lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Зилалиев, Дуйшенбек Текшербекович. - Обеспечение доступа к правосудию потерпевшим от преступлений по делам публичного обвинения: По материалам Кыргызской Республики и Российской Федерации : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 1999 189 с. РГБ ОД, 61:00-12/413-6

Posted in:

и

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ МВД РОССИИ

На правах рукописи

ЗИЛАЛИЕВ Дуйшенбек Текшербекович

ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДОСТУПА К ПРАВОСУДИЮ ПОТЕРПЕВШИМ ОТ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПО ДЕЛАМ ПУБЛИЧНОГО ОБВИНЕНИЯ

(по материалам Кыргызской Республики и*Российской Федерации)

12.00.09 - уголовный процесс; криминалистика; теория оперативно- розыскной деятельности

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

/чеши СЕКРЕТАМ

•АКАДЕМИИ, М К/1

АКАДЕМИИ ММ . у ^

^^P-JJZJ^^^^ Научный руководитель - кандидат юриди-

ческих наук доцент Л. Н. Масленникова

орг. г.,,г-ог скадруми!

Москва- 1999

Н1

2

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

Глава 1. Обеспечение государством доступа к правосудию потерпевшим от преступления как конституционный принцип уголовного процесса.

§ 1. Содержание конституционного права на доступ к

правосудию потерпевшего от преступления 10

§ 2. Содержание публично-правовой обязанности государства

по обеспечению доступа к правосудию потерпевшему

от преступления по делам публичного обвинения 39

Глава 2. Факторы, блокирующие доступ к правосудию и основные направления совершенствования уголовно-процессуальной деятельности по обеспечению доступа к правосудию потерпевшим от преступления.

§1. Факторы, блокирующие доступ к правосудию

потерпевшего от преступления 77

§2. Основные направления совершенствования уголовно- процессуальной деятельности по обеспечению доступа к правосудию потерпевшего от преступления 120

Заключение 155

Библиография 158-180

ложения 181 - 189

3

ВВЕДЕНИЕ АКТУАЛЬНОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ.

Актуальность диссертационного исследования обусловлена необходимо- стью в условиях построения правового государства, идея которого провозглашена Конституциями Кыргызской Республики и Российской Федерации, поиска правовых средств, обеспечивающих защиту прав и законных интересов личности, потерпевшей от преступления.

Проблемам потерпевшего от преступления посвятили свои труды В. П. Божьев, П. С. Дагель, В. А. Дубривный, О. А. Зайцев, Л. В. Ильина, Л. Д. Кокорев, И. И. Потеружа, В. М. Савицкий, С. П. Щерба, и др. В последнее время этой проблеме посвящены работы В. Н. Бибило, О. В. Изотовой, Л. Н. Масленниковой, П. С. Яни и др.

Данные авторы в основном уделяли внимание исследованию правового статуса потерпевшего и выступали за расширение процессуальных прав потерпевшего, реализация которых позволила бы ему защитить нарушенные преступлением права и интересы.

Однако научному анализу практически не подвергалась публично- правовая деятельность государственных органов и должностных лиц по обеспечению права потерпевшего от преступления на доступ к правосудию.

Конституция Кыргызской Республики (чЛ ст.38), Конституция Российской Федерации (ст.52) впервые на конституционном уровне возложили на го- сударство публично-правовую обязанность обеспечить потерпевшему от преступления доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Данные конституционные положения вызывают необходимость совер- шенствования уголовно-процессуального законодательства и создают правовую основу для комплексного монографического исследования проблемы обеспечения доступа к правосудию потерпевшего от преступления.

Новые подходы к взаимоотношениям личности с государственной властью в обществе, закрепленные в конституциях указанных государств, позво-

4

ляют рассматривать потерпевшего не только как субъекта, участие в уголовном процессе которого позволяет защитить интерес всего общества, но и как субъекта, на защиту интересов которого призвано государство.

Актуальность и практическая значимость исследования темы определяется необходимостью выяснения сущности понятия доступа к правосудию, раскрытия содержания права потерпевшего на доступ к правосудию и содержания коррелирующей этому праву публично-правовой обязанности его обеспечить, необходимостью выявления факторов, препятствующих доступу к правосудию потерпевшего от преступления, выявления новых правовых средств, позволяющих влиять на надлежащее исполнение должностными лицами, осуществляющими уголовное судопроизводство, публично-правовой обязанности по обеспечению доступа к правосудию.

ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ.

Объектом исследования является уголовно-процессуальная деятельность государственных органов и должностных лиц, осуществляющих досудебное производство в уголовном процессе, по обеспечению доступа к правосудию потерпевшего от преступления.

ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ составляет содержание конституционного права потерпевшего от преступления на доступ к правосудию и коррес- пондирующая ему обязанность государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, данное право обеспечить.

ЦЕЛЬ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ заключается в том, чтобы сформулировать и обосновать совокупность логически взаимосвя- занных теоретических выводов относительно содержания конституционного права потерпевшего от преступления на доступ к правосудию и содержания публично-правовой обязанности государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, данное право обеспечить, выявить факторы, ограничивающие доступ потерпевшего от преступления к правосудию и на основе данных выводов разработать рекомендации по совершен-

5

ствованию уголовно-процессуального законодательства и практической деятельности по обеспечению доступа к правосудию потерпевшим от преступления.

Для достижения этой цели диссертант поставил перед собой следующие ЗАДАЧИ:

  1. Раскрыть содержание конституционного права на доступ к правосудию потерпевшего от преступления по делам публичного обвинения.
  2. Раскрыть содержание публично-правовой обязанности государства по обеспечению доступа к правосудию потерпевшему от преступления по делам публичного обвинения
  3. Выявить и систематизировать факторы, блокирующие доступ потер- певшего от преступления к правосудию.
  4. Определить основные направления совершенствования уголовно- процессуальной деятельности по обеспечению государственными органами и должностными лицами, указанными в уголовно-процессуальном законе, доступа к правосудию потерпевшим от преступлений по делам публичного обвинения.
  5. МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ОСНОВОЙ диссертации как научной работы являются выработанные в мировой философии принципы познания дейст- вительности (в том числе социальной), комплексное использование исторического, сравнительно-правового, статистического, логико- юридического, конкретно-социологического и описательного методов, обеспечивающих достижение цели настоящего исследования.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА диссертации определяется тем, что впервые осуществлено комплексное монографическое исследование проблемы обеспечения доступа потерпевшего от преступления по делам публичного обвинения к правосудию. Впервые в теории уголовного процесса, как Кыргызстана, так и России, в рамках диссертационного исследования раскрываются проблемы обеспечения доступа потерпевшего от преступления по делам публичного об-

6 винения через раскрытие содержания конституционной публично- правовой обязанности данный доступ обеспечить, через расширение субъективных прав потерпевшего, позволяющих влиять на динамику уголовного процесса и соот- ветственно достигать правосудия. ^-^^

Названная тема относится к числу неразработанных в юридическо^ьн^ауке как Кыргызской Республики, так и Российской Федерации. В диссертации формулируется целый ряд положений, относящихся к тем или иным аспектам исследуемой темы. Наиболее важным является разработка следующих научных положений, соответствующих требованиям научной новизны, которые выносятся на защиту:

  1. Теоретические выводы:

? Под доступом к правосудию потерпевшего от преступления следует понимать возможность на основе доказательств выступать в суде с требованием восстановления нарушенного преступлением права, требовать воздействия на нарушителя уголовного закона. То есть, доступ к правосудию - это возможность притязать на деятельность суда по восстановлению нарушенного преступлением права. ? ? Право па доступ к правосудию потерпевшего от преступления -это право потерпевшего от преступления притязать на деятельность суда по защите нарушенных преступлением прав и законных интересов. ? ? Под обеспечением права на доступ к правосудию потерпевшему от преступления следует понимать публично - правовую обязанность долж ностных лиц и государственных органов, осуществляющих уголовное судо производство, по созданию уголовно-процессуальных условий для достижения правосудия.

? Факторами, блокирующими доступ к правосудию потерпевшему от преступления, являются обстоятельства, создающие для него препятствия по пути к правосудию. Первый уровень таких обстоятельств составляют незакон ные и необоснованные решения, прерывающие (приостанавливающие) дина-

7

мику досудебного производства по пути к правосудию. Второй уровень таких обстоятельств составляют незаконные действия должностных лиц, осуществляющих досудебное производство, приводящие в конечном итоге к принятию незаконных решений по уголовному делу и тем самым создающие препятствия для потерпевшего от преступления в достижении правосудия. Третий уровень таких обстоятельств составляют незаконные действия частных лиц, угрожающие безопасности потерпевшего в связи с его участием в уголовном процессе.

  1. Законодательные предложения по внесению дополнений и изменений в ст.4 Проекта УПК КР, ст.38 Конституции Кыргызстана, ст.ст.100, 190, 219, 128, 205 УПК КР, ст.66 УК КР, направленные на повышение эффективности обеспечения доступа к правосудию потерпевшего от преступления

  2. Предложения по совершенствованию практической деятельности по обеспечению доступа к правосудию потерпевшим от преступлений.

ДОСТОВЕРНОСТЬ ВЫВОДОВ И ПРЕДЛОЖЕНИЙ, выдвигаемых в диссертации, обусловлена применением метода диалектики как всеобщего метода познания, общих и частных методов научного познания: сравнительно-правового, системно-правового, статистического, логического и др.

Правовой основой работы являются Конституции Кыргызской Республики и Российской Федерации, УПК Киргизской ССР и УПК РСФСР, ныне дей- ствующий УПК КР. Анализу были подвергнуты проект УПК КР и проект УПК РФ.

В качестве исходных посылок, содержащихся в диссертации выводов и предложений, приняты основополагающие положения теории права и государства, отражающие объективные закономерности отношений личности и государства.

При формировании теоретических положений и практических рекомен- даций автор опирался на труды ведущих ученых в области права и государства, уголовного и уголовно-процессуального права,
относящиеся к проблемам

8

взаимоотношений личности и государственной власти в современном обществе, в том числе и в сфере уголовного судопроизводства.

Эмпирический материал, использованный в диссертации, репрезентативен: он отражает фактическую картину уголовно-процессуальной деятельности по обеспечению должностными лицами, осуществляющими досудебное производство, доступа потерпевшего от преступления к правосудию.

По специально разработанным автором анкетам был произведен опрос 225 сотрудников правоохранительных органов Кыргызской Республики: 75 следователей, 75 прокуроров, 75 судей; изучено 179 уголовных дел.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ диссертационной работы опреде- ляется тем, что она посвящена решению проблем, возникающих в повседневной уголовно-процессуальной деятельности государственных органов и должностных лиц, осуществляющих досудебное производство.

Диссертация содержит конкретные предложения, направленные на со- вершенствование норм, обеспечивающих доступ потерпевшего от преступления к правосудию, которые могут быть использованы законодателем при обсуждении и принятии новых УПК КР и УПК РФ.

Теоретические выводы и практические рекомендации могут быть ис- пользованы в учебном процессе БВШ МВД КР и других учебных заведениях при преподавании курса «Уголовный процесс».

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ исследования заключается в том, что впервые в науке уголовного процесса осуществлена попытка раскрыть содержание конституционного положения относительно обязанности государства обеспечить доступ потерпевшего к правосудию через определение понятия доступа к правосудию потерпевшего от преступления, раскрытие содержания конституционного права потерпевшего от преступления на доступ к правосудию и содержания публично-правовой обязанности государственных органов и должностных лиц это право обеспечить, через анализ факторов, блокирующих доступ к правосудию потерпевшего от преступления и выработку мер по со-

9

вершенствованию уголовно-процессуальной деятельности, направленных на обеспечение доступа к правосудию потерпевшего от преступления. АПРОБАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ.

Основные теоретические выводы, практические предложения и рекомен- дации, содержащиеся в работе, были отражены автором в выступлениях на научно-практических конференциях и 3 статьях.

На основе выводов, содержащихся в диссертации, подготовлены и на- правлены в Законодательное Собрание Жогорку Кенеша Кыргызской Республики предложения по совершенствованию уголовно-процессуальной деятельности по обеспечению доступа к правосудию потерпевшего от преступления.

Материалы диссертационного исследования используются при препода- вании курса уголовного процесса в Бишкекской высшей школе МВД КР и Кыргызском государственном педагогическом университете им. И Арабаева, при подготовке учебных и учебно-методических материалов.

ОБЪЕМ работы составляет 189 страниц машинописного текста. Структура диссертации определяется предметом исследования и логикой изложения. Она состоит из введения, 2 глав, заключения, библиографии, приложений.

10

Глава 1. Обеспечение государством доступа к правосудию потерпевшим от преступления как конституционный принцип уголовного процесса

§1. Содержание конституционного права на доступ к правосудию потерпевшего от преступления

Право на справедливое судебное разбирательство неразрывно связано с правом на эффективное восстановление нарушенных прав. В соответствии с Конституцией Кыргызской Республики (ст. 16) и Конституцией Российской Федерации (ст.2) обязанность защищать права и свободы человека и гражданина возложена на государство. Органом, способным обеспечить восстановление нарушенных преступлением прав, является суд. В Кыргызстане и России каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ч. 1 ст.38 Конституции КР;ч.2 ст.46 Конституции РФ). Необходимо отметить, что положение о судебной защите, закрепленное в Конституциях КР и РФ соответствует международным правовым актам. Так, Всеобщая декларация прав человека 1948 г. (ст.8), Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. (ст.2)1 закрепляют право на судебную защиту и обеспечение доступа к правосудию.

Суд выступает в качестве основного гаранта осуществления прав граж- данина. Обращение гражданина в суд за защитой его прав отклонено быть не может. Человек должен иметь свободный доступ к правосудию. Отказ в право-судии незаконен. Право гражданина на обращение в суд за судебной защитой

Всеобщая декларация Прав Человека // «Известия» - 1989 - 9 декабря; Международный пакт о гражданских и политических правах, одобренный Генеральной Ассамблеей ООН 16/12/1977 г.

2 Петрухин И. Л. Судебные гарантии прав личности в уголовном процессе. М.,1992. С.41.

и в большей мере разработано в цивилистике ‘. Однако это право носит консти туционный характер и должно быть распространено и на уголовное судопро изводство, где до сих пор оно как правовой принцип не формулировалось. Ка- % ждый гражданин, потерпевший от преступления, имеет право искать в суде

защиты своих прав, в частности возмещения ущерба, причиненного преступлением. “

В настоящее время судебная форма защиты субъективных прав и свобод является основной, а право на судебную защиту - одно из конституционных прав человека и гражданина.3

В рекомендациях ООН, касающихся прав человека при отправлении уголовного правосудия, предлагается переместить акцент на приоритетную защиту жертв преступлений и защиту общественных интересов (9-й конгресс ООН в Каире по предупреждению преступности).4

Декларация ООН 1985 года «Об основных принципах отправления пра- ф| восудия в отношении жертв преступлений и злоупотребления властью» опре-

делила международные стандарты обращения с жертвами. Среди них особенно выделены доступ к механизмам правовой и административной защиты, право на справедливое отношение, на информацию, на возмещение убытков и компенсацию, а также право на пользование широкой системой социальных услуг. Символично не только название самого первого раздела Декларации - «Доступ к правосудию и справедливое обращение», но и концептуальное содержание его норм. Вот лишь некоторые отправные положения (п.4 и 6) этого раздела, вне общего контекста которых трудно анализировать правовое положение потерпевшего в национальном законодательстве тех или иных стран:

к

1 Мельников А. А. Право на обращение в суд за судебной защитой// Конститу ционные основы правосудия в СССР, М., 1981. С.272.

2 Петрухин. И. Л. Указ. работа, М, 1992. С.41.

Шакарян. М. С. Защита прав человека и гражданина в порядке гражданского судопроизводства. Общая теория прав человека. М., 1996. С.226.

Девятый конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Каир, 29 апреля-8 мая 1995.

«К жертвам следует относиться с состраданием и уважать их достоинство. Они имеют право на доступ к механизмам правосудия и скорейшую ком- пенсацию за нанесенный им ущерб…

Следует содействовать тому, чтобы судебные и административные про- цедуры в большей степени отвечали потребностям жертв и др.»1

В распоряжении Президента РФ от 13 февраля 1996г. «О первоначальных мероприятиях, связанных с вступлением в Совет Европы» заявлено о намерении присоединиться к Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека и ряду дополнительных протоколов к ней.”

Нормы, гарантирующие права человека и гражданина, признанные миро- вым сообществом в качестве исходных, в национальном законодательстве относятся, прежде всего, к конституционному уровню.

В этом смысле конституционные нормы о правах и свободах человека, закрепленные принятых 5 мая 1993 г. Кыргызской Конституцией и 12 декабря 1993 г. Российской Конституцией, в достаточной мере соответствуют международным стандартам.

Наиболее эффективной формой обеспечения прав личности должна вы- ступать судебная защита. В Конституции России установлено: «Права и свободы человека и гражданина … обеспечиваются правосудием (ст. 18) (ч.4 ст. 15 Конституции Кыргызстана). «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод» (п.1ст.46) (ч.2 ст.38 Конституции Кыргызстана).3 Из указанных конституционных установлений следует, что человек может опереться на судебную власть, когда государственные органы пытаются отказать ему в праве быть

Сборник международных документов «Международные соглашения и рекомендации Организации Объединенных Наций в области защиты прав человека и борьбы с преступностью». Вып. 1 М, 1989. С. 112-113.

~ Кузьмина О. В., Поцелуев Е. Л. Право на справедливое судебное разбирательство. Права человека в условиях становления гражданского общества. Материалы международной научн,- практич. Конференции, Курск, 1997. С.40.

Конституция Кыргызской Республики// Эркин-Тоо, Бишкек, 1993. С. 12.

13

личностью.1 Это значит, что каждый гражданин имеет право обратиться в суд за защитой своих нарушенных прав и рассчитывать на справедливое судебное разбирательство, то есть на правосудие. Он может обратиться в суд даже тогда когда отраслевым законодательством, в том числе уголовно-процессуальным, для конкретного случая право гражданина прибегнуть к судебной защите непосредственно не предусмотрено.

Примером может послужить Постановление Конституционного Суда России по делу о проверке конституционности ч.5 ст.209 УПК по жалобам потерпевших Р. Н. Самигуллиной и А. А. Апанасенко, которым в связи со стереотипным толкованием упомянутой статьи и сложившейся следственно- судебной практикой было отказано в праве обжаловать постановления о прекращении уголовных дел за отсутствием состава преступления непосредственно в суд. Решением Конституционного Суда отказ в судебном обжаловании постановления о прекращении уголовного дела признан неправомерным, чем, по существу, создан многообещающий прецедент. Член Конституционного Суда Н. Т. Ведерников в комментарии к данному решению резюмировал: «Конечно же все неправомерные решения и следователей, и прокуроров можно обжаловать в суде».2

Для правильного определения сущности общественного явления необхо- димо показать его место и роль в системе, проанализировав взаимосвязь его с другими элементами3. В этой связи рассмотрим положение суда в механизме государственной власти и в системе правоохранительных органов.

В ст. 10 Конституции РФ провозглашено, что государственная власть осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, и что органы законодательной, исполнительной и судебной власти

Савицкий В. М. Прошу у суда защиты// Защита прав личности в современном мире. М., 1993. С.27. “ Масленников В. Когда не прав прокурор// Рос. Газета. 1995. С.28.

Блауберг И.В., Юдин И.Г. Становление и сущность системного подхода. М. 1973. С.32.

14

самостоятельны. Однако, на настоящем этапе развития Российского государства наибольшую актуальность приобретает не столько проблема разделения государственной власти, сколько вопрос взаимодействия и контроля различных ее «ветвей». Любопытна в этой связи точка зрения, высказанная еще в 1911 г. Н.Н.Полянским о том, что «…трех равных властей, или, вернее, органов власти быть не может; одной из них неизбежно должно принадлежать преобладание над другими»1. Мы не можем согласиться с приведенным мнением, так как это противоречит принципу равенства властей и нарушается принцип «сдержек и противовесов». Думается, преобладание одной власти над другими чревато значительными нарушениями в обществе. Это положение применимо и к Кыргызской Республике.

Большинство ученых-юристов современной России придерживаются мнения о приоритете законодательной власти над исполнительной и судебной2. Можно встретить и другое суждение. Так, В. Побережный считает, что такой подход может привести к недооценке значения судебной власти в ее возможности сдерживать исполнительную власть в стремлении обойти закон и законодательную - в стремлении издавать законы, противоречащие Конституции РФ3.

В юридической литературе для обозначения мер, направленных на реали- зацию прав и свобод, употребляются такие термины как «охрана» и «защита». А. М. Нечаева, например, охрану рассматривает как более емкое понятие, а под защитой понимает конкретные меры, применение которых позволяет восста-

Полянский Н.Н. Уголовный процесс. Уголовный суд, его устройство и дея- тельность. М. 1911. С. 17.

Ковалев М.А. Судебная власть: начало пути // Сов.государство и право. 1991. №10. С. 139; Социалистическое правовое государство: концепция и пути реализации. М., 1990. С.42-46, 99-101.

3 Побережный В.В. Гарантии независимости суда при отправлении правосудия по уголовным делам. Дисс… канд.юрид. наук. М., 1993. С.59.

15

вить нарушенные права. Аналогичное мнение высказывается и другими учеными.1

Реализация субъективного права осуществляется действиями управомо- ченных или же обязанных в правоотношении лиц. В тех случаях, когда существуют препятствия к осуществлению права или же угроза такого препятствия (право нарушается), возникает необходимость их устранения (защиты права).

Защита права не тождественна охране права. Охрана права означает при- менение правовых средств для обеспечения правомерной деятельности. На- пример, судебное решение на арест. В данном случае судебный контроль имеет предупредительный характер. Охрана права обеспечивается конкретными правовыми нормами, предотвращающими нарушение права. Защита права состоит в использовании правовых средств по восстановлению нарушенного права. Например, обжалование и судебная проверка законности ареста. В этом случае судебный контроль носит последующий характер, то есть проверка осуществляется юрисдикционными органами с целью установления нарушения права и его восстановления.3

Государственная защита прав и свобод включает в себя деятельность управомоченных органов государства после нарушения прав и свобод субъективных прав, заключающейся в восстановлении (признании прав и свобод), то есть носит восстановительный характер.

Судебная защита является составной частью правоохранительной функции государства.

Тархов В. А. Гражданское право, Общая часть. Чебоксары: Чувашское книжное издательство, 1997. С. 259-260; Данилин В. И. Реализация и охрана брачно-семейных прав. Учебное пособие. Уфа, 1989. С.3-10; Ромовская 3. В. Защита в советском семейном праве. Львов, «Вища Школа», 1985. С.9-15. “ Гукасян Р. Е. Реализация конституционного права на судебную защиту.// В сб. Процессуальные средства реализации конституционного права на судебную и арбитражную защиту. Калинин, 1982. С.6.

3 Масленникова Л. Н. Судебный контроль за законностью процессуальной деятельности органов дознания и предварительного следствия. М., 1994. С.5.

16

Конституционная норма специально закрепила за каждым гражданином «право на судебную защиту» (ст.38 Конституции КР; ст.46 Конституции РФ). В свете этого положения рассмотрение категории «судебная защита» представляется весьма актуальным.

Конституционное право на судебную защиту, как и иное общее консти- туционное право гражданина, характеризуется особой социальной значимостью, стабильностью, неотчуждаемостью, всеобщностью.1 Всеобщность права на судебную защиту состоит в том, что оно принадлежит каждому гражданину.

Конституционное право на судебную защиту, сложное по своему содер- жанию, реализуется, трансформируясь в отраслевое субъективное право, как материальное, так и процессуальное. На такую особенность реализации сложных по содержанию конституционных прав высокого уровня обращается внимание в литературе. В. А. Тархов отмечает, что «общественные отношения могут ограничиваться конституционными отношениями, но чаще принимают форму и отраслевых правоотношений. Реализация конституционных правоотношений бывает связана с функционированием отраслевых и функциональных систем законодательства».2

Судебная защита является частью гарантий реализации прав и свобод. Наряду с другими юридическими гарантиями, она выступает как надежное средство реализации прав в случае их нарушения. Вместе с тем надо отметить, что восстановление нарушенных прав и свобод не является и не может являться непременной формой реализации прав и свобод граждан. Напротив, оно составляет отступление от общего правила.3 Непосредственная реализация прав и интересов граждан, к примеру в уголовном судопроизводстве, осуществляется органами предварительного расследования, а не судом.

Рябцовская Н. М. Конституционное право советских граждан на жилище: Ав-тореф. дисс… канд. юрид. наук. М, 1980. С.9. “ Тархов В. А. Указ. соч.. С. 191.

Воеводин Л. Д. Юридический статус личности в России. - М: изд.МГУ, 1997. С.226.

17

«Суд не осуществляет материально-правовой защиты», как правильно заметил Д. М. Чечот, он «лишь обеспечивает непосредственное государственное принуждение к исполнению соответствующих обязанностей».1 То есть суд решает вопросы по регламентированию правовой защиты прав граждан другими исполнительными органами.

Наиболее удачное определение «судебной защиты», на наш взгляд, вы- сказал Ю. Ф. Беспалов: «Судебная защита прав и законных интересов есть деятельность судебных органов, осуществляемая в порядке конституционного, уголовного, гражданского, административного, арбитражного судопроизводства, основанная на принципах права и морали, и направленная на восстановление (признание) нарушенных (оспоренных) прав и законных интересов, посредством применения предусмотренных законодательством способов (мер) защиты. В судебной защите реализуется судебная власть».2

Думается, что под правом на судебную защиту необходимо понимать право личности требовать от государства защиты своих прав и очерченных законом интересов.

Часть ч.1 ст.79 Конституции КР (ч. 1 ст. 118 Конституции РФ) гласит: «Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом». Это положение конкретизируется в ст.39 Конституции КР (ст.49 Конституции РФ), статьях уголовно - процессуального закона. Так, ст. 14 УПК КР (ст. 13 УПК РСФСР) гласит: «Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом». Поскольку эти вопросы являются главными в процессе всего производства по делу, постольку правосудию принадлежит центральное место в системе правоохранительной деятельности.

Чечот Д. М. Проблема защиты субъективных прав и интересов в порядке неисковых производств гражданского процесса. Автореф. дисс… д. юрид. наук. Л., 1969. С.13.

Беспалов Ю. Ф. Судебная защита семейных прав ребенка. М., 1997. С.21.

18

Это придает судебному разбирательству значение важнейшей стадии процесса, а суд выделяет из всех иных органов, ведущих производство по делу, ставит его в особое положение, обязывая выступать гарантом прав и свобод человека и гражданина.’

Основная функция судебной власти - правоохранительная; важнейший способ её реализации - правосудие, осуществляемое специально созданными государственными органами в строго определенной процессуальной форме. Решения органов судебной власти общеобязательны, они имеют силу закона и обеспечены принудительным исполнением.2

Следует отметить, что в юридической литературе существует несколько определений понятия правосудия. Понятие правосудия всегда являлось предметом дискуссий. Так, по мнению В.П. Нажимова, «необходимо различать понятие правосудия в собственном смысле и правосудия в широком смысле слова». Исходя из предложенной концепции, «к правосудию в широком смысле слова относится любая деятельность суда (судьи), в том числе не связанная с разбирательством по существу конкретных уголовных дел, включая осуществление контроля в ходе досудебного производства, исполнение решений, дачу разъяснений и т. д.».3

v Вместе с тем, правосудием следует считать не всякую деятельность суда. Правосудие по уголовным делам - это самостоятельный вид государственной деятельности, состоящий в том, что особый независимый орган государства -суд - рассматривает в установленных законом процессуальных формах и разрешает на основе закона, своего правосознания и внутреннего убеждения уголовные дела, принимая по ним от имени государства решения (приговоры, оп-

1 Тыричев И. В. Уголовно-процессуальное право. Учебник.(Под. ред. Лупин-скойП. А.)М, 1997. С. 104.

” Бойков А. Д. Третья власть в России. Очерки о правосудии, законности и судебной реформе. М.,1997. С.86.

3 Нажимов В.П. Суд как орган правосудия по уголовным делам // В сб.: Вопросы организации суда и осуществления правосудия в СССР. Калининград, 1970.С.8-9.

19

ределения, постановления) о защите и восстановлении нарушенного права, а при необходимости - и о применении санкций к виновным либо об отсутствии правонарушения и о неприменении санкций.1

В. И. Шевцов под правосудием понимает «деятельность суда по рас- смотрению гражданских и уголовных дел и дел об административной правонарушениях, проводимую в процессуальной форме в судебных заседаниях с участием сторон и других субъектов процесса, состоящую в установлении фактических обстоятельств и в разрешении дела, то есть применении соответствующего материального закона».2

СВ. Боботов рассматривает правосудие как «особый вид юридической деятельности, возлагаемый обществом и государством на судебную власть. Правосудие осуществляется именем и властью государства в установленных законом процессуальных формах, путем рассмотрения исковых требований, заявлений, ходатайств и других материалов в условиях, обеспечивающих равенство прав сторон».3

По мнению И. Н. Иванникова под правосудием понимается «деятельность специально уполномоченного лица или лиц по регулированию общест- венных отношений в соответствии с действующим правовым законодательст-

Подобного мнения придерживается большинство процессуалистов: Консти- туционные основы правосудия в СССР/ Под ред. В. М. Савицкого/ М, 1981. С. 17; Зинатуллин 3. 3. К вопросу об уголовно-процессуальных функциях // Уголовная ответственность: основание и порядок реализации. Самара, 1990. С.93; Мотовиловкер Я. О. Основные уголовно- процессуальные функции. Ярославль. 1976. С. 69-73; Петрухин И. Л. Правосудие: время реформ. М., 1991. С. 54, 97 и др.

” Швецов В. И. Судопроизводство и правоохранительные органы в РФ - М; Проспект, 1996.С.36.

3 Боботов С. В., Комментарий к Конституции РФ - М: Фонд Правовая культура, 1996. С.482.

20

вом и при условии состязательности сторон в тех случаях, когда право граждан или юридических лиц является нарушенным или оспаривается».’

О. Е. Кутафин считает, что «правосудие - вид государственной деятель- ности, направленный на рассмотрение и разрешение различных социальных конфликтов, связанных с действительным или предполагаемым нарушением норм права».2

Ю. Ф. Беспалов считает, что «под правосудием следует понимать рас- смотрение и разрешение судом социальных конфликтов, урегулирование разногласий в условиях гласности и состязательности».3

По мнению А. Д. Бойкова «под правосудием понимается вид государст- венной деятельности, осуществляемой судом путем рассмотрения в судебных заседаниях в специальной процессуальной форме отнесенных к его компетенции правовых конфликтов и принятия общеобязательных решений, подкрепленных государственным принуждением».4

Не возражая против приведенных выше мнений, полагаем, что правосудие - это метод правоохранительной деятельности государства, иначе говоря суд осуществляет правоохранительную деятельность методом правосудия.

Согласно ст. 4 Закона РСФСР от 7 августа 1981 г. «О судоустройстве»5 правосудие по уголовным делам должно осуществляться путем рассмотрения в судебных заседаниях уголовных дел и применения установленных законом мер наказания к лицам, виновным в совершении преступления, либо оправдания невиновных.

Иванников И. Н. Проблемы правосудия в России /Проблемы реализации правовых норм в период проведения судебно-правовой реформы. Тюмень, 1994. С.8. “ Кутафин О. Е. Конституционное право России. М, 1995. С.441.

Беспалов Ю. Ф. Судебная защита прав ребенка. М., 1997. С. 19.

4 Бойков А. Д. Указ. соч. М., 1997. с . 104.

5 Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1981. №3. Ст.976; 1992. № 27. Ст. 1560; 1993.№ЗЗ.С.1313.

Результатом осуществленного правосудия в уголовном судопроизводстве для потерпевшего от преступления, на наш взгляд, означает восстановленные нарушенные преступлением права в суде.

Еще Ш. Монтескье считал, что для человечества нет ничего важнее, чем правосудие.1

Потребность в осуществлении правосудия объясняется наличием кон- фликтов в обществе и его стремлением через органы государства защитить от всяких посягательств социально справедливый правопорядок. Государство в каждый данный момент исторического развития определяет круг особо важных социальных ценностей (жизнь, здоровье, государственная безопасность, собственность и т. д.), посягательство на которое должно влечь применение самых строгих, а именно уголовных наказаний. Указанные ценности предстают в Уголовном кодексе как возможные объекты преступных посягательств.2

На определенном историческом этапе развития общества таких явлений, как преступление и вершение правосудия, в современном их значении не существовало, тем более публичного обвинения. Но имели место явления, близкие по сущности к первым двум, такие как нанесение «обиды» и «преследование обидчика» существовало, по сути, в чисто частной форме, поскольку сам обиженный определял объем его попранных интересов, а также необходимость и форму их защиты. В последующем началось формирование специфических отношений между людьми внутри отдельной семьи (рода). И именно они заставляли всех родственников воспринять нанесение «обиды» кому-нибудь из членов их семьи (рода) как собственную и принимать участие в «преследовании обидчика». И поэтому то, что решалось до этого в ходе одного поединка, стало приобретать затяжной характер, так как в поддержку как обиженного, так и

1 Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 1995. С.318. Петрухин И. Л. Судебные гарантии прав личности в уголовном процессе. М., 1992. С.15.

22

обидчика могли выступить все члены семьи (рода). Это привело, как отмечали историки,’ к расцвету самоуправства и кровной мести.

Сложившаяся обстановка несла с собой вымирание целых семей и родов из-за незначительного инцидента, который явился причиной «преследования обидчика». Поэтому возникла необходимость выработки соответствующего способа осуществления «преследования обидчика», который бы уменьшил опасность данной процедуры в целом для общества, и был закреплен в социальных нормах той эпохи. Анализ последних позволяет нам отметить, что таким способом стало введение в данную процедуру консультантов, в лице старейшин племен, которые разъясняли сторонам полномочия, способы их реализации и возможные результаты, что оповестят о завершении процесса, закрепленных в обычаях.

В итоге на этом промежуточном этапе: во-первых, появились элементы обвинения отличного от частного обвинения, так как в реализации обвинения фактически могло и принимало порой участие несколько человек, но это еще не публичное обвинение, так как отстаивали они корпоративные интересы. Во-вторых, в процессе принимало участие незаинтересованное в исходе дела лицо, которое в определенной степени уже ограничивало пределы самоуправства и кровной мести.

С дальнейшим развитием общества, когда постепенно после разных пе- реходных степеней устанавливается «военная демократия», расширяются и усложняются внутригрупповые отношения, «преследование обидчика» приобретает новые направления, характеризуя которые следует отметить, что:

Чоглоков П. Н. Об органах судебной власти от основания государства до Алексея Михаиловича. - Казань, 1855. С.5; Тальберг Д. Г. Русский уголовный процесс. - Киев, 1888. С. 14; Хрестоматия по истории древнего мира/под ред. В. В. Струве, и.1 - М, 1950; Лебек С. История Франции/перевод В Павлова - М, 1993.Т.1.С.9-10;идр.

23

? рядом с элементами частного обвинения появляются и признаки об- щественного обвинения, в случаях посягательства на устои общежития, грозящие их изменению (но иск общественный все же является пока исключением); ? ? процедура стала проходить, как правило, в людном месте в присутствии соплеменников, которые могут оценивать, насколько справедлив ее исход; ? ? в некоторых случаях все члены племени могли выступать третьей сто- роной, определяющей начало и результаты процедуры «преследование обидчика», хотя, в основном, такая обязанность возлагалась только на вождя племени, либо совет старейших.1 ? Таким образом, можно утверждать, что с развитием общественных отно- шений, усложнением их характера у людей возникает потребность в третьей стороне, которая могла бы объективно решать возникающие споры. Таким органом стал суд и с этого момента можно говорить о проблеме доступа к правосудию.

С дальнейшим развитием общества усложняются и сами преступления, как по способу совершения так и по степени сложности его раскрытия. В целях раскрытия таких преступлений государством была создана специальная система правоохранительных органов. Раскрытие, расследование преступления, выдвижение обвинения в суде возлагается на государство, то есть уголовный процесс приобретает ярко выраженный публичный характер. Государство обязано защитить конкретного потерпевшего от преступления и тем самым общество в целом от преступности путем восстановления нарушенного права конкретного человека в частности и общественного правопорядка в целом.

Полагаем, что право на доступ к правосудию потерпевшему от преступ- ления детерминируется конституционным правом каждого гражданина на судебную защиту. Как мы уже отмечали ранее норма о праве на судебную защиту закреплена в ч. 2 ст.38 действующей Конституции Кыргызской Республики и

V

24

ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации. Это значит, что гражданин, чьи права были нарушены, имеет конституционное право обратиться за помощью в суд и расчитывать на справедливое судебное разбирательство, гарантированное Конституцией.

Основой для совершенствования уголовно-процессуальной деятельности по обеспечению доступа к правосудию потерпевшего в уголовном процессе России, по нашему мнению, является Декларация прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации: в ст.ЗЗ провозглашается требование о том, что права жертв преступлений и злоупотребления властью охраняются законом. Государство обеспечивает им доступ к правосудию и скорейшую компенсацию за причиненный ущерб.2

В нашем отечественном законодательстве (имеется в виду советский период: Конституции СССР 1924, 1936 и 1977 г.г., Конституции Киргизской ССР 1937 и 1979 г.г., Конституции РСФСР 1918, 1937 и 1977 г.г.)3 отсутствует какое - либо упоминание о доступе к правосудию потерпевшим от преступлений. Это положение не нашло отражения и в действующем уголовно-процессуальном законодательстве Кыргызской Республики и Российской Федерации.

Проблема обеспечения доступа к правосудию потерпевшим от преступ- ления является актуальной не только в наших государствах, но и в других странах. В частности, на неё указано в резолюции Генеральной Ассамблеей ООН 40/ 34 от 29 ноября 1985 года, на основе которой была принята Декларация ос-

История Древнего Востока: зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации//ч.2 Передняя Азия. Египет. -М, 1988.С.9-106.

Декларация прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 г.// Российская газета, 1991 г. 25 декабря. 3 Конституция РСФСР. Москва, 1918.

Конституция РСФСР. Москва, 1937.

Конституция РСФСР. Москва, 1977.

Конституция (Основной Закон) Киргизской ССР. Фрунзе, 1937.

Конституция (Основной Закон) Киргизской ССР. Фрунзе, 1979.

25

новных принципов правосудия для жертв от преступлений и злоупотреблений властью.1

Право на доступ к правосудию или справедливое разбирательство является одним из основных признаков любого демократического общества. Оно предусмотрено в ст. 6 Европейской конвенции по правам человека, в отношении которой накоплена обширная практика Европейским судом по правам человека.

Лексическое значение слова «доступ» значит: проход, возможность про- никновения куда-нибудь.3 Таким образом, под доступом к правосудию потерпевшим от преступлений следует понимать возможность на основе доказательств выступать в суде с требованием восстановления нарушенного права, требовать воздействия на нарушителя уголовного закона. То есть, доступ к правосудию - это возможность притязать на деятельность суда по восстановлению нарушенного преступлением права.

Следовательно, право на доступ к правосудию потерпевшего от пре- ступления - это право потерпевшего от преступления притязать на дея- тельность суда по защите нарушенных преступлением прав и законных интересов.

