lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Зенкин, Олег Иванович. - Производство дополнительного следствия: По делам о преступлениях, совершенных организованной группой : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2000 210 с. РГБ ОД, 61:01-12/102-4

Posted in:

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ МВД РОССИИ

На правах рукописи

ЗЕНКИН Олег Иванович

ПРОИЗВОДСТВО ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

(ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ, СОВЕРШЕННЫХ

ОРГАНИЗОВАННОЙ ГРУППОЙ)

ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук

4КА4.

Специальность: 12.00.09 -уголовный процесс; криминалистика; ория оперативно-розыскной деятельности

Научный руководитель -Заслуженный юрист Российской Федерации, кандидат юридических наук, g доцент И.И.КОЛЕСНИКОВ

Москва - 2 0 0 0

2

ОГЛАВЛЕНИЕ

Стр. ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА I. ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРОЦЕССУАЛЬНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОИЗВОДСТВА ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

§ 1. Процессуально - правовая характеристика производства

дополнительного следствия 15

§ 2. Вопросы теории дополнительного следствия 47

ГЛАВА И. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА И ПОРЯДОК ВОЗВРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО
ДЕЛА ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

§ 1. Обстоятельства возвращения дела для

производства дополнительного следствия 70

§ 2. Порядок возвращения дела для производства

дополнительного следствия 109

ГЛАВА III. ПРОИЗВОДСТВО ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ, СОВЕРШЕННЫХ ОРГАНИЗОВАННОЙ ГРУППОЙ

§ 1. Общие условия производства дополнительного следствия 120

§ 2. Особенности производства дополнительного следствия 133

§ 3. Окончание производства дополнительного следствия 163

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 177

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 185

ПРИЛОЖЕНИЯ 204

3 ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время, в условиях построения правового государства проблемы борьбы с преступностью приобретают особую актуальность и остроту. Существующее положение усугубляется и тем, что преступность все чаще приобретает организованные формы.

Противоправная деятельность организованных групп, преступных сообществ является одним из наиболее опасных видов преступного поведения. Организованная преступность выходит за рамки традиционно криминального бизнеса, она стремится проникнуть в жизненно важные сферы деятельности общества и государства - устанавливает контроль над финансово-промышленными группами, отдельными предприятиями, субъектами предпринимательской деятельности, лоббирует свои интересы в законодательных органах и органах государственного управления. Преступления, совершаемые организованными группами, преступными сообществами (организациями), в большинстве случаев отличаются высоким профессионализмом исполнения, нередко особой дерзостью и цинизмом, носят тяжкий характер.

В России, в последние годы, ведется активная и целенаправленная борьба с организованной преступностью. Однако ее результаты не могут удовлетворить общественные ожидания. По оценкам различных источников, в России действует от пяти до двенадцати тысяч организованных преступных групп \ Имеются данные и о пресечении их деятельности. По одним таким

1 См.: например, Васильев В.А. Совершенствование борьбы с

организованной преступностью и наркобизнесом // Материалы Всероссийской межведомственной научно-практической конференции (16-17 декабря 1997 года). Вып. 1. - М., 1998. - С.5; Гриб В.Г. Борьба с организованной преступностью: тенденции, предложения. // Там же. - С. 108; Михайлов А. Русская мафия: миф и реальность // Щит и меч. - 1998. - 20 августа; Ванюшкин СВ. Проблема организованной преступности и неотложные меры борьбы с ней // Преступность: стратегия борьбы (Под ред. А.И.Долговой). - М.: Криминологическая ассоциация,

4 данным к 1998 г. была пресечена деятельность около трех тысяч шестисот организованных преступных групп, по другим - четыре тысячи, третьим -девять тысяч ‘.

Вместе с тем, говорить о принятии полноценных мер в борьбе с организованной преступностью можно, только, если будет существовать надлежащая процедура реализации уголовно-правовых норм, позволяющая максимально быстро, полно и объективно выявить факт нарушения уголовно-правового запрета, установить лиц, виновных в его нарушении, объективно, полно, всесторонне произвести расследование и применить справедливое наказание.

Однако быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных, особенно по делам указанной категории, оставляет желать лучшего. Между тем, данный процесс теснейшим образом связан с качеством предварительного расследования.

В этой связи, в последнее время значительно возросла нагрузка на органы предварительного следствия, особенно министерства внутренних дел. Одним из результатов подобной тенденции является ухудшение качества производства по уголовным делам, в том числе о преступлениях, совершенных организованной группой. Следствием этого является возвращение дел для производства дополнительного следствия, чем зачастую

    • С. 173; Основы борьбы с организованной преступностью. Монография (под ред. В.С.Овчинского, В.Е.Эминова, Н.П.Яблокова). - М.: «ИНФА-М», 1996. - С.5-6, 149-165; Дмитриев В., Ильичев Н. Русская мафия // Обнинск. - 1999. - 25 мая.

1 См.: например, Мордовец А.П. Организованная преступность,

состояние и актуальные проблемы борьбы с ней. // Преступность как угроза национальной безопасности: Материалы первой Международной открытой сессии “Modus Akademicus” (Ульяновск 4-5 декабря 1997 года). - С. 172; Гриб В.Г. Указанная работа. - С. 108; Организованная преступность - 4 (Под. ред. А.И.Долговой). - М.: Криминологическая ассоциация, 1998. - С.258; Шишков А.А. Теоретические основы уголовно-процессуальной деятельности подразделений по борьбе с организованной преступностью: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М.,

5 ущемляются интересы отдельных граждан, наносится материальный урон обществу и государству, причиняется ущерб правовому и нравственному сознанию народа.

Значимость дополнительного следствия в системе мер, направленных на устранение недостатков расследования, определяется прежде всего тем, что нарушения и ошибки следователей, влекущие возвращение дел для данного производства, особенно по делам о преступлениях, совершенных организованными группами, еще весьма распространены и, более того, имеют тенденцию к росту. Поэтому не случайно материал нашего исследования строится на примерах из практики производства дополнительного следствия по делам о преступлениях, совершенных организованной группой.

Результаты расследования по делам о преступлениях, совершенных организованными группами по Российской

Федерации

12039

10547

1997 год

1996 год

1995 год

1994 год

О всего находилось в производст ве

? направлено прокурору в порядке ст.207 УПК РСФСР

О возвращен о для I
дополнител ьного |
следствия прокуроро м и судом

Таблица № 1

Сводные данные государственной статистической отчетности свидетельствуют о том, что ежегодно, начиная с 1994 года ‘, возвращается

    • С.3-4; Выступление 1-го заместителя министра МВД РФ В.А.Васильева // Вестник МВД России (спецвыпуск) - 1999, №2. - С.31-32.

1 Необходимо дополнить, что в 1998 - 1999 г.г. находилось в производстве соответственно 10987 и 15039 дел; направлено прокурору в порядке ст.207 УПК

прокурорами и судами для дополнительного следствия от 4,7 до 6,1 % от общего количества данной категории уголовных дел, направленных прокурору с обвинительным заключением, что составляет, в среднем, более 300 дел ежегодно (таб. № 1).

По делам о преступлениях общеуголовного характера для производства дополнительного следствия суммарно прокурорами и судами возвращается, в среднем, 53.000 дел ежегодно ‘, что составляет от 20 до 25 % от общего количества дел, направленных прокурору (таб. № 2).

Возвращено уголовных дел для производства дополнительного следствия по Российской Федерации

1994 год

1995 гад

1996 год

1997 год

1998 год
возвраще но прокурор ом

направлен о судом

Таблица № 2 Такое положение зачастую приводит к нивелированию доказательств, снижению восприятия совершенного преступления,
значительной затрате процессуальных средств и времени следователя. Нельзя не учитывать и

соответственно 6685 и 9710 дел; возвращено для производства дополнительного следствия - 389 и 583 дела.

1 Таким образом, в 1994 г. судом было возвращено 31597 дел, прокурором - 18421 дело; в 1995 г.: судом - 32318 дел, прокурором - 22087 дел; в 1996 г.: судом -32814 дел, прокурором - 21111 дел; в 1997 г.: судом - 32133 дела, прокурором -

7

материальных издержек на выполнение указаний прокурора и решений судьи и судов различных инстанций о производстве дополнительного следствия. Об этом свидетельствуют результаты дополнительного следствия (таб. № 3).

Так, ежегодно, начиная с 1994 года, в среднем, 42.000 дел после дополнительного следствия (что составляет около 79 % дел от общего количества возвращенных) повторно направляется в суд с утвержденным прокурором обвинительным заключением ‘.

Результаты дополнительного следствия по Российской Федерации

36000 38000 40000 42000 44000 46000 48000 50000.

D прекращено Dнаправлено в суд

Таблица № 3

Данная ситуация усугубляется и тем, что не снизилось количество зарегистрированных в 1999 году преступлений по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, и более того, продолжает увеличиваться2.

Однако при всех негативных последствиях возвращения дел для производства дополнительного следствия необходимо отметить, что назначение дополнительного следствия, в конечном итоге, подчинено высшей

19615 дел; в 1998 г.: судом - 35074 дела, прокурором - 20872 дела, а также по итогам 1999 года - судом возвращено 28477 дел, прокурором - 21249 дел.

1 Так, после производства дополнительного следствия в суд было направлено: в 1995 г. - 42958 дел, в 1996 г. - 43520 дел, в 1997 г. - 40850 дел, в 1998 г. - 45043 дела, а также в 1999 г. - 40940 дел.

2 Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. - М: Изд-во НОРМА, 1999 г. - С.462-467.

8 цели правосудия - установлению истины по делу, а также способствует вынесению судом законного и обоснованного приговора.

Судьба возвращенного для дополнительного следствия дела предопределяется быстротой и качеством дополнительного следствия, которое имеет свою специфику и особенности, что вызывает необходимость более обстоятельного правового регулирования данного производства. Кроме этого уголовно-процессуальным законодательством регламентировано, в основном, возвращение дела для производства дополнительного расследования. Дополнительное же следствие определено недостаточно конкретно, как и не разрешены проблемы, с ним связанные.

Указанные обстоятельства свидетельствуют об актуальности дополнительного следствия.

Проблемам и вопросам возвращения дел для производства дополнительного расследования посвящены работы многих процессуалистов, как ученых, так и практиков, а именно: В.П.Божьева, В.И.Власова, Ю.А.Воробьева, И.М.Гальперина, С.В.Дегтярева, Г.В.Дроздова,

М.С.Дьяченко, Л.А.Захожего, А.С.Каретникова, Г.Н.Колбая,

Я.О.Мотовиловкера, Г.Н.Омельяненко, А.А.Петуховского, М.Н.Переверзева, А.С.Степанянца, Д.П.Филатова, Р.Х.Якупова, и некоторых других.

Однако в работах указанных выше авторов дополнительное следствие рассматривается не в качестве самостоятельного института и связанной с ним проблематики, а вкупе с иными вопросами возвращения дел для производства дополнительного расследования.

В трудах, посвященных проблемам повышения эффективности правосудия, таких авторов, как А.М.Баранов, А.Д.Бойков, И.Ф.Демидов, А.Т.Дугин, Г.А.Ерофеев, Ю.В.Кореневский, А.М.Ларин, Л.Ф.Пашкевич, И.Л.Петрухин, Н.П.Подольная, Н.В.Радутная, Т.М.Сыщикова, М.Е.Токарева, М.А.Чельцов, О.Н.Шекшуева и других, проблемы дополнительного следствия

9 также не находят своего исчерпывающего освещения, они фрагментарны и несколько расплывчаты. По ряду вопросов предлагаются спорные
или недостаточно обоснованные решения.

Сказанное обусловливает необходимость комплексного изучения вопросов теории и правового регулирования дополнительного следствия, его общих условий, предмета, особенностей производства, а также других проблем, с ним связанных; практики применения всех предусмотренных законом мер по устранению нарушений, допущенных при производстве предварительного следствия; разработки соответствующих предложений в целях предупреждения следственных ошибок и на этой основе сокращения дел, возвращенных для производства дополнительного следствия.

В качестве методологической основы используются положения материалистической диалектики, применены общенаучные, логико- юридические, исторические, статистические, сравнительно-правовые, конкретно-социологические методы исследования.

Достоверность выводов исследования, приведенных в данной работе, обеспечивается использованием уголовно-процессуального законодательства Российской Империи (до 1917 года), РСФСР, Российской Федерации, некоторых зарубежных стран, Постановлений Конституционного Суда РФ, руководящих разъяснений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР, Российской Федерации, Приказов и инструкций Генерального Прокурора РФ, подзаконных актов и аналитических материалов Министерства внутренних дел России.

В процессе подготовки диссертации изучено более 200 работ и отдельных статей авторов, связанных с темой исследования, а также общетеоретической и специальной литературы по тематике исследования, исследован ряд информационно-аналитических материалов,

характеризующих качество следствия в правоохранительных
органах,

10 изучено 136 дел о преступлениях, совершенных организованными группами, возвращенных прокурором и направленных судом для дополнительного следствия, проведены опросы и анкетирование 80 следователей, 60 начальников следственных отделов, отделений, следственных групп, а также 52 прокуроров и их заместителей, учтен личный опыт практической работы автора в следственных подразделениях органов внутренних дел.

В диссертации также используется опубликованная практика Верховных Судов РСФСР и Российской Федерации, Следственного комитета при МВД России, неопубликованные материалы, почерпнутые из архивов народных судов, органов прокуратуры и внутренних дел Калужской, Тульской и Московской областей, а также находившиеся в производстве в этих регионах уголовные дела, возвращенные для дополнительного следствия.

Научная новизна исследования определяется кругом анализируемых проблем, ранее практически не исследовавшихся таким образом и подходом к их решению. Впервые подверглось комплексному исследованию производство дополнительного следствия возвращенных прокурором и судьей, а также судами различных инстанций дел о преступлениях, совершенных организованной группой; на теоретическом уровне сформулировано определение дополнительного следствия, исследованы общие условия, предмет и особенности его производства; сформулированы предложения по совершенствованию уголовно - процессуального законодательства, касающиеся производства дополнительного следствия.

Основными положениями, выносимыми на защиту, являются:

1) понятие института дополнительного следствия, ранее в специальной литературе не приводившегося и отличающегося от определений института возвращения дел для данного производства;

11

2) конкретизация терминологии дополнительного следствия и его производства для единообразного и научного толкования; 3) 4) установление и перечень общих условий производства дополнительного следствия, которые в определенной степени зависят от общих условий производства предварительного следствия и могут ими дополняться; 5) 4) определение понятий, затрагивающих вопросы возвращения дел для дополнительного следствия и его производства (основания, случаи, предмет, начало, окончание, обстоятельства и порядок возвращения, особенности производства), ранее практически не исследовавшихся таким образом;

5) необходимость новых редакций существующих норм УПК, а также новых норм в действующее законодательство и в проект УПК о производстве дополнительного следствия;

6) обоснование целесообразности вынесения прокурором постановления о возвращении дела для производства дополнительного следствия в дополнение к имеющим в законе место письменным указаниям как наиболее соответствующего требованиям уголовно-процессуального закона;

7) обоснование целесообразности не лишать суд или судью возможности, при определенных в законе условиях, возвратить дело для дополнительного следствия и необходимость процессуальной регламентации деятельности судьи и суда по возвращению дела для дополнительного следствия в свете постановлений Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 1999 г. и 14 января 2000 г.; 8) 9) предложения и рекомендации по совершенствованию деятельности прокурора в процессе дополнительного следствия, а также следователя при производстве дополнительных следственных и иных процессуальных действий. 10)

12

Цель диссертации - путем комплексного изучения дополнительного следствия и исследования оснований, случаев возвращения дел для данного производства, выяснить обстоятельства и характер причин их образования, определить возможные меры по их нейтрализации, разработать научно-обоснованные рекомендации, направленные на совершенствование правового регулирования данного вида расследования, а также улучшение качества предварительного следствия.

