lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Семенцов, Владимир Александрович. - Видео- и звукозапись в доказательственной деятельности следователя [Электронный ресурс]: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.09 - М.: РГБ, 2006 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки)

Posted in:

УРАЛЬСКАЯ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ

На правах рукописи

СЕМЕНЦОВ ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ

ВИДЕО- И ЗВУКОЗАПИСЬ В ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛЕДОВАТЕЛЯ

Специальность: 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -доктор юридических наук, профессор

И.Я.ДЮРЯГИН

Екатеринбург - 1994

  • 2 -

Стр. ВВЕДЕНИЕ 3-7

ГЛАВА I. МЕСТО И РОЛЬ ВИДЕО- И ЗВУКОЗАПИСИ В ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛЕДОВАТЕЛЯ. § I. Видео- и звукозапись в системе научно-технических средств, используемых в уголовном

процессе 8-40

§ 2, Видео- и звукозапись в системе доказательств

по уголовному делу 41-87

ГЛАВА 2. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК ЗАКРЕПЛЕНИЯ СЛЕДОВАТЕЛЕМ ВИДЕО- И ЗВУКОЗАПИСИ. § I. Процессуальный порядок применения видео- и звукозаписи при производстве следственных

действий о 88-128

§ 2. Процессуальное закрепление видео- и звукозаписи, полученной за рамками уголовного

процесса 129-170

ГЛАВА 3. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МАТЕ РИАЛОВ ВИДЕО- И ЗВУКОЗАПИСИ В ДОКАЗАТЕЛЬС ТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛЕДОВАТЕЛЯ I7I-I9I

ЗАКЛЮЧЕНИЕ . 192-196

ПРИЛОЖЕНИЯ 197-232

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 233-253

  • С5 -

ВВЕДЕНИЕ

Проведение социально-политических и экономических преобразований в нашем обществе в значительной мере осложняется ростом преступности, которая приобретает все более организованный,конспирированный и технически оснащенный характер. Несмотря на то, что в 1990 году ликвидировано 795 таких преступных групп,в 1991 году - 952, а в 1992 году - уже 4352 группы1, тенденция к росту организованной преступности сохраняется. Обращает на себя внимание резкое увеличение тяжких преступлений, прежде всего насильственных, повышение мобильности, общественной опасности и изощренности действий преступниковс

В октябре 1991 года были приняты концептуальные положения судебной реформы в России, призванной локализовать преступность, усилить борьбу с этим социальным злом. Для обеспечения конституционных прав и свобод граждан, надежной защиты их от любых противоправных посягательств старых, традиционных методов борьбы с преступностью, даже при инициативном и умелом их использовании, становится уже не достаточно. И дело здесь не только в том, что правоохранительные органы оказались не готовы к эффективной борьбе с организованной преступностью, но и в том, что все больше дает себя знать несовершенство действующего уголовно-процессуального законодательства.

Сегодня, когда государство переживает один из самых сложных периодов своего исторического развития, следует решительно отказаться от тех законов, которые тормозят борьбу с преступностью и тем самым вступают в противоречие с действительностью. В то же время необходимо воспринять все лучшее, что есть в отечественной

I. Состояние преступности в Российской Федерации. М.,1993.

  • 4 -

и зарубежной теории и практике уголовного процесса в целях совершенствования как самого законодательства, так и деятельности правоохранительных органов.

Предварительное следствие, являясь составной частью уголовного процесса, находится на переднем крае борьбы с преступностью. Его деятельность во многом определяет ход раскрытия и расследования преступлений, создает условия для правильного разрешения каждого уголовного дела. Поэтому и успех борьбы с преступностью зависит от деятельности следователя, повышение эффективности которой в значительной степени связано с внедрением в практику расследования уголовных дел различных научно-технических средств, в первую очередь видео- и звукозаписи.

Вопросы использования видео- и звукозаписи в уголовном процессе рассматривались в трудах Н.С.Алексеева, А.А.Давлетова, И.А. Зинченко, Е.П.Ищенко, Л.М.Карнеевой, А.А.Леви, А.М.Макарова, А.В. Мусиенко, В.А.Панюшкина, И.Л.Петрухина, В.М.Савицкого, Н.А.Селиванова, Ф.Н.Фаткуллина.А.АЛувилева, С.А.Шейфера, А.А.Эйсмана,П.С. Элькинд и других ученых. Однако научную разработку процессуальных аспектов данной проблемы нельзя считать исчерпаной не только потому, что разноречивые взгляды авторов не привели к единой цельной концепции по вопросу о доказательственном значении видео- и звукозаписи, но и по ряду объективных факторов, требующих пересмотра некоторых сложившихся суждений, либо выработки новых теоретических решений.

Во все большее противоречие с современными условиями раскрытия преступлений и расследования уголовных дел вступает действующий процессуальный порядок и доказательственное значение видео- и звукозаписи, полученной при проведении следственных действий. Закрепление прослушивания телефонных переговоров как оперативного

  • 5 -

средства в Законе РФ “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации” и попытка союзного законодателя дать процессу-

т альную регламентацию этого действия , а также отсутствие до сегодняшнего дня решения данного вопроса в уголовно-процессуальном законодательстве России открывают новые, теоретически неразработанные аспекты применения звукозаписи при расследовании преступлений. Нуждается в научном осмыслении и практических решениях еще одно значительное как по новизне, так и доказательственной ценности направление применения видео- и звукозаписи, а именно - оперативное.

Все это свидетельствует о коренном изменении роли видео- и звукозаписи в уголовном процессе, что обуславливает актуальность исследования и выбор автором данной темы.

В диссертации ставилась задача на основе новейших достижений науки уголовного процесса провести комплексное исследование актуальных и практически значимых проблем о месте видео- и звукозаписи в системе научно-технических средств, ее доказательственном значении, о процессуальном порядке закрепления в уголовном деле, об использовании полученных материалов в процессе доказывания.Это позволило выработать научно-обоснованную концепцию применения видео- и звукозаписи в предварительном расследовании, внести рекомендации, направленные на совершенствование уголовно- процессуального законодательства по данной проблеме и подготовить предложения по более эффективному использованию этих технических средств в уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности.

I. Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР.1990, В 26, С.495; Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации.1992, № 7, С.892; № 33, C.I9I2.

  • 6 -

Подготовка диссертации проводилась на основе анализа Конституции Российской Федерации, уголовно-процессуального законодательства, проектов УПК, разработанных авторскими коллективами ИШАН и НИИ проблем укрепления законности и правопорядка, постановлений Пленума Верховного суда, приказов, инструкций и указаний Генерального прокурора, Министра внутренних дел, монографической и иной специальной отечественной литературы по уголовному процессу и криминалистике. При исследовании отдельных вопросов были изучены труды ученых-юристов зарубежных стран и русских дореволюционных процессуалистов. Диссертантом использован также личный многолетний опыт работы в следственных подразделениях органов внутренних дел.

. В работе над диссертацией широко применялись различные методы научного исследования: исторический, сравнительно-правовой, конкретно-социологический, статистический, логико- юридический,моделирования и другие,

По специально разработанной программе изучались уголовные дела, при расследовании которых применялись научно-технические средства. Всего изучено 824 уголовных дела в судах Свердловской, Челябинской, Курганской областей. Проведено анкетирование 283 следователей прокуратуры, следователей и дознавателей органов внутренних дел Уральского региона (см.Приложение IS I). Анализировался опыт экспертного исследования материалов видео- и звукозаписи в научно-криминалистическом центре МВД РФ, в фоноскопических лабораториях экспертно-криминалистических отделов УВД Свердловской и Челябинской областей. Применение разработанных методов исследования позволило выявить состояние практики применения видео- и звукозаписи, тенденции использования полученных материалов в доказывании,

Практическая значимость результатов исследования определяется тем, что выводы и предложения, сформулированные и обоснованные в

  • 7 -

диссертации, могут быть использованы для совершенствования уголовно-процессуального законодательства, при подготовке методических рекомендаций для следователей и при проведении с ними занятий в системе служебной подготовки, в процессе преподавания и изучения курса уголовного процесса в высших и средних специальных учебных заведений. Основные выводы и предложения, выработанные в результате диссертационного исследования, обсуждены на заседаниях кафедр уголовного процесса Уральской государственной юридической Академии и Екатеринбургской высшей школы МВД РФ, изложены на двух научно-практических конференциях по проблемам борьбы с преступностью и в двух научных статьях, представлены в Комитет Верховного Совета РФ по законодательству и правопорядку, используются в учебном процессе Екатеринбургской высшей школы МВД РФ при преподавании курса уголовного процесса, в выступлениях перед практическими работниками правоохранительных органов,

  • 8 -

Глава I

МЕСТО И РОЛЬ ВИДЕО- И ЗВУКОЗАПИСИ В ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛЕДОВАТЕЛЯ

§ I. Видео- и звукозапись в системе научно-технических средств, используемых в уголовном процессе.

С середины XIX века при расследовании преступлений начинают широко использоваться знания из различных областей науки и техники. Так, великим русским хирургом и анатомом Н.Н.Пироговым в 40-50 годах прошлого века впервые в истории судебной медицины на базе развития естественных наук и практического опыта были сформулированы многие рекомендации для судебных медиков по вопросам осмотра трупов, экспертизы огнестрельных ранений и др.

Важную роль в развитии судебной токсикологии и судебной химии сыграли труды таких выдающихся русских ученых, как Д.И.Менде-леева, А.М.Бутлерова, Н.НвЗинина, которые нередко выступали в качестве экспертов на громких и сложных судебных процессах.

В I860 году для регистрации преступников в тюрьме г.Лувенса была использована антропометрия, а в 1879 году А.Бертильон, помощник письмоводителя в полиции г.Парижа, начинает экспериментальные исследования в этой области, завершившиеся триумфом исследователя. В 1888 году антропометрия используется для регистрации преступников в префектуре Парижа, а затем по всей Франции и за ее пределами - в Англии, Германии, России и других странах.

Изобретение фотографии позволило А.Бертильону сконструировать специальную установку, состоящую из платформы, фотокамеры и стула с головодержателем для опознавательной фотосъемки преступников. Полицией России сТютосъемка стала применяться с 70-х годов XIX века для фотографирования арестантов, для фиксации обстановки на

  • 9 -

месте преступления. Видный русский процессуалист того времени П.В. Макалинскии писал: “Как бы ни был добросовестен и тщателен осмотр, как бы он ни был ясно, последовательно, картинно и даже художественно изложен,описание никогда не может дать того наглядного представления, как фотография” .

Открытие возможности идентификации преступника по следам пальцев,
обнаруженным на месте совершения преступления, разработка технических приемов и способов их выявления, фиксации, изъятия, позволяет в 1892 году впервые раскрыть преступление с помощью отпечатков пальцев. G этого момента следы пальцев становятся важной уликой, разоблачающей преступника,

Звукозапись как процесс фиксации акустической информации была изобретена Эдиссоном в 1876 году, а в 1898 году датским инженером В.Паульсоном демонстрировался аппарат, в котором использовался принцип магнитной записи. Но практическое применение звукозаписи длительное время сдерживалось техническим несовершенством аппаратуры. Только в 60-х годах отечественная промышленность освоила выпуск высококачественной, простой в работе аппаратуры магнитной записи звука и появилась реальная возможность ее использования при расследовании уголовных дел. Однако еще в 1934 году А.Е.Врусилов-ский и М.С.Строгович писали о полезности фонограмм как средства фиксации показаний^, а в 1946 году А.И.Винберг и А.А.Эйсман разработали
практические рекомендации по технике звукозаписи

  1. M а к а л и н с к и й П.В. Практическое руководство для судебных следователейЛ.2. СПб., 1871, С.199.
  2. Брусилове кий А.Е., Строгович М.С. Свидетельские показания в качестве судебных доказательств/Д1етодика и техника следственной работы. 1934.С.161.
  • 10 -

и некоторые процессуальные вопросы ее применения ,

С развитием телевидения возникла необходимость в аппаратуре для консервации телевизионных сигналов и последующего их многократного воспроизведения» Для этих целей на магнитный носитель стали записывать телевизионные сигналы. Первый электронный видеомагнитофон появился в 1956 году в США, а в 1967 году был создан его промышленный образец. С 1970 года в следственных подразделениях ГУВД г.Москвы в процессе допросов, очных ставок, осмотров мест происшествия, предъявления для опознания стала применяться видеомагнитофонная аппаратура»

В современных условиях реализация достижений научно-технического прогресса в уголовно-процессуальной деятельности осуществляется путем применения и других научно-технических средств, что позволяет значительно расширить и облегчить возможности процесса познания обстоятельств совершения конкретного преступления как события прошлого. Это связано с тем, что не все материальные объекты, явления и процессы могут быть восприняты человеческими органами чувств, либо хотя и восприняты, но не достаточно отчетливо. С помощью же научно-технических средств удается компенсировать недостатки человеческого восприятия, запоминания, сохранения, воспроизведения, переработки и передачи поступающей в ходе расследования информации. В результате значительно повышается эффективность и качество уголовного судопроизводства путем достижения более высокой точности и полноты запечатления доказательственных материалов в их пространственных и временных соотношениях, ускорения и улучшения фиксации следственных действий, повышения тактических возмо-

I. В и н б е р г А.Ио, Э й с м а н А.А. Фототелеграфия и звукозапись в криминалистике. М., 1946, С.21-30.

  • II -

жностей их проведения. Научно-технические средства, применяемые в предварительном расследовании, способствуют укреплению гарантий прав всех его участников, профилактике преступлений, положительно влияют на общий уровень культуры уголовного процесса, уровень научной организации труда следователей.

При умелом применении научно-технических средств значительно возрастает результативность оперативно-розыскной деятельности по раскрытию преступлений: устанавливаются данные о лицах,
совершивших преступления, так и после него (например,.связанные с сокрытием преступления и уничтожением доказательств). Актуально в современных условиях получение оперативных данных о воздействии на свидетелей и потерпевших с целью их принуждения к изменению или отказу от дачи изобличающих виновных показаний. Все эти сведения могут рассматриваться не только в качестве ориентирующих материалов при выборе тактики следственных действий, выдвижении версий, определении направления расследования уголовного дела, но и иметь доказательственное значение, о чем пойдет речь во втором параграфе данной главы.

Широкое использование научно-технических средств в уголовном процессе предполагает теоретическую разработку этого понятия, что имеет и важное практическое значение, поскольку должно охватывать всю совокупность научно-технических средств, применяемых в настоящее время в уголовном судопроизводстве. Неоправданное расширение этой совокупности может привести к использованию в уголовном процессе научно-технических средств, не обеспеченных всей полнотой процессуальных гарантий, а ее сужение - преградой эффективному применению в деятельности следователя результатов научно-технического прогресса.

Традиционно в литературе по вопросам уголовного процесса научно- технические средства рассматриваются как в широком, так и в

  • 12 -

узком смысле слова. Под научно-техническими средствами в узком смысле понимаются различные приборы, инструменты и материалы,способствующие решению задач уголовного судопроизводства путем их применения для обнаружения, фиксации, изъятия и исследования доказательств, а также предупреждения преступлений. Под научно-техническими средствами в широком смысле понимаются не только различные приборы, инструменты и материалы, но и методы (способы, при-

т

емы) их применения .

Наиболее весомый вклад в разработку понятия научно-технических средств внес Н.А.Селиванов, который в 1965 году впервые на уровне докторской диссертации дал подробный анализ правовых, методологических основ применения научно-технических средств, их современного состояния и перспектив развития. Позднее Н.А.Селиванов развил и конкретизировал свою точку зрения по этому вопросу.

По мнению диссертанта, в доказательственной деятельности, и вообще в уголовном процессе, научно-технические средства следует понимать только в широком значении, поскольку для данной деятельности важен не столько сам технический инструментарий, сколько порядок (приемы и способы) его применения. Именно поэтому в уголовно-процессуальном законодательстве регламентируются не сами технические средства, а процессуальный порядок применения и доказательственное значение полученных при этом материалов.

Научно-технические средства должны отвечать определенным требованиям, которые являются критерием допустимости их использования в уголовном судопроизводстве. В науке уголовного процесса принято

I. См.,например: Грамович Г «И. Основы криминалистической техники. Минск, 1981, С.25; Курс советского уголовного процесса. Общая часть. М., 1989, С0223в

  • 13 -

выделять следующие обязательные требования: законность, научная состоятельность, этичность и эффективность. Кроме того, существует ряд требований, позволяющих судить о сравнительных достоинствах научно-технических средств, а именно: надежность,портативность, простота в обращении. Остановимся несколько подробнее на некоторых из них»

Требование законности является наиболее важным и означает, что в уголовном судопроизводстве допустимо применение только таких научно-технических средств, которые либо прямо предусмотрены законом, либо не противоречат ему по своей сущности, а также получение и использование которых осуществляется в установленном законом порядке и в установленных законом формах.

25 августа 1993 года законодатель России дополнил ст.69 УПК третьей частью следующего содержания: “Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в статье 68 настоя-

т

щего Кодекса”. В связи с этим особую значимость приобретает нормативное регулирование процессуального порядка, использования научно-технических средств в уголовном процессе.

Самая общая законодательная регламентация применения научно- технических средств вытекает из требований ст.2 УПК РФ, определяющей задачи уголовного процесса. Несмотря на отсутствие непосредственного указания в этой норме на научно-технические средства, решение сформированных в ней задач по борьбе с преступностью предполагает применение всех доступных средств и методов, в том числе и научно-технических. Выполнение возложенной на следователя обя-

I. Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. IS93, Ш ЗЗ.СтД313.

  • 14 -

занности о всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела (ст.20 УПК РФ) также оказывается невозможной без применения различных технических средств.

В законе есть нормы, которые прямо предусматривают применение тех или иных научно-технических средств (ст.ст.78,79,84,102,133 , 141,I4I1,179,183,264 УПК РФ и др.). Однако совершенно очевидно,что в этих нормах указаны не все научно-технические средства, поскольку это практически сделать невозможно в условиях научно-технического прогресса, когда постоянно возникают все новые и новые технические средства. Если идти по пути полного указания в законе всех научно-технических средств, которые могут быть использованы при расследовании преступлений, то в этом случае законодатель будет поставлен перед необходимостью постоянного внесения изменений и дополнений в действующее уголовно-процессуальное законодательство.

Не снимают остроты проблемы предложения об издании межведомственных подзаконных актов (приказов, инструкций) с конкретным перечнем в них научно-технических средств и детальной регламентации условий применения .

В связи с этим представляется верной позиция Н.А.Селиванова и других ученых о необходимости внесения в закон нормы, закрепляющей общие процессуальные условия применения и порядок оформления результатов использования технических средств при производстве всех следственных действий для обнаружения, фиксации, изъятия и сохранения доказательств, что обеспечит стабильность закона, при-

I. См., например: 3 и н и н A.M. Некоторые вопросы процессуальной регламентации использования научно-технических методов и средств в раскрытии лреступлений//Вопросы теории криминалистики и экспертно-криминалистические проблемы. М., 1990,С.18.

  • 15 -

даст ему прогностическую направленность и будет способствовать более широкому внедрению в практику современных научно-технических средств .

Данную позицию вполне правомерно распространить не только на следственные, но и оперативные действия. Однако в Законе Союза ССР “О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик” от 12 июня 1990 го-

2

да , дан конкретный перечень технических средств, применяемых при

проведении оперативно-розыскных мероприятий. Из этого можно
сделать вывод, что законодатель вновь пошел традиционным путем “поименного” перечисления технических средств. Если следовать буквальному смыслу закона, то кроме видео- и звукозаписи, кинофотоаппаратуры в ходе оперативно-розыскной деятельности другие технические средства применять нельзя. Именно поэтому является предпочтительным положение Закона “Об оперативно- розыскной деятельности в Российской Федерации” от 13 марта 1992 года , которым предусмотрена возможность применения при оперативно-розыскной деятельности не только уже упомянутых, но также и других технических средств, не причиняющих вреда жизни.и здоровью личности, окружающей среде, не давая перечня последних.

  1. Селиванов Н.А., Л е в и А.А. Правовая регламентация применения научно-технических средств в уголовном судопроизводстве //Соц. законность, 1979, № II, С.46; Панюшкин В.А. Научно-технический прогресс и уголовное судопроизводство. Воронеж, 1985, С.88.
  2. Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР,
    1990, № 26, С.495.
  3. Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992, № 17, С.893,
  • 16 -

Вместе с тем заслуживает внимание точка зрения некоторых юристов, предлагающих включить в УЖ норму о применении видеозаписи при производстве следственных действий для отражения особенностей использования этого средства фиксации и порядка воспроизведения видеозаписи участникам процесса . В связи с этим следует отметить, что уголовно-процессуальное законодательство Украины с 1985 года предусматривает.применение видеозаписи при производстве следственных действие. Поэтому представляется спорным позиция И.ВоМакарова, К.С.Скоромникова, считающих, что специальная законодательная регламентация порядка применения видеозаписи не нужна, т.к. “две стороны этого нового метода фиксации предусмотрены законом”, имея ввиду фотокиносъемку и звукозапись . По техническим параметрам видеозапись представляет собой сочетание лучших качеств киносъемки и звукозаписи, но вместе с тем она является самостоятельным средством фиксации доказательственной информации при производстве следственных действий, имеет свои особенности, которые должны получить нормативное закрепление.

  1. См., например: Майоров Н.И., Ш а в ш и н М.Н. Вопросы совершенствования регламентации применения научно-технических средств и участие специалиста в расследовании преступлений/Дго-ловно- процессуальные проблемы предварительного следствия и пути его совершенствования. Волгоград, 1985, С.51.
  2. Научно-практический комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Украинской ССР.Киев, 1984, С.128-130.
  3. Макаров И.В., Скоромников К.С. Видеомагнитофонная запись - новый метод фиксации доказательств/Друды высшей школы МВД СССР, Вып.34, М., 1974, С. 147.
  • 17 -

Требование научной состоятельности означает, что для целей уголовного судопроизводства должны применяться только те средства, использование которых основано на познанных наукой закономерностях, процессах и явлениях, гарантирующих получение истинного и достоверного результата.

Именно не соответствие требованию научной состоятельности исключает до настоящего времени использование в уголовном процессе данных выборки служебно-розыскной собакой лиц и объектов по запаху. Как отмечал Н.А.Селиванов, идентификация по запаховым следам с помощью служебно-розыскной собаки пригодна для использования лишь с оперативными целями, т.е. для определения наилучших путей расследования и оценки доказательств .

В ст.6 Закона от 13 марта 1992 года дан исчерпывающий перечень оперативно-розыскных действий, в том числе и отождествление личности. Одной из разновидностей оперативного отождествления личности является выборка служебно-розыскной собакой. Однако тем же законом (ст.10) предусмотрена возможность использования результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе, видимо, и данных, полученных в результате выборки собакой. Но думается, что требование научной состоятельности должно распространяться и на оперативно-розыскную деятельность, в связи с чем в статью восьмую указанного закона, предусматривающую условия проведения оперативно-розыскных мероприятий, должно быть внесено соответствующее дополнение. Вместе с тем относительно той же выборки с помощью служебно-розыскной собаки следует отметить, что по делу об убийстве Ильзе-Лоры Майер был осужден безработный моряк Вилли Грикник благодаря хорошему

I. Курс советского уголовного процесса. Общая часть. М., 1989, С.234-235.

  • 18 -

чутью двух немецких овчарок полицейской школы земли Северная Рейн-Вестфалия. Суд присяжных по этому делу впервые признал чутье полицейской собаки в качестве доказательства .

Требование этичности находит свое конкретное выражение в морально оправданных целях, которым призваны служить научно-технические средства. Их применение не может быть признано этичным,если при этом нарушаются права граждан, наносится ущерб их здоровью, унижается честь и достоинство, ущемляются имущественные интересы. Если, например, при производстве прослушивания телефонных переговоров обвиняемого становятся известны интимные стороны его личной жизни, следователь должен принять меры к предотвращению разглашения подобных сведений.

Требование эффективности в самом общем виде представляет собой соответствие затраченных средств получаемому результату.Эффективность научно-технических средств для достижения целей уголовного судопроизводства является производным результативности и экономичности.

Рядом авторов (П.С.Элькинд, Г.И.Грамович, Е.А.Уткин) экономичность, представляющая собой возможность получения оптимального результата при минимуме затрат, рассматривается в качестве самостоятельного критерия допустимости научно- технических средств в уголовном судопроизводстве. Так, по мнению П.С.Элькинд, экономичность представляет собой одно из требований, которым “независимо от того, в какой из возможных взаимосвязей мы будем рассматривать такие средства в сфере правоприменительной деятельности,т.е. в уголовном судопроизводстве, они всегда неизменно должны отве-

I. Байрамо ваА. Свидетель собака//Газета “Право”.Свердловск, 1991,* 5,С.5.

  • 19 -

чатъ .

Однако представляется предпочтительной позиция А.М.Макарова, рассматривающего экономичность в качестве составного элемента понятия эффективности и подчеркивающего, что “неразработанность конкретных критериев эффективности научно-технических средств на практике приводит к тому, что в качестве таких критериев берутся количественные показатели (т.е. число случаев использования научно-технических средств), которые, безусловно, не отражают истинную

о

картину эффективности использования научно-технических средств” .

Большое многообразие, постоянное совершенствование и обновление научно-технических средств, требуют научно обоснованной их классификации, позволяющей эффективно пользоваться при расследовании уголовных дел. В научных исследованиях приводились различные классификации научно-технических средств по одному, двум и

о более основаниям .

Наиболее полно охватывающей все многообразие научно- технических средств, применяемых в уголовном судопроизводстве, представля-

  1. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в уголовно- процессуальном праве. Л., 1976, С.67.
  2. Макаров A.M. Критерии допустимости использования научно- технических средств в уголовном процессе/Дголовный процесс и криминалистикао М., 1983.С.6-7.
  3. См., например: Селиванов Н.А. Научно-технические средства расследования преступлений (правовые, методологические основы применения, современное состояние и перспективы развития). Докт.дисс. М., 1965. С. 460-487; Ж о г и н Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М., С.162-164; Грамович Г.И. Основы криминалистической техники. Минск, 1981. С.39-42 и др.
  • 20 -

ется классификация, предложенная Е.П.Ищенко, который, объединив, уточнив и дополнив основания, систематизировал эти средства по возникновению, виду, субъекту применения и целевому назначению .

Но следует отметить, что эти классификации носят отчетливо выраженный криминалистический характер. Если же рассматривать научно-технические средства с процессуально-правовых позиций, то представляется удачной классификация, предложенная П.С.Элькинд, которая подразделила их на три группы:

  1. Относящиеся к доказательствам.
  2. Служащие для фиксации уголовно-процессуальных актов.
  3. Используемые для обнаружения, закрепления, воспроизведения
  4. 2

и исследования доказательств .

В.А.Панюшкин предложил добавить к трем группам научно-технических средств, выделяемых П0С.Элькинд, еще две:

  1. Средства демонстрационной техники.
  2. Средства организационной техники .
  3. Для целей настоящего исследования есть необходимость предложить собственную классификацию научно-технических средств, применяемых в доказывании, систематизировав их по следующим основаниям:

  4. По способу вовлечения в доказательственную деятельность результатов применения.
  5. По месту в системе доказательств результатов применения.
  6. По роли в процессе доказывания.
  7. По субъектам применения (см. схему на С.21).
  8. И щ е н к о СП. Там же. С,72-74.
  9. Элькинд П.С. Научно-технический прогресс и уголовное судопроизводство//Сов.юстиция, 1977, № З.С.7.
  10. Панюшкин В.А. Научно-технический прогресс и уголовное судопроизводство. Воронеж, 1985. С.73.
  • 21

s CO tH H В ы x CD CD tP X » ЧЭ CD !>.S О Б! p. О К a

лицами,н е являющим ися участ.уг ол.проце сса

иными участник ами уголовно го процесса

специали стом и эксперто м

лицами,о тветстве нными за производс тво по дзлз

1 •

Щсо В ФСО raw rats ЕН в га но О Ен О ОН HUJHd) Ф tP Ф ВХ Р,со Чо)Э о Б; о га К

сО

РО- В ЕН в о

Й” а CD га О, 3 о со

СО CD « к; О ъе, t=C о

ф CQ ?Г

ES CD 5q Я X 2 Ф CD Ен Ч 1 ffl О CD к s № В >э D, ей К К

CD О О CD аы О В Р.М а со m m a со К со И К О О Рл« о С!

Ф I

S »Ч Ф со к; Ен Ф И о Р,Ф SI
X

ояш SH S О В

га ич р, ч и

Р>зФ

Ен В Й

О СО О

ф СО ?н

S Л со

ь; Ен

О О Л

кчч

Ц	 щ     в S ^ Д Я Ен ф ФОМ &4 О ф Ф К 2 Ч Л В- ЯЧР. О Ф В га Е-! X га !>>Ф О ЧЭ t=f Е-< О    • СО О СО  Ен О СО нч с; « ч О О >j t=T СО О       Ф в га Р.

для использов ания

для проверки

для собирания

не имеющие доказател ьственног о значения

приложени я к проток. следствен .действий

имеющие самостоят ельное доказ.зна чение

обнаружен ные и изъятые при след. действиях

изготовлен ные при- произвол, след. действии

полученны е в результат е представл ения

полученны е путем истребова ния

зКв О В

СО N В § Я га в CD со ЕН яга со 2 о со о &• о. t=rо ц^о Ф Ы ш Ч© Р,В ч о х о>е<о !=; в га со о со

X ЕнК В Ф О

М2Н Ф 1=Г • 4 0)3 К Р,Ф

f^cra

Ен

О S3 I

Ч I В Ф X Р.

со Ф а в и

Ен »(Ц

о Р,о

WCC fcf Ф К Ф Р,хз Ч о о о

S3

Ен

X ф ф

§ х Р>3 в ьа

о

«

i

X 1 га Ф СО Ен га ы О Ен О А о МЧ ф ф ЭФ Ен Ф а л га я со

  • 22 -

По способу вовлечения в доказательственную деятельность результатов применения можно вьщелить следующие их разновидности:

I. Полученные путем истребования следователем (органом дознания, судом, судьей) от учреждений, предприятий, организаций, должностных лиц и граждан.

2„ Полученные в результате представления их следователю учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

  1. Изготовленье при производстве следственных действий.
  2. Обнаруженные и изъятые при производстве следственных действий.
  3. Классификация научно-технических средств по этому основанию не нуждается в подробном изложении, т.к. во второй главе исследования предполагается рассмотреть способы их вовлечения в доказательственную деятельность следователя на примере видео- и звукозаписи.

По месту в системе доказательств результатов применения научно- технические средства подразделяются на три группы:

  1. Имеющие самостоятельное доказательственное значение.
  2. Приложения к протоколам следственных действий.
  3. Не имеющие доказательственного значения.
  4. Поскольку во втором параграфе данной главы будут подробно рассмотрены проблемные вопросы о месте видео- и звукозаписи в системе доказательств по уголовному делу, нет необходимости их освещения здесь применительно к научно-техническим средствам в целом. Следует только отметить, что к числу научно-технических средств, результаты применения которых не имеют доказательственного значения, относятся те из них, которые не соответствуют требованию научной состоятельности. Кроме того, даже если научно-техническое
  • 23 -

средство отвечает всем предъявляемым к нему требованиям, результаты его применения могут быть отвергнуты следователем, либо иным лицом, в производстве которого находится дело, по причинам их получения с нарушением уголовно-процессуального закона, либо если не относятся к данному делу, либо если не достоверны.

По роли в процессе доказывания научно-технические средства систематизируются по трем группам, а именно:

  1. Предназначенные для собирания доказательства, в том числе:

а) средства обнаружения следов преступления и предметов- веще- ственных доказательств (оптические и осветительные приборы, средс тва физического и химического выявления, средства обнаружения тай ников и скрытых в них предметов и т.д.);

б) средства фиксации следов и получаемой доказательственной информации (фото, кино, видеосъемка, звукозапись, средства измере ния и графического запечатления);

в) средства изъятия следов и вещественных доказательств (от простейших инструментов - стеклорезов, пил с набором ножовочных полотен, до сложных технических устройств - автогенных аппаратов для резки металла и т.п.).

  1. Предназначенные для проверки доказательств. Сюда относят ся те научно-технические средства, которые позволяют решить вопрос о пригодности или непригодности фактических данных для использова ния в виде доказательств по уголовному делу. Выбор научно-техни ческих средств проверки зависит от процессуального положения субъ ектов их применяющих. Если это эксперт, то в его распоряжении на ходятся разнообразные научно-технические средства, из которых он выбирает те, которые необходимы для изучения объекта и правильно го разрешения поставленных перед ним задач. Но эксперт не вправе производить проверку своих выводов путем сопоставления с другими
  • 24 -

доказательствами по делу. По закону это могут делать только следователь и суд, которые в свою очередь проверяют достоверность существования фактических данных путем применения тех научно- технических средств, которые не основаны на специальных познаниях.

  1. Предназначенные для использования доказательств. К их числу относятся средства демонстрационной техники (фильмоскопы, дио-и кинопроекторы, аппаратура видео- и звукозаписи и т.п.), без которых не возможно использовать в доказывании диапозитивы, киноленты, видео- и фонограммы, к какой бы разновидности доказательств они не относились. Если киноленты, видео- или фонограммы занимают в уголовном деле положение вещественных доказательств, то они подлежат осмотру (ст.ст.83,291 УПК РФ), всключающему в себя не столько внешний осмотр, сколько главным образом просмотр, прослушивание при воспроизведении, позволяющий раскрыть содержание технической съемки или записи. Если же материалы киносъемки, видео-, звукозаписи имеют в уголовном деле значение документа, закон (ст.292 УПК РФ) требует их оглашения в суде, что возможно путем воспроизведения с использованием соответствующих технических средств. В равной степени это относится и к материалам- приложениям к следственным действиям, если требуется уяснить их содержание.

К субъектам применения научно-технических средств относятся:

  1. Лица, ответственные за производство по делу на определенной стадии уголовного процесса.
  2. Специалист и эксперт.
  3. Иные участники уголовного процесса.
  4. Лица, не являющиеся участниками уголовного процесса. Рассмотрим подробнее классификацию научно-технических средств

по данному основанию.

Лицами, ответственных/и за производство по делу, являются следователь, дознаватель, прокурор, суд (судья).

  • 25 -

Следователь и дознаватель применяют научно-технические средства при производстве различных следственных действий для запечат- ления обстановки и отдельных деталей, обнаружения следов преступления, их изъятия и упаковки, изготовления слепков и копий следов, составления планов и схем. Для этого в их распоржкении находятся следственные портфели, различные поисковые приборы, фото-, звуко и видеоаппаратура,

Как показало проведенное анкетирование, подавляющее большинство следователей и дознавателей (270 из 283) положительно относится к применению научно-технических средств, в частности видео-и звукозаписи. Однако изучение уголовных дел за I99I-I992 годы в народных судах свидетельствует о недостаточном применении фотосъемки, видео- и звукозаписи при производстве следственных действий, что видно из таблицы:

ш> Наименование суда Всего дел В том числе с пои менен. пп.

фото видео звуко I. Желе знодорожный 101 18 - - 2. Октябрьский 133 20 - I 3. Свердл.областной 207 не исслед. 15 7 4. Челяб.областной 62 не исслед. 8 4 5. Курган.областной 70 56 9 8 6. Курган.город ской 251 33 3 3 Вместе с тем сами преступники успешно используют достижения научно-технического прогресса. Известен факт фиксации с помощью высокотехнической звукозаписывающей аппаратуры главарем преступной группы хода допроса его “подчиненного”, производимого сотрудниками МУРа на Петровке,38. При этом звукозапись, оказавшаяся при воспроизводстве весьма высокого качества, осуществлялась из авто-

  • 26 -

машины, находившийся неподалеку от МУРа у арки Эрмитажа .

Отказ от применения научно-технических средств при расследовании уголовных дел порой восполняется противозаконньм получением “признательных” показаний обвиняемых, проведением без достаточных к тому оснований обысков, задержаний по подозрению в совершении преступлений.

Прокурор, осуществляющий надзор за точным и единообразным исполнением законов, обязан в своей деятельности уделять внимание законности применения научно-технических средств органами дознания и предварительного следствия. Сущность этого направления прокурорского надзора определяется задачей полного и законного применения научно-технических средств для раскрытия и расследования преступлений. Прокурор должен следить за тем, чтобы применение их соответствовало требованиям законности, научной состоятельности, этичности и эффективности. Кроме того, закон (ст.211 УПК РФ) предусматривает право прокурора участвовать в производстве дознания и предварительного следствия и в необходимых случаях лично производить отдельные следственные действия или расследование в полном объеме по любому делу. Из этого следует, что и прокурор может применять различные научно- технические средства в случае участия или личного проведения расследования.

Применение научно-технических средств не ограничивается рамками предварительного расследования. Окончательную оценку доказательствам, собранным с помощью этих средств, дает суд. А для того, чтобы проверить и оценить такие доказательства, суды сами должны применять технические средства. В ряде случаев закон прямо преду-

I. Б а с к о в В.И. Уголовная преступность и борьба с ней//Вес-тник Московского университета, серия II “Право”, 1991, № 4.С.6-7.

  • 27 -

сматривает возможность применения судом научно-технических средств, либо это вытекает из смысла соответствующих уголовно-процессуальных норм. Так, ст.264 УЖ РФ предусматривает возможность применения звукозаписи допроса во время судебного разбирательства. В этом случае фонограмма прилагается к протоколу судебного заседания, в котором делается отметка о применении звукозаписи. Наряду с допросом в ходе судебного следствия могут производиться осмотры, обыски, другие предусмотренные законом процессуальные действия, эффективность которых зависит и от применения научно-технических средств.

Применение научно-технических средств специалистом предусмотрено ст.133 и ст.253 УПК РФ, а экспертом - ст.78 УПК РФ. Функции этих двух субъектов, хотя и объединенных в одну группу, различны. Эти различия заключаются в принципиально разных целях использования специальных познаний специалистом и экспертом.

Специалист, применяющий научно-технические средства под непосредственным контролем лиц, ответственных за производство по делу, привлекается к участию в производстве следственных действий для содействия своими специальными знаниями и навыками в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств.

Конечно, тот же следователь может самостоятельно применять специальные знания, если он ими обладает. Законодатель в большинстве случаев предоставляет следователю такое право, когда исходя из конкретных обстоятельств дела тот сам решает, есть ли необходимость привлекать специалиста к успешному проведению того или иного следственного действия. Но есть и обязательные случаи привлечения специалиста к участию в следственных действиях. К их числу относятся, например, допрос свидетеля или потерпевшего в возрасте до 14 лет (ст.ст.159,161 УПК РФ), наружный осмотр трупа, извлечение трупа из места захоронения (ст.180 УПК РФ).

  • 28 -

Даже если участие специалиста не является обязательным, непрерывное совершенствование имеющихся технических средств обнаружения и фиксации доказательств и создание новых ставит следователя перед необходимостью использования в процессе расследования специальных познаний и навыков в различных областях науки и техники, которыми он сам не обладает о Кровле того, некоторые технические средства, в том числе видео- и звукозапись, хотя и могут применятся следователем без содействия специалиста, но требуют длительного отвлечения следователя от выполнения других неотложных дел в ходе следственного действия. Нередко объектом видео- и звукозаписи являются действия самого следователя при производстве того или иного следственного действия. В этих случаях привлекается специалист, деятельность которого носит вспомогательный характер и в рамках проводимого следственного действия осуществляется под руководством следователя.

Закон предусматривает возможность привлечения специалиста для участия в осмотре (ст.179 УЖ РФ), обыске и выемке (ст.170 УПК РФ), следственном эксперименте(ст.183 УЖ РФ), получении образцов для сравнительного исследования (ст.186 УШ РФ), допросе несовершеннолетнего обвиняемого (ст.397 УПК РФ), свидетеля (ст.159 УПК РФ) и потерпевшего (ст.161 ЛТК РФ). Думается, что возможность использования специальных познаний необходимо законодательно распространить и на другие следственные действия. 0 возможности участия специалиста при проведении любого следственного действия высказались и 255 из 283 проанкетированных следователей и дознавателей.

Следователь вправе вызвать в качестве специалиста любое све-дующее лицо, не заинтересованное лично в исходе дела (ст.66 УПК РФ). Практика показывает, что следователи органов внутренних дел чаще всего вызывают в качестве специалистов криминалистов опера-

  • 29 -

тивно-технических подразделений МВД, Так, по данным экспертно- кри-миналистического отдела УВД Свердловской области в период 1991-1992 годов их специалистами проделана значительная работа по применению видео- и звукозаписи при производстве оперативно- розыскных мероприятий и следственных действий, что видно из таблицы:

т Тип нтс Год Всего В том числе: п/л

при OEM при елед.действ. I. Видео 1991 213 88 125

1992 257 81 176 2. Звуко 1991 88 61 27

1992 53 37 16 В качестве специалиста могут быть вызваны и иные лица, кото-

рые по роду своей деятельности, в силу профессионального опыта обладают знаниями, необходимыми для оказания помощи органам расследования.

Следователям прокуратуры техническую помощь при проведении следственных действий оказывают, как правило, прокуроры- криминалисты, которые по мнению большинства ученых не являются специалистами в процессуальном значении. Это объясняется тем, что оказание помощи следователю в применении научно-технических средств является хотя и основной, но не единственной задачей прокурора-криминалиста. В его обязанности входит повышение качества предварительного расследования в целом. Кроме того, он наделяется по отношению к следователю и надзорными функциями, что дает возможность активно влиять на внедрение научно-технических средств в практику расследования преступлений. Прокурор- криминалист нацелен правом давать следователю указания о применении научно-технических средств, консультировать его по вопросам их применения, лично участвовать в работе с ними. Поскольку прокурор-криминалист наделен надзорны-

  • 30 -

ми функциями, то его указания являются обязательными для следователя.. Результаты применения прокурором-криминалистом научно-технических средств отражаются в протоколе следственного действия, производимого с его участием. Выводы же, сделанные им на основе имеющихся специальных познаний сообщаются следователю устно без занесения в протокол.

По данным Свердловской областной прокуратуры в 1992 году прокурорами-криминалистами видео- и звукозапись применялись по 42- м уголовным делам, в том числе видеозапись по 20-ти делам, а звукозапись - по 22, что составляет около 2,3% от общего числа дел, находившихся в производстве. Уральской транспортной прокуратурой за тот же период видеозапись применялась 6 раз.

Эксперт в отличие от специалиста привлекается к участию в уголовном деле, когда необходимо проведение исследования, результаты которого фиксируются в заключении, имеющем доказательственное значение. Поэтому, в тех случаях, когда требуются специальные знания для непосредственного обнаружения и фиксации доказательств в ходе следственного действия, то привлекается специалист; если же эти знания требуются для установления обстоятельств на основе исследования фактических данных и для дачи заключения, то назначается экспертиза. Следователь не может принимать на себя функции эксперта. Закон представляет ему лишь право присутствовать при производстве экспертизы (ст.190 УПК РФ), которую эксперт производит самостоятельно, независимо от выводов органа расследования, по своему внутреннему убеждению, на основании имеющихся материалов дела и своих, специальных знаний.

.Научно-технические средства в работе экспертов играют большую роль. Современные экспертные учреждения располагают целым арсеналом разнообразных приборов и инструментов, позволяющих дать заклю-

  • 31 -

чение по интересующим следствие вопросам. Это в значительной степени способствует раскрытию преступлений и получению доказательств. Наряду с лицами, ответственными за производство по делу, специалистами и экспертами, научно-технические средства могут применяться, и иными участниками уголовного процесса. Благодаря применению научно- технических средств обвиняемым, защитником, потерпевшим, гражданским истцом, ответчиком, их представителями также повышается полнота, точность и быстрота фиксации нужных сведений, а в суде способствует подготовке замечаний на протокол судебного заседания. Допустимость применения указанными субъектами научно-технических средств, в частности видео-, звукозаписи связано с соблюдением таких условий, как:

  1. Рассмотрение дела не в закрытом заседании.
  2. Осуществление записи открыто.
  3. Отсутствие возражения допрашиваемого лица.
  4. Наличие разрешения лица, ответственного за производство по делу .
  5. Авторы теоретической модели УЖ под редакцией В.М.Савицкого прямо предусматривают в ст.174 право подозреваемого, обвиняемого, защитника,
    а в судебном заседании сторон с разрешения следователя, дознавателя или суда производить видео-, звукозапись хода и результатов следственного или судебного действия, если это не препят-ствует его проведению .

Лица, не являющиеся участниками уголовного процесса, применяют научно-технические средства за его рамками, но полученные резу-

Iо Курс советского уголовного процесса. Общая часть. М., 1989. С.230.

  1. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель под ред.В.М.Савицкого. М.,1990.С.123-124.
  • 32 -

льтаты могут быть использованы в доказательственной деятельности» К их числу прежде всего относятся оперативные работники органов дознания, осуществляющие наряду с уголовно-процессуальной и оперативно-розыскную деятельность. Суть этой деятельности составляют преимущественно негласные, разведывательные мероприятия, производимые в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод личности,собственности, безопасности общества и государства от преступных посягательств (ст.1 Закона “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации”). Исчерпывающий перечень органов, правомочных осуществлять оперативно-розыскную деятельность, дан в ст.II того же Закона. Одной из особенностей оперативно-розыскной деятельности является то, что она не ограничена стадиями уголовного процесса и может осуществляться за его рамками - до возбуждения уголовного дела, либо после разрешения по существу. В любом случае применение научно-технических средств при этом носит непроцессуальный характер и не должно вести к расшифровке специальных средств, методов оперативной работы, а в ряде случаев и лиц, применяющих эти средства.

