасаться с ее стороны? Не следует открывать убежище для преступников, надо разрушать всякое доверие между ними, если это возможно, даже в недрах их семейства. Если они не могут найти продажных покровителей между юристами, ни укрывателей в их собственном доме, то в чем заключается неудобство? Этим они будут поставлены в необходимость соблюдать законы и жить как честные люди.1

Между тем, нельзя не согласиться, что показания данные против своего родственника или близкого человека подрывают отношения доверия между близкими людьми, могут разрушить семью. « Государство не может не быть заинтересовано в скорейшем возобновлении социальных связей лиц, отбывших наказание особенно связанное с лишением свободы. Успешнее всего негативные последствия такого наказания преодолеваются в семье, узы с которой не должны быть нарушены, в частности, свидетельством во вред родственнику.2

Ученые-процессуалисты достаточно давно пытались обратить внимание как на проблему свидетельского иммунитета так и на вопросы связанные с освобождением допрашиваемого от самообвинения. В 1958 -1970 годах при подготовке уголовно-процессуальных законодательств союзных республик шли горячие дискуссии3, беседы, круглые столы4, тем не менее, предложения освободить родственников от свидетельствования, не нашли поддержки как существенно затрудняющие установление истины по делу.

Культ ценности свидетельских показаний подминал под себя моральные и нравственные установки, хотя при решении этих проблем

‘.Бентам Иеремия «О судебных доказательствах» Трактат по изданию Дюмона., Киев., 1876.- с.264.

2 Карнеева Л.М., Кэртэс.И Проблемы свидетельского иммунитета // Советское государство и право.- 1989. №6, с.57.

3 См., например: Евтеев А.А., Куцова Э.Ф., Лупинская П.А. Права и интересы свидетеля. - Соц. законность, 1974, № 1, с. 38-42.

4 Истина …И только истина! Пять бесед о судебно - правовой реформе. - М.: Юрид. лит., 1990. с.322.

31

законодателю следовало бы учитывать, что в интересах личности «важно не только как достигается цель, но и при помощи каких средств она достигается. Социальная цель не может иногда оправдывать любые социальные средства ее достижения. Негодные средства извращают цель, ради которой их пытаются применить».1

Еще в первоисточнике религиозной христианской культуры - Библии, содержится целая система нравственно-этических законов и правил, прошедших проверку временем у многих народов. Целый ряд предписаний и запретов о детях, отцах, матерях, родственниках. Как известно, Библия состоит из двух частей: Ветхого завета и Нового завета. Новый завет представляет собой главную часть Библии, возник он в 1-2 веке н.э., его нравственные законы наполнены светом и теплом любви к каждому человеку. Гениальные высказывания, как правило, содержат несколько смыслов. Разные читатели видят в таких высказываниях свои смыслы. Истинно гениальные высказывания имеют, можно сказать, многослойную структуру, в которой верхний слой понятен сразу каждому человеку и даже детям, а понимание следующих слов требует глубокого осмысления. Тем не менее, высказывания, которые мы решили привести в пример прошли длительную проверку временем у многих народов, они близки и понятны современному человеку,

Сокровища мудрости русского народа - пословицы и поговорки так же содержат свой взгляд на окружающую жизнь, природу, семейные отношения, свое понимание нравственных правил и норм. К примеру, « Дитя

Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права.- Л., 1963.

2 Библия« Почитай отца твоего и матерь твою…»( Второзаконие., Исх. 20, 12. Мат. 15, 4. Map. 7, 15 ), Бойтесь каждый матери своей и отца своего». ( Исх. 20, 8, 12 ). Не враждуй на брата твоего…» ( Мат. 18, 15. Лук. 17, 3. , Иоан. 2, 11). « Проклят злословящий отца своего и матерь свою.» ( Второзаконие. Исх. «!, 17. Лев. 20,9. Прит.20,20 ).

3 « Мужья любите своих жен…» ( Второе послание святого апостола Павла. Кол. 3, 18. Тит. 2, 5 ). « Дети, повинуйтесь своим родителям, ибо того требует справедливость» ( Исх. 20, 12. Втор. 5,16. Прит. 23,22).

32

хоть и криво, а отцу с матерью мило». « Всякой матери свое дитя дорого». «Семейные нелады доводят до беды». «Семейное согласие всего дороже». «Брат брата не выдает». Эти короткие народные высказывания близки по содержанию правилам свидетельского иммунитета, которые освобождают родственников - отца, мать, братьев, сестер, жен, мужей от свидетельствования против близкого им человека. Эти пословицы и поговорки не сочинялись кем-то намеренно, а возникали естественным путем, поэтому и правила содержащиеся в них воспринимаются как наследие коллективного ума, народная философия.

Российские юристы, впрочем, так же уделяли большое внимание соотношению норм морали и права в следственной и судебной практике. А.Ф. Кони, в этой связи, писал: « Ради целей земного правосудия нельзя ослабить или нарушить священные узы, связывающие людей между собой. Закон щадит те чувства, которые даже при сознании свидетелем виновности подсудимого или наличности изобличающих его факторов, заставили бы нередко сердце дающего показания обливаться слезами и кровью или искать облегчения своего тяжелого положения во лжи. В человеческом взгляде закона на таинственный голос крови или супружеской привязанности заключается даже как бы признание допустимости лжи, которая в известных случаях более близка к внутренней правде жизни, чем объективная и холодная истина».5

В праве отказаться от дачи показаний против близких родственников выражен способ разрешения нравственного конфликта, возникающего между публичным и личным интересом. Свидетельский иммунитет следует расценивать как меру, обеспечивающую охрану интересов личности, и
как

1 Русские народные пословицы и поговорки. Составитель A.M. Жигулев. - Ижевск. Изд-во. «Удмуртия». 1986, с. 204.

2 Там же. с. 203.

3 Там же. с.367.

4 Там же. с. 46.

5 Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе. - Соч. М.; Юр.лит. 1967. Т .4. с.53.

33

процессуальное средство, содействующее установлению объективной истины. «Человек может испытывать внутреннюю потребность рассказать о преступлении, совершенном близким родственником. Но в ином случае с учетом конкретных обстоятельств, руководствуясь родственными чувствами, он может принять и иное решение. Возможность принятия того или иного решения должна быть в сфере нравственных, а не правовых отношений. Правовое воздействие в таких случаях не соответствует нравственному принципу гуманного отношения к человеку, так как принуждение к даче показаний против близкого родственника причиняет известные нравственные страдания».

В ходе практического применения статьи 51 Конституции РФ в уголовном судопроизводстве, практических работников (в первую очередь, дознавателей, следователей, судей), которые впервые столкнулись с необходимостью прямого применения конституционной нормы, интересует круг субъектов которым должно разъясняться вышеупомянутое конституционное положение. По мнению А. Труханова при внимательном анализе части 1 статьи 51 Конституции РФ, в которой сказано «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников», становится очевидно, что нормы данной статьи обращены именно к показаниям свидетелей. Именно такая трактовка ч.1 ст. 51 Конституции РФ позволила бы пресечь получившую широкое распространение практику допроса лица, фактически подозреваемого в совершении преступления, в качестве свидетеля. В данной ситуации был бы закономерен отказ такого лица от дачи показаний со ссылкой на ст. 51 Конституции РФ.2 Мы же, придерживаемся мнения, высказанного профессором В.П. Божьевым, который считает, что «статья 51 Конституции РФ существенно корректирует правовое положение
свидетелей и

1 Судебная этика / Г.Ф. Горский, Л.Д. Кокорев и др., 1973. с. 93.

2 См.: А. Труханов. Проблема допустимости доказательств в деятельности защитника // Следователь. - 1997. с. 71.

34

потерпевших. В отношении них она создает нормативную основу для формирования в уголовном процессе так называемого свидетельского иммунитета, создающего предпосылки для освобождения указанных участников уголовного процесса от обязанности давать показания», а также комментируемая конституционная норма распространяет свое действие на подозреваемых и обвиняемых.

Положения статьи 51 Конституции РФ должны распространяться и на потерпевшего, поскольку согласно ст. 161 УПК РСФСР при вызове потерпевшего, его допросе применяются правила, регламентирующие допрос свидетеля (более подробно необходимость закрепления за потерпевшим права на свидетельский иммунитет будет обоснована во второй главе исследования).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 31 октября 1995 года «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия», обязало правоохранительные органы и суд разъяснять право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников - подозреваемому, обвиняемому, подсудимому.2

Вместе с тем, как подозреваемый, обвиняемый так и подсудимый не обязаны не только не свидетельствовать против самих себя, - они вообще не обязаны давать показания. Дача показаний является для подозреваемого (ст.76 УПК) и для обвиняемого (ст. 77 УПК) правом, а не обязанностью. Они не предупреждаются об уголовной ответственности за заведомо ложные показания (ст. 307 УК РФ), за отказ от дачи показаний (308 УК РФ) и не несут за это уголовной ответственности. Хотелось бы отметить, что мы не считаем право подозреваемого, обвиняемого, подсудимого «на молчание» свидетельским иммунитетом. Что касается закрепленной
сегодня в

’ Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Коллектив авторов / Под ред. В.В. Лазарева. - М: Издательство «Спарк», 1997. с. 235-236.

2 Постановление Пленума Верховного Суда РФ « О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия № 8 от 31 окт. 1995 г. //Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1996 г. - № 1. - с. 57-58.

35

Конституции РФ нормы, то было бы верным дополнить ее путем введения части первой, следующего содержания:

  1. Все лица имеют право не быть принуждаемы к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным.

Данная формулировка закрепит привилегию против самообвинения, что в свою очередь поможет не смешивать такие понятия как «свидетельский иммунитет» и «привилегия от самообвинения». В остальной части обсуждаемую конституционную норму, считаем возможным, оставить в прежней редакции.

Хотелось бы отметить, что «исторически и по существу свидетельский иммунитет связан с привилегией от самообвинения. Это и понятно, так как психологическое насилие над свидетелем, обязанным дать показания, которые могут быть использованы против близкого ему человека, имеют ту же природу, что и требование к лицу, еще не занявшему процессуального положения подозреваемого или обвиняемого дать показания, которые могут быть использованы против него самого».1 Поэтому в уголовно- процессуальное законодательство следовало бы ввести норму о праве обвиняемого, подозреваемого, подсудимого не давать показания при производстве следственных действий т.е. привилегию от самообвинения и отдельные нормы, касающиеся свидетельского иммунитета.

Мы предлагаем, ввести в уголовно-процессуальное законодательство следующее понятие свидетельского иммунитета: Свидетельский иммунитет - это освобождение некоторых категорий свидетелей и потерпевших от предусмотренной законом обязанности давать показания, которые могут быть использованы против законных интересов личности.

Многие проблемы, возникающие в теории и на практике в связи со свидетельским иммунитетом, на наш взгляд, могли бы быть разрешены

1 Карнеева Л.М., Кертэс И. Проблемы свидетельского иммунитета //Советское государство и право.-1989. №6., с.67.

36

путем законодательного закрепления в уголовно-процессуальном кодексе понятия свидетельского иммунитета и процессуального порядка применения правил свидетельского иммунитета. В настоящее время необходимо уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации привести в соответствие с действующей Конституцией. Практики ожидают принятия нового уголовно-процессуального кодекса, либо внесения соответствующих изменений или дополнений в действующее уголовно - процессуальное законодательство и вынуждены пользоваться непосредственно ст.51 Конституции РФ, которая закрепляет следующее императивное правило:

1.Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2.Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Конституции большинства развитых стран содержат, правила предусматривающие право не свидетельствовать против самого себя и своих близких в уголовном деле. Например, в Конституции Канады (статья 11 пункт «с») указано, что «Каждый обвиняемый в совершении какого- либо преступления имеет право не быть принуждаемым свидетельствовать против самого себя в любой стадии процесса в отношении инкриминируемого ему правонарушения»1. Конституция Японии содержит правило «Никто не может быть принуждаемым давать показания против самого себя» (статья

‘у

447) . По Конституции Испании «Каждый имеет право не свидетельствовать против себя, не признавать себя виновным, право на презумпцию невиновности. Закон определяет случаи, когда, на основании родства или соблюдения профессиональной тайны дача показаний о действиях, считающихся преступными, не является обязательной»3

1 Конституции зарубежных государств. Учебное пособие - М .: «Бек». 1997. с. 452.

2 Конституции зарубежных государств. Учебное пособие - М.: «Бек». 1997. с.447.

3 Конституции зарубежных государств. Указ. соч. с.303.

37

Сегодня Конституция России, содержит лишь общее правило, -краткое, и почти символическое. Более подробно, правила касающиеся свидетельского иммунитета и привилегии против самообвинения должны содержаться в уголовно-процессуальном законодательстве государства. Они должны быть четко сформулированы, носить открытый характер.

Положения, закрепленные в статье 51 Конституции РФ, можно трактовать как:

  1. право любого человека самостоятельно решать, свидетельствовать ему в отношении себя или нет, а так же воспользоваться предусмотренным в Конституции РФ правом от самообвинения;
  2. освобождение от обязанности давать показания всех, кто не желает свидетельствовать против своего супруга и близких родственников (в соответствии с п. 9 ст. 34 УПК РСФСР к числу близких родственников отнесены: родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, а так же супруг);
  3. право человека отказаться и от предоставления правоохранительным органам любых компрометирующих материалов (предметов и орудий преступления, вещественных доказательств, документов) в связи с отсутствием обязанности давать показания против самого себя, своего супруга и близкого родственника;
  4. отсутствие обязанности давать показания у некоторых лиц, обладающих профессиональной тайной (защитник обвиняемого, адвокат, представитель профессионального союза и другой общественной организации, священнослужитель);
  5. отсутствие обязанности давать показания у некоторых лиц, занимающих определенное должностное положение в государстве (депутаты)
  6. Действующий Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. часть 2 ст. 33 предусматривает особый порядок производства процессуальных
    действий в отношении лиц, обладающих правом

38

«дипломатической неприкосновенности». Процессуальные действия в отношении лиц, обладающих указанным правом, допустимы, но лишь по их просьбе или с их согласия, а в соответствующих случаях, предусмотренных международными договорами, обязательными для России, - с согласия аккредитующего государства. (Более подробно вопрос рассматривается во второй главе работы).

Часть 2 статьи 51 Конституции РФ определяет, что « Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания». В этой связи, хотелось бы отметить следующее, становление гражданского общества немыслимо без обеспечения гарантий прав и свобод личности, в том числе и гарантий свободы совести. Законодатель (УПК п. 11 ст.5) предусматривает освобождение священнослужителя от обязанности давать показания об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди. В ч.2 ст. 13 Закона от 25 октября 1990 года « О свободе вероисповеданий»1 было сказано, что тайна исповеди охраняется законом, священнослужитель не может допрашиваться или давать объяснения кому бы то ни было по обстоятельствам, которые стали известны ему из исповеди гражданина. В законе «О свободе совести и религиозных объединениях» принятом Государственной Думой 9 сентября 1997 г. В ч.7 ст.З закона сказано, что «тайна исповеди охраняется законом. Священнослужитель не может быть привлечен к ответственности за отказ от дачи показаний, которые стали известны ему из исповеди»2.

Свидетельский иммунитет должен распространяться на священнослужителей только в части информации доверенной ему
на

1 Закон «О свободе вероисповеданий» . Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990 г., № 21., ст.240.

2 Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». - М.: «Ось-89», 1997 - с.5

39

исповеди. Во всех остальных случаях священнослужитель может быть допрошен в качестве свидетеля по уголовному делу.

В силу Федерального закона от 8 мая 1994 «О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы» , депутат вправе отказаться от свидетельских показаний по уголовному делу об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с выполнением депутатских обязанностей. В случае его допроса следователь должен разъяснить ему право и выяснить будет ли оно использовано, о чем сделать соответствующую отметку.

В развитие положений ч.2 ст. 51 Конституции РФ, ученые процессуалисты высказывают предположения расширить границы свидетельского иммунитета.2 Заслуживают внимания вопросы о наделении правом свидетельского иммунитета всех лиц, чья профессиональная деятельность связана с необходимостью сохранения личных тайн граждан (врачей, нотариусов, работников почты, телеграфа, телефонной сети и т.д.). Интерес представляют так же вопросы, касающиеся соблюдения интересов службы в коммерческих и иных организациях. Более подробно и углубленно вышеобозначенные вопросы будут рассмотрены во второй главе настоящего исследования.

Мы считаем, что при разработке понятия свидетельского иммунитета и правил, касающихся освобождения от обязанности давать свидетельские показания родственников подозреваемого (обвиняемого, подсудимого), необходимо принять во внимание и опыт зарубежных стран, в большинстве которых свидетельский иммунитет закреплен как правовая категория. Сравнительное юридическое исследование права этих стран дает большие

1 Федеральный Закон « О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы - Федерального Собрания Российской Федерации» от мая 1994г .,СЗ РФ. 1994. № 2. Ст. 74.

2 См., например: Смолькова И.В. Процессуальный статус свидетеля в российском уголовном судопроизводстве. Иркутск., 1997 г., С. 34., Ф.А. Агаев., В.Н. Галузо Иммунитеты в Российском уголовном процессе. Монография. - М: Теис.,1998 г., Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. - М.: Наука., 1985 г.

40

возможности для обмена опытом законодательной и научной деятельности, что в свою очередь, окажет помощь в совершенствовании российского уголовно-процессуального законодательства.

Например, в английском доказательственном праве предусмотрены привилегии свидетелей, то есть право отдельных категорий лиц при определенных условиях отказаться от дачи показаний. Имеются многочисленные исключения, в том числе для мужа, жены обвиняемого. Согласно уголовно-процессуального законодательства Франции родственники обвиняемого (отец, мать, сын, дочь и другие родственники обвиняемого по восходящей или нисходящей линиям; братья, сестры; свойственники в сходной степени свойства; муж и жена, в том числе и после развода) не заслушиваются под присягой. Однако если это произошло, показания родственников останутся действительными, если не прокурор, ни одна из сторон не возражают против принесения присяги; в случае возражения свидетель может быть заслушан в порядке получения сведений так называемого справочного характера.2

По уголовно-процессуальному праву Венгрии от дачи показаний могут отказаться: а) родственники обвиняемого; б) лицо, которое обвинило бы себя или своего родственника по вопросу связанному с совершением преступления. Право на отказ от дачи свидетельских показаний, в венгерском уголовном процессе предоставляется свидетелю, даже в тех случаях, когда он уже осужден за совершение преступления, обстоятельства которого у него выясняют, и приговор вступил в законную силу.3

В соответствии с УПК Австрии, свидетель, состоящий в родстве только с одним из нескольких обвиняемых, может также отказаться от дачи

1 Уолкер Р. Английская судебная система. М., 1980. с. 147.

2 См.: Михеенко М.М., Шибико В.П. Уголовно-процессуальное право Великобритании, США и Франции. Киев., 1988. с. 147.

3 См.: Карнеева Л.М., Имре Кертэс. «Источники доказательств (по советскому и венгерскому законодательству). М.: Юрид. лит-ра., 1985 г. с.38-39.

41 РОССИЙСКАЯ

Г о с У д A f1 с. “j§?M н4« **6НИ0ША, показаний в отношении других обвиняемых в случае, если эти показания в

такой степени взаимосвязаны, что разделить их невозможно.

Право отказаться от дачи свидетельских показаний предоставлено родственникам обвиняемого (подозреваемого, подсудимого)

процессуальным законодательством большинства стран (Болгария, Германия, Польша, Республики Куба, Австрии и др.).

Зарубежная практика по затронутому вопросу свидетельствует, что использование родственниками обвиняемого своего права отказаться от дачи показаний при вызове их в качестве свидетелей не препятствует успешному осуществлению правосудия.

Мы считаем, что освобождая от свидетельствования законодатель руководствовался, в первую очередь, законными интересами участников уголовно-процессуальных отношений.

Вступая в сферу уголовного процесса - индивид приобретает специальный процессуальный статус (подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, свидетеля, потерпевшего и так далее). Каждый наделяется процессуальными правами и обязанностями. Индивид, как правило, рассматривает свое участие в уголовно - процессуальной деятельности как помеху в личной жизни, как нечто негативное, бесполезно отнимающее время и отрывающее от обычной жизнедеятельности. В силу определенных обстоятельств он не может полностью самоустраниться. Тем не менее, нельзя отрицать, что в ряде случаев граждане проявляя принципиальность, честность и гражданское мужество идут навстречу правоохранительным органам пытаются оказать посильную помощь при расследовании и рассмотрении уголовных дел.

Лица могут участвовать в уголовном процессе: 1. Защищая в уголовном деле
собственный процессуальный интерес (например, подозреваемый, обвиняемый)

1 Бутов В.Н. Уголовный процесс Австрии. Красноярск, 1988. с.49.

42

  1. Представлять законные интересы других лиц (например,
    законный представитель несовершеннолетнего, защитник)
  2. Являться источником доказательственной информации, необходимой для правильного разрешения уголовного дела (например, свидетели, эксперты)
  3. Привлекаться для оказания органам уголовного
    судопроизводства вспомогательно-технической помощи (например, переводчики, понятые).
  4. Очевидно, что участие граждан в уголовном процессе носит масштабный характер. Согласно статистических данных только в один Октябрьский районный суд г. Ижевска1 в 1997 году поступило 928 уголовных дел с остатком уголовных дел за 1996 - 179 дел, итого 1107 уголовных дел, подлежащих рассмотрению. За 1998 год в тот же суд поступило 1055 уголовных дел с остатком за прошлый год 165, итого получается 1220 уголовных дел, подлежащих рассмотрению. На первое января 1999 года было окончено 870 уголовных дел. При этом не было не одного случая, чтобы не были допрошены свидетели.

Следователь (дознаватель, судья) перед допросом лица по уголовному делу, обязаны разъяснить ему право не давать показания, которые могут быть использованы при решении вопроса о его виновности, а также при решении вопроса о виновности близких родственников субъекта правоотношения. Реализация прав любого человека зависит, кроме всего прочего, от его информированности. Человек не искушенный в тонкостях юриспруденции испытывает чувство растерянности, попадая в сферу общественных отношений, не исключающих вторжение государства в личную жизнь. Поэтому вовлекая любого человека в уголовно- процессуальную деятельность, необходимо ознакомить его с правами, помочь понять их смысл, разъяснить содержание и правовые последствия тех или иных действий субъекта.

1 В городе Ижевске пять районных судов, рассматривающих уголовные дела.

43

Мы разделяем мнение Т.Н.Москальковой считающей, что практическое разрешение проблемы реализации прав человека, попавшего в сферу уголовного процесса, находится на стыке нравственности и права. Важными гарантиями реализации прав участников уголовного процесса являются:

• знание своих прав; • • право на помощь в их осуществлении со стороны лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело; • • право на помощь в их осуществлении со стороны защитника
или представителя . • Судьи, прокуроры, лица осуществляющие предварительное расследование и дознание, нередко формально подходят к обязанности разъяснения прав граждан. Быстро, без пауз, перечисляют предусмотренные законом права граждан в судах - при осуществлении правосудия. Следователи, дознаватели иногда вообще не разъясняют права в словесной форме, а предлагают ознакомиться с правами в протоколе следственных действий.

На соблюдение судами при рассмотрении гражданских и уголовных дел требований ст.51 Конституции РФ обращено внимание в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 31 октября 1995 г. « О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», здесь указывается, что «если подозреваемому, обвиняемому, его супругу и близким родственникам при дознании или на предварительном следствии не было разъяснено указанное конституционное положение, показания этих лиц должны признаваться судом полученными с нарушением закона и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого (подозреваемого) .

1 Москалькова Т.Н Указ.соч.с.29.

2 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996.№ 1.

44

Конечно, значимость положений ст. 51 Конституции РФ, ориентированных на международные стандарты, не подвергается сомнению. Тем не менее, «сегодня правовые нормы о свидетельском иммунитете в законодательстве не систематизированы, носят разрозненный характер. Одни виды свидетельского иммунитета урегулированы непосредственно Конституцией, другие - отраслевым законодательством, третьи действующим Уголовно- процессуальным кодексом.»1

Отсутствие в УПК многих норм, регулирующих свидетельский иммунитет, - дефект системы права, который в теории права получил название нерациональной расположенности правовых норм. Такой дефект имеет место тогда, когда при введении в систему права новых нормативных актов не учитываются уже существующие структурные отношения и связи.2

Реформа законодательства, когда она касается радикальных изменений, неизбежно порождает недостаточную слаженность между законами различных уровней, основными и отраслевыми. Задача законодателя, систематизировать существующие законодательные нормы (совершенствовав их в случае необходимости) о свидетельском иммунитете, разработка новых и надлежащее закрепление их в уголовно- процессуальном законодательстве России. Все предложения ученых, касающиеся свидетельского иммунитета и привилегии против самообвинения необходимо накапливать, обсуждать с привлечением ученых и практиков.

В завершении данной главы, хотелось бы отметить следующее - лицо, вовлекаемое в сферу уголовно-процессуальной деятельности, должно быть защищено законом. Все участники уголовно процессуальной деятельности вправе рассчитывать на закрепление его процессуальных прав в законе, который бы имел точное и конкретное содержание. Мы сегодня остро нуждаемся в скорейшем закреплении в уголовно- процессуальном

1 Смолькова И.В. Указ. соч. с.31.

2 Власенко Н.А. Логико-структурные дефекты российского права //Правоведение.- 1991.- №3.- с.21.

45

законодательстве понятия свидетельского иммунитета и четких правил его применения. Мы уверены, что если права и обязанности граждан будут сформулированы полно и точно, сократятся возможности для нарушения законности. «Максимальная конкретизация закона, привидение в его тексте перечней, дефиниций, использование иных средств определенности правовых предписаний необходимо в интересах как личности так и общества» .

Сегодня государство почувствовало, что настало время привести законодательство в части регулирующей вопросы свидетельского иммунитета в соответствие с представлениями о справедливости. Законодатель прислушался к мнению ученых-процессуалистов, высказывающихся за введение свидетельского иммунитета в уголовный процесс, учел исторический опыт российского законодательства. Сегодня нам необходимо сделать обобщение существующей за небольшой срок действия свидетельского иммунитета практики и, учитывая положительный опыт зарубежных стран, нормы международного права, ввести в российское уголовно-процессуальное законодательство ясные правила применения свидетельского иммунитета: обозначить круг лиц имеющих право на иммунитет, определить круг вопросов на которые распространяется свидетельский иммунитет, регламентировать фиксацию всех действий связанных с освобождением от свидетельствования.

Рассматриваемый нами институт имеет, бесспорно, положительное значение, введение свидетельского иммунитета - важный элемент демократизации и гуманизма не только уголовного процесса, но и общества в целом.

1 Истина …И только истина! - М.: Юрид. лит., 1990. с. 325 (приведено
высказывание Ю.И.Стецовского, по вопросам правовой защищенности граждан).

46

  1. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ И ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ СВИДЕТЕЛЬСКОГО ИММУНИТЕТА В УГОЛОВНОМ

ПРОЦЕССЕ

О природе прав человека и их реализации думали лучшие умы человечества. Исследованию прав человека посвящена значительная литература. Права и свободы человека и гражданина, его честь и достоинство, признаны высшей ценностью общества и государства. Это положение закреплено как во Всеобщей Декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года, так и во внутреннем законодательстве развитых стран. В цивилизованных государствах накоплен значительный опыт создания и функционирования системы институтов и механизмов, содействующих защите прав и законных интересов личности.

В Российской Федерации также признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина (ст. 17 Конституции РФ), поэтому их охрана является первостепенной задачей всей правоохранительной системы. Особую актуальность в этой связи приобретает проблема обеспечения прав и законных интересов лиц, вовлекаемых в сферу уголовно-процессуальной деятельности. Правовое регулирование в данной области, должно быть ориентировано на достижение не только правовых, но и нравственных целей.

Серьезным шагом вперед на пути укрепления нравственных начал уголовного судопроизводства явилось значительное расширение в современном отечественном законодательстве рамок правового института, получившего в теории процесса название свидетельского иммунитета, под которым следует понимать совокупность нормативно закрепленных правил, освобождающих некоторые категории свидетелей и
потерпевших от

47

предусмотренной законом обязанности давать показания по уголовному делу.