Для достижения цели диссертационного исследования были определены следующие задачи: 1) проанализировать нормы уголовно - процессуального законодательства, регулирующие институт дополнительного следствия; 2) провести комплексное изучение деятельности прокурора, судьи и суда по возвращению ими дел для дополнительного следствия, 3) всесторонне проанализировать деятельность следователя по производству им дополнительных следственных и иных процессуальных действий; 4) путем комплексного изучения дополнительного следствия, а также исследования оснований возвращения дел для данного производства, выяснить обстоятельства и причины их образования, определить возможные меры по их нейтрализации; 5) разработать научно-обоснованные рекомендации, направленные на совершенствование правового регулирования данного вида расследования, а также улучшение качества предварительного следствия в целом.

Объектом исследования являются правоотношения, возникающие при возвращении дела для дополнительного следствия между субъектами уголовно-процессуальной деятельности, а также при его производстве и окончании, урегулированные нормами уголовно-процессуального закона.

Предметом исследования является дополнительное следствие в целом, а также его производство по делам о преступлениях, совершенных организованной группой, в частности; законодательные и иные нормативные

13 акты, регламентирующие это производство; теоретические разработки по данной проблематике; практика дополнительного следствия, производимого следователями органов внутренних дел.

Теоретическая и практическая значимость работы вытекает из анализа полученных результатов исследования и заключается в дальнейшей разработке проблем, возникающих в деятельности прокурора, судьи и суда при возвращении дел для дополнительного следствия, а также в деятельности следователя при производстве им дополнительного следствия и в сравнительном анализе его с предварительным расследованием.

Изложенные в диссертации положения, выводы и предложения могут быть использованы:

1) в законотворческой деятельности по совершенствованию уголовно- процессуального законодательства в части, касающейся дополнительного следствия и его кодификации, а также учтены при создании ведомственных нормативных актов;

2) в следственной, прокурорской, а также судебной правоприменительной деятельности; 3) 4) преподавателями юридических вузов, а также других учебных заведений системы МВД и Минюста; 5) 6) в научно-исследовательской работе при проведении дальнейшего изучения данной проблематики. 7) Прикладной характер диссертационного исследования позволил на основе анализа и обобщения эмпирического материала сформулировать конкретные предложения по совершенствованию производства дополнительного следствия. Подготовленные в ходе исследования методические рекомендации и аналитические материалы используются в практической деятельности ряда следователей прокуратуры и
органов

14 внутренних дел, а также в учебном процессе некоторых высших учебных заведений МВД России.

Результаты проведенного исследования, основанные на них выводы, положения, рекомендации прошли апробацию и в процессе их кафедрального обсуждения, на семинарских и практических занятиях, выступлениях на научно-практических конференциях, а также нашли свое отражение в шести опубликованных научных статьях общим объемом 2,15 п.л., посвященных актуальным проблемам производства дополнительного следствия.

15 ГЛАВА I. ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРОЦЕССУАЛЬНО - ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

§ 1. ПРОЦЕССУАЛЬНО - ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОИЗВОДСТВА ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

Важнейшей гарантией установления истины по уголовному делу является положение, при котором в уголовном процессе каждая последующая стадия является проверочной в отношении всех предыдущих ‘ (за исключением стадии исполнения приговора), что способствует соблюдению следователями, прокурорами, судьями и судами установленного законом порядка производства по делу.

В уголовном деле отражается весь процесс расследования совершенного преступления, поэтому все ошибки и недостатки, допущенные при расследовании так или иначе устанавливаются и выявляются прокурором в порядке надзора, а судьей и судом в ходе осуществления контрольных функций “, а также в процессе разрешения дела по существу.

Указанные субъекты уголовного судопроизводства, участвуя в расследовании и рассмотрении дела, принимают процессуальные решения, подводящие итог их деятельности в конкретной стадии. Принять подобные решения можно лишь в случае, когда в каждой предшествующей стадии уголовного процесса исследование доказательств проведено полно, всесторонне и объективно, уголовный закон применен правильно и нормы уголовно-процессуального права соблюдены. Если же в последующей стадии движения дела будет обнаружено
неисполнение возложенных законом

Цыпкин А.Л. Право на защиту в кассационном, надзорном производстве и при исполнении приговора. - Саратов, 1965. - С.4.

2 Бозров В. Стадия назначения судебного заседания // Российская юстиция. - 1996.- №3. - С.48

16

обязанностей в предшествующей стадии, то в ней должны быть немедленно приняты меры к устранению нарушений. Если устранить их в данной стадии нельзя, то дело должно быть возвращено в ту стадию, в которой это сделать возможно. В полной мере это относится к дополнительному следствию.

Впервые уголовно-процессуальный закон упоминает о «производстве дополнительного следствия» в ч.4 ст. 133 УПК РСФСР ‘, регламентирующей установление прокурором срока данного производства. Далее, в п.8 ст.211 УПК приводится одно из полномочий прокурора - возвращать уголовные дела для «производства дополнительного расследования». Кроме этого закон предписывает прокурору возвратить дело для «производства дополнительного следствия» (п.2 ст.214 УПК), а также «производства дополнительного расследования» (ч.З ст.406 УПК).

В определенных законом случаях судья также возвращает дело для «дополнительного расследования» (ст.232 УПК). При разбирательстве дела в суде, суд правомочен направить дело для «дополнительного следствия» (ч.2 ст.254 УПК). Между тем, ч.2 ст.255, ч.2 ст.256, ст.258, ч.2 ст.308, ч.2 ст.4Ю УПК регламентируют, в некоторых случаях, возвращение дела судом именно для «производства дополнительного расследования».

Суд кассационной инстанции может направить дело прокурору для «дополнительного расследования» (ч.2 ст.348, чЛ ст.352 УПК), однако в ч.4 ст.351 УПК упоминается, в свою очередь, о «производстве дополнительного расследования».

В нормах УПК, посвященных полномочиям суда надзорной инстанции, упомянуто «дополнительное расследование» (ч.б ст.380 УПК), в то время, как в отношении суда присяжных регламентируется возвращение дел уже для «производства дополнительного расследования» (ч.З ст.429, ч.4 ст.433 УПК).

В дальнейшем - УПК.

17

В большинстве норм уголовно-процессуального закона доминирует формулировка: «производство дополнительного расследования». Представляется, что законом она выделена не случайно. Как известно, предварительное расследование проводится в двух формах: предварительное следствие и дознание ‘.

Дополнительное расследование, в свою очередь, образует два вида производства: дополнительное следствие и дополнительное дознание. Из смысла ст.214 и других норм УПК следует, что закон соотносит оба производства, то есть процессуально - правовые аспекты дополнительного следствия в равной степени распространяются и на дополнительное дознание, так как при производстве дознания или дополнительного дознания могут проводиться следственные действия. Если в законе упоминается дополнительное следствие, то данная норма, как правило, будет относиться и к производству дополнительного дознания.

В отличие от вышеупомянутого словосочетания «производство дополнительного расследования», несколько реже в законе употребляются термины «дополнительное расследование» или «дополнительное следствие». Необходимо учитывать, что кодификация уголовно- процессуального закона предполагает применение наиболее конкретных базовых понятий.

По нашему мнению, понятие «дополнительное следствие» значительно шире, чем непосредственно его «производство» в силу своего теоретического и процессуально - правового содержания. Естественно возникает и вопрос, что означает то и другое. Коль скоро «производство» - есть «непосредственное изготовление или создание какой-либо продукции» 2, то в виде последней будут выступать дополнительные следственные и
иные

1 Подробнее об этом см.: Павлов Н.Е. Органы предварительного расследования. - М: МИ МВД РФ, 1994. - С.6-11.

2 Ожегов СИ. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. - М.: Азбуковник, 1997. - С.611.

18 процессуальные действия. Дополнительное же следствие в определенном смысле - есть вынесение решения прокурором, судьей или судом о производстве дополнительного следствия с дальнейшим движением дела от субъекта к субъекту уголовно - процессуальной деятельности, производством дополнительных следственных и иных процессуальных действий, а также с последующим его окончанием.

Что же касается отсутствия в законе единой терминологии, то очевидно следует исходить из того, что в любом случае дополнительное следствие невозможно без своего производства.

Рассматривая вопрос о правовом регулировании дополнительного следствия, нельзя обойти вниманием нормы, в которых о данном производстве говорится посредством иной терминологии. Так, ч.7 ст.97, п.2 ст.339, п.2 ст.378 УПК предусматривают возвращение дела судом на «новое расследование», а ч.2 ст.215 УПК возвращение дела прокурором для предъявления «нового обвинения».

Прежде всего следует отметить, что понятия «дополнительное расследование» и «новое расследование» нетождественны. Дополнить что- либо - означает сделать это более полным, прибавить к нему, восполнить недостающее. Новое - это впервые созданное или сделанное, недавно появившееся или возникшее взамен прежнего, вновь открытое \ Поэтому предпочтительней было бы говорить о возвращении судом дела не на новое, а на дополнительное расследование. Это же касается и «нового обвинения», которое, как правило, при условиях, указанных в ч.2 ст.215 УПК, предъявить без производства дополнительного следствия не представляется возможным.

Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М.: Изд-во «Русский язык», 1975.-С.161, 381.

19

Важнейшей проблемой дополнительного следствия является определение его начала и окончания, то есть пределы действия этого института.

Для сравнения, если предварительное следствие (ст. 129 УПК) начинается посредством вынесения уполномоченными на то субъектами уголовного процесса постановления о возбуждении уголовного дела, то начало дополнительного следствия будут определять письменные указания прокурора, а также постановления судьи или определения суда.

Между тем, проведение непосредственно дополнительных следственных и иных процессуальных действий, начинается с принятия следователем дела к своему производству, посредством вынесения постановления 1 по аналогии с ч.2 ст.129 УПК, допустимой уголовно-процессуальным законом в связи с отсутствием в последнем соответствующей нормы. Кроме этого, принять дело, возвращенное для дополнительного следствия к своему производству, следователь обязан также и в силу требований ст.212 УПК, если есть соответствующее указание прокурора.

В отличие от возбужденного дела производство по делу, возвращенному для дополнительного следствия, начинается не сразу, а спустя некоторое время. Растянутость во времени возникает по причине движения дела из одного органа в другой, особенно, когда дело для производства дополнительного следствия направляется из суда надзорной или кассационной инстанций.

1 Кроме этого и прокурор может принять дело к своему производству (п.5 ст.211 УПК), поэтому не случайно закон предписывает судьям и судам различных инстанций направлять именно ему дела для дополнительного следствия (ч.2 ст.232, ч.1 ст.258, ч.2 ст.348 УПК). Однако проведенные нами изучение 136 архивных дел о преступлениях, совершенных организованными группами, анкетирование 80 следователей и 60 начальников СО, а также 52 прокуроров и их заместителей, не

20

Исчислять срок дополнительного следствия с момента принятия решения о производстве дополнительного следствия, на наш взгляд, явно не целесообразно, так как значительная часть установленного срока дополнительного следствия истечет при движении дела из одного органа в другой.

По аналогии со ст. 199 УПК, одной из форм окончания производства дополнительного следствия является составление следователем обвинительного заключения. Однако дополнительное следствие, как уголовно-процессуальный институт не может считаться законченным. Это обусловлено тем, что дело направляется прокурору для утверждения обвинительного заключения, который в соответствии со ст.214 УПК принимает по делу одно из указанных в данной норме процессуальных решений, после чего дополнительное следствие по делу признается законченным. В силу того, что после вынесения следователем решения об окончании предварительного или дополнительного следствия производство дополнительных следственных действий по делу невозможно без отмены данного решения, уголовно-процессуальный закон и определил момент окончания производства предварительного или дополнительного следствия.

Инициатива в принятии решения о производстве дополнительного следствия, как правило, исходит от прокурора, судьи или судов различных инстанций, между которыми возникают правоотношения, урегулированные определенной совокупностью норм уголовно- процессуального закона. Причем в некоторых случаях правоотношения между указанными субъектами уголовного процесса возникают опосредованно. Это относится к случаям, когда суды кассационной или надзорной инстанций возвращают дело для дополнительного следствия
не непосредственно прокурору, а через суд,

установили ни одного случая принятия дела, возвращенного судьей и судом для дополнительного следствия, к своему производству прокурором.

21 вынесший приговор. Однако существует группа субъектов уголовного судопроизводства, правоотношения которых осуществляются посредством других участников процесса. Это относится к правоотношениям следователя и судьи, а также следователя и судов различных инстанций. Между тем, несмотря на некоторую отдаленность, это достаточно конкретные отношения, ориентированные друг на друга.

Так, судья или суд, возвращая дело для дополнительного следствия, в выносимых ими решениях обязывают следователя выполнить определенный комплекс дополнительных и иных процессуальных действий, равно как и следователь, направляя дело прокурору для утверждения обвинительного заключения ориентируется, в первую очередь, на разрешение дела в судебном разбирательстве.

Поэтому дополнительное следствие представляется самостоятельным институтом уголовного судопроизводства, так как регулируется процессуальными нормами, объединенными общностью признаков регулируемого ими вида однородных юридических отношений между конкретными участниками уголовного судопроизводства. В этом качестве дополнительное следствие выступает несмотря на то, что находится в той же стадии, где и предварительное следствие, имеет общие с ним черты и некоторые условия производства, однако выражает свою определенную цель -дополнить именно предварительное следствие.

Таким образом, институт дополнительного следствия - это совокупность норм уголовно-процессуального закона, регулирующих правоотношения, возникающие с момента принятия прокурором, судьей либо судом решения о необходимости производства дополнительного следствия, обязывающего следователя выполнить дополнительные следственные и иные процессуальные действия для устранения допущенных по делу существенных нарушений и неполноты предварительного
расследования, и

22 заканчивающиеся направлением дела прокурору для
принятия им, соответствующего его полномочиям, решения или прекращением уголовного дела следователем.

Как известно, правовое регулирование представляет собой сложный и многообразный процесс, осуществляемый с помощью определенного юридического воздействия на общественные отношения. Юридическая наука различает понятия правового воздействия и правового регулирования. В этом есть определенный смысл, поскольку право уже своим существованием оказывает значительное влияние на поведение людей.

