lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Синенко, Сергей Андреевич. - Участие потерпевшего в расследовании преступлений (Уголовно- процессуальное и криминалистическое исследование) [Электронный ресурс]: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.09 - М.: РГБ, 2002 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки)

Posted in:

о

Министерство образования Российской Федерации

Дальневосточный государственный университет

Юридический институт

На правах рукописи

Синенко Сергей Андреевич Участие потерпевшего в расследовании преступлений.

Уголовно-процессуальное и криминалистическое исследование.

Специальность: 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность.

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

Научный руководитель: доктор юридических наук профессор Д.А. Турчин

Владивосток 2001

2

Оглавление

Введение

Глава 1. Процессуальное положение потерпевшего в уголовном процессе

§1. Принцип состязательности и потерпевший 14

§2. Защита прав и обеспечение безопасности потерпевшего 21

§3. Защитник и представитель потерпевшего 38

§4. Виктимология и виктимность потерпевших 50

§5. Психология потерпевших 63

Глава 2. Участие потерпевшего в стадии возбуждения уголовного дела

§ 1. Проблемы сотрудничества с органами расследования 76

§2. Потерпевший в стадии возбуждения уголовного дела 87

§3. Криминалистические приемы в стадии возбуждения уголовного

дела и потерпевший *;**-• 102

Глава 3. Участие потерпевшего в производстве следственных действий

§1. Участие потерпевшего в осмотре места происшествия 115

§2. Допрос потерпевшего и проведение очной ставки
12 4

§3. Участие потерпевшего при предъявлении для опознания 141

§4. Участие потерпевшего в проведении обыска и описи имущества 148

§5. Участие потерпевшего в назначении и производстве

судебных экспертиз 160

§6. Потерпевший при окончании расследования 166

Заключение 175

Литература 179

Приложения 191

3

Введение

Актуальность темы исследования. В современном российском обществе уверенно продвигаются широкомасштабные демократические реформы, в основу которых в качестве высших ценностей положены провозглашенные Конституцией РФ права и свободы человека и гражданина, предоставляющие человеку широкие демократические возможности осуществления своего развития и гражданского становления. На защите демократических завоеваний и правопорядка находятся судебная власть с ее новым демократическим устройством и совершенствующей системой.

В условиях демократических и гуманных реформ в стране некоторое время назад на правовом поле закономерно концентрировалось внимание на законность, гуманность и справедливость привлечения граждан к ответственности и, в частности, в случаях привлечения их к уголовной ответственности и определения соразмерного преступлению наказания. В результате указанных подходов в стране был принят новый Уголовный Кодекс, в котором закрепились многие современные демократические принципы правосудия, наложен мораторий на смертную казнь, проведены многие другие преобразования.

Вместе с тем в стране активно развивается и преступность, принимая опасные формы организованности и профессионализма. В связи с этим проблема сдерживания преступности, которая причиняет колоссальный вред государству и населению, приняла более острую форму. Поэтому в последние годы закономерно актуализировался вопрос защиты личности, ее имущества, чести, достоинства и жизни. Это заставило обратить внимание на потерпевшего от преступления, несущего на себе наибольшую тяжесть последствий от всех форм преступности и правового беспредела. При этом наиболее полно права потерпевшего как участника уголовного процесса могут быть реализованы только на основе состязательного судопроизводства

4

и равенства сторон, когда, равный всем другим обвинительным структурам, потерпевший станет одним из основных «двигателей» уголовного процесса в установлении объективной истины по делу и справедливом уголовном наказании преступника. Такое положение соответствует нормам Конституции, гласящей, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, которые не запрещены законом (ст.45). Здесь важно подчеркнуть две составные образующие острую проблему, вытекающую из указанных основополагающих конституционных норм, которые при реализации вышеизложенных положений должны пронизывать все институты судоустройства и правосудия.

Первая из них заключается в том, что до сих пор за период семилетнего действия Конституции судоустройство и правосудие в стране осуществляется в основном на базе прежней системы правового регулирования, во многих случаях не отвечающего требованиям защиты прав человека и гражданина. Это особенно показательно в уголовном судопроизводстве, замена которого на соответствующее современному демократическому укладу страны требует безотлагательного разрешения.

Вторая составляющая является не менее сложной в теоретическом и практическом отношениях. Это связано с тем, что создание новой правовой системы связывается с воплощением в нее положений Концепции правовой реформы, согласно которой судопроизводство должно основываться на принципе состязательности и равенстве сторон. Однако разрешение последней задачи осложняется проблемами различных подходов к понятию конституционных принципов состязательности и равноправия сторон. В частности, в процессуальной и криминалистической литературе нет единства взглядов на необходимость следования указанным принципам на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Некоторые авторы считают, что реализация принципов состязательности в указанных условиях невозможна (В.П. Божьев, А.Д. Бойков, В.Б. Алексеев, СП.

5

Ефимичев и др.), что применение классических принципо в

состязательности допустимо лишь на стадии судебного разбирательства уголовных дел.

Отстаивая классические принципы состязательности в уголовном процессе с акцентированием того, что в Конституции речь идет не только о состязательном правосудии, а вообще о судопроизводстве, автор исследования подробно рассматривает данную проблему в качестве одного из основных срезов равенства сторон на первоначальных стадиях уголовного процесса, а именно равенство потерпевшего и подозреваемого (обвиняемого) с целью выполнения им функции обвинения и доказывания преступления. При этом автор считает, что в случае отказа от необходимости равенства сторон на первоначальных стадиях уголовного процесса нет смысла провозглашать принципы состязательности, предусматривающие равенство сторон, имея в виду, что доказательственное значение предварительного следствия велико. Оно, как правило, предопределяет исход осуществляемого правосудия. Однако на этих стадиях одна из основных сторон процесса, по существу, отстранена от участия в производстве по делу. Лишь при скоротечном рассмотрении материалов уголовного дела судом потерпевший формально, в полной мере может проявить себя, однако, часто и при этом возникают различные затруднения, обусловленные пространственно-временными ограничениями судебного разбирательства. Необходимость создания для потерпевших лиц надлежащих условий для осуществления полноправной деятельности в уголовном процессе приводит к выводу о необходимости предоставления ему равных прав с начала уголовного судопроизводства.

В связи с изложенными проблемами в работе также рассматриваются и другие смежные концептуальные проблемы процессуального и криминалистического плана реализации средств и методов осуществления потерпевшими своих прав и обязанностей.
Уделено внимание их

6 взаимодействию с органами возбуждения и
расследования

уголовных дел, в основе которого автор усматривает сотрудничество на

основе общности их интересов, что способно также усилить противостояние

дальнейшему развитию преступности в стране.

Цели и задачи исследования содержатся в представленной программе по определению роли и значения потерпевшего в состязательном процессе при равенстве сторон и, в частности, на стадиях возбуждения и первоначального расследования уголовного дела, в которых современные правовые и криминалистические условия не способствуют полной реализации прав и обязанностей потерпевшего от преступления лица. Поэтому на современном этапе развития и формирования основополагающих начал состязательного судопроизводства должны быть заложены надлежащие правовые основы, обеспечивающие потерпевшему его равноправие с аналогичной стороной обвинения будь то орган дознания, следствия или прокурор.

В связи с этим было проанализировано состояние правоотношений в функциях потерпевшего, отраженных в современном уголовно- процессуальном праве. Выявлены и отмечены как позитивные, так и отрицательные характеристики ныне действующих правовых институтов, определяющих статус, функции и задачи потерпевших лиц, в результате чего сделаны выводы и соответствующие предложения.

Несмотря на то, что в последнее время при реализации судебной реформы компетентные органы все больше внимания отводят потерпевшим лицам тем не менее, по мнению автора исследования, в уголовно-процессуальной системе объем норм, полностью обеспечивающих деятельность лиц, направленную на защиту своих прав и интересов, а также активизирующие их инициативу в качестве обвинителей в уголовном процессе, до надлежащих пределов не доведен. Остаются еще нерешенными многие аспекты специфической роли
потерпевших, связанные с

7

необходимостью последующего совершенствования процессуального

законодательства, позволяющего потерпевшим самостоятельно или, по их инициативе, совместно с органами расследования осуществлять многие процессуальные, а также иные действия, направленные на полное изобличение преступников, установление истины по уголовным делам и одновременно с этим способствовать делу осуществления демократического правосудия в стране.

Имея в виду не проходящее значение первоначальной стадии уголовного процесса - стадию возбуждения уголовного дела - для последующих стадий и в конечном итоге для вынесения правосудного приговора, потерпевшие лица, как структурные составные участников в уголовном процессе, представляют для органов расследования особо важное значение, как граждане и юридические лица, чьи интересы и права они обязаны защищать, как носители основной доказательственной информации и как союзники по установлению и розыску преступников и, наконец, как гражданские истцы с присущими им материальными интересами, моральным вредом и прочее.

В соответствии с поставленными целями в исследовании решаются следующие задачи:

• установление объема обязанностей органов дознания и следствия в отношении потерпевших лиц по уголовным делам; • • раскрытие процессуальной природы и сущности, потерпевших от преступления физических и юридических лиц; • • установление правового объема деятельности потерпевших лиц в стадии возбуждения уголовного дела; • • установление правового и криминалистического объема деятельности потерпевших лиц и их представителей на стадии расследования уголовного дела, участия их в производстве следственных и других действий при расследовании и предупреждении преступлений; •

8

• установление принципиальных возможностей совместной процессуальной и криминалистической деятельности органов расследования и потерпевших при расследовании уголовных дел и организации расследования; • • обоснование статуса потерпевших физических и юридических лиц, их права в уголовном процессе на возмещение материального ущерба и морального вреда; • • установление функций потерпевших лиц в качестве обвинителей по уголовному делу и, в связи с этим обеспечение их равноправия с другими сторонами процесса в сфере доказывания преступления, а также их значения в осуществлении диспозитивных функций; • • раскрытие возможности вне процессуальной деятельности потерпевших лиц, заключающихся в праве на объединение, создание общественных организаций в целях защиты своих прав и юридических полномочий в уголовном процессе, а также участия в общей государственной стратегии борьбы с преступностью и наведения правопорядка в стране. • Объектом исследования является деятельность органов дознания, следствия и прокуратуры в области защиты прав и свобод личности пострадавшей от преступления, а также правосубъектная и иная деятельность потерпевших во взаимосвязи с органами расследования преступлений. Указанная деятельность органов и лиц рассматривалась под углом зрения не только прав и обязанностей в действующем уголовном процессе, но и перспективная их деятельность в состязательных условиях на основе равенства сторон. При этом вскрывались возможности дальнейшей демократизации уголовного судопроизводства и различные формы участия потерпевших лиц в практическом решении общегосударственных задач обеспечения правопорядка в стране.

9

Предметом исследования являются закономерности развития и

формирования института потерпевших в существующем уголовном процессе и причины объективной необходимости его расширения и продолжения нормирования в целях реализации Концепции судебных реформ в стране для полной интеграции конституционных требований по осуществлению судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон. В связи с этим исследованием затронуты ряд смежной проблематики, вытекающей из организационных начал до следственного производства в органах внутренних дел по работе с заявлениями граждан. Рассмотрены проблемы виктимности потерпевших от преступления людей, вскрыты их психологические особенности, влияющие на выполнение обязанностей потерпевшего, а также тактические возможности следственной работы с потерпевшими для поднятия их активности в качестве свидетелей и потерпевших. Отмечено право потерпевших ходатайствовать об их допросе по делу под гипнозом.

Методология и методика исследования. Методологической основой исследования в первую очередь явились диалектико-материалистические и историко-диалектические представления о появлении и развитии судопроизводства в ранних античных государствах, в которых получили наибольшее развитие принципы состязательного уголовного процесса в условиях равенства сторон, когда функции обвинения полностью возлагались на заявителей и потерпевших. Также проанализированы более поздние исторические периоды существования состязательного судопроизводства. Был использован метод сравнительного правового анализа при рассмотрении правовых институтов о потерпевших в уголовных процессах зарубежных стран, таких как Великобритания, Франция и ряда других европейских государств. Рассмотрены и учтены рекомендации европейского Комитета министров, в работе которого участвуют представители Российской Федерации. Особое внимание обращено изучению и анализу Российского Устава Уголовного судопроизводства, явившегося результатом известных в

10

России судебных реформ 1864 года, положивших начало создания русского судопроизводства, основанного на состязательности и равноправии сторон, которому предшествовала длительная и острая дискуссия в среде выдающихся русских процессуалистов и криминалистов, нашедших возможность поднять потерпевшего как обвинителя на предварительном следствии до равенства с судебным следователем и прокурором путем введения в Устав ст. 304.

Кроме того, проанализированы и восприняты основные направления Концепции судебных реформ, провозглашенных в 1991 году, основные положения Конституции Российской Федерации и ряд указаний и разъяснений высших судебных инстанций страны - Конституционного Суда и Пленумов Верховного Суда. Наряду с уголовно-правовой, уголовно-процессуальной, криминалистической и другой специальной юридической литературой, относящейся к теме исследования, в работе использовались труды российских и зарубежных ученых юристов (Р.С. Белкин, А.Н. Васильев, И.Ф. Герасимов, Л.Я. Драпкин, А.В. Дулов, В.Н. Карагодин, A.M. Ларин, В.А. Образцов, Н.И. Порубов, А.Р. Ратинов, Н.А. Селиванов, Л.В. Франк, Е.Е. Центров, В.И. Шиканов, Н.П. Яблоков).

Эмпирическую базу исследования составили материалы уголовных дел, опросы практических работников и лиц, проходивших по уголовным делам в качестве потерпевших и гражданских истцов.

Автором изучены материалы более ста уголовных дел, разработаны анкеты и произведены по ним опросы практических работников органов расследования МВД России и потерпевших от преступлений граждан в количестве более трехсот человек.

Выводы по результатам исследования производились с учетом статистических данных компетентных правоохранительных органов страны, опубликованных в средствах массовой информации за 1996- 1999 годы.

11 Научная новизна исследования и практическая
значимость.

Рассмотренный в диссертации комплекс вопросов по проблемам института

потерпевших от преступления лиц на первоначальных этапах уголовного

процесса является оригинальным тем, что в указанных аспектах эта тематика

никем в процессуальной и криминалистической литературе специально не

разрабатывалась. Традиционно считалось, что в стадии
возбуждения

уголовного дела потерпевший в процессуальном смысле не существует, а в

последующих стадиях потерпевшим может стать только физическое лицо с

правами свидетеля и гражданского истца.

На современном уровне уголовно-процессуального регулирования прав

потерпевших многие практические вопросы, требующие при
их

рассмотрении новых процессуальных подходов в
результате

систематических указаний и разъяснений высших судебных инстанций,

отпали. Однако существует еще множество не менее важных концептуальных

проблем, по которым в данном исследовании разработаны предложения,

подлежащие, по мнению автора, воплощению в будущий УПК РФ, а также

при дальнейшей реализации Концепции судебных реформ.

На защиту выносятся следующие основные положения:

• Процессуальные права потерпевшего от преступления лица в действующем уголовно-процессуальном законодательстве неправомерно ограничены и не способствуют активизации его деятельности в уголовном судопроизводстве. • • В УПК РФ, подлежащем принятию, надлежит расширить права потерпевших лиц, процессуальное признание которых должно фиксироваться в стадии возбуждения уголовного дела, как это происходит в соответствии со ст. 27 УПК РСФСР, когда потерпевшим лицом заявитель становится с момента подачи жалобы и просьбы о возбуждении уголовного дела. •

12

• Наиболее благоприятные условия осуществления и защиты своих прав для потерпевшего является форма судоустройства на основе состязательности и равенства сторон. • • Деятельность по осуществлению своих прав и обязанностей потерпевшим в уголовном процессе в условиях наличия стадий возбуждения уголовного дела и предварительного расследования должна осуществляться на равном уровне с подозреваемым и обвиняемым с момента возбуждения уголовного дела и его дальнейшего расследования вплоть до окончания расследования по делу. • • В соответствии со ст.ст. 150-152 ГК РФ потерпевшее от преступления лицо имеет право на взыскание с виновной стороны в уголовном процессе морального вреда наравне с взысканием материального ущерба. • • Имея в виду активную роль потерпевшего в доказывании преступления в судоустройстве, на основе состязательности и равенства сторон, является целесообразным дополнить право потерпевшего возможностью судебного возбуждения и рассмотрения уголовного дела в соответствии с ч. 1 ст.27 УПК в отношении преступлений небольшой тяжести, предусмотренных ч.2 ст. 15 УК РФ. • Апробация работы исследования. Основные
теоретические

положения, выводы, практические рекомендации, включенные в диссертацию содержаться в четырех опубликованных работах, а также рукописях, представленных для опубликования. По проблемам темы диссертации автор выступал с докладами на научных конференциях ДВГУ - 1998г., Дальневосточный юридический институт МВД России г. Хабаровск - 1998г., Владивостокский филиал Юридического института МВД России - 1999г., Уссурийский государственный педагогический институт - 1999г. Многие положения диссертации реализованы в учебном процессе в период чтения

13

лекций по предметам криминалистики и
уголовного

процесса в Дальневосточном государственном университете, во Владивостокском филиале Юридического института МВД России, а также в Уссурийском факультете ВФ ЮИ МВД России.

Тема диссертационного исследования соответствует плану научной работы кафедры криминалистики и уголовного процесса Владивостокского филиала Юридического института МВД и неоднократно обсуждалась на ее заседаниях.

Структура диссертации обусловлена целью, задачами и содержанием исследования, а также решением рассмотренных проблем. Кроме введения диссертация включает в себя три главы, состоящих из 14 параграфов, заключения, списка литературных источников и приложения. Работа выполнена в объеме, соответствующем требованиям Высшей Аттестационной Комиссии Российской Федерации.

14

ГЛАВА 1. Процессуальное положение потерпевшего в

уголовном процессе

§1.Принцип состязательности и потерпевший

Принцип состязательности один из самых древних принципов уголовного процесса. В ранних процессуальных регламентах инквизиционного и розыскного процессов расследование начиналось обычно по заявлению потерпевшей стороны, на которую возлагалось бремя доказывания преступления. Так как в ранние исторические времена судебная власть являлась прерогативой светской власти (феодала, князя и пр.), то перед ними и проходил состязательный процесс между обвиняемым и потерпевшим. Этот процесс сопровождался своеобразными методами доказывания, заключающимися в испытаниях сторон ордалиями, турнирами и даже пытками.1 Обвиняемому предоставлялось право опровергнуть утверждение обвинителя, в роли которого выступало потерпевшее лицо. В некоторых случаях потерпевшие также подвергались процедурным испытаниям в целях проверки достоверности их обвинительных утверждений. Как известно в России пытки при допросах были отменены лишь в 1762 году указом Петра III в связи с ликвидацией Тайной канцелярии.

Таким образом, в древних уголовных процессах на плечи потерпевшего ложилась нелегкая обязанность доказывания преступления и немалый риск, когда обвиняемый оказывался оправданным и мог потребовать сатисфакции. Подобные случаи часто приводили к непоправимым трагедиям, как, например, это случилось с осуждением Сократа.

С упрочнением государственности в более близкое нам время и с появлением
самостоятельного института правосудия функции обвинения,

15

вместе с тем и доказывание преступления государств о

постепенно берет на себя. Однако полностью и до конца оно не освобождает от этой обязанности потерпевшего. Это проявляется в правах и обязанностях потерпевших на многие приоритеты в уголовном процессе. Такое положение закрепляется и существует длительное время и во многих случаях существует и поныне.

В этом отношении особенно полезно вспомнить о положении потерпевшего в российском дореволюционном уголовном процессе. В соответствии со ст.ЗОЗ Устава уголовного судопроизводства России жалобы считались достаточным поводом к начинанию следствия. Ни судебный следователь, ни прокурор не могли отказать в том лицу, потерпевшему от преступления или проступка. А в последующей статье были перечислены важнейшие права потерпевшего. По степени важности этой статьи, представляется, полезным будет полностью привести здесь ее содержание, которое сводится к следующему: «Во все время производства следствия, принесший жалобу имеет право:

  1. выставлять своих свидетелей;

  2. присутствовать при всех следственных действиях и предлагать с разрешения следователя вопросы обвиняемому и свидетелям;

  3. представлять в подтверждение своего иска доказательства и
  4. требовать на свой счет выдачи копий со всех протоколов и постановлений».
  5. На появление ст. 304 Устава Уголовного судопроизводства повлиял ожесточенный спор между теоретиками и практиками, о чем подробно рассказывает А.Ф. Кони в своих воспоминаниях. Самая демократичная судебная реформа периода царствования Александра II упростила розыскной уголовный процесс, ввела институт присяжных
    заседателей, успешно

1 См.: Эдмонд Локар. Руководство по криминалистике. М, 1941. С.8.

2 См.: Кони А.Ф. Присяжные заседатели // Суд присяжных в России. Л., 1991. С.28-90.

16 функционировавший в Западной Европе, ввела принцип гласности и

равенства сторон, а также институт защиты в лице адвокатуры. Это не могло

не вызвать несогласия в консервативной среде реакционной части общества.

Как и в настоящий период времени реализации в стране демократичной

Концепции судебной реформы немалое возражение порождал принцип

равенства сторон в уголовном судопроизводстве, являющийся одним из

центральных блоков системы правосудия на основе состязательности и

равенства сторон. Противники реформы не могли согласиться с тем, чтобы

потерпевшая сторона в уголовном процессе выступала на уровне равенства с

подозреваемым, обвиняемым и одновременно с прокуратурой, с самого

начала уголовного процесса осуществляя функции обвинения.

Компромиссом между спорящими послужила ст. 304 Устава, дающая

возможность потерпевшему следить за ходом расследования уголовного

дела.

Эти и другие обстоятельства практической стороны известной реформы и привели к выводу М.В. Духовского о том, что принцип равноправия сторон редакторы судебных уставов провели не вполне. Он считал, что «каждое состязание может называться таковым только под условием равенства сил; при преобладании или особых преимуществах одной стороны над другой состязательность теряет свое значение».3

Первые советские УПК очень разнятся по данному вопросу от прежних российских установлений. Они не концентрируют особого внимания на правах потерпевшего. В кодексе, действовавшем до 1961 года, право потерпевшего по доказыванию преступления и поддержанию обвинения было предоставлено лишь по делам частного обвинения (ст.ст.8 и 10). Такое положение существовало длительное время и только в последнем, действующем кодексе, потерпевшему отводится ряд отдельных конкретных статей (ст.ст.53-54 и др.), в которых дается определение потерпевшего лица,

3 Духовской М.В. Русский уголовный процесс. М, 1910. С.141-143.

17

перечисляются его права и обязанности. Однако, несмотря на значительную подвижку процессуального закона в сторону прав потерпевшего, следует признать, что его процессуальные права намного ограничены по сравнению с его противоположной стороной, каким является подозреваемый, обвиняемый и подсудимый. Это ограничение еще более усугубляется в результате практического упрощения и пренебрежения прав потерпевших. К примеру, как можно в полной мере потерпевшему реализовать свое право на представление доказательств по уголовному делу, если он не осведомлен о ходе предварительного расследования. При предъявлении обвинения он не присутствует и более того допрашивается по правилам допроса свидетеля, лишенный при этом возможности иметь квалифицированного юридического представителя, в то время как его оппонент наделяется таким правом с момента задержания. Можно привести и еще ряд примеров невыгодного процессуального положения потерпевшего.

Не случайно вопрос о принципе состязательности в уголовном процессе, в силу которого его участники и в первую очередь обвиняемый и потерпевший ставились в равные условия, поднимался давно. Так, М.С. Строгович, к числу важнейших принципов, лежащих в основе советского уголовного процесса, предлагал относить состязательность, которая должна, по его мнению, означать «такое построение судебного разбирательства, в котором проведено размежевание процессуальных функций между судом и сторонами таким образом, что функция обвинения отделена от функции разрешения дела судом и осуществляется обвинителем; функция защиты осуществляется подсудимым, занимающим процессуальное положение стороны, и его защитником…»4

Из приведенной цитаты следует, что автор реализацию принципа состязательности видел в основном в различии функций суда, обвинения и

4 Демократические основы советского социалистического правосудия / Под ред. М.С. Строговича. М, 1965. С.45.

18

подсудимого с чем полностью едва ли можно согласиться. Конечно, состязательность между перечисленными участниками уголовного процесса должна быть обязательно. Без элементов состязательности едва ли возможен объективный исход рассмотрения уголовного дела. Это принципиальное положение нашло свое воплощение в ныне действующем законодательстве, в котором правосудие находит свое самостоятельное место, и все более отдаляется от обвинения. Однако, исходя из исторических условий появления потерпевшего в уголовном процессе, следует признать, что в основе принципа состязательности находится единоборство потерпевшего и обвиняемого (подозреваемого, подсудимого). Остальные же участники процесса, за исключением суда, так или иначе, оказываются разделенными по обе стороны указанных противостоящих сторон.

Следует отметить, что по поводу расширения принципа состязательности, который невозможен без расширения прав потерпевшего прямо и косвенно выступали, и другие авторы. Так, например, Э.Ф. Купцова писала, что «представление потерпевшему широких прав отвечает также и задаче усиления борьбы с преступностью. Активно защищая свои законные интересы, потерпевший, тем самым, помогает следователю, суду раскрыть преступление, изобличить виновного, справедливо наказать его»5. Как нам представляется, позиция Э.Ф. Купцовой в отношении роли потерпевшего правильная. Иные взгляды по этому вопросу, так или иначе, не согласуются с понятиями о принципах состязательного уголовного процесса.6 Это относится и к некоторым авторам учебников, в последнее время вышедших в печати. Так, Л.П. Ульянова, признавая необходимость принципа состязательности и правильно подчеркивая значение ч.З ст. 123 Конституции, фактически видит принцип состязательности в ограниченном виде лишь на последних стадиях
уголовного процесса, так как считает, что «о

5 Советский уголовный процесс / Под ред. проф. Д.С. Карева. М, 1968. С.81.

6 Пиюк А. Состязательность на стадии предварительного расследования и судебный контроль // Российская юстиция. 2000. №4. С.37.

19

состязательности можно говорить лишь применительно к судебному разбирательству, где участвуют стороны»7. Такая позиция полностью исключает деятельность потерпевшего в защиту своих прав и по изобличению преступника в стадии предварительного следствия как участника процесса, наделенного состязательными функциями. Следует при этом заметить, что указанное мнение противоречит процессуальным принципам, утверждаемым самим автором в качестве определяющих построение всего уголовного процесса как такового, а не какой-либо его отдельной части8.

С позиции конкретных исторических условий существования государства и общества к процессуальному принципу состязательности можно отнестись по-разному. В государстве с устоявшимся правопорядком и законопослушным обществом вполне допустимо делегирование государственным органам со стороны потерпевшего некоторой части своих прав и функций, поскольку действующая государственная система способна и в состоянии защитить потерпевшего от незаконных посягательств со стороны любых правонарушителей. Однако в основе своей потерпевший всегда оставался ключевой стороной в процессе на всех его стадиях. Иного и не может быть, поскольку в противном случае теряют значение конституционные принципы о правах личности.

В тех же условиях, когда государство не в состоянии обеспечить защиту своих граждан, естественным является сотрудничество органов расследования с потерпевшими против преступлений. В данный переходный период построения правового государства такая необходимость резко возросла. Не секрет, что некоторые статьи Конституции РФ (ст.ст.2, 21 и другие) во многих отношениях пока выглядят декларативными. Их практическая реализация полностью не обеспечивается государством. Это

7 Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. М, 1996. С.58.

8 Указ. соч. С.58.

20 подтверждается содержанием доклада Президента страны
Федеральному

собранию. Не без серьезной тревоги воспринимается заявление Президента о

том, что преступный мир, по существу бросил вызов государству, вступив с

ним в открытую конкуренцию. Появилось немало хорошо организованных

преступных групп со своими мозговыми центрами,
исполнителями,

«судами», «силовыми подразделениями». Такие реалии по существу ставят

само государство в положение потерпевшего, поскольку
своеобразная

состязательность имеет место между ним и организованными преступными

структурами. Содержание доклада Президента таково, что
крайне

необходимы объединенные всесторонние усилия государства, общества и

отдельных лиц, направленные на борьбу с преступностью в стране. От этих

мер неправильным было бы оставлять в стороне потерпевших
от

преступлений граждан. Пренебрежение возможностями многочисленного

отряда потерпевших в уголовном процессе не способствовало
бы

мобилизации всех сил общества и государства на борьбу с явной угрозой со

стороны хорошо организованной и агрессивной преступностью.

Из вышеизложенного явствует, что статус потерпевшего в ныне

действующем уголовном процессе и состоянии преступности
на

современном этапе выдвигает две острые проблемы. Первая из них - это

теоретическая и практическая реализация прав и законных
интересов

потерпевших. Необходимо на практике добиться полного соблюдения уже

существующих процессуальных прав и обязанностей потерпевшего и тем

самым повысить его активность в решении конкретных задач в деле

доказывания преступления. Вторая задача - усиление
активности

потерпевшего не только в виде личной самозащиты и свидетельствования о

преступлении, но и в других возможных для него направлениях. Последнее

видится очень важным, так как речь идет о разработке теоретических основ и

практическом применении сотрудничества потерпевших
с

21

правоприменительными органами в единых интересах и целях борьбы с преступностью.

§2. Защита прав и обеспечения безопасности потерпевших

В периодической литературе, монографиях и других информационных источниках справедливо отмечается, что потерпевший в уголовном процессе по действующему законодательству защищен очень слабо, несмотря на то, что защита прав потерпевших является одним из основных направлений государственной политики в области борьбы с преступностью. В ст. 17 Конституции РФ отмечается, что в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. Эта общая норма Конституции затем детально конкретизируется в последующих статьях Основного Закона. Представляется, что защита интересов и прав потерпевшего должна осуществляться в этом ключе, определяемом Конституцией РФ.

В уголовном процессе потерпевший от преступления выступает одновременно в трёх лицах. Это: 1-свидетель, 2-гражданский истец и 3- потерпевший. Этот тройной статус потерпевшего усложняет его правовое положение.

Потерпевшие могут допрашиваться в уголовном процессе в качестве свидетелей (ст. 161 УПК РФ). Процессуальная обязанность потерпевшего быть свидетелем по делу невыгодно отличается от положения подозреваемого или обвиняемого. Последние с самого начала имеют право на присутствие при производстве следственных действий вместе с защитником. Свидетель или потерпевший таким правом не наделен. А между тем он является основным источником информации о преступлении. И, если потерпевший
неправильно ориентируется в правовых и фактических

22 обстоятельствах совершённого преступления, то не в каждом случае,

по разным причинам ему может оказать помощь дознаватель
или

следователь. Бывает и хуже, когда на свидетеля (потерпевшего) оказывают

давление заинтересованные в деле лица как в период производства

следственных действий (очная ставка, осмотры и пр.), так и за пределами

процессуальной деятельности. Подобные условия способствуют созданию

искусственного представления о виктимном характере потерпевшего. А в

иных случаях ему просто вменяются провокационные
действия,

способствующие совершению преступления. Делается это с той целью,

чтобы не возбуждать дело по причинам загруженности в работе, а также для

создания положительных статистических показателей. Зачастую это делается

по делам о телесных повреждениях, изнасиловании, уничтожении имущества

и по другим преступлениям. В подобных случаях рядом с потерпевшим

никого нет, никто квалифицировано не отстаивает его позиции и по

существу не защищает, как это делается в других странах, например, в

Великобритании, где потерпевшему с момента сообщения в полицию о

случившемся оказывается значительная и многоплановая помощь как со

стороны государства, так и со стороны общественности. Не трудно увидеть,

что за этим неравенством исчезает и не может быть до конца реализован

один из основных принципов уголовного процесса -
принцип

состязательности. Таким образом, если защитник подозреваемого
или

обвиняемого имеет возможность в буквальном смысле прикрывать своего

подзащитного, то представитель потерпевшего в результате
своего

скромного права может только оставаться за дверью. Очевидно, в новом

уголовно-процессуальном кодексе, который вот уже сколько лет не может

принять Государственная Дума, необходимо устранить такое вопиющие

неравенство обвиняемого и потерпевшего.

Как бы там ни было, на практике после уяснения обстоятельств, в

которых оказался потерпевший, ему надлежит подробно разъяснить его

23

права и обязанности, вытекающие из соответствующих статей УПК. Потерпевшему ещё до допроса целесообразно знать: во-первых, какие фактические данные подтверждают совершенное против его личности преступление.

Во-вторых, какой физический, моральный и материальный вред, причинённый ему, причинно обусловлен совершенным преступлением. Эти два момента, как нам представляется, образуют стержневое содержание прав потерпевшего в уголовном процессе. Органы следствия могут интересовать и другие обстоятельства, относящиеся, например, к личности потерпевшего и его интересам. В этих случаях потерпевший выступает только в роли свидетеля, что в данном случае накладывает отпечаток на его свидетельские права и обязанности.

Несомненно, что потерпевший или свидетель посвящают своего представителя в содержание своих показаний. На этой основе происходит оценка позиции потерпевшего, прогнозирование своих дальнейших действий, вытекающих из прав потерпевшего, предусмотренных ст. 53 УПК РСФСР, а также оценка позиций других участников процесса, в том числе и органов расследования. В связи с этим едва ли можно пропустить без внимания те случаи, когда потерпевший предупреждён органами расследования, в соответствии со ст. 139 УПК, о неразглашении данных предварительного расследования. Статья 310 УК РФ не предусматривает представителя потерпевшего, которому последний вправе доверить тайну следствия, как это имеет место в отношениях подозреваемого или обвиняемого и их защитника.

Отсюда напрашивается логический вывод о том, что свидетель (потерпевший) не имеет правовых оснований посвящать своего представителя в доверенную ему тайну. Это упущение законодателя может толковаться по-разному. Нельзя исключить мнения отдельных ретивых практических работников, которые в подписке потерпевшего (свидетеля) о неразглашении могут распространить запрет на передачу тайны следствия и

24

представителю потерпевшего. Представитель потерпевшего должен

быть исключен из категории лиц, на которого распространяется указанный запрет. Это вытекает из содержания ч.2 ст. 139 УПК РФ, несмотря на то, что в её тексте потерпевший не указывается.

Умаление прав потерпевшего и его представителя получило особенно широкое распространение при выполнении нормы ч.2 ст.53 УПК в той её части, где указывается, что потерпевший и его представитель имеют право ознакомиться со всеми материалами дела с момента окончания предварительного следствия.

Практика следствия пошла по тому пути, когда при окончании расследования уголовного дела с перспективой направления в суд и, в особенности, в случае его прекращения потерпевшие совсем не ставятся в известность об окончании следствия. Им не разъясняется право на ознакомление с материалами уголовного дела. В лучшем случае им сообщается, что следствие по делу окончено и оно направляется в суд или прекращено производством. Прокуроры должны признавать такие нарушения требований ст.200 УПК серьезным упущением при производстве следствия и возвращать дела на дополнительное расследование для устранения допущенных недостатков.

В процессе установления истины при расследовании преступления важную роль играет потерпевший. И это не случайно, так как он часто располагает значительной информации о расследуемом событии и порой является единственным «очевидцем». Вся та информация, которой он обладает, после проведения различных следственных действий (допрос, очная ставка, предъявление для опознания, следственный эксперимент и др.) получает статус доказательства и используется при доказывании вины преступника, или преступников, в стадии предварительного следствия и судебного разбирательства.

25

Очевидно, что истину можно установить только при условии дачи потерпевшим полных и правдивых показаний. При этом очень важно, чтобы показания, которые потерпевший дал следователю во время предварительного следствия в обстановке более располагающей к откровенному разговору (беседа наедине, либо в присутствии доброжелательно настроенных к потерпевшему лиц - понятых, специалистов, его представителя и др.), подтвердил, через значительный период времени, в судебном заседании, где выступать ему приходится уже в присутствии лиц, чаще не заинтересованных в установлении истины: подсудимого, его защитника, родственников и знакомых, среди которых могут быть и не установленные соучастники рассматриваемого преступления либо члены преступной группы. Причем встречаться с ними потерпевшему приходится не только во время судебного заседания, но и в перерывах между ними, вне зала суда. Столь сложный психологический процесс, возникший в связи с этим у потерпевшего, самостоятельно способен выдержать не каждый человек. Это оказывает отрицательное влияние на процесс установление истины по уголовному делу и принятие судом справедливого решения.

Этот процесс ещё более усугубляется, если с момента совершения преступления до вынесения обвинительного приговора,

предусматривающего лишение свободы, либо применения меры пресечения в виде заключения под стражу, лицо, пострадавшее от совершенного преступления остается один на один с преступником и его окружением за пределами нахождения органов следствия и суда без надлежащей защиты. Вполне можно допустить, что в таком положении на потерпевшего может оказываться давление, как психическое, так и физическое с целью принуждения отказаться от дачи правдивых показаний или их изменения. Причём, оказываемое давление может быть как в форме уговоров отказаться или изменить показания, ссылаясь при этом на какие-либо причины, смягчающие вину,
предложения компенсации за нанесённый

26

ущерб и т.п., так и шантаж, запугивание потерпевшего, членов его семьи, близких, знакомых, а иногда нанесением вреда их здоровью либо повреждением или уничтожением имущества и даже убийством.

Кроме этого, лицо, став жертвой совершенного преступления, невольно становится участником уголовно-правовых отношений. Довольно часто пострадавший является неподготовленным к таким отношениям ни в юридическом, ни в психологическом плане. Не все потерпевшие знают в полном объёме свои права, а также свои обязанности, которые они приобретают после причинения им вреда преступным деянием.

Учитывая вышесказанное, вполне естественно, как нам представляется, возникает задача защиты прав, здоровья и жизни потерпевшего. Следует отметить, что подобные проблемы стоят и в отношении свидетелей, которые своими показаниями изобличают преступника. И не случайно данной проблеме в научной литературе и периодической печати уделяется должное внимание9.

Условно время, в течение которого жертва преступления имеет право осуществлять свои процессуальные права и рассчитывать на собственную безопасность, а также безопасность своих родных, близких и знакомых можно разделить на следующие периоды:

• с момента совершения преступления до момента его регистрации органом внутренних дел или прокуратурой; • • с момента регистрации преступления до момента возбуждения уголовного дела и принятием его к производству следователем; • • в период предварительного следствия; • • в период судебного разбирательства; • • в период отбытия наказания осужденным преступником; • • в период после отбытия наказания. •

27

Одна из основных задач, стоящая перед правоохранительными органами, как считают СП. Щерба и О.А. Зайцев, заключается «в разъяснении потерпевшему его роли и значения как участника процесса, объёма его прав и обязанностей, а также механизма их реализации на предварительном следствии и в ходе судебного разбирательства».10 Причём авторы возлагают решение этой задачи на следователя. Конечно, в этом с ними можно согласиться, так как основное бремя расследования ложиться на него. Именно следователь является ответственным за весь процесс расследования уголовного дела. Он собирает и оценивает по своему убеждению доказательства и принимает процессуальные решения.

Однако выполнять функцию разъяснения потерпевшему его прав, обязанностей только лишь следователю, думается, было бы неверным в силу следующих причин. Во-первых, в некоторых случаях, лицо, пострадавшее от совершенного преступления не сразу встречается со следователем. Это может быть, например, при проведении предварительной проверки. Во-вторых, следователь под влиянием объективных и субъективных причин не всегда может грамотно, в полном объёме и доходчиво для потерпевшего донести всю ту информацию, которая ему так необходима для взаимодействия с правоохранительной системой. Не редко этот процесс выглядит очень просто: следователь предлагает потерпевшему прочитать выписанные из УПК его права и обязанности без каких-либо комментариев, потерпевший их читает, после чего, в лучшем случае, может задать один вопрос, на который получит «сухой» ответ. На этом процесс ознакомления, как правило, заканчивается. Естественно, после этого потерпевший остается с тем же багажом юридических знаний, что и перед ознакомлением, тем более, если человек, в силу своей профессии, весьма далек от юридической

9 См.: Карагодин В.Н. Преодоление противодействий предварительному расследованию. Свердловск. 1992; Никалайчук И.А. Сокрытие преступлений как форма противодействия расследованию. Автореф. дисс. доктора юрид. наук. Воронеж. 2000.

28

практики. И, в-третьих, чего греха таить, не всегда следователю выгодно, чтобы потерпевший знал свою роль и значение в уголовном процессе, а также свои права и механизм их реализации. Ясно, что такой потерпевший будет доставлять много дополнительных хлопот следователю, реализовывая свои права, а это не желательно для последнего в связи с очень большим объёмом работы, связанным с расследованием уголовного дела, а также многих других причин.

Таким образом, как нам представляется, государству необходимо принимать дополнительные меры к решению этой задачи. Небезынтересными, на наш взгляд, являются меры, предусмотренные Программой помощи жертвам преступления разработанной правительством Великобритании, о которой сообщают в сравнительном анализе А. Безнасюк и А. Абабков.11 В ней предусмотрено, что в течение пяти дней после обращения потерпевшего с заявлением о совершении преступления в полицию ему выдается на руки специальная брошюра, из которой он может получить необходимую информацию о юридических, финансовых и социальных службах, оказывающих помощь потерпевшему. Ничто не мешает применить такой приём информирования пострадавших от преступлений и в нашей стране. Тем более, если в такую брошюру включить подробную, комментирующую информацию о правах и обязанностях потерпевшего и механизме их реализации, о его роли и значении в уголовном процессе. Здесь же полезно было бы разъяснить права граждан, пострадавших от преступного деяния, но в силу различных причин ещё не признанных потерпевшими.

Подобное информационное издание для потерпевших должно распространяться в двух направлениях: одна часть брошюр должна постоянно расп-

10 См.: Щерба СП., Зайцев О.А. Обеспечение прав потерпевших и свидетелей на предварительном следствии. М., 1995. С.5.

29

ространяться в книжной торговле, а другая должна вручаться дознавателем или следователем заявителю о совершенном преступлении сразу же после возбуждения уголовного дела, под расписку. Эти действия будут подчеркивать важность прав и обязанностей потерпевшего в уголовном процессе, поскольку потерпевший будет удостоверять своей подписью не столько вручение ему документа, сколько свидетельства о его функциях, значении его действий и ответственности за них. В случае, когда орган расследования по собственной инициативе выявляет латентного потерпевшего, не обращавшегося с заявлением о преступлении, указанный документ надлежит вручить в период объявления постановления о признании его потерпевшим по делу.

Важной частью содержания издания для потерпевших (руководства) мог бы стать раздел, рекомендующий потерпевшему подумать над тем, какую помощь, кроме свидетельствования, он мог бы оказать следствию и вообще делу борьбы с преступностью. В помощь потерпевшему можно было предложить (рекомендовать) ряд решений.

Ведь задача состоит не только в том, чтобы потерпевший имел наиболее полное представление о своих субъективных правах и обязанностях, а также в том, чтобы вовлечь его в активные сторонники деятельности против правонарушений и особенно борьбы с преступностью.

Издание такой брошюры в условиях рынка, когда выходит множество самой различной художественной и научной литературы, думается не представляет сложности. В случае, если наше правительство не найдет возможности возложить на себя финансирование её издания и бесплатного распространения, можно допустить её реализацию по розничной цене.

В крайнем случае, если организация выпуска такой брошюры и организация её распространения вызывает затруднения у руководства правоох-

11 См.: Безнасюк А., Абабков А. Государственная защита лиц, содействующих уголовному судопроизводству. (Зарубежный опыт, отечественные проблемы) // Российская юстиция. 1997. №8. С.38-40.

30

ранительных органов, целесообразно было бы оборудовать стенд с информацией, которую содержит такая брошюра. Расположить стенд необходимо в доступном для чтения месте, например, около дежурной части органа внутренних дел. Это поможет человеку, попавшему в столь трудное положение, сориентироваться в нем и правильно себя вести в дальнейшем.

Другим интересным моментом указанной Программы является то, что «в течение двух дней после обращения потерпевшего в полицию (или когда сотрудникам полиции самим стало известно о совершенном преступлении) о случившемся сообщается в Службу поддержки потерпевшего. Представитель этой независимой благотворительной организации, финансируемой правительством, проконсультирует потерпевшего, а при необходимости и его близких по вопросам, связанным с расследованием дела и рассмотрением его в суде.» Ничего, кроме слов одобрения, нельзя сказать в адрес правительства Великобритании, которое посчитало возможным иметь в своей стране такую полезную службу.

Создание подобной организации в России оказало бы только положительное влияние на судьбу потерпевшего. Жертве преступления, испытавшей определённые физические и нравственные страдания, понесшей материальный ущерб от преступления, а иногда и от самих правоохранительных органов, как нельзя кстати было бы общение с человеком, который, приняв его сторону, очень хорошо разбирался бы во всей системе правосудия и при этом сам, бесплатно, первым обратился к потерпевшему с помощью.

Представитель такой организации мог бы, кроме того, доходчиво объяснить потерпевшему его права на первоначальном и последующих этапах расследования для защиты своих интересов, механизм их реализации. Например, потерпевшему была бы полезна следующая информация:

12См.: Безнаскж А., Абабков А. Государственная защита лиц, содействующих уголовному судопроизводству (Зарубежный опыт, отечественные проблемы) // Российская юстиция. 1997. №8. С.39.

31

• может ли он иметь представителя при проведении различных процессуальных действий; • • кто может выступать в качестве представителя и где его найти; •

• как ввести представителя в процесс расследования; • • нужно ли платить представителю и как это делать; •

• как можно воздействовать на ход расследования; • • что такое ходатайство и как его заявить; • • как заявить отвод следователю, эксперту, специалисту; • • кому и в какой форме можно пожаловаться на действия следователя, прокурора; • • каков порядок представления доказательств, которыми располагает потерпевший; • • как и какие принять меры для возмещения материального, морального и физического вреда, нанесенного в результате совершения преступления;

• что он имеет право предпринять в случае получения уведомления об отказе в возбуждении уголовного дела, либо его прекращении или приостановлении; • • что он может сделать для обеспечения своей безопасности во время предварительного следствия и судебного разбирательства. • И много другой полезной информации процессуального, криминалистического и организационного характера мог бы донести до потерпевшего представитель этой независимой и благотворительной организации, финансируемой правительством.

В данном случае может возникнуть вопрос - где правительству брать средства для финансирования указанных мероприятий? Некоторые направления разрешения этого вопроса видятся в следующем. Во- первых, средства можно получить из Государственного фонда борьбы с преступ-

32

ностью, формируемого из взыскиваемых различных

1 ^

административных штрафов. Во-вторых, часть денег могла бы поступать от той суммы штрафов, которые выступают в качестве наказания при вынесении приговора по уголовным делам. И в-третьих, как нам представляется, основная доля возмещения финансовых затрат, связанных с рассмотрением уголовного дела должна ложиться на лицо (или лица), совершившее это преступление, что можно считать вполне логичным. Именно их преступное деяние явилось первопричиной в организации и функционировании различных служб, подразделений, ведомств направленных на разрешение конфликта, который они создали.

Правительство РФ 7 июля 2000 года утвердило Положение о государственном фонде борьбы с преступностью14. Общий смысл этого документа объясняет само название. Появление его можно приветствовать, так оно предусматривает финансовую поддержку и укрепление материально- технической базы правоохранительных органов. Финансовые источники названного фонда весьма различны и серьезны. В качестве их даже предусматриваются добровольные взносы, благотворительные

пожертвования, поступающие от организаций, а также иностранных юридических лиц и граждан в виде денежных средств. Вместе с тем надо отметить, что в это полезное мероприятие совсем не включено финансирование общественных организаций, осуществляющих свою деятельность в области предупреждения преступлений и наведению общественного порядка. Об этой недальновидности исполнительной власти приходится только сожалеть. В частности, поддержка общественной деятельности потерпевших или образование не бюджетных служб

13 См.: Постановление Правительства Российской Федерации от 28 августа 1997 г. №1092. «О порядке использования административных штрафов, взыскиваемых в 1997 году органами Федеральной инспекции труда при Министерстве труда и социального развития Российской Федерации за нарушение законодательства Российской Федерации о труде и об охране труда. // Российская газета. 10 сентября 1997.

33

поддержки потерпевших от преступления лиц, как это делается в

Великобритании и других странах Европы оказала бы немалую помощь общему фронту борьбы с преступностью и способствовало наведению правопорядка в стране.

