lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Прушинский, Юрий Владимирович. - Первоначальные действия при получении сведений о преступлении: Процессуальные и организационно-правовые формы : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2000 193 с. РГБ ОД, 61:01-12/157-1

Posted in:

61-01- U115 У- /

ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИИ

ПРУШИНСКИЙ Юрий Владимирович

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ ПРИ ПОЛУЧЕНИИ СВЕДЕНИЙ О ПРЕСТУПЛЕНИИ (процессуальные и организационно-правовые формы)

Специальность 12.00.09-

Уголовный процесс; криминалистика;

теория оперативно-розыскной деятельности

Диссертация. на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -доктор юридических наук, профессор

В.Н.Григорьев

/

Москв а • 2000

№1-

2 СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

Глава I. Система, содержание и процессуальная форма первоначаль ных действий при получении сведений о преступлении 15

§ 1. Первоначальные действия при получении сведений о преступлении как средство реализации неотвратимости ответственности^

§ 2. Система первоначальных действий 27

§ 3. Содержание первоначальных действий 44

§ 4. Процессуальная форма первоначальных действий 62

Глава II. Организационно-правовые формы проведения первоначаль ных действий при получении сведений о преступлении 74

§ 1. Понятие и признаки организационно-правовой формы проведе ния первоначальных действий 74

§ 2. Организационно-правовые формы проведения первоначальных

действий в российском уголовном процессе 89

А. Непроцессуальные формы проведения первоначальных дейст вий при получении сведений о преступлении 90

Б. Уголовно-процессуальные формы проведения первоначальных

действий при получении сведений о преступлении 115

§ 3. Взаимосвязь организационно-правовых форм при проведении первоначальных действий 134

Заключение 150

Список использованной литературы 164

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Человек, его права и свободы провозглашены в Российской Федерации высшей ценностью. В соответствии со ст. 2 Конституции Российской Федерации признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.

Российское Государство взяло под свою охрану от преступных посягательств права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественную безопасность, окружающую среду, конституционный строй Российской Федерации (ст. 2 УК РФ). Для выполнения этой задачи уголовное законодательство Российской Федерации определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений.

В случае совершения преступления специально уполномоченные на то органы и должностные лица обязаны быстро и полно раскрыть его, изобличить виновных и обеспечить правильное применение закона, с тем чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден (ст. 2 УПК РСФСР).

На пути от выявления преступления до привлечения лица к уголовной ответственности и наказания органы дознания и предварительного следствия проделывают большую работу по установлению обстоятельств совершенного преступления, изобличению лица, его совершившего, собиранию доказательств его вины. Успех этой работы во многом определяется на начальном этапе. Первоначальные действия, предпринимаемые при по-

4

лучении сведений о преступлении, нередко позволяют предотвратить либо своевременно пресечь преступление, раскрыть его по «горячим» следам, захватить преступников с поличным, получить и зафиксировать ценную в доказательственном отношении информацию. Промедление либо неквалифицированное проведение первоначальных действий может привести к сокрытию преступника, утрате важных доказательств и создает дополнительные, порой непреодолимые трудности в изобличении виновного. Об этом свидетельствует, в частности, тот факт, что среди нераскрытых уголовных дел наибольшую долю составляют те, по которым были допущены ошибки при производстве первоначальных действий.

Важное значение первоначальных действий для раскрытия и расследования преступлений взято органами внутренних дел, прокуратуры, федеральными органами налоговой полиции и другими правоохранительными органами на вооружение. Чтобы обеспечить безотлагательное реагирование на сообщения о готовящемся или совершенном преступлении, повсеместно созданы круглосуточно функционирующие дежурные части, введено круглосуточное дежурство следователей, оперативных работников, специалистов- криминалистов, инспекторов-кинологов, судебно-медицинских экспертов, работников других служб. Для своевременного получения сведений о преступлениях обеспечен свободный доступ граждан в дежурные части органов внутренних дел и круглосуточный прием от них заявлений, предусмотрен вызов милиции по телефону «02», оборудуется сигнализация, в общественных местах устанавливаются устройства для экстренной связи с милицией, до сведения общественности доводятся «телефоны доверия». Органы внутренних дел и прокуратуры, оперативные подразделения других правоохранительных органов ведут большую целенаправленную поисковую работу с целью своевременного выявления преступлений.

5

В результате отмеченных и многих других организационно-правовых мероприятий на практике сложилась определенная система первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении. Эта система объединяет усилия различных служб милиции, налоговой полиции, следственных и прокурорских органов, экспертных и других подразделений. В целом она обеспечивает надлежащее реагирование на факты преступных проявлений. Однако не везде эта работа ведется на уровне современных достижений науки и правоохранительной практики. В связи с этим возникает потребность в изучении и обобщении передового опыта, его теоретическом осмыслении, выявлении перспективных тенденций и закономерностей, их нормативном отображении. На практике, к тому же, допускаются ошибки, возникает множество проблем, требующих специального изучения. Наконец, в современных условиях к системе первоначальных действий обоснованно предъявляются дополнительные, повышенные требования. Необходимость исследования диктуется принятием нового уголовного, уголовно-процессуального, административного законодательства, законодательства регулирующего оперативно- розыскную деятельность.

Все эти факторы свидетельствуют о необходимости проведения научных исследований первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении.

Категория первоначальных действий употребляется в юридической литературе давно. Еще авторы проекта Устава уголовного судопроизводства, принятого в 1864 г., в своей объяснительной записке предприняли попытку определить сущность, порядок и пределы «первоначальных мер

6

исследования по сведениям о преступлении»’. Значительное внимание уделяется первоначальным действиям в юридической литературе совет- ского периода . Учение о первоначальных следственных действиях стало составной частью криминалистической методики расследования отдельных видов преступлений3.

В этих работах рассматриваются главным образом действия, предпринимаемые после возбуждения уголовного дела, на стадии предварительного расследования, среди которых основное внимание уделяется следственным. Однако следственные действия далеко не исчерпывают всю систему действий правоохранительных органов, предпринимаемых при получении сведений о преступлении. Более того, есть основания утверждать, что основа материалов, играющих решающую роль в обеспечении неотвратимости ответственности лица, совершившего преступление, закладывается во многих случаях до начала предварительного расследования, когда уголовное дело еще не возбуждено. На этом этапе следственные действия, за исключением осмотра места происшествия, законом не допу-

Проект Устава уголовного судопроизводства. Объяснительная записка к проекту Устава уголовного судопроизводства. - Б.м.и., 1863. С. 133.

2 Куклин В.И. Неотложные следственные действия. - Казань, 1967; Селиванов Н.А., Теребилов В.И. Первоначальные следственные действия. - М., 1969; Филиппов А.Г. Первоначальные следственные действия при расследовании хищений. - М, 1972; Проблемы первоначального этапа. - Ташкент, 1986; Ищенко Е.П. Проблемы первона чального этапа расследования преступлений. - Красноярск, 1987; и др.

3 См., например: Криминалистика: Учебник / Под ред. И.Ф.Крылова. - Л.: Изд- во Ленинградского университета, 1976. С. 438; Криминалистика: Учебник / Под ред. А.Н.Васильева. - М.: Изд-во Московского университета, 1980. С. 396; Советская кри миналистика / Под ред. В.К.Лисиченко. - Киев, 1988. С. 15; Криминалистика: Учебник. Т. 2. Техника, тактика, организация и методика расследования преступлений / Под ред. Б.П.Смагоринского. - Волгоград: ВСШ МВД России, 1994. С. 301-303; и др.

7

щены. Поэтому на первый план выдвигаются иные предпринимаемые работниками органов внутренних дел, налоговой полиции, прокуратуры, других правоохранительных органов первоначальные действия.

Отмеченные действия, предпринимаемые до возбуждения уголовного дела, получили определенную характеристику в работах, посвященных стадии возбуждения уголовного дела4. Однако и в этих работах первоначальные действия не получили необходимого освещения. Их авторы сконцентрировали внимание в основном на действиях, регламентированных уголовно-процессуальным законом. Между тем, эти действия составляют лишь незначительную часть из того большого объема работы, которую приходится проделывать при получении сведений о преступлении. В юридической литературе недостаточно исследованы административные действия милиции, предпринимаемые при получении сведений о преступлении. Требуют дальнейшего изучения в этом плане и оперативно-розыскные мероприятия.

Вызывают критические замечания представления о первоначальных действиях при получении сведений о преступлении, отраженные в Кон-

4 Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. - М.: Госюриздат, 1961; Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. - Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1975; Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. - Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1975; Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. - М.: Наука, 1975; Павлов Н.Е. Производство по заявлениям, сообщениям о преступлениях. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979; Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления органами внутренних дел. - Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1986; Возбуждение уголовных дел о преступлениях против личности. - Свердловск, 1988; Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлениях. - М.: Юридический институт МВД России, 1997; и др.

8

цепции судебной реформы в Российской Федерации5. Они весьма далеки от реальной действительности и потребностей практики. Их реализация способна, на наш взгляд, привести к противоположному от ожидаемого эффекту.

Нуждается в продвижении и сам подход к исследованию. От преимущественно комментаторского и иллюстративного он должен перейти к сущностному, отражающему основополагающие закономерности, которые определяют содержание и форму данной деятельности. Перед юридической наукой стоит задача комплексного исследования всех различных по своей правовой природе и субъектам первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении, выявления их общих закономерностей, современных тенденций развития и путей дальнейшего совершенствования.

Этим определяется актуальность темы диссертационного исследования как с теоретической, так и с практической точек зрения.

Объект исследования - специфические закономерности деятельности на первоначальном этапе, проявляющиеся в содержании, процессуальной форме и системе первоначальных действий, предпринимаемых органами дознания и предварительного следствия при получении сведений о преступлении. Предмет исследования составляет весь комплекс первоначальных действий, предпринимаемых органами дознания и предварительного следствия при получении сведений о преступлении, начиная с момента приема заявлений, сообщений или иной информации, побуждающей заинтересоваться каким-то событием, провести проверку, установить действительные обстоятельства и оценить их с точки зрения противоправности, и завершая окончанием первоначального этапа расследования, выражаю-

5 Концепция судебной реформы в Российской Федерации.- М., 1992. С. 88.

9

щимся обычно в задержании подозреваемого или предъявлении лицу обвинения либо выполнении всех неотложных следственных действий. Сюда входят различные по своей правовой природе действия - следственные, иные процессуальные, административные, оперативно- розыскные, проку-рорско-надзорные. Исследованию подлежит как содержание, так и процессуальная форма первоначальных действий. Особое внимание предполагается уделить проблемам первоначальных действий на «стыках» различных организационно-правовых форм их проведения: административная проверка - предварительная проверка; оперативная проверка - дознание; предварительная проверка - дознание; дознание - предварительное следствие; и т.д. Исследование строится на основе анализа реальной деятельности, предпринимаемой органами дознания и предварительного следствия при получении сведений о преступлении, норм, регулирующих эту деятельность, материалов практики, статистических данных, результатов предшествовавших научных исследований.

Цели исследования - выработка единой комплексной теории первоначальных действий при получении сведений о преступлении и подготовка на этой основе предложений по совершенствованию их нормативного регулирования и практики проведения.

Для достижения указанных целей перед исследованием ставятся следующие основные задачи:

  • теоретическое обоснование первоначальных действий при получении сведений о преступлении как средства реализации неотвратимости ответственности;
  • выявление системы и содержания первоначальных действий при получении сведений о преступлении;
  • -определение основных элементов процессуальной формы первоначальных действий при получении сведений о преступлении

10

  • выработка обобщенного представления о понятии и признаках ор ганизационно-правовой формы проведения первоначальных действий;

  • построение информационно-логических ситуационных моделей первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении, и определение правового и организационного механизма их функционирования;

  • выявление проблем первоначальных действий, предпринимаемых в типичных различных ситуациях, и предложение вариантов их решений;
  • выработка научных рекомендаций и предложений по совершенствованию законодательного регулирования и повышению эффективности первоначальных действий, предпринимаемых органами дознания и предварительного следствия при получении сведений о преступлении, определение конкретных путей реализации их на практике.
  • Методология и методика исследования. В работе над диссертацией автор исходит из общепринятых человечеством и закрепленных в международно-правовых актах норм, гарантирующих каждому человеку защиту его экономических, социальных, культурных, гражданских и политических прав.

Исследование осуществляется на основе метода материалистической диалектики. Применяются логический, исторический, юридико- догматический, системно-структурный, сравнительно-правовой, социологический методы анализа правовых и социальных явлений.

Автор опирается на достижения науки уголовного процесса, криминалистики, организации расследования преступлений, прокурорского надзора. При научном осмыслении собранного материала и изложении содержания диссертации широко используются исследования общетеоретических проблем обнаружения и расследования преступлений в трудах Н.С.Алексеева,
Г.А.Абдумаджидова, Р.С.Белкина, Ю.Н.Белозерова,

11

В.П.Божьева, И.Е.Быховского, А.Н.Васильева, И.А.Возгрин а,

В.Н.Григорьева, А.П.Гуляева, В.Г.Даева, А.Я.Дубинского, С.П.Ефимичева, Л.М.Карнеевой, Л.Д.Кокорева, Н.И.Кулагина, В.П.Лаврова, А.М.Ларина, В.Д.Ломовского, И.М.Лузгина, П.А.Лупинской, Г.М.Миньковского, В.А.Михайлова, И.Л.Петрухина, В.М.Савицкого, А.Б.Соловьева, В.Т.Томина, Г.П.Химичевой, С.И.Цветкова, А.А.Чувилева, С.А.Шейфера, Н.Г.Шурухнова, П.С.Элькинд, Н.П.Яблокова, Н.А.Якубович и других.

Включены в научный оборот материалы судебной реформы в России середины прошлого века. В процессе исследования проанализированы международно-правовые акты, конституционное законодательство Российской Федерации, других государств, законодательство в области уголовного права и процесса, административной и оперативно- розыскной деятельности. Использованы нормативные и текущие материалы прокуратуры, МВД, других ведомств, обзоры и руководящие разъяснения высших судебных органов. Привлечена правовая, философская и социологическая литература, относящаяся к теме исследования.

Изучены (в том числе с выездом на место) организация работы правоохранительных органов различных ведомств (МВД, ФСНП, ФСБ, прокуратуры) по приему заявлений и сообщений о преступлениях в Москве, Тверской, Самарской, Омской областях. Проанализирована обзорная, уголовно-процессуальная, управленческая и иная документация дежурных частей органов внутренних дел, изучены по специально разработанной программе материалы 368 уголовных дел. С целью выявления особенностей и проблем реагирования на информацию о преступных проявлениях опрошены с применением методов интервьюирования, свободного рассказа и разведывательного опроса 180 работников различных категорий (руководители следственных групп, следователи, оперативные работники,

12

прокурорские работники, сотрудники экспертно-криминалистических подразделений, адвокаты).

Научная новизна результатов диссертационного исследования

определяется комплексным подходом к исследованию первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении. Она заключается в том, что соискатель на новом, более высоком уровне общности выявил тенденции и закономерности, проявляющиеся в деятельности правоохранительных органов в подобных ситуациях.

Получены новые результаты в определении сущности и содержания деятельности правоохранительных органов при получении сведений о преступлении, классификации и выборе их в зависимости от правовой и тактической ситуации.

В результате диссертационного исследования создана обобщенная теоретическая модель первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении, раскрыто их содержание, процессуальная форма и система, показано место и значение для реализации неотвратимости ответственности за преступления. На основе опыта государств с различными правовыми системами сформулировано понятие, определены признаки и виды организационно-правовых форм проведения первоначальных действий, обращено внимание на закономерности их развития, механизм взаимосвязи между собой.

Показано влияние типичных ситуаций на выбор первоначальных действий. Выработана обобщенная ситуационная модель первоначальных действий, изучены проблемы теории и практики построения таких моделей, а также рассмотрены проблемы первоначальных действий в ряде типичных ситуаций: при непосредственном наблюдении общественно опасного деяния; по заявлениям и сообщениям о преступлениях; по материалам ведомственных расследований, административной и
оперативно-

13

розыскной деятельности; при получении сведений об организованной преступной деятельности; в чрезвычайных условиях. Положения, выносимые на защиту:

  • теоретическое обоснование первоначальных действий при получении сведений о преступлении как средства реализации неотвратимости ответственности;
  • комплекс теоретических положений о системе и содержании первоначальных действий при получении сведений о преступлении;
  • -определение основных элементов процессуальной формы первоначальных действий при получении сведений о преступлении;

  • выработка обобщенного представления о понятии и признаках ор ганизационно-правовой формы проведения первоначальных действий;

  • построение информационно-логических ситуационных моделей первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении, и определение правового и организационного механизма их функционирования;

  • выявление проблем первоначальных действий, предпринимаемых в типичных различных ситуациях, и предложение вариантов их решений;
  • выработка научных рекомендаций и предложений по совершенствованию законодательного регулирования и повышению эффективности первоначальных действий, предпринимаемых органами дознания и предварительного следствия при получении сведений о преступлении, определение конкретных путей реализации их на практике.
  • Теоретическое и практическое значение диссертационного исследования состоит в научном обосновании специфических закономерностей, проявляющихся в деятельности органов дознания и предварительного следствия при получении сведений о преступлении, исследовании понятийных категорий, предложении решений проблем процессуального по-

14

рядка, организации и технологии деятельности правоохранительных органов в различных складывающихся на практике ситуациях.

Апробация результатов исследования происходила в форме обсуждения диссертационных материалов на научно-практических конференциях и теоретических семинарах, подготовки научных публикаций и методических рекомендаций, внедрения соответствующих научных разработок в учебный процесс и практическую деятельность правоохранительных органов.

Основные положения и выводы диссертации доложены соискателем на научно-практической конференции, проводившейся в Юридическом институте МВД России (Тула, 1999 г.), а также на ряде оперативных совещаний в оперативных подразделениях ГУВД города Москвы и Московской области.

Результаты диссертационного исследования нашли отражение в трех публикациях, отдельные из которых рекомендованы в программах и учебно-методических материалах для изучения по курсам уголовного процесса. Материалы диссертационного исследования используются в учебном процессе Академии управления МВД России, Юридического института МВД России, Московского института МВД России, имеются акты о внедрении их в практическую деятельность правоохранительных органов.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, и списка использованной литературы.

Глава I

СИСТЕМА, СОДЕРЖАНИЕ

И ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ФОРМА ПЕРВОНАЧАЛЬНЫХ

ДЕЙСТВИЙ ПРИ ПОЛУЧЕНИИ СВЕДЕНИЙ О ПРЕСТУПЛЕНИИ

§ 1. Первоначальные действия при получении сведений о преступлении как средство реализации неотвратимости ответственности

Социальное существование человека предполагает соблюдение определенного, принятого в данном обществе порядка, правовых и моральных норм, к числу которых относятся и общечеловеческие заповеди (не убей, не укради и т.д.), и нормы, отражающие специфические интересы господствующего класса. Их нарушение ведет к жертвам, увечьям, другим неблагоприятным последствиям, порождает общественные катаклизмы. Общество стремится всеми возможными для него средствами не допустить преступлений. В этих целях обеспечивается такой порядок, в соответствии с которым каждое совершенное преступление неотвратимо должно влечь за собой его раскрытие и осуждение виновного.

Неотвратимость такого порядка является одним из социальных завоеваний мировой цивилизации. Полнота реального его воплощения на практике является одним из важных показателей зрелости демократического общества.

На различных этапах исторического развития стремление обеспечить неотвратимость ответственности за совершенные преступления получало соответствующие формы выражения.

16

Истоки идеи неотвратимости восходят к древнегреческой мифологии. Символом неизбежной кары в Древней Греции была Немесида - богиня возмездия, карающая за нарушение общественных и моральных норм. Она изображалась с атрибутами контроля (весы, уздечка), наказания (меч или плеть) и быстроты (крылья, колесница, запряженная грифонами) и воспринималась как синоним неизбежной кары1.

Идея неотвратимости ответственности нашла выражение в Коране - главной священной книге мусульман, представляющей собрание проповедей, заклинаний, молитв, назидательных рассказов и притч, обрядовых и юридических установлений. Среди них, например, такая: «А если кто убьет верующего умышленно, то воздаянием ему - геенна, для вечного пребывания там. И разгневался Аллах на него, и проклял его, и уготовал ему

•у

великое наказание!» Аллах провозглашается обладателем мщения: «…Простит Аллах то, что было прежде; а кто повторит, тому отметит Аллах: поистине, Аллах велик, обладатель мщения!»3

Имеются соответствующие по смысловой направленности высказывания и в Библии. Так, в Книге Нового Завета «От Матфея святое благове- ствование» сказано: «Вы слышали, что сказано древним: не убивай; кто же убьет, подлежит суду»4.

В основе современного представления об идее неотвратимости ответственности находятся положения, сформулированные идеологами клас-

Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А.М.Прохоров; редкол.: А.А.Гусев и др. Изд. 4-е. - М.: Сов. Энциклопедия, 1987. С. 877.

2 Коран / Перевод и комментарии И.Ю.Крючковского. - М.: Изд-во Восточной лит-ры, 1963. С. 80.

3 Там же. С. 101.

4 Библия: Книги священного писания Ветхого и Нового Завета. Канонические. Перепеч. с Синодального издания. - М.: Б.м.и., 1991. С. 5.

17

сической школы буржуазного права XVIII века итальянским юристом Ч.Беккариа, французским философом просветителем Вольтером, французским просветителем-правоведом Ш.Монтескье, провозгласившими идею равенства всех перед законом. Так, Ч.Беккариа писал: «Одно из самых действительных средств, сдерживающих преступления, заключается не в жестокости наказаний, а в их неизбежности… Уверенность в неизбежности хотя бы и умеренного наказания произведет всегда большее впечатление, чем страх перед другим, более жестоким, но сопровождаемый надеждой на безнаказанность»’.

В юридической литературе советского периода эта идея определялась как ленинский принцип неотвратимости наказания2. Действительно, В.И.Ленин упомянул о ней в одной из своих ранних работ, опубликованной в апреле 1901 г. в журнале «Заря» под названием «Случайные заметки». Он писал: «Давно уже сказано, что предупредительное значение наказания обусловливается вовсе не его жестокостью, а его неотвратимостью. Важно не то, чтобы за преступление было назначено тяжкое наказание, а то, чтобы ни один случай преступления не проходил нераскрытым»3.

Анализируя «ленинский принцип» неотвратимости наказания, следует избегать, по крайней мере, двух неточностей.

Первая неточность касается авторства. Не следует приписывать его В.И.Ленину. Идея неотвратимости была известна задолго до того, как он упомянул о ней в цитированных *выше «Случайных заметках». Причем,

1 Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. - М.: 1939. С. 308-309.

2 См., например: Баев О.Я. Тактические средства обеспечения неотвратимости ответственности на предварительном следствии // Проблемы неотвратимости ответст венности в уголовном праве и процессе: Сборник научных трудов. - Калинин: КГУ, 1984. С. 63.

3 Ленин В.И. Случайные заметки // Поли. собр. соч. Т. 4. С. 412.

18

В.И.Ленин сам указывал на это обстоятельство, отмечая, что это «давно уже сказано».

Заслуга В.И.Ленина состоит, на наш взгляд, не в формулировании, а в развитии идеи неотвратимости применительно к конкретным историческим условиям, реализации ее в практике социалистического строительства. Он требовал такой организации учета и контроля, «чтобы ни один жулик (в том числе и отлынивающий от работы) не гулял на свободе, а сидел в тюрьме или отбывал наказание на принудительных работах тягчайшего вида…»1 Подчеркивая значение судебных процессов в борьбе с бюрократизмом и волокитой, он писал: «…С точки зрения принципа необходимо такие дела… вносить на публичный суд, не столько ради строгого наказания (может быть, достаточно будет выговора), но ради публичной огласки и разрушения всеобщего убеждения в ненаказуемости виновных»2.

Вторая неточность касается содержания идеи. Акцент в ней обычно делается на наказании, которое отождествляется с уголовно-правовыми мерами воздействия на лицо, совершившее преступление. На этом основании неотвратимость традиционно рассматривалась в юридической литературе как принцип уголовного права3. Причем, во многих формулировках категория «неотвратимости»
отсутствует совсем. Например,

1 Ленин В.И. Как организовать соревнование? // Там же. Т. 35. С. 203.

2 Ленин В.И. В.А.Аванесову, Д.И.Курскому, А.Д.Цюрупе // Там же. Т. 54. С. 71.

3 См., например: Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Б.В.Здравомыслова, Ю.А.Красикова, А.И.Рарога. - М.: Юрид. лит., 1994. С. 14; Уго ловное право. Общая часть: Учебник / Под ред. И.Я.Козаченко, З.А.Незнамова. - М.: Изд. Группа ИНФА’М-НОРМА, 1998. С. 20; и др.

19

И.Я.Козаченко видит суть данного принципа в том, что «лицо, совершившее преступление, подлежит наказанию в уголовно-правовом порядке»1.

В связи с распространением в уголовном праве различных видов освобождения от уголовной ответственности и наказания термин «наказание» в ряде источников заменен термином «ответственность». Так, С.Г.Келина и В.Н.Кудрявцев видят суть идеи в том, что «всякое лицо, совершившее преступление, должно нести за него ответственность»2.

Изначальный смысл неотвратимости заключается, на наш взгляд, не в том, что преступление влечет наказание, а в неизбежности его уголовно- правовых последствий, в том, что в каждом случае преступления они неотвратимо должны наступить. «Важно не то, чтобы за преступление было назначено тяжкое наказание, - писал В.И.Ленин, - а то, чтобы ни один случай преступления не проходил нераскрытым»3. Именно раскрытие каждого преступления предполагает идея неотвратимости.

В некоторых работах предпринимаются попытки доказать, что неотвратимость ответственности является не процессуальным, а уголовно-правовым принципом4. Однако в той формулировке, как ее дают авторы, он и не может быть уголовно-процессуальным. Это действительно лишь уголовно-правовой принцип.

Если же понимать содержание идеи неотвратимости шире, как неизбежность наступления уголовно-правовых последствий за совершенное

Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. И.Я.Козаченко, З.А.Незнамова. - М.: Изд. Группа ИНФАМ-НОРМА, 1998. С. 20.

2 Келина СТ., Кудрявцев В.Н. Принципы советского уголовного права. - М.: Наука, 1988. С. 122.

3 Ленин В.И. Случайные заметки // Поли. собр. соч. Т. 4. С. 412.

4 Келина С.Г., Кудрявцев В.Н. Принципы советского уголовного права. - М.: Наука, 1988. С. 122-123.

20

преступление, то сфера ее применения будет представляться иначе. М.И.Суворов распространяет его действие и на сферу уголовного судопроизводства, рассматривая неотвратимость ответственности как принцип и уголовного права и уголовного процесса1. Нам представляется, что и этими двумя сферами нельзя ограничивать его действие. Неотвратимость ответственности за совершенное преступление обеспечивается и в других сферах общественной и государственной жизни. - в сфере гражданского судопроизводства, административной и хозяйственной деятельности и т.д. Об этом свидетельствуют, в частности, многочисленные нормы, предусматривающие процедуру направления материалов следователю или прокурору, если обнаруживаются признаки преступления.

Так, если при рассмотрении дела об административном правонарушении соответствующий орган (должностное лицо) придет к выводу, что в нарушении содержатся признаки преступления, он в соответствии со ст. 233 КоАП РСФСР передает материалы прокурору, органу предварительного следствия или дознания. Аналогично обязан действовать суд, если он при рассмотрении гражданского дела обнаружит в действиях стороны или другого лица признаки преступления (ст. 225 ГПК РСФСР).

Перечень подобных норм, относящихся к различным сферам правовой деятельности, можно было бы продолжить. Однако и приведенные положения убедительно свидетельствуют о том, что принцип неотвратимости ответственности за содеянное является межотраслевым принципом дея-тельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью .

Суворов М.И. Проблема неотвратимости ответственности за преступление в уголовном судопроизводстве // Проблемы неотвратимости ответственности в уголовном праве и процессе: Сборник научных трудов. - Калинин: КГУ, 1984. С. 6.

2 Очевидно, в силу этого обстоятельства в ряде источников неотвратимость ответственности не упоминается среди принципов уголовного права. - См.: Учебник уго-

21

В годы советской власти идея неотвратимости ответственности получила в России законодательное выражение. Следует, однако, отметить, что это произошло лишь в середине 50-х годов, когда начался процесс преодоления последствий культа личности, стали активно проводиться различные мероприятия, направленные на укрепление законности.

Одним из первых законодательных актов, в котором идея неотвратимости ответственности получила прямое выражение, было утвержденное Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 мая 1955 г. Положение о прокурорском надзоре в СССР1. В ст. 17 этого Положения среди обязанностей прокуроров при надзоре за исполнением законов в деятельности органов дознания и предварительного следствия предписано «принимать меры к тому, чтобы ни одно преступление не осталось нераскрытым и ни один преступник не уклонился от ответственности».

В 1958 г. неотвратимость ответственности была включена в число задач уголовного судопроизводства (ст. 2 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик). В последующем, в 60-70-е и первой половине 80-х годов идея неотвратимости ответственности на фоне обстановки благодушия и парадности утрачивает свою актуальность. Негативную роль в этом сыграли весьма категорично звучавшие требования «немедленно снизить» преступность. Упор на формальные показатели в деятельности правоохранительных органов породи* повсеместно распространившуюся практику сокрытия преступлений. Закрепленная в законе, идея неотвратимости ответственности не получила в тот период широкой практической реализации. Приведем хотя бы такой пример. На одном из

ловного права. Общая часть / Под ред. В.Н.Кудрявцева и А.В.Наумова. - М: Изд-во СПАРК, 1996. С. 21; Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Н.И.Ветрова, Ю.ИЛяпунова. -М: Новый Юрист, КноРус, 1997. С. 39.

1 Ведомости Верховного Совета СССР. 1955. № 9. Ст. 222.

22

предприятий пищевой промышленности Иркутска в 1978 г. за хищения были задержаны всего 6 человек, в 1979 г. - 4 человека за весь год, а при проведении контрольной проверки 10 человек всего лишь за один день1.

Отношение к идее неотвратимости ответственности заметно изменилось после апрельского (1985 г.) пленума ЦК КПСС, когда страна вступила в период «перестройки» экономики, общественных отношений, всей социальной жизни. Требование неотвратимости ответственности лиц, виновных в совершении преступлений, стало насущной проблемой, оно не сходит с повестки дня партийных, государственных органов.

Так, в Политическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду КПСС сказано: «Неизменной задачей остается использование всей силы советских законов в борьбе с преступностью и другими правонарушениями, чтобы люди в любом населенном пункте чувствовали заботу государства об их покое и неприкосновенности, были уверены, что ни один правонарушитель

•у

не уйдет от заслуженного наказания» . Это положение было конкретизировано в последующем применительно к различным сферам общественной и государственной жизни. В частности, ЦК КПСС потребовал поставить дело так, чтобы «взяточники, казнокрады, мздоимцы, несуны и другие любители наживы за счет общества были окружены всеобщим презрением, знали о неотвратимости наказания за свои деяния»3, потребовал добиться «неотвратимости наказания виновных лиц, совершивших преступления, связанные с обманом государства»4. ‘

Социалистическая законность. 1981. № 9. С. 46.

2 Материалы XXVII съезда КПСС. - М.: Политиздат, 1986. С. 61.

3 В ЦК КПСС: о мерах по усилению борьбы с нетрудовыми доходами // Правда. 1986. 28 мая.

4 В ЦК КПСС // Правда. 1986. 23 октября.

23

Наиболее яркое выражение идея неотвратимости ответственности получила в законодательных актах. Так, в Постановлении Верховного Совета СССР от 3 июля 1985 г. «По отчету Генерального прокурора СССР о деятельности прокуратуры СССР по надзору за исполнением требований советских законов об укреплении правопорядка, охране прав и законных интересов граждан»1 записано: «Имеют место существенные недостатки в работе правоохранительных органов по предупреждению, раскрытию и расследованию преступлений, обеспечению неотвратимости ответственности лиц, виновных в их совершении…» Здесь акцент сделан уже на практической реализации данной идеи. Это вытекает и из Постановления Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1987 г. о ходе выполнения указанного Постановления Верховного Совета СССР, предписавшего Генеральному прокурору СССР, коллегии Прокуратуры Союза ССР обеспечивать неотвратимость наказания виновных лиц2. Принципиальная позиция по данному вопросу сформулирована в Постановлении Съезда народных депутатов СССР от 9 июня 1989 г. «Об основных направлениях внутренней и внешней политики СССР»3, согласно которой ни один преступник не должен уйти от заслуженного наказания, но и ни один невиновный не должен быть осужден.

Таким образом, имеются основания для вывода о том, что идея неотвратимости ответственности была возведена в те годы в ранг государственной политики.

1 Ведомости Верховного Совета СССР. 1985. № 27. Ст. 480.

2 Там же. 1987. №13. Ст. 167.

3 Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1989. №3. Ст. 52.

24

В последовавший период перехода к рыночной экономике и связи с существенным изменением криминальной ситуации привлекательность данной идеи несколько померкла, хотя никто от нее не отказался.

Возведение идеи неотвратимости ответственности в ранг государственной политики ставит перед исследователями задачу выяснить, сколь полно реализуется она на практике. Чтобы выполнить данную задачу, надо соотнести число совершенных преступлений с теми, которые удалось раскрыть. Однако в этой процедуре возникает определенная сложность, ибо точным числом совершенных преступлений никто не располагает. Поэтому нет возможности вывести точный показатель реализации неотвратимости ответственности.

Вместе с тем, выработано ряд косвенных показателей, обобщение которых позволит составить целостную картину о состоянии и тенденциях практической реализации неотвратимости ответственности. К числу таких показателей можно отнести уровень латентности различных видов преступлений, показатели укрытия выявленных преступлений от учета, процент раскрываемости преступлений и т.д.

