lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Фоков, Анатолий Павлович. - Проблемы судебного контроля за исполнением законов на стадии предварительного расследования: Сравнительный анализ российского и французского законодательства : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2000 236 с. РГБ ОД, 61:01-12/169-5

Posted in:

ВСЕРОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ НАЛОГОВАЯ АКАДЕМИЯ МИНИСТЕРСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО НАЛОГАМ И СБОРАМ

На правах рукописи

Фоков Анатолий Павлович

Проблемы судебного контроля за исполнением законов на стадии предварительного расследования (сравнительный анализ российского и французского

законодательств)

Специальность: 12.00.09 - уголовный процесс; криминалистика; теория оперативно- розыскной деятельности.

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР, А.Д.Бойков

Москва-2000 г

2

Содержание

Введение 3

Глава 1 Становление и развитие института судебного контроля 16

$. 1 Место судебной власти в системе разделения властей 16

$.2 Генезис судебного контроля в уголовном судопроизводстве 34

Глава 2 Становление и развитие судебного контроля в отечественном уголовном судопроизводстве 50

$.1 Задачи и средства судебного контроля на стадии предварительного расследования в современной России 51

S.2 Механизмы судебного контроля на стадии предварительного расследования в реформируемой России 65

$.3 Значение решений Конституционного Суда Российской Федерации в реализации судебного контроля в уголовном судопроизводстве 86

Глава 3 Судебный контроль в системе судопроизводства Франции 121

$.1 Порядок осуществления судебного контроля в УПК Франции 121

$.2 Роль судебного контроля в защите прав и свобод граждан

Франции 139

Глава 4 Проблемы и возможности использования опыты Франции при совершенствовании института судебного контроля в реформируемой России 151

Заключение 175

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ 183

  1. Правовые акты и иные документы
  2. Монографии, книги, статьи
  3. Авторефераты
  4. Иностранные источники

3 Введение

Актуальность темы диссертационного исследования. Реформирование политических и социально-экономических отношений в России сопровождается усилением внимания к проблемам прав человека.

В статье 2 Конституции Российской Федерации подчеркнуто: “Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав человека и гражданина - обязанность государства”. Провозгласив этот фундаментальный принцип гражданского общества и правового государства, Основной Закон России одновременно определил и закрепил наиболее важные слагаемые правового механизма обеспечения, охраны названных ценностей личности, в котором особая роль принадлежит судебной власти, ее органам и институтам.

В статье 9 Декларации прав и свобод человека и гражданина закреплено положение о неприкосновенности частной жизни, тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. В ст. 22, 23 и 25 Конституции Российской Федерации не просто воспроизведены эти положения, но и подчеркнуто, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей, прослушивание телефонных переговоров и просмотр почтово-телеграфной корреспонденции допустимы не иначе, как на основании судебного решения. К подобного рода действиям правоохранительные органы вправе прибегать исключительно в ходе проведения оперативно- розыскных мероприятий и следственных действий. Только необходимостью быстрого раскрытия преступлений и борьбы с преступностью продиктовано в этих случаях ограничение прав и свобод человека и гражданина. Вводя контрольные полномочия суда в стадии предварительного расследования, авторы Основного Закона несомненно исходили из того, что судебная власть станет непреодолимым барьером на пути произвола органов следствия и оперативных служб, а любые их незаконные решения и действия по просьбе заинтересованных

4

лиц могут быть пересмотрены судом и в тех случаях, когда процессуальный закон не предусматривает их обязательной судебной проверки ‘.

В Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. полно и детально регламентируется порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Судебный контроль осуществляется , как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении 2.

К сожалению, конституционные нормы и нормы федеральных законов в реальной действительности соблюдаются не везде. Борьба с преступностью нередко сопровождается нарушением прав человека, причем нарушаются права не только подозреваемых и обвиняемых, но также заявителей, потерпевших, свидетелей и других лиц, оказавшихся в орбите уголовного процесса.

Исследователи отмечают, что нарушение прав личности предопределено уже тем, что в законе «Об оперативно-розыскной деятельности» имеется ряд очевидных отступлений от Конституции РФ, в результате чего «компетентные органы получили практически неограниченную возможность вторгаться в личную жизнь граждан, нарушая при этом их конституционные права и свободы, поскольку существующие в законодательстве перечни как «тяжких преступлений (ст. 15 УК РФ), так и противоправных деяний, по которым проведение предварительного следствия обязательно» (ст. 126 УПК РСФСР) весьма обширны, а на практике понятие «случаев, не терпящих отлагательства», трактуется весьма широко»3.

1 Конституция Российской Федерации. Ст. 46. - М., 1998. - С. 17.

2 См.: Закон «Об оперативно-розыскной деятельности». // Законность. 1995. № 12-С. 43-45.

3 Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования (сравнительно-правовое исследование). -Курск, 1997. - С. 27.

5 После принятия Конституции РФ прошло достаточно много лет, но

законодатель не привел УПК в соответствие с Основным Законом страны. В решениях Конституционного Суда РФ неоднократно отмечается несоответствие действующего УПК конституционным нормам.

В конце 1999 года международная правозащитная организация Human Righns Watch (“наблюдатели за соблюдением прав человека”) подготовила доклад под многозначительным названием “Признание любой ценой”. Основная тема доклада - “Пытки в российской милиции”. “Пытки в России приобрели сегодня размах эпидемии, - заявил Кеннет Росс, исполнительный директор Human Righns Watch, - степень тяжести совершенного задержанным преступления значения не имеет “. По оценкам некоторых российских экспертов, пытки или недозволенное обращение применяются в милиции к 50% задержанных. Одна из российских судей заявила американским правозащитникам на основании своего судебного опыта, что она оценивает вероятность применения пыток к обвиняемым в случае отказа признать свою вину примерно в 80% 4.

Во время посещения премьер-министром РФ В. Путиным Санкт- Петербургского следственного изолятора “Кресты” было отмечено, что уже сами условия содержания в наших следственных изоляторах ООН приравниваются к пыткам.

В 90-е годы много внимания уделялось вопросам судебной реформы, УПК РФ был дополнен статьями, регламентирующими целый ряд судебно-контрольных действий. Вместе с тем, как отметил А.Д. Бойков, судебная реформа в России осуществляется “спонтанно и противоречиво”5. Это делает чрезвычайно актуальным исследование всех проблем, связанных с совершенствованием правоохранительной практики вообще и с судебным контролем на стадии
предварительного расследования в частности.

4 См.: Голунов И. Признание любой ценой. // Новая газета. 1999. № 43.

5 См.: Бойков А.Д. Третья власть в России (Очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990 - 1996 гг.) - М., 1997. - С. 3.

6

Значительными являются и анализ генезиса судебной власти в России, и оценка ситуации, сложившейся в правоохранительной практике в конце 90-х годов, и осмысление опыта западных стран.

Степень разработанности проблемы.

Разные аспекты судебно-контрольной деятельности раскрыли в своих трудах А.Д. Бойков, И.Ф. Демидов, Г.Н. Козырев, Ю.В. КореневскиЙ, В.Н. Махов, А.И. Михайлова, Ю.К.Орлов, Н.В. Радутная, А.Б. Соловьев, М.Е. Токарева, Б.А. Филиппов, СП. Щерба, Н.А. Якубович, О.М. Ястребова и др.

Их заслуга заключается в анализе многих аспектов судебного контроля на стадии предварительного расследования, сопоставлении отечественной практики с опытом других стран.

В.П. Божьев, А.И. Гуткин, И.Ф. Демидов, З.Д. Еникеев, А.С. Кобликов, З.Ф. Коврига, В.М. Корнуков, И.Д. Перлов, И.Л. Петрухин, Н.Н. Полянский, В.М. Савицкий, М.С. Строгович, А.Я. Сухарев, B.C. Шадрин, А.А. Чувилев и др. рассмотрели выше названные проблемы в аспекте охраны свободы и неприкосновенности личности в уголовном процессе.

Во второй половине 90-х годов появлялись научные статьи и защищались диссертаций, в которых так или иначе рассматривались проблемы судебного контроля на стадии предварительного расследования 6. Особо следует отметить публикации и диссертацию Н.А. Колоколова 7.

Вообще в 90-е годы стали публиковаться научные появились работы,

6 Демидов И.Ф. Проблемы прав человека в современном уголовном процессе (концептуальное положение) Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук в форме научного доклада.-М., 1996; Иванова Т.Ю. Участие прокурора в доказывании на предварительном расследовании. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - М., 1999; Назаров А.Д. Проблемы следственных ошибок в досудебных стадиях уголовного процесса (на материалах средне - сибирского региона). Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - М., 1999.

См.: Колоколов Н.А. Судебная реформа: некоторые проблемы судоустройства уголовного права и процесса (сборник статей). - Курск, 1999; Он же. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: важная функция судебной власти. Автореф. дисс. канд. юр. наук. - М. 1998.

7 которые главным образом, концентрировали внимание на
анализе

российской ситуации в сопоставлении с опытом Западных
стран, в

частности Франции, которая исторически, по многим
аспектам

общественной жизни была близка к России.

Это мы можем увидеть в работах Г.В. Атаманчука, И.Н. Бачино,

Е.Ю. Егоровой, где проводится сравнительный анализ
российского и

французского законодательств в свете государственно-правовой защиты

культурных ценностей. В статьях и диссертации Е.В. Быковой рассмотрены

различные аспекты судебного контроля за
предварительным

расследованием во Франции, а Леоном Шанталем Амбасса проведено

сравнительно-правовое исследование проблем предварительного следствия

в уголовном процессе России и Франции 8.

Таким образом, проблемам судебного контроля на стадии

предварительного расследования, обеспечению прав личности в литературе

уделяется много внимания. Благодаря усилиям ученых достаточно прочно

утвердилась точка зрения о том, что в механизме охраны жизненных

ценностей и благ личности уже на досудебных стадиях уголовного процесса

центр тяжести переносится на установление
правоохранительной

деятельности судебной власти. Это значит, что судебный контроль на

предварительном расследовании носит гарантийный правоохранительный

характер, как в отношении человека и гражданина, так и правосудия по

уголовным делам, ибо призван устранить нарушения законности и таким

путем создать условия для нормального движения дела на последующих

этапах судопроизводства.

Несмотря на большое значение судебного контроля для науки и практики,

исследователями не были затронуты многие проблемы в этой области.

См.: Быкова Е.В. Судебный контроль за предварительным расследованием во Франции. Автореф. дисс. канд. юр-, наук. - М, 1996; Амбасса Леон Шанталь Предварительное следствие в уголовном процессе России и Франции. Автореф. дисс. канд. юр. наук. - М., 1999.

8 Например, недостаточно разработан вопрос о том,
насколько

регламентации российского уголовно-процессуального права о судебном

контроле на досудебных стадиях уголовного процесса
согласуется с

европейскими и международными стандартами.

Также в юридической литературе еще не нашли отражения ряд постановлений Конституционного Суда РФ, имеющих принципиальное значение как для уяснения механизмов и средств судебного контроля за законностью, объективностью и полнотой расследования, так и для теории уголовного процесса. Имеются ввиду постановления Конституционного Суда РФ последних лет.

Так, в постановлении Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. отмечается, что следует признать положение статьи 220.1 УПК РСФСР, ограничивающее круг лиц, имеющих право на судебное обжалование постановления о применении к ним в качестве меры пресечения заключения под стражу, только лицами, содержащимися под стражей, и связанное с ним положение статьи 220.2 УПК РСФСР о проверке законности и обоснованности применения заключения под стражу судом только по месту содержания лица под стражей не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статье 46 (части 1 и 2), а также статьям 19 (часть 1), 21 (часть 1), 22 (часть 1), 55 (часть 3)9.

В связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород Конституционный Суд РФ рассмотрел положение статей 232, 248 и 258 УПК РСФСР и отметил, что они не согласуются и со статьями статей 10 и 118 Конституции Российской Федерации, предусматривающими осуществление

государственной власти на основе разделения на
законодательную,

9 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. № 4- П «По делу о проверке конституционности статей 220.1 и 220.2 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна» // Собрание Законодательства РФ.- 1995. № 19. Ст. 1764.

9 исполнительную и судебную, а также обусловливающими недопустимость

возложения на судебную власть каких бы то ни было
функций,

несовместимых с ее исключительными прерогативами по осуществлению

правосудия10.

Такое толкование правомочий суда по возвращении дела для дополнительного расследования (в точном соответствии с буквальным смыслом статей 232 и 258 УПК РСФСР и их местом в системе уголовно-процессуального регулирования) дано в Постановлении № 84 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 8 декабря 1999 года «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования»”.

Вместе с тем, Конституционный Суд Российской Федерации Постановлением от 14 января 2000 года пришел к выводу, что суд не только не обязан, но и не правомочен возбуждать уголовное дело, в том числе в отношении лица, не привлеченного к уголовной ответственности, и применять к нему меру пресечения. При этом он исходил из того, что указанное правомочие суда противоречит его природе как органу правосудия, не обеспечивает его независимость, объективность и беспристрастность, а также соблюдение принципов
состязательности и

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 г. № 7-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород» // Вестник Конституционного Суда РФ, 1999, №4.

п См.: Постановление №84 Пленума Верховного Суда РФ от 8 декабря 1999 года «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования». //Законность. 2000. №2, -С.61-63.

10 равноправия сторон в уголовном судопроизводстве12. В его постановлении

от 29 апреля 1998 г. подчеркивается, что УПК РСФСР не предусматривает

обжалование в суд постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела,

что свидетельствует о несоответствии ст. 113 ч.4 УПК РСФСР Основному

Закону страны. До сих пор не выработана процедура
рассмотрения

подобных жалоб. Отсутствие детальной, предусматривающей различные

ситуации процедуры осуществления судом контрольной функции резко

снижает эффективность этого вида судебной деятельности, создает неверное

представление о ней13.

Все это свидетельствует о существенных изменениях во взаимоотношениях суда с органами предварительного расследования и прокурорского надзора и требует новых дополнительных исследований возникающих научных и практических вопросов.

Актуальность проблемы, ее недостаточная разработанность определили выбор темы диссертационного исследования, его цель и задачи.

Цель исследования: изучение проблем судебного контроля в стадии предварительного расследования с учетом изменяющегося уголовно- процессуального законодательства в России и Франции, сравнительный анализ соответствующего законодательства и определение на этой основе путей совершенствования контрольной судебной деятельности за соблюдением прав и свобод человека и гражданина при осуществлении предварительного расследования.

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. №1- П «По делу о проверке конституционности положений УПК РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобами гражданки И.П.Смирновой .//Российская газета.-2000.2 февраля

13 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 29 апреля 1998 г. №13-П «По делу о проверке конституционности части 4 ст.113, 232 Уголовно - процессуального кодекса РСФСР в связи с запросами Костомукшского городского суда Республики Карелия .//Российская газета. 1998. 7 мая.

11

В соответствии с этой целью в диссертации решаются следующие задачи:

• раскрывается сущность судебно-контрольной деятельности и ее взаимосвязь с функциями судебной власти, как в историческом аспекте, так и с учетом современного состояния; • • определяются линии взаимодействия между судебным контролем, прокурорским надзором и ведомственным контролем на стадии предварительного расследования; • • оцениваются сегодняшние проблемы судебного контроля в России с учетом реформирования уголовно - процессуального законодательства и решений Конституционного Суда Российской Федерации; • • проводится сравнительный анализ становления и развития судебного
контроля в России и Франции; • • определяются возможности и пути использования опыта Франции и ряда других западных стран в становлении и совершенствовании судебного контроля за исполнением законов на предварительном следствии. • Предметом диссертационного исследования является институт судебного контроля на стадии предварительного расследования, применение конституционного и уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего судебно-контрольную деятельность в стадии предварительного расследования в России и Франции.

Объектом исследования настоящей диссертации является теория и практика уголовно-процессуального законодательства России и Франции, регулирующих организацию и производство предварительного следствия по уголовным делам.

Методологические основы и методика исследования

Теоретической основой работы послужили достижения российской и французской науки уголовного процесса различных школ и направлений.

При работе над диссертацией автор опирался на труды названных

12 выше ученых, а также на работы философов, занимающихся проблемами

прав и свобод личности.

При написании диссертации автором широко использовались работы французских процессуалистов различных школ и направлений: Булока, Бузы, Жандидье, Левассера, Лемулана, Мерля, Праделя, Расса, Солона, Стефани, Эли и многих других. Помимо этого, диссертантом было тщательно изучено французское уголовно-процессуальное законодательство, как прошлого, так и настоящего времени.

При проведении научного исследования применялись сравнительно- правовой, конкретно-социологический, логический, исторический и статистический методы.

В диссертации анализируются нормы уголовно-процессуального законодательства, образующие правовой институт судебного контроля за законностью и обоснованностью задержания, ареста или продления срока содержания под стражей, проекты УПК, разработанные авторскими коллективами НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации, Министерства юстиции РФ и ГПУ при Президенте Российской федерации, а также Модельного УПК Межпарламентской ассамблеи стран СНГ.

Эмпирические исследования, положенные в основу работы, проводились путем исследования статистических данных по стране, изучения большого количества уголовных дел, опросов судей, прокуроров и работников следственных органов.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем комплексно рассмотрены актуальные проблемы судебного контроля на стадии предварительного расследования в России и Франции и на основе этого определяются возможности и пути совершенствования отечественной практики судебного контроля.

В работе критически рассмотрены и оценены высказанные
в юридической литературе, а также содержащиеся в проектах УПК РФ и

13 решениях Конституционного Суда РФ предложения по совершенствованию

института судебного контроля и его нормативном
закреплении;

исследованы особенности развития и становления института судебного

контроля за расследованием во Франции, обобщены
предлагаемые

французскими специалистами варианты наилучшего решения этой задачи.

В диссертации сформулирован ряд важных черт, присущих органам судебного контроля и делающих их столь значимыми для обеспечения надлежащего качества предварительного расследования преступлений как первой стадии уголовного процесса. В их числе: коллегиальность, постоянство действия, соблюдение принципов состязательности, презумпции невиновности, свободы информации.

Основные положения, выносимые на защиту:

• принцип разделения властей не должен препятствовать их тесному взаимодействию и достижению гуманистических целей, в числе которых: установление прочных юридических гарантий, защиты личности и интересов гражданского общества от произвола государственных органов и чиновников, обеспечение соответствия действий государственных органов конституционному принципу равенства граждан перед законом и судом; • • теория разделения властей увязана с функцией судебного контроля за соответствием законов Конституции РФ и за обеспечением прав и свобод личности и гражданина при реализации функции уголовного преследования; • • по своей природе контрольная деятельность суда является юрисдикционной, основана на процессуально - правовых и нравственных началах и направлена на разрешение юридических конфликтов, возникающих между гражданином и органами государственной власти, должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу; • • выделяются два этапа в развитии судебного контроля за обеспечением законности расследования- до реформ 90-х годов и с учетом судебно-правовой реформы; соответственно с качественными изменениями контроля выделяются его традиционные формы,
осуществлявшиеся в •

14 судебных стадиях процесса (последующий контроль), и новые
формы

параллельного (включенного) контроля, возникшие с дополнением УПК

РСФСР статьями 220.1, 220.2 и принятия Конституции 1993 года;

• становление института судебного контроля в России находится на этапе его совершенствования и эффективного наполнения. Для его развития необходимо критическое осмысление текущего законодательства и практики его применения, освоение опыта других стран, перенесение доказавших свою жизнеспособность форм и методов в конкретные социально-экономические реалии с учетом российской ментальности и правовых традиций; • • первый российский уголовно-процессуальный кодекс был разработан под прямым непосредственным влиянием французского уголовно- процессуального кодекса. В дальнейшем уголовно- процессуальное законодательство в России и Франции шло своими путями. Значительная часть изменений, внесенных во второй половине XX века в УПК Франции, была направлена на развитие таких институтов как дознание и предварительное следствие; • • правовое регулирование института судебного контроля на стадии предварительного следствия в Российской Федерации страдает недостатками, отрицательно сказывающимися на его эффективности. В связи с этим существует необходимость внесения изменений и дополнений в правовое содержание этого института с целью повышения его роли в обеспечении конституционных прав и свобод личности, защите общества; • • судебным органом конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющим судебную власть посредством конституционного судопроизводства, является Конституционный Суд РФ. Автором дается анализ решений Конституционного Суда РФ и их роли в определении возможностей судов общей юрисдикции в осуществлении контроля; • • в диссертации обосновывается ряд предложений по •

15 совершенствованию уголовно-процессуального законодательства,

взаимодействия судебного контроля и прокурорского надзора;

• практика совершенствования французского уголовно-

процессуального законодательства в определенной мере может быть учтена в России при разработке нового УПК. Автор считает перспективной идею внедрения в правила судебного контроля принципов коллегиальности и состязательности, присущих соответствующей судебной деятельности Франции. В этой связи обосновывается возможность введения фигуры следственного судьи, как направление специализации.

Практическое значение исследования выражается прежде всего в разработке конкретных предложений по совершенствованию института судебного контроля, а также в оценке возможностей применения опыта Франции в России.

В работе показывается, что многие черты уголовного процесса нашей страны в разные периоды исторического развития были переняты именно из уголовного процесса Франции.

Достигнутые результаты могут использоваться в практической деятельности института судебного контроля, а также служить исходным материалом для создания учебников и учебных пособий, реализоваться в преподавании уголовного процесса в юридических вузах.

Апробация результатов исследования осуществлена в публикациях автора, а также в его выступлениях на теоретико-методологических семинарах и конференциях, в студенческой аудитории.

Структура работы предопределена целями и задачами исследования, кругом проблем, включенных в разработку, а также уровнем, полнотой и качеством их разработанности в науке уголовно- процессуального права.

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и списка литературы.

16

Глава I Становление и развитие института судебного контроля

§1. Место судебной власти в системе разделения властей.

Сегодня можно считать основательно утвердившейся точку зрения о том, что судебная власть является самостоятельной ветвью государственной власти. В советский период, особенно на раннем его этапе, эта идея, как известно, отвергалась.

Работа судов была долгое время подчинена задаче рассмотрения гражданских и уголовных дел и хотя суды были ориентированы также на воспитательно-профилактические функции, все же суд фактически был звеном государственного аппарата, приспособленного, прежде всего к подавлению, о правозащитной функции суда в юридической литературе и на практике речь не шла.

Только с провозглашением идеи правового государства, с признанием в Конституции РФ судебной власти в качестве самостоятельной и независимой ветви государственной власти стала создаваться определенная теоретическая база, для расширения социальной роли суда, что постепенно нашло отражение в законодательстве.

Осознана необходимость выделения контрольной функции суда в сфере законотворчества и этим было предопределено создание Конституционного Суда РФ с соответствующими полномочиями.

Расширены полномочия суда по контролю за законностью на предварительном следствии. Однако для эффективного решения этих задач необходимо точно знать основы, фундамент, на которых базируется идея судебного контроля, осмыслить его генезис как социального института, занимающего особое место в осуществлении судом своей роли третьей власти в системе социального управления.

17 В литературе утвердилось мнение, что теория разделения властей,

обосновывающая необходимость выделения судебной власти
в

самостоятельную и независимую от законодательной и исполнительной

властей, возникла уже в античных государствах14. Мыслители того времени

выделили несколько обязательных признаков, согласно
которым

существуют относительно самостоятельные элементы
государства,

выполняющие внутри государства определенные функции; содержание их

деятельности определяется социальным расслоением общества.
Эти

подсистемы государства тесно взаимодействуют между собой, как помогая

друг другу, так и препятствуя в случае чрезмерного усиления одного из них;

все они осуществляют свою деятельность на основе законов.

И.Л. Петрухин предложил, что идеи о разделении властей в основе своей разработаны в трудах Аристотеля, Платона, Полибия, Эпикура и др., воплощены в судебной практике Античного мира, присутствуют в английской Великой хартии Вольностей 1215 года ,5.

П.М. Баренбойм, развивая идею о божественной природе судебной власти, обосновывает мнение о том, что доктрина разделении властей насчитывает три тысячи лет: от Ветхого Завета до наших дней. В подтверждение своих взглядов он приводит целый ряд аргументов, в том числе взятых из библии, различных научных трактатов, в которых изложены соответствующие положения и выводы ,6.

Вряд ли стоит оспаривать эту точку зрения. Непосредственно связанная с проблемами защиты прав личности идея судебного контроля за

14 См.: Колоколов Н.А. Судебный контроль: некоторые проблемы истории и современности. - Курск. Сеймъ, 1996; Масликов И.С. Судебная власть в системе разделения власти в свете Конституции Российской Федерации // Советская юстиция. 1989. № 8 Он же. Судебная власть в государственном механизме Российской Федерации. Автореф. дисс. канд. юр. наук. -М., 1997

15 Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. - М: Наука, 1991. - С.9.

16 См.: Баренбойм П. Божественная природа судебной власти // Российская юстиция. - 1996. - №1. - С.21-23.

18 правоприменением, безусловно, имеет нравственные аспекты и
уходит

корнями в далекое прошлое. Вместе с тем современное развитие идеи

судебного контроля тесно связано с более детальной
разработкой

мыслителями конца XVII - начала - XVIII веков этой идеи, превратив ее в

учение, которое мы по праву считаем классической теорией разделения

властей. Ее основоположники, в отличие от своих
предшественников

создали совершенно новое учение о разделении властей,
получившее

воплощение в конституционном законодательстве и
практике

государственного строительства многих стран мира. В системе факторов,

причинно обусловивших зарождение и развитие новой теории, прежде

всего, следует назвать исторический прогресс, который проявил себя в

переходе к более высокому уровню социальной и
государственной

организованности.

У истоков теории ‘разделения властей в классическом понимании этого учения, безусловно, был Джон Локк. Выступая против религиозного фанатизма различных сект, Локк настойчиво призывал к веротерпимости. Защите религиозной свободы он посвятил четыре письма о веротерпимости (1689, 1690, 1692, изд. 1706). В работе «Разумность христианства» («The reasonableness of Christianity», 1695) Локк в духе протестантизма старался отделить «подлинное» учение Христа от последующих видоизменений. Позиция Локка близка деизму, однако, он считает, что поскольку человеческий разум ограничен, христианство, даже разумное, нуждается в откровении и приобщении к божественному опыту “через его дух”.

Вопрос о природе моральных принципов Локк ставил в своих «опытах» о законе природы. Утверждения о том, что добро есть то, что доставляет или увеличивает удовольствие и уменьшает страдание, в достижении чего и заключается счастье, стремление к которому есть основание всякой свободы, Локк корректировал определением морального добра как подчинения человеческой воли закону, коренящемуся “в божественной воле, - истинной основе морали”.
В благоразумном и

19 благочестивом сознании в конечном счете достигается гармония между

личными и общественными интересами.

На этих философско-нравственных позициях базировались социально- политические взгляды Локка. Социально-политическая концепция Локка содержится в “Двух трактатах о правлении” (“Two treatises of government”,

1 *Ч

1690) . Первый трактат посвящен опровержению феодально- патриархальных взглядов Р. Филмера на божественное право абсолютизма королевской власти, второй - содержит теорию конституционной парламентарной монархии, по существу являясь оправданием и обоснованием социально-политического строя, утвердившегося в Англии после переворота 1688-89гг.. Неизбежность государственной власти Локк рисует с позиций теорий естественного права и “общественного договора”. В отличие от абсолютистской теории государства Гоббса, правительству, согласно Локку, передается только некоторая часть “естественных прав” (отправление правосудия, внешних сношений и т.п.) ради эффективной защиты всех остальных - свободы слова, веры и, прежде всего собственности. Законодательная власть в государстве должна быть отделена от исполнительной (включая судебную) и “федеративной” (внешние сношения), причем само правительство должно подчиняться закону. Народ остается безусловным сувереном и имеет право не поддерживать и даже свергнуть безответственное правительство.

Дж. Локк разработал также принципы естественного права, предложил тот естественно-правовой идеал, в котором выразились потребности набирающего силу буржуазного класса.

К неотчуждаемым правам человека, согласно Локку, принадлежат три основных права: на жизнь, свободу и собственность. Право на собственность у Локка, в сущности, тесно связано с высокой оценкой человеческого труда. Воззрения Локка близки к трудовой теории стоимости

1 *7

См.: Локк Дж. Сочинения в 3-х томах. - Т.З. - М.: Мысль, 1985. -С.341

20 А. Смита. Локк, как и представители классической
буржуазной

политэкономии, убежден в том, что собственность каждого человека есть

результат его труда. Правовое равенство индивидов является необходимым

следствием принятия трех неотчуждаемых прав. Как и
большинство

просветителей, Локк исходит из изолированных индивидов и их частных

интересов; правопорядок должен обеспечить возможность
получения

выгоды каждым, с тем, чтобы при этом соблюдались также свобода и

частный интерес всех остальных.

Необходимо подчеркнуть, что Дж. Локк, неоднократно касаясь вопросов о суде, все-таки не выделил судебную власть в отдельную, самостоятельную ветвь государственной власти. Он остановился лишь на характере взаимоотношений законодательной власти с судами, полагая, что законодатель не может брать на себя право повелевать посредством деспотических указов, наоборот, он обязан определить права подданных посредством провозглашаемых постоянных законов и известных уполномоченных на то судей. Однако роль последних в борьбе с преступностью и преступниками Дж. Локк недооценивал, придерживаясь вывода о том, что крупные преступники ненаказуемы, т.к. они слишком сильны для слабых рук правосудия

По мнению многих исследователей наиболее существенные аспекты доктрины разделения властей и роли их в судебной власти содержатся в трудах французских политических мыслителей Ш.Л. Монтескье и Ж.-Ж. Руссо.

Социальная позиция Ш. Монтескье, изложенная в его основном сочинении “О духе законов”, была выражением деистической онтологии, рассматривающей бога в качестве создателя, действовавшего, однако, по объективным законам материального мира. Критикуя форму правления, Ш. Монтескье принимал локковскую идеализацию монархическо-конституци-онного политического режима, осуществляющего разделение законодатель-

18См.: Там же. -С. 366.

21 ной, исполнительной и судебной власти. Отвергая догматы христианства,

религиозный фанатизм и инквизицию, стремление католической церкви к

светской власти, Монтескье развивал концепцию функциональной роли

религии, необходимой для поддержания общественного порядка и

сохранения нравственности

В плане нашего исследования представляет интерес работа Ш. Монтескье “О духе законов” и ее основной вывод: “В каждом государстве есть три рода власти: власть законодательная, власть исполнительная, ведающая вопросами гражданского права”. Эта власть карает за преступления и разрешает столкновения частных лиц, ее можно назвать судебной властью19. Выделение ее в самостоятельную ветвь государственной власти представляет собой существенный вклад Ш. Монтескье в развитие теории разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, благодаря которому доктрина обрела стройность и завершенность. Рассмотрение вопроса о судебной власти Ш. Монтескье предваряет несколькими существенными соображениями. В большинстве европейских государств установлен умеренный образ правления, благодаря которому государи, обладая законодательной и исполнительной властью, передают своим поданным отправление третьей. По своему предназначению судебная власть является регулирующей, она необходима для того, чтобы удержать от крайностей законодательную и исполнительную власти 20.

В отличие от своих предшественников Ш. Монтескье делает заметный шаг в направлении развития взглядов на функции и процедуры судебной власти. В частности, в отличие от Дж. Локка, в его наследии имеются идеи как о функциях законности, охраны прав и интересов гражданина, так и функциях правосудия, охраны свободы и безопасности личности, которые осуществляет “третья” власть. Свои суждения по данному вопросу мыслитель излагает в

Монтескье Ш.Л.. Избранные произведения. - М., 1955. - С. 290. См.: Монтескье Ш.Л. Указ соч. - С.294.

22 русле оригинальной характеристики судебных процедур как
гарантий

законности и прав человека, гражданина.

В трудах Ш. Монтескье много внимания уделяется разрешению конфликтов между гражданами, охране законности, безопасности, свобод и собственности личности. Эти функции третьей власти Монтескье раскрыл через призму судейских формальностей и судебных ошибок.

Если на судейские формальности смотреть как на препятствия, затрудняющие гражданину защиту своих прав и интересов, то, конечно, можно найти их слишком много, - писал Ш. Монтескье. Если же судейские формальности рассматривать с точки зрения их отношения к свободе и безопасности граждан, то найдем, что их слишком мало, поскольку “все затруднения, издержки, проволочки и сами ошибки правосудия являются той ценой, которую каждый гражданин оплачивает за свободу”21. В связи с этим Ш. Монтескье придавал особое значение судебным процедурам республики, где число их увеличивается с возрастанием уважения к чести, имуществу, жизни и свободе граждан22.

Значение теории Ш. Монтескье для развития нашей государственности достаточно полно анализируется в сегодняшней литературе 23. В литературе подчеркивается, что идея разделения властей в трудах Ш. Монтескье, как и в работах других мыслителей того периода, особенно у Ж.-Ж. Руссо, основывается на осознании необходимости ограничить монополию власти монарха, диктат абсолютизма. Вместе с тем следует осмыслить, что, акцентируя внимание на обоснованной Ш. Монтескье необходимости разделения государственной власти на составные части (ветви), исключающей узурпацию власти в одних руках, исследователи подчас забывают о том, что

21 Там же. - С.225

22 См.: Там же.

23 См., например: Барнашев Н.М. Теория разделения властей: становление, развитие, изменение. - Томск, 1988., Умнова И.А. Современная Российская модель разделения власти между Федерацией и ее субъектами. - М.: 1996. И др.

23 эти ветви - принадлежат одному дереву - государству и
поэтому

несостоятельны мысли об абсолютизации отдельных ветвей власти. Каждая из ветвей власти характеризует, а точнее - олицетворяет определенную сферу приложения властных полномочий. Признание наличия трех ветвей власти -это, по существу, признание правомерности, а скорее - необходимости специализации власти применительно к ведущим направлениям государственного строительства. Можно и нужно говорить о самостоятельности каждой ветви государственной власти. Однако самостоятельность на практике нередко воспринимается как автономность существования каждой ветви власти. А это, на наш взгляд, уже недопустимо. Обеспечение интересов государства достигается не обособленностью ветвей власти, не противостоянием ветвей власти, и тем более их открытой конфронтацией, а тесным взаимным сотрудничеством, точным исполнением каждой из ветвей власти своих функций. Объективная действительность такова, что все ветви власти нуждаются друг в друге, что они образуют законченное единство, именуемое государственной властью, только своей совокупностью, только выступая как элементы единой системы. Даже простое ослабление хотя бы одного такого элемента, способно привести к разрушению системы, параличу власти в целом, в лучшем же случае к существенному снижению ее дееспособности.

В основе правовых воззрений Ш. Монтескье лежит представление о справедливости и ее роли в жизни общества. Ш. Монтескье настаивал на примате справедливости над законодательством. В книге “О духе законов” он писал, что “законом, созданным людьми, должна была предшествовать возможность справедливых отношений…; отношения справедливости предшествуют установившему их положительному закону”24.

Ш. Монтескье подверг острой критике феодальную юстицию, систему средневекового законодательства, указывал на необходимость изменения законов, устанавливающих ответственность за преступления и
наказание

24 Монтескье Ш.Л.. Избранные произведения. - М., 1955. - С. 164.

24 должно быть соразмерно вине”25 , так кратко выразил он свое отношение к

этому вопросу.

Большой интерес представляют соображения Ш. Монтескье по вопросам уголовной политики, которые актуальны и поныне. Он высказывался в пользу более гуманной уголовной политики, за общее смягчение наказаний, указывал на связь уголовной политики с государственным строем.

Ш. Монтескье критиковал французское правосудие за применение пыток при допросе, за отказ от выслушивания свидетелей обвиняемого и т.п.

Ш. Монтескье выступил в своих работах как защитник презумпции невиновности; для осуществления своих идей. Ш. Монтескье рассчитывал на деятельность “просвещенного монарха” или “благоразумного государя”. Следует обратить внимание на исключительно глубокую мысль, высказанную Монтескье в книге “9 духе законов”. “Вникните в причины всякой распущенности, - писал он. - И вы увидите, что она проистекает от безнаказанности преступлений, а не от слабости наказаний” .

Многие идеи Ш. Монтескье были проанализированы в трудах другого французского мыслителя Ж.-Ж. Руссо, выступившего с критикой ряда позиций своего предшественника. Важное место в учении Руссо занимала проблема государственной власти. Руссо защищал мысль о неправомерности власти, которая ополчается против жизненных интересов народа, обосновывал право народа на революционное низвержение всякой антинародной власти. Идеалом Руссо была республика. Он уловил внутреннюю противоречивость развития цивилизации, в т.ч. буржуазной. Он безосновательно отрицал роль наук и искусств в улучшении нравов людей, но видел тяжкую цену прогресса для угнетенных классов. Эти и сходные идеи широко использовались Робеспьером и его единомышленниками, которые считали себя учениками и последователями Руссо, ставили перед собой задачу

25 Монтескье Ш. Персидские письма. - М., 1956. - С.223. Монтескье Ш.Л.. Избранные произведения. - М., 1955. - С. 233

25 реализации его основных идей: установления суверенитета
народа,

превращения государства в инструмент, обеспечивающий органичное слияние равенства и свободы. Если Монтескье рассматривал судебную власть как средство сдерживания законодательной и исполнительной властей от крайностей, то Руссо значительно полнее представлял спектр их взаимоотношений, а также более глубоко и обстоятельно исследовал существенные аспекты “третьей” власти, хотя и не употреблял этого выражения в своем основном труде “Общественный договор”.

В частности Руссо писал, что когда невозможно установить точное соотношение между составными частями государства или устранить причины, беспрестанно нарушающие эти отношения, тогда создают особую магистратуру, которая не входит в общий организм, но возвращает каждый его член в подлинные отношения: либо между государством и народом, либо между государством и сувереном, либо между обеими сторонами одновременно, если это необходимо.

Руссо одним из первых определил функциональную роль суда как гаранта неприкосновенности свободы человека. Он писал о праве арестованного на обжалование в суд примененного к нему ареста, о полномочиях суда проверить обоснованность ограничения свободы гражданина.

В целом, можно сказать, что Руссо критически развил взгляды Локка и Монтескье. Это стало основой стройной теории разделения властей в современном государстве. Труды этих трех великих мыслителей в совокупности представляют концепцию разделения властей, называемую классической. В их теоретическом наследии последовательно и во взаимной связи охарактеризованы судебные процедуры охраны жизни, свободы, интересов гражданина, то есть они увязаны с определенным направлением деятельности “третьей” власти.

26 Нельзя не согласиться с утверждением Н.А. Колоколова 27 о том, что

изучение трудов этих мыслителей позволяет нам прийти к выводу, что становление судебной власти в качестве самостоятельной ветви государственной власти обусловлено не неким божественным предначертанием, а

Ь кардинальными изменениями jt общественном устройстве при переходе от

одной исторической формации к другой, что проявляется, и первую очередь, в

более высоком уровне государственной организованности.

Подчеркнем, что основатели классической теории разделения властей в качестве одного из приоритетных направлений деятельности судебной власти выделяли - осуществление судом контроля за органами исполнительной власти при осуществлении ими правозащитной функции.

Подчеркнем, что контрольная функция судебной власти могла появиться только с разделением властей, идею которого разрабатывали Локк, Монтескье. Руссо. Основные положения основателей классической теории разделения властей нашли свое отражение и закрепление в конституционных актах ряда стран, принятых в XVIII веке. Многие из этих актов сохраняют свое действие и сегодня. Особое место среди них, по мнению Л.Н. Энтина, занимают Декларация независимости Североамериканских Соединенных Штатов от 4 июля 1776 г. и французская Декларация прав человека и гражданина 1789 года

«Все люди равны от рождения, - провозглашает Декларация, - все они наделены Творцом определенными неотъемлемыми правами; среди них право на жизнь, на свободу и на стремление к счастью». Только для ограждения и защиты этих и иных прав учреждается государство. Его власть оправданна и легитимна (правомерна), лишь если она служит
народу, существует и

См.: Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: важная функция судебной власти. Автореф. дисс. канд. юр. наук.-М. 1998.-С. 11

28 См.: Энтин Л.М. Разделение властей: опыт современных государств - М: Юридическая литература, 1995 - С. 6-7.

27 действует во имя защиты основных свобод. Как только государственная

власть перестает служить этой цели, служить интересам человека,
она

перестает быть легитимной. Оправданий для ее существования больше нет, а

это значит, что сопротивление подобной власти правомерно и необходимо.

Американская Декларация стала первым государственным документом, в котором, провозглашены идеи справедливости освободительной борьбы, противоправности антинародной власти и легитимности борьбы за ее свержение.

Идеи, положенные в основу американской Декларации, пришли преимущественно из Старого Света. Вполне естественно, что волна освободительных революций, начатая во Франции, несла те же идеи, которые вдохновляли борцов за свободу и в Новом Свете. Эти идеи легли в основу французской Декларации прав человека и гражданина 1789 года, которая начинается со слов: «Все люди рождаются свободными и равными в правах». Целью «любой политической ассоциации» (то есть государства) является ограждение «естественных и неотъемлемых прав человека». В небольшом по объему документе, состоящем всего из семнадцати статей, сконцентрированы самые важные идеи и принципы, не утратившие своего значения и по сегодняшний день. Декларация 1789 года является составной частью нынешней Конституции и действующего права Франции.

Особый интерес для выяснения того, как законодательно провозглашался и закреплялся принцип разделения властей, представляет ст. XVI Декларации. «Любое общество, в котором не обеспечено осуществление прав и не закреплено разделение властей, - гласит эта статья, - не имеет конституции».

Теория разделения властей получила реальное воплощение во многих странах мира. Эта теория — общедемократическая концепция, которая в той или иной степени может использоваться в странах с различным государственным устройством. До настоящего времени она является предметом изучения, поскольку меняется соотношение экономических
и

28 политических сил в обществе, уровень демократии, усложняется процесс

управления государством.

Теория разделения властей нашла своих сторонников и среди видных русских ученых конца XIX — начала XX века. Несмотря на различие взглядов, и подходов к рассматриваемому вопросу, большинство из них сходилось в том, что судебная власть должна быть самостоятельной, независимой от других ветвей власти. Все они вместе должны составлять единую государственную власть. Труды российских ученых характеризует детальная разработка вопроса судоустройства и судопроизводства. Некоторые положения имеют практическое значение и в наше время.

Разделение властей является одним из элементов правового государства, на создание которого ориентируется реформируемая Россия. Принцип разделения властей закреплен в ст. 10 Конституции РФ. Новым элементом российского конституционализма является введение понятий не только законодательной и исполнительной властей, но и власти судебной. По мнению профессора университета Париж-1 М. Лесажа выделение судебной власти в отдельную власть, на вершине которой находится Конституционный Суд Российской Федерации, - это весьма решительный шаг с точки зрения утверждения принципа разделения властей. Вместе с тем, подчеркнул он, в России еще не все поняли, что разделение властей «означает также их сотрудничество» 29.

В интервью главному редактору журнала «Государство и право» М. Лесаж подчеркнул, что главным для России является вопрос о концепции законодательной власти. Многие считают, отмечает он, что основная цель законодательной власти - производство законов. Между тем в Западной Европе от 70 до 90% законопроектов исходит от правительства, и никого это не шокирует. Закон создается для того, чтобы его применяли, и здесь не имеет значения, кто является инициатором подготовки его текста. Важна не только

См. : Интервью главного редактора с М. Лесажем, профессором университета Париж-1 // Государство и право. 1999. № 1- С. 14

29 законотворческая функция законодательного органа, но и
контрольная.

Действительно, законы будут лишь «мертвой буквой», если законодательный

орган, издавший его, или же законодательные органы на местах не будут

иметь возможность контролировать действия исполнительной
власти,

администрации, призванной реализовывать эти законы. В переходный период,

причем не только в России, но и в ряде других стран СНГ и Восточной

Европы, наметилась также тенденция перепоручить основную работу по

контролю за действиями администрации окружению президента. По мнению

М. Лесажа, - это пагубная политика, поскольку она во многом не позволяет

координировать работу министерств и палат парламента, замыкает
эту

деятельность в узком кругу ближайшего окружения президента. Поэтому

разделение властей предполагает и определенные механизмы
их

координации, что позволяет повышать эффективность каждой ветви власти и

в то же время эффективность законов30.

Эту и другие проблемы реализации в России идеи разделения властей давно отмечают ведущие отечественные правоведы. По мнению А.Д. Бойкова частое употребление словосочетания «судебная власть» наряду с такими традиционными понятиями как суд, судебная система или вместо них создает иллюзию того, что главная цель судебной реформы уже достигнута. «Судебная власть, - подчеркивал он, - реализовалась с очевидностью скорее в правовых актах, нежели в действительности, скорее в профессиональном правосознании юристов, нежели в обыденных представлениях граждан России. Качественных сдвигов в деятельности судов они не заметили, что не противоречит и объективному анализу результатов правоохранительной деятельности» 31 .

Следует отметить, что сложности реализации идеи разделения властей во многом объясняются тем, что эта идея сформулирована в Конституции РФ

JUCM. : Там же. С. 14

31 См.: Бойков А.Д. Третья власть в России (Очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990-1997.-С.83

30 несовершенным образом. Известно, что Основной Закон был доработан и

принят в спешном порядке после октябрьских событий 1993 г. Сразу

после утверждения Конституции в 1994 г. Президент России принял ряд

акций, фактически дискредитировавших судебную власть. В их числе -

приостановление деятельности Конституционного Суда под благовидным

предлогом обвинения его в «политизированности».

Принцип разделения властей в сегодняшней России признан, конституционно закреплен и в той или иной мере применяется в построении и функционировании государственных институтов. Однако необходимый для его полной реализации механизм сдержек и противовесов, позволяющий сбалансировать различные ветви власти и поставить эффективный заслон на пути к узурпации власти, еще находится в начальной стадии формирования. Его создание - одна из важных гарантий демократического развития России. Все еще традиционно слабым местом остается в России судебная власть. Декларированные Конституцией принципы судоустройства реализуются с трудом. И в данном случае, - как отмечает Л.М. Энтин, - ощущается противодействие и давление со стороны других ветвей власти, нередко все еще посягающих на независимость суда32.

Ряд положений Основного Закона в корне не соответствовал действующему в России уголовно-процессуальному кодексу. Предполагалось, что в оптимальные сроки это несоответствие будет устранено. Как сообщил и.о. Президента РФ В.В. Путин, выступая на совещании руководителей республиканских, краевых и областных судов, «Конституционный суд в России уже вынес четырнадцать постановлений о несоответствии Конституции отдельных положений уголовно- процессуального кодекса». Обратив внимание, что ощутимого прогресса здесь не предвидится, В.В. Путин поставил задачу «наконец реализовать в полном объеме такую конституционную норму, в соответствии с которой арест, заключение и

32 См. : Энтин Л.М. Разделение властей. Опыт современных государств. М. Юрид. Лит- ра ., - МЛ995.- С. 174.