В Положении о фонде, по нашему мнению, не лишним бы было уделить внимание материальной защите потерпевших от преступления, а также охране их от домогательств заинтересованных лиц, создающих различные препятствия органам расследования с целью уклонения от уголовной ответственности виновных лиц.

Ещё одной мерой государственной защиты лиц, ставших жертвами преступлений в Великобритании, которая, на наш взгляд, заслуживает внимания, является организация телефона помощи, по которому потерпевший может в любое время обращаться по различным вопросам в полицию, иные государственные и общественные службы за содействием.

Создание аналогичного телефона помощи в нашей стране позволило бы потерпевшему решать многие проблемы (причём не особенно обременительно в организационном плане), связанные с возникшей необходимостью его взаимодействия с правоохранительной системой, начиная с момента совершения преступления и на всех последующих этапах. Особенно важной может оказаться данная мера в период с момента совершения или покушения на совершение преступления до принятия заявления и регистрации его милицией.

Именно в этот период потерпевший оказывается одинок перед свалившейся на него бедой. Человек, понёсший физический, моральный и материальный ущерб и, чаще всего, находящийся в психически неуравновешенном состоянии, нуждается в грамотной юридической и моральной поддержке.

14 См.: Положение о государственном фонде борьбы с преступностью, утвержденном Правительством РФ 7 июля 2000 г. // Законность. 2000. №11. С.60-61.

34

Вовремя получив квалифицированный совет, жертва

преступления может принять меры к сохранению следов совершения преступления, которые могут быть уничтожены по различным причинам, в том числе по незнанию самого пострадавшего, организовать охрану места происшествия, установить свидетелей происшедшего до прибытия сотрудников милиции.

По этому телефону потерпевшего могли бы проконсультировать по вопросам обращения в милицию с заявлением о случившимся: куда надо подавать заявление, кому и в какой форме; где оно должно быть зарегистрировано, в какой срок и что представляет собой процедура регистрации; что нужно делать в случае, если не принимают заявление; как милиция должна реагировать на заявление, а также по многим другим вопросам, которые возникают в это время.

Как указывалось выше, этот телефон помощи был бы полезен и на следующих этапах расследования преступления и рассмотрения его в суде. Функцию консультирования по телефону, думается, можно было бы возложить на предлагаемую ранее Службу поддержки потерпевшего.

Попутно телефон помощи мог бы принимать анонимную информацию о совершенных или готовящихся преступлениях, а также о лицах, в отношении которых необходимо наблюдение для проверки законности их деятельности.

Как показывает практика, подобная взаимосвязь правоохранительных органов и общественности (в нашем случае с потерпевшими), дает положительный эффект в борьбе с преступностью. Так, например, по «телефону доверия», работавшему в ФСБ, за 1997 год поступило 900 звонков, часть которых напрямую относились к их компетенции и сыграла свою роль в раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений.15 Поэтому, как нам представляется, люди, пострадавшие от преступлений,

5 См.: Елизаров А. Телефону доверяй, но шпионов лови.// Российская газета. 6 марта 1998.

35

были бы наиболее активной частью той общественности, которая содействует правоохранительной системе.

Следующим этапом осуществления потерпевшими своих процессуальных прав и обеспечения безопасности является стадия предварительного расследования. В этот период потерпевшему приходится более плотнее взаимодействовать с органами расследования. От качества проведения соответствующих мероприятий на предварительном следствии зависит какое решение примет суд при рассмотрении уголовного дела. На это качество существенно влияет поведение потерпевшего.

Как уже отмечалась выше, не всегда потерпевший при проведении следственных действий, особенно тех, в процессе которых ему приходится встречаться с преступником (очная ставка, предъявление для опознания), может дать правдивые показания. Разрешению этой проблемы уделяется много внимания в научной литературе. Вполне можно согласиться с А.Ф. Реховским, который предлагает тактику проведения предъявления для опознания живых лиц при помощи видеотехники, исключающей непосредственный контакт потерпевшего или свидетеля с подозреваемым (обвиняемым).16 Этому же вопросу уделяют внимание СП. Щерба и О.А. Зайцев. Они считают, что «в целях обеспечения безопасности лица, содействующему уголовному судопроизводству, допустимо предъявление для опознания вне визуального наблюдения опознаваемым опознающего. Последнему может быть предложено наблюдать предъявляемых ему лиц либо через ширму, либо из затемнённой части помещения, где проводится опознание, либо из другого кабинета», а также «по отснятому на кино или видеопленку материалу».17

См.: Реховский А.Ф. Проведение опознания личности при отказе опознающего от непосредственного опознания //Дальневосточные криминалистические чтения. Владивосток. 1997. Вып. 2. С.43-44.

17 См.: Щерба СП., Зайцев О.А. Обеспечение прав потерпевших и свидетелей на предварительном следствии. М., 1995. С. 19.

36 Использование указанных и других приемов не до конца решают

обозначенную проблему, а, как нам представляется, лишь в отдельных

случаях. Например, если в качестве опознающего выступает свидетель

обвинения и в дальнейшем он не участвует ни в каких действиях, связанных

с данным делом. В этом случае есть смысл не показывать опознаваемому

свидетеля, который его опознает. Однако, на наш взгляд, в случае с

потерпевшим, которому приходится участвовать и в дальнейшем
в

уголовном процессе, такие приёмы не смогут решить этой проблемы.

Потерпевший увереннее и смелее давал бы показания на предварительном расследовании и в судебном заседании, если бы знал, что он реально и надежно защищен от посягательств противоборствующей стороны. Обеспечение этой реальной и надежной защиты - вот задача, которая стоит перед правоохранительной системой. Тем более что она отвечает требованиям, изложенным в «Декларации основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотреблений властью», принятой на Генеральной Ассамблеи ООН (29 ноября 1985г. резолюция 40/34), в пункте 6 которой указывается, что государству «следует содействовать тому, чтобы судебные и административные процедуры в большей степени отвечали потребностям жертв» и, в частности, путем «предоставления надлежащей помощи жертвам на протяжении всего судебного разбирательства», а также «принятия мер для сведения к минимуму неудобств для жертв, охраны их личной жизни в тех случаях, когда это необходимо, и обеспечение их безопасности, а также безопасности их семей и свидетелей их стороны и их защиты от запугивания и мести».

Большой шаг в этом направлении сделан мэром г. Москвы в 1996 году, который издал Положение о мерах социальной защиты и материального стимулирования граждан, способствовавших раскрытию преступлений, совершенных организованными преступными группами. Под его действия попадают и потерпевшие от преступления, их родственники и близкие. Это

37

Положение содержит действенные меры по обеспечению их безопасности, способные реально и надежно защитить потерпевшего и его близких. Этими мерами являются: личная охрана, охрана жилища, выдача специальных средств индивидуальной защиты и оружия (в установленном законом порядке), временное помещение в безопасное место (до года), предоставление другого места жительства, замена в установленном порядке документов, обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах в информационных системах, перевод на другую работу, материальная компенсация за причиненный вред.18

В виду отсутствия у нас статистических данных о фактах применения указанных мер, сложно судить об их реальности и распространенности, но то, что правительство Москвы разработало эти меры вызывает одобрение.

Наиболее актуальной, на наш взгляд, является мера по обеспечению личной охраны, охраны жилища и имущества жертвы преступления. Во-первых, она наиболее необходима и, во-вторых, наиболее реальна к исполнению. Её реализация достаточно чётко определена законодательством. Закон «О милиции» в ст. 10 п.24 обязывает милицию принимать предусмотренные законом меры по охране потерпевших, членов их семей и близких, если их здоровье, жизнь и имущество находятся в опасности. Закон «Об оперативно- розыскной деятельности в Российской Федерации» в ст. 12 п.6 обязывает органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, содействовать обеспечению личной безопасности, сохранности имущества не только своих сотрудников, но и «участников уголовного судопроизводства, членов их семей, близких от преступных и иных противоправных посягательств». Конечно же, обеспечить охрану каждому потерпевшему довольно сложно. Поэтому она должна производиться избирательно, в зависимости от тяжести расследуемого преступления.

См.: Безнасюк А., Абабков А. Государственная защита лиц, содействующих уголовному судопроизводству (Зарубежный опыт, отечественные проблемы) // Российская юстиция. 1997. №8. С.40.

38

В условиях рыночной экономики эту меру можно реализовать, привлекая силы частных охранных служб. Закон «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» в ст.З разрешает предоставление таких видов услуг, как «защита жизни и здоровья граждан и охрана имущества граждан».

§3. Защитник и представитель в уголовном процессе

Для того чтобы активизировать деятельность потерпевшего в уголовном процессе, сделать его активным помощником органов расследования не только по конкретному делу, по которому он является стороной, но и вообще в деле борьбы с преступностью, необходимо, прежде всего, наделить его надлежащими правами и закрепить их в уголовно- процессуальном законе. Процессуальный закон абстрактен, пока не имеет практического применения в конкретном уголовном производстве. Но, будучи широко известен населению, он принимается во внимание в случаях принятия решения по поводу практических поступков граждан. Хорошим примером этого может послужить законодательство в уголовном праве о необходимой обороне. Известно, что некоторое время тому назад законодательство о необходимой обороне сковывало активность потерпевших в случаях оказания сопротивления нападающему преступнику. Этот недостаток был замечен и неправильная практика была исправлена законодателем. Теперь жертва преступления получила активные права, а значит, может смело вступать в борьбу с нападающим преступником. Однако на данный период времени этого ещё недостаточно. Необходимо расширить права потерпевшего также в розыске скрывшегося преступника и доказывании его вины. Уголовное судопроизводство, увлечённое защитой лиц попавших в разряд обвиняемого или подсудимого, ослабило внимание к тем, кто пострадал от преступления

39 и к их первоначальной исторической роли обвинителей, и
стало

рассматривать его только в качестве свидетеля.

Если признаётся, что уголовный процесс наряду с другими принципами строится на принципе состязательности, то есть борьбе двух сторон, которые способствуют установлению истины, то неминуемо следует признать равенство между названными сторонами. Не может быть равного спора и борьбы, когда одна из сторон заведомо лишена для себя возможности осуществлять доказательственный спор. Более того, спорящие не только формально должны быть равными. Для них равными также должны быть средства и методы, к которым они могли бы прибегнуть в случае необходимости.

В этом свете полезно рассмотреть и проанализировать институты защиты и представительства в уголовном процессе. Как известно, использование в своих интересах защиты прерогатива подозреваемых, обвиняемых и подсудимых. Потерпевший лишен этой возможности. Его удел - представительство, хотя теория и практика показывают, что потерпевший, его личность и права также нуждаются в квалифицированной и своевременной защите, особенно в тех случаях, когда защита обвиняемого и подсудимого в целях уменьшения их общественной опасности идет на очернение личности потерпевшего и его поступков накануне и в период совершения преступления.

Различие в защите и представительстве достаточно полно вытекает из различия содержания ст.ст.51 и 53 УПК РСФСР. Сравнение содержания указанных статей показывает, что из прав представителя потерпевшего исключены такие, как право присутствия при предъявлении обвинения, участия при допросе обвиняемого, а также при производстве иных следственных действий. Потерпевший не имеет права знакомиться с содержанием протокола задержания подозреваемого и другими протоколами и документами, а по окончанию следствия в случае ознакомления с материалами дела выпи-

40

сывать из него любые сведения и в любом объёме. Процессуальный закон обходит молчанием права потерпевшего в случае приостановления уголовного производства по делу. В ст. 195 УПК нет указаний на обязанность органов следствия сообщать потерпевшему о приостановлении следствия. При этом не упоминаются органы дознания, которые осуществляют расследование по большинству совершенных преступлений. Предложение Н.А. Патова о том, чтобы предусмотреть в уголовно-процессуальном законе право потерпевшего ознакомится с материалами уголовного дела, приостановленного в связи с не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого19, в настоящее время является актуальным и своевременным. Практика показывает, что многие потерпевшие по поводу установления лиц, совершивших преступление, имеют свое видение, которое иногда не учитывается органом расследования.

По результатам исследования того же автора, по поводу института приостановления уголовных дел в связи с не установлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых 59% опрошенных граждан-потерпевших вообще не знали о его существовании в действующем законодательстве, а 62% оценили его как фактическое уклонение государства от конституционных обязанностей защитить их права и интересы по нераскрытым преступлениям.20 Действительно, институт приостановления уголовных дел в современном его виде представляет большую возможность не только для уклонения от выполнения своих обязанностей органами следствия путем бездействия, но и для злоупотреблений должностных лиц. Постановка под контроль потерпевших порядка приостановления уголовных дел способствовало бы активизации деятельности и повышения ответственности за
выполнение своих

См.: Патов Н.А. Процессуальные и организационные основы производства по
делам, приостановленным в связи с не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Автореф. канд. юрид. наук. М., 1997. С.10. 20 См.: Указ. соч. С.8.

РОССИЙСКА»

ffcCY^»0’1 ^нна^ / Аъпуютт 1

41

обязанностей должностных лиц органов расследования. В ст.200 УПК не указывается право потерпевшего и его представителя на обжалование действий органов дознания, следователя, прокурора и суда.

Изложенное показывает, что права представителя потерпевшего, а, следовательно, и его самого наиболее ограничиваются в стадии дознания и предварительного следствия, когда из-за относительной длительности процессуальных сроков представляется возможность наиболее полно и с несомненной пользой для дела рассмотреть соображения представителя потерпевшего, изложенные в его ходатайствах и жалобах.

Однако и в судебном заседании не всё складывается в пользу прав потерпевшего, которые мог бы реализовать его квалифицированный представитель. Так возникает ряд вопросов при анализе ст.ст.283 и 287 УПК. Поскольку потерпевший фигурирует в процессе также и в роли свидетеля, то в результате того, что зачастую допросы в судебном заседании начинаются с показаний подсудимого (ст.279 УПК), потерпевший, как и свидетель, удаляется из зала судебного заседания. Возникает вопрос: следует ли в этом случае также удалять представителя потерпевшего, в то время как представитель подсудимого (защитник) продолжает участвовать в заседании? В данном случае говорить о состязательности и тем более равенстве указанных сторон в уголовном процессе нельзя. Думается, что потерпевшего удалять из зала суда неправомерно. Он имеет право выслушивать показания подсудимого из его уст и после этого изложить своё видение обстоятельств дела. В связи с этим следует признать необходимым содержанию ст.287 УПК придать более конкретное содержание.

Вызывает некоторое недоразумение также ст.298 УПК, полностью заимствованной из УПК действовавшего до 27 октября 1960 года (ст.310). Она гласит, что по окончании судебных прений, но до удаления в совещательную комнату, обвинитель, защитник, подсудимый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик или их представители

42

вправе представить суду в письменном виде предлагаемую ими формулировку решения по вопросам, указанным в пунктах 1-5 статьи 303 Кодекса. Предлагаемая формулировка не имеет для суда обязательной силы.

Прежде чем по существу сделать замечание, непосредственно связанное с нашей темой, нельзя не обратить внимание на то, что законодатель допустил неконкретную редакцию приведенной статьи, дающую возможность весьма расширенного ее толкования, так как по тексту предоставляется право не только уполномоченным участникам процесса, но и защитникам, истцам и ответчикам, а также их представителям выражать свое некомпетентное мнение по таким вопросам, как о составе и квалификации содеянного подсудимым (п.2), о его уголовно-правовой виновности (п.4) и подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление (п.5). Гражданский истец и ответчик, а также их представители имеют в процессе лишь материальные интересы, которые могут вытекать из действий подсудимого, как содержащие признаки преступления, так и не содержащие таковых, выраженных в объективной стороне без наличия умысла на преступление. Кругом этих вопросов и обозначаются их цели и задачи. Что касается суждения о наличии преступления и наказания, то эта исключительная прерогатива других участников процесса и, в частности, конечно же, потерпевшего и его представителя.

Но в данном случае наше основное замечание сводится к тому, что практически участники процесса не в состоянии реализовать представленные ст.298 права, так как в ней не отводится для этого временная возможность. Первоначальная система доказывания по уголовному делу, исходящая от органа следствия или дознания, изложенная в обвинительном заключении, в процессе судебного рассмотрения, как правило, исключается или пополняется иными доказательствами, которые требуют анализа и оценки, что невозможно сделать после прения сторон и последнего слова подсудимого. Закон, однако, не предусматривает для этого соответствую-

43

щего перерыва в судебном заседании. Кроме того, если даже такие письменные предложения поступят, то, в силу принципа гласности, они должны быть оглашены, после чего, наверняка, появятся замечания сторон. Таким образом, ст.298 УПК имеет, скорее всего, декларативное содержание. По нашему мнению, в новом УПК она подлежит исключению.

Следует также обратить внимание на то, что права потерпевшего и его представителя занижены не только в ст.53. В действующем УПК имеются и другие нормы, которые, так или иначе, не предоставляют возможности потерпевшему и его представителю активно действовать в защиту себя против всяческого умаления его личности и ограничения прав. Имеется в виду институт назначения и производства судебных экспертиз. Назначению и проведению экспертизы уголовно-процессуальное законодательство уделяет повышенное внимание. Поэтому регламентация производства экспертизы изложена в законе особенно подробно в отношении участников уголовного процесса. Заключение экспертизы - это единственный источник криминалистической информации, непосредственно не связанный с механизмом расследуемого преступления. Обосновывая своё заключение на законах науки, представителем которой является эксперт, он абстрагируется от роли подсудимого, потерпевшего и других лиц, охваченных событием преступления. Поэтому объективная оценка действиям обвиняемого и потерпевшего в заключение эксперта имеет важное значение. При этом у сторон имеется возможность в свете научных данных увидеть результаты своих поступков и образованной ими информации. Прав известный специалист в области судебной экспертизы А.Р.Шляхов, который писал, что «решая вопрос о необходимости и целесообразности назначения экспертизы, следует учитывать публичный характер советского правосудия: не только следователь и суд, но и все участники процесса, общественность должны быть убеждены в достоверности и объективности судебного решения» .

21 Шляхов А.Р. Судебная экспертиза. Организация и проведение. М, 1979. С.63.

44 Только этим следует объяснить то положение, что ст. ст. 184, 185 УПК

представляет широкие права и возможности для своей защиты обвиняемому и подсудимому в период назначения экспертизы. При наличии таких прав обвиняемого Д.А. Турчин предлагал в качестве наиболее полной гарантии реализации их прав заблаговременно вручать подозреваемому или обвиняемому копию постановления о назначении экспертизы с тем, чтобы, имея его при себе, они смогли, не торопясь, осмыслить поставленные на разрешение эксперта вопросы, обдумать дополнительные, которые могли быть поставлены от их имени22. Автор данного исследования согласен с указанным предложением, так как отнюдь не имеет намерений предлагать меры по ограничению прав обвиняемого. Однако с позиции бесправия потерпевшего и его представителя в этом вопросе следует отрицательно оценить такую правовую позицию законодателя, ставящую потерпевшего в неравное положение с обвиняемым.

Более соответственно с принципом состязательности и процессуального равенства подсудимого и потерпевшего выглядят нормы, регламентирующие назначение и проведение экспертизы в судебном заседании. В ст.288 УПК потерпевшему и его представителю предоставляется право формулировать на разрешение эксперта вопросы наравне с подсудимым и обвинителем. Однако и здесь не говориться о праве потерпевшего на отвод эксперта, о просьбе назначения эксперта из числа указанных им лиц и праве присутствовать с разрешения суда при производстве экспертизы.

Поскольку эти вопросы уже были разрешены без участия потерпевшего и его представителя на предварительном расследовании, то они по логике вещей не включены в задачи судебного заседания. Но этим самым стеснены права потерпевшего в возможностях защиты своих прав посредством такого эффективного средства как экспертиза.

Турчин Д.А. Расследование хищений государственного и общественного
имущества. Владивосток, 1978. С.68-69.

45 Представляется, что все изложенные выше, а также другие

аналогичные вопросы подлежат разрешению в свете
сравнительной

соизмеримости функциональных компетенций в уголовном
процессе

представителя потерпевшего и защитника обвиняемого, подсудимого.

Проблемы одного из основных участников уголовного процесса - потерпевшего велики. Своевременно и правильно заметил В.И. Туйнов, что «проходит эйфория от однобокого подхода к правовому государству, когда якобы магистральным путем к нему признается усиление прав обвиняемых в ущерб правам потерпевшим…»23

Каскад многочисленных вопросов и проблем потерпевшего касается не только уголовно-процессуального содержания, но и ряда других, в частности криминалистического, некоторые из которых нами уже рассматривались, как актуальные, требующие скорейшего решения.24 Кроме того, возникает много вопросов, которые, хотя и не носят нормативного характера, тем не менее, примыкают к общей проблематике фигуры потерпевшего. Они более глубоко раскрывают правовое и криминалистическое содержание и представление о деятельности потерпевшего. Поэтому хочется продолжить обсуждение некоторых аспектов в специфике деятельности потерпевшего в уголовном процессе.

В свете поставленной концептуальной задачи следует сказать, что по тематике личности, роли и компетенции защитника в уголовном процессе имеется большая литература, где в определенной мере рассматривается представитель потерпевшего в качестве участника процесса. Однако рассмотрение это ограничено представительством потерпевшего и не соотносится с функциями защитника. Такое положение противоречит теории сос-

Туйнов В.И. Российская прокуратура в условиях становления правового государства // Правоведение. 1998. №2. С.164.

24 См.: Синенко С.А. Защитник и представитель в уголовном процессе // Дальневосточные криминалистические чтения. Владивосток. 1998. Вып. 3. С.27-31.

46 тязательного процесса, который выступает в качестве
единства,

заложенных в нем противоположных начал.

Из числа последних работ на эту тему привлекает внимание работа Ю.К. Якимовича. В коротком обзоре он сумел обстоятельно обобщить и указать на авторов, занимавшихся проблемами статуса защитника (М.С. Строгович, Р.Д. Рахунов, П.С. Элькинд, Г.Ф. Горский, Л.Д. Кокорев и многие другие). Он впервые попытался сравнить функции защитника и представителя потерпевшего. К сожалению, автор выполнил поставленную перед собой задачу лишь на семантическом уровне. Он пришел к выводу о том, что «как и во многих других случаях, литературное определение понятия «представитель» не совпадает с его уголовно-процессуальным значением. Это становится очевидным при анализе уголовно-процессуального закона. В отличие от защитника (которого закон не называет представителем) представители потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика действуют не наряду с ними, а вместо них»25. Полностью соглашаясь с автором в том, что с этимологической точки зрения термин «представитель» не совпадает с его уголовно-процессуальным значением, выскажем несогласие с взглядом на то, что представитель потерпевшего действует вместо потерпевшего. Указанная автором функция - лишь минимальный аспект деятельности потерпевшего из области гражданско-правовых отношений между потерпевшим и подсудимым. Что же касается доказывания преступления и защиты других прав потерпевшего, то его представитель решает аналогичные с защитником задачи. Если же иметь в виду нередкие случаи различной степени виктимности потерпевшего, то деятельность представителя потерпевшего содержит незначительные различия с деятельностью защитника. Так, например, в одном случае орган расследования отказал в возбуждении уголовного дела по заявлению о групповом

25 Якимович Ю.К. Некоторые аспекты участия защитника в уголовном процессе // Избранные статьи. Томск. 1997. С.5.

47

изнасиловании на том основании, что заявительница, являясь участницей свадебного торжества, где вместе с нею были несколько молодых людей, на определенном этапе застолья оказалась в нетрезвом состоянии и переполненная радостными чувствами стала целовать участников торжества, в том числе и молодых людей. Последние расценили поступок заявительницы как желание полового акта, в результате чего изнасиловали ее во дворе усадьбы дома, в котором отмечалась свадьба.

В приведенном случае представителю потерпевшей пришлось немало потрудиться, чтобы опровергнуть вывод о распущенности потерпевшей только на основании ее поцелуев на радостях свадебного события.

На фоне принципов состязательного процесса, как нам представляется, различия в правах и обязанностях между представителями и защитниками не должно быть, поскольку как первые, так и вторые не только представительствуют в уголовном процессе от имени подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и потерпевших, но и защищают их права в случаях попытки или фактического нарушения со стороны любого другого участника уголовного процесса. Характерно, что в предлагаемом депутатами Комитета Государственной Думы по законодательству и судебных реформ проекте УПК РФ термин «защита потерпевших» достаточно правомерно уже введен. В частности в п.2 ст.52 этого документа говорится, что для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющимися несовершеннолетними или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, к обязательному участию в деле привлекаются их законные представители. Разумеется, в качестве законных представителей в таких случаях могут участвовать уполномоченные по договору адвокаты. Естественным является вопрос: почему в ст.49 проекта не упоминается защита прав потерпевшего, а только в 52 статье? Очевидно, что в данном случае имеет место отступление от законодательной логики.

48

В связи с этим нельзя не заметить существенных

противоречий в терминологическом языке, как в существующем законодательстве, так и предлагаемом, в которых, так или иначе, признается необходимость защиты прав и законных интересов двух единоборствующих сторон в уголовном процессе: обвиняемого (подозреваемого) и потерпевшего. Между тем, такое положение создает в теории и на практике, как на это уже обращалось внимание выше, различные перекосы в применении норм права. Последствиями таких случаев более всего является умаление прав потерпевших. Кроме того, наносится вред публичному делу установления истины по уголовным делам.

Не случайно многие авторы выступают за принципиальную и строгую терминологию в семантическом оформлении судопроизводства. Специалисты в этой отрасли обращают внимание на то, что точные упорядоченные терминологические системы отраслевых законов активно содействуют развитию в нужном направлении определенных общественных отношений, не говоря уже о том, что они служат импульсом на четкие и устойчивые термины. Напротив, неупорядоченная терминология, отражающая аморфность, неопределенность системы понятий, снижает информационные возможности закона, отрицательно сказывается на правоприменение, ведет к нескончаемым и бесплодным спорам в теории и практике26.

Скажем больше. Терминологическая система, то есть речевая (вербальная) форма передачи информации не заканчивается только этой функцией. Задачи ее поистине огромны, так как она способствует не только адекватности передачи информации, но и связи этой информации с конкретной ситуацией общения, которое способствует познавательной деятельности, особенно в социальной сфере. «Общение - социально обусловленный

26 Савицкий В.М. Язык процессуального закона. Вопросы терминологии. М., 1987. С.23. См. также Домбровский Р.Г. Совершенствование понятийного аппарата криминалистики // Борьба с преступностью на современном этапе. Рига. 1980. С.33-49.

49

процесс обмена мыслями между людьми в различных сферах их познавательно-трудовой и творческой деятельности, реализуемый главным образом при помощи вербальных средств коммуникации» . Эффективность достижения коммуникативных результатов будет зависеть от квалификации, статуса и объективных возможностей и других условий субъектов коммуникации. В уголовном процессе на первый план выступает равенство субъектов коммуникации. Между тем в современных процессуальных условиях между защитником обвиняемого и представителем потерпевшего констатировать такое равенство едва ли возможно. Даже в семантическом отношении, чего не отметил Ю.К. Якимович, личность представителя потерпевшего представляется более скромной, ограниченной в правах. Поэтому необходимо в целях повышения авторитета и инициативы представителя потерпевшего добиться их уравнения не только в процессуальном отношении, но и в терминологическом плане.

При этом полезно вспомнить, что в русском уголовном процессе сразу же после классических правовых реформ в области судопроизводства шестидесятых годов девятнадцатого столетия функции защитников и представителей осуществлялись в основном присяжными
поверенными,

обязанности которых выполнялись адвокатами. Есть все основания вернуться в указанное прошлое. Но поскольку современные адвокаты не приносят присяги, то целесообразно называть их просто поверенными адвокатами подозреваемого, обвиняемого или подсудимого, а также поверенными адвокатами потерпевшего. Слово «адвокат» само по себе ассоциируется с функциями защиты своих клиентов, по смыслу его римского происхождения включает в себя поверенность защищаемого перед защитником, то есть доверие ему многих сокровенных личных тайн, что и послужило основанием к запрету допроса защитника в уголовном процессе

Коневская В.П. Социология коммуникации. М. 1997. С.8-9.

См.: Фельдштейн Р.Г. Лекции по уголовному судопроизводству. М. 1915. С.228 и далее.

50

по вопросам осуществляемой им защиты. Поверенный адвокат потерпевшего находится в аналогичном положении по отношению потерпевшего, который не во всех случаях раскрывает до конца причины своего поведения и взаимосвязи с обвиняемым или подсудимым, особенно в случаях его виктимности, а также в результате неправильной или ложной оценки своей позиции в процессе, а также прямого заблуждения в оценке конкретной ситуации. Вместе с тем институт представительства в уголовном процессе в рамках его цивильного назначения должен остаться. Представители гражданского истца, ответчика, родственников в случаях указанных в законе выполняют свои, возложенные на них функции. Естественно, в роли представителей могут выступать также адвокаты по доверенностям перечисленных выше лиц.

Таким образом, потерпевшего могут представлять как адвокат, так и представитель. Последний осуществляет защиту материальных прав потерпевшего. Что же касается адвоката, то его деятельность в основном направлена на защиту своего клиента в области уголовно- процессуальных отношений. Однако вполне допустимо и логично будет, когда указанные две функции представительства и защиты совмещаются в одном лице - адвокате, высококвалифицированном юристе.

§4. Виктимология и виктимность потерпевших

В начале семидесятых годов в системе юридических наук появилось новое научное направление. Речь идет о виктимололгии, которое в настоящее время, на наш взгляд, незаслуженно забыто. Смысловое значение этого термина раскрывается большинством авторов как учение о жертве преступления, то есть в уголовно-процессуальном смысле - науки о потерпевшем. В данное время это направление приобретает существенное значение, поскольку потерпевший в качестве самостоятельного участника в

51

уголовном процессе может быть рассмотрен через

виктимологическую призму, раскрывающую многие его черты, на которые ранее мало обращалось внимание. Таким образом, можно отметить, что виктимология вобрала в себя весь комплекс актуальных процессуальных и не процессуальных, теоретических и практических концептуальных проблем в отношении потерпевших.

В 1972 году была опубликована одна из первых работ Л.В. Франка «Понятие о криминальной виктимологии и виктимности и некоторые ее аспекты в преступлениях против жизни и здоровья»29, сразу получившая широкую известность в научных кругах бывшего СССР. В своих научных трудах автор раскрыл понятие, содержание и задачи виктимологии, а также истоки ее образования. Он считал, что виктимология является вспомогательной дисциплиной криминологии и криминалистики. Однако роль виктимологии в системе криминалистических наук гораздо выше. Можно считать, что виктимология самостоятельная наука. Вместе с тем многими учеными тенденция восприятия виктимологии как самостоятельной дисциплины в последствии была воспринята отрицательно.30 Большинство авторов представляют ее как учение, в методическом плане усиливающее ряд правовых наук и в частности уголовное право, криминологию и криминалистику.

Касаясь научного вклада основоположника виктимологии, которым, несомненно, является Л.В. Франк, необходимо отметить, что ввиду его непродолжительной научной деятельности, ему удалось создать цельное, системно-обоснованное учение, которое, по нашему мнению, занимает не последнее место в ряду криминологических и криминалистических наук.

См.: Франк Л.В. Понятие о криминальной виктимологии и виктимности и некоторые ее аспекты в преступлениях против жизни и здоровья // Вопросы криминалистики, криминологии и судебной экспертизы. Баку. 1972. С.247-256.

30 См., например, Шиканов В.И. Криминалистическая виктимология: анализ сущности и функций // Криминалистическая виктимология. Иркутск. 1980. С. 17-18 и далее.

52

Из ряда актуальных проблем виктимологии Л.В. Франк указал на важность таких как проблема своевременного распознавания жертвы преступления с целью предупредить ее о потенциальной опасности; успешное решение сложной задачи определения реального состояния о латентной жертве преступности; решение проблемы сатисфакции жертве преступления; использование данных виктимологии в целях дальнейшего совершенствования криминалистической тактики.31 Наряду с перечисленными сложной проблемой, отмеченной Л.В. Франком, является установление вины потерпевшего во всех ее аспектах.

Научное исследование в области виктимологии в научном мире было воспринято как перспективное, имеющее важное значение для усиления борьбы с преступностью. От общей междисциплинарной теории виктимологии выделилась и стала успешно развиваться криминалистическая виктимология. Заметное значение на формирование криминалистической виктимологии оказали работы B.C. Бурдановой, В.М. Быкова, П.С. Дагеля, Л.Д. Кокорева, В.А. Образцова, Д.А. Турчина, В.И. Шиканова и других ученых. Они еще в более значительной мере углубили и расширили многие концептуальные аспекты не только криминалистической, но и общей виктимологической теории.

В криминалистической виктимологии, с самого начала ее возникновения выдвигалось на передний план понятие не только самой теории виктимологии сколько виктимности, имеющей огромное значение для практической криминалистической деятельности. В первых работах Л.В. Франка вик-тимность рассматривалась как поведение личности, которое по своей природе может быть неосмотрительным, раскованным, распущенным, провокационным32 и в результате этого опасной для самого себя, поскольку такое поведение способствует преступнику обратить его в жертву своей

31 См.: Франк Л.В. Некоторые теоретические вопросы становления советской виктимологии // Потерпевший от преступления. Владивосток. 1974. С15-16.

32 См.: Франк Л.В. Указ. соч. С.250.

53

преступной деятельности. Подобного взгляда автор придерживался и в дальнейшем . В этом аспекте, на наш взгляд, важно обратить внимание на негативные стороны потерпевших лиц, как правило, выступающих в качестве жертвы преступления при наличии указанных субъективных недостатков. Между тем были высказаны и другие в принципе отличительные понятия. Так, П.С. Дагель считал, что человек по своей природе может быть вообще «виктимен», т.е. опасен для самого себя, неосмотрительным, раскованным и, следовательно, при определенной ситуации дать повод для совершения преступного посягательства34.

В приведенном понятии виктимности личности ей не придаются негативные, аморальные качества. Под подобную виктимность подпадает абсолютное большинство жертв преступления, которые выступают обшей массой однородных потерпевших. Между тем, едва ли целесообразно смешение их в одном ряду, поскольку практика показывает, что не у всех их одинаковое отношение к оценке общественной опасности совершенного преступления. Поэтому различие в характеристике потерпевших, на наш взгляд, сопряжено с необходимостью разделения всего класса потерпевших на две половины. К первой из них следует отнести лиц, с обычным общечеловеческим поведением, к которому вполне можно отнести доверчивость, раскованность (П.С. Дагель) и даже неосмотрительность, присущую многим людям, воспитанным в определенных моральных доверительных условиях.

Что касается второй половины потерпевших, то в их поведении наличествуют и превалируют негативные, аморальные признаки поведения, а в некоторых случаях, хотя и малозначительные, но общественно опасные. Как нам представляется, именно эту категорию потерпевших Л.В. Франк признавал виктимными. Поэтому, в действительности при рассмотрении уголовных дел в суде или на определенной стадии расследования иногда

33 См., например: Франк Л.В. О виктимологии и виктимности // Советское государство и право. 1976. №4.

34 Дагель П.С. Потерпевший в советском уголовном праве // Потерпевший от преступления. С.21.

54

происходит частичное, а порою и полное сращивание процессуальных интересов потерпевшего с обвиняемым или подсудимым. Неслучайно некоторые авторы высказали мнение о том, что в подобных случаях жертва преступления не может быть признана потерпевшей в правовом процессуальном смысле35. В разрешении проблемных задач того каким образом, в какой мере и кого конкретно можно привлечь в качестве союзников и помощников в борьбе с преступностью, изложенные выше положения об оценке личности жертвы преступления имеют важное значение.

По результатам изложенного можно сделать два вывода. Во-первых, определение виктимности, предложенное Л.В. Франком, наиболее полно отображает личность виктимной жертвы преступления, именно в том плане, что виктимность сопряжена с рядом отрицательных черт личности, поступки и действия которых, хотя и не образуют состава уголовного преступления, однако, близко стоят к той черте, когда не много надо, чтобы они оказались преступными. Это качество личности сближает криминальную среду с потенциальной жертвой преступления.

Как нам представляется, именно последняя часть виктимных потерпевших является причиной того факта, что в прошлом ученые и практики в редких случаях ставили задачу вовлечения потерпевших в активную борьбу против преступности, используя их в качестве союзников. На замечания по этому поводу, которые имели место, не обращено внимание и они не получили дальнейшего развития. В частности, по поводу участия потерпевших в едином фронте против преступности в позитивном плане высказался Л.Д. Кокорев. Рассматривая потерпевших в виктимологическом плане, автор писал: «Потерпевший, как правило, глубоко лично заинтересован в полном раскрытии преступления и возмещении причиненного ему вреда. Это необходимо рационально использовать в уголовном судопроиз-

35 См., например, Ципкин А.Л. К вопросу о защите прав личности в уголовном судопроизводстве // Развитие прав граждан СССР. Саратов. 1962. С.280; Дагель П.С. Имеет ли «согласие потерпевшего» уголовно-правовое значение? // Советская юстиция. 1972. №3. С.26.

55

водстве, учитывая два существенных обстоятельства. Личный интерес потерпевших стимулирует их активность, во-первых, в защите своих прав и законных интересов, расширяя тем самым гарантии обеспечения и охраны прав личности в уголовном судопроизводстве, и, во-вторых, в раскрытии преступлений, в установлении всех обстоятельств дела, в том числе причин и условий, способствующих совершению преступлений»36. Чуть позже аналогичный взгляд высказывал В.И. Шиканов. Рассматривая виктимологию в качестве одного из перспективных учений в криминалистике, В.И. Шиканов обращал внимание, на то что «оно связано с криминалистическим аспектом изучения жертвы преступления; перед ним стоит задача - на основе данных о потерпевших оптимизировать процесс раскрытия преступлений. Практическая значимость глубокой разработки этой проблемы вполне очевидна, так как полученные результаты послужат надлежащей организацией расследования ряда категорий преступлений, которые могут быть представлены в виде системы: «преступник - жертва - среда», прежде всего тяжких преступлений против личности граждан, в частности умышленных убийств» 37.

Думается с учетом современной обстановки роста преступности в стране, на борьбу с которой необходима мобилизация всех разрешенных законодательством средств и методов, использование потенциала потерпевших в решении указанных важных социальных задач крайне необходимо. При этом следует иметь в виду, что пострадавшие от преступления в большинстве случаев бывают безупречно положительные, правопослушные граждане. При соответствующем обращении к ним и при создании организующих условий они в состоянии включиться в активную борьбу с растущими правонарушениями и преступностью.

36 Кокорев Л.Д. Некоторые вопросы виктимологии, ее влияние на признание лица потерпевшим и его участие в расследовании и профилактике преступлений // Виктимология и профилактика правонарушений. Иркутск. 1979. С.55.

56 В литературе был ряд предложений по классификации

потерпевших. Л.В. Франк, например, ограничивался в основном делением потерпевших на правопослушных и виктимных. Другие авторы, как, например, И.Н.Твердая с учетом характера поведения потерпевших в различные периоды совершения преступных деяний делит их на три группы. К первой группе она относит потерпевших с отрицательным поведением до, в момент и после совершения преступления. Ко второй группе - потерпевших с положительным поведением в течение указанных выше периодов, а к третьей группе - потерпевших с нейтральным поведением в момент

то

совершения преступления. В данной классификации вызывает сомнение третья группа потерпевших, которая не вписывается во временное классификационное основание и может быть некорректной. Есть основания полагать, что значительная часть потерпевших из этой группы может стать активными участниками розыска и изобличения преступников, когда будут вовлечены в сферу уголовного судопроизводства.

Приведенной выше классификации потерпевших придерживается И.М. Резниченко, который дает более подробную характеристику каждой группе в отдельности.39 Можно привести подобные классификации потерпевших, предложенные другими авторами. Однако в приложении этого вопроса к криминалистическим задачам надо иметь в виду следующие положения.

Приведенные выше и другие классификации виктимности в криминологии рассматриваются в качестве закономерностей в поведении людей на теоретически обобщенных и даже абстрактных научных уровнях. Что же касается криминалистики, то определению виктимности в данном случае придается, во-первых, частный характер, во-вторых, динамический, соп-

37 Шиканов В.И. Криминалистическая виктимология: анализ сущности и функций
// Криминалистическая виктимология. Иркутск. 1980. С.З.

38 См.: Твердая И.Н. Поведение потерпевшего и предупреждение преступлений // Потерпевший от преступления. Владивосток. 1974 С. 101.

39 См.: Резниченко И.М. Защита в суде интересов потерпевшего // Потерпевший от преступления. Владивосток. С. 120-123.

57

ряженный с переменными, порою противоположными результатами и, в-третьих, они зачастую имеют жизненно-ситуационное содержание.

Изложенное позволяет прийти к выводу, что виктимность личности - категория не всегда постоянная, ее можно обозначить в виде временной виктимности. На фактическую временную виктимность часто указывают криминологи, имея в виду, например, виктимность детей, душевно больных и пр. Но дети становятся взрослыми, а больные могут вылечиться и в этом плане они являются временно виктимными. Во многих жизненных ситуациях временная виктимность ограничивается более короткими временными интервалами, опасными для этих людей кратковременным виктимным состоянием, которым может воспользоваться преступник. Например, человек оказался в нетрезвом состоянии, обморок, сердечный приступ и т.д. После осмысления всего происшедшего, естественно ожидать от этих лиц негативного отношения к свершившемуся преступлению. Вполне верно замечание И.М. Резниченко о том, что «Потерпев вред от преступления, гражданин чаще всего уже не может безразлично относиться к преступлению: как правило, оно вызывает у него негативное отношение к преступлению».

Резюмируя свои наблюдения, далее автор заключает: «Из сказанного вытекает, что участие потерпевшего в советском уголовном процессе представляет собой процессуальную форму участия граждан в борьбе с преступностью».40 Именно из этих временно виктимных лиц при помощи правоохранительных органов должны формироваться отряды потерпевших с активными негативными взглядами на преступление. От них логично ожидать действительной помощи в решении задач органов расследования. • В криминалистической литературе имеется немало работ посвященных методике изучения личности потерпевшего.
Так, например,

Резниченко И.М. Указ. соч. С. 121-122.

58 В.Я.Рыбальская определяет следующие цели и
задачи

изучения личности потерпевшего:

• установление психического контакта с потерпевшим; • • определение тактики допроса и проведения иных следственных действий; • • проверка версий и выдвижение новых; • • проверка и оценка показаний потерпевшего; • • объяснение действий потерпевшего в динамике механизма совершения преступления; • • определение степени виктимности с целью установления обстоятельств, способствующих совершению преступления. • Далее автор пишет, что «понятие объема исследования личности в уголовном судопроизводстве в последующие годы получило теоретическую разработку применительно к личности обвиняемого».41

Трудно воздержаться от двух замечаний в адрес автора и ее в целом полезной работы. Во-первых, несмотря на указанный довольно широкий спектр вопросов, подлежащих выяснению в процессе исследования личности потерпевшего, в работе напрасно упускаются задачи по оказанию практической помощи следствию со стороны потерпевшего. Трудно отрицать тот факт, что большинство потерпевших ожидают от органов расследования установления и наказания виновных в преступлении лиц, нанесших моральный, физический и материальный вред. С этих позиций потерпевшие желают успеха органам расследования в их деятельности и в силу этого являются союзниками органов, ведущих борьбу с преступностью. Остается только их подтолкнуть к союзническим действиям и соответствующий орган может получить реальную поддержку и помощь со стороны потерпевшего.

Во-вторых, как нам представляется, нельзя проводить аналогию между потерпевшим и обвиняемым даже по методике исследования этих двух

59

важных противоположных фигур, прежде всего, по целям, а также правам и обязанностям в уголовном процессе. Их, порою резко выраженная антагонистическая противоположность и противоборствующая деятельность исключает аналогию их в абсолютном большинстве сравнений.

Есть основания предполагать, что в этом заключается одна из конкретных причин недооценки личности потерпевшего. Это, прежде всего, выражается в том, что в уголовно-процессуальной и криминалистической литературе потерпевший всегда фигурирует на уровне свидетеля. Такое вытекает из каждого учебника по криминалистике. Даже в фундаментальных работах авторов А.Н. Васильева и Л.М. Корнеевой потерпевшие по существу олицетворяются со свидетелями и в тактических приемах допроса не отображаются их существенные различия.42 Некоторое исключение в этом отношении составляет работа А.Б. Соловьева, в которой автор выделяет в отдельную главу тактические особенности допроса потерпевших и несовершеннолетних на том основании, что «специфическое психическое состояние потерпевшего, связанное с совершением в отношении него преступлением, накладывает определенный отпечаток на формирование его показаний, особенно в случаях, когда преступное посягательство направлено против жизни, здоровья и достоинства личности».43 Далее автор анализирует психологическое состояние потерпевшего в период совершения преступления, правильно подчеркивая различие психологических процессов свидетеля и потерпевшего.

Заслуживает также внимание учебное пособие B.C. Бурдановой и В.М. Быкова, авторы которого предприняли попытку рассмотреть личность потерпевшего в комплексе его психологических черт и процессуальных прав, а также заинтересованности органов дознания и следствия в участии потерпевших в производстве некоторых следственных действий. Это,

41 Рыбальская В.Я. Методика изучения личности потерпевшего. Иркутск. 1975. С.19.

42 См.: Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса. М., 1970. С.75-100.

43 Соловьев А.Б. Допрос свидетеля и потерпевшего. М., 1974. С.94.

60

несомненно, поднимает работу на более высокий уровень. Схожей с предыдущей работой являются методические указания Н.Р. Божкова.

Приведенный краткий обзор литературных источников по вопросам статуса потерпевшего в уголовном процессе, его психологической характеристики позволяет сказать, что некоторые авторы в прошлом уже пытались не только отдельно рассмотреть личность потерпевшего, но также поднять его роль и значение в процессе раскрытия и расследования преступлений. Думается, что очередной задачей в этом плане является необходимость в обобщении научной и практической информации о правах, роли и значении потерпевшего в расследовании преступлений, а также дальнейшее более углубленное исследование всего проблематичного комплекса, касающегося потерпевшего.

Рассматривая потерпевшего в уголовном процессе и криминалистике нельзя обойти стороной назревший к настоящему времени вопрос о признании в качестве потерпевших юридических лиц, которым преступлением причинен материальный ущерб. Эта тема затрагивает многие вопросы, требующие ясности в современных рыночных условиях.

Как известно, уголовно-процессуальные кодексы периода советской государственности не предусматривали в качестве потерпевших юридических лиц. Последние в случае причинения им материального ущерба выступали в уголовном процессе в качестве гражданских истцов. Однако по мере приближения к рубежам перестроечного периода, некоторые авторы стали поднимать эту проблему более остро и обоснованно. В виктимологической тематике одной из первых подобных работ стало выступление Г.М. Шевцова.46 Автор высказывал вполне логичное обосно-

44 См.: Бурдакова B.C., Быков В.М. Виктимологические аспекты криминалистики. Ташкент. 1981.

45 См.: Божков Н.Р. Использование виктимологических данных при расследовании преступлений. Саратов. 1987.

46 См.: Шевцов Г.М. Потерпевший - юридическое лицо как структурный элемент криминалистической характеристики преступления // Криминалистическая виктимология. Иркутск. 1980. С.60-62.

61 вание того, что в уголовном процессе и криминалистике так или
иначе

зачастую фигурирует юридическое лицо - любое предприятие или организация, которые потерпели ущерб от направленного против них преступления. Свои выводы автор проиллюстрировал на примере кражи и хищений золота в старательных артелях. Действительно, подобное элементарное предприятие, являющееся юридическим лицом, может состоять из крайне ограниченного количества физических лиц и, в случае кражи добытого ими золота, все станут потерпевшими, поскольку все они производственники и не имеют специального управленческого, представительного подразделения.

Приведенная структура элементарного предприятия очень схожа с современными малочисленными производственными ТОО, ООО, кооперативами и частными предпринимателями без образования юридического лица. В силу этого обстоятельства более целесообразной и единой формы защиты их уголовно правовых и гражданских интересов едва ли можно найти. Те случаи, когда в качестве потерпевших будут выступать юридические лица с более многочисленными коллективами в свете общих задач борьбы с преступлениями, также будут иметь многие преимущества. Такие юридические лица имеют возможность оказывать более существенную помощь правоохранительным органам в смысле общей превенции, а также и по конкретным уголовным делам в связи с участием в качестве потерпевших.

