lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Удовыдченко, Михаил Андреевич. - Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений: Криминалистический аспект : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 1999 197 с. РГБ ОД, 61:00-12/79-3

Posted in:

ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИИ

На правах рукописи

УДОВЫДЧЕНКО Михаил Андреевич

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

(криминалистический аспект)

Специальность: 12.00.09 -уголовный процесс; криминалистика; теория оперативно-розыскной деятельности

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

/

Научный руководитель -кандидат юридических наук, профессор

А.Ф.Волынский

Москва- 1999

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

Глава I. Научные и организационно-правовые основы использова ния результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений 13

§ 1. Гносеологическая сущность результатов оперативно- розыскной деятельности как возможных доказательств 13

§ 2. Организационно-правовые формы введения результатов опе ративно-розыскной деятельности в уголовный процесс 37

§ 3. Условия допустимости использования результатов оператив но-розыскной деятельности в расследовании преступлений 52

Глава П. Основные направления и тактика использования резуль татов оперативно-розыскной деятельности в расследова нии преступлений 69

§ 1. Виды основных направлений использования результатов опе ративно-розыскной деятельности в расследовании преступле ний 69

§ 2. Тактические приемы использования результатов оперативно- розыскной деятельности на первоначальном этапе расследо вания преступлений 76

§ 3. Тактические приемы использования результатов оперативно- розыскной деятельности на последующих этапах расследова ния преступлений 102

Заключение 159

Список использованной литературы 174

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. За последние годы в России существенно изменилась криминогенная ситуация. Произошедшие изменения касаются не только ее количественной стороны, но и, прежде всего качественной. Окончательно оформилась противоправная деятельность организованных групп и преступных сообществ, широкое распространение получили преступления в сфере экономической деятельности. Такого рода преступления отличаются особой опасностью. Они посягают на целый комплекс наиболее значимых социальных ценностей, таких как жизнь и здоровье людей, государственная и частная собственность, нормальная деятельность финансовых, хозяйственных, управленческих структур и институтов, органов правосудия. Организованная и экономическая преступность выходит за рамки традиционно криминального бизнеса, она стремится проникнуть в жизненно важные сферы деятельности общества и го- сударства - устанавливает контроль над финансово-промышленными группами, отдельными предприятиями, субъектами предпринимательской деятельности, лоббирует свои интересы в законодательных органах и органах государственного управления.

Преступления, совершаемые организованными группами, преступ- ными сообществами (организациями), в большинстве случаев отличаются высоким профессионализмом исполнения, нередко особой дерзостью и цинизмом, носят тяжкий характер.

В России в последние годы ведется активная и целенаправленная борьба с организованной и экономической преступностью. Однако ее результаты не могут удовлетворить общественные ожидания. Данное на-

4 правление деятельности весьма осложнено тем, что коррумпированные должностные лица, пытаясь избежать ответственности, оказывают правоохранительным органам весьма активное противодействие. Это противодействие имеет существенную специфику, которая обусловлена причастностью коррупционеров как к организованным преступным группам, так и к государственным органам. Сочетание их возможностей придает противодействию иное качество, которое обусловливает специфику применяемых средств.

Одним из эффективных приемов в деятельности органов внутренних дел, направленной на борьбу с коррупцией, является использование ре- зультатов оперативно-розыскной деятельности при расследовании преступлений. Как показывают исследования, традиционные криминалистические приемы и организационные формы в борьбе с организованной преступностью и коррупцией не дают желаемых результатов Большинство уголовных дел, возбужденных по фактам взяток должностными лицами государственных организаций и учреждений, в последующем прекращаются либо производство по ним приостанавливается. В этой связи значительные нереализованные резервы в доказывании имеются в использование результатов оперативно-розыскной деятельности.

Сама по себе эта идея не нова. Развернутые рекомендации об ис- пользовании результатов «надлежащих разведываний» в целях обнаружения признаков преступления и уличения заподозренного относятся еще к прошлому веку1. В современных условиях она была предметом исследования многих ученых, среди которых
Р.С.Белкин, А.И.Винберг,

Гисси С.А., Соколовский Д.А. Дознание, его цели и способы производства. Руководство для чинов полиции. В двух частях. Часть вторая. - Казань: Типография М.А.Гладышевой, 1879. С. 39-43.

5 Д.И.Бедняков, В.Н.Григорьев, Е.А. Доля, В.И.Зажицкий, Л.М.Карнеева, И.А.Климов, Г.М.Миньковский, А.Р.Ратинов, Г.К.Синилов, В.И.Томин, А.А.Чувилев, С.А.Шейфер и другие. Многие рекомендации, высказанные в работах этих авторов, не потеряли своего научного и практического значения. Однако в значительной части они устарели в связи с произошедшими изменениями в криминогенной ситуации и нормативно-правовой базе Российской Федерации.

Исследования проблемы значительно активизировались после при- нятия законодательства об оперативно-розыскной деятельности (1992, 1995 г.). В кандидатских диссертациях В.И.Диденко (1995 г.), В.В.Голубева (1996 г.), В.Н.Зайковского (1996 г.), Н.М.Попова (1997 г.), А.В.Земсковой (1998 г.) исследованы ряд уголовно- процессуальных вопросов использования результатов оперативно- розыскной деятельности в расследовании преступлений. Однако менее изученными оказались при этом криминалистические проблемы, касающиеся конкретных направлений и тактических приемов использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений. Решение многих вопросов остается спорным, некоторые вынесенные ими на защиту положения не подтвердились испытанием на практике. Наконец, нуждаются в обобщении полученные в результате предшествовавших исследований научные данные как научная база для последующих научных разработок.

Указанные обстоятельства определили выбор темы диссертационного исследования и свидетельствуют о ее актуальности и важности, как в научном, так и в практическом плане.

Объект исследования - специфические закономерности использования результатов оперативно-розыскной деятельности на различных этапах расследования преступлений. Предметом исследования являются ор-

6

ганизационно-правовые формы, основные направления и тактические приемы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений.

Цель исследования состоит в разработке теоретических основ ис- пользования результатов оперативно-розыскной деятельности на различных этапах расследования преступлений выработке на этой базе научно обоснованных рекомендаций по совершенствованию действующего законодательства, ведомственных нормативных правовых актов и практики взаимодействия оперативных подразделений и следователей органов внутренних дел. Эта общая цель достигалась путем решения ряда частных задач, к числу которых относятся:

  • выявление гносеологической сущности результатов оперативно- розыскной деятельности как улик и возможных доказательств;
  • определение организационно-правовых форм введения результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовный процесс;
  • формулирование системы условий допустимости использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений;
  • определение и классификация разновидностей основных направ- лений использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений;
  • выявление и разработка тактических приемов использования ре- зультатов оперативно-розыскной деятельности на первоначальном и последующих этапах расследования преступлений;
  • подготовка научно обоснованных предложений по совершенст- вованию уголовно-процессуального законодательства, ведомственных нормативных правовых актов, связанных с вопросами использования ре-

7 зультатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений, повышению эффективности взаимодействия оперативных подразделений и следователей органов внутренних дел.

Методология, методика и эмпирическая база диссертационного исследования. Методологической основой настоящего исследования является диалектика как общенаучный метод познания. Применялись логический, исторический, юридико-догматический, системно- структурный, сравнительно-правовой, социологический методы анализа правовых и социальных явлений.

Нормативно базой исследования являются международно-правовые акты, Конституция Российской Федерации, действующее уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, законодательство об оперативно-розыскной деятельности, а также иные законодательные акты, указы Президента Российской Федерации, регламентирующие вопросы борьбы с преступностью, постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации, Конституционного суда Российской Федерации, Постановления Правительства Российской Федерации, приказы МВД СССР, МВД РСФСР, МВД РФ и некоторые другие ведомственные нормативные акты.

Учтены результаты научных исследований, проводившихся как в Российской Федерации, так и в зарубежных государствах по вопросам использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве.

Достоверность и обоснованность выводов, полученных в результате исследования, подтверждается эмпирическими данными, собранными в процессе работы над диссертацией. Репрезентативность исследования как важнейшая предпосылка научной обоснованности и достоверности полученных результатов, обеспечивалась его географией, количеством стати-

8 стических данных. Исследования проводились в Северо-Кавказском и Центральном регионах Российской Федерации. Изучено мнение следователей органов внутренних дел, специализирующихся на расследовании преступлений, совершаемых в наиболее опасной форме соучастия - организованной группой. Опрошены следователи управлений по расследованию организованной преступной деятельности (УРОПД) ГУВД г. Москвы, Московской области, УВД Ставропольского края, Краснодарского края. Всего опрошено 120 следователей, 138 оперативных работников уголовного розыска, БЭП и подразделений по борьбе с организованной преступностью. Изучено по специально разработанной программе 186 уголовных дел, по которым имеются данные об использовании в ходе расследования результатов оперативно-розыскной деятельности; 213 дел оперативного учета, материалы которых представлялись следователям, а также данные статистической отчетности, отчеты, аналитические справки и другие служебные документы.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в нем разработаны теоретические основы использования результатов оперативно-розыскной деятельности на различных этапах расследования преступлений и на этой базе даны научно обоснованных рекомендации по совершенствованию действующего законодательства, ведомственных нормативных правовых актов и практики взаимодействия оперативных подразделений и следователей органов внутренних дел.

В диссертации предложено авторское видение сущности результатов оперативно-розыскной деятельности в криминалистическом аспекте, дается целостное представление об организационно-правовых формах введения результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовный процесс, по новому определяются условия использования их в расследовании

9 преступлений, впервые в юридической литературе сформулирован наиболее полный перечень основных направлений использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений, разработана система тактических приемов использования результатов оперативно-розыскной деятельности на первоначальном и последующих этапах расследования, предложен механизм их реализации в различных направлениях деятельности, подробно раскрыто содержание отдельных тактических приемов использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений.

Криминалистический характер исследования позволил выявить и предложить аргументированные решения основных проблем, возникающих в процессе использования результатов оперативно- розыскной деятельности при расследовании преступлений.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Единство гносеологической сущности результатов оперативно- розыскной деятельности с доказательствами по уголовному делу;
  2. Система организационно-правовых форм введения результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовный процесс;
  3. Условия допустимости использования результатов оперативно- розыскной деятельности в расследовании преступлений;
  4. Определение и классификация разновидностей основных направ- лений использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений;
  5. Тактические приемы использования результатов оперативно- розыскной деятельности, организационно-правовой механизм их реализации на первоначальном и последующих этапах расследования преступлений;

10

  1. Предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, ведомственных нормативных правовых актов, связанных с вопросами использования результатов оперативно- розыскной деятельности в расследовании преступлений, повышению эффективности взаимодействия оперативных подразделений и следователей органов внутренних дел.

Теоретическое значение исследования состоит в научном обосновании специфических закономерностей использования результатов опера- тивно-розыскной деятельности на различных этапах расследования преступлений, обобщении и анализе имеющегося по этой проблеме научного материала, введении в научный оборот малоизвестных и недоступных юридической общественности служебных документов и практических материалов. Диссертационное исследование может составить основу для разработки частных проблем использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений.

Практическое значение определяется обобщением и анализом со- временного, уникального по своему содержанию эмпирического материала о практике использования результатов оперативно- розыскной деятельности в расследовании преступлений. В диссертации содержатся предложения по совершенствованию уголовно- процессуального законодательства, а также ведомственных нормативных правовых актов, которые в дальнейшем могут быть использованы в правотворческой деятельности. Сформулированные в диссертации положения могут быть использованы в правоприменительной деятельности и при организации работы в оперативных и следственных подразделениях органов внутренних дел. Результаты исследования также могут быть использованы в научно- исследовательской деятельности и в учебном процессе.

и

Апробация результатов исследования происходила в форме обсу- ждения диссертационных материалов на научно-практических конференциях и теоретических семинарах, подготовки научных публикаций, внедрения соответствующих научных разработок в учебный процесс и практическую деятельность оперативных и следственных подразделений органов внутренних дел.

Основные положения и выводы диссертации доложены на трех меж- вузовских научно-практических конференциях, проводившихся в Ставрополе (1995 г.) и г. Москве (1996, 1997 г.), а также на ряде оперативных совещаний следственного управления УВД Ставропольского края.

Результаты диссертационного исследования нашли отражение в трех научных публикациях общим объемом 1,5 п.л. Они используются в учебном процессе Академии МВД РФ, Московского института МВД России, Юридического института МВД России.

Прикладной характер диссертационного исследования позволил ав- тору на основе анализа и обобщения эмпирического материала сформулировать конкретные предложения по дальнейшему совершенствованию тактических приемов деятельности как следственных, так и оперативных подразделений по использованию результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений, которые направлены для использования в СУ УВД Ставропольского края. Практические рекомендации, основанные на результатах диссертационного исследования, используются в практической деятельности следователей органов внутренних дел Ставропольского края. Положения диссертационного исследования были положены в основу аналитической записки, представленной руководству УВД Ставропольского края. Материалы диссертационного исследования используются в подготавливаемых в УВД Ставропольского края проектах

12 приказов, направленных на совершенствование работы следственных и оперативных подразделений по делам об организованной преступной деятельности и экономическим преступлениям.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и списка использованной литературы. Объем диссертации составляет 199 страниц машинописного текста.

13

Глава I

НАУЧНЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ

ОСНОВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ

ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

§ 1. Гносеологическая сущность результатов оперативно-розыскной деятельности как возможных доказательств

В основе данного раздела диссертации лежит попытка обосновать единство гносеологической сущности результатов оперативно- розыскной деятельности (ОРД) и доказательств в уголовном процессе. Такое положение дает основания для вывода о возможности использования результатов ОРД при производстве по уголовному делу. С другой стороны, имеются очевидные отличия в их форме, что обусловливает различные правовые и организационные подходы к их использованию.

Прежде чем выявить сущность результатов ОРД как возможных до- казательств, необходимо, прежде всего, определить сами эти доказательства.

Наша задача облегчается тем, что в юридической литературе нет не- достатка в определении понятия доказательств в уголовном процессе. Поэтому основная проблема состоит в том, чтобы правильно сориентироваться в имеющихся определениях. Все многообразие существующих под-

14 ходов к определению доказательств в уголовном процессе можно свести к трем позициям1.

Согласно первой, встречающейся в работах В.Я.Дорохова, П.А.Лупинской, А.С.Кобликова и других, доказательства представляют собой неразрывное единство содержания (фактических данных) и процессуальной формы (источников, в которых такие данные содержатся и из которых органы дознания, следствия, прокуратуры и суда их получают).

Вторая позиция (Л.М.Карнеева, Р.С.Белкин и др.) состоит в том, что под доказательствами понимаются сведения, информация, хотя и не отрицается, что они признаются доказательствами только при условии получения из надлежащих источников.

Суть третьей позиции заключается в признании доказательствами не только сведений, но и фактов, установленных этими сведениями (П.С.Элькинд, С.А.Альперт и др.).

В юридической литературе приведены убедительные аргументы в пользу первой из отмеченных позиций, с которыми мы солидаризируемся. Как убедительно показано В.Я. Дороховым и другими авторами, реальные явления действительности не могут фигурировать в материалах дела в качестве доказательств, ибо в мышлении следователя, судьи существуют и взаимодействуют не вещи, а их образы2.

См.: Чувилев А.А., Добровольская Т.Н. Особенности преподавания курса уголовного процесса в вузах МВД: Учебное пособие. - М: МВШМ МВД СССР, 1985. С. 76-77.

2 Теория доказательств в советском уголовном процессе. 2-е изд. М.: Юрид. лит., 1973. С. 207; Чувилев А.А., Добровольская Т.Н. Особенности преподавания курса уголовного процесса в вузах МВД: Учебное пособие. - М.: МВШМ МВД СССР, 1985. С. 77-79; и др.

15

Подтверждением этому служит и предпринятый С.А.Шейфером анализ процесса формирования доказательств. Данный процесс характери- зуется многократным отражением события, составляющего предмет ис- следования: сначала оно отражается в окружающем мире, оставляя в нем материальные (место происшествия, предметы, телесные повреждения и др.) и идеальные (память участников события) следы, затем эти следы воспринимаются субъектом доказывания (следователем, судом), отражаются его сознанием и объективируются в материалах дела, превращаясь в доказательства в уголовно- процессуальном смысле. Именно в процессе “вторичного отражения” формируются доказательства как фактические данные, запечатленные в предусмотренной законом процессуальной форме1.

В процессе формирования доказательства происходит преобразование оригинала: реально существующие объекты и устные сообщения трансформируются в идеальный объект - познавательный образ, который сохраняется затем путем преобразования его в протокольную запись или иную надежную форму сохранения информации.

В юридической литературе обоснованно отмечается, что воспроиз- ведение оригинала в иной форме является закономерностью отражения при собирании любых доказательств, хотя по отношению к отдельным из них она проявляется с разной степенью очевидности. Например, вполне наглядно преобразование фактических данных при осмотре места происшествия, следственном эксперименте и некоторых других следственных действиях: восприятие физических признаков и состояний материальных объектов формирует в сознании следователя, судьи познавательный образ,

См.: Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе. Саратов: СГУ, 1986. С. 7-20.

16

который трансформируется затем в протокольное описание. В ходе допроса образ, хранившийся в памяти допрашиваемого, объективируется и оформляется с помощью устной речи. Восприятие речи формирует познавательный образ на этот раз в сознании следователя, судьи, после чего он также объективируется допрашиваемым в протокольном описании. Аналогичные преобразования нетрудно обнаружить при анализе процесса по- лучения заключения эксперта. Иначе, на первый взгляд, обстоит дело с получением вещественных доказательств, когда отражаемый объект сохраняется в том виде, каким он стал, испытав воздействие исследуемого события. В действительности же рассматриваемая закономерность распространяется и на эти объекты: субъект доказывания, наряду с приобщением самого объекта, выделяет внешнюю среду и условия, в которых он был обнаружен, а также собственные признаки и свойства объекта, имеющие доказательственную ценность, и фиксирует эти данные в протоколе. В результате этого материальный объект оказывается “преобразованным” в систему суждений, зафиксированных в знаковой форме, без которых он утратил бы свое доказательственное значение. Данные соображения в определенной части относятся и к приобщению документов: оно нередко сопровождается исследованием и фиксацией обстоятельств изготовления и получения документа, уточнением его смысла, выявлением скрытых свойств путем проведения экспертизы и т.д. В результате этого содержание документа может восприниматься существенно иным, чем при непосредственном ознакомлении с ним1.

Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. - Тольятти: Волжский университет имени В.Н.Татищева, 1997. С. 30.

17

Приведенные положения представляются важными и для выяснения сущности результатов оперативно-розыскной деятельности. Как и при собирании доказательств по уголовному делу, отражательные процессы, происходящие при проведении оперативно-розыскных мероприятий, также по сути состоят в переносе информации (сведений) со следов события в материалы дел оперативного учета. Прав В.Н.Зайковский, который отмечает, что оперативные данные в принципе имеют тот же первоисточник, что и доказательства - отраженные во вне «следы» события с признаками криминала1.

Специалисты определяют результаты оперативно-розыскной дея- тельности как различные сведения (данные, информация) об обстоятельствах совершения преступления и лицах, причастных к нему, полученные оперативно-розыскным путем в рамках конкретного дела оперативного учета и зафиксированные в оперативно-служебных материалах: в справках (рапортах) оперативного сотрудника, проводившего оперативно-розыскные мероприятия; в сообщениях конфиденциальных источников; в заключениях специалистов; в документах, истребованных оперативным сотрудником из различных предприятий, учреждений, организаций, а также от должностных лиц; в материалах фото-, киносъемки, звуко-, видеозаписях, произведенных в процессе оперативно-розыскных мероприятий; в различных материальных предметах, изъятых при осуществлении оперативно- розыскных мероприятий, и т.п.2

Зайковский В.Н. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в ходе доказывания по уголовному делу: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. -Санкт- Петербург: Санкт-Петербургский государственный университет, 1996. С. 17.

Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» / Отв. ред. А.Ю.Шумилов. - М.: Вердикт-1М, 1997. С. 110.

18 По сути аналогичное представление о результатах ОРД вытекает и из ведомственных нормативных актов. Так, в Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утвержденной приказом ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/561, под результатами ОРД понимаются фактические данные, полученные оперативными подразделениями в установленном Федеральным законом от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»2 порядке, о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших правонарушение, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших, а также о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации. Результаты ОРД отражаются в оперативно-служебных документах (рапортах, справках, сводках, актах, отчетах и т.п.). К оперативно-служебным документам могут прилагаться предметы и документы, полученные при проведении ОРМ. В случае проведения в рамках ОРД оперативно-технических мероприятий3 результаты ОРД могут быть также зафиксиро-

1 Согласована с Генеральной прокуратурой Российской Федерации 25 декабря

1997 г., зарегистрирована в Министерстве юстиции Российской Федерации 3 сентября 1998 1999 г. за № 1603. Далее - Инструкция о порядке представления результатов оператив- но-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд от 13 мая 1998 г. 2000 2 Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 33. Ст. 3349; 1997. № 29. Ст. 3502; 1998. № 30. Ст. 3613.

3 Далее - ОТМ.

19 ваны на материальных (физических) носителях информации (фонограммах, видеограммах, кинолентах, фотопленках, фотоснимках, магнитных, лазерных дисках, слепках и т.п.) (п. 1).

Разделяя в целом приведенные определения, следует высказать не- которые замечания. Во-первых, данное представление о результатах ОРД имеет ограниченный характер и приемлемо лишь в контексте настоящего исследования. В ином контексте их можно понимать и иначе, например, раскрытие преступления как результат ОРД или разобщение преступной группировки. Во вторых, в соответствии с используемой терминологией точнее ограничивать результаты ОРД понятием «фактические данные», не прибегая без необходимости к синонимам (данные, сведения, информация и т.п.). В третьих, в определении должно быть указание на субъекта получения результатов ОРД, поскольку закон строго ограничивает их круг. Следует указать также и на определенный законом порядок получения результатов ОРД. Наконец, обязательным представляется упоминание о том, что результаты ОРД получены в рамках производства по делу оперативного учета.

Прежде чем сформулировать с учетом высказанных замечаний ито- говое определение, отметим, что в юридической литературе на этот счет ряд лет назад велась активная дискуссия.

Так, А.Р.Ратинов считал, что оперативная информация может охва- тывать три группы данных. “Первую группу составляют сведения, непосредственно указывающие на фактические данные, которые, будучи закреплены процессуальными средствами, могут служить доказательствами по делу. Эти доказательства существовали объективно вне связи с оперативно-розыскными мероприятиями, которые лишь облегчают их отыскание. Другую группу образуют материалы, которые возникают в результате оперативно-розыскных мероприятий, являются как бы продуктами этой

20 деятельности. Речь идет, например^ о выявлении свидетелей.. .Подобные

7

материалы полезны не столько сами по себе, сколько указаниями на объективно существующие доказательства, которые подлежат собиранию процессуальными средствами… Наконец, третью группу образуют сведения, полученные оперативным путем, которые хотя и не содержат указаний на конкретные доказательства и пути их отыскания, но освещают событие и отдельные обстоятельства, ограничивают круг подозреваемых»1.

Несколько иначе рассматривает содержание оперативной информа-ции Д.И.Бедняков. Он различает в нем “а/ сведения, указывающие на тщ, могущих быть свидетелями по уголовному делу, местонахождение предметов и документов, поведение и взаимоотношения преступников, воздействие преступников на потерпевших, свидетелей и т.п.; б/ предметы и документы, могущие быть доказательствами при соответствующих услови-ях»2. Различия во взглядах А.Р.Ратинова и Д.И.Беднякова незначительны. Это же можно сказать и о взглядах некоторых других авторов3.

В.М.Мешков и В.Л.Попов подошли к решению вопроса с точки зрения относимости оперативной информации к тем или иным объектам. В этом плане они различают оперативную информацию:

  • «о лицах, замышляющих, подготавливающих, совершающих пре- ступления, а также о лицах, способствующих этой деятельности;
  • о наличии материальных следов противоправной деятельности, в том числе орудий преступления, предметов, добытых преступным путем, и
  • 1 Взаимодействие следователей прокуратуры и органов милиции при расследо вании и предупреждении преступлений. - М., 1964. С. 29.

2 Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. - М.:Юрид. лит., 1991. С. 84.

3 Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические осноны кри миналистики. - М.: Изд-во МГУ, 1984. С. 72 и др. работы.

21 о возможности:, их использования в качестве источников доказательств при раскрытии преступления;

  • о существовании и местонахождении лиц, обладающей информацией об интересующем оперативного сотрудника событии (например, оче- видцев);
  • о местонахождении лиц, скрывающихся от следствия и суда;
  • о безвести пропавших гражданах»1.
  • Этот перечень принципиальных возражений не вызывает, если не считать того, что в содержание оперативной информации не может вхо- дить информация о возможности ее использования в качестве источников доказательств. Возможность использования оперативной информации -это вопрос факта, конкретной следственной ситуации, и решается он следователем, нередко вместе с оперативным сотрудником.

Нам представляется предпочтительней концепция Р.С.Белкина, в ко- торой различение отдельных видов оперативной информации увязывается с путями ее реализации. В своей концепции он исходит из содержания ст. 10 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”, которая гласит, что “результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных действий и проведения оперативно- розыскных мероприятий по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, а также в качестве доказательств по уголовным делам после их проверки в соответствии с уголовно- процессуальным законодательством”. Основываясь на этой норме, он вы-

Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия. - Калининград, 1998. С. 16.

22 деляет следующие виды оперативной информации по ее содержанию и путям использования в расследовании.

  1. Оперативная информация, ориентирующая следователя о действиях и поведении лиц, причастных к расследуемому событию;
  2. Оперативная информация, ориентирующая следователя о место- нахождении объектов, имеющих значение для дела;
  3. Оперативная информация, содержащаяся в материальных образо- ваниях и полученная оперативным работником либо самостоятельно, либо с участием специалиста’.
  4. К этому перечню, с нашей точки зрения, следует добавить оперативную информации о противодействии расследованию лиц, непосредственно не связанных с уголовным делом - коррумпированных чиновников, со- трудников правоохранительных органов, друзей и родных виновного и др., а также информацию о судьбе и местонахождении без вести пропавших лиц.

Р.С.Белкин указывает, что использование информации первого рода возможно двояким путем: непосредственно и опосредовано. “Непосредственное использование следователем оперативной /ориентирующей/ информации заключается:

а/ в ее учете при определении направлений расследования и конст- руировании версий о личности вероятного преступника;

б/ в определении на ее основе очередности и характера следственных действий;

в/ в обосновании ею решения о проведении конкретных следственных действий - задержания с поличным, обыска и др.;

1 Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. - М: Новый Юрист, 1997. С. 154-156.

23

г/ в ее использовании для достижения превосходства над противо- стоящим лицом в ранге рефлексии…

д/ в ее учете следователем как компонента следственной ситуации при оценке последней и принятии тактического решения.

Опосредованное использование оперативной информации заключается прежде всего в поиске и определении путей придания ее источникам процессуального статуса, а затем уже извлечении из этих источников той же информации, но уже выступающей в качестве доказательственной»1.

Оперативная информация второго рода используется при принятии решения о производстве того или иного следственного действия. Наконец, проблема реализации информации третьего рода сводится обычно к проблеме придания процессуального статуса носителям и источникам информации. Если таким источником служит документ, он может быть приобщен к уголовному делу в порядке ст.88 УПК, если носителем информации служит вещественное образование, предмет, то его процессуальная легализация может быть произведена путем проведения оперативно-тактической комбинации,,

Оперативно-тактическая комбинация представляет собой сочетание оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, подчиненное цели решения задачи расследования и обусловленное следственной ситуацией. Это не слияние оперативных мероприятий и следственных действий, а именно их сочетание, когда они выступают как элементы единой системы мер решения задачи, преследуют единую цель. Типичным примером подобной комбинации служит комбинация по захвату взяточника с поличным. Если в орган дознания поступает сообщение от лица, у которого вымогается взятка, то проводятся оперативные мероприятия по

‘Там же. С. 155.

24 подготовке предмета взятки, технических средств фиксации момента передачи взятки и т.п. В момент передачи взятки взяточник задерживается с поличным и затем проводятся следственные действия по его изобличения. Оперативно-тактическая комбинация - эффективная форма взаимодействия оперативного сотрудника со следователем. Она одновременно служит средством процессуальной легализации вербальной информации, полученной от заявителя и материального образования - предмета взятки, получающего статус вещественного доказательства.

Гораздо сложнее обстоит дело, когда требуется придать статус дока- зательства результатам так называемых предварительных исследований, осуществляемых при проведении оперативно- розыскных мероприятий. Подобные исследования проводятся для получения веских оснований для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. В сущности, без них трудно обойтись при раскрытии преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических и сильнодействующих веществ, установлении причины пожара, дорожно-транспортного происшествия и т.п. В результате предварительных исследований материальных объектов или обстановки происшествия, осуществляемого специалистами полученные результаты ложатся в основу принимаемого следователем решения и позволяют определить направления расследования. Результаты исследований оформляются справкой специалиста, которую запрещено приобщать к уголовному делу.

Поскольку предварительные исследования осуществляются в процессе оперативно-розыскной деятельности, их результаты не имеют дока- зательственного значения и возникает проблема их “введения” в уголовный процесс. Ситуация усугубляется еще и тем, что объект исследования может оказаться уничтоженным по технологическим причинам: некото-

25 рые методы исследования влекут за собой его уничтожение. В этом случае назначение экспертизы этого объекта становится невозможным.

На практике нашли простой выход из такого положения: после воз- буждения уголовного дела назначается экспертиза, производство которой поручается тому же специалисту, который проводил предварительное исследование, а он попросту переписывает на бланк экспертного заключения текст своей справки. Закон нарушается, но на это нарушение смотрят сквозь пальцы.

Между тем, существует вариант решения проблемы, который ис- ключает нарушение закона и реально способствует более полному использованию возможностей специальных познаний: допустить назначение судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела, подобно тому, как допускается в этой стадии осмотр места происшествия.

Вопрос этот далеко не нов, его неоднократно ставили криминалисты: в 60-х гг. - Я.П.Нагнойный и Р.С.Белкин, в 70-х - Х.Рооп, Г.Н Мудью- гин, М.Похис и процессуалисты Ю.Н.Белозеров и А.А.Чувилев, в 80-х -Е.Н.Тихонов и снова Р.С.Белкин и др. Некоторые процессуалисты категорически возражают против такого решения / В.М.Савицкий, В.Д.Арсеньев, А.М.Ларин и др./. Основной их аргумент заключается в том, что разрешение назначать экспертизу в стадии возбуждения уголовного дела создаст опасный прецедент и приведет , во-первых, к тому, что по тем же основаниям начнут проводиться и другие следственные действия, и, во-вторых, повлечет за собой существенное ограничение прав и законных интересов лиц, заинтересованных в исходе дела. Отвечая им, Р.С.Белкин пишет: “Производством экспертизы до возбуждения уголовного дела не затрагиваются ничьи личные интересы: на этой стадии еще нет ни подозреваемого, ни обвиняемого, а потерпевший / который также не получил еще своего процессуального статуса/, как правило, заинтересован в проведении

26 экспертизы. Не является препятствием к назначению экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела и то обстоятельство, что в силу ст. 186 УПК для производства экспертизы могут потребоваться образцы почерка, отпечатки пальцев и т.п., то есть будут производиться действия, которые затрагивают права и интересы граждан. Получение образцов, предусмотренных ст. 186 УПК, требуется только в тех случаях, когда необходимо решить вопрос о причастности определенного лица к событию преступления, но сам факт преступления сомнений не вызывает, а, следовательно, уголовное дело уже должно быть возбуждено. При производстве экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела для решения вопроса о наличии к тому оснований образцы не понадобятся, права и интересы граждан нарушены не будут»’.

К сказанному можно добавить, что новые УПК некоторых стран СНГ, например, Узбекистана /1994/ и Казахстана /1997/ уже решили рас- сматриваемый вопрос положительно, допустив производство судебной экспертизы, наряду с осмотром места происшествия, в стадии возбуждения уголовного дела. Более того, в ст. 172 УПК Узбекистана прямо указывается, что “не допускается замены экспертизы исследованиями, проводимыми вне установленного настоящим кодексом порядка”. Между прочим, подобное решение уже однажды фигурировало в одном из нормативных актов России: В Указе Президента РФ №1226 от 14.06.94 г. “О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности” в п.1 говорилось дословно следующее: “При наличии достаточных данных о причастности липа к банде или иной органи- зованной преступной группе, подозреваемой в совершении тяжких пре- ступлений, по согласованию с прокурором до возбуждения уголовного де-

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3-х тт. Т.З. М, 1997. С. 103.

27 ла могут быть проведены экспертизы, результаты которых рассматриваются в качестве доказательств по уголовным делам данной категории”. Полагаем, что нет никаких препятствий к тому, чтобы это положение было принято в новом УПК России.

Оперативная информация реализуется в уголовном судопроизводстве двумя путями:

а/ при организации расследования, методом которой служит плани- рование и выдвижение следственных и розыскных версий для определе- ния направления действий следователя;

б/ при производстве конкретных следственных действий и розыскных мероприятий следователя.

