lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Стулин, Олег Леонидович. - Тактические основы преодоления умышленного противодействия расследованию преступлений: Дис. ... канд. юрид. наук :. - СПб., 1999 171 с. РГБ ОД, 61:00-12/309-1

Posted in:

СШТ-П.ЕТЕРШГСШ ШДШСШ ИНСТИТУТ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ШШРШРЬ! P0CCIHCK0H ФЕДЕРАЦИИ

На правах-рукописи

Стулин Олеа Леонибович

ТАКТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРПОДСЛЕНГ.Л УМЫШЛЕННОГО ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РАССЛЕДОВАНИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

т

Специал ьность 12.00.09 -

уголовн ый процесс; кримин алистик а;

теория операти вно розыскн ой деятель ности

ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -

доктор юридических наук,

профессор Бурданова В. С.

Санкт-Петербург-1939

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ РАССЛЕДОВАНИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЙ КАК ОБЪЕКТИВНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ И КАК ПРОЦЕССУАЛЬНО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН 13

1.1. ПОНЯТИЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ и ЕГО ПРИЗНАКИ 13 1.2. 2.1. СИСТЕМНЫЙ АНАЛИЗ ПРОТИВОБОРСТВА НА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛЕДСТВИИ 22 2.2. КЛАССИФИКАЦИОННАЯ СИСТЕМА И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ XiVPAKTEPHCTHKA ВИДОВ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РАССЛЕДОВАНИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЙ 42

2.1. СУБЪЕКТНАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ 43 2.2. 2.3. КЛАССИФИКАЦИЯ ВИДОВ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПО ОСНОВНЫМ ВИДАМ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛЕДОВАТЕЛЯ 51 2.4. 2.5. ОБЪЕКТНАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ВИДОВ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ 56 2.6. 2.7. ПЕРИОДИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ 73 2.8. 2.9. КЛАССИФИКАЦИЯ ВИДОВ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПО КАЧЕСТВЕННЫМ ХАРАКТЕРИСТИКАМ 76 2.10. ТАКТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РАССЛЕДОВАНИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЙ 83

3.1. ТАКТИКА и БОРЬБА НА СЛЕДСТВИИ 83 3.2. 3.3. ПОСТРОЕНИЕ ТАКТИКИ СЛЕДОВАТЕЛЯ НО ПРЕОДОЛЕНИЮ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ 87 3.4. 3.5. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ СЛОЖНЫХ ТАКТИЧЕСКИХ ДЕЙСТВИЙ ПО ПРЕОДОЛЕНИЮ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РАССЛЕДОВАНИЮ 94 3.6. СИСТЕМА ТАКТИЧЕСКИХ РЕКОМЕНДАЦИЙ ПО ПРЕОДОЛЕНИЮ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РАССЛЕДОВАНИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЙ 100

4.1. ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ НЮ 4.2. 4.3. ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ОБЩЕГО НАЗНАЧЕНИЯ 117 4.4. 4.5. ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ 132 4.6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ 154

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 157

ПРИЛОЖЕНИЕ 169

2

ВВЕДЕНИЕ

Преступность, особенно организованная, — это реальная угроза безопасности общества и один из факторов политической и социально-экономической нестабильности в Российской Федерации. Одновременно с ростом преступности серьезно ухудшились и продолжают снижаться показатели раскрываемости преступлений, качество расследования, увеличиваются сроки производства по уголовным делам, возрастает число дел, возвращаемых судами для дополнительного следствия . Еще в 1989 г. криминологи и криминалисты обратили внимание общественности на то, что преступный мир целенаправленно занимается разработкой мер защиты от разоблачения и привлечения виновных к уголовной ответственности, что «это делается с использованием разведки, контрразведки, с привлечением современных технических средств»2. Недостаточно эффективное преодоление противодействия расследованию также служит ухудшению качественных и количественных показателей деятельности правоохранительных органов.

Все эти причины привели к тому, что появилась насущная необходимость всесторонней научной разработки феномена противодействия и выработки процессуальных и тактических средств его преодоления и пресечения. В последние годы следователи все чаще сталкиваются с противодействием не только со стороны подозреваемых и обвиняемых, но и защитников, свидетелей, потерпевших. Если раньше под противодействием расследованию понимали различные формы и способы сокрытия преступлений, то теперь это понятие может быть определено как умышленная деятельность с целью воспрепятствования решению задач расследования и в конечном счете установлению истины по уго-

1 Преступность и правонарушения в РФ: Статсборник. М., 1997. С 17, Организованная преступность: Круглый стол издательства «Юридическая литература» / Отв. ред. Л. И. Долгова, С. В. Дьяков. М., 1989. С. 22.”

3

ловному делу. Не случайно в новый УК РФ введены специальные статьи: 294 («Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования»), 298 («Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя») и др.

Распространение случаев противодействия в следственной практике стало общеизвестным фактом. Практически ни один случай выявления, раскрытия, судебного рассмотрения преступления не обходится без преодоления противодействия, подчас весьма серьезного, со стороны преступников3. Как показали исследования, противодействие оказывалось по 88% уголовных дел; об оказании противодействия расследованию заявили 90,7% осужденных4. По другим сведениям, 90% опрошенных следователей и оперативных работников отметили, что противодействие преступников становится не только все более изощренным, но и неприкрытым, при этом они констатировали, что ощущается явный дефицит криминалистических разработок по данному вопросу5. Проведенное автором анкетирование следователей и прокуроров отдела по надзору за следствием, дознанием, оперативно-розыскной деятельностью Ленинградской области в целом подтвердило правильность исследований, о которых говорилось выше. Так, 91% респондентов ответил, что сталкивается со случаями противодействия расследованию в каждом деле, 8% — часто, а 1% — редко.

Проблема противодействия расследованию, лишь отчасти привлекавшая внимание криминалистов и специалистов оперативно-розыскной деятельности, приобрела в последнее время особенную актуальность и остроту. «Серьезных научных исследований в этой области мало» . Частично проблемы противо-

3 Криминалистика / Под ред. В. А. Образцова. М., 1997. С. 51.

4 Бахин В. П., Кузьмичева В. С, Лукьянчикова Е. Д. Тактика использования внезапности в раскрытии преступлений органами внутренних дел. Киев, 1990. С. 12.

5 Журавлев С. Ю. Противодействие деятельности по расследованию преступлений и тактика его пре одоления: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1992. С. 4.

6 Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного

4

действия затрагивались в работах по тактике производства отдельных следственных действий: осмотра места происшествия, обыска, допроса и т. д. (Р.С.Белкин, И. Е. Быховский, А.Н.Васильев, В. Г. Доспулов, Л. М. Кар-неева, А. В. Дулов, В. П. Колмаков, Н. И. Порубов, Г. И. Пичкалова, А. Р. Ратинов, Н. А. Селиванов, А. Б. Соловьев и др.).

Некоторые аспекты расследования в условиях противодействия рассматривались попутно в трудах, касающихся следственных ситуаций (О. Я. Баев, Л. Я. Драпкин, И. Ф. Герасимов, В. А. Образцов, Н. П. Яблоков). Частному изучению проблема противодействия подвергалась при исследовании фактов сокрытия преступления (Е. В. Баранов, Р. С. Белкин, А. Г. Гельманов, Г. Г. Зуйков, В. Н. Карагодин, И. М. Лузгин, В. П. Лавров, Г. Н. Мудьюгин, В. А. Овечкин, В. А. Савельев, В. Г. Танасевич, Л. Б. Филонов, В. И. Шика-нов). Отдельные, но весьма ценные разработки ряда тактических приемов преодоления противодействия, основанных на праксеологии и рефлексивном управлении, принадлежат А. Р. Ратинову’.

На сегодняшний день имеется несколько крупных работ, специально посвященных проблемам противодействия: докторская диссертация В. Н. Кара- година «Основы криминалистического учения о преодолении противодействия расследованию» (Свердловск, 1992); его же монография «Преодоление противодействия предварительному расследованию» (Свердловск, 1992); кандидатская диссертация СЮ. Журавлева «Противодействие деятельности по расследованию преступлений и тактика его преодоления» (Н. Новгород, 1992); его же глава «Нейтрализация противодействия расследованию» в учебнике «Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики» (Н. Новгород, 1995); глава «Противодействие расследованию и пути его преодоления криминалистическими и оперативно-розыскными мерами и методами» Р. С. Белкина

расследования / Под ред. Т. В. Аверьяновой, Р. С. Белкина. М., 1997. С. 129. ‘ Ратинов Л. Р. Судебная психология для следователей. М.. 19(57.

5

из учебника «Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования» (Москва, 1997), отдельные статьи и разделы в других учебниках.

Этими авторами проведены важные теоретические исследования, собран и проанализирован большой материал. В результате чего констатирована актуальность проблемы противодействия следствию и необходимости его преодоления, определено понятие «противодействие» и его соотношение с понятием «сокрытие преступления», исследована коммуникативная природа противодействия, сформированы основные элементы частной криминалистической теории о преодолении противодействия, обоснована необходимость выделения особенностей противодействия расследованию как самостоятельного элемента криминалистической характеристики преступления разработаны практические рекомендации по совершенствованию деятельности следственных органов в условиях воспрепятствования решению возложенных на них задач.

Однако следует признать, что накопленные знания о противодействии и способах его преодоления недостаточно систематизированы. Не до конца изучены механизмы противодействия, динамика его развития. Отсутствуют рекомендации по построению тактики преодоления противодействия.

Проведенное нами исследование, подтвердив некоторые положения и выводы предшествующих работ по данным проблемам, предприняло попытку восполнить вышеуказанные пробелы. Представляется, что системный подход к рассматриваемой проблеме и разработка на этой базе тактических основ преодоления противодействия может существенно помочь практическим работникам добиваться всестороннего, полного и объективного рассмотрения уголовных дел, несмотря на различные случаи противодействия, а научным — проводить дальнейшие исследования. Сказанное определяет актуальность темы и основное направление работы.

6

Темой диссертационного исследования стали тактические основы преодоления умышленного противодействия расследованию преступлений. В диссертации проводится разработка и анализ понятий, общих положений, связанных с тактикой, исследуются закономерности построения тактики преодоления противодействия, поэтому в названии используется термин «тактические основы». Причем ставилась задача рассмотреть не весь класс противодействий расследованию, а только его умышленные формы.

Цель работы: исследовать природу умышленного противодействия, разработать классификационную систему видов противодействия и систему тактических рекомендаций по его преодолению.

Задачи по достижению цели:

1) определить понятие «противодействие расследованию», выявить его цели; 2) 3) выявить и исследовать признаки противодействия; 4) 5) провести системный анализ противоборства на предварительном следствии, обосновать его имманентность; 6) 7) выявить психологические причины противодействия, описать этапы его зарождения и развития; 8) 9) разработать классификационную систему видов противодействия по наиболее существенным основаниям; 10) 11) проанализировать теоретические представления о содержании тактики преодоления противодействия, описать стадии ее построения; 12) 13) проанализировать общие положения сложных тактических действий при преодолении противодействия, разграничить понятия «тактическая операция» и «тактическая комбинация»; 14) 15) разработать систему тактических рекомендаций по преодолению умышленного противодействия расследованию уголовного дела. 16)

Объектом диссертационного исследования послужила следственная практика и теоретический материал по проблемам противодействия расследованию, конфликтам и борьбе в различных областях, экстремальным видам деятельности, вопросам психологии обвиняемого и следователя.

Предметом научного и практического исследования являются гносеологические, правовые, этические, методические, организационные проблемы преодоления умышленного противодействия расследованию преступлений.

Теоретической основой исследования стали труды уже упомянутых ученых, а также В. П. Бахина, В. С. Бурдановой, В. Л. Васильева, А. И. Вин-берга, И. А. Возгрина, Ф. В. Глазырина, В. П. Гмырко, С. А. Голунского, К. Л. Гранат, Г. А. Густова, А. И. Долговой, С. Д. Дьякова, Р. А. Каледина, А. А. Леви, В. С. Овчинского, С. К. Питерцева, А. С. Подшибякина, А. А. Степанова, Н. П. Хайдукова, В. Е. Эминова, Н. А. Якубович и других. Кроме того, использовались положения, определяющие понятия «конфликт», «противоборство», «преодоление противодействия» и т. п., разработанные в научных трудах философов, социологов, семантиков, процессуалистов, социальных психологов.

Эмпирической основой исследования стали материалы изучения 102 дел, при расследовании которых оказывалось умышленное противодействие и применялись тактические приемы его нейтрализации, а также результаты анкетирования следователей и прокуроров, надзирающих за следствием, дознанием и оперативно- розыскной деятельностью. Было проанализировано 114 анкет. Автор соотносил полученные результаты с собственным опытом работы в правоохранительных органах в должностях следователя и прокурора-криминалиста .

Методологическую основу исследования составили теоретические положения криминалистики, уголовного процесса, теории права, юридической

8

психологии, правовой кибернетики, гносеологии, философии науки и праксео- логии (общая теория рациональной деятельности).

В целом автор придерживался взглядов и принципов структурализма — научного направления в гуманитарном знании, предпочитающего абстрактно- теоретический уровень исследования описательно-эмпирическому. Его сущность составляет структуральный метод, основу которого образует вычленение структурного (инвариантного) аспекта в гуманитарном знании. Метод широко использует моделирование, формализацию и т. п. Производным от структурализма является системный анализ (синоним — системный подход), представляющий собой исследование сложноорганизованных объектов как систем и ориентирующий исследователя на раскрытие целостности объекта и обеспечивающих ее механизмов, на выявление многообразных типов связей элементов в сложном объекте и сведение их в единую теоретическую картину. Привлечение методов системного анализа для постижения феномена противодействия и решения проблем его преодоления необходимо прежде всего потому, что в процессе принятия решений приходится осуществлять выбор в условиях неопределенности, обусловленной рядом факторов, не поддающихся строгой количественной оценке.

Помимо этого в работе используются методы: аналитико-синтетический, гипотетико-дедуктивный, восхождения от абстрактного к конкретному; а также семантический и этимологический анализы.

Такой подход в выборе научных методов объясняется тем, что в отечественной криминалистике существует явный дефицит абстрактно-теоретических знаний, позволяющих проводить осмысление научных проблем на более высоком качественном уровне.

В связи с особенностями проводившегося исследования возникла потребность в некоторых новых терминах и видоизмененных понятиях, таких как ан-

9

тицель, целевой комплекс.

Научная новизна исследования заключается в том, что на уровне диссертационного исследования предпринята попытка анализа противоборства между следователем и подследственным, исследовано развитие субъективных процессов противодействующего обвиняемого, создана классификационная система видов противодействия, рассмотрены стадии построения тактики преодоления противодействия и систематизированы тактические рекомендации по его нейтрализации.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что разработанная классификационная система видов противодействия, система тактических рекомендаций и системный анализ противоборства могут служить теоретической основой для дальнейшего исследования феномена противодействия следствию.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что полученные результаты способствуют совершенствованию средств преодоления противодействия следствию, а также разработке методики обучения практических работников правоохранительных органов в этом направлении.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Противодействие расследованию — это система умышленных действий или бездействий виновных и содействующих им лиц, совершаемых в целях уклонения от уголовной ответственности или необоснованного ее смягчения.
  2. Для того чтобы распознать начавшееся противодействие, необходимо знать его признаки. К их числу автор относит однонаправленность, множественность, неожиданность. В диссертации рассматриваются содержание каждого из названных признаков и тактические рекомендации по их обнаружению.
  3. Каждая противоборствующая сторона на следствии имеет цель и анти-
  4. 10

цель, которые выполняют роль положительных и отрицательных стимулов поведения соответственно. В частности, антицель представляет собой образ нежелательного и потому избегаемого результата. По степени конкретности цели и антицели возможны три варианта взаимосвязей: а) конкретная цель и конкретная антицель (строгая определенность); б) конкретная цель и неконкретная антицель (строгая целеустремленность), в этом случае антицель — это любой результат, кроме цели; в) конкретная антицель и неконкретная цель (общее избегание), здесь цель — любой результат, за исключение антицели. Для деятельности следователя характерны строгая целеустремленность либо строгая определенность. Для подследственного, как правило, — общее избегание. Такая ситуация, при которой следователь и подследственный имеют взаимоисключающие цели, характеризуется как конфликтная со строгим соперничеством.

  1. Психологическая причина противодействия следствию состоит в том, что у преступника, в силу деформации личности, оборонительная доминанта (инстинкт самосохранения) преобладает над чувством социальной справедливости и страхом противодействовать государственной системе. Психические процессы в ходе противодействия развиваются по определенной схеме, в которой можно выделить этапы, связанные с процессом раскрытия и расследования преступления.
  2. Предложенная классификационная система видов противодействия имеет важное значение для следственной практики, так как является инструментом не только анализа фактов противодействия, но и их прогнозирования, поскольку отражает субъектно -объектные отношения противоборствующих сторон, обстоятельства при которых происходит противодействие и его качественные характеристики.
  3. Эффективное преодоление противодействия расследованию возможно
  4. 11

с помощью сложных тактических действий, таких как операция и комбинация. Главное различие между ними заключается в способе построения действий: операция предполагает одномоментное совершение нескольких действий, а комбинация — последовательное.

  1. Преодоление следователем противодействия — это система его адекватных мер в виде определенного порядка действий, основанного на системе тактических рекомендаций.

12

Глава I

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ РАССЛЕДОВАНИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЙ КАК

ОБЪЕКТИВНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ И

КАК ПРОЦЕССУАЛЬНО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН

1.1. Понятие противодействия и его признаки

Прежде чем приступить к определению понятия «противодействие расследованию», нужно уточнить некоторые термины. В отечественной криминалистике не раз возникали дискуссии вокруг использования таких тактических терминов, как «следственные хитрости», «конфликт», «борьба» и т. п. Причиной тому послужила их многозначность и ассоциативность с иными действиями, в частности, военными.

По общему определению противодействие — это действие препятствующее другому действию . В синонимический ряд данного термина также входят слова «сопротивление» и «воспрепятствование». В свою очередь, по логическому правилу чистого обращения термин «сопротивление» можно представить как противодействие чьей-либо воле, неподчинение .

С точки зрения общей теории права противодействие расследованию представляет собой систему действий или бездействий виновных и содействующих им лиц, направленных на нейтрализацию норм социального контроля. На наш взгляд, с точки зрения уголовного права и процесса и криминалистики, противодействие — это система действий или бездействий виновных и содействующих им лиц, совершаемых в целях уклонения от уголовной ответственности или максимального ее смягчения.

Данное определение существенно отличается по цели противодействия от

Словарь русского языка: В 4 т. / Пол ред. Л. II. Евгеньевой. 2-е изд., испр. и доп. М., 1984. Т. 3. С. 534.

” Словарь русского языка. Т. 4. С. 200.

13

определений других авторов. Так, В. Н. Карагодин считает, что противодействие направлено на воспрепятствование выполнению задач предварительного расследования и установлению объективной истины по уголовному делу’”, а СЮ. Журавлев — что противодействие преследует цель воспрепятствования вовлечению следов преступления в сферу уголовного судопроизводства и последующего их использования в качестве судебных доказательств11. С приведенными формулировками нельзя согласиться, даже если учесть, что определение В. Н. Карагодина шире, потому что, во-первых, определенная категория лиц имеет какую-то цель, следовательно, мы должны указывать именно тот конечный результат, к которому стремятся, а не объекты на которые фактически направлено противодействие; во-вторых, в цитированных формулировках вместо целей рассматриваемого противодействия обозначены промежуточные задачи; в-третьих, объектов противодействия значительно больше, чем указали упомянутые авторы (вопрос об этом будет подробно рассмотрен ниже).

Представляется, что в число общих задач (частных целей) противодействия могут входить: 1) сокрытие информации о событии преступления, виновности конкретного лица, носителях доказательственной информации; 2) создание помех правоохранительным органам в их стремлении самостоятельно добыть доказательственную информацию; 3) дискредитация уже добытых доказательств; 4) нейтрализация следователя.

С.Ю.Журавлев, называя противодействие сокрытием преступления, приводит две его задачи. По сути, те же задачи, что указаны нами в п. п. 2 и 3 предыдущего абзаца, только задача п. 1 соединена им с задачей п. 2 (задача п. 4 вообще отдельно не рассматривается) \ Подобную трактовку нельзя принять,

”’ Карагодин В, И. Преодоление противодействия предварительному расследованию. Свердловск, 1992. С. 18

” Криминалистика: Расследование преступлений в «j>epc экономики: Учебник / Под ред. В. Д. Грабов-ского, Л. Ф. Дубина. 11. Новгород, 1995. С. 345.

12 Там же. С. 348.

14

так как она страдает отсутствием глубинного анализа.

Следует обратить внимание на то, что слова синонимичные противодействию означают односторонние действия субъекта, взаимодействующего (двусторонне или многосторонне) с другим субъектом (субъектами). Это взаимодействие называется словами другого синонимического ряда: «конфликт» (в переводе с латинского — столкновение), «противоборство», «война» и т. п. Таким образом, противодействие есть составной элемент конфликта.

Другой составной элемент конфликта — это преодоление противодействия. Значит, в совокупности противодействие и его преодоление есть конфликт (противоборство), а поскольку без противодействия преодоления не бывает, то последнее имеет двойное значение: ответные действия на противодействие и конфликт в целом.

Отсюда следует, что конфликт возникает не тогда, когда обвиняемый и содействующие ему лица начинают противодействовать следствию, а тогда, когда следствие начинает преодолевать это противодействие. В. Н. Кудрявцев говорил, что начало конфликта определяется объективными (внешними) актами поведения, направленными одним участником против другого (конфликтующей стороны), при условии, что последний осознает эти акты как направленные против него и им противодействует “.

Однако следует признать, что конфликт может возникнуть не только из-за противодействия расследованию, но по другим причинам (например, по недоразумению, личной неприязни и т. п.). Значит, преодоление противодействия — это разновидность конфликта на предварительном следствии.

А. Р. Ратинов характеризует конфликт «как соотношение различных информационных систем»14. На следствии, объектом конфликта, «спорным бла-

” Юридическая конфликтология / Под род. В. Н. Кудрявцева. М., 1995. С. 9.

14 Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей. С. 157, 158; Он же. Теория рефлексивных игр в приложении к следственной практике. // Правовая кибернетика: Сборник статей / Под ред. В. Н. Кудрявцева. м., 1970. с. \т.

15

гом» может быть информация о преступном событии (обладает виновный), собранных доказательствах (обладает следователь), а также частичная свобода обвиняемого (обладает следователь).

Конфликт, тактика (борьба) изучается различными фундаментальными и прикладными науками. Прикладными вопросами достижения победы, выигрыша с античных времен занималась военная тактика, эристика и т. д. В настоящее время эти вопросы рассматриваются, помимо военной науки, с точки зрения международных отношений, спорта, предпринимательстве, оперативно-розыскной деятельности, криминалистики, а также в праксеологии и т. д. Эту группу можно назвать праксеологическим (или прагматическим) направлением. Она принципиально отличается по своим задачам и позиции исследователя от аксиологического (аксиология — теория ценностей, раздел этики) направления, к которому принадлежит, в частности, конфликтология.

Предмет конфликтологии — природа, причины, механизм конфликтов в человеческом обществе, а также пути их предотвращения и разрешения. В связи с этим отличается позиция в аксиологических и праксеологических наук: в конфликтологии исследователь индифферентно относится к конфликтующим сторонам, он как бы стоит над ними; в тактике (вообще) — исследователь поддерживает одну из сторон, давая ей рекомендации, помогая одержать победу (выигрыш).

Уместно напомнить, что в 70-х годах в отечественной криминалистике сформировалась так называемая концепция бесконфликтного следствия. Данная концепция нам представляется ошибочной, идеологической по своему содержанию, она отрицательно повлияла на развитие криминалистической тактики. Об этом свидетельствует тот факт, что изучение проблем конфликта началось более 20 лет назад, а первые работы по проблеме противодействия расследованию появились только в 1992 году, уже в период перестройки. Некон-

16

етруктивная критика сковывала инициативу в поиске эффективных средств борьбы с преступностью вообще и с противодействием расследованию в частности. По словам Р. С. Белкина, под сомнение было поставлено как само существование конфликтных ситуаций, так и необходимость разработки тактических и психологических средств их преодоления ‘.

Признаки противодействия. Необходимо различать противодействие как целостное явление и его отдельные элементы — признаки. Признаками противодействия нужно признать такие объективные проявления вовне действий заинтересованных лиц, которые свидетельствуют о начале, характере (содержании) и продолжении действий, направленных против деятельности по выполнению задач предварительного следствия и имеющих причинно- следственную связь с факторами возникновения такого противодействия.

Из сказанного выше видно, что признаки противодействия должны обладать как минимум свойствами объективности (видимостью), характерности и причинно- следственной связи с противодействием на определенном этапе развития. Противодействующая сторона сознает нежелательность раннего обнаружения начинаемого ею противодействия и стремится, особенно на начальном этапе, его скрывать, маскировать. Однако скрыть его полностью в силу объективности закона отражения практически невозможно. А некоторые виды действий не скрываются еще и потому, что сама противодействующая сторона не осознает возможности диагностирования признаков противодействия или не в состоянии контролировать их проявления вовне.

Выявлять и изучать признаки противодействия важно потому, что с их помощью следователь или оперативный работник сможет своевременно и правильно определить начало, стадию развития и конкретный вид противодействия. Особенно это имеет значение в тех случаях, когда применяется скрытое,

15 Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории —• к практике. М., 1988. С. 99.

17

манипулятивное воздействие на сотрудника правоохранительных органов. Признаки противодействия для подготовленного следователя и оперативного работника служат пусковыми импульсами, сигналами для начала ответных действий.

Для выявления признаков противодействия целесообразно исследовать весь процесс развития этого противодействия — от его зарождения до кульминации и затухания. Выделение поэтапных признаков помогает осуществлению принципа адекватного реагирования на него. ПОСКОЛЬКУ противодействие выражается в актах человеческой деятельности, его признаки будут проявляться в поведении различных лиц или результатах их поведения.

Основные свойства признаков противодействия: а) неожиданность возникновения препятствий на пути следствия в тех случаях, когда их не должно быть; б) неединичность и систематичность появления этих препятствий; в) однотипность препятствий либо их однонаправленность; г) причинно-следственная связь признака противодействия с видом этого противодействия. Причем под неожиданностью понимается не столько внезапность, т. е. неожиданность по времени наступления, сколько не соответствие представлений, т. е. неожиданность по содержанию.

Признаки противодействия соответствуют классификации видов противодействия, которая будет описана в следующей главе, однако для простоты их можно условно разделить на следующие группы: 1) признаки психического воздействия на следователя и лиц, способствующих расследованию; 2) признаки физического воздействия на тех же лиц; 3) признаки воздействия на нематериальные объекты (процесс расследования, добытую доказательственную информацию); 4) признаки воздействия на материальные неодушевленные объекты (материалы дала, изъятые ценности).

Признаки психического воздействия. Данная группа признаков приво-

18

дится в наиболее развернутом виде, потому что она распространена более других.

Примерный перечень признаков:

  1. Психическое давление.

  2. Нарушения сбалансированности элементов ситуации. В этом случае может обращать на себя внимание некоторая степень необычности ситуации взаимодействия: а) необычность «мишеней» воздействия — темы разговоров, намеков и тому подобное (например, на вечере следователя знакомят с новым человеком и тот, неизвестно почему, большую часть времени посвящает ему; кто- то оказывает односторонние любезности, услуги, выходящие за рамки естественного); б) необычность компоновки или подачи информации — смещение акцентов значимости на второстепенные детали.
  3. Несоответствия в поведении партнера — различные каналы передают противоречивую информацию (несоответствие содержания разговора мимике и жестам, например: уверенные слова контрастируют с суетой рук).
  4. Стремление «етереотипизировать» поведение следователя -— те случаи, когда заметно, что кому-то хочется, чтобы следователь вел себя «в соответствии с…». Чаще это обращение к ролевым позициям (субличностям) следователя, стремление воздействовать на него через «подгонку» под определенный стереотип, адресование к некоторым социальным привычкам.
  5. Кроме того, признаки психического воздействия могут опосредованно проявляться в собственных психических реакциях следователя, поскольку они могут отражать результат бессознательной обработки информации:

— появление дефицита времени, отпущенного на принятие решения (в этом случае важно выяснить, кем создается этот дефицит); — — регрессия к инфантильным реакциям — агрессия, тоска, чувство одиночества и тому подобное, особенно если это приурочено к определенной ситуа- — 19

ции;

— ограничение круга целей; — — изменение фоновых состояний — напряжение, суетливость, ухудшение настроения, раздражение, глухая обида и прочие сдвиги в сторону отрицательных эмоций. — Общими настораживающими действиями могут быть:

— попытки сблизиться со следователем (случайное знакомство, чьи-то рекомендации и пр.); — — изменение отношения начальства; — — изменение отношения некоторых знакомых и сослуживцев — неожиданное предложение «бескорыстных» услуг (деньги взаймы, помощи, и т. п.), неожиданное проявление интереса к работе вообще и к данному делу в частности; — — появление подозрительных людей возле работы, дома. — Признаки противодействия со стороны должностных лиц, руководителей. К ним можно отнести: 1) постановку расследования на «особый контроль» — учащение проверок материалов дела, регулярное заслушивание; 2) несоответствие требуемого от следователя решения собранным по делу доказательств; 3) участие в противодействии руководителя (по просьбе или под давлением других); 4) незаконные требования к следователю, предъявленные после встречи руководителя с обвиняемым или другим субъектом противодействия; 5) использование незнакомым с делом должностным лицом доводов, логических приемов, рассуждений, выражений обвиняемого (его защитника); 6) совпадения времени деятельности руководителя с периодом неудачных попыток противодействия; 7) «проговорки» должностного лица; 8) утечку важной следственно-оперативной информации и т. д.

Признаки лжесвидетельства. Это не столько изменение части показа-

20

ний в сторону смягчения вины подследственного, сколько их согласованность между собой и с другими доказательствами. Естественно предположить, что такая ситуация кардинально влияет на правовую оценку содеянного обвиняемым и может привести к прекращению уголовного преследования.

Признаки коррумпированности следователей и их непосредственных начальников. Проявляются в слишком эффективных процессуальных шагах адвоката, последовательно нейтрализующего одно доказательство за другим; регулярных «опозданиях» следствия с реализацией необходимых следственных и оперативно- розыскных мероприятий и утечках важной информации; низком качестве следствия в целом; неоднократной передаче уголовного дела следователям одинаково невысокого уровня подготовки; длительной проволочке с организацией следственной бригады, следственно-оперативной группы16 и т. п.

Признаки физического воздействия на следователя и лиц, способствующих расследованию. Сюда можно отнести угрозы, слежку, неудавшиеся покушения и т. п.

Признаки воздействия на нематериальные объекты (процесс расследования, добытую доказательственную информацию). Выражаются в попытках затормозить следствие, увести его в сторону, ослабить организацию процесса расследования, дискредитировать добытые доказательства и т. п.

Признаки воздействия на материальные неодушевленные объекты. Это могут быть (на примере документов): 1) структурные изменения в подшивке документов (злоумышленник при манипуляции с документами нарушил ранее существовавшую последовательность); 2) следы «перешивания» дела или других документов; 3) наличие вклеенных документов; 4) наличие следов изъятия документов; 5) особенности графологического материала; 6) следы материального подлога (исправление, подчистка и пр.) и т. д.

”’ Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. В. С. Окчинского. М., Н)9(>. С. 290.

21

Динамика развития признаков противодействия. На начальном этапе могут проявляться признаки относительно «мирных» способов противодействия: любопытство, уговоры, просьбы, намеки на готовность пойти на подкуп, обещания различных благ и т. п. Затем в зависимости от степени жесткости позиции следователя обнаруживаются признаки более опасных способов противодействия: просьбы превращаются в требования, общения принимают открытый конфликтный характер, появляются угрожающие намеки, наружное наблюдение за следователем, попытки подслушивания, тенденциозные публикации, осложняются отношения с начальством и т. п.

Таким образом, проведенный грамматический, логический и правовой анализ позволил более точно, по сравнению с другими авторами, определить понятие «противодействие расследованию», что имеет не только теоретическое, но практическое значение. Кроме того, выявлены признаки противодействия. приведены примеры наиболее характерных из них.