31 содержание под стражей производятся только в соответствии с судебным

решением». Но в то же время подчеркнул. Что «это не значит, что прямо

сейчас это нужно сделать, но задуматься над этим мы должны» 33.

В этой связи нельзя не согласиться с А.Д. Бойковым, что объявить о создании судебной власти и создать ее - совсем не одно и то же. Ибо судебная власть - это не новая вывеска на существующей и даже усовершенствованной судебной системе. Создание судебной власти - это качественный скачок, означающий появление независимого, суверенного, равновеликого законодательной и исполнительной властям органа, осуществляющего наряду с правосудием по гражданским, уголовным и административным делам функцию конституционного контроля нормотворческой деятельности других ветвей власти и тем влияющего на обеспечение прав личности, интересов гражданского сообщества, демократических форм правления государства34.

Судебная власть - это особая форма деятельности государств, осуществляющая свои властные полномочия специально созданными государственными органами - судами, в строго установленной законом процессуальной форме в сфере защиты конституционного строя, прав и законных интересов человека и гражданина, государственных органов, предприятий, учреждений, организаций и иных объединений.

Уважение прав и свобод человека, обеспечение его безопасности, компенсация, ответственность должностных лиц, виновных в нарушении прав граждан, и т.д. - вот принципы, на основе которых возможно плодотворное взаимодействие государства и граждан в рамках уголовно- процессуального производства.

Судебная власть, как и любая форма государственной власти, имеет свои особенности. Она осуществляется специально созданными органами - судами, которые составляют единую судебную систему, на основе и строго в

33 См.: Новой России нужна сильная и независимая судебная власть. //Российская газета. 2000. 26 января - М., 1997 - С. 83-84.

34 См. : Бойков А.Д. Третья власть в России (Очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990 - 1996 гг.) - М., 1997. - С. 83 - 84.

32 соответствии с процессуальным законом; выполнение требований суда и

исполнение его решений обеспечивается силой государства; в осуществлении

правосудия принимают участие представители народа.

По своему предметному назначению судебная власть представляет конкретную форму деятельности государства в соответствующих сферах жизни общества. Потребность государства н судебной власти определяется как необходимостью разрешения постоянно возникающих споров, так и необходимостью защиты конституционного строя, прав и свобод, законных интересов человека и гражданского общества.

Демократическое общество заинтересовано в такой судебной власти, где судьи исполняют требования закона беспристрастно, в четко установленных рамках процедуры, соблюдая разумные сроки рассмотрения. Главная цель судебной власти - содействовать гражданам, их объединениям, включая экономические образования, государственным и общественным институтам в реализации законных прав. Весьма обоснованным, в этой связи, представляется вывод И.С. Масликова о том, что судебная власть ориентирована, прежде всего, на защиту прав и свобод граждан, их законных интересов, осуществляемую путем разрешения правовых споров и конфликтов, применяя в необходимых случаях меры государственного принуждения к лицам, посягающим на эти права. Своего рода совокупная компетенция органов судебной власти определяет место в системе единой государственной власти, выражает ее правовые возможности по осуществлению функций государства, определяет ее сферы воздействия, права и обязанности, пространственную и предметную направленность судебной деятельности, содержит ее цели и задачи35.

Реализация принципа разделения властей должна быть направлена на то, чтобы все разновидности государственной власти считали первоочередными гуманистические цели, в числе которых
установление

35 См.: Масликов И.С. Судебная власть в государственном механизме Российской Федерации Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - М., 1997 - С. 11.

33 прочных юридических гарантий, необходимых форм и процедур, в целях

социальной и правовой защиты личности от произвола государственных органов и чиновников, обеспечения соответствия действий государственных органов, равноправия граждан в обществе. В правовом государстве «основная функция судебной власти - правоохранительная; важнейший способ ее реализации - правосудие, осуществляемое специально созданными государственными органами в строго определенной процессуальной форме. Решения органов судебной власти общеобязательны, они имеют силу закона и обеспечены принудительным исполнением» 36.

Эта основная функция реализуется через три других, которые можно назвать подфункциями основной. В литературе их нередко называют основными 37. В их числе:

• рассмотрение и разрешение в пределах своей компетенции гражданских, уголовных, административных и иных дел; • • охраны правопорядка, различных форм собственности, обеспечение судебной защиты политических, экономических, социальных и иных прав, свобод человека и гражданина; • • воспитание правовой культуры, уважительного отношения к правам человека, нормам общественной морали, профилактика девиантного (т.е. отклоняющегося от нормы) поведения. • Разделение государственной власти на три ее составляющие, каждая из которых действует самостоятельно, повышает значимость еще одной весьма специфической функции суда - контрольной. Независимость судебной власти, разносторонность ее деятельности обусловливают необходимость по-новому сформулировать и закрепить в законах полномочия суда вообще и в контрольной деятельности в частности. Для обеспечения этого необходим

Ju См. : Там же. - С.84.

Колоколов Н.А. Судебный контроль на предварительном расследовании - Курск, 1997. - С. 18.

34 всесторонний научный анализ становления института судебного контроля и

проблем, возникающих в процессе его развития.

Проведенный анализ развития идеи разделения властей показал, что во взаимодействии ветвей власти реализуется принцип сдержек и противовесов, у судебной власти появляется реальная возможность влиять на другие ветви.

В действующей Конституции Российской Федерации эта возможность закреплена, в частности в статье 46, « решения и действия (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общест-венные объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд »

Кроме этого, судебная власть осуществляет контроля за конституционностью законодательства и процессуальный контроль в сфере уголовного судопроизводства.

§2. Генезис судебного контроля в уголовном судопроизводстве.

Для выработки научно-обоснованных путей и способов совершенствования любого социального института, которым является и судебный контроль, важно знать историю его становления, а также проблемы, возникающие при его совершенствовании. Поэтому в плане решения задач нашего исследования важным представляется проанализировать генезис судебного контроля, т.е. возникновение (зарождение) и последующий процесс развития, приводящий к определенному состоянию данного социального института.

Несомненный интерес для решения проблем совершенствования института судебного контроля реформируемой России имеет опыт Франции. Это обусловлено не только тем, что именно во Франции развивались идеи разделения властей, формировалась концепция прав и свобод личности, ставшая, как отмечалось выше, базой, фундаментом Американской Декларации Независимости - первого
государственного документа,

38 См. : Конституция Российской Федерации. М, 1998., - С 17.

35 защищающего каждого конкретного гражданина. Исторически так сложилось,

что Франция и Россия, несмотря на известное противостояние, вылившееся в

первую Отечественную войну, имели общие интересы, решали
сходные

политические и социальные проблемы. Достаточно вспомнить то, что в

начале XIX века для российской элиты французский язык был не просто

обязательным, но и для многих основным. Русские дворяне находились в

тесных связях с французскими, многие из них считали Наполеона Бонапарта

своим кумиром и т. п. Взаимосвязь российских и французских интересов

сохранилась, в последующем, вплоть до сегодняшнего времени обе страны

решали ряд общих проблем, в том числе и в сфере совершенствования

законодательства 39. Развивающемуся в России институту судебного контроля

предстоит функционировать в условиях рыночных отношений, которые давно

стали основными для Франции. Именно поэтому французский опыт имеет как

теоретическое, так и практическое значение.

Основополагающими принципами уголовного процесса во Франции является Декларация прав человека и гражданина 1789 г., основные положения которой по-прежнему актуальны, как и 200 лет тому назад, и, более того, стали частью французской конституции - Основного закона государства. Именно эти положения содержат не только процессуальные гарантии, но и идею самостоятельности правосудия и его роли в качестве гаранта прав и свобод гражданина. Почти в каждом пункте Декларации содержатся положения, прямо или косвенно затрагивающие проблемы уголовного процесса, законности и правосудия.

Важнейшее значение для уголовного процесса имеют следующие положения Декларации: “Никто не может подвергнуться обвинению, задержанию или заключению иначе, как в случаях, предусмотренных законом, и при соблюдении форм, предписанных законом.

См., например.: Егорова Е.Ю. Законодательство Франции об авторском праве и смежных правах // Закон. 1995. №12. Она же. Развитие информатики и защита права граждан на частную жизнь // Закон. 1996. №1.

36 Закон может устанавливать наказания, лишь строго и
бесспорно

необходимые. Никто не может быть наказан иначе, как в силу закона,

надлежаще примененного, изданного и обнародованного до
совершения

правонарушения”40.

Французские правоведы придают большое значение документу того же времени, касающемуся преобразований уголовного судопроизводства. Это декрет от 8-9 октября 1789 года, в нем отражены положения о правах обвиняемого, проведении допросов, о бесплатном правосудии, о проведении немедленного дознания на месте преступления, о публичности судебного заседания, о точной формулировке деяний, за которые назначается наказание, об уважении к суду и т.д. По широте охвата вопросов уголовного процесса этот декрет, по мнению исследователей, превзошел все законы, принятые ранее.

Более того, именно этот Декрет повлиял, например на принятие французского уголовного кодекса 1791 года, который отмечают исследователи «был первым в истории буржуазным уголовным кодексом, оказавшим большое влияние …на все последующее буржуазное уголовное законодательство… Кодекс заложил основы нового права и правосознания, что исторически имело прогрессивное значение… Уголовный кодекс 1791 года, принятый на первом этапе Великой французской революции, в значительной мере претворил в жизнь многие положения просветительно-гуманистического направления, сформулированные Монтескье, Беккариа и Вольтером…” 4I, а соответственно явился двигателем преобразований в области процессуального законодательства.

Начало XIX века ознаменовалось принятием целого ряда важнейших законодательных документов: Гражданского кодекса 1804 года, Уголовно-процессуального кодекса 1808 года и Уголовного кодекса
1810 года. В

40 См. : Конституция и законодательные акты буржуазных государств XVII-XIX вв. М., 1993. - С.250.

41 См.: Решетников Ф.М. Просветительно-гуманистическое направ ление в уголовном праве. - М., 1983.- С.63.

37 отечественной юридической литературе отмечается, что во Франции УПК

1808 года сыграл важную роль в практическом претворении ряда важнейших

положений Декларации прав человека и гражданина 1789 г. Наполеоновский

УПК оказал существенное воздействие на законодательство многих стран

различных континентов. Именно с принятием УПК 1808 года прокуратура

Франции возродилась в качестве привилегированной стороны в процессе.

Ученые отмечали, что она имела “иерархическое построение
и

сообразовывало свои властные прерогативы с тяжестью содеянного: по делам

о проступках и уголовных деликтах прокуроры делили надзорные права с

полицейскими чинами, по делам о преступлениях полномочия прокуроров

были неограниченны” 42. УПК 1808 г. просуществовал 150 лет, хотя
и

подвергся различным изменениям, нередко существенным.

В разное время (1879. 1930 и 1938 гг.) во Франции были подготовлены проекты нового УПК, но по различным причинам ни один из них так и не поступил на рассмотрение парламента.

В 1949 году создается комиссия по подготовке проекта УПК под председательством известного криминалиста профессора Донедье де Вабра, однако, и этот проект не был представлен в парламент. И, наконец, в 1953 году была создана комиссия по разработке проекта УПК во главе с генеральным прокурором при Кассационном суде Антонином Бессоном. Разработанный этой комиссией проект и стал законом, который вступил в силу 2 марта 1959 года. Франция снова первой из буржуазных стран произвела реформу уголовно-процессуального законодательства, а также судебную реформу. Очень высоко оценил новый французский УПК известный ученый М.М. Михеенко. Он писал, что “Новый УПК отличается высоким

Боботов. СВ. Буржуазная юстиция. Состояние и перспективы развития. - М., 1989, С.36.

38 уровнем законодательной техники, ясностью и детальностью регламентации

процессуальных институтов”43.

Ж. Прадель, анализируя эволюцию французского уголовного (в том

числе процессуального) законодательства после второй мировой
войны,

отмечает наличие в нем трех основных тенденций: во-первых, усиление

жесткости уголовной репрессии, во-вторых, проявление заботы о преступнике

и, наконец, в-третьих, укрепление гарантий прав потерпевшего 44 . Г. Стефани,

Y.y

Ж. Ленассер и Б.Булок, авторы одного из самых авторитетных курсов уголовного процесса, придерживаются, в принципе, аналогичной точки зрения, лишь несколько смягчая и конкретизируя ее применительно к уголовному судопроизводству. Так, вместо усиления жесткости уголовной репрессии они говорят об ускорении процесса и о создании упрощенных процедур, а проявление заботы о преступнике заменено у них на укрепление гарантий прав личности 45.

С октября 1958 года по декабрь 1960 года правительство Франции издало 30 ордонансов и декретов в области уголовной юстиции. Одновременно с принятием нового УПК 1958 года во Франции осуществлялась реформа судоустройства: первым ее этапом стало издание ордонанса об организации судебной системы 1958 г., а завершающим -принятие кодекса судоустройства 1978 г., в котором подробно регулируется состав, компетенция и формы деятельности всех судебных инстанций, рассматривающих гражданские и уголовные дела, а также некоторых специализированных судебных.

Семидесятые годы во Франции ознаменовались принятием целого ряда законов в области уголовного процесса: в 1973 г. был принят закон “Об упрощенном судопроизводстве по делам о малозначительных
уголовных

43 М.М. Михеенко. Уголовно-процессуальное право Англии, США и Франции. -Киев. 1969, ч.И. - С. 106.

44PradelJ. Op.Cit.P. 115ct. s.

45 Stefani G., Levasseur G., Bouloc B. Procedure penale. Paris. Dalloz. 1990. P. 100.

39 деликтах”. В этом же году было принято два закона,
упорядочившие

деятельность суда присяжных и вносившие поправки и дополнения в раздел

УПК о наказаниях в 1975 г. и в 1977 годах были внесены изменения в УПК в

связи с совершенствованием уголовного законодательства и, наконец, в 1978

году последовала реформа УПК в той части, которая касалась деятельности

судебной полиции и жюри присяжных.

В юридической литературе утвердилось мнение, что в 70-е годы во Франции утверждалась жесткая карательная политика. По мнению правительства, эта политика отвечала многим потребностям по обеспечению определенности наказания, ускорению процедуры, предоставлению новых гарантий свободам личности, защите потерпевших от преступлений.

На самом деле - права и свободы личности серьезно нарушались. К примеру, тогдашний законопроект допускал отмену обязательного проведения предварительного следствия, осуществляемого следственным судьей даже по таким делам, которые грозят возможностью применения длительного лишения свободы или смертной казни по приговору суда присяжных.

90-е годы во Франции характеризуются 3-й волной гуманизации уголовной политики, ориентация на предупреждение преступлений и развитие судебного контроля в уголовном судопроизводстве..

В действующем уголовно-процессуальном кодексе Франции отведено много внимания вопросам судебного контроля, призванного обеспечить защиту прав и свобод личности. Роль суда на стадии предварительного расследования значительно повышена. В частности, в ст. 137 отмечается, что “Следственный судья, который не считает необходимым удовлетворить требования прокурора Республики о применении временного заключения к лицу, привлеченному к рассмотрению не обязан выносить мотивированные постановления. То же имеет место в случае требований о продлении или об

40 оставлении в силе временного заключения, а также требований о применении

судебного контроля”46.

Подробно функции и механизмы действия судебного контроля в России и Франции будут рассмотрены в третьей главе диссертации. Здесь же отметим, что на начальном этапе ведущим моментом был синкретизм уголовного судопроизводства. Синкретизм в философии понимается как нерасчлененность, характеризующая неразвитое состояние какого-либо явления. К примеру, на первоначальных стадиях развития человеческой культуры не были отделены друг от друга отрасли права, как и права от философии. В нашем случае речь идет о соединении функций правосознания и уголовного преследования, т.е. о синкретизме судопроизводства. В процессе совершенствования института судебной власти функции правосознания и уголовного преследования расчленяются, что характеризуется появлением особой роли суда по отношению к полицейским органам уголовного преследования. Речь идет о дискретизме судопроизводства (от латинского discretus - разделенный), ориентиром которого является защита прав и свобод личности.

Рассмотрим, как происходило становление судебного контроля в уголовном судопроизводстве России. Во второй главе диссертации будут подробно рассмотрены сущность и основные направления судебного контроля и специфика его осуществления в условиях реформируемой России. Здесь же подчеркнем, что в той или иной форме судебный контроль в российском уголовно - процессуальном законодательстве существовал на всех стадиях его развития.

Конституция Российской Федерации П993 г.) расширила судебный контроль, создав правовые условия для дополнения
традиционного

Уголовно-процессуальный кодекс Франции 1958 года. По состоянию на 1 января 1995 г. - М: Изд-во “Юридический колледж МГУ”, 1996-С. 74

41 ГЬЪ^-ЛС^Е«ЧГ последующего контроля, новым компонентом ъ
виде параллельного

судебного контроля.

Первый российский уголовно-процессуальный кодекс - Устав уголовного судопроизводства был принят в 1864 году. Реформа уголовно- процессуального законодательства семидесятых - восьмидесятых годов XIX в. в России выразилась в расширении полномочий жандармерии по расследованию политических преступлений, исключение этих дел, а также дел о преступлениях против порядка управления из подсудности присяжных, упразднение в большинстве губерний мировых судов с передачей их функций полицейским чиновникам 47.

Устав уголовного судопроизводства, претерпев ряд изменений и дополнений, действовал в целом до октября 1917 года. Первым декретом революционного правительства России о суде, опубликованным 24 ноября 1917 г., новым местным судам предписывалось руководствоваться в своих решениях и приговорах законами свергнутых правительств, “поскольку таковые не отменены революцией и не противоречат революционной совести и революционному правосознанию”48. Немало норм Устава уголовного судопроизводства воспроизводилось в Уголовно-процессуальных кодексах Советской России 1922 , 1923 , I960 годов.

В Российском судопроизводстве в предреволюционные годы был учрежден институт судебных следователей, что явилось попыткой отделить предварительное следствие от обвинительной деятельности прокуратуры. В советский период первоначально была сохранена идея производства предварительного следствия должностными лицами, состоящими при суде и не подчиняющимися прокуратуре. УПК 1922 г. закрепил институт судебных следователей, действующих под контролем суда и под надзором прокуратуры.

А”?

См. Виленский Б.В. Судебная реформа и контрреформа в России. Саратов, 1969 г.С. 305-375

48 СУ 1917 г. №4. С. 50.

42 Однако уже в 1923 году судебный контроль за предварительным следствием

был существенно ограничен и заменен прокурорским надзором. А в 1928 г.

следователи были переданы в полное административное подчинение органам

прокуратуры.

Идеологом нового суда и законности в советской литературе считался В.И. Ленин. Будучи юристом по образованию, он, вполне естественно, уделял особо пристальное внимание революционным преобразованиям в сфере права и правосудия. На протяжении всего периода господства Советской власти и КПСС он считался основателем и основоположником учения о демократических принципах советского правосудия. Огромное количество работ советских юристов, посвященных заслугам Ленина в этой области, тому свидетельство. В них не было и намека на критический подход к оценке установок идеологического вождя.

А.Д. Бойков всесторонне проанализировав взгляды В.И. Ленина о месте и роли суда пришел к выводу, что репрессивная функция суда прочно занимает первое место: борьба против эксплуататоров и воспитание трудящихся в духе «дисциплины и самодисциплины» через судебное принуждение. Будучи революционным фанатиком, - пишет А.Д. Бойков, - В.И. Ленин требовал от «трудящихся масс» того же, т.е. беспрекословного подчинения революционной идее, казарменной дисциплине. Правозащитная функция суда в работах Ленина не упоминается - для нее попросту нет места 49.

Эти ленинские принципы правосудия последовательно реализовывались в законодательстве о суде и его задачах. Соратники и последователи Ленина и в теории и на практике развивали эти идеи, определяя вполне откровенно прислужническую роль суда по отношению к государству, не допуская мысли о возможности разделения властей. «Перед органами советского правосудия, -подчеркивает дальше А.Д. Бойков, - не стояла задача защиты гражданского общества, автономного по отношению к государству, ибо такого общества не

49 См. : Бойков А.Д. Третья власть в России ( Очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990 - 1996 г.г.) - М., 1997. - С. 39.

43 было; не стояла, как приоритетная, задача защиты прав человека, ибо

личность в тоталитарном государстве не является самодовлеющей ценностью;

не стояла перед судом и задача воздействия на законодательство
и

ограждения произвола исполнительной власти»50.

До недавнего времени в доктрине уголовного процесса о судебном контроле вообще не говорили. Реформа уголовно-процессуального законодательства (1958-1961 гг.), закрепила неограниченный и полновластный прокурорский надзор в уголовном судопроизводстве в целом (ст. 20 Основ уголовного судопроизводства СССР и союзных республик, ст. 25 УПК РСФСР), и за предварительным расследованием, в частности. В литературе утверждается, что именно поэтому не могло быть и речи о судебном контроле на досудебных стадиях уголовного судопроизводства 51 .

Мы не разделяем эту точку зрения. Как было сказано выше, в уголовном судопроизводстве России судебный контроль существовал всегда в форме последующего контроля. Разделением Конституцией РФ государственной власти на три ее составляющие, каждая из которых действует самостоятельно обусловило необходимость выделения контрольной функции судов (параллельная форма контроля). В силу того, что судебная власть действует независимо, необходимо разработать концепцию полномочий суда вообще и в сфере контрольной деятельности, в частности . В Федеративном Конституционном законе “О судебной системе РФ”, это положение приобрело законодательное развитие, сформировалась совокупность законодательных мер, гарантирующих самостоятельность судов. В их числе:

эи См.: Там же. - С.88.

51 См., например: Ларин A.M., Мельникову Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции-очерки. - М.: Издательство БЕК, 1997. - С. 153.

52 См.: Конституция Российской Федерации. -М.1998. -С.8.

44

• осуществление правосудия только судом и запрет на присвоение

функций по осуществлению правосудия для любых других органов под страхом уголовной ответственности;

• закрепление структуры судебной власти в виде трех ее самостоятельных ветвей - конституционной, общей юрисдикции и арбитражной; • • запрещение создания чрезвычайных судов, возможность создания специализированных судов для рассмотрения административных и гражданских дел только путем принятия федеральных конституционных законов; • • окончательность решений судов, вступивших в законную силу, невозможность их пересмотра иными органами; • • запрет на издание законов и иных нормативных правовых актов, отменяющих или умаляющих самостоятельность судов, независимость судей; • • сосредоточение организационно-распорядительных функций по обеспечению деятельности судов внутри судебной системы, в т.ч. путем учреждения Судебного департамента при Верховном Суде РФ; • • создание гарантий, обеспечивающих финансирование судов в соответствии с требованиями ст. 124 Конституции РФ; • • упразднение надзора за осуществлением правосудия со стороны других государственных органов, включая органы прокуратуры. • Подчеркнем, что обретение судьями подлинной независимости является стержнем судебной реформы, поскольку только через такую независимость может быть реализовано право на беспристрастное и справедливое правосудие. Это особенно значимо при определении места и роли судебного контроля в стадии предварительного расследования.

Иное положение складывается на стадии предварительного расследования, где судебный контроль составляет самостоятельную функцию судебной власти и неотъемлемую часть уголовного судопроизводства.

45 В.Н. Галузо 53 считает, что идея установления непосредственного

судебного контроля за исполнением законов органами
дознания и

предварительного следствия в теории советского уголовного
процесса

возникла несколько десятилетий назад. Вначале авторы, выдвигавшие
и

отстаивающие предложения о дополнении уголовно- процессуального

законодательства нормами, которые составили бы новый правовой институт

судебного контроля за дознанием и следствием, не исключали сохранение

прокурорского надзора в этой сфере. Практически суть
предложений

сводилась к установлению непосредственного судебного контроля
за

законностью действий и решений органов дознания и следователей в том

виде, в котором он существует в настоящее время. Сторонники судебного

контроля на стадии предварительного расследования обращали внимание на

то, что только суд в состоянии дать объективную оценку законности

применения меры пресечения в виде заключения под стражей.

Не все юристы поддержали идею непосредственного судебного

контроля на стадии предварительного расследования, оппоненты приводили

серьезные доводы против нововведения в юридическую
практику.

Председатель Верховного Суда СССР выступил против того, чтобы ввести

такой порядок, при котором прокуратура свое решение о предварительном

аресте будет согласовывать с судом, или ввести правило, в силу которого

Г’

решение прокуратуры об аресте до суда мйжет быть обжаловано в суд. “Вряд ли судья, - говорил он, - может принять объективное решение по материалам неоконченного расследования, К тому же это может поставить его в сложное положение при расследовании дела по существу, ибо он окажется связанным своим решением, принятым в связи с рассмотрение вопроса о судебном

См.: Галузо В.Н. Судебный контроль за законностью и обоснованностью содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых на стадии предварительного расследования. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. -М. 1995.

46 аресте” 54 . Это же предполагало невозможность судебного контроля в

отношении задержанных, содержащихся под стражей и т.п.

Этой позиции придерживалось немало исследователей, считающих что нет оснований изменять существующую судебную практику. Известный специалист в данной сфере А.А. Чувилев подчеркивал, что “исследование практики прокурорского надзора за законностью и обоснованностью арестов свидетельствует о том, что он достаточно эффективен. Доля лиц, арестованных на стадии предварительного следствия и дознания и освобожденных из-под стражи по реабилитирующим основаниям, невелика, и ежегодно, по данным статистики, не превышает 2%. Причем, как показало проведенное исследование, не все случаи можно отнести к необоснованным арестам. В отношении части лиц, впоследствии освобожденных из-под стражи, на момент решения об избрании в отношении их меры пресечения для этого имелись соответствующие основания”55.

Становлению института непосредственного судебного контроля за применением мер принуждения на предварительном следствии в Российской Федерации способствовала ратификация СССР Международного пакта о Гражданских и политических правах, в ст.9 которого записано: “Каждое арестованное или задержанное по уголовному обвинению лицо в срочном порядке доставляется к судье или к другому должностному лицу, которому принадлежит по закону право осуществлять судебную власть, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение. Содержание под стражей лиц, ожидающих судебного разбирательства, не должно быть общим правилом, но освобождение может ставиться в зависимости от представления гарантий явки в суд, явки в судебное разбирательство в любой другой его стадии и, в случае необходимости, явки

54 См. : Правосудие и время. Интервью с Председателем Верховного Суда т. Теребиловым В.И.// Известия, 1986, 24 октября.

55 См. Чувилев А.А. Актуальные вопросы уголовно- процессуального законодательства.// Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. - М, 1979.-С.166.

47 для исполнения приговора. Каждому, кто лишен свободы вследствие ареста

или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела

в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести
постановление

относительно законности его задержания и распорядиться о
его

освобождении, если задержание незаконно”56.

В конце 80-х годов в стране усилилось внимание к основным положениям Всеобщей декларации прав человека, принятой 10 декабря 1948 года, согласно которой индивидуальные права являются абсолютными, присущими всем людям, без какого бы то ни было различия между ними. В отличие от коллективных, социальных прав, они имманентны каждой личности и не зависят от конкретных общественных условий.

Известно, что при голосовании за Всеобщую декларацию прав человека СССР воздержался. “Сказать “нет”, - пишет И.Ф. Демидов было нельзя, так как тем самым СССР исключал себя из системы цивилизованного международного сообщества; голосовать «за» не позволяла философия и практика партийно-государственного режима, который никогда не ставил своей основной целью признание и обеспечение прав и свобод человека и гражданина в полном объеме” 57 . В 50-70 - е годы попытки опереться на данную Декларацию в борьбе за права человека парировались ссылками на то, что резолюции Организации Объединенных Наций, а, следовательно, и резолюция № 217 А, которой была принята Всеобщая Декларация прав человека, носят лишь рекомендательный характер для государств и не связывают их твердыми обязательствами.

См. : Международная защита прав и свобод человека. Сборник документов. - М, 1990. - С. 37.

57 См.: Демидов И.Ф. Проблемы прав человека в современном уголовном процессе (концептуальное положение) Диссертация на соискание научной степени доктора юридических наук в форме научного доклада, выполняющего также функцию автореферата. -М. 1996 - С.24.

48 Реформирование политических и социально-экономических отношений

в России по-новому поставило проблему прав и свобод личности. В

Конституции РФ отмечено, что категория “права и свободы человека и

гражданина” (гл. 2 Конституции РФ), означает признание государством

естественных прав человека в полном объеме, рассмотрение их, вместе с

гражданскими правами, в качестве объекта государственной, в том числе

судебной защиты 58.

Из этого конституционного положения следует, что борьба с преступностью не должна ставиться выше таких социальных ценностей, как права и свободы человека и гражданина, хотя в то же время эти меры должны быть адекватны преступлению. Эти понятия не следует противопоставлять, так как цель борьбы с преступностью - защита гражданского общества и человека от преступных посягательств. Борьба с преступностью, как об этом свидетельствует практика, требует усиления, но не за счет отказа от важнейших гарантий прав и свобод человека и гражданина. Забота о правах человека нисколько не умаляет значение задачи усиления борьбы с преступностью. Данные направления уголовно-процессуальной деятельности, по мнению исследователей, являются основными и одинаково важными. Чем успешнее эта борьба, тем более защищенным чувствует себя человек 59 .

Особого внимания заслуживает обеспечение прав личности в стадии предварительного расследования. Как правило, именно в данной стадии начинается вовлечение граждан в орбиту уголовно-процессуальной деятельности в качестве различных участников процесса. Обеспечение их прав вследствие дефицита сведений об обстоятельствах совершения преступления, особенно на начальном этапе расследования, ограниченного проявления гласности, тесного соприкосновения уголовно-процессуальной

„ifiimnai- • „ИЦР” “””

58 См.: Конституция (основной закон) Российской Федерации. - М. 1997. П. 1 ст. 45, п. 1 ст.46.

59 См.: Проблемы реформы уголовно-процессуального законодатель ства в проектах УПК РФ. Материалы научно-практической конференции. Тезисы выступления. - М., 1995. - С. 104.

49 деятельности с оперативно-розыскной и других особенностей
обладает

существенной спецификой в сравнении с производством в суде. Меры

процессуального принуждения применяются в период
расследования

наиболее интенсивно. Его результаты способны оказывать
значительное

влияние на принятие судом итоговых решений по уголовному делу.

Идея установления судебного контроля за применением ареста в

качестве меры пресечения исполнением законов органами
дознания и

предварительного следствия сформулирована в Законе Российской Федерации

от 23 мая 1992 года, внесшим изменения и дополнения в УПК РСФСР. УПК

I “У

РСФСР был дополнен ст.ст.220 , 220 , которые предусмотрели возможность обжалования в суд постановления о применении меры пресечения в виде заключения под стражу или продления срока содержания под стражей 60. Это означает, что в уголовном судопроизводстве появился принципиально новый институт судебного контроля за законностью решений органов дознания и предварительного следствия о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых, представляющий собой совокупность норм: ч.2 ст.П; ст.ст.46, 52; 4.1 ст.60; ч.5.ст.96; ч.7ст.97; ч.1 ст.102; ст. ст. 2201, 2202; п.З ч.1 ст.331 УПК РСФСР.

Вопросам развития и совершенствования института судебного контроля в РФ сегодня уделяется много внимания, ряд исследователей относят эти вопросы к числу важнейших проблем судебной реформы. А.Д. Бойков выделяя “позитивные меры, которые наиболее тесно связаны с условиями судебного познания, обеспечивающими законность и справедливость его результатов” включил в их число “расширение судебного контроля за законностью предварительного расследования, в большей степени способного обеспечить защиту прав личности, чем традиционный для советской системы

См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992, №25. Ст.1389.

f*

50 прок урор ский надзо р” 61 .

Безус ловн о, офиц иальн ая «кон цепци я судеб ной рефо рмы в Росси йской

Феде раци и», одоб ренна я Верх овны м Совет ом 24 октяб ря 1991 г., не реша ет

этих вопр осов. В ней мног о недос татко в, погре шнос тей, недо работ ок, в том

числе
и в
вопр осах,
непос редст венно
каса ющи хся
инсти тута
судеб ного

контр оля. След ует не забы вать, что судеб ные рефо рмы осущ ествл яются не

всегд а в соотв етств ии с «Кон цепци ей», измен ения в закон одате льств о неред ко

внося тся
спонт анно,
прим ените льно
к
конк ретно й
ситуа ции,
а не
с

орие нтаци ей на буду щее. Иног да это прои сходи т по полит ическ им моти вам, в

угоду груп повы м интер есам. Вмес те с тем, опре делен ный меха низм судеб ного

контр оля в рефо рмир уемо й Росси и уже сфор миро ван и
он
нужд ается в

тщате льно м анали зе.

См.: Бойк ов А.Д. Треть я власт ь в Росси и ( Очер ки о прав осуди и, закон ности и судеб ной рефо рме 1990 - 1996 гг.). - М., 1997. - С. 59- 60.

51

Глава II. Становление и развитие судебного контроля в отечественном уголовном судопроизводстве.

§. 1. Задачи и средства судебного контроля на стадии предварительного расследования в современной России.

Чтобы определить проблемы судебного контроля на стадии предварительного расследования, выявить пути и способы их решения необходимо вначале четко диагностировать сущность данного социального института, определить его функции в жизни общества.

Понятие функции, происходящее от латинского слова functio - совершение, исполнение, означает отношение двух (группы) объектов, в котором изменение одного сопутствует изменению другого. В социологии функция - это: I) роль, выполняемая определенным субъектом социальной системы в ее организации как целого, в осуществлении целей и интересов социальных групп и классов; 2) зависимость между различными социальными процессами; 3) стандартизированное социальное действие, регулируемое определенными нормативами и контролируемое социальными институтами. Различают явные функции, т.е. совпадающие с открыто провозглашаемыми целями института и латентные (скрытые) функции, обнаруживающие себя лишь с течением времени и в большей или меньшей степени отличающиеся от провозглашаемых намерений участником социальной деятельности

Основные функции судебного контроля - обеспечение законности «Предварительного следствия, защита прав и интересов гражданина, которое в соответствии с уголовно-процессуальным кодексом должно сочетаться с деятельностью на повышение эффективности правовых средств борьбы с

См.: Философский энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия, 1989. - С.719; Энциклопедический социологический словарь. - М.: изд-во Института социально-политических исследований РАН, 1995 -С. 864

52 преступностью. Наряду с этим судебный контроль призван обеспечивать

гарантии защиты публичных интересов, выходящих за границы субъективных

интересов личности.

Безусловно, на практике реализация этих двух аспектов функций судебного контроля не всегда совпадает, а иногда между ними возникает противоречие. Как справедливо отмечает А.Д. Бойков “меры процессуального принуждения (задержание, аресты, обыски, принудительное освидетельствование, допросы и т.д.) есть гарантии успешного расследования и рассмотрения дел, т.е. гарантии правосудия, но едва ли их можно рассматривать как гарантии прав личности, в частности обвиняемого, если не впадать в абстрактные умозрительно- философские рассуждения” 63.

Сегодня нет общего мнения о том, следует отнести контрольные функции суда к отправлению правосудия или иной деятельности суда. По мнению специалистов сегодня еще нет «четко разработанной концепции относительно объекта судебного контроля на досудебных стадиях уголовного судопроизводства», хотя эта проблема широко прорабатывается как на теоретическом, так и на практическом уровне. Не менее важный вопрос о пределах судебно-контрольной деятельности в стадии предварительного расследования «оказался практически не исследованным»64.

По мнению председателя военного суда Екатеринбургского гарнизона В. Борзова сегодня в компетенцию суда входит контроль не только за предварительным следствием, но и за соответствующими спецслужбами в их оперативной работе, когда это касается ограничения перечисленных в названных статьях Конституции прав и свобод граждан. Суд исключен из системы органов, задачей которых является борьба с преступностью, и как орган власти поставлен над ними, чтобы контролировать законность этой борьбы 65.

63 См.: Бойков А.Д. Третья власть в России. - М., 1997. - С. 65

64 См. : Колоколов Н.А. Судебная реформа: некоторые проблемы судоустройства, уголовного права и процесса

65 См. : Борзов В. Контрольные функции суда // Российская юстиция. 1996. № 11-С.42.

53 Безусловно, судебно-контрольная деятельность на стадии

предварительного расследования не является в полном
смысле

осуществлением правосудия. Вместе с тем судья, осуществляющий судебный

контроль, должен руководствоваться принципами, на которых
строится

правосудие. Именно принципы правосудия по уголовным делам представляют

собой неотъемлемую часть фундаментальных начал, на которых построен и

осуществляется уголовный процесс. Судебно-контрольная деятельность по

своему предназначению носит правообеспечительный характер.

Принцип приоритета прав и свобод человека и гражданина - это, как известно, общий конституционный принцип. Однако, применительно к практике взаимодействия ветвей судебной власти, он приобретает , специализированную направленность, касаясь одного из наиболее важных аспектов реализации на практике конституционного постулата о признании человека, его прав и свобод высшей ценностью66.

Сфера обеспечения прав и свобод человека и гражданина есть та область социальной практики, где наиболее полно соединяются цели деятельности всех судов, где особенно требуется согласованность усилий всех звеньев судебной власти. Выдвигая приоритетность прав и свобод человека и гражданина в качестве основополагающего принципа организации судебной деятельности мы отнюдь не задавались целью доказать второстепенность интересов общества и государства. Все эти виды интересов, как уже отмечалось, находятся между собой в тесной динамичной связи и взаимозависимости. Приоритетность прав и свобод человека и гражданина в данном контексте означает только одно - признание того факта, что, в

Проблемы охраны конституционных прав личности на стадии предварительного расследования активно разрабатываются коллективом ученых под руководством Н.А. Якубович. См.: Якубович Н.А., Батищева Л.В., Радутная Е.С., Пижалева Г.И. Охрана конституционных прав личности на предварительном следствии. - М. 1989; Якубович Н.А. и др. Необоснованное обвинение и реабилитации в уголовном процессе ?- М.: НИИ проблем и предупреждения преступлений. - М., 1995.

54 конечном счете, все интересы государства и интересы общества должны

служить интересам личности, обеспечивать их наиболее полную реализацию.

Среди основных прав и свобод человека и гражданина особое значение приобретают политические права, в том числе и право на судебную защиту. Очевидна тесная связь между ними и процессуальными правами, в частности, в сфере уголовного судопроизводства, которые немыслимы без существования такой организации судебной власти, где эти права гарантируются. Такие права являются характерными чертами действия судебной власти в правовом государстве. Они включают к себя: право на обращение в суд в случае нарушения субъективных прав, право на законного судью, гарантию быть заслушанным в суде по вопросам права, право на процессуальные гарантии в случае лишения свободы или ограничения других прав и свобод. Указанные права отчетливо выражены в главе второй Конституции Российской Федерации, закрепляющей в ряду прав и свобод человека и гражданина особую группу прав и свобод, реализуемых в уголовном процессе и обеспечивающих гражданам судебную защиту, в том числе и в связи с выдвинутым против них обвинением. Названная группа прав и свобод, в соответствии с ее политической значимостью, требует особой регламентации.

Пленум Верховного Суда РФ в сентябре 1994 счел необходимым обратить внимание судов на необходимость осуществлять проверку законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей в строгом соответствии с законом и с учетом разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. В том же постановлении ставится задача разъяснить судам, что в соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, вступившего в силу 23 марта 1976 г., нормы которого в силу ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации и имеют верховенство над ее внутренним законодательством, каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит

55 право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно

вынести постановление относительно законности его задержания
и

распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно 67.

Одной из тенденций развития демократического общества является расширение сферы судебной деятельности, в том числе судебного контроля за законностью решений и действий должностных лиц, государственных органов и общественных объединений. И это не случайно, поскольку преимущества судебного порядка обжалования, по сравнению с административным очевидны. Они определяются тем, что, во-первых, суд независим и подчиняется только закону; во-вторых, суд не связан узковедомственными интересами; и, наконец, в- третьих, судьи профессионально сведущи в вопросах законодательства.

Как основной субъект уголовного процесса суд действует, выполняя свои обязанности, в нескольких направлениях, которые предопределяются задачами уголовного судопроизводства, закрепленными в законе. Согласно ст. 2 УПК РСФСР задачи уголовного-судопроизводства состоят в том, чтобы быстро и полно раскрыть преступление, изобличить виновных в их совершении, привлечь последних к ответственности и наказать в соответствии с уголовным законом.

В 90-е годы взгляд на суд как орган борьбы с преступностью был подвергнут критике. Судебная власть, как пишет Н.А. Колоколов, и ее органы на практике давно осуществляют не моно-, а полифункцию 68.

Одной из функций суда, как отмечалось ранее является контрольная, выступающая предметом данного диссертационного исследования.

Постановление Пленума Верховного Суда от 29 сентября 1994 г. № 6 « О выполнении судами постановления Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 №3 и о практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» // Российская газета 1994. 1 октября.

См.: Колоколов Н.А. Судебная реформа : некоторые проблемы судоустройства уголовного права и процесса. -.Курск. 1999. - С.63.

56 Термин “судебный контроль”, отмечает Н.А. Колоколов, появился в

научном обороте сразу после введения в УПК РСФСР ст. 220-1, 220-2,

регламентирующих осуществление судом проверки законности
и

обоснованности ареста, продления срока содержания обвиняемых
под

стражейб9.

Анализируя сущность судебного контроля, Л.Н. Масленникова пришла к выводу, что он представляет собой одну из форм осуществления судебной власти, обеспечивающую соблюдение законов и, в конечном счете, надлежащий правопорядок в обществе. Перед судебным контролем стоит задача либо предупредить, либо выявить нарушение в применении закона70.

Судебный контроль в стадии предварительного расследования должен осуществляться по целому ряду направлений - 1) охрана неприкосновенности личности, личной свободы; 2) охрана неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайн; 3) охрана тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; 4) обеспечение неприкосновенности жилища; 5) рассмотрение жалоб на решения и действия органов предварительного расследования. В компетенцию суда входит и контроль за деятельностью “спецслужб”, когда это касается ограничения указанных в ст. 23, 25 Конституции РФ прав и свобод граждан. В то же время нельзя сводить функции судебного контроля к содержанию статей 22,23 и 25 Конституции Российской Федерации. Судебный контроль и ранее существовал в уголовном судопроизводстве .

Там же.

См.: Масленникова Л.Н. Судебный контроль за законностью процессуальной деятельности органов дознания и предварительного следствия. - М., 1994. - Сб.; Она же. Судебный контроль: от Конституции до УПК // Российская юстиция 1995. № 8. - С. 45 - 46.

57 Формами судебного контроля являлись:

а) Проверка оснований для предания суду;

б) Прекращение уголовного дела;

в) Изменение основания и оправдательный приговор;

г) Возвращение дела на дополнительное расследование;

д) Вынесение частного определения о нарушении законности
на предварительном следствии

Можно считать, что и сама проверка доказательств в судебном разбирательстве - тоже способ контроля.

Принятие Конституции Российской Федерации (1993 г.) дополнило эти формы судебного контроля параллельным контролем за исполнением законов на стадии предварительного расследования.

Виды судебного контроля, таким образом, можно разделить на а) параллельный, осуществляемый по ходу расследования; б) последующий или традиционный. Он был всегда и его формы разносторонни, а в его осуществлении принимают участие все судебные инстанции.

В уголовно-процессуальном законе России, с внесением 29 мая 1992 г изменений в главу 20 УПК РСФСР, определено, что судья при назначении дела к слушанию вправе прекратить производство по уголовному делу, исключить из обвинения отдельные эпизоды, применить к деяниям обвиняемого закон о менее тяжком преступлении, отменить или изменить меру пресечения (ст. 221-234,432-433 УПК РСФСР). Кроме этого, судья по делу, подсудному суду присяжных, при назначении его к судебному разбирательству наделен правом исключать из разбирательства дела все доказательства, полученные с нарушением закона, либо недопустимые по иным основаниям (ст. 433 УПК РСФСР). Поскольку доказывание по делу составляет сердцевину уголовно- процессуальной деятельности, на которую наш УПК распространил в соответствующих случаях судебный контроль, то это означает, что последний распространен на основной вид деятельности органов предварительного расследования.

58

Во второй половине 90-х годов в связи с разработкой нового уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации активизировалось внимание к трактовке судебного контроля на стадии предварительного расследования. В теоретической модели УПК РСФСР ст. 94 была названа “судебный контроль за применением мер уголовно-процессуального принуждения” 71 .

В публикациях и диссертации Н.А. Колоколова 72 критически и всесторонне проанализированы достоинства и недостатки этой теоретической модели, разработанной еще в условиях СССР. Он отмечает некоторые расхождения в теоретической модели, в частности обращает внимание на то, что согласно ее положениям суд полномочен рассматривать жалобы на неправильное применение меры пресечения в виде содержания под стражей или помещение лица в медицинское учреждение для производства экспертизы, в то время как с точки зрения теории и практики система мер процессуального принуждения в уголовном процессе значительно шире названных двух. Вместе с тем Н.А. Колоколов подчеркивает, что авторы теоретической модели фактически спрогнозировали еще в период тоталитарного государства необходимость судебного контроля хотя бы за применением мер уголовно-процессуального принуждения. Когда в стране только намечались демократические преобразования, это было актуально и правильно, поскольку в тот период только выдвигалась задача создания правового государства. Ныне это стало конституционной реалией: Российская Федерация - есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления (ч. 1 ст. 1). Это значит, что для правового государства, независимо от этапа его
развития, остается актуальной и

71 См.: Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель// Под ред. и с предисл. Савицкого В.М. - М., 1990.-С.89.

72 См.: Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования (сравнительно-правовое исследование). - Курск : ГУИПП “Курск”, 1997; Он же. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: важная функция судебной власти. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - М. 1998.

59 ответственной задача введения последовательной
законодательной

регламентации института судебного контроля.

Судебно-контрольная функция имеет свой объект, предмет, основания и пределы, в’ ее осуществлении заинтересованы как государство, так и граждане (подозреваемый, обвиняемый, их законные представители и защитники, а также потерпевший, лицо либо учреждение, по заявлению которых было возбуждено уголовное дело). Весьма важно и то, что суд как субъект “третьей” власти наделен широкими полномочиями для осуществления контроля и принятия решений. По нашему мнению, объект института судебного контроля на стадии предварительного расследования можно определить как законность и обоснованность решений следователя (органа дознания) и прокурора, касающиеся ограничения конституционных прав граждан, а также как систему защиты публичного интереса в различных его проявлениях .