Непременным условием использования оперативной информации выступает требование сохранения в тайне ее источника, сведения о котором не подлежат разглашению. Если таким источником является конфиденциальный сотрудник, то вопрос о его легализации решается особо и только в исключительных случаях. Соблюдением этого требования и обусловлены криминалистические приемы и средства использования оперативной информации в процессе расследования. С этим требованиям должны согласовываться все тактические приемы, применяемые следователем, последовательность проведения следственных действий и т.п., что и должно находить свое отражение при планировании расследования в целом и отдельных следственных и розыскных действий.

Вопрос об относимости оперативной информации в процессуальном отношении решается однозначно: она должна иметь отношение к предмету доказывания по делу в целом или отдельным его составляющим. Что же касается ее допустимости, то здесь дело обстоит сложнее. Критерии допустимости доказательств в этом случае носят специфический характер, поскольку информация получена не из означенных в УПК источников.

28 Полагаем, что здесь допустима в известном смысле аналогия: допустима только та информация, которая получена в результате тех оперативно-розыскных мероприятий, которые перечислены в Законе “Об ОРД”, и была должным образом документирована. Однако во всех случаях она подлежит следственной проверке на достоверность и в любом случае может иметь только ориентирующий, в сущности, предположительный характер.

Ориентирующий характер оперативной информации особенно на- глядно проявляется, как отмечалось, при определении направлений рас- следования и планировании работы следователя. Но, пожалуй, особенно отчетливо он выражен в случаях оперативной разработки организованного преступного сообщества,

Раскрытые и расследование преступлений организованных преступных формирований - приоритетное направление борьбы с преступностью в современных условиях. Оперативная информация, получаемая при раз- работке преступного формирования, позволяет судить:

”- о преступной среде, местных и связанных с ними иногородних криминально-активных?<лицах, в том числе преступниках-гастролерах;

  • о причастности конкретных лиц к преступной деятельности любой “окраски”: уголовной, хозяйственной, преступно-предпринимательской, коррумпированной;
  • о структурных образованиях организованной преступности и лицах, объединенных в разных структурах, численности, составе, дислокации преступных групп;
  • о лидерах, возглавляющих структурные элементы организованной преступности, о сложившихся между ними отношениях”1.
  • 1 Колл. авторов. Основы борьбы с организованной преступностью. - М, 1996. С. 377.

29

Значение подобной оперативной информации для расследования трудно переоценить. Ее передача следователю не просто ориентирует того, с чем он имеет дело, но и позволяет уверенно решать вопросы планирования расследования, в том числе определения последовательности и времени проведения следственных действий, детально разрабатывать тактику следственных действий с участием тех или иных членов преступного сообщества с учетом их функциональной роли, особенностей психики, взаимоотношений с другими соучастниками. Важно это и для предвидения противодействия расследованию, возможных средств такого противодействия и что особенно существенно - лиц, от которых можно ожидать его.

В заключение еще об одной разновидности оперативной информации, реализация которой в уголовном судопроизводстве не вызывает за- труднений. Речь идет о так называемой регистрационной информации, содержащейся в различного рода оперативно-розыскных и оперативно-справочных учетах. Эта информация может быть затребована как оперативным сотрудником, так и непосредственно следователем, ее носители могут быть прямо приобщены к уголовное делу и впоследствии стать источником доказательственной информации» В некоторых случаях они могут послужить образцами для сравнительного экспертного исследования.

С учетом высказанных замечаний результаты оперативно-розыскной деятельности в контексте данного исследования можно определить как любые фактические данные об обстоятельствах преступления и лицах, причастных к нему, полученные наделенными специальными полномо- чиями оперативными подразделениями в установленном Федеральным законом от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» порядке в рамках конкретного дела оперативного учета и зафиксированные в оперативно-служебных документах (рапортах, справках, сводках, актах, отчетах и т.п.), приложенных к ним предметах и докумен-

30 тах, полученные при проведении ОРМ, а также материальных (физических) носителях информации (фонограммах, видеограммах, кинолентах, фотопленках, фотоснимках, магнитных, лазерных дисках, слепках и т.п.), изготовленных в рамках проведения оперативно- технических мероприятий.

В юридической литературе обоснованно отмечается существование различных видов познавательной деятельности, лежащей за пределами уголовного процесса, но так или иначе связанной с установлением правонарушений. Такая деятельность осуществляется в различных формах: 1) административного производства, нацеленного на установление факта административного правонарушения; 2) оперативно-розыскной деятельности, направленной на выявление признаков преступления и лиц, его совершивших; 3) частной детективной деятельности, предусматривающей сбор сведений на договорной основе с заинтересованными лицами по уголовным делам1. В соответствующих нормативных актах, в частности, в Федеральном Законе об оперативно-розыскной деятельности от 12 августа 1995 г., Кодексе об административных правонарушениях РСФСР от 20 июня 1984 г., Законе о частной детективной и охранной деятельности в РФ от 11 марта 1992 г., познавательная деятельность этих видов получила бо- лее или менее развернутую регламентацию. Данное явление отражает закономерность, присущую российскому государству на нынешнем этапе его развития: стремление подчинить определенной правовой форме деятельность, которая по своему характеру, так или иначе, вторгается в сферу интересов личности, охраняемых Конституцией как приоритетных. Вместе

Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. - Тольятти: Волжский университет имени В.Н.Татищева, 1997. С. 53.

31 с нормативными актами, регулирующими доказывание, т.е. познавательную деятельность в сфере уголовного судопроизводства, вышеуказанные акты формируют некий нормативно-познавательный комплекс, который хотя и различается (и весьма существенно) задачами и способами познания в различных сферах, имеет, в то же время и некоторые общие черты. Системный анализ элементов, образующих данный комплекс, представляет немалый научный интерес.

Одной из общих черт такого комплекса является сходство приемов получения нужной информации, а также сходство результатов этой дея- тельности. Так, Кодекс РСФСР об административных правонарушениях, регламентируя процедуру их установления, предусматривает собирание, проверку и оценку доказательств, определяя последние как фактические данные, содержащиеся в объяснениях правонарушителя, показаниях потерпевшего и свидетелей, заключении эксперта, вещественном доказательстве, протоколах об изъятии вещей и документов, иных документах (ст. 231 КоАП РСФСР). Соответственно мерами обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, т.е. способами получения доказательств, являются административное задержание лица, личный досмотр, досмотр вещей, изъятие вещей и документов (ст. 239), а также допрос свидетелей и потерпевших (ст. 248), назначение экспертизы (ст. 252). Обращает на себя внимание определенное сходство этих приемов доказывания и полученных доказательств с доказательствами и способами их получения, применяемыми в уголовном процессе.

Нечто подобное устанавливается и нормами Закона об оперативно- розыскной деятельности (ОРД). Одной из задач ОРД является выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений (ст. 2), что предполагает получение необходимых фактических данных. Видами проводимых для этого оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) являются: оп-

32 рос граждан, исследование предметов и документов, отождествление личности, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений и ряд других (ст. 6). Нельзя не заметить определенного сходства названных приемов с такими следственными действиями, как допрос, назначение экспертизы, предъявление для опознания, осмотр, обыск, выемка.

Закон о частной детективной и охранной деятельности разрешает применять в целях сбора искомых сведений такие приемы, как опрос граждан и должностных лиц, наведение справок, изучение предметов и документов, внешний осмотр объектов, наблюдение, а также киносъемку, видео- и аудиозапись. И здесь просматривается некоторое сходство со следственными действиями.

Общность указанных приемов и, в известной мере, полученных ре- зультатов, не должна вызывать недоумения. В любом познавательном процессе, направленном на установление правонарушения, предметом исследования являются следы, оставленные событием, а само исследование представляет собой отражательный процесс. Как уже отмечалось в литературе, заключенная в следах информация обладает определенными типическими свойствами. Поэтому для ее извлечения могут быть применены соответствующие особенностям следов приемы “фактофиксирующего” познания, хорошо изученные в гносеологии: расспрос, наблюдение, сравнение, измерение, эксперимент, моделирование и описание1. Однако форма применения этих приемов будет различной в разных сферах познания, что находит объяснение в присущему последним более или менее строго ре-

1 Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М.: Юрид. лит., 1981. С. 3-18.

33 жима получения знаний. В целом можно утверждать, что только в сфере доказывания, осуществляемого в судопроизводстве, эти приемы подкреплены достаточными гарантиями, имеющими целью обеспечить получение достоверной информации. Например, допросы, назначение экспертизы по уголовному делу осуществляются по значительно более сложным правилам, нежели аналогичные приемы в административном производстве. Также и изъятие нельзя отождествлять с выемкой, а досмотр - с обыском. В сфере же оперативно-розыскной деятельности форма осуществления сходных приемов в законе не регламентирована вообще (они проводятся в порядке, предусмотренном ведомственными актами). Полностью отсутствует правовая форма применения познавательных приемов при осуществлении частной детективной деятельности.

Тем не менее, непроцессуальная информация может быть использована в доказывании по уголовному делу. Самым общим аргументом в пользу этого суждения служит возможность получения в непроцессуальной сфере фактических данных, сведений, которые обладают одним из свойств уголовно-процессуальных доказательств - свойством относимо-сти, ибо указывают на факты, образующие предмет доказывания по уголовному делу. Так, при осуществлении административно-юрисдикционной деятельности (в том числе и в процессе патрулирования органов милиции) нередко выявляются признаки правонарушений, за совершение которых установлена не административная, а уголовная ответственность. Так бывает в случаях, когда выясняется, что правонарушение, которое, как предполагалось, носит административно-правовой характер, в действительности содержит в себе признаки преступления. К примеру, не всегда ясен в момент обнаружения характер таких правонарушений, как приобретение, хищение наркотических средств, вовлечение в наркоманию других лиц и т.д. В момент обнаружения хищения имущества не всегда ясна стоимость

34 похищенного, от которой зависит характер ответственности. Достаточно тонка грань между злостным неповиновением и сопротивлением работнику милиции. Тесно соприкасаются с соответствующими видами преступлений такие административные проступки, как лесонарушения разных видов, нарушения правил безопасности на транспорте, правил охоты и рыболовства, контрабанда и т.д. В подобных случаях возникает проблема перехода от административного к уголовно-процессуальному производству1.

Оперативно-розыскная деятельность изначально нацелена не только на получение данных, важных для подготовки и проведения следственных действий, выявление признаков преступлений (становясь поводом и основанием возбуждения уголовного дела), но и на раскрытие преступления, т.е. на получение данных, подтверждающих факт совершения преступления и указывающих на лицо, его совершившее. Последнее означает, что результаты оперативно-розыскных мероприятий могут содержать относимую доказательственную информацию и поэтому, при определенных условиях, могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу (ст. 11 Закона об оперативно-розыскной деятельности).

Обязанность частных детективов передавать следователю и суду по- лученные ими в ходе сыскной деятельности сведения по уголовному делу Законом о частной детективной и охранной деятельности не предусмотрена. Эти органы лишь уведомляются о заключении контракта с клиентом на сбор таких сведений. Частное детективное предприятие отчитывается о результатах проделанной работы только перед клиентом (ст. 9). Но, по логике вещей, клиент вправе просить управомоченный государственный орган использовать полученные им от детективов сведения в целях доказы-

1 См.: Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления: Учебное пособие. - Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1986. С. 20-21.

35 вания. Таким образом, возможность использования непроцессуальной информации в целях доказывания возникает и в этом случае.

Л

Важно подчеркнуть, что традиционное д^я теории доказательств от- рицание доказательственного значения непроцессуальной информации в ее первоначальном виде, сохраняет свое значение и сейчас. Взятые сами по себе данные, полученные в результате оперативно-розыскной, административно-процессуальной и частной детективной деятельности доказательствами не являются, ибо не соответствуют нормативному определению доказательства. Прав в этом отношении Н.М.Попов в своем выводе о том, что результаты ОРД ни при каких условиях не станут доказательствами, поскольку, допуская оперативно-розыскную форму получения информации, закон сохраняет уголовно- процессуальную форму ее вхождения в процесс и проверки1.

Обязательным свойством доказательства, помимо относимости, яв- ляется свойство допустимости, означающее, что доказательство получено надлежащим субъектом, из надлежащего источника, законным способом и в установленном надлежащем порядке2. Свойство допустимости настолько важно, что оно впервые в истории нашей страны получило закрепление в Конституции Российской Федерации (ч. 2 ст. 50), а затем и в УПК РСФСР (ч. 3 ст. 69). И это неудивительно. Требование допустимости имеет своей целью обеспечить надежность, достоверность используемых в процессе доказательств, исключить применение фактических данных, полученных с нарушением процессуальной формы и, поэтому, порождающих неустра-

1 Попов Н.М. Оперативное обеспечение досудебной подготовки в уголовном су допроизводстве России: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Нижний Новгород: Ни жегородский юридический институт МВД РФ, 1997. С. 16.

2 Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. - М.: Юристь, 1995. С. 27.

36 нимые сомнения в своей достоверности. Следовательно, допустимость доказательств - это существенная гарантия установления истины. В принципе возможно, что недопустимое по форме доказательство объективно содержит достоверные сведения. Однако сомнения в их достоверности, обусловленные нарушением процессуальной формы, всегда сохранятся, что приводит к непригодности такого доказательства для целей установления истины1.

Любой вид непроцессуальной информации не обладает свойством \/ допустимости. В первую очередь это объясняется способами ее получения, свободными от формы, накладываемой уголовно-процессуальным законом на приемы познания, вследствие чего полученные результаты всегда яв ляются менее надежными, чем полученные процессуальным путем. \/

Сказанное дает основания для следующих выводов. На основе пред- ставления о доказательствах в уголовном процессе как неразрывном един- стве содержания (фактические данные, т.е. сведения о фактах, подлежащих установлению), и формы (показания, заключения экспертов, акты ревизий и документальных проверок, вещественные доказательства и т.д.)

о можно сделать вывод о единой гносеологическое природе доказательств и *

результатов оперативно-розыскной деятельности. И те, и другие форми- руются в результате восприятия уполномоченным субъектом деятельности объективно существующих следов, оставленных событием, преобразования содержащейся в них информации в иную форму (что является законо- мерным в любом отражательном процессе) и ее закрепления, путем обле- чения в установленную для данного вида деятельности форму. Но позна-

1 См.: Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. - М: Юристь, 1995. С. 26-27; Химичева О.В., Данилова Р.В. Допустимость доказательств в уголовном процессе (по материалам уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными группами). - М.: МИ МВД России, 1998. С. 12-13.

37 но, отображено может быть то, что существует объективно. Представляется глубоко правильной мысль о том, что любой познавательный акт есть акт отражения, а содержанием его является перенос информации с отражаемой на отражающую систему. Информационный подход в данном контексте оказывается весьма плодотворным.

Вместе с тем, следует подчеркнуть, что единство информационной основы не только не устраняет, а наоборот, предполагает процедурные, правовые отличия и вытекающие из них тактические особенности использования полученной информации. Эти особенности касаются различных сторон, среди которых нуждаются в исследовании прежде всего тактические формы и правовые основы введения результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовный процесс, условия и пределы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений и основные направления и тактические приемы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений.

§ 2. Организационно-правовые формы введения результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовный процесс

Чтобы результаты оперативно-розыскной деятельности могли быть использованы в ходе производства по уголовному делу, для этого необходимы определенные предпосылки организационного и правового характера. Поэтому задачей данного параграфа является исследование организационно-правовых форм введения результатов ОРД в сферу уголовного судопроизводства и выявление правовых основ этой деятельности.

38

Организационно-правовые формы введения результатов ОРД в уго- ловное судопроизводство представляют собой различные варианты со- трудничества, совместной деятельности, в ходе которых данные, полученные в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, становятся достоянием субъектов уголовно- процессуальной деятельности. По сути речь здесь должна идти о формах взаимодействия органов предварительного следствия и оперативных подразделений субъектов оперативно-розыскной деятельности.

Успешное раскрытие преступлений требует объединения усилий следователей и оперативных подразделений органов внутренних дел. Это проявляется в их взаимодействии. В юридической литературе предпринимались различные попытки определения данного явления1, которые в целом достаточно полно раскрывают его различные стороны. К имеющимся определениям следует только добавить, что речь в них должна идти о взаимодействии следователей не с органами дознания, а с оперативными подразделениями. В законе говорится об органах дознания (ст. 118 УПК РСФСР). Однако фактически субъектом взаимодействия выступают оперативные подразделения органов внутренних дел, которым в соответствии с п. 1 ст. 13 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» предоставляется право осуществлять оперативно- розыскную деятельность.

С учетом имеющихся в литературе определений и сделанных выше замечаний под взаимодействием следователей и оперативных подразделе-

1 См. Гуткин И.М. Органы дознания и предварительного следствия системы МВД и их взаимодействие. - М: Академия МВД СССР, 1973. С. 74; Балашов А.Н. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений. - М.: Юрид. лит., 1979. С. 6; Чувилев А.А. Взаимодействие следователя органов внут- ренних дел с милицией. - М.: МВШМ МВД СССР, 1981. С. 6; и др.

39 ний органов внутренних дел понимается основанная на законе, согласованная по цели, месту и времени деятельность независимых друг от друга в административном отношении органов, которая выражается в наиболее целесообразном сочетании присущих этим органам средств и методов и направлена при организующей роли следователя на предупреждение, пресечение и раскрытие преступления, изобличение виновных, обеспечение возмещения причиненного преступлением ущерба, а также выявление и устранение причин и условий, способствовавших его совершению.

Именно такая деятельность создает необходимые предпосылки для использования результатов ОРД в ходе расследования преступлений. Данный вывод находит подкрепление в нормативно сформулированных задачах взаимодействия, а также его этапах и продолжительности.

В соответствии с Инструкцией по организации взаимодействия под- разделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений, утвержденной приказом МВД РФ от 20 июня 1996 г. № 3341, основными задачами взаимодействия являются: обеспечение неотложных следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий; всестороннее и объективное расследование преступлений, своевременное изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц, их совершивших, а также розыск скрывшихся преступников; осуществление мероприятий, направленных на возмещение материального ущерба, причиненного гражданам и организациям вне зависимости от форм собственности преступными действиями виновных лиц (п. 1.1).

В зависимости от этапа в раскрытии и расследовании преступления взаимодействие подразделяется на следующие виды:

1 Вопросы расследования преступлений: Справочное пособие / Под ред. А.Я.Качаиова. Изд. 2-е- М: Спарк, 1997. С. 222-234.

40

  • взаимодействие в стадии возбуждения уголовного дела;
  • взаимодействие при производстве первоначальных следственных действий по уголовному делу;
  • взаимодействие в ходе дальнейшего расследования по уголовному делу;
  • взаимодействие по делам, по которым производство предвари тельного следствия приостановлено.

По продолжительности осуществления работы по уголовным делам взаимодействие может быть:

  • целевым (разовым), т.е. ограничиваться подготовкой и проведением только одного какого-либо действия;
  • периодическим: предполагающим подготовку и проведение не- скольких мероприятий;
  • непрерывным: на протяжении всего производства предварительного следствия до принятия решения по уголовному делу.
  • В практике следственных аппаратов и оперативных служб исполь- зуются различные формы взаимодействия, в рамках которых происходит использование результатов ОРД субъектами уголовного процесса. В зависимости от того, урегулирована ли та или иная форма взаимодействия в уголовно-процессуальном законодательстве или в ведомственном нормативном акте, различаются два вида форм взаимодействия: 1. Процессуальные (установленные уголовно- процессуальным законом); 2. Организационные (установленные ведомственными нормативными актами, а также фактически сложившиеся в ходе практической деятельности).

В юридической литературе в результате предпринятых различными авторами исследований и обобщений сложился определенный круг ука- занных форм. С обобщенным анализом их сходства и различий можно по-

РОССИЙСКАЯ 41 -^блио’гьт

знакомиться в учебном пособии, изданном В.Е.Яковенко1. К имеющимся в его обзоре суждениям следует добавить относительно новые формы взаимодействия, свойственные для чрезвычайных ситуаций, которые были отмечены В.Н.Григорьевым, - взаимодействие в рамках работы оперативного штаба МВД, УВД при осложнении оперативной обстановки в регионе; участие следователей в планировании, подготовке и проведении (в пределах своей компетенции) специальных операций (по задержанию вооруженного преступника, освобождению заложников, пресечению массовых беспорядков и т.д.); взаимодействие с войсковыми подразделениями при введении в регионе чрезвычайного положения в связи с криминальными событиями (массовые беспорядки, вооруженные столкновения и т.п.) .

На основе обобщения имеющихся в литературе суждений и реальной практики следственных и оперативных подразделений можно выделить следующие формы их взаимодействия, составляющие организационную основу для использования результатов ОРД в ходе уголовного судопроизводства.

К числу процессуальных форм взаимодействия относятся:

S Принятие органом дознания оперативно-розыскных мер с целью установления лица, совершившего преступление (ч. 4 ст. 119 УПК РСФСР);

S Выполнение органам дознания поручений и указаний следователя о производстве розыскных и следственных действий (ч. 4 ст. 127 УПК РСФСР);

1 См. Яковенко В.Е. Взаимодействие следователей с работниками ГАИ при рас следовании дел о дорожно-транспортных происшествиях: Учебное пособие. - М.: ЮИ МВД России, 1996. С. 9-12.

2 Григорьев В.Н., Лобанов А.П. Уголовный процесс: Учебно-методическое по собие. - Тверь: Тверской государственный университет, 1996. С. 86.

42

*/ Оказание органом дознания содействия следователю при произ- водстве отдельных следственных действий (ч. 4 ст. 127 УПК РСФСР);

S Выполнение органом дознания постановлений следователя о при- воде лиц, уклоняющихся от явки по вызову (ч. 2 ст. 73, ч. 3 ст. 75, ч. 1 ст. 123, ст. 147 УПК РСФСР);

•S Выполнение органом дознания поручения следователя о розыске обвиняемого (ст. 196 УПК РСФСР);

S Принятие по поручению следователя после приостановления предварительного следствия в случае неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, мер к установлению этого лица (ст. 197 УПК РСФСР);

S Выполнение органом дознания следственных или розыскных дей- ствий в порядке отдельного поручения следователя (ч. 3 ст. 132 УПК РСФСР).

Организационные формы взаимодействия следователя с оператив- ными подразделениями органов внутренних дел включают в себя:

S Создание следственно-оперативных групп;

S Совместный анализ материалов дел оперативного учета для решения по ним вопроса о возбуждении уголовного дела;

S Согласованное составление комплексных планов следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий;

S Взаимный обмен информацией по делам о преступлениях;

S Внесение представлений об устранении причин и условий, спо- собствовавших совершению преступления;

S Взаимодействие в рамках работы оперативного штаба МВД, УВД при осложнении оперативной обстановки в регионе;

43

S Участие следователей в планировании, подготовке и проведении (в пределах своей компетенции) специальных операций (по задержанию вооруженного преступника, освобождению заложников, пресечению массовых беспорядков и т.д.);

S Взаимодействие с войсковыми подразделениями при введении в регионе чрезвычайного положения в связи с криминальными событиями (массовые беспорядки, вооруженные столкновения и т.п.).

Большинство отмеченных форм взаимодействия основаны на том, что оперативные подразделения органов внутренних дел предоставляют для совместного использования имеющиеся у них результаты оперативно-розыскной деятельности. В этой связи использование результатов оперативно-розыскной деятельности представляет собой по существу тактический прием взаимодействия следователей с оперативными подразделениями органов внутренних дел.

По данным изученных нами материалов, в частности, уголовных дел и дел оперативного учета, наиболее распространенными на практике яв- ляются случаи использования результатов ОРД в расследовании преступлений в ходе согласованного составления комплексных планов следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Эти случаи составили 27,3 % от всего числа выявленных в ходе предпринятого исследования случаев использования результатов ОРД в расследовании преступлений1. На втором месте - случаи использования в расследовании преступлений результатов ОРД, полученных в ходе принятия по поручению следователя после приостановления предварительного следствия в связи с неустанов-

1 При этом следует учитывать, что далеко не все такие случаи находят достаточное для диагностики документальное отражение. Реальность многих из числа задоку- ментированных случаев использования результатов ОРД нам удалось проверить в ре- зультате интервьюирования следователей и оперативных работников ОВД.

44 лением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, мер к установлению этого лица. Эти случаи составили 14,8 %. Далее идут случаи использования результатов ОРД при совместном анализе материалов дел оперативного учета для решения по ним вопроса о возбуждении уголовного дела (13,7 %), при совместной деятельности в рамках следственно-оперативных групп (12,4 %). Остальные случаи приходятся на иные формы взаимодействия следователей с оперативными подразделениями ОВД.

Следует, однако, заметить, что наличия одной лишь организационно- правовой формы недостаточно для того, чтобы использовать результа- ты ОРД в уголовном судопроизводстве. Для этого необходимы еще правовые основы. В качестве них выступают предписания закона, создающие правовой механизм для эффективного использования результатов ОРД при производстве по уголовному делу. Этот механизм объединяет в себе ряд элементов, последовательное включение которых создает необходимую правовую основу. В этом механизме должны быть нормы, предусматривающие, прежде всего возможность использования результатов ОРД в уголовном судопроизводстве, далее, нормы, определяющие порядок пред- ставления результатов ОРД оперативным подразделением следователю, нормы, определяющие порядок принятия следователем представленных ему результатов и, наконец, нормы, определяющие порядок использования представленных результатов в уголовном судопроизводстве. Как показывает анализ имеющегося правового материала, на сегодняшний день имеется вся система указанных норм. Приведем их в отмеченной последовательности.

1) На возможность использования результатов ОРД в уголовном су- допроизводстве прямо указывает Федеральный закон «Об оперативно- розыскной деятельности».

45

В частности, в ч. 1 ст. 11 этого закона сказано о том, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, выявлению и установлению лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, а также для розыска лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших.

В соответствии с ч. 2 ст. 11 Федерального закона «Об оперативно- розыскной деятельности» результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, представляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании по уголовным делам.

2) Порядок представления результатов ОРД оперативным подразде- лением следователю определен в ч. 3 ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», в которой предусмотрено, что представление результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами. 3) 4) Порядок принятия следователем представленных ему результатов ОРД в целом определен в ст. 70 УПК, в соответствии с ч. 1 которой лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд вправе по находящимся в их производстве делам требовать от предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан представления предметов и документов, могущих установить необходимые по делу фактические данные, 5)

46 а в ч. 2 той же ст. предусмотрено, что доказательства могут быть представлены любыми гражданами, предприятиями, учреждениями и организациями.

4) Наконец, в законодательстве имеется ряд норм, определяющих порядок использования представленных результатов в уголовном судопроизводстве. Так, в ч. 2 ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» установлено, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств. В ч. 3 ст. 70 УПК РСФСР предписывается, что все собранные по делу доказательства подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке со стороны лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда. Ст. 71 УПК РСФСР устанавливает, что суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом и социалистическим правосознанием, и что никакие доказательства для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, не имеют заранее установленной силы.

Констатируя существование системы норм, образующей правовую основу для использования результатов ОРД при производстве по уголовному делу, следует заметить, что эта система по степени своей полноты неоднозначна.

В частности, в содержании норм, предусматривающих возможность использования результатов ОРД в уголовном судопроизводстве, достаточно лишь соответствующего упоминания, и оно в них имеется.

47

Нормы, определяющие порядок представления результатов ОРД оперативным подразделением следователю, носят отсылочный характер. Следовательно, основная нагрузка по регулированию порядка представления материалов ложится на ведомственные нормативные акты.

В юридической литературе правильно подчеркивается, что правовым основанием для представления органу дознания, следователю или прокурору служат приведенные выше предписания ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», а не нормы уголовно-процессуального законодательства, в частности, ч. 2 ст. 70 УПК РСФСР, предусматривающая представление доказательств любыми гражданами, предприятиями, учреждениями и организациями, как ошибочно полагают некоторые авторы1. Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, нельзя приравнивать к предприятиям, учреждениям и организациям, о которых упоминается в приведенной статье уголовно-процессуального закона. Они не только имеют право, но и обязаны в силу своей целенаправленной публичной деятельности собирать и представлять оперативно-служебные материалы участникам уголовного процесса. В ч. 2 ст. 70 УПК РСФСР речь идет о представлении предприятиями, учреждениями и организациями только доказательств. В отличие от этого ст. 11 содержит более широкие и юридически более выверенные предписания относительно представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд. Наконец, существенно и то, что этот закон непосредственно регламентирует оперативно-розыскную деятельность. Поэтому органам, ее осуществляющим, нет не-

См., например: Химичева О.В., Данилова Р.В. Допустимость доказательств в уголовном процессе (по материалам уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными группами). - М.: МИ МВД России, 1998. С. 55.

48 обходимости обращаться к предписаниям другого закона, ограничивая тем самым свою компетенцию1.

В связи со сказанным следует отметить ошибочность позиции, суть которой состоит в том, что процедура процессуального оформления оперативно-розыскных мер должна регламентироваться в уголовном процес-се .

Следует, вместе с тем, иметь в виду, что противопоставление норм, содержащихся в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности» и в УПК РСФСР недопустимо. Они находятся в единой системе нормативного механизма использования результатов ОРД в уголовном судопроизводстве. Подобный подход позволит избегать их несогласованности и противоречия друг другу. Логика развития взаимодействия диктует необходимость их анализа как следующих друг за другом подсистем единой нормативной системы.

Нормы, определяющие порядок принятия следователем представ- ленных ему результатов, нуждаются, на наш взгляд, в дальнейшей детализации. Помимо самой констатации возможности представления доказательств, а значит, обязанности их представления, в них должны найти отражение и процедурные моменты.

В юридической литературе высказывались соображения на этот счет, однако не все они достаточно безупречны. В частности, нормативные

1 Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельно сти» / Отв. ред. А.Ю.Шумилов. - М.: Вердикт-IM, 1997. С. 111-112.

2 Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия пред варительного расследования). - М.: Спарк, 1996. С. 80; Попов Н.М. Оперативное обес печение досудебной подготовки в уголовном судопроизводстве России: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Нижний Новгород: Нижегородский юридический институт МВД РФ, 1997. С. 16.

49 формулировки, приведенные на этот счет в кандидатской диссертации В.И.Третьякова1, вызывают следующие критические замечания. Во-первых, эти формулировки рассчитаны лишь на участников процесса, к числу которых оперативное подразделение в рассматриваемой ситуации не может быть отнесено. Для того, чтобы распространить на него действие соответствующих норм, необходимо распространить их также и на «любые предприятия, учреждения, организации, должностных лиц и граждан». Во-вторых, помещать подобные нормы следует не в главе, посвященной очной ставке и предъявлению для опознания, а в главе о выемке, обыске, наложении ареста на имущество. Такое место будет отражать сущность предпринимаемых действий как одной из правовых форм получения предметов и документов, существующей среди других таких форм, к которым относятся упомянутые выемка, обыск, наложение ареста на имущество. Наконец, представляется необоснованным требовать от суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, безусловного признания за представленными объектами (предметами, документами) значения доказательств. Представленные результаты ОРД должны обладать в этом отношении обычным режимом.

С учетом высказанных замечаний могут быть предложены следующие формулировки норм, которыми предлагается дополнить рассмотрен- ный в первом чтении проект УПК РФ:

«Статья 1981. Порядок принятия предметов и документов Подозреваемый, обвиняемый, защитник, обвинитель, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, любые

Третьяков В.И. Участие защитника при проведении следственных действий и в судебном производстве (процессуальные и тактические аспекты): Дисс. … канд. юрид. наук. - Краснодар: Краснодарский юридический институт МВД РФ, 1998. С. 153-154.

50 граждане, организации и их объединения, представившие предметы или документы органу дознания, дознавателю, следователю, прокурору, а также в суд, обязаны сообщить, когда и при каких обстоятельствах предметы или документы оказались в их распоряжении, а также свое мнение о доказательственном значении указанных объектов по делу. Для уточнения сообщения лица или органа, представившего доказательства, ему могут быть заданы вопросы.

Принятие доказательств производится в присутствии понятых, в не- обходимых случаях для участия в этом действии приглашается соответствующий специалист.

Статья 1982. Протокол принятия предметов и документов

О принятии предметов и документов составляется протокол с со- блюдением требований ст. 176, 177 настоящего Кодекса. В протоколе указывается содержание сообщения лица или органа, представившего предметы или документы, о времени, месте и других обстоятельствах, при которых предметы или документы оказались в его распоряжении, а также его мнение об их доказательственном значении по делу. В протоколе описываются индивидуализирующие признаки предметов и документов.»

Наибольшие проблемы возникают при решении вопроса о содержании норм, определяющих порядок использования представленных резуль- татов в уголовном судопроизводстве. На наш взгляд, здесь должен быть дифференцированный подход, предусматривающий общий и специальный порядок применительно к целям использования результатов ОРД. При этом под общим порядком имеется в виду обычный порядок производства по уголовным делам, установленный уголовно-процессуальным законодательством, а специальный - такой, который должен быть предусмотрен в законодательстве об оперативно- розыскной деятельности применительно к отдельным ситуациям.