Нельзя не согласиться с заслуживающей особого внимания точкой зрения Б. Т. Акрамходжаева о том, что доступ к правосудию предполагает две стороны: государство - гаранта и потерпевшего - потребителя этой гарантии. Государство предоставляет гарантии на конституционном уровне потерпевшему о его праве на судебную защиту (ст.38 Конституции КР, ст.46 Конституции

1 Декларация основных принципов правосудия для жертв от преступлений и злоупотреблений властью//Российская юстиция, 1997. №№ 5,6,7,8.

2 Доступ к правосудию. Сборник документов (резолюции и рекомендации) Ко митета министров Совета Европы по вопросам обеспечения более простого доступа граждан к эффективному правосудию // Российская юстиция, №6, 1997. С.2.

Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. М., 1985. С. 342. Акрамходжаев Б. Т. Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего на предварительном следствии . Дисс. канд.юрид.наук., М., 1992 . С. 46, 47.

26

РФ) и закрепляет за собой обязанность обеспечивать доступ к правосудию потерпевшим от преступлений (ст.52 Конституции РФ). В Кыргызстане эти гарантии также закреплены в Конституции, но сформулированы несколько иначе: «полная, безусловная, незамедлительная защита прав и свобод граждан, пресечение правонарушений в этой области и восстановление нарушенного положения - обязанность государства, всех его органов и должностных лиц» (ст.38 Конституции КР). На наш взгляд, формулировка обязанностей государства перед потерпевшим от преступления более удачно сформулирована в Кыргызской Конституции, так как в ней более конкретно и точно изложено, какие гарантии государство предоставляет потерпевшим.

Потерпевший, используя свое право на судебную защиту, тем самым пользуется гарантиями государства по обеспечению доступа к правосудию потерпевшего от преступления.

Очевидно, что понятие «доступ к правосудию потерпевшим от преступ- лений» включает широкий перечень прав, призванных обеспечить охрану и соблюдение интересов лиц, пострадавших от преступлений.1

Гражданин, признанный потерпевшим от преступления, в соответствии со ст. 34 УПК КР и ст. 53 УПК РСФСР вправе:

? давать показания по делу; ? ? представлять доказательства; ? ? заявлять ходатайства; ? ? знакомиться со всеми материалами дела с момента окончания следствия; ? ? участвовать в судебном разбирательстве; ? ? заявлять отводы; ? Кашепов В. П. О возможностях расширения уголовно - процессуальной защиты прав лица, потерпевшего от преступления. //Правовые воззрения А. Ф. Кони и современность: Материалы межкафедрального семинара Академия МВД РФ, М., 1994.С.32-34.

27

? приносить жалобы на действия следователя, прокурора и суда, а также на приговор или определение суда и постановления судьи; ? ? поддерживать в судебном разбирательстве лично и через своего пред- ставителя обвинение в случаях, предусмотренных ч.1 ст.96, ч.ч.2 и 3 ст.34 УПК КР (ч.ч. 1 и 4 ст.27, ч.ч.2 и 3 ст.53 УПК РСФСР). ? Кроме того потерпевший имеет право:

? предъявлять гражданский иск (ст.ст.36, 37, 38 УПК КР; ст.ст.29, 30 УПК РСФСР); ? ? пользоваться родным языком (ст. 18 УПК КР; ст. 17 УПК РСФСР); ? ? на возмещение понесенных расходов (ст. 93 УПК КР; ст. 106 УПК РСФСР); ? ? на возмещение государством ущерба, причиненного преступлением (ст.52 Конституции РФ; аналогичная норма отсутствует в Конституции КР). ? Суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны разъяснить потерпевшему его права и обеспечить возможность осуществления этих прав (ст.41 УПК КР; ст.58 УПК РСФСР). Это делается при допросе или явке потерпевшего, о чем отмечается в протоколе о признании потерпевшим (ст. 136 УПК РСФСР; аналогичная норма в УПК КР отсутствует).

Полагаем, что перечисленные выше права потерпевшего от преступления составляют содержание права потерпевшего на доступ к правосудию.

Для реализации вышеперечисленных прав в полном объеме, лицо по- страдавшее от преступления должно быть признано постановлением лица, ве- дущего уголовное судопроизводство, потерпевшим. Однако в УПК России и УПК Кыргызстана в этой части существуют коллизии. Так, в нормах уголовно -процессуального закона, регламентирующих стадию возбуждения уголовного дела, наряду с «заявителем» используется термин «потерпевший» (п.п.6 и 7 ст.5; ст. 27; ч. 5 ст. 109 УПК РСФСР, а также п.п.6 и 7 ст.6; ст.96 УПК Кыргызской Республики). Речь идет о возбуждении дел частного обвинения. Согласно ст. 34 УПК КР и ст. 53 УПК РСФСР, потерпевший как участник уголовного

28

процесса, появляется на более поздних этапах расследования или рассмотрения уголовного дела и только после вынесения уполномоченным на то лицом постановления (определения). Следовательно, при рассмотрении заявлений о преступлениях такой процессуальной фигуры быть не может.

Использование законодателем термина «потерпевший» в стадии возбу- ждения уголовного дела в определенной степени обоснованно. Возможны две процессуальные ситуации: 1) когда лицо, выступающее в роли заявителя, имеет личный интерес и в дальнейшем может быть признано потерпевшим в случае возбуждения уголовного дела; 2) когда заявитель такого интереса не имеет. Во втором случае при возбуждении уголовного дела лицо может выступать лишь как свидетель и его заинтересованность в исходе дела существенно уступает интересам потерпевшего, хотя она и значительнее, чем у свидетеля. В первой же ситуации права и законные интересы личности затрагиваются существенным образом и отстаивать их гражданин часто начинает еще до возбуждения уголовного дела и признания его потерпевшим. Фактическое положение такого заявителя аналогично положению потерпевшего. Это чаще всего проявляется по делам частного обвинения. Очевидно, этим и объясняется смешение в зако- не двух различных процессуальных фигур - заявителя, отстаивающего личные интересы, и потерпевшего.’

В целях более детального нормативного регулирования, конкретизации юридических прав и обязанностей личности необходимо разграничить в уголовном судопроизводстве понятия заявителя, которому преступлением причинен вред, и заявителя, чьи интересы нарушены не были. Первого можно назвать употребляющимся в юридической литературе термином «пострадавший». При этом специальная терминология позволит разграничить понятия «пострадавший» и «потерпевший», имеющие схожее смысловое значение в русском языке.

Демидов И. Ф. Заявитель в советском уголовном процессе // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 36, М., 1982. С.85 - 90.

29

Выделение пострадавшего как самостоятельного субъекта уголовного процесса и наделение его более широким, чем у заявителя юридическим статусом, будет способствовать укреплению гарантий прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела. Это необходимо сделать и потому, что фактическое участие пострадавшего в уголовно - процессуальной деятельности явление довольно распространенное. Без него затруднительно, а иногда и невозможно принять решение, например, по информации о причинении телесных повреждений, по материалам о правонарушениях, за которые уголовная ответственность наступает лишь при наличии телесных повреждений, по материалам о правонарушениях, за которые уголовная ответственность наступает лишь при наличии определенных последствий.1

Также затруднительно принять обоснованное решение без участия по- страдавшего в тех случаях, когда он не являлся инициатором сообщения о преступлении. В таких ситуациях отношения, складывающиеся между пострадавшим и должностным лицом (или органом), рассматривающим информацию о преступлении, гораздо шире, чем между этим же должностным лицом и заявителем, личные интересы которого нарушены не были. Во многих случаях эти отношения не имеют законодательной регламентации, то есть не относятся к разряду правовых.2

Анализируя существующее в теории уголовного процесса понятие по- терпевшего, представляется необходимым совершить хотя бы краткий экскурс в прежнее, в том числе, дореволюционное законодательство и сферу правовых дискуссий, касающихся рассматриваемого вопроса.

В связи с рассмотрением предложений о введении в процессуальный закон формальных, условно говоря, оснований признания потерпевшим возника- ет необходимость более подробно рассмотреть понятие потерпевшего. Фор-

Белозеров Ю. Н., Чувилев А. А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела. М., 1973 . С. 21.

Белозеров Ю. Н., Марфицин П. Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела, М.,1994 . С.7.

30

мальными основаниями можно договориться называть те юридические факты, которые сами по себе, так сказать, «автоматически» требуют безусловного признания потерпевшим, например, возбуждение уголовного дела. В таком случае оценки собранных доказательств совершения преступления и причинения им вреда для решения вопроса о признании потерпевшим - не требуется. До революции же потерпевший наделялся некоторыми особыми правами как раз при возбуждении уголовного дела.

В дореволюционном уголовно-процессуальном законодательстве поло- жение потерпевшего определялось Уставом уголовного судопроизводства. И хотя собственно понятие потерпевшего таким образом, как это имеет место сейчас, не было определено, анализ различных норм Устава позволяет установить ряд его признаков.

Потерпевший упоминается в ст.6 Устава следующим образом: «Лицо, по- терпевшее от преступления или проступка, но не пользующееся правами частного обвинителя, в случае заявления иска о вознаграждении, во время производства уголовного дела, признается участвующим в деле гражданским истцом».2

Видно, что установление содержания понятия «потерпевший» было чрезвычайно значимым, поскольку фактически данные лица наделялись сравнительно большим объемом прав и их предоставление требовало достаточно четкого критерия для составления перечня тех, кому такие права должны были быть предоставлены.

В главе третьей Устава перечислены «законные поводы к начатию след- ствия», среди которых особое место занимает объявление, или, как бы мы сказали сейчас, заявление потерпевшего. В отличие от объявлений иных лиц «объявителей», являвшихся или не являвшихся очевидцами преступного деяния),

Яни П. С. Обеспечение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве. Дисс.кан.юрид наук. М., 1995. С.81. 2 Устав уголовного судопроизводства. М, 1914. С.2.

31

объявление потерпевшего имело особый, отличный статус и называлось жалобой.

Статья 301 устанавливала, что «объявления лиц, потерпевших от престу- пления или проступка, признаются жалобами», а ст.303 указывала, что «жалобы почитаются достаточным поводом к начатию следствия. Ни Судебный Следователь, ни Прокурор не могут отказать в том лицу, потерпевшему от преступления и от проступка».1 Это означало, что свою роль в уголовном преследовании потерпевший фактически определял сам, достаточно ему было заявить (а в соответствии со ст.302 УУС он был обязан указать это в жалобе), что от преступного деяния он понес вред и убытки и приблизительно «исчислить вознаграждение, если оно требуется». Такая жалоба являлась, как указывается в литературе того периода, реализацией уголовного иска, она не требовала дополнительной проверки и являлась законным основанием для возбуждения уголовного преследования. Д. Г. Тальберг по этому поводу писал, что «уголовным иском называется полномочие государства, а в известных случаях и частных лиц требовать судебным порядком преследования и наказания виновных в преступном деянии».2

Устав уголовного судопроизводства, хотя и не имел определения понятия потерпевшего, однако четко закрепил право лица самостоятельно вступать в уголовно-процессуальные отношения без какого бы то ни было ограничения данного права любым должностным лицом, ведущим расследование. Очевидно указанные правовые конструкции можно оценить как правовое достижение русской дореволюционной мысли в деле обеспечения доступа к правосудию потерпевшим от преступления.

Доступ к правосудию в соответствии с Уставом уголовного судопроиз- водства 1864 года во многом зависел от усмотрения и активности потерпевшего от преступления. Из текста ст.304 - 308 УУС, которые содержали перечень

1 Там же. С.77.

” Тальберг Д. Г. Русское уголовное судопроизводство. Киев, 1891. С.28.

32

прав «лица, принесшего жалобу», определенно видно, что под этим лицом понимается потерпевший.1 Необходимо заметить, что права потерпевшего были довольно широки, даже если сравнивать их объем и содержание с процессуальными правами потерпевшего ныне. Обеспечивая себе доступ к правосудию, потерпевший в соответствии со ст.304 У УС имел право:

1) выставлять свидетелей своих; 2) 3) присутствовать при всех следственных действиях и предлагать с раз- решения следователя, вопросы обвиняемому и свидетелям; 4) 5) представлять в подкрепление своего иска доказательства, и 6) 4) требовать свой счет, выдачи копий со всех протоколов и постановле ний.2 А по ныне действующему уголовно-процессуальному закону и Кыргыз стана, и России потерпевший не может участвовать во всех следственных дей ствий, не может получить копии со всех интересующих его документов.

По УУС для того, чтобы потерпевший мог воспользоваться своими пра- вами, не требовалось особого процессуального решения. При том условии , что само «начатие следствия» являлось единственным основанием и для начала пользования потерпевшим особыми процессуальными правами, содержательная сторона вопроса отступала, казалось бы, на второй план, приобретало более теоретический характер. Существо споров по поводу определения потерпевшего не отражалось на том, станет ли он лицом, могущим использовать эти особые процессуальные возможности: если по его жалобе возбуждено преследование, то он и является обладателем процессуальных прав, которыми может воспользоваться.3

Упразднение дореволюционной судебной системы и строительство новой системы уголовного правосудия в период с 1917 по 1922 г.г. происходило в

Устав уголовного судопроизводства. М., 1914. С.77.

Устав уголовного судопроизводства Российской империи, 1864 г./Свод законов, т. 16, ч.1, издание 1892г./ Санкт- Петербург, 1908 . С. 70-71. 3 Яни П. С. Обеспечение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве. Дисс… кан. юрид наук. М., 1995. С.82.

33

условиях гражданской войны, однако это не затронуло правового статуса потерпевшего, ибо сохранялся принцип состязательности уголовного процесса в судебном разбирательстве, в то время как предварительное следствие представляло из себя розыскную досудебную подготовку. Деятельность всех органов предварительного следствия и дознания регулировалась положениями, которые содержали правила производства отдельных следственных действий. Кроме того, порядок задержания, ареста, обыска и некоторых других действий, затрагивающих личные свободы и права граждан, регламентировался инструкциями соответствующих органов.1

Период развития советского уголовно-процессуального законодательства с 1922 по 1929 г.г. характеризуется принятием первого уголовно- процессуального Кодекса 1922 года, который вобрал в себя опыт строительства нового уголовно-процессуального законодательства.

Согласно УПК РСФСР 1922 года потерпевший от преступления обладал следующими правами: иметь представителя (ст.ст.55, 60 УПК); указать на лицо, совершившее преступление, которое могло быть задержано (ст. 105 УПК); требовать производства следственных действий (ст.П4 УПК); присутствовать при производстве следственных действий (ст. 117 УПК); предъявлять гражданский иск на предварительном следствии (ст. 122 УПК); обжаловать действия следователя (ст.216 УПК); предъявлять гражданский иск в судебном заседании (ст.274 УПК); требовать возбуждения уголовного дела по делам возбуждаемым в порядке частного обвинения (ст. ст. 10, 11 УПК); обжаловать действия прокурора по прекращению уголовного дела (ст.226 УПК); получить копии протокола судебного заседания (ст.432 УПК); обжаловать приговор народного суда (ст.353 УПК); быть признанным в качестве стороны (ст.ст. 23, 54-58 УПК).

1 Абдумажидов Г. А. Развитие законодательства о расследовании преступлений. Ташкент, 1974.С.32.

УПК РСФСР с алфавитно-предметным указателем. М.: Изд-во НКЮ, 1922 г.; СУ РСФСР. 1922. №20-21. С.230.

34

Особый интерес из указанных выше прав потерпевшего представляет его право на обжалование действий следователя. Ст.216 УПК РСФСР, регламентирующая эти вопросы, провозглашала: «Стороны, свидетели, эксперты, переводчики, понятые, поручатели и залогодатели за обвиняемого и другие заинтересованные лица могут приносить жалобы на действия следователя, нарушающие или стесняющие их права. Жалобы приносятся суду того района, в котором расположена камера следователя, или тому суду, при котором следователь специально состоит. Жалобы на медленность производства, несоблюдение сроков, предъявления обвинения подаются прокурору того района и суда, где следователь состоит».1

В УПК РСФСР 1923 года это право потерпевшего подвергается сокраще- нию, ибо ст.223 УПК РСФСР 1922 года согласно, которой «принесшие жалобу допускаются к словесному объяснению на суде, если они находятся на лицо» была полностью исключена. Впоследствии даже срок подачи жалоб также был сокращен с семи до пяти дней.”

Аналогичные изменения происходили и в УПК Киргизской ССР, так как национальное законодательство союзных республик в СССР, как известно, повторяло российское законодательство.

Как видно из вышеизложенного, в советском уголовно-процессуальном законодательстве происходил процесс постепенного сужения прав потерпевшего, осуществляя которые он мог хоть в какой-то мере воздействовать на деятельность должностных лиц и государственных органов, осуществляющих уголовное судопроизводство.

Таким образом, проявилась тенденция к ограничению права потерпевшего на судебную защиту, хотя в истории советского уголовного процесса были попытки возрождения права на судебное рассмотрение жалобы, но уже в пользу обвиняемого.

1 Там же. - С.230.

2 Там же.-С. 150.

35

Необходимо отметить, что в науке уголовного процесса дореволюционной России, в постреволюционный период, и в последние годы проблема по- терпевшего рассматривалась несколько уже, чем, как нам думается, следовало бы. Так, традиционным считалось изучение и совершенствование только процессуального статуса потерпевшего, а в этом контексте особый акцент делался на формулировку понятия потерпевшего от преступления в уголовном процессе и порядок его признания. Полагалось, что через расширение прав потерпевшего и усовершенствование понятия потерпевшего можно обеспечить лучшее положение потерпевшего в уголовном процессе, чем существовавшее до этого.1

Думается, что с таким подходом можно согласиться отчасти.

Действительно, доступ к правосудию потерпевшего от преступления во многом зависит от активности самого потерпевшего, то есть насколько он активно пользуется своими правами в уголовном процессе настолько обеспечивается его же доступ к правосудию. Однако это правило более характерно для дел частного обвинения. По делам же публичного обвинения доминирующую роль играет государство, на которое и возложена Конституцией обязанность обеспечивать доступ к правосудию потерпевшим от преступлений.

С другой стороны недостаточность объема прав может все усилия потер- певшего сделать напрасными. На наш взгляд, характер этих прав должен быть таковым, чтобы потерпевший мог активно реагировать на неправомерные дей-

1 Фойницкий И. Я. Русское уголовное судопроизводство. Предмет и движение уголовного разбирательства. СПб., 1893.С.20; Тауберг Л. Я. Жалоба потерпевшего при преступлениях не официальных, Харьков, 1909.С.71; Викторский С. И. Русский уголовный процесс, М., 1911.С. 162; Альперт С. А. Потерпевший в советском уголовном процессе. Дисс… канд. юрид. наук, Харьков, 1951.С. 12, 13; Кокорев Л. Д. Участие потерпевшего в советском уголовном судопроизводстве. Дисс… канд. юрид. наук, Воронеж, 1963.С. 7 - 26; Савицкий В. М. Потерпевший от преступления: расширение прав, усиление процессуальных гарантий// Советское государство и право, 1986. №5; Брусницын Л. В. Потерпевший: уголовно - процессуальные аспекты.// Государство и право, 1995.№9. С.67 - 70; Акрамходжаев Б. Т. Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего на предварительном следствии. Дисс… канд. юрид. наук, М., 1992.С.24- 36; Яни П.

36

ствия и решения должностных лиц, ведущих уголовный процесс от имени государства.

Осуществлению потерпевшим своего права на судебную защиту и, сле- довательно, права на доступ к правосудию, может препятствовать неточное изложение ряда норм УПК. Анализ действующего уголовно- процессуального законодательства позволяет выявить некоторые коллизии, которые на практике толкуются не в пользу потерпевшего. В ст.34 УПК КР (ст.53 УПК РСФСР) предусмотрено право потерпевшего знакомиться со всеми материалами дела, но редакция ст. 190 УПК Кыргызской Республики (ст.200 УПК РСФСР), регламентирующая процедуру такого ознакомления, осталась прежней. В ней не сказано, что потерпевший может ознакомиться со всеми материалами дела. Между тем именно этой статьей УПК руководствуется следователь, когда он приглашает потерпевшего участвовать в заключительном этапе расследования. Если учесть к тому же, что в ст.201-203 УПК РФ (ст.ст.191, 191-1, 192 УПК КР), касающиеся обвиняемого и защитника, записано, что они знакомятся со всеми материалами дела, то следователь с полным основанием может считать, что он вправе на свое усмотрение ограничить доступ потерпевшего к имеющейся в деле информации и во всяком случае не обязан знакомить его со всеми материалами дела. Вот почему в ст. 190 УПК Кыргызской Республики (ст.200 УПК РСФСР) необходимо внести соответствующие изменения.

В порядке дальнейшей демократизации уголовного процесса необходимо нормативно установить право потерпевшего на ознакомление со всеми материалами дела.’

Согласно норме ст. 193 УПК КР (ст.204 УПК РСФСР), следователь обязан

С. Обеспечение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве. Дисс… канд. юрид. наук, М., 1995. С. 164 - 190.

Ефимичев С. П., Михайлов В. А. Правовой статус потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика при окончании предварительного следствия .//Проблемы предварительного следствия (Вып. первый). Волгоград. 1972. с.145.

37

знакомить обвиняемого с материалами дела повторно после дополнительных следственных действий, в том числе после удовлетворения ходатайства. Потерпевший же в аналогичной ситуации такого права не имеет. Думается, такое ограничение в доступе к информации по уголовному делу заведомо ставит потерпевшего в невыгодное положение, что, по нашему мнению, может негативно сказывается на доступе к правосудию. Так как незнание реальной ситуации ограничивает возможность потерпевшего своевременно реагировать на те или иные изменения по уголовному делу.

Обращает на себя положение потерпевшего при окончании производства по уголовному делу в форме дознания. Согласно норме ст. 107 УПК КР (ст. 120 УПК РСФСР) потерпевший и его представитель извещаются об окончании дознания и направления дела прокурору, но материалы дела для ознакомления им не предъявляются. Налицо ущемление прав потерпевшего, допущенное самим законодателем. Полагаем, предоставление права потерпевшему знакомиться с материалами дела при окончании расследования в форме дознания позволит ему быть более активным участником уголовного процесса и активней защищать свои интересы.

Нельзя не согласиться с мнением А. Д. Бойкова, что «в уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации в последние три-четыре года внесено много изменений, причем изменений радикальных, коренных. Однако ни одного закона, ни одной нормы, ни одной статьи в УПК не было изменено в интересах расширения гарантии прав пострадавших от преступлений».1

Подобная ситуация отмечается и в Кыргызстане. Думается, в настоящее время созрела необходимость пересмотреть положение потерпевшего от преступления в уголовном процессе как Кыргызстана так и России, создав уголовно-процессуальные возможности для более действенного участия потерпевшего в досудебном производстве, позволяющим ему активно влиять на действия и

Бойков А. Д. Третья власть в России. (Очерки о правосудии, законности и судебной реформе). М., 1997. С. 188.

38

решения должностных лиц, осуществляющих данное производство, и тем самым с большей вероятностью достичь правосудия с целью защиты нарушенных преступлением прав и законных интересов.

А

«ч

39

§2. Содержание публично - правовой обязанности государства по обеспечению доступа к правосудию потерпевшему от преступления по делам публичного обвинения

В научной литературе в 70-е годы были предприняты попытки определить функции механизма защиты субъективных прав, иначе говоря, его сущность. Н. И. Матузов насчитывает их не менее восьми. И сегодня наименования и перечень функций механизма защиты субъективных прав не вызывает возражений.1 Разумеется, необходимо учитывать современные методологические подходы к правопониманию, принципам правового регулирования, функциям права, суть которых точно выразил Р. 3. Лившиц, утверждая, что за десятками классификаций и дефиниций не должна пропадать «главная определяющая функция права - обеспечение прав человека».

Для реального и полноценного осуществления прав личности в уголов- :0i ном процессе они нуждаются в надлежащем обеспечении, на что в условиях

происходящих в России государственно-правовых преобразований обращается особое внимание. Как отмечается в Концепции судебной реформы в Россий ской Федерации, подавляющее большинство предлагаемых настоящей Кон цепцией нововведений в уголовном судопроизводстве направлено именно на обеспечение прав личности.3 Основная причина подобных предложений кроет ся в переориентации как кыргызского так российского и государств, в отноше ниях с личностью на мировые стандарты. В Конституции России прямо указы вается, что в России не только признаются, но и гарантируются права и свобо ды человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам ^ международного права (ст. 17 Конституции РФ). Аналогичное положение со-

держится и в ст. 16 Конституции КР.

1 Матузов Н. И. Личность. Права. Демократия. Саратов, 1972.

2 Обсуждение учебника по общей теории права // Государство и право. 1994. №5. С.84.

3См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М., 1992. С.86.

40

Отсутствие или недостаточность обеспечения прав личности может свести их на нет. Без обеспечения они могут обернуться пустым звуком, деклара- цией или даже ширмой для притеснения личности. Обеспечение прав граждан в государстве, как и сами права, детерминировано множеством факторов, в том числе доминирующими идеологическими воззрениями, политической и экономической системами, уровнем развития демократии, морально - психологической атмосферой общества.1

По некоторым оценкам, существующее состояние обеспечения прав лич- ности в нынешнем уголовном процессе вообще не позволяет считать его таковым вследствие несоответствия тому, что он должен собой представлять.2 С учетом общего правила о необходимости соответствия уголовного процесса типу государства, по существу верно. В правовом государстве и уголовному процессу полагается быть процессом правового государства, где права человека, как он сам, являются высшей ценностью и должны быть обеспечены действительно на высшем уровне с достаточной для этого степени надежности.3

Термин «обеспечение» применительно к различным рода правовым предписаниям вообще и к правам и свободам в частности можно рассматривать в двух смыслах: « во-первых, как деятельность государственных органов, общественных организаций, должностных лиц и граждан по осуществлению своих функций, компетенций, обязанностей в целях создания оптимальных условий для строгой, неуклонной реализации правовых предписаний и правомерного осуществления прав и свобод; во- вторых, как итог, результат этой деятель-

Ростовщиков И. В. Обеспечение прав и свобод личности в СССР. - Саратов, 1988. С.24.

Мизулина Е. Б. Независимость суда не есть еще гарантия правосудия // Государство и право. - 1992. №4. С.60. з

Шадрин В. С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений.

Дисс… д. юрид.наук, Волгоград, 1997.С.59.

ЮССИЙСШЛк 41 Ц6ЯИ0Т?||Г^

ности, выражающейся в фактической реализации правовых предписаний, прав и свобод граждан».1

Термин «обеспечение» может нести не только юридически смысловую <* нагрузку, но и предполагает восприятие его через систему социальных факто-

ров, создающих условия для удовлетворения материальных и духовных по- требностей, интересов человека.

Мы поддерживаем мнение К. Б. Толкачева и А. Г. Хабибулина, считаю щих, что обеспечение прав и свобод нельзя ограничивать только системой пра вовых гарантий, оно должно дополняться системой четких организационных и иных условий, дающих возможность пользоваться правами, надежно их защи щать. Под условиями авторы имеют в виду «общие гарантии: экономические, политические, социальные и т.д., которые, образуя целостное единство различ ных видов общественных отношений, способствуют неуклонной реализации прав личности. Подобный подход позволяет не отождествлять понятие прав щ человека с юридическими правами и свободами».3

Аналогичной точки зрения придерживается Ю. Г. Арзамасов.4

Обе стороны этого механизма нельзя рассматривать в отрыве друг от друга. Политические, экономические, социальные гарантии безусловно обеспечивают реальность правового статуса личности, создавая условия и предпосылки для реальной возможности осуществления прав и свобод, но обеспечивают не непосредственно, а опосредованно, именно через юридические гарантии. В этом смысле «они становятся собственно гарантиями лишь через юридическую форму и организационные усилия государства. С другой стороны, юридиче-

(^ ‘ Толкачев К. Б., Хабибулин А. Г. Органы внутренних дел в механизме обеспе-

чения личных конституционных прав и свобод граждан. Уфа, 1991. С.60.

2 Мордовец А. С. Социально-юридический механизм обеспечения прав челове ка и гражданина. Саратов, 1997. С. 109.

3 Толкачев К. Б., Хабибулин А. Г. Указ. работа. С.44, 61, 63 и др.

4 Арзамасов Ю. Г. Обеспечение прав человека и гражданина в нормотворче- ской деятельности органов внутренних дел. Дисс. кан… юрид. наук. М., 1998. С.69.

42

ские гарантии немыслимы вне своего социального наполнения: экономического, идеологического, организационного».1

В науке уголовного процесса исследование обеспечения прав личности обычно связывалось с проблемой уголовно-процессуальных гарантий, что объясняется самой этимологией слова «гарантия» - ручательство, порука в чем-нибудь, обеспечение чего-нибудь.

Долгое время ученые вели спор в поисках ответа на вопрос: в чем же именно заключается средство, действительно достойное носить имя уголовно-процессуальной гарантии или какие из перечисленных средств обеспечения подходят для этой роли более других. Конечно, спор можно продолжить. Однако, думается, он не является реальной необходимостью. На наш взгляд права Т. Н. Добровольская, утверждая, что «уголовно- процессуальные гарантии прав участников уголовного судопроизводства - это установленные нормами уголовно-процессуального закона различные по своему конкретному содержанию средства, в совокупности своей обеспечивающие участвующим в деле лицам возможность реализовать предоставленные им права»/

В первую очередь подлежат обеспечению права лиц, имеющих в деле личный интерес, кровно заинтересованных в исходе дела, - потерпевшего, обвиняемого, гражданского истца и гражданского ответчика. При этом, нельзя не согласиться с мнением В. С. Шадрина, который считает, что «потерпевший как гражданин, интересы которого государство не сумело оградить от преступного посягательства, вправе ждать от государства восстановления его нарушенных

Бобров Н. С. Об организационно-правовых гарантиях статуса личности / Правопорядок и правовой статус личности в развитом социалистическом обществе в свете Конституции СССР 1977. М.: Юрид. лит., 1977. С.237. 2 Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1996. С.122.

Добровольская Т. Н. Гарантии прав граждан в уголовном судопроизводстве // Сов. государство и право, 1980. №2. С. 133.

43

прав и социальной справедливости, включая возмещение причиненного преступлением вреда».’

Пострадавшие от преступной деятельности наряду с лицами, в отношении которых ведется уголовное преследование, более других участников про- цесса нуждаются в эффективной защите их интересов.

По справедливому замечанию проф. Н. Н. Полянского, вопрос о положе- нии потерпевшего в уголовном процессе остается для науки уголовного процесса «вечно новым вопросом».”

В теории уголовного процесса существовало мнение, что потерпевший и обвиняемый являются главными объектами заботы об обеспечении прав личности в уголовном процессе.3 Вряд ли с подобным мнением можно согласиться. Указанных субъектов следует рассматривать как полноправных субъектов уголовно-процессуальной деятельности, а не её объектами.

Ранее существовало положение, когда человек пострадавший от престу- пления, должен был сам найти и поймать своего обидчика, а затем представить его перед судом. Потерпевший, опять же сам, должен был обеспечить доказательствами свой иск. В уголовном судопроизводстве дореволюционного времени преобладало частное обвинение. По этому поводу И. Я. Фойницкий пишет: «История уголовного процесса начинается господством в нем частного начала и полным совпадением его с процессом гражданским; усмотрение сторон и формализм разбирательства - его характерные черты».4

С дальнейшим прогрессом социальных отношений изменилась и ситуация. Преступления становятся все изощреннее и тяжелее. Задержание преступ- ников и предание их суду становится все более трудным и почти совсем невоз-

1 Шадрин В. С. Указ. работа. С.60.

Полянский Н. Процессуальные права потерпевшего // Советское государство и право, 1940.№ 12. С.54.

3 Мотовиловкер Я. О. Основной вопрос уголовного дела и его компоненты. Во ронеж, 1984. С.4.

4 Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства, СПб., 1912, изд. 4- е, т. 1.С. 16.

44

можным, когда преступник скрывается. Когда деяние несложно, не вызывает затруднений с квалификацией, известны источники доказательств, известно лицо, совершившее преступление, проблем с обеспечением доступа к правосудию в большей мере не возникают. Более характерна, однако, иная ситуация. Потерпевший не знает и даже не подозревает, кто совершил преступление, не имеет доказательств обвинения кого- либо в его совершении. Зачастую оно совершено тайно, преступник не оставляет следов, пытается скрыться от правосудия. В таком случае, чтобы обеспечить доступ к правосудию потерпевшему необходима специальная деятельность правоохранительных органов.1 Уголовный иск получает название публичного иска” или публичного обвинения.

Дореволюционному уголовному судопроизводству термин «уголовный иск» был достаточно известен. М. В. Духовский, В. Е. Случевский, Н. Н. Розин, Л. И. Фенин, Г. С. Фельдштейн, И. Я. Фойницкий под уголовным иском понимали требование о признании права государства на наказание преступника.3 В постреволюционной теории уголовного судопроизводства концепцию уголовного иска разделяли Н. Н. Полянский, М. Л. Шифман, М. С. Строгович, В. Т. Томин, В. М. Савицкий, А. А. Мельников.4 Резко выступают против уголовного

Масленникова Л. Н. Доступ к правосудию потерпевшего от преступления // Законность, 1996 г., №1. С.6

Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства, СПб., 1912, изд. 4- е, т.1,С.И.

Случевский В. Е. Учебник русского уголовного процесса. СПб., 1892. С. 195, 217; Духовский М. В. Русский уголовный процесс. М., 1908. С. 166; Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб, 1910, с. 1-8; Фенин Л. И. Уголовный процесс Харьков, 1911. С.81-84; Фельдштейн Г. С. Лекции по уголовному судопроизводству, М., 1915. С.2 и др.; Розин Н. Н. Уголовное судопроизводство. Петроград, 1916. С.314.

Полянский Н. Н. Очерки общей теории уголовного процесса. М., 1927, Он же. К вопросу о юридической природе обвинения перед судом// Правоведение. 1960, №1, С. 106-112; Шифман М. Л. Прокурор в уголовном процессе М., 1948. С.33-36; Полянский Н.Н., Строгович М. С, Мельников А. А. Проблемы судебного права. М., 1983. С. 17; Томин В. Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М., 1991. С.70.

45

иска А. Д. Бойков, Н. М. Давыдов, М.А. Чельцов, Ф. Н. Фаткуллин, М. Л. Якуб.1

Концепция уголовного иска присуща и зарубежному уголовно- процессуальному праву. Так, в соответствии со ст.ст. 1, 2, 6 и других УПК Франции 1958 года обвинение именуется уголовным иском. В Англии и США он, по мнению В. Дугласа, Г. Нокеса, является стержнем судебной дуэли, под-держиваемым сильным обвинением. Сторонники концепции уголовного иска отмечают, что она выгодна при рыночных экономических отношениях для имущих слоев населения. Отмечая при этом, что функция обвинения выражается в обыкновенном споре о праве и разбирается «ни от кого независимым арбитром, поэтому оно, обвинение, является субъективным делом отдельной личности».3

Противники уголовного иска исходят из того, что эти рассуждения при- крывают волчьи правила, которые узаконяют всемогущество капитала, а обвинение является формой реализации уголовной ответственности и выражает порицание (осуждение) лица за совершенное преступление.4

На наш взгляд, одной из множества причин, породивших указанные про- тиворечия является неадекватное понимание противниками уголовного иска его содержания. Вслед за сторонниками уголовного иска мы считаем, что он представляет собой требование начать обвинение с соблюдением известных условий, предъявленные лицом, имеющим на это право, а его цель - примене-

1 Чельцов М. А. О недопустимости перенесения буржуазных конструкций в советском уголовном процессе// Ученые записки ВЮЗИ. 1958, Вып. 4, С.59, 76, 77, 84-90; Фаткуллин Ф. И. Изменение обвинения. М, 1971. С.7; Давыдов П. М. Обвинение в советском уголовном процессе. Автореф.дисс.д.ю.н., Свердловск, 1973. СП; Бойков А. Д. Современные тенденции развития уголовно-процессуального законодательства и некоторые вопросы теории// Укрепление законности в уголовном судопроизводстве. М., 1986. С.20.

Douglas Weis iudes New-York. 1956, p..p. 372-374; Nokes G. D. An introduction Evidene. London. 1956. P. 433.

Духовский М. В. Из лекций по уголовному процессу. М, 1895. С. 15.

Давыдов П. М. Указ. раб., с.11; Фаткуллин Ф. Н. Изменение обвинения. М., С. 12; Бойков А. Д. Указ. раб., С.20.

46

ние наказания. Предъявленное требование влечет за собой последствия как для обвиняемого, так и для обвинителя.

В современной теории уголовного процесса принцип публичности состоит в том, что уполномоченные на ведение уголовного процесса государст- венные органы и должностные лица обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления и принять предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и их наказанию.1

Исходную базу принципа публичности можно обнаружить в действующих Конституциях Кыргызской Республики 2 и Российской Федерации.3

По этому вопросу интересна точка зрения Н. Полянского, который пишет, что «при современном состоянии процесса, когда публичность получает все большее и большее значение, уже нельзя сказать, что между интересом го- сударства и интересом частного лица, домогающегося наказания, существует неразрешимая коллизия. Государство не может отказать ему в справедливом удовлетворении, и это удовлетворение составляет один из существеннейших элементов наказания, на применение которого потерпевший имеет особое право, совсем отличное от общего всем гражданам интереса».4 (выделено нами - 3.

Д.)

Аналогична по этому вопросу и точка зрения В.Случевского: «Современ- ное государство принимает на себя охрану личных и имущественных благ, но эта охранительная деятельность его, проявляющаяся, как в форме действий предупредительных, так и в форме действий карательных, не только не исключает, а наоборот создает необходимость совместной с государством деятельности частных лиц. Поэтому, органами, отправляющими функции обвинителя на

1 Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР, ст.З .

2 Конституция КР, ст.ст.2, 4, 18, 38, 40 и др.

3 Конституция РФ, ст.ст. 2, 15, 17, 18, 46 и др.

Полянский Н., К вопросу об участии частных лиц в публичном обвинении, М., 1915. С.З.

47

суде в современном процессе, рядом с должностными обвинителями, хотя и в разном объеме, являются частные, потерпевшие от преступления лица».1

Также поддерживает вышеизложенные мнения С. А. Альперт: «защита прав и законных интересов потерпевшего в уголовном процессе не есть частное дело самого потерпевшего. Ведя активную борьбу с преступлениями, государство ставит перед органами расследования, прокурором и судом, наряду с другими задачами, также задачу всемерной защиты нарушенных преступлением прав и законных интересов потерпевшего. При этом деятельность органов расследования, прокурора и суда в деле защиты прав и законных интересов потерпевшего сочетается с предоставлением и обеспечением широких полномочий самому потерпевшему для активного участия в уголовном деле и защиты своих прав».2

Таким образом, правовой смысл принципа публичности в государстве проявляется в органическом сочетании интересов государства в охране прав и свобод человека и гражданина, в том числе и потерпевшего, с задачей предотвращения преступлений и справедливого наказания виновного. Права потерпевших от преступления охраняются законом. Защита прав и законных интересов потерпевшего является публично - правовой обязанностью государственных органов и составляет конструктивный элемент публичности.