2.2. Системный анализ противоборства на предварительном следствии

Задача данного параграфа — рассмотреть с точки зрения системного анализа феномен противодействия расследованию, обосновать его объективность и реальность, выявить сущностные причины этого явления и его механизмы. На наш взгляд, противодействие и противоборство соотносятся как действие одной стороны к двустороннему действию.

С точки зрения системного подхода предварительное следствие можно представить как подсистему уголовного процесса. Не случайно А. Р. Ратинов считал, что расследование, как и весь уголовный процесс, является системой сложных отношений, связей и взаимодействия, в котором сходятся представители различных интересов, не всегда совпадающих, а иногда и вовсе противоположных: следователь и подследственный, обыскивающий и обыскиваемый.

22

разыскивающий и разыскиваемый и т. д. ‘.

Противодействие расследованию и его преодоление (т. е. противоборство) есть разновидность конфликта на предварительном следствии, поэтому некоторый понятийный аппарат мы будет заимствовать из конфликтологии. Противоборство представляет собой систему, состоящую из субъектов, объектов противоборства, а также объективной и субъективной сторон последнего.

Для удобства исследования необходимо рассматривать следователя и подследственного как идеализированные объекты, т. е. абстрагироваться от некоторых их свойств. Представим, что подследственный действительно совершил преступление (не сомневаемся в его виновности), а следователь — действует правильно (не сомневаемся в правильности его действий).

Противоборствующие субъекты, на наш взгляд, — это лица, участвующие в противоборстве, группирующиеся по его сторонам с целью победить противника. Противоборствующих на предварительном следствии субъектов можно разделить на два вида: 1) лица, предусмотренные УПК — следователь, прокурор, орган дознания, потерпевший, свидетель (обвинения), эксперт (специалист), с одной стороны, и обвиняемый (подозреваемый), защитник, свидетель (защиты) — с другой; 2) другие лица заинтересованные в сворачивании или обесценении результатов расследования, с одной стороны, и помогающие следствию — с другой.

Каждый субъект противоборства обладает статусом. При этом статус (от лат. status — состояние, положение) — это соотносительное положение в системе противоборства, определяемое по ряду признаков, специфичных для данной системы. Статус может быть юридическим и фактическим. Юридический (официальный) статус это полномочия лица, предусмотренные законом. Фактический (неофициальный) — это те или иные преимущества, не преду смот-

17 Ратинов Л. Р. Теория рефлексивных игр … С. 185.

23

ренные законом, которые используются или могут использоваться в противоборстве как средство достижения выигрыша (победы) или с которыми вынужден считаться контрагент.

К достоинствам того или иного статуса (как юридического, так и фактического) мы бы отнесли выгодность исходной позиции и наличие собственных и заемных сил субъекта, где под силой понимается какое-либо преимущество субъекта в каком- нибудь отношении. Причем юридический статус представляет собой исключительно заемные силы, а к фактическому можно отнести личный авторитет субъекта в той или иной области (собственные силы), поддержку компетентных и влиятельных структур или должностное положение (заемные силы).

Подобный анализ статуса важен потому, что позволяет нацелить следователя на оценку позиции субъекта противоборства, его собственных и заемных сил с точки зрения их возможных вреда или пользы.

Следователю полномочия предоставлены законом и обеспечиваются принудительной силой государства. С одной стороны, следователь наделяется полномочиями, которыми не обладают многие другие индивиды и представители других профессий, с другой — тот же закон ограничивает его в средствах. Полномочия должны преобладать над ограничениями, так как при их балансе эффективность деятельности будет равна нулю. И здесь следует сказать, что современная следственная практика испытывает нарастающий дисбаланс в пользу обвиняемых. По мере расширения их прав сужается спектр возможностей следствия. Излишняя формализация процедуры расследования создает дефицит времени, отпущенного на собирание и проверку доказательств, а также облегчает положение обвиняемого и его защитника, которому становится легче отыскать формальные нарушения в переусложненной процедуре, дискредитировать важнейшие доказательства, а вместе с ними и следователя.

24

Официальный статус подследственного определяется его правами на защиту, которые гарантируются законом. В обязанности же подследственного входит соблюдение установленного порядка уголовного процесса и содержания под стражей (если к нему применена данная мера пресечения), а также претерпевание страданий, связанных с применением к нему мер государственного принуждения.

Неофициальный статус следователя и другого работника правоохранительных органов определяется его интеллектуальными, деловыми, волевыми и моральными качествами, а также выбранной тактикой расследования. Неофициальный статус обвиняемого определяется его преступным и жизненным опытом, степенью общественной опасности, наличием определенного образовательного и интеллектуального уровней, наличием устойчивых криминальных и коррупционных связей, финансовыми возможностями, а также выбранной линией защиты.

Таким образом, статусные возможности могут быть неизменяемыми (предусмотренными законом) и изменяемыми (неофициальными). Последние можно наращивать по любому критерию. Взаимодействие официальных статусов противоборствующих сторон в уголовном процессе осуществляется путем взаимного создания «едержек и противовесов», в чем заинтересован закон, так как это способствует установлению объективной истины по делу. Неофициальные статусы играют компенсационную, или перевешивающую, роль в состязании сторон.

Объект противоборства. О видах объектов противодействия пойдет речь в следующей главе. Здесь же ограничимся рассмотрением нескольких общих положений об объектах противоборства. Различие между объектом противодействия и объектом противоборства соответствует различию между действием и взаимодействием. Объект противодействия метафорично можно назвать

25

мишенью для воздействия. В свою очередь, объект противоборства, или конфликта — это спорное благо, материальное или идеальное, за которое идет борьба. Объектом противоборства на предварительном следствии может быть информация о предмете доказывания и ее носителе, физическая и психическая неприкосновенность следователя, материалы уголовного дела, процесс (в широком смысле) расследования.

Объективная сторона противоборства. Состоит на наш взгляд из взаимосвязи и взаимодействия.

Противоборство на следствии вызывает два вида взаимосвязей между сторонами: 1) процессуальные — между следователем и подследственным, а также его защитником; 2) непроцессуальные — между следователем и другими лицами.

Процессуальная взаимосвязь характеризуется неразрывностью, т. е., условно говоря, субъекты «прикреплены» друг к другу процессуальными нормами и у них, за некоторым исключением, отсутствует право на отказ от участия в деле. Отсюда следует, что они вынуждены взаимодействовать с учетом статуса контрагента и своего собственного. Непроцессуальная взаимосвязь такими свойствами не обладает.

В системе противоборства взаимодействие состоит из противоположных по содержанию действий сторон. Чередование взаимных реакций, направленных, с одной стороны, на утверждение своих интересов, а с другой — на ограничение интересов противника, составляет суть противоборства, конфликта.

Взаимодействие определяется объективными (внешними) актами поведения, которые по своей природе могут быть как психическими (коммуникативными) , так и физическими.

Для контроля за дефицитным ресурсом необходимо как минимум, во-первых, самому захватить этот ресурс, для чего нужно опередить противника,

26

во-вторых, не допустить того, чтобы противная сторона захватила его, для этого нужно создавать ей помехи, в-третьих, нейтрализовывать препятствующие действия (помехи) противной стороны при собственном захвате ресурса.

Все действия в конфликте (противоборстве) делятся на основные и вспомогательные. Основные — это действия, непосредственно связанные с воздействием или защитой объекта, а вспомогательные играют роль подготовки и обеспечения основных действий.

Основные действия в конфликте можно разделить на две группы: наступательные и оборонительные. Главное различие между ними —обладание инициативой, которая всегда у наступающей стороны. Контрнаступление — попытка перехватить инициативу. Наступательные действия направлены в целом на захват или разрушение спорного объекта. Соответственно, оборонительные действия — на защиту и удержание этого объекта. Иначе говоря, наступление хочет изменить ситуацию, оборона — сохранить. В свете этого действия следователя в основном оборонительные, кроме случаев применения превентивных и ответных мер.

С точки зрения конфликтологии к наступательным и оборонительным действиям можно отнести:

1) действия, направленные на захват и (или) удержание спорного объекта, например следователь и виновный стремятся завладеть важным источником доказательственной информации; 2) 3) создание помех и причинение косвенного вреда, например затягивание процесса ознакомления с уголовным делом, попытка пустить следствие по ложному следу и т. д.; 4) 5) задевающие и оскорбляющие действия, например с целью дискредитации или дестабилизации следователя; 6) 7) подчинение или захват субъекта, что выражается в проявлении власти 8) 27

и ограничении свободы, например незаконные приказы начальства следователя, шантаж, захват заложников и т. д.;

5) нанесение прямого физического ущерба (насилия), т. е. убийство сле-

18

дователя или причинение тяжкого вреда здоровью .

Для того чтобы субъект в системе противоборства достиг цели, он должен совершить определенный минимум действий (см. схему 1).

В ситуации наличия двух взаимоисключающих целей, как и в случаях противодействия на предварительном следствии, субъекту для достижения цели необходимо совершить минимум пять видов действий:

1) выполнение основных задач для достижения главной цели; 2) 3) нейтрализация препятствующих действий противодействующей стороны, направленных на первый вид деятельности, защита основной деятельности; 4) 5) нейтрализация действий противодействующей стороны, направленных на самого субъекта, защита субъекта; 6) 7) превентивные или ответные действия, направленные непосредственно на противодействующий субъект с целью его дезорганизации или дестабилизации («наступление на личность противника»); 8) 9) препятствование действиям противодействующей стороны, направленным на достижение своих целей («наступление на цели противника», срыв достижения им своих целей). 10) Субъективная сторона противоборства. Представлена множеством психологических элементов, участвующих в любой человеческой деятельности.

Это аналитические действия и процесс принятия решения, эмоции и память, социальные установки и ценностные ориентации, внутренние нормативные механизмы и многое другое .

’* Юридическая конфликтология. С. 6в. ‘п Юридическая конфликтология. С. 41).

28

Схема 1. КОМПЛЕКС ТИПИЧНЫХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ ПРИ ОТНОШЕНИИ ПРОТИВОБОРСТВА:

1) выполнение субъектом А основных задач деятельности для достижения ее главной цели; 2) действия субъекта А, препятствующие достижению субъектом В антицели; 3) нейтрализация субъектом А действий субъекта В, препятствующих достижению им своей цели; 4) воздействие субъекта А на субъект В как на источник противодействия; 5) нейтрализация субъектом А действий субъекта В, направленных на него

29

Из всего многообразия субъективных факторов мы будем исследовать лишь те, которые позволят уяснить психическую природу противодействия, психические механизмы, развитие психических процессов и эмоциональный фон противоборства.

С точки зрения психофизиологии сознание подследственного характеризуется господством оборонительной доминанты — очага нервного максимального возбуждения, сквозь который проходят все внешние импульсы, сигналы, поступающие в сознание извне, усиливают его, формируют готовность воспринимать информацию и действовать определенным образом. На этой основе возникает внутренняя позиция личности, система отношений к происходящему, оценка обстановки и саморегуляция.

Защитная, оборонительная доминанта вызывает подчас неупорядоченную активность, побуждает виновного к совершению различных действий, которые, как он считает, должны оградить его от разоблачения20. С этой целью он и предпринимает действия или комплекс действий по противодействию расследованию. Однако слабость защитной доминанты и состоит в том, что она определяет направленность психической деятельности, повышенную чувствительность ко всему охраняемому сложившимися защитными позициями. Каждое слово следователя, его действия непроизвольно экстраполируются обвиняемым на всю систему того, что охраняется защитной доминантой. При этом возникает тенденция к преувеличению информационной вооруженности следователя, к переоценке угрожающих защитной доминанте воздействий .

Стремясь уклониться от ответственности, скрыть участие в преступлении, виновный вынужден утаивать от следствия и окружающих связанные с этим переживания. Подследственный оберегает свои воспоминания от внешнего

?”’ Ратинов Л. Р., Ефимова 11. И. Психология допроса обвиняемого: Методическое пособие. М.. 1988. С. 8.

21 Антонин Ю. М.. ЕникеевМ. И., Зминов В. Е. Психология преступника и расследования преступлений. М„ 199(5. С. 187.

30

проявления и тем самым постоянно оживляет и бередит их, а, подавляя переживания, он еще более их обостряет. Чаще всего тенденция скрыть свои чувст-

22

ва и мысли вносит дезорганизацию в психические процессы .

При длительном сокрытии важной информации у субъекта появляется острая потребность посоветоваться с кем-нибудь или просто поделиться своими переживаниями, выговориться. При этом чем сильнее и упорнее человек скрывает что-то, тем сильнее его желание рассказать кому-нибудь правду. Естественное стремление к разрядке находит выход во внесудебных признаниях, доверительных разговорах и «уликах поведения». Следователь или оперативный работник должен вовремя и грамотно воспользоваться этим. Следует помнить, что желание высказаться угасает, как только возникшая потребность удовлетворена. Известно, что после признания виновный успокаивается, а затем переосмысливает ситуацию и часто отказывается от признательных показаний, выдвигая надуманную версию защиты. Под версией защиты мы понимаем контрверсию о защите обвиняемого, выдвинутую любым участником процесса, и принятую следователем к проверке23.

Говоря о механизмах психической самозащиты, нужно иметь в виду не только и не столько сознательный выбор способов реабилитации себя и своих поступков, сколько неосознаваемые тенденции, формирующие искаженное видение действительности. Подобные представления позволяют индивиду избегать нравственных страданий, дестабилизирующих чувств раскаяния за содеянное, сохранять веру в свою правоту, достаточную самооценку, минимальный душевный комфорт и тем самым внутренне противостоять следователю.

Преступник, сознавая антиобщественный характер совершенного поступка, должен не только подавить сомнения в правильности своих поступков

11 Ратинов Л. Р. Ефимова 11. И. 1 1еихология допроса обвиняемого. С. 9.

Вурдаиова В. С. Криминалистическое обеспечение всесторонности, полноты и объсктившмти исследования обстоятельств дела: Учебное пособие. СПб. 1994. С. 33.

31

(голос совести), но и обосновать их необходимость и неизбежность. Упомянутые механизмы психической самозащиты снижают или вовсе снимают социальный контроль, его барьерное, тормозящее действие. Именно на этой основе происходит самооправдание, внутреннее освобождение от ответственности за совершенное преступление и последующее противодействие следствию. Поэтому первоочередная задача следователя — уяснить, в чем виновный может черпать внутренние силы для препятствования расследованию. Устранение главных барьеров на пути к нравственно-психологической перестройке виновного — обязательный компонент тактики преодоления противодействия .

На наш взгляд, процесс развития психофизиологических факторов в ходе противодействия расследованию можно представить следующей схемой:

1) органы чувств виновного лица регистрируют информацию о возможном разоблачении, раскрытии преступления (чувственный момент); 2) 3) возникает образ негативных последствий разоблачения (перцептивный момент); 4) 5) образ негативных последствий оживляет неприятные ощущения, вызывает психическое напряжение — реакция подсознания (эмоциональный момент); 6) 7) появляется сильное желание освободиться от неприятных ощущений, снять напряжение (волевой момент); 8) 9) возникает борьба мотивов — между желанием уйти от ответственности, с одной стороны, и нежеланием противодействовать (противостоять государственной системе) с другой, а также желанием удовлетворить чувство справедливости, выражающееся в постулате «за преступление надо отвечать» (нравственный момент); 10) 11) осознается необходимость и возможность уйти от ответственности, 12) 24 Ратинов А, Р. Ефимова Н. И. Психология допроса обвиняемого. С. 15.

32

формируется целевой комплекс и антицель (об этом речь пойдет ниже), анализируется ситуация, определяются задачи, подбираются средства, принимается решение и т. д. (интеллектуальный момент).

Главным, определяющим в субъективной стороне противодействия является нравственный момент, т. е. когда страх наказания побеждает чувство справедливости и страх противодействовать государственной системе. Только после этого преступник принимает решение противодействовать. Каждый виновный испытывает страх разоблачения, но не каждый противодействует. Можно сказать, что при изобличении конкурируют отрицательные и положительные свойства личности. Эту дилемму страха и совести каждый преступник решает по- своему, в зависимости от уровня его антисоциальных и характерологических особенностей (чем выше этот уровень, тем легче и быстрее страх побеждает совесть).

Более подробно остановимся на мотивах противодействующего преступника. Под мотивом мы понимаем не только то, что побуждает к определенному поведению, но и то, ради чего оно совершается, в чем его внутренний смысл для действующего субъекта. Представляется, что главным мотивом противодействия расследованию является страх (негативные переживания из-за грозящей опасности).

Чувство страха у преступника могут вызывать следующие обстоятельства:

  • грозящее уголовное наказание (прежде всего имеется в виду лишение свободы);
  • избрание меры пресечения заключение под стражу, в связи с чем резко ухудшается качество жизни из-за экстремальных условий содержания, причем, чем выше был уровень жизненного комфорта до ареста, тем сильнее страдания;
  • угроза потери социальных позиций (репутация, принадлежность к оп-
  • 33

ределенной социальной группе, самооценка, жизненные планы и другие значимые ценности);

  • циничный характер совершенного преступления, его связь с интимными сторонами жизни подследственного, боязнь осуждения, стыд от сознания аморальности и противоправности своего поступка;
  • привлечение к ответственности соучастников и других причастных лиц;
  • месть со стороны заинтересованных лиц;
  • предварительный сговор и круговая порука сообщников;
  • неправильная или завышенная квалификации следствием содеянного преступления;
  • связь расследуемого преступления с иными, еще неизвестными следствию преступлениями подследственного, раскрытия которых он опасается и т. п.
  • Кроме страха, мотивами, вызывающими противодействие могут быть корысть и другие чувства, потребности, соображения; например:

  • расчет на материальные выгоды после отбывания наказания или материальную поддержку семьи со стороны неразоблаченных соучастников;
  • сокрытие похищенного, сохранение для себя и своей семьи материальных ценностей, добытых преступным путем;
  • надежда на опровержение доказательств в ходе расследования дела и, особенно, при судебном рассмотрении;
  • уверенность в том, что следствие не сможет доказать преступление и вину;
  • нежелание содействовать следственным и судебным органам, что обусловлено глубокой антиобщественной установкой преступника и т. п.
  • У противодействующего подследственного, задержанного по подозрению в совершении преступления, развитие интеллектуальных и эмоциональных

34

процессов проходит по определенной схеме:

  1. Констатация подозреваемым факта собственного разоблачения, и неудавшейся попытки ввести следствие в заблуждение. Преобладают эмоции поражения, фрустрация (крайняя дезорганизация сознания и деятельности вследствие непреодолимых препятствий и блокировки жизненно важных интересов личности). Подозреваемый испытывает подавленность, досаду, бессильную злобу на кого-то, самого себя или обстоятельства, благодаря которым стало возможно его разоблачение и задержание.
  2. Относительная стабилизация психического состояния, вызванная оборонительной доминантой. На этом этапе преступник начинает анализировать и оценивать свои и чужие поступки, ошибки, различные обстоятельства, с целью выявления причин, приведших к его разоблачению. Подыскиваются доводы самооправдания.
  3. Аналитическая работа по оценке текущей ситуации. Анализируется имеющаяся информация о следователе и других лицах (оперуполномоченном, потерпевшем и др.), их сильных и слабых сторонах, вероятная степень осведомленности о преступлении. Выводится так называемый баланс известного и неизвестного следствию, доказанного и недоказанного. Следует отметить, что из-за недостатка информации о следователе придается преувеличенное значение первому впечатлению («эффект ореола»), отдельным его словам, жестам и т. п. Цель данного этапа подготовить базис для построения дальнейшей линии поведения на следствии.
  4. Выдвижение и проработка версий защиты, определение програм мы действий на следствии. Программа действий предполагает некоторый на бор принципов и правил поведения на следствии, планирование контрмер для нейтрализации доказательств, затруднения хода следствия, создания благопри ятных условий для смягчения последствий. Принципами может быть постоян-

35

пая заинтересованность в получении информации: а) о личности следователя (его деловых, моральных качествах, сильных и слабых сторонах, настрое к расследованию дела, отношении к обвиняемому и т.д.); б) о добытых доказательствах, свидетелях и т. п.; в) о неизвестных следствию источниках доказательств.

Приведенная схема носит примерный характер и призвана помочь следователю представить динамику психических процессов подозреваемого и стимулировать его к своевременному психическому воздействию на подозреваемого, с целью не допустить формирования оборонительной доминанты.

Состояние психики следователя в конфликте часто сопряжено с фрустрацией и стрессом, возникающими из-за действий противной стороны. Это накладывает определенный отпечаток на протекание иных субъективных процессов и, соответственно, характер действий следователя. В стрессовых ситуациях следователь может совершать поступки, нехарактерные для него (это могут быть и высоко эффективные действия, и ошибочные).

Субъекты, вступая в конфликт, редко остаются хладнокровными. Их поведением часто руководят различные негативные эмоции (негодование, раздражение и т. п.). В связи с этим в субъективных образах следователя и подследственного могут возникнуть серьезные искажения. Прежде всего это касается намерений и целей «противника», результатов его действий, деструктивная сила которых может существенно преувеличиваться.

Мотив и цель являются основными формами детерминации человеческой деятельности. Однако если мотив это внутренняя причина деятельности, выражающая личное отношение к цели, то сама цель — это предвосхищение в мышлении ожидаемого результата деятельности и путей его реализации. Цель выступает способом интеграции различных действий человека в некоторую систему. Анализ деятельности как целенаправленной предполагает выявление

36

несоответствия между имеющейся жизненной ситуацией и целью, поэтому осуществление цели является процессом преодоления этого несоответствия2’.

Противоречие в целях конфронтирующих сторон объективно служит причиной возникновения между ними противоборства. Поскольку цель — это образ желательного в будущем результата, то образ нежелательного результата выступает как антицель. К цели субъект стремится, антицели избегает, достижение цели исключает наступление антицели, и наоборот.

Между тем эта прописная истина имеет большое психологическое значение. Дело в том, что у субъекта практически одновременно в сознании возникает два полярных очага возбуждения: цель и антицель, которые выполняют роль положительных и отрицательных стимулов. На наш взгляд, цель и антицель взаимно усиливают друг друга, потому что их отношения прямо пропорциональны: чем сильнее притягивает цель, тем сильнее отталкивает антицель.

Примечательно, что X. Хекхаузен выбор цели ставит в зависимость сразу от двух переменных — величины валентности цели, т. е. ее ценности, притягательности для субъекта, и расстояния до цели, которое субъекту предстоит преодолеть:

1) тенденция стремления тем сильнее, чем ближе цель (градиент стремления); 2) 3) тенденция избегания тем сильнее, чем ближе внушающий опасение объект (градиент избегания); 4) 5) градиент избегания растет быстрее градиента стремления (это означает, что опасность воспринимается сильнее, чем выгоды от возможного противостояния); 6) 7) в случае конфликта между двумя несовместимыми реакциями побеждает более сильная; 8) 21 Философский энциклопедический словарь. С. 731.

37

5) сила подкрепляемой тенденции реагирования возрастает вместе с количеством подкреплений (иными словами, повторяемость тех или иных дейст-вии существенно влияет на поведение участников) .

Цель и антицель имеют три варианта (пары) взаимоотношений, различающихся по степени конкретности: 1) конкретная цель и конкретная антицель (строгая определенность); 2) конкретная антицель и неконкретная цель (общее избегание) — целью является любой результат, за исключением (за вычетом) антицели; 3) конкретная цель и неконкретная антицель (строгая целеустремленность) — любой результат кроме цели воспринимается как анти-цель.

Трем вариантам связи цели и антицели соответствуют три варианта действий: 1) предпринимаются одни действия для достижения цели, другие для уклонения от антицели; 2) предпринимаются любые действия, чтобы избежать антицели; 3) предпринимаются действия только для достижения конкретной цели. Применительно к предварительному следствию для деятельности следователя характерны первый и последний вариант действий, для деятельности подследственного — второй.

Целевой комплекс следователя и подследственного. Под целевым комплексом мы понимаем иерархическую совокупность, систему целей. На наш взгляд, целевой комплекс следователя слагается из двух главных целей и комплекса промежуточных целей (задач). Главными целями следственной деятельности являются, во-первых, быстрое и качественное проведение предварительного расследования (цель данной стадии уголовного процесса); во-вторых, постановление обвинительного приговора и назначение справедливого наказания (цель всего уголовного процесса в ситуации, когда нет сомнения в виновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности).

’’ Хекхаузсн X. Мотивация и деятельность / Пер. с нем. М., 1980. Т. 1. С. 146

38

Наличие двух целей объясняется промежуточной (подготовительной) ролью предварительного следствия (обеспечение суда достаточной доказательственной и иной информацией для правильного разрешения дела) и его зависимостью от конечного решения, которое выносит суд. То, что результаты предварительного следствия будут всесторонне оцениваться в ходе судебного заседания, нацеливает следователя на собирание достаточного количества качественной доказательственной информации, чаще с запасом. Назначением справедливого наказания суд реализует принцип неотвратимости и тем самым удовлетворяет, в том числе и у следователя, чувство социальной справедливости. Если эта цель не достигнута, то вся следственная деятельность по конкретному уголовному делу признается неуспешной (вне зависимости от затраченных сил и средств).

Строгая целеустремленность объективно ограничивает средства достижения цели, предъявляет особые требования к их выбору. Частным случаем подобного ограничения служит принцип относимости доказательств (не любые доказательства, а только те, которые относятся к делу). Ограниченность выбора — фактор, усложняющий деятельность, поскольку требуется дополнительное время и дополнительные усилия для подыскания соответствующих средств достижения цели. Можно утверждать, что при узкой целенаправленной деятельности препятствующих обстоятельств возникает больше, чем при деятельности, не отличающейся строгой целеустремленностью, так как строгая целеустремленность не позволяет корректировать саму цель, чтобы обойти возникшее препятствие.

Целевой комплекс подследственного зависит от того, каково его отношение к совершенному преступлению и какую позицию он избрал на следствии: признает или не признает себя виновным, раскаивается или нет в содеянном.

Если подследственный раскаивается в содеянном, признает свою вину, то

39

его целью будет быстрейшее завершение расследования и суда. Этого требуют закономерности снятия психического напряжения, вызванного переживанием совершенного преступления. В этом случае подследственный заинтересован помогать следствию, цели его и следователя частично совпадают, что выражается, как правило, в отсутствии конфликта.

Если же подследственный не раскаивается в совершенном преступлении, а наоборот, негодует по поводу тех или иных обстоятельств, благодаря которым преступление было раскрыто, то естественно предположить, что его целью будет любой результат в диапазоне от полного освобождения до сведения отрицательных последствий ответственности к минимуму. В этом случае цели следователя и подследственного не могут совпадать, они взаимно исключают друг друга.

Цель обвиняемого неконкретна, но конкретна его антицель и любой результат, кроме антицели, будет для него желательным, следовательно, деятельность обвиняемого — чистое «избегание». Выбор средств для противодействия следствию практически не ограничен, все зависит от дерзости и изобретательности подследственного. Этот фактор, усугубляет противодействие следствию.

В ситуации, когда следователь и подследственный диаметрально противоположно относятся к модели будущего результата расследования — обвинительному приговору, они объективно находятся в состоянии противоборства, конфликта. А. Р. Ратинов отметал, что если стороны имеют взаимоисключающие цели и выигрыш одной стороны означает проигрыш другой, то конфликтная ситуация характеризуется строгим соперничеством ‘.

Таким образом, цель следователя есть антицель обвиняемого, т. е. их цели взаимоисключающие. Значит, противодействие расследованию — это негативный для следователя фактор, барьер на пути его деятельности, который не-

Ратинов Л. Р. Судебная психология для следователей. С. 158; Он же. Теория рефлексивных игр … С. 187.

40

РОССИЙСКАЯ ^СУДАРСТВЕН*^

обходимо преодолеть или нейтрализовать. Напрашивается вывод, что при достаточно жесткой взаимосвязи субъектов и наличии у них взаимоисключающих целей столкновение между ними неизбежно. Поэтому следствию объективно присуща конфликтность, которая выражается в попытках противодействия и в его преодолении.

В конфликте затрагиваются жизненно важные интересы субъекта, поэтому следователь или подследственный по возможности максимально полно использует свои интеллектуальные и психофизические ресурсы. В этом одно из важнейших значений изучения субъективной стороны конфликта на следствии.

41

Глава 2

КЛАССИФИКАЦИОННАЯ СИСТЕМА И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ВИДОВ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РАССЛЕДОВАНИЮ

ПРЕСТУПЛЕНИЙ

На пути раскрытия и расследования преступления стоят многочисленные объективные и субъективные препятствия, т. е. обстоятельства, которые преграждают путь к намеченной цели или задерживают продвижение в этом направлении.

С позиции следователя все препятствия, встречающиеся в его деятельности можно разделить на внутренние, формирующиеся в психике самого следователя, и внешние, возникающие во внешнем мире следователя. Внутренние препятствия — это различного рода психические процессы (барьеры) самого следователя, мешающие ему нормально работать. Внешние препятствия могут быть субъективными и объективными.

Объективные препятствия не зависят от воли конкретных людей и складываются в результате непредвиденного стечения обстоятельств или стихийных сил природы. Объективные препятствия воспринимаются человеком, как правило, спокойно. Следователь тоже относится к субъективным препятствиям как к объективным обстоятельствам и специальных мер реагирования не предпринимает, хотя того требует ситуация. Скорее всего такое бывает в тех случаях, когда следователь недостаточно опытен, поэтому чем дольше он пребывает в таком состоянии неведения, тем хуже для дела.

Субъективные препятствия возникают в результате неумышленных или умышленных действий конкретных людей. Неумышленное препятствование происходит, как правило, по незнанию, недопониманию действий следователя. Умышленное препятствование (противодействие) предварительному следствию это и есть та проблема, которая является предметом данного исследования.

На наш взгляд, систему классификаций видов противодействия расследованию можно представить в виде схемы: субъектная классификация — кто противодействует (см. схему 2), классификация по видам деятельности следователя — где происходит противодействие, объектная классификация — на что направлено противодействие, периодическая — когда происходит противодействие, по степеням качества — какое противодействие.

2.1. Субъектная классификация

Субъекты противодействия — физические лица, преследующие цель не допустить или максимально смягчить уголовное наказание в отношении виновного лица, с которым они так или иначе связаны (синоним — противодействующая сторона). Общие признаки участников противоборства, в том числе субъектов противодействия, были рассмотрены в предыдущей главе, здесь же речь пойдет о видах субъектов противодействия и противодействии, от них исходящих.

Субъектов противодействия можно классифицировать: а) по принадлежности к определенному кругу; б) по участию в уголовном процессе; в) по участию в определенных видах деятельности следователя; г) по роли в противодействии; д) по причастности к расследуемому преступлению и т. д.

По принадлежности к определенному кругу субъектов противодействия можно разделить на три группы:

1) из круга подследственного — подследственный, его защитник, близкие, родственники, товарищи и другие лица, имеющие прямую и объективную связь с ним. Данная категория лиц из-за связи с подследственным поддается определению и отслеживанию; 2) 3) из круга следователя — близкие, родственники, друзья, товарищи по работе, прямое и непосредственное начальство и т. п. Следователь не ожидает от них противодействия, потому их вероломные поступки могут нанести ему 4) 43

весьма болезненный удар и подтолкнуть к противоправным действиям;

3) из круга лиц, не связанных с участниками процесса — это лица, ранее не имевшие связи как с подследственным, так и со следователем либо скрывающие ее, например: различные коррумпированные лица, криминальные авторитеты, наемники для психического и (или) физического воздействия и т. п. Сама связь носит опосредованный характер, появляются эти лица в орбите следствия, как правило, неожиданно и заранее их выявлять очень трудно.

Значение данной классификации в том, что она определяет круг потенциальных противодействующих лиц, типовые направления противодействия, возможности противодействующей стороны. Благодаря чему следователь может предвидеть эффект противодействия и выявить лиц, способных его оказать.

По участию в уголовном процессе субъектов противодействия можно разделить на «внутренних» и «внешних».

Р. С. Белкин похожим образом подразделяет противодействие на «внутреннее» и «внешнее», где под «внутренним» противодействием он понимает противодействие, оказываемое лицами, в любой форме причастными к расследованию (в том числе и случайными лицами, оказавшимися на месте происшествия), которые обладают какой-то информацией о криминальном событии и стремление скрыть, изменить, уничтожить эту информацию и (или) ее носителей, а под «внешним» — противодействующую «деятельность лиц, либо вообще не связанных с расследуемым событием и лицом, осуществляющим расследование, либо связанных со следователем (дознавателем) процессуальными, служебными или иными властными отношениями или другими зависимостями…»28, реализующих свои замыслы противодействия «…влиянием, давлением на следователя, созданием условий для совершения им незаконных дейст-

Криминалистическое обеспечение … С. J 30.

