lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Корсаков, Константин Александрович. - Криминалистические и процессуальные проблемы подготовки прокурора к судебному разбирательству уголовного дела: Дис. ... канд. юрид. наук :. - СПб., 2000 209 с. РГБ ОД, 61:01-12/147-4

Posted in:

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

На правах рукописи

КОРСАКОВ Константин Александрович

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

ПОДГОТОВКИ ПРОКУРОРА К СУДЕБНОМУ

РАЗБИРАТЕЛЬСТВУ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Специальность 12.00.09 - Уголовный процесс; криминалистика;

теория оперативно-розыскной деятельности

ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель - доктор юридических наук,

профессор Г. А. Густов

Санкт-Петербург 2000

?

ОГЛАВЛ ЕНИЕ

Введение 3

Глава 1. Теоретические проблемы деятельности прокурора на этапе подготов ки к судебному разбирательству уголовного дела 12

§ 1. Познавательный аспект деятельности прокурора в судебном разбиратель стве 12

§ 2. Подготовка прокурора к судебному разбирательству как самостоятельный

объект процессуально-криминалистического исследования 34

§ 3. Использование достижений криминалистики как основа деятельности

прокурора в судебном разбирательстве 48

Глава 2. Исследование системы объектов при подготовке к судебному разби рательству 75

§1. Система объектов исследования при подготовке к судебному разбиратель ству 75

§ 2. Уголовное дело как основной, комплексный источник информации…. 85

§ 3. Особенности суда присяжных, влияющие на изучение объектов 109

Глава 3. Проблемы подготовки к отдельным судебным действиям 119

§ 1. Подготовка к допросу 120

§ 2. Подготовка к исследованию вещественных доказательств 127

§ 3. Подготовка к осмотру местности и помещения 136

§ 4. Подготовка к судебному эксперименту 154

§ 5. Подготовка к экспертным исследованиям 165

Заключение 179

Список использованной литературы 182

Приложения 209

ВВЕДЕНИ Е

3

Актуальность темы диссертации. Проводимая в России судебная реформа, связанная с изменением функций суда, упразднением функции обвинения, новыми трактовками принципов состязательности и равенства сторон в суде, а также допустимости доказательств, требует совершенствования уголовного преследования на всех стадиях уголовного судопроизводства. Особо это касается судебного разбирательства - центральной части уголовного судопроизводства. Именно здесь исследуются, проверяются и оцениваются все собранные доказательства и решается вопрос о виновности или невиновности подсудимого.

Уголовное преследование в суде возложено только на прокурора (ст. 31 Федерального Закона “О прокуратуре РФ”), который выступает в качестве государственного обвинителя - одной из сторон в судебном разбирательстве. Он несет всю ответственность за доказывание законности и обоснованности обвинения. Если ранее суд осуществлял функцию уголовного преследования и действовал совместно с прокурором, то в настоящее время вся тяжесть ответственности ложится на последнего; фактически он остается единственным участником процесса, обязанным устанавливать истинные обстоятельства происшедшего.

Ситуация, складывающаяся в сфере борьбы с преступностью, создает дополнительные трудности.

Увеличение количества рассматриваемых судами уголовных дел и численности судей, рассматривающих уголовные дела, при практически неизменном штате государственных обвинителей привело к тому, что ситуации, когда прокурор вынужден в течение дня участвовать в 3-4 судебных заседаниях, а в год в 200 и более (с учетом 5-6 процессов, длящихся 2-3 недели и более), стали типичными. Что, с одной стороны, свидетельствует об экстремальных условиях их работы, а с другой - отрицательно сказывается на ее качестве. Так, общая численность судей, рассматривающих уголовные дела, в Санкт-Петербурге в 2,5 раза превышает штат государственных обвинителей.

4

Из сказанного видно, что государственный обвинитель оказался поставленным в новые условия, характеризующиеся особой ответственностью за исход дела, интенсивностью и напряженностью деятельности.

Огромным резервом повышения эффективности деятельности прокурора, протекающей в резко усложнившихся условиях, может стать использование научно-практических достижений современных наук, и в первую очередь криминалистики. Роль последней в расширении и углублении методологического и тактического потенциала обвинителя особенно велика в связи с тем, что большинство прокуроров, участвующих в судебном процессе не имеют опыта следственной работы и не владеют (или владеют крайне слабо) криминалистическими знаниями.

Возможность же использования достижений криминалистики в судебном разбирательстве обусловлена единством целей, задач, принципов, совпадением предмета, методов, средств и приемов познания в уголовном судопроизводстве в целом или на отдельных этапах и стадиях.

Деятельность прокурора в судебном разбирательстве является многоэтапной и многоэлементной. Повышению эффективности может способствовать оптимизация как отдельных элементов этой деятельности, так и любого ее этапа. В частности, особого внимания заслуживает этап, предшествующий судебному разбирательству уголовного дела, являющийся подготовкой прокурора к участию в судебном разбирательстве. На этом этапе закладывается основа для успешного осуществления всей последующей деятельности.

Вопросы участия прокурора в судебном разбирательстве изучались такими авторами как Л.Е. Ароцкер, В.Д. Арсеньев, О.Я. Баев, Р.С. Белкин, А.Р. Белкин, Г.А. Воробьев, В.В. Воскресенский, В.М. Златковский, Н.П. Кириллова, А.Ф. Кони, Ю.В. Кореневский, О.Н. Коршунова, Н.В. Муравьев, Г.С. Нисенбаев, И.Д. Перлов, И.Л. Петрухин, С.К. Питерцев, Н.И. Порубов, М.Ю. Рагинский, В.И. Рохлин, И.М. Садовский, П. Сергеич, Е.Б. Серова, А.Б. Соловьев, А.А. Степанов, В.Г. Тихиня, В.И. Третьяков, Г.В. Шелковкин, В.И. Шинд и др. Многие авторы отмечали, что от того, проводилась ли подготовка к судебному разбирательству и насколько качественной она была, зависит эффективность поддержания государственного обвинения. Однако ни-

5 кто из них проблемы, возникающие на этапе подготовки, предметно не рассматривал. Кроме того, перемены, происходящие в Российском судопроизводстве и связанные с переосмыслением характера и технологии судебных действии, совершенно по-новому высвечивают и роль подготовки прокурора к участию в них.

Практика остро нуждается в научно обоснованных рекомендациях по организации криминалистическо-познавательной деятельности прокуроров, участвующих в судебном разбирательстве. Так, треть из тридцати участников Всесоюзной научно-практической конференции, выступивших по вопросам повышения эффективности поддержания государственного обвинения, отметили необходимость разработки общей методики поддержания государственного обвинения, а также тактики производства отдельных судебных действий, частных методик по отдельным категориям уголовных дел. Многие говорили о необходимости введения в юридических ВУЗах и на юридических факультетах учебного курса “Поддержание государственного обвинения в суде”1.

Изложенное свидетельствует об актуальности научного исследования подготовки прокурора к судебному разбирательству по уголовным делам на диссертационном уровне. Этим и обусловлен выбор темы данного научного исследования.

Цели и задачи работы. Целью диссертационного исследования является комплексное научное изучение и разработка криминалистических рекомендаций для повышения эффективности деятельности прокурора на этапе подготовки к судебному разбирательству и оптимизации участия прокурора в судебном процессе по уголовному делу. Данная цель предопределяет следующие взаимосвязанные задачи:

  1. Анализ современной практики подготовки прокурора к судебному разбирательству с позиций ее соответствия новым условиям судебного разби-

1 Материалы Всесоюзной научно-практической конференции по вопросам повышения эффективности поддержания государственного обвинения (апрель 1983 г.) / Прокуратура Союза ССР, Москва, 1983.

6

рательства, выявление и теоретическое осмысление возникающих в связи с этим проблем и закономерностей осуществления данной деятельности.

  1. Определение содержания и роли криминалистического аспекта в деятельности прокурора на этапе подготовки к судебному разбирательству.
  2. Анализ объектов исследования при подготовке к судебному разбирательству и разработка их классификации.
  3. Разработка системы частных рекомендаций по использованию прокурором криминалистических знаний на этапе подготовки.
  4. Разработка криминалистических рекомендаций по частным вопросам подготовки прокурора к производству отдельных судебных действий.
  5. Объектом исследования является деятельность прокурора, связанная с его участием в судебном разбирательстве по уголовному делу.

Предметом исследования выступают содержание, закономерности и методы оптимизации подготовки к судебному разбирательству по уголовному делу и использование на данном этапе криминалистических методов познания.

Методология и методика исследования. В процессе диссертационного исследования использовались диалектический, сравнительно-правовой, логический, исторический и системный методы познания, теоретические положения криминалистики, уголовного процесса, теории права, прокурорского надзора, гносеологии, философии науки. Предлагаемое исследование проводилось с применением таких методов, как наблюдение, описание, сравнение, моделирование, математические (статистические), социологические и др. При этом автор основывался на принципе преемственности в криминалистике, опирался на труды уже упомянутых ученых, а также Н.С. Алексеева, В.И. Баскова, А.Д. Бойкова, B.C. Бурдановой, И.Е. Быховского, М.Б. Вандера, А.Н. Васильева, Л.Г. Видонова, А.И. Винберга, И.А. Возгрина, В.К. Гавло, Г.А. Густова, В.Г. Даева, Л.Я. Драпкина, А.Д. Дулова, СП. Ефимичева, В.Е. Корноухова, A.M. Ларина, Е.М. Лившица, И.М. Лузгина, В.З. Лукаше-

7 вича, И.Б. Новика, В.А. Образцова, Е.Е. Подголина, А.Р. Ратинова, В.М.

Савицкого, Н.А. Селиванова, М.С. Строговича, М.К. Треушникова, И .Я. Файницкого, А.Г. Филиппова, А.Г. Халиулина, В.И. Шиканова, А.А. Шмидта, В.А. Штоффа, А.А. Эйсмана, А.А. Эксархопуло, П.С. Элькинд, Н.П. Яб-локова, МЛ. Якуба, Н.А. Якубович и др.

Базу исследования составили результаты анкетирования 239 прокуроров из различных регионов России, специализирующихся на участии в судебных разбирательствах по уголовных делам и обучавшихся в Санкт- Петербургском юридическом институте Генеральной прокуратуры РФ, а также прокуроров Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Кроме того, эту базу дополнило изучение 43-х рефератов, защищенных слушателями Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ по темам, касающимся настоящего диссертационного исследования.

В диссертации нашел отражение и опыт работы автора в должностях следователя, заместителя прокурора района, старшего прокурора Управления по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам прокуратуры Санкт-Петербурга и старшего преподавателя кафедры проку-рорско-следственной деятельности в сфере борьбы с преступностью Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ.

Научная новизна представленной работы состоит в том, что впервые на монографическом уровне проведено комплексное исследование содержания и проблем деятельности прокурора на этапе подготовки к судебному разбирательству в условиях проводимой судебной реформы. Это исследование позволило дать понятие “подготовка прокурора к судебному разбирательству”, установить ее новые цели и задачи, элементы системы деятельности и влияющие на нее условия, типичные ситуации, возникающие на этом этапе, впервые выделить и классифицировать объекты, подлежащие изучению в ходе подготовки, показать возможности использования при подготовке прокурора к судебному разбирательству криминалистических методов познания, разработать общие, краткие программы изучения обвинительного заключения, материа-

8 лов уголовного дела, особенностей личности, участвующих в судебном процессе лиц, типовые программы организационно-тактических мероприятий подготовки к участию в отдельных судебных действиях, что в конечном счете позволяет оптимизировать деятельность прокурора на рассматриваемом этапе и последующих и внести ряд предложений по совершенствованию уголовно-процессуального закон одательства.

Теоретическая значимость результатов диссертационного исследования определяется постановкой и выделением комплекса криминалистических и процессуальных проблем, которые могут служить теоретической основой для дальнейших криминалистических и процессуальных исследований деятельности прокурора и иных участников процесса на этапе подготовки к судебному разбирательству и в судебных стадиях уголовного судопроизводства.

Практическая значимость исследования состоит в том, что сформулированные в диссертации положения и выводы могут использоваться в практической деятельности прокуроров и судей, участвующих в судебных разбирательствах по уголовным делам, для совершенствования законодательства, в учебном процессе юридических учебных заведений, в системе повышения квалификации работников прокуратуры и судей.

Основные положения, выносимые на защиту. По результатам проведенного исследования на защиту выносятся следующие положения:

  1. В криминалистическом понимании подготовка прокурора к судебному разбирательству по уголовному делу - это необходимая, обусловленная общими положениями права, особенностями рассматриваемого уголовного дела, личностными качествами лиц, вовлеченных в судопроизводство по делу, и условиями его рассмотрения, сложная система познавательно- аналитической и организационной деятельности прокурора, направленная на создание оптимальных условий установления истины и достижения целей уголовного судопроизводства.

9

  1. Деятельность прокурора на этапе подготовки к судебному разбира тельству рассматривается как система, в которой выделяется криминалисти ческий аспект познания в отношении обстоятельств происшедшего и условий их установления в процессе расследования.

Объектами изучения на данном этапе являются: а) обстоятельства происшедшего, инкриминируемого подсудимому; б) уголовное дело; в) личность следователя, лица, производившего оперативно-розыскные мероприятия, эксперта, специалиста; г) личность субъектов, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства.

К источникам информации относятся: а) уголовное дело; б) другие источники (помимо материалов уголовного дела); в) иные личностные источники информации (следователь, лицо производившее оперативно- розыскные мероприятия, эксперт, специалист, коллеги и т.п.).

  1. Под уголовным делом автор понимает систему документально фиксированной информации - документов, составленных в соответствии с установленным порядком, и иных источников, отображающих обстоятельства происшедшего, содержащих информацию о качественных характеристиках собранных доказательств, их исследовании и сделанных выводах, принятых решениях, об иной деятельности следователя, суда, участников процесса и иных лицах, участвующих в деле, информацию о лицах, прикосновенных к рассмотрению дела и содержащих иную информацию, а также материальных приложений к ним (вещественных доказательств, приложений к протоколам процессуальных действий и т. п.).
  2. Использование программно-целевого метода и метода моделирования позволяет повысить эффективность подготовки к судебному разбирательству посредством использования заранее разработанных типовых программ исследования отдельных обстоятельств или объекта в целом. Автором разработаны краткие, общие программы изучения обвинительного заключения, материалов уголовного дела, вещественных доказательств и подготовки к участию в судебном разбирательстве, исследования информации, полученной в результате производства оперативно-розыскного мероприятия, изучения

10 личности участника судебного разбирательства (следователя, государственного обвинителя, судьи, защитника и др.).

  1. На этапе подготовки можно распознать ситуации, при которых воз никает необходимость решить вопрос о заявлении ходатайствова и планиро вать производство отдельных судебных действий.

Автором выделен комплекс данных ситуаций и разработаны программы организационно-тактических мероприятий подготовки: выездного судебного заседания на месте (на местности или в помещении); судебного эксперимента; экспертного исследования.

  1. На этапе подготовки к судебному разбирательству в деятельности прокурора, а также иных участников процесса, возникают ситуации, когда он встречается с потерпевшими, свидетелями, экспертами и специалистами, дру гими лицами, знакомится с вещественными доказательствами и иными укры тыми материалами дела2, посещает и знакомится с местом (местностью или помещением), где происходили, происходят или могут произойти определен ные события, имеющие значение для правильного разрешения дела, получает консультации специалистов (экспертов). Такая деятельность является внепро- цессуальной и затрагивает интересы и права участников процесса, отдельных граждан и должностных лиц и уголовного судопроизводства в целом.

Данная деятельность может и должна быть законодательно регламентирована. В этих целях вносится ряд предложений, которые, хотя и не охватывают всего комплекса проблем, могут являться основой для совершенствования законодательства.

Апробация результатов исследования. Содержащиеся в диссертации основные выводы и положения обсуждались на заседаниях кафедры прокурор-ско-следственной деятельности в сфере борьбы с преступностью и кафедры криминалистики Санкт-Петербургского юридического
института Гене-

2 Под укрытыми материалами дела автор понимает такие, непосредственный доступ к которым ограничен или невозможен в целях сохранения их видовых или индивидуальных качеств либо нейтрализации их опасных свойств путем помещения в специальные упаковки, помещения, передачи под ответственное хране-

11

ральной прокуратуры РФ. Диссертантом по теме исследования проводятся лекционные и семинарско-практические занятия со слушателями Санкт- Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ, с работниками органов прокуратуры на местах; подготовлены и обсуждены доклады на постоянно действующем при Санкт-Петербургском Юридическом институте Генеральной прокуратуры РФ научно- практическом криминалистическом семинаре на темы “ОРД как объект изучения при подготовке прокурора к участию в судебном разбирательстве”, “Подготовка отдельных судебных действий. Криминалистические и процессуальные проблемы”. Диссре-тант неоднократно привлекался для дачи консультаций по уголовным делам; автор принимал участие в ряде научно-практических конференций, в том числе международных: “Проблемы прокурорско-следственной деятельности в сфере борьбы с преступностью в современных условиях” (1996 г.), “Международное сотрудничество правоохранительных органов в борьбе с организованной преступностью и наркобизнесом”(1997 г.) и др.

Основные положения диссертации отражены в 9 работах общим объемом 5,4 п.л.

ние в организации, учреждения, предприятия, частному лицу или иным способом.

Глава 1. Теоретические проблемы деятельности прокурора на этапе подготовки к судебному разбирательству уголовного дела.

$ 1. Познавательный аспект деятельности прокурора в судебном разбирательстве.

Целями нашего исследования не является рассмотрение процессуального положения прокурора в судебном разбирательстве, но без краткого анализа этой проблемы не представляется возможным разрешить задачи, поставленные в данном исследовании, поскольку этап подготовки является неотъемлемой частью этого направления деятельности прокурора. В связи с этим, история развития института государственного обвинения, функций, целей и задач прокурора, участвующих в судебном разбирательстве, рассматриваются с точки зрения возможностей их осуществления с использованием достижений криминалистики3.

Данная проблема - участие прокурора в судопроизводстве по уголовным и гражданским делам, является дискуссионной. Представляют интерес исследования этой проблемы такими авторами как А.Ф. Кони, И.Я. Файницкий, Н.Н. Розин, В.И. Веретенников, Н.В. Муравьев. А.Д. Бойков, В.И. Басков, В.Г.Даев, П.И. Кудрявцев, СМ. Казанцев, М.Н. Маршунов, В.М. Нико-лайчук, И.Л. Петрухин, И.Д. Перлов, Н.Н. Полянский, М.С. Строгович, В.Г. Тихиня, A.M. Уилшир, Л. Уайнберн, В.В. Золотых, С.А. Пашин и другие4.

3 Процессуальное положение прокурора в других процессуальных стадиях - кас сационного и надзорного рассмотрения уголовных дел и др., не рассматривается, так как этот вопрос требует отдельного изучения.

4 Кони А.Ф. Собр. Соч. В 4-х т. М.: Юрид. Лит-ра. 1967; Файницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996; Муравьев Н.В. Прокурорский надзор в его устройстве и деятельности. М. 1889; Розин Н.Н. Уголовное судопроизвод ство. Петроград. 1916; Басков В.И. Прокурорский надзор за исполнением зако нов при рассмотрении уголовных дел в судах. -2-е изд. -М.: Юрид. Лит., 1986; Он же. Прокурорский надзор. Учебник для вузов. -М.; Он же. Курс прокурорского надзора. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов с приложени ем нормативных актов. -М.: Издательство ЗЕРЦАЛО, 1998; Бойков А.Д. О пер спективах судебной реформы //Социалистическая законность. 1988. № 9. С. 17-20; Даев В.Г., Маршунов М.Н. Основы теории прокурорского надзора. Л.: ЛГУ. 1990; Маршунов М.Н. Прокурорско-надзорное право. Проблемы правового ре-

13 Институт поддержания государственного обвинения в России восходит своими истоками к 60-м годам 19 века - периоду одной из крупнейших судебных реформ. Ранее существовавшая система уголовного судопроизводства не предусматривала подобной деятельности.

На протяжении дальнейшего развития прокуратуры ее функции неоднократно менялись. Ее роль и влияние в государственной деятельности периодически то усиливалась, то уменьшалась в зависимости от политических интересов властных кругов. Функции надзора в определенных областях социальной жизни приобретались и утрачивались, однако, функция поддержания государственного обвинения в судебном разбирательстве оставалась неизменной. Исключением является период с октября 1917 по 1922 год, когда прокуратуры не существовало и функцию обвинения выполняли различные организации, в том числе, обвинителем в суде мог выступать любой «добропорядочный» гражданин5.

гулирования. СПб.: Санкт-Петербургский университет. 1991; Николайчук В.М. Уголовный процесс США. М.: Наука. 1981; Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. М.: Наука. 1991; Перлов И.Д. Судебное следствие в советском уголовном процессе. М., 1955; Полянский Н.Н. Уголовное право и уголовный суд Англии. М.: Юрид. Лит-ра. 1969; Он же. Очерки развития советской науки уголовного процесса. М.: АН СССР. 1960; Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М., 1951; Казанцев СМ. Изменения в системе прокурорского надзора после судебной реформы 1864 года // Вестник ЛГУ. Чер. 6, Вып. 1. 1986. С. 87-88; Тихиня В.Г. Теоретические проблемя применения данных криминалистики в гражданском судопроизводстве. - Мн.: Выш. школаЮ 1983. - 159 с; Уилшир A.M. Уголовный процесс. М.:Государственное издательство иностранной литературы. 1947; Уайнреб Ллойд Л. Отказ в правосудии. Уголовный процессов США. М.: Юрид. Лит-ра. 1985; В. В. Злотых. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-на- Дону ; “Феникс”, 1999. -228 с; Пашин А. С. Судебная реформа и суд присяхных. М., 1994. 93 с. 5 Положение о прокурорском надзоре в РСФСР, принятое на сессии ВЦИК 26-28 мая 1922 года, СУ РСФСР. 1922. № 36, Ст.724; «Положением о Верховном Суде Союза ССР и прокуратуре Верховного Суда СССР» от 24 июля 1929 года СУ СССР. 1929. № 50, Ст. 445; « Об учреждении Прокуратуры Союза ССР», постановление ЦИК и СНК СССР от 29 июля 1933 года СЗ СССР. 1933. № 40, Ст. 239; «Положением о Прокуратуре Союза ССР» утвержденное 17 декабря 1933 года СЗ СССР. 1934. № I, Ст. 2-а; Указ Президиума Верховного Совета СССР от 24 мая 1955 года «Положение о прокурорском надзоре в СССР»ВВС СССР. 1955. № 9, Ст. 222; Закон «О прокуратуре СССР», принят 30 ноября 1979 года Верховным Советом СССР ВВС СССР. 1979. > 49, Ст.843.

14 После распада СССР прокуратура претерпела ряд преобразований. В

настоящее время деятельность органов прокуратуры осуществляется на основании Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» (в ред. Федеральных законов от 17.11.1992 г., 17.11.1995 г.. 10.02.1999 г., 19.11.1999 г.. 02.01.2000 г.) Участие прокурора в рассмотрении дел судами определяет статья 35 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации». В ней указывается, что, осуществляя уголовное преследование в суде, прокурор выступает в качестве государственного обвинителя (часть 1) и, если требуется защитить права граждан и охраняемые законом интересы общества или государства, он вправе, в соответствующем процессуальном порядке, обратиться в суд с заявлением или вступить в дело в любой стадии процесса (часть 2).

В связи с преобразованиями, связанными с изменениями в социальном и государственном строе России, остро встал вопрос о процессуальном положении, которое занимает прокурор в судебном разбирательстве. Особо это коснулось процессуального положения прокурора при поддержании государственного обвинения в суде первой инстанции, в связи с тем, что статья 123 Конституции РФ прямо формулирует принцип состязательности уголовного судопроизводства. Обострилась и научная дискуссия о том, кем является прокурор в судебном процессе: стороной обвинения или органом надзора.

Это непосредственно связано с тем, что повышение эффективности деятельности государственного обвинителя неразрывно связано с разрешением теоретических проблем, затрагивающих институт поддержания обвинения. Среди них, непосредственно относящиеся к положению государственного обвинителя. можно выделить такие, как: учение о принципах уголовного процесса, в частности, принципе состязательности; проблемы, связанные с отношениями уголовно- процессуальных функций государственного обвинителя и функций прокурора по осуществлению надзора и вытекающими из них взаимоотношений с другими участниками процесса. Этот перечень не является исчерпывающим.

15 Н.С. Алексеев и В.З. Лукашевич6 отмечают, что принцип состязательности является одним из важнейших в уголовном судопроизводстве и в то же время дискуссионной научной проблемой и от ее разрешения зависит дальнейшее направление развития уголовно-процессуального законодательства и решение проблемы процессуального положения прокурора в судебном процессе в частности. Традиционным и характерным для состязательной конструкции процесса является выделение трех основных процессуальных функций: обвинения, защиты и разрешения дела7 и обязательными элементами состязательности являются: а) отделение обвинения от суда; б) процессуальное положение обвинения и защиты как сторон; в) процессуальное равенство сторон: г) активное, самостоятельное положение суда по отношению к сторонам8.

Имеется несколько точек зрения по поводу реального существования в советском и современном российском судебном процессе принципа состязательности. В том числе, прямо противоположные. Так, одна из них состоит в полном отрицании существования принципа состязательности в советском уголовном процессе9.

Иная точка зрения заключается в том, что действующее законодательство построено в соответствии с принципом состязательности10.

6 Алексеев Н.С, Лукашевич В.З. Суд и предварительное расследование // Государство и право развитого социализма в СССР. Л., 1977. С.208. 7 Алексеев Н.С, Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерки развития науки советского уголовного процесса. Воронеж: Воронежский ун-т. 1980. С. 53.

s Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М.: Наука. 1986. Т. 1. С. 149-151.

9 Уголовный процесс. Учебник. /Под ред. Алексеева Н.С, Лукашевича В.З., Эль- кинд П.С. М.: Юрид. Лит-ра. 1972. С. 66.; Алексеев Н.С, Даев В.Г. Уголовно- процессуальная политика советского государства на современном этапе. //Правоведение. 1977, № 6.С. 104.; Советский уголовный процесс. Учебник./Под ред. Алексеева Н.С, Лукашевича В.З. Л.: ЛГУ, 1989. С. 472; Алексеева Н.С, Даев В.Г., Лукашевича В.З., Маршунов М.Н. К разработке проекта основ уголовно- процессуального законодательства Союза ССР и союзных республик.//Советское государство и право. 1990. № 9. С. 84 и др.

10 Перлов И.Д. Подготовительная часть судебного разбирательства в советскому головном процессе. М.: Госюриздат. 1956. С. 31-36; Савицкий В.М. Государст венное обвинение в суде. М.: Наука. 1971. С. 95; Строгович М.С Указ. Соч. С 149-151; Якуб М.Л. Демократические основы советского уголовно-процес суального права. М.: МГУ. 1960. С 139-167.

16

Развитие института состязательности повлекло за собой постановку вопроса о процессуальном положении прокурора в судебном процессе, которое проистекает из проблемы о его функций обвинения и надзора в суде.

Дискуссии, связанные с ролью прокурора в уголовном судопроизводстве. в различных исторических ситуациях сводились либо к утверждению, что прокурор лишь поддерживает обвинение, либо только осуществляет надзор за неуклонным исполнением закона при судебном рассмотрении уголовных дел всеми участниками процесса, либо совмещает эти две функции.

Ряд авторов рассматривают прокурора как сторону. Они исходят из того. что прокурор поддерживает в суде государственное обвинение и только11. Иная точка зрения сводится к тому, что прокурор является носителем сразу двух функций: надзора и обвинения, при этом одна функция подчинена другой12.

Единого понимания роли и функций прокурора в судебном процессе до настоящего времени не выработано. (Под функцией понимают основные направления процессуальной деятельности13 либо как специальное назначение и роль участников процесса, определяемые нормами права и выраженные в соответствующих направлениях уголовно-процессуальной деятельности14).

А.Ф. Кони, рассматривает прокурора, участвующего в рассмотрении уголовного дела в суде, как конгломерат обвинительной и надзорной функций15.

Н.В. Муравьев, юрист времен судебной реформы 1864 года, так же рассматривал в лице прокуратуры соединение функций обвинения и надзора. Исполнение обеих этих прокурорских функций есть осуществление одного нача-

“Строгович М.С. Указ. соч. С. 218-219; Перлов И. Д. Указ. соч. С. J01; Шифман М.Л. Прокурор в уголовном процессе. Стадия судебного разбирательства. М.: Министерство юстиции СССР. 1948. С. 49; Петрухин И.Л. Функции прокурора в суде // Советское государство и право. 1990. № 6. С. 59-60; ‘- Савицкий В.М. Указ. Соч. С.43-44.

13 Якуб М.Л. О понятии процессуальной функции в советском уголовном судо- производстве.//Правоведение. 1973. №5. С. 85; Нажимов В.П. Об уголовно- процессуальных функциях.//Правоведение. 1973. № 5.С . 73; Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно-процессуальные функции. Ярославль. 1976. С. 5-23.

14 Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. Л.: ЛГУ. 1983. С. 54-69.

17 ла, так как и преследуя преступление, то есть нарушение закона, запрещенное под страхом наказания, и принимая меры к пресечению беспорядка в делах и учреждениях, прокурор стремится к одному и тому же - к восстановлению нарушенной законности16.

В.Г. Даев17 выделяет только следующие функции: расследование уголовного дела, прокурорский надзор за соблюдением законности в ходе уголовного судопроизводства, защиты личных процессуальных интересов, общественное представительство. Отрицает наличие функции обвинения в уголовном процессе и В.Я. Чеканов18.

А.Г. Халиулин в понятие “уголовное преследование” включает возбуждение уголовного дела, производство расследования (в части собирания обвинительных доказательств), выдвижение обвинения против конкретного лица. формулирование этого обвинения и поддержание его в суде19.

В соответствии с третьей точкой зрения прокурор осуществляет в судебном заседании функцию надзора за точным и неуклонным исполнением закона, а поддержание обвинения является одной из форм существования надзора-0.

15 Кони А.Ф. Собр. Соч. В 4-х т. М.: Юрид. Лит-ра. 1967. Т.4. С. 125.

16 Муравьев Н.В. Прокурорский надзор в его устройстве и деятельности. Т. 1. Прокуратура на Западе и в России. М. 1889. С. 16.

17 Алексеев Н.С., Даев В. Г., Кокорев Л.Д. Указ соч. С.54.

18 Чеканов В.Я. Уголовное судопроизводство как целостная система // Вопросы уголовного процесса. Саратов. 1979. Вып. 2 С. 33-34.

19 Халиулин А.Г. Осуществление функции уголовного преследования прокурату рой России. - Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997. - 224 с. С. 32.

20 См. напр. Басков В.И. Прокурорский надзор за исполнением законов при рас смотрении уголовных дел в судах 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрид. Лит-ра. 1986. С. 19; Кореневский Ю.В. Государственное обвинение в условиях судебной реформы (процессуальный, тактический и нравственный аспект). Методическое пособие. М.: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка. 1994. С. 13; Маршунов М.Н. Возражение на акт прокурорского надзора в суде первой ин станции / в кн. Развитие и применение уголовно-процессуального законодатель ства. Под. Ред. А.Д. Бойкова. Воронеж: Воронежский университет. 1987. С. 178; Прокурорский надзор за законностью рассмотрения в судах уголовных дел /Под ред. А. Н. Мишутина. М.: Юрид. Лит-ра. 1963. С. 13.

18

По мнению В.Г. Даева неправильно подчинять государственно-правовую функцию надзора функции обвинения в судебном заседании21. Действительно, уголовно-процессуальное законодательство наделяет обвинителя надзорными функциями, например, возлагая на прокурора обязанность собирать доказательства оправдывающие подсудимого или смягчающие его ответственность, обязанности принесения протеста на приговор по основаниям его чрезмерной суровости и т.д., что абсолютно не характерно для стороны - обвинителя.

На то, что сущность данной дискуссии заключается в противоречии между функциями обвинения и надзора, обращал внимание еще В.Я. Случев- ский22.

Интересную точку зрения, имеющую большое практическое значение, высказывает Ю.В. Кореневский. Он полагает, что, оставаясь в судебном заседании представителем органа охраны законности, прокурор должен осуществлять процессуальную функцию обвинения так, чтобы она способствовала утверждению закона, охране прав всех участников процесса23.

Однако, указывая на то, что для осуществления надзора прокурор, поддерживающий государственное обвинение в суде, не обладает фактически никакими специальными полномочиями, которыми не обладала бы сторона защиты, Ю.В. Кореневский, тем не менее, считает, что прокурор - государственный обвинитель (курсив - Ю.В. Кореневского), и в этом качестве должен, поддерживая обвинение, делать это лишь в меру его доказанности, не упуская из виду и факты, говорящие в пользу подсудимого, обязан сам строжайше соблюдать закон, выступать против любых нарушений закона, чьи бы интересы они ни ущемляли24.

21 Даева В.Г. Рецензия на книгу В.М. Савицкого «Очерки теории прокурорского надзора»//Правоведение. 1977. № 1С. 141.; Даев В.Г. Рецензия на книгу B.C. Зе- ленецкого «Возбуждение государственного обвинения в советском уголовном процессе //Социалистическая законность. 1981. № 2. С.79.

22 Случевский В.Я. Указ соч. С. 205-208.

23 Кореневский Ю.В. Государственное обвинение в условиях судебной реформы (процессуальный, тактический и нравственный аспекты). М., 1994. С. 8-11.

24 Кореневский Ю.В. Указ. соч. С. 13.

19 Государственный обвинитель каких-либо преимуществ по сравнению

со стороной защиты не имеет, если не считать установленный законом порядок деятельности сторон в исследовании доказательств и, в оговоренных законом случаях, правом высказывать свое мнение, после высказывания других участников процесса, в виде заключения25. В то же время, надзорные функции, которые имеет государственный обвинитель как представитель прокуратуры, налагают на него обязанности, которых не имеют иные участники процесса, включая суд.

Действительно, осуществляя функцию уголовного преследования, прокурор, как сторона в процессе, обязан обосновать и доказать виновность подсудимого, изобличить преступника, доказать обоснованность предъявленного обвинения.

С другой стороны, он не освобожден от обязанности, установленной статьи I Федерального Закона “О прокуратуре РФ”, по надзору за исполнением закона, принять исчерпывающие меры к устранению его нарушений и привлечению виновных к ответственности и не может от этого уклониться. Прокурор в судебном процессе не утрачивает функций представителя органа, осуществляющего надзор за законностью. Являясь в суде представителем государства, прокурор и не может от имени государства поддерживать незаконное или необоснованное обвинение и не реагировать на допускаемые в процессе нарушения прав его участников, а соответственно не может не реагировать на такие действия от кого бы они ни исходили. Это не значит, что он должен во что бы то ни стало отстаивать выводы обвинительного заключения. если они не нашли подтверждения в судебном заседании. В отличие от защитника, функции которого ограничены интересами подзащитного и являются односторонними, функция уголовного преследования, выполняемая прокурором в суде, исходит из его основной - надзорной функции, поэтому в

25 В соответствии с ч. 3 ст 287 Проекта УПК, прокурор представляет доказательства и участвует в их исследовании, излагает суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим во время судебного разбирательства, высказывает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания, вопрос о порядке высказывания мнения участниками процесса не установлен.

20 качестве главных принципов уголовного преследования, осуществляемого

прокурором в суде, следует считать принципы законности и объективности26.

Сторона защиты фактически обладает такими же правами, что и сторона обвинения. Так, по любому вопросу, возникшему в ходе судебного рассмотрения дела, защита вправе высказать свое мнение суду, вправе обжаловать любое судебное решение, которое она считает незаконным и необоснованным. Но именно - вправе. Здесь у защиты явное преимущество в выборе средств достижения целей стороны защиты, но которые нельзя считать таковым с точки зрения познавательной деятельности и необходимости достижения истины. Адвокат, подсудимый или его представитель могут “не заметить” нарушение закона со стороны участников процесса и суда. В.И. Третьяков. применительно к предварительному расследованию, указывает на существование такой практики, когда защитник нередко считает, что заявление ходатайства, направленного на устранение недоработок следствия, является невыгодным, так как с его точки зрения подобное ходатайство в суде будет рассмотрено более объективно, а кроме того, в суде это более эффективно27, а точнее сказать эффектно, так как это произойдет в присутствии тех. кого он защищает и оплачивает его деятельность, его заметит публика, а значит, существует возможность расширения клиентуры. Можно добавить, что в том случае, если решение суда не удовлетворит сторону защиты, о недостатках расследования или судебного разбирательства защитник может указать в кассационной или надзорной жалобе, а если удовлетворит, то может и не указывать, даже тогда, когда они существенны и могут повлиять на решение в сторону его смягчения или оправдания подсудимого.

У прокурора такого права нет, он обязан выявить любое нарушение закона: в силу ст. 25 УПК РСФСР обязан во всех стадиях уголовного судопроизводства своевременно принимать предусмотренные меры к устранению всяких нарушений закона, от кого бы эти нарушения ни исходили; в силу ст. 248 УПК РСФСР прокурор обязан отказаться от обвинения, если придет к убеж-

-ь Халиулин А.Г. Указ. Соч. С. 215-217.

21 дению о не подтверждении предъявленного обвинения; в силу ст. 325 УПК

РСФСР он обязан принести протест на незаконный и необоснованный приговор.

Думается, что такая регламентация в уголовно-процессуальном законодательстве обязанностей и прав прокурора, в том числе при поддержании государственного обвинения, является оптимальной. В противном случае вопрос о том, на кого же в суде возможно возложить обязанность надзора за строжайшим соблюдением закона, выступать против любых нарушений закона, чьи бы интересы они ни ущемляли, обязанность по охране прав всех участников процесса, а также принятию мер к устранению его нарушений и привлечению виновных к ответственности, остается открытым. На суд возложить эти обязанности невозможно, иначе он приобретет надзорные функции - обязанности прокуратуры и иных правоохранительных органов по преследованию нарушителей закона, в том числе, уголовному. О стороне защиты мы уже высказались выше.

Еще одним аргументом в пользу того, что эти две функции: функция уголовного преследования (вернее часть уголовного преследования, наряду с выявлением, раскрытием, расследованием преступления, изобличением лица, совершившего преступление, привлечением его к уголовной ответственности, направлением дела в суд) и функция осуществления надзора за исполнением законов при рассмотрении судом уголовных дел, должны совмещаться в лице прокурора, являются следующие соображения.

То, что указанные функции могут вступить в противоречие друг с другом является видимостью. Они вступают в противоречие в том случае, если их носитель желает, вольно или невольно, рассматривать их раздельно, тем самым, противопоставляя их друг-другу. Именно в этом случае происходят злоупотребления возможностями второй функции, когда поддержание обвинения, иначе говоря, утверждение правильности выводов следствия, превращается из достижения целей судопроизводства, в состязание с противной сторо-

11 Третьяков В. И. Участие защитника на предварительном следствии и в судебном производстве (процесуальные и тактические аспекты). Автореф. диссер. Канд. юридич. наук. Волгоград. 1998. С. 13-14.

22 ной и при этом естественно будет использоваться вся мощь государственного аппарата. Это фактически и может осуществиться, если лишить государственного обвинителя функции осуществления надзора, которая является реальным противовесом функции обвинения, и у него останется единственная цель - обвинить. В этом случае в спор сторон в суде из дискуссии - спора, направленного на достижение истины и использующего только корректные приемы, превращается даже не в эклектику - спор, направленный на достижение истины и использующий для этого некорректные приемы, а непосредственно в полемику - спор, направленный на достижение победы над противоположной стороной и использующий только корректные приемы, которая не может удержаться в этой форме из-за перехода самого спора из области достижения объективных целей судопроизводства в область субъективного желания достижения победы над противником и переходит в софистику - спор, имеющей своей целью достижение победы над противоположной стороной. но уже с использованием любых приемов, как корректных, так и некорректных28. Последствия известны - произвол государства в отношении личности.

Таким образом, в интересах личности и общества в целом существенно важно, чтобы государственный обвинитель совмещал в себе функции поддержания государственного обвинения и прокурорского надзора по указанным выше основаниям. Такое его положение не выводит его из-под судебного контроля, прокурор не “встает” над судом. Наоборот, в судебном разбирательстве, прокурор, реагируя на любые нарушения закона, тем самым обращает на свои действия внимание суда, стороны защиты и других участников процесса, которые вправе здесь же их оспорить, а суд разрешить спор. В части, касающейся надзора за деятельностью суда, то, как уже указывалось выше, прокурор имеет те же права, что и сторона зашиты, но плюс к тому и обязанность выявлять и реагировать на допущенные судом нарушения в установленном законом порядке.

Кроме того, такое положение дает ему, не вовлекая суд в деятельность не соответствующую провозглашенным судебной реформой принципам, до-

28 Ивин А. А., Никифоров А. Л. Словарь по логике - М.,: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. - 384 с. С. 321-323.

полнительные основания для определенной деятельности, направленной на осуществление целей и задач уголовного судопроизводства, основанной на прокурорских полномочиях, о которых будет сказано ниже.

На практике именно такое положение государственного обвинителя получило распространение. Так, в приказе Генерального прокурора РФ, определяющим задачи прокуроров, участвующих в рассмотрении судами уголовных дел, подчеркивается, что участие прокурора в судебных стадиях уголовного процесса не ограничивается уголовным преследованием. Государственный обвинитель должен быть гарантом соблюдения прав и законных интересов лиц, вовлеченных в сферу судопроизводства, в том числе жертв преступлений. В условиях состязательного процесса объективность, профессиональная грамотность прокурора при осуществлении обвинительной функции, его активность в представлении и исследовании доказательств становится решающим фактором в обеспечении неотвратимости наказания за совершенное преступление. Выполняя обязанности государственного обвинителя, прокурор должен всемерно способствовать всестороннему исследованию обстоятельств дела, правильному его разрешению, поддерживать обвинение лишь в меру его доказанности. Участвуя в судебных стадиях уголовного судопроизводства, прокурор руководствуется принципом верховенства закона. Это требует соблюдения правовых предписаний, прежде всего самим государственным обвинителем, а также возлагает на него обязанность реагировать на любые нарушения закона, чьи бы интересы они не ущемляли. Неправосудные судебные постановления должны быть своевременно опротестованы29.

Нельзя не сказать несколько слов о роли государственного обвинителя, которая отведена ему по проекту Уголовно-процессуального кодекса, внесенного на рассмотрение Комитетом Государственной думы по законодательству и судебной реформе (далее проект УПК).

Задача судебного разбирательства, как это следует из текста ст. 6 проекта УПК, является защита интересов личности, общества и государства от пре-

29 Приказ Генерального прокурора РФ № 82 от 24.1 1.98 г. “О задачах прокуроров, участвующих в рассмотении судами уголовных дел”.

24 ступных посягательств, вынесение справедливого решения:
назначения

справедливого наказания или оправдание невиновного.

Здесь возникает ряд вопросов. Что является основанием для решения о виновности подсудимого и назначении ему наказания? Каковы гарантии того, что решение будет справедливым? Каковы пределы изучения события преступления и выявления фактических обстоятельств дела? Каков механизм поиска и принятия справедливого решения? Кто должен заниматься выяснением этих вопросов?

Проект детально прописывает процедуру производства следственных действий в судебном разбирательстве, но очевидно, что самая оптимальная процедура не обеспечивает надлежащую оценку и использование доказательств, поиск и принятие справедливого решения по делу.

К сожалению, авторы проекта названные выше вопросы, от которых, в конечном счете, и зависит вынесение справедливого решения, не рассматривают.

По нашему твердому убеждению, реальной гарантией вынесения справедливого решения суда о назначении наказания или об оправдании может являться единственное: установление правовой истины в процессе судопроизводства - предварительного расследования и судебного разбирательства дела. Только достоверно познав, что и почему произошло, можно говорить о виновности лица, его наказании или оправдании, т.е. реализации задач, поставленных разработчиками проекта.

Правильность названного принципа апробирована более чем столетней практикой Российского судопроизводства и является национальным достоянием России в области правовой науки и практики.

Обоснованно поставить вопрос и о том, на ком должна лежать обязанность установления истины по делу? В методологическом отношении решение этого вопроса зависит, по нашему мнению, от того, кто заинтересован в принятии справедливого решения. Поскольку в судебном разбирательстве решение по делу принимает суд, то он не может не быть субъектом познания истины. Суд ставит последнюю точку в судебном разбирательстве, на нем и должна лежать ответственность за ее установление.

25

Несомненно, в справедливом решении в первую очередь заинтересованы конкретная личность, общество и государство, а также сам суд, который призван ими для защиты их прав и интересов и ответственен перед ними за свое решение.

Постанавливая приговор именем Российской Федерации суд, в силу своего предназначения, не имеет права устраняться от исследования обстоятельств дела и установления истины - реальной гарантии принятия справедливого решения.

В этом отношении действующий УПК (ст. 243 УПК РСФСР) значительно прогрессивнее проекта: отмечая руководящую роль председательствующего в судебном заседании и обязывая его к принятию мер по установлению истины, законодатель тем самым направляет весь ход судебного разбирательства, деятельность всех его участников на поиск истины и принятие справедливого решения по делу.

Авторы же проекта, сосредоточив внимание участников судебного разбирательства на процедуре исследования доказательств, фактически освободил суд, обвинителя и защиту от установления истины (ст. ст. 18, 19, 284, 287, 387, 383 проекта УПК). В результате суд теряет основную гарантию вынесения справедливого решения и, зачастую, обрекает себя на принятие хотя и законного, обоснованного по форме (ч. 1 и 2 ст. 344 проекта УПК), но не справедливого по существу (ч. 4 ст. 344 проекта УПК) решения. В этом случае, как указывалось выше, спор сторон в суде будет происходить в форме софистики, что никак не способствует достижению целей судопроизводства, а наоборот затрудняет это. Тем более не соответствует требованиям ч. 3 ст. 344 проекта УПК о признании приговора обоснованным в том случае, если он постановлен на основании всестороннего и объективного исследования представленных суду доказательств3”.

30 Разрешение вопроса о том, что в проекте УПК и в данном случае понимается под понятиями всесторонности и объективности и почему отсутствует требование полноты исследования доказательств требует отдельного исследования.

26

Во избежание принятия несправедливого решения, в установлении истины, по нашему мнению, должны участвовать и стороны и суд, а председательствующий должен руководить этим процессом.

Торжество Закона и справедливости, а стало быть, и подлинной защиты интересов личности, общества и государства могут быть обеспечены лишь при условии установления истины.

Что касается принципа состязательности, отмеченного ст. 18 проекта, то, по нашему мнению, он имеет важное тактическое значение в процессе установления истины, но не более.

Подчеркивая ведущую роль суда в установлении истины как субъекта, ответственного за процесс и принятие решения, мы считаем, что не меньшую ответственность за установление истины несут и стороны.

Поэтому было бы неправильно согласиться с тем, что на обвинителя возложена обязанность доказывания только вины подсудимого (ст. 18 проекта УПК). Функции государственного обвинителя в аспекте обеспечения гарантии вынесения справедливого решения должна быть гораздо шире, нежели обвинение (п. 3 ст. 18 проекта УПК). Чтобы обвинить, он должен познать само событие, а также проверить и познать всесторонность, полноту и объективность поиска истины на предварительном следствии и только после этого доказывать вину подсудимого. Только в этом случае он может обвинять или должен отказываться от обвинения.

Немаловажное значение имеет то, что одной из основных целей уголовного судопроизводства является назначение справедливого наказания. Она аккумулирует в себе комплекс основополагающих принципов уголовного судопроизводства: чтобы каждый совершивший преступление понес наказание, а значит ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден; назначение справедливого наказания способствует исправлению осужденного, воспитанию других граждан в духе соблюдения законов, а значит укреплению законности и правопорядка, предупреждению и искоренению преступлений, охране интересов общества, прав и свобод граждан.

27 В понятии справедливости выделяются несколько аспектов31.