«Попытки с гуманных позиций подойти к решению правовых коллизий, ориентируясь при этом на нравственные ценности, дают значительный выигрыш в социальном плане, закрепляя в сознании людей представления о праве как о справедливости. Тем самым воспитывается уважение к закону, а следовательно, законопослушание.

Измеряемым «уровнем» нравственности в уголовном

судопроизводстве может служить отношение к человеческой личности, признание ее социальной ценности».1

В процессе выполнения своих функций право и мораль должны поддерживать друг друга в достижении общих целей справедливого расследования и разрешения уголовных дел. Различные процессуальные действия получают в глазах окружающих людей и правовую и нравственную оценку. Их оценивают как с позиций закона, так и с позиции беспристрастности, совести, чести. Задача заключается в том, чтобы сделать такое взаимодействие более оптимальным и гибким, соответствующим интересам всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств уголовного дела.

Ни для кого не секрет, что при производстве по уголовному делу нередко возникают коллизии между публичными и личным интересами, между интересами отдельных личностей. Но Уголовно-процессуальное право - это право публичное, уголовно-процессуальный закон предписывает установление истины по каждому уголовному делу. Правовая справедливость часто требует предпочтения публичного интереса или интереса одного участника процесса личному интересу другого. Противоречие может быть снято, если личность осознает свой нравственный

1 Ветрова Г.Н Закон и нравственность в уголовном судопроизводстве. //Вестник московского унта. 1996.№1.,с.51.

48

долг как служение истине и делу правосудия. Однако не следует требовать выполнения нравственного долга. В настоящее время большее значение для личности имеют другие интересы, и если эти интересы закон сочтет более важными, чем обязанность свидетельствовать против себя, своего супруга, близких родственников - вводится свидетельский иммунитет.

С начала советского периода и вплоть до 1993 года свидетельский иммунитет в таком объеме не получал в нашей стране официального признания и законодательного закрепления. Конституция Российской Федерации принятая 12 декабря 1993 года в ч.1 ст.51 года содержит следующее императивное правило: «никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников». В ч. 2 ст. 51 указано также, что «федеральным законом могут устанавливаться случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания. К сожаленью, в уголовно-процессуальном законодательстве данное положение не только не получило развития и конкретизации, но и до сих пор не воспроизведено вовсе, что вызывает на практике большие затруднения.

Законодатель использовал выражение «Никто не обязан свидетельствовать», и не назвал субъектов процессуальной деятельности, получивших такое право. По мнению А. Труханова «введение этих положений в российскую правоприменительную практику было непродуманным. Действительно, ст. 51 Конституции РФ «заработала» только через два года после принятия Конституции РФ.

2.1. Круг лиц, обладающих правом на свидетельский иммунитет.

Определяя лицо, которое может быть свидетелем, российское уголовно- процессуальное законодательство исходит в основном из того

1 Ветрова Г.Н Указ. соч. с.54.

49

положения, что такое лицо знает обстоятельства, подлежащие установлению по данному делу (ст. 72 УПК РФ). Свидетель обязан дать правдивые показания: сообщить все известное ему по делу и ответить на поставленные вопросы (часть 1 статьи 73 УПК РСФСР, часть 5 статьи 55 проекта нового УПК РФ).

Учитывая, какое важное значение для раскрытия преступления могут иметь эти обстоятельства, а также незаменимость лица, располагающего сведениями о них, закон сводит до минимума ограничения, препятствующие допросу лица в качестве свидетеля. Тем не менее, сегодня определенные категории свидетелей и потерпевших освобождаются от предусмотренной законом обязанности, в силу статьи 51 Конституции РФ(часть 4 статьи 55 проекта УПК РФ).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 31 октября 1995 года «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия», обязало правоохранительные органы и суд разъяснять право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственникоп - подозреваемому, обвиняемому, подсудимому.1

Как уже отмечалась, подозреваемый, обвиняемый так и подсудимый не обязаны не только i : свидетельствовать против самих себя, - они вообще не обязаны давать пок:.-?ания. Дача показаний является для подозреваемого (ст.76 УПК) и для обвиняемого (ст. 77 УПК) правом, а не обязанностью. Они не предупреждаются >..-“> уголовной ответственности за заведомо ложные показания (ст. 307 УК РФ), за отказ от дачи показаний (308 УК РФ), за заведомо ложный дог ^с (ст.306 УК РФ) и не несут за это уголовной ответственности. Бо , J ТОГО, законом установлено, что признание обвиняемым своей вш i может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по

1 Постановление Пленума ховного Суда РФ « О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осущс 1снии правосудия № 8 от 31 окт. 1995 г. //Бюллетень Верховного Суда РФ.-1996 г.-№ 1.-с. 58.

50

делу (ч. 2 ст. 77 УП.Г). В этой связи, хотелось бы отметить, что ст. 51 Конституции РФ ЯР. [ется средством обеспечения уже имеющихся процессуальных прав i дозреваемого, обвиняемого, подсудимого.

До принятия Koi :титуции РФ 1993 года законодатель освобождал от дачи свидетельских i оказаний лишь защитника обвиняемого, адвоката, представителя прос], сионального союза и другой общественной организации, которые ie могли допрашиваться в качестве свидетеля об обстоятельствах дела, ставших им известными в связи с выполнением соответственно обязаг остей защитника или представителя (пп. 1 и 3 ч.2 ст.72 УПК). В 1993 г у были внесены изменения в п. 11 ч.1 ст. 5 УПК в редакции Закона РСФч ‘ « О внесении изменений и дополнений Уголовно- процессуального коде: л РСФСР» от 27 августа 1993 г,1 уголовное дело не может быть возбужде ), а возбужденное дело подлежит прекращению «в отношении свящеш, лужителя за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, изве ным ему из исповеди». Кроме того, ранее был принят Закон РФ «О ободе вероисповедания» от 25 октября 1990 года, который закреплял щ во на отказ от дачи свидетельских показаний в определенных законол случаях. В настоящее время действует Закон РФ «О свободе совести и рел . цозных объединениях» принятый Государственной Думой 9 сентября 199 Указанный закон п.7 ст. 3 гласит: тайна исповеди охраняется законом, ‘Священнослужитель не может быть привлечен к ответственности за от а от дачи показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему из поведи.

Вопрос о юрид ческой природе запрета допрашивать в качестве свидетеля лицо, кото; ой в силу своих психических или физических недостатков не способна правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела HOCI дискуссионный характер. Часть 2 статьи 72 УПК

1 Российская газета. № 174. 19,”. 9 сентября.

2 Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». - М: Ось-89», 1997.

51

указывает нам, что не может допрашиваться в качестве свидетеля лицо, которое в силу своих физических или психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела. Государство освобождает данную категорию свидетелей от дачи свидетельских показаний, желая защитить интересы правосудия от недостоверной информации. Однако физические и даже психические недостатки не всегда препятствуют получению от лица сведений, правильно отражающих действительность. В каждом конкретном случае, необходимо установить, что лицо не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, давать о них правильные показания. В первую очередь, необходимо сопоставить его возможности с характером выясняемых обстоятельств (например, мог ли человек с ослабленным слухом, но со слуховым аппаратом услышать крики из смежной комнаты). Если имеются данные о том, что свидетель страдает психическим расстройством, то способность его к восприятию и воспроизведению зависит от его состояния в тот или иной момент. По мнению, профессора Божьева В.П. « в ч. 2 ст. 72 УПК речь идет о недопустимости доказательств. Суды, судьи, следователи, лица, производящие дознание, прокуроры не имеют права допрашивать указанных лиц не потому, что они отказались от дачи показаний, а потому, что фактические данные, которые они могут сообщить, ни при каких условиях не станут доказательствами. Поэтому их нельзя даже вызывать на допрос. В то же время необходимо всегда учитывать, что ст. 51 Конституции не объявляет недопустимыми показания указанных в ней лиц, а обеспечивает им право отказа от дачи показаний по различным соображениям, в основном этического характера. Из этого видно, что ситуации, регулируемые ст. 51 Конституции и ст. 72 (ч. 2) УПК - далеко не однозначны».1

1 Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Коллектив авторов / Под ред. В.В. Лазарева. - М: Изд-во «Спарк», 1997. с. 237.

52

Например, В.Г. Даев в работе «Иммунитеты в уголовно-процессуальной деятельности отмечает, что «установленный законом запрет допрашивать в качестве свидетеля лицо, которое в силу своих физических и психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства дела и давать о них правильные показания, не может считаться иммунитетом, поскольку в данном случае речь идет не об освобождении от процессуальной обязанности, а о невозможности возложения ее вообще». Мы считаем, что если появляются какие-либо сомнения в способности лица правильно воспринимать обстоятельства имеющие значение для дела необходимо назначить экспертизу и на основании заключения эксперта решать вопрос по свидетелю. Если физический или психический недостаток не препятствовал и не препятствует на момент допроса свидетелю, правильно воспринимать обстоятельства дела и давать о них объективные показания, следует применять правила свидетельского иммунитета. В обратном случае, допрос необходимо отложить. По нашему мнению, по возможности, следует воздерживаться от допросов лиц, имеющих психические недостатки.

Разновидностью свидетельского иммунитета, предусмотренной Конституцией РФ, является освобождение от дачи показаний против своего супруга и близких родственников. В Конституции РФ сказано, что круг близких родственников, наделяемых свидетельским иммунитетом, определяется федеральным законом (ч.1 ст. 51). В соответствии с п. 9 ст. 34 УПК к числу близких родственников отнесены родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, а так же супруг. В то же время, в проекте (Общая часть) - рабочей группы Государственно-правового управления Президента Российской Федерации, в п. 47 ст. 12 круг близких родственников представлен шире, а
именно «родители, дети,

1 Даев В.Г. Иммунитеты в уголовно-процессуальной деятельности // Правоведение. 1992. №3.,с.48.

53

усыновители, усыновленные, полнородные и неполнородные братья
и сестры, дед, бабка, внуки, а также супруг и его родители».1

Толковый словарь русского языка Ожегова СИ и Шведовой Н.Ю определяет родственника - как человека, который находится с кем-то в родстве. Родство - как связь между людьми, основанная на происхождении одного лица от другого (прямое родство), или разных лиц от общего предка, а так же на брачных семейных отношениях.2

Следует уточниться в отношении полнородных и неполнородных братьев и сестер, «братья и сестры могут быть полнородными, если они имеют общих мать и отца, неполнородными, если они имеют общую мать (единоутробные) или общего отца (единокровные)”3. В настоящее время освобождаются от показаний друг на друга только дети одних и тех же родителей - отца и матери.

В уголовно-процессуальной литературе вопрос о круге близких родственников, на которых следует распространить свидетельский иммунитет, носит дискуссионный характер. Л.М Карнеева и И.Кертэс предлагали при введении свидетельского иммунитета в российский процесс ограничить число лиц, пользующихся правом отказаться от дачи показаний, кругом действительно близких родственников обозначенных в п. 9 ст. 34 УПК. По их мнению, именно при допросе этих лиц возникает нравственная проблема, разрешению которой служит свидетельский иммунитет.4

По мнению О.А. Зайцева, свидетельский иммунитет может быть расширен за счет фактических супругов, а так же лиц, состоящих в родстве, но не отнесенных действующим законодательством к числу близких родственников. Действие свидетельского иммунитета не должно

1 Российская юстиция, 1994г., № 9., с.7.

2 Ожегов СИ. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. / Российская АН.; Российский фонд культуры; - 3-е изд., стереотипное - М. АЗЪ, 1996.- с.671.

3 Юридический энциклопедический словарь. - М., 1984, с. 321.

4 Карнеева Л.М., Кертэс И. Проблемы свидетельского иммунитета // Советское государство и право.-1989. №6., с.59.

54

прекращаться если имеет место развод или прекращение родства или свойства. И.В Смолькова, считает, что «кроме близких родственников свидетельский иммунитет следует распространить и на особо близких лиц, для которых дача свидетельских показаний может носить характер нравственной драмы (жених и невеста; лица, состоящие в фактически брачных отношениях; лица, ранее состоявшие в браке)».2 В.И Руднев, предлагает включить в число лиц, которые не вправе давать показания, «и бывших супругов, возможно не всех, а имеющих, например, детей»3.

На наш взгляд, наиболее приемлемо предложение, высказанное в проекте ГПУ Президента Российской федерации. Было бы ошибочным распространять свидетельский иммунитет на слишком широкий круг лиц. Не исключается возникновение ситуаций, когда свидетель будет отказываться от дачи показаний, не испытывая нравственных побуждений, а по просьбе заинтересованных лиц. В настоящее время, определяется практически безусловная группа лиц, которых можно наделить правом не свидетельствовать против своих близких родственников и супруга: родители, дети, усыновители, усыновленные, полнородные и неполнородные братья и сестры, дед, бабка, внуки и супруг. Некоторые сомнения высказываются в отношении сожителей, лиц ранее состоявших в браке, жениха и невесты, родителей супруга или супруги, отчима (мачехи), пасынка (падчерицы), -при отсутствии усыновления (удочерения). Сегодня, законодатель находится в затруднительном положении: с одной стороны, круг субъектов иммунитета должен быть определен так, чтобы право, предоставляемое свидетелю, не превратилось в формальный отказ от свидетельства и в то же время, не наносила ущерба семейным отношениям лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство.

1 Зайцев О.А. Теория и практика участия свидетеля в уголовном процессе. Канд. дис. М., 1993. - с.59.

2 Смалькова И.В. Процессуальный статус свидетеля в российском уголовном судопроизводстве. Полиграфическая фирма. «Братусь техцентр».- 1997. Г. Иркутск., с. 22.

3 Руднев В.И. Иммунитеты в уголовном судопроизводстве. Канд.дис.М., 1997. - с.109.

55

Таким образом, предлагаем законодательно закрепить право не свидетельствовать в ходе предварительного следствия и суде: родителям, детям, усыновителям, усыновленным, полнородным и неполнородным братьям и сестрам, деду, бабке, внукам, а так же супругу. В случае, когда между родственниками и другими лицами сложились особые доверительные отношения, предлагаем законодательно закрепить право на обращение в суд с заявлением « О признании за … права на свидетельский иммунитет». Если отношения между конкретными лицами действительно очень близкие, и свидетельствование друг против друга для них мучительно из нравственных побуждений, то уже в ходе судебного разбирательства суд допросив свидетелей, исследовав представленные стороной письменные и вещественные доказательства (согласно ст.^49 ГПК), примет решение о признании за конкретным лицом права на свидетельский иммунитет, либо откажет. В случае отказа лицо будет обязано дать показания в предусмотренном законом порядке.

Жизненные ситуации разнообразны, порой лица, находящиеся в отдаленном родстве, могут быть очень близки друг другу, с родителями супруга или супруги порой складываются очень добрые взаимоотношения, между отчимом (мачехой), пасынком (падчерицей) возникают прочные союзы, основанные на любви и доверии друг к другу, поэтому в таких случаях необходимо предусмотреть компромисс, который в случае необходимости, возможно будет использовать для освобождения от обязанности «доказывать» на близкого человека.

По мнению Л.М. Карнеевой, И.Кертэс, неосновательная ссылка на иммунитет должна рассматриваться как способ уклонения от дачи показаний. В случае возникновения спора о праве на иммунитет решение органа дознания, следователя и суда фиксируется в специальном постановлении (определении), которое может быть в трехдневный срок

56

обжаловано прокурору или в вышестоящий суд.1 На наш взгляд, целесообразнее обращаться в суд, а не в прокуратуру, так как прокурор - скорее обвинитель, а не арбитр в отличие от суда.

Закон не устанавливает и каких-либо возрастных ограничений для свидетелей. В случае необходимости в качестве свидетеля могут быть допрошены и малолетние. Способность детей правильно воспринимать события объективной действительности и давать о них правильные показания во многом определяется их индивидуальными особенностями, характером событий, о которых они допрашиваются, а также участием их в этих событиях. Если же, свидетелем окажется малолетний или несовершеннолетний, в возрасте до 14 лет, в отношении которого действуют правила свидетельского иммунитета, следует совсем отказаться от допроса такого лица. Нам представляется не вполне серьезным использование показаний малолетних свидетелей, когда полученная от них информация может быть использована против близких им людей.

Федеральное законодательство устанавливает иные, кроме указанных в ст. 51 Конституции РФ случаи освобождения физических лиц от обязанности давать свидетельские показания. Отметим, что еще до принятия Конституции 1993 года, статью 5 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР дополнили положением, согласно которому дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению в отношении священнослужителя за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, известным ему из исповеди.2 Свидетельский иммунитет священнослужителя закреплен не только в УПК, но и в законе «О свободе совести и религиозных объединениях» принятом Государственной Думой 9 сентября 1997 г. В ч.7 ст.З закона сказано, что «тайна исповеди
охраняется законом.

1 Карнеева Л.М., Кертэс И. Проблемы свидетельского иммунитета // Советское государство и право,- 1989. №6., с.62.

2 Российская газета. 1993 г. 9 сентября.

57

Священнослужитель не может быть привлечен к ответственности за отказ от дачи показаний, которые стали известны ему из исповеди.»1

В обоснование значения правовой защиты тайны исповеди, выдающийся русский юрист А.Ф. Кони писал: «Возможность раскрытия преступного дела и установления вины приносится в жертву необходимости сохранить высокое и просветляющее значение исповеди. И закон тысячу раз прав, не допуская искажение таинства покаяния обращением его во временное и случайное орудие исследования преступления! Прав он и в том, что проводит свое запрещение допрашивать священника о тайне исповеди последовательно и неукоснительно, не соблазняясь возможностью лукаво предоставить лишь отказаться отвечать на такой допрос».2 По мнению же К.А. Дворжицкого, «священник может быть вызван для допроса о признании сделанном ему на исповеди, но обязан давать показания лишь в том случае, если это необходимо для оправдания невинно заподозренного в преступлении».3

Церковь имеет тысячелетнюю историю развития, сегодня в Российской Федерации признаются - христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии. Религия стимулирует у граждан чувство морального долга, искренность, справедливость. Можно согласиться с философом С. Франком, который писал, что всякая вера создает себе соответствующую мораль, то есть «возлагает на верующего известные обязанности и определяет, что в его жизни, деятельности, интересах и побуждениях должно почитаться добром и что злом»4.

Необходимо отметить, что тайна исповеди установлена как обязательный атрибут церковных таинств в христианском вероисповедании. До конца 5
века в христианской церкви допускалась как всенародная

1 Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». - М.: «Ось-89», 1997 -

с.5

2 Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе. - Соч. М. : Юр. л. 1967. Т.4. с. 53.

3 Дворжицкий К.А О допросе священника в качестве свидетеля // Суд. газета, 1895. № 38. с. 4-5.

4 Франк С. Этика нигилизма // Новое время, 1990. № 30. с. 41.

58

исповедь в храме, так и исповедь перед пресвитером, но с начала 6 века единственной принятой формой исповеди, сопряженной с молчанием о том, что при ней раскрыто, становится тайная исповедь.1

Петровская эпоха дополнила историю новыми чертами, поощрялось доносительство, почти не наказывался ложный донос. Согласно Указа от 22 апреля 1722 года недоносительство считалось тяжким преступлением, под страхом жесточайшего наказания поданные обязаны были доносить друг на друга. Священник, узнав на исповеди от прихожанина признание в преступлении, обязан был сразу донести в тайный сыск. Более того, существовал так называемый «исповедальный донос». Желая добиться правдивых показаний, человека жестоко пытали и к измученному пытками посылали священника, которому несчастный, думая о скорой смерти исповедывался. Священник тотчас открывал тайну исповеди, его донос фиксировался на бумаге. Достоверность исповедального допроса считалась наивысшей, полагали, что в свой предсмертный час верующий не будет лгать, а скажет правду.2 В эпоху Петра 1 о тайне исповеди не могло быть и речи ее не соблюдали.

В царской России участие священника в уголовном судопроизводстве было подробно урегулировано. В ст.713 Устава уголовного судопроизводства 1864 года было закреплено, что при производстве судебного следствия в окружных судах «свидетели православного исповедания приводятся к присяге не иначе как священником…». Священник был обязан внушить свидетелю святость присяги и зачитывал клятвенное обещание. Свидетель отвечал «клянусь», затем давал показания. Согласно Уставу (ст. 704) священники не допускались к свидетельству «в отношении к

1 См.: Смалькова И.В. Процессуальный статус свидетеля в российском
уголовном судопроизводстве, г. Иркутск Полиграфическая фирма. «Братусь техцентр».- 1997.

2 См.: Анисимов Е. Донос ( История доносов в России ) // Родина. - 1990. - № 7. - с. 26-29.

59

признанию, сделанному им на исповеди». Священник был обязан хранить тайну исповеди.’

Духовный Регламент из этого правила допускал два исключения. Первое правило гласило: если кто, при исповеди, объявит духовному отцу своему об умысле на честь и здравие Государя, или о намерении произвести бунт и измену и, объявляя о том, не покажет искреннего раскаяния и твердой решимости оставить свое намерение…, то духовный отец должен доносить об этом немедленно… без всякой утайки, во всей подробности объявить все слышанное им о том злом намерении. При этом священник только называл имя и звание данного лица и доносил о том, что оно «имеет злой умысел против Государя или государства и не раскаянное к тому намерение». Согласно действующему тогда законодательству, лицо подлежало немедленному заключению под стражу и после начала следствия священник обязан был «без всякой утайки, во всей подробности объявить все слышанное им о том злом намерении». Второе исключение состояло в следующем: если бы кто произвел какой соблазн в народе, могущий иметь вредные последствия для Церкви и общества и, признавшись в том на исповеди, не изъявил бы согласия или намерения публичным признанием в произведенном им обмане положить предел соблазну и вредным последствиям, происходящим или могущим произойти от него для Церкви и Отечества, то духовник тоже должен открыть об этом епархиальному начальству.2

Приведенные нормы свидетельствуют, что православная церковь поддерживала самодержавие и допускала в его интересах отступление от проповедуемых постулатов. В уголовно-процессуальной литературе высказываются различные суждения по вопросу свидетельского иммунитета

1 См.: Российское законодательство X - XX веков. В 9-ти томах // Под общ. ред. О.И. Чистякова. - М, 1991. Т. 8 с.120-251.

2 Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Части Общая и Особенная. СПб., Издание книжн. магазина «Законоведение»., 1910., с.305.

60

священнослужителей. По мнению Т.Н. Москальковой, священнослужитель «может по действующему законодательству привлекаться к допросу. Но если он отказывается от дачи показаний в связи с необходимостью сохранить в тайне сведения, ставшие известными ему из исповеди, закон запрещает привлекать его к уголовной ответственности».1 О.А. Зайцев считает, что священнослужители всех вероисповеданий в Российской Федерации … имеют право и даже обязаны устранить себя от свидетельства на следствии и в суде во всем том, что им доверено на исповеди, и правоохранительные органы не вправе требовать от них таких свидетельств.2

К служителю церкви идут на исповедь для того чтобы им отпустили грехи от имени церкви и Бога. Исповедь - это прежде всего откровенный рассказ о своих мыслях, поступках. Священник может лишь попытаться силою убеждения предотвратить, готовящееся преступление либо под страхом духовного наказания убедить человека добровольно отказаться от преступных намерений, или признаться в совершенном преступлении, если оно уже совершено.

Сегодня законодатель справедливо закрепляет за

священнослужителями право на свидетельский иммунитет в части сведений, доверенных ему при исповеди. Ни при каких обстоятельствах священник не должен допрашиваться по поводу обстоятельств, которые ему доверил верующий. Например, в решении №2 за 1894 год Кассационный департамент Сената указывал, что «выраженное в пункте 2 статьи 704 (Устава уголовного судопроизводства) положение о недопущении к свидетельству священника в отношении к признанию, сделанному ему на исповеди, не должно быть ограничиваемо признанием, данным кающимся во время самого совершения этого таинства, но касается и признания, полученного священником от

1 Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. - М.: Изд-во «Спарк», 1996.

с.50.

2 См.: Зайцев О.А Теория и практика участия свидетеля в уголовном процессе. Канд. Дис.

М.,1993.-с. 74.

61

кающегося вслед за совершением исповеди, покуда не прервалось вызванное исповедью непосредственное нравственное общение между духовным отцом и исповедывающимся».1

В том же решении Кассационный департамент также признал, что «запрещение показывать об открытом священнику на исповеди относится не только к исповеди обвиняемого или подсудимого , но и к исповеди всякого другого лица, имеющего право или обязанного давать на суде показания против подсудимого по данному делу, так как противоположный сему вывод находился бы в прямом противоречии с каноническим взглядом на тайну исповеди, безразличную к положению исповедывающегося».2

Аналогичные нравственные соображения лежат в основе освобождения от дачи свидетельских показаний - защитника обвиняемого, адвоката, представителя профессионального союза и другой общественной организации:

• защитник обвиняемого не допрашивается - об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника (п. 1 ч.2 ст. 72 УПК); • • адвокат, представитель профессионального союза и другой общественной организации - об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением ими обязанностей представителя (п.З ч.2 ст.72 УПК). • Смысл этих положений закона достаточно понятен, с одной стороны, обеспечивается нормальное выполнение своих функциональных обязанностей, с другой - гражданин без опаски и сомнений может доверить свою тайну адвокату (защитнику, представителю).

Известный русский юрист А.Ф. Кони очень тонко и ярко выразил суть отношений, возникающих между адвокатом и обратившимся к нему за помощью гражданином: “Между защитником и тем, кто в тревоге и тоске от

1 Шрамченко М.П. и Ширков В.П. Устав уголовного судопроизводства. С-П, 1911, с.667.

2 Шрамченко М.П. и Ширков В.П. Указ. соч. с.667.

62

грозно надвинувшегося обвинения обращается к нему в надежде на помощь, устанавливается тесная связь доверия и искренности. Защитнику открываются тайники души, ему стараются объяснить свою виновность или объяснить свое падение и свой скрываемый от других позор, такими подробностями личной жизни и семейного быта, по отношению к которым слепая Фемида должна быть и глухой”.1 Эта мысль А.Ф. Кони современна и актуальна.

Адвокат может рассчитывать на доверие со стороны обратившегося к нему за помощью гражданина, а гражданин на квалифицированную юридическую помощь лишь тогда, когда нормы права будут обеспечивать сохранение тайны беседы. Эта возможность закреплена законодателем в правилах свидетельского иммунитета. Закон предоставляет обвиняемому возможность свободно беседовать и советоваться со своим защитником по любым обстоятельствам дела, не опасаясь, что сведения, которые он доверительно сообщит своему защитнику, будут использованы против его интересов.

Кроме того, Положение об адвокатуре РСФСР, утвержденное Законом Российской Федерации от 20 ноября 1980 года, устанавливает: “Адвокат не в праве разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи” (ст. 16). Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР запрещает требовать у адвоката сведения, ставшие ему известными при оказании юридической помощи (ст. ст. 51,72). Императивный характер указанных норм не просто дает право защитнику (адвокату, представителю) отказаться от дачи показаний в качестве свидетелей, но и запрещает лицу или органу, в производстве которого находится уголовное дело, а так же суду допрашивать их как свидетелей.

Тем не менее, практикам известны случаи весьма широкого толкования некоторыми адвокатами права не давать показания по уголовным

1 Кони А.Ф Нравственные начала в уголовном процессе. - Соч. М.: Юр. лит-ра. 1967. Т.4., с.

63

делам. Так, например, по уголовному делу1 возбужденному Октябрьским РОВД г. Ижевска по ст. 159 УК РФ в отношении супругов А., в качестве свидетеля была вызвана для допроса адвокат С. Ее допрос был необходим для уточнения важных обстоятельств по уголовному делу в отношении супругов А. Необходимо отметить, что адвокат С. не принимала какого либо участия в качестве защитника по делу супругов А. и не оказывала им юридической помощи.

К С. за юридической помощью, по гражданскому делу, обратилась Б. и предоставила ей документы (долговую расписку и письмо супругов А. с извинениями) с просьбой подготовить документы для обращения в суд в гражданско-правовом порядке. Адвокат С. забирает документы и в течение трех месяцев по телефону информирует Б. о том, что она работает по делу, когда Б. просит либо сообщить результат, либо вернуть документы, С. отказывается вернуть подлинную долговую расписку. Через некоторое время возвращает Б. ксерокопию расписки. Б. обращается за помощью к другому адвокату, просит оказать ей помощь, привлечь к ответственности супругов А.