Публично - правовая обязанность государства по обеспечению доступа к правосудию состоит в своевременном возбуждении уголовного дела, раскрытии преступления, расследовании и справедливом судебном разбирательстве. Как мы видим, доступ к правосудию потерпевшему от преступления обеспечивается государством на досудебных стадиях уголовного процесса, так как основной объем прав потерпевшего и действий государственных органов по обеспечению доступа к правосудию осуществляются именно в этой стадии

1 Случевский В К. Учебник русского уголовного процесса. Судоустройство

судопроизводство. СПб., 1913. С.213.

2 Альперт С. А. Участники советского уголовного процесса (конспект лекции), Харьков, 1965. С.24.

48

уголовного судопроизводства. Властные полномочия от имени государства на стадии досудебного производства осуществляют следователь, лицо, производящее дознание, прокурор. Они обязаны принять меры к восстановлению нарушенных прав потерпевшего путем его правовой стабилизации, то есть возвращения потерпевшего к тому правовому состоянию, которое было до совершения против него преступления. Иными словами, государственные органы должны создать условия для восстановления прав и интересов потерпевшего, ущемленных в результате преступного деяния, то есть максимально способствовать процессу правовой регенерации потерпевшего.

Если обратиться к лексическому значению слова «обеспечение», то в Толковом словаре русского языка у С. И. Ожегова мы увидим: «обеспечить -сделать вполне возможным, действительным, реально выполнимым».1 Как мы уже сформулировали в предыдущем параграфе, под доступом к правосудию потерпевшим от преступлений возможность на основе доказательств выступать в суде с требованием восстановления нарушенного права, требовать воздействия на нарушителя уголовного закона. Иными словами, доступ к правосудию -это возможность притязать на деятельность суда по восстановлению нарушенного преступлением права.

Под обеспечением права на доступ к правосудию потерпевшему от преступления следует понимать публично - правовую обязанность долж- ностных лиц и государственных органов, осуществляющих уголовное судо- производство, по созданию уголовно-процессуальных условий для достиже- ния правосудия.

Следует отметить, что субъектами конституционного правоотношения, содержание которого составляют право на судебную защиту и обязанность оказать ее, в нашем случае являются потерпевший и государство. Потерпевший в этом правоотношении имеет право на получение судебной защиты, а государство обязано обеспечить реализацию этого права. Обязанности государства

1 Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. М., 1985. С. 342.

49

многогранны и сводятся к созданию материальных, организационных и юридических гарантий: это и организация судов, и принятие законодательных актов, регламентирующих деятельность судов, и обеспечение законности в процессуальной деятельности, и т.д.. Только широкопрограммная деятельность государства может обеспечить и обеспечивает право потерпевшего на судебную защиту1 и следовательно право на доступ к правосудию.

Полагаем, что содержание публично-правовой обязанности по обеспече- нию доступа к правосудию потерпевшему от преступления составляет деятельность государственных органов и должностных лиц по возбуждению и расследованию уголовных дел, направленная на установление события преступления, на доказывание виновности лица, его совершившего, а также характер и размер ущерба, причиненного преступлением.

Отношения, складывающиеся в процессе обеспечения доступа к право- судию потерпевшим от преступления между государством и потерпевшим лицом носят характер уголовно-процессуальных правоотношений.

Реализуя свои права и обязанности, потерпевший от преступления в стадии предварительного расследования, вступает в отношения с лицом, произво- дящим дознание, следователем, прокурором или судьей. Эти отношения являются уголовно-процессуальными правовыми отношениями, поскольку регулируются они нормами уголовно-процессуального права.

В уголовном процессе, как и в любой другой сфере правового регулиро- вания, один субъект (должностное лицо или гражданин) может реализовать свои права лишь только в том случае, если другой субъект наделяется соответствующими обязанностями. Потерпевший может использовать право на заявление ходатайств лишь в том случае, если другой субъект наделяется соответствующими обязанностями. Потерпевший может использовать право на заяв-

Крашенниников Е.А. Конституционное право граждан на судебную защиту.// Проблема защиты субъективных прав и советское гражданское судопроизводство. Ярославль, 1981. С.32-33.

50

ление ходатайств лишь в том случае, если на следователя или другое лицо, ответственное за ведение дела, возложена обязанность разъяснить это право, обеспечить возможность его заявить, а затем рассмотреть.

Правам одного субъекта правоотношения соответствуют обязанности другого.

При этом взаимодействие государственных органов и потерпевшего

должно быть выражено соответствием прав одной стороны обязанностям другой, то есть это взаимодействие должно иметь характер правового равновесия -правового баланса между ними. Отсюда, существенными свойствами обеспечения доступа к правосудию потерпевшего, по нашему мнению, являются свойство наличия сторон (субъектов права) - государственных органов - право-обязанных и правомочного - потерпевшего от преступления, а также свойство правового баланса между гарантом и потребителем этой гарантии.’

В отношении свойства правового баланса между государством и потер- певшим можно отметить, что в случае нарушения баланса между государством и потерпевшим в пользу государственных органов как это было до последнего времени, происходит ущемление прав потерпевшего, так как ухудшается возможность потерпевшего требовать защиты своих прав и интересов, а это не может не отражаться на доступе к правосудию.

При обеспечении доступа к правосудию потерпевшим от преступлений действия субъектов права, участвующих в этом процессе, должны иметь урегулированный уголовно - процессуальный характер.

В настоящее время к делам публичного обвинения относится 521 состав преступлений. Но при этом мы не должны забывать о том, что по данной категории дел может быть затронут и интерес отдельного человека, от волеизъявления которого не зависит начало, движение, исход уголовного процесса. Человек может потерпеть от преступления средней тяжести, тяжкого, особо тяж-

1 Уголовный процесс. Общая часть. Учебник для учащихся вузов. (Под ред. Божьева В. П.). М, 1997.С.35.

51

кого против личности и собственности материальный, моральный физический вред. От любого преступления в сфере экономики, против общественной безопасности и общественного порядка, против государственной власти, против военной службы, против мира и безопасности человечества люди терпят ущерб в том случае, если квалифицирующими признаками являются смерть (37 составов), вред здоровью (32 состава), угроза, насилие, издевательство, пытка, неоказание помощи, надругательство (25 составов), посягательство на жизнь (8 составов), ущерб (не менее 8 составов), вред правам и интересам (7 составов), унижение чести и достоинства (2 состава), оскорбление (4 состава), клевета (1 состав).

Видя цель участия потерпевшего в изобличении и наказании виновного, В. М. Савицкий и И. И. Потеружа считают, что потерпевший осуществляет функцию обвинения или уголовного преследования.3 Этот взгляд вполне соответствует порядку производства по тем делам, в которых потерпевший вправе сформулировать и обосновать перед судом обвинение, высказать свой взгляд на меру наказания. Однако по действующему законодательству круг таких дел узок. Как правило, то есть по подавляющему большинству уголовных дел, сформулировать обвинение, выступить с обвинительной речью потерпевший не может. Поэтому с позиций действующего законодательства обоснованным представляется мнение, что «действия потерпевшего в уголовном процессе не носят безусловно обвинительного характера - потерпевший осуществляет в полном соответствии со своим основным процессуальным интересом функцию защиты своих прав и законных интересов, нарушенных преступлением».4

Акрамходжаев Б. Т. обеспечение прав и законных интересов потерпевшего на предварительном следствии. Дисс. канд. юрид. наук, М, 1992 . С. 46, 47. “ Масленникова Л. Н. Влияние потерпевшего от преступления на динамику уголовного процесса / Правовые исследования. Вып.7, Иркутск, 1998 . С.74. 3 См.: Савицкий В. М, Потеружа И. И. Потерпевший в советском уголовном процессе. М., 1963. С.9-10.

Ильина Л. В. Участие потерпевшего и его представителя в доказывании по уголовному делу: Автореф. дисс… канд. юрид. наук. Л.,1975.

52

По делам публичного обвинения потерпевший (он же довольно часто и гражданский истец) обращается за судебной защитой своих нарушенных прав сначала к дознавателю, следователю, прокурору, затем его интересы защищаются в суде.

В ходе производства по уголовному делу следователь, лицо, производящее дознание, должны содействовать тому, чтобы процессуальные действия и решения в большей степени отвечали потребностям и интересам потерпевшего.

Во всех случаях следователь обязан:

а) разъяснить потерпевшему его роль и значение как участника процесса, объем его прав и обязанностей, а также механизм их реализации на предвари тельном следствии и в ходе судебного разбирательства дела;

б) своевременно ставить в известность и предоставлять потерпевшему достаточную информацию о сроках, объеме и ходе расследования преступле ния, а также о результатах предварительного следствия;

в) обеспечить возможность беспрепятственного рассмотрения не всех этапах расследования дела ходатайств, заявлений и предложений потерпевше го, затрагивающих его права и личные интересы;

г) оказывать надлежащую помощь потерпевшему во всем, что связано с осуществлением принадлежащих ему прав, возмещением причиненного ущер ба или охраной его семьи и близких родственников, а также свидетелей с его стороны и их защиты от запугивания и мести;

д) предотвращать неоправданные задержки при признании гражданина потерпевшим от преступления, определении размера причиненного ему ущерба или вреда, выполнении постановлений и решений о возвращении ему имуще ства, денег или других ценностей, о возмещении расходов, связанных с отвле чением от работы, основных занятий и вызовом к следователю, о предоставле-

53

нии в полном объеме компенсаций в случаях утраты трудоспособности или потери кормильца1.

В данном случае необходимо отметить, что от позиции самого потер- певшего во многом зависит насколько эффективно будет обеспечен доступ к правосудию. Потерпевший имеет правовые возможности оказывать помощь государственным органам в процессе производства уголовного дела путем активного осуществления своих прав и обязанностей. Защита законного интереса потерпевшего в немалой степени зависит от активности в реализации им предоставленных субъективных прав.

Активность потерпевшего в уголовном процессе в настоящее время очень низкая, что является, по нашему мнению, одной из причин, того, что иногда потерпевший не может достичь правосудия.

Такой вывод позволил сделать проведенный нами опрос 120 потерпевших от преступлений в Кыргызской Республике. Так, 50% опрошенных потер- певших от преступлений ответили, что заявления о преступлении против них были написаны не по их собственному желанию, а по настоянию родственни-ков (3,2%), знакомых (19%), по предложению сотрудников милиции (27,8%). На вопрос были ли они ознакомлены со своими правами: положительно отве-

•а

тили - 49% потерпевших, отрицательно - 51%, и там же на вопрос а настаивали ли они на том, чтобы их ознакомили с их правами 87% потерпевших ответили отрицательно4! Далее, как следствие из этого видно, что свои права в полном объеме знают лишь 14%, знают свои права, но не в полном объеме - 33%, совсем не знают своих прав - 53 % опрошенных потерпевших.1

С другой стороны ошибочно полагать, что активность потерпевшего раз- решит проблемы в обеспечении доступа потерпевшего к правосудию.

1 Щерба С. П., Зайцев О. А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам: практич. пособие - М., 1996, с.5,6. ~ Приложение 14.

Приложение 15.

Приложение 16.

54

Необходимо отметить, что в науке уголовного процесса до последнего времени считалось, что через приравнивание объема прав потерпевшего от преступления к объему прав обвиняемого можно достичь равновесия между ними, обеспечив тем самым потерпевшего равным статусом с обвиняемым.

Так, в качестве примера можно привести мнение В. П. Кашепова о том, что «для реализации конституционного принципа доступа к правосудию по- терпевшего от преступления ему необходимо предоставить право требовать возбуждения уголовного дела своим заявлением о совершенном против него преступлении. Лицо, подавшее такое заявление, должно признаваться потерпевшим с момента возбуждения уголовного дела; ему должны быть разъяснены его права и предоставлена защита со стороны правоохранительных органов. Право поддерживать обвинение должно принадлежать потерпевшему по делам о всех преступлениях и независимо от позиции прокурора. Следует устранить ныне существующее положение, когда обвиняемый пользуется обширным кругом прав с самого начала производства по делу, а потерпевший приобретает некоторые права лишь к окончанию предварительного расследования. Соответствующие права необходимы потерпевшему и для содействия следователю в доказывании факта причинения ущерба».”

По существу с таким предложением можно согласиться, но частично. Ведь особенностью правовой природы потерпевшего от преступления в уго- ловном процессе является то обстоятельство, что его интересы защищает государство. Государство в силу своих конституционных обязанностей осуществляет защиту помимо общественных интересов и интересы каждого потерпевшего в частности. Поэтому эффективность обеспечения доступа к правосудию

1 Приложение 17.

” Кашепов В. П. О возможностях расширения уголовно-процессуальной защиты прав лица, потерпевшего от преступления./ Правовые воззрения А. Ф. Кони и современность: Матер, межкафедр, семинара / Академия МВД РФ. М., 1994. С.32.

55

потерпевшим от преступления напрямую зависит от деятельности государственных органов, осуществляющих уголовное судопроизводство.

Процессуальные интересы потерпевшего, как правило, связаны с интере- сами обвинения. Он заинтересован в полном и объективном расследовании и рассмотрении дела. В этом смысле он зачастую активный помощник государства, и задача последнего - как можно полнее использовать его помощь. ‘

Полагаем, что попытка решения проблемы потерпевшего через расшире- ние объема его прав или наоборот, категорическое отрицание такого расширения, должного результата не принесут.

Разумеется, права потерпевшего нуждаются в большем обеспечении так же, как и права лиц, подвергающихся уголовному преследованию. На наш взгляд, одно другому не мешает. За озабоченностью о «комфорте обвиняемого» при недостаточном внимании законодателя к обеспечению прав потерпевшего2 слышится мотив тревоги за интересы государства, знакомый со времен действия приоритета государственных интересов перед личными.

Спор о том, кто главнее - обвиняемый или потерпевший - беспредметен. Оба они являются по-своему главными фигурами уголовного процесса, но каждый именно на своем направлении, в своей «нише» уголовного процесса. Сейчас уже ощутимо расширены и более гарантированы процессуальные права обвиняемого. Одновременно нуждаются в существенном расширении и усилении гарантирования процессуальные права пострадавшего от преступления.

Однако вовсе не обязательно, чтобы их права были «один к одному». По- добные условия можно и необходимо выдвигать только с учетом принципа состязательности в отношении прав на участие в доказывании, в исследовании материалов уголовного дела. Между комплексами прав того и другого участников процесса могут быть и неизбежны различия, предопределяемые разными

Альперт С. А. Производство по уголовным делам, возбуждаемым по жалобе потерпевшего. Харьков, 1976 . С.10.

Бойков А. Д. Судебная реформа: обретения и просчеты//Государство и право. 1994. №6. С. 18.

56

ролями их обладателей в уголовном судопроизводстве. Главное, чтобы личность привлеченная, вовлеченная, допущенная в уголовный процесс, могла располагать достаточными средствами для полноценной защиты своих прав, отстаивания своих законных интересов. Разумеется, без ущерба для прав и свобод других лиц, как предусмотрено ст. 15 Конституции КР (ст. 17 Конституции РФ).

В некоторых публикациях, если отвлечься от высказываемых в них обид на государство, незаслуженно сделавшее своим фаворитом обвиняемого, а не потерпевшего, правильно отмечается, что последнему фактически отводится лишь роль свидетеля, требующего возмещения ущерба, который иногда своей активностью мешает, размеренной работе государственного механизма уголовного судопроизводства.’

Общее состояние и результативность обеспечения прав личности в уго- ловном процессе в значительной степени зависит от того, насколько указанные обеспечиваются при расследовании преступлений. Именно в досудебном производстве по уголовному делу возникают наиболее острые проблемы осуществления участниками процесса своих прав, чаще всего личность подвергается неправомерному воздействию со стороны органов, ведущих уголовный процесс.

Пренебрежительное отношение к потерпевшему выражается прежде всего в том, что ведущие уголовный процесс государственные органы, возбудив уголовное дело в связи с причинением лицу вреда, оттесняют его на задний план, отводят ему роль пассивного созерцателя их действий. Они работают в основном на себя, ориентируясь на существующие формализованные показатели своей работы. Забывая о том, что весь механизм уголовного судопроизвод-

1 Козюк М. Н. О началах правового равенства в положении потерпевшего и обвиняемого// Проблемы обеспечения прав личности в современных условиях. С. 107; Тихонов А. К. Гарантии прав потерпевшего и свидетеля на предварительном следствии и в суде //Актуальные проблемы расследования преступлений. С.100.

57

ства в данном случае приводится в действие, собственно, ради восстановления нарушенных преступлением прав пострадавшего.1

Проблема участия потерпевшего в уголовном деле разрабатывалась в ус- ловиях приоритета общественных, государственных интересов над интересами личности, при доминировании в уголовном процессе принципа публичности, активность пострадавшего фактически была ограничена, его влияние на возбуждение, ход и результаты производства по уголовному делу уменьшены и вообще его участие в уголовном деле в качестве субъекта процесса оказалось поставлена в зависимость от усмотрения государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство.

На наш взгляд, как мы уже отмечали выше принципиально важно не то, у кого больше прав (обвиняемого или потерпевшего), а то, насколько совокупность субъективных прав, принадлежащих тому или иному субъекту уголовного процесса (заинтересованному участнику) позволяет ему защитить законные интерес.

Мы поддерживаем мнение Масленниковой Л. Н., о том, что к процессу- альным средствам влияния частных лиц на начало, движение, исход уголовного процесса по делам публичного (отчасти частно-публичного обвинения) относятся: заявление, жалоба, ходатайство, просьба, согласие, возражение, замечание, предложение, представление доказательств, дача показаний, поддержание обвинения, сообвинение, защита от обвинения, гражданский иск, ознакомление с материалами дела, участие в прениях, примирение, раскаяние, добровольное возмещение ущерба и др.2

При нарушении прав потерпевшего от преступления на стадии предвари- тельного расследования со стороны государственных органов, потерпевший может воспользоваться своим правом на обжалование. Проблема в том, что ме-

1 Шадрин В. С. Указ. работа. С.245.

Масленникова Л. Н. Влияние потерпевшего от преступления на динамику уголовного процесса / Правовые исследования. Вып.7, Иркутск, 1998. С 47.

58

ханизм такого обжалования отсутствует в нормах действующего уголовно- процессуального законодательства. Таким образом, о блокировании доступа к правосудию потерпевшим от преступлений по делам публичного обвинения следует говорить как о временном явлении, которое исчезает с момента осуществления потерпевшим своего права на обжалование. При этом под блокированием доступа к правосудию потерпевшего от преступления мы понимаем создание препятствий, не позволяющих достигнуть правосудия. Прежде всего к ним относятся незаконные решения должностных лиц, осуществляющих досудебное производство, прекращающие (приостанавливающие) движение уголовного дела по пути к правосудию.

Полагаем, что надлежаще обеспечить доступ потерпевшего от преступ- ления к правосудию государственные органы и должностные лица могут лишь при условии:

? законности и обоснованности производства действий и принятия ре- шений государственными органами и должностными лицами, осуществляющими уголовное судопроизводство; ? ? активности при производстве действий и принятии решений со стороны должностных лиц, осуществляющих досудебное производство. ? В целях обеспечения законности принятия решений и обеспечения прав всех участников уголовного процесса осуществляется прокурорский надзор. Потерпевший, проявляя активность путем подачи жалобы на незаконные и необоснованные действия и решения тем самым помогает прокурору реагировать на незаконно или необоснованно принятые решения или действия (бездействие).

Мы разделяем мнение И. Л. Петрухина, который считает, что «прокурор, руководя предварительным следствием, психологически не в состоянии преодолеть тенденциозность подхода к делу. Суд же не отвечает за раскрываемость преступлений и качество следствия, он не связан обвинительной уста-

59

новкой и узковедомственными интересами и поэтому способен наилучшим образом защитить права граждан».’

Выполнение задач по обеспечению законности и охране правопорядка, защите прав и свобод человека, борьбе с преступлениями и иными правонарушениями - предмет заботы государства и его органов. Органы государственной власти обеспечивают защиту прав граждан через принятие соответствующих законов и других нормативных актов, исполнительные органы принимают меры к пресечению и предупреждению преступлений, организационному и материально-техническому оснащению милиции, прокуратуры и других правоохранительных органов и т.д.

Вместе с тем для большинства из них обеспечение прав граждан не является основной задачей. В системе государственного механизма непосредственно защите прав и свобод личности, а также интересов государства и общества служит деятельность лишь ограниченного числа органов, так называемых правоохранительных органов - суда, прокуратуры, органов расследования и др.2

Судебная власть является не только одной из паритетных «ветвей» госу- дарственной власти, но и представляет собой средство контроля за деятельностью, по существу, всего юридического механизма государства, включая законотворчество и правоприменение3. Так, Конституционный Суд РФ 4 может принять решение о неконституционности того или иного нормативного акта, а решения и действия исполнительных органов подлежат контролю в порядке административного, гражданского, уголовного и арбитражного судопроизводства судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Кроме того, суд мо-

1 Петрухин И. Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М., 1989. С.81; Он же. Судебная власть и расследование преступлений//Государство и право, 1993, №7,С82, С.85.

Гуценко К.Ф., Ковалев М.А. Правоохранительные органы. М., 1995. С.4-5.

Скитович В.В. Судебная власть и принцип разделения властей // Вестник МГУ. Серия 11. Право., 1994. №3. C.20-2I.

4 Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. «О Конституционном Суде РФ» // Собрание законодательства РФ, 1994. №33. С. 1447.

60

жет при определенных условиях не применять закон, если он противоречит Конституции РФ, и иной нормативный акт, если он противоречит закону.

Свобода доступа к защите, осуществляемой судами, является выражением тенденции на четкое разграничение функций государственных органов и установление так называемой системы сдержек и противовесов. Независимый, объективный и беспристрастный суд ‘ призван выступать в качестве эффективного средства защиты прав и свобод.

Эта позиция получила широкое распространение не только в России, но и в других государствах, на международном уровне. Ст. 10 Всеобщей декларации прав человека 2 гласит: «Каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом». Кроме того, ч.З ст.2 Международного пакта о гражданских и политических правах 3, ратифицированного СССР в 1973 г., возлагает на государства обязанность «развивать возможности судебной защиты».

Российское законодательство обеспечивает право на судебную защиту: согласно ч.1 ст.46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита прав и свобод 4. Это положение конкретизируется в других конституционных нормах. К примеру, ч.2 ст.46 устанавливает, что решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, об-

1 В последнее время проведены подробные исследования этой проблемы: См., напр.: Побережный В.В. Указ. раб.; Абросимова Е.Б. Судебная власть: консти туционно-правовые аспекты. Дисс.канд.юрид.наук. М, 1992; Ершов В.В. Су дебная власть в правовом государстве. Дисс.докт.юрид.наук. М, 1992 и др.

2 Всеобщая декларация прав человека. Декларация прав и свобод человека и гражданина. М, 1993.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. №12. 4 Данную норму следует рассматривать не просто как одно из прав человека и гражданина, перечисленных в ряду других, а как гарантию всех прав и свобод // См. Об этом: Жуйков В.М. Права человека и власть закона М, 1995. С. 18.

61 щественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд. Закон РФ от 27 апреля 1993 г. «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» предусматривает порядок реализации этого конституционного права.

Вместе с тем Закон РФ от 27 апреля 1993 г. (ст.З) не приводит конкретного перечня действий и решений, которые можно обжаловать в суд. За его пре- делами остаются действия (решения), проверка которых отнесена к исключительной компетенции Конституционного Суда РФ, либо законодательством предусмотрен иной порядок судебного обжалования. Пленум Верховного Суда РФ ‘ разъяснил, что обжалованию в порядке этого Закона не подлежат действия суда, судьи, прокурора, следователя, дознавателя, судебного исполнителя, поскольку для них уголовно- процессуальным, гражданским процессуальным законодательством установлен иной судебный порядок обжалования.

Иной, особый порядок реализации права на судебную защиту в уголовном судопроизводстве, безусловно, необходим и оправдан. Уголовно- процессуальная деятельность органов следствия, дознания, прокурора и суда всегда так или иначе связана с принуждением, с предусмотренным законом ограничением конституционных и иных прав граждан. Первым шагом в реализации права на судебную защиту при возбуждении и предварительном расследовании уголовных дел стал Закон РФ от 23 мая 1992 г., дополнивший УПК нормами, регламентирующими обжалование в суд и судебную проверку законности и обоснованности применения ареста в качестве меры пресечения и продления его срока.

Однако специфика правового положения суда обусловлена не только тем, что сказано выше. Характеристика правового положения суда была бы неполной без рассмотрения его места и в системе правоохранительных органов. Каждый из этих органов действует в рамках своей компетенции и установленной

62

законом процедуры самостоятельно. Это имеет важное значение, поскольку разделение функций между ними обеспечивает наилучшие условия для более эффективной деятельности. В то же время правоохранительные органы образуют единый комплекс с общей задачей - обеспечить защиту личности, ее прав и свобод, интересов общества и государства от преступлений и в то же время защитить от необоснованного обвинения и осуждения, от незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина.

В системе правоохранительных органов важная роль в обеспечении прав и свобод граждан, законности и обоснованности производства во уголовным делам возложена на суд. Именно деятельность суда создает такие преимущества в соблюдении прав личности, которые не может дать ни одна форма государственной деятельности.

В уголовном судопроизводстве статус суда определяется прежде всего тем, что он является единственным органом, призванным реализовать одну из ветвей государственной власти - судебную. Поэтому, чтобы иметь представление о положении суда в уголовном судопроизводстве, необходимо внести ясность в понятие и содержание судебной власти.

Еще дореволюционные юристы, исследуя уголовное судопроизводство, отводили данной проблеме центральное место. Они рассматривали суд не как карательный, а как правовосстановительный орган, для которого основным объектом защиты выступают права и свободы граждан, ограждаемые от посягательств со стороны как «частных лиц, так и … властей посторонних» . Вместе с тем, многие исследователи этой проблемы были склонны отождествлять понятия судебной власти и правосудия и тем самым неоправданно сужать первое из них.

1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. «О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. №3.

Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Изд. 4-е Т.1. СПб., 1912. С.192.

63

Судебная власть - явление более емкое. Под ним следовало бы понимать совокупность реализуемых судами полномочий в целях воздействия на поведение людей и социальные процессы.

Судебная власть, наряду с отправлением правосудия, проявляется также через осуществление конституционного контроля; контроль за законностью и обоснованностью решений и действий государственных органов и должностных лиц; обеспечение исполнения судебных решений и решений некоторых других органов; разбирательство и разрешение дел об административных правонарушениях, подведомственных судам; разъяснение действующего законодательства на основе данных судебной практики; участие в формировании судейского корпуса и содействие органам судейского сообщества ‘.

Безусловно, среди перечисленных выше полномочий доминирующее по- ложение принадлежит правосудию: и в составе полномочий судебной власти, и в системе правоохранительной деятельности правосудие занимает центральное место.

Задачам правосудия подчинено выполнение практически всех других правоохранительных функций, которые имеют по отношению к нему субсидиарный характер. Этим, в свою очередь, определяется и объясняется и то, что именно правосудие «обросло» другими вспомогательными функциями , также выполняемыми судами. К числу таких необходимых для эффективного осуществления правосудия функций относится и контроль суда за законностью и обоснованностью решений и действий органов дознания , предварительного следствия и прокурора при возбуждении уголовных дел и производстве по ним расследования.

В настоящее время уже имеется ряд упомянутых выше диссертационных

1 Гуценко К.Ф., Ковалев М.А. Указ.раб., С.34.

64

исследований, в той или иной степени затрагивающих проблему судебного контроля за законностью процессуальной деятельности органов предвари- тельного расследования в ходе досудебного производства. Вместе с тем надлежащее понятие этого института в них достаточно полно не разработано: одни авторы вовсе не уделяют этой проблеме внимания”, другие - дают необоснованно узкие определения. Так, В. Н. Галузо считает, что судебный контроль -«самостоятельная уголовно - процессуальная функция суда, состоящая в проверке законности и обоснованности решений о задержании, аресте, и продлении срока содержания под стражей и применении мер к устранению неправо-мерного лишения свободы подозреваемых и обвиняемых».

Вряд ли правильно сводить судебный контроль, осуществляемый в ходе предварительного расследования, только к проверке законности и обоснованности решений о задержании, аресте и их реализации. Безусловно, указанный институт представляет собой более широкое понятие, включающее в себя предмет и такие категории, как пределы судебного контроля, его формы.

Судебный контроль, осуществляемый на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, было бы правильным считать од-

В русском языке понятие «контроль» означает «проверку или наблюдение с целью проверки». См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. М. 1973. С. 268.; Словарь русского языка. М, 1981. Т.2. С.95; по мнению профессора П. И. Люблинского, контроль состоит в том, что « какой-либо орган, обладающий правом взыскания и наказания, проверяет законность, целесообразность и необходимость принятых мер». См.: Люблинский П. И. Свобода личности в уголовном процессе. Меры, обеспечивающие неуклонение обвиняемого от правосудия. СПб., 1906. С. 331.

” Цоколова О. И. Применение органами предварительного следствия и дознания мер процессуального принуждения под судебным контролем, дисс… канд. юрид. Наук. М., 1995; Белоусов А. Е. Вопросы теории и практики применения мер уголовно-процессуального пресечения по законодательству РФ дисс… канд. юрид. наук, Ижевск, 1995; Масленникова Л. Н. Судебный контроль за законностью процессуальной деятельности органов дознания и предварительного следствия. М., 1994.

3 Галузо В. Н. Судебный контроль за законностью и обоснованностью содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых не стадии предварительного расследования. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. 1995. С. 15.

65

ним из проявлений судебной власти, состоящим в осуществлении судом системы проверочных мероприятий, носящих предупредительный и правовосстано-вительный характер, в целях обеспечения законности и обоснованности решений и действий органов дознания и предварительного следствия, ограничивающих конституционные или иные права и свободы граждан.

Как отмечалось ранее контроль суда за правомерностью решений и дей- ствий органов предварительного расследования представлен в двух формах: в виде дачи судом разрешений на производство некоторых следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, а также в виде проверки судом законности и обоснованности уже совершенных или совершаемых действий такого рода либо процессуальных решений, принятых в ходе досудебного производства.

Судебный контроль в ходе досудебного производства является для рос- сийской правовой системы новым институтом, предмет, пределы и процедура осуществления которого в значительной мере еще не определены. Чтобы иметь представление о том, каким мог бы быть такой контроль при возбуждении и предварительном расследовании дела, было бы полезно обратиться к соответствующей практике других государств, где подобный порядок достаточно апробирован1 , а равно к российскому опыту прошлых лет.

В англосаксонском процессе суды не только отправляют правосудие, но и призваны активно действовать на стадии предварительного, досудебного производства, являясь непосредственными его участниками.

Обеспечение законности и обоснованности производства предварительного расследования это общая задача и органа дознания, и следователя, и на- чальника следственного отдела, и прокурора, и суда. Однако степень их уча-

1 Существует мнение, что главным направлением Концепции судебной реформы в России является разрушение исторически сложившегося типа уголовного судопроизводства и замена его полностью состязательным процессом, созданным в основном по образу и подобию англо- американского. См.: Соловьев А.,

66 стия в решении данной задачи, «момент» осуществления функций и «весомость» непосредственных задач, достижение которых на них возложено, неодинаковы.

Свои функции каждый из названных выше органов завершает на различ- ных этапах расследования уголовного дела, и потому каждый из них вправе ждать оценки своей деятельности по окончании их выполнения. В этой связи следовало бы оценить эффективность всех трех видов контроля (надзора), осуществляемых на досудебном производстве.

Общепринятого понятия «эффективности» в процессуальной литературе не выработано. Одни авторы подразумевают под «эффективностью» степень достижения поставленных целей1, другие - предлагают оценивать деятельность правоохранительных органов по нескольким критериям (достижение цели, «взвешивание» пользы и вреда этой деятельности, учет материальных затрат), объединяя их в понятие «оптимальности»” или «эффективности».

Представляется, что под эффективностью будет правильно понимать от- ношение между фактически достигнутым результатом и той целью, с которой организована та или иная система, учитывая различные затраты (в виде материальных, трудовых и иных ресурсов) при получении намеченного результата. При этом важное значение имеет содержательный анализ условий, в которых протекает процессуальная деятельность. Без него нельзя получить её объективные статистические характеристики и правильно их интерпретировать. Для

Якубович Н. Предварительное расследование и прокурорский надзор в свете судебной реформы// Законность, 1995. №8.С. 4.

1 Кузнецова Н. Ф. Эффективность уголовного закона и её значение в борьбе с преступностью// Вестник МГУ. Серия 11. Право, 1974. №4.С. 11-13.

•у

Самощенко И. С, Никтинский В. И., Венгеров А. Б. К методике изучения эффективности правовых норм// Сов. Государство и право, 1971. №9.С.70- 78. 3 См., напр.: Михайлов А. И. Исследование проблем эффективности предварительного следствия// В кн.: Научная информация по вопросам борьбы с преступностью, М.,1973 .С.26; Шикин Е. П. Основные условия эффективности применения права. Автореф. Дис.канд. юрид. наук., Свердловск, 1971.С.4.

Морщакова Т. Г., Петрухин И. Л. Оценка качества судебного разбирательства (по уголовным делам). М., 1987.С. 150.

67

определения эффективности также необходимо изучать конкретные материалы, а не оперировать только статистическими показателями.1

На этом основании эффективность ведомственного контроля, прокурор- ского надзора и судебного контроля2 при возбуждении и предварительном расследовании уголовных дел представляется возможным оценивать по трем характеристикам: I) выявление ими ошибок органов предварительного расследования; 2) невыявление этих ошибок, допускаемых самими контролирующими органами.3

Большинство авторов подразделяет ведомственный контроль на органи- зационный и процессуальный.4 Организационный контроль осуществляется прежде всего в административно-правовой форме. В отношении следователей его выполняет начальник следственного отдела (распределяет функциональные обязанности, проверяет выполнение планов расследования, учет и отчетность, проводит служебные проверки, рассматривает жалобы на действия следователя) и начальника органа внутренних дел (заслушивает отчеты о состоянии расследования уголовных дел, проводит инспекции, дает указания об устранении

Петрухин И. Л., Батуров Г. П., Морщакова Т. Г. Теоретические основы эф- фективности правосудия, М.,1979.С25.

2 Заметим, что опрос, проведенный автором среди следователей, прокуроров и судей, показал, что 62% следователей, 53% прокуроров и 87% судей считают контроль, осуществляемый судом в ходе досудебного производства, более эф фективным, чем ведомственный контроль и прокурорский надзор. См. Прило жение 13.

3 Эти характеристики можно выразить в различных показателях: количество дел, возвращенных на дополнительное расследование; числе лиц, в отношении которых изменена или отменена мера пресечения прокурором или судом; скрывшихся от следствия и суда после отмены заключения под стражу; числе оправданных судом лиц, содержавшихся на стадии расследования под стражей; сроках проверки правомерности ареста и т. д.. Очевидно, только совокупность количественных показателей может составить целостную картину эффективно сти того или иного вида контроля.

4 Гуткин И. М. Вопросы совершенствования процессуального и организацион ного руководства в сфере дознания// В сб.: Совершенствование уголовно- процессуальной деятельности органов внутренних дел. Труды Академии МВД

68

обнаруженных недостатков, требует соблюдения служебной дисциплины). Такими же средствами контроля обладает начальник органа внутренних дел в отношении лица, производящего дознание.1

В отличие от этого вида, ведомственный процессуальный контроль реа- лизуется в процессуальных отношениях. Средствами контроля начальника следственного отдела за законностью и обоснованностью предварительного расследования служит его право проверять уголовные дела, участвовать в производстве предварительного следствия, давать указания о производстве отдельных следственных действий, о привлечении в качестве обвиняемого и др. (ст. 116-1 УПК КР; ст. 127-1 УПК РСФСР).

Значительно большие контрольные полномочия имеет начальник органа внутренних дел (дознания) в отношении лица, производящего дознание, которое не обладает процессуальной самостоятельностью следователя. Процессуальный контроль в этом случае состоит: в даче указания о задержании, избрании меры пресечения, привлечении в качестве обвиняемого, о направлении дела по последственности или прекращения дела, утверждении решений лица, производящего дознание, в изучении материалов дела с целью оценки правильности и полноты производства следственных действий.

Практика показывает, что отсутствие отлаженной системы процессуального контроля крайне отрицательно сказывается на состоянии законности: ана- лиз служебных проверок о необоснованных арестах граждан показал, что такой

СССР, М, 1984. С.4; Карнеева Л. М., Чувилев А. А., Обеспечение законности и обоснованности привлечения в качестве обвиняемого, М., 1976. С.56. 1 Так, в соответствии с п. 5.2 Примерной Инструкции «О порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах и учреждениях внутренних дел заявлений и сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях» (утверждена приказом Министра внутренних дел от 11 ноября 1990 г.,№ 415) начальник органа внутренних дел ежедневно проверяет соблюдение порядка приема, регистрации, учета и разрешения заявлений и сообщений о преступлениях, срока проверки сообщений, правильности принятия по ним решений, а также принимает меры воздействия к нарушителям.

69

контроль осуществлялся только по каждому второму делу, письменные указания руководителей давались лишь по каждому третьему делу.’

Между ведомственным контролем, осуществляемым начальником след- ственного отдела, и надзором прокурора существует тесная взаимосвязь. Единство выполняемой процессуальной функции-функции уголовного преследования - обусловливает их заинтересованность в результатах предварительного расследования. Нарушения закона, допущенные следователем и не выявленные начальником следственного отдела, должны устраняться прокурором, осуществляющим надзор за предварительным расследованием. Поэтому представляется возможным оценивать эффективность ведомственного контроля и прокурорского надзора в совокупности, как контроль единой системы органов уголовного преследования за законностью и обоснованностью возбуждения и предварительного расследования уголовных дел.2

Вместе с тем, такой подход к оценке эффективности деятельности этих органов не означает смешения функций ведомственного контроля и прокурорского надзора. Безусловно, прокурорский надзор выступает в уголовном судопроизводстве как особый институт, основная задача которого - гарантировать законность предварительного расследования. Выполнению этой задачи служит соответствующее процессуальное положение прокурора, установленное законом. Фигура прокурора в системе предварительного расследования находится и над следователем, и над начальником следственного отдела. По закону проку-

Справка о выполнении решений коллегии ГУВД Московской области № 7Р/-1 от 28 октября 1995 г. в части применения мер по укреплению законности и качества следствия.

~ Некоторые авторы вообще не проводят различия между назначением ведомственного контроля и прокурорского надзора на данной стадии// Ломовский В. Д. О сотношении прокурорского надзора и ведомственного контроля на стадии предварительного расследования. В сб.: Труды Ташкентской школы МВД СССР., Ташкент, 1980. С.123.