В последние годы значительно возросло количество бытовой техники, находящейся в личном пользовании граждан, что повлекло вовлечение в сферу уголовно-процессуальной деятельности материалов технической фиксации, полученных гражданами целенаправленно или случайно при использовании фото-, кино-, видео- и звукозаписывающей аппаратуры. Обычно это присуще совершению преступлений на бытовой почве. В то же время могут быть зафиксированы угрозы вымогателя, сговор соучастников, их высказывания о деталях готовящегося или совершенного преступления, местах сокрытия похищенного.

Важное значение для установления истины по делу могут иметь материалы применения научно-технических средств, полученные долж-

  • 33 -

ностными лицами различных предприятий, учреждений и организаций при осуществлении ими своих служебных обязанностей и представленные, либо истребованные в орган расследования. Это может быть фиксация с помощью звукозаписывающей аппаратуры телефонных переговоров по специальным линиям связи: 01 - подразделения пожарной охраны, 02 - органы внутренних дел, 03 - скорая медицинская помощь. Подлежат технической фиксации и переговоры экипажей самолетов с диспетчерскими службами аэропортов. В некоторых лечебных учреждениях практикуется замена
письменной истории болезни материалами звукозаписи. Законом “0 частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации” от II марта. 1992 года предусмотрено применение технических средств при осуществлении частной сыскной деятельности для отслеживания и документирования преступных действий.

Законом “О государственной охране высших органов государственной власти Российской Федерации и их должностных лиц” от 22 мая 1993 года федеральным органам государственной охраны предоставлено право производить звукозапись и видеосъемку фактов и событий, фиксация которых необходима в целях обеспечения государственной охраны высших органов государственной власти и их должностных лигг.

Современные предприниматели рассматривают магнитофон как весьма полезное средство фиксации диалога со злоумышленником.Для этого предлагается устанавливать в офисе кнопку включения магнитофона, скрытую от посторонних глаз, позволяющую производить в

I. Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации.1992, ^ I7.CT.888.

2„ Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1993, № 21.Ст.745.

  • 34 -

автономном режиме подробную запись переговоров с шантажистом. При невозможности производства автономной записи рекомендуется передавать обусловленный сигнал в службу охраны, позволяющей взять под контроль общение с человеком, который угрожает. От предпринимателя в этих случаях требуется повести разговор таким образом, чтобы для человека, которому потом придется анализировать запись, был какой-то объем информации .

Видео- и звукозапись относится к той разновидности научно- технических средств, которая связана с доказательственной
деятельностью следователя в уголовном процессе,, В последние десятилетия ее роль среди таких научно-технических средств неуклонно повышалась, и в настоящее время это ведущий технический способ закрепления доказательственной информации. Применение видео- и звукозаписи основано на единых закономерностях преобразования звукоречевой и зрительно воспринимаемой информации на специальный носитель - магнитную ленту, что предопределило их объединение в едином предмете исследования.

Звукозапись была введена в уголовный процесс Указом ПВС РСФСР

о

от 31 августа 1966 года , где стала применяться при производстве предварительного расследования (ст.141 УПК РФ), а также во время судебного разбирательства (ст.264 УПК РФ) соответственно как приложение к протоколу следственного действия, либо как приложение к протоколу судебного разбирательства. Причем звукозапись стала успешно применяться не только при допросе, порядок производства которой в этом случае подробно регламентирован законом (ст. 144 УПК РФ), но и при выполнении других следственных действий.

  1. Предпринимательство и безопасность. М., 1991. Св150.
  2. Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1966, № 36. Ст.Ю18.
  • 35 -

В это же время на страницах юридической печати велась дискуссия по вопросу о законодательной регламентации магнитной записи, в ходе которой немало авторов (М.С.Строгович, И.Л.Петрухин и другие) решительно высказывались против ее внедрения в следственную и судебную практику, обосновывая свою позицию возможностью злоупотребления этим видом научно-технических средств со стороны следователей и сложностью проверки подлинности фонограмм из-за отсутствия совершенной методики идентификации человека по голосу. Между тем, как справедливо отмечает А.А.Леви, в следственной практике не отмечено ни одного случая злоупотребления магнитной записью и опасения ее противников оказались совершенно беспочвенны. Что касается проверки подлинности фонограмм, то современный уровень развития

техники позволяет выявлять подделку даже легче, чем подделку пись-

I менного документа .

С технической точки зрения звукозапись представляет собой процесс преобразования акустической информации, попадающей в микрофон, в электрические сигналы, которые подводятся к записывающей головке магнитофона, где вновь преобразуются в колебания магнитного поля соответственного усиления и изменения частоты. Магнитное поле головки намагничивает рабочий слой носителя записи(магнитную основу ленты). При воспроизведении звукозаписи происходит обратное преобразование сигналов, зафиксированных магнитным полем на рабочем слое носителя записи в электрические путем протяжки с той же, что и при записи, скоростью ленты через воспроизводящую головку. Полученные электрические сигналы усиливаются и попадают в громкоговоритель, с помощью которого происходит их преобразование в звуковые колебания.

I. См.: Л е в и А.А. Звукозапись в уголовном процессе. М.,1974. С.7.

  • 36 -

Аппаратура записи звука отличается большим разнообразием. Однако в следственной практике рекомендуется использовать магнитофоны, обеспечивающие точную передачу речевых высказываний, индивидуальные особенности голоса и достаточную громкость.

Видеомагнитофонная техника позволяет синхронно записывать телевизионный сигнал и звук на магнитный носитель с последующим наглядным восприятием в динамике зафиксированной информации с помощью зрения и слуха. Как и при звукозаписи здесь на магнитной ленте фиксируются электрические сигналы преобразованной акустической информации. Но одновременно происходит и преобразование световой энергии в электрические сигналы с помощью телевизионной камеры. Получаемое в результате изображение, представляющее собой определенную последовательность электрических сигналов, передается непосредственно на экран телевизора или записывается на магнитную ленту видеомагнитофона. При воспроизведении же происходит обратное преобразование информации о снятом объекте на экране те-визионного приемника,

Наиболее близкое к видеозаписи средство фиксации - киносъемка, также предназначенная для фиксации в движении, динамике хода и результатов следственных и оперативно-розыскных действий, базируется на трудоемком и длительном технологическом процессе, связана со сложной процедурой оформления, когда процессуальному удостоверению подлежат не полученные результаты, как того требует ст.141 УПК РФ, а лишь факт ее применения.

В то же время видеозапись обладает по сравнению с киносъемкой целым рядом несомненных преимуществ, а именно:

I. Ее применение дает возможность визуально контролировать с помощью экрана монитора видеоискателя сам процесс фиксации,качество получаемой видеоинформации и по мере необходимости устра-

  • 37 -

нять недостатки.

  1. Не требует монтажа и позволяет производить одновременно синхронную запись звука и изображения на единый носитель.
  2. Автоматическая регулировка записи видеосигналов позволяет снимать объекты в условиях различной и даже недостаточной освещенности (в сумерках, при плохой погоде, в помещениях).
  3. Не требует обработки пленки, обеспечивая ее готовность к просмотру и прослушиванию сразу же по окончании съемки.
  4. 5„ Видеозапись может многократно производиться на одну и ту же ленту, которая не засвечивается, достаточно прочна, при правильной эксплуатации выдерживает большое количество циклов записей без ухудшения их качества.

  5. Специальное устройство “Стоп-кадр” позволяет фотографировать картинку на экране, производить необходимые измерения и сравнения.
  6. Материалы видеозаписи могут быть переданы по телевизионным каналам связи, в том числе и в другие населенные пункты, что значительно повышает результативность действий по розыску скрывшихся преступников.
  7. Имеет неограниченные возможности сравнительно быстрого получения копий.
  8. Позволяет фиксировать дату съемки, а также ее продолжительность.
  9. Существенно упрощается демонстрация материалов, для чего достаточно видеомагнитофон подключить к любому бытовому телевизору.
  10. Аппаратура видеозаписи, особенно последних лет, компактна
  11. и проста в обращении .

I. См.,например: И щ е н к о П.П., И щ е н к о Е.П. Основы судебной фотографии, киносъемки и видеозаписи. Екатеринбург, 1992.С.23,

  • 38 -

Эти преимущества привели на практике к фактической замене киносъемки видеозаписью. Вместе с тем, в законодательных новеллах последних лет киносъемка по-прежнему называется в числе научно- технических средств, используемых в уголовном процессе .Дело в том, что она, наряду с отмеченными недостатками, обладает рядом положительных характеристик, не свойственных видеозаписи. Поэтому необходима не замена киносъемки, а ее сохранение в перечне научно-технических средств.

Применение видео- и звукозаписи позволяет фиксировать гораздо большую информацию, чем в протоколе следственного действия. Рассмотрим это на примере допроса.

Хотя закон (ст.151 и ст.160 УПК РФ) требует при допросе по возможности дословного занесения в протокол показаний, на практике это делается далеко не всегда. Чаще всего производится отбор материалов, подлежащих занесению в протокол, который носит достаточно субъективный характер. Отбор обусловлен задачами допроса на момент фиксации получаемых сведений, когда следователь заносит в протокол лишь часть из них, отсеивая то, что, по его мнению, не имеет значения для расследования дела. В результате этого важные детали могут быть им упущены. Кроме того, при протоколировании показания в определенной степени редактируются, оформляются в четкие фразы, что влечет непроизвольное их искажение,утрачиваются индивидуальные особенности речи допрашиваемого, зависящие от возраста, уровня культуры, образования и т.д.

Техническая запись лишена этих недостатоков. Ее применение позволяет сохранить смысловое содержание, интонационные характеристики и нюансы устного изложения мыслей,фразеологические обороты, передать мимику,жесты,эмоциональное состояние человека, выразительность его речи,отношение говорящего к произносимым словам и фразам, вопросам следователя» В ряде случаев удается уяснить сам

  • 39 -

процесс возникновения правдивых показаний, в то время как в протоколе фиксируются .лишь конечные результаты такого допроса. Даже молчание может быть красноречивее слов, особенно если оно дополнено зрительным восприятием поведения допрашиваемого или участников иных следственных действий.

Именно в связи с тем, что письменный способ фиксации наряду с такими его положительными качествами как универсальность, доступность, компактность, легкость, надежность, упорядоченность изложения, имеет и недостатки. А.Е.Брусиловский и М.С.Строгович еще в 1934 году признали фонограмму “музыкой будущего”.

Немаловажен и психологический аспект положительного воздействия на участников допроса самим фактом и процессом применения видео-и звукозаписи, когда необычный способ внутренне дисциплинирует как следователя, так и допрашиваемого, способствует получению истинных показаний.

Незаменима видео- и звукозапись в тех случаях, когда производство того или иного следственного действия ограничено во времени. Это имеет место по делам об автодорожных происшествиях, крушениях на железнодорожном транспорте и им подобных, где требуется быстро освободить проезжую часть, полотно дороги и возобновить движение. в этих случаях закрепление хода и результатов следственного действия производится в первую очередь с помощью технических средств фиксации, а протокол составляется позднее, в спокойной обстановке, путем просмотра, прослушивания материалов видео-, звукозаписи.

Также может поступить следователь и в иных случаях (например, при плохих погодных условиях), не опасаясь при этом упустить из вида что-либо в ходе следственного действия. Напротив, не отвле каясь на составление протокола, следователь может больше внимания уделить решению тактических задач следственного действия, производить его активно, наступательно.

  • 40 -

Располагая материалами технической записи процессуального действия, следователь получает возможность тщательного анализа его хода и результатов, поведения участвующих лиц. Это позволяет выявить упущения как со стороны следователя, так и других участников, наметить тактику последующих следственных действий.

Применение видео- и звукозаписи во многом определяет результативность оперативно-розыскной деятельности. Именно с помощью этих средств фиксации удается выяснить признаки готовящегося или скрытно совершаемого преступления, документировать факты преступных проявлений. Кроме того, устанавливаются данные о лицах, совершивших эре отупления, их связи, действия по сокрытию преступлений и уничтожению доказательств, воздействию на свидетелей и потерпевших, о местах нахождения интересующих следствие предметов, документов и т.д. Незаменима видео- и звукозапись при проведении оперативно- розыскных мероприятий в неординарных ситуациях, когда, например, лица, за которыми ведется наблюдение, обмениваются репликами на незнакомом языке, либо прибегают к каким-то непонятным жестам. Кроме того, путем создания видео- и фонотек можно успешно производить розыск преступников. Полученные в ходе оперативно- розыскней деятельности с применением видео- и звукозаписи данные используются следователем не только для проверки имеющихся доказательств и обнаружения новых, для уточнения обстоятельств совершения преступления, для выбора тактики проведения следственных действий, но могут трансформироваться и в доказательства.

Видео- и звукозапись имеет значение также как средство научной организации труда, используется для профилактики преступлений, в учебных целях,но, поскольку эти направления выходят за рамки настоящего диссертационного исследования, они здесь не рассматриваются.

  • 41 -

§ 2. Видео- и звукозапись в системе доказательств по уголовному делу.

Благодаря достижениям научно-технического прогресса открываются широкие возможности для более полного использования в практике доказывания различных научно-технических средств, в том числе видео- и звукозаписи. Однако остается много неясного в определении их доказательственного значения.

Выяснение доказательственного значения материалов видео- и звукозаписи непосредственно связано с разработкой основных положений доказывания в уголовном процессе, прежде всего с решением вопросов о понятии, системе, правовой природе доказательств. Среди ученых-процессуалистов нет единства мнений по этим вопросам.Бо-лее того, вопрос о сущности доказательств оказался одним из самых сложных и дискуссионных в процессуальной науке.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство определяет доказательства как любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Эти данные устанавливаются: показаниями свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого, заключением эксперта, вещественными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий и иными документами (ст.69 УПК РФ),

Сформулированные в разное время мнения о понятии доказательств можно условно разделить на несколько групп.

К первой группе относятся высказывания ученых, считающих доказательствами в судопроизводстве только фактические данные. Так,

  • 42 -

С.А.Голунский писал: “Уголовно-судебные доказательства - это фактические данные; источники же таких данных доказательствами не являются”. Ф.М.Кудин также полагает, что “доказательства и источники доказательств - категории различного порядка. Роль тех оснований, опираясь на которые следователь, суд делают определенные выводы, выполняют в процессе доказывания только доказательства - фактические данные» Источники же представляют собой то, в чем содер-

р жатся доказательства” с

Представители другой группы обособляют фактические данные и их источники, рассматривая как самостоятельные доказательства. По шению М.С.Строговича, например, “понятие доказательства имеет два значения. Доказательства - это, во-первых, те факты, на основе которых устанавливаются преступление или его отсутствие, виновность или невиновность того или иного лица в его совершении и иные обстоятельства дела, от которых зависит степень ответственности этого лица. Доказательствами являются, во-вторых, те предусмотренные законом источники, из которых следствие и суд получают сведения об имеющих для дела значение фактах и посредством которых они эти фак-ты устанавливают” .

Однако и те и другие “в сущности едины в одном - они хотят видеть фактические данные (содержание доказательства) в отрыве от их материальной, вещественной оболочки, т.е. их материального носите-

  1. ГолунскийС.А. Вопросы доказательственного права в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик //Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве СССР. М., I959.C.I45.
  2. К у д и н Ф.М. Производные доказательства и их источники в советском уголовном процессе. Автореф.дисс… канд.юрид.наук.Свердловск, 1967.С.7.
  3. СтроговичМ.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968,Т.I. С.288-289.
  • 43 -ля (как материальной формы этих данных), чего на самом деле не бы-

т

вает и быть не может .

Поэтому наиболее правильным признается понимание доказательств как единства фактических данных и источников их получения, глубоко аргументированное в трудах В.Я.Дорохова. Он писал: “Доказательствами в уголовном процессе нельзя называть факты, входящие в предмет доказывания. В мышлении человека существуют, взаимодействуют, движутся не вещи, не предметы, а их образы, понятия, сведения о них… фактические данные - это полученные из законных источников сведения

о

о фактах” .

Следует отметить, что представление о доказательствах как сведениях о фактах, имеющих значение для дела, является доминирующим в литературе как по уголовному делу, так и гражданскому процессу.

Вместе с тем, соглашаясь с позицией В.Я.Дорохова, некоторые процессуалисты Ш.С.Элькинд, А.А.ЭЛсман и другие) относят к доказательствам и сами факты. Так, f«Н.Фаткуллин к содержанию понятия “фактические данные” относит и сведения о фактах и установленные (доказательственные) факты, фигурирующих в логическом доказывании, i объективную реальность (непосредственно воспринимаемую обстановку и материальные следы содеянного преступления)3.

В последние годы в процессуальной литературе сформировался еще один взгляд на доказательства, суть которого сводится к тому,

  1. Куро советского уголовного процесса. Общая часть. М., 1989. С.552.
  2. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М.,1973. С.207,224.
  3. ваткуллин #.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1976.е»94Д16.
  • 44 -

что сведения о фактах, полученные из предусмотренных в законе источников, это еще не есть доказательство, “а доказательственная ин-

Т 2

формация , “исходны© доказательственные данные , служащие для

принятия основных процессуальных решений следователя по уголовному делу - о привлечении в качестве обвиняемого, прекращении дела,

составления обвинительного заключения. При этом доказательство no’s

намается в качестве достоверно доказанного знания .

Но, как справедливо отмечает Д.Й.Бедняков, ошибочность этой позиции состоит в противопоставлении логического доказывания процессуальной деятельности по собиранию доказательств. Значение процессуальных доказательств могут иметь и не включенные в орбиту логического доказывания сведения о фактах, содержащихся в предусмотренных законом источниках. Кроме того, перечень сведений, доказывающих существование (или отсутствие) обстоятельств, входящих в предмет доказывания и не входящих в него, может измениться, в связи с чем следователь в обвинительном заключении (ет.205 УЖ РФ)

должен указать на доказательства, на которых он основывал свои вы-

4 воды, и мотивы, по которым отвергал другие доказательства.

В основу деления системы доказательств по видам “положено различие процессуальных способов собирания и закрепления доказательств,

  1. Василенко В.П., Трофимов А.Т. О понятии исследования доказательственной информации. Труды ВОТ МВД СССР.Вып.12. Волгоград, 1976.С.29.
  2. ТетенькинБ.А. Проверка доказательств в структуре уголовно-процессуального доказывания. Автореф. канд.дисс. М.,1983. C.I6.
  3. Доспулов Г.Г. Оптимизация предварительного следствия. Алма-Ата, 1984. С.73.
  4. БедняковД.Й. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М., I99I.C.47-48.
  • 45 -

соответствующих специфике отдельных видов фактических данных”1.

Большинство авторов обозначение источника сведений о существенных для дела обстоятельствах производится путем употребления термина “вид доказательства”, что находит опору в законодательстве и укоренилось на практике. Однако ряд юристов, которые к доказательствам относят лишь фактические данные, находят такое употребление термина недостаточно точным,
“поскольку в нем анализируются не сами доказательства (сведения об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по делу), а источники получения этих сведений, носители информации, особенности их формирования, фиксации полученных из

них сведений, проверки и оценки того или иного источника примени-

р тельно к конкретной доказательственной информации и т.д.”. Но это

не соответствует понятию доказательств в смысле единства фактических данных и их источников.

Система видов доказательств является исчерпывающей и в этом ограничении заложен глубокий смысл. Только при помощи перечисленных в законе доказательств могут быть установлены факты, имеющие значение для дела, решен вопрос о виновности и степени ответственности обвиняемого. Использование же иных способов получения доказательств недопустимо (например, анонимные письма и заявления,применение служебно-розыскной собаки), т.к. полученные таким путем сведения имеют лишь ориентирующее значение и не могут рассматриваться как доказательства и быть положены в основу принятия какого-либо процессуального решения, В то же время эти сведения успешно могут использоваться для раскрытия преступлений, выдвижения и отработки версий, определения тактики проведения отдельных следственных действий. В силу своей универсальности система видов до-

  1. Теория доказательств. С.227-228.
  2. Советский уголовный процесс. М., 1982.С.145.
  • 46 -

казательств способна охватывать все имеющиеся и вновь появляющиеся доказательственные средства. В этой системе можно нейти место любому способу технической фиксации информации, полученной при проведении следственных действий или иным путем.

Уголовно-процессуальный закон, предусмотрев исчерпывающий перечень видов доказательств, не назвал правовых свойств, которым должен отвечать каждый из них. Дело в том, что появление в деле фактических данных еще не означает, что их молено использовать в качестве полноценных уголовно-процессуальных доказательств. Для этого необходимо выяснить их правовую природу, которая выражается в свойствах относимости, допустимости и достоверности. Данные свойства раскрывают внутренние качества доказательств. С их помощью становится возможным решение вопроса о пригодности или непригодности фактических данных для использования в виде доказательств по уголовному делу.

Под относимостью доказательств понимается их способность указывать на факты, входящие в предмет доказывания, обладающие свойством восстановления фактической картины происшедшего события. Суть этого юридического свойства доказательств состоит в отборе только тех фактических данных, которые являются значимыми для уголовного дела с одновременным отсеиванием не нужных сведений.

Особенностью определения относимости доказательств, получаемых в результате применения видео- и звукозаписи, является необходимость их процессуального оформления независимо от того, к какому виду доказательств они относятся. Хотя сведения, отображаемые в указанных материалах носят документальный характер, но определить их относимость к делу чаще всего невозможно без дополнительных данных об условиях их возникновения и способах получения.

Допустимость доказательств есть их пригодность с точки зрения

_ 47 -

законности источников, методов и приемов получения сведений. Любое доказательство должно отвечать определенным требованиям закона. Если же будет установлено, что сведения об обстоятельствах дела были получены с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, то они не могут быть использованы в качестве доказательств. Кроме того, закон в ряде случаев прямо предусматривает запрет использовать определенные сведения в качестве доказательство

Так, например, согласно ст.74 УЖ РФ доказательствами не являются свидетельские показания если свидетель не может указать источник своей осведомленности. Не подлежит использованию в качестве доказательства заключение эксперта, заинтересованного в исходе дела (ст.67 УПК РФ).В этих случаях и им подобных создаются неустранимые сомнения в их допустимости.

Именно в свете требования допустимости, фактические данные, отображенные в материалах видео- и звукозаписи и используемые лишь в качестве образцов для сравнительного исследования, не могут быть доказательствами по делу, поскольку вьшолняют в доказывании вспомогательную роль.

Допустимыми признаются доказательства, полученные в результате применения видео- и звукозаписи, если они:

а) являются одной из разновидностей доказательств (ч.2ст.69 УПК);

б) собраны с соблюдением уголовно-процессуальных правил, га рантирующих полноту и точность фиксации;

в) оформлены в соответствии с законом.

Допустимость является ведущим свойством, поскольку выражает законность порядка получения доказательственной информации. В условиях правового государства ее значимость усиливается, о чем свидетельствует отмеченное ранее дополнение ст.69 УПК РФ частью З.где закреплено положение о недопустимости использования доказательств,

  • 48 -

полученных с нарушением закона.

Достоверность доказательств традиционно понимается как истинность, соответствие фактических данных действительности. Но в этом случае достоверность фактически отождествляется с истинностью, а истинность (тоже соответствующая действительности) может быть как доказанная, так и угаданная. Достоверность же - это доказанное,подтвержденное соответствие сведений(доказательств) действительности. На достоверность доказательств работает:

  1. Подтверждение его другими доказательствами.
  2. Соблюдение процессуальной формы получения.
  3. Поэтому диссертантом разделяется позиция И.Я.Дюрягина, считающего, что “достоверность означает такое знание фактических обстоятельств, которое не только соответствует реальной действительности, фактическому положению вещей, но и доказано”.

Вызывает возражение исключение свойства достоверности из ПОНЯТИЯ доказательств. Это обусловлено существующей концепцией о характеристике процессуальных доказательств лишь двумя свойствам - от-

2

носимости и допустимости .

Думается, прав А.А.Давлетов, указывающий, что “достоверность - необходимое свойство процессуального доказательства, которое наряду с относимостыо и допустимостью образует необходимое юридическое качество (сущность) средства установления фактов по уголовному де-лу” . Полноценным юридическим доказательством информация становится лишь тогда, когда она может браться в основу принимаемых по делу решений. Для этого она должна быть не только относимой и допус-

  1. Уголовный процесс Екатеринбург, 1992.С„66.
  2. См., например: Теория доказательств, С.228-229.
  3. Да влетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. Свердловск, 1991. С.71-72.
  • 49 -

ишой, но и достоверной (признанной таковой органом судопроизводства).

Относимость, допустимость, достоверность доказательств образуют его функциональное свойство - доброкачественность.

Процессуальные решения по уголовному делу принимаются на основе не единичных доказательств, а некоторой их совокупности. И если относимость, допустимость и достоверность характеризуют отдельные доказательства, то данная совокупность должна обладать иным свойством. Это - свойство достаточности доказательств.

Требование достаточности доказательств выражено в ряде норм уголовно-процессуального закона. Так, в ст.108 УПК РФ закреплено положение о возможности возбуждения уголовного дела только в тех случаях, когда имеются “достаточные данные”, указывающие на признаки преступления. В ст.ст. 143,201 и 222 УЖ РФ речь идет “о достаточных доказательствах” соответственно при привлечении в качестве обвиняемого, при ознакомлении обвиняемого с материалами дела, при разрешении судьей вопроса о назначении судебного заседания.

В то же время законодатель не предусматривает каких-либо количественных показателей для определения достаточности доказательств. Это производится на основе внутреннего убеждения следователя, объективной основой формирования которого могут быть только имеющиеся в уголовном деле фактические данные. При этом внутреннее убеждение не может быть оторвано от объективных свойств оцениваемых доказательств, а соответствовать им. В противном случае это будет не убеждение, а предложение, догадка, которые нельзя положить в основу принимаемых решений.

Таким образом, правовая природа доказательств в уголовном процессе складывается из относимости, допустимости, достоверности,которые присущи каждому отдельному доказательству, а доброкачественность и достаточность характеризуют роль доказательств в уголовном

  • 50 -

процессе. При этом первая служит условием силы отдельного доказательства и их совокупности, тогда как вторая выражает роль совокупности доказательств, которая необходима для познания обстоятельств дела.

Произведенный анализ понятия и структуры доказательств позволяет исследовать и правильно определить процессуально-правовую природу материалов видео- и звукозаписи, используемых в доказательственной деятельности следователя.

Понимание доказательственного значения материалов технической записи связано с источником и порядком их получения, а именно:

  1. Полученные при производстве следственных действий.
  2. Звукозапись, полученная при прослушивании телефонных и иных переговоров.
  3. Полученные за рамками уголовного процесса органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.
  4. Полученные за рамками уголовного процесса гражданами и организациями .
  5. Рассмотрим более подробно каждый из них. I. Доказательственное значение видео-,звукозаписи, полученной при производстве следственных действий.

По смыслу действующего уголовно-процессуального законодательства - это ведущий способ, поскольку в практике расследования уголовных дел видео- и звукозапись, чаще всего, используется для фиксации хода и результатов различных следственных действий. Его процессуально-правовая природа определяется ч.5 ст.141 УПК РФ, где сказано, что “к протоколу прилагаются фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы допроса, планы, схемы, слепки и оттиски следов, выполненные при производстве следственных

  • 51 -

действий”. Законодательное закрепление видео- и звукозаписи только в процессуальном режиме приложения к протоколу следственного действия (что было предопределено, видимо,уровнем развития техники в середине 60-х годов и определенной недооценкой их роли в процессе доказывания), не привело к единству взглядов по данному вопросу. Напротив в науке и на практике доказательственное значение видео-в звукозаписи, получаемой самим органом судопроизводства и прилагаемой к протоколу следственного действия, определяется неоднозначно. На этот счет высказываются различные точки зрения.

Одна группа юристов определяют материалы видео- и звукозаписи в качестве вспомогательного средства фиксации, служащего для пояснения и наглядности усвоения; либо органической части протокола; либо единого неразрывного с протоколом источника доказательств, по существу стоят на единой позиции и рассматривают указанные материалы как приложение к протоколу следственного действия, которые не имеют самостоятельного доказательственного значения.

Так, по мнению М.С.Строговича прилагаемые к протоколу следственного действия материалы применения научно-технических средств “не будучи сами по себе доказательствами … служат лишь для пояснения и. наглядности усвоения протокола …, который является доказательством”.

Н.В.Жогин, Ф.Н.Фаткуллин, а позднее и авторы Теоретической модели УПК под ред. В.МрСавицкого также рассматривают видео- и звукозапись в качестве вспомогательного способа закрепления доказа-

2

тельств .

  1. СтроговичМ.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968.Т.I.e.455.
  2. Ж о г и н Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М.,1965.С.163-164; Уголовно- процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР.Теоретическая модель.М., 1989.С.123.
  • 52 -

Авторы “Теории доказательств…” указывают, что звукозапись и другие научно-технические средства “наглядно воспроизводя описание, имеющееся в протоколе … способствуют точному и правильному усвоению содержания последнего и хотя бы поэтому имеют доказательственное значение о Далее, они позволяют более полно выяснить обстановку и условия, в которых протекало следственное действие, и тем самым как бы расширяют сферу применения принципа непосредственности в судопроизводстве. Наконец, ряд существенных деталей может по тем или иным причинам не быть зафиксирован в протоколе или зафиксирован недостаточно точно. В этих случаях чертеж, план, звукозапись, полученные в ходе следственного или судебного действия, помогут уточнить и восполнить протокол” .

Поэтому приложение, по их мнению, представляет собой по существу составную часть протокола, и его доказательственное значение неотделимо от письменного описания, составляет органическую часть

9

этого источника доказательств и не сводится только к иллюстрации .

И.А.Зинченко рассматривает материалы технической фиксации,полученные при производстве следственных действий, как единый, нераз-рывныи с протоколом источник доказательств „

Представители другой точки зрения считают необходимым придать таким материалам самостоятельное доказательственное значение. Ее сторонники рассматривают их в момент “входа” в уголовное дело как приложения, а после того, как появились в деле - уже как самостоя-

  1. Теория доказательств. С.666.
  2. Там же. С.676-677.
  3. Зинченко И.А„ Использование в уголовно-процессуальном доказываний фотоснимков, кинолент и видеограмм. Ташкент, 1988.С.25.
  • 53 -

тельное доказательство - иной документ в смысле ч.1 ст.88 УПК РФ. Признаками, позволяющими отнести видео- и звукозапись к самостоятельному виду доказательств, по их мнению, является не только большая по объему информация, но и адекватное ее залечатление, выражающееся в соблюдении общеобязательных требований к отражению доказательственной информации в процессуальных документах и технической состоятельности используемых средств записи.

Так, П.Ф.Силкин считает фотоснимки, фиксирующие ход и результаты следственных действий, документами, поскольку они не могут быть ни производными вещественными доказательствами, ни приложениями к протоколам .

Е.П.Ищенко пишет, что “в случае применения в ходе следственных действий киносъемки, звукозаписи либо видеомагнитофонной записи к протоколу должны быть приложены соответствующие материалы, подпадающие под признаки предусмотренных ст.69 УЖ РСФСР “иных до-

крентов”, что несомненно, увеличивает доказательственное значение

о полученной информации .

Л.М.Карнеева и А.В.Мусиенко также считают, что хотя протокол и является основным и обязательным средством фиксации, но это не означает,что “фонограммы, видеофильмы и другие материалы, полученные в результате применения технических средств, не имеют доказательственного значения или оно определяется единственно значением

  1. С и л к и н П.Ф. Процессуально-правовая природа фотоснимков, используемых в доказывании//Совершенствование уголовно- процессуальной деятельности органов внутренних дел. M.,I984„CoI06-IIIo
  2. Й щ е н к о Е.П0 Использование современных научно-технических средств при расследовании уголовных дел. Свердловск, 1985.С.15.
  • 54 -

протоколов тех следственных действий, при производстве которых применялись технические средства”. Им “представляется более правильной точка зрения, согласно которой материалы применения технических средств являются дополнительным средством, в связи
с чем закон обязывает их приложить к протоколу. Но при этом они,как содержащие по сравнению с протоколом избыточную информацию, остаются самостоятельным источником доказательств” путем их объединения в класс документов в смысле ч.1 ст.88 УПК РФ .

Таким образом, в науке уголовного процесса сложилось две точки зрения о доказательственной природе материалов видео- и звукозаписи, полученных при производстве следственных действий:
либо приложения к протоколу, либо самостоятельного доказательства -иного документа.

Как уже упоминалось, уголовно-процессуальная природа материалов видео- и звукозаписи точно определена в законе в качестве приложения к протоколам следственных действий. Это и есть характеристика их доказательственного значения. Поэтому попытка объединить два нетождественных вида доказательств (протоколов следственных действий и иных документов) путем перехода из одного качества в другое является уязвимой и противоречит нормам действующего уголовно-процессуального законодательства. Дело в том, что иной документ представляет собой самостоятельный, восьмой по счету, вид доказательств (ч.2 ст.69 УПК РФ), а не продолжение, часть предыдущего - протокола следственного действия. Хотя закон и объединяет эти два вида доказательств общим именем документов благодаря их сходству по способу
запечатления, сохранения и передачи информа-

I, К а р н в е в а Л.М., Мусиенко А.В. Доказательственное значение материалов, полученных в результате применения киносъемки, видео- и звукозаписи//СоБ.юстиция, 1983,№ 3.C.II-I2.

  • 55 -

ции, но, вместе с тем, протокол следственного действия и иной документ “существенно различаются по времени, условиям составления, и предназначенности, содержанию сведений и др. .

Кроме того, характерной особенностью иных документов как разновидности доказательств является то, что возникают они вне сферы уголовного процесса я лишь затем посредством производства следственных действий, истребования, либо представления “вводятся” в уголовный процесс. Материалы же видео- и звукозаписи, возникшие при производстве следственных действий и подчиненные общей с протоколом задаче точного и полного залечатления хода, условий и результатов соответствующих действий, оформляются только путем составления протокола следственного действия.

На доказательственную природу видео- и звукозаписи как приложения указывает также прямая и ясная мысль законодателя (ст.102 УПК РФ) о том, что протокол следственного действия является основной и обязательной формой фиксации, по отношению к которому другие формы фиксации носят факультативный характер и без протокола они не имеют доказательственного значения. Иными словами протокол следственного действия может быть без технической записи, но не наоборот. Как отмечалось в юридической печати, протокол сохраняет свое существование и без дополняющих его приложений, хотя проигрывает при этом в полноте, точности, наглядности, убедительности и доход-чивости .

В то же время ценность позиции авторов, отстаивающих необходимость придания материалам видео- и звукозаписи, прилагаемым к

  1. Теория доказательств. G.668.

2, Карне е ва Л.М., Ратинов А.Р., X и л о б о к М.П. Применение звукозаписи в следственной практике. М., 1967. С.25,

  • 56 -

протоколам следственных действий, самостоятельного доказательственного значения в том, что она отражает потребность совершенствования этого значения. Сохранение по действующему уголовно-процессуальному законодательству роли видео- и звукозаписи только как приложения к протоколу следственного действия вступает во все большее противоре-‘чле с современными условиями и значением технических средств в расследовании преступлений.

Ряд ученых видят решение этой проблемы в возведении прилагаемых к протоколам следственных действий материалов видео- и звукозаписи в самостоятельную разновидность доказательств путем расширения его перечня в ч.2 ст.69 УПК РФ. Впервые это предложение было сформулировано Н.А.Селивановым и А.А.Леви, а позднее включено в проект Основ уголовного судопроизводства, подготовленный Всесоюзным Научно-исследовательским институтом проблем укрепления законности и правопорядка. Авторы этого проекта рассматривают материалы видеозаписи, кино-, фотосъемки, звукозаписи и другие предметы, полученные при производстве предварительного следствия, дознания или оперативно-розыскных мероприятий, в качестве самостоятельного, девято-

т го по счету, доказательства .

В.Т.Томин также считает, что “звуко- и видеозапись … должны

стать не худосочными, факультативными приложениями к протоколам, а

о

полнокровными источниками доказательств”.

Учитывая универсальный характер системы видов доказательств, в которой можно найти место любой видео- и звукозаписи, в том числе полученной в следственных действиях, вызывает интерес позиция

  1. Проект Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик//Соц.законность, 1990, № 3.С.34-46.

2, Т о м и н В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства, М„, I99I.C.9I.

  • 57 -

С.А.Шейфера, выдвинувшего предложение о целесообразности придания фоно- и видеограммам, изготовленным при проведении следственных действий, значение отдельных доказательств, оговорив при этом, что каждое из них может использоваться только в сочетании с протоколом соответствующего действия .

Именно путем сохранения единства протокола процессуального действия и применяемого технического средства, но с приданием ведущего доказательственного значения самой видео- и звукозаписи, видится диссертанту решение этой проблемы. Протокол же должен быть необходимым, но второстепенным процессуальным атрибутом. В связи с этим предлагается дополнить ст.87 УПК РФ нормой следующего содержания: “Материалы кинофотосъемки, видео- и звукозаписи следственных действий являются доказательствами по делу, если получены в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и закреплены в протоколе соответствующего следственного действия”.

Кроме того, в перечне видов доказательств (ч.2 ст.69 УПК РФ) прилагается изменить доказательство, именуемое “протоколы следственных и судебных действий “ на “протоколы следственных, судебных действий и материалы применения при их производстве кинофотосъемки, видео- и звукозаписи”,,

П. Доказательственное значение звукозаписи, полученной при прослушивании телефонных и иных переговоров.

Законом Союза ССР от 12 июня 1990 года введено новое доказательственное средство - “прослушивание телефонных и иных перегово-ров”(ст„35 Основ), при производстве которого применяется звукоза-

I. ШейферС.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе, Саратов, 1986.С.164.

  • 58 -

пись. Доказательственное значение такой звукозаписи определяется неоднозначно и связано это прежде всего с различным подходом к процессуальной природе прослушивания.

Одни авторы рассматривают прослушивание телефонных переговоров как оперативное действие. Так, Й.Л.Петрухин считает, что прослушивание не может быть процессуальным действием, осуществляемьш следователями и понятыми, поскольку по своей природе это деятельность оперативная .

С.А.Шейфер возражает против попытки облечь негласную звукозапись телефонных переговоров в процессуальную форму, поскольку

это не соответствует познавательному и процессуальному критериям,

2

которым должно удовлетворять каждое следственное действие .

Другие авторы относят прослушивание к числу следственных действий. По мнению Л.М.Карнеевой новая процессуальная мера регламентирована законодателем как следственное действие несмотря на оче-видный негласный ее характер .

А.А.Давлетов пишет, что прослушиванию переговоров придан ре-

4 жим следственного действия „

Л.Л.Каневский считает, что законом от 12 июня 1990 года прослушивание телефонных переговоров строго регламентируется как сле-

  1. Пе трухин И.Л. Правосудие: время реформ. М.,1991.С.81.
  2. Ш е й ф е р С.А. Условия допустимости фактических данных, полученных в процессе оперативно-розыскной деятельности органов дознания/Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Екатеринбург,
  3. С.191.
  4. Карнеева Л.М. Доказательственное значение материалов видео- и звукозалиси/УВестник Верховного суда СССР, 1991,$ 7.С.31,
  5. Давлетов А.А. Прослушивание телефонов. 0 новом следственном действии//Разета “Право”. Свердловск, 1990,№ 19.С.2.
  • 59 -

I ственное действие .

Разделяя позицию юристов, относящих прослушивание телефонных переговоров к числу следственных действий, следует отметить, что уголовно-процессуальный закон относит к ним лишь те из процессуальных действий, которые непосредственно направлены на обнаружение, закрепление, проверку и исследование доказательств в установленном порядке. Существуют общие требования, предусмотренные законом, для всех следственных действий.

Так, любое следственное действие может производиться только после возбуждения уголовного дела, что является процессуальной гарантией от необоснованного привлечения к уголовной ответственности для одних граждан и от необоснованного вовлечения в орбиту уголовного судопроизводства - для других» Единственным исключением является осмотр места происшествия (ст.178 УПК РФ), с помощью которого можно выяснить, есть ли основания к возбуждению уголовного дела. Прослушивание также осуществляется после возбуждения дела.

Кроме того, каждое следственное действие требует наличия фактических и правовых оснований для его производства. Фактическими основаниями являются конкретные данные, обуславливающие необходимость производства того или иного следственного действия. Некоторые из следственных действий требуют не просто наличия каких-то конкретных данных, а определенной совокупности, устанавливающих наличие предусмотренных законом обязательных признаков. Относительно прослушивания закон подчеркивает необходимость достаточных оснований полагать, что в результате этого будут получены сведения, имеющие существенное значение для дела. Сравнительный анализ

I, Каневский Л.Л. Использование оперативно-розыскной информации в процессе доказывания по уголовным делам/Актуальные проблемы борьбы с правонарушениями. Екатеринбург, 1992. С.76.

  • 60 -

оснований прослушивания а обыска показывает, что они сходны. Правда общесоюзный законодатель подчеркнул существенность получаемых при прослушивании сведений, что обусловлено по нашему мнению столь же существенным ограничением конституционных прав на тайну телефонных переговоров при его производстве. Что касается правовых оснований прослушивания, то здесь подразумевается наличие у следователя правомочий на его производство в отношении конкретного лица и в определенный момент с соблюдением при этом установленного порядка принятия решения.

Такие следственные действия, как обыск, выемка, наложение ареста на имущество, освидетельствование процессуально оформляются составлением постановления и протокола. В постановлении следователь излагает и обосновывает свое решение о производстве одного из указанных следственных действий, а протокол служит для закрепления совершенных действий и полученных в результате этого сведений об обстоятельствах дела. Процессуальное оформление прослушивания телефонных и иных переговоров также включает в себя составление двух документов - постановления и протокола.

Решение о проведении следственных действий принимается следователем самостоятельно, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции прокурора. К числу таковых относятся обыск, выемка почтово-телеграфной корреспонденции, выемка документов, содержащих государственную тайну. Й прослушивание может осуществляться только с санкции прокурора. Предоставление следователю, органу дознания возможности проведения прослушивания и звукозаписи переговоров без санкции прокурора, как предлагает В.Комлев , неприемлемо. Прокурорский надзор - важнейшая гарантия соблюдения

I, К о м л е в В, 0 порядке прослушивания телефонных перегово- ров//Соц.законность, 1991, № 7.С.54.

  • 61 -

законности и правы С.Данилюк, С.Виноградов, С.Щерба, утверждающие, что “никакие соображения оперативности или целесообразности не могут служить оправданием его проведения по возбужденному уголовному делу без санкции прокурора” .

Уголовно-процессуальный закон (ст.29 Основ, ст„П9 УПК РФ), регламентируя действия органа дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, дает перечень неотложных следственных действий, которые они обязаны выполнить не позднее десяти суток со дня возбуждения уголовного дела. Этими действиями до недавнего времени являлись: осмотр, выемка, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемого, допрос потерпевших и свидетелей. Но Законом от 12 июня 1990 года ч.З ст.29 Основ дополнена, в результате чего перечень неотложных следственных действий стал шире за счет прослушивания телефонных и иных переговоров, наложения ареста на имущество и назначения в случае необходимости экспертизы.

В ст.141 УПК РФ предусматривается возможность применения в следственных действиях различных технических средств, в том числе звукозаписи. При прослушивании также применяется звукозапись.

Изложенные обстоятельства указывают на то, что прослушивание телефонных и иных переговоров является следственным действием. В то же время сочетание при его производстве оперативных (негласных) и процессуальных действий не позволяет реализовать в полном объеме требования ст.141 УПК РФ, о чем пойдет речь во второй главе настоящего исследования.

Звукозапись, применяемая при прослушивании, есть элемент этого процессуального действия и не может рассматриваться за его рам-

I. Да нилюк С, Виноградов С, ЩербаС. Как прослушать телефонный разговор//Соц»законность, 1991,№ 2.С.33.

  • 62 -

кавд. Как и во всяком ином следственном действии, информация, полученная при прослушивании телефонных переговоров, представляет собой доказательство в смысле ст.87 УПК РФ. Вместе с тем, в литературе высказывались предложения по оформлению полученной звукозаписи переговоров как вещественного доказательства, либо документа.

Авторы “Рекомендаций по применению средств видео-, звукозаписи, кинофотоаппаратуры, телефонной связи и использования полученных результатов при предотвращении, раскрытии и расследовании преступлений” предлагают наряду с вынесением постановления я составлением протокола, как того требует ст.35 Основ, проводить рад действий, направленных на проверку фонограммы (осмотр, экспертиза и др.) и признавать ее вещественным доказательством по делу.

В.Комлев также рассматривает звукозапись, полученную при производстве прослушивания телефонных и иных переговоров в качестве

о

вещественного доказательства с момента приложения ее к протоколу .

С.Данилюк, С.Виноградов, С.Щерба считают, что после производства звукозаписи телефонных переговоров фонограмма вместе с протоколом и рапортом (сопроводительным письмом) должна передаваться следователю, который в присутствии понятых производит ее осмотр с составлением протокола об этом и выносит постановление о приобще- нии к делу в качестве вещественного доказательства .

Однако анализ общих положений доказательственного права(ст.ст. 69,83,87 УПК РФ) свидетельствуют о том, что протоколы следственных действий и вещественные доказательства - разные виды доказательств, отличающиеся как по природе объекта-носителя, так и по процессуальному режиму закрепления. В первом, в качестве доказательств высту-

  1. Бюллетень ГСУ МВД СССР, 1990, № 4.С.94-117.
  2. Там же. С.54.
  3. Там же. С.33.
  • 63 -

пает документ - протокол соответствующего следственного действия, тогда как во втором, ведущее положение занимает сама вещь, предмет, а составляемые при этом акты имеют вспомогательное значение как необходимое условие, форма закрепления вещи.

Различия в названных доказательствах нельзя упускать из вида и при определении доказательственного значения технических средств записи, прилагаемых к протоколу прослушивания телефонных и иных переговоров. Есть больше оснований считать, что такая запись самостоятельным доказательством не является, а с момента составления протокола становится лишь частью этого полноценного доказательства, т.е. она, во-первых, не подлежит дальнейшей обособленной проверке, и, во-вторых, не приобщается отдельно к уголовному делу в качестве вещественного доказательства.