В литературе высказывается точка зрения о том, что уголовно- процессуальные отношения являются объектом правового регулирования, а уголовно-процессуальная деятельность выступает в качестве предмета такого регулирования . В соответствии с этим объект судебного контроля на досудебных стадиях предварительного расследования по уголовным делам должен включать:

• рассмотрение материалов, когда в установленном законом порядке уполномоченными на то субъектами уголовного процесса, оперативно- розыскной деятельности ставится вопрос об ограничении конституционных прав граждан, если такое ограничение допустимо не иначе как на основании судебного решения (ст. 22, 23, 25);

См. : Советский уголовный процесс // Алексеев Н.С., Бастрыкин А.И.,
Даев В.Г. и др. Под ред. Н.С. Алексеева., В.З. Лукашевича. -Л. : Изд -во
Ленинградского ун -та. 1989. - С. 12 ; Колоколов Н.А. Судебная реформа
некоторые проблемы судоустройства уголовного права и процесса - Курск. 1999-С.73-74

60

• рассмотрение жалоб всех заинтересованных участников уголовного

судопроизводства, когда органами предварительного расследования, прокурором вынесено решение, препятствующее движению дела в суд (отказ в принятии заявления о совершенном преступлении, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, постановление о приостановлении, прекращении уголовного дела);

• когда перечисленные в уголовно-процессуальном законе органы, осуществляющие ведомственный контроль и прокурорский надзор, в установленном порядке не рассматривают жалобы на действия и решения, дознавателя, органа дознания, следователя и нижестоящего прокурора в установленные законом сроки.

В плане уточнения функций судебного контроля и определения его роли в уголовном процессе важно решить вопрос о пределах судебного контроля. Представляется обоснованной точка зрения Н.А. Колоколова о том, что ограниченный судебный контроль, когда право вынесения решения по вопросу факта всецело предоставляется органу дознания, следователю и прокурору, а суд ограничен проверкой отдельных процессуальных моментов, недопустим. Суд должен иметь возможность высказать свое мнение по фактической стороне дела, когда придет к выводу, что органом предварительного расследования и прокурором принято явно ошибочное решение или когда именно этот аспект подвергается сомнению в жалобе заинтересованного лица. Более того, суду в ходе осуществления контрольных действий на стадии предварительного расследования следует предоставить право отмены любого незаконного, с его точки зрения, решения органа предварительного расследования и прокурора. Судам всегда без исключения, - подчеркивает Н.А. Колоколов, - должна быть предоставлена возможность при необходимости определить себе масштаб и пределы контроля по конкретному судебному делу74.

74 См.: Колоколов Н.А. Там же. - С.78-79.

61

Этот подход требует уточнения. Нельзя забывать, что судебный контроль может инициироваться самим судом (в судебных стадиях), но может инициироваться и участниками процесса, (по ходатайствам, жалобам, протесту).

Расширению судебного контроля препятствуют процессуальные и судоустроительные причины, что подробно проанализировано в литературе. Введение параллельного судебного контроля за предварительным расследованием вызывает активное противодействие со стороны МВД, ФСБ. Против судебного контроля, как отмечают А.Б. Соловьев и Н.А. Якубович приводятся следующие доводы: этот институт заимствован из англоамериканского процесса и связан с отступлением от российской традиции; вводится состязательность на предварительном следствии, но в нашем процессе этого не должно быть; суд не может обеспечить постоянный и оперативный характер надзора; суды не готовы к этой работе и не справятся с ней; судебный контроль нарушает тайну следствия; недопустимо в принципе возлагать на суды принятие решения о прослушивании телефонных переговоров и наложении ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, поэтому надо было бы приостановить действие ст. ст. 23, 25 Конституции РФ и восстановить прокурорский порядок выдачи санкций 75.

Мы разделяем точку зрения Л.И. Петрухина о том, что эти доводы несостоятельны76. Судебный контроль за предварительным расследованием существует не только в странах англо-американской системы права, но и во многих других цивилизованных странах - ФРГ, Италии, Австрии, Швейцарии и т.д. и т.п. Как будет показано ниже судебный контроль за предварительным расследованием лежит в основе уголовного процесса во Франции. Этот контроль предусмотрен ст.6 Европейской конвенции о защите прав человека и

См. :Соловьев А.Б., Якубович Н.А. Предварительное расследование и прокурорский надзор в свете судебной реформы // Законность. -1995. -№ 8.

См.: Петрухин И.Л. Частная жизнь (Правовые аспекты ). // Государство и право. 1999. № 1 - С.64- 73.

62 основных свобод, которая стала составной частью российского права после ее

ратификации Россией в 1998 г.

Внедрение в жизнь судебного контроля привело, как писал Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.П. Верин, к тому, что на практике стал возникать вопрос: «…должны ли приниматься судьями к производству жалобы от лиц, заключенных под стражу в порядке, предусмотренном ст.90 УПК РСФСР, а также от их защитников и законных представителей» 77.

Нам представляется вполне обоснованным вывод А.Д. Бойкова о том, что естественно и закономерно, если в демократическом государстве неизбежно обращение к суду, как наиболее реальному способу защиты прав человека 78, для разрешения юридических конфликтов, возникающих между гражданином и органами государственной власти, должностными лицами, которые наделены законом властными полномочиями по расследованию и рассмотрению уголовных дел, по применению мер уголовно-процессуального принуждения к подозреваемому, обвиняемому и др. субъектам, участвующим в уголовном процессе. Каждая из сторон такого рода процессуально- правового конфликта имеет свои интересы, для отстаивания которых обладает субъективными правами. В частности, подозреваемый, обвиняемый, их законные представители и защитники заинтересованы в том, чтобы устранить необоснованное ограничение свободы и неприкосновенности личности арестованного. По своей сущности судебный контроль на предварительном расследовании, подчеркивает А.Д. Бойков, - это судебный порядок защиты прав и законных интересов граждан, который, как отмечают юристы возможен в любом случае, какие бы органы государства их не нарушали 79.

См.: Верин В.П. Судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей. М., 1994. -С.З.

См.: Бойков А.Д. Конституционные проблемы судебной власти // Вестник Верховного Суда СССР.-1991.-№7.-С24. 9 См.: Там же. С. 24.

63 В российском законодательстве сегодня определилась тенденция к

предоставлению права на обращение за судебной защитой, во всех случаях, когда нарушаются права и свободы граждан. Из этого можно сделать вывод, что на уголовный процесс по существу распространяются правила статьи 46 Конституции РФ.

На практике нередко возникает проблема, законность каких действий (решений) суд может проверять в ходе предварительного расследования, еще до его окончания, по жалобам заинтересованных лиц? Оценка обозначившейся тенденции в судебной практике позволяет сделать следующий вывод: обжалованию в суд и судебной проверке подлежат только такие действия (решения) органов уголовного преследования, которые нарушают конституционные права и свободы граждан. Именно такие жалобы рассматривает Конституционный Суд РФ (п.4 ст. 125 Конституции РФ). Конституция РФ выделяет ту часть прав и свобод, которые не подлежат ограничению ни в каком случае (п.З ст.56). В их числе следующие конституционные положения:

• ничто не может служить основанием для умаления достоинства личности; • • никто не .должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию; • • каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод; • • каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи; • • каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его вина не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда; • • никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление; •

64

• каждый осужденный имеет право на пересмотр
приговора

вышестоящим судом;

• никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников; • • государство обеспечивает потерпевшему доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. • Таким образом, Конституция Российской Федерации содержит правовые основания для действия в стадии расследования судебного контроля в целях охраны конституционных прав граждан и для дальнейшего развития данного вида контроля за законностью процессуальной деятельности государственных органов. Уже в стадии расследования действует предупредительный судебный контроль, направленный на охрану права на тайну переписки, телефонных разговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23 Конституции РФ), на охрану неприкосновенности жилища (ст. 25 Конституции РФ). Согласно ч.2 ст.23 Конституции РФ, ограничение права на тайну переписки, телефонных разговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения. Статья 25 Конституции РФ допускает проникновение в жилище на основании судебного решения либо в порядке, установленным федеральным законом.

Подчеркнем, что в зависимости от того, насколько реально, эффективно государство гарантирует свободу и неприкосновенность личности судят о его демократизме, а также месте человека, гражданина в системе социально-политических ценностей, права и интересы которых должны уважать и охранять гражданское общество, его институты и прежде всего государство.

Судебно-контрольная деятельность имеет, несомненно, политическое значение, ее эффективность определяет во многом мировой авторитет государства.

На рубеже XX-XXI вв. сложилась устойчивая тенденция к

65 универсализации и сближению принципов и процедур судебной защиты

прав человека. Именно поэтому особое значение приобретает
анализ

процесса становления института судебного контроля в разных странах,

рассмотрение его сквозь призму действующего в разных странах

законодательства.

§. 2. Механизмы судебного контроля на стадии предварительного расследования в реформируемой России.

Как уже отмечалось, развитие института судебного контроля означает, что суд наряду с традиционными для него видами деятельности (рассмотрением уголовных дел по первой инстанции, кассационном порядке, в порядке надзора) наделяется компетенцией судебного контроля за законностью проведения следственных действий, а также решений прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя по вопросам применения мер принуждения.

В работах А.Д. Бойкова, И.Ф. Демидова, А.Б. Соловьева, М.Е. Токаревой, СП. Щерба и других достаточно подробно проанализированы формы традиционного судебного контроля и его механизмы.

Поэтому в дальнейшем, мы будем говорить о новых формах судебного контроля (параллельном), становлении и развитии которого началось после принятия Конституции Российской Федерации (1993)

В дальнейшем данный вид контроля будем называть, как это принято в литературе, « судебный контроль на стадии предварительном следствия».

Для отечественной практики это важный в повышении роли судебной власти в понимании сущности процесса расследования, его субъектов, их взаимосвязи. На наш взгляд, пока рано делать окончательные выводы о значении опыта в этом направлении. Вместе с тем есть настоятельная необходимость осмысливать первые шаги, своевременно выявлять назревающие проблемы и на этой основе создавать стройную концепцию судебного контроля в условиях реформируемой России. Как справедливо
отмечал А.Д. Бойков «необходимо уточнить принципы

66

организации и деятельности судов с учетом не только нашего опыта, но и достижения правовой мысли человечества» 80.

Судебный контроль на предварительном расследовании строится на таких же принципах, что и все остальное уголовное судопроизводство. Одновременно особенности судебно-контрольной деятельности на указанном этапе уголовного процесса налагают свой отпечаток как на систему, так и на характер действия основополагающих процессуальных и этических начал, реализуемых в ходе судебного контроля на предварительном расследовании.

Осуществление непосредственного судебного контроля на предварительном расследовании составляет компетенцию судьи, который обязан в своей деятельности руководствоваться Основным Законом в силу его главенства по отношению к другим федеральным законам (к ним относится и УПК РСФСР) и прямого действия ч. 1 ст. 115 Конституции РФ. Это означает, что согласно ч. 1 ст. 19 Конституции Российской Федерации на характер и объем судебно-контрольной деятельности не должны влиять национальность, партийность, пол, раса участников уголовного процесса, права которых призван обеспечить суд при осуществлении судебно-контрольной функции в стадии предварительного расследования.

В теории уголовного процесса обращается внимание на то, что в настоящее время установлен усложненный порядок судебного контроля, содержащей элементы судебного следствия - вызов в суд заинтересованных лиц, выслушивание их, возможность заявления ими ходатайств, а это не свойственно досудебным стадиям процесса, способствует привнесению в предварительное следствие элементов судебного разбирательства, без очевидной необходимости усложняет процессуальную процедуру Приве-

ол

Бойков А. Конституционные проблемы судебной власти // Вестник Верховного Суда СССР. - 1991. - № 7. - С. 27.

81 *

См.: Соловьев А.Б. Актуальные проблемы прокурорского надзора за законностью предварительного расследования // Судебная реформа и проблемы уголовного судопроизводства. Сборник научных трудов.- М., 1995.-С.106-107.

67 денные положения в полном объеме отражают процессуально - правовую

действительность, которая, как справедливо отмечает Н.А. Колоколов 82 не

должна во всех случаях расцениваться как негативная по
следующим

соображениям.

Во-первых, судебный контроль на предварительном расследовании не является составной частью данной стадии уголовного процесса, а представляет собой отдельный самостоятельный вид деятельности в уголовном судопроизводстве. Вполне естественно, что арсенал средств, процедур осуществления данного контроля аналогичен тем, которые используются в судебном разбирательстве, а не в производстве предварительного расследования уголовных дел. Во-вторых, действительно, процедура судебно-контрольной деятельности несовершенна, рассмотрение жалобы проходит в закрытом судебном заседании. Все это так, но тем не менее процедура осуществления судебного контроля демократична хотя бы потому, что в рассмотрении жалобы вправе участвовать заинтересованные граждане, адвокат, прокурор. Каждый из них имеет реальную возможность отстаивать свои требования, защищать законные интересы. Такая процедура, да еще и с элементами судебного следствия процесса доказывания и состязательности сторон, представляет собой реальную гарантию прав, свобод и законных интересов личности, что само по себе очень важно. В- третьих, остается неясным, по сравнению с какой же процедурой судебный контроль на предварительном расследовании признается “как осуществляемый при усложненной процессуальной процедуре”, поскольку аналогов такого рода процедур, с которыми можно было бы ее сравнивать, у нас нет.

По данным опроса, проведенного Н.А. Колоколовым, судьи по-разному оценивают степень несовершенства законодательной регламентации процессуального режима. В частности 55% опрошенных судей
считают, что

82 См.: Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: важная функция судебной власти. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - М. 1998.

68 действующий УПК РСФСР процедуру непосредственного
судебного

контроля регламентирует явно неполно; и только 6% из них
находят

существующие регламентации достаточно полными и совершенными. 37%

респондентов полагают, что общие вопросы процедуры судебного контроля в

УПК урегулированы хорошо и полно, в то же время некоторые аспекты

судебно-контрольной деятельности остались совсем без какой- либо

83

законодательной регламентации .

Приведенные данные показывают, что судьи отчетливо видят и понимают несовершенство процедуры судебного контроля по многим существенным вопросам. Но тем не менее важно, как такого рода пробелы в законодательстве сказываются на эффективности судебно- контрольной деятельности, а также, чем судьи руководствуются в профессиональной деятельности в виду явной неполноты законодательной регламентации.

В этой связи, в литературе достаточно активно обсуждается вопрос о содержании и соотношении дефиниций “судебный надзор”, “судебный контроль “ и “судебные проверки”. Не вдаваясь в полемику по этому вопросу, отметим, что обоснованной представляется позиция, согласно которой различие между судебным контролем и судебным надзором за действиями органов расследования, ограничивающими права и свободы граждан, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, видят в том, что, осуществляя судебный контроль, суд не санкционирует эти действия, а проверяет законность и обоснованность санкционированного прокурором постановления органа расследования о применении меры процессуального принуждения.84 Действительно,осуществляя судебный надзор, суд несет ответственность за законность и обоснованность указанных действий, дозволяя органу расследования путем дачи санкций.

83 См.: Колоколов Н.А. Там же. 84 85 См.: Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовногопроцесса России.- Москва-Кемерово, 1997; Соловьев А.Б.,Якубович Н.А.Предварительное расследование и прокурорский надзор в свете судебной реформы//Законность.- 1995.-№8. 86

69 В ст. 24 УПК РСФСР идет речь о надзоре вышестоящих судов за

деятельностью нижестоящих судов. Данное правило закрепляет процедуры

кассационного надзора и надзора за приговорами
(определениями,

постановлениями), вступившими в законную силу. Причем, указания как

кассационной (ст. 352 УПК РСФСР), так, безусловно, и надзорной инстанции

обязательны для нижестоящих судов.

Осуществляя судебный надзор, Верховный Суд Российской Федерации, согласно ст. 19 Закона РФ “О судебной системе РФ”, дает разъяснения по вопросам судебной практики, которые обязательны как для судов общей юрисдикции, так и для иных правоохранительных органов, вовлеченных в орбиту уголовного судопроизводства.

Суд, отправляя правосудие, осуществляет судебную проверку уголовного дела в полном объеме при назначении судебного заседания, а также в ходе разбирательства дела по существу. Причем в ходе такой проверки (особенно в ходе судебного следствия) выявляются и устраняются следственные ошибки, а если суд, удовлетворив ходатайство, например, прокурора направляет дело на дополнительное расследование, то его указания для органа дознания, следователя об исследовании обстоятельств в ходе доследования являются обязательными (ст. 343 УПК РСФСР). Судебный контроль распространяется на сравнительно ограниченный круг следственных действий и сводится к досудебной проверке законности и обоснованности следственных действий, затрагивающих конституционные права граждан.

В литературе и в юридической практике выделяются три вида судебного контроля на стадии предварительного расследования и механизмы их реализации. Рассмотрим их по порядку.

  1. Контроль за применением задержания по подозрению в совершении преступления, за заключением под стражу и содержанием под стражей.

Этот вид судебного контроля предусмотрен ст. 22 Конституции РФ, которая гласит, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей

70 допускаются только по судебному решению. Вместе с тем, на основании п. 6

раздела второго Конституции РФ до приведения уголовно- процессуального законодательства Российской Федерации в соответствие с положениями Конституции РФ сохраняется прежний порядок ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления. Статьями 220-1 и 220-2 УПК РСФСР предусматривается возможность для подозреваемого, обвиняемого, их защитников, законных представителей обжаловать в суд задержание по подозрению в совершении преступления, арест или продление срока содержания под стражей. Действующая процедура судебной проверки задержания, ареста, продление срока содержания под стражей, когда в судебном заседании с участием подозреваемого, обвиняемого, их законных представителей, защитников, прокурора скрупулезно исследуются фактические и юридические обстоятельства, послужившие основаниями применения мер процессуального принуждения, позволяет своевременно выявить и устранить следственные ошибки, связанные с ограничением конституционного права человека и гражданина на свободу и личную неприкосновенность . Именно исследование доказательств факта виновно- совершенного деяния, инкриминируемого задержанному, арестованному, содержащемуся под стражей, позволяет суду квалифицированно, своевременно выявлять и устранять следственные ошибки, связанные с нарушением конституционного права на свободу и неприкосновенность личности. Судебная проверка жалобы не сводится лишь к проверке процессуального оформления задержания, ареста, продление срока содержания под стражей.

См.: Назаров А.Д. Устранение в суде следственных ошибок в свете реформы уголовно-процессуального законодательства // Проблемы обеспечения законности и борьбы с преступностью. - Москва-Кемерово - 1997. - С. 165-169; Он же. Проблемы следственных ошибок в досудебных стадиях уголовного процесса (на материалах средне - сибирского региона). Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - М., 1999. Соловьев А.Б., Якубович Н.А. Предварительное расследование и прокурорский надзор в свете судебной реформы // Законность. - 1995. - № 8.

71 «Обоснованность» ареста - столь растяжимое понятие, что под него

можно подвести что угодно, начиная с вопроса о том, что человек является

гражданином Российской Федерации. За 4 года моей работы, - пишет старший

помощник прокурора Олонецкого района Республики Карелия А. Жданов, -

только один человек был освобожден из-под стражи по мотивам незаконности

ареста, так как в течение длительного времени после ареста ему не было

предъявлено обвинение. Все остальные освобождались
из-за

необоснованности избрания следователем меры пресечения - заключения под

86

стражу

Председатель Верховного Суда РФ В.М. Лебедев отмечает, что наряду с разрешением уголовных и гражданских дел, дел об административных правонарушениях в 1998 году суды рассмотрели более 68 тыс. жалоб на незаконность и необоснованность применения органами дознания, следователями и прокурорами заключения под стражу в качестве меры пресечения (в 1997 - 68,2 тыс.). Разрешено около 5 тыс. жалоб на продление срока содержания под стражей (в 1997 - 5,2 тыс.). Удовлетворено соответственно 16,5% жалоб на арест и 13,6% - на продление срока (в 1997 - 19,3% и 15,1%)87.

Суды рассмотрели свыше 1276 тыс. уголовных дел, что на 12,3 % больше, чем в предшествующем году. Осуждено 1281 тыс. лиц (+13,1%), в том числе к лишению свободы 419 544 лиц, что составляет 32,7 % от общего числа осужденных (в 1998 г. соответственно - 372 464 и 32,9%)»

Возросла судимость за кражи (+9%), совершение взяточничества (+40%о), преступления против жизни и здоровья граждан (+7%), присвоение и растрату (+17,5%), за преступления в сфере экономической деятельности (50%), против правосудия.

В 1999 г. оправдано по делам с предварительным следствием 4890 лиц

86 См.: Жданов А. Законность или необоснованность ареста
// Российская юстиция. 1999. № 1. - С.46.

87 См.: Лебедев В.М. Итоги работы судов в 1998 году // Российский судья. 1999, № 1 -С.З.

72 (+25%), в том числе 944 - с освобождением из под стражи. В то же время

отмечено сокращение числа дел, возвращенных на
дополнительное

расследование.

Кроме того, судами Российской Федерации рассмотрено около 85 тыс. жалоб на заключения под стражу в качестве меры пресечения и на продление срока ареста, что на 14 % больше, чем в 1998 году, при этом 40% обвиняемых по этим жалобам освобождены судами из-под стражи (в 1998 - 16,3 %) .

По мнению Л. Масленниковой 89, с которым нельзя не согласиться, попытка Верховного Суда России (постановление Пленума B.C. РФ от 27 апреля 1993 г. «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей») разъяснить сложные вопросы применения нового законодательства о судебной проверке в полной мере не может быть признана успешной. В отдельных случаях Пленум вышел за пределы предоставленных ему полномочий (например, пытаясь разъяснить, что такое обоснованность и законность ареста). В других случаях данные разъяснения не сняли проблем в применении закона (например, указав, что «постановление судьи по результатам судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей, как вынесенное по материалам неоконченного дознания или предевдатель—• варительного следствия, пересмотру в порядке надзора не подлежит», Пленум не сумел разъяснить, а как же быть, если судьей допущена явная ошибка в принятии решения).

Судебная проверка жалобы на незаконность и необоснованность ареста или продления срока содержания под стражей может устранить нарушение прав обвиняемого (подозреваемого). Но она не может предотвратить незаконное или необоснованное решение об аресте, как это могло бы иметь

См.: В. Лебедев От концепции судебной реформы к новым идеям развития судебной системы. // Российская юстиция. 2000, № 3 - С.2-3.

QQ

См.: Масленникова Л. Судебный контроль: от Конституции до УПК // Российская юстиция. 1995. № 8 -С.45.

73 место при аресте на основании судебного решения.

В литературе высказывается точка зрения о необходимости введения процедуры судебного контроля, предусматривающей “проверку судом законности и обоснованности действий органов расследования на основании документов, однако, с предоставлением судье права при необходимости вызывать для дачи объяснений подозреваемого (обвиняемого), его защитника и представителя, а также прокурора” 90 . Сторонники этой позиции считают, что целесообразно вести речь не только о конкретном судье, а в целом о районном, городском суде, работники которого, будучи членами единого трудового коллектива, связаны определенными, и не только формальными межличностными отношениями, несут в какой-то мере солидарную ответственность за общие результаты и не могут беспристрастно относиться к ошибкам коллег 9I. Нам такая точка зрения представляется весьма обоснованной.

Эту позицию не поддерживает А.Д. Назаров 92 считающий, что действующая процедура проверки жалоб подследственных в порядке ст. ст. 220-1, 220-2 УПК РСФСР наиболее приемлема, так как именно непосредственное в ходе судебного заседания исследование доказательств в части применения мер процессуального принуждения обеспечивает большую объективность, полноту, всесторонность, нежели проверка жалобы лишь по представленным материалам.

Вполне обоснованной представляется позиция И.Ф. Демидова, настаивающего на создании “института специализированных
органов

См.: Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. - Москва- Кемерово, 1997.-С. 52.

91 См.: Токарева М.Е. Современные проблемы законности и прокурорский надзор в досудебных стадиях уголовного процесса. Автореф. дисс. канд. юр. наук. - М. 1997.

92 См.: Назаров А.Д. Проблемы следственных ошибок в досудебных стадиях уголовного процесса, (на материалах средне - сибирского региона). Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - М., 1999.

74 судебной власти - федеральных следственных судей,
осуществляющих

исключительно функцию судебного контроля и свободных от полномочий по

отправлению правосудия не только по делу, по которому принимали решение

на этапе досудебного производства, но также по любому другому делу.

Следственный судья не может входить в состав какого-либо суда, однако

должен иметь свой офис с соответствующим вспомогательным персоналом”93

Этой же позиции придерживаются и другие исследователи - М.Е. Токарева,

А.Г. Халиулин и др.

Как будет показано ниже, следственный судья во Франции имеет широкие возможности, реализация которых обеспечивает более эффективную защиту прав и свобод граждан. Вряд ли стоит, как это иногда делается, отвергать идею возрождения института следственных судей только потому, что он “не прижился в отечественных условиях”. Специализированные Федеральные суды, осуществляющие судебный контроль за соблюдением конституционных прав и свобод личности при осуществлении дознания, предварительного следствия и оперативно- розыскной деятельности, безусловно, решат многие проблемы в данной области.

  1. Контроль за ограничением права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, на неприкосновенность жилища.

Согласно ст. 23 Конституции РФ ограничение права каждого на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается исключительно на основании судебного решения. В соответствии со ст. 25 Конституции РФ обеспечивается соблюдение права личности на неприкосновенность жилища. Верховный Суд РФ в своем Постановлении “О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и

См.: Демидов И.Ф. Судебная реформа и новые проблемы науки уголовного процесса // Вопросы укрепления законности в уголовном судопроизводстве в свете правовой реформы. Материалы конференции. Москва - Тюмень.- 1995. С.24-24.

75 25 Конституции РФ” от 24 декабря 1993 года сориентировал суды
на

осуществление вышеперечисленных контрольных функций 94. Рассмотрение ходатайств должностных лиц органов дознания, следствия, подразделений, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, об ограничении прав личности, предусмотренных ст. ст. 23 и 25 Конституции РФ, должно производиться судьей в закрытом судебном заседании с обязательным участием представителей этих органов и прокурора, с исследованием не только процессуальных аспектов испрашиваемых ограничений, но и фактических обстоятельств, подтверждающих их законность и обоснованность.

При реализации этого положения на практике нередко возникает много проблем, как например, зачастую выдача судьями судебных решений, ограничивающих предусмотренные статьями 23 и 25 Конституции РФ права личности, проводится вне рамок судебного заседания, т.е. в рабочем порядке. Далее, в соответствии с действующим законодательством, если гражданин, в отношении которого уголовное дело не было возбуждено или было прекращено по реабилитирующим основаниям, считает, что его телефонные переговоры прослушивали или проводили другие оперативные мероприятия, то он вправе истребовать из органов ОРД сведения о характере полученной ими информации. Но эта внешне демократическая гарантия сводится на нет указанием закона на то, что такого рода сведения могут быть выданы гражданину лишь «в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих возможность разглашения государственной тайны» (ст. 5). Для отказа достаточно указать на конспирацию, а сообщение сведений об агентах и осведомителях, осуществляющих слежку, организации и тактике ОРД недопустимо, так как закон относит эти сведения к государственной тайне.

См. : Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 13 от 24 декабря 1993 г. “О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции РФ” // Российская Юстиция. - 1993. - № 3. - С. 55.

76 Ученые отмечают 95, что право органов ОРД на проведение оперативно- розыскных мероприятий (среди них прослушивание телефонных переговоров, обследование жилища, перлюстрация корреспонденции) должно появляться с момента возбуждения оперативного производства. Но в Законе об ОРД этот момент не определен. Оперативные мероприятия проводятся для «выявления преступлений» (ст. 2 Закона об ОРД) и получения сведений о «признаках» подготавливаемых преступлений, когда «нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела» (ст. 7 Закона об ОРД). Это означает, что на первом этапе ОРД ведется безадресно, наугад, при отсутствии конкретного человека, который мог бы подозреваться в совершении преступления, что явно противоречит ч. 1 ст. 23 Конституции РФ: «Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну» и ч. 1 ст. 24 Конституции РФ: «Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается». По мнению И.Л. Петрухина 96 на первом этапе, когда производится поиск «неизвестно кого», следует допустить лишь такие оперативные действия, которые не ограничивают конституционных прав граждан (например, наведение справок, опрос, проверочная закупка и др.). Но как только оперативники «вышли» на конкретного человека и обнаружили в его действиях признаки преступления, они должны возбудить уголовное дело (по совместительству они выполняют функцию дознания) или сообщить об этом следователю, который возбуждает уголовное дело и по поручению которого в дальнейшем проводятся оперативно-розыскные действия, включая те из них, которые ограничивают конституционные права граждан и требуют получения судебного решения. Разумеется, введение таких преобразований потребует серьезной перестройки системы ОРД. Решение этих и других проблем, на наш взгляд, может быть только тогда, когда в уголовном судопроизводстве возродится институт следственных судей.

95 См.: Петрухин И.Л. Частная жизнь (правовые аспекты) //Государство и право. 1999. №1 .-С.68. // 94 См.: Там же.

77 3- Рассмотрение жалоб участников уголовного процесса.

Третий вид судебного контроля в досудебных стадиях уголовного судопроизводства предусмотрен ст. 46 Конституции РФ, которая предписывает суду рассматривать жалобы на любые действия и решения органов государственной власти, нарушающие права и свободы граждан.

А.Д. Назаров выделяет две группы жалоб, с которыми сталкивается суд на стадии предварительного расследования 97.

• на решения органов расследования, прокурора, препятствующие движению дела в суд: отказ в принятии заявления о совершенном преступлении, постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, его приостановлении, прекращении, а также на постановление о привлечении в качестве обвиняемого; • • на иные действия и решения органов расследования, прокурора, если заинтересованные лица не удовлетворены ответами на их первоначальные жалобы надзирающего или вышестоящего прокурора, а также, если первоначальные жалобы оставлены прокурором без рассмотрения. • Вопрос о реализации этого конституционного положения в досудебных стадиях уголовного процесса в настоящее время в уголовно- процессуальном законодательстве не урегулирован и вызывает разное понимание у участников уголовного судопроизводства.

Мы разделяем позицию Н.А. Колоколова, отвергающего идею “беспробельности” судебного контроля в стадии предварительного расследования, поскольку она неизбежно привела бы к недопустимому ограничению процессуальной самостоятельности следователя, прокурора, могла бы парализовать их работу, негативно сказаться на результатах этой работы. На основании анализа конституционного и уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации и других государств, результатов

См.: Назаров А.Д. Проблемы следственных ошибок в досудебных стадиях уголовного процесса ( на материалах средне- сибирского региона ). Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - МЛ 999.

78 судебно-контрольной деятельности, пишет он, мы приходим к выводу, что

судебный контроль в стадии предварительного расследования включает в

себя: во-первых, статусный контроль, то есть рассмотрение материалов, когда

в установленном законом порядке уполномоченными на то субъектами

уголовного процесса, оперативно-розыскной деятельности ставится вопрос

об ограничении конституционных прав граждан, если такое ограничение

допустимо не иначе, как на основании судебного решения; во-вторых,

рассмотрение жалоб всех заинтересованных участников уголовного

судопроизводства, когда органами предварительного расследования

прокурором вынесено решение, препятствующее движению дела в суд (отказ

в принятии заявления о совершенном преступлении, постановление об отказе

в возбуждении уголовного дела, о приостановлении, прекращении уголовного

дела); в-третьих, когда перечисленные в уголовно-процессуальном законе

органы, осуществляющие ведомственный и прокурорский надзор, в

установленном порядке не рассматривают жалобы на действия и решения

дознавателя, органа дознания, следователя и нижестоящего прокурора в

установленные законом сроки. Если в первом случае судебный контроль

носит преимущественно превентивный характер, предупреждая возможность

незаконного ограничения конституционных прав человека и гражданина, то

во втором и третьем он является правовосстановительным, поскольку

пресекает уже допущенные органами предварительного расследования

до

нарушения .

Параллельный контроль по своей сущности является правовосстановительным, тогда как традиционный контроль носил в большей степени ограничительный характер. В плане решения задач нашего исследования очень важным представляется вопрос о следственных ошибках в деятельности

98 См.: Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного

расследования: важная функция судебной власти. Автореф. дисс. канд. юрид.

наук. - М. 1998. - С. 18 -19; Он же. Судебная реформа: некоторые проблемы

судоустройства уголовного права и процесса (сборник статей). - Курск, 1999. -

/ С. 69-70.

79 органов дознания и следователей. Практика показывает, что они обусловлены

целым комплексом обстоятельств, без выяснения и нейтрализации которых

нельзя надеяться на серьезное улучшение качества и повышение

эффективности предварительного расследования. В литературе выделяется

комплекс причин, обусловливающих нарушения в следственном процессе.

Отмечается, что нарушилась преемственность поколений практических

работников, а вместе с ней иссяк и наиболее эффективный способ обучения

?Щ менее опытных более опытными профессионалами в процессе повседневной

практической деятельности. Это привело к ослаблению и даже утрате профессиональных традиций, воспитывающих уважение к закону, правам и интересам, добросовестное отношение к исполнению служебного долга и профессиональную гордость, настойчивость в достижении поставленной цели и иные, необходимые для надлежащей эффективной работы, профессиональные качества. Из-за многочисленных вакансий и преобладания малоопытных незрелых работников сократился, а в некоторых местах и вовсе иссяк резерв для выдвижения на руководящие должности, многие из которых

Л оказались занятыми по этой самой причине неподготовленными работниками,

либо пенсионерами, мало заинтересованными в работе на перспективу.

В проведенном в 80-е годы НИИ Генеральной прокуратуры РФ исследовании было зафиксировано появление нового вида нарушений уголовно- процессуального закона - несоблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина. А.Д. Назаров в 90-е годы провел в Средне -Сибирском регионе
собственное исследование и получил сходные

* результаты”. По его данным следственные ошибки

распределяются

следующим образом:

• несоблюдение конституционных прав и свобод человека и

См.: Назаров А.Д. Устранение в суде следственных ошибок в свете реформы уголовно-процессуального законодательства // Проблемы обеспечения законности и борьбы с преступностью. - Москва-Кемерово -1997.-С. 165-168

80 гражданина -7,4%;

• односторонность, неполнота исследования обстоятельств дела -59,7%; • • существенные нарушения уголовно-процессуального закона - 17,3%; • • неправильное применение уголовного закона - 15,6%. • Не оспаривая в целом результаты и выводы исследования А.Д. Назарова, отметим некоторую искусственность в выделении в особую группу следственных ошибок, в которых кроется несоблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина. Вне сомнения, и “односторонность, неполнота исследования обстоятельств” дела, и “существенные нарушения уголовно-процессуального закона “ и др. так или иначе нарушают права человека и гражданина, что в общем-то не отрицает и А.Д. Назаров, соглашаясь с тем, что следственные ошибки, нарушающие конституционные права личности, очень близки и совпадают с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона. В то же время, эти ошибки в силу их особой значимости в соблюдении прав и свобод граждан, обще признанных международно-правовых стандартов должны разрешаться из приоритета конституционных норм.

Из множества конституционных положений, касающихся так или иначе уголовного процесса, можно сделать акцент на несоблюдении требований Конституции РФ, содержащихся:

• в ст. ст. 22, 23 и 25 Конституции РФ (необходимость получения судебного решения на ограничение прав граждан на личную неприкосновенность, неприкосновенность жилища, права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений); • • в ст. 48 Конституции РФ (право на получение участниками уголовного процесса квалифицированной юридической, в том числе - и бесплатной помощи, причем от всех юристов и специалистов, а не только от •

81 адвокатов традиционных коллегий адвокатов и,
применительно к

подозреваемым и обвиняемым, с момента, указанного в части
второй

названной статьи);

• в ст. 51 (право на свидетельский иммунитет) и ст.53 Конституции РФ (защита прав потерпевших от преступлений);

Следует сказать, что проблема жалоб на нарушения, допущенные в стадии предварительного расследования, имеет много аспектов, по которым ученые и практические работники серьезно полемизируют. Не вдаваясь в суть многих спорных вопросов, поскольку это не входит в задачи нашего исследования, отметим только, что нет достаточной ясности о том, кто является субъектом обжалования, хотя круг субъектов достаточно полно очерчен в ч. I ст. 220-1 УПК РСФСР. В то же время, в начале 90-х годов исследователи определили в качестве субъектов обжалования лицо, содержащееся под стражей, его защитника и законного представителя. В юридической практике заключение под стражу в качестве меры пресечения отнесено к двум самостоятельным субъектам уголовного процесса: подозреваемому и обвиняемому100. Законодатель же использовал другую формулировку: “лицо, содержащееся под стражей”. Эта редакция потребовала от Пленума Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 27 апреля 1993 г. дать разъяснение, что по смыслу закона (ст. ст. 2201 и 220й УПК РСФСР) в суд может быть обжаловано применение органом дознания, следователем, прокурором заключения под стражу в качестве меры пресечения, как в отношении обвиняемого, так и подозреваемого (ст. 90 УПК РСФСР). Судебная проверка законности и обоснованности ареста подозреваемого производится в общем порядке, предусмотренном ст. 220м

См.: Чувилев А.А. Институт подозреваемого в советском уголовном процессе. - М., 1968. - С. 3-21; Он же. Привлечение следователем и органом дознания лица в качестве подозреваемого по уголовному делу. - М., 1982. -С. 17-54.

82 УПК РСФСР 101.

В связи с этим необходимо рассмотреть вопрос, можно ли отнести «подозреваемого» к субъектам обжалования. В.Н Галузо102 на основании всестороннего исследования пришел к выводу, что к субъектам обжалования законности содержания под в стадии предварительного расследования необходимо отнести подозреваемого, задержанного по правилам ст. 122 УПК РСФСР или в соответствии с Указом Президента Российской Федерации, его защитника и законного представителя.

Свою позицию он аргументирует следующим. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении № 6 от 29 сентября 1994 г. пошел дальше и в п.2 разъяснил, что в соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, вступившего в силу 23 марта 1976 г., нормы которого в силу ч.4 ст. 15 Конституции Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации и имеют верховенство над ее внутренним законодательством, каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно. Исходя из этого, жалоба лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, его защитника или законного представителя относительно законности и обоснованности задержания должна приниматься судом к производству и разрешаться по существу применительно к порядку и по основаниям, предусмотренным уголовно-процессуальным законодательством.

Из постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что указанное разъяснение касается как лиц,
задержанных в

101 См.: Советская юстиция, 1993, № 12, - С.ЗО.

См.: Галузо В.Н. Судебный контроль за законностью и обоснованностью содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых на стадии предварительного расследования. Автореф. Дисс. канд.юрид.наук.- М.1995

83 соответствии с Указам Президента Российской Федерации №1226, так и

задержанных в порядке ст. 122 УПК РСФСР.

Ссылки в постановлении № 6 Пленума Верховного Суда Российской Федерации на нормы международного права, по мнению В.Н. Галузо, являются небесспорными, поскольку по существу тем самым поставлен знак равенства между арестом как мерой пресечения и задержанием.

В российской теории уголовного процесса никем не оспаривается, что задержание подозреваемого по правилам ст. 122 УПК РСФСР и арест подозреваемого и обвиняемого являются самостоятельными мерами процессуального принуждения. Задержание подозреваемого в соответствии с Указом Президента Российской Федерации №1226 от 14 июня 1994 г. несомненно, противоречит как УПК, так и Конституции Российской Федерации. И если бы Пленум Верховного Суда Российской Федерации ограничился разъяснением, что правила ст.ст. 2201 и 22011 УПК РСФСР распространяются и на случай задержания на срок свыше трех суток, то вряд ли можно было бы против этого возражать, по крайней мере с правовых позиций. В.Н. Галузо считает, что судьи будут руководствоваться постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6 от 29 сентября 1994г.,поэтому необходимо очень четко определить, что к субъектам обжалования законности содержания под стражей следует отнести подозреваемого, задержанного в соответствии со ст. 122 УПК РСФСР или в соответствии с Указом Президента РФ, его защитника и законного представителя.

Точка зрения В.Н. Галузо нам представляется мало применимой на практике. Проблема видится в том, что задержанный в порядке статьи 122 УПК РСФСР может обжаловать действия органов дознания и следствия. В то

с ?

же время, судебное проверка законности и обоснованности задержания в порядке судебного контроля, практически не имеет перспективы для реализации:

• ввиду кратковременности сроков задержания

84 • необходимости составления подозреваемым (защитником) жалобы в

суд на действия органов дознания и следствия;

• судья проверяет законность и обоснованность задержания не позднее

трех суток и необходимо обеспечение для получения
материалов,

подтверждающих законность и обоснованность задержания.

В соответствии со ст. 122 УПК задержание подозреваемого органами

дознания производится только в случае подозрения в
совершении

конкретного преступления, за которое предусмотрено наказание в
виде

лишения свободы, и при наличии одного из следующих оснований:

1) когда лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; 2) 3) когда очевидцы, в том числе и потерпевшие, прямо указывают на данное лицо как на совершившее преступление; 4) 3) когда на подозреваемом или на его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

Закон допускает задержание граждан и при наличии иных данных,

дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, но лишь в

строго определенных случаях: если оно покушалось на побег; если это

лицо не имеет постоянного места жительства; когда не установлена

личность подозреваемого.

О любом случае задержания органы дознания обязаны в течении двадцати четырех часов сделать письменное сообщение прокурору, незамедлительно известить близких родственников задержанного.

Во исполнение требований ст.47 и 52 УПК подозреваемому разъясняются его права, в том числе право иметь защитника с момента объявления протокола задержания, о чем он собственноручно расписывается в протоколе. Конституцией Российской Федерации предельный срок задержания ограничен сорока восьмью часами (ч.2 ст. 122). В силу же п.6 второго раздела Конституции РФ до приведения уголовно- процессуального законодательства в соответствие с конституционными
нормами сохраняется действующий

85 порядок задержания, который ограничен семьюдесятью двумя
часами и

продлению не подлежит.

Поэтому, споры исследователей о возможности обжалования в
суд

действий органов дознания о незаконном задержании беспочвенны, так как

подобная возможность существует на законном основании, но практически не

имеет места.

Тем не менее, следует помнить, что Конституционный Суд Российской

Федерации103 разрешил все споры, признав положение ст.220-1 УПК РСФСР,

ограничивающее круг лиц, имеющих право на судебное
обжалование

постановления о применении к ним в качестве меры пресечения заключения

под стражу, только лицами, содержащимися под стражей,
не

соответствующим Конституции РФ, ее ст.46 ( ч.1 и 2 ), а также ст. 19 (ч.1 ),21 (

чЛ), 22(ч.1), 55 (ч.З).

По смыслу данного постановления право на жалобу в суд имеет и тот, в

отношении кого постановление органа расследования о заключении под

стражу еще не приведено в исполнение.

Следовательно, и в этом случае судебный контроль определил гарантии

реализации прав личности от незаконного задержания.

Подводя итог проделанному рассмотрению механизмов судебного

контроля на стадии предварительного расследования, хотелось бы более

подробно остановиться на некоторых, особо значимых
постановлениях

Конституционного Суда РФ и показать их роль в реализации судебного

контроля в уголовном судопроизводстве.

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. № 4- П//СЗРФ.1995.№19. Ст.1764.

86

Значение решений Конституционного Суда Российской Федерации для реализации судебного контроля в уголовном судопроизводстве

Рассматривая проблемы судебно - юрисдикционного контроля в уголовном судопроизводстве нельзя не учитывать, что его реализация и эффективность обеспечивается установлением развернутой системы государственной защиты прав и свобод человека и гражданина.

Согласно ч.З ст. 118 Конституции Российской Федерации судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией и федеральным конституционным законом 104.Особенности судебной системы в том, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией РФ, которая устанавливает три ветви федеральных органов судебной власти, одна из которых возлагается на Конституционный Суд РФ (ст. 125). Конституционная юстиция в отличие от судов общей юрисдикции во главе с Верховным Судом РФ (ст. 126) и арбитражного судопроизводства, замкнутого на Высший Арбитражный Суд РФ (ст.127)105 своей подсистемы не имеет.

Таким образом, Конституционный Суд РФ занимает самостоятельное и независимое положение по отношению к этим двум основным ветвям правосудия.

Необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что Конституционный Суд РФ осуществляет юрисдикционную власть в плане судебного контроля только в рамках конституционного судопроизводства (ч.2 ст. 118 Конституции РФ), в то время, как суды общей юрисдикции по традиции осуществляют взаимный судебный контроль по всему спектру рассматриваемых в этих судах гражданских, уголовных и административных дел.

104 См.: Федеральный Конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации.// СЗ РФ. 1997. №1. -Ст.1.

105 См.: Конституция Российской Федерации. М., 1998.

87

В этой связи, Конституционный Суд РФ выступает как высший орган судебного контроля, важнейшая функция которого - защита прав и свобод человека и гражданина в сфере отправления правосудия на всех уровнях правоприменительной деятельности: национальном, региональном и международном. При этом, ст.З Федерального конституционного закона о Конституционном Суде (1994г)106 начинается с определения целей конституционной юстиции, к которым относится защита основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечение верховенства и прямого действия Конституции РФ. Есть все основания полагать, что указанные положения соответствуют европейским требованиям в современном мире.

В частности, во Франции, Конституционный совет существенно расширил пределы защиты прав и свобод человека, где в преамбуле Конституции 1958 года признана юридическая значимость основных прав и

свобод, провозглашенных в Декларации прав человека и гражданина 1789

~Л„„ °7 года .

Обращает на себя внимание и ряд обстоятельств, проливающих свет на

трудности становления института конституционного контроля на территории

бывшего Союза ССР, когда начиная с 1989 года был создан Комитет

конституционного надзора. Этот орган просуществовал
непродолжительное

время, но заложил основы конституционной защиты прав и свобод человека.

Новый этап в развитие конституционной юстиции обозначился в связи с

появлением Конституционного Суда РФ по закону от 12 июня 1991 года

дополнившему ст. 165.1 Конституции РФ 1977 года.
Юридическая

значимость решений Конституционного Суда возросла в связи с более

широкими полномочиями в защите прав и свобод человека, в том числе с

106 См.: Федеральный Конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации.// СЗ РФ. 1997. №1. - Ст.1.

107 См.: Люшер Ф. Конституционная защита прав и свобод личности. М., «Прогресс»., 1993. -С.36-41.

88

появлением возможности подачи индивидуальных жалоб на нарушения прав должностными лицами, государственным органом или решением суда.

Конституционный Суд за период с 1991 по 1993 годы рассмотрел шесть дел по жалобам о нарушении прав и свобод граждан, из них в пяти случаях дела были решены в пользу граждан, права которых взял под свою защиту. Не вдаваясь в подробности относительно рассмотренных дел следует отметить, что проверяя конституционность законов и основанной на них правоприменительной практики, связанных с правами и свободами граждан, Конституционный Суд того периода заложил основы для последующего закрепления норм о правах и свободах в новой Конституции Российской Федерации 1993 года.

Полномочия Конституционного Суда РФ сформулированы в ст. 125 Конституции РФ, где нашли свое отражение и положения об осуществлении деятельности «по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов».

Таким образом, этот судебный орган «проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом» (ч.4 ст. 125), «дает толкование Конституции» (ч.5 ст. 125) и осуществляет субсидиарные функции в законодательной деятельности путем вынесения постановлений.

Как видно из этой конституционной нормы регулирование деятельности Конституционного Суда РФ стало более четким и определенным. Однако он может решать только вопросы права, которые свойственны конституционному судопроизводству: толкование и применение Конституции РФ, соответствие ей издаваемых законов, нормативных актов, но он не вправе входить в фактическую сторону судебных дел, тогда как суды общей юрисдикции в соответствии со своей компетенцией, рассматривая конкретные уголовные дела разрешают не только вопросы права, но и факта.