В первую очередь справедливость является нравственным принципом, означающим наказание за зло и воздаянием за добро. Будучи по своему происхождению и первоначальному смыслу нравственным, принцип справедливости также лежит и в основе права, то есть является и принципом юридическим. Справедливость предполагает учет меры заслуг, то есть меры добрых дел или проступков и определение на этой основе меры поощрения или наказания. Несоответствие между двумя этими мерами оценивается как несправедливость. Принцип справедливости исходит из реального неравенства людей. различий в их индивидуальных психологических и физических особенностях, отличий в их развитии, социальном и имущественном положении, других особенностей конкретной личности, в том числе возможных изменений, которые произойдут в результате наказания или поощрения. Принцип справедливости. будучи по своему смыслу в известной степени формальным, должен быть дополнен принципом милосердного отношения человека к человеку. В противном случае, справедливости грозит опасность переродиться в голый формализм, юридизм. законничество.

Меры поощрения и наказания в уголовном судопроизводстве определяются в соответствии с Уголовным кодексом, процесс их назначения регулируется Уголовно-процессуальным кодексом. Принципы, деятельность, условия, процесс их установления и назначения, бесспорно, являются предметом науки уголовного права, уголовного процесса и криминологии. В настоящей работе мы рассматриваем иной аспект этого вопроса.

Для того чтобы соотнести эти меры добрых дел или проступков с мерой наказания, предусмотренной в законе, достижения иных целей, необходимо дать точный ответ, по крайней мере, на несколько вопросов.

Во-первых, что произошло, в чем конкретно выражаются человеческий проступок и добрые дела; во-вторых, характеристику личности - кем был человек до того как это совершил и кем он был в момент совершения; и, в- третьих, как изменился после совершения и кем является человек в момент оп-

Краткий философский словарь.- М.: “Проспект”, 1997. - 400 с. С. 297.

28 ределения меры наказания и поощрения или в настоящий момент, то есть в

момент оценки справедливости вынесенного решения.

Соразмерность наказания или иных мер уголовно-правового характера содеянному и его достаточность для исправления осужденного должны базироваться на достоверных знаниях. Если не будет установлена достоверность этой необходимой для принятия решения составной части отношения, нельзя говорить о правильности сделанного заключения. В этом случае невозможно говорить о том. что принятое решение является справедливым. А отсюда неотвратимо следует, что цели уголовного судопроизводства не достигаются, если не установлены истинные обстоятельства происшедшего. В этом случае. все судопроизводство становиться бессмысленным либо достигаемые цели являются иными, противоположными провозглашаемым. Если не ставиться цель получить достоверные знания, т.е. достижения юридической истины в уголовно- процессуальном познании, значит необходимо менять цели судопроизводства. Так, М.К. Треушников подчеркивает, что целью познания для всех видов познавательной деятельности людей, в том числе и судебного познания, выступает достижение истины, где под истиной в правосудии и в теории доказательств понимается соответствие (адекватность) знания судей фактам реальной действительности и правоотношениям, т. е. верное знание фрагментов действительности, имеющих правовое значение. Он рассматривает вопросы познания и доказывания в судебном разбирательстве, в основном, применительно к гражданскому судопроизводству, что, по нашему мнению, не уменьшает ценность высказанного мнения32.

Мы исходим из того, что познать происшедшие события во всех необходимых и достаточных для правильного разрешения дела обстоятельствах возможно, что достижение юридической истины должно и является одной из целей познания в уголовном судопроизводстве.

В первую очередь это обусловлено тем, что преступление представляет собой явление объективной действительности, которое представляет собой

32 Треушников М. К. Судебные доказательства. Монография. М.: Юридическое бюро “ГОРОДЕЦ”, 1997. С. 6.

29 систему элементов, связанных между собой таким способом, что образуется

целостное общественно-опасное деяние.

Элементы этой системы существуют фактически и обладают всеми качествами, присущими объектам материального мира. В.Я. Колдин отмечал, что элементы преступления, преступной деятельности должны рассматриваться как целостная система, причем каждый из них несет информацию о других элементах и может служить средством их установления33. Более того, все элементы преступления находятся во взаимосвязи34 и обладают способностью к взаимодействию, которое влечет за собой образование многочисленных последствий в виде изменений других материальных объектов - следов. Связь между этими последствиями и событием, их вызвавшим, имеет объективный закономерный характер, позволяющий оптимизировать процесс расследования и судебного рассмотрения дела.

К этим закономерностям относятся: устойчивость структуры преступления, проявляющаяся в повторяемости всех его элементов и их следов при каждом новом посягательстве, что позволяет строить типовые модели преступления, программировать расследование и судебное разбирательство, делает стабильными методы поиска следов, их оценку и использование на всех стадиях судопроизводства; взаимосвязь и информативность элементов системы преступления; взаимодействие преступления с окружающей средой; взаимосвязь до и после криминального поведения с совершенным деянием35. Указанные закономерности позволяют познать событие преступления. Не следует, однако, забывать, что на поведение виновного влияют субъективные факторы, а также может иметь место умышленное искажение следов и провоцирование наступления тех или иных событий.

Процесс возникновения и исчезновения доказательств закономерен, ситуационно повторяется, а потому можно говорить об их типичности, а, следо-

33 Колдин В.Я. Криминалистическое знание о преступной деятельности: функция моделирования. - Советское государство и право. 1987, N 2. С. 63 - 69.

34 Эксархопуло А.А. Основы криминалистической теории. СПб.: Изд-во ЛГУ, 1992. С. 36.

35 Криминалистические закономерности преступления выделяет, в частности, Густов Г.А. См.: Густов Г.Д.. К разработке криминалистической теории престу пления. - Правоведение, 1983, N 3. С. 88 - 92.

30 вательно, и способы их выявления также носят типичный характер36, что

позволяет выработать систему криминалистических рекомендаций по осуществлению процесса доказывания на всех стадиях уголовного процесса.

В любом исследовании важно достигнуть истины, для чего необходимо использовать истинные пути и способы познания. Для этого деятельность субъекта познания, осуществляемая в определенных условиях, должна быть максимально упорядочена и направлена на достижение поставленных им целей. Этим требованиям и должны отвечать приемы и средства познания. Несомненно, что провозглашенные в законодательстве цели также должны достигаться не только истинными способами и средствами, но они должны отвечать и критерию допустимости.

Среди условий познания в криминалистике И.М. Лузгин выделял: общественную опасность деяния и необходимость быстрых и решительных действий по пресечению возможности совершения нового преступления: наличие конфликтной ситуации, возникающей в результате совершения преступления и в процессе расследования; строгую процессуальную регламентацию деятельности по доказыванию; необходимость сочетания при производстве некоторых следственных действий убеждения и принуждения37. Все эти условия сохраняются и в судебном заседании, к тому же, на наш взгляд, конфликтная ситуация здесь также имеет место, поскольку цели установления истины и интересы подсудимого совпадают далеко не всегда.

Расследование и судебное рассмотрение дела - специфическая форма познавательной деятельности человека. Любая деятельность людей - это особая человеческая форма активного отношения к окружающему миру, содержанием которой являются его целесообразное изменение и преобразование, состоящая из системы поступков, действий, объединенных общей целью и выполняющих определенную функцию38. Вместе с тем, всякий процесс познания

36 Хмыров А.А. Криминалистическая характеристика преступления и пути дока зывания по уголовному делу. - Правоведение. 1983, N 3, С. 59 - 66. С. 60.

37 Лузгин И.М. Сущность криминалистических методов установления истины при расследовании преступлений. // Труды Высшей школы МВД СССР. Вып. 27. М., 1970. С. 198-204. С. 201.

38 Зелинский А.Ф. Понятие “преступная деятельность”. - Советское государство и право. 1978, N 10. С. 98 - 101.

случившегося предполагает анализ сложившейся ситуации, выявление тенденций ее возможного развития, формирование целей, которые в дальнейшем могут трансформироваться применительно к исполнителям и условиям деятельности. Важно правильно оценить затраты ресурсов и времени, связанных с реализацией намеченных планов. Для этого необходимо, чтобы информация поступала из заранее известных субъекту познания источников и по заранее подготовленным каналам и направлениям. Поиск информации должен осуществляться не только на базе механического накопления данных, а путем ее мысленной активной переработки и использования39, в том числе, в целях поиска дополнительной необходимой информации. Оказать существенную помощь в этом может использование научно разработанных приемов и методов расследования и судебного рассмотрения дела. Совершенно прав был Ароц-кер Л. Е., когда говорил о том, что решение задач судопроизводства обеспечивается четко организованной деятельностью суда, полным и глубоким исследованием обстоятельств дела и использованием научных приемов и методов установления истины-40. О необходимости разработки и совершенствования организационных, тактических и методических основ не только предварительного, но и судебного следствия говорит, в частности, Белкин Р. С.41.

Как правильно отмечает Ю.В. Кореневский, достижение объективной истины обеспечивается целенаправленной деятельностью следственных органов и суда, при этом как на следствии, так и в судебном разбирательстве ставятся и выполняются те непосредственные задачи, которые могут быть наилучшим образом осуществлены при максимальном использовании имеющихся на данной стадии судопроизводства процессуальных условий и объективных возможностей42.

39 Образцов В.А., Танасевич В.Г. Понятие и криминалистическое значение след ственной ситуации. - Советское государство и право. 1979, N 8. С. 109 - 115.

40 Ароцкер Л.Е. Использование данных криминалистики в судебном разбира тельстве. М.: Юрид. лит., 1964. С. 4.

4! Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции,перспективы. Общая и частная теории.- VI.: Юрид. лит., 1987. С. 25, 74.

42 Кореневский Ю. В. Судебная практика и совершенствование предварительного расследования. VI., “Юрид. лит.”, 1974. I 12 с. С. 4.

Уголовный процесс представляет собой сложную многостадийную деятельность, в которой особое место занимают стадия предварительного расследования и стадии судопроизводства, прежде всего, стадия судебного разбирательства, в суде первой инстанции, центральной частью которой является судебное следствие. Осуществляя предварительное расследование, следователь первоначально действует в условиях вероятностных знаний, которые на заключительном этапе расследования должны приобрести новое качество, перейдя в разряд достоверных. В результате суд. получив материалы, содержащие выводы следствия, обоснованный соответствующими доказательствами, содержащимися в материалах дела и поименованных в обвинительном заключении, проводит самостоятельное исследование обстоятельств дела.

Как и на стадии предварительного расследования, здесь происходит обнаружение, закрепление, проверка и оценка доказательств с той лишь разницей, что на предварительном следствии главное состоит в обнаружении доказательств с последующим их закреплением, проверкой и оценкой, а в ходе судебного следствия акцент делается на проверке и оценке ранее собранных доказательств, тогда как поиск новых осуществляется в меньшей степени, носит факультативный характер. Но, по своей процессуальной природе, все способы получения доказательств (следственные и судебные действия) одинаковы. Методы исследования доказательств также не меняют своей процессуальной природы, а имеющиеся различия относятся к кругу их участников, порядку процессуального оформления43, а также специфических условий, в которых они происходят. Равным образом задачи, решаемые в ходе предварительного расследования и в суде, во многом совпадают (так, с момента возбуждения уголовного дела до момента вынесения приговора перед государственными органами стоит задача исследовать обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, с целью установления истины по делу). Уголовно-процессуальная регламентация деятельности органов предварительного следствия и суда осуществляется подчас одними и теми же правовыми нормами, в первую очередь нормами, закрепляющими принципы уголовного процесса. Отсюда можно сделать вывод о том, что условия познания на стадии предва-

рительного расследования и судебного заседания если не совпадают полностью, то, по крайней мере, сходны по своей сущности. Таким образом, обе эти стадии едины по природе.

В то же время, судебное разбирательство имеет некоторые особые, по сравнению с расследованием, условия, которые определяют как своеобразие использования криминалистических положений и рекомендаций (криминалистической техники, тактики и методики) и возможность их применения, а также требуют разработки новых, использование которых возможно только в судебном разбирательстве.

Таким образом, в деятельности прокурора, участвующего в судебном разбирательстве помимо функций поддержания государственного обвинения и осуществлении надзора, следует выделить познавательный аспект осуществляемой им деятельности.

Естественно возникает вопрос о том. заимствует ли государственный обвинитель в своей деятельности разработанные криминалисткой положения или криминалистика должна включать в область своих интересов и иные, помимо расследования, стадии судопроизводства. На наш взгляд, существующее положение, когда криминалистику ограничивают только одной стадией судопроизводства, надумана и не естественна. Невозможно ставить общие цели процесса судопроизводства по установлению истины и довольствоваться тем. что наука, имеющая своим предметом деятельность по непосредственному познанию конкретных событий действительности и концентрирующая в этих целях положения других наук, ограничивалась только одной стадией этого процесса. Поэтому, по нашему мнению, государственный обвинитель в своей деятельности по познанию истины напрямую использует положения криминалистики. В других случаях, например, при осуществлении надзора, он заимствует криминалистические приемы и методы, приспосабливая, видоизменяя их. В третьих случаях, осуществляя доказывания, он комплексно использует положения криминалистики и процессуальной науки, теории доказательств.

43 Ароцкер Л.Е. Указ. соч. (\ 11.

34 § 2. Подготовка прокурора к судебному разбирательству как самостоятельный объект процессуально-криминалистического исследования.

Поддерживая в суде государственное обвинение, прокурор выступает в качестве одной из сторон процесса, осуществляя уголовное преследование, несет ответственность за соблюдение законности в судебном разбирательстве, в том числе законности и обоснованности не только постановленного решения суда, но и за законностью и обоснованностью привлечения к уголовной ответственности, избранной меры пресечения и т.д., поэтому обязан отказаться от обвинения, если убедится, что оно необоснованно, незаконно или недока-зано, добиваться изменения меры пресечения и т.п.

Как показывают результаты наших исследований, практически все прокуроры (84 %), понимая всю полноту возложенных на них обязанностей, стремятся подготовиться к участию в судебном разбирательстве со всей возможной тщательностью, но не в состоянии это сделать и не видят возможностей совершенствования своей деятельности. В результате - большинство не в состоянии должным образом подготовиться к участию в судебном разбирательстве, что в свою очередь существенно влияет на качество всей деятельности. Это происходит, в основном, по трем причинам. Во-первых, из-за большой загруженности, в связи с чем прокурорам просто не представляется возможности ознакомиться надлежащим образом с материалами дела заблаговременно и им приходиться довольствоваться материалами надзорного производства. Во- вторых, многие просто недооценивают значение этой стадии, считая, что в материалах надзорного производства вполне достаточно информации для того, чтобы успешно осуществить задачи, вытекающие из функций, которые должен осуществить прокурор, участвующий в судебном разбирательстве, а если возникнет необходимость ознакомиться с самими материалами дела, то они имеют достаточно возможностей изучить их непосредственно перед началом процесса либо уже в ходе него, при отложении дела, в перерывах судебного следствия или непосредственно перед прениями. И, в-третьих, прокуроры не осознают возможностей использования положений криминалистики в судебном разбирательстве вообще и в собственной дея-

35 тельности в частности. В том числе на этапе подготовки к судебному заседанию.

Однако именно на этом этапе прокурор должен получить, изучить и осмыслить информацию, а затем, на ее основе разработать стратегию и тактику своего участия в суде: 1 - определить, какие методы и тактические приемы он будет применять на различных этапах разбирательства, при исследовании каких доказательств; 2 - предусмотреть, какие ситуации могут сложиться в суде - варианты течения процесса, действий стороны защиты, изменения информации, содержащейся в доказательствах и т.п.; 3 - решить, как он будет действовать в той или иной, достаточно часто складывающейся и прогнозируемой ситуации.

Если не уделить стадии подготовки надлежащего внимания, то непосредственно перед судебным разбирательством прокурор не сможет оценить в полном объеме и надлежащим образом всю совокупность информации, а значит и не сможет успешно решить последующие задачи. Например, правильно сориентироваться в заявленных защитой ходатайствах и дать квалифицированное заключение, предложить наиболее оптимальный для установления истинных обстоятельств происшедшего порядка исследования доказательств достойно представить их суду в подтверждение обвинения и полноценно участвовать в их исследовании.

Таким образом, в ходе подготовки к участию в судебном процессе прокурор должен на основании определенной совокупности полученной информации решить комплекс задач, которые можно сформулировать следующим образом:

1) Уяснить, каковы, по мнению следователя, обстоятельства происшедшего (следственная модель), инкриминируемые подсудимому; 2) 3) Установить - всесторонне, полно и объективно ли произведено расследование. правильно ли дана оценка каждому собранному доказательству и их совокупности (их относимость, допустимость, достоверность и достаточность); правильно, обоснованно и законно ли приняты решения, сделаны выводы об обстоятельствах происшедшего; какие имеются пробелы и возможность их восполнения: 4)

36

3) Сделать предварительные выводы о правильности применения материального закона о квалификации содеянного. 4) 5) Спланировать участие в судебном процессе. В том числе, с учетом материалов дела, личности участников процесса и других лиц, вовлеченных в судопроизводство, а также возможности появления новых обстоятельств в судебном процессе (например, изменения, исчезновения имеющихся доказательств или появление новых), выбрать методы и тактические приемы, которые целесообразно использовать при исследовании доказательств, придании им наглядности и убедительности, а также создания благоприятной обстановки, в которой будет слушаться дело; сделать предварительные выводы о пределах доказанности, ответственности; на какой стадии возможно восполнение пробелов, что для этого необходимо сделать; 6) 7) Оценить результаты расследования с точки зрения прокурорского надзора. 8) Последнюю задачу государственный обвинитель реализует как прокурор. На стадии подготовки возможности выполнения такой задача ограничены, однако они имеются. В первую очередь они направлены на восполнение в судебном разбирательстве пробелов предварительного следствия. Так, государственный обвинитель может через прокурора дать указания следователю и органам, уполномоченным производить оперативно- розыскную деятельность (ОРД), установить местонахождение и обеспечить явку в суд свидетелей, потерпевших, отыскать дополнительные доказательства для того, чтобы их можно было представить в суде.

Решение задач поддержания государственного обвинения зависит от множества факторов как объективного, так и субъективного характера. К таким обстоятельствам можно отнести, с одной стороны, объективные закономерности взаимосвязи и взаимозависимости отдельных элементов, последовательности течения определенных событий системы судопроизводства и влияния среды на систему, а с другой - индивидуальные качества рассматриваемого дела, участников процесса, а также условий, в которых происходит слушание дела.

37 Разноплановость и объем решаемых задач диктует и круг объектов, о

них будет сказано ниже, который необходимо изучить прокурору на этой стадии. Но это не значит, что эти объекты изучаются только на стадии подготовки. необходимость обращаться к ним вновь обуславливается ситуацией, складывающейся на определенном этапе судебного разбирательства.

Как всякий этап определенной деятельности подготовка прокурора к участию в судебном разбирательстве имеет свои границы.

Подготовка прокурора к судебному разбирательству начинается с момента принятия решения о поддержании государственного обвинения конкретным прокурором.

В данном случае может возникнуть две ситуации44.

Первая. - когда такое решение принимается тогда, когда уголовное дело находится уже в суде и назначено к слушанию. И. вторая - когда такое решение принимается до направления уголовного дела в суд.

В данном случае мы берем те ситуации, когда поддержание государственного обвинения поручается работнику прокуратуры, специализирующегося именно в этой области. Те ситуации, когда в судебном разбирательстве участвует прокурор - конституционной фигуры или руководителя подразделения прокуратуры, специализирующегося на поддержании государственного обвинения, в принципе не отличаются от рассматриваемых. В любом случае принимается решение - либо в отношении подчиненного, либо в отношении собственной деятельности.

Первая ситуация является наиболее распространенной. Это связано с тем, что число судей в районе больше чем прокуроров, имеющих возможность участвовать в судебном заседании, и практически невозможно распланировать на продолжительный отрезок времени их участие во всех назначаемых к слушанию делах, участие прокурора в которых является необходимым.

В каждом из этих случаев поддержание обвинения может поручаться прокурору, надзиравшему за предварительным следствием по делу или иному прокурору, как правило, специализирующемуся на участии в судебном разбирательстве.

38 Если момент начала подготовительного этапа возможно четко определить, то это сложнее сделать с его окончания. Можно принять за таковой момент, становления прокурора обвинителем, принятие решения о поддержании обвинения конкретным прокурором, но точным и правильным будет являться момент явки прокурора в суд, так как именно с него начинается осуществляться спланированная на этапе подготовки деятельность непосредственно направленная на достижение целей государственного обвинения. Особенно четко это проявляется в суде присяжных, о чем будет сказано ниже. Нельзя не учитывать и то, что перед производством конкретного судебного действия, реализацией любого решения обвинителя непосредственно в заседании, также существует этап подготовки, в котором происходит исследование имеющейся на этот момент информации, прогнозирование возможных ситуаций, принятие решения и корректировка общего плана участия в разбирательстве. С другой стороны, до начала судебного заседания необходима, как неотъемлемая составляющая, подготовка к отдельным судебным действиям. Как само собой разумеющееся является и то, что после перерыва или отложения дела также существует этап подготовительной деятельности.

Настоящее исследование ограничивается первоначальным, общим этапом подготовки, с момента принятия решения об участии в судебном разбирательстве конкретного прокурора и до момента первого его появления в судебном заседании.

Однако на наш взгляд более объективные результаты дает участие в судебном заседании не надзиравшего за предварительным следствием прокурора. Здесь большое значение играет психологическая зависимость прокурора, надзиравшего за ходом предварительного расследования. Он несет ответственность за осуществление надзора за деятельностью органов расследования, а соответственно и за результаты этой деятельности. Он дает свое заключение о всесторонности, полноте и объективности проведенного следствия, законности деятельности органов дознания и расследования либо утверждает обвинительное заключение и направляет уголовное дело в суд. Кроме того, у него скапливается информация не процессуального характера, ставшая известная

Смотри схему 1.

Схема 1

Подготовка прокурора к участию в судебном разбирательстве

Решение принято до направления дела в суд

Решение принято после на-првления дела в

суд

Обвинение поддерживает

Обвинение поддерживает

Прокурор, надзиравший за производством предварительно го следствия

Прокурор, специализирую щийся в участии в судебном разбирательств е

Прокурор,
над зиравший

за производством предваритель ного следствия

Прокурор, специализирую щийся в участии в
судебном
разбирательств е

Ф

40 ему от следователя, оперативного работника, из других источников. Такая

информация может носить достоверный или недостоверный характер, быть объективной или субъективной, но она отсутствует в материалах дела, но ранее уже имела влияние на принимавшиеся прокурором решения по делу. Поэтому существует большая доля вероятности, что такой работник прокуратуры может впасть в субъективизм и добиваться подтверждения собственных умозаключений любыми средствами. Также существует опасность того, что он, опасаясь ответственности за осуществление надзора ненадлежащим образом. будет руководствоваться личными, а не государственными интересами.

В случае привлечения прокурора, специализирующегося на поддержании государственного обвинения, ситуация иная.

Во-первых, он не связан предыдущей своей деятельностью и принятыми решениями. Во-вторых, он имеет опыт участия в судебном разбирательстве, навыки поддержания государственного обвинения, представляет каким образом и какие доказательства необходимо представить суду, знает, как и какие доказательства обычно претерпевают изменения в суде, как они могут быть интерпретированы стороной защиты и т.д. В-третьих, его сознание не отягощено той совокупностью информации, которая получена из непроцессуальных источников, накапливалась в процессе досудебного познания, служила ориентирующей информацией, но не трансформировавшаяся в доказательства. Над ним не довлеет эмоциональная напряженность, возникающая из совокупности непосредственного восприятия обстановки на месте происшествия, эмоционального состояния пострадавших, предшествовавшего активного противодействия виновных и т.д. Все это прокурор, не касавшийся ранее расследования, может воспринять позже, в судебном заседании, но в иной, специфичной для судебного разбирательства форме, а эмоциональное состояние пострадавших в ослабленном временем степени. В результате он более объективен в своей познавательной деятельности и своих выводах.

В то же время данная ситуация является более сложной, поскольку прокурор оказывается в положении, когда он обладает ограниченными информацией по делу и временем. Поэтому в дальнейшем мы будем ориентироваться именно на нее.

ЮССИЙСКАЯц^

f&cw’“-B«HpBtal 41

гт , лклиОтШТ 4

Прокуроры районного (городского) звена, специализирующиеся на

поддержании государственного обвинения, находятся в наиболее сложной ситуации. У них постоянный дефицит времени, вызванный большой нагрузкой и отвлечением на выполнение иных обязанностей. В то же время, в слушании подавляющего количества уголовных дел принимают участие прокуроры именно районного звена.

Прокуроры, специализирующиеся на поддержании государственного обвинения, работающие в прокуратурах субъектов Федерации, находятся в этом отношении в лучшей ситуации, но на их долю приходится участие в судебном разбирательстве по делам о наиболее тяжких преступлениях, имеющих повышенное общественное значение. Такие дела, как правило, являются наиболее сложными по доказыванию, объемными по количеству подсудимых. эпизодов преступной деятельности.

И в том и в другом случае государственному обвинителю необходимо в кратчайший срок наиболее полно извлечь и обработать информацию, содержащуюся в различных источниках, главным образом, в материалах уголовного дела.

Таким образом, подготовка прокурора к судебному разбирательству дела является необходимым звеном, этапом в деятельности прокурора по поддержанию государственного обвинения. Она является элементом, связывающим подсистемы досудебного познания, предварительного следствия, и судебного познания, судебного разбирательства уголовного дела в единую систему судопроизводства.

Как всякая разумная деятельность, участие прокурора в судебном разбирательстве состоит из нескольких этапов. Среди них выделяются: подготовка, само осуществление деятельности и оценка результатов этой деятельности.

От того, имела ли место и какого качества подготовка к судебному разбирательству, зависит эффективность поддержания государственного обвинения. На это обращают внимание многие авторы: Л.Е. Ароцкер. О.Я. Баев,

42 Г.А. Воробьев, Ю.В. Кореневский, Г.С. Нисенбаев, И.Д. Перлов, П. Серге-

ич, В.Г. Тихиня и другие45.

Только хорошо подготовленный государственный обвинитель может в полном объеме выполнить задачи, которые стоят перед ним. В процессе подготовки государственному обвинителю фактически необходимо подготовиться к осуществлению всей деятельности, которую он будет осуществлять в судебном разбирательстве по данному делу. Кроме того, полученные знания, умения и навыки оптимизируют аналогичную деятельность в будущем, поскольку накапливается определенный опыт подготовки и участия в разбирательстве данной категории уголовных дел, производства отдельных судебных действий, участия по делам, расследованным определенным следователем, участие в процессе с определенным судьей, адвокатом и т.д. Это дает возможность выявлять ситуации, сходные с уже известными, и с большей долей вероятности прогнозировать свою деятельность.

Для того чтобы познать проблемы подготовительной деятельности прокурора на интересующем нас этапе необходимо произвести ее структурный анализ.

Невозможно гармонично структурировать деятельность государственного обвинителя вообще и подготовительного этапа, в частности, в отрыве от конкретики уголовного дела, в рассмотрении которого ему предстоит участвовать и от тех условий, в которых ему предстоит работать. Обстоятельства, в которых он работает можно разделить на несколько крупных блоков. По нашему мнению их четыре.

45 Ароцкер Л.Е. Тактика и этика субного допроса, М., “Юридическая литература”, 1969. 120 с; Он же. Использование данных криминалистики в судебном разбирательстве. М., 1964. 92 с; Баев О.Я. Тактика следственных действий: Учебное пособие. - Воронеж: Изд-во ВГУ, 1992. - 208 с; Воробьев Г.А. Планирование судебного следствия. М., “Юрид. лит.”, 1978. 80 с; Нисенбаев Г.С. Восполение судом пробелов, допущенных органами расследования при осмотре места происшествия. // Вопросы укрепления законности и устранения следственных ошибок в уголовном судопроизводстве. Сборник научных трудов.-М., 1988. - 138 с; Перлов И.Д. “Судебное следствие в советском уголовном процессе”. Госюриздат. 1955. 248 с; Сергеич П. Искуство речи на суде.- Тула: Автограф, 1998.- 320 с; Тихиня В.Г. Теоретичские проблемы применения данных криминалистики в гражданском судопроизводстве.- Мн.: Выш. школа, 1983.- 159 с. и др.

43

Во-первых, это все обстоятельства происшедших событий. Здесь можно выделить такие критерии как объем дела - количество эпизодов, количество обвиняемых, объем доказательственной базы, если так можно выразиться, физический объем дела.

Не менее важное место занимают обстоятельства расследования. В этом блоке выделяются сложность дела, качество доказательственной базы, личность следователя, надзирающего прокурора, их профессионализм, а также те внешние или внутренние условия, которые влияли на ход расследования, иначе говоря, “подводные камни”, которые искажали, помогали, препятствовали или изменяли процесс течения следствия. Здесь прокурора должно интересовать и то, остались ли они неизменными, переместились или исчезли, появились новые. А главное, как их, если не использовать с пользой, то хотя бы обойти или перескочить.

В-третьих, особенности личность подсудимого, законного представителя несовершеннолетнего подсудимого, потерпевшего, свидетелей, гражданского истца и ответчика, их представителей, общественного обвинителя и защитника, иных лиц, участвующих в судебном процессе. Особенности личности профессиональных участников процесса - председательствующего, секретаря судебного заседания, государственного обвинителя, адвоката, а в некоторых случаях и их коллег, родственников и знакомых.

И, наконец, те условия, особенности судебного разбирательства, обстоятельства слушания дела, которые влияют на него хотя и исподволь, но могут иметь не меньшее значение, чем вышеуказанные, такие как общественные и политические условия, общественная значимость дела, выездное судебное заседание и т. д. К ним также относятся другие лица, вовлеченные в сферу данного уголовного дела, но не являющиеся непосредственными участниками судопроизводства, такие как родственники и знакомые подсудимого, потерпевшего, свидетелей, иных лиц, участвующих в судебном процессе, а также, неустановленные или неизобличенные соучастники преступления, их знакомые и родственники, руководители общественных, государственных и иных организаций, члены их коллективов. В некоторых случаях может интересовать не только информационные модели отдельных личностей, но и инфор-

44 мационные модели отдельных групп, коллективов. Как мы видим, круг лиц,

личности которых могут влиять на процесс, обширен. Но он зависит от конкретики уголовного дела и его можно еще сузить, определив, какие особенности и какой личности могут повлиять на процесс судопроизводства и каким образом.

Понять содержание, значение, методы деятельности государственного обвинителя по подготовке к судебному разбирательству, равно как и повысить эффективность судебного разбирательства в целом, по нашему мнению, значительно легче, если уголовное судопроизводство рассматривать как обусловленную требованиями закона сложную динамическую систему деятельности участников судопроизводства по конкретному уголовному делу.

В этой системе существуют две относительно самостоятельные, но взаимосвязанные и взаимозависимые подсистемы. Это подсистема, охватывающая стадии предварительного расследования и подсистема, охватывающая стадии судебного рассмотрения дела. Эти подсистемы различаются в первую очередь своими субъектами деятельности, особенностями объектов, частными задачами и особенностями функционирования46.

Прежде чем переходить к рассмотрению подсистемы судебного рассмотрения, той интересующей нас, ее части, в которой прокурор взаимодействует как ее элемент, остановимся на характеристике данной системы в целом. При этом из всего многообразия аспектов деятельности этой системы мы останавливаемся на познавательном. Именно в этом аспекте деятельности про-являются как теоретические, так и прикладные функции криминалистики.

В структуре системы судебное разбирательство можно выделить следующие элементы: участники процесса - суд (председательствующий, народные или присяжные заседатели, секретарь судебного разбирательства), стороны и другие участники процесса, иные лица, участвующие в процессе и среду, в которой данная система функционирует.

46 Данная система рассматривается только в той части, которая затрагивает предмет исследования - этап подготовки. В остальной части ее рассмотрение требует отдельного исследования.

45 Каждый из элементов этой системы, в свою очередь, также является

системой не меньшей сложности, но с различной степенью активности влияния на деятельность более высокой системы и восприимчивости к влиянию иных элементов системы. Наиболее активными элементами данной системы является суд и стороны (сторона обвинения и сторона защиты).

Среду, в которой функционирует данная система, характеризуют такие факторы как время, место, условия проведения процесса (выездная сессия, закрытое слушание и т.д.), общественная значимость данного дела, общественное мнение по данному уголовному делу, общественное положение лиц и организаций, интересы которых затрагиваются в данном процессе, активность. средства и методы противодействия правосудию и т.д.

В названном плане деятельность государственного обвинителя - это сложная динамичная система познавательно-практической деятельности уполномоченного лица, обусловленная требованиями закона, имеющая целью правильное разрешения дела и вынесение справедливого решения.

В системе деятельности государственного обвинителя выделяются наиболее важные элементы: подготовка к судебному разбирательству; участие в судебном разбирательстве; оценка результатов рассмотрения дела, которые совпадают с этапами любой иной познавательной деятельности.

Каждый из названных элементов последовательно взаимосвязан с другими и, в свою очередь, является сложной системой, имеющей собственную структуру, элементы, взаимосвязи, цели, задачи, методы деятельности.

Целью подготовки государственного обвинителя к участию в судебном разбирательстве является обеспечение оптимальных условий для достижения целей государственного обвинения и решения задач на последующих этапах.

В системе деятельности государственного обвинителя по подготовке к судебному разбирательству можно выделить некоторые элементы:

а) уяснение позиции, выводов следствия по делу: об обстоятельствах происшедшего, доказанности вины и положенных в основу обвинения доказательствах, версии защиты и наличии доказательств, ее опровергающих, квалификации содеянного, всесторонность, полнота и объективность расследо-

46 вания, допустимости доказательств и соответствие
законодательству

оформления всех материалов дела, иной необходимой информации;

б) уяснение условий, в которых будет проходить судебный процесс: вре мя, место, общественная значимость, иные особенности;

в) определение задач подготовки;

г) определение объектов и выбор методов их изучения;

д) изучение объектов;

е) определение целей и задач участия в судебном разбирательстве;

ж) составление плана участия в судебном разбирательстве;

з) составление плана подготовки; и) исполнение плана подготовки;

к) корректировка плана участия в судебном разбирательстве.

В подготовительной деятельности различаются два подэтапа: деятельность, направленная на собирание, обработку и анализ информации; деятельность, непосредственно направленная на создании условий участия в судебном заседании, и достижение целей судопроизводства. Соответственно, каждый из этих подэтапов поддается планированию.

При этом, по нашему мнению, планирование участия в судебном разбирательстве должно предшествовать планированию подготовки, поскольку, в противном случае оказываются неопределенными те объекты, в отношении которых будет проводиться подготовка. А затем план участия, в соответствии с полученной дополнительной информацией, должен корректироваться.

В связи с этим, подготовка к участию в судебном разбирательстве включает в себя планирование двух видов деятельности: деятельности, направленной на организацию и осуществление “подготовки…”; деятельности, направленной на подготовку участия в судебном разбирательстве, включающей заявление ходатайств, разрешаемых при решении вопроса о назначении судебного заседания, появления в помещении суда, участия в подготовительной части судебного заседания, подготовку к производству отдельных судебных действий и их комплексов и т.д.

Одним из необходимых элементов системы подготовки является также взаимодействие:

47 1)С участниками процесса: судом (как правило, председательствующим) - в целях организации и наиболее всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела; секретарем суда - в целях организации и надлежащего документирования процесса; стороной зашиты - по вопросам организации процесса и всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, представляющих общий интерес; с иными лицами, участвующими в процессе - по вопросам организации процесса и исследования обстоятельств дела;

2) С органами внутренних дел, иными правоохранительными органами по вопросам оперативного сопровождения дела, организации процесса;

3)С прокурором, вышестоящим органом прокуратуры по вопросам организации и участия в судебном разбирательстве;

4) Экспертными организациями, экспертами и специалистами по вопросам организации и наиболее всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела; 5) 6) В случае, когда по делу участвуют несколько государственных обвинителей в целях осуществления задач государственного обвинения, в том числе, по вопросам распределение обязанностей между ними; 7) 8) С иными заинтересованными лицами, организациями по вопросам, представляющим общий интерес; 9) 10) Со средствами массовой информации. 11) Таким образом, целью подготовки государственного обвинителя к участию в судебном разбирательстве является обеспечение оптимальных условий для достижения целей государственного обвинения и решения задач на последующих этапах47.

Анализ действующего законодательства показывает, что данная деятельность прокурора законодательно не урегулирована. В то же время, эта деятельность находится во взаимосвязи с законодательно урегулированной

47 Деятельность, осуществляемая прокурором по подготовке к производству отдельного судебного действия непосредственно в ходе судебного разбирательства ,не рассматривается. В данном случае речь может идти о реализации ранее запланированных действий, корректировке этого плана либо нового планирования в условиях кардинально изменившейся судебной ситуации.

48 уголовно-процессуальной деятельностью, направлена на достижение поставленных законом целей, ее субъектом является должностное лицо, деятельность которого регулируется законодательством, поэтому она не может не основываться на законе, его принципах. Некоторые вопросы ее законодательного урегулирования рассматриваются в третьей главе.

Изложенное позволяет нам сказать, что в криминалистическом понимании подготовка прокурора к судебному разбирательству по уголовному делу - это необходимая, обусловленная общими положениями права, особенностями рассматриваемого уголовного дела, личностными качествами лиц, вовлеченных в судопроизводство по делу и условиями его рассмотрения, сложная система познавательно-аналитической и организационной деятельности прокурора, направленная на создание оптимальных условий установления истины и достижения целей уголовного судопроизводства.

§ 3. Использование достижений криминалистики как основа деятельности прокурора в судебном разбирательстве.

По мере развития науки криминалистики представления о ее предмете уточнялись. Однако до настоящего времени вопрос об определении предмета криминалистики остается дискуссионным. Целью настоящего исследования не является анализ достоинств и недостатков всех существующих определений предмета криминалистики. В сферу исследования входит лишь вопрос о том, распространяются ли основные положения криминалистики на стадии судебного рассмотрения дела или ограничивается предшествующими стадиями.

Одним из первых эту проблему сформулировал А.Л. Ципкин в 1938 году48. Отметив необходимость внедрения данных криминалистики в деятельность суда, он указывал на то, что криминалисты, начиная с Ганса Гросса, все свое внимание уделяли вопросам предварительного расследования, совершенно не обращаясь к проблемам судебного следствия, где применяется иная тактика. С его точки зрения, особого внимания требовала разработка реко-

48 Ципкин А.Л. Судебное следствие и криминалистика // Социалистическая законность. 1938. № 12. С. 44-46.

49 мендаций ведения перекрестного допроса, аналогии которого не существует

на стадии предварительного расследования.

В 50-е, 60-е годы и позже, многие ученые вновь и вновь возвращались к вопросу о том, что криминалистика является наукой не только о предварительном следствии, ее приемы и методы могут, должны и применяются в деятельности участников судебного разбирательства49.

Практические работники также поднимали вопрос о необходимости использовать криминалистические наработки не только в расследовании преступлений, но и в судебном разбирательстве. Например, народный судья К. Гарин50 приводил примеры использования криминалистических знаний в судебном разбирательстве в ходе осмотра места происшествия, осмотра вещественных доказательств, предъявления для опознания, а также выдвижения версий. разработке планов. Вопрос этот не утрачивал своей актуальности и в дальнейшем. Так, треть из тридцати выступивших на Всесоюзной научно-практической конференции по вопросам повышения эффективности поддержания государственного обвинения отметили необходимость создания методики поддержания государственного обвинения по отдельным категориям уголовных дел, о необходимости введения в ВУЗах учебного курса “Поддержание государственного обвинения в суде”51. Но, не смотря на это, чаще всего эта проблема упоминалась как актуальная, но длительное время активные научные разработки в этом направлении не велись.

Впоследствии появился ряд работ, посвященных вопросам использования, непосредственно либо с учетом специфики судебного разбирательства. положений криминалистики, в подавляющем большинстве - криминалистиче-

49 См. например: Гродзинский М.М. Советский уголовный процесс и криминалистика // Вопросы криминалистики. № 1-2. 1961. С. 9-10; Винберг А.И. Криминалистика. Введение в науку. М. 1962. С. 15; Терзиев Н.В. К вопросу о системе науки советской криминалистики // Правоведение. 1961. № 2 С. 15. 30 Гарин К. Криминалистика - на службе судебного следствия // Социалистическая законность. 1955. №9 С. 14-15.

51 Материалы Всесоюзной научно-практической конференции по вопросам повышения эффективности поддержания государственного обвинения (апрель 1983 г.). Прокуратура Союза ССР. Москва- 1983.

50 ской тактики52. Среди них выделяются работы Л.Е. Ароцкера. который одним из первых подробно рассматривает практическое использование положений криминалистики в судебном следствии53.

Р.С. Белкиным была учтена эта проблема и в 1968 году он сформулировал следующее определение криминалистики: криминалистика - наука о закономерностях механизма преступления, возникновения, собирания, исследования, оценки и использования доказательств и основанных на познании этих закономерностей средств и методов судебного исследования и предотвращения преступлений. При этом Р.С. Белкин оговаривает, что под судебным исследованием понимается совокупная деятельность органов дознания, следствия. суда, экспертных учреждений по установлению истины по делу54.

Соглашаясь с Л.Е. Ароцкером, Р.С. Белкин подчеркнул, что последний обосновывает принципиальную возможность и необходимость использования достижения криминалистики в судебном разбирательстве, а суд призван в полном объеме исследовать собранные по делу доказательства, а при необходимости и восполнить их. В то же время, условия, в которых осуществляется работа с доказательствами на стадиях судебного разбирательства, коренным образом отличаются от условий предварительного расследования, что диктует необходимость разработки специфических приемов судебного следствия -приемов криминалистических, а не процессуальных55.

Как отметил Р.С. Белкин, криминалистика возникла и развивается как наука, способствующая раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений. Не случайно поэтому закономерности, составляющие предмет

52 Тихиня В.Г. Применение данных криминалистической тактики при исследова нии вещественных доказательств по гражданским делам. Автореф. Дисс. … канд. юрид. наук. 1973 С. 16; Сухов СП. Тактические особенности судебного следст вия. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Свердловск. 1972. С.7; Леви А. Лучше использовать научно-технические средства и методы в суде. - Социалистическая законность. 1978. № 11 и др.

53 Ароцкер Л.Е. Использование данных криминалистики в судебном разбира тельстве. М.: Юрид. Лит-ра. 1964; Он же. Применение государственным обвини телем тактических приемов и методов криминалистики / В кн. Поддержание го сударственного обвинения в суде. Под ред. МП. Малярова. М Юрид. Лит-ра: 1970 и др.

54 Криминалистика. Учебник для юридических вузов. М, 1968 . Гл. I. С. 9.

55 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т. 1. М, 1997. С. 209-210.

51 криминалистики, лежат в сфере судебного исследования, то есть деятельности органов дознания, следствия, суда, экспертных учреждений по установлению истины в процессе судопроизводства56. В.Г. Тихиня, отмечая эти же особенности, обосновал возможность и необходимость применения криминалистических методов, приемов, средств в судопроизводстве. Причем, в гражданском судопроизводстве, в той области судопроизводства, где отсутствует предварительное исследование доказательств и суд вынужден заниматься их первичным исследованием, что не изменило его сущности и не превратило в орган расследования57.

Н.А. Якубович, В.А. Танасевич, А. Леви, также разделяя эту точку зрения, указывали, что под криминалистической тактикой судебного следствия подразумевается система основанных на уголовно-процессуальном законе криминалистических приемов и методов планомерной подготовки и проведения судебного следствия в целом и отдельных судебных действий, направленных на установление истины по делу. Подчеркивает, что в суде используются криминалистические рекомендации, как по тактике, так и по методике расследования отдельных видов преступлений. В то же время, отмечал, что вопросы, связанные с организацией и тактикой судебного разбирательства и действий участвующих в нем субъектов уголовно- процессуальной деятельности, исследовались иногда лишь в процессуальных работах, посвященных деятельности суда, участия прокурора и адвоката в судебном заседании. В них обычно и рассматривались вопросы планирования судебного заседания, тактики допроса подсудимых и свидетелей судом, прокурором и адвокатом, подготовки обвинительной и защитительной речи, научно-технических средств для исследования и демонстрации доказательств58.

56 Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т. Т. 1: Общая теория криминалистики М.: Юристъ, 1997. С.83.

57 Тихиня В.Г. Указ. рабта; Он же. Теоретические проблемы применения данных криминалистики в гражданском судопроизводстве.- Мн.: Выш. школа, 1983.- 159 с.

58 Селиванов Н.А.. Танасевич В.Г., Эйсман А.А., Якубович Н.А. Советская кри миналистика. Теоретические проблемы. VI., 1978, С. 138, 42-43; Леви А. Лучше использовать научно-технические средства и методы в суде. - Социалистическая законность. 1978. № 1 1. С. 12.

52 Однако данные положения, в подавляющем большинстве случаев, либо просто игнорировались и продолжают игнорироваться59 либо подверглись критике со стороны некоторых авторов60.

Особенно активно выступал против распространения криминалистики на судебное разбирательство А.Н. Васильев61. В качестве возражения Р.С Белкин указывает, что все сказанное по поводу разработок уголовного процесса можно отнести и к стадии предварительного расследования, которая не менее детально регламентирована в уголовном процессе. Однако, навряд ли кто-нибудь из криминалистов усомнится в необходимости и целесообразности разработки именно тактики предварительного расследования62. Если же применение в суде положение криминалистики не приносили желаемых результатов или шли во вред целям судебного разбирательства, то это говорит не об их бесполезности или вредности, а подтверждает необходимость криминалистического подхода в их исследования, разработке научно обоснованных приемов и методик применения достижений криминалистики в специальных условиях судебного разбирательства.

59 См. напр.: Криминалистика, М., «Юридическая литература», 1968. С. 8; Кри миналистика: Учеб. Для вузов / И.Ф. Герасимов, Л.Я. Драпкин, Е.П. Ишенко и др.; Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина.- М.: Высш. Шк., 1994. С. 6-7; Криминалистика / под редакцией д. ю. н. проф. В.А. Образцова - М.: Юрист 1995. С. 7; Криминалистика: Учебник / Под ред. Проф. Т.А. Седовой, проф. А.А. Эксархопуло - СПб: Издательство С.-Петербургского университета, 1995. С. 6; Криминалистика. Учебник для вузов. Отв. Редактор проф. Н.П. Яблоков. - М.: Издательство БЕК, 1995. С. 7; Криминалистика/Под ред. д-ра юрид. наук, проф. В.А. Образцова. - М.: Юристъ, 1997. С. 5; Криминалистика: Учебник / Под ред. Проф. А.Г. Филиппова (отв. Редактор) и проф. А.Ф. Волынского.- М.: Издатель ство «Спарк», 1998. С.4; Лаврухин СВ. Понятие криминалистики // Государство и право, № 4, 1998. С. 74-79, 79.

60 См. например. Митричев СП. Следственная тактика. Учебное пособие. VI.: ВЮЗИ. 1975. С.45; Васильев А.Н. Тактический прием - основа следственной так тики. // Социалистическая законность. 1974. № 4; Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. - VI.; Изд-во Моск. Ун-та, 1984.

61 Васильев А.Н. Тактический прием - основа следственной тактики. // Социали стическая законность. 1974. № 4. С. 44; Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. - VI.; Изд-во Моск. Ун-та, 1984. С. 42-46.

62 Белкин Р.С Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общие и частные теории. М.: Юридлит-ра. 1987. С. 215.

53 В настоящее время точка зрения на то, что в сферу предмета криминалистики включается не только досудебные стадии, но и судебное разбирательство, находит все большую поддержку в теории криминалистики и на практике63.

Мы полностью поддерживаем Р.С. Белкина в том, что в этом направлении необходимо идти дальше, тем более это актуально в условиях проводимой судебной реформы. Он, рискуя «впасть в крамолу», предположил, что теорию доказательств можно рассматривать не только как смежную для криминалистики и уголовного процесса область, но и как область, общую для обеих этих наук, ибо достаточно только проанализировать, как в настоящее время излагается теория доказательств, какие вопросы в ней рассматриваются (и идентификация, и логика, и психология, и теория информации, и т.д.). чтобы убедиться, что эта теория давно вышла за рамки традиционного представления о содержании науки уголовного процесса. Не исключено даже, что возникает новая наука - наука доказательственного права. - промежуточная между криминалистикой и уголовным процессом и равно использующая в своих целях как данные этих, так и данные других наук (логики и психологии, кибернетики и теории вероятностей, этики, теории игр и т.д.)6-4.