В ходе предварительного расследования, следователь неоднократно вызывает С. для допроса в качестве свидетеля, адвокат С. отказывается от дачи свидетельских показаний ссылаясь на ст. 72 Уголовно- процессуального кодекса и на Положение об Адвокатуре РСФСР. Дело направляется в суд, С. на судебное заседание не является. Затем дело направляется на дополнительное расследование в ходе которого следователь приглашает С. на очную ставку с Б. На очной ставке С. сообщает, что в ее присутствии Б. передала расписку некоторым людям, имена которых назвать отказалась. Свой отказ она объяснила тем, что
осуществляла защиту этих лиц по

’ Дело имеет следственный номер 09/4401, судебный 1-175, на момент завершения исследования назначено к рассмотрению Октябрьским районным судом г. Ижевска.

64

другому уголовному делу. Мы считаем, что необоснованные отказы от дачи свидетельских показаний недопустимы и являются нарушением закона.

В установленном законом порядке свидетель С. была предупреждена по статье 51 Конституции РФ, однако она отказывалась отвечать на вопросы в силу статьи 72 УПК. Следует отметить, что в приведенном примере С. выступала не как лицо каким-либо образом связанное с А. (не осуществляла их защиту, не давала им каких либо юридических советов, не была знакома с ними), поэтому по настоящему делу проходила как любой другой свидетель наделенный процессуальными правами и несущий обязанности. Если она считала, что за какие-либо ее действия может наступить уголовная ответственность, то могла отказаться от дачи показаний сославшись на статью 51 Конституции Российской Федерации.

Отсюда следует, что столь широкое толкование права не давать показания по уголовному делу недопустимо.

Между тем, человек должен быть абсолютно уверен в том, что его тайну и другие сообщенные им сведения, не разгласят и не используют ему во вред. Кроме того, некоторые граждане не желают придавать огласке сам факт обращения в коллегию адвокатов за юридической помощью. Иногда соглашение на представление чьих-либо интересов в уголовном деле заключают не сами подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, а их друзья, знакомые. Данные обратившегося за юридической помощью, согласно существующему сегодня порядку, заносятся секретарем-кассиром консультации в картотеку, в само соглашение и указываются на копии квитанции. Один экземпляр квитанции выдается обратившемуся, копии находятся у секретаря-кассира.

Мы считаем, что необходимо создать систему организационных гарантий сохранения адвокатской тайны. Ответственными за ее разглашение должны быть не только адвокаты, но и технические сотрудники. Регистрационные
карточки, ведомости и журналы учета посетителей,

65

производства адвокатов должны храниться в условиях, исключающих возможность ознакомления с ними лиц, не имеющих отношения к адвокатуре.

Нарушение адвокатской тайны влечет негативные последствия

правового и морального характера:

• наносится ущерб чести адвоката, защитника, общественной организации, выступающей в качестве представителя по уголовному делу; • • ущемляются права клиента или доверенного лица; • • нарушается закон. • По мнению СИ. Гусева, вопрос об адвокатской тайне или, как иногда говорят, «тайне судебного представительства» является весьма важным и принципиальным. «Представляется, что в законе должно быть закреплено положение о недопустимости разглашения этой тайны независимо от того, при каких обстоятельствах и из какого источника они были адвокатом получены, а также от того, осуществлял ли в последующем он защиту по делу» .

В соответствии с ч.2 ст. 51 Конституции федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания. В число лиц, которые освобождаются от обязанности давать свидетельские показания, включаются те, кто может получить ее по роду своей профессиональной деятельности.

В настоящей работе мы подробно останавливались на вопросах связанных с тайной судебного представительства (адвокатской тайной) и тайной исповеди (иммунитет священнослужителя). Между тем, конфиденциальную информацию по роду своей деятельности может получить и депутат.

1 Истина …И только истина! Пять бесед о судебно-правовой реформе. - М: Юрид. лит., 1990. с.343.

66

Согласно ст. 19 Федерального закона Российской Федерации от 8 мая 1994 г « О статусе депутата Совета Федерации и депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ» - депутат Совета Федерации и депутат Государственной Думы вправе отказаться от дачи свидетельских показаний по уголовному делу об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с выполнением им депутатских полномочий1. Безусловно, данное право депутата является одной из гарантий его депутатской деятельности. Являясь представителем своих избирателей, депутат поддерживает с ними постоянную связь. Депутаты рассматривают поступающие от граждан заявления, жалобы, ведут непосредственный прием граждан, принимают меры по обеспечению законных интересов своих избирателей.

Право на отказ от дачи свидетельских показаний закрепляется для депутатов с целью обеспечения доверительных отношений с избирателями и для эффективного выполнения функций представителя народа. Тем не менее, в Конституционный Суд РФ поступил запрос Президента РФ о проверке конституционности положений части первой и второй статьи 18, статьи 19 и части второй статьи 20 Федерального Закона от 8 мая 1994 года « О статусе депутата…». Конституционный Суд Российской Федерации в своем постановлении от 20 Февраля 1996 года признал статью 193 Федерального закона о статусе депутатов палат Федерального Собрания соответствующей Конституции Российской Федерации (п.4). Одновременно Суд, совершенно справедливо, отметил, что распространение доверенной депутату информации в форме свидетельских показаний по существу означало бы, что лицо, сообщившее (доверившее)
ее становится в положение, когда оно

1 Статья 19 Закона РФ от 8 мая 1994 г. “О статусе депутата” //Российская газета, 1994.- 12 мая.

Депутаты Совета Федерации и избранные по одномандатным избирательным округам депутаты Государственной Думы поддерживают связь с избирателями своих округов. Депутаты Государственной Думы, избранные по общефедеральному округу, поддерживают связь с избирателями в регионе определенным соответствующим депутатским объединением. 3 В рамках рассматриваемого нами вопроса мы остановимся лишь на проблеме освобождения от дачи свидетельских показаний депутатов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, вопросы касающиеся условий, оснований и пределов неприкосновенности исследоваться не будут.

67

фактически (посредством доверия) свидетельствует против самого себя. Кроме того, указал, что из положений ст. 51 Конституции РФ и ее системной связи со ст. 98 Конституции Российской Федерации следует, что депутат вправе отказаться от дачи свидетельских показаний по гражданскому или уголовному делу об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с выполнением депутатских обязанностей. Данное право парламентария не допускает расширительного толкования и отказа от дачи свидетельских показаний об обстоятельствах, не связанных с осуществлением им депутатской деятельности, однако необходимых в интересах правосудия.1

Таким образом, Конституционный суд РФ своим постановлением обосновал необходимость наделения депутатов Федерального Собрания свидетельским иммунитетом, более того, обоснование Конституционного Суда РФ данное им в отношении депутатов можно отнести и к свидетельскому иммунитету защитника, представителя, священнослужителя, а также представителей профессий конфиденциального характера.

В месте с тем, мы считаем, что если сам подозреваемый, обвиняемый, подсудимый ходатайствуют о допросе депутата, такое заявление должно быть удовлетворено.

Необходимо так же отметить, что в следственной и судебной практике нередко возникают проблемы, обусловленные тем, что, отвечая на вопрос следователя, лицо может разгласить государственную, служебную и профессиональную тайну.

Законом специально охраняются несколько видов тайн, которые можно объединить в три основные группы:

Тайна частной жизни; • банковская тайна (тайна вкладов — ст. 26 Закона «О банках и банковской деятельности», ст. 857 ГК России, ст. 183 УК России);

1 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 9. Ст.828.

68

• врачебная (медицинская) тайна (ст. 61, ч. 3 ст. 35 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, а также ст. 9 Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» и ст. 14 Закона «О трансплантации органов и (или) тканей человека», ст. 137 УК России); • • тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23 Конституции, Закон «О связи», ст. 137 и 138 УК России); • • тайна предварительного следствия (ст. 139 УПК РСФСР и ст.310 УК России); • • нотариальная тайна (ч. 2 ст. 16 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, ст. 137 УК России); • • тайна усыновления (ст. 139 Семейного кодекса Российской Федерации, ст. 155 УК России); • • тайна страхования (ст. 946 ГК России, ст. 137 УК России); • • адвокатская тайна (ч. 7 ст. 51 УПК РСФСР; ст. 7 Положения об адвокатуре, ст. 137 УК России); • • тайна исповеди (Закон Российской Федерации «О свободе вероисповедания); • • тайна голосования (Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации» , ст. 142 УК России); • • сведения о мерах безопасности судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов (Федеральный закон «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов», ст. 311, 320 УК России). • Коммерческая тайна (ст. 139 ГК России и ст. 183 УК России), а также различные конфиденциальные данные (ст. ст. 727, 771, 1032 ГК России, 16 Таможенного кодекса России, Указ Президента Российской федерации от 6

69

марта 1997 г. х 188 «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера»). К этой группе следует отнести и журналистскую, редакционную тайну (ст. 41 Закона «О средствах массовой информации», а также ст. 144 УК России).

Государственные секреты, включающие государственную тайну (ст. 29 Конституции, Закон «О государственной тайне», ст. ст. 283, 284 УК России), служебную тайну (ст. 139 ГК России), служебную информацию (Указ Президента Российской Федерации от 6 марта 1997 г. №188 «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера», постановление Правительства Российской Федерации от 3 ноября 1994 г. №1233, утвердившее Положение о порядке обращения со служебной информацией ограниченного распространения в федеральных органах исполнительной власти).

Сегодня действующее уголовно-процессуальное законодательство не регламентирует правовой порядок соблюдения тайны при допросе свидетеля в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства. Практики сетуют на явное противоречие между требованием уголовно-процессуального законодательства (обязанностью давать правдивые показания) и ведомственными инструкциями (обязанностью хранить государственную, служебную и коммерческую тайну).

В юридической литературе высказывались различные мнения по поводу расширения рамок института свидетельского иммунитета. Так О.А. Зайцев, С.С. Кузьмина считают, что большого внимания заслуживают проблемы обеспечения врачебной тайны. Действительно, часто врач оказывается обладателем наиболее сокровенных интимных сведений, получаемых от обслуживаемых им больных. Больной должен быть убежден

1 Кузьмина С.С. Лжесвидетельство. Канд. дис. С.Петербург., 1991.- с.66-67; Зайцев О.А
Теория и практика участия свидетеля в уголовном процессе. Канд. дис. М, 1993.- с. 69.

70

в доверительном характере своих сообщений и сохранении излагаемых сведений в глубокой тайне.

С древнейших времен известно существование положений о врачебной тайне, которые были довольно широко представлены не только в известной клятве Гиппократа1, но и в задолго предшествовавших клятвах жрецов.2 В целом в документах разных стран и времен понимание врачебной тайны было весьма пестрым: от абсолютного запрещения врачу нарушать ее во всех случаях до полного отрицания врачебной тайны как юридически закрепленного акта и выбора врачом решения, исходя из его нравственных этических обязательств.3

Понятие врачебной (медицинской) тайны дано в ст.61, ч.З ст.35 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан - это «информация о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные данные, полученные при его обследовании и лечении». Передача таких сведений может осуществляться только с одобрения гражданина или его законных представителей. Без волеизъявления самого лица, либо его законного представителя, сведения, составляющие врачебную тайну, могут быть переданы лишь в строго предусмотренных законом случаях, из пяти предусмотренных в ст.61 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, уголовно-процессуальный интерес представляют два случая: по запросу органов дознания и следствия, прокурора и суда и при наличии

Клятва Гиппократа указывала так же «… Чтобы при лечении - а также и без лечения - я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье…». Подробнее см.: Сорокина Т.С. История медицины: Учебник / В 2-х т. - T.l. M., 1992. с. 104.

2 Первые указания на запрещение врачом разглашать профессиональную тайну содержали такие законодательные акты, как эдикт курфюста Бранденбургского Иоакима 1 (1512), Прусский врачебный эдикт (1725), прусский уголовный кодекс (1794) и другие.

3 Н.Д. Лакосина, Г.К.Ушаков. Учебное пособие по медицинской психологии. М., «Медицина», 1976., с.106.

71

оснований, позволяющих полагать, что вред здоровью гражданина причинен в результате противоправного действия.

По мнению доктора юридических наук, Петрухина И.Л. медицинский работник вправе изложить на допросе в качестве свидетеля, сведения, составляющие врачебную тайну, только после возбуждения уголовного дела. Кроме того, сведения должны быть такими, что несообщение их может причинить ущерб обществу, государству, другим гражданам. Сведения о лицах, не являющихся обвиняемыми, подозреваемыми, допустимо сообщать лишь при опасности распространения инфекционных (венерических) заболеваний или при наличии ясно выраженного согласия заинтересованного лица на распространение этих сведений.

Заслуживает внимания и вопрос о нотариальной тайне. Институт нотариата, возникший на заре цивилизации, является тем институтом, который идет от жизни. Сегодня каждого из нас окружает большое количество людей и различных организаций, которые проявляют к нам большой интерес. По мнению кандидата юридических наук, нотариуса Н. Шарафетдинова нотариальная тайна, или тайна совершения нотариального действия, должна обеспечивать на законодательном уровне, с помощью права, возможность человека реализовать свою автономию, независимость в этом мире. Нотариальной деятельности свойственна конфиденциальность. Это не всем нравится. Существует большое число организаций, которые хотели бы использовать нотариат в качестве источника конфиденциальной информации. Некоторые структуры - органы дознания, следствия, система прокуратуры и другие хотели бы, чтобы органы нотариата были более открытыми. Позиция европейской доктрины нотариата и Федеральной Нотариальной Палаты противоположна: они считают, что институт нотариата должен иметь очень серьезный иммунитет.

1 Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М., Изд. Наука., 1985., с. 199.

2 Шарафетдинов Н. Как сохранить нотариальную тайну.// Закон. 1998. № 2. с.81.

72

В юридической литературе неоднократно высказывались соображения о необходимости введения в уголовно-процессуальное законодательство права свидетеля не разглашать сведения, составляющие государственную, служебную и коммерческую тайну. В проекте УПК, подготовленном рабочей группой Государственного правового управления Президента Российской Федерации, предлагается ввести положение, направленное на защиту государственной тайны ст. 29 Охрана государственной тайны и ст. 30

Сохранение служебной и коммерческой тайны. На наш взгляд, предлагаемые в статьях 29, 30 положения, в случае их принятия не снимут существующее сегодня противоречие между нормами уголовного
и

См.; например, : Смыслов В.И Указ. соч. с.37; Петрухин И.Л. Личная жизнь
пределы вмешательства. М., 1989. с.39 и др.

Статья 29. Охрана государственной тайны. 1. В ходе уголовного судопроизводства принимаются предусмотренные настоящим Кодексом и другими федеральными законами меры по охране получаемых сведений, составляющих государственную тайну. 2. Лица, которым орган, ведущий уголовный процесс, предлагает сообщить или предоставить составляющие государственную тайну сведения, имеют право убедиться в том, что эти сведения собираются по возбужденному уголовному делу, и в противном случае - отказать в сообщении или предоставлении сведений. Лица, которым орган уголовного преследования предлагает в соответствии с положениями настоящего кодекса сообщить или предоставить составляющие государственную тайну сведения, не могут отказаться от выполнения этого требования со ссылкой на необходимость соблюдения государственной тайны, но вправе предварительно получить от прокурора, следователя, дознавателя подлежащее внесению в протокол допроса или другого соответствующего следственного действия разъяснение, подтверждающее необходимость получения указанных сведений органом уголовного преследования. 3. Государственный служащий, давший показания в отношении составляющих государственную тайну сведений, ему вверенных, письменно сообщает об этом руководителю соответствующего государственного органа, если это не будет ему прямо запрещено органом, ведущим уголовный процесс. 4. Производство по уголовным делам, связанным с составляющими государственную тайну сведениями, поручается судьям, а также прокурорам, следователям, дознавателям, давшим подписку о неразглашении таких сведений. Обязательство хранить составляющие государственную тайну сведения включается в присягу, которую принимает присяжный заседатель перед началом судебного следствия. Присяжные заседатели по указанным делам дают подписку о неразглашении составляющих государственную тайну сведений; при отказе от дачи такой подписки присяжный заседатель освобождается от участия в уголовном судопроизводстве по соответствующему делу. 5. Защитники и другие представители, а так же иные лица, которым для целей производства по уголовному делу будут представлены для ознакомления или иным способом сообщены составляющие государственную тайну сведения, должны предварительно дать подписку о неразглашении таких сведений, в случае отказа дать такую подписку защитник и другой представитель, кроме законного представителя, лишается права участвовать в уголовном судопроизводстве, а прочие лица не получают составляющих государственную тайну сведений. Данное участником процесса обязательство о неразглашении не препятствует ему требовать исследования составляющих государственную тайну сведений в закрытом заседании суда. Статья 30 содержит аналогичные условия касающиеся вопросов сохранения служебной и коммерческой тайны.

73

уголовно-процессуального права. Уголовное законодательство содержит норму (ст. 283 УК РФ) запрещающую разглашение сведений составляющих государственную тайну, уголовно-процессуальное законодательство (ст. 73 УПК) обязывает лицо сообщить все известное ему по делу и ответить на поставленные вопросы. Лицо вынуждено сделать выбор, но в любом случае он нарушит действующий закон либо статью 283 УК РФ, либо статьи 307, 308 УК РФ.

Большую помощь при совершенствовании закона может оказать наработанный опыт зарубежных стран. Так, УПК Венгрии содержит норму, в соответствии с которой «отказать в даче свидетельских показаний имеет право… лицо, обязанное по роду занятий или ввиду публичного поручения хранить тайну, если его свидетельские показания нарушают обязанность по сохранению тайны, - за исключением случая, если данное лицо получило освобождение от этой обязанности» (§ 66 (1), п. «Ь»).

По закону Болгарии свидетель должен предупредить суд, что обстоятельства, к которым относятся вопросы, представляют государственную тайну, и необходимо, чтобы его допросили при закрытых дверях. Иначе он будет нести ответственность за разглашение государственной тайны. Согласно статье 163 УПК ПР устанавливает, что лица, обязанные сохранять служебную или профессиональную тайну, могут отказаться от дачи показаний, если суд или прокурор не освободят их от обязанности ее сохранить. Если допросу подлежит лицо, имеющее доступ к государственной тайне, то допрос возможен только с разрешения вышестоящего начальника (§1 ст. 162 УПК Польши).

Мы считаем, что при совершенствовании действующего уголовно- процессуального законодательства необходимо четко определить в законе порядок допроса свидетеля, который отказывается отвечать на поставленные вопросы, ссылаясь на обязанность хранить государственную, служебную или коммерческую тайну. Полагаем, что при
решении вопроса о

74

рассекречивании сведений составляющих государственную тайну, сотрудник правоохранительных органов обязан получить разрешение руководителя ведомства доверившего тайну или у должностного лица руководителя органа государственной власти, наделенных полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне.1

Определенный порядок предусматривается в отношении журналистов, согласно статьи 41 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 года, «редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, предоставленные гражданином с условием сохранения их в тайне. Редакция обязано сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случаев, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом». Соответственно и журналист обязан «сохранять

конфиденциальность информации и (или) его источника. Мы считаем, что допрос журналиста в ходе закрытого судебного разбирательства допустим.

Мы не являемся сторонниками расширения границ свидетельского иммунитета и считаем, что нет необходимости освобождать от дачи свидетельских показаний лиц, которым доверили сведения, составляющие государственную, служебную или коммерческую тайну. Представляется целесообразным дополнить статью 34 УПК пунктом, определяющим понятия «государственная тайна», «служебная тайна», «коммерческая тайна», и установить помимо гражданско-правовой ответственности, так же ответственность по трудовому законодательству за разглашение служебной, коммерческой тайны.

’ Распоряжение Президента РФ от 30 мая 1997 г. № 226-рп. Перечень должностных лиц органов государственной власти, наделяемых полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне.// Закон., 1998. № 2. с. 30. 2 См.; Ведомости РФ, 1992, №7, статья 300.

75

Правила свидетельского иммунитета, по мнению, ряда авторов1, распространяются и на некоторые категории лиц, обладающих дипломатической неприкосновенностью. Сторонники этой позиции руководствуются п. 2 ст. 31 Венской конвенции о дипломатических сношениях, согласно которой «дипломатический агент не обязан давать показания в качестве свидетеля,2 а так же частью второй ст. 33 УПК РСФСР, которая указывает, что «в отношении лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности, процессуальные действия, предусмотренные настоящим Кодексом, производятся лишь по их просьбе или с их согласия. Согласие на производство этих действий испрашивается через Министерство иностранных дел». Мы не разделяем данную точку зрения, поэтому предлагаем остановиться на этом вопросе несколько подробнее.

Сегодня уголовно-процессуальное законодательство России не знает терминов «иммунитеты» или «дипломатические иммунитеты», хотя соответствующий институт предусматривает. В международных договорах,4 обязательных для Российской Федерации, употребляются термины «дипломатические иммунитеты и привилегии» и «привилегии и иммунитеты дипломатических представителей». Эти термины являются собирательными и обозначают как личную неприкосновенность членов

См.: Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. - М: Изд-во «Спарк», 1996. с. 51; Смолькова И.В. Процессуальный статус свидетеля в российском уголовном судопроизводстве. - Иркутск.: Полигр. фирма «Братусь техцентр», 1997. с. 17-18; Агаев Ф.А Галузо В.Н. Иммунитеты в Российском уголовном процессе. Монография. - М.: Изд-во «Теис», 1998. с. 49.

См.: Международное право в документах: Сборник важнейших международно-правовых актов /сост. Н.Т. Самарцева. М.: 1969. с. 208-209

3 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. -
М.: Издательство «Спарк», 1996. с.53.

4 См.: ст.3-5 Конвенции о привилегиях и иммунитетах Дунайской комиссии от 15 мая 1963 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1964. № 13. Ст. 152; ст. 9-12 Конвенции о правовом статусе, привилегиях и иммунитетах межгосударственных, экономических организаций, действующих в отдельных областях сотрудничества от 5 декабря 1980 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1984. № 26. Ст.453; ст. 12, 14, 15, 17, 18 Конвенции о правоспособности и иммунитетах Совета Экономической Взаимопомощи от 27 июня 1985 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1987.№ 13. Ст.44 и многие другие международные договоры, конвенции и соглашения.

76

уполномоченного персонала, так и неприкосновенность служебных и жилых помещений, находящегося в них имущества, архивов, официальной переписки, а так же иные иммунитеты и привилегии. Кроме того, право на дипломатическую неприкосновенность по УПК РСФСР «не означает полного иммунитета от уголовно-процессуальной юрисдикции России. Процессуальные действия в отношении лиц, обладающих указанным правом, допустимы, по их просьбе или с их согласия, а в соответствующих случаях, предусмотренных международными договорами, обязательными для России, - с согласия аккредитующего государства».1 Согласно ст. 32 Венской конвенции, аккредитующее иностранное государство может отказаться от иммунитета от юрисдикции дипломатических агентов и лиц, пользующихся

2

данным иммунитетом, такой отказ влечет возможность привлечения лица к производству любых процессуальных действий, а так же к уголовной ответственности в общем порядке.

На наш взгляд, особые права дипломатических представителей: освобождение от местной юрисдикции (включающее правило получения согласия на дачу дипломатическим агентом свидетельских показаний), неприменимость к ним мер принуждения, предусмотренных законодательством страны пребывания - имеют цель создания благоприятных условий для выполнения дипломатических функций. Если первоначально до 1961 года дипломатические привилегии предоставлялись на основе норм международной вежливости, то после 18 апреля 1961 года, когда около 40 государств - участников конференции, в том числе, СССР, подписали Венскую конвенцию о дипломатических сношениях 1961 года, дипломатические привилегии получили силу норм права и стали юридически обязательными в стране пребывания. Существующее правило получения согласия на дачу свидетельских показаний основывается на международно-

1 Агаев Ф.А, Галузо В.Н. Иммунитеты в Российском уголовном процессе. Монография. - М.: Теис, 1998. с. 8.

2 Ведомости Верховного Совета СССР. 1964. № 18. Ст.221.

77

правовых принципах невмешательства во внутренние дела других государств и межгосударственного сотрудничества.

Важным признаком дипломатических иммунитетов и привилегий, является то, что они регулируются специальными нормами и распространяются только на тех лиц, которые конкретно обозначены в международных конвенциях, соглашениях, договорах. Таким образом, мы считаем, что право дипломатического агента не давать показания в качестве свидетеля является составной частью той совокупности привилегий и иммунитетов, которые образуют российский процессуальный институт дипломатического иммунитета.

Подводя итоги исследования по вопросу освобождения от дачи показаний определенных категорий свидетелей и потерпевших, мы считаем, что в круг лиц, наделенных правом на свидетельский иммунитет должны входить:

  1. Свидетель, если он является близким родственником подозреваемого, обвиняемого, подсудимого (родители, дети, усыновители, усыновленные, полнородные и неполнородные брать и сестры, дед, бабка, внук, а так же супруг);
  2. Свидетель, если не исключена ситуация, когда при допросе в качестве свидетеля возможно самоизобличение;
  3. Потерпевший, если он является близким родственником или супругом подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, а так же когда не исключается самоизобличение;
  4. Защитник подозреваемого, обвиняемого, а равно представитель потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика - об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с выполнением обязанностей по уголовному делу;
  5. Адвокат, помощник адвоката, технический персонал юридической консультации (секретарь, секретарь кассир) - об обстоятельствах,

78

которые стали им известны в связи с обращением за юридической помощью или ее оказанием;

  1. Представители религиозных концессий, необходимым атрибутом деятельности которых, является сохранение личных тайн, доверенных священнослужителю на исповеди;
  2. Депутат - об обстоятельствах ставших ему известными в связи с выполнением депутатских полномочий
  3. Что касается вопроса относительно разъяснения права не давать показания подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, то мы считаем, что в данном случае речь идет не о свидетельском иммунитете, а о привилегии против самообвинения. Сегодня Конституция России в статье 51 закрепляет как право на привилегию против самообвинения, так и право на свидетельский иммунитет, из-за недостаточной разработанности проблемы, возникают некоторые сложности. Мы исходим из того, что свидетельский иммунитет - это иммунитет лиц вовлекаемых в уголовно-процессуальную деятельность, как свидетелей и потерпевших - лиц изначально непричастных лично к уголовному делу.

2.2. Свидетельский иммунитет свидетеля

Человек может стать свидетелем вне зависимости от собственного желания в силу определенных жизненных фактов, а так же в результате его вызова на допрос при наличии у следователя и суда предположения о том, что лицо располагает определенными сведениями. В уголовно процессуальной литературе предлагаются различные определения понятия «свидетель».

Некоторые процессуалисты, давая определение понятия «свидетель», акцентируют внимание на отношении свидетеля к исследуемому делу,

79

«лицо, не причастное к совершению расследуемого преступления»1 или «лицо, которое не несет ответственности за совершение данного преступления» . Указанные определения следует понимать в том смысле, что если у органов следствия или суда имеются сведения о причастности конкретного лица к преступлению или что это лицо несет ответственность за совершение данного преступления, то оно должно допрашиваться не в качестве свидетеля, а в качестве подозреваемого или обвиняемого.

По определению Шпилева В.Н: «Свидетель - это лицо, которое обязано дать показания об известных ему обстоятельствах совершенного преступления, любых обстоятельствах, подлежащих установлению по данному делу, в том числе о личности обвиняемого и потерпевшего, а так же

0 своих взаимоотношениях с ними» .

Смыслов В.И. определял свидетеля как лицо, которое по первому требованию органов расследования, суда и прокуратуры обязано явиться в назначенное время и место дать в процессе допроса правдивые показания об известных ему и имеющих для дела значение обстоятельствах.

По действующему уголовно-процессуальному законодательству ст.73 УПК РФ свидетель - это лицо, обязанное явится по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда и дать правдивые показания: сообщить суду все известное ему по делу и ответить на поставленные вопросы.

Наиболее приемлемым, на наш взгляд, является определение, при котором свидетелем называется физическое лицо, имеющее необходимые сведения о предмете доказывания по делу и вызванное следователем или судом для дачи показаний. Лицо, которому известны обстоятельства дела, однако не
вызванное и не допрошенное следователем или судом как

1 Рахунов Р.Д. Свидетельские показания в советском уголовном процессе. - М.: Госюриздат, 1955. с.36.