89

Следовательно, разрешая жалобу гражданина в области уголовного судопроизводства, Конституционный Суд РФ (ст.ст.100,104 Закона о Конституционном Суде) в своем решении приходит к выводу, о признании закона либо отдельных его положений соответствующими или не соответствующими Конституции РФ. При этом отмечает и пределы ущемления личных прав и свобод, закрепленных в Конституции 1993 года.

Имея перед собой соответствующее постановление Конституционного Суда РФ суд общей юрисдикции, разрешая конкретное уголовное дело, обязан основывать свое решение в точном соответствии с указанным решением Конституционного Суда РФ.108 В этом случае, суд общей юрисдикции, разрешая конкретное уголовное дело не может основывать свое решение, которое бы противоречило постановлению Конституционного Суда РФ.

Чтобы правильно применять уголовно-процессуальные нормы, необходимо проверить их соответствие как общим принципам права, так и отдельно взятым конституционным, а в некоторых случаях определить имеет ли какое- либо конкретное решение Конституционного Суда РФ значение для правильного разрешения данного дела. В связи с этим следует согласиться с мнением Заместителя Председателя Верховного Суда РФ В.Жуйкова109 о том, что «решение Конституционного Суда само по себе не может предопределить решение суда общей юрисдикции» т.е. оно может просто не иметь для данного дела значения.

Действительно, судья (суд) при рассмотрении дела разрешает целый комплекс вопросов: подлежит ли применению в деле закон, по которому вынесено решение Конституционного Суда, или должен применяться другой

См.: Шульженко Ю.Л. Конституционный контроль в России. М.,1995.- С.122; Хаманева Н.Ю. Защита прав граждан в сфере исполнительной власти. М.ИГП АН РАН., 1997.-С.135-143.

109 См.: Жуйков В.М. Судебная защита прав граждан и юридических лиц. М, 1997.-С.224.

90

закон; имеет ли отношение к регулированию прав и обязанностей сторон по данному делу закон, который признан не соответствующим Конституции РФ; будут ли соблюдены правила действия закона во времени, если суд общей юрисдикции учтет решение Конституционного Суда о признании закона, подлежащего применению в данном деле, не соответствующим Конституции РФ, а также момент действия во времени Конституции и этого закона.

В соответствии с этим в ст. 101 Закона о Конституционном Суде говорится:

«Суд при рассмотрении дела в любой инстанции, придя к выводу о несоответствии Конституции Российской Федерации закона, примененного или подлежащего применению в указанном деле, обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности данного закона». Тем самым, с момента принятия судом решения обратиться в Конституционный Суд с указанным запросом и до принятия последним соответствующего постановления, производство по делу или исполнение вынесенного судом решения приостанавливается (ст.103).

Следовательно, суд общей юрисдикции, осуществляя разбирательство по конкретному делу, обязан следить за тем, чтобы подлежащий применению закон полностью соответствовал Конституции (ч.4 ст. 125) и (ст. 101) Закона о Конституционном Суде РФ.

Однако суды общей юрисдикции не лишаются суверенного права самостоятельно, без обращения в Конституционный Суд РФ, разрешить дело на основании прямого действия норм Конституции РФ. Отличие такого решения суда общей юрисдикции от решения Конституционного Суда РФ состоит в том, что первый не объявляет о признании федерального закона не соответствующим Конституции РФ, а лишь отказывает в его применении.

Здесь необходимо обратить внимание и на то обстоятельство, что решение суда общей юрисдикции, в отличие от решения Конституционного

91

Суда РФ, не является окончательным, оно может быть пересмотрено вышестоящим судом, в том числе и Верховным Судом РФ. Безусловно, если по делу допущена ошибка, то вопрос о конституционности закона, в применении которого отказано, может стать предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ согласно ст.85 Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», решение которого окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения и действует непосредственно.

По мнению некоторых ученых, Конституционный Суд РФ выступает своеобразным регулятором отношений в обществе и определяет «правовые позиции» и «условия, при которых его решения имеют нормативную силу»110.

Думается, что подобное утверждение требует осторожных оценок. В ст.73 Закона о «Конституционном Суде РФ» «правовые позиции» упомянуты лишь в связи с определением порядка пересмотра им своих решений.

Решение Конституционного Суда становится для суда общей юрисдикции обязательным только в случае признания закона или отдельных его положений не соответствующими Конституции РФ. Все же другие вопросы, имеющие значение при рассмотрении жалоб граждан в порядке судебного контроля это компетенция суда, в производстве которого находится дело. Именно поэтому решение Конституционного Суда не может предопределить решение суда общей юрисдикции по существу фактических обстоятельств дела.

Верховный Суд РФ занимает главенствующее положение в системе судов общей юрисдикции и он же изначально осуществляет юрисдикционный контроль над всеми решениями нижестоящих инстанций.

110 См.: Гаджиев Г.А., Пепеляев С.Г. Предприниматель. Налогоплательщик. Государство (правовые позиции Конституционного Суда РФ). М.1998. -С. 63,67.

92

В этой связи принципиальное значение имеет Постановление Пленума Верховного Суда РФ №8 от 31 октября 1995 года «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия»1П.

Тем не менее, необходимо отметить, что несмотря на указание, данное Верховным Судом РФ о непосредственном применении Конституции т.е. о прямом действии ее норм (ст. 15), суды не всегда это право реализуют.

Дело в том, что некоторые нормы Конституции страдают неопределенностью, декларативностью, а стало быть и не регулируют в полном объеме те или иные отношения, на что иногда требуется принятие законодателем специальных норм подзаконных регламентации.

Однако в соответствии с ч.2 ст.55 Конституции РФ в «Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина». Это значит, что законы должны быть правовыми и только верховенство таких законов и их соблюдение создают соответствующий требованиям правового государства режим законности. Судам не следует уклоняться от прямого использования четко сформулированных положений Конституции РФ.

Общеизвестно, что УПК РСФСР за период своего существования с 1960 года по настоящее время претерпел более пятисот изменений и дополнений. В определенной мере они касаются и института судебного контроля за исполнением законов на стадии предварительного расследования дела. Анализ видов судебного контроля в уголовном судопроизводстве «традиционного» и «параллельного» показывает, что контрольные полномочия суда за законностью процессуальной деятельности органов дознания и предварительного следствия претерпели качественные изменения. Они сводятся к расширению этого контроля на досудебные стадии процесса, путем введения в УПК института обжалования в суд ареста или продления срока содержания
под стражей и судебной проверке законности и

111 См.: Российская газета. 1995. 28 декабря.

93

обоснованности уголовно-процессуальных санкций (ст.220.1) и (ст.220.2)112, других институтов, предусматривающих судебную защиту прав граждан (ст.22, 23,25) Конституции РФ.

Суды общей юрисдикции порой лишены возможности правильно применять уголовно-процессуальное законодательство при производстве по уголовным делам в силу противоречивости закона полностью или частично Конституции РФ. И несмотря на то, что Верховный Суд РФ, который изучает и обобщает судебную практику, дает руководящие разъяснения судам по вопросам применения законодательства, возникающим при рассмотрении дел, он не наделен правом толкования положений Конституции РФ. Только решения Конституционного Суда РФ могут существенно влиять на содержание и юридическое значение законодательства. При этом, осуществляя конституционный контроль, он вправе издавать постановления о конституционности или нет тех или иных уголовно-процессуальных норм.

Положительное влияние Конституционного Суда на формирование демократического уголовно-процессуального законодательства можно оценивать по трем основным направлениям и это влияние просматривается по большому количеству принятых постановлений и являются в настоящее время доминирующими в судебной практике.

Во-первых, его решения являются обязательными «для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и объединений» (стЗ) Закона1 ^.Во- вторых, постановления Конституционного Суда являются окончательными, обжалованию не подлежат, а юридическая сила об антиконституционности закона или нормативного акта не может
быть

112 См.: Закон Российской Федерации от 23 мая 1992 г. // Ведомости РФ. 1992. №25, Ст. 1389.

113 См.: Федеральный закон о Конституционном Суде Российской Федерации. М., 1998.

94

преодолена повторным принятием аналогичного акта. В-третьих, решения вступают в силу немедленно после их провозглашения; а по срокам для их исполнения незамедлительно, если иное специально не оговаривается в постановлении Конституционного Суда. При этом решения действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами и должностными лицами.

Конституционный Суд играет важную роль в правоприменительной практике общих судов, так как в своих постановлениях дает рекомендации законодателю о необходимости внесения определенных коррективов в действующее законодательство, а также о принятии новых законов для устранения пробелов, возникших в результате признания правовых норм неконституционными.

В настоящее время, чтобы «правильно применять уголовно- процессуальное законодательство, нужно знать соответствующие постановления Конституционного Суда», признают

процессуалисты.1 ^Действительно, постановления, содержащие толкования положений Конституции РФ по вопросам обеспечения прав человека и гражданина в данной области составляют значительную часть в деятельности Конституционного Суда РФ. За сравнительно небольшой период, «начавшийся весной 1995 года, он издал около двух десятков постановлений (а также обнародовал ряд своих определений, предназначенных для корректировки содержания и практики применения уголовно-процессуального законодательства». 5 В этой связи можно проследить тенденцию увеличения количества поступающих к нему жалоб и обращений граждан.

См.: Уголовный процесс. МГУ. Под ред.К.Ф.Гуценко. М. «Зерцало». 2000. -С.50. 1,5 См.:См.:Тамже.-С.51.

95

Так, например: если в 1994 году их было 3115, то в 1995 году - 8905, в 1996 году - 9239, в 1997 году-9361, а в 1998 году- 10.169.116

В то же время некоторые решения по конкретным процессуальным вопросам порой вызывают сомнения в их непогрешимости, а особые мнения судей Конституционного Суда бывают более убедительными и значимыми в целях защиты прав и свобод граждан. Например, Конституционный Суд РФ неоднократно обращал внимание Правительства, Президента страны на факты незаконного и неоправданного урезания средств, выделенных по бюджету на реализацию законов. Об этом свидетельствует Постановление Конституционного Суда от 17 июля 1998 г. по запросу Верховного Суда РФ «О проверке соответствия Конституции Российской Федерации положению статьи 102 Федерального закона “О федеральном_бюджете на 1998 год”», Конституционным судом было признано несоответствие Конституции Российской Федерации ее статьям 76 ч.З и 124, положению ч. 1 ст. 102 Федерального закона «О федеральном бюджете на 1998 год» так как оно позволяет Правительству Российской Федерации самостоятельно сокращать расходы федерального бюджета на судебную систему без учета конституционных гарантий ее финансирования. Более того, Правительству Российской Федерации (п.2 Постановления) было предложено обеспечить финансирование судов из федерального бюджета на 1998 год в соответствии с требованиями ст. 124 Конституции Российской Федерации и ст.ЗЗ Федерального конституционного закона « О судебной системе Российской Федерации»117.

В заключении экспертов, выступавших при рассмотрении данного дела в Конституционном Суде, звучали убедительные ссылки на ст. 124

Конституции РФ о том, что нельзя ставить в зависимость «осуществление независимого правосудия от финансирования» со стороны исполнительной

См.: ЛукашеваЕ.А. Права человека. М. «Норма»., 1998. -С.331. 1,7 См.: Российская юстиция. 1998. №11.- С.56-58.

96

власти.. А федеральный закон, в частности УПК РСФСР, требует от суда «принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела , выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства» (ч.1 ст.20). Совершенно справедливо подчеркивалось то, что председательствующий в судебном заседании принимает меры к «всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела» (ч.2 ст.243). Он также создает необходимые условия для установления истины сторонам в процессе при разбирательстве дел с участием присяжных заседателей (ч.1 ст.429).

В печати неоднократно приводились данные, свидетельствующие о финансировании судов правительством страны лишь на 50 % от выделенных из бюджета денежных средств. При этом у судов общей юрисдикции наблюдалось отсутствие средств на почтово-телеграфные расходы, оплату коммунальных услуг, ремонт помещений и т.д. Это, соответственно, приводило к волоките в разрешении споров, мучительно долгому содержанию обвиняемых под стражей и, в конечном счете, к свертыванию правосудия и дискредитации судебной власти118.

О вышеперечисленных фактах можно только сожалеть, так как постановление Конституционного Суда от 17 июля 1998 г не привнесло каких-либо значительных изменений в существующую практику финансирования судов. В результате, Верховный Суд был вынужден на очередном пленарном заседании Совета судей Российской Федерации 2 апреля 1999 года признать, что реализация положений (ст. 124 Конституции) в полной мере не обеспечивает финансирование судов. Поэтому федеральная система судов вынуждена самостоятельно изыскивать дополнительные источники финансирования.

См.: Судебная система России. М. «Дело»., 2000. -С.11. 316.

97

На’ этом заседании Совет судей РФ решил ходатайствовать к Правительству РФ об отчислении части средств из государственного фонда по борьбе с преступностью на судопроизводство (п.2).119

Следовательно, тем самым мы сознательно допускаем материальное ослабление аппарата воздействия на преступность, и, если не искоренение, то хотя бы ее уменьшение за счет увеличения финансирования судебной системы. Это негативно сказывается на судебно-контрольной деятельности судов общей юрисдикции, подрывает авторитет Верховного Суда РФ. В этих условиях он признает, что в порядке надзора ежегодно поступает свыше 90 тысяч жалоб, из которых по существу рассматривается только 40 тысяч. В Верховных судах республик, краевых, областных и равных им судах

находится в производстве ежегодно примерно 170 тысяч жалоб, а рассматривается менее 50%.

В этой связи Совет судей Российской Федерации высказался об увеличении численности судей (в Верховном Суде РФ - на 240 единиц; в Верховных судах республик, краевых, областных и соответствующих им судах - на 2000 единиц). Было признано, что работа над УПК РФ далека от завершения, поэтому необходимо внести дополнительные изменения в действующее законодательство, направленные на ускорение судопроизводства: установление сокращенного порядка судебного следствия; отмена принципа непрерывности ,120

Для определения значимости решений Конституционного Суда РФ по делам о соответствии Конституции РФ нормативных актов для судов общей юрисдикции при осуществлении ими традиционного судебного контроля за исполнением законов на предварительном следствии, примером может служить Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части 1
статьи 232, части

См.: Российская юстиция. 1999. №6. -С.5-6. См.: Там же. -С.7.

98

четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород121.

Суть дела заключалась в том, что Иркутский районный суд Иркутской области, рассматривая в судебном заседании уголовное дело по обвинению С.А.Терентьева и М.А.Шевцова, выявил, что предварительное следствие по делу проведено неполно и в содержание предъявленного подсудимым обвинения не включены указания на ряд тяжких последствий. В связи с этим суд, руководствуясь статьями 258 и 232 УПК РСФСР, вынес определение о направлении дела для производства дополнительного расследования.

Полагая, что предписания указанных норм уголовно-процессуального закона, обязывающие суд направить дело для дополнительного расследования, не соответствуют статьям 10, 49, 50, 118 и 123 Конституции Российской Федерации, Иркутский районный суд Иркутской области обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о признании их неконституционности.

Между тем согласно статье 102 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предметом проверки в Конституционном Суде Российской Федерации по запросу суда может быть лишь закон, примененный или подлежащий применению в конкретном деле. Иркутским районным судом Иркутской области были применены в конкретном уголовном деле лишь чЛ ст.258 и п.1 и п.З ч.1 ст.232 УПК РСФСР, и, следовательно, только эти нормы и могли являться предметом рассмотрения по данному запросу.

В запросе Советского районного суда города Нижний Новгород оспаривалась конституционность ч.4 ст.248 УПК РСФСР. Как следует из запроса, в ходе рассмотрения судом уголовного дела по
обвинению

191

См.: Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности положений п.1 и 3 ч.1 ст.232, ч.4 ст.248 и чЛ ст. 258 УПК РСФСР // СЗ РФ. - 1999. №17. Ст.2205.

99

Л.Ф.Мухиной и А.П.Праприной государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения и ходатайствовал в связи с этим о возвращении дела для дополнительного расследования. Учитывая ходатайство, поддержанное подсудимыми и их защитниками, суд вынес определение о направлении дела для производства дополнительного расследования. Данное определение было отменено Нижегородским областным судом в кассационном порядке по протесту прокурора города Нижний Новгород, а дело возвращено в тот же суд для рассмотрения по существу. При этом было указано, что районный суд должен был, несмотря на отказ государственного обвинителя от поддержания обвинения, продолжить разбирательство дела и на общих основаниях разрешить вопрос о виновности или невиновности подсудимых, что прямо предусмотрено ч.4 ст.248 УПК РСФСР.

Однако Советский районный суд, рассматривая вновь поступившее уголовное дело, пришел к выводу, что положение ч.4 ст.248 УПК РСФСР не согласуется с закрепленным в ст. 123 (ч.З) Конституции РФ принципом состязательности и равноправия сторон, и обратился с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации.

Учитывая, что оба запроса касаются одного и того же предмета, а именно положений УПК РСФСР, предполагающих осуществление судом полномочий, направленных на восполнение недостатков предварительного расследования и обоснование обвинения, Конституционный Суд РФ в соответствии со ст.48 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» соединил дела по этим запросам в одном производстве.

Конституционный Суд РФ в процессе исследования конституционности положений п.1 и п.З ч.1 ст.232 и ч.1 ст.258 УПК РСФСР, как возлагающие на суд обязанность по собственной инициативе возвращать уголовное дело прокурору в случае невосполнимой в судебном заседании неполноты расследования, а также при
наличии оснований для предъявления

100

обвиняемому другого обвинения либо для изменения обвинения на более тяжкое иди существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении, признал не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 49 и 123 (ч.З), а также статьям 46 (ч.1) и ст.52.

Часть 4 ст.248 УПК РСФСР, как допускающую при отказе прокурора от обвинения осуществление судом не свойственной ему обязанности по обоснованию предъявленного органами расследования обвинения также признано считать не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 49 и 123 (ч.З).

Следует признать, что Конституционный Суд РФ постоянно следует принципу презумпции невиновности, закрепленному в ст.49 Конституции РФ.

Таким образом последовательно отстаивая право граждан на судебную защиту, Конституционный Суд подчеркивает, что «суд должен продолжать рассмотрение обвинения, предъявленного органами расследования, даже при отказе прокурора от его поддержания»(п.4), тем самым признавая право на публичную реабилитацию незаконно привлеченных к уголовной ответственности. Кроме того, указанное должно способствовать, по мнению Конституционного Суда РФ, предоставление своевременной защиты потерпевшим, поскольку возвращение дела органам расследования может безосновательно отдалять для потерпевших перспективу судебного определения их прав (п.5).

Необходимо отметить, что вышеописанное постановление Конституционного Суда РФ имело большое практическое значение в области защиты прав и свобод граждан, ограждая их от необоснованного направления судами дел на дополнительное расследование. Очевидно, что Верховный Суд РФ, воспользовавшись свои правом ст. 126 Конституции РФ, впоследствии дал соответствующие разъяснения судам общей юрисдикции

101

по вопросам судебной практики направления дел на
дополнительное расследование.

До указанного решения Конституционного Суда РФ, председатель Верховного Суда РФ В.М. Лебедев признавал, что суды ежегодно возвращают на дополнительное расследование каждое десятое дело от общего числа рассмотренных. При этом он подчеркивал, что по статистике около 90 % дел, возвращаемых судами на дополнительное расследование, после устранения недостатков органами предварительного расследования, снова направляются в суд. В то же время Лебедев соглашался, что в большинстве случаев судьи «стремятся переложить на органы следствия те мероприятия, которые требуют лишь оценки суда». Он также заметил, что в этой деятельности «значительное место занимают единоличные постановления судей, вынесенных в стадии назначения судебного разбирательства», в их преждевременной оценке представленных доказательств обвинения и некоторых процессуальных процедур органами предварительного следствия.

Пленум Верховного Суда РФ от 8 декабря 1999 года 123согласилея с доводами Конституционного Суда РФ, и на его основе дал более развернутые разъяснения по наиболее важным вопросам, регламентирующих направление уголовных дел для дополнительного расследования судами общей юрисдикции.

В частности, Верховный Суд РФ обратил внимание на то, что в порядке судебного контроля (традиционного), отправление дел для дополнительного расследования производится не только судами первой инстанции, но кассационными и надзорными инстанциями (п.З). Он также признал, что суд

См.: Лебедев В.М. Итоги работы судов в 1998 году. Российский судья. 1999.№1.-С.7.

123 См.: Постановление №84 Пленума Верховного Суда РФ от 8 декабря 1999 г. «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования // Законность. 2000. №2. -С.61-63.

102

не имеет права направить дело на дополнительное расследование без ходатайств об этом сторон. При их отсутствии обязан выносить оправдательный приговор (п.9). Располагая ходатайством о доследовании, суд не вправе выходить за его пределы (п.8). В (п.13) перечисляются существенные нарушения норм УПК, которые тем не менее дают право судам направить дело на дополнительное расследование.

Следовательно, требования к качеству расследования значительно повышаются, заявил В. Колмогоров, заместитель Генерального прокурора РФ.124 Он считает, что это повлечет за собой проведение постоянной работы по повышению квалификации следователей. Более эффективное взаимодействие следователей и работников дознания, внедрение в эксплуатацию автоматизированную информационно- справочную систему «АИСС-Судебные экспертизы». Он также полагает, что в НИИ и учебных институтах прокуратуры должна будет проводиться подготовка методических рекомендаций и пособий по вопросам расследования и прокурорского надзора за исполнением законов в досудебных стадиях.

Поэтому не правы те процессуалисты, как например, М.С. Шакарян125 , которые категорически возражают против описанной выше схемы отношений Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ. Причем они не приводят веских обоснований своих доводов, высказывая предпочтение в пользу Верховного Суда РФ, ссылаясь к отсутствию в России прецедентного права.

В этой связи, следует вновь обратить внимание на то, что у каждого органа судебной власти в соответствии со ст. 125-126 Конституции Российской Федерации четко определено место в
государственном

См.: Колмогоров В. Следствие ищет новые пути борьбы с преступностью. Российская юстиция. 2000. №3. -С.6-8. 125 См.: Шакарян М.С. Защита прав человека и гражданина в порядке гражданского судопроизводства.// Общая теория прав человека. М, 1996. -С.234.

103

механизме и судебной системе, у каждого свои полномочия. Рассмотренные и взаимосвязанные по предмету решения этих органов судебной власти, не влекут вмешательства в деятельность кого-либо из них.

Конституционный Суд РФ не может в своих постановлениях, детально прописывать процедуру рассмотрения жалоб в порядке судебного контроля, эта функция более свойственна высшим судебным инстанциям в каждой из ветвей правосудия, например Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. В то же время не имеется и каких- либо веских и действительно обоснованных доводов, чтобы полностью отвергать значимость принимаемых Конституционным Судом РФ решений и по процедурным вопросам. Здесь уместно привести высказывание В.Коломеец126 о том, что «абсолютное большинство решений Конституционного Суда сверх всякой меры усложнено и в результате малодоступно для юристов». Из десяти опрошенных ею коллег - специалистов (прежде всего руководящего звена) органов МВД, МЮ, прокуратуры и судов «в курсе принятого по их профилю работы решений Конституционного Суда оказалось не более одного или двух. Все остальные обычно не видели в этом практического смысла, ссылаясь на занятость текущими и более важными делами, отмечали объемность и сложность изложения актов Конституционного Суда, подчеркивали, что у них по данному «в общем-то интересному» вопросу не было и нет никаких «ценных указаний сверху»».

Эта позиция на наш взгляд не отражает весьма конструктивного значения решений Конституционного Суда РФ на систему процессуальных гарантий.

Несмотря на скептическое отношение к этой судебной инстанции и принимаемых им решений, думается, что в целом Конституционный Суд РФ положительно влияет на правоприменительную практику в области уголовного судопроизводства, а порой решительно исправляет
судебную

126 См.: Коломеец В. УПК РСФСР и КС РФ как Сцилла и Харибда. //Конституционное и муниципальное право. М.,«Юрист», 1999.№2.-С. 16-17.

104

практику Верховного Суда РФ, всей системы судов общей юрисдикции, хотя при этом и нельзя исключать и наличие некоторых противоречий в принимаемых им решений, в том числе и в области судебного контроля (традиционного и параллельного). Это касается главным образом контроля за качеством” предварительного следствия, о чем возникают практические проблемы.

Но прежде чем перейти к дальнейшему изложению и оценке иных постановлений Конституционного Суда РФ, их значимости в развитии и практическом применении института судебного контроля в уголовном судопроизводстве, обратим внимание на перечень процессуальных действий органов предварительного расследования, которые могут быть предметом параллельного судебного контроля.

Как правильно заметил Н.Колоколов,127 этот список является исчерпывающим и расширенному толкованию не подлежит.

Таким образом, обжалованию в порядке параллельного судебного контроля подлежат следующие следственно-процессуальные акты:

1) постановления об отказе в возбуждении уголовного дела; 2) 3) постановления о продлении срока предварительного следствия (дознания); 4) 5) постановления о приостановлении предварительного расследования; 6) 7) постановления о производстве обыска; 8) 9) постановления о наложении ареста на имущество; 10) 11) действия органов предварительного расследования, связанные с производством обыска; 12) 13) действия органов предварительного расследования, связанные с наложением ареста на имущество. 14) См.: Колоколов Н. Судебная проверка решений и действий органов предварительного расследования на досудебном этапе уголовного судопроизводства. Российский судья. 1999. №3. -С.22.

105

В случаях, предусмотренных ч.5 ст.209, ст.220.1 УПК РСФСР, жалобы на законность и обоснованность постановлений о прекращении уголовного дела, постановлений об аресте обвиняемого ( подозреваемого), а также постановлений о продлении срока содержания под стражей обвиняемых могут быть принесены не только прокурору, но и в суд.

128

В этой связи, среди юристов - процессуалистов сложилос ь

определенное мнение о том, что необходимо четко разграничивать полномочия прокурора и суда по проверке жалоб на нарушения процессуального закона, не являющихся в то же время нарушениями конституционных прав и свобод . Совершенно справедливо утверждается, что суд не должен до окончания предварительного следствия заниматься проверкой жалоб, например: на необоснованное привлечение в качестве обвиняемого, о неправильной квалификации преступления, о направлении дела с обвинительным заключением в суд и др.

Данные полномочия принадлежат органам прокуратуры, осуществляющим надзор за соблюдением законности в деятельности органов предварительного расследования по каждому конкретному уголовному делу.

Изложенные особенности разграничения полномочий судебных органов и прокуратуры в процессе их деятельности на досудебных стадиях процесса .стали предметом обсуждения Конституционным Судом РФ по целому ряду дел.

Примечательно в этом отношении Постановление Конституционного суда РФ от 3 мая 1995 г.№4-П по делу о проверке конституционности статей 220.1 и 220.2 УПК РСФСР по жалобе гражданина В.А. Аветяна.129 Ранее мы указывали на положительные аспекты этого решения,
в

котором Конституционный Суд РФ признал положение ст.220.1 УПК РСФСР

128 См.: Достиев А. Судебный контроль за соблюдением конституционных прав и свобод. Российский судья. 1999. №2. - С.8-9.

129 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. №4-П //СЗРФ. 1995. №19. Ст.1764.

106

неконституционным, так как в нем содержались противоречия ст.46 (чЛ), 22 (чЛ), 55 (ч.З ) Конституции РФ. Если ранее обжалование меры пресечения допускалось только лицами, содержащимися под стражей, то теперь этих ограничений не существует.

Суть дела В.А. Аветяна заключается в том, что в отношении него было возбуждено уголовное дело за злостное уклонение от уплаты алиментов и вынесено постановление о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, которое не было исполнено вплоть до прекращения уголовного дела. Он обращался в суды общей юрисдикции с жалобами на незаконность такого постановления и просил его отменить. В рассмотрении жалоб ему было отказано со ссылками на ст.220.1 и 220.2 УПК, согласно которым это распространяется на лиц реально содержащихся под стражей и данные просьбы рассматриваются судами только по месту такого содержания.

Конституционный Суд РФ, проверив доводы В.А. Аветяна, согласился с ним, что право на судебную защиту, предусмотренное ст.46 Конституции, не может быть ограничено ни при каких обстоятельствах (ч.З ст.56). Суд особо подчеркнул, что личность в ее взаимоотношениях с государством выступает не как объект государственной деятельности, а как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами (ч.2 ст.45 Конституции) и спорить с государством в лице любых его органов.

Данное постановление трудно переоценить в силу его значимости противостояния произволу властей и любой опасности возможных злоупотреблений с их стороны даже при введении в стране чрезвычайного положения. При этом Конституционным Судом РФ, было признано, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных

107

интересов других лиц, обеспечения обороны страны и
безопасности государства (ч.З ст.55 Конституции).

В этом обстоятельном и развернутом постановлении Конституционный Суд не только представил свое понимание различных аспектов проблемы ограничения применительно к свободе и неприкосновенности личности, но и выявил систему конституционных механизмов ее защиты от возможных злоупотреблений ими.

Как свидетельствует С.Пашин,130 если жалоба на незаконный или необоснованный арест удовлетворяется судьей, то впоследствии в суд с обвинительным заключением направляется всего лишь около 2/3 дел; в противном случае, когда в удовлетворении жалобы отказывают, в суд с обвинительным заключением направляются дела в отношении 9 из 10 обвиняемых.

Признав ущемление прав обвиняемого (подозреваемого) на данной стадии процесса, Конституционный Суд РФ в то же время совершенно игнорировал тот факт, что в процессе существуют и иные участники, которые имеют права и обязанности: потерпевший (ст.53 УПК), гражданский истец (ст.54 УПК) и их законные представители (ст. 56 УПК).

Нельзя забывать, что принцип состязательности и равноправия сторон в процессе (ч.З ст. 123 Конституции) распространяется и на эти процессуальные фигуры и они отстаивают различные интересы практически по каждому делу.

Совершенно справедливо, что обвиняемый (подозреваемый) и их защитники после рассмотрения их жалоб в порядке ст.220.1 и ст.220.2 УПК в случае несогласия с постановлением судьи, вправе обжаловать в кассационном порядке отказ в освобождении из-под стражи или продления срока пребывания под стражей.

См.: Пашин С. Обжалование ареста в суд. Юридический консультант. 1998.№4.-С.76.

108

А могут ли потерпевший и гражданский истец возражать против изменения меры пресечения обвиняемому, обжаловать постановление судьи в кассационном порядке? До настоящего времени данный вопрос так и остался без внимания Конституционного Суда РФ, и об этом можно лишь дискутировать, выдвигая различные доводы устранения неравенства.

Так потерпевший и гражданский истец не должны опасаться, что удовлетворение жалоб обвиняемого (подозреваемого) и их защитников могут повлечь для них вредные последствия. Поэтому, обязательным общим условием должно быть признано за ними равное право участвовать в судебном заседании при рассмотрении жалоб в порядке ст.220.1 и 220.2 УПК РФ: знакомиться с поступившими в суд материалами, участвовать в процессе и высказывать свое мнение по доводам жалоб и, наконец, приносить жалобу в кассационную инстанцию вышестоящего суда в случае несогласия с постановлением суда.

Все эти вопросы тоже являются прерогативой Конституционного Суда РФ, который, тем не менее, последовательно уделяет большее внимание обвиняемому и его процессуальному положению на досудебных стадиях процесса, чем иным участникам. Более того, права обвиняемого постоянно корректируются Конституционным Судом РФ в сторону их расширения, а права потерпевших на досудебных стадиях процесса вновь остаются в забвении.

Примером тому может служить Постановление Конституционного Суда РФ от 13 июня 1996 г., вынесенного в связи с жалобой гражданина В.В. Щелухина131.

В (п.З) данного решения указано, что «лицо, обвиняемое в совершении преступления, вправе обжаловать в суд законность и обоснованность
содержания под стражей на любом этапе уголовного

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 13 июня 1996 г. Ш4- П.//СЗРФ. 1996. №26. Ст.3185.

109

судопроизводства, включая ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела».

Нельзя не признать, что этот вывод суда вполне согласуется с положения ст.46 Конституции Российской Федерации, предусматривающей право на судебную защиту, в том числе и от ареста. Причем ее нормы распространяются на все стадии уголовного процесса и не подлежат ограничению ни в коем случае (ст. 55 и 56).

И опять умолчание о потерпевшем и о том, а как же это согласуется с его правами в процессе и почему они не должны быть равнозначны с правами обвиняемого и его защитника. Особенно это может проявиться по делам о тяжких преступлениях, когда освобождение из-под стражи обвиняемого может угрожать жизни и здоровью потерпевшему, членам его семьи, родственникам, а он не может противостоять его жалобе об изменении меры пресечения

Возможно, некоторые оппоненты возразят, что Конституционный Суд РФ132 все-таки стремится уравнять эти процессуальные фигуры на досудебных стадиях, наделив их возможностью судебного обжалования. Например, постановления о прекращении уголовного дела или отказ органов уголовного преследования возбудить уголовное дело, если этим отказом они фактически лишаются права и возможности защищать интересы в суде.

Никто и не оспаривает, что положительные элементы присутствуют в решениях Конституционного Суда. Например, по делу о проверке конституционности (ч.5 ст.209 УПК) в связи с жалобами граждан Р.Н. Самигулиной и А.А. Апанасенко и по делу о проверке конституционности (ст. 6 УПК) в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова, Конституционный Суд РФ пришел к совершенно правильным выводам и вынес суждение о неконституционности ( ч.5 ст.209 и ст.6 УПК РСФСР ) в той мере, в которой

132 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 13 ноября 1995 г. №13-П//СЗРФ. 1996. №52. Ст.5881.

133 См.: Там же.

по

они противоречат Конституции Российской Федерации, ее статьям 46 (ч. 1 и 2) и 52. Тем самым указывается, что постановления органов расследования по указанным основаниям затрагивают основные права и свободы граждан, выводя их из-под судебного контроля.

Акцентируем наше внимание на нарушение основных прав человека и обеспечение их судебной защиты на досудебных стадиях процесса на примере жалобы гражданина О.В. Сушкова, рассмотренной Конституционным Судом РФ от 28 октября 1996 |34.

Гражданин Сушков обвинялся главной военной прокуратурой в злоупотреблении служебным положением, которая прекратила в его отношении уголовное дело в соответствии со ст.6 УПК РСФСР, вследствие изменения обстановки, полагая, что совершенное им деяние потеряло характер общественно опасного.

Оспаривая незаконность прекращения дела производством, Сушков О.В. неоднократно обращался в органы прокуратуры с просьбой направить уголовное дело в суд для его рассмотрения по существу, но получал письменные отказы в удовлетворении своей просьбы. В своем обращении в Конституционный Суд РФ он указывал, что не признает себя виновным в инкриминируемом преступлении, а самим фактом возбуждения против него дела и последующим увольнением в запас из органов военной прокуратуры по указанным основаниям, были существенно нарушены его законные интересы возражать против прекращения дела и требовать его рассмотрения в судебном порядке.

Выступая гарантом Конституции и вынося свое суждение по жалобе гражданина Сушкова О.В., Конституционный Суд РФ особо подчеркнул, что презумпция невиновности ( ч.1 ст.49 ) и право граждан на судебную защиту

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 28 октября 1996 г. №18-Ш/ СЗ РФ.1996. №45. Ст.5203.

Ill

(ч. 1 и 2 ст.46 ) не подлежат ограничению ни при каких условиях. Тем самым было признано, что прекращение уголовного дела по основаниям ст.6 УПК РСФСР не допускается в случае возражения заинтересованного лица.

Впоследствии, Федеральным законом от 15 декабря 1996 года ст.6 УПК РСФСР была изложена в новой редакции, что конечно - же является заслугой Конституционного Суда.

Здесь же надо отметить, что даже по делу Сушкова О.В. остались процессуальные неувязки с его статусом на данной стадии процесса, что для него может иметь значение, если он будет настаивать на полной реабилитации.

Действительно, в случае прекращения дела производством в отношении Сушкова О.В по ст.6 УПК РСФСР даже с его согласия возникает вопрос, следует ли его считать «обвиняемым» или «свидетелем»? Например, В. Коломеец13’категорически возражает против признания гражданина Сушкова О.В. в данной ситуации «свидетелем», хотя и не оспаривает того факта, что это распространенное мнение присутствует на практике при прекращении дел по основаниям - ст. ст. 7, 8, 9 УПК.

Вполне обоснованным по данному вопросу представляется мнение ученого Божьева В.П,136 который признавая наличие в этой позиции соображений практического «удобства», полагает, что «прекращать дела в стадии предварительного расследования в случаях (ст.6-9) УПК «предпочтительнее после привлечения лица в качестве обвиняемого».

Данный вывод вполне согласуется с требованиями ст. 143 УПК РСФСР о том, что «при наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения в совершении преступления, следователь выносит

’” См.: Коломеец В.К. УПК РСФСР и КС РФ как Сцилла и Харибда. //Конституционное и муниципальное право. 1999. №2. -С. 18.

См.: Научно-практический комментарий к УПК РСФСР. М., «Спарк»., 2000.-С.31.

112

мотивированное постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого»137.

Следовательно, к моменту принятия решения о прекращении уголовного дела по основаниям ст.6 УПК именно в этом случае «обвиняемый» пользуется всем комплексом прав, которыми его наделяет (ст.46) УПК, включая право на помощь защитника (ст.47) УПК.

Процессуальные права граждан - это прежде всего гарантии реализации конституционных прав и свобод граждан. Равенство перед законом и судом означает наделение граждан одинаковыми правами в уголовном судопроизводстве. Стеснение или ограничение этих прав может являться предметом судебного контроля.

Обеспечение доступности судебной защиты в целях соблюдения процессуальных прав участников уголовного судопроизводства постоянно привлекает внимание Конституционного Суда РФ. По своей сущности его деятельность в этом направлении представляет собой отстаивание процессуальных прав участников уголовного судопроизводства средствами конституционного судопроизводства.

Примечательно в этом отношении постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности ч.4 ст.ИЗ УПК РСФСР в связи с запросом Костомукшского городского суда Республики Карелия от 29 апреля 1998 года138.

Гражданин А.В.Климочкин, в отношении которого помощником прокурора города Костомукши было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту дорожно- транспортного происшествия в связи с отсутствием в деянии состава преступления, будучи несогласным с мотивами отказа, обжаловал постановление прокурору города Костомукши. В рассмотрении
жалобы ему было отказано со ссылкой

137 См.: Там же. -С.296.

138 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 29 апреля 1998. №13-П.// Российская газета. 1998. 7 мая.

113

на (ч.4 ст. 113) УПК РСФСР, предоставляющую право обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела только лицу, заявившему о преступлении, каковым А.В.Климочкин в данном случае не являлся.

В дальнейшем Костомукшский суд по жалобе А.В.Климочкина отменил постановление и направил материалы в прокуратуру города Костомукши для дополнительной проверки обстоятельств происшедшего. Но это судебное решение по протесту прокурора города Костомукши было отменено Верховным Судом Республики Карелия, указавшим в своем определении, что жалобу А.В.Климочкина, рассмотренную Костомукшским городским судом в порядке гражданского судопроизводства, следовало разрешать «в соответствии с нормами уголовно-процессуального права». В результате жалоба была направлена для рассмотрения по существу в прокуратуру Республики Карелия после чего следователем прокуратуры города Костомукши было вновь вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Это решение А.В.Климочкин также обжаловал в Костомукшский городской суд.

Костомукшский городской суд, придя к выводу о том, что примененное в деле Климочкина и препятствующее судебному рассмотрению его жалобы положение ч.4 ст. 113 УПК РСФСР не соответствует Конституции РФ, приостановил производство по жалобе и обратился в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности указанной правовой нормы.

В своем решении Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что положение, содержащееся в ч.4 ст. 113 УПК РСФСР не соответствует Конституции РФ, ее ст.45 (ч.2), 46 (ч.1 и 2) и 55 (ч.З) в той мере, в какой оно не допускает судебного обжалования постановления прокурора, следователя или органа дознания об отказе в возбуждении уголовного дела, а также исключает для лиц, интересы которых затрагиваются этим постановлением, возможность использовать для своей защиты все способы, не запрещенные законом.

114

Содержащаяся в постановлении аргументация, позволяет обоснованно расширить круг субъектов, управомоченных обжаловать в судебном порядке постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, т.е. помимо заявителей и других заинтересованных лиц - пострадавших от преступления, но не заявлявших о нем; лиц, в отношении которых было отказано в возбуждении уголовного дела и действиям которых дана определенная юридическая оценка, и других.

Федеральным законом от 14 февраля 1997 года139 УПК был дополнен (ст.375.1) согласно которой «Уполномоченный по правам человека в РФ» вправе обращаться с просьбой об отмене постановления об отказе в возбуждении дела к прокурору или в суд.

В случае признания жалобы обоснованной и отменяя постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, суд ни в коей мере не берет на себя функции уголовного преследования.

Речь идет лишь о необходимости расследования, а затем уже, возможно, о рассмотрении дела в суде и, конечно, при этом не предрешается вопрос о виновности.

Очень важно было обратить внимание, что при рассмотрении подобной жалобы нельзя механически, формально применять закон, ограничивающий права и свободы гражданина, а нужно оценивать его с точки зрения соответствия тем параметрам, которые определены в ч.З ст.55 Конституции. Тем более, когда заявитель утверждает, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела затрагивает его основные конституционные права. Думается, что Конституционный Суд РФ прежде всего исходил из перечня этих прав и свобод, закрепленных в Конституции РФ:

• право на жизнь ( ст.20); • • на защиту достоинства (ст.21); • ИУ См.: Федеральный закон от 14 февраля 1997 г.// СЗ РФ. 1997. №12. Ст. 1374.

115

• на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ч.1 ст.23); • • на информацию ( ст.24); • • на свободу совести (ст.28); • • на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч.1 ст.40); • • на жилище ( ч.1 ст.40).140 • Предполагая судебную защиту этих прав согласно Конституции РФ (ст.46 ), Конституционный Суд РФ в своих решениях от 27 марта 1996 г. №8 прямо и определенно указал, что ограничение допуска защитника возможно только по основаниям, прямо указанным в (ст. ст. 47, 67.1) УПК РСФСР, либо в Положении об Адвокатуре 1980 г. При этом не исключается квалифицированная юридическая помощь бесплатно, что также гарантировано Конституцией РФ (ч.1 ст.48).

Следовательно, предопределив участие адвоката на всех стадиях процесса, в том числе и на досудебных, - Конституционный Суд РФ вполне обоснованно выразил суждение о том, что для адвокатов, равно как и для некоторых других лиц (прокуроров, судей, депутатов) не требуется особых документов для допуска к сведениям, составляющим государственную тайну. Сохранность информации должна обеспечиваться иными законными средствами: отобранием подписки о неразглашении следственной тайны, путем проведения закрытых судебных заседаний.

Исходя из принципов и гарантиях граждан о праве на судебную защиту, а также о предусмотренных Конституцией РФ гарантиях об оказании квалифицированной юридической помощи. Конституционный Суд
РФ в

Конституция Российской Федерации. МЛ 998.

116

своем постановлении от 28 января 1997 г. № 2-П141, обсуждая данный вопрос применительно к (ч.4 ст.47 УПК РСФСР) пришел к бесспорному выводу, что частнопрактикующий юрист, даже имеющий соответствующую лицензию, но не состоящий в «традиционной» коллегии адвокатов, не может быть допущен к делу в качестве защитника.

По существу Конституционный Суд РФ признал положение (ч.4 ст.47 УПК РСФСР), согласно которому в качестве защитника допускается адвокат по предъявлении им ордера юридической консультации, не противоречащим Конституции РФ.

Думается, что Конституционный Суд РФ и здесь обошел вниманием потерпевшего, который будучи наделенным правами на следствии (ст.53 УПК РСФСР), являясь равноправной стороной состязательного процесса (ч.З ст. 123 Конституции РФ), (ст.245, 429, 430, 446-448 УПК РСФСР) имеет равное право на квалифицированного защитника своих интересов в уголовном процессе, если по каким-либо причинам он не может реализовать свои права единолично.

Деятельность Конституционного Суда РФ последовательно направлена на принятие таких решений, которые создают определенный баланс отношений различных форм контроля и органов их осуществляющих в уголовном судопроизводстве. Тем самым подчеркивается, что контроль за исполнением законов на предварительном следствии процессуально возложен не только на судебный орган, но и прокурора, на начальника органа дознания и начальника следственного отдела (ведомственный контроль).

Несмотря на определенные процессуальные различия органов, контролирующих исполнение законов на предварительном следствии, они призваны эффективно обеспечивать надежные условия для защиты прав и

141 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 28 января 1997 г. по делу о проверке конституционности ч.4 ст.47 УПК РСФР в связи с жалобами Б.В.Антипова, Р.Л.Гитиса, С.В.Абрамова. // Российская газета. 1997. 18 февраля.

117

свобод гражданина, а также охраняемые законом интересов общества и государства.

Данные обстоятельства свидетельствуют, что в уголовно-процессуальной теории и практике существует проблема законодательного совершенствования взаимоотношений этих контрольных органов, выработке механизма допустимых ограничений, реализуемых посредством применения уголовно-процессуального принуждения личного, имущественного или организационного характера. Само ограничение прав и свобод личности при этом должно опираться только на Конституцию Российской Федерации, нормы УПК и признанные Российской Федерацией нормы международного права, международные договоры России.

Конституционный Суд Российской Федерации совершенно правильно считает, что суды общей юрисдикции не должны подменять прокурорский надзор и выполнять несвойственные им функции по возбуждению уголовного дела, формулировать обвинение, его уголовно- правовую квалификацию, то есть осуществлять обвинение или защиту.

Наглядно позиция Конституционного Суда РФ проявилась по целому ряду рассмотренных дел и вынесенных по ним решениям, в частности, по делу о проверке конституционности статьи 418 УПК РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края142, и признании ее несоответствующей Конституции РФ, ее статьям 120 и 123 (ч.З) в части, наделяющей судью полномочиями возбуждать уголовное дело по подготовленным в протокольной форме материалам о преступлении или отказывать в его возбуждении, излагать в постановлении о возбуждении уголовного дела формулировку обвинения.

Признание не соответствующими Конституции Российской Федерации названных положений статьи 418 УПК РСФСР не препятствует применению

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 28 ноября 1996 г. №19-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 1996. №5.

118

других ее положений при рассмотрении вопроса о назначении судебного заседания по делу исходя из того, что решение о возбуждении дела и о формулировке выдвигаемого против лица обвинения содержится в утвержденном начальником органом дознания и санкцированном прокурором протоколе.

Таким образом, было признано, что возбуждение уголовного преследования и поддержание обвинения перед судом является задачей специальных органов - дознания, предварительного следствия и прокуратуры. Суд же обязан проверять результаты их деятельности, объективно и беспристрастно решая вопрос о законности и обоснованности выдвигаемых против лица обвинений, а также рассматривая жалобы на действия и решения должностных лиц на досудебных стадиях. Тем самым Конституционный Суд вновь подтвердил, что защита прав и свобод человека в уголовном судопроизводстве, закрепленных в статьях 18, 46 (чЛ) и 120 Конституции Российской Федерации143 гарантируется независимым и беспристрастным судом.