На это обращал внимание еще В.Д. Арсеньев, который считал теорию доказательств комплексной наукой, находящейся на стыке наук процессуаль-

63 См. например. Криминалистика. Учебник./ под ред. И.Ф. Понтелева, Н.А. Селиванова. М.: Юрид лит-ра. 1993. С.21; Участие прокурора в исследовании доказательств в судебном разбирательстве (методические рекомендации). ГП РФ, № 12/13-93. М., 1993; Кореневский Ю.В. Государственное обвинение в условиях судебной реформы (процессуальный, тактический и нравственный аспект). Методическое пособие. М., 1994; Поддержание государственного обвинения по делам о тяжких преступлениях против жизни и здоровья. Методическое пособие.- М., 1994; Кириллова Н.П. Процессуальные и криминалистические особенности поддержания государственного обвинения в суде первой инстанции: Учебное пособие. СПб., 1996; Питерцев С.К., Степанов А.А. Тактика допроса в суде: Учебное пособие. СПб., 1997; Руководство для государственных обвинителей. Криминалистический аспект деятельности. Часть 1 / Под ред. О.Н. Коршуновой. СПб., 1998; Серова Е.Б. Актуальные теоретические и практические проблемы расследования и поддержания государственного обвинения по делам о вымогательстве. Дисс. … канд. юр. наук. СПб., 1998; Третьяков В.И. Участие защитника на предварительном следствии и в судебном производстве (процессуальный и тактические аспекты). Автореф. лисе. … канд. юр. наук. Волгоград. 1998 и др.

54 ного права, криминалистики, судебной психологии, судебной медицины и

судебной психиатрии, каждая из которых изучает теорию доказательств со своей точки зрения63. Позднее он пришел к выводу, что теория доказательств стала в известных пределах составной частью криминалистики и что ее предметом являются закономерности возникновения, сохранения и изменения доказательственной информации, а задачей - разработка на базе этих закономерностей наиболее эффективных приемов и оптимальных процессуальных форм доказывания (собирания, проверки и оценки доказательств)66.

Первой значительной работой, посвященной использованию положений криминалистики в судебном разбирательстве, стала монография Л. Е. Ароц- кера67. В ней рассматриваются задачи правосудия и роль криминалистики в их разрешении, обсуждаются проблемы планирования судебного следствия, построения судебных версий, предлагаются тактические приемы проведения отдельных судебных действий. Последовавшая за ней работа того же автора68, посвящена применению криминалистики в деятельности государственного обвинителя.

В то же время, как недостаток данных работ Г.А. Воробьев69 расценивает то, что тактика судебного следствия рассматривается как форма практической деятельности, а не как раздел науки, разрабатывающий приемы и средства исследования доказательств. Между тем, тактика как форма практической деятельности лишь реализует продукцию тактики науки, использует разрабатываемые криминалистикой тактические рекомендации. Конечно, она тесно связана с тактикой как наукой, служит для нее сырьевой базой, мате-

64 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т. 1. М., 1977. С. 86..

65 Материалы Минской научной конференции. М., 1973. С. 68.

66 Арсеньев В.Д. Теория судебной экспертизы и теория судебных доказательств. Тезисы сообщения на седьмом теоретическом семинаре ВНИИСЭэ М., 1975. С. 12.

67 Ароцкер Л.Е. Использование данных криминалистики в судебном разбира тельстве уголовных дел. М.: Юрид. Лит-ра. 1964.

68 Ароцкер Л.Е. Применение государственным обвинителем тактических приемов и методов криминалистики./В кн. Поддержание государственного обвинения в суде. Под ред. М.П. Малярова. М.: Юрид. Лит-ра. 1970.,

69 Воробьев Г.А. Тактика и психологические особенности судебных действий. Учебное пособие. Краснодар.: КГУ. 1986. С. 34.

55 риалом для обобщения, для разработки новых и совершенствования имеющихся рекомендаций.

Разделяя мнение Р.С. Белкина о предмете криминалистики, И.А. Возгрин помещает разработку тактических приемов проведения как следственных, так и судебных действий в особенной части криминалистической тактики70. В то же время, построенная им конструкция не включает в общую часть криминалистической тактики учения о судебных версиях, планированию судебного следствия и т.д. Объясняется это тем, что тактические рекомендации практически всегда адресованы определенному субъекту, а не ориентированы на определенную стадию уголовного процесса, а если быть совсем точным, то на следователя в стадии расследования. Данная проблема еще ждет своего разрешения.

Он так же считает, что криминалистическая методика призвана вырабатывать научно обоснованные рекомендации по наиболее эффективному проведению судебного исследования отдельных видов преступлений, указывая, что судебное исследование составляет совокупность деятельности органов дознания, следствия и суда по установлению истины по делу. И. А. Возгрин определяет криминалистическую методику как один из разделов криминалистики, изучающей закономерности организации и осуществления раскрытия, расследования и предотвращения преступлений в целях выработки, в строгом соответствии с требованиями законности, научно обоснованных рекомендаций по наиболее эффективному проведению судебного исследования отдельных видов преступлений71.

При осуществлении судебной реформы, одним из основных положений которой является четкое разграничение функций обвинения, защиты и разрешения дела, особую актуальность приобретает творческое использование положений криминалистики и разработка специальных средств и методов деятельности государственного обвинителя.

70 Возгрин И.А. Криминалистическая методика расследования
преступлений. Минск. ВЫШЭЙШ. ШК. 1983. С. 93.

71 Возгрин И.А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений. 4.1.-СПб.: ЮН МВД России, 1992. С.60-61.

56 Осуществление правосудия на началах состязательности и равноправия сторон возлагает на государственного обвинителя обязанность доказывания предъявленного подсудимому обвинения. От активности и профессиональной подготовленности прокурора в решающей степени зависит полнота исследования обстоятельств дела и постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, без чего деятельность органов предварительного расследования не может дать практические результаты72. Еще Ароцкер Л.Е. в свое время отмечал, что улучшение качества судебного разбирательства “вряд ли может быть мыслимо без широкого использования судами приемов и методов криминалистической науки, новейшие достижения которой могут оказать помощь суду в установлении объективной истины”73. Как справедливо отмечается, функция криминалистики сводится к созданию таких видов научной продукции, разрабатываемых с учетом потребностей работников органов дознания, предварительного следствия, экспертов-криминалистов, прокуроров и судебных работников, которые поступают на «вооружение» этих лиц и органов и используется ими в ходе осуществления своей профессиональной деятельности в рамках уголовного процесса74.

То, что проблема использования данных криминалистики мало исследуется применительно к рассмотрению уголовных дел в суде, справедливо отмечал Г.А. Воробьев75. Хотя ряд авторов и продолжили исследование проблем использования криминалистики в судебном разбирательстве, но они касались, в основном, использования криминалистической тактики, отчасти техники или сводились к рекомендациям общего плана, предпринимались усилия и по разработке методики поддержания государственного обвинения по отдельным категориям дел. При этом предложенные авторами рекомендации адресовывались только какому-нибудь одному субъекту процесса - председатель-

12 Приказ Генерального прокурора РФ N 44 от 18.08.94г. “О повышении качества и эффективности участия прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства в условиях судебной реформы”.

73 Ароцкер Л. Шире использовать в суде криминалистику. - Сов. юстиция, 1960, N11. С. 22.

74 Криминалистика / под редакцией д. ю. н. проф. В.А. Образцова - М.: Юрист 1995. С. 7.

57 ствующему, государственному обвинителю или адвокату. Комплексного исследования этой проблематики до настоящего времени не проводилось76.

Наиболее распространенной в настоящее время является точка зрения о том, что в сферу предмета криминалистики включается не только досудебные стадии, но и судебное разбирательство. Некоторые авторы высказывают мнение, что существует криминалистика обвинения, криминалистика защиты. криминалистика суда и т.д.77

Мы придерживаемся взгляда, что субъектом криминалистики может быть только тот, на ком лежит обязанность и в чью компетенцию входит всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств происшедшего, т.е. обязанность установления юридической истины - такими лицами являют-

75 Воробьев Г.А. Тактика и психологические особенности судебных действий. Учебное пособие. Краснодар.: КГУ. 1986. С. 9.

76 Бородин СВ. Рассмотрение судом уголовных дел об убийствах. Издательство “Юридическая литература”. Москва - 1964; Сухов СП. Тактические особенности судебного следствия. Автореф. … канд. юрид. наук. М. 1972; Тихиня В.Г. Теоре тические проблемы применения данных криминалистики в гражданском судо производстве.- Мн.: Выш. школа, 1983,- 159 с.;Участие прокурора в исследова нии доказательств в судебном разбирательстве. (Методические рекомендации). ГП РФ. Москва - 1993; Поддержание государственного обвинения по делам о тяжких преступлениях против жизни и здоровья. Методическое пособие. - М., 1994. - 158 с.;Кириллова Н.П. Процессуальные и криминалистические особенно сти поддержания государственного обвинения в суде первой инстанции. Дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 1995; Кореневский Ю.В. Государственное обвинение в условиях судебной реформы (процессуальный, тактический и нравственный ас пекты). Методическое пособие. - М., 1994. - 84 с; Крюков В.Ф. Поддержание го сударственного обвинения в судах первой инстанции. Методическое пособие. Курск, 1996, 98 с; Методика подготовки и участия государственного обвинителя в судебном разбирательстве. // Информационный бюллетеню ГП РФ. 1998, № 2, С. 32-44; Кореневский Ю.В. Проверка и оценка достоверности доказательств при расследовании и рассмотрении в судах уголовных дел. // Информационный бюл летеню ГП РФ. 1998, № 4, С.22-42; Гаврилов В.В. Слово - государственному об винителю: Поддержание государственного обвинения в уголовном суде. - Сара тов: Изд-во “Слово”, 1998. - 256 с. и др.

77 См. например: Зорин Г.А. Защита по уголовным делам о дорожно- транспортных происшествиях. - Мн.: Амалфея, 2000. - 336 с. - (Фундаментальная криминалистика XXI века); Зорин Г.А. Криминалистическая методология. - Мн.: Амалфея, 2000. - 608 с. - (Фундаментальная криминалистика XXI века); Зо рин Г.А. Теоретические основы криминалситики. - Мн.: Амалфея, 2000. — 416 с. — (Фундаментальная криминалистика XXI века); Баев М.О., Баев О.Я. Защита об обвинения в уголовном процессе. Тактика профессиональной защиты по уголов-

58 ся: лицо расследующее дело, прокурор, обвинитель и судья. Другие участвующие в уголовном судопроизводстве лица имеют иные цели и не обязаны устанавливать истину.

На возможность использования в судебном заседании криминалистических приемов, методов и средств обращают внимание Р.С. Белкин, А.И. Вин-берг, В.И. Гончаренко, М.М. Гродзинский и ряд других авторов78. Однако в полной мере эти вопросы своего решения не нашли до настоящего времени, много остается проблемных вопросов. В связи с этим. Н.П. Кириллова обоснованно считает, что криминалистическая тактика применима на все судебное разбирательство - подготовительную часть, судебное следствие, прения сторон. Необходимо научное исследование криминалистического аспекта деятельности прокурора на всех стадиях судопроизводства, особенно стадий судебного разбирательства, необходима разработка проблемы планирования обвинителем своей деятельности, особенностей выдвижения версий обвинения. их соотношение с версиями защиты и судебными версиями, а также тактических приемов, применяемых обвинителем при проведении судебных действий и в прениях сторон79. Ю.В. Кореневский также справедливо указывает, что пора, не ограничиваясь фрагментарным изучением и отрывочными публикациями, приступать к выработке системы научных рекомендаций по вопросам методики и тактики участия прокурора в судебном следствии. Он предлагает три группы вопросов, хотя фактически указывает четыре80.

ному делу. Право обвиняемого на защиту (нормативные акты, постатейный материал). - Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1995. - 228 с.

78 См., например: Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. - М: Юрид. лит., 1966; Винберг А.И. Теория доказательств в науке советской кри миналистики. - Сов. государство и право, 1977, N 12; Гончаренко В.И. Использо вание данных естественных и технических наук в уголовном судопроизводстве. Киев, 1980; Гродзинский М.М. Советский уголовный процесс и криминалисти- ка.//Вопросы криминалистики. М.: Юрид. лит., 1961. - Вып. 1 - 2.

79 Кириллова Н.П. Процессуальные и криминалистические особенности поддер жания государственного обвинения в суде первой инстанции. Дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 1995. С. 52.

s0 Кореневский Ю.В. Государственное обвинение в условиях судебной реформы (процессуальный, тактический и нравственный аспекты). Методическое пособие. М. 1994. С. 26-29.

59 Как вытекает из сказанного, все авторы, считающие, что положения

криминалистики возможно и необходимо использовать в судебных стадиях судопроизводства, отмечают, что, хотя на стадии предварительного следствия и судебного рассмотрения дела решаются сходные задачи, в то же время деятельность на стадиях судебного разбирательства имеет как свои сходства, так и различия по сравнению с расследованием уголовного дела81.

По нашему мнению, в современных условиях, особенности и обстоятельства, которые необходимо учитывать и которые влияют на использования существующих и создание новых приемов, методов и рекомендаций криминалистики в судебном разбирательстве можно сформулировать следующим образом.

  1. Гласность процесса, в том числе открытость конкретных действий одной стороны процесса для другой, возможность получения дополнительной информации для корректировки дальнейших действий.

  2. Непосредственность восприятия участниками процесса доказательств, как каждого в отдельности, так и в их совокупности.
  3. Возможность использовать ошибки и просчеты противной стороны как непосредственно после их совершения, так и в необходимый момент в будущем.
  4. Сравнительно меньший промежуток времени, скоротечность процесса (всего процесса либо какой-то его части).
  5. Затруднение собирания быстроисчезаюших доказательств.
  6. Отдаленность во времени исследуемых обстоятельств происшедшего.
  7. Невозможность применения всего комплекса криминалистических рекомендаций, либо затруднения, связанные с их техническим исполнением.
  8. 81 Ароцкер Л.Е. Использование данных криминалистики в судебном разбирательстве. М., 1964, С. 17-19; Кореневский Ю.В. Судебная практика и совершенствование предварительного расследования. М., “Юрид. лмт.”,
  9. 112 с. С. 4-6; Треушников М.К. Судебные доказательства. Монография. М.: Юридическое бюро ТОРОДЕЦ”, 1997. С. 320., С. 5-6; Ленский А. В. Досудебное (предварительное) производство в современном уголовном процессе России и его эффективность. - Томск: Изд-во Том. ун- та, 1998. - 186 с. С. 33, 16-36;

60

  1. Возникновение новых, как правило, неожиданных обстоятельств в

связи с изменением имеющихся доказательств, их исчезновением либо появлением новых.

  1. Возможность установить порядок исследования доказательств, воз можность исследовать одновременно комплекс доказательств при одновре менном использовании различных тактических приемов и методов в отноше нии каждого конкретного доказательства.

  2. Возможность исследовать доказательства в наглядной и доступной форме, в том числе происходящие с самими доказательствами изменения, в зависимости от изменяющихся ситуаций.
  3. Возможность построить информационные модели подсудимого и других лиц, участвующих в судебном разбирательстве, изучить и проверить правильность их построения. Прогнозировать их деятельность и поведение, оказывать на них влияние.
  4. Эти особенности имеют как положительные стороны, так и отрицательные. Главное - научиться использовать их в своих интересах, ведь они одинаковы для обеих сторон процесса, которые действуют в примерно равных условиях.

Совершенствование прокурорско-следственной деятельности в сфере борьбы с преступностью в целом и особенно деятельности прокурора в судебном разбирательстве требует постоянного улучшения традиционных и поиска новых методов работы, что особенно актуально в наше время, при финансовых, материальных и кадровых затруднениях, которые испытывает вся правозащитная государственная система.

По нашему мнению, на этапе подготовки к судебному разбирательству представляется необходимым использование прокурором программно- целевого метода и метода моделирования. Оба эти метода получили свое развитие в криминалистике относительно недавно и постоянно совершенствуются и в этом отношении являются перспективными, содержащими в себе много неисследованных, а соответственно, и не использованных возможностей. Обеими методами следователи, прокуроры постоянно пользуются в своей

61

практике, но, к сожалению, на бытовом, интуитивном уровне, не осознанно. В связи с этим, остановимся на этих методах более подробно82.

Проблема моделирования - одна из методологических проблем, выдвинутых на передний план развитием ряда естественных наук 20 в. и сравнительно недавно стало предметом философского исследования.

В области криминалистики метод моделирования также нашел свое место и используется в познавательной деятельности.

Под моделированием понимается метод исследования объектов познания на их моделях. Этот метод приобретает исключительное значение тогда, когда объект изучения, недоступен для непосредственного восприятия. В этих случаях исследователь создает модель изучаемого объекта и использует ее для получения новых знаний об этом объекте, при этом изучается не сам оригинал, а модель этого объекта. Изучение модели дает новую информацию об оригинале и позволяет в конечном итоге познать его. Можно также говорить о том, что моделирование есть особая форма опосредования85.

Под моделью в философии понимается такая мысленно представляемая или материально реализованная система, которая, отображая или воспроизводя объект исследования, способна заменить его так, что ее изучение дает новую информацию об этом объекте84.

Находясь между субъектом и объектом познания модель замещает оригинал, становится в свою очередь объектом изучения и одновременно является средством познания.

В гносеологическом значении метод моделирования особенно важен тем, что с его помощью возможно производство эксперимента без непосредственного воздействия на изучаемый объект, который остается в неизменном виде. В модельном эксперименте, при условии невозможности или нежелательности воздействовать на сам объект, нет необходимости полностью его

82 Рассмотрение использования всего многообразия криминалистических реко мендаций, приемов, методов и положений в судебных стадиях судопроизводства требует несоразмерно больших усилии, чем предпринято в настоящей работе.

83 Новик И.Б. О моделировании сложных систем (философский очерк), “Мысль”, 1965 г., с. 10.

84 Штофф В.А. Моделирование и философия. М. - Л., 1966., стр. 19.

62 воссоздавать, т.е. делать копию, и производить с ней экспериментальные

действия.

В эксперименте модель представляет собой часть гносеологического объекта. Модель строится не как самоцель, а как средство изучения другого объекта, который она замещает, с которым она находится в определенных отношениях сходства и соответствия. Исследователя интересуют не свойства модели сами по себе, а постольку, поскольку их изучение позволяет получить информацию о свойствах другого предмета. Этот предмет и выступает подлинным объектом изучения. С другой стороны, модель является предметом изучения. На нее воздействуют определенным способом, изучают ее реакцию, происходящие в ней изменения и т.д.

Мысленные модели конструируются в виде мысленных образов, существующих только в сознании исследователя, все операции над ними, все преобразования и изменения внутри них осуществляются субъектом, применяющим соответствующие правила, законы и принципы, которыми следует в такой деятельности руководствоваться. При этом мысленные модели могут фиксироваться с использованием различных материальных средств выражения и фиксации (языка, знаковых систем, чертежей, рисунков и т.д.).

Мысленное моделирование тесно связано с понятием мышления, т.е. способностью человека связывать образы, представления, понятия, определять возможности их изменения и применения85.

В мышлении человек рассматривает интересующие его предметы в связях, которые не даны ему в непосредственном восприятии. В этом плане мышление является особого рода реконструкцией форм функционирования или изменения предмета, выходящей за рамки его непосредственный данности. С помощью мышления человек может осуществлять особого рода преобразования объектов, не производя в них реальных изменений и не совершая реальных действий с ними.

Именно с помощью мышления человек получает знания об объекте, который ему недоступен в чувственном познании. В свою очередь, знание рас-

85 Современный философский словарь /под ред. д.ф.н., проф. В.Е. Кемерова / 1996 г., с. 305.

63 сматривается прежде всего как результат познавательного процесса, его

итог и представляется через символы, образы, суждения, понятия, теории. В самом широком смысле знание - зафиксированная информация, которая с различной степенью достоверности и объективности отражает в сознании человека объективные свойства и закономерности изучаемых объектов, предметов и явлений окружающего мира86.

По мнению М. Вартофского, в науке знания приобретаются человеком при помощи репрезентации и. что модель - не просто и не только отражение или копия некоторого состояния дел, но и предполагаемая форма деятельности, репрезентация будущей практики и освоенных форм деятельности87.

В этом смысле можно говорить о том, что исследователь, построив модель какого-либо объекта, и считая, что знание об объекте являются истинными, с использованием репрезентативности как свойства модели, имеет возможность представить для познания и проверки своих выводов не сам объект, а его модель.

В данном случае модель выступает в двух качествах: с одной стороны в качестве формы репрезентированного знания и деятельности, в результате которой получены эти знания и, с другой стороны, в качестве модели изучаемого объекта.

Такая двойственность возникает в результате того, что один субъект уже познал объект, а другому исследователю только предстоит исследовать тот же самый объект. Иначе говоря, происходит замена субъектов при исследовании одного и того же объекта. При этом первый субъект передает другому имеющиеся у него знания об этом объекте и представляет осуществленную им в этих целях познавательную деятельность.

Таким образом, обнаруживается двоякая роль, которую выполняет модель в эксперименте: она одновременно является и объектом изучения (поскольку замещает подлинный объект), и экспериментальным средством (поскольку является средством познания этого объекта).

86 Современный философский словарь / под ред. д.ф.н., проф. В.Е. Кемерова /

1996 г., стр. 190- 191.

S7 Вартофский М. Модели; репрезентация и научное понимание. М., 1988, стр. 11.

64 Как инструмент познания модель должна отвечать определенным

требованиям:

  1. Между моделью и оригиналом имеются отношения сходства, форма которого явно выражена и точно зафиксирована (условие отражения или уточненной аналогии).
  2. Модель в процессе научного познания является заместителем изучаемого объекта (условие репрезентации).
  3. Изучение модели позволяет получать информацию (сведения) об оригинале (условие экстраполяции).88
  4. Исследование гносеологической природы моделирования выделило шесть основных функций этого метода:

  5. Иллюстративную, т.е. способность представлять новую, еще непривычную информацию в уже известных и доступных для восприятия формах.
  6. Трансляционную, т.е. способность переносить информацию, полученную в одной, достаточно изученной сфере реальности, на другую, еще не известную сферу.
  7. Заместительно-эвристическую, т.е. способность, являясь заменителем объекта в его изучении и обладая лишь какой-то степенью сходства, давать новые знания о самом объекте.
  8. Аппроксимационную, т.е. способность упрощения объекта исследования в соответствии с возможностями и потребностями данного этапа познания.
  9. Экстраполяционно-прогностическую, которая заключается в том. что знания, полученные при изучения модели, будучи экстраполированными (перенесенными) на моделируемый объект, позволяют прогнозировать еще неизученные его свойства89.
  10. Репрезентативную, т.е. способность модели выступать в виде передаваемого знания как о самом объекте, так и о деятельности субъекта, связанной
  11. 88 Штофф В.А. Введение в методологию познания. Л., 1972. стр.87-88.

S9 Новик И.Б. О моделировании сложных систем (философский
очерк).,

“Мысль”, 1965 г., стр. 67.

65 с получением этих знаний, возможностью использования в будущем, как

модели, так и знания о деятельности субъекта90.

Научная классификация моделей основывается на следующих признаках: а) характер их отношений к объекту, т.е. способ, форма репрезентации оригинала и б) степень, характер или уровень сходства модели и замещаемого объекта. По способу репрезентации, форме воспроизведения модели могут быть разделены на два основных класса: материальные и мысленные.

К числу материальных моделей относятся все те модели, которые сконструированы человеком искусственно или взяты из реального мира в качестве образца. При этом их отношения сходства к объекту и все изменения в них, процессы преобразования, существуют объективно, независимо и вне сознания человека.

Кроме того, классификация моделей может быть произведена по другим основаниям:

  • по виду моделируемого объекта: событий, действий, процессов, предметов, личностей;
  • по степени абстрактности модели: конкретных единичных объектов, типовые модели - обобщения;
  • по времени существования изучаемого объекта: объектов существовавших в прошлом (ретроспективные), объектов существующих в настоящее время и объектов, которые могут возникнуть в будущем (прогностические или перспективные);
  • по точности воспроизведения объекта: вероятностные и достоверные;
  • по цели использования и по другим основаниям91.
  • Однако, общим свойством всех моделей является их способность так или иначе отображать действительность.

В соответствии с темой настоящей работы большее внимание обращается на мысленное моделирование, как наиболее часто встречающееся на этапе подготовки прокурора к участию в судебном разбирательстве.

См. Вартофский М. Модели; репрезентация и научное понимание. М., 1988. Штофф В.А. Моделирование к философия. VI. -Л., 1966, стр. 22.

66

Гносеологические корни мысленного моделирования определяются не только недоступностью непосредственного изучения объекта, но и другими причинами, среди которых можно выделить и сложность реального объекта, переплетение существенных и несущественных связей, “затемненность” необходимых, закономерных отношений множеством случайных, второстепенных явлений и т.п. Мысленная модель позволяет “упростить” Достаточно сложный объект, избавить его от несущественных, второстепенных связей и отношений и представить его в более или менее “чистом” виде, выделив его существенные элементы, связи и отношения. Это достигается использованием различных приемов абстрагирования.

Модели с той или иной степенью приближения отражают реальный объект, находясь с ним в отношениях сходства (изоморфизма, гомоморфизма) и выступают в качестве необходимого промежуточного звена между действительностью и знанием.

Метод построения абстрактных идеализированных моделей и их последующая конкретизация позволяет познавать объект во всем его многообразии и является способом теоретического мышления вообще.

В юридической литературе термин “моделирование” появился сравнительно недавно, благодаря работам, главным образом, А.Р. Ратинова. В качестве специального метода криминалистики моделирование называют Р.С. Белкин, А.И. Винберг,92 его рассматривают как метод познания в криминалистике и другие авторы93.

Во вступительной статье к книге Яна Пещака “Следственные версии. Криминалистическое исследование” проф. А.Р. Ратинов подчеркнул, что положения этой работы целесообразно соотнести с представлениями о процессе познания как механизме умственного моделирования, поскольку, свойствен-

92 Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика и доказывание. М., 1969, стр. 41.

93 Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967, 290 с; Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. М., 1969, 178 с; Лузгин И.М. Моде лирование при расследовании преступлений.- М.: Юр. лит., 1981. - 152 с; Гранат И.Д. Характеристика следственных задач и психологический механизм их реше ния. Автореф. канд. дисс. М., 1973; Густов Г.А. Моделирование в работе следо вателя. Л., 1980, с. 188, рис. 13, табл. 36; Дулов А.Д. Судебная психология. Минск,

67 ное человеку образно-понятийное отражение действительности представляет собой ее мысленную модель94.

Так, В.А. Образцов отмечает, что мысленное воссоздание на основе собранных фактических данных целостной картины содеянного и его последствий во всех криминалистически и юридически значимых признаках и образует познавательную задачу уголовного процесса как в до судебном, так и в судебном производстве95.

Моделирование, как метод познания, в криминалистике приобретает особое значение, поскольку познание обстоятельств происшедшего всегда предполагает исследование событий имевших место в прошлом и недоступных непосредственному восприятию субъектом познания.

В то же время, хотя моделирование в криминалистике традиционно используется как средство решения задач поисково-познавательной деятельности, многие иные функциональные качества модели и метода моделирования, например, такие как репрезентативность в криминалистике исследовано в недостаточной.

В виде модели может быть представлен предмет познания по уголовному делу, т.е. определенные законом обстоятельства подлежащие доказыванию: события преступления; виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы содеянного; обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности и характеризующие личность обвиняемого: характер и размер ущерба, причиненного преступлением; обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. Однако, такая модель должна включать в себя не только эти элементы, но и все иные, необходимые для воссоздания целостной картины происшедшего во всех его составных частях, внутренних и внешних связях.

1975; Образцов В.А. Основы криминалистики. М.: Юрист, 1996; Криминалистика / под ред. д. ю. н. проф. В.А.Образцова - М.: Юрист 1995.и др.

94 Пещак Ян. Следственные версии. Криминалистическое исследование. М., 1976, с. 10.

95 Достоинства и недостатки использования моделирования в криминалистике в интерпретации В. А. Образцова не являются целями данной работы и не рас сматриваются.

68 Установление обстоятельств происшедшего в процессе расследования

и судебного рассмотрения уголовного дела, в практической деятельности следователя, прокурора, судьи и других участников судопроизводства, является деятельностью по познанию фактов объективной действительности, где познавательная деятельность направлена на объективное, полное и всестороннее установление обстоятельств происшедшего, в пределах, очерченных требованиями закона.

Субъектами познавательной деятельности в уголовном процессе, на различных стадиях и этапах могут выступать различные как процессуальные так и не процессуальные лица96. Субъект познавательной деятельности в конечном итоге должен сформировать результат этой деятельности в виде определенных знаний и путь их достижения, в соответствии с которыми и должны приниматься определенные решения97.

Эти знания могут быть различного характера:

  • знания о том, что процесс завершился познанием обстоятельств происшедшего (материальной истине);
  • знание о том, что познать обстоятельства происшедшего не представляется возможным.
  • Объектом познания выступают не только указанные в законе обстоятельства подлежащие доказыванию и являющиеся основными, но и “вспомогательные” факты или элементы объективной действительности, которые позволяют воссоздать целостную картину происшедших событий во

96 К процессуальным субъектам познания относятся указанные в законе лица, ко торые, в соответствии со своими полномочиями, осуществляют познавательную деятельность и, в соответствии с полученными знаниями, принимают решения. В зависимости от стадий и этапов такими лицами могут быть: на стадии возбуж дения уголовного дела - лицо проводящее предварительную проверку; расследо вания - следователь или лицо производящее дознание; на стадии утверждения обвинительного заключения и принятия решения о направлении дела в суд - про курор; на стадии заслушивания судебных прений - государственный обвинитель и сторона защиты; на стадии вынесения приговора - суд, и т.д. К непроцессу- пальным: свидетели, общественность, представители средств массовой информа ции, иные должностные лица и т.д.

97 Рассмотрение вопроса о субъектах познавательной деятельности в судопроиз водстве, их роли и отношениях требует самостоятельного иссследования. В дан-

69 всех ее составных частях, внутренних и внешних связях. Таким образом, в

круг элементов познания входят не только обстоятельства происшедшего, но и обстоятельства, связанные с их отображением - следами, образующимися до, в ходе и после исследуемых событий. Это является обязательным условием достижения цели поисково-познавательной деятельности - установления всех существенно важных для правильного разрешения дела обстоятельств происшедшего. Эта совокупность является объектом исследования и познания.

При этом, если познание в широком смысле этого слова представляет собой получение знаний о тех или иных предметах и явлениях, то доказывание заключается в обосновании установленных положений, в создании условий для познания тех же обстоятельств другими лицами, оно обеспечивает возможность проверить выводы следователя, обоснованность его решений. Задача расследования состоит в том, чтобы не только сам следователь стал обладателем знания о преступлении, но чтобы такое знание в результате проведенной следователем работы могли получить суд, участники процесса. В связи с этим можно утверждать, что доказывание всегда коммуникативно, оно обеспечивает переход знания от одного к другому, обращено к третьим лицам, тогда как познание может замкнуться в познающем субъекте. Поэтому задача предварительного следствия заключается и в том, чтобы подготовить материалы для судебного разбирательства дела. Используя материалы следствия, суд вполне самостоятельно восстанавливает картину преступления, познает его, чтобы, основываясь на исследовании доказательств, принять верное решение по делу98.

Сказанное как нельзя лучше воспроизводит гносеологические свойства и функции модели и метода моделирования, на которые указывалось ранее, в том числе функцию репрезентативности поскольку, отображение в определенных юридических документах мысленно представленной картины событий происшедшего и изложение доказательств в подтверждение этого, является

ной работе исследуется деятельность прокурора как субъекта познавательной

деятельности и только на определенном этапе его деятельности.

9S> Лузгин И. VI. Расследование как процесс познания. ВШ МВД СССР, 1969, с. 21-

70 моделью, созданной в результате использования моделирования, и соответствует всем гносеологическим функциям этого метода.

Для примера можно взять этап, на котором следователь принимает решение о том, что он уже в достаточной степени познал обстоятельства происшедшего преступления и пришел к выводу о виновности конкретного лица. Однако, в соответствии с законом, для придания этим знаниям статуса объективной истины необходимо, чтобы дело было рассмотрено судом и суд подтвердил достоверность выводов следствия. На этом этапе следователю необходимо зафиксировать свои знания, показать в каких доказательствах содержится необходимая информация и показать в результате каких действий следователь познал весь объем обстоятельств, подлежащих доказыванию.

В этих целях следователь составляет обвинительное заключение, в описательной части которого формулирует и фиксирует отображение своих знаний о происшедшем, приводит доказательства и описывает свои познавательные действия, совершенные им в целях установления истины по делу. Иными словами он создает модель, которая выполняет двоякую роль. С одной стороны она является отображением объективной истины, так. как ее познал следователь, а с другой стороны она является промежуточным объектом познания другого субъекта - суда, также познающего тот же самый объект.

Однако, суд тоже не может непосредственно исследовать главный объект - обстоятельства происшедшего.

При этом суд, исследуя промежуточный объект - модель, вправе признать ее соответствующей действительности и придать ей статус объективной истины, либо признать ее полностью или частично не соответствующей обстоятельствам дела”. Однако, в любом случае, суд должен изложить в приговоре собственную модель знания об обстоятельствах дела, привести доказательства и описать познавательную деятельность, связанную с достижением этих знаний. Кроме того, как указывалось выше, исследуется зафиксированный в уголовном деле путь познания, пройденный всеми другими участниками процесса.

99 Вариант когда суд может прийти к выводу о невозможности установления объективной истины не рассматривается

71 В этом случае модель, получившая статус объективной юридической

истины также выполняет двоякую роль. С одной стороны выполняет репрезентирующую функцию, а с другой стороны выступает как объект познания со стороны другого субъекта, например, вышестоящего суда, имеющего право изменить статус этой модели как объективной истины, или сторон защиты и обвинения, не согласных в чем-то с выводами суда.

Криминалистическая модель представляет собой искусственно созданную систему, воспроизводящую с определенной степенью сходства заменяемый ею объект в системе уголовно-процессуального познания. Изучение и проверка модели позволяет получить новые знания об оригинале и использовать их для решения поисковых, познавательных, распознавательных, идентификационных, управленческих и иных задач в уголовном процессе, а также в научных криминалистических исследованиях.

В юридических науках, в частности, в криминалистике, метод моделирования как метод познания изучается сравнительно недавно и в настоящее время исследован недостаточно. Так, недостаточно исследованы, с точки зрения моделирования фактических обстоятельств происшедшего, итоги познавательной деятельности на определенных этапах познания: предварительной проверке, расследования, окончания каждой из судебных стадий рассмотрения уголовного дела; недостаточно изучены, возможности моделирования сложных систем и взаимодействие их со средой100: в ситуациях, возникающих из совокупности сложившихся на определенный момент расследования или судебного рассмотрения уголовного дела: обстоятельств, которые должны учитываться при разработке и реализации программ дальнейшей деятельности; самой этой деятельность, реализуемой для решения каких-либо задач в условиях определенной, сложившейся ситуации и т.д.

Для оптимального изучения имеющейся и получения дополнительной информации, рационального построения и изучения необходимых моделей и, на основании совокупности информации организовать и управлять процессом подготовки к судебному разбирательству и деятельностью в суде, целесооб-

100 См., например, Новик И.Б. О моделировании сложных систем (философский очерк)., “Мысль”, 1965 г.

72 разно применять программно-целевой метод (ПЦМ)101. На наш взгляд, основная ценность данного метода заложена в его технологии, т.е. системе операций в соответствии с которой используются программы - инструмент метода. Технология, в отличие от программ, не изменяется в зависимости от решаемых с их помощью задач, что придает методу универсальный характер102. В более обобщенном виде данная технология приобретает систему мысленных операций, которую представляется возможным оценить как дисциплину мышления, а точнее, технологию мышления, которая представляется в виде последовательного производства следующих мысленных операций: 1. Уяснить задачу.

101 Подробнее см.: Густов Г.А. Проблемы программирования расследования // Проблемы программирования, организации и информационного обеспечения предварительного следствия: Межвузовский науч. сб. / Башк. ун-т. -Уфа, 1989. - 160 с. С. 17-27; Густов Г.А. Проблемы методов научного познания в организации расследования преступлений. Диссерт. … докт. юрид. наук. М. 1993; Он же. Про- грамно-целевой метод организации раскрытия убийств: Конспект лекций. Л., 1985. 24 с; Он же. Програмно-целевой метод организации раскрытия убийств: Учебное пособие. С-Пб., 1993. 122 с; Он же. Изучение личности погибшего по дуле об убийстве: Учебное пособие. СПб., 1997. 44 с; Он же. Раскрытие, рассле дование убийств в условиях неочевидности (Краткие типовые программы) Мето дические рекомендации. ИУСР при Прокуратеру СССР. Л., 1989. 41 с; Драпкин Л.Я. Ситуационный подход в криминалистике и программирование расследова ния // Проблемы программирования, организации и информационного обеспе чения предварительного следствия: Межвузовский науч. сб. / Башк. ун-т. - Уфа, 1989. - 160 с. С. 27-32; Корноухов В.Е. О двух подходах к алгоритмизации про цесса расследования // Проблемы программирования, организации и информа ционного обеспечения предварительного следствия: Межвузовский науч. сб. / Башк. ун-т. - Уфа, 1989. - 160 с. С. 39-41; Афанасьев С.А., Иванов В.И., Новик В.В. Особенности расследования сексуально-садистских убийств: Учебное посо бие. С-Пб., 1993. 80 с; Кузьмин СВ. Расследование краж из помещений (про грамно-целевой метод): Уч. пособие. СПБ., 1995. 104 с; Кузьмин СВ. Теоретиче ские проблемы развития програмно-целевого метода организации планирования раследования преступлений // Вопросы совершенствования прокурорско- следственной деятельности: Сборник статей. Вып. 8. С-Пб., 1996. 276 с. С. 173- 188; Селиванов Н.А., Эйсман А.А. Проблемы програмирования расследования и совершенствования криминалистических методик // Вопросы борьбы с преступ ностью. Вып. 46. - М.: Юрид. лит., 1988. С. 138-146; Эйсман А.А. теоретические воаросы програмирования расследования // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 45. - М.: Юрид лит., 1987. С 84-92 и др.

102 Далее в работе приводятся общие краткие программы, составленные в соот ветствии рекомендациями Г. А. Густова.

73

  1. Отобрать имеющуюся информацию, относящуюся к данному вопросу.
  2. Оценить достоверность и достаточность информации для формулирования достоверного вывода (ответа). (В случае недостаточности информации принять меры к ее получению).
  3. Сформулировать ответ,

4.1. Углубить знания о полученной из ответа информации. 4.2. 4.3. Поставить вопросы, конкретизирующие сделанный вывод, 4.4. 4.3. С целью избежать ошибки, попытаться опровергнуть сделанный вывод, выдвинув все теоретически возможные предположения.

  1. Проверить согласуются ли новые знания, не меняется ли результат решения по предыдущим вопросам. Не позволяют ли новые знания получить ответы на ранее не решенные задачи.
  2. Использовать полученные знания.
  3. При необходимости повторить цикл.
  4. Таким образом, по нашему мнению, для оптимизации своей деятельности в целом, субъектам познавательной деятельности, в частности, следователю, прокурору, государственному обвинителю, судье, жизненно необходимо. чтобы они пользовались программно-целевым методом и методом моделирования на осознанном, а не интуитивном уровне мышления, чтобы они знали функции и возможности этих методов, обладали навыки их использования. Это должно касаться не только осуществления познавательной деятельности и, как ее результата, приобретения определенных знаний, но и фиксации этих знаний, передачи их другим субъектами и доказывания достоверности этих знаний. Последнее является одной из основных целей всей уголовно-процессуальной деятельности участников процесса.

Во втором параграфе 2 Главы и далее, основываясь на положениях ПЦМ и метода моделирования нами предложены общие краткие программы изучения на этапе подготовки к судебному разбирательству обвинительного заключения, уголовного дела, блок-схема построения модели личности, организационно-тактических мероприятий подготовки к отдельным судебным действиям и т.д.

74 Исходя из изложенного, можно сказать, что под методом криминалистического исследования и организации участия прокурора в судебном разбирательстве понимается обусловленная закономерностями события преступления, процесса рассмотрения дела в суде, процесса расследования и обстановкой в которой они проводятся, система определенных правил, инструментов и операций, надлежащее выполнение которых помогает оптимизировать деятельность государственного обвинителя и, в определенной мере, гарантирует получение новых знаний, правильное решение задач государственного обвинения.

75 Глава 2. Исследование системы объектов при подготовке к судебному

разбирательству.

$ 1. Система объектов исследования при подготовке к судебному разбирательству.

В условиях реализации в России судебной реформы повышается роль прокурора в судебном разбирательстве, поскольку развитие принципа состязательности обуславливает отход суда от активного участия в исследовании доказательств для установления истины об обстоятельствах происшедшего в сторону обеспечения организации такой деятельности сторонами. В этих условиях прокурору, для повышения эффективности участия в судебном разбирательстве, требуется получить и изучить информацию содержащуюся в комплексе взаимосвязанных объектов. Несомненно, изучение этой совокупности объектов в полном объеме возникает не по каждому делу. Такая необходимость обуславливается в основном следующими факторами: наличием у государственного обвинителя приобретенных ранее знаний103, навыков104; объемом и сложностью дела105.

От полноты изучения совокупности объектов зависит не только результативность деятельности, но и вся деятельность государственного обвинителя в целом: всесторонность, полнота и объективность исследования доказательств и установления обстоятельств дела, правильность принимаемых им решения и т.д.

103 Под заниями в данном случае мы подразумеваем как наличие знаний об одном или нескольких объектах, полученных ранее в процессе участиня в судопроиз водстве по другим делам, так и полученные при иных обстоятельствах.

104 Под навыками в данном случае мы понимем совокупность профессиональных знаний, навыков и умений осуществления данного вида деятельности.

105 Под объемом дела понимается количество эпизодов преступной деятельности, число лиц, совершивших преступления, участников судебного разбирательства. Под сложностью дела понимается количество и качество собранных прямых и косвенных доказательств и возможность оперирования ими в процессе доказы вания, общественная значимость дела, заинтересованность в исходе дела лиц и организаций, которые могут оказать воздействие на участников судопроизводст ва в целях достижения желаемого результата.

76 Для достижения этих целях возникает необходимость применять комплексный подход, т.е. не только изучение обстоятельств происшедшего через материалы уголовного дела, но и изучение других объектов, содержащих информацию, способную повлиять на всю деятельность прокурора в судебном разбирательстве.

Источниками, которыми пользуются прокуроры при подготовке, помимо уголовного дела и надзорного производства, в ходе анкетирования были названы: законодательство (77 %), прокурорско-судебная практика и специальная литература (59 %), практически не используется такой источники как следователь (12 %), лицо производившее оперативно- розыскную деятельность (5 %). Последние используются только в целях получить дополнительную информацию по делу. Это говорит о том, что прокурорам неизвестны иные источники информации либо они их недооценивают. В частности тот факт, что информации свойственно накапливаться в результате предшествующей деятельности при сходных ситуациях и совокупность такой информации, после ее обработки, оказывает существенную помощь. Например, информация, накопленная о личности следователя, его профессиональных и иных качествах, помогает в изучении расследованного им уголовного дела - всесторонности, полноты и объективности следствия, законности и обоснованности принятых решений и сделанных выводов. А аналогичная информация о защитнике помогает в планировании деятельности в суде, выборе тактики и методики участия в исследовании как отдельных судебных действий, так и судебного разбирательства в целом.

На стадии подготовки, для оптимального разрешения стоящих перед прокурором задач возникает необходимость изучить, обработать и учесть всю совокупную информацию, которая влияет на полноту, всесторонность и объективность исследования обстоятельств дела, позволяет оптимизировать деятельность государственного обвинителя. Вся полнота информации, необходимой для решения задач прокурора при подготовке к участию в судебном разбирательстве, по нашему мнению, содержится в комплексе взаимосвязанных объектов: 1) основной объект исследования - обстоятельства происшедшего, т.е. события, входящие в предмет доказывания (в соответствии со ст. ст.

77 20, 21, 68 УПК РСФСР), криминалистическую характеристику данного вида

преступлений, обстоятельства, подлежащие доказыванию по конкретному уголовному делу, и иные, могущие иметь значение для правильного разрешения дела (модель обстоятельств происшедшего, в соответствие с которой они происходили); 2) уголовное дело, посредством которого познается основной объект; 3) другие источники, помимо уголовного дела: материалы надзорного производства, материалы оперативно-розыскной деятельности, законодательство, судебно-прокурорская практика, постановления Пленумов Верховного суда, решения судов по конкретным уголовным делам, юридическая литература и т.д.; 4) личностные источники информации: следователь, лицо производившее оперативно-розыскные мероприятия, эксперт, специалист и т.п.; 5) личность лица производившего дознание или следователя, лица занимавшегося оперативно-розыскной деятельностью (далее следователь); 6) личность субъектов, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства и которые будут участвовать в уголовном процессе, к которым относятся: государственный обвинитель, судья, защитник, подсудимый, потерпевший, его представитель, свидетели, гражданский истец, ответчик и их представители и др., эксперт, специалист, секретарь судебного заседания, народные или присяжные заседатели.

На первый взгляд эти объекты разноплановы и их весьма трудно считать взаимосвязанными, может возникнуть сомнение в том. что их изучение является полезным и дает что-либо полезное для оптимизации деятельности прокурора в судебном разбирательстве. Но это только первое впечатление.

Рассмотрим подробнее эти объекты и основные их элементы.

Необходимость познания первого указанного нами объекта - обстоятельств происшедшего, не вызывает сомнения. Не зная, о чем пойдет речь в судебном заседании, нельзя участвовать в судебном разбирательстве. В то же время, в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, эти знания об обстоятельствах происшедшего еще нельзя считать истинными, соответствующими действительности. Следователь описывает их в обвинительном заключении и приводит фактические данные, содержащиеся в доказательствах, в обоснование своего мнения. Но это лишь версия следствия о том, что

78 модель событий и иных обстоятельств происшедшего соответствует тому,

что происходило в действительности, т.е. является истиной. На данном этапе познавательной деятельности они являются только мнением следователя о том, что его представление, знание о них, соответствуют действительности, то есть, являются, по его убеждению, истинными. Именно это и познает прокурор на этапе подготовки. О том, почему также было употреблено понятие “модель” будет раскрыто ниже, оговорим лишь то. что обстоятельства происшедшего недоступны для непосредственного исследования, поэтому их познание возможно только опосредованно, через материалы уголовного дела и другие источники информации. Для объективной оценки полученной информации необходимо знать качественные характеристики этих источников.

Можно сказать, что второй объект также является основным, но в другом плане. Он является основным как объект, посредством которого познается первый. Таковым является уголовное дело, поэтому, оно рассматривается отдельно и более подробно.

Третий объект - другие источники, помимо уголовного дела: материалы надзорного производства, материалы оперативно-розыскной деятельности, законодательство, судебно-прокурорская практика и т.д. являются традиционным и в комментариях не нуждаются. Его изучение дает запас знаний, который будет использоваться в ходе рассмотрения дела, будущих судебных заседаний по другим делам, а также в иной прокурорской деятельности. Изучение надзорного производства не представляет особых затруднений в связи с его компактностью. При его изучении рекомендуется обращать внимание на те документы, которые не вошли в материалы уголовного дела - материалы проверок по жалобам, служебных проверок, иные материалы, прямо не относящиеся к расследовавшемуся делу. Необходимо учитывать, что сведения, имеющие значение для государственного обвинителя, могут содержаться и в других документах как прокуратуры, так и органов расследования, например, надзорные производства по жалобам потерпевших, свидетелей, прекращенные уголовные дела и т.п., не вошедшие и не нашедшие своего отражения ни в надзорном производстве, ни в уголовном деле.

79 Четвертый объект - личностные источники информации: следователь,

лицо производившее оперативно-розыскные мероприятия, эксперт, специалист, коллеги по работе и т.д., также является традиционным, но его используют значительно реже, хотя они могут дать ценную информацию.