51

Обобщение изученной практики позволяет объединить все многооб- разие целей использования результатов оперативно-розыскной деятельности в три основных типа: 1) использование результатов ОРД в качестве доказательств виновности обвиняемого; 2) использование результатов ОРД для принятия уголовно-процессуальных решений по делу; 3) использование результатов ОРЛ в качестве ориентирующей информации.

Для использования результатов ОРД в качестве ориентирующей ин- формации применим единый общий порядок, который не нуждается в особом процессуальном оформлении.

При использовании результатов ОРД для принятия процессуальных решений должно быть установлено два варианта действий - общий для всех решений и специальный для отдельных, прямо перечисленных в законе. Суть общего порядка состоит в том, что в основу решений могут быть положены лишь такие данные, источники которых известны и носители которых приобщены к материалам уголовного дела. Суть специального порядка состоит в возможности принятия процессуального решения на основе таких оперативных данных, источники которых известны только сотрудникам оперативного подразделения и разглашению не подлежат, а сами носители информации хранятся в деле оперативного учета, с отдельными фрагментами которого может быть ознакомлено лицо, принимающее решение по уголовному делу.

К числу решений первого типа можно отнести решение о привлечении лица в качестве обвиняемого, о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, второго типа - решение о прослушивании телефонных переговоров, о снятии информации с технических каналов связи.

Наконец, использование результатов ОРД в качестве доказательств виновности обвиняемого в совершении преступления возможно, на наш

52 взгляд, лишь в общем порядке, в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона, регламентирующего собирание, проверку и оценку доказательств.

С учетом сказанного содержание ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» должно быть усовершенствовано с учетом целей и типов различных вариантов использования результатов ОРД в уголовном судопроизводстве.

Такими представляются организационно-правовые формы и общие правовые основы введения результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовный процесс для использования в расследовании преступлений.

§ 3. Условия допустимости использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений

По своему характеру оперативная информация носит непроцессу- альный характер, сама по себе она не имеет доказательственного значения и следовательно не может быть использована непосредственно как информация доказательственная. Действующий УПК не содержит специального механизма трансформации оперативной информации в доказательства по делу, что и обусловливает необходимость разработки в целях ее использования при доказывании неких “обходных путей”, промежуточных операций, направленных на ее легализацию. Но прежде чем вести речь о конкретных приемах использования оперативной информации, целесообразно рассмотреть общие условия допустимости результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений.

53

Вопрос об условиях использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений традиционно рас- сматривается с точки зрения допустимости доказательств1. Это плодо- творный подход, который позволяет выявить и найти решение многих проблем теории и практики доказывания по уголовным делам. Однако следует обратить внимание и на его ограниченность. С одной стороны, при таком подходе речь идет лишь об одном из направлений использования результатов ОРД в расследовании преступлений - об использовании их в качестве доказательств. Между тем, такое направление не является единственным. С другой стороны, он касается в основном лишь уголовно-процессуального среза, в то время как проблемы допустимости возникают задолго до начала уголовного процесса2.

С учетом этих замечаний мы полагаем, что среди условий допустимости использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений следует различать:

1) соблюдение требований к порядку проведения оперативно- розыскных мероприятий;

2) соблюдение требований к порядку введения результатов опера тивно-розыскной деятельности в уголовный процесс;

См., например: Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судо- производстве. - М.: Юристь, 1995; Химичева О.В., Данилова Р.В. Допустимость дока- зательств в уголовном процессе (по материалам уголовных дел о преступлениях, со- вершенных организованными группами). - М.: МИ МВД России, 1998.

2 В юридической литературе обоснованно отмечается, что уголовно-процессуальная деятельность начинается не с возбуждения уголовного дела, а с момента появления повода к его возбуждению. - См.: Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлениях: Монография. - М.: ЮИ МВД РФ, 1997. СИ.

54

3) соблюдение требований к проверке и оценке результатов опера- V тивно-розыскной деятельности в ходе расследования преступлений.

Нетрудно заметить, что отмеченный выше подход охватывает в основном лишь третью и отчасти вторую группу условий допустимости. Между тем, и первая представляется важной.

Соблюдение порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий, установленного Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» и ведомственными нормативными актами, является основ- ным условием допустимости использования полученных результатов в расследовании преступлений. В особенности это касается таких элементов порядка, которые установлены законом в императивной, безальтернативной форме. Это касается, в частности, видов, оснований и субъектов проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Оперативно-розыскная деятельность осуществляется посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий, перечень которых со- держится в ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». В этот перечень входят: 1. Опрос граждан. 2.Наведение справок. 3. Сбор образцов для сравнительного исследования. 4. Проверочная закупка. 5. Исследование предметов и документов. 6. Наблюдение. 7. Отождествление личности. 8. Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств. 9. Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений. 10. Прослушивание телефонных переговоров. 11. Снятие информации с технических каналов связи. 12. Оперативное внедрение. 13. Контролируемая поставка. 14. Оперативный эксперимент.

Приведенный перечень оперативно-розыскных мероприятий с принятием Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»

55 1995 г. существенно усовершенствован1. Он является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Он может быть дополнен только федеральным законом. Следовательно, попытки проведения иных, не предусмотренных законом мероприятий, влекут недопустимость использования их результатов в расследовании преступлений.

В прежней редакции аналогичной статьи, содержащейся в ранее действовавшем Законе об оперативно-розыскной деятельности 1992 г., содержалось предписание о проведении оперативно-розыскных мероприятий только тогда, когда иным путем невозможно обеспечить выполнение задач, указанных в законе. В действующей редакции этой нормы подобное предписание отсутствует, что исследователи не без оснований расценива-ют как отрицательное обстоятельство .

В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий используются информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, а также другие технические и иные средства, не наносящие ущерба жизни и здоровью людей и не причиняющие вреда окружающей среде3.

Проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограни- чивают конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновен-

1 См. об этом: Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно- розыскной деятельности» / Отв. ред. А.Ю.Шумилов. - М: Вердикт-1М, 1997. С. 59.

2 См.: Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной дея тельности» / Отв. ред. А.Ю.Шумилов. - М.: Вердикт-1М, 1997. С. 59.

3 См.: Приказ МВД РФ от 19 июня 1996 г. № 281/390/374 «Об утверждении Ин струкции об основах организации и тактики проведения оперативно-технических ме роприятий».

56 ность жилища, допускается на основании судебного решения и при наличии информации:

  1. О признаках подготовляемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно.
  2. О лицах, подготовляющих, совершающих или совершивших про- тивоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно.
  3. О событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.
  4. Стало быть, проведение указанных мероприятий при отсутствии су- дебного решения и отмеченных оснований также влечет за собой недопустимость использования их результатов в расследовании преступлений. Следует при этом заметить, что вопрос об их допустимости обычно решается не в ходе уголовного судопроизводства, а на гораздо более ранних этапах. Как высказался один из интервьюированных нами оперативных работник, сотрудник, позволивший проведение ОРМ с указанными нарушениями, просто не отважится легализовать их, представив в орган расследования, так как тем самым он поставит под угрозу собственную профессиональную безупречность.

Рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, теле- графных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий осуществляется судом, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатай-

57 ствующего об их проведении1. Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления.

Основанием для решения судьей вопроса о проведении оперативно- розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права граждан, является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. По требованию судьи ему могут представляться также иные материалы, касающиеся оснований для проведения оперативно- розыскного мероприятия, за исключением данных о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий.

По результатам рассмотрения указанных материалов судья разрешает проведение соответствующего оперативно-розыскного мероприятия либо отказывает в его проведении, о чем выносит мотивированное постановление. Постановление, заверенное печатью, выдается инициатору проведения оперативно-розыскного мероприятия одновременно с возвращением представленных им материалов.

Постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия составляется судьей в двух экземплярах. Один из них, заверенный печа- тью, выдается инициатору мероприятия одновременно с возвращением

’ См.: Указание Министра юстиции РФ от 1 июня 1994 г. № 06-70/86-94 «О порядке получения судебных решений на проведение оперативно-розыскных мероприятий».

58 представленных им материалов, а другой хранится в отдельном наряде спецчасти суда вместе с журналом о регистрации в условиях, исключающих доступ посторонних лиц. Вместе с тем, в судах получила распространение и иная практика, когда указанное постановление составляется в одном экземпляре, который и выдается органу, осуществляющему оперативно-розыскную деятельность1.

В случае, если судья отказал в проведении оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает конституционные права граждан, орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, вправе обратиться по этому же вопросу в вышестоящий суд.

В случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к со- вершению тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации, на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, допускается проведение указанных оперативно- розыскных мероприятий с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов. В течение 48 часов с момента начала проведения оперативно-розыскного мероприятия орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, обязан получить судебное решение о проведении такого оперативно-розыскного мероприятия либо прекратить его проведение.

В случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности от- дельных лиц по их заявлению или с их согласия в письменной форме раз-

Химичева О.В. Судебный контроль за процессуальными действиями и оперативно- розыскными мероприятиями (досудебное производство): Учебное пособие. - М.: ЮИ МВД России, 1998. С. 46.

59 решается прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов, на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с обязательным уведомлением соответствующего суда (судьи) в течение 48 часов.

Проверочная закупка или контролируемая поставка предметов, ве- ществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, а также оперативный эксперимент или оперативное внедрение должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а равно лиц, оказывающих им содействие, проводятся на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Образец такого постановления опубликован в печати1.

Проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

На территории Российской Федерации право осуществлять оперативно- розыскную деятельность в соответствии со ст. 13 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» предоставляется опера- тивным подразделениям:

  1. Органов внутренних дел Российской Федерации.
  2. Органов федеральной службы безопасности.
  3. Федеральных органов налоговой полиции.
  4. Федеральных органов государственной охраны.
  5. Органов пограничной службы Российской Федерации.
  6. 1 Михайлов В.И. Контролируемая поставка как оперативно-розыскная операция: Учебно-практическое пособие. - М.: Издатель Шумилова И.И., 1998.С. 82.

60

  1. Таможенных органов Российской Федерации.
  2. Службы внешней разведки Российской Федерации.
  3. Министерства юстиции Российской Федерации.
  4. Оперативные подразделения органа внешней разведки Министерства обороны Российской Федерации и органа внешней разведки Федераль- ного агентства правительственной связи и информации при Президенте Российской Федерации проводят оперативно-розыскные мероприятия только в целях обеспечения безопасности указанных органов внешней разведки и в случаях, если проведение этих мероприятий не затрагивает полномочий других указанных выше оперативных подразделений.

Перечень органов, осуществляющих оперативно-розыскную дея- тельность, может быть изменен или дополнен только федеральным законом. Примером такого изменения может послужить дополнение ч. 1 ст. 13 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» дополнительным пунктом (п. 8), из которого вытекает наделение правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность оперативных подразделений ГУИН Минюста Российской Федерации1. Такое дополнение обусловлено передачей в ведение Министерства юстиции Российской Федерации уголовно-исполнительной системы.

Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, ре- шают поставленные перед ними задачи исключительно в пределах установленных законом полномочий.

Таким образом, соблюдение требований к порядку проведения опе- ративно-розыскных мероприятий, включающему установление видов, ос-

1 Ст. 3 Федерального закона от 21 июля 1998 г. № 117-ФЗ О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформирова- нием уголовно-исполнительной системы» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 30. Ст. 3613.

61

нований и субъектов проведения оперативно-розыскных мероприятий, является первой группой условий допустимости использования их результатов в ходе расследования преступлений.

Вторая группа таких условий, как уже отмечено нами выше, состоит в соблюдении требований к порядку введения результатов оперативно- розыскной деятельности в уголовный процесс. В литературе данный порядок обычно сводят лишь к вынесению руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, постановления о представлении результатов ОРД органу дознания, следователю или в суд. Между тем, такое представление не отражает действительных обстоятельств практической деятельности, которые включают в себя и иные формы введения результатов ОРД в уголовный процесс, а также определенные формы их получения уголовно-процессуального характера.

На наш взгляд, этот порядок следует различать в зависимости от целей использования результатов оперативно-розыскной деятельности, в ка- честве которых выше нами были указаны следующие три: 1) в качестве доказательств виновности обвиняемого; 2) для принятия уголовно- процессуальных решений по делу; 3) в качестве ориентирующей инфор- мации.

Чтобы допустить результаты оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств виновности обвиняемого, их необходимо представить с указанным выше постановлением руководителя оперативно-розыскного органа.

Постановление составляется исполнителем, в чьем производстве на- ходится соответствующее дело оперативного учета, подписывается руководителем, от имени которого оно вынесено, и приобщается к делу оперативного учета, из которого были изъяты оперативные материалы. В Комментарии к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельно-

62 сти» отмечается, что ни само такое постановление, ни его копия в орган дознания, следователю, прокурору или в суд не направляются. Указанные в нем оперативно-служебные материалы направляются в соответствующий правоохранительный орган обычным сопроводительным письмом. В нем указывается должностное лицо, которому направляются материалы, констатируется наличие постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, о представлении ее результатов органу дознания, следователю, прокурору или в суд и подробно пере- числяются направляемые материалы. Сопроводительное письмо такого содержания составляется в двух экземплярах: подлинник вместе с оперативными материалами направляется в адрес, а копия приобщается к делу оперативного учета1.

Нам такой порядок представляется не вполне совершенным. На наш взгляд, природе рассматриваемого действия в большей мере будет отвечать иной порядок, при котором в адрес будет направляться экземпляр постановления как предусмотренное законом документальное основание представления результатов оперативно- розыскной деятельности.

Дальнейший процессуальный статус представленных материалов определяется в обычном для уголовно-процессуальной деятельности порядке. Для принятия документов достаточно указанного выше сопроводительного письма. О принятии предметов в соответствии с ч. 2 ст. 70 УПК РСФСР составляется отдельный протокол с отражением факта их принятия, индивидуализирующих и имеющих криминальное происхождение признаков. После проверки и оценки лицо, производящее дознание, следователь, прокурор или суд приобщают представленные материалы к уго-

1 Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» / Под ред. Л.Ю.Шумилова. - М.: Вердикт-Ш, 1997. С. 113.

63 ловному делу; в отношении вещественных доказательств об этом выносится особое постановление (определение) (ч. 1 ст. 84 УПК РСФСР). Если представленные материалы не имеют значения для уголовного дела, они мотивированным постановлением (определением) возвращаются в орган, который их направил.

Порядок представления результатов оперативно-розыскной деятель- ности для принятия уголовно-процессуальных решений по делу может быть двояким.

Если решение касается основных вопросов направления производства по уголовному делу и тем более затрагивает конституционные права личности, результаты ОРД, обосновывающие его, должны представляться в том же порядке, что и доказательства виновности, с приобщением полученных материалов к уголовному делу.

Если же решение касается промежуточных, технологичных вопросов, допускается представление результатов ОРД лишь для ознакомления, с последующим их возвратом без приобщения к уголовному делу. По сути речь здесь и дет о таком порядке, который аналогичен порядку представления материалов в суд для получения разрешения на проведение того или иного оперативно-розыскного мероприятия. Как следует из ст. 9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», судье могут представляться материалы, касающиеся оснований для проведения оперативно-розыскного мероприятия, за исключением данных о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, об организации и тактике проведения оперативно-розыскных меро- приятий. По результатам рассмотрения этих материалов судья принимает решение, о чем выносит мотивированное постановление. Это постановле-

64 ние, заверенное печатью, выдается инициатору проведения оперативно-розыскного мероприятия одновременно с возвращением представленных им материалов (ч. 3 и 4). В таком порядке сведения могут представляться в виде обобщенного официального сообщения (справки-меморандума) или в виде подлинников соответствующих оперативно-служебных документов.

Еще менее формализованы требования к порядку представления ре- зультатов оперативно-розыскной деятельности, если речь идет об использовании ее в качестве ориентирующей информации. В этом случае достаточно рапорта оперативного работника, уведомляющего следователя о тех или иных обстоятельствах, или справки- меморандума. Допускается сообщение сведений и в устной форме.

В стадии развития находятся представления исследователей о другой стороне требований к порядку введения результатов оперативно- розыскной деятельности в уголовный процесс - о формах их получения уголовно-процессуального характера. Одни авторы вовсе отрицают их существование1, другие акцентируют внимание на ч.2 ст. 70 УПК РСФСР, предусматривающей право участников процесса, любых граждан, предприятий, учреждений, организаций и должностных лиц представлять до-казательства , третьи к этому способу (представление доказательств) прибавляют еще один способ их получения - истребование3, четвертые обра-

1 Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельно сти» / Отв. ред. А.Ю.Шумилов. - М.: Вердикт- 1М, 1997. С. 111.

2 Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. - Тольятти: Волжский университет имени В.Н.Татищева, 1997. С. 62.

3 Зайковский В.Н. Использование результатов оперативно-розыскной деятельно сти в ходе доказывания по уголовному делу: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский государственный университет, 1996. СП.

65 щают внимание также на средства получения фактических данных в стадии возбуждения уголовного дела1.

Недостатком всех этих взглядов является неполное соответствие теоретических представлений о процессуальных способах введения ре- зультатов оперативно-розыскной деятельности законодательству и основанной на нем практике. Мы беремся утверждать, что с целью введения результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовное судопроизводство может использоваться весь арсенал процессуальных способов получения доказательств, который, как известно, включает в себя следственные действия, истребование предметов и документов, требование о проведении ревизий и документальных проверок, принятие доказательств, представленных участниками процесса и иными лицами.

Совершенно очевидно, в частности, что на стадии возбуждения уго- ловного дела результаты ОРД могут быть представлены в виде сообщения должностного лица, являющегося в соответствии с п. 2 ст. 108 УПК РСФСР одним из поводов к возбуждению уголовного дела. Не менее бесспорно и то, что при производстве по уголовному делу следователь, получив представленные ему результаты ОРД, руководствуется при этом ч. 2 ст. 109 УПК РСФСР. Однако с целью их получения могут быть использованы и другие способы, среди которых: истребование результатов ОРД, проведение допроса участников оперативно-розыскных мероприятий, назначение экспертизы, производство выемки или обыска и т.д. Естественно, что при этом должны соблюдаться правила конспирации, исключающие разглашение источников и методов ОРД.

Химичева О.В., Данилова Р.В. Допустимость доказательств в уголовном процессе (по материалам уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными группами). - М.: МИ МВД России, 1998. С. 54-55.

66

Соблюдение требований к проверке и оценке результатов оперативно- розыскной деятельности как третья группа условий их допустимости в ходе расследования преступлений предполагает содержательное исследование полученных данных.

В результате проведения оперативно-розыскных мероприятий полу- чаются фактические данные, различные предметы и документы, которые могут быть использованы в расследовании совершенного преступления.

В зависимости от формы внешнего выражения результаты оперативно- розыскной деятельности представляют: а) устные сведения, задокумен- тированные в установленной форме; б) предметы и документы; в) материальные носители результатов применения оперативно- технических средств (видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка т.д.).

В зависимости от того, могут ли быть расшифрованы источники по- лученных результатов, все они делятся на две категории: результаты оперативно-розыскной деятельности, источники которой могут быть расшифрованы, и результаты, полученные из источников, не подлежащих расшифровке.

Результаты оперативно-розыскной деятельности, источники которой не подлежат расшифровке, могут быть использованы лишь в качестве ориентирующей информации. Это может быть информация:

  1. ориентирующая следователя о действиях и поведении лиц, причастных к расследуемому событию;
  2. ориентирующая следователя о местонахождении объектов, имеющих значение для дела;
  3. содержащаяся в материальных образованиях1.
  4. 1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. - М.: Юристь, 1997. С. 404-405.

67

К первому виду ориентирующей информации относятся сведения о преступной деятельности подозреваемых и обвиняемых, о действиях различных лиц по сокрытию совершенных преступлений, о противодействии расследованию, о лицах, предметах и документах, могущих стать источниками указанных сведений. На основе этой информации могут определяться основные направления расследования, выдвигаться версии о личности вероятного преступника, определяться очередность следственных действий и т.д. Важной задачей при этом остается поиск путей придания ориентирующей информации процессуальной формы.

Ориентирующая информация второго вида может использоваться при принятии решения об обыске, выемке, наложении ареста на имущество, наложении ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, проверке показаний на месте.

Информация, содержащаяся в материальных образованиях, также может использоваться как непосредственно так и с помощью специальных исследований во многих обозначенных выше целях. С учетом того, что источники ее получения не могут быть расшифрованы, следует соблюдать правило, согласно которому изъятие материальных объектов при производстве оперативно-розыскных мероприятий должно признаваться недопустимым, если имеются необходимые правовые предпосылки для их получения уголовно-процессуальными способами. Официальность и гласность последних обусловливает возможность использования полученных объектов в доказывании по уголовному делу. В противном случае такая возможность будет утрачена.

Результаты оперативно-розыскной деятельности, источники которой могут быть расшифрованы, допускаются для непосредственного использования в расследовании преступлений. В соответствии с ч. 2 ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»
результаты

68 оперативно-розыскной деятельности могут использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с
положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

Условием допустимости таких результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании является представление их следователю и возможность проверки и оценки по указанным выше признакам, определяющим допустимость доказательств в уголовном процессе: получение доказательства надлежащим субъектом, из надлежащего источника, законным способом и в установленном надлежащем порядке.

С учетом описанных выше тактических форм и общих правовых основ введения результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовный процесс, а также условий их допустимости рассмотрим основные на- правления и тактические приемы использования указанных результатов в расследовании преступлений.

69

Глава II

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ

И ТАКТИКА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ

ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

§ 1. Виды основных направлений использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений

В юридической литературе складывается традиция определять ос- новные направления использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений на основании их нормативного перечня, содержащегося в ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». В этой связи Н.М.Кипнис выделяет, в частности, в качестве таковых использование результатов оперативно-розыскной деятельности в следующих трех направлениях: 1) в качестве повода к возбуждению уголовного дела по п. 6 ст. 108 УПК РСФСР; 2) в качестве ориентирующей информации при подготовке и проведении следственных действий, если закон не связывает такое решение с наличием доказательств; 3) в качестве источников фактических данных после их получения в установленном в УПК порядке (вещественные доказательства и до-

70 кументы)1. Более широкий, но по сути аналогичный перечень направлений дается в различных диссертационных исследованиях2.

Поддерживая в целом такой подход, отметим, что он не свободен от недостатков. Эти недостатки двух видов, они касаются точности опреде- ления указанных направлений и их круга.

Так, результаты ОРД могут служить поводом к возбуждению уго- ловного дела не только в форме п. 6 ст. 108 УПК РСФСР, но и в иных предусмотренных законом формах, в частности, сообщения учреждений и должностных лиц (п. 2 ст. 108 УПК РСФСР). В этой связи представляется необоснованным ограничивать круг поводов к возбуждению уголовного дела при определении основных направлений использования результатов ОРД при расследовании преступлений.

Далее, результаты ОРД могут использоваться в качестве ориенти- рующей информации при подготовке и проведении не только тех следственных действий, основания которых закон не связывает с наличием доказательств, но и тех, в отношении которых установлена противоположная позиция. Другое дело, что в отношении последних недопустимо использование результатов ОРД в качестве оснований их проведения.

В юридической литературе достаточно активно до настоящего времени
обсуждается вопрос о возможности использования оперативно-

1 Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. - М: Юристъ, 1995. С. 52.

2 См.: Диденко В.И. Использование следователем фактических данных, полу ченных в результате применения в оперативно-розыскной деятельности аудио- и ви деозаписи, фото- и киносъемки: Дисс. … канд. юрид. наук. - М.: ЮИ МВД РФ, 1995. С. 197; Зайковский В.Н. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в ходе доказывания по уголовному делу: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Санкт- Петербург: Санкт-Петербургский государственный университет, 1996. С. 10.

71 розыскных данных в качестве оснований для производства задержания подозреваемого. Одна группа авторов отстаивает мнение, в соответствии с которым фактическими основаниями задержания подозреваемого признаются только доказательства1. Другие процессуалисты утверждают, что закон допускает производство задержания и по оперативно-розыскным данным2.

Мнение, что закон не предусматривает возможность задержания по оперативно-розыскным данным, аргументируется, главным образом, тем, что эта мера процессуального принуждения представляет собой, по существу, лишение свободы и ее основаниями могут быть только доказательства, закрепленные и исследованные в рамках уголовного процесса. Данные же, полученные оперативно-розыскным путем, нельзя проверить и оценить с точки зрения достоверности3. И.М.Гуткин в качестве дополнительного аргумента ссылается на то, что задержание влечет появление в деле

1 См.: Например: Звирбуль В.К., Жуков А.И. Некоторые вопросы прокурорского надзора за точным исполнением закона в деятельности ми по борьбе с уголовной пре ступностью // Вопросы криминалистики. 1961. № 1-2. С. 88-89; Сергеев А.И. Задержа ние лиц, подозреваемых в совершении преступления, по советскому уголовно- процессуальному закону - Горький: ГВШ МВД СССР, 1976. С. 20; Корнуков В.М. Ме ры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. - Саратов, 1978. С. 88; Гуткин И.М. Актуальные проблемы уголовно-процессуального задержания. - М.: Академия МВД СССР, 1980. С. 31-35; Гуляев А.П., Комаров Б.В., Малиновкин СМ. Комментарий к Положению о порядке кратковременного задержания лиц, подозревае мых в совершении преступления. - М.: Юрид. лит., 1988. С. 9.

2 Франк Л.В. Задержание и арест подозреваемого. - Душанбе: ТГУ, 1963 С. 137.

3 См.: Чистяков B.C. Законность и обоснованность применения мер уголовно- процессуального принуждения. - М.: ВЮЗИ, 1979. С. 41; Гуткин И.М. Актуальные во просы уголовно-процессуального задержания, с. 36.

72 подозреваемого определенных правоотношений между участником уголовно-процессуальной деятельности и органом, его задержавшим1.

Сторонники противоположной позиции отмечают, что для одних случаев задержания - перечисленных в ч. 1 ст. 122 УПК, закон допускает в качестве оснований только доказательства, для других (ч. 2 ст. 122 УПК) -иные данные. Это позволяет сделать вывод об отличии их правовой природы от оснований, перечисленных в ч. 1 этой статьи2. Формулировка «иные данные, дающие основание подозревать» не конкретизирует источника осведомленности, поэтому основаниями для задержания, следовательно, могут служить и оперативные данные3. Именно эта точка зрения представляется наиболее соответствующей положениям закона и потребностям практики. Вместе с тем следует учитывать, что не любые оперативно-розыскные данные могут стать основанием для производства задержания. Если такие данные носят ориентирующий характер и не подлежат доведению до сведения участников процесса, следователь не вправе сослаться на них в протоколе задержания. Но в тех случаях, когда данные, позволяющие подозревать конкретное лицо в совершении преступления, содержатся в документах - результатах оперативно-розыскной деятельности (оперативного документирования), данные материалы могут быть при- знаны основаниями для задержания и использования их следователем в доказывании.

1 Гуткин И.М. Там же, с.36.

2 Руководство для следователей., ч. 1, М.: Юрид. лит., 1981. С. 33.

3 См.: Карелов Ю.Д. Использование оперативно-розыскной информации при принятии решения о производстве следственных действий // Актуальные проблемы со вершенствования производства следственных действий. - Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1982 С. 142.

73

Следовательно, аргументы, приведенные И.М.Гуткиным и В.С.Чистяковым, в данном случае являются несостоятельными. У следователя в таких ситуациях появляется возможность проверить и оценить данные, определить их в протоколе задержания в качестве оснований задержания. Прямого требования располагать доказательствами в качестве фактических оснований задержания ст. 122 УПК не содержит. Причем, это положение относится не только к ч. 2, но и к ч. 1 ст. 122 УПК, и в этом нетрудно убедиться, проанализировав суть оснований, предусмотренных п. 2 ч. 1 ст. 122 УПК. В законе говорится об очевидцах, а не свидетелях, и в литературе, следовательно, правильно отмечается, что сообщенные очевидцами сведения могут фигурировать в письменных объяснениях1.

Основание, предусмотренные в ч. 1 ст. 122 УПК, отличаются высокой формальной определенностью и учитывают наиболее типичные си- туации, складывающиеся в практике, при которых возникает необходи- мость в задержании лиц. Формулировка “иные данные, дающие основания подозревать”, изложенная в ч. 2 ст. 122 УПК, как представляется, охватывает доказательства, не подпадающие под описание ч. 1 статьи и иную информацию доказательственного значения, включая и полученную оперативно-розыскными методами. Но эти данные только тогда могут стать основаниями задержания, если подозреваемое лицо покушалось на побег, или у него отсутствует постоянное место жительства, или неизвестна его личность.

Как показывает анализ деятельности органов дознания и следствия по задержанию подозреваемых, на практике данные оперативно- розыскного характера используются в качестве оснований для задержания

1 Чувилев А.А. Привлечение следователем и органом дознания лица в качестве подозреваемого по уголовному делу - М.: МВШ МВД СССР, 1982. С. 29-30.

74 сравнительно редко. Только в 7,5% случаях задержаний в качестве оснований указывались оперативно-розыскные материалы. Исследование показало, что значительно чаще оперативно-розыскные данные принимаются во внимание при оценке доказательств, служащих основаниями для задержания. В большинстве случаев следователи на основе оперативно-розыскных данных производят другие следственные действия, направленные на получение доказательств, позволяющих подозревать лицо в совершении преступления и одновременно тем самым подтверждать “надежность” оперативно-розыскной информации. В таких случаях, принимая решение о задержании, следователи используют в качестве его основании как доказательства так и оперативно-розыскные данные, при условии их взаимного сочетания друг с другом. Как показывает исследование, в 23% случаев возбуждения уголовных дел одновременно с задержанием по опе- ративно-розыскным данным проводились следственные действия, позволившие собрать доказательства, уличающие подозреваемых лиц.

К приведенным критическим замечаниям добавим, что в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности» усматриваются ос- нования для выделения и других направлений использования результатов ОРД при расследовании преступлений. Так, эти результаты в соответствии с ч. 2 ст. 11 указанного закона могут служить не только поводом, но и источником оснований к возбуждению уголовного дела. Из ч. 1 ст. 11 вытекает, что они могут использоваться для подготовки и осуществления как следственных, так и розыскных действий1.

Следует заметить также, что упомянутые в законе направления ис- пользования результатов ОРД при расследовании преступлений не явля-

1 Об их отличии см., например: Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. Тула: Б.н.и., 1996. С. 6-10.

75 ются исчерпывающими. На наш взгляд, их использование допустимо и по иным реально складывающимся на практике направлениям, которые не противоречат сформулированным выше общим условиям допустимости использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений. Среди таких направлений можно назвать, например, планирование расследования уголовного дела, выдвижение следственных версий. Из п. 5 ч. 1 ст. 7 и ч. 8 ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» вытекает использование результатов оперативно-розыскной деятельности с целью обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства и нейтрализация целенаправленного противодействия расследованию преступлений.

С учетом высказанных замечаний можно выделить следующие ос- новные направления использования результатов оперативно-розыскной деятельности при расследовании преступлений:

1) в качестве повода к возбуждению уголовного дела; 2) 3) в качестве основания к возбуждению уголовного дела; 4) 5) для выдвижения следственных версий; 6) 7) для планирования расследования уголовного дела; 8) 9) в качестве оснований проведения следственных действий, 10) 11) для подготовки следственных действий, 12) 13) для подготовки и осуществления розыскных действий; 14) 15) для определения наиболее целесообразных тактических приемов проведения следственных действий; 16) 17) в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств. 18) Приведенный перечень основных направлений использования ре- зультатов оперативно-розыскной деятельности сформирован по «предмет-

76 ному» признаку: он основан на разновидностях конкретной деятельности, в которой полученные результаты используются. Наряду с этим возможно выделение направлений и по иным основаниям. Так, в зависимости от ситуации можно выделить такое направление как использование результатов оперативно-розыскной деятельности при расследовании «по горячим следам». Выделение данного направления позволяет комплексно рассмотреть возможности реализации оперативной информации в этой специфической ситуации.

Все основные направления использования результатов ОРД при рас- следовании преступлений в зависимости от этапа расследования можно подразделить на те, что используются на первоначальном этапе и применяемые на последующих этапах расследования.

Следует заметить, что этот перечень основных направлений исполь- зования результатов ОРД при расследовании преступлений не является исчерпывающим. Он может дополняться, детализироваться по мере развития практики и совершенствования теоретических представлений о ее тенденциях и закономерностях.

В теории и на практике выработаны ряд тактических приемов ис- пользования результатов оперативно-розыскной деятельности в каждом из отмеченных направлений. Рассмотрим наиболее характерные среди них.

§ 2. Тактические приемы использования результатов оперативно- розыскной деятельности на первоначальном этапе расследования преступлений

На первоначальном этапе расследования преступлений результаты оперативно-розыскной деятельности используются преимущественно при

77 решении вопроса о возбуждении уголовного дела, для планирования расследования и выдвижения следственных версий, при расследовании преступлений по горячим следам.

а) использование результатов оперативно-розыскной деятельности при решении вопроса о возбуждении уголовного дела

Результаты оперативно-розыскной деятельности используются при решении вопроса о возбуждении уголовного дела в качестве повода и основания к возбуждению уголовного дела. При реализации результатов оперативно-розыскной деятельности в форме возбуждения уголовного дела должностные лица органов внутренних дел различного ранга, оперативные работники и следователи предпринимают ряд действий, которые можно объединить в определенную систему.