Обобщение данных показателей свидетельствует о невысоком уровне практической реализации идеи неотвратимости ответственности в Российской Федерации. Об этом свидетельствует, прежде всего, значительность латентной преступности, т.е. числа преступлений, которые вообще остались неизвестными правоохранительным органам.

Много преступлений, став известными работникам правоохранительных органов, тем не менее, укрываются ими от учета по различным причинам, в основном, из-за отсутствия «судебной перспективы».

Из числа выявленных и зарегистрированных преступлений значительная часть остается нераскрытой. В среднем показатель раскрываемости по стране едва превышает 50 %.

25

Приведенные данные не оставляют сомнения в том, что уровень практической реализации идеи неотвратимости ответственности в России еще достаточно низкий. Анализ причин такого явления указывает на то, что в его основе лежат многочисленные факторы экономического, политического, социального, правового характера. Из всего их множества в аспекте данного исследования представляется важным выделить такие факторы, которые непосредственно сказываются на степени практической реализации неотвратимости ответственности. Они могут носить как объективный, так и субъективный характер.

К числу объективных факторов можно отнести, например, несоблюдение выработанных наукой правил криминализации тех или иных деяний, низкие материально-технические возможности правоохранительных органов, чрезмерная загруженность их делами и т.д. Субъективные факторы, отрицательно сказывающиеся на реализации неотвратимости ответственности, - это: низкий профессиональный уровень работников правоохранительных органов, отсутствие достаточно четкой организации работы, необоснованное вмешательство различных организаций и должностных лиц в разрешение конкретных дел.

С наибольшей остротой все эти факторы сказываются в период проведения первоначальных действий, когда ситуация усугубляется фактором времени, естественными процессами уничтожения следов преступления. Давно уже замечено, что успех в” расследовании преступления в значительной мере предопределяется тем, сколь своевременно предприняты и квалифицированно проведены первоначальные действия. Установлено также, что и неудачи в расследовании также закладываются обычно на первоначальном этапе расследования.

Так, В.Е.Сидоров обоснованно отмечает, что по изученным им уголовным делам, возбужденным в первый день поступления сигнала о пре-

26

ступлении, раскрыто по горячим следам почти 60 % преступлений, на второй день - уже около 16, а на третий день - лишь 5 %. Более 60 % уголовных дел, по которым преступления остались нераскрытыми, возбуждены несвоевременно!.

Категория первоначальных действий весьма многозначна. Как выше уже было показано, под ними можно понимать и неотложные следственные действия, и уголовно-процессуальные действия, предпринимаемые в стадии возбуждения уголовного дела в соответствии со ст. 109 УПК РСФСР, и административные действия, и оперативно-розыскные мероприятия, а также прокурорско-надзорные действия, предпринимаемые прокурором при проведении прокурорских проверок. Предметом исследования может быть каждый из указанных видов действий. Он может быть продиктован отраслевой принадлежность или видом изучаемой деятельности.

Предмет настоящего исследования определен взглядом на первоначальные действия как на средство реализации неотвратимости ответственности. Такой взгляд диктует необходимость преодоления сложившихся в науке стереотипов и включения в систему первоначальных всех действий, которые реально предпринимаются правоохранительными органами при получении сведений о преступлении.

В этой связи ближайшей задачей исследования является выявление всей системы первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении различными правоохранительными органами в различных ситуациях.

Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. - М.: Российское право, 1992. С. 34.

27

§ 2. Система первоначальных действий

Чтобы определить систему первоначальных действий, предпринимаемых при получении органом дознания, следователем или прокурором сведений о преступлении, необходимо прежде очертить границы, в которых эти действия предпринимаются.

С одной стороны, эти действия ограничены получением сведений о преступлении. Сведения о преступлении могут поступать в распоряжение правоохранительных органов в двух формах: в виде заявлений и сообщений о преступлении, составляющих повод к возбуждению уголовного дела (п. 1-5 ст. 108 УПК РСФСР), и в виде так называемой иной информации, побуждающей заинтересоваться какими- то событиями с точки зрения наличия в них признаков преступления.

Порядок приема, регистрации и проверки указанных видов сведений о преступлении в целом определен Примерной инструкцией о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах и учреждениях внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях, утвержденной приказом МВД СССР № 415 от 11 ноября 1990 г.

Согласно этой Инструкции информация о преступлениях и происшествиях подразделяется в зависимости от формы поступления на две группы: заявления и сообщения о преступлениях, поступающие в органы внутренних дел и являющиеся в соответствии с уголовно- процессуальным законом поводом к возбуждению уголовного дела; и другая информация о преступлениях и происшествиях.

Заявления и сообщения о преступлениях - это поступающая в органы внутренних дел информация, которая требует установленного законодательством режима процессуального порядка их рассмотрения.

28

К заявлениям и сообщениям о преступлениях, являющимся поводами к возбуждению уголовного дел, относятся:

  • устные заявления после разъяснения ответственности за заведомо ложный донос, оформленные протоколом и подписанные заявителем;
  • письменные заявления или письма граждан, имеющие необходимые реквизиты и оформленные в соответствии с уголовно-процессуальным законом;
  • заявления и сообщения о безвестном исчезновении граждан;
  • письменные сообщения добровольных народных дружин по охране общественного порядка, товарищеских судов и других общественных организаций;
  • письменные сообщения предприятий, учреждений, организаций и должностных лиц.
  • -явки с повинной, оформленные в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Другая информация о преступлениях и происшествиях - это те сообщения, которые не являются поводом для возбуждения уголовного дела, но требуют проверочных действий с целью установления признаков преступления или отсутствия таковых. Другую информацию составляют: информация граждан, представителей общественных организаций и должностных лиц, поступившая по телефону (телефаксу), телеграфу или радио; сообщения: персонала лечебных учреждений - об обращении граждан с телесными повреждениями, происхождение которых может быть результатом преступных действий; работников паспортных аппаратов - об утрате гражданами паспортов при обстоятельствах, вызывающих подозрение о преступлении; работников ГИБДД - о дорожно-транспортных происшествиях и их последствиях; работников подразделений вневедомственной охраны - о срабатывании приборов охранной сигнализации; работников по-

29

жарной охраны - о пожарах и загораниях; работников МРЭО - об утрате гражданами удостоверений на право управления автотранспортом и технических паспортов на автомобили при обстоятельствах, вызывающих подозрение о преступлении; письма учреждений Госстраха об обращении граждан по фактам правонарушений; оповещения о других происшествиях, событиях и фактах, имеющих отношение к борьбе с преступностью и обеспечению охраны общественного порядка; сведения об авариях, пожарах, эпизоотиях, стихийных бедствиях, несчастных случаях с людьми; рапорты работников органов внутренних дел о непосредственно ими обнаруженных или выявленных происшествиях.

Среди видов иной информации в Инструкции указаны также статьи, заметки и письма, опубликованные в печати и других средствах массовой информации. Следует, однако, заметить, что данный вид сведений не может быть отнесен к иной информации. Он прямо указан в п. 4 ст. 108 УПК РСФСР и должен быть назван в этой связи среди поводов к возбуждению уголовного дела.

Анонимные письма не регистрируются в органах внутренних дел, а подлежат уничтожению. Исключение составляют анонимные письма, содержащие данные о готовящихся или совершенных преступлениях. Такие анонимные письма передаются без регистрации в оперативные службы для использования в пресечении и раскрытии преступлений.

Информация о преступлениях и происшествиях, вне зависимости от места и времени их совершения, а также полноты сообщаемых сведений, принимается в любом органе внутренних дел круглосуточно штатными дежурными, их помощниками или работниками, назначенными на дежурство в установленном порядке.

ИнформацидЪ преступлениях и происшествиях незамедлительно регистрируется в дежурных частях органов внутренних дел. Заявления и со-

30

общения о преступлениях регистрируются в Книге № 1, а другая информация - в Журнале учета информации, поступившей в орган внутренних дел по телефону, телеграфу, в виде срабатывания приборов охранной сигнализации и иных сигналов о происшествиях (Журнал № 2).

Поступившие и зарегистрированные в указанном порядке сведения о преступлении обязывают дежурного принять меры к ее незамедлительной проверке. Указанная информация может служить поводом для выезда на место происшествия, принятия мер по обеспечению сохранности следов, кинофотосъемки и видеозаписи, проведения оперативно-розыскных мероприятий, назначения ревизии или контрольных обмеров, получения объяснений, проведение ревизии, медицинских, автотехнических или других специальных исследований или производства других проверочных действий.

Другой границей первоначальных действий при получении сведений о преступлении является завершение первоначального этапа расследования, который связывается с завершением проведения всего комплекса первоначальных действий и оперативно-розыскных мероприятий1. Этот момент может найти внешнее проявление в задержании лица в качестве подозреваемого или предъявлении ему обвинения. Однако его не следует жестко связывать с указанными действиями, так как данный этап может завершиться выполнением всего комплекса намеченных действий, не приведя к задержанию или предъявлению обвинения.

Такими представляются границы, в которых предпринимаются первоначальные действия при получении сведений о преступлении.

См.: Быстряков Е.Н. Некоторые вопросы характеристики первоначального этапа расследования умышленных убийств // Вопросы совершенствования предварительного следствия. - М: Всес. ин-т по изуч. причин и разраб. мер предупр. преет., 1983. С. 91.

31

Анализ реальной деятельности правоохранительных органов показывает, что в отмеченных границах встречаются всевозможные действия, предпринимаемые при получении сведений о преступлении.

Среди них следует, прежде всего, назвать действия, связанные с проверкой заявлений и сообщений о преступлении. В качестве таковых УПК РСФСР предусматривает истребование необходимых материалов и получение объяснений (ч. 2 ст. 109). Кроме того, УПК предусматривает в случаях, не терпящих отлагательства, возможность проведения осмотра места происшествия до возбуждения уголовного дела (ч. 2 ст. 178).

Приведенный перечень является исчерпывающим. Указом Президента Российской Федерации от 14 июня 1994 г. № 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности»1 была предусмотрена возможность производства до возбуждения уголовного дела экспертизы. Однако эта норма утратила юридическую силу с отменой упомянутого Указа2.

После возбуждения уголовного дела перечень предпринимаемых органами расследования действий пополняется арсеналом первоначальных следственных действий. Под ними понимается комплекс взаимосвязанных процессуальных, наиболее целесообразных для данной следственной ситуации действий, производимых следователем на первом этапе расследования преступлений в определенной последовательности для уяснения в основных чертах характера происшествия, а также для собирания такого объема фактических данных, который явился бы основой дальнейшего расследования и позволил бы построить более или менее полный круг вер-

1 Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 8. Ст. 804.

2 Указ Президента Российской Федерации от 14 июня 1997 г. № 593 «О призна нии утратившими силу некоторых актов Президента Российской Федерации» // Собра ние законодательства Российской Федерации. 1997. № 25. Ст. 2898.

32

сий по основным обстоятельствам дела и составить развернутый план расследования1.

Первоначальные следственные действия - это, - как обоснованно отмечается в юридической литературе, - не особый вид следственных действий, а обычные действия, образующие определенный комплекс2. Поэтому в их число могут быть включены любые известные законодательству следственные действия: осмотр, обыск, выемка, допрос и т.д. В этом смысле первоначальные следственные действия следует отличать от неотложных следственных действий - уголовно- процессуальной категории, которая ограничивает круг охватываемых ею действий определенным перечнем исчерпывающего характера. В ч. 1 ст. 119 УПК РСФСР в него включены: осмотр, обыск, выемка, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемых, допрос потерпевших и свидетелей3.

В юридической литературе давно уже отмечается, что при получении сведений о преступлении правоохранительные органы применяют не только уголовно-процессуальные, но и иные находящиеся в их компетен-

1 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 3: Криминалистические сред ства, приемы и рекомендации. - М: Юристъ, 1997. С. 336.

2 Криминалистика / Под ред. А.Н.Васильева. Изд. 3-е. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980. С. 392.

3 Авторы одного из комментариев УПК на основании Закона Союза ССР от 12 июня 1990 г. «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроиз водства Союза ССР и союзных республик» дополнительно включают в этот перечень также прослушивание телефонных и иных переговоров, наложение ареста на имущест во, экспертизу. - См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.Т.Томина. 3-е изд. - М.: Юрайт, 1999. С. 220.

33

ции меры . Наиболее характерно это для милиции, налоговой полиции и некоторых других органов, которые могут действовать сразу в нескольких основных направлениях - уголовно-процессуальном, административном и оперативно-розыскном. Следовательно, при получении сведений о преступлении могут предприниматься также административные действия и оперативно-розыскные мероприятия.

Возможность производства административных действий при получении сведений о преступлении обстоятельно обоснована В.Н.Григорьевым2. В законодательстве отсутствует единый перечень таких действий. Он определяется в различных законодательных актах применительно к отдельным правоохранительным органам.

Так, в Законе РСФСР от 18 апреля 1991 г. (с последующими изменениями и дополнениями) «О милиции»3 содержится подробный перечень действий, которые вправе предпринимать милиция, в том числе и при получении сведений о преступлении. Среди этих действий: проверка документов, получение объяснений, задержание, досмотр, изъятие предметов и документов, осмотр помещений, транспортных средств и грузов, медицинское освидетельствование и др. (ст. 11).

1 Григорьев В.Н. Рец. на кн.: Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М: Юридическая литература, 1981. 128 с. // Правоведение. 1983. №5. С. 109.

2 См.: Григорьев В.Н. Обнаружение признак ов преступления: Учебное пособие. - Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1986. С. 44, 74.

3 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503; Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 10. Ст. 360; № 32. Ст. 1231; Собра ние законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2964; 1999. № 14. Ст. 1666.

34

В целом аналогичный, хотя и с несколько более широким объемом полномочий, содержится перечень действий, предпринимаемых налоговой полицией, в Законе Российской Федерации от 24 июня 1993 г. № 5238-1 (с последующими изменениями и дополнениями) «О федеральных органах налоговой полиции»1. Среди этих действий - изъятие документов, проведение проверок, приостановление операций по счетам, посещение помещений и их обследование и др. (ст. 11).

В отличие от административных действий перечень оперативно- розыскных мероприятий достаточно четко зафиксирован в едином законодательном акте - Федеральном Законе от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями) «Об оперативно-розыскной деятельности»2. В ст. 6 этого закона предусмотрены следующие оперативно-розыскные мероприятия:

  1. Опрос.
  2. Наведение справок.
  3. Сбор образцов для сравнительного исследования.
  4. Проверочная закупка.
  5. Исследование предметов и документов.
  6. Наблюдение.
  7. Отождествление личности.
  8. Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств.
  9. Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений.
  10. 1 Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 29. Ст. 1114; Собрание законодательства Российской Федерации. 1995, № 51. Ст. 4973.

Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 33. Ст. 3349; 1997. № 29. Ст. 3502; 1998. № 30. Ст. 3613; 1999. № 2. Ст. 233.

35

  1. Прослушивание телефонных переговоров.
  2. Снятие информации с технических каналов связи.
  3. Оперативное внедрение.
  4. Контролируемая поставка.
  5. Оперативный эксперимент.
  6. В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий используются информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, а также другие технические и иные средства, не наносящие ущерба жизни и здоровью людей и не причиняющие вреда окружающей среде.

Приведенный перечень оперативно-розыскных мероприятий с принятием Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» 1995 г. существенно усовершенствован1. Он является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Он может быть дополнен только федеральным законом. Следовательно, попытки проведения иных, не предусмотренных законом мероприятий, влекут недопустимость использования их результатов в расследовании преступлений.

В прежней редакции аналогичной статьи, содержащейся в ранее действовавшем Законе об оперативно-розыскной деятельности 1992 г., содержалось предписание о проведении оперативно-розыскных мероприятий только тогда, когда иным путем невозможно обеспечить выполнение задач, указанных в законе. В действующей редакции этой нормы подобное предписание отсутствует, что исследователи не без оснований расценивают как отрицательное обстоятельство2.

Названные выше действия различной правовой природы объединяются тем, что они направлены преимущественно на проверку полученной

1 См. об этом: Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» / Отв. ред. А.Ю.Шумилов. -М: Вердикт-Ш, 1997. С. 59.

2 См.: Там же. С. 59.

36

информации. Не следует, однако, сводить действия, предпринимаемые при получении сведений о преступлении, лишь к такого рода проверочным. Среди предпринимаемых на этом этапе есть и другие, в числе которые, например, направленные на: фиксацию сведений (составление протокола устного заявления о преступлении или явки с повинной - ст. 110-111 УПК РСФСР); принятие решений (ч. 3 ст. 109 УПК РСФСР); направление сообщений и уведомлений о принятом решении (ч. 3 ст. 112, ч. 2 и 3 ст. 113 УПК РСФСР); определение дальнейшего направления дела после его возбуждения (ст. 115 УПК РСФСР) и др.

Определение системы первоначальных действий в некоторых проблемных ситуациях. На практике нередко возникают такие ситуации, применительно к которым возникают затруднения в определении системы первоначальных действий. В числе таких ситуаций те, что складываются при обнаружении оружия, боеприпасов, наркотических средств. Применительно к последней в литературе предпринимались попытки решить возникающие проблемы’. Предпримем аналогичную попытку применительно к ситуациям обнаружения оружия и боеприпасов.

Действия работников органов внутренних дел при обнаружении огнестрельного оружия и боеприпасов зависят от конкретной ситуации. Для практики наиболее типично обнаружение огнестрельного оружия и боеприпасов в ходе: I) производства следственных действий по возбужденному уголовному делу; 2) непосредственного наблюдения общественно опасного деяния, связанного с оружием или боеприпасами, в результате административной или оперативно- розыскной деятельности.

См.: Григорьев В.Н. Первоначальные действия при обнаружении наркотических средств // Проблемы совершенствования борьбы с наркоманией: Материалы Всесоюзной научно-практической конференции. - Ташкент: Ташкентская высшая школа МВД СССР, 1989. С. 237-242.

37

В первой ситуации предпринимаются неотложные следственные действия, направленные на установление и закрепление следов преступления (обыск, задержание, допрос подозреваемого и свидетелей, назначение экспертизы и т.д.), сочетающиеся с розыскными и оперативными мероприятиями. Правовая природа этих действий достаточно освещена в юридической литературе.

Во второй ситуации уголовное дело не возбуждено, поэтому производство следственных действий (кроме осмотра места происшествия) недопустимо. На первый план здесь выдвигаются административные действия, направленные на пресечение общественно опасных деяний, закрепление и проверку полученных в результате его непосредственного наблюдения сведений с целью выяснения обстоятельств и решения вопроса о возбуждении уголовного дела или привлечении лица к административной ответственности. В систему действий органов внутренних дел в этой ситуации обычно входят: доставление лица в служебное помещение; досмотр; изъятие оружия и боеприпасов; получение объяснений доставленного, очевидцев и понятых; при необходимости - исследование изъятого с применением специальных познаний, медицинское освидетельствование доставленного; возбуждение уголовного дела и последующие следственные действия. Правовая природа этих действий, особенно доставления лица, его досмотра, изъятия оружия и боеприпасов, изучена в меньшей мере и на практике нередко возникают проблемы их проведения, документального оформления и оценки полученных результатов.

Доставление, досмотр и изъятие оружия и боеприпасов в ходе предварительной проверки производятся во исполнение поставленных перед милицией задач по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, предупреждению и пресечению преступлений и административных правонарушений (ст. 2 Закона РСФСР от 18 апреля 1991

38

г. и являются по своей правовой природе административными мерами. Порядок доставления, досмотра и изъятия подробно регламентирован применительно к случаям административных правонарушений (ст. 238, 243, 244 КоАП РСФСР). Он является, на наш взгляд, аналогичным и в тех случаях, когда в результате предварительной проверки обнаруживаются признаки преступления. Поэтому представляется целесообразным установить единый порядок проведения и оформления этих действий, рассчитанный на случаи обнаружения и преступлений и административных правонарушений, включив соответствующие формулировки в упомянутый За кон РСФСР «О милиции».

Доставление не следует путать с задержанием лица по подозрению в совершении преступления, которое является уголовно-процессуальной мерой принуждения (ст. 122 УПК РСФСР) и допускается только после возбуждения уголовного дела. Доставление предшествует задержанию лица в качестве подозреваемого, однако не обязательно влечет его за собой. Доставленное лицо может быть отпущено, например, в связи с недостаточностью оснований или отсутствием мотивов для задержания по подозрению в совершении преступления, а то и вовсе отсутствием признаков преступления.

Деятельность по доставлению лица, застигнутого с оружием или боеприпасами, включает: установление оснований доставления, захват лица, изъятие оружия, боеприпасов, других средств оказания сопротивления, сопровождение в служебное помещение, затем разбирательство с доставлен-

1 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503; Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 10. Ст. 360; № 32. Ст. 1231; Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2964; 1999. № 14. Ст. 1666.

39

ным лицом, выяснение обстоятельств и правовую квалификацию совершенного им общественно опасного деяния, возбуждение уголовного дела1. Только после этого решается вопрос о задержании доставленного лица по подозрению в совершении преступления и водворении его в ИВС.

Изъятие оружия и боеприпасов при захвате с поличным порой необоснованно отождествляют с личным обыском, придавая ему на практике соответствующую уголовно-процессуальную форму.

В последнее время ситуация усугубилась рядом недостаточно четко сформулированных положений Указа Президента Российской Федерации от 14 июня 1994 г. № 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности»2 и Указания И.о.Генерального прокурора Российской Федерации, Министра внутренних дел Российской Федерации, Директора ФСК Российской Федерации от 24 июня 1994 г. № 2815/1/2898/20 «О порядке реализации норм Указа Президента Российской Федерации от 14 июня 1994 года № 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности». Преследуя, по замыслу авторов указанных документов, цель усовершенствовать работу подразделений по организованной преступности, эти нормативные акты создали ряд проблем.

Одним из постулатов правоохранительной деятельности является адекватное применение правовых форм реальному содержанию предпринятых действий. Из этого следует, например, что при производстве по уголовному делу должны применяться уголовно- процессуальные средства, а административные - лишь в сфере административного производства; при производстве обыска необходимо составлять протокол обыска, а не осмот-

См.: Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. - М.: Учебно- консультационный центр «ЮрИнфоР-МГУ», 1999. С.

2 Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 8. Ст. 804.

40

pa места происшествия, а когда предпринимается административно- правовое изъятие предметов или документов (ст. 244 КоАП), не следует оформлять их протоколом личного обыска задержанного по подозрению в совершении преступления (ст. 122 УПК).

Практика подразделений по организованной преступности весьма богата подобными нарушениями, проистекающими из смешения правовых форм получения предметов и документов. Они имеют различную природу, по-разному объясняются их «авторами» и при предметном разборе обычно получают негативную оценку. В этой ситуации трудно найти разумные объяснения прямого предписания к нарушению правовых форм, содержащегося в п. 7.6 Указания. Здесь предусмотрено, что при проведении досмотров транспортных средств, их водителей и пассажиров … изъятие обнаруженного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, наркотиков оформляется протоколом применительно к требованиям ст.ст. 176-177 УПК РСФСР. Почему сугубо административное действие - досмотр, регламентированный административным законодательством, предписывается оформлять как уголовно-процессуальный обыск или выемку? Тем более, что это действие, судя по контексту, предпринимается в типично административной ситуации, складывающейся при досмотре транспортных средств на автодорогах. И как потом выполнивший Указание оперативный работник будет объяснять в суде производство уголовно-процессуального обыска (доказательством чему является собственноручно составленный им в соответствии со ст. 176 УПК протокол обыска) производство обыска со следующими нарушениями: 1) лицом, не имеющим в производстве уголовного дела; 2) вообще при отсутствии возбужденного уголовного дела; 3) без вынесения постановления об обыске; 4) без санкции прокурора или решения суда на обыск?

И>ССЙСКА

‘-ISJV/iG’iSKAl >

41

Приведенный в Указании подход представляется ошибочным. Ученые обоснованно отмечают, что предписанное в п. 7.6 Указания правило об оформлении досмотра протоколами обыска или выемки должно быть отменено как теоретически несостоятельное и практически ущербное1. Не случайно упомянутые документы в последующем были отменены2.

Личный обыск — это следственное действие, которое производится только после возбуждения уголовного дела по постановлению должностного лица, принявшего его к своему производству, как правило, с санкции прокурора. При непосредственном обнаружении общественно опасного деяния нет ни одного из указанных условий. Уголовное дело в момент изъятия оружия и боеприпасов отсутствует, вопрос о его возбуждении решается лишь после доставления задержанного в помещение органа внутренних дел. Нет также постановления об обыске и санкции прокурора на его проведение.

В обоснование допустимости личного обыска иногда ссылаются на ст. 172 УПК РСФСР, предусматривающую производство его при задержании без вынесения отдельного постановления и санкции прокурора. Однако эта статья закона не предусматривает личного обыска до возбуждения уголовного дела и имеет в виду не всякое задержание, а лишь уголовно-процессуальное, документально оформленное на бланке установленной

Григорьев В.Н. Некоторые процессуальные вопросы обнаружения преступлений, совершенных организованными группами в сфере экономики // Актуальные проблемы борьбы с коррупцией и организованной преступностью в сфере экономики: Материалы научно-практической конференции. - Вып. I. - М.: Московский институт МВД России, 1995. С.

2 Указ Президента Российской Федерации от 14 июня 1997 г. № 593 «О признании утратившими силу некоторых актов Президента Российской Федерации» // Российская газета. 1997. 19 июня.

42

формы и связанное с водворением лица в ИВС. В данной ситуации не может быть применена и ч. 3 ст. 168 УПК РСФСР, предусматривающая производство обыска в случаях, не терпящих отлагательства, В этой норме речь идет также о случаях, возникающих в ходе производства по возбужденному уголовному делу.

Анализ законодательства и обобщение практики дают основания для вывода, что изъятие оружия и боеприпасов при захвате лица с поличным является самостоятельной административно-правовой формой получения объектов. Это обстоятельство получает в юридической литературе все большее признание1. В отличие от обыска оно не включает в себя поисковых действий, его содержание ограничивается актом завладения объектами. В этом оно сходно с выемкой. В отличие от нее для применения изъятия как самостоятельной правовой формы получения объектов требуется не только знать, какие предметы подлежат изъятию, где и у кого они находятся, но и непосредственно наблюдать эти предметы при обстоятельствах, указывающих на связь их с противоправными действиями. Такое ограничение случаев изъятия служит дополнительной гарантией обоснованности данного действия, в определенной мере компенсирующей отсутствие здесь гарантий, присущих изъятию объектов в форме обыска и выемки в сфере уголовного судопроизводства.

Основания для изъятия оружия и боеприпасов практически появляются в тех случаях, когда работники милиции в ходе патрулирования, проведения рейдов, различных проверок посещения лиц, потребляющих наркотические средства, оказываются очевидцами противоправных действий, связанных с оружием и боеприпасами: незаконного хранения, ношения,

См.: Комментарий к Кодексу РСФСР об административных правонарушениях / Под ред. И.И.Веремеенко, Н.Г.Салищевой, М.С.Студеникиной. - М.: ООО «Издательство ПРОСПЕКТ№, 1997. С. 702-703.

43

перевозки, пересылки, сбыта и т.д. С этой целью они могут использовать свое право входить в жилые помещения и помещения предприятий, организаций и учреждений, останавливать транспортные средства, проверять документы. Обнаруженные оружие и боеприпасы при отказе их выдать изымаются принудительно. Попытки спрятать их, предпринимаемые на глазах у должностного лица, не препятствуют изъятию.

Об изъятии оружия и боеприпасов составляется соответствующий протокол (изъятия, досмотра), в котором надлежит подробно описать время и место изъятия, его поводы и основания, у кого, где именно и при каких обстоятельствах обнаружены указанные объекты, их вид и упаковку, при возможности - техническое состояние и готовность к использованию, отразить, выдано ли оружие и боеприпасы добровольно или получены с применением мер принуждения, указать на попытки избавиться от них или спрятать.

Зафиксированные в протоколе и удостоверенные понятыми, сведения об обстоятельствах изъятия огнестрельного оружия и боеприпасов приобретают статус доказательства по уголовному делу (ст. 88 УПК РСФСР), нередко играющего решающую роль в изобличении виновных.

Юридически грамотное определение правовой формы первоначальных действий при обнаружении огнестрельного оружия и боеприпасов, адекватной конкретной ситуации, квалифицированное их проведение и надлежащее документальное оформление является одним из путей дальнейшего совершенствования борьбы с незаконным оборотом оружия и обеспечения неотвратимости наказания лиц, совершающих другие преступлений с его использованием, служит гарантией профессиональной безупречности работников органов внутренних дел.

Таким образом, в систему первоначальных действий, предпринимаемых
при получении сведений о преступлении, входят уголовно-

44

процессуальные проверочные действия, первоначальные следственные действия, административные действия и оперативно-розыскные мероприятия, а также многочисленные действия организационного характера.

Каждое из входящих в систему первоначальных действий имеет собственное содержание. Однако в их содержании есть общие элементы, обусловленные их системным качеством, - тем, что все они предпринимаются при получении сведений о преступлении. Выявление этого общего их содержания является задачей следующего параграфа.

§ 3. Содержание первоначальных действий

Содержание как основа при характеристике первоначальных действий. В юридической литературе при характеристике первоначальных действий чаще всего берут за основу их процессуальную форму. В результате они предстают в виде следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий и т.д.1

Такой подход имеет под собой традиционные основания. Однако он в большей мере предназначен для разграничения различных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении, друг от друга и не способствует выявлению их общих качеств. Между тем, эти качества при всем различии предпринимаемых действий составляют их основу, существо. Данный вывод становится особенно очевидным при сравнительном анализе первоначальных действий, предпринимаемых в различных государствах. Процессуальная форма их во многих случаях не совпадает, между тем как по содержанию они представляются идентичными.

См., например: Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. - М.: Юристь, 1997. С. 335.

45

Абстрагирование содержания первоначальных действий. Чтобы вывести сведения об элементах, из которых складывается содержание первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении, требуется: 1) проанализировать и обобщить реальные действия, которые предпринимаются правоохранительными органами России при получении сведений о преступлении; 2) выявить аналогичные действия в других государствах. В реальной действительности содержание первоначальных действий существует только в конкретной процессуальной форме. В результате же указанных мыслительных операций удалось абстрагировать их содержание, «освободить» его от процессуальной формы и выявить его элементы.

Элементы содержания первоначальных действий. Предпринятый анализ показывает, что в содержание первоначальных действий входят:

  1. Получение сведений об обстоятельствах преступления;
  2. Ограничения и запреты в деятельности должностных лиц правоохранительных органов;
  3. Гарантии прав и законных интересов лиц, вовлекаемых в сферу деятельности правоохранительные органов;
  4. Организация и учет деятельности правоохранительных органов.

Данные элементы действий носят универсальный характер. Их можно обнаружить в системе первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении, в любых ситуациях во всех цивилизованных государствах. Это обусловлено их общим системообразующим свойством - производством в связи с получением сведений о преступлении.

Заметим, что среди названных элементов содержания первоначальных действий не выделена в самостоятельный фиксация сведений. Это не случайно, так как фиксация является элементом получения сведений о

46

преступлении. Иначе говоря, незафиксированные сведения приравниваются к неполученным.

Сравнение содержания первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении, и следственных действий. Чтобы убедиться в том, что выделение указанных элементов является необходимым и достаточным для характеристики содержания первоначальных действий, сравним их с элементами содержания следственных действий.

В юридической литературе предпринимались различные попытки классификации следственных действий по их содержанию. Так, И.М.Лузгин подразделяет их на две группы:

1) действия, содержанием которых является обнаружение, исследование и оценка доказательств; 2) 3) действия, содержанием которых является управление процессом расследования, определение его пределов, сроков и порядка проведения1. 4) Более детально содержание следственных действий раскрывают Г.М.Миньковский и А.Р.Ратинов. Они выделяют действия:

1) определяющие движение дела и процессуальное положение его участников; 2) 3) обеспечивающие возможность получения доказательственной информации и явку участников процесса; 4) 5) реализующие процессуальные права участников процесса; 6) 7) направленные на собирание и проверку доказательств; 8) 9) состоящие в использовании доказательств для формирования и обоснования выводов о результатах производства по делу . 10) Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. - М.: Юрид. лит., 1973. С. 96.

47

При всем различии указанных классификаций нетрудно обнаружить в содержании следственных действий те же элементы, что выделены и в первоначальных действиях - получение сведений об обстоятельствах преступления; ограничения и запреты в деятельности должностных лиц правоохранительных органов; гарантии прав и законных интересов лиц, вовлекаемых в сферу деятельности правоохранительные органов; организация и учет деятельности правоохранительных органов. В основе этого свойства также лежит общее основание действий - факт совершения преступления.

Однако некоторые элементы в содержании первоначальных действий отсутствуют, что обусловлено особенностями этапа деятельности. Так, в их содержание не входит использование доказательств для формулирования и обоснования выводов о результатах производства по делу. В период проведения первоначальных действий производство по уголовному делу еще не доходит до этого этапа. По этой же причине в содержании первоначальных действий в меньшей мере выражены элементы, связанные с реализацией прав участников процесса (фиксация и разрешение ходатайств, предъявление материалов дела для ознакомления и т.д.). Присутствующие здесь элементы, направленные на обеспечение прав граждан, реализуются непосредственно в содержании первоначальных действий - то ли в ходе получения сведений, то ли при применении ограничений и запретов, либо в результате организации и учета деятельности.

Анализ элементов содержания первоначальных действий. Каждый из элементов, входящих в содержание первоначальных действий, в свою очередь имеет свое собственное содержание. Их анализ позволяет более полно выявить содержание первоначальных действий.

Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В.Жогина,

48

Конкретное содержание действий определяется структурой объекта, на который они направлены. Это относится в равной мере и к получению сведений, и к ограничениям и запретам, и к обеспечению прав и законных интересов граждан, а также организации и учету деятельности.

Получение сведений об обстоятельствах преступления. Содержание первоначальных действий, направленных на получение сведений об обстоятельствах преступления, определяются объектом познания. Зависимость между объектом и методами познания раскрыта и убедительно доказана в трудах российских философов и творчески использована учеными-правоведами при изучении собирания доказательств в российском уголовном процессе1. Из учения о взаимосвязи объекта и метода познания вытекает, что содержание познавательной деятельности определяется тем, что необходимо познать. В данном случае содержание первоначальных действий по получению сведений определяется характером следов, которые оставило преступление в материальной обстановке и памяти людей.

Все многообразные следы преступления обладают определенными типическими свойствами, не зависящими от особенностей протекания отдельного события. Это дает возможность объединить однородные следы в специфические группы с однородными свойствами. Впервые такую попытку предпринял С.А.Шейфер. В результате ему удалось выделить четыре специфических группы следов преступления:

1) следы, в которых информация выражена в физических признаках: протяженности, форме, объеме, цвете, температуре, запахе и т.д. Они отражают обстановку на месте происшествия, искомые предметы и документы, динамику осуществляемых действий и т.д.;

  • М.: Юрид. лит., 1973. С. 371.

1 См.: Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1986. С. 94.

49

2) словестная (вербальная) информация - сведения, хранящиеся в памяти будущих свидетелей, обвиняемых, потерпевших. Эта информация представляет собой наполненные смыслом наглядные образы, а также более обобщенные отражения события в виде понятий и суждений; 3) 4) следы, которые заключают в себе скрытую информацию, недоступную для непосредственного восприятия и уяснения ее смысла, требующую для своего выявления и расшифровки специальных познаний. К их числу относятся, например, признаки подделки документа, микрочастицы на орудии преступления, состояние внутренних органов трупа, наркотические свойства обнаруженного вещества; 5) 6) искусственно объединенные, интегрированные следы преступления, позволяющие в результате объединения и сопоставления двух раздельно существующих потоков информации получить большую информацию, нежели исходная. В качестве примера можно назвать одновременное получение сообщений двух лиц; получение сообщения лица с одновременным восприятием материальной обстановки, о которой идет речь’. 7) Эти группы следов были обобщены и описаны при изучении следственных действий. В силу их объективного характера они могут наблюдаться на всех этапах расследования преступления, начиная с получения первых сведений о нем. Поэтому данные следы выступают в качестве объекта познания, обусловливающие содержание познавательной деятельности не только в следственных действиях, ‘но и в других первоначальных действиях, предпринимаемых при получении сведений о -преступлении.

Содержание первоначальных действий, направленных на получение сведений о следах преступления, в которых информация выражена в физических признаках, заключается в наблюдении обстановки и
обстоя-

1 Шейфер С.А. Указ. соч. С. 95-96.

50

тельств. При этом помимо собственно наблюдения могут применяться и другие познавательные приемы - сравнение, измерение, эксперимент. Однако это не меняет содержания деятельности.

В тех случаях, когда необходимо сохранить следы, оставленные преступлением на предметах и документах, необходимо извлечь их из окружающей обстановки, получить в распоряжение органов расследования. В этих случаях в содержание первоначальных действий входит получение предметов и документов.

В содержание первоначальных действий, направленных на извлечение из памяти людей наглядных образов и обобщенного отражения события преступления, входит получение словесной информации. Эта деятельность базируется на таком методе познания как расспрос.

Для получения сведений о следах, которые заключают в себе скрытую информацию, недоступную для непосредственного восприятия и уяснения ее смысла, проводятся исследования с применением специальных познаний.

С целью получения сведений об искусственно объединенных, интегрированных следах преступления применяются комбинированные действия, например, получение словесной информации в сочетании с наблюдением обстановки на месте преступления. Примеры такого сочетания действий при получении сведений о преступлении уже описывались в научной литературе1.

Таким образом, в содержание первоначальных действий, направленных на получение сведений об обстоятельствах преступления, входят:

а) наблюдение обстановки и обстоятельств;

1 Григорьев В.Н. Непосредственное обнаружение признаков преступления органом дознания, следователем, прокурором, судом: Дисс. … канд. юрид. наук. - Л.: Ленинградский государственный университет, 1982. С. 167.

51

б) получение предметов и документов;

в) получение словесной информации;

г) исследования с применением специальных познаний;

д) комбинированные действия.

Указанные действия исчерпывают все содержание познавательной деятельности на этапе производства первоначальных действий. Какие бы ситуации мы ни взяли, получение сведений в них об обстоятельствах совершенного преступления всегда может быть сведена к одному из этих элементов или какой-то их группе.

Ограничения и запреты. Многообразное содержание первоначальных действий, направленных на ограничения и запреты, можно объединить в ряд элементов в зависимости от их объектов, которых они касаются. Анализ ограничений и запретов, практикующихся в различных государствах при получении сведений о преступлении, показывает, что они касаются: лиц, имущества, обстановки на месте преступления, сведений о преступлении. Соответственно, в содержание ограничений и запретов могут быть включены:

а) ограничение личной свободы;

б) ограничение права собственности на имущество;

в) запрет изменять обстановку на месте преступления;

г) запрет разглашать сведения о преступлении.

Применительно к рассматриваемому этапу важно определить допустимую степень ограничений и запретов. Важность этого вопроса обусловлена тем, что речь идет о ситуации, когда получаются первые сведения о преступлении, для которых характерна неполнота, известная неточность, возможно умышленное искажение. Нередки ситуации, когда эти сведения в результате предпринятой проверки вовсе не найдут подтверждения. Все это побуждает дозировать допустимые ограничения и запреты в содержа-

52

нии первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении.

Сразу же следует отметить, что единой степени в определении возможных ограничений и запретов в содержании первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении, на наш взгляд быть не может. Она различается применительно к отдельным ситуациям.

При определении допустимой степени ограничений и запретов следует, прежде всего, различать ситуации по правовому режиму деятельности. С этой точки зрения следует отграничивать административные действия и оперативно-розыскные мероприятия от уголовно-процессуальных действий.

Административные действия и оперативно-розыскные мероприятия в отличие от уголовно-процессуальных действий в меньшей мере обеспечены различного рода ограничениями и запретами. Обусловлено это тем, что административные действия по сути своей предназначены для ситуаций, когда совершаются административные правонарушения, обладающие меньшей степенью общественной опасности. Для оперативно-розыскных мероприятий ограничения и запреты не характерны в силу того, что составляют суть разведывательной деятельности и осуществляются преимущественно негласно.

При получении сведений о преступлении суть административных действий и оперативно-розыскных* мероприятий, предпринимаемых в связи с этим, не меняется. Поэтому степень обеспеченности их ограничениями и запретами в подобной ситуации остается на обычном свойственном для них уровне.

Несколько сложнее обстоит ситуация с уголовно-процессуальными действиями, предпринимаемыми при получении сведений о преступлении. По сути своей они предназначены для реагирования на преступления, об-

53

ладающие высокой степенью общественной опасности. В этой связи они должны быть и в действительности в наибольшей мере обеспечены различного рода ограничениями и запретами. Вместе с тем, следует заметить, что эта степень в различных ситуациях неоднозначна.

При определении степени обеспеченности ограничениями и запретами первоначальных действий уголовно-процессуального характера, предпринимаемых при получении сведений о преступлении, следует учитывать, что эти действия имеют протяженность во времени, по мере которой изменяется степень обоснованности знания об обнаруженных признаках преступления.

Ситуация начинает развиваться обычно с того, что получаются самые первые сведения, побуждающие заинтересоваться каким-то событием с точки зрения противоправности. Подобная информация побуждает соответствующих должностных лиц правоохранительных органов провести проверку, чтобы установить действительное событие и оценить его с точки зрения противоправности. Информация проверяется в таком объеме, который позволяет сделать обоснованный вывод о наличии либо отсутствии признаков преступления1. После этого принимается этапное решение о дальнейшем продолжении производства либо о его прекращении.

В соответствии с таким изменением ситуации изменяется и допустимая степень присутствия ограничений и запретов в содержании предпринимаемых первоначальных действий. До вывода о наличии признаков преступления она минимальна, после такого вывода допускается весь арсенал принуждения, которым обеспечено уголовное судопроизводство. На практике это выражается в том, что до обоснованного вывода о наличии при-

Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления: Учебное пособие. - Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1986. С. 12-13.

54

знаков преступления допускаются лишь такие проверочные действия как истребование материалов и получение объяснений, а также осмотр места происшествия, в минимальной мере обеспеченные принуждением. После вывода о наличии признаков преступления принимается решение о возбуждении уголовного дела, которое открывает возможность для арестов, обысков, задержаний и других предусмотренных в УПК действий с явно выраженными элементами ограничений и запретов.

По сути своей уголовно-процессуальные действия, допустимые до возбуждения уголовного дела, по степени обеспеченности элементами государственного принуждения близки соответствующим административным действиям и оперативно-розыскным мероприятиям. Это вытекает и из приведенных рассуждений. Подтверждается такой вывод и при их реальном сравнении. Так, среди административных действий есть получение объяснений (ст. 231 КоАП РСФСР), оперативно- розыскных мероприятий -опрос (п. 1 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности), уголовно-процессуальных действий, допустимых до возбуждения уголовного дела - получение объяснений (ч. 2 ст. 109 УПК РСФСР). Все эти действия в целом идентичны по степени обеспеченности принуждением и в этом качественно отличаются от допроса, допустимого только после возбуждения уголовного дела и в гораздо большей мере обеспеченного государственным принуждением. То же можно сказать и о других сходных действиях.

Приведенный анализ приводит к выводу о том, что допуск следственных действий до возбуждения уголовного дела приведет к разрушению сложившейся системы обеспечения различной степенью ограничений и запретов первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении, в различных ситуациях.

55

Гарантии прав и законных интересов. Как уже было отмечено, гарантии прав и законных интересов лиц, вовлекаемых в сферу производства в связи с получением сведений о преступлении, на этапе производства первоначальных действий выражены в меньшей степени.

Такое обстоятельство обусловлено, на наш взгляд, общей спецификой данного этапа деятельности. Во многих случаях здесь нуждается в подтверждении еще сам факт совершения преступления. Это обстоятельство объективно ограничивает в содержании первоначальных действий такие их элементы как ограничения и запреты. Все вместе указанные обстоятельства обусловливают относительно меньшую степень вовлеченности граждан в систему предпринимаемых действий и, как следствие, - меньшую меру затрагивания их прав и законных интересов. Следствие всего сказанного - меньшая степень выражения гарантий прав и законных интересов в содержании первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении.

Замечая данное обстоятельство, некоторые исследователи высказывают предложения об укреплении гарантий на этом этапе деятельности, не все из которых приемлемы. Так, суть одного такого предложения состоит в том, чтобы в законодательном порядке расширить основания для признания лица подозреваемым: «Расширение оснований признания лица подозреваемым будет содействовать развитию процессуальных гарантий прав лиц, заподозренных в совершений преступления, в отношении которых применяются меры процессуального принуждения»1. А.А.Чувилев предлагает, в частности, предусмотреть в законе следующие основания признания лица подозреваемым: «Подозреваемым признается лицо, привлеченное в расследованию в установленных законом процессуальных формах в связи

56

с наличием данных, свидетельствующих о возможном участии его в преступлении, но недостаточных для предъявления обвинения»2. Среди таких форм - задержание, арест, допрос, обыск, освидетельствование и т.д. Отмечается также, что надлежащей формой признания лица подозреваемым должно быть не постановление об избрании меры пресечения или протокол задержания, а особый процессуальный акт, содержащий в себе мотивированный вывод о признании лица подозреваемым3.

Подобная позиция является логичной и в основе своей формально безупречна. Однако она вызывает возражения по существу. В юридической литературе убедительно обосновано, что ее практическая реализация приведет к неоправданному расширению круга лиц, поставленных в положение подозреваемых. Это само по себе не положительный факт. Далее. Это, конечно, предоставит им дополнительные права и возможности защитить себя. Однако в такой ситуации возникает конкуренция ценностей: что важнее для лица - подвергнуться малоприятной процедуре обыска, освидетельствования, а то и вовсе получения отпечатков пальцев и, отделавшись легким испугом, забыть об этом или же, будучи в той же ситуации признанным специальным актом подозреваемым, получить ненужные права и на долгие годы попасть в соответствующие учеты органов внутренних дел со всеми вытекающими из этого неблагоприятными последствиями4.

Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1980. С. 127.

2 Чувилев А.А. Привлечение следователем и органом дознания лица в качестве подозреваемого по уголовному делу. - М.: МВШМ МВД СССР, 1982. С. 15.

3 Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Указ. Соч. С. 127.

4 Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. - М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1999. С. 60-61.

57

Возражая против законодательного расширения оснований признания лица подозреваемым, заметим, что проблема обеспечения прав и законных интересов лиц, в отношении которых предпринимаются изобличающие действия, существует. Однако ее решение видится нам в ином направлении. Суть его состоит в предметном обеспечении прав и законных интересов, применительно к конкретным изобличающим действиям. Процедура каждого такого действия должна содержать достаточный механизм защиты интересов лица без того, чтобы прибегать к официальному признанию его подозреваемым по делу. Среди элементов такого механизма -неразглашение обстоятельств личной жизни, тайна следствия, запрет домогаться показаний путем насилия, угроз и иных незаконных мер, профессиональная помощь адвоката и т.д. Многие из подобных элементов уже являются повседневной практикой, другие нуждаются в законодательном закреплении1.

Организация и учет деятельности. Организация и учет деятельности не являются объективно необходимыми элементами в содержании первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении. Нетрудно представить ситуацию, когда их можно выполнить в полном объеме, не прибегая к тем или иным формам учета и отчетности. Однако на практике они фактически применяются. Это необходимо для учета сведений и действий, исключения случаев злоупотреблений, создания необходимых условий для на’дзора и контроля за первоначальными действиями.

Те или иные элементы в организации и учете первоначальных действий обусловлены не столько объективной логикой вещей, сколько сложившимися традициями, состоянием дел в системе правоохранительных

1 Григорьев В.Н. Указ. соч. С. 62.

58

органов. Их анализ показывает, что они касаются полученных сведений, предпринятых действий, принятых решений и направленных сообщений и уведомлений.

Соответственно, в содержание первоначальных действий при получении сведений о преступлении, направленных на организацию и учет, входят:

а) регистрация сведений и действий;

б) принятие решений;

в) направление сообщений и уведомлений.

0 тактических аспектах содержания первоначальных действий. В юридической литературе порой утверждается, что тактические аспекты присущи лишь следственным действиям. На этом основании до недавних пор вовсе отрицалась необходимость разработки тактических приемов применительно к действиям, предпринимаемым в стадии возбуждения уголовного дела1. Нам представляется, что такой подход обусловлен не столько спецификой предмета исследования, сколько субъективными представлениями о нем. О необходимости тактики оперативно- розыскных мероприятий сегодня мало кто может сомневаться. В тактических элемен тах может быть необходимость и при производстве процессуальных дейст вий в стадии возбуждения уголовного дела, и административных действий. Осветим данное обстоятельство на примере одного из последних - адми нистративного изъятия.

Изъятие предметов и документов является одним из приемов правоохранительной деятельности, суть которого состоит в переходе объекта из

1 См.: Васильев А.Н. Следственная тактика. - М.: Юрид. лит., 1976. С. 20-22; Его же. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1978. С. 12-15; Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теорети ческие основы криминалистики. - М: Изд-во Моск. ун-та, 1984. С. 40-42, 53-54.

59

чьего-то владения (либо объекта, не имеющего конкретного владельца) к должностным лицам - субъектам административной деятельности. Этот прием создает фактические и правовые основания для возбуждения административного производства и привлечения виновных к ответственности, способствует установлению действительных обстоятельств содеянного, позволяет правильно разрешать дела об административных правонарушениях.

Наиболее часто в административной практике данный прием приходится применять милиции, действующей на основании Закона РСФСР от 18 апреля 1991 г. «О милиции», федеральных органов налоговой полиции, действующих на основании Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 г. «О федеральных органах налоговой полиции», таможенных органов Российской Федерации, действующих на основании Таможенного кодекса Российской Федерации.

Обобщение административной практики свидетельствует о повторяемости отдельных элементов деятельности в различных случаях изъятия предметов и документов. Это дает основания для того, чтобы выстроить обобщенную модель содержания деятельности правоохранительных органов. Результаты подобных попыток дают такую систему деятельности правоохранительных органов, в которой находится место и для тактических приемов. В частности, речь идет о следующих элементах деятельности по изъятию предметов и документов: *

  • планирование, организация и подготовка к изъятию предметов и документов;
  • блокирование объекта, где по предположению находятся подлежащие изъятию предметы и документы;
  • фиксация хода и результатов изъятия с помощью аудио- видеотехники;

60

  • официальное проявление инициативы в намерении предпринять изъятие предметов и документов, объявление о намерении произвести изъ ятие предметов или документов и предъявление соответствующих доку ментов в обоснование своих действий;

  • поисковые действия;
  • фиксация места обнаружения и состояния искомых объектов;
  • извлечение обнаруженных объектов, их предварительный осмотр, фиксация индивидуализирующих признаков и характерных особенностей;
  • выезд с места изъятия, снятие его блокады.
  • Указанные элементы деятельности вычленены из общей системы по признаку наличия в них «тактического свойства».

В частности, любой случай изъятия, даже самого элементарного, протекающего в бесконфликтной ситуации, требует от исполнителя планирования действий, их организации и соответствующей подготовки. В зависимости от сложности и масштабности проводимого мероприятия указанные действия могут оформляться отдельным решением с вариантами графического и схематического исполнения. Особенно это характерно для тех случаев, когда изъятие объектов проводится в форме специальной операции с привлечением войсковых подразделений. Достаточное число подобных примеров наблюдается в Северной Осетии и Ингушетии, Чеченской Республике и в других регионах со сложной криминальной ситуацией.

В конфликтной ситуации, в ситуациях, когда есть основания ожидать активного сопротивления, для выполнения поставленных задач и обеспечения безопасности участников рекомендуется производить блокирование объекта (дома, квартиры, дачи), где по предположению находятся подлежащие изъятию вещи и документы. Блокирование осуществляется в зави-

61

симости от реальности угрозы и имеющихся сил путем выставления наблюдателей, оцепления, создания блокпостов и т.п.

Необходимость применения тактических приемов при изъятии предметов и документов в подобных ситуациях не вызывает сомнения. Многие, разработанные криминалистикой применительно к производству по уголовным делам, фактически уже находят применение в административной практике правоохранительных органов.

Вместе с тем заметим, что это заимствование идет несколько однобоко. Сами приемы как образ рациональной деятельности, позволяющий получить определенные результаты, довольно быстро были взяты на вооружение. Однако криминалистические приемы в их классическом варианте обременены рядом дополнительных условий их применения, гарантиями прав граждан и т.д. Вряд ли кто возразит против тезиса о том, что в административную практику криминалистические приемы изъятия заимствуются преимущественно без подобных элементов. Взять для примера хотя бы пресловутые специальные операции, проводимые подразделениями БЭП и налоговой полиции с целью обнаружения в офисах коммерческих структур компрометирующих документов.

В связи со сказанным следует подчеркнуть, что вопрос о допустимости тактических приемов в ходе административного изъятия предметов и документов становится актуальным для науки криминалистики. Здесь могут быть выделены следующие направления научных поисков:

1) исследование возможности и условий применения традиционных криминалистических приемов при изъятии предметов и документов в ходе административной деятельности; 2) 3) исследование и оценка собственных тактических приемов, складывающихся в ходе административной деятельности правоохранительных органов; 4)

62

3) выработка на основе научных исследований и имеющегося в криминалистике опыта новых тактических приемов изъятия предметов и документов в административной деятельности.

Одним из важных вопросов в каждом из этих направлений деятельности является исследование допустимости тех или иных тактических приемов в административной деятельности, сопряженное с анализом как общих условий допустимости, так и анализ этого свойства применительно к конкретным приемам.

Значение выяснения содержания первоначальных действий. Выяснение содержания первоначальных действий имеет важное научное и практическое значение. Оно состоит в следующем:

1) дает возможность полнее представить содержание деятельности на этапе производства первоначальных действий; 2) 3) показывает единство содержания первоначальных действий в различных процессуальных формах; 4) 5) дает дополнительный материал для анализа отличий процессуальных форм первоначальных действий; 6) 7) позволяет выявить пробелы (отсутствие) надлежащей процессуальной формы первоначальных действий в различных ситуациях; 8) 9) делает сопоставимыми и позволяет анализировать первоначальные действия при получении сведений о преступлении в различных государствах (национально-государственных формах). 10) § 4. Процессуальная форма первоначальных действий

Понятие процессуальной формы. До недавних пор вопрос о понятии процессуальной формы не находил единого разрешения в юридиче-

63

ской литературе. Соответственно, встречались самые разнообразные ее определения.

Так, П.С.Элькинд утверждала, что уголовно-процессуальная форма образует единство содержания и форм уголовного процесса1. В других источниках в определении этого правового явления отмечаются самые различные признаки: условия, установленные законом для совершения след-ственных и судебных действий ; условия возникновения, изменения или прекращения правоотношений3; порядок совершения процессуальных действий4; и т.д.

Своеобразный итог многолетней дискуссии по данному вопросу был подведен в Курсе советского уголовного процесса, подготовленного во ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка. Основываясь на общем понятии юридической процессуальной формы5 и исходя из имеющихся в юридической литературе суждений, здесь дается развернутое определение рассматриваемого феномена. Уголовно- процессуальная форма определяется здесь как регламентированные уголовно-процессуальным правом система и структура уголовно- процессуальных институтов и пра-

Элькинд П.С. Категории «содержание» и «форма» в системе уголовно- процессуального регулирования // Развитие и совершенствование уголовно- процессуальной формы. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1979. С. 44.

2 Советский уголовный процесс /Под ред. Д.С.Карева. - М.: Юридическая лите ратура, 1968. С. 19.

3 Громов Н.А. Уголовный процесс России: Учебное пособие. - М.: Юристь, 1998. С. 20.

4 Уголовный процесс: Учебник / Под ред. К.Ф.Гуценко. Изд. 2-е - М: Зерцало, 1998. С. 19; Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. П.АЛупинской. Изд. 2-е. - М.: Юристь, 1997. С. 38.

5 Юридическая процессуальная форма. Теория и практика / Под ред. П.Е.Недбайло и В.М.Горшенева. - М.: Юрид. лит., 1976. С. 13.

64

вил, процедура и последовательность стадий уголовного процесса, условия, способы и сроки совершения процессуальных действий, непосредственно или косвенно связанных с собиранием и исследованием доказательств на предварительном следствии и в судебном разбирательстве, их закреплением в правовых актах, а также порядок принятия и оформления решений по отдельным вопросам и по делу в целом1.

В данном определении объединены все основные признаки, характеризующие процессуальную форму. Оно будет лежать в основе наших дальнейших рассуждений.

Определение процессуальной формы первоначальных действий. Конкретное содержание первоначальных действий устанавливается законодательными актами. Они определяют, какие элементы входят в эти действия в тех или иных ситуациях. Установленные законом условия и процедура первоначальных действий образуют ее юридическую процессуальную форму.

Способ установления процессуальной формы первоначальных действий. Возможно два способа установления процессуальной формы: 1) путем разрешения любых действий, за исключением тех, которые прямо запрещены законом; 2) путем разрешения только тех действий, которые прямо предусмотрены законом. Однако эти способы являются теоретической абстракцией. Вряд ли можно обнаружить применение того или иного из них в законодательной практике какого-то государства в чистом виде. Чаще всего они встречаются в каком-то сочетании. Хотя преимущественное преобладание одного из них вполне возможно.

Так, В.М.Николайчик обоснованно отмечает, что правовой режим предварительного расследования в США выражается в основном в уста-

1 Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д.Бойкова

65

новлении того, что расследующий не должен делать, какие его действия представляют собой нарушение правового режима1.

В российском государстве принят иной подход, который можно сформулировать следующим образом: среди действий, затрагивающих права и законные интересы граждан, возможны лишь те, что прямо разрешены законом. Применение данного подхода к установлению процессуальной формы первоначальных действий обусловлено тем, что они предпринимаются в сфере, чреватой конфликтами, где сталкиваются порой диаметрально противоположные жизненные интересы, где допускается применение принудительной силы государства.

Многообразие процессуальных форм первоначальных действий. Казалось бы, что тем элементам, что были выделены в содержании первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении, должно соответствовать такое же количество процессуальных форм. В действительности же процессуальных форм гораздо больше. Это обстоятельство обоснованно отметил С.А.Шейфер применительно к следственным действиям2. Одно и то же содержание может облекаться в различные процессуальные формы. Например, предметы могут быть получены и в форме обыска и в форме выемки, а могут и в форме осмотра места происшествия. Личная свобода гражданина может быть ограничена и в форме задержания и в форме заключения под стражу в качестве меры принуждения, а может и в форме доставления в служебное помещение милиции для разбирательства.

И.И.Карпеца. - М.: Юридическая литература, 1989. С. 121.

1 Николайчик В.М. Уголовный процесс США. - М.: Наука, 1981. С. 17.

2 Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе. - Са ратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1986. С. 96-97.

66

Многообразие процессуальных форм первоначальных действий является свидетельством зрелости судопроизводства, развитости отношений в обществе, это своеобразный показатель уровня демократичности.

В этой связи вызывает критические замечания позиция авторов текста Концепции судебной реформы в Российской Федерации, которых пугает многообразие форм. По их мнению, «демократической направленности преобразований не соответствует сохранение административной по своей природе доследственной проверки заявлений и сообщений о совершении преступления до возбуждения уголовного дела»1.

В России уже более века существует такая система уголовного судопроизводства, в которой традиционно выделяется стадия возбуждения уголовного дела как одна из важных гарантий против необоснованного, огульного применения мер уголовно-процессуального принуждения: эти меры допускаются лишь после принятия решения о возбуждении уголовного дела, которое возможно лишь в случае обнаружения признаков преступления. “Возбуждение уголовного процесса,- писал известный русский юрист В.К.Случевский,- сопряжено со многими тяжкими для интересов частных лиц последствиями, а потому оказывается необходимым не возбуждать судебного производства прежде, чем не будут обнаружены признаки преступности”2.

Целям обнаружения признаков преступления служит институт пред- \у варительной проверки, входящий Ъ содержание стадии возбуждения уголовного дела и лишенный той обеспеченной принуждением процессуальной формы, которая свойственна предварительному следствию. Возник

1 Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А.Пашин.- М.: Изд-во Республика, 1992. С. 88.

2 Случевский В. Учебник русского уголовного процесса. Судопроизводство.- СПб., 1892. С. 277.

67

этот институт еще в прошлом веке в форме дознания, которое производилось без свидетелей и понятых посредством негласных розысков, расспросов, неформального личного удостоверения, собирания письменных и словесных справок и пр. Обыски, выемки и другие следственные действия при производстве дознания не допускались (ст. 254 Устава уголовного судопроизводства 1864 года). Такой порядок был установлен с целью экономии процессуальных средств, ограждения от неосновательного применения мер процессуального принуждения, обеспечения внезапности и быстроты реагирования на преступные факты.

Авторы современной концепции судебной реформы, видя в институте предварительной проверки лишь помеху для скорейшего начала предварительного следствия, предлагают по существу ликвидировать стадию возбуждения уголовного дела. Ей отводится формальная роль регистрации частного волеизъявления об уголовном преследовании. Предлагается такой порядок, при котором заявитель выступал бы “не бесправным просителем, а лицом, приводящим в движение механизм уголовного преследования”1. Каких-то особых оснований, предполагающих наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, при этом не требуется. “В любом случае, когда хотя бы в минимальной степени существует вероятность того, что преступление было действительно совершено, необ-ходимо возбуждать уголовное дело…”

Аргументируя концепцию, авторы показывают, что ее реализация позволит получить определенные выгоды, устранить многие существующие на практике проблемы, связанные с обжалованием постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, несовершенством процессуальной

Концепция судебной реформы в Российской Федерации, с. 88-89. 2 Там же. С. 89-90.

68

формы предварительной проверки, многократными вызовами граждан и т.д.

С этим трудно не согласиться. Ликвидация стадии возбуждения уголовного дела действительно устранит эти и многие другие присущие ей проблемы. Однако элементарная логика требует ответа на вопрос о том, какие проблемы эта ампутация породит для всей системы уголовного судопроизводства в целом. Таких проблем немало, какие-то из них трудно сейчас даже предвидеть, главное же - они являются гораздо более острыми, представляющими серьезную угрозу интересам личности.

В российской юридической литературе давно и убедительно показано, что всякие отступления от сложившегося порядка возбуждения уголовного дела, попытки упростить его неизбежно влекут за собой грубые нарушения прав граждан, начиная от огульных преследований по “сигналам общественности” и кончая случаями безосновательных обысков, арестов, задержаний, многие из которых заканчивались трагически. Облегченный порядок возбуждения дел таит угрозу ввергнуть общество в пучину уголовных преследований, включить в уголовно-процессуальную процедуру многие не нуждающиеся в этом общественные отношения. Если же на пути обвала с возбуждением уголовных преследований будут воздвигнуты финансовые барьеры, это откровенно поставит острейшее средство социального воздействия исключительно на службу только имущих1.

В оценке предлагаемой концепции начальной стадии уголовного процесса нельзя обойти и еще одно обстоятельство, связанное с опытом поисков и практической реализации новых форм уголовного судопроизводства после октябрьской (1917 года) революции. В то время получила

Григорьев В.Н. О концепции возбуждения уголовного дела // Актуальные вопросы предварительного расследования: Межвузовский сборник научных трудов. - Волгоград: Волгоградский юридический институт, 1997. С. 26.

69

распространение идея, весьма сходная с предложениями авторов Концепции, о том, чтобы ликвидировать “буржуазное” дознание, административное по своей правовой природе, “приравнять” дознание к следствию. Тогда эту идею удалось реализовать на практике. В уголовно-процессуальном законодательстве не оказалось упоминания о проверочной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела. По смыслу УПК РСФСР 1922 года вопрос о производстве предварительного расследования или отказе в этом решался на основании одного заявления и ставился в зависимость от наличия в нем указаний на состав преступления (ст. 100, 101). Только по анонимным заявлениям предусматривалась предварительная негласная проверка их органами дознания (ст. 98). Однако дальнейшее развитие системы уголовного судопроизводства закономерно привело к возрождению и дальнейшему совершенствованию института предварительной проверки1. На этом пути было немало проб и ошибок, сломанных людских судеб. Стоит ли сегодня возвращаться к тем революционным идеям, неприемлемость которых уже доказало объективное развитие социальных процессов, и повторять этот путь.

Как обоснованно утверждают исследователи, существующий порядок возбуждения уголовного дела по сравнению с предложенным является более адекватным реальным отношениям и процессам в криминальной

См.: Григорьев В.Н. Проблемы развития средств обнаружения признаков преступления // Пути совершенствования деятельности следственных аппаратов органов внутренних дел: Сборник научных трудов.- Ташкент: Ташкентская высшая школа МВД СССР, 1987. С. 43-51; Масленникова Л. Проверочные действия в стадии возбуждения уголовного дела // Социалистическая законность. 1989. № 6. С. 48-49.

70

сфере деятельности правоохранительных органов и в большей степени обеспечивает гарантии прав и законных интересов личности1.

Факторы, определяющие процессуальную форму конкретного действия. Процессуальная форма конкретных действий определяется рядом факторов.

В основе процессуальной формы лежит содержание деятельности. Каждое действие приспособлено либо к получению сведений о следах преступления определенного рода, либо направлено на ограничения и запреты, либо предназначено для обеспечения прав и законных интересов граждан, а также для организации и учета деятельности.

Дальнейшая специализация процессуальной формы определяется целями действия. Цель предопределяет различие одинаковых по содержанию действий. Так, допрос и очная ставка, включая в себя одинаковое содержание - получение словесной информации, имеют различную процессуальную форму, обусловленную разными целями этих - действий: целью допроса является получение сведений, а целью очной ставки - преодоление существенных противоречий, имеющихся в показаниях ранее допрошенных лиц.

Процессуальная форма первоначальных действий зависит также от объема исходной информации. Так, если точно известно, где и у кого находятся определенные предметы и документы, имеющие значение для дела, их получают в форме выемки, при отсутствии сведений в таком объеме предпринимается обыск.

Процессуальная форма первоначальных действий зависит также от того, в ходе какого направления деятельности правоохранительных орга-

1 Григорьев В.Н. О концепции возбуждения уголовного дела // Актуальные вопросы предварительного расследования: Межвузовский сборник научных трудов. -Волгоград: Волгоградский юридический институт, 1997. С. 26.

71

нов были получены сведения о преступлении. Если это произошло в ходе административной деятельности органов внутренних дел, то будут предприниматься административно-правовые действия1, при получении сведений о преступлении в ходе расследования уголовного дела первоначальные действия приобретут форму следственных.

В зависимости от правовой природы различается уголовно- процессуальная и так называемая непроцессуальная форма первоначальных действий, которые, в свою очередь, также подразделяются на разновидности.

Первоначальные действия в уголовно-процессуальной форме подразделяются на:

1) уголовно-процессуальные действия, предпринимаемые в стадии возбуждения уголовного дела; 2) 3) уголовно-процессуальные действия в протокольной форме досудебной подготовки материалов; 4) 5) следственные действия. 6) Первоначальные действия в непроцессуальной форме подразделяются на:

1) прокурорско-надзорные действия; 2) 3) административные действия; 4) 5) оперативно-розыскные мероприятия. 6) Процессуальная форма как способ внешнего выражения первоначальных действий. В практике первоначальных действий их содержа-

Понятно, что в случае очевидного факта преступления, требующего незамедлительного реагирования, милиция, являясь административным органом и одновременно обладая уголовно-процессуальными полномочиями органа дознания, обязана предпринять в соответствии со ст. 119 УПК РСФСР неотложные следственные действия по установлению и закреплению следов преступления.