70

pop располагает гораздо большими полномочиями для реального руководства следствием, чем начальник следственного отдела.1

Прокурор, как орган надзора за исполнением законов, вправе отменить или изменить любое решение органов расследования, отстранить лицо, производящее дознание, или следователя от дальнейшего производства по делу, передать уголовное дело другому следователю или принять его к своему производству, избрать, изменить или отменить избранную следователем меру пресечения и т.д.. С другой стороны, являясь участником уголовно-процессуальной деятельности, прокурор вправе возбудить уголовное дело, санкционировать арест, обыск, отстранение обвиняемого от должности и т. д.. Прокурор вправе также участвовать в выполнении следователем любого процессуального действия или самостоятельно расследовать преступление. Кроме того, относительно следственного аппарата прокуратуры прокурор наделен административными полномочиями: он вправе применять поощрения и взыскания, отстранять следователей от должности и т. д..2

Многие авторы одной из причин производства органами расследования неправомерных процессуальных действий не без оснований рассматривают ненадлежащую деятельность прокуроров, которые не по всем делам выполняют предписания норм УПК и надзор которых за исполнением законов не отвечает своему назначению.3

Прокурорский надзор всегда был и остается до сих пор одной из надежных гарантий обеспечения законности в государстве. Однако, в современных условиях ему необходимо вернуть изначальное предназначение, в том числе

1 Савицкий В. М. Очерк теории прокурорского надзора, М., 1975. С.204- 205. ~ Тадевосян В. С. Прокурорский надзор в СССР, М., 1956; Басков В. И. Прокурорский надзор, М., 1995 и др.

См.: Морщакова Т. Г. О процессуальных функциях в стадии расследования// В сб.: Совершенствование уголовно-процессуального законодательства, М., 1991. С.65; Петрухин И. Л. Судебные гарантии прав личности// в Сб.: Актуальные вопросы борьбы с преступностью в России и за рубежом, Вып.8, М., 1992. С.61; Скаредов Г. И. Участие прокурора в следственных действиях, М, 1987. С.28 и др.

71

принять меры к совершенствованию надзора за решениями и действиями органов предварительного расследования.

Хронически повторяемые из года в год ошибки и просчеты в осуществ- лении надзора за производством процессуальных действий являются одним из распространенных доводов для обоснования замены надзора прокуратуры при возбуждении и предварительном расследовании уголовных дел на судебный контроль1.

Эта идея породила ряд конкретных предложений: введение института следственного судьи, готовящего дело к судебному разбирательству путем собирания и предварительной проверки доказательств2; продление судом, а не Генеральным прокурором времени содержания под стражей за пределами определенного срока3; прекращение судом производства по уголовному делу 4 и т.д.

В связи с этим возникает потребность получения ответов на ряд весьма актуальных вопросов. В частности, на вопрос о том, в каком соотношении должен находиться судебный контроль и прокурорский надзор на стадии предварительного расследования. Не подменяется ли в теории и практике прокурорский надзор судебным контролем в угоду, допустим, модной терминологии?

Авторы критикуют прокурора (и не без оснований) за то, что он, руководя

Вместе с тем в юридической литературе многие авторы придерживаются противоположной позиции. См., напр.: Бойков А. Д. Судебная реформа: обретения и просчеты// Государство и право, 1994. №6. С.21; Бажанов С. Не бросаемся ли в другую крайность?// Законность, 1995. №1 и др.

2 Коган В. Почему бы не быть следственному судье? //Сов.юстиция, 1988. №7.С27; Дроздов Г. Судебный контроль за расследованием преступлений// Сов.юстиция, 1992. №15-16. С. 13; Шадрин В. С. Обеспечение прав личности и предварительное расследование в уголовном процессе// Государство и право, 1994. №4. С.99.

Руднев В. О судебном аресте// Рос. юстиция, 1995. №5. С.44. 4 Петрухин И. Л. Судебные гарантии прав личности. М., 1992.

72

предварительным следствием, психологически не в состоянии преодолеть тенденциозность подхода к делу. Суд же, как отмечает И. Л. Петрухин, не отвечает за раскрываемость преступлений и качество следствия, он не связан обвинительной установкой и узковедомственными интересами и поэтому способен наилучшим образом защитить права граждан1.

Формально суд не отвечает ни за количественные, ни за качественные показатели досудебного производства по уголовному делу, но он глубоко заинтересован в устранении каждого нарушения, допущенного в ходе дознания или предварительного следствия, поскольку деятельность суда, как и деятельность других органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, направлена, как уже говорилось, на выполнение общих (единых) для них задач, указанных в ст.2 УПК. Законность и обоснованность предварительного расследования - это тот фундамент, который лежит в основе законности и обоснованности всей судебной деятельности, в особенности правосудия по уголовным делам. Серьезные недостатки в работе органов предварительного расследования могут по- влечь и, как правило, влекут постановление незаконных и необоснованных приговоров.

В свете изложенного становится очевидным, какое веское значение может иметь контроль суда, с одной стороны, в повышении эффективности про- курорского надзора, за обеспечением законности и обоснованности производства расследования уголовных дел, а, с другой, - в дальнейшем успешном осуществлении правосудия по этим делам.

Коренное отличие ведомственного контроля, прокурорского надзора и судебного контроля заключается в методах деятельности соответствующих ор-

1 Петрухин И. Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М., 1989. С.81; Он же. Судебная власть и расследование преступлений// Государство и право, 1993.

№7. С.82, 85.

73

ганов. Именно в этом в значительной мере проявляются преимущества судебного контроля над другими видами контроля (надзора).1

Безусловной гарантией эффективности выступает строгая законодательная регламентация судебной процедуры. Установленные для законодательных и исполнительных органов процедуры (регламенты, существующие кое-где в исполнительных органах правила принятия решений и т. д.) не обладают той тщательностью и всесторонностью, которые характерны для судебной процедуры.

Под судебной процедурой правильно понимать совокупность процессу- альных правил, обеспечивающих защиту материальных и процессуальных прав граждан, а также интересов общества2. Процессуальные правила базируются на системе принципов уголовного судопроизводства, которые наиболее полно реализуются в деятельности суда. Независимость судей и подчинение их только

закону, равенство граждан перед законом и судом, состязательность процесса и другие принципы создают наиболее благоприятные условия для выяснения действительных обстоятельств дела и установления истины, что, в свою очередь обеспечивает эффективность судебной деятельности по защите прав и интересов граждан. Ни прокурорский надзор, ни ведомственный контроль такими чертами не обладают.

По общему мнению процессуалистов, судебное разбирательство строится на основе разделения трех процессуальных функций, где прокурор выполняет функцию уголовного преследования, подсудимый и его защитник - защиты, а суд разрешает дело на основании доводов равноправных сторон.

Петрухин И. Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе, М, 1989. С.204.

2 Петрухин И. Л. Судебные гарантии прав личности// В сб.: Актуальные вопросы борьбы с преступностью в России и за рубежом. М., 1992. С.39.

74

Вместе с тем нельзя не учитывать того факта, что судебный контроль при возбуждении уголовного дела и предварительном расследовании уголовных дел имеет свои пределы.

Судебный контроль не должен нарушать процессуальной самостоятель- ности следователя и подменять или полностью заменять тесно соприкасаю- щиеся с ним прокурорский надзор и ведомственный контроль.

Пределы судебного контроля ограничиваются полномочиями суда, нали- чием у него реальных средств, с помощью которых он в состоянии проверить законность и обоснованность решений и действий на досудебных стадиях, где у него нет возможности производить следственные действия и т. д..

Естественно, из всех нарушений закона необходимо особо выделить те, которые связаны с обеспечением конституционных прав и законных интересов граждан, образующих правовой статус личности в обществе, одним из которых является конституционное право каждого на судебную защиту. Именно эти нарушения нуждаются в авторитетном, упреждающем или быстром реагировании со стороны суда.

Эффективность деятельности суда обеспечивается его особым положением среди других правоохранительных органов, характеризующимся, как мы отмечали, независимостью как от постороннего влияния, так и со стороны вышестоящих инстанций и судебного начальства, соблюдением особого порядка (процедуры), который детально регламентирован законом, участием заинтересованных лиц и т. д..

Проведенные нами исследования и вышеизложенный теоретический анализ позволяет нам сделать вывод о том, что судебный контроль на стадии предварительного расследования может стать гарантом реализации права потерпевшего от преступления на доступ к правосудию, и в конечном итоге права на судебную защиту.

75

ВЫВОДЫ:

Под правом потерпевшего от преступления на судебную защиту следует понимать право личности, пострадавшей от преступления требовать от государства, то есть восстановления судом нарушенных преступлением прав и законных интересов.

Право на судебную защиту детерминирует право на доступ к правосудию потерпевшему от преступления.

Под доступом к правосудию потерпевшего от преступления следует по- нимать возможность на основе доказательств выступать в суде с требо- ванием восстановления нарушенного права, требовать воздействия на на- рушителя уголовного закона. То есть, доступ к правосудию - это возмож- ность притязать на деятельность суда по восстановлению нарушенного преступлением права и законных интересов.

Право на доступ к правосудию потерпевшего от преступления - это право потерпевшего от преступления притязать на деятельность суда по защите нарушенных преступлением прав и законных интересов.

Право на доступ к правосудию потерпевшего от преступления реализуется через право заявить о преступлении, представить доказательства, заявить ходатайства, знакомиться со всеми материалами дела с момента окончания предварительного следствия, участвовать в судебном разбирательстве, заявить отводы, принести жалобы на действия лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда.

Под обеспечением права на доступ к правосудию потерпевшему от пре- ступления следует понимать публично - правовую обязанность должностных лиц и государственных органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, по созданию уголовно-процессуальных условий для достижения правосудия.

Содержание публично-правовой обязанности по обеспечению доступа к правосудию потерпевшему от преступления составляет деятельность государ-

76

ственных органов и должностных лиц по возбуждению и расследованию уголовных дел, направленная на установление события преступления, на доказывание виновности лица, его совершившего, а также характер и размер ущерба, причиненного преступлением.

77

Глава 2. Факторы, блокирующие доступ к правосудию и основные на- правления совершенствования уголовно-процессуальной деятельности по обеспечению доступа к правосудию потерпевшим от преступления

§ 1. Факторы, блокирующие доступ к правосудию потерпевшего от пре- ступления

Потерпевший не так уж редко лишается права на судебную защиту нару шенных преступлением прав и законных интересов, поскольку органы дозна ния и следствия в нарушение закона в ряде случаев не регистрируют сообще ния граждан о совершенных преступлениях; не возбуждают уголовные дела, если нет твердой уверенности, что преступление удастся раскрыть; прекраща ть ют дела по нереабилитирующим основаниям, когда преступление не доказано и передавать дело в суд рискованно, так как обвиняемый может быть оправдан или дело будет возвращено на дополнительное расследование.’ Данное мнение подтверждается результатами проведенного нами опроса работников правоох ранительных органов Кыргызстана. Так, из числа опрошенных судей и проку роров 85% судей, 87% прокуроров ответили положительно на вопрос, обраща ются ли к ним потерпевшие от преступлений по делам публичного обвинения с жалобой на решения и действия (бездействие) лица, производящего дознание, следователя на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного следствия.2

Петрухин И. Л. Судебные гарантии прав личности (в уголовном процессе), М., 1992 .С.42 Приложение 4.

78

91% прокурорских работников к наиболее распространенным жалобам относят жалобы потерпевших на действия и решения органов дознания; 9% -жалобы потерпевших на действия и решения следователя.1

На вопрос поддерживают ли они мнение, что реализация прав потерпев- шего не обеспечивается должным образом, положительно ответили: 70% - судей, 65% - прокурорских работников, 57% следователей; из них: 58% судей, 60% - прокуроров, 54% - следователей поддержали мнение, что права потерпевшего менее всего реализуются на стадии предварительного расследования.2

Таким образом, приведенные выше результаты эмпирических исследова- ний подтверждают высказанное нами мнение, что права потерпевшего менее всего обеспечиваются на стадии предварительного расследования, а значит и доступ к правосудию потерпевшим от преступления чаще всего блокируется именно на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Важными обстоятельствами в обеспечении доступа потерпевшего от пре- ступления к правосудию, являются: законность и обоснованность производства действий и принятия решений; активность в производстве действий и принятии решений со стороны должностных лиц, осуществляющих досудебное производство.

Мы полностью разделяем мнение Масленниковой Л. Н., что «реальное обеспечение доступа к правосудию потерпевшему от преступления органами расследования возможно лишь при полной реализации ими принципа законности».3 Доступ потерпевшего от преступления к правосудию может быть обеспечен лишь в результате надлежащего исполнения органами расследования возложенной на них законом публично-правовой обязанности такой доступ обеспечить.

1 Приложение 5.

2 Приложения 6, 7.

3 Л. Н. Масленникова. Деятельность органов расследования по обеспечению доступа к правосудию потерпевшим от преступлений в России / Лекция / М., 1995. С.8.

79

Наш опыт работы в следственном подразделении МВД Кыргызской Рес- публики и произведенные исследования позволяют утверждать, что на практике следователи зачастую нарушают принцип законности при расследовании уголовных дел.

v Незаконность и пассивность при принятии решений и производстве дей- ствий (бездействие) являются общим характеризующим условием для факторов, блокирующих доступ к правосудию.

” К факторам, блокирующим доступ к правосудию вообще и для потер- певшего от преступления, в частности, мы относим прежде всего незаконные и необоснованные решения и действия должностных лиц, влияющих на динамику уголовного процесса (возникновение, развитие, окончание), а также незаконные действия частных лиц на потерпевшего от преступления, направленные на препятствование для реализации принадлежащих ему субъективных прав.

Законность тесным образом связана со всей правовой системой, с правовой действительностью, правовыми нормами, правоотношениями и т.д. Боль- шое влияние на правовое поведение людей оказывают нормы права. Характер этого поведения и состояние законности зависит не от количества норм, а от их качества, от степени совершенства законодательства.

Важно, чтобы законодатель вовремя устранял недостатки правового ре- гулирования. При этом желательно, чтобы он, принимая новые законы, заранее учитывал перспективу развития общественных отношений, необходимость их правовой регламентации.

Например, на конституционном уровне был закреплен принцип защиты прав потерпевших от преступления (ст. 52 Конституции РФ). Но если права потерпевшего как-то урегулированы применительно стадии судебного разбирательства, то на предварительном следствии, при прекращении, приостановлении уголовных дел, его права не оговорены.1

Примак Т. К. Совершенствование законодательства как средство обеспечения законности. Дисс… канд.юрид.наук, М., 1998. С.80.

80

е

В ходе своего исследования мы более подробно рассмотрим незаконные и необоснованные принятия решений в уголовном судопроизводстве, блоки- рующих доступ к правосудию потерпевшим от преступлений. Это обусловлено прежде всего тем, что решения представляют собой юридически оформленные действия и если они носят незаконный и необоснованный характер, то их труднее исправить, так как они носят оконченный и обязательный характер.

Как мы уже отметили выше к первому уровню факторов блокирующих доступ к правосудию потерпевшего от преступления относятся незаконные и необоснованно принятые решения.

Так, Л. Н. Масленникова к факторам блокирующим доступ к правосудию потерпевшим от преступления относит прежде всего незаконные и необоснованные решения, прерывающие на время или прекращающие движение уголовного дела по пути к правосудию, а именно:

1) необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела; 2) 3) необоснованное приостановление уголовного дела; 4) 5) необоснованное прекращение уголовного дела и др.1 6) Аналогичного мнения придерживаются 70% опрошенных нами практи- ческих работников правоохранительных органов Кыргызстана.

Поддерживая подобное утверждение, мы уточняем, что к решениям, оп- ределяющим движение уголовного судопроизводства по пути к правосудию являются решения о возбуждении уголовного дела, о привлечении лица в качестве обвиняемого, о направлении дела в суд.

Такие решения, как отказ в возбуждении уголовного дела, приостановление производства по делу, прекращение уголовного дела прекращают или пре- рывают на время движение уголовного дела к правосудию.

В случае незаконности или необоснованности принятия подобных решений налицо незаконного создания препятствия по пути к правосудию, в том

Л. Н. Масленникова Доступ к правосудию потерпевшего от преступления. //Законность, 1996,№1.С7.

81

числе и для защиты потерпевшим нарушенных преступлением прав и законных интересов.

Этот вывод подтверждается проведенным нами опросом практических сотрудников правоохранительных органов Кыргызской Республики. Так, а) опрошенные судьи (71%), прокуроры (96%), следователи (72%) считают, что необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела блокирует доступ к правосудию потерпевшим от преступления;1

б) 62,8% опрошенных судей, 65% прокуроров, 70% следователей счита ют, что необоснованное приостановление уголовного дела блокирует доступ к правосудию потерпевшим от преступления;2

в) 77,8% судей, 67% прокуроров, 77% следователей считают, что необос нованное прекращение уголовного дела блокирует доступ к правосудию по терпевшим от преступлений.3

Деятельность по возбуждению дела осуществляется компетентными ли- цами, протекает в определенных условиях и в специфических процессуальных формах, завершается этот этап конкретным решением, определяющим дальнейшее движение дела.4

В дореволюционный период стадия возбуждения уголовного дела харак- теризовалась несколько иначе. Согласно Уставу уголовного судопроизводства, возбуждение уголовного преследования представлялось потерпевшему, полиции, прокурору, суду, а обличение перед судом, в соответствии со ст.ст.4, 5 УУС, принадлежало прокурору. Исключение делалось, в соответствии со ст.З УУС, только для частных проступков, по которым возбуждалось уголовное преследование, и обличать перед судом предоставлялось частным обвинителям. Особенность производства по частным проступкам заключалась в том, что

Приложение 1.

Приложение 2.

3 ‘ ., Приложение 3.

4 Михайленко А. Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном про цессе. Саратов, 1975 .С.5

82

дело могло закончиться примирением сторон. Под возбуждением уголовного преследования понимался такой акт в процессе, которым доводился до сведения судебной власти о совершении преступного факта, указывался вероятный виновник этого деяния и предъявлялось требование о расследовании дела.1

Несмотря на кратковременный характер, стадия возбуждения уголовного дела в современном уголовном процессе как КР, так и РФ является важным этапом в уголовно - процессуальной деятельности органов дознания, следователя, прокурора и суда. Законные и обоснованные решения в стадии возбуждения уголовного дела способствуют эффективному выполнению задач уголовного судопроизводства, помогают раскрытию преступлений, установлению лиц, их совершивших, обеспечению прав и законных интересов граждан. И в конечном итоге влияют на обеспечение доступа к правосудию потерпевшего от преступления.

Таким образом, стадия возбуждения уголовного дела является этапом уголовного процесса, содержащим правовые гарантии от необоснованного вовлечения личности в уголовное судопроизводство.

В ст.5 УПК РСФСР (ст.6 УПК КР), которая называется “Обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу”, установлено, что уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению: за отсутствием состава преступления, за отсутствием в деянии состава преступления, за истечением сроков давности и др., всего одиннадцать оснований. Обращает на себя внимание новое обстоятельство, исключающее производство по уголовному делу, - «в отношении священнослужителя - за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, известным ему из исповеди», закрепленное в ст. 5 УПК РСФСР.

Такое основание отказа в возбуждении уголовного дела как «в отношении священнослужителя - за отказ дачи показаний по обстоятельствам, извест- ным ему из исповеди» в УПК КР не предусмотрено. Наверное, это продиктова-

1 Викторский С. И. Указ. раб., С.211

83

но тем, что основное население Кыргызстана - кыргызы (57%) - в большинстве своем исповедуют ислам, в исламе понятие исповеди и искупление таким образом грехов отсутствует. Однако, на наш взгляд, такое основание в УПК КР предусмотреть необходимо, поскольку около трети (28%) населения страны составляют русскоязычные народности, исповедующие христианство. И не учитывать такого фактора нельзя.

)В уголовно - процессуальной литературе неоднократно отмечалось, что должностные лица иногда отказывают в возбуждении уголовного дела, хотя законных оснований для такого решения нет.1 Результаты проведенного нами опроса работников правоохранительных органов Кыргызской Республики. Так 19 % судей и 37 % прокуроров ответили положительно на вопрос обращаются ли к ним с жалобами на решения об отказе в возбуждении уголовного дела, потерпевшие от преступлений. Приведем статистические данные ГИЦ МВД КР и ГИЦ МВД РФ в части отказа в возбуждении уголовного дела. Так в Кыргызстане за 1993 год отказано в возбуждении уголовного дела 1078 материалов, в 1994 году - 1039, в 1995 году - 1094, в 1996 году - 1379, в 1997 году -1134 мате- риалов2. Прирост материалов отказанных в возбуждении уголовного дела в 1997 году по сравнению с 1993 годом составил 5%. Для наглядности продемонстрируем эту тенденцию на графике:

1 Быков Л. А., Маслов Н. В., Ремнев В. И. Законность возбуждения уголовного дела, М., 1967. С. 19-21; Михайленко А. Р. Возбуждение уголовного дела в со ветском уголовном процессе. Саратов, 1975. С. 143,144; Найденов В. Обеспе чение законности при рассмотрении сообщений о преступлени- ях//Социалистическая законность, 1976, №7, С. 15; Карнеева Л. Основания от каза в возбуждении уголовного дела// Социалистическая законность, 1977, №3, С.56.

2 Данные ГИЦ МВД КР.

84

I Откзано в ВУД(КР)

1400

1200

1000

800

600

400

200

0

58 *f

?>Ф

т—
—i—
—г 1993
1994
1995
1996
1997

По данным ГИЦ МВД РФ в России в 1993 году отказано в возбуждении уголовного дело 1209842 материалов, в 1994 году - 1238557, в 1995 году - 1055825, в 1996 году - 1051978, в 1997 году - 1141102 материалов1. Прирост материалов отказанных в возбуждении уголовных дел в 1997 году по сравнению с 1993 годом составил почти 18%, что наглядно видно из нижеследующего графика:

! Отказано в ВУД(РФ)

1450000 1400000 1350000 1300000 1250000 1200000 1150000 1100000

1993 1994 1995 1996 1997

Графики наглядно демонстрируют тенденцию постоянного роста количества случаев отказа в возбуждении уголовных дел. Приведенные статистические данные конечно не могут служить прямым доказательством того, что в

Данные ГИЦ МВД РФ.

85

этих случаях блокируется доступ к правосудию потерпевшим от преступлений, так как у нас нет оснований полагать, что они отказаны в возбуждении уголовных дел незаконно и необоснованно. И тем не менее, если исходить из того, что количество материалов незаконно и необоснованно отказанных в возбуждении уголовного дела пропорционально общему количеству отказных материалов, то в любом случае абсолютная величина количества необоснованно и незаконно отказанных в возбуждении уголовного дела материалов проявляет тенденцию к росту. Ясно, что подобные недостатки в деятельности лица, производящего дознание и следователя ущемляют права и законные интересы граждан, пострадавших от преступлений. Как мы отмечали в предыдущей главе доступ к правосудию потерпевшим от преступлений блокируется на стадии предварительного расследования. Значит, принимая необоснованное решение об отказе в возбуждении уголовного дела органы, производящие предварительное расследование, тем самым блокируют доступ к правосудию потерпевшим от преступлений, не дав возникнуть процессу. По этому поводу нельзя не согласиться с мнением Л. Н Масленниковой, которая читает, что решение об отказе возбудить уголовное дело, на законе не основанное, означает препятствие для потерпевшего по пути к правосудию, препятствие, чинимое должностными лицами, осуществляющими досудебное производство.1 Этим же решением, на наш взгляд, ущемляется и право потерпевшего на судебную защиту. Однако, с другой стороны, согласно ч.2 ст.46 Конституции РФ (в Конституции Кыргызской Республики аналогичная норма отсутствует) у потерпевшего существует право обжаловать решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц в суд. Это создает дополнительные гарантии для

Масленникова Л. Н. Ограничение доступа к правосудию потерпевшего от преступления/Процессуальные и криминалистические проблемы производства по уголовным делам: Сб. научн. трудов/Академия МВД РФ - М.,1995. С.26.

86

потерпевшего в случае нарушения его прав и интересов должностными лицами.

Ранее существовал порядок, когда право возбуждать уголовное дело имел суд (ст.403 УПК КР; ст.418 УПК РСФСР). Данное положение противоречит принципу нейтрального и незаинтересованного органа, каким должен быть суд. Вследствие этого законом «О внесении дополнений и изменений в УПК РСФСР» от 15 ноября 1997 г. ст.418 была отменена. В Кыргызстане данное положение имеют силу до сих пор. Думается, для соблюдения положения суда как нейтрального органа, данное положение должно быть исключено из УПК КР.

Мы поддерживаем мнение С. П. Щербы и О. А. Зайцева о том, что в слу- чаях получения данных о принятии органом дознания незаконного решения об отказе в возбуждении уголовного дела, отнесенного к компетенции следователя, надзирающим органом должно быть проверено:

а) не были ли искусственно занижены объем и характер причиненного вреда с тем, чтобы подвести опасность и тяжесть деяния под понятие «мало значительного» или так называемого дела частного обвинения;

б) не склонял ли потерпевшего кто-либо в ходе дознания к изменению своих объяснений или написанию вторичного заявления о декриминализации или оправдании обстоятельств, при которых ему был причинен физический, моральный или имущественный вред;

в) не имело ли место вынужденное «примирение» потерпевшего и лица, совершившего преступление, вопреки очевидности и общественной опасности деяний, с последующей фальсификацией материалов уголовного дела;

г) не принято ли органом дознания заведомо необоснованное постанов ление об отказе в возбуждении уголовного дела и не с этой ли целью заявитель

87

(потерпевший или его представитель) не уведомлен о принятом процессуальном решении. ‘

Следственные подразделения и подразделения органов дознания свои функции должны осуществлять на основе строгого соблюдения законности. И тем не менее случаи нарушения норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении и разрешении заявлений и сообщений о преступлении все еще остаются довольно распространенными в практике отдельных следователей и дознавателей. Предупреждение и устранение таких нарушений составляет одну из наиболее важных и актуальных проблем в деятельности органов следствия и дознания.

Проверка по заявлению нередко сводится не к установлению оснований факта совершения преступления со всеми его вредными для заявителя последствиями и соответственно возбуждения уголовного дела - они налицо, - а к изысканию возможностей под благовидным предлогом в возбуждении дела отказать, если возможность раскрытия преступления оказывается под вопросом и «судебная перспектива» не очевидна. Пострадавшему от преступления в подобных случаях остается лишь удовлетвориться получением лаконичного уведомления об отказе в возбуждении уголовного дела, без каких-либо объяснений и мотивировки принятого решения, хотя и с упоминанием о праве на его обжалование соответствующему прокурору. Заявители чаще всего не используют данное право, так как к новым обращениям в государственные органы «охота отбита» предшествующим пренебрежительным отношением к их инте- ресам.

Так стадия возбуждения уголовного дела из «совершенно необходимого барьера, ограждающего жизнь граждан от вмешательства органов власти»,2 превращается в буфер, ограждающий органы власти от обременительных хло-

1 Щерба С. П., Зайцев О. А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам: практич. пособие - М, 1996. С. 8.

Савицкий В. М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве - М: Наука, 1975,СЛ02.

88

пот по расследованию «неперспективных» дел, а заодно и от докучающих своей активностью пострадавших от преступлений. Надеясь на защиту государства от посягательств, жертвы преступлений сталкиваются с несправедливым уголовно-процессуальным законодательством, не позволяющим в полной мере отстоять свои интересы.1 В силу по существу бесправного положения в стадии возбуждения уголовного дела им остается либо смириться с участью не понятых и отвергнутых государством в лице его органов, обладающих монополией на начало и ведение уголовного процесса, либо обращаться за помощью в оказании самостоятельного воздействия на обидчика к преступным группировкам, что сейчас уже не является редкостью.”

В уголовно - процессуальном законодательстве не сказано, когда заяви- тель, заинтересованные лица и потерпевший должны быть уведомлены об отказе в возбуждении уголовного дела. Интересы потерпевшего от преступления требуют, чтобы это было сделано немедленно после вынесения мотивированного постановления. Порядок такого уведомления регламентируется в ст. 100 УПК КР (ч.З ст. 113 УПК РСФСР). Однако закон не предусматривает способы уведомления пострадавшего от преступления гражданина об отказе в возбуждении уголовного дела. Сделать это можно разными путями, например, выслав ему уведомление по почте или вызвав к должностному лицу и вручив ему уведомление. Однако в любом случае факт уведомления должен быть отражен в отказных материалах. В первом случае на копии уведомления необходимо указать дату отправления уведомления и исходящий номер, во втором - дату и подпись пострадавшего, получившего уведомление. Такое уведомление надежнее, по нашему мнению, обеспечивает право пострадавшего знать об отказе в возбуждении уголовного дела.

1 Масленникова Л. Доступ к правосудию потерпевшего от преступления // За конность, 1996. №1. С.7.

2 Шадрин В. С. Указ. раб., С.264.

89

Также в уведомлении необходимо указать основания отказа в возбуждении уголовного дела.’ Полагаем, что отсутствие регламентации в действующих УПК КР и РФ и проектах УПК КР и РФ вопроса об уведомлении потерпевшего от преступления о принятом решении об отказе в возбуждении уголовного дела, а также отсутствие механизма такого уведомления отрицательно влияет на доступ к правосудию потерпевшего от преступления. Так как в таком случае следователь, осуществляя свои дискреционные полномочия, вряд ли обременит себя уведомлением потерпевшего о принятом решении, если этого не требует закон.

Обращение пострадавшего от преступления гражданина в любое время прокурору налагает на последнего обязанность правильно и своевременно рассмотреть жалобу пострадавшего. В случае необоснованности отказа в возбуждении уголовного дела прокурор своим постановлением отменяет постановление органа дознания, следователя или нижестоящего прокурора, возбуждает дело и направляет его для производства предварительного расследования (если не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности).

Вместе с тем пострадавший должен иметь в виду, что слишком позднее обжалование постановления лица, производящего дознание, следователя и прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела способно привести к тому, что лицо, совершившее преступление, не будет установлено или не будет доказана его виновность. Наоборот, чем быстрее будет отменено ошибочное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, тем больше имеется возможностей для раскрытия преступления.

Таким образом, на первый взгляд, кажется, что отсутствие срока на об- жалование постановления лица, производящего дознание, следователя и прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела служит охране прав и законных интересов пострадавшего. Однако несомненно и то, что отсутствие ука-

1 Мартынчик Е. Г., В. П. Радьков, Юрченко В. Е. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. Кишинев, 1982. С. 102,103.

90

занного срока может затруднить предварительное расследование и в итоге не будет способствовать обеспечению прав пострадавшего, и следовательно, доступ к правосудию для потерпевшего останется заблокированным. В ст. 100 УПК КР записано, что отказ в возбуждении уголовного дела может быть в семидневный срок, с момента получения извещения об этом, обжалован заявителем соответственно надлежащему прокурору или в вышестоящий суд.. Однако в действующем УПК КР ничего не говорится о том в течение какого времени должны рассмотреть прокурор или судья поступившую жалобу от потерпевшего, а это, на наш взгляд, очень важно. Думается, что установление такого срока несомненно было бы в интересах потерпевшего. Напротив, в ст. 127 п.2 Проекта УПК Кыргызской Республики записано: «Прокурор обязан рассмотреть жалобу в течение трех суток с момента ее получения. В исключительных случаях, когда для проверки жалобы необходимо истребовать дополнительные материалы либо принять иные меры, допускается рассмотрение жалобы в срок до семи суток с извещением об этом лица, подавшего жалобу.» Однако, в Проекте УПК КР отсутствует норма, устанавливающая срок, в течение которого потерпевший мог бы обжаловать решение об отказе в возбуждении уголовного дела, как это записано в ст. 100 действующего УПК КР. На наш взгляд, целесообразнее было бы совместить эти две нормы в Проекте УПК КР, так как норма о сроке рассмотрения жалобы является логическим следствием нормы о сроке подачи такой жалобы. Полагаем, что только в таком случае право на доступ к правосудию потерпевшим от преступлений будет обеспечено в достаточной мере.

Возлагая на прокурора обязанность осуществлять надзор за законностью в стадии возбуждении уголовного дела (ст. 196 УПК КР; ст.32 Проекта УПК КР; ст. 116 УПК РСФСР), закон в то же время не предусмотрел обязанности направлять прокурору копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенного органом дознания или следователем. Более того, в Проекте УПК Кыргызстана отсутствует норма, предусматривающая механизм обжалования отказа в возбуждении уголовного дела, что лишает прокурора возможно-

91

сти своевременно реагировать на неправильно принятые решения.1 Думается, что установление срока, в течение которого лицо, вынесшее решение об отказе в возбуждении уголовного дела, обязано было бы представить перед прокурором копию такого решения стало бы одним из средств повышения эффективности прокурорского надзора в стадии возбуждения уголовного дела. Следовательно, речь шла бы о разблокировании доступа к правосудию потерпевшим от преступлений при необоснованном отказе в возбуждении уголовного дела..

Охрану прав и законных интересов потерпевшего в стадии возбуждения уголовного дела не обеспечивает процессуальный порядок принятия решений прокурором, осуществляющим надзор за законностью возбуждения уголовного дела. Согласно ч.ч. ч.ч. 2 и 3 ст. 103 УПК КР (2 и 3 ст.116 УПК РСФСР) прокурор, отменяя постановление следователя о возбуждении уголовного дела либо прекращая его, не обязан уведомлять кого-либо, в том числе и потерпевшего, о принятом решении, что существенно ограничивает право потерпевшего на доступ к правосудию и другие права, в частности обжаловать решение прокурора вышестоящему прокурору либо в суд. Следовательно, в уголовно-процессуальном законодательстве нужно установить обязанность прокурора уведомлять потерпевшего о решениях, принимаемых им при осуществлении надзора за законностью возбуждения уголовного дела, при условии, что потерпевшим подавалась жалоба на незаконные действия и решения органов рас- следования в начальной стадии уголовного процесса.

Особого внимания заслуживает вопрос о правах потерпевшего в случае принятия следователем решения об отказе в возбуждении уголовного дела или о направлении заявления (сообщения) по последственности либо подсудности. Речь идет о том, что в ч.1 ст. 100 УПК КР (ч.З ст.113 УПК РСФСР) предусмотрено обязательное уведомление об отказе в возбуждении уголовного дела лишь

1 Патюнин В. Г. Государство и личность в СССР, С.229,230; Витрук Н. В. О категориях правового положения личности в социалистическом общест- ве//Советское государство и право, 1974, №12,С13.

92

того лица, от которого поступило заявление или сообщение о преступлении. Между тем, вред преступлением может быть причинен вовсе не заявителю, а другому лицу. Поэтому нет никаких препятствий к тому, чтобы реализовать приведенное в литературе предложение - уведомлять об отказе в возбуждении уголовного дела не только заявителя, но и лицо, пострадавшее от преступле- ния.1

В целях обеспечения защиты потерпевшим своих интересов в стадии возбуждения уголовного дела, ему должно быть предоставлено право лично или с помощью представителя знакомиться с материалами, на основании кото- рых следователь принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Так как на практике с такими материалами потерпевшего не знакомят. Анало- гичное право потерпевшему и его представителю нужно предоставить и в том случае, если материалы проверки заявления (сообщения) о преступлении на- правляются в соответствии с п.З ч.2 ст.97 УПК КР (п.З ч.З ст. 109 и ст.114 УПК РСФСР) по последственности. Предлагаемая законодательная новелла, суть ко- ^ торой заключается в том, что следователь, приняв решение о направлении полученного заявления или сообщения по последственности, обязан уведомить об этом лицо, потерпевшее от преступления, а после проведения в соответствии со ст.97 УПК КР (ст. 109 УПК РСФСР) проверочных действий преследует цель исключить случаи укрытия от учета нераскрытых преступлений. Предоставление потерпевшему права в подобных ситуациях знакомиться с материалами и обжаловать принятое решение прокурору в значительной мере отвечает его интересам. В УПК Кыргызстана, то там, в отличие от российского УПК, направление сообщений и заявлений о преступлений по последственности без возбуждения уголовного дела не предусмотрено. Материалы направляются только после возбуждения уголовного дела (ст. 101 УПК КР; ч.1 ст. 156 Проекта УПК КР ). Думается, что такой вариант реальней учитывает право на доступ к пра-

1 Ю. М. Грошевой, С. Ф. Шумилин. Указ. раб., С. 102.

93

восудию потерпевших от преступлений, так как избегается волокита, которая неизбежно возникает результате передачи материалов по подследственности.

В уголовном судопроизводстве каждое уголовное дело должно заканчи- ваться либо постановлением или определением о его прекращении (ст.ст. 6- 11, 189 УПК КР; ст.ст. 5-9, 208 УПК РСФСР), либо постановлением о его окончании (ст. 188 УПК КР; ст. 199 УПК РСФСР), либо вынесением законного, обоснованного и справедливого приговора (ст.ст. 298 -318 УПК КР; ст.ст.300 - 318 УПК РСФСР), либо определением суда об освобождении лица от уголовной ответственности или наказания о применении к нему принудительных мер медицинского характера, либо о прекращении дела и о применении таких мер в случаях, если лицо по характеру совершенного деяния и своему болезненному состоянию не представляет опасности для общества и не нуждается в принудительном лечении (ст.ст.321-325 УПК КР; ст.ст.403- 410 УПК РСФСР).

В ходе расследования ряда уголовных дел ‘ органы, осуществляющие производство по уголовному делу, сталкиваются с фактическими обстоятельствами, которые препятствуют окончанию расследования, что в свою очередь прерывает доступ к правосудию потерпевшим от преступлений. К таким обстоятельствам относятся прежде всего отсутствие лица, совершившего преступление. Данное обстоятельство вызывает необходимость приостановить производство по делу.

Впервые в истории законодательства институт приостановления произ- водства по делу был выделен в Уставе Уголовного Судопроизводства царской России, ряд положений которого стал основой разработанного и совершенствующегося ныне уголовно-процессуального законодательства. В частности, раздел четвертый УУС (глава одиннадцатая «О делах, по которым обвиняемые уклонились от суда» ст.ст. 846-852) предусматривал специальные нормы, регулирующие условия и порядок приостановления.

94

Следует согласиться с Ф. Бердичевским, что приостановление предвари- тельного следствия отнюдь не равнозначно полному прекращению деятельности следователя по делу.2

Трактовка приостановления производства по делу как временного пере- рыва по нему уголовно-процессуальной деятельности неприемлема еще и потому, что она ориентирует лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров на бездеятельность и пассивность, что противоречит ст.4 УПК КР и ст.З УПК РСФСР. Такое положение отрицательно влияет и на интересы потерпевшего, ибо создается препятствие на пути к правосудию и соответственно и восстановлению нарушенных преступлением прав и законных интересов.

Перерыв в производстве следственных или иных процессуальных действий в силу отсутствия необходимости в их производстве имеет место лишь в случаях приостановления дела в связи с временным расстройством душевной деятельности обвиняемого или иным его тяжким заболеванием. В подобных ситуациях, кроме периодического осведомления органа расследования или судьи о состоянии здоровья обвиняемого, необходимости в производстве каких-либо следственных или иных процессуальных действий почти не бывает.

Однако и в таких случаях, если обвиняемым потерпевшему, государст- венной или общественной организации причинен материальный ущерб по приостановленному делу могут и должны производится процессуальные действия, направленные на розыск имущества обвиняемого или потерпевшего и обеспечение возможности возмещения потерпевшему материального ущерба. Эти действия могут производится как по просьбе потерпевшего или гражданского истца, так и по инициативе следователя, лица, производящего дознание, прокурора или судьи (суда).

