lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Коровкин, Дмитрий Сергеевич. - Основы криминалистического учения о метательном неогнестрельном оружии: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Саратов, 1999 308 с. РГБ ОД, 61:00-12/378-4

Posted in:

САРАТОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД России

На правах рукописи

КОРОВКИН ДМИТРИЙ СЕРГЕЕВИЧ

ОСНОВЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО УЧЕНИЯ О МЕТАТЕЛЬНОМ НЕОГНЕСТРЕЛЬНОМ

ОРУЖИИ

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс; криминалистика; теория оперативно-розыскной деятельности

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ:

кандидат юридических наук,

доцент ЕГОРОВ А.Г.

САРАТОВ 1999 Г.

. §01* #»

t

?

• >

I

2 ТЕМ А: ОСНО ВЫ КРИ МИН АЛИС ТИЧЕ СКОГ О УЧЕН ИЯ О МЕТ АТЕЛ ЬНО М

НЕОГ НЕСТ РЕЛЬ НОМ ОРУ ЖИИ

ВВЕДЕ НИЕ 4

ГЛАВА
1.
НАУЧ НО- ТЕХНИ ЧЕСКИ Е
ОСНОВ Ы
КРИМ ИНАЛ ИСТИЧ ЕСКОГ О УЧЕНИЯ О 11 МЕТАТ ЕЛЬНО М НЕОГН ЕСТРЕ ЛЬНО М ОРУЖ ИИ

1.1. И стория развит ия отдель ных групп метате льного оружи я 11 1.2. 1.3. К онстру кция непоср едстве нно метаем ого метате льного оружи я 19 1.4. 1.5. О собенн ости устрой ства метате льных присп особле ний 51 1.6. 1.7. К онстру ктивн ые особен ности метате льных механ измов 54 1.8. 1.9. О бщие сведен ия о констр укции отдель ных видов метате льных снаряд ов 99 1.10. ГЛАВА 2. ТЕОРЕ ТИЧЕС КИЕ ОСНОВ Ы КРИМ ИНАЛ ИСТИЧ ЕСКОГ О УЧЕН ИЯ О МЕТАТ ЕЛЬНО М
109

НЕОГН ЕСТРЕЛ ЬНОМ ОРУЖИ И

I

2.1.
Опред еление понят ия “метат ельное оружи е” 109

•’
2.2.
Класс ифика ция метате льного оружи я 117

2.3. С истема призна ков метате льного оружи я 124 2.4. 2.5. П онятие и класси фикац ия метате льных снаряд ов 134 2.6. 2.7. П онятие , структ ура крими налист ическо го учения о метате льном неогне стрель - 138 ном оружии и его место в системе криминалистики 2.8. ГЛАВА 3. ОБЩИ Е ПОЛОЖ ЕНИЯ КРИМИ НАЛИС ТИЧЕС КОГО ЭКСПЕР ТНОГО ИССЛЕ ДОВАН ИЯ 146 МЕТАТ ЕЛЬНО ГО НЕОГН ЕСТРЕ ЛЬНОГ О ОРУЖ ИЯ

3.1. П онятие , объект ы, предм ет и задачи крими налист ическо й экспер тизы метате ль- 146 ного неогнестрельного оружия 3.2. 3.3. К ритери и относи мости исслед уемых крими налист ическо й экспер тизой предм е- 159 тов к категории метательного оружия 3.4. 3.5. К ритери и относи мости метате льных ножей, кинжа лов, сюрик енов, метате льных 162 стрелок и топоров к категории метательного оружия 3.6. 3.7. К ритери и относи мости к катего рии метате льного оружи я предм етов ударно - 170 3.8.

3 раздробляющего действия

3.5. Критерии относимости отдельных групп метательных механизмов и метательных
171

приспособлений к категории метательного оружия

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 188

Список ЛИТЕРАТУРЫ 192

ПРИЛОЖЕНИЯ 20 9

4 ВВЕДЕНИЕ

АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Меняющийся, нестабильный характер общественных отношений в современной России вызвал рост преступности и как следствие увеличение преступлений, связанных с применением, ношением и сбытом самого различного оружия. Если раньше при совершении преступных деяний представителями криминальных структур использовалось преимущественно огнестрельное оружие, то в настоящий момент наблюдается постепенное увеличение числа преступлений, связанных с использованием метательного неогнестрельного оружия. Интерес к данному оружию со стороны противоправно настроенных личностей вызван возможностями скрытого ношения, бесшумностью применения на расстоянии от цели и притягательной “экзотичностью”.

Луки и арбалеты, относящиеся к категории метательного иеогнестрельного оружия, позволяют успешно осуществлять незаконный промысел животных, поскольку обеспечивают достаточно высокую точность поражения цели и при этом не демаскируют стреляющего звуками выстрела.

Метательное неогнестрельное оружие своей эффективностью и простотой изготовления (по сравнению с огнестрельным оружием) привлекает внимание и простого обывателя, стремящегося в обстановке политической и экономической нестабильности оградить себя от посягательства преступных элементов общества. Как показывает практика, в большинстве уголовных дел, возбуждаемых по фактам незаконного ношения и изготовления метательного неогнестрельного оружия, обвиняемыми выступают лица, ранее не привлекавшиеся к уголовной ответственности и мотивирующие свои противоправные действия желанием защитить себя и свою семью либо стремлением просто обладать данным оружием из «любви» или праздного интереса к нему.

Подобное положение дел привело к тому, что если в конце 80-х и начале 90-х годов XX века в СССР, а затем и в России, в экспертной практике метательное неогнестрельное оружие встречалось очень редко (не более 10-30 экспертиз в год), то, начиная с 1995 года по 1999 включительно, в России, как показывает проведенный нами статистический анализ, в год производится около 100 экспертных исследований метательного неогнестрельного ору-

5 жия. Наибольшее количество криминалистических экспертиз по данному оружию производится в таких городах, как Москва, Санкт-Петербург, Владивосток.

Несмотря на то, что метательное неогнестрельное оружие не часто, но все же встречалось в криминалистической практике до 1993 года, практически не предпринимались попытки создать методические основы его криминалистического исследования. Данная ситуация изменилась с введением в правоприменительную практику в 1993 году закона Российской Федерации “Об оружии”, в котором впервые законодательно было определено понятие “холодное метательное оружие” Определение данного понятия было сохранено без изменений и в новом Российском законе “Об оружии” 1996 года, но уже как определение понятия “метательное оружие”. Определение включает в себя признаки, позволяющие разграничить, в их понимании, метательное оружие от огнестрельного и пневматического, которое как таковое тоже является метательным оружием.

Данные законы послужили не только нормативной базой для криминалистического исследования метательного неогнестрельного оружия, но и выдвинули проблему создания научных основ его криминалистического исследования.

Анализ отечественной криминалистической литературы показал, что вопросы криминалистического исследования метательного неогнестрельного оружия рассматривались в работах Е.Н. Тихонова, А.С. Подшибякина, А.Г. Егорова, М.М. Житомирского, Г.В. Миро-ненко, A.M. Герасимова, В.Л. Рыжкова и А.С. Винниченко [2.23; 2.34; 2.64; 2.65; 2.66; 2.76; 2.85; 3.8; 3.9; 3.10; 3.22; 3.46]. В своих работах указанные авторы касались проблем, связанных с определением понятия “метательное оружие”, особенностями его конструктивного устройства, классификацией метательного неогнестрелыюго оружия и отдельными положениями криминалистического экспертного исследования некоторых видов данного оружия.

До настоящего момента практически не освещались вопросы, связанные с возможностью создания криминалистического учения о метательном неогнестрелыюм оружии, с диагностическим исследованием метательного неогнестрельного оружия, с системой признаков этого оружия. Полностью не изучены особенности конструкции различных групп данного оружия, не сформулированы критерии относимости предметов к категории метательного неогнестрельного оружия. Без внимания были оставлены вопросы криминалиста-

6

ческого исследования метательных снарядов к метательному неогнестрельному оружию, а также вопросы, связанные с терминами обозначающими основные конструктивные элементы метательного неогнестрельного оружия, его снарядов и возможным объемом толкования термина “метательное оружие”.

Отмеченные обстоятельства и определили выбор темы данного диссертационного исследования.

ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ

Объектом исследования является деятельность криминальных элементов, связанная с метательным неогнестрельным оружием; практика криминалистического экспертного исследования этой группы оружия; образцы данного оружия, а также достоверные сведения о конструкции отдельных подвидов и типов метательного неогнестрельного оружия и его снарядов.

Предметом исследования являются объективные закономерности, познание которых позволяет разработать теоретические положения и методические основы криминалистического исследования метательного неогнестрельного оружия.

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ

Целью исследования является разработка отдельных теоретических и практических положений криминалистического учения о метательном неогнестрельном оружии. Поставленная цель достигается путем решения следующих задач:

• разработка понятийного аппарата и структуры криминалистического учения о метательном неогнестрельном оружии; • • определение основных теоретических положений криминалистического экспертного исследования метательного неогнестрельного оружия; • • создание многоуровневой классификации метательного неогнестрельного оружия и его снарядов; • • разработка системы признаков метательного неогнестрельного оружия; • • определение и описание конструктивных особенностей отдельных групп метательного неогнестрельного оружия и его снарядов; •

7

• систематизация терминологического аппарата, используемого при описании конструкции метательного неогнестрельного оружия и снарядов к нему; • • разработка критериев относимости предметов к категории метательного неогнестрельного оружия; • • вьивление экспериментальных методов определения соответствия предметов
критериям относимости к категории метательного оружия. • МЕТОДОЛОГИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Методологическую основу диссертационного исследования составляют: материалистическая диалектика, формальная логика, криминалистическая методология и общетеоретические концепции криминалистики.

При решении поставленных задач использовался широкий круг общих и частных методов научного исследования, общие и частные методы криминалистики.

Теоретическую основу диссертационного исследования составляют положения общей теории криминалистики и судебной экспертизы, содержащиеся в работах Р.С Белкина, В.Я. Колдина, И.М. Лузгина, В.А. Снеткова, Н.А. Селиванова, А.Р. Шляхова и других ученых. [2.8; 2.9; 2.10; 2.15; 2.47; 2.61; 2.97; 2.98; 2.99; 2.100; 3.67; 3.74]; методические рекомендации по криминалистическому экспертному исследованию метательного неогнестрельного оружия, разработанные Г.В. Мироненко, A.M. Герасимовым, А.С. Рыжковым, А.В. Стальма-ховым, A.M. Сумарока и других [2.23; 2.76; 3.9; 3.46; 3.77; 3.78].

Исследовались и подвергались анализу общие положения исторического оружиеве- дения и сведения о конструкции отдельных видов, подвидов и типов метательного оружия, содержащиеся в работах историков оружия и военных исследователей оружия: В.Е. Марке-вича, А.К. Левковича, П.Д. Львовского, А.Ф. Медведева, Б.А. Литвинского, A.M. Хазанова, Ю.С. Худякова, М.В. Горелика, Д.Г. Савинова, Виоллет Ле Дюка, Вендалена Бехайма, Г. Раусинга, П.Е. Клопстега, Р.П. Галвея и других. [2.17; 2.29; 2.56; 2.58; 2.59; 2.93; 2.94; 3.35; 3.40; 3.63; 3.85; 6.10; 6.14; 6.16; 6.22; 6.25].

Эмпирическую базу данного диссертационного исследования составляют: обобщенные данные экспертной практики по городам Москве, Санкт-Петербургу и Саратову; образцы заключений экспертов по исследуемым ими образцам метательного неогнестрельного

8 оружия (30 экспертных исследовании за период 1994 - 1998 год); данные анкетного опроса 150 практических работников, осуществляющих экспертное исследование оружия в различных экспертных подразделениях системы МВД и МЮ России; натурные образцы метательного неогнестрельного оружия (около 50 единиц), хранящиеся в оружейных коллекциях Санкт-Петербургского Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи, Российского Государственного Эрмитажа, Санкт-Петербургского музея антропологии и этнографии, Саратовского областного краеведческого музея, частных коллекциях и коллекциях экспертно- криминалистических подразделений МВД и МЮ РФ городов Москвы, Санкт- Петербурга и Саратова.

Нормативную базу исследования составили: Конституция Российской Федерации, уголовное законодательство России, федеральные законы “Об оружии” 1993 и 1996 года, приказы и инструкции о порядке производства судебных экспертиз в системе МВД, МЮ России, руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, относящиеся к рассматриваемой проблематике.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Данная диссертация является первым комплексным исследованием, направленным на рассмотрение как теоретических, так и практических вопросов криминалистического учения о метательном неогнестрельном оружии.

Основные положения, отвечающие требованиям научной новизны, заключаются в следующем:

• обоснована необходимость существования криминалистического учения о метательном неогнестрельном оружии - теоретической базы криминалистического исследования метательного неогнестрельного оружия; • • разработаны структура и теоретические положения данного учения; • • разработаны общие теоретические положения криминалистической экспертизы метательного неогнестрельного оружия; • • предложены различные определения понятия “метательное оружие”, исходя из его возможного смыслового толкования; • • создана многоуровневая классификация метательного неогнестрельного оружия; •

9

• сформулированы определения отдельных видов и подвидов метательного неогнестрельного оружия; • • предложена комплексная система признаков метательного неогнестрельного оружия; • • впервые комплексно рассмотрены конструктивные особенности основных групп метательного неогнестрельного оружия и метательных снарядов; • • предпринята попытка упорядочить понятийный и терминологический аппарат, обозначающий различные виды метательного неогнестрельного оружия, метательных снарядов и их отдельные конструктивные части; • • сформулированы критерии относимости исследуемых криминалистическими методами предметов к категории метательного неогнестрельного оружия; • • предложены отдельные методы определения соответствия исследуемых предметов критериям относимости к категории метательного оружия. • ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

  1. Понятие, объект, предмет и структура криминалистического учения о метательном неогнестрельном оружии.
  2. Объекты и задачи криминалистической экспертизы метательного неогнестрельного оружия.
  3. Определение понятия “метательное оружие” как метательного неогнестрельного ручного индивидуального оружия.
  4. Определение понятия “метательные снаряды”.
  5. Многоуровневая классификация метательного неогнестрельного оружия и его снарядов.
  6. Система признаков метательного неогнестрельного оружия.
  7. Критерии относимости предметов к категории метательного неогнестрельного оружия.
  8. ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ И ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ

Теоретическая значимость данной работы состоит в том, что в ней рассмотрены теоретические положения криминалистического учения о метательном неогнестрельном оружии, освещены проблемные вопросы криминалистической экспертизы метательного неогнестрельного оружия и намечены пути их решения.

10 Практическая значимость исследования заключается в возможности использования разработанных положений в законотворческой деятельности по совершенствованию законодательной базы, регулирующей оборот метательного неогнестрельного оружия и наказание за неправомерные действия, связанные с ним; деятельности правоохранительных органов, осуществляющих исследование метательного неогнестрельного оружия; подготовке слушателей в учебных заведений МЮ и МВД России, осуществляющих преподавание курса криминалистики и специальных дисциплин, связанных с криминалистическими экспертизами; деятельности курсов, осуществляющих обучение и переподготовку работников экспертно- криминалистических учреждений МВД и МЮ России с целью повышения их квалификации; научно-исследовательской работе при дальнейшей разработке проблем, связанных с криминалистическим исследованием метательного неогнестрельного оружия.

АПРОБАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ И ВНЕДРЕНИЕ ИХ В ПРАКТИКУ

Результаты проведенного исследования, основанные на них положения, выводы и рекомендации неоднократно обсуждались на кафедре криминалистического оружиеведения СЮИ МВД России и освещались в научных публикациях.

Основные положения диссертационной работы используются в учебном процессе СЮИ МВД России при проведении семинарских и практических занятий на кафедре криминалистического оружиеведения.

Разработанные автором положения используются в практической деятельности экс- пертно-криминалистических подразделений ЭКУ ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а также Центральной Санкт-Петербургской лаборатории судебной экспертизы.

СТРУКТУРА ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и иллюстративного приложения.

11

ГЛАВА 1. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО УЧЕНИЯ О МЕТАТЕЛЬНОМ НЕОГНЕСТРЕЛЬНОМ ОРУЖИИ

1.1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ОТДЕЛЬНЫХ ГРУПП МЕТАТЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ

Начиная с 70-х годов нашего века, в отечественной криминалистической литературе начинают активно рассматриваться вопросы, связанные с этапами возникновения и эволюции метательного оружия [2.64 с. 16 - 17; 2.65, с. 39 - 40; 2.85, с. 40 - 41]. Наиболее спорным и активно обсуждаемым в специальной литературе был вопрос о том, относится ли метательное (в нашем понимании - метательное неогнестрельное) оружие к категории холодного оружия или же является самостоятельной группой. В процессе научных дискуссий по данному вопросу сложились три различных точки зрения:

  1. Метательное оружие является разновидностью холодного оружия и конструктивно развивается в рамках данной группы оружия.
  2. Метательное оружие является самостоятельной группой оружия и конструктивно развивается вне зависимости от холодного оружия.
  3. Отдельные виды метательного оружия следует выделить в самостоятельную группу оружия, другие же следует относить к категории холодного оружия, поскольку они имеют общие конструктивные черты и схожие этапы исторического развития.
  4. Одним из первых, кто высказал мысль об относимости метательного оружия к категории холодного оружия, был А.С. Подшибякин. В качестве обоснования своей точки зрения он приводил следующие доводы: “ …копье или пика могут быть использованы не только в рукопашном бою, но и для поражения цели на значительном расстоянии. …В настоящее время имеются образцы клинкового оружия (а оно относится к холодному), клинок которого в случае необходимости может выбрасываться из рукояти и лететь со значительной силой на расстояние в несколько десятков метров (нож типа “матадор”)” [2.64, с. 17; 2,65, с. 40]. Аналогичной точки зрения на данный вопрос придерживаются М.Н. Русаков, В.В. Зырянов и Г.В. Мироненко [2.74, с. 82-83; 3.46, с.12; 3.47, с. 39; 4.2, с.18].

Доказывая относимость метательного оружия к категории холодного оружия, Г.В. Мироненко писал: “Анализ истории развития оружия показывает, что первыми его видами

12 были дубина и копье (отметим, что для копья при его броске характерен разрыв целостной системы: источник энергии + копье + поражаемая цель). С развитием общества развивалось и оружие, которое становилось не только многоцелевым и универсальным, но и более модернизированным. Наряду с оружием метательным
(дротик, копье) и рукопашным (меч,

f стилет, кинжал), приводимым в действие мускульной силой, появилось оружие, принцип

действия которого был основан на использовании энергии натянутой тетивы (лук, арбалет). При этом все имевшееся оружие называлось таковым без какого-либо дополнения, независимо от того, являлось оно рукопашным или комбинированным. И только с появлением огнестрельного оружия, принцип действия которого был основан на энергии сгорания пороха, серы и т.п., возникла необходимость в ограничении его от уже существовавшего оружия (рукопашного и метательного). В этой связи оружие, действие которого было основано на энергии сгорания серы и пороха, иными словами - энергии “огня”, было названо огнестрельным, а все остальное оружие - “холодным” [3.46, с. 12]. Данная точка зрения нашла свое отражение в законе РФ “Об оружии” 1993 года, в ныне действующем Уголовном кодексе РФ (ч.4 ст. 222) и в ряде других официальных документах [1.1, с. 1445; 1.3, с. 2; 1.5, с. 141]. Как отмечает ряд авторов, возникновение данной точки зрения первоначально можно было объяснить стремлением отнести метательное оружие к группе оружия, обозначенной в ранее действовавшем УК без изменения содержания соответствующей статьи (ст. 218 УК РСФСР 1960 г) [3.19, с. 60- 62; 3.50, с. 33 - 34; 3.61. с. 20].

Одним из первых в отечественной криминалистической литературе точку зрения о том, что метательное оружие является самостоятельным видом оружия, высказал известный отечественный криминалист-оружиевед Е.Н. Тихонов. Свою точку зрения он обосновывал следующим образом: “Исторически сложилось так, что оружие, предназначенное для поражения живой цели путем нанесения ей телесных повреждений, делится по характеру применения на рукопашное (где человек - орудие - поражаемая цель в момент поражения контактируют между собой и представляют собой одну целостную систему) и метательное, которое в свою очередь по источнику энергии подразделяется на оружие с использованием мускульной силы человека (бумеранг, праща и т.п.), механическое (лук, арбалет, так называемый “нож”, в котором клинок выбрасывается под действием пружины и летит на дальние

13 дистанции и т.п.), пневматическое, газобаллонное, огнестрельное и т.д. Для метательного оружия, в том числе и основанного на использовании энергии мускульной силы человека, характерен разрыв целостной системы. Человек посылает снаряд или оружие в целом на расстояние и не имеет принципиального значения, как использовалась мускульная энергия (сила) человека - для метания предмета в целом, натяжения тетивы лука, взведения и спуска курка ит.п.”[2.85, с. 40 -41].

Менее категоричную позицию заняли по данному вопросу А.Г. Егоров, Н.М. Свид-лов, Ю.М. Ченцов, считая, что к холодному оружию метательное оружие следует относить только при наличии следующей совокупности условий: для метания оружия используется только мускульная сила человека, после броска в руках ничего не остается, конструктивные свойства оружия свидетельствуют о том, что оно предназначено также и для непосредственного причинения вреда [2.34, с. 9]. Данная точка зрения нашла свое отражение в принятом в 1998 году ГОСТе Российской Федерации “Холодное оружие (термины и определение)” [5.3 с. 1]. Авторы этого документа относят метательное оружие, конструктивно сходное с холодным оружием (метательные ножи, кинжалы, стрелки, бумеранги и т.д.), к одной категории оружия, обозначая данную группу как метаемое холодное оружие.

На наш взгляд, из всех рассмотренных точек зрения, наиболее правильной является точка зрения Е.Н. Тихонова. Его взгляды на данный вопрос совпадают с мнением историков оружия, которые в своих работах рассматривают холодное и метательного оружие как две самостоятельные группы [2.3; 2.17; 2.21; 2.29; 2.32; 2.58; 2.87]. Аналогичную позицию по данному вопросу занимают и многие отечественные криминалисты [3.19 с.63-64; 3.20 с.15-16; 3.42, с.71; 3.78, с.75]. Большинство практических работников экспертно-криминалистических подразделений МВД и МЮ России, из числа опрошенных нами (60 %), также не считают метательное оружие разновидностью холодного оружия.

Одним из наиболее веских аргументов, доказывающих самостоятельность такой группы оружия, как метательное, может быть краткая история возникновения и развития данной группы оружия.

Известный отечественный историк оружия В.Е. Маркевич писал: “Метательное оружие появилось и стало развиваться в эпоху, недоступную историческому исследованию.

14 Первобытный человек, в целях самозащиты от хищных зверей, а также для добывания себе в пищу рыб, зверей и птиц, должен был прибегнуть к помощи примитивных средств борьбы. Первыми такими средствами служили, вероятно, бывшие у человека под рукой предметы: палки, камни, кости и т.п., выполнявшие роль снаряда, метательным же оружием была рука человека. Человек, приспособившись к определенному снаряду, соответствующему его руке, силе и метательным способностям, действовал им наиболее удачно и неохотно расставался с ним…” [2.58, с 4 -5].

Исходя из этого высказывания В.Е. Маркевича, можно сделать вывод о том, что метательное оружие появилось, возможно, даже раньше, чем холодное или, по крайней мере, в одно время. Учитывая то, что наши далекие предки в первую очередь были охотниками - собирателями, а не воинами, можно предположить, что метательное оружие появилось первым, поскольку длительное время первобытным человеком практиковалась облавная охота, а не “поединок” со зверем, который стал возможен только с появлением современной фауны. Кроме того, человек длительный период своего развития не вел каких-либо войн, вызывающих совершенствование холодного оружия и защитного снаряжения (доспехов). Впоследствии, с развитием общественных отношений и появлением значительного числа военных конфликтов, некоторые группы метательного оружия конструктивно длительное время развивались под влиянием холодного оружия, что справедливо отмечали Л.С. Подшибякин и Г.В. Миронеико [2.64, с. 17; 2.65 с. 39; 3.46, с. 12]. Заимствование отдельных конструктивных элементов, присущих холодному оружию, при конструировании и изготовлении отдельных образцов метательного оружия осуществляется и поныне [6.11, с. 7; 6.12, с. 1, 57, 85; 6.30, с. 26].

Первым появилось метательное оружие, действие которого было основано на использовании биохимической энергии (мускульной силе человека). Рука человека выступала в качестве природного механизма, выбрасывающего одновременно оружие и как бы снаряд в направлении к цели. Данное оружие не потеряло своего значения с появлением более совершенного метательного оружия и достаточно широко используется даже в наше время [2.3, с. 156 -164; 2.24, с. 149 -151; 2.28, с. 147 - 152; 2.70, с. 158 - 161].

15

В дальнейшем, в процессе развития человеческой технической мысли было создано метательное оружие, представляющие собой различные приспособления (пращи, копьеме-талки) и механизмы (луки, арбалеты). Для поражения цели данное оружие использовало специальные снаряды, и действие этого оружия уже было основано не только на использовании биохимической энергии, но и механической. Наиболее широкое распространение данное механическое метательное оружие получило в эпоху средневековья и широко использовалось в военных и охотничьих целях от Англии до Кореи [2.29, с. 65- 66; 2.58, с. 4 - 7; 2.73, с. 145].

Изначально все метательное оружие по способу ведения стрельбы было исключительно ручным, а по способу обслуживания индивидуальным. С развитием фортификационных сооружений и изменением характера ведения военных действий метательные механизмы и приспособления послужили базой для появления метательных машин или метательной артиллерии. Длительное время термин “артиллерия” использовался для обозначения всего массива метательного оружия [3.51, с. 254-255].

По своей конструкции метательные машины подразделялись на невробаллисты (катапульты, эхнотоны и полионтоны), баробаллисты (рычажные пращи с противовесом и без него), аркобаллисты (токсобаллисты) (станковые арбалеты и самострелы) и пружинные метательные машины (бреколи различной конструкции) [3.45; 3.25, с. 342- 344]. Вершины своего технического развития метательные машины достигли в Античных государствах Средиземного моря и в средневековом Китае [2.96; 3.96, с. 10 - 16; 6.3, с. 281 - 283, 302].

Широкое распространение пороха, начиная с XIII века, привело к появлению еще одной группы метательного оружия - огнестрельного, которое к XIV веку разделилось на артиллерийские орудия и стрелковое оружие. Данную группу метательного оружия профессор Цитович предлагал именовать - порохострельным [2.58, с. 528], поскольку действие данного оружия основано на использовании энергии сгорания пороха или иного, сходного по свойствам с порохом, взрывчатого вещества. Из первой группы к XX веку выделились в отдельную группу минометы и бомбометы и т.д., а стрелковое разделилось на собственно стрелковое оружие (пулевое, дробовое) и гранатометное, огнеметное, ракетометное.

Следует отметить, что в 70-х годах в одной из своих работ Б.М. Комаринец сформулировал определение понятия “огнестрельное оружие”, где оно впервые в отечественной

16

криминалистической литературе совершенно справедливо определяется как метательное ог- ф нестрельное оружие [2.48, с. 46].

Появление в 1430 году пневматического оружия добавило еще одну группу объектов к ранее существовавшим и подпадающим под определение метательного оружия. Действие данного оружия основано на использовании механической энергии и внутренней энергии газов [2.58, с. 529].

Фактически, с точки зрения исторического оружиеведения и исходя из энтомологии словосочетания «метательное оружие? данным оружием можно считать любое оружие, пора- * жающее цель на расстоянии непосредственно либо снарядом. В связи с этим метательным

оружием может считаться и электромагнитное оружие, действие которого основано на ис пользовании электромагнитной энергии и поражающие цель на расстоянии снарядом. В группу метательного оружия можно было бы включить ручные гранаты и авиационные бом бы, поскольку они тоже подлежат метанию. Однако в настоящий момент данное оружие, вполне обоснованно, относят к категории боеприпасов, либо к взрывным устройствам. В от дельную группу следует выделить и огнеметное оружие, несмотря на то, что и его можно •1 было бы отнести к категории метательного оружия.

Подводя итог выше сказанному, все метательное оружие произвольно можно разделить на две большие группы: метательное неогнестрельное оружие и метательное огнестрельное оружие.

В свою очередь, в метательном неогнестрельном оружии можно будет выделить ручное, индивидуальное метательное оружие и метательные машины (метательную артиллерию), а в огнестрельном - стрелковое, минометное, бомбометное, гранатометное оружие и артиллерийские орудия.

Ручное индивидуальное метательное неогнестрельное оружие также возможно разделить на три группы: непосредственно метаемое метательное оружие (ножи, кинжалы, сю-рикены и т.д.), метательные приспособления (копьеметалки, пращи), метательные механизмы (луки, арбалеты и т.д.).

17

Опираясь на историю развития метательного оружия, мы можем сформулировать определение понятия данного оружия, которое позволит нам охватить все его групповое многообразие, предварительно рассмотрев определение оружия, как такового.

В настоящий момент существуют три точки зрения на то, что следует понимать под оружием: это точки зрения военных, историков и юристов. Каждая из этих групп определяет понятие оружия, исходя из стоящих перед ними задач.

Военные считают, что под оружием следует понимать все устройства и средства поражения противника в вооруженной борьбе, подразумевая под этим и средства поражения и средства доставки [2.22, с. 525].

Историки понимают под оружием личные средства поражения противника и средства личной защиты от противника [2.29, с. 3]. Ряд историков оружиеведов давая определение оружию, к ручному и станковому огнестрельному стрелковому оружию, метательному неогнестрельному оружию, холодному оружию, средствам индивидуальной защиты (защитному снаряжению (доспехам), взрывным устройствам (гранатам, минам) и средствам их доставки причисляют еще и артиллерийские системы [2.32, с. 8 - 9].

Юристы в большинстве случаев под оружием понимают различные виды стрелкового и холодного оружия, нередко включая его в группу орудий преступления [2.52, с. 89; 3.81, с. 53]. Но существует и иная точка зрения, Р.С. Белкин дает следующее определение понятию оружие: “Оружие - это общее понятие устройств и средств поражения (уничтожения) живых существ, техники и сооружений” [2.13, с. 50].

В законе РФ “Об оружии” в ст. 1 дано следующие определение понятию оружие: “Под оружием … понимаются устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, а также основные части оружия, определяющие его функциональное назначение” [1.2, с. 10989]. Данное определение с криминалистической и уголовно-правовой точки зрения следует считать не совсем удачным, из-за включения в перечень объектов частей огнестрельного оружия.

Под поражением цели подразумевается не только ее полное уничтожение, но и приведение в состояние, при котором невозможно ее дальнейшие функционирование или использование по целевому назначению.

18

Суммируя все выше изложенное, можно предложить следующее определение оружия, отвечающее целям и задачам криминалистики.

Оружие - это предметы, специально изготовленные и предназначенные для поражения живой цели, техники и сооружений .

Соответственно, определение понятия “метательное оружие”, при расширенном толковании данного понятия, может выглядеть следующим образом.

Метательное оружие - это предметы, специально изготовленные и предназначенные для поражения различных целей на расстоянии непосредственно либо снарядом.

Сформулированное нами определение охватывает все исторически сложившиеся группы метательного оружия. Однако в настоящий момент многие группы метательного оружия выделились в самостоятельные “условные классы” предметов, имеющие собственные, давно устоявшиеся, общепринятые названия. К примеру, в отдельную группу сформировалось огнестрельное оружие. Фактически в настоящий момент историки оружия у нас в стране и за рубежом под метательным оружием понимают исключительно метательное иеог-нестрельное оружие [2.3, с. 154 - 191; 2.58, с. 4 - 48; 311 -415]. Из данной группы уже традиционно принято выделять метательные машины или относить их к категории осадной техники [3.45; 2.22, с. 523]. Электромагнитное метательное оружие также выделяется в самостоятельную группу оружия [2.22, с. 830]. Таким образом, под метательным оружием сейчас подразумевается исключительно ручное индивидуальное метательное неогнестрелыюе оружие, действие которого основано на биохимической, механической энергии и внутренней энергии газов.

Опираясь на данную точку зрения, полностью совпадающую с нашей, в дальнейшем в своей работе мы будем употреблять термин “метательное оружие” применительно только к ручному индивидуальному метательному неогнестрельному оружию или собственно метательному неогнестрельному оружию. Целесообразность употребления термина”метательное оружие”именно в таком смысле применительно к криминалистическим задачам обусловлена еще тем, что криминалистическому исследованию подвергается исключительно ручное оружие индивидуального использования.

19

По нашему мнению, оружием, относящимся к категории ручного индивидуального оружия, можно считать предметы, переносимые и используемые при нападении и обороне одним человеком, специально изготовленные и предназначенные для поражения живой цели, техники и сооружений путем механического, термического или иного воздействия.

Перед тем как перейти к рассмотрению вопросов, связанных с понятием, классификацией и признаками метательного оружия, на наш взгляд, необходимо рассмотреть конструктивные особенности отдельных групп метательного оружия и метательных снарядов. Данный вопрос необходимо рассмотреть достаточно подробно, на том основании, что лица занимающиеся незаконным изготовлением метательного оружия в большинстве случаев копируют старые образцы данного оружия, а не современные модели.

• Основываясь на информации о конструкции метательного оружия, мы в последствии сможем построить классификацию метательного оружия и определить комплекс его конструктивных признаков.

1.2. КОНСТРУКЦИЯ НЕПОСРЕДСТВЕННО МЕТАЕМОГО МЕТАТЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ

Под непосредственно метаемым метательным оружием, на наш взгляд, следует понимать специально изготовленные предметы ручного индивидуального использования, действие которых основано на биохимической энергии и предназначенные для поражения живой цели на расстоянии непосредственным воздействием поражающего элемента конструкции.

Для обозначения группы непосредственно метаемого метательного оружия так же может быть использован термин “метаемое метательное оружие” или “метаемое оружие”.

Одним из древнейших групп непосредственно метаемого метательного оружия является группа клинкового оружия. Определение понятия клинкового оружия можно сформулировать следующим образом.

Клинковое метательное оружие - это специально изготовленные предметы, предназначенные для поражения живой цели на расстоянии от 1 до 30 метров за счет использования биохимической энергии путем нанесения механических повреждений проникающего характера, и имеющие в качестве поражающего элемента конструкции клинок или несколько клинков.

20

Под клинком следует понимать металлическую (изначально каменную, костяную, деревянную) пластину различной формы, имеющую лезвие (или лезвия), образованное заточкой, и предназначенную для нанесения проникающих механических повреждений различного характера.

Метательные ножи являются одной из самых многочисленных и древнейших групп непосредственно метаемого клинкового метательного оружия. Родиной данного оружия, по всей видимости, являются страны Юго-Восточной Азии, откуда они и пришли в Европу, где их конструкция подверглась влиянию европейских традиций оружейного производства [2.3, с. 156-157].

Метательные ножи, изготавливаемые как в Азиатских, так и в Европейских странах имеют общие особенности конструкции, обусловленные спецификой функционального предназначения данного оружия.

Клинок, рукоять и ограничитель (если он есть) метательных ножей, как правило, представляют собой единое целое и изготавливается из одного материала. Таким материалом является металл (сталь), что предотвращает разрушение рукояти и гарды в случае многочисленных ударов о преграду. Если у метательного ножа рукоять изготавливается из древесины или иных легко разрушаемых материалов, то ограничитель и навершие (головка) рукояти изготавливаются как единое целое с хвостовиком полосы ножа и клинком (см. прил. № 1, рис. 1-3).

Клинки метательных ножей, в большинстве случаев, изготавливаются прямыми и имеют форму, близкую к вытянуто-треугольной. Скос обуха у клинков данных ножей, если таковой имеется, прямой или выгнутый. Крайне редко встречаются метательные ножи с вогнутым скосом обуха. Длина клинка метательных ножей колеблется от 60 до 330 мм (в среднем 80 - 120 мм.). Толщина клинка у основания у различных образцов колеблется от 2,5 мм до 10 мм. Клинок может иметь пяту, а лезвие в большинстве случаев образуется симметричной двусторонней заточкой клинка. Острие (боевой конец) клинка у таких ножей располагается, как правило, выше или на осевой линии оружия. Скос обуха также может иметь одностороннюю или двухстороннюю заточку или фаски. В редких случаях “фальш-лезвие” скоса обуха может иметь пилообразную заточку или заточку типа “бобровый зуб” (см. прил.

21 № 2, рис.1-5; прил. № 3, рис. 5). На боковых поверхностях клинков метательных ножей могут располагаться долы (см. прил. № 2, рис.2) [2.3, с, 185; 2.70, с. 161, 2.24, с. 150 - 151; 2.73, с. 192; 3.72, с. 29 - 35; 6.12, с. 74-75; 6.30, с. 26]. Центр тяжести метательных ножей располагается ближе к острию клинка или находится на границе клинка и рукояти, клинка и ограничителя.

Степень остроты лезвия метательных ножей обычно ниже, чем у ножей, относящихся к холодному оружию, поскольку в данном случае острота лезвия будет компенсироваться скоростью, с которой метательный нож движется к цели. У метательных ножей нет необходимости и в значительной твердости клинка, так как увеличение твердости в большинстве случаев приводит к уменьшению стойкости к упругой деформации и прочности, а именно этим свойством клинок метательного ножа должен обладать в больший мере, поскольку испытывает значительные ударные нагрузки. Если в среднем оптимальная величина твердости клинка ножа, являющегося холодным оружием, будет равна 52 - 56 HRS, то для клинка метательного ножа эта величина будет равна 40 - 50 HRS, без учета свойств стали, из которой он изготовлен [2.70, с. 161]. Степень же остроты лезвия, определяемая его радиусом закругления, у метательных ножей не ниже 1 мм.

Рукоять метательных ножей в большинстве случаев изготавливается прямой, имеет прямоугольное или овальное сечение и своим внешним видом и взаиморасположением с клинком напоминает массивный и широкий хвостовик полосы традиционного ножа. Иногда рукоять метательных ножей изготавливается из резины или ударопрочной пластмассы (см. при.№ 3, рис. 1-2). Многие рукояти и головки рукояти метательных ножей имеют на конце достаточно большие отверстия, которые служат для крепления различных стабилизирующих полет элементов (кистей или полос ткани) [2.3, с. 185; 6.12, с. 74 -75]. Отверстия различной формы могут располагаться и в центральной части рукояти. На металлических рукоятях данных ножей могут располагаться выступы и углубления под пальцы, а также кожаные ремни или веревочные шнуры (см. прил. № 2, рис.1-2, 5; прил. № 3, рис. 5).

В отдельных, крайне редких случаях у метательных ножей рукоять как отдельной выраженный элемент конструкции может отсутствовать (см. прил. № 3, рис.3-4) . Метательные ножи, не имеющие выраженной рукояти, и ножи, у которых рукоять отсутствует,

22 традиционно относятся к данной группе на том основании, что заточка клинка данного оружия традиционна для ножей.

Ограничитель метательных ножей, если имеется в наличии, в большинстве случаев имеет вид крестовины.

Вес современных метательных ножей колеблется от 40 грамм до200 - 250 грамм.

Следует также отметить, что в настоящий момент существуют метательные ножи, имеющие специальные приспособления и особенную конструкцию, которая позволяет изменять расположение центра тяжести метательного ножа. Особенность конструкции таких ножей заключается в том, что клинок или рукоятка имеет “слепое” продольное осевое отверстие, куда или заливается ртуть или засыпается свинцовая дробь, после чего отверстие закрывается специальной заглушкой (по желанию количество ртути или дроби может быть увеличено или уменьшено). В процессе метания ртуть или дробь устремляется к острию клинка, что положительно сказывается на вероятности точного попадания. Расположение центра тяжести метательных ножей может быть изменено также путем наматывания на рукоять шнура, веревки, кожаного ремешка или проволоки.

Подводя итог рассмотрению конструктивных элементов метательных ножей, можно предложить следующее определение данной группы метательного оружия:

Метательные ножи - это оружие, предназначенное для поражения живой цели на расстоянии от 1 до 15 метров за счет использования биохимической энергии путем нанесения механических повреждений проникающего характера и имеющее в качестве поражающего элемента конструкции однолезвийный клинок.

Метательные кинжалы являются одной из наиболее многочисленных групп простейшего метательного оружия, которая представлена большим количеством самых различных типов, моделей и образцов. Как и метательные ножи, метательные кинжалы имеют восточное происхождение.

Общая конструкция метательных кинжалов, как и метательных ножей, такова, что она исключает существенное повреждение поражающих элементов конструкции при столкновении с различными преградами. Рукоять, головка рукояти (навершие) и ограничитель метательных кинжалов, если таковой имеется, как правило, изготавливаются как единое целое

23 с клинком и из одного материала (стали) (см. прил. № 4, рис. 1-4). В отдельных случаях рукоять и ограничитель может изготавливаться из материала, стойкого к значительным ударным нагрузкам. Общая длина метательных кинжалов колеблется от 115 до 320 мм.

Клинки современных метательных кинжалов, как и метательных ножей, выпускаемых на промышленных предприятиях, изготавливаются преимущественно из нержавеющей стали с содержанием углерода от 0,06 % до 0, 85 %.

По своей форме клинки метательных кинжалов могут быть треугольными, вытяну- тотреугольными, ромбовидными, ланцетовидными, лавролистными (см. прил. № 5 рис. 1-5; прил. № 6, рис. 1-3). Наибольшее распространение имеют клинки треугольной, вытянутотре-угольной и лавролистной формы (см. прил. № 7, рис. 1-5). Крайне редко встречаются кинжалы, имеющие двухлезвийный клинок ножевидной формы (см. прил. № 6, рис. 4). Длина клинка может доходить до 200 мм, а ширина - до 40 мм. В большинстве же случаев длина клинка метательных кинжалов колеблется от 60 до 120 мм, а ширина - в пределах 20 - 25 мм. Отличительной чертой клинков метательных кинжалов можно считать то, что в ряде случаев клинок имеет пяты значительной длины, на которых могут располагаться насечки, выступы и углубления различной формы и размеров. В отдельных случаях на клинках метательных кинжалов могут располагаться долы или отверстия для крепления грузов изменяющих центр тяжести оружия. Толщина клинка данных кинжалов у основания колеблется от 2,5 до 10 мм [2.3, с 185; 2.24, с 150; 2.62, с. 85; 2.70, с. 161; 2.90, с. 23;2.92, с. 102; 3.71, с. 55; 3.73, с. 30 - 35; 6.5, с. 213; 6.11, с. 6 - 7; 6. 12, с. 57, 85; 6.30, с. 26, 35, 37].

В сечении клинки метательных кинжалов имеют ромбовидную, линзовидную или шестигранную форму. Ромбовидная форма сечения клинка встречается достаточно редко и характерна для метательных кинжалов, выпускаемых в Германии и Испании. Сечение клинка в виде шестигранника и линзы встречается значительно чаще. Твердость клинков метательных кинжалов, выпускаемых отечественной и зарубежной промышленностью, колеблется в пределах 45 - 58 HRC [2.70, с. 157; 3.71, с. 55]. Практически во всех случаях лезвия клинков метательных кинжалов образованы двухсторонней симметричной заточкой клинка. Минимальная степень остроты лезвий метательных кинжалов соответствует степени остроты метательных ножей.

24

Хочется отметить особенность конструкции одного из образцов Китайских метательных кинжалов. Клинок данного образца имеет вместо одного три острия. Одно находится на осевой линии клинка, а два других - рядом с ним по обеим сторонам (см. прил. № 8, рис. 5).

Необходимо также отметить существование метательных кинжалов с двумя клинками. Они производятся в Италии и, как правило, входят в комплект ножей к мечу типа Нинь- зя-то (см. прил. № 9, рис. 1).

Рукоять метательных кинжалов изготавливается прямой и, в большинстве случаев, представляют собой массивную пластину, образующую с клинком единое целое (см. прил. № 7, рис. 2, 5; прил. № 9, рис. 3). Чрезвычайно редко встречаются экземпляры метательных кинжалов с рукоятями, литыми из резины, пластмассы или их функциональных аналогов (см. прил. № 9, рис. 5). В центральной части рукояти могут располагаться сквозные отверстия различной формы (см. прил. № 7, рис. 2, 4; прил. № 9, рис. 2; прил. № 10, рис. 4). Головка рукояти у данных кинжалов, как правило, имеет круглую или овальную форму. Оконечность рукояти или же головка (навершие) рукояти в большинстве случаев имеет сквозное отверстие, в которое в ряде случаев крепятся кисти или платки, выполняющие роль стабилизаторов полета метательного кинжала после броска. В редких случаях головка рукояти может быть стилизована под двухлопастной стабилизатор (см. прил. № 10, рис. 5).

У большинства метательных кинжалов переход от клинка к рукояти не имеет выраженной границы (см. прил. № 5, рис. 1-2; прил. № 9, рис. 4).

Ограничитель метательных кинжалов, если таковой имеется, имеет, как правило, вид крестовины (см. прил. № 6, рис.1- 3).

На наш взгляд, специально необходимо отметить особенности конструкции некоторых метательных кинжалов, имеющих восточное, а точнее китайское происхождение.

Китайские метательные кинжалы, как правило, не имеют как таковой рукояти, но у них во всех случаях присутствует в конструкции своеобразный стабилизатор в виде кисти, платка или двухлопастного стабилизатора (см. прил. № 8, рис. 1-2; прил. № 10, 1-2). В некоторых случаях клинок данных кинжалов имеет форму стилизованного изображения какого-

25 либо мифического существа (см. прил. № 10, рис.3). Длина таких кинжалов обычно не превышает 220 мм.

Японские метательные кинжалы, по сравнению с другими метательными кинжалами, отличаются простотой исполнения и отсутствием большого количества конструктивных элементов (см. прил. № 8, рис. 3-4).

Вес всех метательных кинжалов колеблется от 40 до 400 грамм (фактически вес редко превышает 200 грамм).

Крайне редко встречаются метательные кинжалы с переменным центром тяжести, что достигается за счет использования в конструкции данных кинжалов полостей, заполненных ртутью или дробью, а также за счет наличия в их конструкции специальных отверстий или пазов, в которых крепятся подвижные или неподвижные грузы (см. прил. № 5, рис. 2).

Определение понятия “метательные кинжалы” может выглядеть следующим образом.

Метательные кинжалы - это оружие, предназначенное для поражения живой цели на расстоянии от 1 до 15 метров за счет использования биохимической энергии путем нанесения механических повреждений проникающего характера и имеющее в качестве поражающего элемента конструкции один или два двухлезвийных клинка.

Метательные топоры как оружие вооруженной борьбы в условиях ведения боевых действий, впервые вероятно появились на территории Индии и современного Ближнего Востока [2.29, с 256]. Впоследствии данное метательное оружие использовалось и на территории Евразии, в Африке и в Северной Америке [2.7, с 9; 2.51, с 105 - 106; 2.71, с 67- 75; 6.17, с 40 -41; 623, с 109]. Изготавливается данное оружие и в настоящий момент [6.11, с 7; 6.12, с 1].

Во всех регионах, где использовались метательные топоры, они применялись исключительно как боевое оружие, предназначенное для поражения не защищенного доспехами противника на дистанции 10-15 метров.

Основными конструктивными элементами, характерными для всех метательных топоров, является рукоять (топорище) и железка (см. прил. №11, рис.1).

Европейские метательные топоры типа “франциска” (данный термин произошел от общего названия племен франков, в среде которых данные топоры получили наибольшее

26 распространение) имеют характерную двояко изогнутую форму клина, круглую или оваль- ф ную проушину и скошенный задний торец обуха (см. прил. № 12, рис.1). Общая длина же-

лезки такого топора составляет в среднем 120 - 150 мм, а вес колеблется в пределах 250 -350 грамм. Рукоять или топорище имеет длину 350 - 500 мм [6.17, с 40 - 41]. Аналогичные Францискам метательные топоры использовали в VI-VII веке и воины Абхазии (см. прил. № 12, рис.2).

Североамериканские метательные топоры или “томагавки” (данный термин имеет алгонкинское происхождение и первоначально обозначал любое ударно - раздробляющее

• оружие и боевые каменные топоры) отличаются следующими особенностями конструкции: имеют, как правило, два клина по обоим сторонам обуха, один трапециевидный, а другой клиновидный; проушина имеет значительные размеры по отношению к обуху и овальную или круглую форму; вес железки в среднем составлял 200 - 300 грамм; топорище имеет дли ну 300 - 450 мм. Своим внешним видом томагавки, предназначенные для метания, очень на поминают бронзовые метательные топоры древнего Востока (см. прил. № 13, рис. 1-4).

Метательные томагавки изготавливаются и в настоящее время (см. прил.№ 14, рис.

  • 2).

В отношении североамериканских метательных топоров можно добавить следующее: данные топоры, исходя из конструкции, пожалуй, можно было бы отнести к разряду комбинированного метательного оружия, однако традиционно именно их относят к разряду клинкового “топоровидного” метательного оружия.

Большинство метательных топоров Западной Африки имеют клин луновидной формы, покрытый различным, нередко сквозным орнаментом, который закрепляется в топорище (рукояти) грушевидной формы посредством заклепок. Необходимо отметить, что топо-рище данных топоров может полностью или частично покрываться металлом. Длина клина у них в среднем достигает 120 - 150 мм, а ширина колеблется в пределах 150 - 200 мм. Рукоять редко достигает длины 450 мм (см. прил. № 15, рис. 1-2).

Особым своеобразием отличаются африканские метательные топоры, обладающие клином каплевидной формы, который крепится в верхнем торце рукояти посредством вбивания туда специального черешка (см. прил. № 16, рис. 2). Данные метательные топоры обла-

27 дают следующими размерными характеристиками: общая длина от 300 до 500 мм; длина т клина от 150 до 300 мм; ширина клина 70 - 200 мм; длина рукояти колеблется от 120 до 350

мм.

Некоторыми народностями Африки используются метательные топоры, напоминающие своим внешним видом североамериканские томагавки, но более миниатюрные (см. прил. № 16, рис. 1).

Для конструкции всех метательных топоров характерно следующее:

  1. Толщина клина или шейки клина у основания (у обуха) топоров, имеющих рукоять (топо-

• рище) как отдельный элемент конструкции, составляет от 3,5 до 10 мм. Толщина клинка у лезвия колеблется в пределах 1,5-4 мм. Метательные топоры, у которых рукоять изготов лена как единое целое с клином (штампованные), как правило, имеют переменную тол щину всей конструкции, которая колеблется в пределах 2,5 - 5 мм.

  1. Клин метательного топора может иметь как одностороннюю (так называемую “косую”), так и двухстороннюю заточку.
  2. Клин, как правило, изготавливается из стали, с содержанием углерода 0,40 - 0,90 %, и
  3. • подвергается термической обработке (закалке), в результате чего приобретает твердость в пределах 30 - 52 HRC.

  4. Топорище (рукоять) изготавливается, как правило, из древесины твердых пород и имеет прямую или несколько искривленную форму.

Железки метательных топоров изготавливаются тремя способами: ковкой, штамповкой или литьем, с последующим закреплением на топорище (рукояти). Современные метательные топоры, у которых рукоять и железка представляет собой единое целое, изготавливаются преимущественно штамповкой (см. прил. № 14, рис. 1).

Основываясь на информации о конструкции метательных топоров, хотелось бы предложить следующее определение понятия данного оружия как отдельной группы простейшего (непосредственно метаемого) метательного оружия.

Метательные топоры - это оружие, предназначенное для поражения живой цели на расстоянии от 1 до 15 метров за счет использования биохимической энергии путем нанесения механических повреждений проникающего характера и конструктивно состоящее из

28 трапециевидного, треугольного или луновидного однолезвийного клина, рукояти и в отдельных случаях дополнительного поражающего элемента на обухе.

Метательные стрелки, или малые метательные дротики, являются наиболее простым по своему устройству метательным оружием. Появившись в Японии и Китае в период позднего средневековья, данное оружие использовалось преимущественно лазутчиками и диверсантами [2.28, с. 148, 152; 2.33, с. 233, 257]. Широкого распространения оно не получило, поскольку эффективное применение данного оружия требовало наличия специальной подготовки и постоянных упражнений.

Носилось и носится данное оружие обычно в специальных чехлах в комплекте из 4 -12 штук. Чехлы закрепляются обычно на запястье, предплечье или бедре. Крайне редко данное оружие подвешивалось к поясу. Оно достаточно удобно для скрытого ношения, но из-за особенностей конструкции эффективное применение возможно на достаточно коротких дистанциях (до 8 метров).

Конструктивно метательные стрелки состоят из рукояти и поражающего элемента. В большинстве случаев рукоять и поражающей элемент изготавливаются как единое целое (см. прил. № 17, рис. 1-4).

По месту возникновения все существующие малые дротики или метательные стрелки можно разделить на две относительно небольшие группы: малые дротики, имеющие китайское (материковое) происхождение; малые дротики, имеющие японское (островное) происхождение.

Первая группа метательных стрелок представлена оружием типа “бяо” и “цы”.

Метательное оружие типа “бяо” представляет собой металлический предмет ромбовидной или вытянутотреугольной формы, имеющий круглое, ромбовидное или треугольное сечение. С одной из сторон схождением граней или сужением конструкции образуется острие. Противолежащая острию сторона заканчивается кольцом или имеет сквозное отверстие, через которое пропускается и закрепляется платок или кисть (см. прил. № 18, рис.1). Длина металлической части данного оружия могла доходить до 100 мм, а вес - до 225 - 260 грамм. В ряде случаев конструкция “бяо” могла иметь жестко закрепленное с поражающим эле-

29 ментом (клинком) оперение в виде “ласточкиного” или “рыбьего” хвоста (см. прил. № 18, рис.2).

Малый метательный дротик типа “цы” по своей конструкции практически аналогичен метательной стрелки типа “бяо”. Длина поражающего элемента оружия типа “цы” и его вес аналогичны подобным характеристикам малых дротиков типа “бяо”. Длина стабилизирующего элемента у оружия типа “цы” могла доходить до 220 мм [2.3, с 159,185].

Малые дротики (метательные стрелки) Островного (Японского) происхождения представляют собой металлические стержни круглого или многогранного сечения. Как правило, сужением стержня по длине или схождением граней образуется одно, реже два острия. В ряде случаев метательные стрелки данного типа могут иметь переменное сечение и диаметр. Шестигранник к острию может переходить в квадрат, а сам стержень может быть в центральной части толще, чем у окончаний (боевых концов) и внешним видом напоминать веретено от прялки (см. прил. № 19, рис. 1-6). Так называемые граненые стрелки зачастую напоминают своим внешним видом заточенный многогранный карандаш. Лакированный вариант многогранных метательных стрелок Японского происхождения нередко и выглядит как металлический “вариант” безобидной пишущей принадлежности. Иногда японские метательные стрелки, имеющие одно острие, обладают своеобразными рукоятями, которые формируются путем наматывания веревки на их тупой конец (см. прил. № 19, рис. 7). Длина таких малых дротиков доходит до 200 мм (в среднем 150 мм), диаметр или толщина доходит до 15 мм, а вес колеблется от 100 до 300 грамм [2.3, с. 160; 2.28, с. 151 -152].

Аналогичное японским метательным стрелкам оружие используется и на Филиппинах. Существует два подтипа данного оружия. Первый подтип представляет собой многогранный или крученый в сечении стержень, имеющий острия с обоих концов. Длина такой стрелки 50 - 80 мм. Второй подтип - это многогранный или крученый в сечении стержень, имеющий только одно острие. Длина такой стрелки 100 -150 мм [2.3, с. 161].

Особо, на наш взгляд, необходимо выделить малые дротики китайского происхождения, которые по своему внешнему виду и конструкции копируют в уменьшенном виде образцы древкового холодного оружия. Как правило, такие дротики представляют собой сильно уменьшенный вариант китайских копий типа “Цян” или трезубцев типа “Даба” (см.

30 прил. № 18, рис. 3-5). Рукоять таких малых дротиков изготавливается из дерева, как и у их “больших” прототипов, или из металла. Длина данного оружия достигает 300 мм, из которых четвертая или пятая часть приходится на поражающий элемент конструкции (наконечник или клинок - последнее, видимо, более правильный термин). Надо отметить тот факт, что подобные китайские малые дротики, представляющие собой уменьшенное оружие типа “цзян” или “даба”, в настоящее время можно встретить чрезвычайно редко. Оно в основном используется лицами, прошедшими обучение боевым искусствам в рамках некоторых китайских клановых школ [2.3, с. 185].

В годы Второй Мировой войны метательные стрелки, в ограниченном количестве, использовались английскими разведчиками и диверсантами [6.28, с. 153-157].

Производимые в настоящий момент малые дротики, или метательные стрелки, имеют твердость поражающих элементов в пределах 40 - 47 HRC. Металлические поверхности данного оружия нередко полируются или покрываются воронением.

Метательные стрелки (малые метательные дротики) - это оружие, предназначенное для поражения живой цели на расстоянии от 1 до 8 метров за счет использования биохимической энергии путем нанесения механических повреждений проникающего характера и конструктивно состоящие из одного или двух противолежащих поражающих элементов, рукояти или ее заменителя.

Метательные диски (нередко их называют метательные кольца) как простейшие метательное оружие использовалось в различных странах восточного региона земного шара. Особой популярностью метательные диски пользовались у народов Индии, где наибольшего мастерства в метании данного оружия достигли народности, проживающие на территории северо-западной Индии. Кроме Индии аналогичное по конструкции метательное оружие использовалось в Китае и Японии [2.3, с 162, 164; 2.28, с 151, 162; 2.58, с 14 - 15; 2.87, с 323-324].

Конструктивная особенность метательных дисков, заключается в том, что данное оружие имеет дисковидный или кольцевидный клинок с лезвием, расположенным по всей окружности предмета, и как следствие этого полностью отсутствует рукоять или другой конструктивный элемент ее заменяющий. В момент метания такое оружие или раскручивается

31 на большом пальце (что нам кажется маловероятным), или удерживается за боковые плоско- * сти клинка. По своему внешнему виду метательные диски больше всего напоминают метал-

лическую круглую пластину, заточенную по окружности и, как правило, имеющую сквозное отверстие в центральной части.

По своим размерам все метательные диски можно разделить на большие, средние и малые. К большим метательным дискам можно отнести индийскую чакру, к средним - индийский куйте, а к малым - китайскую и японскую лоханьцань (“монетку архата”).

Размерные характеристики исторически сложившихся типов метательных дисков •’ самые различные: так, индийская чакра могла иметь внешний (наружный) диаметр от 13 до

305 мм. Толщина клинка может варьироваться от 2,5 мм до 6 мм. Клинок чакры, как пра вило, имел двухстороннюю заточку по всей окружности предмета, и его ширина обычно бы ла не менее 20 мм. Чакра изготавливалась исключительно из стали (до 19 века включительно она нередко изготавливалась и из дамасской или булатной стали), поверхность клинка за частую покрывалась гравированным растительным или иным орнаментом и отделывалась золотом и серебром. •> Вес индийских чакр, как правило, был не менее 100 -150 грамм.