Вывод о том, что производственные, государственные и общественные предприятия и организации, а также их объединения отвечают природе потерпевших от преступления, подтверждается также другими отраслями права. Так, например, в отличие от уголовно-правового понятия (ст. 53 УПК) существенным является понятие термина «лицо» в гражданском праве. В соответствии с п.2 ст.1 ГК РФ граждане (физические лица) и юридические лица являются равными носителями своих прав и обязанностей, возникших на основании п.8 ст.2 этого кодекса. В данном случае имеет
место

62 объединение понятий физического лица с понятием предприятия или

другим юридическим лицом. Причинение ущерба преступлением частному

предпринимателю происходит не конкретно его личности, а опосредовано

через причинение ущерба его предприятию. Однако в качестве потерпевшего

по делу будет фигурировать лицо, олицетворяющее это предприятие.

Трудно признать необоснованным мнение Е.Ю. Манцуровой, сделанное на исторических фактах развития права о том, что «свойствами субъекта права обладает человек, отдельная человеческая личность, а с другой стороны, жизнь дает многочисленные примеры того, как имущественные права принадлежат не отдельному человеку, а союзу людей, корпорации, законодатель признает за этой корпорации свойства личности субъекта».47 На базе указанных закономерностей развития субъективного права представители материального уголовного права находят необходимым признавать в известных случаях юридических лиц субъектами преступления.48 При рыночной экономике, по законам которой существует современная мировая экономическая структура, признание юридических лиц с одной стороны субъектом преступления, а с другой стороны потерпевшими от преступления отвечает требованиям борьбы с экономическими преступлениями: отмыванием денежных средств, умышленным неисполнением договорных отношений, искусственным банкротством, фальшивой коммерческой деятельностью и многими подобными преступлениями.

Нет сомнения, что институт потерпевших - юридических лиц объективно будет развиваться и в дальнейшем. Поэтому, по нашему мнению, вполне оправдано внесение законодателями в указанный выше проект уголовно - процессуального кодекса п. 11 ст. 49, в котором говорится, что

47 Манцурова Е.Ю. Уголовно-правовая ответственность юридических лиц: целесообразность применения // Совершенствование борьбы с преступностью в условиях Дальнего Востока. Хабаровск. 1997. С. 151.

48 См., например, Антонова Е.Ю. Юридическое лицо как субъект преступления: опыт зарубежных стран и перспективы применения в России. Автореф. канд. юрид. наук. Владивосток. 1988.

63 потерпевшим может быть признано и юридическое лиц в
случае

причинения ему преступлением морального или материального вреда. При

этом особо следует подчеркнуть мнение составителей проекта о том, что

речь идет также и о моральном вреде, регулируемого главой 8 ГК РФ,

причинение которого в условиях жесткой конкуренции и монополии будет

способствовать интересам честной предпринимательной деятельности.

§5. Психология потерпевших

Более системное, всестороннее и глубокое исследование личности потерпевшего, как наиболее существенной категории уголовно- процессуального права и криминалистики, невозможно без понимания и осознания психологических процессов, порождаемых в ней социально- вредными явлениями, к которым относится преступление и преступность в целом. К. Муз-дыбаев считает «что люди поступают исходя из своего понимания, своей интерпретации причинно-следственных связей в мире. Поэтому если мы хотим понять социальное поведение людей в обществе, то должны изучить их понимание окружающего мира, их представления относительно причинно-следственных связей» . Надо отметить то обстоятельство, что преступление, с его негативными многообразными проявлениями и последствиями, врывается в жизнь людей внезапно. Оно иногда изменяет обычный строй жизни потерпевшего, становится роковым до такой степени, что переворачивает представление человека о мире, окружающих его людях, об обществе, формируя у личности, подвергшейся преступному нападению, иного образа жизни. Это особенно относится к несовершеннолетним, зачастую являющимися объектом преступных физических и моральных посягательств.

См.: Муздыбаев К. Психология ответственности. Л. 1983. С. 120.

64

В науке немало сделано по проблемам исследования природы психологических и психиатрических реакций и процессов у потерпевших, как в период совершения преступления, так и в последующие периоды. Основоположники советской судебной психологии А.Р. Ратинов и А.В. Дулов уделили этой тематике значительное внимание50. Они создали прочную основу психологической концепции применительно к условиям судопроизводства. Они дали название этой отрасли психологической науки «судебная психология» в отличие намерений некоторых авторов определить ее как «юридическая психология», система которой, как нам думается, может охватить более широкий круг субъектов не только судопроизводства, но и вообще юридической деятельности.

Позже, такие упоминавшиеся выше авторы, как В.Я. Рыбальская, B.C. Бурданова, В.М. Быков, А.Б. Соловьев и другие, сделали попытки исследовать психологический образ потерпевшего, разобраться в схожих психологических процессах, протекающих не только в непосредственное время совершения преступления, но и значительно позже51. Частично на психологические моменты поведения потерпевших указывалось и в других литературных источниках по тематике виктимологии.

Но наиболее обстоятельно проблема психологического состояния потерпевшего была рассмотрена в работе Е.Е. Центрова. Автор включил в программу своего исследования многие жизненные стороны попадания личности в сферу развития и воздействия механизма преступления. Особенно заслуживают внимание такие разделы его монографического исследования как 1) психологическое состояние потерпевшего как следствие воздействия преступления и его последствий на личность жертвы, 2) психологическое состояние потерпевших в момент совершения преступления и их влияние на

50 См.: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С.172-176; Дулов А.В. Судебная психология. Минск. 1975. С.216-234.

51 См.: Рыбальская В.Я. Указ. соч.; Бурданова B.C., Быков В.М. Указ. соч. С.15-20; Соловьев А.Б. Допрос свидетеля и потерпевшего. М., 1994. С.94 и далее.

65

формирование показаний, а также 3) психологическое состояние

потерпевших в процессе расследования и его влияние на личность жертвы, ее позицию и показания.

Автор в отличие от других более глубоко проникает в изучаемый предмет, которым является потерпевший и его психологические и психиатрические процессы, связанные с совершением преступления. Он подчеркивает, что «воздействие преступления на потерпевших может быть настолько сильным, что в отдельных случаях у них возникают временные состояния, близкие по своему внешнему выражению и реакциям к определенным душевным расстройствам и напоминающие состояния маниакальные, шизофренические, депрессивные вплоть до афазии».52

Приведением этой цитаты мы хотим подчеркнуть, что восприятие потерпевшим объективной действительности в столь потрясающих психику условиях, очевидно, неправильно будет относить к обычным, давно известным в общей психологии процессам, посредством которых человек принимает и перерабатывает информацию. К ним относят ощущение, восприятие, представление, мышление53, на которых основываются утверждения большинства психологов-юристов в известной триаде: восприятие, запоминание, воспроизведение.54 Теоретические исследования и результаты практики показывают, что во многих случаях психологические процессы потерпевшего являются исключительными. Воздействие преступления оказывается столь велико, что оно парализует нормальную психическую, психологическую и эвристическую деятельность личности. Разумеется, это также зависит от особенностей и свойств самой личности. Но подобные случаи всегда надлежит иметь в виду.

Практике известны многочисленные случаи, когда в результате психического потрясения (чаще всего это касается несовершеннолетних по-

52 Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем. М., 1988. С. 109.

53 Бодалев А.А. Личность и общение. М., 1995. С. 137

54 См., напрмер, Соловьев А.Б. Указ. соч. С.94.

66 терпевших) люди остаются травмированные на всю жизнь, что

выражается в их физических недостатках, таких как заикание, недержание

мочи и пр. Что же касается физического травмирования, то и оно имеет

непосредственную связь и последствия психологического порядка. Еще

А.Р. Лурия обращал внимание на то, что «каждое сильное эффективное

состояние сопровождается глубоким нарушением функций в организме

человека»55. И в этом отношении Е.Е. Центров также прав, когда обращает

внимание на то, что многие из переживаний потерпевшего не утрачивают

своей силы и в ходе расследования, являясь фоном, основой, на которой

формируются другие психические состояния56. При этом надо добавить, что

указанные психические состояния могут оказаться самыми разнообразными

вплоть до неожиданных в ходе следствия и не логичных с точки зрения

обычных действий. Это зависит, как совершенно правильно отмечает Е.Е.

Центров, от мировоззренческой позиции личности потерпевшего, от того

какие духовные и материальные ценности он исповедует, а также от его

отношения к общественным и государственным интересам и проводимой им

борьбы с преступностью. «Преобладание или высших, или витальных

потребностей, - утверждает ученый-психолог П.М. Якобсон, - зависит от

обстоятельств жизни, воспитания, от впечатлений и переживаний, которые

имели для человека существенное значение».57 Как подтверждают многие

психологи это явление в психологии людей по существу является

закономерностью. Так, например, Д.Н. Уснадзе писал, что «у каждого

выработаны свои особые фиксированные установки, которые так или иначе,

с большей или меньшей очевидностью, проявляются и становятся основой

готовности к деятельности в соответствующих условиях и в определенном

55 Лурия А.Р. Психология в определении следов преступления // Научное слово. М.-Л., 1928. №3. С.77.

56 См.: Центров Е.Е. Указ. соч. С. 128.

57 Якобсон П.М. Психологические проблемы мотивации поведения человека. М. 1969. С.33.

67

направлении».58 Это очень важное для нас явление, зафиксированное в психологии, поскольку речь идет о распознавании граждан, которые способны пойти навстречу призыву органов расследования на активное оказание им помощи в борьбе против преступника и проведения, связанных с этим, многих мероприятий. В каждом случае для этого должностные лица органов следствия и дознания должны научиться распознавать личность потерпевшего и правильно производить отбор в целях эффективного использования их помощи в своей деятельности. Как нам представляется, отсутствие правильной методики ведения и подбора потерпевших для указанных целей приводит к многочисленным ошибкам следствия. Потерпевшие постепенно теряли свою функциональную значимость, которую они имели в подлинно состязательном процессе.

В связи с этим, нельзя согласиться с Е.Е. Центровым в том, что в период расследования преступлений потерпевшие обычно находятся в состоянии фрустрации, отчаяния, растерянности, психологической надломленности и беспомощности перед возникшими трудностями59. Однако, криминологами высказаны и другие мнения о том, что не все потерпевшие оказываются такими беспомощными, «большинство из них предпринимают необходимые меры предупреждения преступлений, активно сопротивляются преступным посягательствам, находят силы устоять перед «соблазнами», угрозами или насилием. Именно эти черты личности следует поддерживать и развивать у граждан, активизируя их участие в борьбе с преступностью».60

Во-первых, имея в виду вышеизложенное следует сделать вывод о том, что иные потерпевшие ведут себя осознано и целенаправленно, а некоторые даже агрессивно. Иногда их обуревает чувство мести, наживы за счет обвиняемых или подсудимых, что не в интересах объективного следствия. Во-вторых, выйти из инертного или растерянного, беспомощного состояния

58 Уснадзе Ф.К Психологические исследования. М., 1969. С.705.

59 См.: Центров Е.Е. Указ. соч. С. 129-130.

60 См.: Механизм преступного поведения / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1981 С.119.

68

должны помочь им работники органов расследования.

Криминалистическая психология разработала достаточный комплекс психологического, а также правового воздействия на поведение лиц, попавших в сферу судопроизводства. Этими мерами следует правильно пользоваться.

В целом же, оценивая названные выше литературные источники по психологии потерпевших, следует отметить их общий недостаток, заключающийся в том, что авторы ограничивались предметом своего рассмотрения в основном лишь проблемами допроса потерпевших в качестве свидетелей с целью получения наиболее полной информации о механизме совершенного преступления. Разумеется, активность потерпевших в этих случаях весьма актуальна и полезна. Но вместе с тем часто за пределами допросов остаются многие задачи следствия, которые с помощью потерпевших могли бы решаться быстрее и с более лучшими результатами. Исключением из этого ряда работ являются методические рекомендации Н.Р. Божкова. Автор в разрезе виктимологии и психологии поведения потерпевших рассматривает возможности и преимущества участия потерпевших во многих следственных действиях и особенно таких как осмотр места происшествия и обыск, в которых производится исследование материальной обстановки и многих отдельных материальных объектов61.

Даже в самых последних работах ведущих ученых страны по судебной психологии криминалистические проблемы потерпевшего не рассматриваются шире свидетельских показаний. Так, например, поступил В.Л. Васильев, который посвящает психологии потерпевшего отдельную главу. Очевидно это связано с тем, что автор отводит психологии потерпевшего довольно ограниченные задачи. Он утверждает, что психология потерпевшего изучает факторы формирования его личности,

См.: Божков Н.Р. Использование виктимологических данных при расследовании преступлений. Саратов. 1967. С. 12-32.

69

поведение до совершения преступления, в момент совершения

и после совершения преступления, а также разрабатывает практические рекомендации, касающиеся допроса потерпевшего и воспитания у людей морально-волевых качеств, которые явились бы достаточной защитой от преступного посягательства62. Можно говорить о многих положительных сторонах приведенной дефиниции, однако вместе с тем нельзя не отметить отсутствие в ней упоминаний о деловой взаимосвязи потерпевших с органами расследования, поскольку обе стороны зависимы друг от друга. Между тем косвенные указания автора на этот счет есть, когда он говорит о публичном характере проблем, связанных с действиями самих потерпевших и значимости деятельности потерпевших, направленной на пресечение преступных посягательств в обществе. «С точки зрения - пишет автор - общественных интересов наиболее целесообразным представляется активное, целеустремленное поведение потерпевшего, направленное на отпор и пресечение преступных посягательств, не выходящие за рамки, которые для данных ситуаций установил законодатель».63

Уголовная политика государства реализуется через его законодательные акты, представляющие потерпевшим от преступления активно защищать свои интересы и тем самым выражать общественное отношение к всякого рода преступным посягательствам. Данный вывод прямо вытекает из содержания 37 и 38 статей УК РФ. Более того, во многих случаях освобождение от уголовной ответственности обвиняемого или подсудимого зависит от волевого решения потерпевшего. Задача органов расследования состоит в широком разъяснении общественности и практического применения указанного и другого аналогичного законодательства, тем самым, повышая роль и значение в уголовном судопроизводстве личность потерпевшего.

Васильев В.Л. Юридическая психология. Москва-Харьков-Минск. 1938. С.392. 63 См.: Там же. С.394.

70

Поскольку выше был затронут вопрос о взаимосвязи и взаимозависимости между потерпевшим и правоохранительными органами то, представляется, что при рассмотрении проблемных вопросов тактики и стратегии следствия едва ли возможно исследование психологии потерпевшего производить в отрыве от представителей органов расследования: дознавателя, следователя, прокурора и др. Даже при производстве допроса потерпевшего, о котором чаще всего пишется в криминалистической литературе по психологии, значение личности допрашиваемого играет исключительное значение. Не только техническое мастерство допрашивающего, имеющее при этом существенное значение, но и его психологическое поведение, психологические реакции и психологические процессы в целом должны быть направлены на достижение поставленной цели допроса. Поэтому, как указывает известный специалист по теории и практике допроса Н.И. Порубов «следователь должен обладать такими психическими качествами, которые обеспечивали бы ему создание коммуникативных связей. Работник следствия должен быть простым и общительным, легко вступающим в контакт, умеющим расположить к себе человека, поддержать с ним беседу …».64 Следует иметь в виду, что процесс допроса с позиции психологии обретает значение единой целой системы психологии группы лиц, где индивидуальная психология зависима от многих факторов, хотя бы, например, от волевой психологической линии поведения лидера группы, имеющей большое значение для групповой психологии. «Мотивирующее значение эмоций и чувств выступает особенно рельефно во всем том, что касается межличностных отношений и поведения людей в малых группах. Строго говоря, ведь потребность общения, сама по себе, не может объяснить все те взаимосвязи и отношения, которые устанавливаются между людьми в реальной жизни, все те симпатии и антипатии, которые во

Порубов Н.И. Допрос. Минск. 1968. С.52.

71

65 т/-

многом определяют их поведение по отношению друг к другу». К

сожалению, авторы работ по психологии потерпевших не отражают их зависимости в период допросов от психологической деятельности и состояния допрашивающего лица, а также не указывают на значение обратной психологической связи и зависимости.

В русле предложений, способствующих, по нашему мнению, получению при допросе потерпевших полной и объективной криминалистической информации, особенно в случаях расследования тяжких и особо тяжких преступлений потерпевших надлежит допрашивать в присутствии представителя потерпевшего - адвоката. Участвующий в этой роли специалист-юрист, доверенное лицо потерпевшего поможет ему лучше чем кто-либо правильно сориентироваться в его функциях защитника и обвинителя, оценке сообщаемых фактических данных. Которые будут положены в основу доказывания. В этом нельзя не видеть оказания определенной помощи дознанию или следствию. Поэтому перед наукой и практикой стоит задача разработки психологической платформы для проведения не только допроса, но и остальных мероприятий, коммуникативные психологические процессы которых не должны являться помехами для нормальной деятельности участников этих действий.

Серьезным недостатком, на наш взгляд, в решении проблем в области исследования психологии потерпевших и связанных с нею многих практических вопросов, является одностороннее увлечение лишь единственной категорией потерпевших, непосредственно подвергнувшихся физическому и психическому насилию в период совершения преступления. Такие преступления можно назвать не иначе как контактами. Между тем, современное уголовное законодательство (УК РФ) содержит не менее 2/3 составов преступлений, механизм которых, прежде всего, в физическом отношении не

Джихарьян И.А. О месте потребностей, эмоций и чувств в мотивации личности // Теоретические проблемы в психологии личности. М., 1974. С. 162.

72

воздействует на жертву преступления непосредственно. Но в результате совершения таких преступлений возникает личность потерпевшего, которая зачастую лишь после некоторого времени (иногда после длительного) узнает и осознает себя в качестве потерпевшего и прежде всего вне формального статуса, предусмотренного уголовным процессом. Стало быть, потерпевший существует еще до возбуждения уголовного дела и вынесения постановления о признании его потерпевшим. Тем не менее, это не меняет положения дел, так как, очевидно, задача органов следствия заключается в том, чтобы вывести неформального потерпевшего из латентного состояния. Без знания психологии этой категории потерпевших едва ли возможно справиться с указанной задачей. Надо полагать, что психологические процессы у этих людей значительно разнятся с процессами известных и признанных потерпевших. При этом надо иметь в виду, что порочная практика идет по пути искусственного (умышленного) перевода многих потерпевших в разряд латентных путем непринятия заявлений, безосновательной отсылки в другие органы и организации, а также, давно известного банального отказа от регистрации и реагирования на совершенное преступление. Подобная практика является одним из бедственных явлений, которые крайне отрицательно влияют на психологию латентных потерпевших, порождая в их сознании безнадежность, неуверенность и разочарование.66

Таким образом, следует прийти к выводу о том, что существует два вида потерпевших: первый из них, как было упомянуто выше - потерпевшие контактной насильственной взаимосвязи с преступником, который воздействует физическим и психическим насилием в момент совершения преступления, возбуждая страх, ужас и страдания. Поэтому эту категорию потерпевших часто называют пострадавшими: термин, который более точно отображает последствия преступного посягательства.

См.: Шилов Е. «Черный» список прокурора // Российская газета. 16 февраля 2001.

73

Ко второй категории потерпевших можно отнести тех,

которые не были непосредственно охвачены механизмом преступления. Они участвуют в роли потерпевших опосредованно после поступления к ним информации о случившемся и относящимся к их личности, их интересам, имуществу и прочее. Больше всего таких потерпевших появляется по причинам совершения преступлений в области экономических отношений. В стране действуют организованные преступные группы. Они специализируются на массовых обманах различного рода вкладчиков, держателей ценных бумаг, а также доверчивых предпринимателей и многих граждан, которых умело лишают собственности. Это самый массовый отряд потерпевших. Неправильно было бы думать, что их психологические процессы, в связи со случившимся, протекают более спокойно и умеренно, нежели у первой категории потерпевших. Повальная и хорошо организованная преступность приносит им непоправимые бедствия, имущественный крах и потерю всех жизненных надежд, в результате чего люди лишаются самой необходимой материальной базы к существованию. Оказавшись обездоленными, они или сами скатываются на преступный антиобщественный образ жизни, или даже уходят из жизни совсем. Обращая внимание на такие негативные психологические явления в обществе, В.П. Васильев отмечает: «Многочисленные ситуации обмана потребителей, неудавшихся сделок, разорванных деловых связей, в частности, связаны с комплексом психологических причин. Среди них низкий уровень активности людей, привычка к стереотипному мышлению, недостаточная компетентность и нежелание ее увеличивать и многое другое».67 В данной ситуации, мы имеем дело не с психологией отдельной личности (потерпевшего), а с социальной психологией, поскольку «социальные психологи концентрируются на общей массе людей, на том, как в целом люди оценивают друг друга и влияют друг на друга. Они задаются вопросом,

67 Васильев В.П. Юридическая психология. Москва-Харьков- Минск. 1938. С.396.

74

каким образом социальные ситуации могут заставить большинство людей поступать гуманно или жестоко, быть конформными или независимыми, испытывать симпатию или предубеждение».

Таким образом, если ранее, в период правового спокойствия в обществе, судебная психология ограничивалась психологией отдельной личности в частности потерпевшего, то на современном этапе безудержного роста преступности психология личности потерпевшего сливается с социальной психологией, имеющей возможности в более широком плане понять личность потерпевшего в массе человеческой общности, стоящей перед огромной опасностью победы преступного мира.

Криминалисты не могут изучать психологические процессы отдельной личности и всего общества в отрыве от их текущих задач и конкретных мер по борьбе с преступностью. Поэтому с учетом социального значения нашего времени и состояния преступности появляется потребность мобилизации наиболее предрасположенных в социальном плане граждан, к которым относятся потерпевшие от преступлений, в массовое противостояние всем преступным проявлениям. Известно, что в массах потерпевших уже зреет стремление к объединению и единству. Создаются, например, ассоциации вкладчиков, различные фонды потребителей и многих других общественных организаций. Однако цели и задачи таких объединений более или менее ограничены и направляются на имущественную защиту своих собственных интересов. Между тем как преступление не избирательно влияет на отдельную сторону жизнедеятельности личности и общества, оно прямо и косвенно захватывает все их бытие. «Каждое преступление как явление объективной действительности опасно для общества, причиняет вред сложившимся общественным отношениям не абстрактно, а реально, изменяя конкретные общественные отношения путем воздействия на его элементы и

Майерс Дэвид. Социальная психология. С.-П., 1998. С.31.

75 создавая новое антиобщественное отношение». Это положение

является основой объединения человеческих сил в их активной деятельности за интересы и права всего общества.

Все изложенное позволяет прийти к следующим выводам: Во-первых, в области судебной психологии, исходя из проблем потерпевших, не все еще возможности достаточно изучены, осмыслены с позиции практического использования потенциальных возможностей потерпевших для противостояния преступным проявлениям. Большую роль в этом движении должны сыграть потерпевшие - юридические лица, под которыми понимаются не отдельные физические лица, а порою многочисленные коллективы. В их среде скорее и чаще можно найти поддержку государственным правоохранительным органам.

Во-вторых, существуют все предпосылки того, что потерпевших можно и надлежит привлекать не только для получения от них информации в период допроса, но также для производства всех остальных следственных действий, розыска лиц совершивших преступление и вообще для самого широкого участия в организации следственных мероприятий, направленных против правонарушений и преступности.

Листан В.К. Проблема уголовно-правовой охраны общественных отношений. Л., 1997. С.97.

76

ГЛАВА 2. Участие потерпевшего в стадии

возбуждения уголовного дела.

§1. Проблемы сотрудничества потерпевших с органами

расследования

Проблема сотрудничества органов расследования с потерпевшими относится к общей проблеме их сотрудничества в процессе предупреждения и расследования преступлений, которая в криминалистической литературе, к сожалению, отдельно и обстоятельно не рассматривалась. В действующем УПК ст. 128 предусматривает один из видов взаимодействия органов следствия с общественностью. В ней указывается, что следователь должен использовать помощь общественности для раскрытия преступлений и розыска лиц их совершивших. В прошлом потерпевшего относили к представителям общественности в уголовном процессе. Несмотря на это, Л.Б. Зусь уже тогда выделял потерпевшего из ряда представителей общественности и считал, что взаимодействие с потерпевшим не должно сводиться к его содействию органам следствия, которые также должны союзничать с лицом потерпевшим от преступления в реализации его прав.70

Относить потерпевших к категории общественности в настоящее время будет неправильным, так как это противоречит принципам провозглашаемого состязательного процесса, основанного на равенстве сторон. Под равенством сторон понимается равенство потерпевшего в правах и обязанностях в первую очередь, подозреваемому, обвиняемому и подсудимому.

См.: Зусь Л.Б. Характер взаимодействия субъектов уголовно-процессуальных отношений // Ученые записки. Материалы XV научной конференции профессорско-преподавательского состава ДВГУ. Владивосток. 1970. Вып.41; Зусь Л.Б. Проблемы правового регулирования в сфере уголовного судопроизводства. Владивосток. 1978. С. 19.

77

Потерпевший является самостоятельным субъектом
в

уголовном процессе, наделенным самостоятельными функциями, главная из которых является обвинительная. В то же время только потерпевшему принадлежит диспозитивная функция, поскольку только ему принадлежит право в указанных законом случаях на примирение с виновным в совершении преступления лицом, каким правом не обладает даже государственный обвинитель - прокурор. Такое положение указывает на большую значимость потерпевшего при расследовании уголовных дел и необходимость не только взаимопонимания, но и сотрудничества с ним.

Между тем сотрудничество, умелое нахождение союзника в процессе поиска криминалистической информации для раскрытия и расследования преступлений является значимой тактической системой в ряду иных криминалистических приемов. На этом особо заострял внимание Г. Гросс в своем классическом труде. Представляется, что в науке еще предстоит всесторонне изучить эту сферу деятельности правоохранительных органов.

Мировая и отечественная практика знает многочисленные формы сотрудничества органов расследования с лицами, совершившими преступление и другими субъектами при расследовании преступлений. Такое сотрудничество может быть возникнуто со стороны подозреваемого, обвиняемого и подсудимого различными причинами. Чаще всего раскаянием и осознанием аморальности, противоправности деяния, а также жалости к потерпевшему и другими многими причинами в основном субъективного характера. Эти обстоятельства должны умело использовать органы дознания и следствия при установлении истины по делу. В криминалистической тактике и методике расследования отдельных видов преступлений разработано ряд приемов, направленных на побуждение подозреваемых к рас-каиванию в совершенных преступных деяниях, а, следовательно, и предоставление информации о преступлении, как в виде дачи правдивых показаний, так и выдачу материальных носителей информации: вещественных до-

78 казательств, тайников с хранящимися в них объектами, похищенными ценностями и прочее.

Учитывая потребности криминалистической практики, а также потребность правильной оценки общественной опасности личности при определении уголовного наказания, Российское уголовное законодательство, впервые в Уголовном Кодексе 1960 года в перечне обстоятельств, смягчающих ответственность при назначении наказания, вводит пункт 9 статьи 38, который гласит, что чистосердечное признание или явка с повинной, а также активное способствование раскрытию преступления является смягчающим обстоятельством. Рациональность введения такой нормы подтвердила практика расследования уголовных дел, а также уголовная карательная политика определения наказания при осуждении лиц, совершивших преступление. В силу этих причин законодательное творчество в этом направлении пошло по дальнейшему развитию и расширению указанного сотрудничества. Мы видим, что п. “И” ст.61 ныне действующего Уголовного Кодекса изложен в более объёмной и конкретной редакции. В нем говорится, что явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению соучастников и розыску имущества, добытого в результате преступления, признаются смягчающими обстоятельствами.

Таким образом, имеются основания констатировать, что институт сотрудничества лица, совершившего преступление с органами дознания и следствия появился в уголовном праве, уголовном процессе и криминалистике и, надо полагать, найдет дальнейшее теоретическое и практическое развитие. Здесь акцентируется внимание на то, что указанный институт в уголовном процессе и криминалистики вытекает из норм уголовного процессуального права, так как редакция указанной нормы в значительной части относится к расследованию уголовного дела, раскрытию преступления и розыскным действиям. В ней получила выражение органичная связь материального права с уголовно-процессуальным правом и

79 криминалистикой как прикладной наукой, обслуживающей
основные

отрасли права.

Следует обратить внимание на то, что институт сотрудничества при расследовании уголовных дел пока не регулируется уголовно- процессуальным правом и, думается, из-за недостаточных правовых оснований его применение ограничивается. То обстоятельство, что криминалистами разработана система тактических приемов в отношениях с подозреваемыми и обвиняемыми, направленных на уменьшение их сопротивления следствию в виде так называемого психологического контакта не улучшает положение дел, так как по существу о таких доверительных отношениях между следователем и обвиняемым возможно судить лишь в результате вывода судя по показаниям и поведению обвиняемого на предварительном следствии. Процессуальная форма фиксации таких отношений отсутствует и поэтому суду в ряде случаев трудно прийти к выводу о наличии сотрудничества, которое, в силу закона, влияет на понижение уголовной ответственности для подсудимого.

В отличие от Российского процессуального права институт сотрудничества органов расследования существует и законодательно закреплен в некоторых зарубежных странах. В американском процессуальном праве институт сотрудничества широко используется на практике и более подробно регламентируется законом, а именно п.511.1 Федерального руководства по приговорам, вступившем в силу в 1997 году, а также уголовно-процессуальным законодательством США71. Из периодической печати поступает информация, в которой указывается, что при помощи института сотрудничества с обвиняемым правосудие США достигает значительных положительных результатов. Так, например, наш бывший соотечественник Вячеслав Иваньков («Япончик») был осужден на основании

71 См.: Махов В.Н., Пешков М.А. Уголовный процесс США (досудебные стадии). М.,1998. С.167-186.

80

показаний его соучастников, которые вступали в сотрудничество с американской полицией с целью смягчения для себя наказания за содеянное преступление совместно со своим шефом Иваньковым. В результате его подручный, москвич Л. Абелис, отделался тремя годами условно, в то время как В. Иваньков, отказавшийся сотрудничать со следствием, был приговорен к 9 годам и 7 месяцам тюремного заключения.7

Еще более привлекает внимание институт сотрудничества в израильском уголовном процессе. Для нас он примечателен не только тем, что предусмотрен процессуальным законодательством, а больше тем, что он связан с деятельностью защитника подозреваемого или обвиняемого. В уголовном процессе Израиля указанный институт действует в форме соглашения (сделки) о признании вины. Как правило, сделка осуществляется по предварительной договоренности между защитником обвиняемого и прокурором, поддерживающим обвинение. В данном случае адвокат обвиняемого становится гарантом того, что признание вины со стороны обвиняемого было добровольным и не явилось результатом незаконного на него воздействия.73

Примечательным является то, что этот результат договоренности между обвиняемым и органами следствия оформляется двусторонним договором, который, как нам представляется, можно отнести к процессуальному документу. Договор предусматривает права и обязанности обеих сторон. В частности, в США за передачу необходимой информации обвиняемому могут представляться различные услуги и дарования. Так, арестованные за шпионаж супруги Н. оказались в таком положении, что их малолетний сын остался без родителей. Отец пошел на сотрудничество со следствием, поставив одним из основных условий договора - освобождение из-под стражи жены с гарантией на последующую её свободу в целях воспитания

72 См. Козловский. Стукачество в Америке // Аргументы и факты. 1997. №40

73 См. Махов В. Организация адвокатуры в Израиле. // Российская юстиция. 1997. №11. С.55.

81 сына. Поступок Н. представил возможность органам ФБР

арестовать и привлечь к уголовной ответственности людей, сотрудничавших

с Н. Договор предусматривает также меры по охране жизни лиц, пошедших

на заключение договора в случае, если они будут освобождены
от

ответственности за содеянное и окажутся на свободе.

Имея в виду, что содержание п. “И” ст.61 УК РФ имеет природу договора или, по крайней мере, соглашения на сотрудничество между следствием и обвиняемым, следует решить вопрос о процессуальном отражении в материалах дела факта сотрудничества. Это необходимо для реализации судом положений ст.63 при назначении наказания. Представляется, что поскольку УПК РСФСР не предусматривает процессуального закрепления сотрудничества, то, во всяком случае, об этом должно быть указано в обвинительном заключении. При этом факт сотрудничества должен быть интерпретирован не как обстоятельство, смягчающее ответственность, а именно как осуществленная договоренность о сотрудничестве. Дело в том, что наличие смягчающего обстоятельства не влечет никаких обязанностей правоохранительных органов. Другое дело сотрудничество, порождающее некоторые обязанности обеих сторон.

С указанной точки зрения практические интересы ставят в приоритетное положение оформление сотрудничества между органами расследования и подозреваемым (обвиняемым) отдельным протоколом, олицетворяющим договор между сторонами, в котором должны быть обозначены конкретные договоренности, их предмет и пределы. Последнее условие очень важно для лица, привлекаемого к уголовной ответственности. Дело в том, что подозреваемый в договорной ситуации может согласиться на передачу не всей известной ему информации. Это его право. Поэтому такой его поступок в случае установления не переданной им информации органам расследования самостоятельно не должен ставиться ему в вину.

82 Рассмотрение института договоров и сотрудничества в

Российском уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве

обостряет его проблему тем, что договорные основы деятельности имеют

место не только в изложенных выше случаях. Речь идет о
теории

оперативно-розыскной деятельности и её практическом использовании. В

этой области правоохранительной деятельности договорные отношения

органа дознания с информатором играют важную роль и по существу

составляют одну из её первоначальных основ. Д.А. Турчин считает, что

оперативно-розыскная деятельность в качестве отдельной дисциплины

входит в систему криминалистики.74 Однако при этом следует иметь в виду,

что как теория ОРД, так и её практическое применение в отличие от

криминалистики75 строго нормируется законом, предусматривающем в

определенных случаях обязательное заключение договоров-контрактов с

лицами, которые вовлекаются в сферу этой деятельности. Для рассмотрения

вопроса о сотрудничестве в уголовном процессе это представляется очень

важным. Не случайно по этому поводу имеется ряд выступлений авторов,

которые в разных ракурсах освещают проблемы и задачи сотрудничества и

придания ему официальных форм. В качестве характерного примера в этом

отношении может послужить выступление А. Демина. Автор привлекает

внимание не только формой контракта, детализируя его содержание, но и

постановкой вопроса о том с кругом каких лиц могут заключаться контракты

о сотрудничестве. По нашему убеждению, это очень важный вопрос, даже

более приоритетный, нежели форма контракта. В перечне лиц, претендентов

на сотрудничество в области оперативно-розыскной деятельности, автор

включает также и тех, в отношении которых существует возможность

74 См.: Турчин Д.А. Система криминалистики нуждается в реконструкции // Дальневосточные криминалистические чтения. Владивосток. 1995.Вып. 1. С.6-7

75 См.: Белкин Р.С. Криминалистические проблемы, тенденции, перспективы. Общие и частные теории. М., С.59; Селиванов Н.А. Советская криминалистика: Система понятий. М, 1982. С.5.

76 См.: Демин А. Контракты в сфере оперативно-розыскной деятельности. / Российская юстиция. 1997. №6. С. 10-11.

83 освободить от уголовной ответственности по причине

активного способствования раскрытию преступления и возмещения ущерба. Однако, в силу изложенного выше, такое право частичного или полного освобождения от уголовной ответственности по указанным причинам предоставлено лишь суду. Из этого явствует, что орган дознания присваивает себе функции правосудия, что недопустимо. Вместе с тем, в защиту последних следует сказать, что редакция ст. 17 Федерального закона, на которую ссылается автор, не предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности по причине сотрудничества с оперативными аппаратами. Кроме того, указанный автором порядок является не корректным в отношении прокурорского надзора. Известно, что освобождение от уголовной ответственности в стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования допустимо только с согласия прокурора (ст.ст.6-9 УПК). Все это допускает возможность вовлечения в оперативно-розыскную деятельность органов прокуратуры, которые на нее не наделены законом.

В свете изложенных проблем о сотрудничестве органов расследования с участниками уголовного процесса в области раскрытия преступлений очень выгодно выглядит образ потерпевшего. Независимый, объективный, не имеющий оснований вступать с кем бы то ни было в сговор или сделку, потерпевший, в силу своего психологического настроя, является активной фигурой противостояния не только конкретному преступнику, но и вообще всякой преступности как личность, испытавшая на себе всю негативную глубину антисоциальной и антиморальной природы преступления. То обстоятельство, что у потерпевших, как правило, ведущих положительный образ жизни, их бытовое окружение менее насыщенно криминальной информацией, не всегда обусловливает получение от них менее значимой для органов дознания информации. При надлежащих методах работы с ними в наше время широкого распространения преступности, от потерпевших

84

можно ожидать поступления не менее важных сведений, чем от судимых или подозреваемых лиц.

В данном случае имеется в виду сложившаяся практика оперативно- розыскных органов поиска различного рода информаторов в среде правонарушителей и лиц, совершивших преступление для сотрудничества с ними. С таким подходом не всегда можно согласиться, сославшись на теорию и практику деятельности зарубежных оперативно-розыскных органов. Так, в пособиях, изданных для полиции ФРГ указывается, что в случаях подбора и вербовки информаторов и агентов в первую очередь следует выбирать их из числа деловых людей, понесших материальный ущерб от преступления и потому заитересованных в обнаружении преступников. Шоферы такси, портье и кельнеры, хозяева гостиниц, киоскеры - это лица второй группы. И только к третьей группе отнесены обвиняемые.77

По нашему мнению, потерпевший от преступления является перспективным союзником органов расследования в борьбе с преступностью. Приходится лишь сожалеть о том, что прошлая уголовная практика не смогла реализовать большой потенциал потерпевших в деле противостояния преступности. Более того, потерпевший в качестве участника уголовного процесса в прошлом был сведен по существу к второстепенной личности в системе правосудия. Какие порой потенциальные возможности упускают органы расследования, не привлекая потерпевших, можно показать на примере публикации в газете «Комсомольская правда» под заголовком «Я сам нашел убийцу внука». В ней повествуется о том, как 74-летний потерпевший, дедушка убитого, не стал ожидать раскрытия этого тяжкого преступления органами расследования. Упорно, день за днем, он прослеживал за поведением всех лиц, могущих иметь причастие к убийству, в том числе за

77 См.: Смирнов М. Осведомитель в США - это не стыдно // Записки криминалистов. М.,1995. Вып.5 С. 169-170.

85

коммерческим компаньоном погибшего и даже за невесткой,

бывшей женой внука. При этом он не скрывал, не вуализировал своих действий, не останавливался перед угрозами и запугиванием и тем самым лишь приводил в смятение противников - убийц. Не выдержав, они подослали к потерпевшему киллера, который был задержан. Через него стало

па

возможным выйти на убийц. Подобные примеры не единичны. Природу их надлежит обобщать, изучать, а затем способствовать и поощрять деятельность потерпевших в оказании помощи органам расследования.

Ранее было показано, какое процессуальное «раскрепощение» должен получить потерпевший, чтобы в новом качестве, как один из главных участников уголовного процесса, смог проявить себя действительным союзником органа расследования, поскольку интересы у них единые и лишь за редким исключением между ними возникают противоречия.

Надо отметить, что международное сообщество в лице многих международных структур и ведомств более активны в отношении привлечения потерпевших к сотрудничеству с правоохранительными органами. Отечественной правовой науке следует прислушаться к зарубежной практике. Так, Комитет министров Совета Европы рекомендует государствам-членам относительно положения потерпевшего в рамках уголовного права и уголовного процесса в равной мере укреплять доверие потерпевшего к уголовному правосудию и склонять его к сотрудничеству, особенно в

79 /-ч

качестве свидетеля. Склонить к доверию потерпевших - одна из основных задач в деятельности органов, ведущих борьбу с преступностью. При этом нельзя рассчитывать на легкость достижения успеха, поскольку длительное время потерпевшему от преступления не уделялось надлежащего внимания. Не простой проблемой являются формы совместной деятельности структур уголовного правосудия с потерпевшим. До настоящего времени

78 См.: Комов С. Я сам нашел убийцу внука // Комсомольская правда. 1997. 24-31 октября.

79 См.: Рекомендация NR (85) 11, принята Комитетом министров 28 июня 1985 года на 387 заседании заместителей министров // Российская юстиция. 1997. №7. Сб.

86

криминалистика и теория оперативно-розыскной деятельности,

а также уголовно-процессуальное право специально не рассматривали этой проблемы. Следует прямо сказать, что наша уголовно-правовая наука не может дать удовлетворительные рекомендации по этим вопросам. Крайне необходима тщательная разработка этой проблемы. В этом отношении мы опять можем обратиться к практике Комитета министров Совета Европы, который в этом направлении на одном из своих заседаний рекомендовал делать большой упор на совершенствование отношений с общественностью, особенно на удовлетворение особых потребностей и запросов пользователей системы уголовного правосудия, средств массовой информации, добровольных организаций (например, ассоциаций пострадавших, отдельных граждан и их демократических институтов, парламентов, местных органов власти).80

Борьба с преступностью и укрепление правопорядка и законности в стране является одной из наиболее значимых проблем в настоящее время. Следовательно, она наиболее полно должна быть урегулирована правовыми и организационными формами. Имея в виду экономические трудности, государству надлежит обратить внимание на негосударственные образования по наведению общественного порядка и защиты прав граждан. В утвержденном Президентом страны Положении о Совете при Президенте Российской Федерации по вопросам совершенствования правосудия указывается, что одной из основных задач является «выработка предложений по совершенствованию гражданского, административного, арбитражного и уголовного судопроизводства в целях повышения уровня защиты прав физических и юридических лиц с учетом накопленного опыта и Концепции судебной реформы в Российской Федерации». При этом далее подчеркивается особая важность разработки «в соответствии с частью 2

См.: Рекомендации N R (95) 12, принятая Комитетом министров 11 сентября 1995 года на 543 заседании заместителей министров // Российская юстиция. 1997. №7. С.4.

87

статьи 45 Конституции Российской Федерации концепции развития негосударственных способов защиты нарушенных прав и свобод человека и гражданина в сферах, регулируемых конституционным, гражданским, трудовым, семейным и иным законодательством Российской Федерации».81

§2. Потерпевший в стадии возбуждения уголовного дела

Концептуальные положения судебной реформы в Российской Федерации предусматривают отправление правосудия на основе принципа состязательности и равноправия сторон, освобождение суда от выполнения несвойственных для него функций. Данное положение является одним из центральных в правовой реформе и реализация его на практике представляет одну из главных задач, решение которой пока нельзя определить в качестве удовлетворительной.

Совет Федерации, рассмотрев вопрос о ходе реализации концептуальных положений судебной реформы в РФ, отметил, что реализация их продвигается медленно, правовая база для этого еще не создана. Неоправданно затягивается принятие базовых для правосудия законов. В заключении, в частности,
отмечается затягивание принятия закона о государственной

82

защите потерпевших, свидетелей и других лиц. существенной подвижкой к активизации деятельности законодательных, судебных, а также исполнительных органов власти по реализации Концепции судебной реформы в стране явилось известное постановление Конституционного Суда от 20 апреля 1999 года и последующие за ним другие дополнительные постановления, в том числе и постановление Верховного суда РФ.

См.: Положение о Совете при Президенте Российской Федерации по
вопросам совершенствования правосудия. //Российская газета. 21 октября 1997г.

82 См.: Заключение Совета Федерации по результатам парламентских слушаний «О ходе реализации концептуальных положений судебной реформы в Российской Федерации // Российская юстиция. 1999. №2. С.2.

88

При этом нельзя не обратить внимание на то, что как в указанном постановлении Конституционного Суда, так и в других актах не совсем конкретно определялись права и функции потерпевшего в свете основных принципов состязательного процесса, признаваемого за положительный образец будущего судопроизводства и правосудия в стране. Особенно не вполне ясной определялась фигура потерпевшего на стадии предварительного следствия.

Реализация принципов состязательности в период предварительного следствия представляет немалые трудности в осуществлении программы судебных реформ, так как они не всегда согласуются с правами и деятельностью потерпевшего с классическими
принципами

состязательности. Активность сторон обвинения, к которым причислен потерпевший и умаление роли суда в доказывании состава преступления, вменяемого подсудимому, являются основными аргументами противников состязательного процесса. Ряд выступлений в печати показывает, что существует серьезное несогласие ряда теоретиков и практических работников с введением основных начал состязательности при расследовании и рассмотрении уголовных дел в суде.

Что касается участия потерпевшего в качестве стороны и обвинителя в уголовном процессе на стадии предварительного следствия, то из критического анализа этого положения в состязательном процессе сделанного В. Божьевым явствует, что Конституционный Суд, признав своим постановлением от 14 февраля 2000 года, что принципы состязательности распространяются на все стадии уголовного процесса якобы «забыл» о потерпевшем, равенство прав которого он щепетильно подчеркивал в других своих актах. И, конечно, вчитываясь в обсуждаемое судебное решение, важно иметь в виду, что процессуальное равноправие

83 См., например, Алексеев В.Б., Ефимичев СП. В споре рождается истина // Дальневосточные криминалистические чтения. Владивосток. 1999. вып.4. С.39-46; Зыков В. Суд или школа красноречия? // Российская газета. 01 ноября 2000.

89

сторон может быть лишь там, где они (стороны) имеются. А имеются они

84

вопреки мнению суда, далеко не во всех стадиях уголовного процесса».

В. Божьев тем самым высказался против принципа состязательности и равенства сторон обвинения и защиты на предварительном следствии, так как в действующем процессе одна из сторон обвинения - потерпевший действительно, как это показано в первой половине настоящего исследования, по существу, лишена возможности в полной мере осуществлять свои обвинительные функции, находясь в полной зависимости от органов следствия, которые самостоятельно решают вопросы допуска потерпевшего к процессу расследования по делу. И хотя формально закон предоставляет право потерпевшему представлять доказательства, заявлять ходатайства и прочее, фактически, без информации о положении дела с доказыванием заявленного им преступления, ему мало что известно по делу.

В изложенной ситуации нельзя не видеть одной из серьезных проблем распространения принципов состязательности на стадию предварительного расследования, о чем идет спор. При этом В.Б. Алексеев, СП. Ефимичев, В. Зыков, В. Божьев и другие упрекают сторонников состязательного процесса и, в частности, Конституционный Суд в слепом предпочтении зарубежным системам судопроизводства и правосудия США, Англии, Франции и другим странам, забывая о том, что решающее значение для судебной реформы в современной России имеет опыт дореволюционной России и, в частности, основные положения выдающихся судебных реформ 1864 года, когда был образован суд присяжных и введены многие принципы состязательности и равенства сторон в русском уголовном процессе. К сожалению, еще не до конца изучены опыт и преимущества указанного реформирования, которое вводило равноправие сторон и допуск их к участию установления истины на всех стадиях уголовного процесса.

84 Божьев В. «Тихая революция» Конституционного Суда в уголовном процессе Российской Федерации // Российская юстиция. 2000. №10. С.9-10.

90

Что касается потерпевшего, то уголовный процесс того времени предусматривал реализацию прав потерпевшего и возможность его участия в доказывании преступления, а также его права на подробное осведомление за ходом расследования уголовного дела путем того, что в соответствии со ст. 304 Устава уголовного судопроизводства он получал копии со всех протоколов и постановлений, имеющихся в уголовном деле. Полученная база данных позволяла потерпевшему принять удовлетворяющее его интересам решение, как равноправной стороны в процессе.

Приходится согласиться с названными и другими авторами, что в содержании современной теории состязательности достаточно полно еще не найдено решение многих вопросов участия потерпевшего как обвинителя в стадии предварительного следствия. Однако это не означает, что такое решение не следует искать.

В этой связи дальнейшее углубление теоретических разработок правовых основ потерпевшего напрямую должно положительно влиять на повышение их роли в уголовном процессе. По нашему мнению, активность потерпевших, выраженная в их правах, положительно скажется на борьбе с преступностью в стране.

Повышение роли потерпевших в уголовном процессе и, в частности, участие их в установлении истины по уголовным делам, не должно отрицательно повлиять на ведущую роль органов следствия и дознания, а также на снижение их ответственности за раскрытие и расследование преступлений. Известное в праве бремя доказывания по-прежнему должно лежать на обязанности правоохранительных органов. В таком соотношении потерпевших и органов расследования последние окажутся в некотором подконтрольном положении от потерпевших. Однако в указанном взаимоотношении не следует видеть что-либо отрицательное, так как оно вытекает из законодательных обязанностей названных органов. Такой вывод, например, напрямую следует из содержания ст.1 Закона «О милиции», в которой ска-

91 зано, что милиция обязана защищать жизнь и здоровье, права и свободы

граждан, собственность, интересы общества и государства. Поскольку у определенного субъекта правоотношений есть обязанность, то по общим правилам теории государства и права есть субъекты правоотношений наделенные правами требовать исполнения определенных перед ними обязанностей. К таким субъектам следует относить также и потерпевших.