44

вий, побуждая его к должностному проступку или преступлению и т. п.». С данной классификацией нельзя согласиться. Во-первых, легко себе представить, что не только «внутренние», но и «внешние» противодействующие лица могут обладать какой-то информацией о событии и стремиться скрыть, изменить или уничтожить эту информацию и (или) ее носителей. Во-вторых, точно также легко себе представить, что не только «внешние», но и «внутренние» противодействующие лица могут оказывать влияние, давление на следователя, создавать условия для совершения им незаконных действий, побуждать его к должностному проступку или преступлению. Например, обвиняемый рецидивист, «вор в законе», «авторитет» преступного сообщества могут реально угрожать следователю расправой над ним и его близкими или предлагать кругагую сумму денег.

На наш взгляд, под «внутренними» субъектами следует понимать как непосредственных, так и потенциальных участников процесса, а под «внешними» — всех остальных лиц, не имеющих касательства к уголовному делу, но по тем или иным причинам умышленно противодействующих расследованию или содействующих этому. Значение данной классификации в том, что субъектов внешнего противодействия однозначно можно привлекать к уголовной ответственности. Например, по ч. 2 ст. 294 УК РФ — за вмешательство в какой- нибудь форме в деятельность следователя в целях воспрепятствования расследованию дела, или по ч. 3 этой же статьи — за те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения. Субъектов внутреннего противодействия, прежде всего обвиняемого (подозреваемого) и защитника, привлечь по указанной статье будет практически невозможно, поскольку вероятной версией защиты будет их утверждение, что они не препятствовали расследованию, а реализовывали свое право на защиту.

*” Там же. С. 131.

45

В конечном итоге все действия «внутренних» и «внешних» субъектов противодействия имеют юридическое значение. Противодействуя следствию, эти субъекты либо становятся свидетелями, либо соучастниками расследуемого преступления, либо совершают новое преступление.

По участию в определенных видах деятельности следователя субъекты противодействия могут подразделяться на лиц, противодействующих в процессуальной, служебной и во внеслужебной деятельности следователя (в неофициальной обстановке). Значение данной классификации в том, что она показывает, как могут меняться способы и субъекты противодействия в зависимости от различных видов деятельности следователя.

В процессуальной деятельности теоретически противодействовать могут любые участники процесса. Автор придерживается той точки зрения, что термины «участник процесса» и «субъект процессуальных отношений» эквивалентны, поскольку нельзя иметь процессуальные права и обязанности, не участвуя в процессе30. Основными субъектами противодействия в данном виде деятельности следователя являются обвиняемый (подозреваемый) и его защитник. Особенности противодействия конкретного субъекта в рамках процесса зависят прежде всего от его правового статуса (совокупности принадлежащих ему прав и обязанностей), а также от особенностей личности данного процессуального лица.

В силу различных политических и экономических причин, а кроме того, заметного снижения в обществе нравственных критериев резко возросла активность адвокатов, стремящихся противодействовать расследованию. Некоторые ученые- криминалисты с сожалением констатируют, что защитник все чаще действует в не дозволенных законом рамках. Например, он может стать своеобразным связным между находящимся под стражей обвиняемым и соучастни-

т Рахунов Р. Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому уголовно-процессуальному праву. М., 1961. С. 23 и др.

46

ками или пособниками. Это тоже должен учитывать следователь. Предусматриваемая законом односторонность деятельности защитника является определенной гарантией установления истины. Нельзя забывать, что защитник должен оставаться абсолютно законопослушным, и поэтому подобная его деятельность совершенно недопустима31.

Субъектами противодействия в служебной деятельности могут быть прежде всего коррумпированные лица из различных организаций, принадлежащие как к кругу подследственного или привлеченных лиц, так и следователя (прямые и непрямые руководители). Как правило, коррумпированных лиц можно отнести к субъектам «внешнего» противодействия, т. е. не имеющим непосредственного отношения к делу, однако они могут принадлежать и к «внутреннему» кругу, например начальник следственного отдела (ст. 127’УПК РСФСР), прокурор (ст. ст. 34, 211 УПК РСФСР). Однако опаснее всего коррумпированные следователи и судьи — субъекты предварительного следствия и производства в суде первой инстанции. Причем коррупция среди следователей возможна, во-первых, по отношению к делам, находящимся в собственном производстве (тогда противодействие оказывается как бы всей государственной системе), во-вторых, по отношению к делам, которые ведутся коллегами.

Само понятие «коррупция» сложное и многозначное. На 34-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 17 декабря 1979 года было дано определение коррупции: это «выполнение должностным лицом каких-либо действий или бездействие в сфере его должностных полномочий за вознаграждение в любой форме в интересах дающего такое вознаграждение как с нарушением должностных инструкций, так и без их нарушения»”. Юридической энциклопедический словарь Джеймса Бэллентайна слово «коррумпированный» толкует таким

31 Оеобеншхгти предварительного расследования преступлений, осуществляемой) с участием защитника: Методическое пособие / Л. Л. Леви, Н. Л. Якубович, Л. В. Батищев. Е. И. Конах. М., 1995. С. 5.

Я! Основы борьбы с организованной преступностью / 11од ред. В. С. Овчннского и др. М., 1996. С. 14.

образом: «извращающий назначение органов государства в целях извлечения личной выгоды, препятствующий процессу отправления правосудия»51. Более широко понятие коррупции трактуют американские ученые Э. Бэнфилд, М. Джонстон, Дж. Най и др.: «уклонение политических деятелей, сотрудников госаппарата, бизнесменов и других лиц от выполнения ими своих официальных обязанностей и государственных функций ради личных семейных или групповых интересов с целью обогащения и повышения своего социального статуса»34.

Думается, главнъиыи признаками коррупции являются: легальный статус (этим коррупционеры отличаются от криминальных авторитетов), влиятельность (должностная, политическая, финансовая и др.), злоупотребление этой влиятельностью (правовой момент) и своекорыстность (нравственный момент).

Таким образом, в ходе предварительного следствия субъектами противодействия из числа коррупционеров могут быть лица, обладающие властными полномочиями или способностью влиять на прохождение следователем службы, получение им по службе определенных благ (квартиры), либо на расследование конкретного дела. К таким лицам можно отнести представителей органов исполнительной власти, представительных, контрольно-ревизионных и правоохранительных органов, а также средств массовой информации, влиятельных общественных организаций, крупных финансово-коммерческих структур (феномен Б. А. Березовского), а также прямых начальников и «коллег» следователя, которые из корыстных и иных низменных побуждений способствуют противодействию расследованию. Факты противодействия следствию посредством коррумпированных связей наблюдались нами в 3 % изученных уголовных дел.

Так, начальник следственного отдела УВД Энского р-на Т. изъял у подчиненного следователя и принял к своему производству уголовное дело по обвинению несовершеннолетнего Ф. в

33 гг.

I ам же. 1ам же.

48

краже личного имущества. Ф. был сыном директора районного универмага. Т. в последствии прекратил данное уголовное дело по реабилитирующим основаниям. Проведенная прокуратурой проверка установила, что Т. с помощью директора универмага получил льготное право на приобретение автомобиля. Постановление о прекращении дела было признано необоснованным и отменено. По результатам служебной проверки Т. был уволен из органов внутренних дел. В возбуждении уголовного дела в отношении Т. было отказано по основаниям, указанным в ст. 6 УПК РСФСР.

Коррумпированные лица в силу высокого образовательного и интеллектуального уровня, больших экономических и иных социальных возможностей, а также доступа к секретной информации, безусловно, могут влиять на следователя или его начальство. Противодействие с их стороны представляет особую опасность для расследования конкретного уголовного дела. Способы воздействия коррумпированных лиц могут быть различными. Например, руководители органов местного самоуправления могут поставить расследование конкретного уголовного дела «на особый контроль» под предлогом его якобы особого общественно- политического значения. При этом часто контроль осуществляется именно субъектами коррумпированных связей или людьми, спровоцировавшими местные власти, на которые они имеют то или иное влияние, к принятию таких решений. В результате следователи и оперативные работники оказываются под всесторонним контролем и жестким давлением.

Объектами противодействия могут быть следователь (как личность и как должностное лицо), процесс расследования и материалы уголовного дела. Например, коррумпированные лица могут организовать различные каналы утечки секретной информации по делу. Этот процесс трудно отследить, эффективно пресечь или использовать для целей расследования. Такие утечки становятся регулярными и расстраивают планомерную работу следствия4’. Поэтому коррумпированные элементы стараются строго контролировать шаги и направлять следствие по выгодному пути. Очевидно, что особую опасность представляют коррумпированные должностные лица правоохранительных органов. В первую

‘1” Подробнее об объектах противодействия см. ниже.

49

очередь это прямые и непосредственные руководители следователя или оперативного работника. Они опасны потому, что могут включаться в организацию противодействия с момента задержания подозреваемого или с самых первых шагов следователя, что в отличие от них не доступно коррумпированным лицам из других органов. Как правило, коррупционеры в правоохранительных органах используют неосведомленность сотрудников среднего и низового звена об истинном характере преступления. Р. С. Белкин указал, что особый вид противодействия — отказ органов представительной власти лишить депутатского иммунитета своего коллегу, подозреваемого в совершении преступления или коррумпированных связях с преступниками. Участившиеся подобные случаи говорят о необходимости ограничения депутатского иммунитета, который должен распространяться только на деятельность, непосредственно связанную с выполнением депутатских обязанностей, как это принято во всех цивилизован -

зв

ных странах .

Субъектами противодействия во внеслужебной (в неофициальной обстановке) деятельности следователя могут быть прежде всего те лица, которые не имеют возможности оказывать на него противодействие в процессуальной или служебной деятельности (родственники, друзья подследственного и пр.). Разумеется, субъекты противодействия в процессуальной и служебной деятельности могут использовать преимущества неформальной обстановки.

По роли в противодействии субъектов можно разделить (по аналогии с уголовным правом) на организаторов, исполнителей, пособников и подстрекателей. Организатор планирует, согласовывает действия других субъектов противодействия, он может быть самим подследственным, но может принадлежать к любому кругу противодействующих лиц. Чаще организатором выступает адвокат, реже — «авторитет» преступной группы. Исполнителем могут быть под-

’”’ Криминалистическое обеспечение … С. 131.

50

следственный, адвокат, привлеченное лица и те, кто непосредственно выполняет задание по противодействию расследованию. Пособники снабжают исполнителя противодействия информацией, рекомендациями, а также обеспечивают материальными, техническими и транспортными средствами. Подстрекатели играют важную двойную роль — связующего звена и подстрекателя.

По причастности к расследуемому преступлению субъектов противодействия можно разделить на тех, кто причастен к совершению расследуемого преступления и тех, кто не причастен. Значение данной классификации в том, что причастные к преступлению лица сильнее заинтересованы в прекращении («развале») дела, они прочнее связаны между собой. Поэтому их действия, как правило, более дерзкие и настойчивые.

Таким образом, анализ субъектов противодействия позволяет определить те виды противодействия, которые исходят от этих субъектов.

2.2. Классификация видов противодействия по основным видам деятельности следователя

Вся деятельность следователя условно делится на официальную и неофициальную (внеслужебную). Лица, официально исполняющие должностные обязанности, обладают определенным правовым статусом, порядок их взаимоотношений с другими лицами относительно регламентирован. Официальная деятельность делится на процессуальную и служебную. Первая регулируется уголовно- процессуальным правом, вторая — государственным и административным.

Процессуальная деятельность состоит из следственных и иных процессуальных действий. Следственные действия характеризуются тем, что в их рамках происходит обнаружение, фиксация, проверка, исследование и оценка доказательств ‘.

” Советский уголовный процесс / Под ред. И. С. Алексеева. В. Л. Лукашевича. Л., 1989. С. 227.

51

К иным процессуальным действия относятся:

— вынесение постановлений о возбуждении, уголовного дела, о принятии дела к производству, о привлечении в качестве обвиняемого, о применении меры пресечения, о наложении ареста на имущество, о приостановлении производства по делу, о прекращении уголовного дела и т. п.; — — дача органам дознания поручений и указаний о производстве розыскных и следственных мероприятий; — — требование от органов дознания содействия при производстве отдельных следственных действий (ст. 127 УПК РСФСР); — — ознакомление обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы и заключением эксперта; — — изъятие образцов для сравнительного исследования; — — требование проведения ревизий, инвентаризаций, служебных проверок у юридических лиц, предоставления или необходимых предметов и документов (ст. 70 УПК РСФСР); — — вызов любого лица для допроса или дачи заключения в качестве эксперта; — — дача ответов на заявления, ходатайства, жалобы, запросы как участ ников процесса, так и лиц, не являющихся таковыми, в том числе и представи телей коллективов по месту работы и жительства подследственного, руководи телей подследственного, средств массовой информации, общественных органи заций и др.

Противодействие при проведении следственных действий. При проведении следственных действий следователю могут противодействовать подследственный, его защитник, свидетель, иногда потерпевший, обыскиваемый и др. К следственным действиям относятся: 1) задержание подозреваемого; 2) допрос; 3) очная ставка;
4) предъявление для опознания; 5) обыск;

52

6) выемка; 7) осмотр; 8) освидетельствование; 9) следственный эксперимент; 10) назначение и производство экспертизы.

Относительно недавно обвиняемому и подозреваемому предоставили право на защиту с момента задержания, а также расширили права защитника. Так, ч. 3 ст. 51 УПК РСФСР гласит, что защитник, участвующий в производстве следственного действия, вправе задавать вопросы допрашиваемым лицам, а до внесения изменений в эту статью защитник имел право задавать вопросы допрашиваемым лицам только после следователя и с его разрешения.

Автор не ставит под сомнение правильность этих изменений в законодательстве, но вынужден констатировать, что многое из того, что наработала криминалистическая тактика ранее, стало невозможно применять из-за участия адвоката в следственных действиях, прежде всего в допросе. Применение некоторых тактических приемов на допросе в принципе возможно, но это сопряжено с высокими психофизическими нагрузками.

Адвокату, особенно прежде работавшему в правоохранительных органах, не составляет особого труда определить направленность того или иного вопроса следователя. При этом адвокат, в зависимости от того, насколько он законопослушен и порядочен, может сделать замечание следователю о том, что он возражает против подобного метода допроса; подсказать подзащитному ответ; потребовать прервать допрос для свидания с подзащитным; пресечь попытки следователя применить тактический прием, путем выражения протеста, голословного объявления действий следователя психическим насилием и т. д. В таких случаях следователю приходится «воевать на два фронта».

Противодействие в ходе следственного действия может оказывать и сам обвиняемый. Более того, он может действовать сообща с защитником по заранее разработанному плану, хотя возможно и «импровизационное» подключение одного из них к противодействию другого.

53

Средства противодействия могут быть как законными, так и незаконными. Под законными в данном случае подразумевается реализация законных прав обвиняемого (подозреваемого) и защитника, под незаконными — злоупотребление правами или выход за их пределы. Последнее возможно из-за несовершенства закона. Например, обвиняемому и его защитнику не дано права в ходе следственного действия вести себя вызывающе: кричать, перебивать следователя, грубо выражаться, вскакивать с места, отвечать вопросом на вопрос, говорить одновременно, переходить на личность следователя, необоснованно критиковать его коллег — предшественников, начальников, надзирающих прокуроров и т. п. Однако какой-либо реальной правовой ответственности за это нет.

Подобные выходки могут быть специально запланированы, иногда они входят в систему, что весьма характерно для лиц, неоднократно судимых. Излишне говорить, что перечисленные примеры вызывающего поведения подследственного и его защитника вызывают у следователя дополнительное эмоциональное напряжение, дестабилизируют его психику и негативно отражаются на результатах его деятельности. Особенно если следователь — начинающий молодой человек, а тем более — молодая женщина. Противодействующая сторона часто пытается противодействовать на очных ставках, обыске, реже — при опознании, следственном эксперименте.

Противодействие в иных процессуальных действиях. Распространенным примером является предоставление руководством юридического лица, где работал обвиняемый, приукрашенной характеристики.

Служебная деятельность — это деятельность, в рамках которой следователь осуществляет возложенные на него обязанности. Как указывалось, служебная деятельность регулируется нормами государственного и административного права: различными федеральными законами, трудовым законодатель-

54

ством, положениями о прохождении службы, должностными инструкциями, другими ведомственными нормативными актами, служебной этикой, а также обычаями, сложившимися в той организации, где работает следователь.

Практика показывает, что коррумпированные лица этими социальными нормами умело манипулируют, особенно когда для необходимо принудить следователя к принятию выгодного для них процессуального решения. А поскольку эта деятельность не так детально регламентирована, как процессуальная и не содержит практически никаких гарантий от злоупотреблений, то она представляется весьма удобной и эффективной для противодействия расследованию.

Внеслужебная (неофициальная) деятельность может не только предшествовать или следовать за служебной (процессуальной) деятельности, но и заполнять паузы между отдельными ее (их) составляющими. Субъектами противодействия во внеслужебной деятельности могут быть любые лица, но прежде всего те, кто не может противодействовать в процессе процессуальной или служебной деятельности следователя (родственники, друзья подследственного и др.).

Значение данной классификации в том, что она демонстрирует изменение видов противодействия в зависимости от видов деятельности следователя, статуса сторон, соответствующей обстановки. Помимо прочего данная классификация отражает многообразие ролевых функций следователя как личности: следователь — процессуальное лицо; следователь — государственный служащий, должностное лицо; следователь — гражданин, отец, супруг, коллега, друг и т. д. При наличии множества ролей существует потенциальная возможность возникновения межролевых конфликтов, которые может провоцировать и использовать в своих целях противодействующая сторона, (например, неприятности следователя в семье или по службе).

55

2.3. Объектная классификация видов противодействия

Объекты противодействия — это одновременно элементы системы предварительного следствия и системы противодействия, воздействуя на которые субъекты противодействия стремятся добиться целей освобождения виновного от ответственности или максимально возможного ее смягчения. Можно утверждать, что одна система (противодействие) воздействует на другую (предварительное следствие).

Элементы системы предварительного следствия — это субъект — следователь, процесс расследования (совокупность последовательных целенаправленных действий субъекта), объект (результат действий субъекта) — уголовное дело в идеальном смысле (собранная доказательственная информация) и материальном (досье, вещественные доказательства, изъятые материальные ценности и приложения).

Следователь как объект противодействия. Следователь — главный элемент системы предварительного следствия, «координирующий центр», лицо, от которого зависит само уголовное дело и процесс его расследования.

Деятельность следователя в данном контексте характеризуется: 1) процессуальной регламентированностью средств и сроков следствия, высокой формализованностью социально-ролевой функции следователя; 2) познавательно- поисковой направленностью; 3) ценностной ориентацией, высоко развитым чувством гражданского и служебного долга, способностью последовательно и целеустремленно реализовывать государственные интересы, не поддаваясь ситуативным воздействиям, преодолевая межличностные и внутрилично-стные конфликты на основе положительной социальной мотивации; 4) оперативностью (практические результаты одного действия представляют собой выбор другого); 5) направленностью на преодоление возможного противодействия заинтересованных лиц; 6) наличием властных полномочий, технических

56

средств и поддержкой силовых структур государства; 7) широкой социальной коммуникативностью, повышенной единоличной ответственностью за принимаемые решения.

Угрозу для противодействующей стороны следователь представляет как субъект расследования и как личность. В соответствии с этим, противодействующая сторона ставит следующие задачи: 1) дестабилизировать морально- психологическую сферу следователя, чтобы он совершил какие-либо ошибки или чтобы затруднить расследование в целом (создание помех); 2) создать условия для совершения следователем определенных действий (побуждение); 3) принудить следователя совершить необходимые для противодействующей стороны действия; 4) устранить следователя из расследования — административно либо физически (ликвидация).

Одни задачи могут выполняться только насильственными (запрещенными) средствами, другие — только ненасильственными (незапрещен-ными), третьи же — и насильственными и ненасильственными. Методы воздействия могут быть психическими, физическими, административными и комплексными.

Морально-психологическая дестабилизация следователя — это совокупность методов психического воздействия, направленных на создание нервно- психологических помех с целью затруднения деятельности следователя и совершения им выгодных для противодействующей стороны ошибок (37% респондентов отметило стресс следователя как главное последствие противодействия). Психическое воздействие может быть направлено на три большие психические сферы: мотивационно-потребностную, познавательно- интеллектуальную и эмоционально-волевую.

Воздействие на мотивационно-потребностную сферу. Воздействие оказывается на такие потребности следователя, как потребность в признании.

/

положительной социальной оценке своей личности, симпатии, сочувствии, эти-ко- эстетических переживаниях, интересной и содержательной деятельности, материальном благополучии. Методами воздействия могут быть: 1) указание на несоответствие данного поведения следователя чести и достоинству, критика, презрение, ирония; 2) выражение обиды, недоумения, антипатии; 3) указание на несоответствие поведения следователя этико-эстетическим представлениям, моральное осуждение, отвращение, негодование, различные способы дискредитации: подметные письма, ложные слухи и т. д.; 4) негативное обобщение, с целью возбудить ощущение монотонности работы.

Воздействие на познавательно-интеллектуальную сферу. Воздействие оказывается на ощущение, восприятие, память, мышление, воображение, с целью дезорганизовать интеллектуальные усилия следователя, лишить его возможности планомерно и продуманно строить свои действия, разгадать его планы и замыслы, затруднить его действия.

Следует отметить, что основу противодействия, как и любого взаимодействия, составляют информационные и интенциональные (избирательно направленные) процессы. Каждая из сторон является источником и получателем информации, на основе которой стороны оценивают друг друга, разрабатывают соответствующую стратегию и тактику поведения. При этом используется самая разнообразная информация: смысловая, интонационная, невербальная и т. п. В ходе такого взаимодействия возникают определенные психические феномены межличностного восприятия: 1) идентификация — понимание и интерпретация воспринимаемого человека посредством отождествления с ним; 2) социально-психологическая рефлексия — интерпретация воспринимаемого человека посредством размышления за него; 3) эмпа-т и я — понимание воспринимаемого чачовека посредством эмоционального чувствования, «уловления» его эмоциональных состояний; 4) стереотип и-

а ц и я — оценка воспринимаемого человека посредством распространения на него качеств, присущих определенной социальной группе.

Методами воздействия на познавательно-интеллектуальную сферу следователя могут быть: 1) длительная перегрузка познавательных процессов, которая достигается путем синхронного и сбалансированного воздействия на следователя нескольких лиц, так называемое «сражение на многих фронтах», например на очной ставке обвиняемые и их защитники наперебой задают следователю вопросы, делают какие-то высказывания и т. п.; 2) постановка слишком сложных задач, требующих решения в кратчайшие сроки, например, следователю сообщается информация, вследствие которой необходимо срочно изменить направление расследования; 3) создание высокого уровня неопределенности в решении задач, стоящих перед следователем (добиться этого можно путем утаивания, искажения важной информации, что побуждает следователя строить самые различные, противоположные догадки об истинном положении дел); 4) понижение способности к переключению путем использования фактора неожиданности, отвлечения внимания в то время, когда необходимо делать решительные шаги; 5) создания искаженного представления о ситуации посредством сокрытия необходимой информации.

Воздействие на эмоционально-волевую сферу. Воздействие оказывается на эмоции и волевое усилие путем: 1) создания уверенности в невозможности преодоления трудностей, стоящих на пути следователя, с помощью: а) демонстрации превосходства противодействующей стороны по какому-нибудь параметру (показываются наивность, беспомощность следователя перед лицом могущественных связей и материальных возможностей подследственного, применяются различного рода угрозы — от неприятностей по работе до угроз жизни самому следователю или его близким, например похищение супруги или ребенка); б) упреждения возможных действий (с использованием коррум-

59

пированных связей и передовой техники); 2) демонстрации безуспешности, неэффективности волевых усилий следователя (подмечаются и высмеиваются старания следователя, подчеркивается их низкая эффективность); 3) усиления мотивации следователя, противодействующей волевому усилию: а) жалости к себе; б) стремления избежать чрезмерных волевых усилий; в) активизации потребности в пассивности, расслаблении; г) жалости к близким; д) неудовлетворенности своим служебным или материальным положением. Мотивация может касаться сфер жизни следователя, связанных с основными видами его деятельности: процессуальной, служебной, бытовой, а также организационной. Основная цель усиления подобной мотивации — создать чувство неудовлетворенности. Этого можно достигнуть, например, переносом срока присвоения очередного классного чина, отпуска на зимний период, времени получения благоустроенного жилья и т. п.

Так, при расследовании группового изнасилования, совершенного несовершеннолетними Л. и П. следователь столкнулся с комплексным противодействием. Родителя обвиняемых неоднократно устраивали следователю скандалы, устно и письменно жаловались на него во все инстанции как по линии прокуратуры, так и по линии МВД, распространяли всевозможные слухи. Начальство следователя стало выказывать свое недовольство возникшей ситуацией. На супругу следователя оказывалось прямое и косвенное психическое воздействие. При неудавшейся попытке уговорить потерпевшую забрать заявление, стали распространять о ней порочащие сведения. Указали на «свидетелей», которые могут охарактеризовать ее как девушку легкого поведения. Защитники обвиняемых при проведении следственных действий избрали исключительно конфликтную тактику. Кроме них при производстве следственных действий создавали напряженную обстановку присутствовавшие родители обвиняемых. Перед отправкой обвиняемых в следственный изолятор родители организовали из числа их одноклассников пикетирование отдела милиции. Все это создавало невыносимую атмосферу. В конечном итоге следователь, не выдержав психических перегрузок, изменил одному из обвиняемых меру пресечения на подписку о невыезде. Через несколько дней обвиняемый скрылся. Родители увезли его в Азербайджан. Выделенное в отношении пего дело до настоящего времени находится в числе приостановленных.

Для морально-психологической дестабилизации следователя могут также использоваться средства массовой информации (СМИ). Помимо этого, противодействующая сторона может с помощью СМИ создать необходимое общественное мнение и оказывать давление на органы местной власти или вышестоящие инстанции правоохранительных органов. В тенденциозных публикациях подследственный представляется с положительной стороны, заостряется вни-

60

мание на ошибках следствия, действительных или вымышленных, искажаются события преступления и меры, предпринятые правоохранительными органами, высказываются мнения о незаконности действий, необъективности следствия и некомпетентности работников правоохранительных органов, политической подоплеке дела и т. п. Расчет, как правило, основан на неосведомленности читателя в правовых вопросах. Противодействующая сторона может в комплексе с публикациями организовывать различного рода выступления известных общественных и политических деятелей, пикетирования, голодовки, митинги и т. п.

Создание условий для совершения следователем определенных действий — это совокупность приемов и методов воздействия на субъект расследования, с помощью которых создаются условия, побуждающие следователя к совершению действий, выгодных противодействующей стороне. Характерной чертой данного вида воздействия является добровольность действий следователя, выгодных противодействующей стороне. Для того чтобы побудить следователя к подобным действиям, необходимо либо ввести его в заблуждение, либо сыграть на его слабостях, либо убедить его.

В заблуждение можно ввести, используя методы рефлексивного управления т. е. подбросить следователю такую информацию для принятия решения, чтобы он поступил так, как этого хотела бы противодействующая сторона, а также возможности косвенного воздействия, которое характеризуется тем, что имеется явный и скрытый уровень воздействия, и основывается на эксплуатации слабых сторон личности или психических автоматизмов. Вероятнее всего ожидать косвенное воздействие со стороны коррумпированных лиц из числа руководителей следователя или высокопоставленных чиновников из органов власти и управления. Формой воздействия здесь может быть так называемое управляющее умозаключение: намек, подсказка, совет, иносказание. Слабости мест личности следователя (вспыльчивость, корыстолюбие, завистли-

61

вость, авантюризм и др.) также могут использовать руководящие работники, знающие следователя. Кроме того, следователя могут побудить к совершению действий в интересах обвиняемого (подкуп, убеждение в фатальной несправедливости, жалость, любовь и т. п.).

Принуждение следователя к совершению противозаконных действий — это комплекс методов воздействия на следователя, который заставляет следователя помимо своей воли совершать действия, противоречащие задачам следствия.

Методы воздействия, как правило, носят насильственный характер и могут быть психическими, физическими или административными. Приведем некоторые из них: угрозы от различных лиц (криминальных, коррумпированных) доставить служебные неприятности, разгласить позорящие сведения (шантаж), угрозы жизни и здоровью самого следователя и его близких и т. п.

Устранение следователя из расследования — может быть открытым или завуалированным, связанным с насилием или нет. Виды открытого устранения: безмотивное отстранение от расследования, угрозы, шантаж, вред здоровью, убийство и т. п. Завуалированное устранение: отстранение за проступок, увольнение (сокращение), командировка, перевод (с понижением, повышением или в другое место) и т. д. Разумеется, физическое воздействие на следователя — экстраординарные меры преступного мира, но тем не менее практика показывает, что такие случаи неединичные.

Процесс расследования как объект противодействия. Процесс расследования представляет собой ход последовательных действий органов дознания и следователя по поиску, обнаружению, фиксации, оценке доказательств с целью раскрытия преступления, изобличения виновных лиц и решения других

62

задач, возлагаемых на предварительное расследование законом Л

Если проанализировать процесс расследования, то можно прийти к выводу, что он включает в себя процесс доказывания и организационно-управленческую деятельность. Соответственно этому противодействующая сторона, жатая затруднить и замедлить продвижение расследования, стремится воздействовать на доказательственную деятельность следователя, как на основную часть процесса расследования и организационную. Универсальным средством при этом является организация утечки информации, составляющей следственную тайну.

Противодействие доказыванию. Процесс доказывания — это осуществляемая на основе уголовно-процессуального закона деятельность по установлению, познанию и документальному закреплению с помощью доказательств фактов объективной действительности для обнаружения истины и правильного разрешения уголовного дела. Доказывание —движущая сила уголовного процесса, обеспечивающая переход от одной стадии к другой вплоть до окончательного разрешения уголовного дела.

В уголовно-процессуальной теории выделяются следующие этапы процесса доказывания: поиск, обнаружение и закрепление доказательств, их проверка и оценка. Однако подобное разграничение условно, поскольку этапы трудно отделить друг от друга.

Процесс доказывания предполагает наличие предмета доказывания. Предмет доказывания — это то, что необходимо установить с помощью судебных доказательств, чтобы правильно разрешить дело, выполнить требования задач уголовного судопроизводства. В ст. 68 УПК РСФСР предмет доказывания определен через перечень вопросов, подлежащих выяснению при расследовании и разрешении уголовного дела. Так, подлежит доказыванию событие

Советский уголовный процесс. С. 211.

63

преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); виновность обвиняемого и мотивы преступления; обстоятельства, влияющие на характер и степень ответственности лица, указанные в ст. ст. 61 и 63 УК РФ; характер и размер ущерба, причиненного преступлением; причины и условия, способствующие преступлению. Необходимо различать добытые и потенциальные доказательства. Добытые доказательства уже имеются в уголовном деле, потенциальные — существуют в действительности, но следователь либо ничего о них не знает либо ему не известны места их нахождения.

Соответственно этому конкретные формы противодействия могут быть направлены на воспрепятствование доказыванию того или иного элемента предмета доказывания. Например, обвиняемый или содействующие ему лица препятствуют следователю различными средствами в доказывании события преступления и т. д. Это может происходить осознанно, если обвиняемый осведомлен в юридических вопросах, или неосознанно.

Главная задача противодействующей стороны — не допустить включения доказательственной информации в доказательственную базу уголовного дела. Противодействующая сторона может добиться этого двумя путями: 1) скрыть имеющуюся в ее распоряжении доказательственную информацию и ее носителей; 2) не дать правоохранительным органам завладеть этой информацией самостоятельно или через другие источники. Все зависит от того, распоряжается ли противодействующая сторона той или иной доказательственной информацией и (или) ее носителями. Если распоряжается, то она их скрывает, если нет, то препятствует следствию в завладении ими или стремится опорочить уже добытые доказательства.

Такая двойственность противодействия доказыванию основана на главном законе борьбы — стремлении захватить спорный объект и не дать этого сделать противнику. На практике второй вариант действий применим тогда.