2 Теория доказательств в советском уголовном процессе часть особенная. - М.: Юридическая литература, 1967, с. 71.

3 Участники уголовного процесса. - В.Н. Шпилев., 1970, с. 150

80

свидетель на наш взгляд не является свидетелем, поскольку не вовлекается в сферу действия уголовно-процессуальных отношений.

Свидетель, как источник доказательной информации, создается самими обстоятельствами расследуемого события и поэтому он незаменим (в отличие от эксперта, который может быть заменен). Ввиду незаменимости свидетеля закон запрещает совмещение обязанностей свидетеля с другими процессуальными функциями (следователя, судьи, эксперта и др.). Причем предпочтение отдается обязанностям свидетеля. Поэтому, если возникает необходимость допросить в качестве свидетеля кого-либо из лиц, ведущих судопроизводство или выполняющих иные функции в процессе, то этот субъект подлежит отводу, т.е. освобождению от других процессуальных обязанностей. Исключения делаются лишь для законных представителей потерпевшего, обвиняемого, подозреваемого, гражданского истца и гражданского ответчика, которые также являются в этом качестве незаменимыми и поэтому могут совмещать свои функции с функциями свидетеля. Обязанность свидетеля - дать правдивые показания в отношении известных ему обстоятельств дела. Для того чтобы свидетель смог выполнить эту обязанность, он должен быть вызван в установленном порядке соответствующими органами.

Вызов свидетелей осуществляется повесткой телеграммой или телефонограммой. Как повестка, так и телеграмма и телефонограмма являются процессуальными документами, порождающими определенные правоотношения. Поэтому они должны подписываться должностным лицом, имеющим право вызывать граждан в качестве свидетелей по данному уголовному делу. Повестка свидетелю должна вручаться под расписку.

Свидетельский иммунитет не влечет за свидетелем право отказаться от явки по вызову органа расследования и суда. Решение об освобождении свидетеля от дачи показаний принимается государственными органами, осуществляющими уголовное судопроизводство, на
основании

81

действующего закона. Лицо, вызванное в установленном порядке в качестве свидетеля, обязано явиться в установленное время. Уклонение от явки по вызовам неправомерно.

Свидетель появляется в деле с момента вызова его к следователю или в суд. Именно с этого момента у него появляются права и обязанности и может наступить ответственность. В связи с этим, хотелось бы отметить, что Конституцией каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Однако, действующее законодательство предусматривает возможность участия адвоката в качестве защитника лишь для подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и в качестве представителя - для потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика (ст. 56 УПК). Сегодня законодатель не предусматривает возможности получения квалифицированной помощи в ходе проведения следственных действий для других лиц участвующих в процессе, например, для свидетелей. Конечно, свидетель чаще нейтрален, не заинтересован в исходе дела, он нельзя забывать о том, что у свидетеля есть определенные обязанности. Не выполняя, либо уклоняясь от предусмотренных законом обязанностей, лицо может претерпеть неблагоприятные последствия. К свидетелю, согласно ст. 73 УПК, могут применить - принудительный привод, штраф, так же предусмотрена уголовная ответственность по ст. 307 и 308 УК РФ за отказ или уклонение от дачи показаний. Интерес свидетеля заключается в использовании своих прав и выполнение возложенных обязанностей таким образом, чтобы помочь государству защитить публичный интерес и не стать источником доказательств против себя самого, своего супруга и близкого родственника.

В рамках проводимой судебной реформы подготовлены проекты нового УПК Российской Федерации: один - рабочей группой Министерства

82

юстиции России , второй - рабочей группой Научно-исследовательского института укрепления законности и правопорядка при Генеральной Прокуратуре Российской Федерации2, третий (Общая часть) - рабочей группой Государственного правового управления Президента Российской Федерации . В проекте, подготовленном Государственным правовым управлением Президента Российской Федерации, предлагаетс я

законодательно закрепить за свидетелем право на квалифицированную юридическую помощь. Согласно ст. 108 Проекта « Адвокат, приглашенный свидетелем в качестве своего представителя для сопровождения этого свидетеля в органы уголовного преследования, при его участии в производстве следственного или другого процессуального действия, явившейся к началу указанного действия и удостоверивший свою принадлежность к адвокатуре и полномочия представителя предъявлением соответствующих документов, имеет право:

  1. знать, по какому уголовному делу вызвано представляемое им лицо;
  2. присутствовать на протяжении всего времени производства с участием представляемого им лица следственного или другого процессуального действия;
  3. заявлять отвод переводчику, участвующему в допросе соответствующего свидетеля;
  4. заявлять просьбы и делать предложения;
  5. напоминать свидетелю его права и обращать внимание лица, производящего следственное или другое процессуальное действие, на нарушение им закона;
  6. 1 Проект Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Юридический вестник.

  7. №31.

2 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Проект // НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре России. - М, 1994.

3 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Проект // ГПУ Президента России. - М., 1994

83

  1. с разрешения органа уголовного преследования или лица, производящего следственное или другое процессуальное действие, обращаться к представляемому с увещеваниями, замечаниями и вопросами;
  2. возражать против действий органов уголовного преследования и требовать внесения его возражений в протокол следственного или другого процессуального действия;
  3. знакомиться с протоколами следственных и других процессуальных действий, в которых он участвовал совместно с представляемым им лицом в ходе досудебного производства по уголовному делу, и подавать замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе; при участии в следственном и другом процессуальном действии требовать внесения в протокол указанного действия записей об обстоятельствах, которые, по его мнению, должны быть отмечены.
  4. Представитель свидетеля обязан, участвуя в проведении следственного или другого процессуального действия, подчиняться законным распоряжениям прокурора, следователя, дознавателя.
  5. В проекте реформируемого УПК, указывается, что «Свидетель имеет право являться на допрос со своим адвокатом, если последний не участвует в деле в каком-либо качестве(часть 4 статьи 55 УПК РФ).1

Законодательное закрепление подобной нормы права было бы своевременным и справедливым. На наш взгляд, наиболее оптимальной представляется следующая редакция:

Статья . Участие представителя свидетелей в процессуальных

действиях.

Свидетель имеет право пригласить адвоката в качестве своего представителя во все правоохранительные органы в случае его участия в официальной беседе, производстве следственных и иных процессуальных действий в органах уголовного преследования.

1 Проект Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Юридический

84

Представитель свидетеля имеет право:

1 .знать по какому уголовному делу вызвано представляемое им лицо и в отношении кого возбуждено уголовное преследование.

2.Заявлять отводы, ходатайства, приносить жалобы от имени представляемого им лица.

  1. Делать письменные замечания по поводу нарушения прав представляемого им лица и правильности, полноты записей в протоколе следственного действия.

4.Разъяснить свидетелю его конституционные и уголовно-процессуальные права в случае возникновения необходимости, по собственному усмотрению.

5.Знакомиться с протоколами следственных и других процессуальных действий, в которых он участвовал совместно с представляемым им лицом.

Граждане, приглашенные в правоохранительные органы в качестве свидетелей, безусловно, имеют возможность обратиться в юридическую консультацию и получить необходимую им правовую помощь, однако, когда гражданин выражает желание пригласить адвоката в качестве своего представителя, на следственное действие, ему вынуждены отказать, так как сегодня уголовно-процессуальное законодательство не закрепляет за свидетелем такого права.

Сегодня мы говорим о том, что в советском уголовном процессе -права, которыми наделялись участвующие в нем лица, не всегда определялись интересами защиты прав личности, вовлекаемой в уголовно- процессуальную деятельность, предпочтение отдавалось интересам государства, то есть публичной власти. Действующее уголовно- процессуальное законодательство так же, практически не содержит норм направленных на защиту интересов граждан, вовлекаемых в уголовно- процессуальную деятельность частности, свидетелей. От свидетеля ожидают только одного - реальной информации.

85

На наш взгляд, только после выхода разъяснения Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 31 октября 1995 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия «заработала» ст. 51 Конституции РФ, которая существенно изменила правовое положение свидетелей и потерпевших. В связи с тем, что свидетельские показания представляют особую значимость, государство стремиться выявить всех лиц располагающих необходимой информацией. Выявление свидетелей рассматривается как одно из важнейших направлений оперативно - розыскной деятельности.

В этой связи, особую значимость приобретает проблема получения свидетельских показаний до возбуждения уголовного дела. Согласно действующего закона, получение объяснений является одним из способов проверки заявлений и сообщений о преступлении и принятия по ним правильного решения.

Некоторые ученые-процессуалисты предлагают придать объяснениям, получаемым в ходе выполнения требований ст. 109 УПК РСФСР, статус свидетельских показаний или разрешить допрос свидетелей до возбуждения уголовного дела. Изложенную позицию они аргументируют тем, что допрос внешне мало чем отличается от объяснения, а так же указывают на то, что от перевоплощения очевидца в свидетеля объем сообщаемой информации не меняется.

Другие, например, В. Зажицкий возражают против этого, указывают на различие статусов объяснений и допроса, и исключительно добровольное и самостоятельное решение лица по поводу возможности дачи
им

объяснений. При допросе в качестве свидетеля лицо обязано (за исключением лиц, освобождаемых от дачи свидетельских показаний в силу свидетельского иммунитета) дать полные и правдивые
показания.

1 Жулев В.И. Законность и проблема процессуальной экономии // Проблемы предварительного следствия и дознания. М., 1991. С. 7-8 и др.

2 См.: Зажицкий В. Объяснения в уголовном процессе. // Советская юстиция, 1992.. № 6. с.10- 11.

86

Необходимо учитывать, что никакого принуждения, ограничения законных интересов при получении объяснений быть не должно. Не касаясь детально проблемы получения от граждан объяснений, хотелось бы отметить, что применительно к свидетельскому иммунитету - при получении объяснений, особенно у лиц, чья причастность к преступлению не исключается, а по большому счету, в каждом случае, необходимо разъяснять гражданам положения, касающиеся как привилегии против самообвинения, так и право на свидетельский иммунитет.

Предмет свидетельских показаний определен ст. 74 УПК, согласно которой свидетель может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию по данному делу.

Свидетель может быть осведомлен непосредственно о событии преступления (время, место, способ), об участниках этого события, о последствиях преступления. В некоторых случаях свидетелю могут быть известны орудия и средства преступления, характер и размер ущерба, причины и условия совершения преступления. Свидетель может обладать ценной информацией о значении которой сам не предполагает.

При помощи свидетельских показаний можно зачастую выяснить причину противоречий в показаниях отдельных свидетелей и обвиняемых, способность правильно воспринимать отдельные явления жизни, заинтересованность того или иного свидетеля в исходе дела, его отношение к участвующим в деле лицам и т.п.

С помощью свидетельских показаний удается иногда выяснить отношение к участвующим в деле лицам и возможную заинтересованность в исходе дела участников процесса, обвинителя, эксперта, понятого. Чтобы не нарушить в ходе допроса права самого свидетеля, желательно бы было учитывать предмет его показаний, что, к сожалению, бывает проблематично. Сегодня нет четкого представления о том, всем ли свидетелям и потерпевшим необходимо разъяснять содержание ст. 51 Конституции РФ.

87

Некоторые практики считают, что разъяснять нужно только субъектам права на свидетельский иммунитет. Мы, являемся сторонниками позиции, согласно которой правила свидетельского иммунитета должны быть разъяснены каждому свидетелю. Причем именно разъяснены, а разъяснить - значит сделать ясным, понятным, применительно к конкретной личности. Необходимо объяснить лицу, вызванному на следственное действие, сущность права на свидетельский иммунитет, указав на свободу выбора при решении вопроса: давать показания, либо воспользоваться иммунитетом.

Сегодня закон не регламентирует порядок оформления факта разъяснения субъектам уголовно-процессуальной деятельности содержания обсуждаемой нами конституционной нормы. Между тем, значение правильной фиксации всех действий, связанных с предоставлением иммунитета, нельзя недооценивать. Сотрудники правоохранительных органов вынуждены самостоятельно решать проблемы, возникающие в ходе непосредственного применения ст. 51 Конституции Российской Федерации.

Например, в Удмуртской республике ст. 51 Конституции РФ разъясняется свидетелю, потерпевшему, подозреваемому, обвиняемому непосредственно перед каждым следственным действием. Несмотря на отсутствие специальных норм, регулирующих процессуальный порядок оформления соответствующих правил, по конкретным делам, принимаются решения.

Так, по делу Манаева А.А. суд указал, что разъяснение требований ст. 51 Конституции РФ подозреваемому и обвиняемому перед производством каждого следственного действия не требуется.1 «Опасность» существования подобного прецедента заключается в том, что практический работник ознакомившись с ним, может решить, что если уж подозреваемому, обвиняемому разъяснить можно лишь один раз, то свидетелю и потерпевшему одного разъяснения вполне достаточно. На наш взгляд,

1 Прецедент 027. Российская юстиция, 1996 г., № 3.

88

введение такого правила в уголовно-процессуальное законодательство России было бы неправильным, по следующим причинам: во-первых, порой между следственными действиями проходит много времени (некоторые уголовные дела расследуются годами) и не исключено, что допрашиваемый может забыть об имевшем место разъяснении в начале расследования; во-вторых, нельзя не учитывать, что ряд лиц привлекаемых к уголовной ответственности признаются вменяемыми, но имеют те или иные психические отклонения, в силу чего могут так же забыть, что им разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ; в-третьих, оттого, что гражданину перед каждым следственным действием будут напоминать о его правах, интересы правосудия пострадать не могут.

По уголовному делу №1 - 10671 в ходе предварительного расследования, обратив внимание на сильное волнение подозреваемого Скобкарева Э.Г, который несколько раз перечитывал свои права, волнуясь не мог их запомнить и в конечном итоге попросил разрешения их переписать, следователь распечатал права подозреваемого на отдельном листе бумаги и отдал их Скобкареву Э.Г. Подобная практика со стороны сотрудников милиции встречается не часто, а вот напуганные вызовом в милицию граждане не такая уж редкость. Закон не обязывает должностное лицо, в производстве которого находится уголовное дело, выдавать письменное разъяснение прав и обязанностей гражданам, вовлекаемым в уголовно- процессуальную деятельность, поэтому сегодня это зависит от волеизъявления следователя (дознавателя).

Проект нового УПК РФ, разработанный рабочей группой Министерства юстиции Российской Федерации, предлагает закрепить подобное правило. Согласно статье 173 проекта УПК «подозреваемому, обвиняемому,
потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому

1 Уголовное дело находится в Архиве Ленинского районного суда г. Ижевска, архивный номер 1 -1067.

89

ответчику вручается в письменном виде перечень его прав и обязанностей».1 На наш взгляд, в список лиц, которым должны вручаться в письменном виде их права и обязанности необходимо включить также свидетелей. Показания свидетелей встречаются практически во всех уголовных делах, поэтому четкое и своевременное разъяснение свидетелю его процессуальных прав в конечном итоге будет являться гарантией его эффективного участия в производстве следственных действий.

Ориентируясь на максимальное обеспечение прав свидетелей и потерпевших при расследовании уголовных дел, считаем необходимым разработать памятку с правами и обязанностями свидетелей и потерпевших, которая бы выдавалась гражданину «на руки» и содержала выписки из закона о его правах и обязанностях применительно к его статусу. В законе и соответственно в памятке, необходимо предусмотреть право свидетеля и потерпевшего на ознакомление с постановлением о возбуждении уголовного дела. Это предложение продиктовано необходимостью пресечения порочной практики, когда оперативные работники приглашают граждан для дачи объяснений, указывая в повестке, что гражданин приглашается в качестве свидетеля, хотя в действительности лицо еще не обладает этим процессуальным статусом или приглашают «просто побеседовать». Такие «беседы» иногда чреваты возбуждением уголовного дела против этого гражданина или близкого ему лица. В таких случаях гражданин находится в неведении своих основных прав, в том числе на право не свидетельствовать против себя самого и своих близких. Бывает, что слово «объяснения» в начале бланка, после того как гражданин ушел зачеркивается и указывается «показаний в качестве свидетеля» (сам гражданин порой из-за волнения вообще не помнит как был озаглавлен протокол допроса), бывает, что никакие изменения путем зачеркивания не вносятся, но применение этому документу находится. С точки зрения
закона, подобные нарушения

1 Юридический вестник. 1995. №31.

90

недопустимы, тем не менее сегодня они встречаются. Затем этот документ, в случае возбуждения уголовного дела «используется»1, для получения уже «настоящих» свидетельских показаний, а когда он выполнит свою «миссию», его уничтожают. Если лицо получит повестку в которой будет указано, что он приглашен в качестве свидетеля, то его право на ознакомление с постановлением о возбуждении уголовного дела, будет бесспорно. В свою очередь, его допрос по возбужденному уголовному делу, в качестве свидетеля, будет обеспечивать ему, по крайней мере, тот комплекс прав, который закреплен в законе. Кроме того, если законодатель примет закон, предусматривающий за свидетелем право приглашать адвоката в качестве своего представителя, то за свидетеля можно будет порадоваться.

Кроме того, представители некоторых профессий, обязанных хранить тайну, например, нотариусы, врачи так же должны быть ознакомлены с постановлением о возбуждении уголовного дела. Так, нотариус Шарафетдинов в одной из публикаций, посвященных проблемам нотариальной тайны, привел пример из своей практики: «Меня пригласили к следователю управления ФСБ по Москве. Предвидя ход беседы и предполагая, что сотрудники этого ведомства недостаточно информированы о законе, взял с собой Основы законодательства о нотариате. Следователь показал мне копии документов, которые я составлял, и попросил рассказать о том, что мне известно по этому поводу. Я ответил, что готов помочь, но попросил показать мне постановление о возбуждении уголовного дела. Это вызвало у него оторопь, он спросил, почему он должен это сделать. Я

Ни для кого не секрет, что на свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых порой оказывают как психическое так и физическое давление. Применительно к рассматриваемой ситуации, отметим, что тот или иной документ ранее подписанный свидетелем (важный по мнению сотрудника милиции) ему предъявляют и требуют подтвердить уже официально ранее данные показания, угрожают задержанием, привлечением к уголовной ответственности, арестом. Иногда лицо, уже поставленное в известность о наличии у него процессуальных прав отказывается от ранее данных объяснений, что безусловно не устраивает оперативных работников (дознавателей, следователей) .В этом случае, порой человека пытаются ввести в заблуждения говоря о том, что раз он уже «так говорил» он теперь не может отступить от своих показаний и обязан их полностью подтвердить если лицо проявляет робость или недостаток готовности идти навстречу, пытаются «загнать в угол», напугать. Некоторым это удается.

91

сослался на закон (имеются ввиду Основы законодательства о нотариате), показал его ему. Он несколько заколебался. Вышел в соседнюю комнату, видимо к старшему по группе. Вернулся, попросил закон, ушел еще раз, лишь потом и без особого желания мне показал официальный документ - постановление о возбуждении уголовного дела.»1

Что касается медицинской тайны, то так же следовало бы ввести в уголовно-процессуальный кодекс ограничительное условие, которое бы препятствовало неоправданно широкому разглашению медицинских тайн в сфере уголовного судопроизводства.

Резюмируя сказанное, мы предлагаем, закрепить за свидетелем право на ознакомление с постановлением о возбуждении уголовного дела и включить это положение в памятку, что в конечном итоге, позволит укрепить систему гарантий законных интересов свидетелей в ходе уголовно-процессуальной деятельности.

С точки зрения соблюдения публичных интересов, важно четко определить какой именно документ будет подтверждать факт разъяснения свидетелю его прав. Возможны следующие варианты:

  1. Памятка с перечислением всех прав и обязанностей оформляется в двух экземплярах - один остается у следователя (дознавателя), другой вручается свидетелю. Здесь фиксируется факт ознакомления с содержанием права на свидетельский иммунитет, - отказ либо желание воспользоваться освобождением от дачи показаний (речь идет о субъектах права на свидетельский иммунитет). Памятка будет являться официальным документом.
  2. Свидетель получает вместе с повесткой, памятку в которой перечислены все его права и обязанности, дома в спокойной обстановке или, посоветовавшись с адвокатом, решает вопрос свидетельствовать или нет, и приходит в правоохранительные органы «подготовленным». Здесь
    в
  3. 1 Шарафетдинов Н. Как сохранить нотариальную тайну.// Закон. - № 2. с. 81.

92

первую очередь оформляется протокол «О разъяснении свидетелю его основных прав и обязанностей» (в том числе право не давать показания против себя самого, своего супруга и близких родственников). Копия вручается под подпись свидетелю, оригинал документа остается у должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело. Безусловно, в этом документе необходимо зафиксировать согласие либо отказ от дачи свидетельских показаний. 3. В протоколе следственного действия свидетель расписывается в том, что ему разъяснили право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ и другие права и обязанности (этот вариант практикуется сегодня).

Мы считаем, что наиболее приемлем второй вариант, как с точки зрения соблюдения публичных интересов, так и с точки зрения интересов личности. Государство обеспечивает себе письменное подтверждение разъяснения свидетелю его прав и смело использует показания (если они получены) в качестве источника доказательств, свидетель, в свою очередь, если памятка будет детально разработана и понятна, выбирает для себя вариант поведения и наверно будет ощущать себя спокойнее и увереннее, чувствуя внимательное и справедливое отношение к себе со стороны государства.

В спорных случаях, если нет письменного подтверждения разъяснения свидетелю его прав следует оценивать это как нарушение права на свидетельский иммунитет. Так, по делу Шаталова, Козлова при обсуждении вопроса о допустимости доказательств защитники обвиняемых заявили ходатайство об исключении из разбирательства дела в суде присяжных и признании не имеющими доказательственной силы показания В. Шаталовой (жены обвиняемого), допрошенной с нарушением ст. 51 Конституции Российской Федерации. Суд постановил: исключить из разбирательства в суде присяжных показания В. Шаталовой на том основании, что было нарушено конституционное право не
свидетельствовать против своего

93

супруга, более того, она была предупреждена об уголовной ответственности по ст. 181 - 182 УК РСФСР. Близкий родственник подсудимого не может быть допрошен без выяснения его желания давать или не давать показания против обвиняемого.

Сотрудники правоохранительных органов не всегда проверяют родственную либо супружескую связь между подозреваемым (обвиняемым, подсудимым) и свидетелем (потерпевшим), что не представляется правильным. Необходимо во всех случаях, когда свидетель или потерпевший, ознакомившись со своим правом на свидетельский иммунитет, заявят о желании им воспользоваться, проверять родственную или иную связь, особенно в случаях, когда имеются какие-либо сомнения.

В том случае если свидетель посчитает необоснованным отказ в праве на свидетельский иммунитет, то закон должен предусматривать вариант возможного поведения для свидетеля (потерпевшего). Наиболее оптимальным представляется законодательное закрепление за свидетелем (об этом упоминалось в предыдущем параграфе) права на обращение в суд с заявлением «О признании за … права на свидетельский иммунитет». Суд, в свою очередь, должен внимательно отнестись к доводам свидетеля (потерпевшего), установить все заслуживающие внимания обстоятельства и принять справедливое решение. В качестве заслуживающих внимание обстоятельств могут быть, например, длительное проживание в фактически брачных отношениях с обвиняемым (подозреваемым, подсудимым), если после возбуждения уголовного дела сожительство не было прекращено; наличие общих детей, при условии проживания с ними на момент возбуждения уголовного дела; воспитание обвиняемым (подозреваемым, подсудимым) ребенка, который проживает вместе с ним продолжительное время и последний заботится о ребенке без вознаграждения и другие случаи.

1 Прецедент 012. Российская юстиция, 1996 г., № 3.

94

Так, например, Московском областном суде (по одному из дел) была освобождена от дачи свидетельских показаний дочь жены обвиняемого, хотя она не была им удочерена. Принимая такое решение судья Н.В. Григорьева учитывала конкретные фактические обстоятельства дела, в частности, длительное проживание дочери в одной семье с обвиняемым с раннего детства и отношение с ним в семье как с отцом.1

Если суд откажет свидетелю, потерпевшему, то лицо обязано будет дать показания в качестве свидетеля или потерпевшего, либо может быть привлечено к уголовной ответственности по статье 308 УК РФ за отказ от дачи показаний. Если свидетель и потерпевший ничего не будут говорить при допросе, то такое поведение может быть квалифицировано как отказ от дачи показаний.

В том случае, если основание отказаться от дачи свидетельских показаний появилось позже, например, человек вступил в брак, то супруге или супругу должно быть предоставлено право на свидетельский иммунитет. Аналогичные правила должны применяться и в случае усыновления, удочерения. Например, в Венгерском Уголовно-процессуальном законодательстве установлено, что «свидетельский иммунитет предоставляется как в тех случаях, когда основание отказаться от дачи показаний существовало уже ко времени совершения преступления, так и когда оно возникло позже, но существует ко времени производства допроса. Аналогичное правило необходимо закрепить и в уголовно- процессуальном законодательстве РФ. В законе ВНР оговаривается так же, что ответы на вопросы установочного характера (фамилия, имя, отчество, дата рождения, документы), характеризующие отношение свидетеля к делу (заинтересован,

1 См.: Научно-практическое пособие для судей. «Рассмотрение дел судом присяжных». Вар 1997, с.100-101.

95

пристрастен), должны им быть даны и в тех случаях, когда он обладает свидетельским иммунитетом (абз. 1 § 63 УПК ВНР).

По мнению А.Ю. Епихина необходимо предусмотреть в отношении свидетеля, обладающего правом на свидетельский иммунитет, возможность давать показания в том объеме, каком он посчитает необходимым. При согласии этих лиц давать показания - предупреждать их об уголовной

•у

ответственности за дачу заведомо ложного показания. О.А. Зайцев, считает что «если свидетель изъявит согласие на дачу показаний по делу, то его необходимо предупредить об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. В этом случае данное лицо уже не может отказаться от ответов на вопросы, изобличающие обвиняемого или подсудимого, состоящего с ним в указанных отношениях. На первый взгляд позиция Епихина А.Ю кажется более приемлемой, так как если законодатель пойдет по пути, предлагаемому О.А. Зайцевым, свидетель от которого требуют либо «да», либо «нет» опасаясь ошибиться в выборе, скорее откажется от дачи показаний, нежели согласиться.

Однако нельзя забывать, что допрос, как и любое следственное действие, направлено на собирание доказательств и следователь как лицо, осуществляющее расследование, заинтересованное в изобличении преступника (преступником, по мнению следователя, является как раз этот подозреваемый, обвиняемый, если бы следователь думал иначе, он должен был бы прекратить производство по делу) собирает доказательства скорее виновности, нежели невиновности. Сегодня так же, имеет место быть порочная практика, когда начинают «заигрывать» со свидетелем, предлагая задать ему вопросы, на которые последний может либо отвечать, либо нет -

1 См.: Карнеева Л.М., Кертэс И. Источники доказательств (по советскому и венгерскому законодательству) .- М., Будапешт., Юр. Лит-ра., 1985 г., Карнеева Л.М Керттэси И. Проблемы свидетельского иммунитета // Советское государство и право. 1989. № 6. с. 57-63.

2 Епихин А.Ю. Защита законных прав и интересов свидетеля в уголовном процессе: Автореф. дис. канд. юр. наук. - М., 1995. с. 11.

3 Зайцев О.А. Теория и практика участия свидетеля в уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1993. с.55.

96

«на выбор». Однако необходимо учитывать, что иногда информация, не грозящая неприятностями свидетелю и его близким, может стать такой не в этом, так другом деле.

Поэтому мы считаем, что свидетель или потерпевший должны однозначно выбрать: будут ли они давать показания, либо откажутся от дачи свидетельских показаний в полном объеме, в силу свидетельского иммунитета. Данное положение будет в интересах свидетеля, так как человек не искушенный в тонкостях юриспруденции не всегда способен оценить и понять сложность ситуации, в которой оказался близкий ему человек и ту грань, которая отделяет показания, которые не повредят и теми, которые могут быть использованы в ущерб интересов близкого лица.