Тем не менее, следует отличать строго определенные средства правового воздействия на общественные отношения, специально предназначенные для их непосредственного регулирования. Эти средства образуют цельный, системный юридический механизм, обеспечивающий урегулированность всей совокупности общественных отношений, которые являются предметом правового регулирования 1. Поэтому под правовым регулированием дополнительного следствия можно представить систему правовых средств, с помощью которых оно осуществляется.

Иными словами, совокупность норм уголовно-процессуального права, устанавливающая начало и окончание дополнительного следствия, особенности производства дополнительных следственных и иных процессуальных действий в той стадии уголовного процесса, где возможно их выполнение, характер и содержание этих действий, а также правовые отношения, возникающие с момента принятия решения и последующего движении дела от субъекта к субъекту уголовного судопроизводства будут составлять правовую основу, и правовое регулирование дополнительного следствия.

Хропанюк В.Н. Теория государства и права. - М: Юрид. литература, 1993.- С.244.

23

На наш взгляд, одной из важнейших проблем дополнительного следствия является его терминология.

В различных источниках ‘ зачастую употребляется, не вызывающий сомнений и возражений обиходный термин «доследование», что является неким сокращением законодательного термина «дополнительное расследование». Однако в юридическом словаре «доследование» определяется как производство органом расследования дополнительных следственных действий по делу, уже ранее законченному расследованием 2. Встречается данный термин и в дореволюционных источниках 3, в первых законодательных актах Советской власти 4, а также в первом УПК РСФСР5.

Смирнов Л. Применение судами уголовно-процессуальных норм, регулирующих возвращение дел для дополнительного расследования // Советская юстиция. - 1984.- №15-16. - С.40-41; Берзин А. Возбуждение уголовного дела при судебном разбирательстве // Советская юстиция. - 1975.- №21. - С.7-8; Кореневский Ю. Исследование доказательств, изменившихся в судебном разбирательстве // Советская юстиция. - 1992.- №5. - С.8-9; Горябин Л. Судебная экспертиза и следователь // Соц. законность. - 1971- №1. - С.53-56 ; Козин М., Склярский И. Адвокат на предварительном следствии // Соц. законность. - 1971.- №3. - С.29-30; Филатов А. Возвращение дел на дополнительное расследование // Соц. законность. - 1991.- №3. - С.21-24; Ширшов М., Мотовиловкер Я. Направление дела для дополнительного расследования в стадии предания суду // Советская юстиция. - 1983.- №11. - С.21; Шевченко П. Основания возвращения дела на доследование нуждаются в уточнении // Советская юстиция. - 1972.- №24. -СП.

2 Юридический словарь (под ред. П.И.Кудрявцева). - М.: Госюриздат, 1956.-С.289.

3 Курсъ Уголовнаго судопроизводства И.Я.Фойницкаго. Томъ 1, издаше четвертое. - С-Петербургъ, 1912. - С.237, 521; Розинъ Н.Н. Уголовнае судопроизводство. - Петроградъ, 1916. - С.461-472; СлучевскШ В.К. Учебникъ Русскаго Уголовнаго процесса. - С-Петербургъ, 1910. - С.620-647.

4 См.: Декрет о суде №1 и №2 1918 г. (ст.ст.З, 8, 21); Положение о народном суде, 1918 г.; Инструкция НКО «О революционном трибунале» (ст.З) от 19 декабря 1917 г.; Постановление Совета народных комиссаров «О революционном трибунале печати» от 28 января 1918 г.(ст.4); Положение о революционных трибуналах (ст. 12), (принято Декретом ВЦИК и опубликовано 12 апреля 1919 г.); Положение о военных следователях (Приказ №1595 Реввоенсовета Республики от 30 сентября 1919 г.).

5 См.: ст.238 УПК РСФСР 1922 года с изменениями 1923 года (3-е издание отдела управления Петрогубисполкома). - Петроград, 1923 г. - 156 с.

24

Между тем, «доследование» нельзя отнести к разряду научной терминологии. Научный термин не просто слово, а выражение сущности данного явления, поэтому недопустимо употребление «вместо принятых в данной науке терминов профессиональной лексики, т.е. слов и выражений, распространенных в определенной профессиональной среде. Профессионализмы - это не обозначение научных понятий, а условные, в высшей степени дифференцированные наименования реалий, используемые в среде узких специалистов и понятные только им. Это своего рода их жаргон. В основе такого жаргона лежит бытовое представление о научном понятии» \

Не совсем правильно использовать термин «доследование» в юридической литературе, научных публикациях и официальных документах даже потому, что в действующем УПК (равно как и в его проектах) таковой отсутствует.

Вопросы, связанные с терминологией, возникают и в некоторых случаях возвращения дела для производства дополнительного следствия.

Так, п.8 ст.211, ст.214, ч.З ст.406 УПК регламентируют «возвращение» прокурором дела для производства дополнительного расследования. В п.2 ст.221 УПК также закреплено полномочие судьи о «возвращении» дела для производства дополнительного расследования. Однако ст.232 УПК, хоть и носит название: «Возвращение дела для дополнительного расследования», обязывает судью именно «направлять» дело прокурору для такого производства.

Для суда законодательно закреплен термин «направление» дела для дополнительного расследования (ч.2 ст.254, ч.2 ст.256, ст.258, ч.2 ст.308 УПК). Исключение составляют ч.2 ст.255 и ч.2 ст.410 УПК, где употреблен термин «возвращение». В суде присяжных говорится
исключительно о

Кузин Ф.А. Кандидатская диссертация. Методика написания, правила оформления и порядок защиты. - М: Ось-89, 1998. - С.75.

25 «направлении» дела для дополнительного расследования (ч.З ст.429, ч.4 ст.433 УПК), это же относится и к суду кассационной инстанции (ч.2 ст.348 УПК). Между тем, в другом случае закон предписывает кассационной инстанции «передать» дело (ч.4 ст.351 УПК). Суд надзорной инстанции обязан при определенных в п.2 ст.378 УПК условиях, также «передать» дело на новое (в смысле дополнительное) расследование ‘.

По нашему мнению, различная терминология по сути одного и того же процесса была закреплена в законе с целью более конкретно обозначить движение дела для дополнительного расследования от субъекта к субъекту уголовно-процессуальной деятельности. Более целесообразным

представляется выдержать определенное единство терминологии в определении движения дела для производства дополнительного расследования (например: «возвращение дела для дополнительного следствия») во избежание коллизий по данной проблеме. Термин «возвращение» наиболее распространен в действующем УПК, содержался и в дореволюционных источниках 2, а также употребляется в некоторых УПК зарубежных стран (например, Кубы и Болгарии), поэтому его

этимологический смысл наилучшим образом применим к деятельности прокурора, судьи и судов различных инстанций.

При кажущейся смысловой идентичности указанные термины имеют некоторые различия. «Возвращать» - это отдать назад, обратно; «направлять» -обращать в какую-либо сторону, отправить; «передать» - отдать, вручить. (См.: Даль В.И. Толковый словарь живого русского языка. Издание М.О.Вольфа; Москва; С- Петербург; 1882 год - переиздано: М.: Русский язык, 1980. - т.1. - С.225, т.2. - С.454 ; Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Указанная работа. - С.91, 389, 502).

2 Уставъ Уголовнаго Судопроизводства (под ред. Н.А.Громова). - Петроградъ: Издаше Министерства Внутренних Делъ, 1915. - 414 с.

3 Павлов Н.Е. Общие условия предварительного расследования. - М.: Изд-во НИ и РИО Академии МВД СССР, 1982. - С.37.

26

Нельзя обойти вниманием и положения основополагающей для института дополнительного следствия нормы (ст.232 УПК), не лишенной, на наш взгляд, некоторых недостатков.

Так, в науке принято считать все положения ст.232 УПК основаниями возвращения дела для производства дополнительного следствия. Однако, по нашему мнению, это не совсем так и вот почему.

Как известно, ч.1 ст.232 УПК начинается формулировкой: «Судья направляет дело для дополнительного расследования в случаях:» (подчеркнуто мной - О.З.) и далее идет перечень законодательно закрепленных в п.п.1-5 случаев. В дальнейшем такой термин как «случаи» не встречается, более того ч.2 ст. 232 УПК говорит о том, что дело направляется для дополнительного расследования прокурору. При этом судья обязан указать в своем постановлении, по какому основанию дело возвращается и какие обстоятельства должны быть дополнительно выяснены.

Юридического толкования понятий «случаи» и «основания» уголовно- процессуальный закон не дает, как не дают их и другие источники. Этимологический же смысл этих терминов различен.

Так, случай - это то, что произошло при определенном условии, при данных обстоятельствах; основания - это причина, достаточный повод, оправдывающий что-нибудь ‘. Поэтому можно предположить, что суть конструирования данной нормы (ч.1 ст.232 УПК) заключается в том, что дело направляется «при условиях или обстоятельствах» (то есть «в случаях») неполноты предварительного следствия или существенного нарушения уголовно-процессуального закона. В то же время дело направляется «при условиях или обстоятельствах» (то есть «в случаях») при наличии «достаточных причин» (то есть «оснований»), перечисленных в п.п.3-5.

См.: Ожегов СИ. и Шведова Н.Ю. Указанная работа. - С.463, 733.

27

Таким образом, представляется, что в п.п.1, 2 чЛ ст.232 УПК законом не установлен перечень причин, образующих условия или обстоятельства возвращения дела для дополнительного следствия. Очевидно он не определен законом ввиду нецелесообразности такого выделения из-за значительного количества существующих причин.

В п.1 ч.1 ст.232 УПК одним из случаев возвращения дела для дополнительного следствия указана неполнота произведенного предварительного следствия. Однако это не совсем согласуется с требованиями ст.20 УПК, положения которой обязуют следователя принять все предусмотренные законом меры для полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела, так как данные понятия являются различными сторонами единого целого, по-разному раскрывающие сущность одного и того же явления.

Так, всесторонность исследования в уголовном процессе предполагает выяснение всех обстоятельств по делу, как уличающих, так и оправдывающих обвиняемого, также отягчающих и смягчающих его ответственность. Обязательным условием всесторонности является проверка при производстве по уголовному делу всех версий, вытекающих из обстоятельств дела, относительно способа преступления, лица, его совершившего, мотивов преступной деятельности и др.’

Под полнотой следует понимать установление всех обстоятельств, указанных в ст. 68 УПК и наличие подтверждающих их доказательств .

Петуховский А.А. Направление уголовных дел на дополнительное расследование и проблемы повышения качества дознания и предварительного следствия. - М.: Академия МВД СССР, 1990. - С. 18.

2 Более подробно об этом см.: Вахта А.С. Полнота предварительного и

судебного следствия как средство обеспечения неотвратимости ответственности за совершение преступления: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М.: МВШ МВД РФ, 1992. - 24 с.

28

Объективность исследования в уголовном судопроизводстве означает, что суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, в ходе собирания, проверки, оценки доказательств должны проявлять беспристрастность, не допускать предвзятости, предубеждения ‘.

Для признания неполноты, односторонности и необъективности предварительного следствия обстоятельством, влекущим возвращение дела на доследование, иногда выдвигается дополнительное условие - невозможность устранения этих недостатков в судебном заседании .

Поэтому представляется целесообразным сформулировать п. 1 ч. 1 ст.232 УПК таким образом: «неполнота, односторонность и необъективность предварительного расследования, которые не могут быть восполнены и устранены в судебном заседании».

К числу случаев возвращения дела для производства дополнительного следствия УПК относит и существенное нарушение уголовно процессуального закона органами предварительного следствия (п.2 ч.1 ст.232 УПК). В связи с признанием такого нарушения условием отмены приговора, приведенным в чЛ ст. 345 УПК, оно может являться существенным, если путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников процесса при рассмотрении дела или иным путем помешали суду всесторонне разобрать дело и повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

Возвращая в этом случае дело для дополнительного следствия, прокурор или суд должны указать, почему данное процессуальное нарушение

1 Советский уголовный процесс (Под ред. С.В.Бородина) - М.: Академия МВД СССР, 1982.-С.65.

2 Более подробно об этом см.: Каретников А.С. Указанная работа. - С.26- 27; Воробьев Ю.А. Неполнота следствия как процессуальное основание возвращения уголовного дела на дополнительное расследование // Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве: Сб. научных трудов. -

29 препятствовало или могло воспрепятствовать надлежащему исследованию обстоятельств дела, но от них не требуется опровергать выводы органов расследования об обстоятельствах, подлежащих доказыванию. Они лишь выражают сомнение в правильности этих выводов 1.

К основаниям же возвращения дела для производства дополнительного следствия, по нашему мнению, необходимо отнести положения, сформулированные и закрепленные в п.п. 3-5 ч.1 ст. 232 УПК.

Оценочными признаками возвращения дела для дополнительного следствия в связи с необходимостью изменения обвинения являются связь нового обвинения с ранее предъявленным, сравнительная тяжесть обвинений, существенный характер изменения обвинения (п.З чЛ ст.232 УПК). При необходимости привлечения по делу других лиц таким признаком является связь обвинения лица, уже привлеченного к уголовной ответственности по данному делу и обвинения, которое может быть предъявлено другому лицу (п.4ч.1 ст. 232 УПК).

Очевидно, что процессуально - правовая характеристика причин возвращения дела для дополнительного следствия, указанных в п.п.З, 4 ч.1 ст.232 УПК, дает основания утверждать об отношении их к случаю неполноты произведенного предварительного следствия. Равно как и следующая конкретная причина возвращения дела для дополнительного следствия - неправильное соединение или разъединение дела, закрепленная в п.5 чЛ ст.232 УПК будет являться одним из
случаев существенного

М, 1980. - С. 126-127; Кузнецов А., Захожий Л. О критериях неполноты расследования // Советская юстиция. - 1977.- № 24 - С.7-8.

1 Андрианова А., Мальцева П., Борисова И. Существенное нарушение

уголовно-процессуального закона // Советская юстиция. - 1969.- № 20 - С.15; Данилюк А.И. Принцип всесторонности, полноты, объективности исследования обстоятельств дела в стадии предварительного расследования: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Томск, 1974. - С. 14; Дроздов Г. Одно из оснований направления уголовного дела на дополнительное расследование // Советская юстиция. - 1989.- № 14-С.22-23.

30 нарушения уголовно-процессуального закона. Поэтому
наиболее целесообразным, при упоминании требований ч. 1 ст.232 УПК, представляется использование термина «в случаях», включающим в
себя причины и основания возвращения дел для производства дополнительного следствия.

Указанные случаи возвращения уголовных дел для производства дополнительного следствия наиболее характерны для многоэпизодных дел в отношении большого числа обвиняемых, рассмотрение которых нередко затягивается на длительное время, а если подобные дела и попадают в суд, то там «разваливаются» ‘, что затрудняет установление истины и привлечение к ответственности виновных лиц.

Процессуальная регламентация решений прокурора по делу, поступившему с обвинительным заключением содержится в п.2 ст.214 УПК, где говорится, что «прокурор или его заместитель обязаны в срок не более пяти суток рассмотреть поступившее дело и принять по нему одно из следующих решений: … 2) возвратить дело … следователю со своими письменными указаниями для производства дополнительного … следствия».