Метательные диски типа “куйте” (аналогичное название носят серпообразные метательные кинжалы), которые входили в комплекс вооружения сикхских племен Индии, по своему внешнему виду и внешней отделке зачастую представляют собой уменьшенный вариант чакры. Диаметр куйтса колеблется в пределах 8-13 мм, а в центральной части может отсутствовать сквозное отверстие; если отверстие есть, то оно, обычно небольшого диаметра. Клинок куйтса по всей окружности имел двухстороннюю заточку, толщину от 2,5 мм и ширину не менее 15 мм. Куйте изготавливался из стали и, в отличие от чакр, редко украшался гравированным или иным орнаментом. Минимальный вес данного оружия составлял 60 - 80 грамм [2.21, с 250-251].

Китайский метательный диск, называемый лоханьцань (“монетка архата”), трудно назвать оружием из-за его крайне низких поражающих свойств, что обусловлено незначительными общими размерами. Тем не менее, рассмотрение ее устройства в данном разделе не лишено смысла, поскольку с исторической точки зрения лоханьцань - метательное оружие.

32

Лоханьцань представляет собой металлический (стальной, бронзовый или медный) диск диаметром 3,5 - 4,5 мм, толщиной 2 - 6 мм с квадратным отверстием в центральной части и двухсторонней или односторонней заточкой (клинка) по окружности. Поверхность диска нередко покрывалась иероглифами. Зачастую данный метательный диск представлял собой копию китайских монет различного достоинства. Из-за своего незначительного веса данное оружие было эффективно только в том случае, когда его лезвие смазывалось различными ядами [2.3, с 162-163]. В Японии данное оружие называлось “назарем”.

Японские метательные диски относятся к группе оружия, называемого в Японии “цубутэ”. Данные диски имеют диаметр 40 - 50 мм и толщину 10 - 12 мм [2.28, с 151]. Кольцевидный метательный диск небольших размеров назывался в Японии “тецумари” [2.28, с 162].

Поскольку метательные диски (кольца) входят в группу клинкового метательного оружия, определение понятия данной структурной единицы группы может выглядеть следующим образом.

Метательные диски (метательные кольца) - это оружие, предназначенное для поражения живой цели на расстоянии от 1 до 30 метров за счет использования биохимической энергии путем нанесения механических повреждений проникающего характера и конструктивно состоящее из одного дисковидного или кольцевидного клинка.

Метательные звезды или сюрикены (сякены) являются одним из разновидностей клинкового метательного оружия. Широкая популярность данного оружия легко объясняется тем фактом, что за счет наличия у сюрикенов большого количества поражающих элементов конструкции, его использование не требует наличия у лица, применяющего его, специальных навыков, которые обычно вырабатываются длительными тренировками.

Родиной данной разновидности клинкового метательного оружия, без сомнения, можно считать Дальневосточный регион земного шара. Впервые сюрикены (сякены) появились в Японии в XIV веке. Наибольшее распространение они получили в среде профессиональных лазутчиков называемых ниндзя [2.28,с 147 -152].

Исторически так сложилось, что конструкция сюрикенов не отличается особым разнообразием. За редким исключением все оружие, относимое к разряду сюрикенов, имеет ха-

33 рактерную “звездообразную” форму и плоскую поверхность, создающую в полете эффект “крыла” при метании их по настильной траектории. Традиционными для Японии являются сюрикены следующих форм:

  1. Сампо, санко - трех клинковый сюрикен (см. прил. № 21, рис. 2).
  2. Дзюдзи - четырех клинковый, крестообразный сюрикен.
  3. Сюрикены этого типа изначально были предназначены для поражения противника, защищенного доспехами (см. прил. № 22, рис. 2).

  4. Хаппо - восьми клинковый сюрикен (см. прил. № 22, рис. 4).
  5. Раппо - сюрикен с шестью клинками (см. прил. № 22, рис. 3).
  6. Хосигата - сюрикен в виде звезды.
  7. Данные сюрикены традиционно использовались для поражения противника, не имеющего защитного снаряжения (см. прил. №21, рис. 1).

  8. Мандзи - четырех клинковый , свастикообразный сюрикен (как правило этот сюрикен использовался для дистанционного перерезания веревок и разрезания ткани) (см. прил. № 22, рис. 1).
  9. Арарэ (яп. “град”) крайне редко встречающаяся разновидность сюрикена, представляющая собой конструкцию, в которой клинки, имеющие общее основание, направлены во все стороны.
  10. Игадама (яп. “шарики из Ига”) уменьшенный вариант арарэ [2.28, с 151, 163, 178; 2.73, с 76, 189].
  11. Поражающие элементы сюрикенов (клинки) в большинстве случаев имеют вытянуто- треугольную, ромбовидную, С-образную, Г-образную, а также трезубце - образную форму. Клинки сюрикенов всегда имеют острие. Если клинок сюрикена не имеет круглого сечения, то на нем всегда присутствует односторонняя или двухсторонняя заточка, образующая одно или два лезвия. Традиционно плоские сюрикены имеют от 3 до 8 поражающих элементов (клинка) [2.67, С 126-129; 2.69, с 38; 2.70, с 55 - 58; 6.30, с 37].

В центральной части (в основании) большинства сюрикенов может располагаться отверстие, служащее для облегчения конструкции.

34

В настоящее время существуют образцы четырех и шести лучевых сюрикенов, которые имеют шарнир с осью в центральной части, что позволяет им складываться в горизонтальной плоскости и тем самым уменьшать свой размер и облегчать маскировку и переноску их в одежде [2.67, с 131].

В Польше на вооружение сил специального назначения состоит своеобразный складной крестообразный сюрикен - Агат (см. прил. № 23, рис.3) [3.95].

Что касается размерных и весовых характеристик традиционных плоских сюрикенов, то они следующие: расстояние между двумя остриями противолежащих клинков колеблется от 60 до 200 и более мм; минимальная толщина основания равна 2,5 мм, максимальная толщина достигает 20 мм; вес сюрикенов колеблется от 120 до 350 грамм. Известны боевые сюрикены, вес которых равен 40 - 60 граммам.

В наши дни сюрикены изготавливаются как из углеродистой, так и из коррозийно стойкой стали с последующей термообработкой (закалкой), в результате чего клинки сюрикенов приобретают твердость от 35 до 45 HRC. Поверхность сюрикенов может окрашиваться в различные цвета, а также оксидироваться, хромироваться, никилероваться и ворониться.

Китайский сюрикен бяодао (бяньдао) из-за асимметричного расположения своих трех клинков мог достигать в длину 200 мм, а в ширину 100 мм (см. прил. № 21, рис.3). Толщина его клинков у основания вряд ли была меньше 2,5 - 3 мм., а твердость поражающих элементов не превышала 30 - 40 HRC [2.3, с 185; 2.66, с 126].

Европейские крестообразные “метательные топоры”, относимые нами к разряду сюрикенов имеют следующие конструктивные характеристики: расстояние между остриями противолежащих поражающих элементов составляет от 300 до 450 мм; толщина поражающих элементов у основания 4 - 5 мм ; твердость клинков составляет не менее 45 HRC [ 6.24, с 244].

Из европейского метательного клинкового оружия к категории сюрикенов могут быть отнесены крестообразные “метательные топоры”, имевшие ограниченное распространение в XV - XVI веке (см. прил. № 23, рис. 1-2). Один из клинков данного оружия мог быть несколько длиннее остальных и играть роль рукояти.

35

Сюрикены, как разновидность метательного оружия, можно определить следующим образом:

Метательные звезды (сюрикены) - это оружие, предназначенное для поражения живой цели на расстоянии от 1 до 15 метров за счет использования биохимической энергии путем нанесения механических повреждений проникающего характера и конструктивно состоящее из трех и более клинков, имеющих общее основание.

Древковое метательное оружие является, пожалуй, древнейшим образцом оружия, используемого человечеством для поражения живой цели на расстоянии, во время охоты или ведения боевых действий.

Возникнув, как отдельная группа оружия на заре развития человеческого общества, древковое метательное оружие сохранилось до наших дней практически в первозданном своем виде. Как и тысячелетия назад, все подвиды данной группы метательного оружия имеют два основных элемента конструкции - древко и наконечник (поражающий элемент) (см. прил. № 24, рис. 1). Именно благодаря древку данное оружие и называется древковым.

Пред тем как перейти к рассмотрению истории возникновения и конструктивных особенностей отдельных подвидов древкового метательного оружия, хотелось бы предложить следующее определение понятия данного вида простейшего метательного оружия.

Древковое метательное оружие - это специально изготовленные предметы, предназначенные для поражения живой цели на расстоянии от 5 до 50 метров за счет использования биохимической энергии путем нанесения механических повреждений проникающего характера и конструктивно состоящие из древка длиной 700 - 2000 мм и наконечника.

Дротик, или метательное копье, является одним из наиболее распространенных подвидов древкового метательного оружия. Местом появления дротиков с металлическим наконечником можно считать Месопотамию. Именно в здесь в III тысячелетии до н. э. перо наконечников дротиков приобрело вытянутотреугольную (удлиненно-треугольную), ромбовидную, лавролистную или иволистную форму (см. прил. № 25, рис. 1-4). Данные формы пера металлических наконечников дротиков имеют распространение и по сей день (см. прил. № 27, рис. 5-6). В Месопотамии впервые появились и вытянуто-треугольные наконечники

36 копий с опущенными вниз “жалами” или шипами, которые являются как бы продолжением лезвий [2.29, с 282 - 285].

Дротики с двушипным вытянуто-треугольным пером наконечника оказались наиболее приспособленными для охотничьих целей и поражения не защищенного доспехами человека. Дротики с наконечником имеющим перо данной формы и конструкции использовались скифами, жителями Передней Азии, Римской империи и населением средневековой Руси (см. прил. № 25, рис5-10). Коренное население Африки использует подобные наконечники и в наши дни.

Размерные характеристики и отдельные элементы конструкции дротиков с двушипным наконечником у различных народов отличались разнообразием.

Римский пилум имеет шейку втулки или удлиненный черен (в зависимости от способа крепления), который представляет собой стальной стержень. Общая длина пилума составляет порядка 1500 до 2000 мм, весом может доходить до 2 кг. Длина наконечника пилума колеблется от 500 до 700 мм [2.21, с 68-69 6.3, с 98]. Точные копии пилумов за рубежом изготавливаются и в наши дни (см. прил. № 25, рис. 7).

Метательное копье (дротик) франков ангон (VI - VII вв.) имеет перо наконечника своеобразной лавролистной или иволистной формы, снабженное жалами в нижней оконечности. Наконечник крепится к древку посредством конической втулки (см. прил. № 25, рис. 8). Длина такого дротика составляет около 1000 мм., из которых на наконечник приходилось около 150 - 300 мм. От франков подобные метательные копья попали к финно-угорским народам Балтийского побережья, откуда распространились в качестве универсального метательного оружия к финно-угорским народам, обитавшим в центральных районах современной России [2.17, с 227; 2.21. с 77; 2.27, с 442]. Подобные франкским^ финно-угорские дву-шипные наконечники использовались с VI по XIII век (см. прил. № 25, рис. 9 ). В VIII - XII веках финно-угры использовали дротики с пером преимущественно вытянуто-треугольной формы [2.27, с 253, 291].

Для финно-угорских двушипных наконечников характерны следующие конструктивные параметры: длина пера в среднем от 50 до 70 мм, ширина пера 20 - 30 мм, длина

37 втулки не более 120 мм, диаметр втулки 15-20 мм, у черешковых наконечников длина чере-на от 70 до 200 мм [2.39, с 72. 74].

Аналогичные финно-угорским втульчатые наконечники с удлиненно-треугольным двушипным пером были найдены в Западной Сибири и Монголии [2.79, с 98 -99; 2.94, С133Д35 -136].

Конструктивные особенности русских дротиков, или сулиц (от старорусского - сунуть, совать), начали формироваться в VIII - X веке и окончательно сложились к XII веку [2.43, с 23-25, 150,156]. По своему внешнему виду и конструкции в основной своей массе наконечники русских сулиц по форме аналогичны копьям, но отличаются от них меньшими размерами и занимают как бы промежуточное положение между ними и стрелами. Общая длина их колеблется от 150 до 250 мм., длина пера в среднем составляет 80 - 120 мм., ширина пера в среднем 15-25 мм., диаметр втулки 15-20 мм. Длина древка русских сулиц редко когда превышала 1200 - 1500 мм. Перья сулиц, как правило, имели вытянуто-треугольную (в том числе и редко встречающиеся на Руси двушипные наконечники), ромбовидную и лавро-листную форму (см. прил.№ 26, рис. 1-4). Вес наконечников сулиц в среднем составлял 100 -120 грамм.

На территории современной Абхазии, в Поволжье и Сибири в VI - XIV веках использовались дротики с втульчатыми наконечниками, имеющими конусовидное или пирамидальное перо, служащее как бы продолжением втулки (см. прил. № 26, рис. 7-8) [2.2, с. 258; 2, 93, с. 219, 222; 3.13, с. 125].

С XIV века в Великом Княжестве Литовском и в пограничных с ним русских землях получили распространение втульчатые наконечники дротиков (сулиц) с массивными пирамидальными наконечниками, которые по своей форме напоминали наконечники арбалетных стрел (см. прил. № 26, рис. 5-6).

Все перья металлических наконечников дротиков, независимо от места их возникновения и бытования, имеют ромбовидную, линзовидную, треугольную, прямоугольную, круглую, овальную и квадратную форму поперечного сечения. Перья наконечников дротиков, кроме конусовидных, имеют лезвия доходящие им до середины или до основания пера.

38

Наконечник к древку традиционно крепится тремя способами. Первый способ заключается в том, что черен, имеющийся у наконечника дротика, закрепляется в специальном отверстии в торце древка (черен может также вбиваться в торец древка). Второй способ крепления обусловлен тем, что наконечник имеет такой конструктивный элемент, как втулку или тулею (старорусское), представляющую трубку, в которую вставлялось древко. Третий способ крепления заключается в следующем, наконечник привязывается к древку сбоку и при этом надежно фиксируется благодаря загнутому концу черена, который в древко (см. прил. № 24, рис. 1-4) [2.43, с. 156].

Древки дротиков все народы, использующие подобное оружие, старались изготавливать из древесины преимущественно твердых пород. В Евразии древки для дротиков предпочитали изготавливать из березы, вяза, ясеня, бука, самшита и кизила. Исключение из данного правила представляет иберийские дротики - “soliferrum” и “saunion” [6,6.c. 150]. Роль древка у данного дротика выполнял черен наконечника, удлиненный до 1500 - 1900 мм. Общая длинна этого оружия достигала 2000 мм., а в центральной части могла располагаться рукоять, образованная двумя деревянными накладками. В наши дни подобные дротики используются коренным населением некоторых регионов Африки. В отдельных случаях к оконечности древка дротика могло крепиться оперение, аналогичное оперению стрелы.

Твердость перьев наконечников дротиков обычно не превышала “естественную” твердость металла, из которого они изготавливались, но встречаются некоторые образцы, имеющие твердость пера наконечника 45-52 HRC.

К древковому метательному оружию относится еще одна, произвольно нами выделенная, группа оружия, объединяемая общим названием - джериды [2.21, с. 293, 296]. Данную группу можно также обозначить как малые метательные копья. Основное отличие данной группы древкового метательного оружия от дротиков заключается в том, что ее представители имеют меньшую длину древка и наконечника. Отличаются также и способы их метания. Если дротик в процессе метания в большинстве случаев удерживается за середину или ближе к наконечнику, то джерид удерживается за оконечность древка.

Джерид, в качестве метательного оружия, появился, по всей видимости, не ранее XVI века на Ближнем Востоке как оружие легкой кавалерии. Несколько позднее данное ору-

39 жие попадает на Русь в качестве царских даров и получает некоторое распространение в среде поместной конницы. Вероятно, достаточно часто джериды использовались комплектами из трех штук и снабжались специальным чехлом “джидом” [2.21, с. 2934; 3.62, с. 31]. Достоверно известно, что, помимо Руси и Ближнего Востока, данное оружие использовалось в Индии под названием “вита” [2.3, с. 295]. Индийская разновидность джерида отличалась от ближневосточной наличием веревки, привязанной к оконечности древка, что позволяло метателю вернуть себе неудачно брошенное оружие.

В Японии существует своеобразная разновидность джерида, именуемая “утинэ”. Данное древковое метательное оружие имеет вид массивной оперенной стрелы длиной от 850 до 1200 мм [2.28. с. 150].

Конструктивно джерид, как и любое метательное копье, состоит из двух основных элементов - наконечника и древка. Наконечники джеридов всегда изготавливались из стали и крепились к древку преимущественно втульчатым способом. Длина наконечника составляла от 80 до 120 мм., из них не менее трети приходилось на втулку. Перо наконечников джеридов имело, как правило, пирамидальную, вытянуто- пирамидальную, удлиненно-треугольную, конусовидную и ромбовидную форму (см. прил. № 26, рис. 1-4). Сечение пера было треугольной, ромбовидной, шестигранной, восьмигранной, линзовидной и круглой формы. На пере мог располагаться гравированный растительный орнамент. Перо джерида могло иметь удлиненную шейку или же между ним и втулкой могло располагаться яблоко [2.21, с. 293]. Поскольку джерид использовался для борьбы с защищенным доспехами противником, перо его наконечника подвергалось термической обработке (закаливанию), в результате чего приобретало твердость в 40 - 50 HRC. К наконечнику джерида могли привешиваться различные украшения в виде кистей из конского волоса и цветного шнура, особенно это характерно для индийских образцов. Втулка наконечника джерида, как правило, имела конусовидную форму, но встречались образцы и с цилиндрической втулкой.

Древко джерида имело длину 700 - 850 мм., диаметр 10-15 мм., и изготавливалось из древесины твердых пород. На оконечности древка могла располагаться металлическая деталь конусовидной или цилиндрической формы, называемая - вток или подток (подвток).

40

Метательное оружие с ударным поражающим элементом, можно было бы назвать, исходя из характера его основного воздействия на объект поражения, ударно- раздробляющим метательным оружием. В данной, не многочисленной, группе метательного оружия можно выделить три подвида, такие, как метательные палицы (дубинки), бумеранги и болассы.

Метательное оружие с ударным поражающим элементом - это специально изготовленные предметы, предназначенные для поражения живой цели на расстоянии до 100 метров за счет использования биохимической энергии путем нанесения механических повреждений и конструктивно состоящие из ударного элемента с бьющей поверхностью, рукояти или соединительного элемента.

Данную группу простейшего метательного оружия можно назвать одной из древнейших. Первые образцы метательного оружия с ударным поражающим элементом, относящиеся к эпохе Мезолита, были найдены в Дании на берегу Онежского озера [2.57, с. 41].

Метательные палицы являются одним из древнейших подвидов простейшего метательного неклинкового оружия. Различаются две группы метательных палиц: с выраженным ударным поражающим элементом и с невыраженным ударным элементом (см. прил. № 28, рис. 1; прил. № 29, рис. 1-3).

Метательные палицы использовались различными народами в период существования первобытно общинного строя, но с развитием общества и военного дела они утратили свое значение. В наши дни данное оружие сохранилось лишь у отдельных народностей, населяющих Африку и острова Океании. При этом следует заметить, что данное оружие использовалось исключительно в военных целях [2.7, с. 8 -9;].

Конструктивно метательные палицы состоят из рукояти и ударного поражающего элемента (бьющего элемента, ударной части). Ударный элемент, как правило, изготавливается из того же материала, что и рукоять. Для этих целей используется древесина твердых пород. Поражающий элемент метательных палиц традиционно имеет круглую, овальную или “веретенообразную” форму. В исключительных случаях на поражающем элементе могут располагаться шипы. Общая длина метательных палиц составляет порядка 300 - 400 мм [3.82 с. 90, 93] вес данного оружия может колебаться в пределах от 400 до 1000 грамм.

РОТ.СМ^СХЛЯ

ЗС.РСУД.”.:»ГГБ!=Н!-!АЯ 41 ‘‘бЦ&РИСЛТКА

Эффективное использование метательных палиц возможно на дистанции, не превышающей 5-10 метров.

Подводя итог рассмотрению конструкций метательных палиц, можно предложить следующее определение данной группы метательного оружия.

Метательные палицы - это оружие, предназначенное для поражения живой цели на расстоянии до 10 метров за счет использования биохимической энергии путем нанесения механических повреждений и конструктивно состоящее из рукояти и выполненное как единое целое с рукоятью ударного поражающего элемента.

Бумеранги являются одним из наиболее известных групп метательного оружия с ударным поражающим элементом и, как метательное оружие, обладающее большой эффективностью при использовании для охоты на птиц, получили широкое распространение с древних времен. Их использовали только австралийцы (которые их используют и поныне), но и голландские охотники вплоть до III века до н. э. [2.57, с. 41]. До наших дней сохрани-лись прекрасные фрески, изображающие сцены охоты египетских фараонов с бумерангами на птиц. Как средство развлечения бумеранги популярны во всем мире и производятся повсеместно. Настоящие охотничьи бумеранги производятся сейчас, пожалуй, только в Австралии. Видимо только в Австралии бумеранг использовался и в качестве боевого оружия. Массивным, весом до 500 грамм, австралийским бумерангом, к примеру, можно убить или серьезно ранить такого крупного зверя, как кенгуру или причинить тяжкие телесные повреждения человеку.

Бумеранг представляет собой монолитную конструкцию серповидной, крестообразной, дугообразной, Y-образной или Г-образной формы (см. прил. № 30, рис. 1-6). Как правило “лопасти” бумеранга имеют переменное сечение линзовидной и каплевидной формы. Подобная конструкция “лопастей” придает некоторым бумерангам отдаленное сходство с самолетными лопастями, что в свою очередь позволяет бумерангу совершать во время полета поступательные и вращательные движения. Своеобразная форма бумеранга и характер движений, совершаемых им в полете, превращают его в грозное оружие - сплошной поражающий элемент. Необходимо отметить что, как и в далекие времена, охотничьи бумеранги и сейчас изготавливаются из древесины твердых пород.

42

Сам же термин “бумеранг” взят из языка племени австралийского племени Турувел, которое компактно проживает в районе реки Джорджа в Новом Южном Уэльсе, и означает “ветер” [2.71, с. 90].

Во всем мире существуют три группы бумерангов: ритуальные для священных, магических церемоний; боевые и охотничьи невозвратные; охотничьи и спортивно- развлекательные (бумеранги, возвращающиеся к метателю).

Австралийские бумеранги имеют серповидную или Г-образную форму. Верхняя поверхность бумерангов изогнута, нижняя плоская. Расстояние между противолежащими концами составляет 300-762 мм. Поверхность бумерангов может покрываться различным по содержанию штриховым или точечным орнаментом. Полет австралийских бумерангов обычно длится 10 секунд со скоростью 10 оборотов в секунду [2.71, с. 95].

В процессе метания бумеранг удерживается за один из концов и может метаться как левой, так и правой рукой.

Подводя итог всему изложенному выше, можно предложить следующие определение бумеранга как простейшего метательного оружия.

Бумеранг - это оружие, предназначенное для поражения живой цели на расстоянии до 100 метров за счет использования биохимической энергии путем нанесения механических повреждений и имеющее серповидную, крестообразную, Y-образную или Г-образную форму.

Болас, боледорас или боло представляет собой конструкцию, состоящую из двух и более грузов, прикрепленных к веревке или веревкам (см. прил. № 31, рис. 2-5). В качестве простейшего метательного оружия данное необычное приспособление активно использовалось в странах Латинской Америки для охоты и ведения военных действий представителями коренного населения, проживающего на равнинах [2.58, с. 5, 7].

Непосредственным предшественником боласа, по всей видимости, является болан-тин, представляющий собой веревку с петлей на одном конце и грузом на другом (см. прил. №31, рис. 1). Петля одевалась на руку метателя, после чего груз (камень или ему подобный предмет) метался в цель. В случае промаха соединительный элемент (веревка) позволял поражающему элементу легко вернуться к метателю [2.73, с. 41, 43]. Однако данная конструк-

43 ция оказалась такой же не жизнеспособной, как и римское метательное оружие “гланда” (ма- « тиабарбала), часто имевшее вид шара и вес до 2000 грамм.

Болас является достаточно эффективным метательным оружием, поскольку наличие гибкого соединительного элемента позволяет, раскрутив оружие, придать ему направленное поступательное движение, сообщив при этом достаточное ускорение. Наличие нескольких поражающих элементов увеличивает вероятность попадания в цель и площадь поражения. В ряде случаев данное оружие могло служить не столько для поражения цели, сколько для ее обездвиживания. Опутываясь вокруг конечностей жертвы, данное своеобразное устройство

  • обездвиживало ее, что позволяло метателю беспрепятственно приблизиться и добить жертву.

Как уже отмечалось выше, конструктивно болас состоит из одной или нескольких веревок (соединительных элементов), к которым крепятся грузы (поражающий элемент). В качестве поражающих элементов в большинстве случаев ранее использовались круглые кам ни (речная галька), которые оборачивались сыромятной кожей. В качестве соединительного элемента вместо веревок из растительных волокон нередко использовались кожаные сыро мятные ремни. Количество грузов и соединительных элементов могло доходить до 6 штук. •’ Вес грузов колебался от 100 грамм и выше, при этом в одном боласе могли использоваться

грузы разного веса и размера (их совокупный вес должен быть не менее 250 грамм). Длина соединительных элементов редко была менее 1000 мм и более 1500 мм. Необходимо отметить, что существовали боласы, у которых грузы последовательно закреплялись на одной веревке.

В качестве боласа могло использоваться китайское оружие типа “молот-метеор” или японское типа “всесильная цепь” (манрики-гусари) (см. прил. № 31, рис. 6) [2.33, с. 195, 227-

• 228].

Опираясь на приводимые нами о боласах данные, можно предложить следующее определение понятия данного простейшего, неклинкового метательного оружия.

Болас - это оружие, предназначенное для поражения или обездвиживания живой цели на расстоянии до 30 метров за счет использования биохимической энергии путем нане сения механических повреждений и конструктивно состоящее из нескольких грузов, закре- _ пленных на одном или нескольких гибких соединительных элементах.

44

Непосредственно метаемое комбинированное метательное оружие представляет собой “вершину человеческой” мысли в области совершенствования конструкции простейшего (непосредственно метаемого) метательного оружия. Сочетание в одном предмете различных по характеру (как правило, поражающих), элементов конструкции позволило добиться повышения поражающей способности данного оружия. Наличие же более двух поражающих элементов конструкции существенно облегчало процесс метания и не требовало от “метателя” особых навыков.

Увеличение поражающей способности оказалось настолько веским аргументом, что данное оружие активно использовалось, несмотря на наличие нескольких, различных по конструкции, поражающих элементов, что в ряде случаев, приводило к уменьшению надежности данного оружия, увеличивало его размеры и сказывалось на удобстве ношения. Особенно активно данное комбинированное метательное оружие использовалось народами Западной Европы, Африки, Ближнего Востока и Индии [2.3, с. 186; 2.7, с. 8-9, 22; 2.87, с. 313 -31]. Особый ж интерес у историков и исследователей оружия вызывают африканские образцы, отличающиеся особым многообразием [6.23, с. 109].

Процесс создания простейшего комбинированного метательного оружия на Африканском континенте, по всей видимости, заключался в изготовлении оружия, сочетающего в себе конструктивные признаки простейшего метательного оружия нескольких подвидов или типов. Применительно к данной группе комбинированного метательного оружия основой для создания образцов выступали различные подвиды простейшего клинкового метательного оружия. К примеру, для создания нам известных образцов подобного оружия использовались в различном сочетании конструктивные элементы, присущие метательным ножам, кинжалам, топорам и сюрикенам (см. прил. № 32, рис. 1; прил. № 33, рис. 1).

Опираясь на изложенное выше, можно предложить следующий возможный вариант определения понятия простейшего комбинированного метательного оружия.

Непосредственно метаемое комбинированное метательное оружие - это специально изготовленные предметы, предназначенные для механического поражения живой цели на расстоянии до 30 метров за счет использования биохимической энергии и имеющие в соста-

45 ве конструкции несколько поражающих элементов, присущих различным подвидам или типам непосредственно метаемого метательного оружия.

В связи с тем, что недостаток информации по различным типам простейшего комбинированного метательного оружия не позволит нам в должной мере охарактеризовать все возможные конструктивные особенности данного оружия, мы вынуждены будем рассмотреть особенности устройства этого своеобразного метательного оружия на основе анализа конструкции отдельных образцов, принадлежащих к различным подвидам и типам.

К настоящему моменту, если судить по литературным источникам, историческим оружиеведением выделяется два подвида простейшего комбинированного метательного оружия [6.23, с. 109; 6.24; 6.29, с. 302]. Условно эти две небольшие группы носят не совсем точное, произвольное название метательных ножей и метательных топоров. Использование применительно к этим группам метательного оружия подобных названий вносит путаницу, поскольку не отражает характер составляющих ее предметов, так как данные названия носят другие группы метательного оружия, к которым данный термин более применим. В этой связи данные группы комбинированного метательного оружия можно было бы обозначить как “комбинированные метательные ножи” и “комбинированные метательные топоры”. Выделение объектов в данные группы происходит на основании количественного преобладания у них конструктивных поражающих элементов, присущих метательным ножам или топорам или же доминирующего положения поражающих элементов той или иной конструкции. Руководствуясь данным правилом можно было бы выделить еще две группы: комбинированные метательные кинжалы и комбинированные метательные секиры. Следует отметить, что в ряде случаев выделение комбинированного оружия в отдельные группы происходит на основании языковых традиций той или иной страны.

Родиной комбинированных метательных ножей и кинжалов является Центральная и Западная Африка, где уже к моменту прихода европейцев некоторые племена коренного населения активно использовали данное оружие в качестве военного, охотничьего и ритуального. Не утратило своего значения данное оружие в этих регионах и сейчас. Прекрасный образец (под номером АИМ 0129/318) подобного оружия хранится в фондах Санкт-Петербургского Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи.

46

Африканское непосредственно метаемое метательное оружие носит название “пинга” или “тромбаче” (“трумбаш”) и отличается друг от друга некоторыми особенностями в конструкции [6.23, с. 109; 2.87, с. 314].

Комбинированные метательные ножи и кинжалы типа “пинга” имеют наибольшее распространение у народностей Заира (Западная Африка) и отличаются значительными размерами. Общая длина такого “ножа” колеблется от 300 до 800 мм., наиболее длинные “ножи” от 500 до 800 мм., как правило, используются в ритуальных целях, но от этого своих боевых качеств не теряют. Общая “ширина” или расстояние между остриями или лезвиями двух противолежащих клинков могла составлять от 200 до 500 мм. Особенность конструкции данного оружия заключается в том, что в конструкции присутствует “основной” клинок, хвостовик которого выступает в качестве рукояти и может обматываться кожей, а сам клинок выступает в качестве основания для других клинков (иных, дополнительных элементов конструкции) (см. прил. № 34, рис. 2, 4-5). Клинки могут быть как прямыми, так и искривленными и иметь самую различную форму. Наиболее часто встречается лавролистная, вытянуто-треугольная, луновидная, серповидная и трапецивидная форма клинка. Клинки могут быть как однолезвийными (ножевидными), так и двухлезвийными (кинжаловидными). Лезвия данных клинков образуются, как правило, в результате односторонней заточки клинка. В ряде случаев один или несколько клинков могут не иметь острия и предназначаться для нанесения рубленных повреждений (ран). Как правило, в таких “ножах” сочетаются ножевид-ные клинки с кинжаловидными или же кинжаловидные с топоро- или секировидными. Длина “основных” клинков колеблется от 200 до 700мм., а дополнительных от 130 до 300 мм. Ширина всех клинков колеблется в пределах от 25 до 80 мм. Минимальная толщина клинков у основания составляет 2,5 - 3 мм. Количество клинков колеблется от 2 до 4. Точной информации о твердости клинков данного оружия у нас нет, но маловероятно, что она превышала 40 - 45 HRC, поскольку изготавливалось оно из стали с относительно низким содержанием углерода.

Комбинированные метательные ножи и кинжалы типа “тромбаче” отличаются от ножей типа “пинга” меньшими размерами, более “упорядочным” расположением поражающих элементов и рукоятью большей длины. Количество поражающих элементов конст-

47 рукции (клинков) может достигать 5-6 штук, и они могут иметь общее основание и располагаться по кругу на неравном друг от друга расстоянии. Своим внешним видом данное оружие нередко напоминает кисть руки человека с “растопыренными” пальцами (см. прил. № 34, рис. 1). Общая длина данного оружия колеблется в пределах 300 - 500 мм. Характеристики поражающих элементов конструкции совпадают с характеристиками аналогичных элементов оружия типа “пинга”.

Все нами рассматриваемые комбинированные метательные ножи имеют вес не менее 200 грамм. В большинстве случаев вес данного оружия колеблется в приделах 300 - 500 грамм.

Помимо рассмотренных комбинированных метательных ножей и кинжалов отдельные Африканские племена использовали аналогичное оружие называемое “кульбеда”. Данное оружие иметь длину до 800мм и вес около 1000 грамм Конструктивно “кульбеда” состоит из рукояти и двух массивных клинков, имеющих общее основание.

Металлические поверхности африканских комбинированных ножей и кинжалов в большинстве случаев покрываются различным гравированным или штампованным геометрическим орнаментом.

В отличие от комбинированных метательных ножей, комбинированные метательные топоры никогда не использовались в охотничьих или ритуальных целях. С момента своего возникновения данное оружие использовалось исключительно в военных целях и преимущественно кавалерией. Нам достоверно не известно, где впервые стали изготовляться комбинированные метательные топоры, но использовались они преимущественно Европейскими рыцарями, а также всадниками Ближнего Востока и Индии. Возможно, в Западной Европе данное оружие появилось все-таки раньше, поскольку дошедшие до нашего времени реально существующие самые ранние образцы датируются концом XIV века [6.29, с.302]. Просуществовало данное оружие на территории Европы с XIV по XVI век, а на Востоке с XVI по XVII век. Европейские комбинированные метательные топоры можно условно разделить на две группы. Первую группу будут составлять топоры, у которых рукоять как отдельный элемент отсутствует (см. прил. № 35, рис. 1). Во вторую группу войдут топоры, у которых наличествует рукоять, являющаяся отдельным элементом конструкции (см. прил. № 35, рис. 2).

48

Комбинированные метательные топоры первой группы изготавливались полностью из стали в результате ковки с применением кузнечной сварки. У данного оружия имеются четыре поражающих элемента, представляющих собой клинки различной формы. Исключение из данного правила является конструкция единственного дошедшего до нас метательного топора конца XIV века, у которого три поражающих элемента вместо четырех.

Два или три клинка европейских комбинированных метательных топоров имеют “кинжаловидную” форму, а один клинок соответственно имеет “топоровидную” форму. У всех данных метательных топоров клинки так располагаются по отношению друг к другу, что внешний вид оружия напоминает крестообразную или Т-образную фигуру. Роль рукояти у данного оружия выполняет нижний клинок.

Комбинированные метательные топоры второй группы также изготавливались из стали путем ковки и кузнечной сварки, но рукоять у них изготавливалась из дерева и крепилась к “железке” посредством металлической втулки. Железка состоит из трех клинков и втулки. Два прямых клинка имеют “кинжаловидную” форму, а один “топоровидную”.

Клинки всех европейских комбинированных метательных топоров имеют одно общее основание и толщину не менее 3,5 - 5 мм. К верхней границе заточки толщина клинка может уменьшаться до 2,5 - 2 мм. Кинжаловидные клинки, как правило, имеют вытянуто- треугольную форму и длину, равную 50 - 120 мм. Острие клинка образовывается схождением лезвий. Топоровидные клинки могут иметь самую разнообразную форму, и их длина составляет 80 - 120 мм., а ширина колеблется в пределах 100 - 200 мм. Лезвия всех клинков данного оружия образуются в результате двусторонней заточки. Общая длина оружия не превышает 500 - 600 мм., а ширина 240 - 260 мм. Твердость клинков данных топоров вряд ли больше твердости боевых и универсальных европейских топоров того времени и составляет где-то 40 - 50 HRC.

О комбинированных метательных топорах и секирах Ближнего Востока и Индии у нас, к сожалению, нет достаточного количества информации и наши выводы мы вынуждены будем базировать на анализе конструкции комбинированной метательной секиры из Ирана, датируемой XVII веком, которая хранится в Санкт-Петербургском Военно- историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи (АИМ 126/11) (см. прил. № 35, рис.3).

49 Общая длина оружия 510 мм. Максимальная ширина 215 мм. Основной клинок имеет длину 400 и ширину порядка 35 мм.; “острие” данного клинка представляет из себя “трезубец”, образованный одним клинком листовидной формы и двумя клинками серповидной формы. Ниже “острия” располагаются два одинаковых, противолежащих клинка луновидной формы. В центральной части основного клинка располагается серповидный клинок длиной около 100 мм. Точно такой же клинок располагается на другой стороне основного клинка, недалеко от рукояти. Рукоять образована в результате наматывания кожаного ремня на хвостовик основного клинка. Рукоять имеет маленький темляк, за который данное оружие могло подвешиваться к луке седла. Все клинки данного оружия имеют лезвия, образованные двусторонней заточкой. Поверхность всего оружия плоская и покрыта различным по характеру орнаментом.

К комбинированным метательным топорам можно было бы отнести, исходя из их конструкции, и некоторые образцы Западно-африканских “пинг” (см. прил. № 34, рис. 3).

Непосредственно метаемое маскированное метательное оружие, своим возникновением, по всей видимости, обязано японским клановым воинам - шпионам “ниндзя”. Достоверно известно, что подобное оружие они начали достаточно активно использовать уже в позднем средневековье [2.28, с. 25; 2.33, с. 257, 260]. Поскольку маскированное метательное оружие предназначено для скрытного ношения и неожиданного применения, оно, как правило, обладает по сравнению с другими группами метательного оружия меньшими размерами, прочностными характеристиками и пониженной поражающей способностью. Обычно простейшие метательное оружие маскируется под головные уборы, пряжки ремней, заколки для волос, шляпочные булавки и кисти для коли графического письма [2.33, с. 258; 2.41, с. 16-17; 2.67, с. 132- 133].

Традиционно существуют три способа маскировки простейшего метательного оружия:

При первом способе оружие непосредственно интегрируется в бытовой предмет и выступает неотъемлемой его частью. В этом случае оружие конструируется непосредственно с учетом особенностей маскирующей оболочки. И оружие, и бытовой предмет при таком способе утрачивают часть своих свойств.

50

Второй способ заключается в том, что внешней отделкой оружию придается вид бытового предмета. В подобной ситуации сама изначальная конструкция оружия позволяет осуществить маскировку и при этом оно не теряет своих свойств.

Третий способ позволяет так осуществить маскировку простейшего метательного оружия, что ни само оружие, ни маскирующий бытовой предмет не теряют своих свойств. Необходимо отметить, что данный способ имеет в настоящий момент большее распространение.

Первый способ маскировки применяется для создания оружия типа “амигасса”. Амигасса представляет собой металлический диск с отточенными краями, интегрированный в поля традиционной для Дальневосточного региона конусовидной шляпы. В случае необходимости данная “шляпа” с постоянно закрепленным оружием металась в противника. Необходимо все же заметить, что данное оружие было мало эффективно из- за своей громоздкости.

Второй способ в основном применяется для маскировки метательных стрелок или кинжалов небольшого размера под традиционную восточную бижутерию (заколки для причесок и шляпные булавки) или принадлежности для письма (см. прил. № 19, рис. 8). Маскировка заключалась или в некотором изменении конфигурации предмета, или в расписывании данного предмета красками, украшении кисточками или соответствующей ювелирной отделке. В результате подобных действий оружию лишь придавался соответствующий “бытовой” внешний вид.

Третий способ характерен для маскировки оружия, относящегося к группе сюрике-нов. Как правило, сюрикен закрепляется с внешней стороны пряжки, маскируясь под накладной декоративный элемент.

Конструктивные особенности простейшего маскированного метательного оружия соответствуют конструктивным особенностям того метательного оружия, которое послужило объектом маскировки, а поэтому рассматривать их повторно, в данном разделе, лишено смысла. Необходимо только отметить что, в ряде случаев данное маскированное метательное оружие от своих обычных “прототипов” может отличаться несколько меньшей длиной, ши-

51 риной или диаметром (исключение составляет оружие типа “амигасса”), толщина предмета и твердость его поражающих элементов в большинстве случаев остаются неизменными.

Подводя итог всему выше изложенному, можно предложить следующий вариант определения понятия простейшего маскированного метательного оружия.

Непосредственно метаемое маскированное метательное оружие - это специально изготовленные предметы, предназначенные для поражения живой цели на расстоянии до 10 метров за счет использования биохимической энергии путем нанесения механических повреждений проникающего характера и конструктивно состоящие из поражающего элемента, замаскированного под хозяйственно-бытовой предмет или маскирующей оболочки.

1.3. ОСОБЕННОСТИ УСТРОЙСТВА МЕТАТЕЛЬНЫХ ПРИСПОСОБЛЕНИЙ

Еще до появления различных метательных механизмов человек стремился увеличить дистанцию, на которой он мог эффективно поражать цель простейшим метательным снарядом (копьем, камнем). Первыми образцами подобных приспособлений были копьеметалки и пращи. Данные приспособления, за счет искусственного увеличения длины руки человека позволяли, дальше, а зачастую и с большей начальной скоростью метнуть снаряд в цель [2. 29, с. 65; 3.40, с. 187].

Под метательными приспособлениями, на наш взгляд, следует понимать специально изготовленные предметы ручного индивидуального использования, действие которых основано на трансформации потенциальной биохимической энергии человека в кинетическую энергию снаряда посредством удлинения плеча или увеличения вращательного момента при метании и предназначенные для поражения живой цели на расстоянии.

Первое место по популярности в данной группе оружия занимают ременные метательные приспособления в основном благодаря ременной праще.

Конструктивно ременная праща представляет собой плетеный веревочный или кожаный ремень, в центральной части которого имеется расширение в виде “гамачка”, куда перед метанием помещается снаряд (предварительно сама праща складывалась пополам). В большинстве случаев один из концов пращи имеет петлю, одеваемую на большой палец руки метателя (см. прил. № 36, рис. 1-2). Достаточно редко изготавливались пращи без петель на концах или же с петлями на обоих концах. Гамачок мог иметь прямоугольную, ромбовид-

52 ную, круглую или овальную форму, его длина обычно не превышала 200 мм. Общая же длина пращ данной конструкции в разложенном состоянии могла колебаться от 1100 до 1500 мм. В “боевом” положении длина пращи соответственно составляла 550 - 75 мм [2.29, с. 65 -66,296; 3.4].

Принцип действия ременной пращи основывается на том, что кинетическая энергия вращающейся пращи передается снаряду, при этом в процессе вращения кинетическая энергия пращи может накапливаться, достигая возможного для данной конструкции максимума. Снаряд, вьшущенный из пращи с начальной скоростью порядка 33 м/с, мог лететь на дистанцию до 200 метров, сохраняя способность в результате попадания привести к смерти или нанести тяжкие телесные повреждения на дистанции до 100 - 120 метров при скорости у цели 20 - 22 м/с [3.40, с. 185,192].

В Европе в эпоху античности появилось еще одно ременное метательное приспособление, называемое ременной копьеметалкой (лат. “аментум”, греч. “аткил”). Оно представляло собой переплетение ремней, в котором имелось отверстие для древка дротика и для руки метателя. Длина аментума колебалась в пределах 400 - 500 мм. По данным Луи Наполеона Бонапарта, римский дротик, брошенный при помощи аментума, летел на 70 метров с начальной скоростью в 28 м/с [2.3, с.158; 3. 40, с. 188]. Аментум, как и греческий аткил, мог не только использоваться как съемное приспособление, но и как постоянно закрепленное на древке. Необходимо заметить, что аналогичные античным ременным копьеметалкам метательные приспособления использовались и жителями Меланезии (мел. “унеп”).

Рычажные копьеметалки впервые появились в период мадлена и эпипалеолита и используются в отдаленных уголках земного шара коренным населением и поныне [2.22, с.355; 2.73, с. 145; 3.59, с.5-7]. По мнению П.Д.Львовского, основной принцип применения данного приспособления заключался в удлинении плеча и увеличении этим вращательного момента при метании, в результате чего достигалось увеличение начальной скорости снаряда [3.40, с. 187]. При этом предварительного накопления энергии за счет конструкции данного приспособления не происходит.

Не зависимо от времени своего появления, конструктивно рычажные копьеметалки состоят из направляющей, рукояти и упора или держателя (см. прил. № 37, рис. 1-2).

53

Направляющая представляет собой палку, дощечку или пластину, на которую кладется древко копья или дротика перед метанием.

Рукоять служит для удержания копьеметалки в момент метания. В отдельных случаях направляющая или ее “прилив” (выступ) может играть и роль рукояти.

Упор имеет вид крюка или выступа и предназначен для удерживания снаряда на направляющей, а также придания ему направленного движения.

Держатель предназначен для выполнения тех же функций, что и упор, но имеет кольцевидную форму.

Древнейшие из известных копьеметалок представляли собой деревянную палку с крюком в задней части (в крюк упирался хвостовик древка копья или дротика), к передней части дощечки крепилась деревянная или же роговая рукоять. Длина данных приспособлений колебалась в пределах 100 - 300 мм при диаметре 20 - 40 мм [2.18, с. 118; 3.59, с. 5-6]. Вместо крюка в качестве “держателя” или упора для древка копья рычажная праща могла оканчиваться кольцом. В отдельных случаях копьеметалки могли изготавливаться из кости. Наиболее совершенной конструкцией отличалась рычажная копьеметалка южно - американских индейцев, называемая “атлаль” [2.18, с. 26]. Особенность конструкции данной копьеметалки заключается в том, что направляющая имеет вид дощечки с желобом, оканчивающимся упором, к которому сбоку в передней части крепятся две дугообразные рукояти (см. прил. № 37, рис. 3). Длина направляющей атлалей могла доходит до 900 мм при ширине в 50 - 100 мм. В качестве метательных снарядов при метании атлалем использовались оперенные метательные дротики длиной не более 1200 мм.

В настоящее время рычажными копьеметалками продолжает пользоваться коренное население Австралии, Африки и Латинской Америки. В качестве спортивно- развлекательных приспособлений и охотничьего оружия подобные копьеметалки и снаряды к ним производятся некоторыми оружейными фирмами в США. Современные рычажные копьеметалки имеют длину направляющей порядка 500 - 900 мм и ширину до 100 мм.

Проведенные в различное время эксперименты показали, что при использовании рычажной копьеметалки можно метнуть дротик весом до 400 грамм на расстояние до 100 метров, при этом начальная скорость снаряда будет составлять порядка 32 м/с [3.40, с. 188].

54

Другим подвидом рычажных метательных приспособлений является рычажная праща. Первоначально рычажная праща имела вид палки раздваивающейся на конце или большой ложки, в черпак которой вкладывался снаряд (см. прил. № 36, рис. 3-4). Родиной данного метательного приспособления можно считать Месопотамию. Наиболее раннее изображение пращи подобной конструкции в этом регионе датируется XV веком до н. э. [2.29, с. 65, 296]. Поскольку до наших дней не сохранилось ни одной рычажной пращи-“ложки”, можно только предполагать, что ее длина составляла порядка 500 - 700 мм. Несмотря на всю простоту своей конструкции, подобна рычажная праща не получила большого распространения, а через некоторое время вообще прекратила свое существование, так как была менее эффективна чем ременная праща.

В период раннего средневековья в Европе, а затем и на Ближнем Востоке, появляется рычажная праща иной конструкции. Основным элементом конструкции данной пращи является кожаный “гамачок” (“мешочек”) для снаряда, закрепленный на длинной деревянной рукояти [2.7, с.9; 2.58, с.5-7,15; 6.23, с. 120]. Гамачок имел несколько вытянутую форму, один конец его был неподвижно закреплен на рукояти, другой же имел петлю, которая накидывалась на верхний конец рукояти перед метанием и срывалась с нее в момент броска (см. прил. № 36, рис. 5). В Европе данная праща пользовалась значительно большей популярностью, чем ременная праща, поскольку позволяла метать снаряд с такой же скоростью и на такое же расстояние, при этом не производя предварительного накопления энергии за счет вращения конструкции. Анализируя дошедшие до нашего времени изображения воинов, вооруженных рычажной пращей - “бичом” (фр. Fustibale), можно предположить, что общая длина пращи с надетой петлей “мешочка” составляла порядка 550 - 700 мм.

1.4. КОНСТРУКТИВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ МЕТАТЕЛЬНЫХ МЕХАНИЗМОВ

Метательные механизмы (в криминалистическом понимании) - это специально изготовленные предметы ручного индивидуального использования, имеющие в конструкции подвижные относительно друг друга части, действие которых основано на механической энергии, внутренней энергии газов и предназначенные для поражения живой цели на расстоянии снарядом.

55

Появление метательных механизмов вызвало переворот в охотничьем в военном деле. Теперь можно было поражать цель на значительно большем расстоянии, чем ранее. Первыми образцами метательных механизмов были луки, а затем арбалеты. Данное оружие можно назвать тетивно-дуговым, поскольку в основе конструкции любого тетивно-дугового метательного оружия лежит напряженная, упругая дуга, два конца которой стянуты неупругой тетивой. В результате натяжения тетивы происходит еще большее сгибание дуги, что приводит к накоплению значительной потенциальной энергии, которая при выстреле трансформируется в кинетическую энергию снаряда. Данное оружие с момента своего возникновения и до настоящего момента пользуется значительной популярностью не только как охотничье и спортивное, но и как боевое. По данным А. Сенченко, только в одной Москве в период с 1993 по 1996 год населению было продано 80 000 луков и арбалетов [3.69, с. 15].

Тетивно-дуговое метательное оружие - это специально изготовленные предметы, действие которых основано на использовании механической энергии, предназначенные для поражения живой цели на расстоянии снарядом, оказывающим на нее механическое воздействие и конструктивно состоящие из упругой напряженной дуги и нерастяжимой тетивой.

В исторической литературе существуют различные классификации луков, основанные на их конструкции. [2.73, с. 175-177; 2.58, с.18-26; 2.87, с. 594; 3.62, с.73]. Нам представляется наиболее интересной и правильной “конструктивная” классификация луков, предложенная известным специалистом в области конструкции древних луков Гедом Раусингом (Росингом) из Университета Лунда в 1967 году. [6.26] Данная классификация была доработана отечественным ученым М.В, Гореликом в 1993 году [2.29. с. 66]. В основу классификации Раусинга-Горелика был положен анализ общей конструкции дуги лука с учетом материалов, из которых она изготавливается. Поскольку данная классификация может быть использована и в целях криминалистического исследования метательного неогнестрельного оружия, мы считаем целесообразным привести ее в несколько измененном виде в данной работе.

По конструкции, исходя из используемых при изготовлении материалов, луки можно разделить на следующие группы:

56

Простые луки - луки, дуга которых состоит из одного материала (до XX века преимущественно из дерева).

Усиленные луки - луки, у которых основа из однородного материала усиливается накладками, как правило, из более прочного материала (длительное время однородная деревянная основа луков усиливалась накладками из кости, рога и обклеивалась сухожилиями).

Сложные луки - луки, у которых основа состоит из нескольких материалов (к примеру из двух сортов древесины или пластика).

Составные луки - луки, у которых основа состоит из нескольких коротких частей, образующих его длину.

Пятую группу образуют луки, при изготовлении которых используются технические приемы создания усиленных, сложных и составных луков в различном сочетании. Несмотря на то, что такие луки, в зависимости от конструктивных приемов изготовления, могут называться усиленно-сложными, усиленно-составными, усиленно- сложносоставными, традиционно все они в исторической оружиеведческой и технической литературе называются слож-носоставными.

Термин сложносоставной (первоначально просто сложный лук) впервые ввел в употребление в XIX веке английский генерал и археолог Генри Пит-Риверз [3.43. с. 47].

Весь массив луков также можно было бы разделить на две большие группы, используя в качестве основания для деления такой признак, как рефлексивноть, т.е. способность плеч лука после снятия тетивы изгибаться в сторону противоположную натяжению тетивы, таким образом, чтобы плечи или концы дуги пересекали линию, которую условно можно провести через переднюю часть рукояти, параллельно натянутой тетиве (см. прил. № 38, рис. 1-7). Чем больше рефлексивность лука (его плеч), тем больше потенциальной энергии в состоянии накопить плечи при натяжении тетивы [3.35, с. 53]. По данному признаку все луки можно разделить на рефлексивные и не рефлексивные.

Форма лука традиционно определяется формой дуги, которую она приобретает после натяжения тетивы. В большинстве случаев, исходя из формы дуги, луки подразделяются на сегментовидные, двояковыгнутые, сигмообразные и угловые (см. прил. № 39, рис. 1- 4). Возможно допустить существование луков смешанных форм.

57

Не смотря на существование значительного числа работ посвященных конструкции луков и историческим этапам их развития, мы считаем необходимым рассмотреть данные вопросы, на том основании, что необходимая криминалистам информация рассеяна по большому количеству труднодоступных источников [2.59; 2.95; 3.35; 3.43; 3.62; 3.85; 3.88; 3.90; 6.1; 6.9; 6.25; 6.27].

Перед тем как перейти к рассмотрению конструктивных особенностей отдельных групп луков, хотелось бы внести ясность в вопрос, связанный с названиями отдельных основных конструктивных частей луков. Это, на наш взгляд, необходимо, поскольку различные авторы по-разному называют те или иные части лука и при этом расходятся в определении их назначения [2.31, с.51; 2.32. с. 93; 2.58. с. 16-17; 2.73, с. 176].

В вопросе, связанном с названиями основных частей луков, нам наиболее близка позиция известного отечественного специалиста в области истории конструкции русских луков А.Ф. Медведева [2.59, с. 10, 117]. Опираясь на его точку зрения, можно предложить следующие термины для обозначения конструктивных элементов луков.

Дуга - основная часть лука, служащая для накопления энергии. Рукоять - часть дуги лука (как правило, центральная), служащая для удержания оружия в момент натягивания тетивы и производства выстрела. Плечи - упругие части дуги лука, играющие роль пружины при натяжения тетивы. Концы - оконечности плеч дуги лука, к которым посредством ушек крепится тетива. Узлы крепления- места крепления отдельных частей дуги лука. Тетива - нерастяжимый трос, имеющий две петли на конце, которыми он крепится на дуге. Тетива служит для сгибания плеч лука и придания направленного движения снаряду. Различается также внешняя и внутренняя сторона дуги лука. Внешняя сторона (спина) в момент выстрела обращена по направлению к цели. Внутренняя сторона (живот) в момент выстрела обращена к стреляющему (см. прил. № 40, рис. 1).

В луке, дуга которого имеет сложную конструкцию и состоит из отдельных элементов, будут присутствовать следующие части.

Кибить - деревянная основа дуги лука. Рукометь - остов рукояти дуги лука усиленный костяными (реже роговыми) накладками. Подзоры - наиболее изогнутые части плеч лука. Рога - оконечности плеч дуги лука. Кости - костяные накладки на концы плеч дуги лука с

58 пропилами (ушками) для крепления тетивы. Плечевые накладки - роговые накладки на плечи

• дуги лука. Узлы - места креплений отдельных частей лука усиленные сухожилиями. Сухожи лия - полоса жил, наклеенная по всей длине кибити с внешней стороны. Обмотка - сухожи лия, покрывающие всю дугу лука. Оклейка - внешняя отделка дуги лука.

К дополнительным элементам конструкции дуги сложносоставных луков можно отнести мадьяны.

Мадьяны - это подкладки под тетиву на местах начала оконечностей плеч дуги лука. Одна из функций мадьян - предотвращение перетирания петель тетивы (см. прил. № 40, рис.

  • 2-3).

По мнению А.Ф. Медведева, основанном на положениях, высказанных известным знатоком русской старины П.И. Савваитовым, такие термины, как кибить, рукометь, мадьяны, появились в русском языке под арабским влиянием [2.59, с. 10; 3.62, с. 73].

Первые простые луки появились, предположительно, в начале верхнего палеолита (около 35 000 - 8000 лет до н .э.) [3.43, с.42; 3.59, с. 7].

Конструктивно простые луки представляют собой упругую деревянную дугу, к концам которой крепилась тетива. Первоначально дуги простых луков изготавливались из древесины имеющей упругие свойства. На территории Европы и Азии в качестве материала для изготовления дуг простых луков использовалась древесина березы, акации, клена, лесного ореха, тиса молодого дуба, ясеня, бамбука и корневая часть лиственницы [2.57, с. 42; 2.59, с.13; 3.3, с. 218; 3.76, с. 144 3.90, с. 204]. В процессе изготовления данным лукам придавалась сегментовидная, двояковыгнутая и очень редко сигмообразная форма [2.29, с. 296-297; 3.3, с. 219; 3.43, с. 44].

ш Дуга простых луков, как правило, имела переменное сечение и толщину. Наиболее

массивной частью являлась рукоять. В натянутом положении длина дуги простого лука могла колебаться в пределах 1500 - 2200 мм [2.59, с. 15]. Сила натяжения тетивы составляла порядка 15-40 кГ. Расстояние, на которое натягивалась тетива, составляло порядка 400-700мм [2.57, с. 42- 43]. Для защиты от неблагоприятных воздействий окружающей среды дуги простых луков подвергались вощению, пропитывались маслом или же обматывались тон-

л кой сыромятной кожей.

59

Плечи могли иметь вытянутотреугольную, каплевидную или веслообразную форму и • изготавливались таким образом, чтобы их толщина плавно уменьшалась к оконечностям. Это

способствовало равномерному распределению напряжения по всей длине плеч и всему луку в целом. Несмотря на свою достаточно сложную форму, простые луки никогда не отличались рефлективностью. Исключение составляет лук XTV века, найденный в Польше (см. прил. № 41, рис. 1) [6.19, с. 509].

Плечи дуг простых луков имели самое разнообразное поперечное сечение: круглое, овальное, линзовидное и даже прямоугольное. Ширина плеч была самой разнообразной и могла колебаться от 25 до 50 мм. Наиболее оптимальными для конструкции простых (и иных) луков были широкие плоские плечи, поскольку именно они наиболее соответствуют “идеальной” конструкции лука. Преимущество подобных плеч было доказано в 30-х - 40-х годах нашего века; группа американских ученых математически разработала и научно испы тала образцы луков “оптимальной” конструкции [3.43, с. 45]. Концы плеч могли быть пря мыми или изогнутыми и изгибаться в сторону “спинки” лука. В отдельных случаях концы лука могли иметь специальные насадки из кости и металлов, к которым крепилась тетива •’ [2.29, с. 300-301].