Представляется, что данное решение Конституционного Суда РФ должно было удовлетворить всем требованиям ученых и практиков о независимой судебной власти. Тем не менее и здесь проявились неоднозначные суждения о месте и роли судебного контроля на досудебных стадиях процесса. В этой связи интересно суждение И.Федорова144о том, что судебный контроль за исполнением законов на предварительном следствии не может быть полноценным так как сочетает «функцию обвинения и функцию защиты». Автор указанной позиции не дает четкой аргументации своих обоснований, он лишь
ссылается на то, что судья

См.: Конституция Российской Федерации. МЛ998. 144 См.: Федоров И.З. Применение в досудебных стадиях уголовного процесса конституционных норм, допускающих ограничения прав и свобод человека и гражданина. Автореф. Дисс. канд. юр. наук..М. 1998. -

С.22.

119

становится обвинителем или защитником, когда принимает решение о заключении обвиняемого под стражу или об отмене этой меры пресечения; о проникновении органов расследования в жилище; о прослушивании телефонных переговоров; перлюстрации корреспонденции или когда отказывает органам расследования в удовлетворении их ходатайств по данным вопросам.

Самое интересное, что подобные высказывания не изменили позиции Конституционного Суда Российской Федерации о недопустимости возложения на судебную власть каких-либо функций, несовместимых с ее исключительными прерогативами по осуществлению правосудия.

Мы видим, какую огромную работу проводит Конституционный Суд РФ по защите прав и свобод граждан, их обеспечении в порядке судебного контроля за исполнением законов органами предварительного расследования. И наверное стоит согласиться с К.Гуценко145 о том, что «анализ его практики показывает, что он находится еще в состоянии поиска своего места в судебной системе», хотя не признать эффективность его постановлений нельзя, т.к. многие из них уже учтены в законодательстве.

Резюмируя изложенное, можно констатировать, что развитие правового демократического государства предполагает существование в нем эффективного судебно - юрисдикционного контроля. Как отмечает ученый С.Боботов «В интересах объективности в принятии решений судебная деятельность подчинена более строгим правилам, чем законодательная и тем более исполнительно - распорядительная деятельность правительства. Например, правила судебной деятельности имеют общеправовое значение: они выражаются в следовании таким принципам, как равенство граждан перед судом и законом; презумпция невиновности; право на защиту; устность, гласность и
состязательность процесса: все они должны

См.: Уголовный процесс. МГУ. Под ред. К.Ф.Гуценко. М. «Зерцало» 2000.-С.53.

120

неукоснительно и в полном объеме соблюдаться во всех видах судопроизводства - от конституционного до административного»146.

Подводя итог проделанному во второй главе диссертации анализу, подчеркнем, что в осуществлении непосредственного судебного контроля на стадии предварительного расследования есть еще много погрешностей и ошибок. Их нужно подвергать критике, но не отвергать саму идею данного социального института. Для его эффективного функционирования необходимо объединение усилий теоретиков и практиков, осмысление опыта других стран.

Третья глава диссертации посвящена анализу форм и методов судебного контроля в стадии предварительного расследования Франции.

Осмысление опыта Франции, сопоставление его с достижениями других стран может быть необходимым дополнением связанного с развитием традиций судебного контроля в России.

См.: Судебная система России. М. «Дело»., 2000. - С.37.

121

Глава III Судебный контроль в системе судопроизводства Франции

§. 1. Порядок осуществления судебного контроля в УПК Франции

Как уже было показано в первой главе диссертации институт судебного контроля складывался во Франции на протяжении двух веков и сегодня т представляет довольно сложную и вместе с тем стройную организационную

структуру. Российскими учеными СВ. Боботовым, В.И. Каминской, Л.И. Лубенским, П.А. Лупинской, Э.Б. Мельниковой, М.М. Михеенко, Н.Н. Полянским, Ф.М. Решетниковым, М.В. Чельцовым-Бебутовым и другими проанализирован опыт Франции в становлении и развитии судебного контроля и повышении его роли в защите прав и свобод гражданина. Не всегда позиции авторов совпадают, но в целом они дают стройное понимание французского уголовно-процессуального законодательства. Много в этом плане дают работы французских процессуалистов Булока, Витю, Жандидье, % Ламбере, Мерля и др. Во второй половине 90-х годов появились новые

публикации по вопросам судебного контроля на стадии предварительного расследования во Франции, защищены уже упоминавшиеся кандидатские диссертации Леона Шанталя Амбассы и Е.В. Быковой. Опираясь на труды названных и других авторов рассмотрим особенности осуществления судебного контроля во Франции - защиты прав и свобод граждан.

Уголовный процесс во Франции слагается обычно из трех стадий: I) fa предварительное следствие; 2) судебное разбирательство и 3) исполнительное

производство. Процедура обжалования в апелляционном или кассационном порядке составляет особую стадию уголовного процесса.

В большинстве случаев предварительному следствию предшествует полицейское дознание (enquete officieuse), значение которого во французском уголовном процессе чрезвычайно велико. Должностные лица и агенты судебной полиции, действующие под руководством прокурора республики,

122

производят все действия, направленные на обнаружение виновных и закрепление доказательств.

Офицеры судебной полиции имеют право на проведение самостоятельного предварительного дознания, а агенты и иные должностные лица - на проведение лишь отдельных процессуальных действий. Особенно велики полномочия офицеров судебной полиции при проведении расследования в отношении так называемых явных преступлений вслед за их совершением147

Предварительное расследование во Французском уголовном процессе имеет исключительно большое значение, поскольку именно на этой стадии процесса чаще всего определяется судьба привлеченных к уголовной ответственности. Подчеркнем еще раз: во Франции часто предварительное расследование с самого начала и до конца проводится в форме полицейского дознания, осуществляемого судебной полицией. Институт судебной полиции играет большую роль в уголовном процессе Франции. Многочисленные формирования судебной полиции наделены действующим законодательством Франции широчайшими полномочиями и имеют высокие технические возможности. Судебная полиция находится под контролем исполнительной власти. Судебная полиция Франции, в отличие от полиции в других государствах со смешанной формой процесса, имеет свои особенности. В круг должностных лиц судебной полиции по законодательству Франции входят лица, осуществляющие расследование в связи с нарушениями при лесопользовании, водоохраны и т.д. Другой отличительной чертой судебной полиции является наделение административных чиновников - префектов полномочиями должностных лиц судебной полиции.148

Согласно ст. 13 УПК Франции судебная полиция в каждом округе

147 Боботов СВ. Правосудие во Франции. - М., 1994. - С. 132-134; Решетников Ф.М. Справочные системы стран мира. - М.: Юридическая литература, 1993 - С. 213-219.

148 См.: Быкова Е.В. Судебный контроль за предварительным расследованием во Франции. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - М, 1996. - С. 11.

123

апелляционного суда находится под надзором генерального прокурора и под контролем обвинительной камеры.

Французская судебная полиция представляет собой мощную армию должностных лиц, чиновников и агентов. В статье 16 УПК определено, что офицерами судебной полиции являются:

1) мэры и их помощники;

2) офицеры и чины жандармерии; жандармы, состоящие не менее “четырех лет” на службе в жандармерии и персонально назначенные постановлением министров юстиции и вооруженных сил на основании соответствующего представления комиссии; 3) 4) генеральные инспектора, заместители директоров центральных управлений полиции, генеральные контролеры, полицейские комиссары; чиновники корпуса полицейских инспекторов национальной полиции, состоящие не менее двух лет на службе в данном корпусе в качестве должностного лица, персонально назначенные постановлением министров юстиции и внутренних дел на основании соответствующего представления 5) 149

комиссии .

Одной из гарантий правильности и эффективности функционирования судебной полиции является контроль прокуратуры и судебный контроль за проведением дознания.

Отметим характерную особенность УПК Франции. До возбуждения уголовного преследования права лица, привлекаемого к уголовной ответственности, обычно совершенно незначительны. Общие черты, присущие процессуальному положению обвиняемого в уголовном процессе стран Запада, по-разному проявляются в отдельных государствах. “Во Французском уголовном процессе, - как отмечал в своем исследовании известный процессуалист А.И. Лубенский, - лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, может пользоваться в стадии предварительного

149 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Франции. - М: изд-во “Юридический колледж МГУ”, 1996 - С. 22-23.

124

расследования процессуальными правами, которые установлены законом для защиты его интересов, только тогда, когда оно выступит в качестве обвиняемого150.

Французское уголовно-процессуальное законодательство придает очень большое значение задержанию вообще, что не удивительно, т.к. оно затрагивает права граждан на свободу. УПК подробно регламентирует случаи задержания при производстве дознания в отношении явных преступлений и уголовных деликтов, что предусматривает ст. 63 УПК, в которой говорится, что офицер судебной полиции вправе в интересах дознания задержать в своем распоряжении одно или несколько лиц, указанных в статьях 61 и 62. Об этом он уведомляет в кратчайшие сроки прокурора Республики. Указанные лица не могут быть задержаны более чем на двадцать четыре часа.

Однако, лица, против которых не имеется ни одной улики, позволяющей предположить, что они совершили или пытались совершить преступное деяние, не могут быть задержаны более чем на срок, необходимый для взятия у них показаний.

Задержание лиц, против которых имеются улики, позволяющие предположить, что они совершили или пытались совершить преступное деяние, может быть продлено на новый срок не более чем в двадцать четыре часа с письменного разрешения прокурора Республики. Данный магистрат для выдачи указанного разрешения вправе распорядиться о доставлении к нему задержанного лица ,51.

В уголовно-процессуальном кодексе Франции судебной полиции предоставлено право «в целях расследования» задерживать потерпевших, свидетелей и иных лиц. Нормы УПК предписывают производить задержание: 1) при производстве дознания в отношении явных преступлений и деликтов

См.: Лубенский А.И. Предварительное расследование по законодательству капиталистических государств.М.1977- С.23.

151 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Франции. М. изд-во «Юридический колледж МГУ». 1996. -С.41.

125

(статья 63); 2) в ходе предварительного дознания (статья 77) и при исполнении судебных поручений следственного судьи (статья 154). Согласно статьям 61-63 УПК задержаны могут быть: а) каждое лицо, личность которого нужно установить или проверить в ходе дознания; б) любое лицо, находящееся на месте происшествия и в) любое лицо, которое может дать нужные сведения о происшествии. Короче говоря, задержаны могут быть и потерпевшие, и свидетели и вообще любые лица, оказавшиеся поблизости.

Офицеры судебной полиции могут производить все те действия, проведение которых предусмотрено при полицейском дознании (включая задержание и обыск). Агенты судебной полиции могут выполнять следственные действия при дознании в отношении явных преступлений и деликтов (неотложном дознании по «горячим следам») лишь на основе указаний офицеров судебной полиции и не вправе осуществлять задержание. Основная их функция - оказывать содействие офицерам судебной полиции при исполнении теми своих обязанностей по производству предварительного расследования. Судебная полиция в той или иной мере участвует в производстве по всем уголовным делам, и не только участвует, но и создает эти дела, являясь вместе с прокуратурой основным организатором уголовного преследования в государстве15”.

В уголовном процессе Франции существует такая своеобразная процессуальная фигура, которой нет в большинстве стран континентальной правовой системы, - следственные суды.

Существующая организация следственного аппарата во Франции содействует обеспечению независимости следственных судей, их подчинению только закону, искоренению постороннего вмешательства в расследование ими уголовных дел, что также недопустимо, как и недопустимо вмешательство в рассмотрение дел судами.

См.: Боботов СВ. Правосудие во Франции. М., -С. 138,146.

126

Значительные полномочия в стадии предварительного расследования принадлежат прокурору Республики. Они закреплены в статьях 31, 40, 41, 51, 72, 80, 82, 86, 92, 140 и др. УПК Франции.

Из этих статей следует, что право возбудить уголовное преследование принадлежит исключительно прокурору (во Франции требование прокурора /requisiotoire introductif/ является основной формой возбуждения уголовного преследования); следственный судья не может начать следствие по собственной инициативе, он может проводить следствие только на основании требований прокурора; расследуя дело, следственный судья может привлечь в качестве обвиняемого любое лицо, но в совершении только того преступления, которое указано в требовании прокурора; если в ходе следствия следственному судье стали известны факты, не указанные в требовании прокурора, он обязан немедленно сообщить о них прокурору, направив ему жалобы и протоколы, в которых они зафиксированы, и лишь после этого прокурор решает, какой им дать ход; возбуждение уголовного преследования - право, а не обязанность прокурора, он им пользуется факультативно и не перед кем не отчитывается; прокурор вправе в любое время затребовать к себе материалы дела и предписать следственному судье производство следственных действий, которые считает полезными для установления истины по делу, а если следственный судья с ним не согласен, он обязан в течение 5 дней вынести об этом мотивированное постановление; лишь после согласия прокурора следственный судья может вынести постановление об окончании предварительного следствия и т.д.

Согласно УПК Франции поручение на производство следственных действий председатель суда также выдает по представлению прокуратуры. Статья 80 УПК устанавливает: «Следственный судья может производить следствие только на основании требования прокурора республики, в том числе и в случаях совершения явного преступления или проступка». Иными словами, следственный судья не вправе начать следствие по собственной инициативе даже тогда, когда он производил дознание по поводу «явных

127

преступлений и проступков». Лишь после того, как он перешлет материалы дела прокурору, последний решает, какой ему дать ход. Если факты, не приведенные в требовании прокурора, стали известны следственному судье, тот обязан немедленно уведомить о них прокурора, направив ему жалобу и протоколы, составленные по поводу их совершения. Требование прокуратуры имеет значение заявленного уголовного иска. Статья 82 УПК гласит: «В своем вводном требовании (demande introductive) и в дополнительном требовании на любой стадии следствия прокурор республики вправе предписать следственному судье производство всех действий, которые представляются ему полезными для установления истины».

Самостоятельность следственного судьи в проведении предварительного следствия и неограниченная возможность прокурора предписывать - на практике постоянный источник конфликтов, снижение которых может быть достигнуто лишь при условии, что прокурор будет ограничивать свои предписания лишь наиболее существенными направлениями следствия, а детали оставит следственному судье. По мнению Леона Шанталя Амбассы, существование конфликтов между следственным судьей и прокурором вполне естественно и не противоречит принципу разделения властей153.

Следственный судья действует в тесном контакте с судебной полицией, в обязанности которой входит производство первичных неотложных действий, до тех пор, пока не начато следствие. После того, как следствие начато, судебная полиция должна выполнять поручения следственного судьи и действовать в соответствии с его требованиями. Следственный судья может назначить срок, в течение которого ему должны быть переданы протоколы, составленные должностными лицами судебной

Амбасса Леон Шанталь Предварительное следствие в уголовном процессе России и Франции. Автореф. дисс. канд. юр. наук. - М, 1999. Он же. Организация предварительного следствия во Франции на современном этапе // Государство и право - 1999. №1. - С. 109-112.

128

полиции.

Во Франции следственный судья с одной стороны рассматривается как должностное лицо, выполняющее функцию расследования, а с другой стороны, как судья, оценивающий результаты расследования и принимающего решения касающегося направления дела или вопроса о применении мер пресечения”154.

Судебной практикой был выработан специальный термин для обозначения решений, принимаемых следственным судьей в качестве судьи, -«юрисдикционные постановления» (ordonnanses juridictionneles). С принятием УПК 1958 года этот термин стал употребляться и в тексте закона. Неюрисдикционными (административными) считаются постановления, выносимые следственным судьей в качестве следователя (о вызове обвиняемого, о производстве обыска и т.п.). Такое подразделение постановлений на две группы имеет существенное значение при определении порядка их обжалования и установлении перечня процессуальных документов, доводимых до сведения защитника обвиняемого.

Во Франции насчитывается 548 следственных судей по отношению к общему количеству 5777 магистратов судебного ведомства155. Следственные судьи комплектуются из числа судей трибуналов большой инстанции (второй ступени системы французского правосудия). Назначение на должность следственного судьи производится сроком на три года декретом президента республики.

Следственный судья не связан доказательствами, представленными полицией, в его руках сосредоточены эффективные средства расследования и получения доказательств: он может выезжать на место совершения преступления, производить допросы и очные ставки, обыски и выемки, налагать арест на имущество, предписывать проведение экспертизы, давать

Stefani G.Levasser G.Bouloc В. Droit penal general et procedur penal T.2 P. 1968. P 238-239. 155 См.: Боботов СВ. Правосудие во Франции. М. 1994. - С. 118.

129

следственные поручения, выдавать мандат о явке, на привод, на задержание, требовать помощи от полиции и публичных вооруженных сил, т.е. производить все следственные действия, необходимые для установления истины. Он вправе предписывать проведение экспертизы, давать следствию поручение (commision rogatoire), выдавать ордера о явке, приводе, задержании, аресте (mandats de comparution, d’amener, de deport, de l’arestation) и в этих целях требовать помощи от полиции (force publique).

Закончив следствие, следственный судья передает производство по делу прокурору республики. Если прокурор согласен с проведенным расследованием, он возвращает материалы дела следственному судье. После этого следственный судья выносит постановление о направлении дела в соответствующую судебную инстанцию (ordonnance de renvoi) либо о прекращении уголовного расследования (ordonnance de non-lieu a suivre), если судья находит предъявленное обвинение необоснованным или улики недостаточными. Он может вынести также постановление о частичной необоснованности иска.

Во Франции создана система постоянного контроля за деятельностью следственных судей, она включает в себя ежегодную в июне месяце оценку и проверку работы следственных судей. Действует двойная система оценки: первая такова: в специальной таблице по вертикали перечислены 16 критериев, которые характеризуют профессиональных судей - от чувства ответственности до авторитета, юридических познаний и инициативы. По горизонтали выставляются оценки: - отлично, очень хорошо, хорошо, посредственно, неудовлетворительно. Другая система представляет собой письменную характеристику, которую составляет первый председатель апелляционного суда на основе письменных соображений председателей трибунала и обвинительной камеры” |56.

Ламбер Ж.-М. Маленький судья. - М., 1990, - С. 243.

130

В статье 82 УПК Франции закреплено право французского следственного судьи не согласиться с указаниями прокурора Республики. При этом следственный судья выносит мотивированное постановление. Если следственный судья, говорится в УПК, не считает необходимым выполнять требования прокурора Республики, он должен (Закон № 93- 1013 от 24 августа 1993 г.) “за исключением случаев, предусмотренных вторым абзацем статьи 137,” вынести мотивированное постановление в течение пяти суток с момента получения этих требований”

Возникший конфликт между следственным судьей и прокурором Республики решается обвинительной камерой. Обвинительная камера имеет еще одно название - камера предания суду, с вытекающими из него задачами и полномочиями. Именно сюда, в камеру предания суду следственный судья и направляет дело о расследованном им преступлении.

В составе каждого апелляционного суда имеется не менее одной обвинительной камеры и состоит она из председателя и двух советников158. В отличие от председателя, выполняющего только свои обязанности, два других члена обвинительной камеры в случае необходимости могут заседать в других палатах апелляционного суда.

Роль обвинительной камеры важна и разнообразна. В первую очередь, это орган предварительного расследования второй инстанции, который проводит расследование после следственного судьи; французские юристы называют обвинительную камеру верховным следственным судьей.

С другой стороны, обвинительная камера является апелляционной инстанцией, рассматривающей жалобы на постановления
следственного судьи. Обвинительная камера также еще и дисциплинарный юридический орган для должностных лиц судебной полиции, гражданских и военных должностных лиц, действующих в этом качестве.

См.: Уголовно-процессуальный кодекс Франции. - М: изд-во “Юридический колледж МГУ”, 1996 - С. 53. ,5ЙСм.: Там же. - С. 105.

131

В соответствии со статьей 206 УПК Франции обвинительная камера проверяет законность процессуальных действий по делам, переданным на ее рассмотрение.

Если она находит основания для признания процессуального акта недействительным, то она признает недействительным акт, не соответствующий установленным требованиям, а если в этом возникает необходимость, то она признает недействительным полностью или частично последующее производство.

После указанного аннулирования она может либо продолжить производство самостоятельно и действовать в порядке, предусмотренном статьями 201, 202 и 204 УПК, либо направить материалы дела тому же или другому следственному судье для продвижения следствия 159.

Как надзорная инстанция обвинительная камера контролирует постановления следственных судей, рассматривает заявления участников процесса о нарушениях норм УПК, которые были допущены следственным судьей, прокурором, а также должностными лицами судебной полиции.

УПК Франции наделяет председателя обвинительной камеры особыми правами (ст. ст. 219-223).

Председатель обвинительной камеры осуществляет надзор за деятельностью следственных судей в виде «опекунских обязанностей»: контроль и поддержку последних. Однако он не может вмешиваться в предварительное следствие, предписывать следственному судье те или иные действия.

К полномочиям председателя обвинительной камеры относится, в частности, контроль за соблюдением сроков процедуры и
правильным использованием следственных поручений (ст. ст. 220, 2211 УПК). Отсюда -обязанность следственного судьи периодически
сообщать ему, как и генеральному прокурору, о состоянии всех расследуемых им уголовных дел.

См.: Там же.-С. ПО.

132

Председатель обвинительной камеры вправе в целях недопущения задержки следствия отклонить жалобы сторон на постановления следственного судьи, в частности, относящиеся к экспертизе. Во всех этих случаях постановление председателя обвинительной камеры обжалованию не подлежит.

С другой стороны, он контролирует законность предварительного заключения. Отсюда вытекает и его право посетить, когда считает нужным, арестный дом (ст. 222 УПК). К числу наиболее важных полномочий обвинительной камеры относятся право ревизии и право аннулирования.

Ревизия определяется как право обвинительной камеры восстановить все упущения следственного судьи; пересмотреть юридическую квалификацию расследуемых деяний; рассмотреть все пункты обвинения; распорядиться о предъявлении обвинения лицам, которые не были привлечены к уголовной ответственности, в совершении преступных деяний, вытекающих из материалов следствия, если только в отношении них не вступило в силу постановление о прекращении уголовного преследования, и в заключение распорядиться о предании обвиняемых суду. Обвинительная камера напоминает преподавателя, проверяющего своего ученика. Таким образом, она одновременно является как бы «органом правосудия» предварительного следствия (поскольку по ее инициативе выявляются ошибки и упущения следственного судьи) и следственным органом, (поскольку она руководит следствием, но следственных действий не производит).

По мнению Л. Амбассы полномочия обвинительной камеры во многом близки к полномочиям руководителей следственных отделов (ст.1271 УПК РСФСР), за исключением права аннулирования, а также рассмотрения жалоб на действия следователя, которые по УПК РСФСР принадлежат прокурору, осуществляющему надзор, и суду.

160 См.: Амбасса Леон Шанталь Организация предварительного следствия во Франции на современном этапе // Государство и право - 1999. №1. - С. 51-52.

133

Следует отметить также, что именно обвинительной камере принадлежит право разрешения споров о подсудности: если в два исправительных трибунала, к двум следственным судьям или в два полицейских трибунала, находящихся в районе компетенции одного и того же апелляционного суда, одновременно поступило дело об одном и том же уголовно-наказуемом деянии, то вопрос о компетенции разрешается обвинительной камерой. Основанием для вынесения решения являются заявления прокурора, обвиняемого и потерпевшего; важно подчеркнуть, что это решение может быть обжаловано в кассационном порядке ,61.

В соответствии со статьей 659 УПК все иные споры о компетенции направляются на рассмотрение палаты по уголовным делам Кассационного суда, которая принимает их к производству на основании требования прокуратуры (Закон № 93-2 от 4 января 1993 г.) “или сторон”. Кассационный суд может также в связи с принятием к производству кассационной жалобы разрешить вопрос о подсудности по собственной инициативе, в том числе и заблаговременно. Он может
принимать решения по всем действиям,

1 А 9

произведенным юрисдикцией, из производства которой изымается дело

Важно отметить, что обращаться в обвинительную камеру может не только следственный судья и прокурор, но и обвиняемый его защитник и потерпевший 163. Следственный судья, установив в совершенном деянии состав преступления, направляет расследуемое дело в обвинительную камеру для предания суду. Генеральный прокурор направляет дело со своим заключением в обвинительную камеру и уведомляет заказным письмом каждую из сторон о дате рассмотрения дела на заседании обвинительной

161 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Франции. - М.:
Изд-во “Юридический колледж МГУ”, 1996 - С. 230.

162 См.: Там же.

163 См.: Быкова Е.В. Обвинительная камера - хранительница законности во Франции // Российская юстиция. 1994. №11 - С. 18-19.

134

камеры. Функции прокуратуры в заседании обвинительной камеры закон возлагает именно на генерального прокурора или его заместителя. Секретарем обвинительной камеры выступает секретарь апелляционного суда.

Французским законодательством четко расписана процедура заседания обвинительной камеры. До начала заседания обвинительной камеры стороны и их представители вправе изложить письменно свои соображения по делу, которые направляют генеральному прокурору и другой стороне. Секретарь регистрирует полученные материалы, указывая день и час поступления. Генеральный прокурор подготавливает дело к производству в обвинительной камере через 48 часов после получения материалов следствия, в случае, если к обвиняемому применено предварительное заключение. Для других случаев уголовно- процессуальное законодательство предусматривает срок 10 дней.

Также и при вынесении решения по делу в отношении обвиняемого, находящегося в предварительном заключении, должен соблюдаться кратчайший срок, но не позднее 30 дней после подачи апелляции, предусмотренной ст. 186 УПК. О дне заседания обвинительной камеры стороны должны быть уведомлены не позднее, чем за пять дней до начала заседания, в отношении предварительно заключенного законом установлен срок сорок восемь часов.

Обвинительная камера вправе распорядиться о личной явке сторон, о предоставлении вещественных доказательств. Важно подчеркнуть, что стороны могут ознакомиться с материалами дела в канцелярии обвинительной камеры.

Само дело рассматривается в установленном законом порядке в закрытом заседании обвинительной камеры, однако по ходатайству обвиняемого заседание может происходить публично, с участием сторон и заинтересованных лиц. Начинается заседание докладом члена обвинительной камеры, затем с заключением выступает прокурор. Следует отметить, что стороны или их представители вправе коротко и в устной форме изложить свои соображения по делу. Очень важным является присутствие на заседании

135

специально уполномоченного лица по защите детей в случае, если обвинительная камера рассматривает дело в отношении несовершеннолетнего, что обеспечивает защиту интересов несовершеннолетних. По окончании прений обвинительная камера совещается, причем ни при каких обстоятельствах не допускается присутствие генерального прокурора, сторон, из “адвокатов” и секретаря164.

Во французской науке уголовного процесса председатель камеры рассматривается как самостоятельный субъект уголовного процесса. “Одним из направлений развития предварительного следствия - отмечает П.Шамбон -во Франции служит появление и расширение самостоятельных процессуальных функций председателя обвинительной камеры, которые не являются функциями камеры как коллегиального органа” |65.

В УПК Франции “отдельным полномочиям” председателя обвинительной камеры выделен специальный раздел, в котором говорится, что председатель может делегировать полностью или частично свои полномочия одному из магистратов обвинительной камеры с согласия председателя данной камеры. Он может также делегировать полностью или частично свои полномочия первому вице-председателю трибунала большой инстанции назначенному председателем этого трибунала. Председатель обвинительной камеры удостоверяется в успешной деятельности следственных кабинетов округа апелляционного суда. Он заботится о том, чтобы в процессе не было никаких необоснованных затяжек ,66.

Надзорная функция обвинительной камеры включает в себя проверку законности процессуальных действий по делам, переданным на ее рассмотрение. В случае обнаружения следственных действий, противоречащих закону, иными словами неправомерных действий,

164См: Уголовно-процессуальный кодекс Франции. - М.: изд-во «Юридический колледж МГУ». 1996. - С. 108.

165 P. Chambre d’accusation. P., 1978. p. 19.

166 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Франции. - М: изд-во “Юридический колледж МГУ”, 1996 - С. 114.

136

обвинительная камера вправе применять соответствующие санкции. Интересно заметить, что при этом обвинительная камера выступает и как дисциплинарный орган по отношению к следственным органам первой инстанции. Соответствующие статьи уголовно-процессуального кодекса предусматривают применение различных санкций: уголовных, дисциплинарных и процессуальных, применяются еще и гражданские санкции в форме обязательства возмещения убытков, причиненных неправомерными следственными действиями.

В отдельном разделе УПК Франции много внимания уделяется такой функции обвинительной камеры как контроль за деятельностью офицеров и агентов судебной полиции |67.

Для выполнения этой функции обвинительная камера собирается на заседание и проверяет представленные ей материалы дознания. Обвинительная камера с целью проведения своего расследования заслушивает генерального прокурора и должностное лицо судебной полиции, действия которого являются предметом рассмотрения. Должностное лицо, действия которого подлежат рассмотрению, вправе предварительно ознакомиться с материалами и воспользоваться помощью адвоката.

Статья 227 (Закон № 78-788 от 28 июля 1978 г.) подчеркивает, что без ущерба дисциплинарным санкциям, которые могут быть наложены на офицера или агента судебной полиции его вышестоящим начальством, обвинительная камера вправе направить ему замечания или принять решение о том, что он временно или окончательно лишается права выполнять в округе апелляционного суда либо на всей территории государства свои функции офицера судебной полиции и лица, уполномоченного следственным судьей, или свои функции агента судебной полиции. Если обвинительная камера сочтет, что офицер или агент судебной полиции совершил преступное деяние в соответствии с
уголовным законом, она распоряжается, кроме того, о

См.: Там же-С. 115- 116.

137

передаче материалов дела генеральному прокурору с целью совершения действий, на которые он уполномочен. Решения, принятые обвинительной камерой в отношении офицеров или агентов судебной полиции, усилиями генерального прокурора доводятся до сведения должностных лиц, в подчинении которых они находятся.

Закон от 10 декабря 1985 года, который должен был вступить в силу 1 марта 1988 года, учредил новый коллегиальный орган предварительного следствия - следственную палату. “Палата была предложена как психологический и юридико-технический противовес давлению на следствие со стороны прессы, прокуратуры и должностных лиц исполнительной власти”168.

По этому закону следственная палата наделялась исключительной компетенцией по проверке законности и обоснованности уголовного преследования, компетентности участвующих в следствии органов, обоснованности привлечения тех или иных лиц в качестве обвиняемых, целесообразности разъединения или соединения следственных производств и т.п. в сложных уголовных делах. Она была вправе привлекать к ведению следствия одного или нескольких дополнительных судей. Следственная палата должна была осуществлять всеобъемлющий контроль за правильностью следствия; только она была вправе информировать общественность и прессу в форме кратких коммюнике о ходе расследования, о собранных доказательствах. Палата вправе была выносить постановления по существу наиболее острых мер процессуального принуждения и т.п.

Следственные палаты, по мнению французских правоведов, должны были взять на себя часть юрисдикционных функций следственного судьи: решение вопроса о применении предварительного заключения, что имеет очень важное значение для предварительного следствия. На смену единоличному решению следственного судьи должно быть
принято

Giudiceli: Delage G. Op. Cit, p.241.

138

вынесение коллегиального решения следственной палаты о предписании или продлении предварительного заключения, что имеет огромное значение, так как влияет на ценнейшее право каждого человека на личную свободу и служит гарантией справедливого и действительно необходимого в соответствии с законом ограничения свободы. Помимо этого, в случае решения вопроса о продлении предварительного заключения в заседание следственной палаты должен был вызываться адвокат, что также является надежной гарантией соблюдения законности.

Закон 1985 года наделял следственную палату обширной компетенцией в отношении возбужденного уголовного дела, правом на проверку законности и обоснованности уголовного преследования, целесообразности разъединения или объединения следственных производств, компетентности задействованных в следствии органов. В сложных делах судебная палата в соответствии с законом 1985 г. “вправе привлекать к ведению следствия дополнительных следственных судей - одного или нескольких сразу”169

Следственная палата была задумана как психологический и юридико- , технический противовес от давления на следствие со стороны прессы, ^ прокуратуры и должностных лиц исполнительной власти. Однако Законом от 30 декабря 1987 года данная реформа была отменена. Этот новый закон, который должен был вступить в силу 1 марта 1989 года, сохранял коллегиальный орган, который должен был рассматривать вопросы, касающиеся предварительного заключения. Но Законом от 6 июля 1989 и эта реформа была отложена.

К концу 90-х годов вопрос о создании следственной палаты не решен и по- прежнему является спорным. В литературе высказываются весьма противоречивые точки зрения. Некоторые авторы выступают за упразднение

169 См. :Боботов. СВ. Буржуазная юстиция. Состояние и перспективы развития. - М., 1989, С.52-53.

139

фигуры следственного судьи170 , другие, напротив, настаивают на ее сохранении, но при условии создания коллегиального органа для рассмотрения вопросов о предварительном заключении171 . Проведенный анализ позволяет предположить, что институт следственных судей во Франции будет совершенствоваться в сторону создания более совершенного механизма защиты прав и интересов гражданина и человека.

§. 2. Роль судебного контроля в защите прав и свобод граждан Франции

Отличительной особенностью УПК Франции является четкая ориентация на защиту интересов и прав личности. Принципы, на которых построен кодекс, исходят из основных положений просветительно- гуманистического направления. Выделяется пять основных принципов:

  1. Каждый уголовный закон должен быть гуманен.
  2. Наказания должны быть соразмерны с преступлениями.
  3. Должно быть соответствие между природой преступления и природой наказания.
  4. Должно быть равенство наказаний.
  5. Для каждого преступления должно быть точное и определенное наказание. Важность и значимость этих принципов в сегодняшнем уголовно-процессуальном законодательстве Франции не вызывает сомнения.
  6. Во Франции вообще много внимания уделяется проблеме защиты

См. Documentation francaise, 1991; Pradel J. De la reforme de l’instruction preparatoire, D. 1989 chr. P. 1; M. Garrec. Lf juritiction destruction est-elle indispensable? J.C.P. 1986. I. 3266 ; M. Dorling - Carter. Faut-il supprimer le juge d’instruction. 1990.1. 3458.

171 См. :Амбасса Леон Шанталь Предварительное следствие в уголовном процессе России и Франции. Автореф. дисс. канд. юр. наук. - М, 1999.

140

гражданина. Так считается, что Конституция существует для защиты прав личности. В этом суть ее существования: она предназначена для того, чтобы дать индивидуумам юридические средства защиты от злоупотреблений властью (со стороны государства). Тем самым индивидуум не является просто подданным, он становится одновременно «человеком» - носителем основных (или гражданских) прав и гражданином - носителем политических прав. Гарантия прав состоит в том, что права могут противопоставляться государству, которое должно их уважать под угрозой санкций со стороны компетентных органов. Как только поставлено под вопрос одно из основных прав, это право становится подлежащим соблюдению юридическим принципам, а ограничение этого права - исключением. Вследствие этого механизм гарантии прав человека неизбежно ведет к ограничению власти государства. Таким образом порядок примиряется с защитой свободы172.

Текст Конституции Франции 1958 года состоит из очень краткой преамбулы и 95 статей, сведенных в 15 разделов. Одновременно эта Конституция провозглашает приверженность Франции правам человека и принципам национального суверенитета в том виде, как они были определены в Декларации 1789 года, подтвержденной и дополненной преамбулой к Конституции 1946 года. Возникла дискуссия по вопросу о том, являются ли Декларация 1789 года и преамбула 1946 года составной частью Конституции и

имеют ли их положения ту же юридическую силу, что и положения 1958 года.

Этот спор имел не просто академическое значение. Дело в том, что именно в двух названных документах сформулированы основные права и свободы, а равно подтверждается принцип разделения властей. Первоначально считалось, что эти тексты не имеют самостоятельного юридического

1 77

См.: Оби Жан- Бернар и др. Исполнительная власть. Законодательная власть. Судебная власть во Франции. -М. 1999. -С. 10.

141

значения. Однако, в последующем Конституционный совет Франции в целом ряде решений, вынесенных на протяжении 70-х годов, признал себя компетентным судить о соответствии законов республики двум названным актам. Это было однозначно истолковано правовой доктриной как признание за Декларацией 1789 года и преамбулой 1946 года юридической силы конституционного акта. Больше того, по мнению конституционного совета, употребляемая в преамбуле 1946 года формула о приверженности Франции фундаментальным принципам, признанным законами республики, означает, что они не подлежат пересмотру и обязательны для всех, включая законодательную власть. Орган конституционного надзора следит за тем, чтобы продекламированные принципы (включая и разделение властей) не нарушались текущим законодательством 173.

Гуманность УПК Франции проявляется в большинстве его статей, в том числе и касающихся вопросов судебного контроля. В статье 137, в частности, отмечается, что “Лицо, привлеченное к рассмотрению” (Закон № 84-756 от 9 июля 1984 г.) остается свободным, кроме случаев, когда в интересах следствия или в качестве меры безопасности (Закон № 93-г от 4 января 1993 г.) “оно подвергается” судебному контролю или в виде исключения (Закон № 93-г от 4 января 1993 г.) “помещается” во временное заключение” 174.

Французские процессуалисты придают очень большое значение второй инстанции предварительного следствия в лице обвинительной камеры, осуществляющей предание обвиняемого суду и надзирающей в режиме состязательной процедуры за законностью и правильностью следственного производства по делу. Отвечая на вопрос, зачем понадобилось создание второй инстанции предварительного следствия, они

1 “71

См.: Энтин Л.М. Разделение властей: опыт современных государств- М: Юридическая литература, 1995. -С. 105 -106.

174 Уголовно-процессуальный кодекс Франции. - М: изд-во “Юридический колледж МГУ”, 1996 - С. 73 - 74.

142

указывают на демократизацию предварительного следствия и создание в лице обвинительной камеры беспристрастного посредника между обвинением и защитой в стадии предварительного следствия. Они утверждают таким образом, что в обеих стадиях процесса “ теперь широко открыты двери состязательному принципу”. Антонин Бессон расценивает это как “краеугольный камень” реформы уголовного процесса175. С возникновением института судебного контроля за расследованием появилась вторая следственная инстанция, а следовательно, заинтересованные лица получили дополнительные гарантии обеспечения надлежащего следствия. Более реальным стал принцип состязательности, жизненность которого правоведы связывают с судебным контролем на стадии предварительного расследования.

По мнению Л.В. Головко176 укрепление гарантий прав личности в уголовном процессе Франции более всего отразилось на содержании досудебных стадий. Законы от 17 июля 1970 г., от 6 августа 1975 г., от 10 июня 1983 г., от 6 июля 1989 г., от 4 января 1993 г. изменили многие положения кодекса до неузнаваемости. Судебный контроль, введенный в качестве альтернативы временному (ранее предварительному) заключению под стражу, состязательный порядок принятия решения о самом временном заключении, появление права задержанного лица на свидание с адвокатом, расширение прав сторон при обжаловании в обвинительную камеру постановлений следственного судьи и признании недействительными процессуальных действий, произведенных с нарушением закона, - вот лишь некоторые из многочисленных нововведений, преобразовавших УПК 1958 г.

Besson .L’esprit et la portee du nouveau Code de procedure penale. P.I960 .p. 16 . 176 См.: Головко Л.В. Предисловие к УПК Франции // Уголовно- процессуальный кодекс Франции. - М.: изд-во “Юридический колледж МГУ”. 1996-С. 7.

143

в либеральном духе.

Создание института судебного контроля явилось итогом совершенствования уголовно-процессуального законодательства Франции. В юридической литературе действующими принципами уголовно-процессуального законодательства Франции считаются: независимость судебной власти, равенство граждан перед законом, презумпция невиновности, право на защиту, устность, гласность и состязательность процесса, принцип внутреннего судейского убеждения и свободной оценки судьями доказательств при вынесении решений и другие. Все эти принципы призваны стоять на страже соблюдения и защиты прав и свобод граждан “С независимостью судебной власти, отмечает СВ. Боботов, тесно смыкается и независимость следственных органов, контроль за ее деятельностью суверенно осуществляют обвинительная камера, действующая коллегиально и с соблюдением состязательной процедуры. Судебный контроль за следствием - важная гарантия, значение которой в правовом государстве трудно переоценить” |77.

Гарантом независимости судебных органов выступает согласно ст. 64 Конституции сам Президент Республики, который призван следить за тем, чтобы правосудие не было под чьим-либо влиянием или давлением.

Судьи во Франции назначаются пожизненно и они несменяемы. Это одна из основополагающих гарантий их независимости.

Согласно ордонансу от 22 декабря 1988 г. из принципа несменяемости судьи вытекает ряд его прав. Например, без его личного согласия судью нельзя передвигать с одного поста на другой, давать ему новое назначение или даже продвигать по служебной лестнице. Основываясь на действии статьи 64 Конституции 1958 г., Конституционный совет своим решением от 22 июля 1980 г. признал за ними особую специфику их деятельности, не имеющей никаких аналогий с другими
государственными функциями,

177 См.: Ботов СВ. Правосудие во Франции.- М, 1994.-С49

144

например управленческой или контрольно-ревизионной или какой-либо иной. Из этого же принципа вытекает, что ни законодательные, ни правительственные органы не вправе контролировать ни процесс вынесения судебных решений, ни сами эти решения, например, путем направлений в суды требований, указаний или пожеланий. Тем более, эти органы не вправе брать на себя разрешение споров, относящихся к компетенции судебной власти. Определением от 26 июня 1987 г. Конституционный совет постановил, что законодательная власть не вправе придавать обратное действие управленческому акту, незаконность которого суверенно установлена судебным решением, вступившим в законную силу

По УПК Франции 1958 года следственный судья, подчиняясь не прокурору, а обвинительной камере апелляционного суда, не обязан выполнять требования прокурора. Например, отказ прокурора в ходе следствия от уголовного преследования не обязывает следственного судью прекращать расследование. Следственному судье не требуется также санкция прокурора Республики для применения в отношении обвиняемого мер пресечения - судебный контроль и предварительное заключение. Следственный судья, который намеревается применить в отношении обвиняемого предварительное заключение в качестве меры пресечения, обязан предупредить обвиняемого о его праве на предоставление ему срока для подготовки своей защиты, а также о праве иметь защитника. В порядке обмена мнениями следственный судья выслушивает требования прокурора Республики, замечания обвиняемого и его защитника (ч.2-4 ст. 145 УПК Ф). По результатам обмена мнениями следственный судья решает вопрос о заключении под стражу обвиняемого. При этом обмен мнениями должен происходить в условиях состязательности. Подлежит отмене постановление о заключении под стражу, вынесенное после обмена мнениями, который по данным составленного протокола не был состязательным. В статье 147 УПК

См.: Там же. - С.49.

145

Франции отмечается, что после получения заключения прокурора Республики следственный судья может постановить об освобождении, сопряженном или не сопряженном с судебным контролем, с понуждением (Закон № 93-2 от 4 января 1993 г.) “лица, привлеченного к рассмотрению, “ принять на себя обязательства являться на все процессуальные действия как только (Закон № 93-2 от 4 января 1993 г.) “это потребуется”, и ставить в известность следственного судью обо всех своих переездах 179.

Важно отметить особый подход УПК Франции к пониманию дефиниции “привлечение в качестве обвиняемого”. Напомним, что в действующем законодательстве России акт привлечения в качестве обвиняемого именуется по-разному. Например, в ст. 4, 46, 144 УПК РСФСР он именуется “привлечение в качестве обвиняемого”, в то время как в ст. 2 , 234 и 232 п.4 УПК РСФСР - “привлечение к уголовной ответственности”. Нередко случается ошибочное, недопустимое смешение разных по существу понятий: уголовно-правового понятия “уголовная ответственность” с уголовно-процессуальным понятием “привлечение в качестве обвиняемого”, которое ведет к стиранию граней между
обвиняемым и осужденным

v. 180

преступником, отрицательно сказывается на правосознании людей Кроме того, подобное отождествление порождает тенденциозность
и предвзятость в расследовании уголовного дела, приводит к недооценке гарантий правосудия, создает ошибочное мнение о том, что следователь

1 О 1

предрешает вопрос о виновности обвиняемого .

Характерное для России смешение этих терминов, с одновременным смешением тем самым их понятий, т.е. их толкование или восприятие, во Франции не наблюдалось. Однако у французских законодателей возникли опасения, что сам термин “привлечение в качестве обвиняемого - inculpation

179 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Франции. - М: изд-во “Юридический колледж МГУ”. 1996 - С. 83.

180 См.: Уголовный процесс. Под ред. Гуценко К.Ф. - М.,1996. - С. 208.

1 Я1

См. Тетерин B.C., Трошкин Е.З. Возбуждение и расследование уголовных дел. - М., 1997, С. 106.

146

(официальное обвинение)” мог вызывать у неспециалиста ощущение виновности, тем самым нарушая принцип презумпции невиновности. Поэтому Законом от 4 Января 1993 года термин “inculpation - привлечение в качестве обвиняемого” был заменен термином “mise en examen - установка на экзамене”.

В числе гарантий соблюдения прав и свобод граждан особое место занимает презумпция невиновности. Презумпция невиновности, по мнению французских юристов, сопровождается двумя важными признаками:

  1. Бремя доказательств лежит на обвинителе;
  2. Всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого.
  3. Согласно УПК Франции к аресту или предварительному заключению следственный судья должен прибегать при наличии серьезных оснований, однако при применений этих мер, закон наделяет следственного судью правом в интересах следствия продлевать срок предварительного заключения, практически не ограничивая его во времени продления.

В статье 139 УПК отмечается, что следственный судья вправе в любой момент возложить на (Закон № 93-2 от 4 января 1993 г.) “лицо, подвергнутое” судебному контролю, одно или несколько новых обязанностей, отменить полностью или частично обязанности, включенные в контроль изменить одно или несколько из этих обязанностей или предоставить условное либо временное освобождение от исполнения некоторых из них 182.

Говоря о презумпции невиновности, следует отметить, что французский УПК до последнего времени не говорит о том, что бремя доказывания виновности возложено на прокурора и в ряде случаев, а именно по делам об уголовных деликтах и проступках, обязанность доказывания невиновности возлагалась именно на обвиняемого. Как отмечает Ж. Ларгье, доказывание невиновности, по французскому УПК, ложится на обвиняемого, “который

Уголовно-процессуальный кодекс Франции. - М.: изд-во “Юридический колледж МГУ”, 1996 - С. 76.

147

должен доказывать наличие не только невиновности, но и смягчающих обстоятельств” |83.

В соответствии с реформой УПК следственный судья обязан до решения суда исходить из презумпции невиновности заинтересованного лица. Закон предполагает, что следственный судья может при необходимости делать публичные заявления. Когда лицо, перед вынесением приговора представляется публике в качестве виновного в совершении действий, являющихся предметом расследования или судебного рассмотрения, судья может в своем постановлении внести уточнение или поправку, чтобы воспрепятствовать посягательству на презумпцию невиновности без ущерба для иска о компенсации понесенных убытков и других мер, предусмотренных гражданско-процессуальным кодекс ом.