72

ние как бы отступает на второй план, затушевывается процессуальной формой. Работникам органов внутренних дел не приходится иметь дело в чистом виде с получением предметов и документов, получением словесной информации. Их деятельность всегда облекается в ту или иную форму и дело приходится иметь именно с ней. Процессуальная форма выступает как способ внешнего выражения первоначальных действий. Об этом наглядно свидетельствуют принятые обороты речи. На практике не услышишь, например, что предстоит получить предметы и тем более - получить словесную информацию. Обычно говорят: предстоит провести выемку, допросить очевидцев и т.д.

Индивидуальность процессуальной формы первоначальных действий. Процессуальная форма каждого первоначального действия, сложившаяся под влиянием указанных выше факторов, обладает определенной индивидуальностью. В результате обеспечивается их разнообразие, отсутствие совпадений и дублирования. С другой стороны, индивидуальность процессуальной формы каждого первоначального действия является основой для их системы, объединения в организационно-правовые формы, которым посвящена вторая глава диссертации.

Законодательное выражение процессуальной формы первоначальных действий. Выше процессуальная форма определялась как регламентированные уголовно-процессуальным правом система и структура уголовно-процессуальных институтов и правил, процедура и последовательность стадий уголовного процесса, условия, способы и сроки совершения процессуальных действий, непосредственно или косвенно связанных с собиранием и исследованием доказательств на предварительном следствии и в судебном разбирательстве, их закреплением в правовых актах, а также порядок принятия и оформления решений по отдельным вопросам и по делу в целом. Это общее определение в полной мере относит-

73

ся и к первоначальным действиям, предпринимаемым при получении сведений о преступлении, независимо от их конкретной правовой природы. В данном контексте мы хотим обратить внимание на такой ее признак, как урегулированность действий правом.

Правовая регламентация процессуальной формы находит выражение в уголовно-процессуальном законе. Данное качество позволяет объективировать процессуальную форму первоначальных действий, сделать ее внешне доступной для правоприменителей. Но самое главное, что кроется за этим, состоит в том, что свойства процессуальной формы, установленные законом, становятся обязательными. Отступление от них равнозначно нарушению закона, что может повлечь за собой неблагоприятные последствия, в частности, исключение полученных сведений из числа доказательств.

Глава II

ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ

ПРОВЕДЕНИЯ ПЕРВОНАЧАЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ

ПРИ ПОЛУЧЕНИИ СВЕДЕНИЙ О ПРЕСТУПЛЕНИИ

§ 1. Понятие и признаки организационно-правовой формы проведения первоначальных действий

Объединение первоначальных действий в комплексы. В практике правоохранительных органов многообразные первоначальные действия предпринимаются при получении сведений о преступлении не автономно, они объединяются в определенные комплексы. В частности, если предпринимается получение устного заявления о преступлении, это действие обычно сопровождается составлением протокола устного заявления и получением объяснений самого заявителя и очевидцев. По изученным нами уголовным делам получение объяснений, например, предпринималось в 67,3 % случаев заявлений о преступлении1. В случае принятия обыска как неотложного следственного действия по возбужденному уголовному делу одновременно предпринимаются допрос потерпевшего и очевидцев, осмотр изъятых объектов.

Каждое отдельное действие проявляется всегда в составе того или иного их комплекса. Причем, подбор действий в том или ином комплексе

По данным исследования Н.П.Кузнецова доля таких случаев составила 47,5 %. - См.: Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1983. с. 80.

75

не является случайным. Он обладает постоянным составом действий, конкретный набор которых имеет закономерные основания.

Многообразие и наименования комплексов действий. В реальной действительности комплексы первоначальных действий отличаются многообразием. Это обстоятельство особенно наглядно проявляется при сравнении соответствующих этапов в деятельности правоохранительных органов различных государств. В различных государствах сложились свои комплексы первоначальных действий, причем во многих из них - по несколько таких комплексов. Большинство комплексов первоначальных действий имеют свои принятые наименования, которыми обозначаются в юридической литературе, и в законодательных актах.

Например, во многих государствах первоначальные действия, предпринимаемые при получении сведений о преступлении, объединяются в комплекс по рассмотрению заявлений и сообщений (уголовный процесс Монгольской Республики, Республики Болгария, Польской Республики)1. Уголовному процессу Польши известно, кроме того, вступительное дозна-ние . В СФРЮ первоначальные действия объединяются в предследствен-ном производстве3, в уголовном процессе ФРГ это - прокурорское дознание, США - полицейское расследование4. В нашей стране в качестве комплексов первоначальных действий можно назвать, например, предварительную проверку заявлений и сообщений о преступлении, дознание, неотложные следственные действия.

*

1 См.: Уголовный процесс МНР. - М: Юрид. лит., 1974. С. 115; Уголовный про цесс в европейских государствах / Под ред. В.П.Божьева. - М.: Юрид. лит., 1978. С. 161-162.

2 Уголовный процесс в европейских государствах / Под ред. В.П.Божьева. - М.: Юрид. лит., 1978. С. 167.

3 Там же. С. 169.

4 Николайчик В.М Уголовный процесс США. - М.: Наука, 1981. С. 27.

76

Организационная и правовая обособленность первоначальных действий. Те или иные комплексы первоначальных действий организационно четко обособлены друг от друга. Это выражается во многих признаках - по субъекту, времени и последовательности, документальному оформлению, режиму производства и т.д. Например, проверку заявления производит участковый инспектор милиции, а для производства дознания материалы передаются сотруднику подразделения дознания - дознавателю. Проверка заявления и неотложные следственные действия по нему проводятся последовательно и не могут предприниматься в одно и то же время.

Многие элементы организационной обособленности отдельных комплексов первоначальных действий получили законодательное закрепление и предстают как нормы права. Среди них, например, правила о допустимости следственных действий только после завершения проверки и возбуждения уголовного дела, о передаче материалов дознания следователю, о формах завершения неотложных следственных действий и т.д.

Организационная обособленность, выраженная в правовых нормах, позволяет квалифицировать комплексы первоначальных действий как организационно-правовые формы их проведения.

Цели организационно-правовых форм первоначальных действий. Многообразие организационно-правовых форм первоначальных действий обусловлено различием их целей. Каждая форма имеет свою, только ей присущую специфическую цель. Так, предварительная проверка предназначена для выяснения признаков преступления и разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела1. Иная цель у дознания - она заключается в

См.: Павлов Н.Е. Возбуждение уголовного производства: Лекция. - М.: Академия МВД РФ, 1992. С. 7.

77

установлении и закреплении органом дознания следов преступления по уголовному делу, подследственному следователю1.

Средства достижения целей организационно-правовых форм первоначальных действий. В качестве этих средств выступают сами первоначальные действия. Казалось бы, что с точки зрения полного достижения целей наиболее целесообразной является использование всего арсенала известных законодательству действий. Однако в реальности все обстоит иначе. Проявляется тенденция к ограничению круга действий, позволяющих достигнуть цель той или иной формы. Истории известны и такие случаи, когда допущенных законом действий заведомо, не хватало для достижения целей организационно- правовой формы2. Из этого вытекает, что в основе включения каких- либо первоначальных действий в ту или иную организационно- правовую форму их проведения лежит не одна лишь стоящая перед ней цель. Здесь проявляются и противоположные факторы, сдерживающие “расходование” средств из арсенала первоначальных действий.

Факторы, определяющие включение первоначальных действий в организационно-правовые формы их проведения. Среди факторов, определяющих включение конкретных действий в те или иные организационно-правовые формы их проведения, лежит, прежде всего, их цель -выяснение в том или ином объеме обстоятельств совершенного преступления. Этот фактор диктует включение в различные организационно-правовые формы многообразных первоначальных действий познаватель-

1 Дознание в органах внутренних дел / Под ред. А.А.Чувилева. - М.: МВШМ МВД СССР, 1986. С. 55.

См.: Григорьев В.Н. Проблемы развития средств обнаружения признаков преступления // Пути совершенствования деятельности следственных аппаратов органов внутренних дел: Сборник научных трудов.- Ташкент: Ташкентская высшая школа МВД СССР, 1987. С. 45.

78

ного характера. В такую форму как предварительная проверка заявлений и сообщений из этих соображений законодатель включил истребование материалов и получение сообщений (ч. 2 ст. 109 УПК РСФСР). В соответствии со ст. 119 УПК РСФСР в содержание дознания включены осмотр, обыск, выемка, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемых, допрос потерпевших и свидетелей.

С этих позиций наиболее целесообразным является предоставление полной свободы выбора и включение в каждую организационно- правовую форму всего арсенала известных первоначальных действий. Однако на практике этого не наблюдается. Каждая форма располагает достаточно ограниченным кругом входящих в нее действий. В основе этого явления лежит идея экономии процессуальных средств1. Суть ее заключается в том, что исходя из задачи охраны прав и законных интересов граждан в тех или иных ситуациях допускается минимум действий, достаточных для достижения целей деятельности. Как уже отмечалось, в ряде случаев этот минимум настолько в законе занижался, что исключалось достижение целей без нарушения норм.

Таким образом, при решении вопроса о включении первоначальных действий в те или иные формы деятельности действуют два противоположных фактора: необходимость достижения целей деятельности обусловливает наиболее широкий круг действий; интересы охраны прав граждан ведут к экономии процессуальных средств и ограничивают круг таких дей-ствий.

В отношении включения конкретных действий в те или иные организационно-правовые формы действуют и другие факторы, такие как: приспособленность действий к решению определенных задач; общий право-

Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1986. С. 149,

79

вой режим деятельности; наличие элементов процессуального принуждения.

Приспособленность действий к решению определенных задач обусловливает распределение их по отдельным организационно- правовым формам в зависимости от целей этих форм. Так, целям такой формы как оперативная проверка в большей мере соответствуют негласные оперативно-розыскные мероприятия, для предварительной проверки - проверочные действия (истребование материалов, получение объяснений), для дознания - следственные действия.

В зависимости от общего правового режима деятельности административные действия входят в состав организационно- административных форм деятельности, уголовно-процессуальные соответственно - в состав организационно-процессуальных. По данному признаку распределяются сходные по содержанию, но различные по своей процессуальной форме действия, например, административное изъятие и уголовно-процессуальная выемка, административный досмотр и уголовно-процессуальный обыск и т.д.

Последнее обстоятельство убедительно доказал в своей диссертации Б.Б.Айдаров. Проведенные соискателем исследования действующего законодательства и практики его применения привели его к выводу о том, что наряду с уголовно-процессуальными формами получения предметов и документов (обыск, выемка и др.) существуют и другие, а именно: в сфере

*

административной деятельности - досмотр, изъятие, наложение ареста на имущество, осмотр (обследование), истребование доказательств, представление доказательств; в сфере оперативно-розыскной деятельности - обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств; сбор образцов для сравнительного исследования; прове-

80

рочная закупка; контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; контролируемая поставка; оперативный эксперимент1.

В зависимости от степени обеспеченности процессуальным принуждением первоначальные действия распределяются между организационно-правовыми формами, применяемые в самом начале деятельности и теми, что применяются на последующих этапах. Действия, обеспеченные процессуальным принуждением в большем объеме, допускаются по мере увеличения объема данных о преступлении. Здесь проявляется закономерность соответствия между достигнутым уровнем знания о преступном событии и степенью допустимости элементов принуждения2. В результате этого обеспечивается избирательность применения мер принуждения.

Признаки организационно-правовой формы проведения первоначальных действий. Сравнительный анализ организационно- правовых форм проведения первоначальных действий позволяет выявить их сходство и различия. К общим признакам, характерным для всех форм, относятся: протяженность во времени; определенность субъекта; постоянство набора средств. Различаются эти формы по: объему выяснения преступного события; кругу допустимых действий и мер принуждения; месту в системе уголовного судопроизводства; доказательному значению результатов деятельности. Рассмотрим эти признаки подробнее.

Протяженность организационно-правовой формы первоначальных действий во времени. Организационно-правовые формы проведения первоначальных действий нельзя сводить к какому-то одному акту. Каж-

Айдаров Б.Б. Сущность и правовые формы изъятия (получения) предметов и документов правоохранительными органами: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. -М.: Юридический институт МВД России, 1999. С. 16.

См.: Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1986. С. 46.

81

дая из них состоит из комплекса действий и имеет определенную протяженность во времени. Представляется ошибочным мнение о том, что в отличие от уголовного процесса США, где стадия возбуждения уголовного дела складывается из ряда действий и решений, отечественное уголовно-процессуальное законодательство предусматривает ее в виде единовременного акта1. В связи с этим возникает ряд вопросов со сроками проведения первоначальных действий.

Один из них - требуется ли устанавливать такие сроки. Анализ показывает, что уголовно-процессуальные формы проведения первоначальных действий предусматривают определенные сроки. Для ведомственных (оперативных) форм такие сроки как правило отсутствуют. Объясняется это тем, что уголовно-процессуальную форму деятельность приобретает в тех случаях, когда имеются определенные данные, указывающие на преступный характер деяния. В подобных случаях в целях обеспечения неотвратимости ответственности и устранения волокиты устанавливаются сроки. До тех пор, пока в деянии, заинтересовавшем работников оперативных подразделений органов внутренних дел с точки зрения противоправности, не обнаружены признаки преступления (вследствие чего деятельность не приобретает уголовно-процессуального характера), нет оснований устанавливать какие-то сроки для первоначальных действий.

Следует при этом отметить, что и в административной и в оперативно- розыскной деятельности предусмотрены различные сроки. Так, в ст. 257 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях установлен общий срок производства по делам об административных правонарушениях (15 дней) и сокращенные сроки применительно к отдельным категориям дел (1 сутки, 3 суток, 5 суток, 7 суток). Свои сроки установлены и приме-

1 Махов В.Н., Пешков М.А. Уголовный процесс США (досудебные стадии): Учебное пособие. - М.: ЗАО «Бизнес-школа «Интел-Синтез», 1998. С. 51.

82

нительно к делам оперативного учета, в рамках производства по которым предпринимаются оперативно-розыскные мероприятия1. Однако и те и другие сроки не имеют прямого отношения к первоначальным действиям в связи с получением сведений о преступлении. В комментарии к КоАП РСФСР, например, отмечено, что закон устанавливает предельные сроки рассмотрения дел об административных правонарушениях, с тем чтобы момент вынесения постановления был максимально приближен к моменту совершения административного правонарушения2.

Другой вопрос - продолжительность сроков. Для первоначальных действий законодательством устанавливаются достаточно краткие сроки -как правило не более 10 дней независимо от формы деятельности. В этом находит выражение основной смысл первоначальных действий, которые должны проводиться без промедления.

Еще один вопрос - о возможности продления сроков первоначальных действий. По той же причине в законе не предусматривается возможность продления установленных сроков. В противном случае утрачивается смысл первоначальности. Предложения в юридической литературе, в которых обосновывается необходимость увеличения сроков или установления возможности их продления3, касаются как правило ситуации, в которых преступный характер деяния еще не проявлен в необходимом объеме. В подобных ситуациях деятельность продолжается развиваться в админи-

1 См.: Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной дея тельности» / Отв. ред. А.Ю.Шумилов. -М.: Вердикт-1М, 1997. С. 106-107.

2 Комментарий к Кодексу РСФСР об административных правонарушениях / Под ред. И.И.Веремеенко, Н.Г.Салищевой, М.С.Студеникиной. - М.: ООО «Издательство ПРОСПЕКТ№, 1997. С. 724-725.

3 См.: Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Розыск. Дознание. Следствие: Учебное по собие. - Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1984. С. 113-115.

83

стративных или оперативно-розыскных формах, для которых сроки не устанавливаются.

Определенность субъекта организационно-правовой формы первоначальных действий. Для той или иной организационно- правовой формы проведения первоначальных действий характерен постоянный субъект. Так, оперативные проверки проводят оперуполномоченные подразделений уголовного розыска и БЭП, прокурорскую проверку —прокурор, его заместители и помощники, предварительная проверка проводится следователями и работниками дознания и т.д. Смена субъектов автоматически влечет за собой и соответствующую замену организационно-правовых форм. Это обстоятельство необходимо учитывать при поручении тех или иных материалов для разбирательства.

В качестве исключения, обусловленного экстренностью предпринимаемых действий, предусматриваются отдельные замены субъектов форм. Примером может служить производство оперативным работником неотложных следственных действий по уголовному делу, подследственному следователю. Однако связь субъекта и формы и вырабатываемые на этой основе стереотипы порой влекут неблагоприятные последствия, суть которых в том, что оперативные работники, действуя в несвойственной для них уголовно- процессуальной форме, по стереотипу продолжают производить административные и оперативно-розыскные действия. Речь идет о случаях, когда оперативный работник, действуя по поручению следователя о произ-водстве обыска оформляет предпринятые действия как «изъятие», а то и «добровольная выдача». В изученных нами уголовных делах такие случаи составили 7,4%. Это на практике расценивается как нарушение, поэтому должно устраняться.

Постоянство набора средств организационно-правовой формы первоначальных действий. Каждая организационно-правовая форма включает в себя постоянный объективно обусловленный набор действий.

84

Этот набор не определяется всякий раз работниками правоохранительных органов. Он определяется объективно под воздействием ряда факторов и должен восприниматься ими как заранее заданный. Если возникает потребность в производстве иных первоначальных действий, не входящих в содержание данной формы, то они могут быть предприняты лишь в результате перехода к иной форме деятельности, предполагающей производство таких действий.

В связи со сказанным представляется неточной позиция, когда среди средств решения задач стадии возбуждения уголовного дела называются оперативно-розыскные мероприятия и административные действия, предусмотренные Таможенным кодексом и Кодексом об административных правонарушениях1. Действующее уголовно- процессуальное законодательство вообще не предусматривает на данной стадии этих средств. A de lege ferenda речь должна идти не о закреплении за стадией возбуждения уголовного дела этих средств, а о легальной возможности использования на этой стадии результатов, полученных в ходе административной и оперативно-розыскной деятельности.

Переход к иным формам деятельности обычно связан с дополнительными организационными мероприятиями, предполагает повышенную ответственность. Наглядной иллюстрацией этого является переход от предварительной проверки к дознанию, в результате которого становятся допустимыми следственные действия. Однако такой переход связан с воз-буждением уголовного дела. Не желая утруждать себя этой процедурой и брать ответственность за возбуждение дела, практические работники давно

Цопанова И.Г. Возбуждение уголовных дел по контрабанде наркотических средств (по материалам Государственного таможенного комитета Российской Федерации): Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М.: Российская таможенная академия, 1999. С. 24- 25.

85

и настойчиво добиваются допуска следственных действий до возбуждения дела, а некоторые производят их, несмотря на запрет в законе. Подобный подход противоречит нормам уголовно- процессуального права, в которых отражено закономерное постоянство набора первоначальных действий в конкретных организационно- правовых формах их производства.

Объем выяснения преступного события как признак организационно-правовой формы производства первоначальных действий определяет степень детальности сведений, которые необходимо получить об обстоятельствах совершенного преступления. Конкретно речь идет о том, надо ли устанавливать все обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, или же можно ограничиться лишь какой то их частью. Для всех организационно- правовых форм получения первоначальных действий характерен отрицательный ответ на этот вопрос. На этом этапе решаются лишь предварительные задачи, связанные с началом производства по уголовному делу, в связи с чем установления всех обстоятельств не требуется. В юридической литературе распространено обоснованное мнение о том, что здесь достаточно установить лишь сам факт преступления. При этом сугубо подчеркивается, что лицо, совершившее преступление, устанавливать не требуется1.

Заметим, однако, что такой подход не является единственным2. Нередко можно столкнуть с представлением о том, что на данном этапе деятельности требуется установить не только сам факт преступления, но и ли-

Следует при этом подчеркнуть, что в случае поступления сведений о лице, совершившем преступление, должностные лица не только вправе, но и обязаны получить такие и сведения и закрепить их допустимым способом, обеспечивающим сохранение для последующего судопроизводства.

2 Подробный обзор имеющихся по этому вопросу точек зрения см.: Яшин В.Н. Предварительная проверка первичных материалов о преступлении: Дисс. … канд. юрид. наук. - М: Юридический институт МВД России, 1999. С. 68-72.

86

цо, его совершившее. Особенно это характерно для ведомственной практики МВД. Так, в Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений, утвержденной приказом МВД РФ от 20 июня 1996 г. № 334, отмечается, что критерием оценки готовности оперативных материалов для возбуждения уголовного дела является наличие в них достаточных данных, указывающих на признаки преступления, в том числе: время, место и способ совершения, ущерб конкретные обстоятельства, сведения о лицах, причастных к преступлению (курсив мой. - Ю.П.). Подобный подход уже подвергался критике в изданиях прежних лет1. Не изменилась его оценка и в современных условиях. Расширение объема сведений, подлежащих установлению в той или иной организационно правовой форме первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении, выходит за рамки задач, стоящих перед ними.

Круг допустимых действий и мер принуждения как признак организационно-правовой формы производства первоначальных действий. Когда речь идет о круге допустимых действий и мер принуждения, обычно подразумевается:

  • допускается ли производство следственных действий;
  • допускается ли применение мер уголовно-процессуального принуждения.
  • По сути своей организационно-правовые формы первоначальных

*

действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении, должны предполагать отрицательный ответ на оба приведенные вопросы. В основе такого подхода лежит тот факт, что здесь получаются самые первые сведения, подлежащие проверке. Возможны ошибочные выводы, про-

См.: Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления: Учебное пособие. - Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1986. С. 13.

87

истекающие из недостаточности имеющихся данных. Поэтому производство и следственных действий, и принятие мер принуждения на данном этапе весьма ограничено. Исключение составляют лишь те организационно-правовые формы, которые предполагают исследование полученной информации в полном объеме. Речь идет о дознании и о первоначальном этапе расследования преступлений. В рамках этих форм допустимы любые следственные действия и процессуальные меры принуждения.

Со страниц юридических изданий уже несколько десятилетий не сходит предложение о том, чтобы допустить до возбуждения уголовного дела производство тех или иных следственных действий - осмотра всех видов, допроса, обыска, назначение экспертизы и т.д.1 Данное предложение, на наш взгляд, неприемлемо, ибо противоречит одной из основополагающих идей уголовного судопроизводства о допустимости мер процессуального принуждения (элементы которого включают в себя следственные действия) только после возбуждения уголовного дела.

Возражая против предложения допустить следственные действия в стадию возбуждения уголовного дела, следует обратить внимание на один из основных его аргументов, суть которого в том, что меры по закреплению следов преступления могут выражаться только в производстве процессуальных действий2. Данное положение не соответствует действительным обстоятельствам. На практике органы внутренних дел помимо следст-

1 Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. - М: Госюриздат, 1961. С. 174, 176; Карнеева Л.М. Доказывание при отказе в возбуждении уголовного дела // Сов. гос. и право. 1975. № 2. С. 98; Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений на предварительном следствии. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979. С. 93—94; Дубин- ский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя. - Киев: Наукова Думка, 1984. С. 128; Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 3: Криминалистические сред ства, приемы и рекомендации. -М.: Юристь, 1997. С. 100-107; и др.

2 Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений на предварительном следствии, с. 93.

88

венных действий применяют иные процессуальные, а также различные ведомственные способы фиксации сведений. Так, устные объяснения граждан отражаются в протоколах объяснений, факт изъятия орудий преступления — в рапортах, получение предметов и документов — в протоколах или актах представления доказательств1.

Р.С.Белкин, один из сторонников допуска производства до возбуждения уголовного дела экспертизы, ссылается на результаты своеобразного широкомасштабного правового эксперимента, одним из элементов которого был допуск экспертизы на этом этапе уголовного судопроизводства по делам об организованной преступной деятельности2. Такой эксперимент в течение трех лет проводился Генеральной прокуратурой, МВД и ФСБ (ФСК) Российской Федерации (1994-1997 г.). Указом Президента Российской Федерации от 14 июня 1994 г. № 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности»3 эта норма была введена. Указом Президента Российской Федерации от 14 июня 1997 г. № 593 «О признании утратившими силу некоторых актов Президента Российской Федерации»4 она признана утратившей силу. Без сомнения, анализ оснований проведения, хода и результатов, а также причин прекращения этого эксперимента могли бы привести к интересным в научном отношении выводам и предложениям. Однако никто из сторонников упомянутых мер не привел конкретных данных, свидетельствующих о положительных результатах проведенного эксперимента.

1 Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. - М: Учебно- консультационный центр «ЮрИнфоР», 1999. С. 357.

2 Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. - М.: Юристъ, 1997. С. 107.

3 Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 8. Ст. 804.

4 Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 25. Ст. 2898.

89

§ 2. Организационно-правовые формы проведения первоначальных действий в российском уголовном процессе

Сфера применения организационно-правовых форм первоначальных действий. Речь идет обо всех организационно- правовых формах проведения первоначальных действий в российском уголовном процессе при получении сведений о преступлении. Во внимание при этом берутся не только сугубо уголовно-процессуальные формы деятельности. Автор исходит из обоснованного в юридической литературе «широкого» понимания уголовного процесса, включающего в свое содержание всю деятельность, предпринимаемую в связи с преступлением, а не только урегулированную уголовно- процессуальным правом1. При таком подходе в него следует включать, на наш взгляд, наряду с уголовно-процессуальной также административную, оперативно-розыскную и прокурорско-надзорную деятельность. Соответственно, предметом анализа являются организационно-правовые формы первоначальных действий при получении сведений о преступлении и в этой сфере деятельности.

Виды организационно-правовых форм проведения первоначальных действий. Существующие на практике организационно-правовые формы проведения первоначальных действий в зависимости от их правовой природы могут быть подразделены на следующие виды:

А. Непроцессуальные формы:

1) административная проверка; 2) 3) оперативная проверка; 4) 5) прокурорская проверка; 6) Б. Уголовно-процессуальные формы:

См.: Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. - Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1982. С. 12-13.

90

4) предварительная проверка; 5) 6) протокольная форма досудебной подготовки материалов; 7) 8) дознание (ст. 119 УПК РСФСР). 9) Формы, отнесенные ко второму виду, в полном объеме или в наиболее существенных своих элементах установлены уголовно-процессуальным законодательством. Отсюда проистекает их общее название. Остальные формы первоначальных действий, отнесенные к первому виду, наоборот, практически не отражены в уголовно-процессуальном законодательстве, поэтому обозначены как непроцессуальные или (в позитивном обозначении) - ведомственные. Конкретная правовая природа их определяется сферой приложения и отражена в их наименовании, соответственно: административная, оперативная и прокурорско-надзорная.

Основания применения организационно-правовых форм проведения первоначальных действий. Для применения той или иной формы необходимы соответствующие основания. Эти основания установлены соответствующими законодательными актами и представляют собой фактические данные, с которыми связывается начало той или иной деятельности. Конкретные такие основания мы рассмотрим при характеристике отдельных организационно-правовых форм первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении, в российском уголовном процессе.

А. Непроцессуальные формы проведения первоначальных действий при получении сведений о преступлении

Административная проверка проводится в тех случаях, когда в ходе административной деятельности получаются сведения об общественно опасном деянии, преступный характер которого не является очевидным. Тогда работники милиции начинают действовать зачастую так, как если бы

91

имели дело с административным правонарушением. В подобных случаях в рамках того же направления деятельности предпринимаются проверочные действия. С их помощью удается разобраться с происхождением и дать правовую квалификацию деяния - содержит ли оно состав административного правонарушения либо признаки преступления.

Административная проверка как организационно-правовая форма первоначальных действий бывает двух видов: предпринимаемая в рамках производства по делу об административном правонарушении и предпринимаемая в рамках выполнения функций по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Задачами производства по делам об административных правонарушениях в соответствии со ст. 225 КоАП РСФСР являются: своевременное, всестороннее, полное и объективное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в точном соответствии с законодательством, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствующих совершению административных правонарушений, предупреждение правонарушений, воспитание граждан в духе соблюдения законов, укрепление социалистической законности1.

В связи с распадом СССР основным законодательным актом, регулирующим порядок производства по делам об административных правонарушениях, стал Кодекс РСФСР об административных правонарушениях.

Естественно, в новых российских реалиях нет оснований для разговора об укреплении «социалистической» законности. Что же касается строгого соблюдения Конституции Российской Федерации и других действующих в России законов, то в правовом государстве эта обязанность должна неуклонно соблюдаться всеми государственными органами, должностными лицами и гражданами. - См.: Комментарий к Кодексу РСФСР об административных правонарушениях / Под ред. И.И.Веремеенко, Н.Г.Салищевой, М.С.Студеникиной. - М.: ООО «Издательство ПРОСПЕКТ№, 1997. С. 664.

92

Наряду с ним вопросы производства по многим административным правонарушениям регулируются также другими законодательными актами Российской Федерации. К ним можно отнести Воздушный кодекс Российской Федерации, принятый Федеральным законом от 19 марта 1997 г. № 60-ФЗ1, Таможенный кодекс Российской Федерации, принятый Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 18 июня 1993 г. № 5222-12, Закон Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. (с последующими изменениями и дополнениями) «О милиции»3, Закон Российской Федерации от 24 июня 1993 г. № 5238-1 (с последующими изменениями и дополнениями) «О федеральных органах налоговой полиции»4, Налоговый кодекс Российской Федерации (Часть первая), веденный в действие Федеральным законом от 31 июля 1998 г. № 147- ФЗ5, и другие.

В соответствии со ст. 233 КоАП РСФСР если при рассмотрении дела об административном правонарушении орган (должностное лицо) придет к выводу, что в нарушении содержатся признаки преступления, он передает материалы прокурору, органу предварительного следствия или дознания. До этого момента производство по делу протекает в обычном порядке, ус-

1 Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 12. Ст. 1383.

2 Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 31. Ст. 1224.

3 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503; Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 10. Ст. 360; № 32. Ст. 1231; Собра ние законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2964; 1999. № 14. Ст. 1666; №49. Ст. 5905.

4 Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 29. Ст. 1114; Собрание законодательства Рос сийской Федерации. 1995. № 51. Ст. 4973.

5 Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 31. Ст. 3824; 1999. № 14. Ст. 1649; № 28. Ст. 3487.

93

тановленном административным законодательством: собираются доказательства совершенного правонарушения (ст. 231 КоАП РСФСР) составляется протокол об административном правонарушении (ст. 234 КоАП РСФСР), в соответствии со ст. 239-246 КоАП РСФСР предпринимаются меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях (административное задержание, досмотр вещей, изъятие вещей и документов и т.д.).

Аналогичные нормы содержатся в Таможенном кодексе Российской Федерации. В частности, в соответствии со ст. 300 ТК РФ при наличии признаков контрабанды или иных преступлений, производство дознания по которым отнесено к компетенции таможенных органов Российской Федерации, если они выявлены в процессе ведения производства по делу о нарушении таможенных правил или при его рассмотрении, вопрос о возбуждении уголовного дела решается в порядке, предусмотренном статьями 223, 365 ТК РФ.

При обнаружении признаков контрабанды или иных преступлений, производство дознания по которым отнесено к компетенции таможенных органов Российской Федерации, в ходе проведения таможенного контроля или производства таможенного оформления, должностное лицо таможенного органа Российской Федерации, непосредственно обнаружившее признаки преступления, квалифицирует в протоколе указанное противоправное деяние в соответствии со статьями 219, 220, 221 Кодекса либо со статьей уголовного законодательства Российской Федерации, предусматривающей уголовную ответственность за такое деяние. В этом случае начальник таможенного органа Российской Федерации или его заместитель обязан в срок не более трех суток, а в исключительных случаях - не более десяти суток принять одно из предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации решений:

1) о возбуждении уголовного дела;

94

2) об отказе в возбуждении уголовного дела; 3) 4) о передаче протокола и других материалов о контрабанде или ином преступлении по подследственности. 5) В период с момента обнаружения при проведении таможенного контроля или производстве таможенного оформления признаков контрабанды или иного преступления, производство дознания по которым отнесено к компетенции таможенных органов Российской Федерации, до принятия одного из указанных в части второй настоящей статьи решений должностное лицо таможенного органа Российской Федерации проводит проверку по данному факту в порядке производства по делам о нарушении таможенных правил.

В соответствии со ст. 365 ТК РФ, рассмотрев дело о нарушении таможенных правил, должностное лицо таможенного органа Российской Федерации выносит одно из следующих постановлений:

1) о наложении взыскания; 2) 3) о прекращении производства по делу; 4) 5) о возбуждении уголовного дела о контрабанде или иных преступлениях, производство дознания по которым отнесено к компетенции таможенных органов Российской Федерации; 6) 7) о направлении материалов в другие правоохранительные органы Российской Федерации для решения вопроса о возбуждении уголовного дела о контрабанде или иных преступлениях, производство дознания по которым отнесено к компетенции таможенных органов Российской Федерации; 8) 5) о возвращении дела для дополнительного производства. Постановление о прекращении производства по делу выносится при

освобождении правонарушителя от ответственности в связи с малозначительностью совершенного нарушения таможенных правил, а также при наличии обстоятельств, исключающих производство по делу.

95

Постановление о возбуждении уголовного дела выносится в случаях, когда при подготовке дела к рассмотрению или при рассмотрении дела выявлены признаки контрабанды или иных преступлений, производство дознания по которым отнесено к компетенции таможенных органов Российской Федерации.

Постановление о направлении без возбуждения уголовного дела материалов, в которых усматриваются признаки контрабанды или иных преступлений, производство дознания по которым отнесено к компетенции таможенных органов Российской Федерации, в другие правоохранительные органы Российской Федерации выносится в случае, когда органы предварительного следствия или прокурор затребуют эти материалы для рассмотрения по существу, а также в случае, когда нет необходимости в производстве неотложных следственных действий.