Звуко- и иная техническая запись становится вещественным доказательством в том случае, если она производится вне следственного действия, за рамками уголовного процесса, о чем речь пойдет несколько ниже. Именно поэтому такая запись нуждается в тщательном исследовании, по результатам которого она специальным постановлением приобщается к делу.

Смешение двух видов доказательств - протоколов следственных действий и вещественных доказательств не только противоречит закону, но и порождает на практике ряд негативных последствий. Прежде всего это значительное и неоправданное увеличение количества процессуальных действий и актов, что в условиях большой нагрузки следователей, экспертов, прокуроров, судей будет, в определенной степени, способствовать снижению и без того невысокого качества расследования и рассмотрения уголовных дел. Кроме того, предлагаемый подход вносит элемент недоверия между органами следствия и дознания. Получается, что работа, проделанная органом дознания полностью ставится следователем под сомнение и подвергается пристальной

  • 64 -

проверке.

А.А.Чувилев же, считает, что поскольку в законе о прослушивании не указывается на обязанность составления постановления о приобщении фонограммы к делу в качестве вещественного доказательства, это означает, что такие материалы законодатель считает все же документами, а не вещественными доказательствами .

Не повторяя ранее приведенных аргументов о доказательственной природе видео- и звукозаписи, полученной при производстве следственных действий, следует только отметить, что она по- прежнему и при прослушивании в том числе, рассматривается как приложение и поэтому не может быть ни вещественным доказательством, ни иным документом в смысле ч.1 ст.88 УПК РФ.

Ш. Доказательственное значение видео-, звукозаписи, полученной за рамками уголовного процесса органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Законом от 12 июня 1990 года не только расширен обычный следственный порядок применения технических средств фиксации путем введения звукозаписи при прослушивании телефонных и иных переговоров, но и сделан принципиально новый шаг в результате допуска в качестве доказательств по уголовному делу кинофотосъемки, видео- и звукозаписи, полученных при проведении оперативно-розыскных мероприятий,. Эта позиция союзного законодателя была подтверждена и Законом Российской Федерации “Об оперативно- розыскной деятельности в Российской Федерации” от 13 марта 1992 года. Тем самым был решен спор юристов по вопросу о допустимости опе-

1.Чувилев А.А. Использование следователем оперативно- розыскной информации. М., 1992.С.19.

  • 65 -

ративных материалов в уголовный процесс. Известно, что одни авторы ни при каких условиях не считают возможным придание доказательственного значения сведениям, полученным таким путем, тогда как другие предлагают использовать оперативную информацию в качестве доказательств, правда оговаривая это, определенными условиями.

Так, А.А.Леви, Ю.А.Горинов считают, что “фонограммы и видео- фонограммы, используемые как средство документирования каких-либо оперативно-розыскных мероприятий… доказательственного значения

т

не имеют”. И по мнению В.М.Савицкого “серьезные возражения вызывает предложение … рассматривать в качестве доказательств материалы видеозаписи, кино-, фотосъемки, звукозаписи и др. предметы, полученные не только при дознании и предварительном следствии, но

о

и в результате оперативно-розыскных мероприятий.

Их аргументы сводятся к тому, что к оперативной записи не может быть применен процессуальный режим собирания доказательств, предусматриваюпщй выяснение источника их происхождения (который в большинстве своем является анонимным), допрос лица, осуществляющего видео- или звукозапись, присутствие понятых, необходимость составления протокола и т.д.

В то же время Л.М.Карнеева считала, что запрета использования оперативной записи в уголовном процессе не было и до 1990 года. Напротив, начиная с момента решения вопроса о возбуждении уголовного дела (ст.108 УПК РФ) и до завершения расследования, пред-

  1. Л е в и А.А., Г о р и н о в КЗ „А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. М., 1983.С.9.
  2. Савицкий В.М. Закон нужно совершенствовать, но не ухудшать// Соц. законность. 1990, №’ I.C.30.
  • 66 -

полагается его оперативное обеспечение, а использование при этом видео- и звукозаписи позволяет трансформировать такие материалы в источники доказательств.

Известно немало фактов, когда такие материалы использовались в доказывании и при постановлении приговора. Вместе с тем, в основной своей массе, видео- и звукозапись, полученная в ходе оперативно-розыскной деятельности, по-прежнему составляла так называемую группу “ориентирующих” материалов, используемых лишь при выборе тактики следственных действий, выдвижении версий, определении направления расследования уголовного дела.

Обе точки зрения о допустимости оперативных материалов в уголовном процессе получили свое отражение в двух теоретических моделях нового уголовно-процессуального законодательства. Если в проекте, подготовленном авторским коллективом под руководством В.М.

Савицкого вопрос о доказательственном значении оперативных мате-

о

риалов не ставится , то в проекте коллектива под руководством А.Д.

Бойкова оперативные материалы предлагается рассматривать кал один из видов доказательств наряду с традиционными: показаниями лиц, заключением эксперта и другими .

На наш взгляд, подход законодателя к проблеме допустимости в уголовный процесс оперативных материалов актуален и обоснован. Таким путем идут многие страны, столкнувшись с организованной преступностью, в борьбе с которой обычный процессуальный механизм за-

1,К а р н е е в а Л.М„ Уголовно-процессуальный закон и практика доказывания//Соц.законность, 1990, lb I.C.33.

  1. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР (Теоретическая модель) под ред. В.М.Савицкого.М., 1990.

3, Проект Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик под ред.А.Д.Бойкова//Соц„законность,1990,й 3,0.34-46.

  • 67 -

частую запаздывает, не позволяя своевременно и полно обнаружить и зафиксировать фактические данные, необходимые для раскрытия преступления.

Оперативно-розыскная деятельность наиболее приближена к факту совершения преступления и во многих случаях только благодаря применению технических средств записи в ходе оперативно- розыскных мероприятий “до суда возможно “довести” и сговор соучастников,вымогательство, шантаж, а также действия организатора преступления,

т

который нередко остается “за кадром” .

Но с другой стороны, оперативные сведения, получаемые вне процессуальных условий и гарантий, не обладают той степенью достоверности, которую обеспечивает фактическим данным уголовно-процессуальный порядок их получения. И в этом смысле особое значение приобретает нормативное закрепление оперативной информации в системе доказательств по уголовному делу.

Законодатель определил доказательственное значение оперативной записи в ст.29 Основ уголовного судопроизводства следующим образом: “На органы дознания возлагается принятие необходимых оперативно-розыскных мер, в том числе с использованием видеозаписи, кинофотосъемки и звукозаписи, в целях обнаружения признаков преступления и лиц, его совершивших, выявления фактических данных,которые могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством”, И в ст.10 Закона Российской Федерации от 13 марта 1992 года указывается на возможность использования результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств по уголовным делам после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.

I. Карнеева Л.М. Там же. С35.

  • 68 -

При анализе данных новелл сразу возникает вопрос о доказательственной природе оперативной записи, ее месте в системе доказательств по уголовному делу. Известно, что ст.16 Основ (ст.69 УПК РФ) содержит не только определение доказательств, но и перечисляет их виды. Таких разновидностей доказательств закон называет восемь: показания свидетеля, показания потерпевшего, показания подозреваемого, показания обвиняемого, заключение эксперта, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий и иные документы. Эта совокупность образует систему уголовно-процессуальных доказательств и всякое появление нового доказательственного средства может идти одним из двух путей: либо расширением указанного перечня, т.е. включением в него девятого, десятого и т.д. видов доказательств; либо сохранением данной системы, в которую вписывается вновь созданное доказательственное средство.

По смыслу нового закона, законодатель пошел, как видно,вторым путем,т.е. с сохранением в неизменном виде системы уголовно- процессуальных доказательств. Оперативную запись нельзя считать самостоятельной,т.е. девятой по счету формой доказательств, как, например, предлагается в проекте Основ, подготовленном под руководством А„Д.Бойкова, Это утверждение базируется на том, что ч.2 ст.16 Основ, содержащая перечень видов доказательств, осталась неизменной, а доказательственное значение оперативной записи закреплено в “рабочей” 29 статье Основ, озоглавленной “Дознание”. Права оказалась Л.М.Карнеева, которая, полемизируя с юристами, предлагавшими расширить перечень доказательств за счет оперативной записи, писала: “между тем, в этом нет ни малейшей необходимости, поскольку такие материалы могут быть использованы уже в рамках действующего закона при условии их надлежащего процессу-

  • 69 -

т ального оформления” .

Отсюда следует признать, что запись, полученная при помощи оперативно-розыскных мероприятий, может стать полноценным доказательством по уголовному делу лишь в том случае, если она будет облечена в одну из существующих восьми форм доказательств. В какую же?

Безусловно, это не показания лиц и не заключение эксперта. Оперативную запись разумеется также нельзя рассматривать как протокол следственного действия» Значит, одно из двух. Это либо вещественное доказательство, либо иной документ, т.е. доказательство, предусмотренное ст.88 УПК РФ.

Решение этого вопроса имеет важное практическое и научное значение. И не только потому, что в законе нет никаких ответов на данный вопрос, но и в большей степени потому, что оперативная запись в отличие от всех иных доказательств по уголовному делу нуждается в особо тщательном процессуальном закреплении, обеспечивающем ее доказательственное значение, поскольку допустимость всех иных доказательств гарантируется процессуальным порядком их получения,
тогда как указанные оперативные материалы добываются вне процессуальной формы.

Ряд авторов относят материалы оперативной видео- и звукозаписи к числу “иных документов”. Так, Н.В.Кручинина, В.И.Шиканов считают, что материалы видео-, кино-, фото- и звукозаписей, полученные в процессе оперативно-розыскной работы, должны приобщаться к уголовному делу в качестве документов, а не вещественных доказательств. Об этом, по их мнению, свидетельствует то обстоятельство, что если вещественные доказательства исследуются методом умозаключений по цепи физической причинности, поскольку состав-

I. Там же. С.33-34.

  • 70 -

ляют неотъемлемый компонент события преступления, то материалы, приобщаемые к уголовному делу в качестве собственно документов подлежат исследованию с точки зрения достоверности элементов своего изобразительного содержания. И это исследование всегда должно включать в себя элемент доверия к лицу или органу, предоставившему эти документы. Поэтому следователи и судьи не только могут,но и должны контролировать процесс формирования таких доказательств на всем его протяжении без каких-либо изъятий .

По мнению В.Коматовского такие материалы могут быть вовлечены в уголовный процесс в рамках конкретного уголовного дела только как документы, поскольку это, во-первых, целесообразнее, чем признавать результаты оперативной записи вещественными доказательствами (освобождение следователя от необходимости составления дополнительных процессуальных документов) и, во-вторых, не противоречит смыслу ст.88 УПК РФ .

Другие авторы рассматривают материалы оперативной видео- и звукозаписи как вещественные доказательства, так и “иные документы”. Е.Д.Лукьянчиков, например, неоднозначно рассматривает правовую природу результатов применения технических средств при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий. По его мнению,
такие материалы могут выступать в качестве вещественных доказательств и в качестве документов в зависимости от характера содержащейся

  1. К р у ч и н и н а Н.В., Ш и к а н о в В„И. Процессуальные аспекты использования результатов оперативной видео-, кино-,фото-, звукозаписи при расследовании преступлений// Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Екатеринбург, 1992.С.395-396.
  2. К о м а т о в с к и й В. Оперативная видео- и звукозапись в процессе доказывания//Законность, 1992, № 12.С.22,
  • 71 -

в них информации .

В.А.Галков относит к вещественным доказательствам те оперативные материалы применения научно-технических средств, которые отображают признаки этого вида доказательств. Если указанные материалы носят удостоверительныи справочный характер, то являются документами в смысле ч.1 ст.88 УПК РФ. Обосновывая свою позицию автор ссылается на конкретное уголовное дело по факту вымогательства взятки в г.Донецке, в ходе расследования которого было произведено две магнитофонные записи, В первой из них зафиксирован телефонный разговор, где намекается на возможность выполнить требования вымогателя, на что получен ответ о согласии на встречу, Вторая запись произведена в момент передачи денег и фиксирует состоявшийся при этом диалог вымогателя и его жертвы. Хотя обе кассеты были приобщены к делу в качестве вещественных доказательств, В.А.Галков считает, что первая звукозапись носит характер документа, т.к. содержащиеся в ней сведения имеют удостоверительныи характер, послуживший основой для последующих действий органов расследования. Вторая же запись является вещественным доказательством, поскольку в ней отображены обстоятельства, имеющие непосредственное отношение к событию преступления,т.е. к предмету до-

9

называния .

Думается, прав был все таки следователь, проводивший расследование по делу, который осмотрел, прослушал и приобщил обе кас-

Т.ЛукьянчиковЕ.Д» Приемы использования оперативно- розыскных данных, полученных с применением технических средств, при расследовании уголовных дел/Актуальные проблемы обеспечения следственной практики научно-техническими достижениями.Киев,1987.

  1. Г а л к о в В.А. Документы как источник доказательств в советском уголовном процессе. Канд.дисс. М., I99I.C.II6.
  • 72 -

сеты к делу в качестве вещественных доказательств. Это объясняется не только его стремлением более тщательно процессуально оформить данные доказательства, но и тем, что в материалах этих записей содержатся признаки, присущие вещественным доказательствам, Ссылка же на удостоверительный характер первой записи в данном примере весьма уязвима. Как справедливо отмечает И.А.Зинченко, трудно однозначно решить вопрос о доказательственном значении материалов технической записи, представленных в распоряжение следователя. Сложность заключается в определении достоверности сведений, запечатленных на фотодокументе, в определении его исполнителя, в различном количестве информации, получаемой при исследовании таких материалов разными субъектами, в ограниченных возможностях использования специальных познаний, в необходимости их про-

т

слушивания (просмотра) с помощью технических средств .

По мнению диссертанта, видео- и звукозапись, полученная оперативным путем, должна занимать в уголовном деле положение вещественного доказательства. Этот вывод основан на следующих аргументах.

Прежде всего отметим, что в законе имеется положение, содержащее принципиальный момент в отнесении объекта к вещественному доказательству или документу при конкуренции данных двух видов доказательств. Это указание ст.88 УПК РФ о том, что”в случаях, когда документы обладают признаками, указанными в ст.83 настоящего Кодекса, они являются вещественными доказательствами”. Приоритет вещественного доказательства над документом ( не в смысле юридической силы, а в смысле процессуального закрепления) выражен в законе не случайно. Достаточно обратиться к сопоставлению процес-

I. Зцнченко И.А. Вещественные доказательства при расследовании преступлений. Учебное пособие. Ташкент, I991.С.16-17,

  • 73 -

суального режима оформления вещественного доказательства и документа, чтобы понять это. Если документ в смысле ст.88 УПК РФ просто приобщается, подшивается в дело, то объект, претендуюпщи быть вещественным доказательством, проходит сложный, многоступенчатый порядок процессуального закрепления. При этом следует отметить, что вещественное доказательство - единственное из всех признается таковым путем вынесения специального постановления о приобщений объекта к делу в качестве вещественного доказательства. Именно благодаря такому детальному оформлению достигается максимально возможная степень надежности “немых” свидетелей, каковыми являются вещественные доказательства и если в таком режиме нуждаются объекты, добытые процессуальным путем, то подобные объекты,полученные оперативно, нуждаются в этом вдвойне. Упрощенный режим закрепления “иных документов” наряду с другими факторами (опосредствованный способ отражения, необходимость авторства и др.) не создает надлежащих условий для использования оперативной видео- и звукозаписи в качестве полноценного доказательства по уголовному делу.

Оперативная видео- и звукозапись обладают рядом признаков, характерных для вещественного доказательства:

Во-первых, как отмечается в процессуальной литературе, вещественные доказательства и иные документы различаются по способу отражения, описания обстоятельств дела. “В документе таким способом является описание событий, фактов, а в вещественных доказательствах - их непосредственное отражение на документе, а не их описание”, Если между объектом, запечатлевшим (видео-, звукозапясы-

I, Теория доказательств. С.672; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Э л ь к и н д П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978.С.192.

  • 74 -

веющая аппаратура) и объектом запечатленным (обстоятельства дела) нет промежуточных, опосредствующих звеньев, то между документом и обстоятельствами, на которые он указывает, всегда находится посредник - составитель документа, который излагает обстоятельства в меру своих возможностей. Здесь примешивается значительный субъективный момент, который в вещественных доказательствах либо вообще отсутствует, либо сведен к минимуму. Оперативная запись как и всякое техническое средство, всегда непосредственно запечатлевает, отражает факты, обстоятельства, имеющие значение по делу и поэтому обладает главным признаком вещественного доказательства.

В-третьих, документ в смысле ст.88 УЖ РФ должен иметь автора, составителя. “Признание материального объекта и запечатленной в нем информации документом, - пишет Л.М.Карнеева, - может иметь место при условии, что его исполнитель известен” . В этом смысле “авторства” вещественным доказательствам не требуется. Для признания предмета вещественным доказательством достаточно его связи с расследуемым преступлением и наличия имеющихся на нем фактических данных, позволяющих установить обстоятельства дела. Лица, получившие оперативную запись, в одних случаях могут быть известны, например, если запись производилась самими работниками милиция, а могут остаться и неизвестными, например, если орган дознания не желает раскрывать “автора” записи, но это не влияет на равнозначное отношение к той или иной записи и не исключает возможности признания их доказательственного значения.

И наконец, обратимся к нормативному определению вещественного доказательства, закрепленному в ст.83 УЖ РФ. Среди различных объ-

I, К а р н е е в а Л.М., М у с и е н к о А. Доказательственное значение материалов, полученных в результате применения кинофотосъемки, видео- и звукозаписи//Сов,юстиция, 1983,№ 3.C.I2.

  • 75 -ектов, отнесенных к вещественным доказательствам таковыми признаются”… и все другие предметы, которые могут служить средствами к обнаружению преступлений, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо к опровержению обвинения и смягчению ответственности с Именно к числу таких предметов относятся записи, полученные оперативным путем,

Определив место оперативной видео- и звукозаписи в системе видов доказательств необходимо выяснить условия допустимости ее использования в доказывании. Согласно закона (ст.29 Основ и ст.10 Закона “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации”) к оперативно-розыскной информации, претендующей на роль доказательства, не предъявляются какие либо особые требования, а выдвигаются .лишь одно, общее для всех доказательств, условие - необходимость проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. Если учесть требования закона (ст.70 УПК РФ) об обязательности проверки любых доказательств по делу, то допуск оперативно-розыскной информации в уголовный процесс есть не что иное как снятие негласного запрета о применении оперативно-розыскной информации в качестве доказательств. Главной причиной изменения подхода законодателя к ценности оперативно-розыскных сведений послужило, считает автор, повышение роли технических средств борьбы с преступностью в современных условиях и прежде всего видео- и звукозаписи.

Но здесь следует отметить, что законодатель, используя в названных новеллах термин “проверка”,вкладывал в него несколько иной смысл, чем заложен в ст.70 УЖ РФ, поскольку проверка материалов, не ставших доказательствами, не может иметь полного сходства с проверкой доказательств.

В.Зажицкий справедливо отмечает, что предметом проверки в ходе доказывания по уголовному делу являются не данные и не материа-

  • 76 -

лы, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности, а доказательства (ст.70 УПК РФ). При осуществлении же оперативно- розыскной деятельности обнаруживаются не процессуальные доказательства, а следы преступления. Они могут стать содержанием доказательств, по уголовному делу, если войдут в уголовный процесс
посредством законных источников и законными способами (ст.69 УПК) .

Поэтому необходимо разграничение двух видов проверки доказательств в зависимости от способа их получения - процессуальным или оперативно-розыскным путем. Если достоверность первых во многом обеспечивается самим процессуальным порядком обнаружения, закрепления, изъятия доказательственной информации, то отсутствие такого порядка во втором случае усложняет проверочную деятельность следователя.

Объектом проверки доказательств являются именно доказательства путем выяснения их доброкачественности, пригодности служить цели установления искомых фактов, а объектом проверки результатов оперативно-розыскной деятельности, в том числе и оперативных материалов видео- и звукозаписи, являются эти материалы для выяснения их способности стать доказательствами по делу. Хотя проверка материалов как и проверка доказательств производится после их собирания, поскольку нельзя проверить то, чего еще нет, но она предшествует и не заменяет самой проверки доказательств.

Проверка доказательств является составной частью процесса доказывания и завершается их оценкой, суть которой состоит в признании существования или несуществования того факта, который этим доказательством устанавливается. Это признание, вывод облекается в логическую форму умозаключения и не требует вынесения специального

I, Зажи цки йВ. Закон об оперативно-розыскной деятельности не вдеален//Соввюстиция, 1993, .№ 5.С.20.

-77 -

процессуального решения. Проверка же оперативных материалов завершается принятием процессуального решения о их признании в качестве доказательства (вещественного) и приобщении к делу, либо о не признании таковым и отказе в приобщении.

В связи с этим актуализируется вопрос о возможности разграничения проверки оперативных материалов и проверки доказательств,, Эта проблема требует самостоятельного изучения и разработки,поэтому здесь не рассматривается.

Учитывая, что законодатель установил производство проверки оперативных материалов в соответствий с уголовно-процессуальным законодательством, а следовательно в рамках ст.70 УПК РФ, то и в диссертации проверка оперативных материалов видео- и звукозаписи рассматривается в общепроцессуальном порядке» В каждом случае набор процессуальных средств и способов проверки такой записи будет особым. Анализ наиболее распространенных из них производится во второй главе настоящего исследования.

ГУ. Доказательственное значение видео- и звукозаписи, полученной за рамками уголовного процесса организациями и гражданами.

В сферу доказательственной деятельности следователя наряду с оперативными вовлекаются и иные материалы внепроцессуальной видео- и звукозаписи, полученные организациями и гражданами.

Это могут быть так называемые “ведомственные” материалы, изготовленные в ходе производственной деятельности различных орга- низацийо К их числу прежде всего относятся специальные линии телефонной связи: 01 - подразделений пожарной охраны, 02 - органов внутренних дел, 03 - скорой медицинской помощи, где все переговоры фиксируются с помощью звукозаписывающей аппаратуры.

  • 78 -

Так, в Германии анализ причин пожаров привел к интересному выводу, что очень часто сам поджигатель первым информирует пожарных о пожаре о Обычно именно он сообщает в пожарную охрану о пожаре, опасаясь неконтролируемого распространения огня. Известно много таких случаев, когда представление подозреваемому магнитной записи его сообщения о пожаре приводило к его полному признанию и установлению всех обстоятельств дела. На магнитофон записываются и радиопереговоры пожарных при тушении пожара, что дает возможность восстановить хронологическую последовательность событий при тушении пожара .

6 июля 1989 года в дежурную часть УВД Костромской области по телефону поступило сообщение от неизвестного лица об обстоятельствах разбойного нападения на кассу Димитровского райисполкома,имевшего место 30 июня 1989 года. При помощи магнитофона это сообщение было зафиксировано на магнитную ленту, что позволило в дальнейшем установить и идентифицировать по устной речи звонившего.

о

Преступление было раскрыто .

В ночь с 29 на 30 сентября 1989 года в городском парке г.Бобруйска Могйлевской области был убит и ограблен гр-н Шаройко. Убийца позвонил из телефона-автомата на станцию “Скорой помощи” и в течении нескольких минут разговаривал с диспетчером, которая пыталась затянуть этот диалог для того, чтобы говорившего успели “засечь” службы телефонной станции и милиции. Переговоры фиксировались на магнитную ленту и хотя преступник не был задержан по горячим

следам, наличие фонограммы его устной речи позволило значительно

q сузить поиск .

  1. Борьба с преступностью за рубежом. М., 1992, № II.С.41.
  2. Архив научно-криминалистического центра МВД России за 1992 г.
  3. Там же.
  • 79 -

Звукозаписывающая аппаратура применяется и для фиксации радиоле ре го во ров экипажей самолетов с диспетчерскими службами аэропортов и несмотря на низкое качество звука, соответствующее качеству каналов радиосвязи, успешно решают вопросы об установлении дословного содержания зафиксированной на магнитной проволоке устной речи и ее индивидуальной принадлежности.

Встречаются и иные случаи применения звукозаписи: для фиксации распоряжений диспетчера, управляющего сложными технологическими процессами в опасных для человека зонах; вместо письменной истории болезни в медицинских учреждениях; вместо протоколирования совещаний, собраний, лекций и т.п. В федеральных тюрьмах США беседы заключенных по телефону фиксируются магнитофоном для предотвращения побегов. Учитывая, что с 1992 года и в России осужденные получили право на телефонные переговоры с семьей 4 раза в год, а также в порядке поощрения, либо вместо свидания, представляется целесообразным предусмотреть их фиксацию с помощью магнитофона.

Достоинства видеозаписи позволяет использовать ее для охраны банков, магазинов, для контроля за дорожным движением, в средствах массовой информации и т.п.

В США, Германии и ряде других стран видеокамеры, устанавливаемые для контроля за дорожным движением, превратились в “немых сотрудников-наблюдателей”: в нужные моменты они “прощупывают” и фиксируют каждого прохожего (одежду, подозрительную походку, долгое стояние у ветрин), а при целенаправленном розыске могут быстро осмотреть важнейшие точки города. Для наблюдения за другими интересующими объектами, вьшавшими из поля зрения стационарных камер, в операцию вступают “видеомашины” или “видеовертолеты”. Такой способ информации получил название “видеорозыск” „

I. См.: Российские милицейские ведомости. 1993,№ 9-10.0,8.

  • 80 -

В сферу уголовного процесса вовлекаются материалы видео-, звукозаписи, полученные не только организациями, но и гражданами, в которых случайно или преднамеренно запечатлеваются сведения,представляющие интерес для расследования. Это могут быть записи чисто “бытового” свойства, не имеющие прямой причинной связи с событием преступления, а могут быть записи разговоров между вымогателем и его жертвой, между взяткодателем и взяткополучателем, между обвиняемым и потерпевшим, когда последнему предлагается изменить показания и т.п. Практике известно не мало случаев использования таких записей при расследовании уголовных дел.

Так, 2 февраля 1990 года в помещении дорожно-патрульной службы Щелковского района Московской области сотрудник милиции Зева-кии А.И. путем вымогательства получил от гр-на Болтина С.В. 200 рублей денег за возвращение незаконно изъятого у последнего водительского удостоверения. При разговоре с Зевакиным во время передачи денег Болтин применил личный портативный магнитофон, а полученную запись вместе с заявлением передал в прокуратуру, где было возбуждено уголовное дело, Зевакин привлечен к уголовной ответственности .

0 доказательственной природе материалов видео- и звукозаписи, полученных вне процесса организациями и гражданами, высказаны различные точки зрения, которые можно условно разделить на три группы.

Первую группу составляют авторы (Е.П.Ищенко, А.М.Макаров,Ю.Д. Федоров), которые рассматривают материалы видео- и звукозаписи,полученные вне процесса, не иначе, как вещественные доказательства. Е.П.Ищенко считает, что “ процессуальная природа этих материалов очевидна, т.к. ту картину преступного деяния, которую суд воссозда-

I, Архив научно-криминалистического центра МЕД России за 1992 г.

  • 81 -

ет яз показаний свидетелей, потерпевших и прочих лиц (а восприятие человека, как известно, весьма субъективно, и нет двух лиц, которые восприняли бы одно и то . :е событие совершенно одинаково), кинокамера либо магнитофон запечатлевают объективно во всех подробностях. И если у человека это событие остается в памяти в виде образов, причем зачастую весьма неустойчивых, то на киноленте и магнитофонной ленте оно оставляет материальное отображение (материальный след) „

И Ю.Д.Федоров отмечает, что внепроцессуальные материалы зву-

2 козаписи всегда являются вещественными доказательствами .

Ко второй группе относятся авторы, которые рассматривают эти материалы только как документы (В.И.Гончаренко, А.М„Макаров, С.Я. Розенблит). Так, А.М.Макаров указывает, что “ведомственные” материалы применения научно-технических средств по своему доказательственному значению могут быть отнесены к такому виду доказательств, как документы в смысле ст.88 УПК РФ .

Но думается, что правы все же авторы третьей группы (И.А.Зин-ченко, Л.М.Карнеева, А.АДеви, А „Я „Палиашвили, П. С. Элькинд), которые рассматривают материалы видео- и звукозаписи, полученные вне процесса либо как вещественные доказательства, либо как документы.

Так, например, А.Я.Палиашвили пишет, что “отнесение непроцессуальных фонограмм только к вещественным доказательствам или толь-

  1. И щ е н к о Е.По Применение синхронной записи звука и изображения при расследовании и судебном рассмотрений уголовных дел.Ав- тореф.канд. дисс. Свердловск, I974.C.3I.
  2. См.: Вопросы уголовного права, прокурорского надзора, криминалистики и криминологии. Душанбе,I968,№ 2.C.24I.
  3. М а к а р о в A.M. Применение научно-технических средств при рассмотрении судами уголовных дел.Автореф.канд.дисс.М.,1979.С.20.
  • 82 -

ко к документам неверно. При определении правовой природы непроцессуальных фонограмм все зависит от того, с какими записями мы имеем дело и в какой связи они находятся с расследуемым уголовным делом. Если представленные непроцессуальные фонограммы служили орудием преступления, сохранили на себе следы преступления, были объектами преступных действий или характеризуются другими признаками, свойственными вещественным доказательствам, то очевидно,
что такие фонограммы имеют правовую природу вещественных доказательств и на них распространяется процессуальный режим изъятия, приобщения к делу и хранения вещественных доказательств.Ко-гда же непроцессуальные фонограммы фиксируют факты и обстоятельства, имеющие значение для расследования дела, но не обладают признаками вещественного доказательства, - они являются документами в процессуальном смысле слова (ст.ст.69,88 УПК РСФСР), Следовательно, фонограммы, полученные непроцессуальным путем, могут быть отнесены как к вещественным доказательствам, так и к документам”.

Действительно, из всего многообразия внепроцессуальной видео-is звукозаписи, к числу вещественных доказательств может быть отнесена только часть из них, когда прямо причислена к таковым в законе, либо отвечает сформулированному в ст.83 УПК РФ общему их определению.

Вещественными доказательствами являются:

I) материалы видео- и звукозаписи, служившие орудиями и средствами совершения преступлений. В качестве таковых они выступают в тех случаях, когда были специально изготовлены, приспособлены и использованы для передачи и распространения сведений недозволенного

I, Палиашвили А.Я, Использование звукозаписи, киносъемки и стенографии в уголовном процессе//Советское государство и право, 1971, № 2.С.88.

  • 83 -

содержания, клеветнических слухов, шантажа или вымогательства, проведения радио и телепередач из хулиганских побуждений и т.д.

2) видео- и звукозаписи, бывшие объектами преступных действий обвиняемого, в результате их подделки, частичного уничтожения, монтажа. 3) 4) видео- и звукозаписи - “продукты” преступной деятельности при изготовлении частными лицами видеофильмов парнографического содержания» 5) Вместе с тем внепроцессуальная видео- и звукозапись, полученная организациями и гражданами, может выступать в доказывании и в качестве “иных документов”(ст.88 УПК РФ), если для уголовного дела имеет значение лишь сематическое содержание фактов и обстоятельств, зафиксированных в данных материалах , если их происхождение,
авторство, а следовательно и подлинность не вызывает сомнения и принимаются как достоверные .

В качестве примера можно сослаться на материалы, подготовленные средствами электронно-вычислительной техники, которые, имея соответствующие реквизиты, удостоверяющие их подлинность (в том числе и документ на магнитной ленте), используются в доказывании,

Однако следует отметить, что оставаясь документом в рамках ст.88 УПК РФ подобные материалы могут быть в силу ч.2 той же статьи и вещественным доказательством, если содержат признаки, указанные в ст.83 УПК РФ, что в теории и на практике вызывает сложно-

I. См.: Громовенко Л.И. Понятие средств и материалов магнитной записи как источника доказательств в уголовном процессе //Труды Киевской высшей школы МВД СССР.Киев, I98I.CA96.

20 См.: Э й с м а н А.А. Заключение эксперта.Структура и научное обоснование. М„, 1967.С.140-146.

  • 84 -

ста отграничения документов - вещественных доказательств от “просто” документов. Поэтому в литературе рядом авторов предлагались определенные критерии их отграничения друг от друга.

Н.А.Селиванов считает, что документам как таковым свойственны по крайней мере три признака: официальность, подлинность и обусловленность их доказательственной силы исключительно тем смысловым содержанием, благодаря которому вещь становится документом.Для документа же - вещественного доказательства существенно не только содержание, но и его форма, внешний вид, место обнаружения и т.п.

А.А.Эйсман указывает, что для документов как таковых характерно тождество между сообщением и доказываемым фактом, а для вещественного доказательства - отсутствие такого тождества и это

2 есть критерий их разграничения .

Г.М.Миньковский и В.Г.Танасевич рассматривают в качестве критерия отграничения вещественных доказательств и документов способ сохранения и передачи информации о существенных обстоятельствах дела. Если в документе таким способом является описание событий и фактов, то в вещественных доказательствах - непосредственное отображение (о чем уже упоминалось при анализе доказательственного значения оперативной видео- и звукозаписи - примечание автора).Документ же - вещественное доказательство сочетает в себе признаки, свойственные документу и признаки, свойственные вещественному до-казательству .

Каждая из приведенных точек зрения о критериях разграничения документов - вещественных доказательств и “просто” документов за-

  1. Селиванов Н.А. Вещественные доказательства.М.,1971. С7.
  2. Там же. С.140-146.
  3. Теория доказательств,, С.672.
  • 85 -

служивает внимание, но до конца не решает этой проблемы, поскольку и в настоящее время данный вопрос рассматривается неоднозначно»

Автор присоединяется к высказанному в литературе суждению о том, что если на практике возникают сомнения в процессуальной природе документа, следует предпочесть, чтобы данный документ был признан вещественным доказательством, ибо более тщательное процессуальное оформление, присущее вещественным доказательствам, всегда обеспечит правильное использование полученного источника докэ-

I зательств в процессе доказывания „

Поэтому в тех случаях, когда трудно разграничить документы - вещественные доказательства от “просто” документов, следует распространить на подобные объекты правила обращения с вещественными доказательствами, что обеспечит большую их надежность и внесет ясность в решение этого вопроса на практике,

В рамках данного исследования нельзя обойти вниманием проблему правовой природы сравнительных видео- и фоноскопическях образцов, используемых при экспертном исследовании в целях, например, проверки оперативных материалов технической записи»

В процессуальной литературе высказаны различные точки зрения по этому вопросу.

Так, авторы монографии “Теория доказательств в советском уголовном процессе” считают, что хотя образцы близко примыкают к вещественным доказательствам, но имеют иное происхождение, не создаются исследуемьм событием и поэтому это особая категория объектов, используемых в уголовном процессе, несущих доказательственную инфо-

I. Б о ж ь е в В „П., Луб е н с к и й А.И. Источники доказательств по уголовно-процессуальному законодательству СССР и других социалистических государств. К„, I98I.C.63.

  • 86 -

мацшо о фактах, имеющих существенное значение .

Другие авторы относят сравнительные образцы к вещественным доказательствам^.

Т.В.Варфоломеев рассматривает образцы для сравнительного исследования в качестве самостоятельных средств доказывания, поскольку их получение рассматривается в законе (ст0186 и ст.298 УПК

3 РСФСР) как самостоятельное следственное (судебное) действие ,

По нашему мнению, образцы не являются ни доказательствами особого рода, ни вещественными доказательствами, ни средствами доказывания. Следует согласиться с точкой зрения Н.А. Селиванова, считающего, что сравнительные образцы “связаны с расследованием, а не с расследуемым событием и характеризуют определенный субъект или объект независимо от его отношения к уголовному делу. Помогая производить отождествление, образцы по существу служат инструментами познания, и в этом отношении их можно сравнить с приборами, приспособлениями, материалами и иными техническими средствами,которыми пользуется эксперт, производя исследование вещественных доказательств, а равно с имеющимися в литературных источниках справочными и научными данными, на которые исследователь опирается в

„4 своих выводах

  1. Теория доказательств. G.646,647.
  2. См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Белорусской ССР .Минск, 1973. С, 95; ПинхаевБ.И. Использование документов в доказывании.Ташкент,1977,С.19; Советский уголовный процесс. Киев,
    1983.С.167.
  3. Варфоломеев Т.В. Производные вещественные доказательства. М., I980.C.6.
  4. 4„ Там же. С.12; См.,также: Михеенко М.М, Доказывание в советском уголовном судопроизводстве.Киев, 1984.С.91-92.
  • 87 -

Подводя итоги произведенному в данном параграфе анализу доказательственного значения видео- и звукозаписи можно сделать вывод о том, что подобные материалы, полученные при производстве следственных действий и после издания Закона от 12 июня 1990 года, а также других законодательных новелл последних лет, рассматриваются как приложения, в том числе и звукозапись, при прослушивании телефонных и иных переговоров. Сохранение роли видео- и звукозаписи только как приложения к протоколу следственного действия вступает во все большее противоречие с современными условиями и значением технических средств в расследовании преступлений. Решение этой проблемы видится в придании материалам видео- и звукозаписи ведущей роли с последующи их закреплением в протоколе соответствующего следственного действия.

Кроме того, принципиально новым явилось введение в уголовное судопроизводство в качестве доказательств материалов видео- и звукозаписи, полученных оперативным путем. Сегодня больше оснований считать, что эти материалы занимают в уголовном процессе положение вещественного доказательства. Что касается иной внепроцессуальной видео-, звукозаписи, полученной организациями и гражданами, то ее правовая природа определяется либо как вещественного доказательства, либо как документа в зависимости от наличия указанных в законе признаков соответствующего вида доказательства.

  • 88 -

Глава П

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК ЗАКРШЛЕНИЯ СВДОВАТЕЛЕМ ВИДЕО- И ЗВУКОЗАПИСИ

§ I. Процессуальный порядок применения видео-, звукозаписи при производстве следственных действий,

Наиболее распространенным способом вовлечение видео- и звукозаписи в сферу доказательственной деятельности следователя является их применение при производстве следственных действий. Уголовно- процессуальный залой (ст0141 УПК РФ) прямо называет звукозапись в числе других научно-технических средств, применяемых при производстве следственных действий с подробной ее процессуальной регламентацией при допросе (ст.141 УПК РФ), Что касается видеозаписи, то до недавнего времени ее применение основывалось на принципах звукозаписи и киносъемки, свойствами которых она обладает и только Законом от 12 июня 1990 года “О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик” впервые видеозапись была названа в числе других научно-технических средств, используемых в уголовном процессе.

Согласно закону (ст.141 УПК РФ), следователь, приняв решение о применении видео- или звукозаписи при производстве следственного действия, сообщает об этом до его начала участвующим лицам, о чем делает соответствующую отметку в протоколе и на видео-, фонограмме. Техническая запись может быть произведена и по просьбе обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего, на что указывает ч.1 ст,141^ УПК РФ. Это однако не означает, что нельзя применять запись по ходатайству других участников процесса: гражданского истца, гражданского ответчика, защитника.

В случае применения видео-, звукозаписи при производстве следственного действия участвующим в нем лицам должны быть разъяснены

  • 89 -

их права и обязанности, цели использования технического средства, а в протоколе отмечены заявления, сделанные по этому поводу» При допросе запрещается выборочная видео-, звукозапись,т,к, в противном случае может возникнуть сомнение в объективности следователя и теряется одно из основных преимуществ технического способа фиксации информации - полное, точное и беспристрастное отображение всего происходящего во время производства следственного действия. На практике возможен временный перерыв в записи, вызванный техническими причинами (обрыв магнитной ленты, необходимость замены кассеты). Тогда требуется сделать соответствующую оговорку на видео-, фонограмме о причинах остановки, а также о том, на какой фразе запись была остановлена и с какой фразы продолжена,

При проведении же других, кроме допроса, следственных действий, видео-, звукозапись может производиться с перерывами, вызванными чаще всего необходимостью перемещения участников следственного действия НР местности, о чем делается отметка в протоколе и на видео-, фонограмме с изложением причин остановки записи и указанием конкретного места, где находились в тот момент участники следственного действия. По прибытии не место, где следственное действие должно быть продолжено, видео-, звукозапись возобновляется с отражением на ней и в протоколе точного времени, ориентировки на местности. После этого следственное действие продолжается в обычном порядке.

Видео- и звукозапись производится в присутствии участников следственного действия независимо от их процессуального положения 1 ввда действия. Этим обеспечивается достоверность получаемых результатов. Поэтому следователь обязан обеспечить доступ участников следственного действия для наблюдения за применением техничес-

  • 90 -

кой записи. Более того, он должен обращать их внимание на совершаемые с помощью видео-, звукозаписи действия и фиксируемые объекты.

По окончании следственного действия материалы технической записи полностью воспроизводятся участникам, после чего на видео-, фонограмме фиксируются при необходимости сделанные дополнения, удостоверяющие правильность записи, что существенно увеличивает продолжительность следственного действия.

Если запись по каким-либо техническим причинам не была произведена, то об этом делается соответствующая отметка в протоколе следственного действия.

Применение видео-, звукозаписи не освобождает следователя от точного соблюдения правил составления протокола, предусмотренных ст. 141 УПК РФ, т.к. протоколирование является основным и обязательным средством фиксации, Более того, и сама техническая запись должна содержать сведения о месте и дате производства следственного действия; времени его начала и окончания; кем” составлялся протокол; фамилия, имя и отчество иных лиц, участвующих в его производстве; краткую характеристику используемых средств записи(мар-ка магнитофона или видеомагнитофона, тип ленты) и условий их применения.

В случае произведения технической записи показаний при другом следственном действии это отмечается в протоколе данного следственного действия (ст. I4I1 УПК РФ). При этом вполне возможно воспроизведение не всей, а лишь части записи, если это вызвано тактическими соображениями или в целях сохранения тайны расследования с отметкой в протоколе, с какой фразы начато воспроизведение и на какой закончено. Практика показывает,что хорошие рузультаты дает воспроизведение обвиняемому той части показаний его соучаст-

  • 91 -

ников, в которой есть утверждение о правдивости данных им показаний.

Таким образом, будучи в силу ст.141 УПК РФ приложением к протоколам следственных действий, материалы видео-, звукозаписи должны отвечать определенным условиям:

I. В протоколе должна быть сделана отметка, указывающая на факт применения технической записи.

2о В протоколе должны быть данные, указывающие на индивидуальные признаки видео-, фонокассеты, технические условия их применения.

  1. О применении технической записи должны быть предупреждены участники следственного действия.
  2. Видео-, звукозапись и протокол должны соответствовать друг другу.
  3. При ознакомлении обвиняемого и его защитника со всеми материалами дела (ст. 201 УПК РФ) им должны быть воспроизведены имеющиеся видео-, фонограммы, причем полностью. Это означает, что даже в тех случаях, когда заявлено ходатайство лишь о частичном воспроизведении технической записи, следователь обязан ознакомить обвиняемого со всем ее содержанием. Кроме того, необходимость воспроизведения видео- и звукозаписи требует большего времени для ознакомления с делом, чем без него, а также наличия соответствующей демонстрационной техники. Запись не
    воспроизводится только при отказе обвиняемого от ее прослушивания, просмотра, о чем делается соответствующая отметка в протоколе объявления об окончании предварительного расследования и предъявления обвиняемому и его защитнику материалов дела (ст.203 УПК РФ) с изложением мотивов отказа. Воспользоваться своим правом на ознакомление с материалами видео-, звукозаписи после окончания расследования могут и потерпевший,
  • 92 -

гражданский истец, гражданский ответчик, их представители (ст.200 УПК РФ), но гражданскому ответчику и его представителю предъявляются не все материалы, а лишь относящиеся к заявленному иску,

Таковы процессуальные условия применения видео-, звукозаписи при производстве следственных действий, которые являются сложными, громоздкими, требуют затрат дополнительного времени и поэтому не устраивают большинство (71,1$) от числа опрошенных следователей. Это свидетельствует о несовершенстве уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего использование видео- ,звукозаписи при производстве следственных действий, которое остается неизменным в последние тридцать лет,, Возрастанию роли этих технических средств в уголовном процессе не соответствует устаревший порядок их закрепления. В результате, как показывает практика,такая запись, призванная служить средством ускорения и облегчения работы следователя, в значительной мере теряет свою
эффективность. Поэтому трудно согласиться с утверждением А.Л.Мкаса о том, что использование технической записи делает уголовный процесс более быстрым и экономичным1. На самом деле применение видео- и звукозаписи усложняет и затрудняет производство следственных действий. Учитывая одинаковое доказательственное значение протокола следственного действия, проведенного с применением видео- или звукозаписи и без их применения, следователи нередко отказываются от использования этих средств закрепления информации.

Усложненный порядок оформления факта применения видео-, звукозаписи при производстве следственных действий вызывает на практике рост типичных ошибок процессуального плана, допускаемых следователями. К их числу относятся следующие:

I, Л и к а с А.Л. Культура правосудия. М., 1990, С.143.

  • 93 -

I. Участники следственных действий с применением технической записи не предупреждаются, либо предупреждаются несвоевременно о производстве видео-, звукозаписи.

2о Им, как правило, не разъясняются цели применения технических средств записи.

  1. По окончании следственных действий видео-, фонограммы не воспроизводятся участникам.

4о В протоколе отсутствуют сведения о технической характеристике применяемых средств записи, а делается лишь отметка общего характера о их производстве.

Нарушение процессуального порядка применения видео-, звукозаписи при производстве следственных действий ставит под сомнение достоверность полученных сведений об обстоятельствах дела. При этом необходимо помнить, что в случае существенного нарушения уголовно-процессуального закона такие сведения не могут быть использованы в качестве доказательств по делу.