В случае, когда свидетель испытывает нравственные побуждения к отказу от свидетельствования и заявляет о желании воспользоваться правом на свидетельский иммунитет, необходимо обеспечить ему такую возможность. Необходимо установить правило, запрещающее сотрудникам правоохранительных органов «половинчатые допросы», «допросы на частичные вопросы», нет нужды «заигрывать» со
свидетелем

(потерпевшим), нужно оградить его от подобных «уловок», которые встречаются сегодня в работе правоохранительных органов и направлены против интересов свидетельствующего. Некоторые следователи оправдывают «половинчатые» допросы, необходимостью
получения

данных характеризующих личность. Мы думаем, что подобные сведения, сотрудник правоохранительных органов может получить и из других источников, не прибегая к показанию близких для подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) лиц.

Безусловно, что в случае согласия дать показания по уголовному делу свидетель, потерпевший должны быть предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного показания по статье 307 УК РФ. Показания свидетелей и потерпевших являются важными
средствами

97

установления истины в уголовном процессе. Заведомо ложные показания способны причинить ущерб интересам правосудия и интересам личности. Опасность заключается в том, что в результате заведомо ложного показания возможно как необоснованное осуждение невиновного, так и необоснованное освобождение от ответственности, назначение мягкого наказания или же наоборот, чрезмерно сурового. Заведомо ложные показания могут быть даны: с целью оправдания обвиняемого, с целью смягчения вины привлекаемого к ответственности лица, с целью обвинения конкретного лица в совершении преступления.

Полагаем, что в каждом конкретном случае за дачу заведомо ложных показаний как свидетель, так и потерпевший должны быть наказаны, что вполне оправдано с точки зрения обеспечения установления истины по делу и превениции преступлений против правосудия.

В. Николюк и В. Кальницкий пишут, что «Предупреждение об уголовной ответственности в некоторой степени нейтрализуют конституционное право « хранить молчание» и является психологическим давлением на свидетеля. В то же время, отказаться от предупреждения об уголовной ответственности нельзя». В связи с этим замечанием, хотелось бы отметить возможность применения определенного порядка разъяснения прав и обязанностей свидетеля, потерпевшего. Например, в первую очередь объяснить свидетелю по какому вопросу и в связи с какими обстоятельствами он приглашен в правоохранительные органы, затем разъяснить ему процессуальные права, в том числе, право на свидетельский иммунитет и только после того, как свидетель ясно выразится и примет решение, по поводу дачи показаний, а следователь зафиксирует этот факт - предупредить свидетеля об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний или заведомо ложный донос. В этом
случае

’ Николюк В., Кальницкий В. Применение статьи 51 Конституции РФ в уголовном судопроизводстве // Законность. 1997. № 8, с.16.

98

добросовестный человек не должен испытывать какого-либо психологического дискомфорта. Если свидетель, потерпевший добровольно приняли решение - дать по делу показания, то они обязаны быть правдивым.

Серьезного внимания требует распространенная сегодня практика допроса лица, заподозренного в совершении преступления в качестве свидетеля, с предупреждением об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний, за дачу заведомо ложных показаний. Иногда лицо допрашивается в качестве свидетеля по делу, где имеется заявление от потерпевшего с указанием конкретного лица, как причинителя вреда. Так, например, по уголовному делу 1 в отношении А.В. Елькина, Ю.А. Казанцева имелось заявление от потерпевшего М.Н. Волоскова, который указывал конкретно на Елькина, как на лицо, причинившее ему телесные повреждения. Заявление поступило в правоохранительные органы 28 сентября 1997 года. Уголовное дело было возбуждено 9 октября 1997 года. А.В. Елькин узнал о привлечении его к уголовной ответственности 15 ноября 1997 года. До 17 ноября 1997 года - Елькин по делу допрашивался исключительно в качестве свидетеля.

Обвинение в отношении А. В. Елькина, Ю. А. Казанцева необоснованно отодвигалось следователем к концу расследования. В результате человек участвовал в качестве свидетеля и тем самым лишался прав, которыми закон наделяет подозреваемого и обвиняемого. Те хотя бы знают, в чем они подозреваются и обвиняются и могут защищаться. Свидетель же которому задаются уличающие его вопросы, не знает в чем конкретно он подозревается и поэтому защищаться не может. Помимо этого, подозреваемый, обвиняемый, не обязаны доказывать свою невиновность или меньшую виновность, вправе отказаться от дачи показаний, а такой «свидетель» под страхом уголовной ответственности обязан, фактически

’ Следственный номер 8/239, дело находится в архиве Ленинского районного суда г. Ижевска, архивный номер 1 - 338.

99

понуждается давать показания против себя, то есть доказывать свою виновность.

Только 26 ноября 1997 года Елькин был привлечен в качестве обвиняемого по делу. На примере этого дела, видно, что встречаются факты, когда невзирая на достаточность доказательств подтверждающих виновность лица, следователи допрашивают граждан в качестве свидетелей, порой неоднократно, умышленно отодвигают момент привлечения в качестве обвиняемого.

Допросы в качестве свидетеля лица, которое вынуждено изобличать себя под угрозой уголовного наказания за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний, иногда приводят к тому, что свидетелю сообщаются желаемые данные, подтверждающие тот или иной вариант версии, но не соответствующие действительности, что приводит к искусственному созданию оснований для привлечения к уголовной ответственности.

Проблема самообвинения рассматривается нами в связи с несовершенным порядком привлечения к расследованию в качестве подозреваемого. По действующему уголовно- процессуальному

законодательству, в качестве подозреваемого лицо может быть допрошено согласно статьи 123 УПК РСФСР, регламентирующей порядок вызова и допроса подозреваемого. Если нет оснований указанных в статье 52 УПК РСФСР, то у сотрудника правоохранительных органов возникают трудности с определением порядка допроса. В качестве обвиняемого, так же нет возможности допросить, так как в этом случае, должна быть уверенность в виновности лица, основанная на собранных в достаточном количестве доказательствах. На практике, следователи, когда у них возникают подозрения в отношении конкретного лица, а ни задержание, ни мера пресечения не применялись, находят выход в формальном допросе лица в качестве свидетеля. При этом свидетель лишается всех прав и гарантий,

100

которые предоставлены законом подозреваемому, обвиняемому,
что ущемляет права конкретной личности.

Заслуживают внимания рекомендации русского ученого И. Я. Фойницкого, который обосновывал мнение о том, что от свидетелей нужно отличать самих обвиняемых по тому же делу. Подобно свидетелям обвиняемые могут знать интересующие суд обстоятельства и давать о них показания, но такие показания не будут свидетельскими: никто не может быть свидетелем в своем деле. От обвиняемого показание не может быть вынуждаемо, он не отвечает за дачу ложного показания, и оценка таких показаний определяется по совершенно иным началам, чем оценка показаний свидетеля.

Мы надеемся, что введение в уголовно-процессуальный закон положения, согласно которого каждому свидетелю будет разъяснено право отказаться давать показания об обстоятельствах уличающих его самого в совершении преступления, позволит в какой-то мере решить проблему самообвинения.

На практике, так же не исключена ситуация, когда в качестве свидетеля по уголовному делу, приглашается свидетель, который своими показаниями по делу может изобличить самого себя, либо другого свидетеля (родственника) по этому же уголовному делу. Так, например, по делу И.Л. Чунарева , обвиняемого по статье 158 части 3 Уголовного кодекса РФ, в качестве свидетеля по делу был доставлен в суд Ярощук. По материалам дела было известно, что квартира Ярощук, находится на одной лестничной площадке, что и квартира из которой было совершено хищение, кроме того, некоторые из украденных вещей были обнаружены в квартире Ярощук. Было известно, что И.Л. Чунарев часто бывал в гостях у Ярощук, поддерживал с ним дружеские отношения. Суд, разъяснив
свидетелю Ярощук его

1 Фойницкий И.Я. Курс уголовного процесса. СПб., 1910. Т.2. с. 266.

2 Дело находится в архиве Октябрьского районного суда г.Ижевска, Судебный номер 1-660

101

обязанность давать полные и правдивые показания, приступил к допросу свидетеля. «Свидетель», улыбаясь на вопросы суда, отвечал «не знаю», «не помню», «не видел», то есть понимая, что его показания могут быть использованы против него, уклонялся от дачи свидетельских показаний по делу. Не разъясняя права, предусмотренного статьей 51 Конституции РФ, суд приступил к допросу свидетеля Егоровой А.Я (матери Ярощука). По материалам дела было известно, что свидетельница приобрела у подсудимого Чунарева хрустальные бокалы и в ее квартире была обнаружена сумка с вещами, принадлежащая Чунареву. В данном случае, мы считаем, что суд был обязан разъяснить как свидетелю Ярощук, так и свидетелю Егоровой право не свидетельствовать против себя самого и своих близких. Поскольку, не исключалось, что правдивые показания свидетеля Ярощук не будут использованы против него самого (по статье 158 УК РФ) и его матери на основании статьи 175 УК РФ.

Мы считаем, что свидетель во всех случаях должен предупреждаться о праве не свидетельствовать против себя самого и своих близких, даже в случаях, когда к уголовной ответственности привлекается не близкий родственник.

Бывает, что по уголовному делу проходят несколько обвиняемых, а приглашенный свидетель по делу является родственником одного из них и желает отказаться от дачи свидетельских показаний, то в этом случае будет оправданным освободить данного свидетеля от дачи показаний полностью. Так как возможно, что, давая показания по одному из обвиняемых (не родственнику и не супругу), свидетель может косвенно изобличить близкое ему лицо.

В уголовном деле не исключена ситуация, когда необходимо допросить лицо, привлеченное к уголовной ответственности и осужденное по основному делу, по делу, выделенному в отношении его бывшего соучастника. Если предметом допроса являются действия, эпизоды
в

102

которых допрашиваемый участия не принимал, то безусловно, его допрос должен быть проведен по общим правилам допроса свидетеля. Трудности возникают тогда, когда предметом допроса данного лица служат и его собственные преступные действия. В этом случае лицо должно иметь возможность выбора, конечно, если он по основному делу давал правдивые показания, то он может повторить их и по делу.

Таким образом, мы считаем, что уголовно-процессуальное законодательство России нуждается в новом Уголовно-процессуальном кодексе, в котором достаточное внимание будет уделено уголовно- процессуальным правам свидетеля. На наш взгляд, любое изменение законодательства в сторону расширения процессуальных прав свидетеля как одного из субъектов уголовного судопроизводства, подробное и детальное регулирование вопросов, связанных со свидетельским иммунитетом в конечном счете, будет служить достижению задач уголовного процесса.

2.3. Свидетельский иммунитет потерпевшего

Безусловно, свидетельский иммунитет должен предоставляться потерпевшему, если он находится с обвиняемым в таких отношениях, которые предполагают возможность освобождения от дачи показаний. Согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству потерпевшим признается лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред ( часть 1 статьи 53 УПК РСФСР, части 1 и 3 статьи 49 проекта нового УПК)1. Гражданин, признанный потерпевшим от преступления, вправе давать показания по делу (ст.53 УПК). Потерпевший в большинстве случаев является
очевидцем

1 По проекту нового УПК РФ, в отличии от УПК РСФСР, потерпевшим может быть признано не только физическое, но и юридическое лицо, которому преступлением причинен моральный или материальный вред (часть 11 статьи 49).

103

преступления (порой единственным) в защиту его прав и законных интересов, нарушенных преступлением, проводят расследование следователи, постановляют приговоры суды. По мнению В.М. Савицкого и И.И. Потеружа потерпевший осуществляет функцию обвинения и уголовного преследования, цель его участия в изобличении и наказании виновного.1 Действительно, по отдельным категориям дел потерпевший может сформулировать и обосновать перед судом обвинение, выступить в роли обвинителя, однако круг таких дел очень ограничен.

В большинстве случаев действия потерпевшего не носят обвинительного характера, человек чаще всего, пытается защитить свои законные права и интересы. А интересы и цели потерпевшего зависят от конкретной ситуации. Практике известны случаи, когда потерпевший, а нередко это бывает потерпевшая (особенно по ст.116 УК РФ, по ст. 119 УК РФ), заинтересованы, прежде всего в том, чтобы «напугать» разбушевавшегося супруга (родственника, соседа), прекратить преступные действия.

Согласно статистических данных, только по Октябрьскому районному суду г. Ижевска по делам частного обвинения, ст. 115 и ст. 116 УК РФ / причинение побоев / в 1997г. поступило 54 уголовных дела, с учетом остатка незавершенных дел в количестве 13, итого получается 67 уголовных дел. Из них, с вынесением приговора закончилось 31 уголовных дел и 20 уголовных дел были прекращены в связи с отказом потерпевшей стороны от уголовного преследования. В 1998 году в тот же суд поступило 51 уголовное дело по ст. 115 и ст. 116 УК РФ (причинение побоев), с остатком за прошлый год 10 уголовных дел - получается 61 уголовное дело, из них с вынесением приговора завершилось 11 дел и 25 уголовных дел было прекращено в связи с отказом потерпевшего от
уголовного преследования. Чаще всего

1 Савицкий В.М., Потеружа И.И. Потерпевший в советском уголовном процессе. М., 1963.С.22.

104

обвиняемый и потерпевший по данной категории дел близкие друг другу люди.

Когда преступление совершено на почве семейных, бытовых отношений и стороны являются членами одной семьи (близкими людьми, родственниками, соседями) они не всегда желают осуждения и наказания виновного, и не всегда дают правдивые показания, несмотря на то, что уголовное преследование возбуждено в их интересах.

Например, по уголовному делу, возбужденному в отношении Шулятьевой С.Ф. по ч.2 ст. 112 УК РСФСР и ст. 207 УК РСФСР, в качестве потерпевшей была признана ее малолетняя дочь Шулятьева М.Л, которой на момент возбуждения и расследования уголовного дела было 10 лет. Как в ходе предварительного расследования, так и в ходе судебного заседания было допущено ряд ошибок по применению правил свидетельского иммунитета в уголовном процессе. Когда у девочки брали объяснения по поводу случившегося, содержание и суть статьи 51 Конституции РФ ей не разъясняли. В протоколе допроса в качестве потерпевшей ей разъяснили, в первую очередь необходимость в соответствии с ч. 3 ст. 158 УПК РСФСР (которая предусматривает права свидетеля) рассказать все известное ей по делу. Затем разъяснили, как указано в протоколе, положения статьи 51 Конституции РФ.

Мы уже отмечали в своей работе, что в случае, когда потерпевший (свидетель) не в состоянии, в силу малолетнего возраста оценить значение, которое может быть дано его показаниям, последних необходимо отстранять от свидетельствования. Более того, по данному уголовному делу были свидетели, которых связывали не столь близкие отношения и с помощью их показаний возможно было бы установить виновность Шулятьевой С.Ф. без использования показаний ее дочери. Так по материалам дела, установлено, что сразу после случившегося девочка побежала к своей тете, которая

105

впоследствии и обратилась с девочкой в больницу. В момент конфликта в квартире находился знакомый С.Ф.Шулятьевой, Коротаев А.

Тем не менее, следователь, стараясь закрепить обличающие Шулятьеву показания, проводит очную ставку, где девочка опять безуспешно пытается помочь своей матери с помощью показаний. В ходе судебного заседания статья 51 Конституции РФ хотя и разъяснялась, данный факт в протоколе судебного заседания не отмечен. После разъяснения девочка долго молчит, затем говорит «как била не помню, она хотела взять меня за горло, но не взяла». Думаем, что данные показания, можно оценить, как попытку защиты девочкой своей матери.

Понимая, что мать поступила с ней плохо, но она все-таки ее мать, Шулятьева М.Л пытается ей помочь, выгородить. Далее по протоколу, допрашивается ряд свидетелей, затем вновь возобновляется допрос малолетней потерпевшей, ей зачитываются ее показания, данные в ходе предварительного следствия, устанавливается причина некоторых противоречий в показаниях. Девочка заявляет, что ей жалко маму, что они помирились. Мы считаем, что в данной конкретной ситуации как органы предварительного расследования, так и суд заняли неправильную позицию. Малолетнюю Шулятьеву справедливо признали потерпевшей по делу, ее мать совершившая преступление, несомненно, должна нести ответственность, но малолетнюю дочь подсудимой использовать как «орудие» против матери безнравственно. Сотрудники правоохранительных органов должны были учитывать реальную способность малолетней девочки понять смысл разъясняемого юридического правила. Дети в возрасте 10 лет не всегда в состоянии осознать сущность предоставляемого им законом свидетельского иммунитета, а следовательно - реально использовать свое конституционное право. В этом случае права малолетней потерпевшей, основанные как на нормах права, так и на нравственных нормах были нарушены.

106

Не желая принуждать супругов, близких родственников подозреваемого, обвиняемого к даче показаний, когда свидетельствование может вызвать новые проблемы, подчас не менее сложные для потерпевшего - государство освобождает эту категорию лиц, от предусмотренной законом обязанности. Кроме того, по мнению известного венгерского ученого Тибора Кирайя - «отсутствие показаний родственника обвиняемого не представляет большой утраты для правосудия. Органы власти испытывают большое недоверие к показаниям родственника обвиняемого, и закон ставил бы такого свидетеля1 перед трудной дилеммой, обязав его к раскрытию истины.2

Нельзя забывать и о том, что потерпевший может давать ложные показания в силу желания избежать ответственности, либо под влиянием заинтересованных лиц. Необходимо тщательно проверять показания потерпевших, сопоставлять их с другими доказательствами по делу. Сегодня Уголовно-процессуальное законодательство не обязывает лицо производящее дознание, предварительное расследование подробно исследовать личность потерпевшего, однако в некоторых случаях, например, когда показания потерпевшего и показания подозреваемого, обвиняемого резко отличаются друг от друга, либо кто-то из субъектов уголовно-процессуальной деятельности ходатайствует о выяснении ряда вопросов, касающихся потерпевшего (наличия судимости, состояние здоровья, отношение к труду, характеристики) было бы правильным не оставлять без внимания эти вопросы.

Считаем, что при формировании нового процессуального института необходимо в Уголовно-процессуальный кодекс РФ ввести статью следующего содержания:

СТАТЬЯ . Допрос потерпевшего являющегося супругом или

близким родственником подозреваемого, обвиняемого.

1 В венгерском уголовном процессе показания потерпевшего являются одним из источников доказательств и формально относятся к показаниям свидетелей.(абз. 1 § 61 УПК Венгрии).

2 Kiraly J. Bundexoitelet a joq hataran. Budapest. 1972. p.132

107

1.Супруг или близкий родственник подозреваемого или обвиняемого имеет право отказаться от дачи показаний.

2.В случае согласия на допрос супруг и близкий родственник обвиняемого, подозреваемого допрашиваются по общим правилам допроса потерпевшего.

3.Отказ либо согласие на допрос должны быть четко зафиксированы в протоколе допроса и удостоверены подписью приглашенного лица.

Все права и обязанности потерпевшего должны быть ему разъяснены перед допросом под роспись. Целесообразно было бы вместе с повесткой о вызове лица на допрос высылать ему памятку с правами и обязанностями потерпевшего. Возможно так же, дополнить ныне существующую форму повестки информацией о правах и обязанностях потерпевшего. В таком случае лицо психологически будет подготовлено к следственному действию и в спокойной домашней обстановке решит стоящие перед ним вопросы: свидетельствовать или воспользоваться правом на отказ от дачи показаний против своего супруга или близкого родственника. Закрепляя за потерпевшим право на свидетельский иммунитет, законодатель, прежде всего, стремился к укреплению семейных, родственных отношений. Русский писатель Л. Жуховицкий считает … в спутники мы обычно выбираем

человека не для обычного, а для трудного дня. Рано или поздно возникают ситуации, когда каждый из нас вынужден жертвовать… удобствами, нервами, выгодой, покоем. Вот тут то человек не способный любить и дает подножку ближнему… ибо самопожертвование даже в малом держится на любви - к человечеству, к близкому, к знакомому.1

Преступление может быть совершено в отношении любого, как совершеннолетнего, несовершеннолетнего, малолетнего, так и в отношении психически больного человека. В этом плане различают:

  1. Вполне дееспособные.

1 Семья: 500 вопросов и ответов /Ред.-сост. Л.В Прошина.- М.: Мысль, 1992. - с.351.

108

  1. Ограниченно дееспособные.
  2. Малолетние, психически больные.
  3. Вовлекая лицо в сферу уголовно-процессуальной деятельности необходимо помнить, что права и свободы лиц, участвующих в деле, должны строго соблюдаться. Здоровый, совершеннолетний человек способен самостоятельно использовать свои процессуальные права и выполнять обязанности, а так же принимать решение об использовании им права на свидетельский иммунитет. Проблемы у практиков возникают чаще всего тогда, когда дело касается несовершеннолетних, малолетних, либо больных людей.

При проведении большинства следственных действий с участием несовершеннолетних необходимо учитывать психологические

закономерности связанные с возрастными и другими особенностями их личности. В целом ряде случаев специфика этих закономерностей учтена в уголовно-процессуальном законодательстве. Исключение составляют правила свидетельского иммунитета, поскольку законодатель в настоящее время не регламентировал эти вопросы. Для решения вопроса о наделении лиц моложе 18 лет правом не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, предлагаем рассмотреть некоторые психологические особенности отдельных возрастных групп.

Особенности психики несовершеннолетних связаны с ограниченностью их жизненного опыта, знаний и представлений, с недостаточной сформированностью адаптивных поведенческих навыков.

Подростковый, отроческий возраст (11 -13, 14 - 15 лет) является переходным, главным образом, в биологическом смысле, поскольку это возраст полового созревания, параллельно которому достигают в основном зрелости и другие биологические системы организма. В социальном плане подростковая фаза - это продолжение первичной
социализации. Все

109

подростки этого возраста - школьники, они находятся на иждивении родителей (или государства), их ведущей деятельностью является учеба. Социальный статус подростка мало чем отличается от детского. Психологически этот возраст крайне противоречив. Для него характерны диспропорции в формировании и темпах развития, обусловленные в значительной мере биологически. Важнейшее психологическое новообразование возраста - чувство взрослости - представляет собой главным образом новый уровень притязаний, предвосхищающий будущее положение, которого подросток фактически еще не достиг. Отсюда - типичные возрастные конфликты и их преломление в сознании подростка. В целом это период завершения детства и начала «вырастания» из него. Таково мнение психологов.

На наш взгляд, подростки этой группы в состоянии оценить родственные отношения, связывающие их с обвиняемым, подозреваемым, подсудимым, но не способны понять то значение, которое может быть дано их показаниям. Считаем, что малолетних, несовершеннолетних потерпевших, которым не исполнилось 14 лет и которые являются близкими родственниками подозреваемых, обвиняемых, подсудимых нельзя допрашивать в качестве потерпевших. «Постановка вопроса о том, желает ли данный участник процесса отказаться от дачи свидетельских показаний, было бы пустой формальностью в силу непонимания им всей важности вопроса.2

Юношеский возраст (от 14 до 18 лет) представляет собой в буквальном смысле слова «третий мир», существующий между детством и взрослостью. Биологически - это период завершения физического созревания. К концу этого периода основные процессы биологического созревания
в

1 Васильев В.Л. Юридическая психология: Учебник для вузов. - М.: Юрид. лит., 1991. - с.289.

2 Смолькова И.В Процессуальный статус свидетеля в российском уголовном судопроизводстве. Полиграфическая фирма «Братусь техцентр»., г. Иркутск., 1997г.-с. 25.

по

большинстве случаев завершены, так что дальнейшее физическое развитие можно рассматривать уже как принадлежащее к циклу взрослости.1

Если потерпевший является недееспособным, то в уголовном процессе вместо него участвует его законный представитель. Такими представителями могут быть родители, усыновители, опекуны, попечители, представители учреждений и организаций, на попечении которых он находится. Однако, решить вопрос о даче показаний за потерпевшего представитель не может, потому что право потерпевшего дать показания по своей природе неотчуждаемо. На наш взгляд, потерпевшим должно быть признано каждое лицо, которому преступлением причинен вред, в том числе и недееспособное. Следователь, дознаватель установив, что вред причинен недееспособному лицу, обязаны признать это лицо потерпевшим, указать в постановлении на его недееспособность и обозначить лицо, которое будет участвовать в процессе в качестве представителя недееспособного потерпевшего. В настоящее время законодатель не освобождает законного представителя от обязанности давать показания. Безусловно, родители, усыновители, опекуны попечители близко знают потерпевшего: круг интересов и времяпровождения, поведения дома и в бытовом окружении, отношения к людям. Близкие могут знать и хорошее и плохое о потерпевшем, поэтому допрашивать их по всем обстоятельствам, включая и порочащие потерпевшего было бы ошибочно. Поэтому на наш взгляд, законный представитель должен быть освобожден от обязанности давать свидетельские показания.

Освобождение потерпевших - близких родственников обвиняемого от обязанности давать показания диктуется так же соображениями, связанными с сохранением семьи. Практике известно немало случаев, когда семья распадалась в связи с тем, что потерпевший был вынужден давать показания против родственника-обвиняемого, у которого в связи с этим
возникло

1 Васильев В.Л. Юридическая психология: Учебник для вузов. - М.: Юрид. лит., 1991. - 289 с.

Ill

чувство ненависти к потерпевшему, и это исключало их совместную жизнь в дальнейшем.1

Таким образом, учитывая, что потерпевший понимает значение совершенного против него преступления и вместе с тем испытывает естественные родственные чувства к подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, в отдельных случаях готов его простить, законодатель изменил существовавшее ранее правило, признал за потерпевшим право на свидетельский иммунитет.

Сегодня, в ходе демократизации уголовного процесса РФ и совершенствования уголовно-процессуального законодательства,

процессуальное положение потерпевшего, претерпевает существенные изменения. В частности, после проверки конституционности положений частей первой и второй статьи 295 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина М.А. Клюева, Конституционный суд РФ , вынес решение, согласно которого потерпевший, должен быть допущен к участию в судебных прениях. Мы находим, решение Конституционного суда правильным и справедливым, поскольку потерпевший не должен лишаться возможности выражения своих требований, возражений. Кроме того, высказывая определенное мнение по существу дела, потерпевший воздействует на внутреннее убеждение судей и тем самым на характер и содержание принимаемого решения. Касаемо вопроса, связанного со свидетельским иммунитетом и потерпевшим, который входит в круг лиц, обладающих правом на свидетельский иммунитет, хотелось бы отметить, что не смотря на отказ потерпевшего от дачи показаний, в силу статьи 51 Конституции РФ, либо согласие свидетельствовать - суд, в каждом случае обязан предоставить потерпевшему возможность участвовать в судебных

1 Кокорев Л.Д. Потерпевший от преступления в советском уголовном процессе. - Воронеж., Изд. Воронежский университет., 1964 г., с.26.

2 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 января 1999 г. № 1-п «По делу о проверке конституционности положений частей первой и второй статьи 295 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина М.А. Клюева».

112

прениях. Здесь потерпевший может выступить в качестве стороны, противостоящей обвиняемому (подсудимому) - способствовать раскрытию преступления, установлению истины по делу, изобличению преступника или же наоборот, не давать показания против подсудимого, высказывать собственную оценку преступным действиям, ходатайствовать о снисхождении к подсудимому - то есть, выразить свое отношение к рассматриваемому уголовному делу.

На наш взгляд, на протяжении нескольких лет интересы потерпевшего, одного из участников, уголовного судопроизводства не являлись предметом особой заботы и правовой защиты. Сегодня законодатель идет по пути расширения прав как потерпевших, так и свидетелей, мы считаем, что закрепление за потерпевшим права на выступление в прениях, а так же право не свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников является значительным шагом вперед в развитии уголовно- процессуального законодательства РФ.

113

  1. ЭТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СВИДЕТЕЛЬСКОГО ИММУНИТЕТА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

3.1. Свобода выбора и моральный выбор применительно к проблеме

свидетельского иммунитета

Проблема соотношения права и морали - одна из актуальных и широко обсуждаемых в юриспруденции тем. Пути разрешения данного вопроса нашли свое отражение в многочисленных философских, правовых, социологических исследованиях1.

Мы считаем, что право и мораль - это самостоятельные, суверенные институты, которые различны по своей природе и происхождению. Разделяя мнение Э.Ю. Соловьева, мы исходим из того, что право - это система установленных или санкционированных государством общеобязательных норм, обеспечивающая совместное гражданско- политическое существование людей на началах личной свободы и при минимуме карательного насилия^.