Действия оперативного работника. Оперативный работник, полагая, что собранных в результате проведения оперативно-розыскных меро- приятий данных достаточно для возбуждения уголовного дела, по которому производство предварительного следствия обязательно, докладывает об этом начальнику соответствующего отдела (отделения), а в тех подразделениях, где они структурно не выделены, - непосредственно начальнику криминальной милиции или его заместителю.

Получив согласие одного из указанных руководителей на реализацию оперативных данных, он подбирает материалы, содержащие фактиче- ские данные, указывающие на признаки преступления, и готовит их для направления следователю для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Разграничение функций оперативных работников и следователя. Следователи, как правило, сами возбуждают дела своей подследственно-

78 сти. Оперативные работники возбуждают такие дела и проводят по ним неотложные следственные действия, предусмотренные ст. 119 УПК РСФСР, когда необходимо пресечь преступление или когда следователь не имеет возможности немедленно приступить к расследованию, а промедление в реагировании на сообщение о подготавливаемом или совершенном преступлении может привести к утрате возможности задержания виновных с поличным, получения важных доказательств и обеспечения полного возмещения материального ущерба.

Материалы, подлежащие передаче в следственное подразделение. Оперативные работники могут направлять в следственные аппараты для решения вопроса о возбуждении уголовного дела следующие материа- лы, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности: протоколы осмотра, заявления и объяснения граждан, справки судебно- медицинского освидетельствования, заключения специалистов- криминалистов, государственных и ведомственных инспекций, аудитор- ских фирм, бухгалтерские документы и другие несекретные материалы, содержащие фактические данные о событии преступления и лицах, его совершивших.

В Инструкции о порядке представления результатов оперативно- розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд от 13 мая 1998 г. конкретизируется, что результаты ОРД, представляемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, должны содержать достаточные данные, указывающие на признаки преступления, а именно, сведения о том, где, когда, какие признаки и какого именно преступления обнаружены, при каких обстоятельствах имело место обнаружение признаков преступления, сведения о лице (лицах), его совершившем (если оно известно), очевидцах преступления (если они известны), о местонахождении следов преступления, документов и предметов, которые

79 могут стать вещественными доказательствами, о любых других фактах и обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела (п. 5).

Следует специально отметить, что представленные материалы в по- следующем приобщаются к уголовному делу. В этой связи к ним предъявляются дополнительные требования, проистекающие из запрета приобщать к уголовным делам материалы, источник и методы получения которых не подлежат расшифровке.

Если в содержащихся материалах содержаться сведения, представ- ляющие государственную тайну, в этом случае возможны два варианта действий: 1) материалы подлежат предварительному рассекречиванию; 2) материалы передаются с соблюдением правил обращения со сведениями, представляющими государственную тайну. В последнем случае они фактически могут использоваться при возбуждении уголовного дела, однако к его материалам, не имеющим грифа секретности, не могут быть приобщены.

Оформление передачи материалов в следственное подразделение. Подлежащие направлению в следственные аппараты материалы приобщаются к составленному оперативным работником рапорту на имя начальника (заместителя начальника) криминальной милиции. В нем указывают, каким путем (в результате проведения официальной проверки или оперативно-розыскных мероприятий) получены сведения о преступлении, обстоятельства его совершения и квалификация содеянного по действующему УК, фамилии установленных потерпевших и подозреваемых, сумма материального ущерба, источники, из которых могут быть получены доказательства, и обоснованный вывод о необходимости передачи материалов в следственный аппарат. Рапорт, кроме исполнителя, подписывается также начальником оперативного отдела (отделения).

80

Движение первичных материалов. Начальник криминальной милиции или его заместитель рассматривает рапорт с приобщенными к нему материалами по докладу оперативного работника или руководителя оперативного подразделения. Если они сочтут материалы достаточными для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, а изложенные в рапорте доводы - обоснованными, то дают письменное указание о передаче материалов руководителю следственного подразделения либо следователю.

Ранее направление материалов в следственное подразделение оформлялось лишь упомянутым рапортом оперативного работника’. В настоящее время данный порядок несколько изменен. В соответствии с ч. 3 ст. 11 Федерального закона от 12 августа 1995 г. «Об оперативно- розыскной деятельности» представление результатов оперативно- розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами. В данном случае речь должна идти о постановлении начальника криминальной милиции или его заместителя, проект которого составляет оперативный работник.

Указанный в законе порядок детализирован в Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд 1998 г. В п. 10 указанной Инструкции, в частности, установлено, что представление результатов включает в себя три элемента:

Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. - Нижний Новгород: НВШ МВД РФ, 1995. С. 163.

81

  • Вынесение руководителем органа, осуществляющего ОРД, по- становления о представлении результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд;
  • Вынесение, при необходимости, постановления о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов, содержащих государ- ственную тайну;
  • Оформление сопроводительных документов и фактическую пере- дачу материалов (пересылка по почте, передача с нарочным и т.п.).
  • Указанное постановление и приложенные материалы к нему, рас- смотренные начальником органа, осуществляющего ОРД, передаются после регистрации в канцелярии начальнику следственного подразделения (следователю). Следователю должны представляться для ознакомления материалы оперативно-розыскной деятельности без указания источников и способов их получения.

Начальник следственного подразделения и следователь должны изу- чить поступившие от органа дознания материалы и принять по ним решение. В законе отсутствуют прямые указания на сроки принятия решения по представленным материалам ОРД. На наш взгляд, они должны быть определены по аналогии со сроками рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях - трое суток, в исключительных случаях - десять (ст. 109 УПК РСФСР)1. В основе такой аналогии лежит тот факт, что и заявления и сообщения о преступлениях, и представленные материалы ОРД выступают как повод к возбуждению уголовного дела, порождающий юридическую обязанность принять решение. Результаты ОРД представляют собой, в ча-

06 условиях применения уголовно-процессуального закона по аналогии см.: Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права. - М.: Юрид. лит., 1967. С. 188-189.

82 стности, такой повод как непосредственное обнаружение признаков преступления органом дознания1. Высказанная в литературе иная точка зрения, приравнивающая материалы ОРД к сообщениям организаций (п. 3 ст. 108 УПК РСФСР)2, противоречит закону.

Следователь оценивает представленные материалы с точки зрения наличия в них законных поводов и оснований для возбуждения уголовного дела и возможности их использования в расследовании. В качестве таких материалов могут быть: заявления (сообщения) о преступлениях; предметы и документы со следами преступления; акты инвентаризаций, проверок, обследований, контрольных закупок, предварительных исследований, документальных ревизий, аудиторских проверок, объяснений лиц, осведомленных о преступной деятельности подозреваемых, различного рода переписка, “черная касса”, записи и расчеты, свидетельствующие о фактах вывоза, сбыта и скупки похищенного, а также иные материалы, содержащие сведения о совершенном или подготавливаемом преступлении.

Критерий готовности материалов. Критерием оценки готовности оперативных материалов для возбуждения по ним уголовного дела является наличие в них данных о совершенном или подготавливаемом преступлении, достаточных для его уголовно-правовой квалификации (время, место, способ, ущерб, конкретные обстоятельства), и розыска преступников, а также причастных к преступлению лиц.

1 Григорьев В.Н. Непосредственное обнаружение признаков преступления орга ном дознания, следователем, прокурором, судом: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Л.: Ленинградский государственный университет, 1982. С. 6.

2 Земскова А.В. Правовые проблемы использования результатов оперативно- розыскных мероприятий в уголовно-процессуальном доказывании: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. -М.: МЮИ МВД России, 1998. С. 14.

83

По делам об экономических преступлениях документальная ревизия должна назначаться, как правило, до возбуждения уголовного дела.

Если данные, содержащиеся в оперативном материале, не позволяют принять решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом, начальник следственного подразделения или следователь возвращает их через начальника криминальной милиции в соответствующее оперативное подразделение. При этом в мотивированной справке должно быть указано, что конкретно препятствует решению вопроса о возбуждении уголовного дела и успешному его расследованию, какие обстоятельства или данные необходимо дополнительно установить или проверить.

Некоторые авторы высказывают на этот счет иную точку зрения. Так, А.В.Земскова считает необоснованной норму о возвращении следова- телем материалов в оперативные подразделения для получения дополнительных данных1. Нам такой подход представляется неубедительным. Он не учитывает специфики складывающейся в подобной ситуации обстоятельств, а его практическая реализация влечет негативные последствия. Порой сотрудники оперативных служб, получив оперативные материалы на дополнительную проверку, не устранив недостатки, сами необоснованно возбуждают уголовные дела по недоработанным материалам. Это приводит к лишним трудовым затратам и, как правило, к прекращению такого уголовного дела. Так, изучение организации взаимодействия управлений по борьбе с организованной преступностью и отделов по расследованию

Земскова А.В. Правовые проблемы использования результатов оперативно-розыскных мероприятий в уголовно-процессуальном доказывании: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М.: МЮИ МВД России, 1998. С. 15.

84 деятельности преступных сообществ показало, что в последствии прекращается большинство из возбужденных таким образом дел1.

Предлагая назначить инвентаризацию или ревизию, начальник след- ственного подразделения (следователь) совместно с оперативными работниками обсуждают круг вопросов, подлежащих выяснению.

Получив от следователя материалы для дополнительной проверки, оперативный работник без проведения такой проверки не вправе само- стоятельно возбуждать уголовные дела не своей подследственности.

Только в исключительных случаях, когда в ходе дополнительной проверки выявляются обстоятельства, требующие немедленного проведения расследования, задержания преступника, обыска и других неотложных следственных действий, орган дознания возбуждает уголовные дела, по которым обязательно предварительное следствие, уведомляет об этом начальника следственного подразделения (следователя), от которого поступили материалы. Такой порядок вытекает из ведомственных актов МВД2.

Оперативный работник, выполнив в ходе дополнительной проверки указания, направленные на выявление обстоятельств преступления, воз- вращает материалы в следственное подразделение в том же порядке.

Порядок разрешения разногласий. При несогласии с выводами на- чальника следственного подразделения (следователя) начальник крими- нальной милиции направляет все материалы со своими письменными возражениями начальнику вышестоящего следственного подразделения, ко-

1 Голубев В.В. Использование оперативно-розыскных данных при расследовании преступлений, связанных с коррупцией должностных лиц: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. -М: Академия МВД России, 1996. С. 15.

См., в частности, п. 4.1,7 Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений, утвержденной приказом МВД РФ от 20 июня 1996 г. № 334.

85 торый принимает решение по представленным для возбуждения уголовного дела материалам. Возможно обращение также к надзирающему прокурору.

В тех случаях, когда материалы оперативно-розыскной деятельности, представленные в следственное подразделение, дают основания для отказа в возбуждении дела, копию постановления об этом целесообразно направить для сведения оперативному работнику, готовившему материалы.

Если в ходе дополнительной проверки будут получены данные, ука- зывающие на признаки преступления, по которому производство предварительного следствия не обязательно, начальник криминальной милиции направляет материалы в соответствующее подразделение милиции общественной безопасности для решения вопроса о возбуждении уголовного дела и производства дознания в порядке, предусмотренном ст. 120 УПК РСФСР.

б) использование результатов оперативно-розыскной деятельности для планирования расследования и выдвижения следственных версий

В соответствии с требованиями нормативных актов МВД России реализация данных оперативной проверки и оперативной разработки, связанная с возбуждением уголовного дела и производством предварительного следствия, должна осуществляться по специальному плану следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Этот план составляется следователем и сотрудником оперативного подразделения, согласовывается с их непосредственными начальниками и утверждается руково-

86 дителем горрайлиноргана внутренних дел. На страницах юридической печати приведен вариант такого плана1.

До составления такого плана оперативный работник с разрешения соответствующего руководителя знакомит следователя с материалами предварительной оперативной проверки и оперативной разработки в том объеме и такими способами, которые исключают разглашение источников и приемов получения оперативной информации. Следователь и оперативный работник всесторонне оценивают собранные данные и определяют направления и порядок их использования, производят расчет сил и средств, необходимых для проведения намеченных оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, определяют время и место их выполнения.

Проведению реализации результатов оперативно-розыскной дея- тельности может предшествовать ее обсуждение с участием руководите- лей оперативного и следственного подразделений. В ходе этого обсуждения инициатор оперативной разработки и следователь, ответственный за реализацию материалов, докладывают свои предложения, определяют расчет сил и средств, необходимых для успешного проведения реализации. По результатам обсуждения составляется план реализации.

План включает в себя розыскные и следственные версии; данные, подлежащие установлению для проверки этих версий; перечень следст- венных действий; обстоятельства, подлежащие установлению оператив- ным путем; сроки и исполнителей.

Меретуков Г.М., Дармилов A.M. Реализация материалов оперативных разработок и использование в качестве доказательств результатов оперативно-розыскных мероприятий по делам о незаконном обороте наркотиков: Учебно-практическое пособие. - Краснодар: КЮИ МВД РФ, 1997. С. 6-9.

87 В плане реализации должны найти отражение также следующие по- ложения:

  • состав следователей и оперативных сотрудников, привлекаемых к проведению реализации;

  • обеспечение работы следственно-оперативной группы силами подразделений наружного наблюдения, группы захвата из числа сотруд ников подразделений специального назначения;

  • расчет необходимых технических средств (средства связи, видео- записи, автотранспорт);
  • участие специалистов-криминалистов по профилю;
  • состав отдельных следственно-оперативных групп;
  • постановка перед каждой группой конкретных задач. В число таких задач, как правило, входит:

1) задержание (захват) конкретного лица; 2) 3) его личный обыск; 4) 5) получение с участием специалиста необходимых образцов (почерка, ногтевых срезов, волос, смывов и т.д.) для сравнительного исследо- вания; 6) 7) проведение тестового экспресс-анализа изъятых веществ и объектов; 8) 9) освидетельствование лица на предмет выявления признаков опья- нения (алкогольного, наркотического); 10) 11) допрос лица в связи с выявленными при его захвате обстоятельст- вами, указывающими на причастность к преступлению; 12) 13) задержание лица при наличии указанных в законе оснований по подозрению в совершении преступления в соответствии со ст. 122 УПК РСФСР; 14) 15) допрос подозреваемого; 16)

88

9) производство обысков и выемок по месту жительства и работы подозреваемого;

10) доставление подозреваемого в ИВС; 11) 12) назначение криминалистических экспертиз по изъятым у задер- жанного веществам, образцам (смывам, волосам и т.д.); 13) 14) допрос свидетелей и потерпевших. 15) Перечень подлежащих решению группой вопросов в виде «вопрос- ника» вручается руководителю каждой группы.

На сотрудников каждой такой группы возлагается обеспечение участия понятых, переводчиков и других необходимых участников процесса.

После проведения реализации старшие группы - следователь и опе- ративный сотрудник докладывают о выполнении поставленных задач, объясняют причины, по которым то или иное направление работы не выполнено. При этом производится анализ работы каждой такой группы с отражением допущенных ошибок или, наоборот, принятия удачных или нестандартных решений.

В дальнейшем оперативный работник тесно взаимодействует со сле- дователем, информируя его о ходе выполнения плана, результатах оперативно-розыскных мероприятий и поступившей информации.

Исследователи обоснованно отмечают также, что планирование помимо прочего должно удовлетворять следующим требованиям:

  • указание в плане сроков и ответственных за выполнение лиц должно быть не просто формальностью, а документальным основанием для принятия в последующем управленческих решений, включая решений о наложении взысканий и о материальном вознаграждении;

89 - осуществление общего контроля за ходом выполнения намечен- ных планом мероприятий лежит на руководителе органа предварительного следствия, в чьем производстве находится уголовное дело1.

в) использование результатов оперативно-розыскной деятельности при расследовании преступлений по горячим следам

Понятие раскрытия и расследования преступления по горячим следам носит чисто профессиональный характер и обозначает «комплекс не- обходимых оперативно-розыскных мероприятий и следственных дейст- вий, осуществление которых началось немедленно после его обнаружения или получения о нем заявления (сообщения), велось непрерывно и обеспечило установление лиц, его совершивших, в срок не свыше трех суток2. Из этого определения следует, что это понятие тесно связано с понятием раскрытия преступления, исходя из которого должно быть определено, когда преступление следует считать раскрытым.

В процессуальной и криминалистической литературе этот вопрос решается по-разному. В соответствии с ведомственными правилами, диктуемыми нуждами судебной статистики, раскрытым ранее считалось преступление, по которому виновному было предъявлено обвинение, а ныне — дело о котором с утвержденным обвинительным заключением направлено в суд. Однако этот критерий нельзя признать научно обоснованным, поскольку он целиком зависит от усмотрения правоохранительных инстан-

1 Голубев В.В. Использование оперативно-розыскных данных при расследова нии преступлений, связанных с коррупцией должностных лиц: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М.: Академия МВД России, 1996. С. 16.

2 Лекарь А.Г., Безруких Р.К. Организационно-тактические основы раскрытия преступлений. - М., 1977. С. 48.

90 ций и действительно чисто условен. Недаром некоторые ученые логично идут в своих суждениях дальше и признают раскрытым лишь преступление, по которому вынесен приговор суда, вступивший в законную силу1. В то же время в специальной литературе предприняты попытки определить раскрытое преступление под углом зрения содержания оперативно-розыскной или следственной деятельности. Так, И.И.Карпец считал, что оперативно-розыскное понятие раскрытия преступления означает обнаружение преступника, а все остальное «скорее характеризует стадию расследования преступления, чем раскрытие его, ибо оно уже раскрыто (преступник найден)»2. Сходно определяется понятие раскрытия преступления и в криминалистическом аспекте, где оно рассматривается как «деятельность по расследованию преступления, направленная на получение информации, дающей основание у выдвижению версии о совершении преступления определенным лицом после того, как иные взаимоисключающие ее версии будут проверены и отвергнуты»3. Здесь раскрытие преступ- ления прямо связывается с установлением по делу заподозренного лица.

В.Е.Сидоров попытался сформулировать понятие раскрытия престу- пления в организационном аспекте. По его словам, «раскрытие преступлений ныне представляет собой и организационную систему, позволяющую интегрировать усилия органов предварительного следствия, милиции и иных взаимодействующих с ними сил. В то же время, с одной стороны, это деятельность специальных правоохранительных органов, протекающая в

Остроумов С, Панченко С. Критерии оценки раскрытия преступлений // Соц. законность. 1976. № 9. С. 51.

2 Карпец И.И. Проблема преступности. - М., 1969. С. 152.

3 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории

к практике. М., 1986. С. 231.

91 порядке, на основаниях и по форме, определенных законом, с другой - это и результат работы указанных органов»1.

Сказанное позволяет сделать следующие выводы в плане нашего ис- следования.

  1. Раскрытие преступлений по горячим следам - это совместная дея- тельность оперативно-розыскных и следственных органов, осуществляемая на началах регламентированного законом взаимодействия и ограниченная принятым жестким интервалом времени (до трех и в крайнем случае до десяти суток).
  2. Это согласованная по целям, времени и исполнителям совместная деятельность, основывающаяся на взаимном обмене информацией, получаемой каждым субъектом взаимодействия в пределах своей компетенции специфическими для него средствами и методами.
  3. Продуктом деятельности оперативного сотрудника - участника взаимодействия выступает оперативная информация. Она служит целям:
  • установления события преступления;
  • пресечения длящегося преступления и поимки преступника с по- личным;
  • поиска, установления и задержания преступника, скрывшегося с места преступления после его совершения;
  • сохранения обстановки места происшествия, выявления, фиксации, изъятия и сохранения материальных следов преступления;
  • -предупреждения противодействия со стороны лиц, заинтересованных в искажении результатов расследования, сокрытии следов преступления, фальсификации доказательств;

1 См. Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. - М.: Юрид. лит., 1992. С. 21-22.

92

  • установления круга свидетелей-очевидцев, иногда потерпевших, а также обеспечения полноты и достоверности их показаний;
  • обнаружения похищенных предметов, вещей, денег и ценностей при их реализации (сбыте), обеспечения возмещения материального ущерба или возможной конфискации имущества.
  • Поскольку при раскрытии преступления по горячим следам органи- затором и руководителем всей работы выступает следователь, оперативный сотрудник осуществляет свои действия с его ведома и согласия. Но он самостоятельно определяет характер необходимых оперативно-розыскных мероприятий, организацию и тактику их осуществления.

Организационной формой осуществления взаимодействия следователя и оперативного сотрудника выступает следственно-оперативная группа, выезжающая по полученному сигналу на место происшествия. Это образование носит обычно временный характер, дислоцируясь при дежурной части органа внутренних дел. Типичный состав группы - следователь, оперативный сотрудник уголовного розыска или иного оперативно-розыскного подразделения, кинолог, при необходимости - судебный медик. На месте происшествия к работе группы могут быть привлечены и другие лица, в том числе и из числа оперативного состава.

В общем виде функции членов группы определяются их процессу- альным положением. Область деятельности следователя - осмотр места происшествия, область деятельности оперативного сотрудника - проведение параллельно с осмотром необходимых оперативно- розыскных мероприятий для получения максимума оперативной информации. В целях получения такой информации оперативный сотрудник решает следующие задачи:

  • выявление и опрос лиц (кроме очевидцев, с которыми беседует следователь), знающих о событиях, предшествовавших или последовав-

93 ших либо сопутствовавших событию преступления, или о личности преступников, о личности потерпевшего;

  • выявление лиц, которые могут быть допрошены в качестве свидетелей;
  • выявление лиц, которые могут опознать обнаруженный на месте происшествия труп или оставленные там предметы;
  • преследование скрывшегося преступника, организация загради тельных мероприятий;

  • проверка мест, где вероятно появление скрывшегося преступника, и поиск преступника в публичных местах;
  • сбор информации о преступлении среди населения /слухов и пред- положений о личности преступника, потерпевшего и других обстоятельствах преступления/.
  • О собранной информации немедленно ставится в известность следо- ватель. Тот в свою очередь ориентирует оперативного сотрудника о ре- зультатах опроса очевидцев и данных, выявленных в результате осмотра места происшествия. Эти данные могут играть существенную роль для определения оперативным сотрудником характера и направленности планируемых оперативно-розыскных мероприятий. Такими данными могут быть:

  • установленные следователем при опросе очевидцев внешние признаки скрывшихся преступников, направление, в котором они скрылись, признаки использованного ими транспортного средства, орудий преступления ;
  • результаты оценки следователем вещной обстановки на месте про- исшествия, системы следов преступления, характеризующих способ со- вершения преступления, количество преступников, их физические особенности;

94

  • выявленные особенности предметов, оставленных на месте проис- шествия преступниками, потерпевшим;
  • описание похищенного имущества, ценностей;
  • информация, полученная от потерпевшего, о круге лиц, среди ко- торых может находиться преступник, о имеющихся у него подозрениях в отношении личности преступника или его связей.
  • Собирание оперативной информации не ограничивается непосред- ственным местом происшествия. В целях ее получения может быть предпринят поквартирный или подомовой обход близлежащих строений, осмотр гаражей, хозяйственных построек и т.п. Места поиска зависят от характера происшествия. Запрашиваются учетно- регистрационные органы МВД, ориентируются на поиск и задержание преступников соседние органы внутренних дел. Организуется наблюдение за местами сбыта имущества, даются задания негласному аппарату.

Следственно-оперативная группа, выехавшая на место происшествия, действует в условиях острого дефицита времени. В обычных обстоя- тельствах дежурство группы при дежурной части продолжается сутки, но за это время не всегда удается раскрыть преступление. Возникает практическая проблема: как обеспечить непрерывность деятельности по раскрытию преступления именно по горячим следам.

Здесь возможны два варианта: обязать следственно-оперативную группу продолжать работу и после истечения времени ее дежурства при дежурной части или передать собранные ею материалы в производство другому следователю. Первый вариант связан, естественно, со значительной физической перегрузкой следователя, хотя и обеспечивает непрерывность и поступательный характер мер по раскрытию преступлений. Второй вариант требует времени на ознакомление нового следователя с мате-

95 риалами дела и сложившейся следственной ситуацией. На практике встречаются оба варианта, считая, что их выбор - это вопрос факта.

Замена следователя вовсе не означает замены оперативного сотруд- ника, действовавшего в составе группы, выезжавшей на место происшествия. Наоборот, желательно оставить его в составе новой группы, поручив во время его отдыха от дежурства проведение текущих оперативно-розыскных мероприятий другому оперативному сотруднику.

В литературе последнего времени активно обсуждается вопрос о программировании действий следователя на начальном этапе расследования. Предполагается, что алгоритм - это предельно сжатая программа действий следователя, отражающая особенности конкретного вида преступлений и представляющая собой “экстракт” типовой частной криминалистической методики раскрытия и расследования преступлений данного вида» “При создании криминалистического алгоритма по расследуемому уголовному делу следователь включает в него необходимые организационные, следственные и розыскные действия, исходя из особенностей рас- следуемого события”1.

Идея алгоритмизации действий следователя представляется весьма продуктивной. Дело в том, что частные криминалистические методики, излагаемые в учебниках криминалистики или руководствах для следователей, носят весьма пространный, книжный характер. Они хороши в учебных целях, но слишком громоздки и требуют больших усилий для запоминания и реализации в практической деятельности. Кроме того, в частной криминалистической методике лишь упоминаются и то далеко не полно-

Шаталов А.С. Алгоритмизация некоторых действий следователя при осуществлении розыска скрывшегося обвиняемого // Проблема обеспечения безопасности на объектах транспорта и пути ее улучшения. - М., 1998. С. 271.

96 стью сопутствующие расследованию оперативно-розыскные мероприятия. Это ставит на повестку дня в плане максимально полного использования при расследовании оперативной информации вопрос об алгоритме действий оперативного сотрудника на начальном этапе расследования и в особенности в условиях деятельности по раскрытию преступления по горячим следам.

Естественно, что подобный алгоритм не может быть универсальным на все случаи оперативно-розыскной практики, поскольку должен отра- жать специфику раскрываемых преступлений. Но определенная типиза- ция, хотя бы по родам преступлений, допустима. Так, по нашему мнению, такой типовой алгоритм при раскрытии преступлений по горячим следам может выглядеть следующим образом:

  1. Действия оперативного сотрудника непосредственно на месте происшествия при его осмотре следователем:

а/ ознакомление с обстановки места происшествия и получение представления о событии;

б/ ознакомление с информацией, полученной следователем при опросе очевидцев и лиц, обнаруживших признаки преступления;

в/ организация вместе с кинологом работы служебно-розыскной собаки по следам на месте происшествия и преследования скрывшегося пре- ступника;

г/ ознакомление с предметами, оставленными преступником на месте происшествия.

  1. Действия оперативного сотрудника в районе места происшествия: а/ выявление свидетелей и потерпевших и их опрос - поквартирный

или подворный обход, определение мест, откуда можно было наблюдать расследуемое событие и его участников, опрос находящихся поблизости от места происшествия граждан;

97

б/ собирание информации, содержащейся в слухах, высказываниях и предположениях жителей окружающих домов, дворов и т.д., о сущности происшедшего события, его участниках и т.п.;

в/ суммирование информации о внешних признаках преступников для составления их синтетических портретов, а также информации об ис- пользованном преступниками транспортном средстве для целей его последующего розыска.

  1. Последующие действия оперативного сотрудника:

а/ информирование о преступлении и его возможных участниках со- седние органы внутренних дел, как территориальные, так и на транспорте:

б/ организация и осуществление поисковых действий с участием по- терпевших;

в/ организация и осуществление поисковых действий на местности и в домах с целью обнаружения скрывшегося преступника и орудий преступления;

г/ организация заградительных мероприятий;

д/ организация и осуществление наблюдения за местами скопления криминальных элементов и сбыта краденого.

По завершены или в процессе каждого этапа алгоритма собранная оперативная информация передается следователю для учета при производстве запланированных следственных действий или для корректировки намеченного следователем плана работы. При необходимости следователь может привлечь оперативного сотрудника к участию в том или ином следственном действии или даже поручить ему его проведение. Таким образом, обеспечивается непрерывное и эффективное использование собранной оперативным сотрудником информации, ее учет следователем и обратная связь - передача следователем собранной им и важной для оперативного сотрудника информации.

98 Поддерживая идею программирования действий следователя и опе- ративного сотрудника на месте происшествия, А.Г.Лекарь и Р.К.Безруких отмечают еще несколько обстоятельств, свидетельствующих о продуктивности этой идеи. Они пишут: «Такая программа (а лучше вести речь о нескольких видах программ, с оставленных для отработки места происшествия по разным видам преступлений) особенно необходима в случаях, когда в составе оперативных групп оказываются сотрудники, не имеющие достаточного практического опыта и теоретической подготовки, да и само разнообразие преступлений исключает наличие универсальных специалистов, делающих все необходимое на месте любого происшествия. Из опыта раскрытия преступлений известно, что одни оперативные работники и следователи лучше отрабатывают весь комплекс вопросов по делам об имущественным преступлениям, другие - по делам о насильственных преступлениях. При организации же оперативных групп для выезда на места происшествий не всегда бывает известно, с каким именно преступлением придется иметь дело сотрудникам, выделенным в состав суточного наряда» В таких случаях и должны помочь готовые, заранее разработанные и научно- обоснованные программы их действий»1. Необходимость специа- лизации программ по видам преступлений авторы иллюстрируют типичными перечнями действий оперативного сотрудника по кражам и убийствам. Так, по делам о кражах «для инспектора уголовного розыска в программу целесообразно внести, например, такие действия, как: совместный с участковые инспектором подворно-поквартальный обход домовладений в районе места происшествия в целях получения данных, имеющих значение для раскрытия преступления; проведение бесед по возникшим вопро-

1 Лекарь А.Г., Безруких Р.К. Организационно-тактические основы раскрытия преступлений. - М., 1977. С. 82.

99 сам с общественными помощниками милиции, проживающими или работающими в районе места происшествия; поддержание (по рации, телефону или с помощью иных средств) связи с дежурной (оперативной) частью горрайоргана (городского управления) внутренних дел. По делам об убийствах, кроме того, беседы с родственниками, сослуживцами погибшего и другими лицами об образе его жизни и взаимоотношениях с окружающими; обследование чердаков, подвалов близлежащих зданий, незапертых сараев, хранилищ, лесопосадок и других мест для розыска преступников и обнаружения их следов; ориентирование через дежурную часть патрульных и постовых, инспекторов дорожного надзора, работников транспортной милиции…, соседних горрайорганов внутренних дел об установленных обстоятельствах происшествия и приметах разыскиваемых лиц»1.

В алгоритме расследования могут быть предусмотрены действия и других лиц, привлекаемых к работе на месте происшествия: сотрудника органов пожарной охраны, безопасности дорожного движения, участкового инспектора и, конечно, специалиста надлежащего профиля.

Динамичность следственных ситуаций при раскрытии и расследовании преступлений по горячим следам нередко требует от следователя и оперативного сотрудника принятия нестандартных, не вписывающих в алгоритм решений. «Этот процесс носит творческий характер, - отмечает В.Е.Сидоров.- Связано это с особым свойством памяти, ее способностью обеспечивать хранение ранее полученной информации и проявляться в виде определенных данных оперативной, либо краткосрочной, либо долгосрочной памяти. В связи с этим хотелось бы особо отметить, что многие опытные оперативные работники участковые инспектора милиции в своей поисковой деятельности пользуются приемами установления преступника

1 Там же. С. 83-84.

100 по аналогии. В памяти таких работников в результате многолетнего опыта формируется и хранится своеобразный «банк оперативных данных» - деталей совершения преступлений в сходных с расследуемым нераскрытым преступлением условиях. Использование этой весьма полезной, но нигде не зафиксированной информации может дать именно ту «ниточку», с помощью которой нередко устанавливается виновный»1. Существенную помощь может оказать консультирование с ветеранами розыска: по высказанным им суждениям, основанным на личной осведомленности и опыте, могут быть выдвинуты новые оперативно-розыскные версии или внесены коррективы в существующие. Нам представляется целесообразным использовать опыт ветеранов оперативных служб и при формировании различных банков оперативно-розыскной информации, доступ к которым следует предоставить участникам следственно-оперативной группы, рас- крывающей преступление по горячим следам.

В связи с вопросом об использовании АИПС оперативно-справочного и оперативно-розыскного назначения возникает еще один важный вопрос: о непосредственной связи с АИПС следственно-оперативной группы, выехавшей на место происшествия,

Современный уровень развития средств мобильно связи и компью- терной техники позволяет осуществлять прямую связь бортового компьютера, установленного в оперативном автомобиле, с АИПС. За рубежом, например в США, такой опыт уже накоплен. В наших условиях этот вариант пока, к сожалению, нереален. Реально же использование в этих целях средств мобильной связи с дежурной частью органа внутренних дел и уже последней с АИПС по своим каналам.

1 Сидоров В.Е. Указ. соч. С. 108.