Постановление о возвращении дела о нарушении таможенных правил для дополнительного производства выносится в случаях, предусмотренных частью первой статьи 360 ТК РФ.

Таким образом, анализ приведенных норм показывает, что в случае получения сведений о преступлении в рамках производства по делу об административном правонарушении предпринимаемые в этой связи первоначальные действия находятся полностью в рамках соответствующей административной процедуры. И вывод об обнаружении признаков преступления является своеобразным итогом производства по делу об админист-ративном правонарушении.

Несколько отличается от этого ситуация, в которой административная проверка предпринимается в рамках выполнения функций по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности. Для подобных ситуаций характерна большая степень неопределенности юридической квалификации действий. Если в предыдущих ситуациях уже имеется дело о правонарушении, то в этих ситуациях никакого дела пока нет и

96

завершиться они могут как обнаружением административного правонарушения либо признаков преступления, так и констатацией отсутствия какого-либо нарушения закона вообще.

Подобные ситуации наиболее характерны для милиции, когда она в своей деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности сталкивается с фактами нарушения закона. В этом случае дело об административном правонарушении отсутствует. Следовательно, формально милиция не вправе использовать полномочия, предоставляемые Кодексом об административных правонарушениях при производстве по делам об административных правонарушениях. Однако в законодательном регулировании полномочий милиции сформировался такой блок, который предоставляет ей определенные полномочия, не связанные с конкретными делами. Это такие универсальные полномочия, для реализации которых достаточно лишь находится при исполнении служебных обязанностей. Такие полномочия предусмотрены в Законе Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. «О милиции»1.

Следовательно, к числу первоначальных действий, предпринимаемых милицией при получении сведений о преступлении в ходе ее деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, относятся действия, предусмотренные Законом «О милиции». Среди них можно назвать следующие:

  • требовать от граждан и должностных лиц прекращения преступ-ления или административного правонарушения, а также действий, препят-

В Уставе патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности Российской Федерации, утвержденном приказом МВД России от 18 января 1993 г. № 17, сказано, что этим Уставом руководствуются все сотрудники органов внутренних дел, когда они участвуют в организации и несении патрульно- постовой службы или, находясь вне службы, принимают меры к пресечению преступлений и других правонарушений.

97

ствующих осуществлению полномочий милиции, законной деятельности депутатов, кандидатов в депутаты, должностных лиц органов государственной власти и должностных лиц органов местного самоуправления, представителей общественных объединений; удалять граждан с места совершения правонарушения или происшествия;

  • проверять у граждан и должностных лиц документы, удостоверяющие личность, если имеются достаточные основания подозревать их в совершении преступления или административного правонарушения; а при наличии достаточных данных о том, что они имеют при себе оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества, производить в порядке, установленном федеральным законом, личный досмотр лиц, досмотр их вещей, ручной клади и багажа, изымать указанные предметы, средства и вещества при отсутствии данных о наличии законных оснований для их ношения и хранения;
  • получать от граждан и должностных лиц необходимые объяснения, сведения, справки, документы и копии с них;
  • задерживать на срок до трех часов лиц, незаконно проникнувших либо пытавшихся проникнуть на охраняемые милицией территории и объекты, проверять у них документы, удостоверяющие личность, получать от указанных лиц объяснения, производить в установленном федеральным законом порядке их личный досмотр и досмотр их вещей, а также досмотр их транспортных средств, с помощью которых были совершены проникновение либо попытка проникновения на охраняемые милицией территории и объекты;
  • задерживать военнослужащих, подозреваемых в совершении преступления или административного правонарушения, до передачи их военным патрулям, военному коменданту, командирам воинских частей или военным комиссарам;

98

  • осуществлять предусмотренные законодательством учеты физических и юридических лиц, предметов и фактов и использовать данные этих учетов; использовать для документирования своей деятельности информационные системы, видео- и аудиотехнику, кино- и фотоаппаратуру, а также другие технические и специальные средства, не причиняющие вреда жизни, здоровью человека и окружающей среде;
  • производить регистрацию, фотографирование, звукозапись, кино-и видеосъемку, дактилоскопирование лиц, заключенных под стражу, задержанных по подозрению в совершении преступления или занятии бродяжничеством, обвиняемых в совершении умышленных преступлений, подвергнутых административному аресту, а также лиц, подозреваемых в совершении административного правонарушения при невозможности установления их личности;
  • входить беспрепятственно в жилые и иные помещения граждан, на принадлежащие им земельные участки, на территорию и в помещения, занимаемые предприятиями, учреждениями, организациями, и осматривать их при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений, либо при наличии достаточных данных полагать, что там совершено или совершается преступление, произошел несчастный случай, а также для обеспечения личной безопасности граждан и общественной безопасности при стихийных бедствиях, катастрофах, авариях, эпидемиях, эпизоотиях и массовых беспорядках. О всех случаях проникновения в жилище против воли проживающих в нем граждан милиция уведомляет прокурора в течение 24 часов;
  • проводить в установленном законом порядке освидетельствование лиц, подозреваемых в совершении преступления или административного правонарушения, для определения наличия в организме алкоголя или наркотических средств либо направлять или доставлять данных лиц в медицинское учреждение, если результат освидетельствования необходим для

99

подтверждения или опровержения факта правонарушения или объективного рассмотрения дела о правонарушении;

  • производить по решению начальника органа внутренних дел (органа милиции) или его заместителя оцепление (блокирование) участков местности при ликвидации последствий стихийных бедствий, аварий, катастроф, проведении карантинных мероприятий в случае эпидемий или эпизоотии, пресечении массовых беспорядков и групповых действий, нарушающих работу транспорта, связи, предприятий, учреждений и организаций, а также при розыске совершивших побег осужденных и лиц, заключенных под стражу, преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений, осуществляя при необходимости досмотр транспортных средств. При этом милицией принимаются меры к обеспечению нормальной жизнедеятельности населения и функционирования народного хозяйства в данной местности;
  • производить досмотр транспортных средств при подозрении, что они используются в противоправных целях;
  • при наличии данных о влекущем уголовную или административную ответственность нарушении законодательства, регулирующего финансовую, хозяйственную, предпринимательскую и торговую деятельность: беспрепятственно входить в помещения, занимаемые предприятиями, учреждениями, организациями независимо от подчиненности и форм собственности (кроме иностранных дипломатических представительств и помещений консульских учреждений иностранных государств, которые используются исключительно для работы консульских учреждений), в производственные помещения, используемые гражданами для занятия индивидуальной и иной трудовой деятельностью и другими видами предпринимательства; проводить с участием собственника имущества либо его представителей или уполномоченных им лиц осмотр производственных, складских, торговых и иных служебных
    помещений, транспортных

100

средств, других мест хранения и использования имущества; изымать необходимые документы на материальные ценности, денежные средства, кредитные и финансовые операции, а также образцы сырья и продукции; опечатывать кассы, помещения и места хранения документов, денег и товарно-материальных ценностей; проводить контрольные закупки; требовать обязательного проведения проверок, инвентаризаций и ревизий производственной и финансово- хозяйственной деятельности предприятий, учреждений и организаций, а также проводить их; получать от должностных и материально- ответственных лиц сведения и объяснения по фактам нарушения законодательства; приостанавливать до устранения допущенных нарушений законодательства деятельность предприятий торговли, а равно граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность в сфере торговли, в случаях неисполнения ими законного требования работника милиции о прекращении правонарушения;

  • изымать у граждан и должностных лиц документы, имеющие признаки подделки, а также вещи, предметы и вещества, изъятые из гражданского оборота, находящиеся у граждан без специального разрешения, хранить бесхозяйное имущество и в установленном порядке решать вопрос об их дальнейшей принадлежности;
  • использовать транспортные средства предприятий, учреждений, организаций, общественных объединений или граждан, кроме принадлежащих дипломатическим, консульским и иным представительствам ино-
  • *

странных государств, международным организациям и транспортных средств специального назначения, для проезда к месту стихийного бедствия, доставления в лечебные учреждения граждан, нуждающихся в срочной медицинской помощи, преследования лиц, совершивших преступления, и доставления их в милицию, а также для транспортировки поврежденных при авариях транспортных средств и проезда к месту происшествия или сбора личного состава милиции по тревоге в случаях, не терпящих

101

отлагательства, с отстранением при необходимости водителей от управления этими средствами.

Таким образом, перечисленные действия предпринимаются в качестве первоначальных при получении сведений о преступлении (когда преступный характер деяния неочевиден, с трудом отграничиваем от аналогичного административного правонарушения) в организационно- правовой форме административной проверки, производимой в рамках конкретного дела об административном правонарушении или предпринимаемой при выполнении функций по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности. В этой связи представляется неточным включать подобные действия в число средств предварительной проверки, предпринимаемой в порядке ст. 109 УПК РСФСР, как это делается в некоторых исследованиях1.

Оперативная проверка представляет собой систему разведывательных, поисковых мероприятий, осуществляемых специфическими средствами и методами в целях получения необходимых сведений для обнаружения признаков преступления, лиц, их совершивших, а также для предотвращения и раскрытия преступлений, розыска скрывающихся подозреваемых и обеспечения возмещения материального ущерба, причиненного преступлением. Оперативная проверка проводится в тех случаях, когда возникает необходимость в негласных приемах выяснения обстоятельств, предпринимаемых с использованием специальных средств и методов.

Данное определение сформулировано на основе законодательного определения оперативно-розыскной деятельности (ст. 1 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ (с последующими изменениями и до-

См., например: Яшин В.Н. Предварительная проверка первичных материалов о преступлении: Дисс. … канд. юрид. наук. - М.: Юридический институт МВД России, 1999. С. 106-107.

102

полнениями) «Об оперативно-розыскной деятельности» , а также признаков этой деятельности, раскрытых в научных источниках2.

Оперативная проверка проводится в рамках производства по делам оперативного учета. Дела оперативного учета заводятся в соответствии со ст. 10 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» в целях собирания и систематизации сведений, проверки и оценки результатов оперативно-розыскной деятельности, а также принятия на их основе соответствующих решений органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

Категории дел оперативного учета, цели, порядок и сроки их ведения устанавливаются ведомственными нормативными актами. Так, в органах внутренних дел ведутся следующие виды дел оперативного учета: дело предварительной оперативной проверки, оперативное дело, оперативно-поисковое дело и розыскное дело3.

Оперативная проверка чаще всего производится в рамках дела предварительной оперативной проверки, хотя может предприниматься и в ходе производства по делам оперативного учета иных указанных выше категорий. Такой вывод вытекает из прежнего названия аналогичной статьи ранее действовавшего Закона Российской Федерации от 13 марта 1992 г. Об

1 Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 33. Ст. 3349; 1997. № 29. Ст. 3502; 1998. № 30. Ст. 3613; 1999. № 2. Ст. 233.

2 См.: Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной дея тельности» / Отв. ред. А.Ю.Шумилов. - М.: Вердикт-1М, 1997. С. 10-18; Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Научно-практический комментарий / Под ред. В.В.Николюка и др. - Омск: Омский юридический институт МВД России, 1999. С. 5-7; Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Научно- практический комментарий / Под ред. И.Н.Зубова. - М.: Спарк, 1999. С. 8-9.

3 См.: Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной дея тельности» / Отв. ред. А.Ю.Шумилов. - М: Вердикт-1М, 1997. С. 107.

103

оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации»’ - «Производство оперативной проверки» (ст. 9). Это название относилось ко всем видам документального производства. С легитимированием практики производства дел оперативного учета это общее название из закона исключено, однако оно не потеряло своего практического значения и продолжает употребляться в качестве обобщенной категории, относящейся ко всем видам дел оперативного учета.

Основаниями для заведения дел оперативного учета в соответствии с ч. 2 ст. 10 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» являются:

  1. Наличие возбужденного уголовного дела.

  2. Ставшие известными органам, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность, сведения о:

1) признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела; 2) 3) событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации; 4) 5) лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания; 6) 7) лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов. 8) Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 17. Ст. 892. Указанный закон признан утратившим силу со дня введения в действие Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

104

  1. Поручения следователя, органа дознания, указания прокурора или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве.

  2. Запросы других органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность, по основаниям, указанным в данном перечне.

  3. Постановление о применении мер безопасности в отношении за щищаемых лиц, осуществляемых уполномоченными на то государствен ными органами в порядке, предусмотренном законодательством Россий ской Федерации.

  4. Запросы международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами Российской Федерации.

Как видно из приведенного перечня, одним из оснований для заведения дел оперативного учета и производства оперативной проверки являются непосредственно сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших.

Соответствующие виды дел оперативного учета заводятся для обобщения и систематизации материалов проводимых мероприятий, анализа поступающей информации о лицах, в отношении которых имеются данные об их причастности к совершению преступления, а также целенаправленной организации комплекса долговременных согласованных по времени и объектам мероприятий, проводимых в целях вскрытия и пресечения дея-тельности наиболее опасных преступных групп и сообществ, незаконных вооруженных формирований, и решения других задач по обеспечению безопасности личности, общества и государства.

Заведению дела оперативного учета как правило предшествует вынесение соответствующим должностным лицом постановления, утверждаемого руководителем органа, а работа по делу организовывается по плану.

105

Все получаемые по дела оперативно-служебные и иные документы систематизируются, подшиваются и вносятся во внутреннюю опись.

Работа по делу оперативного учета проводится под контролем руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Этот контроль осуществляется при утверждении постановлений и планов, заслушивании исполнителей, проверке оперативно-служебных документов и даче указаний о направлении проверки и выполнении соответствующих оперативно-розыскных мероприятий1.

В качестве первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении в рамках оперативной проверки, выступают оперативно-розыскные мероприятия (ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»), перечень которых приводился выше.

В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий используются информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, а также другие технические и иные средства, не наносящие ущерба жизни и здоровью людей и не причиняющие вреда окружающей среде2.

Оперативно-розыскные мероприятия, связанные с контролем почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушиванием телефонных переговоров с подключением к станционной аппаратуре предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности, физических и юридических лиц, предоставляющих услуги и средства связи,

#

со снятием информации с технических каналов связи, проводятся с ис-

Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» / Отв. ред. А.Ю.Шумилов. - М: Вердикт-1М, 1997. С. 107-108.

2 См.: Приказ МВД РФ от 19 июня 1996 г. № 281/390/374 «Об утверждении Инструкции об основах организации и тактики проведения оперативно-технических мероприятий».

106

пользованием оперативно-технических сил и средств органов федеральной службы безопасности и органов внутренних дел в порядке, определяемом межведомственными нормативными актами или соглашениями между органами, осуществляющими оперативно- розыскную деятельность1.

Факт заведения дела оперативного учета не является основанием для ограничения конституционных прав и свобод, а также законных интересов человека и гражданина. Однако в рамках производства конкретных оперативно-розыскных мероприятий закон допускает отступление от этого правила в строго дозированных пределах в установленном порядке.

Проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения и при наличии информации:

  1. О признаках подготовляемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно.
  2. О лицах, подготовляющих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно.
  3. О событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.
  4. См.: Технические требования к системе технических средств по обеспечению функций оперативно-розыскных мероприятий на электронных АТС (СОРМ), утвержденные Минсвязи РФ 19 сентября 1994 г. (приложение к письму Минсвязи РФ от 11 ноября 1994 г. N 252-У).

107

Стало быть, проведение указанных мероприятий при отсутствии судебного решения и отмеченных оснований также влечет за собой недопустимость использования их результатов в расследовании преступлений. Следует при этом заметить, что вопрос об их допустимости обычно решается не в ходе уголовного судопроизводства, а на гораздо более ранних этапах. Как высказался один из интервьюированных нами оперативных работник, сотрудник, позволивший проведение ОРМ с указанными нарушениями, просто не отважится легализовать их, представив в орган расследования, так как тем самым он поставит под угрозу собственную профессиональную безупречность.

Рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий осуществляется судом, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении1. Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления.

Основанием для решения судьей вопроса о проведении оперативно- розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права граж-дан, является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. По требованию судьи ему могут представляться также иные материалы, касающиеся

1 См.: Указание Министра юстиции РФ от 1 июня 1994 г. № 06-70/86-94 «О порядке получения судебных решений на проведение оперативно-розыскных мероприятий».

108

оснований для проведения оперативно-розыскного мероприятия, за исключением данных о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий.

По результатам рассмотрения указанных материалов судья разрешает проведение соответствующего оперативно-розыскного мероприятия либо отказывает в его проведении, о чем выносит мотивированное постановление. Постановление, заверенное печатью, выдается инициатору проведения оперативно-розыскного мероприятия одновременно с возвращением представленных им материалов.

Постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия составляется судьей в двух экземплярах. Один из них, заверенный печатью, выдается инициатору мероприятия одновременно с возвращением представленных им материалов, а другой хранится в отдельном наряде спецчасти суда вместе с журналом о регистрации в условиях, исключающих доступ посторонних лиц. Вместе с тем, в судах получила распространение и иная практика, когда указанное постановление составляется в одном экземпляре, который и выдается органу, осуществляющему оперативно-розыскную деятельность1.

В случае, если судья отказал в проведении оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает конституционные права граждан, орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, вправе обратиться по этому же вопросу в вышестоящий суд.

1 Химичева О.В. Судебный контроль за процессуальными действиями и оперативно-розыскными мероприятиями (досудебное производство): Учебное пособие. - М: ЮИ МВД России, 1998. С. 46.

109

В случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации, на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, допускается проведение указанных оперативно- розыскных мероприятий с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов. В течение 48 часов с момента начала проведения оперативно-розыскного мероприятия орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, обязан получить судебное решение о проведении такого оперативно-розыскного мероприятия либо прекратить его проведение.

В случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц по их заявлению или с их согласия в письменной форме разрешается прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов, на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с обязательным уведомлением соответствующего суда (судьи) в течение 48 часов.

Проверочная закупка или контролируемая поставка предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, а также оперативный эксперимент или оперативное внедрение должностных лиц органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность, а равно лиц, оказывающих им содействие, проводятся на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Образец такого постановления опубликован в печати1.

Михайлов В.И. Контролируемая поставка как оперативно-розыскная операция: Учебно-практическое пособие. - М: Издатель Шумилова И.И., 1998.С. 82.

110

Проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

Характеризуя оперативно-розыскные мероприятия, предпринимаемые при проведении оперативной проверки, следует подчеркнуть недопустимость проведения в ходе нее следственных действий, предусмотренных в УПК. Последние могут предприниматься лишь в рамках производства по уголовному делу. В этой связи вызывает критические замечания констатация в некоторых изданиях факта производства некоторых следственных действий как одного из элементов оперативно-розыскной тактики1. В подобных ситуациях необходимо четко отграничивать друг от друга различные организационно-правовые формы деятельности, протекающие в различных правовых режимах, смешение которых недопустимо.

Дело оперативного учета прекращается и, следовательно, прекращается производство оперативно-розыскных мероприятий, в случае:

выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия конкретного преступления, а также выявления и установления лиц, его подготавливающих, совершающих или совершивших, и прекращения их противоправной деятельности;

установления местонахождения лица, скрывающегося от органов дознания, следствия и суда, уклоняющегося от уголовного наказания, а также в связи с розыском без вести пропавшего;

смерти проверяемого лица или проверяемых лиц;

Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия: Учебно-практическое пособие. - М: Изд-во «Щит-М», 1999. С. 54.

Ill

установления обстоятельств, свидетельствующих об объективной невозможности осуществления целей, ставящихся по делу1.

О прекращении дела оперативного учета выносится постановление, утвержденное руководителем, наделенным правом санкционировать заведение дел оперативного учета.

Прокурорская проверка представляет собой одно из средств прокурорского надзора. В юридической литературе она определяется как урегулированная законом деятельность прокурора по выявлению обстоятельств конкретных правонарушений, установлению лиц, допустивших эти нарушения, других имеющих значение фактов и обстоятельств, осуществляемая путем производства конкретных прокурорско-надзорных действий, избираемых прокурором в соответствии с характером правонарушений, проводимая при наличии оснований (сведений и правонарушениях) и в определенном порядке и заканчивающаяся принятием решения о восстановлении нарушенных прав или установлением отсутствия правонарушения2.

До принятия действующего уголовно-процессуального законодательства, предусмотревшего возможность производства предварительной проверки уголовно-процессуальными средствами, прокурорская проверка носила универсальный характер и производилась по сути во всех случаях получения сведений о преступлениях. Ведомственные акты НКЮ РСФСР и Прокуратуры СССР запрещали следователям производить так называе-

См.: Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» / Отв. ред. А.Ю.Шумилов. - М.: Вердикт-1М, 1997. С. 106; Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Научно-практический комментарий / Под ред. В.В.Николюка и др. - Омск: Омский юридический институт МВД России, 1999. С. 95- 96; Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Научно- практический комментарий / Под ред. И.Н.Зубова. - М.: Спарк, 1999. С. 105-106.

2 Ломовский В.Д. О понятии и содержании прокурорской проверки // Правоведение. 1988. №5. С. 91.

112

мы «доследственные» проверки. В случае неясности вопроса о наличии или отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела обязанность первичной проверки и пополнения имеющихся материалов возлагалась на прокурора. Последний использовал при этом средства общего надзора -главным образом получение объяснений и истребование материалов.

Так, в приказе Прокуратуры СССР от 29 октября 1936 г. № 693 «О направлении прокурорами материалов следователям для расследования» говорилось, что имеющиеся в прокуратуре Союза ССР данные свидетельствуют о том, что до последнего времени имеет место направление прокурорами следователям материалов, не содержащих оснований для производства расследования в уголовном порядке.

Подобная практика, - отмечается далее, - приводит, с одной стороны, к загрузке следователя несвойственными ему функциями, поскольку по этим материалам ему приходится выполнять действия, ничего общего не имеющие со следственной работой и носящие характер действий прокурорского надзора (обследование правильности налогового обложения, правильности наложения штрафов и т.д.), а с другой стороны, подобная практика приводит сплошь и рядом к неосновательному возбуждению уголовных дел, поскольку следователи, получив эти материалы, выносят постановления о расследовании и привлечении к ответственности в уголовном порядке тех или иных лиц.

В целях изжития подобной практики приказывалось: 1. Не допускать

*

направления прокурорами следователям материалов, не содержащих в себе оснований для расследования в уголовном порядке. 2. Обеспечить направление следователям прокурорами материалов после исчерпания прокурорами всех действий в порядке прокурорского надзора и установления при

113

этом наличия совершения определенными лицами уголовно-наказуемых действий1.

В настоящее время прокурорская проверка предпринимается в тех случаях, когда сведения об общественно опасном деянии поступили в ходе надзорной деятельности прокурора (его заместителей и помощников), однако они недостаточны для возбуждения уголовного дела и назначения расследования, и нет необходимости в передаче их для проверки оперативным путем. При получении сведений о преступлении в ходе прокурорской проверки предпринимаются действия, свойственные для данного направления правоохранительной деятельности. Перечень таких действий предусмотрен Законом Российской Федерации от 17 января 1992 г. в редакции Федерального закона от 17 ноября 1995 г. № 168-ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации»2. Он несколько отличается в различных направления деятельности прокуратуры. Наиболее характерными являются действия, предпринимаемые при надзоре за исполнением законов федеральными министерствами и ведомствами, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, а также соответствием законам издаваемых ими правовых актов.

В соответствии со ст. 22 Закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокурор при осуществлении возложенных на него функций вправе:

по предъявлении служебного удостоверения беспрепятственно входить на территории и в помещения указанных выше органов, иметь доступ

1 Сборник приказов Прокуратуры Союза ССР / Под ред. А.Я.Вышинского. Изд. 2-е. - М.: Юридическое издательство НКЮ СССР, 1939. С. 164.

2 Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 47. Ст. 4472; 1999. № 7. Ст. 878.

114

к их документам и материалам, проверять исполнение законов в связи с поступившей в органы прокуратуры информацией о фактах нарушения закона;

требовать от руководителей и других должностных лиц указанных органов представления необходимых документов, материалов, статистических и иных сведений; выделения специалистов для выяснения возникших вопросов; проведения проверок по поступившим в органы прокуратуры материалам и обращениям, ревизий деятельности подконтрольных или подведомственных им организаций;

вызывать должностных лиц и граждан для объяснений по поводу нарушений законов.

Прокурор или его заместитель по основаниям, установленным законом, возбуждает уголовное дело или производство об административном правонарушении, требует привлечения лиц, нарушивших закон, к иной установленной законом ответственности. В случае установления факта нарушения закона органами и должностными лицами прокурор: освобождает своим постановлением лиц, незаконно подвергнутых административному задержанию на основании решений несудебных органов; опротестовывает противоречащие закону правовые акты, обращается в суд или арбитражный суд с требованием о признании таких актов недействительными; вносит представление об устранении нарушений закона.

В соответствии с ч. 4 ст. 22 Закона «О прокуратуре Российской Фе- дерации» должностные лица обязаны приступить к выполнению требований прокурора или его заместителя о проведении проверок и ревизий незамедлительно.

Совокупность отмеченных действий могут предприниматься в ходе прокурорской проверки как в полном объеме, так и частично - в зависимости от характера и обстоятельств совершения правонарушения.

115

Согласно ч. 1 п. 1 ст. 22 Закона проверочные действия проводятся только в том органе, в отношении которого в органы прокуратуры поступила информация о фактах нарушения закона. Подобное положение вызывает критические замечания. В юридической литературе обоснованно отмечалось, что проверочные действия могут проводиться и непосредственно в прокуратуре, и в тех местах, с которыми связаны обстоятельства совершения правонарушения1.

Б. Уголовно-процессуальные формы проведения первоначальных действий при получении сведений о преступлении

Предварительная проверка проводится в случаях получения в установленном уголовно-процессуальным законом порядке заявлений и сообщений, в которых указывается на факт совершения преступления, однако приведенных данных недостаточно для возбуждения уголовного дела. В задачи предварительной проверки входит получение достаточных данных, указывающих на признаки преступления, либо установление отсутствия оснований для возбуждения уголовного дела2.

В соответствии со ст. 109 УПК РСФСР прокурор, следователь, орган дознания и судья обязаны принимать заявления и сообщения о любом совершенном или подготовляемом преступлении и принимать по ним реше-

Комментарий к Федеральному закону «О прокуратуре Российской Федерации» / Под ред. Ю.И.Скуратова. - М.: Изд-во НОРМА, 1996. С. 113.

Именно эта форма деятельности была сравнительно недавно предметом диссертационного исследования, выполненного на кафедре уголовного процесса ЮИ МВД России под руководством профессора Ю.Н.Белозерова. См.: Яшин В.Н. Предварительная проверка первичных материалов о преступлении: Дисс. … канд. юрид. наук. - М.: Юридический институт МВД России, 1999.

116

ния в срок не более трех суток со дня получения заявления или сообщения, а в исключительных случаях - в срок не более десяти суток. По поступившим заявлениям и сообщениям могут быть истребованы необходимые материалы и получены объяснения, однако без производства следственных действий, предусмотренных в УПК. По поступившему заявлению или сообщению должно быть принято одно из следующих решений:

1) о возбуждении уголовного дела; 2) 3) об отказе в возбуждении уголовного дела; 4) 5) о передаче заявления или сообщения по подследственности или подсудности. 6) О принятом решении сообщается заявителю.

Предварительная проверка не просто предусмотрена в УПК, она с большей или меньшей степенью детализации урегулирована законом. В этой связи есть все основания относить ее к уголовно-процессуальной деятельности. Вызывает критические замечания иной подход, встречающийся в юридической литературе. Так, М.С.Строгович отмечает, что при истребовании материалов и получении объяснений по поступившим заявлениям и сообщениям до разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела (ч. 2 ст. 109 УПК РСФСР) эти действия процессуального выражения не получают и в процессуальные формы не облекаются, ввиду чего здесь нет уголовно-процессуальных отношений1. Это логичное рассуждение представляется неправильным в силу того, что основано на неверной посылке. Ут-верждение, что истребование материалов и получение объяснений не носит процессуального характера, отражает идеи прежнего законодательства и противоречит действующему.

1 Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности / Под ред. В.М.Савицкого. - М.: Наука, 1979. С. 91-92.

117

Являясь уголовно-процессуальной, предварительная проверка выделяется в системе уголовного судопроизводства в самостоятельный этап, возведенный в ранг стадии возбуждения уголовного дела. Такое положение предварительной проверки позволяет четко разграничивать средства в стадии возбуждения уголовного дела и стадии предварительного расследования. После возбуждения уголовного дела допускается производство всех следственных действий и предусмотренных законом мер процессуального принуждения. Предварительная проверка проводится иными средствами, не включающими в себя элементы принуждения, свойственные для формы расследования.

Предварительная проверка начинается с принятия правоохранительными органами заявлений и сообщений о преступлении (п. 1-8 ст. 108, ст. 110-111 УПК РСФСР). Однако одного заявления либо сообщения, как правило, недостаточно для обоснованного решения. В большинстве случаев требуется проведение дополнительной проверки. По данным изученных нами уголовных дел такая проверка предпринималась в 86, 3 % случаев. Такие результаты находят подтверждение и в исследованиях других авторов1.

Институт предварительной проверки претерпел в своем развитии значительные изменения2 и до сих пор вызывает оживленные дискуссии.

По данным Н.П.Кузнецова проверка заявлений и сообщений о преступлениях проводилась во всех случаях, когда отказано в возбуждении уголовного дела, и в 49 % случаев, когда дело возбуждено (Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1983. С. 20); по данным А.Я.Дубинского такая проверка проводилась соответственно в 89,7 % и 64,5 % случаев (Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя. - Киев: Наукова Думка, 1984. С. 120).

2 См.: Григорьев В.Н. Проблемы развития средств обнаружения признаков преступления // Пути совершенствования деятельности следственных аппаратов органов

118

Возник он еще в дореволюционном российском уголовном процессе в форме дознания, которое производилось без свидетелей и понятых посредством негласных розысков, расспросов, неформального личного удостоверения, собирания письменных и словесных справок и пр. Обыски, выемки и другие следственные действия при производстве дознания в соответствии со ст. 254 Устава уголовного судопроизводства не допускались. Такой порядок был установлен, как обоснованно отмечается в юридической литературе, с целью экономии процессуальных средств, ограждения от неосновательного применения мер процессуального принуждения, обеспечения внезапности и быстроты реагирования на преступные факты1.

После революции 1917 г. в юридической литературе получила распространение идея «приравнять» дореволюционное дознание к следствию2. Положения о дознании в его изначальном смысле были устранены из закона, этот термин стал использоваться для обозначения иной деятельности - расследования органами дознания преступлений в форме предварительного следствия. Вместо упраздненного дознания как формы предварительной проверки не были введены какие-то другие институты. Уголовно-процессуальное законодательство не предусматривало проверочной деятельности до возбуждения уголовного дела. По смыслу УПК РСФСР 1922 г. вопрос о производстве предварительного расследования или об отказе в этом решался на основании одного заявления и ставился в зависимость от наличия в нем указаний на состав преступления (ст. 100, 101). Только по анонимным заявлениям предусматривалась предварительная
негласная

внутренних дел: Сборник научных трудов.- Ташкент: Ташкентская высшая школа МВД СССР, 1987. С. 42-50.

1 Там же. С. 43.

2 См.: Полянский Н.Н. Новая редакция уголовно-процессуального кодекса. - М.: 1925. С. 15; Громов В. Дознание и предварительное следствие. - М.: 1926. С. 13-14.

119

проверка их органами дознания (ст. 98). Такая позиция подверглась в юридической литературе убедительной критике1. Поиски соответствующих процессуальных форм в рамках действовавшего законодательства привели к тому, что на практике стала проводиться так называемая «доследствен-ная» проверка. Предполагалось, что она должна состоять только из негласных действий, не облекаемых в официальные следственные формы допросов, осмотров, экспертиз и т.д. Однако, поручаемая следователям, такая проверка фактически превращалась в суррогат предварительного следствия. В этой связи ведомственными указаниями Народного комиссариата юстиции РСФСР и Прокуратуры СССР такая проверка стала запрещаться.

Принятое в конце 50-х - начале 60-х годов уголовно-процессуальное законодательство предусмотрело проверочную деятельность, направленную на установление признаков преступления. Характерно, что в качестве проверочных действий при этом не допускались следственные действия. В законе содержался их прямой запрет до возбуждения уголовного дела (ч. 2 ст. 109 УПК РСФСР). Лишний раз подчеркнуть недопустимость такого способа проверки, - обоснованно отмечает В.М.Савицкий, - законодателя заставила настоятельная необходимость пресечь любые попытки выполнять следственные действия до возбуждения уголовного дела2.

Практика применения уголовно-процессуального законодательства показала, что предусмотренные средства порой недостаточны для эффективного решения задач, стоящих перед стадией возбуждения уголовного дела. Они сравнительно малочисленны. Это является следствием упрощенного представления о деятельности на этом этапе уголовного судопро-

1 Подробнее см.: Там же. С. 44.

2 Савицкий В.М. Надо ли реформировать стадию возбуждения уголовного дела? // Советское государство и право. 1974. № 8. С. 84.

120

изводства . Не установлены формы использования специальных познаний, без результатов применения которых невозможно принять в достаточной степени обоснованное решение. Отсутствует достаточный выбор средств закрепления следов преступления. Не решены подобные проблемы и в проекте УПК РФ. Подготовленный к принятию Государственной Думой в первом чтении, он вовсе не предусматривает возможности проверки заявлений и сообщений о преступлении.