Самыми известными из простых луков являются английские тисовые луки, которые в период с XIV по XV век распространились по всей Европе. Их конструкция оказалась настолько удачной, что копии английских тисовых луков выпускаются и в наши дни [3.43, с. 45; 6.7. с. 151].

Усиленные луки являются дальнейшим конструктивным развитием простых луков. Деревянная основа дуги таких луков традиционно изготавливалась из древесины тех же по род, что и у простых луков. В исключительных случаях в качестве деревянной основы для усиленных луков применялся и бамбук. В качестве материалов, усиливающих конструкцию данных луков, применялись сухожилия животных, особенно ligamentum nuchae - большой эластичный узел, проходящий вдоль позвоночника и над плечами у большинства млекопи тающих, а также рог. Как правило, использовались сухожилия и рог крупного рогатого скота (быков, буйволов, бизонов). Сухожилия приклеивались с внешней стороны основы лука, а I роговые пластины - с внутренней стороны на плечах. Применение данных материалов позво-

60 лило уменьшить размеры плеч лука без существенного ущерба для расстояния и силы натяжения тетивы [2.29, с. 67, 296-297; 3.43, с. 45]. Для того, чтобы предохранить данную конструкцию от воздействий внешней среды, основа лука с приклеенными на нее усиливающими элементами обклеивалась по спирали сухожилиями, пергаментом, берестой, бамбуковыми волокнами и т.д. В целях защиты дуг данных луков от внешних воздействий нередко применялось вощение.

Усиленные луки с натянутой тетивой имели в большинстве случаев сегментовидную и двояковыгнутую форму. Конструктивно данные луки, по всей видимости, в большинстве случаев, не относились к категории рефлексивных. Общая длина данных луков с натянутой тетивой составляла порядка 1000 - 1500 мм [2.29, с. 67, 296-297]. Ширина плеч в среднем составляла 30 - 40 мм. Поперечное сечение плеч имело овальную или линзовидную и реже круглую форму. Как правило, сечение плеч было переменным (к примеру, с овального до круглого). Рукоять была самым массивным местом конструкции усиленных луков. Конструкция лука позволяла растянуть тетиву максимально до 600 мм.

Составные и сложные по конструкции луки были достаточно редким явлением и практически не изготавливались. Луки данной конструкции изготавливались преимущественно для развлекательной стрельбы или охоты на мелкого зверя и птицу. Боевые луки данной конструкции изготавливались коренным населением Японии, Вьетнама, Камбоджи и Африки.

Японский сложный лук “юми”, изготавливается и в наши дни. Данный лук имеет асимметричные плечи и значительную длину (длина напряженной дуги может составлять от 1800 до 2500 мм). В качестве материала для кибити используется молодой дуб и бамбук. В Японии существовали луки и меньшего размера (ханкю). Длина напряженной дуги такого лука составляла порядка 800 - 1000мм [2.3, с. 176; 2. 28, с. 138- 141].

Сложно сказать, когда впервые появились сложносоставные луки, достоверно известно лишь то, что луки данной конструкции уже были известны народам Месопотамии в III тысячелетии до н. э. [2.29, с. 67-68]. Первые сложносоставные луки с натянутой тетивой имели сегментовидную и двояковыгнутую форму, а примерно с 2400 года до н. э. получают распространение так называемые “угловые” луки [3.43. с. 47].

61

Угловой лук изготавливался практически по той же схеме, что и любой сложносо- ставной лук иной формы. Эксперименты, проведенные группой американских исследователей с копией сложносоставного “углового” лука показали, что на самом деле лишь создается впечатление, что сгибается середина лука. В действительности угол жесткий и дуга лука сгибается по всей длине плеч. Подобная конструкция позволяет достаточно плавно спустить тетиву и произвести точный выстрел. Значительная длина углового лука (1400 - 1600 мм. в натянутом состоянии) позволяла растянуть тетиву на расстояние до 1100 мм., однако, судя по изображениям стрелков из такого лука, тетива при выстреле растягивалась не более чем на 700 мм [3.43. с. 47]. Ширина плеч “углового” лука вряд ли превышала 30 мм., а тетива крепилась к концам дуги посредством ушек. Просуществовал лук данный конструкции на территории Ближнего и Среднего Востока вплоть до конца VII века до н. э. [2.29. с. 68].

По сравнению со сложносоставными “угловыми” луками, сложносоставные луки сегментовидной и двояковыгнутой формы оказались более жизнеспособными, поскольку* просуществовали на территории Евразии вплоть до XX века. Сложносоставные луки подобных форм активно использовались в Египте, на Среднем и Ближнем Востоке, начиная с середины II тысячелетия до н. э. Деревянная кибить данных луков изготавливалась, как правило, из двух (очень редко одного, трех или из четырех) кусков древесины разных пород. В качестве внешнего или единственного слоя в большинстве случаев использовались различные ‘ сорта березы, ильмовых или акации. На внутренний слой шла древесина лиственницы, можжевельника, клена, бамбук и т. д. Общая длина таких луков составляла 1600 - 2000 мм. (1400 -1850 мм-с натянутой тетивой соответственно). Ширина плеч этих луков составляла порядка 20 - 40 мм. Форма плеч была, как правило, каплевидной, а сечение овальным. Толщина плеч плавно уменьшалась к концам дуги. Тетива данных луков крепилась посредством ушек непосредственно к концам дуги или же к специальным концевым насадкам, изготовленным из рога, кости, камня или различных цветных металлов [2.29, с. 68 - 69, 300-301; 2.49. с. 75-76; 6.21, с. 691]. Концы лука могли изготавливаться отдельно от кибити из древесины твердой породы, реже кости. Очень часто деревянные концы луков обкладывались костяными накладками с пропилами под тетиву, или же роговая пластина с двух сторон оклеивалась древесиной.

62 Двояковыгнутые сложносоставные луки, так называемого “тунгусского” типа при-

• менялись отдельными сибирскими народами (тунгусами, якутами и т. д.), начиная со средне-

вековья вплоть до начала XX века. Это были массивные, длинной до 1700-1800 мм луки, у которых кибить склеивалась из двух естественно изогнутых пластин березы и ели или кедра и лиственницы. В середину вклеивался березовый клин (образующий рукометь). Концы дуги лука изготавливали из березы или черемухи. Места стыков у рукомети и концов обматывали сухожилиями, а затем лук оклеивали берестой или полосками черемухового дерева (корой) [3.52, с. 215-216]. Луки данной конструкции и сейчас изготавливаются коренными жителями Агинского Бурятского национального округа.

Вершиной развития конструкции рефлексивных сложносоставных луков двояковыг-нутой формы можно считать луки, так называемого “турецкого типа”. Конструкция данных луков, по всей видимости, окончательно сформировалась где-то к XII - XIII веку н. э. и незначительно совершенствовалась вплоть до XIX века. Луки данного типа, несмотря на свои небольшие размеры, являются одними из самых мощных среди сложносоставных луков. Процесс изготовления данных луков был настолько сложен и длителен, что мог занимать около 2 ух лет [3.35, с. 59-60].

Общая длина дуги у луков “турецкого” типа составляла порядка 1200 - 1400 мм. Ширина плеч в среднем составляла 30 - 45 мм, а поперечное сечение имело форму, близкую к треугольной. Концы дуги имели несколько изогнутую форму и сильный наклон по направлению к внешней стороне дуги, и их длина равнялась 1/2-1/3 длины плеч. Дуга данного лука обладала настолько большой рефлексивностью, что после снятия тетивы принимала почти кольцеобразную форму. Деревянная основа данных луков усиливалась в нескольких местах

_ костяными и роговыми накладками (см. прил. № 42, рис. 1-2). Максимальная сила натяже-

ния тетивы могла колебаться от 25 до 80 кГ., но, как правило, не превышала 45 кГ. Максимальное расстояние натяжения тетивы у данных луков колебалось от 500 до 600 мм. [3.35, с. 59-60; 3.43, с. 46. 48; 6.20, с.8. 45; 6.21, с. 747].

Несмотря на высокие боевые качества и конструктивное совершенство двояковыгну-тых сложносоставных луков (особенно поздних образцов), наибольшей известностью поль-

ш зуются сложносоставные луки сигмообразной формы, у которых дуга в напряженном виде

63 напоминает букву М, положенную набок. Родиной сложносоставных луков данной формы, по всей вероятности, можно считать Китай, где они впервые появляются в последней четверти II тысячелетия до н. э. [2.29, с. 69].

К VIII веку до н. э. сигмообразный лук несколько уменьшается в размерах и, благодаря киммерийским или скифо-сакским племенам, широко распространяется на территории от Китая до Европы [2.29, с. 69-71; 2.95, с. 18-20]. В силу того, что луки данной конструкции получили значительное распространение именно благодаря скифам, за ними закрепилось название - луки “скифского” типа. Они не отличались большими размерами. Длина дуги таких луков в напряженном положении не превышала 950 - 1100 мм [3.43. с. 48]. Существовали луки и меньших размеров (700 - 850 мм), однако у нас возникают определенные сомнения в боевой эффективности луков столь малых размеров, несмотря на их сложносоставную конструкцию и определенную рефлексивность.

Ширина плеч данных луков вряд ли превышала 30 - 40 мм. Ориентируясь по античным изображениям скифских лучников, можно предположить, что при стрельбе расстояние натяжения тетивы не превышало 400 - 500 мм. Очень часто луки подобной конструкции изготавливались асимметричными, то есть верхнее плечо дуги было больше нижнего. К сожалению, неизвестно, чем было вызвано появление лучных дуг с асимметричными плечами. Можно только высказать предположение, что такая конструкция плеч обеспечивала большую точность попадания стрелы в цель, облегчала процесс сгибания дуги и частично устраняла колебания дуги после выстрела.

Начиная с III - II века до н. э., вместе с движением хунских племен по Евразийскому континенту начинает распространяться иной тип сложносоставного лука сигмообразной формы. К I веку до н. э. -1 веку н. э. лук данного типа широко распространяется по территории Ближнего Востока и Средней Азии. Конструктивно, являясь как бы дальнейшим развитием лука “скифского” типа, лук “хунского” типа отличается определенными специфическими особенностями. Кибить и концы дуги лука “хунского” типа укреплялась сухожилиями, костяными и роговыми накладками (см. прил. № 42, рис. 3-4). У “классического” сложносоставного лука “хунского” типа их было девять: две пары концевых, три серединных (две бо-

64 ковых и одна тыльная, неправильно называемая в исторической литературе фронтальной и две тыльных плечевых (плечевых фронтальных) [3.63, с. 147; 3.85, с.40].

Можно предположить, что сложносоставные луки “хунского” типа в большинстве случаев были асимметричными и не отличались большой рефлексивностью, часть из них могла быть не рефлексивна. По мнению известного отечественного оружиеведа А. М. Худякова, у луков данного типа тетива стационарно крепилась к концу более длинного плеча дуги лука, а на другой конец одевалась [3.85. с. 33]. Длина концов луков этого типа могла достигать 400 мм, ширина плеч составляла порядка 300 - 400 мм, а общая длина дуги в напряженном состоянии могла составлять порядка 1300 - 1600 мм [2.93, с. 64-68, с. 208; 3.63, с. 148]. Расстояние натяжения тетивы у подобных луков составляло 500 - 700 мм. В несколько измененном виде луки “хунского типа” просуществовали на территории Сибири до X века [2.93, с. 209-210].

В середине первого тысячелетия н. э. в Южной Сибири появляются луки, у которых две пары (боковых) концевых накладок заменяются двумя внешними накладками [2.93, с. 139-142; 209-210; 2.94. с. 27-28; 3.63, с. 149, 151, 159]. Для этого же времени характерно некоторое уменьшение длины лука. В VI веке появляется сложносоставной лук “тюркского” типа, просуществовавший до X века. Основное отличие луков данного типа от луков “хунского” типа заключается в количестве серединных накладок. Для луков “тюркского” типа характерно наличие двух боковых серединных накладок на рукоять (см. прил. № 43, рис. 1). В отдельных случаях луки “тюркского” типа могли не иметь концевых накладок или иметь только одну пару. Для луков “тюркского” типа так же не характерно наличие в конструкции дуги плечевых накладок.

Луки данного типа, по всей видимости, не отличались большой рефлексивностью, и их длина с надетой тетивой не превышала 1150 -1500 мм. [2.93, с. 139-142].

Параллельно со сложносоставным луком “тюркского” типа, существовал сложносоставной лук “уйгурского” типа. Луки данного типа имели распространение на территории Сибири, Средней и Центральной Азии, Руси и Евразийских степей в период с VII и фактически по XIII век. По своей конструкции, они напрямую восходят к лукам “хунского” типа и отличаются от луков “тюркского” типа наличием трех серединных накладок (на рукояти):

65 двух боковых и одной тыльной (см. прил. № 43, рис.2). Тыльная накладка, будучи первоначально узкой прямоугольной, к XI веку становится более широкой и приобретает лопатообразные расширения на концах [3.63, с. 151,161]. Луки “уйгурского” типа имели еще одну отличительную особенность - полное отсутствие плечевых накладок. Длина луков с натянутой тетивой, по всей видимости, составляла порядка 1100 - 1500 мм. Сложносоставные луки “уйгурского” типа активно использовались населением Евразии вплоть до середины XIII века [2.2. с. 95, 178; 2.93, с. 170-171,209- 210; 3.63, с. 149-151, 159; 6.13, с. 100].

Вершиной развития сложносоставного лука сигмообразной формы, без сомнения, можно считать лук так называемого “монгольского” типа. Конструкция лука данного типа восходит к VI - X веку н. э., когда в среде народов Западного Забайкалья стали распространяться сигмообразные сложные луки с одной серединной тыльной накладкой, имеющие расширяющиеся лопатообразные концы [2.79, с. 21, 28; 2.94, с. 25- 28]. Для луков данного типа также характерно наличие концевых вкладышей (зачастую только одного на конце длинного плеча дуги) и длинных плечевых накладок. Необходимо отметить, что в большинстве случаев плечевые накладки крепились только на одном плече (наибольшем). Встречались луки данного типа, у которых, вместо концевых вкладышей, по-прежнему использовались парные или одинарные концевые накладки (см. прил. № 43, рис. 3-5). Можно предположить, что луки данного типа были в большинстве своем асимметричными и сильно рефлексивными. Общая длина напряженной дуги, как правило, составляла 1000 - 1400 мм, а ширина плеч колебалась от 25 до 60 мм [2.94. с. 99-103; 3.90, с. 201-204]. Максимальная сила натяжения тетивы луков данной конструкции могла составлять от 25 до 85 кГ, но обычно не превышала 45 кГ [2.57, с 42-43]. Максимальное расстояние натяжения тетивы вряд ли превышало 700 мм. У отдельных образцов луков данного типа благодаря двойным ушкам на концах можно было удлинять или укорачивать тетиву, тем самым варьируя, в определенных пределах, силу натяжения (плюс, минус 5 кГ).

Дальнейшим развитием луков “монгольского” типа можно считать луки, так называемого “татарского” типа, которые стали дальнейшим этапом развития рефлексивных сложносоставных луков сигмообразной формы. В конструкции данных луков прослеживается заимствование отдельных конструктивных особенностей у рефлексивных, сложносостав-

66

ных, двояковыгнутых луков “турецкого” типа [2.5, с. 38-39]. Для луков “татарского” типа характерно наличие двух плечевых накладок и мадьян. Общие размеры напряженной дуги таких луков могли достигать 1880 мм, в большинстве же случаев длина дуги не превышала 1600 мм [2.57, с. 42-43; 2.59, с. 15]. Ширина плеч дуги в большинстве случаев не превышала 40 мм. Формирование конструкции луков “татарского” типа на базе луков “монгольского” типа, по всей видимости, протекало в период XV - XVI веков.

В средневековье на Ближнем Востоке и Передней Азии существовали сложносо- ставные луки сигмообразной и двояковыгнутой формы “турецкого” и “татарского” типов, стрельба из которых велась не стрелами, как обычно, а пулями (см. прил. № 41, рис.2). От своих “базовых моделей” данные луки отличались несколько меньшими размерами, а также тем, что плечи и концы дуги были отогнуты влево относительно рукояти, тетива была двойной с расчалками и имела мешочек или гнездо для пули [6.20, с. 31]. Использовались данные луки для охоты на птиц отдельными азиатскими народами, с начала XV вплоть до конца XIX века.

Появление сложносоставных луков двояковыгнутой и сигмообразной формы было значительным шагом вперед; их конструкция была настолько совершенна, что и по сей день изготавливаются луки, использующие их принцип действия. По мнению американских исследователей луков Э. Макьюэна, Р.Л.Миллера, К.А. Бергмана: “Кочевые народы Центральной Азии - гунны и авары - создали оружие, способное пробивать доспехи. Они сделали жесткими места крепления тетивы и выгнули их вперед под острым углом. В результате на конце каждого плеча образовался “составной” рычаг. Такие “рычаги” позволяли лучнику сгибать более жесткое плечо лука с меньшим усилием. За счет отклонения конца лука относительно спинки возникает эффект, будто к концу каждого плеча прикреплено колесо большого диаметра. Когда стрелок натягивает лук, тетива “сматывается” с раскручивающего колеса и длина ее увеличивается. При отпускании тетивы концы перемещаются вперед, укорачивая тетиву, что придает стреле большее ускорение. Аналогичная система используется в спортивном луке, в котором имеется система блоков, предназначенная для достижения подобного, но более значительного эффекта” [3.43, с. 48].

67

Следует также отметить, что благодаря неупругим концам дуги лука сила натяжения тетивы лука фактически не увеличивалась с расстоянием натяжения, а, пожалуй, даже уменьшалась по сравнению с максимальной силой натяжения. В связи с этим под максимальной силой натяжения следует понимать силу (в кГ) прикладываемую для сгибания плеч дуги лука, в процессе натяжения тетивы, до момента подключения к данному процессу неупругих концов дуги.

Благодаря особенностям конструкции, сложносоставные луки двояковыгнутой и сигмообразной формы при максимальной силе натяжения в 27 кГ, были в состоянии метнуть стрелу со скоростью около 50 м/с. Простой сегментовидный лук (английский тисовый) мог метнуть стрелу с такой же скоростью лишь при силе натяжения тетивы в 36 кГ [3.43. с. 46].

Особо хотелось бы отметить необычную конструкцию луков индейцев североамериканских равнин, которые изготавливали целиком роговые луки или луки, у которых рукоять изготавливалась из дерева, а остальные части дуги из рога. В отдельных случаях дуга такого лука могла оклеиваться и обматываться сухожилиями [2.51, с. 95-97].

Перед тем как перейти к рассмотрению современных луков, необходимо упомянуть о существовании в XVI - XIX веках нерефлексивных сигментовидных и двояковыгнутых целиком металлических луках. В отдельных случаях в Европе дуги таких луков изготавливались по принципу рессор. Обычно общая длина таких луков с напряженной дугой составляла * порядка 1000 - 1400 мм [2.58, с. 26]. Часть из них имело сквозное отверстие в рукояти, через которое проходила стрела в момент выстрела (см. прил. № 41, рис. 3-4).

Современные луки, выпускаемые отечественной и зарубежной промышленностью в настоящий момент также можно, разделить на простые, усиленные и сложносоставные (точнее сложные или “компаудные”).

Простыми являются луки, у которых дуга изготовлена из однородного материала (пластик, дерево и т.д.).

Усиленными луками можно считать современные луки, у которых однородная основа (кибить) дуги укрепляется иными материалами.

68

Сложными или сложносоставными следует считать те луки, которые состоят из нескольких отдельных частей, изготовленных из разных материалов, и имеют разборную конструкцию.

Блочными следует считать луки, в конструкции которых используется система блоков (полиспаст).

К категории простых луков можно отнести современные копии английских и индейских сегментовидных нерефлексивньгх луков, чья дуга изготавливается из тиса и акации. Длина современных английских луков не превышает 1730 мм, а сила натяжения тетивы колеблется в пределах от 22 до 30 кГ. Длина копий индейских луков может достигать 165 -2000 мм, а сила натяжения обычно не превышает 27 кГ [6.7, с. 151]. К этой же категории можно отнести и часть двояковыгнутых нерефлексивных спортивных луков, изготовленных из углепластика или фанерного шпона [3.89]. Особенность конструкции данных луков заключается в том, что они имеют ряд дополнительных конструктивных элементов, облег- , чающих процесс стрельбы. К таким конструктивным элементам можно отнести прицельное окно (вырез рукояти), стабилизаторы, клинкер, полку (для стрелы), прицел (см. прил. № 41, рис. 1) [3.1, с. 92-93; 3.14. с. 103; 3.91, с. 74; 6.7, с. 155].

Прицельное окно - вырез в центральной части лука (в месте расположения рукояти), служащий для облегчения процесса прицеливания и производства выстрела.

*

Стабилизаторы (от 2 до 5) состоят из компенсатора, стержня, груза и служит для погашения колебаний дуги лука в момент выстрела.

Клинкер - это плоская подпружиненная пластина, служащая для подачи звукового сигнала (щелчок) в тот момент, когда “головная часть” наконечника проходит за него, что сигнализирует стрелку о величине натяжения тетивы и готовности к производству выстрела.

Полка - располагается в прицельном окне и состоит из основания, опоры (горизонтальной) и плунжера (боковой опоры), ее назначение служить опорой и направляющей для стрелы в момент производства выстрела.

Прицел - служит для облегчения процесса прицеливания, изготавливается практически всегда в съемном варианте.

69

Применяются исключительно вертикальные прицелы различных конструкций. Наиболее часто при стрельбе из спортивных луков используются прицелы, состоящие из горизонтальной и вертикальной “линеек” и секторной мушки, подвижно закрепленной на вертикальной линейке. В охотничьих и боевых (военных) луках используется прицел, состоящий из горизонтальной опоры и вертикальной рамки, на которой в направляющих пазах закрепляются подвижные, стержневидные мушки, заранее отмечающие дистанцию выстрела. Крайне редко используются прицелы, состоящие из горизонтальной опоры и вертикальной рамки, на которой крепятся секторные “мушки”, для каждой дистанции предназначается мушка особого диаметра [3.5, с. 28; 6.7, с. 153].

Простейшие пластиковые двояковыгнутые луки для спортивной и развлекательной стрельбы выпускаются с размером напряженной дуги от 1370 до 1730 мм. Сила натяжения тетивы данных луков колеблется в пределах 12 до 20 кГ. Из-за малой мощности данными луками пользуются дети или подростки. Наибольшей известностью пользуются подобные луки, выпускаемые фирмой “Wings” [6.6. с. 12-13; 6.7. с. 151,155].

К современным усиленным двояковыгнутым лукам можно отнести спортивные и охотничьи луки, изготовленные с применением углепластика и древесины (фанеры). Спортивные луки обычно имеют длину от 1370 до 1730 мм и силу натяжения тетивы от 15 до 29 кГ [2.54, с. 23-24; 3.1, с. 91; 6.7. с. 154]. Охотничьи луки имеют длину от 1630 до 1730 мм и силу натяжения тетивы от 20 до 35 кГ [3.1, с. 91; 6.7, с. 154]. В нашей стране спортивные луки обычно выпускаются с длиной напряженной дуги, равной 163 - 173 мм и силой натяжения тетивы не более 29 кГ (обычно от 18,5 до 29 кГ) [2.54, с. 23].

Особенность конструкции блочных луков заключается в том, что к плечам дуги у них крепятся эксцентричные двойные блоки (ролики), через которые восьмеркой пропущен трос, к которому посредством специальных ушек крепится тетива. В отдельных случаях к тросам крепится обойма, которая при натяжении тетивы двигается по специальному направляющему стержню, закрепленному на рукояти (см. прил. № 45, рис.1). В процессе натяжения тетивы ее перемещение происходит не столько за счет сгибания дуг, сколько за счет проворачивания блоков.

70

Впервые луки данной конструкции стали разрабатываться за рубежом в конце 60, начале 70 годов XX века. Первоначально выпускались луки, имеющие в конструкции блоки, прикрепленные только к одному плечу дуги. Впоследствии производились луки, имеющие в конструкции до четырех блоков и две пары плеч, одна из которых была неподвижной (см. прил. № 45, рис.1-3).

В настоящий момент блочные луки выпускаются с дугой сегментовидной или двоя- ковыгнутой формы, длина которой, в напряженном состоянии, равна 1070 - 1200 мм. Максимальная сила натяжения тетивы таких луков обычно не превышает 22,5 - 40 кГ. Блоки у данных луков крепятся к оконечностям плеч [3.5; 6.6. с. 12; 6.7, с. 150, 155]. Наибольшей популярностью в Европе пользуются блочные луки, выпускаемые фирмами “Bear”, “Jennings” и “Saracen” [3.5, с. 29; 6.7, с. 150].

Современные сложносоставные луки используются преимущественно для спортивный стрельбы и оснащаются различными конструктивными приспособлениями, облегчающими данный процесс. Эти луки сконструированы таким образом, что плечи дуги могут отсоединяться от рукояти, чем облегчается процесс их транспортировки. Сила натяжения таких луков обычно не превышает 25 - 30 кГ. Ведущими производителями данных луков являются зарубежные фирмы “Начизава”, “Грин Хорн”, “Хойт” и “Барниет” [3.14. с. 107, 6.7. с. 154].

Натяжение тетивы у всех современных луков, не зависимо от конструкции и назначения, обычно не превышает расстояния в 400 - 500 мм.

Поскольку тетива в конструкции лука играет не менее важную роль, чем дуга, хотелось бы рассмотреть ее конструкцию отдельно.

Тетива, как уже отмечалась ранее, представляет собой в классическом варианте неупругий трос с двумя петлями, посредством которых она крепится на концах дуги лука. Существуют тетивы, которые имеют, расположенные в центральной части, конструктивные элементы, предназначенные для удержания метательного снаряда или его отдельных элементов. К таким элементам можно отнести петли под хвостовик стрелы и кожаные мешочки под пули. В отдельных случаях в конструкции луков использовались двойные тетивы. Такая тетива конструктивно представляла собой два неупругих троса (веревки), соединенных конца-

71 ми, у которых в центральной части находится приспособление для крепления снаряда (петля, мешочек), а ближе к краям вставлены расчалки (см. прил.№ 41, рис. 2) [6.31, с. 15]. Крепление тетивы к оконечностям плеч дуги лука может осуществляться самыми различными способами (см. прил. № 47, рис. 1-6).

Длина тетивы напрямую зависит от длины дуги, поскольку расстояние от внутреннего края рукояти дуги лука до тетивы может колебаться от 150 до 350 мм, однако у современных луков это расстояние не превьппает 220 мм. В различные исторические периоды диаметр тетивы существенно колебался и мог доходить до 8 мм, хотя обычно не превышал 3 - 5мм [2.59, с. 16-17]. В современных луках, как правило, используются тетивы не толще 3 -3,5 мм. Уменьшение или увеличение диаметра тетивы в разное время, по всей видимости, связано с силой натяжения луков того или иного типа и свойствами материала для тетивы, имеющегося у изготовителя.

В различное время и у различных народов тетива изготавливалась из самых разнообразных материалов. В большинстве случаев тетивы изготавливались из сыромятной кожи (верблюдов, диких ослов, коз, лосей), пеньки, шелка и льна. Наиболее предпочтительными считались тетивы, изготовленные из шелка и льна, так как они были наиболее прочными и не подверженными перепадам температуры и влажности. До появления синтетических материалов дакрона и кевлара, из которых сейчас делают тетивы для луков и арбалетов, лучшими считались 3 мм ирландские тетивы, сплетенные из 60 льняных нитей [2.57, с. 42].

В отдельных случаях на тетиве современных луков закрепляются различные приспособления, облегчающие процесс прицеливания и производства выстрела. К таким приспособлениям можно отнести Киссер, пип-сайт и гнездо для хвостовика стрелы [5.1, с. 8]. Кис-сер представляет собой пластину, ориентируясь по которой стрелок фиксирует тетиву относительно кончика носа или мочки уха. Пип-сайт является прицельной меткой, располагающейся на уровне глаз стрелка. Гнездо для хвостовика стрелы представляет собой две металлические скобы, закрепленные на тетиве, их основное назначение предотвратить смещение хвостовика стрелы относительно условного центра тетивы.

Для предохранения лука от нежелательного воздействия и удобства транспортировки он помещается в специальный чехол, называемый налуч (рус. лубье). Для переноски стрел

72 используется колчан (тул, горит, кобур) [2.58, с. 19; 2.59, с. 19-20]. Колчан и налуч, выполненные в одном стиле и носимые единым комплексом, называются саадак (сагодак, сагайдак) [3.63, с. 120].

В завершение рассмотрения конструктивных особенностей луков можно предложить следующие определение термину лук, как оружию.

Лук - это оружие, действие которого основано на использовании механической энергии, предназначенное для поражения живой цели на расстоянии снарядом, оказывающим на нее механическое воздействие и конструктивно состоящее из упругой, напряженной дуги и нерастяжимой тетивы.

Впервые арбалет, или как его еще называют “механический лук”, появился в Китае примерно в I тысячелетии до н. э. в землях нехуаского царства Чу, к югу от центрального течения р. Янцзы [2.29, с. 78; 2.96. с. 30-31]. К середине 1 тысячелетия до н. э. конструкция китайских арбалетов достигла значительного совершенства и приобрела определенные конструктивные черты присущие и современным арбалетам (см. прил.№ 48, рис. 1). Как и все современные арбалеты, китайские уже в античную эпоху имели следующие основные конструктивные элементы:

Лук - состоит из упругой дуги, нерастяжимой тетивы и непосредственно предназначен для метания снарядов.

Ложа (станок) - предназначена для удобства удержания оружия в момент выстрела и соединения всех частей в единое целое.

Направляющая - деталь ложа арбалета, задающая стреле направление в момент выстрела, имеет вид желоба или двух планок с полукруглым вырезом под стрелу.

Спусковой механизм - состоит из зацепного устройства, спускового рычага (курка) и предназначен для удержания и спуска тетивы.

Демпфер - имеет вид веревочной обмотки, скоб или иного устройства, посредством которого лук крепится к ложу и одновременно служит для погашения колебаний арбалетной дуги и ложа в момент выстрела.

Прицельные приспособления - служат для точного наведения оружия на цель.

73

Спусковой механизм античных китайских арбалетов монтировался в специальной • колодке на двух штифтах и состоял из зацепа (зацепного зуба), шептала и спускового крюч-

ка. Рабочая часть зацепа имела вилкообразную форму. Задняя часть данной детали выполняла роль прицельного приспособления и служила для взведения зацепа (см. прил. № 49, рис. 1-3). В средние века в Китае подобные спусковые механизмы устанавливались и на метательных машинах - больших станковых арбалетах (евр. “аркобалистах”) [2.29, с.308-309; 3.96. с. 8-9].

Дуга арбалетов, изготавливавшаяся из полос дерева и бамбука, была, по всей види-мости, не рефлексивной и имела сегментовидную или двояковыгнутую форму при длине от 750 до 1200 мм. Дуга данных арбалетов, как правило, крепилась к прямоугольному ложу посредством специальной веревочной обмотки. Длина ложа не превышала 750 - 850 мм. Сила натяжения тетивы могла достигать 360 кГ. Тетиву этих арбалетов натягивали лежа на спине, уперев ноги в основание дуги.

В IV - III веке до н. э. в Китае впервые в мире появляются небольшие арбалеты, у которых ложе имело пистолетную рукоятку. •? За период I тысячелетия н. э. арбалет из Китая распространился на территорию Ти-

бета и Малой Азии. В этих странах до начала XX века арбалет, по сравнению с европейскими образцами, не претерпел существенных конструктивных изменений. В данном регионе наиболее оригинальные конструктивные решения были присущи китайским арбалетам, которые широко использовались и на Тибете.

Помимо полностью металлического спускового механизма, известного в Китае еще с античности, начиная со средних веков и до начала XX века, в Китае и на Тибете применялись спусковые механизмы арбалетов более простой конструкции. Один из них состоял из зацепа, толкающего штока и спускового рычага. Зацеп представляет собой углубление (“зарубку”) в ложе, посредством которого тетива фиксируется в натянутом положении. При воздействии спускового рычага на шток он, двигаясь по специальному сквозному пазу, воздействует на тетиву, в результате чего она срывается с зацепа (см. прил. № 50, рис. 1). Такой спусковой механизм в оружиеведческой литературе называется “штыревым” [3.96, с.45]. Основу конструкции другого составлял подвижный шток (фиксатор тетивы), за который зацеп-

74 лялась тетива, проходящая через сквозное отверстие в ложе и соединенная со спусковым рычагом (см. прил. №50, рис. 2). При отжимании спускового рычага шток опускался вниз и высвобождал тетиву. Конструкция еще одного спускового механизма представляла собой выступ в ложе, за край которого зацеплялась тетива. Сверху выступ закрывался широким костяным крюком, высвобождавшим тетиву в результате подъема вверх при опускании вниз специальной рукояти, с которой он был соединен сквозным штифтом, служащим одновременно осью своеобразного спускового рычага (см. прил. № 50, рис.3) [6.25, с. 183-184].

Своеобразием и простотой отличается спусковой механизм Камбоджийских арбалетов. Он состоит из закрепленного на оси зацепа и спускового рычага, который опускает его в специальный паз, двигаясь вперед [6.25, с. 185].

Начиная со средних веков, в Китае стали изготавливать арбалетные дуги “рессорного” типа, которые набирались из отдельных полос бамбука, подобные же дуги использовались и в странах Малой Азии. Натяжение дуг могло осуществляться вручную (зачастую посредством веревки, привязанной к концам дуг) или рычажным механизмом натяжения, известным в Европе под названием “козья нога”, который стационарно закреплялся на ложе арбалета [2.58, с. 35; 6.25, с. 183;].

Китаю принадлежит приоритет и в создании многозарядных арбалетов с коробчатым магазином, расположенным наверху ложи, из которого неоперенные стрелы под воздействием собственной тяжести подавались на направляющую ложа [2.58, с.34- 35].

Впервые в Европе арбалет появляется на вооружении в Римской армии не ранее I - II века н. э. Непосредственным предшественником римского арбалета (лат. гастрафета) можно считать баллисту типа “эвтитон” [3.96, с. 13-15]. Длительное время, как и эвтитоны, гастра-феты изготавливались исключительно в станковом варианте, а затем преимущественно в ручном. Поскольку первоначально данное оружие использовали при обороне крепостей и в морских сражениях, широкого распространения оно не получило. Особенность конструкции гастрафета заключалась в том, что лук имел сигмообразную форму, ложе имело полукруглый приклад (при натягивании тетивы и сгибании дуги руками в него упирался живот стрелка), а спусковой механизм состоял из двух горизонтальных реек с обратной насечкой и ползуна с закрепленным спусковым рычагом, который соединялся с тетивой. Наличие ползуна, тол-

75 кающего снаряд, позволяло использовать для стрельбы, как стрелы, так и камни. Изобретение данного “механического лука” легенды приписывают Эопирсу из Тарента [3.45, с.56].

Можно предположить, что на протяжении всего I тысячелетия н. э. использование арбалета на территории Западной Европы не прекращалось. К IV веку относится ряд упоминаний об арбалетах на территории бывших Римских провинций. Начиная с X века, в Европе арбалет постепенно начинает приобретать определенную известность как оружие дистанционного боя, но все еще не может по популярности конкурировать с луком [2.17, с. 287-288; 2.56, с.37].

На Ближнем и Среднем Востоке арбалет начинает употребляться, по всей видимости, начиная с Крестовых походов (к. XI века); на Руси они (рус. самострелы) появляются не ранее XII века, а к XIV веку подразделения арбалетчиков были практически у всех воюющих сторон на территории Евразии, включая Монгольские улусы [2.44, с.68; 3.69, с. 120].

Следует отметить, что арбалеты, бытовавшие на территории от Англии до Египта в X - конце XIV века, конструктивно практически ни чем не отличались друг от друга [6.10].

Дуга лука у данных арбалетов изготавливалась из древесины различных пород, могла усиливаться роговыми и костяными накладками и оклеиваться сухожилиями и берестой. Собственно технология и процесс изготовления дуг луков арбалетов в данный отрезок времени практически ничем не отличались от аналогичных действий по изготовления луков. Дуги арбалетных луков могли быть как простыми, так и усиленными или сложносоставны-ми. Форма дуг в напряженном состоянии, как правило, была сегментовидной или двояко-выгнутой, сигмообразная форма дуг встречалась крайне редко и преимущественно в восточной части Евразии. Дуги могли быть как рефлексивными, так и нет, но вероятно, что, начиная с конца XIII века, нерефлексивные дуги были крайне редки. Простые арбалетные дуги в Европе изготавливались преимущественно из ясеня или тиса, на Руси и Ближнем Востоке из березы или ильмовых. Сложносоставные и усиленные арбалетные дуги были, без сомнения, заимствованы европейцами с Ближнего Востока не ранее XIII века. С конца XIII века при изготовлении арбалетных дуг стал использоваться китовый ус в сочетании с рогом. Изготовленные с применением данных материалов сложносоставные арбалетные дуги применялись в Европе вплоть до середины XVI века [2.17, с. 289-290; 3.96, с. 42-43; 6.4. с. 34].

76

Верхний край арбалетных дуг мог изготавливаться более прямым, чем нижний, что способствовало уменьшению трения тетивы о ложе. Эту же цель преследовала установка дуги под некоторым углом к ложу. Дуга крепилась к ложу в специальном пазу и закреплялась обмоткой из пеньковой веревки, которая проходила через специальное отверстие в ложе (она располагалась в 100 - 150 мм от дуги). В отдельных случаях, начиная с XIV века, на дуге и под ней могли помещаться деревянные или костяные накладки [3.96, с. 43]. На оконечностях дуг располагались специальные ушки, посредством которых на них крепились тетивы.

Ложе изготавливалось исключительно из дерева с направляющей в виде желоба и могло иметь приклад прямоугольной формы, который во время стрельбы зажимался под мышкой или клался на плечо. В месте расположения спускового механизма ложе могло изготавливаться более массивным и широким. В качестве материала для ложа обычно использовали древесину ясеня, вяза, груши, яблони и т.д. До XII века включительно отдельные арбалеты изготавливались с ложем, имеющим длинную направляющую, так как при стрельбе из них использовались длинные стрелы, характерные для луков [6.8, с. 133].

Для арбалетов X - XIV веков характерно использование спусковых механизмов двух типов: к первому типу относится так называемый “роликовый”. Он состоял из зацепа и спускового рычага. Зацеп имел вид костяного (реже деревянного) ролика с боевым вырезом и фиксирующим выступом, который имел пропил под хвостовик стрелы. Спусковой рычаг имел различную форму, крепился на оси и один из его выступов играл роль боевого выступа, упираясь в боевой вырез зацепного устройства. Зацеп “роликового” типа (русское название “орех”) мог крепиться в ложе двумя способами: в первом случае “ролик” свободно вращался в специальном пазу и удерживался в нем благодаря верхним фигурным накладкам, повторяющим его кривизну (см. прил. №51, рис.1); во втором случае “ролик” крепился на оси (первоначально, видимо, деревянной), проходящей через его центр и стенки ложа (см. прил. №51, рис. 2) [2.44, с.68; 3.96, с. 46]. Один из древнейших “роликов” с отверстием под ось найден в Польше и датируется 1380 годом [6.19, с.503]. Данный спусковой механизм был наиболее распространенным в рассматриваемый период и просуществовал практически в неизменном виде вплоть до XVIII века. Вторым типом спускового механизма является “штырьевой” механизм. В Европе подобный спусковой механизм на боевых арбалетах про-

77 существовал до XIII века, а на охотничьих - до начала XVII века. Аналогичную конструкцию спускового механизма, как и сам арбалет, у Европейских колонизаторов заимствовали племена североамериканских индейцев патоватоми и чероки (см. прил. № 52, рис. 2-3). В Южной Африке, Камбоджи и Вьетнаме, как и в Китае, арбалеты с данным спусковым механизмом использовался до начала XX века [3.96, с. 45; 6.8, с. 133; 6.25, с. 186. 188].

Своеобразную конструкцию спускового механизма имели арбалеты, использовавшиеся населением Волжской Булгарии в XIII - XIV веке (см. прил. №52, рис.1) [3.69. с. 122 - 125].

Натяжение тетивы арбалетов до начала XIII века осуществлялось исключительно вручную, без помощи дополнительных приспособлений. В это же время появляется металлическое стремя для упора ноги и крюк для натягивания тетивы. Существовали как ручные, так и поясные крюки. В большинстве случаев использовались одинарные, но встречались и двойные крюки (см. прил. N° 53, рис. 2) [2.44, с. 69; 3,96, с. 34; 6.4. с. 34-35]. Данное устройство в несколько измененном виде просуществовало до XIX века (см. прил. № 52, рис. 1, 3). С конца XIII начала XIV века появляется еще одно устройство для натяжения тетивы арбалетов - это “козья нога”. Данное устройство представляет собой два соединенных рычага, один натяжной, а другой взводной. Первый имеет устройства крепления на ложе арбалета, а второй выступы или пазы под тетиву. Первоначально (до XV века) “козья нога” крепилась крюком за кольцо, которое укреплялось вместо стремени перед дугой (см. прил. № 53, рис. 4). Данное кольцо могло служить и для ношения арбалета, когда через нее пропускался ремень. Механизм натяжения типа “козья нога” применяется для натяжения тетивы арбалетов и в настоящий момент [2.17, с. 297; 3.96, с. 67-68; 6.7, с. 147].

По всей видимости, уже к концу XIII века опытным путем было установлено оптимальное соотношение отдельных частей арбалета между собой. Так длина дуги не должна превышать длины ложа, расстояние от “спокойной” тетивы до спускового механизма должно составлять от 1/2 до 1/3 длины дуги и равняться 2 или 3 расстояниям от центра дуги до “спокойной” тетивы. Последнее правило действует и поныне [2.45, с. 131].

78

Длина дуг арбалета рассматриваемого периода составляла порядка 600 - 800 мм (в напряженном состоянии), и соответственно натяжение тетивы колебалось в пределах 200 -450 мм. Сила натяжения тетивы луков данных арбалетов не превышала 130 кГ [3.96, с.78].

В конце XIV начале XV веков на арбалеты в Европе начинают устанавливать стальные дуги. Подобный шаг позволил резко увеличить боевые возможности арбалета, поскольку стальная дуга обладала большей мощностью, чем даже сложносоставная дуга и при этом была менее громоздкой.

Начиная с конца XIV века, дуги крепятся к ложу не только веревочной обвязкой, но и металлическими скобами. С начала XVI века дуга не только крепится к переднему срезу ложа, но и пропускается через специальное окно в оконечности ложа, где расклинивается и закрепляется скобами или обвязкой. Стальная дуга боевых арбалетов, в XV - XVI веках, имела преимущественно сегментовидную форму, реже двояковыгнутую, ее длина могла составлять 520 - 1500 мм при ширине в средней части от 40 до 60 мм и толщине от 6 до 20 мм (длина дуги у охотничьих арбалетов, появившихся в XVI веке, не превышала 520 - 660 мм при максимальной ширине в центральной части не более 45 мм и толщине не более 15 мм). Наиболее массивные и большие дуги применялись в конструкции тяжелых “полевых” и “крепостных” арбалетов, натяжение тетивы которых осуществлялось с помощью механизма заряжения под названием “английский ворот” или “полиспаст”. Данные арбалеты, появившись в конце XIV века, просуществовали до начала XIV века в качестве боевых, а позднее в XVI - XVIII веках использовались для спортивной “целевой” стрельбы [2.17, с.294; 6.16, с.29, 31]. В государствах Сан-Марино и Люксембург и в наши дни проводятся соревнования по стрельбе из современных копий данных арбалетов.

Ложе арбалетов в период с конца XIV по XVI век становится более массивным и приобретает своеобразную, если наблюдать сверху, “гитарообразную” форму. На ложе появляются характерные утолщения, не только в месте расположения спускового механизма, но и в месте крепления дуги. В середине XV века ложе начинает отделываться костью (в особенности верхняя часть с направляющим желобом) и покрываться декором. Длина ложа в рассматриваемый период могла доходить до 1500 мм, но, как правило, не превышала 600 - 800 мм. Приклад по-прежнему имел прямоугольную форму и мог быть несколько изогнутым

79 вниз. В конце XV века в качестве направляющей для снаряда, помимо желоба, на ложе так-

• же, стали устанавливать направляющие планки (одну, две) с полукруглым вырезом под древ ко стрелы. В отдельных случаях в XV веке ложе арбалета в нижней части могло иметь свое образный выступ, за который при стрельбе держался стрелок. Данный выступ послужил прообразом для передних рукояток огнестрельного оружия для “целевой” стрельбы [2.17, с.290-292; 3.96, с.48; 6.16, с. 28].

Спусковой механизм роликового типа остается доминирующим устройством удержания и спуска тетивы. Лишь незначительные изменения коснулись его конструкции. Ролик стал изготавливаться исключительно из кости или рога (лосиного или оленьего) и мог усиливаться боковыми накладками из китового уса и металлическими вставками под боевой выступ спускового рычага. В конце XV века на особо мощных арбалетах появляется зацеп роликового типа, изготовленный из бронзы. В это же время ролик стал крепиться не только в “свободном состоянии” или на оси (металлической), но и на специальной обвязке, которая проходила через центр “ролика” и стенки ложа. Данная веревочная “ось”, по всей видимости, обеспечивала “ролику” более плавное вращение в момент спуска тетивы. Спусковой рычаг

• стал более массивным и многократно изогнутым. Для облегчения спуска и возвращения спускового рычага в исходное положение внутри ложа стали устанавливать плоские, одно плечие пружины (одну, две).

Натяжение тетивы у арбалетов в конце XIV - начале XVI века осуществлялось самыми различными устройствами. К таким устройствам можно отнести поясной крюк, “козью ногу”, “английский ворот” и “немецкий ворот”, который часто называют “нюрнбергский вороток”. Устройство поясного крюка совершенно не меняется до конца XV века, когда появляется роликовый поясной крюк, который движется по веревке, один конец которой крепится к поясу стрелка, а другой, имеющий петлю, накидывается на штифт, расположенный на ложе арбалета позади спускового рычага (см. прил. № 53, рис.3). Рычажный механизм натяжения - “козья нога” в середине XV века начинает изготавливаться из металла, а не дерева, и крепится на ложе не через кольцо у переднего среза, а через штифт, проходящий сквозь ложе позади спускового механизма. “Козья нога” была наиболее популярна в Германии, Франции и Испании. Англичанам принадлежит приоритет в изобретении механизма натяжения типа

80 “полиспаст”, названный в честь родины изобретения английским воротом. Данное устройство представляет собой металлическую коробку, одеваемую на тыльную часть приклада ложа арбалета, через которую пропущены два вала с блоками, шестернями и стопором. От блоков вниз спускаются веревочные тросы, на которых крепятся от двух до четырех блочных колес, нижние из которых имеют планку с крюками под тетиву. Вся конструкция приводится в движение в результате вращения двух рукояток, расположенных на оси, которая крепится в рамочной конструкции в верхней части редукторной коробки (см. прил. № 54, рис. 1-2). Наибольшей же популярностью, начиная с середины XV века, пользовалось другое устройство механического натяжения тетивы - “немецкий ворот” [2.17, с. 294; 3.96, с. 36]. Родиной данного механизма считают город Нюрнберг в Германии, где существовало по тем временам высокоразвитое оружейное производство. В основе данного ворота лежит толстая стальная рейка, имеющая с одной стороны гребенку с 19-22 зубьями. В передней части рейки располагается раздвоенный крюк для зацепления тетивы. На противоположном конце может располагаться крюк для подвески устройства к поясу стрелка. По гребенке рейки перемещается шестерня редуктора, прикрытого сборным металлическим кожухом. На внешней стороне кожуха расположен длинный, изогнутый стебель рукояти, насаженный на квадратную ось малой шестерни редуктора. Сама рукоять имела овальную, круглую или грушевидную форму и изготавливалась из дерева или кости. С внутренней стороны кожуха редуктора металлической скобой крепилась веревочная петля, посредством которой данный механизм натяжения тетивы крепился к ложе арбалета (см. прил. № 55, рис. 2; прил. № 56, рис. 1). В рассматриваемый период времени натяжение тетивы могло осуществляться и специальным приспособлением, удерживаемым в руках и состоящим из двух крюков соединенных с рукоятью (см. прил. № 55, рис. 1). Аналогичное приспособление для натяжения тетивы арбалетов используется и в наши дни.

В XV веке в большинстве случаев арбалеты продолжают оснащаться стременем (упором для ноги), но уже широко распространяются арбалеты с кольцами вместо стремени. Особенную популярность арбалеты с такой деталью получают в кавалерии.

В середине XV века арбалеты стали оснащаться прицельными приспособлениями в виде откидных стержневидных мушек, которые располагались за спусковым механизмом. В

81 это же время появилось специальное устройство в виде стальной или роговой пластины, крепящееся на ложе сразу за зацепным устройством и служащее для удержания стрелы на ложе до момента выстрела.

В период с конца XIV до начала XVI сила натяжения тетивы европейских арбалетов могла достигать 1000 кГ, но, как правило, не превышала 600 - 800 кГ [3.84, с. 69]. Вес арбалета колебался в пределах 4 - 8 кг, а среднее расстояние натяжения тетивы составляло порядка 250 - 350 мм.

В XVI - XVII веках в Европе намечается тенденция к уменьшению общих размеров арбалетов, связанная с утратой ими значения как основного оружия дистанционного боя и активным распространением огнестрельного оружия. Размер арбалетных дуг в рассматриваемый период у боевых арбалетов не превышает 600 - 850 мм при ширине в средней части до 60 мм и толщине в 20 мм. У охотничьих арбалетов длина дуг колеблется в пределах 450 -700 мм при ширине в средней части не более 40 мм и толщине не более 15 мм. Форма же дуги не изменилась, но дуги с более прямым верхним краем стали употребляться повсеместно. Крепление тетивы к оконечностям дуг стало осуществляться исключительно посредством ушек (ранее встречалось крепление через пропил на концах дуги), которые отгибались в направлении внешней стороны дуги. В отдельных случаях дуги покрывались орнаментом или оклеивались расписной кожей.

Ложе арбалетов становится менее массивным и более богато декорированным, повсеместно для отделки применялась кость и рог (см. прил. № 56, рис. 1). Длина ложа в XVI веке обычно не превышала порядка 550 - 650 мм, а в XVII веке 700 - 750 мм. В начале XVII века приклады стали изготавливаться, по форме аналогичной мушкетным, и оснащаться “полкой” для щеки стрелка (см. прил. № 57, рис. 1). Начиная со второй половины XVI века, под спусковым механизмом на ложе стали устанавливать спусковую скобу, которая могла снабжаться выступами под пальцы. В отдельных случаях спусковая скоба имела вид “традиционного” спускового рычага. Во второй четверти XVII века в конструкции легких охотничьих арбалетов появляется новая деталь, называемая “кулисой”. Кулиса представляет собой деревянную накладку, укрепленную на ложе арбалета поверх направляющей и имею-

82 щую нижний паз под стрелу и тетиву (см. прил. № 57, рис.2). В отдельных случаях кулиса

  • имела вид ствола огнестрельного оружия [3.96, с. 51].

Спусковой механизм “роликового” типа в рассматриваемый период претерпел определенные изменения, связанные с увеличением количества деталей. Как отдельная конструктивная деталь появилось шептало и два передаточных (промежуточных) рычага, взаимодействующих с шепталом и подпружиненным спусковым рычагом, который приобрел вид спускового крючка. Поскольку в подобном спусковом механизме использовалась только одна пружина, для возвращения шептала и первого промежуточного рычага в исходное поло-

  • жение применялась специальная шпилька (взводитель), которая давила на первый промежу точный рычаг через специальное отверстие в ложе. В отдельных случаях спусковой меха низм “роликового типа мог иметь флажковый предохранитель, запирающий второй проме жуточный рычаг и шептало (см. прил. № 51, рис. 3). Ролик данного спускового механизма изготавливался из кости или металла [2.17, с. 296; 3.96, с. 46; 6.2, с. 518-519].

Во второй половине XVI века к спусковому механизму “роликового” типа добавилось еще одно усовершенствование, называемое “штехер” (от немецкого “игла”, “жало”).

  • Данное устройство располагалось между спусковым крючком и первым промежуточным ры чагом и состояло из двух подпружиненных рычагов (см. прил. № 51, рис. 4). Взведение штехера осуществлялось двумя способами: в одном случае применялся небольшой рычажок, напоминавший своим внешним видом спусковой крючок, но в большинстве случаев это была веревочка, потянув за которую можно было выбрать “холостой ход” спускового крючка [3.96, с 47]. Использование штехера позволило свести необходимое для выстрела давление на спусковой крючок к минимуму. Именно устройство штехера прослужило прототипом для шнеллера огнестрельного оружия и более поздних арбалетов.

Помимо столь сложных по конструкции спусковых механизмов “роликового” типа, по- прежнему существовали механизмы данного типа, но более простые по устройству.

В начале XVII века на легких охотничьих арбалетах стали устанавливать спусковой механизм новой ранее не применявшейся, конструкции. Возможно, появление данного замка связанно с желанием конструктора соединить в одно целое “штыревой” спусковой механизм с его простотой и “роликовый” с его надежностью [3.96, с .47]. Данный спусковой механизм,

83 получивший в отечественной литературе название “крюковой”, состоит из покрытого костью

  • выступа в ложе Г- образного зацепного устройства с пазом под тетиву, длинного шептала и подпружиненного спускового крючка (см. прил. № 58, рис. 1). В отдельных случаях спуско вой механизм данного типа мог оснащаться штехером (см. прил. № 58, рис. 2).

Во всех случаях арбалеты, оснащенные спусковым механизмом “крюкового” типа, снабжались прижимной пластиной из рога или металла для удержания стрелы на ложе.

Натяжение тетивы арбалетов в рассматриваемый период осуществлялось преимущественно механизмами натяжения типа “козья нога” и “нюрнбергский вороток”. В данный пе-

  • риод времени сила натяжения тетивы арбалетов не превышала 300 - 400 кГ, а расстояние на тяжения колебалось от 200 до 425 мм, в большинстве случаев расстояние натяжения тетивы не превышало 250 - 350 мм.

В XVI - XVII веках европейские арбалеты оснащались прицельными приспособлениями, состоящими из мушки или целика, из мушки и целика или диоптра.

О боевых возможностях арбалетов XIV- XVII веков можно сказать следующее: по данным английских ученых для пробивания стального шлема или нагрудного доспеха требо-

  • валась стрела весом в 70 грамм при начальной скорости 50 м / с. Необходимую скорость мог сообщить арбалет с силой натяжения дуги в 400 кГ [3.96, с.78]. Такую же скорость стреле мог сообщить сложносоставной лук с максимальной силой натяжения тетивы в 27 - 30 кГ или простой лук с силой натяжения тетивы в 36 - 40 кГ [3.43, с. 46]. Отсюда можно сделать вывод: чтобы сообщить стреле скорость, равную скорости сообщаемой стреле простым лу ком с силой натяжения в 15 кГ, арбалету с дугой простой конструкции необходимо иметь си лу натяжения минимум в 30 - 45 кГ.

В XVIII - XIX веках арбалеты используются уже исключительно для спортивной и развлекательной стрельбы, а также для охоты на мелкого зверя и птицу. В этой связи происходит уменьшение общих размеров арбалетов и их мощности. Дуга арбалетов при неизменности своей формы несколько уменьшилась в размерах, ее длина в среднем составляла от 350 до 550 мм, при ширине в средней части обычно не более 400 мм и толщине не более 12 мм. Верхний край дуги по-прежнему изготавливался более прямым, чем нижний, а тетива крепилась к ушкам. Длина ложа осталась практически неизменной, но ее форма, уже начиная

84 с конца XVII века, максимально приближается к форме ружейных лож этого периода време- * ни (см. прил. № 57, рис.3). Приклады начинают приобретать металлические назатыльники, а

количество декоративной отделки сводится к минимуму. Повсеместное распространение получают спусковые скобы и погонные плечевые ремни. В начале XVIII века по-прежнему изготавливались ложи с кулисой.

Спусковой механизм “крюкового” типа используется вплоть до XIX века, когда появляется иной спусковой механизм. Условно новый механизм можно назвать “рычажным”. Особенность его конструкции заключается в том, что он состоит из полукруглого углубления в ложе, которое накрывается передней полукруглой частью двуплечего рычага, расположенного на оси. Через специальное отверстие в задней части рычага проходит верхний выступ шептала, в нижнюю часть шептала упирается передаточный рычаг, взаимодействующий с подпружиненным спусковым рычагом. Зачастую рассматриваемый спусковой механизм оснащался штехером (шнеллером) (арбалет, снабженный подобным спусковым механизмом, хранится в Санкт- Петербургском Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи под номером АИМ 82/14 и датируется 1865 годом) (см. прил. № 59, рис.1).

Натяжение тетивы арбалетов, в рассматриваемый период времени, осуществляется руками (для этого мог использоваться и специальный крюк) или же “козьей ногой”. В отдельных случаях рычажный механизм натяжения тетивы устанавливался непосредственно на ложе, снизу.

Прицельные приспособления существенных изменений не претерпели. Однако к ра нее существующим арбалетным прицелам добавился еще один, так называемый боковой т квадрантный прицел.

Отдельно следует упомянуть о “ствольных” арбалетах, которые стреляли не только стрелами, но и пулями. Снаряд, выстреливаемый из данных арбалетов, двигался по стволу под воздействием тетивы, соединенной с толкателем. В стволе для обеспечения свободного хода тетивы имелся специальный сквозной паз [2.56, с. 49; 2.58, с. 34-37].

Сила натяжения арбалетов в XVIII - XIX веке не превышала 100 - 150 кг, а расстоя- ф ние натяжения тетивы было не более 250 мм.

85

Перед тем как перейти к рассмотрению конструкций арбалетов с начала XX века по наши дни, на наш взгляд, необходимо рассмотреть конструкцию чисто “пулевых” арбалетов, которые существовали в Европе с конца XV по начало XVIII века, поскольку отдельные конструктивные решения, первоначально присущие только им, используются и в современных арбалетах.