Усложненный процессуальный порядок применения видео-,звукозаписи при производстве следственных действий усугубляется еще и тем, что указанные средства фиксации сами не лишены недостатков, к числу которых относятся:

I. Многословность изложения технической записи, которая содержит большое количество излишней информации, обычно отсеиваемой при составлении протокола.

2„ Необходимость строгого соблюдения очередности диалога и последовательности поведения участников следственного действия для получения качественной видео-, звукозаписи, что делает менее гибкой следственную тактику.

  1. Требуется создание особых условий для долговременного хранения материалов технической записи и принятия специальных мер пре-
  • 94 -

досторожности от случайных повреждений.

4о Трудности идентификации человека по голосу и речи, зафиксированных на видео- и фонограммах при возникновении сомнения или оспаривании их принадлежности, выражающиеся в необходимости экспертного исследования на основе представленных образцов.

  1. На производство видео-, звукозаписи затрачивается значительно больше времени, чем на составление протокола.

Несмотря на сложность процессуальных условий применения видео-, звукозаписи при производстве следственных действий, некоторые авторы предлагают еще больше детализировать процессуальную регламентацию технических средств записи.

Так, АоМакаров считает, что необходимо составлять самостоятельный протокол о применении научно-технических средств в ходе следственного действия, в котором отмечать “какое научно-техническое средство применено, уведомлены ли об этом участники следственного действия; сведения о лице, применяющем научно-техническое средство, об условиях их применения; перерывы в фоно- или видеограмме..,” и т.д. .

В.А.Панюшкин также считает, что “развитие правовой регламентации использования достижений научно-технического прогресса в уголовном судопроизводстве должно идти в направлении ее дальнейшего расширения и детализации, а если понадобится и усложнения, что создает дополнительные правовые гарантии интересов правосудия и личности”2.

Но еще Ч.Бекариа писал, что “законодатели, напуганные осуждением нескольких невиновных, перегружают законоведение чрезмерными

1, M а к а р о в А. Доказательственное значение материалов при менения научно-технических средств//Соц.законность,1979,.№ 3.С.55-56.

  1. П а н ю ш к и н В.А. Научно-технический прогресс и уголовное судопроизводство, Воронеж,1985.С.86.
  • 95 -

формальностями и исключениями, точное исполнение которых возвело бы на престол правосудия анархическую безнаказанность”,

И современные итальянские юристы считают одним из основных

принципов уголовного процесса его максимальное упрощение путем

о исключения любых действий, не являющихся существенными .

Представляется, что стремление к усложнению процессуального порядка применения видео-, звукозаписи при производстве следственных действий продиктовано “чрезмерной” заботой о соблюдении прав и законных интересов личности в уголовном процессе. Как известно,это является одним из условий правомерности применения тех или иных научно- технических средств и не должно быть связано с опасностью для жизни и здоровья, причинять страдания, умалять честь и достоинство граждане

Однако усиление гарантий прав личности не должно вступать в противоречие с интересами правосудия в целом. Необходимо создать такие процессуальные формы применения технической записи при производстве следственных действий, которые бы одновременно усиливали гарантии как прав личности, так и правосудия, В то же время,для того, чтобы указанные процессуальные формы были эффективными, они должны быть оптимальными, простыми, экономичными и способствовали широкому внедрению достижений научно-технического прогресса в уголовном судопроизводстве.

Учеными и практическими работниками выдвигались различные

1.Б екариаЧ. О преступлениях и наказаниях,М., 1939.С.246.

  1. Къявари о А. Реформа уголовного процесса: заметки о делегированном законе и проекте нового кодекса//Общественные науки за рубежом, серия 4:”Государство и право”.М., 1991,$ I.C.I04,
  • 96 -

предложения по упрощению процессуального порядка применения видео-, звукозаписи при производстве следственных действий, что представляется первоочередным условием повышения ее эффективности. Суть этих предложений сводится к совершенствованию ст.141 УПК РФ, либо полному отказу от нее с приданием самостоятельного доказательственного значения технической записи, полученной при производстве следственных действий и заменяющей письменное производство.

Так, Е.Резников в ходе изучения опыта применения звукозаписи при производстве предварительного следствия внес два таких предложения.

Первое из них предусматривает освобождение следователя от составления протокола показаний с возложением этой обязанности на секретаря-стенографистку. Конечно, закон (ст.102 УПК РФ) позволяет применять стенографирование для обеспечения полноты протокола. Однако составление протокола носит процессуальный характер и входит в компетенцию следователя, на которого и возложена обязанность фиксации фактических данных, полученных им в результате непосредственного наблюдения действий, явлений, материальной обстановки, следов (ст.87 УПК РФ). Даже в тех случаях, когда часть следственного действия осуществляет специалист (например, при освидетельствовании врачом лица другого пола, сопровождаемое обнажением (ч.5 ст.181 УПК РФ), протокол составляет сам следователь.

Целесообразность стенографирования при производстве видео-, звукозаписи вообще вызывает сомнение. Если есть необходимость получения полного текста видео-, фонограммы, то достаточно произвести квалифицированное его перепечатывание машинисткой в требуемом количестве экземпляров минуя лишнее звено - стенографирование,требующее привлечения еще одного участника того или иного следственного действия.

  • 97 -

Второе предложение касается возможности освобождения следователя от работы со звукозаписывающей аппаратурой путем введения в штат следственных подразделений должности техника- звукооператора, который должен оказывать следователю помощь в производстве звукозаписи следственных действий, используя при этом специальные технические знания и опыт .

Действительно, в соответствии со ст.133 УПК РФ, следователь вправе вызвать для участия в производстве следственного действия специалиста, не заинтересованного в исходе дела, который может оказать помощь обладая специальными познаниями и опытом в области науки, техники, искусства или ремесла» Именно таково будет процессуальное положение техника-звукооператора, осуществляющего фиксацию с помощью видео-, звукозаписывающей аппаратуры хода и результатов того или иного следственного действия.

Освобождение следователя от чисто технической работы позволит ему уделять больше внимания решению тактических задач следственного действия, будет способствовать правильному процессуальному оформлению полученных результатов.

В то же время привлечение специалиста не решает проблему сокращения времени на производство следственного в действия с применением технической записи, хотя следователь при этом обязан
еще удостовериться в личности специалиста, выяснить его компетентность и незаинтересованность в исходе дела, разъяснить его права и обязанности за отказ или уклонение от выполнения возложенных обязанностей (ч.2 ст.133 УПК РФ). Введение же должности техника-звукооператора в штат следственного подразделения поставит его в служеб-

Г.РезниковЕ. Изучение опыта применения звукозаписи// Соц. законность, 1970, Л- 3.С.56-57.

  • 98 -

ную зависимость от следователя и приведет к нарушению главного условия использования специалиста при производстве следственных действий - отсутствие заинтересованности в исходе дела.

Другим предложением, направленным на решение задачи упрощения процессуального порядка применения видео-, звукозаписи, является высказанное в юридической литературе мнение о возможности производства выборочной технической записи и отказ от ее прослушивания по завершении следственного действия.

Так, В.ИоШиканов пишет, что “поскольку звукозапись не заменяет протокола допроса, а служит лишь дополнением к нему, желательно не лишать следователя возможности проводить звукозапись выборочно. Целесообразно также отказаться от правила до окончания до-

т проса обязательно прослушивать всю фонограмму” . Но при выборочной технической записи теряется полнота отражения хода и условий следственного действия, могут возникнуть сомнения в объективности следователя, осуществляющего фиксацию поступающей информации. Поэтому диссертантом не разделяется предложение В.И.Шиканова о предоставлении следователю возможности выборочной звукозаписи допроса.

Что касается требования закона о необходимости полного воспроизведения участникам следственного действия видео-, фонограмм, то думается, в этом нет необходимости, поскольку контроль за качеством и полнотой залиси технически возможен и непосредственно в ходе следственного действия. Отказ от воспроизведения видео-, фонограмм позволит значительно сократить время, затрачиваемое на производство следственного действия. Однако необходимо законода-

I, Шиканов В.И, Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно- технического прогресса. Иркутск, 1978.С.73.

  • 99 -

тельно предусмотреть возможность полного или частичного воспроизведения видео-, звукозаписи по просьбе допрашиваемого до подписания протокола.

Наиболее решительные сторонники оптимизации применения технической записи в уголовном процессе выдвигают предложение о полной замене письменного производства магнитной записью.

Так, авторы “Очерка развития науки советского уголовного процесса” пишут, что”в будущем она (звукозапись), несомненно, должна получить широкое распространение в уголовном судопроизводстве, стать основой для составления протокола судебного заседания, а затем, возможно, и полностью заменить его”,

Об этом же свидетельствует и зарубежный опыт. В Швеции, например, звукозапись применяется во всей системе судов и -в следственных органах в течении свыше 15 лет и “полностью заменяет судебный протокол и др.

Действительно, протокол следственного действия в случае применения научно-технических средств фиксации, по существу содержит дублирующую информацию, что неоправданно усложняет деятельность следователя и вызывает на практике обоснованные критические замечания. Однако полный отказ от составления протокола представляется преждевременным несмотря на все преимущества технической записи перед протоколированием. Это, думается, вопрос будущего, когда будет создана соответствующая правовая основа, а “технизация” расследования уголовных дел поднимется на более высокий уровень.
За-

  1. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития наукж советского уголовного процесса. Воронеж, 1980,С. 218- 219.
  2. Л я к а с А.Л. Культура правосудия. М., 1990.С.153.
  • 100 -

мена протокола следственного действия технической записью в
настоящее время потребует изменения не только тех статей УЖ, которые регламентируют порядок использования технических средств
при следственных действиях, но и ряда общих норм доказательственного права. В конечном счете это приведет к необходимости расширения процессуальных видов доказательств, тогда как действующая система доказательств должна быть сохранена в силу ее универсальности.Кроме того, данное решение вопроса по существу выводит применение технических средств в ходе следственных действий за рамки процессуальной формы, что повлечет значительное снижение доказательственной ценности полученных материалов. Поэтому необходимо разумное сочетание протоколирования и технической записи, т.к. в уголовном деле должен быть процессуальный документ, содержащий информацию о применении видео-, звукозаписи, а также краткое изложение основных фактических данных.

Еще в 1925 году применительно к такому средству фиксации как фотография, Н.П.Макаренко писал, что “при удачном воспроизведении места совершении преступления фотографированием протокол осмотра может быть краток, в противном случае или при отсутствии возможно-ности применить фотографирование следует составить самый подробный протокол осмотра” .

И.Е.Быховский считает необходимым “обсудить вопрос о некотором сокращении записи в протоколе следственного действия в тех случаях, когда все необходимые для расследования дальше надлежащим образом,

о

полно и надежно запечатлены при помощи технических средств” .

I, Макаренко Н,П, Техника расследования преступлений. Практическое руководство для судебных работников.Харьков,1925.С.22.

2.Быховский И.Е. Об актуальных вопросах совершенствования процессуальной регламентации следственных действий/Актуальные

  • 101 -

На лаконичность протокола следственного действия, “подтверждающего лишь использование конкретных научно-технических средств и те обстоятельства, которые не получили отражения на магнитной ленте” указывал и Г.Абдумаджидов .

Именно по этому пути пошел законодатель, вводя новое доказательственное средство - прослушивание телефонных и иных переговоров, при производстве которого может применяться звукозапись. В этом случае протокол составляется лишь с кратким изложением содержания фонограммы переговоров, имеющих отношение к делу.

Таким образом, совершенствование процессуального порядка использования видео- и звукозаписи при проведении следственных действий видится автору в сохранении единства технической записи и процессуального документа, но при: а) сокращении описательной части протокола следственного действия до краткого изложения основных фактических данных; б) полном или частичном воспроизведении видео-, звукозаписи по окончании следственного действия, при ознакомлении с делом лишь по ходатайству кого-либо из его участников.

В связи с этим есть необходимость дополнить часть третью ст. 102 УПК РФ нормой следующего содержания: “В случае применения кинофотосъемки, видео- и звукозаписи в протоколе может излагаться краткое содержание процессуального действия”.

т

В ст. 14]; УПК РФ в части четвертой слова “по окончании допроса звукозапись полностью воспроизводится допрашиваемому” заменить словами “по окончании допроса звукозапись воспроизводится допраши-

проблемы совершенствования производства следственных действий. Ташкент, 1990.С.7.

1.АбдумаджидовГ. Усиление гарантий прав и законных интересов граждан при производстве следственных действий.-Там же. С.54.

  • 102 -

ваемому по его ходатайству полностью или частично”.

В ст.201 УПК РФ в части второй слова “если при производстве предварительного следствия применялись киносъемка или звукозапись, то они воспроизводятся обвиняемому и его защитнику” заменить словами “если при производстве предварительного следствия применялись киносъемка, видео- или звукозапись, то они
воспроизводятся обвиняемому и его защитнику по их ходатайству полностью или частично”.

В рамках настоящего исследования нельзя обойти вниманием проблему обязательного применения видео- и звукозаписи на предварительном следствии,, Прежде всего следует отметить, что с момента допуска в уголовный процесс звуко-, а затем и видеозаписи, практикой были выработаны конкретные случаи, когда применение этих технических средств стало признаваться целесообразным: для фиксации показаний лиц, находящихся в опасном для жизни состоянии; при нежелательности по обстоятельствам дела производства очной ставки и т.п.

Этот вопрос не остался без внимания ученых. Так, Н.А.Селива-нов, А.А.Леви считают необходимым указать в законе на обязательность применения звукозаписи для фиксации показаний лиц, находящихся в опасном для жизни состоянии, либо которые не могут явиться

о в судебное заседание .

Авторы Теоретической модели УПК под редакцией В.М.Савицкого

предлагают в части 2 ст»189 названного проекта обязательное приме-

  1. См., например: Л е в и А.А„, Г о р и н о в Ю.А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. М., 1983.С.34-35.
  2. Селиванов Н.А., Л е в и А.А. Актуальные вопросы правовой регламентации применения научно-технических средств в уголовном судопроизводстве//Соц. законность, 1979, J* II.С.47.
  • 103 -

I

нение звукозаписи в суде при допросе .

Е.А.Уткин приводит целый перечень случаев обязательного применения средств звукозаписи при производстве следственных действий, к числу которых наряду с уже названными относит фиксацию показаний лиц, в психической полноценности которых есть сомнения; при допросе неграмотных, слепых и других лиц, которые не могут

сами прочитать письменный протокол, а также для фиксации локаза-

2

ний по делам частно-публичного обвинения .

Действующее уголовно-процессуальное законодательство и сейчас в ряде случаев предусматривает обязательное применение научно- технических средств при производстве следственных действий. К числу таких обязывающих норм относится ст.84 УЖ РФ, предусматривающая фотографирование тех или иных предметов в силу их громоздкости или других причин, препятствующих хранению при уголовном деле. Однако большинство норм, регламентирующих применение научно-технических средств, носит разрешительный характер, в том числе и предусматривающих применение видео-, звукозаписи.

Вместе с тем, есть необходимость законодательно предусмотреть обязательные случаи применения видео-и звукозаписи при производстве следственных действий. К их числу следует отнести допрос лиц, обвиняемых в совершении преступления, за которое в качестве исключительной меры наказания допускается применение смертной казни„ Обязательность технической записи по этой категории дел оправдала

  1. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР: Теоретическая модель/ Под ред. В.Н.Савицкого. М., I990.CI29.
  2. Утки нЕ.А. Уголовно-процессуальные проблемы использования научно- технических средств в стадии судебного разбирательства. Автореф. канд.дисс. Киев, 1987.С.10.
  • 104 -

бы себя уже на предварительном следствии, когда производится сбор доказательств, изобличающих конкретное лицо в совершении преступления. Объективность отображения в подобных материалах фактических данных может исключить необоснованное привлечение к уголовной ответственности. Пока же, как показывает практика, допрос обвиняемого с применением видео- или звукозаписи, чаще всего производится для “закрепления” так называемых признательных показаний. Это не гарантирует от их изменения в суде, а показания обвиняемого с применением технической записи по действующему законодательству не имеют большей доказательственной силы, чем без нее. Неоценимое значение приобретают имеющиеся в деле материалы видео- и звукозаписи, приложения к протоколу допроса обвиняемого, в ходе пересмотра обвинительного приговора по вновь открывшимся обстоятельствам при наличии, например, данных о совершении преступления другим лицом.

Допрос лиц, находящихся в опасном для жизни состоянии также следует производить с применением видео- или звукозаписи. Хотя необходимость такой записи показаний раненых и больных возникает сравнительно редко, но значение ее очень велико, когда становится невозможным повторный допрос и явка в суд.

Практика расследования уголовных дел показывает, что стали не единичными факты применения насилия, вплоть до физической расправы, к лицам, располагающим сведениями о совершенном или готовящемся преступлении. В связи с этим еще союзный законодатель возложил на органы дознания, следователя, прокурора и суд обязанность прини-

т

мать меры обеспечения безопасности участников процесса и иных лиц .

I. Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР, 1990,№ 26.Ст.495.

  • 105 -

Значение этого закона трудно переоценить, положения которого должны быть восприняты, развиты и усовершенствованы законодателем России. Наряду с этим, было бы вполне оправданно в интересах расследования, предусмотреть обязательное применение видео- и звукозаписи при допросе лиц, располагающих сведениями, имеющими важное значение для дела, но которым угрожают убийством, применением насилия, либо иными противоправными действиями.

Законодатель не счел необходимым предусмотреть обязательное применение звукозаписи при прослушивании телефонных и иных переговоров, но это возможно не иначе как с помощью звукозаписи, производимой без участия следователя, о чем речь пойдет несколько ниже. Отметим только, что 73$ от числа опрошенных следователей и дознавателей считают невозможным производство прослушивания без применения звукозаписи.

Несмотря на все достоинства протоколирования, описание не может заменить видеозапись при осмотре места происшествия. Как бы правильно ни был составлен протокол, он не отражает полной картины места происшествия. Применение же видеозаписи позволяет фиксировать обстановку с высокой точностью и наглядностью. Это особенно важно по делам о крупных авариях, катастрофах, пожарах, убийствах, имеющих, как правило, большую протяженность, со сложной обстановкой, не завершенной динамикой события (например, при пожаре). Крайне затруднительно восприятие и точное описание в протоколе как общей картины, так и отдельных элементов при осмотре авиационного или железнодорожного происшествия, когда необходимо немедленно ликвидировать вредные последствия (извлечь из-под обломков раненых и трупы, очистить взлетно-посадочную полосу, либо транспортную магистраль от частей, обломков и элементов конструкций). В ряде случаев, при осмотре места происшествия, возникает опасность

  • 106 -

исчезновения, повреждения вещественных доказательств, следов преступления, вследствие, например, неблагоприятных погодных условий.

В итоге, к числу обязательных случаев применения видео- и звукозаписи при проведении следственных действий следует отнести следующие:

  1. При допросе: а) обвиняемых, совершивших преступление, за которое может быть назначена исключительная мера наказания;б) лиц, находящихся в опасном для жизни состоянии; в) лиц, располагающих сведениями, имеющими важное значение для дела, но которым угрожают убийством, применением насилия, либо иными противоправными действиями.
  2. При прослушивании телефонных и иных переговоров.
  3. При осмотре места происшествия: а) о крупных авариях, катастрофах, пожарах, убийствах; б) когда имеются условия для необратимого изменения обстановки, утраты вещественных доказательств и следов.
  4. Расширение сферы обязательного применения научно-технических средств в уголовном процессе за счет видео- и звукозаписи потребует изменения и дополнения ряда статей УПК положениями, не только допускающими, но и обязывающими следователя применять их.

В связи с этим возникает необходимость дополнить стЛ50 УПК РФ частью шестой следующего содержания:

“При допросе лиц, обвиняемых в совершении преступлений, за которые в качестве исключительной меры наказания может быть назначена смертная казнь, применяется видео- или звукозапись”-

Статью 153 УПК РФ ДОПОЛНИТЬ частью шестой следующего содержания:

“При допросе свидетеля, который находится в опасном для жизни состоянии, либо не может по уважительным причинам явиться в су-

  • 107 -

дебное заседание, либо располагает сведениями, имеющими важное значение для дела, но которому угрожают убийством, применением насилия или иными противоправными действиями, применяется видео-ми звукозапись”.

Статью 179 УЖ РФ после части третьей дополнить частью четвертой следующего содержания:

“При осмотре места происшествия о крупных авариях, катастрофах, пожарах, убийствах, либо когда имеются условия необратимого изменения обстановки, утраты вещественных доказательств и следов, применяется видеозапись”.

Часть четвертую и пятую считать частями пятой и шестой ст. 179 УПК РФ.

Отсутствие процессуальной регламентации прослушивания телефонных и иных переговоров ставит законодателя перед необходимостью внесения соответствующих дополнений в УПК РФ, в том числе и касающихся обязательного применения звукозаписи. Поэтому в конце данного параграфа предложен вариант процессуальной регламентации нового следственного действия.

В юридической литературе достаточно подробно раскрываются особенности применения видео- и звукозаписи при производстве различных следственных действий. Поэтому нет необходимости в рамках настоящего исследования подробно останавливаться на этом вопросе. Отметим только, что к числу наиболее распространенных следственных действий, при производстве которых применяется эта запись,относятся допрос, очная ставка, осмотр места происшествия,
следственный эксперимент. Об этом свидетельствуют результаты проведенного анкетирования следователей и дознавателей (см.таблицу 2 в приложении I) и изучение уголовных дел в судах (см.приложение 2).

В то же время вызывает интерес нормативное регулирование нового следственного действия - прослушивание телефонных и иных пе-

  • 108 -

т

реговоров, введенного Законом СССР от 12 июня 1990 года (ст.ЗБ^ Основ уголовного судопроизводства), при производстве которого применяется звукозапись.

Принятию этой новеллы предшествовала длительная дискуссия, которая продолжается на страницах юридической печати и в настоящее время, в период разработки нового уголовно- процессуального законодательства Российской Федерации. Основой этой дискуссии является проблема правомерности прослушивания телефонных переговоров в условиях демократии и гласности. Представляется, что для решения задач уголовного судопроизводства вполне допустимы исключения из конституционных прав граждан, в том числе и права на тайну телефонных переговоров, если это диктуется необходимостью раскрытия преступления, установления истины по делу. Однако эти исключения должны быть предусмотрены прежде всего самой Конституцией, а уж затем уголовно-процессуальным законодательством.

Зарубежный опыт, и прежде всего в демократических странах, свидетельствует о достаточно широком использовании возможностей прослушивания. Так, по сообщениям американской прессы, только в период с 1968 по 1976 годы соответствующими службами было установлено 5495 электронных устройств и прослушано с их помощью 3,6 млн. переговоров между 282492 людьми. В современных условиях в США с помощью спутниковой техники и компьютера “Харвист” “проверяются” около 75 миллионов телефонных переговоров по всему миру и где-то около двух из них выбирается для анализа специалистами. Компьютер реагирует на “кромольную” информацию и цифровые комбинации (набираемый номер)1. По данным “Дейли телеграф” к 1995 году в Англии будут созданы условия для подслупшвания телефонных разговоров сразу всего населения, круглые сутки и по 365 дней в году2.

  1. Российские милицейские ведомости. 1993,№. 9-10.С.9.

2, Бе льсон Я.М. Интерпол в борьбе с уголовной преступ- ностыо.М., 1989.С.197-198.

  • 109 -

Привлечение нового доказательственного средства закономерно повлекло возникновение ряда проблемных вопросов его процессуального закрепления,т.к. союзным законодателем были сформулированы лишь основные положения указанного следственного действия, детализацию которых предполагается произвести в новом УЖ России. В связи с этим, думается, есть необходимость рассмотреть в рамках данного исследования эти вопросы, в о том числе и об особенностях применения звукозаписи при прослушивании.

Отсутствие подробной процессуальной регламентации порядка производства этого следственного действия вызвало на практике определенные трудности по его применению. В связи с этим, вскоре после внесения соответствующих дополнений в Основы, в правоохранительных органах появились “ Рекомендации по применению средств видео-, звукозаписи, кинофотоаппаратуры, телефонной связи и использования полученных результатов при предотвращении, раскрытии и расследовании преступлений” , утвержденные 23 июля 1990 года заместителями руководителей пяти ведомств СССР: министерства юстиции, Верховного суда, Генерального прокурора, КГБ и МВД. Непосредственные авторы - разработчики этого документа, к сожалению, не названы. “Рекомендации …” были разосланы во все указанные ведомства до областного уровня включительно и стали, как говорится, руководством к действию.

В названном документе предлагается оформлять прослушивание переговоров следующим образом. Следователь выносит постановление о прослушивании и с санкции прокурора направляет его для исполнения органу дознания. Последний осуществляет прослушивание и звукозапись переговоров, и с участием специалиста, но без понятых, составляет об этом протокол. В нем, в частности, указывается,что

I. Бюллетень ГСУ МВД СССР.1990, № 4.С,94-117.

  • но -

ИЗ нескольких магнитофонных кассет, использованных при звукозаписи переговоров, выделяется ряд разговоров, представляющих, по мнению органа дознания, интерес для следствия, которые переносятся на одну кассету. Именно эта кассета, представляющая собой монтаж переговоров, прилагается к протоколу и направляется следователю, а оригиналы звукозаписи переговоров тут же уничтожаются путем стирания. Далее следователь с участием понятых производит осмотр представленной фонограммы, а также выполняет другие следственные действия с целью проверки качества звукозаписи. Так, предлагается проводить фоноскопическую экспертизу, перед которой, в частности, ставится вопрос: “имеются ли признаки монтажа указанной выше фонограммы или привнесения изменений в процесс записи фонограммы или после записи?”. В итоге такой проверки следователь выносит постановление о приобщении фонограммы к уголовному делу в качестве вещественного доказательства и на этом процессуальное закрепление прослушивания телефонных переговоров завершается.

Таким образом, по мнению составителей “Рекомендаций …” для надлежащего оформления прослушивания необходимо не только вынести постановление и составить протокол, как того требует ст.35-1- Основ, но и провести ряд действий, направленных на проверку фонограммы (осмотр, экспертизу и др.) и признание ее вещественным доказательством по уголовному делу.

Думается, авторы “Рекомендаций …” не сумели решить поставленную перед ними задачу - разъяснить, истолковать порядок применения нового закона, не отступая от заложенного в нем смысла.Пред- лагаемый подход не только содержит ряд досадных неточностей, но и выходит за пределы нормативных предписаний, регламентирующих процессуальное оформление следственных действий. В результате произошло смешение двух качественно разнородных доказательств, что, в

  • Ill -

свою очередь, ориентирует практику на неправильное использование нового доказательственного средства, прежде всего в аспекте его документирования,

Вернемся к уголовно-процессуальному закону. Ст.35 Основ содержит ряд положений, имеющих отправное, принципиальное значение для уяснения формы прослушивания переговоров. Во-первых (и это главное), прослушивание телефонных переговоров - специфическое следственное действие, о чем уже говорилось ранее. Во-вторых, оно закрепляется в двух процессуальных актах: постановлении и протоколе. В-третьих, фонограмма лереговоров приобщается к протоколу(подчеркнем, к протоколу, а не к уголовному делу).

Данными положениями ст.35 Основ ограничивается. И это не случайно. Перечисленных предписаний вполне достаточно, поскольку для более детального ответа на вопрос о процессуальном закреплении прослушивания переговоров надо обращаться к иным нормам, определяющим суть и место протоколов следственных действий в системе уголовно-процессуальных доказательств, а также роль и значение технических средств фиксации информации при производстве следственных действий, о чем уже шла речь в главе первой.

Таковы принципиальные аспекты процессуального закрепления прослушивания телефонных переговоров. Какие же конкретные проблемы возникают при этом?

В постановлении о прослушивании переговоров, образец которого предложен в “Рекомендациях …”, представляется спорным указание срока осуществления прослушивания ( в данном случае он установлен в один месяц). Законом определен предельный срок прослушивания - 6 месяцев. Нет сомнений, что этот срок должен быть согласован со сроками предварительного расследования,т.е. всякое продолжение прослушивания свыше, например, двух месяцев, допустимо

  • 112 -

только после продления этого срока» Но оправданно ли ограничение времени прослушивания в рамках срока расследования? Думается,что нет. В пользу этого можно привести ряд аргументов процессуального, тактического и технического плана. Достаточно указать на необходимость продления прослушивания по истечении его срока со всеми вытекающими из этого последствиями. Решение проблемы видится в введении еще одного документа - постановления об отмене (прекращении) прослушивания, выносимом следователем в любой момент,когда в данном следственном действии необходимость отпадает,т.е. поступать * также, как и при наложении ареста на почтово-телеграф-ную корреспонденцию, отмена которого, согласно ст.174 УПК РФ,про-изводится специальным постановлением. Постановление о прекращении прослушивания нужно еще и потому, что само прослушивание осуществляется другим органом - органом дознания, действующим по поручению следователя. Последний и должен своим решением отменять данное им поручение. Отметим также, что с точки зрения процессуальной экономии постановление о прекращении прослушивания требует заметно меньше затрат, чем установление “жесткого” срока прослушивания.

Центральное место в процессуальном оформлении прослушивания переговоров занимает протокол. Именно он несет всю доказательственную информацию, и от правильного его составления зависит судьба как самого протокола, так и произведенной при прослушивании звукозаписи. Надо отметить, что статус протокола следственного действия, исключающий дальнейшее исследование технической записи в режиме вещественного доказательства, значительно повышает цену ошибок, допускаемых в протоколе. Практически любая ошибка ведет к признанию сведений,
содержащихся в протоколе и фонограмме, недоброкачественными и отрицанию за ними доказательственного значе-

  • из -

кия. Поэтому само прослушивание переговоров, их звукозапись, оформление протокола и фонограммы должны проводиться в таких условиях и обладать такими атрибутами, чтобы максимально обеспечить достоверность полученных фактических данных.

В процессе производства прослушивания может возникнуть необходимость составления протокола тогда, когда следственное действие еще не завершено и есть необходимость его продолжения. Следовательно, правовая регламентация прослушивания должна предусматривать возможность составления нескольких протоколов на основании одного постановления.

Само осуществление прослушивания и звукозаписи переговоров - проблема главным образом, техническая, выражающаяся в необходимости своевременной установки и замены кассет, а также нанесения на них соответствующих отметок, указывающих на относимость фонограмм к постановлению, на основании которого производится прослушивание о Эту часть работы, думается, должен выполнять техник-сле-шалист органа дознания, без участия понятых, т«.к.:

1„ Непосредственно прослушивание не является процессуальным действием, а носит негласный характер и является оперативной мерой.

  1. Положительный результат может быть получен лишь после длительного прослушивания, о чем свидетельствует как отечественный, так и зарубежный опыт.
  2. Современный уровень развития техники позволяет обеспечивать полную, точную и объективную фиксацию телефонных и иных переговоров, защиту фонограмм от подлога, монтажа без удостоверите-льной деятельности понятых. Достаточно участия специалиста. Последний предупреждается об ответственности о неразглашении данных предварительного расследования, о чем делается соответствую-
  • 114 -

щая отметка в протоколе.

Процессуальный аспект закрепления прослушивания и звукозаписи начинается с оформления протокола. Это следует проделывать в таком порядке. Зафиксировав переговоры, имеющие значение для уголовного дела, орган дознания сообщает об этом следователю.Тот прибывает на место производства прослушивания, воспроизводит полученную запись, отбирает сведения, имеющие значение по делу и с участием понятых производит запись отобранной информации на отдельную кассету, а затем составляет протокол прослушивания и звукозаписи переговоров. G этого момента звукозапись телефонных переговоров, а также протокол об этом становятся процессуальным доказательством,

Авторы “Рекомендаций …” опять же вышли за пределы нормативных предписаний,, предлагая органу дознания уничтожать путем стирания оригиналы звукозаписи переговоров после перенесения на одну кассету сведений имеющих значение по делу. Дело в том, что хотя законодатель и предусмотрел возможность уничтожения части фонограммы, не имеющей отношения к делу, но увязывает это со вступлением приговора в законную силу.

Здесь уместно сравнение с вещественными доказательствами,относительно которых суд при постановлении приговора может принять решение об их уничтожении (ст.86 УПК РФ). По смыслу этой же нормы и орган дознания может принять такое решение, но только в том случае, когда речь идет, во-первых, о прекращении дела в стадии предварительного расследования,и, во- вторых, если это дело находится в производстве органа дознания. В иных случаях орган дознания не вправе решать вопрос о судьбе вещественных доказательств. Поэтому, применительно уже к фонограмме телефонных переговоров, орган дознания, осуществляющий по поручению следователя прослушивание та-

  • 115 -

ких переговоров, не должен определять их значимость для уголовного дела и тем более судьбу.

Буквальное толкование формулировки закона об уничтожении части фонограммы, не имеющей отношения к делу, может привести к выводу, предлагаемому Т.В.Будилиной. Она считает, что в этом случае происходит вырывание из фонограммы слов, фраз, предложений, что может существенно исказить смысл оставшейся записи, а утрата эмоциональной окраски (чувства волнения, негодования и т.д.)- лишить возможности суд надзорной инстанции правильно оценить отношение говорящего к сообщаемым им фактам и обстоятельствам дела, его причастности к содеянному, достоверности сообщаемым им сведений.Становится возможной в подобных случаях фальсификация звукозаписи со стороны заинтересованных лиц с тем, чтобы в суде надзорной инстанции добиться приьштия угодного им решения по делу. В связи с этим предлагается вообще отказаться от уничтожения части фонограммы, что позволит различным субъектам доказывания во всех стадиях уголовного процесса в равной мере пользоваться этими источниками до-

I казателъств .

По нашему мнению уничтожение части фонограммы может иметь место, но в тех случаях, когда результаты прослушивания не на одной, а нескольких кассетах (что на практике чаще всего и бывает), а отношение к делу имеют лишь некоторые из них. Стирание записи на тех кассетах, где не нашли отражения сведения, имеющие значение для дела, будет вполне оправдано, если это не исказит смысл оставшихся записей.

I. Б у д и л и н а Т.В. Этические аспекты прослушивания телефонных и иных переговоров/Дриминалистические проблемы расследования преступлений. Красноярск, 1992.С.58.

  • 116 -

Прослушивание допускается при совершении любых преступлений, в том числе и не представляющих повышенной общественной опасности» Но складывающаяся практика показывает, что следователи как правило ограничиваются использованием нового доказательственного средства при расследовании уголовных дел о тяжких преступлениях, В связи с этим заслуживает внимание опыт решения этого вопроса в других странах. В США, например, закон допускает прослушивание при совершении преступлений, за которые может быть назначено наказание нз срок не менее одного года лишения свободы. Учитывая, что прослушивание - это одно из самых серьезных ограничений прав личности, указанный опыт может быть воспринят уголовно- процессуальным законодательством России и использован как одно из условий производства данного следственного действия. Это
позволит избежать масштабного вмешательства в личную жизнь граждан, исключит неоправданные финансовые затраты при его производстве (в США установка и эксплуатация одного подслушивающего устройства стоит около 35 тысяч долларов).

Что касается производства прослушивания по определению суда, то трудно себе представить ситуацию, когда в ходе судебного разбирательства суд в полном составе руководствуясь принципом непосредственности исследования доказательств по делу, сам производил прослушивание телефонных переговоров.

Дело в том, что непосредственность, являясь одним из принципов уголовного судопроизводства, означает, что “суд, разрешая дело, должен сам проверить все относящиеся к делу доказательства и основывать свой приговор лишь на тех доказательствах, которые им были проверены” .

I. Строгович I’.i.C. Курс советского уголовного процесса. М., 1968.Т.I.C.158.

  • 117 -

Соблюдение принципа непосредственности служит условием выработки у судей твердого и обоснованного внутреннего убеждения относительно виновности или невиновности подсудимого и степени его ответственности, а его нарушение неизбежно затрудняет или даже делает невозможным формирование у судей такого убеждения.

Единственным отступлением от этого принципа является предусмотренная законом (ст.ст.281,286 УПК РФ) возможность оглашения в судебном заседании показаний, данных на предварительном следствии с воспроизведением технической записи, если таковая применялась при допросе обвиняемого, подозреваемого, свидетеля, потерпевшего (ст.1411 УПК РФ). Несмотря на эффект присутствия при использовании видео-, звукозаписи, суд воспринимает показания не самого обвиняемого или другого из указанных выше участников уголовного процесса, а только их запись, полученную в другое время, в другом месте и в других условиях.

Если к этому добавить, что наряду с непосредственностью к процессуальным условиям судебного разбирательства относятся: гласность, устность, непрерывность и состязательность, то прослушивание телефонных и иных переговоров, также как и обыск, выемка,проверка показаний на месте, требующие “тщательной подготовки, применения особых тактических приемов и технических средств, подвижности, оперативности” , не может быть проведено непосредственно в судебном заседании.

В ином аспекте предстает эта проблема, если вести речь о предоставлении права давать санкцию на производство прослушивания телефонных и иных переговоров именно суду или судье, а не прокурору. Это будет соответствовать Концепщи судебной реформы, предложенной президентом и одобренной Верховным Советом Российской Федерации

I. Теория доказательств. С.540.

  • 118 -

после инкорпорирования в текст Конституции России положений Декларации прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 года. Реформа предусматривает верховенство судебной власти в системе правоохранительных органов, в том числе путем осуществления контроля за законностью действий и решений следователя в результате санкционирования применения и продления срока мер пресечения,производства обысков, выемок, осмотров в жилище, ареста корреспонденции, прослушивания телефонных и иных переговоров, что нашло подтверждение в новой Конституции Российской Федерации.

Следует также отметить, что непосредственно само прослушивание и его техническая запись не могут производиться и следователем, т.к. трудно себе представить ситуацию, когда он сам, да еще, по всей логике, в присутствии понятых, часами, днями, а может быть даже и месяцами находился у прослушивающих устройств. Как показывает опыт контроля за телефонными переговорами в ФРГ, необходимо именно длительное негласное прослушивание и тщательный анализ полученной информации. Только в этом случае выявляются преступные

связи, создаются благоприятные условия для сбора процессуальных

I

доказательств и полной ликвидации преступных групп .

Кроме того, непосредственное восприятие следователем преступных действий или их части делает его свидетелем происходящего,что по действующему закону (ст.64 УПК РФ) является безусловным основанием для его отвода от участия в расследовании уголовного дела. Как справедливо отмечает по этому поводу Е.Доля, “ ни одно из предусмотренных уголовно-процессуальным законом следственных действий не содержит в себе возможности непосредственного восприятия следователем ни преступного действия в целом, ни какой-либо его

I. Борьба с преступностью за рубежом. М., 1991,.№ 12.С.15.

  • 119 -

части (эпизода). Даже при производстве следственных действий, основу которых составляет непосредственное восприятие следователем и понятыми фактов и обстоятельств, имеющих значение для дела (осмотр места происшествия, освидетельствование, и т.п.) непосредственно воспринимается ни само преступное действие, его часть (эпи-

т

зод), а их последствия” .

А может быть поступить проще и рассматривать само прослушивание и его техническую запись как следственное действие по поручению?

Думается, что этого делать нельзя, хотя в ч.4 ст.127 УПК РФ и закреплено право следователя давать письменное поручение органу дознания о производстве розыскных и следственных действий,которое носит обязательный характер, но в случае выполнения органом дознания следственного действия по поручению происходит только замена исполнителя (следователя), а порядок производства, круг участников, процедура остаются неизменными.

Кроме того, необходимо учитывать своеобразие нового следственного действия, состоящее в сочетании при его производстве оперативных (негласных) и процессуальных действий. Что касается процессуальных действий, то очевидно, что их должен выполнять сам следователь от момента принятия решения о прослушивании до составления поручения о производстве оперативной (негласной) части этого следственного действия,и, далее, с момента оформления в протоколе полученных результатов. Однако, как уже упоминалось ранее, непосредственно само прослушивание и его техническая запись не может осуществляться самим следователем. А вот приказом МВД Россий-

I. Д о л я Е. Прослушивание телефонных и иных переговоров - следственное ли это действие?//Сов.юстиция, 1992,Ш 19-20.0.12.

  • 120 -

ской Федерации $ 239 от 22 июля 1992 года “Об утверждении норм лоложенности технических средств для следственных подразделений органов внутренних дел Российской Федерации” в качестве нормы положенности предусмотрена аппаратура для записи с переговорных устройств в количестве I единицы на отдел, отделение или группу следователей . Это предполагает, что субъектом применения этой аппаратуры будет именно следователь, что не основано на уголовно- процессуальном законе.

Кто же в таком случае должен производить оперативную (негласную) часть прослушивания?

По этому поводу Л.М.Карнеева отмечала, что поскольку необходимыми техническими средствами прослушивания и звукозаписи телефонных и иных переговоров располагает только КГБ, его органы дознания и должны выполнять поручение следователя, независимо от ведомственной принадлежности последнего .

Действительно, теперь уже стало достоянием гласности существования в структуре бывшего КГБ СССР 12 Отдела, специализирующегося на прослушивания телефонных и иных переговоров, в том числе и в отношении народных депутатов, российского Президента „ Что же касается производства прослушивания как следственного действия по уголовным делам, то, например, в Управлении по Свердловской области Министерства безопасности оно не применялось, о чем сви-

  1. Информационный бюллетень следственного комитета МВД Российской Федерация.1992, * 2.C.I05-III.
  2. К а р н е е в а Л.М. Доказательственное значение материалов видео- и звукозаписи//Вестник Верховного суда СССР,1991,й 7.С,31.
  3. Зо Сальникова Л. Говорите громче - Вас подслушивают// Огонек, 1992, J6 12-13.С.5-6,
  • 121 -

детельствует ответ на. запрос от 26 мая 1992 года. Вместе с тем, очевидно, что соответствующая аппаратура там имеется и на первом этапе, после “выхода” закона, было вполне оправдано поручение производства прослушивания техническому персоналу этого правоохранительного органа.

В то же время следует признать целесообразным создание специального структурного подразделения в системе МВД, имеющего свой штат подготовленных специалистов, способных производить прослушивание телефонных и иных переговоров, фиксировать получаемые результаты с помощью звукозаписывающей аппаратуры. Это позволит не отвлекать других работников органов дознания от исполнения основных обязанностей. Именно поэтому возложение авторами “Рекомендаций…” обязанности прослушивания в целом на органы дознания (милицию)возможно, но вряд ли оправданно.

В юридической литературе высказывалась и иная точка зрения по вопросу о том, кто должен производить прослушивание. Так, В.Ко-млев считает, что постановление о прослушивании и звукозаписи телефонных переговоров следует направлять администрации телефонной станции, которой и поручается их фиксация. Следователь же,получив

сообщение о произведенной звукозаписи переговоров, прибывает на

т станцию, где в присутствии понятых составляет протокол .

Е.Доля пишет, что контроль и фиксация телефонных переговоров

должны производиться соответствующими учреждениями связи. Изъятие

же результатов контроля и фиксации на записывающие технические

средства переговоров, ведущихся по телефону и другим переговорным

устройствам, как и в случае наложения ареста на почтово-телеграф-

2 ную корреспонденцию, должно осуществляться путем выемки .

  1. К о м л е в В. Указ.работа.С.54.
  2. Д о л я Е. Указ. работа. С.12.
  • 122 -

По мнению В.MoЖуковского, следователь должен лично прибыть на предприятие связи, где с помощью специалиста и в присутствии понятых из числа работников предприятия связи, организует функционирование специального устройства, обеспечивающего звукозапись телефонных переговоров в автоматическом режиме и способного сигнализировать о количестве произведенной звукозаписи. Эти действия необходимо оформлять протоколом с соблюдением ст.141 УПК РФ. Получив сообщение о состоявшейся звукозаписи, следователь прибывает на предприятие связи и с помощью специалиста (в присутствии понятых) производит выемку магнитной лентЕГ.

Единство позиции названных авторов состоит в том, что они рассматривают в качестве органа, осуществляющего прослушивание, телефонную станцию, которая выполняет ту же функцию, что и почта при наложении ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию. Однако, несмотря на близость по процессуальному режиму к новому следственному действию, при наложении ареста на почтово- телеграфную корреспонденцию на начальника почтово-телеграфного учреждения возлагается обязанность придерживать доставку поступающей корреспонденции, а следователь, явившись, делает все, что традиционно должен делать при производстве следственного действия, что невозможно при прослушивании телефонных и иных переговоров.

Более гибкую позицию занимает А.А.Чувилев, считающий целесообразным предусмотреть в УПК право следователя поручать прослушивание и звукозапись телефонных и иных переговоров либо органу дознания в порядке, аналогичном предусмотренному “Рекомендациями…”,’

1о Жук о в с к и йВ.Мо 0 тайне телефонных переговоров на предварительном следствии/Дкрепление законности предварительного расследования в условиях перестройки. Волгоград, I990.C.I47.

  • 123 -

либо узлу связи (телефонной станции). Если прослушивание носит не одноразовый характер, а должно осуществляться довольно длительное время, если неизвестно, когда последует интересующий следователя звонок, а его ожидание требует отвлечения работников органа дознания от исполнения других обязанностей, то предпочтительнее постановление направлять для исполнения администрации телефонного узла. В других же случаях прослушивание должен производить орган дознания .

Но дело в том, что прослушиваться могут не только телефоны, но я иные переговорные устройства (например, селекторные, средства радиосвязи и др.). Даже телефонные переговоры могут производиться по городской, междугородней, международной связи, а также с использованием радиотелефонной и радиорелейной, высокочастотной и космической связи. Поэтому, хотя телефон и является наиболее распространенным техническим средством ведения переговоров, но не единственным и при необходимости прослушивания, фиксации переговоров, производимых не по телефону, а с помощью иных устройств, органы расследования будут лишены этого.

Кроме того, является спорным возложение на телефонную станцию не свойственной ей функции сбора доказательственной и тем более разведывательной (при проведении оперативно-розыскных мероприятий) информации путем прослушивания и фиксации телефонных переговоров.