1 Так, по данным ГСУ МВД РФ в 1993 году по различным основаниям было приостановлено около 45% всех уголовных дел, находившихся в производстве у следователей МВД.

” Бердичевский Ф. Работа следователей по приостановленному делу// Социалистическая законность, 1973. №4. С.50.

95

В УПК Кыргызстана по приостановленному делу допускается производ- ство следственных действий. По нашему мнению, это разумные правовые предписания. По УПК Кыргызстана (ст. 186) следователь и лицо, производящее дознание, вправе производить следственные действия по приостановленному уголовному делу о нераскрытом преступлении, то есть когда не установлено лицо подлежащее привлечению к уголовной ответственности. Таким образом, в УПК КР по приостановленному делу в указанных законом случаях место перерыву в процессуальной деятельности по раскрытию преступления не имеется, что создает условия для скорейшего достижения правосудия потерпевшим от преступления.

В УПК РСФСР по приостановленному уголовному делу в стадии предва- рительного расследования производство следственных действий без возобновления по нему производства не разрешается. По УПК РСФСР надо путем вынесения особого постановления возобновлять производство по делу, если возникает потребность в проведении хотя бы одного следственного действия (ст. 198 УПК). На наш взгляд, в таком случае теряется время: вместо того, чтобы оперативно провести необходимые следственные действия, следователь вынужден терять время на вынесение постановления о возобновлении дела и утверждение его прокурором. Это приводит на практике к тому, что отдельные уголовные дела приостанавливаются и возобновляются производством по нескольку раз,1 а чаще всего следственные действия производятся без возобновления уголов- ного дела.

По действующему уголовно-процессуальному законодательству произ- водство по уголовному делу может быть приостановлено органом дознания (ст. 112 УПК КР; ст. 124 УПК РСФСР), следователем (ст. 184 УПК КР; ст. 195 УПК РСФСР) и прокурором (п.11 ст. 196 УПК КР; п.2 ст.211 УПК РСФСР) - в стадии расследования, судьей единолично (ст.223
УПК КР; ст. 231 УПК

М. Е. Клюкова, В.П. Малков. Приостановление дела по уголовно- процессуальному законодательству РФ. Казань, 1993. С. 15.

96

РСФСР) - в стадии подготовки к судебному заседанию и судом - в стадии судебного разбирательства (ст.254 УПК КР; ст.257 УПК РСФСР). Предварительное следствие приостанавливается при наличии одного из оснований, перечисленных в ст. 184 УПК КР (ст. 195 УПК РСФСР):

1) в случае, когда обвиняемый скрылся от следствия и суда или когда по иным причинам не установлено его местопребывание; 2) 3) в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого, удостоверенного врачом, работающим в медицинском учреждении; 4) 3) в случае неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Все основания, перечисленные в ст. 184 УПК КР (ст. 195 УПК РСФСР), применительны к предварительному следствию. Но каждое из них в равной мере относится и к дознанию (ч.5 ст.112 УПК КР; ч.З ст. 124 УПК РСФСР). Указанный в законе перечень оснований приостановления производства по уголовному делу является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Согласно действующему закону приостановление предварительного следствия по каким-либо иным основаниям недопустимо.’ Тем не менее в литературе встречаются мнения процессуалистов, имеющие не только дополнительное толкование существующих норм, но и предложения об изменении и даже дополнении существующих оснований приостановления уголовного дела. Так, в частности, П. С. Элькинд пишет, что предварительное расследование может быть приостановлено в случае зимовки обвиняемого, когда место зи- мовки известно органам следствия, а навигация в ближайшее время не предвидится, а также тяжкого заболевания потерпевшего, когда дальнейшее расследование уголовного дела без него невозможно.” К. Ж. Кенжаев , изучив в 1991 -

Коврижных Б. Н. Надзор прокурора за законностью приостановления уголовного дела в случае неустановления лица, совершившего преступление. Харьков, 1992. Сб.; Даровских Ю. В. Указ. работа. С.24.

” Элькинд П. С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права. М, Юридическая литература, 1967. С. 187, 188.

97

1994 гг. практику приостановления предварительного следствия в Республике Таджикистан1, также убедился в нецелесообразности ограничительной правовой регламентации указанных в законе оснований. По мнению автора, практика некоторых следователей по приостановлению расследования в случаях длительной тяжкой болезни потерпевшего и свидетеля вполне оправдана.2

В Проекте УПК РФ, к перечисленным в действующем УПК основаниям приостановления уголовного дела законодатель добавил еще два основания:

1) в случае, когда местонахождение обвиняемого известно, однако от сутствует реальная возможность его участия в деле в связи с решением вопроса

0 лишении обвиняемого иммунитета, либо его выдаче иностранным государст вом, а также в связи с нахождением в дальнем плавании, на зимовке или в экс педиции;

2) в случае принятия Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению жалобы на нарушение прав и свобод граждан уголовным зако ном, примененным или подлежащим применению в данном уголовном деле.

Полагаем, что расширение оснований приостановления уголовного дела является положительной новеллой. Это позволит разрешить некоторые коллизии, возникающие в части приостановления уголовного дела. Конкретизация оснований приостановления сузит дискреционные полномочия лица, ведущего предварительное следствие, а значит уменьшается вероятность необоснованного приостановления уголовного процесса и тем самым ограничения доступа к правосудию потерпевшим от преступлений.

Как мы уже отмечали ранее, доступ к правосудию потерпевшим от пре- ступления может быть необоснованно ограничен на стадии предварительного расследования, в том числе и в результате приостановления производства по уголовному делу.

1 Перечень оснований, указанный в ст. 195 УПК РТ, совпадает с соответствую щим перечнем ст. 195 УПК РФ и ст. 184 УПК КР.

” Кенжаев X. Ж. Актуальные проблемы приостановления предварительного следствия. Дисс….канд.юрид.наук. М, 1995.С.23.

98

Согласно статистическим данным ГИЦ МВД КР в 1993 году было приос- тановлено 15855 уголовных дел, в 1994 году - 13115 дел, в 1995 году - 14658 дел, 1996 году - 11269, в 1997 году - 8485 дел1.

Приостановленные уголовные дела в КР

16000

14000

12000

10000

8000

6000

4000

2000

0

1993 1994 1995
1996

1997

Согласно статистическим данным МВД РФ по п.п.1 и 3 ст. 195 УПК РСФСР было приостановлено: в 1993 году - 1364029 уголовных дел, в 1994 году - 1069473 уголовных дел, в 1995 году - 961744 уголовных дел, в 1996 году -787415 уголовных дел, в 1997 году - 646487 уголовных дел.”

Приостановленные уголовные дела в РФ

1500000

1000000

500000

1993 1994 1995 1996 1997

‘Данные ГИЦ МВД КР. 2 Данные ГИЦ МВД РФ.

99

Как видно и в Кыргызстане, и в России наблюдается тенденция некоторого снижения приостановления уголовных дел. Такое положительное явление дает надежду на то, что уменьшится и количество необоснованно приостановленных уголовных дел.

При приостановлении уголовного дела на стадии предварительного рас- следования (как по УПК КР, так и по УПК РСФСР)’ о потерпевшем не сказано ни слова. В данном случае не предусмотрено даже уведомление потерпевшего о принятом решении, также отсутствует упоминание о праве на обжалование. Соответственно, не приходится говорить и о сроках обжалования. В случае приостановления уголовного дела также не предусмотрена обязанность следователя ставить в известность о принятом решении надзорную инстанцию, то есть прокурора, как это предусмотрено законом в других случаях (прекращении и отказа в возбуждении уголовного дела). Полагаем, что при необоснованном приостановлении уголовного дела, по сравнению с другими факторами, создающими препятствия по пути к правосудию потерпевшим от преступления, у потерпевшего, на наш взгляд, правовых возможностей повлиять на уст- ранение подобных препятствий практически нет.

Характерный пример можно привести по категории уголовных дел при- остановленных производством, по которым органы дознания и предварительного следствия обязаны проводить оперативно-следственные мероприятия, принимать меры к розыску обвиняемого. Должен ли потерпевший быть осведомлен о том, какие меры принимаются правоохранительными органами для раскрытия преступления? Полагаем, что да, так как эти права ему гарантировала Конституция. Однако практически повсеместно по приостановленным уголовным делам не проводятся эффективные и скоординированные мероприятия. Оперативный работник считает работу по раскрытию преступления бесперспективной, если она не дала положительного результата в течение десяти суток с момента совершения общественно опасного деяния. Тогда оперативно-

1 См. ст. 184 УПК КР и ст. 195 УПК РФ.

100

розыскные мероприятия начинают носить «случайный» нецеленаправленный характер, в связи с чем в два-три раза сокращается объем поступающей информации1 и преступления остаются нераскрытыми.

Автором в период практической работы в следственных органах было установлено немало фактов, когда сотрудники оперативно-розыскной службы, не предпринимая никаких попыток к выполнению предписания следователя, составляют по делу справку о том, что «выполненные оперативные мероприятия не дали каких-либо положительных результатов».

Органы дознания и предварительного следствия обязаны во время приос- тановления производства принимать меры к розыску обвиняемого и установлению лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, с тем, чтобы устранить обстоятельства, вызвавшие приостановление расследования, и обеспечить дальнейшее расследование преступления, обеспечить доступ потерпевшего к правосудию. Бездействие в данном случае также означает ограничение доступ потерпевшего от преступления к правосудию.2

Проведение проверок и совместных заслушиваний работников следствия и уголовного розыска, как правило, указывало на несоблюдение при организации

розыскной деятельности основных принципов ее проведения: законности, планомерности, непрерывности, конспиративности и оперативности.3 В практике известны случаи, когда после нескольких проверок скрывшегося обвиняемого по месту жительства следователь и оперативные работники успокаиваются и прекращают его поиск. Последний же, убедившись в том, что его никто не ищет, проживает у себя дома, а в случае его внезапного задержания - утвержда-

1 О факторах, влияющих на повышение раскрываемости преступлений // Информационный бюллетень Следственного комитета МВД РФ. М., №1(78).С28. Масленникова Л. Н. Ограничение доступа к правосудию потерпевшего от преступления.// Процессуальные и криминалистические проблемы производства по уголовным делам: Сб. Научн. тр./ Академия МВД РФ. - М., 1995. С.27. 3 Южаков Л. Г. Прокурорский надзор за исполнением требований закона о ро-зыске обвиняемых. Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. М., 1982. С. 10.

101

ет, что он и не скрывался от расследования. Так, в изученном нами уголовном деле по обвинению М. в совершении преступления, предусмотренного ст.215 ч.2 УК КР (хулиганство), следствие по истечении двухмесячного срока было приостановлено на основании ч. 1 ст. 184 УПК КР (за неизвестностью места нахождения обвиняемого). На обвиняемого был объявлен розыск. Следствие возобновляется после задержания обвиняемого через месяц после приостановления следствия участковым инспектором милиции при проведении планового рейда по своей территории. Обвиняемый М. показал, что действительно он срочно отъезжал из г.Бишкек к своей больной родственнице, но всего на четыре дня. После возвращения в г.Бишкек он никуда не выезжал и постоянно про- живал по месту жительства. Повесток о явке в к следователю он не получал. Эти факты подтвердились при опросе его родственников, проживающих вместе с ним и соседей.1 В данном случае налицо недобросовестное выполнение своих обязанностей органов расследования, в том числе и по обеспечению доступа к правосудию потерпевшему от преступления.

Из приведенного примера видно, что несоблюдение хотя бы одного принципа розыскной работы может значительно затянуть процесс разрешения уголовного дела на стадии предварительного расследования, что оставляет доступ к правосудию потерпевшим от преступления надолго заблокированным.

Существующие ведомственный контроль и прокурорский надзор за предварительным расследованием при приостановлении уголовного дела в вопросе обеспечения доступа к правосудию потерпевшим от преступлений не достаточно эффективны. При этом сам потерпевший лишен права влиять на движение уголовного процесса.

Необоснованное приостановление уголовного дела и отсутствие процес- суальной деятельности, направленной на устранение обстоятельств, вызвавших приостановление, на наш взгляд, является одним из факторов, блокирующих

1 Уголовное дело № 55-95-2073. Архив суда Октябрьского района г. Бишкек КР.

102

доступ к правосудию потерпевшим от преступления. Этот тезис подтверждается результатами проведенного нами опроса практических работников правоохранительных органов Кыргызской Республики. Так, на вопрос считают ли они, что необоснованное приостановление уголовного дела блокирует доступ к правосудию потерпевшим от преступления 62,8% судей, 65% прокуроров, 70% следователей ответили на этот вопрос положительно (это примерно 65,9% из числа всех опрошенных практических работников правоохранительных органов)1.

При приостановлении уголовного дела при производстве в форме дознания предусмотрено лишь уведомление прокурора копией постановления о при- остановлении уголовного дела в суточный срок (ч.5 ст.112 УПК КР; ч.З ст. 124 УПК РСФСР). Согласно ст.204 УПК КР (ст.219 УПК РСФСР) прокурор в обязан в течение трех суток разрешить ее и уведомить о результатах заявителя. Жалобы же на действия прокурора приносятся вышестоящему прокурору (ст.205 УПК КР; ст.220 УПК РСФСР). В данном случае потерпевшему приходится надеяться только на реакцию прокурора. Больше никаких возможностей преодолеть возникшую преграду в доступе к правосудию потерпевший не имеет. Таким образом, действующее уголовно-процессуальное законодательство в вопросе обеспечения доступа к правосудию потерпевшим от преступления при необоснованном приостановлении уголовного дела, как мы видим, не отвечает требованиям Конституции. Здесь необходимо внесение соответствующих изменений и дополнений в нормы УПК КР, о которых будет сказано ниже.

Уголовно-процессуальным законодательством установлен порядок про- изводства по всем уголовным делам, который является единым для всех судов, органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания. В то же время иные процедуры, содержащиеся в законах о статусах судей, отдельных звеньях судебной системы, о прокуратуре, о статусе депутатов Федерального собрания, предусматривают получение согласия представительного (законодательного),

1 Приложение 2.

103

судебного или иного органа на проведение следственных процессуальных действий в отношении депутатов, судей, прокуроров.

Таким образом, существуют нормы, которые устанавливают другой, от- личающийся от уголовно-процессуального порядок производства некоторых действий. И так как уголовно-процессуальным законодательством применение отдельных норм к указанным выше лицам не определено, то в отношении них в этих ситуациях правоприменитель вынужден руководствоваться положениями вышеуказанных законов, а в остальных случаях - нормами уголовно-процессуального законодательства, в том числе и по аналогии. Например, если не было дано разрешения представительного (законодательного) органа на привлечение к ответственности депутата, то органы следствия принимают решение о приостановлении или прекращении уголовного дела, хотя в УПК пре- дусмотрены иные основания для приостановления и прекращения уголовных дел.

По мнению К. Ф. Гуценко, круг лиц, пользующихся иммунитетами и привилегиями в уголовном процессе «сравнительно широк и имеет тенденцию, вопреки ст. 19 Конституции РФ, провозглашающей равенство всех перед законом и судом, к дальнейшему расширению».1

Следует отметить, что в проекте УПК РФ, внесенного в Государственную Думу, в ст. 229 указано, что «предварительное следствие приостанавливается при наличии одного из следующих оснований, препятствующих его продолжению и окончанию: … 3) … в связи с решением вопроса о лишении обвиняемого иммунитета либо его выдаче иностранным государством».2 Это, видимо, означает применение норм УПК к лицам, обладающим дипломатическим иммуни-

1 Уголовный процесс / Под ред. К. Ф. Гуценко. - М.: Зерцало - ТЕИС, 1996. С.45.

Федеральный закон о введение в действие Уголовно-процессуального кодекса РФ. Проект. М., 1996.

104

тетом, а не к гражданам РФ. Но такой порядок, возможно, должен существовать в отношении граждан РФ, обладающих иммунитетом.1

В настоящее время 34 категории российских граждан наделены иммуни- тетами и привилегиями законами Российской Федерации.2

Вводя понятие «иммунитет» в уголовно-процессуальное законодательство, следует иметь в виду следующее. К сожалению, часть положений, закреп- ляющих статус указанных категорий лиц, являются отступлением от конституционного принципа равенства всех граждан перед законом и судом. Более того, некоторые нормы, содержащиеся в законах о статусах указанных лиц, исключают возможность привлечения этих категорий должностных лиц к уголовной ответственности, несмотря на наличие оснований для этого.

Особенно такое положение касается депутатов. Так, например, по сведе- ниям Генеральной прокуратуры Российской Федерации в 1993-1994 гг. В России привлекалось к ответственности 234 депутата и в отношении 159 из них не было дано согласия представительных органов на привлечение к уголовной ответственности. Разумеется, недопустима такая ситуация, когда в действиях того или иного лица содержатся признаки преступления, но нельзя даже провести расследование и решить вопрос о привлечении его к ответственности. Непривлечение к уголовной ответственности лица, когда для этого есть соответствующие основания, является отступлением от принципа равенства всех перед законом и судом и принципа неотвратимости ответственности. Нормы же закона ни в коем случае не должны способствовать уклонению лиц от ответственности.3 Поэтому существует потребность в правовом урегулировании порядка производства следственных и процессуальных действий в отношении лиц, обладающих определенными гарантиями неприкосновенности, что должно быть

Руднев В. И. Иммунитет в уголовном судопроизводстве. Дисс… канд.юрид. наук, М., 1997. С.29.

” Агаев Ф. А. Иммунитеты в Российском уголовном процессе.
Дисс. канд.юрид.наук., М., 1997. С.32.

Руднев В. И. Указанная работа. М., 1997. С.31.

105

регламентировано нормами уголовно-процессуального законодательства. На это совершенно обоснованно обратил внимание В. А. Михайлов, который считает, что в УПК следует включить раздел «Производство в отношении лиц, обладающих неприкосновенностью».1

Наиболее часто встречающиеся нарушения закона, допускаемые следова- телем - это непринятие всех возможных мер для раскрытия и расследования преступления. Именно нарушение этого требования, как правило, создает препятствие для доступа потерпевшего к правосудию. В связи с этим мы считаем целесообразным также дать возможность заинтересованным лицам знакомиться с материалами, собранными следователем. Потерпевший (гражданский истец) является одним из наиболее заинтересованных лиц в деле. Помимо этого зачастую они очевидцы происшедшего, а значит хорошо представляют происшедшее.

На возможность участия представителя на этапе приостановления произ- водства следует особо обратить внимание. Считаем необходимым на этапе приостановления производства по делу предоставить право потерпевшему пользоваться услугами адвоката. Предметом обжалования является нарушение следователем при расследовании дела требований закона. Это один из важнейших моментов в обеспечении доступа к правосудию потерпевшим от преступления.

Требуется уточнить процедуру рассмотрения жалобы на решение следо- вателя о приостановлении производства по делу. Должен быть определен срок рассмотрения дела, состав суда, объем материалов, предоставляемых на разбирательство и другие вопросы.

Раскрывая сущность прекращения уголовных дел, А. Я. Дубинский отме- чает, что в значении формы окончания дознания или предварительного рассле-

1 Михайлов В. А. Меры пресечения в уголовном судопроизводстве. Дисс.д. ю. наук. М., 1996, С.42.

106

дования прекращение уголовного дела есть «заключительный этап расследования, заключающий в себе комплекс процессуальных действий по анализу и оценке собранных по делу доказательств, систематизации материалов уголовного дела, ознакомлению с законченным производством участников процесса (заинтересованных в исходе дела) и разрешению поступивших от них ходатайств, формулированию вывода по существу дела и вытекающих из него решений и их реализации».1 Одновременно прекращение уголовного дела характеризуется А. Я. Дубинским как юридический факт, «устанавливающий правомочие органа, прекратившего дело» и «порождающий право заинтересованных лиц на обжалование».2

Прекращение уголовного дела - это - заключительный этап расследования, действие компетентных органов, которым завершается деятельность по собиранию доказательств и установлению фактов и разрешается вопрос об уголовной ответственности.

Согласно уголовно-процессуальному закону (ст.188 УПК КР; ст. 199 УПК РСФСР) самостоятельным видом окончания предварительного расследования является прекращение уголовного дела. В юридической литературе правильно отмечалось, что прекращение уголовного дела не должно рассматриваться как единовременный технический акт, заключающийся в вынесении соответствующего постановления.3

В уголовно-процессуальной литературе предложены и несколько класси- фикаций прекращения уголовных дел. М. А. Чельцов выделял фактическое и юридическое основания для прекращения уголовного дела4. М. П. Давыдов, Д. Я. Мирский, Н. В. Жогин и Ф. Н. Фаткуллин разбивают основания прекраще-

1 Дубинский А. Я. Прекращение уголовного дела в стадии дознания и предва рительного следствия. Автореф. дисс.канд. юрид. наук. Киев, 1971 . С.5.

2 Дубинский А. Я. Прекращение уголовного дела в стадии дознания и предва рительного следствия. Дисс… канд. юрид наук. Киев, 1971. С.87.

3 Миньковский Г. М. Окончание предварительного расследования и право об виняемого на защиту, М, Госюриздат, 1957.С. 14-15.

4 Чельцов М. А. Советский уголовный процесс. М., 1962. С.327-328.

107

ния на две группы - материально-правовые и процессуальные ‘. М. С. Строго-вич делит все основания прекращения уголовных дел на два вида: 1) влекущие прекращение уголовных дел в обязательном порядке и 2) дающие компетентным органам право прекращать уголовное дело2. Существует еще одна классификация, при конструировании которой исходили из того, какие правовые последствия влечет прекращение уголовного дела для лица, в отношении которого оно прекращается. Выделение этих последствий позволило классифицировать все виды прекращения уголовных дел на реабилитирующие и нереабили-тирующие3. На наш взгляд, классификация прекращения уголовных дел на реа- билитирующие и нереабилитирующие, актуальна и по отношению к потерпевшему от преступления. Поскольку правовые последствия, которые влечет прекращение уголовного дела для потерпевшего в обоих случаях абсолютно неодинаковые.

В настоящей работе внимание концентрируется на рассмотрении тех ос- нований, которые сравнительно широко применяются в деятельности органов дознания и предварительного следствия МВД Кыргызстана. Думается, для более полного осмысления проблемы обеспечения доступа к правосудию потерпевшим от преступлений при прекращении уголовных дел, необходимо рассмотреть правовое положение потерпевшего в контексте оснований прекращения уголовного дела.

Необходимо отметить, что при обоснованном прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям, на наш взгляд, интересы потерпевшего затрагиваются менее всего. Так как эта группа оснований характеризуется тем, что преступления при прекращении дела по этим основаниям фактически

1 Давыдов М. П., Мирский Д. Я. Прекращение уголовных дел, С. 10-11; Жогин Н. В., Фаткуллин Ф. Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе, С.305, 325. “ Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. М., 1970. т.2. С. 168.

Лукашевич В. 3. Гарантии прав обвиняемого в стадии предания суду. Л., 1966. С. 100-105.

108

нет. Так, в 1995 году в г. Бишкек Н. взяла в долг деньги у М. Но возвратить в срок не смогла. В Октябрьском РОВД г. Бишкек куда М. подала заявление, в отношении Н. было возбуждено уголовное дело по признакам ст. 148 ч.1 УК К (мошенничество). Однако в ходе предварительного расследования было выяснено, что деньги были переданы добровольно потерпевшим, а не присвоены обманным путем, о чем существует расписка, заверенная нотариально. А также Н. никуда не скрывалась, и постоянно проживала по месту жительства. Следователь принял решение о прекращении уголовного дела на основании п.2 ст.6 УПК КР (отсутствие в деянии состава преступления), поскольку в действиях М. отсутствует состав уголовно наказуемого деяния, а присутствуют отношения, регулируемые гражданским законодательством1. В приведенном примере, как мы полагаем, отсутствует необходимость в осуществлении государством дея- тельности по обеспечению доступа к правосудию потерпевшему от преступления, так как потерпевший сам, может подать заявление о нарушении его имущественных интересов непосредственно в суд , тем самым обеспечить себе доступ к правосудию в гражданском судопроизводстве.

Аналогично положение потерпевшего при прекращении уголовного дела за отсутствием события преступления (п.1 ст.6 УПК КР; п.1 ст.5 УПК РСФСР), поскольку и в этом случае нет необходимости в том, чтобы государство обеспечивало доступ к правосудию потерпевшему. Потерпевший самостоятельно достигает правосудия путем непосредственной подачи заявления в суд. Следует, еще раз заметить, что вышеизложенное действительно только при условии, что прекращение уголовного дела обоснованное и не нарушен принцип законности.

Дело обстоит иначе при прекращении уголовного дела в случае недости- жения лицом к моменту совершения общественно опасного деяния возраста (п.5 ст.6 УПК КР; п.5 ст.5 УПК РСФСР), по достижении которого, согласно закону, возможна уголовная ответственность. В данном случае есть преступле-

1 Уголовное дело №55 -95- 136. Архив Октябрьского РОВД г. Бишкек КР.

109

ние, то есть потерпевшему для восстановления своих нарушенных прав и возмещения ущерба причиненного преступлением необходимо достичь правосудия, доступ к которому должно обеспечить государство, путем проведения предварительного расследования. Однако законодатель блокирует этот доступ. В данном случае срабатывает принцип уголовного права о дееспособности лица, совершившего преступление. Налицо противоречие интересам потерпевшего. В создавшейся ситуации, на наш взгляд, необходимо говорить о возложении обязанности возмещения ущерба потерпевшему причиненного преступлением на государство. Поскольку вред причиненный потерпевшему преступлением со стороны преступника не возмещается, то, как мы полагаем, обязанность по возмещению вреда потерпевшему, причиненного преступлением, безусловно должна быть возложена на государство. Данный тезис в полной мере соответствует ч.2 ст.52 Конституции России. Норма о возмещении причиненного ущерба преступлением потерпевшему, как мы уже отмечали в первой главе, в Конституции Кыргызстана отсутствует. Полагаем, что это положение требует закрепления в Основном Законе КР. Только таким образом можно защитить интересы потерпевшего в уголовном процессе, главным из которых является возмещение вреда, причиненного преступлением.

При прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям мнение потерпевшего не учитывается (ст.6 УПК КР; ст.5 УПК РСФСР). В данном случае, при необоснованном прекращении потерпевший может надеяться только на реакцию прокурора, осуществляющего надзор за законностью прекращения уголовного дела, а также, обжалуя решение следователя или прокурора в порядке ст.209 УПК РСФСР в суд (аналогичная норма в УПК Кыргызстана отсутствует), на реакцию суда. Думается, что при необоснованном прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям, потерпевший имеет очень мало возможностей преодолеть препятствия по пути к правосудию, которые создаются вследствие такого прекращения уголовного дела. Что касается УПК Кыргызстана, то там таких возможностей у потерпевшего еще

по меньше, поскольку субъектом рассмотрения жалобы на незаконные решения выступает только прокурор.

Напротив, при прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям мнение потерпевшего принимается во внимание, более того, в случае возражения потерпевшего против прекращения уголовного дела, оно не может быть прекращено. В данном случае, на наш взгляд, потерпевший может сам активно влиять на процесс обеспечения ему доступа к правосудию.

Согласно Уголовному кодексу Кыргызстана1 существуют следующие виды освобождения от уголовной ответственности: освобождение от уголовной ответственности вследствие изменения обстановки или утраты лицом общественной опасности (ст.65), освобождение от уголовной ответственности при достижении согласия с потерпевшим (ст.66), давность привлечения к уголовной ответственности (ст.67).

В Уголовном кодексе РФ (ст.75) предусмотрено освобождение от уго- ловной ответственности и наказания в связи с деятельным раскаянием лица.

В русском языке слово «деятельный» понимается как «живой и энергич- ный, активно действующий»2. По токовому словарю В. Даля, раскаяться означает «каяться, сожалеть о поступке своем, сознавать, что сделано не то, убиваться совестью, казниться за прошлое… ».3

Сущность деятельного раскаяния заключается в том, что лицо, совер- шившее преступление, признает свою вину и не только словесно выражает раскаяние в содеянном, но и подтверждает его конкретными действиями и поступками. Такими действиями, помимо заявления о раскаянии в совершенном преступлении, должны быть явка с повинной, активное способствование рас-

Уголовный кодекс Кыргызской Республики. Принят Законодательным собранием Жогорку Кенеша (парламента) Кыргызской Республики 18 сентября 1997 года. Введен в действие с 1 января 1998 года. Г. Бишкек, 1997, 415 С. 2 Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1996. С.159.

Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М, 1982, т.4. С.59.

Ill крытию преступления, заглаживание причиненного вреда. Свидетельством проявления деятельного раскаяния могут быть и неудавшаяся попытка предотвращения вредных последствий, оказание потерпевшему первой медицинской помощи, вызов милиции и др.1 Деятельное раскаяние направлено на восстановление нарушенных преступлением прав и интересов потерпевшего.

О прекращении уголовного дела уведомляется потерпевший, который в течение пяти суток вправе обжаловать определение суда или постановление прокурора, следователя, органа дознания соответственно в вышестоящий суд или вышестоящему прокурору. Регламентация порядка обжалования решения о прекращении уголовного дела потерпевшим в этой же норме безусловно положительный факт.

Как мы указывали выше в УК Кыргызстана отсутствует такой вид осво- бождения от уголовной ответственности как деятельное раскаяние. Думается, что отсутствие такого основания можно расценить как отсутствие возможности восстановить в досудебном производстве нарушенных преступлением прав и законных интересов потерпевшего, ибо наличие самого этого института стимулирует действия лица, совершившего преступление, загладить причиненный вред. Считаем, что существует необходимость внесения соответствующего дополнения в Уголовный кодекс КР и, соответственно, в УПК КР.

Нормами ст.65 УК КР и ст.77 УК РФ фактически установлено два само- стоятельных условия прекращения дела на предварительном следствии. Первое, когда вследствие изменения обстановки отпала общественная опасность самого деяния. Второе, когда вследствие изменения обстановки виновное в совершении преступления лицо перестало быть общественно опасным. Следовательно, для обоснованного решения вопроса о прекращении дела необходимо установить факт изменения обстановки на момент принятия решения. Форму-

1 Щерба С. П., Савкин А. В. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении. М., 1997. СЮ.

1 12

лируя такое условие, законодатель исходит из того, что с момента совершения преступления и до окончания предварительного расследования проходит определенное время, в течение которого может измениться обстановка.

В соответствии с ст.7 УПК КР и ст. 6 УПК РСФСР следователь и орган дознания вправе прекратить уголовное дело в связи с изменением обстановки только с согласия прокурора. При этом до принятия такого решения орган расследования обязан, согласно условий ст.65 УК КР и ст.77 УК РФ, установить не только факт изменения обстановки, повлекшей утрату либо общественной опасности деяния, либо общественной опасности лица, дать правильную квалификацию содеянного, но и доказать виновность лица, совершившего деяние. Вопрос о виновности лица подлежит тщательному исследованию, поскольку об изменении обстановки можно говорить только в связи с совершением преступления конкретным лицом, вина которого доказана в установленном законом порядке.

Полагаем, что такой порядок прекращения уголовного дела является наиболее оптимальным для защиты интересов потерпевшего. Поскольку согласие прокурора является одной из важнейших гарантий восстановления нарушенных интересов потерпевшего от преступления. Соответственно, в данном случае меньше возможностей блокирования доступа к правосудию потерпевшего от преступления о стороны органов, ведущих предварительное расследование.

В соответствии со ст.9 УПК РСФСР уголовное дело может быть прекра- щено в связи с примирением с потерпевшим. В данной норме, как и в случае освобождения от уголовной ответственности вследствие изменения обстановки, уголовное дело может быть прекращено на стадии предварительного расследования только с согласия прокурора, что позволяет констатировать наличие дополнительных гарантий того, что дело не будет необоснованно прекращено.

113

Примирение потерпевшего с обвиняемым свидетельствует, что в данном конкретном случае нет необходимости применять наказание к лицу, совер- шившему преступление небольшой тяжести.

Согласно ст. 76 УК РСФСР по основанию о примирении с потерпевшим может быть освобождено лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести и если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

Термин «загладить» носит следующий смысл: смягчить, умалить1. Полу- чается, что речь идет не о полном возмещении и компенсации вреда, причиненного преступлением, а только части. Заглаживание вреда состоит в устранении наступивших последствий, восстановлении состояния объекта преступления в положение, в котором он находился до момента совершения преступления. Заглаживание причиненного вреда предполагает устранение как материальных, физических, так и моральных последствий преступления. Вред может быть заглажен полностью либо частично. Вид или размер компенсации, как правило, определяется потерпевшей стороной.2 Как видим мнение потерпевшего от преступления в данном случае приоритетно.

Законодатель Кыргызстана избрал несколько иную формулировку по- добной нормы в Уголовном кодексе. Так, ст. 66 УК КР гласит: «Лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности в случае достижения согласия с потерпевшим». В данном случае не ясно, что значит достижение согласия с потерпевшим? По Толковому словарю Ожегова С. И. слово «согласие» означает единомыслие, общность точек зрения. Слово «примириться»4 означает прекращать вражду,

1 Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1996. С. 196.

” Щерба С. П., Савкин А. В. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении. М, 1997, С.22; Скуратов Ю. И., Лебедев В. М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 1996. С.77.

3 См. там же. С.731.

4 Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. М, 1996. С.584.

114

восстанавливать согласие, мирные отношения между кем-нибудь. Из вышеприведенных толкований видно, что слово «примирение» по смыслу шире слова «согласие», и даже включает его в свой смысл. Полагаем, целесообразней было бы в ст.66 УК КР сочетание «достичь согласие» изменить на слово «примирение». На наш взгляд, это позволит достичь более полного восстановления нарушенных преступлением прав и интересов потерпевшего, поскольку примирение охватывает более широкий спектр интересов потерпевшего.

Заглаживание вреда как одно из условий прекращения уголовного дела в рассматриваемой норме, как это закреплено в УК РСФСР, отсутствует в ст.66 УК КР. Думается, что отсутствие такого положения ослабляет позицию потерпевшего от преступления, поскольку возмещение причиненного преступлением вреда является приоритетной целью потерпевшего в уголовном судопроизводстве. Если обратиться к Проекту УПК Кыргызской Республики, то в регламентации этого положения имеется противоречие. Так в Проекте УПК КР (п.2 ст.27)1 записано, что в соответствии с правилом ст.66 УК КР уголовное дело может быть прекращено в связи с примирением с потерпевшим и возмещением причиненного вреда. Однако из приведенного выше содержания ст.66 УК КР мы видим, что такого правила там нет. Считаем, что такое несоответствие норм УК и УПК недопустимо в принципе. Хотя, на наш взгляд, норма, закрепленная в Проекте УПК, более приемлема, поскольку она оптимально учитывает интересы потерпевшего от преступления, но тем не менее закрепление этой нормы возможно только после внесения соответствующих изменений в ст. 66 УК КР.

Прекращение производства по причинам и мотивам, специально не пре- дусмотренным уголовно-процессуальным законодательством, может причинить существенный вред делу борьбы с преступностью, соответственно интересам лица, потерпевшего от преступления, и является совершенно недопусти-

1 Проект УПК КР. Подготовлен комиссией по уголовному, уголовно- процессуальному и уголовно-исполнительному законодательству комитета конституционного законодательства Законодательного собрания Жогорку Ке-неша Кыргызской Республики. Г. Бишкек, 1998. СП.

115

мым. Полагаем, что недостаточная регламентация оснований к прекращению уголовного дела в УПК Кыргызстана в некоторой мере позволяет должностным лицам, ведущим предварительное расследование, используя свои дискреционные полномочия, прекращать движение уголовного дела необоснованно, сле- довательно блокировать доступ к правосудию потерпевшего от преступления.

Согласно статистическим данным ГИЦ МВД Кыргызстана в 1993 году было прекращено по реабилитирующим основаниям 709 уголовных дел, в 1994 году - 794 дела, в 1995 году - 657 дел, в 1996 году - 749 дел, в 1997 году - 583 дела.1 Наблюдаемое снижение количества прекращенных уголовных дел отно- сительное. Если рассмотреть эти цифры в соотношении к общему числу заре- гистрированных преступлений, то можно увидеть, что доля прекращенных уголовных дел по нереабилитирующим основаниям от общего числа зарегист- рированных уголовных дел колеблется в рамках от 2.4 % до 3.2 %.

Прекращенные уголовные дела в КР

800 - 1 1

600 1 I n=j

400 —

200

0 -I—’ ‘—I—I ‘—i—’ 1—i—’ ‘—1—I ‘—I

1993 1994 1995 1996 1997

Судя по графику можно констатировать определенное постоянство величины прекращенных уголовных дел. Однако, если брать во внимание, что к 1997 году наблюдался существенный рост количества материалов, отказанных в возбуждении уголовного дела и некоторый рост приостановленных уголовных дел,” а это, на наш взгляд, объясняет некоторое снижение величины пре-

данные ГИЦ МВД КР. 2 Данные ГИЦ МВД КР.

кращенных уголовных дел, то можно констатировать, что общее количество случаев, когда доступ к правосудию потерпевшим от преступлений блокируется и постоянно растет.

По статистическим данным ГИЦ МВД РФ уголовных дел прекращено по реабилитирующим основаниям в 1993 году - 234056, в 1994 году - 236650 дел, в 1995 году - 254527 дел, в 1996 году - 258923 дел, в 1997 году - 265127 дел.1 Прирост прекращенных уголовных дел в 1997 году по сравнению с 1993 годом составил 13.2%.

Прекращенные уголовные дела в РФ

27000 0 260000 25000 0 24000 0 23000 0 22000 0 210000

ш

1993 1994 1995 1996 1997

Как в Кыргызстане, так и в России, наблюдается постоянный рост прекращенных дел. Полагаем, что если решения о прекращении обоснованные и законные, то необходимо отметить, что возможно растет число незаконно привлеченных к уголовной ответственности, что сопряжено со значительными издержками различного характера в отношении этого лица. Если же решения о прекращении уголовных дел необоснованны и нарушают принцип законности, то, исходя из вышеприведенных данных, необходимо констатировать, что существует тенденция постоянного роста нарушения прав и интересов потерпевшего от преступления в уголовном процессе в целом, и права на доступ к пра-

Данные ГИЦ МВД РФ.

117

восудию потерпевшим от преступлений по делам публичного обвинения в частности. А нарушением этого права нарушается и конституционное право потерпевшего на судебную защиту.

Это положение подтверждается проведенным нами опросом в ходе ис- следования сотрудников правоохранительных органов Кыргызской Республики. Из них на вопрос считают ли они, что необоснованное прекращение уголовного дела блокирует доступ к правосудию потерпевшим от преступления, 57,8% судей, 60% прокуроров, 77% следователей ответили положительно. ‘

Таким образом, вышеизложенное позволяет сделать нам вывод, что не- обоснованное прекращение уголовных дел является одним из факторов, блокирующих доступ к правосудию.

Обеспечение законности прекращения уголовных дел на предварительном следствии во многом продолжает оставаться неблагополучным.