Вышеизложенное, а также содержание ст.ст.211, 213, 215, 406 УПК, дают повод утверждать о наличии и у прокурора конкретных оснований возвращения дела для производства дополнительного следствия. Такие основания содержатся в ст.213 УПК и находят свое выражение в виде вопросов, которые необходимо разрешить прокурору по делу, поступившему к нему. Однако определенное влияние на формирование убеждений прокурора при принятии им решения о возвращении дела для дополнительного следствия оказывают и требования ст.232 УПК, распространяющиеся преимущественно на судью и суд.

Ларин А. Царское дело миловать, а не судить // Известия. - 1998, №62 - 4 апреля.

31

Между тем, в соответствии с положениями теории материального и процессуального права, данная норма может носить отсылочный характер * или применяться по аналогии, допустимой в уголовно - процессуальном законе 2.

Таким образом, дело может быть возвращено прокурором для дополнительного следствия, если в результате изучения им установлены: неполнота, односторонность или необъективность расследования, а также наличие оснований для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся от ранее предъявленного; наличие оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения, связанного с ранее предъявленным; неправильное соединение или выделение уголовных дел; нарушение прав обвиняемого на защиту и другие существенные нарушения уголовно-процессуального закона.

На аналогичные случаи возвращения прокурором дела для дополнительного следствия обращал в свое время внимание и С.И.Викторский, руководствуясь требованиями ст.ст.510, 512-514 Устава Уголовного Судопроизводства Российской Империи: «Прокурор решает, произведено ли следствие с надлежащей неполнотой. В случае такой неполноты следствия, которая мешает составить правильное заключение о существе дела, прокурор может потребовать дополнительные сведения или обратить дело к доследованию, причем он
обязан под страхом

Аналогичной точки зрения придерживается и А.С.Степанянц (см.: Указанная работа. - С.7, а также: Актуальные проблемы возвращения уголовных дел на дополнительное расследование: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М.: МГУ, 1993. - С.20).

2 Наше мнение не является бесспорным, поскольку проведенные

изучение архивных уголовных дел, а также анкетирование прокуроров и их заместителей свидетельствуют о том, что последние при принятии решения о возвращении дела для дополнительного следствия руководствуются, как правило, ст.211,213-214 УПК.

32 ответственности воздерживаться от пополнения следствия сведениями несущественными» ‘.

После изучения дела (ст.213 УПК), прокурор или его заместитель, выявив недостатки, принимает решение о возвращении дела для производства дополнительного следствия, облеченное в форму письменных указаний, обязательных для исполнения органами предварительного следствия (ст.212 УПК).

Принятие такого важного решения закон возлагает конкретно на прокурора или его заместителя, возведя это в ранг принципиального и необходимого условия. Именно прокурор или его заместитель 2 правомочны принимать решения по делу, поступившему с обвинительным заключением (ст.214 УПК) или изменять обвинение при утверждении обвинительного заключения (ст.215 УПК), а также принимать иные важные процессуальные решения (ст.ст.216, 217 УПК).

Однако по причине отсутствия в законе регламентации формы и содержания письменных указаний прокурора, предлагающих следователю приступить к производству дополнительного следствия, возникают коллизии в среде ученых и практиков 3, подробнее о которых будет сказано ниже. В связи с этим, формулировка и содержание данного процессуального акта представляются чрезвычайно важными потому, что принятие прокурором решения о
возвращении дела для дополнительного следствия в

Викторский СИ. Русский уголовный процесс. - М.: Юридическое бюро «Городец», 1997. - С.373.

2 Следует заметить, что требования данных норм не соответствуют положениям, закрепленным в п.6 ст.34 УПК, согласно которым, полномочия прокурора должны распространяться и на их помощников.

3 Переверзев М.Н. Прокурорский надзор за направлением уголовных дел на дополнительное расследование в советском уголовном процессе: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Свердловск, 1971. - С. 12-13; Власов В.И. Возвращение прокурором уголовного дела для дополнительного расследования // Правоведение.- 1974.- №4 - С.111; Каретников А.С. Указанная работа, С. 18-19.

33 процессуальном смысле означает предложение следователю приступить к данному производству.

Уголовно-процессуальный закон (ст.214 УПК) не обязывает прокурора выносить при этом соответствующее постановление (п. 12 ст.34 УПК), однако и не запрещает этого делать, между тем, предписывая прокурору облачать свое решение в форму письменных указаний.

Нельзя не согласиться с утверждением В.П.Божьева ‘ о том, что указанный в законе процессуальный акт прокурора о возвращении дела для производства дополнительного следствия, должен содержать ответы на такие вопросы, как: в чем состоят допущенные при расследовании дела нарушения; каким образом их необходимо устранить; какие дополнительные обстоятельства должны быть установлены при дополнительном расследовании; какие следственные действия требуется произвести и какие при этом выяснить обстоятельства.

Решение прокурора о необходимости производства дополнительного следствия резко меняет движение этого дела в процессуальном смысле и по своей юридической природе является актом, применяющим санкцию (в данном случае - правовосстановительную) . В связи с этим, облачение такого решения в более соответствующую ему процессуальную форму законодательным путем (например, в форму постановления), позволило бы поставить точку в дискуссиях ученых по этому поводу и упорядочило бы практическую деятельность прокуроров.

Как известно, правовая регламентация действий прокурора как при предварительном расследовании, так и при производстве дополнительного следствия определяется характером его надзорно - процессуальных функций, которые он осуществляет в различных формах, и различными методами

1 См.: Научно-практический комментарий к УПК РСФСР (под ред. В.М. Лебедева). - М: Изд-во «Спарк», 1997.- С.375.

2 Петуховский А.А. Указанная работа. - С. 69.

34 устраняя нарушения закона, и обеспечивая установление объективной истины по делу. Одной из сторон такой деятельности прокурора является поручение другому следователю производства дополнительного следствия, нежели тому, кем проводилось предварительное расследование. Данные полномочия прокурора закреплены п.п. 9-10 ст.211 и ст.212 УПК.

Из смысла закона следует, что прокурор может дать указание о поручении производства дополнительного следствия другому следователю или о передаче дела из одного органа в другой. Однако он не правомочен определять, кому конкретно из следователей проводить дополнительное следствие.

В установленном законом порядке судья (в том числе и суда присяжных) в своем постановлении (ст.229 УПК), суды первой и кассационной инстанций - в выносимых ими определениях (п.11 ст.34, ст.352 УПК), а также суд надзорной инстанции в своем постановлении либо определении (ч.б ст.380 УПК), могут указать, что дополнительное следствие необходимо поручить другому следователю. Поскольку это требование судьи или одного из судов различных инстанций непосредственно вытекает из их вывода о том, что прежний следователь не может должным образом установить интересующие их обстоятельства по делу, прокурор обязан передать дело другому следователю или принять его к своему производству.

Закон определяет кому именно возвращается дело для производства дополнительного следствия, но не устанавливает, каким образом оно направляется. Так, п.2 ст.214 УПК регламентирует возвращение прокурором дела следователю, а в п. 8 ст.211 УПК говорится о том, что прокурор «возвращает уголовные дела органам … предварительного следствия», что, в принципе, тождественно. Что же касается способа возвращения дел для дополнительного следствия, то, по нашему мнению, верной (однако не отраженной в УПК) будет та практика, согласно
которой, прокурор

35

направляет дело через ведомственную канцелярию начальнику следственного отдела (отделения), а если такого нет, непосредственно следователю, который должен производить дополнительное следствие.

Очевидно и сопроводительный документ (который УПК не регламентирован) должен быть оформлен на указанных субъектов уголовного процесса. Движение дела для дополнительного следствия посредством сопроводительных писем через ведомственные отделы, ведающие служебной перепиской, является необходимым способом отражения и фиксации процессуальных сроков. Это упорядочило бы процесс делопроизводства, позволило бы следователю быстрее приступить к производству дополнительного следствия.

Дело, направленное прокурором в соответствии со ст.217 УПК, поступает к судье, который изучает его (п.п.3-6 ст.222 УПК) и в определенных законом случаях, а также при наличии оснований принимает решение «…о возвращении дела для производства дополнительного расследования» (п.2 ст.221 УПК). Судья обязан тщательно проверить и убедиться в надлежащей полноте предварительного следствия, обоснованности предъявленного обвинения и его квалификации, других обстоятельствах. Реакцией судьи на нарушения материальных и процессуальных норм в ходе предварительного расследования становится вывод о необходимости проведения дополнительного следствия по делу, в связи с чем он выносит мотивированное постановление (п. 12 ст.34, ст.229 УПК), где указывает основания возвращения дела, а также обстоятельства, подлежащие дополнительному выяснению (ч.2 ст.232 УПК).

Что же касается производства по делу в суде присяжных, то имеются некоторые особенности в характере решений, выносимых при назначении судебного заседания в порядке предварительного слушания.

36

Так, при получении дела от прокурора, судья назначает предварительное слушание, по итогам которого он может принять решение о необходимости производства дополнительного следствия (чЛ ст.433 УПК). Указанная норма имеет отсылочный к ст.221 УПК характер, где приведен перечень решений судьи по поступившему делу. В отличие от ст.232 УПК, данная норма вводит ряд особенностей принятия судьей решения о возвращении дела для производства дополнительного следствия. Судья может вынести постановление о таком направлении в случаях, когда установит, что: I) обвинительное заключение составлено с нарушениями требований УПК; 2) при производстве по делу допущены другие существенные нарушения уголовно-процессуального закона; 3) о возвращении дела для производства дополнительного следствия, в том числе по мотиву необходимости изменения обвинения, ходатайствует другая сторона (ч.4 ст.433 УПК). Если в первом случае инициатива о возвращении дела для дополнительного следствия исходит исключительно от судьи, то во втором не только от него, но и от сторон, участвующих в процессе, что усиливает его состязательность.

В стадии же судебного разбирательства (ч.З ст.429 УПК) правом такой инициативы обладают только стороны, а судья (равно как и присяжные заседатели) лишен возможности возвратить дело для производства дополнительного следствия по своему усмотрению.

Если расследование проведено неполно, необъективно, при этом не выяснены существенные для дела обстоятельства, не собраны достаточные для осуждения членов организованной группы доказательства (но никто из названных участников процесса не ходатайствует о доследовании), присяжные должны вынести вердикт без возвращения дела для дополнительного расследования. Если же ходатайство об этом заявлено, то оно может быть удовлетворено судом при условии, что а) выявлены новые обстоятельства; б) новые обстоятельства имеют существенное значение для

37 дела; в) исследование этих обстоятельств невозможно в суде и требуется проведение дополнительных следственных действий, которые не могут быть проведены в силу специфики разбирательства дела в суде присяжных ‘.

Согласно ст.258 УПК, если во время судебного разбирательства будут установлены обстоятельства, указанные в ст.232 настоящего Кодекса, суд направляет дело для производства дополнительного расследования. Однако, несмотря на отсылочный характер ст.258 УПК, существуют нормы, которые дополняют и, в определенной мере, конкретизируют ее.

Так, в ч.2 ст.254 УПК говорится о том, что изменение обвинения в суде допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. Если изменение обвинения влечет за собой нарушение права подсудимого на защиту, суд направляет дело для дополнительного следствия. Аналогичное дополнение положений ст.232 УПК содержится в ч.2 ст.256 настоящего Кодекса, а именно: в случаях, когда вновь возбужденное дело находится в связи с рассматриваемым делом и раздельное их рассмотрение не представляется возможным, суд направляет все дело для производства дополнительного расследования.

В связи с этим, нельзя обойти вниманием и постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 1999 г. 2, где он установил, что рассматриваемыми положениями ст.ст.232 и 258 УПК предусмотрено направление судом, в том числе и по собственной инициативе, уголовного дела для производства дополнительного следствия в случае неполноты произведенного предварительного следствия, а также при наличии

См. об этом: Научно-практический комментарий к УПК РСФСР (под ред. В.М.Лебедева). - М.: Изд-во «Спарк», 1997, гл.35. - С.689.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 ч.1 ст.232, ч.4 ст.248 и ч.1 ст.258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород (от 20 апреля 1999 г.) // Российская газета. - 1999. - 27 апреля.

38 оснований для предъявления другого обвинения либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении. Таким образом, суд, сам инициируя продолжение следственной деятельности по обоснованию обвинения, по сути, выполняет не свойственную ему обвинительную функцию. С этим нельзя согласиться.

По мнению Конституционного Суда Российской Федерации, суд, рассматривая уголовные дела и осуществляя функцию отправления правосудия, не должен подменять органы и лиц формирующих и обосновывающих обвинение. Кроме этого, ст.232 УПК предусмотрено направление дела для дополнительного расследования в стадии назначения судебного разбирательства на основании постановления судьи, выносимого без проведения заседания с участием сторон, что явно противоречит конституционному принципу состязательности. Положения указанных статей УПК противоречат Конституции РФ и потому, что создают возможность отказа гражданину в эффективном восстановлении его прав судом, не обеспечивая ни обвиняемым в совершении преступления, ни потерпевшим от преступных действий доступ к правосудию в разумный срок. Более того, рассмотрение дела судом вообще может не состояться, поскольку действующее уголовно - процессуальное регулирование допускает прекращение дел в ходе дополнительного следствия.

Если в ходе дополнительного расследования дело прекращается, то как считает Конституционный Суд РФ, невиновное лицо, в отношении которого велось уголовное преследование, а также потерпевший вообще лишаются возможности получить защиту в суде от незаконных действий органов расследования, поскольку такие действия подлежат проверке судом, как правило, лишь в процессе судебного разбирательства по делу после окончания расследования.

30

Однако ряд авторов не разделяют позицию Конституционного Суда. Так, С.Ефимичев и П.Ефимичев сходятся во мнении о том, что всякая деятельность суда, направленная на установление истины, а следовательно, на обеспечение неотвратимости ответственности, не может рассматриваться как обвинительная. Эта деятельность направлена на установление истины - то есть осуществление правосудия. Поэтому, как далее отмечают авторы, возвращение судом уголовного дела для производства дополнительного расследования по собственной инициативе без ходатайства о том прокурора и потерпевшего неправильно толкуется Конституционным Судом как невыполнение не свойственной ему обвинительной функции, как отражение интересов обвинения. Здесь суд проявляет выполнение своей обязанности по осуществлению правосудия. Таковым правосудие будет при одном единственном условии - если будет установлена истина. И если в ходе установления истины будут обнаружены и зафиксированы обстоятельства, усиливающие, отягчающие наказание - это должно рассматриваться как обстоятельство, обеспечивающее постановление правосудного приговора. Тогда наказание будет соответствовать тяжести совершенного преступления и всех обстоятельств, характеризующих личность. Ни о каком правосудии и речи быть не может в случае постановления приговора по деяниям не полно исследованным, когда не все отягчающие или смягчающие обстоятельства выявлены ‘.