Как справедливо отмечает СА.Шейфер, невозможно организовать прослушивание телефонных переговоров полностью по типу выемки по-

I. Чу в иле вА. А. Процессуальные основания и порядок прослушивания и звукозаписи телефонных и иных переговоров в уголовном судопроизводстве//Проблемы совершенствования законодательства, регулирующего деятельность органов внутренних дел.М., I991.С.112.

  • 124 -

чтово-телефонной корреспонденции, ибо главное содержание нового следственного действия - поиск, отбор, восприятие и фиксация фактических данных, оказывается здесь деятельностью непроцессуальной. Кроме того, при прослушивании, в отличие от выемки почтово- телеграфной корреспонденции, отсутствует изготовленное автором сообщения письмо или иное почтовое отправление, содержащее искомую информацию. Если при выемке почтово-телефонной корреспонденции отбор искомой информации осуществляется все же следователем, при прослушивании это становится обязанностью непроцессуального

органа - “администрации надлежащего учреждения, располагающего

т техническими средствами прослушивания и звукозаписи”.

Создание же специализированных подразделений в системе МВД позволит решить эту проблему.

Закон от 12 июня 1990 года предусматривает производство прослушивания у трех категорий лиц:

  1. Подозреваемого, обвиняемого.
  2. Потерпевшего, свидетеля при соблюдении двух условий:
  • в адрес этих лиц высказываются угрозы в связи с их участием в деле;
  • потерпевший, свидетель сам просит или согласен на прослушивание своих переговоров.
    1. Иных, причастных к преступлению лиц.

Именно иные причастные к преступлению лица вызывают повышенный интерес, т.к. остальные участники уже известны уголовному процессу. Авторы упоминавшихся “Рекомендаций …” к числу этих лиц относят граждан, в отношении которых в уголовном деле имеются требующие проверки материалы о том, что они являются участни-

I. Ш е й ф е р С.А. Условия допустимости фактических данных, полученных в процессе оперативно-розыскной деятельности органов

дознания// Актуальные проблемы борьбы с преступностью.Екатеринбург, I992.C.I92.

  • 125 -

каш расследуемого преступления, либо совершают действия по укрывательству самого преступника, орудий я средств совершения преступления, предметов, добытых преступным путем, либо в иной противоправной форме препятствуют установлению истины по делу.

С этим предложением трудно было согласиться уже тогда и тем более после издания Закона “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации” от 13 марта 1992 года, предусмотревшим прослушивание телефонных и иных переговоров в качестве оперативной меры» Как справедливо отмечает ИД.Петрухин, кроме подозреваемого

и обвиняемого, о которых прямо сказано в законе, в уголовном про-

т цессе никто больше к преступлению не причастен . Наличие двух видов прослушивания - следственного и оперативного позволяет решить эту проблему. Для этого необходимо предусмотреть возможность прослушивания телефонов иных, причастных к преступлению лиц, лишь как оперативно-розыскной меры. Следственное же прослушивание производить в отношении подозреваемого, обвиняемого и, при определенных условиях, потерпевшего, свидетеля.

Вместе с тем, для исключения необоснованного вмешательства в личную .жизнь граждан, следовало бы предусмотреть обязанность их уведомления о произведенном прослушивании, как это имеет место,например, в США. Там полиция обязана уведомить гражданина о произведенном прослушивании через 90 дней по его окончании и за 15 дней до судебного разбирательства предоставить возможность ознакомиться с накопленными материалами. Нарушение должностными лицами закона карается штрафом до 10 тысяч долларов, либо тюремным заключением сроком до 5 лет „

1, Пе трухи н И.Л. Правовое государство и правосудие//Сов. государство и право, I9SI, № I.C.28.

  1. Российские милицейские ведомости, 1993,Jf 9-I0.C.S.
  • 126 -

Отсутствие в уголовно-процессуальном законодательстве России прослушивания как следственного действия при недавно закрепленном в ч.З ст.69 УПК прямом запрете использовать доказательства, полученные с нарушением закона, может означать, что на сегодняшний день прослушивание телефонных переговоров производится как оперативное действие. Такое положение недопустимо в современных условиях значительного роста преступности, поскольку тем самым неоправданно уменьшается круг доказательственных средств, используемых при расследовании уголовных дел. Хотя, как показывает проведенное анкетирование, прослушивание телефонных переговоров производили только 12% от числа опрошенных следователей, это отнюдь не свидетельствует о его неэффективности, а скорее вызвано отсутствием процессуальной регламентации производства, технических возможностей проведения. Для решения задач уголовного процесса необходимо сохранение двух видов прослушивания - следственного и оперативного, что обеспечит соблюдение принципа взаимосвязи и равновесия этих способов получения информации. Учитывая особенности проведения прослушивания в процессуальной форме, его следует нормативно закрепить в уголовном судопроизводстве как следственное действие с обязательным применением звукозаписи. Оперативное же прослушивание должно быть возможно лишь при отсутствии оснований для производства следственного прослушивания, что обеспечит приоритет процессуального действия над оперативным.

G учетом изложенного можно предложить следующую процессуальную регламентацию нового следственного действия.

Статья , Основания для производства прослушивания теле фонных и иных переговоров,

Прослушивание телефонных и иных переговоров подозреваемого, обвиняемого производится по делам о преступлениях,за которые за-

  • 127 -

коном предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года, когда имеются достаточные основания полагать,что по телефону или другому переговорному устройству будут получены сведения, имеющие существенное значение для дела.

Прослушиваться могут телефоны и иные переговорные устройства потерпевшего или свидетеля по заявлению этих лиц либо с их согласия.

Статья . Постановление о производстве прослушивания те лефонных и иных переговоров.

Прослушивание телефонных и иных переговоров производится по мотивированному постановлению следователя санкционированного судьей.

В постановлении должны указываться: фамилия, имя, отчество,

процессуальное положение лица, телефон или иное переговорное устройство которое подлежит прослупшванию; точный адрес этого лица и номер телефона; наименование учреждения, которому поручается производство прослушивания и звукозаписи.

Статья . Порядок производства прослушивания и звукозапи си.

Постановление о производстве прослушивания следователь направляет надлежащему учреждению с требованием о производстве прослушивания и звукозаписи переговоров.

Получив сообщение о произведенной звукозаписи переговоров, следователь прибывает на место производства прослушивания, воспроизводит полученную запись, отбирает сведения, имеющие значение по делу и с участием понятых производит запись отобранной информации на отдельную кассету, о чем составляет протокол с изложением краткого содержания переговоров.

  • 128 -

Фонограмма переговоров упаковывается, опечатывается и прилагается к протоколу.

В случае воспроизведения звукозаписи прослушивания телефонных и иных переговоров при производстве другого следственного действия следователь обязан сделать об этом отметку в протоколе соответствующего следственного действия.

Прослушивание телефонных и иных переговоров отменяется постановлением следователя, когда в применении этой меры отпадает дальнейшая необходимость.

Учитывая новизну этого следственного действия и отсутствие подробной процессуальной регламентации его производства, диссертант считает необходимым предложить свой блок процессуальных документов, необходимость составления которых возникает при прослушивании телефонных переговоров (см. приложение 3), а именно:

  1. Постановление о прослушивании телефонных переговоров.
  2. Поручение в порядке ст.127 УПК РФ.
  3. Протокол прослушивания и звукозаписи телефонных переговоров.
  4. 4о Постановление об отмене прослушивания телефонных переговоров.
  • 129 -

§ 2. Процессуальное закрепление видео- и звукозаписи, полученной за рамками уголовного процесса.

Применение видео-, звукозаписи при производстве следственных действий не является единственным способом вовлечения указанных технических средств в сферу доказательственной деятельности следователя. В современных условиях значительно возрастает роль материалов видео-, звукозаписи, полученных за рамками уголовного процесса. В таких материалах могут содержаться фактические данные, на основе которых в предусмотренном законом порядке устанавливается наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (ст. 69 УПК РФ).

В первой главе диссертации уже названы разновидности внепро- цессуальной технической записи, изложена и обоснована точка зрения об отнесении ее либо к вещественным доказательствам, либо к документам, Теперь необходимо перейти к рассмотрению вопроса о процессуальном порядке закрепления таких материалов.

Этот порядок различен применительно к вещественным доказательствам и документам. Правила обращения с вещественными доказательствами призваны обеспечить: правильное отражение обстановки, в которой они были обнаружены: приобщение к делу только таких предметов, которые действительно имеют доказательственное значение, а не загромождают дело ненужными материалами; сохранность вещественных доказательств; фиксацию всех их признаков на случай изменения их внешнего вида или утраты.

Что касается документов, то задон не устанавливает специальных правил для их приобщения к делу, но и здесь требуется выяс-

  • 130 -

нить их подлинность, компетенцию выдавших их лиц, соответствие реквизитов документа его содержанию, а содержания - действительности.

Поскольку оперативная видео-, и звукозапись и значительная часть иной процессуальной записи, полученной организациями и гражданами, занимают в уголовном процессе положение вещественного доказательства, представляется целесообразным рассмотреть проблемы процессуального их закрепления на примере оперативной записи, с которой возникает больше всего трудностей.

Как известно, вести борьбу с преступностью только одними гласными, официальными методами без скрытой разведывательной деятельности невозможно. Такую деятельность призваны осуществлять определенные оргаяы. К их числу прежде всего относятся органы внутренних дел (ст.И Закона об оперативно- розыскной деятельности в Российской Федерации от 13 марта 1992 года), на которые возложено основное бремя по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений.

Необходимость применения технической записи в оперативно- розыскной деятельности не вызывает сомнения. Чаще всего она применяется самим оперативным работником, либо этим работником
с участием специалистов оперативно-технических подразделений, либо самостоятельно специалистом или другими лицами по поручению оперативного работника. Данные, добытые с применением оперативной технической записи, могут иметь двоякое значение, во-первых,служить целям оперативно-розыскной деятельности по предупреждению и раскрытию преступлений,и, во- вторых, для решения задач уголовного судопроизводства. В зависимости от этого и составляется соответствующая документация.

Так, при выполнении оперативно-розыскных мероприятий с при-

  • 131 -

менением технических средств составляется служебная записка с обоснованием необходимости применения средств видео-, звукозаписи; запрос на необходимые технические средства. Эти документы приобщаются только к делу оперативного учета и там остаются, поскольку их составление производится только для целей оперативно-розыскной деятельности.

В то же время ведомственными приказами МВД и методическими рекомендациями предусматривается составление документации по подобию уголовно-процессуальной формы, способствующей вовлечению в доказывание предметов и документов, полученных оперативными работниками органов дознания. В методических рекомендациях, разработанных совместно Главным следственным управлением, Главным управлением уголовного розыска, шестым управлением и ВНИИ МВД СССР , предлагается оформлять сведения, получаемые в результате негласного применения видео-, звукозаписи при фиксации преступной деятельности вымогателей, протоколом, в котором отражать: время и место применения технических средств, их вид и модель, цели применения, кого именно фиксировали, условия и порядок их использования.

С.А.Шейфер также считает “непременным условием допустимости звуко-, видеозаписи, фотокиносъешш, проведенных в процессе оперативно- розыскной деятельности,… составление сотрудником органа дознания письменного акта (протокола), в котором отраже-

2

ны обстоятельства применения научно-технических средств „

  1. Бюллетень ГСУ МЕД СССР,1989, № 3.С.22-31.
  2. Ш е й? ф е р С.А. Условия допустимости фактических данных, полученных в процессе оперативно-розыскной деятельности органов дознания/Актуальные проблемы борьбы с преступностью .Екатеринбург,
    I9S2, C.I94.
  • 132 -

Если же речь идет © потерпевшем, свидетеле, выразившим готовность осуществить техническую запись переговоров с вымогателем, то авторы рекомендаций предлагают в присутствии понятых составлять два протокола. Первый при вручении средства записи с фиксации в нем (в протоколе) спевдальных мер защиты кассеты от подмены, монтажа (снабжение запирающим устройством, препятствующим ее изъятию; либо производстве в начале фонограммы контрольной записи). Второй протокол составляется, когда запись уже произведена и записывающее устройство вместе с кассетой возвращается по принадлежности. В этом протоколе отражаются результаты осмотра записывающего устройства и прослушивания самой записи. По мнению составителей методических рекомендаций такой порядок документирования соответствует процессуальному режиму собирания доказательств.

Аналогичную позицию занимают А.Лобода, Е.Ищенко, высказанную

ими в статье “Организация и методика расследования вымогательст-

ва(Рэкета) , а также В.В.Осин в статье “Документирование прес-

р

тупной деятельности вымогателей: основания и возможности”.

Более того, встречаются предложения о необходимости личного

участия следователя в процессе документирования действий преступников еще до возбуждения уголовного дела, либо при производстве предварительного расследования путем негласного применения техни-

•э

ческих средств записи . Об этом же свидетельствуют результаты проведенного анкетирования среди следователей и дознавателей,12$

  1. Л о б о д а А., ИщенкоЕ. Указ. работа//Соц. законность, 1991, № 6.С.43.
  2. О с и н В.В. Указ. работа//Проблемы борьбы с организованной преступностью.!., 1990.С.65.
  3. См.: I е в и А.А„ Звукозапись в уголовном процессе.М.,1974. С.16-17.
  • 133 -

которых рассматривают в качестве необходимого условия обеспечения доказательственной ценности оперативной видео-, звукозаписи ях личное участие при ее производстве.

Однако, такая практика не основана на законе и ориентирует следователя на выполнение несвойственных ему функций оперативно- розыскной деятельности, осуществляемой оперативными работниками, имеющими специальную подготовку и соответствующий опыт. Основной же задачей следователя является производство расследования при максимальном использований процессуальных способов обнаружения, собирания и проверки доказательств. Поэтому речь может идти только об оказании со стороны следователя методической помощи оперативным работникам с тем, чтобы результаты их деятельности могли быть реализованы в материалах уголовного дела.

Заслуживает внимания также проблема так называемого общественного документирования, применяемого органами дознания для ввода в уголовный процесс предметов и документов, полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности. Суть общественного документирования состоит в получении в ходе оперативно-розыскных мероприятий необходимых предметов и документов с участием незаинтересованных лиц (представителей общественности, администрации, граждан). При этом признается, что именно участие представителей общественности обеспечивает доказательственное значение таких материалов, в том числе полученных и с применением видео-, звукозаписи.

В связи с этим следует отметить, что в других странах, в США например, судебная практика исходит из презумпции добропорядочности и ненарушения закона полицейскими, а поэтому не требуется “обставлять” каждое его действие понятыми, либо другими незаинтересованными лицами. В России же сложилась пародоксальная ситу-

  • 134 -

ация, когда государство ( в лице суда) больше доверяет гражданину, подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, чем своему же представителю. Это било исторически обусловлено, когда следственно-судебные репрессии основывались на непроцессуэльных данных, а иногда и на откровенном произволе оперативных работников.

По результатам документирования с участием незаинтересованных лиц оперативны! работник составляет разного рода акты (акты наблюдения за действиями лиц, замысливших совершение преступления; акты, составленные при пометке денег, документов, материалов; акты необъявленных контрольных закупок и отбора образцов; акты применения видео- и звукозаписи). Но практика использования результатов общественного документирования в доказательственной деятельности следователя и суда весьма противоречива.

Наиболее распространенным способом передачи следователю предметов и документов, полученных в ходе оперативно-розыскных действий с применением технических средств записи, является рапорт, составляемый оперативным работником на имя начальника органа дознания. По мнению Л.И.Громовенко в рапорте об оперативном применении технических средств записи должно найти отражение следующее: место и время производства звукозаписи; подробные данные о магнитофоне, с помощью которого осуществлена запись (тип, марка, заводской номер); тип носителя записи, его цвет; описание кассеты; наличие разрывов носителя, их местонахождение по длине носителя, способ склейки (с помощью липкой ленты или клея); время непрерывной записи; какими фразами начинается и заканчивается запись; краткое содержание фиксируемых фактов; какой источник получения сигнала (микрофон, радиотрансляционная линия и т.п.);об-

I щее количество метров носителя записи .

I, Громовенко Л.И. Криминалистическое исследование средств и материалов магнитной звукозаписи. Киев,1981.0.38.

  • 135 -

Не внесли ясности в решение вопроса о процессуальном порядке закрепления оперативной технической записи и “Рекомендации по применению средств видео-, звукозаписи, .кинофотоаппаратуры, телефонной связи и использования полученных результатов при предотвращении, раскрытии и расследовании преступлений”. Авторы этого документа также считают гарантией признания оперативной записи доказательством по уголовному делу составление специального протокола, в котором оперативный работник с участием специалиста и представителей общественности отражает факт применения технических средств записи и полученные при этом результаты. Но предлагаемый подход к оформлению оперативной технической записи в качестве доказательств не может быть принят по следующим основаниям.

Во-первых, всякая попытка придать оперативно-розыскным мероприятиям уголовно-процессуальную форму противоречит сути и соотношению этих двух качественно разнородных видов деятельности. И дело не только в том, что далеко не всегда имеется возможность запротоколировать оперативное применение записи, тем более с представителями общественности, а в том, что по смыслу закона оперативные материалы становятся доказательствами только в сфере уголовного процесса, независимо от степени документирования оперативного действия. До этого же они как были оперативными, так оперативными и остаются, их характер не меняется от формы закрепления и нет никакой необходимости стремиться к протокольному оформлению такой записи. Задача заключается в другом, а именно - в правильном процессуальном закреплении оперативной записи.

Во-вторых, ошибочно полагать, что в уголовно-процессуальном законе есть предписания, прямо определяющие порядок оформления в уголовном деле названных оперативных материалов. Это достаточно

  • 136 -

сложная проблема, для решения которой нужен системный анализ многих уголовно-процессуальных норм»

Поскольку оперативная видео- и звукозапись занимает в уголовном деле положение вещественного доказательства., то это должно быть исходной предпосылкой ее процессуального оформления.

По смыслу закона всякое вещественное доказательство должно пройти три этапа процессуального закрепления:

I. “Ввода” в уголовное дело.

2„ Проверки.

  1. Признания пригодности служить доказательством по уголовному делу.

Для того, чтобы оперативная запись стала полноценным доказательством, она должна пройти все эти три этапа и обрести в результате надлежащее законное оформление. Сама оперативная запись осуществляется за рамками уголовного процесса и, как отмечалось, в какую-либо процессуальную форму облекаться не может и не должна. Процессуальная работа над оперативной записью начинается в тот момент, когда орган дознания представляет эту запись следователю. Доказательством оперативная техническая запись становится не в момент ее “физического” обнаружения, получения, а после процессуального собирания, в ходе которого к этой записи полностью применяется режим, определяющий допустимость вещественных доказательств. Это в полной степени относится и к случаям обнаружения и представления следователю материалов технической записи, могущих иметь доказательственное значение, гражданами, представителями общественности, должностными лицами.

Как справедливо отмечает Ф.Н.Фаткуллин, информация, полученная в результате оперативно-розыскных мероприятий, может стать доказательством, если она “вошла” в уголовное судопроизводство

  • 137 -

процессуальным путем. В противном случае она остается вне процесса, имея сугубо ориентирующее значение, так как “не может быть непроцессуального пути в процессе” .

Собирание доказательств является начальным этапом доказывания и представляет собой определенную систему процессуальных действий, производимых следователем и другими управомоченными на то лицами и органами в целях обнаружения и закрепления доказательств. Закон (ст.70 УПК РФ) называет такие способы собирания доказательств, как:

I, Следственные действия (осмотр, обыск, допрос и др.).

2о Истребование предметов и документов, в том числе и требование о производстве ревизий.

  1. Представление доказательств участниками уголовного процесса, а также любыми иными должностными лицами и гражданами.

Какой же из этих способов собирания доказательств приемлем для вовлечения в сферу уголовного судопроизводства внепроцессу- альной технической записи?

Следственные действия, являясь основным и наиболее эффективным способом собирания доказательств представляют собой приспособленные к получению и передаче определенного вида информации комплексы познавательных и удостоверительных приемов, операций по собиранию и проверке доказательств, предусмотренные процессуальным законом в виде правил, и осуществляемые непосредственно следователем (судом). Их проведение обеспечивает максимальную полноту получаемой информации и создает дополнительные

2 гарантии ее надежности .

1„ФаткуллинФ.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1973. С.130. 2. Теория доказательств. С.384.

.- 138 -

Вовлечение в сферу уголовного судопроизводства непроцессу- альной технической записи путем производства следственных действий возможно. Это имеет место при осмотре, обыске, выемке, проверке показаний на месте, в ходе которых обнаруживаются и изымаются различные предметы и документы, в том числе материалы технической записи. Такая запись может быть произведена случайно или умышленно потерпевшим, свидетелем, подозреваемым, иным лицом при подготовке к совершению преступления, при его совершении, либо непосредственно после него. При своевременном проведении следственных действий с обнаружением и изъятием непроцессуальной технической записи удается получить доказательства уже на первоначальном этапе расследования, что в дальнейшем способствует более быстрому решению возложенных на следователя задач.

Однако этот способ собирания доказательств неприемлем для оперативной технической записи, поскольку в этом случае нет возможности отразить обстоятельства получения таковой в соответствующем следственном действии. Подмена же следственного действия производством оперативной записи будет по существу означать фальсификацию доказательств.

Будучи вещественным доказательством внепроцессуальная техническая запись, изъятая при производстве следственных действий “вводится” в уголовный процесс в обычном порядке, присущем указанной разновидности доказательств - путем оформления двух процессуальных документов, либо трех. По общему правилу (ст.179 УПК РФ) осмотр предметов, обнаруженных при производстве следственных действий, осуществляется на месте его проведения. В этом случае речь идет о двухчленной схеме закрепления вещественных доказательств - в протоколе следственного действия и постановлении о приобщении предмета к делу в качестве вещественного до-

  • 139 -

казателъства. Но если для осмотра, предмета требуется продолжительное время или существуют иные основания, то наряду с двумя названными процессуальными документами составляется еще протокол осмотра предмета, производимый по месту расследования.

Наряду с правом следователя производить следственные действия ч.1 ст.70 УПК РФ предусматривает возможность “требовать от предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан представления предметов и документов, могущих установить необходимые по делу фактические данные”. Праву следователя требовать соответствует обязанность лица ИЛИ организации, обладающих предметом, представить этот объект.

Истребование складывается из нескольких действий:

  1. Составление и направление письменного требования лицу или организации, обладающих внепроцессуальной технической записью.
  2. Ее доставление к следователю.
  3. 3„ Принятие истребованной записи с фиксацией в протоколе происхождения, индивидуальных признаков объекта, а также с соблюдением других требований процессуального закона применительно к протоколированию, которое производится не только при предварительном расследовании (ст.ст.102,141 УПК РФ), но и в стадии возбуждения уголовного дела (ст.ст.НО,III УПК РФ).

Истребование может иметь место в “случаях, когда, во-первых, наличие характер предметов и документов известны и, во-вторых, нет никаких оснований опасаться их сокрытия, уничтоже-

т

ния или повреждения владельцем” . Тогда истребование вполне заменяет обыск и выемку, если например, к делу приобщаются имею-

I. Теория доказательств. С.373.

  • 140 -

щиеся у потерпевшего материалы технической записи, произведенной за рамками уголовного процесса.

Требование представления подобных материалов, казалось бы, может быть предъявлено и к органу дознания, получающему видео-шш звукозапись в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий. Однако, в ст.6 Закона “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации” от 13 марта 1992 года сказано, что “организация и тактика проведения оперативно- розыскных мероприятий составляет государственную тайну”. Поэтому, праву следователя требовать должна соответствовать обязанность органа дознания представлять оперативные материалы только в том случае, если не будут расшифрованы негласные методы и средства их получения. Об этом же свидетельствует ст.5 вышеназванного закона, предоставляющая право лицу, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, “истребовать от органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность,сведения о характере полученной в отношении его информации в пределах^допускаемых требованиями конспирации и исключающих разглашение государственной тайны”. Эти допустимые пределы может определить лишь сам орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, либо суд. Последний и может обязать этот орган предоставить такие сведения. Однако ни в том, ни в другом случае не может идти речи о таком способе собирания доказательств,как истребование.

Наиболее оптимальным способом вовлечения в процесс доказывания оперативной технической записи является ее представление в соответствии с требованиями ч.2 сто70 УПК РФ, которое может производиться как в стадии предварительного расследования, так и в стадии возбуждения уголовного дела. В отличии от истребования при представлении инициатива исходит не от следователя, а от ли-

  • 141 -

ца, обладающего доказательством. Представлять доказательства могут не только участники процесса, но и любые граждане, предприятия, учреждения, организации, в том числе, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, “если в их распоряжении имеется фактический материал, могущий иметь значение для дела”1.

В связи с этим является спорной позиция А.М.Ларина, связывающего представление доказательств только с деятельностью подозреваемого, обвиняемого, защитника, потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, что логически исключает возможность использования этого способа собирания в стадии возбуждения уголовного дела, т.к. названные субъекты появляются не ранее стадии расследования , Хотя закон и говорит применительно к представлению о доказательствах, но поскольку получение таковых “является результатом следственных (судебных) действий по их собиранию и проверке: показания, заключения эксперта и т.д.”, то они “не могут быть представлены участниками процесса и иными лицами. Исключительной компетенцией на производство следственных (судебных) действий обладает лишь орган, осуществляющий производство по делу в соответствующей стадии. Поэтому практически ч.2 ст.70 УПК РСФСР закрепляет возможность непосредственного представления участниками процесса и иными лицами лишь предметов, которые, возможно, явятся веществен-ными доказательствами, и документов .

В ст.170 Теоретической модели УПК РСФСР под редакцией В.М.Са-

  1. Теория доказательств. С.376.
  2. Л а р и н A.M. Истребование и представление предметов и документов в стадии расследования/Актуальные проблемы совершенствования производства следственных действий. Ташкент, 1982.С.63.
  3. Теория доказательств. С.377.
  • 142 -

вицкого также предусматривается в качестве способа собирания доказательств представление именно предметов и документов1.

Представление оперативной технической записи складывается из ряда последовательных действий:

  1. Доставление ее к следователю участниками процесса, иными лицами.
  2. Заявление ими ходатайства о принятии доставленного.
  3. Принятие (непринятие) доставленного.
  4. В связи с тем, что законодатель прямо не определяет порядок представления, а один из проектов Основ уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и республик вообще не предусматривает его в качестве способа собирания доказательств , думается, есть необходимость четкой уголовно-процессуальной регламентации. Именно отсутствие таковой нередко приводит к тому, что в практике следователей представление доказательств закрепляется по разному. В одних случаях это фиксируется лишь в протоколе допроса лица,представившего предмет или документ; в других, если это делается работниками милиции, ограничивается рапортом о передаче объекта; в-третьих, производится выемка; в-четвертых, составляется специальный протокол представления доказательств.

Ни протокол допроса, ни тем более рапорт не могут содержать всех атрибутов, существенных моментов, необходимых в данном случае для обеспечения дальнейшего доказательственного значения передаваемого объекта. Ведь именно в данный момент объект вводится в уголовное дело и от того, насколько точно и полно он зафиксирован в своих свойствах, отраженных следах преступления и его об-

  1. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель под ред. В.М.Савицкого.М., 1990.С.121.
  2. Известия, I99I.JS 153, 29 июня.
  • 143 -

сгоятельств, зависит признание за ним значения доказательств.Здесь должны быть обязательно процессуальные гарантии, обеспечивающие эту точность и полноту. К ним относятся в первую очередь участие понятых, удостоверяющих факт появления объекта - будущего вещественного доказательства, в уголовном деле. Без понятых не обходится ни одно следственное действие, позволяющее обнаружить вещественные доказательства: осмотр, выемка, обыск и другие, хотя представление доказательств, строго говоря, не следственное действие. Однако аналогия в участии понятых здесь, думается, обязательна.

В таком случае наиболее правильной формой фиксации получения представленного предмета является протокол. Он позволяет отразить и всех участников, и саму процедуру производимого действия, и описание предмета, и другие существенные для дела моменты. Поскольку представление производится по инициативе передающего доказательство лица, то постановление об этом, в отличии от, например, выемки, выносить не следует. В противном случае процессуальное оформление представления не только неоправдало усложняется, но и приобретает принудительный характер, что не соответствует добровольности передачи лицом доказательства органу расследования. Именно поэтому не правы те авторы, которые считают, что процессуальное оформление вводимой в уголовный процесс технической

I

записи должно производиться путем выемки .

Таким образом, первый этап процессуального закрепления оперативной видео- и звукозаписи заключается в составлении специального протокола, в котором, кроме указания участников, должны

I. См., например: Н а й д и с И.Д. Судебная кинематография и видеозапись. М., 1986.С.26.

  • 144 -

содержаться следующие элементы:

а) факт передачи должностным лицом органа дознания видео- или звукозаписи, добытой оперативным путем с ходатайством о при нятии доставленного;

б) описание представленного объекта с его прослушиванием, просмотром и фиксацией полученных данных в той степени, чтобы индивидуализировать данный объект и исключить в дальнейшем его подмену или изменение состояния;

в) упаковка и опечатывание записи с целью ее сохранения для дальнейшего использования в уголовном деле.

Протокол должен составляться в двух экземплярах, копия которого под расписку передается должностному лицу, представившему записье

Относительно наименования протокола на страницах юридической печати высказаны различные мнения.

Так, A.M.Ларин и Б.В.Фуфыгин считают, что доставление к следователю объекта лицом, им обладающим, оформляется протоколом принятия предмета или документа . По их мнению способом собирания доказательств является не их представление, а именно принятие,т.е. активные действия следователя или суда, направленные на пополнение доказательственного материала.

Однако, выше уже отмечалось, что представление складывается из ряда действий, в связи с чем принятие доказательств не может охватывать всех возникающих при этом правоотношений. Как справедливо о таю чает С.АоШейфер, действия лица, доставившего предмет или документ “и возникающие в связи с этим правоотношения неминуемо

I. Л а р и н А.И. Там же. С.67; Ф у ф ы г и н Б.Б. Представление доказательств в советском уголовном процессе//Уголовно-правовые и процессуальные гарантии защиты конституционных прав граждан. Калинин,1982.С.35.

  • 145 -

останутся в тени, если протокол будет назван протоколом принятия

I доказательств” о

Кроме того, необходимо отметить, что не каждое ходатайство о приобщении к делу представляемой видео-, звукозаписи подлежит удовлетворению. Уже на этом, первом этапе процессуального закрепления материалов технической записи, следователь может прийти к выводу, что они (материалы) не относятся к делу и принять решение об их возвращений владельцу. В этом случае именование процессуального документа протоколом принятия не будет соответствовать его содержанию,

Поэтому оформление представления оперативной видео-, звукозаписи должно производиться путем составления протокола предста-

2

вления, но не доказательств, как предлагает С.А.Шейфер , а конкретных объектов (видео-,звукозаписи), которые на этом этапе претендуют стать вещественными доказательствами.

Если следователь признает представленные материалы технической записи не относящимися к делу, то это по существу означает, что заявленное ходатайство об их принятии должно быть отклонено. Тогда следователь выносит об этом мотивированное постановление руководствуясь ст.131 УПК РФ, в котором и формулирует свое решение об отказе в удовлетворении ходатайства и возвращении объекта по принадлежности. Это решение может быть принято как при “введении” технической записи в уголовное дело, так и при рассмотрении вопроса о признании ее пригодности служить доказательством, с той лишь разницей, что в первом случае будет выноситься постановление

  1. Ш е йф е р С.А. Пути развития процессуальной формы получения доказательственных материалов на досудебных стадиях процесса//Уго- ловно-процессуальные проблемы предварительного следствия и пути

его совершенствования.Волгоград,1985.С.18,

  1. Там же. С.18,
  • 146 -

об отказе принять представленный объект, а во втором - постановление об отказе приобщить его к делу в качестве доказательства.

Будучи разновидностью процессуальных решений по уголовному делу, такое постановление включает в себя вводную, описательно- мотивировочную и резолютивную части.

Во вводной части указываются обычные реквизиты: наименование документа, место и время его составления, кем составлен документ и по какому делу.

В центральной, описательно-мотивировочной, части постановления излагаются конкретные обстоятельства представления материалов видео-, звукозаписи; указывается на вытекающее из этих обстоятельств решение об отказе их принятия, либо приобщения; приводятся мотивы, в совокупности позволяющие судить об обоснованности выносимого постановления; содержится ссылка на закон, которым следователь руководствуется.

В резолютивной части формулируется принятое решение, логически вытекающее из вводной и описательно-мотивировочной частей постановления, указывается о направлении его копии вместе с материалами видео-, звукозаписи лицу или органу, их представившему с разъяснением порядка и сроков обжалования вынесенного решения.

Здесь следует отметить, что ходатайствовать об установлении обстоятельств, имеющих значение для дела, могут не только участники уголовного процесса и не только при производстве следственных действий, но также иные лица и органы при производстве процессуальных действий по собиранию доказательств, включающих наряду со следственными еще и иные, представление, например (ст.70 УПК РФ). Сопоставление в связи с этим двух норм уголовно-процессуального права (ст.70 и ст. 131 УЖ РФ) со всей очевидностью подводит к выводу о необходимости внесения изменений в ч.1 ст.131 УПК РФ, которая видится следующим образом:

  • 147 -

“Следователь не вправе отказать участникам уголовного процесса, а также любым гражданам, учреждениям, организациям в производстве процессуальных действий по собиранию доказательств,если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют,могут иметь значение для дела”(и далее по тексту закона).

Процессуальное оформление представленных материалов технической записи еще не свидетельствует о том, что это полноценное доказательство, которое можно взять в основу принимаемого по уголовному делу решения. Необходимо выяснить относимость, допустимость и достоверность представленной записи. Эта задача решается на втором этапе процессуального закрепления записи в режиме вещественного доказательства - на этапе проверки, которая составляет наиболее сложную и объемную часть работы следователя с представленной технической записью.

Согласно закону (ст.29 Основ и ст.10 Закона “Об оперативно- розыскной деятельности в Российской Федерации”) такая проверка должна производиться в соответствий с уголовно-процессуальным законодательством. Это означает, что для проверки оперативной записи необходимо привлекать процессуальные средства и способы доказательственной деятельности. В каждом случае набор таких средств будет особым, но можно назвать и рассмотреть наиболее распространенные из них: осмотр, экспертиза, опознание, допрос.

Осмотр материалов видео-, звукозаписи, имеет своей целью их проверку и закрепление. Уголовно-процессуальный закон называет семь разновидностей этого следственного действия, в том числе осмотр предметов, который чаще всего является составной частью осмотра места происшествия, обыска, выемки, но может производиться и самостоятельно. К числу таких самостоятельных случаев относится осмотр представленных материалов технической записи участника-

  • 148 -

ми процесса и иными лицами.

В понятие осмотра подобных объектов, представляющих интерес для следователя именно своим содержанием, входит не только и не сколько их внешний осмотр, но главным образом просмотр, прослушивание, При внешнем осмотре обращается внимание на индивидуальные признаки и общее состояние материалов видео-, звукозаписи, технические параметры. Прежде всего осматриваются коробки и (футляры для хранения кассет, указываются материалы, из которых они изготовлены, форма, размеры, цвет, степень изношенности, заводского или самодельного изготовления, наличие надписей, их содержание и расположение, способ нанесения. Что касается самих кассет, то отмечают характер упаковки, а затем переходят непосредственно к их осмотру. Указывается материал, из которого они изготовлены, размеры, цвет, внешний вид, конструктивные особенности. Необходимо обратить внимание на сохранность выступов на тыльной стороне кассет, прикрывающих два специальных “кармана”, отсутствие которых лишает возможности производства новой записи или стереть старую. Обязательно в протоколе отражается наличие на кассете этикеток и надписей, их расположение, содержание ж способ нанесения, цвет красителя и т.п.

При осмотре ленты указывают . ее толщину, маркировку на обратной (нерабочей) стороне, цвет, степень и характер деформиро- ванности, наличие надписей и склеек. У магнитных фонограмм определяется скорость записи путем последовательного их воспроизводства на регламентируемых стандартом скоростях. Соответствие скорости записи и воспроизведения дает естественно звучащий звук .

I. См., например: Ложкевич А.А., Макаров A.M., Шаршунский В.Л. Звукозапись и фоноскопическая экспертиза на предварительном следствии.М., 1984,С, 24-25.

  • 149 -

Сколь бы подробным ни было их описание, оно не раскроет содержания технической записи, что возможно только при просмотре, прослушивании.

Применительно к прослушиванию фонограмм С.Я.Розенблит в свое время предлагал привлекать к его производству наряду с понятыми и специалистом еще и стенографиста. Сам- же процесс прослушивания он подразделил на два этапа: первичное прослушивание, когда стенографист записывает полный текст воспроизводимой фонограммы (причем скорость воспроизведения по требованию следователя регулируется специалистом), расшифровывает свою запись и передает следователю, который размножает ее и раздает всем участникам; и повторного прослушивания, когда следователь предлагает участникам прослушивания сличить имеющиеся у них на руках тексты расшифрованной стенограммы с содержанием воспроизводимой фонограммы, отметить замеченные опшбки и внести исправления. После этого следователь составляет протокол прослушивания фонограммы, отмечая в нем все моменты произведенного следственного действия .

Однако практикой не был воспринят предложенный С.Я.Розенб-литом порядок прослушивания фонограмм и это закономерно, т.к.неоправданно усложнялся осмотр (привлечение дополнительного участника этого следственного действия - стенографиста, составление отдельного протокола прослушивания).

Просмотр, прослушивание видео-, фонограм должен производиться одновременно с внешним осмотром с фиксацией результатов в едином процессуальном документе - протоколе. Здесь уже не возможен отказ от полного воспроизведения видео-, фонограмм участникам

I, Р о з е н б л и т С.Я, Возможности использования звукозаписи при производстве следственных и судебных действий//Вопросы криминалистики.^., 1964, № 10.С.75-77.

  • 150 -

следственного действия как при применении технической записи в качестве приложения к протоколу. Поэтому содержание представляемой видео-, фонограммы должно находить отражение в протоколе осмотра. Но как быть, если техническая запись является большой по объему?

Думается, необходимо законодательно предусмотреть возможность производства осмотра видео-, фонограмм лишь с кратким изложением в протоколе их содержания, для чего дополнить ст.182 УЖ РФ частью третьей, сформулировав ее следующим образом:

“В протоколе осмотра материалов видео-, звукозаписи может излагаться лишь краткое их содержание”.

Как вариант, возможен перевод речевой и визуальной информации,
содержащейся в технической записи в машинописный текст, с которым в ряде случаев работать значительно удобнее, чем каждый раз воспроизводить видео-,фонограмму. Но при этом необходимо иметь ввиду, что уголовно-процессуальный закон не предусматривает использование такого текста в доказательственной деятельности следователя.

В осмотре обязательно участвуют понятые (ст„135 УПК РФ). Кроме того, по решению следователя к осмотру может быть привлечен специалист, обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, свидетель (ст.ст.133 , 179 УПК РФ), а орган дознания обязан оказывать содействие в его производстве (ст.127 УПК РФ).

В необходимых случаях следователь может предупредить приглашенных лиц о неразглашении данных, полученных в процессе осмотра, о чем отбирается подписка с предупреждением об уголовной ответственности по ст.184 УК РФ (ст.139 УПК РФ).

Результаты осмотра материалов видео-, звукозаписи закрепляются в протоколе, составляемом с учетом требований, предусмотрен-

  • 151 -

ных ст.ст.141,142 и 182 УЖ РФ. Обязательно указываются технические средства, применяемые при воспроизводстве видео-, звукозаписи, условия и порядок их использования. По окончании осмотра материалы видео-, звукозаписи упаковываются и опечатываются для того, чтобы в процессе их последующего хранения они не потеряли доказательственного значения,

По общему правилу вещественные доказательства, в том числе материалы видео-, звукозаписи, должны храниться при уголовном деле, вместе с которым передаются прокурору, в суд или в другой орган предварительного расследования. Однако закон допускает возможность хранения вещественных доказательств в ином месте в силу их громоздкости или иных причин. В этом случае вещественные доказательства должны быть сфотографированы, опечатаны, а к делу приложена справка о месте их нахождения (ст.84 УПК РФ). Именно поэтому приказом МВД СССР Л 330 от 30 ноября 1989 года “0 повышении эффективности деятельности экспертно- кримлналистических подразделений органов внутренних дел” предусмотрена возможность хранения плешей с видеозаписью в видеотеке экспертно-криминалисти-ческих подразделений, которая представляется для демонстрации по требованию следователя или суда. Уничтожение такой видеозаписи производится на основании вступившего в законную силу приговора в части, касающейся указанного доказательства.

Наглядность видеозаписи позволяет производить ее проверку и путем производства осмотра местности, помещений, отображенных в подобных материалах. Эти разновидности осмотра представляют собой обследование участков местности или помещений (лесного массива, например) с целью обнаружения предметов, ценностей и иных объектов, указывающих на обстоятельства преступления. Если же в материалах записи нашло отражение место, где произошло преступление, либо сосредоточен.! его следы, то производится осмотр места проис-

  • 152 -

шествия.

Несмотря на эффективность следственного осмотра следует вместе с тем отметить, что далеко не всегда с его помощью удается установить все признаки и свойства видео-, фонограмм» Для выявления и исследования некоторых из них требуются специальные познания. В этом случае следователь принимает решение о назначении экспертизы, которое излагает в постановлении, где указывает основания ее назначения, кому поручает производство, формулирует вопросы, указывает материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта (ст.184 УПК РФ).

Вопрос о необходимости производства экспертизы по материалам внепроцессуальнои технической записи решает сам следователь, поскольку эта разновидность исследования не подпадает под обязательные случаи проведения экспертизы. Экспертное исследование подобных материалов имеет своей целью проверку их подлинности и цельности, идентификации конкретного объекта по определенным признакам и т.До

При назначении экспертизы важным моментом является формулировка вопросов эксперту, которые должны быть вполне определенными, конкретными, точными, но вместе с тем носить специальный характер, быть в пределах компетенции эксперта и охватывать именно те обстоятельства, для установления которых действительно требуются специальные познания в определенной области познания.

Так, применительно к фонограммам, могут быть поставлены вопросы технического исследования:

I. Каковы основные технические характеристики использованной для звукозаписи аппаратуры (вид, число дорожек записи, скорость протяжки ленты, моно-стерео и т.д.) по представленным фонограммам?

  • 153 -
  1. Какова характеристика акустической среды, в которой производилась звукозапись?
  2. Производилась ли в процессе записи представленной фонограммы остановка магнитофона?
  3. 4о Нет ли на фонограмме признаков монтажа или изменений,произведенных в процессе записи или после нее?

  4. Использовался ли для записи или перезаписи фонограммы представленный на экспертизу магнитофон?
  5. Соответствует ли конкретным источникам звука, зафиксированным на фонограмме одновременно с записью речевой информации, представленные сравнительные образцы их звучания?
  6. Когда требуется произвести экспертное исследование голоса и речи человека по фонограмме, то ставятся следующие вопросы:

  7. Каково дословное содержание зафиксированной на фонограмме устной речи?
  8. Сколько лиц принимало участие в разговоре, зафиксированном на фонограмме?
  9. Кому из участников разговора, зафиксированного на фонограмме, принадлежат конкретные реплики?
  10. 4о Произнесена ли устная речь, зафиксированная на спорной фонограмме теми же лицами, что и на представленных образцах устной речи?

Здесь следует отметить, что категорическое заключение по вопросу идентификации человека по голосу и речи эксперты давали не всегда, что было связано с отсутствием специального электронного оборудования и соответствующей методики исследования.

Так, в 1992 году фоноскопической лабораторией УВД Свердловской области было проведено 7 эксперных исследований магнитных фонограмм и в результате только по 2 из них получены категорические

  • 154 -

выводы о принадлежности голоса и речи конкретному человеку. В 2- х других заключениях эксперт “с большой долей вероятноста”,а еще в одном заключении “с вероятностью - 95%” определяет принадлежность голоса и речи на спорной фонограмме конкретному человеку. Фоноскопической лабораторией УВД Челябинской области в период с ноября 1992 года по апрель 1993 года также проведено 7 экспертных исследования магнитных фонограмм, ни по одному из которых не произведена идентификация личности по голосу и речи, а устанавливается лишь дословный текст на фонограмме и количество лиц, участвовавших в разговоре.

В настоящее время эти препятствия устраняются, что позволяет шире использовать специальные познания для установления признаков и свойств технической записи, о чем свидетельствует опыт работы научно-криминалистического центра МВД Российской Федерации в г.Москве, анализировавшийся диссертантом, где в 1990 году проведено 48 фоноскопических и 8 видеофоноскопических экспертиз и исследований, в 1991 году соответственно 56 и 9, а в 1992 году уже 87 фоноскопических и 6 видеофоноскопических экспертиз и исследований.

Что касается формулировки вопросов эксперту по видеограмме, то применительно к техническим исследованиям перечень вопросов тот же, что и для фонограмм. Кроме того, могут быть поставлены следующие вопросы:

I. Одновременно ли производилась запись звука и изображения на представленной видеофонограмме?

2« Один и тот же участок местности изображен на представленных видеофонограммах?

3„ Одно или разные лица изображены на представленной видеофонограмме?

  • 155 -

4„ Имеется ли на представленной видеофонограмме изображение (Ф.И.О.), фотоснимок которого представлен в качестве образца?

Для выявления личностных характеристик лица, действия или устная речь которого зафиксированы на видео-, фонограмме, а также иных обстоятельств, имеющих значение для дела, могут быть сформулированы и другие вопросы.