Заявитель, обвиняемый и потерпевший не всегда уведомляются о пре- кращении дела. Направляемые уведомления, как правило, не раскрывают основания принятого решения, а лишь содержат ссылку на соответствующую статью уголовно-процессуального кодекса, что не позволяет получить надлежащее предоставление о законности и обоснованности решения и поставить вопрос о необходимости него обжалования. Порядок обжалования следователи разъясняют менее чем одной трети уведомляемых. В результате их право на жалобу бывает существенно ограниченным.1

В ходе изучения практики прекращения уголовных дел в Кыргызской Республике нами было изучено 96 уголовных дел прекращенных по различным основаниям в правоохранительных органах г. Бишкек КР за период с 1993 по 1998гг. Из них на основании п.п. 1 и 2 ст.6 УПК КР (отсутствие события преступления и отсутствие в деянии состава преступления) было прекращено 42 уголовных дела, на основании п.5 ст.6 УПК КР (в отношении лица, не достиг-

1 Приложение 3.

118

шего к моменту совершения общественно опасного деяния необходимого возраста) прекращено 14 уголовных дел, на основании п.1 ст.7-1 и ст.7-2 УПК КР (прекращение уголовного дела с применением мер административного воздей-ствования) прекращено 20 дел, на основании п.З ст.7-1 УПК КР (с передачей в комиссию по делам несовершеннолетних) прекращено 11 уголовных дел, на основании ст. 10 УПК КР (с передачей лица на поруки) прекращено 9 уголовных дел2.

По 72 уголовным делам пострадавшие от преступления признаны потер- певшими. В 24 случаях такое постановление отсутствует. Из 51 уголовных дел в 36 случаях потерпевший ознакомлен со своими правами, в 15 случаях никаких отметок о том, что потерпевший ознакомлен со своими правами нет. Из дел, по которым пострадавший от преступления признан потерпевшим, в 7 уголовных делах пострадавшие признаются потерпевшими от преступления в день возбуждения уголовного дела, в 12 уголовных делах в срок до 5 суток с момента возбуждения уголовного дела, в 13 уголовных делах в срок от 5 до 15 суток с момента возбуждения уголовного дела, в 19 уголовных делах позже 15 суток с момента возбуждения уголовного дела. Вышеприведенные цифры позволяют нам сделать вывод, что на практике в Кыргызстане представители пра- воохранительных органов зачастую недобросовестно относятся к своим обязанностям по обеспечению интересов потерпевшего от преступления в уголовном процессе. Факт того, что почти в каждом третьем из изученных нами уголовных дел пострадавший от преступления не признается потерпевшим и почти в половине случаев потерпевший (если пострадавший от преступления признан таковым) не ознакомлен со своими правами, свидетельствует о довольно частом нарушении прав потерпевшего от преступления со стороны должностных лиц, ведущих уголовный процесс (следователи, дознаватели, прокуроры).

1 Обеспечение социалистической законности в деятельности следственного аппарата органов внутренних дел.(Отв. Ефимичев С. П.). Волгоград, 1989. С.47. “ Приложение 19. Приложение 19.

119

Таким образом, изложенное позволяет сделать вывод о неэффективности существующего контроля как за фактами прекращения уголовных дел в частности, так и за предварительным расследованием вообще. Думается, что сложившаяся ситуация может быть исправлена совершенствованием контроля за деятельностью органов, осуществляющих предварительное расследование. Это прежде всего повышение эффективности существующего прокурорского надзора и ведомственного контроля. Думается, возможность реагирования судебного контроля на нарушения должностных лиц, осуществляющих досудебное производство, в случае несрабатывания других форм контроля, создаст дополнительные гарантии для достижения потерпевшим правосудия.

Из изученных нами 96 уголовных дел жалобы потерпевших присутствуют только в одном уголовном деле по ст.88-1 УК КР (хищение в особо крупном размере). Прокурор по этой жалобе вынес постановление о том, что принятое следователем решение о прекращении уголовного дела является обоснованным и это дело подлежит решать в гражданском порядке. Наличие только одной жалобы со стороны пострадавшего от преступления из 96 изученных нами уголовных дел, позволяет сделать вывод о том, что потерпевший сам проявляет низкую активность в вопросе обеспечения своих интересов. Полагаем, что предоставление прав потерпевшему, характер которых должен быть таким, чтобы он мог активно влиять на деятельность государственных органов и должностных лиц, осуществляющих досудебное производство, позволит в некоторой степени повлиять его более активное участие в уголовном процессе.

120

§ 2. Основные направления совершенствования уголовно- процессуальной

деятельности по обеспечению доступа к правосудию

потерпевшим от преступлений

Прежде чем определить основные направления совершенствования пра- вового регулирования обеспечения доступа к правосудию потерпевшим от преступления следует сначала изучить практический опыт и только на основе детального анализа рекомендовать определенные меры по совершенствованию законодательства и уголовно-процессуальной деятельности по обеспечению доступа к правосудию потерпевшим от преступления.

Проведенные исследования позволяют сделать вывод о том, что защита интересов потерпевшего от преступления, направлена на восстановление нарушенных преступлением прав и является одним из приоритетных направлений уголовного процесса. Однако данные интересы необоснованно ущемляются в процессе практической деятельности правоохранительных органов Кыргызстана. Эта тенденция также нашла свое отражение в действующем уголовно-процессуальном законодательстве, в котором, по мнению диссертанта, права и интересы потерпевшего не получили должного отражения, несмотря на то, что они закреплены в Конституции.

Процессуальные правоотношения «переводят процессуальное право и процессуальные обязанности в плоскость их индивидуальных связей». Однако нельзя не согласиться с мнением П.С. Элькинд, что «устанавливая права и обязанности участников уголовного судопроизводства, нормы уголовно-процессуального права сами по себе не могут гарантировать их правильного осуществления. Вместе с тем, самый совершенный закон при его неправильном применении может вызвать результаты, противоположные тем, которые имел в

121

виду законодатель. Поэтому важно не только то, что они предусматривают, но и то, кто их осуществляет».1

Уголовно-процессуальный закон предусмотрел определенный объем субъективных прав потерпевшего и обязанностей должностных лиц, осуществляющих досудебное производство, реализация которых позволяет потерпевшему от преступления достичь правосудия. Однако ненадлежащее исполнение должностными лицами, осуществляющими досудебное производство, возложенных на них обязанностей по обеспечению доступа потерпевшего к правосудию, отсутствие необходимых правовых средств воздействия со стороны частных лиц на надлежащее исполнение должностными лицами возложенных на них обязанностей создает в определенной мере препятствие по пути к правосудию потерпевшим от преступлений.

В соотношении с ценностными ориентациями и правовыми установками субъекта правосознание направляет его поведение при выполнении уголовно-процессуальной функции. Правосознание формируется правовой идеологией и правовой психологией.

В течение длительного времени на первое место в качестве основной задачи уголовного судопроизводства выдвигалась борьба с преступностью, при этом интересы лица, пострадавшего от преступления по большей части во внимание не принимались. Нарушение законности при производстве действий и принятии решений, определяющих движение уголовного дела в суд, не рассматривалось как нарушение прежде всего, права потерпевшего на доступ к правосудию.

«Высокая юридическая культура включает в себя не только совершенство законодательства (его оперативность, соблюдение порядка издания норма- тивных актов, соблюдение требований законодательной техники - простоты,

Элькинд П. С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права. М., 1967. С. 143.

122

ясности изложения законов и др..), но и уровень, «качество» работы органов, применяющих юридические нормы, в частности соблюдение ими процессуальных норм, а также степень политической зрелости и специально-правовой подготовки кадров».1

Основные направления совершенствования правового регулирования деятельности по обеспечению доступа к правосудию потерпевшим от преступлений мы видим в совершенствовании юридических формулировок правовых предписаний обеспечивающих доступ потерпевшим от преступления к правосудию, в расширении субъективных прав потерпевшего, позволяющих ему влиять на принятие законных решений, обеспечивающих ему доступ к правосудию, в повышении уровня обеспечения доступа к правосудию потерпевшим от преступлений, и правовой культуры должностных лиц.

Поэтому в качестве приоритетных направлений совершенствования уго- ловно-процессуальной деятельности по обеспечению доступа к правосудию мы выделяем следующие:

1) совершенствование уголовно-процессуального законодательства; 2) 3) совершенствование практической деятельности по обеспечению доступа к правосудию потерпевшим от преступлений. 4) При этом, как предложения по совершенствованию законодательства, так по совершенствованию практической деятельности должны обеспечивать прежде всего:

? принятие должностными лицами, осуществляющими досудебное про- изводство, законных и обоснованных решений, определяющих движение уголовного дела к правосудию; ? ? своевременное признание потерпевшим лица, которому преступлением причинен материальный, физический, моральный вред; ? Алексеев С. С. Общая теория социалистического права. Вып. 1 - Свердловск, 1963.С.200.

123

? привлечение в качестве обвиняемого лица, совершившего преступление; ? ? эффективное в соответствии с законом собирание доказательств; ? ? обеспечение безопасности потерпевшего в связи с его участием в уго- ловном процессе. ? Совершенствование уголовно-процессуального законодательства должно быть направлено на развитие уголовно-процессуальных норм, обеспечивающих доступ потерпевшего от преступления к правосудию.

Совершенствование правоприменительной практической деятельности должно быть направлено прежде всего на повышение уровня правовой культуры должностных лиц, осуществляющих досудебное производство и ориентацию их правосознания на достижение в качестве приоритетной задачи - создание уголовно-процессуальных условий, обеспечивающих достижение правосудия потерпевшими от преступления.

В целях повышения эффективности достижения потерпевшим от престу- пления правосудия, наши предложения по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства Кыргызской Республики, а также проекта УПК КР направлены на расширение объема субъективных прав потерпевшего, позволяющих ему в полной мере реализовать конституционное право на доступ к правосудию.

Согласно ст.8 Всеобщей Декларации прав человека 1948 г. каждый человек имеет право на эффективное восстановление своих прав компетентными органами государства в случае нарушения его основных прав, предоставляемых конституцией или законом. Эффективное восстановление нарушенных прав личности предполагает предоставление пострадавшему от преступления процессуальных прав в сфере уголовного судопроизводства.

России как члену Совета Европы предстоит не только политическая, но и определенная правовая интеграция. За рубежом всерьез говорят об европейской юриспруденции, о сближении методов ведения процесса стран, для кото-

124

рых общим является одно- неизбежный контроль за уголовным судопроизводством Со стороны Европейского суда по правам человека в Страсбурге.1

В Москве в целях создания условий реального использования на индиви- дуальном уровне механизмов международно-правовой защиты гражданских прав создан Центр содействия международной защите, являющейся межрегиональной общественной организацией. Основные задачи Центра: оказание эффективной юридической помощи лицам, чьи права нарушены и не восстановлены, когда все средства судебной защиты внутри страны исчерпаны. За первые 10 месяцев работы указанной организации получено более 800 писем и обращений от граждан, подавляющая часть которых касается так называемых вопросов несправедливого суда.2

В настоящее время важно создать уголовно-процессуальное законода- тельство, действительно соответствующее требованиям Конституции как Кыргызстана, так и России и соответствующим международным правовым актам.

Актуальным является и формирование следственно-судебной практики, соответствующей современным требованиям по обеспечению прав личности. Практическая деятельность по реализации предписаний уголовно-процессуального закона не должна приводить к ограничению прав личности, вопреки конституционным положениям и сообразуемой с ними воле законодателя, нормам нравственности, а также нормам международного права, независимо от восприятия их внутригосударственным правом, устанавливающим пределы ограничения прав человека, ниже которых правоприменитель не вправе опуститься ни в коем случае, при любой коллизии между интересами личности и общества.

Дельмас - Марти. Интернационализация преступности и ответ движения со- циальной защиты. Европейская модель уголовного правосудия//Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества. М., 1995.С.37. 2 Манов Б., Манов А. Обращение в международно-правовые органы как средство защиты прав и свобод человека // Законность, 1996. №6. С. 18.

125

В процессе нашего исследования, основные положения которого изложе ны в предыдущей главе, мы постоянно приходили к выводу о том, что сущест вующий контроль над досудебным производством не эффективен в достаточ- ^ ной мере, что зачастую приводит к принятию незаконных и необоснованных

решений должностных лиц по уголовному делу, которые в свою очередь огра- ничивают доступ потерпевшего от преступления к правосудию. В качестве одного из решений данной проблемы нами предлагалось расширение судебного контроля на стадии предварительного расследования.

В следственном подразделении процессуальный контроль осуществляет начальник этого подразделения в соответствии с правилами, установленными ст. 116-1 УПК КР (ст. 127-1 УПК РСФСР). Он несет персональную ответственность за организацию работы подчиненных ему следователей.

Начальник следственного отдела контроль осуществляет с момента пору чения следователю рассмотрения и разрешения заявления о преступлении и до о* направления полностью расследованного уголовного дела в суд или его пре-

кращения.

Прокурорский надзор распространяется на все органы дознания и пред- варительного следствия независимо от их ведомственной принадлежности. Едиными являются формы и методы осуществления.

При изучении поступающей информации, копий постановлений, отказных и иных материалов прокурор может установить факты неосновательного отказа в возбуждении уголовного дела. Такого рода незаконные решения прокурор обязан отменить своим постановлением и принять правильное решение.

Прокурор обязан проверять: обоснованность и мотивированность состав- 4. ляемых органами дознания и предварительного следствия постановлений; уве-

домлены ли о принятых решениях заинтересованные в этом лица (заявители, лица, понесшие ущерб от правонарушения, и др.), разъяснено ли им право на обжалование этих решений.

126

Однако, нельзя абстрагироваться от того, что в последние годы проку- рорский надзор не выполнял в полной мере своего предназначения. Оказание на органы прокуратуры давления, большая загруженность и текучесть кадров, выполнение несвойственных функций - эти и другие обстоятельства способствуют значительному снижению эффективности его основной функции по надзору за законностью. Приходится сталкиваться с широким распространением незаконного и необоснованного производства процессуальных действий органами расследования, прокурорами принимается немало решений, не соответствующих или противоречащих закону, влекущих за собой нарушения или ограничения прав и свобод граждан.”

В свете изложенного становится очевидным, какое веское значение может иметь контроль суда, с одной стороны, в повышении эффективности про- курорского надзора, за обеспечением законности и обоснованности производства расследования уголовных дел, а, с другой, - в дальнейшем успешном осуществлении правосудия по этим делам.

Однако предлагаемый судебный контроль на досудебных стадиях ни в коей мере не должен расцениваться как полномасштабная замена прокурорского надзора. Это неверная оценка предлагаемого нами подхода. Несомненно ос- новная роль в надзоре за законностью в досудебных стадиях должна оставаться за прокуратурой. А при несрабатывании прокурорского надзора потерпевший от преступления должен иметь право обратиться к возможностям судебного контроля.

Мы полагаем, что установление судебного контроля над деятельностью должностных лиц и государственных органов, осуществляющих досудебное производство, по обеспечению доступа к правосудию потерпевшим от престу-

1 Гуценко К. Ф. Правосудие и прокурорский надзор в условиях формирования правового государства// Вестник МГУ, серия 11, Право, 1990. №4. С. 15.

2 Басков В. И. Указ. раб., с.54; Стецовский Ю. Содержание под стражей: право и прокурорская практика// Рос. юстиция, 1994. №2. С. 12-20 и др.

127

плениям явилось бы одной из надежных гарантий права потерпевшего на доступ к правосудию.

Правовую основу для установления подобного контроля образует ст.38 Конституции КР (ст.46 Конституции РФ). Особенности судебного контроля на досудебных стадиях уголовного судопроизводства и предложения в уголовно-процессуальное законодательство Кыргызстана в этой части будут предметом рассмотрения в последующих главах нашего исследования.

Выполнение задач по обеспечению законности и охране правопорядка, защите прав и свобод человека, борьбе с преступлениями и иными правонарушениями - предмет заботы государства и его органов. Органы государственной власти обеспечивают защиту прав граждан через принятие соответствующих законов и других нормативных актов, исполнительные органы принимают меры к пресечению и предупреждению преступлений, организационному и материально-техническому оснащению милиции, прокуратуры и других правоохранительных органов и т.д.

Вместе с тем для большинства из них обеспечение прав граждан не является основной задачей. В системе государственного механизма непосредственно защите прав и свобод личности, а также интересов государства и общества служит деятельность лишь ограниченного числа органов, так называемых правоохранительных органов - суда, прокуратуры, органов расследования и др.1

Право потерпевшего на судебную защиту закреплено в Конституции КР (ст. 38). Изложенное в предыдущих главах позволяет сделать вывод о том, что интересы потерпевшего являются одним из приоритетных направлений уголовного процесса и необоснованно ущемляются в процессе практической деятельности правоохранительных органов Кыргызстана. Эта тенденция также нашла свое отражение в действующем уголовно- процессуальном законодательстве, в котором, на наш взгляд, права и интересы потерпевшего не получили должного отражения, несмотря на то, что они закреплены в Конституции. По-

1 Гуценко К.Ф., Ковалев М.А. Правоохранительные органы. М., 1995. С.4- 5.

128

лагаем , было бы целесообразным отразить эти конституционные положения в задачах уголовно-процессуального закона. В связи с этим предлагаем дополнить ст.4 Проекта УПК КР частью третьей в следующей редакции:

«Статья 4. Задачи уголовно-процессуального закона .

(З)Уголовно-процессуальный закон должен способствовать обеспе- чению правильного его применения с тем, чтобы каждый потерпевший от преступления достиг правосудия и ущерб, причиненный ему преступлением, был возмещен.»

Как в основном считалось до сих пор, пострадавшему следует предостав- лять права в уголовном процессе для содействия с его стороны органам, ведущим уголовный процесс. Ю. И. Стецовский прямо утверждает: «Цель наделения потерпевшего правами - получение от него дополнительной помощи в раскрытии преступления»1. Обусловленный требованиями Конституции России кардинальный поворот от приоритета интересов общества, государства к приоритету прав и свобод личности не позволяет согласиться с подобной позицией.

Процессуальные права должны предоставляться пострадавшему от пре- ступления не только ради участия в уголовном судопроизводстве с целью содействия органам, осуществляющим судопроизводство. Их предназначение -дать возможность пострадавшему, во-первых, самому принимать активное участие в восстановлении своих нарушенных прав; во- вторых, находиться в курсе деятельности государственных органов в уголовном деле по восстановлению его прав; в-третьих, воздействовать на органы, ведущие уголовный процесс, и стимулировать их активность в восстановлении нарушенных прав пострадавшего.

Поскольку интересы пострадавших от преступления, по общему правилу, совпадают с интересами раскрытия и расследования преступления, изобличения виновных и привлечения их к уголовной и имущественной ответственно-

1 Стецовский Ю. И. Советская адвокатура. М., 1990. С.276.

129

сти, осуществление предоставленных им процессуальных прав объективно содействует деятельности следователя и других органов, ответственных за результаты производства по уголовному делу. Только в таком аспекте допустимо рассматривать процессуальные права пострадавших в качестве средства содействия органам расследования в раскрытии и расследовании совершенных в отношении него преступлений.

В результате нашего исследования мы пришли к выводу, что одним из способов решения проблемы обеспечения доступа к правосудию является повышение эффективности выполнения должностными лицами, осуществляющими досудебное производство публично-правовой обязанности по обеспечению доступа к правосудию потерпевшего от преступления. Полагаем, что на эффективность деятельности должностных лиц, осуществляющих досудебное производство, позитивное влияние может оказать расширение прав потерпевшего, позволяющих ему влиять на законность и обоснованность принятия решений, определяющих динамику уголовного процесса на пути к правосудию.

Отсутствие в Конституции Кыргызстана нормы, регламентирующей право потерпевшего на обжалование действий (бездействие) должностных лиц в суд, как это записано в Конституции РФ, создает определенные трудности в осуществлении потерпевшим от преступления своего права на судебную защиту.

Отсутствие механизма обжалования в суд в действующем УПК как Рос- сийской Федерации, так и Кыргызской Республики создает серьезное препятствие для реализации права на доступ к правосудию потерпевшим от преступления.

Положение о том, что действия должностных лиц, свершенные с нару- шением закона, с превышением полномочий, в установленном законом порядке могут быть обжалованы в суд впервые было записано в Конституции СССР 1982г.

130

Сегодня ряд ученых полагают, что в соответствии с Конституцией необходимо разработать и принять закон о порядке обжалования в суд действий должностных лиц, совершенных с нарушением закона, с превышением полно-

*- мочий, ущемляющих права граждан. Согласно этому закону гражданин, по-

страдавший от преступления, должен иметь право обжаловать в суд постановление лица, производящего дознание, следователя или прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, если жалоба на это постановление, поданная со- ответствующему прокурору, была отклонена или оставлена без рассмотрения в установленный законом срок. Закрепление в законе такого положения, несомненно усилит охрану прав и законных интересов граждан, пострадавших от преступления.1 Мы поддерживаем суть этого предложения, но, полагаем, излишне будет принятие какого-то отдельного закона. На наш взгляд, достаточно да и целесообразней было бы внесение соответствующих изменений и дополнений в уголовно-процессуальное законодательство. Намного сложней обстоит

*. ситуация с законодательством Кыргызстана. Положение о праве на обжалова-

ние решений или действий (бездействие) должностных лиц отсутствует, в отличие от российского, даже в Конституции. Полагаем, что существует необходимость внесения в Конституцию Кыргызской Республики положения о праве обжалования решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц в суд. На наш взгляд, это право является органическим следствием права каждого гражданина на судебную защиту, которая провозглашена в ч.2 ст. 38 Конституции Кыргызстана, и одним из основополагающих прав, создающих систему гарантий прав и свобод каждого гражданина.

^ В связи с этим нами предлагается ст.38 Конституции КР дополнить ча-

стью третьей в следующей редакции: Статья 38

1 Е. Г. Мартынчик, В. П. Радьков, В. Е. Юрченко Охрана прав и законных инте- ресов личности в уголовном судопроизводстве, Кишинев, 1982. С Л 06.

131

  1. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

В соответствии с высказанным нами предложением необходимо преду- смотреть аналогичное право потерпевшего от преступления в УПК КР. Реализация этого права должна быть обеспечена как на законодательном, так и на правоприменительном уровне.

В ст.34 УПК КР зафиксировано право потерпевшего знакомиться со всеми материалами дела, но редакция ст. 190 УПК Кыргызской Республики, регламентирующая процедуру такого ознакомления, осталась прежней. В ней не сказано, что потерпевший может ознакомиться со всеми материалами дела. Между тем, именно этой статьей УПК руководствуется следователь, когда он приглашает потерпевшего участвовать в заключительном этапе расследования. Если учесть к тому же, что в ст.ст.191, 191-1, 192 УПК КР, касающиеся обвиняемого и защитника, записано, что они знакомятся со всеми материалами дела, то следователь с полным основанием может считать, что он вправе по своему усмотрению ограничить доступ потерпевшего к имеющейся в деле информации и во всяком случае не обязан знакомить его со всеми материалами дела. Вот почему в ст. 190 УПК Кыргызской Республики необходимо внести соответствующие изменения. В связи с вышеизложенным предлагается дополнить редакцию ч.2 ст. 190:

«Статья 190. Ознакомление с материалами дела потерпевшего, гра- жданского истца и гражданского ответчика

(2) Если потерпевший и его представитель, гражданский истец или гражданский ответчик изъявит желание ознакомиться с материалами дела, следователь знакомит потерпевшего и его представителя, гражданского истца или его представителя, гражданского ответчика или его представителя - со всеми материалами дела и далее по тексту.

132

Уголовно-процессуальный закон не предусматривает способы уведомле ния пострадавшего от преступления гражданина об отказе в возбуждении уго ловного дела. Однако в любом случае факт уведомления должен быть отражен * в отказных материалах. Уведомление надежнее, по нашему мнению, обеспечи-

вает право пострадавшего знать об отказе в возбуждении уголовного дела.

В уведомлении необходимо указать основания отказа в возбуждении уголовного дела.1 Полагаем, что отсутствие регламентации в действующем УПК КР и проекте УПК КР формы уведомления потерпевшего от преступления о принятом решении об отказе в возбуждении уголовного дела отрицательно влияет на доступ к правосудию потерпевшему от преступления

В уголовно - процессуальном законодательстве не сказано, когда заяви тель, заинтересованные лица и потерпевший должны быть уведомлены об от казе в возбуждении уголовного дела. Интересы потерпевшего от преступления требуют, чтобы это было сделано немедленно после вынесения мотивирован- <* ного постановления.

В целях обеспечения защиты интересов лица, пострадавшего от преступления в стадии возбуждения уголовного дела, должно быть предоставлено право лично или с помощью представителя знакомиться с материалами, на основании которых следователь принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Так как на практике с такими материалами лицо, пострадавшее от преступления не знакомят. Предоставление потерпевшему права в подобных ситуациях знакомиться с материалами и обжаловать принятое решение прокурору в значительной мере отвечает его интересам.

На наш взгляд, в ст. 100 УПК КР необходимо также предусмотреть обя-

*к занность лица, производящего дознание, следователя немедленно отправить

прокурору копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Это

будет способствовать своевременной и более надежной охране прав и закон-

1 Е. Г. Мартынчик, В. П. Радьков, Юрченко В. Е. Охрана прав и законных ин- тересов личности в уголовном судопроизводстве. Кишинев, 1982. С. 102,103.

133

ных интересов пострадавшего от преступления и обеспечит доступ к правосудию в принципе и своевременно в частности.

Обращение пострадавшего от преступления гражданина в любое время к

*? прокурору налагает на последнего обязанность правильно и своевременно рас-

смотреть жалобу пострадавшего. В случае необоснованности отказа в возбуждении уголовного дела прокурор своим постановлением отменяет постановление органа дознания, следователя или нижестоящего прокурора, возбуждает дело и направляет его для производства предварительного расследования.

В ст. 127 п.2 Проекта УПК Кыргызской Республики записано, что прокурор должен рассмотреть жалобу в течение трех суток, в исключительных случаях в течение семи суток. Однако, в Проекте УПК КР отсутствует норма, устанавливающая срок, в течение которого потерпевший мог бы обжаловать решение об отказе в возбуждении уголовного дела, как это записано в ст. 100 дей- ствующего УПК КР. На наш взгляд, целесообразнее было бы совместить эти

4К две нормы в Проекте УПК КР, так как норма о сроке рассмотрения жалобы яв-

ляется логическим следствием нормы о сроке подачи такой жалобы.

В связи с этим предлагаем ст. 100 УПК КР дополнить следующим положением:

Статья 100. Отказ в возбуждении уголовного дела (1) При отсутствии законных оснований для возбуждения уголовного дела прокурор, следователь, орган дознания и судья (суд) выносят постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, о чем немедленно уведомляют лицо, предприятие, учреждение или организацию, от которых поступило заявление или сообщение, о чем делается отметка в материалах

*. ознакомившимся лицом, и разъясняют порядок обжалования, также на-

правляется копия постановления о принятом решении прокурору. Отказ в возбуждении дела может быть в семидневный срок, с момента получения уведомления об этом, обжалован заявителем соответственно надлежащему прокурору или в вышестоящий суд

134

(2) Лицо, от которого поступило заявление или сообщение имеет право лично или вместе с представителем знакомиться со всеми материалами по которым было отказано в возбуждении уголовного дела. (3) (4) Прокурор обязан рассмотреть жалобу об отказе в возбуждении уголовного дела в течение трех суток с момента ее получения. В исключительных случаях, когда для проверки жалобы необходимо истребовать дополнительные материалы либо принять иные меры, допускается рассмотрение жалобы в срок до семи суток с извещением об этом лица, подавшего жалобу. Далее по тексту. (5) Полагаем, что расширение оснований приостановления уголовного дела является положительной новеллой. Это позволит разрешить некоторые коллизии, возникающие в части приостановления уголовного дела. Конкретизация оснований приостановления сузит дискреционные полномочия лица, ведущего предварительное следствие, а значит уменьшается вероятность необоснованного приостановления уголовного процесса и тем самым ограничения доступа к правосудию потерпевшим от преступлений.

В ст.219 Проекта УПК КР основания приостановления уголовного дела остались неизменными. Полагаем, что в ст.219 Проекта УПК КР необходимо внести дополнения в части расширения и конкретизации оснований приостановления уголовного дела. На наш взгляд, таким образом права и интересы потерпевшего от преступления будут учтены в большей мере. Поэтому предлагаем ч. 1 ст.219 Проекта УПК КР внести следующие дополнения:

Статья 219. Основания, порядок и сроки приостановления следствия

(1)Производство по делу приостанавливается при наличии одного из следующих оснований, препятствующих его продолжению и окончанию:

4) в случае, когда местонахождение обвиняемого известно, однако от- сутствует реальная возможность его участия в деле в связи с решением вопроса о лишении обвиняемого иммунитета, либо его выдаче иностран-

135

ным государством, а также в связи с нахождением в дальнем плавании, на зимовке или в экспедиции;

5) в случае принятия Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению жалобы на нарушение прав и свобод граждан уголов- ным законом, примененным или подлежащим применению в данном уголовном деле. Далее по тексту.

В ч.2 ст. 128 Проекта УПК Кыргызстана о рассмотрении судьей жалобы на решения прокурора записано следующее: «Жалоба рассматривается судьей единолично в течение трех суток с момента ее поступления». В данном случае как мы видим интересы потерпевшего не учтены. Об уведомлении потерпевшего нет ни слова, не установлен механизм рассмотрения судьей жалобы. В связи с этим предлагается внести следующее дополнение:

Статья 128 Судебный порядок рассмотрения жалоб на решения про- курора

(З)Судья, признав жалобу обоснованной, выносит постановление об обязанности следователя, прокурора устранить допущенное нарушение прав и свобод гражданина или юридического лица. Установив, что обжалуемые действия совершены в соответствии с законом и права гражданина или юридического лица не нарушены, суд выносит постановление об отказе в удовлетворении жалобы. Копия постановления направляется заявителю и прокурору. Далее по тексту.

По УПК Кыргызской Республики потерпевший от преступления имеет меньше прав с помощью которых он мог бы достичь правосудия чем по УПК РСФСР, поскольку право обжалования незаконного решения у него исчерпывается обращением к прокурору. Предоставление потерпевшему права на обжалование действий прокурора в суд в случае неудовлетворения прокурором жалобы на действия и решения органов расследования, было бы еще одной реальной гарантией в обеспечении доступа к правосудию потерпевшим от преступлений, значит реализации конституционного права потерпевшего на су-

136

дебную защиту. В связи с этим предлагается следующие редакционные изменения текста ст.205 УПК КР:

ст.205. Обжалование действий прокурора

(3) В случае не согласия лица, подавшего жалобу, с постановлением вышестоящего прокурора, вынесенным им по поступившей жалобе на действия следователя или прокурора, непосредственно осуществляющего надзор, оно может быть обжаловано в суд.

Как мы указывали выше, в УК КР отсутствует такое основание освобож- дения от уголовной ответственности как деятельное раскаяние. Думается, что отсутствие такого основания можно расценить как отсутствие возможности восстановить в досудебном производстве нарушенных преступлением прав и законных интересов потерпевшего, ибо наличие самого этого института стимулирует действия лица, совершившего преступление, загладить причиненный вред. Считаем, что существует необходимость внесения соответствующего дополнения в Уголовный кодекс КР и, соответственно, в УПК КР.

Думается, что отсутствие такого положения ослабляет позицию потер- певшего от преступления, поскольку возмещение причиненного преступлением вреда является приоритетной целью потерпевшего в уголовном судопроизводстве. В Проекте УПК Кыргызской Республики, в регламентации этого положения имеется противоречие. Так в Проекте УПК КР (п.2 ст.27)1 записано, что «в соответствии с правилом ст.66 УК КР уголовное дело может быть прекращено в связи с примирением с потерпевшим и возмещением причиненного вреда». Однако из приведенного выше содержания ст.66 УК КР мы видим, что оно не содержит такого правила. Считаем, что такое несоответствие норм УК и УПК недопустимо в принципе. Хотя, на наш взгляд, норма, закрепленная в Проекте УПК, более приемлема, поскольку она оптимально учитывает интересы потер-

1 Проект УПК КР. Подготовлен комиссией по уголовному, уголовно- процессуальному и уголовно-исполнительному законодательству комитета конституционного законодательства Законодательного собрания Жогорку Ке-нешаКыргызской Республики. Г. Бишкек, 1998. СП.

137

певшего от преступления, но тем не менее закрепление этой нормы возможно только после внесения соответствующих изменений в ст. 66 УК КР. В этой связи предлагается следующая редакция ст.66 УК КР «Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим.

Лицо, впервые совершившее преступление средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный вред.»

В соответствии с ч.1 ст.34 УПК КР и ч.1 ст.53 УПК РСФСР лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, признается потерпевшим постановлением органа, производящего дознание, или следователя. Только после признания пострадавшего от преступления потерпевшим он обретает права, перечисленные в ч.2 ст.34 УПК КР и ч.2 ст.53 УПК РСФСР и может в полной мере защищать свои интересы. Как мы уже отмечали выше, несвоевременно принятые решения в процессе предварительного расследования со стороны государственных органов также неблагоприятно влияют на доступ к правосудию потерпевшего от преступления к правосудию.

Более того, подавая заявление о совершенном в отношении его преступ- лении, лицо даже при возбуждении уголовного дела зачастую не признается потерпевшим, поскольку органы, осуществляющие досудебное производство, могут не посчитать нужным или просто забыть признать его потерпевшим. Поэтому установленная действующим уголовно- процессуальным законом определенность понятия потерпевшего, на наш взгляд, не является безупречной.

Буквальное толкование текста ст.34 УПК КР (ст.53 УПК РСФСР) не по- зволяет признавать потерпевшим лицо в случае причинения ему вреда общественно опасным деянием невменяемого. Между тем для понесшего ущерб не столь важно, чьи действия причинили ему вред.

В проекте УПК РФ предпринимается попытка устранить отмеченное не- совершенство закона. Статья 46 проекта УПК РФ предусматривает; «(1) Лицо в уголовном процессе признается потерпевшим при наличии оснований пола-

138

гать, что ему непосредственно преступлением причинен моральный, физиче- ский или имущественный вред. (2) Лицо может признаваться потерпевшим в случаях, когда вред ему нанесен запрещенным Уголовным кодексом Россий- ской Федерации деянием, совершенным невменяемым».

Приведенные формулировки, несомненно, более отвечают интересам по- страдавшего от преступления.

В ст.47 Проекта УПК Кыргызской Республики, регламентирующей порядок признания лица, пострадавшего от преступного деяния, потерпевшим такое положение отсутствует. Думается, данная статья нуждается в дополнении аналогичным положением,

Очень важно, на наш взгляд, определить момент признания лица потер- певшим. Очевидно, чем раньше пострадавший от преступления сможет принимать участие в производстве по уголовному делу, используя предоставляемые ему процессуальные права, тем больше возможностей для обеспечения его прав, как нарушенных преступлением, так и составляющих процессуальный статус потерпевшего.

Изложенная в ст.34 УПК КР (ст.53 УПК РСФСР) формулировка оснований для признания лица потерпевшим предрасполагает к вынесению постанов- ления о признании потерпевшим в момент, сравнительно отдаленный во вре- мени от момента возбуждения уголовного дела. Стремление следователей к получению достоверных данных о причинении лицу преступлением морального, физического или имущественного вреда нередко приводит к признанию потерпевшими в конце расследования, в результате чего реализация предоставленных им процессуальных прав оказывается урезанной и затрудненной. При таком положении права потерпевших практически ущемляются и говорить об их надлежащем обеспечении нельзя.

Очевидно, осторожность в признании потерпевшим объясняется одним - заботой ведущих уголовный процесс государственных органов в первую очередь не о пострадавшем от преступления, а о своих собственных узкопрофес-

139

сиональных или ведомственных интересах и оглядкой на желаемый для отчета о проделанной работе «конечный результат», стремлением сократить до минимума сферу общения с пострадавшим и ответственности перед ним.

При анализе существующего правового регулирования определения на- чального момента признания лица потерпевшим ощущается, что усиление элементов полицейского государства в системе формировавшихся советским законодателем правоотношений привело к установлению навязчивого патронажа государственных органов в уголовном процессе над пострадавшим от преступления. В результате выдаваемая за благо для пострадавшего опека со стороны государства обернулась для него понижением уровня уголовно-процессуальной защиты его нарушенных преступлением прав.

Закрепление в уголовно-процессуальном законодательстве условий, бла- гоприятствующих своевременному вступлению пострадавшего от преступления в уголовный процесс в качестве активного участника, предоставление необходимых ему для этого процессуальных средств уже само по себе «работает» на обеспечение всех его прав. Однако обеспечение прав участвующим в деле лицам, исходя из требований ст.58 УПК в стадии расследования предполагает прежде всего обязанность следователя и лица, производящего дознание, обеспечить участникам расследования, в том числе потерпевшему, возможность осуществления принадлежащих ему прав.1

Смещение момента признания лица потерпевшим с момента возбуждения уголовного дела на момент принятия заявления (жалобы) пострадавшего от преступления многое меняет в смысле улучшения обеспечения его прав. Для обеспечения же обоснованности решения о возбуждении дела наступления каких-либо существенных негативных последствий не предполагается. Как свидетельствуют результаты исследований, имеющие определенное доказательст-

Шадрин В. С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. Дисс. д. юрид.наук, Волгоград, 1997.С.272.

140

венное значение данные, подтверждающие факт преступного посягательства, содержатся более чем в 98% заявлений о преступлениях.1

Сложившаяся на протяжении предыдущих десятилетий и почти не изме- нившаяся до сего времени следственная практика свидетельствует о слабой заинтересованности или вообще незаинтересованности следователей в активном участии потерпевшего в расследовании и зачастую пренебрежительном отношении к обеспечению его прав. Как показывают исследования, среди следователей довольно распространено мнение, что потерпевший будет только мешать установлению истины по уголовному делу.”

Лица, производящие дознание, следователи пренебрегая фигурой постра- давшего от преступления и выносят постановления о признании пострадавшего потерпевшим поздно или совсем не принимают такого решения. В результате пострадавший слишком поздно узнает, какими правами он обладает на стадии предварительного расследования, а также поздно получает возможность эти права реализовать, не говоря уже о случаях, когда его совсем не признают потерпевшим.

Если исходить из необходимости обеспечения права любого гражданина на доступ к правосудию в соответствии с конституционными требованиями, то всех лиц, - не только по делам частного и частно-публичного обвинения обращающихся с заявлениями о совершении в отношении их преступлений, надо считать потерпевшими с момента принятия заявления. Таким заявлениям следует придать статус жалоб, как предусматривалось в ст.ЗО 1- 303 УУС.3

Актом признания потерпевшему обеспечивается возможность активно использовать свои процессуальные права для установления объективной истины. Выборочное исследование по делам о преступлениях против личной собственности граждан и хулиганстве показало, что из числа граждан, признанных

Кузнецов Н. П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. Воро- неж, 1983. С.63.

Яни П. С. О признании потерпевшим по уголовному делу. М., 1996.С. 19. 3 Шадрин В. С. Указ. работа. С.262.

141

потерпевшими, 64% активно содействовали раскрытию преступлений. Но это ясе исследование выявило и недооценку практическими работниками роли потерпевшего: в стадии предварительного следствия признаны потерпевшими только 54% лиц из числа тех, кто должен быть признан таковыми, причем в 15% случаев признание имело место лишь в конце расследования1, т.е. носило формальный характер.