Впервые пулевые арбалеты появились в Испании и Италии в конце XV-начале XVI века и получили название “баллестеры” [2.17, с. 299-30; 3.96, с. 60]. До начала XVI века, внешний вид баллестеров практически ничем не отличался от внешнего вида “классических” арбалетов (стрелометов) (см. прил. № 60, рис. 1). Основное отличие заключалось в том, что верхняя часть ложи нависала над дугой, спусковой механизм “роликового” типа и механизм натяжения тетивы представлял собой единое целое и располагались сверху ложа, спусковой рычаг - на верху ложа и имел вид кнопки. Тетива была двойной и имела специальный мешочек под пулю, а прицельное приспособление в виде вилки с расчалкой, снабженной центральным шариком, находилось непосредственно над дугой (мушка “шарикового” типа), ложе прямое. Баллестеры с прямым ложем изготавливались в Германии вплоть до конца XVI века. Примерно в середине XVI века, немецкие мастера усовершенствовали их конструкцию, расположив на ложе стационарно закрепленную “козью ногу”. Спусковой рычаг приобрел вид спускового крючка, а тетива стала снабжаться “тележкой” которая двигалась по верху ложа в специальном пазу и состояла из ползуна, гнезда под снаряд и Т-образного зацепа. Существовала практика комбинирования баллестеров подобного устройства с пистолетами, имеющими кремневый колесцовый замок [3.96, с. 31]. Немецкие баллестеры послужили прототипами для создания меньших по размеру пулевых арбалетов, называемых шнепперами, которые были популярны в Германии и Испании в XVII веке [3.96, с. 60].

Итальянские баллестеры XVI - XVII веков отличались от немецких и испанских рядом только им присущих конструктивных особенностей. Дуга изготавливалась из дерева, рога или стали и крепилась в ложе металлическими скобами в специальном пазу. Ложе имело характерный изгиб в передней части и прямую заднюю часть без каких-либо утолщений и выступов (см. прил. № 60, рис2). Достаточно часто ложа украшалась резьбой и барельефными накладками. Передняя часть ложа имела характерный пирамидальный или конусовидный

86 выступ, заканчивалась же ложа массивным фигурным хвостовиком круглой или трпецивид-ной формы. Длина ложа данных баллестеров могла колебаться от 400 до 900 мм [2.17, с. 299-300; 3.96, с. 65].

Спусковой механизм итальянских баллестеров располагался в средней части ложа и состоял из зацепного устройства, имеющего вид металлической планки с крюком (зацепным зубом), расположенной на оси. В задней части зацепного устройства находилось сквозное прямоугольное отверстие, выступ спускового рычага. Спусковой рычаг имел небольшую двуперую возвратную пружину, и его нижняя часть выступала из ложа в виде изогнутой скобы (см. прил. № 61, рис.2). В отдельных случаях спусковой механизм мог оснащаться штехе-ром [3.96. с. 63-64].

Натяжение двойной тетивы с кожаным мешочком (гамачком) в середине осуществлялось преимущественно руками, а в отдельных редких случаях - специальными ручными крюками (см. прил. № 55, рис. 1) [2.17, с. 300]. Исключением является баллестер XVII века (вероятно изготовленный во Франции), конструкция которого описывается в известном труде Вендалена Бехайма. У описываемого баллестера натяжение тетивы осуществляется специальным устройством, расположенным в прикладе. Данный встроенный механизм натяжения состоит из металлической рейки, с одной стороны которой расположена зубчатая гребенка, и системы шестернь, образующих редуктор. Редуктор приводится в действие коленчатой рукоятью, расположенной в нижней части приклада. Для зацепления тетивы металлическая рейка в передней части снабжена двойным крюком [2.17, с. 298].

Прицельные приспособления состояли из мушки “шарикового” типа, которая устанавливалась над дугой, и откидного целика, располагающегося за спусковым механизмом сверху ложа.

Как уже упоминалось ранее, в XVII веке в Испании и Германии стали изготавливать пулевые арбалеты небольших размеров, которые известны под названием “шнеппера”.

Дуга шнеппера изготавливалась из стали, имела традиционную для “классических” арбалетов форму, но при сравнительно небольших размерах. Длина дуг шнепперов (как и стальных дуг баллестеров) в большинстве случаев не превышала 325 - 460 мм. Размеры дуги в средней части колебалось от 15x8 мм до 20x10 мм [3.96, с.61]. Дуга крепилась в более мае-

87 сивной передней части ложа металлическими скобами в специальном прямоугольном выступе с окном. Дуга также могла расклиниваться в окне ложа с двух сторон специальными деревянными клиньями.

Ложе у этих арбалетов состояло из двух частей: железной станины и деревянного приклада. Длина ложа могла составлять от 350 до 700 мм. Средняя часть станины была полой, поскольку в ней размещался блок спускового механизма, совмещенный с механизмом натяжения тетивы. В нижней части станины крепилась массивная спусковая скоба, в переднюю часть которой могли упираться руки стрелка при выстреле. К задней оконечности станины крепился приклад, в большинстве случаев имеющий трапециевидную форму и снабженный широким выступом под щеку (см. прил. № 60, рис. 30). Размеры приклада, как правило, не превышали 150 - 170 мм по длине и 60 - 70 мм по ширине. С конца XVII - начала XVIII веков приклады шнепперов стали копировать форму прикладов охотничьих ружей. Затыльники прикладов имели костяные или металлические накладки [3.96, с. 62].

Спусковое устройство монтировалось в массивной металлической коробке, которая двигалась по ложу и была соединена осью с рычагом “козьей ноги”, которая подвижно на оси крепилась к ложу. Зацеп имел вид крюка, расположенного на оси и подпираемого подпружиненным шепталом. Воздействие спусковым крючком на шептало осуществлялось посредством взаимодействия с тремя подпружиненными промежуточными (передаточными) рычагами. Для взведения спускового механизма после выстрела применялся специальный рычаг, соединенный со средним промежуточным рычагом (см. прил. № 61, рис. 1). Спусковой механизм мог также оборудоваться штехером, который располагался между спусковым крючком и первым промежуточным рычагом [2.17. с. 298; 3.96. с. 61].

Прицельные приспособления шнепперов были аналогичными прицельным приспособлениям баллестеров, но в отдельных случаях на шнепперах мог устанавливаться диоптрический прицел.

Сила натяжения тетивы баллестеров и шнепперов обычно не превышала 40 кГ, а длина натяжения тетивы в большинстве случаев не превышала 50-85 мм.

Тетива арбалетов в период с античности до XX века изготавливалась преимущественно из сыромятной кожи, шелковой или конопляной (пеньковой) нити. Для изготовления

88 одной тетивы требовалось до 150 метров конопляной нити. Диаметр тетивы мог колебаться

• от 5 до 10 мм.

В начале XX века арбалеты использовались исключительно как охотничье или спортивное оружие. Причем охотились с ним исключительно на мелкого зверя и птицу. Использовался арбалет также и при рыбной ловле. Особенно популярна охота с арбалетом была в Германии [2.58, с. 37]. В рассматриваемый период времени конструкция арбалетов не отличалась особой сложностью, поскольку от этого оружия не требовалось большой мощности и соответственно высокой поражающей способности. Сила натяжения тетивы этих арбалетов

  • не превышала 30 кГ, тетива натягивалась, как правило, вручную, а спусковой механизм, за частую состоял из зацепного зуба, который соединялся в единое целое со спусковым крюч ком, расположенным на оси (см. прил. № 59, рис. 2). Часто арбалеты снабжались стволами и специальным крепежом под линь, прикрепляемый к стреле. Прицельные приспособления были или открытого типа или диоптрические. Производились также арбалеты, которые сво им внешним видом и конструкцией точно копировали арбалеты XVI - XVII веков.

Свой настоящий вид арбалет начал приобретать в конце 50-х годов XX века. В 1958 •’ году состоялся первый чемпионат Европы по спортивной стрельбе из арбалета, проводимый

под эгидой Международного арбалетного союза (IAU), образованного в 1956 году. На этих соревнованиях были разработаны требования к конструкции спортивных целевых арбалетов. Однако только к концу 70-х годов были выработаны международные стандарты спортивного арбалетного оружия [3.96, с. 89-90]. После принятия данных стандартов фирмы-изготовители арбалетов стали производить спортивные целевые арбалеты двух категорий для разных стрелковых дистанций.

Арбалеты категории “филд” (полевой) предназначены для стрельбы на дистанцию от 10 до 65 метров по крупной мишени. Они имеют следующие конструктивные характеристики: длина ложа до 1000 мм, длина прицельной линии колеблется от 685 до 720 мм, длина дуги в напряженном состоянии не превышает 900 мм, усилие, необходимое для натяжения тетивы, может составлять 35, 50 и 65 кГ, расстояние натяжения тетивы составляет порядка 300 мм [2.54, с. 25-27, 29-30]. Вес “полевых” арбалетов может доходить до 10 кг (см. прил. № 62, рис. 1,3). Дуга данных арбалетов изготавливается из стали или фибергласа (углепластика)

89 и имеет сегментовидную форму. Дуга крепится специальными клиньями в пазу ложа. Тетива крепится к дуге посредством ушек или специальными штифтами, проходящими через прорези в оконечностях дуг. Тетива изготавливается из стальной проволоки или синтетических материалов кевлара или дакрона. Диаметр тетивы не превышает 4 - 5мм. В центральной части тетивы может крепиться толкатель стрелы, который движется по специальному пазу в верхней части ложа. Натяжение тетивы осуществляется руками или механизмом натяжения рычажного типа (“козьей ногой”) (см. прил. № 55, рис 3). Ложе изготавливается, как правило, из дерева (ореха) и по своей форме копирует ложе спортивных целевых пневматических винтовок. Приклад может иметь пистолетную или полупистолетную шейку, выступ под щеку и подвижный назатыльник с упором и регулятором длины [3.96, с. 90. 92-93; 6.7, с. 148 ].

Конструкция спускового механизма данных арбалетов тоже была заимствована у пневматических винтовок. Спусковой механизм может состоять из зацепного зуба, расположенного на толкателе стрелы, подпружиненного шептала, рычага промежуточного взвода и подпружиненного спускового крючка 9см. прил. № 61, рис. 3) [3.96, с.91]. В отдельных случаях спусковой механизм может оснащаться шнеллером и флажковым предохранителем.

Прицельные приспособления этих арбалетов состоят из диоптра и туннельной мушки.

К наиболее известным производителям спортивных арбалетов категории “филд” можно отнести немецкую фирму “Лотар Вальтер” и швейцарскую “Винцеллер” [3.96, с.91].

Спортивные арбалеты категории “матч” предназначены для стрельбы на дистанцию 30 метров. Они имеют следующие конструктивные параметры: длина арбалета (ложа) не более 1000 мм, длина прицельной линии до 720 мм, длина напряженных дуг не более 608 мм, максимальное расстояние натяжения тетивы не более 300 мм, сила натяжения тетивы порядка 80 - 120 кГ, вес арбалета не более 6,5 кг [2.54, с. 24-25, 28-29]. Дуги изготавливаются из стали или фибергласа и имеют сегментовидную или двояковыгнутую форму. Тетива изготавливается из стального троса или фастплайтонита. Спусковой механизм, ложа и прицельные приспособления арбалетов типа “матч” во многом аналогичны данным устройствам арбалетов типа “филд”.

90

Спортивные арбалеты также могут оснащаться специальными стабилизаторами и балансирами, влияющими на точность стрельбы [3.58, с. 40; 3.70, с. 14-17].

Охотничьи, боевые и универсальные арбалеты, производимые за рубежом и в нашей стране, исходя из их силы натяжения, условно можно разделить на легкие, средние и тяжелые.

Легкие арбалеты имеют силу натяжения тетивы от 20 до 35 кГ. Дуга данных арбалетов изготавливается преимущественно из стали и имеет двояковыгнутую форму. Длина напряженной дуги может составлять от 300 до 500 мм. Дуга изготавливается, как правило, монолитной и крепится в специальном пазу ложа с помощью клиньев или хомутов. Расстояние натяжения тетивы обычно не превышает 100 - 200 мм. Тетива изготавливается из дакрона, кевлара. Диаметр тетивы колеблется в пределах 2 - 4 мм. Натяжение тетивы осуществляется вручную. Ложе может изготавливаться из дерева, пластика или дюралюминия. Ложе может включать в себя цевье, приклад (с пистолетной или полупистолетной шейкой) или пистолетную рукоятку, в отдельных случаях ложе может включать в себя откидной или выдвижной приклад (см. прил. № 63, рис, 1-2). Наибольшей известностью пользуются арбалеты фирмы “BARNETT” и “JENNINGS” (США) [2.76, с. 157; 6.7, с. 147,149].

Средние арбалеты имеют силу натяжения тетивы от 35 до 70 кГ. Дуги у данных арбалетов изготавливаются из стали, дюралюминия, фибергласа или карбонгласа. Дуга может иметь сегментовидную или двояковыгнутую форму, быть монолитной или состоять из двух отдельных частей. В некоторых случаях арбалеты данной категории снабжаются луком (дугой с тетивой), имеющим на концах блоки. Через эти блоки пропущены тросы, к которым посредством специальных кронштейнов может крепиться тетива (см. прил. № 62, рис. 2; прил. № 64, рис. 1-2). Впервые луки подобной конструкции на арбалеты стала устанавливать в 80-ых годах фирма “ROBIN - SPORT”, расположенная в городе Дорстен. Дуга закрепляется на арбалетном ложе посредством расклинивания клиньями в специальном пазу, закрепления хомутами или же специальными винтами. Длина напряженной дуги может колебаться от 350 до 900 мм. В начале 90-х годов впервые выпустили модель арбалета данного класса, у которого конструкция позволяла изменять положение дуг с горизонтального на вертикальное [6.7, с. 148]. Расстояние натяжения тетивы колеблется в пределах 150 - 450 мм. Диаметр те-

91 тивы обычно на превышает 4 мм [2.76, с. 154. 156, 159]. Тетива изготавливается из дакрона,

• кевлара и фастплайтонита. Натяжение тетивы осуществляется вручную (в отдельных случаях для облегчения ручного натяжения тетивы в передней части арбалета устанавливается ме таллическое или веревочное стремя) или рычажным механизмом натяжения, который может быть стационарно закреплен на ложе (снизу или сбоку). При натяжении тетивы руками мо жет использоваться специальная пластина с пазом под тетиву, зажимаемая в руке стрелка.

Ложе арбалетов рассматриваемой категории может изготавливаться из древесины, пластика и дюралюминия. В некоторых случаях при изготовлении ложа отдельные материа-

  • лы могут комбинироваться между собой. Ложе может иметь в своем составе пистолетную рукоятку и откидной или раздвижной приклад. Для облегчения конструкции цевье и приклад могут иметь перфорацию. На верхней части ложа располагается направляющая под снаряд, которая в большинстве случаев имеет вид желоба или двух опорных планок. На ложе сбоку могут закрепляться держатели для стрел, а в передней части могут крепиться сошки [6.7, с. 146]. Длина ложа составляет 600 - 850 мм. Спусковой механизм состоит из качающегося на оси зацепного зуба, обычно имеющего паз под хвостовик стрелы, подпружиненного шепта-

*’ ла, одного или двух промежуточных рычагов и спускового крючка. В большинстве случаев

спусковой механизм оснащается флажковым предохранителем и прижимной планкой для стрелы. Арбалеты могут комплектоваться открытыми, диоптрическими и оптическими прицельными приспособлениями.

Арбалеты тяжелого класса имеют силу натяжения свыше 70 кГ. Основное отличие конструкции данных арбалетов от арбалетов среднего класса заключается в более массивных дугах. В отдельных случаях дуги имеют демпферное устройство, гасящие их колебания в момент выстрела. Дуги изготавливаются преимущественно из синтетических материалов, и их длина может достигать 900 мм.

Наибольшей известностью пользуются арбалеты среднего и тяжелого класса, выпускаемые фирмами “BARNETT”, “JENNINGS”, “HORTON”, “SAN-MARINO” [6.7, с. 146 -149 ].

Конструкция современных арбалетов позволяет сообщить стреле скорость до 100 м/с, но в большинстве случаев начальная скорость снаряда не превышает 50-70 м/с [3.29, с. 100].

92 В заключение необходимо упомянуть о существовании единичных образцов арбале-

ф тов с дугами, имеющими V - образную форму. Концы этих дуг направлены в сторону, проти-

воположную прикладу. Подобное расположение дуг позволяет при большой силе натяжения тетивы в 80 - 120 кГ обойтись без демпферов [3.86]. Существуют также образцы арбалетов с двумя дугами, расположенными в горизонтальной плоскости вогнутыми сторонами друг к другу. Подобное расположение дуг использовалось в средневековом Китае в конструкции метательных машин типа “аркобалиста”. Это позволяло существенно увеличить дальность выстрела и начальную скорость снаряда.

  • Подводя итог анализу конструкций арбалетов, хотелось бы предложить следующие

определение термина арбалет, с точки зрения относимости его к категории оружия.

Арбалет - это оружие, действие которого основано на использовании механической энергии, предназначенное для поражения живой цели на расстоянии снарядом, оказывающим на нее механическое воздействие и конструктивно состоящее из упругой дуги с нерастяжимой тетивой, закрепленной на ложе, снабженном механизмом фиксации и спуска тетивы.

& Тетивное метательное оружие возникло, где-то в середине XIX века. Своим появ-

лением данное оружие обязано открытию упругих свойств природного каучука. Особая упругость и эластичность данного материала натолкнула конструкторов оружия на идею использования жгута из каучука в качестве элемента конструкции метательных механизмов, который позволяет накопить потенциальную энергию и передать ее метательному снаряду.

Первыми образцами подобного оружия были луки, а в последствии и арбалеты, в конструкции которых упругою дугу и неупругую тетиву заменили на негибкую дугу (неподвижную) и гибкую тетиву. В отличие от конструкции “классических” луков и арбалетов, в данном оружии основной деталью, служащей для придания снаряду направленного движения и соответствующей скорости, становится упругая тетива, а не дуга. Дуга у оружия, подобной конструкции выступает лишь как устройство для крепления тетивы и направляющей для снаряда.

Данные луки и арбалеты обладали всеми теми же конструктивными элементами, что и их предшественники, но были значительно проще в изготовлении из-за отсутствия необхо-

93 димости в расчетах конструкции упругой дуги. Однако, несмотря на всю простоту конструкции и изготовления, тетивное оружие не получило серьезного распространения. Данный факт объясняется тем, что в большинстве случаев, при натяжении тетивы запасаемой потенциальной энергии было недостаточно для предания снаряду соответствующей скорости, в результате чего он не обладал необходимой для эффективного поражения живой цели кинетической энергией. В большинстве случаев подобные тетивные луки и арбалеты использовались преимущественно для охоты на мелкого зверя, птицу, при этом стрельба велась с небольшого расстояния. Использовались они и для рыбной ловли.

В настоящий момент охотничьи тетивные луки и арбалеты не выпускаются промышленными предприятиями и в криминалистической практике могут встречаться лишь образцы, похищенные из музейных коллекций или же изготовленные самодельным способом (подобный арбалет был изъят в 1995 году сотрудниками милиции Ленинского РОВД города Саратова у подростков и в настоящий момент находится в коллекции оружия кафедры криминалистического оружиеведения СЮИ МВД РФ).

Необходимо отметить, что в свое время на базе тетивных охотничьих луков и арбалетов были созданы луки и арбалеты для развлекательной стрельбы (преимущественно арбалеты), которые промышленностью выпускаются и сейчас. Основное их отличие от своих прототипов заключается в меньших размерах, использовании менее прочных материалов и в значительно меньшей силе натяжения тетивы.

Помимо тетивных луков и арбалетов существуют еще две группы данного метательного оружия - это тетивные ружья для подводной охоты и охотничьи рогатки. Данное оружие предназначено исключительно для подводной рыбной ловли и охоты на мелкую птицу. Изготавливается оно преимущественно заводским (промышленным) способом. Рогатки, изготавливаемые самодельным способом, в большинстве случаев пригодными для охоты, даже на мелкую птицу, считать нельзя, поскольку данные образцы не в состоянии передать снаряду необходимую для эффективного поражения цели скорость.

Несмотря на то, что в большинстве случаев эффективное применение тетивного метательного оружия в отношении человека невозможно, поскольку оно на это не рассчитано, снаряды, выпущенные из некоторых образцов данного оружия в состоянии в случае попада-

94 ния их в человека, причинить ему тяжкие телесные повреждения и привести к смерти. Наиболее опасным для человеческого организма является использование против него отдельных образцов ружей для подводной охоты и мощных рогаток.

Перед тем, как перейти к рассмотрению общей конструкции отдельных видов тетив-ных метательных механизмов, относящихся к категории метательного оружия, хотелось бы предложить следующие определение понятия тетивное метательное оружие.

Тетивное метательное оружие - это специально изготовленные предметы, действие которых основано на использовании механической энергии, предназначенные для поражения живой цели на расстоянии снарядом, оказывающим механическое воздействие на цель, и имеющие основным элементом конструкции упруго растяжимую тетиву.

Луки, относящиеся к категории тетивного метательного оружия (данные луки еще называют луками-рогатками), состоят из тех же конструктивных элементов, что и “классические” луки. Длина дуг у луков- рогаток колеблется в пределах 1000 - 1500 мм, диаметр упругой тетивы, как правило, равен 5 -10 мм. Тетива изготавливается из резинового жгута, имеющего круглое сечение (полого или монолитного) или же набора тонких резинок, собранных в один пучок и покрытых оплеткой. Тетива крепится к оконечностям (ушкам) неподвижных плеч дуги. Материал, из которого изготавливается дуга данных луков, а так же форма плеч и их поперечное сечение значения не имеет. Обычно дуга у луков-рогаток изготавливается из дерева или металла. Максимальная сила натяжения тетивы луков-рогаток, как правило, не превышает 15-20 кГ.

Арбалеты - рогатки конструктивно состоят из лука (дуги с тетивой), ложа (или станка), спускового механизма, направляющей для снаряда (ствола или желоба). У некоторых ствольных арбалетов-рогаток к тетиве крепится толкатель метательного снаряда, который движется внутри ствола. Ствольные арбалеты-рогатки могут снабжаться открытым простым прицелом (мушка и перекидной целик на две дистанции). Применяемые спусковые механизмы бывают обычно двух видов. В первом случае спусковой механизм состоит из спускового рычага и соединенного с ним подпружиненного (или нет), скользящего вниз по пазу в ложе штока, за который зацепляется взведенная тетива. Во втором случае спусковой механизм состоит из спускового рычага, шептала и зацепного зуба (имеющего иногда вид двузубца)

95 [2.58, с. 36-37]. Ствольные арбалеты-рогатки в качестве снарядов могли использовать как стрелы, так пули. Необходимо также отметить, что в отличие от тетивно-дуговых арбалетов, элементы конструкции арбалетов-рогаток не обязательно должны находиться в пропорциональной зависимости друг от друга. Длина дуг арбалетов-рогаток обычно не превышает 600 мм, а диаметр тетивы колеблется в пределах 8-15 мм. В ствольных арбалетах-рогатках, в тех случаях, когда снаряд движется под воздействием толкателя, тетива может изготавливаться из плоского резинового жгута. Упругая тетива изготавливалась из тех же материалов, что и у луков-рогаток. Сила натяжения тетивы данных арбалетов обычно не превышает 20 кГ. Натяжение тетивы осуществляется исключительно руками.

Рогатки состоят из упругой тетивы с держателем для снаряда, дуг (рогов), закрепленных на рукояти. Одна из особенностей конструкции рогаток заключается в том, что их дуги крепятся к рукояти (или образуют с ней одно целое) одна напротив другой, параллельно или под небольшим углом. Из-за такого расположения дуг вся конструкция имеет Y- образную форму. В ряде случаев рогатки снабжаются опорой для запястья и прицелом, состоящим из шарика, крепящегося на растяжке между дугами. Длина дуг обычно составляет 60-110 мм. Расстояние между дугами (размах дуг), как правило, не превышает ПО мм. Тетива рогаток может иметь самое различное сечение, а ее длина редко когда превышает 250 мм и не бывает менее 150 мм. Тетива рогаток, изготавливаемых промышленным способом, имеет круглое сечение и диаметр 60-90 мм. Тетива данных охотничьих рогаток изготавливается из синтетического каучука (резины), а дуги и рукоять из стали и пластика. Сила натяжения тетивы современных охотничьих рогаток может достигать 12 - 20 кГ [2.76, с. 67; 6.30, с. 18]. В качестве метательных снарядов для стрельбы из рогаток используются специальные свинцовые пули или случайные предметы (камни, гайки и т.д.).

Поскольку в нашем распоряжении не имеется достоверных данных о конструкции отдельных образцов тетивных ружей для подводной охоты, мы ограничимся лишь перечислением основных элементов конструкции данного оружия без указания отдельных технических параметров и формулирования основных и дополнительных признаков данной группы тетивного метательного оружия.

96

Тетивное ружье для подводной охоты состоит из следующих основных конструктивных элементов: ствола, упругой тетивы с толкателем, ствольной коробки, спускового механизма и рукоятки. Спусковой механизм данных ружей, как правило, состоит из спускового крючка, спусковой тяги и шептала. В ряде случаев спусковой механизм может оснащаться предохранителем флажкового или кнопочного типа. К стволу или ствольной коробке крепится специальное устройство для сматывания и разматывания линя (крепежа), который одним концом крепится к данному устройству, а другим к метательному снаряду. Стрельба из данных ружей осуществляется специальными стрелами (гарпунами), имеющими отрицательную плавучесть. К нашему глубокому сожалению, мы не располагаем данными о силе натяжения тетивы данных ружей для подводной охоты.

Точно установить, где впервые возникло пружинное, механическое метательное оружие, наверное, не представляется возможным. На “родину” данного оружия может претендовать как позднесредневековый Китай, так и Западная Европа. Можно предположить, что и в Китае и в Западной Европе данное оружие возникло где-то в XVI веке.

В Китае наибольшей известностью пользуется пружинное оружие типа “сюйцзянь” (рукавная стрела). Свое название данное оружие получило из-за того, что первоначально оно закреплялось на предплечье или запястье владельца и скрывалось рукавом одежды, что позволяло использовать данное оружие неожиданно для противника. Конструктивно сюйцзянь представляло собой пенал круглой или прямоугольной формы, внутри которого в задней части помещалась витая пружина, снабженная толкателем и стопорным механизмом (спусковым механизмом), включающим в себя спусковой рычаг и шептало. Метательный снаряд (маленький дротик, клинок или маленькая стрела) помещался в пенал через отверстие в передней части [2.3, с. 166]. В отдельных случаях данное оружие могло состоять из двух или трех отдельных “пеналов”, соединенных вместе, или же стрелять одновременно несколькими снарядами. Существовал и маскированный вариант этого оружия, когда данный метательный механизм маскировался под пенал для писчих принадлежностей или ларец для украшений.

Древнейший, сохранившийся до наших дней, образец европейского пружинного метательного оружия датируется 1588 годом и относится, скорее всего, не столько к пружинному, сколько к комбинированному оружию, в котором метательное пружинное оружие ком-

97 бинируется с холодным [2.72, с. 23, 28-29; 6.18, с.90, 229]. Конструктивно данный образец

щ состоит из полого клинка и эфеса, состоящего из рукояти, крестовины и навершия. Рукоять

внутри полая, в ней располагается витая спиральная пружина с толкателем, который находится в центральной части клинка в специальной полости. Метательный снаряд представляет собой 1/5 часть клинка вместе с острием и снабжен металлическим стержнем, который одевается на толкатель. Во “взведенном” положении пружина с толкателем удерживается спусковым механизмом. При задействовании спускового механизма происходит распрямление пружины, которая выбрасывает вперед часть клинка.

  • В дальнейшем, в связи с существованием более совершенных образцов метательного

и огнестрельного оружия, пружинное оружие в Европе длительное время не разрабатывалось и не производилось. Интерес к нему стали проявлять вновь только с середины XX века. Возрождение интереса к данному оружию было вызвано проведением во многих странах работ по созданию бесшумного неогнестрельного оружия дистанционного боя для специальных армейских подразделений. В результате этих работ был создан (в том числе и в нашей стране) пружинный стреляющий нож, под названием “матадор”, который в общих чертах конст-

»’| руктивно повторял китайский “сюйцзянь”. Стрельба из “матадора” велась на дистанцию до

10 метров специальными клинками. Существовали также и многозарядные варианты данного оружия. Из всех немногочисленных видов пружинного метательного оружия этот получил наибольшее распространение в криминальной среде. Известным отечественным конструктором холодного оружия Игорем Скрылевым в 90-х годах был предложен нож, который мог использоваться не только в качестве холодного оружия, но и для поражения цели на расстоянии клинком, выстреливаемым за счет распрямления мощной витой пружины [3.73].

В 60-х годах XX века французами был создан еще один вид пружинного оружия, пружинный рычажный дискомет. Общей конструкцией, своим внешним видом и принципом действия данное устройство напоминало миниатюрную машину для метания тарелочек, используемую в стендовой стрельбе. Диск, выпущенный из данного оружия, на дистанции в 250 метров перерубал деревянную палочку диаметром 15 мм.

В 90-х годах итальянские оружейники создали пружинное ружье 12-го калибра, получившее обозначение “Maverick 88”. Общая компоновка данного оружия выполнена по

98

схеме “буллпап”, четыре ствола, расположенные по углам квадрата, обеспечивают уравновешенность оружия. Стрельба ведется круглыми пулями залпом сразу из четырех стволов. Снаряды выбрасываются из ствола под воздействием мощной пружины, снабженной толкателем. Спусковой механизм состоит из подпружиненных спускового крючка, шептала, передаточного рычага. Взведение пружины осуществляется под воздействием на толкатель специального штока, за счет горизонтального движения передней пистолетной рукоятки оружия. Магазин расположен над стволом и рассчитан на производство 60 выстрелов. Данное оружие может оснащаться рамочным или кнопочным предохранителем. Предназначено оно для охоты на мелкого зверя, птицу и развлекательной стрельбы. Стрельба ведется на дистанцию не более 40 метров [3.32].

Наибольшей известностью среди пружинного оружия пользуются пружинные ружья для подводной охоты, получившие свое распространение в 50 - 60-х годах XX века. Гарпун из этих ружей выбрасывался под воздействием одной или двух спиральных пружин, работающих на сжатие или растяжение. Пружинные ружья изготавливались трех размеров: от 300 до 500 мм (целевые ружья), от 500 до 800 (морские ружья), от 800 до 1000 (речные и полуморские ружья).

Однако данные ружья не получили широкого распространения, поскольку пружина, работающая в воде на сжатие, испытывает сопротивление каждым своим витком. В нашей стране пружинные ружья для подводной охоты промышленными предприятиями не выпускались, а изготавливались рыболовами - охотниками самостоятельно [3.11, с. 41]. Более подробно на особенностях конструкции пружинных ружей для подводной охоты мы останавливаться не будем, поскольку данному вопросу посвящена достаточно обширная литература [3.10; 3.16; 3.26; 3.57].

Определение понятия пружинного метательного оружия может выглядеть следующим образом.

Пружинное метательное оружие - это специально изготовленные предметы, действие которых основано на механической энергии, предназначенные для поражения живой цели на расстоянии снарядом, оказывающим на нее механическое воздействие и конструк-

99 тивно состоящие из спускового механизма, корпуса, направляющей для снаряда, толкающей снаряд пружины или подпружиненного рычага.

Несмотря на то, что мы считаем необходимым относить пневматическое оружие к категории метательного неогнестрельного оружия, особенности его конструкции, рассматриваться в данной работе не будут в связи с наличием высоко информативных публикаций на данную тему [2.53; 3.21; 3.37; 3.38]. На наш взгляд, также нецелесообразно рассматривать признаки данного оружия и критерии его относимости к категории метательного оружия, поскольку существуют опубликованные научные работы, в которых рассматриваются данные вопросы [2.53; 3.41].

1.5. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ О КОНСТРУКЦИИ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ МЕТАТЕЛЬНЫХ СНАРЯДОВ

Российское уголовное законодательство не предусматривает ответственности за изготовление, ношение и сбыт снарядов к метательному оружию, но поскольку снаряды к метательному оружию достаточно часто выступают объектами криминалистического исследования, существует необходимость систематизации сведений об их устройстве. В связи с этим, мы считаем, что в данной работе необходимо привести краткие сведения о конструктивном устройстве снарядов для метательных механизмов.

Из всех видов метательных снарядов наибольшим разнообразием конструкции обладают стрелы. Стрелы также являются одними из древнейших метательных снарядов. Исходя из того, для какого метательного оружия применяются те или иные стрелы, их можно разделить на стрелы для луков, арбалетов и ружей для подводной охоты.

Стрелы для луков можно разделить на следующие группы: стрелы с оперением и наконечником, стрелы без оперения, у которых наконечник и древко представляют единое целое и стрелы с оперением, у которых наконечник и древко составляют единое целое (см. прил. № 65, рис. 1-3). Стрелы, относящиеся к двум последним из перечисленных групп, являются по своей конструкции наиболее древними и в настоящий момент встречаются преимущественно у коренного населения Полинезии, Океании, Австралии и Африки.

У стрел, имеющих оперение и наконечник, можно выделить следующие конструктивные элементы:

100

Древко - основная несущая деталь конструкции, на которой крепится наконечник, оперение, а в отдельных случаях и хвостовик - представляет собой стержень круглого, овального, реже многогранного сечения. В отдельных случаях у древка различают головную (место крепления наконечника) и хвостовую часть (место крепления или расположения хвостовика). Нередко в место термина “древко стрелы” используется термин “тело стрелы”.

Хвостовик - деталь стрелы, служащая для соприкосновения с тетивой, специальным толкателем и получения стрелой направленного движения. Может представлять собой утолщение на оконечности древка, имеющее паз под тетиву или же отдельную деталь различной формы, которая может иметь или не иметь углубление под тетиву.

Оперение - деталь стрелы, служащая для стабилизации ее полета, что положительно влияет на дальность стрельбы и точность попадания. Представляет собой пластины из различных материалов, закрепленные на древке стрелы в районе хвостовой части.

Наконечник - деталь стрелы, непосредственно предназначенная для поражения цели (см. прил. № 65, рис. 4).

Древки лучных стрел могут изготавливаться как из древесины (путем выстругивания, вытачивания и склейки из отдельных брусочков с последующей обработкой), так и из синтетических материалов (карбон, стекловолокно), или из дюралюминия. Древки могут изготавливаться также и из тростника и камыша, но в этом случае они должны иметь деревянную вставку под наконечник и деревянный или костяной вставной хвостовик. В качестве древесины, из которой изготавливались стрелы, наиболее предпочтительной считалась древесина березы, кедра, яблони и тиса. Использовались также ель и красная сосна. Древки стрел для луков могут иметь цилиндрическую, веретенообразную и реже коническую форму. В сечении древки бывают овальными и круглыми. В настоящий момент крайне редко изготавливаются стрелы многогранного сечения. Толщина древков стрел для луков, как правило, одинаковая, но встречаются стрелы с переменной толщиной. Обычно утолщается средняя или головная и хвостовая части. Диаметр древка стрел для лука в различные исторические периоды колебался от 5 до 10 мм, при общей длине древка вместе с хвостовиком от 400 до 1000 мм [2.59, с.49- 50]. Современные древки стрел для луков имеют длину от 559 до 813 мм, при диаметре от 5,6 до 8 мм (по данным Г.А. Гордиенко).

101

Вставные или насаживаемые хвостовики изготавливаются из дерева, кости, пластмассы и обычно имеют длину отЮ до 25 мм, диаметр от 4,5 до 11 мм (диаметр современных хвостовиков от 5,6 до 8 мм), глубина паза под тетиву не превышает 12 мм (в среднем 4-8 мм). Хвостовик стрелы может иметь конусовидную форму и закрепляться на тетиве посредством специальных приспособлений (см. прил. № 66, рис. 1- 4).

Оперение состоит из отдельных лопастей, которые первоначально изготавливались из перьев птиц, имеющих жесткое оперение (преимущественно из опахала маховых перьев сов, ястребов, орлов, гусей, дроф), пергамента, бумаги, кукурузных волокон. В настоящий момент к перечисленным материалам добавились резина, пластик, полиэтилен [2.59, с. 50-51; 6.7, с. 152]. Лопасти оперения могут иметь самую различную форму: прямоугольную, овальную, каплевидную или в виде хвоста ласточки. Передняя часть оперения всегда должна быть обтекаемой (см. прил. № 66, рис.5-10). Число лопастей может колебаться от 2 до 4. Наклеиваются лопасти по окружности хвостовой части древка симметрично одна против другой или с интервалом в 120°. До настоящего момента применяется три вида наклейки лопастей оперения: прямая (параллельно оси древка), угловая (под углом к оси древка), винтовая или спиральная (с двойным изгибом по отношению к оси древка). Оперение крепится к древку двумя способами: в первом случае оперение просто наклеивается на древко, во втором случае оперение наклеивается на древко с последующим закреплением обмоткой (так крепились перьевые лопасти). Длина оперения может колебаться от 50 до 280 мм. На современных стрелах длина оперения не превышает 10 мм. Ширина лопасти может доходить до 20 мм, но обычно колеблется в пределах 7-10 мм. Отношение длины оперения к длине стрел обычно колеблется в пределах 1:3 или 1:7 [2.59, с. 51].

Существуют стрелы как бы с двойным оперением. Второе оперение, изготовленное из конского волоса или кукурузных волокон, крепится на древко перед наконечником, что позволяет увеличить дальность полета стрелы на 10 - 20 % [2.57, с. 42].

Наконечники стрел первоначально изготавливались из камня, рога и кости, а с началом выплавки металлов стали изготавливаться из них, но, несмотря на это, долгое время в рамках одной культуры параллельно существовали как металлические, так и костяные наконечники стрел [2.93, с. 30-43; 2.94, с. 104-125]. Нас в первую очередь интересуют именно ме-

102 таллические наконечники, и именно их конструктивные особенности мы будем рассматривать в данной работе, тем более, что в криминалистической практике костяные, каменные и роговые наконечники не встречаются.

Металлические наконечники состоят из следующих конструктивных элементов: пера, шейки, втулки или черешка (см. прил.№ 65, рис. 5-7).

Перо служит для непосредственного проникновения в преграду и может иметь следующие конструктивные элементы: стороны, грани, долы, плечики, обух, острие, лезвия, шипы. В отдельных случаях более правильным будет термин “головная часть”, особенно применительно к современным наконечникам стрел.

Шейка представляет собой переходную деталь конструкции, которая располагается между пером и втулкой или пером и черешком. Шейка может иметь упор, в который упирается древко при насаживании наконечника (данный конструктивный элемент характерен только для черешковых наконечников стрел). Упор позволяет предотвратить расщепление древка в случае попадания стрелы в твердую преграду.

Втулка имеет конусовидную или цилиндрическую форму и слепое отверстие, в которое всаживается древко стрелы.

Черешок представляет собой заостренный стержень различного сечения, посредством которого наконечник всаживается в древко. В отдельных случаях на черешке наконечника стрелы могла крепиться костяная или глиняная свистулька [2.94. с. 105].

Металлические наконечники изготавливаются посредством литья, ковки, штамповки, вырубания из листа металла и сворачивания из отдельного листа металла. Наконечники могут быть как монолитными, так и составными (разборными). Размер наконечников стрел для стрельбы из луков мог колебаться от 25 до 250 мм (самый большой железный наконечник для стрелы лука был найден в погребении селькупов на территории Западной Сибири) [2.79, с. 180]. Масса наконечника могла составлять от 3 до 20 грамм. Соотношение наконечника стрелы к длине стрелы в целом обычно составляло 1:10- 1:7. Масса же наконечника по отношению к массе стрелы обычно не превышала 1:5 -1:7 [2.59, с. 52].

Для решения военных (боевых) задач использовались стрелы с наконечниками, имеющими самую различную форму и конструкцию пера. Для решения общих задач, как-то

103 поражение незащищенного специальными средствами противника, поражения лошадей и

» иных боевых животных использовались стрелы с пером ланцетовидной, вытянутотреуголь-

ной, каплевидной, лавролистной, ножевидной, ромбической, пятиугольной и трапецевидной формы (т. н. “срезни”) (см. прил. № 67, рис.1-12). Использовались также многолопастные наконечники стрелы с различной формой пера и лопастей [2.78, с.69-72; 2.79, с. 178-181, 183-185; 2.91, с. 36-38; 2. 93, с. 209-216; 2.94, с. 104-120]. Крайне редко, начиная с I тысячелетия н. э., для стрельбы по “живым” целям в условиях ведения боевых действий применялись стрелы, перо наконечника которых имело шипы.

• Для поражения цели, обладающей защитным снаряжением (людей, животных), при-

менялись наконечники стрел с пером шиловидной, пирамидальной, конусовидной и долото- видной формы (см. прил. № 68, рис. 1-5) [2.93. с. 209-216]. Такая форма наконечника, в сочетании с круглым, овальным или многогранным сечением, обеспечивала наилучшее пробивание металлического и тканевого защитного снаряжения. Для поражения строений с целью их поджога использовались стрелы с “двойным” наконечником, первым наконечником обычно являлся наконечник с шипами, который обеспечивал наилучшее сцеплецие стрелы с прегра-

•’ дой, второй представлял собой деревянный или глиняный сосуд, заполненный нефтью и

снабженный фитилем. В случае применения разрывных стрел сосуд мог изготавливаться из железа, а в качестве наполнителя использовался порох. К наконечникам стрел могла крепиться свистулька или же разноцветные ленты. Такие стрелы могли служить в качестве сигнальных и своим полетом показывать направление движения или атаки.

Для охоты обычно использовались стрелы с наконечниками, форма пера которых, зависела от размера зверя, на которого велась охота. Для охоты на крупного зверя использовались наконечники стрел с пером преимущественно лавролистной, вытянутотреугольной, трапецевидной и прямоугольной формы, а также наконечники треугольной формы, снабженные шипами (см. прил. №67, рис.2-12; прил. № 68, рис. 9). Необходимо отметить, что перо наконечников стрел для охоты на крупного зверя должно было иметь значительную ширину (до 50 мм), поскольку при попадании стрелы в животное было необходимо, чтобы рана вызывала обильное кровотечение, приводящие животное к быстрой гибели. Наконечники стрел для охоты на мелкого зверя обычно имели ромбовидную или вытянутотреугольную форму,

104 а для охоты на мелкого пушного использовали наконечники сферической и круглой формы

(см. прил. № 68, рис.11). Для охоты на птицу использовали стрелы, снабженные

наконечни ками с пером вилочкообразной, серповидной, лавролистной и шаровидной формы (см. прил. № 68, рис.6-8).

В случае применения луков для рыбной ловли стрелы снабжались наконечниками, форма которых повторяла форму наконечника остроги (см. прил. № 68, рис. 12).

Для спортивной и развлекательной стрельбы обычно использовались наконечники с пером конусовидной, пирамидальной и вытянутотреугольной формы.

  • Современные наконечники стрел для луков имеют конусовидную, пирамидальную, пулевидную и вытянутотреугольную форму головной части. Изготавливаются также и нако нечники с многолопастным пером (см. прил. № 69, рис. 1-14). Лопасти, как правило, имеют треугольную форму, снабжены лезвиями и крепятся в наконечники в специальных пазах, что позволяет менять их в случае поломки. Крепятся современные наконечники стрел в древке посредством черешка, который в отдельных случаях имеет резьбовую нарезку. Длина наконечника обычно не превышает 100 мм, а масса составляет не более 5 г.

*f Для военных целей в настоящий момент используются стрелы, снабженные нако-

нечником, имеющим головную часть пулевидной, двоякоконусовидной и вытянутотреугольной формы. Для подрыва и поджога заграждений, автотранспортных средств и небольших строений используются стрелы, наконечник которых представляет собой гранату, снабженную взрывателем нажимного действия.

Для охоты используются стрелы преимущественно с многолопастным (трех и четы- рехлопостным) наконечником, с пером вытянутотреугольной формы (см прил. № 69, рис.7-.0).

В случае использования луков для рыбной ловли наконечник стрел имеет головную часть пулевидной формы (сильно вытянутую) или конусовидной формы. Наконечник данных стрел, как правило, снабжается подпружиненными шипами (2-4 штуки) (см. прил. № 69, рис. 11-14).

Для спортивной и развлекательной стрельбы используются стрелы, снабженные на-конечниками, имеющими головную часть конусовидной, двоякоконусовидной и пулевидной

105 формы. Длина наконечника для спортивных стрел не превышает 50 мм, а диаметр равен 6- 9 мм, масса же не превышает 5 г.

Общая длина стрел для луков на территории Евразии, Африки и Северной Америки до XX века могла достигать 1250 мм, в среднем их длина обычно не превышала 750 - 900 мм. Встречались и стрелы длиной не более 550 - 600 мм. Масса стрел могла колебаться в пределах 20 - 60 г [2.59. с. 52].

Длина современных стрел для стрельбы из лука не превышает 850 мм, а масса составляет не более 40 г.

Стрелы для стрельбы из арбалетов в большинстве случаев состоят из тех же конструктивных элементов, что и стрелы для луков.

Весь массив стрел, предназначенных для стрельбы из арбалетов, можно условно разделить на три группы. В первую группу будут входить укороченные стрелы для луков, приспособленные для стрельбы из арбалетов (см. прил. № 70, рис. 1). Во вторую группу будут входить массивные стрелы с конусовидным или веретенообразным древком (т. н. “болты”, “карро”) (см. прил. № 70, рис. 2-5). Третью группу будут составлять стрелы длиной не более 250 мм с древком катушкообразной формы с дисковидными стабилизаторами и не оперенные стрелы для стрельбы по спортивным мишеням (см. прил. № 70, рис.6-8).

Древки арбалетных стрел второй и третьей группы изготавливались из древесины твердых пород, таких как дуб, ясень, вяз, тис, бамбук. Веретенообразная, конусовидная и ка-тушкообразная форма древков стрел второй и третьей группы не случайна. Стрелы, снабженные такими древками, обладают меньшим отношением лобового сопротивления к массе, менее подвержены разрушению и обладают большей стабильностью полета при всех допустимых углах, чем стрелы с цилиндрическим древком [3.84. с. 71]. Длина древка арбалетных стрел первой группы составляла порядка 550 - 650 мм (арбалеты, стреляющие укороченными лучными стрелами, прекратили свое существование в XII веке и появились вновь уже в наши дни). Длина древка стрел второй группы не превышала 300 - 450 мм. Стрелы третьей группы имели древко длиной порядка 150 - 250 мм, его диаметр мог колебаться в пределах 8 - 20 мм. Хвостовая часть древка арбалетных стрел первой и второй группы зачастую имела

106 квадратное или прямоугольное сечение (для вхождения в паз зацепного зуба), в отличие от круглого или овального сечения остальных частей древка.

Оперение арбалетных стрел, как правило, изготавливалось из пергамента, дерева, бумаги; оперение из птичьих перьев изготавливалось редко. Соотношение длины оперения к длине стрелы в целом составляло порядка 1:3-1:7. Форма лопастей оперения была зачастую аналогичной формам лопастей оперения стрел для луков. В большинстве случаев, применялось двух или трех лопастное оперение с изогнутыми в противоположные стороны лопастями. Начиная с XIV века, древко стрелы и оперение могло выстругиваться из цельного куска древесины.

Наконечники арбалетных стрел изготавливались преимущественно ковкой или кузнечной штамповкой и были как черешковыми, так и втульчатыми. По сравнению с наконечниками стрел для луков, арбалетные наконечники отличаются меньшим разнообразием форм, зачастую меньшей длиной, но большей массой. Исходя из массы, весь массив наконечников арбалетных болтов может быть разделен на 5 групп: сверхлегкие наконечники (до 25 г); легкие наконечники (от 25 до 35 г); средние наконечники (от 35 до50 г); тяжелые наконечники (от 50 до 80 г); сверхтяжелые наконечники (свыше 80 г).

В зарубежной литературе, посвященной проблемам классификации арбалетных болтов, выделяют три группы наконечников, учитывая, какие цели будут ими поражаться: боевые, охотничьи и стрелы для стрельбы по мишеням (спортивные) [6.15, с. 55].

Наконечники боевых арбалетных болтов имели головную часть преимущественно вытянутотреугольной, пирамидальной и ромбовидной формы и имели треугольное, квадратное, прямоугольное или ромбовидное сечение (см. прил. № 71, рис. 1-7). Масса большинства наконечников боевых арбалетных болтов в среднем не превышала 35 - 50 г при длине 50 - 80 мм (в исключительных случаях длина могла достигать 120 - 150 мм). Двушипные треугольные и вытянутотреугольные наконечники на боевые арбалетные болты ставились в том случае, если данные стрелы предназначались для поджога строений и кораблей (см. прил. № 71, рис 8-9).

Наконечники арбалетных болтов, предназначенные для охоты, имели головную часть листовидной, пирамидальной, луновидной, трапециевидной (срезни), вилочкообраз-

107 ной, вытянутотреугольно - двушипный, сферической и короновидной формы (см. прил. № 71, рис. 9-10; прил. № 72, рис. 1-7). Короновидные наконечники предназначались для охоты на пушного зверя, а сферические использовались как для охоты на птиц, так и для охоты на пушного зверя. Ширина отдельных охотничьих наконечников могла достигать 80 мм и в отличие от боевых наконечников, в большинстве случаев, к древку они крепились посредством черешка, а не втулки. Их вес никогда не превышал 50 г, длина 100 мм.

Наконечники арбалетных болтов, предназначенных для рыбной ловли, имели головную часть в виде многозубцев (см. прил. № 71, рис. 11-14).

Для стрельбы по спортивным мишеням использовались наконечники стрел с головной частью конической, пулевидной и крючкообразной формы (см. прил. № 71, рис. 8; прил.№ 72, рис. 5). Длина данных наконечников не превышала 50 мм.

Длина арбалетных стрел до середины XX века могла составлять 550 мм при весе, доходящем до 120 г. Обычно длина стрел не превышала 350 - 450 мм, а вес - не более 80 - 100г.

Современные арбалетные стрелы имеют длину от 120 до 700 мм, диаметр до 10 мм (обычно диаметр не превышает 7 - 8,6 мм). Древки стрел (болтов) изготавливаются из легкого металла (титан, дюралюминий) или синтетических материалов (углепластик, фибропласт). Оперение аналогично оперению стрел для луков и изготавливается из тех же материалов. В настоящее время, при изготовлении арбалетных стрел, применяются наконечники, аналогичные тем, что используются и при изготовлении стрел для луков. Исключение могут составлять специальные военные наконечники для арбалетных стрел, которые предназначены для решения особых задач, как-то: для забрасывания и закрепления тросов на преградах или для доставки миниатюрных минных тралов. Масса современных арбалетных стрел обычно не превышает порядка 40 - 50 г. В большинстве же случаев для стрельбы из современных арбалетов используются стрелы массой не более 15 - 25 г. Древки современных арбалетных стрел в большинстве случаев внутри полые.

Стрелы ружей для подводной охоты имеют длину до 600 мм и вес до 50 гр. Древки стрел-гарпунов изготавливаются из материалов, обладающих отрицательной плавучестью (сталь, титан, дюралюминий), и имеют диаметр обычно не более 8 мм. Наконечники стрел крепятся в древке всадным способом и имеют головную часть
вытянутотреугольно-

108 двушипной, крючкообразной, вилочкообразной или многозубой формы (см. прил. № 72, рис.

• 8-12).

Пули для пулевых арбалетов, луков, а также рогаток имеют шарообразную форму, диаметр порядка 20 - 40 мм, массу до 250 - 400 грамм и изготавливаются из стали, свинца или свинец содержащих сплавов.

Пули для пращей различных конструкций изготавливаются из камня, и различных металлов (преимущественно железо и свинец). Данные пули (иногда их называют ядрами) имеют преимущественно шарообразную, эллипсовидную форму, диаметр от 40 до 100 мм,

  • длину до 120 мм, массу от 100 до 1000 г (обычно вес не превышал 350 - 400 г) [2.58. с. 6].

Для метания из копьеметалок применялись дротики длиной от 1000 до 2000 мм, копья длиной до 3000 мм (обычно 2400 - 2700 мм) с диаметром древка не менее 13-15 мм и массой не менее 150 - 250 г [3.59. с.5].

Для стрельбы из пружинного метательного оружия типа “сюйцзянь”, “матадор” ис пользовались стрелы и клинки длиной не более 200 мм, диаметром не более 10 мм, толщи ной не более 4 мм и массой не менее 50 г. •’ При стрельбе из пружинного дискомета, по всей видимости, используются диски

диаметром от 100 до 150 мм и толщиной от 2,5 до 4 мм, при массе, равной 50 - 70 г.

109 ГЛАВА 2. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО • УЧЕНИЯ О МЕТАТЕЛЬНОМ НЕОГНЕСТРЕЛЬНОМ ОРУЖИИ

2.1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ “МЕТАТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ”

Определение понятия “метательное оружие” неотъемлемо связано с вопросами установления его групповой принадлежности, поскольку обозначает круг объектов исследования. Как правило, определение (дефиниция) строится на основе перечисления признаков, которые затем могут быть положены в основу классификации рассматриваемых предметов. В связи с этим, вопрос, связанный с криминалистическим понятием метательного оружия, при всей кажущейся простоте, является одним из наиболее спорных в отечественной криминалистической литературе. Данный вопрос, как нам кажется, должен подлежать рассмотрению с учетом различных точек зрения.

С уголовно-правовой и криминалистической точек зрения, мы должны определить принадлежность исследуемого объекта к метательному оружию, т.е. установить, обладает ли предмет, фигурирующий по уголовному делу, комплексом признаков, которые характеризуют его как определенную разновидность метательного оружия, а отсюда решить и главный вопрос, подпадает ли он под определение метательного оружия. Исходя из этого, в определении понятия “метательное оружие” должен содержаться перечень признаков, обуславливающий относимость объекта к данной категории оружия. Соответственно с уголовно-правовой и криминалистической точек зрения, определение понятия “метательное оружие” должно отвечать следующим общим требованиям:

• указывать на специальный характер изготовления и целевое предназначение предмета; • • учитывать особенности применения предмета и его способ поражения; • • содержать сведения об энергии, используемой в процессе применения предмета. • С точки зрения формальной логики, поскольку определение представляет собой некий логический прием, имеющий своей целью уточнить содержание понятия, одной из задач определения выступает необходимость разграничить и отличить определяемый объект от всех иных, а целью определения будет являться раскрытие сущности определяемого понятия. Для обеспечения успешного построения определений в рамках формальной логики раз-

I

работай комплекс специальных требований и правил, которыми, на наш взгляд,необходимо

по

пользоваться при построении определения любого понятия [2.4, с. 27-35; 2.25, с. 40-42; 2.38, •
с. 233-235; 2.42, с. 44-46].

Несоблюдение перечисленных требований и правил зачастую приводит к различным ошибкам при создании определений. Например, при неправильном выборе существенных признаков, составляющих объем определения, расширяются возможности толкования того или иного понятия.

В качестве иллюстрации выше сказанного можно рассмотреть отдельные определения понятий “холодное оружие” и “метательное оружие”, в которых содержатся признаки определяемой совокупности предметов, позволяющие осуществлять расширенное толкование определяемых понятий.

В 1957 году ленинградский криминалист Н.И. Емельянов одним из первых сформулировал определение понятия “холодное оружие”. По мнению Н.И.Емельянова, под холодным оружием следует понимать следующее: “Холодным оружием называется предмет, специально изготовленный или приспособленный для причинения телесных повреждений, удобный и пригодный по своим размерам, форме и прочности для этой цели и не имеющий *’ прямого назначения в хозяйстве и в быту” [2.35, с.5]. Как мы видим, в данном определении отсутствует специальные признаки данного оружия, позволяющие произвести разграничение этого вида оружия от всех иных. Отсутствие данных признаков позволяет нам предположить, что к холодному оружию относится не только метательное, но и огнестрельное оружие.

Л.Н. Самончик предлагает следующую формулировку определения понятия “холодное оружие”: “Холодным оружием называется специально изготовленный или при-способленный предмет, служащий для активного нападения или самообороны с помощью мускульной силы человека. Прямое назначение холодного оружия - использование его в военных целях, для охоты или промысла…” [2.75, с.5].

Наиболее подробное для своего времени определение было предложено М.Г. Любарским: “Холодным оружием называется предмет, не имеющий прямого производственного или хозяйственно-бытового назначения; специально изготовленный или приспособленный для нанесения им телесных повреждений при нападении или активной обороне; соответст-

Ill

вующий этим целям по конструктивным особенностям своих частей, их размерам и свойствам материалов (прочность, твердость, упругость), по способу действия являющийся рубящим, колющим, режущим, колюще-рубящим, колюще-режущим, ударным или смешанного типа-“ [3.39, с. 32].

В общих чертах определения А.Н. Самончика и М.Г. Любарского повторяют определения холодного оружия, сформулированные Л.Д. Гаухманом, В.Д. Малковым и И.М. Ка-плуновым [2.66, с. 24; 3.23, с. 98; 3.44, с. 125].

Следует отметить, что С. Сельг и В.Д. Малков были одними из первых отечественных криминалистов, кто включил в определение холодного оружия такой признак, как использование мускульной силы для поражения живой цели [3.44, с. 125; 3.68. с. 120].

Как видно из выше изложенного, в приведенных определениях уже присутствуют структурные элементы, позволяющие отделить понятие холодного оружия от огнестрельного, но при этом по-прежнему не содержится положений, с уверенностью позволяющих обособить понятие метательного оружия от понятия холодного оружия. При этом, исходя из общего содержания большинства работ, в которых были изложены рассматриваемые определения, холодное оружие рассматривается как отдельный, обособленный вид оружия.

Одними из первых, кто сформулировал определение холодного оружия, включив в

*

него присущие только этой группе оружия признаки, были А.И. Устинов, М.Э. Портнов и Е.Н. Денисов, определившие холодное оружие как “…предмет, специально изготовленный для нанесения телесных повреждений и предназначенный для нападения и активной защиты в рукопашном бою” [2.88, с. 10]. В последствии близкие по смысловому значению определения холодного оружия были предложены Г.Г. Григорянцем и другими авторами [3.65, с. 132 - 134]. Так, Г.Г. Григорянц считает, что “Холодным оружием является предмет, специально изготовленный для нанесения телесных повреждений и предназначенный для нападения, активной защиты в рукопашном бою и обладающий специальными конструктивными признаками, отличающими его от предметов иного хозяйственного назначения и позволяющими отнести его к определенному виду, типу, образцу” [3.15, с. 35].

В определениях этих авторов в качестве признака, указывающего на принадлежность предмета к холодному оружию, помимо прочих, используется признак, указывающий

112 на предназначенность данного оружия для применения в рукопашном бою. Подобное, безусловно, важное дополнение позволяет разграничить холодное и метательное оружие.

Следует отметить, что Е.Н. Тихонов одним из первых предпринял попытку заменить в своем определении понятия “холодное оружие” признак “предназначенность для поражения в рукопашном бою” на признак “предназначенность для непосредственного поражения” [2.84, с. 40]. По мнению Е.Н. Тихонова, непосредственное поражение цели наступает, когда между нападавшим, оружием и объектом поражения сохраняется непосредственный контакт, что свойственно только применению холодного оружия [2.85. с. 41]. На наш взгляд под непосредственным поражением, исходя из буквального толкования данного словосочетания, следовало бы понимать то, что поражающий элемент конструкции оружия оказывает непосредственное воздействие на цель.