Но какова бы ни была активность потерпевших, объем их прав в конечном итоге они не должны находиться в роли подчиненных помощников органов дознания и следствия, хотя инициатива их в области раскрытия и расследования преступлений вполне возможна, допустима и даже желательна.

Дело в том, что по существующим крайне отрицательным и живучим в нашей стране традициям могут появиться тенденции перекладывать известную часть трудностей при раскрытии и расследовании преступлений на плечи инициативных потерпевших. Основания опасаться такого явления имеются. Однако при надлежащем руководстве и контроле за деятельностью следственного аппарата этого вполне можно избежать.

Таким образом, потерпевший в состязательном уголовном процессе является самостоятельным участником с широкими правами и обязанностями, реализация которых во многом зависит не только от правовых норм, регламентирующих деятельность потерпевших, но также от криминалистических приемов, не нарушающих процессуальные нормы. Но в свете поисковой и розыскной деятельности, информационных изысканий и прочее, деятельность потерпевших представляет большие возможности для органов расследования успешно продвигаться по пути установления материальной истины.

В связи с этим, представляется, будет полезным рассмотреть функциональную роль потерпевшего в первоначальной стадии уголовного процесса, которой является стадия возбуждения уголовного дела. Но при всем

92

этом, прежде всего, напрашивается вопрос, а существует ли личность потерпевшего в стадии возбуждения уголовного дела? Каков его статус, права и обязанности?

На эти и другие, связанные с ними вопросы ответить не просто, так как нормы процессуального закона, регламентирующие стадию возбуждения уголовного дела, не упоминают о потерпевшем как субъекте уголовного процесса. В данном случае обращает на себя внимание ч.З ст. 113 УПК, в которой говорится, что в случае отказа в возбуждении уголовного дела об этом уведомляется лицо, предприятие, учреждение или общественная организация, от которой поступило заявление или сообщение о преступлении и разъясняется им право на обжалование постановления.

Не трудно заметить, что приведенный текст коррелируется с основным содержанием ст.53, более детально перечисляющий права потерпевшего на всех остальных стадиях уголовного процесса. Это дает основания утверждать, что потерпевший и не только физическое лицо, если и не называется потерпевшим, но уже фигурирует в этом виде в стадии возбуждения уголовного дела и имеет права потерпевшего реагировать на пренебрежение его интересами. В данном случае - это не только потенциальный потерпевший, но вмести с этим уже фактический фигурант в роли потерпевшего.

Другое дело, что практика идет по пути позднего признания соответствующих лиц (физических и юридических) в качестве потерпевших. Поэтому, представляется, такую практику законодатель должен подправить путем усовершенствования нормативного законодательства. В данный момент можно ограничиться лишь замечанием о том, что требование законодателя о сообщении заявителю об отказе в возбуждении уголовного дела, хотя и надлежит рассматривать в области института потерпевших как несомненное демократическое достижение в состязательном процессе, вместе с тем оно лишь половинчатое, так как в законе нет указаний на то, что

93

потерпевшим (заявителю) необходимо также сообщить
о

возбуждении уголовного дела, поскольку это также важно для потерпевшего.

Как известно, стадия возбуждения уголовного дела, регламентируемая ст.ст. 108-116 УПК, не обязательно приводит к возбуждению уголовного дела, хотя в последние годы законодатель позволяет производить в ней в качестве исключения некоторые следственные действия.

Такие перспективы названной стадии на практике сопряжены с некоторыми проблемами несовпадения решений и содержащихся в них интересов органов расследования и потерпевших. Если стадию возбуждения уголовного дела рассматривать по логическим правилам дизъюнкции, то она образует следующую ситуационную систему:

  1. В результате сообщения потерпевших о совершенном преступлении преступник известен - преступник неизвестен.
  2. Органы расследования приняли незамедлительные меры к задержанию указанного потерпевшим преступника - органы расследования не приняли мер к задержанию лица, совершившего преступление.
  3. Органы расследования выезжали на место происшествия - осмотр места происшествия не производился.
  4. Органы расследования приняли меры к розыску преступника - розыскные меры к установлению личности преступника не проводились.
  5. В каждом конечном случае перечисленных ситуаций для потерпевшего возможен неблагоприятный исход, в результате чего потерпевшее лицо, в стремлении реализовать свои права, независимо от того будут они действительны или ложны, может инициировать конфликт с органом расследования. Избежание подобной конфликтной ситуации во многом зависит от правильного понимания обеими сторонами своих задач, средств их достижения, а также интересов. В этом плане нужно иметь в виду, что теоретически задачи и средства их достижения, а также интересы у потерпевших и органов расследования за редким исключением совпадают.

94

Задачи органов расследования предельно ясно определены в ст.2 УПК. Что касается потерпевших, то, как уже указывалось в первой главе, они так или иначе способствуют борьбе с преступностью не просто желанием того, чтобы преступник был разыскан и наказан, но также своей активной деятельностью помогают успешному решению этих задач, стоящих перед следствием и дознанием. В данном случае едва ли можно усмотреть коренное различие в выполнении общих задач. Другое дело неправильное и порочное понимание некоторыми практическими работниками значения и роли потерпевших иногда приводит к тому, что потерпевшие становятся в положение недоброжелателей, мешающих нормальной деятельности в расследовании преступлений. В тоже время, нельзя не отметить мнение отдельной части потерпевших, которые стоят на крайних позициях, полностью возлагая на органы расследования обязанности по защите их прав и интересов. Если подобная позиция в какой-то мере еще возможна для потерпевших - физических лиц, то в отношении юридических лиц ее не должно быть. Во всяком случае, на позиции потерпевшего, его поведение и предпринимаемую им деятельность в основном влияет правильная работа органа следствия и дознания, от которых зависит возможность двухстороннего объединения поведенческих функций в период расследования.

Сказанное, относится и к интересам органов расследования и потерпевшего, поскольку действительно указанные интересы существуют и не отрицаются в теории уголовного процесса. Так, Н.А. Якубович по этому поводу пишет: «Уголовно-процессуальный интерес - это интерес, возникающий в сфере уголовного процесса и удовлетворяемый средствами уголовно-процессуального права. Данный интерес законный. Будучи социально необходимым, он отражен в нормах уголовно-процессуального права, которое обеспечивает его
защиту. Процессуальным интересом

95

охватываются общественный (публичный) и личный

(субъективный) интерес участников процесса».85

Органы расследования в своей деятельности объективно поставлены в условия, при которых они постоянно должны заботиться о средствах достижения поставленных перед ними задач. По этой причине с тактических позиций неправильно было бы пренебрегать любыми, не нарушающими закон, возможностями увеличения или усиления тактических приемов и способов для эффективного (временного, качественного и пр.) решения стратегической задачи по конкретному уголовному делу. «Средства достижения целей в интересующей нас сфере общественной жизни, - указывала П.С. Элькинд, - должны быть максимально эффективными, обеспечивающими максимальный результат в достижении указанных целей. Об эффективности таких средств можно говорить как в смысле объективности и целесообразности правового закрепления определенных требований и дозволений (указывающих субъектам уголовно-процессуальных прав и обязанностей на их возможное и должное поведение), так и в смысле оптимального использования конкретных средств достижения намеченных целей в динамике, в практике уголовного судопроизводства».

Характерной особенностью стадии возбуждения уголовного дела является ее процессуальная регламентация, не позволяющая производство следственных действий за исключением осмотра места происшествия. В условиях ограниченных средств познания и доказывания преступления орган расследования в первоначальной стадии уголовного процесса по существу остается наедине с заявителем, то есть фактическим потерпевшим, который в силу обстоятельств
более чем другой на этом этапе владеет

85 Якубович Н.А. Уголовно-процессуальные отношения и их участники в предварительном следствии // Вопросы борьбы с преступностью. 1982. №37. С.71.

86 Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л., 1976. С.65.

96

криминалистической информацией о совершенном преступлении. В силу этого орган расследования невольно должен концентрировать свое внимание на потерпевшем, принимая все усилия и меры получения от него наиболее полной информации о случившемся.

Начальным периодом совместной деятельности потерпевшего и органа расследования является оформление потерпевшим заявления о совершенном преступлении. УПК не содержит указаний, каким должно быть заявление потерпевшего по содержанию и форме, какую информацию о преступлении оно должно содержать. Очевидно, законодатель не без оснований считает, что едва ли возможен стандарт такого заявления по всем преступлениям, каждое из которых имеет свою криминалистическую характеристику и прочие особенности. Кроме того, надо учитывать и то обстоятельство, что большинство граждан страны не обязаны знать все формальности относительно подачи подобных заявлений, которые возможно им никогда не понадобиться подавать. Другое дело практическая необходимость, имеющая стахостический характер.

Как уже упоминалось в первой главе настоящего исследования за рубежом в помощь потерпевшим, обратившихся в органы дознания и следствия выдается памятка - руководство, в которой излагаются права потерпевшего. Подобного рода памятка разработана нами и является приложением к данному исследованию. В ней, прежде всего, указаны личностные и процессуальные права потерпевшего. Наряду с этим, полагаем, было бы полезно в публичных интересах напомнить в памятке об обязанностях потерпевшего и органа расследования в уголовном процессе.

В период подачи гражданином заявления о совершенном или совершающемся преступлении органы расследования обязаны оказать ему соответствующую помощь. Закон «О милиции», например, предписывает оказание помощи физическим и юридическим лицам в защите их прав и законных ин-

97

тересов.87 Законодатель особо подчеркивает обязанности органов, ведущих борьбу с терроризмом в работе с потерпевшим. Так п.6 ст.2 Закона «О борьбе с терроризмом» устанавливает приоритет защиты прав лиц, подвергшихся опасности в результате террористической акции. По нашему мнению, одной из эффективных форм такой помощи является специальный бланк заявления, подаваемого будущим потерпевшим о совершенном или совершаемом преступлении. Невероятно, что во время, когда делопроизводство большинства ведомств (лицензионный, налоговый, таможенный, административный и пр.) тщательно разрабатывают проекты и

on

бланки заявлений, которыми пестрят официальные газетные издания, в сфере уголовно-процессуальной деятельности, которая наиболее подвержена формализации, не придают этому должного значения.

Между тем форма такого заявления и его содержание были бы на пользу не только заявителю-потерпевшему, но одновременно и правоохранительным органам по собиранию и накоплению информации о преступлениях. Поэтому форма такого заявления должна быть тщательно разработана с участием интересов обеих сторон.

Важными разделами заявления должны стать дата и фабула преступления, а также какими объективными данными она подтверждается (и не только свидетельскими показаниями, но и вещественными материальными объектами-следами), какой материальный ущерб по расчетам заявителя причинен преступлением, какое наказание, по мнению потерпевшего, должен понести преступник, не допускает ли заявитель возможности примирения с лицом, совершившим преступление, какие доводы и доказательства может предоставить заявитель в подтверждение заявленного сообщения о преступлении против его личности, имущества или против других лиц,

См., О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О милиции» // Российская газета. 8 апреля 1999.

88 См., например, Порядок выдачи и аннулирования разрешений на трансграничные (транзитные) перевозки опасных отходов // Российская газета. 6 апреля 1999.

98

предпринимают ли какие меры к сокрытию преступления заинтересованные в этом лица.

Потерпевший и пострадавший от преступления в экстренных случаях вправе сообщить об этом по телефону. Такие случаи обычно связаны с преступлениями: тяжким насилием, кражами из квартир и других помещений, обнаружением трупов родственников, знакомых и других лиц, то есть в случаях, когда органы расследования обязаны в срочном порядке прибыть на место происшествия. Однако после проведения неотложных следственных действий органу расследования, думается, полезно предложить потерпевшим лицам оформить заявления, чтобы засвидетельствовать свое требование к расследованию случившегося.

В последнее время все больше получает распространение в среде телефоны доверия, которые играют положительную роль в борьбе с преступностью и обнаружению недостатков в
деятельности

правоохранительных органов. Этой связью иногда пользуются и потерпевшие от преступления. Однако следует поставить дело таким образом, чтобы потерпевшие обращались непосредственно в органы расследования, хотя телефоны доверия способствуют выявлению латентных потерпевших, а, следовательно, и латентных преступлений.

Надо отметить, что в прошлом уже была попытка Н.Е. Павлова рассмотреть заявление и его содержание о преступлении. Внимание автора в этом направлении вполне оправдано и целесообразно.89 Однако Н.Е. Павлов адресовал свои рекомендации только свидетелям и потерпевшим. Нам же думается, такие рекомендации надлежит адресовать прежде всего органам дознания, милиции и прокуратуры, ответственным за борьбу с преступностью, а значит и за организационные меры в этом направлении.

Заявления потерпевших - юридических лиц представляют собой обращение должностного лица к государственному органу исполнительной влас-

89 См.: Павлов Н.Е. Долг свидетеля. М., 1989. С.61-79.

99 ти, поэтому должно иметь несколько другие формы. Оно должно отвечать

всем реквизитам данного юридического лица и, помимо указанных выше

информационных данных в отношении коммерческих структур, отвечать

выполнению требований, предусмотренных ст.27-1 УПК. В данном случае

нет необходимости стандартизировать форму заявления. Однако в случае

наличия неполной или противоречивой информации в
заявлении

юридического лица недопустимо его возвращение заявителю.
Орган

расследования в таких случаях совместно с должностными лицами

заявителями в кратчайший срок обязан устранить недостатки
в

документации и принять по нему надлежащее решение.

Укрепление принципа состязательности в уголовном процессе и дальнейшая демократизация судопроизводства породила проблему диспозитив-ности в уголовном процессе90. И. Петрухин правильно указывает91, что к этой проблеме относятся не только нормы уголовного права, предусматривающие частные и частно-публичные обвинения. В свете нового уголовного законодательства эту проблему затрагивают ст.ст.15 и 76 УК, а также ст. 27 ч.4 УПК РСФСР.

В связи с этим возникает вопрос о возможности примирения в стадии возбуждения уголовного дела. Неслучайно нами поставлен вопрос в схеме заявления потерпевшего о возможности подобного исхода дела. Во всяком случае, потерпевшему-заявителю о совершении преступления небольшой тяжести надлежит разъяснить содержание ст.76 УК РФ, хотя сама по себе эта норма уголовного права может породить и другие многие проблемные вопросы, как, например, в какой стадии уголовного процесса лучше осуществить право потерпевшего на примирение с лицом, совершившим небольшой тяжести преступление, не явится ли
ст.76 УК поводом для

90 См.: Соловьев Н. Реформа следственного аппарата от перераспределения подследственности до модернизации УК // Российская юстиция. 2000. №12. С.4-5.

91 См.: Петрухин И. Публичность и диспозитивность в уголовном процессе // Российская юстиция. 1999. №3. С. 24-25.

100

склонения потерпевшего к примирению с преступником
со

стороны заинтересованных лиц и недобросовестных работников органов дознания и следствия, хотя бы по той причине, что прекращение уголовного дела по указанным основаниям сокращает нагрузку по расследованию дел.

Что касается нашей точки зрения на эти и другие проблемы, связанные с примирением на основании ст. 76 УК РФ, то, думается, что целесообразно было бы институт примирения в уголовном процессе перенести в стадию судебного рассмотрения уголовного дела. Реализация ее в стадии возбуждения уголовного дела по многим причинам невозможна. Во-первых, когда личность преступника неизвестна и для установления ее необходимо производство розыскных и следственных действий; во-вторых, определение тяжести совершенного преступления также требует проведения расследования по делу и, в-третьих, исследование личности преступника на предмет возможности совершения им ранее аналогичных или других преступлений также требует производства расследования. Можно привести ряд и других доводов, в силу которых ст. 76 УК РФ неприменима в стадии возбуждения уголовного дела.

В связи с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации о проверке конституционности части четвертой статьи 113 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР от 29 апреля 1998 года постановление об отказе в возбуждении уголовного дела может быть обжаловано заявителем-потерпевшим не только прокурору, но и в суд. Производство по жалобе, поданной прокурору, не является окончательным. По смыслу Постановления Конституционного Суда решение, принятое прокурором, также может быть обжаловано в судебном порядке.

Однако вместе с ясностью о порядке обжалования постановлений и решений об отказе потерпевшему в возбуждении уголовного дела встает ряд производных вопросов, которые не совсем четко изложены в законе. Так ч.З ст. 113 УПК предусматривает, что лицо, вынесшее постановление об отказе в

101

возбуждении уголовного дела, должно уведомить об этом заинтересованных лиц. Однако, как известно, для подачи любой жалобы необходимы определенные и достаточные мотивы, которые могут вытекать лишь из анализа постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Более того, при этом важно учитывать и фактические материалы, послужившие основанием к выводу об отсутствии состава преступления. Но для всего этого одного уведомления явно недостаточно. А закон не предусматривает обязанности вручения потерпевшему (и другим лицам тоже) даже постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, чем ставит потерпевшего в затруднительное положение при оценке выводов дознания и следствия, ознакомление с практической деятельностью которых показывает, что немотивированные и необоснованные постановления об отказе в возбуждении уголовных дел выносятся часто.

Необходимо предоставить право потерпевшему на ознакомление с отказными материалами. В связи с этим, в уведомлении об отказе в возбуждении уголовного дела должно быть указано на право потерпевшего- заявителя ознакомиться с отказным производством. Это требование по существу не является новым, так как в соответствии с правилами, изложенными в ст.200 УПК, потерпевший и его представитель имеют право на ознакомление с материалами прекращенного уголовного дела. Нетрудно заметить, что правовая природа этих случаев единая. Между отказом в возбуждении уголовного дела и прекращением по существу мало различий: в том и другом случае имеет место спор о наличии или отсутствии состава уголовно-наказуемого преступления.

В практике прошлого существовал порядок, когда в подтверждение подачи заявления в органы милиции о совершенном преступлении выдавался отрывной корешок с указанием даты подачи заявления, а также других необходимых данных. При этом указывалось должностное лицо принявшее заявление, которое удостоверяло его своей подписью. Упомянутый порядок

102

был заведен с целью борьбы с различного рода укрытиями заявлений о преступлениях, что по существу и по сей день полностью не устранено в деятельности милиции и других правоохранительных органов.

Указанное правило, хотя и нельзя признать идеальным для недопущения фактов укрывательства заявлений граждан, полезно было бы возродить и повысить ответственность должностных лиц за работу с поступающей информацией о совершенных правонарушениях и преступлениях. Думается, что строгое соблюдение прав потерпевших в стадии возбуждения уголовного дела будет способствовать наведению порядка в этой сфере борьбы с преступностью.

§3. Криминалистические приемы в стадии возбуждения уголовного дела и потерпевший

Прежде всего, следует ответить на вопрос: применимы ли криминалистические научно-технические и тактические приемы в стадии возбуждения уголовного дела? Дело в том, что по этому вопросу некоторые авторы (например, А.Н. Васильев) в прошлом склонны были думать, что методы криминалистики не применимы в первоначальной стадии уголовного процесса. Думается, что с подобными взглядами не следует соглашаться. Теперь уже стало очевидным, что в стадии возбуждения уголовного дела, вполне оправдано оперировать криминалистическими методами, хотя бы потому, что закон предоставляет право органам расследования до принятия решения о возбуждении уголовного дела производить осмотр места происшествия со всеми его многочисленными научно-техническими приемами, а также задержание подозреваемого в порядке ст. 122 УПК, которое также является следственным действием. Кроме того, последняя часть ст. 112 УПК обязывает одновременно с возбуждением уголовного дела принять меры к

103

закреплению следов преступления. Выполнение последнего требования едва ли возможно без криминалистических приемов. Таким образом, процесс возбуждения уголовного дела тесно связан с одновременными процедурами

92

чисто криминалистического порядка. С позиции ситуационного подхода можно сказать, что при поступлении заявления о
совершенных преступлениях складывается в основном две ситуации с присущими им особенностями.

Это: 1. О преступлении нет достаточной информации, хотя а) потерпевшее лицо сообщает некоторые ограниченные сведения, в частности о некоторых признаках словесного портрета преступника, орудиях преступления, механизме преступления и прочее; б) потерпевшее лицо на основе запечатлевшегося образа преступника заявляет о возможности его опознания.

  1. Потерпевшее лицо сообщает необходимые данные о конкретной личности преступника, с которым по тем или иным причинам был ранее знаком или он ему заведомо известен по обстоятельствам, о которых преступник не имел каких-либо сведений. Данная ситуация в перспективе наиболее благоприятна для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Однако это не означает, что по этой причине орган расследования может проявлять неторопливость, снижая свою активность.

Порочное тактическое промедление с возбуждением уголовного дела по заявлениям потерпевших обычно обусловливается решением практических работников до возбуждения уголовного дела собирать различного рода объяснения. Однако это лишь возможность в определенных сложных и исключительных условиях. Между тем получение объяснений на практике приняло слишком широкое распространение, которое иногда превращается в доследственное ведение дела.

См.: Драпкин Л.Я. Понятие и классификация следственных ситуаций // Следственные ситуации и раскрытие преступлений. Свердловск. 1975. С.20.

104

Указанная отрицательная практика получила и теоретическую

поддержку со стороны ученых-методистов. Так, например, коллектив авторов учебного пособия по возбуждению уголовных дел о преступлениях против личности, правильно рекомендуя некоторые организационные приемы в стадии возбуждения, слишком распространительно предлагают использовать объяснения в период проверки заявлений о совершенных преступлениях. При этом авторы не конкретизируют ситуации, в которых следует широко применять такой метод проверки как истребование объяснений. Предлагая схему бланка объяснения, авторы включают в нее не только необходимые данные о личности дающего объяснение, но и его место рождения, занимаемую должность, национальность и даже номер телефона его руководителя по месту работы.93 Перегрузка излишними формальностями мало что дает. Увлечение ими снижает деловую активность органов расследования. Практика показывает, что во многих случаях достаточно надлежащей оценки информации, содержащейся в заявлении потерпевшего для принятия правильного решение о необходимых действиях.

Из статистических данных видно, что основным видом преступности в стране являются насильственные действия против здоровья людей, а также кражи чужого имущества, совершенные тайно с проникновением в помещения и жилье, путем грабежа и разбоев. К этому выводу приводит краткий анализ состояния преступности в России за 1997-1998 годы, опубликованный пресс-центром МВД России.94

В этих условиях, как нам представляется, во всех случаях алгоритм действий оперативной части органов расследования с несущественными отклонениями сводится к следующим мерам, это: немедленный выход (выезд) на место происшествия - организация розыска по горячим следам -

93 См.: Возбуждение уголовных дел о преступлениях против личности / Отв. ред. доцент В.М. Кобяков. Свердловск. 1988. С.44.

94 См.: Краткий анализ состояния преступности в России (январь-декабрь 1998 года) // Российская юстиция. 1999. №5 С.35.

105

задержание подозреваемого. При указании потерпевшим на

конкретного преступника целесообразно на первое место вынести задержание подозреваемого в режиме условий, указанных в ст. 122 УПК. При выполнении перечисленных действий необходимо, не переставая, работать с потерпевшим. Эта работа должна продолжаться в двух направлениях. Во-первых, потерпевший должен реализовать (а орган расследования обязан этому способствовать) свои возможности по установлению криминалистической информации о совершенном преступлении. Во-вторых, потерпевший сам, являясь объектом - следоносителем, подлежит исследованию на предмет наличия на его теле и одежде следов в том случае, когда он явился непосредственным объектом преступления.

Сказанное означает, что при выезде на место происшествия орган расследования должен сопровождать потерпевший. Участие потерпевшего в осмотре места происшествия в качестве тактического приема имеет большое значение. Излагая механизм совершенного преступления, потерпевший способствует полному установлению границ следственного осмотра, его пояснения дают более точное представление об изменениях, наступивших в обстановке в период совершения преступления, он указывает на исчезнувшие материальные ценности, а также обращает внимание на объекты, которые не входили в обстановку до совершения преступления, но к моменту осмотра оказались на месте происшествия.95 Здесь мы лишь отметим, что практические работники давно знают, что «успех раскрытия и расследования преступлений во многом зависит от того, насколько оперативно и квалифицировано проведены следственные действия».96

Что касается розыска по горячим следам с участием потерпевшего, то он связывается с проблемой процессуально - криминалистического узнавания.

95 Общие непосредственные технические и тактические приемы освещены в криминалистической литературе. См., например, Колмаков В.П. Следственный осмотр. М, 1969.

106

Розыск преступника по горячим следам с участием потерпевшего заключается в посещении оперативными работниками совместно с потерпевшим общественных мест (ресторанов, кафе, дискотек и т.д.), где могут оказаться подозреваемые, личность которых потерпевший не знает, но достаточно запомнил для того, чтобы узнать. Данное розыскное мероприятие было широко распространено до введения в уголовный процесс следственного действия «предъявление для опознания» и зачастую приносило достаточно эффективные результаты. В настоящее время это оперативно-розыскное мероприятие, к сожалению, проводится реже и, думается, потому, чтобы по установлению личности подозреваемого предъявить его для опознания и тем самым заполучить веское доказательство не логично. Но прав Д.И. Бедняков и другие авторы, что обнаружение преступника имеет не меньшее значение в качестве факта раскрытия

07

преступления. А.Я. Гинзбург, объясняя различие между «актом узнавания» и следственным действием предъявления для опознания, правильно писал, что поскольку установление личности путем узнавания носит оперативно- розыскной характер, то в результате его проведения могут быть установлены объекты - возможные носители различной доказательственной информации98 помимо опознания, подтверждающие виновность узнанного подозреваемого. Таким образом, не подлежит сомнению вывод Н.Н. Гапановича о том, что «совокупность приемов, применяемых с учетом различных ситуаций и обеспечивающих наиболее успешное обнаружение и опознание объекта, составляет содержание понятия тактики оперативно-розыскного опознания».99

Сикорская Л.Т. Криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступления // Совершенствование борьбы с преступностью в условиях Дальнего Востока. Хабаровск. 1997. Часть IV. С.243.

97 См.: Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М., 1991. С.79-85.

98 См.: Гинзбург А.Я. Тактика предъявления для опознания. М.,1971. С.53.

99 Гапанович Н.Н. Опознание в следственной и судебной практике (тактика). Минск. 1978. С. 135.

107

Рассмотренное выше оперативно - розыскное опознание, которое, по нашему мнению, целесообразно было бы называть оперативно- розыскным

100 е-

узнаванием в качестве первоначальной стадии распознания, приобретет тактическую значимость, так как оно, не будучи процессуальным, может проводиться в стадии возбуждения уголовного дела.

Результатом оперативно-розыскного узнавания должно быть задержание узнанной личности в порядке п.2 ст. 122 УПК для последующей проверки участия его в совершении преступления путем производства обысков (личного и по месту жительства), освидетельствования, допросов и прочее до и после возбуждения уголовного дела.

Вообще по вопросу задержания по подозрению в совершении преступления, как отдельном институте уголовно-процессуального права следует заметить, что, несмотря на кажущуюся ясность, норма закона, практика и теория не совсем согласуются друг с другом. Принято считать, что задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, прерогатива всех органов расследования: прокурора, следователя и органа дознания, начиная со стадии возбуждения уголовного дела. И по этому пути идет практика. Однако закон (ст. 122 УПК) предоставляет право на задержание только органу дознания. Это не согласуется с деятельностью других органов. Более того, по этим или другим причинам из директивных указаний иногда можно сделать вывод, что иные органы расследования кроме дознания не могут применять задержание до возбуждения уголовного дела. Так, в указании Генерального прокурора РФ, МВД РФ, ФСК РФ от 24 августа 1994 года «О порядке реализации норм Указа Президента Российской Федерации от 14 июля 1994 года N1228 «О неотложных мерах по защите населения от бандитских и иных проявлений организованной преступности», которое действует и поныне, предписывается, что задержание подозреваемого за

См.: Брунер Дж. Психология познания. М., 1977. С.131-132, а также Основы инженерной психологии / Под ред. член-корр. АН СССР проф. Б.Ф. Ломова. М., 1977. С. 19.

108

бандитизм или иной организованной преступной деятельност и

производится только по возбужденному уголовному делу при наличии оснований, предусмотренных ст. 122 УПК РСФСР, с составлением соответствующего протокола, со ссылкой на ст. 1 Указа. Трудно удержаться от замечания о том, что в данном случае лицам, подозреваемым в совершении особо тяжких преступлений, создаются наиболее благоприятные условия в режиме розыска в уголовном процессе.

Юридическое лицо в качестве потерпевшего также может принять активное участие в розыске и установлении личности преступника через своего представителя. Но очевидно, что эффективную деятельность в этом направлении юридические лица лучше, чем физические, могут осуществлять через частные сыскные агентства и охранные предприятия.

Большие возможности использования частных сыскных агентств и ох ранных кооперативов для раскрытия и расследования преступлений на при мере иностранных государств и, в частности США, показательно раскрывает Д.И. Бедняков и А.Н. Гусаков. Оценивая перспективы отечественных сыскных и охранных организаций, Д.И. Бедняков правильно пишет, что «в условиях резкого роста преступности, при недостаточном уровне технической оснащенности, материального обеспечения и профессионального мастерства сотрудников государственных

правоохранительных органов любая юридическая помощь, розыскная или охранная деятельность принесет несомненную пользу, как гражданам, так и государственным органам».101 К сожалению, в Российской Федерации потенциал частных сыскных и охранных организаций реализуется далеко недостаточно. Их взаимодействие с государственными

правоохранительными органами с пользой для выполнения задач последними хорошо не отработан, положительная практика их совместной деятельности не обобщена и не проанализирована. Думается, что на почве

101 Бедняков Д.И. Указ. соч С. 148-149.

109

интересов защиты потерпевших - юридических лиц указанное взаимодействие получило бы благоприятное развитие. Для этого необходимо, чтобы органы расследования проявляли инициативу, выработали наиболее эффективные подходы и организационные методы. В одностороннем порядке на такие мероприятия потерпевшие - юридические лица сами не пойдут.

Очень важным, по нашему мнению, является научно-техническое обеспечение стадии возбуждения уголовного дела. Применение научно- технических средств в стадии возбуждения уголовного дела по заявлениям потерпевших связано с общими проблемами использования криминалистической техники в уголовном процессе.

Не приходится давать сколь-нибудь удовлетворительную оценку практическому применению криминалистических приемов следственным аппаратом. По причинам такого положения в науке высказано много мнений, которые в основном сводятся к тому, что следователя необходимо освободить от рутинной деятельности, связанной с техническими операциями и процедурами и рассматривать таких в качестве мозгового центра в системе расследования (В. А. Образцов). Существует также мнение о целесообразности проведения судебных экспертиз до возбуждения уголовного дела. По нашему мнению, многие соображения по проблеме применения научно-технических средств заслуживают внимания. И на некоторых отдельных аспектах указанной проблемы в связи с темой исследования хочется остановиться подробнее.

Техническая направленность деятельности в период расследования уголовных дел важна и обширна, методика ее вмещает знания многочисленных специальных познаний, средств и материалов. Рассматривать их в общей сложности в единстве едва ли возможно. Поэтому мы позволим себе остановиться на старейшей
криминалистической отрасли - судебной

102 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.З. М., 1997. С. 107.

по фотографии, применение которой также пока не соответствует
ее

возможностям.

Известно, что до принятия ныне действующего УПК материальные возможности применения судебной фотографии были более ограничены, чем в данное время. Поэтому в ст.67 ее применение было выражено как альтернативно возможное, то есть зависимое от технической возможности сфотографировать. Эти возможности зависят от многих факторов. Но в первую очередь, надо думать, от умения следователя фотографировать, наличия у него фотоаппарата и других фотографических принадлежностей. Другое дело ст.84 ч.2 действующего УПК. Учитывая существующий научный потенциал и соответствующее материальное обеспечение, закон в категоричной (императивной) форме требует применения фотографии в указанных случаях. И, тем не менее, снимки судебной фотографии - редкость в материалах уголовных дел. Чем это объяснить?

Думается, что одной из основных причин такого положения является загруженность в работе и следователей и специалистов в то время, когда изготовление снимков при сухом и мокрых процессах занимает много времени. Представляется, что следователи и специалисты должны быть освобождены от указанной физически емкой процедуры. Эту работу должна выполнять одна из лабораторий, которых в настоящее время немало и с которыми орган расследования может заключить договор на обработку фотоэкспозиций, выполненных следователем или специалистом при производстве следственных действий. Договоры могут оформляться с учетом требований ст. 139 УПК.

Предлагаемый порядок даст возможность шире применить цветную фотографию. Применение последней наиболее эффективно было бы при расследовании преступлений о физическом насилии над потерпевшим.

Как показывает практика, последствия причинения преступного физического насилия над потерпевшими особенно ярко выражены сразу же после

Ill совершения преступления. Если зафиксировать с помощью цветной

фотосъемки даже не опасные для жизни последствия, какие предусмотрены ст.ст.115-116 УК РФ, то можно убедиться какие физические и моральные страдания они приносят жертвам преступления. Однако по той причине, что следствие, как правило, длится не менее двух месяцев, следы физического насилия, а это признаки преступлений, в определенной мере исчезают и перед судом появляется здоровая личность, которая уже не может демонстрировать на себе полученные в прошлом трагические знаки. Естественно, острота преступного фона при дополнительной к тому деятельности защиты умаляется и преступник-подсудимый в глазах судей и других участников процесса кажется менее опасным и менее жестоким, каким он являлся в период совершения преступления. А ведь орган дознания и следствия в связи с действующим гражданским законодательством обязан также доказывать моральный вред, причиненный преступлением. При своевременном освидетельствовании потерпевших с использованием цветной фотографии указанная задача может разрешаться без особых к этому усилий.

Стадия возбуждения уголовного дела характерна тем, что фактически трудно иногда установить точную временную границу между актом возбуждения уголовного дела и производством неотложных следственных действий, так как все эти действия могут быть совершены в течение одного дня и даже в более короткое время. Такая оперативность является одним из основных показателей надлежащего реагирования на преступление.

Надлежит также хотя бы вкратце отразить значение оперативно- розыскной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела по заявлению потерпевших лиц. В последние годы появился ряд научных исследований и отдельных работ о месте и роли ОРД в системе поисковой криминалистической деятельности. Основным достижением ученых в этой области явился вывод о том, что ОРД является составной частью системы

112

криминалистики, без которой эта теория в большей части бесплодна и лишена реального значения. Это положение нашло отражение в трудах Д.А. Турчина103, а также В.М. Мешкова, В.Л. Попова104 и других авторов. Нельзя не согласиться с мнением последних двух авторов, что рассмотрение деятельности оперативного сотрудника и следователя в качестве единого целого приведет к разработке более эффективных мер как оперативных, так и следственных мероприятий, отдельных алгоритмов и тактических операций. «Это позволит уничтожить во многом искусственно созданные преграды между сведениями, полученными в ходе оперативных и следственных мероприятий. Иными словами необходимо признать реалии деятельности оперативных и следственных аппаратов, заключающихся в том, что деятельность по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений тесно взаимосвязаны. Думается, что не должно существовать ограничений использования данных, добытых следственным и оперативным путем, на любом этапе предварительного следствия или судебного заседания».105

Применение методов ОРД в стадии возбуждения уголовного дела имеет большое криминалистическое значение, позволяющее не только убедиться в наличии признаков преступления и необходимости в этом случае возбуждения уголовного дела, но и решить другие задачи, обеспечивающие в дальнейшем успешное установление личности преступника и изобличение его в совершении преступления.

Одной из задач оперативно-розыскных мер в стадии возбуждения уголовного дела, по нашему мнению, является принятие мер по охране информационных источников о совершенном преступлении, основным из которых является потерпевший.

103 См., Турчин Д.А. Система криминалистики нуждается в реконструкции // Дальневосточные криминалистические чтения. Владивосток. 1995. Вып.1.

104 См.: Мешков В.М.Ю, Попов В.А. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия. М., 1999. С. 14.

113

Известно, что виновные лица и их пособники (родители, друзья, соучастники, члены преступных группировок и пр.) пристально наблюдают за поведением потерпевших и в случаях совершения тяжких преступлений как изнасилование, разбой, кража, хулиганство и других принимают все меры к блокированию потерпевших-заявителей от органов расследования. Под разными предлогами: подкупа, шантажа, угроз, обмана и насилия они добиваются от потерпевших согласия не заявлять о совершенном преступлении или, если заявление состоялось, отказаться от заявленных требований.

Поэтому оперативные работники обязаны обеспечить наблюдение за потерпевшим, ограждая его от незаконного влияния заинтересованных лиц. При этом следует также иметь в виду, что в поле их зрения могут попасть различные материальные источники криминалистической информации в виде отдельных предметов и других следов преступления, на которые своевременно должно быть сообщено дознавателю, следователю или прокурору.

В случае установления фактов незаконного воздействия на потерпевшего оперативные работники должны принять незамедлительные меры воздействия на таких лиц. Думается, что официальное предупреждение их об ответственности в случае не прекращения противоправной деятельности будет соответствовать требованиям существующего законодательства о предупреждении преступлений. Документация о предупредительных действиях, состоящая из протоколов, объяснений и других документов направляется в основное делопроизводство для приобщения к материалам уголовного дела.

Заявление потерпевшего подлежит всесторонней и тщательной проверке всем арсеналом имеющихся у органа расследования приемов и средств. Поверхностная проверка заявлений потерпевших неминуемо приводит к неправильному принятию решения в порядке ст. 113 УПК, а также другими

Мешков В.М., Попов. В.А. Указ. соч. С. 12

114

отрицательным последствиям. В случае, если уголовное дело возбуждается без достаточных к тому оснований это приводит к незаконным вызовам граждан, допросам и отвлечением их от трудовой и другой деятельности. Необоснованное возбуждение уголовного дела порою приводит к незаконным по существу обыскам и даже арестам.

Не менее тяжкими являются последствия необоснованного отказа в возбуждении уголовного дела. В данном случае нарушатся права граждан, потерпевших от преступления. При этом следует иметь в виду, что от этого проигрывают и органы расследования, поскольку на практике отказные постановления по жалобам потерпевших, как правило, отменяются, а благоприятное время для раскрытия и расследования преступления уходит. Приходится затрачивать значительно больше сил и времени, чтобы исправить допущенную ошибку. Кроме того, необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела подрывает меры борьбы с преступностью. Не наказанный преступник убеждается в своей безнаказанности и продолжает свою противоправную деятельность, тем самым, создавая для правоохранительных органов новые проблемы и трудности.

115

ГЛАВА 3. Участие потерпевшего в

производстве следственных действий.

§1. Участие потерпевшего в осмотре места происшествия.

Современное процессуальное законодательство, сложившееся в основном в период становления и существования Советского Союза, значительно ограничило права потерпевшего в деле участия его в следственных действиях. Несмотря на это, в современной криминалистической литературе потерпевший рассматривается в качестве активного участника следственных действий. Такого взгляда придерживаются многие авторы. Так, например, участие потерпевшего в осмотре места происшествия с позиции следственной тактики в ряде случаев считается вполне допустимым с момента выезда на место происшествия. Этого мнения придерживаются авторы учебного пособия по расследованию отдельных видов преступлений.107 На аналогичной позиции находятся авторы последнего издания «Руководства для следователей», которые высказали самый широкий взгляд на участие в осмотре места происшествия многих участников уголовного процесса. По их мнению, потерпевший и его защитник могут принимать участие в осмотре места происшествия, если он производится в ходе предварительного

108

следствия.

Есть авторы, которые не без оснований рассматривают участие потерпевшего в осмотре места происшествия не как его право, но и обязанность. В частности Н.А. Селиванов и В.И. Теребилов полагали, что следователь обязан привлекать к участию в осмотре обвиняемого, подозреваемого,

См.: Рыжаков А.П. Предварительное расследование. Тула. 1996. С. 13. См.: Расследование отдельных видов преступлений. Воронеж. 1986. С.87. См.: Руководство для следователей. М., 1998. С.266.

116 потерпевшего, свидетеля.109 Можно оспаривать эту позицию в отношении

обвиняемого и подозреваемого. Что касается свидетеля и потерпевшего, то

она высказана в русле процессуальных обязанностей перечисленных лиц.

Правильно С.А. Шейфер заметил, что при проведении любого следственного

действия роль его участника должна определяться с учетом его правового

статуса, регламентация которого выходит за пределы отдельных норм о

допросе, осмотре и т.д.110

Авторы екатеринбургского учебника по криминалистике также признают право следователя привлекать к осмотру места происшествия потерпевшего.111 Это приводит к мысли о праве следователя самостоятельно решать вопрос об обязательном участие потерпевшего в том или ином следственном действии. Однако в случаях, когда потерпевший или его представитель заявляют об этом ходатайство, нет процессуальных оснований отказывать им в этом. Более того, с криминалистических позиций тактики и более глубокого всестороннего познания обстоятельств преступления, участие потерпевшего в следственном действии даже выгодно и полезно для следователя. Разумеется, данное правило нельзя признать абсолютным для всех случаев без исключения, так как в период следствия могут складываться и такие ситуации, когда интересы следствия и потерпевшего расходятся. Однако такие случаи можно отнести к исключениям.

Изложенное выше положение применимо также к осмотру места происшествия, проводимого до возбуждения уголовного дела сразу же после сообщения или подачи гражданином заявления о случившемся преступлении. Здесь еще нет процессуальной фигуры потерпевшего. Однако он подразумевается, а участие его в производстве неотложных следственных действий ограничивается ролью очевидца преступления.

См.: Селиванов Н.А., Теребилов В.И. Первоначальные следственные действия. М., 1969. С.18.

110 См.: Шейфер С.А. Следственные действия. М, 1981. С.69.

111 См.: Криминалистика / Под редакцией И.Ф. Герасимова и Л.Я. Драпкина. М., 1994.

117

Потерпевший вправе участвовать лично или через своего

представителя с разрешения следователя в любом следственном действии. Что касается осмотра места происшествия, то поскольку он проводится по большинству случаев совершения преступлений, то, представляется, наиболее целесообразным рассмотреть участие потерпевшего в осмотре места происшествия только по делам о квартирных кражах, так как практика показывает, что квартирные кражи наиболее распространены и представляют значительную долю в общей статистике преступлений. По данным пресс-центра МВД России в общей регистрируемой преступности наиболее велика доля краж (47,0%). За 9 месяцев 1999 года (январь-сентябрь) их зарегистрировано 1073 тысячи (+34,6%о). А количество краж из квартир возросло на 37,2%) и составляет 282,9 тысяч. Наибольшие темпы прироста числа краж зафиксированы в Татарстане (+96,7%>), а также Курганской (+62,1%о), Челябинской (+60,1%), Ивановской (+54,3%),
Ориенбургской

117

(+54,3%) областях. Такие показатели не могут не вызвать тревогу. Острая проблема преступности указывает также на то, что граждане страны продолжают катастрофически нищать, так как прописная истина гласит, что в истоках краж всегда находится бедность народа. Следовательно, надо ожидать и дальнейшее увеличение числа краж и к этому готовиться, повышая мастерство и методы расследования.

4.2 ст. 178 УПК разрешает производство осмотра места происшествия до возбуждения уголовного дела в случаях, не терпящих отлагательства. Это как раз тот случай, когда хозяин квартиры, из которой совершается кража, или кто-то из соседей, а также других посторонних граждан сообщает об этом в милицию. Обычно заявители просят прибыть для осмотра места происшествия и принятия мер к розыску и задержанию преступников. Представляется, что в таких случаях орган расследования (дознания и

112 См.: Краткий анализ преступности в России (январь-сентябрь 1999 года) // Российская юстиция. 1999.№12.С.53.

118

следствия) должен обеспечить выезд на место кражи следователя. Недопустимо направление на место происшествия оперативных работников, участкового уполномоченного или патрульной службы, как это делается зачастую на практике.

Должностное лицо, принявшее сообщение или заявление, должно рекомендовать заявителю не нарушать на месте происшествия обстановку оставленную преступниками, запретить вторжение в квартиру любых лиц, объяснив при этом, что подобные действия осложняют поиски преступников.

Попутно отметим, что криминалистическое обеспечение следователя при осмотре места происшествия по квартирным кражам не вызывает особых проблем. Криминалистическое содержание (технология) производства указанного следственного действия в основном сводится к выявлению следов взлома, следов ног, рук, одежды преступника. С подобной криминалистической деятельностью должен уметь справиться любой следователь, в том числе начинающий. Для этого также не требуется сложной криминалистической техники и материалов, хотя требовательный к себе и профессионально подготовленный следственный работник может применить и сложные научные исследования, которые значительно повысят качественные результаты его деятельности.

Надо отметить, что с некоторых пор, особенно при дополнении УПК ст.133-1, теория (О. Глотов, Е.П. Ищенко, И.Ф. Крылов, В.А. Образцов), а за нею и практика все более склоняются к мысли о том, что при производстве следственного действия, особенно осмотров, у следователя должен быть помощник - специалист. П.П. Ищенко считает, что при каждом следственном подразделении целесообразно создать «штат» из нескольких специалистов, в помощи которых следователь наиболее часто нуждается.113 Следует отметить, что такая возможность уже реализована. В большинстве отделов милиции имеются штатные техники- криминалисты. Но штаты их еще невелики. По

113 См.: Ищенко П.П. Специалист в следственных действиях. М, 1990. С. 18.

119

сравнению со штатами следователей, доходящих до нескольких десятков человек и более, это крайне недостаточно. Поэтому, по-прежнему должна стоять проблема криминалистической подготовки следователей. Особенно это касается следователей нижнего звена, которые и расследуют всякого рода кражи собственности, в том числе и квартирные. С одной стороны массовость названных преступлений, а с другой экономическая невозможность содержать на штатных должностях специалистов даже для двух-пяти следователей, обязывает их владеть навыками криминалистической техники и постоянно повышать свое мастерство в этой области.

Что касается осмотра места происшествия квартирной кражи, то успех названного следственного действия полностью зависит от деятельности следователя. Одним из показателей ее является умелое использование в период осмотра помощи потерпевшего.

До непосредственного осмотра места происшествия необходимо от потерпевшего получить информацию, которая поможет наиболее результативно провести осмотр и правильно организовать дальнейшее расследование. К такой информации относятся сведения: когда жильцами оставлена квартира, кто последний покинул жилье, каким путем преступники проникли в помещение (при помощи взлома, подбора ключей или каким-либо другим образом), кто видел или мог видеть уходящих из квартиры и дома жильцов, кто в это время находился во дворе, у дома, кому было известно, что жильцы квартиры должны были уйти, не было ли ранее попытки обокрасть квартиру и так далее.

В криминалистической литературе известны многие методы организации осмотров. К ним относятся осмотр по узлам, эксцентрический и концентрический, фронтальный, по участкам и прочие. Осмотр места происшествия по квартирным кражам лучше всего производить субъективным методом, который известен как следование по пути предполагаемого перед-

120

вижения преступника. Поэтому осмотр начинается с места проникновения преступника (преступников) в помещение.

Ситуация является благоприятной для поиска следов преступления если потерпевшие лица не входили в квартиру до приезда следователя. Оставляя в стороне процессуальные требования, предъявляемые к осмотру места происшествия, скажем, что следователь должен входить в помещение вместе с потерпевшим, который по мере продвижения должен пояснить какой взлом дверей, окон, проемов и т.д. произведен, какие изменения произошли в квартире, что исчезло, в каком месте находилось исчезнувшее имущество, какие предметы, ранее не принадлежавшие жильцам появились.

Известно, что по квартирным кражам распространенными следами преступления являются: 1. следы орудий взлома, 2. следы рук, 3. следы обуви и 4. фактические данные исчезновения вещей, а также появление материальных объектов, не принадлежащих жильцам. Выявление перечисленных следов и последующая фиксация их не представляет особой сложности и не требует от следователя особых навыков. Каждый работник нижнего звена следствия при желании и настойчивости с некоторой помощью потерпевшего в состоянии проделать указанную работу с лучшими результатами. При этом всегда можно успешно воспользоваться так называемыми подручными средствами и материалами.