Обычно это связано с необходимостью диагностического исследования фонограмм устной речи неизвестных лиц, когда удается с помощью технических средств зафиксировать их угрозы, шантаж, вымогательство; ложные вызовы пожарной охраны, скорой помощи; ложные сообщения в дежурные части органов внутренних дел, министерства безопасности и т.д. При наличии достаточного речевого материала выявляются целый ряд личностных характеристик, что способствует правильному выдвижению версий, сужению круга поиска. Так, по признакам голоса и речи удается почти безошибочно определить возраст человека, его пол, отдельные черты внешности, дающие даже возможность составления примерного словестного портрета. В ряде случаев определяется примерный культурный уровень, местность, где длительное время проживал. К числу иных обстоятельств может быть отнесена диагностика звуковой среды, зафиксированной на видео- и фонограммах, что также может иметь большое практическое значение для решения задач предварительного расследования.

В случае необходимости следователь должен представить эксперту наряду с исследуемыми материалами видео-, звукозаписи, соответствующие образцы для сравнительного исследовш-шя, а также данные, содержащиеся в уголовном деле (протоколе осмотра места происшествия, протоколе обыска, протоколе допроса), относящиеся к предмету экспертизы (ст.82 УПК РФ).

Сравнительные образцы обычно используются при фоноскопичес-кой экспертизе и значительно реже при видеофоноскопяческой. Их

  • 156 -

получение является сложным и трудоемким процессом, требует специальных знаний. Получение образцов складывается из ряда последовательных действий:

  1. Изучение исследуемой фонограммы, позволяющее правильно спланировать всю работу.
  2. Отбор образцов устной речи, пригодных для идентификации человека по магнитной записи его устной речи. Пригодными считаются образцы, сопоставимые со спорной фонограммой» Сопоставимость выражается в совпадения условий их звукозаписи, лингвистических
  3. и фонетических характеристик, темы высказывания, эмоциональной окраски и т.п.

  4. Затем намечаются конкретные пути получения образцов,опре деляется форма их отбора, соответствующая выявленным характерис тикам спорной звукозаписи. Обычно рекомендуются образцы в форме монолога, представляющие собой расе:.аз по тематике, связанной с содержанием фонограммы; в форме .диалога, представляющего собой беседу с лицом, у которого требуется их получить; в форме повто рения, когда лицо, у которого получают образцы, повторяет за про изводящим отбор слова (фразы, обороты), содержащиеся в спорной

записи; в форме чтения заранее подготовленного аналогичного текс-

I та.

Каждая из форм имеет свои преимущества, но лучшие результаты в фоноскопической экспертизе могут быть достигнуты, если в распоряжение эксперта предоставляются одновременно образцы устной речи в разных формах.

При отобрании образцов для сравнительного исследования выносится постановление, а их получение оформляется протоколом, соста-

I, Ложке вяч А.А., М а к а р о в A.M. Шаршунский В.Л. Там же, С.46-47.

  • 157 -

вляемым, в соответствии с требованиями ст.ст.141,142 УГ1К РФ. В протоколе следователь должен также указать, какой тип магнитной ленты использован, марку магнитофона, скорость записи и условия записи. Целесообразно приглашать для участия в таком следственном действии специалиста, обладающего познаниями в области техники звукозаписи и, возможно, логопеда. Это позволит следователю правильно определить, на соблюдение каких технических требований следует обратить внимание при получении образцов голоса и речи, какие специальные приемы необходимо использовать, чтобы обеспечить нужное количество и качество образцов.

Думается, образцы голоса и речи могут быть получены и в ходе оперативной отработки лиц, причастных к преступлению. Однако подобные образцы позволяют провести только предварительное сравнительное исследование.

Спорная же фонограмма, т.е, та, из-за которой назначается экспертиза, должна быть представлена, как правило, в оригинале, т.к. исследование копии часто лишает эксперта возможности однозначно ответить на поставленные перед ним вопросы. Так, практика расследования уголовных цел показывает, что результаты работы сотрудников седьмых подразделений с применением видео- и звукозаписи представляются следователю для легализации не в оригинале, а в копиях. Причин этому несколько, но основная заключается в недопустимости расшифровки секретных средств и методов оперативной деятельности. Однако это может отразиться на качестве таких материалов. В копии звукозаписи снижается степень выраженности идентификационных признаков устной речи. При повышенном уровне шумов, что чаще всего и бывает в подобных записях, могут не проявиться такие недостатки произношения, как слабое заикание, небольшая картавость, своеобразное произношение шипящих и свистящих звуков»

  • 158 -

Кроме того, даже незначительное отклонение скорости записи копии от номинальной может внести дополнительную погрешность в результаты ее экспертного исследования. Поэтому следователем, назначающим экспертизу, должны приниматься меры для получения оригинала записи.

Заключение эксперта по материалам внепроцессуальной видео-, звукозаписи является разновидностью доказательств, но не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, подлежит оценке по внутреннему убеждению следователя, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств в их совокупности о Если выводы экспертного исследования противоречат другим доказательствам, то заключение эксперта может быть отклонено.

Проверка внепроцессуальной видео-, звукозаписи может производиться путем ее предъявлегшя для опознания по внешшм признакам объекта, по признакам голоса и речи, отображенным в подобных материалах» Основанием для производства этого следственного действия являются фактические данные, позволяющие полагать, что идентификация по материалам технической записи может быть произведена способом узнавания. Эти данные могут быть получены из показаний опознающего, допрос которого предшествует производству опознания. В качестве опознающего могут быть свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый. В ходе их допроса устанавливаются признаки опознаваемого объекта:

I. Обстоятельства, при которых наблюдал (слышал) этот объект,

I. См.: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР, 4.2. ГЛ., 1978.С.340-341.

  • 159 -

в каких условиях, сколько времени и в связи с какими событиями.

2„ Какие характерные приметы и особенности имеет.

  1. Может ли кто-нибудь подтвердить показания опознающего о характерных приметах и особенностях объекта.

Следует отметить, что в юридической литературе высказывалось мнение о невозможности отождествления человека по голосу и речи. Так, ВоГ.Власенко пишет, что поскольку “ни голос, ни устную речь, ни человека с его характерными признаками опознающий не в состоянии в виде образцов воссоздать в своей памяти . .„ вопрос о тождестве голоса человека может решаться только на научной основе с использованием специальных познаний, то есть путем проведения эк-

т

слертизы” .

Однако идентификация человека по голосу и речи может быть осуществлена не только экспертным путем, но и при производстве опознания. Еще Джон Филдинг, возглавляющий лондонскую полицию с 1754 по 1780 годы, удачно идентифицировал около трех тысяч преступников по их голосам. Процедура опознания преступника по голосу принята судами англоговорящих стран в качестве полноценного доказательства уже в течении нескольких десятилетий^. Дело в том, что голос и речь, сформировавшиеся у человека примерно к 20 годам, на протяжении всей его последующей жизни обладают определенным комплексом конкретных, только им присущих признаков, лишь часть которых может изменяться в результате болезни, старости, определенного образа жизни»

На фонограмме может быть зафиксирован не только голос и речь конкретного человека, но и какие-либо иные звуки (например,

1, Бласенко В.Г, Предъявление для опознания .живых лиц до голосу. В сб.:Теория и практика криминалистики и судебной экс пертизы. Выло З.Саратов, 1978.С.83.

  1. 0м„: Борьба с преступностью за рубежом.М.,1992,№ 9.С.48.
  • 160 -

звонок телефона, шум работающего мотора автомашины). Если следователь установит источник происхождения этих звуков, то они могут быть идентифицированы, в том числе путем производства опознания.

Что касается материалов видеозаписи, то в случае отображения на них внешних признаков человека, допрос опознающего производится по признакам “словестыого портрета”, включающий в себя целый перечень вопросов, ответы на которые позволяют отождествлять личность. Могут выясняться и иные признаки, имеющие значение для предъявления на опознание и оценки его результатов,

Так, например, в ходе расследования уголовного дела ,№ 224503/ 120 было установлено, что главный бухгалтер кооператива “Атлант” и малого предприятия “Поиск” в г.Екатеринбурге Соломатина В.Е. совершила хищение общественных средств на сумму свыше 260000 рублей, которые передала цыганке по имени Валя в г.Кушве в частном доме, куда приезжала для этой цели. В ходе допроса Соломатина описала путь следования в г.Кушва от станции к дому, назвала его отличительные особенности (бревенчатый, покрашен с фасада голубой краской, расположен на левой стороне улицы). В г.Кушву был командирован сотрудник милиции, который произвел видеосъемку нескольких домов, схожих по приметам с указанным при допросе Соломати-ной и представил видеозапись следователю. В результате произведенного опознания по видеозаписи Соломатина В.Е. уверено опознала дом» расположенный по ул. Полевой, 25, в котором проживала цы-

т ганка Кочубинская В.В. .

Придя к выводу о возможности производства опознания по материалам видео-, звукозаписи, следователь приступает к его подго-

I. Архив Свердловского областного суда за 1992 год, уголовное дело » 224503/120.

  • 161 -

товке. Поскольку опознание производится по видео- или фонограмме, то их должно быть не менее трех. Для этого необходимо подобрать соответствующий материал. По мнению А.А.Леви и Ю.А.Горинова,подбор фонограммного материала должен производиться следующим образом:

  1. Из фонограммы устной речи, подлежащей опознанию, выделяется участок с несколькими четко произнесенными фразами и наименьшим количеством помех. Содержание этих фраз излагается письменно .
  2. Подбираются двое лиц с голосами, похожими на голос опознаваемого, которых просят произнести данные фразы перед микрофо-
  3. I ном для их звукозаписи .

По мнению же Ю.И.Ревтова подбор фонограммного материала необходимо производить в виде образцов записи голоса и речи опознаваемого, которые должны быть трех типов: свободными, условно-свободными и экспериментальными”. “В свободных образцах,- пишет автор,- должна быть исключена всякая возможность искажения признаков голоса и речи. Они не должны быть связаны с расследуемым событием. Такие образцы следователь собирает в процессе проведения следственных действий. В тех случаях, когда не удается получить свободные образцы, можно удовлетвориться условно-свободными.Они могут быть получены в ходе одного из допросов опознаваемого с применением звукозаписи. Экспериментальные образцы записи голоса и речи опознаваемого … должны собираться путем непосредственного получения от опознаваемого, для чего проводится специальное

следственное действие - получение образцов, о чем составляется

2 постановление” .

  1. Л е в и А.А., Г о р и н о в Ю.А, Звукозапись и ф видеозапись в уголовном судопроизводстве.М.,1983.С.43.
  2. РевтовЮ.И. Опознание человека по голосу и особенности речи в процессе расследования.Автореф,кшвд.дисс<,Минск,19880С,18.
  • 162 -

Необходимость получения свободных, условно-свободных и экспериментальных образцов голоса и речи не вызывает сомнения, но это касается производства экспертизы. Конечно,опознание представляет собой своеобразную идентификацию предъявляемого объекта путем мысленного сравнения опознающим запечатленного в его памяти образа ранее воспринимавшегося им объекта и получения на основе этого сравнения логического вывода об их тождестве, сходстве,различии. Но опознание является самостоятельным следственным действием, предъявление объекта при производстве которого отличается от их предъявления при других следственных действиях, в том числе экспертизе. Опознание имеет особый процессуальный характер, специально обусловленный требованиями закона. Применительно к опознанию по фонограмме голоса и речи, опознающему она должна предъявляться в количестве не менее трех, Ревтов Ю.И, предлагает предъявлять на опознание один объект, с отображением в нем свойств и признаков, проявляемых в разных условиях.

Для удобства производства опознания подобранный фонограмм-ный материал может быть перенесен на единый носитель, обозначен номерами: “Фонограмма Ji» 1,2,3 и т.д.”.

Перед началом опознания участвующим и присутствующим лицам разъясняются их процессуальные прав, обязанности,ответственность, наступающую в случае невыполнения этих обязанностей. Факт разъяснения удостоверяется подписями предупрежденных лиц. Понятым сообщается, под каким номером значится фонограмма опознаваемого голоса и речи, о чем делается отметка в протоколе. После этого опознающему предлагается в присутствии понятых несколько раз прослушать фрагменты из фонограммы с записью устной речи опознаваемого и фонограммы с записью устной речи других лиц и сказать, опознал ли он соответствующую речь, на какой фонограмме и по каким признакам. Показания опознающего излагаются в описательной части про-

  • 163 -

токола от первого лица и по возможности дословно (ст0166 УПК РФ). Затем делается отметка о том, что протокол оглашен, поступили ли замечания по поводу производства опознания. Правильность записей в протоколе удостоверяется подписью опознающего, понятых, следователя и других лиц, участвующих в опознании.

Индивидуальные признаки голоса могут быть использованы и .для розыска преступников путем введения уголовной регистрации по голосу лиц, совершивших преступления. Для этого разработана методика фоноскопирования подучетного элемента с помощью стереофонии, которая хорошо известна специалистам .

В ФРГ созданы фонотеки, содержащие не только образцы человеческого голоса, но и различные звуки как естественного, так и ис-куственного происхождения. Кроме того, специальная аппаратура позволяет идентифицировать человеческий голос не только по частоте звуковых колебаний, но я по диалекту, идеолекту, социолекту, половой принадлежности, темпу речи, ритмике дыхания и т.д. Все эти и другие особенности человеческого голоса характеризуются патологическими изменениями, присущими только их носителю и в природе не повторяются. Так, при помощ разработанной методике в ФРГ был изобличен террорист, имевший редкую для мужчин частоту голоса в 160 гц. Обвиняемый был осужден. В настоящее время проводятся работы по созданию общеевропейской лаборатории подобного рода,т.к.

немецкие специалисты не в состоянии выполнять международные за-

2

явки ввиду существенных национально-филологических различий .

  1. См.,например: Фролов В.Ю., П е н к и н В.С, Применение звукозаписывающей и акустической апларатуры//Вопросы совершенствования теории и практики оперативно-розыскной деятельности аппаратов уголовного розыска,М., 1987.С.84.
  2. Борьба с преступностью за рубежом. М.,1982, И II.С.51.
  • 164 -

Применительно к видеограммам, обладающим способностью фиксировать не только голос и речь, но и другие признаки опознаваемого (зрительные, функциональные), опознание может быть произведено и по одной видеозаписи. Но в этом случае опознаваемый должен быть снят в одной группе с “нейтральными” лицами в количестве не менее трех, не имевших резких различий по внешнему облику. Если этого нет, то необходимо произвести подборку видеограммного материала. Это может сделать сам следователь. Однако, в последние годы для целей опознания стали успешно применяться видеотеки, создаваемые в системе МВД. На видеоучет могут быть поставлены лица, ранее судимые за квартирные кражи, грабежи, разбойные нападения, мошенничество, вымогательство; лица, заподозренные в совершении преступлений и лица, ведущие антиобщественный образ жизни; наркоманы, картежники, проститутки, гомосексуалисты и т.п. К настоящему времени разработаны и тактические аспекты ведения видеотек .

Поэтому не случайно в ст,П Закона РСФСР “О милиции” от 18 апреля 1991 года предусмотрено право милиции производить не только фотографирование и дактилоскопирование, но и звукозапись, видеосъемку лиц, заключенных под стражу, задержанных по подозрению в совершении преступления или занятии бродяжничеством, обвиняемых в совершении умышленных преступлениях, подвергнутых административному аресту, а также лиц, д подозреваемых в совершении административного правонарушения при невозможности установления их лично-

о

сти . Создание в недалеком будущем межобластных, межрегионных ав-

  1. 3 и н и н A.M., Токарев В.В. Из опыта создания, ведения и использования видеотек в раскрытии и расследовании преступ- лений/ДГроблемы борьбы с организованной преступностью.М.,1990.С. I0I-I02.
  2. Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. I99I.J6 16,Ст.503.
  • 165 -

тоыатизированных видеотек позволит активно их использовать не только в оперативно-розыскной деятельности, но и в деятельности процессуальной путем производства опознания по видеотеке с соблюдением требований ст.ст. 164-166 УПК РФ.

Допрос является наиболее распространенным следств; иным действием, который производится практически по каждому уголовноглу делу и может служить эффективным средством проверки материалов видео-, звукозаписи, полученных за рамками уголовного процесса. Здесь речь идет о допросе лица (чаще всего оперативного работника), представившего техническую запись, для объяснения ее происхождения. В ходе допроса необходимо выяснить и зафиксировать, когда, где и при каких условиях производилась запись, какая для этого использовалась аппаратура и какой записывающий материал, не делалось ли остановок в процессе записи, не было ли монтажа записи, где хранилась кассета, кто и в каких целях ей уже пользовался; не произошло ли в ней каких-либо изменений до представления следователю.

Допрос, по мнению Б.С.Тетерина, В.Е.Шабалина, В.Зажицкого, является обязательным для установления обстоятельств получения представленного, определения его допустимости, относимости и достоверности. Этими авторами утверждается, что без допроса такого лица представленный объект не имеет никакого доказательственного

значения *

I. См.: Те те рин Б.С. О способах собирания доказательств в уголовном 1фоцессе//Правоведение. 1964,$ 2.C.7I; Шабалан В.Е„ Документальная фиксация и формирование доказательств//Теоре-тические проблемы криминалистической тактики. Свердловск,!981.С. 128; ЗажицкийВ. Источники осведомленности в уголовно-процессуальном доказывании// Сов.юстиция, 1983, В 8.С.6-8.

  • 166 -

Однако Д.И.Бедняков считает, что “критерием допустимости предметов и документов, полученных вне уголовного процесса (в том числе и в ходе ОРД), представленных следователю и принятых им в соответствии с правилами ст.70 УПК, является не допрос лиц ..представивших вещественные объекты, а проверяемость представленного с помощью других процессуальных действий. Последние восполняют пробел в процессуальном порядке формирования доказательств вещного, предметного характера и в известном смысле заменяют процессуальную форму обнаружения доказательств при проведении следствен-

т

ных действий” о

Более правильно будет использовать и то и другое. Такое лицо может быть допрошено, в том числе и оперативный работник, деятельность которого носит как гласный,так и негласный характер. Но вполне понятно в связи с этим, что не могут быть предметом допроса оперативного работника вопросы организации и тактики проведения оперативно-розыскных мероприятий, которые составляют государственную тайну, на что указывает ст.6 Закона “Об оперативно- розыскной деятельности в Российской Федерации от 13 марта 1992 года. Если следователь ставит оперативного работника перед необходимостью раскрытия оперативно-розыскных средств и методов получения материалов технической записи, то
оперуполномоченный может отказаться от дачи показаний. В этом случае нельзя вести речь об уголовно-правовых последствиях такого ртказа (ст.182 УПК РФ), поскольку он связан с законным основанием недопустимости разглашения государственной тайны.

I, Бедняк о в Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М., I99I.C.I2I.

  • 167 -

В связи с этим заслуживает внимания позиция В.Т.Тошна, считающего целесообразным “рекомендовать законодателю ввести в уголовное судопроизводство институт служебной тайны, устанавливающей особый порядок сообщения следствию и суду специальной информации или вовсе освобождающей от обязанности ее сообщить „

Что касается процессуальных правил, регламентирующих допрос, то они распространяются на все без исключения случаи его производства, в том числе: допрос оперуполномоченного, предоставившего техническую запись; допрос специалиста, производившего эту запись; допрос лица, случайно оказавшегося на месте производства такой записи и т.д. Несоблюдение этих процессуальных правил допроса является существенным нарушением закона со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Завершающим, третьим этапом, закрепления внепроцессуальной технической записи в качестве вещественного доказательства является ее оценка, признание пригодности служить доказательством по уголовному делу. Это всегда мыслительная, познавательная деятельность следователя, на основе которой он приходит к выводу об от-носимости, допустимости, достоверности такой записи, которая в совокупности с другими доказательствами может оказаться достаточной для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

Поскольку в §2 главы I настоящего исследования уже рассматривались вопросы о месте технической записи в системе доказательств, ее правовой природы, отметим только, что важными элементами оценки

I. Т о м и н В.Т. Острые углы доктринального обеспечения радикальной реформы уголовного судопроизводства//Цели и средства в уголовном судопроизводстве. Н-йовгород, I99I.C.II.

  • 168 -

внепроцессуалъных материалов видео-, звукозаписи являются:

  1. Соблюдение процессуального порядка обнаружения, изъятия, проверки и хранения.
  2. Техническое качество видео- и звукозаписи.
  3. Содержание такой записи.
  4. Результаты положительной оценки материалов внепроцессуаль-ной технической записи после их проверки в предусмотренном уголовно- процессуальным законом порядке следователь убедительно излагает в постановлении о приобщении к делу в качестве вещественного доказательства„ В этом постановлении указывается, каким образом, где и когда техническая запись изъята или кем представлена (со ссылкой на соответствующий протокол); основные признаки и особенности, индивидуализирующие подобный объект; обстоятельства, о которых рн свидетельствует.

Применительно к фонограмме А.А.Леви писал, что поскольку характер и форма ее содержания как вещественного доказательства -“основные из присущих ей признаков, в постановлении указывают полный текст, записанный на приобщенной магнитной ленте”“1”, Но в этом нет необходимости, поскольку способом фиксации характера и формы содержания внепроцессуальной технической записи,претендующей стать доказательством по делу, является протоколирование» Ст„84 УЖ РФ прямо указывает, что вещественные доказательства должны быть подробно описаны в протоколе осмотра. Это необходимо для индивидуализации объекта, удостоверения его подлинности и точного отображения состояния» Постановление же имеет целью мотивировать решение о признании вещественного доказательства таковым на оснований выявленных при его осмотре признаков и о приобще-

I. Л е в и АД. Перспективы использования звукозаписи в расследовании преступлений//Соц.законность, 1972, )& 8.С.69.

  • 169 -

нии к делу,

С момента вынесения постановления оперативная информация становится полноценным доказательством и может быть положена в основу принимаемых по делу решений,

Предложенный порядок закрепления материалов внепроцессуаль-ной технической записи, вещественных доказательств, складывающийся из трех этапов: “ввода”, проверки и признания пригодности служить доказательством по угловному делу, позволит, использовать подобные материалы в одном ряду с традиционньми доказательствами как при производстве предварительного расследования, так и в суде.Благодаря такой процедуре оформления будет достигнута максимальная степень их надежности.

Для материалов же видео- и звукозаписи, занимающих в уголовном процессе положение документов в смысле ст.88 УЖ РФ, закон не требует изложения в протоколе результатов их осмотра (просмотра, прослушивания) и составления специального постановления о приобщении к делу. Это не означает, что появление в деле документа производится без соблюдения всяких условий»

Прежде всего следует отметить, что должен быть известен автор (составитель) документа. Кроме того, необходимо наличие сопроводительного письма, из которого бы усматривалось: откуда, по чьей инициативе или требованию, куда и когда поступили материалы видео-и звукозаписи. Причем, в том случае, когда инициатива исходит от следователя, то копия его запроса также приобщается к делу. В сопроводительном письме должны быть указаны точные сведения о месте, времени видео-, звукозаписи и о лицах, их осуществлявших,

Достоверность содержащихся в материалах видео- и звукозаписи сведений может быть проверена путем сравнения с другими имеющимися в деле фактическими данными, а также путем допроса тех лиц, кото-

  • 170 -

рые изготовили этот документ, либо упоминаются в нем. Возможно и производство в необходимых случаях экспертизы,

Как и все другие доказательства, документы, к числу которых могут относиться и внепроцессуальные материалы видео- и звукозаписи, полученные организациями и гражданами, подлежат оценке в совокупности со всеми обстоятельствами дела и не имеют заранее установленной силы независимо от содержания и должностного положения лица его составившего о

В качестве логического завершения изложения теоретических вопросов данного параграфа предлагаются примерные образцы процессуальных документов, составляемых при закреплении внепроцессуальной видео-, звукозаписи (см. приложение 4):

1о Протокол представления материалов видео-, звукозаписи.

  1. Постановление об отказе в ходатайстве о принятии представленных материалов видео-, звукозаписи.
  2. Протокол осмотра материалов видео-, звукозаписи.
  3. Постановление о назначении фоноскопяческой экспертизы.
  4. Постановление о назначении видеофоноскопической экспертизы.
  5. Постановление о получении образцов для сравнительного исследования.
  6. Протокол получения образцов для сравнительного исследования.
  7. Протокол предъявления лица для опознания по видеозаписи. 9» Постановление об отказе в приобщении к делу в качестве ве щественного доказательства.

  8. Постановление о приобщении к делу в качестве вещественного доказательства материалов видео-, звукозаписи.
  • 171 -

Глава 3

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МАТЕРИАЛОВ ВИДЕО- И ЗВУКОЗАПИСИ В ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛЕДОВАТЕЛЯ

Установлением доказательственного значения и процессуальным закреплением в уголовном деле результатов применения видео- и звукозаписи деятельность следователя не завершается. Полученные материалы подлежат использованию при принятии процессуальных решений и производстве следственных действий. Все дело в том, что содержательный процесс доказывания не исчерпывается собиранием, проверкой и оценкой доказательств, а должен включать в себя их использованием в ходе расследования дела, а в последующем - и в судебном разбирательстве „

Хотя проблема использования доказательств и не нова, но до настоящего времени она не получила полной регламентации в законе и мало освещена в юридической литературе.

Достаточно сказать, что только Законом Российской Федерации от 25 августа 1993 года впервые в главу пятую УПК, содержащую наболев важные, отправные нормы доказательственного права, внесено дополнение (ч.З ст.69 УПК РФ), непосредственно касающееся использования доказательств в доказывании, а именно:

“Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в статье 68 настоящего Кодекса”.

И в ст.10 Закона “Об оперативно-розыскной деятельности в Рос-

I. Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1993, № ЗЗ.Ст.1313.

  • 172 -

сийской Федерации” от 13 марта 1992 года говорится именно об использовании в качестве доказательств по уголовным делам результатов оперативно-розыскных действий после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.

Обстоятельное исследование процессуальных оснований и конкретных методов использования доказательств при допросе проведено А.Б.Соловьевым, который рассматривает это понятие как собирательное, включающее в себя ряд конкретных действий по реализации имеющихся у следователя доказательств. К их числу относится прежде всего непосредственное предъявление (демонстрация), а также другие опосредствованные способы реализации находящейся в распоряжении следователя доказательственной информации, а именно: постановка вопросов допрашиваемому по имеющимся доказательствам, приведение аргументов, основанных на существовании определенных доказательств, сообщение на допросе об их наличии у следователя, проявление осведомленности следователем в обстоятельствах преступления и т.д. .

Еще ранее В.М.Савицкий отмечал, что доказывание, связанное с выяснением фактических данных, продолжается до тех пор, пока исследование не приведет к определенному выводу (тезису, формуле), который воплощается в конкретном процессуальном решении. С этого момента исследование всей проблемы о преступлении и уголовной ответственности превращается в доказывание, обоснование уже достигнутого вывода, тезиса .

И.А.Зинченко также указывает, что при производстве расследования истина устанавливается путем доказывания,под которым понимают

  1. Соловье в А.Бо Использование доказательств при допросе. М., I98I.C.5.
  2. Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде.М., I97I.C.I56.
  • 173 -

т собирание, проверку, оценку и использование доказательств .

Вместе с тем есть авторы, которые вкладывают в понятие использования двойной смысл. Так, А.А.Леви и Ю.А.Горинов считают, что об использовании звукозаписи и видеозаписи необходимо вести речь не только при их воспроизведении (прослушивании,просмотре) во время производства дознания, предварительного следствия и в судебном

заседании, но и при непосредственном осуществлении записи звука и

о зрительно наблюдаемой картины .

Однако содержание, которое вкладывается в глагол “использовать” в русском языке свидетельствует о его употреблении только в одном значении - “воспользоваться чем-нибудь, употребить с поль-зой”. Поэтому,
говоря об использовании следователем материалов видео- и звукозаписи,
следует иметь в виду, что это понятие означает конкретные действия по реализации собранных, проверенных и оцененных с их помощью доказательств в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Такая деятельность осуществляется по двум направлениям - при принятии процессуальных решений и при проведении следственных действий.

В основе использования материалов видео- и звукозаписи должно быть неукоснительное соблюдение требований уголовно-процессуального закона. Так, при принятии процессуальных решений по делу следователь использует лишь те материалы технической записи, которые получены и оформлены в соответствии с законом. В ст.162 Теоретической модели УПК не случайно специально выделено в качестве ус-

  1. 3 и н ч е н к о И.А. Вещественные доказательства при расследовании преступлений. Ташкент, 1991„С„5.
  2. Л е в и АД., Г о р и н о в Ю.А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве„М., 1983.G.3.
  3. 3„ 0 ж е г о в СИ. Словарь русского языка. М„, I973.C249.

_ 174 -

ловия недопустимости использования для обоснования процессуальных решений доказательств, если несоблюдается или нарушается предусмотренный законом порядок их собирания и храненияг. Что
касается следственных действий, то при допросе, например, недопустимо воспроизведение видео-, звукозаписи, содержание которой носит характер наводящих вопросов (ч.5 ст.158 УПК РФ), а при очной ставке воспроизведение звукозаписи предыдущих допросов допускается лишь после дачи ее участниками показаний на очной ставке и записи их в протоколе (ч.З ст.163 УПК РФ).

Рассмотрим подробнее каждое из направлений использования следователем материалов видео- и звукозаписи.

Под решениями в уголовном процессе следует понимать правоприменительные акты, принимаемые государственными органами и должностными лицами, ведущими уголовное судопроизводство, в пределах их компетенции в определенном законом порядке, в которых содержатся обязательные для исполнения властные волеизъявления и выводы по правовым вопросам, возникающим в процессе возбуждения, расследования, рассмотрения и разрешения уголовного дела.

Характерной особенностью уголовно-процессуальных решений является их юридическая сила. “Юридическая сила,- пишет И „Я, Дюря-гин,- означает свойство правового акта действовать властно, порождать определенные юридические последствия”. Наиболее четко свойство юридической силы уголовно-процессуальных решений выражено в приговоре, что однако не умаляет значимости решений, принимаемых следователем.

I, Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР: Теоретическая модель//Под.ред. В.М.Савицкого. М., 1990.С.118. 2,Дюрягин И.Я. Право и управление. М., 1981. C.II2-II4.

  • 175 -

При осуществлении функции расследования преступлений возникает множество процессуально-правовых вопросов, требующих принятия решений (“возбудить уголовное дело”, “привлечь в качестве обвиняемого”, “прекратить производство по делу” и другие). Эти решения следователь принимает самостоятельно за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции прокурора, и несет полную ответственность за их законность и обоснованность.

Механизм принятия процессуальных решений включает в себя в качестве первого этапа установление тех фактических обстоятельств, наличие которых закон признает достаточным основанием для принятия решений. И только установив определенные фактические обстоятельства следователь может переходить к последующим этапам механизма принятия процессуальных решений, а именно: выбору норм права, установлению соответствия между нормативными условиями принятия решения, записанными в законе, и установленными фактическими обстоятельствами и особенно к принятию решения в форме правоприменительного акта .

Познание фактических обстоятельств, имеющих значение для дела, происходит в процессе доказывания, логическим завершением которого является использование доказательств, в том числе полученных с помощью видео- я звукозаписи.

Доказывание, будучи единственным способом познания объективной действительности имеет место в каждой стадии уголовного процесса, в том числе и в стадии возбуждения уголовного дела. У этой стадии собственные задачи. Поэтому и процесс доказывания здесь имеет свои особенности и осуществляется для установления наличия или отсутствия оснований для возбуждения дела. Способами получения дока-

I. Курс советского уголовного процесса. Общая часть.М.,1989.С.471.

  • 176 -

зательственной информации являются проверочные действия: истребование материалов и получение объяснений (ч.2 ст.109 УПК РФ). Кроме того, в случаях, не терпящих отлагательства, до возбуждения уголовного дела может быть произведен осмотр места происшествия (ч.2 ст.178 УПК РФ).

Вопрос о возбуждении уголовного дела может возникнуть лишь при наличии к тому повода. Одним из поводов к возбуждению дела является непосредственное обнаружение органом дознания признаков преступления (п,6 ч.1 ст.108 УПК РФ). В связи с этим необходимо выяснить возможность принятия решения о возбуждении уголовного дела на основании оперативных материалов видео- и звукозаписи,которые еще не прошли проверку в уголовно-процессуальном порядке и не стали доказательствами по делу.

Закон (ч.2 ст.108 УПК РФ) связывает принятие решения о возбуждении дела с наличием достаточных данных, а не доказательств, указывающих на признаки преступления. Поэтому и результаты проведения оперативно- розыскных мероприятий, в том числе с применением видео- и звукозаписи, свидетельствующие о совершении преступления, могут быть использованы следователем и признаны достаточными для возбуждения дела. Это объясняется тем, что решение о возбуждении уголовного дела всего лишь вероятное суждение о квалификации происшедшего события, проверка правильности которого будет произведена уже в стадии предварительного расследования, где доказывание продолжается.

Решение же об отказе в возбуждении уголовного дела должно быть истинным и обоснованно до уровня достоверности,т.к. оценка поводов к возбуждению и иных данных носит здесь окончательный характер и процесс доказывания на этом прекращается.

При производстве предварительного расследования закон в ряде

  • 177 -

случаев также связывает принятие решений с наличием не доказательств, а просто “данных”. Так, основанием для принятия решения о производстве выемки является фактические данные, содержащиеся в материалах дела, с достоверностью указывающие, где и у кого находятся определенные предметы и документы, имеющие значение для дела (ч.1 ст.167 УПК РФ). Основанием для принятия решения о производстве обыска являются фактические данные, позволяющие полагать, что в каком-либо помещении или ином месте или у какого-либо лица находятся орудия преступления, предметы и ценности, добытые преступным путем, а также предметы, могущие иметь значение для дела, которое необходимо отыскать и изъять (ч.1 ст.168 УПК РФ). И производство освидетельствования закон связывает с наличием фактических данных, позволяющих предполагать о том, что на теле обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего могут быть следы преступления или особые приметы, имеющие значение для дела (ст.181 УПК РФ). Предъявление для опознания также связано с наличием фактических данных, которые позволяют полагать, что идентификация того или иного объекта может быть осуществлена способом узнавания.

Все это свидетельствует о том, что оперативные материалы видео-,
звукозаписи после их вовлечения в процесс доказывания, но до признания доказательством могут быть использованы по делу для обоснования некоторых процессуальных решений, не требующих наличия доказательств.

В то же время принятие следователем таких процессуальных решений, как привлечение лица в качестве обвиняемого (ст.143 УПК РФ), прекращение уголовного дела (ст.ст.5, 6-9, 208 УПК РФ), соединение и выделение уголовных дел (ст.26 УПК РФ),производство очной ставки (ст.162 УПК РФ),приостановление производства. (ст„195 УПК РФ),окон-

  • 178 -

чание расследования (ст.199 УПК РФ) связано с наличием доказательств. Это означает, что любое из названных решений не может быть принято на основании оперативных материалов видео- ,звукозаписи и иных данных, которые не являются доказательствами, а могут быть использованы лишь в целях раскрытия преступления, способствовать определению правильного направления поиска доказательства, выдвижению версий, выбору тактики отдельных следственных действий. Только после проверки в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке и признания по делу в качестве доказательства, такие материалы могут быть использованы наряду с другими доказательствами при принятии этих процессуальных решений.

Таким образом, проверенные и признанные доброкачественными оперативные материалы видео- и звукозаписи могут использоваться для принятия любых процессуальных решений, тогда как материалы,доброкачественность которых еще не выяснена - для принятия лишь тех решений, где не требуется наличия достаточности доказательств.

О возможности использования материалов звукозаписи при производстве следственных действий есть прямое предписание уголовно-процессуального закона. Так, ч.б ст.141 УПК РФ гласит,
что в случае воспроизведения звукозаписи показаний при производстве другого следственного действия следователь обязал сделать об этом отметку в протоколе соответствующего следственного действия, что в полной степени относится и к видеозаписи.

Чаще всего доказательственные материалы видео- и звукозаписи используются при допросе.

Основными целями использования доказательств при допросе, по мнению Н.А.Селиванова, являются: конкретизация и детализация показаний; разоблачение лиц, пытавшихся скрыть истину, и устранение

т добросовестного заблуждения .

I. Сел иван овН.А „ Вещественные доказательства.М.,1971. С Л 32- 133.

  • 179 -

В то же время В.С.Комарков выделяет такие пять целей использования доказательств: I) для оказания помощи добросовестному допрашиваемому в воспоминаний забытого; 2) для ориентации допрашиваемого на изложение сведений о фактах, интересующих следствие; 3) для детализации и конкретизации показаний допрашиваемого с целью исключения зависимости установления истины от занятой им позиции; 4) для изобличения допрашиваемого, дающего ложные показания; 5) для изменения установки допрашиваемого, отказавшегося

давать правдивые показания, и формирование у него установки на да-

т чу полных и правдиных показаний .

Учитывая тесную взаимосвязь и взаимообусловленность ряда самостоятельно выделяемых целей В.С.Комарковым, представляется более предпочтительной классификация, предложенная Н.А.Селивановым.

Наиболее надежным способом конкретизации показаний является предъявление доказательств. Это могут быть прежние показания как самого допрашиваемого, так и других лиц. Предъявляются и иные материалы видео-, звукозаписи, полученные как при производстве следственных действий, так и вне процесса. В результате достигается конкретизация тех обстоятельств, которые входят в предмет доказывания по уголовному делу, либо способствуют их установлению,

При детализации показаний предъявляемые доказательства служат предметом допроса, а не выступают в качестве своеобразного ориентира интересующих следствие обстоятельств расследуемого дела, как это имеет место при конкретизации . На практике предъявление материалов видео-, звукозаписи обычно преследует сразу обе цели -

  1. Комарков В.С, Тактика допроса. Учебное пособие„Харьков, 1975.С,33.
  2. Соловьев А.Б. Там же. С.70.
  • 180 -

и конкретизации и детализация, что способствует достижению полноты, всесторонности и объективности допроса.

Так, при расследовании дела по факту убийства матери и дочери Борковых во время допроса подозреваемого Вологина С0В„ следователем использована видеозапись проверки показаний на месте соучастника преступления Степанова В„А. Дело в том, что Вологин хотя и давал признательные показания, но путался в деталях при описании своих действий на месте убийства. Воспроизведение же видеозаписи с показаниями Степанова., демонстрацией им действий по захоронению, а затем откапыванию трупов Борковых способствовало ко-

т нкретизащш и детализация показаний Вологина .

Материалы видео- и звукозаписи используются при допросе и для устранения недостоверности показаний. Причинами недостоверности могут быть как добросовестное заблуждение, так и преднамеренная ложь допрашиваемого. Ложность показаний варьируется от полного отрицания своей причастности к преступлению до лжи по отдельным обстоятельствам его совершения. В зависимости от этого и должна избираться тактика использования доказательств для изобличения допрашиваемого во лжи. Воспроизведение материалов видео-, звукозаписи в этих случаях является эффективнее предъявления для ознакомления самих протоколов допросов, т.к. преступники обычно не склонны доверять сообщениям о том, что в отношении их имеются изобличающие показания. Подпись под протоколом,которую они нередко видят впервые, .для них не убедительна. В то же время, если обвиняемый видит своего соучастника или другое лицо на экране монитора, слышит его рассказ об обстоятельствах совершения преступления,такой прием, как правило, способствует получению правдивых показаний.

I. Архив Курганского областного суда. Уголовное дело № 8832 за 1992 год.

  • ISI -

Но, приняв решение о воспроизведении технической записи при допросе, следователь должен заранее продумать порядок и пределы ее использования, чтобы исключить передачу информации в большем,чем необходимо объеме.

2 октября 1991 года Валеев Д.З. и несовершеннолетний Мадга-ков Р.Н. совершили разбойное нападение на водителя такси Адушки-на, завладев денежной выручкой и личными вещами, после чего,с целью сокрытия преступления Валеев убил потерпевшего выстрелом из обреза в голову. При проведении проверки показаний на месте с участием Мадюкова, тот дал изобличающие Валеева показания, зафиксированные на видеокассете. При допросе Валеева следователь фрагментарно воспроизводил видеозапись показаний Мадюкова, что позволило получить от него правдивые показания. Позднее Валеев продемонстрировал свои действия на месте убийства при проверке показаний на месте, что также было зафиксировано на видеокассете. И в

суде Валеев и Мадюков признали себя виновными в совершении лрес-

I тупления .

Добросовестное заблуждение допрашиваемого вызывается недостатками в восприятии и запоминании обстоятельств, имеющих значение по делу. То, что не было воспринято тем же свидетелем или потерпевшим, уже не возможно восполнить в его последующем допросе даже с использованием имеющихся доказательств. Что же касается запамятованных обстоятельств, то их восполнение и уточнение вполне желательно и оправданно.

А.Б.Соловьев выделяет несколько способов устранения пробелов и неточностей, вызванных добросовестным заблуждением допрашиваемого и основанных на забывании ранее воспринятых обстоятельств

I. Архив Свердловского областного суда. Уголовное дело № 117 за 1992 год.

  • 182 -

преступления, а именно: постановка перед допрашиваемым вопросов, активизирующих ассоциацию; рассмотрение смежных событий и обстоятельств; предъявление доказательств; допрос на месте происшествия и, наконец, проведение очных ставок .

Думается и здесь, так же как и при конкретизации доказательств, способом использования материалов видео-, звукозаписи будет служить их предъявление (воспроизведение).

Наличие материалов видео-, звукозаписи произведенных ранее следственных действий дает возможность их использовать в качестве средства устранения противоречий при невозможности проведения очной ставки (например, по тактическим соображениям)„ Призванная служить устранению существенных противоречий в показаниях ранее допрошенных двух лиц, очная ставка далеко не всегда оправдывает возлагаемые на нее ожидания, что может значительно осложнить дальнейшее расследование по делу, особенно когда следователь располагает показаниями единственного свидетеля или потерпевшего. В подобных случаях воспроизведение видео- и звукозаписи при допросе лица, дающего ложные показания, способствует получению правдивых показаний.

Так, по делу Герасименко А.Н., неоднократно понуждавшему свою жену к совершеьшю полового акта с собакой - кобелем, следователем умело использована звукозапись допроса и видеозапись проверки показаний потерпевшей при допросе обвиняемого. Это позволило избежать проведения нежелательной по обстоятельства дела очной ставки, способствовало получению от Герасименко правдивых показаний,доказанности фактов изнасилования им в извращенной форме малолет-

2 ней дочери .

  1. Соловье в А.Б0 Там же CI5.
  2. Архив Курганского областного суда.Уголовное дело № 2-? за 1992 год.
  • 183 -

Не проводилась очная ставка и по делу Рюмова В.Г., который совершил хищение помолвочных золотых колец на заводе по обработке цветных металлов. На первом допросе Рюмов давал ложные показания. Следователь, располагая показаниями свидетеля по делу -жены Рюмова, записанными на магнитофон и изобличающими его в совершении преступления, принял тактически правильное решение о воспроизведении звукозаписи показаний свидетеля подозреваемому. В результате Рюмов дал правдивые показания .

Этим же целям служит техническая запись по групповым делам, когда в отношении скрывающихся от следствия обвиняемых материалы выделяются в отдельное производство. К моменту установления их местонахождения и задержания другие соучастники могут быть уже осуждены и находиться в исправительно-трудовых учреждениях. При наличии существенных противоречий в показаниях задержанных после произведенного розыска лиц с показаниями ранее осужденных соучастников может возникнуть вопрос о проведении очной ставки. Но это связано с большими трудностями, в частности, необходимостью этапирования осужденных к месту производства расследования. Наличие видео-, звукозаписи показаний лиц, ранее привлеченных к уголовной ответственности, может способствовать устранению возможных противоречий при допросе задержанных без проведения очной ставки,

Не всегда оправданна очная ставка с несовершеннолетними и особенно малолетними, поскольку они подвергаются тогда повторным нравственным переживаниям, связанным с напоминанием обстоятельств совершенного преступления, либо получением сведений о недостойном поведении родных и близких.

I. Архив Свердловского областного суда. Уголовное дело $ 209 за IS92 год.

  • 184 -

Именно поэтому не проводилась очная ставка между Мифтахитди-новой Лилией, 1978 года рождения и ее отцом, который на протяжении 1984-1990 годов неоднократно совершал изнасилование своей малолетней дочери. Следователь ограничился воспроизведением при допросе подозреваемого показаний потерпевшей, записанных на магнитофон. При рассмотрении дела в супе Мифтахитдинов В.Г. не признал себя виновным в совершении преступления и суд прослушал магнитофонную запись,, Мифтахитдинов был осужден .

Вместе с тем в следственной практике встречаются ситуации, когда целесообразно предъявлять материалы видео-, звукозаписи именно на очной ставке, но допускается это лишь после дачи показаний ее участниками и записи их в протокол (ч.З ст.163 УПК РФ).

Следует отметить, что использование материалов технической записи как при допросе, так и при очной ставке закон не связывает с их воспроизведением целиком от начала и до конца, как это делают отдельные следователи» Дело в том, что одним из важнейших тактических условий использования видео- и фонограмм должно быть исключение передачи информации в большем, чем необходимо объеме, от чего зависит как результативность конкретного следственного действия, так и расследования в целом.

При следственном эксперименте использование материалов видео- и звукозаписи позволяет проверить возможность восприятия звука и изображения, определить время, затраченное на демонстрацию видео- , фонограммы, сопоставить звучание или изображение с полученными результатами опытных действий и т.п.

При экспертизе материалы видео-, звукозаписи выступают в качестве объектов экспертизы, либо образцов для сравнительного ис-

1„ Архив Челябинского областного суда. Уголовное дело № 63004 за 1992 год.

  • 185 -

следования, о чем уже шла речь во второй главе при рассмотрении проблемы о процессуальном закреплении оперативной технической записи.

Видео-, звукозапись могут использоваться и при опознании в качестве объектов, предъявляемых для опознания. Чаще всего это видео- и фонотеки, но могут быть и иные материалы. Так, например, во время массовых беспорядков 12-13 февраля 1990 года в г.Душанбе на площади перед зданием ЦК КП Таджикистана производилась негласная видеосъемка этих событий. Впоследствии смонтированный видеофильм использовался при опознании нападавших родственниками лиц, погибших на площади от огнестрельных ранений. Эти же материалы были показаны участковым инспекторам милиции, сотрудникам других служб, что привело к установлению личности десятков активных участников массовых беспорядков. Видеосъемка аналогичных событий в г.Фергане позволила установить более 600 таких лиц .