В 1984 году А.Г. Егоров, Н.М. Свидлов, Ю.Н. Ченцов сформулировали свое определение холодного оружия. По мнению данных авторов: “холодное оружие - это разновидность ручного индивидуального вооружения, изготовленного промышленным или самодельным способом, которое по своим конструктивным свойствам предназначено для непосредственного причинения смерти, тяжких или менее тяжких телесных повреждений с использованием мускульной силы человека” [2.34, с.9]. Основное отличие данного определения от всех ранее предлагавшихся заключается в том, что впервые в определение был введен признак, указывающий на принадлежность холодного оружия к ручному индивидуальному вооружению. На наш взгляд, включение данного признака в определение вполне логично и не лишено определенного смысла.

Как мы видим, многие из отечественных криминалистов в качестве особого отличительного признака холодного оружия вводили в свои определения признак “использование мускульной силы человека” для нанесения оружием телесных повреждений [2.34, с. 9; 2.85. с. 42; 3.44, с. 125; 3.68, с. 120]. Использование подобного признака в определении без признака “применения оружия в рукопашном бою” нам кажется не совсем удачным, поскольку существует определенное количество видов метательного оружия, при применении которого используется исключительно мускульная сила человека. В этой связи замечания ЮЛ. Гол-дованского, Х.М. Тахо-Годи и Е.Н. Тихонова о том, что указание на применение холодного

113 оружия в рукопашном бою не обязательно, по ряду причин, нам представляется не совсем

« верным [2.26, с. 17; 2.85. с. 39]. При этом нельзя не упомянуть тот факт, что эти авторы, хоть

и не используют в своих определениях понятия холодного оружия четких признаков, разграничивающих понятия холодного и метательного оружия, указывают, что эти две разновидности (ручного) оружия не представляют собой одно и тоже.

Особо следует отметить определения, данные холодному оружию последователями А.С. Подшибякина, которые так же, как и он, отстаивают точку зрения об относимости метательного оружия к категории холодного [2.74, с. 82; 3.47, с. 39; 4.2. с. 18]. В 1997 году А.С.

  • Подшибякина, в одной из своих работ, сформулировал следующее определение понятия

“холодное оружие”: “Холодным оружием являются специально изготовленные или приспособленные для поражения живой или иной цели или нанесения серьезных телесных повреждений предметы и устройства, по конструкции и способу действия, обусловленному конструкцией, соответствующие стандартным образцам или исторически выработанным типам и действующие (непосредственно или опосредованно) с помощью мускульной силы челове-ка”[4.3, с. 18]. Данное определение несколько отличается от опубликованного А.С. Подши-

•* бякиным ранее [2.64, с. 18; 2.65. с. 41].

Как холодное оружие метательное определялось и в законе Российской Федерации “Об оружии” 1993 года, но в нем указание на относимость к холодному оружию присутствовало не в перечне признаков, а непосредственно в названии определяемой группы. Метательное оружие в данном законе фигурировало как холодное метательное оружие [1.1, с. 1445].

Одним из первых, кто предпринял попытку сформулировать криминалистическое определение понятия “метательное оружие” путем включения в определение признаков, присущих только этой группе оружия, был сотрудник киевского НИИСЭ М.М. Житомирский. И именно он впервые в 1986 году заговорил о необходимости разработать критерии, по которым определяются боевые свойства метательного оружия и методические рекомендации по проведению его экспертного исследования [3.22. с. 26-27]. М.М. Житомирский давал следующее определение метательного оружия: “Метательное боевое оружие предназначено для поражения живой силы и разрушения оборонительных сооружений путем бросания различ-

114 ных снарядов или зажигательных смесей. Для метания оружия (снарядов) используется мус-д кульная сила человека, упругие свойства дерева, энергия скрученных или растянутых волокон, а также энергия сжатых газов. В качестве снарядов в метательном оружии используются копья, стрелы, дротики” [3.22. с. 26]. Подобным образом метательное оружие определяется и в Военном энциклопедическом словаре [2.22, с. 439].

К недостаткам данных определений можно отнести то, что в них не содержится ука заний, позволяющих провести разграничение между метательным оружием (ручным инди видуальным метательным неогнестрельным оружием) и осадными или крепостными мета- * тельными машинами (данная группа обладает своим независимым определением). В опреде лениях также не содержится сведений о характере боя, для ведения которого исторически предназначается метательное оружие (т.е. для рукопашного или “дистанционного” боя пред назначено данное оружие). В определениях также не отсутствует такой признак, как специ альное изготовление предмета. Необходимость включения подобного специального призна ка в криминалистическое определение метательного оружия, на наш взгляд, не вызывает ни малейшего сомнения. •! К положительной стороне данных определений можно отнести наличие в числе их

структурных элементов признаков, указывающих на предназначение метательного оружия для поражения живой силы (цели) и на тот факт, что для метания применяются специальные снаряды. Немаловажно также присутствие такого признака, как энергия используемая в процессе метания.

В законе Российской Федерации “Об оружии” 1996 года впервые в отечественном законодательстве появилось понятие собственно метательного оружия, а также было дано определение данному понятию. В статье первой данного закона метательное оружие определяется как “…оружие, предназначенное для поражения на расстоянии снарядом, получающим направленное движение с помощью мускульной силы человека либо механического устройства” [1.2, с. 10989]. Данное определение полностью повторяет определение холодного метательного оружия, сформулированное в законе РФ “Об оружии” 1993 года [1.1, с. 1445].

Определению, приведенному в законе “Об оружии” 1996 года, на наш взгляд, присущ ряд недостатков. Во-первых, в определении отсутствует такой признак, как специальное

115 изготовление для причинения телесных повреждений. Во-вторых, нет элементов определения, позволяющих разделить собственно метательное оружие (ручное индивидуальное) от метательных машин. В-третьих, фактически в данном определении метательное оружие, метаемое с помощью мускульной силы (дротик, сюрикен, бумеранг и т.д.), превращается в метательный (метаемый) снаряд и практически как таковое не подпадает под данное определение при его дословном толковании. В-четвертых, метательное оружие определяется не как предметы, а как оружие, что, на наш взгляд, не совсем корректно. К положительным же сторонам данного определения можно отнести указание на характер боевого применения (поражение на расстоянии) и используемую энергию.

Одним из наиболее удачных ныне существующих определений понятия “метательное оружие” можно признать определение, данное в 1994 году, волгоградским ученым- криминалистом А.И. Железняковым. В его понимании метательное оружие - это: “…оружие, предназначенное для непосредственного поражения цели на расстоянии с использованием мускульной силы человека либо поражения снарядом за счет энергии механического устройства” [3.19. с. 64]. Данное определение повторяет определение метательного оружия, предложенное в 1998 году А.С. Винниченко [4.1, с. 12]. Особо следует отметить и определение, предложенное А.В. Стальмаховым, A.M. Сумарока и А.Г. Сухаревым. Данные авторы считают, что к метательному оружию могут быть отнесены все предметы, подпадающие под следующее определение: “метательное оружие-это предназначенные для механического поражения цели на расстоянии предметы, непосредственно метаемые человеком, и устройства, сообщающие снаряду кинетическую энергию в результате использования накопленной механической энергии” [3.78, с. 75]. К сожалению, и данное определение не лишено ряда вышеперечисленных недостатков.

С учетом положений первой главы данного исследования, опираясь на проанализированные нами определения понятия холодного и метательного оружия, а так же основываясь на рассмотренных требованиях, предъявляемых к определению, можно сформулировать перечень признаков метательного оружия, которые должны войти в определение его понятия.

ОБЩИЕ ПРИЗНАКИ:

116

• предназначение для поражения живой цели (путем нанесения тяжких телесных повреждений и причинения смерти); • • специальное изготовление; • СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРИЗНАКИ:

• предназначение для поражения цели на расстоянии; • • использование в процессе применения одним человеком (данный пункт может быть изменен на следующий; предназначены для ручного индивидуального использования); • • действие предмета основано на использовании биохимической энергии (мускульной силы человека), механической энергии и внутренней энергии газов; • • поражение цели на расстоянии непосредственным воздействием или снарядом; • С учетом стилистических требований данные признаки в определении могут сочетаться не в той последовательности, в которой они указаны.

В результате обобщения данных признаков можно сформулировать следующие криминалистическое определение понятия “метательное оружие”:

Метательное оружие - это предметы ручного индивидуального использования, действие которых основано на биохимической, механической энергии и внутренней энергии газов, специально изготовленные и предназначенные для поражения живой цели на расстоянии непосредственно либо снарядом, путем нанесения ей тяжких телесных повреждений или причинения смерти,

Поскольку в мире не может существовать какого-либо абстрактного оружия [2.26, с. 16; 2.66, с. 29], данное определение может быть дополнено таким признаком, как: соответствие определяемых предметов по конструкции и способу действия, исторически сложившимся родам и видам.

В случае, если исходную определяемую группу обозначить как ручное индивидуальное метательное неогнестрельное оружие, приведенное выше определение может быть подвергнуто изменению, ведущему к уменьшению его объема в связи с тем, что само название определяемой группы уже будет нести в себе указание на наличие определенных признаков, присущих только этой группе предметов (оружия). В измененном виде определение может приобрести следующий вид.

117 Ручное индивидуальное метательное неогнестрельное оружие - это предметы, специ-

• ально изготовленные и предназначенные для поражения живой цели на расстоянии непо средственно либо снарядом и по своей конструкции и способу действия, соответствующие исторически сложившимся родам, видам и типам.

Как мы видим, включение в словесную форму, описывающую интересующую нас группу объектов слов “ручное” и “неогнестрельное”, позволило нам исключить ряд ранее присутствующих признаков на основании того, что данные слова указывают на то, что определяемая нами группа предметов автоматически обладает этими признаками.

• Следует отметить, что термин ручное, индивидуальное метательное оружие более точно отражает суть данного круга объектов, но вместе с тем он более “громоздкий” и его употребление не всегда оправдано.

2.2. КЛАССИФИКАЦИЯ МЕТАТЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ

Классификация исследуемых предметов является неотъемлемой частью любого криминалистического учения, поскольку служит для упорядочения объектов, исследуемых в рамках того или иного учения, а также способствует процессу установления групповой при- надлежности предмета и в целом существенно облегчает процесс познания [2.15, с. 381; 2.16, с. 182-183; 2.30, с. 77; 2.80. с. 135; 3.54, с. 53].

Установление групповой принадлежности предмета, представленного на исследование, является одной из наиболее важных задач экспертного исследования, поскольку устанавливая группу, к которой относится объект (пусть изначально приблизительно), мы как бы косвенно выбираем дальнейшую методику его исследования. В ряде случаев мы можем установить группу лишь приблизительно, а дальнейший ход исследования подтверждает или оп-

• ровергает предварительный вывод. Тем не менее, в большинстве случаев, чем точнее мы оп ределим группу, к которой относится представленный объект, тем точнее можно будет про вести исследование и меньше будет вероятность допустить ошибку. Предпосылкой успешно го установления групповой принадлежности объекта выступает в немалой степени наличие стройной классификационной системы различных уровней и полнота исходной информации, используемой при ее создании [2.47, с. 55].

• На наш взгляд, классификация метательного оружия должна иметь несколько уров-

118 ней. Первый уровень - это классификация, создание и использование которой должно быть направленно на разделение всего массива, именуемого метательное оружие или метательное неогнестрельное оружие на более мелкие логические группы (звенья), т.е. на роды, виды, типы и т. д [2.60, с. 657-662]. Второй уровень - это классификация, в задачи создания и использования которой входит разграничение объектов по основаниям, отличным от тех, которые использовались при создании классификации первого уровня (рода - видовой). В основном существование классификации данного уровня необходимо для более полного уточнения характера объекта внутри установленной группы. С точки зрения формальной логики оба этих уровня будут иметь общую основную задачу и будут подчиняться одним законам [2.38. с.235-238; 2.80; 2.83, с. 14-19]. Основной задачей классификации, как первого, так и второго уровня будет являться систематизация накопленных знаний путем составления более иле менее строгой системы соподчиненных понятий [2.6, с. 644]. Классификация первого уровня будет относиться к группе естественных классификаций, а классификация второго уровня - к группе искусственных [2.83. с. 14-19]. В основе естественных классификаций должны лежать наиболее существенные признаки, из которых вытекают наиболее важные свойства упорядочиваемых объектов. Искусственные же классификации в качестве оснований деления используют несущественные признаки объектов (существование классификаций данной группы оправдано необходимостью иметь возможность разбить объекты на более мелкие группы, используя значимые для нас в той или иной ситуации признаки, независимо от их важности в целом). Несмотря на различия, классификации будут строиться на основе логических правил деления объема понятий и упорядоченного распределения и объединения объектов в группы по признакам их сходства и различия [2.20, с. 28; 2.80, 138-139]. Каждое из подлежащих делению понятие имеет под собой материальную основу в виде совокупности предметов.

Опираясь на общепринятые правила логического деления понятия, и разделив весь массив метательного оружия на группы, положив в основу деления такой признак,как общая конструкция, можно построить родо-видовую классификацию данного оружия (классификацию метательного оружия первого уровня). На наш взгляд,данная классификация будет более соответствовать криминалистическим задачам, чем предложенные ранее [3.7; 3.87, с. 13-

119 14].

С учетом рассмотренных нами ранее конструктивных особенностей метательного оружия, можно предложить следующую родо-видовую классификацию метательного оружия.

Метательное оружие как условно выделенный класс, по общей конструкции можно разделить на три рода: непосредственно метаемое метательное оружие; метательные механизмы и метательные приспособления.

Группа “непосредственно метаемое метательное оружие” будет делиться на пять видов: клинковое оружие; древковое оружие; оружие с ударным поражающим элементом (ударно - раздробляющие); комбинированное оружие; маскированное оружие.

Клинковое метательное оружие должно подразделяться на следующие подвиды: ножи; кинжалы; топоры; метательные стрелки (малые метательные дротики); диски (кольца); звезды (сюрикены).

Древковое метательное оружие следует разделить на два подвида: дротики (метательные копья); джериды (малые метательные копья).

У метательного оружия с ударным поражающим элементом (ударно - раздробляющего) можно выделить три подвида: палицы; бумеранги; боласы.

Следующими видами простейшего метательного оружия являются комбинированное и маскированное метательное оружие, но свести их подвиды в схему, путем деления по общей конструкции, не представляется возможным, поскольку количество подвидов в данном случае будет зависеть от сочетания признаков нескольких групп предметов в данных подвидах (в одном случае будут сочетаться признаки подвидов простейшего метательного оружия между собой, в другом признаки подвидов будут сочетаться с признаками различных бытовых предметов).

Метательные приспособления будут подразделяться на два вида: ременные метательные приспособления; рычажные метательные приспособления.

Данные виды, в свою очередь, могут подразделяться на два подвида: копьеметалки; пращи.

Метательные механизмы следует разделить на шесть видов: тетивное; тетивно-

120 дуговое; пружинное; пневматическое; маскированное; комбинированное метательное оружие.

Тетивно-дуговое метательное оружие должно подразделяться на два подвида: луки; арбалеты.

Тетивное метательное оружие будет иметь четыре подвида: луки; арбалеты; рогатки; ружья (для подводной охоты).

Группа “пружинное метательное оружие” может включать в себя три подвида: устройства “матадор” (пружинные стреляющие ножи и трубки); пружинные ружья; пружинные дискометы.

Пневматическое метательное оружие, в свою очередь, следует разделить на следующие подвиды: ружья; винтовки; пистолеты; револьверы.

Выделить точное количество видов комбинированных и маскированных метательных механизмов (на основании их общей конструкции) на настоящий момент не представляется возможным из-за недостатка исходной информации.

Данная классификация может быть представлена в виде схемы (см. приложение № 73).

В процессе создания классификационной схемы Второго уровня мы также будем в процессе деления оперировать всем объемом понятия “метательное оружие” (и группой объектов, охватываемой этим понятием), но деление будет производиться по самым различным признакам (основаниям).

На основе анализа имеющихся в специальной литературе классификаций метательного оружия, описаний различных видов и образцов данного оружия, можно предложить следующую классификацию Второго уровня. Данная классификация должна служить целям более подробной классификации всего массива метательного оружия и способствовать определению места предмета в рамках ранее установленной группы.

С нашей точки зрения, в нее должны войти классификации метательного оружия по следующим основаниям:

  1. ПО НАЗНАЧЕНИЮ.

а) Боевое (оружие государственных силовых ведомств),

• общеармейское (состоящее на вооружении общевойсковых подразделений),

121

• специальных подразделений (оружие специальных частей армии), • • служб правопорядка (оружие милиции, полиции и специальных сил МВД). б) Гражданское (предназначенное для гражданского оборота), •

• охотничье (предназначенное для охоты), • • спортивное (предназначенное для занятий спортом), • • негосударственных служб безопасности (оружие частных охранных агентств).

  1. ПО СПОСОБУ ИЗГОТОВЛЕНИЯ

а) Промышленное.

• Заводское (оружие, изготовленное на промышленных предприятиях в соответствии со спе циальными техническими условиями, в соответствии с гостами и стандартами, как правило, отличается высокой степенью обработки деталей и наличием маркировочных обозначе ний).

• Кустарное (изготавливается на законных основаниях специалистами-оружейниками с ис пользованием промышленного оборудования в соответствии с традициями изготовления данного оружия, в различных местностях, отличается высокой степенью отделки и обра ботки деталей конструкции и наличием, как правило, личного клейма мастера).

б) Не промышленное (самодельное).

Самодельное (изготавливается без законных оснований лицами, зачастую не имеющими специальных профессиональных навыков, с использованием обычных слесарных инструментов и в редких случаях промышленного оборудования).

Метательное оружие, изготовленное самодельным способом, в свою очередь можно было бы разделить на три подгруппы:

• Полностью изготовленное самодельным способом. • • Изготовленное самодельным способом, но с использованием деталей изготовленных заводским способом. • • Собранное самодельным способом из деталей, изготовленных заводским способом. • В отдельную группу можно было бы выделить переделанное метательное оружие, но поскольку оружие может переделываться как заводским, так кустарным и самодельным способом данное оружие занимает как бы “промежуточное” положение между этими группами.

122

  1. По МЕСТУ ИЗГОТОВЛЕНИЯ.

а) Отечественное (изготовленное на территории России в различные исторические периоды.

б) Зарубежное (изготовленное за пределами нашей страны в различные исторические перио ды).

  1. ПО СООТВЕТСТВИЮ СТАНДАРТАМ.

а) Стандартное (соответствующие утвержденным государственным или
международным

стандартам или общепринятым техническим требованиям (соответствующие как бы общепринятым стандартам).

б) Нестандартное (несоответствующие утвержденным или общепринятым стандартам и тех ническим требованиям).

  1. ПО ХАРАКТЕРУ ВОЗНИКНОВЕНИЯ.

а) Исторически выработанное и сложившееся (к данной группе будет относиться оружие, возникшее в различные исторические периоды как необходимые средства для ведения войны и охоты и не имеющие конкретного изобретателя или “первопроизводителя”).

б) Специально разработанное, сконструированное и производимое (к этой группе оружия можно отнести образцы, специально разработанные и изготовляемые с определенными це-

•!

’ лями, как правило, данные образцы имеют конкретного разработчика и производителя).

  1. ПО НАЦИОНАЛЬНОМУ ПРИЗНАКУ.

а) Национальное (оружие, имевшее местом происхождения и распространения определенную местность и малую известность за ее приделами).

б) Общераспространенное (оружие, имевшее повсеместное распространение, несмотря на то, что появилось оно в какой-либо конкретной местности).

  1. ПО ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МЕТАТЕЛЬНЫХ СНАРЯДОВ.

! а) Не использующие метательных снарядов и выступающие в качестве таковых
(всевоз-

можные метательные ножи, звездочки и дротики). б) Использующие метательные снаряды (это луки, арбалеты и т.д.).

  1. ПО ДАЛЬНОСТИ ДЕЙСТВИЯ (ДИСТАНЦИИ ПРИМЕНЕНИЯ).

I

а) Оружие ближнего боя (практически все простейшее метательное неогнестрельное оружие, метаемое на дистанцию до 10 метров).

б) Оружие боя на средней дистанции (некоторые подвиды простейшего метательного неог-

i

123 нестрельного оружия, метательные механизмы и устройства, поражающие цель на дистанции от 10 до 50 метров).

в) Оружие боя на дальней дистанции (метательные механизмы и устройства, действующие на дистанции от 50 метров и более).

  1. ПО СПОСОБУ УДЕРЖАНИЯ.

а) Удерживаемое одной рукой;

• удерживаемое в кисти руки; • • закрепляемое на запястье. • б) Удерживаемое двумя руками.

  1. ПО ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЭНЕРГИИ.

а) Использующие биохимическую энергию (мускульную силу человека).

б) Использующие механическую энергию.

в) Использующие внутреннюю энергию газов.

1 1. ПО СПОСОБУ ДЕЙСТВИЯ.

• рубящее, • режущее, • • колющее, • дробящее, • • колюще-режущее, • колюще-рубящее • 12. ПО СПОСОБУ НОШЕНИЯ.

1) Для открытого ношения (носимые открыто на поясе, на плече и т.д.) 2) 3) Для скрытого ношения (носимые в местах, где его не видно и можно неожиданно извлечь и применить). 4) Метательное оружие можно было бы классифицировать по количеству используемых снарядов на многозарядное и однозарядное. Однако подобное деление имеет смысл применительно к метательным механизмам (арбалетам, лукам, пневматическим ружьям), а не ко всему массиву метательного оружия.

Необходимо заметить, что процесс установления групповой принадлежности исследуемого предмета к категории метательного оружия и выяснения его места в предполагаемых классификациях будет в немалой степени зависеть от выявления наличия у исследуемого предмета основных признаков метательного оружия.

124

2.3. СИСТЕМА ПРИЗНАКОВ МЕТАТЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ.

Поскольку мы имеем сложную систему деления метательного оружия на роды, виды, подвиды и т.д., мы можем говорить о множестве потенциальных определений (определений рода, вида, подвида и т.д.), в которых будут содержаться указание на признаки, перечисление которых сыграло бы роль структурных элементов этих определений. Данные признаки будут свойственны для всех нижестоящих групп. Признаки рода будут родовыми для всех видов, признаки вида будут свойственны всем подвидам, а признаки подвида будут характеризовать каждый тип. Соответственно в определении класса предметов мы, как бы перечисляем признаки, наиболее значимые для всего массива метательного оружия. Все признаки метательного оружия, не зависимо от их групповой принадлежности (признак класса, рода, вида и т.д.), можно классифицировать, используя давно устоявшиеся в отечественной криминалистической литературе основания и сохраняя общепризнанную терминологию [2.20, с. 23-28; 3.28, с. 234-236; 3.67. с. 81-85; 3.75, с. 7-9]. При этом необходимо учитывать возможный характер объекта и его потенциальные особенности.

Не смотря на то, что “общекриминалистическая” система признаков достаточно полно разработана и отвечает задачам криминалистического исследования различных объектов, она в первую очередь ориентирована на применение в ходе проведения экспертиз идентификационного характера. Большинство же задач, решаемых в ходе проведения экспертиз метательного неогнестрельного оружия, носят неидеитификационный характер и связанны с вопросами, при разрешении которых необходимо в первую очередь учитывать особенности конструкции и свойства, обусловленные конструкцией того или иного исследуемого образца. В связи с этим, для нас наибольшее значение будут иметь признаки, относящиеся к разряду общих и частных, групповых и индивидуальных. При этом групповые признаки являются наиболее значимыми. С учетом данных признаков, можно предпринять попытку сформулировать свою систему признаков метательного оружия, которая должна учитываться при решении вопроса об отнесении исследуемого объекта к данной группе оружия. При построении данной системы, мы считаем целесообразным опираться на теоретические положения, разработанные А.С. Подшибякиным и положенные им в основу системы признаков холодного оружия [2.66, с. 35-36; 4.3, с. 19-20]. По “групповой принадлежности” признаки, которые будут входить в систему признаков метательного оружия, можно разделить на признаки

125 класса, рода, вида и подвида. В свою очередь признаки данных групп, так или иначе связанные с конструкцией, можно условно подразделить на основные (определяющие) и дополнительные (факультативные). Наиболее четко подобное деление признаков будет прослеживаться у видов и подвидов метательного оружия.

Признаки метательного оружия как класса, в той или иной степени связанные с конструкцией, можно обобщить (объединив основные и дополнительные) и представить следующим образом.

ПРИЗНАКИ МЕТАТЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ (КАК КЛАССА).

1) Наличие поражающих элементов конструкции или конструктивных элементов, обеспечивающих метание снаряда. 2) 3) Использование биохимической, механической энергии и внутренней энергии газов для метания оружия или его снарядов. 4) 5) Размеры, обеспечивающие возможность использования в процессе применения одним человеком. 6) Совокупность признаков, связанных с конструкцией, для различных родов метательного оружия может иметь следующий вид.

ПРИЗНАКИ НЕПОСРЕДСТВЕННО МЕТАЕМОГО МЕТАТЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ (КАК РОДА).

1) Наличие поражающих элементов конструкции в виде клинков, наконечников, бьющих

частей или поверхностей.

2) Непосредственное использование биохимической энергии человека для поражения цели.

ПРИЗНАКИ МЕТАТЕЛЬНЫХ ПРИСПОСОБЛЕНИЙ (КАК РОДА).

1) Наличие конструктивных элементов, обеспечивающих возможность использования снарядов для поражения цели на расстоянии. 2) 3) Использование метательных снарядов и сходных с ними предметов. 4) 5) Использование запасаемой человеком потенциальной энергии, трансформируемой в кинетическую энергию снаряда. 6) ПРИЗНАКИ МЕТАТЕЛЬНЫХ МЕХАНИЗМОВ (КАК РОДА).

1) Наличие подвижных относительно друг друга конструктивных элементов, обеспечивающих поражение цели на расстоянии. 2) 3) Использование для поражения цели метательных снарядов. 4)

126 3) Использование механической энергии или внутренней энергии газов.

Признаки видов метательного оружия, обусловленных конструкцией и подлежащие обязательному учету в ходе экспертного исследования данного оружия, могут быть сформулированы следующим образом.

ПРИЗНАКИ ВИДОВ НЕПОСРЕДСТВЕННО МЕТАЕМОГО МЕТАТЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ.

Основные признаки клинкового метательного оружия: форма и размеры предмета в

целом и отдельных его частей; прочность предмета в целом и отдельных его частей; наличие

клинка; наличие у клинка лезвия и острия или наличие только лезвия либо только острия;

твердость клинка; вес предмета.

Дополнительные признаки клинкового метательного оружия: угол схождения лезвий или лезвия и обуха; расположение центра тяжести клинка; наличие ограничителя; наличие специальных элементов, утяжеляющих или облегчающих конструкцию; соотношение длины и ширины клинка; наличие рукояти; наличие конструктивных элементов, улучшающих баллистические характеристики предмета (стабилизирующих полет).

Основные признаки древкового метательного оружия: форма и размеры предмета в целом и отдельных его частей; прочность предмета в целом и отдельных его частей; наличие выраженного наконечника; наличие у поражающего элемента наконечника острия; наличие древка; соотношение длины наконечника и древка; твердость поражающего элемента наконечника; вес предмета.

Дополнительные признаки древкового метательного оружия: способ крепления наконечника к древку; наличие элементов конструкции, улучшающих баллистические характеристики; наличие у наконечника лезвий.

Основные признаки метательного оружия с ударным поражающим элементом: форма предмета в целом и отдельных его частей; прочность предмета в целом и отдельных его частей; наличие поражающего ударного элемента или бьющей части конструкции; твердость поражающего элемента; вес предмета.

Дополнительные признаки метательного оружия с ударным поражающим элементом: наличие и форма поражающих элементов; наличие рукояти или подвеса.

Основные признаки комбинированного метательного оружия: форма, размеры предмета в целом и отдельных его частей; прочность предмета в целом и отдельных его частей;

127 наличие поражающих элементов конструкции; твердость поражающих элементов; вес предмета.

Дополнительные признаки комбинированного метательного оружия формулировать не имеет смысла, потому что они будут соответствовать дополнительным признакам того оружия, конструктивные элементы которого комбинируются.

Основные признаки маскированного метательного оружия: форма, размеры предмета в целом и отдельных его частей; прочность предмета в целом и отдельных его частей; наличие маскирующей оболочки; наличие поражающих элементов конструкции; твердость поражающего элемента; вес предмета.

Дополнительные признаки маскированного метательного оружия будут в каждом конкретном случае соответствовать признакам того подвида данного оружия, которое маскируется под тот или иной предмет.

Нужно также отметить, что данное оружие может обладать основными и дополнительными признаками маскирующего объекта.

ПРИЗНАКИ ВИДОВ МЕТАТЕЛЬНЫХ ПРИСПОСОБЛЕНИЙ.

Основные признаки рычажного метательного приспособления: форма, размеры

предмета и отдельных его частей; прочность предмета в целом и отдельных его частей; наличие рукоятки-рычага для удержания предмета и метания снаряда; наличие конструктивной детали, предназначенной для удержания метательного снаряда.

Общие для всех подвидов дополнительные признаки рычажных метательных приспособлений как таковые отсутствуют.

Основные признаки ременного метательного приспособления: форма, размеры предмета и отдельных его частей; прочность предмета и отдельных его частей; наличие ремня, веревки с расширением в средней части (гамачком, мешочком) под метательный снаряд или системы ремней (веревок) с устройством для крепления метательного снаряда.

Дополнительные признаки ременного метательного приспособления: наличие в ремне, веревке петли, отверстия под палец (средний или указательный); наличие в расширении ремня отверстия под снаряд.

ПРИЗНАКИ ВИДОВ МЕТАТЕЛЬНЫХ МЕХАНИЗМОВ.

Основные признаки тетивно-дугового метательного механизма: форма, размеры

128 предмета в целом и отдельных его частей; прочность предмета в целом и отдельных его частей; наличие нерастяжимой тетивы и упругой, напряженной дуги; сила натяжения тетивы (в момент удержания ее рукой у уха или носа стрелка у луков или удержания ее спусковым механизмом у арбалетов) или максимальная сила натяжения у луков и арбалетов с системой блоков или сложной, сложносоставной дугой; наличие конструктивных элементов обеспечивающих удержания предмета в момент производства выстрела; величина расстояния натяжения тетивы.

Дополнительные признаки тетивно-дугового метательного механизма: наличие блоков и промежуточных рычагов; наличие двойной тетивы; наличие прицельных приспособлений; наличие приспособлений, облегчающих заряжение оружия; наличие магазина под метательные снаряды.

Основные признаки тетивного метательного механизма: форма, размеры предмета в целом и отдельных его частей; прочность предмета в целом и отдельных его частей; наличие упругой тетивы (жгута); сила натяжения тетивы (в момент удержания ее рукой у груди, кончика носа, уха стрелка или спусковым механизмом); наличие неупругой дуги или иного крепления для тетивы; наличие приспособлений для удержания предмета в момент производства выстрела; величина расстояния натяжения тетивы.

Дополнительные признаки тетивного метательного механизма: наличие прицельных приспособлений, наличие направляющих для снаряда, наличие спускового механизма.

Основные признаки пружинного метательного оружия: форма, размеры предмета в целом и отдельных его частей; прочность предмета в целом и отдельных его частей; наличие пружины с фиксатором и толкателем; сила сжатия пружины; наличие приспособлений для удержания предмета в момент производства выстрела.

Дополнительные признаки пружинного метательного оружия: наличие прицельных приспособлений; наличие магазина под метательные снаряды.

Общие и дополнительные признаки комбинированных и маскированных метательных механизмов сформулировать нам не представляется возможным, поскольку все будет зависеть от сочетания признаков нескольких видов объектов в одном. Совокупность основных и дополнительных признаков данных видов метательных механизмов должна устанав-

129 ливаться и оцениваться в каждом отдельном случае.

Основываясь на рассмотренных в первой главе особенностях конструкции метательного оружия, можно сформулировать конструктивные признаки подвидов данного оружия, наличие которых у исследуемого предмета обуславливает его относимость к метательному оружию.

ПРИЗНАКИ ПОДВИДОВ КЛИНКОВОГО МЕТАТЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ.

Основные признаки метательных ножей: наличие однолезвийного клинка прямой

или искривленной формы; наличие у клинка острия, лежащего выше или на осевой линии предмета; длина клинка от 40 до 330 мм; толщина клинка у основания не менее 2,5 мм; твердость клинка не менее 40 HRC; вес предмета не менее 40 грамм.

Дополнительные признаки метательных ножей: наличие рукояти или эфеса, изготовленных как единое целое с клинком или изготовленных из материалов, обладающих повышенной сопротивляемостью к разрушениям; наличие конструктивных элементов, стабилизирующих полет; наличие конструктивных элементов, изменяющих центр тяжести ножа.

Основные признаки метательных кинжалов: наличие клинка или двух клинков вы- тянутотреугольной, ромбовидной, лавролистной, ланцетовидной или змеевидной формы; наличие у клинка (клинков) двух симметричных лезвий, образующих острие; длина клинка от 40 до 200 мм; толщина клинка (клинков) у основания не менее 2,5 мм; твердость клинка не менее 40 HRC и более; вес предмета не менее 40 грамм.

Дополнительные признаки метательных кинжалов: наличие рукояти или эфеса, изготовленных как единое целое с клинком или изготовленных из материалов, обладающих повышенной сопротивляемостью к разрушениям; наличие второго клинка; наличие конструктивных элементов, изменяющих центр тяжести кинжала; наличие конструктивных элементов стабилизирующих полет.

Основные признаки метательных топоров: наличие железки длиной от 100 до 200 мм, наличие у железки клинка (клинков) трапециевидной, луновидной или треугольной формы; наличие у клинка (клинков) лезвия, образованного односторонней или двусторонней заточкой; толщина клинка (клинков) у основания не менее 3,5 мм; твердость клина не менее 30 HRC; наличие прямого или незначительно искривленного топорища (рукояти) длиной не более 500 -550 мм; вес железки не менее 250 грамм.

130

Дополнительные признаки метательных топоров: способ крепления рукояти.

Основные признаки метательных стрелок: внешний вид стержня ромбовидной или треугольной формы либо миниатюрного копья или трезубца; общая длина предмета от 50 до 250 мм; диаметр предмета от 5 до 15 мм; наличие у предмета поражающего элемента, имеющего одно или три острия; твердость поражающего элемента не менее 40 HRC; вес всего предмета не менее 60 грамм.

Дополнительные признаки метательных стрелок: наличие двух противолежащих поражающих элементов; наличие конструктивных элементов, улучшающих аэродинамику конструкции (стабилизаторов полета - платков, кистей, оперений и т.п.); наличие специального элемента конструкции, служащего для удержания предмета в момент метания.

Основные признаки метательных дисков: круглая форма предмета в целом и его клинка; наличие у клинка лезвия, расположенного по окружности предмета; диаметр предмета от 40 до 500 мм; толщина клинка у основания не менее 2,5 мм; твердость клинка не менее 40 HRC; вес предмета не менее 60 грамм.

В качестве дополнительного признака данного оружия можно выделить наличие сквозного отверстия в центральной части конструкции.

Основные признаки метательных звезд: наличие трех и более клинков различной формы, имеющих одно основание и направленных в разные стороны; наличие у клинков острия; расстояние между остриями противолежащих клинков не менее 60 мм; толщина клинков у основания не менее 2,5 мм; вес предмета не менее 40 грамм.

Дополнительные признаки метательных звезд: наличие у клинков лезвий образованных односторонней или двусторонней заточкой; наличие отверстия или шарнирного соединения в центральной части; симметричность поражающих элементов; равная длина поражающих элементов.

ПРИЗНАКИ ПОДВИДОВ ДРЕВКОВОГО МЕТАТЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ.

Основные признаки дротиков (метательных копий): наличие выраженного наконечника с пером вытянуто-треугольной, треугольной, лавролистной, иволистной, ромбовидной, пирамидальной, конусовидной, формы и длиной не более 700 мм; наличие острия у пера наконечника; толщина пера наконечника у основания не менее 2,5 мм; наличие конструктивного элемента для крепления наконечника к древку; наличие древка длиной от 850 до 1300 мм;

131 вес предмета не менее 250 грамм.

Дополнительные признаки: способ крепления наконечника к древку; наличие шипов у пера наконечника; наличие конструктивных элементов стабилизирующих полет оружия; наличие лезвий у пера наконечника.

Основные признаки джеридов: наличие наконечника с пером пирамидальной, вытянуто-пирамидальной, удлиненно-треугольной, ромбовидной и конусовидной формы и длиной не более 120 мм; наличие у пера наконечника острия; толщина пера наконечника у основания не менее 2,5 мм; наличие конструктивного элемента для крепления наконечника к древку; наличие древка длиной 700 - 850 мм; вес не менее 200 грамм.

Дополнительные признаки: способ крепления наконечника к древку; наличие лезвий

у пера наконечника; наличие веревки, необходимой для возвращения оружия на оконечности

древка; наличие стабилизирующего оперения.

ПРИЗНАКИ ПОДВИДОВ МЕТАТЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ С УДАРНЫМ ПОРАЖАЮЩИМ ЭЛЕМЕНТОМ.

Основные признаки метательных палиц: наличие ударного поражающего элемента

круглой, овальной или “веретенообразной” формы, изготовленного как единое целое с рукоятью; длина предмета не менее 300 мм; вес предмета не менее 400 грамм.

Дополнительные признаки: наличие шипов на бьющей части ударного поражающего элемента.

Основные признаки бумерангов: серповидная, крестообразная, дуговидная и Г-образная форма предмета, совпадающая с формой поражающего элемента; расстояние между противолежащими концами предмета не менее 300 мм; вес предмета не менее 250 - 350 грамм.

Дополнительные признаки бумерангов как таковые отсутствуют.

Основные признаки болассов: наличие двух и более грузов, выступающих в качестве поражающих элементов; наличие одного или более гибкого соединительного элемента; совокупный вес грузов не менее 250 грамм.

Дополнительных признаков данных подвидов метательного оружия нами не установлено.

132

ПРИЗНАКИ ОТДЕЛЬНЫХ ПОДВИДОВ КОМБИНИРОВАННОГО НЕПОСРЕДСТВЕННО МЕТАТЕМОГО МЕТАТЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ.

Основные признаки комбинированных метательных ножей и кинжалов: наличие двух и более не симметрично расположенных клинков, имеющих общее основание или являющихся “ответвлениями” основного клинка, длиной не менее 130 мм; наличие у клинков лезвий; наличие острия у части клинков; толщина клинков у основания не менее 2,5 мм; твердость клинков не менее 40 HRC; наличие рукояти; вес предмета не менее 200 грамм.

Дополнительные признаки комбинированных метательных ножей и кинжалов: форма клинков; степень остроты лезвий; форма и размер рукояти.

Основные признаки комбинированных метательных топоров: наличие трех и более клинков имеющих лезвия; общая длина оружия не менее 300 мм; толщина клинков у основания не менее 2,5 мм; длина клинков не менее 80 мм; твердость клинков у основания не менее 40 HRC; наличие рукояти или детали, выполняющей аналогичную функцию; вес предмета не менее 200 грамм.

Дополнительные признаки комбинированных метательных топоров: форма клинков; степень остроты лезвий; форма и размер рукояти (топорища).

Впоследствии, в перечень основных признаков отдельных подвидов непосредственно метаемого метательного оружия могут быть включены такие признаки как степень остроты лезвий, острия и площадь поперечного сечения ударных поражающих элементов. Включение данных признаков будет возможно только после того, как их границы будут установлены экспериментально.

ПРИЗНАКИ ПОДВИДОВ МЕТАТЕЛЬНЫХ ПРЕСПОСОБЛЕНИЙ.

Основные признаки пращ: наличие “гамачка”, закрепленного в центре ремня (верев-

ф- ки) или на рукояти при общей длине конструкции в “боевом” положении не менее 550 мм.

Дополнительные признаки: конструкция и форма гамачка, наличие у ременных

пращей на концах ремней петель под пальцы.

Основные признаки копьеметалок: наличие рукояти, направляющей и упора или

держателя при общей длине конструкции не менее 100 мм и толщине не менее 20 мм (для

рычажных копьеметалок); наличие системы ремней или образующих две петли, одну под

» древко дротика или копья, другую под руку метателя и имеющую общую длину не менее

133 400 мм.

• Дополнительные признаки: конфигурация упора и направляющей у рычажных

копьеметалок и способ вязки узлов на ремнях у ременных копьеметалок

ПРИЗНАКИ ПОДВИДОВ ТЕТИВНО-ДУГОВОГО МЕТАТЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ.

Основные признаки луков: наличие напряженной, упругой дуги (сегментовидной,

угловой, двояковыгнутой или сигмообразной формы) длиной не менее 1000 мм; наличие нерастяжимой тетивы диаметром в центральной части не менее 2,5 мм; сила натяжения тетивы не менее 15 кГ (у компаудных и “классических” сложносоставных луков максимальная сила

• натяжения); минимальное расстояние натяжения тетивы не менее 300 мм; расстояние от внутренней стороны рукояти до тетивы не менее 120 - 150 мм.

Дополнительные признаки: наличие прицельных приспособлений; наличие приспособлений, облегчающих процесс стрельбы.

Основные признаки арбалетов: наличие упругой дуги сегментовидной, двояковыгну той, сигмообразной или V - образной формы (или двух дуг) длиной не менее 300 мм, закреп ленной на ложе в горизонтальной или вертикальной плоскости; наличие нерастяжимой те- •) тивы диаметром не менее 2 мм; сила натяжения тетивы (максимальная сила натяжения для

компаудных арбалетов) не менее 30 кГ; наличие спускового механизма; расстояние натяжения тетивы должно составлять 1/2 или 1/3 от длины напряженной дуги, расстояние от центра дуги должно быть в 2 или 3 меньше расстояния от “спокойной” тетивы до зацепной детали спускового механизма; наличие направляющей для снаряда.

Дополнительные признаки: конструкция спускового механизма; форма ложа; наличие прицельных приспособлений и механизма натяжения тетивы; конструкция направляющей для снаряда; конструкция дуги.

ПРИЗНАКИ ПОДВИДОВ ТЕТИВНОГО МЕТАТЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ.

Основные признаки луков-рогаток: наличие упругой тетивы диаметром не менее 5 -

6 мм; наличие искривленной, неупругой дуги длиной не менее 1000 мм; расстояние натяже-.

ния тетивы не менее 400 мм; сила натяжения тетивы не менее 20 кГ.

Основные признаки арбалетов-рогаток: наличие упругой тетивы диаметром не менее

5 мм; наличие дуг длиной не менее 300 мм; наличие ложа; наличие спускового механизма;

наличие направляющей для снаряда; расстояние натяжения тетивы не менее 400 мм; сила на-

134 тяжения тетивы не менее 20 кГ.

• Дополнительные признаки: наличие толкателя для снаряда; наличие прицельных приспособлений.

Основные признаки рогаток: наличие упругой тетивы с держателем для снаряда; наличие дуг длиной не менее 60 мм; наличие рукояти; расстояние между дугами не менее 80 мм; длина тетивы не менее 150 мм; расстояние натяжения тетивы не менее 400 мм; сила натяжения тетивы не менее 20 кГ.

Дополнительные признаки рогаток: наличие прицела; наличие опоры для запястья. Помимо вышеизложенных признаков, связанных с конструкцией, предметов, необходимо выделить еще одну группу признаков, которые в большинстве случаев, напрямую не связаны с конструкцией предметов и имеют значение лишь для большой индивидуализации исследуемого предмета. В свою очередь эти “индивидуализирующие” (индивидуальные) признаки можно разделить на три группы:

1) Признаки, связанные с процессом изготовления предмета (следы инструментов, маркиро вочные обозначения, пробирные клейма и т.д.). *’ 2) Признаки, связанные с процессом эксплуатации предмета (зазубрины на клинке, трещины

рукояти, следы ремонта и т.д.). 3) Признаки, связанные с художественной отделкой предмета и графическими метками (декоративный орнамент на деталях оружия, инициалы владельца или мастера, нанесенные на детали и т. д).

2.4. ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ МЕТАТЕЛЬНЫХ СНАРЯДОВ

До настоящего момента в отечественной криминалистической литературе вопрос о

• понятии и классификации метательных снарядов не рассматривался, не часто данный вопрос освещался и в работах по истории оружия [2.59; 2.78; 2.79; 2.91; 2.93; 2.95].

Подобное положение дел легко можно объяснить долгим отсутствием самого понятия метательное оружие и тем фактом, что и в настоящий момент с правовой и криминалистической точек зрения интерес представляют лишь метательные снаряды, обладающие признаками взрывных устройств. Данное положение вещей кажется нам не совсем правильным,

• и хотя метательные снаряды по вполне разумным причинам не относятся к категории оружия

135 и боеприпасов, но их криминалистическое определение и классификации должны существо- * вать, поскольку они не редко выступают объектом криминалистического исследования, на-

ряду с метательным оружием и предметами схожими с ним. В большинстве случаев метательные снаряды поступают на экспертное исследование вместе с метательными механизмами, к которым они прилагаются.

Поскольку определение понятия “метательные снаряды” должно содержать признаки, указывающие на назначение, основные свойства и иные признаки, позволяющие разграничить данное понятие от подобных, хотелось бы предложить следующее определение.

Метательные снаряды - это предметы, специально изготовленные и предназначенные метания соответствующим метательным оружием и устройством.

Необходимо отметить, что помимо терминов метательный или метаемый снаряд, ко торые, на наш взгляд, одинаковы по своему смысловому значению, в отечественной крими налистической литературе можно встретить термин - метаемый элемент [2.34, с. 9]. Приме нение данного термина в качестве обозначения метательного или метаемого снаряда, кажет ся нам, не совсем правомерным, поскольку смысловым значением данного понятия будет ох- *! ватываться, например, выбрасываемая под действием пружины часть клинка у некоторых

кинжалов, которые являются комбинированным оружием (в сочетании холодного и метательного). В данном случае мы имеем дело именно с метаемым элементом по смыслу и характеру, а не с метательным снарядом как таковым. Применение данного термина, на наш взгляд, возможно только в отношении оружия, комбинированного с метательным, когда деталь конструкции выступает в качестве метательного снаряда. Возможно также предположить, что может возникнуть ситуация, когда данный термин может использоваться, как термин, имеющий возможность более широкого толкования, чем термин метательный или метаемый снаряд.

Используя упоминаемые выше основания и способы логического деления объема делимого понятия на группы, а также опираясь на информацию о конструкции метательных снарядов к метательному неогнестрельному оружию, можно предложить следующую родо -видовую классификацию данной группы предметов.

Метательные снаряды, как условно выделенный класс, по общей конструкции, будут

136 подразделяться на пять родов: стрелы, дротики, пули, клинки, диски.

Стрелы можно разделить на четыре вида: с оперением и наконечником; без оперения с наконечником, монолитные без оперения (оперение и наконечник представляют собой единое целое), монолитные с оперением.

Дротики возможно подразделить на три вида: с выраженным наконечником, без выраженного наконечника, с выраженным наконечником и оперением.

Весь массив пуль может быть разделен на шесть видов: круглые (шаровидные), овальные, полусферические, цилиндрические, наперстковидные (колпочковые), диаболо.

Клинки должны делится на два вида: кинжаловидные (двухлезвийные), ножевидные (однолезвийные).

Диски следует разделить также на два вида: тарелочковидные и кольцевидные.

Данная классификация метательных снарядов может быть представлена в виде схемы (см. приложение № 74).

Используя данные о метательных снарядах, содержащихся в научно-исследовательской и справочной литературе, а также основываясь на изучении натурных образцов, хранящихся в Санкт-Петербургском Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи, хотелось бы предложить классификацию метательных снарядов, искусственного типа, по следующим основаниям:

  1. ПО НАЗНАЧЕНИЮ.

1) Военные и служебные (т.н. “боевые” - для решения военных и специальных служебных задач).

• Общего назначения. • • Бронебойные. • • Осколочные (снаряд содержит взрывчатое вещество). • • Зажигательные (снаряд содержит зажигательное вещество). • • Сигнальные (исключительно стрелы - свистульки). • 2) Гражданские.

• Охотничьи (общего назначения, на мелкого зверя, на крупного зверя, на птицу).

• Рыболовные (стрелы - гарпуны).

137

• Спортивно-тренировочные. • • Для развлекательной стрельбы. • 2. По ОБЩЕЙ КОНСТРУКЦИИ.

1) Простые. 2) Сложные.

• Пули. • Стрелы.

• Клинки. • Дротики.

Некоторые виды пуль можно считать сложными по общей конструкции, а некоторые виды дротиков простыми.

  1. По СПОСОБУ ИЗГОТОВЛЕНИЯ.

1) Заводского изготовления (фабричные, промышленные). 2) 3) Кустарного изготовления. 4) 5) Самодельного изготовления. 6) 4. По МЕСТУ ИЗГОТОВЛЕНИЯ.

1) Отечественные 2) 3) Зарубежные. 4) 5. По СООТВЕТСТВИЮ СТАНДАРТАМ.

1) Стандартные (соответствующие ГОСТАМ, стандартам, международным требованиям и

техническим условиям).

2) Нестандартные.

  1. ПО ХАРАКТЕРУ ВОЗНИКНОВЕНИЯ.

1) Исторически выработанные (независимо возникшие и развивающиеся в различные исто рические периоды).

2) Специально разработанные (специально сконструированные для каких-либо целей и имеющие конкретного автора или авторов).

  1. ПО ПРЕДНАЗНАЧЕНИЮ ДЛЯ МЕТАТЕЛЬНЫХ МЕХАНИЗМОВ И ПРИСПОСОБЛЕНИЙ.

1) Для луков. 2) 3) Для арбалетов. 4) 5) Для ручных баллист, баллестеров и шнепперов (разновидности пулевых арбалетов). 6) 7) Для тетивного оружия (ружья для подводной охоты и рогатки). 8) 9) Для пружинных ножей и кинжалов. 10)

138 6) Для пневматического оружия. • 7) Для дискометов.

8) Для пращ. 9) 10) Для копьеметалок. 11) 8. ПО СПОСОБУ ДЕЙСТВИЯ.

1) Колющее (дротики, стрелы и т.д.). 2) 3) Режущее (диски). 4) 5) Рубящее (некоторые виды стрел). 6) •* 4) Ударно-раздробляющие (пули для пращи).

2.6. ПОНЯТИЕ, СТРУКТУРА КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО УЧЕНИЯ О МЕТАТЕЛЬНОМ НЕОГНЕСТРЕЛЬНОМ ОРУЖИИ И ЕГО МЕСТО В СИСТЕМЕ КРИМИНАЛИСТИКИ

Опираясь на фактический материал, рассмотренный в предыдущих главах, на наш взгляд, мы вправе говорить о существовании отдельных предпосылок для создания криминалистического учения о метательном неогнестрельном оружии. Проведенный нами опрос практических работников экспертно-криминалистических подразделений МВД и МЮ Рос-сии показал, что 65% из всех опрошенных считают необходимым создание такого учения, как теоретической базы для успешного криминалистического исследования метательного оружия.

В качестве оснований (предпосылок) возникновения данного нового криминалисти ческого учения можно назвать следующее: появление и распространение нового объекта криминалистического исследования; необходимость создания теоретической и практиче ской базы для всестороннего и полного изучения данного объекта, основанной на достовер- 9, ной информации о его свойствах, особенностях и характере; постоянное развитие и совер-

шенствование конструкции метательного оружия, ведущие к появлению его новых классификационных групп.

Данное учение будет отвечать требованиям, предъявляемым к частным криминали стическим теориям, сформулированным известным теоретиком криминалистики Р.С. Белки ным [2.8, с. 288-290; 2.9. с. 11; 2.11. с. 136-144]. По мнению Р.С. Белкина: “В основе частной л криминалистической теории лежит гипотеза, отличающаяся от нее, строго говоря, лишь сте-

139 пенью подтвержденное™ фактами. Таким образом, базой для построения гипотез и превра-

• щение их в частные криминалистические теории, в конечном счете, являются факты” [2.11, с.136]. Р.С. Белкин также отмечал: “Отдельные теоретические положения только тогда могут быть объединены в частную криминалистическую теорию, когда они относятся лишь к стро го определенной совокупности явлений, связанных между собой органически” [2.11. с. 139].

Как в любой частной криминалистической теории, в учение о метательном неогнестрельном оружии можно выделить три общих составляющих его элемента: объект теории; предмет теории; метод теории.

  • К объекту частной криминалистической теории традиционно относят все явления, вещи, процессы, связи и отношения, в которых проявляются изучаемые теорией объектив ные закономерности.

Предметом частной теории принято считать определенные закономерности объективной действительности, из числа изучаемых криминалистикой.

Методом частной теории является система всех познавательных приемов, исполь зуемых при построении непосредственно теории и для познания ее предметной области •1 [2.11. с. 140].

Подводя итог изложенному выше, можно сказать, что, объектом криминалистического учения о метательном неогнестрельном оружии будет являться практика криминалистического исследования представителями следственных, судебных и экспертных органов метательного оружия, следов его применения и владения, процессов, связанных с его использованием, а также метательных снарядов и их следов на преграде. В качестве объекта данного учения также будут выступать предметы, относящиеся к метательному оружию, его снарядам, предметам,конструктивно сходным с метательным оружием, но таковым не яв-ляющимся и вся информация, непосредственно связанная с данными объектами.

Предметом криминалистического учения о метательном неогнестрельном оружии будут являться следующие закономерности: обусловливающие использование метательного оружия в качестве средства совершения преступления; связанные с установлением принадлежности предмета к категории метательного оружия; иные закономерности криминалистического исследования метательного оружия и его снарядов следователем, судом и экспертом.

140 К методам, которые могут использоваться в процессе познания криминалистическим учением о метательном неогнестрельном оружии, могут быть отнесены следующие: диалек-тическо - материалистический метод познания; общие и частные научные методы; общие и частные криминалистические методы, применяемые в процессе криминалистического исследования метательного оружия и его снарядов следователем, судом и экспертом; криминалистические методы, используемые в ходе осмотра оружия, в тактике доказывания целевого назначения орудия преступления, в ходе допроса обвиняемого, в ходе следственного эксперимента [2.8, с. 233-241; 2.10, с.ЗОЗ].

На наш взгляд, криминалистическое учение о метательном неогнестрельном оружии как отрасль знаний должна базироваться на системе данных, в которую будут входить: 1. Данные материальной культуры разных наций и народностей с древнейших времен и до наших дней о конструкции метательного оружия, его снарядов и предметов по устройству сходных с метательным оружием, но таковыми не являющимися. При этом должны учитываться данные не только о военном, охотничьем, гражданском оружии, но и данные о метательном оружии, появившемся в криминальной среде. Также имеет существенное значение информация о месте и времени возникновения того или иного вида, разновидности, типа метательного оружия и снарядов, особенностях их устройства и оформления, применяемых материалах, устоявшихся названиях, целевом и функциональном назначении, способе применения и т.д..

Эти данные найдут свое отражение в понятии метательного оружия и снарядов. Они послужат основанием для разработки основ установления групповой принадлежности метательного оружия и снарядов, классификаций, формулирования основных и дополнительных признаков этого оружия. Большое значение сбор и систематизация этих данных имеет также и для создания информационных справочников, облегчающих работу лиц, производящих криминалистическое исследование метательного оружия, его снарядов и предметов конструктивно схожих с ним. Проведенный нами опрос практических работников экспертно-криминалистических подразделений МВД и МЮ России свидетельствует о том, что 95% опрошенных не располагает специальной справочной информацией,необходимой для успешного производства экспертизы метательного неогнестрельного оружия.

141

  1. Требования и критерии относимости объекта криминалистического исследования к метательному оружию и метательным снарядам.
  2. Положения общей и частных (конкретных) методик криминалистического исследования метательного оружия и снарядов к нему, в рамках следственного осмотра и судебной экспертизы.
  3. Сведения о внешней баллистике метательного оружия и его снарядах.
  4. Информация о приемах и способах применения метательного оружия.
  5. Данные о технологических приемах изготовления метательного оружия и его снарядов.
  6. В данную систему, на наш взгляд, также должны войти сведения о следах применения метательного оружия, его снарядов, а также информация о следах владения данным оружием.

На наш взгляд, в рамках данного учения должны рассматриваться только те сведения о повреждениях на преградах, по которым можно установить группу оружия, местоположения стрелявшего, угол, под которым был произведен выстрел или бросок, дистанцию, на которой находилось лицо, применившее метательное оружие, очередность выстрелов и бросков. По следам владения метательным оружием должны решаться вопросы, связанные только с установлением его групповой принадлежности.

Следы же, оставленные на теле человека (трупа), бесспорно, должны исследоваться в рамках судебно-медицинской травматологии, где первостепенное значение имеет не тот факт, является ли повреждающее орудие метательным оружием или его снарядом, а каков характер повреждения [2.1; 2.37; 2.40; 2.46, с. 55-100; 2.81, с. 140-202]. Поскольку, как правило, следы повреждающего орудия образуются при поражении практически одновременно не только на теле, но и на одежде потерпевшего, эффективная их экспертная оценка, в том числе и идентификация, достигается в рамках именно судебно- медицинской экспертизы.

Следы применения метательного оружия, которые остаются на нем самом в виде микрообъектов (краска, кровь и т.д.), должны исследоваться в рамках судебно- медицинских, судебно-биологических или специальных криминалистических исследований [2,37].

Идентификация метательного оружия и снарядов по следам на преграде (мебели, одежде, строениях и т.д.), на наш взгляд, должна осуществляться в рамках трассологии, как и

142 идентификация холодного оружия по следам, из-за близости оставляемых следов по характеру. В рамках трассологических исследований также должны рассматриваться вопросы идентификации метательного оружия по следам владения им (к примеру, идентификация метательных ножей по следу на ножнах). Решение данных трассологических задач, исходя из специфики метательного оружия и его снарядов, может осуществляться в рамках комплексной экспертизы, с привлечением специалиста по исследованию данного оружия.

Опираясь на выше изложенное, можно утверждать, что данное учение должно иметь следующую структуру:

• криминалистическое определение понятия “метательное оружие” (характеризующее его как группу предметов, охватываемых понятием “метательное ручное индивидуальное неогнестрельное оружие”); • • классификация метательного неогнестрельного оружия; • • система признаков метательного неогнестрельного оружия; • • криминалистическое определение понятия “метательные снаряды”; • • классификация метательных снарядов; • • система признаков метательных снарядов; • • требования и критерии относимости объектов исследования к метательному неогнестрельному оружию и его снарядам; • • данные о конструкции метательного оружия и его снарядов в целом и отдельных частей; • • информация об устройстве предметов, конструктивно схожих с метательным неогнестрельным оружием, но таковым не являющимся; • • общие сведения о внешней баллистики метательного неогнестрельного оружия и его снарядов; • • информация о приемах и способах применения метательного неогнестрельного оружия; • • данные о технологических приемах изготовления метательного неогнестрельного оружия и его снарядов; • • сведения о следах применения метательного неогнестрельного оружия и его снарядов; • • информация о следах владения метательным неогнестрельным оружием; • • общая и частные (конкретные) методики исследования следователем, судом и экспертом •

143 метательного неогнестрельного оружия следов его применения и владения им, процессов связанных с его использованием, а также метательных снарядов и следов оставляемых ими на преградах.