В юридической литературе предлагались возможные варианты решения существующих проблем предварительной проверки. Самый распространенный среди них - допустить в законодательном порядке производство следственных действий на данном этапе уголовного судопроизводства. С точки зрения обыденных представлений такой вариант является наиболее удачным. Однако предпринятый в юридической литературе научный анализ проблемы убеждает в неприемлемости такого подхода. Другой крайностью, не учитывающей существующих реалий, является противоположный подход, отрицающий допустимость на стадии возбуждения уголовного дела вообще каких-либо проверочных действий. Такой подход нашел отражение, в частности, в Концепции судебной реформы в Россий-

Такое представление до сих пор проявляется в трудах отдельных криминалистов, отрицающих необходимость разработки тактических приемов предварительной

*

проверки. - См.: Васильев А.Н. Следственная тактика. - М.: Юрид. лит., 1976. С. 20-22; Его же. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. - М: Изд-во Моск. ун-та, 1978. С. 12-15; Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. С. 40-42, 53-54.

2 Обстоятельно об этом см.: Григорьев В.Н. Проблемы развития средств обнаружения признаков преступления // Пути совершенствования деятельности следственных аппаратов органов внутренних дел: Сборник научных трудов.- Ташкент: Ташкентская высшая школа МВД СССР, 1987. С. 46-50.

121

ской Федерации1. Об ошибочности содержащихся в ней идей уже писалось в юридической литературе2.

Таким образом, средства предварительной проверки следует совершенствовать не за счет расширения круга допустимых до возбуждения следственных действий и не за счет фактической ликвидации данного вида деятельности. Эти средства должны развиваться в рамках характерных для данного вида деятельности закономерностей, предполагающих простоту процессуальной формы, ограниченность решаемых задач, недопустимость уголовно- процессуального принуждения, быстрота и гибкость правовых мер реагирования, обеспечивающих неотвратимость ответственности, а с другой стороны, исключающих огульное приведение в действие уголовно-процессуального механизма.

Это общее направление совершенствования средств предварительной проверки получило в юридической литературе вполне бесспорную конкретизацию. В частности, В.Н.Григорьев, намечая конкретные пути, отмечает следующие два: совершенствование уголовно-процессуальных средств и приспособление для нужд предварительной проверки административных средств3. Подобный подход вызывает критические замечания. Предварительная проверка, как уже отмечалось, является уголовно-процессуальной по своей правовой природе. Поэтому включение в ее содержание административных средств представляется необоснованным. Более правильным в этом отношении представляется та часть предложения,

Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А.Пашин.-М.: Изд-во Республика, 1992. С. 88-89.

2 См.: Григорьев В.Н. О концепции возбуждения уголовного дела // Актуальные вопросы предварительного расследования: Межвузовский сборник научных трудов. - Волгоград: Волгоградский юридический институт, 1997. С. 24-26.

3 См.: Там же. С. 50-51.

122

которая касается совершенствования уголовно-процессуальных средств предварительной проверки в рамках отмеченных закономерностей.

В этом направлении можно предложить законодательно решить вопрос о допустимости использования специальных познаний в форме экспресс-исследования. С учетом современных реалий нуждается в более детальной регламентации вопрос о назначении ревизии в стадии возбуждения уголовного дела. Необходимо установить основные процедуры истребования предметов и документов и принятия их по инициативе граждан и организаций.

Протокольная форма досудебной подготовки материалов введена в действующее законодательство Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. «Об усилении ответственности за хулиганство»1 для досудебной подготовки материалов о хулиганстве без отягчающих обстоятельств. В том же году она была включена в УПК РСФСР (гл. 34), в 1977 г. распространена на факты мелкого хищения государственного и общественного имущества, а в 1985 г. — на деяния, подпадающие под

‘у

признаки еще ряда составов преступления . В настоящее время протокольная форма досудебной подготовки материалов в соответствии со ст. 414 УПК РСФСР распространяется на деяния, подпадающие под признаки следующих составов преступлений, предусмотренных в 40 статьях УК РФ. Протокольная форма досудебной подготовки материалов применяется в зависимости от вида преступления, на которое указывают поступив-шие сведения. Деятельность органов дознания будет протекать в этой форме, если они располагают сведениями о хулиганстве без отягчающих обстоятельств, краже, мошенничестве, грабеже без отягчающих обстоя-

1 Ведомости Верховного Совета СССР. 1966. № 30. Ст. 595.

2 Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1966. № 35. Ст. 946; 1977. № 51. Ст. 1217; 1985. №5. Ст. 163.

123

тельств либо о других преступлениях, перечисленных в ст.414 УПК РСФСР, независимо от того, поступили ли сведения в виде устного заявления гражданина, письменного сообщения народной дружины, телефонограммы или же получены путем непосредственного наблюдения событий должностными лицами органа дознания.

Протокольная форма досудебной подготовки материалов регламентирована уголовно-процессуальным законодательством, поэтому она является процессуальной формой деятельности. Утверждение, что производство по этим делам не есть уголовное судопроизводство, что его условно можно назвать административным судопроизводством1, не соответствует закону.

Досудебная подготовка материалов в протокольной форме осуществляется до возбуждения уголовного дела, поэтому она не без оснований считается самостоятельной процессуальной формой обнаружения признаков преступления2. Однако она охватывает деятельность по выявлению не только преступного события, но и всех других его обстоятельств. В этой связи она квалифицируется в юридической литературе как своеобразное протокольное расследование3.

В соответствии со ст. 415 УПК РСФСР по делам о преступлениях, перечисленных в статье 414, органы дознания не позднее чем в десятидневный срок устанавливают обстоятельства совершенного преступления и личность правонарушителя, получают объяснения от правонарушителя,

*

1 Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности / Под ред. В.М.Савицкого. - М.: Наука, 1979. С. 37.

2 Григорьев В.Н. Процессуальные формы обнаружения признаков преступления // Уголовная ответственность и ее реализация: Межвузовский сборник. - Куйбышев: Куйбышевский гос. ун-т, 1985. С. 111.

3 Рыжаков А.П. Уголовный процесс: возбуждение и отказ в возбуждении уго ловного дела. -Тула: Б.н.и., 1996. С. 8-9.

124

очевидцев и других лиц, истребуют справку о наличии или отсутствии судимости у правонарушителя, характеристику с места его работы или учебы и другие материалы, имеющие значение для рассмотрения дела в суде.

У правонарушителя отбирается обязательство являться по вызовам органов дознания и суда и сообщать им о перемене места жительства.

Об обстоятельствах совершенного преступления составляется протокол, в котором указываются: время и место его составления; кем составлен протокол; данные о личности правонарушителя; место и время совершения преступления, его способы, мотивы, последствия и другие существенные обстоятельства; фактические данные, подтверждающие наличие преступления и виновность правонарушителя; квалификация преступления по статье Уголовного кодекса Российской Федерации; данные о потерпевшем, характере и размере причиненного ему ущерба. К протоколу приобщаются все материалы, а также список лиц, подлежащих вызову в суд.

Протоколы об обстоятельствах совершенного преступления составляют инспектора дознания и старшие участковые инспектора милиции, а также наиболее подготовленные участковые инспектора милиции, работники уголовного розыска, БЭП, ГИБДД и других оперативных служб в зависимости от линии работы, объектов и территории обслуживания. Конкретные должностные лица определяются в каждом органе внутренних дел с учетом образования и практического опыта работы.

По окончании производства протокол и приложенные к нему мате-

*

риалы представляются начальнику органа дознания. Он обязан изучить их и проверить: содержат ли материалы фактические данные, подтверждающие наличие преступления и виновность правонарушителя; достаточны ли собранные данные для рассмотрения дела в судебном заседании; правильно ли квалифицировано преступление по указанной и протоколе статье УК; отобрано ли у правонарушителя обязательство являться по вызовам органов дознания и суда и сообщать им о перемене места жительства; пол-

125

но ли и правильно заполнены все реквизиты протокола; соблюдены ли процессуальные нормы при подготовке материалов.

Начальник органа дознания, изучив протокол и приложенные к нему материалы, при наличии достаточных оснований возбуждает уголовное дело (кроме дел о преступлениях, предусмотренных статьями 115, 116, частью первой статьи 129 и статьей 130 Уголовного кодекса Российской Федерации) и формулирует обвинение с указанием статьи уголовного закона, предусматривающей данное преступление, о чем в протоколе делается соответствующая запись. Лицу, в отношении которого возбуждено уголовное дело, разъясняются сущность обвинения и его право знакомиться со всеми материалами уголовного дела, иметь защитника, заявлять ходатайства и обжаловать действия органа дознания. О выполнении указанных действий делается соответствующая отметка в протоколе, копия которого вручается данному лицу, после чего уголовное дело направляется прокурору.

По поступившему уголовному делу прокурор в срок, не превышающий трех суток, принимает одно из следующих решений:

1) о направлении уголовного дела в суд; 2) 3) о направлении уголовного дела для производства дознания или предварительного следствия; 4) 5) о прекращении уголовного дела. 6) Все досудебное производство может длиться до тринадцати суток1. Этот срок продлению не подлежит. Он исчисляется начиная со следующе-го дня после получения и регистрации органом дознания заявления или

Предусмотренный первоначально пятидневный срок не всегда позволял полно и всесторонне исследовать обстоятельства совершенного преступления, в связи с чем Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 января 1985 г. он был увеличен до десяти дней (Ведомости Верховного Совета СССР. 1985. № 4. Ст. 56), а Федеральным законом от 15 ноября 1997 г. N 141-ФЗ к нему добавлены еще трое суток для принятия решения по делу прокурором.

126

сообщения о преступлении. Последним днем досудебной подготовки материалов в протокольной форме является дата принятия решения по делу прокурором.

Для реализации целей, стоящих перед протокольной формой досудебной подготовки материалов, органы дознания обязаны обеспечить законность, полноту и высокое качество материалов в установленный законом срок, с тем чтобы решение о возбуждении уголовного дела в связи с невозможностью выяснить в этот срок существенные обстоятельства совершения преступления принималось бы в исключительных случаях.

Дознание представляет собой организационно-правовую форму деятельности, специально приспособленную для производства неотложных следственных действий, предпринимаемых в связи с получением сведений о преступлении. Заметим, что деятельность органов дознания в соответствии со ст. 118 УПК РСФСР различается в зависимости от того, действуют ли они по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, или же по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно. Последний вариант деятельности регламентирован ст. 120 УПК и представляет по существу проведение органом дознания предварительного следствия1. Нас в данной ситуации интересует другой вид дознания - по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, регламентированный в ст. 119 УПК РСФСР.

В соответствии со ст. 119 УПК при наличии признаков преступле-ния, по которым производство предварительного следствия обязательно, орган дознания возбуждает уголовное дело и, руководствуясь правилами

Рыжаков А.П. Предварительное расследование. - М: Информационно-издательский дом «Филинъ», 1997. С. 13. Строго говоря, автор, приводя данное высказывание, ссылается на А.К.Гаврилова. Однако в приведенном источнике вообще отсутствует упоминание каких-либо работ А.К.Гаврилова.

127

уголовно-процессуального закона, производит неотложные следственные действия по установлению и закреплению следов преступления: осмотр, обыск, выемку, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемых, допрос потерпевших и свидетелей.

Об обнаруженном преступлении и начатом дознании орган дознания немедленно уведомляет прокурора.

По выполнении неотложных следственных действий орган дознания, не ожидая указаний прокурора и окончания срока, предусмотренного для этого вида дознания (ч. 1 ст. 121 УПК), обязан передать дело следователю. В случае, если данное преступление подследственно разным органам предварительного следствия, дело направляется прокурору для определения органа, который будет проводить предварительное следствие.

После передачи дела следователю орган дознания может производить по нему следственные и розыскные действия только по поручению следователя. В случае передачи следователю дела, по которому не представилось возможным обнаружить лицо, совершившее преступление, орган дознания продолжает принимать оперативно- розыскные меры для установления преступника, уведомляя следователя о результатах.

В теории и практике дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, возникло ряд требующих разрешения проблем, среди которых касающиеся: оснований производства дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, круга допустимых первоначальных действий, процессуальной самостоятельности дознавателя, обеспечения права следователя в любой момент приступить к производству предварительного следствия. Рассмотрим отмеченные проблемы подробнее.

Об основаниях производства дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно. Различные ведомственные нормативные акты не рекомендуют криминальной милиции само-

128

стоятельно возбуждать уголовные дела и производить по ним дознание, хотя и не содержат прямого запрета такой деятельности. Исходя из этого, исследователи предлагают в законодательном порядке урегулировать данный вопрос, предусмотрев в ст. 119 УПК норму о том, что орган дознания, обнаружив признаки преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, возбуждает уголовное дело и производит дознание в следующих случаях: когда необходимо пресечь преступление; когда следователь не может немедленно приступить к расследованию, а промедление в реагировании на сообщение о подготавливаемом или совершенном преступлении может привести к утрате возможности задержания виновных с поличным, получения важных доказательств и обеспечения полного возмещения материального ущерба1.

Поддерживая в целом такую позицию, отметим, что она, на наш взгляд, отражает не все ситуации, когда имеются основания для производства дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно. К ним следует дополнительно отнести такие ситуации, когда возникает необходимость в неотложном использовании комплекса сил и средств, имеющихся в распоряжении милиции и которыми не располагает единоличный следователь.

О круге первоначальных действий, допустимых в форме дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно. В ч. 1 ст. 119 УПК перечислены следственные действия, которые орган дознания вправе произвести по делу, по которому обязательно предварительное следствие. Данное предписание закона послужило основанием для

Шишков А.А. Теоретические основы уголовно-процессуальной деятельности подразделений по борьбе с организованной преступностью органов внутренних дел: Автореф. … дисс. канд. юрид. наук. - М.: Московский институт МВД России, 1999. С. 20.

129

широкого распространения мнения о том, что этим компетенция органа дознания и ограничена. Следовательно, никакие иные процессуальные действия, в том числе не связанные с производством следственных действий (применение мер процессуального принуждения, признание тех или иных лиц участниками процесса и др.), орган дознания проводить не вправе. Так М.Ю.Рагинский пишет, что по делам, по которым предварительное следствие обязательно, органы дознания ограничиваются: «1) возбуждением уголовного дела; 2) предупреждением готовящегося и пресечением совершенного преступления; 3) охраной места происшествия и следов преступления; 4) установлением и закреплением доказательств, могущих быть утраченными в случае промедления; 5) производством неотложных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий…»1.

Как видим, для иных процессуальных действий в этом перечне нет места. Однако в юридической литературе аргументировано отмечалось, что несмотря на ограниченный характер полномочий органа дознания, они не исчерпываются производством неотложных следственных действий2. Подтверждений тому можно привести немало. Так, чтобы выполнить следственные действия, предусмотренные ст. 119 УПК, порой необходимо предпринять другие процессуальные действия, например, перед допросом в качестве потерпевшего гражданина, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, надо вынести соответствующее постановление о признании его таковым (ч. 1 ст. 53 УПК). Ос-мотрев изъятые при осмотре места происшествия, обыске либо выемке

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. М.: Юрид. лит., 1985. С. 215.

2 См.: Зинченко И.А. Вопросы дознания по делам, по которым предварительное следствие обязательно // Проблемы первоначального этапа расследования: Сборник научных трудов. - Ташкент: Ташкентская ВШ МВД СССР, 1986. С. 26-28.

130

предметы или документы, имеющие значение для дела, лицо, производящее дознание, вправе самостоятельно приобщить их к делу в качестве вещественных доказательств (ч. 1 ст.84 УПК).

Неотложным следственным действием, проводимым органом дознания, является допрос подозреваемого. В уголовном процессе подозреваемым признается лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, а также лицо, к которому до предъявления обвинения применена мера пресечения (ст. 52 УПК). Думается, это означает, что нет препятствий и для применения органом дознания мер пресечения в отношении подозреваемого по рассматриваемой категории уголовных дел. Более того, согласно ст. 122 УПК орган дознания обязан в течение двадцати четырех часов сделать письменное сообщение прокурору для получения санкции на заключение подозреваемого (при наличии указанных в законе оснований) под стражу. В течение сорока восьми часов с момента получения сообщения прокурор обязан дать санкцию на заключение под стражу либо освободить задержанного.

Если гражданин или должностное лицо, реализуя предусмотренное ч. 2 ст. 70 УПК право, представят в распоряжение органов расследования имеющие значение для дела предметы или документы, лицо, производящее дознание, вправе принять их, оформив это действие протоколом принятия доставленного.

Изложенное дает основания поддержать вывод, сделанный в юриди- ческой литературе, о том, что норма, содержащаяся в ч. 1 ст. 119 УПК, ограничивает не полномочия органа дознания в целом, а лишь круг следственных действии по собиранию доказательств, проводимых им по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно .

1 Зинченко И.А. Указ. Соч. С. 27.

131

При определении компетенции органа дознания по производству иных процессуальных действий следует исходить из задач, стоящих перед дознанием рассматриваемого вида как первоначальным этапом расследования. Процессуальные действия (не связанные с производством следственных действий), направленные на решение таких задач (применение меры пресечения в отношении подозреваемого, приобщение предметов или документов к делу в качестве вещественных доказательств, принятие ходатайств от участников процесса и др.), вправе произвести орган дознания.

Процессуальные действия, способствующие решению задач последующего этапа расследования (привлечение лица в качестве обвиняемого; признание гражданина, предприятия, учреждения или организации, понесших материальный ущерб от преступления, гражданским истцом; прекращение уголовного дела и др.), выходят за пределы компетенции органа дознания.

О процессуальной самостоятельности дознавателя. По закону функции органа дознания принадлежат милиции, однако фактически большую часть полномочий реализует непосредственно лицо, производящее дознание. Оперуполномоченный, дознаватель или иное уполномоченное должностное лицо, выполняя функции лица, производящего дознание, пользуется всеми соответствующими полномочиями, предусмотренными в УПК. На него возлагается обязанность принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования об-стоятельств дела (ст. 20 УПК), обеспечить подозреваемому и обвиняемому возможность защищаться установленными законом средствами и способами, а также охрану их личных и имущественных прав (ст. 19 УПК).

Он принимает уголовное дело к своему производству и в соответствии со ст. 70 УПК вправе по этому делу вызывать любое лицо для допроса; производить осмотр, обыски и другие предусмотренные кодексом следственные действия; требовать от предприятий, учреждений, организаций,

132

должностных лиц и граждан представления предметов и документов, могущих установить необходимые по делу фактические данные; требовать производства ревизий.

Эти и ряд других предусмотренных законом полномочий лицо, производящее дознание, реализует непосредственно.

Вместе с тем важно отметить, что многие нормы УПК адресуют свои требования органу дознания, а не лицу, производящему дознание. Среди них нормы о возбуждении уголовного дела (ст. 112 УПК), отказе в возбуждении уголовного дела (ст. 113 УПК), задержании подозреваемого (ст. 122 УПК), о направлении дела следователю (ст. 119 УПК) и другие.

В юридической литературе обоснованно отмечается, что суть подобного разграничения адресата норм состоит в объеме полномочий. В тех случаях, когда соответствующим полномочием наделено лицо, производящее дознание, оно реализует его самостоятельно. Если же в законе говорится об органе дознания, то соответствующие решения должны быть утверждены начальником органа дознания1. Соответственно, те процессуальные документы, в которых фиксируется решение органа дознания, составляются лицом, производящим дознание, и утверждаются начальником органа дознания2, а процессуальные документы, составление которых отнесено к компетенции лица, производящего дознание, сразу приобретают юридическую силу и в утверждении не нуждаются.

Несомненно, подобный механизм существенно ограничивает про- цессуальную самостоятельность дознавателя. В этой связи в литературе было высказано предложение исключить подчиненность дознавателя на-

Дознание в органах внутренних дел / Под ред. А.А.Чувилева.- М.: МВШМ МВД СССР, 1986. С. 16.

2 По смыслу закона подобные документы можно составлять и от имени начальника органа дознания.

133

чальнику милиции . Мы полагаем, что такое предложение является необоснованным. Смысл дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, заключается не только в том, что милиция заменяет на первоначальном этапе следователя, который по каким-то причинам не может немедленно приступить к производству предварительного следствия. Это лишь одна сторона медали. Другая заключается в том, что орган дознания может комплексно использовать все свои силы и средства, в краткие сроки решая задачи, непосильные единолично следователю, пусть даже и весьма квалифицированному. Исходя из этого, мы полагаем, что полномочия органа дознания должны быть оставлены за милицией в целом, а не ее отдельных сотрудников.

Обеспечение права следователя в любой момент приступить к производству предварительного следствия. В соответствии с ч. 3 ст. 127 УПК РСФСР следователь по делам, по которым предварительное следствие обязательно, вправе в любой момент приступить к производству предварительного следствия, не дожидаясь выполнения органами дознания действий, предусмотренных статьей 119 УПК. Однако для реализации данного полномочия следователю как минимум необходимо располагать информацией о том, что такое дознание производится. Между тем, по закону орган дознания немедленно уведомляет об обнаруженном преступлении и начатом дознании только прокурора (ч. 2 ст. 119 УПК РСФСР). Соответствующее положение об уведомлении следователями имеется в ведомственных актах МВД. В соответствии с п. 4.1.7 Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений, утвержденной приказом МВД РФ от 20 июня 1996 г. № 334, о начатом расследовании незамедлительно извещается ру-

Рыжаков А.П. Органы дознания в уголовном процессе. - М.: Городец, 1999. С. 210.

134

ководитель следственного подразделения (следователь). Мы полагаем целесообразным возвести эту норму в ранг закона, дополнив ею ст. 119 УПК РСФСР1. Это позволит распространить ее действие на органы дознания и предварительного следствия всех ведомств и повысить нормативную силу.

§ 3. Взаимосвязь организационно-правовых форм при проведении первоначальных действий

Каждая организационно-правовая форма проведения первоначальных действий применяется отдельно, не перемежаясь с другими формами. Исключение составляет только оперативная проверка, которая может производиться параллельно с административной проверкой, предварительной проверкой, дознанием.

Как уже отмечалось, первоначальные действия могут производиться в шести организационно-правовых формах. Во время производства первоначальных действий эти формы часто сменяют друг друга, причем, во многих случаях - неоднократно. Так, по данным проведенного нами исследования, подобная ситуация наблюдалась в 31,4 % случаев, причем, в 23,7 % случаев из них смена организационно-правовых форм деятельности происходила неоднократно. Смена организационно-правовых форм деятельности может происходить и на последующих этапах расследования, однако происходит это гораздо реже: во-первых, к моменту завершения первона-чальных действий необходимая форма, как правило, уже выбрана; во-вторых, выбор этих форм на последующих этапах гораздо уже - возможны лишь две формы деятельности: предварительное следствие или дознание.

Основания для смены организационно-правовых форм первоначальных действий могут быть различными. Их условно можно подразделить по

В проекте УПК РФ подобная норма также отсутствует.

135

времени появления на возникающие: до появления повода к возбуждению уголовного дела; в момент появления такого повода и после его появления.

До появления повода к возбуждению уголовного дела организационно- правовые формы первоначальных действий нередко меняются в связи с несвойственностью тому или иному правоохранительному органу или должностному лицу данного направления деятельности. Так, например, если прокурор в ходе прокурорской проверки столкнется с фактами нарушения правил безопасности движения и эксплуатации транспорта или правил охраны рыбных запасов, он передает их в милицию для проведения административной проверки.

Во многих случаях смена организационно-правовых форм до появления повода к возбуждению уголовного дела происходит в связи с потребностью в специфических, более приспособленных для данной ситуации средствах проверки, которые не входят в систему примененной формы. Обычно это связано с тем, что в ходе административной либо прокурорской проверки возникает необходимость в проверке каких-то фактов оперативным путем. В этом случае материалы передаются в подразделение уголовного розыска или БЭП для проведения соответствующей оперативной проверки.

В момент появления повода к возбуждению уголовного дела ведомственные организационно-правовые формы первоначальных действий заменяются уголовно-процессуальными формами. Это свидетельство того, что дальнейшая деятельность будет развиваться по поводу криминального факта, требующего разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела в установленном для таких случаев уголовно-процессуальным законом порядке.

После появления повода к возбуждению уголовного дела вопрос об организационно-правовых формах деятельности также решается неоднозначно. В тех случаях, когда к выводу об обнаружении признаков преступ-

136

ления пришло компетентное должностное лицо, оно возбуждает уголовное дело и приступает к производству дознания или предварительного следствия. В противном случае материалы передаются для рассмотрения другому должностному лицу, которое не всегда бывает согласным со сделанными выводами. В этом случае оно проводит сначала предварительную проверку и лишь после того, устранив возникшие сомнения, приступает к дознанию или предварительному следствию.

На первоначальном этапе расследования также нередко меняются организационно-правовые формы деятельности. Происходит это обычно в результате уточнения признаков состава преступления и изменения подследственности. В подобных случаях вместо протокольной формы нередко назначается дознание, вместо дознания - следствие, бывает наоборот, следователь передает материалы для производства дознания, когда выясняется, что производство предварительного следствия по данному составу необязательно.

Указанные основания изменения организационно-правовых форм первоначальных действий отражают содержание собранных материалов, носят содержательный характер. Наряду с ними уголовно- процессуальное законодательство предусматривает ряд иных оснований. Так, в соответствии с ч.1 ст. 126 УПК РСФСР по делам о преступлениях, по которым производство предварительного следствия не обязательно, оно тем не менее может производиться, если это признают необходимым суд или прокурор. В соответствии со ст.416 УПК РСФСР по делам о преступлениях, по которым предусмотрена протокольная форма досудебной подготовки материалов, производится дознание в следующих случаях:

1) при возбуждении начальником органа дознания уголовного дела, если в десятидневный срок невозможно выяснить существенные обстоятельства совершения преступления;

137

2) при возвращении судом дела для выяснения существенных дополнительных обстоятельств, если они не могут быть установлены в судебном заседании; 3) 4) при возвращении прокурором либо судом материалов для выяснения существенных дополнительных обстоятельств, необходимых для возбуждения уголовного дела1. 5) При оценке возможностей смены организационно-правовых форм первоначальных действий необходимо учитывать, к какому уровню они относятся.

Одноуровневые формы взаимозаменяемы без каких-либо формальных ограничений. Вслед за административной проверкой может проводиться прокурорская, и наоборот. Обе они могут быть продолжены оперативной проверкой. Возможен и обратный вариант, при этом только должен быть соблюден режим секретности.

Если речь идет о взаимосвязи разнотипных (разноуровневых) организационно-правовых форм, то здесь дело обстоит иначе. Обобщение случаев подобной взаимосвязи позволило выявить такую закономерность: низшие формы деятельности при наличии соответствующих оснований могут быть заменены высшими, но не наоборот. Так, после административной проверки может производиться предварительная, условием использования формы которой является появление повода к возбуждению уголовного дела. Но после того как повод появился, должен быть обязательно решен вопрос о возбуждении уголовного дела. Возвращение вместо этого к административной форме расценивается как нарушение уголовно- процессуального законодательства.

1 Следует заметить, что ст. 415 УПК РСФСР в редакции Федерального закона от 15 ноября 1997 г. N 141-ФЗ предусматривает получение прокурором уже возбужденного уголовного дела.

138

Аналогично, вместо протокольной формы может быть проведено дознание, вместо дознания - предварительное следствие. Обратное движение невозможно. Протокольная форма досудебной подготовки материалов о преступлениях, в отношении которых она не предусмотрена, в соответствии с постановлением № 8 Пленума Верховного Суда РСФСР от 24 декабря 1985 г. «О судебной практике рассмотрения уголовных дел с протокольной формой досудебной подготовки материалов»1 расценивается как существенное нарушение уголовно-процессуального закона, являющееся основанием к возвращению судом материалов для производства дознания или предварительного следствия (п.4). Аналогично расценивается производство дознания по делам, по которым обязательно предварительное следствие.

Такой порядок, запрещающий возврат к низшим формам либо замену высшей формы более низкой, преследует различные цели. В ситуациях, связанных с появлением повода к возбуждению уголовного дела, он является гарантией против волокиты с принятием решения, препятствует укрытию фактов от разрешения по существу. Когда речь идет к взаимосвязи протокольной формы, дознания и предварительного следствия, запрет возврата к низшим формам гарантирует всестороннее и полное исследование обстоятельств совершенного преступления, в большей мере обеспечивает права и законные интересы участников уголовного судопроизводства.

Смысл изменения организационно-правовых форм проведения пер-

*

воначальных действий заключается в том, что каждая из этих форм обладает особым правовым режимом, индивидуальным, специфическим набором средств, воспользоваться которыми можно лишь при наличии оснований для применения той или иной формы. Такой порядок, с одной стороны, предоставляет правоохранительным органам необходимые возможно-

1 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1986. № 1.

139

сти для решения возложенных на них задач, с другой - создает необходимые гарантии против огульного применения мер принуждения, дилетантства и злоупотребления служебным положением.

Из всех отмеченных вариантов взаимосвязи организационно-правовых форм при проведении первоначальных действий, выявленных при обобщении уголовных дел, наибольшие сложности возникают при переходе от оперативной проверки к предварительной, когда на основе результатов оперативно-розыскной деятельности решается вопрос о возбуждении уголовного дела.

Общая схема действий в подобных ситуациях выглядит следующим образом1. Оперативный работник, полагая, что собранных в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий данных достаточно для возбуждения уголовного дела, по которому производство предварительного следствия обязательно, докладывает об этом начальнику соответствующего отдела (отделения), а в тех подразделениях, где они структурно не выделены, - непосредственно начальнику криминальной милиции или его заместителю.

Получив согласие одного из указанных руководителей на реализацию оперативных данных, он подбирает материалы, содержащие фактические данные, указывающие на признаки преступления, и готовит их для направления следователю для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Следователи, как правило, сами возбуждают дела своей подследственности. Оперативные работники возбуждают такие дела и проводят по

Подробно см.: Глушков А.И., Григорьев В.Н. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности в расследовании преступлений // Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. А.Ф.Волынского. - М: Закон и право, ЮНИТИ-ДАНА, 1999. С. 228ислед.

140

ним неотложные следственные действия, предусмотренные ст. 119 УПК РСФСР, когда необходимо пресечь преступление или когда следователь не имеет возможности немедленно приступить к расследованию, а промедление в реагировании на сообщение о подготавливаемом или совершенном преступлении может привести к утрате возможности задержания виновных с поличным, получения важных доказательств и обеспечения полного возмещения материального ущерба.

Оперативные работники могут направлять в следственные аппараты для решения вопроса о возбуждении уголовного дела следующие материалы, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности: протоколы осмотра, заявления и объяснения граждан, справки судебно-медицинского освидетельствования, заключения специалистов-криминалистов, государственных и ведомственных инспекций, аудиторских фирм, бухгалтерские документы и другие несекретные материалы, содержащие фактические данные о событии преступления и лицах, его совершивших.

В Инструкции о порядке представления результатов оперативно- розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд от 13 мая 1998 г. конкретизируется, что результаты ОРД, представляемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, должны содержать достаточные данные, указывающие на признаки преступления, а именно, сведения о том, где, когда, какие признаки и какого именно преступления обнаружены, при каких обстоятельствах имело место обнаружение признаков преступления, сведения о лице (лицах), его совершившем (если оно известно), очевидцах преступления (если они известны), о местонахождении следов преступления, документов и предметов, которые могут стать вещественными доказательствами, о любых других фактах и обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела (п. 5).

141

Следует специально отметить, что представленные материалы в последующем приобщаются к уголовному делу. В этой связи к ним предъявляются дополнительные требования, проистекающие из запрета приобщать к уголовным делам материалы, источник и методы получения которых не подлежат расшифровке.

Если в содержащихся материалах содержаться сведения, представляющие государственную тайну, в этом случае возможны два варианта действий: 1) материалы подлежат предварительному рассекречиванию; 2) материалы передаются с соблюдением правил обращения со сведениями, представляющими государственную тайну. В последнем случае они фактически могут использоваться при возбуждении уголовного дела, однако к его материалам, не имеющим грифа секретности, не могут быть приобщены.

Подлежащие направлению в следственные аппараты материалы приобщаются к составленному оперативным работником рапорту на имя начальника (заместителя начальника) криминальной милиции. В нем указывают, каким путем (в результате проведения официальной проверки или оперативно-розыскных мероприятий) получены сведения о преступлении, обстоятельства его совершения и квалификация содеянного по действующему УК, фамилии установленных потерпевших и подозреваемых, сумма материального ущерба, источники, из которых могут быть получены доказательства, и обоснованный вывод о необходимости передачи материалов в следственный аппарат. Рапорт, кроме исполнителя, подписывается также начальником оперативного отдела (отделения).

Начальник криминальной милиции или его заместитель рассматривает рапорт с приобщенными к нему материалами по докладу оперативного работника или руководителя оперативного подразделения. Если они сочтут материалы достаточными для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, а изложенные в рапорте доводы - обоснованными, то дают

142

письменное указание о передаче материалов руководителю следственного подразделения либо следователю.

Ранее направление материалов в следственное подразделение оформлялось лишь упомянутым рапортом оперативного работника1. В настоящее время данный порядок несколько изменен. В соответствии с ч. 3 ст. 11 Федерального закона от 12 августа 1995 г. «Об оперативно- розыскной деятельности» представление результатов оперативно- розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами. В данном случае речь должна идти о постановлении начальника криминальной милиции или его заместителя, проект которого составляет оперативный работник.

Указанный в законе порядок детализирован в Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд 1998 г. В п. 10 указанной Инструкции, в частности, установлено, что представление результатов включает в себя три элемента:

  • вынесение руководителем органа, осуществляющего ОРД, постановления о представлении результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд;
  • вынесение, при необходимости, постановления о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов, содержащих государственную тайну;
  • оформление сопроводительных документов и фактическую передачу материалов (пересылка по почте, передача с нарочным и т.п.).
  • Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. - Нижний Новгород: НВШ МВД РФ, 1995. С. 163.