64

когда существуют носители доказательственной информации, о которых противодействующая сторона не знала или по каким-то причинам была не в состоянии повлиять на них (т. е. не распоряжается ими). В таком случае она может ввести следствие в заблуждение («пустить по ложному следу») либо физически помешать получению доказательств (например, подстроить автомобильную аварию следственной группе на пути к месту обыска или осмотра и т. п.). Таким образом, под сокрытием преступления мы понимаем сокрытие доказательной информации и ее источников, которыми могут распоряжаться противодействующие расследованию субъекты.

О сокрытии преступления писали многие отечественные криминалисты. Р. С. Белкин считал, что сокрытие преступления есть деятельность (элемент преступной деятельности), направленная на воспрепятствование расследованию путем утаивания, уничтожения, маскировки, инсценировки или фальсификации (частный случай — создание ложного алиби) следов преступления и преступника, их носителей .

Однако в связи с изложенным, автор вынужден не согласиться с теми, кто расширительно толкует термин «сокрытие преступления», фактически признавая его синонимом противодействия расследованию. Например, Г. Н. Му-дьюгин утверждал, что сокрытие преступления — это комплекс действий преступника в целях уклонения от ответственности за содеянное40.

В криминалистической литературе достаточно подробно рассматривались такие способы сокрытия доказательственной информации и ее носителей, как утаивание, уничтожение, маскировка, фальсификация, инсценировка. Следует отметить, что особо опасными способами являются маскировка, фальсификация, инсценировка. Так, примером фальсификации может быть оформление

’” Криминалистическое обеспечение … С. 133.

Васильев Л. И., Мудыогин Г. П., Якубович Н. Л. Планирование расследования преступлении. М., 1957. С. 67—68.

прошедшей датой юридически значимых документов по делам о хищениях; при этом для исключения критерия противоправности изъятия оформляется фиктивный договор в условиях психического или физического воздействия либо для исключения критерия безвозмездности расхититель, действуя от имени юридического лица, отражает нереальную кредиторскую задолженность и т. д.

Наиболее распространенным и эффективным способом сокрытия преступления является незаконное воздействие на свидетелей и потерпевших. Таких случаев выявлено нами в 14 % изученных дел, 21% опрошенных прокурорско- следственных работников подтвердили это.

Причин тому несколько: а) свидетельские показания, как правило, наиболее информативные источники доказательств; б) свидетели не так защищены силой государства, как следователь (относительно легкая «добыча»); в) мотивация у данной категории лиц слабее, чем у следователя, поскольку нередко они становятся очевидцами или свидетелями помимо своей воли, случайно; г) часто среди них оказываются дети, женщины, старики — лица, не обладающие соответствующим опытом общения, сопряженного с психическим насилием; д) часто среди них бывают люди с низким материальным положением, что делает возможным их подкуп с целью побуждения к отказу или изменению показаний; е) на свидетелей и потерпевших не трудно оказать давление со стороны их начальства и т. д. Поэтому указанная категория носителей доказательственной информации, с точки зрения подверженности вредным для дела влияниям, является слабым звеном в цепи участвующих в процессе судопроизводства и следователь должен всегда помнить об этом.

Воздействие на свидетелей противодействующей стороной оказывается в двух направлениях: свидетели склоняются к изменению или даче ложных показаний; искажается само содержание показаний. В зависимости от того, известны ли свидетели следствию, выбирается соответствующая тактика: если след-

66

ствию они не известны или еще не допрошены, то противодействующая сторона чаще уговаривает их в случае допроса давать по мере информированности следствия отрицательную информацию. Если они уже допрошены, то их показания анализируются и оцениваются с целью их дальнейшего изменения в нужном направлении.

Следует различать лжесвидетелей, которые будучи действительными свидетелями того или иного события, факта, в силу различных причин стали заведомо искажать известные им обстоятельства, а также лжесвидетелей, которые вообще не были действительными свидетелями (назовем их искусственными свидетелями).

Так, по уголовному делу, расследовавшемуся следственной бригадой Генеральной прокуратуры РФ, в состав которой входил автор этих строк, в убийстве гр-на Т. обвинялся Ч., старший оперуполномоченный управления уголовного розыска Энского ГУВД. В ходе следствия были обнаружены неоспоримые доказательства его виновности. Однако со стороны некоторых руководящих работников ГУВД и оперуполномоченных работников стало оказываться комплексное противодействие, в том числе создание искусственных свидетелей. Примерно через пол года после ареста Ч., оперативные работники из отдела, где работал Ч. «установили» группу несовершеннолетних, которые признались в убийстве Т. В их показаниях было множество противоречий и нелепостей. Некоторые из них, запутавшись, признавались, что их заставили оперативные работники взять на себя вину за убийство Т. Оперативная информация подтверждала это. Однако по этим и другим причинам в отношении Ч. уголовное преследование было прекращено.

Кроме того, противодействующая сторона может стремиться свести виновность подозреваемого к неосторожной форме, а его наказание — к минимальному сроку лишения свободы или к условному с помощью заранее разработанной версии защиты. Такая версия, как правило, выдвигается в показаниях подозреваемых, а также подтверждается с помощью свидетелей либо путем подбрасывания соответствующих вещественных доказательств.

В последние годы сотрудничество подследственного со следствием стало большой редкостью. Противодействующая сторона действует, как правило, решительно, поскольку, во-первых, подследственный является самым информативным «источником доказательств», во-вторых, при сотрудничестве подследственный грубо нарушает обычаи уголовной субкультуры, в-третьих, это

67

главное, сотрудничество конкретного обвиняемого со следователем по групповому делу прямо и эффективно изобличает соучастников. Поэтому можно ожидать любых провокаций, например: следствию могут подбросить доказательства других совершенных и несовершенных этим лицом преступлений. Такие действия направлены не только на последующее осуждение подозреваемого, но и на дезориентацию следствия, увеличение объема работы, а также на то, чтобы лишить подследственного уверенности в правильности избранного им пути, ведущего к смягчению наказания. Не исключены и попытки отстранения следователя, нашедшего подход к подследственному, от расследования дела под различными предлогами. Противодействующая сторона может организовать систематические издевательства сокамерников над подследственным, психологическое давление через соучастников по различным каналам связи. Эти меры направлены на то, чтобы подследственный либо прекратил сотрудничество, либо покончил жизнь самоубийством. Между тем не исключены замаскированные под самоубийство факты убийства сокамерниками. Имели место случаи, когда противодействующая сторона доводила подследственного до самоубийства путем неоднократных реальных или сымитированных попыток ликвидировать его близких. Особенно опасен такой поворот событий, когда подследственный является основным или единственным источником доказательств против других соучастников.

Противодействие организационно-управленческой деятельности. Главная задача — обеспечение быстроты и полноты предварительного расследования. Достигается это путем определения оптимального состава и соотношения действий, установления рациональной их последовательности и порядка.

Цель противодействующей стороны — замедлить, затруднить продвижение расследования, создав временной дефицит (25% респондентов отме-

68

тили это в качестве главного последствия противодействия). На практике это часто встречается, и в результате следователи вынуждены выпускать опасных преступников из-под стражи, а то и прекращать дела.

Средств достижения подобной цели много. Прежде всего умышленное затягивание времени расследования, особенно в тех случаях, когда известно, что следователь не успевает его закончить в срок. В ход идут самые разнообразные способы, например часто меняются показания (38% респондентов отметили этот способ противодействия, как наиболее распространенный) не выполняются обещания (14% опрошенных лиц), не является в назначенное время защитник, затягивается ознакомления с материалами дела в порядке ст. 201 УПК РСФСР и т. п. Таким образом, совершаются специальные действия, которые требуют непредвиденных дополнительных временных затрат.

При расследовании уголовного дела по обвинению И., П., Л. в разбойном нападении и убийстве двух человек, следователь столкнулся с такой проблемой. У обвиняемого И. истекал предельный срок содержания под стражей. Он и другие явно затягивали ознакомление с материалами дела в порядке ст. 201 УПК РСФСР. Когда остался последний день срока И. отказался выходить из камеры, сославшись на болезнь. Следователь хотел согласиться на уговоры адвоката ограничится составлением акта, однако после консультаций с руководством решил в принудительном порядке вывести И. из камеры, после чего протокол был составлен.

Противодействующая сторона стремится всегда разгадать планы следствия и сорвать их. Часто происходит злоупотребление правом обжалования в суде ареста или продления срока содержания под стражей. Особенно это становится опасным по многоэпизодному делу с большим количеством обвиняемых. В таких делах создается бригада защитников, один из которых специально только тем и занимается, что пишет жалобы и ходатайства следователю и обжалует продления сроков содержания под стражей. Следователь на каждую жалобу или ходатайство должен ответить, к каждому обжалованию в суд — подготовить материалы. Все это отнимает много времени. Случается, что из-за непредоставления материалов или неявки прокурора в суд обвиняемому изменяется мера пресечения заключение под стражей на более мягкую.

Распространенным случаем воздействия на процесс продвижения рассле-

69

дования являются многократные приостановления производства по делу в связи розыском обвиняемого или из-за его болезни. Особенно действенной является попытка повлиять на ход расследования путем предоставления следствию фальсифицированных документов о психическом заболевании подследственного. При этом родственники и адвокат неоднократно подают ходатайства и жалобы о необходимости госпитализации подследственного. Одновременно этим подследственный как бы подтверждает это различными эксцессами: попытками самоубийства, глубокой депрессии и т. п.

При производстве следственных действий обвиняемый может инсценировать различные психопатические припадки, что может происходить в присутствии адвоката, который затем направляет в различные инстанции жалобы о якобы нежелании следствия отказаться от обвинительного уклона. Следователю представляются многочисленные доказательства психического заболевания подследственного, его неустойчивой психики и т. п. В связи с этим возможны случаи ходатайств защитника о допросах различных родственников и знакомых виновного, которые могут дать показания о якобы имевших место признаках психического заболевания.

Уголовное дело как объект противодействия. Как материализованный результат расследования уголовное дело состоит из конкретных письменных материалов и приложений к ним (вещественных доказательств, изъятых материальных ценностей, удостоверения личности и т. п.). Материалы дела — зафиксированная в документальной форме доказательственная и другая существенная информация, необходимая для правильного разрешения дела. Материалы характеризуются тем, что в них концентрируются все добытые доказательства, чаще всего существующие в единичном экземпляре. Это обуславливает их уязвимость, потому что в случае утери дела, восстановить его без ущерба для добытых доказательств практически невозможно. Все это делает

70

уголовное дело привлекательным объектом для противодействия.

Под доказательствами, хранимыми в деле, понимаются, во-первых, материальные объекты, содержащие доказательственную информацию (в материальном смысле), и, во-вторых, доказательства как информация, зафиксированная в процессуальном порядке (протоколы следственных действий и иные — в смысле ст. 88 УПК РСФСР — документы).

В соответствии с этим методы воздействия на доказательства делятся тоже две группы: 1) направленные на уничтожение материальных объектов; 2) направленные на дискредитацию доказательственной информации. В последнем случае имеется сходство с уже рассмотренным действиями против такого объекта противодействия, как процесс расследования. Различаются только цели: в одном случае это замедление процесса расследования, в другом случае — сведение на нет силы собранных доказательств путем их дискредитации.

Противодействие посредством воздействие на материальные объекты. Осуществить подобное противодействие можно следующими способами: а) похищение дела целиком (из кабинета следователя, по пути из других учреждений, например экспертных) в открытом или тайном виде; б) уничтожение всего дела или его части (например, в результате поджога помещения; обвиняемым во время следственного действия или во время ознакомления в порядке ст. 201 УПК РСФСР; во время нападения и т. п.); в) получение незаконным образом копий документов, просто информации путем организации ее утечки либо проведения специальных разведывательных мероприятий; г) злоупотребление обвиняемым своим правом требовать дополнения протокола и внесения в него поправок (ч. 3 ст. 147 УПК РСФСР) в случаях, когда он обнаружил, что проговорился, или нечаянно дал следствию важную информацию.

СУБЪЕКТЫ противодействия

По кругу лиц

По отношению к делу

Из круга виновного Из круга следователя Внешние Внутренние

Из круга лиц, связанных с участниками процесса

По видам деятельности следователя

По роли в противодействии

Процессуальной Служебной Организатор Исполнитель

Внеслужебной

Пособник Подстрекатель

Другие

По причастности к преступлению

Причастные к преступлению Непричастные к преступлению \/

ОЕэЪЕКТЫ противодействия

Процесс расследования

Результат

расследования

(уголовное дело)

Схема 2 СУБЪЕКТЫ И ОБЪЕКТЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ

72

Противодействие посредством дискредитации доказательств. К этой группе относятся: а) утверждение, что доказательство получено с нарушением закона; б) утверждение, что оно не доказывает спорного факта; в) утверждение, что данное доказательство не относится к делу. Особое значение имеют методы группы а, потому что закон строго регламентирует процесс обнаружения, фиксации и изъятия доказательств. Квалифицированный защитник, внимательно проследив все этапы движения доказательств от момента их обнаружения до момента приобщения к делу, и найдя какие-либо ошибки следствия, постарается в суде, используя свое мастерство, придать этим ошибкам существенное значение и потребует исключить из числа доказательств тот или иной протокол.

Методы группы б направлены на обоснование утверждения, что то или иное доказательство не подтверждает спорный факт. К этим методам относятся, например, участившиеся случаи проведения так называемых параллельных экспертиз, когда, после того как обвиняемый и его защитник ознакомились с заключением экспертизы, находятся специалисты, которые по корыстным мотивам опровергают выводы, полученные экспертом. Мнение этих специалистов оформляется в письменном виде, причем, как правило, эффектно обставляется, а затем в суде защитник ходатайствует о приобщении этого документа к материалам дела. Кроме того, широко практикуется проведение параллельных аудиторских проверок, которые по юридическому статусу не отличаются от тех, что проводятся по требованию следователя.

2.4. Периодическая классификация противодействия

Противодействие как и любая деятельность развивается во времени с определенной закономерностью, связанной с психологией преступника. Следовательно, по времени возникновения можно выделить противодействие, совершенное в период: 1) до совершения преступления или непосредственно после:

73

2) латентности преступления; 3) от возбуждения уголовного дела до раскрытия преступления; 4) от раскрытия преступления до окончания следствия; 5) от окончания следствия до завершения судебного разбирательства.

Противодействие, осуществляемое в период до совершения преступления или непосредственно после. Чаще всего это сокрытие преступления, которое можно рассматривать как составную часть способа совершения данного преступления, поскольку все элементы охватываются единым умыслом, хотя допускается, что сокрытие может не входить в способ совершения преступления (например, сначала убил, а потом стал думать как скрыть труп). Сокрытие в этот период происходит в условиях дефицита времени и психической экстремальности. Этим отчасти объясняется, что преступник оставляет следы, которые необходимо искать и изымать.

Противодействие в латентный период преступления. Характеризуется тем, что преступник не ограничен временем, миновала и экстремальность ситуации. Он может детальнее проанализировать случившееся и попытаться исправить свои ошибки: уничтожить, замаскировать оставшиеся следы, провести поиск информации о том, были ли очевидцы преступления, что изменилось на месте преступления, что стало с жертвой, если она осталась жива, известно ли о преступлении правоохранительным органам, какие слухи ходят о преступлении.

На основании полученных данных преступник корректирует свое поведение, составляет несколько планов действий, в зависимости от того, будет ли он в будущем заподозрен или нет, будет ли разоблачен. Соответственно он формирует, несколько версий защиты, подготавливает несколько вариантов ложного алиби, принимает решение о переходе на нелегальное положение.

Противодействие в период от возбуждения уголовного дела до раскрытия преступления. Характеризуется стойким (относительно длительным)

74

и резким повышением эмоционального напряжения у преступника, знающего о начавшемся расследовании. Надежда на то, что преступление не раскроют, соседствует с тревожным ожиданием возможного разоблачения. Подобная тревожность стимулирует повышенную активность, что может иногда выражаться в необдуманных, поспешных действиях, которые могут стать уликами поведения.

В этот период преступник стремится любыми путями получить информацию о результатах следствия, изыскивает возможности направить его по ложному. Способов тому много: анонимные письма, подбрасывание определенных предметов и документов, инсценировки. В этих целях преступник часто как бы приближается к следствию: оказывает ему добровольную помощь, проявляет излишнюю заинтересованность в его результатах. При этом он старается, чтобы все выглядело естественно.

Противодействие в период от раскрытия преступления до окончания следствия. Характеризуется тем, что виновное лицо следствию известно и сам виновный об этом знает. В этот период он, становясь обвиняемым по делу, может принять решение бороться до конца, тогда в действие вступает план, предусмотренный на случай разоблачения. Основная борьба с противодействием со стороны преступника происходит именно на этом этапе. Обвиняемый до конца следствия не знает, какие собраны по делу доказательства. Поэтому он строит планы и действует в соответствии со своей информированностью.

Противодействие в период от окончания следствия до завершения судебного разбирательства. Характеризуется тем, что после ознакомления с делом у обвиняемого появляются некоторые преимущества: возникает полная ясность со степенью доказанности его виновности, со слабыми и сильными сторонами обвинения; с момента ознакомления с делом и до начала судебного разбирательства у обвиняемого и его защитника достаточно времени для обдумы-

вания своей позиции, а также для принятия решения по нейтрализации опасных источников доказательств; согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству обвиняемому и его защитнику становятся известными адреса, место работы, телефоны важных свидетелей, данные об их семейном положении (имея такую информацию, нетрудно организовать широкомасштабное давление на свидетелей. В итоге нередки случаи принципиального изменения свидетелями своих показаний в суде, причем таким образом (здесь сказывается «помощь» защитника), что его нельзя привлечь к уголовной ответственности за лжесвидетельство).

Предлагаемая классификация позволяет проследить динамику развития видов противодействия от момента совершения преступления до окончания его расследования. Кроме того, данная классификация отражает динамику изменения интенсивности противодействия, отношения преступника к раскрытию и расследованию преступления, а также влияния следственной ситуации на процессы противодействия.

2.5. Классификация видов противодействия по качественным характеристикам

Качество как основание данной классификации используется в значении свойства, отличающего один предмет или явление от другого, но не в значении признака, определяющего достоинство чего-либо. Отличительных свойств противодействия может быть множество, поэтому было выбрано несколько оснований, на наш взгляд, наиболее существенных с точки зрения практического применения. Это — правовая допустимость, активность, очевидность, осознанность и интенсивность. В критериях интенсивности и активности имеются признаки «количеетвенности», но их недостаточно, чтобы вводить отдельную количественную классификацию, ибо «…количество отражает общее и однородное в качествах вещей и явлений, благодаря чему они оказываются сравнимыми…

76

Чем сложнее явление, тем труднее его подвергнуть изучению количественными методами…» .

С точки зрения правовой допустимости виды противодействия можно разделить на допустимые и недопустимые.

Допустимое противодействие. В уголовно-процессуальном праве допустимое противодействие есть реализация, во-первых, одного из его главных принципов — права на защиту, во-вторых, состязательности.

Обвиняемый (подозреваемый) согласно ст. ст. 46, 52 УПК РСФСР имеет право на защиту, которое выражается в праве давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства, обжаловать действия следователя, прокурора и суда, заявлять им отводы. Наряду с этим, обвиняемый обладает общегражданскими правами, предусмотренными Конституцией и другими нормативными актами государства. Так, на основании ст. 51 Конституции РФ обвиняемый, как и любой гражданин, вправе не свидетельствовать против себя и своих близких родственников.

Исходя из этого обвиняемый имеет право противодействовать следствию посредством злоупотребления своими конституционными и процессуальными правами. При этом он может:

  • сколь угодно часто изменять свои показания на следствии, пытаясь нейтрализовать планы и замыслы следователя;
  • обжаловать любые действия следователя прокурору или его начальству, заявлять надуманные отводы и бесконечные ходатайства;

— обжаловать в суде, в порядке ст. 220 УПК РСФСР арест или любое продление срока содержания под стражей и другие решения по делу; — — приносить многочисленные жалобы в различные высшие государственные органы, общественные правозащитные, в том числе международные, — Философский энциклопедический словарь С. 2(>4.

/ /

депутатам и т. д.;

  • выступать в средствах массовой информации, провоцируя нездоровый ажиотаж вокруг дела и личности следователя, инициируя обращения, заявления видных общественных деятелей, организаций и т. п.

Недопустимое противодействие. Подразделяется на запрещенное уголовным законом (противоправное) и недопустимое нормами уголовно-процессуального права (вступающее в противоречие с ними).

С точки зрения уголовного права недопустимым признается такое противодействие, за которое предусмотрена уголовная ответственность (гл. 31 «Преступления против правосудия» УК РФ).

Так, в ч. 2 ст. 294 «Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного следствия» установлена ответственность за вмешательство, в какой бы то ни было форме, в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела, а в ч. 3 — за данное преступление при квалифицирующих признаках, в частности за преступления, совершенные лицом с использованием своего служебного положения.

Ст. 295 УК РФ предусматривает ответственность за посягательство на жизнь судьи, следователя, а равно их близких в связи с рассмотрением дел в суде, производством предварительного расследования, совершенное в целях воспрепятствования законной деятельности указанных лиц, из мести за такую деятельность.

Кроме того, противодействие расследованию может быть сопряжено и с различными другими преступлениями, например: незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст. 300 УК РФ), провокация взятки (ст. 304 УК РФ), вынесение заведомо неправосудного решения или иного акта (ст. 305 УК РФ), заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ), заведомо ложные показание.

78

заключение эксперта или неправильный перевод (ст. 307 УК РФ), отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний (ст. 308 УК РФ), подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу (ст. 309 УК РФ), разглашение данных предварительного расследования (ст. 310 УК РФ), разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи или участников уголовного процесса (ст. 311 УК РФ), побег из мест лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи (ст. 313 УК РФ), укрывательство преступлений (ст. 316 УК РФ), посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ) и т. д.

С точки зрения уголовно-процессуальных норм недопустимым будет считаться любое противодействие, выходящее за рамки предусмотренных законом прав подозреваемого, обвиняемого и защитника (ст. ст. 46, 51, 52 УПК РСФСР и др.).

Классификация по данному основанию поможет следователю подавить противодействие уголовно-правовыми и уголовно-процессуальными средствами.

По степени активности противодействие может быть пассивным и активным.

Пассивное противодействие. Характеризуется отказом от активных действий. Приоритет отдается блокировке усилий следователя раскрыть преступление и изобличить виновного. Пассивное противодействие можно сравнить с обороной. Причиной такого противодействия может стать желание обвиняемого (подозреваемого) занять выжидательную позицию, выиграть время, иногда — «бегство» от действительности с целью облегчения неприятных переживаний42. Чаще всего пассивное противодействие выражается в отказе от дачи показаний; в умолчании о фактах; в неявке по вызову следственных и судеб-

” С.ырсж Л. В. Проблемы научных основ тактики следственных действий: Авторсф. дне … канд. юрид-наук. М.. 1969. С. 11.

ных органов”; в немотивированном отрицании фактов; в несообщении запрашиваемых сведений и невыдаче требуемых объектов (предметов, документов); в невыполнении требуемых действий и отказе от участия в следственных действиях; в совершении неожиданных действий при производстве следственных действий и т. д.

Активное противодействие. Характеризуется наступательной тактикой и выражается в умышленной дезинформации следователя; в сокрытии или уничтожении носителей доказательственной информации; в принуждении к даче ложных показаний или неповиновению следователю; в прямом (физическом и психическом) сопротивлении следователю и т. д.

По степени очевидности противодействие можно разделить на очевидное, плохо скрытое и завуалированное.

Очевидное противодействие. Характеризуется тем, что ему можно открыто противостоять, можно смело использовать все свои правомочия для его преодоления.

Плохо скрытое противодействие. В этих случаях уже необходимо помимо преодоления использовать разоблачение как обоснование применения решительных средств.

Завуалированное противодействие. Характеризуется тем, что его, как правило, невозможно сразу обнаружить, открыто разоблачить. У противодействующего субъекта обычно уже наготове убедительные оправдывающие контраргументы. Завуалированное противодействие может иметь характер косвенного воздействия, т. е. реализовываться опосредованно через цепь других воздействий, при котором главная цель — воспрепятствование расследованию — будет просматриваться с трудом. Например, руководители следователя, не требуя открыто прекращения дела, могут его вынудить сделать это само-

” Велкин Р. С Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы … С. 1(52. “ Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей. С. 161.

80

стоятельно через серию действии: выразить резкую критику; дисциплинарно наказать, лишить премии за несущественную ошибку, связанную с делом, которая в обычной ситуации была бы отмечена устным замечанием; отказать в продлении сроков следствия или содержания под стражей; отказать в даче санкции на арест или обыск и т.п.

Данная классификация имеет строго практическое значение, поскольку позволяет выбрать средство преодоления противодействия в зависимости о того, насколько явно оно осуществляется. Чем более завуалировано противодействие, тем оно позднее и труднее выявляется со всеми вытекающими негативными последствиями.

По степени осознаваемости следователем противодействия могут подразделяться на осознаваемое и неосознаваемое. Эта классификация логически близко примыкает к предыдущей.

Осознаваемое противодействие. Следователь отдает себе отчет в том, что ему противодействуют известные или неизвестные лица.

Неосознаваемое противодействие. Следователь в силу различных причин (чаще в силу неопытности и непрофессионализма) не понимает, что его деятельности противодействуют и не предпринимает необходимых мер защиты. По такому правилу вообще построена техника манипуляции, или косвенного воздействия, когда человек, не понимая истинных целей «манипулятора», незаметно подводится к выгодному для последнего решению. Об этом будет говориться ниже.

По степени интенсивности противодействие можно разделить на незначительное, существенное и крайне интенсивное.

Незначительное противодействие (допустимая субъективная оценка). Следователь нейтрализует его по ходу дела, не отвлекаясь от основной деятельности.

81

Существенное противодействии. В случае, когда появляется элемент организованности, следователь проводит специальные тактические операции по его преодолению, при этом расследование хотя и тормозится, но все же продолжается.

Крайне интенсивное противодействие. Характеризуется тем, что под угрозу поставлена безопасность следователя, его близких, свидетелей, целостность уголовного дела. В этом случае расследование фактически приостанавливается, все силы идут на организацию защиты. Напряженность физических и психических сил следователя достигает максимума. Для нейтрализации таких ситуаций широко используются возможности силовых ведомств.

Значение данной классификации в том, что она нацеливает следователя субъективно правильно оценивать сложившуюся ситуацию противодействия и адекватно реагировать на противодействие в зависимости от его интенсивности.

На основе приведенной научной классификации видов противодействия, можно представить всю систему противодействия: субъекты противодействия оказывают воздействие на объекты противодействия с целью освобождения виновного лица от уголовной ответственности или максимальной ее минимизации, причем воздействие может характеризоваться качественными, количественными, временными, пространственными и другими критериями.

Таким образом, исследование феномена противодействия позволяет вычленить различные типовые формы его проявления и классифицировать их по таким основаниям, как субъект, объект, период, а также различные степени качества. Все эти классификации создают единую систему, научный анализ которой позволит получить всестороннее представление о феномене противодействия расследованию и на основе этого разработать типовые тактические рекомендации по преодолению противодействия.

82

Глава 3

ТАКТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РАССЛЕДОВАНИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

3.1. Тактика и борьба на следствии

Терминологические вопросы. Термин «тактика» в данной работе выбран для обозначения деятельности следователя по преодолению противодействия. Выбор обусловлен несколькими факторами. Исторически так сложилось, что многие виды человеческой деятельности, характеризующейся сложным конструированием собственной линии поведения в ситуациях противоборства, конкуренции называются тактикой.

В отечественной криминалистике термин «тактика» в целом понимался однозначно и правильно. Приведем для примера высказывания ученых-криминалистов разных лет: «К тактике относят проблемы построения и практического осуществления тех видов деятельности (военной, спортивной предпринимательской и др.), которые протекают в условиях несовпадения, конкуренции или противоборства интересов участвующих в ней лиц» ‘’; «В большинстве отраслей человеческой деятельности термин “тактика” не фигурирует. Этот термин, насколько я мог установить, применяется лишь в трех сферах человеческой деятельности: в военном деле, классовой борьбе и спорте. Общего между этими тремя сферами только то, что во всех трех имеет место борьба между людьми. Закономерно ли применять понятие «тактика» в криминалистике? Конечно, в следствии есть элементы борьбы, но вряд ли было бы правильно сводить все следствие к такой борьбе»40; «Известно, что борьба с преступностью во многих случаях связана с преодолением различных уловок, ухищрений,

*’ Криминалистика: Учебник / Под. ред. Н. П. Яблокова. В. Я. Колдииа. М., I990. С. 225.

Голунский С. А. Выступление на совете ВНИИ криминалистики // Советская криминалистика на службе следствия. М., 195G. Выи. 7. С. 1(52.

83

прямого противодействия со стороны преступников и других заинтересованных в исходе дела лиц. Особенно это обстоятельство проявляется в стадии предварительного расследования уголовных дел. В процессе становления криминалистики как науки было обращено внимание на необходимость специальных рекомендаций по преодолению подобного рода трудностей в расследовании. Совокупность таких рекомендаций вначале называли уголовной тактикой (в работах И. Н. Якимова), позднее следственной тактикой, а в последние годы шире стало употребляться понятие “криминалистическая тактика”»4’.

Более конкретно выразился А. Р. Ратинов, сказав, что несовпадение, противоречие и столкновение человеческих интересов в ходе расследования и обуславливает необходимость следственной тактики. Не случайно с понятием тактики мы встречаемся именно в тех видах деятельности, которые характеризуются двусторонне планируемой борьбой (спорт, военное дело, оперативно-розыскная деятельность и пр.) .

Из приведенных высказываний можно сделать вывод, что появление в криминалистике термина «тактика» было вызвано именно противоборством и противодействием раскрытию и расследованию преступлений со стороны лиц, заинтересованных в исходе дела.

Термин «тактика» появился в античные времена и означал искусство построения войск. Постепенно его значение трансформировалось в теорию и практику подготовки и ведения боя. Помимо военной науки термин «тактика» достаточно широко распространился в других областях знания и в обиходной лексике. В результате этого в нормативно-справочной литературе закрепилось несколько его значений: 1) составная часть военного искусства, теория и практика подготовки и ведения боя; 2) совокупность приемов и способов общественной и политической борьбы; 3) образ действия, линия поведения кого-либо

*’ Криминалистика: Учебник / Под. ред. И. Ф. Герасимова. Л. Я. Драпкина. М., 1994. С. 221. 48 Ратинов Л. Р. Теория рефлексивных игр … С. 185.

84

в достижении намеченной цели .

Не трудно заметить, что в первом случае термин «тактика» применяется в прямом значении, а во втором и третьем — в переносном. Применительно к предварительному следствию термин «тактика» употребляется в третьем значении.

В приведенных значениях термина «тактика» можно выделить общие элементы: это подготовка и осуществление целенаправленной деятельности в условиях противоборства, совокупность приемов и способов борьбы.

Тактика предполагает умение правильно анализировать и оценивать проблемную ситуацию, определять круг задач, подбирать оптимальные средства их решения, создавать резервы средств, правильно выбирать программу действий, прогнозировать изменение ситуации, своевременно добросовестно ее реализо- вывать, быстро реагировать на изменение ситуации, анализировать и оценивать достигнутые результаты, делать выводы на будущее.

Праксеологический аспект проблемы противоборства. Праксеология — это наука об общих законах эффективной деятельности. В частности, в ее рамках исследуются наиболее общие способы борьбы в различных видах деятельности. Ее основатель Тадеуш Котарбиньский выделил в ней особый раздел «Техника борьбы», где борьба рассматривается в качестве негативной кооперации (в отличие от позитивной кооперации — сотрудничества). Борьба с прак- сеологической точки зрения «является формой деятельности, где люди нарочно затрудняют друг другу достижение целей, усиливая давление принудительных ситуаций, критических положений, ситуаций с единственным выходом, и поэтому вынуждают участников отрицательной кооперации находить все более тонкие способы ведения дела»00. Использование термина «техника» связано с

41> Словарь русского языка. Т. 4. С. 335.

’” Котарбиньский Т. Трактат о хорошей работе / Пер. с польг.к. М., 1972. С. 220.

85

первоначальным его значением (в переводе с греч. — искусство, мастерство).

Многие положения праксеологии описаны отечественными криминалистами, например, Р. С. Белкиным, А. Р. Ратиновым и др. А. Р. Ратинов, в частности, сказал, что для преодоления противодействия следователю необходимо в совершенстве владеть техникой борьбы, имея в виду как методы, которыми допустимо пользоваться в процессе расследования ему самому, так и нелояльные приемы, которым нужно противостоять01.