Отличительной чертой данного учения, по сравнению с большинством других криминалистических учений, будет являться тот факт, что в настоящий момент не все вопросы, относящиеся к криминалистическому учению о метательном неогнестрельном оружии, рассмотрены и разработаны должным образом. На данном этапе наиболее полно освещенными являются вопросы, связанные с определением понятия метательного оружия, установлением его групповой принадлежности и методическими основами проведения экспертизы метательного оружия [2.66; 2.76; 3.7; 3.19; 3.20; 4.1]. Остальные вопросы требуют дальнейшей разработки и углубления; необходимо также выработать единый понятийный и терминологический аппарат.

В качестве подведения итогов всего вышеизложенного, можно предложить следующее определение криминалистического учения о метательном неогнестрельном оружии:

Криминалистическое учение о метательном неогнестрельном оружии - это область знаний, изучающая и систематизирующая посредством специально разработанных методик и приемов в целях расследования противоправных деяний, связанных с метательным неогнестрельным оружием, практику исследования данного оружия, следов его применения, владения им и процессов, связанных с его использованием, практику исследования метательных снарядов и их следов на преграде, а также данные, непосредственно связанные с метательным неогнестрельным оружием и метательными снарядами.

Как и любое прикладное криминалистическое учение, которое может быть сформировано по объектам, предмету и методикам исследования, криминалистическое учение о метательном неогнестрельном оружии может иметь свои сферы практического применения, которые можно разделить на процессуальную и не процессуальную.

Процессуальная сфера применения: 1. При производстве следственных действий: следственного осмотра (места происшествия, местности, помещений, предметов, трупов людей и животных, транспортных средств, до-

144 кументов), освидетельствования, следственного эксперимента, проверки показаний на месте, обыска, выемки, предъявления для опознания, получения образцов для сравнительного исследования, назначения судебных и криминалистических экспертиз; 2. При производстве криминалистических и других судебных экспертиз, прежде всего криминалистических экспертиз метательного неогнестрельного оружия. Важную помощь данные криминалистической экспертизы метательного оружия могут оказать при производстве судебно-медицинских экспертиз, комплексных медико- криминалистических экспертиз и т.д.

НШ]^}^^!^Ш^М^^]?^ЗШМШ^ШЯЯ’

  1. При проведении оперативно-розыскных мероприятий;
  2. Учет метательного оружия по образцам (моделям, типам и т.д.), номерам, годам выпуска (изъятого, найденного, добровольно сданного, утерянного и похищенного);
  3. В профилактической деятельности (выявление конструктивных недостатков оружия, вызывающих несчастные случаи при обращении с ним, определение средств и материалов, их источников, послуживших для изготовления оружия и т.д.).
  4. Основной задачей криминалистического учения о метательном неогнестрельном оружии будет являться разработка технических приемов, методов и средств обнаружения, фиксации, изъятия и исследования метательного неогнестрельного оружия, снарядов к нему и т.д. в целях раскрытия, расследования и предупреждения преступлений. Изучение, обобщение и систематизация данных непосредственно связанных с метательным неогнестрельным оружием, метательными снарядами и предметами конструктивно сходными с метательным неогнестрельным оружием, но таковым не являющимся, также будет являться задачей данного учения.

В рамках конкретных видов криминалистического исследования метательного неогнестрельного оружия, теоретические и практические положения учения о метательном неогнестрельном оружии позволят решать задачи как идентификационного, так и неидентификационного характера.

В завершение рассмотрения вопросов, связанных с криминалистическим учением о метательном неогнестрельном оружии, хотелось бы затронуть вопрос о его месте в системе

145 криминалистики.

Исходя из предмета, объекта, задач и сущности данного криминалистического учения, можно говорить о его относимости к такому разделу криминалистики, как криминалистическая техника [2.11, с. 103 -104]. Тем не менее, в настоящий момент, данное учение, несмотря на то, что оно имеет обособленную структуру, включает в себя ряд достаточно полно разработанных теоретических положений, не может быть отнесено к самостоятельной отрасли криминалистической техники.

На наш взгляд, о данном криминалистическом учении как о самостоятельной отрасли можно будет говорить только в том случае, если исследование метательного оружия широко войдет в криминалистическую практику, и будут окончательно разработаны и апробированы на практике все теоретические и практические положения, составляющие структуру данного учения.

В учебных целях криминалистическое учение о метательном неогнестрельном оружии в учебниках и методических пособиях может объединяться с другими отраслями криминалистической техники - криминалистическим учением о холодном оружии и судебной баллистикой в один раздел: “Криминалистическое исследование оружия и боеприпасов”. В случав включения в этот раздел криминалистической взрывотехники его можно обозначить как “Криминалистическое оружиеведение” [2. 66, с. 16; 3.56].

На наш взгляд, также необходимо говорить о назревшей необходимости и возможности слияния криминалистического учения о холодном оружии, судебной баллистики и криминалистической взрывотехники в единую отрасль криминалистической техники, куда будет входить, в качестве структурного элемента, и криминалистическое учение о метательном неогнестрельном оружии.

146 ГЛАВА 3. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО ЭКСПЕРТНОГО
ИССЛЕДОВАНИЯ МЕТАТЕЛЬНОГО НЕОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ

3.1. ПОНЯТИЕ, ОБЪЕКТЫ, ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ МЕТАТЕЛЬНОГО НЕОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ

Криминалистическое учение о метательном неогнестрельном оружии, как и любое криминалистическое учение, будет иметь определенную область практического применения. Обще теоретические и практические положения данного учения будут выступать основой для криминалистического исследования метательного оружия, его снарядов, следов их применения и использования экспертными, следственными органами и судом. На наш взгляд, основы криминалистического учения о метательном неогнестрельном оружии будут иметь наибольшее значение для криминалистического экспертного исследования метательного оружия и всего, что с ним связано. Отдельные положения рассматриваемого нами учения должны найти свое отражение не только в практических вопросах экспертизы, но и в общетеоретических положениях данного вида экспертного исследования. Вопросы, связанные с понятием, объектами и задачами криминалистического учения о метательном неогнестрель-ном оружии, могут быть дополнительно раскрыты и более конкретизированы при рассмотрении общих теоретических положений криминалистической экспертизы метательного неогнестрельного оружия.

Основываясь на теоретических положениях, выдвинутых в работах А.Р. Шляхова, можно утверждать, что экспертиза метательного неогнестрельного оружия будет отличаться от иных традиционных видов криминалистических экспертиз оружия кругом объектов, предметом, целями исследования и особенностями решаемых задач [2.96 - 2.100]. Опираясь на мнение выше указанного автора, можно говорить и о том, что данная, по сущности, криминалистическая экспертиза должна входить в систему судебной экспертизы, как и любое другое традиционное исследование оружия [2.97, с. 12-17; 2.98, с. 11-12, 17].

К объектам криминалистической экспертизы метательного неогнестрельного оружия можно отнести как материальные образования (объекты), так и различные процессы [2.12.

147 с.65-66; 3.6, с. 14; 3.53. с.39]. Материальными объектами будут являться предметы, внешняя обстановка или ее элементы (метательное оружие, детали, место происшествия и т.д.). Процессы, которые подлежат исследованию и, соответственно, являются объектами криминалистической экспертизы метательного оружия, могут быть самые различные. В основной своей массе они связаны с материальными объектами, в которых или с которыми протекали эти процессы. Именно так будет обстоять дело при решении вопроса о том, могла ли данная стрела, выпущенная из данного арбалета пролететь определенное расстояние.

К группе материальных объектов, подлежащих экспертному исследованию в ходе проведения экспертизы метательного неогнестрельного оружия, можно отнести следующее: метательное оружие; предметы, по конструкции близкие к метательному оружию, но относящиеся к категории предметов хозяйственно-бытового, спортивного и спортивно-развлекательного назначения; поврежденное метательное оружие; переделанное метательное оружие; заготовки, полуфабрикаты метательного оружия; отдельные детали и конструктивные элементы метательного оружия и метательных снарядов; снаряды к метательному оружию; следы применения метательного оружия в том случае, если они помогают установить дистанцию выстрелов, их очередность, направление и местоположение стрелявшего; процессуальные документы, содержащиеся в материалах уголовного дела (протоколы осмотра места происшествия, фотоснимки, чертежи, схемы); материальная обстановка места происшествия.

К группе нематериальных объектов (процессов), подлежащих исследованию, можно отнести следующие процессы: возможность совершения каких-либо действий с метательным оружием (объектом); влияние внешних факторов на объект; установление факторов, повлекших изменения в объекте.

В перечень материальных объектов экспертизы метательного неогнестрельного оружия, помимо выше перечисленного, на наш взгляд, можно включить материалы, инструменты и механизмы (специальное оборудование), используемое для изготовления метательного оружия, поскольку они будут исследоваться не на предмет следов, которые они могли оставить, а на возможность их использования для изготовления оружия исходя из его технических особенностей. Инструменты и механизмы в данном случае исследуются не как следо-образующие объекты, а как орудия производства с определенными функциональными воз-

148 можностями.

Следует также пояснить, что под объектами хозяйственно-бытового назначения мы понимаем предметы, по своему внешнему виду напоминающие метательное оружие, предназначенные для оформления, украшения интерьера (различные муляжи, макеты метательного оружия), а также относящиеся к детским игрушкам и ветеринарным метательным устройствам. К предметам, предназначенным для спортивных и спортивно- развлекательных целей, можно отнести арбалеты, рогатки, дротики, сюрикены, различные стреляющие устройства для игры в “пейнтбол” и т. д. [6.30. с. 18. 21. 37]. Отличительной чертой всех этих объектов будет то, что они предназначены для выполнения различных хозяйственных функций, спорта, спортивных игр и развлечений и по ряду параметров не относятся к метательному ору-жию. К этой группе можно отнести пневматические, газобалонные, пружинные ружья и пистолеты (с кинетической энергией снаряда не более 7,5 Дж) [1.2, с. 1090]. Непосредственно для игровых (спортивно-игровых) целей служат различные арбалеты с малой силой натяжения тетивы, использующие только специальные снаряды, и различное “оружие” для пейн- тбола (игры имитирующей военные действия) [3.18; 3.36]. В данную группу объектов также следует включить тетивные и пневматические ружья, предназначенные для спортивной подводной охоты [3.11].

Исследовать данные объекты в рамках экспертизы метательного оружия необходимо еще потому, что они могут подвергаться различным переделкам путем внесения в конструкцию не всегда видимых изменений, которые могут повлечь появление оснований для признания подобного объекта метательным оружием. В ряде случаев переделанные или измененные элементы конструкции могут не повлечь за собой каких- либо существенных изменений в “боевых” характеристиках предмета, но будут в состоянии повлиять на мнение лица, проводящего расследование, о необходимости назначения экспертизы по данному объекту.

Понятие предмета криминалистической экспертизы метательного неогнестрельного оружия как отдельного вида экспертизы, на наш взгляд, мало, чем должно отличаться от иных аналогичных понятий. За основу для формулирования понятия предмета криминалистической экспертизы метательного неогнестрельного оружия можно принять положения, содержащиеся в работах А.Р. Шляхова. Анализируя определения предмета экспертизы, при-

149 водимые данным ученым в различных работах, можно сделать вывод о том, что, по его мнению, предметом экспертизы являются факты, обстоятельства (фактические данные), устанавливаемые экспертом на основе специальных научных познаний и материалов уголовного или гражданского дела [3.92, с. 13; 3.93, с. 3; 3.94, с. 277]. Определения, в разное время данные предмету экспертизы А.Р. Шляховым, в той или иной степени повторяют в своих работах и другие авторы [2.63, с. 98; 2.12, с. 63-64]. На правильность данного понимания предмета экспертизы указывает в своих работах профессор Р.С. Белкин. По его мнению, если речь идет о предмете в его общем, родовом или видовом понятии, правильнее считать, что он предопределяется не объектом исследования (как у ряда авторов) или вопросами следователя или суда, а положениями той науки, на которой основывается экспертиза. Иными словами, предмет экспертизы составляют проявления тех закономерностей объективной действительности, которые образуют предмет соответствующей науки [2.9, с. 255-257; 2.12, с. 64-65].

Исходя из вышеизложенного, можно утверждать, что предмет криминалистической экспертизы метательного неогиестрельного оружия будут составлять все фактические данные, подлежащие установлению средствами данной экспертизы на основе специальных познаний в области криминалистического учения о метательном иеогиестрелыюм оружии и в случае необходимости в области криминалистической и военной техники, а также исторического оружиеведения.

На наш взгляд, положения, содержащиеся в данном определении, не входят в противоречие с определением предмета общей теории судебной экспертизы [3.2, с. 7].

Следует отметить, что предмет экспертизы оказывает влияние на вопросы экспертизы, а соответственно и определяет задачи экспертизы. В связи с этим определение содержания предмета криминалистической экспертизы любого класса (рода, вида) и его границ в данном случае имеет прямое практическое значение не только для теории, но и для практики. Любое сужение и расширение предмета экспертизы влияет на вопросы и задачи экспертизы, а те в свою очередь в немалой степени влияют на комплекс специальных познаний, которыми должен обладать субъект криминалистической экспертизы.

Учитывая характер данного вида экспертизы, можно утверждать, что к фактам и обстоятельствам, подлежащим установлению, будут относиться следующие данные: об ото-

150 симости предметов к категории метательного оружия и метательных (метаемых) снарядов; о * групповой принадлежности метательного оружия и его снарядов; о техническом состоянии и свойствах метательного оружия и снарядов; о первоначальном внешнем виде объекта и его исходной конструкции; о некоторых обстоятельствах выстрела (или метания); установление тождества метательного оружия по следу, оставленному на метательном снаряде; установление целого по частям и т.д.

Суммируя все выше изложенное, можно сформулировать определение понятия “криминалистическая экспертиза метательного неогнестрельного оружия”, предварительно рассмотрев отдельные определения экспертизы, встречающиеся в криминалистической литературе.

По мнению А.Р. Шляхова, судебная экспертиза - это исследование, проводимое в соответствии с действующим законодательством лицами, сведущими в науке, технике, искусстве и ремесле (экспертами), для установления фактов (обстоятельств, фактических данных) по материалам уголовного дела [2.100, с. 5].

I Аналогичным образом определяет судебную экспертизу и Р.С. Белкин, отмечая, что

I

  • | криминалистическая экспертиза является структурной группой судебной экспертизы, научной основой которой служат положения ряда частных криминалистических теорий и данные криминалистической техники [2.9, с. 255-261].

Под судебной экспертизой понимают также процессуальное действие, проводимое по поручению следственных органов или суда и состоящее в исследовании определенных обстоятельств дела или объектов специалистами в области науки, техники, искусства и ремесел с целью решения поставленных перед ними вопросов [2.61. с 7].

В словаре иностранных слов в русском языке (издание 1979 г с. 575) дается следующее определение понятию “экспертиза”: “Экспертиза - исследование какого-либо вопроса, требующего специальных знаний, с представлением мотивированного заключения…”.

Опираясь на приведенные определения, понятие “криминалистическая экспертиза метательного неогнестрельного оружия” можно сформировать следующим образом:

Криминалистическая экспертиза метательного неогнестрелыюго оружия - это специальное экспертное исследование, проводимое в установленной законом процессу-

151 ильной форме и направленное на получение имеющих значение для следственных и судебных органов обоснованных фактических данных о конструкции метательного неогнестрельного оружия, следах применения и владения им, о процессах, связанных с его использованием, об устройстве метательных снарядов и следах, оставляемых ими на преградах.

Положения, составляющие основу нашего определения, во-первых, указывают на то, что данное исследование служит для определенных специальных (криминалистических) целей и проводится с использованием особых методов на базе специальных знаний (в области метательного оружия). Во-вторых, в определении отмечается, что данное исследование проводится в рамках экспертизы. Данное положение подразумевает наличие определенных стадий проведения данного исследования. Соответственно, поскольку данное исследование носит экспертный характер, проводится оно экспертом - лицом, обладающим специальными (экспертными) познаниями. В-третьих, в определении содержится перечень объектов, фактические данные о которых, имеют особое значение для органов, проводящих расследование и судебное разбирательство. Это означает, что весь ход исследования и сам смысл его проведения направлен на установление только тех фактических данных об интересующих нас объектах, которые представляют интерес для расследования. Уголовно-процессуальный закон (статьи 21 и 68 УПК РФ) обязывает органы дознания, следователя, прокурора и суд выявлять причины и условия (обстоятельства), способствовавшие совершению преступления [1.5; 2.19]. Данные же о метательном неогнестрельном оружии, его снарядах и т.д. тоже подпадают под это положение. Данные, подлежащие установлению, могут быть самыми различными, от определения относимости объекта к метательному оружию, до любых других, установление которых необходимо в интересах расследования. Исключение могут составить только те данные, установление которых будет выходить за рамки данного вида экспертизы. Ко всем данным, подлежащим установлению в ходе исследования, на наш взгляд, должно предъявляться еще одно требование - все они должны быть обоснованы (должны быть указаны способ и ход их получения). В- четвертых, присутствует положение, отмечающее, что данная экспертиза проводится в установленной законом процессуальной форме. Это означает, что порядок назначения и производства криминалистической экспертизы метательного

152 оружия, как и любой другой, регламентирован общими положениями и правилами, предусмотренными статьями 78, 184 и 187 УПК РФ и рядом ведомственных приказов Министерства Внутренних Дел Российской Федерации [1.4; 1.6]. Само же экспертное заключение, составляется в соответствии с требованиями ст. 191 УПК РФ и отдельными специальными ведомственными приказами [1.6].

Весь круг вопросов, подлежащих рассмотрению в рамках криминалистической экспертизы метательного неогнестрельного оружия, можно разделить на идентификационные и неидентификационные [3.94. с. 277]. Соответственно и весь круг задач, решаемых в ходе проведения экспертизы метательного оружия, можно разделить на эти две большие группы. Данные задачи будут относиться к разряду частных задач этого вида экспертизы. Общей задачей криминалистической экспертизы метательного оружия будет являться установление специальными методами и средствами фактов и обстоятельств, имеющих значение для расследования.

К задачам идентификационного характера будут относиться задачи, непосредственно связанные с установлением “тождества” (определение конкретного метательного оружия по следу, оставленному его частями на снаряде) [2.6, с. 10; 2.86, с. 4]. К группе идентификационных задач также можно отнести задачи, связанные с установлением целого но частям [3.94. с. 277].

Задачи неидентификационного характера в свою очередь можно разделить на: диагностические, реконструкционные и ситуационные [2.6, с. 10-11; 2.55, с. 13,28; 2.86, с. 4; 3.79, с. ПО, 114].

В современной отечественной криминалистической литературе можно встретить несколько точек зрения на вопросы, связанные с понятием диагностического исследования материальных объектов и, соответственно, с содержанием диагностических задач.

В большинстве случаев под диагностическим исследованием или “диагностикой” в криминалистической “оружиеведческой” литературе понимается установление технического состояния объекта, его поражающих свойств и т.д. [2.6, с. 10; 2.86, с. 4.6]. Аналогичную точку зрения можно встретить и в общетеоретических работах по криминалистике, и в работах, посвященных технической диагностике [3.80, с. 40-45; 3.93, с. 17].

153

Вместе с тем, мы можем говорить о “диагностическом” исследовании и в том случае, когда речь идет об относимости объектов к какому-либо классу, роду, виду (установление групповой принадлежности), поскольку, с точки зрения формальной логики, отнесение объекта исследования к тому или иному классу, роду, виду будет происходить на основании каких-либо характерных признаков и свойств объекта с учетом известных аналогий [2.82. с. 9-38]. Фактически диагностика в данном случае выступает синонимом словосочетания групповая идентификация. Данной точки зрения придерживаются такие известные ученые- криминалисты, как М.В. Салтаевский и В.А. Снетков.

М.В. Салтаевский установление групповой принадлежности объекта предлагал именовать группофикацией, а В.А. Снетков впервые ввел термин “диагностика”, как синоним групповой идентификации [2.14, с. 59; 3.28, с. 229; 3.74, с. 3-4; 3.75, с. 7J. И тот и другой авторы считали “групофикацию”, “диагностику” самостоятельными методами познания специальных объектов, которые в криминалистике считаются индивидуально- неопределенными. Эта точка зрения входит в некоторое противоречие с господствующей в отечественной криминалистической литературе, о том, что установление групповой принадлежности - это всего лишь одна из разновидностей идентификационного исследования. Данный взгляд на проблему обосновывается следующим: установление групповой принадлежности (родовая идентификация) и индивидуальная идентификация - это не различные процессы, а различные уровни одного и того же процесса индивидуализации, имеющие различное значение в процессе доказывания [3.27, с. 20; 3.34, с. 36; 3.64, с. 86; 3.66, с. 16; 3.93, с. 15]. На наш взгляд, все же не следует считать процесс установления групповой принадлежности идентификационным процессом, поскольку отнесение к какой-либо группе объектов непосредственно не сопряжено с установлением тождества. Тождество объекта означает, что он индивидуален, неповторим и отличается от своих аналогов по классификационной группе. С другой стороны, как справедливо отмечал B.C. Митричев и ряд других авторов, установление групповой принадлежности может быть как самостоятельным исследованием, так и этапом идентификационного исследования, его составной частью [3.48, с. 15; 3.49, с. 109-113; 3.54. с. 54].

Помимо двух выше изложенных точек зрения на вопрос о сущности диагностики, существует еще одна. По мнению ряда авторов, диагностика - это комплексное исследование,

154 направленное на установление сущности и характера объекта с целью выявления его состояния [2.50, с. 75-76; 3.33, с. 99]. В этом случае диагностика также выступает в виде познавательного процесса, направленного на установление состояния предмета, путем анализа его признаков, основываясь на его групповой принадлежности. Р.С. Белкин и В.А. Снетков допускают подобное толкование термина “диагностика” [2.14, с.59; 3.75, с.4]. Следует отметить, что Р.С. Белкин и Ю.К. Орлов выступали против использования самого термина “групповая идентификация” как некорректного и обозначающего процесс, не соответствующий постулатам формальной логики [2.9. с. 232; 3.54, с. 54-56].

На наш взгляд, все три точки зрения не лишены логики и имеют полное право на существование на том основании, что диагностический процесс является от начала до конца мыслительным, и правильное построение и формулировка “диагноза” представляет собой сложный процесс оперирования умозаключениями, суждениями и понятиями, каждая из этих форм требует неукоснительного соблюдения законов логики. И в том и в другом случае, диагностическое исследование основывается, в немалой степени, на анализе признаков и характерных свойств объекта. Установление технического состояния объекта не возможно без информации о его групповой принадлежности. Фактически мы можем говорить о двух уровнях криминалистической диагностики: общей и технической диагностики.

Общая диагностика - это исследование, направленное на установление относимости объекта экспертизы к тому или иному классу, роду, виду.

Техническая диагностика - это исследование, направленное на установление характерных свойств и особенностей объекта.

Опираясь на все выше изложенное, можно предложить следующее криминалистическое определение диагностики.

Диагностика - это установление природы, состояния и свойств исследуемого предмета на основании проявления свойств, конструкции, внешнего вида, состава и его материально фиксируемых отображений.

Соответственно диагностическим исследованием метательного оружия можно считать не только процесс установления его групповой принадлежности, но и определение его технического состояния.

155 Таким образом, к диагностическим задачам будут относиться задачи: связанные с

  • установлением групповой принадлежности (определением рода, вида, типа) метательного оружия и снарядов; направленные на классифицирование предметов внутри установленной группы, а также на создание в ходе экспертного исследования особой (ранее не существо вавшей) классификации, если в таковой возникнет необходимость; задачи, связанные с опре делением технического состояния метательного оружия, снарядов к нему и направленные на распознание свойств исследуемых объектов.

В свою очередь задачи, связанные с установлением групповой принадлежности, бу-

  • дут подразделяются на:
  1. установление отиосимости объекта к категории метательного оружия и снарядов к нему;
  2. установление рода, вида, типа, модели, образца представленного на исследование метательного оружия и снарядов к нему;
  3. установление рода, вида, типа, модели, образца метательного оружия и снарядов к нему по оставляемым ими следам.
  4. К классификационным задачам будет относиться: *г 1. установление функциональной принадлежности метательного оружия и снарядов;

  5. установление способа действия метательного оружия и снарядов;
  6. установление способа изготовления метательного оружия;
  7. иные задачи классификационного характера (связанные с необходимостью классификации метательного оружия и его снарядов по различным основаниям, внутри ранее установленной группы).
  8. К задачам, связанным с установлением технического состояния метательного оружия и снарядов к нему следует отнести:

  9. установление технического состояния метательного оружия и снарядов (исправно или нет данное оружие (снаряды), подвергалась ли его конструкция изменениям или нет);
  10. установление возможности выстрела из данного оружия определенными снарядами;
  11. установление возможности выстрела из оружия без задействования спускового механизма или устройства.
  12. К реконструкционным задачам будут относиться задачи, связанны с установлением

156 ряда обстоятельств и восстановлением первоначального вида объектов.

  • Весь массив реконструкционных задач, в свою очередь, можно разделить на задачи, связанные с:
  1. воссозданием внешнего вида метательного оружия и снарядов по его частям;
  2. воссозданием первоначального внешнего вида переделанного метательного оружия или предметов спортивного или спортивно-развлекательного назначения, а также предметов хозяйственно-бытового назначения;
  3. реконструкцией ситуаций, связанных с применением метательного оружия.
    • Ситуационными задачами будут являться задачи, направленные на установление факторов, сопутствующих применению метательного оружия. Соответственно к ситуацион ным задачам относится:
  4. установление дистанции, направления и места производства выстрела;
  5. определение взаиморасположение стрелявшего (метавшего) и цели в момент выстрела (броска);
  6. определение последовательности и количества выстрелов;
  7. *! 4. установление возможности выстрела при данных погодных условиях.

Классификационные задачи, возможно, могут быть выделены в отдельную самостоятельную группу неидентификационных задач в том случае, если их решение направленно на предварительную группировку объектов при производстве многообъектных экспертиз [3.75, с. 4].

Исходя из характера задач, которые могут быть разрешены в процессе криминалистического экспертного исследования оружия, нам бы хотелось предложить определенный перечень вопросов, которые могут быть поставлены перед экспертом представителями органов следствия, дознания и суда в случае необходимости получения доказательственной информации по уголовным делам, в которых фигурируют противоправные действия, связанные с метательным оружием и иными объектами, подлежащими исследованию в предложенных нами рамках экспертизы метательного неогнестрельного оружия.

I. При решении вопроса об относимости предмета к метательному оружию и установлению его групповой принадлежности.

157 1) Является ли данный предмет метательным оружием (метательным (метаемым) снарядом)?

• 2) К какому виду, типу, образцу, модели метательного оружия (метательного (метаемого)

снаряда) относится данный предмет? 3) Каким видом метательного оружия или каким видом метательного снаряда оставлено повреждение? 4) Является ли представленный на исследование след на чехле (упаковке) следом, оставленным метательным оружием, если да, то каким видом данного оружия он оставлен? 5) Не является ли данное метательное оружие национальным и каким именно? II. При решении вопроса о техническом состоянии и свойствах метательного оружия и снарядов.

1) Исправно ли данное метательное оружие (метательный (метаемый) снаряд)? 2) 3) Если не исправно (не исправен), то каковы дефекты, их причины и влияют ли они на возможность применения данного метательного оружия (метательного (метаемого) снаряда) по назначению? 4) 5) Возможно ли приведение данного метательного оружия в пригодное для применения со- стояние? 6) 7) Какие материалы, средства, инструменты, оборудование, технологические процессы необходимы для приведения данного метательного оружия в состояние, пригодное для применения? 8) 9) Каким способом изготовлен представленный на исследование предмет? 10) 11) Нужны ли специальные (профессиональные) знания, умения, навыки для приведения данного метательного оружия в пригодное для применения состояние и какие именно? 12) • 7) Не изображены ли на данных чертежах части (детали), отсутствующие у данного мета-

тельного оружия, требующие их замены или ремонта?

8) Могут ли являться представленные на исследование детали частью метательного оружия? 9) 10) Не использовались ли для изготовления данного метательного оружия части (детали) метательного оружия другого вида, типа, образца, модели либо предмета хозяйственно- бытового, спортивного или спортивно-развлекательного назначения? 11) • 10) Каков был первоначальный вид представленного на исследование метательного оружия,

158 подвергшегося переделке?

11) Возможен ли выстрел из данного метательного оружия данным метательным снарядом? 12) 13) Возможен ли выстрел из данного метательного оружия без задействования спускового механизма? 14) III. При решении вопроса о некоторых обстоятельствах выстрела.

1) На каком расстоянии от цели и в каком месте находился стрелок в момент произведения выстрела? 2) 3) Каково было взаиморасположение стрелявшего и цели в момент произведения выстрела? 4) 5) Какое количество выстрелов и в какой последовательности было произведено? 6) 7) Возможно ли произведение выстрела из данного метательного оружия в данных погодных условиях? 8) IV. При установлении тождества.

1) Из данного ли метательного оружия был выпущен данный метательный снаряд? 2) 3) Не составляли ли ранее единое целое представленные на исследование детали метательного оружия? 4) Приведенный выше перечень вопросов не является окончательным и исчерпывающим, поскольку по каждому конкретному уголовному делу и в каждом конкретном случае вопросы будут требовать большей конкретизации, уточнений и возможно изменения их содержания.

Следует также отметить, что метательное оружие, предметы, конструктивно схожие с ним, и метательные снаряды могут исследоваться не только в рамках криминалистической экспертизы, но и следователем в процессе следственного осмотра. Данное исследование предпочтительнее проводить в отношении предметов заводского изготовления, подробное описание которых содержится в специальной справочной литературе или в специализированных программах для персонального компьютера. В отношении предметов заводского изготовления, к примеру, следователь сам может придти к выводу об относимости или нет осматриваемого и исследуемого предмета к категории метательного оружия. Данное исследование будет действительно эффективным только в том случае, если в распоряжении следователя имеется достаточное количество специальной информации и определенный комплекс

159 специальных познаний. К таким необходимым специальным познаниям можно отнести знание определений понятий “метательное оружие” и “метательные снаряды”, их классификации и основных конструктивных признаков.

Общая методология и система методов криминалистической экспертизы метательного неогнестрельного оружия, на наш взгляд, в целом должна соответствовать общекрим- налистической методологии и единой системе методов криминалистической экспертизы [3.30, с. 5-7; 3.31. с. 40].

3.2. КРИТЕРИИ ОТНОСИМОСТИ ИССЛЕДУЕМЫХ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗОЙ ПРЕДМЕТОВ К КАТЕГОРИИ МЕТАТЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ

Основой криминалистической диагностической экспертизы метательного неогнестрельного оружия, помимо объективных сведений о конструктивном устройстве различных групп данного оружия, на наш взгляд, должна выступать система требований и критериев, на основании соответствия которым исследуемый предмет должен относиться к категории метательного оружия.

В отечественной криминалистической оружиеведческой литературе существуют различные точки зрения на вопросы, связанные с соотносимостыо понятий “требования” и “критерии” [2.6. с. 86-87; 2.76, с. 5-8; 2.85. с. 136]. В большинстве случаев данные понятия выступают синонимами. Нам же подобная точка зрения представляется не совсем верной, поэтому хотелось бы изложить свой взгляд на данный вопрос, применительно к проблематике, рассматриваемой в данном диссертационном исследовании.

На наш взгляд, под требованиями, предъявляемыми к тому или иному объекту криминалистической экспертизы, подпадающему под определение оружия, следует подразумевать совокупность определенных условий, при соответствии которым исследуемый предмет будет относиться к категории оружия.

Критериями относимости исследуемых предметов к категории метательного оружия будут выступать четко установленные границы конструктивных признаков и свойств исследуемого предмета. Для каждого подвида метательного оружия должны быть установлены свои критерии относимости к категории метательного оружия, исходя из их конструктивных особенностей и свойств, определяемых как эмпирическим, так и экспериментальным путем.

160 При установлении данных объективных критериев и выработке рекомендаций по их выявлению в ходе экспертного исследования, можно будет снабдить эксперта необходимой информацией для успешного производства криминалистической экспертизы метательного оружия.

Опираясь на систему требований относимости к категории оружия холодного и огнестрельного оружия, можно предложить включить в систему требований, предъявляемых к метательному оружию, следующие требования: требование оружейности; требование надежности; требование безопасности.

Соответствие требованию оружейности подразумевает наличие у исследуемого предмета отдельных конструктивных элементов, обладающих определенными характеристиками (форма, прочность, твердость, упругость и т.д.), а также способности причинить живому объекту тяжкие телесные повреждения или смерть. Данная способность к поражению может быть обусловлена, к примеру, массой метательного ножа и степенью заострения лезвия и острия или же способностью плеч дуги лука накопить определенное количество потенциальной энергии, а затем трансформировать ее в необходимое количество кинетической энергии снаряда. Применительно к метательным механизмам, следует говорить и о способности придать снаряду направленное движение к цели.

Наличие у исследуемого предмета необходимой надежности определяется возможностью неоднократного использования предмета по целевому назначению оружия.

Безопасность применения подразумевает, что конструкция предмета исключает возможность причинения вреда лицу, правильно его эксплуатирующему (применяющему).

Опираясь на данные об особенностях конструкции различных групп метательного оружия, можно предложить следующий перечень критериев, с учетом и на основе которого должно устанавливаться соответствие исследуемого предмета требованиям, предъявляемым к категории метательного оружия.

Требованию оружейности, на наш взгляд, должны соответствовать конструктивные критерии и критерии оценки поражающей способности.

У всех групп метательного оружия будут учитываться следующие конструктивные критерии: • наличие определенных конструктивных элементов;

161

• форма предмета в целом, и его основных частей;

  • • наличие определенных конструктивных свойств и особенностей предмета (например, кон-

структивная возможность растянуть тетиву лука на определенную величину и при определенном прикладываемом усилии).

При исследовании непосредственно метаемого метательного оружия необходимо учитывать:

• определенные минимальные размерные характеристики поражающих элементов; • • твердость отдельных поражающих элементов конструкции; • • минимальный необходимый вес исследуемого предмета. • Для экспертной оценки метательных механизмов большое значение будет иметь их соответствие такому конструктивному критерию, как нормальное функционирование и взаимодействие отдельных конструктивных элементов.

Наличие достаточной поражающей способности у различных групп метательного оружия может устанавливаться по следующим критериям:

• минимальная глубина внедрения поражающего элемента конструкции в специальную мишень (пакет сухих сосновых досок или биоматериал); • • минимальная величина запасенной потенциальной энергии; • • коэффициент полезного действия предмета; • • минимальная начальная скорость метательного снаряда, выпущенного из метательного механизма (с учетом определенного веса снаряда). • • способность конструкции придать снаряду направленное движение по отношению к цели. • Последние четыре критерия должны учитываться исключительно при исследовании 0\
метательных механизмов.

Требованию надежности должны соответствовать следующие критерии:

• критерий способности к неоднократному метанию или производству выстрела (поражение мишени не менее 10 раз). • • критерий отсутствия разрушения конструкции, отдельных ее частей или их деформация, при которой дальнейшее метание или производство выстрелов невозможно без быстрого • • устранения дефектов или повреждений.

162

Соответствие требованию безопасности должно устанавливаться на основании отсутствия телесных повреждений при соблюдении правил метания и производства выстрелов.

На наш взгляд, только при соответствии выше перечисленным требованиям и критериям (которые должны иметь определенные, обоснованно установленные границы) можно признать исследуемый предмет метательным оружием.

Следует отметить, что именно с учетом наличия определенных конструктивных признаков и в случае соответствия отдельным конструктивным критериям, окончательно уста-.

i

навливается соответствие исследуемого предмета какому-либо исторически выработанному роду, виду, типу или образцу метательного оружия

3.3. КРИТЕРИИ ОТНОСИМОСТИ МЕТАТЕЛЬНЫХ НОЖЕЙ, КИНЖАЛОВ, СЮРИКЕНОВ, МЕТАТЕЛЬНЫХ СТРЕЛОК И ТОПОРОВ К КАТЕГОРИИ МЕТАТЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ

В данной работе мы уже рассматривали систему признаков подвидов непосредственно метаемого метательного оружия. Именно перечисленные нами ранее основные признаки конструкции напрямую могут быть соотнесены с конструктивными критериями, на основании соответствия которым исследуемый предмет может быть отнесен к категории метательного оружия. Поскольку именно к основным конструктивным признакам нами были отнесены, необходимые для признания метательным оружием, минимальные конструктивные параметры предмета, они же предлагаются нами в качестве критериев относимости к категории метательного оружия. Данные параметры без труда могут быть установлены в ходе производства криминалистической экспертизы в результате осмотра и измерений на стадии детального исследования, а затем соотнесены с предлагаемыми нами критериями.

Нами были проведены многочисленные эксперименты с различными образцами непосредственно метаемого метательного оружия и предметов, сходных с ним, но таковыми не являющимися. В ходе проведенных экспериментов были получены данные, позволяющие предложить определенные критерии, на основании соответствия которым, исследуемые предметы могут быть отнесены к категории метательного оружия.

При производстве экспериментов с образцами непосредственно метаемого клинкового метательного оружия, наиболее часто встречающимся в экспертной практике, было установлено, что основные признаки подвидов метательного оружия сформулированы нами

163 правильно и могут использоваться в качестве объективных конструктивных критериев отно-симости исследуемых предметов к определенной группе метательного оружия.

Выявлено, что вес предмета, применительно к простейшему метательному оружию, играет значительную роль и сказывается в целом на поражающей способности предмета. В результате анализа конструкции нами были установлены определенные минимальные границы веса для различных подвидов метательного оружия. Правильность этого выбора была подтверждена нами в ходе экспериментов с образцами метательных ножей, метательных кинжалов, сюрикенов и метательных стрелок. В ходе эксперимента определялось влияние веса и степени заострения острия и лезвия (лезвий) на поражающую способность предмета по глубине внедрения в пакет сухих сосновых досок (500X500) и биоматериал, который повторял особенности кожного покрова и мягких тканей человеческого организма (филейная часть с кожным покровом 2-х годовалой свиньи). Метание осуществлялось с расстояния в 1 -8 метров, при начальной скорости от 15 до 25 м/с (именно в таких скоростных пределах движется рука человека (по П.Д. Львовскому).

В процессе экспериментов с образцами метательных ножей и кинжалов (см. прил. № 75, фото. 1-2; прил. № 76, фото. 1-2; прил. № 77, фото 1) бьию установлено, что метательные ножи и кинжалы, весом менее 40 г при толщине клинка от 2,5 до 3 мм, метаемые различными способами с расстояния от 1 до 5 метров были нестабильны в полете, не всегда поражали мишень под необходимыми для наилучшего внедрения углами (оптимальный угол равен 90° - 75°) и внедрялись в мишень на глубину от 5 до 8 мм, а в биоматериал - на глубину от 10 до 20 мм. Метательный кинжал с толщиной клинка у основания 4 мм и весом 43 г при метании в биоматериал с расстояния от 1 до 5 метров внедрялся в него на глубину от 20 до 50 мм, в зависимости от расстояния и угла встречи с “биомишеныо”. В большинстве случаев глубина внедрения в биоматериал не превышала 30 мм. В деревянную преграду данный кинжал внедрялся на глубину от 7 до 10 мм. Метательные ножи и кинжалы весом от 60 до 205 г внедрялись в деревянную мишень на глубину от 12 до 15 мм, а в биоматериал - на глубину от 56 до 82 мм при метании с расстояния в 1,5 метра, при метании с расстояния в 5 метров глубина внедрения клинков в биоматериал у данных ножей и кинжалов существенно не изменялась. Наибольшую глубину внедрения в биоматериал показали метательные кинжалы и ножи ве-

164 сом более 80 г и с клинком вытянуто треугольной формы. У клинков метательных ножей и кинжалов, твердость которых была менее 40 HRC, после извлечения из деревянной мишени или в случае ударов о металлические и каменные конструкции наблюдалась, в ряде случаев, значительная остаточная деформация клинка и притупление острия. У метательных ножей и кинжалов, имеющих твердость клинка по лезвию от 40 HRC и выше, подобного не наблюдалось.

В результате экспериментов было установлено, что при весе менее 40 г и толщине поражающих элементов в 2 мм сюрикен (см. прил. № 78, фото. 1), брошенный с расстояния в 1 метр внедряется в пакет сосновых досок на глубину до 5 - 8 мм, а в биоматериал - на глубину 15- 24 мм. На расстоянии до трех метров данные показатели практически не изменялись. С увеличением расстояния до 5 метров эти показатели снизились на 1/3 и уменьшилась вероятность точного попадания из-за нестабильного полета сюрикена. Необходимо также отметить, что, поскольку твердость поражающих элементов данного сюрикена была ниже 40 HRC, при извлечении из сосновой мишени наблюдалась деформация острия клинков сюрикена, достаточная для невозможности их дальнейшего эффективного использования по целевому назначению. Как правило, у сюрикенов деформируются только те клинки, которые внедряются в мишень. При попадании в биоматериал, имитирующий мягкие ткани человека, деформации не наблюдается. С увеличением веса сюрикена до 40 - 45 г, а его толщины до 2,5 - 3 мм (см. прил. № 78, фото.2; прил. № 79, фото 1) глубина внедрения в дощатую мишень увеличивается до 8 -12 мм, а в биоматериал - до 24 - 34 мм. Аналогичный результат сохраняется и на дистанции до 5 м. При твердости поражающих элементов менее 40 HRC наблюдается их существенная деформация при извлечении из деревянной мишени или в случае случайных ударов о металлические и каменные конструкции в случае промахов.

Наилучшие результаты показали сюрикены с весом 58, 110 г (см. прил. № 79, фото. 2) и твердостью поражающих элементов порядка 40 HRC; на расстоянии до 5 - 6 метров они внедрялись в биоматериал на глубину от 30 до 45 мм и не подвергались существенной деформации при внедрении и извлечении из деревянной мишени, в случае случайных ударов о металлические и каменные конструкции.

Нами исследовались метательные стрелки длиной 150 мм, диаметром до 12 мм и ве-

165 сом до 100 г (см. прил. № 80, фото. 1-2). Наилучшие результаты показали стрелки весом более 60 г. Они были относительно стабильны в полете, внедрялись в деревянную мишень на глубину 10-15 мм, а в биоматериал - на глубину до 60 мм, не деформировались и не разрушались, имея твердость порядка 40 HRC. У метательных стрелок, чья твердость была менее 40 HRC, наблюдалось притупление острия при извлечении из деревянной мишени или при случайных ударах о металлические и каменные конструкции. У стрелок, твердость которых превышала 45 HRC, наблюдалось обламывание острия в результате случайных попаданий в металлические и каменные конструкции.

Помимо выше указанных предметов, были исследованы два метательных топора, один из которых относится к категории клинкового метательного оружия (см. прил. № 81, фото. 1), а другой - к категории непосредственном метаемого комбинированного метательного оружия (см. прил. № 81, фото. 2). Вес клинкового метательного топора (томагавка “гуронского типа”) составляет 450 г при толщине клина у основания 4,5 мм. Вес комбинированного метательного топора равняется 500 г, при максимальной общей толщине 4 мм. Твердость поражающих элементов у обоих топоров составляет порядка 40 - 45 HRC.

При метании томагавка и комбинированного метательного топора в деревянную мишень, аналогичную используемой нами при экспериментах с метательными ножами, метательными кинжалами, сюрикенами и метательными стрелками, было установлено, что клин и шип томагавка внедряются в мишень на глубину от 15 до 30 мм при метании томагавка с расстояния в 3 - 8 метров; комбинированный метательный топор, при метании с той же дистанции, внедрялся всеми своим поражающими элементами в мишень на глубину от 10 до 30 мм. В биоматериал оба топора внедрялись на глубину от 30 до 70 мм. При притуплении лезвий и острия поражающих элементов у комбинированного метательного топора до образования вместо лезвий площадок шириной более 1 мм, глубина внедрения поражающих элементов в биоматериал снизилась до 20 мм, а в пакет сосновых досок до 8-10 мм. При попадании в случайные преграды, а так же после извлечения топоров из мишени, деформации или частичного разрушения поражающих элементов не наступало. У томагавка после 20 попаданий в мишень наблюдалось разбалтывание топорища (рукояти) в проушине, а после 28 попаданий разрушение рукояти в месте соприкосновения с нижней плоскостью обуха в рай-

166

оне проушины.

В процессе производства экспериментального метания было выявлено, что из одежды наибольшее сопротивление простейшему клинковому метательному оружию оказывают кожаные, джинсовые и ватные куртки. Эффективно преодолевают подобные “естественные препятствия” клинки простейшего метательного оружия, имеющего вес более 60 г. Кроме того, была установлена возможность введения, применительно к клинковому метательному оружию, такого конструктивного критерия, как определенная минимальная степень остроты лезвия (лезвий) и острия клинка (клинков).

Это связано с тем, что в ходе экспериментов, в случае наличия у клинка метательного оружия вместо острия или лезвия “площадки” более 1,5 мм шириной, внедрение в мишень и биоматериал поражающего элемента происходит на глубину, недостаточную для поражения жизненно важных органов человека. Следует отметить, что острота острия у клинкового метательного оружия играет более важную роль, чем острота лезвий.

Остроту лезвия и острия можно проверять путем разрезания на твердой поверхности стандартного машинописного бумажного листа средней плотности. При достаточной остроте лезвия (радиус закругления 0, 05 мм) бумага будет разрезаться, а не прорываться или сминаться. Для оценки степени остроты лезвия также может использоваться и механический профилограф [3.55. с. 1-5]. Острота острия и лезвий клинкового метательного оружия может оцениваться и по характеру повреждения на мишени.

Подводя итог и оценивая результаты проведенных экспериментов, можно сделать вывод о том, что наличие достаточной поражающей способности для метательных ножей, метательных кинжалов, сюрикенов и метательных стрелок может устанавливаться по минимальной глубине внедрения поражающего элемента в пакет сосновых досок, равной (при любом способе метания) 8-12 мм, а в биоматериал в 30 - 40 мм при метании с расстояния до мишени в 1 - 5 м.

Основываясь на данных судебной медицины, можно утверждать, что при способности клинка простейшего метательного оружия проникать в мягкие ткани на глубину до 30 -40 мм, он в состоянии, при попадании практически в любую часть человеческого тела, повредить артерии, сухожилия, нервные узлы, отдельные внутренние органы, т. е. в состоянии

167 причинить тяжкие телесные повреждения, а в ряде случаев и привести к смерти.

Минимальная глубина внедрения в биоматериал и деревянную мишень, по которой определяется наличие достаточной поражающей способности для метательных топоров, может быть установлена 40-50 и 15-20 мм соответственно, при метании их в мишень с расстояния 3-8 м.

Минимальная степень заострения острия и лезвия (лезвий) клинкового метательного оружия может быть установлена в пределах 1 - 0,5 мм.

Способность к неоднократному метанию для данных подвидов простейшего метательного оружия определяется по способности исследуемого предмета не менее 10 раз поразить мишень с дистанции 1 - 8 м с внедрением в нее на минимальную, необходимую для поражения человека, глубину. В случае использования деревянной мишени, ее необходимо располагать так, чтобы внедрение поражающего элемента осуществлялось поперек волокон древесины. При этом конструкция исследуемого предмета должна выдерживать динамические нагрузки, действующие на нее при метании, попадании в цель или промахе. Предмет не должен разрушаться или существенно деформироваться. В случае возникновения остаточной деформации или не существенной поломки она не должна препятствовать дальнейшему использованию предмета по его целевому назначению. К примеру, поломка одного или двух клинков сюрикена с шестью и более клинками не препятствует его дальнейшему использованию. При попадании же топора в деревянную мишень не менее 10-15 раз и извлечения его оттуда не должно наблюдаться существенной остаточной деформации клина, шипа или клинков или их частичного разрушения. Деревянная рукоять также не должна разрушаться. В случае появления незначительных дефектов они не должны препятствовать дальнейшему использованию предмета по целевому назначению.

Безопасность применения данного оружия при правильной эксплуатации, на наш взгляд, должна определяться по отсутствию повреждений кисти руки метателя при правильном удержании предмета (оружия) при метании. Правильное удержание отдельных подвидов клинкового непосредственно метаемого метательного оружия показано в приложении № 82, рис. 1-4 и приложении № 83, рис. 1-6. В качестве руководства по метанию отдельных видов метательного оружия можно воспользоваться рекомендациями, содержащимися в ряде изда-

168 ний, посвященных способам применения холодного и метательного оружия [2.24; 2.36; 2.68; 2.71].

В ходе проводимых нами экспериментов твердость поражающих элементов метательных ножей, метательных кинжалов, сюрикенов и метательных стрелок определялась по методу Роквела в соответствии с ГОСТом 9013 - 59 и со стандартами ИСО 2039/2 - 81; DIN 50103; ASTM 18-74, на основании рекомендаций разработанных в ЭКЦ МВД РФ [2.76, с. 8-9]. Однако в ходе измерений твердости на стандартном оборудовании, принцип действия которого основан на методе Роквела, были выявлены его определенные недостатки, заключающиеся в том, что существующие приборы позволяют точно измерить твердость только на идеально плоской поверхности, когда угол между ней и “иглой” прибора равен 90°. Твердомер не позволяет так же измерять твердость поверхностей, покрытых хромированием или никелированием. В последнее время термической обработке с последующей закалкой и нормализацией у холодного и метательного оружия подвергается не весь клинок, а только участок заточки клинка. При применении подобного метода закалки разница в твердости заточенного участка клинка, по сравнению с остальными участками, будет существенной (до 20 HRC).

Использование стандартных твердомеров затрудняется еще и тем, что они достаточно громоздки и дорогостоящи, это в свою очередь не способствует их широкому распространению в экспертно-криминалистических подразделениях.

В связи с этим нам бы хотелось предложить возможный вариант измерения твердости клинка, который бы позволил достаточно точно измерить и твердость лезвия или острия клинкового как метательного, так и холодного оружия. Данный способ давно и успешно применяется на промышленных предприятиях для измерения твердости стальных деталей, прошедших закалку, в тех случаях, когда по различным причинам использование стационарного твердомера невозможно. Особенность данного способа заключается в том, что вместо твердомера используются специально изготовленные “пробирные” или “эталонные” напильники. Данные напильники изготавливаются на заводах силами собственных термических мастерских. Процесс изготовления подобных напильников протекает следующим образом. Подбираются напильники слесарные общего назначения с двойной или перекрестной насеч-

169

кой № 3, 4, 5, так называемые бархатные напильники (ГОСТ 1465 - 59), изготовленные из стали У13 или У14 и закаленные в соответствии с требованиями ГОСТа до твердости 54-58 HRC. Затем в результате нормализации или повторной закалки с предварительным отпуском достигается необходимая для измерения пороговая твердость.

Процесс измерения такими напильниками заключается в том, что полученными напильниками с различной пороговой твердостью под углом в 45° производится опиливание детали, твердость поверхности которой необходимо измерить. Напильники с твердостью большей, чем у опиливаемого предмета, будут на его поверхности оставлять четкие следы в виде бороздок; с меньшей твердостью будут “скользить” по опиливаемой поверхности, не оставляя четких следов. Несмотря на то, что приборы, предназначенные для измерения твердости по Роквелу, предназначены для оценки твердости на основании вдавливания, а “пробирные” напильники на основании царапанья (запиливания), их использование дает положительные результаты.

По нашему заказу были изготовлены “пробирные” напильники с твердостью в 40 -60 HRC. Они были использованы нами для определения твердости лезвий и острия клинков простейшего метательного оружия. Затем твердость этих же конструктивных элементов у исследуемых нами образцов была измерена на твердомере, действующем на основе метода Роквела. Полученные результаты выявили погрешность метода измерения напильниками по отношению к твердомеру в пределах 2 - 3 HRC, что в принципе, можно отнести и к погреш-нобти твердомера. При измерении твердости клинка также может быть использован и специальный керн с острием, обладающим необходимой пороговой твердостью.

В ходе проведенных нами экспериментов, при подборе оптимального материала, имитирующего мягкие ткани человека, было установлено, что биоматериал природного происхождения может быть заменен пенопластом толщиной до 100 мм с диаметром гранулы в 1,5 - 2 мм или биоматериал, предложенный в свое время Е.Н. Тихоновым [2.85, с. 147]. Плотность пенопласта и его пригодность для использования в качестве заменителя биомишени желательно проверять экспериментально. Биоманекен, применяемый ЭКЦ МВД РФ для определения глубины поражающих свойств оружия, на наш взгляд, отличается большей плотностью, чем мягкие ткани человека.

170

3.4. КРИТЕРИИ ОТНОСИМОСТИ К КАТЕГОРИИ МЕТАТЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ ПРЕДМЕТОВ

  • УДАРНО - РАЗДРОБЛЯЮЩЕГО ДЕЙСТВИЯ

Еще в 30-х годах XX века теоретиками артиллерийской стрельбы были выполнены баллистические расчеты, позволяющие произвести сравнительную оценку технических и боевых свойств различных видов метательного оружия, в том числе и ударно-раздробляющего действия. В нашей стране подобные расчеты были осуществлены П.Д. Львовским, В своей работе, посвященной анализу баллистических качеств древнейших образцов метательного оружия, он рассматривает поражающие свойства отдельных групп метательного оружия с ударным поражающим элементом [3.40, с. 183-186].

На основе соответствующих расчетов П.Д. Львовский доказывает, что основополагающим фактором, обеспечивающим метательному оружию ударно-раздробляющего действия определенные поражающие свойства, является его вес и скорость, сообщаемая снаряду. На основании работ Дюро-де-ля-Маля, Пуассона, Фаве, Дюфура, Вилькинсона, Луи Наполеона Бонапарта и других, он делает вывод о том, что человек метает снаряд рукой со скоростью, не превышающей 20 - 25 м/с [3.40, с. 184]. Данная скорость может быть несколько уве-личена при придании снаряду вращательного движения.

Опираясь на положения, выдвинутые П.Д. Львовским, можно с уверенностью утверждать, что основным конструктивным критерием, обеспечивающим метательному оружию с ударным поражающим элементом достаточную поражающую способность, будет его вес в совокупности с прочностью всей конструкции и твердостью бьющей части (поверхности и т.д.).

Вес предмета с ударным поражающем элементом должен быть не менее 400 г. С уче- т том возможных выступов, граней, шипов на бьющей части и площади поперечного сечения

бьющей части, данный вес может быть снижен до 300 - 350 г.

Прочность конструкции, твердость бьющей части, а также достаточная поражающая способность может быть определена в результате метания исследуемого предмета в стандартную деревянную мишень и пенопластовый лист толщиной 50 мм. При попадании в деревянную мишень предмет не должен существенно деформироваться или разрушаться. При

• попадании в пенопластовую мишень она должна разрушаться или же деформироваться на

171 глубину не менее 10-20 мм, в зависимости от плотности пенопласта.

  • Способность к неоднократному метанию устанавливается в процессе проведения экспериментов при их 10 кратном повторении.

3.5. КРИТЕРИИ ОТНОСИМОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ГРУПП МЕТАТЕЛЬНЫХ МЕХАНИЗМОВ И МЕТАТЕЛЬНЫХ ПРИСПОСОБЛЕНИЙ К КАТЕГОРИИ МЕТАТЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ

Впервые положения, на основании которых можно было бы сделать вывод об относимости луков к категории метательного (неогнестрельного) оружия, выдвинуты П. Д.

  • Львовским, Ральфом Пейн - Галвеем, Секстоном Поупом и рядом других авторов [2.57, с.43; 3.40, с. 192-211; 6.14, с. 268-269; 6.22, с. 158-172]. В связи с тем, что данные положения в большей степени опираются на теоретическую механику, сопромат и историческое оружее- ведение, применительно к криминалистической технике и криминалистическому оружиеве- дению они требуют определенных изменений и доработок.

В отечественной криминалистической литературе впервые основания и критерии относимости луков и арбалетов к категории метательного оружия были сформулированы в

  • 1994 году Г.В. Мироненко. По мнению данного автора, для того, чтобы луки и арбалеты могли быть отнесены к категории метательного оружия (правильнее было бы сказать, что автор считает что луки и арбалеты относятся к категории холодного оружия), они должны соответствовать следующим критериям:
  1. Исследуемый предмет, если он может быть отнесен к лукам, должен конструктивно состо ять из дуги, тетивы, пазов, выступов или углублений, направляющих стрелу в цель. Пред мет, который может быть отнесен к арбалетам, должен состоять из лука с дугой и тетивой, основания в виде ложа, направляющего паза для стрелы, механизма фиксации тетивы во взведенном положении и механизма спуска.

  2. Исследуемый предмет должен быть способен к производству прицельных и неоднократных выстрелов (устанавливается в результате экспериментальной стрельбы по стандартной погрудной мишени человека, при этом в результате производства неоднократных выстрелов не должно наблюдаться разброса стрел мимо мишени).
  3. Конструкция предмета должна обеспечивать возможность поражения из него человека на низшей границе поражаемости человеческого организма (устанавливается в результате

172 стрельбы по деревянному брусу стрелами поступившими на исследование или стрелами из * коллекции экспертного подразделения, в результате чего наконечник стрелы должен вне-

дрятся в мишень на глубину не менее 8-10 мм). 4. Объект, используемый в целях поражения, должен обладать прочностью (в результате проведения экспериментальных стрельб исследуемый объект не должен разрушаться и деформироваться) [3.46, с. 13-16].

Методические рекомендации, разработанные авторским коллективом сотрудников ЭКЦ МВД РФ совместно с представителями других отельных силовых ведомств России и сотрудниками РФЦСЭ МЮ России, требуют, чтобы лук или арбалет, относящийся к категории метательного оружия, соответствовал определенным требованиям. Соответствие требованиям устанавливается по наличию у испытуемого образца совокупности двух криминалистических признаков:

  1. Предназначенности для нанесения тяжких телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья человека, поражения и добивания зверя (в т.ч. морского зверя или крупной рыбы), а также защиты при его нападении.
  2. Пригодности для поражения цели, что обеспечивается устройством и свойствами исследуемого предмета [2.54, с. 2-3].
  3. Группа признаков, определяющих предназначенность предмета для поражения цели, определяется по наличию совокупности конструктивных элементов, позволяющих отнести его к определенной разновидности метательного оружия и сходства его внешнего строения с известными аналогами - образцами метательного оружия.

К примеру, лук спортивный должен состоять из корпуса, двух дуг с блоком или без него и тетивы.