143

Указанное постановление и приложенные материалы к нему, рассмотренные начальником органа, осуществляющего ОРД, передаются после регистрации в канцелярии начальнику следственного подразделения (следователю). Следователю должны представляться для ознакомления материалы оперативно-розыскной деятельности без указания источников и способов их получения.

Начальник следственного подразделения и следователь должны изучить поступившие от органа дознания материалы и принять по ним решение. В законе отсутствуют прямые указания на сроки принятия решения по представленным материалам ОРД. На наш взгляд, они должны быть определены по аналогии со сроками рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях - трое суток, в исключительных случаях - десять (ст. 109 УПК РСФСР)1. В основе такой аналогии лежит тот факт, что и заявления и сообщения о преступлениях, и представленные материалы ОРД выступают как повод к возбуждению уголовного дела, порождающий юридическую обязанность принять решение. Результаты ОРД представляют собой, в частности, такой повод как непосредственное обнаружение признаков преступления органом дознания2. Высказанная в литературе иная точка зре-

06 условиях применения уголовно-процессуального закона по аналогии см.: Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права. - М.: Юрид. лит., 1967. С. 188-189; Белоносов В.О. Теория и практика применения аналогии в уголовном судопроизводстве: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Саратов: Саратовский юрид. ин-т, 1998. С. 8-23.

2 Григорьев В.Н. Непосредственное обнаружение признаков преступления органом дознания, следователем, прокурором, судом: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. -Л.: Ленинградский государственный университет, 1982. С. 6.

144

ния, приравнивающая материалы ОРД к сообщениям организаций (п. 3 ст. 108 УПК РСФСР)1, противоречит закону.

Следователь оценивает представленные материалы с точки зрения наличия в них законных поводов и оснований для возбуждения уголовного дела и возможности их использования в расследовании. В качестве таких материалов могут быть: заявления (сообщения) о преступлениях; предметы и документы со следами преступления; акты инвентаризаций, проверок, обследований, контрольных закупок, предварительных исследований, документальных ревизий, аудиторских проверок, объяснений лиц, осведомленных о преступной деятельности подозреваемых, различного рода переписка, “черная касса”, записи и расчеты, свидетельствующие о фактах вывоза, сбыта и скупки похищенного, а также иные материалы, содержащие сведения о совершенном или подготавливаемом преступлении.

Критерием оценки готовности оперативных материалов для возбуждения по ним уголовного дела является наличие в них данных о совершенном или подготавливаемом преступлении, достаточных для его уголовно-правовой квалификации (время, место, способ, ущерб, конкретные обстоятельства), и розыска преступников, а также причастных к преступлению лиц.

По делам об экономических преступлениях документальная ревизия должна назначаться, как правило, до возбуждения уголовного дела2.

Если данные, содержащиеся в оперативном материале, не позволяют принять решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом, на-

Земскова А.В. Правовые проблемы использования результатов оперативно-розыскных мероприятий в уголовно-процессуальном доказывании: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М.: МЮИ МВД России, 1998. С. 14.

2 Глушков А.И., Григорьев В.Н. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности в расследовании преступлений, с. 230-231.

145

чальник следственного подразделения или следователь возвращает их через начальника криминальной милиции в соответствующее оперативное подразделение. При этом в мотивированной справке должно быть указано, что конкретно препятствует решению вопроса о возбуждении уголовного дела и успешному его расследованию, какие обстоятельства или данные необходимо дополнительно установить или проверить.

Некоторые авторы высказывают на этот счет иную точку зрения. Так, А.В.Земскова считает необоснованной норму о возвращении следователем материалов в оперативные подразделения для получения дополнительных данных1. Нам такой подход представляется неубедительным. Он не учитывает специфики складывающейся в подобной ситуации обстоятельств, а его практическая реализация влечет негативные последствия. Порой сотрудники оперативных служб, получив оперативные материалы на дополнительную проверку, не устранив недостатки, сами необоснованно возбуждают уголовные дела по недоработанным материалам. Это приводит к лишним трудовым затратам и как правило к прекращению такого уголовного дела. Так, изучение организации взаимодействия управлений по борьбе с организованной преступностью и отделов по расследованию деятельности преступных сообществ показало, что в последствии прекращается большинство из возбужденных таким образом дел2.

Предлагая назначить инвентаризацию или ревизию, начальник следственного подразделения (следователь) совместно с оперативными работ-никами обсуждают круг вопросов, подлежащих выяснению.

Земскова А.В. Правовые проблемы использования результатов оперативно-розыскных мероприятий в уголовно-процессуальном доказывании: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М.: МЮИ МВД России, 1998. С. 15.

2 Голубев В.В. Использование оперативно-розыскных данных при расследовании преступлений, связанных с коррупцией должностных лиц: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М.: Академия МВД России, 1996. С. 15.

146

Получив от следователя материалы для дополнительной проверки, оперативный работник без проведения такой проверки не вправе самостоятельно возбуждать уголовные дела не своей подследственности.

Только в исключительных случаях, когда в ходе дополнительной проверки выявляются обстоятельства, требующие немедленного проведения расследования, задержания преступника, обыска и других неотложных следственных действий, орган дознания возбуждает уголовные дела, по которым обязательно предварительное следствие, уведомляет об этом начальника следственного подразделения (следователя), от которого поступили материалы. Такой порядок вытекает из ведомственных актов МВД1.

Оперативный работник, выполнив в ходе дополнительной проверки указания, направленные на выявление обстоятельств преступления, возвращает материалы в следственное подразделение в том же порядке.

При несогласии с выводами начальника следственного подразделения (следователя) начальник криминальной милиции направляет все материалы со своими письменными возражениями начальнику вышестоящего следственного подразделения, который принимает решение по представленным для возбуждения уголовного дела материалам. Возможно обращение также к надзирающему прокурору.

В тех случаях, когда материалы оперативно-розыскной деятельности, представленные в следственное подразделение, дают основания для отказа в возбуждении дела, копию постановления об этом целесообразно направить для сведения оперативному работнику, готовившему материалы.

См., в частности, п. 4.1.7 Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений, утвержденной приказом МВД РФ от 20 июня 1996 г. № 334.

147

Если в ходе дополнительной проверки будут получены данные, указывающие на признаки преступления, по которому производство предварительного следствия не обязательно, начальник криминальной милиции направляет материалы в соответствующее подразделение милиции общественной безопасности для решения вопроса о возбуждении уголовного дела и производства дознания в порядке, предусмотренном ст. 120 УПК РСФСР.

Некоторые особенности действий в подобных ситуациях предусмотрены законом для федеральных органов налоговой полиции. В соответствии с Федеральным законом от 2 января 2000 г. «О внесении изменений и дополнений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации»1 в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации внесены дополнения, в соответствии с которыми при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, производить проверки в соответствии с законодательством Российской Федерации. По результатам проверки составляется акт о проверке налогоплательщика органами налоговой полиции, на основании которого органами налоговой полиции принимается одно из следующих решений:

в случае обнаружения налоговых правонарушений, содержащих признаки состава преступления, — о возбуждении уголовного дела;

в случае обнаружения налогового правонарушения, не содержащего признаков состава преступления, — об отказе в возбуждении уголовного дела и о направлении материалов в соответствующий налоговый орган;

при отсутствии налогового правонарушения — об отказе в возбуждении уголовного дела (подпункт 5 п. 2 ст. 36).

Среди отмеченных особенностей выделяются следующие.

1 Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 2. Ст. 134.

148

1) В качестве основания для проведения проверки отмечено наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Следует, однако, отметить, что данная норма противоречит ст. 108 УПК РСФСР. Наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, является основанием для возбуждения уголовного дела, а не проведения проверки. В этой части приведенная новелла подлежит изменению. 2) 3) В качестве итогового документа по результатам проведенной проверки здесь фигурирует акт. Необходимость подобного промежуточного (между результатами проверки и решением по ней) документа ранее уже обосновывалась1, его законодательное введение будет способствовать, на наш взгляд, упорядочению деятельности, сокращению случаев волокиты. Следует, однако, распространить его на деятельность всех правоохранительных органов. 4) 5) В приведенной норме содержится неточность относительно оснований принятия решения. Оно принимается не на основании акта о проверке (как это записано в законе), а на основании непосредственно результатов проверки. Данная неточность должна быть, на наш взгляд, устранена из закона. 6) 7) Перечень возможных решений, принимаемых по результатам проверки, обоснованно дополнен вариантом отказа в возбуждении уголовного дела с направлением материалов (в случае обнаружения налогового правонарушения, не содержащего признаков состава преступления) в соответст-вующих налоговый орган. Однако из арсенала возможных решений необоснованно исключены предусмотренные уголовно- процессуальным за- 8) Исследователи ранее уже обосновывали необходимость подобного документа. См.: Григорьев В.Н. Непосредственное обнаружение признаков преступления органом дознания, следователем, прокурором, судом: Дисс. … канд. юрид. наук. - Л.: Ленинградский государственный университет, 1982. С. 193.

149

конодательством и реально встречающиеся на практике: а) возбуждение уголовного дела и передача его по подследственности; б) передача материалов проведенной проверки по подследственности без возбуждения уголовного дела. Представляется необходимым предусмотреть варианты таких решений непосредственно в Налоговом кодексе либо сделать в нем отсылку на соответствующие статьи УПК (ст. 109, 114 УПК РСФСР).

Учет высказанных замечаний будет способствовать, на наш взгляд, совершенствованию процедуры деятельности на этапе перехода материалов из одной организационно-правовой формы первоначальных действий в другую.

В заключение можно сделать вывод о том, что игнорирование закономерных связей между различными организационно-правовыми формами деятельности, неумение воспользоваться ими как правило, ведет к топорности в работе, проявляется в различных нарушениях закона, затрудняет законные пути производства по делу. Наоборот, знание порядка деятельности в различных организационно-правовых формах деятельности, умение своевременно и обоснованно воспользоваться той или иной из них -залог успеха в работе, яркий показатель профессионального мастерства сотрудника.

Вместе с тем, необходимо предостеречь от необоснованных манипуляций формами, которые нередко выливаются в откровенное препирательство должностных лиц, нежелание разбираться по существу проблемы, влечет волокиту и другие негативные последствия. Чтобы исключить подобные случаи, в ряде ведомственных актов установлены запреты на некоторые случаи передачи материалов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате проведенного исследования можно сформулировать следующие обобщенные выводы и высказать предложения, касающиеся системы, содержания и процессуальной формы первоначальных действий при получении сведений о преступлении, организационно- правовых форм их проведения.

В части определения системы, содержания и процессуальной формы первоначальных действий при получении сведений о преступлении:

  1. Стремление обеспечить неотвратимость ответственности за со вершенные преступления получало на различных этапах исторического развития соответствующие формы выражения. Изначальный смысл неот вратимости заключается не в том, что преступление влечет наказание, а в неизбежности его уголовно-правовых последствий, в том, что в каждом случае преступления они неотвратимо должны наступить. Именно раскры тие каждого преступления предполагает идея неотвратимости. На этом ос новании принцип неотвратимости ответственности за содеянное рассмат ривается как межотраслевой принцип деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью.

  2. Имеющиеся данные свидетельствуют о невысоком уровне практи- ческой реализации идеи неотвратимости ответственности в Российской Федерации. С наибольшей остротой сопутствующие этому факторы сказы ваются в период проведения первоначальных действий, когда ситуация усугубляется фактором времени, естественными процессами уничтожения следов преступления. Успех в расследовании преступления в значительной мере предопределяется тем, сколь своевременно предприняты и квалифи цированно проведены первоначальные действия.

151

  1. Предмет исследования определен взглядом на первоначальные действия как на средство реализации неотвратимости ответственности. Такой взгляд диктует необходимость преодоления сложившихся в науке стереотипов и включения в систему первоначальных всех действий, которые реально предпринимаются правоохранительными органами при получении сведений о преступлении.
  2. В систему первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении, входят уголовно-процессуальные проверочные действия, первоначальные следственные действия, административные действия и оперативно-розыскные мероприятия, а также многочисленные действия организационного характера.
  3. В содержание первоначальных действий входят ряд элементов, среди которых:
  4. Получение сведений об обстоятельствах преступления;
  5. Ограничения и запреты в деятельности должностных лиц правоохранительных органов;
  6. Гарантии прав и законных интересов лиц, вовлекаемых в сферу деятельности правоохранительные органов;
  7. Организация и учет деятельности правоохранительных органов.
  8. Выделяются четыре специфических группы приемов получения сведений об обстоятельствах преступления: а) наблюдение обстановки и обстоятельств; б) получение предметов и документов; в) получение сло весной информации; г) исследования с применением специальных позна ний; д) комбинированные действия. Указанные действия исчерпывают со держание познавательной деятельности в любых ситуациях производства первоначальных действий.

152

  1. В ограничения и запреты входят: а) ограничение личной свободы; б) ограничение права собственности на имущество; в) запрет изменять обстановку на месте преступления; г) запрет разглашать сведения о преступлении.
  2. Административные действия и оперативно-розыскные мероприятия в меньшей мере обеспечены различного рода ограничениями и запретами с действиями уголовно-процессуального характера. При определении степени обеспеченности ограничениями и запретами первоначальных действий уголовно-процессуального характера, предпринимаемых при получении сведений о преступлении, следует учитывать изменение степени обоснованности знания об обнаруженных признаках преступления. До обоснованного вывода о наличии признаков преступления допускаются лишь проверочные действия. После вывода о наличии признаков преступления принимается решение о возбуждении уголовного дела, которое открывает возможность для арестов, обысков, задержаний и других предусмотренных в УПК действий с явно выраженными элементами ограничений и запретов.
  3. Гарантии прав и законных интересов лиц, вовлекаемых в сферу производства первоначальных действий, предпринимаемых в связи с получением сведений о преступлении, выражены в меньшей степени. Решение проблемы обеспечения прав и законных интересов граждан при производстве первоначальных действий’ видится в их предметном обеспечении применительно к конкретным действиям правоохранительных органов (обыска, допроса, доставления и т.д.). Процедура каждого такого действия должна содержать достаточный механизм защиты интересов лица без того, чтобы прибегать к официальному признанию его подозреваемым по делу.

153

  1. Организация и учет при производстве первоначальных включают в себя: а) регистрацию сведений и действий; б) принятие решений; в) направление сообщений и уведомлений.
  2. Необходимость в разработке тактики производства возникает применительно не только к следственным действиям, но и к иным первоначальным действиям, которые предпринимаются при получении сведений о преступлении - процессуальным действиям в стадии возбуждения уголовного дела, оперативно-розыскным мероприятиям, административным действиям.
  3. Конкретное содержание первоначальных действий устанавливается законодательными актами. Они определяют, какие элементы входят в эти действия в тех или иных ситуациях. Установленные законом условия и процедура первоначальных действий образуют ее юридическую процессуальную форму.
  4. Многообразие процессуальных форм первоначальных действий является свидетельством зрелости судопроизводства, развитости отношений в обществе. В этой связи вызывает критические замечания позиция авторов текста Концепции судебной реформы в Российской Федерации, по мнению которых демократической направленности преобразований не соответствует сохранение административной по своей природе «доследст-венной» проверки заявлений и сообщений о совершении преступления до возбуждения уголовного дела.

  5. Процессуальная форма конкретных действий определяется рядом факторов: содержанием деятельности, ее целями, объемом исходной ин формации, направлением служебной деятельности правоохранительных органов, в ходе которого были получены сведения о преступлении.

В зависимости от правовой природы различается уголовно- процессуальная и так называемая непроцессуальная форма первоначаль-

154

ных действий. Эти формы, в свою очередь, также подразделяются на первоначальные действия в уголовно-процессуальной форме (уголовно- процессуальные действия, предпринимаемые в стадии возбуждения уголовного дела; уголовно-процессуальные действия в протокольной форме досудебной подготовки материалов; следственные действия) и в непроцессуальной форме (прокурорско-надзорные действия; административные действия; оперативно-розыскные мероприятия).

  1. Процессуальная форма каждого первоначального действия, сложившаяся под влиянием указанных выше факторов, обладает определенной индивидуальностью. В результате обеспечивается их разнообразие, отсутствие совпадений и дублирования. С другой стороны, индивидуальность процессуальной формы каждого первоначального действия является основой для их системы, объединения в организационно-правовые формы, которым посвящена вторая глава диссертации.

В части определения организационно-правовых форм проведения первоначальных действий при получении сведений о преступлении:

  1. В практике правоохранительных органов многообразные первоначальные действия, предпринимаемые при получении сведений о преступлении, объединяются в определенные комплексы. Конкретный набор действий в том или ином комплексе имеет закономерные основания. Организационная обособленность отдельных комплексов получила правовое закрепление. Это обстоятельство позволяет квалифицировать комплексы первоначальных действий как организационно-правовые формы их проведения.
  2. Выделяются следующие виды организационно-правовых форм проведения первоначальных действий при получении сведений о преступлении:

155

А. Непроцессуальные формы:

1) административная проверка; 2) 3) оперативная проверка; 4) 5) прокурорская проверка; 6) Б. Уголовно-процессуальные формы:

4) предварительная проверка; 5) 6) протокольная форма досудебной подготовки материалов; 7) 8) дознание. 9) 3. К общим признакам, характерным для всех организационно- правовых форм проведения первоначальных действий, относятся: протя женность во времени; определенность субъекта; постоянство набора средств. Различаются они по: объему выяснения преступного события; кругу допустимых действий и мер принуждения; месту в системе уголов ного судопроизводства; доказательному значению результатов деятельно сти.

  1. Для первоначальных действий устанавливаются достаточно краткие сроки - как правило не более 10 дней. В этом находит выражение основной смысл, согласно которому первоначальные действия должны проводиться без промедления. Представляются неприемлемыми предложения, в которых обосновывается необходимость увеличения сроков или установления возможности их продления.
  2. Связь субъекта и формы и “вырабатываемые на этой основе стереотипы порой влекут неблагоприятные последствия, суть которых состоит в том, что оперативные работники, действуя в несвойственной для них уголовно-процессуальной форме, по стереотипу продолжают производить административные и оперативно-розыскные действия.
  3. Каждая организационно-правовая форма включает в себя постоянный объективно обусловленный набор действий. Этот набор определяется

156

объективно под воздействием ряда факторов. Если возникает потребность в производстве иных первоначальных действий, не входящих в содержание данной формы, они могут быть предприняты лишь в результате перехода к иной форме деятельности, предполагающей производство таких действий.

  1. Представляется неточной позиция, когда среди средств решения задач стадии возбуждения уголовного дела называются оперативно- розыскные мероприятия и административные действия Действующее уголовно-процессуальное законодательство вообще не предусматривает на данной стадии этих средств. Речь должна идти не о закреплении за стадией возбуждения уголовного дела этих средств, а о легальной возможности использования результатов, полученных в ходе административной и оперативно-розыскной деятельности.
  2. Представляются не соответствующими закону положения ведомственных актов МВД России, согласно которым для возбуждения уголовного дела необходимо располагать сведениями не только о признаках преступления, но и о лицах, причастных к их совершению.
  3. Предложение допустить до возбуждения уголовного дела производство тех или иных следственных действий (осмотра всех видов, допроса, обыска, назначения экспертизы и т.д.) представляется неприемлемым, ибо противоречит одной из основополагающих идей уголовного судопроизводства о допустимости мер процессуального принуждения (элементы которого в наибольшей мере характерны для следственных действий) только после возбуждения уголовного дела.
  4. Представляется несостоятельным один из основных аргументов сторонников допуска следственных действий в стадию возбуждения уго ловного дела, суть которого состоит в том, что меры по закреплению сле дов преступления могут выражаться в производстве только процессуаль-

157

ных действий. К сказанному следует добавить, что Генеральной прокуратурой, МВД и ФСБ (ФСК) Российской Федерации в течение трех лет проводился (1994-1997 г.) своеобразный широкомасштабный правовой эксперимент, одним из элементов которого был допуск экспертизы до возбуждения уголовного дела. Никто из сторонников упомянутых мер не привел конкретных данных, свидетельствующих о положительных результатах этого эксперимента.

  1. Административная проверка как организационно-правовая форма первоначальных действий бывает двух видов: предпринимаемая в рамках производства по делу об административном правонарушении и предпринимаемая в рамках выполнения функций по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности. В первом случае производство протекает в обычном порядке, установленном административным законодательством для производства по делам об административных правонарушениях. Для других ситуаций характерна большая степень неопределенности юридической квалификации действий. В этом случае дело об административном правонарушении отсутствует. Следовательно, формально милиция не вправе использовать полномочия, предоставляемые Кодексом об административных правонарушениях. В законодательном регулировании полномочий милиции в подобных ситуациях сформировался такой блок, который предоставляет ей определенные полномочия, не связанные с конкретными делами. Такие полномочия предусмотрены в Законе Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. «О милиции».
  2. Оперативная проверка проводится в тех случаях, когда возникает необходимость в негласных приемах выяснения обстоятельств, предпринимаемых с использованием специальных средств и методов. Она предпринимается в рамках производства по делам оперативного учета, которые заводятся в соответствии со ст. 10 Федерального закона «Об оперативно-

158

розыскной деятельности» в целях собирания и систематизации сведений, проверки и оценки результатов оперативно-розыскной деятельности, а также принятия на их основе соответствующих решений органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

  1. В качестве первоначальных действий, предпринимаемых при получении сведений о преступлении в рамках оперативной проверки, выступают оперативно-розыскные мероприятия, прямо предусмотренные ст. 6 Федерального закона «Об оперативно- розыскной деятельности». Следует подчеркнуть недопустимость проведения в этой ситуации следственных действий, предусмотренных в УПК. Последние могут предприниматься лишь в рамках производства по уголовному делу.
  2. Прокурорская проверка представляет собой одно из средств прокурорского надзора. До принятия действующего уголовно- процессуального законодательства, предусмотревшего возможность производства предварительной проверки уголовно-процессуальными средствами, прокурорская проверка носила универсальный характер. Она предпринималась по сути во всех случаях получения сведений о преступлениях. В настоящее время прокурорская проверка применяется в тех случаях, когда сведения об общественно опасном деянии поступили в ходе надзорной деятельности прокурора (его заместителей и помощников).
  3. При получении сведений о преступлении в ходе прокурорской проверки предпринимаются действия, перечень которых предусмотрен Законом Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации». Согласно ч. 1 п. 1 ст. 22 Закона проверочные действия проводятся только в том органе, в отношении которого в органы прокуратуры поступила информация о фактах нарушения закона. Подобное положение вызывает критические замечания.

159

  1. Предварительная проверка проводится в случаях получения в установленном уголовно-процессуальным законом порядке заявлений и сообщений, в которых указывается на факт совершения преступления, когда приведенных данных недостаточно для возбуждения уголовного дела. Являясь уголовно-процессуальной, предварительная проверка выделяется в системе уголовного судопроизводства в отдельный этап, возведенный в ранг самостоятельной стадии уголовного процесса. Такое положение позволяет четко разграничивать средства в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования.
  2. В результате анализа тенденций развития законодательства и практики его применения, а также многочисленных научных источников соискатель приходит к выводу о том, что средства предварительной проверки следует совершенствовать не за счет расширения круга допустимых до возбуждения уголовного дела следственных действий и не за счет фактической ликвидации данного вида деятельности. Эти средства должны развиваться в рамках характерных для данного вида деятельности закономерностей, предполагающих простоту процессуальной формы, ограниченность решаемых задач, недопустимость уголовно-процессуального принуждения, быстроту и гибкость правовых мер реагирования, обеспечивающих неотвратимость ответственности, а с другой стороны, исключающих огульное приведение в действие уголовно- процессуального механизма. В этом направлении можно предложить законодательно решить вопрос о допустимости использования специальных познаний в форме экспресс-исследования. С учетом современных реалий нуждается в более детальной регламентации вопрос о назначении ревизии в стадии возбуждения уголовного дела. Необходимо установить основные процедуры истребования предметов и документов и принятия их по инициативе граждан и организаций.

160

  1. Протокольная форма досудебной подготовки материалов применяется в зависимости от вида преступления, на которое указывают поступившие сведения. Деятельность органов дознания будет протекать в этой форме, если они располагают сведениями о хулиганстве, краже, мошенничестве, грабеже без отягчающих обстоятельств либо о других преступлениях, перечисленных в ст.414 УПК РСФСР. Протокольная форма досудебной подготовки материалов регламентирована уголовно-процессуальным законодательством, поэтому она является уголовно-процессуальной по своей правовой природе.
  2. Дознание представляет собой организационно-правовую форму деятельности, специально приспособленную для производства неотложных следственных действий, предпринимаемых в связи с получением сведений о преступлении. В теории и практике дознания возникло ряд требующих разрешения проблем, среди которых касающиеся: оснований производства дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, круга допустимых первоначальных действий, процессуальной самостоятельности дознавателя, обеспечения права следователя в любой момент приступить к производству предварительного следствия. В этой связи:
  3. а) поддерживается предложение предусмотреть в ст. 119 УПК норму о том, что орган дознания, обнаружив признаки преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, возбуждает уголовное дело и производит дознание в случаях, когда необходимо пресечь преступление и когда следователь не может немедленно приступить к расследованию, которое дополняется авторским предложением дополнить названные ситуации также случаями, когда возникает необходимость в неотложном использовании комплекса сил и средств, имеющихся в распоряжении милиции;

161

б) делается вывод о том, что при определении компетенции органа дознания по производству иных процессуальных действий следует исхо дить из задач, стоящих перед дознанием рассматриваемого вида как пер воначальным этапом расследования. Процессуальные действия (не связан ные с производством следственных действий), направленные на решение таких задач (применение меры пресечения в отношении подозреваемого, приобщение предметов или документов к делу в качестве вещественных доказательств, принятие ходатайств от участников процесса и др.), орган дознания, по мнению соискателя, вправе произвести;

в) полномочия органа дознания должны быть оставлены в целом за милицией, а не ее отдельными сотрудниками;

г) предлагается предусмотреть в ст. 119 УПК норму о том, что орган дознания немедленно уведомляет об обнаруженном преступлении и нача том дознании не только прокурора, но и следователя.

  1. Основаниями для смены организационно-правовых форм первоначальных действий могут быть: несвойственность тому или иному правоохранительному органу или должностному лицу определенного направления деятельности; потребность в специфических, более приспособленных для данной ситуации средствах проверки, которые не входят в систему примененной формы; необходимость в проверке каких- то фактов оперативным путем.
  2. Непроцессуальные организационно-правовые формы первоначальных действий взаимозаменяемы. Вслед за административной проверкой может проводиться прокурорская, и наоборот. Обе они могут быть продолжены оперативной проверкой. Возможен и обратный вариант, при этом только должен быть соблюден режим секретности. Иначе выглядит ситуация при взаимосвязи процессуальных и непроцессуальных организационно-правовых форм. Обобщение практики позволило выявить законо-

162

мерность, в соответствии с которой непроцессуальных формы деятельности при наличии соответствующих оснований могут быть заменены процессуальными, но не наоборот. Так, после административной проверки может производиться предварительная, условием использования формы которой является появление повода к возбуждению уголовного дела. Но после того как этот повод появился, должен быть обязательно разрешен вопрос о возбуждении уголовного дела. Возвращение вместо этого к административной форме должно расцениваться как нарушение.

  1. Смена организационно-правовых форм проведения первоначальных действий предоставляет правоохранительным органам необходимые возможности для решения возложенных на них задач, с другой стороны -создает достаточные гарантии против огульного применения мер принуждения, злоупотребления служебным положением.
  2. Наибольшие сложности, как показало обобщение уголовных дел, возникают при переходе от оперативной проверки к предварительной, когда на основе результатов оперативно-розыскной деятельности решается вопрос о возбуждении уголовного дела. Основываясь на общей схеме действий в подобных ситуациях, описанной в юридической литературе, предлагается решение ряда выявленных проблем;
  3. а) предлагается определять сроки принятия решения по представлен ным материалам ОРД по аналогии со сроками рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях - трое суток, в исключительных случаях - де сять (ст. 109 УПК РСФСР);

б) высказываются критические замечания по поводу дополнений, внесенных Федеральным законом от 2 января 2000 г. в подпункт 5 п. 2 ст. 36 части первой Налогового кодекса Российской Федерации, которые ус танавливают порядок деятельности федеральных органов налоговой поли ции при получении сведений о преступлении. Одно такое замечание каса-

163

ется основания для проведения проверки, в качестве которого предусмотрено наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, в соответствии со ст. 108 УПК РСФСР является основанием для возбуждения уголовного дела, а не проведения проверки. Еще одно замечание касается необоснованного исключения из числа возможных решений передачи материалов проведенной проверки по подследственности. В этой связи предлагается предусмотреть возможность такого решения непосредственно в Налоговом кодексе либо сделать в нем отсылку на соответствующие статьи УПК (ст. 109, 114 УПК РСФСР).

  1. Знание порядка деятельности в различных организационно- правовых формах деятельности, умение своевременно и обоснованно пользоваться той или иной из них является залогом успеха в работе, показателем профессионального мастерства. Вместе с тем, следует предостеречь от необоснованных манипуляций формами, которые нередко выливаются в откровенное препирательство должностных лиц, нежелание разбираться по существу проблемы, влечет волокиту и другие негативные последствия.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Международно- правовые акты

  1. Всеобщая декларация прав человека. Принята и провозглашена резолюцией 217 (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. - Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 1-8.
  2. Декларация о защите всех лиц от насильственных исчезновений. Принята резолюцией 47/133 Генеральной Ассамблеи ООН от 18 декабря 1992 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. - Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 466-475.
  3. Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Принята резолюцией 3452 (XXX) Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1975 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. - Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 333-335.
  4. Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью. Принята резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. - Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 445-449.
  5. Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка. Принят резолюцией 34/169 Генеральной Ассамблеи ООН от 17 де-

165 кабря 1979 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. - Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 358-364.

  1. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Минск, 22 января 1993 г. Ратифицирована Федеральным Законом от 4 августа 1994 г. № 47-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 17. Ст. 1472.
  2. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Принята и открыта для подписания, ратификации и присоединения резолюцией 39/46 Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1984 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. - Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 336-354.
  3. Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г. Ратифицирован Президиумом Верховного Совета СССР 18 сентября 1973 г. и вступил в силу 23 марта 1976 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. № 17. Ст. 291.
  4. Минимальные стандартные правила обращения с заключенными. Приняты на первом Конгрессе Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, со-стоявшемся в Женеве в 1955 году, и одобрены Экономическим и Социальным Советом в его резолюциях 663 С (XXIV) от 31 июля 1957 года и 2076 (LXII) от 13 мая 1977 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. - Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций,
  5. С. 273-298.
  6. Основные принципы, касающиеся роли юристов. Приняты восьмым Конгрессом Организации Объединенных Наций по предупреждению

166

преступности и обращению с правонарушителями, состоявшимся в Гаване, Куба, 27 августа-7 сентября 1990 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. -Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 372-379.

11.Основные принципы обращения с заключенными. Приняты и провозглашены резолюцией 45/111 Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1990 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. - Нью- Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 298- 299.

12.Основные принципы применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка. Приняты восьмым Конгрессом Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшимся в Гаване, Куба, 27 августа-7 сентября 1990 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. - Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 365-372.

13.Руководящие принципы, касающиеся роли лиц, осуществляющих судебное преследование. Приняты восьмым Конгрессом Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшимся в Гаване, Куба, 27 августа-7 сентября 1990 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. - Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 379-386.

14.Свод принципов защиты всех лиц, подвергнутых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме. Принят резолюцией 43/173 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные до-

167 говоры. - Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 300-312.

Законодательные акты

15.Декларация прав и свобод человека и гражданина. Принята Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 52. Ст. 1865.

16.Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. - М.: Акалис, 1996. - 48 с.

17.Закон Российской Федерации от 24 июня 1993 г. № 5238-1 (с последующими изменениями и дополнениями) «О федеральных органах налоговой полиции» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 29. Ст. 1114; Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 51. Ст. 4973.

18.Закон Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. (с последующими изменениями и дополнениями) «О милиции» // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503; Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 10. Ст. 360; № 32. Ст.

«

1231; Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2964; 1999. № 14. Ст. 1666; № 49. Ст. 5905.

19.Федеральный Закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями) «Об оперативно- розыскной деятельности» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 33. Ст. 3349; 1997. № 29. Ст. 3502; 1998. № 30. Ст. 3613; 1999. № 2. Ст. 233.

168

20.Воздушный кодекс Российской Федерации. Принят Федеральным законом от 19 марта 1997 г. № 60-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 12. Ст. 1383.

21.Таможенный кодекс Российской Федерации. Принят Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 18 июня 1993 г. № 5222-1 // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 31. Ст. 1224.

22.Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть первая. Введен в действие Федеральным законом от 31 июля 1998 г. № 147-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. №31. Ст. 3824; 1999. № 14. Ст. 1649; №28. Ст. 3487.

23.Федеральный Закон от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» //Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 29. Ст.2759; 1998. №30. Ст. 3613.

24.Закон Российской Федерации от 17 января 1992 г. в редакции Федерального закона от 17 ноября 1995 г. № 168-ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федера-ции.1995. № 47. Ст. 4472; 1999. № 7. Ст. 878.

25.Федеральный Закон от 3 апреля 1995 г. № 40-ФЗ «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 15. Ст. 1269.

26.Федеральный закон от 6 февраля 1997 г. № 27-ФЗ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 6. Ст. 711.

27.Положение о прокурорском надзоре в СССР. Утверждено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 мая 1955 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1955. № 9. Ст. 222.

169

28.Постановление Верховного Совета СССР от 3 июля 1985 г. «По отчету Генерального прокурора СССР о деятельности прокуратуры СССР по надзору за исполнением требований советских законов об укреплении правопорядка, охране прав и законных интересов граждан» // Ведомости Верховного Совета СССР. 1985. № 27. Ст. 480.