101

В условиях гласности и широкого развития средств массовой ин- формации возник еще один весьма продуктивный канал получения оперативной информации. Имеются в виду практикуемые в ряде регионов России обращения представителей органов внутренних дел к населению по радио и телевидению. Это может быть указание примет разыскиваемого преступника, демонстрация задержанного подозреваемого или его фотоизображения с целью получения информации об этом лице, оповещение о похищенных вещах и т.п. По объявленным телефонам в этих случаях поступает большой объем информации. Представляется целесообразным, чтобы приемом этой информации занимались те оперативные работники, которые задействованы в раскрытии конкретного преступления, поскольку они смогут оперативно оценить получаемую информацию, как относя- щуюся к делу, при необходимости уточнить и столь же оперативно ее использовать.

В организации работы по раскрытию преступлений по горячим следам необходимо учитывать и условия сельской местности, где отсутствует патрульно-постовая служба, а в будние дни и оперативные группы. В этих условиях вся тяжесть неотложных действий может лечь на плечи работника дежурной части милиции (ответственного дежурного по органу внутренних дел). В подобных ситуациях он обязан сам прибыть на место происшествия, оказать помощь потерпевшим, принять меры к сохранению следов преступления, а если нет возможности вызвать следственно-оперативную группу, то и осуществить неотложные розыскные меры по преследований и задержанию преступника по горячим следам. Именно на нем лежит обязанность передачи собранной оперативной информации для использования следователю, принявшему дело к производству.

102 § 3. Тактические приемы использования результатов оперативно- розыскной деятельности на последующих этапах расследования преступлений

На последующих этапах расследования преступлений результаты оперативно-розыскной деятельности используются преимущественно в розыскной деятельности следователя, при проведении отдельных следственных действий и тактических комбинаций, в качестве источников фактических данных при доказывании по уголовным делам, а также в ходе оперативного сопровождения процесса расследования и преодоления оказываемого ему противодействия.

а) использование результатов оперативно-розыскной деятельности в розыскной деятельности следователя

Розыск скрывшегося подозреваемого или обвиняемого, похищенных вещей и ценностей и других объектов, важных для дела - одна из функций органов предварительного следствия. Ее выполнение не может быть переложено на оперативные службы органов внутренних дел, однако последние обязаны принимать в розыске самое активное участие. Осуществляя розыск, они действуют как по поручениям следователя, так и по собственной инициативе в пределах своих полномочий по закону.

Понятие розыска объединяет собой как оперативно-розыскную дея- тельность соответствующих служб органов внутренних дед, так и розыскную деятельность следователя. Различие между двумя этими видами деятельности заключается в том, что целью оперативно- розыскной деятельности служит установление (выявление) и обнаружение тех или иных фак-

103 тов, объектов, а целью розыскной деятельности следователя - лишь их обнаружение, поскольку следователь имеет дело с розыском лишь известных, установленных объектов.

Объект следует считать установленным, когда о нем имеются сведения, позволяющие его индивидуализировать, выделить из всех подобных объектов, либо отнести его к определенной группе, множеству. Если речь идет о людях, это означает наличие в распоряжении субъекта розыска комплекса информации об их демографических данных, внешних признаках и иных свойствах личности. Если объектом розыска служат предметы, документы, транспортные средства и т.п., то информация о них должна позволять отнести объект к определенной группе подобных объектов (при отсутствии известных его индивидуальных признаков), причем объем группы не препятствует розыску.

Р.С.Белкин к числу объектов, признанных установленными и подле- жащих розыску, относит следующие:

«1. люди - подозреваемые, обвиняемые; осужденные, бежавшие из мест лишений свободы или с предписанного места жительства; потерпевшие; свидетелей;

  1. трупы и их части;
  2. животные (как предмет преступного посягательства или орудие преступления) и их трупы;
  3. вещественные доказательства (в том числе орудия преступления);
  4. транспортные средства (как предмет преступного посягательства или орудие преступления);
  5. имущество и иные ценности;

104

  1. личные и иные документы, не являющиеся вещественными дока- зательствами»1.

Разумеется, этот перечень нельзя считать исчерпывающим, поскольку объектами розыска могут быть и любые иные объекты, но при условии, что они уже установлены, известны и имеют значение для дела.

Следователь осуществляет розыск как по делу, находящемуся у него в производстве, так и по приостановленное делу. Различие в применяемых им средствах розыска заключается в том, что в первом случае он может использовать для целей розыска и процессуальные средства (следственные действия) и непроцессуальные, а во втором случае - только непроцессуальные средства, поскольку по приостановленному делу по закону следственные действия проводиться не могут. Правда, последнее положение оспаривается некоторыми учеными. Так, И.Е.Быховский считал, что «нужно признать правомерным производство следственных действий, направленный на розыск обвиняемого по делу, приостановленному в связи с неизвестностью его местопребывания, и одновременно неправомерным - производство по такому делу следственных действий, направленных на достижение других целей»2. Правильность этого предложения он сам поставил под сомнение, отметив, что разграничить эти действия иной раз «не только трудно, но порой невозможно»3 Мы полагаем, что в любом случае это не оправдывает установленного законом порядка, в рамках которого розыск вполне может эффективно осуществляться.

Участвующий в розыске оперативный сотрудник, взаимодействующий со следователем, обладает более широким арсеналом средств розы-

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3-х тт. Том 2. М, 1997. С. 216-217.

2 Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы проведения следст венных действий. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1977. С. 34.

3 Там же. С. 35.

105 ска: он может осуществлять не только розыскные (легальные) действия, но и оперативно-розыскные мероприятия, предпринимаемые преимущественно негласно.

Роль оперативной информации для розыскной деятельности следо- вателя трудно переоценить. Начнем с того, что она служит основой для выдвижения розыскных версий, представляющих собой логическую базу розыска.

Розыскная версия отличается от иных версий, выдвигаемых в процессе расследования, рядом особенностей. По мнению Е.К.Кагина, эти особенности заключаются в следующем: «1. наличием достаточных дан- ных, свидетельствующих, что преступление совершено известным следствию лицом; 2. наличием достаточных доказательств для привлечения данного лица в качестве обвиняемого; 3. выдвижением розыскной версии следователем или оперативным работником органа дознания как в ходе предварительного расследования, так и после приостановления уголовного дела в зависимости от времени получения исходной информации для розыска, но только при наличии оснований, указанных в п.1; 4. выдвижением розыскной версии в отношении ограниченного круга фактов.., круг которых значительно уже, чем при выдвижении следственных версий; 5. проверкой розыскных версий без выделения логических следствий; 6. предсказательным характером в отличие от ретросказательного у следственных версий; 7. разведывательным характером, поскольку проверку розыскной версии органы дознания осуществляют чаще всего оперативно-розыскными средствами и методами»1. Правда, возникает сомнение в отношении правильности последнего пункта, поскольку розыскная версия,

1 Кагин Е.К. Роль следственной ситуации в повышении эффективности розыска // Тактические операции и эффективность расследования. - Свердловск, 1986. С. 71-74.

106 выдвинутая следователем, едва ли носит разведывательный характер и уж никак не проверяется им оперативным путем»

Если проанализировать содержание розыскной деятельности следо- вателя, то можно следующим образом классифицировать предпринимаемые им розыскные мероприятия, как это предлагает Р.С.Белкин:

  1. мероприятия, преследующие цель получения исходной информации для розыска;
  2. мероприятия, проводимые с целью задержания преступника по горячим следам;
  3. мероприятия блокирующего и «сторожевого» характера;
  4. мероприятия, преследующие цель обнаружения объектов розыска;
  5. мероприятия, направленные на активизацию розыска и расширение круга его участников1.
  6. Совершенно очевидно, что в большинстве случаев эти мероприятия могут быть успешно проведены лишь при обладании следователем необходимой оперативной информацией, переданной ему оперативным сотрудником.

Исходная для розыска информация может быть получена самим сле- дователем при проведении осмотра места происшествия, допросов, обысков и т.п. Но она не может заменить во многих случаях оперативную информацию, полученную оперативным сотрудником от негласных источников, путем применения технических средств получения информации, личным сыском и т.п. Именно оперативная информация обладает должной степенью конкретности и передается в условиях реального времени.

Исходная оперативная информация может передаваться следователю взаимодействующим с ним оперативным сотрудником официальным и

1 Белкин Р.С. Указ. соч. С. 232.

107 неформальным путем при разработке розыскных версий и плана розыска. Второй путь, с нашей точки зрения, более продуктивен, т.к. сокращает сроки прохождения информации, позволяет оперативно решить, как ее использовать и как зашифровать ее источник. Эта информация составляет и существенную часть психологических основ розыска.

Вопрос о психологических основах розыска при всей своей актуаль- ности недостаточно исследован в специальной литературе. Лишь в работах В.И.Попова, Е.Ф.Коновалова, А.А.Закатова, Р.С.Белкина и в трудах судебных психологов А.Р.Ратинова и А.В.Дулова уделяется некоторое внимание психологическому портрету разыскиваемого лица и психологии поведения обыскиваемого и обыскивающего1. Между тем, оперативная информация позволяет уже на начальном этапе розыска составить представление о психологическом облике разыскиваемого лица и ему способствующих лиц, прогнозировать на этой основе их возможного поведения и действий, вероятных мест сокрытия объектов розыска, осуществлять рефлексивное управление поведением и поступками разыскиваемого, предвидеть ответные его действия.

Рефлексия - это способность следователя, оперативного сотрудника мысленно представить себя в роли разыскиваемого лица и определить, как бы он поступал в данной ситуации. То же самое предпринимает и разыскиваемый, стремясь предвидеть действия следователя, оперативного сотрудника. Рефлексивное управление предполагает влияние путем передачи разыскиваемому должной информации на его поведение и поступки с тем,

1 См. Попов В.И. Розыскная деятельность в системе уголовного процесса и кри- миналистики // Ученые записки КазГУ. - Алма-Ата, 1970. Т. 10. Вып. 10; Коновалов Е.Ф. Розыскная деятельность следователя. - М, 1973; Закатов А.А. Криминалистиче- ское учение о розыске. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1988; Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М: ВШ МВД СССР , 1967; и др.

108 чтобы они осуществлялись в нужном для розыска направлении. Это влияние следователя на формирование решений разыскиваемого в желательных для оперативного сотрудника, следователя целях.

Структуру рефлексивного рассуждения Г.И.Зорин демонстрирует на примере рефлексирования следователем допрашиваемого:

  1. следователь как он есть на самом деле,
  2. следователь как он видит себя сам,
  3. следователь, каким он видится допрашиваемому,
  4. следователь, каким он видит себя глазами допрашиваемого,
  5. допрашиваемый как он есть на самом деле,
  6. допрашиваемый, каким он видит себя сам,
  7. допрашиваемый, каким он видится следователю,
  8. допрашиваемый, каким он видит себя глазами следователя1.
  9. Рефлексия, пишет Г.А.Зорин, «вносит в процесс расследования элемент состязательности: кто кого переиграет в тактических многоходовых размышлениях за себя и своего тактического партнера…, предоставляет следователю возможность организации многовариантного поведения в условиях конкурентных отношений с участниками следственного действия, так как позиция каждого партнера может быть заранее отрефлексирована и учтена, обеспечивает следователя средствами психологической защиты, так как обеспечивает предвидение реакций партнеров»2. Показательно, что А.Р.Ратинов демонстрировал содержание рефлексии именно на примере розыска преступника, из которого особенно наглядно видно ее значение. «Представим себе такой эпизод, - писал он, следователь предпринимает

Зорин Г.А. Эвристические методы формирования стратегии и тактики следственной деятельности. - Гродно, 1991. С. 55. 2 Там же. С. 61.

109 розыск преступника, скрывшегося с места совершения преступления. Наиболее вероятно он мог уйти двумя путями: один из них (А) удобнее для движения, но проходит по людным местам и поэтому опаснее, другой (Б) труднее, но менее опасен. Преследуемый рассуждает так: «Путь Б надежнее А, поэтому я выбираю путь Б».

Следователь, оценивая обстановку, должен воспроизвести ход рас- суждения преступника: «Он знает, что путь Б для него надежнее, чем путь А, и поэтому выбирает путь Б - значит, я должен его преследовать по этому пути».

Однако, если преступник не уступает следователю в рефлексии, он может рассуждать так: «Следователь полагает, будто я, зная, что путь Б надежнее, двинусь по нему, и станет преследовать меня по этому пути. Значит, я выбираю путь А». Если следователь превосходит преступника в ранге рефлексии, он, воссоздав мысленно ход рассуждений и их результат, примет соответствующее решение и захватит разыскиваемого. Но может случиться и так, что преступник “переиграет” следователя в этом соревновании, более точно и на более высоком уровне имитируя решение своего противника”1.

Но восполнение исходной информации - не единственный путь ис- пользования оперативной информации в розыскной деятельности следователя. При проведении мероприятий по розыску преступника по горячим следам с целью его задержания с ее помощью следователь ориентируется в отношении мест, где может скрываться преступник, предвидеть, как он будет вести себя при задержании, представить себе, кто и какую может оказать ему помощь (предоставление убежища, одежды для переодевания,

1 Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М.: ВШ МВД СССР, 1967. С. 158-159.

110 изменения внешности и т.п.). Об иных значениях оперативной информации в подобных ситуациях мы уже упоминали в предыдущем параграфе диссертации.

Оперативная информация служит основой и для организации блоки- рующих и “сторожевых” мероприятий. В сущности, на ней в первую очередь основываются запланированные под кодовыми названиями различные операции органов внутренних дел (типа операции «Перехват» и др.).

Как и деятельность по раскрытию и расследованию преступлений по горячим следам, так и розыскная деятельность в целях обеспечения ее методичности и организованности может быть алгоритмизирована. Это представляется тем более необходимым, поскольку частные криминали- стические методики практически не уделяют ей должного внимания. А.С.Шаталов предлагает, например, такой, по его мнению, универсальный алгоритм розыскных действий по установлению местонахождения скрывшегося обвиняемого на начальном этапе расследования:

«- изучение архивных и приостановленных уголовных дел;

-истребование различных документов, способствующих установлению местонахождения скрывшегося обвиняемого, либо их изучение на месте;

-обход и прочесывание местности с привлечением дополнительных сил и средств;

-обследование мест возможного хранения или сбыта похищенного имущества;

-организация наблюдения и засад в местах возможного появления обвиняемого, соучастников преступления, обнаружения похищенного имущества;

-проверка имеющейся информации по оперативно-справочным учетам органов внутренних дел;

Ill

-предъявление гражданам обнаруженных вещей и предметов в целях установления их владельцев;

-применение служебно-розыскной собаки;

-проведение подворных (поквартирных) обходов;

-составление и рассылка ориентировок о совершенном преступлении и приметах скрывшегося обвиняемого в территориальные органы внут- ренних дел;

-составление субъективного портрета».1

Этот алгоритм, в целом правильный, страдает существенной непол- нотой. Во-первых, он не упоминает о получении информации от неглас- ных сотрудников, которая способна реально повлиять на его существенное сокращение и быстроту розыска; во-вторых, он ограничивает источники регистрационной информации лишь одним видом учетов и не предусматривает именно оперативно-розыскных учетов ОВД; в-третьих, не определяет целей изучения архивных и приостановленных дел, не показывает, чем они могут быть полезны для розыска. В зависимости от содержания оперативной информации она может быть использована для:

а/ создания условий, побуждающих разыскиваемого действовать в неблагоприятной для него обстановке, мешающих ему принимать меры к укрытию от преследования;

б/ создания ситуации, вынуждающей или провоцирующей разыски- ваемого на установление связи с соучастниками, пособниками, посещение известного следователю или оперативному сотруднику места и т.п.;

Шаталов А.С. Алгоритмизация некоторых действий следователя при осуществлении розыска скрывшегося обвиняемого // Проблема обеспечения безопасности на объектах транспорта и пути ее улучшения. - М, 1998. С. 271-272.

112

в/ ограничения свободы передвижения разыскиваемого путем про- ведения комплекса розыскных мероприятий;

г/ склонения разыскиваемого через его связи или негласных сотруд- ников /путем соответствующей оперативной комбинации/ к явке с повинной;

д/ повторное проведение следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий в тех же местах, в отношении которых у разы- скиваемого сложилось убеждение в их безопасности для него.

Е.Ф.Коновалов дополняет этот перечень использованием помощи соучастников разыскиваемого, если в их отношении избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы1.

В должной реализации оперативной информации при розыске важная роль принадлежит и начальнику органа дознания. Систематически контролируя работу подчиненных ему служб в осуществлении оперативно-розыскных мер и использовании ими полученной оперативной информации, он должен обеспечить эффективное использование этой информации следователем при соблюдении требуемых условий конспирации источников.

Осуществляя в целом надзор за исполнением законов органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие, прокурор проверяет и розыскную работу поднадзорного ему органа дознания. Не вдаваясь в содержание проведенных оперативно-розыскных мероприятий и не знакомясь с полученной оперативной информацией, что лежит вне пределов его компетенции, он проверяет своевременность заведения розыскных дел по розыскным материалам следователей, наличие плана оперативно-

1 Коновалов Е.Ф. Тактические приемы розыска скрывшихся преступников и факторы, определяющие их выбор следователем // Сб. статей. - М., 1973, вып. 1. С. ,49.

113 розыскных и розыскных мероприятий и точность его исполнения на день проверки, выясняет, на кого из оперативных работников возложено осуществление розыска.

б) использование результатов оперативно-розыскной деятельности при проведении отдельных следственных действий и тактических комбинаций

Результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться для установления оснований проведения следственных действий, их подготовки, определения наиболее целесообразных тактических прие- мов производства. При подготовке и определении тактики следственных действий могут использоваться любые результаты оперативно-розыскной деятельности. Несколько иначе обстоит дело с возможностью использования их в качестве основания следственных действий. В этом качестве могут служить лишь такие результаты, источники получения которых не составляют служебной тайны и которые приобщены к материалам уголовного дела. Сведения, полученные из источников, не подлежащих расшифровке, могут быть положены в основу решения лишь о тех следственных действиях, производство которых закон не связывает с наличием процессуальных доказательств (обыск, выемка, осмотр, освидетельствование, допрос свидетелей и потерпевших).

В этом отношении мы разделяем следующую позицию по поводу допустимости результатов ОРД в качестве оснований задержания подозреваемого. Прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, применение иных технических средств позволяет зафиксировать информацию, которая может достоверно указывать на причастность конкретного лица к совершению преступления. Следователь

114 (орган дознания), получивший в свое распоряжение источники такой информации, еще не решая вопрос о придании ей доказательственного значения, вправе рассматривать как «иные данные» сведения о причастности лица к расследуемому преступлению. И, если имеется какое-либо из дополнительных условий, предусмотренных ч.2 ст. 122 УПК РСФСР (лицо покушалось на побег, или не имеет постоянного места жительства, или когда не установлена личность подозреваемого), решение о задержании может быть правомерным. Что же касается оперативно-розыскных данных вербального характера, они не могут служить основаниями для задержания лиц по подозрению в совершении преступления. Аналогичные результаты получены в результате опроса прокуроров районов и городов, которые подтвердили, что они придерживаются именно такой позиции в решении рассматриваемого вопроса1.

Роль оперативной информации меняется в зависимости от того, на какой стадии проведения следственного действия она используется. На стадии подготовки следственного действия она служит целям:

  • определения наиболее целесообразного времени и места проведения следственного действия, что непосредственно влияет на его эффек- тивность;
  • ориентирования следователя в вероятном поведении участников следственного действия, от чего помимо прочего, зависит степень такти- ческого риска, в условиях которого проводится следственное действие;
  • выбора намечаемых тактических приемов проведения следственного действия, максимального использования фактора внезапности;
  • Земскова А.В. Правовые проблемы использования результатов оперативно- розыскных мероприятий в уголовно-процессуальном доказывании: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. -М.: МЮИ МВД России, 1998. С. 17-18.

115

  • выяснения степени осведомленности противостоящих следствию лиц о намерениях и планах следователя, наличии у него изобличающих этих лиц доказательств, имеющихся по делу свидетелей и характере обла- даемой ими информации и т.п.

Результаты оперативно-розыскной деятельности чаще всего исполь- зуются при задержании подозреваемого, производстве обыска, допросов и некоторых других следственных действий.

Использование оперативной информации при задержании подозре- ваемого является необходимым условием успешности операции.

Раскрытие преступления предполагает установление личности ви- новного. Его обнаружение и задержание необходимо для детального исследования обстоятельств дела, установления всех элементов предмета доказывался. Используемая для осуществления задержания оперативная информация может быть почерпнута из различных источников и должна относиться:

  • к личности задерживаемого, давая представление о его психическом и физическом состоянии в результате совершения им преступления, эмоциональных и волевых качествах, намерениях, возможном поведении при задержании, наличии у него оружия и решимости оказать сопротивление задерживающим, способности предвидеть и противодействовать действиям задерживающих;
  • к условиям, в которых будет проводиться задержание: выбору вре- мени и места задержания, характеристике места задержания;
  • к тактическому плану задержания: численности и персональному составу оперативной группы, ее оснащенности, дислокации участников задержания, приемам их сближения с задерживаемым, нейтрализации по-

116

пыток оказать сопротивление, бегства, избавиться от уличающих доказательств и т.п.

Когда планируется задержание подозреваемого, результаты опера- тивно-розыскной деятельности учитываются при определении тактики, способов, и времени захвата лица, задержание которого планируется осуществить. Активно используются возможности оперативно- технических подразделений, принимаются меры по обеспечению технического контроля за реализацией преступных действий подозреваемого. С этой целью осуществляется постоянное прослушивание его телефонных или иных переговоров. Полученная информация о готовящемся преступном акте должна быть немедленно передана руководителю проведения реализации оперативно-розыскных материалов.

Необходимая для подготовки и осуществления задержания оперативная информация может быть передана оперативным сотрудникам сле- дователем, получившим ее при изучении личности подозреваемого или обвиняемого, при допросах связанных с ним лиц, из архивных дел о прошлых преступлениях задерживаемого. Она может быть получена и путем проведения таких оперативно-розыскных мероприятий, как опрос граждан, обследование помещений и участков местности, наблюдение, прослушивание телефонных переговоров и др. Реализация этой информации и осуществляется в процессе подготовки и осуществления задержания,

При проведении задержания целесообразно сам процесс задержания, особенно ситуацию захвата с поличным зафиксировать на видеопленку. Это позволит в дальнейшем более активно использовать материалы задержания при допросах обвиняемых и избежать их необоснованных жалоб на неправомерные действия сотрудников правоохранительных органов.

Особую ценность представляет оперативная информация о том, где конкретно в помещении находится подозреваемый, хранятся имеющие от-

117 ношение к преступлению предметы и документы. Это позволит правильно определить место и способ проникновения в помещение, исключит попытки подозреваемых уничтожить следы преступления.

Перед проведением задержания в закрытых помещениях (квартирах, офисах и т. д.), необходимо получить сведения о круге лиц, которые могут входить в квартиру. Как показывает практика, сбытчики наркотиков, например, имеют укрепленные входные двери, как правило, металлические, с сейфовыми системами запоров. Необходимо постоянно наблюдать за окнами помещений для того, чтобы иметь возможность проконтролировать получение таким путем денег, наркотических средств, пресечь выбрасывание предметов в момент задержания, фиксировать такие действия на видеопленку.

Следует отметить, что далеко не всегда в современной ситуации можно войти в квартиру под видом «почтальонов», «ошибшихся адресом прохожих» и т.д., поскольку преступники открывают двери, как правило, только определенному, узкому кругу лиц из числа их знакомых. По той же причине маловероятна попытка проникнуть в помещение в связи с «отключением» света, газа, воды, телефона и т.д. В этих случаях из квартир выходят все, кроме лиц, представляющих интерес для сотрудников следственно-оперативной группы.

В практике задержание осуществляется либо без предварительной подготовки, либо с подготовкой. Без предварительной подготовки задержание производится в тех случаях, когда, как это предусмотрено ст. 122 УПК РСФСР, это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения, когда очевидцы или потерпевшие прямо укажут на данное лицо, как на совершившее преступление или когда лицо покушалось на побег. Представляется, что во всех этих случаях имеется в виду задержание на месте происшествия. В такой ситуации ре-

118 комендуется прежде всего осуществить физическое задержание лица, а затем уже выполнить необходимые процессуальные формальности.

Задержание без подготовки носит спонтанный характер, оно осуще- ствляется сотрудником, оказавшимся на месте происшествия, нередко еще до прибытия туда следственно-оперативной группы. В таких условиях существует реальная угроза для жизни и здоровья задерживающего, который не всегда может рассчитывать на помощь окружающих. Если позволяет обстановка, ему следует повременить с задержанием до приезда следственно-оперативной группы, удерживая под каким-либо предлогом подозреваемого на месте происшествия. Если сотрудник вооружен или твердо рассчитывает на помощь присутствующих, он может сам осуществить задержание, не теряя при этом бдительности Б ^ношении действий задерживаемого.

Подготовка к задержанию включает в себя решение целого комплекса вопросов. Это, прежде всего получение представления о том, кто дол- жен быть задержан, т.е. изучение информации о его личности, образе жизни, распорядке дня, маршрутах передвижения и т.п. Если речь идет о задержании участников организованного преступного формирования, то следует решить, задерживать ли сначала лидера сообщества или второстепенных членов группы. Имея в виду, что задержание одного из участников сообщества служит сигналом об опасности для других членов группы, может быть принято решение об одновременном задержании всех членов преступного формирования.

После определения последовательности операций, решается вопрос о времени их проведения и условий, в которых будет производиться за- держание. Время и условия задержания должны обеспечить:

  1. внезапность действий оперативных сотрудников для задерживаемого:

119

  1. безопасность акта задержания для окружающих и участников опе- ративной группы;
  2. скрытность задержания от соучастников задерживаемого и иных его связей, когда это диктуется интересами следствия и, наоборот, его де- монстративный характер, когда это соответствует тактическому замыслу следствия;
  3. пресечение попыток задерживаемого избавиться от уличающих его доказательств, установить связь с соучастницами или иными лицами, совершить побег.
  4. К подготовке относится и разработка тактики действий каждого члена оперативной группы, выбор способов сближения и захвата задержи- ваемого, его транспортировки с места задержания. Особенно важным представляется глубокое продумывание тактики задержания, когда предстоит захват вооруженного преступника, находящегося в трудном для доступа помещении или в помещении, где много посторонних. В этом случае разрабатывается легенда, оправдывающая в глазах задерживаемого появление у его дома или желающих войти в его жилище “работников” тех или иных коммунальных служб, почты, санэпиднадзора и др., или сближение с ним, когда он находится в окружении других людей, отвлечение их внимания от задерживаемого, привлечение его внимания к чему-то происхо- „ дящему в этом помещении и т.п. для того, чтобы, уличив момент, произвести физический захват задерживаемого.

В соответствии с намеченным планом операции руководитель группы производит детальный инструктаж участников, проверяет, насколько ими усвоены предписанные приемы действий, сигналы к началу или воз- можному изменению тактики операции.

По прибытии группы в район задержания при необходимости про- водится предварительная разведка местности, после чего члены группы

120 располагаются в намеченных местах и при появлении задерживаемого действуют предписанным образом.

Кульминационный момент задержания - физический захват задер- жанного и его водворение в транспортное средство. Группа захвата должна действовать решительно и инициативно в постоянной готовности пресечь попытки задерживаемого к сопротивлению, использованию оружия.

Некоторые особенности имеет задержание лица при его обнаружении потерпевшим, включенным в состав поисковой группы, обследующей различные общественные места с целью поиска виновного. Когда потерпевший прямо указывает на лицо, как на совершившее преступление, его следует немедленно задержать. Хотя в подобной ситуации отсутствуют подготовительные действия, подобные описанным, нельзя считать, что такое задержание осуществляется без предварительной подготовки, Подготовка проводится и в этом случае, но она не столь детальна, как описанная выше.

Перед началом поиска оперативный сотрудник должен проинструк- тировать потерпевшего, как следует себя вести в случае, если будет обнаружен преступник. Он должен избегать всего, что может насторожить подозреваемого - жестов, восклицаний и т.п. и скрытно дать знать оперативному сотруднику, что опознал виновного и где именно он находится. Потерпевший не должен принимать непосредственного участия в захвате подозреваемого, его действия могут лишь осложнить обстановку, однако, если потерпевший - физически крепкий мужчина, то по сигналу оперативного сотрудника он может оказать ему помощь, не теряя при этом бдительности.

При подготовке к поиску следует предусмотреть, где будет находиться автомобиль для транспортировки задержанного, не следует ли при- влечь к участию в поиске других сотрудников, которые будут издали на-

121 блюдать за поисковой группой в готовности немедленно принять участие в захвате.

Важные рекомендации по организации задержания участников орга- низованной преступной группы разработаны В.М.Мешковым и В.Л.Поповым. Они советуют при наличии достаточных оперативных данных о преступной деятельности лидера группы начать задержание членов группы с задержания лидера, «что позволяет, во-первых, обезглавить ОПТ, лишить (хотя бы на короткое время) преступное сообщество централизованного управления, облегчить работу с остальными членами ОПТ, которые, как правило, воспринимают это действие со стороны правоохранительных органов как свидетельство доказанности преступной деятельности сообщества, что способствует психологической подготовке их к даче правдивых показаний на предстоящем допросе» Этот вариант задержания лидера ОПТ оправдывает себя и при необходимости зашифровать конфи- денциальный источник получения информации или “прикрыть” лидера ОПТ, уже давшего правдивые показания о своей деятельности, создавая тем самым легенду о его “твердости” в воровских традициях. Оправдывает себя в этих целях демонстративное задержание, произведенное намеренно на глазах остальных членов ОПТ”. Авторы считают, что демонстративное задержание лидера целесообразно и при недостаточности сведений о созданной им группировке и о руководстве ею: “члены ОПТ, водворенные в изолятор временного содержания, зная о нахождении лидера ОПТ “на воле”, как правило, опасаются ответственности в одиночку за все действия группы и необходимости возмещения всего причиненного ущерба только своим имуществом»1. Ставшее для них известных задержание лидера рождает у них надежды на то, что по делу они будут проходить как второсте-

1 Мешков В.М., Попов В.Л. Указ. раб. С. 51.

122 пенные участники сообщества, а это, в свою очередь, способствует более откровенному их поведению на следствии.

Задержанию членов сообщества нередко предшествует организация засады в местах их возможного появления. Могут задерживаться все лица, посетившие это место или избирательно лишь тот участник группировки, на кого рассчитана засада. В последнем случае для случайных посетителей должна быть подготовлена легенда, правдоподобно объясняющая нахождение в этом месте оперативных сотрудников, хотя угроза расшифровки засады существует.

Важный элемент задержания - личный обыск задержанного. Он про- водится в два этапа - на месте задержания, когда производится поиск оружия и уличающих доказательств, и по месту доставки задержанного, когда проводится тщательный обыск одежды и при необходимости - тела задержанного.

‘Особую ценность результаты оперативно-розыскной деятельности имеют при подготовке к проведению обыска. Как показывает опыт, отказ от использования этих результатов как правило ведет к тому, что обыск не дает ожидаемых результатов, превращаясь в процедурную формальность.

В ходе оперативно-розыскных мероприятий могут быть получены, прежде всего, данные о лицах, у которых намечается обыск. В их число входят сведения, характеризующие: возраст, профессию, специальные навыки, род занятий; образ жизни, особенности поведения в быту и на работе; склонности и увлечения; состав семьи, отношения в семье, с соседями, сотрудниками по месту работы; повседневный распорядок в семье или режим на работе; знакомства и связи (в частности, с преступной средой); наличие в прошлом судимостей и т.д.

От получения перечисленных сведений зависит результативность обыска. Например, представление о профессии и специальных навыках

123 обыскиваемого нередко позволяет верно определить, где могут находиться отыскиваемые предметы. Из следственной практики известно, что каменщики бывают склонны скрывать ценности и иные предметы в каменных стенах, печники - в печах и дымоходах, сантехники - в водопроводной, отопительной или канализационной системах, столяры - в мебели и деревянных частях помещений, радиолюбители - в аппаратуре, пчеловоды - в ульях и т.д.’

Целесообразно установить наблюдение за обыскиваемым; выяснить, есть ли у него оружие и способен ли он оказать сопротивление.

Оперативные работники могут оказать существенную помощь в сборе сведений об особенностях места производства следственного действия, конструктивных особенностях и условиях эксплуатации здания (количество этажей, входов и выходов; планировка комнат и подсобных помещений; наличие окон, чердачных и подвальных помещений, хозяйственных построек; факт производства ремонтов, их время и объем), системе запоров и охранной сигнализации, наличии сторожевых собак. Последнее обстоятельство, в частности, может потребовать привлечения к производству обыска специалиста- кинолога.

Для принятия решения о производстве обыска закон требует наличия достаточных оснований. Возникает вопрос: могут ли служить такими основаниями данные, полученные оперативным путем?

Хотя в литературе можно встретить и отрицательный ответ на этот вопрос с указанием, что такими достаточными данными могут служить лишь доказательства, мы придерживаемся иной точки зрения. Поскольку

См.: Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности) / Под ред. Б.П.Смагоринского. - М.: УМЦ при ГУК МВД РФ, 1994. С. 70-71.

124 одним из оснований для возбуждения уголовного дела может служить непосредственное обнаружение органом дознания признаков преступления /ст. 108 УПК/, что чаще всего является результатом проведенных оперативно-розыскных мероприятий, можно сделать вывод, что оперативная информация выступает достаточным основанием для принятия процессуальных решений. Очевидно, все дело в оттенке ее как достоверной,. Принятие на ее основе решения о производстве обыска - это уже одна из форм ее реализации в процессе расследования.