Между тем, необходимо заметить, что предметом проверки по конкретному запросу в Конституционном Суде РФ может быть лишь закон, примененный или подлежащий применению в конкретном деле, поэтому остаются без внимания другие нормы, регулирующие возвращение дел для

Ефимичев С, Ефимичев П. Конституция Российской Федерации и ее толкование Конституционным Судом РФ ‘ Уголовное право. - 1999. - № 3. - С. 109-110.

40

дополнительного следствия \ На самом деле разрешение проблемы соответствия действующего уголовно-процессуального закона Конституции РФ, как и необходимость кодификации отраслевого законодательства лежат за пределами нашего исследования. Поэтому, не оспаривая обоснованность постановления Конституционного Суда, все же необходимо отметить, что признание не соответствующим Конституции РФ некоторых положений о возвращении дел для производства дополнительного следствия, закрепленных нормами УПК, по нашему мнению, вовсе не означает несостоятельность дополнительного следствия и не должно лишать суд или судью полномочий на возвращение дела для данного производства.

Так, например, по результатам судебного разбирательства по делам о невменяемых и лицах, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, признав, что невменяемость лица, о котором рассматривается дело, не установлена или что заболевание лица, совершившего преступление, не устраняет применение к нему мер наказания, суд своим определением возвращает дело для производства дополнительного расследования и дальнейшего направления дела в общем порядке (ч.2 ст.410 УПК).

По всем вопросам, которые разрешаются судом во время судебного разбирательства, суд выносит определения в совещательной комнате, в том числе и о направлении дела для дополнительного следствия (ч.2 ст.261 и ч.2 ст.308 УПК), после чего дело, в соответствии со ст.232 УПК, направляется прокурору.

Заслуживающим внимания представляется точка зрения П.С.Элькинд в отношении возвращения судом дела для дополнительного следствия, как своего рода «санкцию» в отношении прокурора, к которому это
дело

1 На это же обращает внимание в своей работе и В.П.Божьев (см.

Уголовный процесс и криминалистика на рубеже веков. // Сб. науч. трудов. - М: Академия управления МВД России, 2000. - С. 15-17)

РОССИЙСКИЙ

41 rbliVtfAPCTBEHWj.

тл - Чбдяагйкл

поступает. «К числу … санкции относится обязанность прокурора возвратить

недостаточно полно, всесторонне и объективно расследованное уголовное

дело для производства дополнительного дознания или следствия,
и

обязанность суда … возвратить дело на дополнительное расследование в

случаях, указанных в ст.232 УПК РСФСР, и содержащийся в законе перечень

оснований к отмене или изменению в кассационном или надзорном порядке

(ст.ст.342-350 УПК РСФСР). Эти положения норм уголовно- процессуального

права - тоже санкции, причем, наиболее типичные для данной отрасли права,

играющие огромную роль не только в предупреждении, но и в устранении

нарушений законности в сфере уголовного судопроизводства» ‘.

Принятие решения о необходимости производства дополнительного

следствия судом кассационной инстанции имеет свои
особенности.

Вышестоящий суд в кассационном порядке, получив дело из суда первой

инстанции и рассмотрев его, принимает, в частности, решение отменить

приговор и направить дело на новое расследование (п.2 ч.1 ст.339 УПК). Суд

кассационной инстанции в выносимом им определении указывает, должно ли

быть производство по делу начато с дополнительного дознания
или

предварительного следствия (ч.1 ст.348 УПК).

Анализ приведенных норм УПК и научных источников дает основания утверждать, что упоминавшимся ранее термином «новое расследование» уголовно - процессуальный закон определил необходимость возвращения дела для производства дополнительного следствия именно судом кассационной инстанции. Данный вывод подтверждается и положениями, которые должны содержаться в кассационном определении (ч.4 ст.351 УПК):

1 Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно - процессуальном праве. - Ленинград, 1976. - С.91.

2 Алексеев В. Прекращение дел, направленных вышестоящими судами на новое расследование // Соц. законность. - 1970.- № 8. - С.31-32; Степанянц А. Возвращение уголовных дел на доследование. Анализ и предложения // Советская юстиция. - 1993.- № 10. - С.7.

42 «При передаче дела для производства дополнительного расследования … должны быть указаны те обстоятельства, которые подлежат выяснению». Такие же положения содержатся и в ч.2 ст.232 УПК, которую дополняют ст.ст. 343, 345, 346 УПК, непосредственно относящиеся к кассационному производству, дающие определения односторонности и неполноты следствия, существенности нарушения уголовно - процессуального закона и неправильного применения уголовного закона.

Как известно, на основании ч.2 ст.348 УПК, в случае отмены приговора ввиду необходимости предъявления более тяжкого обвинения или обвинения, существенно отличающегося по фактическим обстоятельствам от первоначально предъявленного, дело направляется через суд, постановивший приговор, прокурору для производства дополнительного следствия.

Полномочия суда надзорной инстанции по принятию решения о необходимости производства дополнительного следствия достаточно широки, но не совсем конкретны по сравнению с регламентацией прав кассационной инстанции.

В результате рассмотрения протеста надзорной инстанцией, выносится определение или постановление суда о передаче дела на новое (в смысле дополнительное, о чем ранее упоминалось - прим. авт.) расследование (п.2 ст.378 УПК). При этом закон (в отличие от полномочий суда кассационной инстанции) не уточняет форму нового расследования, хотя в ч.б ст.380 УПК устанавливает, что указания суда, рассматривающего дело в порядке надзора, обязательны при дополнительном расследовании. Однако процедура дальнейшей передачи дела для производства дополнительного следствия законом не регламентирована. Представляется, что и суду надзорной инстанции необходимо действовать по аналогии, что можно объяснить спецификой законодательного построения норм, не допускающей неоправданного их дублирования в уголовно- процессуальном законе. Таким

43

образом, дело передается в ту инстанцию, из которой оно истребовано для последующей передачи прокурору с целью проведения дополнительного следствия.

В свою очередь, следователь может получить дело с: 1) письменными указаниями прокурора о производстве дополнительного следствия (ст.212 УПК); 2) постановлением судьи (ст.229 УПК) или определением суда (ст.261 УПК); 3) постановлением суда присяжных (ст.ст.429, 433 УПК); 4) постановлением либо определением с указаниями судов кассационной или надзорной инстанций (ст.ст.351-352, 380 УПК).

Хотя в законе определено, когда прокурор должен направить дело следователю, но не установлен срок, когда последний должен принять его к производству. Содержащееся в ст. 129 УПК (Начало производства предварительного следствия) положение о немедленном принятии дела следователем, расследование которого ему поручено, относится к делам, только что возбужденным прокурором или самим следователем. В отношении срока дополнительного следствия достаточно определенно сказано в ч.4 ст. 133 УПК: «При возвращении судом дела для производства дополнительного следствия … срок дополнительного следствия устанавливается прокурором, осуществляющим надзор за следствием, в пределах до одного месяца с момента принятия дела к производству. Дальнейшее продление срока производится на общих основаниях».

Представляется, что следователь, по аналогии с ч.2 ст. 129 УПК, должен немедленно приступать к производству дополнительного следствия. Это обусловлено тем, что определение суда или постановление судьи о необходимости производства дополнительного следствия провозглашается ими публично, то есть весь объем следственных и иных процессуальных действий, который необходимо выполнить следователю при дополнительном следствии, содержится в данных
процессуальных актах. Знание этих

44

обстоятельств обвиняемыми, а также другими участниками процесса является ориентиром в их дальнейшем поведении и в какой-то мере осложняет дальнейшую работу следователя. В связи с этим, у обвиняемых, их друзей и близких есть возможность оказать определенное влияние на лиц, которых необходимо допросить впервые или дополнительно, воспрепятствовать установлению дополнительных обстоятельств дела, обнаружению доказательств, истребованию документов и др., что особенно важно при расследовании дел о преступлениях, совершенных организованными группами.

Мы разделяем мнение ряда ученых ‘ о том, что следователь обязательно должен ознакомиться с таким важнейшим процессуальным документом как протокол судебного заседания (ст.264 УПК). Значение этого судебного документа для производства дополнительного следствия они связывают с тем, что в ходе судебного заседания могли быть добыты дополнительные доказательства, расширен круг свидетелей, истребованы документы и другие данные, имеющие существенное значение для дела и определяющие дальнейшее направление дополнительного следствия.

Важное значение для органов предварительного следствия протокол судебного заседания имеет и тогда, когда суд возвращает дело для дополнительного расследования существенных обстоятельств, оставшихся по какой-либо причине невыясненными в ходе предварительного расследования2.

Ознакомившись с теми материалами дела, которые ему неизвестны, следователь приступает непосредственно к производству дополнительного

Филатов Д.П. Указанная работа. - С.258; Потеружа И.И. Роль суда второй инстанции в укреплении законности. - Минск.: Наука и техника, 1980. -С.163.

Тетерин Б.С. Протокол судебного заседания по уголовному делу. -М.: Юрид. литература, 1970. - С. 12-13.

45 следствия, правовое регулирование которого осуществляется преимущественно теми же нормами уголовно - процессуального закона, что и предварительного расследования (это нормы раздела 2 настоящего Кодекса, а также ст.ст.391-392, 404 УПК), выполняя при этом указания прокурора, судьи или суда, содержащиеся в вынесенных ими постановлениях или определениях о возвращении дела для производства дополнительного следствия.

Заслуживает внимания и поддержки мнение о том, что суд может по своему усмотрению давать указания о конкретных следственных действиях, с помощью которых необходимо исправить допущенные нарушения. Такое положение, как справедливо отмечает Г.Колбая, означает, что следователь может совершить и другие следственные действия, но при этом не может не провести те, которые указаны ‘.

Обязательность указаний прокурора закреплена в ст.212 УПК, судьи - в ч.2 ст.232, судов различных инстанций - в ст.ст.258, 261, ч.1 ст.352, ч.б ст.380 УПК, кроме этого, обязательны при производстве дополнительного следствия указания начальника следственного отдела, предусмотренные ст. 127-1 УПК .

Производство дополнительного следствия может быть окончено составлением следователем обвинительного заключения (ст.ст.205-207 УПК), вынесением постановления о направлении дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера (ст.406 УПК), вынесением постановления о прекращении дела (ст.ст.5-9, 208-209 УПК).

Кроме этого, дополнительное следствие может быть приостановлено на основании ст. 195 УПК.

Колбая Г.Н. Процессуальные вопросы возвращения дела на доследование // Сов. юстиция. - 1971.- № 7. - С.20.

2 Вопрос об обязательности выполнения следователем указаний

прокурора, судьи и суда будет рассмотрен более подробно в §1 главы II диссертационного исследования.

46

Резюмируя изложенное, необходимо подчеркнуть, что институт дополнительного следствия - это совокупность норм уголовно- процессуального закона, регулирующих правоотношения, возникшие с момента принятия прокурором, судьей либо судом решения о возвращении дела для производства дополнительного следствия, а также обязывающего следователя выполнить дополнительные следственные и иные процессуальные действия для устранения допущенных по делу существенных нарушений и неполноты предварительного расследования, и заканчивающиеся направлением дела прокурору для принятия им, соответствующего его полномочиям, решения или прекращением уголовного дела следователем.

Под правовым регулированием дополнительного следствия представляется система правовых средств, с помощью которых оно осуществляется.

Иными словами, совокупность норм уголовно - процессуального права, устанавливающая основания и порядок дополнительного следствия, особенности производства дополнительных следственных и иных процессуальных действий в той стадии уголовного процесса, где возможно их выполнение, характер и содержание этих действий, а также правовые отношения, возникающие с момента принятия решения и последующего движении дела от субъекта к субъекту уголовного судопроизводства будут составлять правовую основу, и правовое регулирование дополнительного следствия.

Представляется, что началом дополнительного следствия является вынесение письменных указаний прокурором и решений, содержащихся в постановлении судьи или определении суда, а также дополнительное следствие, как уголовно-процессуальный институт может считается законченным, когда дело направляется прокурору для
утверждения

47

обвинительного заключения, который в соответствии со ст.214 УПК принимает по делу одно из указанных в данной норме процессуальных решений.

§2. ВОПРОСЫ ТЕОРИИ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

Как уже подчеркивалось, правовое регулирование дополнительного следствия осуществляется с помощью правовых норм, относящихся к процессуальной деятельности следователя, прокурора, судьи и суда на различных стадиях уголовного процесса и на основании соответствующих этим субъектам процессуальных полномочий.

Между тем, ни один из известных нам научных источников не содержит определения именно дополнительного следствия, не встречается и работ, посвященных данной проблематике. В литературе, посвященной возвращению дел для производства дополнительного расследования, этот институт (имеется ввиду институт возвращения дел для дополнительного расследования) определяется как акт прокурора или суда, обязывающий органы предварительного следствия или дознания продолжить расследование по делу для устранения допущенных нарушений, а также как совокупность норм уголовно - процессуального права, устанавливающих основания, субъектов и порядок возвращения к доследованию, его специфику в каждой стадии, характер и содержание процессуальных действий и процессуальных отношений в соответствующих стадиях уголовного процесса в связи с направлением дел на доследование ‘.

Одни авторы определяют указанный институт как регламентированную уголовно- процессуальным законом деятельность прокурора и суда по

1 Гальперин И.М. Направление судом уголовного дела на доследование.

  • М., 1960. - СЮ; Каретников А.С. Процессуальные основания возвращения уголовного дела к доследованию. - Саратов, 1978. - С.6-8,11.

48 устранению существенных недостатков предварительного расследования ‘. Институт возвращения дел для дополнительного расследования, по мнению других процессуалистов, определяет основания, при наличии которых невозможно дальнейшее разрешение дела по существу, порядок передачи материалов производства следователю или органу дознания для устранения допущенных нарушений, или выполнения иных указаний прокурора и суда2.

Подобные характеристики института возвращения дел для дополнительного расследования при наличии некоторых общих черт представляются недостаточными для определения института дополнительного следствия, поскольку они затрагивают не только полномочия следователя, но и органа дознания, чья деятельность не является объектом нашего исследования. Кроме этого, они не учитывают деятельность следователя по производству им дополнительных следственных и иных процессуальных действий, не упоминают о необходимости регулирования возникших при этом правоотношений, не устанавливают взаимосвязи между решениями прокурора, судьи либо суда о возвращении дела для дополнительного следствия.

В свою очередь, решение о необходимости производства дополнительного следствия принимается в соответствии с правовыми и фактическими основаниями, совокупность которых образует основные элементы правового регулирования института дополнительного следствия. Как известно, под правовыми основаниями принято понимать названные уголовно-процессуальным законом обстоятельства, известные органу, принимающему решение о направлении дела для
производства

Власов В.И. Направление уголовных дел для дополнительного расследования: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М.: ВЮЗИ, 1975. - С.2.

2 Филатов Д.П. Возвращение уголовных дел на доследование в

советском уголовном процессе: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Л.: ЛГУ, 1965. - С.4.