Арбалет спортивный конструктивно должен состоять из лука с тетивой, корпуса, спускового крючка, фиксатора стрел, прицельного приспособления.

Группа признаков, определяющих пригодность предмета для поражения цели, опре деляется по наличию технической обеспеченности, как отдельных элементов, так и конст рукции в целом и его поражающих свойств. ш В качестве критериев, определяющих пригодность для поражения цели, вводятся:

173

• Усилие, необходимое для натяжения тетивы, у луков для развлекательной стрельбы долж-* на быть не более 14 кг, а у арбалетов, предназначенных для тех же целей, не более 20 кг; • • глубина внедрения стрелы в деревянную сосновую мишень должна быть более 8 мм. • Положения, высказанные Г. В. Мироненко и в разное время авторским коллективом ЭКЦ МВД РФ, в той или иной степени были повторены в диссертационной работе А.С. Вин-ниченко. Единственное существенное дополнение, которое было им внесено, заключается в том, что он вводит такой критерий оценки поражающих свойств луков и арбалетов, как величина запасенной потенциальной энергии, минимальной границей которой он предлагает

I*

считать 37 Дж [4.1, с. 24]. Необходимо заметить, что аналогичная мысль до него уже высказывалась в криминалистической литературе [3, 78, с. 79].

К недостаткам рассмотренных нами положений можно отнести следующее:

• не определены размерные характеристики основных конструктивных частей луков и арбалетов, их соотношение и влияние на поражающую способность; • • вызывает сомнение достаточность измерения только запасенной потенциальной энергии луков и арбалетов и значение ее минимальной величины; • • необоснованно установлена граница минимальной силы натяжения арбалета; • • вызывает сомнения необходимость стрельбы по деревянной мишени; • • необоснован критерий минимальной глубины внедрения наконечника в деревянную мишень на глубину более 8 мм. • Следует отметить, что, на наш взгляд, ныне не действующие отдельные криминали стические требования и критерии относимости луков и арбалетов к категории метательного оружия, разработанные авторским коллективом ЭКЦ МВД РФ и опубликованные в 1996 го- т ду, отличались от ныне существующих большей четкостью и обоснованностью выдвигае-

мых требований, несмотря на справедливую критику отдельных положений [3.12. с. 10-11; 3.24, с. 3-4].

Подводя итог изложенному и учитывая высказанные замечания, можно предложить следующие критерии относимости луков к категории метательного оружия.

Конструктивные критерии луков, на наш взгляд, должны совпадать с основными * конструктивными признаками луков, сформулированными нами в предыдущей главе, поэто-

174 му в настоящей остановимся на рассмотрении поражающей способности луков и иных кри- * териях.

Поражающая способность лука, независимо от его конструкции, определяется рядом объективных факторов:

  1. Величиной потенциальной энергии, запасенной луком в процессе натяжения тетивы.
  2. Скоростью снаряда определенной массы выпущенного из лука.
  3. Коэффициентом полезного действия лука, равным отношению кинетической энергии снаряда к потенциальной энергии запасенной луком.
  4. Коэффициент полезного действия лука является обобщенным параметром, зависящим в основном от таких характеристик лука, как модуль упругости плеч дуги, эффективная масса плеч дуг и тетивы, масса стрелы, величина потенциальной энергии, переходящей в тепло при распрямлении плеч и т.д.

Минимальная величина запасенной луком потенциальной энергии, минимальная ве личина начальной скорости стрелы (при определенной массе последней), установленные объективно и будут выступать основными критериями оценки наличия у луков различной •’ конструкции достаточной поражающей способности. При этом необходимо учитывать мак-

симально возможные значения силы натяжения и расстояния натяжения (рабочего хода) тетивы,

Из общих физических соображения ясно, что потенциальная энергия, запасенная луком, определяется зависимостью величины силы натяжения тетивы лука F от степени деформации плеч дуги лука или расстояния L, на которое перемещается центр тетивы при натяжении [3.82, с.70]. Так, для простых и отдельных усиленных по конструкции луков характерна зависимость величины F от L, близкая к линейной. Для таких луков величина запасенной потенциальной энергии, как отмечалось в отдельных работах [3.77, с. 70; 3.78. с. 78], может быть рассчитана достаточно точно по упрощенной формуле: F I

ТТг J MAX J^ MAX

*. = 2 (1)

где Wn - потенциальная энергия лука;

F max - сила натяжения тетивы;

» т

L max - максимально возможное расстояние натяжения тетивы.

175 Однако, как следует из работ П.Д. Львовского, Р. П. Галвея, П.Е. Клопстега, плечи дуг части усиленных, сложных и сложносоставных луков деформируются по более сложному закону. Они характеризуются в общем случае, уже нелинейной зависимостью F от L и при определении потенциальной энергии, запасенной деформированными дугами таких луков, уже нельзя пользоваться упрощенной формулой (1), так как ее использование может привести к большей погрешности в расчетах. Поэтому потенциальную энергию в общем случае следует определять по общей формуле: Lmax

W„= \F(L)dL{2)

О

где W п- потенциальная энергия лука;

F - сила натяжения тетивы (усилие необходимое для смещения центра тетивы); L - текущее значение величины смещения центра тетивы (расстояние натяжения тетивы).

На практике формулой (2) фактически нельзя пользоваться напрямую из-за конечного числа измерений F и L. Значение Wn по конечному числу измерений F и L может быть рассчитано различными приближенными методами. Нами, например, использовалась квадратурная формула трапеции без учета остаточного члена:

N j = 0

X^AL+ 2X_.A?

К = (3)

где F - сила натяжения тетивы;

i - порядковый номер измерения при увеличении расстояния натяжения тетивы;

j - порядковый номер измерения при уменьшении расстояния натяжения тетивы;

L - величина смещения центра тетивы под действием приложенной силы (расстояние натяжения тетивы) относительно предыдущего положения;

N - число измерений за один эксперимент.

Определение запасенной потенциальной энергии по измеренным значениям силы натяжения и величины смещения центра тетивы по формуле (3) проводились нами следующим образом.

176

Рукоять дуги исследуемых луков зажималась в тисках, как показано на рисунке (см. прил. № 84, рис. 1). За центр тетивы закреплялся крючок, шириной 25-30 мм, имитирующий указательный и средний пальцы руки стрелка. К крючку прикреплялся тонкий нерастяжимый шнур, переброшенный через блок. На втором конце шнура имелся еще один крючок, на который нагружали грузы с калиброванным значением веса. Центр тетивы луков перемещался на определенное расстояние, после чего с помощью грузов устанавливалось необходимое для этого усилие. В экспериментах использовались калиброванные металлические диски весом 2,5 кг каждый.

В ходе экспериментов были использованы лук спортивный “мастерский” харьковской лыжной фабрики (лук №1), лук спортивный составной (лук № 2), и самодельный лук (лук №3) (см. прил. № 85, фото 1, 2, 3).

Лук № 1 изготовлен полностью из деревянного шпона, лук № 3 - из углепластика, оба имеют двояковыгнутую форму и относятся к категории простых луков. Лук № 2 изготовлен из металла, деревянного шпона и углепластика и может быть отнесен к категории слож-носоставных нерефлексивных луков с подвижными концами. На луке № 1 и № 2 в первоначальном состоянии центр тетивы располагался на расстоянии Lo = 200 мм от центра рукояти, а у лука № 3 - на расстоянии 200 и 150 мм.

С целью получения наиболее объективных данных в ходе экспериментов, измерения по каждому луку проводились не менее трех раз. Нагрузка, прикладываемая к тетиве, изменялась как в сторону увеличения своего значения, так и в сторону уменьшения. По результатам измерений определялись средние значения приложенной нагрузки для каждого перемещения тетивы (см. таб.3.1). Расчеты показали, что при изменении силы натяжения тетивы от 0 до 21, 5 кГ с шагом в 2,5 кГ относительная погрешность определения значения Wn по квадратурной формуле трапеции (3) без учета остаточного члена не превышает 2 %. Такую точность определения Wn можно считать вполне достаточной для исключения ошибочных выводов.

177

Таблица 3.1.

Результаты измерений зависимости прикладываемой нагрузки от перемещения центра

тетивы для луков № 1 - 3

Расстояние натяжения тетивы (L), мм Сила натяжения (F), кГ Лук1 Лук 2 Лук 3 (тетива нормальная) Лук 3 (тетива ослаблена)

0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 23,6 40 50,6 60 2,5 53 80 111,5 160,7 5 97 140 210,3 260,6 7,5 155 200 270,6 350,1 10 266 320 351,6 440 12,5 296 440 400,3 510 15 356 550 446

17,5 410

482,5

20 435

525,0

21,5 500

24,5 При этом тетива натягивалась максимально на 500 мм, что соответствует возможностям натяжения тетивы среднестатистическим стрелком.

На основании проведенных исследований была определена зависимость прикладываемой нагрузки F от величины смещения центра тетивы L, что наглядно иллюстрирует построенный нами график (см. приложение № 86, рис.1). Из данного графика видно, что при значениях L < 250 мм, практически во всех случаях наблюдается зависимость F от L близкая к линейной, при дальнейшем же увеличении значения L зависимость носит уже нелинейный характер. Полученные результаты подтверждают нецелесообразность расчетов запасенной потенциальной энергии по формуле (1).

Расчеты показали, что определение величины запасенной потенциальной энергии луков некоторых типов при значениях L больше 400 мм по упрощенной формуле (1) могут привести к погрешности порядка 20 %, а, следовательно, и к ошибочным выводам.

178 На основании проведенных экспериментов методом трапеции (3), без учета остаточного члена, были рассчитаны значения потенциальной энергии, запасенной луками № 1 -3 для различных значений L (см. таб. 3.2).

Таблица 3.2.

Результаты измерения запасенной потенциальной энергии луков № 1 -3.

Натяжение тетивы, мм Запасенная энергия (Wn), Дж

Лук1 Лук 2 Лук 3 (Lo=200 мм) Лук 3 (тетива удлиненная, Lo=150 мм) 300 27,1 25 17 13 400 46,5 34,5 31,5 24,3 500 65 47 49,5 37 Из результатов исследования лука № 3 видно, что при различной длине тетивы количество запасенной луком потенциальной энергии различно для одного и того же значения L. Это выдвигает проблему исследования луков с преднамеренно ослабленной тетивой. Кроме того, большинство луков подлежит хранению с ослабленной или полностью снятой тетивой. Поэтому необходимо в ходе производства экспертизы луков оценивать еще и длину тетивы, в случае необходимости регулировать ее минимальное значение. Расстояние от центра еще не натягиваемой тетивы до середины рукояти дуги лука должно находиться в пределах 150 - 200 мм (данные величины “первичного” натяжения тетивы оптимальны практически для всех луков вне зависимости от их конструкции). В процессе проведенных исследований описанных луков также было установлено следующее:

Луки с удлиненной (преднамеренно ослабленной) тетивой характеризуются практически линейной зависимостью F от L на интервале значений L 400 - 500 мм.

Луки с короткой (нормальной) тетивой, как правило, характеризуются на этом участке значений L уже нелинейной зависимостью F от L.

Таким образом, если у лука преднамеренно удлинена тетива, то предварительно следует измерить зависимость F от L для значений L, лежащих в пределах 400 - 500 мм. Если зависимость носит линейный характер, то тетива может быть укорочена до тех пор, пока либо не появится нелинейность, либо сила натяжения при L = 400 - 500 мм не достигнет мини-

179 мум 15, максимум 40 - 45 кГ.

Очевидно, что определение величины потенциальной энергии, запасаемой луком, является необходимым, но недостаточным условием оценки поражающей способности луков. Это обусловлено тем, что не вся запасенная потенциальная энергия переходит в кинетическую энергию стрелы, так как часть ее расходуется на ускорение плеч дуги лука и тетивы, преодоление внутреннего трения и т.д.. Величина запасенной потенциальной энергии, переходящей в кинетическую энергию снаряда, как уже отмечалось, определяется коэффициентом полезного действия лука:

W..

к =

W _ (4)

где К - коэффициент полезного действия лука. WK - кинетическая энергия стрелы. Wn - потенциальная энергия запасаемая луком.

Расчет кинетической энергии стрелы в свою очередь, может быть осуществлен по следующей формуле:

mV2 Wk= — (5)

где: Wk - кинетическая энергия стрелы;

m - масса стрелы;

V - скорость стрелы. Для определения начальной скорости стрелы нами была специально собрана установка для измерения скорости, состоящая из двух датчиков 400 X 400 мм, тригерного преобразователя временного интервала в длительность прямоугольного импульса и частотомера, работающего в режиме измерения длительности импульса (прил. № 87, рис.1; прил. № 88, рис. 1). Конструктивно датчики представляют собой рамки из токоизолирующего материала, снабженные медными клеммами, расположенные с интервалом 10 мм, к которым припаивалась проволока 0 0,05 мм. Рамки располагались на расстоянии 800 мм друг от друга. Принцип действия данной установки заключается в следующем: снаряд при прохождении первого датчика, рвет проволоку, размыкает ее цепь и тем самым запускает счетчик временных ин-

180 тервалов частотомера; при разрыве проволоки второго датчика происходит остановка счетчика и фиксируется время полета снаряда между датчиками. Для измерения скорости полета стрелы могла бы быть также использована установка для измерения начальной скорости пули модели 4040 американской фирмы Electronic Counters Duv, которая позволяет измерять скорость в диапазоне от 0.5 до 3200 м/с [2.77, с.132].

Экспериментальная стрельба велась стрелами, снабженными трапециевидными и ромбовидными наконечниками шириной 15 мм или же дисковидным рассекателем (см. прил. № 89, фото 1). При прохождении датчиков стрелой наблюдался разрыв 1- 2 проволок на каждом датчике. При этом было установлено, что на разрыв одной проволоки расходуется всего 0,1 - 0,15 Дж. Данная величина кинетической энергии стрелы, затрачиваемая на разрыв проволоки, учитывалась нами при определении истинного значения скорости стрелы.

Стрельба из луков велась с дистанции 3 м до датчика № 1 и 6 - 8 метров до мишени. При меньшем расстоянии до мишени в отдельных случаях наблюдалось разрушение стрел с деревянными древками, при скорости стрелы свыше 30 м/с.

Расчет скорости стрел осуществлялся по формуле: S

vc = Т(в)

где Vc - скорость стрелы;

S - расстояние между рамками;

R - длительность временного интервала.

В ходе экспериментов нами были использованы стрелы массой 25, 40 и 200 грамм и были получены следующие значения скорости стрел, выпущенных из луков № 1, 2, 3 при натяжении тетивы в 300,400 и 500 мм (таб.3.3, 3.4 и 3.5).

Таблица 3.3. Лук № 1

ВЕС СТРЕЛЫ L = 3( )0 мм L = 4( •0 мм L = 5( •0мм

VC <M\CJ УУксЩж) Vc (м\с) WK,Kfls) Vc (м\с)

25 грамм 33 13,6 38 18 41

"	39~	 21 40 грамм 32 22,8 36,6 26,8

30 200 грамм 14 19,6 1 17 29 21 41

181

Таблица 3.4.

Лук № 2

ВЕС СТРЕЛЫ L = 300 мм L = 400 мм L = 500 мм

Vc (м\с) ^К_с_<Дж) Vc(M\c) ^Кс(Дж) Vc <м\с) ^Kcjft*) 25 грамм 31 12 35 15,3 ^ 39,5 19,5 40 грамм 30 18 34 23,1 38 28,8 200 грамм 14 19,6 16 25,6 18,5 34,2 Таблица 3.5. Лук № 3

ВЕС СТРЕЛЫ L = 300 мм L - 400 мм L = 500 мм

Vc(MVrt ^.КССДЙЕ) VC<M\C) ^К?(Дж) Vc (м\с) WKCCHK) 25 грамм 22 6 25 7,5 32,5 13.2 40 грамм 22 9,7 24,7 12,2 31,8 20,4 200 грамм 12 14,4 16 25,6 17,2 29,5 В результате проведенных измерений Wn и W* было установлено следующее:

• коэффициент полезного действия исследуемых луков лежит в пределах 35-85 %, что показано на графике (см. прил. № 90 рис.1); • • коэффициент полезного действия лука зависит от степени деформации плеч и концов (в отдельных случаях) дуги лука без учета массы стрелы; • • значение коэффициента полезного действия исследуемых луков уменьшается с увеличением величины L (расстояния натяжения тетивы), что связано с возрастанием эффективной массы плеч дуги (см. прил. № 90, рис. 1). • Чтобы убедиться в правильности последнего положения, рассчитаем значение эффективной массы деформируемых частей дуг лука в зависимости от величины L. Тогда считая, что вся запасенная энергия расходуется только на распрямление деформированных дуг и “разгон” стрелы, получим:

182

(mc+md)-V2

Wk - 2 (7)

где W к - кинетическая энергия, стрелы; те- масса стрелы; m a - масса плеч (эффективная); V - скорость стрелы Таким образом:

2Wk - my2 md ~ уг (8)

Расчеты показали, что для одного и того же лука увеличение L ведет к росту эффективной массы подвижных частей дуг лука. В качестве примера на графике (см. прил. № 91, рис.1) приведена зависимость md от L для лука № 3, дуга которого изготовлена из углепластика. Видно, что с увеличением L от 400 мм до 500 мм эффективная масса плеч дуги увеличивается с 45 до 58 г, что требует больше энергии на их разгон.

Данные расчеты показали, что увеличение расстояния натяжения тетивы на величину более 500 мм, в процессе стрельбы из луков, не имеет смысла по двум причинам. Во- первых, анатомические данные большинства людей практически не позволяют натянуть тетивы на величину, большую 450-500 мм. Во-вторых, при натяжении тетивы более 500 мм происходит уменьшение величины коэффициента полезного действия лука.

Подводя итог всему изложенному ранее и опираясь на данные, полученные нами в ходе описанных экспериментов, можно предложить следующие критерии оценки поражающей способности луков:

  1. Запасенная потенциальная энергия лука должна быть не менее 26 Дж (лук с силой натяжения тетивы 15 кГ при L = 500 мм).
  2. Скорость стрелы массой 20 - 40 должна быть не менее 30 м/с.
  3. Кинетическая энергия стрелы должна быть не менее 13 Дж, что соотносимо с минимальной кинетической энергией пули патрона калибра 5,6 мм, обладающей скоростью 100 м/с, при которой человеческому организму могут быть причинены ранения, ведущие к смерти (такой энергией обладает стрела весом в 40 г, выпущенная из простого лука с F max =15 кГ

183 (такой энергией обладает стрела весом в 40 г, выпущенная из простого лука с F max=15 кГ и L max =500 мм при Wn = 26 Дж, коэффициент полезного действия - 50 %) [2.89, с. 17].

Проведенные нами исследования подтвердили право на существование такого существенного конструктивного признака луков, как минимальная сила натяжения тетивы, равная 15 кГ. В том случае, если сила натяжения тетивы исследуемого лука будет менее 15 кГ при расстоянии натяжения тетивы в 500 мм, можно не проводить дальнейших исследований с целью установления наличия достаточной поражающей способности на том основании, что величина запасенной потенциальной энергии будет менее 26 Дж. Можно предположить, что для сложносоставных и блочных луков, с учетом особенностей их конструкции, критерием минимальной силы натяжения тетивы будет величина равная 10 кГ при расстоянии натяжения тетивы равном 400 - 500 мм.

В подтверждение выдвинутых нами теоретических положений, проводилась экспериментальная стрельба из исследуемых луков стрелами, снабженными наконечниками с перьями конической, трапециевидной, пирамидальной и вытянутотреугольной формы. В качестве мишени для стрельбы служила биологическая масса, вес стрел составлял 25 - 40 г, стрельба велась с расстояния в 8 - 15 м.

В процессе стрельбы все стрелы независимо от массы, формы пера наконечника, дистанции и используемого лука внедрялись в биологическую массу на глубину более 50 мм. Данная глубина внедрения стрел в используемую мишень свидетельствует о возможности причинения человеческому организму тяжких телесных повреждений и смерти.

Предлагаемые нами критерии оценки поражающей способности, способы их установления могут быть использованы и при исследовании арбалетов. Конструктивными критериями относимости арбалетов к категории метательного оружия будут выступать основные конструктивные признаки арбалетов, сформулированные нами в предыдущей главе. Также должна учитываться и способность спускового механизма удерживать тетиву в натянутом положении до момента производства выстрела.

Выдвигаемые критерии оценки поражающей способности могут также применяться и при исследовании тетивного метательного оружия. Проиллюстрируем данное положение на примере лука - рогатки, взяв за основу работу П.Д. Львовского [3.40. с. 205-209].

184

Допустим, что на исследование проступил лук - рогатка с дугой длиной 1000 мм, силой натяжения тетивы при максимальном расстоянии натяжения 500 мм в 20 кг и диаметром каучуковой тетивы 8 мм.

Применительно непосредственно к луку - рогатке (в принципе к любому тетивному метательному оружию) расчет потенциальной энергии, запасенной конструкцией, и кинетической энергии снаряда может быть осуществлен следующим образом:

Пренебрегая трением, не учитывая коэффициент Пуассона, считая, что в отношении конструкции действует закон Гука, получим:

Wn = —-.[L2 -lAjA^L2 +2A2] (9)

А к ‘

где W п - запасенная потенциальная энергия; Е - модуль упругости Юнга (для тетивы);

А - величина половины расстояния между двумя точками крепления упругой тетивы; S - площадь поперечного сечения тетивы в процессе натяжения; L - величина смещения центра тетивы.

Площадь поперечного сечения тетивы может быть определена по следующей формуле:

S = пг (ю)

где я - постоянная величина; г - радиус тетивы Кинетическая энергия снаряда может быть рассчитана по формуле:

г- ES WK = А—^JfJ _2Ал1A1 + L2 + 2А2 (11)

cmp mem

где Р стр - масса стрелы; Р тет - масса тетивы.

По результатам расчетов для лука - рогатки был построен график зависимости величины, запасенной потенциальной энергии, кинетической энергии снаряда и силы натяжения тетивы от величины L (см. прил.№ 92, рис. 1).

185

Из данного графика следует, что для того, чтобы Wn=26 Дж, WK=13 ДЖ, скорость стрелы весом 20- 40 грамм была не менее 30 м/с при расстоянии натяжения тетивы в 500 мм, ее сила натяжения должна быть не менее 20 кГ.

Таким образом, для лука-рогатки можно установить следующий основной критерий поражающей способности: запасенная потенциальная энергия должна быть не менее 26 Дж.

Соответственно, в ходе экспертного исследования следует обращать особое внимание на такой конструктивный признак и критерий, как сила натяжения тетивы при L=500 мм не менее 20 кГ. Если же сила натяжения менее 20 кГ, запасенная потенциальная энергия заведомо будет меньше 26 Дж.

Способность конструкции метательного механизма придать снаряду направленное движение по отношению к цели также обуславливает поражающую способность данной группы оружия. Эта способность, на наш взгляд, может оцениваться по возможности метательного механизма обеспечить, в результате выстрела, попадание снаряда в мишень размером 1000 х 1000 мм с расстояния 5-10 метров.

Как уже отмечалось ранее, помимо соответствия конструктивным критериям и критериям, обусловливающим достаточную поражающую способность, луки и арбалеты должны еще и соответствовать критериям, обуславливающим способность к неоднократному производству выстрела без разрушения конструкции исследуемого предмета, его частей или возникновения существенной деформации. При этом у лица, производящего выстрелы не должно наблюдаться каких-либо телесных травм и повреждений.

Применительно к лукам самодельного изготовления способность к неоднократному производству выстрелов определяется по их способности к производству многочисленных выстрелов (не мене 10 раз) при температуре 16 - 25° и влажности не более 60 %. В процессе экспериментальной стрельбы стрелы должны получать направленное движение по отношению к цели. В ходе производства выстрелов не должно наблюдаться разрушения конструкции и отдельных основных частей лука, а также не должно наблюдаться существенной деформации основных частей дуги лука, надрывов и существенного растяжения тетивы.

При соблюдении правил натяжения тетивы (см. прил. № 93, рис. 1-8) и защиты запястья руки, держащей лук специальным щитком (пластиной), стрелок не получает никаких

186 существенных травм (гематом, ссадин, разрывов сухожилий и рассечения мягких тканей в * области запястья и груди). При этом необходимо отметить, что в отдельных случаях не трав-

моопасность применения лука обеспечивает и правильная стойка стреляющего. В зависимости от конструкции лука и желания стрелка, тетива в процессе экспериментальной стрельбы может оттягиваться до груди стрелка, кончика носа (губ) и до мочки уха. При производстве экспериментальных выстрелов из лука следует руководствоваться общими правилами и теорией стрельбы из данного метательного оружия, изложенными в специальных справочных и методических работах [3.17, с. 81-82; 3.91, с. 74-76].

У арбалетов самодельного изготовления способность к неоднократному производст ву выстрелов устанавливается в результате экспериментальной стрельбы по мишени (не ме нее 10 раз) при температуре 16 - 25° и влажности до 90 %. В ходе экспериментальных стрельб устанавливается не только возможность конструкции арбалета придать стреле направленное движение по отношению к цели, но и безотказность работы спускового механизма и предо хранительного устройства, если таковое имеется. При производстве выстрелов не должно наблюдаться разрушения конструкции арбалета и отдельных его основных частей, не должно *” происходить деформирования дуги лука, “заедания” и заклинивание спускового механизма,

растяжения или надрывов тетивы.

Экспериментальную стрельбу из арбалета, исходя из его конструкции, предпочтительнее всего вести снарядами весом в 25 - 80 грамм.

Не травмоопасность применения арбалета определяется также в результате экспериментальных стрельб при его соответствующем правильном удержании. Арбалет в процессе стрельбы, в зависимости от конструкции ложа, удерживается по аналогии с длинноствольным, либо с короткоствольным огнестрельным оружием.

У луков и арбалетов, изготовленных кустарным или заводским способом, проверка наличия конструктивной возможности к неоднократному и безопасному применению по целевому назначению может осуществляться в порядке и на основании методов, предложенных в проекте ГОСТ. РФ “Метательные устройства: лук и арбалет (требования безопасности и методы испытания на безопасность)” [5.2, с. 4-5].

Поражающая способность метательных приспособлений (копьеметалок и пращ) в

187 основ ном зависи т от их констр уктив ных параме тров, а также от констр укции и свойст в исполь зуемы х метате льных снаряд ов. При этом следуе т отмети ть, что констр уктив ные характ еристи ки (в основ ном размер ы) данног о метате льного оружи я играю т домин антну ю роль. Опира ясь на сведен ия о констр укции метате льных присп особле ний и опери руя метода ми, разраб отанн ыми П.Д. Львов ским, можно легко рассчи тать началь ную скорос ть снаряд а, если такая необхо димос ть возник нет [3.40, с. 186- 192].

Возмо жно, даже говори ть о том, что экспер имент альное метан ие снаряд ов (весом от 250 до 1000 грамм) следуе т прово дить только с целью выясн ения налич ия у исслед уемого метате льного присп особле ния достат очных прочн остны х характ еристи к, необхо димых для его эффек тивног о исполь зовани я по целево му назнач ению.

Следу ет отмети ть, что, в процес се приме нения, данны е устрой ства, при прави льном исполь зовани и, безопа сны для метате ля, а способ ность сообщ ить снаряд у направ ленное движе ние по направ лению к цели зависи т не от констр укции присп особле ния, а от навык ов метате ля. Также в процес се неодн ократн ого экспер имент альног о приме нения данног о оружи я оно не должн о разру шаться или подвер гаться каким- либо измене ниям, ведущ им к невозм ожнос ти его дальне йшего исполь зовани я по целево му назнач ению.

188 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итог проведенному исследованию можно сказать следующее:

  1. Закрепление в законе РФ “ОБ оружии” 1993 года и Федеральном законе “Об оружии” 1996 года новой, ранее законодательно не обоснованной, группы оружия, такой как метательное оружие, позволило нам говорить о появлении нового самостоятельного объекта криминалистического исследования.
  2. История развития различных групп метательного оружия позволяет сделать вывод о том, что к метательному оружию может быть отнесено любое оружие, предназначенное для поражения различных целей на расстоянии непосредственно либо снарядом.
  3. На основании анализа терминов обозначающих различные группы метательного оружия, можно сделать вывод о необходимости использования термина “метательное оружие” как синонима словосочетаний “метательное неогнестрельное оружие” и “ручное индивидуальное метательное неогнестрельное оружие”.
  4. Подробный анализ конструкция большинства известных групп метательного неогнестрельного оружия и его снарядов, позволил систематизировать материал, в дальнейшем, положенный в основу системы признаков метательного оружия.
  5. Опираясь на теоретические положения формальной логики криминалистические и уголовно- правовые требования, предъявляемые к определениям различных групп оружия, удалось сформулировать определение понятия “метательное оружие”. Данное определение позволяет ограничить круг объектов, подпадающих под него от иных видов оружия.
  6. В процессе рассмотрения вопросов связанных с классификацией метательного оружия была определена роль классификаций как средства упорядочения объектов исследования

• и основы, для облегчения процесса, установления групповой принадлежности исследуе мых предметов. На основании требований, выдвигаемых положениями формальной логи ки, была построена многоуровневая классификация метательного оружия по различным основаниям. Впервые, в рамках данной классификации была рассмотрена родо-видовая классификация метательного оружия.

  1. Предпринята попытка создания комплексной системы признаков метательного оружия.
  • На основании анализа конструкции различных групп метательного оружия, предложен

189 перечень их основных и дополнительных признаков, опираясь на которые лицо, проводя-

  • щее исследование, должно решать вопрос об относимости предмета к той или иной группе метательного оружия.
  1. Анализ конструкции метательных снарядов, истории их развития и функционального предназначения позволяет сформулировать определение понятия “метательные снаряды”. Данное определение содержит признаки позволяющие разграничить метательные снаряды от близких по функциональной предназначенности предметов.

  2. Впервые на основании данных о конструкции метательных снарядов к метательному

  • оружию была сформулирована многоуровневая классификация данных предметов, по раз личным основаниям.
  1. Обоснованна необходимость создания криминалистического учения о метательном не огнестрельном оружии, как научной базы для криминалистического исследования ме тального оружия. Предложена структура данного учения. Сформулированы определения понятия предмета и объекта криминалистического учения о метательном неогнестрель ном оружии, а также определен круг его задач.

*’ 11. На основании возможности существования криминалистического учения о метательном

неогнестрельном оружии, делается вывод о необходимости существования нового самостоятельного вида криминалистической экспертизы - “экспертизы метательного неогнестрельного оружия”.

  1. Сформулированы основные положения криминалистической экспертизы метательного неогнестрельного оружия, рассмотрен круг вопросов, которые могут рассматриваться в ходе проведения данной экспертизы. Установлены задачи идентификационного и неидентификационного характера, разрешаемые в ходе ее производства. Обозначены группы материальных и нематериальных объектов (процессов), которые могут быть исследованы в рамках криминалистической экспертизы метательного неогнестрельного оружия.
  2. Предложена система критериев относимости исследуемых, в ходе криминалистической экспертизы, предметов к категории метательного оружия.
  3. Сформулированы критерии относимости к категории метательного оружия метательных ножей, кинжалов, сюрикенов, метательных стрелок и топоров.

190

  1. Рассмотрены критерии относимости к категории метательного оружия предметов с • ударным поражающим элементом.
  2. Установлены критерии относимости луков к категории метательного оружия.
  3. Основываясь на теоретических положениях составляющих основу данного исследования и опираясь на полученные фактические данные, можно высказать ряд предложений и рекомендаций.

  4. Изменить определение метательного оружия, приведенное в законе РФ “Об оружии” 1996 года, таким образом, чтобы данным определением охватывалось все многообразие данно-го оружия.
  5. Включить в закон РФ “Об оружии” развернутую классификацию оружия, рассматриваемого в рамках данного закона, в том числе и метательного.
  6. Исключить из ГОСТа Р51215-98 “Холодное оружие (термины и определения)” оружие предназначенное для поражения живой цели на расстоянии, за счет использования мускульной силы человека.
  7. Изменить редакцию части 4 статьи 222 и части 4 статьи 223 УК РФ, таким образом, что- •* бы метательное оружие в данных статьях фигурировало в качестве самостоятельной груп пы оружия, а не разновидности холодного оружия.

  8. Пересмотреть методы определения поражающей способности луков и арбалетов, приве денные в криминалистических требованиях к холодному, метательному оружию и издели ям, сходным по внешнему строению с таким оружием, для оборота на территории РФ от
    1. 1998 г, в связи с тем, что они не учитывают особенностей данных групп метатель ного оружия.

На том основании, что данная работа и рассмотренные в ней отдельные положения криминалистического учения о метательном неогнестрельном оружии, не дают ответов на все проблемные вопросы, возникающие в ходе криминалистического исследования метательного оружия можно сделать вывод о том, что в дальнейшем необходимо рассмотреть, разработать и расширить следующие положения.

  1. Расширить и дополнить основные теоретические положения криминалистического уче-ния о метательном неогнестрельном оружии.

191

  1. Доработать основные теоретические положения криминалистической экспертизы метательного неогнестрельного оружия, в особенности, касающиеся круга объектов экспертного исследования и перечня разрешаемых задач.
  2. Создать единую общую методику криминалистического экспертного исследования метательного оружия его снарядов и предметов хозяйственно - бытового назначения сходных с ним.
  3. Создать частные методики криминалистического экспертного исследования отдельных подвидов и типов метательного оружия и его снарядов.
  4. Разработать общую и частные методики исследования метательного оружия следователем и судом.
  5. Сформулировать критерии оценки заключения криминалистической экспертизы метательного неогнестрельного оружия следователем и судом при оценке этого доказательства в системе других доказательств.
  6. Разработать организационно - тактические вопросы следственного, судебного и экспертного осмотра метательного оружия, его снарядов и предметов хозяйственно - бытового назначения сходных с ним.

192

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

НОРМАТИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ И ВЕДОМСТВЕННЫЕ ПРИКАЗЫ

1.1. Закон Российской Федерации «Об оружии» от 20 мая 1993 года // Ведомости Совета Народных Депутатов № 24, 1993. ст. 860. С. 1445 -1456. 1.2. 1.3. Закон Российской Федерации «Об оружии» от 13 декабря 1996 года // Собрание законов Российской Федерации № 51, 1996. Ст. 5681. С. 10989 - 11006. 1.4. 1.5. Постановление № 1 пленума Верховного Суда Российской федерации от 17 января 1997 года (О практике применения судами закона об ответственности за бандитизм) // Бюллетень Верховного Суда РФ № 3, 1997. С. 2-3. 1.6. 1.7. Приказ № 261 от 1 июля 1993 года (О повышении эффективности экспертно - криминалистического обеспечения деятельности органов внутренних дел Российской Федерации). М.: МВД РФ., 1993. 104 с. 1.8. 1.9. Уголовный кодекс Российской Федерации от 24 мая 1996 года: М.: «Новая волна», 1996. 239 с. 1.10. 1.11. Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 года: М.: «ЮрИнфоР», 1997.314 с. 1.12. 2. Книги, МОНОГРАФИИ, УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ, МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ, СЛОВАРИ

2.1. Акопов В.И. Судебно-медицинская экспертиза повреждений тупыми предметами. М.: Медицина, 1978. 112 с. 2.2. 2.3. Амброз А.К., Ковалевская В.Б., Кызласов И.Л. и другие. Степи Евразии в эпоху средневековья. М.: Наука, 1981. 303 с. 2.4. 2.5. Асмолов К.В. История холодного оружия (восток и запад) ч.2. М., «Здоровье народа», 1994.346 с. 2.6. 2.7. Асмус В.Ф. Логика. М.: Политиздат, 1947. 387 с. 2.8. 2.9. Аствацатурян Э.Г. Оружие народов Кавказа. М.: Хоббикнига, 1995. 192 с. 2.10. 2.11. Аханов B.C. Криминалистическая экспертиза огнестрельного оружия и следов его применения: Учебник для вузов. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979. 232 с. 2.12.

193

2.7. Байм М. Доспехи и оружие / перевод с английского. М.: DK 1997. 64 с. 2.8. 2.9. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики т.1. М.: Академия МВД СССР, 1977.
338 с. 2.10. 2.11. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики т.2. М.: Академия МВД СССР, 1978. 408 с. 2.12.

2.10. Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. Саратов: Изд. Сар. ун-та, 1986. 398 с. 2.11. 2.12. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы (общая и частные теории). М.: Юридическая литература, 1987. 271 с. 2.13. 2.14. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы (от теории к практике). М.: Юридическая литература, 1988. 303 с. 2.15. 2.16. Белкин Р.С. Криминалистика: Краткая энциклопедия М.: Большая Российская Энциклопедия, 1993. 111с. 2.17. 2.18. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М.: БЕК, 1997. 340 с. 2.19. 2.20. Белкин Р.С. Курс криминалистики: Т.1. М.: Юрист, 1997. 408 с. 2.21. 2.22. Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика (общетеоретические проблемы). М.: Юр. лит., 1973.262 с. 2.23. 2.24. Бехайм В. Энциклопедия оружия / перевод с немецкого. СПб.: АО «Санкт- Петербург оркестр», 1995. 376 с. 2.25. 2.26. Брейт У., Трамп Д. Археологический словарь / перевод с английского. М.: Прогресс, 1990.367 с. 2.27. 2.28. Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе. М.: Госюриздат, 1956. 220 с. 2.29. 2.30. Винберг Л.А. Сравнение как метод исследования в криминалистической идентификационной экспертизе: Учебное пособие. М.: 1972. 74 с. 2.31. 2.32. Винклер П. Оружие. Руководство к истории, описанию и изображению ручного оружия с древнейших времен до начала XIX века. М.: «Софт-Мастер», 1992. 230 с. 2.33. 2.34. Военно-энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1986. 863 с. 2.35. 2.36. Герасимов A.M. Рыжков В.Л. Особенности криминалистического исследования некоторых образцов холодного оружия: Метод, рек. М.: ЭКЦ МВД РФ, 1994. 18 с. 2.37.

194

2.24. Гвоздев С.А. Холодное Оружие востока и запада (техника самообороны). Мн.: «Со-

  • временное Слово» , 1997. 176 с.

2.25. Гетманова А.Д. Логика: Учебник для вузов. М.: Высшая школа, 1986. 286 с. 2.26. 2.27. Голдованский Ю.П., Тахо-Годи Х.М., Экспертиза по установлению самодельного холодного оружия: Метод, пособие. М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1973. 51 с. 2.28. 2.29. Голубева Л.А., Могильников В.А., Седов В.В., Розенфельд Р.Л. Финно-угры и балты в эпоху средневековья. М.: Наука, 1987. 510 с. 2.30. 2.31. Горбылев А. М. Когти невидимок (подлинное оружие и снаряжение ниндзя). М.: Хар- 2.32. * вест, 1999. 351 с.

2.29. Горелик М.В. Оружие древнего Востока (IV тысячелетие - IV в. до н. э.). М.: Наука, 1993.349 с. 2.30. 2.31. Горский Д.П., Ивин А.А., Никифоров А.Л. Краткий словарь по логике. М.: Просвещение, 1991.208 с. 2.32. 2.33. Дерепянко Е.И. Очерки военного дела племен Приамурья: Новосибирск. Наука, 1987. 225 с. 2.34. * 2.32. Денисова М.М., Портнов М.Э., Денисов Е.Н. Русское оружие: Краткий определитель

русского боевого оружия XI-XIX веков. М.: Госкултпросветиздат, 1953. 166 с.

2.33. Долин А.А. Попов Г.В. Кэмпо- традиция воинских искусств. М.: «АНС-ПРИНТ», 1991.416с. 2.34. 2.35. Егоров А.Г., Свидлов Н.М., Ченцов Ю.Н., Правовые и криминалистические вопросы экспертизы холодного оружия: Лекция. Волгоград. ВСШ МВД СССР, 1984. 24 с. 2.36. 2.37. Емельянов Н.И. Краткие сведения о холодном оружии. Л.: НТО УМ Ленгорисполко-ма, 1957. 36 с. 2.38. 2.39. Жук П., Жук С. Боевые ножи. М.: Act / Геолог, 1998. 155 с. 2.40. 2.41. Загрядская А.П. Определение орудия травмы при судебно-медицинском исследовании колото-резанного ранения. М.: Медицина, 1968. 152 с. 2.42. 2.43. Зегет В. Элементарная логика / перевод с немецкого. М.: высшая школа. 1985. 256 с. 2.44. 2.39. Измайлов И.Л. Вооружение и военное дело населения Волжской Булгарии X - начала А XIII в.. Магадан: СВНЦ ДВО РАН, 1997. 212 с.

195

2.40. Карякин В.Я. Судебно-медицинские исследования повреждений колюще- режущими орудиями. М.: Медицина, 1966. 228 с. 2.41. 2.42. Кинжалы (фехтовальные системы Востока). Минск: АРТ-Пресс, 1993. 71 с. 2.43. 2.44. Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика: Учебник для вузов. М.: Высшая школа, 1982. 262 с. 2.45. 2.46. Кирпичников А.Н. Древнерусское оружие. Вып. 2. Копья, сулицы, боевые топоры, булавы, кистени IX - XIII вв. М. - Л. Наука, 1966. 147 с. 2.47. 2.48. Кирпичников А.Н. Военное дело на Руси в XIII - XV вв. Л.: Наука, 1976. 121 с. 2.49. 2.50. Кирпичников А.Н., Воронин Н.Н., Костин В.В., Хлопин И.Н. Метательная артиллерия и оборонительные сооружения Древней Руси. М.: Наука, 1958. 251 с. 2.51. 2.52. Козлов В.В., Утехин СВ. Судебно-медицинская экспертиза при механической травме: Учебное пособие. Саратов: Изд. Сар. ун-та, 1988. 102 с. 2.53. 2.54. Колдин В.Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. М.: Юр. лит, 1969. 149 с. 2.55. 2.56. Комаринец Б.М. Судебно-баллистическая экспертиза. М.: Юр. лит, 1974. 166 с. 2.57. 2.58. Комиссаров С.А. Комплекс вооружения древнего Китая. Эпоха поздней бронзы. Новосибирск: Наука, 1988. 120 с. 2.59. 2.60. Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений: Научно-практическое пособие. М.: «Норма-Интра», 1998. 269 с. 2.61. 2.62. Котенко Ю.В. Индейцы Великих Равнин. М.: «Техника -молодежи», 1997. 158 с. 2.63. 2.64. Криминалистический словарь / перевод с немецкого. М.: Юр. лит, 1993. 192 с. 2.65. 2.66. Криминалистическое исследование пневматического оружия: Учебное пособие под редакцией Устинова А.И. М: ВНИИ МВД СССР, 1971. 118 с. 2.67. 2.68. Криминалистические требования к холодному, метательному оружию и изделиям, сходным по внешнему строению с таким оружием, для оборота на территории РФ от 23. 11. 1998г.М.:ЭКЦМВДРФ, 1998.33 с. 2.69. 2.70. Куванов В.В. Реконструкция при производстве криминалистических экспертиз. Караганда: КВШ МВД СССР, 1974. 82 с. 2.71. 2.72. Левкович А.К. Арбалет. Киев, Харьков: Мистецтво, 1936. 56 с. 2.73.

196

2.57. Малинова Р., Малина Я. Прыжок в прошлое /перевод с чешского. М.: Мысль. 1988. 271 с. 2.58. 2.59. Маркевич В.Е. Ручное огнестрельное оружие. СПб.: ПОЛИГОН, 1994. 545 с. 2.60. 2.61. Медведев А.Ф. Ручное метательное оружие. Лук и стрелы, самострел VIII - XIV вв.. М.: Наука, 1966. 155 с. 2.62. 2.63. Миль Д.С. Система логики /перевод с английского. М.: Изд. Лемана Г.А., 1914. 880 с. 2.64. 2.65. Основы советской криминалистической экспертизы / Под общей редакцией Лузгина И.М. М.:Юр. лит., 1975.213 с. 2.66. 2.67. Пауэлл У. Поваренная книга анархиста: М.: «Русский раритет», 1995. 153 с. 2.68. 2.69. Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. М.: Юр. лит., 1964. 120 с. 2.70. 2.71. Подшибякин А.С. Вопросы криминалистического исследования холодного оружия: Учебное пособие. Саратов: Изд. Сар. ун-та., 1975. 77с, 2.72. 2.73. Подшибякин А.С. Холодное оружие (уголовно-правовое и криминалистическое исследование). Саратов: Изд. Сар. ун-та., 1980. 150 с. 2.74. 2.75. Подшибякин А.С. Холодное оружие. М.: Юринформ, 1997. 238 с. 2.76. 2.77. Попенко В.Н. Холодное оружие востока и Запада. М.: АО «Горбунок», 1992. 214 с. 2.78. 2.79. Попенко В.Н. Приемы метания холодного оружия. М.: АОЗТ «Богучар», 1992. 112с. 2.80. 2.81. Попенко В.Н. Метательное холодное оружие. М.: АОЗТ «Богучар», 1993. 111с. 2.82. 2.83. Попенко В.Н. Древнее оружие Востока. М.: АОЗТ «Богучар», 1993. 171 с. 2.84. 2.85. Попенко В.Н. Холодное метательное оружие М.: АОЗТ «Богучар», 1993. 111с. 2.86. 2.87. Попенко В.Н. Комбинированное холодное оружие. М.: АОЗТ «Богучар», 1994. 111с. 2.88. 2.89. Попенко В.Н. Холодное оружие: Энциклопедический словарь. М.: АОЗТ «Богучар», 1996.479 с. 2.90. 2.91. Русаков М.Н. Криминалистическое исследование оружия и следов его применения: Учебное пособие. Омск: ОВШ МВД СССР, 1981. 118 с. 2.92. 2.93. Самончик А.Н. Криминалистическое исследование холодного оружия: Практич. пособие. М.: НИИМ МВД СССР, 1959. 57 с. 2.94.

197

2.76. Сборник информационных листков холодного (метательного) оружия и предметов хозяйственно-бытового назначения, сходных с ним, прошедших сертификационные криминалистические испытания в 1994 - 1995 гг. . М.: ЭКЦ МВД РФ, 1996. 227 с. 2.77. 2.78. Сборник нормативных документов и справочных материалов для экспертов - балли-стов органов внутренних дел Российской Федерации. М: ЭКЦ МВД РФ, 1994. 132 с. 2.79. ‘2.78. Смирнов К.Ф. Вооружение савроматов. М.: Наука, 1961. 162 с.

2.79. Соловьев Л.И. Военное дело коренного населения Западной Сибири. Эпоха средневековья. Новосибирск: Наука, 1987. 193 с. 2.80. 2.81. Строгович М.С. Логика: Учебное пособие. М.: Госполитиздат, 1949. 362 с. 2.82. 2.83. Судебно-медицинская травматология (руководство) / Под ред. А,П. Громова, В.Н. Науменко. М.: Медицина, 1977. 368 с. 2.84. 2.85. Тарасов К.Е., Беликов В.К., Фролова А.И. Логика и семантика диагноза. М.: Медицина, 1989.272 с. 2.86. 2.87. Титов В.В. Выбор цели в поисковой деятельности. М.: Мысль, 1991. 126 с. 2.88. 2.89. Тихонов Е.Н. Уголовно-правовая и криминалистическая оценка холодного оружия. Томск: Изд. ТГУ, 1976. 160 с. 2.90. 2.91. Тихонов Е.Н. Криминалистическая экспертиза холодного оружия: Учебное пособие. Барнаул: Изд. АГУ, 1987. 232 с. 2.92. 2.93. Тихонов Е.Н. Судебно-баллистическая экспертиза: Учебное пособие. Барнаул. АГУ, 1991.96 с. 2.94. 2.95. Трубников Б. Г. Определитель оружия и вооружения. СПб.: ПОЛИГОН- ACT, 1998. 695 с. 2.96.

2.88. Устинов А.И., Портнов М.Э., Денисов Е.Н. Холодное оружие: Практ. пособие. М.: ВШ МВД РСФСР, 1961. 127 с. 2.89. 2.90. Устинов А.И. Самодельное огнестрельное оружие и методика его экспертного определения.^.: ВНИИОП, 1968. 28 с. 2.91.

2.90. Устинов А.И., Филиппов В.В. Криминалистическое исследование некоторых видов холодного оружия народов Востока. М.: ВНИИ МВД СССР, 1984. 24 с. 2.91. 2.92. Хазанов A.M. Очерки военного дела сарматов. М.: Наука, 1971. 172 с. 2.93.

/ 198

2.92. Холодное оружие и бытовые ножи / под общей редакцией А.И. Устинова. М.: ВНИИ

  • МВД СССР, 1978. 132 с.

2.93. Худяков Ю.С. Вооружение средневековых кочевников Южной Сибири и Центральной Азии. Новосибирск: Наука, 1986. 268 с. 2.94. 2.95. Худяков Ю.С. Вооружение центральноазиатских кочевников в эпоху раннего и развитого средневековья. Новосибирск: Наука, 1991. 190 с. 2.96. 2.97. Черненко Е.В. Скифские лучники. Киев: Нукова думка, 1981. 120 с. 2.98. 2.99. Школяр С.А. Китайская доогнестрельная артиллерия. М.: Наука, 1980. 385 с. 2.100. * 2.97. Шляхов А.Р. Классификация судебных экспертиз и типизация их задач. М: Юр. лит.,

1977.98 с.

2.98. Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: Организация и проведение. М.: Юр. лит., 1979. 168 с. 2.99. 2.100. Шляхов А.Р. Классификация судебных экспертиз: Учебное пособие. Волгоград: ВСШ МВД СССР 1980. 80 с. 2.101. 2.102. Шляхов А.Р. Судебная экспертиза и правосудие. М.: Юр. лит., 1981. 64 с. 2.103. *

  1. СТАТЬИ

3.1. Антонов А. Выбор и подготовка к стрельбе спортивного лука львовской фабрики // Разноцветные мишени: Сборник статей и очерков о пулевой стрельбе и стрельбе из Лука. М.: 1984. С. 92-94. 3.2. 3.3. Арсеньев В.Д. Соотношение предмета и объекта судебной экспертизы // Проблемы теории судебной экспертизы: Сб. научных трудов. Вып. 44. М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1980. С.3 - 24. 3.4. * 3.3. Артемьев А.Р., Гайдуков П.Г. Лук XIII века из Новгорода // Российская археология. № 3.

М., 1992. С. 218-220.

3.4. Боцалев В. Праща // Мастер ружье. 1996. № 7/8. С. 72 - 73.

3.5.Вершинский А. Ослепительное совершенство лука// Оружие. Техника - молодежи. 1994. № 5. С. 28 - 29.

3.6. Винберг А.И., Мирский Д.Я., Ростов М.Н. Гносеологический, информационный и процессуальный аспекты учения об объекте судебной экспертизы // Вопросы теории и прак-

199 3.9.Винниченко А.С. Метаемые ножи и кинжалы как разновидность метательного оружия // Экспертиза на службе следствия. Волгоград: ВЮИ МВД России, 1998. С. 74-75.

3.10. Винниченко А.С. Ружье для подводной охоты как вид метательного оружия // Проблемы совершенствования производства криминалистических экспертиз. Саратов: СЮИ МВД РФ, 1998. С. 93-96. 3.11. 3.12. Виноградов В. Оружие для охоты на рыб // Мастер ружье № 23. М.: 1998. С.40 - 45. 3.13. 3.14. Владимиров В.Ю. Теория и практика криминалистического оружиеведения // Теория и практика криминалистического оружиеведения: материалы научно- практической конференции 21 апреля 1998 года. СПб.: СПА МВД России, ЭКУ ГУВД Санкт - Петербурга и Ленинградской области, 1998. С. 7 - 11. 3.15. 3.16. Воронов Ю.Н., Шенкао Н.К. Вооружение воинов Абхазии IV - VII вв. // древности эпохи Великого переселения народов V - VII вв. М.: Наука, 1982, С. 121 - 165. 3.17. 3.18. Гордиенко Г.А. 31-й чемпионат мира по стрельбе из лука // Разноцветные мишени: Сборник статей и очерков о пулевой стрельбе и стрельбе из Лука. М.: 1982. С. 102 -107. 3.19. 3.20. Григорянц Г. Г. Уголовно-правовое и криминалистическое значение холодного оружия: Тез. докл. // Юбилейная научная конференции профессорско-преподавательского состава, аспирантов и студентов, посвященной 100-лстию со дня рождения В.И. Ленина (юр. науки). Душанбе: Изд-во Таджикского ун-та, 1970. С.35-36. 3.21. 3.22. Дашкевич С, Карпенко Ю. Снаряжение и техника подводной охоты. Советы начинающему охотнику-рыболову по материалам заграничной печати // Рыболов спортсмен. № 7.М.: 1957. С. 215-230. 3.23. 3.17. Дудин Б.И. О терминологии в стрельбе из лука // Разноцветные мишени: Сборник статей и очерков о пулевой стрельбе и стрельбе из Лука. М.: 1983. С. 81- 84.

3.18. Егоров В., Зигуненко С. Пятна легко смоются, но оставят след в вашей судьбе // Оружие. Техника-молодежи. 1994. № 5. С. 32 - 33. 3.19. 3.20. Железняков А.И.. Гобеев А.С. Метательное оружие как новый объект криминалистического экспертного исследования // Использование достижений науки и техники в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений. Саратов: СВШ МВД РФ, 1994. С. 60 - 64. 3.21.

200

3.20. Железняков А.И., Винниченко А.С. Холодное и метательное оружие как два самостоятельных вида // Теория и практика экспертных исследований в свете закона Российской Федерации «Об оружии». Волгоград: ВЮИ МВД РФ, 1996. С. 14- 16. 3.21. 3.22. Жигалов Н.Ю. Характеристики отдельных видов современного пневматического оружия // Теория и практика экспертных исследований в свете закона Российской Федерации «Об оружии». Волгоград: ВЮИ МВД РФ, 1996. С. 24 - 26. 3.23. 3.24. Житомирский М.М. К вопросу об экспертной диагностике метательного орудия // Экспертная техника . Вып 96. М: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1986. С. 24 - 27. 3.25. 3.26. Каплунов И.М. К вопросу об экспертизе холодного оружия // Мат. Всесоюзн. Научн. Конф. «Современные тенденции развития судебной экспертизы вещественных доказательств и пути внедрения новых физических, химических и биологических методов исследования в экспертную практику». 4.2. М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1972. С. 98 - 100. 3.27. 3.28. Карлин И.П. Методика исследования холодного оружия // Теория и практика криминалистического оружиеведения: материалы научно-практической конференции 21 апреля 1998 года. СПб.: СПА МВД России, ЭКУ ГУВД Санкт - Петербурга и Ленинградской области, 1998. С. 3-6. 3.29. 3.30. Кирпичников А.Н. История античной и раннесредневековой метательной техники в книге А. Брун-Хоффмейер «Античная Артиллерия» // Сборник исследований и Сборник исследований и материалов артиллерийского исторического музея. Вып. IV. Л.: АИМ,1959. С.341-346. 3.31. 3.32. Козлов Н. Пружинное ружье для подводной охоты // Снаряжение спортсмена охотника: Сб. статей. М.: 1962. С. 29- 38. 3.33. 3.34. Колдин В.Я. Теория криминалистической идентификации и ее система // Вопросы теории криминалистики и судебной экспертизы: Материалы научной конференции, декабрь 1969 г. Вып. II. М.: ЦНИИСЭ Сов. Мин. РСФСР, 1969. С. 19 - 25. 3.35. 3.36. Колдин В.Я., Селиванов Н.А. Криминалистическая идентификация // Криминалистика социалистических стран. М.: Юр. лит., 1986. С. 226 - 262. 3.37. 3.38. Конторович А. Зачем нужен «летающий лом» ? // Оружейный двор № 5. М.: 1997. С.100-104. 3.39.

201

3.30. Корнеева И.Л. О методах криминалистической экспертизы и их системе // Экспертная практика: Сб. статей Вып.З. М.: ВНИИСЭ МВД СССР, 1969. С. 3 - 10. 3.31. 3.32. Корнеева И.Л. О методологии в криминалистической экспертизе // Вопросы теории криминалистики и судебной экспертизы: Материалы научной конференции, декабрь 1969 г. Вып. II. М.: ЦНИИСЭ Сов. Мин. РСФСР, 1969. С. 38-41. 3.33. 3.34. Короткий, мощный, стреляет ! / По материалам журнала «Magnum», январь 1994 г. // Оружие. Техника -молодежи. 1994. № 5 С. 44. 3.35. 3.36. Корухов Ю.Г. Проблемы криминалистической диагностики // Повышение эффективности использования криминалистических методов и средств расследования преступлений. М: Академия МВД СССР. С. 99 - 115. 3.37. 3.38. Кучеров И.Д. Естественнонаучные представления о тождестве-различии и основные категории криминалистики // Вопросы теории криминалистики и судебной экспертизы: Материалы научной конференции, декабрь 1969 г. Вып. II . М.: ЦНИИСЭ Сов. Мин. РСФСР, 1969.С.32-37. 3.39. 3.40. Литвинский Б.А. Сложносоставной лук в древней Средней Азии // Советская археология. № 4. 1966. С. 51 -69. 3.41. 3.42. Литвинович В. Маркеры. Не хуже настоящего // Оружейный двор. 1995. № 1. С. 28 -29. 3.43. 3.44. Лопатин В. «Магнум» полковника Морана // Оружие. 1997. № 2. С. 29 - 31. 3.45. 3.46. Лопатин В.«Невообразимые плинкеры». А по нашему - духовушки // Оружие 1997. № 2. С. 32 -35. 3.47. 3.48. Любарский М.Г. Понятие -«холодное оружие» // Бюл. № 1 Ленинградской НИЛСЭ. Л.: С. 15-32. 3.49. 3.50. Львовский П.Д. Баллистические качества древнейших образцов метательного оружия // Известия Артиллерийской академии РККА. Т.1. Л., 1932. С. 183 - 216. 3.51. 3.52. Макаров И.В., Касаткин Б.С. Криминалистическое и судебно-медицинское значение пневматического оружия // Вопросы криминалистики. Вып. 6-7. М.: ЦНИИСЭ МВД РСФСР, 1962. С. 178-188. 3.53.

202

3.42. Максименков А.А., Репешко П.И. К вопросу о дифференциации метательного холодного оружия // Экспертиза на службе следствия. Волгоград: ВЮИ МВД России, 1998. С. 70-71. 3.43. 3.44. Макыоэн Э., Миллер P.O., Бергман К.А. Конструкция и изготовление древних луков/ Пер. с англ. // В мире науки. № 8 . 1991. С. 42 - 49. 3.45. 3.46. Малков В.Д. Незаконное ношение, хранение, изготовление или сбыт оружия или взрывчатых веществ // Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения. Учебное пособие. М.: ВШ МВД СССР, 1970 с 120 - 135. 3.47.