В ряде случаев характер следственной ситуации и дефицит времени требуют от следователя принятия решения о незамедлительном производстве обыска. Временем на подготовку к обыску, на собирание оперативным путем информации об обыскиваемом или месте производства обыска следователь при этом не располагает и ему приходится проводить обыск “с хода”, обладая лишь минимальной информацией, которая лишь косвенно относится к объектам обыска. Это та информация, которой обладает следователь к моменту возбуждения уголовного дела и собрана им при осмотре места происшествия и проведении некоторых последующих следственных действий: показаний свидетелей и потерпевших, предварительных исследований предметов, оставленных преступниками и т.п. Эта ин- формация, конечно, также может служить известным ориентиром при производстве обыска, уступая в полноте оперативной информации, которая специально собирается для целей обыска.

Несколько иное положение складывается, когда возбуждению уго- ловного дела предшествует оперативная разработка фигурантов, в процессе которой выясняются данные об их личности, местожительстве, характере преступной деятельности, ее способах и средствах, образе жизни и связях. В этих случаях при проведении обыска, как неотложного следственного действия, чаще сразу же после возбужденная уголовного дела по

125 факту захвата с поличным, т.е. не без предварительной специальной подготовки, субъект обыска уже обладает хотя бы минимальной информацией об обыскиваемом и условиях, в которых придется проводить обыск, о возможных местах нахождения искомого и самом искомом.

Если обыск планируется заранее или если при возникшей в нем не- обходимости следователь располагает временем на его подготовку, то пренебрегать такой возможностью не следует.

Подготовка к обыску осуществляется следователем в тесном взаи- модействии с оперативным сотрудником органа дознания, который впо- следствии может принять участие в обыске. Такая подготовка предполагает:

  1. собирание информации о личности человека (подозреваемый, его связи), у которого планируется производство обыска. Устанавливается его образ жизни, режим, обладание им определенными профессиональными и иными навыками, с кем он проживает, с кем связан дружескими, родст венными и иными связями, прогнозируется его возможное поведение при обыске. Если он ранее привлекался к уголовной ответственности и под вергался обыску, целесообразно ознакомиться с соответствующими ар хивными делами, протоколами обысков и его последующих допросов^ .

Эта информация необходима для ориентирования следователя о той

Ml/

ситуации в семье обыскиваемого, с которой он может с^толк^ться при производстве обыска, об ухищрениях, к которым может прибегнуть обыскиваемый при устройстве тайников для хранения искомого, используя для этого свои профессиональные и преступные навыки и т.п.

  1. собирание информации о месте предстоящего обыска, его распо ложении, планировке, назначении отдельных помещений, входах и выхо дах, времени и характер&произведенного ремонта и др.

126

  1. собирание информации об объектах поиска, их признаках, состоянии, габаритах, назначении, происхождении.

Информация о месте обыска и объектах поиска позволяет заранее определить направления поиска, необходимый для обыска состав оперативной группы, необходимость привлечения к участию в обыске специалистов и их профиль.

Особенность способа реализации собранной оперативной информации заключается в том, что он заключается не в передаче обыскиваемому какой-либо вербальной информации, а в действиях обыскивающих. Поведение и действия обыскивающих должны быть такими, чтобы обыскиваемый не мог составить по ним представление об источнике их осведомленности, кроме случаев, когда обыскиваемый знает, что используемая ими информация содержится в материалах уголовного дела. Так, например, имея информацию о возможном расположении тайника, обыскивающий не должен, войдя в помещение сразу же направляться к этому месту: передвижения обыскивающего должны носить естественный характер, диктуемый обстановкой помещения. Если же цель поиска общеизвестна, например, обнаружение и задержание скрывающегося преступника и о ней знает и обыскиваемый, то всякие маскирующие эту цель действия следователя в глазах обыскиваемого будут явно нарочитыми.

На основе имеющейся оперативной информации следователь опре- деляет состав оперативной группы и планирует ее действия, проводя подробный инструктаж участников обыска.

Основное тактическое условие, от соблюдения которого в немалой степени зависит его эффективность - внезапность его производства. По- этому само принятие решения об обыске, времени его производства и подготовка к нему должны осуществляться конспиративно, в тайне от обыскиваемого и его связей. Вообще желательно, чтобы этой информацией

127 обладали лишь участники оперативной группы, поскольку следует учитывать возможность существования коррумпированных сотрудников органа внутренних дел, которые могут сообщить о предстоящем обыске заинтересованным лицам.

Выбор времени производства обыска зависит от того, что представ- ляется более целесообразным: проводить обыск в присутствии всех членов семьи обыскиваемого или только обыскиваемого или даже в его отсутствие. Соответственно обыск будет проводиться рано утром или в другое время дня. В исключительных случаях, диктуемых обстановкой, обыск проводится и в ночное время, что бывает при раскрытии преступления по горячим следам и преследовании преступника. Подобные типичные ситуации называет В.Е.Сидоров:

«а/ когда при осмотре места происшествия следователь обнаруживает предметы и документы, позволяющие установить личность подозревае- мого в совершении преступления…

б/ когда поисковая группа милиции или представители общественности обнаруживают место, помещение, где может скрываться лицо, со- вершившее преступление, и где могут находиться искомые предметы;

в/ когда реализуется следственная версия о возможном месте сокрытия подозреваемого или предметов, могущих иметь значение доказа- тельств»1.

Неотложное проведение обыска может быть обусловлено и склады- вающей следственной ситуацией, если внезапно выясняется наличие у задержанного соучастников, у которых может храниться похищенное имущество, орудия преступления и др.

1 Сидоров В.Е. Указ. раб. С. 133.

128 Существенными особенностями отличается тактика подготовки и проведения обысков по делам о преступлениях организованных преступных сообществ:

  1. в ходе расследования возникает необходимость проведения груп- повых обысков, т.е. одновременного проведения обысков у нескольких лиц. Организация таких обысков требует формирования нескольких оперативных групп и создания центра управления их действиями. По ходу обысков вся информация об обнаруженных объектах передается в центр, который определяет, следует ли ее передать в другие поисковые группы или предпринять на ее основе другие следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия;
  2. расширяется круг объектов обыска. Целью становится обнаружение объектов, связанных не с одним конкретным эпизодом преступной деятельности обыскиваемого, но и с другими эпизодами, в том числе и с теми, в которых он мог не принимать личного участия; особое внимание следует уделять поиску объектов, содержащих информацию о преступном сообществе: его составе, коррумпированных связях, лидере, преступной деятельности;
  3. учитывая возможность утечки оперативной информации, ужесто- чаются требования к сохранению в тайне не только планируемых обысков, времени и места их проведения, но и их результатов: обнаруженных предметов, документов, аудио- и видеозаписей и др.;
  4. повышается вероятность оказания сопротивления обыскивающим, а при поиске окружающегося члена преступного сообщества - и воору- женного нападения. Поэтому в состав поисковых групп могут включаться сотрудники ОМОНа или СОБРа. Подразделение этих служб может находиться и в распоряжении центра руководства обысками на случай, если потребуется их поддержка одной из ПОИСКОВЫХ групп;

129

  1. должна быть обеспечена устойчивая связь поисковых групп с цен- тром и между собой для оперативного обмена информацией и координации действий;
  2. заблаговременно должны быть предусмотрены меры по изоляции задержанных во время обысков членов преступного сообщества, недопущения их общения друг с другом или с иными лицами «на воле».
  3. Проведение групповых обысков в силу отмеченного становится сложной по подготовке и осуществлению оперативной операцией.

Известной спецификой обладает и производство повторного обыска. Потребность в нем может возникнуть тогда, когда получена оперативная информация, что в месте первоначального обыска находятся значимые для дела предметы, документы, ценности, перепрятанные туда преступниками, считающими, что “в одну воронку снаряды дважды не попадают”. Но иногда повторный обыск становится элементом специальной тактической комбинации. Она начинается с обыска заведомо неэффективного, проведенного именно с целью создания у подозреваемого представления о том, что обысканное место теперь становится безопасным для сокрытия объектов поиска, которые туда и перепрятываются, а затем и обнаруживаются при повторном обыске. Комбинация может иметь и дополнительные элементы: первоначальный обыск - наблюдение за поведением и действиями обысканного - установление факта передачи информации о произведенном обыске неизвестным до этого соучастникам - установление этих лиц и обыски у них и одновременно повторный обыск ранее обысканного места.

При производстве обыска необходимо особенно пунктуально и скрупулезно соблюдать все требования закона и криминалистические рекомендации, относящиеся к процедуре обыска и поведению обыскивающих. Рекомендуется приглашать понятых не из числа первых встречных, но лиц, обладающих достаточным уровнем интеллектуального развития,

130 обладающих известными познаниями в области объектов поиска. Их роль при обыске - не пассивных наблюдателей, а активных участников, ответственно удостоверяющих действительные операции участников поисковой группы. Следует иметь в виду, что именно понятые смогут впоследствии оградить следователя и других участников поисков от оговора обыскиваемого в том, что он будто бы подложил что-то на место обыска или что-то изъял оттуда, не отметив это в протоколе обыска,

Значительна и роль специалиста при обыске. Он не только обеспечивает продуктивность поиска, обнаружение тайников и иных ухищрений обыскиваемого, но и квалифицированно определяет характер и свойства обнаруженных объектов и помогают точно описать их в протоколе обыска. Опознаний обнаруженных объектов способствует и участие в обыске потерпевшего, когда к этому нет препятствии тактического характера,

Использование оперативной информации при допросе зависит от личности допрашиваемого, его процессуального статуса и занятой позиции. При допросе добросовестных свидетелей и потерпевших, а также искренне раскаивающихся и дающих правдивые показания подозреваемых и обвиняемых оперативная информация позволяет, во- первых, получить представление, какими данными может располагать допрашиваемый, и, во-вторых, служит целям проверки этих показаний помимо доказательств, которые также используются в этих целях.

При допросе лиц, дающих ложные показания, помимо названных целей, она используется для изобличения во лжи через соответствующие тактические приемы допроса.

Поскольку в первом случае оперативная информация остается как бы “за кадром”, используется лишь для ориентирования следователя, оста- новимся подробнее на ее использовании во втором случае, как условия применения тактических приемов или их непосредственного основания,

131 как средства преодоления отказа от дачи показаний или изобличения допрашиваемого во лжи. В общем виде роль оперативной информации в подобных ситуациях охарактеризовал Н.И.Порубов. «Если оперативная информация не имеет силы судебных доказательств, в чем же тогда состоит ее изобличающая сила?» - спрашивает он. И отвечает: «Зная оперативные данные, умело их используя в процессе допроса, следователь формирует у допрашиваемого убеждение в том, что следствию известны все обстоятельства совершенного преступления, психологически тем самым его обезоруживает, логически приводит к выводу о необходимости дать правдивые показания. Оперативная информация позволяет следователю ориентироваться во всех обстоятельствах преступной деятельности допрашиваемого, целеустремленно вести его допрос, облегчает задачу изобличения обвиняемого, с ее помощью можно определить роль каждого из участников преступления, наконец, собрать доказательства, оправдывающие необоснованно задержанного, оговорившего себя или взявшего на себя вину других»1.

Известно, что тактические приемы различаются или применяется по- разному в случаях, когда надо преодолеть отказ допрашиваемого от дачи показаний и при даче им ложных показаний.

Тактическими приемами преодоления отказа от дачи показаний служат:

  • убеждение допрашиваемого в неправильности занятой им позиции;
  • использование факта дачи показаний соучастниками, в том числе и показаний его изобличающих;
  • 1 Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. - Минск, 1973. С. 140.

132

  • использование противоречий между интересами и положением со- участников.

Для того, чтобы убедить допрашиваемого, особенно если им является обвиняемый, в неправильности занятой позиции и необходимости дать показания, следователь должен разъяснить ему, к каким последствиям приведет его отказ давать показания: затяжка расследования, затруднение в определении степени вины соучастников, в выявлении обстоятельств, смягчающих его вину или даже исключающих ответственность. Наличие у допрашиваемого оперативной информации об обстоятельствах преступления и его участниках позволяет следователю продемонстрировать свою осведомленность о том, что может показать допрашиваемый и тем самым продемонстрировать не такую уж необходимость его показаний для установления истины и важность их в первую очередь для него самого, для оценки его поведения на следствии.

Побудить обвиняемого дать показания может сообщение о том, что его соучастники уже дали показания. Если сообщения о самом этом факте недостаточно, следователь, разумеется, если это соответствует истине, может ‘сообщить обвиняемое, что соучастники изобличают его в совершении преступления. Знакомить его с содержанием их показаний до дачи им самим показаний не следует. Наконец, можно зародить у него опасение опоздать с признанием, показав, что выгоднее опередить с этим своих соучастников.

Здесь уместно повторить, что, оперируя при допросе оперативной информацией, следует постоянно иметь в виду интересы сохранения в тайне ее источника. Л.М.Карнеева справедливо предупреждала: «Пользоваться сведениями, полученными из непроцессуального источника, нужно с величайшей осторожностью, чтобы не расшифровать приемов оперативной работы. Не следует забывать, что о таких сведениях следователь мо-

133 жет сообщить допрашиваемому лишь после процессуального их оформления в виде показаний свидетелей, заключения экспертов, выемки документов и т.п. Если такое оформление произвести невозможно, следователь не имеет права ссылаться на них как на установленные факты… Оперативные данные - это еще не доказательства, и пользоваться ими следует осторожно. Если они переданы не только для ориентировки, но и для использования в допросе, следователь может при допросе выяснить указанные в них факты, не ссылаясь при этом на источник своей осведомленности»1.

Мотивы дачи ложных показаний могут быть самыми различными, Свидетель, например, будет лгать, боясь испортить отношения с другими лицами, проходящими по делу, боясь мести преступника или его связей; скрывая свои собственные аморальные поступки или трусость, стремясь выгородить или смягчить вину подозреваемого, обвиняемого в силу дружеских, родственных или иных с ним связей и т.п. Потерпевший может лгать из желания преувеличить или преуменьшить причиненный ему преступлением ущерб или также в силу каких-то связей с виновным. Мотивы дачи ложных показаний подозреваемым или обвиняемым известны: это стремление избежать ответственности за совершенное преступление или преуменьшить свою вину, выгородить соучастников или наоборот -оговорить их из чувства смести, из корыстных соображений и т.п. Самооговор может быть следствием стремления скрыть неблаговидное, в том числе преступное, поведение близкого человека; может он быть и проявлением психического расстройства.

Уже при подготовке к допросу лиц, которые по предположению следователя будут давать ложные показания, оперативным путем следует

1 Карнеева Л.М. Тактические основы организации и производства допроса в стадии расследования. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1976. С. 16.

134 установить, каковы психические особенности тех, кто возможно станет лгать на допросе, какую они займут позицию. Немаловажную роль играет оперативная информация о роли подозреваемого, обвиняемого в преступном сообществе, если преступление носит организованный характер, каковы его отношения с членами сообщества, его авторитет, с кем и по каким причинам эти отношения носят враждебный или неприязненный характер. Такая информация необходима для того, чтобы обеспечить эффективность применения ряда тактических приемов допрос, на которых мы остановимся далее. Эта информация может относиться и к положительным сторонам личности допрашиваемого, его привязанностям, склонностям, увлечениям. Она может быть почерпнута оперативным сотрудником из бесед с родными и друзьями обвиняемого, сослуживцами, соучастника- ми по прошлой преступной деятельности, из архивных уголовных дел, по которым проходил обвиняемый, или имеющейся на него служебной документации.

Как и при преодолении отказа от дачи показаний, для изобличения во лжи, прежде всего, используются приемы эмоционального воздействия. Вот здесь-то в первую очередь используется оперативная информация о личности обвиняемого о его симпатиях и антипатиях, о его увлечениях, высоком профессиональном мастерстве или заботе о сохранении своего профессионального авторитета и т.п. Это не только разъяснение вредных для него последствий лжи, но и воздействие на его положительные стороны личности, акцентирование следователем на них внимания и показ несовместимости с ними занятой допрашиваемым позиции.

Другая группа приемов - приемы логического воздействия - предна- значена для логического доказывания допрашиваемому, что он изобличен во лжи. К числу этих приемов криминалисты относят:

135

  • предъявление доказательств, опровергающих показания допраши- ваемого;
  • предъявление доказательств, требующих от допрашиваемого дета- лизации показаний, которая приведет к противоречиям между ним и со- участниками;
  • логический анализ противоречий, имеющихся в показаниях доп- рашиваемого, не объяснимых с точки зрения его объяснений случившегося;
  • логический анализ противоречий между интересами допрашиваемого и интересами соучастников;
  • доказывание бессмысленности занятой позиции, не могущей помешать в конечном счете установлению истины1.
  • В основе ряда из перечисленных приемов лежит оперативная ин- формация, полученная при опросе граждан и наведении справок, путем контроля почтовых и иных отправлений, прослушивания телефонных переговоров и т«п. Она с успехом используется и при разоблачении ложного алиби.

Эффективным средством изобличения во лжи служат тактические комбинации - сочетание тактических приемов, направленное на решение возникшей в ходе допроса задачи. Цель тактической комбинации заключается в создании ситуации, которая может быть двояко истолкована допрашиваемым, в том числе именно так, как это выгодно следствию. За допрашиваемым при этом сохраняется свобода выбора реагирования на эту ситуацию.

1 Криминалистика. Том II.- М„ 1980. С. 152-153.

136 Наиболее распространенными тактическими приемами допроса, со- четание которых может образовывать тактическую комбинацию, являются:

  1. последовательность. Этот прием заключается в последовательном предъявлении допрашиваемому доказательств в порядке нарастания их силы. В рамках комбинации он сочетается с приемами “допущение легенды”, когда допрашиваемому дают возможность изложить свои ложные объяснения события, и “пресечение лжи” - следователь прерывает ложные показания в тот момент, когда допрашиваемое кажется, что он сумел ввести следователя в заблуждение. В этот момент и следует предъявление изобличающих доказательств;
  2. создание напряжения. Прием заключается в воздействии на пси- хологическое состояние допрашиваемого путем предъявления множества уличающих доказательств, сопровождаемого напоминанием негативной нравственной оценки содеянного. Применяется в сочетании с приемом “снятие напряжения”, что достигается различными средствами: голосом, интонацией, репликами следователя и т.п.;
  3. отвлечение внимания или косвенный допрос. Раскрывая содержание этого приема, Л.М.Карнеева писала: “Следователь, заведомо зная, что не получит правильного ответа на основной интересующий его вопрос, задает ряд других вопросов, менее “опасных” с позиции допрашиваемого. Между тем ответы на эти вопросы помогают найти ответ и на основной замаскированный вопрос”1. Комбинационно этот прием может сочетаться с приемами “форсирование темпа допроса” и “инерция”.
  4. Карнеева Л.М. Тактические приемы допроса обвиняемых. // Труды Высшей школы МВД СССР. 1971. №32. С. 179.

137

Инерция - это незаметный перевод допроса с одной темы на другую, рассчитывая, что допрашиваемый “по инерции” проговорится. В литературе можно встретить возражения против применения этого приема, его считают безнравственным. Но это не так, поскольку «опора здесь делается не на случайную оговорку, а на проговорку об обстоятельствах, как правило, известных только лицу, причастному к преступлению»1;

  1. создание условий для неправильной оценки допрашиваемым складывающейся ситуации. Прием рассчитан на неправильную оценку допрашиваемым возникающей в результате действий и поведения следователя ситуации допроса. Здесь нет дезинформации допрашиваемого, следователь оперирует истинной информацией, в том числе и полученной оперативным путем, но приемы ее передачи таковы, что она может быть истолкована двояко. Этот прием комбинационно может сочетаться с такими приемами, как “выжидание”, когда в допросе делается перерыв для того, чтобы в психическом состоянии допрашиваемого произошли изменения в результате оказанного воздействия, “создание заполненности”, заключающееся в акцентировании следователем внимания допрашиваемого на невыясненных местах в деле, что вызывает у допрашиваемого стремле- ние заполнить эти места, “вызов” - побуждение допрашиваемого к объяснению логическим путем со своей позиции обстоятельств, когда эти объяснения могут быть тут же опровергнуты имеющимися доказательствами.

Реализация названных приемов и их сочетаний в тактические ком- бинации помимо доказательств обеспечивается оперативной информацией. То, что оперирование этой информацией носит неформальный характер, облегчает сохранение в тайне ее источника, однако в любом случае

1 Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Судебная этика. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1974. С. 109.

138 необходимо иметь в виду, что сама формулировка ее при передаче допрашиваемому должна быть тщательно продумана: именно она может навести допрашиваемого на догадку об источнике.

Эмоциональное воздействие тактического приема на допрашиваемого значительно возрастает при использовании следователем фактора вне- запности. Внезапность выражается в неожиданных для допрашиваемого действиях следователя: внезапно задаваемый вопрос, неожиданны в данной ситуации для допрашиваемого; неожиданный для допрашиваемого детальный рассказ следователя об обстоятельствах участия допрашиваемого в совершении преступления, демонстрирующий осведомленность следователя; неожиданное предъявление допрашиваемому доказательств, которых по его убеждению не могло быть у следствия; неожиданное для допраши- ваемого сообщение о предстоящей его очной ставе с лицом, которое он считал убитым и т.п. К оперативной информации, которой при этом оперирует следователь, предъявляется единственное требование - она должна

быть достоверной. Она еще может быть не облечена в процессуальную

TV-форму, однако пути придания ей процессуального станса доказательств

должны быть реальны и очевидны для следователя.

Успех использования фактора внезапности в значительной степени зависит от правильного выбора момента проведения основанного на не- ожиданности приема. По общему правилу он достигается тогда, когда допрашиваемый успокаивается, полагая, что он избежал изобличения во лжи, что допрос для него прошел благополучно, и он расслабляется. Наступившее в результате неожиданных действий следователя резкое изменение ситуации чаще всего означает перелом в ходе допроса в пользу следствия.

139

Использование оперативной информации при производстве иных следственных действий. В отличие от допроса, задержания и обыска, при производстве которых оперативная информация используется достаточно часто и продуктивно, при производстве иных следственных действий ее использование носит редкий, эпизодический характер. Причины этого - и в пассивности оперативных сотрудников, не проявляющих должной инициативы, и в слабой осведомленности следователей о возможностях использования такой информации, и в недостаточной научной разработанности проблемы. Между тем, оперативная информация может быть эффективно использована и реализована практически при производстве любого следственного действия. Л

При подготовке и проведении предъявления для. опознания оперативная информация ориентирует следователя о возможном поведении опознающего и намерениях опознаваемого.

Как известно, предъявлению для опознания предшествует детальный допрос опознающего об условиях восприятия и признаках опознаваемого объекта. Результаты допроса могут представляться следователю благоприятными, обеспечивающими положительный результат предъявления для опознания. Однако, из оперативных источников может быть получена информация об оказании воздействия на опознающего после его допроса, в результате которого он намерен изменить свои показания и заявить, что опознать предъявленный ему объект по тем или иным причинам он не сможет. Эта информация может быть реализована следователем несколькими путями:

  1. следователь может отказаться от проведения опознания, если есть возможность предъявить для опознания объект другому лицу, пусть даже менее уверенное в том, что он сможет опознать объект;

140

  1. следователь может повторно допросить под благовидным предлогом того, кому предполагалось предъявить объект. В ходе повторного до- проса выявить признаки, указывающие на намерение изменить ранее данные показания, установить их причину и нейтрализовать ее; разумеется, источник оперативной информации должен остаться в тайне для допрашиваемого;
  2. следователь может провести предъявление для опознания, а затем изобличить опознающего в даче ложных показаний при опознании. Не- смотря на видимый “проигрыш” следователя, укрепляющий позиции опознаваемого подозреваемого, такое “неопознание” может быть тактически оправданным: изобличив во лжи опознающего, следователь может выявить источник оказанного на него воздействия и определить, кто оказывает противодействие расследованию. Изобличенный во лжи может впоследствии, стремясь загладить свою вину, активно содействовать расследованию, что немаловажно, если он соучастник преступления .
  3. Оперативная информация о владельцах, предметов, обнаруженных на месте происшествия или при обыске, позволяет следователю правильно определить, кому следует их предъявить для опознания. Такую информацию оперативный сотрудник может получить из учетов похищенных и утерянных вещей, из опросов очевидцев кражи, разбойного нападения и других преступлений, от негласных сотрудников милиции.

При подготовке и проведении проверки показаний на месте опера- тивная информация о намерениях лица, чьи показания будут проверяться, реализуется путем принятия следователем специальных мер предупреждения попытки побега этого лица /подозреваемого, обвиняемого/ или попытки установить связь с соучастниками или иными лицами .

Следователь может быть также информирован о намерении подоз- реваемого или обвиняемого, изъявившего согласие показать то или иное

141 место, имеющее значение для дела, лишь ввести следователя в заблуждение, затянуть напрасными следственными действиями расследование в собственных целях.

Но оперативная информация может ориентировать следователя и о том, какое значение имеет указанное подозреваемым место, кроме того, какое предполагает следователь, о тех подлинных целях, которые преследует подозреваемый, согласившись показать его или продемонстрировать на нем те или иные действия. Это может быть стремление убедить следователя, что он действовал без соучастников или, наоборот, навести следователя на мысль, что соучастники должны были быть. В последнем случае подозреваемый может преследовать цель, не выдавая их прямо, навести на них следователя из чувства мести или желания переложить на них вину за совершение преступления.

При подготовке и проведении следственного эксперимента оперативная информация также может относиться к возможное поведению уча- стников эксперимента, к наличию у них каких-либо навыков и умений, стремлению создать у следователя представлений, что преступление не совершенно группой. Информация может относиться и к фактам противоправного воздействия на участников следственного эксперимента, к оговору ими других лиц. Как известно, следственный эксперимент служит действенным средством изобличения допрашиваемого во лжи, в оговоре. Допрашиваемый может дать ложные показания об опознании им при определенных обстоятельствах конкретного лица Из оперативных источников орган дознания получает информацию об оговоре. Руководствуясь ею, следователь проводит эксперимент на опознание, результаты которого изобличают допрошенного во лжи. Оперативная информация может ориентировать следователя о том, что задержанный намеренно не говорит правду о действительно примененном способе совершения преступления,

142 поскольку он мог быть применен только группой, а не одиночкой, а установление факта совершения преступления группой, естественно, не в интересах подозреваемого. Следственный эксперимент в этом случае осуществляется таким образом, чтобы стала очевидной невозможность совершения преступных действий в одиночку, без участия других лиц. Подобным целям служит и проведение следственного эксперимента для установления наличия или отсутствия у подозреваемого тех или иных необходимых умений и навыков, как это бывает при задержании сбытчика фальшивых денежных знаков, утверждающего, что в их изготовлении кроме него никто не участвовал. Экспериментальным путем устанавливается, что выполнить необходимые действия по изготовлению Фальшивок он объективно был не в состоянии.

При подготовке и проведении очной ставки оперативная информация ориентирует следователя о состоянии и намерениях того допрошенно- го, который дал на допросе ложные показания, о решимости другого участника очной ставки, давшего правдивые показания, твердо придерживаться занятой им позиции. Эти сведения позволяют следователю учитывать:

  • что лицо, давшее ложные показания, колеблется и может изменить их под воздействием второго участника очной ставки;
  • что давший ложные показания будет настаивать на них и может привести дополнительные аргументы своей правоты, ранее не •фигурировавшие на допросе;
  • что лицо, давшее правдивые показания, по своему характеру, воле- вым качествам или под влиянием оказанного на него воздействия может изменить показания и подтвердить ложь другого участника очной ставки;

143

  • что лицо, давшее правдивые показания, твердо стоит на занятой позиции, решительно противодействует оказываемому на него воздействию и настроено достаточно решительно.

Полученная информация позволяет следователю тактически правильно провести очную ставку, а в сложившейся сложной ситуации даже отказаться от ее проведения. Если же обстоятельства диктуют необходи- мость рисковать и все-таки очную ставку проводить, то, зная причины ее негативного результата, следователь имеет возможность последующими действиями нейтрализовать эти причины - повторным допросом участника, изменившего правдивые показания на ложные, изобличить его, установить причины лжи; провести очную ставку с другим участником и т.п.

При подготовке и осуществлении ареста корреспонденции или иму- щества /в целях возмещения причиненного преступлением материального ущерба или обеспечения возможной конфискации имущества/ оперативная информация может быть получена путем проведения таких оперативно-розыскных мероприятий, как опрос граждан и наведение справок, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи и др. Оперативные данные могут относиться к местонахождению имущества, счетов в банковских учреждениях, попытке реализовать имущество через торговые и иные организации до наложения ареста, за- благовременной передаче имущества путем дарения, передачи в пользование, наем и т.п., подмене дорогостоящих вещей малоценными того же рода, группы, умышленное повреждению имущества для снижения его ценности» его переделке, разборке на части и использовании по новому назначению и др. Все эти данные используются следователем в целях эффективности налагаемого ареста и его исчерпывающей полноты.

144

Информация об адресатах и содержании корреспонденции, на которую планируется следователем наложить арест, позволяет точнее определить круг отправителей и получателей такой корреспонденции, заранее определить, каким образом можно будет использовать в доказывании предположительно содержащиеся в ней сведения, выяснить характер связей переписывающих лиц, а также принять меры к дешифровке кодированной переписки, принятых контрагентами условных выражений, терминов и обозначений. Это впоследствии упростит задачи экспертного исследования документов и фонограмм, содержащих записи телефонных переговоров.

При подготовке и назначении судебных экспертиз оперативная ин- формация может относиться к условиям и средствам исполнения поддельных документов, местонахождению скрытых от следствия объектов, подлежащих экспертному исследованию, заведомой их фальсификации (чистка и разборка огнестрельного оружия после выстрела, повреждение или затупление реющей поверхности орудия, оставление на месте происшествия предметов со следами пальцев непричастных к преступлению лиц и т.п.). Информация может относиться к намерениям обвиняемого заявить те или иные ходатайства при назначении экспертизы, в том числе о поручении производства экспертизы определенное лицу и вообще об его отношении к факту назначения экспертизы: опасается ли он ее проведения, поскольку это грозит его изобличением в совершении преступления или по- собничества; относится ли он безразлично к производству экспертизы или скептически к ее возможностям. Оперативная информация может относиться и к личности эксперта, которое поручено производство экспертизы, содержать данные о фактах воздействия на него, в том числе и руководителя экспертного учреждения /подразделения/, что дает основание для вы-

145 движении версии о коррумпированности руководителя, о подкупе или запугивании эксперта, о влиянии на него через третьих лиц.

Реализуется полученная оперативная информация как при подготовке материалов для экспертизы, так и при ее назначении и производстве. Следователь:

  • принимает меры к отысканию объектов экспертного исследованная;
  • формулирует вопросы эксперту с учетом данных, о фальсификации объектов экспертного исследования;
  • осмотрительнее относится к выбору экспертного учреждения и /или/ персонально эксперта, которому будет поручено исследование; по договоренности с руководителем экспертного учреждения решает вопрос, кому непосредственно будет поручено исследование;
  • при ознакомлении подозреваемого, обвиняемого устанавливает причины, побудившие того ходатайствовать о постановке перед экспертом дополнительных вопросов или о проведении экспертизы в ином эксперт ном учреждении, конкретным экспертом, удовлетворяет или отклоняет эти ходатайства,

  • может воспользоваться предоставленным ему законом правом при- сутствовать при производстве экспертизы /ст. 190 УПК РСФСР/, наблю- дать за действиями эксперта и просит при необходимости разъяснения его действий;
  • при оценке заключения эксперта учитывать оперативную инфор- мацию, относящуюся к личности эксперта и полученным им результатам. Все выявленные факты оказания воздействия на эксперта и последствия такого воздействия должны быть тщательно исследованы следователем и повлечь за собой соответствующее реагирование вплоть до уголовного преследования виновных.

146

Оперативный сотрудник может оказать помощь следователю не только в поиске объектов экспертного исследования, но и в получении сравнительных образцов, в том числе различны проб почвы, веществ, экземпляров товаров и иных изделий и т.д. В связи с этим необходимо остановиться на таком оперативно-розыскном мероприятии, как сбор образцов для сравнительного исследования /ст.6 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”/.

Может возникнуть мнение, что эта норма закона фактически делает оперативного сотрудника участником процесса подготовки и назначения судебной экспертизы, т.е. действий, имеющих непосредственной целью получение доказательств. Однако, это не так и эта норма закона, как нам представляется, имеет совершенно иное назначение. Образцы, которые разрешено собирать оперативное сотруднику, используются не для проведения экспертного исследования - те собираются следователем, в том числе в порядке ст. 176 УПК, или непосредственно самим экспертом в ходе исследования. Образцы же, полученные оперативным путем, предназначены для проверки по различным оперативным и криминалистическим учетам, причем негласно для тех лиц, которые представляют оперативный интерес или являются фигурантами оперативной разработки. Разумеется, впоследствии при необходимости эти образцы могут быть переданы следователю в общем порядке передачи ему оперативной информации.