29.Постановление Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1987 г. «О ходе выполнения Постановления Верховного Совета СССР от 3 июля 1985 г. «По отчету Генерального прокурора СССР о деятельности прокуратуры СССР по надзору за исполнением требований советских законов об укреплении правопорядка, охране прав и законных интересов граждан» // Ведомости Верховного Совета СССР. 1987. № 13. Ст. 167.

30.Постановление Съезда народных депутатов СССР от 9 июня 1989 г. «Об основных направлениях внутренней и внешней политики СССР» // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1989. №3. Ст. 52.

  1. Устав уголовного судопроизводства. На подлинном собственною его императорского величества рукою написано: «Быть по сему». В Царском Селе. 20 ноября 1864 года // Судоустройство и уголовный процесс России: 1864 год: Сборник нормативных актов. - Воронеж: Изд- во Воронежского государственного университета, 1997. С. 73-246.

32.Федеральный закон от 2 января 2000 г. «О внесении изменений и дополнений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 2. Ст. 134.

Акты судебной власти

33.Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 3 мая 1995 г. № 4-П по делу о проверке конституционности статей 220’

170 и 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А.Аветяна // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. №19. Ст. 1764.

34.Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 17 февраля 1998 г. по делу о проверке конституционности положения части второй статьи 31 Закона СССР от 24 июня 1981 года «О правовом положении иностранных граждан в СССР» в связи с жалобой Яхья Дашти Гафура // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 9. Ст. 1142.

35.Постановление № 8 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. № 1.

36.Постановление № 8 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 апреля 1992 г. «О применении судами Российской Федерации постановлений Пленума Верховного Суда Союза ССР» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1992. № 7. С. 11-12.

37.Постановление № 2 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1993. № 12.

38.Постановление № 13 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 1993 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1994. № 3.

39.Постановление № 6 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 г. «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993года № 3

171 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» // Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 1994. № 9.

40.Постановление № 8 Пленума Верховного Суда РСФСР от 24 декабря 1985 г. «О судебной практике рассмотрения уголовных дел с протокольной формой досудебной подготовки материалов» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1986. № 1.

Акты исполнительной власти, ведомственные нормативные акты

41.Указ Президента Российской Федерации от 14 июня 1994 г. № 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 8. Ст. 804.

42.Указ Президента Российской Федерации от 14 июня 1997 г. № 593 «О признании утратившими силу некоторых актов Президента Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. №25. Ст. 2898.

43.Инструкция о порядке представления результатов оперативно- розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд. Утверждена приказом ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56. Согласована с Генеральной прокуратурой Российской Федерации 25 декабря 1997 г. Зарегистрирована в Министерстве юстиции Российской Федерации 3 сентября 1998 г. за № 1603.

44.Инструкция о порядке приема, регистрации, учета и рассмотрения в федеральных органах налоговой полиции заявлений и сообщений о

172 преступлениях. Утверждена приказом Департамента налоговой полиции Российской Федерации от 16 мая 1994 года № 206.

45.Инструкция по планированию действий МВД (ГУВД, УВД) при чрезвычайных обстоятельствах. Утверждена приказом МВД РФ от 12 января 1996 г. №20.

46.Инструкция органам дознания Вооруженных Сил и иных воинских формирований Российской Федерации. Введена в действие приказом Министра обороны РФ от 18 августа 1994 года № 275.

47.Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений. Утверждена приказом МВД РФ от 20 июня 1996 г. № 334.

48.Наставление по организации работы дежурных частей органов внутренних дел. Утверждено приказом МВД РФ от 9 апреля 1993 г. № 170 Дсп.

49.Положение о комнатах для задержанных в административном порядке. Утверждено приказом МВД РФ от 9 апреля 1993 г. № 170 дсп.

50.Положение о порядке оплаты труда адвокатов за счет государства. Утверждено Министерством юстиции Российской Федерации 27 января 1994 г.

51.Приказ МВД РФ от 19 июня 1996 г. № 281/390/374 «Об утверждении Инструкции об основах организации и тактики проведения опера-тивно- технических мероприятий».

52.Примерная инструкция о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах и учреждениях внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях. Утверждена приказом МВД СССР от 11 ноября 1990 года № 415.

53.Примерное положение об отделе (отделении, группе) дознания милиции общественной безопасности (местной милиции) горрайлинорга-

173 на внутренних дел, органа внутренних дел на закрытом административно-территориальном образовании, режимном и особо важном объекте УРО (8 ГУ) МВД России. Утверждено приказом МВД РФ от 12 августа 1998 г. № 493 дсп.

54.Указание Министра юстиции РФ от 1 июня 1994 г. № 06-70/86-94 «О порядке получения судебных решений на проведение оперативно- розыскных мероприятий».

55.Приказ Прокуратуры СССР от 29 октября 1936 г. № 693 «О направлении прокурорами материалов следователям для расследования» // Сборник приказов Прокуратуры Союза ССР / Под ред. А.Я.Вышинского. Изд. 2-е. - М.: Юридическое издательство НКЮ СССР, 1939. С. 164.

56.Указание Генеральной прокуратуры РФ и МВД РФ от 9 сентября 1993 года № 25/15-1-19-93; 1/3986 «О процессуальных полномочиях руководителей органов внутренних дел».

57.Указание И.о.Генерального прокурора Российской Федерации, Министра внутренних дел Российской Федерации, Директора Федеральной службы контрразведки Российской Федерации от 24 июня 1994 года № 2815/1/2898/20 «О порядке реализации норм Указа Президента Российской Федерации от 14 июня 1994 года № 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности».

5 8. У став патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности Российской Федерации. Утвержден приказом Министра внутренних дел Российской Федерации от 18 января 1993 г. № 17. - М.: Министерство внутренних дел Российской Федерации, 1993. - 116 с.

59.Устав патрульно-постовой службы советской милиции. Утвержден приказом Министра внутренних дел СССР от 20 июля 1974 г. № 200. - М.: Воениздат, 1974. - 263 с.

174 60.Технические требования к системе технических средств по обеспечению функций оперативно-розыскных мероприятий на электронных АТС (СОРМ), утвержденные Минсвязи РФ 19 сентября 1994 г. (приложение к письму Минсвязи РФ от 11 ноября 1994 г. N 252-У).

Учебная и научная литература, справочники

61.Абдумаджидов Г. Расследование преступлений (процессуально- правовое исследование). - Ташкент: Узбекистан, 1986. - 191 с.

62.Агаев Ф.А., Галузо В.Н. Иммунитеты в Российском уголовном процессе. Монография. -М.: ТЕИС, 1998. - 136 с.

63.Алексеев КС, Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1980.-252 с.

64.Баев А.А., Григорьев В.Н. Организация и тактика первоначальных действий следственных групп при проведении специальной операции по освобождению заложников из летательного аппарата: Учебно-практическое пособие. - М.: Московский институт МВД России, 1995.- 46 с.

65.Баев О.Я. Тактические средства обеспечения неотвратимости ответственности на предварительном следствии // Проблемы неотвратимо-сти ответственности в уголовном праве и процессе: Сборник научных трудов. - Калинин: КГУ, 1984. С. 63-75.

бб.Балашов А.Н. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений. - М.: Юрид. лит., 1979.

67.Баулин Ю.В. Право граждан на задержание преступника. - Харьков: Издательское объединение «Вища школа», 1986. - 158 с.

175

68.Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. - М: Юрид. лит., 1991.

69.Бекешко СП., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. - Минск: Вышэйшая школа, 1969. - 128 с.

70.Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 2: Частные криминалистические теории. - М.: Юристъ, 1997. - 464 с.

71.Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. - М.: Юристъ, 1997. - 480 с.

72.Библия: Книги священного писания Ветхого и Нового Завета. Канонические. Перепеч. с Синодального издания. - М.: Б.м.и., 1991. - 905/298 с.

73.Бирюков П.Н. Некоторые особенности расследования преступлений, совершаемых иностранными гражданами // Юридические записки. Вып. 7: Расследование преступлений: Вопросы теории и практики. - Воронеж: Изд-во Воронежского университета, 1997. С. 115-123.

74.Быстряков Е.Н. Некоторые вопросы характеристики первоначального этапа расследования умышленных убийств // Вопросы совершенствования предварительного следствия. - М.: Всес. Ин-т, 1983. С. 88-95.

75.Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы проведения следственных действий. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1977.

76.В ЦК КПСС // Правда. 1986. 23 октября.

77.В ЦК КПСС: о мерах по усилению борьбы с нетрудовыми доходами // Правда. 1986. 28 мая.

78.Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1978. - 72 с.

79.Васильев А.Н. Следственная тактика. - М.: Юрид. лит., 1976. -200 с.

176

80.Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. -М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. - 144 с.

81.Викторов Б.А. Неотвратимость наказания. - М.: Знание, 1972. -46 с.

82.Вопросы расследования преступлений: Справочное пособие / Под ред. А.Я.Качанова. Изд. 2-е- М.: Спарк, 1997. - 799 с.

83.Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений на предварительном следствии. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1976. - 208 с.

84.Галаган А.И. Особенности расследования органами внутренних дел общественно опасных деяний лиц, признаваемых невменяемыми. -Киев: Киевская ВШ МВД СССР, 1986. - 84 с.

85.Галкин И.С., Кочетков В.Г. Процессуальное положение подозреваемого. - М.: Юрид. лит., 1968. - 63 с.

86.Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. - Свердловск, 1975.

87.Гисси С.А., Соколовский Д.А. Дознание, его цели и способы производства. Руководство для чинов полиции. В двух частях. Часть вторая. - Казань: Типография М.А.Гладышевой, 1879. - 208 с.

88.Глушков А.И., Григорьев В.Н. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений // Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. А.Ф.Волынского. - М.: Закон и право, ЮНИТИ-ДАНА, 1999. С. 218-238.

89.Глушков А.И., Яковенко В.Е. Общие условия предварительного следствия: Лекция. - М.: ЮИ МВД РФ, 1996. 36 с.

90.Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Судебная этика. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1974.

177

91.Горяинов К.К., Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Комментарий. - М.: Новый Юрист, 1997.

92.Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. - М.: Учебно- консультационный центр «ЮрИнфоР», 1999. - 542 с.

93.Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого органами внутренних дел: Учебное пособие. - Ташкент: Ташкентская ВШ МВД СССР, 1989.— 121 с.

94.Григорьев В.Н. Некоторые процессуальные вопросы обнаружения преступлений, совершенных организованными группами в сфере экономики // Актуальные проблемы борьбы с коррупцией и организованной преступностью в сфере экономики: Материалы научно-практической конференции. Вып. 1.-М.: Московский институт МВД России, 1995.

95.Григорьев В.Н. О концепции возбуждения уголовного дела // Актуальные вопросы предварительного расследования: Межвузовский сборник научных трудов. - Волгоград: Волгоградский юридический институт, 1997. С. 24-26.

96.Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления: Учебное пособие. - Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1986. -88 с.

97.Григорьев В.Н. Первоначальные действия при обнаружении наркотических средств // Проблемы совершенствования борьбы с наркомани-ей: Материалы Всесоюзной научно-практической конференции. - Ташкент: Ташкентская высшая школа МВД СССР, 1989. С. 237-242.

98.Григорьев В.Н. Проблемы развития средств обнаружения признаков преступления // Пути совершенствования деятельности следственных аппаратов органов внутренних дел: Сборник научных трудов.- Ташкент: Ташкентская высшая школа МВД СССР, 1987. С. 40-52.

178 99.Григорьев В.Н. Рец. на кн.: Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М.: Юридическая литература, 1981. 128 с. // Правоведение. 1983. № 5. С. 108-109.

  1. Григорьев В.Н., Лобанов А.П. Уголовный процесс: Учебно- методическое пособие. - Тверь: Тверской государственный университет, 1996.-161 с.
  2. Григорьев В.Н., Шейфер С.А. К совершенствованию процессуальной формы задержания // Проблемы эффективности правового регулирования. - Куйбышев: Куйбышевский госуниверситет, 1978. С. 165-168.
  3. Григорьев В.Н., Шейфер С.А. Доказательственное значение протокола задержания подозреваемого // Труды Омской ВШМ МВД СССР. Вып. 21. - Омск: Омская ВШМ МВД СССР, 1976. С. 34-41.
  4. Громов В. Дознание и предварительное следствие. - М.: 1926.
  5. Громов Н.А. Уголовный процесс России: Учебное пособие. - М.:Юристъ, 1998.-552 с.
  6. Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. - М.: Юрид. лит., 1976.-142 с.
  7. Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания: Учебное пособие. - М.: Академия МВД СССР, 1980. - 90 с.
  8. Гуткин И.М. Органы дознания и предварительного следствия системы МВД и их взаимодействие. - М.: Академия МВД СССР, 1973.
  9. Гуляев А.П., Данилюк С.А., Забарин С.Н. Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступления. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1988.
  10. Гуляев А.П., Комаров Б.В., Маливкин СМ. Комментарий к Положению о порядке кратковременного задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления. - М.: Юрид. лит., 1982. - 56 с.

179

  1. Давыдов П.М., Якимов П.П. Применение мер процессуального принуждения по Основам уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. - Свердловск: Свердловский юрид. инт-т, 1961.- 119 с.
  2. Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. - Л.: Изд- во Ленинградского ун-та, 1982- 112 с.
  3. Демин Ю.Г. Статус дипломатических представительств и их персонала: Учебное пособие. - М.: Международные отношения, 1995. -208 с.
  4. Денежкин Б.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе.
    • Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1982.
  5. Дознание в органах внутренних дел / Под ред. А.А.Чувилева. - М.: МВШМ МВД СССР, 1986. - 148 с.
  6. Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. - М.: Спарк, 1996.
  7. Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя. - Киев: Наукова Думка, 1984. - 183 с.
  8. Дубинский А.Я. Некоторые вопросы правовой регламентации задержания подозреваемого в совершении преступления // Материалы теоретической конференции по итогам научно- исследовательской работы профессорско-преподавательского состава за 1972 год. - Киев: Киевская ВШ МВД СССР, 1973. С. 87-92.
  9. Дубинский А.Я. Производство предварительного расследования органами внутренних дел: Учебное пособие. - Киев: Киевская ВШ МВД СССР, 1987.-84 с.
  10. Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. - Минск: Изд-во «Вышэйшая школа», 1971.- 272 с.
  11. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. - М.: Госюриздат, 1961.-207 с.

180

  1. Закатов А.А. Криминалистическое учение о розыске. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1988.
  2. Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность (Вопросы теории и практики). - Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1981.- 136 с.
  3. Зинченко И.А. Вопросы дознания по делам, по которым предварительное следствие обязательно // Проблемы первоначального этапа расследования: Сборник научных трудов. - Ташкент: Ташкентская ВШ МВД СССР, 1986. С. 24-30.
  4. Зорин Г.А. Эвристические методы формирования стратегии и тактики следственной деятельности. - Гродно, 1991.
  5. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе (методические рекомендации) // Информационный бюллетень Следственного комитета МВД РФ.
  6. № 3 (76).
  7. Кагин Е.К. Роль следственной ситуации в повышении эффективности розыска // Тактические операции и эффективность расследования. - Свердловск, 1986.
  8. Карнеева Л.М. Доказывание при отказе в возбуждении уголовного дела // Сов. гос. и право. 1975. № 2. С. 93-98.
  9. Карелов Ю.Д. Использование оперативно-розыскной информации при принятии решения о производстве следственных действий // Актуальные проблемы совершенствования производства следственных действий. - Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1982.
  10. Карнеева Л.М. Тактические основы организации и производства допроса в стадии расследования. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1976.
  11. Карнеева Л.М. Тактические приемы допроса обвиняемых. // Труды Высшей школы МВД СССР. 1971. № 32.

181

  1. Карпец И.И. Проблема преступности. - М., 1969.
  2. Келина С.Г., Кудрявцев В.Н. Принципы советского уголовного права. -М.: Наука, 1988. - 176 с.
  3. Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. -М: Юристъ, 1995. 128 с.
  4. Клюков Е.М. Мера процессуального принуждения. - Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1974. - 112 с.
  5. Комментарий к Закону о прокуратуре СССР / Под ред. А.М.Рекункова. -М.: Юрид. лит., 1984.
  6. Комментарий к Кодексу РСФСР об административных правонарушениях / Под ред. И.И.Веремеенко, Н.Г.Салищевой, М.С.Студеникиной. - М.: ООО «Издательство ПРОСПЕКТ№, 1997. - 832 с.
  7. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть / Под ред. Ю.И.Скуратова и В.М.Лебедева. - М.: Издательская группа ИНФА М-НОРМА, 1996. - 320 с.
  8. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. А.М.Рекункова, А.К.Орлова. - М.: Юрид. лит., 1985.
  9. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.Т.Томина. 3-е изд. - М.: Юрайт, 1999. - 730 с.
  10. Комментарий к Федеральному закону «О прокуратуре России-
  11. *

ской Федерации» / Под ред. Ю.И.Скуратова. - М.: Изд-во НОРМА, 1996. -736 с.

  1. Комментарий к Федеральному закону о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений / Под ред. П.Г.Мищенкова. - М.: Изд-во БЕК, 1996. - 234 с.

182

  1. Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно- розыскной деятельности» / Отв. ред. А.Ю.Шумилов. - М: Вердикт- 1М, 1997.-208 с.
  2. Коновалов Е.Ф. Розыскная деятельность следователя. - М, 1973.
  3. Коновалов Е.Ф. Тактические приемы розыска скрывшихся преступников и факторы, определяющие их выбор следователем // Сб. статей. -М., 1973, вып. 1.
  4. Конституция Российской Федерации: Комментарий / Под ред. Б.Н.Топорнина, Ю.М.Батурина, Р.Г.Орехова. - М., 1994.
  5. Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А.Пашин.- М.: Изд-во Республика, 1992. - 111 с.
  6. Коран / Перевод и комментарии И.Ю.Крючковского. - М.: Изд- во Восточной лит-ры, 1963. - 715 с.
  7. Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1978.- 137 с.
  8. Короткий Н.Н. Процессуальные гарантии неприкосновенности личности подозреваемого и обвиняемого в стадии предварительного расследования - М.: ВНИИ МВД СССР, 1981. - 96 с.
  9. Криминалистика: Учебник / Под ред. А.Н.Васильева. 3-е изд. - М.: Изд-во Московского университета, 1980. - 496 с.
  10. Криминалистика: Учебник / Под ред. И.Ф.Крылова. - Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1976. - 592 с.
  11. Криминалистика: Учебник для вузов МВД России. Т. 2; Техника, тактика, организация и методика расследования преступлений / Отв. Ред. Б.П.Смагоринский. - Волгоград: ВСШ МВД России, 1994. - 560 с.

183

  1. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. - М: Новый Юрист, 1997.-400 с.
  2. Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Розыск. Дознание. Следствие: Учебное пособие. - Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1984. - 216 с.
  3. Кругликов А.П. Правовое положение органов и лиц, производящих дознание, в советском уголовном процессе. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1986. -
  4. Кудинов Л. Задержание подозреваемого // Социалистическая законность. 1979 № 4. С. 57.
  5. Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1983. - 116 с.
  6. Куклин В.И. Неотложные следственные действия. - Казань: Изд- во Казанского ун-та, 1967.- 142 с.
  7. Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д.Бойкова И.И.Карпеца. - М: Юридическая литература, 1989. - 640 с.
  8. Ларин A.M. Уголовный процесс: структура права и структура законодательства. - М.: Наука, 1985. - 240 с.
  9. Лекарь А.Г., Безруких Р.К. Организационно-тактические основы раскрытия преступлений. - М., 1977.
  10. Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном про- цессе. - М.: Юрид. лит., 1964. - 139 с.
  11. Ломовский В.Д. О понятии и содержании прокурорской проверки // Правоведение. 1988. № 5. С. 90-95.
  12. Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. -М.: Юрид. лит., 1973. - 216 с.

184

  1. Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. - Нижний Новгород: НВШ МВД РФ,
  2. -224 с.
  3. Материалы XXVII съезда КПСС. - М.: Политиздат, 1986.
  4. Матусовский Г.А., Сущенко В.Н. Организация работы аппаратов дознания и предварительного следствия органов внутренних дел. -Харьков, 1983.
  5. Меретуков Г.М., Дармилов A.M. Реализация материалов оперативных разработок и использование в качестве доказательств результатов оперативно-розыскных мероприятий по делам о незаконном обороте наркотиков: Учебно-практическое пособие. - Краснодар: КЮИ МВД РФ, 1997.-45 с.
  6. Масленникова Л. Проверочные действия в стадии возбуждения уголовного дела // Социалистическая законность. 1989. № 6. С. 48-49.
  7. Махов В.Н., Пешков М.А. Уголовный процесс США (досудебные стадии): Учебное пособие. - М.: ЗАО «Бизнес-школа «Интел-Синтез», 1998.-208 с.
  8. Методические рекомендации «Реализация материалов оперативных разработок и использование в качестве доказательств результатов оперативно-розыскных мероприятий» (извлечение) // Информационный бюллетень Следственного комитета МВД РФ.
  9. № 2 (83). С. 4-15.
  10. Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия: Учебно-практическое пособие. - М.: Изд-во «Щит-М», 1999.-80 с.
  11. Мирский Д.Я. Правовая природа задержания лица, подозреваемого в совершении преступления // Труды Иркутского ун- та. Серия юрид. Т. 45, вып. 8, ч. 4. - Иркутск: Иркутский гос. ун-т,
  12. С. 294-301.

185

  1. Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1975. - 152 с.
  2. Михайлов В.А. Уголовно-процессуальные меры пресечения в судопроизводстве Российской Федерации. - М.: Институт защиты предпринимателя, 1997. - 644 с.
  3. Михайлов В.И. Контролируемая поставка как оперативно- розыскная операция: Учебно-практическое пособие. - М.: Издатель Шумилова И.И., 1998.-96 с.
  4. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). -М.: Спарк,
  5. 126 с.
  6. Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.П.Божьева.- М.: СПАРК, 1995.-613 с.
  7. Николайчик В.М. Уголовный процесс США. - М.: Наука, 1981.- 224 с.
  8. Нургалиев Б.М. Организованная преступная деятельность. - Караганда, 1997.
  9. Основы борьбы с организованной преступностью / Колл. авторов. -М, 1996.
  10. Остроумов С, Панченко С. Критерии оценки раскрытия преступлений // Соц. законность. 1976. № 9. С. 51.
  11. Павлов Н.Е. Возбуждение уголовного производства: Лекция. - М.: Академия МВД РФ, 1992. - 42 с.
  12. Павлов Н.Е. Органы предварительного расследования: Лекция.
    • М.: Московский институт МВД России, 1994.
  13. Пека Ю. Некоторые спорные вопросы задержания подозреваемого // Ученые записки Латвийского ун-та. Т. 188. - Рига: Латвийский гос. ун-т, 1973. С. 104-113.

186

  1. Пека Ю.Э. О сроках задержания подозреваемого // Ученые записки Латвийского ун-та. Т. 241. Рига: Латвийский гос. ун-т, 1975. С. 123-127.
  2. Петрухин И.Л. Задержание // Проблемы кодификации уголовно- процессуального права. - М.: ИГПАН СССР, 1987. С. 51-65.
  3. Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. - М.: Наука, 1989. - 256 с.
  4. Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. - М.: Наука, 1985. - 240 с.
  5. Попов В.И. Розыскная деятельность в системе уголовного процесса и криминалистики // Ученые записки КазГУ. - Алма-Ата, 1970. Т. 10. Вып. 10.
  6. Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. - Минск, 1973.
  7. Проблемы кодификации уголовно-процессуального права / Под ред. В.М.Савицкого. - М.: Наука, 1987. - 131 с.
  8. Полянский Н.Н. Новая редакция уголовно-процессуального кодекса. -М.: 1925.
  9. Похмелкин В.А. Задержание по советскому уголовно- процессуальному законодательству// Сов. гос. и право. 1958. № 12. С. 102-107.
  10. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М.: ВШ МВД СССР, 1967.
  11. Руководство по расследованию преступлений. - М., 1976, 1981.
  12. Рыжаков А.П. Меры пресечения. - М.: Информационно- издательский дом «Филинъ», 1997. - 176 с.
  13. Рыжаков А.П. Органы дознания в уголовном процессе. - М.: Городец, 1999.-360 с.

187

  1. Рыжаков А.П. Предварительное расследование. - М: Информационно-издательский дом «Филинъ», 1997. - 216 с.
  2. Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. Тула: Б.н.и., 1996. - 320 с.
  3. Рыжаков А.П. Уголовный процесс: возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела. - Тула: Б.н.и., 1996. - 320 с.
  4. Рыжаков А.П., Сергеев А.И. Субъекты уголовного процесса. - Тула: Б.н.и., 1996. - 320 с.
  5. Савицкий В.М. Надо ли реформировать стадию возбуждения уголовного дела? // Советское государство и право. 1974. № 8. С. 84.
  6. Савицкий В.М. Новый УК и старый УПК: проблемы взаимодействия // Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М.: Издательство БЕК, 1997. С. XXIX-XLIV
  7. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. - М.: Наука, 1975. - 384 с.
  8. Сергеев А.И. Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступления, по советскому уголовно-процессуальному закону. - Горький: Горьковская ВШ МВД СССР, 1976. - 32 с.
  9. Сигалов Л.Е. О возможности совершения некоторых следственных действии до возбуждения уголовного дела // Сборник аспирантских работ Свердловского юрид. ин-та. Вып. 9. - Свердловск: Свердлов-ский юрид. ин-т, 1969. С. 165-171.
  10. Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. -М.: Российское право, 1992. - 176 с.
  11. Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности). - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1984.-240 с.

188

  1. Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности). Изд. 2-е / Под ред. Б.П.Смагоринского. - М.: УМЦ при ГУК МВД РФ, 1994. - 243 с.
  2. Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности / Под ред. В.М.Савицкого. - М.: Наука, 1979. - 320 с.
  3. Советский уголовный процесс: Учебник / Под ред. Д.С.Карева. - М.: Юрид. лит., 1975- 568 с.
  4. Советский уголовный процесс: Учебник / Под ред. С.В.Бородина. - М.: Академия МВД СССР, 1982. - 579 с.
  5. Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А.М.Прохоров; редкол.: А.А.Гусев и др. Изд. 4-е. - М.: Сов. Энциклопедия, 1987.-1600 с.
  6. Справочник следователя (Практическая криминалистика: следственные действия). Выпуск первый. - М.: Юрид. лит., 1990. - 288 с.
  7. Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. - Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1972.-142 с.
  8. Суворов М.И. Проблема неотвратимости ответственности за преступление в уголовном судопроизводстве // Проблемы неотвратимости ответственности в уголовном праве и процессе: Сборник научных трудов. -Калинин: КГУ, 1984. С. 3-19.
  9. ё

  10. Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В.Жогина. -М.: Юрид. лит., 1973.
  11. Толеубекова Б.Х. Уголовно-процессуальное право Республики Казахстан. - Караганда: Карагандинская ВШ МВД Республики Казахстан, 1994.-197 с.

189

  1. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель / Под ред. В.М.Савицкого. - М. ИГПАН, 1990.-317 с.
  2. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. П.А.Лупинской. Изд. 2-е. - М.: Юристъ, 1997. - 592 с.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Узбекистан. - Ташкент: Адолат, 1995. - 284 с.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Законопроект // Юридический вестник. 1995. № 31.
  5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Проект. - М.: Министерство юстиции Российской Федерации, 1994. - 284 с.
  6. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Общий комментарий изменений и дополнений проф. В.Н.Григорьева и А.П.Гуляева. - М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1997. - 320 с.
  7. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. К.Ф.Гуценко. Изд. 2-е - М.: Зерцало, 1998. - 576 с.
  8. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. Н.С.Алексеева, В.З.Лукашевича, П.С.Элькинд. - М.: Юрид. лит., 1972. - 584 с.
  9. Уголовный процесс в европейских государствах / Под ред. В.П.Божьева. - М.: Юрид. лит., 1978. - 360 с.
  10. Уголовный процесс МНР. - М.: Юрид. лит., 1974. - 328 с.
  11. Учебник уголовного права. Общая часть / Под ред. В.Н.Кудрявцева и А.В.Наумова. - М.: Изд-во СПАРК, 1996. - 412 с.
  12. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Научно-практический комментарий / Под ред. В.В.Николюка и др. - Омск: Омский юридический институт МВД России, 1999. - 180 с.

190

  1. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Научно-практический комментарий / Под ред. И.Н.Зубова. - М.: Спарк, 1999.-198 с.
  2. Франк Л.В. Задержание и арест подозреваемого в советском уголовном процессе (Уголовно-процессуальное и криминалистическое исследование). - Душанбе: Таджикский гос. ун-т, 1963. - 263 с.
  3. Фуфыгин Б.В. О доказательственном значении протокола задержания подозреваемого // Проблемы совершенствования тактики и методики расследования преступлений: Сборник научных трудов Иркутского ун-та. Вып. 15. - Иркутск: Иркутский госуниверситет, 1980. С. 92-100.
  4. Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлениях: Монография. - М.: ЮИ МВД РФ, 1997. 139 с.
  5. Химичева О.В. Судебный контроль за процессуальными действиями и оперативно-розыскными мероприятиями (досудебное производство): Учебное пособие. - М.: ЮИ МВД России, 1998. 72 с.
  6. Химичева О.В., Данилова Р.В. Допустимость доказательств в уголовном процессе (по материалам уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными группами). - М.: МИ МВД России,
  7. 75 с.
  8. Чувилев А. Анализ статистических данных о законности задержания подозреваемых // Социалистическая законность. 1973. №
  9. С. 65-67.
  10. Чувилев А.А. Взаимодействие следователя органов внутренних дел с милицией: Учебное пособие. - М.: МВШМ МВД СССР, 1981. -80 с.
  11. Шейфер С. Доказательственное значение задержания подозреваемого // Социалистическая законность. 1972. № 3. С. 55-56.

191

  1. Шейфер С.А. О познавательной сущности и пределах применения проверки показаний на месте // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 28. - М.: Юрид. лит., 1978.
  2. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. -М.: Юрид. лит., 1981. - 128 с.
  3. Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1986. - 172 с.
  4. Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе: Учебное пособие. - М.: ВЮЗИ, 1972. -131 с.
  5. Шундиков В.Д. Принцип непосредственности при расследовании и рассмотрении уголовного дела. - Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1974. - 160 с.
  6. Эйсман А.А. Структура и логические свойства норм, регулирующих собирание доказательств на предварительном следствии // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 25. - М: Юрид. лит., 1976. С. 105-126.
  7. Элькинд П.С. Категории «содержание» и «форма» в системе уголовно-процессуального регулирования // Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1979. С. 34-45.
  8. Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно- процессуального права. -М.: Юрид. лит., 1967. - 192 с.
  9. Юридическая процессуальная форма. Теория и практика / Под ред. П.Е.Недбайло и В.М.Горшенева. -М.: Юрид. лит., 1976. - 280 с.
  10. Яковенко В.Е. Взаимодействие следователей с работниками ГАИ при расследовании дел о дорожно-транспортных происшествиях: Учебное пособие. - М.: ЮИ МВД России, 1996. - 50 с.

192 Диссертации, авторефераты диссертаций

  1. Белоносов В.О. Теория и практика применения аналогии в уголовном судопроизводстве: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Саратов: Саратовский юрид. ин-т, 1998. - 24 с.
  2. Голубев В.В. Использование оперативно-розыскных данных при расследовании преступлений, связанных с коррупцией должностных лиц: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М.: Академия МВД России, 1996.-24 с.
  3. Григорьев В.Н. Непосредственное обнаружение признаков преступления органом дознания, следователем, прокурором, судом: Дисс. … канд. юрид. наук. - Л.: Ленинградский государственный университет, 1982.-269 с.
  4. Диденко В.И. Использование следователем фактических данных, полученных в результате применения в оперативно-розыскной деятельности аудио- и видеозаписи, фото- и киносъемки: Дисс. … канд. юрид. наук. - М.: ЮИ МВД РФ, 1995. - 202 с.
  5. Зайковский В.Н. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности в ходе доказывания по уголовному делу: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Санкт-Петербург: Санкт- Петербургский государственный университет, 1996.-21 с.
  6. *

  7. Земскова А.В. Правовые проблемы использования результатов оперативно-розыскных мероприятий в уголовно-процессуальном доказывании: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М.: МЮИ МВД России, 1998.-20 с.
  8. Копылова О.П. Проверка заявлений и сообщений о преступлениях: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Санкт- Петербург: Санкт-Петербургский университет МВД России, 1999. - 21 с.

193

  1. Меликян М.Н. Процессуальные и криминалистические аспекты предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Краснодар: Кубанский государственный университет, 1998. - 28 с.
  2. Попов Н.М. Оперативное обеспечение досудебной подготовки в уголовном судопроизводстзе России: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Нижний Новгород: Нижегородский юридический институт МВД РФ, 1997.-21 с.
  3. Третьяков В.И. Участие защитника при проведении следственных действий и в судебном производстве (процессуальные и тактические аспекты): Дисс. … канд. юрид. наук. - Краснодар: Краснодарский юридический институт МВД РФ, 1998. - 248 с.
  4. Удовыдченко М.А. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности в расследовании преступлений (криминалистиче-ский аспект): Дисс. … канд. юрид. наук. - М.: Юридический институт МВД России, 1999.
  5. Цопанова И.Г. Возбуждение уголовных дел по контрабанде наркотических средств (по материалам Государственного таможенного комитета Российской Федерации): Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М.: Российская таможенная академия, 1999. - 28 с.
  6. Шишков А.А. Теоретические основы уголовно-процессуальной деятельности подразделений по борьбе с организованной преступностью органов внутренних дел: Автореф. … дисс. канд. юрид. наук. - М.: Московский институт МВД России, 1999. - 23 с.
  7. Яшин В.Н. Предварительная проверка первичных материалов о преступлении: Дисс. … канд. юрид. наук. - М.: Юридический институт МВД России, 1999.210 с.