Вышесказанное подтверждается проведенными нами исследованиями в этой области. Так, нами было изучено 83 уголовных дела приостановленных производством. Из них 64 уголовных дела приостановлены на основании ч.З ст. 184 УПК КР (неустановление лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности) и 29 уголовных дел приостановленных на основании ч.1 ст. 184 УПК КР (неизвестность места нахождения обвиняемого). По 69-и уголовным делам были вынесены постановления о признании лица, пострадавшего от преступления, потерпевшим, однако в различные сроки: в 19-ти случаях в день возбуждения уголовного дела, в 9- ти случаях до 5 суток с момента возбуждения уголовного дела, в 18-ти случаях в срок от 5 до 15 суток, в 23 случаях в срок более 15 суток с момента возбуждения уголовного дела. По 53-м уголовным делам потерпевший был ознакомлен со своими правами на постановлении о признании его потерпевшим. В 16-и уголовных делах отметка, что потерпевший ознакомлен со своими правами, отсутствует2. В данном случае налицо нарушение следователями принципа законности, в результате чего ущемляются интересы потерпевшего.

Полагаем, что невыполнение (или несвоевременное выполнение) своих конституционных обязанностей государственными органами и должностными лицами по обеспечению доступа к правосудию потерпевшим от преступления нарушает конституционное право последних на судебную защиту.

Приложение 19. Приложение 19.

142

В таком случае приходится говорить об ограничении доступа к правосу- дию потерпевшего от преступления.

Непосредственными побуждениями, толкающими следователей на упро- щенчество и неправильное применение закона, являются, видимо, в отдельных случаях желание облегчить работу, ускорить производство по делу, быстрее добиться более высоких показателей в работе. Очевидно, присутствует в ряде случаев небрежность, незнание закона, уверенность в том, что нарушения мелкие, незначительные.

К причинам нарушения законности при расследовании преступлений С. П. Ефимичев относит: I) низкую профессиональную подготовку следователей; 2) правовой нигилизм отдельных следователей; 3) неправильное понимание интересов службы; 4) недобросовестное отношение к служебным обязанностям; 5) слабый организационный и процессуальный контроль со стороны руководителей следственных подразделений.1

В целях обеспечения прав личности необходимо учитывать все возможные варианты поведения следователя, включая самые нежелательные, в том числе безответственность и недобросовестность или излишнее служебное рвение. Как показывают результаты анализа проблем взаимоотношений населения и сотрудников органов внутренних дел, проведенного ВНИИ МВД России с использованием опроса в 23 регионах России 6000 представителей различных служб ОВД, 35% сотрудникам доводилось идти в своей деятельности на нарушение законности.

Одной из основных причин такого положения сами респонденты назвали стремление обеспечить высокие показатели своей работе.

Обеспечение социалистической законности в деятельности следственного аппарата органов внутренних дел./ Метод. Рекомендации (Отв. Ефимичев С. П.)/ Волгоград, 1989. С.4.

О состоянии правопорядка и эффективности деятельности органов внутрен- них дел. Аналитический обзор. М., 1995. Разд. 2.

143

Однако, видимо есть и более общая причина процессуального нигилизма, коренящаяся в дефектах и деформациях общественного правосознания, впи- тавшего в себя на протяжении десятилетий примиренческое отношение к на- рушителям закона.’

Охрана прав личности - высокая социальная ценность. Она не может быть игнорирована во имя раскрытия преступления во что бы то ни стало. Пра- вило об исключении доказательств, полученных незаконным путем, выражает отказ законодателя и судебной власти санкционировать «выгоду», получаемую органами расследования в результате собственных неправомерных действий.”

Как мы отмечали ранее потерпевший зачастую сам остается пассивным в уголовном процессе и не реализует в полной мере весь арсенал правовых средств, предоставленных ему для защиты своих интересов в уголовном процессе. Во многом это объясняется юридической неграмотностью потерпевшего. Нельзя не согласиться с мнением, что необходимо прежде всего решить вопрос

0 предоставлении потерпевшему права иметь представителя для защиты с мо мента поступления к следователю сообщения о преступлении. Идеальным ва риантом такого представительства было бы участие адвоката. Полагаем, что оказание квалифицированной юридической помощи потерпевшим существен но сократит количество необоснованных отказов в возбуждении уголовных дел 3 и обеспечит доступ к правосудию потерпевшим от преступления. Этот тезис подтверждается проведенным нами опросом практических работников право охранительных органов Кыргызской Республики. На вопрос, в чем они видят выход из ситуации, когда блокируется доступ к правосудию потерпевшим от преступлений, 45% судей, 64% прокуроров, 54% следователей ответили, что

1 Укрепление законности и борьба с преступностью в условиях формирования правового государства//Сборник материалов конференции. М., 1990. С. 143.

Л. Н. Масленникова. Суд присяжных в России и проблемы досудебного про- изводства. М., 1995. С.26 .

Ю. М. Грошевой, С. Ф. Шумилин. Об обеспечении прав потерпевшего в досудебных стадиях уголовного процесса/ Участники предварительного расследо-

144

потерпевшему необходима помощь квалифицированного юриста,1 с тем, чтобы более активно воздействовать на неправомерные решения лиц, осуществляющих досудебное производство.

Профессиональный юрист, выступающий в роли представителя потер- певшего возможно мог бы повлиять на более полную реализацию потерпевшим предоставленных ему прав в целях достижения правосудия и обеспечения его справедливого осуществления. Мы поддерживаем мнение Л. В. Ильиной о том, что активная деятельность потерпевшего во многом зависит от его представителя2. На наш взгляд, в данном случае не совсем верно употребление термина «защитник». Термин «защитник» как в уголовно-процессуальном законодательстве, так и процессуальной литературе определен и означает участника уголовного процесса, который использует все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих подозреваемого или обвиняемого, смягчающих их ответственность (ст.ЗЗ УПК КР; ст.51 УПК РСФСР). Следовательно, термин «защитник» должен использоваться в соответствии со своим содержанием. Ибо функционально обусловленная насыщенность слова логико-понятийным содержанием компенсируется однозначностью слова и устранением дополнительных частных значений иного характера. Вместо защитника, как мы полагаем, речь должна идти о представителе.

Проведенные нами исследования, как мы отмечали выше, свидетельствуют, что потерпевший нуждается в помощи квалифицированного юриста. По- лагаем, что статус представителя потерпевшего необходимо более детально регламентировать. У представителя потерпевшего должно быть достаточно

вания и обеспечение их прав и законных интересов. /Сб. научных трудов. Волгоград, 1993. С.36-37. 1 Приложение 8.

Ильина Л. Б. Участие потерпевшего и его представителя в доказывании по уголовному делу. Дисс… канд. юрид. наук., М.,1975.С27.

145

средств для защиты интересов потерпевшего. По крайней мере не меньше чем у защитника обвиняемого по защите его интересов.

Серьезным фактором, детерминирующим противодействие жертвы пре- ступления процессу установления истины по делу, является психическое и физическое воздействие на жертву со стороны заинтересованных в этом лиц, в том числе и совершивших преступление. Действующее законодательство обязывает правоохранительные органы обеспечить безопасность потерпевших и некоторых других лиц. Однако соответствующая норма носит декларативный характер.’

Активность потерпевшего в уголовном процессе может в значительной мере повысить создание системы гарантий безопасности.

Они выдвигаются на первый план в условиях постоянно обостряющейся в стране криминогенной ситуации, роста числа преступлений, совершаемых преступными сообществами, и постоянно возникающих со стороны преступных элементов угрозы личности и имуществу граждан, которые принимают участие в расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел.2

«Для расследования преступлений, - считает И. М. Лузгин, - характерны ситуации, при которых интересам установления истины и осуществления правосудия противостоят интересы преступника, открыто или замаскированно препятствующего расследованию».3

Осуществляя воздействие, преступник стремится к такому положению, при котором свидетели будут скрывать информацию, которой располагают. Такое сокрытие возможно в форме полного или частичного умалчивания или

1 Пикуров Н. И. Отказ жертвы преступления от судебной защиты: юридическая природа и уголовно-правовое значение. / Проблемы обеспечения прав личности в современных условиях: Тез. докл.(ред. кол.: Будников В. Л.(отв.ред.) и др.). Волгоград, 1992 . С. 138 .

Петуховский А.А. Уголовно-процессуальные аспекты обеспечения безопас- ности свидетелей, потерпевших и других граждан, содействующих уголовному судопроизводству. /Актуальные проблемы расследования преступлений// Труды Академии, М., 1995. С. 72. 3 Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования. М., 1973. С. 195.

146

её искажения, когда информация не допускается в сферу расследования или же хотя и допускается, но используется не должным образом.’

То или иное поведение участников и иных субъектов уголовного процесса зависит от множества факторов. Но особое на него влияние оказывает про- тиводействие сотрудничеству их с органами предварительного расследования и судом.2

В целях создания необходимых условий для надлежащего отправления правосудия и тем самым борьбы с преступностью, особенно ее организован- ными проявлениями, государства разрабатывают и внедряют в практику специальные меры защиты потерпевших, свидетелей и других граждан, содействующих уголовному производству, а также их близких, когда их жизнь, здоровье и имущество подвергаются угрозе в связи с выполнением своих процессуальных обязанностей и долга.

Эти меры отражены в ряде международных актов, устанавливающих принципы и общие положения защиты жертв преступлений и лиц, оказывающих помощь органам власти в уголовном преследовании лиц, совершивших преступления. К ним можно отнести Международный пакт о гражданских и политических правах, Декларацию ООН «Основные принципы правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью», принятую 11 декабря 1985 г., и другие.

В некоторых странах изданы и действуют особые законы. В США - это Публичный закон 97-291 от 12 октября 1982 года о защите жертв и свидетелей от преступлений.

Бобриков И. А. Воздействие преступников на свидетелей и потерпевших и криминалистические методы его преодоления. Дисс.канд.юрид.наук. М., 1997. С.15.

Павлов Н. Е. Субъекты уголовного процесса. М, 1997. С.86.

147

Специальная Программа защиты свидетелей Королевской канадской конной полицией была разработана в Канаде. Программа защиты свидетелей и пострадавших от преступлений создана в Литве.

В Законе РСФСР от 18 апреля 1991 года «О милиции» (ст. 10) указывается на обязанность милиции принимать предусмотренные Законом меры по ох- ране потерпевших, свидетелей и других участников уголовного процесса, а также членов их семей и близких если здоровье, жизнь или имущество данных лиц находятся в опасности. Данная норма носит декларативный характер. Так как не существует в настоящее время закона, который бы регламентировал меры по охране участников уголовного процесса.

И наконец, ч.З ст. 18 Федерального закона России от 12 августа 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности» устанавливает, что «при возникновении реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество отдельных лиц в связи с их содействием органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность,….обязаны принять меры по предотвращению противоправных действий…» и ч.7 этой же статьи гласит, что «В целях обеспечения безопасности лиц, сотрудничающих с органами, осуществ- ляющими оперативно-розыскную деятельность,… допускается проведение специальных мероприятий по их защите…». Несомненно, что эти положения в первую очередь распространяется на потерпевших и свидетелей, которым угрожает опасность в связи с содействием ими уголовному правосудию.

Этими нормами и исчерпываются процессуальные формы защиты участ- ников процесса. Нам представляется, что нельзя признать их достаточными.1

В Кыргызской Республике до сих пор отсутствует закон, регламенти- рующий оперативно-розыскную деятельность, что на наш взгляд является существенным пробелом вообще и в вопросе обеспечения доступа к правосудию

1 Эта точка зрения высказывается и в юридической литературе. См., напр.: Красных Н., Кузнецов А. Спасая от тюрьмы, в тюрьму не угоди…// Записки криминалистов. - М., 1993, Вып.1., С.26-37.

148

потерпевшим от преступлений в частности. В начале 1994 года в России был подготовлен проект Федерального закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству» 13 апреля 1994 года прошел третье слушание в Государственной Думе, но до сих пор его принятие остается весьма проблематичным (основная причина - отсутствие финансовых средств).

Крайне важно также и то, что обвиняемые и их защитники смогут знако- миться с материалами дела без предъявления им документов, позволяющих раскрыть имена потерпевших и свидетелей. В целом указанные меры, как и основания их применения, традиционны. Так, основанием для применения мер безопасности названных лиц являются «достаточные данные о наличии в отношении их реальной угрозы убийства, применения насилия, уничтожения или повреждения имущества в связи с содействием уголовному судопроизводству».1

Орган, которому поручено осуществление мер безопасности, устанавливает перечень необходимых мер и информирует о них инициатора применения мер безопасности. В необходимых случаях орган, осуществляющий меры безопасности заключает с защищаемым лицом договор о взаимных обязательствах, условиях применения этих мер и ответственности сторон (ч.б ст. 19 законопроекта). Защищаемые, согласно рассматриваемому проекту, обязаны выполнять условия осуществления мер безопасности и законные требования органа, обеспечивающего безопасность, немедленно информировать этот орган в каждом случае угрозы, не разглашать сведения о принятых в отношении них мерах безопасности.

Особое значение имеет установление в законе мер социальной защиты потерпевших и свидетелей (ст.217 законопроекта). В этом отношении российский вариант идет намного дальше, что чревато задержкой его принятия по

1 Квашис В. Е., Вавилова Л. В. Зарубежное законодательство и практика защиты жертв преступлений, М., 1996. С.98 .

149

финансовым соображениям. Так, в случае гибели защищаемого лица «в связи с его содействием уголовному судопроизводством» семье пострадавшего и его иждивенцам из средств соответствующего бюджета выплачивается единовременное пособие до ста минимальных размеров оплаты труда и в установленном законом порядке назначается пенсия по случаю потери кормильца; при получении травмы - единовременное пособие до 60 минимальных размеров оплаты труда, а при утрате трудоспособности назначается также и пенсия по инвалидности. Подлежит возмещению в установленном порядке и имущественный ущерб, причиненный защищаемым лицам.

При всех достоинствах рассматриваемого законопроекта нельзя однако не учитывать, что новизна проблематики не могла не отразиться на его недос- татках. Этому во многом способствовало зачастую механическое копирование зарубежных аналогов, недостаточно учитывающие современные реалии преступности, да и масштабы проблемы в целом. Раздел о мерах социальной защиты при всей его новизне вызывает возражения с точки зрения деления свидетелей на защищаемых и тех, к кому не применяются меры безопасности. И те, и другие содействуют уголовному процессу, хотя понятно, что последние не связаны контрактом и соответствующими правами. Сказанное тем более относится к потерпевшим - свидетелям, которые при отсутствии такого контракта фактически остаются незащищенными и в собственном смысле этого слова, и в плане компенсации ущерба.

Оставляя в стороне недоработки в плане структуры законопроекта, зако- нодательной техники и редакции, отметим еще один принципиально важный момент, связанный с системой органов, осуществляющих меры безопасности. Законопроект (ст.З) возлагает их осуществление на органы внутренних дел, контрразведки, таможенные органы и федеральные органы налоговой полиции по делам, находящихся в их производстве или отнесенным к их ведению. Представляется, что более предпочтительным было бы создание единой службы безопасности свидетелей, как это принято в мировой практике, что способ-

150

ствовало бы укреплению координации мер безопасности и необходимой конспирации при их осуществлении. В противном случае, наличие столь широкой системы ведомственных органов, обеспечивающих безопасность охраняемых лиц, чревато не только ведомственным подходом и возможной утечкой информации (тем более, что предполагаемые меры уголовной ответственности за разглашение сведений о защищаемых лицах не столь жестки, как, например в США), но и неоправданным разногласием в практике применения тех или иных мер безопасности.

На наш взгляд, следовало бы объединить всех охраняемых субъектов в одном законе, что поставило бы всех охраняемых лиц в одинаковые условия, тем более, что сами меры безопасности, порядок их применения и меры социальной защиты едины для всех защищаемых лиц.

Задача состоит в том, чтобы как можно менее болезненно импламентиро- вать в эту концепцию мировые стандарты защиты потерпевших и свидетелей с одновременным учетом традиционных принципов непосредственности, гласности и состязательности уголовного процесса. И тогда, возможно, впервые появится реальная надежда на то, что жертвы и свидетели преступлений перестанут бояться за свою жизнь, суды смогут более объективно рассматривать уголовные дела и выносить действительно справедливые приговоры, а главное, возродится утраченное доверие людей к органам правопорядка. Ибо терроризирование этих лиц, как показывает сегодняшняя практика расследования наиболее опасных преступлений, - одна из наиболее распространенных причин отказа от показаний или их резкого изменения, в силу чего такие уголовные дела «разваливаются» в суде. ‘

Полагаем, что существующее положение в Кыргызстане, когда потерпевший от преступления зачастую оказывается в беспомощном состоянии, постоянно подвергаясь давлению со стороны лиц, совершивших преступления, с

Квашис В. Е., Вавилова Л. В. Зарубежное законодательство и практика защиты жертв преступлений, М., 1996. С. 104.

151

учетом мировой практики требует разработки и принятия аналогичного закона о защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству.

Таким образом, необходимо на законодательном уровне обеспечить безопасность потерпевшего от преступления. Но при отсутствии подобного законодательства, должностные лица, осуществляющие досудебное производство, должны в полной мере пользоваться имеющимися в их арсенале уголовно-процессуальными средствами, чтобы ограничить негативное влияние на потерпевшего. Действенной мерой может выступать законное и обоснованное применение правильно избранной меры пресечения.

Анализируя правовой статус потерпевшего в уголовном процессе, мы пришли к выводу, что он не имеет достаточно правовых возможностей активно участвовать в установлении обстоятельств уголовного дела. В частности, потерпевший в рамках уголовного судопроизводства не вправе самостоятельно собирать те или иные факты, имеющие значение для защиты своих законных интересов.

В соответствии со ст. ст.29 и 33 УПК КР адвокаты, а также представители профессиональных союзов и других общественных организаций по делам членов этих организаций, ровно как иные лица в случаях, предусмотренных законом, допущенные в качестве защитников не имеют самостоятельного процессуального права по сбору фактических данных, имеющих доказательственное значение для дела. Исключение составляет право адвоката запрашивать через юридическую консультацию справки, характеристики и иные документы, необходимые в связи с оказанием юридической помощи, из государственных и общественных организаций.

Одним из возможных вариантов практической реализации конституционных положений о судебной защите субъективных прав и свобод является способ, в соответствии с которым потерпевшему от преступления предоставля-

152

ется право защищать нарушенные законные интересы посредством участия в уголовном преследовании обидчиков. Однако, предложенное - вряд ли возымеет положительный эффект, в случае отсутствия у пострадавших специальных навыков, умений, возможностей по раскрытию и расследованию преступлений. В связи с этим, наиболее значимым на сегодняшний день видится поиск квалифицированного союзника потерпевшего. В качестве таковых можно выделить субъектов, осуществляющих частную детективную деятельность.’

Во-первых, частные детективы обладают всеми (во всяком случае должны) указанными качествами, и во-вторых, законным образом наделены правом осуществлять сбор сведений по уголовному делу (п.7 ст.З Закона Кыргызской Республики от 7 июня 1996 г. «О частной детективной и охранной деятельности».

Мы предлагаем еще один способ активизации деятельности пострадавшего (пострадавшим от преступления является лицо, которому причинен мате- риальный, моральный и физический ущерб, но не признанное потерпевшим порядке (ст.ст.34УПК КР)) (потерпевшего) в уголовном преследовании лиц, совершивших преступление - это право пострадавшего (потерпевшего) от преступления против его собственности нанять частного детектива для раскрытия и расследования преступления. Такое участие частного детектива на стороне потерпевшего в уголовном процессе должно служить «удовлетворению социальной потребности, имеющей нравственное содержание - потребности в справедливости».2

Мы полагаем, что наши предложения по совершенствованию законода- тельства и правоприменительной деятельности по обеспечению доступа к правосудию потерпевшего от преступления являются научно обоснованными и обладают практической значимостью.

Агутин А. В. Правовые и тактические аспекты частной сыскной деятельности: Дисс. канд. юрид. наук., Н. Новгород, 1996. С.5.

” Резниченко И. М. Защита в суде интересов потерпевшего// Потерпевший от преступления, т.85. Владивосток: ДВГУ, 1974.С. 122.

153

ВЫВОДЫ

Доступ к правосудию потерпевшим от преступления по делам публичного обвинения обеспечивается государственными органами на досудебных ста- диях путем раскрытия и расследования преступлений. Однако в ходе предварительного расследования нередко права и интересы потерпевших от преступлений нарушаются должностными лицами, осуществляющими предварительное расследование, что подтверждается проведенными нами исследованиями.

Следствием нарушения прав и интересов является нарушение условий, при которых потерпевший может беспрепятственно достичь правосудия, то есть нарушается право потерпевшего на судебную защиту.

К обстоятельствам, препятствующим доступу к правосудию потерпевшего от преступления к правосудию относятся:

? незаконность, необоснованность производства действий и принятия решений со стороны должностных лиц, осуществляющих досудебное произ- водство; ? ? пассивность, медлительность в производстве действий и принятии решений со стороны должностных лиц, осуществляющих досудебное произ- водство; ? ? незаконное воздействие на потерпевшего от преступления со стороны частных лиц, в том числе, совершивших преступление. ? Незаконные и необоснованные отказ в возбуждении уголовного дела, приостановление уголовного дела, прекращение уголовного дела, являются факторами, блокирующие доступ к правосудию потерпевшего от преступления.

Одним из важных условий обеспечения доступа к правосудию потерпевшего от преступления является обеспечение безопасности жизни и здоровья потерпевшего при содействии государству в уголовном судопроизводстве.

Установление судебного контроля за принятием решений, обеспечивающих доступ потерпевшего к правосудию явится серьезной гарантией достиже-

154

ния правосудия потерпевшими от преступлений и защиты нарушенных преступлением прав и законных интересов.

Усиление ведомственного контроля и прокурорского надзора за принятием решений, обеспечивающих движение уголовных дел по пути к правосудию, повысит эффективность уголовно-процессуальной деятельности по обес- печению доступа к правосудию потерпевшим от преступления.

Предоставление потерпевшему юридической помощи, расширение объема прав его представителя окажет позитивное влияние на обеспечение доступа к правосудию потерпевшего со стороны должностных лиц, осуществляющих досудебное производство.

Принятие мер безопасности жизни и здоровья потерпевшего от преступ- ления позволит ему безбоязненно принимать участие в производстве по уголовному делу, реализовывать предоставленные ему субъективные права и тем самым активно влиять на принятие решений, обеспечивающих движение уголовного дела по пути к правосудию.

155

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В Конституции КР (ст.38) ( ст.46 Конституции РФ) записано, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод

Под правом на судебную защиту необходимо понимать право личности требовать от государства защиты своих прав и очерченных законом интересов.

Право на судебную защиту детерминирует право на доступ к правосудию потерпевшему от преступления.

Под доступом к правосудию потерпевшим от преступлений следует по- нимать возможность на основе доказательств выступать в суде с требо- ванием восстановления нарушенного права, требовать воздействия на нарушителя уголовного закона. То есть, доступ к правосудию - это возможность притязать на деятельность суда по восстановлению нарушенного преступлением права.

Право на доступ к правосудию потерпевшего от преступления - это право потерпевшего от преступления притязать на деятельность суда по защите нарушенных преступлением прав и законных интересов.

Содержание права на доступ к правосудию составляет совокупность субъективных прав потерпевшего, позволяющих ему влиять на принятие государственными органами и должностными лицами законных и обоснованных решений, обеспечивающих движение уголовного дела в суд, а именно: право потерпевшего заявить о преступлении, представлять доказательства, заявлять ходатайства, знакомиться со всеми материалами дела с момента окончания предварительного следствия, участвовать в судебном разбирательстве, заявлять отводы, приносить жалобы на действия лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда.

В соответствии со ст.38 Конституции Кыргызстана и ст. 52 Конституции России государство обязано обеспечить доступ к правосудию потерпевшему от преступления.

156

Под обеспечением права на доступ к правосудию потерпевшему от пре- ступления следует понимать публично - правовую обязанность должностных лиц и государственных органов, осуществляющих уголовное судопроизвод- ство, по созданию уголовно-процессуальных условий для достижения пра- восудия.

Содержание публично-правовой обязанности по обеспечению доступа к правосудию потерпевшему от преступления составляет деятельность государственных органов и должностных лиц по возбуждению и расследованию уголовных дел, направленная на установление события преступления, на доказывание виновности лица, его совершившего, а также характер и размер ущерба, причиненного преступлением.

В случае нарушения уголовно - процессуального закона в ходе досудебного производства могут возникнуть препятствия на пути к правосудию потер- певшего от преступления.

Система обстоятельств, препятствующих доступу к правосудию потер- певшим от преступлений в результате нарушения должностными лицами, осуществляющими досудебное производство, закона, может быть представлена в виде 3 уровней.

Первый уровень таких обстоятельств составляют незаконные и необос- нованные решения, прерывающие (приостанавливающие) динамику досудебного производства по пути к правосудию. Второй уровень таких обстоятельств составляют незаконные действия, приводящие в конечном итоге к принятию незаконных решений по уголовному делу и тем самым создающие препятствия для потерпевшего от преступления в достижении правосудия. К третьему уровню таких обстоятельств мы относим незаконные действия со стороны частных лиц в отношении потерпевшего от преступления, имеющих целью воспрепятствовать осуществлению правосудия, а результате которых блокируется доступ к правосудию также и потерпевшего от преступления.

157

Негативным фактором, замедляющим достижение правосудия, является пассивность, медлительность в производстве действий и принятии решений со стороны должностных лиц, осуществляющих досудебное производство.

Основные направления совершенствования правового регулирования публично-правовой деятельности по обеспечению доступа к правосудию по- терпевшего от преступления мы видим в определении юридических формулировок правовых понятий: доступ к правосудию, право потерпевшего на доступ к правосудию, обязанность государственных органов и должностных лиц данный доступ обеспечить, в расширении субъективных прав потерпевшего от преступления, позволяющих ему влиять на принятие законных решений, обеспечивающих ему доступ к правосудию, в создании условий для безопасной реализации потерпевшим субъективных прав, в повышении уровня обеспечения доступа к правосудию потерпевшим от преступления и правовой культуры должностных лиц, в усилении ведомственного контроля, прокурорского надзора за законностью и обоснованностью решений, обеспечивающих доступ к правосудию потерпевшим от преступления, установлении и детальным регла- ментированием судебного контроля за производством действий и принятием решений, обеспечивающих как доступ к правосудию, так и вершение справедливого правосудия.

158

БИБЛИОГРАФИЯ

  1. Официально-документальные материалы

1.1 Всеобщая декларация Прав Человека // «Известия» - 1989 - 9 декабря. 1.2 1.3 Возможности жертвы в структуре закона о преступлении и процедурных процессах / Европейский комитет по проблемам преступности. Европейский Совет, юрид. проблемы. Пер. - Страсбург, 1985 - 22 С. 1.4

1.3 Декларация основных принципов правосудия для жертв от преступ- лений и злоупотреблений властью// Российская юстиция, 1997. №№ 5,6,7,8. 1.4 1.5 Доступ к правосудию. Сборник документов (резолюции и рекомен- дации) Комитета министров Совета Европы по вопросам обеспечения более простого доступа граждан к эффективному правосудию // Российская юстиция, №6,1997- С. 2. 1.6 1.5 Международный пакт о гражданских и политических правах, одоб ренный Генеральной Ассамблеей ООН 16/12/1977 г.

1.6 Конгресс по предупреждению преступности и обращению с правона рушителями. Каир, 29 апреля - 8 мая 1995 - Нью-Йорк, 1995 .

1.7 Резолюция 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН//Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью от 29 ноября 1985 года/СССР и международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы - М.: «Международные отношения», 1989-С.537-541. 1.8 1.9 Конституция КР от 5 мая 1993 года . 1.10 1.11 Конституция РФ от 12 декабря 1993 года. 1.12

1.10 Уголовный кодекс КР. 1.11 1.12 Уголовный кодекс РФ. 1.13 1.14 Уголовно-процессуальный кодекс КР. 1.15 1.16 Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. 1.17

159

1.14 Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных рес- публик / Постановление ЦИК СССР от 31 октября 1924 г./ М.: Госюриздат, 1956.- 15 С. 1.15 1.16 Декларация прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991г.// Российская газета - 1991-25 декабря. 1.17 1.16 «О практике применения судами законодательства, регламенти рующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве.» Постановле ние №16 Пленума Верховного Суда СССР от 1 ноября 1985 года // Бюллетень Верховного Суда СССР, 1986, №1, С. Ю-12.

1.17 Закон РСФСР «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 января 1992 г.// Российская газета-1992-18 февраля . 1.18 1.19 Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М, 1992. 1.20 1.19 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. «О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие пра ва и свободы граждан» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. №3.

1.20 Руководство для сотрудников системы уголовного правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью/Восьмой Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями - Гавана, Куба, 27 августа - 7 сентября 1990 г. - А/конф. 144/20 от 7 июня 1990 г. -33 С. 1.21 1.22 Сборник международных документов «Международные соглашения и рекомендации Организации Объединенных Наций в области защиты прав человека и борьбы с преступностью». Вып. 1 М., 1989, 171 С. 1.23 2. Книги и монографии.

2.1 Абдумажидов Г. А. Развитие законодательства о расследовании пре- ступлений. Ташкент, 1974 - С.32.

160

2.2 Азаров В. А. Деятельность органов дознания предварительного след ствия и суда о охране имущественных интересов граждан. Учебное пособие. Омск: Высш.шк.мил. МВД СССР. 1990 - 107 С.

2.3 Алексеев С. С. Общая теория социалистического права. Вып.1 - Свердловск, 1963 - С.200.

2.4 Альперт С. А. Защита в советском уголовном процессе прав и законных интересов лиц, понесших имущественный ущерб от преступлений. Харьков: Харьковск. юрид. ин-т им.Ф. Э. Дзержинского, 1984 - 36 С. 2.5 2.6 Альперт С. А. Производство по уголовным делам, возбуждаемым по жалобе потерпевшего. Учебное пособие. Харьков, 1976 - 46 С. 2.7 2.8 Альперт С. А. Участники советского уголовного процесса (конспект лекции), Харьков, 1965 - 33 С. 2.9 2.10 Барабаш А. С, Володина Л. М. Прекращение уголовных дел по не- реабилитирующим основаниям в стадии предварительного расследования. Томск, 1986- 151 С. 2.11 2.12 Безлепкин Б. Т. Судебно-правовая защита прав и свобод граждан в отношениях с государственными органами и должностными лицами. М., Учебно-консультационный центр «Юринформ», 1997 . 2.13 2.14 Безлепкин Б. Т., Донцов С. Е., Петуховский А. А. Защита прав и за- конных интересов потерпевших от преступлений/ Под. Ред. Безлепкина Б. Т.; Академия МВД СССР; УП Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями / Милан, август-сентябрь 1985 г. / М., 1985 -54 С. 2.15

2.10 Белозеров Ю. Н., Марфицин П. Г. Обеспечение прав и законных ин- тересов личности в стадии возбуждения уголовного дела: Учебн. пособие / МВД РФ, М., 1991. 2.11 2.12 Белозеров Ю. Н., Чувилев А. А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела. М., 1973 . 2.13

161

2.12 Блауберг И.В., Юдин И.Г. Становление и сущность системного под- хода. М, 1973-268 С. 2.13 2.14 Бобров Н. С. Об организационно-правовых гарантиях статуса личности / Правопорядок и правовой статус личности в развитом социалистическом обществе в свете Конституции СССР 1977. М.: Юрид. лит., 1977 - С.237. 2.15 2.16 Боботов С. В., Комментраий к Конституции РФ. М: Фонд правовая культура, 1996-С.550. 2.17 2.18 Бойков А. Д. Третья власть в России: (очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990 - 1996 гг. - М., 1997. 2.19 2.20 Быков Л. А., Маслов Н. В., Ремнев В. И. Законность возбуждения уголовного дела, М., 1967 - С. 19-21. 2.21 2.22 Викторский С. И. Русский уголовный процесс, Москва, 1911 - 357 С. 2.23 2.24 Воеводин Л. Д. Юридический статус личности в России. Учебное пособие - издательство Московского университета, 1997 - С.298. 2.25 2.26 Гапанович Н. Н. Отказ в возбуждении уголовного дела. Минск: Вы- шейшая школа, 1967 - 124 С. 2.27 2.28 Гуляев Н. П. Следователь в уголовном процессе. М.: Юрид. лит., 1981- 192 С. 2.29 2.30 Гуценко К.Ф., Ковалев М.А. Правоохранительные органы. М. 1995 - 307 С. 2.31 2.32 Давыдов П. М., Мирский Д. Я. Прекращение уголовного дел в совет- ском уголовном процессе. М., 1963. 2.33 2.34 Дагель П. С. Потерпевший от преступления, Владивосток: Издательство Дальневосточн. ун-та, 1974 - 216 С. 2.35 2.24 Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1982, Т.4-С.59.

2.25 Дубинский А. Я. Основания к прекращению уголовного дела в ста дии предварительного расследования. (Учебн. пос). Киев, 1975 - 132 С.

162

2.26 Дубривный В. А. Потерпевший на предварительном следствии. Са- ратов, 1966- 100 С. 2.27 2.28 Douglas Weis hides New-York. 1956 - P. 372-374. 2.29 2.28 Духовский М. В. Из лекций по уголовному процессу. М., 1895-С. 15.

2.29 Жогин Н. В. Прокурорский надзор за предварительным расследова- нием. М., 1988. 2.30 2.31 Жогин Н. В., Фаткуллин Ф. Н. Предварительное следствие. М., 1965 - 367 С. 2.32 2.33 Жуйков Судебная защита прав граждан и юридических лиц. М.; Го- родец, 1997 . 2.34

2.32 Жуйков В.М. Права человека и власть закона М, 1995 - С. 18. 2.33 2.34 Иванников И. Н. Проблемы правосудия в России // Проблемы реали- зации правовых норм в период проведения судебно-правовой реформы. Тю- мень, 1994-211 С. 2.35 2.36 История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры. Сб. материалов. М, 1955 - С. 104-110. 2.37 2.38 Казанджа М. А. Прекращение уголовного дела следователями органов внутренних дел: Лекция, Ташкент, 1987 - 36 С. 2.39 2.40 Карнеева Л. М, Чувилев А. А., Обеспечение законности и обосно- ванности привлечения в качестве обвиняемого, М., 1976 -С.56. 2.41 2.42 Кашепов В. П. Судебная власть. В сб.: Комментарий к Конституции Российской Федерации. М., 1994 . 2.43 2.44 Квашис В. Е., Вавилова Л. В. Зарубежные законодательство и практика защиты жертв преступлений. М., 1996 - 128 С. 2.45 2.46 Квачевский А. Об уголовном преследовании, дознании и предвари- тельном исследовании преступлений по судебным уставам 1864 года. СПб., 1866,ч.1 -С.ЗЗЗ. 2.47 2.48 Клюкова М. Е., Малков В. П. Приостановление дела по уголовно- процессуальному законодательству РФ. Казань, 1993 - 173 С. 2.49

163

2.41 Коврижных Б. Н. Надзор прокурора за законностью приостановле ния уголовного дела в случае неустановления лица, совершившего преступле ние. Харьков, 1992. 4. 2.42 Комментарии к УПК Кирг.ССР разных годов издания.

2.43 Комментарии к УПК РСФСР разных годов издания. 2.44 2.45 Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М, 1992. -С.86. 2.46 2.47 Кузнецов Н. П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. Воронеж, 1983-С.63. 2.48 2.49 Кутафин О. Е., Козлова Е. И. Конституционное право России: Учебник - М.: Юристъ, 1995 - 479 С. 2.50 2.51 Ларин А. М. Я - следователь. М.: Юрид. лит., 1991 - 191 С. 2.52 2.48 Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования. М., 1973.С.195.

^ 2.49 Лукашевич В. 3. Гарантии прав обвиняемого в стадии предания су-

ду. Л., 1966- 147 С.

2.50 Люблинский П. И, Свобода личности в уголовном процессе. Меры, I обеспечивающие неуклонение обвиняемого от правосудия. СПб. 1906 -С. 331.

2.51 Мартынчик Е. Г., В. П. Радьков, Юрченко В. Е. Охрана прав и за конных интересов личности в уголовном судопроизводстве. Кишинев, 1982 - 188 С.

2.52 Матузов Н. И. Личность. Права. Демократия. Саратов, 1972.

2.53 Масленникова Л. Н. Судебный контроль за законностью процессу альной деятельностью органов дознания и предварительного следствия. М.,

1994-36 С.

2.54 Международная защита прав и свобод человека. Сб. документов. М.: Юр. лит. 1990-661 С. 2.55 2.56 Методология и методика изучения следственных ошибок, их причин и мер преодоления. Сб. научн. трудов / Под. ред. А. Д. Бойкова - М.: Всезоюзн. 2.57

164

ин-т по изучению причин и разработке мер предупреждения преступлений, 1986-150 С.