Техника борьбы по уровню абстракции стоит над теми прикладными дисциплинами, которые изучают закономерности той или иной деятельности, протекающей в условиях конкуренции, противодействия, несовпадения целей. В связи с этим представляется, что техника борьбы (праксеология) может и должна стать одной из методологических основ прикладных наук, вырабатывающих рекомендации для тех видов деятельности, которые протекают в условиях конкуренции, противодействия, борьбы (в том числе криминалистической тактики).

Из рекомендаций прикладных дисциплин пракссологическими методами можно выводить общие закономерности достижения победы, правила, структуру и систему борьбы. В свою очередь, из праксеологии можно заимствовать в качестве принципов и методов криминалистической тактики наработанные общие правила борьбы, а с помощью праксеологического подхода — принципы и методы борьбы из других прикладных наук.

На наш взгляд, криминалистическая тактика занимает подчиненное место по вертикали по отношению к праксеологии, т. е. стоит ниже по степени абстракции, и по горизонтали (как составная часть комплексной науки) по отношению к криминалистике. По такому же принципу строятся отношения и в других прикладных дисциплинах, например военная тактика по вертикали со-

РатиновА. Р. Судебная психология для следователей. С. 163—171.

86

относится с праксеологиеи, а по горизонтали — с военным делом (искусством).

Основу криминалистической тактики составляет тактический прием, на наш взгляд это: способ действия или линия поведения следователя оптимально обеспечивающие решение задач расследования преступлений в конфликтной ситуации. Здесь необходимо провести разграничения между тактическими приемами, направленными на получение доказательств и приемами, направленными на преодоление противодействия. Эти группы тактических приемов могут иметь реальную и идеальную совокупность, а именно: реальную если применяется два тактических приема, один из которых направлен на нейтрализацию противодействия, другой — на получение доказательства; идеальную — если одним тактическим приемом достигаются эти цели. Отдельно тактические приемы по преодолению противодействия могут применяться в служебной и внеслужебной деятельности следователя.

Такой подход к криминалистической тактике соответствует самой сути не только понятия «тактика», но и деятельности следователя в конфликтной ситуации при расследовании преступлений.

3.2. Построение тактики следователя по преодолению противодействия

Элементы тактической системы. Тактика как необходимый способ действий в условиях противоречий и противодействия предполагает систематизацию поведения с учетом накопленного опыта, осмысления ситуации, определения задач и средств для их выполнения. Задачи, стоящие перед субъектом, и способы их выполнения взаимосвязаны и взаимодействуют, т. е. являются компонентами определенной системы задач и приемов по их выполнению. Иначе говоря, тактика — это система действий, направленных на достижение победы (выигрыша, перевеса сил и т. п.).

Возникновение противоборства (сложного взаимодействия двух еубъек-

7

тов с взаимоисключающими целями) в ходе следствия предполагает выработку и применение его субъектами определенной линии поведения. Тактическими элементами противоборства являются определенным образом упорядоченные действия, приемы, методы, принципы, применяемые каждой из сторон.

В противоборстве система действий одной стороны влияет на систему действий другой, и наоборот. Это значит, что системы в определенный период подразделяются на инициирующую и реагирующую. Предварительному следствию как судопроизводству в целом имманентно присущ реагирующий ситуационный характер деятельности. Деятельности же виновного лица имманентно присуща инициативность как при совершении преступления, так и при противодействии расследованию. Этому положению не противоречат случаи инициативности следователя, когда он в определенный момент хочет упредить в чем-то виновное лицо (исключения не отменяют правило).

Из приведенных положений вытекает несколько следствий. Во-первых, в построении системы поведения реагирующего субъекта за основу берется система поведения инициирующего субъекта. Во-вторых, для перехвата инициативы реагирующий субъект должен затратить дополнительные усилия, следовательно он должен стремиться к определенному перевесу собственных сил. Последний вывод подтверждается положением праксеологии (техники борьбы) о том, что кто создал свершившийся факт, тот должен только удерживать его, обороняясь, противник же вынужден наступать, что обходится дороже оборо-

52

ны .

Применительно к предварительному следствию это означает, что тактика преодоления противодействия должна строиться на основе знания закономерностей его возникновения и развития, а также постоянно стремиться к перевесу собственных сил.

,г Котарбиньекни Т. Трактат о хорошей работе. С. 219.

88

На наш взгляд, необходимо ввести в научный и юридический оборот термин «тактическое действие следователя», под которым следует понимать элементарное действие следователя, направленное на осуществление тактического замысла. Тактические действия могут быть самостоятельными или составляющими сложных тактических действий, таких как прием, комбинация, операция. Тактическое действие играет роль родового понятия по отношению к названным разновидностям этих действий.

Построение следователем тактики преодоления противодействия.

Представляет собой установление направления и наилучшей последовательности действий с целью адекватного реагирования на процесс противодействия расследованию с учетом особенностей этого процесса.

Стадия готовности к противодействию. Распадается на два этапа: достижение готовности (подготовка) и ее поддержание.

Достижение готовности включает в себя комплекс мероприятий, направленных на достижение следователем должного профессионального уровня и психологической подготовки для преодоления противодействия. В частности, это меры по изучению видов противодействия, их внешних признаков и типичных ситуаций возникновения, изучению и овладению принципами преодоления противодействия, а также приемами и методами, применяемыми в зависимости от вида противодействия, типичной ситуации или рефлексивного прогноза, корректировке организации деятельности на основе полученных знаний, овладению психотехникой самообладания, концентрации и мобилизации.

Поддержание готовности подразумевает, во-первых, поддержание достигнутых психофизического и профессионального уровней; во-вторых, поддержание необходимой мобилизации (напряженности) психофизических сил, что позволяет своевременно обнаружить опасность противодействия и быстро включиться в его преодоление; в-третьих, соблюдение принципов безопасно-

89

сти.

Главное назначение готовности — не быть застигнутым врасплох, быть готовым к любому повороту событий, осмысленно и продуктивно действовать в любой ситуации. Пользуясь языком праксеологии, можно сказать, что главная задача готовности — обеспечить возможность эффективно нейтрализовывать первые же наступательные действия противника. Представляется, что в состоянии готовности следователь должен находиться с момента возбуждения уголовного дела.

Стадия возникновения противодействия. Начинается тогда, когда субъектами противодействия принято решение препятствовать расследованию. Этому решению могут предшествовать консультации будущих субъектов противодействия по вопросам необходимости и характера противодействия.

Противодействие, как и любая сложная деятельность, начинается с постановки конкретных задач, собирания необходимых сведений, составления планов, согласования действий субъектов, подбора необходимых сил и средств, определенного варианта действий, тактики и т. п.

Противоборствующая сторона заинтересована в том, чтобы следователь обнаружил ее действия как можно позже. С этой целью ею используются различные приемы и методы обеспечения секретности (дезинформация, маскировка, отвлечение внимания, а также быстрота действий). Однако известно, что с момента начала любых действий по объективным закономерностям вовне начинают появляться следы — признаки этих действий. Следовательно, имеется объективная возможность выявить эти действия.

Стадия обнаружения противодействия. Начинается с момента обнаружения следователем признаков противодействия. С психофизической точки зрения это означает регистрацию его органами чувств ожидаемого, в силу готовности, сигнала и осознание необходимости определенных ответных дейст-

90

вий. Успех зависит от таких факторов как степень изначальной готовности, а затем — бдительности следователя, адекватной оценки поступивших сигналов о начале противодействия, а также правильного определения его характера и вероятных направлений развития.

Стадия поиска решения по преодолению противодействия. Для этой стадии характерна определенная последовательность действий:

— сбор и изучение сведений об обстановке противодействия, о противодействующих субъектах, т. е. изучаются биографии и характеристики с целью определения сильных и слабых сторон; — — определение задач, их приоритета и очередности решения; — — построение прогностических версий относительно возможных результатов решения, которые «в порядке обратной связи побуждают следователя модифицировать план своих действий с таким расчетом, чтобы нейтрализовать или даже использовать ожидаемое сопротивление»0 ; — — принятие тактических решений о начале (моменте) действий, применении конкретных методов или приемов для достижения поставленной задачи, соответствующих, во-первых, виду противодействия, во-вторых, характеру ситуации, в-третьих, особенностям противодействующей личности (с учетом ее сильных и слабых сторон), в-четвертых, рефлексивному прогнозу. — Следователь должен прогнозировать не только определенные ожидаемые результаты, но и свои дальнейшие действия. В. Г. Афанасьев по этому поводу писал, что модель-решение программирует определенный режим функционирования системы в данной и следующей за ней ситуации, а также возможности контроля и переключения этого режима адекватно предполагаемым изменениям ситуации0 .

С точки зрения рефлексивного управления тактические решения могут

”?’Ларин Л. М. От следственной версии к истине. М., 197(5. С. 170.

°* Афанасьев В. Г. Социальная информация и управление обществом. М., 1975. С. 171 — 172.

91

преследовать двоякую цель: «1) формирование у противника истинного представления об обстановке и условиях, в которых ему предстоит действовать, или о целях, совпадающих с целями следователя, и 2) создание условий для формирования у противника ошибочных представлений об отдельных обстоятельствах дела, о целях следователя и его действиях, о состоянии расследования. В обоих случаях тактическое воздействие заключается в передаче противнику нужной информации и в создании определенных условий для ее оценки противником»00.

Стадия перехода к реализации тактического решения. Занимает отрезок времени между моментом принятия тактического решения о преодолении определенного вида противодействия и моментом начала действий следователя. Главная задача на этой стадии — как можно быстрее и решительней отреагировать на возникшее противодействие. Образно говоря, это стадия включения. Успешным будет считаться тот случай, когда от стадии принятия решения до стадии начала его реализации пройдет минимальный промежуток времени.

На практике стадия принятия решения и стадия перехода к его реализации могут слиться в единый процесс, который можно назвать автоматизмом. Правильное решение и положительный результат свидетельствуют о высоком уровне подготовки следователя.

Стадия реализации тактического решения. Будет правильным сказать, что данная стадия занимает центральное место в тактике преодоления противодействия и по объему превосходит все остальные. Динамика ее развития, как и любого конфликта, имеет в соответствии с законами диалектики три этапа: начальный, основной и завершающий. По аналогии с драмой их условно можно назвать завязкой, кульминацией и развязкой, а по аналогии с шахмата-

” Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы … С. 135; Ратинов Л. Р. Теория рефлексивных игр … С. 194—196; Он же. Судебная психология для следователей. С. 159— 160.

92

ми — дебютом, миттельшпилем и эндшпилем.

Начальный этап характеризуется применением программ первоначальных действий, относительной осторожностью, вниманием к действиям и реакциям противной стороны. У сторон происходит адаптация к конфликтной ситуации и нарастает интенсивность взаимных действий. На данном этапе, поскольку процессы происходят относительно медленно, удается оценивать, по принципу обратной связи, результаты применения каждого тактического решения и вносить соответствующие поправки в дальнейшие действия.

Основной этап имеет задачу достичь эффекта, ради которого принимались все тактические решения. Он характеризуется усилением напряженности и интенсивности взаимных действий, особенно после введения сторонами своих резервов. На этом этапе стороны также подготавливают, принимают и реализуют решения, но на более конкретном уровне и в свернутом виде. В связи с чем большую роль играют скорость мыслительных реакций, правильные автоматизмы и навыки рефлексивного управления, где в роли последнего выступает сознательная передача «противнику» такой информации, которая является основанием для принятия нужного для другой стороны решения’”’.

Заключительный этап показывает, в чью пользу завершается противоборство. Наступающая сторона стремится закрепить успех, отступающая — минимизировать «потери». Заключительный этап характеризуется снижением интенсивности взаимных действий, спадом напряженности, усталостью.

Стадия подведения итогов. На этой стадии в целом оценивается собственная деятельность по следующим критериям:

— выполнены ли все поставленные задачи; — — каков общий результат; — — достигнута ли конечная цель; — Баранов П. В. Рефлексивное управление и рефлексивная структура решений в играх двух лиц со строгим соперничеством // Проблемы принятия решения / Под ред. II. К. Анохина. М., 1976. С. 27.

93

— какие средства оказались пригодными; — — какие средства оказались непригодными и по какой причине; — — какие ошибки были допущены; — — какие выводы на будущее можно извлечь. — Таким образом, тактика следователя по преодолению противодействия должна придерживаться определенной последовательности, строится с учетом системы поведения противодействующего субъекта, накопленного опыта, ситуации, задач и средств для их выполнения.

3.3. Общие положения сложных тактических действий по преодолению противодействия расследованию

Как уже говорилось, противодействие расследованию представляет собой систему действий. Естественно предположить, что преодолеть его элементарными действиями невозможно. Значит, одной системе действий нужно противопоставить другую систему — контрдействий. Иначе говоря, противодействие следствию и его преодоление есть борьба деятельных систем.

Уже отмечалось, что следователь, чаще всего, вынужден быть «реагирующим субъектом», т. е. изначально инициатива принадлежит не ему, а преступнику (не путать с безынициативностью). Кроме того, на предварительном следствии постоянно существует дефицит времени и информации о преступном событии (в сравнении с самим преступником). Таким образом, преступник в начале следствия объективно обладает преимуществом («форой») по указанным параметрам. Поэтому для перехвата инициативы и получения необходимой информации следователь должен обладать достаточным перевесом сил. В связи с этим эффективность и организованность деятельности преодоления должна быть выше этих же показателей в противодействии. Целям достижения этой эффективности как раз и могут служить тактические рекомендации по проведению определенных операций и комбинаций.

94

Проблема терминов тактической операции и комбинации. В отечественной криминалистике написано много работ на эту тему, но единого мнения относительно того, какой термин применять и что понимать под ним, нет.

Отечественные криминалисты разделись на три группы. Первую представляют А. В. Дулов07, Л. Я. Драпкин58, В. И. Шиканов59, В. А. Образцов, В. Б. Ястребов00, А. С. Подшибякин01 и др., они отдали предпочтение термину Фактическая операция» и представили его как систему следственных и иных действий. Вторая группа ученых — Р. С. Белкин02, Н. А. Селиванов03, В. П. Гмырко , Р. А. Каледин °, — понимает термин «тактическая комбинация» как сочетание тактических приемов или следственных действий и иных мероприятий. Третья группа — Б. Г. Кульчинский66, А. Е. Михальчук6’, А. Д. Трубачев68, Н. И. Хлюпин69 и др. — считает, что наряду с тактической

Дулов Л. В. О разработке тактических операций при расследовании преступлений // 50 лет советской прокуратуры и проблемы совершенствования предварительного следствия / Под ред. А. Л. Любавина. Л., 1972. С. 78.

Драпкин Л. Я. Особенности информационного поиска в процессе расследования и тактика следствия // Проблемы повышения эффективности предварительного следствия / Под ред. А. А. Любавина. Л., 1976. С. 82.

Шиканов В. И. Разработка теории тактических операций — важнейшее условие совершенствования методики расследования преступлений // Методика расследования преступлений (общие положения): Учебное пособие / Под ред. И. Ф. Пантелеева. М., 1976. С. 166.

™ Образцов В. А., Ястребов В. Ь\ Актуальные направления развития криминалистической методики и тактики расследования // Актуальные направления развития криминалистической методики и тактики расследования: Материалы расшир. учен, совета ВИИПРМПП. М., 1978. С. 28.

1,1 Подшибякин А. С. Тактические операции и охрана законных прав и интересов граждан при расследовании преступлений // Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе / Под ред. В. Я. Чеканова и др. Саратов, 1981. С. 120.

'’2 Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы … С. 137.

ы Селиванов Н. А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982. С. 25.

Гмырко В. П. К вопросу о тактических комбинациях в расследовании // Вопросы охраны правопорядка и борьбы с правонарушениями: Межвуз. тематич. сорник. Караганда, 1983. С. 30.

65 Каледин Р. А. О содержании понятия «тактическая комбинация» // Тактические операции и ж|крек-тивность расследования / Под ред. И. Ф. Герасимова, Л. Я. Драпкина. Свердловск, 1986. С. 13.

Кульчинский В. Г. Вероятностно-статистическая оценка эффективности тактических операций и проблема совершенствования методики расследования преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1980. Вып. 32. С. 52.

67 Михальчук А. Е. Тактические комбинации при производстве следственных действий / Под ред. В. В. Степанова. Саратов, 1991. С. 11.

08 Трубачев А. Д. Использование специальных познаний при производстве тактических операций в процессе выявления и расследования хищений // Применение специальных познаний в борьбе с преетупжхггью / Под ред. И. Н. Сорокотягина и др. Свердловск, 1983. С. 57.

м Хлюпин Н. И. Тактические операции в структуре методики расследования отдельных видов и групп преступлений // Особенности расследования отдельных видов преступлений / Отв. ред. И. Ф. Герасимов. Л. Я. Драпкин. Свердловск, 1980. С. 37.

операцией существует и тактическая комбинация.

Автор настоящего исследования придерживается последней точки зрения, однако не согласен с тем, как соотносятся тактические операция и комбинация. В частности, А. Е. Михальчук утверждает, что тактическая операция — это система следственных и иных действий, а комбинация — система тактических приемов в рамках следственного действия’0. Представляется, что сначала в криминалистике возникла потребность дать название комплексу целенаправленных тактических действий. Однако понятийный аппарат криминалистики подходящих терминов не имел, поэтому они были заимствованы из других прикладных наук, поскольку удачно отражали суть определенных элементов деятельности (иначе бы они исторически не закрепились и вряд ли «импортировались» в другие отрасли знаний).

Следующим фактором, повлиявшим на заимствование термина, можно признать определенное сходство по содержанию тех элементов деятельности, которым в одних науках было дано название, и тех, которые решали примерно ту же проблему, но не имели названия. Отсюда следует, что истоки различия в терминах «операция» и «комбинация» необходимо искать в различии существенных признаков тех видов деятельности, из которых они заимствованы.

Термин «операция», по общему мнению, заимствован из военной науки и теории оперативно-розыскной деятельности. Не случайно в Словаре русского языка (1982 г.) во втором значении «операция» (от лат. operatio — действие) обозначает «совокупность боевых действий, объединенных одной целью, одним заданием. Десантная операция»’ . Далее в данном значении приводится смысловой оттенок: «Согласованные действия сотрудников милиции, разведывательной службы и т. п., направленные на осуществление определенной цели,

’” Михальчук Л. Е. Тактические комбинации … С. 36. ‘’ Словарь русского языка. Т. 2. С. 621.

96

задачи. Операция по обезвреживанию преступника» .

Термин «комбинация» (от лат. combinatio — сочетание, соединение) в нормативно- справочной литературе имеет несколько значений. На наш взгляд, он заимствован, во-первых, из спорта — «ряд объединенных общим замыслом приемов игры, направленный на достижение преимущества, перевеса, победы (шахматная комбинация)»’ , и, во-вторых, из обиходной лексики — «сложный замысел, целый ряд ухищрений, уловок, для достижения каких-либо целей (ловкая комбинация)» .

Теперь сравним, к примеру, военную операцию и шахматную комбинацию и постараемся выделить общее и различное в сути этих действий, общими у них будут совокупность и целенаправленность действий (система действий). Различными — порядок (способ) действий: в операции решающие действия совершаются одновременно, в комбинация — последовательно, кроме того, в операции участников обязательно несколько (два и более), а в комбинации может быть один. С точки зрения праксеологии в ходе операции, как правило, реализуются методы концентрации сил и синхронизации действий, а в ходе комбинации — отвлечения внимания, маневра, заманивания, последовательности и др. Разумеется, могут иметь место и переходные формы, и особо сложные действия, в которых одним замыслом объединяются операции и комбинации в различных сочетаниях.

Цели тактической операции — опережение, эффективность (за короткий срок сделать много), деморализация тех, на кого она направлена. Расчет строится на внезапность и массированность применения сил. В следственной практике операция имеет место при одновременном проведении комплекса действий (любых необходимых и допустимых), например задержаний, обысков, допро-

Там же. 3 Словарь русской) языка, Т, 2. С 8]. “ Там же.

97

сов, оперативно-розыскных и других мероприятий в любом их сочетании, в одном или нескольких местах (задержание «с поличным» — в одном месте, а проведение параллельных допросов, обысков — в разных местах).

Цели тактической комбинации: а) подготовить условия (с помощью последовательных подготовительных действий) для решающего действия (метафоры: «многоходовая комбинация, заканчивающаяся матом», «заманить в ловушку» и т. п.) и б) накопить с помощью последовательного воздействия на определенный объект «критическую массу» для «взрывного» изменения ситуации в желательную сторону или совершения лицом необходимых действий (метафоры: «переход количества в качество», «капля камень точит», «несколькими ударами в одну точку пробить брешь в стене» и т. п.).

В соответствии с изложенным расчет строится, во-первых, на непонимании субъектом, на которого нужно воздействовать, направления подготовительных действий, а также на неожиданности решающего действия; во-вторых, на том, что противодействующая сторона не выдержит воздействия последовательных взаимно усиливающихся действий.

В следственной практике комбинация имеет место при проведении в определенном порядке, последовательно комплекса (серии) действий (любых необходимых и допустимых) в рамках приема (приемов), методов, следственных, оперативно- розыскных и иных действий. Например:

— совершение последовательных действий в рамках почти всех тактических приемов допроса в конфликтных ситуациях со строгим соперничеством (кроме «форсированного» и «замедленного» темпов, «создания напряженности»); — — проведение последовательных тактических приемов и методов, использующих психическое воздействие по нарастающей или подготавливающих проведение решающего тактического приема, метода (косвенное воздействие. — 98

рефлексивное управление);

  • проведение последовательно следственных и иных действий с целью нарастания воздействия (сначала проводится опрос конкретного лица, затем его опознание потерпевшим, после чего задержание в порядке ст. 122 УПК РСФСР, а в заключение допрос подозреваемого);

— подготовка основного следственного действия (например, предвари тельно допрашиваются свидетели, проводятся осмотры, экспертизы, а потом их результаты неожиданно предъявляются для изобличения в ходе допроса обви няемого ).

Таким образом, если противодействие расследованию представляет собой сложный вид деятельности, то основными способами его преодоления должны быть сложные тактические действия — операция и (или) комбинация.

99

Глава 4

СИСТЕМА ТАКТИЧЕСКИХ РЕКОМЕНДАЦИЙ ПО ПРЕОДОЛЕНИЮ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РАССЛЕДОВАНИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Система тактических рекомендаций, на наш взгляд, есть содержание понятия тактики преодоления противодействия.

4.1. Тактические принципы

Соотношение понятий, связанных с тактическими рекомендациями.

В литературе встречается несколько терминов, связанных с тактическими рекомендациями: принципы, методы, приемы.

Принцип — руководящее положение, основное правило, установка для какой-либо деятельности. Метод — прием, система приемов деятельности; способ или образ действия. Прием — способ, образ действия при осуществлении чего-либо”.

Приведенные термины имеют одинаковую природу — регулятивную. Различаются они степенью конкретности регулируемых действий. Принципы регулируют действия наиболее общего характера, характеризующие деятельность в целом; приемы — в конкретном случае. На практике трудно провести границу между принципами и приемами, так как степень общности регулируемых требований может плавно изменятся от самых общих до сиюминутных. Между двух полюсов конкретности решаемых для субъекта вопросов могут находиться переходные формы, не подпадающие под приведенную классификацию.

Принципы, помимо регулирующей роли, играют роль критериев оценки деятельности, а также правил саморегуляции деятельности индивида. Подобно этому приемы имеют функцию саморегуляции субъекта. Разница между ними

” Словарь русского яныка. Т. 2. С. 201; Т. 3. С. 407, 428.

100

в этом аспекте заключается в различиях задач на определенном этапе деятельности. Они делятся по степени важности и общности: общие задачи, промежуточные, конкретные. Наглядно представить себе систему задач деятельности можно с помощью воображаемого перевернутого конуса, где круг в сечении — это определенный уровень общности задач. Отсюда следует, что каждому уровню общности задач соответствует определенное правило их выполнения.

Принципы, как уже указывалось выше, — общие правила действий, основные руководящие положения, отличаются они от приемов более общим характером рекомендаций, универсальностью, постоянностью и приоритетностью применения. Приемы носят ситуационно-реактивный характер. Необходимо отличать закономерности и принципы. Закономерности — это устойчивые объективные связи между действием и результатам.

«Принцип — есть такой же закон для действия, но не в его формальном окончательном значении; он передает лишь дух и смысл закона; там, где многообразие действительного мира не укладывается в законченную форму закона, принцип представляет суждению большую свободу при его применении. Так как самому суждению представляется мотивировать те случаи, где принцип неприменим, то последний является подлинной точкой опоры и путеводной звездой для действующего лица»’1’.

Следует различать принцип как основополагающее начало какой-либо деятельности, например уголовного процесса, криминалистики (от лат. «principium» — основа), и принцип как основное правило, установка деятельности, например тактические принципы.

Классификация тактических принципов преодоления противодействия. По общему правилу, в противоборстве к спорному благу (см. п. 1.1.) стремятся две стороны, следовательно, для его достижения стороны как мини-

тс Клаузевиц К. О войне / Пер. с нем. М., 1994. С. 149.

101

мум должны предпринять два действия: одно для затруднения действий соперника, направленных на завладение благом, другое для собственного завладения благом.

По направленности принципы подразделяются на принципы, применяемые к себе, и принципы, применяемые к противнику, т. е. образуются соответствующие пары. Например:

— по отношению к организованности: для следственной деятельности будет принцип максимальной организованности, для противодействующей стороны — принцип дезорганизации; — — по отношению к информации: секретность — разведка; — — по отношению к свободе действий: максимальная свобода собственных действий — препятствование противодействию; — — по отношению к слабым местам: определение своих слабых мест и их укрепление — определение слабых мест противника и воздействие на них в своих целях; — — по отношению к сильным местам: наращивание собственных сил — определение сильных сторон противника, их нейтрализация, подготовка к адекватной защите. — Данная классификация отражает двойственность правил достижения победы в условиях противоборства.

По степени важности принципы подразделяются на главные и факультативные. Данная классификация отражает иерархию принципов, которая имеет значение при их конкуренции и соблюдении очередности при применении.

Главные принципы обладают признаками обязательности и постоянности исполнения, первоочередности. К главным принципам мы относим принципы допустимости и безопасности, некоторые принципы эффективности. Факуль-

102

тативные принципы применяются по соображениям целесообразности в зависимости от конкретной ситуации.

По направленности на собственную деятельность принципы подразделяются на принципы допустимости, безопасности, эффективности.

Принципы допустимости служат критерием доброкачественности средств достижения цели. Это вытекает из положения, что цель не оправдывает средства, не все средства годятся для ее достижения. Реализация принципов допустимости в криминалистической тактике заключается в соблюдении законности и нравственность. Это принципы внеситуационного, постоянного действия.

Принципы безопасности — это минимум обязательных правил, соблюдение которых гарантирует защиту от совершения типичных ошибок, предупреждает наступление негативных обстоятельств, не позволяет быть застигнутым врасплох, что в конечном счете обеспечивает безопасность самого субъекта и его деятельности. А. В. Дулов справедливо считает, что ожидаемое противодействие должно побуждать следователя к предварительной выработке в себе осторожности, предельной внимательности к действиям, поведению определенного участника. Никакие действия последнего не должны застать врасплох следователя, хорошо подготовившегося к любой возможной конфликтной ситуации”.

Следует отметить, что некоторые тактические принципы безопасности и эффективности заимствованы из военной тактики и в криминалистической литературе не встречались, но нам представляется, что их рецепция вполне допустима и в силу универсальности сути этих принципов, и в силу несомненной их эффективности, проверенной многовековой практикой.

Представляется, что к принципам безопасности можно отнести принци-

” Дулов Л. I?. Основы психологического анализа на предварительном елед<твии. М., 1973. С. 137.

103

пы секретности, постоянности наблюдения за противодействующей стороной, сохранности, постоянной готовности к экстремальным ситуациям, учета собственных уязвимых мест, осторожности. Таким образом, принципы безопасности носят охранительный и предупредительный характер.

Принцип секретности. Секретность — легальный способ утаивания информации. Предполагает неразглашение информации, которая может быть использована во вред ее обладателю. Однако практически невозможно предусмотреть, какая информация может быть использована во вред, поэтому следует предпринимать меры предосторожности, исключая утечку всякой информации, кроме той, которая явно не представляет и не может представлять ценности, или той, которую невозможно скрыть.

Принцип секретности распространяется, во-первых, на следственную тайну — важнейшее средство предупреждения противодействия8, которая включает в себя информацию о собранных доказательствах, о направлении расследования, планах следствия; во-вторых, на служебную информацию (ведомственную информацию), в-третьих, на личную информацию (личные планы).

Для реализации данного принципа необходимо:

1) широко использовать право следователя предупреждать об уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ за разглашение данных предварительного расследования и по ст. 311 УК РФ за разглашение сведений о мерах безопасно сти в отношении участников уголовного процесса;

2) дозировать информацию, применяя различные способы ее подачи. Например, можно скрывать часть содержания протоколов следственных дейст вий: установочные данные в протоколах заменяется фразой «имеются в деле», предъявляются для ознакомления заверенные копии части протоколов, из ко-

Ларин Л. М. Работа следователя i: доказательствами. М., I960. С. 46.

104

торых нельзя получить весь объем информации;

3) избегать тщеславного желания прослыть осведомленным. Рассказывать о своей деятельности другим можно только в том случае, если это необходимо им для дела, следует помнить, что тайна хранится максимум пятью людьми; 4) 5) использовать принцип разумной достаточности («ничего лишнего») при информировании начальства и коллег, стремление к созданию и сохранению резерва секретной информации; 6) 7) избегать информативных бесед открытым текстом в общественных местах, использовать в крайнем случае для обозначения секретных сведений кодовые наименования; 8) 9) стремиться быть осмотрительным при использовании средств связи, дающих возможности для перехвата информации. Следует ориентироваться в технических возможностях систем подслушивания и знать элементарные меры противодействий им; 10) 11) при известии, что противодействующая сторона подслушивает, отказываться от ведения информативных разговоров или использовать их для дезинформации (можно самые тайные аспекты разговора писать на бумаге, которую затем нужно уничтожить). 12) Принцип постоянного наблюдения за противодействующей стороной. Нацеливает на то, чтобы постоянно удерживать противодействующую сторону в поле зрения, наблюдать за ее действиями с целью их прогнозирования или раннего обнаружения признаков начавшегося противодействия. Для чего необходима осведомленность следователя о действиях и намерениях обвиняемого как при совершении преступления, так и во время его расследования’’. Для широкого и
планомерного использования результатов оперативно-

’ Ларин Л. М. Работа следователя с доказательствам и. С. 46.

105

розыскной деятельности, любых других источников информации.

Данный принцип и принцип секретности принадлежат не только к принципам безопасности, но и эффективности, так как выполняют роль обеспечения деятельности по достижению цели в условиях противодействия. Приведем некоторые рекомендации по реализации данного принципа.

Наблюдение за подследственным. При первом же знакомстве с подозреваемым нужно обратить внимание на его отношение к событию преступления, в совершении которого он подозревается, к потерпевшему, к факту его задержания, и из этого уже делать выводы о возможном противодействии. Следует отметить, готов ли морально подозреваемый к привлечению к уголовной ответственности. Очень важны первые реплики, поскольку часто они являются заранее подготовленными на случай раскрытия преступления (так называемые «домашние заготовки»). Обычно подозреваемый торопится изложить схематичного вида алиби или версию защиты, затем требует адвоката (часто определенного). То, как он излагает алиби, версию защиты, например «без запинки», монотонно, иногда чеканным голосом, свидетельствует о том, что подозреваемый заранее подготовлен к встрече с работниками правоохранительных органов. Если задержание для подозреваемого было неожиданным, он может, в состоянии волнения, потребовать предоставления возможности позвонить тому или иному высокопоставленному чиновнику, депутату, начальнику милиции и т. п. Причем, он часто с целью произвести впечатление называет некоторых из них по именам. По этому можно предварительно судить о наличии у него определенных коррумпированных связей. Разумеется речь идет о тех подозреваемых, на кого имеются серьезные улики.