Мораль - это неотъемлемая сторона духовной жизни людей. Нормы морали получают свое выражение в общественном мнении, религиозных постулатах, обычаях - их основа - опыт всего человечества.

Обобщая характеристики морали можно сказать, что она очерчивает смысловую границу человеческой деятельности, задаваемую самим человеком. Право и мораль - два своеобразных, самостоятельных института, которые нельзя смешивать. Тем не менее, следует отметить,
что «они

1 См.: например Соловьев B.C. Право и нравственность: Очерки из прикладной этики // Соб. соч. т 7. с 487-617.; Нерсесянц B.C. Правовое государство: История и современность // Вопросы философии. 1989. №2. с 3-16.;Власть и право: Из истории русской правовой мысли / Сост.: А.В. Поляков, И.Ю. Козлихин.- Л.: 1990 (Сборник содержит работы русских мыслителей: Чичерина Б.М., Кистяковского Б.А., Бердяева Н.А., Новгородцева П.И.);

Солженицын А.И. Как нам обустроить Россию. Посильные соображения. М., 1991. с.59.

2 Соловьев Э.Ю. Прошлое толкует нас: (Очерки по истории философии и культуры).-М.: 1991 с. 416

114

взаимодействуют, но взаимодействуют именно как особые, суверенные явления, каждое из которых при опосредовании общественных отношений выполняет свои особые функции и имеет свою особую ценность»1. Необходимо отметить, что право имеет своей целью регулировать «внешнее» поведение людей путем установления обязательных норм. Эти нормы служат обеспечению такого поведения со стороны граждан, при котором в обществе был бы внешний порядок, где каждый человек живет и развивается сам, не препятствуя жить и развиваться другим индивидам. Нормы права защищаются от нарушения путем организационного принуждения. Например, нормы уголовно-процессуального права общеобязательны и императивны для участников доказывания, они устанавливаются государством и закреплены в специальном законе - Уголовно-процессуальном кодексе.

Нормы морали - это руководящие начала, правила, эталоны, порядок внутренней саморегуляции личности на основе бескорыстных этико- гуманистических идеалов. Мораль сама по себе уникальна, моральность можно требовать от себя и никогда от других, иначе произойдет вырождение морали в морализаторство2. Мораль нельзя уместить в каком бы то ни было позитивном требовании. «Быть человеком в человеческом обществе», -утверждает Герцен, - «вовсе не тяжкая обязанность, а просто развитие внутренней потребности; никто не говорит, что на пчеле лежит священный долг делать мед: она его делает потому, что она пчела. Человек, дошедший до сознания своего достоинства, поступает человечески потому, что ему так поступать естественнее, легче, свойственнее, приятнее, разумнее; я его не

похвалю даже за это - он делает свое дело, он не может иначе поступать, так

з как роза не может иначе пахнуть.»

’ См.: Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1981. с.64,65, 178, 183-185, 232-233.

2 См.: Ильин В.В. Моральные абсолюты в нормативном сознании.//Вестник
московского университета. Сер.7 Философия. 1992. №5. с. 5-17.

3 Герцен А.И. Собр. соч.: в 8 т. т.2 М., 1975. с.357

115

Нормы морали, в отличие от норм права, не защищены силой государственного принуждения и их несоблюдение (в том числе в сфере уголовно-процессуальной деятельности) не влечет за собой применения юридических санкций. Здесь главным «контролирующим органом» является общественное мнение и совесть (обязательство перед самим собой). Применительно к уголовно-процессуальному праву, хотелось бы отметить, что здесь так же нельзя заставить человека быть честным, правдивым, не применять незаконных приемов следствия, не нарушать личные и семейные тайны лиц, вовлекаемых в уголовно-процессуальную деятельность. Сила, действенность норм морали базируется на массовом примере, общественном мнении, власти коллективной привычки, а также основывается на самоуважении личности, на обязательствах перед самим собой жить по совести.

Нормы морали регулируют многие отношения, которые не подлежат правовому регулированию (дружба, любовь, добро и другие). «Моральные ценности самодостаточны, не подчинены ничему - ни политике, ни религии, ни науке. Жертвовать ими нельзя, тогда как во имя них можно жертвовать чем угодно (кроме них самих)».

Правовые нормы обязательны для исполнения с момента вступления в силу юридического акта (закона, кодекса) они, в отличие от норм нравственности, более конкретны, чаще всего носят общеобязательный, императивный характер. Право в целом должно соответствовать моральным взглядам общества, но нужно понимать, что право даже на самом высоком уровне своего развития не призвано играть роль мессии, внедрять передовую мораль, идеи добра и справедливости. В свою очередь, подчинение права нравственности привело бы к уничтожению как нравственности так и права. Мы поддерживаем Б.Н. Чичерина,
который считает, что юридическое

1 См.: Ильин В.В. Моральные абсолюты в нормативном сознании.//Вестник
московского университета. Сер.7 Философия. 1992. №5. с. 8.

116

определение нравственных обязательств было бы полным уничтожением свободы совести и лучшим обоснование всевластия государства во всех сферах человеческой жизни .

Между тем нельзя не признать, что право внутренне связано с моралью. Большинство запретов в праве, за нарушение которых предусматривают наиболее жесткие меры государственного принуждения -меры уголовной ответственности, - пришли из морали. Прежде всего «не убивай», «не кради», «не лжесвидетельствуй» - эти важные составляющие нравственных канонов христианства и ислама, являются общечеловеческой основой нравственности и содержатся в праве как запреты. Пресекая наиболее опасные формы зла, право одновременно должно стоять на страже добровольно выбираемого добра.

Применительно к интересующей нас проблеме свидетельского иммунитета, хотелось бы отметить, что согласно учению древнекитайского мыслителя Конфуция «почтительность к родителям и уважение к старшим братьям - основа человеколюбия». Конфуций считает, что сыновья почтительность вторична по отношению к морали и является ее конкретизацией. Она и есть сама мораль, рассмотренная в аспекте взаимоотношения поколений. Отец является для сына последней (в том смысле абсолютной) нравственной инстанцией.2 Мы полностью поддерживаем данную точку зрения и думаем, что почтение сына к отцу первичное и не разлагаемое нравственное отношение. Не существует таких обстоятельств, и ничего не существует такого, что могло бы оправдать доносительство на отца.

Мнение Чичерина приводится в статье А. Валицкого . Нравственность и право в теориях русских либералов конца XIX - начала XX века. // Вопросы философии. 1991. № 8. с. 32-33. 2 Е-гун сказал Кун-цзы: «У нас есть прямой человек. Когда его отец украл барана, сын выступил свидетелем против отца». Кун-цзы сказал: «Прямые люди у нас отличаются от ваших. Отцы скрывают ошибки сыновей, а сыновья покрывают ошибки их отцов, в этом и состоит их прямота. Подробнее см.: Лунь юй // Древнекитайская философия: Собр. текстов, в 2 т. М., 1972. Т.1. с. 139-174; Этика и ритуал в традиционном Китае. М, 1988 с.3-16, 173-201.

117

Эта конфуциановская установка получила закрепление в юридической практике: в первом веке до нашей эры в Китае были изданы законы, предписывающие детям укрывать родителей. Вот пример того, как требование морали - почтительность по отношению к отцу - получило нормативно-правовое закрепление. В средневековом своде китайских законов доносительство на отца, мать, деда, бабку, братьев карались смертной казнью - это уже пример насаждения норм морали, путем установления жестких правовых санкций, что на наш взгляд недопустимо.

Касаясь еще одной грани вопроса о соотношении права и морали, необходимо отметить, что мораль далеко не всегда может быть оценена положительно. Как известно, одним из постулатов некоторых народов, был обычай кровной мести, согласно которого родственники убитого или лица, считающие себя обиженными, обязаны или «вправе» лишить жизни обидчика. Она представляется им как справедливое возмездие за причиненное зло. Месть убийством за убийство родственника не осуждалась, наоборот считалось позором не отомстить оставить зло безнаказанным. Русский историк СМ Соловьев писал, что у воинствующих племен германцев и литовцев, которые не терпели среди себя людей лишних, слабых и увечных, был обычай убивать своих престарелых, лишенных сил родителей. Именно право способствовало избавлению общества от устаревших моральных догм.

Подводя итоги этого небольшого сравнительного исследования права и нравственности, необходимого в рамках работы, касающейся проблемы свидетельского иммунитета и проблемы связанной с самоизобличением, отметить, что право и мораль являются фундаментальными историческими ценностями которые необходимо разграничивать. Мораль (нравственность) нельзя насаждать принудительными мерами, так как принуждение само по

1 См.: Соловьев СМ. Сочинения. В 18 кн. Кн. 1. Т. 1-2. «История России с древнейших времен» . -М.: Голос, 1993.С.55.

118

себе безнравственно, насаждение нравственности ведет к ее уничтожению. По мнению, русского философа А. Валицкого, занимающегося исследованием проблем нравственности и права «Институциализация нравственности уничтожила бы свободу совести и вместе с ней всякую независимость личности, включая способность к автономному нравственному поведению».

12 декабря 1993 года была принята новая Конституция России, статья 51 которой предусматривает - «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом». Часть 2 статьи 51 предоставляет законодателю право расширять круг лиц, которые освобождаются от обязанности давать свидетельские показания. Закрепление в законе подобной правовой нормы свидетельствует о повышении нравственного содержания уголовно-процессуального закона России. До введения конституционной нормы, предусматривающей право на свидетельский иммунитет, человек был обязан доносить на своих близких путем дачи показаний, что, безусловно, противоречило правилам морали. Сегодня проблема свидетельского иммунитета может быть оценена как с точки зрения права, так и с точки зрения морали. В этой связи хотелось бы более подробно рассмотреть вопрос, связанный со свободой выбора индивида.

В большинстве этических теорий мораль рассматривается в тесной связи со свободой выбора. Применительно к проблеме свидетельского иммунитета в уголовном процессе мы предлагаем рассматривать свободу выбора, как возможность выбора, потому что освобождение от предусмотренной законом обязанности давать свидетельские показания должно носить добровольный характер.

1 А. Валицкий . Нравственность и право в теориях русских либералов конца XIX - начала XX века. // Вопросы философии. 1991. № 8. с. 33.

119

«Осознано или неосознанно, явно или неявно предполагалось, и предполагалось совершенно правильно, что если человек лишен возможности выбора, если, скажем, его действия жестко детерминированы природно или социально, то он не может нести за них ответственность. Человек может отвечать лишь за то, что находится в его власти. Если же его действия представляют собой результат каких-то неподвластных ему сил, то эти действия, какими бы они ни были по своему объективному социальному содержанию, не могут быть ни вменены ему в вину, ни поставлены в заслугу» . Действительно, в уголовно-процессуальном законодательстве закреплено четкое правило - свидетель обязан явиться по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда и дать правдивые показания: сообщить все известное ему по делу и ответить на поставленные вопросы (ст. 73 УПК РСФСР). Для большинства свидетелей и потерпевших возможность выбора отсутствует. Свидетель и потерпевший, по общему правилу, обязаны давать показания, поэтому на их действия нравственная оценка не распространяется. Эти действия вне морали.

После закрепления в Конституции Российской Федерации права не свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников у определенной категории свидетелей и потерпевших появилась возможность свободного выбора. Государство согласилось с необходимостью отказа от ограничений, ставящих на нет человеческий выбор в отношении дачи свидетельских показаний в отношении самого себя, своего супруга и близких. Предоставляется, что в этом случае мораль предъявит к человеку свои требования - действовать в направлении своих нравственных возможностей.

Моральный выбор можно определить, как «акт моральной деятельности, выражающийся в сознательном предпочтении определенной

1 Николаичев Б.О. Моральный выбор и нравственная свобода // Вестн. Моск. ун-та. сер.7, философия. 1988. № 4. с.53.

120

линии поведения или конкретного варианта поступка» . Действительно, сделать выбор - значит принять решение в пользу чего-либо или вопреки. Между тем, не исключены ситуации, когда внешне человек совершает выбор, предположим, отказывается от дачи показаний против своего близкого родственника, но не «самостоятельно» принимает это решение, а ориентируется на мнение других (мнение адвоката, других заинтересованных лиц или родственников). Субъектом выбора может быть как государство, отдельный коллектив, так и индивид. Индивидуальный выбор зависит от индивидуальных предпочтений и от обстоятельств.

Особенно отчетливо моральный выбор проявляется в конфликтных ситуациях, когда сталкиваются различные интересы. Здесь человек видит свою задачу в том, чтобы сделать правильный и достойный выбор. Между тем, выбор решения проблемы конкретным человеком зависит от объективных и субъективных условий. Объективные условия - выбор вариантов возможного поведения и возможность их реализации. Субъективные - зависят от системы ценностных ориентации человека и приоритетов, от уровня нравственного развития личности.

Предлагаю рассмотреть проблему свидетельского иммунитета близких родственников с точки зрения структуры морального выбора. Предположим, одного из членов семьи Петровых - Петрову Н., пригласили в правоохранительные органы для дачи свидетельских показаний (мы исходим из того, что эти показания могут быть использованы во вред отцу семьи Петрову К.). В голове Петровой Н. возникают варианты возможного поведения: дать свидетельские показания - и тогда они могут быть использованы против отца или отказаться от дачи свидетельских показаний, в силу свидетельского иммунитета? Происходит познание вариантов выбора. Здесь многое зависит от системы ценностных ориентации конкретной личности. Что предпочтет Петрова Н. - интересы правосудия, истины или

1 Словарь по этике/Под ред. И.С. Кона., 1981., с 47.

121

личный (возможно семейный интерес). Для того чтобы выбор поведения был наиболее эффективен с нравственной стороны, человек должен познать все варианты возможных действий, чтобы затем определить среди них наилучший. Затем принимается решение, например, отказ от дачи показаний, после чего происходит внутренняя оценка. Каковы были бы последствия выбора в пользу истины, правосудия? Если бы Петрова Н. выбрала бы интересы достижения истины, а не интересы семьи (или личные интересы)?

Моральные требования, предъявляемые к лицу, находящемуся в состоянии выбора, предполагают учет последствий принимаемого решения. Действительно, порой человеку приходится выбирать между положительными ценностями. Возможны ситуации, когда индивид вынужден принимать решение, не лежащее в рамках однозначного противостояния добра и зла. Это решения в условиях выбора между большим и меньшим добром и большим и меньшим злом.

Человек живет в обществе, где его окружают люди, вещи, идеи - их значение для человека, безусловно, неодинаково. Мир человека - это мир ценностей. Ценности - это значимые для человека объекты. Ценность может быть определена «как такое отношение к предметам и явлениям действительности, которое показывает человеку его истинное благо, раскрывает перед ним возможность жизни, способной принести наибольшее счастье»1.

В случае со свидетельским иммунитетом, в своем поведении, при принятии решения, в своих суждениях человек так же ориентируется от собственной системы ценностных ориентации. Мы исследуем вопрос: Что препятствует человеку дать показания против близкого ему лица? (Или почему человек отказывается от дачи показаний в силу свидетельского иммунитета?) На наш взгляд, определенное влияние на выбор может оказать:

1 Разин А.В. Ценностная ориентация и благо человека //Вестн. Моск. ун-та. Сер.7. Философия. 1996. №1.

122

  1. Приоритет интересов семьи (здесь же любовь к своим близким, милосердие);
  2. Общественное мнение (боязнь что общество узнает какие-либо сведения не подлежащие огласке, что в свою очередь повлияет на оценку личности в глазах общества);
  3. Забота о чести и достоинстве личности (в отношении себя и своих близких);
  4. Религия, религиозное сознание;
  5. Польза (этика утилитаризма);
  6. Боязнь (страх)
  7. Теперь, предлагаем рассмотреть несколько подробнее важность вышеобозначенных посылок для человека. Однако нельзя забывать и важно учитывать, что мы имеем свидетеля, потерпевшего (иммунитантов), которые в большинстве своем являются выходцами из тоталитарного (авторитарного) общества, выросли в условиях административно- командной системы управления и позитивного права. Некоторые иммунитанты могут руководствоваться вчерашним правосознанием, так как они волей неволей впитали все предрассудки старой системы. Государство настолько пыталось ограничить своих граждан, что ставило под угрозу патриархальные формы связи (кровные, родственные семейные) своим нажимом. Сегодня мы, почувствовавшие как изменился дух права, исходим из приоритета человеческих свобод (с позиции либерального права), а применительно к свидетельскому иммунитету даем возможность иммунитанту свободно принимать решение: как поступить? Нравственность субъекта права на свидетельский иммунитет будет заключаться в том - как он будет себя вести, что он выберет.

Итак, рассмотрим приоритетность интересов семьи. Бесспорно, что каждый человек нуждается в каком-то пространстве для доверительно-интимного общения. Такой почвой для нравственной жизни человека чаще

123

всего является семья. Именно она представляет собой «убежище от бурь». Именно в кругу семьи, в кругу близких родственников человек пытается найти поддержку, ищет помощи. Существовавшая обязанность свидетельствовать против всех без исключения - подрывала доверие между близкими людьми. Доверяя близкому какой-либо свой секрет, мы надеемся на его верность, добросовестность по отношению к нам.

Отношения в семье опираются на три любви: супружеская любовь (симпатии, привязанность), родительская любовь и детская любовь. Самым глубоким из родственных чувств можно назвать материнское чувство. Материнская любовь не зависит от качеств ребенка, на которого она направлена. Это бесценно и для самой матери, для ребенка и для человечества в целом. Нам всем необходимо, чтобы нас любили плохих и хороших, достойных и разных. Материнская любовь наиболее бескорыстна и открыта для всех. Отцовское чувство чаще всего имеет не столь сильную инстинктивную основу, как материнское, так как в нем нет такой вращенности в плоть и кровь души. Отцовская любовь чаще всего более спокойная и уравновешенная, так как в том сплаве духовных и биологических порывов, из которых это чувство состоит, первую скрипку играют именно психологические порывы.

Чувства к родителям (чувство сына к матери, сына к отцу, дочери к матери, дочери к отцу) - все это довольно разные чувства. Месяцы общей жизни с материнским организмом, годы детства, воспитание - порождает духовную, психологическую связь между родственниками, чувство долга, ответственности и естественную привязанность друг к другу.

Что касается чувств брата к старшему брату (брату ровеснику, младшему брату, чувство брата к старшей сестре и так далее), то здесь -общие родители, общее детство, общее окружение. Родственные чувства являются для нас школой многих духовных свойств. Естественность родственных чувств и их природная сила вне сомнения. Однако, чем глубже

124

родственные ощущения, тем они сложнее. Родство может быть очень трудным, и приходится порою немало потрудиться, чтобы по человечески решить то, чем озадачивают нас жизненные ситуации.

Еще в 1973 году Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Котов Д.П. писали, что «освобождение свидетелей близких родственников обвиняемого давать показания в какой-то степени объяснимо и стремлением устранить обстоятельства, влияющие иногда отрицательно на отношения в семье. Практике известны случаи, когда семья распадалась в связи с тем, что свидетель был вынужден давать показания, изобличающие его родственников в преступлении. Избежать в определенной мере подобных осложнений семейных отношений можно, освободив близких родственников обвиняемого от обязанности давать показания в том случае, когда они не желают выступать свидетелями по делу своего родственника»

Так, в Октябрьский районный суд, в качестве свидетеля была приглашена А. Обвиняемый по уголовному делу - ее сын А. обвинялся по статье 159 УК РФ. Из материалов дела и по оперативным данным, было известно, что мать обвиняемого не располагала какой-либо существенной информацией по делу и была приглашена лишь для дачи характеристики обвиняемому А. После того, как суд разъяснил свидетельнице право не давать показания по делу, Андрианова решила воспользоваться предоставленным правом и заявила «это мой сын, я его люблю и не желаю ничего говорить против него.

Важным фактором семейных изменений является политика государства. Сегодня всюду провозглашаются демократические свободы и принципы, ориентируемые на возрождение общечеловеческих ценностей, отказ от устаревших идеологических догм. Тем не менее, начиная с 1917 года,
шло форсированное наступление на семью - шла борьба с

1 Г.Ф. Горский, Л.Д. Кокорев, Д.П. Котов Судебная этика. Изд-во Воронежского ун-та. 1973. с.93.

2 Следственный номер 09/4401, дело находится в Октябрьском районном суде г. Ижевска.

125

традиционными семейными ценностями и нормами и в целом на ослабление институтов семьи и брака. В 1921- 1929 годах шла массовая пропаганда, ориентированная понижение исторически сложившихся устоев, насаждались постулаты коммунистической теории. Советское законодательство развивалось в направлении разрушения традиционных семейных норм и запретов.

Безусловно, политика государства повлияла на общую девальвацию семейных ценностей, на ослабление семейных связей и родственных уз, обострение межпоколенных конфликтов, что отразилось на ускорении распада крупных расширенных семей.

Поступок Павлика Морозова, который раскрыл кулацкий заговор с участием отца, то есть по сути предал своего близкого, восхвалялся со страниц газет и журналов. Сегодня большинство считает поступок Павла предательством по отношению к отцу, и называют Морозова - человеком, потерявшим сыновью совесть. Пропаганда 30-х - 40-х годов ставило этот поступок в пример.

Кардинальные изменения во всех сферах общественной жизни начались со второй половины 80-х - 90-х годов. Сегодня функционирование семьи осуществляется на основе исторически устойчивых социокультурных ценностей и норм семейного образа жизни, так как какой бы кризис не переживало человечество, нет нужды доказывать, что семья, «семейственное жизнепонимание» - это единственная альтернатива «обесчеловечиванию» человека в толпе, это сокровенная почва для нравственной жизни. Семья -связывает нас с прошлым, с традицией, с родовой силой жизни, хранит опыт интимного и гармоничного единения людей, на котором только и может держаться любое общество.

’ См.: более подробно Дорохина О.В. Семейная политика государства как объект исследования // Вестн. Моск. Ун-та. Сер. Социология и политология. 1997. № 2. с. 124-131.

126

Резюмируя сказанное, считаем, что институт семьи, приоритет интересов семьи, с точки зрения отдельных индивидов может повлиять на выбор человека, принимающего решение по поводу свидетельского иммунитета.

Отказ от дачи свидетельских показаний в силу свидетельского иммунитета, может быть обусловлен страхом перед общественным мнением. Каждый из нас имеет личные секреты, тайны. Некоторые могут негативно относиться к тому, чтобы их секреты стали всеобщим достоянием. Личную тайну могут составлять сведения о фактах из биографии, о наследственных и приобретенных пороках, о наличии заболеваний или зависимостей (от алкоголя, от наркотиков), об участии в каких-то событиях, о наличии каких-либо порочащих связях (например, с преступным миром).

Некоторые семьи иногда желают скрыть обстоятельства, которые касаются всех без исключения членов данной семьи или одного из ее членов. Семейную тайну могут составлять сведения известные группе живущих вместе родственников (жена и муж, родители с детьми), но по каким - либо причинам скрываемые от других. Чаще всего семейную тайну составляет информация, либо обстоятельства, касающиеся всей семьи, либо кого-либо из ее членов. По мнению Т.Н. Москальковой «юридические правила о неприкосновенности семейной тайны органически производны от древнейших социально-нравственных установлений, основанных на глубинных признаках человеческого естества, кровных узах и моногамном супружестве, и соответствуют моральным штампам, непреложным и непреходящим для всех эпох и народов. Поэтому властное вторжение в среду этих предельно деликатных, интимных отношений всегда ассоциируется с бесчеловечностью, морально ранит, затрагивая самые тонкие струны человеческой души, и способно решительно повлиять на общественную оценку права, закона, правосознание человека.»

1 Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания.- М., 1996., с.27.

127

Государство на конституционном уровне провозглашает юридические гарантии неприкосновенности личной жизни, статья 23 Конституции РФ закрепляет за гражданами право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту их чести и доброго имени. Указывается, что каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Тем не менее, в сфере уголовного судопроизводства, когда в отношении кого-либо начинается уголовное преследование, то становится возможным, в интересах установления истины по уголовному делу, некоторое сужение конституционных прав. Так, органы милиции, ФСБ, прокуратуры и других структурных подразделений правоохранительных органов обладают правом проникать тем или иным образом, в частную жизнь граждан в связи с расследованием совершенных ими (или в отношении их) преступлений, либо при наличии данных о совершающемся преступлении, о несчастном случае, а так же для обеспечения личной безопасности граждан и общественной безопасности.1 Однако даже в этом случае, действует право, закрепленное ст. 51 Конституции России на свидетельский иммунитет.

У индивида есть все основания полагать, что в ходе расследовании уголовного дела не исключается разглашения какой-либо информации. Влияние на иммунитанта при принятии решения оказывает беспокойство за то, что какие-то обстоятельства из жизни станут известны общественности: уголовное дело передается из рук в руки, доступ к нему имеет немалое количество людей (следователь, прокурор, адвокат, судья, технические работники правоохранительных органов), дела чаще всего рассматриваются в открытом судебном заседании, а затем длительное время хранятся в архиве без права забрать его себе.

1 См.: Ст. 11 Закона РСФСР от 18 апреля 1991 г. «О милиции»; ст. 11 Закона РФ от 24 июня 1993 г. «О федеральных органах налоговой полиции»; ст. 13 Федерального закона от 3 апреля 1995 г. «Об органах федеральной службы безопасности в РФ».

128

В этой связи, несколько подробнее хотелось бы остановиться на морально- нравственных категориях «честь» и «достоинство». Именно эти нравственные категории порой подвергаются «опасности», когда лицо вовлекается в уголовно - процессуальную деятельность по обнаружению, собиранию, проверке и оценке доказательств.

Морально-нравственная категория «достоинство» означает особое моральное отношение человека к самому себе и отношение к нему со стороны общества. Как отмечается в Преамбуле Международного пакта о гражданских и политических правах «признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира».1 Достоинство -неотъемлемое свойство человека, как высшей ценности, принадлежащей ему независимо от того, как он сам и окружающие люди воспринимают и оценивают его личность. Человек не может быть умален в своем достоинстве.

Закрепленное в Конституции РФ «никто не обязан свидетельствовать против себя самого себя, своего супруга и близких родственников…», а так же в части 3 статья 20 , статьях 46, 52, 53 Уголовно-процессуального законодательства правила, являются нормами, обеспечивающими достоинство человека.

Категория «достоинство» тесно связана и во многом сходна с категорией «честь». Мы довольно часто встречаем словосочетание «честь и достоинство» вместе. Однако эти два понятия не тождественны. «Подобно достоинству, понятие честь раскрывает отношение человека к самому себе и отношение к нему со стороны общества. При этом если представление о достоинстве личности исходит из принципа равенства всех людей,
в

1 Права человека и судопроизводство. Собрание международных документов. Варшава. 1994. с.

97.

2 Часть 3 статьи 20 содержит правило, запрещающее домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер.

129

моральном отношении, то понятие «честь», наоборот, дифференцированно оценивает людей, что находит отражение в их репутации».1

Каждый человек может претендовать на то, чтобы мнение окружающих о его нравственном облике складывалось на основе объективных данных о его личности. Защита чести и достоинства граждан -обязанность государства. Применительно к уголовно-процессуальной деятельности, хотелось бы отметить, что вред индивиду может причинить распространение должностным лицом правоохранительных органов информации, которая хотя и соответствует действительности, но по каким- либо причинам может причинить вред человеку. К такого рода информации могут относиться: сведения об интимной жизни, о прошлой судимости, об анонимном лечении от чего-либо, о физических недостатках, какие-либо факты из биографии и многое другое. На практике, нередко лица, которые могли бы дать свидетельские показания заявляют о желании воспользоваться правом на свидетельский иммунитет, не только потому, что могут изобличить своими показаниями близкое лицо (хотя и этот фактор немаловажен), но и в связи с тем, что бояться умалить достоинство, испортить репутацию человека, в отношении которого необходимо дать показания.

При принятии решения по поводу свидетельского иммунитета, определенная категория людей, в большинстве своем верующая, может принять решения, руководствуясь религиозными представлениями, поэтому мы не могли оставить без внимания данный аспект проблемы.