Использование материалов видео- и звукозаписи, полученных в следственных действиях, закон связывает с определенными условиями, а именно:

  1. Обязательно должна быть сделана отметка в протоколе соответствующего следственного действия о воспроизведении такой записи (ч.1 ст.1411 УПК РФ).
  2. Воспроизведение на очной ставке видео-, звукозаписи показаний ранее допрошенных лиц допускается лишь после дачи ими показаний на очной ставке и записи их в протокол (ч.З ст.163 УПК РФ),
  3. Воспроизведение на суде приложенной к протоколу допроса видео- , звукозаписи показаний подсудимого, данных в процессе предварительного расследования,может производится при наличии существенных противоречий между этими показаниями и показаниями, данны-
  4. I. Вестник МВД Российской Федерации. 1992, № 1-2. С.62.
  • 186 -

ми подсудимым на суде, при отказе подсудимого от дата показании на суде либо когда дело рассматривается в отсутствие подсудимого (ч.1 ст.281 ЛЖ РФ).

  1. Воспроизведение на суде приложенной к протоколу допроса видео-, звукозаписи показаний свидетеля, данных им в ходе предва рительного расследования, может иметь место при наличии существен ных противоречий между этими показаниями и показаниями свидетеля

в суде или при отсутствии в судебном заседании свидетеля по причинам, исключающим возможность его явки в суд (чД ст.286 УПК РФ).

  1. Не допускается воспроизведение видео-, звукозаписи без предварительного оглашения показаний, содержащихся в соответству ющем протоколе допроса или протоколе судебного заседания ( части

2 ст.ст. 281 и 286 УПК РФ)1.

Что касается материалов видео-, звукозаписи как самостоятельных доказательств, то следует отметить, что отсутствуют какие-либо существенные различия в их использовании, т.к. в процессуальном плане, к какому бы виду доказательств не относились, они равноценны и необладают преимуществами по отношению к другим.

Здесь же следует отметить существующую на практике проблему использования в доказывании фактических данных, полученных с применением видео- и звукозаписи, но не нашедших отражения в протоколе следственного действия, при производстве которого эти материалы применялись. Как быть, если эти данные имеют существенное значение для дела?

В рамках действующего закона, следовало бы согласиться с по-

I. См., например: 3 и н ч е н к о И.А. Использование в уголовно-процессуальном доказывании фотоснимков, кинолент и видеограмм. Учебное пособие. Ташкент, 1988.С„60-61.

  • 187 -

зицией С.А.Шейфера, который применительно к киносъемке указывает, что данные, зафиксированные в кинокадрах и отсутствующие в протоколах, не могут иметь значения доказательств, если они не будут подтверждены другими материалами дела - показаниями свидетелей, заключениями эксперта и т.п. .

Вместе с тем, в случае придания материалам видео- и звукозаписи роли при сохранении единства протокола процессуального действия и применяемого технического средства, о чем шла речь в первой главе настоящего исследования, использование в доказывании таких данных не будет вызывать сомнения.

В итоге отметим, что внедрение в доказательственную деятельность следователя видео- и звукозаписи создает предпосылки для успешного использования полученных с их помощью фактических данных при принятии процессуальных решений по делу и повышении эффективности следственных действий. Однако изучение уголовных дел в судах Уральского региона показывает, что подобные материалы, полученные в процессе предварительного расследования, используются судами достаточно редко, только по 7% от общего числа таких дел.

Недооценка судами доказательственного значения материалов видео- и звукозаписи отрицательно сказывается на их применении и

использовании в процессе предварительного следствия, что нашло подтверждение при изучении уголовных дел в следственных подразделениях и в судах. Достаточно сказать, что только в 54% дел, по которым применялась видео-, звукозапиоь, следователи использовали эти материаян при анализе собранных доказательств в обвинительных заключениях.

Вместе с тем, когда суд использует материалы видео- и звуко-

I. Ш е й ф е р С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе. М., 1972.С.82„

  • 188 -

записи, полученные на предварительном следствии, это способствует установлению истины и правильному разрешению уголовного дела. Рассмотрим это на конкретном примере,

Плотникова Т.Н., находясь в интимных отношениях с Мерзляко-вой Т.И„, тяготилась совместной жизнью с мужем, от которого решила “избавиться”о С этой целью склонила Дребит АЛ. за денежное вознаграждение совершить убийство. Во исполнение преступного умысла Дребит привез из деревни в г.Н-Тагил охотничье ружье и в ночь на 8 января 1991 года на. перекрестке улиц Кирова и Тагильской убил Плотникова выстрелом в спину. В ходе предварительного расследования по делу обвиняемые давали признательные показания, которые фиксировались не только в протоколах допросов, но и на видеокассетах. Однако в суде заявили, что на предварительном следствии оговаривали себя и друг друга в результате угроз и физического насилия со стороны следователя. Несмотря на отрицание вины всеми подсудимыми судебная коллегия признала наиболее достоверными показания, данные в ходе предварительного следствия, в виду их соответствия обстоятельствам дела и подтверждения другими доказательствами, в том числе материалами видеозаписи, которые были использованы в суде для обоснования вывода о виновности подсудимых .

Использование материалов видео- и звукозаписи в доказательственной деятельности осуществляется определенным кругом субъектов.

Прежде всего, это лица, на которых возлагается обязанность доказывания (следователь, дознаватель, прокурор, судья, суд).Определенными обязанностями по доказыванию наделен и защитник, который обязан использовать все указанные в законе средства и спо-

I. Архив Свердловского областного суда. Уголовное дело }Ь II за 1992 год.

  • 189 -

собы защиты в целях выяаиения обстоятельств, оправдывающих подозреваемого или обвиняемого, смягчающих их ответственность (ст.51 УЖ РФ).

Кроме того, есть лица, для которых участие в доказывание -это право, но не обязанность (обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и другие). Именно поэтому закон (ст.20 УПК РФ) запрещает следователю, дознавателю, прокурору, судье, суду перелагать обязанность доказывания на обвиняемого, который считается невиновным, пока его вина не будет установлена вступившим в законную силу приговором суда. Даже если обвиняемый признал себя виновным,доказывание на этом не завершается.

Если для следователя и других субъектов первой группы использование доказательств - это реализация их полномочий в уголовном процессе, то для вторых - средство защиты своих прав и законных интересов. Субъекты первой группы несут обязанность доказывания всех обстоятельств, перечисленных в ст.68 УЖ РФ. Для субъектов же второй группы предмет доказывания определяется защитой их прав и законных интересов, установлением круга тех обстоятельств, на которых могут основываться благоприятные для них решения.

В качестве субъектов третьей группы, использующих материалы видео- и звукозаписи в доказательственной деятельности, являются эксперт и специалист. На них, обладающих специальными познаниями в области науки, техники, искусства и ремесла, возложена обязанность оказывать содействие следователю при производстве следственных действий с использованием указанных материалов записи (ст. СТ.78 и I331 УЖ РФ).

Субъекты первой группы используют материалы видео- и звукозаписи как при производстве следственных действий, так и при принятии процессуальных решений по делу. Что касается субъектов вто-

  • 190 -

рой и третьей группы, то они могут использовать эти материалы лишь при производстве следственных действий, поскольку решения в уголовном процессе принимают только следователь и иные субъекты, обязанные осуществлять доказывание по делу.

Кроме того, субъекты второй и третьей группы могут использовать материалы видео- и звукозаписи только в том случае, когда следователь, либо иное лицо (орган), в производстве которого находится дело, предоставит по их ходатайству имеющиеся материалы технической записи. Причем эксперту и специалисту материалы видео- и звукозаписи могут быть предоставлены для непосредственного использования.

Так, у эксперта при производстве исследования может возникнуть необходимость более подробного ознакомления с обстоятельствами преступления, получить необходимые сведения для обоснования своих выводов. Прежде всего это относится к производству судебно- психиатрических экспертиз, когда использование имеющихся в деле материалов видео-, звукозаписи помогает изучить психическое состояние лица, совершившего общественно-опасное деяние. Однако при производстве экспертиз и иных видов также порой удается извлечь важные сведения о фактах, входящих в предмет экспертизы, только благодаря наличию этих материалов. В подобных случаях эксперт заявляет следователю ходатайство о предоставлении материалов видео-, звукозаписи, необходимых для дачи заключения (ч.2 ст.82 УПК РФ). И специалист, оказывая содействие следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств при производстве следственных действий, может использовать предоставленные ему материалы видео-, звукозаписи для решения возложенных на него задач.

Что же касается подозреваемого, обвиняемого, защитника,потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их предста-

  • ISI -

вителей, то здесь речь может идти лишь об опосредственном использования. Обла,гг,эя правом заявления ходатайств, указанные субъекты могут просить следователя о воспроизведении иметтцихся в деле материалов видео- и звукозаписи для подтверждения, например, своих показаний при допросе, лри проверке показаний на месте, следственном эксперементе и т.д. Правом же непосредственного использования они не обладают, что вытекает из их процессуального положения в уголовном судопроизводстве (ст.ст.46,51-56 УПК РФ).

Таким образом, использование доказательственных материалов видео- и звукозаписи, завершая процесс доказывания, может производиться по двум направлениям - при принятии процессуальных решений и при производстве следственных действий. Субъектами их использования являются три категории лиц: следователь и иные лица (органы), на которых возложена обязанность по доказыванию; эксперт и специалист, оказывающие содействие при производстве следственных действий; обвиняемый и иные лица, имеющие право на участие в доказывании. Субъекты первой группы используют материалы видео- ,звукозаписи как при принятии процессуальных решений, так и при производстве следственных действий. Субъекты же второй и третьей группы используют материалы видео-, звукозаписи только при производстве следственных действий путем, соответственно, непосредственного и опосредованного использования,

  • 192 -

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное комплексное исследование актуальных научных и практически значимых проблем о месте и роли видео-, звукозаписи в системе научно-технических средств, а также доказательств по уголовному делу, о процессуальном порядке их закрепления и
последующего использования в доказательственной деятельности следователя дает возможность сделать ряд предложений и выводов.

Выступая в качестве важнейшего фактора доказательственной деятельности следователя, научно-технические средства в целом и видео- , звукозапись, в частности, должны отвечать определенным требованиям: законности, научной состоятельности, этичности, эффективности, что является критерием допустимости их использования при расследовании уголовных дел.

На основе анализа предлагаемых в литературе классификаций научно- технических средств диссертантом выработана собственная система по следующим основаниям: способу вовлечения в доказательственную деятельность результатов применения, месту в системе доказательств результатов применения, роли в процессе доказывания, субъектам применения.

Исследование доказательственной природы материалов видео-и звукозаписи, полученных при производстве следственных действий, позволило сделать вывод о том, что они по-прежнему определяются законодателем как приложение. Это и есть их характеристика доказательственного значения. Однако в современных условиях возникла потребность придания ведущего доказательственного значения видео- и звукозаписи по сравнению с протоколом, но при сохранении единства протокола процессуального действия и применяемого технического средства. Для этого предлагаются соответс-

  • 193 -

твугощяе изменения и дополнения ст.ст.69 и 87 УПК РФ.

Звукозапись прослушивания телефонных и иных переговоров также является приложением к следственному действию, а не вещественным доказательством, как считает ряд авторов, о чем свидетельствует общий анализ положений доказательственного права.

Особую сложность при исследовании вызвал вопрос о доказательственной природе оперативной технической записи, которой законодатель не придал характера самостоятельного вида доказательства - девятого по счету к восьми перечисленным в законе. Это свидетельствует о том, что такая запись может стать доказательством лишь в том случае, если приобретет форму и соответствующий процессуальный режим одного из существующих видов доказательств,наболев близкими из которых являются две формы - вещественные доказательства (ст.83 УЖ РФ) и иные документы ( ст„88 УПК РФ). Сравнительный анализ этих двух видов доказательств позволил прийти к выводу об отнесении оперативной записи к числу вещественных доказательств с выдвижением и обоснованием ряда аргументов в пользу этой точки зрения.

Природа иных внепроцессуальных материалов видео- и звукозаписи, полученных организациями и гражданами, определена либо как вещественного доказательства, либо как документа в зависимости от наличия указанных в законе признаков соответствующего вида доказательств. В тех же случаях, когда трудно разграничить эти два вида доказательств, предлагается распространить на материалы видео- и звукозаписи правила обращения с вещественными доказательствами, что обеспечит большую их надежность.

Процессуальные условия применения видео- и звукозаписи при производстве следственных действий остаются до настоящего времени неизменными несмотря на их несовершенство. Поэтому предлага-

  • 194 -

ется отказаться от воспроизведения участникам следственных действий видео- и фонограмм, за исключением случаев, когда они ходатайствуют об этом: в протоколе излагать лишь краткое содержание следственных действий, что потребовало дополнения ст„1С2 УПК ?Ф частью третьей и соответствующих изменений в ст.ст.1411 и 2UI УПК РФ. Требуется также законодательно предусмотреть обязательные случаи применения видео- и звукозаписи при производстве следственных действия путем внесения дополнений в статьи 150,158,179 УПК РФ.

Хотя законодатель однозначно отнес прослушивание телефонных и иных переговоров к следственным действиям,отсутствие подробной процессуальной регламентации его производства породило в теория и на практике определенные трудности по его применению. В литературе было высказано предложение об оформлении прослушивания не только путем составления постанозлегшя и протокола, как того требует закон, но и проведения действий, направленных на проверку фонограммы и признание ее вещественным доказательством по делу, что ориентирует практику на неправильное использование нового доказательственного средства в аспекте его документирования. Прослушивание телефонных и иных перегодаров - это следственное действие и закрепляется в двух процессуальных документах - постановлении и протоколе, а фонограмма переговоров приобщается к протоколу, а не к уголовному делу»

Рассмотрены и другие вопросы процессуальной регламентации нового следственного действия: о сроках прослушивания, которые должны согласовываться со сроками предварительного расследования, а прекращение прослушивания оформлявться специальным постановлением; о лицах, осуществляющих прослушивание и составляющих протокол; о целесообразности ограничения производства прослушивания преступлениям!, за которые может быть назначено наказание евшие одного

  • 195 -

года лишения свободы; о невозможности производства прослушивания судом и следователем; об отсутствии четкой формулировки иных причастных к преступлению лиц, у которых может производиться прослушивание; о необходимости разграничения следственного и оперативного прослушивания.

Это позволило сформулировать процессуальную регламентацию прослушивания телефонных и иных переговоров в ряде статей, положения которых могут быть учтены законодателем при принятии нового УПК. Разработан комплекс образцов документов, необходимость составления которых возникает при прослушивании.

Процессуальный порядок закрепления внепроцессуальной видео-и звукозаписи рассмотрен на примере оперативной записи, которая, как и значительная часть иной внепроцессуальной записи, полученной организациями и гражданами, занимает в уголовном процессе положение вещественного доказательства, но с закреплением которой возникает больше всего трудностей.

Признаны несостоятельными попытки придать материалам оперативной записи уголовно-процессуальную форму путем составления протоколов, актов, рапортов, либо личного участия следователя в процессе документирования действий преступников при производстве оперативно-розыскных мероприятий, либо привлечение так называемых представителей общественности, администрации, граждан„Оперативные материалы могут стать доказательствами только в сфере уголовного процесса и потому до этого как были оперативными, так ими и остаются, какие бы не принимались попытки по их процессуальному оформлению.

Как и всякое иное вещественное доказательство оперативная видео- и звукозапись проходит три этапа процессуального закрепления: “ввода” в уголовное дело, проверки и признания пригодное-

  • 196 -

ти служить доказательством по уголовному делу.

Наиболее оптимальным способом вовлечения в процесс доказывания оперативной записи признано ее предстаачение органом дознания с составлением протокола об этом. На этапе проверки выясняется отиосимость, допустимость и достоверность представленной оперативной записи путем производства различных следственных действий.

Признание пригодности служить доказательством по уголовному делу производится на завершающем, третьем этапе, процессуального закрепления.

Результаты положительной оценки оперативной записи следователь убедительно излагает в постановлении о приобщении к делу в качестве вещественного доказательства. Если же оперативные материалы отвергаются, то выновится постановление об отказе принять представленный объект (на этапе “введения”), либо постановление об отказе приобщить к делу в качестве доказательства (на этапе признания пригодности служить доказательством).

Предлагаются образцы процессуальных документов, составляемых при закреплении внепроцессуальной видео- и звукозаписи.

После процессуального закрепления эти материалы подлежат использованию, которое завершает процесс доказывания и производится по двум направлениям: при принятии процессуальных решений и при производстве следственных действий, определенным кругом субъектов.

  • 197 -

Приложение I

СВОДНЫЕ ДАННЫЕ

анкетирования следователей и дознавателей по вопросам применения видео- и звукозаписи

Таблица I.

п/п Место службы Число

опрош. i ? i

Из них со стажем

до I года до 3 лет ДО 5 лет ДО Ю лет свыше 10 I 2 3 4 5 6 7 8 I. Свердловская обл. прокуратура 34 5 13 5 4 7 2. Уральская транспорт, прокуратура 16 I 3 3 4 5 3, ЛОВД на ст.Свердловск 10 - - I 3 6 4. ЛОВД на ст.Свердловск сортировочный 9 - 2 3 2 2 5. ЛОВД в а/п “Кольцово” 3 I - - I I 6о ЛОВД на сто Н-Тагил 6 I I I 2 I 70 ЛОВД на CToH-Уренгой 5 I - - 4 - 8. Средне-Уральское УЗДТ 12 I I - 2 8 9. Железнодорожный РОВД г.Екатеринбурга 6 - 4 - I I Ю. Октябрьский РОВД г.Екатеринбурга 14 9 I I 3 - По Кировский РОВД г.Екатеринбурга 12 2 4 2 I 3 12. Beрх-Исетекли РОВД г.Екатеринбурга 13 4 4 i i

i I 3
  • 198 -

I 2 3 4 5 6 7 8 Iu. УВД г. Екатеринбурга 9 - - - 4 5 14 . Дознаватели РОВД г„Екатеринбурга 16 13 3 - - - 15 . ДОВД на ст. Курган о - 4 2 2 I 16 . Областное УВД г. Кургана 17 I 2 2 4 8 17 . Первомайский ТОМ г.Кургана 7 5 2 - - - 18 . Октябрьский ТОМ г„Кургана 7 - I I I 4 19 . Дознаватели ТОМ г.Кургана 9 - 5 3 - I 20 . Прочие 2 - - I I - 21 . Областное УВД г.Челябинска 19 2 4 2 2 9 22 . УВД г. Челябинска 15 3 - 2 г3 7 23 . ЛОВД ст.Челябинск 5 3 - I - I 24 . Дознаватели РОВД,ГАИ/УВД, ЛОВД г,Челябинска 28 14 4 I 6 3

Всего : 283 66 58 32 51 76

  • 199 -

Таблица 2

т ? — ? ? - ?-?

Перечень вопросов анкеты Варианты ответов п/ п

т

л 2 3 4 I. Как Вы относитесь к использованию видео-,звукозаписи в следственной практике полоя. отрицо безраз. за. тру д.

ответ.

270 I II I 2, Имеете ли возможность использовать магнитофон и видеомагнитофон при расследовании преступлений имею только

магнит» только видео- не

имею

74 90 2 117 з. Каковы препятствия в использовании видео- и звукозаписи отсут„

тех.

среде. не неправ, неумен. польз. необх. дублир. в прот.

160 28 16 79 4. Владеете ли техническими навыками применерия видео-, звукозаписи влад. только магнит. только видео- не владею

89 167 2 25 5. Считаете ли необходимым привлечение специалиста да нет только видео- иное

126 24 129 4 6. Стимулируется ли применение Вами при расследовании тех. средств записи да

нет

7

276 7. Каково доказэт.значение видео- ,звукозаписи,произ. в ходе след„действия вещдок приложо докумо иное

58 146 54 25 8. Зависит ли объем докаат. информ.,закрепляемой в протоколе от того, примелась или нет видео- ,звукозапись не ! зависит зависит

91

182 9. Устраивает ли действующий проц.порядок закрепления видео-, звукозаписи при проведении следственных действий устрг жвает не устраив,

63

220

  • 200 -

ю. Как усовершенствовать порядок применения технической записи при производстве следственных действий

следует сохранить действующий порядок сократить протокол, излагая в нем лишь краткое содержание полученных сведений всю информацию закреплять технич. средствами, а протокол составлять лишь о факте применения технической записи

31 90 162 п. Каково значение прослушивания телефонных и в системе процессуальных; действий иных переговоров

это следственное действие это оперативно- розыскное действие это в части следственное, а в части оперативное действие

32 96 155 12. Каково место звукозаписи прослушивания переговоров в системе доказательств прилож. вешдок документ иное

64 95 88 36 13. Приходилось ли производить прослушивание А при расследовании не приходило с: ь 1 приходилось

248 35 14. Возможно ли прослушивание без звукозаписи возможно невозможно

77 206 15. Какие процессуальные документы следует сосг шивании телефонных и иных переговоров гавлять при прослу-

постановление и протокол постановление,протоко л проел..протокол осмотра и постановление о приобщ. вещ.дока постановление, протокол проел., постановление о приобщении вещ. дока

IC9 70 104 16. Приходилось ли использовать в качестве приходилось не приходило с.

доказательств оперативную тех.запись

34 249

  • 201 -

17 . - ‘

Допустима ли оперативная видео-, звукозапись в •

допустима не допустима

качестве доказательств по делу 2оЗ

50 18 . Каково доказательственное значение оперативной тех. записи вещдок документ иное

128 108 47 19 . Как обеспечить доказательственную ценность оперативкой видео-, звукозаписи

Оперработнику составить спец. протокол проведения такой записи Следователю с участием понятых составить протокол принятия oneр.записи, затем ее проверку Следователю лично присутствовать при производстве оперзаписи Иное

116 ИЗ 33

21

  • 202 -

Приложение 2

СВОДНЫЕ ДАННЫЕ

изучения уголовных дел по вопросам применения видео- и звукозаписи

Таблица I - о применении звукозаписи при производстве следственных действий

Ш’’. Номер дела Место расследования При допросе При про- а/а

потер . свид. подоз . обв. ьбрке

показан . I 2 о 4 5 6 7 8 I. 464703 Октябрьский Р0ВД г. Екатеринбурга

+

2. 40622 прокуратура г .Маши того река

+

3„ 58398 прокуратура г.Магнитогорска +

4. 63004 прокуратура г.Челябинска

+

5. 42217 прокуратура г.Челябинска

+

6. I840I УВД

г, Екатеринбурга

+

7. 700601 прокуратура Ленинского р-на г.Екатеринбурга

+

8» 224503 УВД

г. Екатеринбурга

+

9. 74648 прокуратура г.Режа

+

10. 167452 прокуратура г.Сысерти

+ Но 570II прокуратура г.Щелково Московской области

+

12. 15799 УВД, г. Кургана

+

  • 203 -

I 2 3 1 4 5 6 7 8 13 . 5915 прокуратура г. Кургана +

14 . 3965 Долматовский РОВД Курганской области

+

15 . 13464 прокуратура г. Кургана

+

16 . 4/3630 ЛОВД ст.Шадрднск

+

17 . II4I5 прокуратура. г. Кургана

+ +

18 . 21587 Первомайский РОВД г. Кургана

+

19 . 25743 прокуратура г. Кургана

+

20 . 9241 прокуратура г. Кургана

+

21 . 1712 прокуратура г. Кургана

+

22 . 672 прокуратура г. Кургана

+

Всего: о

hj •э

к; 10 7 I

  • 204 -

Таблица 2 - о применении видеозаписи при производстве следственных действий

п/ п Номер дела Место расследования Пои допросе Очная Осмотр

места лрояс. Проверка

юдозр . обвин. ставк а

показан. I 2 3 4 5 6 7 8 I. 27483 прокуратура

г.Магнитогорска

+ 2. 25710 прокуратура

г .Магнитогорска

+

3. 27375 прокуратура

г.Магнитогорска

+ 4. 68296 прокуратура г.Челябинска

+ 5. 62581 прокуратура г.Челябинска

+ 6. 39290 УВД

г.Челябинска

+ 7. 54821 прокуратура Советского р-на г Челябинска

+

8. 21529 т

г.Челябинска

+

+ Q 26340 прокуратура Пригородного р- на г.Н-Тагила

+ 10 . 6637 прокуратура г.Н-Тагяла +

п. 39761 прокуратура г.Качканара

+ 12 . 286737 УВД г.Н-Тагила

+ 13 . 227038 прокуратура Дзерышского

р-на г.Н-Тагила

+ 14 . 22031 прокуратура г.Кировграда

+

  • 205 -

I 2 3 4 5 6 7 8 15 . 58535 прокуратура

г.Невьянска

+ 16 . 74648 прокуратура

г*. Режа

+ 17 . 68U35 Невъянский РОЩ

+ 18 . 14927 прокуратура Красногорского р- на г.К-Уралъ- ского

+ + 19 . 29743 прокуратура г.Новая Ляля

+ 20 . 90954 прокуратура Свердлов.обл.

+ 21 . 149506 прокуратура Свердлов.обл.

+ 22 . 296926 УВД г.К- Уральского

+ 23 . 15799 УВД

г. Кургана

+

24 . 8832 прокуратура г. Кургана

+ 25 . 5918 прокуратура г. Кургана

+ 26 . 6647 прокуратура Кетовского р-на Курганской обл.

+

27 . 10069 прокуратура Мокроусове.р-на Курганской обл.

+ 28 . 187 прокуратура Курганской обл.

+ 29.

2758 УВД Курганской обл.

+

  • 206 -

I 2 3 4 5 6 7 8 30 . I3I0B прокуратура Курганской обл.

+ °т 14909 прокуратура Советского р-на г.Кургана +

32 . 6456 прокуратура Курганской обл.

+ + 33 . 9096 прокуратура Курганской обл.

+ 34 . 665 прокуратура Курганской обл.

+

Всего: 2 2 I 6 26

  • 207 -

Таблица 3 - об использовании в расследовании видео-, звукозаписи, полученной за рамками уголовного процесса.

ш Номер дела Место расследования Вид нтс Кто применял Когда примен. п/п

зидео звуко о/у иные лица ДО

ВУД после ВУД I 2 3 4 5 6 7 8 9 I. 75372 УВД

г. Челябинска

+ + потер. +

2. 75946 УВД

г. Челябинска

+ + потер. +

3. 61729 ОВД

г.Копеиска

+ +

+

4. 57859 Советский РОЩ г.Челябинска

+ +

+

5. 33519 УВД

г, Челябинска

+ + потер. +

6о 2341 Уральская тран. прокуратура

+

свид. +

7. 435002 УВД Свердлов.обл.

+

свид.

+ 8. 224503 УВД г.Екатеринбурга +

+

9. 478Q0I прокуратура Свердлов.обл.

+

потер. +

10. 3147 УВД

г„ Кирова

+ + потер. +

II. 1842 Ленинский Р0ВД г.Н-Тагила

+ +

+

12. 163403 прокуратура

г.Екатеринбурга

+ +

+

13. 249126 1 -УВД г.К- Уральского

+ + потер. +

  • 208 -

I 2 3 4 , 5 6 . 7 8 9 14 о I533II прокуратура г.Артемовского

+

потер. +

15. 9160/534 прокуратура Калиншюкого р- не. г „Тюмени

+ + потер. +

16. 4I6I5 Красногвардей- ский РУВД г.Москвы

+ + потер,

+ 17. 570II прокуратура г .Щелково Московской обл.

+

свид. +

18. 66137 Тимирязевский РУВД г.Москвы

+ +

+

19. 1453 ЛОВД Москва- Домодедово

+

свид. +

20. 4187 Ворошиловский

РУВД г.Москвы

+ + потер. +

21. 3270 ляокутатура г.Бобруйска

+

свид. +

22. 7461 УВД г.Архангельска

+

потер.

+ 23. 365 УВД ?. Кострома

+

свид.

+

Всего: I 22 14 17 18 5

  • 209 -

Приложение 3

ОБРАЗЦЫ

процессуальных документов,составляемых при прослушивания телефонных и иных переговоров

Документ Ш I

“Прослушивание телефонных переговоров абонентов JS 41-48-36 и 52-57- 32 Энской городской телефонной сети

САНКЦИОНИРУЮ”

Судья г, Энска Мишин А.Г.

29 апреля 1993 года

(гербовая печать судьи)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ о прослушивании телефонных переговоров

г. Энск 29 апреля 1993 г.

Следователь следственного отдела УВД г„Энска капитан юстиции Яшкин СВ., рассмотрев материалы уголовного дела № 52 о преступлении, предусмотренном ст.95 ч.2 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Настоящее уголовное дело возбуждено по факту вымогательства денег неизвестными лицами у председателя кооперативного кафе “Уют” (г.Энск, ул. Краснофлотцев,д.5) гр-на Самарина В.А, Из материалов дела видно, что 25 апреля с.г. к Самарину В.А. у входа в кинотеатр “Заря” обратился неизвестный мужчина, назвавшийся “Игорем”, и потребовал у него 100 тыс. рублей за “охрану” кафе. В случае отказа уплатить деньги “Игорь” пригрозил Самарину В.А. “неприятностями” (л.д. 2-4,5-7,12-15).

26 апреля с.г. “Игорь” ПОЗВОНИЛ Самарину по телефону в кафе и подтвердил свои требования и угрозы (л.д. 26-30). Как в первом,так

  • 210 -

и во втором случае Самарин В.А. отверг предъяленные к нему требования.

27 апреля с.г. в II час.15 мин. группа неизвестных ЛИЦ ИЗ 5 человек среди которых находился я “Игорь”, совершила нападение на помещение кафе “Уют”, расположенного по вышеуказанному адресу, и учинили там погром, уничтожив продовольственные товары, повредив мебель, витрину. Тем самым кооперативу был причинен материальный ущерб на сумму 83418 руб. (л,д.34-42).

Обратившись с заявлением в УВД Энского горисполкома гр-н Самарин В0А. рассказал о вымогательстве. После возбуждения уголовного дела принятыми мерами “Игорь” был установлен. Им оказался гр-н Григорьев Алексей Петрович, 17 августа 1967 года рождения, уроженец г.Энска, русский, работающий тренером в ДСО “Локомотив” г. Энска, проживающий по адресу: г.Энск, ул.Студенческая, д.26,кв.37.

Гр-н Самарин В.А, уверенно опознал Григорьева А.П. по фотографии и пояснил, что именно он под именем “Игоря” вымогал у него деньги, угрожая “неприятностями” 25 и 26 апреля с.г., а 27 апреля участвовал в нападении на помещение кафе “Уют”(л.д.44-53)„

Принимая во внимание, что имеющиеся в деле материалы дают достаточные основания полагать, что в результате прослушивания телефонных переговоров гр-на Григорьева А.П. могут быть получены сведения, имеющие существенное значение для дела, руководствуясь ст. I741 УПК РФ,

ПОСТАНОВИЛ:

I. Установить прослушивание переговоров, ведущихся с домашнего телефона гр-на Григорьева А.П. 41-48-36, установленного по месту его жительства (г.Энск, ул. Студенческая, д.26,кв.37), а также с телефона 52-57- 32, установленного по месту работы гр-на Григорьева АЛ. - в ДСО “Локомотив” по адресу: г. Энск, ул. Железнодорож-

  • 211 -

НЙКОВ, д.35.

2* Поручить его проведение УВД г. Энска.

Следователь

капитал юстиции Яшкин

Документ & 2

Начальнику УВД г. Энска полковнику милиции

Порошину В.Ф.

ПОРУЧЕНИЕ ( в порядке ст.127 УПК РФ)

г. Энск 29 апреля IS93 г.

В моем производстве находится уголовное цело is 52 по факту вымогательства денег у гр-на Самарина В.А. и умышленного уничтожения имущества кооператива “Уют” по адресу: г.Энск, ул. Краснофлотцев, д.5.

В совершении указанного преступления подозревается гр-н Григорьев Алексей Петрович, 17 августа 1967 года рождения, уроженец г.Энска, русский, работающий тренером в ДСО “Локомотив” (г.Энск, ул. Железнодорожников, д.35), проживающий по адресу: г.Энск, ул„ Студенческая, д.26,кв. 37.

29 апреля IS93 года получена санкция судьи г.Энска по прослзг-шивание переговоров, ведущихся с домашнего телефона гр-на Григорьева А.П. 41- 48-36, а также служебного телефона й 52-57-32, установленных соответственно по вышеуказанным адресам.

На основании изложенного в порядке ст.127 УПК РФ, прошу Вас поручить подчиненным Вас сотрудникам установить прослушивание и

  • 212 -

магнитофонную запись телефонных переговоров абонентов В 41-48-36 и № 52-57-32 Энской городской телефонной сети, имеющих отношение к настоящему уголовноглу делу, а также проведение оперативно-розыскных мер, направленных на их проверку.

При этом в ходе прослушивания переговоров и их проверки необходимо :

  • установить связи гр-на Григорьева А.П., возможно причастные к совершению расследуемых и иных преступлений;
  • получить сведения, могущие быть доказательствами по настоящему уголовному делу, а также способствующие всестороннему и полному расследованию преступления.
  • О результатах прослушивания и магнитофонной записи прошу уведомлять не реже, чем один раз в 10 дней, а в случаях, не терпящих отлагательства - немедленно.

Приложение: постановление о прослушивании телефонных переговоров на 2 листах.

Следователь

капитан юстиции Яшкин

Документ № 3

ПРОТОКОЛ

прослушивания и звукозаписи телефонных переговоров

г.Энск 4 мая 1993 г.

Начат в 10 час.15 мин. Окончен в 12 час.25 мин.

Следователь следственного отдела УВД г. Энска капитан юстиции Яшкин С.В. в присутствии понятых:

I. Ветошкина Алексея Михайловича, проживающего в г.Энске, ул.

  • 213 -

Корепина, д.3,кв. I,

  1. Каткова Алексея Юрьевича, проживающего в г.Энске, ул. Мат-роская, д.8,

с участием специалиста-инженера ЭКО того же УВД лейтенанта милиции Федорова В.П., с соблюдением требований ст.ст.141 и 174* УПК РФ,
составил настоящий протокол о прослушивании и звукозаписи телефонных переговоров, осуществлявшихся абонентом ]? 41-48-36 Энской телефонной сети с 29 апреля по 3 мая 1993 года.

Перед началом прослушивания всем перечисленным лицам разъяснено их право присутствовать при всех действиях следователя и делать заявления по поводу этих действий, подлежащие занесению в протокол.

Понятым Ветошкину A.M. и Каткову А.Ю., кроме того, в соответствии со ст.135 УПК РФ, разъяснена их обязанность удостоверить факт, содержание и результаты осмотра и выемки.

Ветошкин Катков

Специалисту Федорову В.П., кроме того, разъяснены его права и

т

обязанности, предусмотренные ст.133 УПК РФ, и он предупрежден об ответственности за отказ или уклонение от выполнения обязанностей специалиста. Федоров

Об ответственности по ст.184 УК РФ за разглашение данных предварительного следствия предупрежден.

Ветошкин Катков Федоров При воспроизведении специалистом Федоровым В.П. звукозаписи телефонных переговоров абонента „’? 41-48-36 имеющей отношение к делу является следующая:

  • 214 -

I, Фонограммы двух переговоров, зафиксированных 29 апреля.

Первый из них начинается со слов: “Алексей! Это я, Николай” и заканчивается словами: “Позвони мне завтра в это же время”. В ходе телефонного разговора неизвестный, назвавшийся Николаем,предложил проверить, не “настучал” ли Самарин в милицию после полученного урока в кафе. Абонент, откликнувшись на имя Алексей, заверил Николая, что сделает это через Сергея. Разговор начался в 15 часов 12 минут и закончился в 15 часов 14 минут. В связи с краткостью разговора установить номер телефона, с которого звонил “Николай” не представилось возможным. Сразу после этого абонент набрал телефон 52-07-72. Разговор начинается со слов:”Это Алексей. Есть срочная работа” и заканчивается словами: “Результат вечером при встрече”. В ходе разговора “Алексей” попросил собеседника проверить “по его каналам”, не заявлял ли Самарин в милицию, на что собеседник пообещал уточнить и в грубой форме отчитал его за то, что звонит на работу. Разговор начался в 15 часов 20 минут и закончился в 15 часов 26 минут. Номер телефона 52-07-72 установлен в служебном кабинете инструктора по физкультуре и спорту Энского горисполкома;

2„ Фонограмма телефонного разговора от 30 апреля.

Разговор начинается со слов, произнесенных лицом, позвонившим абоненту: “Какие новости?” и заканчивается фразой, произнесенной абонентом: “Вернется, сразу позвони”. В ходе разговора абонент сообщил позвонившему лицу, что милиция обо всем знает и с “подопечным” придется кончать, но чужими руками. Предложил взять у “Сынка” десять “лимонов” и немедленно вылетать в Уральск к “Черному”, билет заказан. Разговор начался в 15 часов 32 минуты. Звонок был совершен из телефона-автомата $ 342, расположенного на. пересечении улиц Белинского и Малышева, слева от входа в магазин “Ткани”.

  • 215 -
  1. Фонограмма переговора, зафиксированного 3 мая 1993 года. Лицо, позвонившее абоненту, произнесло:”Вернулся и не один. Завтра утром должны быть новости”, после чего звонивший положил трубку. Разговор начался в 8 часов 35 минут, закончился в 8 часов 37 минут. Установить номер телефона, с которого звонили абоненту, не удалось.

Содержание звукозаписи телефонных переговоров за 29,30 апреля и 3 мая 1993 года перенесено на отдельную кассету “Свема”- М-60, для чего использован стандартный кассетный магнитофон “Электрони-ка-322”.

Протокол прочитан вслух* Записано правильно.

Понятые: Ветошкин

Катков Специалист: Федоров Следователь: Яшкин

Документ № 4 ПОСТАНОВЛЕНИЕ об отмене прослушивания телефонных переговоров

г. Энск 4 мая 1993 г.

Следователь следственного отдела УВД г. Энска капитан юстиции Яшкин СВ., рассмотрев материалы уголовного дела № 52 по обвинению Григорьева Алексея Петровича в преступлении, предусмотренном ст. ст.95 ч.З, 98 4.2 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Постановлением от 29 апреля 1993 года было установлено прослушивание переговоров, ведущихся с домашнего телефона гр-на Григорьева А„П, 41- 48-36, а также с телефона 52-57-32, установленного по

  • 216 -

месту работы гр-на Григорьева А.П. - в ДСО “Локомотив” по адресу: г.Энск, ул. Железнодорожников, д.35.

Принимая во внимание, что в настоящее время в связи с применением меры пресечения - заключение под стражу в отношении обвиняемого Григорьева А.П., необходимость в дальнейшем применении этой меры

т

отпала, руководствуясь ст.174 УПК РФ,

ПОСТАНОВИЛ:

Прослушивание телефонных переговоров, ведущихся с домашнего и служебного телефонов гр-на Григорьева Алексея Петровича, отменить.

Копию настоящего постановления направить в суд г.Энска и начальнику УВД г. Энска.

Следователь

капитан юстиции Яшкин

  • 217 -

Приложение 4

ОБРАЗЦЫ

процессуальных документов, составляемых при закреплении оперативной видео-,звукозаписи в уголовном деле.

Документ В I

ПРОТОКОЛ представления материалов видеозаписи

г.Энск 27 апреля 1993 г.

Начат в 16 час. 35 мин. Окончен в 16 час, 50 мин,

Следователь следственного отдела УВД г.Энска капитан юстиции Яшкин С.В. в присутствии понятых:

I. Королева Ивана Сергеевича, проживающего в г„Энске, ул.Де- кабрястов,д.З,квД1,

2С Стрельцова Евгения Борисовича, проживающего в г.Знске, ул. Папанина,д.7,кв.4,

которым разъяснены их права и обязанности, предусмотренные ст. 135 УПК РФ, в кабинете следователя, в связи с заявленным ходатайством, составил настоящий протокол руководствуясь ст.70 УПК РФ о представлении материалов видеозаписи оперуполномоченным ОУР Железнодорожного РОВД г. Энска Плетневым И.В.

Представленные записи выполнены на двух видеокассетах “ВК-90”, каждая из которых опоясана двумя перекрещевающимися полосами белой бумаги, опечатана печатью железнодорожного РОВД ]{> 42 и скреплена подписями присутствующих лиц.

На кассете .№ I, как пояснил Плетнев И.В.,зафиксированы действия группы неизвестных лиц из 5 человек, совершвишх нападение на помещение кафе “Уют” 27 апреля 1993 года и учинивших там погром, а на кассете № 2 - бытовые сцены по месту жительства одного из

  • 218 -

З^частняков нападения на кафе.

Протокол прочитан следователем вслух, замечаний нет, записано правильно. Понятые: Королев

Стрельцов

Оперуполномоченный

Железнодорожного РОВД

лейтенант милиции Плетнев

Следователь

капитан юстиции Яшкин

Документ В 2

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

об отказе в ходатайстве о принятии представленных материалов видеозалией

г. Энск 5 мая 1993 г.

Следователь следственного отдела УВД г.Энска капитан юстиции Яшкин СВ., рассмотрев материалы уголовного дела № 52 по обвинению Григорьева А.П. в преступлении, предусмотренном ст.ст.95 ч.З, 98 ч.2 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

27 апреля 1993 года оперуполномоченным ОУР Железнодорожного РОВД г.Энска Плетневым И.В. была представлена видеокассета, фиксирующая бытовые сцены по месту жительства обвиняемого Григорьева А.П. в период с 18 до 20 часов 27 апреля 1993 года, с ходатайством об их принятии, о чем составлен протокол.

Однако эти обстоятельства не имеют значения по делу, в связи с чем заявленное ходатайство о принятии представленной видеокассеты удовлетворению не подлежит.

  • 219 -

Учитывая изложенное, руководствуясь ч.2 ст.131 УПК РФ,

ПОСТАНОВИЛ:

  1. В ходатайстве о принятии представленной видеозашси отказать.
  2. Копию постановления и видеокассету направить начальнику Железнодорожного РОВД г.Энска, разъяснив право обжалования настоящего постановления прокурору.
  3. Следователь

капитан юстиции Яшкин

Документ 5 3

ПРОТОКОЛ осмотра материалов видеозаписи

г. Энск 28 апреля 1993 г.

Осмотр начат в 17 час.30 мин.

Окончен в 18 час 15 мин. Следователь следственного отдела УВД г.Энска капитан юстиции Яшкин СВ. с участием инженера по спецтехники того же УВД лейтенанта милиции Петрова М.Л. и понятых:

  1. Катаева Петра Семеновича, проживающего в г.Энске, ул. Краснофлотцев, д.3,кв.II,
  2. Сикорского Игоря Витальевича, проживающего в г. Энске, ул. Донская, д.7,кв. 4,
  3. с соблюдением требований ст.ст» 178,179 УПК РФ, произвел осмотр материалов видеозаписи, представленных 27 апреля 1993 года из ОУР Железнодорожного РОВД г. Энска, о чем в соответствии со ст.182 УПК РФ составил настоящий протокол.

Перед началом осмотра всем перечисленным лицам разъяснено их

  • 220 -

право присутствовать при всех действиях следователя и делать заявления по поводу этих действий, подлежащие занесению в протокол.

Участники осмотра в соответствии со ст.139 УПК РФ предупреждены об ответственности за разглашение ставших им известных сведений по ст.184 УК РФ.

Петров Катаев Сикорский Понятым Катаеву П.С. и Сикорскому И.В., кроме того, в соответствии со сТо135 УПК РФ разъяснена их обязанность удостоверить факт,

содержание и результаты осмотра.

Катаев

Сикорский

Специалисту Петрову М.Л„ разъяснены его права и обязанности,

т предусмотренные ст.133 УПК РФ, и он предупрежден об ответственности за отказ или уклонение от выполнения обязанностей специалиста.

Петров

Осмотром установлено.

Видеокассета, опоясанная двумя перекрещивающимися полосами белой бумаги, на которой синей пастой проставлены росписи и фамилии ( в скобках Плетнев, Кучеренко, Петрань). Имеется печать Железнодорожного РОВД г.Энска $ 42. По обеим сторонам кассеты наклеены этикетки зелено-белого цвета с фабричными надписями черного цвета: “Видеокассета ВК-90. Цена 38 руб., прейскурант $ 137-19-73/83”. Корпус непрозрачный, черного цвета, неразборный, следов вскрытия не обнаружено. На торцевой стороне кассеты предохранительные упоры карманов защиты целы. Над предохранительным упором кармана защиты вдавленная надпись “ВК- 90 х 1261”.

Для прослушивания и просмотра видеокассеты использован видеомагнитофон “Панасоник”.

  • 221 -

Видеофонограмма начинается словами: “Я, оперуполномоченный уголовного розыска Железнодорожного РОВД г. Энска лейтенант милиции Плетнев И.В. с участием инженера по спецтехняки Петрова в присутствии Кучеренко и Петрань 27 апреля 1993 года с 10 часов организовал наблюдение за входной дверью кооперативного кафе “Уют” по ул. Краснофлотцев, д.5 с применением видеокамеры “Панасоник”. Устная речь одновременно сопровождается изображением участка местности, прилегающего к входной двери кафе.