Следы орудий взлома можно легко зафиксировать пластилином, воском и даже тестом. Какие-то из этих или других материалов всегда найдутся у потерпевших. При изготовлении слепка следа, особенно на деревянной поверхности, лучше его слегка смазать постным маслом или другим жидким жиром или смазочным материалом. Они всегда найдутся в квартире хозяина. Разумеется, если орудия взлома окажутся на месте происшествия, они подлежат обязательному приобщению к протоколу осмотра. Однако это не освобождает следователя от фиксации следов взлома.

121

Место взлома обычно совпадает с местом проникновения в квартиру через проделанный проем в двери, окне, балконе и пр. В этих местах иногда остаются следы от одежды преступника, упавший волос, следы крови от повреждения рук, слюна и многие другие объекты. Все они подлежат изъятию в качестве доказательного материала для последующего исследования в целях идентификации личности преступника.

Следами обуви в квартирах обычно являются поверхностные, слабо заметные следы, которыми обычно пренебрегают преступники. Они обязательно имеются на полу, тем более что в каждой квартире имеются участки пола, покрытые линолеумом или другим аналогичным материалом. Перед поиском названных следов надлежит выяснить у потерпевшего (потерпевших) рисунки подошв их обуви (в том числе и домашней). С учетом подхода к месту исчезнувших объектов, поверхностные следы обнаруживаются путем осмотра поверхности пола против падающего на них света. Следы, не принадлежащие по объяснению потерпевшего жильцам квартиры, необходимо откопировать. Так как в большинстве случаев эти следы тонкого наслоения (или отслоения) пылевой поверхности подошвы, то они светлые или прозрачные, почему и являются малозаметными визуально. Откопировка таких следов проста. На след, наиболее выразительный, накладывается не использованный лист копировальной бумаги. На нее осторожно накладывается не менее четырех слоев газетной бумаги. После фиксации приготовленной накладки производится ее прокатка фотографическим валиком. В случае отсутствия его, потерпевшее лицо может предоставить в распоряжение следователя ровный круглый предмет, вплоть до кухонной скалки. После тщательной прокатки копировальная бумага извлекается с отобразившимся на ней поверхностным следом и надлежащим образом сохраняется. По хорошо откопированным рисункам следов возможна идентификация обуви.

122

Существуют и другие методы обнаружения и фиксации следов обуви подручными средствами и материалами, в изыскании и применении которых могут оказать помощь потерпевшие.

Следы пальцев рук, как известно, более всего остаются на ровных, глянцевых поверхностях. Это поверхность стеклянной, фаянсовой и фарфоровой посуды, полированной мебели, бумаги и пр. Большое значение имеет выбор объекта для обработки, на котором, скорее всего, могут оказаться следы, так как эти предметы преступники брали в руки или прикасались к ним. В данном случае роль потерпевшего велика. Только он безошибочно может указать на предметы, подвергшиеся перемещению, а, следовательно, побывавшие в руках вора.

В литературе и особенно на практике процедура обработки дактилоскопических следоносителей обычно усложняется применением различных сложных химических, физических и других методов. Такое отношение к задачам использования дактилоскопической информации при расследовании преступлений приводит к убеждению молодых неопытных следственных работников, что отыскание и фиксация следов пальцев рук посильна только специалистам. Поэтому без участия специалистов следы рук очень редко устанавливаются и фиксируются. По нашим данным при проверке 186 протоколов осмотра места происшествия, только в двух случаях следы рук были обнаружены и изъяты следователем лично.

Между тем, технология операции по выявлению следов пальцев рук проста и доступна для лиц, производящих неотложный и последующие осмотры. При отсутствии специальных приборов и материалов надлежит смело использовать подручные материалы, которые всегда может представить потерпевший. Следы могут быть выявлены алюминиевой пудрой, сухим свинцовым и цинковым суриком, женской пудрой и даже мукой. Все это по просьбе следователя наверняка изыщет потерпевший, заинтересованный в высокой результативности поиска следов.

123

Указанные материалы напыляются или просто посыпаются

на участки поверхности следоносителя и через несколько минут удаляются путем стряхивания, а если у потерпевшего имеется какой-либо насос (например, автомобильный) или он одолжит его у соседей, то при помощи направляемой струи воздуха порошки и другие указанные материалы сдуваются до уровня хорошо различаемых рисунков. В этих же целях можно использовать бытовой пылесос. При этом надо следить, чтобы воздушная струя не была слишком сильна и не повредила следы.

Известно, что выявленные следы пальцев рук не подлежат перекопировки с тем, чтобы не снизить их идентификационное качество, а сохраняются до назначения экспертизы на небольших предметах (стакан, бутылка и пр.). Если же перекопировки не избежать (следы на мебели: столе, холодильнике, телевизоре и пр.), то они могут быть успешно перекопированы на липкую ленту типа «скотч». Кстати, этот метод перекопировки впервые стали использовать практические работники. Как правило, они затем наклеивают ленту с отпечатком следа на бумагу. Представляется, это не лучший способ фиксации следа, так как обратная сторона все же частично затемняет рисунок. Наиболее эффективней следовало бы делать, накладывая пленку на чистую поверхность подходящего осколка стекла. В этом случае, сохранится возможность фотографировать след в проходящем свете. В данном случае поставщиком всех материалов фиксации следа будет все тот же потерпевший.

Что касается предметов, то на месте кражи они фигурируют в двух видах: а) похищенные и унесенные ценности и б) различного рода принесенные предметы. К последним относятся: оставленные на месте орудия преступления, одежда, окурки, предметы туалета и многое другое. Подробную информацию об отсутствующих и принесенных объектах представляет потерпевший.

124

При этом следует иметь в виду, что похищенные объекты

рассматриваются преступником иногда в виде приглянувшейся и необходимой лично для себя вещи, хотя и недорогой. Так в одном случае потерпевшая сообщила, что вместе с ценными вещами унесены женские прокладки, из чего был сделан вывод, что в краже участвовала женщина. Это обстоятельство способствовало установлению и задержанию преступников. Поэтому потерпевшие должны проверить и сообщить о всех исчезнувших предметах, даже незначительных и малоценных.

Возможно, что при осмотре обнаружатся скоропортящиеся материальные объекты. По нашему мнению, не будет нарушением процессуального закона, если потерпевшему поручить их хранение в холодильнике до передачи следователю.

Покидая место происшествия, следует договориться с потерпевшим о дальнейшем сборе сведений о лицах, совершивших преступление и своевременном информировании об этом следователя.

Если осмотр места происшествия проводится с участием специалиста, следовательно, необходимо координировать его взаимодействие с потерпевшим, стимулируя их инициативу, настойчивость при отыскании и фиксации следов преступления.

§2. Допрос потерпевшего и проведение очной ставки

Выше уже отмечалось, что потерпевший является основным источником вербальной информации о совершенном преступлении. Задача его допроса состоит в том, чтобы как можно полнее реализовать возможности потерпевшего от преступления лица на выдачу органам расследования криминалистической информации с учетом того, что психологией установлены многочисленные психологические причины, в силу которых на потерпевших лиц часто оказывают влияние различные

125

негативные обстоятельства как субъективного, так и объективного характера. Основными из этих обстоятельств, с объективной стороны, является материальная обстановка и, с субъективной стороны - астеническое состояние их психики, возникшее во время совершения преступления и длящееся зачастую на протяжение всего судопроизводства по уголовному делу.”4

Общим правилом допроса потерпевшего должны стать условия взаимопонимания и последующего взаимодействия. Никаких признаков высокомерия, пренебрежения к личности и мнению потерпевшего проявлять недопустимо. Анализ материалов служебных расследований, произведенных П.В. Сердюк и А.Т. Тимербаевым показал, что неумение установить психологический контакт с допрашиваемым, а также избрание высокомерного, указательного для допрашиваемого тона является одним из распространенных причин тупикового исхода при решении следственных и оперативных задач115. Ошибочно полагать, что потерпевший, ищущий защиты своих прав у органов расследования, по причине своей зависимости, вынужден занимать приниженную роль в процессе расследования преступления. Кроме того, такое неравное взаимодействие не выгодно для дела, так как оно не способствует развитию активности у потерпевшего.

С другой стороны, едва ли правильно приравнивать статус потерпевшего к подозреваемому или обвиняемому. Между этими участниками уголовного процесса не может быть абсолютного равенства. Подозреваемый и обвиняемый защищаются, а потерпевший в конечном итоге пострадавший, обиженный и поэтому обвинитель. Это говорится к тому, что С.А. Шейфер высказал, на наш взгляд, противоречивую мысль о том, что «если допросу подвергается обвиняемый, подозреваемый или потерпевший, следователь должен иметь в виду, что дача показаний является

114 См.: Дулов А.В.. Судебная психология. Минск. 1975. С.318

115 См.: Сердюк П.В., Тимербаев А.Т. Психологические аспекты расследования преступлений. Хабаровск. 1993. С.З.

126

правом этих лиц (у потерпевшего и обвиняемого)»116. У подозреваемого или обвиняемого конечно. Но потерпевший, сколько не принадлежало бы ему прав, которые мы отстаиваем, в конечном итоге является основным носителем информации о случившемся событии, и потому исключить его из круга своеобразных свидетелей просто невозможно. Кроме того, как это чаще всего бывает, своим заявлением с просьбой расследовать и наказать виновников преступления потерпевший обязывает себя доказывать обстоятельства, признанные им преступными, хотя в принципе он имеет право отказаться от этой обязанности, имея в виду, что бремя доказывания закон полностью возлагает на органы следствия и прокурора.

Регуляция указанного поведения очень сложна и требует от органов расследования значительных познаний природы психологии человека и умения пользоваться этими знаниями в интересах дела. Не всегда это удается даже подготовленным следователям. Не случайно в криминалистике ведется спор. Одни авторы с целью решения этих проблем, встречающихся в сложных условиях, предлагают использовать гипноз, для достижения которого приглашать специалиста. Так, например, коллектив авторов в составе А.А. Протосевича, В.А. Образцова, С.Н. Богомолова считают, что «применение метода гипнотического воздействия в ходе допроса имеет важное значение также с точки зрения продуктивной актуализации воспоминаний, восстановления «стершихся» следов в памяти добросовестных носителей собираемой информации, желающим передать ее следователю, но по объективным причинам… не могущих это сделать в обычном своем состоянии» .

Сторонники криминалистической гипнологии разработали обстоятельную технологию применения гипноза при допросах. В частности,

116 Шейфер С.А. Следственные действия. М, С.69.

117 Протосевич А.А., В.А. Образцов, С.Н. Богомолова. Криминалистическая гипнология // Монологи. Криминалисты о своей науке, призванной адекватно противостоять преступности. Иркутск - Москва. 1999. С.161.

127

они считают, что гипноз может применяться только в отношении потерпевших и только с их письменного согласия, а в исключительных случаях при допросе подозреваемых и обвиняемых, но только при наличии их письменного ходатайства. Названные авторы также считают, что показания под гипнозом не могут оцениваться в качестве доказательств, но служат надежным ориентиром в период решения следственных задач.

Надо отметить, что проблема возможности использования гипноза при допросах в уголовном судопроизводстве появилась еще в начале советского периода. Большинство процессуалистов и даже некоторые авторы-криминалисты отнеслись к применению гипноза отрицательно. Одним из принципиальных противников применения гипноза в следственной деятельности был A.M. Ларин. В одном из своих последних трудов по криминалистике он писал: «В гипнотическом состоянии человек беспомощен, не способен контролировать ситуацию, отстаивать свои права, осуществлять обязанности, а потому не несет ответственности за высказывания и поступки. Подчиняясь внушению гипнотизера, он может наговорить что угодно на себя и на других. Поэтому показания под гипнозом нельзя допускать в качестве доказательств по уголовному делу. Это может привести к опасным судебным ошибкам. Применение гипноза в иных целях, помимо медицинских, производство его «специалистом-гипнотизером, имеющим юридическую подготовку», а не врачом, опасно для здоровья гипнотизируемого»118.

В приведенной цитате уважаемого всеми криминалистами большого ученого явно видится необоснованное упрямство как, впрочем, и в прежних его трудах по теме применения гипноза. Никто из сторонников гипноза, как ранее, так и теперь не предлагал использовать показания, полученные под гипнозом, в качестве доказательств. Речь идет о получении дополнительной, хотя и не процессуальной, информации, дефицит в которой

118 Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. М., 1986. С.133.

128

постоянно испытывает расследование. Как и прежде автор

рассматривал применение гипноза при допросе только под углом зрения инициативы следственных органов, что оборачивается в форму обязанности допрашиваемого подвергнуть себя гипнозу. Однако сторонники гипноза никогда не настаивали на принуждении участников уголовного процесса подвергнуть себя гипнозу. Они всегда считали, что решение о применении гипноза может быть принято только лишь после согласия на это допрашиваемого.

Что касается допроса потерпевшего, то в русле поставленных нами проблем надо иметь в виду, что потерпевший от преступления, вместе с органом расследования, является обвинителем в состязательном процессе и заинтересован в доказывании преступления. Поэтому для достижения этой цели мобилизация всех его возможностей, направленных на пополнение информации о преступнике и его действиях, оправдана.

Кроме того, как уже говорилось в главе второй данного исследования, потерпевший имеет право на оказание ему юридической помощи со стороны адвоката. Выступая в качестве последнего, квалифицированный юрист, в прошлом криминалист (бывший следователь, прокурор и пр.) может самостоятельно прийти к выводу о допросе своего клиента под гипнозом. Находясь в согласии, они оба могут заявить ходатайство о допросе под гипнозом. Такая целесообразность может появиться в случаях имеющихся у амнезии потерпевшего. По делам об изнасиловании также может возникнуть потребность в допросе под гипнозом в случае патологического испуга потерпевшей, которая по этой причине не в состоянии воспроизвести в памяти какие действия она совершала и какие слова при этом произносила. Еще более важной является задача как можно полнее воскресить в памяти потерпевшей образ преступника, его морфологические приметы, особенности речи и многое другое из области словесного портрета. При

129

помощи гипноза значительно легче заполучить такую информацию. Аналогичные ситуации могут складываться и по другим делам.

Следует обратить внимание на то, что в споре о целесообразности применения гипноза при допросе участвуют в основном процессуалисты и криминалисты. В связи с этим имеется настоятельная необходимость, чтобы по этой проблеме высказали свое мнение авторитетные представители от психологии и психиатрии. Только после этого можно выработать более объективную позицию по спорной проблеме.

Пока что мы обязаны решать задачи информационного обеспечения уголовного расследования в рамках усовершенствования существующих процессуальных норм и допустимых тактических приемов допроса и, в частности, в отношении потерпевшего от преступления лица. В связи с этим надлежит обратить внимание на ст. 163 УПК. Содержание названной статьи удивляет своей лаконичностью, полностью
приравнивая

потерпевшего в период допроса к свидетелю. Выше неоднократно подчеркивалось, что отождествлять свидетеля и потерпевшего в качестве участников уголовного процесса при допросе недопустимо. Особенно недопустимо такое отождествление в процессе допроса, когда получение вербальной информации сочетается с реализацией субъективных прав допрашиваемого. Потерпевший не только источник криминальной информации, но одновременно с этим:

• субъект, по волеизъявлению которого возник конкретный уголовный процесс; • • участник уголовного процесса, от волеизъявления которого в известных случаях зависит его прекращение. Именно от потерпевшего зависит осуществление принципа диспозитивности в уголовном процессе; • • участник уголовного процесса, от которого зависит отмена приостановления или прекращения производства по уголовному делу; •

130

• потерпевший в процессе допроса фигурирует в
двух лицах: в роли потерпевшего и гражданского истца; • • потерпевший вправе пользоваться услугами адвоката; • • потерпевший приравнен в правах подозреваемому и обвиняемому; • • наконец, что, очевидно, самое главное - на потерпевшем лежит факультативное бремя доказывания преступления. На последней, важной функции потерпевшего следует остановиться несколько подробнее. • Вопрос о доказывании преступления в уголовном процессе является фундаментальной проблемой во всей истории уголовного процесса. По этому поводу существовало и существует немало теорий и частных взглядов. По советскому доказательственному праву в число субъектов доказывания по уголовному производству включается ряд органов и физических лиц, в обязанности которых входит доказательственная деятельность. В частности, по существующей классификации они подразделяются на две группы: субъектов доказывания и на иных субъектов, привлекаемых к доказыванию. К последним было отнесено множество физических лиц, в том числе переводчики, специалисты, понятые, а также свидетели, эксперты, потерпевшие, подозреваемые и обвиняемые и так далее. Авторы явно перепутали участников процесса как источников и хранителей информации с участниками, на которых возлагалась обязанность доказывания. Суд и вся судебная система были отнесены к субъектам доказывания. К сожалению, эта обвинительная обязанность
суда

достаточно прочно внедрилась в органы правосудия, так что и в данное время многие судьи цепко держаться за указанную мнимую обязанность.

В настоящий период в российской уголовно-процессуальной теории формируется новая концепция обязанности доказывания при расследовании и рассмотрении уголовных дел судом. В
указаниях ряда высших

131

руководящих органов правосудия говорится, что обязанность

доказывания по уголовным делам возлагается на двух участников процесса: прокурора и потерпевшего. Так постановлением Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 года судам разъяснено, что они не могут по собственной инициативе направлять уголовные дела на дополнительное расследование без ходатайства на то обвинителей, которыми были названы прокурор и потерпевшее от преступления лицо. Содержание указанного постановления было детально разъяснено и дополнено постановлением Конституционного Суда от 14 апреля 2000 года. В последнем постановлении разрешены многие вопросы, касающиеся прав и обязанностей потерпевшего, которому придается равенство с государственным обвинителем, как в области возбуждения уголовного дела, так и в доказывании преступления, по поводу которого возбуждено уголовное дело по заявлению или жалобе потерпевшего. «Возбуждение уголовного дела, - говорится в постановлении, - как проявление функции уголовного преследования, которое должно осуществляться обвинителем и (или) потерпевшим, не относится к судебной деятельности по осуществлению правосудия и не может быть возложено на суд…» И еще: «Суд же обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, представляя сторонам равные возможности для осуществления своих полномочий, и потому не может принимать на себя выполнение их процессуальных (целевых) функций, в том числе полномочий по возбуждению уголовного дела».

Из этого видно, что потерпевший во многом отличается от свидетеля во время его допроса. Такое отличие особенно проявляется в начале допроса, когда производящее допрос должностное лицо обязано сначала разъяснить права и обязанности потерпевшего не только в аспекте ст. ст. 306-308 УК РФ, но главным образом в аспекте его
прав и значения в период

119 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. М, 1973. С.495 и далее

132 расследования уголовного дела. По мнению В.М. Савицкого и И.И.

Потеруша потерпевший имеет право:

1) заявить отвод следователю или лицу, производящему дознание; 2) 3) давать показания по делу; 4) 5) пользоваться родным языком и услугами переводчика; 6) 7) представлять доказательства и заявлять ходатайства о производстве отдельных следственных действий; 8) 5) участвовать с разрешения следователя или лица, производящего дознание, в производстве отдельных следственных действий;

6) предъявлять гражданский иск и просить о принятии мер обеспечения заявленного иска;

7) знакомиться с материалами дела с момента окончания предварительного следствия и ходатайствовать о дополнении предварительного следствия; 8) 9) знать основания прекращения уголовного дела и обжаловать его прекращение; 10) 11) приносить жалобы на действия лица, производящего дознание, следователя и прокурора.120 12) Полностью присоединяясь к мнению названных авторов, добавим, согласуясь с принципом состязательности, что потерпевший имеет также право:

• знакомиться с материалами приостановленного уголовного дела; • • знать основания его приостановления и обжаловать приостановление по мотивам недостаточности мер по розыску преступника; • • заявлять иск о возмещении морального вреда; • • осуществлять свои права в уголовном процессе с помощью своего законного представителя и адвоката; • 120 См.: Савицкий В.М., Потеруша И.И. Потерпевший в советском уголовном процессе. М, 1963. С.46-47.

133

• иметь статус обвинителя на всех стадиях уголовного процесса. Кроме того, следует не забывать о правах потерпевшего, предусмотренных уголовным законодательством. В частности, ст.76 УК РФ гласит, что лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и полностью загладило причиненный вред. Отсюда возникает право потерпевшего: • • давать согласие на прекращение уголовного дела в связи с примирением с лицом, совершившим против него преступление небольшой тяжести. • В связи с этим представляется необходимым дополнить ст. 161 УПК РСФСР частью второй следующего содержания: одновременно с этим потерпевшему разъясняются его права, предусмотренные ст.ст.53, 136 УПК РСФСР и другими законодательными актами, так как современная совокупность прав потерпевшего уже не охватывается содержанием приведенных статей.

В свете обширных прав потерпевшего, допрашивающее лицо органов дознания или следствия разрабатывает тактику допроса для решения двойственной задачи: 1. наиболее полного обеспечения и защиты прав потерпевшего и 2. активизации усилий и возможностей потерпевшего для установления обстоятельств по делу в соответствии со ст.68 УПК.

Тактика допроса потерпевшего в основе своей должна строиться на взаимопонимании, взаимодействии и сотрудничестве. В первой главе уже излагались основополагающие принципы и условия взаимодействия органа расследования с потерпевшими, в том числе с потерпевшими - юридическими лицами перед которыми стоят общие интересы и задачи установления лиц, совершивших преступления. Поэтому тактика допроса потерпевшего, думается, должна основываться на трех тактических позициях следствия:

134

  1. На первом этапе допроса надлежит выяснить позицию потерпевшего - насколько она активна и твердо направлена на отыскание и наказание преступника. Следует возбудить в нем желание действовать и при этом выяснить какие возможности имеются у потерпевшего по содействию органам расследования. Важно разъяснить, что его права и обязанности во многом совпадают с интересами и задачами органов расследования, которые являются представителями прокурора, также обвинителя по делу. Это действительно так. По меткому выражению известного дореволюционного процессуалиста Р.С. Фельдштейна полиция (орган

111

расследования) является в этом смысле субинститутом прокуратуры , так как органы расследования готовят уголовное делопроизводство для предоставления его прокурором в суд.

  1. Если потерпевшее лицо не может указать на подозреваемого, надлежит выяснить его версии о совершенном преступлении, его механизме, в целях их предстоящей проверки и организации розыска преступника. В следственной тактике обоснованно бытует мнение о правомерности

122

существования версий потерпевших. Отдельное мнение по этому поводу высказал А.Ф. Реховский, который считает, что о версии потерпевшего

1 “У\

можно говорить лишь условно. Однако, при современном формировании статуса потерпевшего, как стороны и обвинителя в уголовном процессе, всякая условность, указанная А.Ф. Реховским, снимается. Нельзя доводить до суда уголовное дело без проверки версий потерпевшего, так как по ходатайству потерпевшего или его адвоката оно в соответствии с решением Конституционного суда может вернуться для дополнительного расследования.

121 См.: Фельдштейн Р.С. Лекции по уголовному судопроизводству. М., 1915. С.207.

122 См.: Криминалистика / Под ред. Р.С. Белкина, Г.Г. Зуйкова. М, 1980. С.37; Бурданова B.C. Выдвижение и проверка версий защиты при расследовании преступлений. Л.

123 См.: Реховский А.Ф. Теоретические основы учения о криминалистических версиях. Владивосток. 1996. С.33.

135

  1. После дачи показаний потерпевшим о месте, времени, способе совершенного преступления и передачи им допрашивающему всей возможной информации по делу надлежит рассмотреть вопрос об ущербе, причиненном преступником.

По закону личность потерпевшего, как правило, объединяется с личностью гражданского истца. По смыслу процессуального законодательства (ст.ст. 54 и 58-1 УПК) орган расследования обязан оказывать содействие потерпевшему - гражданскому истцу в определении и оформлении материалов гражданского иска, особенно в том случае, когда потерпевший не имеет в качестве своего представителя квалифицированного адвоката. Орган расследования вместе с потерпевшим определяют размер ущерба, какие документы подтвердят обозначенный размер, откуда их истребовать. При этом в истребовании указанных документов потерпевшему должно оказать помощь лицо, ведущее расследование.

Решая с потерпевшим программу подготовки материалов по гражданскому иску, следственному работнику следует иметь в виду также и проблему обеспечения иска. Если подозреваемый или обвиняемый уже известен, то задачу выявления имущества виновных лиц также поможет решить потерпевший, заинтересованный в выявлении имущества у виновных лиц. Одновременно с этим следователю надлежит рассмотреть и решить вопрос о производстве обысков по месту нахождения подлежащего аресту имущества, среди которого возможно хранятся вещественные улики преступной деятельности.

С точки зрения тактики расследования, работа по решению задач возмещения ущерба от преступления является не только процессуальной обязанностью органов расследования, но также и гарантией сотрудничества и психологического контакта с потерпевшим. Нет необходимости доказывать ту истину, что в этом случае каждый человек - гражданин, а

136

также представитель юридического лица с благодарностью отнесется к органам расследования и будет стремиться оказать им посильную помощь.

К сожалению, следует констатировать, что в следственной практике указанная обязанность наиболее запущена. Органы дознания, следствия и прокуратуры почти отказались от имущественной защиты граждан. Нам не удалось найти ни одного уголовного дела, которое было бы возвращено прокурором для дополнительного расследования по причине не выполнения органом дознания или следствия требований по возмещению материального ущерба потерпевшему. В этой связи заслуживают принципиального возражения попытки некоторых авторов принизить и даже исключить обязанность органов расследования заниматься гражданским производством в уголовном процессе. В частности, подобную позицию занял В.Д. Томин, полагающий, что возмещение материального ущерба является факультативным элементом цели уголовного процесса.124

По данным произведенного анкетирования, только 69,9% опрошенных потерпевших были поставлены в известность органом расследования о том, что они имеют право заявить гражданский иск по возмещению понесенного материального ущерба в связи с расследованием уголовного дела и рассмотрения его в суде. 44,6% опрошенным материальный ущерб не был возмещен вообще, из них 18,9% возмещен частично и полностью смогли возместить ущерб только 36,5% потерпевших. Из числа лиц, которым полностью или частично был возмещен ущерб, 78,0% смогли реализовать свое право на предварительном следствии и 22,0% по решению суда.

С принятием действующего Гражданского кодекса возник и рассматривается в печати вопрос о возмещении морального ущерба, причиненного преступлением. Некоторые авторы высказывают мнение о том, что моральный вред невозможно определить в
результате

124 См.: Томин В.Д. Острые углы уголовного судопроизводства. М, 1991. С.48.

137

совершенного преступления, так как он и его денежное выражение определяется судом125. Нам представляется, что с таким мнением есть все основания не согласиться. Думается, что мнение, высказанное по этому поводу О.В. Голиковым и Г.П. Лазовицкой более правильное. Они полагают, что в уголовном процессе «следует вести речь не о возмещении одного лишь ущерба, а о восстановлении всех прав, попранных преступлением, т.е. о возмещении вреда». Размер морального вреда определяется
самим

истцом. Другое дело - право суда по самостоятельной оценке заявленного размера. Принимая такое решение суд не оставит его без соответствующей мотивировки и объяснения.

Заканчивая допрос, следует согласовать с потерпевшим два важных, на наш взгляд, вопроса. Во-первых, надлежит выяснить, не планирует ли потерпевший производить какую-либо самостоятельную деятельность (по розыску, например) в отношении случившегося. И в связи с этим следует предупредить, чтобы без уведомления и согласия органов следствия никаких действий не производилось потому, что они могут принести вред для расследуемого дела (например, разглашение тайны следствия и пр.).

Во-вторых, известно, что преступники, особенно из числа организованных групп или родственники подозреваемых и обвиняемых, принимают меры по уговору, подкупу, угрозе и даже насилия в отношении свидетелей и потерпевших, препятствуя им давать правдивые показания следствию и суду.

Поскольку потерпевшие чаще всего подвергаются указанному выше давлению, органы расследования обязаны не только разъяснить законодательство на этот счет, но также договориться с потерпевшим, что в каждом случае подобных действий со стороны посторонних
лиц,

125 См.: Мамина М.Н. Защита личных неимущественных прав советских граждан. М, 1991. С.58- 73.

126 Голиков О.В., Лазовицкая Г.П. Проблемы возмещения вреда потерпевшему в уголовном процессе // Российский следователь. 2000. №5. С. 16.

138

личность которых желательно знать, они немедленно должны сообщить органу расследования для принятия соответствующих мер.

Поэтому совершенно правильно пишет Д.А. Турчин, что в данном случае существуют все правовые основания для прослушивания телефонных разговоров названных выше лиц, поскольку оно производится в связи с расследованием конкретного уголовного дела и направлено на установление и выявление лиц, которые оказывают умышленное противодействие органам расследования127.

Проведение очной ставки. Не менее важным и сложным является производство очной ставки. Следственный работник должен обладать высоким мастерством проведения данного следственного действия. Очная ставка выделяется среди других следственных действий тем, что чаще всего в ней участвует потерпевший. Из этого можно сделать вывод о том, что активный, правдивый и принципиальный потерпевший является большой потенциальной силой для установления фактических обстоятельств по делу. Задача органа расследования состоит в том, чтобы умело и правильно использовать указанный потенциал.

В литературе считается, что очная ставка в основном производится при наличии серьезных противоречий в показаниях участников уголовного процесса для установления причин противоречий и устранения их. Такие противоречия возникают чаще всего между подозреваемым, обвиняемым, с одной стороны, и потерпевшим с другой. Природа этих противоречий, как правило, конфликтная. Чаще всего, подозреваемый и обвиняемый защищаются от потерпевшего. При этом они в противоположность потерпевшему не гнушаются применением методов напористого наступления, доходящего до наглости, угроз, оскорблений и, в последнюю очередь, слезливых просьб.

127 См.: Турчин Д.А. О законодательной логике закона от 12 мая 1990 года и его применении // Актуальные проблемы регулирования общественных отношений в условиях перехода к рыночной экономике. Барнаул. 1991. С.253.

139

Обстановка при производстве очной ставки для следователя иногда складывается сложная. Поэтому опорой его в этот период является потерпевший. Это не означает, что дознаватель или следователь может находиться с потерпевшим в определенном сговоре. Следователь относится к показаниям потерпевшего так же как и к другим: оценивает их критически в соответствии с имеющейся информацией по делу. Тем не менее, он должен заботиться о выполнении поставленных задач и о том, чтобы потерпевший как можно меньше подвергался воздействию со стороны своего оппонента, а также унижению и попыткам склонить его к изменению или отказу от правдивых показаний. С этой целью тактически выгодно, в первую очередь, провести очную ставку с подозреваемым, обвиняемым и посторонними лицами, из числа свидетелей. Следует согласиться с А.В. Дуловым и П.Д. Нестеренко, что «очная ставка организуется для усиления психического воздействия на лицо, дающее ложное показание… При такой очной ставке второй ее участник является специфическим средством воздействия».128 Наиболее воздействующим участником в данном случае является потерпевший. Однако правильно указывается на недопустимость мнения авторов о том, что, для указанной роли потерпевшего необходимо подготовить.129 Такое утверждение без специального пояснения может быть истолковано по-разному, хотя нет ничего плохого в том, что некоторых потерпевших, например, потерпевшую женщину накануне встречи ее с насильником, не касаясь ее показаний, можно предупредить, чтобы она не беспокоилась, не робела, что она находится под защитой органа расследования и ей ничего не угрожает.

Органу расследования выгодно, чтобы потерпевшее лицо во время очной ставки вело себя активно, наступательно, если перед ним окажется преступник. С этой целью должностное лицо, производящее очную ставку,

Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. Минск. 1971. С.100. См.: Там же. С.99.

140

имеет возможность организовать ее проведение таким образом, чтобы в лице потерпевшего он смог получить хорошего союзника.

Одним из приемов такой организации является установление очередности дачи показаний на очной ставке. В литературе зачастую рекомендуется начинать очную ставку с показаний лица, которое дает правдивое показание. Такой порядок, по нашему мнению, не служит достижению поставленной цели, которая заключается в том, чтобы понудить подозреваемого или обвиняемого дать правдивые показания.

Дело в том, что, выслушивая в первую очередь правдивые показания, изобличаемый убеждается в своей невыгодной позиции и невольно выбирает выгодные для себя варианты ответов, ведет подготовку к ним, оставаясь на своей прежней позиции. При этом никто не возмущается этим его поведением. Очная ставка идет спокойно. Другое дело, когда в начале очной ставки перед потерпевшим проходят ложные оправдательные показания, которые у честного, к тому же обиженного, человека не могут не вызвать возмущение и гнев. Тогда у потерпевшего невольно повышается его мобилизационное состояние, желание выразить, опровергнуть и доказать что происходило на самом деле.

В связи с изложенными задачами и тактикой проведения очной ставки с потерпевшим закономерно возникает потребность объяснить, какое значение в системе доказывания должны занять результаты проведенной очной ставки в случае, когда дающее ложные показания лицо будет поставлено на объективные, правдивые позиции своего поведения. Ведь само по себе признание того же обвиняемого или подозреваемого в современных условиях демократических принципов в уголовном процессе могут быть и не приняты за истину. Но если после признаний подозреваемый или обвиняемый в подтверждение их, показывает в каком месте, например, им закопан труп, оружие или иные вещественные доказательства, то такие

141

признательные показания, овеществляясь, являются

надежными указателями на лицо, совершившем преступление.

Здесь рассмотрена лишь одна, наиболее часто повторяющаяся ситуация очной ставки. В практической деятельности их значительно больше. Надо сказать, что и в других случаях можно мобилизовать усилия потерпевших для изобличения виновных лиц и установления истины по делу.

§3. Участие потерпевшего при предъявлении для

опознания

Опознание в следственной практике, чаще всего, производится с участием потерпевшего. Это следственное действие не может быть произведено успешно без надлежащих усилий потерпевшего и лица, ведущего расследование. По многочисленным уголовным делам: злостном хулиганстве, кражам, грабежам, разбоям, телесным повреждениям, убийствам, бандитизме и многим другим всегда встает вопрос об опознании, распознании преступников, стремящихся скрыть свою личность с целью уклонения от ответственности.

В случае попадания в поле зрения следственных органов подозреваемых в совершение преступления лиц, так или иначе, они должны пройти через опознание. Эта необходимость ставит перед органом расследования вопрос: сможет ли потерпевший опознать это лицо за того человека, которое совершило преступление? Только в последнем случае возникает право начать уголовное преследование против опознанной личности.

Уголовно-процессуальный закон подробно регламентирует порядок предъявления для опознания с начала и до конца. Рассматривая его лишь со стороны участия в опознании потерпевшего, скажем, что начинается оно уже при первом допросе потерпевшего. Усматривая необходимость в опознании,

142

орган расследования ставит перед собою две первоначальные задачи: а) установить подробный словесный портрет, по которому станет возможно идентифицировать подозреваемого в совершенном преступлении; б) выяснить, сможет ли потерпевший опознать личность преступника, то есть идентифицировать образ предъявленной личности с тем образом, который наблюдался им в период совершенного преступления, по каким конкретно признакам он сможет опознать преступника.

Нет нужды доказывать, что органы расследования заинтересованы, чтобы опознание было возможным и безошибочным, исключающим принятие за преступника невиновного человека, не имеющего отношения к расследуемому событию. Надо иметь в виду, что для избежания недопустимых ошибок процессуальный закон предусматривает пригодным для доказывания преступления лишь аналитическое (сукциссивное) опознание, по которому опознающее лицо не вообще заявит об опознании личности, а укажет конкретные признаки личности, которые сохранились в его памяти с момента первого видения его при совершении преступления.

Одна из основных задач допроса потерпевшего, заключается в том, чтобы потерпевший мобилизовал все возможности своей памяти и назвал индивидуальные морфологические и динамические приметы лица, на которые ему предстоит указать в период производства следственного действия. В данном случае большое значение имеет оказание помощи потерпевшему со стороны лица, ведущего расследование.

В теории криминалистической тактики существуют рекомендации допрашивать в данном случае по методу когнитивного130 интервью, разработанного в США131. Нам представляется, аналогичные методики допросов разрабатывались и нашими отечественными криминалистами. В

130 Когнитивный подход заключается в стремлении понять, каким образом человек расшифровывает информацию о действительности и организует ее, чтобы решать насущие задачи. См.: Словарь практического психолога. Минск. 1997.

143

частности, в работах А.Р. Ратинова, А.В. Дулова также рассматривались подобные схемы когнитивного подхода к допросу свидетелей и потерпевших с целью разработки поисково-познавательного портрета разыскиваемого.

Имея в виду отечественный опыт, надлежит рекомендовать в период подготовки к опознанию объяснить потерпевшему задачу, которая перед ним стоит, заострить важность воспроизведения им в памяти образа преступника, возбуждая в нем процесс воспоминания. Начало этого процесса должно исходить из описания обстановки восприятия потерпевшим окружающей материальной среды в период нападения или другого контакта потерпевшего с преступником. Еще А.Р. Лурия обращал внимание на то, что иногда незначительная деталь материальной обстановки может вызвать многие ассоциативные воспоминания.132

Разумеется, многое зависит от психического и физиологического состояния наблюдателя, а также направленности его внимания. Орган расследования, подготавливающий опознание, должен предварительно выяснить указанные возможности потерпевшего и поступать, сообразуясь с ними.

Важными условиями, способствующими воспоминанию, являются установление степени освещения и видимости на месте преступления, его направленность, расстояние восприятия, скорости передвижения, ракурс наблюдаемых людей или отдельного человека. Именно в перечисленных обстоятельствах могут всплыть в памяти потерпевшего неповторимые черты лиц, совершивших преступление.

Нет надобности скрывать от потерпевшего, что предъявление для опознания возможно всего один раз. Этим самым подчеркивается важность этого неповторимого следственного действия. Верно, были авторы, которые

131 См.: Протосевич А.А., Образцов В.А., Богомолова С.Н. Криминалисты о своей науке… Иркутск, 1999. С. 116-127

132 См.: Лурия А.Р. Психология в определении следов преступления // Научное слово. М.- Л., 1928.

№3. С.7.

144

допускали возможность повторного предъявления для опознания133. Однако против их точки зрения выступили ряд криминалистов,134 с мнением которых нельзя не согласиться.

Потерпевший не должен встречаться с опознаваемым до производства следственного действия. Обеспечение этого условия требует, чтобы потерпевший и опознаваемый вызывались не одновременно. Следует подумать, кого из них вызвать первым и создать условия, чтобы они не виделись до производства следственного действия. Требования ст. 165 УПК при производстве указанного следственного действия должны выполняться безукоризненно, так как любые отступления от порядка предъявления для опознания могут послужить поводом для того, чтобы опорочить его результаты. Более того, поскольку сложный сценарий следственного действия происходит со многими участниками, отдельные моменты, имеющие значение, необходимо особо для всех присутствующих подчеркивать. Так, например, предупредить об ответственности за дачу ложных показаний потерпевшего лучше после того, когда он будет приглашен к опознаваемым.

Лучше, если обстановка в помещении, где производится опознание, будет напоминать обстановку места совершения преступления. Это, прежде всего, касается освещения. В процессе производства следственного действия она может меняться. Помогая потерпевшему наиболее надежно идентифицировать образ ранее наблюдаемого преступника, следователь должен как можно полнее демонстрировать предъявленных для опознания лиц. Это выражается в том, чтобы поднять сидевших лиц или наоборот. Развернуть их в профиль или предложить пройтись, снять головной убор и так далее.

133 См.: Комаров Г.И. Опознание на предварительном следствии. М, 1955. С.32; Цветков П.П. Предъявление для опознания в советском уголовном процессе. Л., 1962. С.57; Гапанович Н.Н. Опознание в следственной и судебной практике. Минск. 1978. С. С.101- 105.

145 Процессуальный закон не упоминает применение фотографии и

киносъемки в период предъявления для опознания. Надо считать это недостатком. Запечатление процесса опознания техническими средствами укрепляет достоверность его результатов, показывает насколько правильными были действия следователя в отношении организации проведения следственного действия. Например, требование процессуального закона о подборе предъявляемых для опознания лиц, по возможности схожими по внешности с опознаваемым, может быть наиболее полно и объективно подтверждено фотоснимком или видеозаписью. Между тем, приведенное условие, которое полежит обязательному выполнению, наиболее часто подвергается сомнению со стороны защиты.

Современная психология делит опознание вообще на два вида: сукциссивное и симультанное. Сукциссивным опознание признается такое, которое осуществляется путем нахождения и выделения в предъявленном объекте отдельных индивидуальных признаков, которые синтезируются в общий образ. Иначе этот вид опознания называют аналитическим.

Под симультанным опознанием подразумевается, что вывод о тождестве делается опознающим мгновенно путем общего восприятия объекта, минуя сознательно проведенный анализ признаков предъявленного объекта, моментально и в совокупности схватывая образ объекта без фиксации в сознании наблюдаемого отдельных специфических признаков. Поэтому симультанное опознание иногда называют синтетическим.

Впервые в криминалистику понятия сукциссивного и симультанного

1 О с

понятия были введены П.П. Цветковым и не напрасно. Дело в том, что на практике часто возникают ситуации, когда потерпевшее лицо, а также свидетель, не может указать ни на один, конкретно запомнившийся ему признак наблюдавшегося при совершении преступления человека, однако,

134 См.: Рябоконь В.В., Шиканов В.И. Организация и тактика повторных следственных действий. Иркутск. 1985. С.79-87.

135 См.: Криминалистика / Под ред. проф. И.Ф. Крылова. Л., 1975. С.394.

146

выражает согласие (а потерпевший иногда даже настаивает) попытаться опознать.

Однако нормы уголовного процесса, регулирующие предъявление для опознания, судя по их содержанию, имеют в виду сукциссивное опознание, при котором опознающий, заведомо, до производства следственного действия, назовет отдельные признаки-приметы, по которым он собирается опознать предъявленное для опознания лицо. В связи с этим возникает вопрос: как поступать в случае симультанной ситуации, когда потенциальный опознающий не может назвать конкретных примет ранее наблюдаемого им человека, но не возражает участвовать в производстве следственного действия?

На этот счет высказываются различные мнения. В.А. Образцов, например, считает, что для опознания предъявляется только тот объект, признаки которого отразились в памяти потенциального опознающего136. Думается, к правильному выводу по этой частной проблеме можно прийти только при более внимательном подходе к природе симультанного опознания, в основе которого находится короткое, одномоментное предыдущее наблюдение. Такие наблюдения встречаются в практическом общении между людьми часто.

Симультанное опознание играет немаловажное значение в производственной и бытовой жизни людей. Поэтому психологи уделяют этому виду опознания заслуженное внимание. Они отмечают, что «в последние годы все более широко развиваются исследования, посвященные сокращению перцептивных процессов. Важным моментом, во многом обусловившим получение позитивных материалов, явилось создание объективных методов регистрации проявления этих процессов, в первую

137

очередь регистрации движения глаз» .

См.: Образцов В.А. Подготовка и производство предъявления для опознания // Следственные действия. М, 1999. С. 167. 137 Подольский А.И. Формирование симультантного опознания. М, 1978. С.7.

147

Важно отметить, что симультанное запечатление
и

формирование образа не является окончательным. В известных условиях оно может перерасти в сукциссивное. Такими условиями, толчками могут быть: а) напряженное представление отобразившегося в сознании образа. Причиной подобного напряжения может оказаться как раз работа со следователем по воссозданию портрета искомой личности, а также б) появление перед опознающим ранее наблюдаемого объекта, групповой образ которого возбуждает деятельность памяти, в которой объективно возрождается процесс бывшего наблюдения с многими его конкретными особенностями, которые за пределами первоначального воспоминания выпадали из числа значимых. А.Р. Лурия обращал внимание именно на этот эффект памяти.

«В психологии, как уже отмечалось, - писал С.Д.Смирнов, - широко распространено представление о восприятии как деятельности; и если такое словоупотребление не является метафорой, то оно необходимо предполагает участие целостного объекта в процессе восприятия, включенность в него активности субъективного уровня. Одним из способов проверки этого утверждения может послужить создание такой экспериментальной ситуации, в которой циклы восприятия и мыслительной обработки, полученных в ходе восприятия данных, перемещались бы во

138

времени».

Приведенные доводы приводят к выводу, что допустимо производство опознания в ситуации, когда потерпевший на первых допросах не в состоянии припомнить какие-либо индивидуальные приметы ранее наблюдаемого лица, но общая морфологическая типовая совокупность его образа запечатлелась в его памяти и он считает, что опознание для него возможно.

В этом случае на функции дознавателя или следователя возлагается еще большая обязанность - сделать все необходимое для реализации

138 Смирнов С.Д. Психология образа: проблема активности психического отражения. М., 1985. С. 192

148

возможностей потерпевшего. Эти меры помощи должны осуществляться исключительно в рамках закона, их воплощение реализуется в приемах, зависящих от конкретных ситуаций преступления. Если, например, имел место нередкий в практике случай, когда водитель автомобиля подсаживает к себе попутчицу, а затем неожиданно для нее завозит в безлюдное место и насилует, то следователю полезно проанализировать наблюдение потерпевшей преступника в различных дистанциях движения в уравновешенном состоянии, при восприятии образа сидящего водителя сбоку, в профиль. Кроме того, следует также учитывать и то обстоятельство, что при движении автомобиля интенсивность освещения в кабине или салоне изменялась в зависимости от внешней среды.

Есть также мнение о том, что если опознающее лицо и не придет к категорическому выводу о личности, представленный для опознания, указав при этом лишь на сходство с разыскиваемой личностью, то такие результаты так или иначе, служат существенным вкладом в доказывание преступления, поскольку являются по существу результатом родовой, видовой идентификации с вытекающими отсюда выводами. В частности, такую мысль высказал в своем труде П.П. Цветков при определении опознания в качестве следственного действия139. Возможно, что в процессе доказывания результаты такого опознания следует включать при выдвижении версий, организации розыска, однако ни в коем случае не могут рассматриваться в качестве доказательств.

§4. Участие потерпевшего в проведении обыска и описи

имущества.

  1. Обыск - одно из важнейших следственных действий в структуре доказательственной деятельности органов расследования. Значение обыска,

149

его эффективность в расследовании преступлений многократно была продемонстрирована в криминалистической литературе. Обыск, как средство доказывания по уголовным делам более эффективное, чем другие, так как он позволяет проводить обследование не только в пределах определенных границ, но и многих помещений, тела человека и носимой им одежды.

Обыск может проводиться и для обнаружения разыскиваемых лиц, а также трупов. Только при обыске следственным органам позволительно вскрывать закрытые помещения и хранилища в случаях, когда владелец отказывается открыть их добровольно. Обыск обычно сопровождается наложением ареста на имущество в целях обеспечения причиненного преступлением материального ущерба и вреда.

По мнению одного из выдающихся пионеров русской криминалистики С.Н. Трегубова «обыск является краеугольным камнем предварительного следствия».140 Это действительно так. По данным исследования Н.И. Газетдинова, результативность обыска составляет 77,6% при условии крайне низкого его производства по уголовным делам141. Недостаточную оценку обыску можно объяснить многими причинами. Одной из наиболее распространенной является непопулярность этого следственного действия среди следственных работников в связи с принадлежностью обыска к полевой криминалистике142 и осуществления деятельности за пределами привычного места службы и требования настойчивых поисковых действий вплоть до «разборки грязного белья». Из указанного негативного отношения к обыску, естественно, вытекает нежелание осуществлять его технические и тактические приемы проведения на практике. Так что при надлежащих криминалистических требованиях производства обыска его положительные

139 См.: Цветков П.П. Предъявление для опознания в советском уголовном процессе. Л., 1962. СЮ

140 Трегубое С.Н. Основы уголовной техники. Петроград. 1915. С. 17.

141 См.: Газетдинов Н.И. Деятельность следователя по возмещению материального ущерба. Казань. 1990. С.34.

142 См.: Чижиков И.С. Полевая криминалистика: понятие, система и задачи. // Дальневосточные криминалистические чтения. Владивосток. 1998. Вып. 3. С 13-18.

150

результаты оказались бы значительно выше. В силу этого проведение обысков следователи (особенно женщины), как правило, поручают менее ответственным и не подготовленным для производства этого следственного действия работникам милиции.