в) использование результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве источников фактических данных при доказывании по уголовным делам

147

Результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться в доказывании по уголовным делам в той или иной форме в зависи- мости от их внешнего выражения.

Так, акты, справки, рапорты, протоколы, отражающие результаты оперативно-розыскного мероприятия и факт применения технических средств; расшифровки (распечатки) оперативно-техническими подразделениями прослушанных телефонных переговоров и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической связи, представляют собой предусмотренные в ст. 88 УПК РСФСР документы. Эти документы играют важную удостоверительную роль для последующей процессуальной проверки.

Материальные (физические) носители информации (фонограммы, видеограммы, киноленты, фотоснимки), на которых запечатлена инфор- мация, могущая служить средством к обнаружению преступления, уста- новлению фактов, обстоятельств дела, фигурируют в уголовных делах как вещественные доказательства. Такие предметы следователю необходимо осмотреть и вынести постановление о признании их вещественными доказательствами. В процессе осмотра аудио-, видеокассет в протоколе необходимо отразить не только внешний вид этих носителей информации с закреплением их индивидуальных особенностей, но и содержание фонограммы, видеозаписи в той части, которая относится к делу (соответственно, с их прослушиванием, просмотром). После осмотра носители информации должны быть упакованы, опечатаны в присутствии понятых и сданы на хранение.

В соответствии с требованиями УПК результаты просмотра и про- слушивания аудио-, видеокассет необходимо отразить в протоколе осмотра предметов.

Проверка фактических данных, полученных в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, заключается в проведении комплек-

148 са следственных действий, направленных на выяснение обстоятельств и условий получения этих данных. С этой целью могут быть предприняты допрос в качестве свидетеля оперативного работника, составившего рапорт, акт или справку о проведении оперативно- розыскного мероприятия; допрос граждан, участвовавших в оперативно- розыскном мероприятии; ^ допрос лица, применявшего непосредственно оперативно-технические средства. Важное значение в проверке полученных данных имеет назначение соответствующих судебных экспертиз, среди которых могут быть: видео- фоноскопическая, портретная (по фото-, кинокадрам, видеозаписи), фоноскопическая, технико-криминалистическая. Обстоятельства, зафиксированные в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, могут быть проверены в результате осмотра участков местности, помещений, предметов, документов, а также другими следственными действиями. Важнейшим условием использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовному делу является их проверяемость. Сведения неизвестного происхождения не могут быть признаны доказательствами.

г) оперативное сопровождение процесса расследования и преодоление оказываемого ему противодействия

Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности” не со- держит понятия оперативного сопровождения процесса расследования. В практике органов внутренних дел это понятие раскрывается как обеспече- ние оперативными силами и средствами процесса расследования - от мо- мента реализации оперативных данных при возбуждении уголовного дела до полного завершения следственного производства по делу. Процессу-

149 альной основой оперативного сопровождения служат установленные законом формы взаимодействия органов дознания и предварительного следствия.

По нашему мнению, оперативное сопровождение решает следующие задачи:

  1. обеспечение следователя оперативной информацией о всех об- стоятельствах, имеющих значение для дела;
  2. выполнение поручений следователя о производстве розыскных действий;
  3. выполнение поручений следователя о производстве отдельных следственных действий;
  4. оказание практической помощи следователю в подготовке и про- ведении сложных и трудоемких следственных действий путем решения организационно-технических и тактических задач и непосредственного в них участия;
  5. принятие мер к установлению лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, после приостановления производства по делу;
  6. обеспечение безопасности свидетелей и потерпевших и иных лиг, прямо или косвенно связанных с процессом расследования;
  7. оказание содействия следователю в преодолении противодействия расследованию.
  8. Как указывалось, оперативная информация, имеющая значение для дела, может быть получена как до, так и после возбуждения уголовного дела, на всем протяжении расследования путем проведения оперативно- розыскных мероприятий, перечисленных в ст. 6 Закона об ОРД. До возбуждения дела это данные о признаках совершенного преступления, его механизме и участниках, дающие в совокупности основания для возбужде-

150 ния дела, а после этого - о всех обстоятельствах, позволяющих установить истину»

Вторая, третья, четвертая и пятая задачи оперативного сопровождения решаются в процессе взаимодействия следователя с оперативным со- трудником и органом дознания в целом. Они достаточно подробно исследованы в специальной литературе и не требуют дополнительных комментариев1. Целесообразно лишь кратко напомнить о такой весьма распространенной форме взаимодействия, как следственно-оперативная группа, в рамках которой оперативное сопровождение расследования осуществляется наиболее эффективно.

В практике существует несколько форм следственно-оперативных групп /СОГ7: при дежурной части ОВД для выездов на места происшествии; для работы на постоянной основе по раскрытию и расследованию от- дельного тяжкого группового и многоэпизодного дела; для работы на постоянной основе по расследованию дел определенной категории - убийств, сексуальных преступлений, краж, дорожно-транспортных преступлений и т.п.; нераскрытых преступлений прошлых лет; преступлений несовершеннолетних, лиц с дефектами психики и др. При работе на постоянной основе в составе СОГ оперативный сотрудник имеет возможность не только оперативно реагировать на все возникающие ситуации, требующие его

1 См. Колл. авт. Взаимодействие следователей и милиции. - М., 1964; Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. - Свердловск, 1975; Руководство по расследованию преступлений. - М., 1976, 1981; Чувилев А.А. Взаимодействие сле- дователя органа внутренних дел с милицией. - М., 1981; Матусовский Г.А., Сущенко В.Н. Организация работы аппаратов дознания и предварительного следствия органов внутренних дел. - Харьков, 1983; Нургалиев Б.М. Организованная преступная деятель- ность. - Караганда, 1997; соответствующие главы во всех учебниках криминалистики для юридических вузов 70-90 гг. и др. работы.

151 участия или воздействия, но и постоянно координировать свои действия с действиями других членов СОГ. Подобная форма оперативного сопровождения представляется наиболее эффективной и действенной. Таким путем осуществляется не только решение задач собственно взаимодействия, но других задач оперативного сопровождения - обеспечения безопасности лиц, связанных с расследованием и преодоления оказываемого ему противодействия. Две эти задачи тесно связаны друг с другом.

Проблема противодействия расследованию приобрела в последнее время особенно актуальный характер. Это связано со значительным размахом организованной преступной деятельности и процессами коррумпированности властных структур, в том числе и правоохранительных органов. Как отмечается в литературе, противодействие расследованию, которое в прошлом сводилось по существу лишь к сокрытию преступлений, теперь “наполнилось более широким содержанием и может быть определено как умышленная деятельность с целью воспрепятствования решению задач расследования и в конечном счете установлению истины по делу”’ .

Противодействие расследованию может быть оказано двумя катего- риями субъектов: лицами, непосредственно связанными с расследованием конкретного уголовного дела, и лицами, непосредственной связи с делом не имеющими, но так или иначе связанными с подозреваемыми и обвиняемыми. В качестве наиболее распространенной формы противодействия расследованию выступает сокрытие преступлений. Р.С.Белкин определил сокрытие преступления как деятельность /элемент преступной деятельности/, направленную на воспрепятствование расследованию путем утаивания, уничтожения, маскировки или фальсификации следов преступления и

1 Коля, авторов. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. - М., 1997. С. 129.

152 преступника и /или/ их носителей1. Эта деятельность может носить активный или пассивный характер, но всегда преследует одну цель - воспрепятствование получению следователем необходимой информации о предмете доказывания. По содержательной стороне он классифицировал способы сокрытия, включающих сокрытие преступлений путем: “1. утаивания информации и/или ее носителей;

  1. уничтожения информации и/или ее носителей;
  2. маскировки информации и/или ее носителей;
  3. фальсификации информации и/или ее носителей…
  4. смешанные способы” .
  5. Как мы указывали, одной из задач оперативного сопровождения процесса расследования служит обеспечение безопасности свидетелей и потерпевших и иных лиц, прямо или косвенно связанных с процессом расследования. Грозящая им опасность как раз и связана с тем, что они, как правило, являются носителями актуальной для расследовании информации - оперативной или доказательственной. Они являются носителями оперативной информации в том случае, если эта информация еще не реализована, не трансформирована в доказательственную путем их допроса или иными способами; они являются носителями доказательственной информации тогда, когда уже фигурируют по делу в качестве свидетелей или потерпевших. И в том и в другом случаях они могут стать объектом посягательства со стороны преступника или его связей. Это посягательство может выражаться в форме психического насилия с целью изменения показаний или отказа от них, отказа от заявления в орган расследования о совершенном в отношении них преступлении. Средствами насилия выступа-

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3-х тт. Том 3. - М., 1997. С. 364.

2 Там же. С. 366.

153 ет угроза жизни, здоровью, имуществу, шантажирование разоблачением позорящие субъекта сведений, данных, препятствующих служебной карьере, а также угрозой в адрес связанных с субъектом лиц - родных, друзей и др. Формой физического насилия может быть прямое физическое воздействие на носителя информации - причинение телесных повреждений, похищение и удержание в качестве заложника, даже убийство. Иногда физические действия могут служит своеобразной формой угрозы: демонстрация намерений субъекта противодействия путем взрыва или поджога помещения или транспортного средства, иного имущества и пр.

Объектами всех этих форм воздействия могут стать и сам следователь, оперативный сотрудник, специалист, эксперт, гражданский истец. Во всех подобных случаях и выступает на передний план такая задача оперативного сопровождения, как защита указанных категорий лиц. Она служит действенной формой преодоления противодействия подобного противодействия расследованию.

К сожалению, специальный закон о мерах защиты свидетелей и по- терпевших от преступных посягательств на них еще не принят Государственной думой и хотя УК РФ предусматривает уголовную ответственность за подобные действия (ст. 294, 295, 296, 298, 302, 309), однако отсутствие законодательной регламентации мер защиты названных лиц существенно ограничивают возможности такой защиты.

Зарубежная практика в подобных случаях допускает такие меры за- щиты, как изоляция и охрана свидетелей и потерпевших, изменение по их желанию фамилии и иных демографических данных, места жительства или работы и даже пластическую операцию по изменению черт внешности. Практикуется создание специальных условий проведения следственных действий с участием потерпевшего или свидетеля.’, обеспечивающих сохранение в тайне от подследственного личности такого участника: фи-

154 гурирование в протоколах под вымышленным именем, псевдонимом, изменение голоса опознающего и т.п.

Подобная отечественная практика, строго говоря, носит во многом самодеятельный характер. Проведенное нами специальное исследование свидетельствует, что в официальном порядке принимаются лишь следующие меры:

  1. проведение с лицом, замышляющим подобные меры противодей- ствия расследованию, профилактической беседы с разъяснением послед- ствий его действий. Такие лица устанавливаются в процессе оперативного сопровождения расследования. Смысл беседы, по существу носящей угрожающий характер, заключается в том, чтобы дать понять субъекту о том, что его замыслу известны правоохранительным органам и, следовательно, ответственность за их реализацию неотвратима;
  2. организация физической охраны свидетелей, потерпевших, свя- занных с ними лиц, в адрес которых поступили угрозы или совершены действия угрожающего характера;
  3. размещение указанных в п.2 лиц в помещение, расположение ко- торого неизвестно окружающим; организация их временного пребывания в другой местности и т.п.;
  4. создание непротиворечащих закону условий при проведении следственных действий с участием указанных лиц, обеспечивающих со хранение до известного времени в тайне от подозреваемого, обвиняемого данных об этих лицах.

Организационно и тактически эти условия могут быть обеспечены по- разному. Свидетель и потерпевший могут выступать под псевдонимом, а их подлинные данные сообщаются в отдельном пакете при деле на имя председательствующего в судебном заседании; при предъявлении виновного по голосу и речи, когда опознаваемый и опознающий находятся в

155 разных помещениях, заявление опознающего может передаваться опознаваемому по переговорное устройству /возможно даже с искажением голоса опознающего/, при опознании по внешним признакам - через стекло, прозрачное лишь для опознающего и т.п.;

  1. создание условий, надежно гарантирующих сохранение следст- венной тайны, включая специальное предупреждение об ответственности за ее разглашение адвокатов, понятых и др. участвующих в расследовании лиц;
  2. рассмотрение дела в закрытом судебном заседании. Поскольку большинство подобных действий носит непроцессуальный характер, они выполняются оперативным сотрудником, осуществляющим оперативное сопровождение процесса расследования,
  3. К сказанному необходимо добавить следующее. Следствие может быть заинтересовано в сохранении до известного момента в сохранности не только источников вербальной информации, но и материальных носи- телей оперативной и доказательственной информации: объектов, которые еще не получили статуса вещественных доказательств или документов, а также тех, которые уже фигурируют в этом качестве по делу. Преступники и их связи заинтересованы в их уничтожении, фальсификации, сокрытии, маскировке, поэтому их сохранение до приобщения к делу и помещения в защищенное от посягательств место - неотъемлемая задача оперативного сопровождения, а после этого - совместная обязанность и оперативного сотрудника и следователя.

В литературе различают “внутреннее” и “внешнее” противодействие расследование. Все вышесказанное относится к “внутреннему” противо- действию, т.е. противодействию лиц, причастных в любой форме к рас- следованию. “Внешнее» противодействие - это противодействующая деятельность лиц, либо вообще не связанных с расследуемым событием и ли-

156 цом, осуществляющим расследование, либо связанных со следователем /дознавателем/ процессуальными, служебными или иными властными отношениями или другими зависимостями. Субъекты этого вида противодействия - должностные лица предприятий, учреждений и организаций, где было совершено преступление, сотрудники органов исполнительной власти и представительных органов, контрольных и ревизионных органов и - что особенно опасно - правоохранительных органов1. Противодействие может быть оказано и иными лицами, добросовестно заблуждающимися относительно личности и действий виновного или законных действий следователя. Они могут стать жертвой умышленной дезинформации, иногда действовать из чувства сострадания, жалости к виновному или его близким.

Как правило, цель “внешнего” противодействия - оказание влияния, давления на следователя непосредственно или через лицо, осуществляющее руководство или надзор за следствием, склонение их к совершению должностного проступка или преступления, избранию неадекватной преступлению меры пресечения, допущения иных послаблений режима содержания и т.п. Оперативное сопровождение процесса расследования предполагает своевременное выявление замыслов субъектов такого противодействия, информирование о них следователя и согласованные с ним действия по преодолению противодействия. Помимо профилактических бесед с той или иной категорией подобных субъектов, бесед с добросовестно заблуждающимися по поводу тех иных обстоятельств дела и действий следователя с разъяснением их истинного существа, должный резуль-

Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования,с. 130-131.

157 тат может быть достигнут через средства массовой информации, путем выступлений следователя в соответствующей аудитории и т.п.

При получении оперативным сотрудником оперативной информации о коррумпированности субъекта “внешнего” противодействия, в том числе и информации от негласных сотрудников, эти сведения передаются следователю и становятся одним из обстоятельств, подлежащих доказыванию, поскольку могут свидетельствовать о соучастии с виновным или других формах прикосновенности к преступлению. Если же такое воздействие оказывается руководителем следственного подразделения или надзирающим прокурором или иными сотрудниками правоохранительных органов оно должно стать на начальном этапе предметом служебного расследования, а затем может стать поводом к возбуждению против таких лиц и уголовного дела.

Резюмируя сказанное, можно сказать, что оперативное сопровождение процесса расследования - одна из важнейших функций оперативно- розыскной деятельности, четкая реализация которой служит залогом эффективности деятельности следователя по установлению истины по делу, т.е. достижения цели уголовного судопроизводства.

Оперативное сопровождение может продолжаться и после вынесения приговора по делу - вплоть до его вступления в законную силу. Но и после этого в распоряжение оперативного сотрудника может поступать информация, представляющая уже интерес для оперативных аппаратов уголовно-исполнительной системы, которая в порядке взаимодействия с ними должна направляться им для реализации. Может возникнуть и ис- ключительная ситуация, когда эта информация относится ко вновь от- крывшимся по делу обстоятельствам, в частности относящимся к виновности осужденного, либо к обстоятельствам, свидетельствующим о совершении преступления иными лицами и т.п. Такая информация должна

«I

*

158 быть незам едлит ельно перед ана в орган ы прок урату ры для прин ятия неот- ложн ых реше нии судеб ными инста нция ми.

159 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основе проведенного исследования предлагаются следующие ос- новные выводы и предложения, сформулированные автором, а также предложения по совершенствованию действующего уголовно- процессуального законодательства и ведомственных нормативных актов:

  1. Результаты оперативно-розыскной деятельности в контексте про- веденного исследования определяются как любые фактические данные об обстоятельствах преступления и лицах, причастных к нему, полученные наделенными специальными полномочиями оперативными подразделениями в установленном Федеральным законом от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» порядке в рамках конкретного дела оперативного учета и зафиксированные в оперативно-служебных документах (рапортах, справках, сводках, актах, отчетах и т.п.), приложенных к ним предметах и документах, полученные при проведении ОРМ, а также в материальных (физических) носителях информации (фонограммах, видеограммах, кинолентах, фотопленках, фотоснимках, магнитных, лазерных дисках, слепках и т.п.), изготовленных в рамках проведения оперативно- технических мероприятий.
  2. Результаты оперативно-розыскной деятельности (ОРД) имеют единую гносеологическую сущность с доказательствами в уголовном процессе. Как и при собирании доказательств по уголовному делу, отражательные процессы, происходящие при проведении оперативно- розыскных мероприятий, также по сути состоят в переносе информации (сведений) со следов события в материалы дел оперативного учета. И те, и другие формируются в результате восприятия уполномоченным субъектом деятельности объективно существующих следов, оставленных событием, преоб-

160 разования содержащейся в них информации в иную форму (что является закономерным в любом отражательном процессе) и ее закрепления, путем облечения в установленную для данного вида деятельности форму.

Такой взгляд дает основания для общего вывода о возможности ис- пользования результатов ОРД при производстве по уголовному делу.

  1. Вместе с тем, единство информационной основы не только не устраняет, а наоборот, предполагает процедурные, правовые отличия и вытекающие из них тактические особенности использования полученной в результате оперативно-розыскной деятельности информации. Эти особенности касаются различных сторон, среди которых, прежде всего, организационно-правовые формы введения результатов оперативно- розыскной деятельности в уголовный процесс и условия использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений.
  2. Организационно-правовые формы введения результатов ОРД в уголовное судопроизводство представляют собой различные варианты сотрудничества, совместной деятельности, в ходе которых данные, полученные в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, становятся достоянием субъектов уголовно- процессуальной деятельности. По сути речь здесь идет о формах взаимодействия органов предварительного следствия и оперативных подразделений субъектов оперативно-розыскной деятельности.
  3. Именно такая деятельность создает необходимые предпосылки для использования результатов ОРД в ходе расследования преступлений. Данный вывод находит подкрепление в нормативно сформулированных задачах взаимодействия, а также его этапах и продолжительности.

  4. Большинство исследованных в юридической литературе форм взаимодействия основаны на том, что оперативные подразделения органов внутренних дел предоставляют для совместного использования имеющие-

161

ся у них результаты оперативно-розыскной деятельности. В этой связи использование результатов оперативно-розыскной деятельности представляет собой по существу тактический прием взаимодействия следователей с оперативными подразделениями органов внутренних дел.

  1. Для того, чтобы использовать результаты ОРД в уголовном судо- производстве, необходим соответствующий правовой механизм. Этот механизм объединяет в себе ряд элементов, последовательное включение которых создает необходимую правовую основу. В этом механизме должны быть нормы, предусматривающие, прежде всего возможность использования результатов ОРД в уголовном судопроизводстве, далее, нормы, определяющие порядок представления результатов ОРД оперативным подразделением следователю, нормы, определяющие порядок принятия следователем представленных ему результатов и, наконец, нормы, определяющие порядок использования представленных результатов в уголовном судо- производстве.
  2. Система норм, образующих правовую основу для использования результатов ОРД при производстве по уголовному делу, по степени своей полноты неоднозначна.
  3. В содержании норм, предусматривающих возможность использования результатов ОРД в уголовном судопроизводстве, достаточно лишь со- ответствующего упоминания, и оно в них имеется.

Нормы, определяющие порядок представления результатов ОРД оперативным подразделением следователю, носят отсылочный характер. Следовательно, основная нагрузка по регулированию порядка представления материалов ложится на ведомственные нормативные акты. Правовым основанием для представления органу дознания, следователю или прокурору результатов ОРД служат нормы Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

162

Нормы, содержащиеся в Федеральном законе «Об оперативно- розыскной деятельности» и в УПК РСФСР, находятся в единой системе нормативного механизма использования результатов ОРД в уголовном судопроизводстве, представляя собой следующие друг за другом подсистемы единой нормативной системы.

Нормы, определяющие порядок принятия следователем представ- ленных ему результатов, нуждаются, в дальнейшей детализации. Помимо самой констатации возможности представления доказательств, а значит, обязанности их представления, в них должны найти отражение и процедурные моменты. В этой связи в диссертации предложены формулировки норм, регулирующих порядок принятия предметов и документов, которыми предлагается дополнить рассмотренный в первом чтении проект УПК РФ.

  1. При решении вопроса о содержании норм, определяющих порядок использования представленных результатов в уголовном судопроизводстве должен быть дифференцированный подход, предусматривающий общий и специальный порядок применительно к целям использования результатов ОРД. При этом под общим порядком имеется в виду обычный порядок производства по уголовным делам, установленный уголовно-процессуальным законодательством, а специальный - такой, который должен быть предусмотрен в законодательстве об оперативно-розыскной деятельности применительно к отдельным ситуациям.

Обобщение изученной практики позволяет объединить все многооб- разие целей использования результатов оперативно-розыскной деятельности в три основных типа: 1) использование результатов ОРД в качестве доказательств виновности обвиняемого; 2) использование результатов ОРД для принятия уголовно-процессуальных решений по делу; 3) использование результатов ОРД в качестве ориентирующей информации.

163

Для использования результатов ОРД в качестве ориентирующей ин- формации применим единый общий порядок, который не нуждается в особом процессуальном оформлении.

При использовании результатов ОРД для принятия процессуальных решений должно быть установлено два варианта действий - общий для всех решений и специальный для отдельных, прямо перечисленных в законе. Суть общего порядка состоит в том, что в основу решений могут быть положены лишь такие данные, источники которых известны и носители которых приобщены к материалам уголовного дела. Суть специального порядка состоит в возможности принятия процессуального решения на основе таких оперативных данных, источники которых известны только сотрудникам оперативного подразделения и разглашению не подлежат, а сами носители информации хранятся в деле оперативного учета, с отдельными фрагментами которого может быть ознакомлено лицо, принимающее решение по уголовному делу.

К числу решений первого типа можно отнести решение о привлечении лица в качестве обвиняемого, о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, второго типа - решение о прослушивании телефонных переговоров, о снятии информации с технических каналов связи.

Наконец, использование результатов ОРД в качестве доказательств виновности обвиняемого в совершении преступления возможно, на наш взгляд, лишь в общем порядке, в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона, регламентирующего собирание, проверку и оценку доказательств.

На основе изложенного предлагается усовершенствовать содержание ст.
11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» с

164 учетом целей и типов различных вариантов использования результатов ОРД в уголовном судопроизводстве.

  1. Традиционный подход к определению условий использования ре зультатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступ лений традиционно только с точки зрения допустимости доказательств яв ляется ограниченным. Среди условий допустимости использования ре зультатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступ лений следует различать:

1) соблюдение требований к порядку проведения оперативно- розыскных мероприятий;

2) соблюдение требований к порядку введения результатов оперативно- розыскной деятельности в уголовный процесс; 3) 4) соблюдение требований к проверке и оценке результатов опера- тивно-розыскной деятельности в ходе расследования преступлений. 5) 10. Порядок введения результатов оперативно-розыскной деятельно сти в уголовный процесс следует различать в зависимости от указанных выше целей их использования: 1) в качестве доказательств виновности об виняемого; 2) для принятия уголовно-процессуальных решений по делу; 3) в качестве ориентирующей информации.

Чтобы допустить результаты оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств виновности обвиняемого, их необходимо пред- ставить с постановлением руководителя оперативно-розыскного органа. Отмечая, что на практике такое постановление приобщается к делу оперативного учета, диссертант полагает, что природе рассматриваемого действия в большей мере будет отвечать иной порядок, при котором экземпляр постановления будет направляться в адрес как предусмотренное законом документальное основание представления результатов оперативно-розыскной деятельности.

165

Порядок представления результатов оперативно-розыскной деятель- ности для принятия уголовно-процессуальных решений по делу может быть двояким. Если решение касается основных вопросов направления производства по уголовному делу и тем более затрагивает конституционные права личности, результаты ОРД, обосновывающие его, должны представляться в том же порядке, что и доказательства виновности, с приобщением полученных материалов к уголовному делу. Если же решение касается промежуточных, технологичных вопросов, допускается представление результатов ОРД лишь для ознакомления, с последующим их возвратом без приобщения к уголовному делу. По сути речь здесь идет о таком порядке, который аналогичен порядку представления материалов в суд для получения разрешения на проведение того или иного оперативно-розыскного ме- роприятия. В таком порядке сведения могут представляться в виде обобщенного официального сообщения (справки-меморандума) или в виде подлинников соответствующих оперативно-служебных документов.

Еще менее формализованы требования к порядку представления ре- зультатов оперативно-розыскной деятельности, если речь идет об использовании ее в качестве ориентирующей информации. В этом случае достаточно рапорта оперативного работника, уведомляющего следователя о тех или иных обстоятельствах, или справки-меморандума. Допускается сообщение сведений и в устной форме.

  1. С целью введения результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовное судопроизводство может использоваться весь арсенал процессуальных способов получения доказательств, который включает в себя следственные действия, истребование предметов и документов, требование о проведении ревизий и документальных проверок, принятие доказательств, представленных участниками процесса и иными лицами.

166

  1. Соблюдение требований к проверке и оценке результатов опера- тивно-розыскной деятельности как третья группа условий их допустимости в ходе расследования преступлений предполагает содержательное исследование полученных данных.

В зависимости от того, могут ли быть расшифрованы источники по- лученных результатов, все они делятся на две категории: результаты оперативно-розыскной деятельности, источники которой могут быть расшифрованы, и результаты, полученные из источников, не подлежащих расшифровке.

Результаты оперативно-розыскной деятельности, источники которой не подлежат расшифровке, могут быть использованы лишь в качестве ори- ентирующей информации.

Результаты оперативно-розыскной деятельности, источники которой могут быть расшифрованы, допускаются для непосредственного использования в расследовании преступлений. В соответствии с ч. 2 ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

Условием допустимости таких результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании является представление их следователю и возможность проверки и оценки по указанным выше признакам, определяющим допустимость доказательств в уголовном процессе: получение доказательства надлежащим субъектом, из надлежащего источника, законным способом и в установленном надлежащем порядке.

167 13. Перечень видов основных направлений использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений включает в себя возможность их использования:

1) в качестве повода к возбуждению уголовного дела; 2) 3) в качестве основания к возбуждению уголовного дела; 4) 5) для выдвижения следственных версий; 6) 7) для планирования расследования уголовного дела; 8) 9) в качестве оснований проведения следственных действий, 10) 11) для подготовки следственных действий, 12) 13) для подготовки и осуществления розыскных действий; 14) 15) для определения наиболее целесообразных тактических приемов проведения следственных действий; 16) 17) в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств, 18) а также при расследовании «по горячим следам». Выделение данного направления позволяет комплексно рассмотреть возможности реализа- ции оперативной информации в этой специфической ситуации.

М Все основные направления использования результатов ОРД при рас- следовании преступлений в зависимости от этапа расследования различаются на те, что используются на первоначальном этапе и применяемые на последующих этапах расследования.

В каждом из отмеченных направлений выработаны ряд тактических приемов использования результатов оперативно-розыскной деятельности.

14.1. При реализации результатов оперативно-розыскной деятельности в форме возбуждения уголовного дела должностные лица органов внутренних дел различного ранга, оперативные работники и следователи предпринимают ряд действий, которые можно объединить в определен-

168 ную систему. Особое внимание в этой системе следует уделять разграничению функций оперативного работника и следователя, оформлению передачи оперативных материалов в следственное подразделение и др.

14.2. Предлагается в законодательном порядке ограничить случаи, когда оперативные подразделения органов внутренних дел, реализуя полномочия органа дознания, могут возбуждать уголовные дела о преступлениях, по которым производство предварительного следствия обязательно (ст. 119 УПК РСФСР). К числу таких случаев должны быть отнесены следующие: когда необходимо пресечь преступление или когда следователь не имеет возможности немедленно приступить к расследованию, а промедление в реагировании на сообщение о подготавливаемом или совершенном преступлении может привести к утрате возможности задержания виновных с поличным, получения важных доказательств и обеспечения полного возмещения материального ущерба. 14.3. 14.4. Предлагается предусмотреть в законе сроки принятия решения по представленным материалам ОРД по аналогии со сроками рассмотре- ния заявлений и сообщений о преступлениях - трое суток, в исключительных случаях - десять (ст. 109 УПК РСФСР). 14.5. 15. В содержании совместного плана реализации результатов опера- тивно-розыскной деятельности должны находить отражение: розыскные и следственные версии; данные, подлежащие установлению для проверки этих версий; перечень следственных действий; обстоятельства, подлежащие установлению оперативным путем; сроки и исполнители. В плане реализации должны найти отражение также следующие положения:

  • состав следователей и оперативных сотрудников, привлекаемых к проведению реализации;

169

  • обеспечение работы следственно-оперативной группы силами подразделений наружного наблюдения, группы захвата из числа сотруд ников подразделений специального назначения;

  • расчет необходимых технических средств (средства связи, видео- записи, автотранспорт);
  • участие специалистов-криминалистов по профилю;
  • состав отдельных следственно-оперативных групп;
  • постановка перед каждой группой конкретных задач. В число таких задач, как правило, входит:

1) задержание (захват) конкретного лица; 2) 3) его личный обыск; 4) 5) получение с участием специалиста необходимых образцов (почерка, ногтевых срезов, волос, смывов и т.д.) для сравнительного исследо- вания; 6) 7) проведение тестового экспресс-анализа изъятых веществ и объектов; 8) 9) освидетельствование лица на предмет выявления признаков опьянения (алкогольного, наркотического); 10) 11) допрос лица в связи с выявленными при его захвате обстоятельст- вами, указывающими на причастность к преступлению; 12) 13) задержание лица при наличии указанных в законе оснований по подозрению в совершении преступления в соответствии со ст. 122 УПК РСФСР; 14) 15) допрос подозреваемого; 16) 17) производство обысков и выемок по месту жительства и работы подозреваемого; 18) 10) доставление подозреваемого в ИВС;

170

11) назначение криминалистических экспертиз по изъятым у задер- жанного веществам, образцам (смывам, волосам и т.д.); 12) 13) допрос свидетелей и потерпевших. 14)

16.1. Под раскрытием преступлений по горячим следам понимается совместная деятельность оперативно-розыскных и следственных органов, осуществляемая на началах регламентированного законом взаимодействия и ограниченная принятым жестким интервалом времени (до трех и в крайнем случае до десяти суток). Эта деятельность основана на взаимном обмене информации, что создает предпосылки для активного использования результатов оперативно-розыскной деятельности. 16.2. 16.3. Предлагаются два возможных варианта решения проблемы обеспечения непрерывности деятельности по раскрытию преступления по горячим следам: обязать следственно-оперативную группу продолжать работу и после истечения времени ее дежурства при дежурной части или передать собранные ею материалы в производство другому следователю. Первый вариант связан со значительной физической перегрузкой следователя, хотя и обеспечивает непрерывность и наступательный характер мер по раскрытию преступлений. Второй вариант требует времени на ознакомление нового следователя с материалами дела и сложившейся следственной ситуацией. На практике выбор конкретного варианта - это вопрос факта. 16.4. 16.5. В целях максимально полного использования при расследовании оперативной информации предлагается модель алгоритма действий оперативного сотрудника в условиях деятельности по раскрытию преступления по горячим следам, включающая систему действий 1) непосредственно на месте происшествия при его осмотре следователем, 2) в районе места происшествия и 3) последующие действия оперативного сотрудника. 16.6.

171 17. В розыскной деятельности следователя возможно использование оперативной информации в различных направлениях. Прежде всего, такая информация служит основой для выдвижения розыскных версий, представляющих собой логическую базу розыска. При проведении мероприятий по розыску преступника по горячим следам с целью его задержания с ее помощью следователь ориентируется в отношении мест, где может скрываться преступник, может предвидеть, как он будет вести себя при задержании, представить себе, кто и какую может оказать ему помощь (предоставление убежища, одежды для переодевания, изменения внешности и т.п.). Оперативная информация служит основой и для организации блокирующих и «сторожевых» мероприятий. В сущности, на ней в первую очередь основываются запланированные под кодовыми названиями различные операции органов внутренних дел (типа операции «Перехват» и др.).

В зависимости от содержания оперативной информации она может быть использована для:

а/ создания условий, побуждающих разыскиваемого действовать в неблагоприятной для него обстановке, мешающих ему принимать меры к укрытию от преследования;

б/ создания ситуации, вынуждающей или провоцирующей разыски- ваемого на установление связи с соучастниками, пособниками, посещение известного следователю или оперативному сотруднику места и т.п.;

в/ ограничения свободы передвижения разыскиваемого путем про- ведения комплекса розыскных мероприятий;

г/ склонения разыскиваемого через его связи или негласных сотруд- ников /путем соответствующей оперативной комбинации/ к явке с повин- ной;

172 д/ повторного проведения следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий в тех же местах, в отношении которых у разы- скиваемого сложилось убеждение в их для него безопасности.