3.45. Мещеряков В. Устрашали не одним видом … // Техника - молодежи. № 10. 1979. С. 56-57. 3.46. 3.47. Мироненко Г.В. Аспекты признания луков и арбалетов холодным оружием и методические рекомендации по их исследованию // Экспертная практика № 36 . М.: ЭКЦ МВД РФ, 1994. С. 11-17. 3.48.

3.47. Мироненко Г.В. Криминалистическое понятие холодного оружия на современном этапе его развития в условиях изменения правоотношений в обществе // Теория и практика криминалистического оружисведения*, материалы научно-практической конференции 21 апреля 1998 года. СПб.: СПА МВД России, ЭКУ ГУВД Санкг - Петербурга и Ленинградской области, 1998. С. 24 - 40. 3.48. 3.49. Митричев B.C. Вопросы теории идентификации в свете использования физических и химических методов исследования в криминалистической экспертизе // Вопросы теории криминалистики и судебной экспертизы: Материалы научной конференции, декабрь 1969 г. Вып. II. М.: ЦНИИСЭ Сов. Мин. РСФСР, 1969. С. 11 - 18. 3.50. 3.51. Митричев B.C. Вопросы теории судебной идентификации // Труды центрального научно-исследовательского института судебных экспертиз. Вып. 2. М.: ВНИИСЭ MIO СССР, 1970 СИЗ-157. 3.52. 3.53. Михальчук А.Е. О криминалистической экспертизе оружия // Использование достижений науки и техники в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений. Саратов: СВШ МВД РФ, 1994. С. 33-36. 3.54.

203

3.51. Мурьянов М.Ф. Происхождение слова «артиллерия» // Сборник исследований и мате-

  • риалов артиллерийского исторического музея. Вып. IV. Л.: 1959. С. 253 - 257.

3.52. Немеров В.Ф. Воинское снаряжение и оружие монгольского воина XIII - XIV вв. // Советская археология. 1987. № 2. С. 212 - 227. 3.53. 3.54. Орлов Ю.К. Объекты экспертного исследования // Труды всесоюзного научно- исследовательского института судебных экспертиз. Вып. 8 . М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1974. С. 38-42. 3.55. 3.56. Орлов Ю.К. Спорные вопросы теории идентификации (логико-гносеологические ас- 3.57. * пекты) // Проблемы теории судебной экспертизы: Сб. научных трудов. Вып. 44. М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1980. С. 42 -59.

3.55. Пименов Н.Ф. Методы определения степени заострения лезвия и конфигурации обуха клинка в процессе криминалистического исследования // Экспертная практика и новые методы исследования. Вып. 15. М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1980. С. 1 - 7. 3.56. 3.57. Плескачевский В.М. Некоторые проблемы развития криминалистической техники как раздела науки криминалистики // Проблемы технико-криминалистического обеспе- 3.58. * чения раскрытия и расследования преступлений: Сб. статей. М.: ЮИ МВД России, 1994. С. 28-32.

3.57. Поздняков Ю. Двухпружинное ружье // Библиотечка спортсмена-подводника. Вып. 6. М: 1964. С. 31 -39. 3.58. 3.59. Понкратов Б. Пожалуй в области арбалета мы впереди России всей // Оружие. Техника- молодежи. 1994. № 5. С. 40 - 41. 3.60. 3.61. Розуа Ж.Ж. Копьеметалка и лук доисторических охотников. Техника и сравнительная демография // Российская археология. № 2. 1996. С. 5 -21. 3.62. 3.63. Романов Н.С. Судебно-экспертная диагностика как познавательный процесс // Вопросы теории и практики судебной экспертизы: Сборник научных трудов. М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1983. С. 44-56. 3.64. 3.65. Ручкин В.А. О некоторых правовых аспектах криминалистической экспертизы оружия и следов его применения // Теория и практика экспертных исследований в свете закона Российской Федерации «Об оружии». Волгоград: ВЮИ МВД РФ, 1996. С. 19-21. 3.66.

204

3.62. Савваитов П.И. Описание старинных русских утварей, одежд, оружия, ратных доспехов и конского прибора, в азбучном порядке расположенное // Записки Императорского русского археологического общества. Том. IX. Вып. 2, 3. СПб.: Изд. И.Н. Скороходова, 1897. С.1 - 185. 3.63. 3.64. Савинов Д.Г. Новые материалы по истории сложного лука и некоторые вопросы его эволюции в Южной Сибири // Военное дело древних племен Сибири и центральной Азии. Новосибирск: Наука, 1981. С. 146 - 162. 3.65. 3.66. Седова Т.А. Некоторые вопросы оценки доказательственного значения выводов на основе групповой идентификации // Вопросы теории криминалистики и судебной экспертизы: Материалы научной конференции, декабрь 1969 г. Вып. II . М: ЦЫИИСЭ Сов. Мин. РСФСР, 1969. С. 84 - 88. 3.67. 3.68. Седова Т.А. К вопросу о понятии холодного оружия в криминалистической литературе и судебно-следственной практике // Вопросы экспертизы в работе защитника. Л.: ЛГУ, 1970. С. 132-152. 3.69. 3.70. Сегай М.Я. Криминалистическая идентификация // Криминалистика и судебная экспертиза: Сб. трудов. Киев: НИИЛСЭ МЮ УССР, 1957. С. 13 - 23. 3.71. 3.72. Селиванов II.А. Криминалистическая идентификация // Советская криминалистика. Теоретические проблемы. М.: Юр. лит., 1977. С. 57 -115. 3.73. 3.74. Сельг С. Что такое холодное оружие ? // Советское право (юрид. бюл.). № 2. Талин, 1967. С. 120-122. 3.75. 3.76. Семыкин Ю.А. Опыт реконструкции арбалета по материалам с территории Волжской Болгарии // Древние и средневековые культуры Поволжья: Сб. статей. Куйбышев: КГУ., 1981. С. 120- 127. 3.77. 3.78. Сенченко А. Полулегальный арбалет // Оружие. № 5. 1998. С. 14 - 18. 3.79. 3.80. Скрылев И. Холодный блеск «Бобра» // Солдат удачи.№ 9. 1995. С 54 -55. 3.81. 3.82. Скрылев И. Метательные ножи // Мастер ружье .№ 24 / 25. 1998. С. 29 - 38. 3.83. 3.84. Скрылев И. Стреляющий нож // Мастер ружье. № 27/ 28. 1998. С. 80-81. 3.85. 3.86. Снетков В.А. Экспертная криминалистическая диагностика // Диагностика при производстве криминалистических экспертиз. М.: ВНИИ МВД СССР, 1984. С. 3 - 12. 3.87.

205

3.75. Снетков В.А. Основные понятия теории криминалистической идентификации и диаг- 4 ностики // особенности исследования некоторых объектов традиционной криминалисти ческой экспертизы: Учебное пособие. М.: ЭКЦ МВД РФ, 1993. С. 3 - 21.

3.76. Соболева Е.С. Луки и стрелы с о-ва Тимор // Культура народов Индонезии и Океании: Сб. статей. Л.: Наука 1984. С. 144 - 151. 3.77. 3.78. Стальмахов А.В., Сумарока A.M., Попковский А.В. Оценка поражающей способности луков и арбалетов // Экспертиза на службе следствия. Волгоград: ВЮИ МВД России, 1998. С. 69-70. 3.79. • 3.78. Стальмахов А.В., Сумарока A.M., Сухарев А.Г. Криминалистическое исследование

луков и арбалетов // Проблемы совершенствования производства криминалистических экспертиз. Саратов: СЮИ МВД РФ, 1998. С. 73 - 80.

3.79. Степанов Г.Н. Реконструкция в системе методов криминалистической экспертизы // Вопросы теории и практики судебной экспертизы: Сборник научных трудов. М.: ВНИИ-СЭ МЮ СССР, 1983. С. 109 - 115. 3.80. 3.81. Толстухина Т.В. Об использовании в криминалистической диагностике основных 3.82. * терминов и понятий технической диагностики // Экспертная техника № 80. М.: ВНИИСЭ МЮСССР, 1983. С. 40-50.

3.81. Федоров А.В. Оружие как предмет преступления и криминалистическое оружиеведе-ние // Теория и практика криминалистического оружиеведения: материалы научно-практической конференции 21 апреля 1998 года. СПб.: СПА МВД России, ЭКУ ГУВД Санкт - Петербурга и Ленинградской области, 1998. С. 53 - 54. 3.82. 3.83. Федорова И.К. Жизнь и быт самоанцев // Культура народов Индонезии и Океании: 3.84. Сборник МАИЭ XXXIX . Л.: 1984, С. 78 - 98. т

3.83. Филатов Г. Расчет физической нагрузки в стрельбе из лука // Разноцветные мишени:

Сборник статей и очерков о пулевой стрельбе и стрельбе из Лука. М.: 1982. С.68 - 69.

3.84. Фоли. В., Палмер, Д., Содел В. Арбалет / Пер. с англ. // В мире науки. № 3. 1985. С. 66 - 72.

206

3.85. Хазанов A.M. Сложные луки Евразийских степей и Ирана в скифо-сарматскую эпоху 4 // Материальная культура народов Средней Азии и Казахстана. М.: Наука, 1966. С. 29 -

44.

3.86. Хохлов А. Сергей Низов из ОГПУ - самый опасный человек конца XX века // Комсомольская правда, 1996 20февр. № 32(21283). 3.87. 3.88. Христич В. Оружейная терминология не фунт изюма // Ружье .№ 5. 1997. С.8 - 14. 3.89. 3.90. Худяков Ю.С. О принципах выделения единиц типологической классификации (на материалах вооружения средневековых кочевников) // Методические проблемы археоло- 3.91. • гии Сибири: Сб. трудов. Новосибирск, 1988. С. 107 - 112.

3.89. Шабунин Е. Некоторые технологические особенности изготовления современного спортивного лука // Разноцветные мишени: Сборник статей и очерков о пулевой стрельбе и стрельбе из Лука. М., 1984. С. 82-83. 3.90. 3.91. Шавкунов В.Э. К вопросу о луке чжурчжений // Военное дело древнего населения Северной Азии. Новосибирск: Наука, 1987. С. 199 - 205. 3.92. 3.93. Шитов Ю.Т. С чего начать // Разноцветные мишени: Сборник статей и очерков о пу- 3.94. • левой стрельбе и стрельбе из Лука. М.: 1982. С. 72 - 77.

3.92. Шляхов А.Р. Предмет и система криминалистической экспертизы В СССР // Вопросы криминалистической экспертизы и правовой кибернетики: Труды ВНИИСЭ. Вып. 3. М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1971 С. 11 - 38. 3.93. 3.94. Шляхов А.Р. задачи судебной экспертизы // Экспертные задачи и пути их решения в свете НТР: Сб. статей. Вып. 42. М: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1980. С. 3 - 37. 3.95. 3.96. Шляхов А.Р. Экспертиза // Криминалистика социалистических стран. М.: Юр. лит., 3.97. 1986. С. 276-291. т

3.95. Шмелев И. Разящий наверняка // Оружейный двор. № 1. 1997. С. 80. 3.96. 3.97. Шокарев Ю. Арбалет // Оружейный двор. № 5. М.: 1997. С. 4 - 98. 3.98. 4. ДИССЕРТАЦИИ, АВТОРЕФЕРАТЫ

4.1. Винниченко А.С. Теоретические и методические основы криминалистического исследования метательного оружия: Автореф. дис. - к-та юр. наук: 12.00.09 / Волгоградский

• юридический институт МВД России. Волгоград: ВЮИ МВД России, 1998, 29 с.

207

4.2. Зырянов В.В. Проблемы криминалистического оружиеведения: Автореф. дис. - к-та юр. наук: 12.00.09 / Омский юридический институт МВД РФ. Омск: ОЮИ МВД РФ, 1998. 23 с. 4.3. 4.4. Подшибякин А.С. Криминалистическое учение о холодном оружии: Автореф. науч докл. - док-pa юр. наук: 12.00.09 / Юридический институт МВД России. М.: ЮИ МВД России, 1997.50 с. 4.5. 5. НОРМАТИВНО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДОКУМЕНТЫ

5.1. ГОСТ. Метательные устройства. Лук и арбалет. Основные термины и определения: Проект. М.: Изд. стандартов, 1994. 13 с. 5.2. 5.3. ГОСТ. Метательные устройства. Лук и арбалет. Требования безопасности и методы испытания на безопасность: Проект. М.: Изд. стандартов, 1994. 7 с. 5.4. 5.5. ГОСТ Р 51215 -98 Холодное оружие. Термины и определения: М.: Изд. стандартов, 1998. 19 с. 5.6. 6. ЛИТЕРАТУРА НА ИНОСТРАННОМ ЯЗЫКЕ

6.1 .Burke E. The history of archery . New - York, 1957. 159 с

6.2.Cnotliwy E. Armbrust aus stettin aus dem 16 sh. // Kwartalnik historii kulturi materialnej. R. XL/ Warszawa, 1992. С 511 - 520.

6.3.Connoly P. Greece and Rome at War. London, 1981. 323 с

6.4.Ekdahls S. Die armbrust im Deutsch-ordensland Preussen zu beginn des 15 jahrhunderts // Fasciculi arhaeologiae historicae. R. V. Lodz, 1993. С 17 - 48.

6.5.Faktor Z. Noze a dyky. Aventinum, 1992. 264 с

6.6.Franconia Jagd № 3. Wurzburg, 1994. 32 с

6.7.Franconia Jagd 1994/1995. Wurzburg, 420 c.

6.8.Gederlof O. Vapen historisk handbok. Stockholm, 1975. 250 с

6.9.Heath E.G. The art of archery. London, 1978. 214 с

6.10. Huuri K. Zur geschiehte des mittelalterlichen geshutzwesen aus orientalischen qullen: Studia Orientalia. IX. 3. Helsinforsiac, 1941. 261 с 6.11. 6.12. Jenco sales, inc. № 32 . Texas, 1995, 145 с 6.13.

208 6.12. Jenco sales, inc. № 34 . Texas, 1997, 85 с

  • 6.13. Kaminsky V.N. Earli medieval weapons in the north Caucasus - a preliminary review // Ox-

ford journal of archaeology. Vol. 15. № 1. March 1996. С 95 - 105.

6.14. Klopsteg P.E. Turkish archery and composite bow // A review of an Old Chapter in the chronicles or archery and a modern interpretation. JII. Evanston, 1947. С 140 - 270. 6.15. 6.16. Krenn M. Mittelalterliche armbrustbolzen // Mitteilungen XXXV band, 1985. С 47 -56. 6.17. 6.18. Le - Due M.V. Moobilier Francais. De 1 epoque carlovingienne a la renaissance. T. 5. Paris, 1875. 512 c. 6.19. * 6.17. Letosnikova L., Hercilk J. Zbrane serm a meciri. Praha, 1983. 379 с

6.18. Lewerken H.W. {Combinations waffen des 15. - 19. Jahrhunderts. Erfurt, 1989. 308 с 6.19. 6.20. Nadolskiego A. Uzbrojenie w Polsce Sredniowiecznej 135 - 1450. Lodz, 1990. 530 с 6.21. 6.22. Nicolle D. С The age of Tamerlane: London, 1990. 48 c. 6.23. 6.24. Nicolle D. С Arms and Armour of the Crusading Era 1050 - 1350. V.2. . New York, 1988.
1038 c. 6.25.

6.22. Payn-Gallwey R.. The crossbow, mediaeval and modern, Military and sporting: Its con-«
struction, history and management: new York, 1978. 250 с 6.23. 6.24. Petitfrere R . Histore universelle des armes. Paris, 1979. 320 с 6.25.

6.24. Rose D. Das mittelalterliche Wurfbeil // Zeitschrift fur hist. Waffenkunde. Dresden, 1900 -1901. С 237-246. 6.25. 6.26. Roth R. Histoire de 1 archerie. Arc Arbalete. Languedoc, 1992. 231c. 6.27. 6.28. Rausing G. The bow. Some notes on its origin and development. Bonn, 1967/ 210 c. 6.29. 6.30. Stevence G.M. Grossbow: « From thirty - five years with the weapon». Huntsville, 1978. 210 c. 6.31. 6.32. Stepfens F.J. Kampfmesser. Stuttgart, 1994. 176 с 6.33. 6.34. Wagner E. Traht, wehr und waffen des spaten mittelalters (1350 - 1450): Praga, 1956. 383 с 6.35. 6.36. Wuu Jay compani wholesale catalog. Taiwan, 1996 40 с 6.37. 6.38. Zuniga A.R. Armas raras ycuriosas. Habana, 1987. 340 с 6.39. •

209

Приложение № 1

Рис. 1-3. Основные конструктивные элементы метательных ножей: а - клинок; б - острие; в -заточка клинка; г - верхняя граница заточки клинка; д - лезвие; е - пятка; ж - обух; з - скос клинка (обуха); и - дол; к - заточка скоса; л - фальш-лезвие; м -ограничитель; н - рукоять; о - обмотка рукояти; п - вырез рукояти; р - навершие (головка)рукояти.

210

Приложение № 2

О

Рис. 1 - 4. Метательные ножи, производимые различными зарубежными оружейными фирмами. Рис. 5. Китайский метательный нож - фейдао.

211

Рис. 1-2. Метательные ножи с полыми ручками.

Рис. 3, Метательный нож с невыраженной рукоятью.

Рис. 4. Индийский метательный нож - куйте.

Рис. 5. Оса-2, метательный нож российского производства.

Приложение № 3

212

Приложение № 4

Рис. 1-4. Конструктивные элементы метательных кинжалов: а - клинок; б - лезвие; в - верхняя граница заточки клинка; г - острие; д - пята; е - ограничитель; ж - рукоять; з

  • навершие (головка) рукояти; и - отверстие для крепление элемента стабилизирующего полет; к - утяжелители (грузы) изменяющие центр тяжести кинжала; л
  • вырезы рукояти; н - плечики клинка; о - кольцо для крепление элемента стабилизирующего полет; п - конструктивный элемент стабилизирующий полет кинжала.

213

Приложение № 5

Рис. 1-5. Метательные кинжалы, выпускаемые зарубежными оружейными фирмами.

214

Приложение № 6

Рис.1 - 2. Метательные кинжалы, выпускающиеся в Малайзии.

Рис.4. Метательный кинжал с ножевидным клинком, производимый тайваньской фирмой «Hibben Knives».

215

Приложение № 7

*

а

о о о о

д а

i_lf/-: ?~ ЯДУ’’ — *”>?:

^jy_

Рис. 1 - 5. Метательные кинжалы, изготавливаемые зарубежными оружейными фирмами.

216

Приложение № 8

I

С

Рис. 1-5. Метательные кинжалы традиционных для Китая и Японии форм.

217

Приложением 9

Рис.1 - 5. Метательные кинжалы, выпускаемые зарубежными оружейными фирмами

218

Приложение № 10

( ?> О С>

X.

X

Рис.1 - 3. Метательные кинжалы, изготавливаемые зарубежными оружейными фирмами в

китайском стиле. Рис. 4-5. Современные метательные кинжалы зарубежного производства.

219

Прило жение № 11

*

м

Рис. 1.
Основ
ные
констр
уктив
ные
элемен
ты
метате
льного
топора
а - железк а; б - носок клина; в - пятка клина; г - заточк а клина; д - лезвие ; е - тупье; ж - обух; з - проуш ина (всад); и - щека обуха; к - шип; л - острие ; м- топор ище (рукоя ть).

220

Рис. 1. Европейский метательный топор типа «францисска» VI - VII века. Рис. 2. Метательный топор коренного населения Абхазии VI - VII века.

Приложение № 12

221

Приложение № 13

Рис. 1 - 2. Метательные топоры III - первой половины II тысячелетия до н.э., найденные в

ходе раскопок в Мохенджодаро. Рис. 3-4. Метательные топоры типа «томагавк», бытовавшие у индейцев, живущих в районе

Великих озер.

222

Приложение № 14

Рис. 1. Метательный топор, выпускаемый тайваньской оружейной фирмой «Hibben Knives». Рис. 2. Метательный топор типа «томагавк», выпускаемый североамериканскими оружейны ми фирмами.

223

Рис. 1 - 2. Метательные топоры коренного населения Западной Африки.

Приложение № 15

Рис. 1-2. Африканские метательные топоры.

224

Приложение № 16

225

Приложение № 17

Рис. 1- 4. Основные конструктивные элементы метательных стрелок: а - клинок (перо); б -острие; в - рукоять; г - заточка клинка; д - лезвие; е - ребро клинка; ж - плечики клинка; з - втулка; и - конструктивный элемент стабилизирующий полет оружия (стабилизатор, оперение); к - узел крепления клинка к рукояти.

226

Приложение № 18

Рис. 1-2. Китайские метательные стрелки - бяо.

Рис. 3-4. Китайские метательные стрелки по форме копирующие копья.

Рис. 5. Китайская метательная стрелка по форме копирующая боевой трезубец типа «даба»

227

Приложение № 19

Рис. 1-6. Метательные стрелки Дальневосточного региона. Рис. 7. Японская метательная стрелка типа «кусибигата» школы Нэгиси-рю. Рис. 8. Китайская метательная стрелка типа «би», замаскированная под кисточку для капли графического письма.

228

Приложение № 20

Рис. 1. Конструктивные элементы сюрикенов: А - острие; Б - клинок; В - лезвие; Г - плечики; Д - основание; Е - отверстие; Ж - заточка клинка..

229

Приложение № 21

Рис. 1. Сюрикен типа «хосигата».

Рис. 2. Сюрикен типа «санко».

Рис. 3. Китайское оружие аналогичное сюрикену - бяодао.

230

Приложение № 22

Рис. 1. Сюрик ен типа «мандз и» Рис. 2. Сюрик ен типа «дзюдз и». Рис. 3. Сюрик ен типа «ропп о». Рис. 4. Сюрик ен типа «хапп о».

231

Приложение № 23

к

/I

~TvT

__

Г

v\

^z

Рис. 1-2. Европейские аналоги сюрикенов, XV - XVI века. « Рис. 3. Агат, польский складной кинжал - сюрикен.

232

Приложение № 24

Рис. 1. Основные конструктивные элементы наконечника дротика: а - втулка; б - шейка; в -яблоко; г - перо; д - лезвие; е - острие; ж- ребро пера; з - плечики; и - валик заваль- цовки втулки; к - отверстие (всад); л - отверстие под крепежный гвоздь.

Рис. 2 - 4. Способы крепления наконечника дротика к древку.

233

Приложение № 25

i A

й А

8

10

Рис. 1-5 Наконечники метательных копий (дротиков) III - II тысячелетие до н.э. Рис.6-7 Наконечники метательных копий (дротиков) VI -1 век до н.э. Рис.8-9 Наконечники метательных копий (дротиков) V - XIV век.

234

Рис. 1 - 4. Наконечники русских сулиц Х-ХГУ век. Рис. 5- 6. Наконечники литовских дротиков XIV век. Рис. 7-8. Наконечники абхазских дротиков VI-VII век.

235

О

Рис. 1-4. Наконечники джеридов конца XVI - XVII веков.

Рис. 5-6. Современные наконечники копий.

Рис.7. Наконечник современного зулусского ассегая.

236

Приложение № 28

Рис. 1. Конструктивные элементы метательной палицы: а - ударный поражающий элемент (навершие); б - рукоять.

Рис. 2. Конструктивные элементы боласса: а - ударный поражающий элемент; б - гибкий соединительный элемент; в - петля.

237

Приложение № 29

л

Cxz

?

Рис. 1. Африк анская метате льная палиц а.

Рис. 2. Полин езийск ая метате льная палиц а - ‘ оло.

Рис. 3. Полин езийск ая метате льная палиц а - фааау фала.

Рис. 1 - 6. Различные формы бумерангов.

238

Приложение № 30

239

Приложение № 31

^ ^

1

Рис.1. Болантин.

Рис. 2-5. Латиноамериканские болассы.

Рис.6. Манрики-гусари.

240

Приложение № 32

Рис. 1. Основные конструктивные элементы метательного кинжала: а - клинок; б - основание клинка (клинков); в - лезвие; г - острие; д - обух; е - рукоять; ж - обмотка рукояти.

241

Приложение № 33

Рис. 1. Основные конструктивные элементы комбинированных метательных топоров: а- железка; б - клин; в - острие; г - лезвие; д - борода; е - тупье; ж - шейка; з - шипы; и - втулка; к - топорище (рукоять).

242

Приложение № 34

Рис. 1 - 5. Африканские комбинированные метательные ножи, кинжалы и топор типа «пин-га» и «тромбаче».

243

Приложение № 35

Рис.1 - 2. Европейские комбинированные метательные топоры конца XV - начала XVI

века. Рис.3. Индо-иранаская комбинированная метательная секира XVII века.

244

Приложение № 36

Рис. 1 - 2. Ременные пращи. Рис. 3-5. Рычажные пращи.

245

Приложение № 37

^-—-™ w^~—~г- ^-^gL.1^»- ^!- g1 Иг   П

<^щш

**~^~—r—aummmwwrm

Рис. 1 -2. Рычажные копьеметалки. ^ Рис.3. Южноамериканская рычажная копьеметалка - атлаль.

246

Прило жение № 38

Рис. 1- 3. Полож ение плеч и концо в дуг нереф лексив ных луков после снятия тетив ы. Рис. 4-7. Полож ение плеч и концо в дуг рефлек сивны х луков после снятия тетив ы.

#

Рис.1. Лук сегмен товид ной формы . Рис.2. Углов ой лук. Рис.3. Лук двояко выгну той формы . Рис.4. Лук сигмо образн ой формы .

247

Прило жение № 39

248

Прило жение № 40

Ф

Рис. 1. Конст руктив ные элемен ты лука: а - рукоят ь; б - плечи дуги лука; в - концы плеч; г -ушко для крепле ния тетив ы; д - мадьян а; е - петля тетив ы; ж - тетива .

Рис. 2- 3. Устро йство сложн ососта вного лука: а - руком еть; б - кибить с подзор ами; в - рог с костям и; г - ушко; д - наклад ка; е, ж - узел; з - мадьян а.

249

Приложение № 41

Рис.1. Дуга простого сегментовидного лука с двойными ушками для крепления тетивы. Польша XIV век.

Рис.2. Ближневосточный сложносоставной лук конца XIV - начала XV века, предназначенный для стрельбы пулями.

Рис.3. Европейский лук XVI века со стальными плечами дуги и окном в рукояти.

Рис.4. Европейский стальной лук XVI века с дугой, изготовленной по принципу рессоры.

250

Приложение № 42

Рис. 1-2. Расположение костяных накладок на кибити двояковыгнутого сложносоставного лука «турецкого» типа.

Рис. 3-4. Варианты расположения костяных накладок на кибити сигмообразного сложносоставного лука «хунского» типа.

251

Приложение № 43

Рис. 1. Расположение костяных накладок на кибити сигмообразного сложносоставного лука

«тюркского» типа. Рис. 2. Расположение костяных накладок на кибити сигмообразного сложносоставного лука

«уйгурского» типа. Рис. 3-5. Различные варианты расположение костяных накладок на кибити сигмообразного сложносоставного лука «монгольского» типа.

252

Приложение № 44

1

Рис. 1. Основные конструктивные элементы современного спортивного лука: а - рукоять; б-плечи; в - оконечность (конец) плеча; г - ушко для крепления тетивы; д - узлы крепления плеч к рукояти; е - стабилизаторы (компенсаторы, балансиры); ж - прицел; з - полка; и - тетива; к - гнездо для хвостовика стрелы; л- клинкер.

253

т

Рис. 1. Совре менны й блочн ый охотн ичий лук

Прило жение № 45

254

Приложение № 46

Рис. 1-3. Блочные луки с различным количеством и расположением блоков на оконечностях плеч дуг.

255

Приложение № 47

*

  • Рис. 1-6. Способы крепления тетивы к концам дуги лука.

256

Приложение № 48

%

*

Рис. 1. Основ ные констр уктив ные элемен ты арбале тов: а - дуга; б - тетива ; в - аморт изацио нное крепле ние дуги; г - ложе (стано к) арбале та; д - зацеп спуско вого механ изма; е -ось зацепа спуско вого механ изма; ж - спуско вой рычаг; з - штифт для крепле ния устрой ства натяже ния тетив ы; и - устрой ство для натяже ния тетив ы; к - направ ляюща я для снаряд а.

257

Приложение № 49

6 в

Рис. 1-3. Схема устройства и действия спускового механизма китайского арбалета: а - колодка (корпус); б - рычаг взвода (взводитель); в - зацепы; г - оси; д - шептало; е - спусковой рычаг.

258

Приложение № 50

Рис. 1. Схема устройства китайского арбалета XI - XX века: а - зацепной выступ ложа; б - толкатель; в - паз толкателя; г - спусковой рычаг.

Рис. 2. Схема устройства китайского арбалета XVII века: а - фиксатор тетивы (зацеп); б - место расположения пружины; в - спусковой рычаг.

Рис. 3. Схема устройства китайского арбалета XV - XX века: а - зацепной выступ ложа; б -толкатель тетивы; в - спусковой рычаг.

259

Приложение №51

Рис. 1. Схема устройства европейского арбалетного спускового механизма XI - XIV века: а -зацепное устройство (зацеп); б - спусковой рычаг.

Рис. 2. Схема устройства европейского арбалетного спускового механизма XTV - XVI века: а - зацепное устройство (зацеп); б - муфта зацепного устройства; в - пружина спускового рычага; г - спусковой рычаг.

Рис. 3. Схема устройства европейского арбалетного спускового механизма второй половины XVI - XVII века: а - зацепное устройство (зацеп); б - шептало; в, л - взводитель; г -спусковой рычаг; д - пружина спускового рычага; е - спусковой крючок; ж, и - передаточные (промежуточные) рычаги; з - спусковая (предохранительная) скоба; к - флажковый предохранитель.

Рис. 4. Схема устройства штехерного механизма: а - первый передаточный (промежуточный) рычаг; б, в - штехер; г - взводной шнур; д - спусковой крючок.

260

Приложение № 52

Рис. 1. Схема устройства спускового механизма булгарского арбалета: а -спусковой рычаг; б - зацепной крюк; в - фиксатор спускового рычага.

Рис. 2. Схема устройства спускового механизма арбалета племени индейцев чероки: а - спусковой рычаг; б - пружина спускового рычага, в - зацепной выступ ложа; г - толкатель.

Рис. 3. Общий вид арбалета племени индейцев чероки.

261

Приложение № 53

ш

л

Рис. 1-3. Различные варианты поясного крюка для натяжения тетивы арбалета, XIII - XX

века.

Рис. 4. Натяжение тетивы арбалета с помощью специального устройства, называемого

«козья нога», конец XIV - XV век.

?#

THtfKif, iil.V Лпк!ч ИиНИЛ-‘ЦГ, -

:ih)4’V).«) IIIIKH HKH.’I’.IH) -:* tioxoro udi;n !ЙШМ1ЛЩ - i ,K>Hsniio.’-t кеи,г..’Ч1,ч1.ч )пиш.Ьн • и чип и«1 *ми н nm и :!мкочй1 •? v :а<цкщ и юмлиш.лш; fstiлг.л»<l.iлл” t мокши.-Kdf.iifnw тхлх у *;”

• 1ЛГИЛИ1 t >))’•• 4liu. <>H ЩР1ЛИШ”,1Ш:л ПНИ,! (l(»l.”‘l:t.’Ui}l! Ч<11ПЛ! КЦМЛЛ’К.П?!! «1,1.’ «.Ш t..”>HO<i.l Л \ f

’.”MM

ЛИ,

н

V

/Я-^л, ,• j -‘ fvi/U-N i

/i is , ,/ fc/tf™ !

I * rf*™- tfS. I s л j^ >, • I

r,J*-“H. i^MK\ „^JJ^s. ^ J? .ш’. …„„J..^

/

м

,4кг;

ья*«Й

..?.-••.•л”.- ,.v.’.-to,*.- ».. . )

• • •”‘“»»v’:../
‘’. •>
A •’.’

чл1*.

f //

и

;z™йяIi”й« *«w1,wH^,|

”?»«?»’?*. ^W~~JB~ i.Unr’rC

  • fits иа.»»Й. SS’48l«taie>. , .^is > v#”« *»••». кЧ* ‘° w’ ‘“*»

T KX^., - w—.—« ,.,*»«шг«м

    • ^^^JM** “чгл,’> • “t™«rEJT’

.-;

«. 4$

f-ч <;fy- ЛН1 ЛЧ-‘()!ан1 j

St ss* JU «Ж «w-A

<*.П

\

tun K’tuv-tA fioit Hoi,’Mi:od!: чч М!0(\;н!жо MHISI^I инялн’нитн «!!>,• OHIзл-нй,»

•••Нн(ОЧ ППМИ-ЖДИ” CUM) I’lUUi.lt ККНЛЧ’Г.ЛДП! HI.’! 01 ‘vI.V,t ](,\ - Д\ ‘ItlOrriJolll’ HHtflnf КИИЛМ’КПМ) H’ U )f*‘i

i •’•’/!

mwn

%

1*11

^^ m

“vf

t^NfWfew^-SBWWB^ I

4.т Jr

C>„ oM’ .1)i[M!f’i>niJ I

.4 I !

*K <;\;’ ^Mll,>’-i’<>!,il–l{

i-«>.’

vmtkm ijmtlptvoii» i?suu пяшл). пплч’к им; Kirti’ r»f.( i,-Hindi .> \ Mi’fiiH.’i Kni’in “r.HMi i\ .I,>SI:«K1I: ниыштчп mH,MtJfi<4i;t.| ‘1 ‘ли,)

m

f !jH! Iw.kesSiH; Л1’” s’w

Рис, I. Cm<ptitss;»t-oxos пнчим ,чр|’и. 10 KOIIU-« XVII I»IMI »’ ;»,иHI ipii’ii’CKtiM inчme.им I’m-..?. Oxuniytmi .ipGa.’ici CCJU/’UIKH XVИ иска с накна/шон .?•.!<•;-. июнЬ Рис. v Ap<KiU’i Д’!.« сноритиой с фглы’.ы кша-иилкси-1 кпииа XV’li ись’и,

266

Прило жение № 58

Рис. 1. Схема устрой ства европе йского арбале тного замка XVII - XVIII века: а - прижи мная пласти на; б - фиксат ор и толкат ель тетив ы; в - спуско вой крючо к; г - штехе р; д - шепта ло.

Рис. 2. Схема устрой ства спуско вого узла данног о замка при отсутс твии штехе ра.

267

Приложение № 59

Рис. 1. Примерная схема устройства спускового механизма спортивного арбалета XVIII - XIX века: а - шептало; б - фиксирующий крюк; в - зацепной выступ ложа; г- передаточный (промежуточный) рычаг; д - спусковая (предохранительная) скоба; е - спусковой крючок; ж - пружина спускового крючка.

Рис. 2. Примерная схема устройства арбалета для спортивно - развлекательной стрельбы первой половины XX века: а - зацепной выступ; б - спусковой крючок; в - пружина спускового крючка.

MM

1рилол>лчше N- ‘>0

/?.T/nCV-l.”.’, «i.i,C

_
teu^d^I

“jth

? Jiftiikl^ J^b^i^ M–». «?«.— ««.

ГТ^ф

;? Л .

Рис 1. Немецкий oan.’icvrep начала XV! жка. I’m.’.’ IJia/iKMHCKHi! йаллсае» середины XVI Beset I’m:Л Нсчк-икпй шнепиер конца XVI »OK;I

269

Приложение № 61

а б

Fk J

Г

л—

z

s ?

Рис. 1. Схема устройства спускового механизма шнеппера: а - зацепное устройство (зацеп); б - шептало; в, г, д - передаточные (промежуточные) рычаги; е - спусковой рычаг; ж -взводитель.

Рис. 2. Схема устройства спускового механизма баллестера: а - зацепное устройство (зацеп); б - спусковой рычаг; в - пружина спускового рычага.

Рис. 3. Схема устройства спускового механизма современных спортивных арбалетов: а - толкатель с зацепным выступом; б - шептало; в - спусковой крючок.

I ! >и лi,i.f. ми»’ Л’’ i),

f::.’ f.

i’SSC. ! Лрг-a’tvt , !,.U! < H(>ptH!»K<t( i’! 4 IbUI.I Ldf СНфИИ “.фи.’1Л”.

Pm . .’, ,|H;«;J.ICI A. VA стци nmio -p.i *л; M/I-.;I <c.’j»>m>ii cipc’H.Hi.f –ХойГш ton, A- tjmpvi.i

В.ииср–. Pnc v AptivDCi >.VA >,AV)\i)h\i%n\ сt pcibt’i.a luuciopmt чфи <д ??

-.J к >’к

i Ipif St Мл-ПНС Л ‘ (>

PllC.i. Ap’tUIOt ?!>?•( CHOfif ИШИ-jtaff! 101.(114’ II.HOit v’ffVUf.OM ??? l-.< iMMdlt ‘h >”, I’H С i ditUf 4<;i(HH (
;(!•

i-.iH-fiijemsUM ici ,.]<>44’ vcifHtiiciH’.«,ч .( (*4 ff;uю>ешв< K’HHH.i I’HO ‘, lis». r< firi -npoaij-.M /им citnpittmt<i»|ij -,u юын’.чьнон «.. i (н, ‘H/M.I

“Л!кшt.w’j/’v MI^IIHJI мочлпг-шЛ.ж*’ WM-.wqdt-“ шипписм» и 1»щл<») ‘,/’ ш,

’“(МОИ H’iiuM-‘. i;i!H.I I’Hilt.M! КИМОМ’КШ! Ы’- < »H I .’Ш< >d ! ,\

{•g „,\f oim.vi’.t.>iaid  

•»’ИИ()г{\г mi;}-‘ r-iwdwjt икло п !члчг,ч!,1л и<шч(,.лих.ччннч{-<>шиш1ш!;> ип: .i.-‘bnniy “I ‘-1Si«

273

Приложение № 65

Рис. 1 - 4. Стрелы для лука и их конструктивное устройство: а - древко; б-наконечник; в

оперение; г - хвостовик. Рис. 5-6. Конструктивные элементы наконечников стрел: а - перо; б - лезвие; в - ребро; г

острие; д - шип; е - шейка; ж - втулка; з - плечико; и - упор; к - черешок; л - грань.

274

Приложение № 66

VZ~\

> I /

v

ш

f

7=

X3S

?

у

X

2=

’ \

- V^=5

У

8

S

Х<=

10

Рис. 1 - 4. Способы закрепления хвостовика стрелы на тетиве лука перед выстрелом. Рис. 5-10. Формы оперения стрел.

275

Приложение № 67

1

1 2 3 4 5

10

Рис. 1-12. Наконечники стрел для луков, предназначенные для стрельбы по живой цели, как на охоте, так и в процессе ведения боевых действий.

276

Приложение № 68

8

10

11

12

Рис. 1-5. Бронебойные наконечники стрел для луков.

Рис. 6-11. Наконечники охотничьих стрел для луков.

Рис. 12. Наконечник стрелы - гарпуна для стрельбы из лука.

277

Приложение № 69

л

А
6

А-
А

8

11

12

13

14

Рис.1 - 4. Наконечники стрел для современных луков и арбалетов, предназначенных для стрельбы по спортивной мишени.

Рис.5 - 6. Универсальные спортивно-боевые наконечники стрел для современных луков и арбалетов.

Рис.7 -10. Современные универсальные наконечники боевых и охотничьих стрел.

Рис. 11 - 14. Современные наконечники стрел, предназначенные для охоты на мелкого зверя, птицу и рыбной ловли.

278

Приложение № 70

?

^”

тгз= >

Рис. 1-2. Современные арбалетные стрелы.

Рис. 3. Арбалетная стрела типа «карро».

Рис. 4-5. Арбалетные стрелы типа «болт».

Рис. 6-7. Неоперенные короткие стрелы к арбалетам и баллистам.

Рис. 8. Арбалетная стрела для стрельбы по спортивной мишени XV-XVIII века

279

Приложение № 71

12 3 4 5

К

I

10

8

11

12

13

14

Рис. 1-7. Наконечники боевых арбалетных стрел.

Рис. 8. Наконечник стрелы для спортивной стрельбы.

Рис. 9 -12. Наконечники охотничьих арбалетных стрел.

Рис. 13-14. Наконечники стрел - гарпунов для стрельбы из арбалетов.

280

Приложение № 72

W”W

U

111

Ц^

8

10

11

12

Рис. 1-6. Наконечники охотничьих арбалетных стрел. Рис. 5. Наконечник стрелы для спортивной стрельбы. Рис. 7. Наконечник охотничьей арбалетной стрелы.

Рис. 8-12. Наконечники стрел-гарпунов к пружинным и тетивным ружьям для подводной охоты.

28 i

I !ри.:1оже нис 73

И а

! ! -д : ;
‘л* 6..

I

г 2 !

‘J й

•7 г :

-5 = !

<»& й

L’l ] 1 1 ;

1 х й

j Й
::’

и..

• г- D :

м %**

Й *«Й

«ЯШЕ

щ

*шь

Ьшшш$

ЧйВ!”’

,«*,

Чат

**, 4W

$Ш;

ipW

gfif

jMrt “’>

Q#

Йаь
з«ж

c#

Q#

w*;

$sM

Stffi&b

wy

ёш$

•ys#

$ЩЩ

тщ

Wr ^№

\тш” H*

Ыщ!

$A
t«ai

CL#

«$g

«ssf Q$l

рш$

ШШ

рёщ

$%

рфшшМ

*8шГ

^# Л#

»ч» ШШ? *“»

№&’

imtexi,

.вш^ Wa*”

ыы wy

i®4

lassgsaiE es»«j

$шЫ ,A

WW

4$^

иш

XM faiij

W^*! /шч Wr

IsialssJ >»»(

J!«4B>4

lasW; #шц Чбва^

евш(Й IBslsfflt

(8!* ЩЙ

штгм,

W&4 рий

<

fasssst

WlSiM

в

о

**,

я

4i

О 2 Orf у

?WBS^

43

ш т

« в

Ф «

в, 5

as !*

w ?»

я Jt

в 4» rt

О ж

а в

ж

ж

i<

.

и

о-ж п

» РГ щ ад

й >* о
в« « о 1»Г,

ж » п кЛч ,ш gfi*s № а” и

! -i

? ? •* :

! I ^

! * t.

i JL-

в яб

О

»

I

S.

„S-
V

! й «5 И
А й : : 2

а ! ! 1: 2 i i ч

’” ! : ,д “ i ! =Г ?,

:г:::::г

г , ,– и о

« f* « ж k *

в ж

  • Hi ! П !

ПНУ! flX Gij« !! ! ?§* ^::i.:il.r:i ‘ to

  • f-t

ш х

» 9

2” ?

X И

Ж «и*”

4* р

Р^Ч ^ен

у Ш

« 41

в w;

S °

с

ф 5

i 5 „ !

?X

_ :i:r:::::::L:i:::x: :_’;:J

ri - : ;
У- ~ ; ? 2з !
; РГ 5: ?

г

; Л :;

Родо-видовая классификация метательных снарядов

С оперением и наконечником

(вид)

С выраженным наконечником (вид)

Круглые (вид)

Ножевидные (вид)

Без оперения с наконечником (вид)

Без выраженного наконечника (вид)

Овальные (вид)

Кинжаловидные (вид)

Монолитные с оперением (вид)

С выраженными наконечником и оперением (вид)

Полусферические (вид)

Монолитные без оперения (вид)

Цилиндрические (вид)

Шперстковидные (вид)

Диаболо (вид)

! ipirttivhctsiic Л” 7”

Фою, t, Mciai’c;ii.ifbiii нож несом 32 i. ичгогокиенш.ш к lOviuioii Kopec Фирмой <4libhcn

Knives’’-. Фом. 2. Mcfui’CJbHbiii кинжал »eco\s 3<i г. и ;гогов,:1еш1ый на Глймаис.

‘4, -IK ‘чн11лч«ч jitf i

”!->ф

ДУ*

0!»ф

b f и

’ Ос i !| ИМ NO.Vfl !4(:’U>Pi)iri .M’HI’n Л1ГП|\ \ ‘,)|’»ф

If

2.45

Приложение Л”<> 77

•A <t ,# «П$ * %• ;..?’

<!”>»>iи I

Фото I Мч’кп’.’.н.иып нижи мепие.’И.ньи. ыш.л.ш i.eemt \Л\К .’05 и И<0 ( р.-»мм.

Фою 1. Сюршсен несом 32 г. Фото 2. Сюрикеи косом 42 v.

2Н()

?#б

ZS6

Приложение №> 7S

Фото 1

Фото 2

ilVio 1 i Н!|МЙЧ”’,*И hv4 им 4u t Фон! ? i “tomski-Mbi IH’COM («f» it !)it i

:.-s’’

I Ipli itiM’lllh V ‘’>’

*I»O.D !

г1/

Ф(ЧО

r>K\;if. n iiMi Л( .(^ лгнпклтт^ " ишф i”ti:\xli .-> ким’птчш л .^ щоф
N' ':V ЛИНИ'!"»' Ы) j ё 4 «^ у у г <чкс ••»_?» -- :<"*ц?^ ?? ail I Ipn ou-.eiHk- -V* Si гд'-i Фою ДЙ CI *w* I „, Ш JM'*' •- w^^f) Фии'. 1 \lo:a:ci!t!ibiti ьню|» инк: <1 t^i.u аьк v несом 4';1И рлмм. 4>tMo .! комчи mi рои; inn ый ш: MIC и«н>ш юпор HVCUM 5U0 i рами Фого ,"' 290 Приложение № 82 Рис.1- 4. Различные способы удержания ножа в процессе метания. 291 Приложение № 83 * * Рис. 1- 6. Спосо бы удерж ания сюрик енов в процес се метан ия. 292 Приложение № 84 * * Рис. 1. Простейшие приспособление для измерения силы натяжения лука в зависимости от расстояния натяжения тетивы: а- лук; б- фиксаторы дуги лука; в - крюк для захвата тетивы; г - линейка; д - трос; е - блок; ж - фиксатор груза; з - груз. А •ИНН"1):'П1Л>1\ТЭ .ЧЛ|[" 'i 'O.I Оф '1|(>|1Я1.!1;Ч)Л ИШПШ IU(»fl.l >l\|f '~'°!°Ф н\1'(Н!|Л нчшйцгф ifuHM'cis-' 1}омл»(1Я'нг 1;шл'мншкн1и -'иил,">%,(л?лп^ ?? пщжн.и1ии;> >?\|,; ? (ччоф \ лин/ 1мн тЦ ( if». 294 Приложение № 86 10,00 - - о- - Лук 3 —*— Лук 3 (тетива ослаблена) 5,00- 0,00 i i i i i i it i II 50 100 150 200 250 300 350 400 450 500 550 * L, мм Рис.1. Зависи мость усилия (F), прикл адывае мого к тетиве от рассто яния ее натяже ния (L) 295 Приложение № 87 Проволочная сетка - датчик & 1 г ' ' Частртомер (в режиме измерения длительности импульса) — Тригерный преобразователь временного интервала в длительность прямоугольного импульса * Рис. 1. Схема устрой ства устано вки для измере ния скорос ти стрелы . 296 Приложение № 88 I + 5V R № • АЛЛ* D 12 13 11 выходной 1 I 13 12 il 10 ,R D" с c^ (К15 5ЛП 5 1/4) Рис. 1. Схема устройства тригерного преобразователя временного интервала в длительность прямоугольного импульса. 1€)7 !1рл lovKcune X" №) 2S? «!>'•!(',) J Фото 1. HaiM4!04iiiiicfi ci'(\; i, котрымп пс\ щспн/ш KICI. жак-рнмснкпьная прелый» 298 Приложение № 90 * К,% 90 —л—Лук№1 -?•- Лук№2 - - ж- - Лук № 3 80- 70 60 50- 40- 30 250 300 350 i 400 450 500 ——I 550 L, мм Рис.1. Зависимость коэффициента полезного действия луков (К) от расстояния натяжения тетивы (L). 299 Приложение №91 ш(эф) 60 л 50 4 40 30 А 20 А JO' *- • Лук № 2 -*— ЛукХе 1 10 Н о • • Лук № 3 200 300 400 500 600 L, мм Рис.1. Зависимость эффективной массы плеч дуг луков (т(эф)) от расстояния натяжения тетивы (L). 300 Приложение № 92 >*Ч VCT, WK /Ч* м/с- Ах' п^ « ..J i 28 - 2А - 2о 16 -12- 8 4 4 - 35- 35 - 2* 24 Зо- - Зо„ 2о 25- 25 - 2о- 16 2о- 15- 12 15- * 1о- \о- 5 - 5 - loo 2.00 Зоо Аоо -5оо •, мм Рис.1. Зависимость силы натяжения тетивы лука-рогатки (F), величины запасаемой луком потенциальной энергии (W„), начальной скорости стрелы (VCT) и начальной кинетической энергии стрелы (Wk) от расстояния натяжения тетивы (L). ли! 1 Ipit.гиччсннс Xs <> * 6 МММ*»»») lOL 8 Pin t X (*.! ПНЧ1НЛС CHUCOt"»,! V, (срЖСШМИ 'H.'illKl-! V, I ipOJUV Cf СС ШИЯАСИИМ. 302 Приложение № 94 ОПРОСНЫЙ ЛИСТ Уважаемые коллеги, просим Вас ответить на ряд интересующих нас вопросов, в связи с проведением в Саратовском юридическом институте МВД РФ исследования на тему "Основы криминалистического учения о метательном неогнестрельном оружии". ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ ОПРАШИВАЕМОМ 1. Ф.И.О. 2. Стаж работы экспертом 3. 4. Базовое образование 5. 6. Место работы 7. 8. Специальное звание и должность 9. ВОПРОСЫ 1. Считаете ли вы метательное оружие разновидностью холодного оружия? (нужное под черкнуть). Да. Нет. Иное. 2. Согласны ли вы с вьщелением метательного оружия в отдельную группу оружия в Законе РФ "Об оружии" 1996 года? (нужное подчеркнуть). Да. Нет. Иное. 3. Можно ли считать метательное оружие новым объектом криминалистической эксперти зы? (нужное подчеркнуть). Да. Нет. Иное. 4. Необходимо ли создание криминалистического учения о метательном оружии? (нужное подчеркнуть). Да. Нет. Иное. 5. Обладаете ли вы специальными познаниями для производства криминалистической экс пертизы метательного оружия? (нужное подчеркнуть). Да. Нет. Иное. 303 6. Обладаете ли вы необходимой для производства криминалистической экспертизы метательного оружия специальной справочной информацией? (нужное подчеркнуть) Да. Нет. Иное. 7. 8. Какое количество экспертиз метательного оружия в год, вам приходится производить? (нужное подчеркнуть). Ни одной. От 1 до 5. От 5 до 10. Более 10. 9. 10. Какие группы метательного оружия наиболее часто встречались в вашей практике? (нужное подчеркнуть): 11. ? Простейшее (клинковое: ножи, кинжалы, топоры, сюрикены, стрелки, диски; древко- вое: дротики; не клинковое: болассы, бумеранги, палицы). ? ? Метательные механизмы (тетивно-дуговые: луки, арбалеты; тетивные: лук-рогатка, арбалет - рогатка, рогатка, тетивное ружье для подводной охоты; пружинные: ружья, стрелометы, дискометы, "ножи типа "матадор"; пневматическое: ружья, пистолеты, револьверы). ? ? Метательные приспособления (ременные: пращи, копьеметалки; рычажные; пращи, копьеметалки). ? ? Комбинированное и маскированное. ? 9. Всегда ли необходимо производство криминалистической экспертизы метательного ору жия по предметам заводского изготовления? Да. Нет. Иное. Благодарим Вас за ответы на наши вопросы. 304 Приложение 95 СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ АВТОРОМ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ 1. Вопросы диагностического исследования метательного оружия // Использование достижений науки и техники в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений. Саратов: СВШ МВД РФ, 1994. С.91 - 94. 2. 3. О понятии метательного оружия // Криминалистика: экспертиза, розыск. Саратов: СВШ МВД РФ, 1995. С.74-76. 4. 5. Возможности получения информации о преступнике при экспертном исследовании оружия // Вопросы технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. Саратов: СВШ МВД РФ, 1996. С. 41-44. 6. 7. Возможности использования "пробирных" напильников для определения твердости лезвий клинкового холодного и метательного оружия // Проблемы совершенствования производства криминалистических экспертиз. Саратов: СЮИ МВД РФ, 1997. С.89-91. 8. 9. Критерии относимости сюрикенов к категории метательного неогнестрельного оружия // Экспертиза на службе следствия. Волгоград: ВЮИ МВД РФ, 1997. С.67-68. 10. 60S" р о с с и и с ]??? А я Ф Е: ,:I, г: р А Ц и л МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ Це I-I "!" р а л ь н a я 1 ."? а и к. т П в т о Р б у р г с к а я л а б о Р а • г о р и я с у ,• ? г?б н о и э к. с п е i :< ? г' ? -i: .зь i 1Э110 4, С П е т & Р б у р г.,. 1-1 е к р а с о в а,. 3 Телефон;; 273 25--39 , телефакс: (012) 273 67 Э2 , .„1.338 г. ''УТВ^РЖД/Ж)" Н а ч а л ь у-' и к Цс н' г р а л ь н о й ?,; а н к т - - П в т е р б у р i • •:: к о й л аб г-Р а тop i? iи с: у доб > •?'оi-'i МЮ Рк, миче'~:и их В/1 С .. л!., /IKT о внедрении к- практическую легальность отдела трасологических и баллистических исследований ЦСЛ6/1СЭ МЮ РФ результатов дис:-~ с е Р г а ц и о н но го tie с л е д о в а н и я а д ъ ю н к. т а С а р а т о в с к о г о : о Р ид и ч е с к ог о института МВД России» старшего лейтенанта милиции Коров*-ина Д. С. по теме "Основы криминалистического ,<ч(-?ни:я о метательном меогнестрельном оружии"- Ь.омисия в составе: председателя - заведующего отделом грасодогических и бал листических исследований ЦСПб/10 3 1*110 РФ Долмнекого '?"?,. Е г ч ненов» эксперта отдела трасологических и бадлнетиоческих исследований ЦСП6/1СЭ МН) РФ Гарманова В. В. эксперта отдела трасологически-:: и баллистиеч •.*(::. ких ио::яе дований ЦСП6/1СЭ МН) РФ Г'р-язникова А. В „ эксперта отдела трасологически::-. и баллнсти'-:чески::-- исследований ЦСЛ6/1СЗ МЮ РФ Жеромского /1„15, составила настоящий акт о там, что комнсия !ач.'iyu.ia.'ia док лад адъюнкта Саратовского юридическсл'О института 'мЗД России Коровкииа Д. С» по теме его диссертационного nc:>;:m?UQt-ai n-\:?i „ в котором рас.с.мат рнваютея вопросы, связанные о криминалистическим исспедонанием мета тельного нвог нветре.оы-юго ' >р v *> ?•:?# ? Док. ?? лад был сделай Коровииным ,Ц»С. на сдужобнои .?.?обещании отдела грасопогических и баллисч ических исследовании ЦСПб-Со К|П Рф„ Зоб По мнению членов комисии, рассматриваемые в диссер ганионном исследовании Коровкина Д. С. положения., касающиеся*! основ криминалистического учения о метательном неогнестрельном оружии* многоуровневой классификации метательного оружия и его снарядов., сие:: темы признаков, а также критериев- относимости исследуемых объектов к категории метательного оружия и способы установления их, наличия представляют несомненный практический интерес. К о м и с и я пр и н я л а р е ш е н и е рек о м ен д о в а т ь м а т е р и алы д и с. е р т а циониого исследования Коровкина Д. С. к. внедрению в практнчес-к у 1-о Д е я т е л ь н о с т ь от д е л а т р а с о л о г и ч е с к. и :??< и б а л л л и с т и ч е <: к i • 15; и с с -••? П р е д с е д а т в .< т ь к о м и с i ? 11 -1: Члены комисии: ледований ЦСП6/1СЭ М10 РФ. В.В. ГАРМАНОВ В. ГРЯЗНИКОВ Л-Б. ЖЕРОМСКИЙ В.Е. ДС/1ИНСКИЙ *. So? МВД РФ ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ С- Петербурга и Ленинградской области ЭКСПЕРТНО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ С.- Петербург,ул.Трефолева д.42 4 УТВЕР ЖДАЮ Начал ьник Экспе ртно - крими налис тичес кого управ ления ГУВД Санкт - Петер бурга и Ленин градс кой облас ти, профе ссор кафед ры крими налис тики и специ ально й техни ки Санкт - Петер бургс кой акаде мии МВД >осси и, канди дат юриди чески х наук, до- (.ент - r^по/ ковни кшршц ии Влади миров В.Ю. "21" июня 1998 г. о внедрении в практическую деятельность ЭКУ ГУВД Санкт - Петербурга и Ленинградской области результатов диссертационного исследования адьюнкта Саратовского юридического института МВД России, старшего лейтенанта милиции Коровкина Д.С. по теме "Основы криминалистического учения о метательном неогнестрельном оружии", Комисия в составе: председателя - помощника начальника ЭКУ по научно - методической работе, преподавателя кафедры кримналистики и специальной техники Санкт - Петербургской академии МВД России, к.ю.н., старшего лейтенанта милиции Кузьминых К.С. членов: 1-го отдела ЭКУ подполковника милиции Серякова А.Б. начальника 1-го отдела ЭКУ подполковника милиции начальника J ф заместителя Чуприна Б.А, заместителя начальника 2-го отдела ЭКУ капитана милиции Бородина В.Н. составила настоящий акт о том, что комисия заслушала доклад адьюнкта Саратовского юридического института МВД России Коровкина Д.С. по теме его диссертационного исследования в котором рассматриваются вопросы связаные с криминалистическим исследованием метательного неогнестрельного оружия. Доклад был сделан Коровкиным Д.С. на совещании руководителей экспертно- криминалистических подразделений ГУВД Санкт -Петербурга и Ленинградской области. % По мнению членов комисии, рассматриваемые в диссертационном исследовании Коровкина Д.С. положения касающиеся основ криминалистического учения о метательном неогненестрельном оружии, многоуровневой Зо& t. - z - классификации метательного оружия и его снарядов, системы привнаков, а так же критериев относимости исследуемых объектов к категории метательного оружия и способы установления их наличия представляют несомненный практический интерес. Комисия приняла решение рекомендовать материалы диссертационного исследования Коровкина Д.С. к внедрению в практическую деятельность экспертно-криминалистических подразделений ГУВД Санкт - Петербурга и Ленинградской области. Председатель комисии: к.ю.н., ст. лейтенант милиции * /^У ~Л К.С. Кузьминых Члены комисии: подполковник милиции ^С^^^*-^- ~т^ А#^' ^'еРЯК0В подполковник милиции ^v <У/ЪЛ. Чуприн у капитан милиции /-v Х/'Х ' В.Н. Бородин v