Другой, на наш взгляд, причиной непопулярности обыска служит отсутствие необходимых научно-технических поисковых приборов и инструментов, без применения которых трудно достичь высоких успехов при обыске. Характерны в этом отношении ведомственные руководства для следователей, исходящие от руководящих инстанций и учреждений. Например, в последнем таком солидном издании в разделе подготовки технических и научно-технических средств указывается, что для обыска необходимо не только подготовить следственный чемодан, но также «осветительные средства, измерительные приборы, щупы, ручную дрель, инструменты для раскопки и вскрытия хранилищ, багры, «кошки», магнитный искатель, металлоискатель, электронно-оптический преобразователь, ультрафиолетовый осветитель, переносной рентгеновский аппарат, специальное приспособление для обнаружения закопанных трупов, лупу, интроскоп, зеркало для осмотра труднодоступных мест, средства упаковки изымаемых предметов, спецодежду для работы в загрязненных условиях и др.»143 Однако всем известно, что подобного арсенала техники ни у одного, даже столичного следственного органа, нет. А что касается низших уровней органов следствия и дознания, которые входят в структуру МВД, то о них и говорить не приходиться. А ведь также известно, что следственная деятельность по производству обыска строится на трех криминалистических основах: организационном, техническом и психологическом, которые взаимосвязаны и неотделимы друг от друга. Инструментально-технические методы и средства являются связующим звеном других основных методов. Они лишь в них могут наиболее полно и эффективно реализоваться.

143 Руководство для следователей / Под ред. Н.А. Селиванова и В.А. Снеткова. С.294.

151

Поскольку обыск является наиболее полным выразителем поисково- познавательной следственной деятельности, то вполне возможно говорить об инструментальных методах поиска доказательств.

К сожалению, касаясь наиболее существенной стороны научно- технического обеспечения, многие авторы не ставят перед собой задачу пытаться рассмотреть возможные источники образования научно- технической базы практических органов следствия, которые в них очень нуждаются. Но по причине крайне ограниченного материального состояния не имеют возможности решить эту важную проблему за счет собственных средств. Так поступили составители указанного выше руководства для следователей, а также авторы «Криминалистического обеспечения предварительного расследования»144, В.А. Волынский145 и некоторые другие.

В существующих, экономически сложных, условиях выполнения своих задач органы расследования вынуждены изыскивать не только бюджетные каналы технико-криминалистического обеспечения своей

криминалистической деятельности, но и пользоваться иными доступными возможностями пополнения своего научно-технического потенциала. Первым источником такого пополнения является общественность, которая в истории прошлых лет борьбы с преступностью играла немалую роль в оказании помощи органам расследования. Правильно замечено, что «когда говорят об участии или содействии общественности в борьбе с преступностью, под этим следует понимать действия, осуществляемые добровольно лицами или группой лиц, которые не несут обязанности оказывать содействие или участвовать в выполнении определенной работы. Речь может идти только о чувстве долга и моральной обязанности».146 Надо заметить, что людей с чувством долга и моральной обязанностью существует

144 См.: Криминалистическое обеспечение предварительного расследования / Под ред. В.А. Образцова. М, 1992.

145 См.: Волынский В.А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений. М, 1994.

152

немало и поэтому, как и прежде, необходимо вовлекать их в дело помощи также и материально-технического вооружения. Пусть несложных, но необходимых технических средств. Д.А. Турчин привел случай из собственной практики. Когда группа работников органов расследования во главе с прокурором района проводила обыск у расхитителя государственных средств. На исходе дня к окончанию обыска явилась острая необходимость исследовать недавно вскопанную грядку огорода, но имеющийся в следственном портфеле щуп-спица оказалась непригодной для этой цели. Тогда прокурор послал оперативного работника в механический цех завода срочно изготовить несколько прочных щупов длиной не менее метра. Однако по причине окончания рабочего дня щупы изготовить не удалось. Продолжение обыска пришлось перенести на следующий день. Преступник воспользовался промахом оперативной группы и ночью перепрятал ценности, которые были спрятаны в земле.147 В изготовлении подобных несложных инструментов редко когда откажут следователю производственные коллективы и в наше время. Подобным же образом можно приобрести мощные магнитные подъемники, тралы и многий другой инструментарий.

Но самой перспективной и серьезной в этом отношении может являться помощь, оказываемая потерпевшими лицами, как физическими, так и юридическими, о чем уже упоминалось в начальных разделах данного исследования. При этом участие и помощь потерпевших субъектам уголовно-процессуальной деятельности может рассматриваться с двух сторон, как: а) общая, правосознательная, не имеющая непосредственного отношения к конкретному преступлению; б) частная, проходящая по конкретному уголовному делу.

Криминалистика / Под редакцией И.Ф. Герасимова, А.Я. Драпкина. М, 1994. С.80. 147 См.: Турчин Д.А. Расследование хищений государственного и общественного имущества. Владивосток. 1978. С.77.

153

В последнем случае, как нам представляется, потерпевшее лицо не будет являться представителем общественности, хотя в криминологическом плане выразителем социального отношения общества к совершению преступлений является. Эта личность в качестве потерпевшего может контактировать свою деятельность в качестве субъекта уголовного процесса самостоятельно, а также через своего адвоката. В процессе делового сотрудничества и совместного решения общих задач потерпевшее лицо, в большей степени юридическое, может оказывать следствию определенную помощь в приобретении, использовании различного рода материальных, технических средств. Такая деятельность не исключается и со стороны потерпевших физических лиц. Однако наиболее эффективными приемами использования помощи потерпевших - физических лиц будут участие их в производстве следственных действий.

Что касается обыска, то в большинстве случаев потерпевшее лицо способствует и прямо помогает органу расследования достигнуть положительных результатов при производстве обыска. Во-первых, при возникновении необходимости производства обыска потерпевшее лицо в зависимости от механизма преступления может подробно перечислить и обозначить материальные объекты, входившие в материальную структуру преступных действий, которые подлежат установлению и изъятию при обыске и выемке в качестве вещественных доказательств. Во-вторых, участие потерпевшего при производстве обыска надлежит признать эффективным криминалистическим тактическим приемом следствия, о чем следует сказать подробнее.

Дело в том, что целью обыска, как правило, является отыскание и изъятие материальных объектов - вещественных носителей информации о совершенном преступлении. Однако распознание указанных материальных объектов в качестве носителей криминалистической информации во время обыска без потерпевшего не всегда просто
и доступно по многим

154

1 AH

причинам. Иногда они к моменту обыска оказываются уже

измененными. Часто потерпевшие в своих показаниях не придают значения малоценным предметам и не упоминают о них. Так при обыске по делам об убийствах у подозреваемых и обвиняемых может оказаться принадлежащие пострадавшему кошелек, авторучка, зажигалка, брелок и многое другое, которое не фигурирует в показаниях потерпевших - близких родственников. Потерпевшие могут указать на эти предметы только тогда, когда они попадут в поле их зрения. Такая ситуация складывается при обыске у обвиняемых и подозреваемых в квартирных кражах, когда воры вместе с ценностями уносят из квартиры или служебного помещения какие-либо предметы, имеющие в уголовном процессе лишь информационное значение.

Не менее актуален и интересен вопрос о возможности участия в производстве обыска адвоката потерпевшего. Поскольку теорией уголовного процесса принято считать, что представитель потерпевшего может во многих случаях заменить его при реализации процессуальных функций, то из этого логически вытекает вывод о том, что вместо потерпевшего или совместно с ним в производстве обыска может участвовать адвокат. Широкие права адвоката потерпевшего приводят к мысли о том, что представитель потерпевшего - юридического лица может быть не только адвокатом. Потерпевшее юридическое лицо может поручить и другим лицам выполнение своих функций в уголовном процессе.

Вопросы участия представителей потерпевших при производстве обыска имеют криминалистическое тактическое значение, так как среди них могут оказаться хорошо подготовленные для поисковой деятельности личности, в прошлом работники правоохранительных органов. Ими могут оказаться частные детективы, представляющие интерес юридических лиц. Такое положение составляет для органа
следствия дополнительные

148 О значении распознания в поисково-познавательной криминалистической деятельности См.: Образцов В.А. Криминалистическое распознание: состояние, тенденции, перспективы // проблемы криминалистического распознания. Иркутск - Москва. 1999. С.3-19.

155

материальные и тактические возможности в поисковой

деятельности при производстве обысков. Эти потенциальные возможности следственный орган должен выяснить и воспользоваться ими. Особенно это касается производства групповых обысков, проводящихся в разных местах в связи с чем задействуется транспорт, техника связи, фиксации и другие материальные средства. В последний период времени широкие массы населения, оказавшиеся в положении потерпевших, по собственной инициативе создают различные фонды, в том числе и для помощи органам расследования, что имело место в случае расследования преступной деятельности руководителей известного Русского Дома Селенга. А в Нижнем Новгороде по делу о вандализме на еврейском кладбище потерпевшие, создав материальный фонд помощи органам расследования, собрали значительные суммы для поощрения работников органов.

Характерно, что правовая база для указанной совместной деятельности представителей общественности и потерпевших содержится в УПК, а также других правовых актах. Так, например, в Федеральном Законе о борьбе с терроризмом неоднократно подчеркивается важность инициативы общественных организаций и отдельных лиц. Например, в ст.9 названного закона говорится, что органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, общественные объединения и организации, независимо от формы собственности, должны оказывать содействие органам, осуществляющим борьбу с терроризмом. Сообщения граждан правоохранительным органам о ставших известными им сведениях о террористической деятельности и о любых других обстоятельствах, информация о которых может способствовать предупреждению, выявлению и пресечению террористической деятельности, а также минимизации ее последствий, является гражданским долгом каждого.

Содержание приведенного и иного законодательства указывает на то, что должностные лица правоохранительных органов обязаны быть не только

156

криминалистами в прямом смысле, но и организаторами деятельности по привлечению населения к различным формам борьбы с преступностью.

В ст. ст. 8, 35 и других Конституции РФ закреплены обязанности государства и его органов по защите прав любого собственника в стране. Основополагающие нормы Конституции кореллируются
с

соответствующими статьями УПК, в которых они должны детализироваться и получать дальнейшее развитие. К таким нормам в УПК следует, прежде всего, отнести ст.ст. 2, 24, 28-30, 53, 54, 55, 56, 58, 112, 175 и 176. Анализ некоторых из них показывает, что Российский уголовный процесс по смыслу конституционных требований возлагает на органы дознания, следствия и прокуратуры защиту имущественных прав потерпевших от преступления. В этих целях закон объединяет в единое целое два процесса: уголовный и гражданский с преимущественным значением уголовного, нормы которого имеют своей задачей принудительное обеспечение возмещения материального ущерба от преступления путем описи имущества подозреваемого или обвиняемого (ст. 175). Представляется, что приведенные положения относятся и к основному вопросу гражданского процесса о бремени доказывания гражданского иска (ст. 50 ГПК). Однако об этом нет прямого указания в УПК. Ст. 29 УПК отражает лишь право личности, понесшей материальный ущерб от преступления при производстве по уголовному делу предъявить к обвиняемому или иным лицам гражданский иск и доказывать его, а ст. 58 гласит лишь о том, что прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны разъяснить участвующим в деле лицам их права и обеспечить возможность осуществления этих прав.

Таким образом, не находится правовых оснований для возложения на должностное лицо, ведущее расследование, как представителя уполномоченного государством, выполнять функции даказывания по гражданскому делу, гражданским истцом по которому как правило выступает потерпевший. Поэтому не случайно из проверенных нами 234

157

уголовных дел в качестве гражданских истцов были признаны только 162 потерпевшими, но доказательств в части суммы иска, причиненного вреда следователи не доказывали, возлагая эти обязанности на потерпевших. Известно, однако, что доказывание предмета иска, суммы иска и прочее даже при известном деликтном ответчике сопряжено со многими квалифицированными действиями высоко подготовленного юриста в области цивильного права. Поэтому приходится признать, что неопределенность норм УПК в части возложения бремени доказывания по гражданскому процессу создает известные трудности в защите материальных прав потерпевших от преступления граждан, что противоречит основополагающим конституционным нормам.

Представляется, что в тех случаях, когда преступлением причиняется ущерб гражданину, государству, государственным предприятиям или учреждениям, обязанность доказывания материального ущерба должна возлагаться также на следственные органы и прокурора.

Одной из существенных обязанностей ведущих расследование лиц, является наложение ареста на имущество в целях обеспечения гражданского иска к подозреваемому, обвиняемому, т.е. будущему подсудимому, поскольку окончательное решение о судьбе иска, его сумме находится в компетенции суда, рассмотревшего уголовное дело.

Наложение ареста на имущество, как сказано в законе, проводится одновременно с обыском. Оно может быть произведено и самостоятельно, но это делать крайне нецелесообразно, особенно после обыска, так как практика подсказывает, что обвиняемые и другие заинтересованные лица принимают различные меры укрытия имущества от ареста с целью избежания его последующей конфискации и реализации для погашения материального ущерба.

Как нам представляется, основными задачами возмещения материального ущерба от преступления являются: а)
своевременно

158

установить, разыскать и наложить арест на все имущество должника; б) обеспечить сохранность арестованного имущества с целью обеспечения его реализации после соответствующего постановления суда.

В современных условиях приобретения, владения и распоряжения имуществом, на основе рыночных принципов, появились возможности беспредельной капитализации частной собственности, в результате чего многие граждане страны, пренебрегая законами и моралью, смогли завладеть многим народным достоянием, которое укрывается от контроля соответствующих государственных органов путем не только непосредственного сокрытия его, но зачастую переводом на близких родственников, подставные фирмы, перевода за рубеж и т. д. В случае установления фактов совершения этими лицами преступлений против чужой собственности органы расследования осуществляют розыск указанной собственности главным образом путем производства следственных действий по возбужденным уголовным делам, а также с помощью оперативно-розыскных мероприятий. Надо признать, что этих средств крайне недостаточно, особенно когда крупные преступные группы имеют высоких властных покровителей. До сих пор, например, не сходит с экранов телевизоров, страниц газет и радио дело ЧП «Властелина», денежная наличность которого в размере многих триллионов неденоминированных рублей исчезла и пока не установлено место их нахождения.

В таких условиях необходимо государственное чрезвычайное полномочие органов расследования при розыске похищенных и присвоенных материальных ценностей и денежных средств. Это право органов следствия, дознания и оперативных служб страны должно быть отражено в УПК с установлением строгой уголовной ответственности должностных лиц и граждан за сокрытие, искажение и задержку сведений о собственности по запросу названных органов. В данном случае никакого влияния не должно иметь законодательство о коммерческой тайне. Приоритет государственных

159

и общественных интересов в данном случае должен главенствовать над всеми остальными. Поэтому банки, торговые и кредитные, а также регистрационные органы, акционерные держатели и общества, предприятия обязаны немедленно сообщать на запросы органов расследования необходимую для них информацию. Запросы же должны быть посланы в срок, отвечающий конкретной ситуации расследуемого дела.

Важную информацию о месте производства обысков и описи имущества можно получить от потерпевших. На это уже указывал Н.И. Газетдинов.149 Возможность эффективно использовать активность потерпевших при поиске материальных и других ценностей, необходимых для возмещения материального ущерба подтверждается практикой. Потерпевшие, особенно юридические лица, иногда помогая следствию, по собственной инициативе привлекают для розыска имущества должников детективные организации, а также самостоятельно проводят сбор необходимой информации. Также зачастую поступают и физические лица.150

Не менее проблем и сложных задач в деле сохранности описанного имущества для обеспечения его конфискации или реализации в целях возмещения материального ущерба потерпевшим. Слишком широкие полномочия законодатель представляет следственным органам по передаче на хранение описанного имущества, на которое наложен арест. Оно может быть передано владельцу этого имущества, или его родственнику или даже иному лицу, что, по нашему мнению, нельзя делать, так как перечисленные лица являются в конечном итоге заинтересованными в вопросе сокрытия и реализации названного имущества. Правом передачи имущества перечисленным лицам широко пользуются практические работники, не задумываясь о последствиях такого решения. Так как сроки следствия по уголовным делам и рассмотрения их в суде очень велики, то ко времени

149 См.: Газетдинов Н.И. Деятельность следователя по возмещению материального ущерба. Казань.1990. С.61.

150 См.: Мароховский Г. «Длинные уши» у бывших секретов.// Российская газета. 18 декабря 1999.

160

реализации арестованного имущества по решению суда оно зачастую исчезает либо подменяется менее ценными аналогичными предметами.

В процессуальном законе необходимо предусмотреть порядок, при котором опись и наложение ареста на имущество должно происходить в присутствии судебного пристава. Последний должен определить порядок его изъятия и хранения. При этом все ценности, которые можно изъять без вреда для них подлежат обязательному изъятию и передаче для хранения до решения их судьбы судом ведомству по исполнению приговоров.

В последнее время в Министерстве Юстиции России создаются структуры по реализации конфискованного имущества. По нашему мнению, надлежит возложить на них обязанности и по сохранности описанного и арестованного имущества. В результате нечеткой регламентации изъятия и хранения описанного арестованного имущества потерпевшие, в том числе и государство при нашей масштабности преступлений лишаются огромных средств, подлежащих передаче потерпевшим.

§5. Участие потерпевшего в назначении и производстве

судебных экспертиз

Значение участия потерпевшего в назначении и проведении судебных экспертиз велико. Хотя, несмотря на это, в литературе о производстве экспертизы этот вопрос отдельно никем не рассматривался. По традиции в прошлом, как нами уже неоднократно отмечалось, потерпевшему и в данном случае должного внимания не оказывалось. Даже известный криминалист А.В. Дулов, указывая на «заинтересованных участников уголовного процесса» и их участие в проведении экспертиз на предварительном следствии ограничился лишь обвиняемым, подозреваемым, гражданским истцом и ответчиком и обошел вниманием потерпевшего, который, как нам

161 представляется, является наиболее заинтересованным из числа
всех

других участников уголовного процесса в установлении истины по делу
.

Даже неглубокий анализ норм УПК, регламентирующих названное следственное действие, показывает, что процессуальное нормирование использования специальных познаний в действующем уголовном процессе не отвечает принципам состязательного процесса, а также интересам и инициативам потерпевшего как основного субъекта уголовного судопроизводства, права которого защищает государство в лице органов расследования и в отношении которого, скорее всего должна определяться позиция сотрудничества, поскольку современный потерпевший -обвинитель, что во многих случаях объединяет его интересы с прокурором и следствием. В данном случае различие указанных участников уголовного процесса заключается лишь в том, чтобы представители обвинительной стороны не пошли на поводу потерпевшего, способного более чем другие отклониться от искомой истины, находясь на субъективной позиции.

Нормирование порядка использования специальных познаний в уголовном процессе начинается со ст. 78 УПК. В ней не указывается по чьей инициативе может возникнуть такая необходимость. Более того, в ст. 184, регламентирующей порядок назначения экспертизы с первых строк указывается, что следователь, признав необходимым производство экспертизы, составляет об этом постановление. Разумеется, если аналогичное решение примет прокурор, то следователь также обязан будет назначить соответствующую экспертизу. А если к аналогичному выводу придет потерпевший? Во всяком случае, в практике расследования уголовных дел такие примеры не редкость. Часто потерпевшим отказывают в назначении экспертиз. Но ведь потерпевший - обвинитель. Ему необходима экспертиза, чтобы правильно оценить и взвесить свою линию поведения перед предстоящим судом.

151 Дулов А.В. Права и обязанности участников судебной экспертизы. Минск. 1962. С.200.

162

Но основным и существенным недостатком

судебной экспертизы на предварительном следствии и дознании является то положение, что по существу потерпевший полностью отстранен от какого-то ни было участия и влияния на проведение рассматриваемого следственного действия. В отличие от потерпевшего права обвиняемого достаточно велики. Они изложены в отдельной статье и предусматривают 1) право обвиняемого на отвод эксперта, 2) делать предложение о назначении эксперта из числа указанных им лиц, 3) представлять дополнительные вопросы для получения на них заключения эксперта, 4) присутствовать с разрешения следователя при производстве экспертизы и давать объяснения, 5) знакомиться с заключением эксперта (ст. 185), а также требовать назначения и производства дополнительной и повторной экспертизы (ст. 194).

Анализ перечисленных прав обвиняемого и подозреваемого, а равно и потерпевшего вызывает ряд общих и частных замечаний. В частности речь идет о праве перечисленных лиц делать предложение о назначении эксперта из числа указанных им лиц. Под ними закон понимает как физических лиц, так и учреждения. Однако закон не учитывает какие учреждения органы расследования имеют право привлекать для экспертного исследования. Означает ли это, что производство экспертизы в учреждениях ограничивается лишь специальными экспертными учреждениями?

В криминалистической литературе поставленные вопросы не рассматривались и, по нашему мнению, здесь нельзя не усматривать недостатка. Дело в том, что экспертные исследования в уголовном процессе иногда принимают серьезный научно-исследовательский характер и требуют применения высокочувствительной и сложной техники, а также, исключительно подготовленных в специальных научных исследованиях ученых.

Не является секретом, что существующие экспертные учреждения и подразделяются в стране, особенно, на низших уровнях, лишены указанных

163

возможностей, как в техническом, так и в кадровом отношении. Поэтому весьма перспективным направлением в практической криминалистике является привлечение в качестве экспертных учреждения из числа научных, академических и других ведомственных структур.

Есть все основания рассматривать решение этого вопроса в свете аналогии, которая иногда применяется в уголовном процессе и криминалистике.152 Закон допускает привлечение в качестве эксперта физических лиц вне экспертного учреждения (ст. 189 УПК) Надо полагать, что отличие одного человека от группы лиц научного учреждения заключается лишь в количественном показателе и может положительно влиять на качественные показатели. Кроме того, руководитель не экспертного научного учреждения лучше следователя знает возможности своих научных сотрудников или производственников и может обеспечить таким образом проведение экспертизы на более высоком уровне. Правовые основания для назначения экспертизы вне экспертного учреждения имеются. Ведь согласно ст. 127 УПК постановления следователя по находящемуся у него в производстве уголовному делу обязательны для исполнения всеми предприятиями, учреждениями, организациями и должностными лицами. Зарубежная практика судопроизводства, к которой ученые-правоведы нашей страны присматриваются, уже давно пошли по этому пути. В США, например, широко привлекаются для проведения экспертиз, как представители государственных экспертных учреждений, так и различных не государственных научных лабораторий.153

Обращает на себя внимание также право обвиняемого не только присутствовать при производстве экспертизы, но и давать объяснения эксперту. По общим, установившимся в уголовном процессе правилам

152 См.: Турчин Д.А. Аналогия в уголовном процессе и криминалистике // Дальневосточные криминалистические чтения. Владивосток. 2000. Вып.5. С.3-12

153 См.: Эксперт в суде присяжных США // Российская юстиция. 1999. №7. С.46.

164

эксперт получает любую информацию и материалы для

проведения экспертизы только от следователя. Данное правило обеспечивает объективность экспертной деятельности. Однако полная реализация своих прав обвиняемым нарушает указанный тактический прием, так как объяснения обвиняемого могут привносить в экспертное исследование дополнительную информацию, не фигурирующую в материалах дела и так или иначе влияющую на результат экспертизы.

Из этого видно насколько велико неравенство в правах обвиняемого перед потерпевшим на предварительном следствии и дознании в период производства судебных экспертиз. Поскольку состязательный процесс предполагает равенство двух спорящих сторон перед судом, который обязан лишь создавать благоприятные возможности для них, то, естественно, они должны быть уравнены в процессуальных правах. Поэтому назначение и проведение судебной экспертизы с участием потерпевшего мы вправе рассматривать в свете прав и обязанностей потерпевшего на уровне обвиняемого и подозреваемого.

То обстоятельство, что выше рассмотрены условия назначения и производства экспертизы только на предварительном следствии не меняет остроты вопроса. Дело в том, что проведение экспертных исследований, как правило, производится в стадии расследования уголовного дела и очень редко в судебном заседании. До постановления Конституционного Суда от 20 апреля 1999 года и постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 апреля 2000 года суды для производства экспертизы, как правило, по собственной инициативе направляли уголовные дела для дополнительного расследования, так как на производство экспертизы требуется значительное время.

В связи со столь широкими демократическими правами основных участников уголовного процесса они имеют право осуществить свою деятельность через своих представителей. Следовательно, заменяя своих

165

доверителей, представители обеих сторон имеют также право на ходатайства и требования, изложенные в ст. 185 УПК. Думается, что перечисленные функции представители могут выполнить как в присутствии, так и в отсутствии своих поручителей. Поэтому особенно важным моментом в этом случае является присутствие представителей при производстве экспертного исследования. В частности, как нам представляется, представитель потерпевшего, будучи в известной мере компетентным, имеет право ходатайствовать о дополнительной или новой, не применяемой экспертом программе исследования. Например, при производстве трасологической экспертизы по следам повреждений на одежде вполне закономерно и оправдано со стороны представителя потерпевшего требовать отыскания микрочастиц с целью их дальнейшего исследования. В данном случае мы сталкиваемся с серьезной проблемой, решение которой эксперт самостоятельно предпринять не может. Очевидно об этом он обязан письменно сообщить следственному органу с изложением своего видения о необходимости выполнения заявленного ходатайства. Думается, что указанное ходатайство может быть заявлено также следователю. В этом случае следователь обязан принять решение в порядке ч. 2 и 3 ст. 185 УПК. Представляется, что в соответствии с правами эксперта, указанными в ст. 191 УПК эксперт может самостоятельно пойти на удовлетворение просьбы присутствующего потерпевшего или его представителя, полагая, что выполнение их имеет значение для дела. Однако об этом должна быть сделана запись в акте экспертного исследования. В случае же отказа эксперта, он обязан об этом довести до сведения следователя, который принимает окончательное решение.

Однако, как и всякое решение следователя, оно может быть обжаловано, как это чаще всего бывает в связи с отказом об удовлетворении ходатайства. В данном случае, как нам представляется, дальнейшее экспертное исследование, если оно связано с уничтожением или изменением

166 вещественного доказательства, должно быть приостановлено до

окончательного решения судьбы заявленного ходатайства.

Заключение эксперта должно быть предъявлено для ознакомления

потерпевшему и его представителю независимо от того присутствовали они

при проведении экспертизы или нет. При этом они могут заявить свои

возражения, а также просить о постановке дополнительных
вопросов

эксперту и о назначении дополнительной, повторной, комиссионной или

комплексной экспертизы. Все заявления потерпевшего и его представителя

отражаются в протоколе ознакомления с заключением эксперта. Изложенные

правила ознакомления применяются также в случаях, когда процессуальная

фигура потерпевшего по делу появилась после проведения соответствующей

экспертизы.

§6. Потерпевший при окончании расследования.

Потерпевший окончание расследования может и, как нам представляется, воспринимает как результат, завершающий его длительные усилия по доказыванию наличия совершенного преступного деяния против его личности или имущества. По крайней мере, к этому его располагают принципы состязательности, провозглашенные Концепцией судебной реформы в России (1991г.), реализация которой осуществляется в стране, несмотря на определенные трудности.

Ссылаясь на указанную Концепцию, ранее мы делали попытку утверждать, что принцип состязательности должен пронизывать и преобладать на всех стадиях уголовного процесса, поскольку Концепция судебной реформы направлена также на всемерное развитие принципа состязательности на досудебных стадиях процесса. Признание его положений только на стадии судебного разбирательства по существу сводит

167

на нет все результаты этого демократического завоевания в сфере судопроизводства. Теперь это положение находит подтверждение в документах высших судебных органов и можно категорически утверждать, что принципы состязательного уголовного процесса должны пронизывать все его стадии с начала до конца, так как Конституционный Суд в своем постановлении от 14 февраля 2000 года указал, что «Принципы состязательности и равенства сторон распространяются на все стадии уголовного процесса, в том числе и надзорной инстанции…» Это означает, что отныне в уголовном судопроизводстве, и не только в судебном разбирательстве, потерпевший и обвиняемый, а также их представители уравниваются в правах и то, на что имеет право обвиняемый или подсудимый также доступно потерпевшему.

Между тем непризнание вышеизложенных выводов о состязательности и равенстве сторон иногда оспаривается практическими работниками органов расследования и прокуратуры, а также некоторыми учеными. Так, например, В. Божьев в этом ключе пишет: «Что же касается вывода о состязательном построении всего уголовного процесса, то он основан на ошибочной интерпретации конституционных положений, которые будто бы распространяют действия принципа состязательности на все стадии уголовного процесса»154 При этом как правильно пишет Б. Грузд « следователи и надзирающие прокуроры рассуждали по схеме: в УПК не предусмотрено - значит нельзя. Однако при этом они не учитывали, что ни УПК, не иные федеральные законы не содержали прямо сформулированных запретов. Перечисление в УПК определенных прав не должно толковаться как отрицание или умаление других прав».155

Явное неравенство, а в связи с этим и ущемление процессуальных прав потерпевшего по сравнению с обвиняемым происходит в период, когда

154 Божьев В. «Тихая революция» Конституционного Суда в уголовном процессе Российской Федерации // Российская юстиция. 2000. №10. СЮ.

155 Грузд Б. Правило Маслова // Российская юстиция. 2000. №10. С.8.

168

уголовное производство на стадии предварительного следствия

заканчивается без судебной перспективы, то есть прекращается по различным причинам или приостанавливается , что, естественно, рушит все надежды и планы потерпевших о наказании правонарушителей и возмещении за их счет материальных убытков, а также морального ущерба.

Анализ 17-й главы УПК показывает, что ее содержание порождает серьезные проблемы практического значения в свете реалий состязательности в уголовном процессе. Названная глава регулирует приостановление и окончание предварительного следствия. Однако в разделе приостановления предварительного следствия (ст. ст. 195 - 198) не указывается, какие права или обязанности возникают в связи с этим у участников процесса. Практика показывает, что на почве решения следственного органа о приостановлении расследования уголовного дела в связи с не установлением лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности, наиболее часто возникают конфликтные отношения между потерпевшим и органом расследования, несмотря на то, что предыдущие их взаимоотношения были деловыми. Часто, естественное стремление потерпевших, как обвинителей, вмешаться в расследование и привнести хотя бы минимум активности в доказывание преступления или розыска преступников и с этой целью ознакомиться с материалами уголовного дела встречает категорический отказ по указанной Б.Хрузд схеме на том основании, что процессуальный закон не предусматривает права потерпевшего на ознакомление с материалами приостановленного производства. Раздел процессуальных норм, предусматривающих приостановление уголовного расследования, даже не предусматривает обязанности органа следствия уведомить об этом потерпевших лиц.

С позиции принципов состязательного процесса такое положение является серьезным нарушением прав потерпевшего хотя бы потому, что по его настоянию (иногда настойчивому и неоднократному) возбуждается

169

уголовное дело и производится расследование. В силу данного статуса и принципа состязательности для потерпевшего конкретный уголовный процесс должен быть прозрачным.

Указанное выше состояние неравенства сторон и сведение потерпевшего по существу к бесправию привело к тому, что органы расследования значительно расширили свое право на приостановление уголовного производства не только в случаях, указанных в 1 и 2 пунктах ст. 196 УПК, но и по причине не установления лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности (п.З) по их вине, т.е. неспособности установления истины по делу даже в случае, когда все лица, участвующие в механизме преступления, имеются и фигурируют по делу, но с крайне противоположными интересами. Данная ситуация чаще всего встречается по уголовным делам об дорожно-транспортных происшествиях и поэтому более показательно ее можно проанализировать на материалах одного из таких уголовных дел.

Г., находясь за рулем автомобиля, со своим другом и двумя знакомыми девушками, поздно вечером из ресторана возвращались домой за город, где употребили достаточное количество спиртного. Как это в последствии было установлено. Г. находился в состоянии сильного алкогольного опьянения. В пригородной зоне машина Г. на большой скорости врезалась в навстречу идущую легковую автомашину, в результате чего находящиеся в салоне автомобиля Г. его приятель с подругой погибли, а Г. с другой девушкой остались в живых.

Место происшествия осматривалось неквалифицированным дежурным районного ГИБДД старшим сержантом милиции и поэтому, естественно, протокол осмотра составлен со сплошными криминалистически грубыми

ошибками.

Водитель О., ехавший навстречу, показал, что он своевременно заметил автомашину, двигающуюся на значительной скорости и переходящую на

170

встречную полосу. Избегая катастрофы, он съехал на обочину и

остановился около металлической стенки, ограждающей дорогу, но не избежал столкновения. А Г. сначала показал, что уснул за рулем и очнулся в момент столкновения. Позже он изменил показания и заявил, что был ослеплен встречной автомашиной водителя О., а когда проведение следственного эксперимента ослепление было исключено, то стал утверждать, что не он, а О. перешел на встречную полосу и столкнулся с его машиной, идущей по своей полосе. Несмотря на изложенное, уголовное дело было приостановлено и потерпевшим в ознакомлении с его материалами было отказано.

Приведенный пример показывает, насколько вредным для установления истины при расследовании уголовных дел является ограничение прав потерпевшего. Кроме того, такое его процессуальное положение способствует не только бездеятельности органов расследования, но и для злоупотребления своими должностными обязанностями.

Отсюда явственно вытекает необходимость уточнения законодательным путем прав потерпевшего в случаях приостановления уголовного производства с учетом основных принципов состязательного процесса. В этом случае потерпевший и его представитель должны иметь право после ознакомления с материалами приостановленного уголовного дела сделать выводы: 1. о неправильном принятии решения о приостановлении производства по делу, 2. о путях возможного дальнейшего доказывания преступления. 3. о направлении уголовного дела в суд для оценки собранных доказательств о совершенном преступлении фигурантами механизма преступления, действия которых имеют его признаки, как это имело место в приведенном примере.

Последнее обстоятельство может быть воспринято наиболее спорно и остро. Однако предложенный исход приостановленного уголовного дела вытекает из природы состязательного процесса, в котором главенствующая

171

роль принадлежит delator, то есть лицу, по инициативе которого возбуждается уголовный процесс. Это его исконное право, в состязательном процессе подтвержденное веками.156

Имея в виду сложность вопроса, можно подойти к его разрешению с разных сторон. В частности, по действующему уголовно-процессуальному законодательству, уголовное дело для рассмотрения по существу направляет прокурор. Впрочем, это не явно выражено в ст. 207 УПК. Но все равно закономерно, в свете современной теории о состязательном процессе, возникает вопрос: почему только прокурору предоставляется право решать вопрос о направлении материалов уголовного дела на рассмотрение суда, в то время, когда аналогичная функция в уголовном процессе принадлежит потерпевшему?

В теории бытует мнение, что прокурор, во-первых, наиболее подготовленный в юридическом плане специалист в оценке доказывания преступления, во-вторых, он представитель государства и защищает его публичные интересы и, в третьих, прокурор - руководитель процесса расследования и лиц, осуществляющих этот процесс.

Однако пристальный анализ ключевых конституционных норм показывает, что многие отношения государства и прокурора по существу аналогичны отношениям потерпевшего и государства. Так, в соответствии со ст.2 Конституции РФ, человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. В свете приведенной конституционной нормы неправильно было бы считать, что правовые интересы человека в уголовном процессе имеет право определять только прокурор без участия самого человека и гражданина, перед которым возникает обязанность государства рассмотреть в судебном порядке нарушены ли его права и свободы и в какой мере, кто в этом повинен и

156 См.: Бартошек Милан. Римское право. Понятия, термины, определения. М., 1989. С.103.

172

какую ответственность в связи с этим должен понести виновный. Поэтому одностороннее решение этого вопроса прокурором или каким-либо другим должностным лицом не исчерпывает права гражданина на рассмотрение в суде уголовного конфликта. Это его право закреплено в ст. ст. 45 и 46 Конституции. Таким образом, если прокурор по каким-либо причинам, как это, например, произошло в указанном выше случае, отказывает в направлении уголовного дела в суд, потерпевший самостоятельно имеет право обратиться к суду.

Неправильно и, на наш взгляд, порочно было бы считать, что только прокурор может определить достаточность собранных доказательств по делу для рассмотрения его судом. Известно, что механизм оценки доказательств в уголовном процессе очень сложный и тонкий. В историческом плане - это вечная проблема, которая в свое время привела даже к порочной теории формальных доказательств. Эта проблема является одной из центральных также и в современном состязательном процессе. Не случайно оценка степени доказанности вмененного подсудимому преступного деяния в сложных случаях изымается из компетенции суда и производится присяжными заседателями.

Несмотря на то, что в лучшем смысле прокурор является руководителем органов расследования, представляется его нельзя оставить без внимания и контроля со стороны народа, к представителям которого относится потерпевший. В настоящее время забывается и часто прямо отрицается участие и влияние общественности в уголовном процессе. И напрасно. Верно то, что роль общественности трудно согласуется с условиями рыночных отношений во всех сферах общественной жизни, в которой отсутствуют многие стимулы, обеспечивающие заинтересованность отдельной личности. Однако, по нашему мнению, потерпевший есть то лицо, интересы которого тесно совпадают с деятельностью правоохранительных органов, ведущих

173

борьбу с преступностью. Именно на потерпевшего более всего
можно опираться в указанной сложной деятельности государственных органов.

Из изложенного выше вытекает тот вывод, что приостановленное уголовное дело подлежит предъявлению потерпевшему и его представителю, которые вправе:

• дополнить материалы дела предъявлением письменных или вещественных доказательств; • • заявить ходатайства о производстве дополнительных и повторных следственных действий; • • принять собственные меры к розыску установленного, но отсутствующего подозреваемого или обвиняемого; • • требовать направления дела в суд, считая, что в деле имеется достаточно доказательств для предания обвиняемого суду. • Ряд проблемных вопросов возникает и в случаях прекращения уголовного дела. Надо отметить, что, если требования ст. 5 УПК сформулированы четко и едва ли могут явиться причиной для вопросов, то последующие статьи о прекращении уголовного дела порождают ряд замечаний, непосредственно относящихся к деятельности потерпевшего.

Так в ст. 6 УПК, а в связи с этим и ст. 7 УПК не совсем четко сформулированы обстоятельства, образующие «изменение обстановки», гарантирующей, что виновное лицо перестало быть общественно опасным. 4.2 указанной статьи обязывает орган расследования уведомить об этом потерпевшего, который имеет право обжаловать принятое решение. Однако отражение этого права в законе выглядит формально, поскольку без ознакомления потерпевшего с материалами дела едва ли возможно принести обоснованную жалобу. Кроме того, было бы белее логичным, если бы содержание ст. 6 предусматривало выяснение мнения о возможности прекращения уголовного преследования у потерпевшего, чтобы не создавать потенциальной
возможности подачи жалобы, связанной с проверками и

174

заключениями. Более простое и доходчивое содержание ст. 7. Однако, как и в отношении предыдущей статьи право потерпевшего в ней отнесено на задний план.

Весьма привлекательной и в этом смысле показательна для состязательного процесса является редакция ст. 9 УПК, в которой , для прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим требуется согласие двух обвинителей: прокурора и потерпевшего. Это указывает на их процессуальное равенство. Видимо, порядок на получения парного согласия обвинителей на большинство принципиальных решений, принимаемых в уголовном процессе, надлежит расширить, что будет более соответствовать принципам состязательности.

Что касается окончания расследования уголовных дел, имеющих перспективу судебного рассмотрения, то, представляется, ст. 200 УПК более предрасположена к потерпевшему, для которого в этом случае закон предоставляет более широкие права для выражения своей позиции в отношении обвиняемого.

Совершенно правильно указывается в Концепции судебной реформы, что уголовный процесс нужно построить на началах подлинной состязательности. Тем самым предполагается не только разделение и персонофикация функций обвинения, защита и разрешение дела, не только равноправие сторон обвинения и защиты, но и предоставление им в законодательном порядке равных возможностей по воздействию на окончательное решение суда.157

157 См.: Концепция судебной реформы в РСФСР // Ведомости Съезда Народных Депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. М., 1991. №44

175

Заключение

  1. Концепция судебной реформы, наряду со многими демократическими принципами, основным из которых является осуществление судопроизводства на основе состязательности и равенства сторон (ст. 123 Конституции РФ), предполагает полную реализацию названного принципа с начала возникновения уголовного процесса и до осуществления судом функции правосудия.

  2. В структуре равенства сторон в уголовном процессе следует иметь в виду не только процессуальное равенство обвиняемого, подсудимого и защитника - адвоката, а также обвинителя - прокурора, но и потерпевшее от преступления лицо, которое по историческому смыслу в состязательном процессе наделен правами обвинителя, имеющего широкие права требовать возбуждения уголовного дела и установления истины.
  3. Без указанных выше двух условий осуществление судопроизводства и правосудия на основе состязательности и равенства сторон бесперспективно, так как в скоротечной стадии судебного разбирательства потерпевшее лицо в качестве равной стороны не имеет надлежащей возможности реализовать свои основные права.
  4. По изложенным причинам потерпевший должен быть наделен равными правами в первую очередь с подозреваемым, обвиняемым и подсудимым. В этой связи предлагается расширить процессуальные права потерпевшего как на стадии возбуждения уголовного дела, так и на последующих стадиях судопроизводства. При этом назрела необходимость в качестве потерпевших от преступления признать также юридических лиц, не ограничивая их права статусом гражданских истцов.
  5. Проведенный анализ прав равных участников процесса показывает, что представители потерпевших и гражданских истцов находятся в менее выгодном положении по отношению к
    защитнику.

176

Поэтому необходимо признать за потерпевшим право иметь

защитника, отстаивающего его имущественные и личные интересы от неправомерных действий противоборствующей стороны.

  1. Опираясь на гражданское законодательство, предлагается относить оплату представителя и адвоката потерпевшего за счет обвиняемого. Малоимущий потерпевший также как и подозреваемый, обвиняемый должен быть обеспечен государственным защитником бесплатно.
  2. В стадии возбуждения уголовного дела потерпевший от преступления должен иметь право:

• ознакомиться с подтверждением органа расследования о дате принятия его заявления или жалобы; • • на сообщение ему о возбуждении уголовного дела по заявлению или жалобе, а также на получение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела; • • в случае намерения обжаловать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, для подготовки мотивированной жалобы с отказным материалом. • 8. В стадии расследования уголовного дела потерпевший и его адвокат должны иметь широкие возможности для доказывания преступления и в этих целях помимо перечисленного в ст. 53 УПК иметь право:

• выдвигать свои версии общего и частного значения, которые подлежат обязательной проверке лицами, ведущими расследование; • • совместно с органами дознания и следствия осуществлять меры по розыску скрывшихся преступников; • • заявлять ходатайства о производстве конкретных следственных действий с их участием; •

177

• заявлять ходатайства о назначении судебных экспертиз, знакомиться с постановлением следователя о назначении экспертизы, ставить на разрешение эксперта дополнительные вопросы, заявлять отвод эксперту, ходатайствовать о включении в состав экспертов конкретных специалистов, а также по опыту зарубежных стран производить экспертизы вне экспертных учреждениях; • • в случаях приостановления уголовного дела производством знакомиться со всеми материалами уголовного дела с участием адвоката, заявлять мотивированные ходатайства и обращаться в суд с просьбой об отмене постановления о приостановлении расследования, а также о возможности направления уголовного дела в суд для рассмотрения по существу при наличии обвиняемых лиц; • 9. Имея в виду наличие в уголовном праве и процессе все более развивающийся принцип диспозитивности, на основе которого потерпевший в известных случаях может согласиться на примирение с обвиняемым (ст. ст. 15, 76 УК и ст.9 УПК) целесообразным будет расширить практику применения указанных норм законодательства. Однако фактические обстоятельства примирения потерпевшего и обвиняемого, имеющие природу сделки, с целью недопущения незаконного склонения потерпевшего к примирению, а также избежания злоупотребления должностных лиц должны утверждаться судом.

  1. Важная роль должна отводиться активной деятельности потерпевшего при производстве следственных действий с его участием.

В сфере деятельности по доказыванию преступления органы расследования и потерпевшие должны находиться в едином намерении разыскать лиц, совершивших преступление. В этом отношении органу дознания, следователю и прокурору в целях успешного решения

178

следственных задач полезно использовать активную

деятельность потерпевшего, направленную на техническую, тактическую и розыскную помощь с его стороны. По этой причине следует тактически правильно способствовать активности потерпевшего, заинтересованного в наиболее полном установлении криминалистической информации о совершенном преступлении. При производстве таких следственных действий как осмотр места происшествия, производство допросов, в том числе и потерпевшего, обысков и описи имущества, очной ставки, предъявления для опознания органы расследования вправе ожидать от потерпевшего как обвинителя содействия в их деятельности по достижению положительных результатов расследования. Последнее во многом зависит от тактически правильного взаимодействия между ними, которое зависит в основном от позиции следствия, построенной с учетом психологии потерпевшего, принципиальности его настроя и конкретной следственной ситуации в определенный период расследования.

В общем плане привлечения потерпевших к борьбе с преступностью следует признать полезным для правоохранительных органов, используя зарубежный опыт, способствовать общественным объединениям потерпевших от преступлений в организации, клубы и другие объединения, через которые станет возможным более эффективное осуществление основных принципов правовой политики государства.

179

Литература: Законодательные правовые акты

  1. Конституция Российской Федерации. М., 1999.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации (с изменениями и дополнениями на 1 января 2000 г.). М., 2000.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (с изменениями и дополнениями на 15 января 1999г.). М., 1999.
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации (с изменениями и дополнениями на 15 ноября 1999 г.). М, 1999.
  5. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР (с изменениями и дополнениями на 15 мая 1999г.). М., 1999.
  6. Закон Российской Федерации «О милиции» от 18 апреля 1991 г. // Ведомости Съезда Народных Депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. М., 1991. №16.
  7. Федеральный закон от 25 июля 1998 г. «О борьбе с терроризмом» // Законность. 1998. №11.
  8. Заключение Совета Федерации по результатам парламентских слушаний «О ходе реализации концептуальных положений судебной реформы в Российской Федерации // Российская юстиция. 1999. №2.
  9. Концепция судебной реформы в РСФСР // Ведомости Съезда Народных Депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. М., 1991. №44
  10. Ю.Положение о Совете при Президенте Российской Федерации
    по

вопросам совершенствования правосудия. // Российская газета. 21

октября 1997г. 11.Положение о государственном фонде борьбы
с преступностью,

утвержденное Правительством РФ 7 июня 2000 г. // Законность.

2000.№11.

180

  1. Постановление Конституционного Суда

Российской Федерации от 29 апреля 1998 года.// Российская газета. 5 мая 1998.

13.Постановление Конституционного Суда Российской Федерации №7-п от 20 апреля 1999 года. // Российская газета. 27 апреля 1999.

14.Постановление Конституционного Суда Российской Федерации №2-п от 14 февраля 2000 года. // Российская газета. 23 февраля 2000.

15.Постановление Правительства Российской Федерации от 28 августа 1997 г. №1092. «О порядке использования административных штрафов, взыскиваемых в 1997 году органами Федеральной инспекции труда при Министерстве труда и социального развития Российской Федерации за нарушение законодательства Российской Федерации о труде и об охране труда. // Российская газета. 10 сентября 1997.

16.Постановление Правительства Российской Федерации от 28 августа 1997 г. №1092. «О порядке использования административных штрафов, взыскиваемых в 1997 году органами Федеральной инспекции труда при Министерстве труда и социального развития Российской Федерации за нарушение законодательства Российской Федерации о труде и об охране труда».

П.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 апреля 2000 г.

18.Указание Генерального прокурора РФ, МВД РФ, ФСК РФ от 24 августа 1994 года «О порядке реализации норм Указа Президента Российской Федерации от 14 июля 1994 года №1228 «О неотложных мерах по защите населения от бандитских и иных проявлений организованной преступности».

19.Устав уголовного судопроизводства России. С-Петербургъ. 1908.

181

Монографии, отдельные издания и статьи

  1. Алексеев В.Б., Ефимичев СП. В споре рождается истина // Дальневосточные криминалистические чтения. Владивосток. 1999. Вып.4.
  2. Антонова Е.Ю. Юридическое лицо как субъект преступления: опыт зарубежных стран и перспективы применения в России. Автореф. канд. юрид. наук. Владивосток. 1988.
  3. Бартошек Милан. Римское право. Понятия, термины, определения. М., 1989.
  4. Бедняков Д.И. Не процессуальная информация и расследование преступлений. М., 1991.
  5. Безнасюк А., Абабков А. Государственная защита лиц, содействующих уголовному судопроизводству. (Зарубежный опыт, отечественные проблемы) // Российская юстиция. 1997. №8.
  6. Белкин Р.С. Криминалистические проблемы, тенденции, перспективы. Общие и частные теории. М. 1987.
  7. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.З. М., 1997.
  8. Бодалев А.А. Личность и общение. М., 1995.
  9. Божьев В. «Тихая революция» Конституционного Суда в уголовном процессе Российской Федерации // Российская юстиция.
  10. №10.
  11. 10.Божков Н.Р. Использование виктимологических данных
    при

расследовании преступлений. Саратов. 1987. 11.Брунер Дж. Психология познания. М., 1977. 12.Бурданова B.C. Выдвижение и
проверка версий защиты при

расследовании преступлений. Л. 13.Бурданова B.C., Быков
В.М. Виктимологические аспекты

криминалистики. Ташкент. 1981. 14.Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса. М., 1970.