18.1. Результаты оперативно-розыскной деятельности могут исполь- зоваться для установления оснований проведения следственных действий, их подготовки, определения наиболее целесообразных тактических приемов производства. При подготовке и определении тактики следственных действий могут использоваться любые результаты оперативно-розыскной деятельности. Несколько иначе обстоит дело с возможностью использования их в качестве основания следственных действий. В. этом качестве могут служить лишь такие результаты, источники получения которых не составляют служебной тайны и которые приобщены к материалам уголовного дела. Сведения, полученные из источников, не подлежащих расшифровке, могут быть положены в основу решения лишь о тех следственных действиях, производство которых закон не связывает с наличием процессуальных доказательств (обыск, выемка, осмотр, освидетельствование, допрос свидетелей и потерпевших). 18.2. 18.3. При планировании задержания подозреваемого результаты оперативно-розыскной деятельности учитываются при определении так- тики, способов, и времени захвата. Активно должны использоваться воз- можности оперативно-технических подразделений, приниматься меры по обеспечению технического контроля за реализацией преступных действий подозреваемого. С этой целью может осуществляться постоянное прослушивание его телефонных или иных переговоров. Полученная информация о готовящемся преступном акте должна быть немедленно передана руководителю проведения реализации оперативно-розыскных материалов. 18.4. 18.5. При допросе добросовестных свидетелей и потерпевших, а также искренне раскаивающихся и дающих правдивые показания подозре- 18.6.

173 ваемых и обвиняемых оперативная информация позволяет, во- первых, получить представление, какими данными может располагать допрашиваемый, и, во-вторых, служит целям проверки этих показаний помимо доказательств, которые также используются в этих целях. При допросе лиц, дающих ложные показания, помимо названных целей, она используется для изобличения во лжи через соответствующие тактические приемы допроса. Сама формулировка вопросов должна быть тщательно продумана с тем, чтобы полностью исключала возможность навести допрашиваемого на догадку об источнике используемой следователем информации.

174 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Международно-правовые акты

  1. Всеобщая декларация прав человека. Принята и провозглашена резолюцией 217 (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. - Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 1-8.
  2. Декларация о защите всех лиц от насильственных исчезновений. Принята резолюцией 47/133 Генеральной Ассамблеи ООН от 18 декабря 1992 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. - Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 466-475.
  3. Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бес- человечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Принята резолюцией 3452 (XXX) Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1975 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. - Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 333-335.
  4. Декларация основных принципов правосудия для жертв преступ- лений и злоупотреблений властью. Принята резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. - Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 445-449.
  5. Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка. Принят резолюцией 34/169 Генеральной Ассамблеи ООН от 17 де-

175 кабря 1979 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. - Нью- Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 358-364.

  1. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по граж- данским, семейным и уголовным делам. Минск, 22 января 1993 г. Ратифицирована Федеральным Законом от 4 августа 1994 г. № 47-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 17. Ст. 1472.
  2. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Принята и открыта для подписания, ратификации и присоединения резолюцией 39/46 Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1984 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. - Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 336-354.
  3. Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г. Ратифицирован Президиумом Верховного Совета СССР 18 сентября 1973 г. и вступил в силу 23 марта 1976 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. № 17. Ст. 291.
  4. Минимальные стандартные правила обращения с заключенными. Приняты на первом Конгрессе Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшемся в Женеве в 1955 году, и одобрены Экономическим и Социальным Советом в его резолюциях 663 С (XXIV) от 31 июля 1957 года и 2076 (LXII) от 13 мая 1977 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. - Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций,
  5. С. 273-298.
  6. 10.Основные принципы, касающиеся роли юристов. Приняты восьмым Конгрессом Организации Объединенных Наций по предупреждению

176 преступности и обращению с правонарушителями, состоявшимся в Гаване, Куба, 27 августа-7 сентября 1990 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. -Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 372-379.

  1. Основные принципы обращения с заключенными. Приняты и провозглашены резолюцией 45/111 Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1990 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. - Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 298-299.

12.Основные принципы применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка. Приняты восьмым Конгрессом Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшимся в Гаване, Куба, 27 августа-7 сентября 1990 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. - Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 365-372.

13.Руководящие принципы, касающиеся роли лиц, осуществляющих судебное преследование. Приняты восьмым Конгрессом Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшимся в Гаване, Куба, 27 августа-7 сентября 1990 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные договоры. - Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 379-386.

14.Свод принципов защиты всех лиц, подвергнутых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме. Принят резолюцией 43/173 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 г. // Права человека: Сборник международных договоров. Том I (часть первая): Универсальные до-

177 говоры. - Нью-Йорк и Женева: Организация Объединенных Наций, 1994. С. 300-312.

Законодательные акты

15.Декларация прав и свобод человека и гражданина. Принята Вер- ховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 52. Ст. 1865.

16.Конституция Российской Федерации. Принята всенародным го- лосованием 12 декабря 1993 г. -М.: Акалис, 1996. - 48 с.

17.Закон Российской Федерации от 24 июня 1993 г. № 5238-1 (с из- менениями и дополнениями, внесенными Федеральным законом от 17 декабря 1995 г. № 200-ФЗ) «О федеральных органах налоговой полиции» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 29. Ст. 1114; Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 51. Ст. 4973.

18.Закон РСФСР от 18 апреля 1991 г. (с последующими изменениями и дополнениями) «О милиции» // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503; Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 10. Ст. 360; № 32. Ст. 1231; Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2964.

19.Федеральный Закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ (с последую- щими изменениями и дополнениями) «Об оперативно-розыскной деятельности» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 33. Ст. 3349; 1997. № 29. Ст. 3502; 1998. № 30. Ст. 3613.

20.Федеральный Закон от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»

178 //Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 29. Ст.2759; 1998. №30. Ст. 3613.

21.Федеральный Закон от 3 апреля 1995 г. № 40-ФЗ «Об органах фе- деральной службы безопасности в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 15. Ст. 1269.

22.Федеральный закон от 6 февраля 1997 г. № 27-ФЗ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 6. Ст. 711.

  1. У став уголовного судопроизводства. На подлинном собственною его императорского величества рукою написано: «Быть по сему». В Царском Селе. 20 ноября 1864 года // Судоустройство и уголовный процесс России: 1864 год: Сборник нормативных актов. - Воронеж: Изд-во Воронежского государственного университета, 1997. С. 73-246.

Акты судебной власти

24.Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 3 мая 1995 г. № 4-П по делу о проверке конституционности статей 2201 и 2202 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гра- жданина В.А.Аветяна // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 19. Ст. 1764.

25.Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 17 февраля 1998 г. по делу о проверке конституционности положения части второй статьи 31 Закона СССР от 24 июня 1981 года «О правовом положении иностранных граждан в СССР» в связи с жалобой Яхья Дашти Гафура // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 9. Ст. 1142.

179

26.Постановление № 8 Пленума Верховного Суда Российской Феде- рации от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. № 1.

27.Постановление № 8 Пленума Верховного Суда Российской Феде- рации от 22 апреля 1992 г. «О применении судами Российской Федерации постановлений Пленума Верховного Суда Союза ССР» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1992. № 7. С. 11- 12.

28.Постановление № 2 Пленума Верховного Суда Российской Феде- рации от 27 апреля 1993 г. «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1993. № 12.

29.Постановление № 13 Пленума Верховного Суда Российской Фе- дерации от 24 декабря 1993 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1994. № 3.

30.Постановление № 6 Пленума Верховного Суда Российской Феде- рации от 29 сентября 1994 г. «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993года № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» // Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 1994. № 9.

Акты исполнительной власти, ведомственные нормативные акты

31.Указ Президента Российской Федерации от 14 июня 1997 г. № 593 «О признании утратившими силу некоторых актов Президента Рос- сийской Федерации» // Российская газета. 1997. 19 июня.

180

32.Инструкция о порядке извещения иностранных дипломатических и консульских представительств на территории СССР о задержаниях и арестах граждан представляемого государства, а также о порядке посещения консульскими должностными лицами и сотрудниками посольств задержанных, арестованных и осужденных к лишению свободы граждан. Утверждена Прокуратурой СССР, Верховным Судом СССР, МВД СССР, МИД СССР и КГБ СССР 5 июня 1987 г. № 39/17/144/35/107/35/ДСП // Бюллетень Главного следственного управления МВД СССР. 1991. № 2 (70). С. 85-96.

33.Инструкция о порядке представления результатов оперативно- розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд. Утверждена приказом ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56. Согласована с Генеральной прокуратурой Российской Федерации 25 декабря 1997 г. Зарегистрирована в Министерстве юстиции Российской Федерации 3 сентября 1998 г. за № 1603.

34.Инструкция о порядке приема, регистрации, учета и рассмотрения в федеральных органах налоговой полиции заявлений и сообщений о преступлениях. Утверждена приказом Департамента налоговой полиции Российской Федерации от 16 мая 1994 года № 206.

35.Инструкция по планированию действий МВД (ГУВД, УВД) при чрезвычайных обстоятельствах. Утверждена приказом МВД РФ от 12 января 1996 г. №20.

36.Инструкция органам дознания Вооруженных Сил и иных воинских формирований Российской Федерации. Введена в действие приказом Министра обороны РФ от 18 августа 1994 года № 275.

181

37.Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений. Утверждена приказом МВД РФ от 20 июня 1996 г. № 334.

38.Наставление по организации работы дежурных частей органов внутренних дел. Утверждено приказом МВД РФ от 9 апреля 1993 г. № 170

ДСП.

39.Наставление по содержанию, охране и конвоированию подозре- ваемых и обвиняемых в совершении преступлений. Утверждено приказом МВД РФ от 26 января 1996 г. № 41 дсп.

40.Положение о комнатах для задержанных в административном по- рядке. Утверждено приказом МВД РФ от 9 апреля 1993 г. № 170 дсп.

41.Положение о порядке оплаты труда адвокатов за счет государства. Утверждено Министерством юстиции Российской Федерации 27 января 1994 г.

  1. Правил а внутреннего распорядка изоляторов временного содер- жания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел. Утверждены приказом МВД РФ от 26 января 1996 г. № 41 дсп.

43.Примерная инструкция о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах и учреждениях внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях. Утверждена приказом МВД СССР от 11 ноября 1990 года № 415.

44.Примерное положение об отделе (отделении, группе) дознания милиции общественной безопасности (местной милиции) горрайлинорга-на внутренних дел, органа внутренних дел на закрытом административно-территориальном образовании, режимном и особо важном объекте УРО (8 ГУ) МВД России. Утверждено приказом МВД РФ от 12 августа 1998 г. № 493 дсп.

182

45.Указание Генеральной прокуратуры РФ и МВД РФ от 9 сентября 1993 года № 25/15-1-19-93; 1/3986 «О процессуальных полномочиях руководителей органов внутренних дел».

46.Устав патрульно-постовой службы милиции общественной безо- пасности Российской Федерации. Утвержден приказом Министра внут- ренних дел Российской Федерации от 18 января 1993 г. № 17. - М.: Министерство внутренних дел Российской Федерации, 1993. - 116 с.

  1. У став патрульно-постовой службы советской милиции. Утвержден приказом Министра внутренних дел СССР от 20 июля 1974 г. № 200. - М.: Воениздат, 1974. - 263 с.

Учебная и научная литература, справочники

48.Абдумаджидов Г. Расследование преступлений (процессуально- правовое исследование). -Ташкент: Узбекистан, 1986. - 191 с.

49.Агаев Ф.А., Галузо В.Н. Иммунитеты в Российском уголовном процессе. Монография. -М.: ТЕИС, 1998. - 136 с.

50.Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки со- ветского уголовного процесса. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1980.-252 с.

51.Баев А.А., Григорьев В.Н. Организация и тактика первоначальных действий следственных групп при проведении специальной операции по освобождению заложников из летательного аппарата: Учебно- практическое пособие. - М.: Московский институт МВД России, 1995.- 46 с.

52.Балашов А.Н. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений. - М.: Юрид. лит., 1979.

183

53.Баулин Ю.В. Право граждан на задержание преступника. - Харьков: Издательское объединение «Вища школа», 1986. - 158 с.

54.Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. -М.: Юрид. лит., 1991.

55.Бекешко СП., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уго- ловном процессе. - Минск: Вышэйшая школа, 1969. - 128 с.

56.Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 2: Частные кримина- листические теории. - М.: Юристъ, 1997. - 464 с.

57.Бирюков П.Н. Некоторые особенности расследования преступлений, совершаемых иностранными гражданами // Юридические записки. Вып. 7: Расследование преступлений: Вопросы теории и практики. - Воронеж: Изд-во Воронежского университета, 1997. С. 115-123.

58.Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы проведения следственных действий. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1977.

59.Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические осноны криминалистики. - М.: Изд-во МГУ, 1984.

60.Взаимодействие следователей прокуратуры и органов милиции при расследовании и предупреждении преступлений. -М., 1964.

61.Вопросы расследования преступлений: Справочное пособие / Под ред. А.Я.Качанова. Изд. 2-е-М.: Спарк, 1997. - 799 с.

62.Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений на предварительном следствии. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1976. - 208 с.

бЗ.Галаган А.И. Особенности расследования органами внутренних дел общественно опасных деяний лиц, признаваемых невменяемыми. -Киев: Киевская ВШ МВД СССР, 1986. - 84 с.

64.Галкин И.С., Кочетков В.Г. Процессуальное положение подозре- ваемого. - М.: Юрид. лит., 1968. - 63 с.

184

65.Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. - Свердловск, 1975.

бб.Гисси С.А., Соколовский Д.А. Дознание, его цели и способы производства. Руководство для чинов полиции. В двух частях. Часть вторая. - Казань: Типография М.А.Гладышевой, 1879. - 208 с.

67.Глушков А.И., Яковенко В.Е. Общие условия предварительного следствия: Лекция. - М: ЮИ МВД РФ, 1996. 36 с.

68.Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Судебная этика. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1974.

69.Горяинов К.К., Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Комментарий. - М.: Новый Юрист, 1997.

70.Григорьев В.Н. Некоторые процессуальные вопросы обнаружения преступлений, совершенных организованными группами в сфере эко- номики // Актуальные проблемы борьбы с коррупцией и организованной преступностью в сфере экономики: Материалы научно- практической конференции. Вып. 1.- М.: Московский институт МВД России, 1995.

71.Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого органами внутренних дел: Учебное пособие. - Ташкент: Ташкентская ВШ МВД СССР, 1989.— 121 с.

72.Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления: Учебное пособие. - Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1986. -88 с.

73.Григорьев В.Н., Лобанов А.П. Уголовный процесс: Учебно- методическое пособие. - Тверь: Тверской государственный университет, 1996.-161 с.

74.Григорьев В.Н., Шейфер С.А. К совершенствованию процессу- альной формы задержания // Проблемы эффективности правового регулирования. - Куйбышев: Куйбышевский госуниверситет, 1978. С. 165-168.

185

75.Григорьев В.Н., Шейфер С.А. Доказательственное значение про- токола задержания подозреваемого // Труды Омской ВШМ МВД СССР. Вып. 21. - Омск: Омская ВШМ МВД СССР, 1976. С. 34-41.

76.Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уго- ловного дела и предварительного расследования. - М.: Юрид. лит., 1976.-142 с.

77.Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно-процессуального за- держания: Учебное пособие. - М.: Академия МВД СССР, 1980. - 90 с.

78.Гуткин И.М. Органы дознания и предварительного следствия системы МВД и их взаимодействие. - М.: Академия МВД СССР, 1973.

79.Гуляев А.П., Данилюк С.А., Забарин С.Н. Задержание лиц, подоз- реваемых в совершении преступления. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1988.

80.Гуляев А.П., Комаров Б.В., Маливкин СМ. Комментарий к По- ложению о порядке кратковременного задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления. - М.: Юрид. лит., 1982. - 56 с.

81.Давыдов П.М., Якимов П.П. Применение мер процессуального принуждения по Основам уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. - Свердловск: Свердловский юрид. инт-т, 1961.- 119 с.

82.Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. - Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1982.- 112 с.

83.Демин Ю.Г. Статус дипломатических представительств и их пер- сонала: Учебное пособие. - М.: Международные отношения, 1995. - 208 с.

84.Денежкин Б.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1982.

85.Дознание в органах внутренних дел / Под ред. А.А.Чувилева. -М.: МВШМ МВД СССР, 1986. - 148 с.

86.Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно- розыскной деятельности. - М.: Спарк, 1996.

186

87.Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя. - Киев: Наукова Думка, 1984. - 183 с.

88.Дубинский А.Я. Некоторые вопросы правовой регламентации за- держания подозреваемого в совершении преступления // Материалы теоретической конференции по итогам научно-исследовательской работы профессорско-преподавательского состава за 1972 год. - Киев: Киевская ВШ МВД СССР, 1973. С. 87-92.

89.Дубинский А.Я. Производство предварительного расследования органами внутренних дел: Учебное пособие. - Киев: Киевская ВШ МВД СССР, 1987.-84 с.

90.Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. - Минск: Изд-во «Вышэйшая школа», 1971.- 272 с.

91 .Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. - М.: Госюриздат, 1961.-207 с.

92.Закатов А.А. Криминалистическое учение о розыске. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1988.

93.3инатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность (Вопросы теории и практики). - Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1981. - 136 с.

94.Зорин Г.А. Эвристические методы формирования стратегии и тактики следственной деятельности. - Гродно, 1991.

95.Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе (методические рекомендации) // Информационный бюллетень Следственного комитета МВД РФ. 1993. № 3 (76).

96.Кагин Е.К. Роль следственной ситуации в повышении эффективности розыска // Тактические операции и эффективность расследования. - Свердловск, 1986.

187

97.Карнеева Л.М. Доказывание при отказе в возбуждении уголовного дела // Сов. гос. и право. 1975. № 2. С. 93-98.

98.Карелов Ю.Д. Использование оперативно-розыскной информации при принятии решения о производстве следственных действий // Ак- туальные проблемы совершенствования производства следственных действий. - Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1982.

99.Карнеева Л.М. Тактические основы организации и производства допроса в стадии расследования. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1976.

  1. Карнеева Л.М. Тактические приемы допроса обвиняемых. // Труды Высшей школы МВД СССР. 1971. № 32.
  2. Карпец И.И. Проблема преступности. - М., 1969.
  3. Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судо- производстве. -М.: Юристъ, 1995. 128 с.
  4. Клюков Е.М. Мера процессуального принуждения. - Казань: Изд- во Казанского ун-та, 1974. - 112 с.
  5. Комментарий к Закону о прокуратуре СССР / Под ред. А.М.Рекун-кова. -М.: Юрид. лит., 1984.
  6. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть / Под ред. Ю.И.Скуратова и В.М.Лебедева. - М.: Издательская группа ИНФА М-НОРМА, 1996. - 320 с.
  7. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. А.М.Рекункова, А.К.Орлова. - М.: Юрид. лит., 1985.
  8. Комментарий к Федеральному закону о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений / Под ред. П.Г.Мищенкова. - М.: Изд-во БЕК, 1996. - 234 с.
  9. Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» / Отв. ред. А.Ю.Шумилов. - М.: Вердикт-1М, 1997.-208 с.

188

  1. Коновалов Е.Ф. Розыскная деятельность следователя. - М, 1973.

ПО. Коновалов Е.Ф. Тактические приемы розыска скрывшихся преступников и факторы, определяющие их выбор следователем // Сб. статей. - М., 1973, вып. 1.

  1. Конституция Российской Федерации: Комментарий / Под ред. Б.Н.Топорнина, Ю.М.Батурина, Р.Г.Орехова. -М., 1994.
  2. Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1978.- 137 с.
  3. Короткий Н.Н. Процессуальные гарантии неприкосновенности личности подозреваемого и обвиняемого в стадии предварительного расследования - М.: ВНИИ МВД СССР, 1981. - 96 с.
  4. Криминалистика: Учебник / Под ред. А.Н.Васильева. 3-е изд. -М.: Изд-во Московского университета, 1980. - 496 с.
  5. Криминалистика: Учебник / Под ред. И.Ф.Крылова. - Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1976. - 592 с.
  6. Криминалистика: Учебник для вузов МВД России. Т. 2; Техника, тактика, организация и методика расследования преступлений / Отв. Ред. Б.П.Смагоринский. - Волгоград: ВСШ МВД России, 1994. - 560 с.
  7. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. - М.: Новый Юрист, 1997.-400 с.
  8. Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Розыск. Дознание. Следствие: Учебное пособие. - Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1984. - 216 с.
  9. Кругликов А.П. Правовое положение органов и лиц, произво- дящих дознание, в советском уголовном процессе. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1986.-

189

  1. Кудинов Л. Задержание подозреваемого // Социалистическая законность. 1979 № 4. С. 57.
  2. Куклин В.И. Неотложные следственные действия. - Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1967.- 142 с.
  3. Ларин A.M. Уголовный процесс: структура права и структура законодательства. - М.: Наука, 1985. - 240 с.
  4. Лекарь А.Г., Безруких Р.К. Организационно-тактические основы раскрытия преступлений. - М., 1977.
  5. Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе.
    • М.: Юрид. лит., 1964. - 139 с.
  6. Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. - Нижний Новгород: НВШ МВД РФ,
  7. -224 с.
  8. Матусовский Г.А., Сущенко В.Н. Организация работы аппаратов дознания и предварительного следствия органов внутренних дел. - Харьков, 1983.
  9. Меретуков Г.М., Дармилов A.M. Реализация материалов оперативных разработок и использование в качестве доказательств результатов оперативно-розыскных мероприятий по делам о незаконном обороте наркотиков: Учебно-практическое пособие. - Краснодар: КЮИ МВД РФ, 1997.-45 с.
  10. Методические рекомендации «Реализация материалов опера- тивных разработок и использование в качестве доказательств результатов оперативно-розыскных мероприятий» (извлечение) // Информационный бюллетень Следственного комитета МВД РФ. 1995. № 2 (83). С. 4-15.
  11. Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия. - Калининград, 1998.

190

  1. Мирский Д.Я. Правовая природа задержания лица, подозре- ваемого в совершении преступления // Труды Иркутского ун-та. Серия юрид. Т. 45, вып. 8, ч. 4. - Иркутск: Иркутский гос. ун-т, 1969. С. 294- 301.
  2. Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1975. - 152 с.
  3. Михайлов В.А. Уголовно-процессуальные меры пресечения в судопроизводстве Российской Федерации. - М.: Институт защиты пред- принимателя, 1997. - 644 с.
  4. Михайлов В.И. Контролируемая поставка как оперативно- розыскная операция: Учебно-практическое пособие. - М.: Издатель Шу- милова И.И., 1998. - 96 с.
  5. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). - М.: Спарк, 1996. 126 с.
  6. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.П.Божьева.- М.: СПАРК, 1995.-613 с.
  7. Нургалиев Б.М. Организованная преступная деятельность. - Караганда, 1997
  8. Основы борьбы с организованной преступностью / Колл. авто- ров.-М., 1996.
  9. Остроумов С, Панченко С. Критерии оценки раскрытия пре- ступлений // Соц. законность. 1976. № 9. С. 51.
  10. Павлов Н.Е. Органы предварительного расследования: Лекция. - М.: Московский институт МВД России, 1994.
  11. Пека Ю. Некоторые спорные вопросы задержания подозре- ваемого // Ученые записки Латвийского ун-та. Т. 188. - Рига: Латвийский гос. ун-т, 1973. С. 104-113.

191

  1. Пека Ю.Э. О сроках задержания подозреваемого // Ученые за- писки Латвийского ун-та. Т. 241. Рига: Латвийский гос. ун-т, 1975. С. 123-127.
  2. Петрухин И.Л. Задержание // Проблемы кодификации уголовно- процессуального права. - М.: ИГПАН СССР, 1987. С. 51-65.
  3. Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. - М.: Наука, 1989. - 256 с.
  4. Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. - М.: Наука, 1985. - 240 с.
  5. Попов В.И. Розыскная деятельность в системе уголовного процесса и криминалистики // Ученые записки КазГУ. - Алма-Ата,
  6. Т. 10. Вып. 10.
  7. Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. - Минск, 1973.
  8. Проблемы кодификации уголовно-процессуального права / Под ред. В.М.Савицкого. - М.: Наука, 1987. - 131 с.
  9. Похмелкин В.А. Задержание по советскому уголовно-процес- суальному законодательству // Сов. гос. и право. 1958. № 12. С. 102- 107.
  10. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М.: ВШ МВД СССР, 1967.
  11. Руководство по расследованию преступлений. - М., 1976, 1981.
  12. Рыжаков А.П. Меры пресечения. - М.: Информационно- издательский дом «Филинъ», 1997. - 176 с.
  13. Рыжаков А.П. Предварительное расследование. - М.: Инфор- мационно-издательский дом «Филинъ», 1997. -216 с.
  14. Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. Тула: Б.н.и., 1996. - 320 с.

192

  1. Рыжаков А.П. Уголовный процесс: возбуждение и отказ в воз- буждении уголовного дела. - Тула: Б.н.и., 1996. - 320 с.
  2. Рыжаков А.П., Сергеев А.И. Субъекты уголовного процесса. - Тула:Б.н.и., 1996.-320 с.
  3. Савицкий В.М. Новый УК и старый УПК: проблемы взаимо- действия // Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М.: Издательство БЕК, 1997. С. XXIX-XLIV
  4. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уго- ловном судопроизводстве. - М.: Наука, 1975. - 384 с.
  5. Сергеев А.И. Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступления, по советскому уголовно-процессуальному закону. - Горький: Горьковская ВШ МВД СССР, 1976. - 32 с.
  6. Сигалов Л.Е. О возможности совершения некоторых следст- венных действии до возбуждения уголовного дела // Сборник аспирант- ских работ Свердловского юрид. ин-та. Вып. 9. - Свердловск: Свердловский юрид. ин-т, 1969. С. 165-171.
  7. Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. -М.: Юрид. лит., 1992.
  8. Следственные действия (процессуальная характеристика, так- тические и психологические особенности). - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1984.-240 с.
  9. Следственные действия (процессуальная характеристика, так- тические и психологические особенности). Изд. 2-е / Под ред. Б.П.Смагоринского. - М.: УМЦ при ГУК МВД РФ, 1994. - 243 с.
  10. Советский уголовный процесс: Учебник / Под ред. Д.С.Карева. - М.: Юрид. лит., 1975- 568 с.
  11. Советский уголовный процесс: Учебник / Под ред. С.В.Бородина.
    • М.: Академия МВД СССР, 1982. - 579 с.

193

  1. Содержание под стражей. Сборник нормативных актов и до- кументов / Сост. Андреев В.Н., Москалькова Т.Н. - М.: Изд-во «СПАРК», 1996.-282 с.
  2. Справочник следователя (Практическая криминалистика: следственные действия). Выпуск первый. - М.: Юрид. лит., 1990. - 288 с.
  3. Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. - Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1972.- 142 с.
  4. Толеубекова Б.Х. Уголовно-процессуальное право Республики Казахстан. - Караганда: Карагандинская ВШ МВД Республики Казахстан, 1994.-197 с.
  5. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель / Под ред. В.М.Савицкого. - М. ИГПАН, 1990.-317 с.
  6. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. П.А.Лупинской. Изд. 2-е. - М.: Юристь, 1997. - 592 с.
  7. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Узбекистан. - Ташкент: Адолат, 1995. - 284 с.
  8. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: За- конопроект // Юридический вестник. 1995. №31.
  9. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Проект.
    • М.: Министерство юстиции Российской Федерации, 1994.-284 с.
  10. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Общий комментарий изменений и дополнений проф. В.Н.Григорьева и А.П.Гуляева. - М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1997. - 320 с.

194

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации. Общий комментарий. Сравнительная таблица: Научно-практическое пособие. - М.: Учебно- консультационный центр «ЮрИнфоР», 1996. - 256 с.
  2. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. К.Ф.Гуценко. - М.: Зерцало, ТЕИС, 1996. - 511 с.
  3. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. Н.С.Алексеева, В.З.Лукашевича, П.С.Элькинд. -М.: Юрид. лит., 1972. - 584 с.
  4. Франк Л.В. Задержание и арест подозреваемого в советском уголовном процессе (Уголовно-процессуальное и криминалистическое исследование). -Душанбе: Таджикский гос. ун-т, 1963. - 263 с.
  5. Фуфыгин Б.В. О доказательственном значении протокола за- держания подозреваемого // Проблемы совершенствования тактики и методики расследования преступлений: Сборник научных трудов Иркутского ун-та. Вып. 15. -Иркутск: Иркутский госуниверситет, 1980. С. 92-100.
  6. Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлениях: Монография. - М.: ЮИ МВД РФ, 1997. 139 с.
  7. Химичева О.В. Судебный контроль за процессуальными дей- ствиями и оперативно-розыскными мероприятиями (досудебное произ- водство): Учебное пособие. - М.: ЮИ МВД России, 1998. 72 с.
  8. Химичева О.В., Данилова Р.В. Допустимость доказательств в уголовном процессе (по материалам уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными группами). - М.: МИ МВД России,
  9. 75 с.
  10. Чувилев А. Анализ статистических данных о законности за- держания подозреваемых // Социалистическая законность. 1973. № 10. С. 65-67.

195

  1. Чувилев А.А. Взаимодействие следователя органов внутренних дел с милицией: Учебное пособие. - М.: МВШМ МВД СССР, 1981. -80 с.
  2. Чувилев А.А. Заключение под стражу в качестве меры пресечения: Лекция. - М.: МВШМ МВД СССР, 1989. - 48 с.
  3. Чувилев А.А. Привлечение следователем и органом дознания лица в качестве подозреваемого по уголовному делу. - М.: МВШМ МВД СССР, 1982.
  4. Чувилев А.А., Добровольская Т.Н. Особенности преподавания курса уголовного процесса в вузах МВД: Учебное пособие. - М.: МВШМ МВД СССР, 1985.-93 с.
  5. Шаталов А.С. Алгоритмизация некоторых действий следователя при осуществлении розыска скрывшегося обвиняемого // Проблема обеспечения безопасности на объектах транспорта и пути ее улучшения. -М., 1998.
  6. Шейфер С. Доказательственное значение задержания подозре- ваемого // Социалистическая законность. 1972. № 3. С. 55-56.
  7. Шейфер С.А. О познавательной сущности и пределах применения проверки показаний на месте // Вопросы борьбы с преступностью. Вып.
    • М.: Юрид. лит., 1978.
  8. Шейфер С.А. Предварительное следствие. Общие условия и основные этапы производства. - Куйбышев: Куйбышевский гос. ун-т, 1986.
  9. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М.: Юрид. лит., 1981. - 128 с.
  10. Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1986. - 172 с.

196

  1. Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе: Учебное пособие. - М.: ВЮЗИ, 1972. - 131 с.
  2. Шундиков В.Д. Принцип непосредственности при расследовании и рассмотрении уголовного дела. - Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1974. - 160 с.
  3. Эйсман А.А. Структура и логические свойства норм, регули- рующих собирание доказательств на предварительном следствии // Во- просы борьбы с преступностью. Вып. 25. - М.: Юрид. лит., 1976. С. 105-126.
  4. Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно- процессуального права. - М.: Юрид. лит., 1967. - 192 с.
  5. Яковенко В.Е. Взаимодействие следователей с работниками ГАИ при расследовании дел о дорожно-транспортных происшествиях: Учебное пособие. - М: ЮИ МВД России, 1996. - 50 с.
  6. Диссертации, авторефераты диссертаций

  7. Голубев В.В. Использование оперативно-розыскных данных при расследовании преступлений, связанных с коррупцией должностных лиц: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М.: Академия МВД России, 1996.-24 с.
  8. Григорьев В.Н. Непосредственное обнаружение признаков преступления органом дознания, следователем, прокурором, судом: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Л.: Ленинградский государственный университет, 1982. - 17 с.
  9. Диденко В.И. Использование следователем фактических данных, полученных в результате применения в оперативно-розыскной дея-

197 тельности аудио- и видеозаписи, фото- и киносъемки: Дисс. …
канд. юрид. наук. - М.: ЮИ МВД РФ, 1995. - 202 с.

  1. Зайковский В.Н. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности в ходе доказывания по уголовному делу: Авто-реф. дисс. … канд. юрид. наук. - Санкт-Петербург: Санкт- Петербургский государственный университет, 1996.-21 с.
  2. Земскова А.В. Правовые проблемы использования результатов оперативно-розыскных мероприятий в уголовно-процессуальном доказывании: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М.: МЮИ МВД России, 1998.-20 с.
  3. Попов Н.М. Оперативное обеспечение досудебной подготовки в уголовном судопроизводстве России: Автореф. дисс. … канд. юрид. на- ук. - Нижний Новгород: Нижегородский юридический институт МВД РФ, 1997.-21 с.
  4. Третьяков В.И. Участие защитника при проведении следственных действий и в судебном производстве (процессуальные и тактические аспекты): Дисс. … канд. юрид. наук. - Краснодар: Краснодарский юридический институт МВД РФ, 1998. - 248 с.