2.56 Миньковский Г. М. Окончание предварительного расследования и право обвиняемого на защиту, М., Госюриздат, 1957. 2.57 2.58 Михайленко А. Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе - Саратов: изд. Саратовского ун-та, 1975 - 150 С. 2.59 2.60 Михайлов В. А. Процессуальный порядок прекращения уголовных дел в стадии предварительного расследования. Волгоград, 1970 - 139 С. 2.61 2.62 Монтескье Ш. Избранные письма. М., 1993 - С.207 2.63 2.64 Морщакова Т. Г., Петрухин И. Л. Социологические аспекты изучения эффективности правосудия / Право и социология - Под ред. Ю. А. Тихоми- рова, В. П. Казимирчука - М.: «Наука», 1993 - С.253-288. 2.65 2.66 Морщакова Т. Г., Петрухин И. Л. Оценка качества судебного разби- рательства (по уголовным делам). М.,1987. 2.67 2.68 Мотовиловкер Я. О. Основной вопрос уголовного дела и его компо- ненты. Воронеж, 1984. 2.69 2.70 Мотовиловкер Я. О. Основные уголовно-процессуальные функции. Ярославль. 1976 - С. 69-73. 2.71 2.72 Nokes G. D. An introduction Evidene. London. 1956 - P. 433. 2.73 2.74 Обеспечение социалистической законности в деятельности следст- венного аппарата органов внутренних дел (под рук. Ефимичева С. П.). Волгоград, 1989-67 С. 2.75 2.76 Ожегов С. И. Словарь русского языка - М.: русск. яз., 1985 - 797 С. 2.77 2.78 Ольков С. П. Уголовно-процессуальные правонарушения /МВД РФ Тюм. ВШ, Тюмень, 1996 . 2.79 2.80 Павлов Н. Е. Субъекты уголовного процесса. М., 1997. С.86. 2.81 2.82 Петрухин И. Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе / отв. ред. Михайловская И. Б. АН ССР, Ин-т гос-ва и права - М.: «Наука», 1989 -254 С. 2.83

165

2.70 Петрухин И. Л. Правосудие: время реформ. - М.: «Наука», 1991-208 С. 2.71 2.72 Петрухин И. Л. Судебные гарантии прав личности (в уголовном процессе). М., 1992 - (актуальные вопросы, борьбы с преступностью в России и за рубежом / Рос. Ак. наук, ИНИОН и др.; Вып.8). 2.73 2.74 Петрухин И. Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М., 1989 -С.81. 2.75 2.76 Петрухин И. Л., Батуров Г. П., Морщакова Т. Г. Теоретические основы эффективности правосудия, М.,1979. 2.77 2.78 Полянский Н. Н. К вопросу об участии частных лиц в публичном об- винении. 1915. 2.79 2.80 Полянский Н. Н. Цель уголовного процесса. Ярославль, 1919 - 36 С. 2.81 2.82 Полянский Н.Н. Уголовный процесс. Уголовный суд, его устройство и деятельность. М., 1911 -201 С. 2.83 2.84 Потерпевший от преступления (уголовно-правовая, уголовно- процессуальные, криминологические и психологические аспекты) / Отв. ред. Р. Марусте - Тарту, 1987 - 84 С. 2.85 2.86 Права личности и деятельность органов внутренних дел по их обес- печению: учебн. пособие, Уфа, 1997. 2.87 2.88 Проблемы предварительного следствия и дознания: / Редкол.: Щерба С. П. (отв. ред.) - М: ВНИИ МВД РФ, 1995 - 120 С. 2.89 2.90 Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы: Сб. научн. трудов. М, 1997 -208 С. 2.91 2.92 Пушкар Е. Г. Конституционное право на судебную защиту. Львов: Вища школа, 1978 - 199 С. 2.93 2.94 Рассмотрение органами дознания заявлений и сообщений о преступ- лениях: Учеб. пособие / СП. Щерба, Г. П. Химичева, Н. Н. Донковцев, А. А. Чувилев - М.: ВНИИ МВД СССР, 1987 - 71 С. 2.95

166

2.83 Рахунов Р. Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности -М.: Гос.юриздат, 1961 - 277 С. 2.84 2.85 Резник Г. М., Славин М. М. Конституционное право на защиту. М., 1980. 2.86 2.87 Резниченко И. М. Защита в суде интересов потерпевшего// Потерпевший от преступления, т.85. Владивосток: ДВГУ, 1974 -С. 122. 2.88 2.89 Рзаев А. А. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям в стадии предварительного расследования: Учебн. пособие. Научн. ред. Проф. Ю. Д. Лившиц; МВД СССР, Караганд. ВШ - Караганда, 1982 - 75 С. 2.90 2.91 Розин Н. Н. Уголовное судопроизводство. Петроград, 1916 - С.314. 2.92 2.93 Ростовщиков И. В. Обеспечение прав и свобод личности в СССР. - Саратов, 1988. 2.94 2.95 Рыжаков А. П. Уголовный процесс: возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела: Учебн. пособие. Тула, 1996 - 319 С. 2.96 2.97 Рыжаков А. П., Сергеев А. И. Субъекты уголовного процесса: Учебн. пособие. Тула, 1996 . 2.98 2.99 Рыскулов И. А. Механизм защиты прав и свобод человека в системе правоохранительных органов Кыргызской Республики / Бишкек: Илим, 1997 -551 С. 2.100 2.101 Савицкий В. М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве - М.: Наука, 1975 - 383 С. 2.102 2.103 Савицкий В. М., Потеружа И. И. Потерпевший в советском уголовном процессе. М., 1963. 2.104 2.105 Скуратов Ю. И., Лебедев В. М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 1996 - 815 С. 2.106 2.107 Случевский В. К. Учебник русского уголовного процесса. Судоуст- ройство - судопроизводство. Изд. 4-е, доп. и испр.. СПб., 1913 - 669 С. 2.108 2.109 Сманов К. Д. Некоторые вопросы предварительного расследования - Фрунзе, Илим, 1965 - 44 С. 2.110

167

2.97 Сманов К. Д. Процессуальное положение подозреваемого, потер- певшего и обвиняемого в советском уголовном судопроизводстве (учебн. пособие). Фрунзе, 1971 -76 С. 2.98 2.99 Совершенствование правовых основ уголовного судопроизводства: Вопросы охраны прав граждан в сфере борьбы с преступностью: Сб. Научн. Трудов / М-во высш. И сред. Спец. Образования РСФСР, Редкол.: В, С, Власов, Л. Л. Кругликов(отв.ред.) и др. - Ярославль, 1988 - 149 С. 2.100 2.101 Советский энциклопедический словарь - М.: Советская энциклопедия, 1987- 1599 С. 2.102 2.100 Степанов В. Г. Обеспечение прав участников процесса на предва рительном следствии - Л.: ЛГУ им. А. А. Жданова, 1974 - 65 С.

2.101 Стецовский Ю. И. Советская адвокатура. М.,1990 - С.276.

2.102 Стремоухое А. В. Человек и его защита. Теоретические проблемы. СПб., 1996-375 С. 2.103 2.104 Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса В 2-х т. - М.: Наука, 1968, т.1- 470 С; М: Наука, 1970, т.2 - 516 С. 2.105 2.106 Тадевосян В. С. Прокурорский надзор в СССР. М., 1956. 2.107 2.108 Тальберг Д. Г. Русское уголовное судопроизводство. Т.2. Киев, 1890- 96 С. 2.109

2.106 Тальберг Д. Г. Русское уголовное судопроизводство. Пособие к лекциям. Киев, Т.1, 1889. 318 с.Т.2. Киев. 2.107 2.108 Тархов В. А. Гражданское право, Общая часть. Чебоксары: Чуваш- ское книжное издательство, 1997. 2.109 2.108 Тауберг Л. Я. Жалоба потерпевшего при преступлениях не офици альных, Харьков, 1909 -С.71.

2.109 Толкачев К. Б., Хабибулин А. Г. Органы внутренних дел в меха низме обеспечения личных конституционных прав и свобод граждан. Уфа, 1991 -С.60.

168

2.110 Томин В. Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М.: Юрид. лит., 1991-240 С.

2.111 Тыричев И. В. Уголовно-процессуальное право. Учебник.(Под. ред. Лупинской П. А.) М., 1997 - С. 104 .

2.112 Уголовный процесс. Общая часть. Учебник для учащихся вузов. (Под ред. Божьева В. П.). М., 1997. 2.113 2.114 Уголовный процесс / Под ред. К. Ф. Гуценко. - М.: Зерцало - ТЕИС, 1996. 2.115 2.116 Уголовно-процессуальное право РФ (Под ред. П. А. Лупинской): Учеб. для ст. вузов. М.: Юрист, 1997 - 591 С. 2.117 2.118 Уголовно-процессуальные основы деятельности органов внутренних дел: Учебное пособие / Под ред. Безлепкина Б. Т. - М.: Академия МВД СССР. 1988- 180 С. 2.119 2.120 Устав потерпевших. Изложение прав жертв преступлений. Перевод с английского, языка Victimis Charter a Statement of the Rights of Victims of Crime (Отдел НТИ перевод №3/136 101 - к - б М., 1991, ВНИИ МВД) 2.121 2.122 Устав уголовного судопроизводства Российской империи, 1864 г. / Свод законов. Т. 16, ч. 1 изд. 1892 г./ СПб, 1908 - С.70-71. 2.123 2.124 Участие адвокатов в защите прав граждан и организаций. М., 1997 - №1. 2.125 2.126 Участники предварительного расследования и обеспечение их прав и законных интересов: Сб. научн. тр. / МВД РФ, Высш. след. шк.; (Редкол.: Шадрин В. С.(отв. ред.) и др.) - Волгоград; ВСШ, 1993 - 153 С. 2.127 2.128 Федеральная программа РФ по усилению борьбы с преступностью на 1994-1995 годы. Утвержден Указом Президента от 24/05/94 №1016. 3-й раз- дел, пункт 12. О создании фонда помощи потерпевшим от преступных посягательств. 2.129 2.130 Фельдштейн Г. С. Лекции по уголовному судопроизводству. М., 1915- 433 С. 2.131

169

2.122 Фенин Л. И. Уголовный процесс. Харьков, 1911. 2.123 2.124 Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб, Т.1 изд. 4- е, 1912, т.2, 1907 - 608 С. 2.125 2.126 Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1912. 2.127 2.128 Фойницкий И. Я. Русское уголовное судопроизводство. Предмет и движение уголовного разбирательства. СПб., 1893 - С.20. 2.129 2.130 Франк Л. В. Потерпевший от преступления и проблемы советской виктимологии - Душанбе: изд-во «Ирфон», 1977 - 237 С. 2.131 2.132 Характер, причины и способы устранения ошибок в стадии предва- рительного следствия(отв. ред. Соловьев А. Б.) М., 1990. 2.133 2.134 Химичева Г. П., Патов Н. А. Приостановление предварительного следствия: (Процессуальные и организационные вопросы) Учебн. пособие. М, 1996-54 С. 2.135 2.136 Чекалов В. Я. Прокурорский надзор в стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования / Ученые труды/ Саратовск. юрид. ин-ут, 1965, Вып.1. 2.137 2.138 Чельцов М. А. Советский уголовный процесс. М.: Госюриздат, 1962 - 506 С. 2.139 2.140 Чоглоков П. М. Об органах судебной власти в России от основания государства до вступления на престол Алексея Михаиловича. Казань, 1855 - С. 104. 2.141 2.142 Швецов В. И. Судоустройство и правоохранительные органы в РФ. М., 1996. 2.143 2.144 Шейфер С. А. Следственные действия. Система и процессуальная форма - М.: Юрид лит., 1981 - 127 С. 2.145 2.146 Шифман М. Л. Прокурор в уголовном процессе М., 1948. 2.147 2.148 Шимановский В. В. Законность и обоснованность возбуждения уголовного дела: Учебн. пособие / Прок-pa СССР - Л., 1987 - 49 С. 2.149

170

2.136 Шимановский В. И. Прекращение уголовного дела в стадии пред варительного расследования. Л., 1979.

2.137 Щерба С. П. Потерпевший в беспомощном состоянии: особенно сти предварительного следствия. М, 1996.

2.138 Щерба С. П., Зайцев О. А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам: Практич. пособие. М., 1996 - 123 С. 2.139 2.140 Щерба С. П., Савкин А. В. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении. М, 1997 - 109 С. 2.141 2.142 Элькинд П. С. Толкование и применение норм уголовно- процессуального права. М., Юридическая литература, 1967 - С. 187. 2.143 2.144 Якуб М. Л. Процессуальная форма в советском уголовном процессе - М.: юрид. лит., 1981 - 144 С. 2.145 2.146 Якубович Н. А., Батищева Л. В., Радутная Н. В., Пичкалова Г. И. Охрана конституционных прав личности на предварительном следствии - М., 1989. 2.147 2.148 Яни П. С. О признании потерпевшим по уголовному делу. М.,1996 - С.19. 2.149 3. Статьи

3.1. Арефьев Г. П. Понятие судебной защиты // Вопросы теории и практики гражданского процесса. Саратов, 1984 - С.51-58. 3.2. 3.3. Бердичевский Ф. Работа следователей по приостановленному делу// Соц. Законность, 1973. №4 -С.50. 3.4. 3.5. Бажанов С. Не бросаемся ли в другую крайность?// Законность, 1995. №1. 3.6. 3.7. Божьев В. П. Процессуальный статус потерпевшего / Российская юс- тиция, 1994, №1 -С.47-49. 3.8.

171

3.5. Божьев В. П. Условия допуска потерпевшего к участию в предвари- тельном следствии / Предварительное следствие в условиях правовой реформы: Сб. научн. трудов /МВД СССР ВСШ, Волгоград, 1991 - С.93-99. 3.6. 3.7. Бойков А. Д. Судебная реформа: обретения и просчеты // Государство и право, 1994. №6 - С. 17-19. 3.8. 3.9. Бойков А. Д. Современные тенденции развития уголовно- процессуального законодательства и некоторые вопросы теории// Укрепление законности в уголовном судопроизводстве. М., 1986 - С. 20. 3.10. 3.11. Брусницын Л. В. Потерпевший: уголовно-процессуальные аспекты // Государство и право, 1995. №9 - С.67-70. 3.12. 3.13. Быстрова Т. Последняя жертва (защита прав потерпевших) Труд, 1996, 13 июня, С.5. 3.14. З.Ю.Ведерникова С. Фонд для жертв преступлений//Соц. законность, 1990.Ш1-С.25-28.

3.11. Витрук Н. В. О категориях правового положения личности в социа- листическом обществе//Советское государство и право, 1974, №12 - С. 13. 3.12. 3.13. Григоров А. Права потерпевшего от преступления (Юридическая консультация) Рос. Федерация - 1994, №12 - С.48. 3.14. 3.15. Грошевой Ю. М., Шумилин С. Ф. Об обеспечении прав потерпевшего в досудебных стадиях уголовного процесса. Участники предварительного расследования и обеспечение их прав и законных интересов/ Сб. научн. трудов. Волгоград, 1993 - С.37 - 46. 3.16. 3.17. Гукасян Р. Е. Реализация конституционного права на судебную защиту // Процессуальные средства реализации конституционного права на су- дебную и арбитражную защиту. Калинин, 1982 - С.3-13. 3.18. 3.19. Гуткин И. М. Вопросы совершенствования процессуального и ор- ганизационного руководства в сфере дознания// В сб.: Совершенствование уголовно-процессуальной деятельности органов внутренних дел. Труды Академии МВД СССР, М, 1984-С.4. 3.20.

172

3.16. Гуценко К. Ф. Правосудие и прокурорский надзор в условиях фор- мирования правового государства // Вестник МГУ, серия 11,Право, 1990. №4 -С.15. 3.17. 3.18. Дельмас - Марти. Интернационализация преступности и ответ движения социальной защиты. Европейская модель уголовного правосудия // Уго- ловная юстиция: проблемы международного сотрудничества. М., 1995 - С.37. 3.19. 3.20. Демидов И. Ф. Заявитель в советском уголовном процессе // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 36, М., 1982 - С.85 - 90. 3.21. 3.22. Добровольская Т. Н. Гарантии прав граждан в уголовном судопро- изводстве // Сов. государство и право, 1980. №2 - С. 133. 3.23. 3.24. Довгий А. С. Некоторые вопросы реализации прав потерпевшего на предварительном следствии. Актуальные вопросы совершенствования законодательства и практики его реализации. Материалы научн-практич. конф-ции (Свердловск, 18 мая), Екатеринбург, 1992 - С.66-68. 3.25. 3.26. Дроздов Г. Судебный контроль за расследованием преступлений// Сов.юстиция, 1992. №15-С. 13- 16. 3.27. 3.28. Ефимичев С. П., Михайлов В. А. Правовой статус потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика при окончании предварительного следствия./ Проблемы предварительного следствия. Волгоград, 1972 - С. 141-164. 3.29. 3.30. Ефимов А. Возмещение ущерба государством. Сов. юстиция, 1992, № 13-14 -С.ЗЗ. 3.31. 3.24. Зинатуллин 3. 3. К вопросу об уголовно-процессуальных функциях // Уголовная ответственность: основание и порядок реализации. Самара, 1990 - С.93.

3.25. Иванов Ю. А. Процессуальное положение потерпевшего. Вопросы теории и практики уголовного судопроизводства. Сб. научн. тр. М., 1984 - С.129-151.

173

3.26. Иванов Ю. Представитель потерпевшего // Соц. законность, 1985. №8 - С.57-59. 3.27. 3.28. Карнеева Л. Основания отказа в возбуждении уголовного дела// Соц. законность, 1977. №3 - С.56. 3.29. 3.30. Кашепов В. П. О возможностях расширения уголовно-процессуальной защиты прав лица, потерпевшего от преступления./ Правовые воззрения А. Ф. Кони и современность: Матер, межкафедр, семинара / Академия МВД РФ. М., 1994 - С.32-34. 3.31. 3.32. Киргизское правосудие / Бирж.ведомости, 1872 . 3.33. 3.34. Ковалев М.А. Судебная власть: начало пути // Сов.государство и право, 1991.№10-С.137-140. 3.35. 3.36. Коган В. Почему бы не быть следственному судье? //Сов.юстиция, 1988. №7 -С.27. 3.37. 3.38. Козюк М. Н. О началах правового равенства в положении потер- певшего и обвиняемого// Проблемы обеспечения прав личности в современных условиях. С. 107. 3.39. 3.40. Костарева Т. А. Охраняемый законом интерес и его защита в уго- ловном праве // Проблемы защиты охраняемых законом интересов. Ярославль, 1990-С.24-25. 3.41. 3.42. Красных Н., Кузнецов А. Спасая от тюрьмы, в тюрьму не угоди…// Записки криминалистов. - М., 1993, Вып.1. - С. 26-37. 3.43. 3.44. Крашенниников Е.А. Конституционное право граждан на судебную защиту.// Проблема защиты субъективных прав и советское гражданское судопроизводство. Ярославль, 1981 -С.31-35. 3.45. 3.46. Кузнецова Н. Ф. Эффективность уголовного закона и её значение в борьбе с преступностью// Вестник МГУ. Серия 11. Право, 1974. №4 - С. 11- 13. 3.47. 3.48. Кузьмина О. В., Поцелуев Е. Л. Право на справедливое судебное разбирательство. Права человека в условиях становления гражданского обще- 3.49.

174

ства. Материалы международной научн.- практич. конференции, Курск, 1997 -С.40.

3.38. Лакеев А. Потерпевший от преступления. Человек: преступление и наказание, 1995, №1 - С.24-26. 3.39. 3.40. Ласточкина Р. Н. Прокурорский надзор как средство защиты прав и законных интересов граждан // Совершенствование правовых основ уголовного судопроизводства. Ярославль, 1988 - С.86-93. 3.41. 3.42. Леви А., Бицадзе Б. О. Расширение прав потерпевшего и его пред- ставителя в уголовном процессе// Сов. юстиция., М., 1989. №4 - С.230-233. 3.43. 3.44. Ломовский В. Д. О сотношении прокурорского надзора и ведомст- венного контроля на стадии предварительного расследования// В сб.: Труды Ташкентской школы МВД СССР., Ташкент, 1980 - С. 123. 3.45. 3.46. Манов Б., Манов А. Обращение в международно-правовые органы как средство защиты прав и свобод человека // Законность, 1996. №6 - С. 18. 3.47. 3.48. Масленников В. Когда не прав прокурор// Рос. Газета, 1995 - С.28. 3.49. 3.50. Масленникова Л. Н. Деятельность органов расследования по обес- печению доступа к правосудию потерпевшим от преступлений в России / Лекция / М., 1995-24 С. 3.51. 3.52. Масленникова Л.Н. Суд присяжных в России и проблемы досудебного производства. М., 1995. С.26 . 3.53. 3.54. Масленникова Л. Н. Влияние потерпевшего от преступления на ди- намику уголовного процесса / Правовые исследования. Вып.7, Иркутск, 1998 -90 С. 3.55. 3.56. Масленникова Л. Н. Доступ к правосудию потерпевшего от престу- пления // Законность, 1996. №1 - С.6-9. 3.57. 3.58. Масленникова Л. Н. Обеспечение безопасности иностранных граждан, потерпевших от преступлений в России. / Обеспечение безопасности ино- странных граждан: Мат. Всерос. научн.-практич. конф-ции„ сост.29 марта 1995 г. /Академия МВД РФ - М., 1995 - С. 122-126. 3.59.

175

3.49. Масленникова Л. Н. Ограничение доступа к правосудию потерпевшего от преступления / Процессуальные и криминалистические проблемы про- изводства по уголовным делам: Сб. научн. трудов / Академия МВД РФ - М., 1995 - С.24-28. 3.50. 3.51. Мельников А. А. Право на обращение в суд за судебной защитой// Конституционные основы правосудия в СССР, М., 1981 - С.272. 3.52. 3.53. Мизулина Е. Б. Независимость суда не есть еще гарантия правосудия // Государство и право - 1992. №4 - С.60. 3.54. 3.55. Морщакова Т. Г. О процессуальных функциях в стадии расследования// В сб.: Совершенствование уголовно-процессуального законодательства, М., 1991 -С.65. 3.56. 3.57. Найденов В. Обеспечение законности при рассмотрении сообщений о преступлениях//Социалистическая законность, 1976, №7 - С.15. 3.58. 3.59. О состоянии правопорядка и эффективности деятельности органов внутренних дел. Аналитический обзор. М. 1995. Разд. 2. 3.60. 3.61. Петрухин И. Л. Судебная власть и расследование преступле- ний//Государство и право, 1993. №7 - С.82-85. 3.62. 3.63. Петуховский А.А. Уголовно-процессуальные аспекты обеспечения безопасности свидетелей, потерпевших и других граждан, содействующих уголовному судопроизводству. /Актуальные проблемы расследования преступлений// Труды Академии, М., 1995 - С.71-73. 3.64. 3.65. Пикуров Н. И. Отказ жертвы преступления от судебной защиты: юридическая природа и уголовно-правовое значение. Проблемы обеспечения прав личности в современных условиях: Тез. Докл./ред. кол.: Будников В. Л.(отв.ред.) и др.- Волгоград, 1992 - С. 137-139. 3.66. 3.67. Полянский Н. Процессуальные права потерпевшего // Сов. государство и право, 1940. №12 - С.54. 3.68. 3.69. Потапенко С. В. Признание гражданина потерпевшим - важная га- рантия конституционного права на судебную защиту от преступных посяга- 3.70.

176

тельств. // Проблемы совершенствования советского законодательства // ВНИИ сов. законодательства - 1985 - 31 - С.189-194.

3.60. Потапенко С. В. Соблюдать процессуальные права потерпевшего по делам частного обвинения. // Сов.юстиция, 1985. №12 - С.25. 3.61. 3.62. Права человека в условиях становления гражданского общества: Материалы междунар. научн.-практич. конф., Курск, 16-18 мая 1997 г. 3.63. 3.64. Проект УПК РФ// Юрид. вестник, 1995. №31 (122). 3.65. 3.66. Протченко Б. А. Основания и порядок признания гражданина по- терпевшим от преступления // Соц.законность, 1981. №4 - С.52. 3.67. 3.68. Протченко Б. А. Потерпевший как субъект уголовных правоотношений // Сов. Государство и право, 1989 .№11 - С.78-83. 3.69. 3.70. Ратников Н. Потерпевший: защита его прав // Сов. юстиция, 1983. №17-С.10-12. 3.71. 3.72. Резниченко И. М. Защита в суде интересов потерпевшего// Сб. статей. Потерпевший от преступления.(Отв. ред. П. С. Дагель). Владивосток: ДВГУ. 1974-216 С. 3.73. 3.74. Руднев В. О судебном аресте// Рос. юстиция, 1995, №5 - С.43-46. 3.75. 3.76. Савицкий В. М. Новые моменты в регламентации процессуального положения потерпевшего. / Проблемы охраны прав и законных интересов личности в социалистическом уголовном праве и процессе: Сб. научн. трудов -Яросл. гос. ун-т, 1985 - С. 14-22. 3.77. 3.78. Савицкий В. М. Потерпевший от преступления: расширение прав, усиление процессуальных гарантий // Сов. государство и право - М., 1986 - №5 -С.74-81. 3.79. 3.70. Савицкий В. М. Прошу у суда защиты// Защита прав личности в современном мире. М, 1993 - С.27.

ЗЛ.Салиев Ю. Раскрытие преступлений как уголовно-процессуальная функция: В помощь лектору, Ташкент, 1991 - 16 С.

177

3.72. Самощенко И. С, Никтинский В. И., Венгеров А. Б. К методике изучения эффективности правовых норм// Сов. государство и право, 1971. №9 -С.70-78. 3.73. 3.74. Скитович В.В. Судебная власть и принцип разделения властей // Вестник МГУ. Серия 11. Право, 1994. №3 - С.20-21. 3.75. 3.76. Соловьев А., Якубович Н. Предварительное расследование и проку- рорский надзор в свете судебной реформы// Законность, 1995. №8 - С. 4. 3.77. 3.78. Стецовский Ю. Содержание под стражей: право и прокурорская практика// Рос. юстиция, 1994. №2 - С. 12-20. 3.79. 3.80. Тихонов А. К. О процессуальной безопасности свидетеля и потер- певшего // Сов. юстиция, 1993, №20 - С.26-27. 3.81. 3.82. Тихонов А. К. Потерпевший: уголовно-процессуальный аспект // Сов. Юстиция, 1993. №19 - С.26-27. 3.83. 3.84. Тихонов А. К. Гарантии прав потерпевшего и свидетеля на предва- рительном следствии и в суде //Актуальные проблемы расследования преступлений. М., 1993-С. 100. 3.85. 3.86. Фоков А. Адвокат - представитель потерпевшего в советском уго- ловном процессе // Сов. юстиция, 1983, №1. 3.87. 3.88. Худжаева Е. Н. О проблеме возмещения морального и физического вреда потерпевшему от преступления /Теория и практика борьбы с преступностью и правонарушениями в современных условиях: Материалы научн.-практич. конф. - Екатеринбург, 1994 - С.34-37. 3.89. 3.90. Чубарев В. Л. Величина материального ущерба от преступления и её классифицирующая роль // Сов. государство и право, №9 - С.93-98. 3.91. 3.92. Щерба С. П. и др. Потерпевший в беспомощном состоянии: осо- бенности судебного разбирательства // Российская юстиция, 1995, №5 - С. 19-21. 3.93. 3.94. Шадрин В. С. Обеспечение прав личности и предварительное рас- следование в уголовном процессе // Государство и право, 1994. №4 - С.97- 100. 3.95.

178

3.84. Яни П. С. Законодательное определение потерпевшего от преступ- ления // Российская юстиция, 1995, №4 - С.40-41.

  1. Диссертации и авторефераты

4.1 Абрамян С. М. Обжалование в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан / Дис… к.ю.н., М, 1995.

4.2 Агутин А. В. Правовые и тактические аспекты частной сыскной дея тельности / Дис… к.ю.н., Н. Новгород, 1996 - 309 С.

4.3 Акрамходжаев Б. Т. Обеспечение прав и законных интересов потер- певшего на предварительном следствии / Дисс.ю.н., М.,1992 - 212 С. 4.4 4.5 Арзамасов Ю. Г. Обеспечение прав человека и гражданина в нормо- творческой деятельности органов внутренних дел / Дисс.кан… юрид. наук. М.-1998 - 242 С. 4.6 4.7 Бобриков И. А. Воздействие преступников на свидетелей и потерпевших и криминалистические методы его преодоления / Дисс… к.ю.н., М., 1997 - 210С. 4.8 4.9 Божьев В. П. Потерпевший в советском уголовном процессе / Дисс… к.ю.н., Саратов, 1964 - 247 С. 4.10 4.11 Быкова Е. В. Судебный контроль за предварительным расследованием во Франции/Дисс… к.ю.н., М, 1996 - 173 С. 4.12 4.13 Дубривный В. А. Потерпевший на предварительном расследовании в советском уголовном процессе / Дисс… к.ю.н., Саратов, 1964 - 247 С. 4.14 4.15 Жуйков В. М. Теоретические и практические проблемы конституци- онного права на судебную защиту / Дисс… д.ю.н., М., 1997 4.16 4.10 Изотова О. В. Проблемы судебного контроля при возбуждении и предварительном расследовании уголовных дел /Дисс… к.ю.н., М., 1996 - 176 С.

179

4.11 Ильина Л. В. Участие потерпевшего и его представителя в доказывании по уголовному делу: Автореф. дисс… кан. юрид. наук. Л., 1975. 26 с.

4.12Кенжаев X. Ж. Актуальные проблемы приостановления предвари- тельного следствия / Дисс… к.ю.н., М., 1995 - 165 С.

4.13 Клюкова М. Е. Приостановление дела в советском уголовном процессе / Дисс… к.ю.н., Казань, 1992 - 217 С. 4.14 4.15 Кокорев Л. Д. Участие потерпевшего в советском уголовном судо- производстве / Дисс… к.ю.н., Воронеж, 1963 - 293 С. 4.16 4.17 Колоколов Н. А. Судебный контроль в стадии предварительного рас- следования преступлений: важная функция судебной власти /Автореф. дисс. к.ю.н. М, 1988-23 С. 4.18 4.16 Крашенинников Е.А. Конституционное право граждан на судебную защиту//Проблема защиты субъективных прав и советское гражданское судо производство. Ярославль, 1981 -С.32-33.

4.17 Марфицин П. Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела / Дисс… к.ю.н., М., 1993 - 234 С. 4.18 4.19 Масленникова Л. Н. Процессуальное значение результатов прове- рочных действий в доказывании по уголовному делу / Дисс… к.ю.н., М., 1990-213С. 4.20 4.21 Мордовец А. С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина: (Теоретическо-правовое исследование)/ Дисс… д. ю.н., Саратов, 1997 - 384 С. 4.22 4.23 Петухов Ю. Е. Соотношение публичного и частного обвинения в уголовном процессе / Дисс… к.ю.н., М., 1996 - 183 С. 4.24 4.25 Побережный В. В. Гарантии независимости суда при отправлении правосудия по уголовным делам / Дисс… к.ю.н., М., 1993 - 182 С. 4.26 4.27 Попов И. А. Законность и обоснованность прекращения уголовных дел в стадии предварительного расследования / Дисс… к.ю.н., М., 1992 - 249 С. 4.28

180

4.23 Потапенко С. В. Уголовно-процессуальные гарантии конституционного права граждан на судебную защиту от преступных посягательств / Дисс… к.ю.н., М., 1985-23 С. 4.24 4.25 Потеружа И. И. Потерпевший в советском уголовном процессе / Дисс… к.ю.н., М., 1992 - 249 С. 4.26 4.27 Примак Т. К. Совершенствование законодательства как средство обеспечения законности / Дисс… к.ю.н., М. 1998- 162 С. 4.28 4.29 Решняк М. Г. Деятельность следователя и органа дознания по розыску и установлению местопребывания обвиняемого / Дисс… к. ю. н., М., 1998-165 С. 4.30 4.27 Руднев В. И. Иммунитет в уголовном судопроизводстве / Дисс…к. ю.н.,М., 1997-212 С.

4.28 Рустамов А. К. Обеспечение законности при производстве предвари- тельного расследования преступлений /Дисс… к.ю.н., М., 1992 - 193 С. 4.29 4.30 Савинов В. Н. Потерпевший в уголовном процессе (сравнительно- правовые исследования)/Дисс… к.ю.н., Ярославль, 1977 - 178 С. 4.31 4.32 Юсубов А. М. Принцип публичности в советском уголовном процессе / Автореф дисс… к.ю.н., М., 1988 - 23 С. 4.33 4.31 Яни П. С. Обеспечение прав потерпевшего в уголовном судопроиз водстве /Дисс… к.ю.н., М., 1995 - 232 С.

181

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1

Считаете ли ВЫ, что необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела блокирует доступ к правосудию потер- певшего от преступления да следователи прокуроры

~96% судьи

“71%”””” ”

72%

нет 24% 4% 21% иное 4% - 8% Приложение 2 __ _

Считаете ли Вы что необоснованное следователи прокуроры судьи приостановление уголовного дела бло кирует доступ к правосудию потерпев ши0 9LnJPecJ^njieHHJ1_ . ____

да™ “ ~~ ~ 70% “ 65%” “ 62,8%

‘нет 24% 18% 24%

“иное ^^™_^~- __ __

Приложение 3 Считаете ли Вы что необоснованное прекращение уголовного дела блокирует доступ к правосудию потерпевшего от преступления да следователи

77% прокуроры судьи

67%) 77,8% нет иное 21% 2% 24% 21,2% 1%

9%

182

Приложение 4 Обращаются ли к Вам потерпевшие от преступлений по делам публичного об- винения с жалобой на решения и дейст- вия(бездействие) лица, производящего дознание, следователя на стадиях воз- буждения уголовного дела и предвари- тельного следствия прокуроры судьи да 87% 85% нет 13% 15%

Приложение 5

Чьи решения и дейст- вия(бездействие) потерпевшие от преступления обжалуются в боль- шей мере судьи лица, произво- дящего дозна- ние следователи проку- рора

43% 43% 14% прокуроры 91% 9% -

Приложение 6

Поддерживаете ли Вы мнение, что реа- лизация прав потерпевшего от преступ- ления не обеспечивается должным обра- зом следователи прокуроры судьи да 57% 65% 70% нет 41% 26% 21,2% иное 2% 9% 8,8%

183

Приложение 7

Поддерживаете ли Вы мнение, что права потерпевшего менее всего реализуются на стадии предварительного расследования

да следователи прокуроры судьи

54% 60% 58% нет 36% 21% 27% иное 10% 19% 15%

Приложение 8

В чем причина сложившейся ситуации следователи прокуроры судьи

~44%*~~ потерпевший ознакомлен со своими 58% 19%

правами, но недостаточно активно ими

пользуется

потерпевшему необходима помощь 54% 64% 45% профессионального юри-

ста(представителя)

потерпевшему не разъясняют его прав 3% “62%””””” “27% органы расследования недостаточно 25,5% 16%
~~’ 14% обеспечивают условия для реализации

прав потерпевшего

в неэффективности существующих i9% i - 61% форма контроля за принятием решений

органами расследования, обеспечиваю-

щих права потерпевшего

184

Приложение 9

Следует ли наделить потерпевшего правом обжаловать в суд решение об отказе в возбуждении уголовного дела следователи прокуроры судьи да 43% 13% 69% нет иное 34% 23% 83% _ 24% __

Приложение 10

Следует ли наделить потерпевшего правом обжаловать в суд решение о приостановлении уголовного дела следователи прокуроры судьи __ да 33% 17%

нет 35% 81% 21% иное 32% 2% 7%

Приложение 11

Следует ли наделить потерпевшего правом обжаловать в суд решение о прекращении уголовного дела следователи прокуроры судьи да 37% _____ 17%

76%

7% 58% нет

29% — 0— иное 23%

Приложение 12

Будет ли судебный контроль дублиро- вать прокурорский надзор на стадии предварительного расследования следователи прокуроры судьи да 67% 68% 41% нет 33% 32% 59%

185

Приложение 13

Возможно ли избежать дублирования двух видов контроля, если в суд жалоба будет поступать только в случае её не- удовлетворения прокурором

да следователи прокуроры судьи

67% 68 % 66%) нет 33% 32% 34%

Приложение 14

Заявление о преступлении, совершен- ном против Вас Вы написали потерпевшие от преступ- ления по собственному желанию по настоянию родственников по настоянию знакомых 50%

3,2%

19% по предложению сотрудников милиции 27,8%

Приложение 15

Вы были ознакомлены со своими пра- вами потерпевшие от преступления да 49% нет 51%

Приложение 16

Вы настаивали на том, чтобы Вас озна- комили с Вашими правами да потерпевшие от преступления

13% нет 87%

186

Приложение 17 Знаете ли Вы свои права, которыми Вы обладаете на предварительном следст- вии потерпевшие от преступле- ния да, в полном объеме 14% да, но не все 33% нет 53% Приложение 18 Боитесь ли Вы, что подозревае- мый(обвиняемый), который совершил преступление в отношении Вас, или его знакомые и родственники будут угро- жать, а позже мстить Вам потерпевшие от преступле- ния боюсь 43% не боюсь, так как надеюсь на защиту правоохранительных органов 15% не боюсь, так как мне нечего бояться 42% Приложение 19

Прекращенных уголовных дел всего изучено 96 .

Из них:

1) 37 - ст. 144 ч.2 иЗ УК КР ( кража личного имущества)

16 - ст.237 ч.1 и 2 УК КР (приобретение и хранение наркотических средств)

16 - ст.215 ч.2 и 3 УК КР (хулиганство)

10 - ст. 148 ч. 1 и 2 УК КР (мошенничество)

5 - ст. 146 ч. 1 УК КР (разбой)

5 - ст.209 УК КР (ношение и хранение холодного оружия)

2 - ст. 147 ч. 1 и 2 УК КР (мошенничество)

187

1 - ст. 101 ч.1 УК КР (нанесение тяжких тел. повреждений) 1 - ст. 106 ч. 1 УК КР (нанесение легких т.п.) 1 - ст. 145 ч.1 УК КР (грабеж) 1 - 202 УК КР (подделка документов ) 1 - ст.88-1 УК КР (хищение в особо крупных размерах)

2) Из них прекращены на основании ст.6 п. 2 УПК КР (за отсутствием в деянии состава преступления) 42 уголовных дела; на основании ст.6 п.5 УПК КР (в отношении лица, не достигшего к моменту совершения общественно опасного деяния необходимого возраста) 14 уголовных дел; на основании ст.7-1 п. 1 УПК КР (прекращение с привлечением к административной ответственности) 11 уголовных дел; на основании ст.7-2 УПК (с применением мер административного взыскания) 9 уголовных дел; ст.7-1 п.З УПК КР (с передачей в комиссию по делам несовершеннолетних) 11 дел; на основании ст. 10 УПК КР (с передачей лица на поруки) 9 уголовных дел. 3) 4) 62 уголовных дела возбуждены следователями ОВД, 34 - дознавателями ОВД. 5) 6) Жалобы потерпевших присутствуют только в одном уголовном деле по ст.88-1 УК КР (хищение в особо крупном размере). Прокурор вынес постановление о том, что принятое решение следователем о прекращении уголовного дела является обоснованным и это дело подлежит решать в гражданском порядке. 7) 8) В 72 двух уголовных делах пострадавшие от преступления признаны потерпевшими. В 24 случаях такое постановление отсутствует. 9) 10) Из 51 уголовных дел в 36 случаях потерпевший ознакомлен со своими правами, в 15 случаях никаких отметок о том, что потерпевший ознакомлен со своими правами нет. 11) 7) Из дел, по которым пострадавший от преступления признан потерпевшим, в 7 уголовных делах пострадавшие признаются потерпевшими от преступле-

188

ния в день возбуждения уголовного дела, в 12 уголовных делах в срок до 5 суток с момента возбуждения уголовного дела, в 13 уголовных делах в срок от 5 до 15 суток с момента возбуждения уголовного дела, в 19 уголовных делах позже 15 суток с момента возбуждения уголовного дела .

Было изучено 83 уголовных дела приостановленных производством.

1) Из них 64 уголовных дела приостановлены на основании ч.З ст. 184 УПК КР (неустановление лица, подлежащего привлечению к уголовной ответ- ственности) и 29 уголовных дел приостановленных на основании чЛ ст. 184 УПК КР (неизвестность места нахождения обвиняемого). 2) 3) По 69-и уголовным делам были вынесены постановления о признании лица, пострадавшего от преступления, потерпевшим, однако в различные сроки: в 19 случаях в день возбуждения уголовного дела, в 9 случаях до 5 суток с момента возбуждения уголовного дела, в 18 случаях в срок от 5 до 15 суток, в 23 случаях в срок более 15 суток с момента возбуждения уголовного дела. По в 53-м уголовным делам потерпевший был ознакомлен со своими правами на постановлении о признании его потерпевшим. В 16-и уголовных делах отметка, что потерпевший ознакомлен со своими правами, отсутствует. 4)

189

Приложение 20

Право на судебную защиту

Правосудие

Право на доступ к правосудию потерпевшего от преступления

Обязанность гос. органов обеспечить доступ к правосудию

Факторы, блокирующие доступ к правосудию

Незаконные и необоснованные действия и решения гос. органов

Пассивность и м е длительность гос. органов

Воздействие лиц, совершивших преступление, на потерпевших