182

15.Васильев В.Л. Юридическая психология. Москва-Харьков-

Минск. 1938. 16.Возбуждение уголовных дел о преступлениях против личности / Отв.

ред. доцент В.М. Кобяков. Свердловск. 1988. П.Волынский В.А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия

и расследования преступлений. М., 1994. 18.Газетдинов Н.И.
Деятельность следователя по возмещению

материального ущерба. Казань. 1990. 19.Гапанович Н.Н. Опознание в
следственной и судебной практике

(тактика). Минск. 1978. 20.Гинзбург А.Я. Тактика предъявления для опознания. М.,1971. 21.Голиков О.В., Лазовицкая Г.П. Проблемы
возмещения вреда

потерпевшему в уголовном процессе // Российский следователь. 2000.

№5. 22. Гросс Г. Руководство для судебных следователей, чинов общей и

жандармской полиции и др . Смоленск. 1895. 23.Грузд Б. Правило Маслова // Российская юстиция. 2000. №10. 24.Гусаков А.Н.
Криминалистика США. Теория и практика ее

применения. Екатеринбург. 1993. 25.Дагель П.С. Имеет ли «согласие потерпевшего» уголовно-правовое

значение? // Советская юстиция. 1972. №3. 26.Дагель П.С. Потерпевший в советском уголовном праве // Потерпевший

от преступления. 1974. 27.Демин А. Контракты в сфере оперативно- розыскной деятельности. //

Российская юстиция. 1997. №6. 28.Демократические основы советского социалистического правосудия /

Под ред. М.С. Строговича. М., 1965. 29.Джихарьян И.А. О месте потребностей, эмоций и чувств в мотивации

личности // Теоретические проблемы в психологии личности. М., 1974.

183

ЗО.Домбровский Р.Г. Совершенствование

понятийного аппарата криминалистики // Борьба с преступностью на

современном этапе. Рига. 1980. 31.Драпкин Л.Я. Понятие и классификация следственных ситуаций //

следственные ситуации и раскрытие преступлений. Свердловск. 1975. 32.Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. Минск.

  1. 33.Дулов А.В. Права и обязанности участников судебной экспертизы.

Минск. 1962. 34.Дулов А.В.. Судебная психология. Минск. 1975. 35.Духовской М.В. Русский уголовный процесс. М.,1910. Зб.Елизаров А. Телефону доверяй, но шпионов лови. // Российская газета.

6 марта 1998. 37.3усь Л.Б. Характер взаимодействия
субъектов уголовно-процессуальных отношений // Ученые записки. Материалы научной

конференции профессорско-преподавательского состава ДВГУ.

Владивосток. 1970. Вып.41. 38.3усь Л.Б. Проблемы правового регулирования в сфере уголовного

судопроизводства. Владивосток. 1978. 39.Зыков В. Суд или школа красноречия? // Российская газета. 2000. 01

ноября. 40.Ищенко П.П. Специалист в следственных действиях. М., 1990. 41.Карагодин В.Н. Преодоление противодействий
предварительному

расследованию. Свердловск. 1992. 42.Козловский А. Стукачество в Америке. // Аргументы и факты. 1997.

№40. 43.Кокорев Л.Д. Некоторые вопросы виктимологии, ее
влияние на

признание лица потерпевшим и его участие в расследовании и

184

профилактике преступлений // Виктимология и профилактика

правонарушений. Иркутск. 1979. 44.Колмаков В.П. Следственный осмотр. М., 1969. 45. Комов С. Я сам нашел убийцу внука // Комсомольская правда. 24-31

октября 1997. 46.Коневская В.П. Социология коммуникации. М. 1997. 47.Кони А.Ф. Присяжные заседатели // Суд присяжных в России. Л., 1991. 48.Кочаров Г.И. Опознание на предварительном следствии. М, 1955. 49.Краткий анализ состояния преступности в России (январь- декабрь 1998

года) // Российская юстиция. 1999. №5. 50.Краткий анализ преступности в России (январь-сентябрь 1999 года) //

Российская юстиция. 1999. №12. 51.Криминалистика/Под ред. проф. И.Ф. Крылова. Л., 1975. 52.Криминалистика / Под ред. проф. И.Ф. Герасимова и Л.Я. Драпкина.

М., 1994. 53.Криминалистика / Под ред. проф. Р.С. Белкина, Г.Г. Зуйкова. М., 1980. 54.Криминалистическое обеспечение предварительного расследования /

Под ред. проф. В.А. Образцова. М, 1992. 55.Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. М., 1986. 56.Листин В.К.
Проблема уголовно-правовой охраны общественных

отношений. Л., 1997. 57.Локар Э. Руководство по криминалистике. М., 1941. 58.Лурия А.Р. Психология в определении следов преступления // Научное

слово. М.-Л., 1928. №3. 59.Майерс Дэвид. Социальная психология. С.- П., 1998. 60.Мамина М.Н. Защита личных неимущественных
прав советских

граждан. М., 1991.

185

61.Манцурова Е.Ю. Уголовно- правовая ответственность

юридических лиц: целесообразность применения // Совершенствование

борьбы с преступностью в условиях Дальнего Востока. Хабаровск.

  1. 62.Мароховский Г. «Длинные уши» у бывших секретов. // Российская

газета. 18 декабря 1999. 63.Махов В.Н. Организация адвокатуры в Израиле. // Российская юстиция.

  1. №11. 64.Махов В.Н., Пешков М.А. Уголовный процесс США (досудебные

стадии). М., 1998. 65.Механизм преступного поведения / Под
ред. академика В.Н.

Кудрявцева. М., 1981. 66.Мешков В.М., Попов В.А.
Оперативно-розыскная тактика и

особенности легализации полученной информации в ходе

предварительного следствия. М., 1999. 67.Муздыбаев К. Психология ответственности. Л. 1983. 68.Никалайчук И.А. Сокрытие преступления как форма противодействия

расследованию. Автореф. дисс. доктора юрид. наук. Воронеж. 2000. 69.0 внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О милиции» //

Российская газета. 8 апреля 1999. 70.Образцов В.А.
Криминалистическое распознание: состояние,

тенденции, перспективы // Проблемы криминалистического

распознания. Иркутск - Москва. 1999. 71.Образцов В.А. Подготовка и производство предъявления для опознания

// Следственные действия. М., 1999. 72.Основы инженерной психологии / Под ред. член-корр. АН СССР проф.

Б.Ф. Ломова. М., 1977. 73.Павлов Н.Е. Долг свидетеля. М., 1989.

186

74.Патов А.А. Процессуальные и организационные основы

производства по делам, приостановленным в связи с не установлением

лица, подлежашщего привлечению в качестве обвиняемого. Автореф.

канд. юрид. наук. М., 1997. 75.Петрухин И. Публичность и диспозитивность в уголовном процессе //

Российская юстиция. 1999. №3. 76.Пиюк А. Состязательность на стадии предварительного расследования

и судебный контроль // Российская юстиция. 2000. №4. 77.Подольский А.И. Формирование симультантного опознания. М., 1978. 78.Порубов Н.И. Допрос. Минск. 1968. 79. Порядок выдачи и аннулирования разрешений на трансграничные

(транзитные) перевозки опасных отходов. // Российская газета. 6 апреля

  1. 80.Протосевич А.А., Образцов В.А., Богомолова С.Н. Криминалистическая

гипнология // Монологи. Криминалисты о своей науке, призванной

адекватно противостоять преступности. Иркутск - Москва. 1999. 81.Расследование отдельных видов преступлений. Воронеж. 1986. 82.Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. 83.Резниченко И.М. Защита в суде интересов потерпевшего
//

Потерпевший от преступления. Владивосток. 1974. 84.Рекомендация NR (85) 11, принята Комитетом министров 28 июня 1985

года на 387 заседании заместителей министров // Российская юстиция.

  1. №7. 85.Рекомендации N R (95) 12, принятая Комитетом
    министров 11

сентября 1995 года на 543 заседании заместителей министров //

Российская юстиция. 1997. 86.Реховский А.Ф. Проведение
опознания личности при отказе

опознающего от непосредственного опознания // Дальневосточные

криминалистические чтения. Владивосток. 1997. Вып. 2.

187

87.Реховский А.Ф. Теоретические основы учения о

криминалистических версиях. Владивосток. 1996. 88.Руководство для следователей / Под ред. проф Н.А. Селиванова и В.А.

Снеткова. М., 1998. 89.Рыбальская В.Я. Методика изучения личности потерпевшего. Иркутск.

  1. 90.РыжаковА.П. Предварительное расследование. Тула. 1996. 91.Рябоконь В.В., Шиканов В.И. Организация и тактика
    повторных

следственных действий. Иркутск. 1985. 92.Савицкий В.М. Язык процессуального закона. Вопросы терминологии.

М., 1987. 93.Савицкий В.М., Потеруша И.И. Потерпевший в советском уголовном

процессе. М., 1963. 94.Селиванов Н.А. Советская криминалистика: Система понятий. М., 1982. 95.Селиванов Н.А., Теребилов В.И.
Первоначальные следственные

действия. М., 1969. 96.Сердюк П.В., Тимербаев А.Т. Психологические аспекты расследования

преступлений. Хабаровск. 1993. 97.Сикорская Л.Т.
Криминалистическое обеспечение раскрытия и

расследования преступления // Совершенствование борьбы с

преступностью в условиях Дальнего Востока. Хабаровск. 1997. Часть

IV. 98.Словарь практического психолога. Минск. 1997. 99.Смирнов
М. Осведомитель в США - это не стыдно // Записки

криминалистов. М., 1995. Вып.5.

  1. Смирнов С.Д. Психология образа: проблема активности психического отражения. М., 1985.
  2. Советский уголовный процесс / Под ред. проф. Д.С. Карева. М.,
  3. 1968.

188

  1. Соловьев А.Б. Допрос свидетеля и потерпевшего. М., 1994.
  2. Соловьев Н. Реформа следственного аппарата: от перераспределения подследственности до модернизации УК // Российская юстиция. 2000. №12.
  3. Твердая И.Н. Поведение потерпевшего и предупреждение преступлений // Потерпевший от преступления. Владивосток. 1974.
  4. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973.
  5. Трегубов С.Н Основы уголовной техники. Петроград. 1915.
  6. Томин В.Д. Острые углы уголовного судопроизводства. М., 1991.
  7. Туйнов В.И. Российская прокуратура в условиях становления правового государства // Правоведение. 1998. №2.
  8. Турчин Д. А. Расследование хищений государственного и общественного имущества. Владивосток. 1978.
  9. ПО. Турчин Д.А. О законодательной логике закона от 12 мая 1990 года и его применении // Актуальные проблемы регулирования общественных отношений в условиях перехода к рыночной экономике. Барнаул. 1991.

  10. Турчин Д. А. Система криминалистики нуждается в реконструкции // Дальневосточные криминалистические чтения. Владивосток. 1995. Вып.1.
  11. Турчин Д.А. Аналогия в уголовном процессе и криминалистике // Дальневосточные криминалистические чтения. Владивосток. 2000. Вып.5.
  12. Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 1996.
  13. Уснадзе Ф.К. Психологические исследования. М., 1969.
  14. Фельдштейн Р.Г. Лекции по уголовному судопроизводству. М. 1915.

189

  1. Франк Л.В. Понятие о криминальной виктимологии и виктимности и некоторые ее аспекты в преступлениях против жизни и здоровья // Вопросы криминалистики, криминологии и судебной экспертизы. Баку. 1972.
  2. Франк Л.В. Некоторые теоретические вопросы становления советской виктимологии // Потерпевший от преступления. Владивосток. 1974.
  3. Франк Л.В. О виктимологии и виктимности // Советское государство и право. 1976. №4.
  4. Цветков П.П. Предъявление для опознания в советском уголовном процессе. Л., 1962.
  5. Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем. М. 1988.
  6. Ципкин А.Л. К вопросу о защите прав личности в уголовном судопроизводстве // Развитие прав граждан СССР. Саратов. 1962.
  7. Шевцов Г.М. Потерпевший - юридическое лицо как структурный элемент криминалистической характеристики преступления // Криминалистическая виктимология. Иркутск. 1980.
  8. ШейферС.А. Следственные действия. М., 1981.
  9. Шилов Е. «Черный» список прокурора // Российская газета. 16 февраля 2001.
  10. Шиканов В.И. Криминалистическая виктимология: анализ сущности и функций // Криминалистическая виктимология. Иркутск. 1980.
  11. Шляхов А.Р. Судебная экспертиза. Организация и проведение. М., 1979.
  12. Чижиков И.С. Полевая криминалистика: понятие, система и задачи. // Дальневосточные криминалистические чтения. Владивосток.
  13. Вып.З.

190

  1. Щерба С. П., Зайцев О.А. Обеспечение прав потерпевших и свидетелей на предварительном следствии. М., 1995.
  2. Эксперт в суде присяжных США // Российская юстиция. 1999. №7.
  3. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л., 1976.
  4. Якимович Ю.К. Некоторые аспекты участия защитника в уголовном процессе. Избранные статьи. Томск. 1997.
  5. Якобсон П.М. Психологические проблемы мотивации поведения человека. М. 1969.
  6. Якубович Н.А. Уголовно-процессуальные отношения и их участники в предварительном следствии // Вопросы борьбы с преступностью. 1982. №37.

191

Приложения

192

Приложение 1

Анкета опроса физических лиц пострадавших от преступления

  1. Какое у Вас образование

• Среднее 19,5% • • Среднее специальное 35,4% • • Среднее специальное юридическое 7,3% • • Высшее 31,7% • • Высшее юридическое 6,1% • 2. Кем Вы работаете или чем занимаетесь:

Предприниматели 11,4%

Учащиеся 10,1%

Педагоги 8,9%

Инженерно-технические работники 7,5%

Рабочие 11,4%

Медицинские работники 2,5%

Сотрудники милиции 16,5%

Юристы 5,1%

Продавцы 3,8%

Не работает 15,2%

Пенсионеры 7,6%

  1. Какое в отношении Вас было совершено преступление:

• Кража 48>6% • • Грабеж 9’7% •

193

• Разбой 2,8% • • Угон автотранспорта 13,8% • • Хулиганство 5,6% • • Мошенничество 6,9% • • Вымогательство 2,8% • • Изнасилование 2,8% • • Убийство 1,4% • • Дорожно-транспортные преступления 2,8% • • Причинение тяжкого вреда здоровью 2,8% • 4. Что явилось поводом для возбуждения уголовного дела:

• По Вашему заявлению 82,5% • • По инициативе правоохранительных • органов 17,5%

  1. Через какое время было возбуждено уголовное дело после совершения преступления:

• В течение суток 51,5% • • Через один день 21,2% • • Через два дня 9,1% • • Через три дня 9,1% • • Через пять дней 3,0% • • Свыше десяти дней 6,1% • 6. Имели ли Вы представителя на предварительном следствии и судебном разбирательстве:

194

• Имел 3,8% • • Не имел 96,2% • 7. Если Вы имели представителя, то кто им был:

• Частный адвокат 100%

  1. Удовлетворены ли Вы деятельностью представителя по защите Ваших интересов:

• Да, удовлетворен 66,7% • • Нет, не удовлетворен 33,3% • 9. Объявлял ли Вам следователь о том, что по закону одновременно со статусом потерпевшего по делу Вы также являетесь гражданским истцом в уголовном процессе:

• Да, объявлял 69,9% • • Нет, не объявлял 30,1% • Ю.Полностью ли Вам возместили материальный ущерб, причиненный преступлением:

• Полностью не возместили 44,6% • • Возместили частично 18,9% • • Возместили полностью 36,5% • 11.Каким образом Вам возместили материальный ущерб:

• На предварительном следствии 76,2% • • По решению суда 21,4% • • По решению гражданского суда 2,4% •

195

  1. Как Вы считаете, полностью ли Вы реализовали свои права потерпевшего на предварительном следствии:

• Да, полностью 59,6% • • Нет, не полностью 40,4% • 13.Приходилось ли Вам жаловаться на орган расследования в связи с нарушением Ваших прав потерпевшего?

• Нет, т.к. не было причин 63,9%) • • Нет, т.к. не знал о таком праве и как это осуществить 15,3% • • Нет, т.к. считаю это бесполезным 4,1% • • Да, т.к. расследование велось недостаточно активно 13,9% • • Да (иные причины) 2,8% • 14. Какую практическую помощь Вы оказали следствию
как потерпевший?

• Помог разыскать преступника 15,7% • • Предоставлял доказательства преступления 68,5% • • Предложил материальную помощь 2,4% • • Не оказывал помощь 13,4% • 15. Считаете ли Вы необходимым участие
потерпевшего в производстве следственных действий?

• В производстве обыска:

Да 67,1%

Нет 32,9%

196

• При допросе подозреваемого (обвиняемого):

Да 52,4%

Нет 47,6%

• В розыске преступника (участие в обследовании помещений, посещении общественных мест, культурно-массовых мероприятий совместно с сотрудниками милиции или самостоятельно):

Да 26,8%

Нет 73,2%

  1. Объявлял ли Вам следователь о Вашем праве на ознакомление с материалами уголовного дела по окончанию расследования:

• Не объявлял 38,5% • • Да, вызвал следователь и под расписку объявил об окончание расследования и о праве ознакомиться • с материалами дела и заявить ходатайства 29,5%

• Получил письменное уведомление об окончании расследования с разъяснением прав на ознакомление

с материалами дела и заявления ходатайств 32,0%

17.Каковы результаты предварительного расследования преступления совершенного против Вас?

• Расследование окончено и дело передано в суд 82,1% • • Уголовное дело приостановлено 9,5% • • Уголовное дело прекращено 8,4% • 18.Участвовали ли Вы в судебном заседании?

• Да, участвовал 95,7/о

197

• Нет, не участвовал 4,3%

19.Удаляли ли Вас из зала суда вместе с другими свидетелями?

• Да, удаляли 14,9% • • Нет, не удаляли 85,1% • Ю.Оказывалось ли на Вас физическое или психическое давление во время судебного разбирательства?

• Нет, не оказывалось 84,6% • • Да, оказывалось •

  • психическое (уговоры, угрозы и пр.) 15,4%
  • физическое 0%
  • 21.Изменил и ли Вы свои первоначальные показания в суде?

• Да, полностью 0% • • Да, частично 1,4% • • Нет, не изменил 98,6% • 22.После окончания судебного следствия суд спрашивал Вас какое наказание за содеянное заслуживает(ют) подсудимый(ые)?

• Да, спрашивал 15,4% • • Нет, не спрашивал 84,6% • 23.Согласны ли Вы с решением суда по уголовному делу?

• Да, согласен 15,4% • • Нет, не согласен 84,6% •

198

24.Известно ли Вам, что Вы имеете право на обжалование приговора, определение или постановление суда?

• Да, известно 88,5% • • Нет, не известно 11,5% • 25.Приносили ли Вы жалобы на приговор или определение (постановление) суда?

• Да, подавал жалобу 2,9% • • Нет, жалобу не подавал 97,1% • 26.3накомили ли Вас в суде с кассационной жалобой подсудимого и его защитника?

• Да, знакомили 4,5% • • Нет, не знакомили 79,1% • • Жалобу не подавали 16,4% • 27.Как Вы считаете, необходимо ли пособие (руководство, памятка) в котором бы давались советы людям, пострадавшим от совершения преступления?

• Да, оно необходимо 96,3% • • Нет, в нем нет необходимости 3,7% • 28. Считаете ли Вы необходимым издание Закона о защите потерпевших от преступления?

• Да, такой Закон необходим 92,6% • • Нет, в нем нет необходимости 7,4% •

199

29.Каково Ваше мнение по поводу предложения создать общественную организацию «Фонд защиты потерпевших», которая оказывала бы практическую помощь пострадавшим от преступлений:

• Стал бы членом такой организации 17,1% • • Согласился бы материально поддерживать • такую организацию 11,0%

• Не нужна такая организация 14,6% • • Организация нужна, но ее членом и поддерживать • материально не стал бы 43,9%

• Организация должна быть государственной 13,4%

200

Приложение 2

Анкета

опроса юридических лиц пострадавших от преступления

  1. Какая организация оказалась потерпевшей?

• Государственная 29,4% • • Коммерческая 58,8% • • Общественная 11,8% • 2. Какое преступление было совершено в отношении юридического лица?

• Кража 64,7% • • Мошенничество 11,8% • • Грабеж 5,9% • • Разбой 5,9% • • Умышленное уничтожение имущества 5,9% • 3. По чьей инициативе возбуждено уголовное дело?

• Организации 70,6% • • Органа расследования 17,6% • • По инициативе иных лиц 11,8% • 4. Какая помощь следствию оказана потерпевшей организацией?

• Материальная 0% • • Предоставление доказательств 88,9% • • В розыске преступника 11,1% •

201

  1. Какую помощь могла бы оказать организация, если бы об этом попросили органы расследования и суда?

• Финансовую 50,0% • • Предоставление технических средств, оборудования 16,7% • • Предоставление людей, для оказания помощи 5,5% • • Предоставление информации 11,1% • • Помощь оказать не смогли бы 16,7% • 6. Обращалась ли потерпевшая организация с целью розыска преступника в не государственные, коммерческие структуры?

• Да, обращались в охранные и детективные организации 5,9% • • Нет, не обращались 94,1% • 7. Подавались ли жалобы на органы расследования в связи с нарушением прав потерпевшей организации?

• Да, на не активное расследование преступления 5,9% • • Да, по поводу ограничения прав 0% • • Нет, т.к. не знали об этом 0% • • Нет, т.к. не было для этого причины 88,2% • • Нет, хотя причины были 5,9% • 6. Каковы результаты расследования уголовного дела?

• Расследование закончено и дело рассмотрено судом 82,3% • • Дело приостановлено 11,8% • • Дело прекращено на стадии расследования 5,9% •

202

  1. Подавалась ли жалоба на приговор или определение суда?

• Да, подавалась и была рассмотрена 5,9% • • Нет, не подавали 94,1% • 8. Каково мнение руководства и коллектива Вашей организации по поводу предложения некоторых практических работников- юристов создать общественную организацию или фонд в защиту потерпевших от преступления граждан и юридических лиц :

• Хотели бы стать членом такой общественной организации 55,6% • • Не хотели бы быть членами такой организации 23,5% • • Такая организация не нужна 5,6% • • Организация должна быть государственной 5,6% • • Не реальное предложение 5,6% • 9. В целях предупреждения и борьбы с преступностью согласились бы поддерживать указанную общественную организацию?

• Да, оказали бы финансовую помощь 64,7% • • Предоставили бы технику 5,9% • • Выделили бы сотрудников для оказания помощи 11,8% • • Не смогли бы поддержать 17,6% •

203

Приложение 3

Перечень

преступлений небольшой тяжести предусмотренных

Уголовным Кодексом РФ (максимальное наказание не

превышает двух лишения свободы), по которым согласно ст.76

УК РФ возможно примирение потерпевшего с лицом,

совершившим это преступление

Раздел 7. Преступления против личности. Глава 16. Преступления против жизни и здоровья

Ст. 108 4.1 «Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны»

Ст. 113 «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта».

Ст. 114 «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление».

Ст. 115 «Умышленное причинение легкого вреда здоровью».

Ст. 116 «Побои».

Ст. 118 «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности».

Ст. 119 «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью».

Ст. 121 «Заражение венерической болезнью».

Ст. 122 ч. 1 «Заведомое постановление другого лица в опасность заражения ВИЧ- инфекцией».

Ст. 123 Ч. 1,2 «Производство аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля».

Ст. 124 ч. 1 «Неоказание помощи больному».

204 Ст. 125 «Оставление в опасности».

Глава 17. Преступление против свободы, чести и достоинства личности.

Ст. 127 ч. 1 «Незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением».

Ст. 130 «Оскорбление».

Глава 18. Преступление против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Ст. 133 «Понуждение к действиям сексуального характера».

Глава 18. Преступление против конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Ст. 136 ч. 1 «Нарушение равноправия граждан».

Ст. 137 «Нарушение неприкосновенности частной жизни».

Ст. 138 ч. 1,2 «Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан».

Ст. 139 ч. 1,2 «Незаконное проникновение в жилище».

Ст. 140 «Отказ в предоставлении гражданину информации».

Ст. 141 ч. 1 «Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работ избирательных комиссий».

Ст. 143 ч. 1 «Нарушение правил охраны труда».

Ст. 144 Ч. 1 «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов».

Ст. 145 «Необоснованный отказ в приёме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трёх лет».

Ст. 146 Ч. 1 «Незаконное использование объектов авторского права или смежных

прав».

Ст. 147 ч. 1 «Нарушение изобретательских и патентных прав».

205 Ст. 148 «Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и

вероисповеданий».

Ст. 149 «Воспрепятствование проведению собраний, митинга, демонстрации,

шествия, пикетирования или участию в них».

Глава 20. Преступления против семьи и несовершеннолетних.

Ст. 154 «Незаконное усыновление (удочерение)». Ст. 155 «Разглашение тайны усыновления (удочерения)». Ст. 156 «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних». Ст. 157 «Злостное уклонение от уплаты средств на
содержание детей или нетрудоспособных родителей».

Раздел 8. Преступления в сфере экономики. Глава 21. Преступление против собственности.

Ст. 165 ч. 1 «Причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путём обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения».

Ст. 167 Ч. 1 «Умышленное уничтожение или повреждения чужого имущества».

Ст. 168 «Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности».

Глава 22. Преступление в сфере экономической деятельности.

Ст. 169 «Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности». Ст. 170 «Регистрация незаконных сделок с землёй».

Ст. 175* ч. 1 «Заранее не обещанные приобретение или сбыт имущества, заведомо добытым преступным путём».

Ст. 177 «Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности». Ст. 178* 4.1 «Монополистические действия и ограничение конкуренции». Ст. 179 ч. 1 «Принуждение к совершению сделки или к отказу от её совершения». Ст. 180 «Незаконное использование товарного знака». Ст. 182 «Заведомо ложная реклама».

206 Ст. 183 ч. 1 «Собирание сведений, составляющих коммерческую или

банковскую тайну, путём похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным

незаконным способом в целях разглашения либо незаконного использования этих

сведений».

Ст. 184 ч. 1 «Подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов».

Ст. 185 «Злоупотребление при выпуске ценных бумаг (эмиссии)».

Ст. 194 «Уклонение от уплаты таможенных платежей».

Ст. 195 «Неправомерные действия при банкротстве».

Ст. 198 ч. 1 «Уклонение гражданина от уплаты налога».

Ст. 200 «Обман потребителей».

Глава 23. Преступление против интересов службы в коммерческих и иных организациях

Ст. 204 ч. 1 «Коммерческий подкуп».

Раздел 9. Преступление против общественной опасности и общественного порядка.

Глава 24. Преступление против общественной опасности.

Ст. 213 ч. 1 «Хулиганство».

Ст. 214 «Вандализм».

Ст. 217 ч. 1 «Нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах».

Ст. 220 ч. 1 « Незаконное приобретение, хранение, использование, передача или разрушение радиоактивных материалов».

Ст. 224 «Небрежное хранение огнестрельного оружия».

Ст. 225 4. 1 «Ненадлежащее исполнение своих обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств».

207

Глава 25. Преступление против здоровья населения и общественной нравственности.

Ст. 231* ч. 1 «Посев или выращивание запрещённых к возделыванию растений, а также культивирование сортов конопли, мака или других растений, содержащих наркотические вещества».

Ст. 233* «Незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ».

Ст. 236* ч. 1 «Нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей».

Ст. 237* ч.1 «Сокрытие или искажение информации о событиях, фактах или явлениях, создающих опасность для жизни или здоровья людей либо для окружающей среды».

Ст. 238 4.1 «Выпуск или продажа товаров, выполнение работ либо оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности».

Ст. 242* «Незаконное распространение порнографических материалов или предметов».

Ст. 243* 4.1 «Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры».

Ст. 244 ч. 1 «Надругательство над телами умерших и местами их захоронения».

Ст. 245 «Жестокое обращение с животными».

Глава 26. Экологические преступления

Ст. 247 ч.1 «Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов».

Ст. 249 4.2 «Нарушение правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений, повлекшие тяжкие последствия».

Ст. 250 4.1 «Загрязнение вод».

Ст. 251 * ч. 1 «Загрязнения атмосферы».

Ст. 252* 4.1,2 «Загрязнение морской среды».

Ст. 253* «Нарушение законодательства Российской Федерации и континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации».

208 Ст. 254 ч.1 «Порча земли».

Ст. 255* «Нарушение правил охраны и использования недр».

Ст. 256* «Незаконная добыча водных животных и растений».

Ст. 258* «Незаконная охота».

Ст. 260* «Незаконная порубка деревьев и кустарников».

Ст. 261* 4.1 «Уничтожение или повреждение лесов, в результате неосторожного обращения с огнем или иным источником повышенной опасности».

Ст. 262* «Нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов».

Глава 27 Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта.

Ст. 264 ч. 1 «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств».

Ст. 265 «Оставление места дорожно-транспортного происшествия».

Ст. 266 4.1 «Недоброкачественный ремонт транспортных средств и выпуск их в эксплуатацию с техническими неисправностями».

Ст. 268 ч. 1 «Нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта».

Ст. 269 ч. 1 «Нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов».

Ст. 270 4.1 «Неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие».

Ст. 271 * «Нарушение правил международных полетов».

Глава 28 Преступления в сфере компьютерной информации.

Ст. 272 4.1 «Неправомерный доступ к компьютерной информации».

Ст. 274 ч. 1 «Нарушение правил эксплуатации ЭВМ, систем ЭВМ или их сети».

Глава 30 Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

Ст. 288 «Присвоение полномочий должностного лица».

209 Ст. 289* «Незаконное участие в предпринимательской деятельности».

Ст. 292 «Служебный подлог».

Ст. 293 ч.1 «Халатность».

Глава 31 Преступления против правосудия.

Ст. 294* 4.1,2 «Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования».

Ст. 297 «Оскорбление участников судебного разбирательства».

Ст. 298 4.1,2 «Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя».

Ст. 301 4.1 «Заведомо незаконное задержание».

Ст. 303* «Фальсификация доказателств по гражданскому делу лицом, участвующем в деле, или его представителем».

Ст. 306* ч.1 «Заведомо ложный донос».

Ст. 307* ч.1 «Заведомо ложные показания, заключение эксперта или неправильный перевод».

Ст. 308* «Отказ свидетеля или потерпевшего отдачи показаний».

Ст. 309* 4.1 «Подкуп свидетеля, потерпевшего к даче ложных показаний либо эксперта в целях дачи им ложного заключения или ложных показаний, а равно переводчика с целью осуществления им неправильного перевода».

Ст. 310* «Разглашение данных предварительного следствия».

Ст. 311 4.1 «Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса».

Ст.312* ч.1 «Незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту».

Ст. 314* «Уклонение от отбывания лишения свободы».

Ст. 315* «Неисполнение приговора, решения суда или иного судебного акта».

Ст.316* «Укрывательство преступлений».

210

Глава 32 Преступления против порядка управления.

Ст. 319 «Оскорбление представителя власти».

Ст. 320 4.1 «Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа».

Ст. 322* 4.1 «Незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации».

Ст. 323* 4.1 «Противоправное изменение Государственной границы Российской Федерации».

Ст. 324* «Приобретение или сбыт официальных документов и государственных наград».

Ст. 325 «Похищение или повреждение документов, штампов, печатей».

Ст. 326* 4.1 «Подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства».

Ст. 327* 4.1 «Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков».

Ст. 328* «Уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы».

Ст. 329* «Надругательство над Государственным гербом РФ или Государственным флагом РФ».

Ст. 330 ч.1 «Самоуправство».

Раздел 11. Преступления против военной службы

Глава 33 Преступления против военной службы

Ст.332* ч.1 «Неисполнение приказа». Ст. 336 «Оскорбление военнослужащего».

Ст. 337* 4.1,2 «Самовольное оставление части или места службы». Ст. 339* 4.1
«Уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иными способами».

211 Ст. 341* ч.З «Нарушение правил несения пограничной службы вследствии

небрежного или недобросовествного к ним отношения, повлекшие тяжкие последствия».

Ст. 342 ч.1,3 «Нарушение уставных правил караульной службы».

Ст. 343 ч. 1 «Нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности».

Ст. 344* «Нарушение уставных правил несения внутренней службы и патрулирования в гарнизоне».

Ст. 346* ч. 1 «Умышленное уничтожение или повреждение военного имущества».

Ст. 347* «Уничтожение или повреждение военного имущества по неосторожности».

Ст. 348* «Утрата военного имущества».

Ст. 349 4.1 «Нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих».

Ст. 350 4.1 Нарушение правил вождения или эксплуатации машин».

Знаком * отмечены составы преступлений, по которым примирение невозможно в связи с отсутствием потерпевшего - физического или юридического лица.

212

Приложение 4

Пособие

для пострадавших от совершения преступления

(разъяснение прав и обязанностей лиц, пострадавших от совершения преступления при возбуждении уголовного дела и проведении предварительного расследования)

213

Содержание

Введение 214

Кто такой потерпевший? 215

Права и обязанности потерпевшего 223

Предъявление гражданского иска 231

Участие потерпевшего в процессуальных действия

при предварительном расследовании 232

  • допрос потерпевшего 233
  • очная ставка 235
  • осмотр места происшествия 236
  • освидетельствование 237
  • предъявление для опознания 238
  • следственный эксперимент 2 3 9
  • производство экспертиз 239
  • приостановление и окончание предварительного расследования 241

214

Введение

Построение правового государства требует от граждан сознательного соблюдения законов. Но чтобы успешно выполнять эту задачу необходимо, прежде всего, знать законы и всякое их нарушение пресекать своевременно и решительно.

Большую тревогу вызывает уровень преступности в нашей стране, который повышается из года в год. В связи с этим серьезной задачей государства остается борьба с ней. Особое внимание в этой борьбе следует обратить к лицам, которые в наибольшей степени страдают от этого негативного явления - потерпевшим.

О роли потерпевшего в уголовном процессе, его правах и обязанностях, психологии потерпевших в специальной литературе написано немало. Между тем гражданин, оказавшись жертвой преступления, зачастую имеет недостаточное представление о том, какие, в связи с этим, он имеет права, как их можно реализовать, как помочь правоохранительным органам в расследовании и поиске преступника. Специальная юридическая литература, за редким исключением, мало помогает потерпевшему разобраться в этих вопросах. Чтобы ею правильно пользоваться, требуется соответствующая подготовка.

В данном пособии на популярном уровне раскрывается содержание прав и обязанностей потерпевшего, его роль и значение в уголовном процессе.

215

Кто такой потерпевший?

В жизни человека произошло несчастье - неким другим гражданином или группой граждан ему, при определенных обстоятельствах, определенным образом причинили вред. Причиненный вред может быть различным. Во-первых, вред могут нанести здоровью намеренно, то есть желая этого (например, группа подростков избили прохожего или один гражданин, из чувства мести, избивает другого) или по неосторожности, то есть, не желая этого (водитель, нарушив правила дорожного движения, сбивает человека или в результате пожара, возникшего в результате неосторожного обращения с огнем пострадали люди). Сюда же можно отнести и убийство, но в данном случае потерпевшим уже будет являться кто-то из близких родственников убитого. Такой вред принято считать физическим.

Во-вторых, вред может быть нанесен собственности гражданина. Его имущество могут похитить тайно (кража), либо открыто (грабеж), либо с применением насилия (разбой), либо путем обмана или злоупотребления доверием (мошенничество). Также имущество гражданина могут уничтожить или повредить намеренно (из-за чувства мести один гражданин сжигает другому дом или разбивает стекла и наносит повреждения корпусу автомобиля). Такой вред называют имущественным.

И, в-третьих, в результате совершения преступления может пострадать честь и достоинство гражданина. Например, распространение ложных позорящих сведений о личности, ее оскорбление. Такой вред называют моральным. Он может быть выражен одновременно и в физических страданиях, полученных в результате преступления. Таким образом, потерпевшим от преступления является человек, которому в результате совершения преступления причинен физический, моральный или имущественный вред (ст.53 УПК РФ).

216

Здесь следует отметить, что вред может быть причинен не только определенной личности, но и предприятиям, организациям, обществам. В этих случаях потерпевшим будет юридическое лицо, которое также будет участвовать в производстве по уголовному делу, но только в качестве гражданского истца (ст. 54 УПК). А причиненный такому истцу вред может быть только материальным. Гражданским истцом может быть и физическое лицо, которое в процессе производства по делу предъявило исковые требования о возмещении материального ущерба, причиненного в результате совершения преступления. В рамках данного издания мы коснемся только потерпевших, в качестве которых выступают физические лица.

Если против гражданина совершено преступление, то в первую очередь необходимо, чтобы об этом стало известно правоохранительным органам. Самый известный и распространенный способ информирования правоохранительных органов - это нужно пойти в милицию или прокуратуру и заявить о случившемся. Существует ряд других способов сообщения о совершенном преступлении, предусмотренных уголовно-процессуальным законом (ст. 108 УПК).

Заявление можно сделать как в устной форме так и письменно. Если заявление устное, то по этому случаю тот, кто будет принимать заявление должен составить протокол, который подписывается заявителем и должностным лицом, составившим протокол. В случае подачи заявления в письменном виде оно передается в дежурную часть милиции. Дежурный обязан принять заявление и зарегистрировать его в специальной книге учета заявлений. После этого должны выдать на руки талон-уведомление о принятии заявления (сообщения). Если такой талон не выдают, то необходимо запомнить (записать) номер заявления и дату подачи. Заявление обязаны принять в том органе внутренних дел, куда обратился заявитель. Недопустим отказ в принятии заявления (сообщения) о преступлении по мотивам того, что следует обратиться в другой орган расследования, на

217

территории которого совершено преступление либо к

подследственности которого относится ведение дознания или

предварительного следствия по данному виду преступления. Если, все-таки, дежурный отказывает в приеме заявления, то следует обратиться к начальнику милиции или в прокуратуру.

Как правильно написать заявление должен разъяснить все тот же дежурный. При этом следует иметь в виду, что сведения, которые сообщаются в заявление, должны быть достоверными. За заведомо ложный донос закон предусматривает уголовную ответственность по статье 306 УК РФ. Заявление о преступлении может принять и другой сотрудник ОВД (следователь, дознаватель, оперуполномоченный, участковый инспектор милиции и т.д.), но в таком случае он также должен зарегистрировать его в книге учета происшествий.

Кроме этого, с заявлением о совершении преступления можно обращаться к прокурору или судье. Они также должны принять его и в случае неподведомственности направить в соответствующий орган расследования по принадлежности, поставив об этом в известность заявителя.

По принятому заявлению прокурор, следователь, орган дознания, судья должны в течение трех суток принять соответствующее решение, проведя предварительную проверку указанных в заявлении обстоятельств. Если проверка требует слишком много времени, то в таких исключительных случаях дается время для принятия решения до десяти суток. А если и этого времени будет недостаточно, то должно быть возбуждено уголовное дело и проводиться расследование, в результате которого будет принято окончательное решение.

Решение, которое может быть принято после проверки заявления может быть различным. Во-первых, если во время проверки будут получены достаточные данные, указывающие на признаки преступления, должно быть возбуждено уголовное дело.

218

Во-вторых, при определенных обстоятельствах (как правило при отсутствии состава преступления) в возбуждении уголовного дела может быть отказано, а если оно уже возбуждено, то подлежит прекращению. Знать эти обстоятельства важно для потерпевшего. Подробно они указаны в ст.5 УПК РСФСР.

Первое обстоятельство - это когда в совершенном деянии отсутствует само событие преступления (п.1 ст.5 УПК), то есть, пострадавший считает, что против него совершили уголовно наказуемое преступление, однако при тщательном изучении обстоятельств выясняется, что оно не подпадает под действие уголовного закона, а является, например, административным правонарушением. В данном случае уголовное дело не может быть возбуждено.

Следующее обстоятельство относится к таким случаям, когда в совершенном противоправном деянии нет состава преступления (п.2 ст.5 УПК). Состав преступления - это сложное юридическое понятие и все его особенности раскрыть в данном случае едва ли возможно, но общее понятие о нем заключается в следующем.

Чтобы происшедшее событие явилось преступлением, то есть совершенным виновно, общественно опасным деянием, предусмотренным Уголовным Кодексом, необходимо, чтобы оно содержало четыре элемента состава преступления. Эти элементы имеют свои названия - объект, субъект, объективная сторона и субъективная сторона.

Объектом преступления являются те блага, интересы, общественные отношения, которые охраняются законом. Например, государство охраняет жизнь, здоровье, имущество, честь, достоинство граждан и при посягательстве на них соответствующим образом реагирует. Поэтому в каждом конкретном случае устанавливается: были ли нарушены те интересы, блага и т.д., охраняемые законом.

219

Субъектом преступления является человек, совершивший

преступные действия. Но не любой человек может считаться субъектом преступления. Для этого он должен быть вменяемым, иметь возраст, по достижении которого его можно привлекать к уголовной ответственности. В основном к уголовной ответственности привлекаются лица, достигшие 16 лет, но по отдельным, тяжким видам преступлений возраст снижен до 14 лет. В некоторых случаях человек должен быть наделен специальными полномочиями, чтобы являться субъектом преступления. Например, согласно статьи 124 УК РФ, под уголовную ответственность подпадает врач, который не оказал медицинской помощи больному, в результате чего тот умер. Лицо, не являющееся врачом по данной статье ответственности не несет.

Следующий элемент состава преступления - объективная сторона. Под ней понимается то действие или бездействие, которые образуют преступление. Это могут быть либо активные действия (нанесение ударов, тайное изъятие чужого имущества, изготовление наркотиков, оружия и т.д.), либо преступное бездействие (врач видит, что человек умирает и нуждается в медицинской помощи, но ничего для этого не предпринимает). При этом надо иметь в виду, что преступный результат должен быть достигнут именно этим деянием. Если же он наступил совсем по другим причинам, то объективная сторона состава преступления будет отсутствовать (в данном случае могло быть совершено другое преступление).

И последний элемент состава преступления - субъективная сторона. Под ней подразумевается виновность субъекта, то есть его психическое, в определенной степени осознанное, отношение к своим преступным действиям, выраженном в умышленном намерении или пренебрежении. Вина бывает двух видов: умышленное совершение преступления и совершение преступления по неосторожности. При умышленной вине преступник желает совершить преступление, осознает характер своих действий, а при

220

неосторожной вине он не желает совершать преступление, наносить кому-либо вред, однако может и должен предвидеть его наступление.

Таким образом, если лицо, совершившее общественно опасное деяние, не обладает для конкретного преступления хотя бы одним из указанных выше признаков, то оно не может быть субъектом преступления, а значит и не может быть привлечено к уголовной ответственности, в следствии чего отпадает необходимость в возбуждении уголовного дела и в уголовном преследовании кого-либо.

Согласно п. 2 ст.5 УПК может быть также отказано в возбуждении уголовного дела, а возбужденное прекращено, если преступность и наказуемость деяния перестали считаться преступлением. То есть, по мнению законодателя, такой поступок перестал быть общественно опасным.

Следующее обстоятельство, предусмотренное п. 3 ст. 5 УПК исключает производство по уголовному делу в случае, если истекли сроки давности совершенного преступления. Конкретно сроки давности указываются в ст. 78 Уголовного Кодекса РФ и исчисляются годами, в зависимости от тяжести преступления.

Положение п. 4 ст. 5 УПК исключает производство по уголовному делу вследствие акта амнистии, если он устраняет применение наказания за совершенное деяние.

Обстоятельства, указанные в п.5 ст. 5 УПК освобождают от уголовной ответственности лиц, не достигших к моменту совершения общественно опасного деяния установленного законом возраста. Этот пункт по существу дублирует п.2 ст.5. В данном случае будет отсутствовать субъект состава преступления. Но законодатель выделяет такой случай, придавая ему особенное значение.

Так же разрешается отказать в возбуждении уголовного дела и в отношении несовершеннолетних, которые достигли уголовно наказуемого возраста, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с

221

психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

Следующее обстоятельство предусматривает ситуацию, когда потерпевший, примирился с обвиняемым (п.6 ст.5 УПК). Но оно относится не ко всем преступлениям, а лишь к тем, уголовные дела по которым возбуждаются только по жалобе потерпевшего (уголовные дела могут возбуждаться и по другим поводам, которые приводятся в ст. 108 УПК). Перечень таких преступлений невелик: ст. 115 УК РФ «Умышленное причинение легкого вреда здоровью», ст. 116 «Побои», ст. 129 ч.1 «Клевета» и ст. 130 «Оскорбление». Следует отметить, что примириться можно вплоть до момента удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.

Следующее обстоятельство также относится к указанным преступлениям и предусматривает случай, когда сама жалоба потерпевшего отсутствует (п.7 ст. 5 УПК). То есть само общественно опасное деяние было совершено, но пострадавший от него не выразил своего волеизъявления о привлечении преступника к уголовной ответственности. Не осуществляется производство по уголовному делу и в случае смерти преступника (п.8 ст. 5 УПК).

Не может быть возбуждено уголовное дело и в отношении лица, о котором имеется уже вступивший в законную силу приговор суда по тому же обвинению либо определение или постановление суда о прекращении дела по тому же основанию (п.9 ст.5 УПК).

Следующее обстоятельство предусмотрено в отношении лиц, о которых уже имеется неотмененное постановление органа дознания, следователя, прокурора о прекращении дела по тому же обвинению, которое ему предъявляется (п. 10 ст. 5 УПК).

222

И последнее обстоятельство, предусмотренное п. 11 ст.5 УПК касается священнослужителей и адвокатов, которых нельзя привлечь к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, известным ему из исповеди и при осуществлении защиты.

Во всех случаях отказа в возбуждении уголовного дела выносится мотивированное постановление, о чем должны быть уведомлен потерпевший. При этом ему должны разъяснить право на обжалование этого постановления. Жалоба по усмотрению заявителя может быть подана прокурору или в суд.

Постановление, вынесенное прокурором, обжалуется вышестоящему прокурору. На постановление судьи жалоба приносится в вышестоящий суд. Возможность подачи жалобы на отказ в возбуждении уголовного дела органами расследования каким-либо сроком не ограничена.

О любом принятом решении по жалобе, заявитель должен быть уведомлен. Сообщение осуществляется , как правило, в письменной. Однако, если сообщение касается отказа в возбуждении уголовного дела или направлении его по подследственности (подсудности), оно должно быть обязательно выполнено в письменной форме.

После проведения предварительной проверки, в результате которой не установлены обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу прокурор, следователь и орган дознания обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и к их наказанию.

Возбужденное уголовное дело должно быть расследовано в определенные ограниченные сроки. По делам, по которым предварительное следствие не обязательно, дознание должно быть закончено не позднее одного месяца со дня возбуждения уголовного
дела. Этот срок может быть продлен

223

непосредственно надзирающим прокурором еще на один
месяц.

Предварительное следствие по уголовному делу должно быть закончено не позднее двух месяцев. Дальнейшее продление сроков возможно по решению вышестоящих прокуроров вплоть до Генерального прокурора РФ или его заместителя.

Права и обязанности потерпевшего

В результате совершения любого преступления всегда причиняется какой-либо ущерб в виде физического страдания и даже смерти, в виде имущественного или морального вреда, а также чести и достоинства личности. Вредные последствия от преступления наступают не только для граждан, но и для юридических лиц и государства в целом, а также его структур. В уголовном процессе пострадавших от преступления принято называть потерпевшими.

Потерпевший, в силу своего уголовно-процессуального положения может активно участвовать как в расследовании преступления, так и при судебном его разбирательстве. Но чтобы осуществлять столь нелегкую деятельность необходимо, во-первых, чтобы пострадавшее лицо было признано потерпевшим и, во-вторых, должно знать, какими правами и обязанностями оно обладает.