Пятый объект - личность следователя, лица производившего дознание или лица занимавшегося оперативно-розыскной деятельностью (далее следователь).

Личность следователя необходимо знать в связи с тем, что он, пропуская через свое сознание информацию, отображает ее в материалах дела, накладывает на нее присущие ему личные свойства. В соответствии со свойствами своей личности, следователь осуществляет свою деятельность в процессе расследования преступления, добывает и формирует доказательства, анализирует полученную информацию, делает выводы и принимает решения. В свою очередь, все эти свойства личности отображаются в материалах уголовного дела. Поэтому, знание личности следователя оптимизирует деятельность прокурора по изучению материалов дела, помогает быстрее выявлять допущенные пробелы и типичные ошибки, субъективность в оценке доказательств и принятии решений, и т.п.

Шестым объектом является личность субъектов, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, к которым относятся: защитник, подсудимый, потерпевший и его представитель, свидетели, гражданский истец, ответчик и их представители, эксперт, специалист, секретарь судебного заседания, судья, народные или присяжные заседатели, государственный обвинитель. Знание личностных характеристик этих лиц оптимизирует деятельность прокурора при подготовке, помогая выявлять ошибки, необъективность в оценке информации и т.п., вырабатывать стратегию и тактику участия в исследовании доказательств как в отдельности, так и в их совокупности и т.д., быстро ориентироваться в изменяющихся судебных ситуациях, предугадывать направления их развития, ориентироваться в деятельности защиты и оказывать ей противодействие, эффективно доказывать правильность собственных выводов и т.д. Это обусловлено тем, что сутью судебного процесса является деятельность конкретных личностей с их индивидуальными качественными характе-

80 ристиками личности, для достижения собственных, зачастую не совпадающих с другими или противоположных целей.

Так, знание личности судьи, защитника, других участников процесса и лиц, вовлеченных в сферу уголовного процесса по данному делу, позволяет заранее разработать тактику и методику участия государственного обвинителя в конкретном судебном процессе. Кроме того, знание личности судьи, помогает в выборе государственного обвинителя и оптимизации деятельности последнего, знание личности защитника и подсудимого также помогает в выборе государственного обвинителя, разработке тактики и методики его участия в процессе. Личность подсудимого необходимо рассматривать в двух аспектах: как лица, совершившего преступление и как участника процесса.

Знание личности других участников процесса и других лиц, участвующих в судебном процессе, позволяет заранее разработать тактику и методику участия в процессе.

Личность государственного обвинителя (его личностные, профессиональные навыки и возможности) важна потому, что ему предстоит убедить суд в доказанности предъявленного обвинения, противодействовать защите, высказать свои соображения по поводу применения уголовного закона и мере наказания либо принятии судом иного решения, в том числе вынесении оправдательного приговора.

Качества личности государственного обвинителя необходимо знать как самому государственному обвинителю, так и прокурору, принимающему решение о поручении поддержания обвинения иным, подчиненным ему прокурором.

От личности государственного обвинителя зависит достаточно много, в первую очередь эффективность его деятельности. Иначе говоря, эффективность функционирования элемента государственного обвинения в системе судебного разбирательства зависит от его качественных характеристик. При его отрицательных или плохосовместимых с другими элементами системы параметрах положительные результаты его деятельности весьма проблематичны. Поэтому выбор должен быть вполне определенным, с учетом свойств личности государственного обвинителя, характера рассматриваемого дела, лич-

81 ности защитника, судьи, других лиц, участвующих в судебном разбирательстве, и иные обстоятельств, поскольку ему предстоит взаимодействовать с другими элементами системы и со средой в целях полного и всестороннего исследования доказательств, дать им объективную оценку, убедить суд в доказанности либо недоказанности предъявленного обвинения, противодействовать защите, высказать свои соображения по поводу применения уголовного закона и мере наказания либо принятии судом иного решения, в том числе вынесении оправдательного приговора. При этом должны учитываться, кроме личностных качеств государственного обвинителя, характер рассматриваемого дела, личность защитника, судьи (например, совместимость их с личностью государственного обвинителя), других лиц участвующих в судебном разбирательстве и иные обстоятельств в их совокупности и иные обстоятельств. Кроме того, осознание и умелое использование государственным обвинителем особенностей собственного характера, профессионального опыта и знаний, слабых и сильных сторон своей личности, и даже учет внешнего вида, поможет ему при подготовке к судебному разбирательству, разработке тактики и методики участия в судебном процессе, скорректировать, исправить, восполнить имеющиеся пробелы, т.е. оптимизирует свою деятельность.

Совокупность знаний, полученных в результате изучения указанных объектов, позволяет всесторонне, полно и объективно прогнозировать события, которые могут произойти в процессе рассмотрения дела, планировать свои действия, оказывать влияние на эти события, т.е. оптимизировать всю свою деятельность по поддержанию государственного обвинения.

Для того чтобы решить стоящие перед ним задачи и добиться желаемого результата, прокурору необходимо знать не только информационную ценность имеющихся в его распоряжении доказательств, но и соблюдены ли требования допустимости при их собирании, знать их качественные характеристики, а также предвидеть как, доказательства и другие материалы дела будут выглядеть в суде, в глазах народных или присяжных заседателей.

Например, государственному обвинителю необходимо знать как выглядит свидетель, как он ведет себя на публике, ясно ли выражает свои мысли, каковы качества его памяти, изменит ли показания, каким образом на него

82 можно воздействовать и многое другое. Или знать как выглядят вещественные доказательства, целесообразна ли и возможна их непосредственная демонстрация в суде, а если нет, то по каким причинам.

Поэтому государственному обвинителю важно иметь возможность заранее определять, какие именно обстоятельства происшедшего, кроме указанным в ст. 68 УК РСФСР, должны быть доказаны, какого рода доказательствами и как они должны быть оформленным и представлены суду.

Это может быть достигнуто координацией усилий следователя, надзирающего прокурора и государственного обвинителя. Целесообразнее это делать уже в процессе расследования уголовного дела в целях успешного поддержания обвинения в суде.

В процессе координации, с учетом практических знаний особенностей рассмотрения уголовных дел в суде, определились бы необходимые для убеждения суда, народных или присяжных заседателей содержание и форма доказательств, выстраивалась тактика и методика порядка исследования доказательства, как отдельно взятого, так и их совокупности, с учетом качественных характеристик каждого из них.

В обозримом будущем сделать это по подавляющему большинству уголовных дел не представится возможным из-за несоразмерного количества прокуроров и судей и рассматриваемого ими количества уголовных дел. Однако. при надлежащей организации этого направления прокурорской деятельности, по делам представляющим особую сложность, имеющим общественное значение и категории подсудной суду присяжных, это вполне реально.

Вышеуказанные объекты, подлежащие изучению на стадии подготовки, можно разделить на две группы: собственно объекты познания, то есть объекты, на которые направлена познавательная деятельность; источники информации, то есть объекты, исследование которых позволяет получит знания об объектах первой группы.

Объектами изучения на данном этапе являются: а) обстоятельства происшедшего, инкриминируемого подсудимому; б) уголовное дело; в) личность следователя, лица производившего оперативно-розыскные мероприятия, экс-

83 перта, специалиста; г) личность субъектов, вовлеченных в сферу уголовного

судопроизводства.

К источникам познания относятся: а) уголовное дело; б) другие источники (помимо материалов уголовного дела); в) иные личностные источники информации: следователь, лицо производившее оперативно-розыскные мероприятия, эксперт, специалист, коллеги и т.п.

Как нетрудно заметить, в первой и второй группе имеют место совпадения нескольких объектов. Это обусловлено тем, что объекты изучаются для получения различного рода информации и для достижения разных целей. Уголовное дело изучается: для познания следственной модели происшедшего, для создания моделей потерпевшего, свидетелей, эксперта, других участников процесса для использования в конкретном судебном процессе; для изучения качественных характеристик самого уголовного дела, каждого доказательства и документа для того, чтобы решить вопрос об их допустимости, о восполнении пробелов, исправления ошибок; для изучения личности следователя, лица производившего оперативно- розыскные мероприятия, эксперта, специалиста, их личностных и профессиональных качеств для использования в подготовке по другим делам, по которым они принимали участие.

Из этих источников может быть получена информация: о допустимости доказательств; обстоятельствах происшедшего, не нашедших своего подтверждения в доказательствах и когда возможность их собирания исчерпана, но которая может быть использована в тактических целях; сведениях, не содержащихся в доказательствах, но которые возможно получить при исследовании этих доказательств в судебном заседании; не исследованных в ходе расследования источниках информации о фактических обстоятельствах, которые могут быть исследованы в судебном заседании: о характеристике личности лиц, участвующих в судопроизводстве или причастных к обстоятельствам происшедшего; о взаимоотношениях между указанными лицами; действиях стороны защиты; другую информацию, которую можно использовать в тактических целях, оценки достоверности доказательств и т.д.

84 Целесообразно выделять для анализа следующие группы
обстоятельств: недоказуемые данные; недоказанные следствием обвинения; спорные утверждения обвинения; бесспорно установленные следствием факты106.

Необходимость изучения всех объектов обусловлена и тем. что сторона защиты также тщательно готовиться к процессу и воспользуется любой возможностью для того, чтобы защитить интересы подсудимого. Например, по тактическим соображениям адвокат может не заявить на предварительном следствии ходатайства об устранении пробелов следствия или допущенных процессуальных нарушениях и стремится «приберегать» их до суда, ибо закон предусматривает лишь право, а не обязанность заявлять ходатайства. При судебном рассмотрении дела эти пробелы или нарушения могут быть признаны настолько существенными, что дело может быть направлено для производства дополнительного расследования. Некоторые адвокаты «приберегают» такие пробелы и ошибки предварительного следствия, а бывает и суда первой инстанции до кассационного рассмотрения дела для того, чтобы использовать их как основание для отмены приговора. В стадии окончания предварительного расследования, при ознакомлении с материалами дела, заявления ходатайства. адвокат обязательно учитывает и фактические и правовые обстоятельства дела (применительно к защите интересов подзащитного), ходатайства (особенно связанные с вызовом дополнительных свидетелей и истребованием документов) заявляются только после обстоятельного обдумывания возможных последствий, оценки отношения к делу следователя, его настроя и объективности (а значит, изучения его личности). Немаловажное значение для защиты имеет порядок исследования доказательств. Адвокат заинтересован в определенном порядке исследования доказательств с позиции защиты PI имеет для этого некоторые возможности для создания необходимого ему порядка исследования. Например, хотя стороны вправе представлять доказательства в течение всего судебного следствия, возможно сделать это во время исследования вопроса, к которому доказательства относится. Но возможно представить

106 Третьяков В. И. Участие защитника на предварительном следствии и в судебном производстве (процессуальные и тактические аспекты). Автореф. диссерт. … канд. юрид. наук. Волгоград. 1998. С. 28.

85 доказательство в начале судебного следствия. Очень часто в материалах дела заметны противоречия в постановлениях: о возбуждении уголовного дела. привлечении в качестве обвиняемого, заключении его под стражу, окончательном обвинении и обвинительном заключении. Сторона защиты их фиксирует и старается использовать в своих интересах107.

Таким образом, в данном случае комплексный подход к подготовке участия в судебном разбирательстве можно определить как метод организации подготовительной деятельности и получения новых, необходимых при подготовке условий для решения задач судопроизводства, получение знаний путем изучения комплекса взаимосвязанных объектов познания и объектов - средств познания: обстоятельств происшедшего; уголовного дела; других материальных источников, помимо материалов уголовного дела; личности следователя, лица производившего оперативно-розыскные мероприятия, эксперта, специалиста и т.д.; личности субъектов, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства - прокурора, судьи, защитника, подсудимого, потерпевшего, его представителя, свидетелей, гражданского истца, ответчика и их представителей, эксперта, специалиста, секретаря судебного заседания, народных или присяжных заседателей и др.

$ 2. Уголовное дело как основной, комплексный источник информации.

В уголовном судопроизводстве, как указывалось ранее, основным объектом познания является событие с признаками преступления и иные обстоятельства происшедшего, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Как известно, познание в уголовном процессе имеет особенности и происходит в форме доказывания, которое осуществляется путем собирания, закрепления, проверки и оценки собранных доказательств.

Поскольку большинство указанных обстоятельств имели место в прошлом. познать их возможно только по следам, которые ими оставлены.

107 Там же. С. 25-28.

86 В уголовном процессе данные следы существуют в форме доказательств, которые фиксируются, концентрируются и существуют только в форме материалов уголовного дела. Только на двух стадиях уголовного судопроизводства доказательства могут стать материалами уголовного дела: на стадиях расследования и судебного следствия. На этих же стадиях субъект познавательной деятельности (следователь, прокурор, суд, специалист, эксперт. обвиняемый, защитник и т.д.) имеют возможность непосредственно исследовать следы, оставленные событиями преступления. На всех иных стадиях и этапах, начиная с этапа ознакомления с материалами дела, утверждения обвинительного заключения и заканчивая стадией надзорного производства, они познают эти обстоятельства посредством материалов уголовного дела. Вся иная информация, не находящаяся в материалах уголовного дела, имеет ориентирующий, вспомогательный характер. Она может оказывать помощь в познавательной деятельности, в принятии решения, но ею нельзя оперировать в процессе доказывания, она не может быть положена в основу принимаемого решения.

В уголовном процессе, в той или иной степени, результаты и процесс познания фактических обстоятельств документируется и концентрируется в материалах уголовного дела. Степень полноты отображения познавательной деятельности и ее результатов установлена уголовно- процессуальным законом в зависимости от стадии процесса.

Вся деятельность органов расследования протекает в определенной процессуальной форме. Закон обязывает совершать процессуальные и следственные действия с соблюдением установленных требований и условий, указывая какие из них необходимо документально и в какой форме фиксировать, какая информация должна документироваться. Например, решение о возбуждении уголовного дела фиксируется в определенной форме соответствующего постановления (ст. 112 УПК РСФСР); решение следователя о передаче уголовного дела прокурору для направления в суд фиксируется в форме обвинительного заключения; обвинение предъявляется в форме постановления (ст. ст. 205, 206 УПК РСФСР) и так далее. Часть процессуальных и следственных действий законом алгоритмизирован, то есть, указаны конкретные действия и ус-

87 ловия, в которых они должны совершаться, определен строгий порядок и

последовательность их совершения. Например, допрос свидетеля начинается с его вызова в строго установленной форме (ст. ст. 155, 156 УПК РСФСР), указываются условия, которыми определяется место его допроса (ст. 157 УПК РСФСР), установлен строгий порядок производства самого допроса (ст. ст. 158, 159 УПК РСФСР), фиксации процесса и результатов допроса (ст. 160 УПК РСФСР). Только в такой последовательности и с соблюдением указанных законом условий допрос может быть признан соответствующим закону, являться допустимым доказательством.

Процессуальная форма обуславливает письменный характер уголовного судопроизводства. Можно говорить о том, что составление предусмотренных законом, с соблюдением требований и в порядке, установленном законом, процессуальных документов является необходимым условием уголовного судопроизводства. Процессуальные документы, помимо фиксации информации о происшедшем событии, служат свидетельством выполнения требований закона. являются средством фиксации соблюдения процессуальной нормы.

В литературе практически не рассматривается важность составления процессуальных документов, представляющих собой целую систему гарантий осуществления правосудия. Как правило, авторы, характеризуя уголовное судопроизводство, подчеркивают такие его демократические принципы, как устность, непрерывность, гласность и др.108 Но они даже не упоминают в связи с реализацией этих принципов о письменном характере уголовного судопроизводства. Оформление процессуальных документов рассматривается лишь как технический момент. В данном случае, на наш взгляд, проявляются недостатки в нечетком определении предметов процессуальной науки, теории доказательств в частности и криминалистики, в результате чего многие во-

108 См.: Строг ович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968. С. 124-180; Советский уголовный процесс. VI., 1986. С. 38-52; Курс советского уголовного процесса. Т. 1. VI., 1989. С. 136-177; Уголовный процесс. М., 1992. С. 46-91; Учебник уголовного процесса. VI., 1995. С. 27- 41.

88 просы остаются за пределами познания и той и другой науки, что зачастую

приводит к тому, что отделяются существо дела от процессуальной формы109.

Так. изучению вопроса о требованиях, которым должны отвечать материалы уголовного дела, само уголовное дело, отличию их друг от друга, уделено, на наш взгляд, необоснованно мало внимание. В основном, данный вопрос рассматривался наряду с другими советами, которым рекомендовалось придерживаться следователю в его практической деятельности. Например. отмечалось, что целесообразно, чтобы расположение материалов уголовного дела соответствовало обвинительному заключению110, что к моменту принятия следователем решения об окончании предварительного следствия должны быть систематизированы, листы дела прошиты и пронумерованы111, другие подобные рекомендации112.

В отношении же деятельности государственного обвинителя, суда, отмечалось, что необходимо тщательно изучать материалы уголовного дела, но вопрос о том, каким требованиям они должны отвечать, не затрагивался.

Результатом недооценки значения в учебной и монографической литературе взаимосвязи и взаимозависимости существа дела и процессуальной формы является нередко встречающийся у практических работников взгляд на составление процессуальных документов и уголовное дело в целом как на “простое оформительство”, как на нудное, трудоемкое и не особенно нужное соблюдение требуемых законом формальностей.

В уголовном процессе законодательно установлены возможности ограничения основных прав и свобод человека и гражданина, такие как право на свободу перемещения, неприкосновенность жилища, охрану частной жизни и другие. Закон старается в наибольшей степени защитить эти права и свободы от произвольного, не говоря уже о злонамеренном, их нарушения. Поэтому

109 Тактические приемы составления различного рода документов в уголовном судопроизводстве не рассматриваются.

110 Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация, М., «Юридическая литература», 1970. С. 213.

111 Сергеев Л.А., Соя-Серко Л.А., Якубович Н.А. Планирование расследования. М., 1975. С. 79.

89 устанавливает строгую регламентацию использования таких прав со стороны государства в лице уполномоченных на это лиц. В то же время, в целях возможности контролировать деятельность этих лиц, закон требует обязательного документирования этой деятельности и отображения ее в уголовном деле. Наиболее подробно закон требует фиксации и отображения этой деятельности на стадии расследования. Это обусловлено тем, что процесс расследования не носит гласный характер в отличие от судебного разбирательства, на этой стадии в меньшей мере действует и принцип состязательности.

Как правило, именно на стадии расследования, орган дознания и следователь впервые и наиболее часто применяют в отношении граждан меры процессуального принуждения, которые приводят к существенному стеснению их прав (задержание, обыск, избрание меры пресечения и другие). Закон обязывает применять их только при наличии для этого оснований. О том, имелись ли такие основания, можно судить, только если решение об их применении мотивировано имеющейся в материалах дела информацией в соответствующем процессуальном документе.

Особенность доказывания по уголовному делу состоит в том, что выводы об обстоятельствах совершенного преступления, о личности обвиняемого, делается на основании собранных фактических данных, которые должны быть получены в установленном порядке и надлежащим образом закреплены (зафиксированы, задокументированы) в протоколах, а вещественные доказательства к тому же и сохранены. Без этого собранные в ходе расследования фактические данные не имеют силы судебных доказательств.

Закон обязывает органы расследования, суд разъяснить права в уголовном процессе подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, свидетелю, эксперту и другим участникам процесса, а также принять все меры для их реального осуществления. О том, что названные права разъяснены и реализованы, свидетельствуют процессуальные документы, в которых эти обстоятельства зафиксированы.

”: См. например: Якубович Н.Л. Окончание предварительного следствия. Го-сюриздат, М., 1962. С. 22; Настольная книга следователя. Госюриздат, М., 1949. С. 622.

90

Обязательное составление процессуальных документов в судопроизводстве необходимо и для фиксации тех выводов, к которым приходят органы расследования и суд (например, о достаточности данных для предъявления обвинения, окончания расследования и составления обвинительного заключения, вынесении приговора). Вне процессуальных документов не может существовать процессуально значимых решений и выводов по уголовному делу.

В ходе предварительного расследования в соответствии с уголовно- процессуальным законодательством составляется 20 различных видов процессуальных документов, которые условно можно подразделить на обязательные (основные) и факультативные (вспомогательные).

К обязательным процессуальным документам относят такие виды, которые составляются по каждому уголовному делу. К факультативным - те виды, составление которых зависит от конкретных обстоятельств совершенного преступления, личности обвиняемого113.

В уголовно-процессуальном законе не сформулированы общие требования, которым должен соответствовать любой процессуальный документ, составленный в ходе предварительного расследования. Закон содержит указание на реквизиты лишь некоторых из них. В большинстве случаев в законе приводятся только наименование процессуальных документов. Однако, все процессуальные документы, независимо от полноты регламентации в уголовно-процессуальном законе, должны отвечать определенным общим требованиям, поскольку они фиксируют следственные действия, совершаемые в предусмотренной законом процессуальной форме. Среди таких общих требований возможно назвать следующие:

  • соответствие процессуального документа тому закону или нормативному акту, которым предусмотрено его составление, как по наименованию и форме, так и по содержанию. В тех случаях, когда в законе или нормативном акте указаны реквизиты процессуального документа, их включение в составляемый документ обязательно. Соответствие процессуального документа за-

1,3 Данилова СИ. Уголовное дело № 095. История одного преступления в документах. Учебно-практическое пособие. - VI.: Издательская группа НОРМА -ИНФРА М, 1998. С. 2-6.

91 кону предполагает также ссылки на правовые нормы, предусматривающие

составление данного документа;

  • соответствие процессуального документа по своему содержанию фактическим обстоятельствам, установленным материалами дела. Это означает, что обстоятельства, известные по делу и имеющие отношение к вопросу, который разрешается данным документом, должны получить в нем отражение. При наличии противоречий в материалах дела требуется указать в процессуальном документе, почему одни обстоятельства приняты, а другие - отвергнуты. Необходимость составления процессуального документа должны вытекать из материалов дела;
  • логичность, краткость и ясность процессуального документа. В документе все вопросы излагаются последовательно, с тем, чтобы каждое новое положение следовало из предыдущего или было логически связано с ним, чтобы не встречались противоречия и не вытекающие из текста выводы. В нем не должно быть лишних слов, длиннот, четкость текста и однозначность суждений обеспечивают единообразное понимание смысла документа;
  • грамотность и культура оформления процессуального документа. Документ важно написать грамотно не только в общепринятом смысле, с соблюдением правил грамматики и синтаксиса, но и юридически грамотно, т.е. в соответствии с современным уровнем правовых знаний. С грамотностью документа связана и культура его оформления. Это качество документа определяется также тем, насколько разборчиво и аккуратно он написан, насколько правильно и красиво расположен текст.
  • Перечисленное в основном касается процессуальных документов, которые составляют только часть, хотя и основную, материалов уголовного дела, но в полной мере относиться и к остальным документам, включая такие как опись, обложка и др. Уяснения их сущности является только частью того общего, что представляет собой уголовное дело. Материалы уголовного дела еще не составляют того целого, что включает в себя понятие “уголовное дело”. Отдельные процессуальные и непроцессуальные документы содержат в себе информацию об отдельных фактических обстоятельствах дела, но не отражают сути процесса судопроизводства. Поэтому мы считаем необходимым рас-

92 смотреть вопрос и об уголовном деле в целом, как о явлении в судопроизводстве.

Материалы дела возникают с момента возбуждения уголовного дела и сберегаются после его судебного рассмотрения и вступления решения суда в законную силу еще в течение ряда лет, а в некоторых случаях - хранятся «вечно» -бессрочно.

Таким образом, на большинстве этапов и стадий судопроизводства (ознакомление с материалами дела, утверждение обвинительного заключения, назначение судебного заседания, кассационного и надзорного производства, подготовка и планирование участию в каждой из этих стадий, и т.д.), субъект познания не имеет перед собой ничего, кроме материалов уголовного дела и события могут быть познаны только посредством материалов уголовного дела,

Как видно из сказанного, материалы уголовного дела занимают центральное, естественно, за исключением самих событий происшедшего, место в процессе познания в уголовном судопроизводстве.

Поэтому возникает естественный вопрос о том, что представляют собой уголовное дело, что входит в понятие «уголовного дела», что должно в нем содержаться, каким требованиям должно отвечать, в каких отношениях состоят понятия «уголовное дело» и «материалы уголовного дела», употребляемые в законе, практике и теории. Эти понятия, как правило, употребляются как синонимы. При этом «материалы уголовного дела» понимаются в процессуальном смысле, как некая совокупность процессуальных и непроцессуальных документов, приложений к ним, вещественных доказательств, а под термином «уголовное дело» подразумевается их физическое выражение в виде некоего абстрактного тома. В сочетании же с глаголом “передать”, “направить”, “утратить”, “фальсифицировать” и т.п.. понимается как совершение каких-либо действий с материалами уголовного дела.

В законодательстве по этому поводу каких-либо конкретных норм и указаний не существует. Уголовное дело состоит из ряда процессуальных (постановления, протоколы и т.д.) и непроцессуальных документов (опись доку-

93 ментов, находящихся в уголовном деле, запросы и ответы на них и т.д.)114.

Исходя из общих принципов и иных норм, существующих в законодательстве, различного рода указаний, рекомендаций в нормативных актах и научной литературе, можно придти к выводу, что в материалы дела должны быть включены все собранные по делу доказательства, принятые по делу процессуальные решения, соблюдены определенные требования по их оформлению и документированию.

Таким образом, в материалах дела содержаться различного рода протоколы, приложения к ним. вещественные доказательства, разнообразные документы, в том числе материалы проверки до возбуждения уголовного дела, постановления, материальные носители информации: фото-, кино-, аудио-, видеоматериалы.

Уголовное дело, кроме того, должно содержать обложку, опись, документы, подтверждающие личность, документы, подтверждающие исполнение решения суда и т.п.

Но простым перечислением рекомендаций и самого содержания, требований к оформлению мы не решим поставленных задач. Для того чтобы определить понятие, структуру материалов уголовного дела, необходимо уяснить цели, задачи для которых создаются материалы дела, функции, которые они осуществляют.

Как указывалось выше, основным объектом познания являются обстоятельства происшедшего, подлежащие доказыванию по конкретному уголовному делу и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, оформленные в соответствии с требованиями закона.

Необходимо оговориться, что даже сами участники происшедшего не в состоянии непосредственно охватить всех значимых обстоятельств этого события. Так, виновный воспринимает происходящее только в той степени, в которой он является одним из множества элементов системы и той ограниченной ее пространственно-временной части, с которой он имеет непосредст-

114 Смотри, например; Данилова СИ. Уголовное дело № 095. История одного преступления в документах. Учебно-практическое пособие. - М.: Издательская группа НОРМА - ИНФРА VI. 1998. С. 2 - 6. - 144 с.

94 венное соприкосновение, отражение этих обстоятельств происходит в его

сознании, в соответствии с психофизиологическими особенностями его организма. Воспроизведение воспринятых обстоятельств происходит под влиянием процессуального положения, которое он занимает в системе уголовного судопроизводства, в соответствии с его морально- нравственными критериями и т.д. Аналогичным образом происходит восприятие, отображение и воспроизведение действительности непосредственными и другими участниками событий - пострадавшим, очевидцем, свидетелем.

Познание же всех обстоятельств происшедшего возможно только опосредованно, через изучение отдельных источников информации, как по отдельности, так и в их совокупности и исследования полученной информации во всем ее многообразии взаимосвязей.

В уголовном судопроизводстве процесс познания и его результаты документируется и концентрируется в уголовном деле.

Для облегчения понимания существа того явления, которое называют уголовным делом, на наш взгляд следует представить в виде сложной, синтетической, динамичной, многофункциональной системы, которая, отображая процесс уголовного судопроизводства, способна заменить его так, что ее изучение дает достаточную информацию о его всесторонности, полноте, объективности, законности, обоснованности и справедливости. Познание такой системы возможно только в результате полного и всестороннего исследования всех ее элементов в их взаимосвязях и динамике развития. Для этого необходимо всесторонне изучить отдельные источники информации, которыми являются элементы самой системы, как по отдельности, так и в их совокупности и исследовать полученную информации во всем ее многообразии взаимосвязей.

Данная система является сложной, поскольку включает совокупность различных разноплановых неоднозначных элементов в их взаимосвязях. Система создается для того, чтобы передавать знания об обстоятельствах совершенного преступления с одной стороны, и. с другой стороны передать знания о процессе познания в рамках судопроизводства. Ее синтетическую природу определяет то. что ее элементы носят как физическую, материальную природу,

95 так и являются идеальными, мысленными образами. Эта система отображает процесс судопроизводства во времени, начиная с принятия решения о возбуждении уголовного дела, соблюдения установленных сроков, последовательность процесса познания, принятия решений и заканчивая исполнением решений.

По материалам дела познаются обстоятельства происшедшего, личность лиц, участников процесса и иных лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства - свидетелей, гражданского истца, ответчика и их представители и др., эксперта, специалиста и т. д.

Обстоятельства происшедшего (обстоятельств преступления и расследования) невозможно и не требуется познавать во всех подробностях, лишь в необходимом объеме, с достаточностью для решения конкретных целей и задач. С этой полнотой они должны фиксироваться, отображаться в материалах дела.

Одной из целей уголовного судопроизводства является получение истинных знаний об обстоятельствах происшедшего, при этом требуется, чтобы они были получены только в установленном законом порядке.

Возвращаясь непосредственно к тому, что же должны представлять собой уголовные дела, к месту будет вспомнить высказывания К. Маркса о том, что знание - не только результат познания, но и сам процесс познания, что «не только результаты исследования, но и ведущий к нему путь должен быть истинным», а так же, что «исследование истины само должно быть истинно»”5. Иначе говоря, исследование истины само должно быть истинным, поскольку, знание - не только результат познания, но и сам процесс познания, при этом, не только результат познания, но и ведущий к нему путь должен быть истинным.

Поэтому, в уголовном деле должны отображаться не только результаты познания об обстоятельствах происшедшего, но и пути их достижения. Это необходимо для последующего их познания и оценки другим субъектам познания в уголовном судопроизводстве (прокурором, судом, подсудимым, ад-

115 Маркс и Ф.Энгельс, Соч., T.I. С. 7. 78.

96 вокатом, в кассационной, надзорной инстанциях и т.д.), включая правильность и законность принятых решений и процесса их принятия.

Как правильно указывает СП. Ефимичев, оформление и систематизация материалов уголовного дела не является чисто механической деятельностью. Он подчеркивает, что систематизация материалов следственного производства только на первый взгляд может показаться чисто механической работой, состоящей в раскладке листов уголовного дела в папке и подшивке их. Он обоснованно считает, что отсутствие необходимой систематизации следственного производства вызывает значительные трудности в работе самого следователя, прокурора и суда116.

Например, нет единого мнения о том, должны ли содержаться в материалах уголовного дела не относящиеся к делу документы и доказательства.

С одной стороны, высказывалось мнение о том, что ненужные материалы загромождают дело и в результате отражается не столько существо рассматриваемого преступления, сколько вся вообще работа, проводимая следственным работником, иногда бесполезная и ненужная117. Это мнение находит своих сторонников и до настоящего времени. Так, 5 % следователей считают, что возможно уничтожать не только просто документы, но и протоколы следственных действий, в которых содержится информация, не относящаяся к существу дела.

Однако, требования закона о всесторонности, полноте и объективности расследования предполагают, что в них должны быть включены и все иные документы, подтверждающие выполнение этих требований закона, т.е. «пустые», не являющиеся относимыми к расследуемым обстоятельствам, процессуальные документы, запросы и ответы на них, и другие материалы. Но простым перечислением рекомендаций и самого содержания, требований к оформлению мы не решим поставленных задач. Для того чтобы определить понятие, структуру материалов уголовного дела, необходимо уяснить цели,

116 Ефимичев СП. Систематизация материалов уголовного дела // Ученые запис ки. (Юридические науки) Т. 21. Ч. 4. Владивосток. 1971. С. 51.

117 Тарасов П.И., Шавер Б.М. Руководство по расследованию преступлений. Юр- издат, М., 1941. С 131-132; Мнньковский Г. VI. Окончание предварительного рас-

97 задачи для которых создаются материалы дела функции, которые они осуществляют.

Справедливо отмечает СП. Ефимичев, что, к сожалению и в процессуальной литературе, а от себя добавим, и в криминалистической, вопросам систематизации документов следственного дела не уделяется должного внимания118. В тех же случаях, когда эти вопросы рассматриваются, они получают отнюдь не всегда правильное освещение. Большинство авторов рассматривает задачу систематизации лишь с точки зрения порядка оформления законченного следственного производства.

Так, нельзя согласиться с утверждением СП. Ефимичева119, что систематизация и оформление материалов уголовного дела в первую очередь вопрос процессуальный, а не криминалистический. Именно из интересов наиболее рационального, понятного порядка для восприятия другими исследователями, должны систематизироваться и оформляться материалы уголовного дела в целях наиболее оптимального порядка их исследования, для решения задач наиболее убедительного доказывания обоснованности предъявленного обвинения и законности проведенного расследования, в первую очередь, надзирающему прокурору, прокурору, утверждающему обвинительное заключение. государственному обвинителю, суду, а также иным участникам судебного разбирательства.

Г.М. Миньковский, кроме того, отмечает, что систематизация и оформление материалов дела является эффективным средством контроля следователем за полнотой собранных доказательств, за их соответствием требованиям закона и относимости к делу. Она позволяет проверить, соблюдены ли процессуальные правила приобщения к делу вещественных доказательств, оформлены ли надлежащим образом протоколы следственных действий, соблюдены ли нормы процессуального закона, гарантирующие права участни-

следования и осуществление права обвиняемого на защиту. Госюриздат,
М., 1957. С 50.

118 Ефимичев СП. Указ Соч. С 51.

119 Ефимичев СП. Указ Соч. С 51.

98 ков процесса в стадии предварительного расследования и т.д.1:° Это справедливо и по отношению к прокурору, государственному обвинителю, суду. другим участникам процесса.

Систематизация дает возможность участникам процесса не только более полно, с наименьшими затратами времени ознакомиться с материалами дела, более правильно оценить доказательства, но и понять логику следователя по построению и обоснованию выдвинутого обвинения, оценить всесторонность. полноту и объективность расследования, а также законность как производства отдельных следственных действий, так и всей деятельности органов расследования и надзора. Возможность проконтролировать законность расследования, осуществить защиту от понятного, аргументированного обвинения, которое доказывается органами уголовного преследования не только в соответствии с доказательственным правом, но в соответствии с логическими законами. В этом реализуется еще одна форма осуществления конституционного права обвиняемого на защиту.

Как отмечает СП. Ефимичев, систематизировав материалы уголовного дела, проведя необходимый анализ собранных доказательств, проверив их полноту, убедившись в правильности предъявленного обвинения и его обоснованности собранными доказательствами, проанализировав объяснения обвиняемого по поводу предъявленного обвинения, следователь, принимает решение об окончании предварительного следствия121.

В зависимости от конкретных обстоятельств дела наиболее распространенными являются хронологический, тематический и смешанный порядок. Однако, в чистом виде ни хронологический, ни тематический на практике практически не встречаются. Такая классификация является относительной, в ее основе лежит такой порядок, к которому относятся большинство материалов уголовного дела.

И.Г. Маландин и СП. Ефимичев под систематизацией материалов уголовного дела понимали не только оформление самого уголовного дела, но и

1:и Миньковский Г.VI. Окончание предварительного расследования и осуществление права обвиняемого на защиту. Госюриздат, М., 1957. С. 50.

99 правильное, отвечающее требованиям уголовно-процессуального закона

тщательное оформление каждого приобщенного к делу документа. В отдельных случаях это обуславливает и доказательную ценность собранных материалов122.

Под оформлением материалов уголовного дела следует рассматривать не только подшивание листов в папку, их нумерацию, составление описи, заполнение атрибутов уголовного дела и выполнение другой механической работы, но и эстетическое оформление - аккуратность подшивки, разборчивость рукописных текстов, возможность свободного чтения всех протоколов, возможность ознакомиться со всеми материалами, не затрачивая на это дополнительных усилий. В то же время это не должно являться самоцелью. В качестве курьеза, можно привести пример, когда следователь Н., при направлении дела в суд, подрезал торчащие листы, не обращая внимание на имеющийся на них текст. Свои действия он аргументировал тем, что судья всегда обращает внимание на внешний вид уголовного дела и сразу же делает выводы о качестве расследования. В его рассуждениях имеется рациональное зерно. Итогом деятельности следователя, в материальном выражении, являются материалы уголовного дела. Результаты любой деятельности несут в себе информацию о личностной характеристике определенного человека. Если дело оформлено небрежно, из этого можно сделать предположительный вывод о том. что следователь точно также небрежно относиться и к выполнению своих обязанностей по расследованию преступления. А значит надо особенно внимательно изучить само дело и проверить достоверность собранной информации и сделанных им выводов. В то же время, если определенное мнение уже возникло, то искать подтверждения его правильности всегда легче, чем его изменить и искать доводы в его опровержение.

121 Ефимичев СП. Вопросы окончания предварительного расследования. Волго град, 1977. С. 34.

122 Ефимичев СП. Правовые и организационные вопросы окончания предвари тельного расследования с обвинительным заключением. Учебное пособие. Вол гоград, 1977. С. 34; Маландин И.С. Значение систематизации документов при расследовании дел о хищениях социалистической собственности, должностных и хозяйственных преступлений. Правоведение, 1960, № 3. С 126-129.

100 В качестве отрицательного примера можно привести встретившийся

в нашей практике уголовное дело, в котором материалы дела были систематизированы, вопреки законам элементарной и процессуальной логики, следующим образом: постановление о привлечении в качестве обвиняемого К.; постановление о заключении К. под стражу в порядке ст. 90 УПК РСФСР; протокол допроса К. в качестве свидетеля; протокол задержания К. в качестве подозреваемого; протокол очной ставки К. с М.; протокол допроса К. в качестве подозреваемого; схема к протоколу допроса К. в качестве свидетеля; протокол допроса К. в качестве обвиняемого. При этом протоколы допросов свидетелей, с которыми К. проводились очные ставки, подшиты в конце дела.

Это можно было бы посчитать просто небрежностью следователя, его пренебрежительным отношением к подшивке материалов уголовного дела. если бы материалы уголовного дела в отношении второго обвиняемого 3. не были бы расположены аналогичным образом. В деле имелись и иные материалы “систематизированные” сходным образом.

Познание объективной истины в уголовном судопроизводстве возможно только в установленном законом порядке, что также определяет цели, задачи и функции отдельных материалов дела и уголовного дела в целом.

К целям создания уголовного дела можно отнести концентрацию информации об обстоятельствах происшедшего для их познания и передачи полученных знаний другим субъектам познания, а также законности, истинности процесса их получения, включая правильность и законность принятых решений.

Цели и задачи, которые решаются с помощью материалов дела и содержащейся в нем информации, многообразны и разноплановы, в рамках данной работы невозможно подробно их исследовать. Познание же целей, задач, закономерностей, правил и приемов оптимального и отвечающим требованиям закона документирования, формирования, систематизации, оформления уголовного дела и отдельных его материалов и их функций, определение требований, которым они должны отвечать, их обосновании и возможном законодательном закреплении может служить предметом отдельного исследования.

101 Отметим только, что отдельные блоки, элементы дела могут нести

как одинарные, так и комплексные задачи, например, постановление о возбуждении уголовного дела - процессуальную информацию о законности принятого решения о возбуждении дела и его движении, а заключение эксперта, кроме процессуально значимой, также информацию о знании отдельных обстоятельствах происшедшего и процессе их получения (исходной информации, объектах исследования, методах исследования, промежуточных и окончательных выводах, их аргументации и т.п.), личности эксперта. Материалы дела должны быть понятны не только специалистам (следователю, прокурору, суду, эксперту), но и обвиняемому, потерпевшему, истцу, ответчику, их представителям, любому лицу, которое пожелало бы с ними ознакомиться.

Уголовное дело в целом и отдельные его документы, материалы должны подчиняться законам логики, поскольку порядок формирования и оформления уголовного дела отображает не только процесс расследования, но процесс мышления, доказывания тех или иных выводов и принятия решений.

Теперь выделим функции, которые осуществляют как отдельные элементы, блоки, так и уголовное дело в целом, а также на кратких, наиболее ярких примерах поясним значение каждой из них.

Функции можно определить следующим образом, не останавливаясь в силу указанных причин, на том какие именно материалы дела их выполняют.

  1. Иллюстративную, т. е. способность представлять новую, еще непри вычную информацию в уже известных и доступных для восприятия формах.

Например. Отдельные материалы дела, дело в целом должны быть понятны не только специалистам (следователю, прокурору, суду, эксперту), но и обвиняемому, потерпевшему, истцу, ответчику, их представителям, любому лицу, которое пожелало бы с ними ознакомиться (принцип гласности).

  1. Трансляционную, т.е. способность переносить информацию, полу ченную в одной, достаточно изученной сфере реальности, на другую, еще не известную сферу.

Например. Известные закономерности, причинно-следственные связи используются и сопоставляются с конкретными, индивидуальными обстоятельства происшедшего.

102 Указанные в материальном законе составы преступлений распознаются в данных, индивидуальных деяниях.

Регламентированные в законодательстве принципы, правила, положения, требования, в соответствии с которыми должно производится познание в уголовном судопроизводстве, распознаются в обстоятельствах расследования по конкретному уголовному делу.

  1. Заместительно-эвристическую, т.е. способность, являясь заменителем объекта в его изучении и обладая лишь какой-то степенью сходства, давать новые знания о самом объекте.

Например. По отдельным материалам дела познаются обстоятельства происшедшего, личности участников процесса и иных лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства - свидетели, гражданский истец, ответчик и их представители и др., эксперт, специалист и т.д.

Содержащаяся в уголовном деле информационная модель является заместителем событий, которые в реальности происходили в процессе расследования и по ним эти события познается.

  1. Аппроксимационную, т.е. способность упрощения объекта исследо вания в соответствии с возможностями и потребностями данного этапа по знания.

Например. Обстоятельства происшедшего (обстоятельств преступления и расследования) невозможно и не требуется познавать во всех мыслимых подробностях, лишь с достаточностью для решения конкретных целей и задач. С этой полнотой они должны фиксироваться, отображаться в уголовном деле.

  1. Экстраполяционно-прогностическую, которая заключается в том, что знания, полученные при изучения материалов дела, будучи экстраполирован ными (перенесенными) на реальный объект, позволяют прогнозировать еще неизученные его свойства.

Например. Возможность прогнозировать существование еше неизвестных обстоятельств происшедшего, существование нарушений закона при производстве расследования, пробелов следствия и путей их восполнения, планировать участникам процесса свою деятельность на последующих стадиях.

103

Возможность прогнозировать поведение обвиняемого, потерпевшего, свидетелей, других участников процесса и принятия соответствующих решений.

  1. Репрезентативную, т.е. способность отдельных материалов дела и уголовного дела в целом выступать в виде передаваемого знания, как о самом объекте, так и о деятельности субъекта, связанной с получением этих знаний. возможностью использования в будущем, как материалов дела и сосредоточенных в них знаниях и информации, так и знания о деятельности субъекта.

Например. Перенос, передача знаний и информации, полученной в ходе расследовании об обстоятельствах происшедшего, процессе и возможностях их получения в судебном разбирательстве и других стадиях судопроизводства. Возможность проверить полученные знания и соответствие процесса их получения закону.

По нашему мнению, проблема о том. чем являются уголовное дело и отдельные материалы дела, в чем их отличие, в каких целях они создаются, какие задачи выполняют, какие функции осуществляют, каким требованиям должны отвечать, формулирование понятия материалов уголовного дела только на первый взгляд, кажется, простой и не заслуживающей внимания.

В практике - следственной, прокурорской, судебной, данная проблема встречается достаточно часто, именно ею, отсутствием достаточно четких критериев и требований к материалам дела, зачастую обусловлены такие недостатки расследования и судебного рассмотрения, как неполнота исследования, процессуальные нарушения, вопросы, связанные с признанием доказательств недопустимыми.

Таким образом, уголовное дело является источником и инструментом познания в уголовном судопроизводстве.

Само понятие “уголовное дело” следует отличать от понятия “материалы уголовного дела”. Отличие заключается в том, что уголовное дело является. во-первых, систематизированной совокупностью материалов уголовного дела, во-вторых, оформленными в соответствии с требованиями законодательства. Система материалов уголовного дела должна отражать процесс познавательной деятельности, который осуществлен в целях познания обстоя-

104 тельств происшествия, и сам по себе является доказыванием правильности

полученных знаний и сделанных выводов. Таким образом, под материалами уголовного дела можно понимать совокупность документально фиксированной информации, дающей необходимые знания о процессе и результатах познания, принятия решений в сфере уголовного судопроизводства, а также выполнении этих решений.

Поэтому уголовное дело можно характеризовать как специфическую форму существования и хранения информации в уголовном судопроизводстве о процессе и результатах познания.

Необходимо отметить, что материалы уголовного дела имеют определенную структуру, т.е. определенный набор документов, сформированных в определенном порядке, фиксирующих ход следствия, отображающих собранные доказательства логическими закономерностями, которые определяются требованиями закона и зависит от криминалистической характеристики преступления. Например, если расследуется должностное преступление, то в материалах дела должны содержаться сведения, из которых было бы видно какие именно норма и в каких нормативных документах были нарушены; если расследуется причинение вреда здоровью, то в материалах дела должны содержаться сведения, какие конкретно телесные повреждения были причинены, время и механизм их причинения и т. д. В то же время, каждый документ в уголовном деле также имеет определенную структуру в зависимости от его вида и предъявляемых требований. Кроме того, в структуре материалов уголовного дела, отдельного документа, их содержании проявляется личность их составившего.

Таким образом, в материалах уголовного дела, которые отображают результаты познания основного объекта исследования, содержат информацию о деятельности следователя и участников процесса, а также характеризующую их личности, информацию о других лицах, участвующих в деле, анализ собранных доказательств и сделанных выводов, принятых решениях, содержащих иную информацию.

1(Ъ В заключение попытаемся дать, с учетом впервые сделанных в этом

направлении шагов, хотя бы самое общее определение понятию «материалы

уголовного дела».

Под уголовным делом, автор понимает систему документально фиксированной информации - документов, составленных в соответствии с установленным порядком и иных источников, отображающих обстоятельства происшедшего, содержащих информацию о качественных характеристиках собранных доказательств, их исследовании и сделанных выводах, принятых решениях, об иной деятельности следователя, суда, участников процесса и других лицах, участвующих в деле, информацию о других лицах, прикосновенных к рассмотрению дела и содержащих иную информацию, а также материальных приложений к ним (вещественных доказательств, приложений к протоколам процессуальных действий и т. п.).

В целом же, знание структуры материалов уголовного дела, отдельного документа, с учетом знаний о личности лица, их составивших, помогает в эффективном извлечении информации и ее объективной оценке.

На завершающем этапе расследования применительно к деятельности следователя СП. Ефимичев предлагает разрешить комплекс задач, вопросов, который хотя и адресованы следователю, но они могут быть экстраполированы на деятельность государственного обвинителя и использованы прокурором на этапе подготовки к судебному разбирательству, поскольку, во-первых, он осуществляет и надзорные функции и, во-вторых, ему необходимо знать недостатки следствия для того, чтобы высказывания защиты по этим поводам не были для него неожиданностью, и он мог дать на них достойный ответ или своевременно принять меры к устранению недостатков123.

В соответствии с указанными ранее методами (ПЦМ, моделирования) нами предлагаются следующие программы.

Краткая общая программа изучения обвинительного заключения. 1. Кто составил обвинительное заключение?

123 См. Ефимичев СП. Вопросы окончания предварительного расследования. Волгоград, 1977. С 34-38.

106

  1. Каковы, по мнению следствия, обстоятельства происшедшего

(следственная модель)?