Религия (от латинского religio - благочестие, набожность, святыня, предмет культа) - такая форма мировоззрения, в которой освоение мира осуществляется через его удвоение на «земной» -
естественный,

1 См.: Словарь по этике. /Под ред. И.С. Кона. М, 1981, с. 385.

130

воспринимаемый органами чувств, и потусторонний - «небесный», сверхъестественный, сверхчувственный.’

Религиозные представления невозможно вывести из чувств, переживаний отдельного человека. Они - продукт исторического развития общества. Христианство, буддизм, ислам, иудаизм считаются мировыми и по сей день имеют большое число приверженцев в разных странах, в том числе в России. Одной из исторических миссий религии выступает и выступало формирование сознания единства человеческого рода, значимости нравственных общечеловеческих норм, непреходящих ценностей. В рамках различных религиозных вероучений формировались единые образцы (каноны), нормирующие образ чувств, мыслей, поведение людей.

С помощью торжественной, праздничной обрядности религия

культивирует чувства любви, доброты, терпимости, сострадания, милосердия, совести, долга справедливости.

В рамках настоящей работы мы не имеем возможности рассмотреть все многообразие этических учений подлинных учителей человечества -Будды, Моисея, Иисуса Христа, Мухаммеда, которые заложили основы различных культур и религий, дали начало и имя целым цивилизациям.

Тем не менее, мы попытаемся показать что учение, заповеди Иисуса Христа могут оказать влияние на выбор верующего при принятии решения по поводу свидетельского иммунитета. Своей жизнью и смертью Иисус Христос показал что значит любить. Согласно его учения, любовь смиренна, любовь деятельна, любовь бескорыстна. Она, обмененная на выгоду, славу, наслаждения теряет свое качество. Достаточно известна притча о блудном

•у

сыне , смысл которой заключается в том, что каждый достоен любви и

’ Ведение в философию: Учебник для вузов. В 2 ч. / Под общ. ред. И.Т. Фролова. - М.: Политиздат, 1989. с.32.

2 У отца было два сына. Отец разделил между ними имение. Младший забрав свою часть, ушел далеко от дома и там в распутстве промотал состояние. Впав в нужду, он нанялся пасти свиней, но у него не было даже той еды, что давали свиньям. Тогда вспомнив, что наемники его отца имеют хлеб с избытком он решил вернуться к отцу с покаянием и попросился к нему наемником. Он пришел к отцу и сказал, что согрешил перед ним и недостоин называться сыном. Отец несказанно

131

нуждается в ней, но оступившиеся, падшие больше других (Лк., 15:32). На вопрос о том, что является для него главной заповедью, Иисус ответил «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию, и всем разумением твоим. Сия есть правая и наибольшая заповедь. Вторая же подобная ей: Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф., 22:37 - 39). В христианской заповеди любовь к богу и любовь к ближнему в единстве, и в качестве ближнего указан не только соплеменник или сосед, или единоверец, а каждый человек. Заповедь любви стала для христианства фундаментальной, всеобъемлющей, непосредственно предполагающей и все Моисеевы заповеди. Заповедь любви провозглашенная Иисусом Христом, особенно для верующих, единственный нравственный принцип, основной закон жизни человека.’

Как нам представляется, человек верующий в учение Иисуса Христа и следующий в жизни его заповедям, оказавшись вовлеченным в уголовно- процессуальную деятельность в качестве свидетеля или потерпевшего (здесь мы исходим из того, что человек входит в круг лиц имеющих право на свидетельский иммунитет), примет решение в пользу свидетельского иммунитета, руководствуясь своим религиозным сознанием. Иначе говоря -религия, религиозное сознание верующего человека, на наш взгляд, могут оказать влияние на выбор человека.

Ни в коей мере не претендуя на бесспорность, мы предполагаем, что свидетель, потерпевший при принятии решения по вопросу свидетельствования может исходить из правила «Исходя из своего интереса,

обрадовался возвращению сына, одел его в лучшие одежды, дал ему перстень на руку. обут, на ноги, велел заколоть откормленного теленка и устроил пир. Старший сын вернулся вечером с поля, удивился веселому возбуждению в доме. А узнав его причину рассердился и не хотел даже входить в дом. Отцу, который вышел из дома он бросил упрек, почему он ему, столько лет работающему в доме отца и никогда не перечащему отцу, не дал даже козленка, а в честь брата промотавшего с имение свое с блудницами, заколол откормленного теленка. Не тому, ответил отец, я радуюсь и веселюсь, что тот ушел когда-то из дома и разорился, а тому, что «брат сей твой был мертв и ожил, пропал и нашелся».

1 Более подробно на эту тему смотри: Мень А. Сын человеческий. М, 1989; Библию; 1 альбиаги Э., Пьяцца А. Трудные страницы Библии. Милан - Москва, 1992. Гл. X.

132

извлекай из всего пользу». Нельзя исключить ситуацию, когда лицо линию поведения будет строить исходя из собственной выгоды, пользы, иначе говоря, это утилитарная,1 прагматическая нравственность. Как и другие ценности практического сознания (целесообразность, преимущество) польза представляет собой относительную ценность в отличие от высших ценностей (добро, прекрасное, истина). Вполне реальна ситуация, когда лицо, против которого требуется дать показания, является «кормильцем» свидетеля, потерпевшего, человеком, обеспечивающим большую часть материальных потребностей данного индивида. На основании этого, можно предположить, что исходя из того, насколько это будет полезно, практично, в данной конкретной ситуации и будет сделан выбор.

В завершении необходимо так же отметить, что отказ от свидетельствования против своего супруга, близкого родственника может быть связан со скрытым от посторонних, оказанием физического, психического, воздействия внутри семьи, как со стороны самого подозреваемого (обвиняемого, подсудимого), так и со стороны членов его семьи (родственников). Психическое насилие может выражаться в угрозе применить физическое насилие или причинить иной вред как самому свидетелю, потерпевшему, так и детям, родителям, другим родственникам. Например, угрожая тем, что будут созданы «невыносимые» условия жизни, уничтожено имущество и тому подобные. Желая избежать обострения отношений, испытывая беспокойство за свою жизнь и здоровье, а так за своих близких свидетель (потерпевший) могут выбрать вариант поведения -отказаться от дачи свидетельских показаний, руководствуясь не интересами сохранения семьи, или беспокоясь умаления своего достоинства и чести, религиозными убеждениями или в целях сохранения личной или семейной

1 Мы исходим из того, что под «утилитаризмом» понимается характеристика всего того, что сориентировано на пользу.

133

тайны, а именно, под воздействием угроз или уговоров со стороны близкого лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

Подводя итоги сказанного, мы считаем, что реальность анализа приоритетов, наиболее значимых ценностей, отношений, институтов противоречива и трудна - происходит жизнь и свидетель (потерпевший) вовлечен в нее, выбирая отказ от свидетельствования, личность может руководствоваться: интересами семьи (желанием сохранить семью, семейное доверие, добрые отношения внутри семьи, любовь к своим близким); общественным мнением (боязнью того, что в результате допроса могут стать известны сведения, составляющие личную и семейную тайну, что в свою очередь может умалить достоинство человека в глазах общества); религиозными представлениями; полезностью (подходом к проблеме с точки зрения, насколько для меня это полезно, выгодно), боязнью (страхом перед чем-то) - всем тем, что может оказать влияние на выбор иммунитанта, принимающего решение.

Мы не претендуем на то, что высказанная нами точка зрения, бесспорна и правильна. Выбор свидетеля (потерпевшего) может быть мотивирован иными интересами, в том числе и интересами общества.

Достоверно, что в рамках уголовного процесса человеческая деятельность четко регламентирована, тем не менее, правила свидетельского иммунитета предусматривают свободу выбора. В рамках предоставленной свободы есть возможность выбрать более нравственный вариант поведения, однако пороги нравственности у каждого свои. Индивид, решая для себя проблему свидетельствовать или нет, может стремиться к справедливости, считая ее наибольшей и наивысшей ценностью.

Этимологически русское слово «справедливость» с очевидностью восходит к слову «правда», часто мы встречаем словосочетания: справедливый человек, справедливое общество, праведная жизнь. В словаре

1 Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка., М., 1998. - Т. 4.. с.299.

134

В. Даля «справедливость» также приравнивается к слову «правда», однако в значении «правосудие», а основное слово «справливать» (то есть править, прямить, выправлять), и в качестве первых значений имеет: «правильный», «сделанный законно», а затем уже «по правде», «по совести». Это лексико-симантическое обстоятельство представляет интерес для раскрытия нравственного значения справедливости.

Понятие справедливости не имеет объективно данного, вполне конкретного предметного содержания и поэтому не может определяться так, как понятия науки, объективно-истинные знания. Кто-то может представлять справедливость как субъективное явление « что справедливо для одного не может быть справедливо для другого». Противоположно другие представляют, что справедливость «глубоко входит в сущностные стороны бытия, обладает ясно выраженными общезначимыми чертами»’

Обычно, справедливыми считают исполняющих закон и отвечающих добром на добро, а несправедливыми - чинящих произвол, нарушающих права людей (лишающих их свободы и имущества), не помнящих сделанного им добра. Справедливым признается воздаяние по заслугам и, соответственно, несправедливым - незаслуженные почести и наказания. Справедливы объективные решения и несправедливы пристрастные. Принцип справедливости требует уважения прав и достоинств людей. Или, иначе говоря, справедливость заключается в исполнении человеком своих обязанностей.

Справедливость - в числе других - есть и фактор правовой, предполагающий те или иные представления о правах и обязанностях. Обязанности могут быть:

1 .Основанными на обязательствах по договору (письменному, устному) принятыми как частными, так и юридическими лицами;

2.Установленные конституцией, декларацией, законом;

1 Рачков П.А Правда -справедливость // Вести. Моск. ун-та. Сер. 7. Философия. 1996. №1., с. 19.

135

3 .Исходящими из всеобщих нравственных представлений о человеке, человеческом достоинстве, праве личности на уважение.

Обладая определенными обязанностями, мы обладаем и правами. Применительно к уголовно-процессуальному праву, следует отметить, что у субъектов уголовно процессуальной деятельности, так же есть права, например, давать показания, не свидетельствовать в определенных законом случаях, заявлять ходатайства, обжаловать незаконные постановления и приговоры суда, другие права. Имеются обязанности: давать правдивые показания, подчиняться законным требованиям и распоряжениям сотрудников правоохранительных органов, являться по повесткам и другие.

«Возложение на лицо обязанностей не должно ставить его в бесправное положение. Категории «процессуальное право», «процессуальная обязанность» являясь относительно самостоятельными, в полной мере проявляют себя во взаимодействии. Связь данных парных категорий образует закон науки, согласно которому нет прав без обязанностей и наоборот нет обязанностей без прав. Важным моментом единства прав и обязанностей является их соразмерность, нарушение баланса между ними, возложение на лицо одних обязанностей делает его бесправным, наделение же только правами - дает привилегии и влечет безответственность.1

Требование недопущения несправедливости, трактуемое как запрет несправедливости в отношении других, означает не допускать совершения несправедливости в отношении других, так же как и в отношении себя. Вывод, соблюдение справедливости в отношении других предполагает исполнение своих обязанностей. Справедливость в отношении себя предполагает отстаивание собственных прав.

Применительно к проблеме свидетельского иммунитета, отметим, что общая обязанность свидетеля, потерпевшего - дать полные и правдивые показания по делу - это будет справедливым, так как
поможет

1 Демидов И.Ф. Проблема прав человека в российском уголовном процессе., М. 1995. с. 38.

136

правоохранительным органам изобличить преступника и наказать его за совершенное преступление. В свою очередь, будут ущемлены права того, в ущерб интересам которого будут даны показания. Чему иммунитант отдаст предпочтение? Эту же проблему поставил Платон устами Сократа в диалоге «Горгий». «Так же если кто из родных или друзей совершит несправедливость, то скрывать это нельзя, - надо идти в суд и объявить о прегрешении близкого человека и, таким образом содействуя наказанию, помочь родичу или другу освободиться от зла. И наоборот, если враг совершит преступление, нужно всеми средствами добиваться, чтобы он остался безнаказанным и к судье не попал, а смог попользоваться своим преступлением и, стало быть, принял свою смерть не очистившимся от несправедливости». Сократ говорит, что человек должен быть сам первым своим обвинителем, и своим, и своих близких, он требует от совершившего зло употребить все свое красноречие: чтобы преступление было до конца изобличено и тем самым виновный, неся наказание, избавился от величайшего зла - от несправедливости.2

Мы не призываем всех руководствоваться принципом справедливости при решении вопроса о свидетельском иммунитете и не требуем всегда и везде ее отстаивать. Осуществляя выбор в пользу чего-либо, человеку часто приходится жертвовать одним ради другого и что для него предпочтительнее, что выберет конкретный свидетель, потерпевший, как он себя поведет, зависит от его нравственности. Готовой формулы, готового алгоритма при решении житейских проблем, ситуаций, задач, в том числе в сфере уголовного судопроизводства, мы предложить не можем, каждый решает сам за себя.

1 Платон. Горгий // Платон. Соч. в 3 т. Т.1., 1968. с. 364 -365.

2 См.: Платон. Горгий // Указ. изд. С.304.

137

3.2. Нравственная, правовая культура и свидетельский иммунитет

Само слово культура, происходит от латинского «cultura», что в переводе на русский означает возделывание, обработка, совершенствование, образование, воспитание. В словаре В.И. Даля отмечается так же, что культура - это образование, умственное и нравственное.1 Субъектом культуры, ее носителем являются как общество в целом, так и его структурные образования: нации, социальные слои, профессиональные общности и каждый человек в отдельности. Человек является субъектом и объектом культуры. В определенном смысле культура человека выступает, как своеобразное единство культур: политической, профессиональной, эстетической, нравственной, и правовой.

Правовая культура характеризует уровень развития права, законодательства, осведомленность о нем в обществе, состояние законности и правопорядка. Одним из показателей правовой культуры является уровень правосознания в обществе. Это правовые взгляды и чувства наших граждан, через которые они выражают свое отношение к действующему праву, новые правовые требования, отражающие потребности общественного развития, степень осознания необходимости выполнения законоустановлений. Правовую культуру можно рассматривать применительно к личности каждого гражданина и как профессионально-правовую культуру.

Сегодня мы наблюдаем безрадостную картину юридического бескультурья. Законы принимаются, публикуются, однако порой применяемые в большом количестве юридические нормы не стыкуются, плохо синхронизированы. В результате возникают острейшие коллизии. Кроме того, некоторые общественные отношения, нуждающиеся в правовом регулировании, остаются без внимания. Правовая культура
гражданина

1 Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1998.- Т.2: И-О.с-217.

138

проявляется в первую очередь - в знании действующего законодательства. Конечно, нельзя требовать от гражданина знания всех законов, всех нормативных актов. Тем не менее, мы считаем, что в первую очередь каждый должен знать Конституцию своей страны, свои основные права и свободы.

Практикующие адвокаты сегодня часто слышат о том, что человек не знал о своем праве не давать показания против самого себя, своего супруга и близких родственников, что сотрудник правоохранительных органов не разъяснил им сущность данного права. Однако граждане должны и сами проявлять инициативу, самостоятельно знакомиться с основными нормативно-правовыми актами, по крайней мере, содержащими их основные права и свободы.

Человек не знающий своих обязанностей и их пределов не в состоянии их соблюдать и бессилен перед произволом власти, он уступает ей, проявляет покорность. Применительно к интересующей нас проблеме свидетельского иммунитета, отметим, что свидетель, потерпевший, зная, что «можно» и «должно», может отказаться от дачи показаний, даже под угрозой со стороны следователя привлечением к уголовной ответственности. Располагая информацией о том, что реально привлечь его невозможно в соответствии с примечанием к статье 308 УК РФ, согласно которому «лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или близких родственников», а так же на основании статьи 51 Конституции России. Кроме того, находясь в курсе относительно своих прав и свобод можно так же требовать фактического соблюдения своих прав, создания необходимых условий для их соблюдения.

Если гражданин, знающий свои права, ознакомленный со статьей 51 Конституции РФ решит сегодня более подробно ознакомиться со своим конституционным правом, перед ним возникнут некоторые проблемы. Как известно, право в его зрелом и развитом виде имеет вид системы норм,

139

нормы, содержат общие правила поведения. Как известно, нынче уголовно-процессуальное законодательство России не содержит четких и ясных положений регламентирующих право на свидетельский иммунитет, поэтому гражданин, возможно, обратится в случае необходимости за разъяснением к профессионалу. Юрист, в свою очередь, так же выразит свое собственное представление о понятии, содержании свидетельского иммунитета, поскольку закон, к которому как профессионал, так и гражданин должны были бы обратиться за разъяснением - Уголовно- процессуальный кодекс, не содержит не только процессуальных правил применения свидетельского иммунитета, но и понятия. Сегодня мы имеем только основное, исходное положение - не свидетельствовать против себя и своих близких.

Правовая культура гражданина характеризуется так же его стремлением строить свое поведение в соответствии с предписаниями юридических норм. Кроме того, каждый гражданин должен уважительно относиться к праву, уважать чужие права, добросовестно исполнять свои обязанности.

В этой связи, хотелось бы отметить, что несмотря на то, что лицо считает себя свободным от дачи показаний в силу статьи 51 Конституции РФ, в случае вызова в органы предварительного расследования или в суд, обязано в назначенный срок явиться, предоставить соответствующий документ, подтверждающий наличие родства или свойства. В случае возникновения вопросов установочного характера (фамилия, имя отчество, дата рождения, документы и пр.) необходимо ответить. Если у законного представителя несовершеннолетнего выясняются сведения,

характеризующие жизненные условия несовершеннолетнего, его интеллектуальный уровень, то на подобные вопросы, полагаем, необходимо дать ответ.

Сегодня очень много говорят о том, что современное правосознание граждан крайне деформировано, неустойчиво. Что оно сложно, незрело,

140

противоречиво и отражает характер нашего смутного времени. Определенную роль играет и простое незнание своего права. Актуально замечание И.А. Ильина о том, что «народ не знающий законов своей страны ведет внеправовую жизнь или довольствуется … неустойчивыми зачатками права … Народу необходимо и достойно знать законы, это входит в состав правовой жизни»1.

Уголовно - процессуальная деятельность всегда находится под пристальным вниманием общества. Источниками информации о деятельности правоохранительных органов, об издании новых законов, изменениях и дополнениях в действующие законы, новых правовых институтах являются: телевидение, газеты, журналы, Интернет и другие средства массовой информации. Тем не менее, ознакомившись с публикациями газет и журналов за последние 6 лет, пользующихся наибольшей популярностью у населения (Аргументы и факты, Московский комсомолец, Российская газета, Работница, Крестьянка и другие), мы пришли к выводу, что публикаций, касающихся прав человека, особенно в области уголовного права и процесса очень мало.

Уголовно-процессуальная деятельность - это одна из тех сфер, где наиболее достоверно серьезное вмешательство в личную жизнь человека, поэтому сегодня гражданин должен быть «достаточно вооружен» правовыми знаниями, в первую очередь, в личных интересах. Средства массовой информации должны оказывать гражданам в этом помощь. Некоторые граждане в силу своего материального положения не могут приобрести специальную литературу или обратиться в юридическую консультацию, поэтому газеты, особенно читаемые населением, проявляя заботу о своих читателях, могли бы содействовать повышению правовой культуры нации.

В 1998 году только в Удмуртии было зарегистрировано 28 тысяч 385 преступлений, через суды Удмуртской Республики в 1998 году прошло 13

1 Ильин И.А. О сущности правосознания. М, 1993. С.23-24.

141

тысяч 407 уголовных дел. Такое количество совершенных преступлений свидетельствует о том, что граждане часто становятся объектами преступных посягательств, сами совершают преступления, порой являются свидетелями преступлений. Поэтому знание своих прав и свобод в сфере уголовно-процессуальной деятельности весьма важно и актуально для каждого.

Право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников закрепила Конституция РФ от 12 декабря 1993 года. Свидетельский иммунитет - право не изобличать себя и своих близких - крупное этическое явление, большое достижение правовой мысли. Тем не менее, в средствах массовой информации не было ни бурных оваций, ни критики, посвященной данному вопросу. В журналах: «Российская юстиция», «Законность», «Следователь» было опубликовано ряд статей посвященных вышеобозначенной проблеме, что касается неспециальных изданий, предназначенных для широкого круга читателей, то можно назвать только одну статью, опубликованную в 1994 году, в газете «Ваше право», где автор статьи, кандидат юридических наук О. Зайцев, разъясняет в популярной форме гражданам сущность свидетельского иммунитета и содержание статьи 51 Конституции РФ. В 1999 году стала выходить передача адвоката Якубовского, в одной из которых автор сказал: «Если вы попали в ситуацию, когда не исключено, что вас попытаются привлечь за что либо, помните, о своем праве молчать».

«История свидетельствует, о том, что во всех государствах (с разной степенью осознанности и качества) осуществляется деятельность по распространению воззрений о праве и правопорядке, для чего используются имеющиеся в распоряжении средства: церковь, литература, искусство, школа (всех уровней), печать, радио, телевидение, специальные юридические учебные заведения. Иными словами, правовое воспитание является составным компонентом идеологической функции любого
государства».

’ Общая теория государства и права. Под. ред. проф. М.Н. Марченко. Т.2.- М., 1998. с.395.

142

Сегодня правовому просвещению и правовому воспитанию широких масс, со стороны государства, по нашему мнению, уделяется недостаточное внимание. К средствам правового воспитания относятся: правовая пропаганда, правовое обучение, юридическая практика, самовоспитание. Особое место занимает проблема «правового минимума», некоторого обязательного уровня знания права, которым должен обладать каждый, независимо от социального статуса. Например, раньше общество «Знание» направляло специалистов, в той или иной области знаний, с лекциями, в том числе, с лекциями по праву на предприятия, учреждения. Практикующих юристов, преподавателей вузов, приглашали на предприятия, учреждения с просьбой выступить по той или иной интересующей теме. Сейчас, как известно, учебы, семинары, проводятся лишь в узких кругах специалистов, в правоохранительных структурах, на юридических факультетах вузов.

Мы считаем, что прежний опыт осведомления граждан об их правах и свободах должен быть возрожден, так как потребности общества в знании своих законных прав, в том числе и права на свидетельский иммунитет сегодня не удовлетворяются.

Безусловно, правовая информированность граждан зависит от социально- демографических, временных, географических и половозрастных особенностей субъектов. Информированность граждан может быть низкой, средней, высокой. Обычно субъекты с очень низким уровнем правовой информированностью вообще ничего не знают о наличии у них каких-то прав и свобод, другие, знают основные традиционные правила поведения, составляющие необходимые условия коммуникаций, которые они чаще всего реализуют на уровне интуиции. Для граждан со средним уровнем правовой информированности характерно умение ориентироваться в правовых ситуациях, способность осмыслить содержание норм права и соответственно осуществить выбор поведения. Постоянный интерес к праву, потребность в углублении качества правовой
информированности,

143

критическое восприятие и использование правовой информации характерна для юристов-профессионалов, лиц с высоким уровнем правовой информированности.’

Особое значение имеет уровень правовой культуры должностных лиц, сотрудников правоохранительных органов. Эти лица в силу своих должностных обязанностей постоянно занимаются правоприменительной, правоохранительной деятельностью. Они должны знать не только принципы, аксиомы права, но и источники права. Изучать научную литературу, судебную и следственную практику по реализуемым отраслям права. Кроме того, учитывать и усваивать новые знания из любой отрасли права.

Мы неоднократно отмечали, что в связи с закреплением в Конституции РФ положений статьи 51, у практиков возникли проблемы с практическим применением данной нормы права. Именно в случае со свидетельским иммунитетом, стало заметно, что правовая подготовка специалистов- юристов не исчерпывается формальными юридическими знаниями. Не имея ясных, законодательно закрепленных правил касающихся свидетельского иммунитета, практики стали обращаться к опыту мирового сообщества, которое выработало и закрепило в международных актах основные процессуальные гарантии, удовлетворяющие представлениям о справедливом уголовном процессе, опыту зарубежных стран, в которых правила, касающиеся свидетельского иммунитета и привилегии против самообвинения, закреплены как правовые категории. Мы видим, что сегодня, непосредственно в ходе практического применения статьи 51 Конституции РФ, формируются правила свидетельского иммунитета, которые возможно и будут закреплены в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации.

1 Подробнее см.: Боер В.М. Правовая информированность и формирование правовой культуры личности (вопросы теории). Автореф. дисс. к. ю. н. СПб., 1993. С. 14-15.

144

Исследуя вопросы, связанные с правовой культурой должностных лиц, сотрудников правоохранительных органов, необходимо отметить, что данную категорию лиц должно отличать устойчиво положительное отношение к праву и практике его применения. Например, Генеральный Прокурор Российской Федерации в своем интервью в журнале «Уголовное право», выразил, на наш взгляд, свое негативное отношение к статье 51 Конституции РФ, в частности указал: « начали с ним работать, но он, ссылаясь на пресловутую статью 51 Конституции РФ, отказался отвечать». На наш взгляд, недопустимо умаление роли и значения прав граждан, в том числе, права на свидетельский иммунитет.

«Правовая культура характеризуется состоянием правосудия, законности и правопорядка. В нее входят ценностные ориентации общества, социальных групп и слоев населения, а также индивидов, имеющие юридическое значение… Сама правовая культура представляет собой ценность в той мере, в какой позволяет людям пользоваться благами свободы и справедливости, служит обеспечению достоинства личности, участвует в достижении достойного и достаточного уровня жизни».2

Правовая культура функционирует во взаимодействии с другими областями и сферами культуры, в том числе с этической (нравственной культурой). Особенно важно значение нравственной культуры в современных условиях, в условиях демократических перемен в стране. Тысячелетняя культурная традиция России была насильственно прервана в 1917 году. Массовые репрессии против крестьян, истребление интеллигенции, расправы с целыми народами, духовенством поддерживались с помощью законов и постановлений государства. Семьдесят лет насаждалась идеология тотальной перестройки мира, общества, человека. Нравственную культуру создать искусственно весьма

1 Пресловутая - значит широко известная, нашумевшая, но сомнительная или заслуживающая отрицательной оценки. Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1988. с.474.

2 Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. - М.: Юрист, 1994. - с. 165.

145

проблематично, хотя такие попытки предпринимались, например, путем формулирования «кодекса строителей коммунизма».

«Нравственность имеет два главных источника. Во-первых, она вырастает из труда, быта и досуга органических социальных общностей, опирается на хозяйственно бытовой и политический уклад жизни, укоренена в деятельности социальных институтов. К таким общностям и институтам относились в дореволюционной России крестьянство, дворянство, мещанство, интеллигенция, семья, священнослужители, монархия и тому подобное. Второй источник нравственности - вечные и универсальные духовно-нравственные ценности… Оба этих источника были либо разгромлены, либо замутнены, и восстановить их будет нелегко» .

Масштабы насилия, страх и ложь парализовывали волю людей, приводили к моральной деградации. Уголовный процесс не отменялся, он «лишь» из инструмента установления истины и защиты прав человека превратился в ритуал пыток и убийств. Нельзя оставить без внимания, тот факт, что не один диктатор не обходится без карательного аппарата. Нужно помнить, что были следователи, оперативники, охранники, прокуроры, судьи - которые содействовали «машине подавления и истребления». Была продумана и система разнообразных психологических приемов, угроз и посулов, издевательств и унижений. «Закон предусматривал уголовную ответственность членов семьи военнослужащего даже в тех случаях, когда они ничем не способствовали его измене или вообще не знали о ней. Впрочем, на словах утверждалось, что сын за отца не отвечает. На деле же отвечали и сыновья, и дочери, и другие родственники. Отвечали и родители за своих невиновных детей. Известны случаи, когда в НКВД заставляли

1 Какая философия нам нужна?: Размышления о философии и духовных проблемах нашего общества / Сост.: Ю.Н.Солонин. - Л., 1990. - с.123.

146

мужа развестись с женой - дочерью «врага народа», требовали стать осведомителем.»1

Укоренившееся беззаконие привело к деформации массового сознания. Человек, который входил в кабинет к следователю оставлял все свои права за дверью. В таких условиях, безусловно, никакой речи о введении иммунитета свидетеля, потерпевшего быть не могло. Интерес публичной власти осуществляющей производство по делу ставился на первое место. Государству был удобен, выгоден беззащитный и бесправный человек.