Признание потерпевшим в уголовном процессе происходит путем того, что лицо, ведущее расследование по уголовному делу обязано вынести об этом постановление сразу, как установит, что конкретному лицу преступлением причинен вред. Сам момент признания лица потерпевшим определяется следователем (дознавателем), однако, он не может переноситься на этап окончания предварительного следствия. Признание потерпевшим осуществляется вне зависимости от того,
появится ли в

224

уголовном деле обвиняемый или нет. Следователь обязан уведомить соответствующее лицо о признании его потерпевшим в письменной форме. Как правило это делается путем объявления постановления о признании потерпевшим. На следователя также возложена обязанность разъяснения потерпевшему под расписку его процессуальных прав и обязанностей и обеспечение реальной возможности их осуществления. Причем сделать это он должен при первой явке потерпевшего. С момента признания потерпевшим он является одним из равноправных участников уголовного судопроизводства, в котором отстаивает свои общественные законные интересы. К ним относится доказывание наличия совершенного преступления конкретным физическим лицом с целью привлечения его к уголовной ответственности, а также возмещения им материального и морального вреда.

Права и обязанности потерпевшего достаточно подробно изложены в уголовно-процессуальном законе, а также в Конституции РФ. Основной объем прав и обязанностей потерпевшего предусмотрен в ст. 53 УПК РСФСР, которая так и называется «Потерпевший». Из нее следует, что потерпевший может реализовать свои права самостоятельно, через своего представителя или совместно с ним. При этом от услуг представителя он вправе отказаться, за исключением тех случаев, когда потерпевший полностью или частично недееспособен. В качестве представителя могут выступать близкие родственники, но чаще всего адвокаты, имеющие для этого достаточную юридическую подготовку, а также иные лица (на основании надлежащим образом оформленной доверенности или документа, подтверждающего их должностное положение). К иным лицам закон относит: опекунов, попечителей, представителей организации, на попечении которой находится потерпевший.

Для того чтобы ввести представителя в уголовный процесс, необходимо сообщить об этом прокурору, следователю, лицу, производящему дознание

225

или судье. Это можно сделать во время допроса или при иной официальной встрече с ними. Такая просьба должна быть удовлетворена. При наступлении последствий преступления в виде смерти потерпевшего его права передаются близким родственникам.

Потерпевший имеет право представлять доказательства по делу, то есть представлять следствию, суду различные предметы, документы, которые имеют отношение к уголовному делу и тем самым подтверждать какие- либо факты или обстоятельства, которые имеют значение по делу. Вместе с тем, если потерпевший по каким-либо причинам не представил какой- либо предмет, являющейся доказательством, а следователю стало известно о нем, то он вправе произвести выемку этого предмета или даже провести обыск с целью его обнаружения и изъятия.

Потерпевший вправе заявлять ходатайства и тем самым влиять на ход и результаты следствия и суда. Так, он вправе ходатайствовать о проведении дополнительных следственных действий (например, допроса лиц по определенному им перечню вопросов), приобщения к делу документов, производства экспертизы с постановкой конкретных вопросов и т. д. Ходатайства можно заявить письменно и устно. Устное ходатайство заносится в протокол, который подписывается потерпевшим и тем, кто его принимает. Письменное ходатайство приобщается к делу наряду с другими материалами. Орган дознания, следователь, суд вправе не удовлетворить заявленное ходатайство, но в таком случае они обязан и вынести по этому поводу мотивированное постановление (определение) с указанием оснований отказа. Потерпевший, в свою очередь, вправе обжаловать их отказ. Как при отклонении, так и при удовлетворении ходатайства потерпевший уведомляется об этом. Это может быть сделано путем направления копии постановления, письма и т. п.

Необходимым условием объективного и всестороннего исследование обстоятельств дела является беспристрастность на
предварительном

226

следствии и в суде таких процессуальных фигур, как прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, судья, секретарь судебного заседания, эксперт, специалист, переводчик. Закон

предусматривает условия, при которых названным лицам нельзя участвовать в процессе расследования уголовного дела и рассмотрения его в суде. В связи с этим потерпевший имеет право заявлять им отводы. Эти условия возникают если:

• кто-либо из них уже участвует или участвовал в данном деле, но в другом качестве (другим потерпевшим; гражданским истцом; гражданским ответчиком; свидетелем; следователем; лицом, производящим дознание; обвинителем; защитником; законным представителем обвиняемого; представителем потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика; в качестве эксперта, специалиста, переводчика); • • кто-либо из них является родственником потерпевшего или родственником другого потерпевшего по этому же делу; родственником гражданского истца, гражданского ответчика или их представителем; родственником обвиняемого или его законного представителя; родственником обвинителя, защитника, следователя или лица, производящего дознание; • • имеются иные обстоятельства, дающие основание считать, что кто- либо из них лично, прямо или косвенно, заинтересованы в этом деле. Такие обстоятельства могут быть обусловлены дружескими или неприязненными отношениями с лицами, участвующими в деле, либо вызваны враждой, завистью, местью и тому подобными мотивами (ст.59 УПК); • • переводчик, кроме перечисленных выше причин, не может принимать участия в деле, если выяснится его некомпетентность (ст.66 УПК), что само собою разумеется; •

227

• при расследовании уголовных дел следователь вправе вызвать в помощь себе специалиста, обладающего определенными профессиональными знаниями и навыками. В отношении его потерпевший тоже может заявить ходатайство об отводе, которое подлежит удовлетворению по обстоятельствам аналогичным для переводчика; • • самостоятельную роль в уголовном процессе играет эксперт, проводящий по заданию следствия или суда экспертизу. Его обязанность ответить на поставленные вопросы с позиции его профессиональных знаний в конкретной научной области. Эксперт, кроме обстоятельств, указанных в пунктах 1-3, также не может принимать участия в производстве по делу, если он находится в служебной или иной зависимости от потерпевшего или обвиняемого (гражданского истца или гражданского ответчика), либо он участвовал уже в деле в качестве специалиста ( за исключением случая участия врача-специалиста в области судебной медицины, в наружном осмотре трупа), либо при обнаружении его некомпетентности, а также, хотя это больше относится к юридическим лицам, в случае, если он производил по данному делу ревизию, материалы которой послужили основанием к возбуждению уголовного дела. • Для обеспечения права потерпевшего заявлять отводы перечисленным лицам, следователь должен своевременно поставить его в известность о том, кто будет выполнять функции перечисленных участников процесса, а также объяснить, как можно осуществить их отвод в случае возникшей необходимости.

Следующее право потерпевшего - знакомиться со всеми материалами дела с момента окончания предварительного следствия. Следует отметить,

228

что в данном случае имеются в виду все формы окончания

предварительного следствия (ст199 УПК), а именно:

• когда следствие завершается составлением обвинительного заключения и направлением дела прокурору для его последующего направления в суд (ст.207, 217 УПК);

• когда итогом предварительного следствия является постановление следователя о направлении дела в суд для решения вопроса о применении к лицу принудительных мер медицинского характера, которое вместе с делом направляется прокурору для его передачи в суд (ст. 406 УПК); • • когда производство предварительного следствия заканчивается вынесением постановления о прекращении дела (ст. 199, 208 УПК). • Таким образом, признав предварительное следствие законченным, следователь обязан уведомить об этом потерпевшего и его представителя по заявлению которых дело было возбуждено, и одновременно разъяснить им, что они вправе ознакомиться с материалами дела. Сообщение об окончании следствия может быть в виде письменного уведомления или непосредственно. В последнем случае составляется протокол. Практика в этих случаях идет по неправильному пути, когда органы расследования в резолютивной части постановления указывают, что о прекращении уголовного дела надлежит уведомить заинтересованных лиц. Такая формулировка не предусмотрена законом, так как она не ограничивает круг заинтересованных лиц, а таковых может оказаться много. В законе прямо указывается, что следователь письменно уведомляет о прекращении и основаниях прекращения потерпевшего, а также лицо или учреждение по заявлению которых было возбуждено уголовное дело и разъясняют порядок обжалования (ст. 209 УПК).

Уведомление должно быть сделано с таким расчетом, чтобы потерпевший мог своевременно сообщить следователю о своем желании знакомиться с

229

материалами дела и прибыть к месту ознакомления. При уведомлении сообщается, где будет происходить ознакомление с материалами дела и в какое время.

Ознакомиться с материалами дела - это право потерпевшего, а не обязанность. Поэтому он может отказаться от данной процедуры, поставив об этом в известность следователя в письменной или устной форме.

Неявку потерпевшего на ознакомление с материалами дела по каким-либо неустановленным причинам нельзя рассматривать как его отказ от ознакомления.

Уголовное дело предъявляется для ознакомления в подшитом и пронумерованном виде. Потерпевший вправе делать из него выписки, составлять заметки, ориентирующие в этих материалах.

Если дело касается нескольких потерпевших, то каждый из них вправе в указанном порядке знакомиться с теми материалами дела, которые относятся к обстоятельствам причинения вреда лично ему.

Если при производстве предварительного следствия применялась видео и звукозапись, то они воспроизводятся потерпевшему по его ходатайству, а также демонстрируются вещественные доказательства, приобщенные к материалам уголовного дела.

Об ознакомлении потерпевшего и его представителя с материалами дела составляется протокол, в котором отмечается с какими материалами они ознакомились, в течении какого времени, а также какие ходатайства при этом были заявлены. Письменные ходатайства приобщаются к делу. В случае полного или частичного отказа в удовлетворении ходатайства следователь выносит мотивированное постановление, которое объявляется потерпевшему и может быть им обжаловано прокурору.

Право на ознакомление с материалами дела не распространяется на дела, по
которым производится дознание и предварительное следствие не

230

обязательно. В данном случае потерпевший лишь извещается об окончании дознания и направлении дела прокурору.

Следующее право потерпевшего - приносить жалобы на действия лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда, а также жаловаться на приговор или определение суда и постановления судьи. Обжаловать можно любые действия, производимые в процессе расследования и принимаемые в связи с этим решения, в любой момент расследования.

Жалобу на действия органа дознания и следователя можно подать прокурору лично либо через лицо, производящее дознание, или следователя, на действия которых вы жалуетесь. Жалоба может быть подана как в письменной так и в устной форме. Устные жалобы заносятся в протокол, который подписывает потерпевшим и принявшим жалобу. Протокол могут составить по этому поводу специально либо жалобу внесут в протокол следственного действия.

Лицо, производящее дознание и следователь обязаны в течение двадцати четырех часов направить вашу жалобу вместе со своими объяснениями прокурору, осуществляющему надзор за расследованием дела.

Прокурор после получения жалобы обязан в течение трех суток рассмотреть ее и уведомить о результатах рассмотрения. Если прокурор отказывает в удовлетворении жалобы, то он обязан изложить мотивы, по которым признал жалобу необоснованной, а также порядок обжалования ее.

Жалобы на действия и решения прокурора подаются вышестоящему прокурору или в суд.

Как уже отмечалось, свои процессуальные права потерпевший может реализовать самостоятельно, через своего представителя или совместно с ним. Однако у потерпевшего есть одно особое право, которое может быть реализовано только лично потерпевшим - дача свидетельских показаний. Но дача показаний это не только право, но и обязанность. Поэтому при проведении следственных действий, в процессе которых надо
давать

231

показания (допрос, очная ставка, предъявление для опознания, проверка и уточнение показаний на месте), потерпевший обязательно предупреждается об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний (ст.308 УК РФ) и за дачу заведомо ложных показаний (ст.307 УК РФ). Это означает, что потерпевший обязан давать правдивые показания и отказаться от этого не имеет права. Вместе с тем на него распространяется универсальная конституционная норма гласящая, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников (ч.1 ст.51 Конституции РФ).

Предъявление гражданского иска

При причинении преступлением материального и морального вреда потерпевший вправе предъявить гражданский иск в уголовном процессе с целью возмещения понесенных убытков. Гражданский иск может быть предъявлен на различных этапах производства: с момента возбуждения уголовного дела до начала судебного следствия. В случае предъявления гражданского иска следователем выносится мотивированное постановление о признании потерпевшего гражданским истцом или об отказе в этом. Сделать это могут: лицо, производящее дознание или следователь, которые, кстати, обязаны своевременно разъяснить потерпевшему или его

представителю право предъявления гражданского иска в уголовном деле, о чем составляется протокол или делается письменное уведомление. Отказ о признании потерпевшего гражданским истцом объявляется под расписку и может быть обжалован в общем порядке.

В целях обеспечения заявленных исковых требований потерпевшего по его ходатайству или по инициативе органа расследования на имущество обвиняемого, а также других лиц (например, на имущество родителей несовершеннолетнего) может быть наложен арест. Как и в
иных

232

следственных действиях потерпевшее лицо или
его

представитель может присутствовать при наложении ареста на имущества виновных лиц и как заинтересованное лицо оказывать техническую и другую помощь следствию в отыскании, изъятии и хранении материальных ценностей, которые подвергнуты аресту.

После признания потерпевшего гражданским истцом, его обязаны ознакомить с процессуальными правами и обязанностями, предусмотренными ст. 54 УПК, о чем делается отметка на постановлении, которая удостоверяется подписью гражданского истца или его представителя.

Если потерпевшим не был предъявлен гражданский иск по уголовному делу либо он остался не рассмотренным, потерпевший вправе предъявить его отдельно в порядке гражданского судопроизводства. Однако потерпевшему всегда выгодно и удобно, чтобы его гражданское производство рассматривалось вместе с уголовным судопроизводством. Во-первых, потому, что в этом случае в оформлении документации, подтверждающей его исковые требования, ему окажет содействие компетентное лицо, ведущее расследование, что вытекает из содержания ст. 58-1 УПК, а, во-вторых, это освободит потерпевшего от дополнительных судебных тяжб.

Участие потерпевшего в процессуальных действиях на предварительном расследовании

В ходе предварительного следствия потерпевший, в той или иной форме, принимает участие в расследовании уголовного дела. Его допрашивают, с ним проводятся очные ставки, с его участием могут проводиться следственные действия: следственные эксперименты, предъявления для опознания, следственные осмотры, обыски, в отношении его назначаются экспертизы, у него отбираются образцы для сравнительного исследования и

233

т.д. Потерпевший, участвуя в процессуальных действиях, обладает соответствующими правами и обязанностями.

Одной из обязанностей является недопустимость разглашения данных предварительного следствия без разрешения следователя. В этом случае у потерпевшего может отбираться подписка с предупреждением об ответственности по статье 310 УК РФ.

Допрос потерпевшего.

Во-первых, потерпевший обязан явиться на допрос по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора. Потерпевший вызывается к следователю повесткой, которая вручается ему под расписку, а в случае его временного отсутствия - кому-либо из взрослых членов семьи или жилищно-эксплуатационной организации, администрации по месту работы. В повестке должно быть указано куда, к кому и когда должен явиться потерпевший. Кроме этого потерпевший может быть вызван телефонограммой или телеграммой. Если он неоднократно не является по вызову без уважительной причины, то его могут доставить на допрос принудительно.

Потерпевший не должен вызываться на допрос в нерабочие дни и в ночное время, кроме случаев не терпящих отлагательства. Вызов несовершеннолетнего потерпевшего осуществляется через его родителей или иных законных представителей.

Допрос может проводиться как на месте производства следствия, так и по месту нахождения потерпевшего. С разрешения следователя или по его инициативе при допросе потерпевшего может присутствовать и представитель.

Во время допроса потерпевший обязан давать только правдивые показания по всем известным ему обстоятельствам, связанным с расследуемым событием, о взаимоотношениях с обвиняемым.
Все

234

сообщенные сведения являются доказательствами. Не являются доказательствами данные, при сообщении которых потерпевший не может сообщить источник своей осведомленности.

Еще раз напомним, что за отказ или уклонение от дачи показаний потерпевший несет уголовную ответственность по ст.308 УК РФ, а за дачу заведомо ложных показаний - по ст.307 УК РФ. А также то, что он вправе не давать показания против себя, супруга и близких родственников.

Перед допросом следователь обязан разъяснить потерпевшему его права и обязанности. Если потерпевший в ходе допроса заявляет какое-либо ходатайство или отвод, то следователь должен разъяснить ему порядок и механизм исполнения этих прав.

Во время допроса следователю запрещено применение физического и психического насилия, угроз, ложных утверждений и обещаний. Для фиксации хода и результатов допроса, следователь вправе использовать технические средства фиксации (аудиомагнитофон, видеокамеру). Использовать эти технические средства фиксации вправе требовать и потерпевший. О том, что будут применяться технические средства следователь обязан предупредить потерпевшего. После допроса звуко- или видеозапись должны быть полностью воспроизведены потерпевшему. Если у него возникли какие-либо замечания, то они должны быть занесены как в протокол, так и на фонограмму или видеозапись. Фонограмма или видеозапись должна заканчиваться заявлением потерпевшего, удостоверяющим правильность записи.

О допросе потерпевшего составляется протокол. По окончании допроса протокол предъявляется потерпевшему для прочтения либо он может быть прочитан следователем по его просьбе. Потерпевший может требовать дополнения протокола и внесения в него поправок, которые также заносятся в протокол. По прочтении’ протокола он удостоверяет, что показания записаны верно, о чем делается отметка в протоколе перед его подписью и

235

подписью следователя. Также отмечается, прочитал ли

потерпевший протокол лично или он ему был прочитан следователем. Если протокол написан на нескольких страницах, то потерпевший подписывает каждую страницу отдельно. Если потерпевший в силу физических недостатков не может подписать протокол допроса, следователь должен пригласить любое совершеннолетнее постороннее лицо, которое с согласия потерпевшего удостоверяет своей подписью правильность записи его показаний. При этом приглашенное лицо должно ознакомиться с текстом протокола допроса, выяснить у потерпевшего, соответствует ли содержание данного процессуального акта данным им показаниям, и лишь после этого удостоверяет своей подписью правильность записи показаний в протоколе. Этот протокол подписывает и следователь, производивший допрос. Если потерпевший не может не только подписать, но и прочитать протокол допроса, то приглашенное лицо следует попросить прочитать его вслух.

После дачи показаний, потерпевшему может быть предоставлена возможность написать свои показания собственноручно. Показания в этом случае также подписываются потерпевшим и затем следователем.

Для допроса потерпевшего в возрасте до четырнадцати лет (по усмотрению следователя и в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет) вызывается педагог. Решение об участии в допросе законных представителей или близких родственников несовершеннолетнего потерпевшего принимает следователь. Наводящие вопросы, а равно вопросы, которые могут нанести ущерб правильному воспитанию несовершеннолетнего, не допускаются.

Очная ставка.

Между потерпевшим и одним из других участников уголовного процесса - подозреваемым, обвиняемым или свидетелем, следователь вправе

236

провести очную ставку, если в их предварительных показания х

имеются существенные противоречия. То есть, очная ставка - это допрос в присутствии друг друга двух лиц, каждый из которых был ранее допрошен. Как и на допросе во время проведения очной ставки, потерпевший не имеет права отказываться или уклоняться от дачи показания и давать заведомо ложные показания.

При необходимости, потерпевший или его представитель, вправе ходатайствовать о производстве очной ставки. Порядок проведения, права и обязанности потерпевшего при ее проведении, следователем должны быть разъяснены. Лица, между которыми проводится очная ставка, могут с разрешения следователя задавать вопросы друг другу. Каждый участник в протоколе подписывает свои показания и каждую страницу протокола в отдельности. В случае, если потерпевший опасается встречаться на очной ставке с подозреваемым или обвиняемым, он должен сообщить об этом следователю, указав причины своего опасения. Следователь должен либо устранить причины опасения или отказаться от проведения очной ставки.

Осмотр места происшествия.

Участие потерпевшего в процессе осмотра места происшествия зависит от решения следователя. Он решает - привлекать к осмотру потерпевшего или нет. Однако потерпевший вправе ходатайствовать о его допуске к участию в осмотре места происшествия. Прибыв на место, потерпевший обязан выполнять все требования следователя, так как следователь является руководителем данного следственного действия и полностью отвечает за качество его выполнения. Если же потерпевший участвует в осмотре, то в протоколе следственного действия должно быть указано об этом. В случае появления каких-либо замечаний по ходу осмотра

237

места происшествия, потерпевший вправе об этом указать в конце протокола, после ознакомления с ним.

Освидетельствование.

Следователь вправе произвести освидетельствование потерпевшего для установления на его теле следов преступления или наличия особых примет, если для этого не требуются медицинские познания. По существу, освидетельствование - это наружный осмотр тела человека. Решая проводить освидетельствование, следователь выносит постановление, которое является обязательным для исполнения потерпевшим. В случае отказа от освидетельствования, следователь вправе принудительно доставить потерпевшего к месту проведения следственного действия и осмотреть. При проведении освидетельствования присутствуют понятые. Если освидетельствование связано с обнажением потерпевшего, то его проводить должен либо следователь того же пола, либо врач. Понятые в таком случае должны быть однополые. Следователь не вправе проводить освидетельствование, во время которого требуются медицинские познания. В этом случае должно проводиться судебно-медицинское освидетельствование или экспертиза. При освидетельствовании не допускаются действия, унижающие честь и достоинства или опасные для здоровья потерпевшего.

Потерпевший и его представитель вправе заявить ходатайство о производстве освидетельствования.

Если во время освидетельствования у потерпевшего возникли какие-либо замечания, то он имеет право их занести в протокол следственного действия.

238

Предъявление для опознания.

При расследовании преступления, потерпевшему могут быть представлены для опознания различные объекты, имеющие отношение к делу. В данном случае потерпевший выступает в роли опознающего. Суть следственного действия заключается в том, что опознающему предлагают осмотреть (прослушать) несколько сходных между собой объектов и узнать из них тот, который он ранее уже наблюдал (если он среди них имеется) при обстоятельствах имеющих отношение к совершенному преступлению. Это могут быть похищенные вещи, предметы, документы, преступники, участки местности, помещения и т. п. При опознании, опознающему желательно указать по каким признакам он опознает объект и при каких обстоятельствах он его ранее наблюдал. По этим обстоятельствам следователь должен потерпевшего предварительно допросить. Потерпевший не вправе отказываться от участия в данном следственном действии. В случае опознания объекта он обязан сообщить об этом следователю.

При проведении предъявления для опознания, как и при допросе, потерпевший предупреждается по статьям 308 и 307 УК РФ. Однако при опознании преступника, потерпевший, даже под угрозой привлечения к уголовной ответственности по указанным статьям УК, может опасаться открыто опознать его, особенно если преступление совершено группой лиц. В случае такого опасения потерпевшему необходимо на предварительном допросе сообщить об этом следователю, который должен принять меры к обеспечению его безопасности.

Повторно предъявление для опознания проводить не допускается..

При производстве предъявления для опознания составляется протокол, в который потерпевший вправе занести свои замечания, возникшие у него в ходе проведения следственного действия.

239

Следственный эксперимент.

В целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для дела, следователь вправе произвести следственный эксперимент путем воспроизводства действий, обстановки или иных обстоятельств определенного события и совершения необходимых опытных действий. То есть, следователь вправе проверить экспериментальным путем показания потерпевшего. Например, мог ли потерпевший видеть что- либо при определенных условиях, слышать или совершить какое-либо действие. Потерпевший не вправе отказаться от участия в следственном эксперименте.

Кроме этого, потерпевший может участвовать в эксперименте, проводимом в отношении другого лица. Свои замечания по ходу производства следственного действия он может занести протокол.

Производство следственного эксперимента допускается при условии, если при этом не унижаются достоинство и честь потерпевшего и не создается опасность его жизни и здоровью.

Потерпевший или его представитель вправе ходатайствовать о проведении данного следственного действия.

Производство экспертизы.

В некоторых случаях, когда при производстве дознания, предварительного следствия и при судебном разбирательстве необходимы специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле может быть назначена экспертиза. Экспертиза проводится экспертами

соответствующих учреждений либо иными специалистами, назначенными лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или судом. На предварительном следствии для назначения экспертизы следователь

240

выносит постановление о назначении экспертизы, в котором указывает какие вопросы необходимо решить, кому она поручается и какие материалы для этого представляются на исследование.

Согласно ст. 79 УПК, следователь обязан назначить экспертизу для установления причины смерти, либо характера телесного повреждения потерпевшего.

Затем, если у следователя возникает сомнение в способности потерпевшего правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания, то следователь обязан назначить экспертизу для определения психического и физического состояния потерпевшего.

И последний случай обязательного проведения экспертизы относится к ситуации, когда для дела имеет значение возраст потерпевшего, а документы его подтверждающие отсутствуют. В данном случае проводится экспертиза по определению его возраста.

Экспертизы в отношении потерпевшего могут проводиться и по другим вопросам, возникшим в ходе следствия, но решение об их проведении принимает следователь.

О том, какие вопросы будут разрешаться при проведении экспертизы, кто будет проводить ее и какой результат получен, следователь не обязан ставить в известность потерпевшего до окончания следствия.

Следует заметить, что если в отношении потерпевшего назначена экспертиза, то он обязан явиться к эксперту (когда и куда явиться подробно должен сообщить следователь) для проведения исследования.

Иногда потерпевший не требуется для проведения экспертизы, а необходимы лишь образцы, полученные у него (почерка, крови, отпечатки пальцев, волос и т.д.) для сравнительного исследования. Следователь, согласно ст. 186 УПК, вправе получить такие образцы у потерпевшего, но только в том случае, если требуется проверить, не оставлены ли им следы

241

на месте происшествия или на вещественных доказательствах .

Причем потерпевший не вправе отказаться от данной процедуры. В противном случае следователь имеет право получить их принудительно. Отбор образцов не должен быть опасен для здоровья потерпевшего, а также не умалять его честь и достоинство.

Приостановление и окончание предварительного

расследования

Проводя все возможные и необходимые следственные действия, а также иные организационные и оперативные мероприятия, следователь всесторонне, полно и объективно исследует обстоятельства совершенного события и на этой основе принимает решение, которое может быть различным. Первое решение - приостановление предварительного следствия. Оно принимается:

• в случае, когда обвиняемый скрылся от следствия и суда или когда по иным причинам не установлено его местопребывание; • • в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого, удостоверенного врачом, работающем в медицинском учреждении; • • в случае неустановлении лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. • Болезнь потерпевшего не является основанием для приостановления расследования.

Второе решение - это окончание предварительного следствия. Оно заканчивается составлением обвинительного заключения, когда обстоятельства дела выяснены всесторонне, полно и объективно, собранные по делу доказательства изобличают обвиняемого в совершении им преступления

242

и в соответствии с законом он должен понести уголовную
ответственность по приговору суда.

Третье решение - прекращение уголовного дела. Постановление о прекращении уголовного дела составляется, когда в ходе расследования установлены обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу. Они указаны в ст.5 УПК и о них упоминалось ранее. Также дело может быть прекращено, если при расследовании установлены и иные основания освобождения от уголовной ответственности (ст.6-9 УПК), либо при недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления, если исчерпаны все возможности для собирания дополнительных доказательств. Основаниями освобождения от уголовной ответственности являются:

  1. Изменения обстановки (ст. 6 УПК), то есть совершенное деяние перестало быть общественно опасным. Это относится к лицам, которые впервые совершили преступление небольшой или средней тяжести. О прекращении уголовного дела по данному основанию обязательно уведомляется потерпевший.
  2. Деятельное раскаяние лица, впервые совершившего преступление небольшой тяжести (ст.7 УПК).
  3. В отношении несовершеннолетнего, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если будет признано, что его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия (ст.8 УПК).

  4. Примирение с потерпевшим (ст.9 УПК). Прекращение в данном случае осуществляется на основании соответствующего заявления потерпевшего прекратить уголовное дело и в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой тяжести, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред. Преступлениями небольшой тяжести закон признает умышленные или неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание не

243

превышает двух лет лишения свободы. Заявление потерпевшего о прекращении уголовного дела - это важный процессуальный документ. Его поступление должно быть должным образом зафиксировано и включено в материалы дела. Заглаживание причиненного вреда означает реальное восстановление нарушенных прав, возмещение материального вреда и компенсацию морального вреда.

Одновременно с вынесением постановления о прекращении уголовного дела следователь письменно должен уведомить потерпевшего о прекращении и основаниях прекращения уголовного дела, а также разъяснить порядок обжалования. Постановление может быть обжаловано прокурору или в суд (ст.209 УПК). В письменном уведомлении разъясняется срок обжалования и указывается прокурор, к которому следует обратиться в случае обжалования постановления о прекращении уголовного дела.

Четвертое решение - направление дела в суд для рассмотрения вопроса о применении к обвиняемому принудительных мер медицинского характера, если есть тому основания.

После того, как будет проведено расследование и принято решение, следователь обязан о нем сообщить потерпевшему.

С материалами уголовного дела потерпевший имеет право ознакомиться лишь в случае его окончания и составления обвинительного заключения, а также в случае направления дела в суд для применения к лицу, совершившего общественно опасное деяние, принудительных мер медицинского характера. С материалами приостановленного уголовного дела потерпевший и его представитель не имеют право знакомиться.

Какими правами обладает потерпевший при ознакомлении с материалами дела, ранее уже было рассмотрено.

244

Приложение 5

УСТАВ

ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ «ОБЩЕСТВО ЗАЩИТЫ ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ ПОТЕРПЕВШИХ ОТ ПРЕСТУПЛЕНИЙ»

  1. Общие положения

1.1 Настоящий Устав «Общества защиты прав и интересов потерпевших от преступлений» разработан на основе ст.8 Всеобщей декларации прав человека, принятый и провозглашенный Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года, а также главы 2-й Конституции РФ, ч.З ст.50 ГК РФ и Федерального законодательства об образовании и деятельности общественных организаций.

1.2 Общество является правозащитным объединением в форме общественной организации в дальнейшем именуемой «Общество». 1.3 1.4 Общество является некоммерческой благотворительной негосударственной организацией, учрежденной представителями общественных организаций и отдельными гражданами Российской Федерации. Оно предназначено для реализации своих целей путем осуществления совместной благотворительной деятельности в интересах защиты прав граждан - потерпевших от преступлений всех видов, предусмотренных Уголовным Кодексом РФ, а также защиты потерпевших в лице общественных, государственных и коммерческих организаций и предприятий. 1.5 1.6 Деятельность Общества основывается на принципах добровольности и
обязательности, законности, равноправия его членов. Общество 1.7

245

самостоятельно в определении форм, методов и организации своей деятельности. Деятельность Общества не может быть направлена на насильственное изменение основ конституционного строя, нарушения целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание расовой, религиозной и международной розни. Деятельность общества осуществляется гласно.

1.5 Общество приобретает предусмотренный законодательством статус, права и обязанности общественного объединения с момента его государственной организации. 1.6 1.7 Общество обладает на правах собственности обособленным имуществом, отвечает по своим обязательствам этим имуществом, имеет самостоятельный баланс, печати, штампы и бланки со своим наименованием, свою символику, расчетный, валютный и иные счета в банках. Может приобретать и отчуждать имущество, осуществлять от своего имени иные имущественные и неимущественные права, исполнять обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. 1.8 1.9 Общество осуществляет свою уставную деятельность на территории Приморского края, а также и за ее пределами в порядке, не противоречащем действующему законодательству. 1.10 1.11 Общество отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом. Учредители и члены Общества не отвечают по обязательствам Общества, а Общество не отвечает по обязательствам учредителей и членов. 1.12 1.9 Общество является единой структурой, может учреждать обособленные территориальные и функциональные подразделения, в т.ч. с правами юридических лиц.

1.10 Местонахождение руководящих органов Общества: Россия,

690000 г. Владивосток, • Общество может

изменять свой адрес в пределах г. Владивостока, без перерегистрации

246

Устава, с обязательным уведомлением
регистрирующего

органа в месячный срок.

  1. Цели и задачи Общества.

2.1 Основными целями Общества являются:

• содействие созданию гарантий соблюдения прав и свобод человека, пострадавшего от преступления; • • правовая и социальная защита граждан и юридических лиц - потерпевших; • • оказание помощи лицам, чьи права и свободы незаконно ущемляются. • 2.2 Для достижения уставных целей Общество:

• разрабатывает и осуществляет благотворительные проекты; • • собирает, обобщает, анализирует, архивирует информацию о фактах нарушения прав человека, о неправомерных действиях должностных лиц правоохранительных органов, предприятий и организаций; • • доводит собранную информацию до сведения правительственных и неправительственных организаций, средств массовой информации и широкой общественности как внутри Приморского края, так и за его пределами; • • оказывает бесплатную и возмездную юридическую и иную помощь лицам, чьи права и свободы нарушены неправомерными действиями или бездействием. • 2.3 В целях достижения более эффективных результатов
своей деятельности Общество вступает в сотрудничество с государственными,

247

общественными организациями и фондами, ведущими борьбу с преступностью и так или иначе защищающими права граждан и потерпевших от каких-либо преступных посягательств.

2.4 Общество оказывает содействие правоохранительным органам путем разъяснительной деятельности среди потерпевших от преступлений, а также иных лиц, мобилизуя их усилия на борьбу с деликтным поведением и содействия в деле розыска преступников и похищенных ими лиц, а также имущества.

2.5 Для достижения уставных целей Общество также проводит организационную работу по воспитанию у населения непримиримого отношения к незаконным и аморальным поступкам путем чтения лекций на темы общечеловеческих высоких моральных правил и достоинства личности, организуя выступление своих членов по радио, в периодической печати, а также путем издания книг, брошюр для широкого круга читателей.

З.Права Общества

3.1 Для достижения уставных целей Общество имеет право:

• свободно распространять информацию о своей работе и о целях своей деятельности; • • участвовать в выборах органов государственной власти и органов местного самоуправления в качестве общественной организации, пользующейся правами избирательного объединения, включая право выдвижения кандидатов в депутаты и выборных должностных лиц; • • учреждать средства массовой информации и вести издательскую деятельность в порядке, предусмотренном действующим законодательством; •

248

• представлять и защищать права, законные интересы граждан в правоохранительных органах, включая суды, в органах местного самоуправления и общественных объединениях: • • осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные Законами и другими нормативными актами для благотворительных и правозащитных организаций; • • выступать с инициативами по различным вопросам общественной жизни, вносить предложения в органы государственной власти и местного самоуправления, общественные организации, средства массовой информации; • • вступать в общественные объединения в качестве члена; • • поддерживать прямые международные контакты и связи; • • создавать свои структурные подразделения в форме филиалов, отделений, постоянных и временных представительств, в т.ч. вне края; • • вести предпринимательскую деятельность постольку поскольку это служит достижению уставных целей, ради которых создано Общество. Доходы от предпринимательской деятельности использовать только для достижения уставных целей; • • учреждать хозяйственные общества, а также приобретать имущество, предназначенное для ведения предпринимательской деятельности; • • осуществлять иные права, предусмотренные действующим законодательством Российской Федерации и Приморского края. •

249

  1. Обязанности Общества

Общество обязано:

4.1 Соблюдать законодательство Российской Федерации и Приморского края, общепризнанные принципы и нормы международного права; 4.2 4.3 Ежегодно представлять в регистрационный орган отчет о своей деятельности, содержащий сведения о действительном местонахождении Общества, о финансово-хозяйственной деятельности, подтверждающие соблюдение действующего законодательства и настоящего Устава в объеме сведений, включаемых в единый государственный реестр юридических лиц, о наличии и содержании благотворительных программ, о содержании и результатах деятельности; 4.4

4.3 Обеспечить всем желающим, включая средства массовой информации, доступ для ознакомления с учредительными, программными и отчетными документами Общества. В случае публикации ежегодных отчетов, специальных докладов или иных информационных материалов о своей деятельности, затраты на подготовку и публикацию этих материалов засчитывать в качестве расходов на благотворительные цели; 4.4 4.5 Содействовать представителям регистрирующего органа в ознакомлении с деятельностью Общества; 4.6 4.7 Использовать на благотворительные цели не менее 50% благотворительных пожертвований в денежной форме в течение года с момента их получения Обществом, если благотворителем или благотворительной Программой не установлено иное. Благотворительные пожертвования в натуральной форме направляются на благотворительные цели в течение одного года с момента их получения, если иное не установлено благотворителем или благотворительной Программой; 4.8 4.9 Вести бухгалтерский учет и отчетность в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. 4.10

250

  1. Членство в Обществе

5.1 Учредители с момента создания Общества становятся его членами, они имеют равные права и несут равные обязанности с вновь принятыми членами.

5.2 Учредителями и членами Общества могут быть граждане РФ, иностранные граждане и лица без гражданства, достигшие 18-летнего возраста, а также юридические лица и общественные организации. Условием членства в Обществе является осознание необходимости его деятельности, поддержки и отстаивании целей и задач Общества, участие в его деятельности и выполнение требований данного Устава.

5.3 Прием в члены Общества производится собранием Общества большинством голосов на основании письменного заявления претендента (для коллективных членов - решения уполномоченного органа или должностного лица). 5.4 5.5 Членство в Обществе может быть прекращено решением собрания, принятым простым большинством голосов в случаях нарушения данного Устава или действия, наносящие ущерб Обществу или интересам его деятельности. Если при решении вопроса о прекращении членства в отсутствие соответствующего члена Общества принято положительное решение, Председатель Общества или его заместитель обязан направить этому члену Общества письменное извещение о прекращении его членства в Обществе с указанием причин, указанных в решении собрания. Извещение направляется по адресу, указанному в заявлении данного члена Общества, поданному при приеме его в члены Общества, или иному адресу, письменно сообщенному членом Общества Председателю. 5.6

251

5.5 Любой член Общества может беспрепятственно выйти из членов Общества по собственному желанию, письменно уведомив об этом Председателя Общества. 5.6 5.7 Члены Общества имеют право: 5.8

• принимать участие в собраниях Общества, участвовать в принятии им решений, вносить предложения в любые органы Общества; • • избирать и быть избранными в руководящие органы Общества и его контрольно-ревизионный орган; • • контролировать деятельность Общества, его руководящих органов, аппарата, получать от них любую информацию, касающуюся их деятельности; • • принимать участие в мероприятиях Общества в порядке определенном собранием, Председателем или Советом Общества; • • пользоваться моральной, материальной и социальной поддержкой общества и его руководящих органов. • 5.7 Члены Общества обязаны:

• соблюдать Устав Общества; • • участвовать в деятельности Общества; • • выполнять решения руководящих органов; • • принимать участие в собраниях Общества; • • выполнять отдельные поручения руководящих органов Общества и своевременно отчитываться перед ними об их выполнении. •

5.8 Члены Общества имеют равные права и несут равные обязанности. 5.9 5.10 Каждый коллективный член общества имеет на собрании число голосов по количеству уполномоченных коллективом. 5.11 5.12 Представительство коллективного члена Общества оформляется протоколом собрания коллектива. 5.13

252

  1. Руководящие органы Общества

6.1 Высшим руководящим органом Общества является общее собрание его членов. Собрание проводится по инициативе Совета Общества, Председателя Общества или половины членов Общества не реже одного раза в шесть месяцев. Инициаторы проведения собрания обязаны не позднее, чем за 10 дней до его начала направить каждому члену Общества письменное приглашение на это собрание, с указанием места, даты, времени и предлагаемой повестки дня.

Собрание правомерно, если в его работе принимает участие не менее половины членов Общества. В ином случае Советом Общества назначается повторная дата собрания, которое проводится не ранее, чем через три дня, с любым количеством участников, при условии подтверждения надлежащего оповещения всех членов Общества. Собрание принимает решение простым большинством голосов от числа присутствующих. За исключением случаев, указанных в Уставе.

6.2 К исключительной компетенции собрания относится?

• утверждение Устава, внесение в него изменений и дополнений; • • решение вопросов о создании, реорганизации или ликвидации Общества; • • утверждение Программ, выбор приоритетных направлений деятельности; • • избрание Председателя Общества, его заместителя, членов Совета Общества, утверждение по представлению Председателя Общества руководителя общественной приемной; • • досрочное прекращение полномочий руководящих органов, их членов; •

253

• избрание контрольно- ревизионного органа, определение числа его членов, досрочное прекращение их полномочий; • • принятие и исключение из членов Общества; • • утверждение благотворительных программ, планов их финансирования, финансовых планов Общества, внесение в них изменений; • • принятие решения о создании коммерческих и некоммерческих организаций, об участии в таких организациях, а также организациях, а также об открытии отделений, филиалов и представительств; • • утверждение сметы расходов на содержание аппарата, бюджета Общества, его годового отчета и бухгалтерского баланса; • • утверждение отчета Председателя Общества, Совета Общества и заключений контрольно-ревизионного органа. •

6.3 Для координации текущей и перспективной деятельности Общества образуется Совет Общества, в который входят Председатель Общества, заместитель Председателя Общества, руководитель общественной приемной. По решению собрания в состав Совета Общества могут быть избраны и другие члены. Полномочия Совета Общества определяются Положением, утверждаемым в порядке, предусмотренном для Устава Общества. Работой Совета Общества руководит Председатель Общества, в его отсутствие -заместитель Председателя Общества. 6.4 6.5 Текущее руководство работой Общества осуществляет Председатель и заместитель Председателя Общества. Председатель Общества и его заместитель избираются собранием Общества сроком на один год, с возможным подтверждением их полномочий на следующий год. 6.6

254

Председатель Общества:

• организует подготовку и проведение заседания Совета Общества и общих собраний Общества; • • принимает меры для реализации их решений; • • обеспечивает реализацию благотворительных и иных программ Общества; • • руководит работой исполнительного аппарата Общества; • • выполняет организационно-распорядительные функции; • • заключает гражданско-правовые сделки; • • подписывает от имени Общества необходимые документы; • • открывает в банках расчетные, валютные и иные счета; • • выдает доверенности от имени Общества • • представляет Общество в органах государственной власти и местного самоуправления, организациях и общественных объединениях; • • заключает и расторгает трудовые договоры (контракты) и трудовые соглашения с постоянными и временными сотрудниками Общества; • • издает приказы и распоряжения, обязательные для исполнения штатными и временными сотрудниками Общества; утверждает и изменяет штатное расписание, согласованное с Советом Общества; • • ежегодно представляет в регистрационные орган годовой отчет о деятельности Общества; • • организует ведение бухгалтерского учета и иных видов обязательной отчетности, предусмотренных действующим законодательством; •

255

• отвечает за хранение документов, имущества, печатей и штампов Общества, организует надлежащий учет документов и имущества, порядок в помещениях и их противопожарную безопасность; • • представляет по запросу регистрирующего органа документы с решениями руководящих органов и должностных лиц Общества, а также годовые и квартальные отчеты о деятельности; • • содействует представителям регистрирующего органа в ознакомлении с деятельностью Общества в части исполнения Устава и соблюдения действующего законодательства; • • обеспечивает обмен информацией с аналогичными и иными организациями, обобщение и распространение положительного опыта, поддержку в необходимых случаях акций, инициируемых другими общественными организациями; • • обеспечивает максимально возможную гласность работы Общества и пропагандирует его работу; • • решает все иные вопросы деятельности Общества, кроме тех, что отнесены к исключительной компетенции Собрания и Совета Общества. •

6.5 Председатель Общества действует от имени Общества без доверенности. 6.6 6.7 Заместитель Председателя Общества может исполнять функции Председателя Общества в согласованном с Председателем порядке, выполняя часть функций, замещает Председателя Общества при его отсутствии, болезни и других случаях, препятствующих исполнению Председателем его прерогатив. Заместитель Председателя в пределах своей компетенции может издавать распоряжения и давать устные и письменные указания сотрудникам Общества. Распоряжения и указания заместителя Председателя могут быть отменены Председателем Общества. 6.8

256

  1. Контрольно - ревизионный орган

7.1 Ревизию финансовой и хозяйственной деятельности Общества осуществляет контрольно-ревизионный орган, избираемый Собранием на срок 2 года. Количество членов контрольно-ревизионного органа определяет Собрание Общества. Контрольно-ревизионный орган может состоять из одного человека (ревизора). Членом контрольно-ревизионного органа не могут быть Председатель Общества и другие оплачиваемые сотрудники Общества.

7.2 Контрольно-ревизионный орган по собственной инициативе или по поручению Собрания проводит проверки и готовит заключения, представляемые Собранию. 7.3 7.4 Все сотрудники Общества обязаны по запросу контрольно- ревизионного органа предоставлять необходимую информацию и документы. 7.5 8. Имущество Общества

8.1 В собственности или на ином вещном праве Общества могут находиться здания, сооружения, строения, жилищный фонд, земельные участки, транспорт, оборудование, инвентарь, имущество культурно- просветительского назначения, денежные средства, ценные бумаги, информационные ресурсы, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты собственности, необходимые для материального обеспечения деятельности и не запрещенные к использованию действующим законодательством, а также переданное в собственность Общества на основе благотворительности.

257

В собственности Общества могут также находиться учреждения, издательства, средства массовой информации, хозяйственные общества, создаваемые и приобретаемые за счет собственных средств Общества. Общество может совершать в отношении находящегося в его собственности или на ином вещном праве имущества любые сделки, не противоречащие законодательству Российской Федерации и настоящему Уставу.

8.2 Источниками формирования имущества Общества могут являться:

• взносы учредителей и членов. Переданное учредителями и членами общества имущество и денежные средства становятся его собственностью и не могут быть востребованы к возврату, если иное не оговорено договором; • • благотворительные пожертвования, в т.ч. носящие целевой характер (благотворительные гранты), предоставляемые гражданами и юридическими лицами в денежной и натуральной форме; • • доходы от внереализационных операций, включая доходы от ценных бумаг; поступления от деятельности по привлечению ресурсов (проведение кампаний по привлечению благотворителей и добровольцев, включая организацию развлекательных, культурных, спортивных и иных массовых мероприятий, проведение кампаний по сбору благотворительных пожертвований, проведение лотерей и аукционов в соответствии с действующим законодательством, реализацию имущества и пожертвований, поступивших от благотворителей, в в соответствии с пожеланиями); • • доходы от издательской деятельности; • • доходы от разрешенной законом предпринимательской деятельности,
поступления из государственных и местных •

258

бюджетов, внебюджетных
фондов,

доходов от деятельности хозяйственных обществ, учрежденных Обществом;

• труд добровольцев; • • любые иные, не запрещенные законом источники. • 8.3 Собственником имущества является Общество. Каждый отдельный член Общества не имеет права собственности на долю имущества, принадлежащего Обществу.

  1. Порядок внесения дополнений и изменений в

Устав Общества

9.1 Изменения и дополнения в Устав вносится по решению Собрания Общества, согласованного с основными учредителями. 9.2 9.3 Решение о внесении изменений и дополнений в Устав принимаются не менее чем 2/3 голосов от числа присутствующих на Собрании членов Общества. 9.4 9.3 Изменения и дополнения в Уставе Общества подлежат государственной регистрации в установленном законом порядке и приобретают юридическую силу с момента этой регистрации.

Ю.Реорганизация и ликвидация Общества

10.1 Реорганизация Общества (слияние, присоединение, разделение, выделение, переименование) осуществляется по решению Собрания, утвержденному основными учредителями. Решение о реорганизации принимается не менее, чем 2/3 голосов числа присутствующих на Собрании членов Общества.

259

10.2 Общество не может быть реорганизовано в хозяйственное товарищество или общество.

Имущество Общества переходит после его реорганизации к вновь возникшим юридическим лицам в порядке, предусмотренном Гражданским кодексом РФ

10.3 Ликвидация Общества осуществляется либо по решению Собрания, утвержденному основными учредителями, либо в судебном порядке.

Решение собрания о ликвидации принимается не менее, чем 2/3 голосов от числа присутствующих на Собрании членов Общества.

Этим же решением назначается ликвидационная комиссия и устанавливается в соответствии с действующим законодательством срок ликвидации.

Очередность удовлетворения требований кредиторов при ликвидации Общества устанавливает действующее законодательство.

10.4 Имущество, оставшееся в результате ликвидации Общества, после удовлетворения требований кредиторов направляется на благотворительные цели, доля достижения которых создано Общество, или на цели, определенные решением Собрания Общества, согласованным с основными учредителями.

Имущество, оставшееся после ликвидации Общества, не может быть распределено между членами Общества.

Решение об использовании оставшегося имущества публикуется ликвидационной комиссией в печати.

10.5 Решение о ликвидации Общества направляется в регистрирующий орган для исключения его из единого государственного реестра юридических лиц. 10.6 10.7 Все дела ликвидированного Общества (учредительные документы, протоколы, приказы, бухгалтерские документы и т. п.) передаются по описи в архив, по месту государственной регистрации. 10.8

260

Светокопия описи передается основным учредителям, имеющим право истребовать дела из архива и ознакомления с ними.