  1. Какие действия вменены в вину (формула обвинения)?
  2. Соответствует ли квалификация изложенной (описанной) модели. формуле обвинения?
  3. Какие следы (фактические данные) должны оставить события, если они происходили в соответствии с изложенной (описанной) моделью, в каких источниках они могут содержаться?
  4. Полно ли приведены доказательства и содержащаяся в них информация, сделан ли их анализ и правильны ли выводы, имеются ли пробелы, все ли источники доказательств использованы, могут ли содержаться в приведенных доказательствах другие следы (фактические данные)?
  5. Имеется ли модель, построенная в защиту от обвинения, какова она, какие следы (фактические данные) должны остаться, если события происходили в соответствии с этой моделью, в каких источниках они могут содержаться, проверялась ли она следствием, какие приведены доказательства, которые, по мнению следствия, ее опровергают?
  6. Кто потерпевший, свидетель, иные участники процесса?
  7. Кто обвиняемый?
  8. Л 10. Возможно ли построение иных моделей на основе имеющихся дан-

ных. Рассматривалась ли такая возможность следствием?

  1. На какие материалы дела обратить особое внимание?

  2. Составлено ли обвинительное заключение с учетом данного кон кретного дела и в соответствии ли с требованиями закона?

Краткая общая программа изучения материалов уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве.

  1. Кто следователь (дознаватель)?
  2. Кем. когда, где составлен документ (постановление, протокол, сообщение, справка, опись или любой иной документ), соответствует ли он предъявляемым требованиям0
  3. •) 3. Процессуальное значение документа, его относимость к делу?

107

  1. Возможно ли эти материалы использовать в качестве доказательства, каких обстоятельств, допустимость использования в качестве доказательства?
  2. Полно ли и правильно зафиксирована информация, следы, поставлены вопросы, изложены обстоятельства, сделан анализ и выводы, построены модели и т.д.?
  3. Соответствует ли содержащаяся в материалах информация модели следствия, модели защиты или противоречит им, возможно ли построение другой модели событий?
  4. Возможно ли содержание в источнике и других следов, информации?
  5. Имеются ли сведения об отсутствующих материалах дела?
  6. Обоснованно ли принято решение?
  7. Кто свидетель?
  8. Кто потерпевший, законный представитель, представители потерпевшего. истца, ответчика?
  9. Кто эксперт, специалист?
  10. Кто обвиняемый?
  11. Кто защитник?
  12. Соответствуют ли материалы дела обвинительному заключению. подтверждают ли они модель следствия, все ли необходимые материалы дела приведены в обвинительном заключении, правильно ли изложено их содержание, имеется ли информация противоречащая модели следствия, изложенной (описанной) в обвинительном заключении?
  13. Какие имеются пробелы и возможность их восполнения, на какой стадии процесса и что для этого необходимо сделать?
  14. Какие модели возможно построить в защиту от обвинения, как их опровергнуть, какие следы, не соответствующие этим моделям имеются и в каких источниках они содержатся, какие доказательства для этого необходимо использовать?
  15. Кто судья?
  16. Кто государственный обвинитель’?

108 20. Какие цели и задачи необходимо поставит и решить в ходе судебного разбирательства, как оптимально спланировать участие государственного обвинителя в судебном разбирательстве для их достижения?

Краткая общая программа исследования информации, полученной в результате производства оперативно-розыскного мероприятия (ОРМ).

1) Имелся ли повод для производства оперативно-розыскной деятельности (ОРД)? 2) 3) Имелись ли основания для производства ОРД, т.е. невозможность проверки информации о готовящемся, совершаемом или совершенном преступлении следственным путем? 4) 5) Какое оперативно-розыскное мероприятие проводилось? 6) 7) Проводилось ли оперативно-розыскное мероприятие в соответствии с требованиями закона, в том числе действия лиц его производивших, как на профессиональной основе, так и добровольно содействовавших органам, уполномоченным в производстве ОРД? 8) 9) Как проводилась фиксация оперативно-розыскного мероприятия? 10) 11) Имеется ли решение о передаче результатов оперативно-розыскного мероприятия органам расследования? 12) 13) Полно ли проведена проверка результатов оперативно-розыскного мероприятия следственным путем и какова их доказательственная ценность? 14) 15) Исследованием каких доказательств можно проверить “чистоту” производства оперативно-розыскного мероприятия? 16) Типовая программа изучения участника судебного разбирательства (следователя, государственного обвинителя, судьи, защитника и др.).

  1. Анкетные данные.
  2. Образование, стаж работы, специализация, предыдущая деятельность.
  3. Профессиональные навыки: знание законодательства, знание и умение применять криминалистические методы и тактические приемы и т.д.
  4. Наиболее часто употребляемые тактические приемы и методы.

109

  1. Наличие других знаний, умений, навыков: бытовых, профессиональных, спортивных и т.д., любимые занятия, увлечения, хобби.
  2. Уровень интеллектуального развития.
  3. Нравственный уровень.
  4. Профессиональный потенциал.
  5. Владение ораторским искусством и диалогом.
  6. Логика рассуждений, характер оценок.
  7. Состояние здоровья.
  8. Самооценка, самосознание.
  9. Привычки.
  10. Эмоциональность.
  11. Имеет ли “больные места”, как реагирует, если они затрагиваются.
  12. Каков характер в целом.
  13. Особенности психики.
  14. Как строит взаимоотношения с участниками процесса, в том числе конкретными (известными) лицами.
  15. Как ведет себя в процессе, в обычной обстановке, конфликтной ситуации.
  16. К каким методам и тактическим приемам управления наиболее восприимчив.
  17. Имеются ли основания для отвода.
  18. $ 3. Особенности суда присяжных, влияющие на изучение объектов.

Необходимо констатировать, что в указанных выше новых условиях, формируемых реализацией принципов независимости суда, состязательности и равенства сторон, государственный обвинитель не должен полностью зависеть от тех материалов дела, которые представлены в его распоряжение предварительным следствием.

Изменения в законодательстве затронули основной вопрос судопроизводства - установления истины по делу. В суде присяжных суд освобожден от этой функции, но за государственным обвинением эта обязанность сохранена.

по

В связи с этим существенно возросла роль прокурора в судебном разбирательстве. Он обязан не только доказать выдвинутое обвинение, но и принять все меры к установлению истины.

Такое двойственное положение прокурора можно объяснить тем, что господствующее положение в России традиционно занимала философия материализма, которая и определяла одну из основных задач уголовного судопроизводства - установление объективной истины об обстоятельствах происшедшего. Например, составители Судебных уставов 1864 года, аргументируя необходимость оставления суду возможности активно участвовать в исследовании доказательств, указывали, что “Задача уголовного суда - есть открытие в каждом деле безусловной истины”. В настоящее время в сферу права, как и во все иные стороны общественной жизни, проникают идеи плюрализма, в частности, идеалистическая философия с ее воззрениями на вопросы истины. Это проявляется в вопросе о возможностях и пределах познании человеком окружающего его мира, а соответственно и установления объективной истины по уголовному делу. Смешение этих двух философских начал в судопроизводстве порождают двойственность в положении прокурора, участвующего в судебном разбирательстве. Положения идеалистической философии диктуют существование в уголовном судопроизводстве одновременно нескольких истин: истин государственного обвинения и стороны обвинения, истин обвиняемого и стороны защиты, истин суда - присяжных, председательствующего и т.д. Окончательная, так называемая, “судебная” или “юридическая” (существует еще несколько терминов) истина формируется в вердикте присяжных и приговоре.

Такая истина не является истиной в том понимании, в котором она существует в нашем праве и является целью уголовного судопроизводства и которую называют “объективной истиной”. Поэтому, она не требует от суда описания того, как он ее представляет, т.е. описания обстоятельств происшедшего. От суда не требуется и доказывания того, что его выводы истинны, ему нет необходимости приводить доказательства, анализировать их, аргументировать. почему одни доказательства он принял во внимание, а другие подверг сомнению и т.д. В связи с этим и уделяется особое внимание допусти-

Ill

мости доказательств, представленных суду. С некоторыми оговорками, можно говорить о том, что в суде устанавливается формальная истина на основании установленной в ходе расследования дела объективной истины. Произошел разрыв в единстве целей уголовного судопроизводства - установления объективной истины в ходе расследования и установление юридической истины в судебном разбирательстве.

Прокурор, при подготовке к поддержанию государственного обвинения, не говоря уже о стадии утверждении обвинительного заключения и более ранних стадиях расследования, должен хорошо понимать сказанное и учитывать в своей деятельности. В таких условиях деятельность прокурора приобретает несколько иной аспект, требует от него не только знания всех тонкостей раскрытия и расследования преступления, процессуального оформления доказательств, но и самых разнообразных знаний в различных областях науки, в том числе психологии, владения разнообразными методами познания, убеждения и управления этими процессами. Это относится и к последующим, после рассмотрение дела по существу, стадиям уголовного процесса - кассационной, надзорной и производству по вновь открывшимся обстоятельствам.

Вышесказанное имеет значение, поскольку, судебная практика показывает, что еще до принятия нового уголовно-процессуального кодекса провозглашенные судебной реформой принципы находят свое отражение не только в суде присяжных, но и при рассмотрении уголовных дел в порядке общего судопроизводства.

В первую очередь, это выдвинутые судебной реформой принципы судоустройства, среди которых можно выделить непосредственно затрагивающие судопроизводство по конкретным уголовным делам:

  • независимость суда;
  • состязательность и равноправие сторон;
  • защита и неуклонное соблюдение основных прав и свобод человека, в частности, обеспечения права на защиту;
  • строгое соблюдение принципа допустимости доказательств.

112

Все эти принципы положены в основу и действующего законодательства. но в настоящее время они приобретают несколько иное воплощение в законодательстве и практике.

Для того чтобы определить как новая интерпретация этих принципов влияет на деятельность государственного обвинителя, раскроем и кратко проанализируем с этой точки зрения каждый из них.

В ст. 429 УПК РСФСР, которая предусматривает состязательность в суде присяжных, указано, что “суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создает необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела”.

Таким образом, уже не суд, а прокурор, участвующий в процессе, должен обеспечить всесторонность и полноту исследования обстоятельств дела (ст. 20 УПК РСФСР). Государственный обвинитель должен представить суду доказательства обвинения и исследовать их в присутствии суда, перед присяжными заседателями. Суд только оценивает их, хотя и не лишается права принимать участие в исследовании доказательств. Так, присяжным заседателям дано право участвовать в исследовании доказательств, но не вменено это в обязанность (ч.2 ст. 437 УПК РСФСР).

Порядок судебного следствия изменен с учетом этих принципов. Суд исследует доказательства только после того, как они будут исследованы сторонами (ст. 446 УПК РСФСР).

Кроме того, в случае полного признания подсудимыми своей вины суд может ограничиться выслушиванием показаний подсудимых и исследованием тех доказательств, на которые укажут стороны, либо, если нет возражений, прямо перейти к прениям.

Это налагает на государственного обвинителя обязанность тщательно готовиться к участию в процессе, заранее определить, какой порядок исследования доказательств по его мнению позволит установить истину наиболее рациональным путем, какие доказательства представить, какая форма будет наиболее наглядной и доходчивой.

из

Следует иметь в виду, что в суде присяжных исследование доказательств происходит в иных условиях, чем при рассмотрении дела в порядке общего судопроизводства.

В данном случае суд разделен на две составные части: присяжных заседателей и председательствующего. Их компетенция определена следующим образом: присяжные решают вопросы о доказанности деяния, в котором обвиняется подсудимый, устанавливают, он ли совершал это деяние, виновен ли он в совершении этого преступления, а также заслуживает ли какого-либо снисхождения; председательствующим разрешаются все другие вопросы (ст. 435 УПК РСФСР).

Учитывая эти обстоятельства, необходимо выделить различия и особенности в восприятии и оценке присяжными заседателями и профессиональным судьей представленных доказательств.

Во-первых, среди присяжных, как правило, нет тех, кто профессионально занимается исследованием юридических фактов, специализирующихся в области уголовного права, криминалистики и т.п. (далее профессионал).

Во-вторых, обсуждение и принятие решений происходит не индивидуально, а коллективно, группой из 12 человек. Как известно, в группе из 7 человек (+/-2) уже возникают сложные, противоречивые межличностные отношения. становится высокой вероятность возникновения конкурирующих подгрупп со своими лидерами.

Из этих соображений общего порядка можно сделать ряд более частных выводов:

  1. Присяжным неизвестны приемы и методы исследования и оценки доказательств, в том числе экспертных исследований;
  2. В силу отсутствия у присяжных процессуально-правовых, криминалистических и других специальных познаний, а также знаний по психологии имеет место иное, упрощенное, восприятие информации, имеющей доказательственное значение.
  3. Участие в исследовании доказательств и их оценка производится на основании личного жизненного опыта и индивидуальных, часто очень искаженных представлений о том. как это должно происходить в “настоящем су-

114 де”, что вызывает трудности в решении тех вопросов, которые для
профессионала не представляют сложности.

  1. Психологическая, нравственная, образовательная, интеллектуальная разнородность состава коллегии присяжных может привести к различной оценке доказательств, к колебаниям или конфронтации на основании влияния неформальных лидеров.

Кроме того, нельзя не учитывать и сложившуюся в нашем обществе у многих людей, которыми могут оказаться и присяжные, негативную оценку деятельности государственных органов, в частности, органов расследования. В силу такой оценки можно предположить готовность некоторых присяжных скорее отдать предпочтение отрицательной информации о действиях следователей, нежели глубоко и серьезно оценить позитивную, основанную на доверии к следствию, информацию. Все это может экстраполироваться и на деятельность государственного обвинителя.

Из сказанного вытекает, что перед государственным обвинителем в процессе исследования доказательств возникают новые задачи:

  1. Добиться доверия к себе лично и к выводам предварительного следствия и поддерживать это доверие на протяжении всего судебного заседания.
  2. В доходчивой и понятной каждому присяжному заседателю форме:
  • показать относимость и допустимость отдельного доказательства;
  • обосновать достоверность доказательств в их совокупности;
  • показать причинно-следственные связи между отдельными установленными обстоятельствами преступления и виновностью конкретного лица в его совершении;
  • представить и аргументировать информацию о наличии (отсутствии) оснований для решения присяжными вопроса о том, заслуживает ли подсудимый какого-либо снисхождения;
  • показать несостоятельность доводов защиты.
    1. Предвидеть вероятные действия защиты, принять меры к их нейтра лизации и обращению их в свою пользу.

Все эти задачи должны осуществляться с учетом индивидуальных свойств личности каждого присяжного и с учетом возникающих психологиче-

115 ских взаимоотношений в коллегии присяжных. Такие знания государственный обвинитель может почерпнуть из исследования анкетных данных кандидатов в присяжные, из их опроса при формировании скамьи присяжных, получить невербальным методом при наблюдении за ними на протяжении всего процесса.

Подготовка и выполнение указанных задач должны осуществляться государственным обвинителем на всех этапах судебного разбирательства, в том числе при:

  • формировании скамьи присяжных,
  • обсуждении заявленных ходатайств,
  • оглашении резолютивной части обвинительного заключения,
  • решении вопроса о порядке исследования доказательств,
  • исследования доказательств,
  • участии в прениях,
  • постановке вопросов присяжным заседателям,
  • обсуждении юридических последствий вердикта, Этот перечень не носит исчерпывающего характера.
  • Восприятие присяжными заседателями обстоятельств дела, исследование и оценка ими этих обстоятельств происходит с момента оглашения резолютивной части обвинительного заключения.

Если в традиционном судебном процессе обвинительное заключение оглашается полностью, весь состав суда знаком с материалами дела, в суде присяжных оглашается только резолютивная часть обвинительного заключения, без упоминания о прежних судимостях подсудимого, присяжные знакомятся с обстоятельствами происшедшего только по тем доказательствам, которые будут исследованы в суде (ст. 446 УПК РСФСР).

Из этого следует, что наибольшее число задач, которые решаются следователем при составлении обвинительного заключения, должны быть решены в его резолютивной части, где и должна быть отражена полная картина происшедшего, состоящая из описания обстоятельств:

  • предшествовавших преступлению и связанных с ним;
  • самого преступления;

116

  • последовавших за преступлениям, и также связанных с ним;
  • сопутствовавших преступлению, либо событиям, предшествовавшим или последовавшим за ним;
  • способствовавших совершению преступления, смягчающих и отяг чающих ответственность, и могущих повлиять на мнение присяжных о воз можности снисхождения к виновному.

Кроме того, уже при оглашении государственным обвинителем резолютивной части обвинительного заключения ему необходимо формировать у присяжных заседателей представление о том, что все обстоятельства дела всесторонне, полно и объективно исследованы на предварительном следствии, подтверждаются достоверными доказательствами, которые им будут представлены.

В соответствии с этими требованиями должно быть изменено и содержание постановления о предъявлении обвинения в сторону его расширения и фактически должно соответствовать описательной части обвинительного заключения.

Поэтому прокурор заинтересован в том, чтобы процессуальные документы следствием составлялись с учетом интересов государственного обвинения. чтобы он имел возможность формировать у присяжных заседателей мнение о том, при каких обстоятельствах произошло преступление и убеждение в доказанности вины подсудимого.

Рассматривая принципы обеспечения права на защиту и допустимости доказательств, следует отметить, что они требуют строгого соблюдения установленного законом порядка собирания доказательств, реальной гарантии прав и свобод граждан. Они требуют от государственного обвинителя знания обстоятельств, при которых производились следственные действия, были ли при этом допущены нарушения закона и какие именно, с тем, чтобы активно участвовать в решении вопросов о допустимости доказательств и иметь возможность восполнить пробелы в совокупности доказательств, образовавшиеся в результате исключения недопустимых доказательств. Интересы государственного обвинителя требуют, чтобы его деятельность охватывала не

117 только стадию судебного разбирательства, но и в ходе подготовки - стадию расследования.

Суды стали строже подходить к оценке собранных предварительным следствием доказательств с точки зрения их допустимости. При рассмотрении уголовных дел в порядке общего судопроизводства постановлении приговоров и принятии других решений суды не только не принимают положенные в основу обвинения доказательства, собранные с нарушением установленного порядка, но и в некоторых случаях не приступают к их исследованию, исключая их из совокупности доказательств, предлагаемых органами предварительного следствия для исследования в процессе доказывания, соответственно и не оценивают их в приговоре.

Деятельность государственного обвинителя основывается на материалах. собранных предварительным следствием, порядок производства которого не зависит от того, каким составом суда будет рассматриваться дело. При принятии нового процессуального законодательства такое положение, как видно из проектов УПК, скорее всего, останется, поэтому необходимо, чтобы материалы предварительного следствия были приемлемы для любой формы судебного процесса - суда присяжных или в порядке общего судопроизводства.

Подготовка к участию в судебном разбирательстве дела может начинаться прокурором не только после того как уголовное дело будет направлено в суд и ему вышестоящим прокурором будет поручено поддержание государственного обвинения, но и на стадии расследования или утверждения обвинительного заключения.

В первом случае прокурору невозможно повлиять на то, с какой полнотой доказаны те или иные обстоятельства происшедшего, на процесс поиска, закрепления и оформлены этих доказательств. Поэтому такие пробелы приходится восполнять в суде.

Например, по одному из уголовных дел, рассмотренных Санкт- Петербургским городским судом (получившее широкую известность в средствах массовой информации дело Мадуева и др.), в ходе судебного рассмотрения, с видеозаписи допроса обвиняемого Мадуева, с использованием компьютерной

118 техники, были сделаны рисунки тех моментов, когда он указывал на плане

места происшествия взаиморасположение участников преступления. Это было сделано в целях придания показаниям Мадуева наглядности. Если на видеозаписи эти моменты длятся мгновения, то рисунок можно рассмотреть во всех подробностях. Естественно, видеозапись можно воспроизвести в замедленном режиме или остановить на интересуемом нас кадре, но все равно это длится фиксированный отрезок времени. К исследованию, непосредственному восприятию рисунка можно вернуться, не прибегая к дополнительным техническим средствам, демонстрировать его неопределенно продолжительное время. Кроме того, рисунок прилагается к протоколу и его исследование на любом этапе процесса не затруднено необходимостью наличия видеотехники, отыскания нужного фрагмента видеозаписи.

Если в указанном примере прием наглядного оформления собранных и исследованных доказательств был использован судом, рассматривавшим дело в порядке общего судопроизводства, то при рассмотрении дела в суде присяжных на государственного обвинителя ложится обязанность по приданию доказательствам наглядной и доступной для восприятия формы.

Участие прокурора, на которого возложена обязанность поддержания государственного обвинения, на более ранних стадиях процесса имеет в некоторых случаях свои положительные стороны. Особенно это касается тех случаев, когда дело является сложным по доказательствам, приобрело общественный резонанс и в других подобных случаях.

Такая практика существует в Санкт-Петербургской городской прокуратуре. Расследовавшееся уголовное дело, получившее в средствах массовой информации наименование “Дело Балтийского морского пароходства”, на стадии утверждения обвинительного заключения было передано для изучения в управление по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам. Результаты этого изучения были рассмотрены на заседании коллегии и принято решение о направлении дела для производства дополнительного расследования.

119 Глава 3. Проблемы подготовка к отдельным судебным действиям.

Вопросам подготовки производства отдельных действий в судебном разбирательстве посветили свое внимание такие авторы как Л.Е. Ароцкер. О.Я. Баев, А.Р. Белкин, Р.С. Белкин, А.П. Бороданков, Г.А. Воробьев, В.В. Воскресенский, В.М. Златковский, Ю.В. Кореневский, О.Н. Коршунова, Г.С. Нисенбаев, И.Д. Перлов, С.К. Питерцев, Н.И. Порубов, М.Ю. Рагинский, И.М. Садовский, И.М. Садовский. П. Сергеич. А.Б. Соловьев, А.А. Степанов. В.Г. Тихиня, Г.В. Шелковкин, В.И. Шинд и другие.124. Однако не все проблемы в их работах исчерпывающе исследованы, кроме того, как указывалось ранее, в Российском судопроизводстве происходят значительные перемены, влияющие как на само производство судебных действий, так и на деятель-

124 Ароцкер Л. Е. Таткика и этика субного допроса, М., “Юридическая литература”, 1969. 120 с; Он же. Использование данных криминалистики в судебном разбирательстве. М, 1964. 92 с; Баев О. Я. Тактика следственных действий: Учебное пособие. - Воронеж: Изд-во ВГУ, 1992. - 208 с; Белкин Р. С, Белкин А. Р. Эксперимент в уголовном судопроизводстве. Методическое пособие. М.: Издательская группа ИНФРА-М - НОРМА, 1997. - 160 с; Воробьев Г. А. Планирование судебного следствия. М., “Юрид. лит.”, 1978. 80 с; Нисенбаев Г. С. Восполение судом пробелов, допущенных органами расследования при осмотре места происшествия. // Вопросы укрепления законности и устранения следственных ошибок в уголовном судопроизводстве. Сборник научных трудов.-М., 1988. - 138 с; Перлов И.Д. “Судебное следствие в советском уголовном процессе”. Госюриздат. 1955. 248 с; Питерцев С.К., Степанов А.А. Тактика допроса в суде. Учебное пособие. СПБ., 1997. 56 с; Поддержание государственного обвинения в суде. Под ред. М.П. Малярова. М. Юрид. Лит-ра: 1970. 184 с; Поддержание государственного обвинения по делам о тяжких преступлениях против жизни и здоровья. Методическое пособие.- М., 1994.- 158 с; Порубов Н. И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Мн., “Вышэйш. школа”, 1973. 368 с; Прокурорский надзор в суде первой инстанции по уголовным делам. VI., “Юрид. лит.”, 1978. 152 с; Прокурорский надзор в суде первой инстанции по уголовным делам. М., “Юрид. лит.” 1978. 152 с; Руководство для государственных обвинителей. Криминалистический аспект деятельности. Часть 1./ Под ред. О.Н. Коршуновой. СПб., 1998. 116 с. Табл. - 4; Сергеич П. Искуство речи на суде.- Тула: Автограф, 1998.- 320 с; Соловьев А. Б.. Воробьев В. П. О тактике судебного допроса // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 16. VI., 1972. С. 124- 126: Тихиня В.Г. Теоре-тичские проблемы применения данных криминалистики в гражданском судопроизводстве.- Мн.: Выш. школа, 1983.- 159 с; Третьяков В. И. Участие защитника на предварительном следствии и в судебном производстве (процессуальные и тактические аспекты). Автореф. дпссерт. … канд. юрид. наук. Волгоград. 1998 г. и др.

120 ность по их подготовке. Поэтому, эта тема заслуживает определенного

внимания.

Рассмотреть все разнообразие и многогранность проблематики познавательной деятельности прокурора в судебном разбирательстве, тем более выработать криминалистические рекомендации, в рамках одной работы не представляется возможным. В связи с этим, мы ограничиваемся лишь констатацией существования проблемы и необходимостью ее изучения, обусловленной потребностью удовлетворения требований практики в выработке положений криминалистической техники, тактики и методики познавательной деятельность на этапах и стадиях судебного рассмотрения уголовного дела и, в частности, подготовки к отдельным судебным действиям. В настоящем разделе мы вынуждено ограничиваемся рассмотрением лишь некоторых из актуальных, на наш взгляд, проблем подготовки к отдельным судебным действиям, стоящих перед прокурором на этапе подготовки к поддержанию государственного обвинения.

$ 1. Подготовка к допросу.

В судебном разбирательстве допросы является основным средством получения информации и допросы лиц различных процессуальных категорий составляют основную часть судебного следствия. Это обусловлено такими принципами деятельности суда как гласность и устность процесса. В связи с этим, допросу в суде, в отличие от других судебных действий, посвящено достаточно большое количество работ таких авторов как Л.Е. Ароцкер, В.П. Воробьев, В.В. Воскресенский. И.Д. Перлов. С.К. Питерцев, П.С. Пороховщи-ков, Н.И. Порубов, М.Ю. Рагинский, И.М. Садовский, А.Б. Соловьев. А.А. Степанов и других125. Однако, несмотря на это. остался не рассмотренным ряд

125 Ароцкер Л. Е. Таткика и этика субного допроса, М., “Юридическая литература”, 1969. 120 с; Воскресенский. Участие прокурора в исследовании доказательств при судебном разбирательстве. В книге: Поддержание государственного обвинения по делам о тяжких преступлениях против жизни и здоровья. Методическое пособие.- М, 1994.- 158 с; Перлов И. Д. Судебное следствие в советском уголовном процессе. VI., 1965. 248 с; Питерцев С. К., Степанов А. А. Тактика допроса в суде. Учебное пособие. СПБ., 1997. 56 с; Порубов Н. И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Мн., “Вышэйш. школа”, 1973. 368 с; Са-

121 вопросов, особенно на этапе подготовке. На некоторых из них мы и остановимся.

В литературе выделен ряд особенностей и характерных черт судебного допроса, однако, авторы приводят те особенности, которые присущи судебному допросу, не достаточно полно либо не выделяют их специально, а указывают их в контексте иных вопросов126. В то же время, эти особенности имеют большое значение для подготовки и производства допроса в суде. В их свете должны преломляться тактические приемы, выработанные для следственных допросов, и разрабатываться новые.

На наш взгляд, специфика судебного допроса состоит в следующим:

  1. Допрос в суде значительно отдален во времени от событий преступления.
  2. По продолжительности допрос занимает сравнительно короткий промежуток времени.
  3. Допрос, как правило, проводится по обстоятельствам, о которых лицо допрашивалось в ходе расследования, содержание допроса известно всем процессуальным участникам.
  4. Допрашивать в суде имеют право суд, государственный обвинитель, общественный обвинитель, защитник, подсудимый и общественный защитник, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители.
  5. Допрос производится гласно, публично, в присутствии большого количества людей, даже в закрытом судебном заседании участвуют вышеуказанные лица.
  6. Все допросы, как правило, проводятся в едином месте и в одно время. При необходимости, возможно допрашивать одновременно всех лиц, показа-
  7. довский И. М., Рагинский М. Ю. В книге: Прокурорский надзор в суде первой инстанции по уголовным делам. М, “Юрид. лит.”, 1978. 152 с; Сергеич П. Иску-ство речи на суде.- Тула: Автограф, 1998.- 320 с; Соловьев А. Б., Воробьев В. П. О тактике судебного допроса // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 16. М., 1972. С. 124-126 и др.

1:6 См. например: Питерцев С. К.. Степанов А. А. Виды судебных допросов. Подготовка государственного обвинителя к участию в допросах. В книге: Руково-

122 ния которых имеют отношения к определенным обстоятельствам происшедшего.

  1. Невозможно применение некоторых тактических приемов допроса, но в тоже время благоприятствует использованию других и создает условия для создания новых, которые невозможны на предварительном следствии, например, публичная демонстрация положительных или отрицательных качеств личности допрашиваемого, ложности показаний и т.п. Исключается внезапность производства допроса, но возможно использовать внезапность постановки вопроса тому или иному допрашиваемому или внезапность вызова для допроса третьего лица.
  2. Допрос в суде имеет дополнительные формы; перекрестный, шахматный; допрос при производстве других судебных действий (осмотре местности и помещений, осмотре вещественных доказательств и документов, судебном эксперименте, опознании), в присутствии ранее допрошенных лиц; при исследовании других доказательств; своеобразие производства таких форм допроса. как основного, дополнительного, повторного и т.д.
  3. Данный перечень не является исчерпывающим. Особенности допроса в суде возможно классифицировать, но целесообразнее это делать после детальной разработки и классификации специальных криминалистических приемов судебного допроса, что не является предметом исследования данной работы. В результате такого исследования несомненно возникнуть и иные проблемы, в данной работе рассматриваются те. что попали в поле нашего зрения.

Так, актуальную проблему деятельности прокурора на этапе подготовки к допросу подняли С.К. Питерцев и А.А. Степанов127. Рассматривая эти вопросы на примере подготовки государственного обвинителя к участию в судебном разбирательстве по делам об изнасилованиях, они обращают внимание на следующую проблему, которая, на наш взгляд актуальна и для иных

дство для государственных обвинителей. Криминалистический аспект деятельности. Часть l./Под ред. О.Н. Коршуновой. СПб., 1998. С. 69 и др. 127 Руководство для государственных обвинителей. Криминалистический аспект деятельности. Часть 1./Под ред. О.П. Коршуновой. СПб., 1998. 116 с. Табл. - 4. С. 67-68.

123 категорий уголовных дел. По значительному числу дел данной категории,

лицо, обвиняемое в совершении преступления, на любых стадиях судопроизводства стремиться побудить или вынудить потерпевшую изменить показания. Когда это удается, версии обвинения наноситься чувствительный удар, вплоть до полного разрушения следственной модели происшедшего, а значит и позиции обвинения.

В связи с этим С. К. Питерцевым и А. А. Степановым высказывается следующая рекомендация.

За день - два до судебного разбирательства прокурору пригласить потерпевшую в прокуратуру и побеседовать с ней. Целями беседы являются: выяснение позиции потерпевшей, если она изменилась, то как и в силу каких причин; не оказывалось ли на нее противоправное влияние в интересах обвиняемого со стороны заинтересованных лиц, кем именно, где и когда, какого характера и т.п.

На наш взгляд, данную рекомендацию можно дать не только в отношении потерпевших, но и в отношении свидетелей и других лиц, участвующих в судопроизводстве. Хотя они и занимают различное процессуальное положение. но, во-первых, их сущность, как источников доказательств, едина, во-вторых. они подвержены точно такому же влиянию, как и потерпевшие128.

Использование предварительной беседы с потерпевшим, свидетелями позволяют не только удостовериться, остались ли они на прежней позиции, не оказывалось ли на них противоправное давление. Такое общение позволяет собрать и иную информацию: о внешнем виде, манере держаться, лексике, особенностях памяти и другие сведения. Информация, которая получается при личном общении и налагается на информацию, полученную в результате изучения материалов дела и иных источников, дает более всестороннюю, полную и объективную информацию, которая предоставляет возможность построит более достоверную информационную модель личности, с которой прокурору предстоит работать в суде. В тех случаях, когда появились намерения дать ложные показания, прокурору предоставляется возможность предот-

128 Мы останавливаемся только на потерпевшем, сидетеля, на остальных лиц данная проблема может быть экстраполирована.

!24 вратить готовящееся преступление - дачу заведомо ложных показаний или

заведомо ложный донос.

Авторы рекомендации оговариваются, что их позицию не все научные и практические работника расценивают однозначно.

Все опрошенные в ходе настоящего исследования прокуроры и судьи свидетельствуют, что в последнее время изменения показаний в судебном заседании все чаще имеют место и по другим категориям дел и не только показаний, данных подсудимыми, но и показаний свидетелей и потерпевших.

Из прокуроров, специализирующихся на участии в судебном разбирательстве 56 % считают возможным беседу с потерпевшим, свидетелем до начала судебного разбирательства. Остальные (38 %). также как и половина опрошенных судей, считают, что делать этого нельзя, так как: это не предусмотрено уголовно-процессуальным законодательством (35 %), вызовет подозрение о том, что на них оказывалось незаконное давление (27 %), повлияет на объективность восприятия (13 °о), неэтично, нет необходимости (по 1 %).

В пользу таких бесед выдвигаются такие аргументы: это не противоречит действующему законодательству (50 %), позволит сократить количество случаев изменения показаний в суде (40 %), психологически поддержать (9 %), выявить пробелы, уточнить показания, узнать личность, наладить контакт и выработать тактику допроса, выявить случаи оказания давления со стороны защиты (по 1 %), в связи с этим не возникает необходимости выяснять причину изменения показаний, проверять, какие показания являются правдивыми, решать вопрос об ответственности давшего ложные показания, других лиц, которые принудили дать ложные показания, тем самым сократить продолжительность времени, затрачиваемого на рассмотрение дела. Создание такой практики соответствовало бы духу развития уголовно-процессуального законодательства, особенно в части, касающейся развития института состязательности.

При этом обе группы подтвердили, что ни для кого из них не является секретом, что сторона зашиты, как правило, не адвокат, а. по его совету, подсудимый. его родственники или знакомые, вступают в контакт с потерпевшими, свидетелями.

125 Судьи сами часто ставят вопрос о том, загладил ли подсудимый перед потерпевшим причиненный вред. Если подсудимый хотя бы пытался это сделать, то такие обстоятельства учитываются как смягчающие обстоятельства при назначении наказания. Сделать это возможно только при личном контакте стороны защиты и потерпевшего (случаи, когда ущерб возмещается без личного контакта, например, почтовым переводом, редки, все-таки заглаживание вреда имеет не только чисто материальную сторону, но и моральную, которая требует выражения хотя бы формального сожаления и извинения за содеянное). В то же время, не редки случаи, когда контакты происходят в целях повлиять на потерпевших и свидетелей для того, чтобы склонить их к изменению или отказу в даче показаний. В ход идут самые разные средства - от мольбы и уговоров до подкупа, угроз и причинения им вреда.

Если одна сторона имеет возможность встречаться с потерпевшим и свидетелями вне официальной обстановки, то лишать этого другую сторону является существенным ограничением ее прав и не соответствует принципу равенства сторон, в том числе по представлению доказательств закрепленному в ст. 245 УПК РСФСР. Лишать же стороны возможности проверить такие важнейшие доказательства, как показания потерпевших и свидетелей перед тем, как их представить для исследования в суд, на наш взгляд, является нарушением их прав.

В данной ситуации сторона лишается возможности опираться на доказательства в своей деятельности по осуществлению своих обязанностей и это является существенным препятствием для достижения целей, поставленных перед ними в законе. Например, если государственный обвинитель, основываясь только на материалах дела, считает, что в его распоряжении имеются показания определенного лица, подтверждающие виновность подсудимого, а в судебном разбирательстве оказывается, что это лицо свидетельствуют в пользу обвиняемого. В результате - государственный обвинитель представляет в суд совсем не те доказательства о которых он заявил. Это уже новое доказательство, причем, доказательства защиты. Строго говоря, государственный обвинитель в этом случае начинает выполнять не свои функции обвинения, а функции защиты, поэтому, эти новые доказательства должна представлять

126 защита, а не обвинение. А раз эти доказательства являются не доказательствами обвинения, а доказательствами защиты, то, в соответствии с принципом состязательности, обвинение в отношении их имеет некоторые ограничения. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 283 УПК РСФСР, если свидетель был вызван в судебное заседание по ходатайству одного из участников судебного разбирательства, этот участник задает вопросы такому свидетелю первым.

Аналогично решается вопрос и в проекте УПК, но более конкретно выражен принцип состязательности и равенства сторон в процессе.

В ч. 3 ст. 287 проекта УПК прямо указано, что, участвуя в судебном разбирательстве, обвинитель представляет доказательства и участвует в их исследовании. Защитник подсудимого имеет точно такие же права - представлять предметы и документы, участвовать в их исследовании (ч. 1 ст. 289 проекта УПК). В ч. 1 ст. 320 проекта УПК прямо указывается на существование доказательств обвинения и доказательств защиты, в связи с этим, порядок исследования определяется судом исходя из позиции стороны обвинения относительно очередности исследования доказательств обвинения и позиции стороны защиты относительно очередности исследования доказательств защиты. Первой представляет доказательства для исследования сторона обвинения. Исходя из этих же принципов, первым подсудимого допрашивают защитник и участники процесса со стороны защиты, и только затем государственный обвинитель и участники процесса со стороны обвинения (ч. 1 ст. 321). В отношении потерпевших и свидетелей эти правила сохраняются - свидетеля допрашивают обвинитель, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, подсудимый и его защитник. Первой задает вопросы та сторона, по ходатайству которой этот свидетель вызван в судебное заседание (ст. 323 и ч. 3 ст. 324, соответственно).

Из сказанного видно, что. как в действующем законе, так и в проекте УПК. сторонам предоставлены права по собиранию и проверке дополнительных доказательств на стадии судебного разбирательства, но данная деятельность не регламентирована. В отношении предложений, которые мы считали бы необходимым внести в законодательство, будет сказано в конце данной главы.

127 § 2. Подготовка к исследованию вещественных доказательств.

К вопросам исследования в судебном разбирательстве вещественных доказательств обращались такие авторы как Л.Е. Ароцкер, И.Д. Перлов, И.М. Садовский и другие, однако, рассматриваемые ими вопросы касались судебного исследования, а этапу подготовки внимания не уделено129. Одним из немногих авторов, остановивших свое внимание на данной проблеме, является В.И. Третьяков130.

Необходимость исследования вещественных доказательств в судебном заседании возникает в двух ситуациях: а) когда они собраны на предварительном следствии; б) если они представляются или получены непосредственно в судебном разбирательстве.

Вторая ситуация, когда предметы, по каким-либо причинам не представлены суду органами расследования, но существующие в природе и могущие впоследствии быть признанными вещественными доказательствами, нами рассматривается с той точки зрения, что она может прогнозироваться, такие предметы могут быть обнаружены прокурором, например, при посещении места происшествия на этапе подготовки прокурора к участию в судебном разбирательстве. Нельзя исключать и возможность получения информации о нахождении таких предметов в определенном месте из других источников131.

Изучение в суде вещественных доказательств может производиться самыми разнообразными способами в зависимости от вида преступления, а также типовых и индивидуальных особенностей конкретного уголовного де-

]19 Садовский И. М. в книге: Прокурорский надзор в суде первой инстанции по уголовным делам. М., “Юрид. лит.” 1978. 152 с. С. 82-85; Ароцкер Л. Е. в книге: Поддержание государственного обвинения в суде. Под ред. М.П. Малярова. М. Юрид. Лит-ра: 1970. С. 59-60; Перлов И. Д. “Судебное следствие в советском уголовном процессе”. Госюриздат. 1955. 248 с. С. 244-247.

130 Третьяков В. И. Участие защитника на предварительном следствии и в судеб ном производстве (процессуальные и тактические аспекты). Автореф. диссерт. … канд. юрид. наук. Волгоград. 1998.

131 Нами не рассматриваются вопросы процессуального положения таких пред метов в период с момента их обнаружения и до признания их вещественными до-

ла. В связи с этим, рассмотрение общих положений тактики изучения, в том числе на этапе подготовки, вещественных доказательств целесообразно исследовать во взаимосвязи с методикой поддержания обвинения по отдельным категориям уголовных дел, чего не позволяет сделать объем данной работы и не входит в ее задачи. Мы ограничиваемся лишь постановкой проблемы о необходимости выработки положений как общих, так и частных вопросов тактики судебного осмотра вещественных доказательств и рассмотрением основных проблем, стоящих перед прокурором на этапе подготовки к поддержанию государственного обвинения.

В литературе авторы специально не выделяют особенностей и характерных черт осмотра вещественных доказательств в суде, а указывают их в контексте иных вопросов. В то же время, в свете этих особенности должны преломляться выработанные тактические приемы и разрабатываться новые.

На наш взгляд, целями, в которых может производиться осмотр вещественных доказательств в судебном разбирательстве, являются:

  1. Восприятие объекта (предмета) в целом;
  2. Восприятие каких-либо отдельных признаков (их комплексов) объекта;
  3. Выявление различных следов;
  4. Сопоставление вещественного доказательства с тем. чтобы определить является ли данный предмет одним и тем же. который был изъят, описан и исследовался в процессе расследования:
  5. Проверка заключения эксперта, исследовавшего вещественное доказательство;
  6. Проверка показаний;
  7. Помощь при даче показаний;
  8. Для их последующего использования в производстве иных судебных действий.
  9. казательствами, поскольку это требует самостоятельного изучения и не является предметом настоящего исследования.

129

Исходя из данных целей, прокурору и необходимо на этапе подготовки к участию в судебном разбирательстве планировать осмотр вещественных доказательств.

Рассмотреть достаточно полно проблемы, связанные с подготовкой к исследованию вещественных доказательств, представлением их в судебном разбирательстве, тактикой исследования, придания им наглядности и другие, не представляется возможным в рамках данной работы, в связи с этим остановимся только на одной из них - как ознакомиться с вещественными доказательствами и иными материалами дела, доступ к которым ограничен.

В ходе исследования вещественных доказательств прокурор должен обращать внимание суда на особенности, присущие вещественным доказательствам, на связанные с ними обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела.

Составить план исследования вещественных доказательств, ориентируясь только на документы, имеющиеся в материалах уголовного дела, возможно. но такой подход влечет за собой необходимость выдвижения дополнительных предположений (версий). Среди них следует выделить такие как: недопустимость использования вещественного доказательства в результате процессуальных нарушений, допущенных на предварительном следствии, в результате ненадлежащего хранения или естественных изменений132; подмена

132 В качестве примера можно привести случай из собственной практики. По делу Ф. и других (архив Кировского федерального суда Санкт-Петербурга № 1-132/81), одним из предметов хищения явились мешки с кофе в зернах. В ходе предварительного следствия, для экспертного исследования в целях определения его сорта, некоторое его количество было израсходовано. Это послужило основанием для заявления ходатайства стороной защиты об определении веса похищенного кофе, а соответственно его стоимости, что влияло на квалификацию преступного деяния. Не исключается, что защита предполагала, что такой дорогой, качественный продукт может быть частично “позаимствован” работниками правоохранительных органов. При взвешивании было установлено значительное расхождение в размере вмененного и реально существующего. Прокурором было заявлено ходатайство о допросе эксперта. В результате допроса было установлено, что при определенных неправильных условиях хранения кофе подвержено усушке. Были допрошены лица, ответственные за хранение и было установлено, что кофе хранился длительное время в неприспособленном для этого помещении, рядом с отопительными приборами. Эксперт дал заключение о том, что в этих условиях кофе мог потерять до 10-12”п своего веса и такие УСЛОВИЯ хранения не

130 предмета, умышленная или случайная и т.п. Указанные версии будет необходимо проверить в судебном заседании. Однако, тактически это неправильно, так как подобная проверка обвинительных доказательств самим обвинителем подрывают доверие к этим доказательствам. В случае обнаружения изъянов. это с одной стороны будет свидетельствовать об объективности обвинителя. но с другой - о незнании доказательств, которыми он оперирует в суде либо неуверенности или недоверии к доброкачественности собственных доказательств.

Для того, чтобы все это осуществить на профессиональном уровне и составить оптимальный план исследования вещественных доказательств и сопряженного с этим комплекса иных судебных действий, требуется непосредственное их изучение на стадии подготовки. Здесь возникает ряд трудностей - к вещественным доказательствам необходим доступ.

Вещественные доказательства могут храниться при деле, переданы на хранение в соответствующее подразделение правоохранительных органов или на ответственное хранение в иную организацию, частному лицу.

В соответствии с требованиями закона (ст. 84 УПК РСФСР), криминалистическими рекомендациями, сложившейся практикой вещественные доказательства упаковываются и опечатываются. Это делается не только для их сохранности, но и для предупреждения возможного обвинения в халатном отношении к собиранию доказательств, оспаривания их допустимости, обвинения в их фальсификации. Все это затрудняет ознакомление прокурора с вещественными доказательствами.

Аналогичные проблемы возникают и в связи с различного рода приложениями к протоколам, которые, в соответствии с требованиями закона или по решению следователя также находятся в упакованном, опечатанном виде и недоступны для непосредственного восприятия и исследования. Такими приложениями могут являться негативы к фототаблицам, аудио, кино-, видеозаписи следственных действий и т.п. Они несут на себе информационный комплекс, который дает не только текстовую информацию, но и фиксирует эмо-

соответствуют ГОСТу. Потери в весе похищенного кофе укладывались в размеры УСУШКИ.

131 циональное состояние допрашиваемого, его изменение по ходу допроса, в

ответ на определенные вопросы или действия допрашивающего, дают информацию о личности участников допроса и имеют значение для разработки тактики допроса или тактических операций в судебном заседании. Видео- и кинозапись, кроме того, позволяют снять не только вербальную информацию, но также и невербальную133, что также важно в тактическом аспекте. В этих материалах может содержаться дополнительная информация, которая по различным причинам могла быть не учтена следователем - недостаточной профессиональной подготовленности следователя, который, непосредственно познав обстоятельства, отраженные в этих объектах, не учел, что их в последствии должен познать и прокурор, утверждающий обвинительное заключение и прокурор, готовящийся к судебному заседанию, и суд вместе с другими участниками процесса.

В связи с этим возникает проблема ознакомления с укрытыми материалами дела. Под такими материалами дела, следует понимать такие, непосредственный доступ к которым ограничен или невозможен в целях сохранения их видовых или индивидуальных качеств либо нейтрализации их опасных свойств путем помещения в специальные упаковки, помещения, передачи под ответственное хранение в организации, учреждения, предприятия, частному лицу или иным способом.

Одним из немногих авторов, обративших на нее внимание, является В.И. Третьяков134. Он рассматривает ее с позиции адвоката в процессе ознакомления с материалами уголовного дела при выполнении требований ст.ст. 201-204 УПК РСФСР, однако, вопросы возникающие при этом у адвоката и у прокурора сопоставимы, они оба являются участниками процесса, имеют в

133 См. например: Аллан ПИЗ. Язык жестов. Самюэль ДАНКЕЛЛ. Поза спящего: Nonfiction (Деловой бестселлер). Пер. с англ. Н. Е. Котлярова, Л. Островского. /Сост. В. В. Шапиро/.- Мн.: ПАРАДОКС, 1995.- 416 с- (Сер. “ПОЛЕ ЧУДЕС: бизнес”); Трансформация личности: нейролингвистическое программирование. Анализ и комментарии - О. Ксендзюк. Одесса. “Хаджубей”, 1995.- 352 с; Язык подсознания. - Красноярск: “Бонус”, 1998. - 512 с; ил. и др.

134 Третьяков В. И. Участие защитника на предварительном следствии и в судеб ном производстве (процессуальные и тактические аспекты). Автореф. диссерт. … канд. юрид. наук. Волгоград. 1998. С. 24.

132 судебном процессе равные права и должны иметь равные возможности для

их осуществления.

В.И. Третьяков предлагает вскрывать и вновь упаковывать вещественные доказательства в присутствии тех понятых, в присутствии которых вещественные доказательства упаковывались ранее. Однако, как отмечает автор. это невозможно (а на наш взгляд, это вообще не принципиально), поэтому он предлагает совершать эти действия в присутствии любых иных понятых.

В целях разрешить эти вопросы В.И. Третьяков предлагает внести в ч. 2 ст. 201 УПК РСФСР дополнения: «О производстве осмотра вещественных доказательств в порядке выполнения требований статьи и их последующей упаковке составляется протокол, который подписывается следователем (лицом. производящим дознание), обвиняемым, защитником и понятыми». По его мнению, такая регламентация дает гарантии, что вещественные доказательства обязательно будут предъявлены обвиняемому и его защитнику при ознакомлении с материалами дела.