Соблюдение презумпции невиновности, которая является конституционным принципом, по мнению французских процессуалистов очень значимо именно в связи с осуществлением судебного контроля за предварительным расследованием преступлений. Это положение является особенно актуальным в наши дни, когда общечеловеческие ценности, права и свободы граждан стали приоритетными, а одним из гарантов обеспечения прав и свобод личности служит наличие института судебного контроля 184.

Защита прав граждан проявляется и в том, что сегодняшний УПК Франции расширяет права задержанного на помощь адвоката. Задержанный вправе не более чем через 20 часов после задержания встретиться с адвокатом и беседовать с ним в течение 30 минут. Письменные замечания адвокатов обязательно подшиваются к протоколу. Стоит отметить, что адвокат лишен возможности знакомиться с протоколом задержания или следственными материалами. В соответствии с законом, вступившем в силу 13 сентября 1993 года, для определенной категории задержанных лиц (связь с организованной

Largier J. La procedure penale. P., 1963, p. 42.

См.: Быкова Е.В.Следственный судья во Франции //Российская юстиция. 1994. - №6.

148

преступностью, бандитизм, рэкет, сутенерство) встреча с адвокатом отодвинулась с 20 часов на 36 с момента задержания.

В отличие от УПК РСФСР, УПК Франции не устанавливает жесткие сроки предварительного следствия. В нем вообще отсутствует понятие “сроки предварительного следствия”. Предварительное следствие по УПК Франции ограничено во времени лишь двумя процессуальными действиями: принятием следователем дела к своему производству и вынесением постановления об окончании (прекращении) предварительного следствия.

По любому делу помещение во временное заключение осуществляется на основании постановления, которое должно содержать изложение правовых и фактических мотивов, составляющих основание данного решения. Указанное постановление устно доводится до сведения лица, который получает его полную копию, расписавшись в материалах дела.

Следственный судья, намеревающийся поместить в заключение лицо, привлеченное к рассмотрению, уведомляет его о праве иметь срок для подготовки защиты.

Если данное лицо не прибегало еще к помощи адвоката, следственный судья уведомляет его, что оно имеет право на участие адвоката, избранного самостоятельно или назначенного. Избранный адвокат или, при наличии ходатайства о назначении, руководитель адвокатской корпорации (batonnier) уведомляются об этом незамедлительно любым способом; отметка о соблюдении этой процедуры делается в протоколе.

Следственный судья принимает решение в ходе заседания, проводимого в его кабинете, после состязательных прений, во время которых он выслушивает заключение прокуратуры, затем мнение лица, привлеченного к рассмотрению, и мнение его адвоката, если он участвует в деле.

Однако следственный судья не вправе немедленно вынести постановление о помещении в заключение, если лицо, привлеченное к рассмотрению, или его адвокат ходатайствуют о предоставлении срока для подготовки защиты.

149

В этом случае следственный судья вправе путем вынесения мотивированного и не подлежащего обжалованию постановления, предписать содержание лица под стражей (incarceration) в течение определенного срока, который ни при каких обстоятельствах не может превышать четырех рабочих дней. По окончании этого срока следственный судья снова вызывает лицо и, в зависимости от того, участвует в деле адвокат или нет, производит действия согласно положениям второго или третьего абзацев. Если он не выносит постановление о помещении лица во временное заключение, последнее должно быть безоговорочно освобождено.

В уголовно-процессуальном законодательстве Франции кроме рассмотренных есть еще ряд моментов предусматривающих значение судебного контроля на стадии предварительного расследования, часть из которых будет рассмотрена ниже. Подводя итоги проделанного в третьей главе диссертации анализа, подчеркнем, что исторически сложилось так, что именно Франция и ее уголовный процесс ближе к уголовному процессу России.

Первый российский уголовно-процессуальный кодекс - Устав уголовного судопроизводства 1864 г. был разработан с учетом прогрессивного зарубежного законодательства того времени, ближайшим образом под прямым непосредственным влиянием французского уголовно-процессуаль-

1 О С

ного кодекса .

В дальнейшем уголовно-процессуальное законодательство в России и Франции развивалось своими путями. Становление института судебного контроля в обеих странах - сложный процесс. В уголовном процессе Франции развитие таких институтов как дознание и предварительное следствие прошло долгий и подчас противоречивый путь. Большая часть изменений и дополнений, внесенная в последнее время в УПК Франции, касалась именно этих стадий процесса, причем эти изменения носят
постоянный характер.

См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. С -Пб, 1912 г.; Полянский Н.Н. Судьба процессуальных гарантий личной свободы во Франции. М.-Л., 1946 г.

150

Становление института судебного контроля на стадии предварительного расследования в России, по сравнению с Францией, находится на начальном этапе.

Анализ, проведенный в третьей главе диссертации, показал , что Франция накопила значительный опыт в организации непосредственного судебного контроля в стадии предварительного расследования.

Многие из способов контроля за следствием можно позаимствовать, другие же - неприемлемы для уголовно - процессуального законодательства России. Например, следственный судья - это российский следователь с урезанными в пользу прокурора полномочиями, а обвинительная камера -это наш порядок судебного обжалования решений и следователя и прокурора плюс ревизия и право аннулирования. При принятии нового УПК Российской Федерации следует подумать о расширении полномочий суда до полномочий обвинительной камеры, а полномочия следователя нет смысла трогать. Этому и другим вопросам посвящена последняя глава диссертации.

Глава IV. Проблемы и возможности использования опыта Франции при совершенствовании института судебного контроля в реформируемой России

Проводимая в России реформа ставит перед собой задачу создать сильную и независимую судебную власть, эффективное следствие, чтобы каждый гражданин получил надежную правовую защиту от произвола и посягательств на права и свободы личности. Судебный контроль на стадии предварительного расследования, безусловно, является одним из необходимых условий для достижения этого.

Как и в решении проблем преобразований во всех других сферах

151

социальной жизни при создании института судебного контроля следует ориентироваться на опыт европейских стран, таких как Франция, имеющих в данном вопросе общепризнанный опыт. Вместе с тем, нельзя полностью отказываться и от своих традиций, имеющихся достижений. Нужно искать свой путь, учитывающий особенности российской ментальности. Заимствования из чужого опыта необходимы, но только тогда, когда они обеспечивают создание системы правосудия, адекватной конкретно-историческому этапу, переживаемому народом.

Как отмечалось выше, в 20-е годы был устранен институт судебных следователей создание которого было попыткой отделить предварительное следствие от обвинительной деятельности прокурора. По мнению Г. Дроздова на смену предварительному следствию пришло так называемое «прокурорское дознание», т.е. деятельность по расследованию преступлений, производимая должностными лицами различных исполнительных органов под руководством прокуратуры как органа обвинительной власти. «Действующий уголовно-процессуальный закон, - подчеркивает он, -сохраняет понятие предварительного следствия, однако это понятие не соответствует его содержанию. Предварительное следствие производится следователями под непосредственным руководством и прокуратуры, которая не является органом судебной власти. Поэтому его следует рассматривать в качестве квалифицированной формы прокурорского дознания» 186.

Судебный контроль в известной мере ставит действия правоохранительных органов в более жесткие рамки, ограничивая их самостоятельность в принятии ряда решений. Отсюда отношение их к контрольным функциям суда неоднозначное, а порой даже резко отрицательное. «Весьма сомнительно, - пишет В. Сазонов, - что «контрольный» судья будет более, нежели прокурор, объективным и беспристрастным к подозреваемому и

Дроздов Г. Судебный контроль за расследованием преступлений. // Советская юстиция, 1992, №15 -С. 12.

152

обвиняемому. А в каком положении окажется судья, принимающий окончательное решение, при очевидной необходимости вынесения оправдательного приговора в отношении лица, арестованного коллегой, работающим, видимо, в одном с ним суде? Конечно, следственный судья окажется под моральным и административным прессингом». По его мнению, «улучшению деятельности органов по расследованию преступлений могли бы способствовать: освобождение прокурора от ответственности за раскрываемость преступлений, выведение следственного аппарата из-под его оперативного подчинения, предоставление адвокату в стадии предварительного следствия права отыскания и собирания доказательств, опроверга-ющих выводы и версии следователя» . Как видим в предложениях В. Сазонова места судебному контролю не предусматривается.

Некоторые правоведы считают, что замена в процессе расследования прокурора следственным судьей приведет к противопоставлению исполнительной и судебной власти, призванной принять окончательное решение в судьбе привлеченного к уголовной ответственности гражданина. А возложение контрольных функций на судью приблизит его к органам исполнительной, а не судебной власти.

Мы считаем это возражение спорным. Как было показано выше, во Франции функция надзора за законностью конституционных прав в сфере деятельности органов предварительного расследования и иных специальных служб возложена на суды. Такая же схема присуща и многим другим цивилизованным странам. В Германии эту функцию осуществляет общественная камера, в Италии - следственная камера и т.п.

По нашему мнению, возражения против судебного контроля во многом

Сазонов В. Нужен ли следственный судья? //Советская юстиция. 1993. №5 - С. 1

153

объясняются неготовностью к переменам, определенной ортодоксальностью мышления. В советский период о судебном контроле на стадии предварительного расследования ничего не говорилось, а к обозначению порядка пересмотра решений и приговоров, вступивших в законную силу, применялось понятие “судебный надзор”. Эта же дефиниция характеризовала надзор вышестоящих судов за судебной деятельностью (ст. 24 УПК, ст. 11 ГПК РСФСР). Как подчеркивает А.Д. Бойков, перед судом никогда не стояла в качестве самостоятельной задача надзора за деятельностью органов расследования или каких-либо иных органов ,88. Вместе с тем эта функция в какой-то мере судом выполнялась при отправлении правосудия по конкретным делам. Корректируя решения органов расследования и прокуратуры с точки зрения их законности, суд мог изменить меру пресечения, избранную в ходе расследования, прекратить дело, оправдать обвиняемого и т.п.

В Постановлении Верховного Совета РСФСР “О Концепции судебной реформы в России” поставлен вопрос о судебном контроле и судебном надзоре за законностью применения мер процессуального принуждения в ходе предварительного расследования уголовных дел, о перераспределении надзорных полномочий в пользу суда 189.

Введение в уголовное судопроизводство судебного контроля, вне всякого сомнения, способствует повышению качества проведения предварительного расследования уголовных дел, выявлению и своевременному устранению в ходе досудебного производства следственных ошибок. Ведь до начала 90-х годов лишь прокурор был практически единственным гарантом надлежащего исполнения законов органами дознания и следователями, активно вмешивающимся в расследование уголовных дел в

См.: :Бойков А.Д. Третья власть в России. ( Очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990 - 1996 гг.) - М., 1997. - С.225.

1 520

См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации (Сост. С.А. Пашин). - М., 1992.

154

целях предотвращения и устранения нарушений закона.

В процессе правовой реформы при решении отдельных вопросов предварительного расследования, затрагивающих конституционные права и свободы человека и гражданина, стало требоваться решение суда. При этом сфера деятельности суда по контролю за законностью расследования постепенно расширяется путем передачи суду полномочий прокурора по окончательному решению вопросов о заключении под стражу и продлении сроков содержания под стражей, наложении ареста на корреспонденцию, прослушивание телефонных и иных переговоров, разрешение жалоб на действие органов дознания и следователей. В отличие от прежнего порядка теперь в суд могут быть обжалованы действия на предварительном следствии и самого прокурора.

По действующему законодательству на досудебных стадиях уголовного процесса осуществляется два основных вида деятельности по обеспечению законности: прокурорский надзор и судебный контроль. Они имеют как общее, так и особенное. Первое проявляется в том, что в механизме обеспечения законности на предварительном следствии участвуют два субъекта - суд и прокурор. Определенную роль в стадии предварительного расследования играют и различные формы ведомственного контроля. В первую очередь это касается полномочий руководителей следственных подразделений (ст. 127-1 УПК РСФСР). Данный вид контрольной деятельности в процессуальном плане значительно уже прокурорского надзора и носит преимущественно организационно-методический характер.

Споры о соотношении судебного контроля и прокурорского надзора сводятся к вопросу, а не отменяет ли введение института судебного контроля прокурорский надзор, а если нет, то как определить зависимость этих социальных институтов между собой.

Во Франции и во многих других странах функция прокуратуры значительно сужена. В уголовном процессе прокуратура представлена при каждом уголовном суде и осуществляет уголовный иск, требует применения

155

закона. Согласно статьи 31 и 32 УПК Франции прокуратура осуществляет производство по публичному иску. Она представлена при каждой юрисдикции, осуществляющей производство по уголовным делам. Она принимает участие в судебном разбирательстве; все судебные решения оглашаются в ее присутствии. Прокуратура обеспечивает исполнение судебных решений ,190 Как видим, здесь роль прокуратуры по существу, а не по форме, определена и законом закреплена в качестве института судебной власти.

Конституционно правовой статус прокуратуры Российской Федерации урегулирован совершенно по-другому. Она признана самостоятельной, единой и централизованной системой, действующей от имени государства. Получается, что судебная власть как самостоятельная ветвь государственной власти и прокуратура как ее институт, в соответствии с существующей Конституцией России в равной мере, но независимо друг от друга действуют в качестве отдельных систем и от имени государства.

В соответствии с Законом РФ “О прокуратуре Российской Федерации “ прокурор в стадии предварительного расследования фактически выполняет две основные функции: надзора за правильным и единообразным исполнением законов органами дознания, предварительного следствия и руководителя перечисленных субъектов (ст.ст. 1, 6, 32-34). Аналогичны прерогативы прокурора и в стадии предварительного расследования и в соответствии с УПК РСФСР (ст.ст. 6, 7, 8, 9, 25, 211-217). Обе эти функции прокурор осуществляет одновременно, хотя и разными путями и методами.

Первая функция в его деятельности проявляется в признании действий и решений органов предварительного расследования соответствующими или несоответствующими закону с последующей отменой или изменением тех из

190 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Франции. - М: изд-во “Юридический колледж МГУ”, 1996 - С.29.

156

них, которые законными не являются. Согласно второй функции, прокурор пользуется такими же полномочиями, как и органы предварительного расследования. Это значит, что он лично правомочен провести предварительное следствие в полном объеме, либо ограничиться проведением только отдельных следственных действий. Кроме того, прокурор вправе поручить проведение отдельных следственных действий соответствующему органу предварительного расследования. Отсюда можно сделать вывод о том, что в стадии предварительного расследования прокурор по закону несет всю полноту ответственности за эффективность борьбы с преступностью.

Мы разделяем точку зрения исследователей, критикующих сложившуюся в России ситуацию параллельного существования следователей параллельных ведомств, что порождает снижение процессуальной самостоятельности следователей, усиление их зависимости от сильных ведомств местных властей, а иногда и предвзятость и обвинительный уклон.

Сегодня следователи организационно входят в состав четырех ведомств: МВД, ФСБ, прокуратуры, налоговой полиции. Общее их число превысило 60 тыс. человек, самый многочисленный отряд следователей носит милицейскую форму. Количество дел, поступающих в суды с обвинительным заключением (до 800 тыс. ежегодно), говорит о том, что нагрузку на следователей нельзя считать чрезмерной, даже с учетом прекращенных и приостановленных производством дел. Скорее наоборот, можно говорить о наличии определенного кадрового резерва в некоторых следственных аппаратах. Следовательно, ухудшение результатов работы коренится в кадровых и организационных вопросах 191.

Содержание и направление деятельности следователей определяются задачами уголовного судопроизводства (ст. 2 УПК РСФСР). При расследовании уголовных дел все следователи пользуются
равными

191 См.: Радченко В.И. Судебная реформа в Российской Федерации. Некоторые теоретические и практические проблемы. Диссертация в форме научного доклада на соискание учен. степ. канд. юрид. наук, -М. 1999 - С.72-73

157

процессуальными правами и несут одинаковые процессуальные обязанности независимо от их ведомственной принадлежности. Предварительное следствие могут осуществлять начальники следственных отделов ФСБ, МВД, налоговой полиции, а также прокуроры. В таком случае на них распространяются все полномочия следователей (часть 2 ст. 127-1, пункт 5 части 1 ст. 211 УПК РСФСР). Как отмечают специалисты, имеются определенные трудности практического характера в
процессуальном

192 тг

руководстве предварительным следствием . Дело в том, что процессуальное руководство деятельностью следователей параллельно с прокурорами осуществляют начальники следственных отделов, управлений, отделений органов внутренних дел, налоговой полиции, федеральной службы безопасности и их заместители (п. 6а ст. 34, ст. 127-1 УПК РСФСР). Вместе с тем, на практике процессуальное руководство и надзор не всегда совпадают.

В этой связи идеальным было бы создание единого следственного аппарата, который объединил бы под общим руководством всех следователей, независимо от их ведомственной принадлежности. Здесь очень значим опыт Франции, но следует помнить о том, что Россия сможет его использовать в полном объеме, решив вопросы законодательной и ряд других серьезных проблем.

По УПК Франции 1808 года, действовавшему до 1958 года, следственные судьи находились в двойном подчинении суда и прокуратуры. Они входили в состав судебной полиции, которая возглавлялась прокуратурой, осуществляющей функцию обвинения. Это противоречило принципу независимости судебной власти, принципу отделения функции расследования от функции уголовного преследования, сковывая таким образом самостоятельность следственных судей. Уголовно- процессуальный кодекс Франции 1958 года вывел следственных судей из состава судебной полиции, возглавляемой прокуратурой. По новому УПК следственный судья

См.: Ларин A.M., Мельникове.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции- очерки. -М.: Издательство «Бек», 1997.- С. 155-156.

158

не входит в состав судебной полиции и, следовательно, подчиняется не прокурору, а обвинительной камере апелляционного суда, контролирующей правильность следствия и решающей вопрос о направлении следственного производства по делу в соответствующую судебную инстанцию. Судебная власть (обвинительная камера) отныне является бесстрастным посредником между обвинением и защитой в стадии предварительного расследования.

Полномочия обвинительной камеры во многом близки к полномочиям прокурора, осуществляющего надзор за предварительным расследованием по УПК РСФСР и Закону РФ о прокуратуре, за исключением права возбуждения уголовных дел, которое по УПК Франции исключительно принадлежит прокурору.

Кроме того за прокуратурой закреплено монопольное право возбудить уголовное преследование или прекратить производство по делу, если раскрытие совершенного противоправного деяния неугодно властям. Это положение отражено в статьях 51, 72, 80. «Объем властных полномочий прокурора, - отмечает СВ. Боботов193 - вполне обеспечивает за ним контроль за проведением предварительного следствия. Полномочия прокурора в уголовном процессе, безусловно, шире и эффективнее прав, представляемых обвиняемому и гражданскому истцу». К примеру, прокурор имеет право присутствовать при всех допросах обвиняемого и гражданского истца. Следственный судья обязан заблаговременно уведомлять прокурора о предстоящих следственных действиях. За уклонение от выполнения этой обязанности секретарь следственного судьи подвергается штрафу в 10 франков, налагаемому председателем обвинительной камеры апелляционного суда (статья 119 УПК Ф).

И в российском, и во французском законодательствах закреплена процессуальная самостоятельность следователя. Так, ст. 127 УПК РСФСР устанавливает, что при расследовании преступлений все действия и решения о

См.: Боботов СВ. Правосудие во Франции. - М., 1994. - С 152.

159

направлении следствия, о производстве следственных действий следователь принимает самостоятельно, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции прокурора, и несет полную ответственность за их законное и своевременное проведение.

На основании ч.1 ст.81 УПК Франции следственный судья производит в соответствии с законом все следственные действия, которые он сочтет необходимыми для установления истины. При этом, в отличие от российского следователя, у французского следственного судьи нет необходимости в получении санкции прокурора для производства какого-либо следственного действия. Он может производить следственные действия и принимать решения, которые считает полезными для установления истины. Так, приняв дело к своему производству, он составляет план расследования, определяет направление, объем и пределы расследования, применяет меры пресечения, планирует производство следственных действий, содержание квалификации и момент предъявления обвинения и т.д. В этом отношении французский следственный судья более самостоятелен в производстве следственных действий, чем российский следователь.

В соответствии с ч.4 ст. 127 УПК РСФСР следователь по расследуемым им делам вправе давать органам дознания обязательные для исполнения следственные поручения и указания о производстве розыскных и следственных действий (например, о розыске подозреваемого или обвиняемого, о розыске похищенного имущества) и требовать от органов дознания содействия при производстве отдельных следственных действий (осмотре, обыске, выемке и др.).

Процессуальная самостоятельность российского следователя проявляется, в частности, в его праве не согласиться с указаниями прокурора, которые касаются существа расследования: привлечения к участию в деле в качестве обвиняемого, квалификации преступления и объема обвинения, направления дела в суд или прекращения производства по делу, заключения обвиняемого под стражу или его освобождения из под стражи, выполнения

160

экспертизы и т.д. Во всех этих случаях следователь по УПК РСФСР вправе представить дело со своими возражениями вышестоящему прокурору, который либо отменяет указание нижестоящего прокурора, либо поручает производство по этому делу другому следователю.

Существует мнение, что в России по причинам, не зависящим от УПК, следователи МВД в отношении органов дознания безвластны. С этим мы не можем безоговорочно согласиться, нельзя считать, что следователь - не тот ответственный деятель, каким он представлен в УПК, а бесправный третьестепенный чиновник. Он не в состоянии решать и действовать сообразно своему внутреннему убеждению, чтобы уличить преступника, обеспечить права потерпевшего, восстановить доброе имя безвинно заподозренного. Кто сам бесправен, тот не может охранять права других» 194 .

Рассмотрим еще один аспект вопроса о полномочиях следователя по УПК РФ и следственного судьи во Франции.

Назначение следственного судьи (поручение дела следственному судье ) во Франции происходит следующим образом. По ст.83 УПК Франции, если в трибунале имеются два и более следственных судей, председатель или заменяющий его магистрат назначает следственного судью, который будет производить следствие. Он может для этого составить график с учетом специализации следственных судей. Назначение следственного судьи не может быть обжаловано, так как оно представляет собой служебную меру.

Закон устанавливает правило, по которому следственный судья по каждому конкретному уголовному делу назначается председателем апелляционного суда. Но при этом фамилия следственного судьи заранее проставляется на бланке, который прокурор дает на подпись председателю суда. Вряд ли последний воспользуется своим правом отклонить кандидатуру,

194 См.: Топорнин Б.Н. Становление судебной власти в обновляющейся России. -М, 1997. -С.20.

161 предложенную прокуратурой. На практике такие случаи очень редки.

Назначенный следственный судья руководит следствием и является единственным, кто вправе рассматривать все вопросы, связанные с предварительным заключением и выносить постановление об окончании следствия. Конечно, при этом не исключается предварительное согласование со всеми, участвующими в расследовании следственными судьями. В случае необходимости следственный судья - руководитель может быть заменен одним из ассистентов без дополнительной формальности.

В соответствии с ч.2 статьи 129 УПК РСФСР «следователь обязан немедленно приступить к производству следствия по возбужденному им или переданному ему делу. Если уголовное дело возбуждено следователем и принято к производству, то составляется единое постановление о возбуждении уголовного дела и принятии его к своему производству. В случае принятия к своему производству дела, возбужденного прокурором или судом, следователь выносит отдельное постановление о принятии дела к своему производству».

Статья 129 ч.З УПК РСФСР, предусматривая возможность проведения следствия по одному делу несколькими следователями в случае его сложности или большого объема, указывает, что один из следователей принимает дело к производству и руководит действиями других следователей. Это означает, что выносить постановления вправе только один из них - тот, кто принял дело выносит отдельное постановление о принятии дела к своему производству, т.е. руководитель.

Согласно УПК Франции, в случае не терпящем отлагательства, и лишь в отношении отдельных следственных действий любой следственный судья вправе замещать другого следственного судью, состоящего при том же трибунале. В какой - то мере подобная форма замещения влечет снижение персональной ответственности судьи, но с другой стороны эта ответственность повышается так как предполагается незамедлительный отчет о своих действиях председателю трибунала.

162

Этот подход позволяет ускорить процесс расследования, тем самым, повышая его эффективность. Такой возможности УПК РФ не предусматривает. Таким образом, по французскому УПК полномочия следственного судьи - руководителя определены более четко, чем в ст. 129 УПК РСФСР.

Подчеркнем еще раз важную роль обвинительной камеры, как органа судебного контроля не имеющего аналога в нашем законодательстве. Уголовно-процессуальное законодательство Франции предоставляет обвинительной камере право решать споры о подсудности. Вопрос о компетентности между двумя исправительными трибуналами, двумя следственными судьями или двумя полицейскими трибуналами разрешаются обвинительной камерой, которая выносит решение на основании заявления прокурора, обвиняемого или гражданского истца (потерпевшего). «Кроме того, что обвинительная камера является органом предания суду и органом надзора за деятельностью судебной полиции, - отмечает СВ. Боботов, - она выступает одновременно как орган следствия по второй инстанции и в этом качестве обладает рядом
административных полномочий в отношении

195

следственных судей, деятельность которых им поднадзорна» .

И французские и российские процессуалисты утверждают, что УПК 1958 отказался от традиционного ограничения предварительного следствия и судебного разбирательства, характерного для смешанного процесса.

Таким образом, в обеих стадиях процесса теперь широко открыты двери состязательному началу.

Демократизацию структуры предварительного следствия французские процессуалисты усматривают в следующих положениях:

1) в изменении процессуального положения следственного судьи, обеспечивающем его независимость от прокуратуры;

2) в установлении большого равновесия между
заинтересованными

См.: Боботов СВ. Правосудие во Франции .- М. 4994- С. 159.

163

лицами (обвиняемым и гражданским истцом), с одной стороны,
и прокурором, с другой, что практически выразилось в уравнении их

процессуальных прав, иначе говоря, в достижении полного
торжества принципа состязательности в стадии предварительного следствия;

3) в установлении строгого контроля со стороны судебной власти за деятельностью полиции и в четком определении ее функций; 4) 5) в создании второй инстанции для предварительного следствия в лице обвинительной камеры апелляционного суда, осуществляющей предание обвиняемого суду и рассматривающей с соблюдением состязательности процедуры законности и правильности следственного производства по делу; 6) 5) в установлении эффективных процессуальных гарантий для подследственного путем четкой регламентации институтов содержания под стражей (garde a vue) и превентивного заключения (detention preventive)196.

Мы целиком разделяем точку зрения Г. Дроздова о необходимости «возвращения к институту следственного судьи. Введение его позволило бы возродить предварительное следствие в его классическом смысле по конструкции, сохраненной во Франции, в Италии и в других странах Европы. Это соответствовало бы и российской исторической традиции, которая восприняла многие положения французского процесса…»197.

Безусловно, нельзя этот вопрос решать в спешном порядке. Мы понимаем, что вопрос о создании института судебного контроля подобно французскому является спорным. Как уже говорилось выше, необходим серьезный учет как французского, так и российского опыта, сложившейся на сегодняшний день ситуации, возможности эффективной реализации в условиях правовой реформы.

Вне сомнения, введение института следственного судьи будет соответствовать движению нашего общества по пути расширения гарантий

1У&См.:Тамже.-С. 147.

1 (\П

Дроздов Г. Судебный контроль за расследованием преступлений. //Советская юстиция, 1992, №15 С. 13.

164

прав граждан. Одновременно это обеспечит защите возможность использования предусмотренных законом способов выяснения обстоятельств, оправдывающих обвиняемого, и оказания необходимой юридической помощи. Но для становления и развития института судебного контроля в его новых формах, необходимо решить много проблем, как объективного, так и субъективного характера. Следователи и прокуроры, конечно, не хотят быть подконтрольными суду, многие считают, что судебный контроль будет излишне связывать следственные органы и прокуратуру.

Небезынтересно, как возражают против введения судебного контроля представители прокуратуры. В государственном механизме России, - пишет заместитель прокурора Костромской области М.С. Шалумов198, - у исполнительной ветви власти нет органов, которые осуществляли бы государственный вневедомственный контроль за соблюдением законности при осуществлении уголовного преследования и исполнении уголовных наказаний. Судебный контроль в этой сфере носит достаточно ограниченный характер. Поэтому прокурорский надзор здесь и имеет столь широкий перечень полномочий, позволяющий в сочетании с ведомственным контролем вышестоящих органов дознания, следствия и учреждений мест лишения свободы обеспечивать законность в полном объеме.

Вряд ли эти доводы выдерживают критику. Речь должна идти о целесообразности или нецелесообразности судебного контроля, а не о том, что судебный контроль пока еще не достиг своего совершенства. Прокурорский надзор тоже далек от эффективности. Для примера, возьмем осуществление судебного контроля за законностью задержаний. Прокурорский надзор в этой области малоэффективен, так как самого задержанного прокурор не видит и материалы дела тоже. А введение полновесного судебного контроля надежнее защитило бы личность
от

1 QO

См.: Шалумов М.С. Прокурорский надзор и государственный контроль за исполнением законов: различение компетенции и ответственности. // Государство и право. 1999. № 1. - С. 84.

165

своеволия исполнительной власти. Специалисты отмечают и другой момент по которому прокурорский надзор не может обеспечить необходимый уровень законности при расследовании преступлений: прокурор отвечает за раскрываемость преступлений и качество работы следственного аппарата, поэтому он не может быть достаточно объективным и строгим, санкционируя аресты, обыски, выемки и другие следственные действия.

На основе изучения следственной практики, опроса прокуроров и следователей Т.Ю. Иванова199 пришла к выводу о том, что эффективность предварительного расследования в значительной мере определяется уровнем прокурорского надзора за исполнением требований закона о всесторонности и полноте расследования. Изучение уголовных дел, отобранных по признаку участия или неучастия прокурора в руководстве расследованием, показало, что 62% составили дела со следственными ошибками, причем в структуре всех следственных ошибок 75% пришлось на односторонность, неполноту и необъективность предварительного следствия; в 26,3% случаев ошибки касались собирания доказательств, 49% составили ошибки, возникшие при проверке доказательств. Анализ деятельности прокурора по устранению допускаемых следователями недостатков, показал, что по 75% изученных дел со следственными ошибками отмечена пассивность прокуроров в осуществлении прокурорского надзора за качеством расследования. В определенной мере эти недостатки объясняются неправильной, по мнению Т.Ю. Ивановой установкой Приказа Генерального Прокурора РФ от 28 мая 1992 г. №20 о том, что прокурор не должен осуществлять руководства расследованием, а должен ограничиваться лишь надзором за законностью действий органов расследования.

См.: Иванова Т.Ю. Участие прокурора в доказывании на предварительном расследовании. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - М., 1999. - С. 10-11.

166 О недостаточной активности прокурора в руководстве расследованием

говорит тот факт, что в большинстве случаев (60%) меры по исправлению

следственных ошибок принимаются прокурором при возвращении дела для

производства дополнительного расследования после ознакомления
с

обвинительным заключением. В целях повышения качества расследования

целесообразно переместить акцент надзорной деятельности прокурора
с

завершающего этапа на ход расследования. С этой точки зрения важное

значение имеет Приказ Генерального Прокурора РФ от 18 июня 1997 г. № 37

“Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и

дознанием”, в котором на прокуроров возложена ответственная обязанность

принимать меры по организационному обеспечению квалифицированного

расследования и раскрытия преступления, включая личное участие
в

проведении ряда следственных действий.

На основании своего исследования Т.Ю. Иванова приходит к выводу, что единственной процессуальной функцией прокурора является уголовное преследование, то есть деятельность, направленная главным образом на изобличение на основе собранных доказательств подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, обеспечить своей деятельностью всестороннее и объективное расследование преступлений, изобличение виновных, дабы создать условия для успешного судебного разбирательства20().

Таким образом, автор понимает прокуратуру как орган уголовного преследования, что соответствует юридической практике ряда стран Западной Европы. Такое понимание значительно расширяет функции суда в контроле за защитой прав и свобод граждан.

В литературе высказывается и совершенно иная точка зрения (можно сказать, что она преобладает), согласно которой нельзя снижать значимость прокурорского надзора, а значит и ограничения судебной
деятельности

См.: Иванова Т.Ю .Там же - С.8.

167

прокуратуры. А.Д. Бойков категорически выступает против призывов радикальных реформаторов освободить для обеспечения независимости суда прокуратуру “надзорной функции во всех стадиях уголовного производства, кроме предварительного расследования, урезав и на этой стадии полномочия прокурора по надзору. А.Д. Бойков отмечает ущербность этой концепции, подчеркивая, что она ведет к ущемлению прав сторон. Когда идея судебной независимости гипертрофируется, - пишет он, - появляется опасность бесконтрольности и судебного произвола

Таким образом, на практическом и теоретическом уровнях поставлена проблема соотношения прокурорского надзора и судебного контроля за расследованием преступлений.

В правовом государстве, каким себя провозгласила Россия, человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Гарантом законности, охраны его права и свободы, свобод и интересов личности выступает суд.

По нашему мнению, вопрос о соотношении прокурорского надзора и следственного контроля во многом определяется тем, как соблюдается своеобразная последовательность и инстанционность, выражающиеся в том, что суд проверяет законность и обоснованность действий органа дознания и следователя лишь после того, как они уже были предметом прокурорской проверки. Суд выполняет контрольную функцию как в отношении действий и решений органов предварительного расследования, так и самого прокурора, который осуществляет надзорные функции в отношении названных органов. При таком подходе прокурор в полном соответствии осуществляет свою надзорную функцию в отношении органов дознания и предварительного следствия. Суд же в эту деятельность не вмешивается, при отсутствии установленных законом оснований ее законность не проверяет.

Контрольная деятельность суда на стадии предварительного расследования представляет собой гарантию эффективного решения задач

1 См.: Бойков А.Д. Третья власть в России. - М., 1997. - С. 208-209.

168

уголовного судопроизводства и особенно в тех случаях, когда, по мнению участников уголовного процесса, возникает угроза выполнению перечисленных выше задач. В таких случаях целью осуществления контрольных функций судебной власти является устранение препятствий на пути решения задач уголовного судопроизводства, по тем или иным причинам не выявленных прокуратурой.

Благодаря этому прокурор и суд осуществляют свои функции независимо друг от друга, каждый из них при выполнении своей функции действует в пределах, предусмотренных действующим законодательством. И все-таки прокурорский надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия, в отличие от судебного контроля на этом же этапе судопроизводства, обладает неоспоримым преимуществом, поскольку является постоянным, непрерывным, всеобъемлющим. В этом его преимущество перед судебным контролем на предварительном расследовании, т.к. последний осуществляется в отношении лишь некоторых действий и процессуальных решений, носит фрагментарный характер, но, тем не менее, не утрачивает приоритета судебной власти, является дополнительной гарантией законности расследования преступлений на досудебных стадиях процесса.

А.Д. Бойков приводит ряд соображений против замены прокурорского надзора судебным при применении в ходе расследования мер процессуального принуждения: снижается оперативность принятия решений; возрастает опасность утраты доказательств и разглашения материалов следствия; снижается и уровень гарантий его права и свободы личности, ибо решения прокурора под контролем суда надежнее, нежели решение одного судьи без права на обжалование и опротестование. Ухудшаются и правовые условия обеспечения функции уголовного преследования, принадлежащей прокурору. Но есть, - пишет он, - и доводы за расширение судебного контроля. Во-первых, этого требуют приведенные выше конституционные нормы, которые едва ли будут изменены, ибо они соответствуют Декларации

169

его прав и свобод человека и гражданина (ст. ст. 8, 9, 11). Во-вторых, контроль суда как органа, не отвечающего за результаты расследования и состояния борьбы с преступностью, может оцениваться как более объективный нежели прокурорский надзор 202.

В литературе высказывается мнение , что суд не должен до окончания предварительного следствия заниматься проверкой жалоб на нарушения процессуального закона, не являющиеся в то же время нарушениями конституционных прав и свобод (необоснованное привлечение в качестве обвиняемого, неправильная квалификация преступления, отказ в удовлетворении ходатайства о дополнении предварительного следствия или прекращении дела, направление дела в суд с обвинительным заключением и т.д.).

При таком подходе к решению названной проблемы органы предварительного следствия и прокурор не лишаются возможности сформулировать и достаточно обосновать свои выводы, направить уголовное дело в суд. Речь идет о том, что суд по жалобам заинтересованных лиц может признать противозаконными действия и решения органов уголовного преследования и тем самым скорректировать предварительное расследование таким образом, чтобы задачи раскрытия преступления, изобличения лица, совершившего преступное деяние, решались при строгом соблюдении конституционных прав и свобод граждан, принимающих участие в производстве по уголовному делу.

Судебный контроль в таком его понимании не исключает прокурорский надзор, не влечет свертывание надзорной деятельности прокуратуры за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно- розыскную

Ml См.: Бойков А.Д. Третья власть в России. - М., 1997. - С. 226.

См.: Демидов И.Ф. Проблемы прав человека в современном уголовном процессе (концептуальное положение). Диссертация на соискание научной степени доктора юридических наук в форме научного доклада, выполняющего также функцию автореферата. -М. 1996 - С. 31-32.

170

деятельность, дознание и предварительное следствие. На долю прокурора по-прежнему остается достаточно полномочий, чтобы оказывать полезное воздействие на деятельность данных органов, направлять ее на решение задач по борьбе с преступностью, с одновременным обеспечением прав и свобод всех лиц, вовлеченных в уголовный процесс (ст. 211 УПК).

Прокурорский надзор имеет преимущества перед судебным контролем на предварительном расследовании. Они обусловлены тем, что уголовно- процессуальное законодательство определило надзорные функции прокурора и контрольную суда совершенно по-разному. В частности, в предварительном расследовании прокурор как орган надзора действует постоянно и непрерывно на всем протяжении этого этапа уголовного процесса. Судебный контроль на данном этапе уголовного судопроизводства этим качеством не обладает. Его деятельность выражается, с одной стороны, в осуществлении деятельности, направленной на решение вопросов об аресте, продлении сроков содержания под стражей, санкционировании обысков, принудительных выемок и т.д. С другой стороны, судебно-контрольная деятельность реализуется в проверке законности и обоснованности следственных действий, процессуальных решений органов дознания и предварительного следствия, а также прокурора, которые обжалованы заинтересованными субъектами уголовного процесса204.

Судебный контроль не заменяет и не дублирует прокурорского надзора, тем более ведомственного контроля в структурах органов предварительного расследования, а наряду с ними обеспечивает соблюдение прав и законных интересов личности, гражданина, оказывает значительное влияние на ход, полноту и качество следствия, способствует своевременному выявлению следственных ошибок. Как справедливо подчеркивает А.Д. Бойков, речь “должна идти не об устранении прокурорского надзора за применением мер

См.: Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: важная функция судебной власти. Автореф. дисс. канд. юрид. наук-М. 1998.-С.14.

171

процессуального принуждения и замене его судебным надзором, а
о сочетании этих функций прокурора и суда в интересах обеспечения, как уголовного преследования, так и защиты его права граждан”205.

Анализируя взаимоотношения судебного контроля и прокурорского надзора на предварительном расследовании нельзя обойти вниманием вопрос о роли адвоката на этом этапе.

Статья 51 УПК закрепляет право адвоката на участие в следственных действиях. При этом адвокат имеет возможность принять участие в следственных действиях, проводимых по его ходатайству, либо о проведении которых его уведомил следователь.

На практике защитник часто не может ознакомиться с материалами, подтверждающими законность и обоснованность ареста и продления сроков Задержания под стражей. Более того, как свидетельствуют В.И. Никаноров и Г.Е. Пономарев, судьи при рассмотрении жалобы иногда “даже не пытаются выяснить у участников процесса, ознакомились ли они с материалами дела и была ли предоставлена им такая возможность”206.

В ряде западных стран, в том числе и во Франции в последнее время роль защитника на стадии предварительного расследования значительно уменьшилась. Но это, как справедливо отмечает В.В. Ясельская207 , произошло за счет сокращения удельного веса предварительного следствия. В Германии предварительное следствие вообще было ликвидировано. Однако в настоящее время в странах Континентальной Европы имеет место тенденция расширения прав и свободы защитника
в собирании доказательств. В

205 См.: Бойков А.Д. Третья власть в России. - М, 1997. - С. 227.

Никаноров В.И., Пономарев Г.Е. Судебная проверка правомерности ареста или продления срока содержания под стражей //Проблемы совершенствования уголовного и уголовно - процессуального законодательства России. М, 1993.- С. 142.

207См.:Ясельская В.В. Деятельность адвоката-защитника по собиранию доказательств на стадии предварительного расследования. Автореф. дисс. канд. юрид. наук - Томск. 1990.- С. 12.

172

юридической литературе этих стран широко обсуждается вопрос о необходимости расширения состязательных начал на досудебных стадиях производства. Даже в Германии, где участие защитника в прокурорском дознании минимально, независимой группой видных германских процессуалистов был разработан УПК, в котором предусматривается институт производства защитником собственного расследования.

В.Ю. Резник выделяет две категории дел участия адвоката при предъявлении обвинения - обязательная и альтернативная. Обязательная категория дел та, по которой защитник обязан осуществлять защиту определенной категории лиц, перечисленных в ст. 49 УПК. Статья 47 УПК предусматривает альтернативную возможность участия адвоката с момента предъявления обвинения и представляет лишь возможность такого участия. Как показало анкетирование адвокатов, 52% из них принимают участие на предварительном следствии с момента предъявления обвинения т .

Конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи касается любых участников уголовного судопроизводства: подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, гражданских истцов и ответчиков, а также свидетелей (право свидетеля являться на допрос со своим адвокатом предусмотрено в ч.4 ст.55 проекта УПК РФ). Однако, чаще всего оно не соблюдается по отношению к подозреваемому, обвиняемому, хотя для защиты их прав и свобод законодателем предусмотрены повышенные гарантии. По данным многих исследований, в большинстве случаев несоблюдение конституционных прав личности приходится именно на нарушения права на защиту подозреваемых и обвиняемых.

См.: Резник В.Ю. Теоретические основы и практика деятельности адвоката на предварительного следствии. - Автореф. дисс. канд. юрид. наук. -Краснодар, 1999-С. 8.

173

Нарушение права на защитника в стадии предварительного расследования является основанием для отмены состоявшегося приговора по делу. Судебная практика требовательно подходит к вопросам участия защитника в деле, его заменам в процессе, к вопросам отказов обвиняемых от защитников, защите одним защитником двух и более лиц.

Взаимодействие с защитой важная, но, как было уже показано, не единственная проблема, с которой сталкивается организация института судебного контроля в реформируемой России. Кроме этого существует множество других проблем как объективного, так и субъективного характера.

Подводя итог сравнительному анализу проблемы судебного контроля на стадии предварительного расследования в России и Франции подчеркнем, что незыблемую основу судебно-контрольной деятельности на предварительном расследовании составляет принцип законности, который в современном понимании существенно трансформировался. В связи с изменением правовой идеологии, законодательства в ходе судебно-правовой реформы взят ориентир на построение правового государства, в центр защиты поставлена личность, ее права и интересы. Совершенствование механизма защиты прав и интересов личности неизбежно предполагает создание соответствующего судебного контроля на стадии предварительного расследования. Вместе с тем, нельзя забывать о сложности этого процесса и о различных политических экономических, социальных и других проблемах, возникающих при этом.

Даже в условиях масштабных реформ, введение почти новых институтов потребует существенных преобразований в ряде других, смежных институтов.

Следует помнить о том, что целесообразность заимствований институтов права всегда вызывает сомнения, и требует отказа от традиций, насилия над профессиональным сознанием правоизменений и т.п. Заимствование чужого опыта не самоцель, а лишь одно из средств решения

174

имеющихся проблем.

Следует помнить о том, что сближение функций уголовного преследования и правосудия, их концентрация в руках судебной власти вряд ли обеспечит большой успех в защите прав личности и ограждения публичного процесса, нежели их разделение.

Ведомственная корпоративность может породить новые проблемы : снижение стороннего контроля, корпоративную солидарность и взаимную снисходительность к нарушениям и злоупотреблениям.

Параллельный контроль за следствием социальное обеспечение стороны двух ведомств - прокуратуры и суда - надежнее, чем контроль одного судьи.

Вместе с тем, французский опыт обеспечения коллегиальности судебного контроля и состязательности при решении острых вопросов расследования (обвинительная камера) заслуживает внимания и заимствования.

То же можно сказать о формах контроля за деятельностью следственного судьи путем его ежегодных оценок по совокупности критериев.

Этот опыт мог бы использоваться при оценке работы многих должностных лиц органов расследования, прокурорского надзора и суда.

Заключение

В 90-е годы в теории и на практике утвердилось мнение о необходимости и гуманности распространения судебного контроля на досудебные стадии уголовного судопроизводства, поскольку появление в уголовном процессе данного самостоятельного вида судебной деятельности позволило поднять на качественно новый уровень институт защиты прав и свобод человека и гражданина, вовлекаемого в
водоворот

175

уголовно -процессуальных отношений.

После принятия Конституции Российской Федерации резко расширились возможности судов общей юрисдикции по непосредственному применению норм Конституции о правах и свободах человека. Сложился дуализм в организации судебного конституционного контроля. Под юрисдикцию судебной власти перешло решение вопросов, связанных с ограничением прав граждан, предусмотренных ст. ст. 23 и 25 Конституции РФ (тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных сообщений и иных сообщений, неприкосновенности жилища).

Оценивая конституционные положения, нельзя не видеть возрастание роли суда как гаранта законности, охраны прав, свобод и интересов личности. При этом Основной Закон России не предусматривает каких- либо изъятий в перечне органов государственной власти и должностных лиц, решения которых нельзя было обжаловать в судебном порядке. Установлен единый и обязательный по всем уголовным делам порядок судопроизводства (ст. ст. 1,2 УПК РСФСР); уголовно-процессуальный закон предоставил целому ряду участников процесса субъективное право на обжалование законности определенных действий органа дознания, следователя и прокурора и на участие в их судебно-контрольной деятельности на предварительном расследовании; законом в ряде случаев установлена процедура осуществления судебно-контрольных действий (ст. 220-1, 220-2 УПК РСФСР). Вместе с тем в правовом государстве, а именно таковым провозгласила себя Россия, все еще подрывается вера в конституционный постулат о том, что человек .его права и свободы являются высшей ценностью.

В диссертации разделяется высказанная в литературе точка зрения о том, что несмотря на продекларированные в Конституции и других государственных документах принципы повышения роли суда в защите прав личности, в реальной жизни прокурор, а не суд остается «хозяином процесса» на стадии предварительного расследования и наряду с
осуществлением

176

уголовного преследования принимает ряд важных решений судебного свойства, связанных с дальнейшим направлением дела (о прекращении дела, о передаче его в суд и т.д.). Следователь, как и раньше, является не представителем независимой судебной власти, а продолжением власти обвинительной, сосредоточенной в руках прокурора. Производство на предварительном расследовании остается письменным, не зная состязательного предъявления обвинения и исследования доказательств перед лицом независимого судьи. Реализация большинства прав обвиняемого и его защитника зависит не от суда, а от волеизъявления их процессуального «противника» (прокурора, следователя, дознавателя). Обвиняемый практически остается лишь объектом исследования. Защита неравноправна с обвинением, так как обвинитель может черпать из предварительного следствия такие средства и аргументы, которые защита не может там найти ввиду второстепенности своей роли в этом производстве.