Опытный следователь или оперуполномоченный сразу определяют, что его ожидает при общении с тем или иным подозреваемым, будет ли тот противодействовать следствию или нет. В этом большим подспорьем окажется инфор-

106

мация, которую они уже получили о подозреваемом. Речь идет о его поведении при совершении преступления и при задержании, а также о его прошлой жизни: был ли он судим, если да, то за какие преступления, привлекался ли к уголовной или административной ответственности, признавал ли раньше свою вину, каков его род занятий, образование, воспитание, какими связями криминальными, коррумпированными обладает, какова в целом его психологическая характеристика.

Наблюдение за адвокатом (оценка следователем поведения адвоката). Признаки противодействия будут проявляться по мере вступления в дело защитника.

При первой встрече со следователем адвокат, как правило, стремится выяснить:

— что известно следствию по делу («что есть в деле»); — — какие показания ранее давал его подзащитный, какова была его позиция; — — что собой представляет следователь, каковы его слабые и сильные стороны; — — каков настрой следователя по данному делу; — — каковы ближайшие планы следователя; — — есть ли надежда склонить следователя с помощью уговоров, подкупа, давления и т. д. к прекращению дела, или переквалификации предъявленного обвинения. — Если следователь собран при этом разговоре, контролирует свои психические реакции, внимательно следит за адвокатом (какова его речь, мимика и жесты), то он сравнительно легко определит, к чему клонит адвокат, чего он добивается, на что рассчитывает.

Принцип сохранности. Предполагает соблюдение определенных правил

107

сохранения материалов дела, других документов, вещественных доказательств, изъятых и других материальных ценностей, а также личной безопасности следователя.

Принцип сохранности, в отличии от принципа секретности имеет отношение к материальным благам. Следует привести несколько правил принципа сохранности:

— не оставлять без присмотра указанные выше документы и предметы; — — хранить их в специальных хранилищах; — — соблюдать меры предосторожности при транспортировке материалов дела, вещественных доказательств и т. п. (учитывать возможность нападения на следователя или лицо, производящее транспортировку); — — соблюдать особый порядок сдачи на хранение вещественных ДОКаЗа- — 1.80

тельств и изъятых материальных ценностей ;

— быть вооруженным и уметь владеть оружием и т. д.

Принцип постоянной готовности к экстремальным ситуациям. Нацеливает на постоянную готовность действовать в самых неожиданных ситуациях; состоит из требований подготовки и готовности.

Подготовка — это достижение определенной психофизической формы, получение необходимых знаний и навыков на случай возникновения противодействия. Подобный уровень достигается учебно-практической подготовкой следователя, его самосовершенствованием и психологической подготовкой, «самонастройкой» на успешные действия в любой ситуации, овладением программами первоначальных действий в типичных ситуациях. На этом этапе вырабатывается умение определять по первым признакам тот или иной вид противодействия (раннее обнаружение).

” Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами. Утв. Генеральным прокурором СССР и др. от 18. 10. 89. .N6 34/15.

108

Готовность — это деятельность по поддержанию достигнутой психофизической формы, уровня знаний и умений, а также бдительность. В свою очередь, бдительность предполагает наличие определенного уровня мобилизации психофизических сил, для того чтобы постоянно находиться в состоянии внимания, направленного на выявление признаков (сигналов) противодействия (синоним — настороженность). Причем это внимание направлено не только на потенциальную сторону противодействия. Например, следователям рекомендуется выработать привычку настороженно («зачем и почему?») воспринимать любые попытки сблизиться с ними (случайное знакомство, чьи-то рекомендации и т. п.), когда они расследуют «скандальное» дело. Также рекомендуется быть внимательными ко всем, кто предлагает «бескорыстные» услуги (деньги взаймы, какую-либо помощь и т. п.).

Принцип осторожности. Устанавливает приоритет принятия обоснованных решений над рискованными, а также предполагает бдительность. Тем самым следователь удерживается от необоснованных, легкомысленных поступков и неоправданного риска, от которого больше вреда, чем пользы. Рискованные решения по делу рекомендуется принимать, заручившись согласием начальства.

Кроме того, данный принцип требует тщательно контролировать все свои связи и контакты (помнить народную мудрость «опаснее всего тот враг, о коем не подозреваешь»). Нужно стараться не ввязываться в сомнительные предприятия, не связанные с основной деятельностью.

Принцип учета собственных уязвимых мест. Предполагает рефлексивное определение и беспристрастную оценку своих слабых мест (с целью их ликвидации либо укрепления). Для этого необходимо проанализировать свою жизнь в двух аспектах:

а) ретроспективном, т. е. выделить те сомнительные моменты прошлого,

109

которые могут использоваться для шантажа или дискредитации;

б) текущем, т. е. выделить факторы из личной и служебной жизни, которые могут использоваться для давления: предстоящее повышение в должности или чине, моральные устои, черты характера, увлечения, вредные привычки и т. п.

Принципы эффективности — это принципы, соблюдение которых позволяет гарантировать повышение эффективности деятельности в условиях противоборства. В основе разработки тактических принципов эффективности лежат классические принципы военного искусства, а именно: цель, простота, единство командования, наступление, маневр, массирование, экономия сил, внезапность, боевое обеспечение. Эти принципы учитываются практически в любой оперативной деятельности, если переложить их смысл на конкретные ситуации, использовать гибко, в соответствии с требованием времени и обстановки. Главное состоит в том, что перечисленные принципы «способствовали установлению общности взглядов. Они помогают более ясно излагать мысли, облегчают обсуждение вопросов и предупреждают появление многих недоразумений»81. Не претендуя на исчерпанность классификации, приведем лишь наиболее важные, на наш взгляд, принципы эффективности, адоптированные к криминалистической тактике.

Принцип целеустремленности. Предполагает планомерность действий и операций с четко определенными целями и задачами. Применяя этот принцип, необходимо в любой момент действия выделять объект (цель) действия. Достижение промежуточной цели не должно быть самоцелью. Преследуя ближайшую цель, нужно помнить о главной.

Принцип наступательности. Предполагает такой выбор способа действия, который позволит захватить инициативу и удерживать ее как можно

Плэтт. В. Стратегическая разведка. Основные принципы. М., НШ7. С. (55.

ПО

дольше, потому что это дает различные преимущества: помогает опережать противостоящую сторону, навязывать ей невыгодный режим действий. Удержать инициативу легче, чем ее захватить.

Оборонительный характер действий допустим как временный способ в целях создания благоприятных условий для перехода в наступление или экономии сил в тех случаях, когда не планируется достижение решающего результата. Наступательность осуществляется с помощью быстроты, решительности, внезапности и правильного определения направления действий.

Под решительностью понимается смелость в принятии решений и энергичность действий. Быстрота расследования и внезапность производства следственных действий названа А. М. Лариным одними из важнейших условий предотвращения противодействия . Внезапность не раз становилась предметом исследования криминалистов. Чаще под внезапностью понимается такая организация следственной работы, при которой противодействующая сторона не успевает предусмотреть содержание и характер действий следователя. Внезапность как принцип следственной деятельности характеризует и отражает ее наступательность и действенность при преодолении противодействия, оказываемого расследованию заинтересованными лицами . Р. С. Белкин считает, что неожиданными для противодействующей стороны могут быть действия следователя с точки зрения времени, места, способа,, содержания84. Успех возможен только в том случае, если противная сторона не располагает достаточным временем для принятия эффективных мер противодействия.

Сохранение тайны и маскировки — обязательные предпосылки для достижения внезапности. Частным случаем внезапности, на наш взгляд, является непредсказуемость, представляющая собой защитную линию поведения, кото-

Ларин Л. М. Работа следователя г. доказателъствами. С. 4(>.

Нахин В. П., Кузьмичева В. С, Лукьянчикова Е. Д. Тактика использования внезапности …С. 11.

Криминалистическое обеспечение … С. 101.

111

рую невозможно успешно прогнозировать. «Когда ты непредсказуем, ты неуязвим», — гласит народная мудрость. Для этого надо как минимум рефлексивно представлять ожидания противника.

Принцип экономии. Нацеливает на достижение целей и задач с минимальными потерями, на оптимальное распределение сил и средств при выполнении как главных, так и второстепенных задач. Этот принцип важен потому, что в деятельности следователя присутствует практически постоянный дефицит сил, средств, времени.

Принцип маневренности. Под маневренностью понимается подвижность, гибкое приспособление к условиям быстроменяющейся обстановки, перегруппировка сил и своевременное изменение направления действий. Для реализации этого принципа необходимо быстро и правильно принимать решения, уверенно действовать. Маневренность отличается от наступательности, при некотором их сходстве, тем, что последняя направлена на перехват и удержание инициативы, а маневренность — на опережающее занятие выгодной позиции.

Принцип обязательности планирования. Четкое и простое планирование способствует правильному пониманию и разумному претворению в жизнь принятого решения. Простота плана предполагает образность, схематичность, что позволяет быстро запоминать, уяснять смысл и структуру предстоящих действий и благотворно сказывается на процесс управления ими. Поэтому при наличии других одинаковых факторов предпочтение отдается самому простому плану.

Основанием для планирования служит информация о ситуации, расстановке сил (соотношение сильных и слабых сторон с обеих сторон), а также прогноз (предвосхищение событий), который, в свою очередь, основывается на всестороннем анализе фактов, прошлом опыте, интуиции, что в комплексе вы-

112

зывает уверенность в вероятности наступления того или иного события.

Принцип объединения усилий. Объединение усилий — важнейший фактор создания перевеса сил. Это достаточно широкий по смыслу принцип, предполагающий объединение сил правоохранительных органов и согласование их действий по времени, месту, направлению для решения важных задач следствия. Иначе говоря, реализация данного принципа предполагает концентрацию, синхронизацию сил и средств, согласование и объединение их в одном направлении.

Так, концентрация сил — это объединение усилий в одно время в одном месте (реализуется в тактической операции «взятие с поличным»). Синхронизация — это объединение усилий в одно время, в различных местах (реализуется в тактической операции параллельных действий: допросов, обысков, задержаний и др.). Объединение в одном направлении подразумевает наличие согласованных последовательных действий, имеющих общую цель (реализуется в тактической комбинации «подсадная утка»). Согласование (координация) — это распределение ролей участников, их взаимодействие.

Принцип резерва. Использование резерва в военном искусстве практикуется со времен Ганнибала. Однако и в повседневной жизни принцип резерва применяется с давних пор. Так, в литературном памятнике XVII века «Карманном оракуле» Бальтазара Гарсиана в 170 афоризме читаем: «Оставлять резерв. Залог победы. Не все выкладывай, не всю силу пускай в ход. Даже знания оставляй про запас — тем удвоишь цену: всегда что-то надо приберечь на всякий случай. Резерв в бою важней, чем удальство; он и отвагу придает и уверенность» \

Назначение резерва — страхование в трудный или решающий момент. Трудный момент связан с «обороной», решающий — с «наступлением» или

”’ Гарсиан Бальтазар Карманный оракул, или наука благоразумия. СПб.. 1998. С. 1(59.

113

«контрнаступлением». Суть резерва — сохранение про запас лучших сил и средств. Эффект использования резерва заключается во внезапном, рассчитанном на растерянность, появлении «подкрепления» (доказательств, аргументов, приемов и т. д.), в результате чего резко изменяется перевес сил в собственную пользу. Задача — переломить ситуацию.

Правила использования резерва: соблюдение секретности, маскировки; неожиданность ввода; правильность выбора момента ввода; экономия резерва; поэтапность ввода. Резерв — одна из главных «мишеней» в каждой из противодействующих сторон.

На создание резервов выделяются лучшие силы. Обеспечивая его секретность, сторона, как правило, морально не готова к его рассекречиванию другой стороной (феномен надежды). Принцип резерва принадлежит как к принципам безопасности, так и к принципам эффективности. Это принцип двойного действия, поскольку предполагает создание собственных резервов и использование в своих целях резерва противника.

Принцип использование слабых мест противоборствующей стороны. С праксеологической точки зрения существует определенная иерархия целей (мишеней) противника: координирующий центр, резервы, средства обеспечения и т. д.

Применительно к предварительному следствию «координирующим центром», например, может считаться главарь банды, адвокат, преступный «авторитет», коррумпированный чиновник и т п. «Резервом» могут быть так называемые «запасные ходы», т. е. запасенная программа действий, контраргументы. «Средства обеспечения» — это источники финансирования, информации, охрана и т. п.

Данный принцип нацеливает на выявление слабых мест в противодействующей стороне и последующее на них воздействие. Слабые места могут нахо-

114

дится как в отдельной личности, так и в коллективе или в средствах. В отдельной личности слабыми местами могут быть:

  • различные качества психики: вспыльчивость, ревнивость, завистли вость, тщеславие, корыстолюбие и др.;

— факты биографии (компрометирующие материалы);

  • привязанности: вредные привычки, любовь к комфорту, особая чисто плотность и др.

В коллективе слабыми местами могут быть, во-первых, отдельные личности в системе противодействия (метафора — «слабое звено») и, во-вторых, плохая организация (недостатки структуры системы).

В средствах слабыми местами могут быть:

  • неподтвержденные отдельные контраргументы (слабый элемент в сис теме );

— противоречие контраргумента другим фактам (слабая структура в системе); — — использование негодных средств, плохое планирование (недостатки стратегии и тактики). — Принцип постоянной рефлексии. Предполагает постоянное использование в процессе противоборства средств, основанных на рефлексии. Не случайно Р. С. Белкин подчеркивал, что методы борьбы с противодействием выступают как средства рефлексивного управления со стороны следователя8’1.

Остановимся на этом более подробно. Понятие «рефлексия» включает в себя такие процессы, как проникновение в явление чужого сознания, познание его и представление, «моделирование» этих явлений в своем внутреннем мире8’.

Сущность рефлексивного подхода в любом противоборстве состоит в том, что противники имитируют рассуждения друг друга и строят рефлексивные мо-

К1’ Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы … С. 103. s’ Баранов П. В. Рефлексивное управление … С. 127.

115

дели, включающие как собственное представление, так и представление про-

WU

тивника о ситуации, целях и стратегиях .

В сложном процессе рефлексии даны, как минимум шесть позиций, характеризующих взаимное отображение: сам субъект, каков он есть в действительности; субъект, каким он видит себя самого; субъект, каким он видится другому; и те же самые позиции, но со стороны другого субъекта. Таким образом, рефлексия — это процесс удвоенного, зеркального взаимоотражения субъектами друг друга, содержанием которого выступает воспроизведение, воссоздание особенностей друг друга .

Степень взаимного отражения в рассуждениях партнеров, или «ранг рефлексии», зависит от их интеллектуального уровня и определяется количеством вложенных в данного «игрока» моделей . На практике ранг рефлексии редко превышает вторую — третью ступень.

Данный принцип требует, во-первых, рефлексивно оценивать себя и свои действия; во-вторых, рефлексивно воспроизводить ход мыслей противодействующего лица (проницательность). Рефлексивная самооценка помогает выявлению своих слабых и сильных сторон, какими они видятся противодействующему субъекту, что необходимо использовать для их корректировки. Рефлексивная проницательность позволяет прогнозировать действия контрагента и на этом основании вносить поправки в свою деятельность с целью защиты от него, управления им или его опережения. В соответствии с этим данный принцип реализуется в приемах рефлексивного управления, рефлексивного прогноза и рефлексивной защиты.

Приведенная классификация принципов не является и не может являться исчерпывающей, поскольку само противоборство весьма сложное и много-

** Смолян I’. Л. Принципы исследования конфликтов // Вопросы философии. 19G8. ,М> 8. С. 39. *” Психология: Словарь / Под общ. ред. Л. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. 2-е изд., испр. и дон. М., 1990. С. 340.

Ратинои Л. Р. Теория рефлексивных игр … С. 190.

116

гранное явление, а точки зрения на те или иные правила могут быть различными.

4.2. Тактические приемы общего назначения

Тактическими приемами преодоления противодействия общего назначения можно признать такие способы действий следователя, использующие закономерности психологии, праксеологии и рефлексии, которые применяются для нейтрализации противодействия в различных ситуациях вне зависимости от его видов.

Психологические способы преодоления противодействия. Данные способы основаны на использовании таких психических механизмов, которые представляет собой закономерный процесс прохождения воздействующих стимулов через структурно-психологические компоненты личности и связанную с ними процедуру выбора того или иного варианта поведения. Механизм воздействия помимо закономерностей принятия решений или установок использует условные и безусловные автоматизмы — стереотипы реагирования на ситуацию.

Под психическим автоматизмом понимается некое структурно-динамическое образование, актуализация которого с высокой степенью вероятности приводит к стандартному результату, будь то мотивационное напряжение, или какое-то действие. Помимо психических автоматизмов имеются другие механизмы психики в виде свернутых схем быстрого перехода к действию на влияние извне .

Общее определение воздействия на человека сформулировал Н. П. Хайдуков, сказав, что воздействие на человека есть процесс передачи информации от
субъекта воздействия посредством различных методов и

Доценко Е. Л. Психология манипуляции: «Ьономены. механизмы, защита. М., 1996. С. 150.

117

средств, отражение информации в психике данного лица, способной вызвать соответствующую реакцию, которая проявляется в его поведении, деятельности, отношениях и состояниях, становясь доступной для восприятия воздействующим посредством «обратной связи»92. Еще решительнее высказался А. В. Дулов, заявив, что для осуществления правосудия требуются самые разнообразные методы воздействия. Сама цель правосудия — это воздействие на лиц, совершивших преступление. Воздействие при осуществлении правосудия всегда есть борьба .

Правомерность психического воздействия. В этом вопросе автор разделяет точку зрения Р. С. Белкина, А. В. Дулова, А. Р. Ратинова. Основным признаком правомерности психического воздействия признается сохранение подвергающимся воздействию свободы выбора позиции, наличие условий для ее выбора и изложения и непротиворечие воздействия принципам законности и нравственности. Как справедливо заметил А. Р. Ратинов: «Правомерное психическое влияние само по себе не диктует конкретное действие, не вымогает показание того или иного содержания, а вмешиваясь в во внутренние психические процессы, формирует правильную позицию человека, сознательное отношение к своим гражданским обязанностям и лишь опосредовано приводит его к выбору определенной линии поведения» .

Правомерность воздействия зависит от правомерности средств воздействия. В криминалистике и судебной психологии сформулированы те условия (критерии) допустимости приема, средства воздействия, которые необходимы для признания воздействия правомерным, во-первых, законность, т. е. непротиворечие средства требованиям закона; во-вторых, избирательность воздейст-

92 Хайдуков Н. П. Понятие воздействия, его правомерность и допустимость в деятельности следователя // Вопросы теории и практики предварительного следствия в органах внутренних дел / Под ред. В. Я. Чеканова и др. Саратов, 1973. С. 136.

'”Дулов А. В. Введение в судебную психологию. М.. 1970. С. 137. Ратинов А Р. Судебная психология доя следователей. С. 1(>3.

118

вия, т. е. направленность воздействия лишь на определенных лиц и нейтральность по отношению к остальным ‘; в-третьих, нравственность, т. е. соответствие моральным принципам общества.

Р. С. Белкин уточнил, что критерий допустимости тактического приема — это вопрос факта, если прием не противоречит общепризнанным принципам нравственности и закону. Рассуждения же о “дезорганизации психических процессов” подследственного, недопустимости “нарушения морального суверенитета личности” и пр. представляются бесплодным морализированием с позиций “коммунистической” нравственности»к>.

Классификация способов психического воздействия. Т. С. Кабаченко в качестве оснований классификации предложила принять объекты воздействия: побудители активности (потребности, интересы, склонности, идеалы и др.), регуляторы активности (установки, групповые нормы, самооценка, мировоззрение, убеждения, верования и др.) и психические состояния (фоновые, функциональные, эмоциональные и др.)! .

Возможна другая классификация. Если сгруппировать объекты психического воздействия на поведение личности; средства осуществления поведения; мобилизацию для выполнения задач, то им будут соответствовать группы способов воздействия на мотивационно-потребностную (формирование и проявление желаний) сферу; интеллектуально-познавательную; эмоционально-волевую. Значение этой классификации в том, что она показывает чего можно достичь, воздействуя на тот или иной объект психического воздействия.

Воздействие на мотивационно-потребностную сферу. Назовем методы подобного воздействия:

Принципиальная критика, разоблачение, ирония. Потребность — по-

95 Ратинов Л. Р. С. 168.

’”’ Криминалистическое обеспечение … С. 99.

Кабаченко Т. С. Активизация человеческого фактора: методы психологического воздействия / Психологический журнал. 1986. Л’о 4. С. 12.

119

ложительная социальная оценка и самооценка. Цель — разрушить высокую самооценку, заставить признать ничтожность своей позиции;

Моральное осуждение, отвращение и негодование. Суть — отрицательная этико- эстетическая оценка поведения и принципов, на которых это поведение строится. Опора на этико-эстетические потребности. Цель — разрушение этих представлений;

Негативное обобщение. Опора на потребность в интересной, содержательной деятельности. Цель — возбудить ощущение монотонности, бессодержательности жизни. Пробудить чувство безысходности, напрасно проходящего времени.

Методы воздействия могут основываться на других потребностях, например в выражении агрессии и т. п. Основной результат — усиление противоречия между мотивами «За» и «Против» и обеспечение перевеса первых.

Воздействие па интеллектуально-познавательную сферу. Интеллектуально- познавательная сфера — это ощущения, восприятия, память, мышление, воображение. Борьба между следователем и противодействующей стороной носит прежде всего интеллектуальный характер, имеющую специфическую форму — борьбу за информацию.

Общая цель методов воздействия в данном случае — дезорганизовать интеллектуальные усилия противника, лишить возможности планомерно и продуманно строить свои действия, разгадывать планы и замыслы следователя, затруднять его действия.

Существует несколько методов воздействия на интеллектуально-познавательную сферу.

Создание высокого уровня неопределенности. Это случается, когда не хватает большого числа важных «звеньев» в цепи рассуждений, условий для решения проблемной задачи, исходная информация противоречивая. Метод

120

заключается в сокрытии истинной осведомленности следователя, что побуждает противодействующую сторону строить самые различные, часто противоположные догадки о его планах. Для недобросовестного подследственного это создает серьезные мыслительные трудности, что проявляется в постоянных колебаниях уверенности вплоть до утраты всякой надежды. Эти колебания сопровождаются построением разнообразных, часто неоправданных, противоречивых планов поведения, ни один из которых (в силу неопределенности ситуации) не вызывает состояния уверенности, что влечет за собой нарушение мысленного противодействия (растерянность, замешательство), парализует волю к сопротивлению.

Постановка слишком сложных задач. Это случается, когда при решении мыслительной задачи нужно оперировать слишком большим объемом информации, в результате чего возникают перегрузки. Суть метода — в постановке сложных задач, которые необходимо решать в чрезвычайно короткий срок, что вызывает «сбой» мыслительной деятельности. Метод реализуется с помощью определенных приемов: «информационный выпад» — внезапное сообщение крайне неожиданной информации, что ставит перед подследственным задачу моментально «перестроить оборону». Аналогичную роль играет прием «внезапного опровержения» версии защиты или «допущения легенды». В этом случае сначала «допускается легенда», что вызывает чувство успокоения, а затем неожиданно и быстро опровергается это утверждение. Как и в первом случае, возникает необходимость моментальной перестройки и дачи объяснения. В столь короткий срок задача практически неразрешимая. В результате неизбежно развиваются растерянность, паралич мыслительных способностей, неадекватные реакции.

Длительная перегрузка познавательных процессов. Суть метода — создать постоянную чрезмерную нагрузку на мыслительные процессы воздейст-

121

вуемого. Последствия — снижение эффективности мыслительных процессов и, следовательно, сопротивления следствию.

Реализация метода возможна через тактические приемы: синхронного и сбалансированного воздействия группы следователей, участвующих в допросе; представление по нарастающей доказательств, противоречий, нежелательной и неожидаемои информации; «допущение легенды», стимулирование ложных версий с последующей акцентуацией противоречий.

Частое и быстрое переключение одного способа решения на другой для создания пониженной способности к переключению. Метод основан на инерции познавательных процессов, необходимости быстрого переключения, что влечет снижение эффективности мыслительной деятельности. Инерция используется совместно с внезапностью переключения. Например, прием «отвлекающее наступление» переключает внимание на второстепенные делали, после чего следуют внезапные главные действия — задаются вопросы, касающиеся ключевых обстоятельств.

Инерцией обладает не только направленность, но и интенсивность, т. е. переход от расслабленности к крайней мобилизации, от медлительности к быстроте. Это обстоятачьство используется при приеме «притупление бдительности». Например, после того как следователь сообщает, что допрос окончен, когда уже оформлены протокол и пропуск, следует неожиданное развитие событий: задаются вопросы высшей степени важности. В этой ситуации объект не в состоянии дать продуманный ответ.

Создание искаженного представления о ситуации. Метод предусматривает создание у объекта заведомо ошибочного представления о ситуации. Применяемые приемы: «создание впечатления достаточной осведомленности», «сгущения красок» и т. п.

Воздействие на эмоционально-волевую сферу. Воздействие на ка-

122

кое-либо лицо должно реализовываться с учетом возможного регулирования его эмоционального состояния. «Воздействие, задевающее, волнующее, потрясающее и вдохновляющее представляет сложнейшую динамическую систему

v 98 т/*

слов эмоции» . Как уже указывалось, эмоции оказывают непосредственное влияние на волевое усилие, поскольку само волевое усилие — эмоциональное напряжение.

Противодействовать волевому усилию можно с помощью процессов, которые меняют направление этого усилия, дестабилизируют его путем повышения эмоционального напряжения или рационализации бессмысленности. Возможные приемы: сдвиг волевого усилия в будущее, создание условий для появления сомнений в правильности избранного пути, нежелания испытывать какие-либо неприятные состояния, нарастания чувства жалости к себе.

Воздействовать на эмоционально-волевую сферу можно с помощью специальных методов.

Дезорганизация воли путем создания уверенности в невозможности преодолеть трудности, стоящие на пути к цели. Способность к волевому усилию зависит от уверенности в достижимости цели, в осуществимости планов, в своей способности преодолеть препятствия и трудности. Для реализации метода используют приемы: 1) демонстрации превосходства сил (показываются наивность, беспомощность, ненадежность выбранной защиты); 2) использующие упреждение по возможным видам действий (предугадывание и упреждение подрывает веру в возможность найти способ противодействия и тем самым ослабляет волю и сопротивление).

Дезорганизация воли путем демонстрации безуспешности, неэффективности волевых усилий. Эффект — ощущение бессмысленности волевого усилия. Например, после решающего предъявления доказательства необ-

Мясищев В. М. Личность и неврозы. Л., 19(50. С. 377.

123

ходимо подчеркнуть трудность ситуации и нелепость положения противодействующего. Аналогичным образом действует прием демонстрации новых средств, не известных противодействующему лицу.

Демобилизация воли путем усиления мотивации, противодействующей волевому усилию. Использование фрустирующих ощущений при волевом усилии — эмоциональный стрессе. Приемы: 1) усиление жалости к себе; 2) активизация стремления избежать чрезмерных волевых усилий; 3) активизация потребности в пассивности, лени, расслаблении и др.

Пракееологические способы преодоления противодействия.

Главная задача праксеологии — на основе обобщения опыта различных областей человеческой деятельности выработать универсальные нормы ее эффективности. Причем уровень абстракции в праксеологии на ступень выше прикладных дисциплин, опыт которых обобщается.

Здесь возникает вопрос о соотношении объемов понятия праксеологии и теории рефлексивных игр, ведь в предмет обеих наук, помимо прочего, входит конфликт. На наш взгляд, теория рефлексивных игр занимается разработкой методов построения моделей мыслительной деятельности противника. Основной метод — логико-математический структуральный анализ. Основной метод праксеологии — дедуктивно-индуктивный, или теоретическое обобщение опыта. На этом основании можно считать, что праксеология использует положения теории рефлексивных игр постольку, поскольку они могут быть использованы в качестве норм эффективной деятельности. Праксеология, как и теория рефлексивных игр, используют термины, заимствованные из различных видов деятельности человека, которые носят условный характер (борьба, угроза, противник, наступление, оборона и т. д.). Приведем некоторые методы, приемлемые в следственной практике.

124

Метод свершившегося факта. Это предвосхищение событий. Рекомендуется заблаговременно добиваться такого состояния вещей, которое потом, благодаря закономерному развитию событий, автоматически приведет к цели. Метод является реализацией принципа опережения. Например, в ходе следствия следователю и подследственному стало известно о каком-то одном существенном факте. Каждый из них желает обратить этот факт в свою пользу. Кто первый добился этого, тот оказался в предпочтительной позиции. Проигравшему предстоит более сложная задача: перехватить инициативу, которой его соперник владеет по закону инерции. Иначе говоря, кто захватил, тот должен только удерживать, обороняясь, другой же вынужден наступать, что сложнее. Значимость данного метода в том, что в решающий момент ограничиваются обороной существующего положения, достигнутого более легкой ценой.

Метод затягивания, промедлений. Непосредственно связан с методом свершившегося факта, поскольку противоречит ему. При определенных обстоятельствах в условиях противоборства медлительность перехода к решительным действиям бывает оправдана. Смысл метода состоит в том, чтобы выбрать подходящий момент, улучить его, дать раскрыться другому, не раскрывшись самому, сохранить свои силы, измотав другого. Пример реализации метода в следственной тактике — прием допроса «выжидание», который заключается в том, что «в допросе делается перерыв для того, чтобы в психическом состоянии допрашиваемого произошли изменения под влиянием оказанного воз-действия» .

Каждый из приведенных методов хорош по-своему, но оба метода вместе для решения одной задачи никогда не применяются. Например, если надо придать своим аргументам значение решающих, целесообразно использовать затягивание; если стало известно о наличии нового доказательства, а значит, его

” Криминалистическое обеспечение … С 147.

125

необходимо обнаружить и зафиксировать, то в этом случае необходимо упреждение, метод свершившегося факта, тогда противодействующая сторона будет вынуждена прилагать дополнительные усилия, чтобы опорочить доказательство.

Метод угроз. В праксеологическом смысле угрожать — это отложить нежелательные для противодействующей стороны действия на более позднее время, не выполнить действие, а продемонстрировать его возможность. Метод сближается с методом замедления. Угроза в борьбе основана на демонстрации возможности нанесения удара противнику.

Термин угроза необходимо понимать шире и ни в коем случае не отождествлять с незаконным психическим воздействием, насилием. В следственной тактике метод «угроз» применяется в тех случаях, когда у следователя есть законная альтернатива процессуальных и иных действий, т. е. когда закон разрешает принимать то или иное решение на свое усмотрение. Альтернатива может быть по времени проведения действия или по его содержанию. Альтернатива по времени допускает выбор времени совершения действий (например, проводить обыск сейчас или позднее). Альтернатива по содержанию дает право следователю выбирать, какое именно следственное действие производить в данный момент. Злоумышленник может не желать проведения того или иного действия в настоящий момент (например, надеется на то, что ему удастся уничтожить важный источник доказательства). Следователь имеет моральное и законное право использовать подобную ситуацию для пользы расследования.

Метод заманивания. Суть метода — в использовании в своих целях функций и резервов противодействующей стороны. Для этого необходимо вынуждать противодействующую сторону к полезным для следователя действиям (создавать условия к этому). Многие тактические приемы допроса основаны на этом методе. Например, в тактическом приеме «вызов» в ходе допроса стимули-

126

руется интерес к нужной теме, благодаря которой в последующем удается изобличить недобросовестного участника во лжи; в тактическом приеме «отвлечение внимания» (или косвенный допрос) допросу придается такое направление, чтобы получить необходимую следствию, но замаскированную информацию. Прием «инерция» тоже использует метод заманивания.

Метод концентрации сил и средств. Победу одерживает тот, кто сосредоточит больше силы в решающем месте, в решающее время1”0. Под силой понимается преимущество одного перед другим по какому-либо параметру воздействия. Концентрация не столько количественная категория, сколько качественная и означает одновременное суммирование усилий в одно общее. Следовательно, концентрация — это одномоментность начала усилий, однонаправленность, соединение в одном месте. Например, проведение тактической операции «взятие с поличным» происходит с использованием данного метода.

Метод раздробления сил противника. Противоположный принципу концентрации. Поскольку концентрация сил противника вредна, необходимо их расчленение. Под силами может подразумеваться система контраргументов версии защиты, система показаний сообщников. Примером данного метода может служить этапирование сообщника в другой город.