Особой процедуры требует предъявление обвиняемому и его защитнику вещественных доказательств - наркотических средств, сильнодействующих веществ, оружия и патронов к нему, ножей, кинжалов и т.п. Если предъявляют их по обычным правилам, то возможны крайне нежелательные последствия. Очевидно также, что наркотические средства, ядовитые, сильнодействующие и другие жидкие или сыпучие вещества не могут предъявляться в поврежденной упаковке.

Предъявление холодного или огнестрельного оружия с патронами может побудить обвиняемого воспользоваться ими в противоправных целях. Эту возможность можно исключить, предъявляя такие предметы в упаковке из прозрачного материала либо в разукомплектованном виде (например, оружие отдельно от патронов).

Из сказанного следует, что детальную регламентацию предъявления вещественных доказательств следует разработать с учетом их особенностей и степени потенциальной опасности.

В.И. Третьяков делает вывод, что следует предусмотреть право мотивированного отказа в предъявлении опасных вещественных доказательств в на-

1JO туре. Поэтому он предлагает после предложенного выше дополнения к ч. 2

ст. 201 УПК РСФСР внести: «Эти правила не применяются в тех случаях, когда вещественными доказательствами являются наркотические, ядовитые и сильнодействующие вещества, жидкие и сыпучие материалы, оружие и иные предметы, предъявление которых к осмотру сопряжено с опасностью их утраты или нарушения общественной безопасности. Об отказе в их предъявлении следователь или прокурор выносит мотивированное постановление, которое объявляется обвиняемому и его защитнику». А в протоколе о предъявлении защитнику всех материалов дела отмечается, «какие именно материалы (количество томов и листов) были предъявлены для ознакомления, где и в течение какого времени происходило ознакомление с материалами дела” (ст. 201, 203 УПК РСФСР).

С предложениями В.И. Третьяков следует согласиться, но с определенными замечаниями. Из его внимания выпало то немаловажное обстоятельство, что с материалами дела должен ознакомиться также и государственный обвинитель и иные участники процесса - потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и/или их представители (ст. 200 УПК РСФСР).

Также, на наш взгляд, присутствие понятых при ознакомлении стороны защиты с вещественными доказательствами не обязательно. Мы исходим из того, что в их присутствии нет необходимости в силу того, что ознакомление производиться с участием сторон - следователя (стороны, осуществляющей уголовное преследование) и стороны защиты, институт же понятых предназначен для того, чтобы у стороны защиты не возникло сомнений в том, что обвинение, используя свои полномочия, не допустило нарушений принципов и положений закона. Естественно, это не отрицает возможности приглашения незаинтересованных лиц по инициативе следователя или стороны защиты, с тем, чтобы они наблюдали происходящее и подтвердили правильность отражения этого действия в протоколе|35.

В.И. Третьяков по каким-то причинам не учитывает, что составление протокола объявления об окончании предварительного следствия и о предъ-

135 Ситуации, когда при ознакомлении совершаются умышленные действия, направленные на уничтожение, внесение изменений и т. д. не рассматриваются.

134 явлении обвиняемому и его защитнику материалов дела регламентируется

не ст. 201 УПК РСФСР, а ст. 203 УПК РСФСР. Кроме того, по нашему мнению, в протоколе должны быть отражены состояние упаковки и/или помещения, в котором укрыты вещественные доказательства, состояние самих вещественных доказательств, действия, которые производились в момент ознакомления с ними и их результат, а также упаковка и/или укрытие вещественных доказательств и иных материалов дела после ознакомления. Протокол ознакомления не может и не должен быть произвольной формы, поскольку является процессуальным документом, поэтому в этой же статье должно указывается, что протокол составляется с соблюдением требований статей 141-142 УПК РСФСР. Следовательно, предлагаемые В.И. Третьяковым дополнения должны быть внесены в статью 203, а не 201 УПК РСФСР, в следующей редакции: «Об ознакомлении с вещественными доказательствами, иными укрытыми материалами дела и их последующей упаковке и/или укрытии составляется протокол, с соблюдением требований статей 141-142 УПК РСФСР, который подписывается следователем (лицом, производящим дознание), обвиняемым и защитником».

В статью 200 УПК РСФСР также следует внести дополнения, аналогичные предлагаемым к статье 203 УПК РСФСР: «О производстве осмотра вещественных доказательств в порядке выполнения требований статьи и их последующей упаковке или укрытии составляется протокол, с соблюдением требований статей 141-142 УПК РСФСР, который подписывается следователем (лицом, производящим дознание), потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или/и их представителями и понятыми». В данном случае, понятые необходимы, поскольку участники осмотра могут являться представителями только одной из сторон, кроме того, указанные лица, за редким исключением не обладают специальными познаниями и могут неумышленно уничтожить, внести изменения, которые и будут отмечены понятыми.

Ознакомление с материалами дела, включая вещественные доказательства и иные укрытые материалы дела, в соответствии со ст. 236 УПК РСФСР, возможно как стороной защиты, так и стороной обвинения и иными участниками процесса после поступления уголовного дела в суд. В данном случае СУД

135 является незаинтересованной в исходе дела стороной и поэтому присутствие понятых также не требуется, достаточно того, что ознакомление происходит в присутствии судьи или секретаря судебного заседания или иного уполномоченного на это представителя суда, которые и должны создать условия для ознакомления и руководить процессом ознакомления.

Исходя из логики предложенных выше дополнений к уголовно- процессуальному кодексу, положения этой статьи требуют следующего дополнения: “Ознакомление с вещественными доказательствами и иными укрытыми материалами дела производиться в присутствии судьи, секретаря судебного заседания или иного уполномоченного представителя суда с соблюдением правил. предусмотренных статьями 203 и 200 настоящего Кодекса. Протокол осмотра составляется секретарем судебного заседания или уполномоченным представителем суда”.

Остается не рассмотренной еше одна ситуация, когда непосредственно суд вне судебного заседания знакомиться с вещественными доказательствами и иными укрытыми материалами дела. Вопросы, связанные с этой ситуацией требуют отдельного изучения, поскольку тесно связаны с иными задачами, ролью и функциями суда в судопроизводстве в целом. Усматриваются два возможных направления разрешения этой проблемы. Суд либо вообще не знакомиться с этими материалами, отдавая инициативу по их исследованию сторонам, либо знакомиться с ними с участием сторон или самостоятельно с составлением соответствующего протокола.

В Проекте УПК данные вопросы также не нашли своего разрешения. В связи с этим мы полагаем, что есть необходимость внести в проект УПК дополнения, аналогичные предлагаемым в действующий Уголовно- процессуальный кодекс.

Для подготовительного этапа деятельности прокурора, связанной с исследованием вещественных доказательств в суде, может быть предложена следующая краткая общая программа:

  1. Имеются ли в уголовном деле вещественные доказательства, где они находятся и как с ними ознакомиться?

136

  1. Являются ли допустимыми к использованию в судебном разбирательстве вещественного доказательства?
  2. Каковы основные свойства и признаки вещественного доказательства, определяющие их отношение к делу?
  3. Какую роль вещественное доказательство играет в доказывании?
  4. Является исследуемый предмет именно тем, который был изъят, исследован и признан вещественным доказательством, изменились ли его свойства, если да, то как и в связи с чем?
  5. Имеются ли обстоятельства, которые препятствуют использованию в процессе данного вещественного доказательства, возможно ли их устранить?
  6. Необходимо ли производство иных следственных действий, связанных с исследованием вещественных доказательств (допросы, экспертизы, судебный эксперимент, осмотр местности или помещения и т.п.. комплекс судебных действий)?
  7. Как спланировать порядок, методику исследования вещественного доказательства в судебном разбирательстве?
  8. Необходимо и возможно ли использовать в процессе исследования вещественного доказательства научно-технические средства и что для этого требуется?
  9. Согласовать план исследования вещественного доказательства в су дебном разбирательстве с общим планом судебного разбирательства, при не обходимости внести в него изменения.

$ 3. Подготовка к осмотру местности и помещения.

В ряде случаев в ходе судебного рассмотрения дела возникает необходимость провести осмотр местности или помещения. В законодательстве136. соответственно в практике и литературе, посвященной этой проблеме, по аналогии со стадией предварительного следствия, употребляется термин “Осмотр местности и помещения”.

136 Ст. 293 УПК РСФСР; Ст. 334 Проекта УПК.

137 Вопросы, связанные с производством осмотра места или помещения

в судебном заседании рассматривались такими авторами как Л.Е. Ароцкер,

О.Я. Баев, Г.А. Воробьев, Г.С. Нисенбаев и др.137. В то же время некоторые

вопросы остались не исследованными.

На наш взгляд, более правильно, с точки зрения процесса и познавательной деятельности, следует говорить не об осмотре, а о проведении выездного судебного заседания на месте (на местности или в помещении). Это дает возможность выделить его в системе процессуальных действий, более точно отразить сущность этого судебного действия и отграничить приемы познавательной деятельности, используемые в судебном разбирательстве от приемов. используемых на более ранней стадии судопроизводства - предварительного расследования, и обуславливается следующими соображениями.

В любом случае, после того как в судебном разбирательстве принимается решение о выезде на место и определяется круг лиц, которые будут принимать участие, определяется время, необходимое для подготовки продолжения судебного разбирательства, назначается время, когда судебное заседание будет возобновлено - в судебном разбирательстве объявляется перерыв. После того, как суд и другие участники судебного разбирательства прибудут на место, судебное заседание объявляется продолженным и выполняются все обычные для продолжения судебного разбирательства после перерыва, процессуальные процедуры.

В судебном разбирательстве иные условия, в которых происходит познавательная деятельность, производятся процессуальные действия. Для судебного разбирательства, в том числе осмотра местности или помещения, ха-

137 Ароцкер Л.Е. Участие государственного обвинителя в предъявлении для опознания лиц и предметов, осмотра места происшествия и вещественных доказательств, судебном эксперименте. С 52-63. В книге: Поддержание государственного обвинения в суде, М., “Юридическая литература”, 1970. 184 с. С. 55-59; Баев О. Я. Тактика следственных действий: Учебное пособие. - Воронеж: Изд-во В ГУ, 1992. - 208 с. С. 56-59; Воробьев Г. А. Планирование судебного следствия. М., “Юрид. лит.”, 1978. 80 с; Прокурорский надзор в суде первой инстанции по уголовным делам. М, “Юрид. лит.” 1978. 152 с. С.85; Нисенбаев Г.С. Восполение судом пробелов, допущенных органами расследования при осмотре места происшествия // Вопросы укрепления законности и устранения следственных ошибок в

138 рактерна комплексность исследования. Одно и то же обстоятельство исследуется путем непосредственного восприятия обстановки, дачи пояснений подсудимым, потерпевшим, а фактически их допросом, допросов свидетелей. лиц, ранее участвовавших в осмотре на предварительном следствии, восстановление первоначальной обстановки (реконструкции), получение образцов, экспертных исследований, экспериментальных действий и так далее. Таким образом, этому судебному действию присущи черты таких действий, как допрос, осмотр, эксперимент, экспертиза, а также тому, которое известно в следственной практике под наименованием “проверка и уточнение показаний на месте”. Если не все перечисленные действия и производятся, то, в соответствии с требованиями закона, на месте должны присутствовать подсудимый, потерпевший, которые должны ответить на ряд вопросов, таких как. является ли это место тем самым, о котором ранее шла речь, что в нем изменилось, что осталось прежним, что они могут пояснить в связи с этим местом и так далее. Иными словами, происходят различного вида судебные допросы (перекрестный, шахматный, дополнительный, повторный и др.), безусловно происходят и реконструкция, и эксперимент, если не физический, то мысленный - обязательно. В противном случае все данное действие оказывается нерациональным. усеченным и, в конечном счете, бессмысленным.

Исходя из сказанного, мы будем употреблять термин “выездное судебное заседание на месте” как основной, а “осмотр местности или помещения” -как часть этого судебного действия, подразумевающее и включающее в себя непосредственное восприятие. Поскольку вводится новый термин, рассмотрим более подробно вопросы, относящиеся этому судебному действию.

В выездном судебном заседании на месте принимают участие все участники судебного разбирательства, в том числе непосредственные участники события и очевидцы: подсудимый, потерпевший, свидетели. Их присутствие дает возможность в динамике реконструировать события непосредственно в том месте, где они происходили (как те. которые происходили до момента происшествия. так и после него). Реконструкция позволяет проверить достовер-

уголовном судопроизводстве. Сборник научных трудов.-М., 1988.-138 с. С 118-1 22 и др.

139 ность модели событий, предлагаемой на рассмотрение суда следствием, на

основании всей совокупности фактических данных: обстановки на месте происшествия; показаний подсудимого, потерпевшего, очевидцев и участников событий; экспертных исследований; материальных источников информации -вещественных доказательств и других материалов дела; реконструкции места происшествия; воспроизведения действий каждого из участников событий во времени и пространстве, как одним из участников событий в отсутствии других, так и несколькими участниками. Большую помощь такое судебное заседание оказывает и при производстве в суде экспертизы, когда эксперт может непосредственно воспринимать и исследовать фактические обстоятельства.

Однако в судебной практике чаше встречаются случаи изучения протоколов следственных осмотров, других следственных действий, а не выезд на место происшествия. Это обусловливается сложностью организации выездного заседания, а также достаточностью информации, содержащейся в материалах дела и полученной в судебном заседании, для принятия решения. В то же время возникают ситуации, когда имеющейся информации недостаточно и необходимо непосредственное исследование места происшествия. Для этого у прокурора есть несколько возможностей восполнить выявленный пробел: -при наличии информации о том, что место происшествия не подверглось существенным изменениям и может быть исследовано дополнительно, необходимо заявить ходатайство о производстве выездного судебного заседания на месте происшествия; - при существенном изменении либо полной ликвидации обстановки на месте происшествия целесообразно вызвать и допросить в ходе судебного следствия лиц, присутствовавших или участвовавших в первоначальном. повторном или дополнительном осмотре места происшествия, а затем, при необходимости, в процессе выездного судебного заседания, реконструировать место происшествия; - при отсутствии возможности первичного, дополнительного или повторного исследования места происшествия и возможности допросить участников первоначального осмотра пробел может быть восполнен в ходе подробных допросов потерпевших, свидетелей и подсудимых.

140

Каждой местности или помещению присущи определенные стабильные признаки, существовавшие до преступления и оставшиеся после него. В любой обстановке места происшествия имели место какие-то изменения в связи с преступлением и с течением времени. В процессе осмотра, при выездном судебном заседании на месте, выявление таких изменений и их изучение возможно, хотя и в ограниченных пределах.

Выездное судебное заседание на место позволяет суду, обвинителю и другим участникам процесса непосредственно воспринять, изучить и оценить объективную обстановку, условия и обстоятельства совершения преступления. Непосредственное ознакомление нередко помогает устранить противоречия в показаниях подсудимого, потерпевшего, свидетелей, по разному объясняющих определенные детали обстановки, и наглядно убедиться, кто из них говорит правду; уточнить данные, изложенные в протоколах следственного осмотра, и правильность отображения обстановки происшествия на планах, схемах138.

Поскольку в первую очередь государственный обвинитель заинтересован во всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств происшедшего, в установлении истины по делу, то и вопрос о необходимости проведения выездного заседания на месте происшествия должен ставиться именно государственным обвинителем. Организационную и координационную деятельность он также должен взять на себя. Во- первых, у государственного обвинителя, как представителя прокуратуры, осуществляющей координацию правоохранительных органов по борьбе с преступностью, имеются для этого большие возможности, чем у суда. Во- вторых, из тактических соображений - возможность организовать деятельность суда наиболее оптимально для достижения целей государственного обвинения.

Ситуации, в которых возникает необходимость планировать либо прогнозировать выездное судебное заседание, возможно предусмотреть. Так. Г.С. Нисенбаев, с учетом требований закона, положений, высказанных в науке, и

13S Прокурорский надзор в суде первой инстанции по уголовным делам. М., “Юрид. лит.” 1978. 152 с. С.85.

141 материалов судебной практики, выделяет пять таких ситуаций139, О.Я. Баев - три140, а Г.А. Воробьев - одиннадцать141. Мы выделяем следующие ситуации, в которых возникает необходимость в выездном судебном заседании на месте:

1) В ходе расследования не был произведен осмотр места происшествия. а он необходим; 2) 3) Неясны данные, содержащиеся в следственных документах (протоколе осмотра, схемах, фотографиях, видеозаписи и т. д.): 4) 5) Выявлены различия в информации, содержащейся в протоколах, схемах, фотографиях, видеозаписях142; 6) 7) Факты, отраженные в протоколе осмотра и иллюстрациях, по разному оцениваются участниками процесса, и без осмотра невозможно определить, какая же в действительности была обстановка; 8) 139 Нисенбаев Г. С. Восполение судом пробелов, допущенных органами расследо вания при осмотре места происшествия. // Вопросы укрепления законности и устранения следственных ошибок в уголовном судопроизводстве. Сборник науч ных трудов.-М., 1988. - 138 с. С. 120.

140 Баев О.Я. Тактика следственных действий: Учебное пособие. - Воронеж: Изд- воВГУ, 1992.-208 с. С. 56-59.

141 Воробьев Г. А. Планирование судебного следствия. М.т “Юрид. лит.”, 1978. 80 с. С. 25, 64-65.

142 Пример из собственной практики. На трупе, среди множества телесных по вреждений, были выявлены две параллельные ушибленные раны головы. На мес те убийства, согласно протокола осмотра, орудие причинения этих телесных по вреждений найдено не было. Модель механизма причинения теленых поврежде ний, качественная характеристика предмета, воздействием которого такие по вреждения могли быть причинены в результате нанесения этим предметом удара или в результате падения и удара об этот предмет, показали, что предмет должен иметь ограниченную поверхность, его длинна должна превышать размеры ран, он должен иметь два острых паралельных ребра, расположенных на расстоянии, соответствующем расстоянию между ранами. При изучении фотографий, сде ланных на месте преступления, на одной из них было выявлено изображение де ревянного бруса, параметры которого отвечали построенной модели. Впоследст вии было установлено, что следователь просто забыл внести факт наличия этого бруса и его описание в протокол осмотра места преступления и изъять его. Брус остался в квартире, был сохранен родственниками, которые посчитали, что сле дователь не забрал его с собой, так как брус был значительных размеров и не удобен в переноске. На брусе при эксперных исследованиях были выявлены сле ды крови, аналогичные по своим свойства крови пострадавшего, телесные по вреждения на трупе полностью совпадали с размерми бруса и могли быть причи нены в результате однократного удара этим предметом.

142

5) Когда сложность обстановки происшествия не позволяет суду без

ознакомления с ней четко уяснить существо события, его условия, последствия и действия на месте отдельных лиц;

6) Когда без непосредственного восприятия затруднительно уяснить отдельные детали происшедшего; 7) 8) Отдельные обстоятельства дела не могут быть правильно поняты без непосредственного ознакомления с обстановкой места происшествия; 9) 10) Выявляются пробелы в осмотре места происшествия, проведенном на стадии предварительного расследования, которые можно восполнить (или попытаться восполнить) только путем непосредственного восприятия обстановки, где имело место событие; 11) 12) Выявляются или возникают противоречия в доказательствах. В этом случае непосредственное восприятие самого места происшествия, допрос и экспертные исследования с элементами реконструкции обстановки и обстоятельств происшедшего в реальной обстановке помогают установить истину. выявить причины и обстоятельства возникновения противоречий. Выявление последних позволяет аргументировано отводить заявления защиты о, например. признании доказательств недопустимыми, изобличать фальсифицированные доказательства, уточнять имеющиеся обстоятельства; 13) 10)В суде возникли новые обстоятельства, уяснить которые возможно только путем изучения обстановки на месте;

11)В суде получены конкретные данные о том. что в определенном месте находятся следы или вещественные доказательства, имеющие значение для дела. которые не были обнаружены в процессе следствия;

12)Изменение доказательств в судебном разбирательстве, как правило. изменение показаний подсудимого, потерпевшего, свидетелей, данных на стадии предварительного расследования относительно обстоятельств происшедшего, если проверка и оценка объективности показаний возможна только посредством судебного осмотра соответствующих участков местности, помещения;

143

13)Когда в суде возникают сомнение в допустимости протокола осмотра места происшествия или этот факт установлен и доказательство признано недопустимым;

14)Когда эксперту для дачи заключения в суде необходимо лично ознакомиться с обстановкой происшествия;

15)Когда нужно уяснить причины и условия, способствовавшие преступлению, а это возможно сделать только на месте;

16)Когда вещественные доказательства в силу своей громоздкости не могут быть доставлены в суд и, следовательно, их нужно осмотреть на месте их нахождения143.

Планировать заявление ходатайства о проведении выездного судебного заседания на месте необходимо еще на этапе подготовки к судебному разбирательству, к этому имеются все предпосылки.

Как видно, все указанные выше случаи, могущие служить основаниями, если не для проведения выездного судебного заседания на месте, то, по крайней мере, для того, чтобы рассмотреть этот вопрос на этапе подготовки, можно заранее выявить или обоснованно спрогнозировать. Предположение и прогнозирование такой ситуации дают возможность прокурору распознать симптомы, свидетельствующие о начале ее возникновения непосредственно в судебном процессе, подготовиться к ней, а в определенных случаях, предпринять меры к предотвращению ее возникновения. Распознать, предвосхитить такую судебную ситуацию, принять меры к ее недопущению либо, наоборот, если обстоятельства дела ДИКТУЮТ ее необходимость, предпринять определенные действия для ее возникновения, подготовиться к самой ситуации и провести подготовку к выездному судебному заседанию на месте, возможно с использованием заранее созданной динамичной модели возникновения и функционирования такой ситуации.

Возможность построения такой модели на этапе подготовки дает комплексное изучение рекомендованных нами объектов. Результаты оценки полученных знаний дают возможность, помимо построения прогностических

143 Классификация ситуаций возможна, но не является темой настоящего исследования, хотя ситуации и сгруппированы по отдельным основаниям.

144 моделей судебных ситуаций, прогнозировать выдвижение в судебном разбирательстве версии как обвинения так и защиты, которые требовали бы организации познавательной деятельности непосредственно на месте происшедших событий.

Ходатайствуя о проведении выездного судебного заседания на месте, обвинитель должен сформулировать и высказать свое мнение, сформулировать не только в связи с какими обстоятельствами дела возникла необходимость в данном действии, но и его цель, круг участников и время осмотра, необходимости использования научно-технических средств и т.д.

В связи с этим, в ходе подготовки прокурору необходимо обратить особое внимание на следующие обстоятельства.

Для того, чтобы все участники процесса, в соответствии с законодательством. могли принять участие в этом судебном действии, должны быть обеспечены соответствующие условия. Хотя организационная сторона возложена на председательствующего, государственный обвинитель не должен устраняться от этого. Прокурор кровно в этом заинтересован. Во-первых, он, как представитель органов прокуратуры, обязан следить за соблюдением прав участников процесса. Во-вторых, как государственный обвинитель и представитель органов прокуратуры, должен способствовать установлению истины по делу, с тем, чтобы каждый виновный был привлечен к ответственности и ни один невиновный не понес наказания. В-третьих, как сторона обвинения, обязан принять все меры для того, чтобы обвинение было подтверждено. Только активно участвуя в подготовке выездного заседания на месте, прокурор имеет возможность задействовать спектр тактических приемов, по существу провести тактическую операцию. В-четвертых, государственный обвинитель не должен терять инициативы и в его производстве. Для оптимального его производства и получения желаемых результатов необходимо не только возбудить об этом ходатайство и впоследствии принять в нем участие, но и подготовить оптимальные условия его проведения. Для этого, помимо всего прочего, у него, как прокурора, имеются большие возможности для организации и координации большого круга лиц и организаций, задействованных в этом следственном действии.

I-to Часто перед государственным обвинителем встает вопрос о том. есть

ли необходимость в использовании знаний специалистов для уяснения некоторых обстоятельств. В случае положительного решения, надо предусмотреть формулировку ходатайства о вызове необходимых специалистов. Если возникает необходимость в производстве экспертизы и предмет экспертного исследования связан с обстоятельствами, которые будут исследоваться в выездном заседании на месте, надо определить момент судебного следствия, когда присутствие эксперта становиться необходимым, с тем, чтобы эксперт имел возможность исследовать все обстоятельства, относящиеся к его компетенции как в зале суда, так и на месте. В том числе, имел бы возможность получить на месте необходимые образцы для исследования. Экспертное заключение в любом случае будет более полным, всесторонним и объективным, если эксперт, перед тем как давать заключение, на месте выяснит необходимые ему обстоятельства. относящиеся к предмету экспертизы. Ему будет сложнее делать выводы, ориентируясь на данные осмотра, в котором он не участвовал.

Момент постановки вопросов эксперту необходимо решать в зависимости от индивидуальных особенностей дела. С одной стороны, если вопросы будут поставлены перед экспертом до начала осмотра, ему дается возможность целенаправленно проводить исследования. В случае возникновения надобности расширить круг вопросов, всегда есть возможность ходатайствовать перед судом об их дополнении или изменении, либо выясняться нужные детали в ходе допроса эксперта. С другой стороны, если противная сторона заранее будет знать вопросы, которые интересуют государственное обвинение, это дает ей возможность усилить свои позиции, действовать так, чтобы результаты этого судебного действия максимально способствовали целям стороны защиты - смягчить или избежать ответственности, что относиться ко всей деятельности защиты. Поэтому данные соображения прокурору необходимо постоянно держать в поле зрения при подготовке и в процессе всей своей деятельности.

Для того, чтобы более объективно выяснить, какие изменения произошли в обстановке на месте, какие меры принять для производства реконструкции, можно поставить вопрос о привлечении к участию в деле понятых и спе-

146 циалистов, участвовавших в производстве осмотра на предварительном

следствии. В качестве свидетелей они могут помочь уяснить ту обстановку.

которая имелась после совершения преступления, какие изменения произошли

к моменту проведения судебного осмотра, что необходимо реконструировать.

Одним из существенных вопросов тактики является определение этапа судебного следствия, на котором необходим осмотр. Его целесообразно проводить в тот момент судебного следствия, когда исследуются обстоятельства, связанные с местом происшествия. Это может иметь место после допроса подсудимых и потерпевших, а также и после допроса свидетелей. Обвинитель должен учесть, что шаблона в решении этого вопроса, когда проводить осмотр, не должно быть. Например, может возникнуть ситуация, кода самые подробные и добросовестные показания и информация, содержащаяся в протоколе осмотра, не дают полноты восприятия и не позволяют понять обстоятельства происшедшего и показания. В этом случае освоить всю информацию возможно только в выездном судебном заседании на месте, где будут сочетаться осмотр и допросы144.

Важное значение имеет правильное определение границ осмотра. Хотя их определяет суд, он обязан учитывать мнение всех участников, включая обвинителя. Ходатайствовать об изменении - расширении или сужении границ осмотра можно в любой момент осмотра.

Для обеспечения высокого качества судебного осмотра необходимо продумать как организационную сторону (транспорт, маршрут, охрану подсудимого, содержащегося под стражей, кого вызвать в качестве специалиста и т.д.). так и тактическую сторону этого действия.

Исключительно важное значение имеет полное отражение в протоколе судебного заседания всех результатов, а также действий и заявлений участвующих в нем лиц. К сожалению, на практике данные осмотра фиксируются в протоколе судебного заседания весьма поверхностно, что ослабляет обоснованность выносимого судом приговора. Это является следствием отсутствия

144 Какие вопросы целесообразно выяснять в ходе допроса в зале судебного заседания, а какие поставить на месте осмотра и другие тактические вопроса не рас-

147 необходимых знаний и навыков у секретаря судебного заседания, кроме

того, как показывают наши исследования, судьи имеют весьма отдаленное представление о криминалистическом аспекте своей деятельности, которые. как правило, ограничиваются объемом знаний, полученных в ВУЗе и их индивидуальным эмпирическим преломлением в повседневной практике. Повлиять на полноту фиксации в протоколе заседания процесса и результатов выездного заседания на месте государственный обвинитель имеет реальные возможности. Подготовившись, он может взять на себя ответственность по оказанию помощи секретарю судебного заседания в составлении протокола, в затруднительных случаях прибегнуть к помощи специалиста, эксперта, обеспечить возможность суду фиксировать происходящее с использованием научно-технических средств.

Как мы видим, выездное судебное заседание на месте является сложным. многофункциональным судебным действием, требующим значительных подготовительных мероприятий. О.Я. Баев определяет три145, Г.А. Воробьев, в зависимости от сложности предстоящей познавательной деятельности на месте, - семь организационно-тактических мероприятий146.

По нашему мнению, комплекс организационно-тактических мероприятий выездного судебного заседания на месте должен включать в себя весь объем деятельности, начиная с прогнозирования возможности возникновения самой ситуации, требующей такого заседания, уяснения цели и задач самого выездного заседания, получения для этого необходимой информации и заканчивая оценкой результатов выездного заседания и их использования в дальнейшей деятельности. В данной работе мы ограничиваемся только подготовительным этапом, который необходимо должен повторять основные этапы самого действия. В связи с этим, круг таких мероприятий можно сформулировать следующим образом:

сматриваются, поскольку, хотя это и происходит на этапе подготовки, но требует отдельного исследования.

145 Баев О.Я. Тактика следственных действий: Учебное пособие. - Воронеж: Изд- во ВГУ, 1992.-208 с. С. 57.

146 Воробьев Г. А. Планирование судебного следствия. М., “Юрид. лит.”, 1978. 80 с. С. 57. Более подробно, частный случай планирования, Г. А. Воробьев рассмат ривает на с. С. 75.

148

1) Определение необходимости выездного судебного заседания на

месте, уяснение целей и задач;

2) Получение и изучение необходимой информации; 3) 4) Мысленное моделирование выездного судебного заседания на месте; 5) 6) Определение необходимости физической реконструкции места происшествия; 7) 8) Определение научно-технических средств и специалистов необходимых для обеспечения возможности производства исследовательской деятельности в процессе осмотра: наблюдения, измерения, фиксации результатов изучения, установленных фактических обстоятельств и т. д.; 9) 10) Определение участников выездного судебного заседания (суд, прокурор, подсудимый, защитник, свидетели, эксперты, специалисты, группа обеспечения, конвой); 11) 12) Определение транспортных средств для участников судебного разбирательства. конвоирования, обеспечения общественного порядка и безопасности, тактических приемов; 13) 14) Определение мер, необходимых для обеспечения процессуального порядка судебной деятельности: 15) 16) Определение мер для обеспечения активности в осмотре участников судебного разбирательства; 17) 10)Установление места и границ осмотра, ориентирование на месте;

11)Определение условий реконструкции - материалы, люди, время, условия - время суток, время года, погодные, климатические условия и т. д.;

12Определение необходимости фиксации процесса выездного судебного заседания на месте, деятельности участников судебного разбирательства, в том числе индивидуальной деятельности определенных участников заседания, независимо от фиксации деятельности иных участников, и его результатов; подбор необходимых научно-технических средств и специалистов;

13)Установление порядка участия (допросов) лиц, в соответствии с показаниями которых проводится реконструкция и определение вопросов, которые необходимо поставить при производстве допросов о результатах реконструкции;

149

14)Сопоставление результатов мысленного моделирования выездного судебного заседания на месте, в том числе реконструкции места, условий и событий, сданными, имеющимися в уголовном деле;

15)Установление порядка допросов и определение вопросов, которые необходимо поставить при производстве допросов по существу дела;

16)Определение необходимости и подбор инструментов для фиксация процесса и результатов заседания: составление схем, планов, использование научно-технических средств ;

17)Определение порядка ознакомления участников с результатами осмотра и обсуждение вопроса об окончании выездного заседания и объявление перерыва;

18)Изучение, оценка и использование результатов модели выездного судебного заседания на месте в последующей деятельностью;

19)Определение необходимости оперативного сопровождения: обеспечение оперативного сопровождения.

Последний пункт выделен в связи с тем, что в выездном судебном заседании обеспечение безопасности всех лиц, участвующих в судебном заседании ослабляется147.

Разумеется, данный перечень не является исчерпывающим, он зависит от индивидуальных особенностей рассматриваемого уголовного дела, но даже из него усматривается какую сложность представляют собой планирование и проведение такого судебного действия.

В связи с этим, по нашему мнению, наиболее оптимальным методом подготовки к выездному судебному заседанию на месте является метод моделирования. Этот метод позволяет определить целесообразность, возможность проведения выездного судебного заседания на месте, обеспечить всесторонность и полноту выполнения организационно- тактических мероприятий и самого судебного действия, заранее спрогнозировать (смоделировать) и изучить возможные варианты развития событий, принять меры к развитию событий в необходимом направлении и т.д.

147 Вопросы оперативного сопрововждения судебного разбирательства в данной работе не рассматриваются.

150

Для того, чтобы использовать все возможности и преимущества, которые предоставляет метод моделирования, прокурору требуется, помимо изучения указанных выше объектов, предварительно посетить место, где будет производиться выездное судебное заседание. На это обращает внимание и В.И. Третьяков. Он отмечает, что в ряде случаев приносит большую пользу ознакомление с местом происшествия148.

Непосредственное восприятие прокурором места, полученные знания о конкретной обстановке, с учетом сохранившихся элементов, в определенной степени гарантирует и качественность подготовки и проведения выездного заседания. Помимо всего прочего, личное ознакомление дает возможность свободной ориентации на месте и в обстановке, а значит некоторые преимущества по отношению с другими участниками.

Находясь на месте будущего осмотра, в соответствии с основами метода моделирования, необходимо представить и мысленно совершить всю ту деятельность, которая планируется.

Необходимо подчеркнуть, что в данном случае моделирование в основном носит мысленный характер, и только некоторые элементы могут моделироваться физически. Это обусловлено тем, что физическое моделирование, реконструкция, событий может изменить обстановку на месте, что, в свою очередь, может повлечь искажение результатов моделирования, реконструкции событий и обстоятельств происшедшего. Общая модель должна охватывать весь комплекс элементов этого следственного действия, начиная с момента заявления ходатайства о его производстве и заканчивая убытием с места, оценкой и включением его результатов в план (модель) дальнейшей деятельности.

Поскольку с момента исследуемых событий прошел значительный отрезок времени, возможны существенные изменения149, которые могут оказать

148 Третьяков В. И. Участие защитника на предварительном следствии и в судеб ном производстве (процессуальные и тактические аспекты). Автореф. диссерт. … канд. юр ид. наук. Волгоград. 1998. С. 28-29.

149 Например, в нашей практике возникла ситуация, когда по делу требовалось осмотреть место совершения преступления - парадную дома, но к моменту су дебного рассмотрения дом находился на капитальном ремонте и от него остался только остов из капитальных стен.

151 влияние на результаты судебного осмотра, в связи с этим должна быть

осуществлена реконструкция обстановки, с тем. чтобы максимально приблизить ее к той, которая была на момент происшествия. В этой ситуации возникает необходимость установить, какие изменения произошли. На данном этапе это можно сделать, ориентируясь на протокол следственного осмотра и приложенными к нему схемами, видеозаписями и фотографиями места происшествия. другие материалы дела, можно выйти на место со следователем. который составлял протокол осмотра, другими участниками осмотра и событий. Полученные знания окажут существенную помощь в определении перечня действий, материалов и инструментов, которые потребуются для реконструкции; сформулировать вопросы которые нужно поставить для выяснения обстоятельств, необходимых для реконструкции места происшествия, их последовательность. а соответственно порядок допроса подсудимого, потерпевшего, свидетелей, лиц, принимавших участие в следственном осмотре в качестве понятых, специалистов, исследования иных доказательств150.

Тактика осмотра, а значит и приемы подготовки, зависят от судебной ситуации, которая обуславливает необходимость производства этого судебного действия.

Типичной ситуацией, при которой суд принимает решение о производстве осмотра местности или помещения, является обнаружение противоречий в показаниях нескольких лиц (подсудимых, потерпевших и др.). Представляется. что при таких обстоятельствах следует использовать тактические рекомендации. относящиеся к действию, известному в следственной практике под наименованием “проверка и уточнение показаний на месте”, естественно, с учетом специфики судебного следствия. Мы имеем в виду, в частности, произ-

150 Ситуации, когда обстановка еще сохраняется во время этапа подготовки к судебному разбирательству, но ее изменение или уничтожение к началу судебного заседания является обоснованно неминуемым, обнаружение предметов, могущих являться вещественными доказательствами, забором образцов для последующего сравнительного исследования, иные случаи, когда непринятие мер грозит утратой фактичесих обстоятельств или следов, могущими являться доказательствами по делу не рассматриваются, поскольку являются темой самостоятельного исследования.

152 водство осмотра с участием каждого подсудимого и других, допрашиваемых отдельно - в отсутствие других подсудимых и допрашиваемых по делу.

В подобных случаях прокурору необходимо планировать заявление ходатайства, целесообразнее заявлять его после прибытия на место и объявления заседания продолженным. В ходатайстве должно найти свое отражение предложения о производстве реконструкции (при необходимости) обстановки и порядке раздельных допросов по обстоятельствам с ней связанным, а также о производстве дальнейшего осмотра раздельно с каждым из лиц, в чьих показаниях имеются существенные противоречия. В этом случае необходимо предусмотреть место или помещение, где находились бы лица, в отсутствие которых допрашиваются другие, в том числе и для подсудимых, находящихся под конвоем и лиц уже допрошенных и ждущих своей очереди.

Хотя статья 293 УПК РСФСР указывает, что судебный осмотр местности и помещения проводится в присутствии обвинителя, подсудимого, защитника, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, обоснованием такого ходатайства, служат положения статьи 280 УПК РСФСР о том, что допускается допрос одного подсудимого в отсутствие другого, когда этого требуют интересы установления истины. В отношении свидетелей такого затруднения не возникает, они могут быть изолированы по решению суда в любой момент судебного заседания. В отношении иных участников вопрос о временном удалении с места проведения судебного заседания может быть решен либо с их согласия, либо по решению суда с соблюдением правил, действующих и в отношении подсудимых. В данном случае соблюдение их интересов защищает государственный обвинитель в силу своего должностного положения - представителя органов прокуратуры, а также сторона защиты в лице защитника, если он участвует в деле, и гарантируется судом.

Помимо всего прочего, на наш взгляд, существует определенная общая проблема, связанная с судебным осмотром.

Постановка вопросов подсудимому в связи с судебным осмотром в ходе судебного следствия по существу является продолжением его допроса, проводимого, правда, в специфических условиях и сопровождающегося в ряде СЛУ-

153 чаев демонстрацией им определенных действий, связанных с инкриминируемым ему событием151. Это замечание относится и к участию в осмотре потерпевшего. свидетелей, экспертных исследований, экспериментальных действий.

Таким образом, в судебном заседании по существу, производится не осмотр местности или помещения, а проверка показаний на месте. Единственным оправданием существования в действующем законодательстве данной новеллы может быть отсутствие в законе регламентации такого следственного и судебного действия как “проверка показаний с выходом на место”, а также теоретически возможный случай, когда в судебном разбирательстве отсутствуют. либо отказываются от участия в этом судебном действии, обе стороны, включая подсудимого, защитника, государственного обвинителя, потерпевшего и других участников, а в присутствии свидетелей, экспертов, специалистов нет необходимости. В то же время, было бы обоснованным, по указанным основаниям, законодательно предусмотреть производство такого судебного действия, как проверка показаний с выходом на место, тем более, что производство этого действия закрепляется проектом УПК на стадии предварительного расследования (ст. 211152)153. На наш взгляд Проект УПК (Главу

151 На это, в частности, обращает внимание О. Я. Баев. См.: Баев О.Я. Тактика следственных действий: Учебное пособие. - Воронеж: Изд-во ВГУ, 1992. - 208 с. С. 59.

152 Статья 211. Проверка показаний с выходом на место.

(1) В целях установления новых фактических данных, уточнения маршрута и места, где совершались проверяемые действия, а также для выявления достоверности показаний путем их сопоставления с обстановкой события, ранее данные показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с расследуемым событием. (2) (3) Проверка показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события; отыскивает и указывает предметы, документы, следы, имеющие значение для дела; демонстрирует определенные действия; показывает, какую роль в исследуемом событии играли те или иные предметы; обращает внимание на изменения в обстановке места события; конкретизирует и уточняет свои прежние показания. Какое-либо постороннее вмешательство в эти действия и наводящие вопросы недопустимы. (4) (5) Проверка показаний на месте в необходимых случаях производится с участием специалиста. (6) (7) Не допускается одновременная проверка на месте показаний нескольких лиц. (8)

154 36. Судебное следствие) следует дополнить статьей 334-1 в следующей редакции:

“Статья 334-1. Проверка показаний с выходом на место.

(1) Проверка показаний с выходом на место проводится судом с участием сторон, а при необходимости и с участием свидетелей, эксперта и специалиста, с соблюдением правил, предусмотренных статьей 334 настоящего Кодекса. Для проверки показаний с выходом на место суд выносит определение (постановление). (2) (3) Суд производит проверку показаний на месте с соблюдением правил, предусмотренных статьей 211, за исключением части 4, настоящего Кодекса”. (4) $ 4. Подготовка к судебному эксперименту.

В действующем уголовно-процессульном законе производство эксперимента в судебном разбирательстве не регламентировано. Но это не значит, что суд не вправе его производить. В данном случае суд руководствуется положениями ст. 70 УПК РСФСР о собирании доказательств и ст.ст. 232, 258 УПК РСФСР, где содержаться нормы, указывающие на то, что если неполнота предварительного расследования может быть восполнена в судебном засе-

(5) Проверка показаний начинается с предложения лицу указать маршрут и место, где его показания будут проверяться. После свободного рассказа и демонстрации действий лицу, показания которого проверяются, могут быть заданы вопросы. Это лицо, а также другие участники процесса вправе требовать дополнительного их допроса в связи с проводимым следственным действием. (6) (7) При производстве проверки показаний на месте производятся измерения, фотографирование, звуко- и видеозапись, киносъемка, составляются планы и схемы. (8) (9) О производстве проверки показаний на месте составляется протокол с соблюдением требований статей 176-177 настоящего Кодекса. В протоколе подробно отражаются условия, ход и результаты проверки показаний на месте. (10) 153 В задачи настоящего ислледования не воходит рассмотрение криминалистических и процессуальных проблем, связанных с внесения в действующий уголовно- процессуальный кодекс данного следственного и судебного действия как бы оно не именовалось “проверка показаний на месте”, “осмотр с участием” или “допрос на месте”. Но, дополнения в действующее законодательство, аналогичное предложенному в проекте УПК и нами, способствовало бы интересам деятельности участников судопроизводства по достижению по установлению истины и задачам судопроизводства в целом.

155 дании, то уголовное дело не может быть возвращено для производства дополнительного расследования.

Проект УПК предусматривает производство эксперимента судом с участием сторон, при необходимости в нем принимают участие свидетели, эксперты и специалисты в целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для дела (ст.ст. 334, 335, 192, 193).

На генетическую близость следственного эксперимента и следственного осмотра обращает внимание О.Ю. Баев, он указывает, что она выражается в единстве многих процессуальных требований и процессуально-тактических приемов проведения этих следственных действий154. На наш взгляд это справедливо и в отношении к судебному эксперименту и судебному осмотру местности и помещений. Поэтому судебный эксперимент производится в соответствии с основными положениями и правилами закона, регламентирующими производство следственного эксперимента и осмотра в суде и на предварительном следствии (ст. 293, ст.ст. 178-179 и 182-183 УПК РСФСР).

Проблемы производства эксперимента в судебном разбирательстве не нашли достаточного освещения в литературе, можно встретить лишь упоминание о производстве эксперимента в суде. Одними из немногих авторов, обращавшихся к ним, являются Л.Е. Ароцкер, Г.А. Воробьев, Р.С. Белкин и А.Р. Белкин155.

Р.С. Белкин и А.Р. Белкин видят различие между следственным и судебным экспериментом в круге участников; процессуальном положении участников156; в тактике подготовки; тактике проведения; в порядке процессуального оформления157. Судебный эксперимент они определяют как осуществляемое судом опытное исследование, преследующее цель проверки собранных в про-

154 Баев О. Я. Тактика следственных действий: Учебное пособие. - Воронеж: Изд- во ВГУ, 1992. С. 177.

155 Ароцкер Л.Е. Использование данных криминалистики в судебном разбира тельстве. М., 1964; Белкин Р.С., Белкин А.Р. Эксперимент в уголовном судопро изводстве. Методическое пособие. М.: Издательская группа ИНФРА-М - НОР МА, 1997. - 160 с; Воробьев Г. А. Планирование судебного следствия. М., “Юрид. лит.”, 1978.

156 Воробьев Г. А. Планирование судебного следствия. М., “Юрид. лит.”, 1978. С. 82.

157 Там же. С. 16.

156 цессе предварительного следствия и судебного разбирательства доказательств или получения новых фактических данных, имеющих значение для дела158.

По нашему мнению, это определение страдает существенным недостатком. выражающемся в том, что цель проверки собранных доказательств или получения новых фактических данных в судебном разбирательстве могут преследовать не только суд, но и другие участники, а государственный обвинитель обязан предпринять такую проверку в любом случае, если она требуется, не зависимо от того, будут ли результаты эксперимента подтверждать обвинение или это будет служить основанием для отказа от него. Кроме того, в судебном разбирательстве познавательной деятельностью занимается не только суд, но и все участники процесса, которые имеют на это равные права. Тенденция же развития уголовно- процессуального законодательства свидетельствует о том, что ставиться под вопрос деятельность суда как субъекта познания в судопроизводстве, эта роль отводится сторонам, а суд лишь оценивает их деятельность и принимает решение. Поэтому необходимо говорить не о производстве судом этого судебного действия, а о производстве в судебном разбирательстве опытных действий.

Эксперимент в судебном разбирательстве возможен в двух формах. Наиболее часто он проводится в зале судебного заседания, реже - в выездном судебном заседании на месте происшествия или ином месте.

В зале судебного заседания часто эксперимент производится в виде демонстрации различных действий, механизмов движения и т.п. Это не требует значительных усилий в процессе его подготовки, дополнительных инструментов, муляжей и т.п. Другое дело, если эксперимент проводиться в выездном заседании на месте, с проведением сложной реконструкции на месте производства эксперимента. Но в любом случае производство этого судебного действия следует планировать.

Р.С. Белкин и А.Р. Белкин выделяют пять цели производства судебного эксперимента159, указывая, на наш взгляд необоснованно, что эксперимен-

та Там же. С. 14.

157 тальной проверке обычно подлежат доказательства, полученные экспериментальным же путем, т.е. доказательства, полученные в результате проведения следственного эксперимента160. Л.Е. Ароцкер указывает на шесть целей производства эксперимент161.

По нашему мнению судебный эксперимент может проводиться для:

  1. Уточнение (дополнение, восполнение) собранных в ходе расследования доказательств: показаний подсудимых, потерпевшего или свидетелей; полученных экспериментальным путем: выводов эксперта: результатов осмотра, опознания и иных доказательств;
  2. Проверка собранных в ходе расследования доказательств;
  3. Уточнение (дополнение, восполнение) доказательств, собранных в судебном заседании:
  4. Проверка доказательств собранных в судебном заседании;
  5. Проверки и оценки версий (обвинения, ранее отвергнутая предварительным следствием или новая версия, возникшая у суда при рассмотрении дела);
  6. Проверки определенных версий, возникших в судебном разбирательстве;
  7. Получение новых доказательств;
  8. Проверка (установление) обстоятельств, способствовавших совершению преступления.
  9. Исходя из указанных целей, на этапе подготовки возможно выявление существующих либо прогнозирование ситуаций, при которых возникает необходимость производства эксперимента.

Основаниями для выдвижения предположения, а затем рассмотрения вопроса и планирования производства эксперимента в судебном заседании, могут служить:

159 Белкин Р. С, Белкин А. Р. Эксперимент в уголовном судопроизводстве. Мето дическое пособие. М.: Издательская группа ИНФРА-М - НОРМА, 1997. - 160 с. С. 73-81.

160 Белкин Р. С, Белкин А. Р. Указ. соч. с. 74.