49 дополнительного следствия. Фактические основания - это установленные при рассмотрении дела прокурором, судьей или судом фактические данные, в которых находят конкретное отражение обстоятельства, сформулированные в обобщенном виде в нормах уголовно- процессуального законодательства. Указанные основания в наиболее важных и существенных чертах являются общими как для прокурора и судьи, так и для суда на различных этапах судебного рассмотрения дела.

Основания, с которыми закон связывает решение о необходимости производства дополнительного следствия, содержатся в ряде процессуальных норм: ст.ст.213, 214, 215, 406 УПК, регулирующих деятельность прокурора по делу, поступившему к нему; ст.ст. 232, 254, 256, 258, 308, 392, 410 УПК, предусматривающих возможность возвращения дела для производства дополнительного следствия судьей и судом из судебного разбирательства; ст.ст. 339, 342, 343, 345, 346, 348, 351, 352 УПК, устанавливающих основания к отмене приговоров кассационной, а ст.ст.378, 380 УПК надзорной инстанцией, а также судом присяжных (ст.ст.429, 433 УПК) с возвращением дела для дополнительного следствия или нового судебного рассмотрения.

В литературе существуют различные мнения по вопросу о том, какие из приведенных выше процессуальных норм могут быть приняты за основу при определении системы оснований и случаев возвращения дела для производства дополнительного следствия.

Некоторые авторы считают, что при рассмотрении данного вопроса необходимо исходить из ст.342 УПК, где содержатся основания к отмене или изменению приговора в кассационном порядке \ С этим трудно согласиться, так как положения данной нормы включают в себя основания
не только

1 Омельяненко Г.Н. Основания и процессуальный порядок возвращения

судом уголовных дел на дополнительное расследование: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Киев, 1968. - С.4; Филатов Д.П. Возвращение судом уголовных дел на

50 отмены, но и изменения приговора. Поэтому дело может быть возвращено для производства дополнительного следствия лишь по некоторым основаниям ст.342 УПК, а именно п.п.1, 3-4, что значительно уже оснований и случаев, перечисленных в ст.232 УПК, которая и является доминирующей нормой института дополнительного следствия. Аналогичный вывод можно сделать и исходя из положений ст.ст.213 и 258 УПК.

Так, в первой из них устанавливается перечень вопросов, подлежащих разрешению прокурором по делу, поступившему к нему. Вторая же норма носит отсылочный, к ст.232 УПК, характер.

Оценивая значимость дополнительного следствия для уголовного судопроизводства, можно сказать, что это эффективный, в большинстве своем, способ восполнения неполноты следствия и устранения существенных нарушений закона, допущенных при производстве предварительного следствия, исследующий, в основном, те обстоятельства, на которые обращают внимание прокурор в своих указаниях, судья - в постановлении или суд - в определении о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия.

Представляется, что процессуальная деятельность прокурора, судьи и суда первой инстанции по возвращению дела для дополнительного следствия и осуществление этого производства следователем предупреждают вынесение незаконных приговоров, а при отмене приговора в кассационном порядке или в порядке судебного надзора имеют целью устранение судебной ошибки. Однако в среде практических и научных работников имеют место иные точки зрения по поводу предназначения и существования вообще в уголовном судопроизводстве института дополнительного следствия.

доследование в советском уголовном процессе: Автореф. дис. канд. юрид. наук - Ленинград, 1965. - С. 15.

51

По мнению И.Н.Кожевникова, данный институт изжил себя, поскольку в силу временного фактора и по иным основаниям практически невозможно исправить выявленные в суде нарушения, допущенные при производстве следственных действий. Судьи должны брать ответственность за принятие окончательного решения на себя, то есть осудить лицо при наличии доказательств его вины или оправдать, если их недостаточно ‘.

Более того, Конституционный Суд Российской Федерации вынес постановление о несоответствии п.п.1 и 3 ч.1 ст.232 и ч.1 ст.258 УПК Конституции РФ (ст.49 и ч.З ст. 123), а также постановление 3о несоответствии, в том числе, и п.4 ч.1 ст.232 и ч.ч. 1, 2, 4 ст.256 УПК статьям 10, 46, 49, 120, 123 Конституции РФ. Положения, изложенные в данном постановлении- являются, безусловно, обоснованными и с ними следует согласиться. Однако, по нашему мнению, в определенной степени на принятие данных постановлений мог повлиять факт частичного или полного отсутствия в уголовном судопроизводстве некоторых зарубежных стран института дополнительного следствия.

Так, в УПК Австрии предусмотрено, что только по ходатайству сторон, председатель суда должен произвести сбор дополнительных доказательств

Обсуждение концепции развития досудебного производства в уголовном процессе (26 ноября 1997 г.) // Информационный Бюллетень Следственного комитета при МВД РФ. - 1998.- №1. - С.5.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 чЛ ст.232, ч.4 ст.248 и ч.1 ст.258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород (от 20 апреля 1999 г.) // Российская газета. - 1999. - 27 апреля.

3 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по

делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П.Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации (от 14 января 2000 г.) // Российская газета. - 2000. - 02 февраля.

52 путем проведения следственных действий в ходе судебного заседания (§ 227)1.

В УПК Федеративной Республики Германии, не смотря на то, что § 202 носит название «Дополнительное расследование», говорится о том, что прежде, чем суд вынесет решение об открытии судебного разбирательства, он вправе в целях лучшего исследования обстоятельств дела распорядиться о представлении отдельных доказательств”.

В ст.263 УПК Республики Куба говорится о том, что суд может назначить следователя с целью проведения необходимого дополнительного следствия, если на этот счет существуют сомнения, а также когда в судебном заседании выявляются новые обстоятельства или неожиданные отпирательства от ранее данных показаний, которые меняют существенным образом первоначальное обвинение или позволяют предположить, что ответственность должны нести лица, не привлеченные к суду, суд по собственной инициативе или по настоянию обвинителя назначает новое рассмотрение доказательств или дополнительное следствие (ст.356) .

Для сравнения, Устав Уголовного Судопроизводства Российской Империи (ст.350) предусматривал, что в случае неполноты следствия или нарушения существенных форм и обрядов судопроизводства, Судебная Палата может обратить дело к доследованию или законному направлению 4. В этом же контексте развивались и положения первого УПК РСФСР: «Суд

1 Бутов В.Н. Уголовный процесс Австрии. - Красноярск: Изд-во Красноярского университета, 1988. - С.105.

2 УПК Федеративной Республики Германии (перевод Б.А.Филимонова). - М: Издательская фирма «Манускрипт», 1994. - С.100; Дубовик О., Жалинский А. Судебная система ФРГ: штрихи к «портрету» // Советская юстиция. - 1993.- №13. - С.13-14.

3 Закон об уголовно-процессуальном кодексе Республики Куба (перевод с испанского языка З.Д.Львовской). - М.: Всесоюзный центр переводов научно- технической литературы и документации (перевод № Ц-100457), 1977. - С.75, 101- 102.

4 Викторский СИ. Указанная работа. - С.381.

53 возвращает дело следователю для производства дальнейшего следствия с указанием того, чем и в каком направлении должно быть дополнено следствие» (ст.203) ‘.

С сожалением приходится констатировать, что вынесение подобных постановлений Конституционным Судом происходит также и по причине отсутствия должной кодификации всего законодательства и, в частности, по причине возникающих коллизий между нормами УПК РСФСР и положений Конституции РФ. Расширительное понимание содержания ряда норм основного закона Российской Федерации и их толкование при рассмотрении жалоб граждан на нарушение их конституционных прав и свобод, при проверке по запросам судов конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, приводит к тому, что Конституционный Суд превращается в нормотворческий орган.

Более того, как правильно отмечают ряд ученых 2, Конституционный Суд РФ, сам, создавая судебные прецеденты и превращая их в нормы права, ссылается в дальнейших своих постановлениях на них как на таковые. Таким образом, Конституционный Суд РФ присваивает себе функцию законодателя в худшем его понимании. Если законодатель сам может отменить или изменить принятый им закон, то Конституционный Суд свое решение отменить или изменить не может. Решение Конституционного Суда РФ является окончательным, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения.

Сказанное приводит к убеждению, что прямо или опосредованно суд все-таки должен иметь возможность возвратить дело для дополнительного выяснения
обстоятельств, имеющих значение для дела. Причем, особое

1 УПК РСФСР 1922 года с изменениями 1923 года (3-е издание отдела управления Петрогубисполкома). - Петроград, 1923 г. - 156 с.

2 Ефимичев С. и Ефимичев П. Указанная работа. -СП 1-112, Божьев В.П. Указанная работа. - С.22-24.

54 значение эти обстоятельства приобретают при производстве дополнительного следствия по делам о преступлениях, совершенных организованной группой.

Тем не менее отношение к дополнительному следствию не всегда однозначное. Например, И.Либус считает, что некоторые адвокаты рассматривают дополнительное расследование как простую отсрочку его разрешения по существу ‘. А.С.Степанянц придерживается мнения, что дополнительное расследование во всех случаях является фактором, осложняющим борьбу с преступностью “, а М.Н.Переверзев утверждает, что в некоторых случаях дополнительное расследование порождает волокиту 3. Еще в 1912 году С.И.Викторский утверждал, что возвращение предварительных следствий к доследованию влечет за собой медленность производства дел, его надо тщательно избегать .

Каждая точка зрения имеет право на существование, каждый ученый по-своему прав, авторитетно ее обосновывая. Однако односторонний подход к данной проблеме не может ее объективно разрешить, хотя изложенные выше аргументы подтверждаются конкретными фактическими данными, содержащимися в трудах ученых.

На наш взгляд, законодательный смысл и назначение дополнительного следствия для уголовного судопроизводства несет в себе значительно большую часть позитивных моментов, что подтверждается содержанием работ таких авторов, как Д.П.Филатов, Г.Воробьев и Д.Гольдберг. Они дают наиболее взвешенную оценку дополнительного следствия и отмечают, что закон должен допускать возвращение дела для данного производства лишь в том случае, если допущено такое
нарушение материального или

Либус И. Направление уголовного дела на дополнительное расследование и позиция защитника // Соц. законность. - 1974.- №5. - С.58.

2 Степанянц А.С. Указанная работа. - С.2.

3 Переверзев М.Н. Указанная работа. - С. 16.

4 Викторский СИ. Указанная работа. - С.373.

процессуального закона, исправление которого возможно только в результате производства дополнительного расследования ‘.

Кроме этого, институт дополнительного следствия способствует не только единому пониманию и применению законов при расследовании дела, но и непосредственно влияет на сознательно - волевое поведение следователя, заставляя его действовать так, как требует закон, под угрозой неблагоприятных последствий, могущих повлечь за собой обращение дела на доследование 2.

Как отмечалось ранее, началом дополнительного следствия являются принятие прокурором, судьей или судом решения о возвращении дела для данного производства, сущность которого заключается в том, что каждым из этих субъектов уголовного судопроизводства «признается невыполнение или неправильное выполнение требований законов органами предварительного расследования, препятствующее разрешению дела по существу» 3.

Иными словами, эти решения, облеченные в соответствующие процессуальные акты обращают внимание следователя на допущенные нарушения по делу, возможные способы их исправления, конкретизацию действий следователя и создание условий по их неповторению, восприятию их, как руководства к действию при производстве дополнительного следствия.

Чрезвычайно важным моментом представляется процедура процессуального
оформления начала дополнительного следствия, что

Воробьев Г., Гольдберг Д. Против необоснованного возвращения дел на доследование // Соц. законность. - 1974.- № 10. - С.39; Филатов Д.П. Указанная работа. - С.21-22.

2 Власов В.И. Направление уголовных дел для дополнительного расследования. - М: Юрид. литература, 1975. - С.2.

См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М.: Юрид. литература, 1973. - С. 139.

56 особенно относится к решению прокурора о возвращении дела для данного производства.

Так, уголовно-процессуальный закон наделил прокурора правом возвращать следователю дело для производства дополнительного следствия со своими письменными указаниями (п.8 ст.211 и п.2 ст.214 УПК), не раскрыв при этом их формы и содержания.

В связи с этим некоторые авторы считают, что такой пробел закона влечет за собой в ряде случаев возвращение уголовного дела на дополнительное расследование, как говорят следователи и прокуроры «в рабочем порядке», то есть без всяких письменных указаний. При этом нередко из уголовного дела изымается обвинительное заключение, а в отдельных случаях и протокол о выполнении ст.201 УПК \

Другие авторы утверждают, что указания не содержат решения вопросов прокурором, а рассчитаны лишь на устранение нарушений закона, обеспечения его исполнения самим органом расследования. Указание может быть использовано прокурором как правовое средство реализации принятого им решения о направлении дела на дополнительное расследование. Отсюда полномочие прокурора по даче указаний не может иметь одинаковую юридическую природу с полномочием по возвращению уголовного дела на дополнительное расследование 2.

По мнению третьих, указания прокурора излагаются в виде резолюции на неутвержденном обвинительном заключении либо в сопроводительном документе и реже - в виде отдельного постановления. Кроме этого, прокурор

1 См., например: Степанянц А.С. Указанная работа. - С.19.

2 Чеканов В.Я. Прокурорский надзор в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного следствия // Научные труды, вып.2. - Саратов, 1985. - С.164; Перлов И.Д. Надзорное производство в уголовном процессе. - М: Юрид. литература, 1974. - 256 с; Кальницкий В.В. Соотношение ведомственного процессуального контроля и прокурорского надзора за предварительным следствием

57 ограничивается письменными указаниями, содержание которых закон не определяет. На практике письменные указания даются в произвольной форме, структура указаний не одинакова, адресуются они разным должностным лицам (следователю, начальнику следственного отделения, начальнику РОВД). Фиксируются они не только в специальном документе, но и резолюцией на обвинительном заключении.

В результате, решение прокурора ничем не обосновывается и можно предположить, что прокурор, возвращая дело, дал следователю устное указание 1, кроме этого в письме или своей резолюцией прокурор может дать развернутые указания о необходимости выяснения определенных обстоятельств о производстве тех или иных следственных действий, их очередности 2.

М.С.Строговичем была дана рекомендация возвращения прокурором дела для дополнительного расследования путем «письменного предложения»3.

Если с некоторыми из этих мнений (такими, как возвращение дел прокурором для дополнительного расследования в «рабочем порядке»; оформление своего решения в виде резолюции на неутвержденном обвинительном заключении; направление указаний начальнику РОВД и др.) нельзя согласиться, то все остальные мнения справедливы в другом -недостаточной правовой урегулированностью принятия прокурором решения о возвращении дела для производства дополнительного следствия.

// Социально-экономические аспекты борьбы с преступностью: Сб. науч. трудов Омской Высшей школы МВД СССР. - Омск, 1980. - С. 145-149.

1 Каретников А.С. Указанная работа. - С. 105.

2 Филатов Д.П. Направление уголовных дел на доследование // Вестник ЛГУ; серия экономики, философии и права, выпуск №3. - Ленинград, 1965. - С.31.

3 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.2 - М.: Наука, 1970.-С.166.