Метод использования оружия противника против него самого. Позволяет одновременно решить две задачи: сэкономить собственные силы и обескуражить противника использовав его же «оружие». Метод нацеливает на приоритетное использование средств, которыми пользуется противодействующая сторона. Конечная цель — отказ противодействующей стороны от некоторых приемов воздействия. Например, следователь в версии защиты подозреваемого обнаружил сведения, которые доказывают тезис о его виновности.

Способы преодоления противодействия, основанные на рефлексии.

Котарбиньский Т. Трактат о хорошей работе. С. 127.

127

Данная группа способов преодоления противодействия есть реализация принципа постоянной рефлексии. Методы рефлексии делятся на рефлексивное управление, рефлексивный прогноз и рефлексивную защиту.

Рефлексивное управление. Это попытка передать противнику основания для принятия такого решения, которое было бы выгодно управляющему субъекту. Здесь прежде всего применяются различные способы оформления исходящей информации. Следователь не должен опускаться до явного обмана и грубой лжи. Необходимо широко использовать дефицит информации у противодействующей стороны, по возможности скрывать конечные цели действий, производить отвлекающие маневры и т. п.

Рефлексивное управление действиями противодействующего лица может быть сосредоточено на самых разных элементах его поведения: принятии конкретного решения, формировании ближайшей или более отдаленной цели, разработке доктрины, создании ложного представления о масштабах сил противника и т. д. Характерным приемом рефлексивного управления является передача противнику правдивой информации о действительных намерениях стороны, которую тот воспринимает в качестве ложной, не доверяя источнику.

Рефлексивный прогноз. Не ставится цель непосредственного воздействия на противодействующее лицо, но предпринимается попытка прогнозировать его поведение, тем самым занимая выгодную для следствия позицию, после чего предпринимаются другие необходимые приемы и методы: действие на опережение, разгадка и срыв планов, своевременная подготовка к отражению нападения.

Рефлексивная защита. Речь идет о заблаговременной подготовке отступления на позиции, не выгодные противодействующей стороне. Рефлексия здесь направлена на то, чтобы узнать, на какие уступки согласился бы противник, если бы конфликт затянулся, не давая выигрыша ни одной из сторон

128

(компромиссы). При рефлексивной защите разрабатываются не наступательные, а оборонительные варианты действий.

Важнейшим условием использования рефлексивных методов является развитие специальных навыков рефлексивного отражения. Автор считает, что ведущую роль в этом играет развитие образного мышления.

Развитие образного мышления лучше всего проводить с помощью техники медитации, во время которой происходит «погружение» в объект. Суть медитации — основанное на глубоком сосредоточении представление о динамике, красках, мелочах предмета, в результате чего человек начинает ощущать эффект присутствия и все связанные с этим эмоции. В таком состоянии происходит активизация мыслительной деятельности, прежде всего образного мышления, интуиции, а также использование потенциала подсознания. В ходе тренировки и практики следователь «совершенствует» мысленный образ подследственного (адвоката) с помощью сопоставления с «оригиналом» (метафора — «настраивать прибор»). Необходимо развивать сверхчувствительность к исходящим от противника сигналам его психических процессов, которые он не в состоянии контролировать из-за их незначительности. На основании этих сигналов и создается образ внутреннего мира противника.

Несомненно, рефлексивно прогнозировать и защищаться гораздо легче, чем рефлексивно управлять. Для успешного рефлексивного управления необходимо иметь высокую умственную реакцию, развитую интуицию, соответствующий опыт, определенное артистическое дарование. Нельзя не согласиться с словами А. Р. Ратинова о том, что практика изобилует примерами тонких и изощренных приемов, с помощью которых удается преодолеть сопротивление, оказываемое следователю недобросовестными участниками дела, но эти блестящие находки остаются продуктом опыта интуиции лишь отдельных масте-

129

ров следствия1 .

А. Р. Ратинов разработал применительно к следственной практике несколько типовых приемов преодоления противодействия расследованию, основанных на рефлексивном управлении. Несмотря на последовавшую в след за этим критику ученых, сторонников концепции «бесконфликтного следствия», автор считает, что правда была на стороне А. Р. Ратинова и его заслуга в деле внедрения в практику приемов рефлексивного управления поистине велика.

При анализе точек зрения сторонников концепции «бесконфликтного следствия» становится понятно, что все они хотят верить, будто такие термины, как «борьба», «угроза», «оборона», «наступление», «ответный удар» употребляются в переносном смысле. Любое отступление от истины ими безоговорочно отвергается. Например, С. Г Любичев утверждал, что любой способ введения в заблуждение фактически является обманом, ложью, которые недопустимы в следственной практике02. С подобной упрощенческой трактовкой обмана нельзя согласиться. Представляется верной точка зрения А. Р. Ратинова, А. Н. Васильева, Л. М. Карнеевой, которые в понятие «обман» вкладывают лишь ложные сведения, поступки, утверждения, выражаемые посредством сказанной неправды, иные же методы введения в заблуждение они считают вполне допустимыми .

Рефлексивное управление по А. Р. Ратинову предполагает формирование следователем на основе передаваемой им информации у противодействующего лица определенных представлений, выгодных следователю. Р. С. Белкин высказался против термина «формирование ошибочных представлений», предложив его заменить на «создание условий для формирования у подследственного

Ратинов Л. Р. Теория рефлексивных игр … С 197. 102 Любичев С. Г. Этические основы следственной тактики. М., 1980. С. 14.

“,3 Ратинов Л. Р. Судебная психология для следователей. С 170; Васильев Л. 11., КарнссваЛ. М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М.. 1970. С. 141.

130

ошибочных представлении» . Ь этим уточнением можно согласится.

Перечислим кратко типовые приемы рефлексивного управления, разработанные А. Р. Ратиновым:

1) формирование у подследственного истинных представлений, выгодных следователю, например можно сообщить об аресте соучастника лицу, находящемуся на свободе; 2) 3) формирование у подследственного ошибочных представлений, например можно держать в неведении относительно имеющихся у следователя доказательств либо, наоборот, создать преувеличенное представление об их объеме, весе и т. п.; 4) 5) формирование выгодных для следователя целей, побуждающих к компромиссам, например можно убедить отказаться от противодействия; 6) 7) формирование ошибочных целей, приводящих к проигрышу, например, побуждающих виновного перепрятать похищенное имущество, с тем чтобы захватить его с поличным; 8) 9) формирование желательного следователю метода решения задачи и образа действий подследственного, например следователь сознательно «попадается» на определенные уловки преступника, в результате чего тот на некоторое время закрепляет «удавшийся» образ действий, а следователь использует это в решающий момент; 10) 11) формирование у подследственного ошибочного представления о целях отдельных действий следователя (с помощью отвлечения внимания или маскировки истинных намерений), благодаря чему подлинная цель, не вызывая негативной реакции, достигается без помех; 12) 7) создание помех для правильного определения подлинных целей следо вателя, например, отыскивая важный для дела документ, следователь осматри-

Белкин Р. С Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы … С. 155.

131

вает и изымает большое количество различной документации;

8) формирование ошибочного представления об осведомленности следователя относительно подлинных целей противодействующего лица, например, зная об инсценировке кражи со взломом, следователь делает вид, будто ни в чем не подозревает материально ответственное лицо и принимает его попытки направить расследование по ложному пути за искреннюю помощь (метафора — «притвориться обманутым»); 9) 10) формирование у подследственного ошибочного представления о неосведомленности следователя относительно ложности выдвинутых объяснений и представленных доказательств, например можно использовать различные приемы по типу «допущения легенды»; 11) 10) формирование у подследственного намерения воспользоваться негод ными средствами противодействия, например, располагая уличающим доку ментом, следователь допускает уничтожение преступником его копии.

Перечисленные методы не исчерпывают всего арсенала средств использования рефлексии, которые могут применять следователи в ситуациях противодействия. Поэтому необходима дальнейшая разработка методов преодоления противодействия с помощью рефлексии, их собирание, осмысление и систематизация.

4.3. Тактические приемы специального назначения

Тактические приемы специального назначения, направленные на преодоление противодействия расследованию — это адекватные средства реагирования органов расследования на определенные виды противодействия. Не случайно Р. С. Белкин говорил, что избираемые следователем методы борьбы зависят естественно от тактики противодействующих лиц, составляющей один из

132

компонентов следственной ситуации1”. В данном случае определяющее значение будет иметь разработанная классификация видов противодействия. Преодоление противодействия по субъектам

Преодоление противодействия со стороны защитника. В связи с тем, что на практике встречаются недобросовестные адвокаты, возникла насущная потребность в разработке тактических приемов и методов воздействия на них. Справедливо заметил В. И. Куликов, что признаки внепроцессуальной заинтересованности адвоката в исходе уголовного дела, а тем более факты оказания им мер противодействия следствию требуют особого внимания со стороны следствия и оперативных служб . По нашему мнению, следователи и сотрудники криминальной милиции должны планомерно собирать сведения об адвокатах, участвующих в деле.

Можно предложить примерный перечень сведений об адвокате, которые рекомендуется знать следователю:

— с какого времени работает адвокатом; — — где работал до адвокатуры; — — какие вузы заканчивав; — — на какую тему писал дипломную работу, диссертацию; — — привлекался ли к уголовной или административной ответственности; — — как характеризовался по прежнему месту работы, как характеризуется сейчас своими коллегами; — — на чем специализируется в адвокатской практике; — — с какими следователями, прокурорами работал в качестве защитника, как они характеризуют его человеческие качества, каковы у него обычные приемы защиты на следствии и в судебном процессе; — — имеет ли вредные привычки; — ‘”’’ Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы … С. 162. “”’ Основы борьбы с организованной преступностью. С. 289.

133

— каковы у него связи с преступным миром, должностными лицами и т. п.

Эти сведения следователь может получить как из официальных, так и неофициальных источников. В свете изложенного рекомендуются следующие способы воздействия на адвоката с целью предупреждения и пресечения противодействия с его стороны:

— отобрать подписку с предупреждением об ответственности по ст. 310 УК РФ за разглашение данных предварительного следствия без согласия прокурора, следователя или лица, производящего дознание; — — принимать ходатайства адвоката только в двух экземплярах в письменной форме с пометками на даты и времени получения; — — потребовать развернутое правовое и фактическое обоснование заявленных ходатайств; — — принять меры по выявлению связей адвоката с обвиняемым в докри-минальный период, целью установления возможных фактов соучастия в преступлении. При установлении обстоятельств, предусмотренных ст. 67’ УПК РСФСР, исключающих участие в деле адвоката, заявить ему об отводе в порядке, предусмотренном ст. 66 УПК РСФСР; — Так, автор этих строк расследовал уголовное дело но обвинению О. в организации умышленного убийства из корыстных побуждений. Его защитник Е., используя факт отсутствия прокурора на судебном заседании при разрешении жалобы на меру пресечения в порядке ст. 2202 УПК РСФСР, а также личные связи с судьей, с которым он раньше вместе работал, добился незаконного решения (по мнению надзирающего горпрокуратура) об изменении меры пресечения. В последствии были установлены новые обстоятельства, уличающие О. в совершении данного преступления, а также факт родства О. с Е. В связи с этим была осуществлена тактическая комбинация, в ходе которой последовательно О. был допрошен по новым обстоятельствам в присутствии защитника Е., потом О. было предъявлено новое обвинение и on еще раз был допрошен, затем его ознакомили с постановлением о заключении под стражу. Причем санкционированное постановление и конвой были приготовлены заранее. После того как О. увели, был допрошен Е. в качестве свидетеля по родственным связям с обвиняемым. На следующий день адвокат сам взял отвод. Мера пресечения больше не обжаловалась. О. был реально осужден.

— периодически принимать меры по выявлению следственным и опера тивно-розыскным путем фактов совершения адвокатом противоправных дейст-

134

вий, в частности подкупа или принуждения потерпевшего, свидетеля в целях дачи ими ложных показаний либо эксперта в целях дачи им ложного заключения или ложных показаний и решать вопрос о возбуждении уголовного дела по ст. 309 УК РФ;

— принимать меры по установлению адвокатом контактов с коррумпиро ванными лицами в органах власти, управления, суда.

Преодоление противодействия со стороны коррумпированных лиц. На наш взгляд, общими правилами являются оперативное обеспечение, строгое соблюдение режима секретности, сохранности материалов дела, а также выход на прямое начальство коррумпированного лица («перенос спора на более высокий уровень»).

Частными способами нейтрализации противодействия коррумпированных лиц могут быть процессуальные и организационно-управленческие меры:

— официальное предостережение о недопустимости вмешательства в расследование; — — предупреждение о возможном вовлечении в расследование (допрос и другие следственные действия); — — направление сообщений и запросов в вышестоящие органы о действиях должностного лица; — — направление запросов в органы, возглавляемые противодействующим лицом, о предоставлении информации по данному уголовному делу и т. п.; — — требование дачи указаний в письменной форме, а также фиксирование таких «просьб, советов» оперативно-розыскными средствами; —

— возбуждение процедуры служебной проверки заподозренного в противодействии следствию должностного лица правоохранительных органов; — — выдвижение и проверка версии о сообщничестве данного должностного лица и при наличии достаточных оснований привлечение его к уголовной от- — 135

ветственности за должностное или иное преступление.

Для подследственного и его сторонников коррумпированное лицо является особо важным «средством» противодействия следствию. Поэтому, как свидетельствует практика, субъекты коррумпированных связей из средств массовой информации и органов власти включаются в процесс организации противодействия не сразу, а после того как исчерпаны другие методы воздействия. Этот период от начала следствия до подключения коррумпированных связей являются благоприятным для следствия моментом, позволяющим методом свершившегося факта обнаружить и зафиксировать наиболее важные доказательства, с которыми потом коррупционерам придется считаться, в результате чего негативные последствия подобного вмешательства могут быть сведены до минимума.

Действия коррумпированных следователей, на наш взгляд, является едва ли не самые опасные для расследования, так как фактически лишают его каких бы то ни было перспектив. В такой ситуации необходимо отстранять коррумпированных следователей от расследования, проводить служебную проверку и передавать дела следственной группе (бригаде) другого территориального следственного подразделения.

После окончания расследования, а также при направлении жалобы и материалов в суд для проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей в порядке ст. 2202 УПК РСФСР оперативные органы должны выдвинуть прогнозную версию о том, что противодействующая сторона постарается установить контакты с судьей, которому попало дано или материалы для побуждения его к незаконным действиям. В этой связи необходимо навести справки о благонадежности судьи, выяснить, кто с ним попытался наладить контакт, установить наблюдение за этим субъектом.

Преодоление противодействия, направленного на следователя

136

Способы нейтрализации воздействия на следователя носят в основном оборонительный характер. Суть оборонительных действий в любом конфликте — сохранить имеющееся на данный момент соотношение позиций10’. Иначе это выразил Т. Котарбиньский: «Оборона основана на консервирующем или пре-

108 ,-v

дупреждающем действии» . Однако следует помнить, что в соответствии с принципом наступательности оборонительные действия временно допустимы в целях создания благоприятных условий для перехода к активным действиям или экономии сил, когда не планируется достижение решающего результата.

Представляется, что общими правилами любой защиты являются: 1) уметь различать признаки нападения, его конкретные виды: 2) в ответ делать обратное тому, что ожидает противник; 3) по возможности отвечать противнику его же способом (принцип использования оружия противника против него самого); 4) подбирать адекватный неожиданный прием (принцип внезапности) ; 5) в моменты обострения отношений вести себя непредсказуемо.

Преодоление психического воздействие на следователя. Может происходить как в ходе процессуальной, служебной, так и во внеслужебной деятельности. Психическое воздействие играет роль отрицательного дестабилизирующего фона общения, что сказывается на производительности и может привести к различным ошибкам в расследовании.

Нейтрализация психического воздействие как и любого другого вида противодействия должна проводиться комплексным способом. Например, рекомендуется в ходе следственного действия отражать в протоколе достаточно полно и выразительно случаи психического воздействия со стороны подследственного или его защитника, при этом необходимо делать вид, что противодействующая сторона своих целей не добилась, в свою очередь высказывать реплики неожиданного дестабилизирующего характера, которые в протокол зано-

’”’ Юридическая конфликтология. С. У5.

”* Котарбиньский Т. Трактат о хорошей работе. С. 211.

137

сить не обязательно.

Нужно как можно чаще использовать возможности звукозаписи скрытой (при непроцессуальном общении для оперативных целей) или явной (в ходе следственных действий). Более эффективна видеозапись.

По нашему глубокому убеждению, эскалации конфликта необходимо избегать и принимать решительные меры, руководствуясь не чувствами, а сознанием. Рекомендации самые простые: уводить в сторону конфликтную тему общения, не обращать внимания на провокации (демонстративная невозмутимость) , увеличивать межличностную дистанцию и т. п.

В неофициальной обстановке стороны обладают большими возможностями психического воздействия (по понятным причинам), а объект воздействия в такой обстановке более уязвим. Преимущества неофициальной обстановки для той стороны, которая в этом заинтересована, следующие: а) отсутствие фиксации результатов общения; б) опора на «человеческий» фактор, т. е. на слабые стороны личности: жалость, страх, сомнения и др. На наш взгляд, следователю нужно избегать общения с участниками противодействующей стороны во внеслужебное время, в неофициальной обстановке, если он в настоящий момент по каким-то причинам в себе не уверен, или, наоборот, если следователю необходимо самому эффективно психологически воздействовать на противодействующее лицо, неофициальный характер общения может пригодится.

Примерно в том же ключе высказался В. И. Куликов: «По возможности (и если иное не связано с проведением специальной криминалистической операции, отработкой тактической комбинации, к которой непосредственное отношение имеет адвокат) следователь должен избегать неформальных контактов с защитником подследственного, встречаться с ним без посторонних лиц, которые при необходимости могут впоследствии выступить свидетелями в слу-

138

109

чае провокации по делу» .

Преодоление противодействия, направленного на создание условий для совершения следователем незаконных действий. При достаточных основаниях необходимо принимать все меры, чтобы привлечь противодействующее лицо к уголовной ответственности по статьям УК РФ 294 «Воспрепятствование производству предварительного расследования», 298 «Клевета в отношении прокурора, следователя», 304 «Провокация взятки».

Для этой цели необходимо планировать и проводить тактические операции или комбинации, в ходе которых обязательно фиксировать противоправные факты воздействия с помощью процессуальных или технических средств. Действенным средством предупреждения противодействия является направление официальных писем руководителям противодействующих лиц или вынесение официального предостережения о недопустимости действий по вмешательству в дела расследования.

Профилактические меры подобного вида противодействия:

— повышение самоконтроля за своими поступками и психическими состояниями; — — использование рефлексии в анализе действий противодействующей стороны (рефлексивный прогноз и рефлексивная защита); — — разоблачение попыток косвенного воздействия; — — предварительная разработка сценариев предстоящего общения, например, для дестабилизации противодействующего лица заготавливаются темы и сюжеты разговора, в ходе которого можно невпопад выдерживать паузы или вставлять неожиданные фразы; на задание «противником» замедленного темпа общения ответить еще большим замедлением или периодическим отключением от разговора (эффект неполной включенности в ситуацию). — Основы борьбы v организованной нрестуншхтыо, С 289.

139

Отдельно следует отметить, что при защите от психического воздействия высокие требования предъявляются к внерациональным средствам анализа ситуации: чувству, интуиции, впечатлению. Распознавать угрозы можно двумя: с помощью эмоционального восприятия и рационального распознавания. Необходимо вырабатывать в себе сверхчувствительность — особое чувственное средство обнаружения опасности, которое достигается тренировками сверхчувствительности, доверия своим предчувствиям, при этом необходимо последующий их анализ и проверка (об этом говорилось выше).

Преодоление принуждения следователя к совершению противозаконных действий. Прежде всего необходимо использовать все имеющиеся в распоряжении следователя законные меры для привлечения к уголовной ответственности лиц, попытавшихся принудить следователя к совершению противозаконных действий.

Преодолеть данный вид противодействия можно с помощью ответной тактической операции с использованием сил УБОП, ФСБ (расчет на деморализацию противодействующей стороны и предупреждение подобных случаев в будущем). Также можно провести тактическую комбинацию «заманивания».

В любом случае главная задача тактических действий следователя — привлечение виновных лиц к уголовной ответственности:

— по ст. 294 УК РФ «Воспрепятствование производству предварительного расследования»; — — по ст. 295 УК РФ «Посягательство на жизнь лица, осуществляющего предварительное расследование»; — — по ст. 296 УК РФ «Угроза или насильственные действия в связи с производством предварительного расследования». — При наличии достаточных данных, свидетельствующих о реальности угрозы жизни и здоровью следователя, прокурора, сотрудника органов внутрен-

140

них дел и их близких, принимаются специальные меры защиты на основании Федерального закона «О государственной защите судий, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» от 20.04.95110 и соответствующей инструкции, утвержденной приказом МВД РФ № 483 от 20.12.95ш.

Согласно Инструкции меры безопасности могут быть следующими: личная охрана, охрана жилища и имущества; выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности; временное помещение в безопасное место; обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах; перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы; переселение на другое место жительства; замена документов, изменение внешности. В целях реализации предусмотренных мер безопасности могут проводиться оперативно-розыскные мероприятия в порядке, установленном Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельно-

1)2

сти» .

Автор считает, что нужно создать программу психологической подготовки, которую должны проходить все принятые на должность следователя, а также работающие следователи в порядке переподготовки. Давно назрела необходимость создания психологической службы в структурах всех правоохранительных органов субъектов федерации. Одной из задач подобного рода службы могло бы быть оказание психологической помощи следователям, столкнувшимся с особо трудными случаями противодействия их деятельности. Преодоление противодействия, направленного на процесс расследования Как уже указывалось, противодействие процессу расследования может

О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов: Федеральный закон от 20. 04. 95 // Собрание законодательства РФ. 1995. № 17. Ст. 1455.

1,1 Временная инструкция о порядке обеспечения государственной защиты судей должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов. Утв. Приказом МВД РФ от 20. 12. 95. .No 483 // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств. 1996. № 1.

Ui Об оперативно-розыскной деятельности: Федеральный закон от 12. 08. 95 // Сборник законодательства РФ. 1995. ЛИ, 33. Ст. 3349.

141

быть направлено на доказательственную деятельность следователя и на организационно-управленческую. Основные задачи противодействия доказыванию скрыть информацию о преступлении и не дать следователю добыть ее самостоятельно. Главная задача организационно-управленческой деятельности расследования — быстрое и последовательное его продвижение.

Противодействие, направленное на эти объекты может реализовываться как в официальной (процессуальной и служебной) деятельности следователя, так и в неофициальной (внеслужебной). А. М.Ларин писал, что естественно ожидать заинтересованности следователя, прокурора, потерпевшего в собирании информации, соответствующей целям уголовного преследования, а также стремления противостоящей стороны скрыть или опорочить эту информацию, обнаружить и представить в суд сведения, оправдывающие или смягчающие ответственность обвиняемого. Это могут быть сведения о фальсификации доказательств и других нарушениях закона при расследовании. Таким образом, путь преодоления процессуального конфликта — это прежде всего собирание информации, борьба за информацию115.

Преодоление противодействия, направленного на доказательственную деятельность* Доказательственная деятельность следователя проходит в основном в рамках процессуальной деятельности. Однако и служебная деятельность имеет при этом очень важное значение, так как играет роль обеспечения процессуальной, дополняя ее реализацию полномочиями и гарантиями.

Главная задача методов преодоления противодействия в процессуальной деятельности — изобличить виновное лицо. Это вытекает из требований ст. 2 УПК РСФСР «Задачи уголовного судопроизводства». Семантику термина «изобличить» раскрывает фразеологизм «показать истинное лицо». По нашему

”’’ Юридическая конфликтология. С. 280.

142

мнению, изобличение в криминалистике — это сбор и предъявление доказательств обвиняемому (подозреваемому), которые подтверждают тезис о его виновности, в надежде на признание им своей вины.

Для сравнения приведем определение «изобличения», данное В. А. Образцовым: «… это процесс собирания, накопления, анализа, оценки и использования фактических данных, с помощью которых устанавливаются факт и обстоятельства совершения преступником инкриминируемого ему деяния. Задача изобличения — обнаружение и использование новых доказательств, которые до выявления преступника объективно не могли быть обнаружены»”4. Как видим, в этом определении отсутствует указание на необходимость предъявления собранных доказательств, а ведь это требование уголовно-процессуального закона и возможность получения правдивых признательных показаний. Кроме того, приведенное определение по содержанию практически совпадает с определением расследования, что представляется ошибочным.

Изобличение направлено против сокрытия преступления, поскольку это основной способ противодействия. Методами изобличения могут быть следственные, розыскные, организационно-технические действия органов следствия и дознания. Помимо изобличения, следователь всегда должен стремиться процессуально зафиксировать факты противодействия, так как их можно потом использовать в качестве дополнительных, косвенных доказательств виновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

Следственные действия — основная область противоборства между следователем и противодействующей стороной. Отсюда вытекает первостепен-ность их значения. С помощью следственных действий следователь не только собирает доказательства, но и преодолевает противодействие заинтересованных лиц.

14 Криминалистика / Под ред. В. Л. Образцова. С. 550.

143

Так, следственный осмотр играет важную роль в опережающем поиске и фиксировании доказательств, о которых противодействующая сторона ничего не знает или которыми не в состоянии распоряжаться. Фиксирование обстановки совершения преступления в ходе осмотра имеет важное консервирующее значение. Во время осмотра можно обнаружить инсценировки (обнаружение негативных (противоречащих) обстоятельств, следов фальсификации потенциальных вещественных доказательств и т. п.).

С помощью следственного эксперимента и предъявления для опознания можно выявить и показать несостоятельность версии защиты подследственного.

Важнейший элемент в системе доказательств — заключение эксперта. Не случайно в последнее время участились случаи воздействия на экспертов, проведения так называемых параллельных экспертиз и т. п.

Очная ставка — сложное следственное действие, при котором степень риска изменения позиции добросовестных участников процесса высока. Этимология термина «очная ставка» связана с выражением «поставить на очи». Это делалось во время «свода» — стадия судебного процесса времен Русской правды, прообраза нынешней очной ставки °. Очевидно при тогдашних нравственных устоях очная ставка была действенным средством изобличения преступника, если учесть, что она была не просто следственным действием (в нашем понимании), а обязательной стадией процесса. В наши же дни понятия о нравственности, мягко говоря, изменились, особенно у личностей, связанных с криминальным миром. Поэтому автор считает, что к проведению данного следственного действия надо подходить крайне осмотрительно.

Допрос — самое важное следственное действие как с позиции задач противодействия следствию, так и с позиции преодоления этого противодействия и

’’ Исаев И. Л. История государствам права России: Учебник Изд. 3-е нерераб. и доп. М., 1996. С. 10.

144

изобличения виновного. Это одна из причин потенциальной конфликтности допроса, его эмоциональной и интеллектуальной напряженности. Ни в одном следственном действии не разработано столько тактических приемов, и ни одно следственное действие не изучено так с точки зрения психологии, как допрос. Тактические приемы, применяемые следователем в допросе, носят чаще всего комплексный характер: используются методы психического воздействия, прак- сеологии и рефлексивного управления.

Принципы маневренности и экономии сил побуждают следователя при первой же возможности перейти к «мирным средствам» допроса: убеждению, использованию положительных свойств личности и др. Правда, при этом нужно проявлять бдительность, так как противодействующая сторона может попытаться использовать в своих целях такой переход.

Отечественная криминалистика выработала большой арсенал тактических приемов допроса в ситуации строгого соперничества, а именно: допущение легенды, пресечение лжи, вызов, внезапность, информационный выпад, последовательность, отвлечение внимания, форсированный темп, замедленный темп, повторность, использование слабых мест личности, создание определенного представления об осведомленности, инерция, создание напряженности. Однако подобных тактических приемов может быть значительно больше.

На наш взгляд, для закрепления положительных навыков рекомендуется все успешно проведенные и запланированные приемы подвергать анализу и оценке по следующей схеме:

— не нарушены ли правовые и нравственные нормы; — — в чем суть приема; — — на какие принципы и методы опирается; — — на что воздействует, какая реакция должна быть; — — каковы возможные отрицательные последствия для следственной си- — 145

туации;

— дальнейшая перспектива использования данного приема.

Следует отметить, что основная часть описанных тактических приемов допроса была разработана в доперестроечное время, когда защитник допускался в дело по окончании следствия. После того как закон предоставил обвиняемому (подозреваемому) право на защиту- с момента задержания и защитник стал присутствовать при производстве любых следственных действий с его участием, применять некоторые тактические приемы стало невозможно. Тем не менее автор считает, что большинство приемов использовать можно, но с соответствующими поправками на предвиденное вмешательство адвоката.

Целесообразно применять эффективные тактические приемы допроса в тех случаях, когда обвиняемый (подозреваемый) по каким-то причинам от услуг защитника отказался. Даже в присутствии «активного» адвоката можно провести тактическую комбинацию с использованием эффективных приемов, в которой следует предусмотреть и приемы, направленные против защитника. Представляется, что этому должна предшествовать большая подготовка, например: серьезное планирование допроса; прогнозирование различных отрицательных реакций допрашиваемого и его защитника; участие помощников (начальника следственного отделения, руководителя следственной бригады, надзирающего прокурора, следователей — членов бригады и т. п.); применение видеозаписывающей аппаратуры и т. п.

В целях эффективного изобличения противодействующего виновного следователь не должен ограничиваться расследованием только инкриминируемого ему факта, а обязан проверить возможную его причастность: ко всем нераскрытым на данной территории аналогичным преступлениям; ко всем раскрытым аналогичным преступлениям, по которым в качестве обвиняемых проходили друзья, родственники, знакомые подозреваемого; к нераскрытым уго-

146

ловным делам, которые могли выполнять роль вспомогательных или побочных для данного криминального факта преступлений.

Как уже говорилось, таких случаев, когда во время организованного противодействия следствию подследственный признал свою вину и пошел на сотрудничество с следствием, — единицы. Задача следствия в данной ситуации состоит в том, чтобы укрепить уверенность подследственного в выгодности для него лично и для его семьи сотрудничества со следствием. Подтверждением этого должны стать конкретные шаги следователя по обеспечению безопасности как самого подследственного, так и его близких.

Особое значение имеет сбор доказательств из источников, указанных подследственным. Успехи следствия в этом направлении делают бессмысленными многие шаги противодействующей стороны. Риск того, что подследственный на каком-то этапе следствия или суда изменит свои показания, очень большой, поэтому такой вариант поворота событий при планировании должен быть предусмотрен и заранее должна быть подготовлена программа упреждающих действий.

Желательно всеми силами сохранить до суда выгодную позицию раскаявшегося подследственного. Для этого следят за динамикой его настроений и попытками противодействующей стороной наладить с ним контакт с целью подавить или ликвидировать его. Главную роль в этом играют оперативные службы, но и следователь должен регулярно встречаться с подследственным и психологически его поддерживать.

Лжесвидетельство. Надо сказать, что ранее криминалистика и следственная практика не рассматривала свидетелей и потерпевших как потенциальных субъектов противодействия следствию, не разрабатывала особой тактики следственной работы с ними в таком качестве.

Выбор средства преодоления лжесвидетельства, в первую очередь, зави-

147

сит от того, какие причины толкнули свидетелей и потерпевших на содействие противодействующей стороне. Если имеется факты, связанные с подкупом или принуждением свидетеля, потерпевшего в целях дачи им ложных показаний или уклонения от дачи показаний, то необходимо решить вопрос с возбуждением дела по ст. 309 УК РФ по факту подобных противоправных действий. Весьма важно в такой ситуации убедить свидетеля, потерпевшего пойти на сотрудничество. В этом случае можно провести оперативно-розыскные мероприятия по выявлению лиц, принуждавших свидетелей, потерпевших к даче ложных показаний; провести внезапную следственно-оперативную операцию с использованием специальных отрядов быстрого реагирования (ОМОН, СОБР и др.) в отношении лиц, подозреваемых в принуждении свидетелей, потерпевших к даче ложных показаний (задержание, обыски, осмотры и др.); организовать меры физической защиты, оказать содействие во временном изменении места жительства и т. д.

В тех случаях, когда лжесвидетельство связано с подкупом и другими низменными побуждениями, изобличение лжесвидетелей необходимо проводить по аналогии с изобличением обвиняемого, подозреваемого. Здесь уместно широко применять оперативно-розыскные мероприятия.