161 Поддержание государственного обвинения в суде, VI., “Юридическая литера тура”, 1970. С. 60-62

158

  1. При изучении и оценке результатов следственного эксперимента

возникли сомнения в их достоверности162;

  1. Следственный эксперимент протекал с нарушением условий его производства163;
  2. Если невозможно уяснить процесс проведения эксперимента и полученные результаты без непосредственного участия в его производстве;
  3. Остались непроверенными какие-либо обстоятельства дела, которые следователь должен был проверить экспериментальным путем;
  4. В ходе судебного следствия выявлены новые обстоятельства дела, нуждающиеся в экспериментальной проверке164.
  5. Все из указанных оснований, за исключением последнего, можно выявить в процессе подготовки к участию в судебном разбирательстве. А так же:

  6. Обстоятельства происшедшего или отдельные его элементы могут быть восприняты только в результате экспериментального исследования;
  7. Имеются неудовлетворенное ходатайство защиты или жалобы, в которых ставиться вопрос о производстве эксперимента;
  8. Подсудимый, потерпевший, свидетели изменяли показания об обстоятельствах происшедшего, требовавших экспериментального исследования и т.п.
  9. Все основания, в том числе и вышеуказанное, могут быть выявлено на этапе подготовки. Для этого необходимо рассмотреть типовые судебные ситуации. на их основании выдвинуть типовые версии, построить соответствующие модели и в соответствии с ними при планировании предусмотреть необходимые меры для того, чтобы не допустить возникновение такой ситуации либо для того, чтобы создать такую ситуацию, которая бы наиболее оптимально создавала условия для достижения общих целей государственного обвинения.

162 Воробьев Г. А. Указ. соч. С. 70; Поддержание государственного обвинения в суде, VI., “Юридическая литература”, 1970. С. 60-62.

163 Воробьев Г. А. Указ. соч. С. 70.

164 Поддержание государственного обвинения в суде, М., “Юридическая литера тура”, 1970. С. 60-62.’

159 На этапе подготовки в общий план участия в судебном разбирательстве включается производство эксперимента, предпринимаются необходимые действия по подготовке всего необходимого для его проведения. Следующий этап проходит в судебном заседании, когда государственный обвинитель, тактически правильно участвуя во всех иных действиях и, в тактически целесообразно выбранный момент, ходатайствует перед судом о производстве эксперимента. Третий этап заключается в собственно подготовке и участии в эксперименте, фиксации его хода и результатов.

В процессе подготовки решается ряд вопросов. В первую очередь намечаются задачи, вид и содержание опытных действий. Определяются участники эксперимента, кроме обязательных - суда, секретаря судебного заседание. участников судебного разбирательства. Таковыми могут являться свидетели. эксперт, специалист, подсобный персонал, группа обеспечения.

Важной частью планирования эксперимента является оценка возможности его проведения в тех же или сходных условиях, в которых происходили проверяемые факты. Такие условия существуют на том месте, где происходили эти события. Однако, за тот период, который прошел с момента событий до рассмотрения дела в суде, проходит значительное время и место может претерпеть значительные изменения. В этих ситуациях необходимо планировать реконструкцию. Сходные условия возможно создать искусственно в ином месте. Но в этом случае необходимо воспроизвести все существенные свойства. которыми обладало место происшествия, одновременно учесть такие реально существующие свойства, которые могли быть таковыми. В то же время. противная сторона также не всегда в состоянии оценить, какие свойства существенны, но не были воссозданы или учтены как не существенные, в то время, когда они могли бы быть существенными, а значит, могут служить ее целям165.

165 Например, в нашей практике, по делу причинении о причинении тяжкого вреда здоровью сложилась следующая ситуация. Подсудимый и потерпевший к моменту рассмотрения дела в суде помирились и попытались представить происшедшее как несчастный случай. В судебном заседании, по предложению государственного обвинителя, был проведен эксперимент в ходе которого ни тот ни другой не смогли воспроизвести механизма причинения телесного повреждения так, чтобы он соответствовал особенностям полученного повреждения, и оба вернулись к своим первоначальным показаниям. Местом происшествия являлась кухня

160 В связи с ЭТИМ, в ряде ситуаций целесообразно проводить эксперимент в том месте, где происходили события. В этом случае легче воссоздать условия, обстановку с меньшими затратами материалов, сил и времени. Кроме того, у участников эксперимента возникает возможность непосредственно воспринять не только условия, в которых происходили события, но и всю окружающую обстановку.

С тем, чтобы определить необходимость, возможность, а главное, оптимально спланировать свою деятельность, прокурору целесообразно не ограничиваться материалами дела, а на этапе подготовки самому ознакомиться с условиями, существующими на настоящий момент в той местности или помещении, в котором планируется проведение эксперимента, принять меры к тому, чтобы условия не подвергались дальнейшему изменению, заблаговременно принять меры к обеспечению возможности реконструкции.

Спецификой судебного следствия является то, что в нем одновременно может сочетаться несколько судебных действий. Эксперимент может проводиться в ходе осмотра места происшествия с одновременным допросом подсудимого, потерпевшего, свидетелей, экспертным исследованием. Это также должно найти свое отражение в плане государственного обвинителя, в выборе порядка исследования доказательств, производства осмотра, экспертных ис-

площадью 6 кв. м заставленная и завешанная мебелью. В зале судебного заседания естественно было более просторно. По материалам дела и доказательствам, исследованным в судебном следствии, было ясно, что телесные повреждения были причинены умышленно и имеется неуклюжая попытка смягчить ответственность подсудимого. В то же время, теснота в помещении, где все произошло, могла бы иметь существенное значение. Если бы на это обратили внимание те, кто пытался представить в суде модель происшедших событий явно не соответствующую действительности и представили иную модель, связанную с тем, что телесные повреждения были причинены из-за того, что потерпевший и подсудимый, державший нож, оба находясь в состоянии алкогольного опьянения, случайно столкнулись в тесном помещении, где негде повернуться, да еще один из них в это время запнулся о мебель, то в этом случае потребовалось в ходе эксперимента либо воссоздавать всю обстановку на кухне, либо проводить эксперимент на месте происшествия с реконструкцией всей обстановки. Но, поскольку на это не обратили внимания сговорившиеся сторона защиты и потерпевший, то и государственный обвинитель не стал заострять на этом их внимание, поскольку это повлекло бы выдвижение новой версии защиты и ее опровержение, что свидетельствовало бы о том, что подсудимый не раскаивается, активно пытается избежать ответственности, чем, по СУТИ, УСУТОЛЯЛ бы свою ответственность.

161

следований, допросов, тактики их производства, времени исследования тех или иных обстоятельств и привлечения для этого тех или иных доказательств и так далее.

Наиболее целесообразно планировать производство эксперимента в тот момент судебного следствия, когда исследуются обстоятельства дела, нуждающиеся в экспериментальной проверке, но после того как выяснен тот круг обстоятельств, который необходим для начала производства эксперимента. Совокупность этих обстоятельств индивидуальна по каждому делу, в каждой конкретной ситуации. Основное - это сохранить ту грань между обстоятельствами, информацией, которые необходимо получить до начала эксперимента и той совокупностью, которую необходимо выяснить в ходе эксперимента.

Различные авторы различают разное количество этапов производства эксперимента. Так, различают в подготовке к судебному эксперименту три этапа: на начальном этапе при подготовке к процессу; в суде при решении вопроса о производстве эксперимента; производство самого эксперимента166. Например, О.Я. Баев, применительно к предварительному следствию, выделяет две стадии производства эксперимента: “кабинетную” (до выезда на место производства эксперимента) и “полевую” (по прибытии на место проведения действия) в каждой из которых определяет несколько этапов167.

По нашему мнению, выделение в отдельный этап разрешение вопроса в судебном заседании о производстве эксперимента излишне, поскольку он не несет в себе каких-либо отличительных черт, которые отличали бы его от первого. Нам представляется, что выделенные Г.А. Воробьевым первые два этапа являются лишь составными частями единого этапа деятельности. Сначала, на основании результатов изучения информации, планируются подлежащие проверке в судебном разбирательстве обстоятельства, которые могут потребовать производства эксперимента, затем, после завершения проверки, принимается решение о производстве эксперимента или о том, что в эксперименте нет необходимости. В последнем случае вопрос о производстве эксперимента вооб-

166 Воробьев Г. А. Планирование судебного следствия. М., “Юрид. лит.”, 1978. С. 68-69.

162 ще не поднимается. После принятия решения о проведении эксперимента

продолжается его подготовка. Вторым этапом является его производство.

аналогично схеме, предложенной О.Я. Баевым.

Во всех случаях вопросы рассматриваются с точки зрения следователя или суда, председательствующего. Экстраполируя данные рекомендации на деятельность государственного обвинителя можно сделать следующие выводы.

На стадии подготовки к судебному заседанию государственному обвинителю необходимо осуществить следующую программу деятельности:

  1. Имеются ли основания для производства эксперимента? Возможно ли их возникновение спрогнозировать?
  2. Необходимо ли проведение эксперимента? Осмыслить, какие именно фактические обстоятельства по делу нуждаются в проверке или уточнении опытным путем. При этом необходимо проанализировать и оценить возможно ли это сделать каким-либо менее трудоемким, более рациональным образом. Необходимо учитывать то. что суд является инстанцией, где по существу разрешается судьба дела и необходимо не просто изобличить преступника или проверить любые сомнения, сделать это наиболее эффективным, наглядным образом, с тем. чтобы не оставалось никаких сомнений в выводах.
  3. Возможно ли проведение эксперимента? При необходимости ознакомиться со специальной литературой, получить консультацию у специалиста о возможности создания условий эксперимента, максимально приближенных к условиям проверяемого события, явления. Для этого необходимо разрешить три взаимосвязанных вопроса. Во-первых, не будут ли планируемые действия унижать честь и достоинство участников эксперимента и других, присутствующих при его производстве, лиц и создавать опасность для их жизни и здоровья; во вторых, имеются ли технические и организационные возможности для проведения опытных действий (инструменты, материалы, муляжи, манекены, возможность локализовать местность или помещение, перекрыв туда доступ посторонним и т.п.); в-третьих, возможно ли создание условий прове-
  4. 167 Баев О.Я. Тактика следственных действий: Учебное пособие. - Воронеж: Изд-воВГУ, 1992. С. 178-186.

163 дения опытных действий, аналогичных, адекватных или наиболее близких

к тем условиям, в которых в реальности происходили события, обстоятельства которого или показания по существу которого следует проверить или уточнить проведением судебного эксперимента.

  1. Где и когда проводить эксперимент? Здесь необходимо учитывать несколько обстоятельств. В некоторых ситуациях целесообразно проводить эксперимент в том месте, где и происходили проверяемые события. Поэтому необходимо решить вопрос о том, сохранились ли на месте условия, которые давали бы возможность провести эксперимент, необходима и возможна ли реконструкция. Во-вторых, решить вопрос о том, существуют ли природные условия в тот отрезок времени, в котором происходит судебное заседание, которые бы соответствовали условиям, требуемым для производства эксперимента.
  2. Как осуществить эксперимент: какие конкретно действия необходимо произвести; сколько однородных опытных действий сделать; проводить ли действия поэтапно, что будет входить в каждый этап: возникнет ли необходимость получения образцов в ходе эксперимента для их последующего исследования и что для этого необходимо сделать?
  3. Кто должен участвовать в эксперименте: суд, секретарь судебного заседания, участники судебного разбирательства, свидетели, эксперт, специалист, подсобный персонал, группа обеспечения общественного порядка, конвой? При этом необходимо учитывать возможность размещения всех обязательных участников на месте производства эксперимента. Определить как необходимо их разместить, чтобы все они имели возможность наблюдать и участвовать в производстве эксперимента, фиксировать его процесс и результаты.
  4. Есть ли необходимость приглашать для участия в судебном эксперименте лиц, которые оказали бы помощь в производстве реконструкции, совершали экспериментальные действия?
  5. Какие технические средства необходимы для производства реконструкции, наблюдений, измерений, фиксации хода и результатов эксперимента,

164 какие объекты необходимо подобрать или изготовить для использования

при выполнении эксперимента0

  1. Какие обстоятельства целесообразно выяснить, при производстве иных судебных действий и каких именно; до начала экспериментальных действий; в каждый из моментов процесса производства экспериментальных действий; после их завершения?
  2. В какой последовательности привлечь участников судебного разбирательства к исследованию обстоятельств в ходе эксперимента, есть ли необходимость использовать тактические приемы перекрестного или шахматного их проведения, проводить исследование с их привлечением в определенном порядке, по отдельности, в группе, чередовать, “перемешивать” участников и т.д.?
  3. Какова последовательность судебных действий, которая была бы оптимальна для достижения целей обвинения?
  4. Есть ли необходимость проводить эксперимент в закрытом судебном заседании, например, если он касается исследования редкого или нового способа совершения преступления, связан с какими-то сторонами жизни человека, публичное воспроизведение которых было бы неэтично, затрагивало бы какие-либо личностные интересы кого-либо из участников процесса?
  5. Составить план судебного эксперимента и внести изменения в планы иных судебных действий.
  6. Поскольку лицам, которые были исполнителями опытов в следственном эксперименте, известны условия предыдущего эксперимента и они могут действовать с установкой на воспроизведение фактов или совершения действий. которые они уже совершали, либо наоборот, в случае противодействия правосудию, будут действовать так, чтобы результаты эксперимента не были достоверными. при проверке результатов следственного эксперимента - в суде эти лица не должны участвовать. Их отсутствие при производстве судебного эксперимента должно быть учтено при планировании и вопрос об этом поднят в судебном заседании при обсуждении ходатайства. В то же время, здесь необходимо учитывать те случаи, когда будут попытки исказить результаты эксперимента. т.е. следы, объективно зафиксированные, не будут соответство-

16:>

вать тем следам, которые должны остаться в том случае, если бы события происходили в соответствии с моделью, предлагаемой стороной зашиты или такая модель не могла существовать в реальных условиях. В этом случае целесообразно поручить производство опытов лицам, которые пытаются противодействовать правосудию168. Такими лицами могут быть подсудимые, потерпевшие, свидетели, изменившие в суде или занимавшие такую позицию в ходе расследования. Их собственные публичные неудачные попытки совершить невозможное являются отменным стимулом к даче правдивых показаний.

“Полевая” стадия эксперимента не является предметом данной работы и нами не рассматривается.

Как уже отмечено выше, генетическая близость судебного эксперимента и судебного осмотра местности и помещений или выездного судебного заседания на месте выражается в единстве многих процессуальных требований и криминалистических приемах проведения этих действий. В связи с этим мы не останавливались на многих сходных положениях подготовки судебного эксперимента и выездного судебного заседания на место, о которых говорилось ранее в разделе, посвященном этому судебному действию.

  1. Подготовка к экспертным исследованиям.

Производство экспертиз в судопроизводстве, в том числе при рассмотрении дел в суде, освещено значительным количеством работ авторов специализирующихся в области судебной экспертизы, процессуалистов и криминалистов. Практически все выше названные авторы в той или иной степени затрагивали вопросы, связанные с производством экспертизы на предварительном следствии и в судебном разбирательстве, в том числе, вопросов подготовительного этапа назначения экспертиз. В связи с этим нами будут выделены только те вопросы, которые должны лечь в основу подготовительного этапа деятельности государственного обвинителя.

s См. приведенный выше пример.

166

Как указывалось выше, любое ходатайство, заявленное в суде, должно быть аргументировано, в том числе и в случае заявления ходатайства о производстве экспертного исследования, государственный обвинитель должен изложить цели и основания его проведения. К типичным, обуславливающим потребность выдвижения предположения о необходимости или целесообразности, а затем планирования производства экспертного исследования в судебном заседании, могут являться выявленные при изучении уголовного дела следующие основания:

  1. В ходе предварительного следствия экспертиза не производилась, хотя в этом имелась необходимость, или для установления обстоятельств происшествия необходимы две или более экспертиз, а на следствии произведено только одна;
  2. Наличие выводов нескольких экспертов или экспертиз отличающихся или противоречащих друг от друга;
  3. Следователь не до конца проверил либо вообще не проверял ту или иную версию, а ее проверка связана с экспертным исследованием;
  4. Выявлены пробелы в обстоятельствах происшедшего, представленных для исследования, на которые ориентировался эксперт в своих выводах (не учтены доводы и версии зашиты: обстоятельства представлены не полностью и т.п.):
  5. В показаниях подсудимого, потерпевшего, свидетелей выявлены противоречия, устранение которых возможно лишь экспертным путем;
  6. Для проверки и уточнения показаний подсудимого, потерпевшего или свидетелей, результатов иных следственных действий или для восполнения пробелов необходимы экспертные исследования;
  7. Экспертные исследования (в показаниях, ходатайствах, жалобах и т.д.) по разному оцениваются участниками процесса и без производства дополнительной, повторной, комиссионной экспертизы или допроса эксперта невозможно дать их окончательную оценку:
  8. Невозможно уяснить процесс проведения экспертного исследования, полученные результаты и сделанные выводы:

167

  1. Неясны данные, содержащиеся в следственных документах (протоколе осмотра, схемах, фотографиях, видеозаписи и т. д.) и имеется возможность уяснения их содержания в ходе экспертного исследования:
  2. Выявлены разногласия в информации, содержащейся в протоколах, схемах, фотографиях, видеозаписях и других фиксированных источниках информации, которые возможно разрешить в результате экспертного исследования:
  3. Когда возникают сомнение в допустимости экспертного исследования или в суде этот факт будет несомненно установлен и доказательство признано недопустимым169;
  4. При изучении и оценке экспертного исследования и/или его результатов возникли сомнения в их достоверности;
  5. Возникают сомнения в допустимости и/или достоверности других доказательств и эти сомнения возможно устранить экспертным путем.
  6. По мнению прокурора суду, участникам процесса необходимо лично выслушать заключение эксперта или допросить;
  7. Получены конкретные данные о том, что в определенном месте находятся следы или вещественные доказательства, имеющие значение для дела, которые не были обнаружены в процессе следствия, требующие экспертного исследования (в этом случае необходимо разрешить вопрос о совокупности судебных действий: выездное судебное заседание для осмотра места обнару-
  8. 169 В ходе экспертизы допущены такие ошибки или нарушения, которые делают ее результаты ничтожными (исследованы не те предметы, обстоятельства -по умыслу или неосознанно); в ходе экспертизы допущены такие нарушения требований УПК, которые делают ее результаты недопустимыми (экспертиза проведена в отстуствии постановления о ее назначении, лицом, не являющимся экспертом по должности в экспертном учреждении, без разъяснения эксперту его прав и обязанностей в соответствии со статьей 82 УПК РСФСР или предупреждения об отвественности за дачу заведомо ложного заключения в соответствии со статьей 307 УК РФ и т. д.): в ходе назначения экспертизы допущены существенные нарушения требований УПК, которые влекут за собой признание экспертны исследований недопустимыми (принцип “плодов отравленного дерева” - исследованы вещественные доказательства, являющиеся недопустимыми, обстоятельства, информация о которых содержиться в недопустимых доказательствах), но возможно восполнение пробелов и т.п.

168 жения, изъятия следов или вещественных доказательств с участием эксперта и производство экспертного исследования).

16.На этапе подготовки возникает определенная версия, для проверки которой необходимо экспертное исследование, в том числе, версия защиты, которая, по материалам дела, с большой долей вероятности будет выдвинута в суде;

17.Имеются основания для прогнозирования изменения собранных на стадии предварительного расследования доказательств в судебном разбирательстве. если проверка и оценка объективности показаний возможна только посредством экспертного исследования;

18.Необходимо уяснить причины и условия, способствовавшие преступлению, и это возможно сделать только экспертным путем170.

Данный перечень не является исчерпывающим. Кроме того, необходимо оговориться, что аналогичные (такие же и более разнообразные) ситуации могут возникнуть уже в ходе самого судебного разбирательства.

Для того, чтобы качественно подготовиться к производству в суде экспертного исследования, необходимо убедиться в возможности использовать экспертное заключение, данное на предварительном следствии, его допустимости. всесторонности, полноте и объективности, возможности восполнения выявленных пробелов, если они имеются.

Для этого прокурору необходимо и. по нашему мнению, следует выделить такие основные этапы подготовки:

  1. Выяснить свойства экспертного исследования, определяюшие его отношение к делу;
  2. Убедиться в допустимости к использованию в судебном производстве объектов (предметов, вещественных доказательств, документов), в отношении которых производились экспертные исследования;
  3. Убедиться в допустимости исследования (в данное понятие входит не только отмеченное выше нарушения, допущенные в процессе поиска и соби-
  4. 170 Классификация ситуаций возможна, но не является темой настоящего исследования, хотя ситуации и сгруппированы по отдельным основаниям.

169 рания доказательств, но научность, обоснованность методов, методика исследования);

  1. Убедиться в том, что экспертные исследования производились именно в отношении тех объектов (лиц, предметов, документов, вещественных доказательств), который были: а) в отношении лиц - направлены и явились: б) в отношении предметов, документов, вещественных доказательств - изъяты и представлены на исследование:
  2. Убедиться в том, что экспертные исследования производились именно в отношении тех обстоятельств, которые имеют значение для правильного разрешения дела:
  3. Изложение обстоятельств происшедшего в описательной части постановления о назначения экспертизы соответствуют материалам уголовного дела (всесторонность и полнота изложения) и. в свою очередь, соответствуют обстоятельствам, которые учитываются в экспертном исследовании и изложенных в постановлении о назначении экспертизы
  4. Выяснить основные свойства экспертного исследования, определяющие его доказательственную ценность и роль, которую экспертное исследование играет в доказывании:
  5. Решить вопрос о возможности восполнения допущенного пробела, в результате которого экспертное исследование, явка лица для экспертного исследования, документы, вещественное доказательство может быть признано недопустимым;
  6. Какие вопросы необходимо поставить на разрешение экспертного исследования, а какие поставить во время его допроса;
  7. Необходимо ли производство иных судебных действий, связанных с исследованием вещественных доказательств (допросы, экспертизы, судебный эксперимент, осмотр местности или помещения, их комплекс):

11.Спланировать порядок, методику исследования обстоятельств, вещественных доказательств в судебном разбирательстве;

  1. В какой момент вызвать экспертов, поставить вопросы на их разрешение;

170 13. В какой момент судебного разбирательства заявить ходатайства о

вызове экспертов и назначении каждой из экспертиз.

Как правило, все необходимые экспертные исследования должны быть проведены в ходе предварительного расследования. В тех случаях, когда соответствующие исследования не производились, либо это было сделано недостаточно качественно в процессе предварительного расследования, необходимо еще в процессе подготовки к участию в судебном разбирательстве выяснить. почему это произошло, так как, с одной стороны, это может иметь значение для решения вопросов, связанных с производством такого исследования в суде, а с другой стороны - является выполнением функции осуществления прокурорского надзора, а также еще одним “кирпичиком” в дело построения информационной модели следователя. В случае, если соответствующие объекты были отобраны и приобщены к материалам уголовного дела, как правило, сохраняется возможность назначения и проведения их экспертного исследования в ходе судебного следствия. Сохраняется такая возможность и тогда, когда предметы, следы, обстановка сохранились на месте происшествия. Таким образом, государственный обвинитель должен оценить возможность и целесообразность проведения таких исследований и при их наличии своевременно заявить соответствующее ходатайство. Таким образом, на этапе подготовки ему следует решить комплекс задач:

1) Необходимо ли проведение экспертизы или достаточно допросить эксперта? Осмыслить, какие именно фактические обстоятельства по делу нуждаются в проверке или уточнении экспертным путем. При этом необходимо учитывать то, что суд является инстанцией, где по существу разрешается судьба дела и необходимо не просто изобличить преступника или проверить любые сомнения, сделать это наиболее эффективно, наглядным образом, с тем, чтобы не оставалось никаких сомнений в выводах. Наилучшим образом это можно сделать с использованием знаний специалиста. Помимо всего прочего, эксперт не только является, но и воспринимается как независимое, незаинтересованное лицо в отличие от обвинителя или защитника, поэтому его мнение имеет дополнительный психологический эффект, влияющий на убедитель-

171 ность его доводов. В связи с этим его присутствие в суде во многих случаях

является желательным и должно планироваться.

2) Возможно ли проведения экспертного исследования? Имеются ли условия. сохранились ли объект и предмет исследования и т.д. В этом случае полезно ознакомиться со специальной литературой, получить консультацию у специалиста, который проводил экспертизу на предварительном следствии или приглашение которого в судебное разбирательство планируется. А в случаях, когда существуют спорные выводы экспертиз и требуется получить объективное мнение со стороны - использовать помощь нескольких специалистов. При этом не надо забывать, что здесь возможно высказывание только предварительного, предположительного мнения. 3) 4) Где проводить экспертное исследование? В зале судебного заседания; в стационарных условиях; комплексное исследование - частично в зале судного заседания и частично, там, где требуется специальная аппаратура, условия, в стационарных условиях. При проведении экспертного исследование в зале судебного заседания возникает необходимость определить какие технические средства потребуются для использования в ходе исследования, производства наблюдений, измерений, фиксации хода и результатов экспертного исследования. Если же оно производиться в ином месте - решить вопрос о необходимости и возможности выездного судебного заседания на место производства экспертного исследования для непосредственного восприятия процесса исследования. 5) 6) Кому следует поручить экспертное исследование? Тому же эксперту, который проводил экспертизу на предварительном следствии или иному специалисту; представителю экспертного учреждения или иному специалисту; есть ли необходимость комиссионного или комплексного исследования, какие специалисты должны принять в нем участие. 7) 8) Какие обстоятельства целесообразно выяснить предварительно, до постановки вопросов эксперту, при производстве иных судебных действий и каких именно0 9) 10) В процессе производства каких судебных действий необходимо проводить подготовку и экспертное исследование; какова должна быть последо- 11)

172 вательность этих судебных действий; есть ли необходимость использовать

тактические приемы перекрестного или шахматного их исследования, проводить исследование с их привлечением в определенном порядке, по отдельности, в группе, чередовать, смешивать и т.д.? Определить какие обстоятельства выяснять в каждый из моментов процесса экспертного исследования.

7) В какой очередности производить экспертизы в отношении различных предметов исследования; в какой очередности производить различные экспертные исследований в отношении одного и того же предмета исследования; в какой очередность производить экспертные исследования в совокупности с иными судебными действиями? 8) 9) В какой момент и какие вопросы поставить экспертам на разрешение, а какие задать во время их допроса? 10) 11) Необходимо ли и возможно использование в судебном заседании научно-технических средств как в целях экспертного исследования, так и для фиксации процесса такого исследования? 12) 10)Есть ли необходимость проводить экспертные исследования в закрытом судебном заседании? Например, если он касается исследования редкого или нового способа совершения преступления, связан с какими-то сторонами жизни человека, публичное воспроизведение которых было бы неприятно кому-либо из участников процесса.

11 Спрогнозировать результаты экспертного исследования и сопоставить с результатами имеющихся экспертных исследований, полученных из других источников:

12)Спрогнозировать деятельность других участников процесса, связанную с экспертным исследованием:

13)Составить план экспертного исследования (с учетом мнения эксперта) - порядок, методику исследования и, в соответствии с этим, внести изменения в планы иных судебных действий, судебного разбирательства.

В предложенных двух программах подготовки к экспертному исследованию имеются совпадающие элементы, что обуславливает взаимное использование отдельных пунктов программ.

173 Прокурору следует на этапе подготовки выявить и оценить ситуацию, когда по делу необходимо производство большого количества экспертных исследований, существенных по объему и времени производства, поэтому он должен по возможности максимально точно установить, сколько и каких именно экспертиз необходимых произвести в судебном разбирательстве. Оценивая имеющиеся пробелы в исследовании основных обстоятельств дела. прокурор, прежде всего, должен рассмотреть вопрос не только о возможности, но, главным образом, о целесообразности назначения и производства большого количества экспертных исследований в ходе судебного следствия. Возможно, в такой ситуации более целесообразным будет заявить ходатайство о возвращении дела следственным органам для производства дополнительного расследования. В этом случае прокурор доказывает свою объективность и выполняет функцию прокурорского надзора171. Если же экспертные исследования возможно провести в судебном разбирательстве, необходимо продумать последовательность их производства, с тем, чтобы в процессе производства одной экспертизы не были уничтожены, использованы имеющиеся материалы, в результате чего последующие исследования будут невозможны. Для этого необходимо знать мнение экспертов.

На наш взгляд, заявление ходатайства о производстве экспертного исследования в судебном заседании и вызов эксперта в суд, с одной стороны, и постановка вопросов эксперту и назначение экспертизы - с другой, являются разнородными понятиями. Это обусловливается тем, что эксперт может дать заключение, в соответствии со ст. 288 УПК РСФСР, только после выяснения всех обстоятельств, имеющих значение для дачи заключения. Только после этого перед экспертом ставятся вопросы. Таким образом, заключение эксперта является основной, обязательной, заключительной частью экспертного исследования, которое начинается в судебном заседании с момента вызова эксперта в суд. его явки и разъяснения ему его прав и обязанностей. Это должно учитываться при выборе времени заявления ходатайства о производстве экспертного исследования. Поэтому целесообразно планировать производство

171 Проблемы направления уголовного дела хтя производства дополнительного расследования нами не рассматриваются.

174 экспертного исследования, а значит и заявление ходатайства, в тот момент

судебного следствия, когда исследуются обстоятельства дела, требующие, в соответствии с законом (ст. 79 УПК РСФСР), экспертизы или. по обстоятельствам дела, нуждающиеся в экспертном исследовании.

Немаловажное значение на этапе подготовки имеет то, что время (момент судебного разбирательства), когда будет заявлено ходатайство о производстве экспертного исследования, может нести тактическую нагрузку. Если производство экспертного исследования окажется не подготовленным и даст отрицательный результат, то это будет использовано защитой в подтверждение версии, направленной на подрыв доказательственной базы обвинения либо вообще о непричастности подсудимого к преступлению. Обвинитель, в случае, если такое исследование явно даст отрицательный результат из-за исчезновения или потери качественных характеристик информации на исходных материалах, должен быть готов к тому, что защита может в тактических целях заявить такое ходатайство и имеет на такое ходатайство аргументированное возражение. Для этого ему требуется информация о состоянии объекта экспертного исследования, подтвержденное компетентным мнением специалиста.

Ранее уже был рассмотрен вопрос о том, каким образом прокурору на этапе подготовки возможно ознакомиться с вещественными доказательствами и иными материалами в отношении которых может быть проведено экспертное исследование. В данном случае у прокурора также возникает необходимость получить мнение специалиста. Этот вопрос не урегулирован в законодательстве. но стороны имеют равные права в представлении доказательств (ст. 245 УПК РСФСР). Сторона защиты активно использует это право, получая консультационные заключения специалистов, в том числе в экспертных учреждениях, и представляют их в суд. В судебном заседании такие заключения являются основанием для производства экспертного исследования. Обвинители это право не используют. Они предпочитают получать устные консультации. На наш взгляд консультационное заключение, которое оформляется в письменной форме, является мнением конкретного специалиста и на него возможно ссылаться в судебном заседании, в то время как устная консультация по существу является голословной и ссылки на нее не могут выдержать

175 никакой критики. Помимо всего, консультационное заключение, при соответствующем оформлении, может являться иным доказательством, которое должно исследоваться и учитываться как при экспертном исследовании, так и при оценке совокупности доказательств. Данная деятельность также нуждается в законодательном регулировании.

Предпринятым исследованием выделен комплекс проблем, возникающих перед прокурором на этапе подготовки к участию в судебном разбирательстве. требующих регламентации в уголовно-процессуальном законодательстве. С учетом аналогичных проблем, возникающих в деятельности других участников процесса, по части из них внесены предложения о дополнении Уголовно-процессуального кодекса. В то же время остались иные проблемы. требующие регламентации.

Так, Закон предоставляет равное право сторонам представлять в суд доказательства (ч. 2 ст. 70 УПК РСФСР; сведения, которые могут являться доказательствами, в редакции ч. 4 ст. 82 проекта УПК). И это является реальным обеспечением равенства сторон в судебном разбирательстве, способствует установлению истины по делу. Но представлять доказательства, не обнаружив их, невозможно в силу вполне объективных причин. Главным в этой проблеме, на наш взгляд, является вопрос не о самом факте, а о допустимости целей, которые при этом преследуются, и тех средствах и методах, которые используются, и здесь не имеет значения совершено это стороной обвинения или стороной защиты. Именно с этой точки зрения и следует рассматривать деятельность сторон по собиранию доказательств вне судебного заседания. В равной степени это относиться и к встречам сторон со свидетелями, потерпевшими. экспертами, специалистами. В то же время, предоставление права сторонам самостоятельного поиска фактических данных на этапе подготовки ни в коем случае не умаляет значения института предварительного расследования, наоборот. это будет являться стимулом к стремлению более качественно осуществить деятельность и собрать все имеющиеся доказательства, одновременно такая деятельность служит дополнительной гарантией достижения целей уголовного судопроизводства по установлению истины, а значит обеспечению

176 прав и свобод личности и гражданина и соблюдения интересов государства

и общества. Однако, хотя такая деятельность и поощряется законом и осуществляется, она является незаконной, поскольку законодательно не урегулирована. В связи с этим требуется дополнить действующий Уголовно-процессуальный кодекс и учесть в проекте УПК положениями, которые легализовали бы данную деятельность участников судопроизводства после окончания расследования. В этих положениях должно быть учтено, что, в целях отыскания фактических данных, могущих иметь значение для правильного разрешения дела, прокурор, потерпевший и его представитель, общественный обвинитель, обвиняемый, защитник, общественный защитник, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители и иные лица, вправе: беседовать, с его согласия, с любым лицом, получать от него письменные объяснения, предметы и документы; осматривать, с согласия их владельцев, участки местности и помещения, составлять их схемы и планы; получать консультации специалистов в устной и письменной форме; проводить экспериментальные действия. В своей деятельности указанные лица вправе использовать, с согласия лица, с которым проводится беседа, владеющего участком местности или помещением, иных заинтересованных лиц, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемку, другие технические и иные средства, не наносящие ущерб жизни и здоровью людей, не причиняющие вред окружающей среде, не изменяющие и не уничтожающие объективные данные, могущие способствовать правильному разрешению дела.

Однако, помимо предоставление дополнительных прав, должны быть установлены определенные ограничения и ответственность.

Так. должно быть запрещено производить действия, которые бы нарушали законные права и свободы граждан, унижали бы достоинство и честь участников и окружающих, создавали опасность для их жизни и здоровью или причиняли вред окружающей среде.

Указанные лица не должны иметь права утаивать, за исключением случаев, предусмотренных ст. 51 Конституцией РФ, а также изменять или уничтожать любые фактические данные (источники информации), которые могут иметь значение для правильного разрешения дела.

177

За совершение, умышленно или по неосторожности, действий, направленных на утаивание, изменение или уничтожение фактических данных (источников информации) должна наступать ответственность в соответствии с законом и такие действия должны являются основанием для отвода судьи, прокурора, представителя потерпевшего, общественного обвинителя, защитника, общественного защитника, представителей гражданского истца и гражданского ответчика.

В целях определения, могут ли представленные фактические данные быть признаны доказательствами, лицо, их представившее, не зависимо от его процессуального или должностного положения, а также лица, участвовавшие в процессе поиска, собирания, получения, документирования фактических данных, представленных в качестве доказательства, по инициативе суда или ходатайству стороны, могут быть допрошены об обстоятельствах получения доказательства по правилам, установленным для допроса свидетеля.

Предлагая дополнения к УПК РСФСР, мы исходим не только из необходимости и возможности проведения прокурором активной деятельности на стадии подготовки и необходимости процессуального урегулирования данной деятельности, в том числе конкретизации требований закона в отношении процесса поиска, фиксации, изъятия, собирания, документирования, получения и представления фактических данных. В то же время, мы не можем обойти принципы всесторонности, полноты и объективности, в соответствии с которым осуществляется познавательная деятельность прокурором, и не учесть возможность осуществления подобной деятельности не только прокурором, но и защитником, другими участниками процесса и иными лицами. В связи с этим, в предлагаемые дополнения включены положения о том, что законодательная регламентация должна относиться не только к прокурору, но и в равной степени к любому иному лицу ее осуществляющему, а также предусмотрена ответственность за их нарушение.

Предлагаемые нами дополнения в уголовно-процессуальное законодательство не охватывают всего комплекса проблем, но могут являться основой для совершенствования законодательства по регламентации деятельности участников процесса и иных лиц. связанной с обнаружением и поиском фак-

178 >, тических данных, могущих стать доказательствами по уголовному делу по-

сле окончания расследования. Одновременно мы понимаем, что данные предложения носят дискуссионный характер и требуют дополнительных исследований возможность, производства которых ограничена рамками данной работы.

179 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенные научно-практические исследования подтвердили актуальность проблематики, связанной с подготовкой и участием прокурора в судебном разбирательстве уголовного дела.

Предпринятое комплексное изучение проблем позволило сделать вывод о том, что в судебном разбирательстве, среди иных функций, в деятельности прокурора выделяется познавательный аспект: в отношении обстоятельств происшедшего и условий их установления в процессе расследования. Что. как на этапе подготовки, так и в судебном разбирательстве прокурор является субъектом криминалистической деятельности. Резервом повышения эффективности деятельности прокурора, протекающей в резко усложнившихся условиях, может стать использование им научно- практических достижений ряда современных наук и, в первую очередь - криминалистики. Роль последней в расширении и углублении методологического и тактического потенциала обвинителя особенно велика в связи с тем. что прокуроры, участвующие в судебном процессе, в значительной своей части, не имеют опыта следственной работы и не владеют (или крайне слабо) криминалистическими знаниями. Возможность же использования достижений криминалистики в судебном разбирательстве обусловлена единством целей, задач, принципов, либо частичным совпадением предмета, методов, средств и приемов познания в уголовном судопроизводстве в целом или его отдельных этапах и стадиях.

Важным выводом является то, что деятельность на этапе подготовки прокурора к судебному разбирательству является внепроцессуальной, и он осуществляет ее в качестве прокурора, наделенного соответствующими правами и обязанностями;

Не менее важным результатом исследования является выделение системы объектов, изучение которых на этапе подготовки дает возможность оптимально решать стоящие перед ним задачи в судебном разбирательстве. Анализ объектов позволил дать их классификацию и основной, комплексный объект - уголовное дело. Результатом его изучения явились формулировка основных требований, которым оно должно отвечать и дать его определение.

180 Предложенный комплекс программ позволяет всесторонне, полно и

объективно изучить уголовное дело и условия, в которых оно будет рассматриваться вне зависимости от объема и сложности уголовного дела.

Анализ научной, юридической литературы, законодательства предоставил возможность выделить особенности судебного разбирательства с участием присяжных заседателей, влияющие на деятельность прокурора на этапе подготовки к таким процессам.

Дальнейший анализ позволил определить частные проблемы, возникающие перед прокурором при подготовке к отдельным судебным действиям: допросу, осмотру вещественных доказательств, местности и помещения, эксперименту и экспертному исследованию. Процесс их исследования дал ряд важных результатов.

Предложенные комплексы ситуаций позволяют, при обнаружении в процессе подготовки одной или нескольких таких ситуаций, заблаговременно поставить и решить вопрос о заявлении ходатайств и планировать производство отдельных судебных действий, таких как: осмотр местности и помещения: судебного эксперимента; экспертного исследования.

Комплексы программ организационно-тактических мероприятий подготовки: выездного судебного заседания на месте (на местности или в помещении); судебного эксперимента; экспертного исследования, позволяют организовать деятельность, как по их подготовке, так и их производства.

Весь объем проведенного исследования дал основания и позволил сформулировать предложения по совершенствованию действующего и перспективного уголовно- процессуального законодательства, касающиеся этапа подготовки к судебному разбирательству, в частности: ситуаций, в которых участники процесса встречаются с потерпевшим, свидетелем, иными лицами; ознакомления участников процесса с вещественными доказательствами и иными укрытыми материалами дела; ознакомления с местностью и помещением, где происходили определенные события: экспериментальных действий; получения консультаций лиц, обладающих специальными познаниями. А также дополнения проекта УПК. в части, предоставление возможности производства такого действия как “Проверка показаний на месте” не только на стадии расследования, но и в судебном разбирательстве.

181 Кроме того, результатом диссертационного исследования является

постановка комплекса криминалистических и процессуальных проблем, связанных с деятельностью прокурора в судебном разбирательстве и на этапе подготовки к нему, которые могут служить теоретической основой для дальнейших криминалистических и процессуальных исследований деятельности прокурора и иных участников процесса на этапе подготовки и в судебных стадиях уголовного судопроизводства.

182 > СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Законодательные источники

1) Конституция Российской Федерации. 2) 3) Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. 4) 5) Закон «О прокуратуре СССР», принят 30 ноября 1979 года Верховным Советом СССР ВВС СССР. 1979. №49. Ст. 843. 6) 7) Положение о прокурорском надзоре в РСФСР, принятое на сессии ВЦИК 26-28 мая 1922 года. СУ РСФСР. 1922. JSQ 36. Ст. 724: 8) 9) Положением о Верховном Суде Союза ССР и прокуратуре Верховного Суда СССР. От 24 июля 1929 года СУ СССР. 1929. М> 50. Ст. 445: 10) 11) Положением о Прокуратуре Союза ССР. Утверждено 17 декабря 1933 года. СЗСССР. 1934. № 1,Ст. 2-а: 12) 13) Приказ Генерального прокурора РФ JNQ 44 от 18.08.94г. “О повышении качества и эффективности участия прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства в условиях судебной реформы”. 14) 15) Приказ Генерального прокурора РФ № 82 от 24.11.98 г. “О задачах прокуроров, участвующих в рассмотрении судами уголовных дел”. 16) ^ Специальная литература

1) Актуальные направления развития криминалистической методики и такти ки расследования. // Материалы расширенного заседания ученого совета Все-

I

I союзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения

преступности. V!.. 1978. - 75 с.

2) Актуальные проблемы государства и права. Сборник научных трудов юридического института Одесского госунпверситета им. И.И. Мечникова.

I Выпуск 3 Одесса, 1996.

3) Александров Н. Подготовка к допросу и допрос подсудимого. // Советская юстиция. 1976. JVQ 14. С. 21-23. 4) 5) Алексеев В.. Бойков А.Д. Проверка и оценка судом показаний свидетеля. // 6) Советская юстиция. 1968. № I С. 15-14.

Ф

183

5) Алексеев Н.С., Даев В.Г. Уголовно-процессуальная политика советского государства на современном этапе.// Правоведение. 1977, № 6. С. 104-106. 6) 7) Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерки развития науки советского уголовного процесса. Воронеж: Воронежский ун-т. 1980. 251 с. 8) 9) Алексеев Н.С., Лукашевич В.З. Суд и предварительное расследование // Государство и право развитого социализма в СССР. Л., 1977. С. 354-358. 10) 11) Алексеев Н.С., Макарова З.В. Ораторское искусство в суде. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1985.- 174 с. 12) 13) Алексеева Н.С., Даев В.Г., Лукашевича В.З.. Маршунов М.Н. К разработке проекта основ уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и союзных республик // Советское государство и право. 1990. № 9. С. 83-86. 10)Аллан ПИЗ. Язык жестов. Самюэль ДАНКЕЛЛ. Поза спящего: Nonfiction (Деловой бестселлер). Пер. с англ. Н. Е. Котлярова. Л. Островского. / Сост. В. В. Шапиро/.- Мн.: ПАРАДОКС. 1995.- 416 с- (Сер. “ПОЛЕ ЧУДЕС: бизнес”). 11)Ароцкер Л. Шире использовать в суде криминалистику. - Сов. юстиция, I960, Хо 11. С. 22-24. 14) 12)Ароцкер Л.Е. Использование данных криминалистики в судебном разбирательстве уголовных дел. М.. 1964. 223 с.

13)Ароцкер Л.Е. Тактика и этика судебного допроса, М., “Юридическая литература”. 1969. 120с.

14)Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств в советском уголовном процессе. М.: Юрид. лит-ра. 164. - 180 с.

15)Арсеньев В.Д. Теория судебной экспертизы и теория судебных доказательств. Тезисы сообщения на седьмом теоретическом семинаре ВНИИСЭэ М., 1975. С. 11- 15.

16)Арсеньев В.Д., Заблоцкий В.Г. Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела. - Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1986. - 152 с.

17)Афанасьев С.А. Криминалистическая характеристика и типовая программа расследования сексуально-садистских убийств. Автореф. … канд. дисс. СПб, 1992.

184 18)Афанасьев С.А., Иванов В.И., Новик В.В. Особенности расследования

сексуально-садистских убийств: Учебное пособие. С-Пб.. 1993. 80 с; 19)Баев М.О., Баев О.Я. Защита об обвинения в уголовном процессе. Тактика профессиональной защиты по уголовному делу. Право обвиняемого на защиту (нормативные акты, постатейный материал). - Воронеж: Издательство Воронежского университета. 1995. - 228 с.

20)Баев О.Я. Тактика следственных действий: Учебное пособие. - Воронеж: Изд- воВГУ, 1992.-208 с;

21)Басков В.И. Курс прокурорского надзора. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов с приложением нормативных актов. -М.: Издательство ЗЕРЦАЛО. 1998. - 368 с.

22)Басков В.И. Общественные обвинители и защитники. (Пособие для слушателей). VI., “Знание”. 1979. 96 с.

23)Басков В.И. Прокурор в суде первой инстанции. VI.: Юрид. лит-ра. 1968. -199 с.

24)Басков В.И. Прокурорский надзор за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел в судах. 2-е изд.. перераб. и доп. VI.: Юрид. Лит-ра. 1986. 288 с.

25)Басков В.И. Прокурорский надзор за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел в судах. -2-е изд. -VI.: Юрид. Лит.. 1986. 296 с. 26)Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частная теории. - VI.: Юрид. лит.. 1987. 270 с.

27)Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. - VI.: Юрид. лит.. 1988. - 302 с.

28)Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - VI.: Изд-во БЕК. 1997.-342с.

29)Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. VI.: Юристъ. 1997. Т. 1 404 с. т. 2 -464 с. т. 3-478 с

30)Белкин Р.С. Общая теория криминалистики в условиях научно-технической революции. - Советское государство и право. 1977. № 5. С. 98 -106. 31)Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1986. - 398 с.

185 ? 32)Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. - М.:

Юрид. лит., 1966. 290 с.

33)Белкин Р.С. Тенденции и перспективы развития криминалистики. // Социалистическая законность. 1983, № 1. С. 24 - 26.

34)Белкин Р.С, Белкин А.Р. Эксперимент в уголовном судопроизводстве. Методическое пособие. М.: Издательская группа ИНФРА-М- НОРМА, 1997. -160с.

35)Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика и доказывание. М., 1969, 264 с. 36)Белкин Р.С, Лившиц Е.М. Тактика следственных действий. - М.: Новый Юристъ, 1997. - 176 с.

37)Бибиков И. План судебного следствия по уголовному делу. // Социалистическая законность. 1951. .VQ 6. С. 60-61.

38)Бозров В. Судебное следствие и криминалистика. // Советская юстиция. 1990. №8. С. 11-12.

39)Бойков А.Д. В дебрях седебно-правовой реформы. // Законность. 1993. № 3. с. 8-14.

40)Бойков А.Д. О перспективах судебной реформы //Социалистическая законность. 1988. №9. С. 17-20.

41)Боннер А.Т. Законность и справедливость в правоприменительной деятельности. - М.: Российское право, 1992. - 320 с.

42)Бородин СВ. Рассмотрение судом уголовных дел об убийствах. Издательство “Юридическая литература”. Москва - 1964. 89 с.

43)Бурданова B.C. Выдвижение и проверка версий защиты при расследовании преступлений. Учебное пособие. Л.: Институт усовершенствования следователей. 1983. -44 с.

44)Бурданова B.C. Криминалистические проблемы обеспечения всесторонности. полноты и объективности расследования преступлений. Диссерт. … докт. юрид. наук. М. 1992.

45)Бурданова B.C. Криминалистическое обеспечение всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела: Учебное пособие. -СПб.: ИПК ПСР Генеральной прокуратуры РФ. 1994.

I*

186 46)Бурданова B.C., Быков В.М. Виктимологическне аспекты криминалистики. - Ташкент: Ташк. ВШ МВД СССР. 1981. - 78 с.

47)Бурданова B.C., Быховский И.Е. Предъявление для опознания на предварительном следствии. - М.: ИУСР при Прокуратуре СССР. ВИпоИПиРМПП. 1975.-79 с.