58

Отсутствие единства по этому важному процессуальному вопросу не побудило законотворческую инициативу и в проектах уголовно -процессуального Кодекса Российской Федерации. В них отсутствует конкретизация указаний прокурора по производству дополнительного следствия, равно как и нет процессуальной формы таких указаний. Взять к примеру п. 12 ст. 165 проекта УПК РФ: «осуществляя надзор за исполнением законов при расследовании уголовных дел, прокурор в пределах своей компетенции: … возвращает уголовные дела следователю со своими указаниями о производстве дополнительного следствия» ‘.

Между тем, некоторые конструктивные положения по этому поводу содержались в первом УПК РСФСР, не востребованные в его последующих вариантах. Например, п. 11 ст.23 предписывал все процессуальные решения прокурора выражать посредством вынесения постановлений, в том числе и о производстве дополнительного следствия. Одновременно ст. 118 обязывала прокурора давать следователю указания о дополнении следствия. Кроме этого, получив дело от следователя с обвинительным заключением, прокурор, признав следствие неполным, возвращал дело обратно с указаниями на те обстоятельства, которые необходимо расследовать (ст.227) .

Поэтому наиболее предпочтительным из содержащихся в литературе, по нашему мнению, представляется предложение А.А.Петуховского о том, чтобы определить форму соответствующего решения прокурора в виде отдельного постановления, признав ее оптимальной. В этом процессуальном документе должны быть указаны конкретные обстоятельства, послужившие основанием для производства дополнительного расследования, а также те следственные и иные процессуальные действия, которые следует осуществить

1 См.: Представляем законопроект: УПК Российской Федерации // Юридический вестник - 1995. - №31(122). - С. 14.

2 УПК РСФСР 1922 года с изменениями 1923 года. - Петроград, 1923. - 156 с.

59 при дополнительном расследовании. При этом должны быть соблюдены требования п. 12 ст.34 УПК РСФСР ‘.

Аналогичная позиция содержится и в УПК Итальянской Республики, ч.1 ст.414 которого гласит: «После оглашения о сдаче дела в архив, согласно предыдущим статьям, судья разрешает, на основании мотивированного постановления, провести дополнительное следствие по обоснованному требованию прокурора относительно его проведения» *”.

Ряд авторов сходятся во мнении, что о принятии дела к своему производству следователь немедленно выносит «специальное» постановление, копия которого направляется прокурору 3.

Однако это не так. Во-первых, термин «специальное» предполагает что-то особое, исключительно для чего-нибудь предназначенное 4. Во-вторых, принятие следователем дела, возвращенного для дополнительного следствия к своему производству, уголовно-процессуальным законом не предусмотрено. Устранить этот пробел по принципу аналогии, применимому в уголовном процессе призвана норма, регламентирующая начало производства предварительного следствия, которая устанавливает, что следователь обязан немедленно приступить к производству следствия по возбужденному им или переданном ему делу. В случае принятия к своему производству дела, возбужденному прокурором или судом, следователь выносит отдельное постановление о принятии дела к своему производству (ч.2 ст. 129 УПК).

Кроме этого, указание прокурора о принятии следователем дела, возвращенного для дополнительного следствия к своему производству и

См. об этом более подробно: Петуховский А.А. Указанная работа. -С.69-70.

2 Уголовно-процессуальный кодекс Итальянской Республики (под ред. Джюстино Гатти) - Рим: Изд-во «СИМОНЕ». 1997. - 187 с.

3 Власов В.И. Указанная работа. - С. 19; Степанянц А.С. Указанная работа.-С. 185.

4 Ожегов СИ. и Шведова Н.Ю. Указанная работа. - С.755.

60 вынесении последним соответствующего постановления при установлении срока дополнительного следствия (ч.4 ст. 133 УПК)
обязательно для следователя, проводившему предварительное расследование по этому делу.

Между тем, может возникнуть вопрос о том, что в некоторых случаях следователь не обязан выносить постановление о принятии возвращенного дела к своему производству, например, если оно передано следователю, проводившему по нему предварительное следствие. Однако, на наш взгляд, это не так и вот почему.

Во-первых, как известно, после подписания обвинительного заключения следователь направляет дело прокурору, который принимает по нему дальнейшее решение, утверждая своей резолюцией обвинительное заключение и направляя дело в суд. В дальнейшем дело рассматривается без участия следователя, который не вправе осуществлять какие-либо следственные действия по делу, находящемуся у прокурора или в суде.

Во-вторых, при возвращении дела для производства дополнительного следствия, прокурором, как правило, не указывается кто из следователей (п.2 ст.214 УПК) должен проводить дополнительное следствие (исключение могут составлять случаи, когда дело возвращается в отдаленный район, где по штату один следователь) и более того, как показали исследования, на практике, в большинстве своем, дело возвращается начальнику следственного отдела (отделения), который поручает производство конкретному следователю.

В-третьих, принятие следователем любого дела к своему производству для реализации по нему своих полномочий, есть процессуальное действие, которое требует соответствующего процессуального оформления. Как известно, несоблюдение процессуальной формы противоречит принципам уголовного судопроизводства. Процессуальная форма служит наиболее полному раскрытию сущности дела, его содержания.

61

В-четвертых, практически ни в одной из известных нам публикаций, не высказывалось мнения о необязательности вынесения следователем постановления о принятии дела, возвращенного для дополнительного следствия, к своему производству. Только лишь в одной из работ приводились данные об имеющих место в практической деятельности случаях (10 % из 210 уголовных дел) не вынесения постановлений о принятии дела к своему производству следователями, принимавшими участие в предварительном следствии ‘.

По мнению некоторых ученых, производство дополнительного следствия во всех без исключения случаях должно поручаться другому следователю. В связи с этим даже предлагалось внести изменения в ст.64 УПК2.

Было предложено также проводить дополнительное следствие в каждом случае возвращения дела для дополнительного дознания. Кроме этого, вносились предложения о том, что дополнительное следствие должно поручаться другому следователю, особенно, если дело возвращалось по основанию неполноты предварительного следствия, однако, если дело возвращалось по другим основаниям, предусмотренным ст.232 УПК, то замена следователя не обязательна 3.

С предложением проводить дополнительное следствие вместо дополнительного дознания нельзя согласиться даже потому, что оно противоречит требованиям ст. 126 УПК, в соответствии с которой по делам, отнесенным к компетенции органа дознания, предварительное
(читай -

См.: Каретников А.С. Указанная работа. - С.119.

2 Петрухин И.Л. Причины судебных ошибок // Советское государство и право.-1970.-№5.-С. 105.

3 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.2 - М.: Юрид. литература, 1970. - С.48.

62 дополнительное) следствие производится только в случаях, если это сочтут необходимым суд, судья или прокурор.

Согласно ст.64 УПК, предыдущее участие следователя в расследовании не служит основанием для его отвода от производства дополнительного следствия.

С другой стороны, может быть и правы авторы, утверждающие, что дополнительное следствие должны проводить лица, ранее проводившие расследование по делу. Во-первых, допустивший недостатки следователь должен сам их устранить и сделать соответствующие выводы. Во-вторых, следователь знаком с материалами дела и ему не надо, в ущерб срокам, дополнительно их изучать. В-третьих, поручение производства дополнительного следствия другому лицу не согласуется и с организацией предварительного расследования в целом.

В некоторых случаях с этими аргументами, возможно, и надо согласиться. Так, в сельских или отдаленных районах следственные подразделения представлены группой следователей, а иногда и одним следователем. Передача дел из района в район повлечет за собой проблемы, не отвечающие требованиям быстрого и полного раскрытия преступлений. Аналогичные трудности повлечет передача дела от следователя, специализирующегося на расследовании конкретного вида преступлений, другому следователю дополнительного расследования объемного, многоэпизодного дела о преступлениях, совершенных организованной группой. А, вот, в случаях, когда следователь, первоначально осуществлявший расследование, объективно не в состоянии продолжить работу (например, из-за отсутствия достаточной подготовки, опыта или болезни), а также, если обнаружено, что он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела, на наш взгляд, дополнительное следствие необходимо поручать другому лицу.

63

В науке давно обсуждается вопрос о предоставлении права начальнику следственного отдела возвращать следователю уголовные дела для производства дополнительного следствия ‘. Отсутствие подобных полномочий у начальника следственного отдела, по их мнению, не является законодательным упущением на основании существующих норм УПК, регламентирующих возвращение дел для производства дополнительного следствия и уже сложившихся правоотношений между субъектами уголовно-процессуальной деятельности.

Между тем, нельзя обойти вниманием сложившуюся на местах практику фактического возвращения следователю дел для дополнительного следствия начальником следственного отдела, который дает следователю письменные указания, а иногда в устной форме предлагает выполнить дополнительные следственные и иные процессуальные действия. Если к этому времени заканчивается срок производства предварительного следствия, а также срок содержания обвиняемого под стражей, следователь вынужден выносить постановление о возбуждении ходатайства перед прокурором о продлении данных процессуальных сроков, изъяв из дела обвинительное заключение и протокол о выполнении требований ст.200-201 УПК РСФСР 2.

Для исключения таких нарушений закона некоторые процессуалисты предлагают «легализировать» полномочия начальника следственного отдела, дополнив ст. 127- 1 УПК нормой, предусматривающей его право возвращать дело следователю для производства дополнительного следствия 3.

Статкус В.Ф., Чувилев А.А. Прок> рорский надзор и ведомственный контроль на предварительном следствии // Советское государство и право. - 1975.-№3 - С.75; Петуховский А.А. Указанная работа. - СЮ; Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1976. - С. 156-158.

2 Захожий А. Совершенствовать инс i лтут дополнительного следствия // Соц. законность. - 1986.- № 3. - С.60-61.

3 Степанянц А.С. - Указанная работа. - С.24.

64

Авторы проекта уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации (ст. 135) также предлагают более широкий круг полномочий начальнику следственного отдела, в том числе и право возвращать уголовное дело следователю со своими письменными указаниями о производстве дополнительного следствия, а также давать затем согласие на направление следователем законченного расследованием уголовного дела прокурору \

В другом проекте УПК РФ “ полномочия начальника следственного отдела (ст. 166), равно как и руководителя следственной группы (ст. 168) (хоть они и выведены за рамки раздела «Государственные органы и лица, участвующие в уголовном процессе») не выходят за границы своих полномочий по сравнению с действующим уголовно-процессуальным законом, что, по нашему мнению, является более приемлемым. Представляется, что с расширением прав начальника следственного отдела возникает опасность того, что процессуальные решения по уголовным делам будут реализовываться командно-административными методами, недопустимыми в уголовном судопроизводстве. Помимо этого, начальник следственного отдела не является обязательным участником расследования.

Принципиально отлично от всех приведенных предложений решают вопрос о начальнике следственного отдела другие авторы. В предложенном ими проекте УПК РФ такой участник уголовного процесса отсутствует вообще. Следователь обладает полной процессуальной самостоятельностью и за его деятельностью осуществляется только прокурорский надзор 3. Представляется, что это другая крайность. Лишение начальника следственного отдела процессуальных полномочий приведет к ослаблению

1 См.: Проект УПК РФ. - М.: Изд-во ВНИИ ПУЗиП, 1991.- С.63.

2 См.: Представляем законопроект: УПК Российской Федерации // Юридический вестник - 1995.-№ 31(122).- СП.

См.: Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель (Под ред. и с предисловием В.М.Савицкого). - М: Институт государства и права АН СССР, 1990. - С.209.

65 качества расследования, что, в свою очередь, непременно
увеличит количество дел, возвращенных для производства дополнительного следствия.

Как показали проведенные нами опрос и анкетирование 60 начальников следственных отделов, отделений, следственных групп, 98 % опрошенных выразили мнение против дополнения своих процессуальных полномочий таким положением, как возвращение дела для дополнительного следствия. Требований, предусмотренных ст.127-1 УПК, им вполне достаточно для осуществления контроля за деятельностью следователя и принятию мер для наиболее полного, всестороннего и объективного производства предварительного расследования.

Основная обязанность начальника следственного отдела - обеспечивать повседневное руководство за деятельностью следователя и не допускать при этом принятия им незаконных, необоснованных решений. Поэтому право начальника следственного отдела давать указания о направлении дела следует понимать как возможность лишь таких указаний, которые обеспечивают перспективное движение дела, либо касаются его прекращения ‘.

В практической деятельности, в подавляющем большинстве случаев, посредством сопроводительного письма, за подписью начальника следственного отдела, дело направляется прокурору для утверждения обвинительного заключения. Исключение может составить ситуация, при которой штатным расписанием должность начальника СО не предусмотрена. В этом случае следователь самостоятельно направляет дело прокурору. Однако порядок передачи дела прокурору начальником СО уголовно-процессуальным законом не предусмотрен. Более того, он противоречит требованиям ст.207 УПК, ущемляя тем самым процессуальную самостоятельность следователя (ст. 127 УПК).

1 Статкус В.Ф., Чувилев А.А. Прокурорский надзор и ведомственный

контроль на предварительном следствии // Советское государство и право. - 1975.-

№3.-С75.

66

Коль скоро правовое регулирование дополнительного следствия затрагивает и систему правоотношений, возникающих между субъектами данного производства, то возникает необходимость и процессуального закрепления сопроводительного документа, посредством которого дело направляется прокурору и от прокурора в суд, а также возвращается ими для дополнительного следствия и с чьей резолюцией, что помогло бы избежать противоречий с другими нормами уголовно-процессуального закона.

В некоторых источниках содержится весьма спорная аргументация о том, что возобновление прокурором дел, приостановленных и прекращенных производством необходимо считать возвращенными для производства дополнительного следствия. Так, по мнению М.Н.Переверзева, прокурор обязан в соответствии с ч.2 ст.211 УПК своим постановлением отменить необоснованное постановление о приостановлении предварительного следствия и дать указание следователю о проведении дополнительного расследования, и на основании ст. 198 УПК РСФСР возобновить предварительное следствие \

С подобным утверждением нельзя согласиться, так как уголовное дело может быть возобновлено в том случае, если производство по нему ранее приостанавливалось по основаниям, предусмотренным ст. 195 УПК (в досудебном производстве) или на основании ст.ст.231, 257 УПК (при судебном рассмотрении дела). Полномочия же прокурора по возвращению дела для производства дополнительного следствия возникают только при его поступлении к прокурору с обвинительным заключением (п.2 ст.214 УПК). Приостановление предварительного следствия означает временный перерыв в производстве по делу и по основаниям, исчерпывающе перечисленным в ст. 195 УПК, не может считаться законченным производством, и более того, поступить прокурору с обвинительным заключением.

1 Переверзев М.Н. Указанная работа. - С. 109-111, 205.

67

Прокурор правомочен отменять незаконные и необоснованные постановления следователя и возобновлять по ним производство (ст.211 УПК), но не вправе при таких процессуальных условиях возвращать следователю для дополнительного расследования дело, которое фактически находится в производстве у этого же следователя.

Утверждается также о необходимости проведения дополнительного следствия при возобновлении дела, прекращенного производством (ст.210 УПК). Во всяком случае, по мнению сторонников этой точки зрения, прокурор, отменяя незаконное и необоснованное постановление следователя о прекращении уголовного дела (ст.208 УПК), обязан возвратить его следователю для производства дополнительного следствия. Данный вывод аргументируется тем, что прекращение дела является одной из форм окончания предварительного следствия, такой же как и направление дела прокурору с обвинительным заключением (ст. 199 УПК) 1.