С приходом к власти Н.С. Хрущева над страной пронесся ветер перемен, люди почувствовали себя свободнее, покорности и страха стало меньше. После смещения Н.С. Хрущева в 1964 году и прихода к власти Л.И. Брежнева в стране два десятилетия насаждались беспамятство, ложь и беззаконие, но только в иных формах и проявлениях. В 1985 году появилось новое понятие «Перестройка». Общественное сознание прочно связало это понятие с понятием нравственности, морали. Общий уровень нравственности - важнейший показатель культуры. Нравственная культура -это одно из важнейших условий формирования здорового общества. Можно сказать, что нравственная культура сотрудника правоохранительных органов (а так же культура личности вообще) состоит из культуры нравственного сознания, культуры нравственных отношений и культуры поведения. В нравственном сознании можно выделить два уровня: рациональный и чувственный. Взаимодействуя друг с другом, они позволяют умом и сердцем, с позиции добра и зла, или с позиции наименьшего зла, оценивать социальные явления.

Общество заинтересованно в профессиональном мастерстве, высокой культуре тех, кто судит, распоряжается судьбами людей (ресурсами общества), от кого зависит дальнейшее благополучие личности.
Вне

1 См.: Истина … И только истина! Пять бесед о судебно-правовой реформе. - М.: Юрид. лит., 1990. с. 28.

147

зависимости от служебных обязанностей сотрудников правоохранительных органов, будь то следователь, судья, прокурор, адвокат - каждый должен строго соблюдать закон, быть профессионалом в своем деле, сохранять честность и порядочность в любой ситуации.

Одним из объективных показателей нравственной зрелости личности является культура нравственного поведения. Применительно к свидетельскому иммунитету, мы понимаем, что субъективное мнение относительно необходимости, целесообразности закрепления в уголовно- процессуальном законодательстве страны данного института у сотрудников правоохранительных органов (дознавателей, следователей, прокуроров, судей, адвокатов) может не совпадать, тем не менее, Конституция РФ закрепила данное право за российскими гражданами, а закон, есть закон - его необходимо соблюдать. Не зависимо от того решения, которое принимает свидетель, потерпевший (имеются в виду лица, имеющие право на свидетельский иммунитет) по вопросу дачи им показаний, сотрудник правоохранительных органов не должен допускать грубости и пренебрежения, обязан проявлять терпеливость и демонстрировать безупречную культуру поведения. Одним из основных требований культуры поведения является вежливость в обращении с другими людьми. Несмотря на то, что данное уголовное дело неприятно, несмотря на внутреннее раздражение к допрашиваемому, антипатию - нельзя поддаваться этим чувствам, необходимо преодолеть их. Вежливость и такт должны проявляться во внимании к правам и законным интересам потерпевшего, свидетеля и другим лицам, участвующим в уголовном процессе. Сотрудники правоохранительных органов обязаны четко и ясно разъяснять предусмотренные законом права гражданам. Следователь, дознаватель, прокурор, судья, не разъяснивший или невнятно (непонятно, плохо) разъясняющий право не свидетельствовать против себя
самого, своего

148

супруга и близких родственников - скрывает от личности крупнейшее достижение правовой мысли, использует его в своих интересах.

К культуре поведения относится умение дорожить своим и чужим временем. Например, многие свидетели жалуются на то, что несмотря на точно указанное в повестке время, их вынуждают несколько часов ждать в коридоре, ожидая приглашения. Бывает, что свидетеля специально некоторое время заставляют ждать, томиться в коридоре, полагаем, что применение подобных тактических приемов не соответствует нормам морали.

Таким образом, мы считаем, что взаимодействие правовой и нравственной культуры весьма важно и значимо. Надеяться на законопослушное поведение граждан можно только одновременно формируя нравственное и правовое сознание, которые необходимо развивать и совершенствовать. Подлинно правовая и нравственная культура в сфере уголовного процесса - это высокая степень совершенства, достигнутая следователями, прокурорами, адвокатами и другими участниками уголовно- процессуальной деятельности, на основе точного исполнения норм закона и соблюдения норм нравственности.

149 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Пронесшиеся над российским обществом перемены последних лет повлекли за собой серьезные изменения. Сегодня мы признаем, что жили в условиях тоталитаризма, когда государство - все, человек - ничто. Беспощадно подавлялось всякое отклонение от определенной государством нормы, люди были лишены как фактически так и юридически прав и свобод. Действовал принцип, согласно которого: запрещено все, кроме предписанного. В этих условиях, безусловно, о введении освобождения от предусмотренной законом обязанности давать свидетельские показания не могло быть и речи.

Сегодня в России поэтапно, порой в условиях старых, отживших свое жизненных представлений, проводятся экономические, политические, социальные и судебные реформы. Все, кто серьезно задумывается над процессами, происходящими в жизни современного общества, и перспективами духовного развития личности не могут не обращать внимания на повышение роли нравственных начал.

Закрепление в Конституции Российской Федерации от 12 декабря 1993 года права не свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом, а так же возможности устанавливать иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания, свидетельствует об ориентации государства на приоритет интересов личности.

Настоящее исследование было посвящено вопросам, касающимся нравственных и правовых основ свидетельского иммунитета в уголовном процессе. Законодательное закрепление правил свидетельского иммунитета направленно на обеспечение и защиту прав и законных интересов лиц, вовлекаемых в уголовно-процессуальную деятельность, поскольку
здесь

150

наиболее достоверно серьезное вмешательство в личную жизнь человека, часто возникают проблемы как правового, так и нравственного плана.

Государство согласилось с необходимостью отказа от ограничений, ставящих на нет человеческий выбор в отношении дачи свидетельский показаний, против самого себя, своего супруга и близких родственников. Кроме того, предусматривается право некоторых лиц (например, адвоката, священнослужителя, депутата) на свидетельский иммунитет, когда польза может быть принесена только при надлежащем доверии к его скромности со стороны обратившегося.

С учетом всего сказанного в данном исследовании мы уделили большое внимание процессуальным правилам применения свидетельского иммунитета в уголовном процессе, определили круг лиц, обладающих, по нашему мнению, правом не свидетельствовать, сформулировали понятие свидетельского иммунитета. С учетом многообразных этических стратегий рассмотрели свидетельский иммунитет и пришли к выводу, что это одно из важнейших этических явлений, крупное достижение правовой мысли.

151

БИБЛИОГРАФИЯ

  1. Агаев Ф.А., Галузо В.Н. Иммунитеты в Российском уголовном процессе. Монография. - М.: ТЕИС, 1998. - 135 с.
  2. Алексеев В., Бойков А. Проверка и оценка судом показаний свидетеля //Советская юстиция. - 1968. №1. с. 15-16.
  3. Алексеев Н.С, Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж: Издательство Воронеж, 1980.
  4. Альбрех В. Как быть свидетелем. - Париж: Журнал. «А - Я», 1981. - 19 с.
  5. Ария С. Об адвокатской тайне // Российская юстиция, 1997. №2.
  6. Астанова Л., Гарятдыева Э. Правовое положение свидетеля в советском уголовном процессе. - Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1990.
  7. Ахпанов А.Н. Меры процессуального принуждения: социальная ценность, теория и практика применения: Учебное пособие. - Караганда: КВШ МВД СССР, 1989.
  8. Бастрыкин А.И. Взаимодействие советского уголовно-процессуального и международного права. -Л: Издательство .ЛГУ, 1986.
  9. Бедняков Д.И.Непроцессуальная информация и расследование преступлений. - М.: Юрид. Литература., 1991.
  10. Ю.Бентам Иеремия. О судебных доказательствах. Трактат. -
    Киев.:

Типография М.П.Фица., 1876. П.Бердяев Н.А. Судьба России. - М.: Изд-во МГУ, 1990. - 256 с. 12.Бирюков Е. Закон не должен быть
безнравственным // Российская

юстиция. - 1994. №6. сЗЗ-34. 13.Бойков А. Что такое судебная этика ? - М.: Советская юстиция., 1971. Н.Болдырева М.Г. Правовая культура: Лекция / Московский юрид. ин-т

МВД РФ. -М., 1998. 15.Бородин С.В Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной

программы. - М.: Наука., 1990.

152

16.Бутов В.Н. Уголовный процесс Австрии. - Красноярск: Изд-во КГУ, 1988.

  • 193 с. П.Васильев В.Л. Юридическая психология: Учебник для вузов. М: Юрид.

лит., 1991.-464 с. 18.Ватман Д.П. Адвокатская этика. - М., 1977. 19.Вачеишвили К. Значение свидетельских показаний в суде
первой

инстанции по советскому уголовному процессу. Тбилиси, Изд. Тбил. ун-та,

1966.- 106 с. 20.Ведение в философию: Учебник для вузов. В 2 ч. / Под общ. ред. И.Т.

Фролова. - М.: Политиздат, 1989. - 367 с. 21.Ветрова. Г. Н. Закон и нравственность в уголовном судопроизводстве //

Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11, Право. 1996. №1. с. 51-54. 22.Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социальном

обществе. - М.: Наука., 1979. 23.Владимирский - Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Киев; СПб.,

  1. 24.Власть и право: из истории русской правовой мысли / Сост.:
    А.В.

Поляков, И.Ю. Козлихин. - Л.: Лениниздат, 1990. - 319 с. 25.Вучков Ю. Искусство жить: Пер. с болг. - М.: Политиздат, 1989. - 288 с. 26.Гегель Г.В.Ф. Философия права. - М: Мысль, 1990. - 524 с. 27.Гофштейн. М.А Права свидетеля в советском уголовном процессе. -

Проблемы борьбы с преступностью. М., 1968. 28.Гребенников С.С Если ты свидетель. М.: Юридическая литература, 1982.

96 с. 29.Гуляева А.П. Следователь в уголовном процессе. - М.: Юрид. лит., 1981.-

191с. ЗО.Гуреев П., Никитин Д. Гарантии депутатской деятельности. // Советы

депутатов трудящихся. 1975. № 10. с.97-104.

153

31.Гусейнов А.А. Золотое правило нравственности. - 3-е изд., доп. и перераб.

  • М.: Мол. гвардия, 1988. - 271 с. 32.Гусейнов А.А., Апресян Р. Г. Этика: Учебник. - Гардика, 1998. - 472 . ЗЗ.Денежкин Б.А. Подозреваемый в
    советском уголовном процессе. -

Саратов: Изд-во Саратовского ун-та., 1982 г., - 142 с. 34.Дженкс К. Английское право, М: 1947. 35.Джинджер Э.Ф. Верховный суд и права человека в США. - М.: Юрид.

лит., 1981.-392. 36.Добровольская С. Не свидетельствуйте против себя. // Домашний адвокат.

1995.№23.с.2. 37.Дорохина О.В. Семейная политика государства как объект исследования //

Вестн. Моск. Ун-та. Сер. Социология и политология. 1997. № 2. с. 118-

  1. 38.Дрожжин В. Правосудие в древнем Риме // Российская юстиция. - 1994.

№10. с.31-34. 39.Дубинский А.Я., Чангули Г.И. Судопроизводство по уголовным делам в

Народной республике Болгария: Учебное пособие. - Киев: КВШ МВД

СССР, 1979. 95 с. 40.Еникеев З.Д. Воплощение справедливости в законах - правотворческая

задача // Вестник УдГУ, 1997, №1. 41.Епихин А.Ю. Защита законных прав и интересов свидетеля в уголовном

процессе. Автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 1995. 42.Ефремова Г.
Общественное мнение о преступности и

правоохранительных органах // Уголовное право. 1997. № 4(2). с. 115-124. 43.Ефремова Н.Н. Судоустройство России в X III - первой половине XIX в.

(историко - правовое исследование ). - М.: Наука, 1993. - 192 с. 44.Зайцев О. Свидетель, которому лучше молчать // Ваше право. - 1994. №21

с.12.

154

45.Зайцев О.А. Теория и практика участия свидетеля в уголовном процессе:

Автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 1993. 24 с. 46.Зайцев О.А. Теория и практика участия свидетеля в уголовном процессе.

Канд. дис. М, 1993. 47.Захаров А.А. Историко - философская концепция B.C. Соловьева. М:

Диалог-МГУ, 1998. 48.Защита прав потерпевшего в уголовном
процессе. (Сравнительное

исследование)., М.: Наука, 1993.,- 245 с. 49.3инатуллин 3.3. Насущные
проблемы науки уголовного процесса //

Вестник Удмуртского университета, 1995, №1 50.3инатуллин 3.3. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовным

делам: Учебное пособие / Удм. гос. ун-т. Ижевск: УдГу, 1989. 51 .Зинатуллин 3.3., Зинатуллин Т.З. Общие проблемы обвинения и защиты

по уголовным делам: Учебное пособие / Удм. гос. ун-т.- 2-е изд., испр. и

доп. - Ижевск. 1997. - 114 с. 52.Зинатуллин Т.З. Этика адвоката-защитника / УдГу. - Ижевск: Изд-во

ИэиУУдГу, 1999.-98с. 53.Золотых В.В. Проверка допустимости
доказательств в уголовном

процессе. Ростов-на-Дону: «Феникс», 1999. - 288 с. 54.Ибрагимов М.М., Куличенко В.В., Съедин Б.Г. Профессиональная этика и

эстетическая культура сотрудников органов внутренних дел. - Киев., 1990. 55.Иванов Н. Библия и уголовный закон // Сов. юстиция. 1992. № 7. с23. 56.Игнатов С.Д. Субъект профессиональной защиты. Учеб. пособие.
-

Ижевск. Детектив-информ, 1998. - 70 с. 57.Ильин В.В. Моральные абсолюты в нормативном сознании // Вестн.

Моск. ун-та. Сер. 7. Философия. 1992. № 5. с.З - 17. 58.Императивы человечности / Н.Ф. Тарасенко, А. И. Горак, В. А. Демьянов

и др. - к.: Изд-во «Лыбидь» при Киев, ун-те, 1990. - 192 с.

155

59.Истина …И только истина! Пять бесед о судебно-правовой реформе. - М:

Юрид.лит., 1990. - 432 с. - ( Проблемы, дискуссии, предложения). бО.Какая философия нам нужна?: Размышления о философии и духовных

проблемах нашего общества / Сост.: Ю.Н. Солонин. - Л.: Лениниздат,

1990.-238 с. 61 .Калашникова Н.Я. Гарантии прав свидетеля, эксперта, переводчика и

понятого в советском уголовном процессе. - М.: Изд-во МГУ, 1966. - 40 с. 62.Кальницкий В.В., Бекетов О.И. О презумпции доверия к сотруднику

милиции и оценке его показаний. // Государство и право. - 1994. № 8-9.

с.136-143. бЗ.Карнеева Л.М Привлечение в качестве обвиняемого. М., «Юридическая

литература», 1962 - 92 с. 64.Карнеева Л.М. Керттэси И. Проблемы
свидетельского иммунитета //

Советское государство и право. 1989. № 6. с. 57-63. 65.Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и

обоснованность. М., «Юридическая литература», 1971 - 136 с. бб.Карнеева Л.М. Свидетельский иммунитет и его значение // Основания и

порядок реализации уголовной ответственности. Межвузовский сборник

научных статей. Куйбышев, 1989. с 111-115. 67.Карнеева Л.М., Кертэс И. Источники доказательств (по советскому и

венгерскому законодательству) .- М., Будапешт., Юр. Лит-ра., 1985 г., -

135с. 68.Кобликов А.С. Законность - конституционный принцип
советского

уголовного судопроизводства. - М.: Юрид. лит., 1979. - 200 с. 69.Кокорев
Л.Д. Потерпевший от преступления. - Воронеж: Изд-во

Воронежского ун-та., 1964.- 137 с. 70.Комментарий к Конституции Российской Федерации. / Общ. ред. Ю.В.

Кудрявцева. - М.: Фонд «Правовая культура», 1996. - 552 с.

156

71.Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу
Российской

Федерации и Минимальным стандартным правилам обращения с

заключенными. Под общ. ред. П.Г. Мищенкова. - М.: Экспертное бюро-М,

1997.-800 с. 72.Комментарий российского законодательства: Сб. науч. тр. /Российская

правовая академия. /Отв. ред. В.В. Ершов., Л.Б. Алексеев. - М., 1997.- 534с. 73.Королев Г. Тайна исповеди в уголовном процессе // Российская юстиция. -

  1. №2. с.29-30. 74.Коршик М.Г., Степичев С.С. Изучение
    личности обвиняемого на

предварительном следствии. М, «Юридическая литература», 1969 - 80 с. 75.Коченов М. М., Осипова Н.Р. Психология показаний малолетних
и

участие психолога в допросе. // Проблемы психологии следственной

деятельности. Красноярск, 1986. с. 102-111. 76.Кропоткин П.А. Этика: Избр. труды. - М.: Политиздат, 1991. - 496 с. 77.Кузьмина С.С. Лжесвидетельство. Канд. дис. С.Петербург., 1991. - с. 60-

  1. 78.Курс советского уголовного процесса: Общая часть. - М.: Юрид. лит.,

1989.-640 с. 79.Куцова Э. Бесправен ли свидетель? //Юр. газета. 1991. №14. сб. 80.Куцова Э., Лупинская П., Евтеев М. Права и интересы
свидетеля //

Социалистическая законность. 1974. № 1 С. 38-42. 81.Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе.

М., «Юрид. лит.», 1973 - 200 с. 82.Лакосина Н.Д., Г.К. Ушаков.
Учебное пособие по медицинской

психологии. М., «Медицина», 1976. 320 с. 83.Ларин A.M., Мельников Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России.

Лекции - очерки /Под ред. проф. В.П. Савицкого. М.: Из-во «Бек», 1997.-

324 с.

157

84.Леоненко В.В. Профессиональная этика участников уголовного

судопроизводства. Киев., 1981. - 163 с. 85.Ликас А.Л. Культура правосудия. - М.: Юрид. лит., 1990. - 176 с. 86.Малеин Н.С. О врачебной тайне. //Сов. государство и право. 1981. №8.

с.79-86. 87.Малиновская Н.М., Перерва Г.Ф. Приоритетные
общечеловеческие

ценности. ( По материалам «круглого стола»). М.: О-во «Знание» РСФСР,

1989.-48 с. 88.Малявин В. Пристанище души // Наука и религия. - 1992. №3. с. 16-17. 89.Мартынчик Е.Г и др. Охрана прав и законных интересов личности в

уголовном судопроизводстве. Под ред. Т.Н. Карпова. - Кишинев:

Штиинца, 1982.- 188 с. 90.Мепаришвили Г.Д. Охрана врачебной тайны
в советском уголовном

процессе. // Сов. юстиция. 1987. № 19. с. 10. 91 .Миттермайер К.Ю. Уголовное судопроизводство в Англии, Шотландии и

Северной Америке. - М: 1864. 92.Михайлов В. Право на тайну.// Закон, 1998. № 2.с. 5-8. 93.Михеенко М.М., Шибико В.П. Уголовно- процессуальное право

Великобритании, США и Франции. Киев., 1988. с. 147. 94.Москалькова Т.Н. Нравственные основы уголовного процесса: Стадия

предварительного расследования: Автореф. дис… д-ра юрид. наук. / Акад.

управления МВД России. - М., 1997. - 35 с. 95.Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия

предварительного расследования). М.: Издательство «Спарк», 1996. -

125 с. 96.Настольная книга судьи /В.Б. Алексеев, Л.Е. Ароцкер и др.; под ред. А.Ф.

Горкина и др. - М.: «Юридическая литература», 1972. - 742 с. 97.Наумов А. Иммунитет в уголовном праве // Уголовное право. - 1998. №2.

с.25-28.

158

98.Научно-практический комментарий к Конституции Российской

Федерации / Коллектив авторов / Под ред. В.В. Лазарева. - М.: Изд-во

«Спарк», 1997г.,-599 с. 99.Немытина М., Тихонов А. Применение
норм Конституции РФ в

уголовном судопроизводстве. // Конституционное право:

Восточноевропейское обозрение. - М., 1997. № 1.-е. 56-61. ЮО.Ненасилие: философия, этика, политика. / Коллектив авторов / Под ред.

А.А. Гусейнова М.: Наука, 1993.-188 с. 101 .Никандров В., Ворожцов С. Подсудимый заявил: ко мне применяли

незаконные методы расследования // Российская юстиция. - 1995. №8.

с.26-28. Ю2.Никитин СЮ. Свидетельский иммунитет: Учеб. - метод,
пособие /

Челябинский юридический институт МВД России. -16 с. 103.Нравственное
самосовершенствование личности. (По материалам

«круглого стола»). М.: «Знание» 1989 - 64 с. 104.Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах. Под

ред. проф. М. Н. Марченко. - М.: Издательство «Зерцало», 1998. - 640 с. 105.Общественные и личные интересы в уголовном судопроизводстве: Сб.

Науч. тр. Воронежского ун-та./ Отв. ред. Л.Д. Кокорев. - Воронеж., 1984 . -

115 с. Юб.ОрловЮ.М. Любовь//Наука и религия. - 1992. №3. с.20-21. Ю7.0сипкин В.Н. Потерпевший. / С.Петерб. юрид. ин-т Ген. прокуратуры

РФ-Спб, 1998. Ю8.Павлов Н. Е. Долг свидетеля. М.: Советская Россия, 1989. 144 с. Ю9.Панкратов В. Свидетельский иммунитет законных
представителей //

Законность. 1992. № 12. с. 31-33. ПО.Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. - М.: Юрид. лит.,

    • 192 с. - ( Сер. «Право для всех» ).

159

111 .Петрухин И.Л. Личные тайны ( человек и власть) / Институт государства

и права. РАН. - М, 1998. 112.Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. М., 1991. ПЗ.Петрушевский Д.М. Великая Хартия Вольностей и конституционная

борьба в английском обществе во второй половине XIII в., М., 1918. П4.Петрушевский Д.М. Очерки из истории средневекового общества и

государства. - М., 1913. П5.Писаренко В. И. Сложность морального выбора: Задачи по этике. -

Монография., 1988. - 158с. 116.Поляков М. Нравственные проблемы обережения свидетеля // Вестник

Нижегородского государственного университета. - 1998. с.58-63. П7.Понятовская Т.Г. Концептуальные основы системы понятий
и

институтов уголовного и уголовно-процессуального права / УдГу. -

Ижевск: Изд-во Удм. ун - та, 1996. -231 с. 118.Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15

января 1999 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений

частей первой и второй статьи 295 Уголовно-процессуального кодекса

РСФСР в связи с жалобой гражданина М.А. Клюева». //
Собрание

законодательства РФ., 1999 г., № 4. с.602. П9.Постановление Пленума Верховного Суда РФ « О некоторых вопросах

применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия № 8

от 31 окт. 1995 г. //Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1996 г. - № 1. - с. 57-

  1. 120.Потерпевший от преступления. (уголовно-правовые,
    уголовно-процессуальные, криминологические и психологические аспекты)., Тарту.,

1987 г.,-85 с. 121.Проблемы судебной этики /Под ред. М.С. Строговича. - М.: «Наука»,

1974.-272 с.

160

122.Проект Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации.

Юридический вестник. 123.Профессиональная этика сотрудников
правоохранительных органов.

Учебное пособие / Под ред. А.В. Опалева и Г.В. Дубова. М.: «Щит-М» 124.Развитие русского права второй половины XVII - XVIII вв. / С. И.

Штамм, И.Н. Ефремова и др. - М.: Наука, 1992. - 312 с. 125.Разин А.В. Ценностная ориентация и благо человека // Вестн. Моск. унта. Сер. 7. Философия. 1996. №1. с. 77-86. 126.Рачков П.А Правда - справедливость// Вестн. Моск. ун-та. Сер. 7.

Философия. 1996. №1. с. 14-33 127.Российское законодательство X - XX веков. Т. 8. Судебная реформа. -

М.: Юрид. лит., 1991.-496 с. 128.Руднев В.И. Иммунитеты в уголовном судопроизводстве. Канд. дис. М.,

  1. 129.Савицкий В.М., Потеружа И.И. Потерпевший в советском уголовном

процессе. М., 1963 . 130.Семья: 500 вопросов и ответов / Ред.-сост. Л.В. Прошина. - М.: Мысль,

1992.-712 с. 131.Сергеич П. Искусство речи на суде. - М.: Юрид. лит., 1988. - 384 с. 132.Словарь по этике /Под ред. И.С. Кона. - 4-е изд.- М.: Политиздат, 1981. -

430 с. 13З.Смирнов Д. Пределы свидетельского иммунитета // Законность. 1998.

№2. - с. 32 - 34. 134.Смолькова И. Гласность и тайна в уголовном процессе. // Законность,

  1. №7. 135.Смыслов В. Свидетель в советском уголовном процессе. Автореф.дисс.

на соискание учен, степени к.ю.н. М., 1971. - 14 с. 136.Смыслов В.Н. Свидетель в советском уголовном процессе. М.: Высшая

школа, 1973. 160 с.

161

13 7.Совершенствование уголовного законодательства и практика
его

применения: Межвуз.сб. -Красноярск: Изд-во Краснояр. Ун-та, 1989. -

192 с. 138.Соловьев СМ. Сочинения. В 18 кн. Кн. II. Т. 1-2. «История России с

древнейших времен». - М.: Голос, 1993. - 752 с. 139.Сорокина Т. С. История медицины: Учебник / В 2-х т. - Т.1. - М: Изд-во

РУДН, 1992.-214 с. НО.Стецовский Ю.И. Если человек обвинен в преступлении… М.: Сов.

Россия, 1988.-208 с. 141.Строгович М.С. Избранные труды: В 3 т. Т.2. Гарантии прав личности в

уголовном судопроизводстве. - М.: Наука, 1992. - 278 с. 142.Судебная этика / Г.Ф. Горский, Л.Д. Кокорев и др., Изд-во Воронежского

ун-та. 1973.-270 с. 143.Треушников М.К. Судебные доказательства. - 2-е
изд., доп. - М. :

Городец, 1998. 144.Трубочкина В. Этические принципы производства
предварительного

следствия // Следователь. 1997. № 5. с. 50-53. 145.Труханов. А Проблема допустимости доказательств в деятельности

защитника//Следователь. - 1997. с. 71. 146.Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. М.: Зерцало - ТЕИС, 1996. 147.Уголовный процесс. Общая часть: Учебник для учащихся вузов. М.:

СПАРК, 1997. 193 с. 148.Учебник уголовного процесса / Отв. ред. А.С. Кобликов. М.: СПАРК,

1995.382 с. 149.Фатьянов А.А. Тайна как социальное и правовое явление. Ее виды //

Государство и право. 1998. № 8. с.5 - 15. 150.Федеральный Закон « О статусе депутата Совета Федерации и статусе

депутата Государственной Думы - Федерального Собрания Российской

Федерации» от мая 1994г .,СЗ РФ. 1994. № 2.

162

151 .Хабибуллин М.Х. Ответственность за заведомо ложный донос
и

заведомо ложное показание по советскому уголовному праву. - Казань:

Изд-во Казанского ун-та., 1975 г., - 160 с. 152.Чельцов - Бебутов М. А. Курс уголовно- процессуального права. Очерки

по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных

и буржуазных государствах. - СПб.: Равена, Альфа, 1995. - 846 с. 153.Чельцов - Бебутов М.А. Положение личности в уголовном процессе., ч. 1

  • Возникновение и развитие розыскного процесса во Франции., М.,1948. 154.Шадрин. B.C. Обеспечение прав личности при
    расследовании

преступлений: Монография. - Волгоград: Волгогр. юрид. ин-т МВД Росии,

1997.-220 с. 155.Шарфетдинов Н. Как сохранить нотариальную тайну.// Закон, 1998. № 2.

с.80-82. 156.Этическая мысль: Научно - публицистические чтения. 1991 / Общ. ред.

А.А. Гусейнова. - М.: Республика, 1992. - 446 с. 157.Юридичекий словарь
для населения. 2-е изд., с изм. и доп. М.:

Юридическая литература, 1989. 642 с. 158.Юридический энциклопедический словарь / Гл. ред. А.Я. Сухарев; Ред.

коллегия: М.М. Богуславский, и др. 2-е изд. М.: Советская энциклопедия,

1987.- 528 с.