48)Бушуев Г.И. Совещание судей при постановлении приговора. - VI.: Юрид. лит., 1988. - 112 с. (Б-чка народного судьи).

49)Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент: Узбекистон, 1991.- 143 с.

50)Быховский И.Е., Корниенко Н.А. Проверка показаний на месте: Учеб. пособие.-Л., 1988.-68 с.

51)Быховский И.Е.. Корниенко Н.А. Процессуальные и тактические вопросы проведения следственных действий. Учебное пособие. Влогогорад.% ВСШ МВД СССР. 1977.-56 с.

52)Вандер М.Б., Корниенко Н.А. Следственный осмотр и предварительное исследование предметов и документов. Л., 1976,

53)Вартофский М. Модели; репрезентация и научное понимание. М.Л988. 467с.

54)Васильев А.Н. Следственная тактика. М.: Юрид. Лит-ра. 1976. 197 с. 55)Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. М. Юрид. лит. 1981. 113с.

56)Васильев А.Н. Тактический прием - основа следственной тактики. // Социалистическая законность. 1974. № 4. С. 42-44.

57)Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. - М.: Изд-во МГУ. 1984. -144 с.

58)Вахитов Ш.К. Рассмотрение дел о преступных нарушениях правил охраны труда. - М.: Юрид. лмт., 1986. - с. 96 (Б-чка нар. судьи).

59)Величкин С.А. Организация расследования преступлений. Л.: Изд-во ЛГУ, 1985. - 88 с.

60)Веретехин Е.Г. Пробелы предварительного расследования и их восполнение в суде первой инстанции. Казань: Казанский университет. 1988. - 88 с.

187 6Г)Видонов Л.Г. Криминалистические характеристики убийств и системы

типовых версий о лицах, совершивших убийства без очевидцев. - Горький: пр-ра области, 1978. - 122 с.

62)Винберг А.И. Криминалистика. Введение в науку. М. 1962. 115 с. 63)Винберг А.И. Теория доказательств в науке советской криминалистики. / Сов. государство и право. 1977. N 12. С. 9-14.

64)Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. - Тула: Автограф. 2000 - 464 с.

65)Возгрин И.А. Криминалистическая методика расследования преступлении. Минск. ВЫШЭЙШ. ШК. 1983. -215 с.

66)Возгрин И.А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений: Курс лекций. В 4-х частях. Часть 3. СПб.: СБбЮИ МВД России. 1993. -80 с.

67)Возгрин И.А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений. В 4-х частях. 4.1. - СПб.: ЮИ МВД России, 1992. - 90 с. 68)Вопросы кримналистики. № 6-7 (21-22). М. - 1962.

69)Вопросы укрепления законности и устранения следственных ошибок в уголовном судопроизводстве. Сборник научных трудов.-М.. 1988. - 138 с: 70)Воробьев Г.А. Планирование судебного следствия.- М.:Юрид. лит., 1978.-80 с. (Б-чка нар. судьи).

71)Воробьев Г.А. Тактика и психологические особенности судебных действий. Учебное пособие. Краснодар.: КГУ. 1986. 86 с.

72)Воскресенский В.В. Прокурор в суде присяжных: участие в судебном следствии.// Законность. 1994. № 9 С. 14-22.

73)Выявление и устранение следственных ошибок при судебном рассмотрении уголовных дел. - М.: ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка. 1990. -80 с.

74)Гаврилов В.В. Слово - государственному обвинителю: Поддержание государственного обвинения в уголовном суде. - Саратов: Изд-во “Слово”. 1998. -256 с.

75)Гарин К. Криминалистика на службе судебного следствия // Социалистическая законность. 1955. № 9 С. 14-15.

188 76)Годзинский М.М. Советский уголовный процесс и криминалистика.//

Вопросы криминалистики. М.: Юрид. лит.. 1961. - Вып. 1-2. С. 9-10. 77)Гончаренко В.И. Использование данных естественных и технических наук в утоловнОхМ судопроизводстве. Киев, 1980. 58 с.

78)Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д.. Котов Д.П. Судебная этика. Некоторые проблемы нравственного начала советского уголовного процесса. Воронеж.: Воронежский университет. 1973. - 273 с.

79)Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж.: Воронежский университет. 1978. - 303с.

80)Горьянов К.К., Кваша Ю.Ф.. Сурков К.В. Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”: Комментарий.- VI.: Новый Юрист. 1997.-576 с.

81 Государственный обвинитель в советском суде. / Под ред. В.А. Болдырева. М: Госюриздат. 1954. - 308 с.

82)Гранат И.Д. Характеристика следственных задач и психологический механизм их решения. Автореф. … канд. дисс. М., 1973.

83)Густов Г.А. Изучение личности погибшего по дуле об убийстве: Учебное пособие. СПб.. 1997.44 с;

84)Густов Г.А. К разработке криминалистической теории преступления. - Правоведение, 1983, N 3. С. 88 - 92.

85)Густов Г.А. Комплексный подход к раскрытию убийства. - Л.: ИУСР при Прокуратуре СССР, 1988.- 104 с.

86)Густов Г.А. Моделирование в работе следователя. Л., 1980, 188 с. рис. 13, табл. 36.

87)Густов Г.А. Моделирование при расследовании преступлений.Издание второе, дополненное и переработанное. (Методические рекомендации). Лени-град, 1986.

88)Густов Г.А. Проблемы методов научного познания в организации расследования преступлений. Диссерт. … докт. юрид. наук. М. 1993; 89)Густов Г.А. Проблемы программирования расследования // Проблемы программирования, организации и информационного обеспечения предвари-

189 тельного следствия: Межвузовский науч. сб. / Башк. ун-т. - Уфа. 1989. - 160

с. С. 17-27;

90)Густов Г.А. Программно-целевой метод организации раскрытия убийств: Учебное пособие. СПб.: СПб ЮИ ГП РФ, 1997. - 122 с.

91)Густов Г.А. Програмно-целевой метод организации раскрытия убийств: Учебное пособие. С-Пб., 1993. 122 с:

92)Густов Г.А. Програмно-целевой метод организации раскрытия убийств: Конспект лекций. Л., 1985. 24 с;

93)Густов Г.А. Раскрытие, расследование убийств в условиях неочевидности (Краткие типовые программы) Методические рекомендации. ИУСР при Про-куратеру СССР. Л., 1989. 41 с;

94)Густов Г.А. Расследование убийств, сопряженных с разбоем и сексуальными побуждениями: Сборник задач. Л.: ИУСР при Прокуратуре СССР, 1987. -163 с.

95)Густов Г.А.. К разработке криминалистической теории преступления. // Правоведение, 1983, N 3. С. 88 - 92.

96)Давыдов П.М. Обвинение в советском уголовном процессе. Свердловск.: Среднеуральское книгоиздательство. 1974.- 135 с.

97)Даев В.Г. К понятию обвинения в советском уголовном процессе// Правоведение. 1970. № 1.С. 76-86.

98)Даев В.Г. Процессуальные функции и принцип состязательности в уголовном судопроизводстве. // Правоведение. 1974. № 1, С. 64-73. 99)Даев В.Г. Рецензия на книгу B.C. Зеленецкого «Возбуждение государственного обвинения в советском уголовном процессе //Социалистическая законность. 1981. №2. С.78-79.

100) Даев В.Г., Маршунов М.Н. Основы теории прокурорского надзора. Л.: ЛГУ. 1990.- 136с. 101) 102) Даева В.Г. Рецензия на книгу В.М. Савицкого «Очерки теории прокурорского надзора»//Правоведение. 1977. J\b 2. С. 140-142. 103) 104) Даль В.Л. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 4 - P-V. М: РУССКИЙ ЯЗЫК. 1980. - 683 с. 105)

190

103) Данилова СИ. Уголовное дело № 095. История одного преступления

в документах. Учебно-практическое пособие. - М.: Издательская группа НОРМА - ИНФРА М, 1998. С 2 - 6. - 144 с.

104) Дворянский A.M., Костаков А.А., Рохлин В.И.. Сопраньков Г.А., Стука- нов А.П. Организация и методика работы прокурора в судебных стадиях уголовного судопроизводства: Учебное пособие / Под ред. проф. В.И. - Рохлина. СПб.. 1996.68 с. 105) 106) Джон А. Эпплман. Техника перекрестного допроса: Перевод с англ. Справочное пособие. - Тюмень: Издательство “Скорпион”, 1992 - 144 с. 107) 108) Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно- розыскной деятельности. - М.: Издательство “СПАРК”. 1996. - 1 11 с. 109) 110) Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск: Изд- во Уральского ун-та. 1987. - 168 с. 111) 112) Драпкин Л.Я. Ситуационный подход в криминалистике и программирование расследования // Проблемы программирования, организации и информационного обеспечения предварительного следствия: Межвузовский науч. сб. / Башк. ун-т. - Уфа, 1989. - 160 с. С. 27-32: 113) 114) Дулов А.Д. Судебная психология. Минск, 1975. - 462 с. 115) 116) Ефимичев СП. Правовые и организационные вопросы окончания предварительного расследования с обвинительным заключением. Учебное пособие. Волгоград, 1977. 117) 118) Ефимичев СП. Систематизация материалов уголовного дела // Ученые записки. (Юридические науки) Т. 21. Ч. 4. Владивосток. 1971. 119) 120) Зелинский А.Ф. Понятие “преступная деятельность”. - Советское государство и право. 1978. N 10. С. 98 - 101. 121) 122) Зинаттулин 3.3. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовному делам. Учебное пособие. Ижевск.: Уд ГУ. 1989. - 80 с. 123) 124) Златкович В. Судебное рассмотрение многоэпизодных дел. - Социалистическая законность. 1956, N 7. С 54 - 57 125) 126) Злотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-на-Дону: “Феникс”, 1999. - 228 с: 127)

191

116) Зорин Г.А. Защита по уголовным делам о дорожно-транспортных

происшествиях. - Мн.: Амалфея, 2000. - 336 с. - (Фундаментальная криминалистика XXI века).

117) Зорин Г.А. Криминалистическая методология. - Мн.: Амалфея. 2000. - 608 с. - (Фундаментальная криминалистика XXI века). 118) 119) Зорин Г.А. Теоретические основы криминалситики. - Мн.: Амалфея. 2000. - 416 с. - (Фундаментальная криминалистика XXI века). 120) 121) Ивакина Н.Н. Культура судебной речи. Учеб. пособие. - М.: Издательство БЕК. 1995-334 с. 122) 123) Ивин А. А., Никифоров А. Л. Словарь по логике - М..: Гуманит. изд. центр ВЛ АД ОС, 1997.-384 с. С. 321-323. 124) 125) Казанцев СМ. Изменения в системе прокурорского надзора после судебной реформы 1864 года // Вестник ЛГУ. Чер. 6. Вып. 1. 1986. С. 87-88: 126) 127) Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. - М.: Юристъ. 1995. - 128 с. 128) 129) Кириллова Н.П. Процессуальные и криминалистические особенности поддержания государственного обвинения в суде первой инстанции: Учебное пособие. СПб.: ИПК ПСР ГП РФ. 1996. - 54 с. 130) 131) Кириллова Н.П. Процессуальные и криминалистические особенности поддержания государственного обвинения в суде первой инстанции. Дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 1995. 132) 133) Колдин В.Я. Криминалистическое знание о преступной деятельности: функция моделирования. // Советское государство и право. 1987, N 2. С. 63 - 69. 134) 135) Комментарий к Федеральному закону “Об оперативно-розыскной деятельности”. / Отв. ред. и рук. авт. кол-ва А.Ю. Шумилов. - М.: Вердикт- 1М. 1997.-208 с. 136) 137) Кони А.Ф. Собр. Соч. В 4-х т. М.: Юрид. Лит-ра. 1967. 138) 139) Кореневский Ю. В. Государственный обвинитель. VI.: Знание. 1989. - 64с. 140) 141) Кореневский Ю. В. Криминалистика и судебное следствие. // Советское государство и право. 1987. № 4 С. 56-63. 142)

192

130) Кореневский Ю. В. Судебная практика и совершенствование предварительного расследования. М., “Юрид. лмт.”, 1974. 112 с. 131) 132) Кореневский Ю.В. Государственное обвинение в условиях судебной реформы (процессуальный, тактический и нравственный аспекты): Методическое пособие. - М.: ВИпоИПиРМПП. 1994.- 84 с. 133) 134) Кореневский Ю.В. Проверка и оценка достоверности доказательств при расследовании и рассмотрении в судах уголовных дел. // Информационный бюллетеню ГП РФ. 1998, № 4, С.22-42; 135) 136) Корнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе: Учеб. пособие. - Волгоград: ВСШ МВД СССР. 1988.-68 с. 137) 138) Корнеева Л.М. Доказательства и доказывание при производстве расследования. Лекция. Горький - 1977. 139) 140) Корноухов В.Е. О двух подходах к алгоритмизации процесса расследования // Проблемы программирования, организации и информационного обеспечения предварительного следствия: Межвузовский науч. сб. / Башк. ун-т. -Уфа, 1989.- 160 с. С. 39-41 : 141) 142) Коршунова О.Н. Отождествление личности по голосу и речи на предварительном следствии. СПб.: ИПК ПСР ГП РФ, 1995. - 32 с. 143) 144) Краткий философский словарь.- М.: “Проспект”. 1997. - 400 с. С. 297. 145) 146) Криминалистика / под ред. д. ю. н. проф. В.А.Образцова - М.: Юрист 1995.592 с. 147) 148) Криминалистика / Под ред. Яблокова Н.П., Колдина В.Я. - М.: Изд-во МГУ. 1990. -464 с. 149) 150) Криминалистика, М., «Юридическая литература», 1968. 696 с. 151) 152) Криминалистика. Учеб. для вузов / И.Ф. Герасимова. Л.Я. Драпкина, Е.П. Ищенко и др.: Под ред. И.Ф. Герасимова. Л.Я. Драпкина.- VI.: Высш. Шк„ 1994.528 с. 153) 154) Криминалистика. Учебник для вузов. Отв. Редактор проф. Н.П. Яблоков. - М.: Издательство БЕК. 1995. - 708 с. 155) 156) Криминалистика. Учебник./ под ред. И.Ф. Понтелева. Н.А. Селиванова. М.: Юридлит-ра. 1993. 694 с. 157)

193

144) Криминалистика / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. В.А. Образцова. -

М.: Юристъ, 1997. - 760 с: ил.

145) Криминалистика: Учебник / Под ред. Проф. А.Г. Филиппова (отв. Редактор) и проф. А.Ф. Волынского.- М.: Издательство «Спарк», 1998. 543 с. 146) 147) Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. Т.А. Седовой, проф. А.А. Эк-сархопуло. - СПб.: Изд-во СПбГУ, 1995. - 528 с. 148) 149) Криминалистическая характеристика преступлений: Сб. научн.трудов / Отв. ред. Клочков В.В.. М.: ВИпоИПиРМПП. 1984. - 182 с. 150) 151) Криминалистическая характеристика преступлений: Сб. научных трудов / Отв. ред. Клочков В.В. - М.:ВИпоИПиРМПП, 1984. - 106 с. 152) 153) Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / Под ред. Т.В. Аверьяновой и Р.С. Белкина. - М.: Новый Юрист, 1997. - 400 с. 154) 155) Крюков В.Ф. Поддержание государственного обвинения в судах первой инстанции. Методическое пособие. Курск, 1996, 98 с; 156) 157) Кузьмин СВ. Некоторые вопросы построения и использования криминалистической модели виновного при раскрытии преступлений, совершенных в условиях неочевидности. // Вопросы совершенствования предварительного следствия. / Под ред. Питерцева С.К. - СПб.: ИПК ПСР Генеральной прокуратуры РФ. 1992. - Вып. 7. С. 18 - 27. 158) 159) Кузьмин СВ. Расследование краж из помещений (програмно-целевой метод): Учебноле пособие. СПБ.. 1995. 163 с. 160) 161) Кузьмин СВ. Теоретические проблемы развития програмно-целевого метода организации планирования раследования преступлений // Вопросы совершенствования прокурорско-следственной деятельности: Сборник статей. Вып. 8. СПб.. 1996. 276 с. С 173-188. 162) 163) Кузьмина А.И.. Полякова VI.Ф. Деятельность прокурора при рассмотрении уголовных дел в судах. Учебное пособие к анализу типовых ситуаций. М.: Институт повышения квалификации руководящих кадров. 1990. - 40 с. 164) 165) Куликов В.И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. Ульяновск: филиал МГУ, 1994.-256 с. 166)

194

156) Курс криминалистики. / Под общей ред. Корнаухова В.Е. Т. 1. - Красноярск: Красноярское кн. изд-во, 19%. 157) 158) Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М.. 1989. 436с. 159) 160) Кустов A.M. Криминалистическое учение о механизме преступления. Ав-тореф. …докт.дисс. М.. 1997. 161) 159)Лаврухин СВ. Понятие криминалистики // Государство и право, № 4, 1998. С. 74-79.

160) Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М., «Юридическая литература», 1970. 224 с. 161) 162) Леви А. Лучше использовать научно-технические средства и методы в суде. - Социалистическая законность. 1978. № 11, С. 11-12. 163) 164) Ленский А.В. Досудебное (предварительное) производство в современном уголовном процессе России и его эффективность. - Томск: Изд- во Том. ун-та, 1998,- 186 с. 165) 163)Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. М., “Юрид. лит.”, 1973.216 с.

164) Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений.- М.: Юр. лит.. 1981. - 152 с. 165) 166) Лузгин И.М. Развитие методики расследования отдельных видов преступлений. - Правоведение. 1977, N 2. С. 58 - 65. 167) 168) Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. ВШ МВД СССР. 1969, 178 с. 169) 170) Лузгин И.М. Реконструкция в расследовании преступлений. Учебное пособие. Волгоград, 1981. 171) 172) Лузгин И.М. Сущность криминалистических методов установления истины при расследовании преступлений. // Труды Высшей школы МВД СССР. -М., 1970.- Вып. 27. С. 198 -294. 173) 174) Лукашевич В.З. Гарантии прав обвиняемого в стадии предании суду. Л.: ЛГУ, 1966.- 147 с. 175) 176) Лупинская П.А. Доказывание в советском уголовном процессе. Учебное пособие. М.. 1966. 102 с. 177)

195

171) Максутов И.Х. Судебный осмотр места происшествия и особенности

его проведения. - Л.. 1972.

172) Маландин И.С. Значение систематизации документов при расследовании дел о хищениях социалистической собственности, должностных и хозяйственных преступлений. Правоведение, 1960, № 3. С. 126-129. 173) 174) Маркс и Ф. Энгельс, Соч., Т. 1. 547 с. 175) 176) Маршунов М.Н. Возражение на акт прокурорского надзора в суде первой инстанции /в кн. Развитие и применение уголовно-процессуального законодательства. Под. Ред. А.Д. Бойкова. Воронеж: Воронежский университет. 1987.С. 178-180. 177) 178) Маршунов М.Н. Прокурорско-надзорное право. Проблемы правового регулирования. СПб.: Санкт-Петербургский университет. 1991. - 128 с. 179) 180) Материалы в помощь государственному обвинителю. Прокуратура Нижегородской области. Н. Новгород. 1983. 181) 182) Материалы Всесоюзной научно-практической конференции по вопросам повышения эффективности поддержания государственного обвинения (апрель 1983 г.). Прокуратура Союза ССР, Москва - 1983. 183) 184) Материалы Минской научной конференции. М.. 1973. 185) 186) Матющенко М.А.. Шость Н.В. Особенности поддержания государственного обвинения по делам о преступлениях несовершеннолетних. Учебное пособие. Харьков - 1983. 187) 188) Методика подготовки и участия государственного обвинителя в судебном разбирательстве. // Информационный бюллетеню ГП РФ. 1998, № 2, С. 32-44; №3 С. 16-24. 189) 190) Миньковский Г.М. Окончание предварительного расследования и осуществление права обвиняемого на защиту. Госюриздат. М., 1957. С. 50. 191) 192) Миронов В.Ф.. Шимановский В.В. Допрос следователей в качестве свидетелей. - Правоведение. 1988. N 6. С. 193) 183)Митричев СП. Следственная тактика. Учебное пособие. VI.: ВЮЗИ. 1975.-45 с.

184) Морщакова Т.Г., Петрухин И.Л. Оценка качества судебного разбирательства (по уголовным делам). VI., “Наука”. 1987

196

185) Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно-процессуальные функции.

Ярославль. 1976.-94 с.

186) Мотовиловкер Я.О. Функция осуществления правосудия и состязательное построение судебного разбирательства. / В кн. Вопросы повышения эффективности правосудия по уголовным делам. Калининград: КГУ. 1981. С. 11-13. 187) 188) Муравьев Н.В. Прокурорский надзор в его устройстве и деятельности. Т. 1. Прокуратура на Западе и в России. М. 1889. 554 с. 189) 190) Мухин И.И. Важнейшие проблемы оценки судебных доказательств в уголовном и гражданском судопроизводстве. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1984. - 184 с. 191) 192) Навасардян В. Р. Правовые аспекты взаимодействия адвоката- защитника с подозреваемым, обвиняемым и подсудимым. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1999. 193) 194) Нажимов В.П. Об уголовно-процессуальных функциях. // Правоведение. 1973. №5. С .69-74. 195) 196) Настольная книга следователя. Госюриздат, М.. 1949. 622 с. 197) 198) Николайчук В.М. Уголовный процесс США. М.: Наука. 1981 89 с. 199) 200) Новик И.Б. О моделировании сложных систем (философский очерк)., “Мысль”, 1965 г. 267с. 201) 202) Новосельцев П.А. Об опыте работы районной прокуратуры по борьбе со лжесвидетельством. // Материалы всесоюзной научно-практической конференции по вопросам повышения эффективности поддержания государственного обвинения (апрель 1983 г.) М., 1983. С. 125 - 127. 203) 204) Нормативные материалы о судьях и суде присяжных / Под ред. Ю.Х. Калмыкова и А.А. Котенкова. - М.: Юрид. лит., 1994. - 112 с. 205) 206) Облаков А.Ф. Криминалистическая характеристика преступлений и криминалистические ситуации. - Хабаровск: ХВШ МВД СССР, 1985. - 88с. 207) 208) Образцов В.А., Танасевич В.Г. Понятие и криминалистическое значение следственной ситуации. - Советское государство и право. 1979. N 8. С. 109 — 115. 209)

i 19 7

t 198) Образцов В.А. О некоторых перспективах интеграции и дифферен-

циации знаний в криминалистике. // Актуальные проблемы советской криминалистики. М., 1979.

199) Образцов В.А. Основы криминалистики. VI.: Юрист, 1996; 200) 201) Ожегов СИ. и Шведова Н.Ю. «Азъ» Ltd. M.. 1992. 950 с. 202) 203) Организация и методика участия прокурора в рассмотрении судами уголовных дел: Методические рекомендации / Авторы составители В.И. Рохлин, А.VI. Дворянский. С.-П… 1994. 44 с. 204) 205) Организованная преступность - 3 / Под ред. Долговой А.И.. СВ. Дьякова.- VI.: Криминологии. Ассоциация. 1996. - 352 с. 206) 207) Организованная преступность. / Под ред. А.И.Долговон, СВ. Дьякова. -VI.: Юрид. лит.. 1989. - 352 с. 208) 209) Особенности участия госуарственного обвинителя в судебном процессе по делам о крушениях и авариях на железнодорожном транспрте и анализ доказательств при поддержании государственного обвинения: Методические рекомендации / Авторы составители: В.И. Рохлин. В.VI. Хамцов. СПб., 1995. 32с. 210) 211) Оценка качества и эффективности государственного обвинения. (Методические рекомендации). ГП РФ. Москва - 1993. 212) 213) Пашин А.С Судебная реформа и суд присяхных. VI., 1994. 93 с. 214) 215) Перлов И.Д. Подготовительная часть судебного разбирательства в советскому головном процессе. VI.: Госюриздат. 1956. 216) 217) Перлов И.Д. Судебное следствие в советском уголовном процесса. М., 1955.248 с; 218) 219) Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. VI.: Наука. 1991. - 208 с. 220) 221) Петрухин И .Л. Функции прокурора в суде // Советское государство и право. 1990. № 6. С. 59-60; 222) 223) Пещак Ян. Следственные версии. Криминалистическое исследование. VI., 1976. 224) 225) Питерцев СК. Составление обвинительного заключения: Учебное пособие. Л.. 1988. 78 с. 226)

198

213) Питерцев С.К., Степанов А.А. Тактика допроса в суде: Учебное пособие. - СПб.: СПбЮИ Генеральной прокуратуры РФ, 1997. 56 с. 214) 215) Подголин Е.Е. Тактика следственных действий/ Под ред. И.Е. Быховско-го.- Л.: ИУСР при Прокуратуре СССР, 1986. - 86 с. 216) 217) Поддержание государственного обвинения в суде, М., “Юридическая литература”, 1970.- 184 с. 218) 219) Поддержание государственного обвинения по делам о тяжких преступлениях против жизни и здоровья. Методическое пособие.- VI., 1994.- 158 с; 220) 221) Полянский Н.Н. Очерки развития советской науки уголовного процесса.. М.: АН СССР. 1960.212 с. 222) 223) Полянский Н.Н. Уголовное право и уголовный суд Англии. М.: Юрид. Лит-ра. 1969. 399 с. 224) 225) Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Мн.. “Вышэйш. школа”, 1973. 368 с: 226) 227) Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. -Минск: Выш. школа, 1978. - 175 с. 228) 229) Прокурор в суде присяжных. Методическое пособие. - М.. 1995. - С. 132. 230) 231) Прокурорский надзор в суде первой инстанции по уголовным делам. VI., “Юрид. лит.”, 1978. 152 с; 232) 233) Прокурорский надзор за законностью рассмотрения в судах уголовных дел /Под ред. А. Н. Мишутина. VI.: Юрид. Лит-ра. 1963. 213 с. 234) 235) Протасевич А.А., Степаненко Д.А., Шиканов В.И. Моделирование в реконструкции расследуемого события: Очерки теории и практики следственной работы. - Иркутск: Изд-во ИГЭА, 1997. - 208 с. 236) 237) Развитие и применение уголовно-процессуального законодательства. Под ред. А.Д. Бойкова. Воронеж: Воронежский университет. 1987. 238) 239) Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. VI.: 1997, 290 с. 240) 241) Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. VI.: госюриздат. 1961. - 277 с. 242) 243) Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. Петроград. 1916. 597 с. 244) 245) Рохлин В.И. Дворянский A.M. Организация методики участия прокурора в рассмотрении судами уголовных дел. Методические рекомендации. Санкт- 246)

199

  • Петербург., Институт повышения квалификации лрокурорско-

следственных работников Прокуратуры РФ. 1994.-44 с.

230) Руководство для государственных обвинителей. Криминалистический аспект деятельности. Часть 1. / Под ред. О.Н. Коршуновой. СПб., 1998. 116 с. Табл. -4; 231) 232) Руководство для следователей. / Под ред. Н.А.Селиванова., В.А. Снетко-ва. - М.: ИНФРА-М, 1997. - 732 с. 233) 234) Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. М.: Наука. 1971. -338с. 235) 236) Сборник по обмену опытом работы районных прокуроров по осушеств-лению надзора за рассмотрением уголовных дел в судах. Москва - 1987. 237) 238) Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М.: Юрид. лит.. 1982.- 152 с. 239) 240) Селиванов Н.А.. Видонов Л.Г. Типовые версии по делам об убийствах: Справочное пособие. - Горький: ВИпоИПиРМПП. 1981. -56 с. 241) 242) Селиванов Н.А., Танасевич В.Г., Эйсман А.А., Якубович Н.А. Советская криминалистика: Теоретические проблемы. М.: Юрид. Лит-ра. 1978. - 435 с. 243) 244) Селиванов Н.А., Эйсман А.А. Проблемы програмирования расследования и совершенствования криминалистических методик // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 46. - М.: Юрид. лит., 1988. С. 138-146; 245) 246) Сергеев Л.А., Соя-Серко Л.А., Якубович Н.А. Планирование расследования. - М.: ВИпоИПиРМПП, 1975. - 116 с. 247) 248) Сергеич П. Искуство речи на суде. - Тула: Авторгаф. 1998. - 320 с. 249) 250) Серова Е.Б..Актуальные теоретические и практические проблемы расследования и поддержания государственного обвинения по делам о вымогательстве. Дисс. … канд. юр. наук. СПб., 1998. 251) 252) Следственная ситуация: Сб. научн. трудов / Отв. ред. Клочков В.В.- М.: ВИпоИПиРМПП. 1985. - 80 с. 253) 254) Смоленцев Е.А. Актуальные задачи совершенствования деятельности судов при рассмотрении уголовных дел. // Материалы всесоюзной научно-практичес-кой конференции по вопросам повышения эффективности поддер- 255) * жания государственного обвинения (апрель 1983 г.) М., 1983. С. 39 - 44.

200

243) Советский уголовный процесс. М., 1986. 438 с. 244) 245) Советский уголовный процесс. Учебник./ Под ред. Алексеева Н.С., Лукашевича В.З. Л.: ЛГУ, 1989. 472 с 246) 247) Современный философский словарь /под ред. д.ф.н., проф. В.Е. Кемерова / 1996 г., с. 305. 248) 249) Соловьев А.Б., Воробьев В.П. О тактике судебного допроса // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 16. М., 1972. С. 124-126; 250) 251) Соя-Серко Л. Программирование расследования. - Соц. законность, 1980, N 1.С. 50-51. 252) 253) Степаненко Д.А. Моделирование как метод научного исследования в приложении к решению задач уголовного судопроизводства (некоторые актуальные аспекты проблемы). Автореф. .. канд. юрид. наук. Томск, 1996. 254) 255) Стецовский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. - М.: Юрид. лит.. 1982. - 176 с. 256) 257) Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М.: Наука. 1986. 549 с. 258) 259) Сухов СП. Тактические особенности судебного следствия. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Свердловск. 1972. 260) 261) Сущенко В.Н. О программировании расследования преступлений // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Межвузовский сборник научных трудов. Вып.. 8. С. 73-78. 262) 263) Тарасов П.И., Шавер Б.М. Руководство по расследованию преступлений. Юрнздат, М., 1941. 264) 265) Темушкин О.П. Организационно-правовые формы проверки законности и обоснованности приговоров. Изадтельство “Наука”. М.. 1978. 266) 267) Теория доказательств в. советском уголовном процессе. / Под ред. Н.В. Жогина, изд. 2-е исправленное и дополненное. М., Юрид лит-ра. 1973. - 736 с. 268) 269) Терзиев Н.В. К вопросу о системе науки советской криминалистики // Правоведение. 1961. №2 С. 14-15. 270) 271) Тихиня В.Г. Теоретические проблемы применения данных криминалистики в гражданском судопроизводстве.- Мн.: Выш. школа. 1983.-
159 с. 272)

20!

258) Толковый словарь русского языка. Ожегов СИ. и Шведова Н.Ю.

«Азъ» Ltd. M.. 1992.

259) Трансформация личности: нейролингвистическое программирование. Анализ и комментарии - О. Ксендзюк. Одесса. “Хаджубей”, 1995.- 352 с; 260) 261) Третьяков В. И. Участие защитника на предварительном следствии и в судебном производстве (процессуальные и тактические аспекты). Автореф. диссерт. … канд. юрнд. наук. Волгоград. 1998 г. 262) 263) Треушников VI.К. Судебные доказательства. Монография. М.: Юридическое бюро “ГОРОДЕЦ”. 1997. С. 320. 264) 265) Уайнреб Ллойд Л. Отказ в правосудии. Уголовный процессов США. VI.: Юрнд. Лит-ра. 1985. 190 с. 266) 267) Уголовный процесс. VI.. 1992. 478 с. 268) 269) Уголовный процесс. Учебник. / Под ред. Алексеева Н.С, Лукашевича В.З., Элькинд П.С М.: Юрид. Лит-ра. 1972. 657 с. 270) 271) Уемов А. И. Логические основы метода моделирования. VI.. “Мысль”. 1971.311 с. 272) 273) Уилшир А.VI. Уголовный процесс. М.: Государственное издательство иностранной литературы. 1947. 274) 275) Укрепление законности и борьба с преступностью в условиях формирования правового государства. VI., 1990. 276) 277) Участие прокурора в исследовании доказательств в судебном разбирательстве: Методические рекомендации. - М., 1993.-44с. 278) 279) Участие прокурора в исследовании доказательств в судебном разбирательстве (методические рекомендации). ГП РФ, № 12/13-93. VI., 1993. 280) 281) Учебник уголовного процесса. VI., 1995. 678 с. 282) 283) Файницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В 2 Т. СПб., 1996. 284) 285) Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Издательство Казанского университета, 1973. 286) 287) Халиулин А.Г. Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России. - Кемерово: Кузбассвузиздат,. 1997. - 224 с. 288) 289) Хмыров А.А. Криминалистическая характеристика преступления и пути доказывания по уголовному делу. - Правоведение. 1983, N 3, С. 59 - 66. 290)

202

275) Хомколов В.П. Организация управления оперативно-розыскной деятельностью: системный подход. - М.: Закон и право. ЮНИТИ. 1999. - 191 с. 276) 277) Ципкин А.Л. Судебное разбирательство в советском уголовном процессе. Саратов: Саратовский университет. 1972. - 74 с. 278) 279) Ципкин А.Л. Судебное следствие и криминалистика // Социалистическая законность. 1938. № 12. С. 44-46. 280) 281) Чекалин К.С. Метод логико-математического моделирования в исследовании проблем организации патрульно-постовой службы милиции. // Труды ВНИИ МВД СССР. М., 1973, N 27. С. 10 - 18. 282) 283) Чеканов В.Я. Прокурорский надзор в уголовном судопроизводстве. Саратов. Саратовский университет. 1972. - 188 с. 284) 285) Чеканов В.Я. Уголовное судопроизводство как целостная система // Вопросы уголовного процесса. Саратов. 1979. Вып. 2. С. 33-34. 286) 287) Чуфаровский Ю.В. Психология в оперативно-розыскной деятельности правоохранительных органов. - М.: Право и Закон, 1996. - 128 с. 288) 289) Шиканов В.И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического прогресса. Иркутск: Восточно-Сибирское книжное изд-во, 1978.- 190 с. 290) 291) Шиканов В.И. Разработка теории тактических операций - важнейшее условие совершенствования методики расследования преступлений. // Методика расследования преступлений/ Отв. ред. Селиванов Н.А. - М. ВИпоИ-ПиРМПП. 1976.- 179 с. 292) 293) Шифман М.Л. Прокурор в уголовном процессе. Стадия судебного разбирательства. М.: Министерство юстиции СССР. 1948. С. 49: 294) 295) Шмидт А.А. Тактические основы распознания ложных показаний и изобличения лжесвидетелей. Автореф. … канд. дисс. Свердловск. ! 973. 296) 297) Штофф В.А. Введение в методологию познания. Учебное пособие. Л., 1972. 19! с. 298) 299) Штофф В.А. Моделирование и философия. М. - Л.. 1966. 301 с. 300) 301) Эйсман А.А. Теоретические вопросы програмирования расследования // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 45. - VI.: Юрид лит.. 1987. С. 84- 92. 302)

203 ? 289) Эксархопуло А.А. Основы криминалистической теории. СПб.: Изд-во

СПбГУ. 1992.- 117 с.

290) Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. Л.: ЛГУ. 1983.378 с. 291) 292) Яблоков Н.П. Криминалистическая методика расследования. - М.: Юрид. лит.. 1985.-98 с. 293) 294) Язык подсознания. - Красноярск: “Бонус”. 1998. - 512 с: 295) 296) Якуб М.Л. Демократические основы советского уголовно-процессуального права. М.: МГУ. 1960. 171 с. 297) 298) Якуб VI.Л. О понятии процессуальной функции в советском уголовном судопроизводстве. // Правоведение. 1973. №5. С. 85. 299) 300) Якубович Н.А. Окончание предварительного следствия. Госюриздат. М.. 1962.82 с. 301)

204 ПРИЛОЖЕНИЕ

Приложение I. АНКЕТА Уважаемые коллеги! Проводимая судебная реформа требует совершенствования прокурорско-следственной деятельности в сфере борьбы с преступностью, улучшения существующих и поиска новых методов работы, в частности, участия прокурора в судебном разбирательстве по уголовному делу. Вам предлагается ответить на несколько вопросов анонимной анкеты, имеющей целью собрать информацию от специалистов для выработки рекомендаций для государственных обвинителей. На многие вопросы в анкете дан развернутый веер ответов, в этом случае обведите кружком номер правильного, на Ваш взгляд, ответа. Анонимность анкеты позволяет быть предельно искренним в ответах на вопросы и выражении своего мнения по наиболее важным из них. Заранее Вам благодарны.

  1. Ваше место работы: 1.1. Прокуратура района, города. 1.2. Прокуратура субъекта федерации.
  2. Ваш общий стаж работы в правоохранительных органах: 2.1.1. До 3 лет: 2.1.2. До 5 лет; 2.1.3. До И) лет; 2.1.4. До 15 лет; 2.1.5. Более 15 лет.
  3. В том числе, участия в судебном разбирательстве по уголовным делам: 2.2.1. До 3 лет; 2.2.2. До 5 лет; 2.2.3. До К) лет: 2.2.4. До 15 лет: 2.2.5. Более 15 лет.

  4. Является ли в настоящее время участие в судебном разбирательстве по уголовным делам Вашей специализацией: 3.1. Нет; 3.2. Да. Вы специализируетесь на участии в судебном разбирательстве: 3.2.1. В первой инстанции: 3.2.2. В кассационной инстанции. 3.2.3. В надзорной инстанции. 3.2.4: В равной степени все указанные направления.
  5. Известны ли Вам основные положения методики расследования убийств, изнасилования, краж, вымогательства: 4.1. Да; 4.2. Нет.
  6. Известны ли Вам основные положения:

5.1. О программно-целевом методе раскрытия и расследования преступлений (ПЦМ): 5.1.1. Да: 5.1.2. Нет. 5.2. 5.3. О методе криминалистического мысленного моделирования: 5.2.1. Да. 5.2.2. Нет. 5.4.

  1. Знакомы ли Вы с основными рекомендациями криминалистики по подготовке прокурора к участию в судебном разбирательстве: 6.2. Да. 6.1. Нет.
  2. Знакомы ли Вы с основными рекомендациями криминалистики по тактике судебного допроса, осмотра, других судебных действий: 7.1. Да: 7.2. Нет.
  3. Поскольку вопросы тактики применительно к судебному разбирательству по уголовным делам наукой разработаны недостаточно, считаете ли Вы необходимым использо-

205 вать в суде тактические рекомендации для предварительного расследования (например. по допросу): 8.1. Да. 8.2. Нет.

  1. Какие знания из области криминалистики могли бы. на Ваш взгляд, помочь в повы шении эффективности участия прокурора в судебном разбирательстве (укажите кон кретно):

  2. С какими острыми проблемами при участии прокурора в судебном разбирательстве Вы сталкиваетесь в своей повседневной практике (укажите несколько):
  3. Проводятся ли у Вас на местах учеба по проблемным вопросам участия прокурора в судебном разбирательстве: 11.1. Да. 11.2. Нет. Если «ДА», то укажите, какие проблемы обсуждаются
  4. Какое количество дел Вам приходиться изучать (в среднем) за месяц (общее
  5. количество во всех инстанциях). Уточните, если имеете специализацию: 12.1. В первой инстанции : 12.2. В кассационной инстанции : 12.3. В надзорной инстанции .

  6. Сколько времени Вы затрачиваете на изучение одного однотомного дела: 13.1. В первой инстанции ; 13.2. В кассационной инстанции : 3.3. В надзорной инстанции _
  7. Какие факторы влияют на время, затрачиваемое на изучение уголовное дела
  8. В каком порядке Вы изучаете уголовное дело: 15.1. Начиная с обвинительного заключения (приговора, жалобы в кассационном, надзорном порядке): 15.2. В хронологическом (с начала) порядке: 15.3. Иное
  9. Какие материалы, как правило, изучаются на этапе подготовки к судебному разбирательству: 16.1. НП; 16.2. Всё дело; 16.3. Отдельные материалы дела (укажите какие)

  10. Какие источники информации, кроме материалов дела и НП, Вы используете: 17.1. Законодательство; 17.2. Прокурорско-судебную практику; 17.3. Беседы со следователем: 17.4. Иные
  11. Знакомитесь ли Вы с вещественными доказательствами при подготовке к судебному разбирательству: 18.1. Да; 18.2. Нет: 18.3. Поясните почему
  12. Считаете ли Вы возможным беседу государственного обвинителя с потерпевшим. свидетелем до начала судебного разбирательства: 19.1. Да; 19.2. Нет: 19.3. Поясните почему

  13. Считаете ли Вы возможным ознакомление государственным обвинителем с местом происшествия до начала судебного разбирательства: 20.1. Да; 20.2. Нет; 20.3. Поясните почему
  14. Считаете ли Вы возможным получение государственным обвинителем консультации специалиста (эксперта) до начала судебного разбирательства: 21.1. Да; 21.2. Нет; 21.3. Поясните почему

206

  1. Известно ли Вам о том, что сторона защиты делает то. что перечислено в п.п.: 18

-Да. Нет.: 19-Да. Нет.; 20 -Да. Нет.: 21 -Да. Нет.

  1. Влияет ли качество подготовки на Вашу деятельность в судебном разбирательстве: 22.1. Да; 22.2. Нет. 22.3. Что может улучшить ее качество

207 Приложение 2.

ОБОБЩЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

  1. Ваше место работы: Прокуратура района, города - 23 %. Прокуратура субъекта федерации - 77 %.
  2. Ваш общий стаж работы в правоохранительных органах: До 3 лет 18 %; До 5 лет - 20 %; До 10 лет - 40 %; До 15 лет - 15%; Более 15 лет - 7 %.
  3. В том числе, участия в судебном разбирательстве по уголовным делам: До 3 лет -33 %; До 5 лет- 31 %; До 10 лет - 21°/»; До 15 лет - 13 %; Более 15 лет- 2 %.

  4. Является ли в настоящее время участие в судебном разбирательстве по уголовным делам Вашей специализацией: Да - 100 %.
  5. Известны ли Вам основные положения методики расследования убийств, изнасилования, краж, вымогательства: Да - 100 %; Нет - 0 %.
  6. Известны ли Вам основные положения:
  7. 5.1. О программно-целевом методе раскрытия и расследования преступлений (ПЦМ): Да - 38 %; Нет - 62 %.

5.2. О методе криминалистического мысленного моделирования: Да. - 59 %. Нет -41 %.

  1. Знакомы ли Вы с основными рекомендациями криминалистики по подготовке прокурора к участию в судебном разбирательстве: Да - 85 %. Нет - 15 %.
  2. Знакомы ли Вы с основными рекомендациями криминалистики по тактике судебного допроса, осмотра, других судебных действий: Да - 90 %. Нет -10 %.
  3. Поскольку вопросы тактики применительно к судебному разбирательству по уголовным делам наукой разработаны недостаточно, считаете ли Вы необходимым использовать в суде тактические рекомендации для предварительного расследования (например, по допросу): Да - 97 %. Нет - 3 %.
  4. Какие знания из области криминалистики могли бы, на Ваш взгляд, помочь в повышении эффективности участия прокурора в судебном разбирательстве (укажите конкретно): Тактика производства отдельных судебных действий - 21 % (в т.ч.: допроса - 10 %; судебной экспертизы - 18 %: осмотра 3 %); Методика поддержания обвинения по отдельным категориям дел - 15 %: Все - 13 %; ПЦМ - 5 %; Моделирование - 5 % ; НТС - 3 %.

208

  1. С какими острыми проблемами при участии прокурора в судебном разбирательстве Вы сталкиваетесь в своей повседневной практике (укажите несколько): Низкое качество расследования - 41 “о; Большая нагрузка - 36 %; Отказ и изменение показаний - 10 %; по 3 % - отсутствие литературы,осуществление защиты случайными людьми, недостаток защитников, нарушение судьями материального и процессуального права, нет контакта с судьями, несвоевременное назначение судебных заседаний, низкий уровен организации труда прокурора.
  2. Проводятся ли у Вас на местах учеба по проблемным вопросам участия прокурора в судебном разбирательстве: Да - 51 %. Нет - 49 %. Если «ДА», то укажите, какие проблемы обсуждаются: назначение наказаний - 35 %; квалификации -30 %: уголовно-правовые - 25 ‘‘•’«; нарушения УПК - 15 %; по 5 % - основания изменения и отмены приговоров, новое законодательство, обобщение практики. проблемы доказывания.
  3. Какое количество дел Вам приходиться изучать (в среднем) за месяц: до 20 дел - 23 %: 20-30 дел - 46 %; свыше 50-31 %.
  4. Сколько времени Вы затрачиваете на изучение одного однотомного дела: до

15 мин. - 11 %; до 30 мин. -13 %; до 45 мин. - 14 %; до 1 часа - 28 %; 1,5-2 часа - 16 17 %: свыше 2.5 часов - 18 %. 18

  1. Какие факторы влияют на время, затрачиваемое на изучение уголовное дела: сложность дела 36 %; объем дела - 33 %: чрезмерная нагрузка - 31 %; качество расследования - 21 % , в т.ч. почерк - 13 %; плохая организация работы судьи и прокурора - 10 %.
  2. В каком порядке Вы изучаете уголовное дело: Начиная с обвинительного заключения (приговора, жалобы в кассационном, надзорном порядке) - 77 %; В хронологическом (с начала) порядке - 23 %; Иное - 0
  3. Какие материалы, как правило, изучаются на этапе подготовки к судебному разбирательству: НП - 75 %; Всё дело - 28 %; Отдельные материалы дела (укажите какие) - 26 “о.
  4. Какие источники информации, кроме материалов дела и НП, Вы используете: Законодательство - 77 %; Прокурорско-судебную практику 59 %; Беседы со еле- дователем - 12 %; Иные: ОРД - 5 %
  5. Знакомитесь ли Вы с вещественными доказательствами при подготовке к судебному разбирательству: Да - 13 ,л>: Нет - 87 %: нет доступа - 30 %; нет времени

209 - 26 %; нет необходимости, достаточно материалов уголовного дела - 30 %; не

предусмотрен порядок 3 %.

  1. Считаете ли Вы возможным беседу государственного обвинителя с потерпевшим, свидетелем до начала судебного разбирательства: Да - 66 %: поможет оценить показания, позицию - 60 %; не противоречит закону - 50 %; узнать качества личности - 9 %; оказать психологическую поддержку -9 %; установить психологический контакт- 6 %; выявить пробелы - 6 %; Нет - 28 %: повод для заявления о том что оказывалось давление - 27 %; влияет на объективность восприятия - 13 %; по 7 % - основания для отвода, не предусмотрено УПК, не этично, зачем.
  2. Считаете ли Вы возможным ознакомление государственным обвинителем с местом происшествия до начала судебного разбирательства: Да - 49 %: поможет ориентироваться в обстоятельствах происшедшего 36 %; по необходимости - 2! %; для использования моделирования - 15 %; поможет в постановке вопросов -10 %; проверить версии зашиты - 5 %; Нет - 51 %: нет времени - 40 %; достаточно материалов дела - 15 %; изменилась обстановка - 10 %; по 5 % - нет необходимости, не предусмотрено УПК, финансовые трудности, не имеет большого значения.
  3. Считаете ли Вы возможным получение государственным обвинителем консультации специалиста (эксперта) до начала судебного разбирательства: Да -90%; Нет - 10 %: по 25 % - если возникают вопросы к экспертизе - надо направлять для производства дополнительного расследования, достаточно материалов дела, выяснять в суде.
  4. Известно ли Вам о том, что сторона защиты делает то, что перечислено в п.п.: 18 - Да - 7 %. Нет - 93 %; 19 - Да - 90 %. Нет - 10 %.; 20 - Да - 43 %. Нет - 57 %.; 21 -Да- 82%. Нет- 16%.
  5. Влияет ли качество подготовки на Вашу деятельность в судебном разбирательстве: Да - 64 %; Нет - 36 %. Что может улучшить ее качество: снизить нагрузку - 58 %, ввести специальное обучение в ВУЗе - 35 %, обучаться самостоятельно - 24 %, использовать положения криминалистики - 9 %.