Хуже, если появляется искусственный свидетель или группа таких «свидетелей», показания которых согласованы между собой и подтверждаются другими доказательствами (профессиональный термин — «вписываются в картину»). Основная задача в этом случае — следственно-оперативным путем установить любую связь между искусственными свидетелями и подследственным или его окружением. Эта связь даст возможность выдвинуть конкретные версии по поиску доказательств лжесвидетельства и поможет в комплексе с другими приемами психологически воздействовать на лжесвидетелей.

Поскольку искусственные свидетели обладают ограниченной информаци-

148

ей, которую они получили в ходе инструкций, основными тактическими приемами при допросе следует признать детализацию показаний, повторность, ускоренный темп и инерцию. Таких «свидетелей» можно, помимо прочего, предупреждать о недопустимости разглашения следственной тайны, а затем с помощью оперативно- розыскным мероприятия фиксировать факты разглашения. Это поможет как установить новых заинтересованных лиц, подлежащих дальнейшей проверке, так и использовать факт разглашения в качестве способа воздействия на лжесвидетеля.

Кроме того, для разоблачения лжесвидетельства следует проводить специальные повторные следственные действия: осмотры, обыски, очные ставки, а также следственные эксперименты. При разоблачении конкретного лжесвидетеля следует этот факт держать в тайне как можно дольше, использовав его в решающий момент изобличения обвиняемого, подозреваемого.

Умышленное затягивание ознакомления е делом. Весьма распространенный приемом противодействия. Вынести постановление об ограничении времени ознакомления чревато направлением дела на дополнительное расследование, так как перестраховка в судах — явление обычное.

В этой связи можно предложить следующие рекомендации:

— отказаться от старых бланков протоколов ст. 201 УПК РСФСР, которые не позволяют вести развернутые записи, с тем чтобы подробнее отражать процесс ознакомления с материалами дела и прежде всего случаи явного затягивания ознакомления. Например, обвиняемый знакомится с делом очень небольшими порциями (по времени и по объему), прекращает, ссылаясь то на недомогание, то на невосприимчивость; — — запросить при необходимости справки из санчасти изолятора о том, были ли жалобы на здоровье до ознакомления, организовать медицинское обследование; — 149

— при установленных признаках симуляции в протоколе записать предостережение о вынесении постановления об ограничении времени на ознакомление; — — в случае, если обвиняемый будет стараться затянуть ознакомление дословным переписыванием материалов дела, следователь в протоколе должен отметить, что предлагает не переписывать мало важные документы, а взять копии некоторых из них. Если обвиняемый откажется от этого предложения и продолжит переписывать все подряд, то это можно расценить как умышленное затягивание. — В каждом случае надо подробно записывать в протокол обо всех высказываниях следователя, обвиняемого и его защитника, имеющих значение для вынесения постановления об ограничении ознакомления с делом.

Часто адвокаты срывают процесс ознакомления. Здесь общая рекомендация будет та же: подробно записывать все в протокол и, кроме того, документировать факты извещения адвоката о времени ознакомления с помощью факсимильной связи, телефонограммы и т. п., а затем отправить в адрес коллегии адвокатов письменное представление и копии подтверждающих документов.

Злоупотребление правом обжалования. Необходимо различать обоснованное и необоснованное обжалование. Необоснованное обжалование можно пресекать строго соблюдая порядок регистрации входящей корреспонденции; давая такие ответы на ходатайства, в которых используются аргументы ходатая против него самого, а также его ошибки как фактические, так и грамматические для создания (в пределах приличий) иронического подтекста, что является хорошим профилактическим средством подобной «графомании».

Действенным средством подстраховки от жалоб на якобы незаконные методы ведения следствия служат видеозаписи, выполненные при производстве следственных действий; освидетельствования подследственного перед следст-

150

венными действиями с его участием в случаях, если он дает признательные показания; справки из медсанчасти изолятора о состоянии здоровья подследственного или наличии телесных повреждений, которые часто выдаются за результат физического воздействия следователя или оперативных работников.

Симуляция обвиняемым психического заболевания. Способами преодоления такого рода противодействия следствию, как правило, является выявление любых доказательств подложности медицинских документов или изменения к худшему действительного диагноза.

Для этого необходимы тщательные технико-криминалистические исследования медицинских документов подследственного. Самым действенным средством изобличения симуляции психического заболевания является проведение психиатрической (психолого-психиатрической) экспертизы. При этом нужно иметь в виду, что, поскольку скрыть место проведения амбулаторной, а тем более стационарной экспертизы от заинтересованных в исходе дела лиц невозможно, не исключены попытки воздействия на экспертов путем подкупа, шантажа и угроз. Не лишним в данном случае будет оперативно-розыскной контроль за попытками подобного воздействия.

Определенный результат могут дать допросы представителей медицинского персонала учреждения, в котором подозреваемый проходил обследование и получил соответствующие документы. О симуляции можно судить по тому насколько продуманно и подготовлено преступление, каково последующее поведения виновного, в том числе на следствии.

Необходимо также определить, откуда обвиняемому стало известно о симптомах психического заболевания, которое он симулирует (его связи, литература) . Для этого нужно выяснить, какие книги он выписывал в библиотеке, а также произвести поиски дома, у близких книги, конспекты, вырезки из газет и т. д.

Предупреждение дискредитации добытых доказательств. Для это необходимо строго выполнять как требования закона, так и рекомендации криминалистики. Нужно знать типичные ошибки следователей, которыми пользуются адвокаты, пороча тот или иной вид доказательств, и стараться их не повторять. Рекомендуется при обнаружении и изъятии особо важных носителей доказательственной информации рефлексивно рассуждать так: «чтобы я делал на месте адвоката, если бы мне понадобилось опорочить данный факт изъятия (фиксации и т. п.)». Практика показывает, что такой подход бывает весьма эффективным.

Преодоление противодействия, направленного на уголовное дело

Сохранить уголовное дело от возможных попыток его уничтожить помогает неукоснительное соблюдение принципов безопасности, рассмотренных выше, в частности принципа сохранности.

При возникновении опасности уничтожения дела или в ситуации нарастания напряженности противоборства рекомендуется сделать копии важных документов, заверить их и спрятать в надежное место; проанализировать повседневную деятельность, выявить в ней типичные ошибки, которые могут использоваться для уничтожения дела и попытаться исправить их; продумать безопасность транспортировки дела, его хранения: соблюдать правила противопожарной безопасности; внимательно следить за тем, сколько человек знакомилось с делом, как часто, в связи с чем, были ли после этого изменения в поведении противодействующей стороны; имеются ли признаки утечки информации; для предотвращения попыток обвиняемого внести изменения в протокол, после того как он обнаружил, что проговорился, необходимо использовать аудио- и видеозапись.

Нельзя предусмотреть все встречающиеся на практике ситуации, но проанализированные виды противодействия следствию, а также тактические

152

i

прием ы их преод олени я могут служи ть ориен тиром для приня тия следо вателе м решен ий в ходе рассл едова ния.

153

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В работе была предпринята попытка проанализировать феномен противодействия следствию с различных точек зрения: теории конфликтов, системного анализа, психологии и праксеологии.

Автор пришел к выводу, что противодействие расследованию — это разновидность конфликтного поведения вообще. Специфика предварительного расследования заключается в том, что противоречия и конфликты объективно присущи ему, поскольку интересы сторон следствия, как правило, носят взаимоисключающий характер.

Одним из главных выводов работы является то, что и противодействие и его преодоление представляют собой противоборствующие системы действий (поведения). Поэтому и подход к их изучению должен быть системным. По нашему мнению система противодействия включает в себя классификационную систему видов противодействия, а также как систему действий противодействующей стороны, отражающую закономерный процесс развития противодействия. В свою очередь, система преодоления противодействия — это система тактических рекомендаций различного уровня конкретности и диспозитив-ности (принципы — методы — приемы), а также система действий следователя и оперативных служб по преодолению противодействия.

Психическая природа противодействия объясняется оборонительной доминантой лица, привлекаемого к уголовной ответственности, которая подавляет чувство справедливости вследствие низкого уровня сознательности. В противоположность этому психическая природа преодоления противодействия следователем (оперативным работником) обусловлена потребностью добросовестного исполнения долга, победы справедливости и закона, желанием «переиграть» недобросовестного противника и благодаря этому самоутвердиться, получив

154

репутацию высококвалифицированного работника.

Должна проводиться тактическая подготовка следователей (оперативных работников) по аналогии с тактической подготовкой в военных и милицейских учебных заведениях. Цель такой подготовки — выработать правильные навыки реагирования на тот или иной вид противодействия. Методические приемы могут быть самыми различными: инструктаж, разыгрывание ситуаций и анализ поведения игроков, ретроспективный анализ случаев из практики, отработка новых образцов поведения, программирующие процедуры и технологии и т. д.

Обучающиеся лица должны давать подписку о неразглашении полученных ими знаний, соблюдать режим секретности при ведении конспектов. Методические пособия целесообразно издавать под грифом «для служебного пользования».

Некоторые положения диссертации использовались и могут использоваться в процессе обучения практических работников. Положения о двух соперничающих системах поведения имеют наглядный характер, что позволяет следователям с помощью образного мышления представлять себе в комплексе ситуацию противодействия и тактику его преодоления.

Думается, что дальнейшее исследование данных проблем должно проводиться в следующих направлениях:

— определение, с точки зрения специализации по видам преступной деятельности, типичных видов противодействия и способов его преодоления; — — совершенствование старых и поиск новых способов нейтрализации противодействия; — — совершенствование систематизации видов противодействия и способов его преодоления; — — углубление психологических знаний о природе и механизме противодействия, а также о психических резервах в экстремальных условиях; — 155

— разработка психотехники психологической защиты, мобилизации и реагирования на противодействие;

  • совершенствование этических норм служебной деятельности работника правоохранительных органов и т. д.

Потребность в новых знаниях по проблеме противодействия предварительному следствию усиливается с каждым годом. Автор надеется, что в скором времени в рамках криминалистической науки сформируется широкое научное направление, изучающее проблемы преодоления противодействия, что, несомненно, принесет ощутимую пользу в деле борьбы с преступностью.

156

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Конституция Российской Федерации. М., 1993. 64 с.
  2. Временная инструкция о порядке обеспечения государственной защиты судей должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов. Утв. Приказом МВД РФ от 20.12.95. № 483 // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств. 1996. № 1.
  3. Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами. № 34/15 от 18. 10. 89. Утв. Ген. прокурором СССР № 34/15 от 12.02.90; Председателем ВС СССР № 01-16/7-90 от 12.02.90; Министром внутренних дел СССР № 1/1002 от 15.03.90; Министром юстиции СССР № К-8-106 от 14.02.90; Председатель КГБ СССР № 441/Б от 14.03.90.
  4. Об оперативно-розыскной деятельности: Федеральный закон от 12.08.95 // Собрание законодательства РФ. 1995. № 33. Ст. 3349.
  5. Уголовный кодекс Российской Федерации. Официальный текст. М., 1996.192 с.

6.Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Официальный текст. М., 1998.223 с.

  1. О государственной защите судей, должностных лиц правоохранитель ных и контролирующих органов: Федеральный закон от 20.04.95 // Собрание законодательства РФ. № 17. Ст. 1455.

  2. Акоф Р. Л., Эмери Ф. И. О целеустремительных системах / Пер. с англ. Г. Б. Рубальского. М., 1974. 271 с.
  3. Антонян Ю. М., Еникеев М. И., Эминов В. Е. Психология преступника и расследования преступлений. М., 1996. 336 с.
  4. Аскин Я. Ф. Философский детерминизм и научное познание. М.,
  5. 188 с.

157

П.Афанасьев В. Г. Социальная информация и управление обществом. М., 1975.408 с.

  1. Баев О. Я. Конфликты в деятельности следователя (Вопросы теории). Воронеж,
  2. 160 с.
  3. Баранов П. В. Рефлексивное управление и рефлексивная структура решений в играх двух лиц со строгим соперничеством // Проблемы принятия решения: Сборник статей / Под ред. П. К. Анохина и др. М., 1976. С. 27—33.
  4. Бассин В. Ф., Бурлакова М. П., Волков В. Н. Проблемы психологической защиты // Психологический журнал. 1988. Т. 9. № 3.
  5. Бахин В. П., Кузьмичева В. С, Лукьянчикова Е. Д. Тактика использования внезапности в раскрытии преступлений органами внутренних дел: Учебное пособие. Киев, 1990. 54 с.
  6. Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории — к практике. М., 1988. 304 с.
  7. Белкин Р. С. Курс криминалистики: В 3 т. М., 1997. Т.1: Общая теория криминалистики. 408 с; Т. 2: Частные криминалистические теории. 464 с; Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. 480 с.
  8. Белкин Р. С. Курс советской криминалистики: В 2 т. М., 1977. Т. 1. 340 с; М.,
  9. Т. 2. 410 с
  10. Белкин Р. С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград, 1993. 200 с
  11. Белкин Р. С, Винберг А. И. Криминалистика. Общетеоретические проблемы. М.,
  12. 264 с
  13. Березанская Б. А. Роль внушаемости и критичности в процессе целе- образования //Психологические механизмы целеобразования. М., 1977. С. 24—36.
  14. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений; Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы / Пер. с англ.; Под общ. ред. М. С. Мацковского. СПб., 1995. 400 с.
  15. 158

  16. Бирюков Б. В., Урсул А. Д., Поваров Г. Н. О развитии понятия информации // Управление, информация, интеллект. М., 1976. 383 с.
  17. Богинский В. Е. Рефлексивное управление при допросе: Учебное пособие. Харьков, 1983. 41 с.
  18. Бородкин Ф. М., Коряк Н. М. Внимание конфликт! Новосибирск, 1989. 180 с.
  19. Брудный А. А. К теории коммуникативности воздействия // Теоретические и методологические проблемы социальной психологии. М., 1977. 205с.
  20. Бурданова В. С. Выдвижение и проверка версий защиты при расследовании преступлений. Л., 1983. 28 с.
  21. Бурданова В. С. Криминалистическое обеспечение всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела: Учебное пособие. СПб, 1994.99 с.
  22. Бурданова В. С. О понятии и значении негативных обстоятельств // Вопросы предупреждения преступности. М., 1965. Вып. 2. С. 32—37.
  23. Быховский И. Е. Процессуальные и тактические вопросы системы следственных действий: Дис. … д-ра. юрид. наук. М., 1975. 52 с.
  24. Васильев А. П., Карнеева Л. М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М., 1970. 208 с.
  25. Васильев А. Н., Мудьюгин Г. Н., Якубович Н. А. Планирование расследования преступлений. М., 1957. 199 с.
  26. Васильев В. Л. Психологические основы организации труда следователя: Учебное пособие. Волгоград, 1976. 56 с.
  27. Васильев В. Л. Социальная справедливость: психологические проблемы. Л.,
  28. 32 с.
  29. Васильев В. Л. Юридическая психология. СПб., 1997. 656 с.
  30. Ведерников Н. Т. Личность обвиняемого и подсудимого (понятие, предмет и методика изучения). Томск, 1978. 174 с.
  31. 159

3 /. Вилюнас В. К. Психологические механизмы мотивации человека. М., 1990.283 с.

  1. Возгрин И. А. Общие положения криминалистической тактики. Л., 1988.28 с.
  2. Волженкин Б. В. Коррупция: Серия «Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе». СПб., 1998. 44 с.
  3. Волкогонов Д. А. Психологическая война: Подрывные действия империализма в области общественного сознания. М., 1983. 288 с.
  4. 41.Гарсиан Бальтазар. Карманный оракул или наука благоразумия. СПб., 1998.287 с.

  5. Глазырин Ф. В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий: Учебное пособие. Свердловск, 1973. 156 с.
  6. Гмырко В. П. К вопросу о тактических комбинациях в расследовании // Вопросы охраны правопорядка и борьбы с правонарушениями: Межвузовский тематический сборник. Караганда, 1983. С. 29—34.
  7. Голунский С. А. Выступление на совете ВНИИ криминалистики // Советская криминалистика на службе следствия. 1956. Вып. № 7. С. 160— 169.
  8. Горский Г. Ф., Кокорев Л. Д., Котов Д. П. Судебная этика. Воронеж, 1973.272 с.
  9. Густов Г. А. Моделирование в работе следователя. Л., 1985. 117 с.
  10. Доспулов Г. Г., Мажитов Ш. М. Психология показания свидетелей и потерпевших. Алма-Ата, 1975. 192 с.
  11. Доценко Е. Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. М.,
  12. 344 с.
  13. Драпкин Л. Я. Особенности информационного поиска в процессе расследования и тактика следствия // Проблемы повышения эффективности предварительного следствия: Сборник статей / Под ред. А. А. Любавина. Л., 1976. С. 82—86.
  14. 160

  15. Дружинин В. Н. Структура и логика психологического исследования. М., 1994.163 с.
  16. Дубровский Д. И. Обман. Филоеофско-психологический анализ. М., 1994. 120 с.
  17. Дулов А. В. Введение в судебную психологию. М., 1970. 160 с.
  18. Дулов А. В. О разработке тактических операций при расследовании преступлений // 50 лет советской прокуратуры и проблемы совершенствования предварительного следствия: Краткие тезисы докладов к научной конференции 17—18 апреля 1972 г. / Под ред. А. А. Любавина и др. Л., 1972. С. 78—85.
  19. Дулов А. В. Основы психологического анализа на предварительном следствии. М., 1973. 168 с.
  20. Дулов А. В. Судебная психология. Минск, 1975. 462 с.
  21. Дулов А. В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск,
  22. 128 с.
  23. Ершов П. М. Искусство толкования: В 2 ч. Дубна, 1997. Ч. 1. 344с; 4.2.585 с.
  24. Журавлев СЮ. Противодействие деятельности по расследованию преступлений и тактика его преодоления: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н.Новгород, 1992.24 с.
  25. Журбин В. И. Понятие психологической защиты в концепциях 3. Фрейда и К. Роджерса// Вопросы психологии. 1990. № 4. С. 14—22.
  26. Закатов А. А. Ложь и борьба с нею. Волгоград, 1981. 192 с.
  27. Исаев И. А. История государства и права России: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М., 1996. 544 с.
  28. Кабаченко Т. С. Активизация человеческого фактора: методы психологического воздействия // Психологический журнал. 1986. №4. С. 11—15.
  29. Каледин Р. А. О содержании понятия «тактическая комбинация» // Тактические операции и эффективность расследования: Межвуз. сборник научных трудов / Под ред. И.Ф.Герасимова, Л.Я.Драпкина и др. Сверд-
  30. 161

ловск, 1986. С. 12—16.

  1. Карагодин В. Н. Криминалистическое понятие способа сокрытия преступления // Проблемы развития криминалистики в условиях научно-технического процесса: Межвуз. сборник научных трудов / Под ред. И. Ф. Герасимова и др. Свердловск,
  2. С. 12—18.
  3. Карагодин В. Н. Основы криминалистического учения о преодолении противодействия расследованию. Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Екатеринбург,
  4. 52 с.
  5. Карагодин В. Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. Свердловск, 1992. 176 с.
  6. Карнеги Д. Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей / Пер. с англ.; Под ред. В. П. Зинченко, Ю. М. Жукова. М., 1993. 720 с.
  7. Карнеева Л. М. Тактические приемы допроса обвиняемого // Труды ВШ МВД СССР. М., 1971. Вып. 32. С. 21—27.
  8. Карташев В. А. Система систем. Очерки теории и методологии. М., 1995.325 с.
  9. Кириллов В. И., Старченко А. А. Логика: Учебник для юридических вузов. 5-е изд., перераб. и доп. М., 1998. 256 с.
  10. Клаузевиц К. О войне / Пер. с нем. М., 1994. 448 с.
  11. Ковалев В. И. Мотивы поведения и деятельности. М., 1988. 206 с.
  12. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации /Под ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева. 2-е изд., изм. и доп. М., 1998. 832 с.
  13. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР /Под ред. В. М. Лебедева. М., 1995. 613 с.
  14. Конрад Н. И. Синология / Репринт с изд. 1977 г. М., 1995. 621 с.
  15. Косоплечее Н. П. Анкетный метод в криминологическом исследовании. М., 1971.128 с.
  16. Котарбиньский Т. Трактат о хорошей работе / Пер. с польск. М., 1972.428 с.
  17. 162

  18. Криминалистика: Учебник/ Под ред. Р. С. Белкина. М., 1999. 971 с.
  19. Криминалистика: Учебник / Под ред. Н. П. Яблокова. М., 1999. 716 с.
  20. Криминалистика: Учебник / Под ред. А. Г. Филипова, А. Ф. Волынского. М.,
  21. 543 с.
  22. Криминалистика: Учебное пособие / Под ред. В. А. Образцова. М., 1997.760 с.
  23. Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики: Учебник /Под ред. В. Д. Грабовского, А. Ф. Лубина. Н. Новгород, 1995. 400 с.
  24. Криминалистика: Учебник / Под ред. И. Ф. Герасимова, Л. Я. Драп-кина. М., 1994.528 с.
  25. Криминалистика: Учебник / Под ред. И. Ф. Пантелеева, Н. А. Семенова. М.,
  26. 543 с.
  27. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / Под ред. Т. В. Аверьяновой, Р. С. Белкина. М., 1997. 400с.
  28. Кудрявцев В. Н. Юридическая конфликтология — новое направление в науке // Государство и право. 1994. № 4. С. 4—8.
  29. Куликов В. Н. Прикладное исследование социально-психологического воздействия // Прикладные проблемы социальной психологии: Сборник статей / Под ред. Е. В. Шороховой, В. П. Левковича. М., 1983. С. 288—293.
  30. Кульчинский Б. Г. Вероятностно-статистическая оценка эффективности тактических операций и проблема совершенствования методики расследования преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. 1980. Вып. 32. С. 50—54.
  31. Лавров В. П., Лузгин И. М. Способ сокрытия преступления и его криминалистическое значение. М., 1982. 179 с.
  32. Ларин А. М. От следственной версии к истине. М., 1976. 199 с.
  33. 163

  34. Ларин А. М. Работа следователя с доказательствами. М., 1966. 156 с.
  35. Левитов И. Д. Психическое состояние беспокойства, тревоги //Вопросы психологии. 1969. № 1. С. 22—26.
  36. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. 2-е изд. М., 1977. 304 с.
  37. Лефевр В. А. Конфликтующие структуры. М., 1967. 159 с.
  38. Лефевр В. А., Смолян Г. Л. Алгебра конфликта. М., 1968. 63 с.
  39. Лузгин И. М. Моделирование при расследовании преступлений. М., 1981. 152 с.
  40. Любичев С. Г. Этические основы следственной тактики. М., 1980. 95 с.
  41. Миньковский Г. М. Понятие предмета доказывания // Теория доказывания в советском уголовном процессе / Под. ред. Н. В. Жогина. 2-е изд. М., 1973.735 с.
  42. Михальчук А. Е. Тактические комбинации при производстве следст венных действий / Под. ред. В. В. Степанова. Саратов, 1991. С. 10—13.

  43. Мясищев В. Н. Личность и неврозы. Л., 1960. 426 с.
  44. Налчаджян А. А. Социально-психологическая адаптация личности (формы, механизмы и стратегии). Ереван, 1988. 263 с.
  45. Никифоров А. Л. Философия науки: История и методология: Учебное пособие. М., 1998. 280 с.
  46. Образцов В. А., Ястребов В. Б. Актуальные направления развития криминалистической методики и тактики расследования // Актуальные направления развития криминалистической методики и тактики расследования: Материалы расширенного заседания ученого совета ВИИПРМПП. М., 1978. С. 27—31.
  47. Овечкин В. А. Расследование преступлений, скрываемых инсценировками. Харьков, 1979. 64 с.
  48. 164

  49. Организованная преступность — 2 / Под ред. А.И.Долговой, С. В. Дьякова. М.,
  50. 328 с.
  51. Организованная преступность: Круглый стол издательства «Юридическая литература» / Под ред. А.И.Долговой, С.В.Дьякова. М., 1989. 351 с.
  52. Основы борьбы с организованной преступностью /Под ред. B.C. Овчинского и др. М., 1996. 397 с.
  53. Особенности предварительного расследования преступлений, осуществляемого с участием защитника: Методическое пособие / А. А. Леви, Н. А. Якубович, Л. В. Батищева, Е. И. Конах. М., 1995. 95 с.
  54. Пантелеев И. Ф. Некоторые вопросы психологии расследования преступлений // Труды ВЮЗИ. М., 1973. Вып. 29. С. 38—46.
  55. ПО. Питерцев С. К., Степанов А. А. Тактические приемы допроса: Учебное пособие. СПб., 1994. 56с.

  56. Плэтт В. Стратегическая разведка. Основные принципы. М., 1997. 376 с.
  57. Подшибякин А. С. Тактические операции и охрана законных прав и интересов граждан при расследовании преступлений // Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе: Сборник статей / Под ред. В. Я. Чека-нова и др. Саратов, 1981. С. 119—123.
  58. Порубов Н. И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве.
  59. Минск, 1973. 368 с.

  60. Преступность и правонарушения: Статистический сборник. М., 1997. 173 с.
  61. Психология управления: Курс лекций / Под ред. Л. К. Аверченко и др. Новосибирск, 1997. 150 с.
  62. Психология: Словарь / Под ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. 2-е изд., испр. и доп. М., 1990. 494 с.
  63. 165

  64. Ратинов А. Р. Ефремова Г. X. Правовая психология и преступное поведение: Теория и методология исследования. Красноярск, 1988. 253 с.
  65. Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей: Учебник. М., 1967.290 с.
  66. Ратинов А. Р. Теория рефлексивных игр в приложении к следственной практике // Правовая кибернетика: Сборник статей / Под ред. В. Н. Кудрявцева. М.,
  67. С. 185—197.
  68. Ратинов А. Р., Адамов Ю. А. Лжесвидетельство. М., 1976. 151 с.
  69. Ратинов А. Р., Ефимова Н. И. Психология допроса обвиняемого: Методическое пособие. М., 1988. 114 с.
  70. Ратинов А. Р., Скотникова Т. А. Самооговор (происхождение, предотвращение и разоблачение ложных признаний). М., 1973. 143с.
  71. Рахунов Р. Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому уголовно-процессуальному праву. М., 1961. 277 с.
  72. Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии. М., 1976. 423 с.
  73. Рузавин Г. И. Логика и аргументация: Учебное пособие. М., 1997. 351с.
  74. Рузавин Г. И. Методологические проблемы аргументации. М., 1997. 204 с.
  75. Селиванов Н. А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982. 150 с.
  76. Словарь военных терминов / Сост. А. М. Плехов. М., 1988. 335 с.
  77. Словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. А. П. Евгеньевой. 2-е изд., испр. и доп. М., 1981—1984. Т. 1. А—Й. 1981. 698 с; Т. 2. К—О. 1982. 736 с; Т. 3. П—Р.
  78. 752 с; Т. 4. С—Я. 1984. 794 с.
  79. Смолян Г. Л. Принципы исследования конфликтов // Вопросы философии.
  80. № 8. С. 34—38.
  81. Советский уголовный процесс / Под ред. Н. С. Алексеева, В. 3. Лукашевича. Л., 1989. 472 с.
  82. 166

  83. Современный словарь иностранных слов / Под ред. Е. А. Гришина. М., 1992.740 с.
  84. Современный философский словарь / Под ред. В. Е. Кемерова. М., 1996. 608 с.
  85. Сологуб Н. М. Назначение и использование документальных ревизий при расследовании приписок в строительстве // Следственная практика. М., 1981. Вып.
  86. С. 23—33.
  87. Сологуб Н. М. Работа следователя с документами по делам о недостаче: Методические указания. Л., 1986. 23 с.
  88. Судебная реформа и эффективность деятельности органов суда, прокуратуры и следствия: Тезисы выступлений аспирантов на научно-практической конференции. СПб, 1998. 168 с.
  89. Сыров А. В. Проблемы научных основ тактики следственных действий: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1969. 23 с.
  90. Трубачев А. Д. Использование специальных познаний при производстве тактических операций в процессе выявления и расследования хищений // Применение специальных познаний в борьбе с преступностью: Межвуз. сборник научных трудов / Под ред. И. Н. Сорокотягина. Свердловск, 1983. С. 55—59.
  91. Филонов Л. Б. Психологические способы выявления скрываемого обстоятельства. М., 1979. 99 с.
  92. Философский энциклопедический словарь / Под ред. С. С. Аверин-цева и др. 2-е изд. М., 1989. 815 с.
  93. Фрейд А. Психология Я и защитные механизмы. М., 1993. 144 с.
  94. ФронтинС. Ю. Военные хитрости (Стратегемы). СПб., 1996. 230 с.
  95. Хайдуков Н. П. Понятие воздействия, его правомерность и допустимость в деятельности следователя // Вопросы теории и практики предварительного следствия в органах внутренних дел: Сборник статей / Под ред. В. Я. Чекановаи др. Саратов, 1973. С. 135—141.
  96. 167

  97. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность / Пер. с нем. М., 1986. 406 с.
  98. Хлюпин Н. И. Тактические операции в структуре методики расследования отдельных видов преступлений // Особенности расследования отдельных видов и групп преступлений: Межвуз. сборник научных трудов / Под ред. И. Ф. Герасимова, Л. Я. Драпкина. Свердловск, 1980. С. 35—40.
  99. Шиканов В. И. Разработка теории тактических операций — важнейшее условие совершенствования методики расследования преступлений // Методика расследования преступлений (общие положения): Учебное пособие / Под ред. И. Ф. Пантелеев. М., 1976. С. 165—168.
  100. Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. /Пер. с англ.; Науч. ред. Я. Н. Засурский. М., 1980. 326 с.
  101. Элькинд П. С. Цели и средства их достижения в советском уголовно- процессуальном праве. Л., 1976. 143 с.
  102. Юридическая конфликтология /Под ред. В. Н. Кудрявцева. М., 1995.317 с.
  103. Якубович Н. А. Теоретические основы предварительного следствия: Учебное пособие. М., 1971. 143 с.
  104. 168

ч

ПРИЛ ОЖЕН ИЕ

169

Приложение 1

АНКЕТА для опроса прокурорско-следственных работников прокуратуры

Ленинградской области

Уважаемый коллега! Кафедра прокурорско-следственной деятельности в сфере борьбы с преступностью проводит исследование по теме: «Природа и виды противодействия расследованию и тактика его преодоления». Просим Вас ответить на нижеследующие вопросы:

  1. Каков Ваш следственный стаж?

До года. Более года. Более 5 лет.

  1. Как часто Вы сталкиваетесь с теми или иными случаями противодейст вия расследованию?

Никогда. Редко. Часто. В каждом деле.

  1. Если сталкивались, то в чем это обычно выражалось?

  2. Какие отрицательные последствия, на Ваш взгляд, обычно влечет противодействие?

  3. Какие обычно меры Вы предпринимаете для преодоления противодействия?

  4. Что необходимо сделать, чтобы ослабить противодействие следствию до разумных пределов?

Кафедра

Приложение 2

ТАБЛИЦА

обработки данных, полученных при анкетировании 114 прокурорско-

следственных работников прокуратуры Ленинградской области,

производившегося в период с 01.02.99 по 15.09.99

: № Вопросы анкеты Ответы 1 Каков ваш следственный стаж?

1) до года; 2) более года; 3) более 5

лет. 1)46%; 2) 34%; 3)20% 2 Как часто Вы сталкиваетесь со случаями
противодействия расследованию?

1) никогда; 2) редко; 3) часто; 4) каждый раз 1) 0%; 2) 1%; 3) 8%; 4) 91% 3 Если сталкивались, то в чем это обычно выражалось? 1) частое изменение показаний -38%;

2) воздействие на свидетелей — 21% ;

3) психическая дестабилизация - 20%;

4) срыв договоренностей — 14%;

5) коррупционные связи — 3%;

6) другие - 4%. 4 Какие отрицательные последствия на Ваш взгляд обычно ведет противодействие? 1) стрессы —37%;

2) дефицит времени - 25%;

3) изменение меры пресечения - 17%;

4) ухудшение судебной пер спективы- 11%;

5) прекращение дела - 2%;

6) другие - 8%. 5 Что необходимо сделать, чтобы ослабить
противодействие следствию до разумных пределов? 1) упростить уголовный про цесс - 32%;

2) уменьшить нагрузку на сле дователя - 22%;

3) защитить свидетеля — 20%;

4) обеспечить оружием - 11%;

5) улучшить оперативное обес печение- 10%;

6) другие - 5%.