Продолжение записи со слов: “II часов 15 минут, едут!”. На экране видеомагнитофона крупным планом показан гос.номер Э 66-32 ВА приближающейся к кафе “Уют” автомашины “Газ-24” “Волга” серого цвета, в которой находится пятеро мужчин, четверо из которых, за исключением водителя, после остановки автомашины быстро зашли в кафе, закрыв за собой дверь, откуда после этого был слышен звон разбитой посуды, стекла. Через четыре минуты указанные мужчины вышли из кафе и при посадке в машину один из них -“Игорь”, сказал вышедшему следом председателю кооператива “Уют” Самарину следующее: “Это для тебя первый урок и чтобы больше не возникал. Готовь 15 “лимонов”. Мы тебя сами найдем, а если денег не будет, сожгем кафе. Жди нас дней через десять. “Стукнешь” в милицию, будут неприятности дома, мы мокрухи не боимся”.

Самарин в ответ сказал: “Я все понял, деньги будут, только времени на это мало. Нельзя ли хотя бы через месяц?”.

Захлопнув дверь автомашины “Игорь” ответил:”Нет нельзя, деньги должны быть через десять дней” и машина уехала.

Видеозапись окончена в II час. 20 мик.

После осмотра видеокассета помещена в футляр, заклеена крест- накрест липкой лентой “Скоч”, опечатана печатью УВД г.Энска 1$ 15 и скреплена подписями понятых.

  • 222 -

Заявлений в связи с осмотром не постудило. Протокол прочитан вслух. Записано правильно.

Понятые: Катаев

Сикорский Специалист: Петров

Следователь

капитан юстиции Яшкин

Документ .(!> 4

ПОСТАНОВЛЕНИЕ о назначении фоноскопической экспертизы

г. Энск 29 апреля 1993 г.

Следователь следственного отдела УВД г. Энска капитан юстиции Яшкин С.В., рассмотрев материалы уголовного дела В 52 по обвинению Григорьева А.П. в преступлении, предусмотренном ст.ст.95 ч.З, 98 ч,2 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

28 апреля 1993 года у гр-на Самарина В.А., находящегося в своей квартире по адресу: г.Энск, ул. Шефская, д.65,кв.33, по его домашнему телефону * 35- 21-12 потребовали забрать заявление из милиции, угрожая в противном случае физической расправой над детьми. Телефонный разговор записан на магнитный носитель-компакт-кассету “Свема”.

Имеются основания полагать, что звонил гр-н Григорьев А.П., обвиняемый в совершении вымогательства в отношении Самарина В.А.

Принимая во внимание, что по делу имеются достаточные основания для назначения фоноскопическои экспертизы, руководствуясь ст. ст.78,184,187 УПК РФ,

  • 223 -

ПОСТАНОВИЛ:

  1. Назначить по настоящему делу фоносколическую экспертизу, производство которой поручить фоноскопической лаборатории экслерт-но-криминалистяческого отдела УВД г.Энска.
  2. На разрешение экспертизы поставить следующие вопросы:
  3. а) принадлежит ли устная речь, начинающаяся словами: “Это Са марин?” и заканчивающаяся словами: “… завтра жду ответа”, запи санная на представленной спорной фонограмме на магнитной кассете “Свема”, сторона “А” гр-ну Григорьеву А.П., чьи экспериментальные образцы речи представлены на магнитной кассете “Мелодия”?

б) если нет, то какими личностными характеристиками обладает человек, устная речь которого записана на представленной фонограм ме (пол, возраст, географический район формирования устной речи и возможные места проживания, образование, профессия, уровень куль туры, дефекты речи, некоторые виды перенесенных болезней и т.д.)?

в) имеются ли признаки монтажа указанной выше фонограммы или привнесения изменений в процессе записи фонограммы или после за писи?

  1. В распоряжение эксперта представить: две магнитофонные ком пакт-кассеты -“Свема” и “Мелодия” в конвертах-соответственно II и № 2 с записями телефонного разговора и образцами речи Григорьева

А.П. залечатанных печатью УВД г.Энска и скрепленных подписями кассета “Свема” - участников прослушивания, кассета “Мелодия” - понятых.

  1. Поручить начальнику экспертно-криминалистического отдела УВД г. Энска разъяснить сотрудникам, которые будут производить эк спертизу, права и обязанности эксперта, предусмотренные ст.82 УПК РФ, предупредить их об ответственности.

Следователь

капитан юстиции Яшкин

  • 224 -

Документ № 5

ПОСТАНОВЛЕНИЕ о назначении видеофоноскопической экспертизы

г» Энск 28 апреля 1993 г.

Следователь следственного отдела УВД г. Энска капитан юстиции Яшкин СВ., рассмотрев материалы уголовного дела .№ 52 по обвинению Григорьева А.П0 в преступлении, предусмотренном ст„ст.95 ч.З, 98 ч.2 УК РФ,

УСТАНОВИЛ;

27 апреля 1993 года в II час. 15 мин. на улице Краснофлотцев, д.5, в кафе “Уют” прибыла группа неизвестных лиц из 5 человек на автомашине “Газ- 24” “Волга” госномер Э 66-32 ВА, которые учинили там погром, а затем при посадке в машину один из них, “Игорь”,разговаривал с вышедшим следом Самариным, что было зафиксировано с помощью видеокамеры “Панасоник” на видеокассету “ВК-90”.

Принимая во внимание, что по делу имеются основания для назначения видеофоноскопической экспертизы, руководствуясь ст.ст.78, 184,187 УПК РФ,

ПОСТАНОВИЛ:

  1. Назначить по настоящему делу видеофоноскопическую экспертизу, производство которой поручить научно-криминалистическому центру МВД Российской Федерации.
  2. На разрешение экспертизы поставить следующие вопросы:
  3. а) имеются ли на представленной видеофонограмме признаки мон тажа записи звука иди изображения ?

б) одновременно ли производилась запись звука и изображения на представленной видеофонограмме?

в) производилась ли в процессе записи представленной видео фонограммы остановка видеокамеры?

  • 225 -

г) один и тот же участок местности изображен на представленной видеофонограмме?

  1. В распоряжение эксперта представить видеомагнитофонную кассету “ВК-90” с записью действий группы неизвестных д лиц и разговора между Самариным и “Игорем”, запечатанную в футляре, который заклеен крест- накрест липкой лентой “Скоч”, опечатан печатью УВД г.Энска № 15 и скреплен подписями понятых.
  2. Поручить руководителю научно-криминалистического центра разъяснить сотрудникам, которые будут производить экспертизу, права и обязанности эксперта, предусмотренные ст.82 УПК РФ, предупредить их об ответственности по ст.182 УК РФ за отказ или уклонение от дачи заключения и по ст.181 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения.
  3. Следователь

капитан юстиции Яшкин

Документ В 6 ПОСТАНОВЛЕНИЕ об изъятии образцов для сравнительного исследования

г, Энск 29 апреля 1993 г.

Следователь следственного отдела УВД г.Энска капитан юстиции Яшкин СВ., рассмотрев материалы уголовного дела Ш 52 по обвинению Григорьева А.П. в преступлении, предусмотренном ст.ст.95 ч.З, 98 ч02 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Постановлением от 29 апреля 1993 года назначена фоноскопичес-кая экспертиза для установления принадлежности устной речи, запечатленной на магнитной кассете “Свема”, обвиняемому Григорьеву А.П.

  • 226 -

Принимая во внимание, что для сравнительного исследования необходимы образцы устной речи Григорьева» записанные на фонограмму, руководствуясь от.186 УПК. РФ,

ПОСТАНОВИЛ:

Получить у обвиняемого Григорьева Алексея Петровича образцы устной речи с записью их на фонограмму для сравнительного исследования.

Следователь

капитан юстиции Яшкин

Постановление мне объявлено 29 апреля 1993 года.

Григорьев

Документ Лз 7

ПРОТОКОЛ

получения образцов для сравнительного исследования

г. Энск 29 апреля 1993 г.

Начат в 10 час,05 мин.

Окончен в II час„45 мин. Следователь следственного отдела УВД г.Энска капитан юстиции Яшкин СВ., с участием инженера по спецтехнике того же УВД лейтенанта милиции Петрова М.Л. в присутствии понятых:

  1. Андреева Владимира Ильича, проживающего в г.Энске, ул. Мичурина, д.3,кв.8,
  2. Макарова Виктора Александровича, проживающего в г. Энске, ул. Бебеля, д.148,кв. 36,
  3. с соблюдением требований ст.186 УПК РФ получил образцы устной речи обвиняемого Григорьева Алексея Петровича, записанные на фоно-
  • 22? -

грамму, о чем в соответствии со ст.141 УПК РФ составил настоящий протокол,

Получение образцов устной речи производилось в кабинете следователя.

Перед началом следственного действия Григорьеву А.П. предъявлено постановление от 29 апреля 1993 года об изъятии образцов для сравнительного исследования и разъяснено содержание ст.186 УПК РФ.

Григорьев Понятым Андрееву В.И. и Макарову В.А. разъяснены их права и обязанности, предусмотренные ст.135 УПК РФ.

Андреев Макаров Специалисту Петрову М.Л, разъяснены его права и обязанности,

т

предусмотренные ст.133 УПК РФ, и он предупрежден об ответственности за отказ или уклонение от выполнения своих обязанностей.

Петров Обвиняемому Григорьеву А.П. было предложено зачитать перед микрофоном текст, по тематике схожий со спорной фонограммой.

После этого фонограмма, выполненная на магнитофонной кассете “Мелодия”, изъята из магнитофона “Электроника- 322”, с помощью которого производилась запись со скоростью 4,76 см/с, опоясана полосами белей бумаги и опечатана печатью УВД г. Энска № 15 с подписями участников следственного действия.

Заявлений и замечаний не пос тупило. Протокол прочитан следователем. Записано все правильно,

Понятые: Андреев Макаров

Обвиняемый: Григорьев

Специалист: Петров Следователь

капитан юстиции Яшкин

  • 228 -

Документ № 8

ПРОТОКОЛ предъявления лица для опознания по видеозаписи

г.Энск 6 мая 1993 г.

Опознание начато в II час.15 мин. Опознание окончено в 12 час.10 мин. Следователь следственного отдела УВД г.Энска капитан юстиции Яшкин СВ., руководствуясь ст.ст,164-166 УПК РФ, в присутствии понятых:

1, Фоминых Владимира Борисовича, проживающего в г.Энске, ул. Лермонтова,д.8,кв.34,

  1. Мельниковой Галины Федоровны, проживающей в г.Энске, ул. Ангарская, д.48,кв.3,

предъявил свидетелю Виноградовой Людмиле Сергеевне, проживающей в г. Энске, ул. Лесная, д.18,кв.2, для опознания три видеозаписи, пронумерованные порядковыми номерами 1,2,3. Видеозапись под № 2, фиксирующая действия группы лиц из 5 человек в момент погрома в кафе “Уют”, представлена органом дознания и после проверки постановлением следователя приобщена к делу в качестве вещественного доказательства. Видеозаписи под В I и 2 специально подобраны для предъявления и сходны по содержанию, количеству участников и общим признакам с опознаваемыми лицами.

Свидетель Виноградова Л.С перед началом предъявления для опознания предупреждена об ответственности по ст.181 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний и по ст.182 УК РФ за отказ или уклонение

от дачи показаний

Виноградова

Участникам предъявления для опознания разъяснено право делать

замечания, подлежащие внесению в протокол, а понятым Фоминых В.Б. и

  • 229 -

Мельниковой Г.Ф., кроме того, в соответствии со ст„135 УПК РФ разъяснена их обязанность удостоверить факт, содержание и результаты предъявления для опознания

Фоминых Мельникова

Свидетелю Виноградовой Л.С, было предложено просмотреть и прослушать три видеозаписи и сказать, нет ли в предъявленных видеозаписях знакомых по голосу и изображению лиц, и если она узнает их, то в какой видеозаписи по номеру, кого и по каким признакам.

Видеозаписи воспроизводились в порядке присвоенных им номеров 1,2,3 на видеомагнитофоне “Панасоник”.

Просмотрев и прослушав три предъявленных видеозаписи Виноградова Л.С. заявила: “В видеозаписи № 2 я уверено опознаю гражданина, сидящего за рулем автомашины “Волга”. Это бывший мой сослуживец Капустин Игорь Валентинович. Я опознаю его по чертам лица, тело сложению, о санке”.

Опознание производилось в кабинете следователя при дневном освещении.

Заявлений и замечаний от участников предъявления для опознания не поступало.

Протокол прочитан вслух. Записано правильно.

Опознающий : Виноградова

Понятые: Фоминых

Мельникова

Следователь

капитан юстиции Яшкин

  • 230 -

Документ № 9

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

об отказе в приобщении к делу в качестве вещественного доказательства материалов видеозаписи

г. Энск 5 мая 1993 г.

Следователь следственного отдела УВД г.Энска капитан юстиции Яшкин СВ.; рассмотрев материалы уголовного дела № 52 по обвинению Григорьева А.П. в преступлении, предусмотренном ст.ст.95 ч.З, 98 ч. 2 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

27 апреля 1993 года оперуполномоченным ОУР Железнодорожного РОВД г.Энска Плетневым И.В. были представлены материалы видеозаписи, фиксирующие факт погрома в кооперативном кафе “Уют”, с ходатайством об их принятий, о чем составлен протокол.

Однако, видеозапись не может быть приобщена к делу в качестве вещественного доказательства в силу отсутствия видеоизображения и очень низкого качества записи звука, прослушивание которого оказалось невозможным даже в результате применения специальных познаний и аппаратуры.

Учитывая изложенное, руководствуясь ч.2 ст.131 УПК РФ,

ПОСТАНОВИЛ :

  1. В приобщении к уголовному делу представленных материалов видеозаписи отказать.
  2. Копию постановления и видеокассету “ВК-90” направить начальнику Железнодорожного РОВД г.Энска,разъяснив право обжаловать настоящее постановление прокурору г.Энска.

Следователь капитан юстиции

Яшкин

  • 231 -

Документ * 10 ПОСТАНОВЛЕНИЕ о приобщении к делу вещественных доказательств

г.Энск 5 мая 1993 г.

Следователь следственного отдела УВД г.Энска капитан юстиции Яшкин СВ., рассмотрев материалы уголовного дела № 52 по обвинению Григорьева А.П. в преступлении, предусмотренном ст.ст.95 ч.З, 98 ч.2 YK РФ,

УСТАНОВИЛ:

27 апреля 1993 года в II час.15 мин. на улицу Краснофлотцев, д.5, в кафе “Уют” прибыла группа неизвестных лиц из 5 человек на автомашине “Волга” гос„номер Э 66-32 ВА, которые учинили там погром, а затем при посадке в машину один из них, Григорьев А.П., разговаривал с вышедшим следом Самариным, что было зафиксировано с помощью видеокамеры “Панасоник” на видеокассету “ВК-90”, которая 27 апреля 1993 года представлена органом дознания для приобщения к уголовному делу.

При проверке путем производства осмотра места происшествия, осмотра материалов видеозаписи, допроса свидетелей Виноградовой Л.С, Кучеренко А.Н., Петрань СП., проведения виде офоно скопи ческой и портретной криминалистической экспертиз выяснено доказательственное значение фактических данных, полученных с использованием видеозаписи.

Принимая во внимание, что данная видеозапись служит средством к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, руководствуясь ст.ст„83 и 84 УПК РФ,

ПОСТАНОВИЛ :

  • 232 -

Представленную органом дознания видеокассету с записью погрома в кафе “Уют” приобщить к уголовному делу № 52 в качестве вещественного доказательства.

Следователь капитан юстиции

Яшкин

  • 233 -

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

I. Нормативные материалы:

  1. Конституция (Основной закон) Российской Федерации.М.,1992.
  2. О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик: Закон СССР от 12 июня 1990 года//Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР, 1990, .№ 26.Ст.495,
  3. О милиции: Закон РСФСР от 18 апреля 1891 года//Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1991, № 16. Ст.503.
  4. О прокуратуре Российской Федерации: Закон Российской Федераций от 17 января 1992 года//Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992, № 8. Ст.366.
  5. 0 частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации: Закон Российской Федерации от II марта 1992 года// Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992, JS 17.Ст.888.
  6. Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации: Закон Российской Федерации от 13 марта 1992 года//Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992, № 7.Ст.892; № ЗЗ.Ст.1912.
  7. О государственной охране высших органов государственной власти Российской Федерации и их должностных лиц: Закон Российской Федерации от 22 мая 1993 года//Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1993, № 2I.CT.745.
  8. О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР “О судоустройстве РСФСР”, уголовно-процессуальный кодекс РСФСР,Уголовный
  • 234 -кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР “Об административных правонарушениях”: Закон Российской Федерации от 25 августа 1993 года//Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1993, № ЗЗ.Ст.1313.

9„ 0 Концепции судебной реформы в РСФСР: Постановление Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 года//Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1991, В 44. Ст.1435.

  1. Об утверждении норм положенное™ технических средств для следственных подразделений органов внутренних дел Российской Федерации: Приказ МВД Российской Федерации А1» 239 от 22 июля 1992 года// Информационный бюллетень следственного комитета МВД Российской Федерации, 1992, № 20
  2. Постановление Пленума Верховного суда СССР от 16 марта 1971 года Аз 1//Сборник постановлений Пленума Верховного суда СССР. М., 1978,4.2.
  3. Проект Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик/Под ред. А.Д,Бойкова//Соц.законность, 1990,№. 3.
  4. Проект Основ уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и республик//Известия, 1991, 29 июня.
  5. Проект Конституции Российской Федерации. М., 1993.
  6. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР: Теоретическая модель/Под ред. В.М.Савицкого. М.,1990.
  7. Уголовно-процессуальное законодательство России(сборник нормативных материалов): Учебное пособие. Воронеж, 1993.
  8. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 31 августа 1966 года//Ведомости Верховного Совета РСФСР,1966, № 36.Ст.Ю18.
  • 235 -

П. Специальная литература: А. Диссертации

  1. Г а л к о в В.А. Документы как источник доказательств в советском уголовном процессе. Канд.дисс. М„, 1991.
  2. И щ е н к о Е.П. Применение синхронной записи звука и изображения при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел. Канд.дисс. Свердловск, 1974.
  3. Селиванов Н.А. Научно-технические средства расследования преступлений (правовые, методологические основы применения, современное состояние и перспективы развития).Докт.дисс. М., 1965.
  4. ЧувилевА.А, Использование следователем оперативно- розыскной информации в стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Канд.дисс. М., 1985.
  5. Б. Авторефераты диссертаций

  6. Зинченко И.А. Доказательственное значение фотоснимков, кинолент и видеограмм и их использование в уголовном судопроизводстве. Автореф.канд.дисс, М., 1982.
  7. ИщенкоЕ.П. Применение синхронной записи звука и изображения при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел. Автореф.канд.дисс. Свердловск, 1974.
  8. Капинус Н.И. Представление доказательств в советском уголовном процессе. Автореф.канд.дисс. М., 1988.
  9. Коршунова 0.Е, Процессуальные и тактические аспек ты отождествления личности по признакам голоса и устной речи на предварительном следствии.Автореф.канд.днсс.Ленинград, 1990.

  10. К у д и н Ф.М. Производные доказательства и их источники в советском уголовном процессе„Автореф.канд.дисс.Свердловск,1967.
  • 236 -
  1. Макаров A.M. Применение научно-технических средств при рассмотрении судами уголовных дел. Автореф.канд.дисс.М.,1979.
  2. Морозов!.Е. Участие специалиста в стадии предварительного расследования. Автореф.канд.дисс. Саратов, 1977.
  3. Мусиенко А.В. Процессуальные, тактические и организационные проблемы применения киносъемки, видео- и звукозаписи при расследовании преступлений. Автореф.канд.дисс. М„, 1983.
  4. ОспановС.Д. Взаимодействие органа дознания со следственным аппаратом органов внутренних дел. Автореф.калд.дисс.М., 1990.
  5. Прокофьев!) „Н. Использование документов как доказательств в советском уголовном процессе. Автореф.канд„дисс.М., 1976.
  6. Р е в т о в Ю.И. Опознание человека по голосу и особенности речи в процессе расследования. Автореф.канд.дисс. Минск, 1988.
  7. Серов В.А. Использование научно-технических познаний н
    средств в доказывании по уголовным делам. Автореф.канд.дисс. М., 1980д
  8. Тетенькин Б.А. Проверка доказательств в структуре уголовно-процессуального доказывания. Автореф.канд.дисс.М.,1983.
  9. У т к и н Е.А. Уголовно-процессуальные проблемы использования научно-технических средств в стадии судебного разбирательства. Автореф.канд.дисс. Киев, 1987.
  10. Федоров В.И. Значение истребования и представления доказательств для обоснования процессуальных решений по уголовному делу. Автореф.канд,дисс. Саратов, 1990.
  11. Филиппова М.А. Экспрессные методы фиксации фактических данных на предварительном следствии.Автореф.канд.дисс. Ленинград, 1975.
  • 237 -

В., Монографии, статьи

  1. АбдумаджидовГ. Усиление гарантий прав и законных интересов граждан при производстве следственных действий// Актуальные проблемы совершенствования производства следственных действий. Ташкент, 1982.
  2. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж,1980.
  3. БасковВ.И. Уголовная преступность и борьба с ней// Вестник Московского университета, серия №- II “Право”, 1991, В 4.
  4. 4„ Бастрыкин А.И. Опыт борьбы с организованной преступностью в С1ЛА//Проблемы борьбы с организованной преступностью. Минск, 1991.

  5. Батраков Ю.Г., Б о ч и л л о П.И. Воспроизведение звукозаписи при допросе подозреваемых - эффективное средство изобличения виновных в совершении преступления//Следственная практика,Вып.ИЗ. М„, 1977.
  6. Бедняков Д.И., Горбачев А.В. Взаимодействие оперуполномоченного БХСС и следователя: правовые и организационные вопросы. Учебное пособие. Горький, 1988.
  7. Б е д н я к о в Д.И, Непроцессуальная информация и расследование преступлений.М., 1991.
  8. БезлепкинБ.Т, Проблемы уголовно-процессуального доказывания//Советское государство и право, 1991,№ 8,
  9. БекариаЧ. 0 преступлении и наказании. М.Д939.
  10. Белецкий А.З., Штученко Т.Н. Некоторые вопросы использования звукозаписи и видеозаписи в уголовном процессе /Дриминалистика и судебная экспертиза.Вып.35. Киев, 1987.
  11. Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики, М., 1970.
  • 238 -
  1. Бельсон Я.М. Интерпол в борьбе с уголовной преступностью. М., 1989.
  2. Б е м В.В., И щ е н к о Е.П. Звукозапись как средство повышения эффективности следственных действий//Следственные дей- ствия(криминалистические и процессуальные аспекты).Свердловск, 1983.
  3. БерчиковВ. Использование видеомагнитофонной записи в следственных действиях//Соц.законность, 1973,№ 12.
  4. Б о р и к о СВ. Совершенствование предварительного следствия как оцно из условий формирования социалистического правового государства//Демократязм предварительного расследования.Минск, 1990.
  5. Боровик Т. Рэкетиров узнают по голосам//Мегополис - экспресс, 1993, К> 4.
  6. Борьба с преступностью за рубежом. М.,1991, 1 12; 1992, № 9,11.
  7. Брусиловский А.Е., Строгович М.С. Свидетельские показания в качестве судебных доказательств//Методика
  8. и техника следственной работы, Киев, 1934.

  9. Б р ы л е в В.И, Взаимодействие органов следств я и дознания при раскрытии и расследовании преступлений в сфере наркобизнеса. Учебное пособие. Екатеринбург, 1992.
  10. Будилина Т.В. Этические аспекты прослушивания телефонных и иных перего воров/ Дриминалистические проблемы расследования преступлений. Красноярск, 1992.
  11. Быховский И.Е., Корниенко Н.А. Процессуальные и тактические вопросы применения технических средств при расследовании уголовных дел. Учебное пособие. Ленинград, 1981.
  • 239 -
  1. Вакулович В.И. Актуальные проблемы борьбы с преступлениями, совершенными организованными преступными грулпами/Дри-миналистика и судебная экспертиза. Вып.43. Киев, 1991.
  2. Варфоломеев Т.В. Производные вещественные доказательства. 1., 1980.
  3. Василенко В.П., Трофимов А.Т. 0 понятии исследования доказательственной информации//Труды ВСШ МВД СССР. Вып.12. Волгоград, 1976.
  4. Вестник МВД Российской Федерации, 1992, № Г-?.
  5. Вечерний Э.П., Скоромников К.С., Л е -щ е н к о В.П. Использование оперативно-технических средств в деятельности аппаратов БХСС. М., 1978.
  6. В и н б е р г А.И., Э й с м а н А.А. Фототелеграфия и звукозапись в криминалистике. М., 1946.
  7. В и н б е р г А., К о ч а р о в Г., Миньковский Г. Актуальные вопросы теории судебных доказательств в уголовном процессе//Соц. законность, 1963, И 3.
  8. В л а с э н к о В.Г. Предъявление для опознания живых лиц по голосу//Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Выл.З. Саратов, 1978.
  9. Вологин М.В., ИщенкоЕ.П. 0 тактике применения видеомагнитофона при допросах и очных ставках//Наука и техника на службе предварительного следствия. Волгоград, 1976.
  10. ВолынскийА. Почему слабо используется криминалистическая наука и техника?//Соц.законность, 1988, f 10.
  11. ГолунскийС.А. Вопросы доказательственного права в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных респуб- лик//Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве СССР. М., 1959.
  • 240 -
  1. Гончаренко В.И. Научно-технические средства в следственной практике. Киев, 1984.
  2. Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Э л ь к и н д П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978
  3. Грамович Г.И. Основы криминалистической техники. Минск, 1981.
  4. Гром овенко Л.И. Криминалистическое исследование средств и материалов магнитной звукозаписи. Киев, 1981.
  5. Громовенко Л.И. Понятие средств и материалов магнитной записи как источников доказательств в уголовном процессе// Труды Киевской высшей школы МВД СССР, Киев, 1981.
  6. ДавлетовА.А, Прослушивание телефонов. 0 новом следственном действии//Право. Свердловск, 1990, № 19.
  7. Д а в л е т о в А„А. За семью печатями. Оперативно-розыскная деятельность. Что это такое?//Право. Свердловск, 1990, й 22.
  8. ДавлетовА.А. Основы уголовно-процессуального познания. Свердловск, 1991.
  9. ДавлетовА.А. Оперативно-розыскная информация в системе доказательств по уголовному делу//Права человека в контексте деятельности органов внутренних дел. Материалы Всероссийского симпозиума. Екатеринбург, 1993.
  10. Данилюк С, Виноградове, Щерба С. Как прослушать телефонный разговор//Соц. законность, 1991, j? 2.
  11. Д о л я Е.А. Доказывание и оперативная работа по уголовным делам//Укрепление законности и борьба с преступностью в условиях формирования правового государства. М., 1990.
  12. Д о л я Е. Прослушивание телефонных и иных переговоров - следственное ли это действие?//Советская юстиция, 1992, № 19-20.
  • 241 -
  1. Дослулов Г.Г. Оптимизация предварительного следствия. Алма-Ата, 1984.
  2. Драпкин Л.Я. Решение следователя и тактические приемы в структуре процессуальных действий//Следственные действия: криминалистические и процессуальные аспекты. Свердловск, 1984.
  3. 47 о Драпкин Л.Я., Матвеев М.Г. Организованная преступность: структура, понятие, основные криминалистические аспекты раскрытия и расследования/Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Екатеринбург, 1992.

  4. Д ю р я г и н И.Я. Право и управление. М., 1981.
  5. Ж о г и н Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М., 1965.
  6. Жуковский В.М. 0 тайне телефонных переговоров на предварительном следствии/Дкрепление законности предварительного расследования в условиях перестройки. Волгоград, 1990.
  7. ЗажицкийВ. Источники осведомленности в уголовно- процессуальном доказывании//Сов. юстиция, 1983, № 8.
  8. ЗажицкийВ., Башкатов Л. Быть ли новому следственному действию. Сов.юстиция, 1990, № 23.
  9. ЗажицкийВ. Правовая регламентация оперативно- розыскных мер//Соц. законность, 1990, й 7.
  10. ЗажицкийВ, Вопросы доказательственного права// Сов. юстиция, 1992, В 19-20.
  11. ЗажицкийВ. Закон об оперативно-розыскной деятельности не идеален//Сов. юстиция, 1993, № 5.
  12. Зверев В.Х., Коробков В.И. Классификация возможных методов защиты от оптико-электронных систем прослушивания //Специальная техника. М., 1987.
  • 242 -
  1. Звукозапись в уголовном процессе//Правоведение, 1968,№ 2.
  2. ЗинатуллинЗ.З. Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность (Вопросы теории и практики).Казань,1981.
  3. 3 и н и н A.M. Некоторые вопросы процессуальной регламентации использования научно-технических методов и средств в раскрытии преступлений//Волросы теории криминалистики и экспертно-крими- налистических проблем. М.,1990.
  4. 3 и н и н A.M., Токарев В.В. Из опыта создания, ведения и использования видеотек в раскрытии и расследовании престу- плений//Проблемы борьбы с организованной преступностью. М.,1990.
  5. Зинченко И. А. Использование в уголовно- процессуальном доказывании фотоснимков, кинолент и видеограмм. Ташкент,1988.
  6. Зинченко И.А. Вещественные доказательства при расследовании преступлений. Учебное пособие. Ташкент, 1991.
  7. Игнатов СВ., Ильин СВ. Пределы использования специальной оперативной техники//Сборник МВД СССР.М., 1990, № 3.
  8. Использование фотоснимков, фонограмм,дактилокарт//Соц. законность, 1987, № I,
  9. И щ е н к о Е.П. Классификация научно-технических средств, используемых на предварительном следствии//Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами на предварительном следствии. Киев, 1980.
  10. И щ е н к о Е.П. Использование современных научно-технических средств при расследовании уголовных дел.Свердловск, 1985.
  11. И щ е н к о П.П. Получение розыскной информации по следам преступлений/Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Екатеринбург, 1992.
  12. И щ е н к о П.П., И щ е н к о Е.П. Основы судебной фотографии, киносъемки и видеозаписи. Екатеринбург, 1992.
  • 243 -
  1. Кабанов П. Использование фотоснимков, фонограмм, дактилокарт//Соц. законность, 1987, № I.
  2. КаранадзеА. Видеотехника в судопроизводстве// Соц. законность, 1987, № II.
  3. Карнеева Л.М., Ратинов А.Р., X и л о б о к М.П. Применение звукозаписи в следственной практике.М., 1967.
  4. Карнеева I.M., Нусиенко А.В. Доказательственное значение материалов, полученных в результате применения киносъемки, видео- и звукозалиси//Сов, юстиция, 1983, № 3.
  5. Карнеева Л.М., К е р т э с И. Источники доказательств по советскому и венгерскому законодательству. М., 1985.
  6. Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. Учебное пособие. Волгоград, 1988.
  7. К а р н е е в а Л.М. Уголовно-процессуальный закон и практика доказывания//Соц.законность, 1990, № I.
  8. Карнеева Л.М. Доказательственное значение материалов видео- и звукозаписи//Вестник Верховного суда СССР,1991,№ 7.
  9. К а р п е ц И.И. Преступность: иллюзия и реальность. М., 1992.
  10. Кергандберг Э.М. Теоретические вопросы расширения использования в уголовном процессе технических средств//Вопро-сы совершенствования борьбы с преступностью в Эстонской ССР. Тарту, 1985.
  11. КовейшаС.А. Использование кино в расследовании преступлений. Волгоград, 1982.
  12. КозусевА. Законность прослушивания телефонных и иных переговоров//Законность, 1993, № 2.
  13. Коломиец В.Я. Использование материалов звукозаписи в расследовании преступлений//Сборник статей адъюнктов и соискателей. Высшая школа МВД СССР. М., 1970.
  • 244 -
  1. К о м а р к о в B.C. Тактика допроса. Учебное пособие. Харьков, 1975.
  2. КоматовскийВ. Оперативная видео- и звукозапись в процессе доказывания//Законность, 1992, № 12.
  3. К о м л е в В. О порядке прослушивания телефонных переговоров// Соц.законность, 1991, * 7.
  4. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Белорусской ССР. Минск, 1973.
  5. К о п ь е в а А.Н„ Документы как доказательства в советском уголовном процессе. Учебное пособие. Иркутск, 1973.
  6. КостаковА.А. Допустимость и относимость доказательств, Ленинград, 1991.
  7. Костыркин В.Н., Рогозин Ю.С., Шматов М.А., Маргуновский А.Д., Джаббаров Т.Г. Применение видеозаписи в оперативно-розыскной и следственной работе. Учебное пособие. Ташкент, 1988.
  8. Криминалистика. Учебник для средних специальных учебных заведений. М., 1967.
  9. Кручинина Н.В., Ш и к а н о в В.И. Процессуальные аспекты использования результатов оперативной видео-, кино-, фото-, звукозаписи при расследовании преступлений/Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Екатеринбург, 1992.
  10. К у л а г и н Н.И. Некоторые вопросы использования звукозаписи в расследовании преступлений//Наука и техника на службе предварительного следствия. Волгоград. Вып.12, 1976.
  11. Курс советского уголовного(Общая часть).М.,1989.
  12. КъявариоМ. Реформа уголовного процесса: заметки о делегированном законе и проекте нового кодекса//Реферативный журнал “Общественные науки за рубежом”,серия 4.Государство и право. М„, 1991, № I.
  • 245 -
  1. Ларин A.M. Истребование и представление предметов и документов в стадии расследования/Актуальные проблемы совершенствования производства следственных действий. Ташкент, 1982.
  2. Л е в и А.А. Перспективы использования звукозаписи в расследовании преступлений//Соц.законность, 1972, .№ 8,
  3. Л е в и А.А. Звукозапись в уголовном процессе.М., 1974.
  4. Л е в и А.А. Вопросы законодательной регламентации и практики применения звукозаписи в зарубежных странах//Вопросы борьбы с преступностыо.М., 1977.
  5. Л е в и А.А. Вопросы правовой регламентации применения технических средств при расследовании преступлений//Теория и практика собирания доказательственной информации техническими средствами на предварительном следствии. Киев, 1980.
  6. Л е в и А.А., Г о р и н о в Ю.А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. М., 1983.
  7. Л и к а с А.Л. Культура правосудия. М., 1990.
  8. Ли с и ц ы н СВ., Матвеев B.C. Состояние и перспективы развития технических средств охраны на основе оптических волокон ( по материалам зарубежной печати)//Специальная техника. М., 1988.
  9. ЛободаА., ИщенкоЕ. Организация и методика расследования вымогательства (Рэкета)//Соц.законность, 1991, J» 6.
  10. Ложкевич А.А., Снетков В.А., Ш а р ш у н с-к и й B.I. Предъявление фонограммы для опознания личности.М.,1978.
  11. Ложкевич А.А., Макаров A.M., Ш а р ш у н с-к и й В.Л. Звукозапись и фоноскопическая экспертиза на предварительном следствии. М., 1984.
  12. Лукашевич В.З., Шимановский В.В. Процессуальные вопросы применения научно-технических средств в уголовном судопроизводстве//Правоведение, 1992, $ 3.
  • 246 -
  1. ЛукъянчиковЕ.Д. Приемы использования оперативно- розыскных данных, полученных с применением технических средств, при расследовании уголовных дел/Актуальные проблемы обеспечения следственной практики научно-техническими достижениями. Киев,1987.
  2. ЛукьянченкоВ., Тарасов В. Технику - на службу юстиции//Сов.юстиция, 1988, № 3.
  3. Майоров Н.И., Ш а в ш и н М.Н. Вопросы совершенствования регламентации применения научно-технических средств и участие специалиста в расследовании преступлений/Дголовно- процессуа-льные проблемы предварительного следствия и пути его совершенствования с Волгоград, 1985.
  4. Макалинский П.В. Практическое руководство .для судебных следователей.Ч.2.СПб,1871.
  5. НО. Макаренко Н.Н. Техника расследования преступлений. Практическое руководство для судебных работников. Харьков, 1925.

  6. Макаров A.M. Доказательственное значение материалов применения научно-технических средств//Соц,законность,1979,№ 3.
  7. Макаров A.M. 0 доказательственном значении материалов, полученных в результате применения научно-технических средств //Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе. М., 1981.
  8. ИЗ. Макаров A.M. Критерий допустимости использования научно- технических средств в уголовном процессе/Дголовный процесс и криминалистика. М., 1983.

  9. Макаров A.M., Шаршунский В.Л. Фоноскопичес- кая экспертиза как гарантия достоверности фонограмм, используемых в уголовном процессе//Проблемы надежности доказывания в советском уголовном процессе. М., 1984.
  • 247 -
  1. Макаров A.M., Скоромников К,С. Видеомагнитофонная запись - новый метод фиксации доказательств//Труды Высшей школы МВД СССР.Вып.34.М., 1974.
  2. Методические рекомендации по борьбе с вымогательством. Свердловск, 1989.
  3. Мещеряков А.Н., Н е т р е б а В.А., Т а р с у-к о в К.М. Раскрытие вымогательств. М., 1991.
  4. М и х е е н к о М.М. Доказывание в советском уголовном судопроизводстве. Киев, 1984.
  5. Морозов Б.Н. Использование криминалистической фотографии при расследовании преступлений. Учебное пособие. Ташкент, 1990.
  6. Мусиенко А.В. 0 субъектах применения киносъемки, видео- и звукозаписи при расследовании//ХХУ1 съезд КПСС и проблемы предварительного следствия. Волгоград, 1982.
  7. МусиенкоА.В. Применение киносъемки, видео- и звукозаписи при расследовании преступлений. Учебное пособие. Волгоград, 1987.
  8. М у с л о в Е.Н., Романовский В.Т., Золотых Ю.А., Филиппов А.С. Методические рекомендации по применению специальных средств видео- и звукозаписи, телефонной связи, фотоаппаратуры и использованию полученных результатов при раскрытии и расследований преступлений. М., 1991.
  9. М у с т а ф а е в Д.Р. Киносъемка и видеозапись на предварительном следствии. Ташкент, 1977.
  10. Н а й д и с И.Д. Судебная кинематография и видеозапись. Харьков,
    1986.
  11. Новоселове.А. С точки зрения следователя (о реализации материалов оперативных служб)//Оперативно-розыскная работа. М,, 1992, 1 I.
  • 248 -
  1. Образцы оперативных документов. Учебное пособие. Караганда, 1990.
  2. Образцы основных документов по оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Учебное пособие. Ташкент, 1991.
  3. Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1972.
  4. Орлов Ю.К„ Структура судебного доказывания и понятие судебного доказательства//Вопросы борьбы с преступностью.Вып.28. М., 1978.
  5. Осин В.В. Документирование преступной деятельности вымогателей: основания и возможности//Проблемы борьбы с организованной преступностью. М., 1990.
  6. Палиашвили А.Я. Использование звукозаписи, киносъемки и стенографии в уголонюм процессе//Со в. государство и право, 1971, № 2.
  7. ПанюшкинВ.А. Процессуальные аспекты проблемы использования достижений научно-технического прогресса в уголовном судопроизводстве//Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы. Воронеж, 1979.
  8. Панюшкин В.А. Научно-технический прогресс и уголовное судопроизводство. Воронеж, 1985.
  9. П е н к и н B.C. Использование остронаправленных микрофонов оперативными аппаратами органов внутренних дел/совершенствование оперативной работы органов внутренних дел. Омск, 1987.
  10. Пе трухин И.Л. 0 значении звукозаписи в уголовном процессе//Правоведение, 1966, № 2.
  11. Петрухин ИД. Правовое государство и правосудие// Сов.государство и право, 1991, № I.
  12. Пе трухин ИД. Правосудие: время реформ. М.,1991.
  13. Пинханов В.И. Использование документов в доказывании. Ташкент, 1977.
  • 249 -
  1. Предпринимательство и безопасность. М., 1991.
  2. Применение негласной фотосъемки, видео- и звукозаписи аппаратами БХСС.Методические рекомендации. ВНИИ МВД СССР.М.,1989.
  3. Применение средств специальной техники аппаратами БХСС. Вып.2. Горький, 1981.
  4. П р и х о д ь к о Е.П..С е тунов И.Ф. В зоне конфяик- та//Вестняк МВД Российской Феде рации, 1992, № 12.
  5. Прокубовский И.Б. Видеомагнитофонная запись в следственной лрактике//Вестник МВД СССР,I960, № 15.
  6. Процессуальные акты предварительного расследования.Примерные образцы.М., 1991.
  7. РезниковЕ. Изучение опыта применения звукозаписи. //Соц.законность, 1970, is 3.
  8. Рекомендаций по применению средств видео-, звукозаписи, кинофотоаппаратуры, телефонной связи и использования полученных результатов при предотвращении, раскрытии и расследовании преступ-лений//Бюллетень ГСУ МВД СССР, 1990, 1 4.
  9. РозенблитС.Я. Возможности использования звукозаписи при производстве следственных и судебных действий//Вопросы криминалистики. М.,1964, № 10.
  10. Руководство для следователей. М., 1981.
  11. Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде.М., 1971.
  12. Савицкий В.М. Закон нужно совершенствовать, но не ухудшать//Соц.законность, 1990, 1> I.
  13. С а л т е в с к и й М.В. Проблемы совершенствования процессуальной регламентации применения научно-технических средств в уголовном судопроизводстве//Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.43. Киев,1991.
  • 250 -

152„ Сальников Л. Говорите громче - Вас подслушива- ют//0гонек, 1992, й 12-13.

  1. Свидетель… собака (перевод из журнала “Шпигель”)//Право. Свердловск, 1991, № 5.
  2. Селиванов Н.А. Вещественные доказательства. М., 1971.
  3. Селиванов Н.А., Л е в и А.А. Правовая регламентация применения научно-технических средств в уголовном судопроизводстве //Соц. законность, 1979, № II.
  4. С и л к и н П.Ф. Процессуально-правовая природа фотоснимков,используемых в доказывании//Совершенствование уголовно- процессуальной деятельности органов внутренних дел. М.,1984.
  5. С м и р н о в М. Секреты секретных служб//Российские милицейские ведомости. 1993, № 9-10.
  6. Снетков В.А.,111 аршунский В.Л. 0 возможности предъявления фонограмм устной речи для опознания личности го- ворившего/Дактические приемы допроса и пределы их использования. М.,
    1980.
  7. Советский уголовный процесс. М., 1982.
  8. Советский уголовный процесс. Киев,1983.
  9. Советский уголовный процесс. Основные процессуальные документы. Екатеринбург, 1991.
  10. Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе. М., 1981.
  11. С о ми нИ.Л. А как в прибалтике?//Вестник МВД Российской Федерации. М., 1992, № 5.
  12. Состояние преступности в Российской Федерации. М., 1993.
  13. Справочник следователя. М., 1990.
  14. Строгович М.С Курс советского уголовного процесса. М., 1968,Т.I.
  • 251 -
  1. Теория доказательств в советском уголовном процессе.М., 1973.
  2. Т о м и н В.Т. Уголовное судопроизводство: революция продолжается. Горький, 1989.
  3. Т о м и н В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М., 1991.
  4. Т о м и н В.Т. Острые углы доктринального обеспечения радикальной реформы уголовного судопроизводства//Целя и средства в уголовном судопроизводстве. Н-Новгород, 1991.
  5. Уголовный процесс. Екатеринбург, 1992.
  6. Фаткуллин Ф„Н. Некоторые вопросы дальнейшего развития науки советского уголовного процесса//Вопросы уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Казань, 1969.
  7. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1976.
  8. Федоров Ю.Д. Применение звукозаписи в процессе расследования и судебного разбирательства//Вопросы уголовного права, прокурорского надзора, криминологии и криминалистики. Душанбе,1968.
  9. Фролов В.Ю., П е н к и н B.C. Применение звукозаписывающей и акустической апларатуры//Вопросы совершенствования теории и практики оперативно-розыскной деятельности аппаратов уголовного розыска. М., 1987.
  10. Ф у ф ы г и н Б.В. Представление доказательств в советском уголовном лроцессе/Дголовно-правовые и процессуальные гарантии защиты конституционных прав граждан. Калинин,1982.
  11. X и л о б о к М.Г. Теоретические вопросы и практика применения звукозаписи в следственных действиях//Сов. государство и право, 1966, № 2.
  12. Ч у в и л е в А.А. Процессуальные основания и порядок прослушивания и звукозаписи телефонных и иных переговоров в уголовном
  • 252 -

судопроизводстве//Проблемы совершенствования законодательства,регулирующего деятельность органов внутренних дел. М., 1991.

  1. Ч у в и л е в А.А. Использование следователем оперативно- розыскной информации. Учебное пособие. М., 1992.
  2. Ш а б а л и н В.Е. Документальная фиксация и формирование доказательств/Деоретические проблемы криминалистической тактики. Свердловск,I981.
  3. Ш е й ф е р С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе. М., 1972.
  4. Ш е и ф е р С.А. Пути развития процессуальной формы получения доказательственных материалов на досудебных стадиях процесса/Дголовно-лроцессуальные проблемы предварительного следствия и пути его совершенствования. Волгоград» 1985.
  5. ШейферС.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: методы и правовые проблемы. Саратов, 1986.
  6. Ш е й ф е р С.А. Условия допустимости фактических данных в процессе оперативно-розыскной деятельности органов дознания/Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Екатеринбург, 1992.
  7. Ш и к а н о в В.И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно- технического прогресса. Иркутск, 1978.
  8. Широков Ю.М., Бородин В.И. Применение оперативной техники сотрудниками органов внутренних дел. М., 1992.
  9. Э л ь к и н д П.С. Цели и средства их достижения в уголовно-процессуальном праве. Ленинград, 1976.
  10. Э л ь к и н д П.С. Научно-технический прогресс и уголовное судопроизводство//Сов.юстиция,1977,№ 3.
  11. ЭйсманА.А. Заключение эксперта. Структура и научное
  12. обоснование. М„, 1967.
  • 253 -

190, Юрков ИоС., Ж е н и л о В.Р., Б о г а т о в Ф.Г., Г а л я ш я н а Е.И. Криминалистическое исследование видеозаписей. Учебное пособие. М., 1990.