Основной смысл судебной реформы в современной России применительно к уголовному процессу видится в создании необходимых условий повышения эффективности деятельности органов расследования и прокуратуры по борьбе с преступностью, укрепления гарантий, в том числе судебных, обеспечивающих надежную защиту граждан, как от преступлений, так и от незаконных действий органов государственной власти и их должностных лиц, ответственных за уголовно-процессуальное производство. Судебная реформа обеспечила существенные преобразования судопроизводства как основной формы осуществления судебной власти, дальнейшее продвижение в развитии системы юридических гарантий прав и свобод граждан в уголовном процессе.

В диссертации показано, что распространение судебного контроля на досудебные стадии уголовного судопроизводства продиктовано разделением государственной власти на законодательную исполнительную и судебную (ст. 10 Конституции РФ), причем субъекты последней - суды, действуют независимо и самостоятельно от органов других ветвей власти (ч. 1 ст. 120

177

Конституции РФ). Данное положение является предпосылкой того, что на суды возложена задача обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина (ст. 18 Конституции РФ).

Следовательно, любое ограничение конституционных прав и свобод личности, в том числе и в стадии предварительного расследования , возможно только на основе судебного решения.

Судебный контроль в стадии предварительного расследования как самостоятельное направление деятельности необходим, ибо он уже доказал свою результативность, став действенной гарантией прав и свобод всех без исключения участников уголовного судопроизводства.

Судебный контроль на досудебных этапах уголовного процесса следует рассматривать как одну из многочисленных функций судебной власти, способствующих осуществлению, как предварительного расследования, так и правосудия.

В то же время контроль суда в стадии предварительного расследования ни по стоящим перед ним задачам и целям, ни по содержанию самой деятельности суда не является правосудием (в смысле рассмотрения и разрешения дела) или его составной частью. В диссертации разделяется мнение о том, что судебно-контрольная деятельность на предварительном расследовании по отношению к последнему носит правообеспечительный характер, а по отношению к правосудию - вспомогательный.

Судебно-контрольная деятельность ни в коей мере не подменяет прокурорского надзора, ведомственного контроля на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, поскольку суды в силу специфики судебной власти действуют совершенно иными способами и средствами, а также в иных пределах чем прокуроры, руководители следственных подразделений, органов дознания.

Проведенное сравнительно-правовое исследование показало, что институты судебного контроля во Франции и России имеют сходные черты,

178

что объясняется известной исторической общностью двух народов в том числе и в правовой сфере. Весте с тем есть и существенные различия, обусловленные тем, что институт судебного контроля во Франции имеет более длительную историю, а также демократическими традициями, устоявшимся пониманием прав и свобод личности. Существующие во Франции органы, осуществляющие функцию судебного контроля, представляются оптимальным вариантом решения проблемы соблюдения законности, прав и свобод участников процесса, полноты и объективности расследования преступлений, применения необходимых мер к лицам, производящим расследование.

В настоящее время французская уголовная политика переориентируется в сторону смягчения и индивидуализации наказаний, поиска новых видов наказаний, не связанных с лишением свободы, разработки мер ресоциа- лизации лиц, отбывших наказание и т.д., четко прослеживается тенденция к расширению сферы применения штрафов, конфискации имущества.

На основе анализа уголовно-процессуального законодательства Франции, основных трудов российских и французских процессуалистов в диссертации рассмотрен статус следственного судьи во Франции, показано, почему у следственного судьи больше возможностей для объективного отношения к ведению следствия, чем у следователей в сегодняшней России. Показана роль обвинительной камеры в механизме судебного контроля, в системе защиты прав и интересов гражданина.

Уголовный процесс во Франции далеко не совершенен и это вызывает критику некоторых французских процессуалистов. Но следует помнить, что никакой социальный институт, ни один социальный процесс не могут достигнуть полного совершенства, они находятся в постоянном развитии. Тем не менее, над всеми существующими проблемами в области уголовного процесса, несомненный приоритет во Франции имеют права и свободы граждан и их обеспечение как важнейшие общечеловеческие ценности. Именно на это ориентируются социально-политические реформы в России.

179

По большому счету речь идет о выполнении Россией обязательств, вытекающих из ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод в части обеспечения гражданам доступа к правосудию.

Сравнительно-правовой анализ проблем института судебного контроля во Франции и России позволяет, на наш взгляд, найти решение ряда многих существующих в настоящее время проблем предварительного следствия в России.

Назрела необходимость, чтобы задачи судебного контроля были определены и закреплены в УПК. Эффективность решения задач судебного контроля гарантируется тем, что данная деятельность осуществляется, как правило, в судебном заседании, которое является формой судебного разбирательства, основывающегося на соответствующих принципах и проводимого беспристрастными, незаинтересованными, объективными судьями. В большинстве случаев принятое ими решение может быть обжаловано в вышестоящий суд, где будет подвергнуто коллегиальной проверке.

Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы и предложения:

• институт судебного контроля складывается в качестве самостоятельного института процессуального права. Речь идет о том, что создание новой судебной власти сопровождается расширением ее контрольной деятельности в административном, гражданском и уголовном процессах. Если ранее названная деятельность осуществлялась в ходе прохождения дела по соответствующим судебным стадиям, то в настоящее время суды реализуют ее, с одной стороны, как самостоятельный вид деятельности, например, в конституционной и административной юрисдикции, а, с другой, как отдельное самостоятельное направление деятельности в гражданском и уголовном процессах; • • научно-теоретические основы современной доктрины судебного контроля на предварительном расследовании основаны на
достижении •

180

юриспруденции в Российской Федерации. Правовую основу судебного контроля на предварительном расследовании составляют нормы конституционного и уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, которые регламентируют данное направление деятельности органов судебной власти;

• цель судебного контроля на предварительном расследовании заключается в проверке законности, обоснованности и справедливости процессуальных решений органов дознания, предварительного следствия и прокурора, ограничивающих и нарушающих конституционных права и свободы человека и гражданина. Вопросы судебного контроля за предварительным расследованием разрешаются по целому ряду направлений: охрана неприкосновенности личности, личной свободы; неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайн; тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; неприкосновенности жилища. Следовательно, с точки зрения существующих конституционных регламентации, судебный контроль за производством предварительного расследования далеко выходит за рамки проверки судом законности и обоснованности ареста, продления срока содержания обвиняемого под стражей; • • объектом статутного судебного контроля являются прямо перечисленные в Конституции права и свободы человека и гражданина, а также деятельность органов предварительного расследования, направленная на их ограничение, необходимость которого должна быть доказана в судебно-контрольном процессе в каждом конкретном случае. Объектом правовос-становительного контроля являются те решения и действия органов предварительного расследования, которые послужили основанием прекращения или приостановления производства по делу, либо явились следствием уклонения названных органов от представления в суд материалов для рассмотрения в порядке статутного судебного контроля; • • необходимо закрепить в УПК РФ институт следственных судей, на •

181

данном этапе развития уголовно - процессуального законодательства Российской Федерации следственный судья должен обладать полномочиями, вытекающими из статей 22, 23 и 25 Конституции РФ;

• в высших учебных заведениях и в системе повышения квалификации работников суда, ввести специализацию следственного судьи по вопросам соблюдения конституционных норм;

• в перспективе ориентироваться на создание самостоятельного единого следственного аппарата как организационного объединения под единым руководством всех следователей, ныне работающих в различных ведомствах, или же создать единый следственный аппарат в судебной системе как во Франции;

• в практической деятельности судам следует ориентироваться на французские методы и формы работы, обеспечивающие коллегиальность и состязательность при решении острых вопросов расследования, вытекающих из требований статей 22, 23 и 25 Российской Федерации. Следует шире использовать в отечественной судебной практике апробированные формы контроля за деятельностью следственного судьи путем его ежегодных оценок. Практиковать это опыт при оценке работы должностных лиц органов расследования, прокурорского надзора и суда; • • в целях реализации прав подозреваемого присутствовать при рассмотрении судьей жалоб в порядке ст. 220.2 УПК РСФСР следует дополнить часть первую ст. 220.2 УПК РСФСР следующим положением: “Судья, приняв жалобу к рассмотрению, обеспечивает надлежащее извещение об этом арестованного обвиняемого (подозреваемого) через администрацию места его содержания. Копия извещения возвращается в суд и прилагается к материалам проверки”. • Судебно-контрольная деятельность в целях ее эффективности не должна быть ограничена какими - либо формальными рамками. Суды, в зависимости от сложности стоящих перед ними задач, должны иметь право самим определять пределы исследования как
предоставляемых им

182

материалов, так и материалов уголовного дела, рассматривая как вопросы права, так и вопросы факта, поскольку основным критерием любой уголовной деятельности является доказанность обвинения, выдвигаемого органами предварительного расследования, прокурором в отношении привлекаемых к уголовной ответственности лиц.

183

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

/. Правовые акты и иные документы

1.1 .Конституция ( Основной Закон ) Российской Федерации : Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. М. 1998.

1.2.Конституции государств Европейского Союза. - М.: Изд-во «Норма- Инфра». 1999.

1.3.Конституции буржуазных государств: Учебное пособие // Сост. В.В. Маклаков. -М: Юридическая литература, 1982.

1 АДекларация “О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики” от 12 июня 1990 года // Ведомости СНД РСФСР. -1990. - № 2.

1.5.Устав уголовного судопроизводства Российской империи от 20 ноября 1864 г. Гл. XXII “О порядке обжалования следственных действий вообще” // Российское законодательство Х-ХХ веков. Судебная реформа. -т. 8 // Отв. ред. Б.В. Виленский . - М.: Юридическая литература, 1991.

1.6.Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. - М., 1987.

1.7. Закон Союза ССР “О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик” от 12 июня 1990 г. // Ведомости СНД РСФСР. -1990. - № 26.

1.8. Постановление Президиума Верховного Совета Союза ССР от 3 сентября 1965 г. “О разъяснении статьи 34 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. // Вед. СССР. - 1965. -№37. 1.9. 1.10. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. С изменениями и дополнениями по состоянию на 1 марта 2000 г. - М. Издательство “Спарк», 2000 г.. 1.11.

184

1.10. Комментарий к УПК РСФСР // Под ред. Председателя Верховного Суда РФ Лебедева В.М. - М.: Издательство “Спарк”, 2000 г.

1.11. Постановление Верховного Совета России от 17 января 1992 г. “О полномочиях Генерального Прокурора Российской Федерации и его заместителей по продлению сроков содержания обвиняемых под стражей”. //Вед. РФ.- 1992. - № 5. Стадии предварительного расследования. 1.12. 1.13. Положение о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью (утверждено Указом Президента Российской Федерации № 567 от 18 апреля 1996 г.) // Российская газета. 1996. 5 мая. 1.14. 1.15. Федеральный закон Российской Федерации “Об оперативно- розыскной деятельности” от 12 августа 1995 т.II Российская газета. 1995. 18 августа. 1.16. 1.14. Федеральный закон Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в федеральный закон РФ «Об оперативно- розыскной деятельности» от 05.01.99. //Собрание Законодательства РФ. 1999. №1.

1.15. Федеральный закон РФ «О внесении изменений и дополнений в федеральный закон Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности» от 30.12.99. // Российская газета. 2000 г. 6 января.

1.16. Федеральный закон РФ «Об оружии» от 13 декабря 1996 г. //Собрание законодательства РФ. 1996. № 51. Ст.5681.

1.17. Федеральный закон РФ «О Прокуратуре Российской Федерации» с изменениями и дополнениями от 10 февраля 1999 г.№ 31-ФЗ // Российская газета. 1999. 17 февраля. 1.18. 1.19. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 18 февраля 2000 года по делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 5 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина Б.А. Кехмана. // Российская газета. 2000 г.1 марта 1.20.

185

1.19.Федеральный закон Российской Федерации «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 21 июня 1995г.//Собрание Законодательства РФ.-1995. №29. Ст.2759.

1.20. Указание Главного военного прокурора от 20 апреля 1995 г. №СУ-110 «О дополнительных мерах по повышению эффективности работы следственного аппарата военных прокуратур». // Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора РФ. М. Изд-во «Норма», 1999. 1.21. 1.22. Указание Генерального прокурора РФ, Министра Внутренних Дел РФ, Директора Федеральной службы налоговой полиции РФ «Об организации предварительного следствия в федеральных органах налоговой полиции» от 17 января 1996 г.№ 2/15 // Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора РФ. М. Изд-во «Норма»,
1999. 1.23. 1.22. Приказ Генерального прокурора РФ «О серьезных недостатках в работе прокуратуры Московской области по организации надзора за расследованием и раскрытием преступлений» от 21 мая 1996 г. №28 //Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора РФ. М. Изд-во «Норма», 1999.

1.23. Приказ Генерального прокурора РФ «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина» от 22 мая 1996 г.№ 30 // Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора РФ. М. Изд-во «Норма», 1999. 1.24. 1.25. Приказ Генерального прокурора РФ «Об организации надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 9 августа 1996 г.№ 48 // Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора РФ. М. Изд-во «Норма». 1999. 1.26. 1.25. Приказ Генерального прокурора РФ «О совершенствовании прокурорского надзора за соблюдением законов при исполнении уголовных наказаний и в следственных изоляторах» от 26 февраля 1997 г. № 8. М. Изд- во «Норма». 1999.

186

1.26. Указание Генерального прокурора РФ «О порядке прекращения по истечении давности уголовных дел, приостановленных за неустановлением лиц, совершивших преступления» от 13 марта 1999 г.№ 10/15. М. Изд-во «Норма». 1999. 1.27. 1.28. Указание первого заместителя Генерального прокурора РФ «О фактах грубого нарушения уголовно-процессуального законодательства» от 19 августа 1997 № 52/20. М. Изд-во «Норма». 1999. 1.29. 1.30. Указание Генерального прокурора РФ «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при продлении сроков предварительного следствия, дознания и содержания обвиняемых под стражей» от 18 июня 1998 г. № 38/36 М. Изд-во «Норма». 1999. 1.31. 1.32. Соглашение Генерального прокурора РФ и Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации о формах взаимодействия Генеральной прокуратуры РФ и Уполномоченного по правам человека в целях обеспечения гарантий государственной защиты прав и свобод граждан» от 24 июля 1998 г. М. Изд-во «Норма». 1999. 1.33. 1.34. Приказ Генерального прокурора РФ «О задачах прокуроров, участвующих в рассмотрении судами уголовных дел» от 24 ноября 1998 г. № 82. М. Изд-во «Норма». 1999. 1.35. 1.36. Комментарии и разъяснения к Федеральному закону «О прокуратуре». //Под редакцией Кириллова Н.П. и др. С-Пб. Изд-во «Михайлова В. А.». 1999. 1.37. 1.38. Федеральный закон РФ «О мировых судьях» от 17 декабря 1998 г. //Собрание Законодательства РФ 1998. №51. Ст.6270. 1.39. 1.40. Федеральный закон РФ «Об общем числе мировых судей и количестве судебных участков в субъектах Российской Федерации» от 29.12.99 г. // Российская газета. 2000 г. 6 января. 1.41. 1.42. Федеральный закон РФ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» от 20 апреля 1995 года. // Собрание Законодательства РФ 1995. №17. 1.43.

187

1.35. Уголовный кодекс РФ. М., 2000. 1.36. 1.37. Закон РФ «О частной детективной и охранной деятельности РФ» от 11 марта 1992 г. // Российская газета. 1992 . 30 апреля 1.38. 1.39. Закон РФ «О безопасности» от 5 марта 1992. //Российская газета. 1992г. 6 мая. 1.40. 1.41. Закон РФ «О внесении изменений и дополнений в статьи 13 и 15 Федерального закона «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» от 30.12.99 г.//Российская газета.2000 г. 6 января. 1.42. 1.43. Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений нарушающих права и свободы граждан» от 27 апреля 1993 г., с изменениями от 15 ноября 1995 г.//Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1993. №19.Ст.685; Российская газета. 1995 г. 26 декабря. 1.44. 1.45. Закон РСФСР «Об утверждении Положения об адвокатуре РСФСР» от 20 ноября 1980 г.//Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1980. №48. Ст. 1596. 1.46. 1.47. Закон РСФСР «О милиции» // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16. 1.48. 1.49. Закон РСФСР « Об охране окружающей природной среды» //Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1992. № 10. Ст.457. 1.50. 1.51. Уголовный кодекс ФРГ. М, 1996. 1.52. 1.53. Комментарий к УПК РСФСР. С-Пб., 1999. 1.54. 1.55. Уголовно-процессуальный кодекс Франции. Изд-во «Юридический колледж МГУ». 1996. 1.56. 1.57. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 3 мая 1995 г.»По делу о проверке конституционности статей 220-1 и 220-2 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Авитяна» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1995. №2-3. 1.58.

188

1.47. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 13 ноября 1995 г. «По делу о проверке конституционности части 5 статьи 209 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Р. Н. Самигуллиной и А. А. Ананасенко» // Собрание Законодательства РФ. 1995.№47. Ст.4551. 1.48. 1.49. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 13 июня 1996 г.»По делу о проверке конституционности части 5 статьи 97 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами гражданина В.В. Щелухина» // Российская газета. 1996. 12 сентября. 1.50. 1.51. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28 октября 1996 г.»По делу о проверке конституционности статьи 6 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами гражданина OJB. Сушкова» // Собрание Законодательства РФ. 1996.№45 Ст.5203. 1.52. 1.53. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 1997 года по делу о проверке конституционности ч.4 статьи 47 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса, СВ. Абрамова. // Российская газета. 1997 г., 18 февраля. 1.54. 1.55. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1996 года по делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульнева, B.C. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова. // Российская газета. 1996 г. 15 февраля. 1.56. 1.57. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июля 1998 года по делу о проверке конституционности части пятой статьи 325 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Шаглия. // Российская газета. 1998.15 июля. 1.58.

189

1.53. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 1998 года по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан. // Российская газета. 1998. 14 июля. 1.54. 1.55. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 1998 года по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе гражданки И.Г.Черновой. // Российская газета. 1998. 11 августа. 1.56. 1.57. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1998 года по делу о проверке конституционности части четвертой статьи 113 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Костомукшского городского суда Республики Карелия. //Российская газета. 1998. 7 мая. 1.58. 1.59. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 25 декабря 1998 года по делу о проверке конституционности частей четвертой, пятой и шестой статьи 97 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан П.В. Янчева, В.А. Жеребенкова и М.И. Сапронова// Российская газета. 1999. 13 января. 1.60. 1.61. Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности положений части первой и второй статьи 295 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина М.А.Клюева. //Российская газета. 1999. 28 января. 1.62. 1.63. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 марта 1999 года по делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью «Моноком» //Российская газета. 1999. 19 апреля. 1.64.

190

1.59. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28 мая 1999 года по делу о проверке конституционности части второй статьи 266 и пункта 3 части первой статьи 267 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях в связи с жалобами граждан Е.А. Арбузовой, О.Б. Колегова, А.Д. Кутырева, Р.Т. Насибулина и В.И. Ткачука. // Российская газета. 1999.9 июня. 1.60. 1.61. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21 октября 1999 года по делу о проверке конституционности положений абзаца первого подпункта «а» пункта 2 статьи 24 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» в связи с запросом Советского районного суда города Омска. // Российская газета. 1999.2 ноября. 1.62. 1.63. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 1 декабря 1999 года по спору о компетенции между Советом Федерации и Президентом Российской Федерации относительно принадлежности полномочия по изданию акта о временном отстранении Генерального прокурора Российской Федерации от должности в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела. // Российская газета. 1999. 16 декабря. 1.64. 1.65. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 апреля 1999 года по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 325 Гражданско-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Б.Л. Дрибинского и А.А. Майстрова //Российская газета. 1999. 22 апреля. 1.66. 1.67. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года по делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 УПК РСФСР, пунктов 1 и 2 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года « О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» в связи с 1.68.

191

запросом Московского городского суда и жалобами ряда
граждан. //Российская газета. 1999. 10 февраля.

1.64. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 10 декабря 1998 года по делу о проверке конституционности части второй статьи 335 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина М.А. Баронина. // Российская газета. 1998. 24 декабря. 1.65. 1.66. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 1998 года по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации. // Российская газета. 1998. 30 июня. 1.67. 1.68. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 марта 1998 года по делу о проверке конституционности статьи 44 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и статьи 123 Гражданского процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан. // Российская газета. 1998. 25 марта. 1.69. 1.70. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 17 декабря 1996 года по делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 года «О федеральных органах налоговой полиции»// Российская газета. 1996. 26 декабря. 1.71. 1.72. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1996 года по делу о проверке конституционности статьи 418 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края.// Российская газета. 6 декабря. 1.73. 1.74. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28 октября 1996 года по делу о проверке конституционности статьи 6 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова. //Российская газета. 1996. 6 ноября. 1.75. 1.76. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1995 года по делу о проверке конституционности ряда 1.77.

192

положений пункта «а» статьи 64 Уголовного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Смирнова. // Российская газета. 1996.18 января.

1.71. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12 февраля 1993 года по делу о проверке конституционности Указа Президента Российской Федерации от 28 октября 1992 года № 1308 «О мерах по защите конституционного строя Российской Федерации» //Российская газета. 1993. 27 февраля. 1.72. 1.73. Федеральный закон Российской Федерации от 9 июля 1998 года № 95-ФЗ « О приостановлении действия части второй статьи 15 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР».// Российская газета. 1998. 14 июля. 1.74. 1.75. Федеральный Закон Российской Федерации « О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации.» От 2 января 2000 г. № 37-ФЗ.// Российская газета . 2000 г. 10 января. 1.76. 1.77. Концепция национальной безопасности Российской Федерации от 10 января 2000 года № 24 // Российская газета.2000. 18 января. 1.78. 1.79. Федеральный закон Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О недрах» от 2 января 2000 года № 20-ФЗ. // Российская газета.2000. 13 января. 1.80. 1.81. Федеральный закон Российской Федерации от 25 октября 1999 года № 190-ФЗ « О ратификации Европейской конвенции о выдаче, дополнительного протокола и Второго дополнительного протокола к ней. //Российская газета. 1999 . 28 октября. 1.82. 1.83. Постановление Правительства Российской Федерации от 14 октября 1996 г. № 1190 «Об утверждении Положения о Национальном центральном бюро Интерпола» // Российская газета. 1996. 22 октября. 1.84. 1.85. Закон Российской Федерации “О прокуратуре Российской Федерации”.//Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992, №18, ст.366. 1.86.

193

1.79. Закон Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации” от 26 июня 1992 г. // Российская юстиция. - 1995. - № 11. 1.80. 1.81. Закон РСФСР “О судоустройстве РСФСР” от 8 июля 1981 г. Судебная правоохранительная системы. Сборник нормативных актов //Сост. Л.И. Иванов. - М.: Издательство БЕК, 1994. 1.82. 1.83. Федеральный конституционный закон Российской Федерации “О судебной системе Российской Федерации” от 23 декабря 1996 г. //Российская газета. 1997, 6 января. 1.84. 1.85. Федеральный закон Российской Федерации “О почтовой связи” от 5 июля 1995 г. // СЗ РФ. - 1995. - № 33. - Ст.3334. 1.86. 1.87. Федеральный закон Российской Федерации “О связи” от 20 января 1995 г. // СЗ РФ. - 1995. - № 8. - Ст. 600. 1.88. 1.89. Указ Президента Российской Федерации “О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности” от 14 июня 1994 г. № 1226.// СЗ РФ. - 1994. - № 8. - Ст. 804. 1.90. 1.91. Указ Президента Российской Федерации “О признании утратившими силу некоторых актов Президента Российской Федерации “ от 14 июня 1997 г. № 503.// СЗ РФ. - 1997. - № 25. - Ст. 2898. 1.92. 1.93. Указание Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службы контрразведки Российской Федерации “О порядке реализации норм Указа Президента Российской Федерации от 14 июня 1994 г. “О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности” от 24 июня 1994 г. //Российская газета. 1994, 29 июня. 1.94. 1.95. Совместное Указание Генеральной прокуратуры Российской Федерации, МВД РФ и ФСК РФ “О порядке реализации норм Указа Президента Российской Федерации от 14 июня 1994 г. “О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных
проявлений 1.96.

194

организованной преступности “ 24.06.1994 г.// Российская газета
от 29.06.1994 г.

1.88. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М., 1922. 1.89. 1.90. Приказ Генеральной прокуратуры Российской Федерации “Об организации прокурорского надзора за расследованием и раскрытием преступлений” № 10 от 21 февраля 1995 г. // Содержание под стражей. Сборник нормативных актов и документов. //Сост. Андреев В.Н., Москалькова Т.Н. -М.: Издательство “СПАРК”, 1996. 1.91. 1.92. Указание Генеральной прокуратуры Российской Федерации №36/15 от 23 июня 1995 г. “Об усилении прокурорского надзора за соблюдением сроков предварительного следствия и содержания обвиняемых под стражей”. //Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие. //Под ред. Качанова А.Я.- М.: Издательство “Спарк”, 1996. 1.93. 1.94. Совместное Указание Генеральной прокуратуры и МВД России № 4/15/1 от 17 января 1995 г. “Об избрании мер пресечения”. //Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие. //Под ред. Качанова А.Я. М.: Издательство “Спарк”, 1996. 1.95. 1.96. Указание Генерального прокурора Российской Федерации № 15- 26-91 от 17 июня 1991 г. “Об усилении прокурорского надзора за соблюдением законов, регулирующих сроки следствия и содержания обвиняемых под стражей”.//Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие. //Под ред. Качанова А.Я. - М.: Издательство “Спарк”, 1996. 1.97. 1.98. Инструкция органам дознания Вооруженных Сил и иных воинских формирований Российской Федерации. Утверждена Главным военным прокурором 1 августа 1994 г.//Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие. //Под ред. Качанова А.Я. - М.: Издательство “Спарк”, 1996. 1.99.

195

1.94. Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства Внутренних Дел Российской Федерации. Утверждены приказом Министра внутренних дел Российской Федерации “Об утверждении правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации “ от 20 декабря 1995 г. № 486, п.п. 9.4; 9.5; 9.8; 16.1; 16.6; 16.7 //Российские вести. 1996, 14 марта. 1.95. 1.96. Положение о предварительном заключении под стражу. //Ведомости Верховного совета ССР, 1976, № 29, ст. 426. 1.97. 1.98. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации “Об экстренных мерах по усилению борьбы с преступностью и обеспечению личной безопасности граждан в Российской Федерации”.//Российская газета, 1994 г. 17 декабря. 1.99. 1.100. Указ Президента Российской Федерации “О деятельности Прокуратуры в период поэтапной конституционной реформы в Российской Федерации”, № 1685 от 20.10.1993 г.//Российская газета, 1993 г. 22 октября. 1.101. 1.102. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам. Издание 4-ое. - М.: Издательство “Спарк”, 1996. 1.103. 1.104. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 8 от 31 октября 1995 г. “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия”. // Российская газета. 1995, 28 декабря. 1.105.

1.100. Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 16 от 1 ноября 1985 г. “О практике применения судами законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве” //Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 1961-93 г. -М., 1994. 1.101. 1.102. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 13 от 24 декабря 1993 г. “О некоторых вопросах, связанных с 1.103.

196

применением статей 23 и 25 Конституции Российской
Федерации” //Российская юстиция. - 1993. - № 3.

1.102. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 3 от 27 апреля 1993 г. “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей” // Советская юстиция. - 1993. - №12. 1.103. 1.104. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 от 21 декабря 1993 г. “О рассмотрении судами жалоб на неправильные действия, нарушающие права и свободы граждан”. // БВС РФ. -1994. -№3. 1.105. 1.106. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6 от 29 сентября 1994 г. “О выполнении судами Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. № 3 “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей”. //Российская юстиция. - 1995. - №1. 1.107. 1.108. Европейская конвенция о защите его права и основных свобод от 4 ноября 1950 г. // Российская газета. 1995. 5 апреля. 1.109. 1.110. Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме. Утвержден Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 43/173 от 9 декабря 1988 г. //Содержание под стражей. Сборник нормативных актов и документов.//Сост. Андреев В.Н., Москалькова Т.Н. -М.: Издательство “Спарк”, 1996. 1.111. 1.112. Минимальные стандартные правила обращения с заключенными. Приняты Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 30 августа 1955 г. // Содержание под стражей. Сборник нормативных актов и документов. //Сост. Андреев В.Н., Москалькова Т.Н. - М.: Издательство “Спарк”, 1996. 1.113. 1.114. Всеобщая декларация его права и свободы человека. Принита и провозглашена резолюцией 217 А (Ш) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 1.115.

197

декабря 1948г. //Права человека и судопроизводство. Собрание международных документов.-Варшава:Изд-во института общественных проблем Варшавского университета, 1996.

1.109. Документ Копенгагенского совещания конференции по человеческому измерению СБСЕ от 29 июня 1990 г. // Права человека и судопроизводство. Собрание международных документов. - Варшава: Издательство института общественных проблем Варшавского университета, 1996. 1.110. 1.111. Парижская хартия для новой Европы от 21 ноября 1990 г. //Права человека и судопроизводство. Собрание международных документов. - Варшава: Издательство института общественных проблем Варшавского университета, 1996. 1.112. 1.113. Документ Московского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ от 3 октября 1991 г. // Права человека и судопроизводство. Собрание международных документов. - Варшава: Издательство института общественных проблем Варшавского университета, 1996. 1.114. 1.115. Международный пакт о гражданских и политических правах. Принят и открыт для подписания, ратификации и присоединения Резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1996 г.; вступил в силу: 23 марта 1976 г. в соответствии со ст. 49. // Права человека и судопроизводство. Собрание международных документов. -Варшава: Издательство института общественных проблем Варшавского университета, 1996. 1.116. 1.117. Основные принципы, касающиеся независимости судебных органов. Приняты седьмым конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, одобрены Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 40/32 от 29 ноября 1985 г. и 40/146 от 13 декабря 1985 г. // Права человека и
судопроизводство. Собрание 1.118.

198

международных документов. - Варшава: Издательство
института общественных проблем Варшавского университета, 1996.

1.114. Основные принципы, касающиеся роли юристов. Приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями от 7 сентября 1990 г. //Права человека и судопроизводство. Собрание международных документов. - Варшава: Издательство института общественных проблем Варшавского университета, 1996. 1.115. 1.116. Минимальные стандартные правила Организации Объединенных наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (“Пекинские правила”). Утверждены Резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 г. // Права человека и судопроизводство. Собрание международных документов. - Варшава: Издательство института общественных проблем Варшавского университета, 1996. 1.117. 1.118. Свод принципов защиты лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме. Утвержден Резолюцией 43/173 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 г. // Права человека и судопроизводство. Собрание международных документов. - Варшава: Издательство института общественных проблем Варшавского университета, 1996. 1.119. 1.120. Заключение № 193 (1996) по заявке России на вступление в Совет Европы от 25 января 1996 г. // Российская юстиция. - 1996. № 4. 1.121. 1.122. Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А. Пашин. - М, 1992. 1.123. 1.124. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 8 от 1 ноября 1985 г. “О практике применения судами законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве”. 1.125. 1.126. Основы уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и союзных республик. Проект.// Известия. 1991, 29 июня. 1.127.

199

1.121. Уголовно-процессуальное законодательство России. Воронеж, 1993. 1.122. 1.123. Постановление № 3 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей” // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1994, №3. 1.124. 1.125. Постановление № 6 Пленума Верховного Суда Российской Федерации “О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей” от 29 сентября 1994 г.// Российская юстиция, 1995, №1. 1.126. 1.127. Международная защита прав и свобод человека. Сборник документов. М, 1990. 1.128. 1.129. О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей. //Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1993, №9. 1.130. 1.131. Радченко В.И. Судебная проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей. //Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1995, №2. 1.132. 1.133. Правоохранительные органы. Сборник законов. М., 1994. 1.134. 1.135. Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9-ти томах. Под общей ред. О.И. Чистякова, т. 8. Судебная реформа. М., 1991. 1.136. 1.137. Федеральный закон Российской Федерации «О ведомственной охране» от 14 апреля 1999 г.№ 77-ФЗ // Российская газета. 1999. 20 апреля. 1.138. 1.139. Федеральный закон « О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О милиции» от 31 марта 1999 г. № 68- ФЗ // Российская газета .1999. 8 апреля. 1.140. 1.141. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. №8 «О некоторых вопросах применения 1.142.

200

судами Конституции Российской Федерации при
осуществлении правосудия» // Российская газета. 1995. 28 декабря.

1.132. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. №9 «О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных» //Российская газета. 1995.8 февраля. 1.133. 1.134. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 8 декабря 1999 г.№ 84 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования» // Законность.2000 .№2. 1.135. 1.136. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 ноября 1999 г.№79 «О ходе выполнения Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1993 г.№ 7 «О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации».// Законность.2000.№2. 1.137. 1.138. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 января 2000 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросам Верховного Суда Российской Федерации.// Российская газета.2000 г. 14 января. 1.139. 1.140. Указ Президента Российской Федерации «О передаче уголовно- исполнительной системы МВД РФ в ведение Министерства юстиции РФ» от 28.07.98.// Собрание Законодательства РФ 1998. №31. Ст.3841. 1.141. 1.142. Приказ ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56 «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователям, прокурору или в суд». Зарегистрировано Министерством юстиции РФ 3 сентября 1998. Регистрационный № 1603. 1.143.

201

Бюллетень нормативных актов Министерств и Ведомств
Российской Федерации, 1998. № 10.

1.138. Проект общей части Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации // С.А. Пашин, СЕ. Вицин, И.Б. Михайловская, и др. М. 1994 г. 1.139. 1.140. Модельный уголовно-процессуальный кодекс для государств- участников СНГ. Рекомендательный законодательный акт //Приложение к Информационному бюллетеню Межпарламентской Ассамблеи. 1996. № 10. 1.141. 1.142. Научно-практический комментарий к УПК РСФСР // Под ред. Председателя Верховного Суда РФ Лебедева В.М. М., Изд-во «Спарк»., 2000. 1.143. 1.144. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР// Под ред. Первого заместителя Председателя Верховного Суда РФ Радченко В.И. М., Изд-во «Юрайт»., 1999. 1.145. 1.146. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации // Под ред. Лупинской П.А. М. Изд-во «Юристь»., 1998. 1.147. 1.148. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. // Под ред. Лупинской П.А.,Петрухина И.Л., Безлепкина Б.Т., Савицкого В.М. Изд-во «Проспект»., 1999. 1.149. 1.150. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР с постатейными материалами // Под ред. Ряписова СВ., Рыжакова А.П. М., Изд-во «Приор»., 1999. 1.151. 1.152. Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности»// Авт.-сост. А.Ю. ‘ Шумилов. М., Изд-ль «Шумилова И.И.».,1999. 1.153. 1.154. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР: Теоретическая модель // Под ред. В.М. Савицкого. М., 1990. 1.155.

202

// Монографии, книги, статьи

2.1. Абабков А. Защитить права потерпевшего./ЛРоссийская юстиция. -1997. - №3. 2.2. 2.3. Абросимов СО. О законности содержания под стражей. //Законность, 1997, - №3. 2.4. 2.5. Адаменко В.Д. Некоторые вопросы защиты прав и интересов обвиняемого судом // Социальная справедливость охраны прав обвиняемого. Межвузовский сборник научных трудов. - Кемерово: Издательство Кемеровского госуниверситета, 1989. 2.6. 2.4. Адаменко В.Д. Объем защиты обвиняемого. Красноярск, 1980.

2.5. Адаменко В.Д. Советское уголовно-процессуальное представительство. Томск, 1978. 2.6. 2.7. Алексеева Л.Б. Некоторые вопросы реализации принципа состязательности в проекте нового УПК. //Судебная Реформа: итоги, приоритеты, перспективы. Материалы конференции. Серия “Научные доклады”, № 47. -М.: Московский общественный научный фонд. - 1997. 2.8. 2.9. Андреева И. Власть сильная и независимая? //Вестник Верховного Суда СССР. - 1991. - №6. 2.10. 2.11. Артемов Н. Сколько раз можно обжаловать арест.// Законность, 1994, №7. 2.12. 2.13. Атака Госдумы на независимость суда отбита. Редакционная статья. //Российская юстиция. - 1998. - № 1. 2.14. 2.15. Ахпанов А.Н. Меры процессуального принуждения: социальная ценность, теория и практика применения. Караганда, 1989. 2.16. 2.17. Бажанов С. Не бросаемся ли в другую крайность? //Законность. - 1995.-№11. 2.18. 2.12. Баранов Н., Гуляев А., Майоров Н. Критерии оценки и показатели работы органов расследования.// Социалистическая законность, 1975, №5.

203

2.13. Баренбойм П. Божественная природа судебной власти //Российская юстиция. - 1996. - №1.

2.14. Баренбойм П. Первая конституция мира. И изложил Самул всему народу права царства, и написал в книгу, и положил перед Господом //Российская юстиция. - 1997. - № 7.

2.15. Барнашев Н.М. Теория разделения властей: становление, развитие, изменение. - Томск, 1988.

2.16. Басков В.И. Прокурорский надзор. Учебник. М, 1995.

2.17. Башкатов В., Ветрова Г. О состязательности.// Российская юстиция, 1995, №1. 2.18. 2.19. Бекешко СП., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. Минск, 1969. 2.20. 2.21. Белозеров Ю.Н., Марфицин П.Г. Обеспечение его права и свободы и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела. М., 1994. 2.22. 2.23. Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Проблемы обеспечения права законности и обоснованности возбуждения уголовного дела. М., 1973. 2.24. 2.21. Белозеров Ю.Н., Чугунов В.Е., Чувилев А.А. Дознание в органах милиции и его проблемы. М., 1972.

2.22. Березин М.Н., Гуткин И.М., Чувилев А.А. Задержание в советском уголовном судопроизводстве. М., 1975.

2.23. Бляхман Б.Я. Социальная ценность и справедливость охраны прав обвиняемого.// Социальная справедливость охраны прав обвиняемого. Межвузовский сборник научных трудов. - Кемерово: Издательство Кемеровского госуниверситета, 1989. 2.24. 2.25. Бойков А.Д. Третья власть в России (Очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990 - 1996 гг.) - М., 1997. 2.26. 2.27. Боботов СВ. Правосудие во Франции. - М., 1994. 2.28. 2.29. Боботов СВ., Вицин СЕ., Коган В.М., Михайловская И.Б., Морщакова Т.Г., Панкратов В.В., Сокольский О.Э., Хохряков Г.Ф. Пути 2.30.

204

совершенствования системы уголовной юстиции.// Советское государство и право. 1989. №4.

2.27. Боботов. СВ. Буржуазная юстиция. Состояние и перспективы развития. - М., 1989. 2.28. 2.29. Бобров М. Становление судебной власти. //Вестник Верховного Суда СССР.-1991.-№7. 2.30. 2.31. Божьев В. Меру пресечения изменить…// Человек и закон, 1993, №8. 2.32. 2.30. Божьев В. Прокуратура России: какой ей быть?//Российская юстиция. - 1995. - № 9.

2.31. Бойков А. Выступление в дискуссии //Прокуратура в правовом государстве. Многосторонняя встреча, организованная Советом Европы совместно с Генеральной прокуратурой Российской Федерации. - М., 1997.

2.32. Бойков А. Проекты УПК: иллюзии утрачены, надежды остаются.//Законность, 1995, №3. 2.33. 2.34. Бойков А. Три проекта Уголовно-процессуального кодекса: какой лучше?// Российской Федерации, 1994, №19. 2.35. 2.34. Бойков А., Демидов И. О концептуальных вопросах совершенствования уголовно-процессуального законодательства. //Социали стическая законность. - 1990. - № 1.

2.35. Бойков А.Д., Карпец И.И. О законотворчестве, судебной власти и правосудии //Государство и право. - 1992. - № 11. 2.36. 2.37. Бойков А., Скуратов А., Сухарев А. Преступление и наказание. //Российская газета, №11 от 19.01.1994 г. 2.38. 2.39. Бойков А.Д., Скуратов Ю.И. Пояснительная записка к Проекту Уголовно-процессуального кодекса РФ, подготовленного НИИ при Генеральной прокуратуре РФ // Судебная реформа и проблемы уголовного судопроизводства. Сборник научных трудов. - М., 1995. 2.40.

205

2.38. Бойков А.Д. Адвокатура в России в условиях судебно- правовой реформы. //Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. Сборник научных трудов. - М., 1997.

2.39. Бойков А.Д. Взаимодействие права и морали в уголовном судопроизводстве. // Вопросы борьбы с преступностью. - 1984. - № 40. 2.40. 2.41. Бойков А.Д. Доклад на научно-практической конференции: Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК РФ. // Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК РФ. Материалы научно-практической конференции 15-16 декабря 1994 - М., 1994. 2.42. 2.43. Бойков А.Д. Законность в правоохранительной деятельности //Судебная реформа и проблемы уголовного судопроизводства. Сборник научных трудов. - М., 1995. 2.44. 2.42. Бойков А.Д. Защита жертв преступлений в уголовном судопроизводстве Российской Федерации. //Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений. Сборник научных трудов и нормативных материалов. -М., 1997.

2.43. Бойков А.Д. К проекту уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.// Государство и право, 1992, №3.

2.44. Бойков А.Д. К проекту УПК Российской Федерации. //Законность, 1992, №2.

2.45. Бойков А.Д. Конституционные проблемы судебной власти. //Вестник Верховного Суда СССР. - 1991. - №7.

2.46. Бойков А.Д. Проблемы судебной реформы. //Государство и право.-1991. №.11.

2.47. Бойков А.Д. Судебная реформа: обретения и просчеты. Цель судебной реформы.// Государство и право, 1994, №19. 2.48. 2.49. Бойков А.Д. Суд народный //Вестник Верховного Суда СССР. - 1991.-№ 1. 2.50.

206

2.49. Бойков А.Д. Сущность социалистического правосудия и его виды. // Вопросы борьбы с преступностью. - 1982. - № 37. 2.50. 2.51. Бойков А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. -М., 1978. 2.52. 2.51. Бойков А.Д., Карпец И.И. О законотворчестве, судебной власти и правосудии.// Государство и право, 1992, №11.

2.52. Боннер А.Т. Законность и справедливость в
правоприме нительной деятельности. - М.: Российское право, 1992.

2.53. Борецкий А. Совершенствование федерального законодатель ства о прокуратуре.// Законность, 1994, №10.

2.54. Борико СВ., Дергай Б.И., Митрохин Н.П.
Обеспечение законности при производстве дознания. Минск, 1990.

2.55. Борзов В. Суд не обвиняет. Суд не защищает. Суд разрешает дело.//Российская юстиция. - 1996, №11.

2.56. Борзов В. Судебный контроль над арестом: проблемы и перспективы. //Законность. - 1996. - № 3. 2.57. 2.58. Братусь С. О судебной власти. // Вестник Верховного Суда СССР.- 1991.-№8. 2.59. 2.60. Будников В.Л. Обжалование действий и решений следователя. Волгоград. 1990. 2.61. 2.62. Бура Н.А. Функции общественного правосознания. - Киев.: Hay кова думка. 1986. 2.63. 2.60. Бутылин В.Н. Рассмотрение жалоб граждан на
действия работников органов внутренних дел и законные интересы граждан. М., 1992.

2.61. Быканов М. Кому это выгодно?//Законность. 1994. №1.

2.62. Быков В. Основания приостановления по уголовному делу. //Российская юстиция. 1995, №3. 2.63. 2.64. Быков В. Принципы уголовного процесса по Конституции РФ 1993 года.// Российская юстиция. 1994. №8. 2.65.

207 гел+рЖЖ-

2.64. Быкова Е.В. Обвинительная камера - хранил-ище- законности во Франции//Российская юстиция. 1994. № 11.

2.65. Быкова Е.В. Следственный судья во Франции.// Российская юстиция. 1994. - №6.

2.66. Быкова Е.В. Прокуратура во Франции. //Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. Сборник научных трудов. -М., 1997.

2.67. Ванеева Л.А. Реализация конституционного права граждан СССР на судебную защиту в гражданском судопроизводстве. - Владивосток. 1988.

2.68. Васильев Л.М. Социальная справедливость уголовно- процессуальной практики борьбы с преступностью. //Социальная справедливость охраны прав обвиняемого. Межвузовский сборник научных трудов. - Кемерово: Издательство Кемеровского госуниверситета, 1989.

2.69. Ватман Д.П. Адвокатская этика. - М.: Юридическая литература, 1977. 2.70. 2.71. Верин В.П. О некоторых проблемах введения в действие нового УПК РФ. // Судебная Реформа: итоги, приоритеты, перспективы. Материалы конференции. Серия “Научные доклады”, № 47. - М.: Московский общественный научный фонд. - 1997. 2.72. 2.73. Верин В.П. Судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей. - М.,1994. 2.74. 2.75. Верховный суд. Интервью первого заместителя Председателя Верховного Суда СССР Гусева СИ. журналу “Огонек” // Огонек. - 1989.- №8 (февраль). 2.76. 2.73. Викторский СИ. Русский уголовный процесс. - М.: Юридическое бюро “Городец”. 1997.

2.74. Виленский Б.В. Судебная реформа и контрреформа в России. Саратов. 1969 г. 2.75. 2.76. Виноградов О. Прокуратура в системе органов государственной власти. // Законность. - 1997. - № 4. 2.77.

208

2.76. Власов В. В праве должна быть преемственностьУ/Российская юстиция. -1994. №12. 2.77. 2.78. Власов В. У прокурора и судьи разные функции. // Российская юстиция. - 1996. - № 9. 2.79. 2.78.. Вольский В. Задержания как мера процессуального принуждения. // Законность. - 1996. - № 12.

2.79.. Вольский В. К вопросу о мерах процессуального принуждения. //Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. Сборник научных трудов. - М., 1997.

2.80. Воскресенский В. Судебная власть, правосудие, прокуратура.//Законность, 1993, № 9.

2.81. Воскресенский В.В. Доклад на научно-практической конференции: Проблемы реформы уголовно-процессуального законода тельства в проектах УПК РФ. //Проблемы реформы уголовно-процес суального законодательства в проектах УПК РФ. Материалы научно- практической конференции 15-16 декабря 1994 г. - М, 1994.

2.82. Воскресенский В., Кореневский Ю. Состязательность в уголовном процессе. //Законность. - 1995. - № 7.

2.83. Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Тула., Изд-во «Автограф», 2000. 2.84. 2.85. Гаджиев Г. Взаимоотношения Конституционного Суда РФ с судами общей юрисдикции и арбитражными судами .//Российская юстиция, 1994. № 4. 2.86. 2.87. Главное - охрана конституционных прав и свобод человека (материалы расширенного заседания коллегии Генеральной прокуратуры по итогам 1995 г., с докладом Ю.И. Скуратова). //Законность. - 1996. - № 3. 2.88. 2.86. Громов. Вновь открывшиеся обстоятельства в уголовном процессе. М. Изд-во «Спарк», 1999.

2.87. Голунов И. Признание любой ценой // Новая газета. 1999. № 43.

209

2.88. Горшенев В.М., Шахов И.Б. Контроль как правовая форма деятельности. М., 1987. 2.89. 2.90. Горшкова С.А. Российское законодательство и европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Обзор материалов научно-практической конференции в Институте государства и права РАН. //Государство и право. - 1997. - №. 5. 2.91. 2.90. Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого органами внутренних дел. Ташкент. 1989.

2.91. Григорьев В.Н., Плотников А.А. Следственные ошибки и причины их возникновения. Хабаровск. 1979.

2.92. Григорьева Н. Послушайте практика, коллеги.// Труд, № 236 от 21.12.1994 г.

2.93. Громыко А., Фридман А. Нарушаются права потерпевших. //Законность. - 1997. -№11.

2.94. Грошевой Ю.М. Профессиональное сознание судьи и социалистическое правосудие. - Харьков: Вища школа, 1986.

2.95. Грошевой Ю.М. Сущность судебных решений в советском уголовном процессе. Харьков, 1979. 2.96. 2.97. Гуляев А.П., Комаров Б.В., Малиновкин СМ. Комментарий к Положению о порядке кратковременного задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления. М., 1982. 2.98. 2.99. Гусев СИ. Некоторые проблемы будущей концепции прокурорского надзора в стране.// Советское государство и право, 1990, № 9. 2.100. 2.101. Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания. М., 1980. 2.102. 2.103. Гуткин И.М. Меры пресечения в советском уголовном процессе. М., 1963. 2.104. 2.100. Давыдов П.М. Меры пресечения. //Советский уголовный процесс . Под ред. Карповой Л.М. и др. - М.: Юридическая литература, 1980.

210

2.101. Давыдов П.М., Якимов П.П. Применение мер процессуального принуждения по основам уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Свердловск. 1961. 2.102. 2.103. Дашков Г. Полномочия прокурора: какой опыт позаимствовать. //Законность. - 1995. - № 6. 2.104.

2.103. Демидов И.Ф. Борьба с преступностью и обеспечение прав человека - Основные проблемы уголовного судопроизводства. //Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. Сборник научных трудов. - М., 1997. 2.104. 2.105. Демидов И.Ф. Конференция о судебной власти в прокуратуре: итоги и размышления.// Государство и право, 1994. № 1. 2.106. 2.107. Демидов И.Ф. Проблема прав человека в российском уголовном процессе. М, 1995. 2.108. 2.109. Демидов И.Ф. Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК Российской Федерации. //Судебная реформа и проблемы уголовного судопроизводства. Сборник научных трудов. - М., 1995. 2.110. 2.10. Демидов И.Ф. Судебная реформа и новые проблемы науки уголовного процесса // Вопросы укрепления законности в уголовном судопроизводстве в свете правовой реформы. Материалы конференции. Москва - Тюмень, 1995.

2.108. Джатиев В. Обвинение и защита.//Российская юстиция, 1995, № 3. 2.109. 2.110. Дмитриев Ю.А., Черемных Г.Г. Разделение властей и природа органов прокуратуры. // Юрист. - 1997. - № 6. 2.111. 2.112. Дмитриев Ю.А., Черемных Г.Г. Судебная власть в механизме разделения властей и защите прав и свобод человека. //Государство и право. -1997.-№.8. 2.113.

211

2.111. Дмитриевская С. Судебный контроль за действиями и решениями, нарушающими права и свободы граждан.// Советская юстиция.

1993, №7.

2.112. Дознание в органов внутренних дел. Под ред. А.А. Чувилева. М., 1986. 2.113. 2.114. Доля Е. Закон об оперативно-розыскной деятельности. //Российская юстиция. 1996, № 2. 2.115. 2.116. Доля Е. Использование в доказывании результатов оперативно- розыскной деятельности. - М.: Издательство “СПАРК”, 1996. 2.117. 2.118. Доля Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам.//Российская юстиция, 2.119. 1994. №6.

2.116. Доля Е. Новая Конституция РФ и уголовно-процессуальная деятельностьУ/Российская юстиция. 1994. № 4.

2.117. Доля Е.А. Проблема начала в теории уголовного процесса. //Государство и право. - 1996. - №. 10. 2.118. 2.119. Дорохов В.Я., Николаев B.C. Обоснованность приговоров в советском уголовном процессе. - М.: Госюриздат, 1955. 2.120. 2.121. Дорошков В. Жалоба потерпевшего и ее процессуальное решение // Судебная Реформа: итоги, приоритеты, перспективы. Материалы конференции. Серия “Научные доклады”, № 47. - М.: Московский общественный научный фонд. - 1997. 2.122. 2.123. Дорошков В. Судопроизводство по делам частного обвинения. //Российская юстиция. - 1995. - № 9. 2.124. 2.121. Драченов А., Тенчев Э. Судебная проверка законности и обоснованности арестов.//Советская юстиция, 1993, № 12.

2.122. Дроздов Г. Судебный контроль за расследованием преступлений .//Советская юстиция. 1992, № 8.

2.123. Дубинский А.Я. Производство предварительного расследования органами внутренних дел. Киев, 1987.

212

2.124. Дюрягин И. Дискуссионные вопросы уголовного судопроизводства.// Советская юстиция, 1989, № 7. 2.125. 2.126. Егорова Е.Ю. Законодательство Франции об авторском праве и смежных правах. // Закон. 1995. № 12. 2.127. 2.128. Егорова Е.Ю. Развитие информатики и защита права граждан на частную жизнь. // Закон. 1996. № 1. 2.129.

2.127. Ельцин Б. О действенности государственной власти в России //Российская газета. 1995, 17 февраля., 2.128. 2.129. Еникеев З.Д. Меры процессуального принуждения в системе средств обеспечения обвинения и защиты. Уфа. 1978. 2.130. 2.131. Епихин А. Содержание под стражей: прокурорский надзор и судебный контроль.//Российская юстиция, 1995, № 2. 2.132. 2.133. Еременко В. Око государево- око Президента?//Российская газета 1993. 15 декабря. 2.134. 2.135. Ершов В.В. Конституционные проблемы судоустройства и судопроизводства.// Государство и право, 1994, № 12. 2.136. 2.132. Ершов В.В. Проблемы непосредственного применения Конституции РФ //Судебная Реформа: итоги, приоритеты, перспективы. Материалы конференции. Серия “Научные доклады”, № 47. - М.: Московский общественный научный фонд. - 1997.

2.133. Ершов В.В. Суд в системе органов государственной власти.//Государство и право, 1992, № 8. 2.134. 2.135. Ефимичев СП. Разделение властей и проблемы судебной власти // Проблемы совершенствования прокурорского надзора (к 275-летию Российской прокуратуры). Материалы научно-практической конференции. -М., 1997. 2.136. 2.135. Жилин Г. Защита прав человека в гражданском судопроизводстве //Российская юстиция. - 1998. - № 1.

2.136. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие решений в советском уголовном процессе. М., 1965.

213

2.137. Жуйков В. Новая Конституция и судебная власть в Российской ФедерацииУ/Российская юстиция. 1994, № 1. 2.138. 2.139. Жуйков В. Статус суда, его полномочия, судебная система и виды судопроизводства как условия обеспечения права на судебную защиту // Судебная Реформа: итоги, приоритеты, перспективы. Материалы конференции. Серия “Научные доклады”, № 47. - М.: Московский общественный научный фонд. - 1997. 2.140. 2.141. Жуйков В. Судебная защита прав граждан и юридических лиц. - М.: Юридическое бюро Тородец”. 1997. 2.142.

2.140. Журавлева B.C. Верховный суд Российской Федерации и проблемы развития судебной системы (материалы “круглого стола” журнала “Государство и право”). //Государство и право. - 1996. - №. 4. 2.141. 2.142. Журавлева О. Обжалование в суд незаконных действий и решений: как повысить его эффективность. //Российская юстиция. - 1998. - № 1. 2.143. 2.142. Залепухин А.Н. Некоторые вопросы совершенствования проекта УПК // Судебная Реформа: итоги, приоритеты, перспективы. Материалы конференции. Серия “Научные доклады”. № 47. - М.: Московский общественный научный фонд. - 1997.

2.143. Звирбуль В.К. Перспективы развития прокурорского надзора в правовом государстве.//Советское государство и право, 1990, № 9. 2.144. 2.145. Зеленецкий B.C. Принципы государственного обвинения и их роль в охране прав и законных интересов обвиняемого. - Кемерово, 1989. 2.146. 2.145. Зеленин С. Рассмотрение жалоб на постановление о прекращении уголовного дела //Российская юстиция. - 1996. - № 9.

2.146. Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность. Казань, 1981. 2.147. 2.148. Зинатуллин 3.3., Абашева Ф.А. Некоторые аспекты проявления социальной справедливости охраны прав обвиняемого.
//Социальная 2.149.

214

справедливость охраны прав обвиняемого. Межвузовский сборник научных трудов. - Кемерово: Издательство Кемеровского госуниверситета. 1989.

2.148. Зубов А. Карательную политику в стране давно пора менять. //Независимая газета. 1999 г. 1 декабря. 2.149. 2.150. Ивакина Н.Н. Культура судебной речи. - М.: Издательство Бек. 1995. 2.151. 2.150. Иванов В.А.Дознание в советском уголовном процессе. М. 1966. 2.151.Ивлиев Г.П. Основания и цели применения мер процессуального

принуждения..//Государство и право. - 1995. - №. 11.

2.152. Ивлиев Г.П. Состояние и ход работы над проектом УПК. //Судебная Реформа: итоги, приоритеты, перспективы. Материалы конференции. Серия “Научные доклады”, № 47. - М.: Московский общественный научный фонд. - 1997. 2.153. 2.154. Изотова О. Обжалование в суд следственных действий. //Законность. - 1996. - № 6. 2.155. 2.156. Ильюшенко А. Закон придется уважать.//Российская газета, № 47 от 04.03.1995 г. 2.157. 2.158. Исаев И.А. История государства и права России. М., 1993. 2.159.

2.156. Кан Н.П. Некоторые пути совершенствования уголовного судопроизводства. // Советское государство и право. - 1963. - № 12. 2.157. 2.158. Капишников В. Прокуроры - за укрепление независимости суда//Российская юстиция. - 1996. - № 2. 2.159. 2.160. Карелов Ю.Д. Использование оперативной информации при принятии решений о производстве следственных действий. М., 1982. 2.161. 2.162. Квашис В.Е., Вавилова Л.В. Зарубежное законодательство и практика защиты жертв преступлений. - М.:ВНИИ МВД России, 1996. 2.163.

2.160. Кехлеров С. Кто боится прокурора.// Российская газета, № 71 от 11.04.1995 г. 2.161. 2.162. Кислинская Л. Большой отлов “воров в законе”.//Российская газета 1994. 17 декабря. 2.163.

215

2.162. Клочков В. К разработке концепции прокурорского надзора в уголовном процессе.//Социалистическая законность, 1989, №11. 2.163. 2.164. Клочков В. Разделение и взаимодействие властей //Вестник Верховного Суда СССР. - 1991. - № 4. 2.165. 2.166. Клочков В. Федеральный закон о Прокуратуре Российской Федерации //Российская юстиция. - 1996. - № 8. 2.167. 2.168. Клюков Е.М. Мера процессуального принуждения. Казань, 1974. 2.169. 2.166. Клямко Э. Правовой романтизм и “револьверное” право. //Законность, 1994, № 9.

2.167. Кобликов А. Судебная власть и правовые гарантии //Вестник Верховного Суда СССР. - 1991. - № 8. 2.168. 2.169. Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение, Воронеж, 1975. 2.170.

2.169. Коган В.М. Почему бы не быть следственному судье? //Советская юстиция, 1988, № 7. 2.170. 2.171. Кожевников И. Предварительное следствие: кризис и перспективы.//Милиция, 1992, № 9. 2.172. 2.171. Кожевников И. Упорядочить полномочия следователя //Российская юстиция. - 1997. - № 12.

2.172. Кожевников О.А. О некоторых вопросах контроля и надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности / Проблемы совершен ствования прокурорского надзора (к 275-летию Российской прокуратуры). Материалы научно-практической конференции. - М., 1997.

2.173. Козырев Г. Роль адвоката в судебном контроле за арестами.//Российская юстиция, 1994, № 3.

2.174. Козырев Г. Участие прокурора и следователя в судебном контроле за арестами или продлением срока содержания под стражей.//Законность, 1994, №6.

216

2.175. Козырев Г.Н. Судебная проверка законности и обоснованности ареста. Учебно-практическое пособие. - Нижний Новгород: Издательство Нижегородский высшей школы МВД РФ, 1994. 2.176. 2.177. Козырева А. Муниципальный - значит нищий. //Российская газета от 22.02.1995 г. 2.178. 2.179. Кокорев Л.Д. Подсудимый в советском уголовном процессе. - Воронеж: Издательство Воронежского госуниверситета, 1993. 2.180. 2.178. Кокорев Л.Д. Судебная реформа: идеи и реальность. //Юридические записки. Выпуск 1. Проблемы судебной реформы. - Воронеж: Издательство Воронежского госуниверситета, 1994.

2.179. Колбая Г. О независимости суда. // Вестник Верховного Суда СССР.- 1991. -№3.

2.180. Колоколов Н. Права человека - высшая ценность закона. //Российская юстиция. - 1997. - № 1. 2.181. 2.182. Колоколов Н. Прокурорский надзор и судебный контроль в стадии предварительного расследования. ////Законность. - 1997. - № 10. 2.183. 2.184. Колоколов Н., Мартынчик Е. Классическая теория разделения властей и проблема функций судебной власти // Analele Stiintifice ale Universitatii Libere Internationele din Moldova. Drept. (Нучные анналы Молдавского интернационального свободного университета. Право). - Кишинев, 1997.-№ 1. 2.185. 2.183. Колоколов Н., Мартынчик Е. Меры пресечения: конституционные и процессуальные регламентации // Закон и жизнь. - Кишинев, 1995. - № 4.

2.184. Колоколов Н., Мартынчик Е. Обвинительный уклон в уголовном процессе: причины последствия и пути устранения // Закон и жизнь. - Кишинев, 1995. - № 7. 2.185. 2.186. Колоколов Н., Мартынчик Е. Судебный контроль над производством предварительного расследования // Revista de filosofie si drept (Вопросы философии и права). - Кишинев, 1996. - № 1. 2.187.

217

2.186. Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования (сравнительно-правовое исследование). - Курск: ГУИПП мКурск”.1997.

2.187. Колоколов Н.А. Судебный контроль: некоторые проблемы истории и современности. - Курск. Сеймъ, 1996;

2.188. Колосова Н.М. Конституционное право граждан на судебную защиту их прав и свобод в СНГ.//Государство и право. - 1996. - № 12. 2.189. 2.190. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Под ред. A.M. Рекункова, А.К. Орлова. М., 1985. 2.191. 2.192. Кому жаловаться на отказ в возбуждении уголовного дела (судебный прецедент). Редакционная подборка материалов.// Российская юстиция. - 1997. - № 7. 2.193. 2.194. Кондрашков Н. Становление правового государства и функции прокуратуры.//3аконность, 1994, № 6. 2.195. 2.192. Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе. Сборник. //Избранные произведения. - М, 1956.

2.193. Конституционная законность и прокурорский надзор. Сборник научных трудов. М, 1994. 2.194. 2.195. Конституция и законодательные акты буржуазных государств XVII-XIX вв. М., 1993. 2.196. 2.197. Концепция развития российского законодательства. Под ред. Л.А. Окунникова, Ю.А. Тихомирова, Ю.П. Орловского. М., 1994. 2.198. 2.199. Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. М. Изд-во «Юрлитинформ», 2000. 2.200. 2.197. Кореневский Ю.В. Государственное обвинение в условиях судебной реформы.// Государство и право, 1992, № 6.

2.198. Кореневский Ю.В. Доклад на научно-практической конференции: Проблемы реформы уголовно-процессуального законодатель ства в проектах УПК РФ. // Проблемы реформы уголовно- процессуального

218

законодательства в проектах УПК РФ. //Материалы научно-практической конференции 15-16 декабря 1994 г. - М., 1994.

2.199. Кореневский Ю.В. Судебная практика и совершенствование предварительного расследования. М., 1974. 2.200. 2.201. Корж В.П. Актуальные вопросы законодательного закрепления новы процессуальных полномочий прокурора в суде. //Проблемы совершенствования прокурорского надзора (к 275-летию Российской прокуратуры). Материалы научно-практической конференции. - М., 1997. 2.202. 2.201. Корнев В. Волгоградский суд выдал крупному рекетиру “увольнительную” из тюрьмы.// Известия. 1994. 17 декабря.

2.202. Корнуков В.М. Конституционные основы положения личности в уголовном судопроизводстве. Саратов. 1978.

2.203. Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов. 1978.

2.204. Корнуков В.М. Прокурорская власть и функции прокурора в уголовном судопроизводстве: реальность и перспективы. //Проблемы совершенствования прокурорского надзора (к 275-летию Российской прокуратуры). //Материалы научно-практической конференции. - М., 1997. 2.205. 2.206. Корсаков К.А. Некоторые проблемы поддержания обвинения в условиях судебной реформы. //Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. Сборник научных трудов. - М., 1997. 2.207. 2.206. Костанов Ю. О судейской независимости и прокурорском надзоре //Вестник Верховного Суда СССР. - 1991. - № 4.

2.207. Костенко В. Прокуратура - опора президентской власти.//Российская юстиция, 1994, №11.

2.208. Костенко Н.И. Место прокуратуры в государственном механизме. // Государство и право. - 1995. №11. 2.209. 2.210. Красиков А.Н. уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. - Саратов: Полиграфист, 1996. 2.211.

219

2.210. Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. Красноярск. 1985. 2.211. 2.212. Кузнецов В. Суд должен рассмотреть жалобу на решение прокурора.// Российская юстиция. - 1996. - № 7. 2.213. 2.212. Кузнецова Н.В. А судьи кто?//Государство и право. 1994, №8-9. 2.213 Курс советского уголовного процесса. Общая часть.// Под ред.

А.Д. Бойкова, И.И. Карпеца. М, 1989.

2.214. Куцова Э.Ф. Проект УПК: законодательная техника и содержание. //Судебная Реформа: итоги, приоритеты, перспективы. Материалы конференции. Серия “Научные доклады”, № 47. - М.: Московский общественный научный фонд. - 1997.

2.215. Лазарев А. Разграничение юрисдикции и взаимодействие судов в защите прав и свобод личности. // Российская юстиция. - 1996. - № 4.

2.216. Лазарев А. Система судебной власти в России: проблема взаимодействия. // Российская юстиция. - 1995. - № 6.

2.217. Ламбер Ж.-М. Маленький судья. - М., 1990. 2.218. 2.219. Ландо А.С. Представители несовершеннолетних обвиняемых в советском уголовном процессе. Саратов. 1977. 2.220. 2.221. Ларин А. Атака на судебную реформу.//Известия.1993. 21 января. 2.222. 2.220. Ларин А. Нельзя ограничивать право судьи немедленно освободить лицо, лишенное свободы незаконно. // Российская юстиция. - 1997.-№1.

2.221. Ларин А. Новый порядок продления сроков содержания под стражей может привести к нарушению прав человека. // Российская юстиция. -1997.-№3. 2.222. 2.223. Ларин А. Новый проект УПК: удобен для следствия и опасен для граждан.// Известия, № 196 от 12.10.1994 г. 2.224.

220

2.223. Ларин А. Что будет с судебной реформой. По поводу статьи А.Д. Бойкова “Судебная реформа - обретения и просчеты”.// Государство и право. 1994. № 10. 2.224. 2.225. Ларин A.M. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности.// Судебная Реформа: итоги, приоритеты, перспективы. Материалы конференции. Серия “Научные доклады”, № 47. - М.: Московский общественный научный фонд. - 1997. 2.226. 2.227. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М., 1970. 2.228. 2.226. Ларин A.M., Мельников Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции-очерки. - М.: Издательство БЕК, 1997.

2.227. Лебедев В.М. Становление судебной власти и судебной системы России: проблемы, достижения, перспективы. // Судебная Реформа: итоги, приоритеты, перспективы. Материалы конференции. Серия “Научные доклады”, № 47. - М.: Московский общественный научный фонд. - 1997. 2.228. 2.229. В. Лебедев. От концепции судебной реформы к новым идеям развития судебной системы . Российская юстиция. 2000.№1. 2.230. 2.228. Левакова Э.Н., Михайлова Т.А., Шмелева А.Н., Ястребова О.М. Гарантии законности при единоличном рассмотрении уголовных дел в судах. // Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. Сборник научных трудов. - М., 1997.

2.229. Летучих В.И. Конституционный принцип обжалования в досудебных стадиях советского уголовного процесса. Омск, 1981. 2.230. 2.231. Лившиц В., Прошкин Л. Процессуальный гуманизм и инквизиция. //Социалистическая законность, 1990, № 1. 2.232. 2.233. Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. М., 1964. 2.234. 2.232. Лобанов А.П. Правоотношения адвоката-защитника со следователем и лицом, производящим дознание. Тверь, 1993.

221

2.233. Лобанов Н. “Крестного отца” освободили из-под стражи за 150 миллионов.// Известия, № 81 от 29.04.1994 г.

2.234 Локк Дж. Сочинения в 3-х томах. - Т.З. - М.: Мысль, 1985.

2.235. Лубенский. А.И. Предварительное расследование по законодательству капиталистических государств. - М., 1977.

2.236. Лукашева Е.А. Социалистическое правосознание и законность. -М.: Юридическая литература, 1973.

2.237. Лукашевич В., Шимановский В. Новые уголовно- процессуальные нормы .//Законность. - 1997. - № 5.

2.238. Лупинская П.А. Обжалование судебных решений: состояние, перспективы. //Судебная Реформа: итоги, приоритеты, перспективы. Материалы конференции. Серия “Научные доклады”, № 47. - М.: Московский общественный научный фонд. - 1997. 2.239. 2.240. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и форма. М., 1976. 2.241. 2.242. Ляхов Ю.А. Новая уголовно-процессуальная политика. Ростов- наДону, 1992. 2.243. 2.244. Манаев Ю.В., Репкин Л.М. Составление процессуальных актов предварительного следствия. Волгоград. 1981. 2.245. 2.242. Мариупольский Л.А. Применение органами внутренних дел меры пресечения - заключения под стражу. М., 1972.

2.243. Мартынчик Е.Г. Основы формирования приговора в советском уголовном процессе. -Кишинев: Штиинца, 1989. 2.244. 2.245. Маршунов М.Н. Совершенствование прокурорского надзора за законностью задержания и привлечения в качестве обвиняемого. //Социальная справедливость охраны прав обвиняемого. Межвузовский сборник научных трудов. - Кемерово: Издательство Кемеровского госуниверситета, 1989. 2.246. 2.247. Масленникова Л. Обжалование и судебная проверка законности и обоснованности ареста. // Законность. - 1993. - № 2. 2.248.

222

2.246. Масленникова Л. Судебный контроль: от Конституции до УПК. //Российская юстиция. - 1995. - № 8

2.247. Масленникова Л.Н. Судебный контроль за законностью процессуальной деятельности органов дознания и предварительного следствия. - М., 1994.

2.248. Масликов И.С. Судебная власть в системе разделения власти в свете Конституции Российской Федерации. // Советская юстиция. 1989. № 8.

2.249. Матвиенко Е.А. Приговор и его исполнение. - Минск: Издательство Белорусского государственного университета. 1968.

2.250. Махов В.Н. Принятые нормативные документы - преграда для волокиты .// Российская юстиция. - 1997. - № 3.

2.251. Махов В.Н. Прокурорский надзор в стадии возбуждения уголовного дела .// Прокуратура и правосудие в условиях судебно- правовой реформы. Сборник научных трудов. - М.5 1997. 2.252. 2.253. Махов В.Н., Ястребова О.М. Правовые и организационные вопросы обжалования в суд ареста в качестве меры пресечения. //Расследование и прокурорский надзор за законностью деятельности следователей. - Н. Новгород. 1994. 2.254. 2.255. Махов В.Н., Ястребова О.М. Правовые и организационные вопросы обжалования в суд ареста в качестве меры пресечения. //Судебная реформа и проблемы уголовного судопроизводства. Сборник научных трудов. -М., 1995. 2.256. 2.257. Миньковский Г.М. Особенности расследования и судебного разбирательства для несовершеннолетних. М., 1959. 2.258. 2.259. Михайлов А.И. Доклад на научно-практической конференции: Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК РФ. // Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК РФ. Материалы научно-практической конференции 15-16 декабря 1994 г. - М., 1994. 2.260.

223

2.256. Михайлов В.А. Залог - мера пресечения в уголовном судопроизводстве. М., 1991. 2.257. 2.258. Михайлов В.А. Защита прав человека в уголовном судопроизводстве при применении мер пресечения. // Проблемы обеспечения прав человека в деятельности органов внутренних дел по материалам Московского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ.-М., 1993. 2.259.

2.258. Михайлов В.А. Меры пресечения в Российском уголовном процессе. - Москва: Право и Закон. 1996. 2.259. 2.260. Михайлов В.А. Меры пресечения в советском уголовном судопроизводстве. М., 1991. 2.261. 2.262. Михайлов В.А. Меры пресечения в уголовном судопроизводстве - Москва - Тюмень, 1994. 2.263. 2.264. Михайлов В.А. Процессуальный порядок применения мер пресечения в уголовном судопроизводстве. - М., 1995. 2.265. 2.266. Михеенко. М.М. Уголовно-процессуальное право Англии, США и Франции. -Киев. 1969, ч.И. 2.267. 2.268. Монтескье Ш. Персидские письма. - М., 1956. 2.269. 2.270. Монтескье Ш.Л.. Избранные произведения. - М., 1955. 2.271. 2.272. Морщакова Т.Г., Петрухин И.Л. Оценка качества судебного разбирательства. М, 1987. 2.273. 2.274. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. Стадия предварительного расследования. - М.: Издательство “Спарк”, 1996. 2.275. 2.276. Нажимов В.П. Типы, формы и виды уголовного процесса. Калининград. 1977. 2.277. 2.278. Назаров А.Д. Устранение в суде следственных ошибок в свете реформы уголовно-процессуального законодательства // Проблемы обеспечения законности и борьбы с преступностью. - Москва-Кемерово - 1997. 2.279.

224

2.269. Наше дело обеспечить применение закона. Интервью Председателя Верховного Суда РФ Лебедева В.М. с гл. ред. журнала “Законность”. // Законность. - 1996. - № 3. 2.270. 2.271. Невская Н.В. Судебная практика и ее значение для укрепления законности в деятельности следователей. М, 1987. 2.272. 2.273. Некрасов Ю. Реформа не лошадь, погонять не следует. //Законность. - 1996. - № 2. 2.274. 2.275. Неткачев В. Судебное обжалование ареста. // Законность. - 1993.-№ 8. 2.276. 2.277. Никаноров В.И. Институт судебной проверки ареста: практика применения и проблемы совершенствования. //Государство и право.- 1996. - № 7. 2.278. 2.279. Никаноров В.И., Пономарев Г.Е. Судебная проверка правомерности ареста или продления срока содержания под стражей. //Проблемы совершенствования уголовного и уголовно- процессуального законодательства России. М., 1993. 2.280. 2.281. Никеров Г.И. Административно-процессуальное право США. // Государство и право. - 1997. - № 12. 2.282. 2.283. Ожегов СИ. Словарь русского языка. М, 1991. 2.284.

2.277. Организация суда и прокуратуры в СССР. Учебник. Под ред. Н.А. Баженова. М., 1988. 2.278. 2.279. Основы философии права. Алексеев. М., Изд-во «Лань». 1999. 2.280.

2.279. Пашин С. Реформа российского уголовно-процессуального права // Судебная Реформа: итоги, приоритеты, перспективы. Материалы конференции. Серия “Научные доклады”, № 47. - М.: Московский общественный научный фонд. - 1997. 2.280. 2.281. Пашин С. Содержание под стражей: Право и прокурорская практика // Российская юстиция. - 1994. - № 2. 2.282. 2.283. Пашин С.А. Доклад на научно-практической конференции: Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах 2.284.

225

УПК РФ // Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК РФ. Материалы научно-практической конференции 15-16 декабря 1994 г. - М., 1994.

2.282. Перлов И.Д. Приговор в советском уголовном процессе. М., 1960. 2.283. 2.284. Перлов И.Д. Судебная этика. // Сов. гос. право. - 1970. - № 12. 2.285. 2.286. Петрухин И.Л. Судебные гарантии его прав личности в уголовном процессе.//М., 1992. 2.287. 2.288. Петрухин И.Л. Судебные гарантии его прав личности в уголовном процессе// Актуальные вопросы борьбы с преступностью в России и за рубежом. Выпуск 3. - М., 1992. 2.289. 2.290. Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М., 1989. 2.291. 2.292. Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. - М.: Наука, 1991. 2.293. 2.294. Петрухин И.Л. Реальная власть суда. //Вестник Верховного Суда СССР.-1991.-№8. 2.295. 2.296. Петуховский Л.А. Роль уголовно-процессуального законодательства в регулировании деятельности органов внутренних дел по борьбе с преступностью. М., 1992. 2.297. 2.298. Пешков М. Прослушивание и электронное наблюдение в уголовном процессе США. //Российская юстиция. - 1997. - № 4. 2.299. 2.300. Повышение эффективности деятельности органов прокуратуры, суда и юстиции в свете Конституции СССР 1977 года. М., 1980. 2.301. 2.302. Полянский Н.Н. Судьба процессуальных гарантий личной свободы во Франции. М.-Л., 1946 г. 2.303.

226

2.293. Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений. Сборник научных трудов и нормативных материалов / научный редактор и составитель сборника проф А.Д. Бойков. - М. 1997. 2.294. 2.295. Правосудие и время. Интервью с Председателем Верховного Суда т. Теребиловым В.И. //Известия. 1986. 24 октября. 2.296. 2.297. Президент поддержал авторитет суда и отклонил закон, ущемляющий права граждан. Редакционная статья. // Российская юстиция. -1997.-№7. 2.298. 2.299. Проблемы кодификации уголовно-процессуального права. М., 1987. 2.300. 2.301. Проблемы повышения качества следствия в органах прокуратуры. Саратов. 1994. 2.302. 2.303. Проблемы правосудия и уголовного права. М., 1978. 2.304. 2.305. Проблемы реформы уголовно- процессуального законодательства в проектах УПК РФ. Материалы научно-практической конференции. Тезисы выступления. - М., 1995. 2.306. 2.307. Проблемы совершенствования прокурорского надзора (к 275- летию Российской прокуратуры). Материалы научно-практической конференции. - М., 1997. 2.308. 2.309. Проблемы совершенствования уголовного и уголовно- процессуального законодательства России.// Сборник научных трудов. М., 1994. 2.310. 2.311. Проблемы судебной этики. // Под ред. Строговича М.С. -М.: Наука. 1974. 2.312. 2.313. Проблемы эффективности прокурорского надзора/ под ред. К.Ф. Скворцова. - М., 1977. 2.314. 2.315. Прокуратура Российской Федерации / Концепция развития на переходный период.// М., 1994. 2.316. 2.317. Прокурорский надзор за законностью рассмотрения в судах уголовных дел. - М., 1963. 2.318.

227

2.306. Протопопов А.Л. Место и роль прокуратуры в системе государственных органов. // Проблемы совершенствования прокурорского надзора (к 275-летию Российской прокуратуры). Материалы научно-практической конференции. -М., 1997. 2.307. 2.308. Радутная Н.В. Доклад на научно-практической конференции: Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК РФ. // Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК РФ. Материалы научно-практической конференции 15-16 декабря 1994 г. - М., 1994. 2.309. 2.310. Решетников Ф.М. Просветительно-гуманистическое направление в уголовном праве. - М., 1983. 2.311. 2.312. Рыжков А.П. Органы дознания в уголовном процессе. М. Изд-во «Городец». 2.313. 2.314. Сергеев А.И. Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступления, по советскому уголовно-процессуальному закону. Горький. 1976. 2.315. 2.316. Сергеев А.И., Петуховский А.А. Задержание т допрос подозреваемого в деятельности органов внутренних дел. М., 1989. 2.317. 2.318. Следственные действия. Под ред. Б.П. Смородинского. М., 1994. 2.319. 2.320. Словарь русского языка. Под ред. А.П. Евгеньевой и Г.А. Разумникова. М., 1982, Т. 2. 2.321. 2.322. Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Ч. 1. Судоустройство. С.-П., 1891. 2.323. 2.324. Смирнов В.В. Арест как мера пресечения, применяемая следователем органов внутренних дел. Хабаровск. 1987. 2.325. 2.326. Советская прокуратура. Очерки истории. М., 1993. 2.327. 2.328. Советский уголовный процесс /Алексеев Н.С., Бастрыкин А.И., Даев В.Г. и др.; Под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лукашевича. -Л.: Издательство Ленинградского университета, 1989. 2.329.

228

2.318. Советский уголовный процесс. Учебник.// Под ред. А.С. Кобликова. М., 1972. 2.319. 2.320. Соловьев А.Б. Актуальные проблемы прокурорского надзора за законностью предварительного расследования. //Судебная реформа и проблемы уголовного судопроизводства. Сборник научных трудов. -М., 1995. 2.321. 2.322. Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. -Москва- Кемерово. 1997. 2.323. 2.324. Соловьев А.Б., Якубович Н.А. Предварительное расследование и прокурорский надзор в свете судебной реформы. //Законность. - 1995. - № 8. 2.325. 2.326. Состояние законности в Российской Федерации (1996 -1997 годы).-М, 1998. 2.327. 2.328. Социальное государство и защита прав человека. М., 1994. 2.329. 2.330. Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. Саратов. 1972. 2.331. 2.332. Стецовский Ю.И. Адвокат в уголовном судопроизводстве. М., 1972. 2.333. 2.334. Строгович М.С. Избранные труды. В 3-х томах. Гарантии прав личности в уголовном судопроизводстве, т. 2., М., 1992. 2.335. 2.336. Строгович М.С. Основные вопросы советской социалистической законности. М., 1966. 2.337. 2.338. Суд и правосудие в СССР. Учебник. Под общей редакцией А.Т. Бажанова. Казань. 1980. 2.339. 2.340. Суд и правосудие в СССР. Учебник. Под общей редакцией Б.А. Галкина. М., 1981. 2.341. 2.342. Судоустройство. Учебное пособие. М., 1994. 2.343.

229

2.331. Теория и практика деятельности органов внутренних дел в условиях формирования правового государства.// Сборник научных трудов. М, 1993. 2.332. 2.333. Тетерин B.C., Трошкин Е.З. Возбуждение и расследование уголовных дел. - М., 1997. 2.334. 2.335. Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М., 1991. 2.336. 2.337. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель.// Под ред. и с предисл. Савицкого В.М. - М., 1990. 2.338. 2.339. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Проект. Министерство юстиции Российской Федерации. М., 1994. 2.340. 2.341. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Проект. НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации. М., 1994. 2.342. 2.343. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Общая часть. Проект.// Российская юстиция. 1994, № 9. 2.344.

2.338. Уголовно-процессуальный кодекс Франции 1958 года. По состоянию на 1 января 1995 г. - М.: Изд-во “Юридический колледж МГУ”, 1996. 2.339. 2.340. Уголовный процесс. Учебник.//Под ред. Гуценко К.Ф. М.,1996. 2.341. 2.342. Уголовный процесс. Учебник. //Под ред. П.А. Лупинской, И.В. Тыричева. М., 1992. 2.343.

2.341. Укрепление законности и борьба с преступностью в условиях формирования правового государства. М., 1990. 2.342. 2.343. Умнова И.А. Современная Российская модель разделения власти между Федерацией и ее субъектами. - М.: 1996 и др. 2.344. 2.345. Участники предварительного расследования и обеспечение их прав и законных интересов.// Сборник научных трудов. Волгоград, 1993. 2.346.

230

2.344. Философский энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия, 1989. 2.345. 2.346. Фойницкий И.Я. Вопросы и ответы по уголовному судопроизводству. С -Пб., 1902. 2.347. 2.348. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. С -Пб, 1912 г. 2.349. 2.350. Франк Л.В. Задержание и арест подозреваемого в советском уголовном процессе (Уголовно-процессуальное и криминалистическое исследование). Душанбе, 1963. 2.351. 2.352. Цыпкин А.Л. Очерки советского Курс уголовного судопроизводства. Саратов. 1975. 2.353. 2.354. Чистякова B.C. Законность и обоснованность применения мер процессуального принуждения. М, 1978. 2.355. 2.356. Чувилев А.А. Актуальные вопросы уголовно-процессуалього законодательства.// Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. -М., 1979. 2.357. 2.358. Чувилев А.А. Заключение под стражу в качестве меры пресечения. М., 1989. 2.359. 2.360. Чувилев А.А. Институт подозреваемого в советском уголовном процессе. -М, 1968. 2.361. 2.362. Чувилев А.А. Использования следователем оперативно- розыскной информации. М., 1992. 2.363. 2.364. Чувилев А.А. Привлечение следователем и органом дознания лица в качестве подозреваемого по уголовному делу. - М., 1982. 2.365. 2.366. Чувилев А.А., Сергеев А.И., Даньшина Л.И. Применение органами расследования меры пресечения - заключение под стражу. М, 1975. 2.367. 2.368. Щерба СП. Расследование и судебное разбирательство по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками. М, 1975. 2.369.

231

2.357. Энциклопедический социологический словарь. - М.: изд-во Института социально-политических исследований РАН. 1995. 2.358. 2.359. Эффективность уголовно-правовых и процессуальных норм в борьбе с преступностью.// Сборник научных трудов. Калининград, 1993. 2.360. 2.361. Якубович Н.А. и др. Необоснованное обвинение и реабилитации в уголовном процессе.- М.: НИИ проблем и предупреждения преступлений. - М., 1995. 2.362. 2.363. Якубович Н.А., Батищева Л.В., Радутная Е.С., Пижалева Г.И. Охрана конституционных прав личности на предварительном следствии. - М. 1989. 2.364. /// Авторефераты

3.1. Александровский А.Г. Задержание подозреваемого в совершении преступления и применение в отношении лица меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления ему обвинения. Автореф. дис… на соиск. уч. степени канд. юрид. наук . - Киев, 1992. 3.2. 3.3. Амбасса Леон Шанталь Предварительное следствие в уголовном процессе России и Франции. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - М, 1999. 3.4. 3.5. Бажанов М.И. Законность и обоснованность основных судебных решений в советском уголовном судопроизводстве. Автореф. Дисс. на соискание ученой степени доктора юрид. наук . Харьков. 1967. 3.6. 3.7. Боботов СВ. Социальный механизм буржуазной уголовной юстиции. Диссер. и автореф. на соискание ученой степени доктора юрид. наук. М., 1979. 3.8. 3.9. Булатов Б.Б. Вопросы эффективности мер пресечения, не связанных с лишением свободы, и их применения органами предварительного расследования. Автореф. канд. юрид.наук. М., 1980. 3.10. 3.11. Буряков А.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. Автореф. канд. юрид. наук. М., 1967. 3.12.

232

3.7. Быкова Е.Ю. Судебный контроль за предварительным расследованием во Франции. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - М, 1996. 3.8. 3.9. Великошин И.И. Обеспечение законности и обоснованности отказов в возбуждении уголовного дела. Автореф. канд. юрид. наук. М, 1980. 3.10. 3.11. Воробьев А.Г. Соотношение предварительного и судебного следствия. Автореф. канд. юрид. наук. М., 1967. 3.12. З.Ю.Галузо В.Н. Судебный контроль за законностью и обоснованностью содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых на стадии предварительного расследования. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. -М. 1995.

З.П.Гуценко К.Ф. Уголовная юстиция США. Диссертация и автореферат, на соискание ученой степени доктора юрид. наук. М., 1974.

3.12. Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие по уголовным делам во Франции. Диссертация и автореферат на соискание ученой степени канд. юрид. наук. М, 1995. 3.13. 3.14. Демидов И.Ф. Проблемы прав человека в современном уголовном процессе (концептуальное положение) Диссертация на соискание научной степени доктора юридических наук в форме научного доклада, выполняющего также функцию автореферата. -М. 1996. 3.15.

3.14. Еникеев З.Д. Проблемы мер пресечения в уголовном процессе. Автореф. Докттора юрид. наук. Екатеринбург, 1991. 3.15. 3.16. Жураускас А.И. Институт уголовно-процессуального задержания в условиях дальнейшей демократизации советского общества. Автореф. канд. юрид. наук. М., 1991. 3.17. 3.16. Иванова Т.Ю. Участие прокурора в доказывании на предварительном расследовании. Автореф. канд. юрид. наук. - М, 1999.

3.17. Ивлиев Г.П. Основания применения мер процессуального принуждения. Автореф. канд. юрид. наук. М., 1986.

233

3.18. Исмайлов Р.А. Обвиняемый на предварительном следствии и его процессуальные права. Автореф. канд. юрид. наук. Баку, 1965.

3.19. Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности по советскому уголовному праву. Автореф. доктора юрид. наук. М., 1976. 3.20. 3.21. Ким Ю.В. Прокурорский надзор в структуре Российской правовой государственности: генезис института, функции, тенденции развития. Автореф. канд. юрид. наук. Томск, 1992. 3.22. 3.23. Ковалев В.А. Кризис законности в современном буржуазном уголовном процессе. Диссерертация и автореферат на соискание ученой степени доктора юрид. наук. М., 1986. 3.24. 3.25. Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: важная функция судебной власти. Автореф. канд. юрид. наук.-М., 1998. 3.26. 3.23. Лупинская П.А. Теоретические основы понятия решений в советском уголовном судопроизводстве. Диссертаци на соискание ученой степени доктора юрид. наук. - М., 1972.

3.24. Лубенский А.И. Реформа уголовного процесса во Франции 1957- 1959 гг. Диссертация и автореферат на соискание учен, степени канд. юрид. наук. Л., 1962.

3.25. Ляхов Ю.А. Сущность и тенденции развития уголовно- процессуальной политики Российской Федерации. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юрид. наук. - С.анкт- П., 1994. 3.26. 3.27. Мамедов Р.А. Прокуратура в системе правоохранительных органов Российской Федерации Автореф. канд. юрид. наук. - М, 1994. 3.28.

3.27. Масликов И.С. Судебная власть в государственном механизме Российской Федерации. Автореф. канд. юрид. наук. - М., 1997. 3.28. 3.29. Мачковский Г. Полицейское расследование во Франции. Диссер. и автореф. на соиск. учен, степени канд. юрид. наук. МЛ 987. 3.30.

234

3.30. Мизулина Е.Б. Уголовный процесс: концепции самоограничения государства. Автореф. докт. юрид. наук. - М. 1993. 3.31. 3.32. Михайлов В.А. Меры пресечения в уголовном судопроизводстве: Диссертация в виде научного доклада на соискание ученой степени доктора юридических наук. - М., 1996. 3.33. 3.32. Назаров А.Д. Проблемы следственных ошибок в досудебных стадиях уголовного процесса (на материалах средне - сибирского региона). Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - М., 1999.

3.33. Орлов Ю.К. Вещественные доказательства в уголовно- процессуальном доказывании. Автореф. канд. юрид. наук. М., 1970.

3.34. Радченко В.И. Судебная реформа в Российской Федерации. Некоторые теоретические и практические проблемы. Диссертация в форме научного доклада на соискание учен. степ. канд. юрид. наук, -М. 1999. 3.35. 3.36. Резник В.Ю. теоретические основы и практика деятельности адвоката на предварительного следствии. - Автореф. канд. юрид. наук. - Краснодар, 1999. 3.37. 3.36. Рустамов А.К. Обеспечение законности при производстве предварительного расследования преступлений. Автореф. канд. юрид. наук. М., 1992.

3.37. Тарасов А.И. Надзор за судебной деятельностью органов по рассмотрению уголовных дел. Автореф. канд. юрид. наук. Свердловск, 1970. 3.38. 3.39. Тепляков П.П. Законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого в советском уголовном процессе. Автореф. канд. юрид. наук. М., 1973. 3.40. 3.39.- Тогулев В.М. Задержание в системе мер процессуального принуждения в советском уголовном процессе. Автореф. канд. юрид. наук. М., 1991.

3.40. Токарева М.Е. Современные проблемы законности и прокурорский надзор в досудебных стадиях уголовного процесса. Автореф. дисс. доктора юрид. наук. - М. 1997.

“f-У

235

3.41. Т опол ь СЕ. Прок урор ский надзо р за закон ность ю задер жани я подоз ревае мого. Авто реф. канд. юрид . наук. М, 1978. 3.42. 3.43. Я сельс кая В.В. Деяте льнос ть адвок ата- защи тника по соби рани ю доказ атель ств на стади и предв арите льног о рассл едова ния. Авто реф. канд. юрид . наук. - Томс к. 1999. 3.44. 3.43. Янович Ю.П. Проблемы совершенствования процессуального стату са подоз ревае мого (обви няем ого). Авто реф. канд. юрид . наук. Харь ков, 1992.

/Ч’

IV Ино стр анн ые ист очни ки

4.1. B esson . L’esp rit et la porte e du nouve au Code de proce dure
penal e. P., I960. 4.2. 4.3. D ocum entati on franc aise, 1991. 4.4. 4.5. D orling - Carte r. M. Faut- il suppr imer le juge ^instr uctio n. 1990. I. 3458. 4.6. 4.7. G arrec. M. Lf juritic tion destr uctio n est- elle indis pensa ble? J.C.P. 1986. 1.326 6. 4.8. 4.9. G iudice li: Delag e G. Op. Cit. 4.10. 4.11. L argier J. La proce dure penal e. P., 1963. 4.12. 4.13. P . Cham bre d’acc usatio n. P., 1978. 4.14. 4.15. P radel J. De la refor me de l’instr uctio n prepa ratoir e, D. 1989 chr. P. 1. 4.16. 4.9. Pradel J. Op. Cit.. P. 115 ct. s.

4.10. S tefani G., Levas seur G., Boulo c B. Droit penal gener al et proce dure penal e. T.2. P., 1968. 4.11. 4.12. H erve Regol i. Instit ution s judici aires. P. Editio n Dallo z. 1999. 4.13. 4.12. Raymond Martin. Deontologie de L*avocat. P.Edition Litec.1999. 4.13.. Nouv eau Code penal. P.Edi tion Dallo z. 2000.

4.14. Nouv eau Code de proce dure penal. P.Edi tion Dallo z. P.200 0.

236

4.15. Journal Officiel de la Republique Francaise. Loia et Decrets. 1993. 16 fevrie.

4.16. Rassat.M.-L. Proposition de reforme de code de procedure penale.-P. Edition Dalloz. 1997.