Однако такие утверждения не соответствуют требованиям уголовно- процессуального закона, так как возвращение дела для дополнительного следствия характеризуется движением назад, в тот этап процесса, где оно раньше находилось, независимо от того, кем оно было возвращено (прокурором, судьей либо судом). Как справедливо отмечает А.А.Петуховский, перемещение производства на ранее пройденную стадию процесса имеет место вопреки решению следователя о направлении дела прокурору для передачи в суд, поэтому можно сказать, что для рассматриваемого института характерно регулирование таких процессуальных ситуаций, при которых происходит столкновение, расхождение позиций органа расследования и прокурора по
вопросу

Переверзев М.Н. Указанная работа. - С. 109-111, 205.

68 возможности судебного рассмотрения дела . При возобновлении приостановленного или прекращенного дела указанного перемещения не происходит, нет и противопоставлений позиций участников процесса.

Возобновление прекращенных уголовных дел используется в рамках контрольно- корректировочной деятельности и представляет собой правовосстановительную санкцию, применение которой влечет признание недействительными постановления о прекращении дела и порожденных им последствий, а также необходимость нового исследования всех обстоятельств дела и решения вопроса о привлечении виновных к уголовной ответственности 2.

В некоторых трудах утверждалось, что производство по вновь открывшимся обстоятельствам (ст.ст.386, 387 УПК) можно отнести к институту дополнительного следствия на основании того, что оно проводится по тому же делу, лицу и обстоятельствам совершения преступления 3. С этим едва ли можно согласиться.

При расследовании по вновь открывшимся обстоятельствам 4 исследуются именно эти обстоятельства, а не дело, по которому вступили в законную силу приговор, определение или постановление суда. Расследование осуществляется в обычном порядке с известными особенностями, касающимися его начала и окончания, а также правового положения, занимаемого осужденным, оправданным или лицом, дело в отношении которого прекращено. Только после выяснения новых

1 Петуховский А.А. Направление уголовных дел на дополнительное

расследование и проблемы повышения качества дознания и предварительного следствия. - М.: Академия МВД СССР, 1990. - С.8.

См. подробнее об этом: Кондратьев П.Е. Возобновление уголовных дел, прекращенных в стадии предварительного расследования: Автореф. дис. канд. юрид. наук. -М, 1984. -С. 19.

3 Переверзев М.Н. Указанная работа. - С. 19.

4 См. подробнее об этом: Посник B.C. Возобновление дел по вновь открывшимся обстоятельствам. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1976. - С.22-32.

69 обстоятельств и отмены приговора в установленном порядке по делу может быть начато производство дополнительного следствия.

Резюмируя изложенное, необходимо признать обоснованными постановления Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 г. и от 14 января 2000 г. о несоответствии ряда норм УПК Конституции РФ, относящихся к возвращению дел для производства дополнительного следствия.

Кроме этого следует отметить, что институт дополнительного следствия - это эффективный, в большинстве своем, способ восполнения неполноты следствия и устранения существенных нарушений закона, допущенных при производстве предварительного следствия, исследующий в основном те обстоятельства, на которые обращают внимание прокурор в своих указаниях, судья - в постановлении или суд - в определении о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия.

Целесообразно вынесение прокурором постановления о возвращении дела для производства дополнительного следствия в дополнение к имеющим в законе место письменным указаниям, а также следует подчеркнуть, что возобновление прекращенных или приостановленных дел прокурором и расследование дел по вновь открывшимся обстоятельствам нельзя отнести к институту дополнительного следствия.

По нашему мнению, проведение дополнительных следственных и иных процессуальных действий начинается с принятия следователем дела к своему производству посредством вынесения постановления в соответствии со ст.129 УПК.

Предлагается закрепить в УПК положения, касающиеся полномочий начальника следственного отдела при передаче прокурору дела для утверждения обвинительного заключения и в случаях получения от него дела для дополнительного следствия.

70 ГЛАВА II. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА И ПОРЯДОК ВОЗВРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

§1. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ВОЗВРАЩЕНИЯ ДЕЛА ДЛЯ

ПРОИЗВОДСТВА ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

Важнейшим моментом, относящимся к проблеме дополнительного следствия является установление обстоятельств возвращения дела для данного производства. Это обусловлено тем, что уголовно-процессуальное законодательство, равно как и юридическая литература, не содержат определенного перечня данных обстоятельств.

Другие же обстоятельства, например, такие как: исключающие производство по уголовному делу, закреплены в ст.ст.4, 5, 27-1 УПК; отягчающие и смягчающие наказание приведены в ст.ст.68, 71, 83, 143, 295, 303, 314 УПК; подлежащие доказыванию по уголовному делу - в ст.ст.68, 69, 143, 392, 402, 404 УПК.

Некоторые из указанных обстоятельств непосредственно или опосредованно пересекаются со случаями возвращения дела для производства дополнительного следствия.

Так, например, одновременно с обстоятельствами, подлежащими установлению в связи с неполнотой предварительного следствия, которые не могут быть восполнены в судебном заседании (п.1 ч.1 ст.232 УПК), необходимо установить и обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, перечисленные в ст.68 УПК, а именно: 1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); 2) виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления; 3) обстоятельства, влияющие на степень и характер

7! ответственности обвиняемого, указанные в ст.ст.61, 63 УК РФ , а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, 4) характер и размер ущерба, причиненного преступлением. Подлежат выяснению также причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

К обстоятельствам, подлежащим дополнительному выяснению в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона органом предварительного следствия, можно отнести основания для отвода следователя (ст.64 УПК)”. Однако данная норма, устанавливающая основания отвода, является отсылочной к ст.59 УПК, где говорится об обстоятельствах, устраняющих судью от участия в рассмотрении уголовного дела. Аналогичные обстоятельства будут являться основанием и для отвода следователя.

Исходя из содержания уголовно-процессуального закона, существуют обстоятельства, устраняющие судью и основания отвода следователя. По сути одно и тоже положение названо по-разному. Почему это именно так, закон не поясняет. Нет по этому поводу никаких суждений и в известных нам научных источниках. Возможно причина этого кроется в процессуальном статусе субъектов, а также в определенной зависимости от стадий, в которых они осуществляют свои процессуальные полномочия.

По толкованию С.И.Ожегова «обстоятельства» есть не что иное, как условия, определяющие положение, существование чего-либо 3. В.И.Даль определяет это понятие следующим образом: «Обстоятельства - это побочный случай, происшествие и отношение, совместимые с каким-либо делом; связь или сцепление постороннего дела с тем, о ком идет речь» .

1 Ст.61 УК РФ содержит перечень обстоятельств, смягчающих наказание, а ст.63 УК РФ - обстоятельств, отягчающих наказание.

См.: Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие (под общей ред. И.Н.Кожевникова). - М: Изд-во «Спарк», 1997. - С.674-675.

3 Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М: Русский язык, 1978. - С.398.

4 Даль В.И. Указанная работа. Т.2. - С.622.

72

Как отмечает П.М.Давыдов, в уголовно - процессуальном законодательстве часто употребляется термин «основания». В подавляющем большинстве случаев он относится к обстоятельствам, фактам, с которыми закон связывает определенные последствия, решения, производство процессуальных действий ‘.

Указанные определения дают возможность утверждать об определенной взаимосвязи, даже взаимообусловленности обстоятельств и оснований. Уточнения понятий об основаниях и обстоятельствах имеет важное значение для уяснения ряда правовых институтов и их месте в системе уголовно-процессуального права. Толкование термина «основания» следует принимать во внимание и при определении случаез возвращения дела для производства дополнительного следствия. Понятия «обстоятельства» и «основания» возвращения дела для дополнительного следствия взаимообусловлены, но не тождественны. Обстоятельства определяют основания, равно как и основания выражаются через конкретные обстоятельства.

В определенных случаях основания выполняют общую роль, а обстоятельства их конкретизируют или, иными словами, посредством оснований может быть обозначена проблема, а через обстоятельства найдет выражение способ ее разрешения. Всякое противопоставление этих понятий противоречило бы как юридической, так и фактической природе их содержания.

Нельзя не согласиться с С.В.Бородиным, который утверждает, что признав необходимым основанием возвратить дело для дополнительного расследования, суд обязан в определении указать, какие обстоятельства должны быть установлены, и вправе указать, какие следственные действия

Давыдов П.М. Основания привлечения лица в качестве обвиняемого // Сборник научных трудов. - Свердловск, 1968.- вып.Х. - С.200.

73 должны быть произведены дополнительно . Аналогичное
утверждение содержится в п.14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 84 от 8 декабря 1999 года.

Получается, что обстоятельства, выясняемые по делу при дополнительном следствии - есть условия, определяющие основания данного производства.

Как известно, формирование выводов прокурора о необходимости возвращения дела для производства дополнительного следствия происходит на основании разрешения им ряда вопросов, приведенных в ст.213 УПК, а именно: произведено ли дознание или предварительное следствие всесторонне, полно и объективно; обосновано ли предъявленное обвинение имеющимися в деле доказательствами; предъявлено ли обвинение по всем установленным дознанием или предварительным следствием преступным деяниям обвиняемого; привлечены ли в качестве обвиняемых все лица, которые изобличены в совершении преступления; правильно ли квалифицировано преступление; приняты ли меры обеспечения гражданского иска и возможной конфискации имущества; выявлены ли причины и условия, способствовавшие совершения преступления и приняты ли меры к их устранению; составлено ли обвинительное заключение в соответствии с требованиями УПК; соблюдены ли органами дознания или предварительного следствия все иные требования УПК.

Неустановление, по крайней мере, любого из перечисленных обстоятельств, приведенных в законе в виде вопросов, будет являться для прокурора основанием принятия решения о необходимости производства дополнительного следствия, особенно по делам о преступлениях, совершенных организованными группами, так как иных оснований для такого

См.: Научно-практический комментарий к УПК РСФСР (Под общей ред. В.М.Лебедева). - М.: Изд-во «Спарк», 1997. - С.400.

74 возвращения дел прокурором уголовно-процессуальным законом не предусмотрено.

Так, например, дело по обвинению Бабкова, Горохова и др. в совершении преступлений, предусмотренных п.п.«а», «б», «в», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ было возвращено прокурором для дополнительного следствия в связи с необходимостью переквалификации действий обвиняемых и изменении предъявленного им обвинения на более тяжкое, то есть на п.п.«а», «б», «в», «г» ч.2 ст. 162 УК РФ, так как нападавшие имели при себе предметы, использовавшиеся в качестве оружия ‘.

В другом случае, прокурор, не усмотрев в действиях обвиняемых признаков неправомерного завладения автомобилем без цели хищения, возвратил дело для производства дополнительного следствия по обвинению Трофимова, Глушко и др. в связи с необходимостью изменить обвинение на более тяжкое и существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от первоначального. Следователю было предложено переквалифицировать действия обвиняемых с п.«а» ч.2 ст. 166 УК РФ на п.«а» ч.З ст.158 УК РФ, дополнительно вменив такой квалифицирующий признак, как совершение преступления организованной группой “.

Приведенные примеры свидетельствуют о взаимообусловленности оснований и обстоятельств возвращения дела для дополнительного следствия, закрепленных в ч.2 ст.215 УПК.

Между тем, уголовно-процессуальный закон, равно как и уголовный, не раскрывают понятий «более тяжкое обвинение» и «существенно отличающееся от первоначального» J, содержащихся в указанной норме.

1 Архив Нарофоминского городского народного суда Московской области за 1997 г., дело №1-73/97.

2 Архив Боровского районного народного суда Калужской области за 1997 г., дело № 1-93/97.

3 Тем не менее, в литературе существуют подробные разъяснения, которые будут приведены в других разделах настоящего исследования.

75 Возможно причина кроется в том, что в определенных случаях данные понятия
могут совпадать полностью или частично. Эта взаимосвязь обусловлена фактическими обстоятельствами совершенного преступления и его квалификацией.

В связи с этим можно привести перечень обстоятельств, неустановление которых влечет за собой необходимость производства дополнительного следствия, особенно по делам о преступлениях, совершенных организованными группами, наиболее часто встречающимся в судебной практике, а именно: 1) необходимость применения другой нормы уголовного закона (статья, часть статьи или пункт), санкция которой предусматривает более строгое наказание участникам организованной преступной группы; 2) в обвинение включаются дополнительные, не вмененные обвиняемым действия, влекущие изменение квалификации преступления на закон, предусматривающий более строгое наказание, либо увеличивающий объем ^ обвинения, хотя и не изменяющий юридической оценки содеянного; 3) в

обвинительном заключении указаны преступные действия, обвинение по которым обвиняемым не предъявлено; 4) при совершении преступления организованной группой не дифференцировано обвинение, предъявленное каждому из соучастников; 5) одному или нескольким обвиняемым вменены недоказанные действия и не указаны в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого доказанные преступные деяния; 6) материалами дела установлено совершение другого преступления, по которому обвинение не предъявлено; 7) в ходе расследования установлены не включенные в постановление о привлечении в качестве обвиняемого факты преступной деятельности, влияющие или не влияющие на квалификацию преступления; 8) следователем дана неправильная уголовно-правовая квалификация установленных фактов преступной деятельности и др.

76

Прокурор может своим постановлением: а) исключить из обвинительного заключения отдельные пункты обвинения; б) применить закон о менее тяжком преступлении; в) в случае необходимости, составить новое обвинительное заключение (ч.1 ст.215 УПК). Следует заметить, что это его право, а не обязанность, поэтом} закон не запрещает прокурору по данным основаниям возвратить дело для дополнительного следствия с соответствующими указаниями. В обоснование такого вывода можно привести результаты эмпирических исследований, нами проведенных, согласно которым, ни в одном из 136 изученных дел о преступлениях, совершенных организованной группой и возвращенных прокурором, судьей, а также судом для дополнительного следствия, не содержалось процессуальных действий, выполненных прокурором в соответствии с ч.1 ст.215 УПК.

Анализ ч.2 ст.392 УПК позволяет дополнить перечень обстоятельств возвращения дел для производства дополнительного следствия. Так, требования закона при производстве по делам несовершеннолетних предписывают следователю установить такие обстоятельства, как: 1) возраст несовершеннолетнего (число, год рождения); 2) условия жизни и воспитания; 3) причины и условия, способствовавшие совершению преступления несовершеннолетним; 4) наличие взрослых подстрекателей и иных соучастников, а также другие обстоятельства; 5) при наличии данных об умственной отсталости несовершеннолетнего, не связанной с душевным заболеванием, должно быть выявлено также, мог ли он полностью сознавать значение своих действий; 6) для установления этих обстоятельств должны быть допрошены родители несовершеннолетнего, его учителя, воспитатели и другие лица, могущие дать нужные сведения; 7) истребованы необходимые документы и проведены иные следственные и судебные действия. Неустановление любого из перечисленных обстоятельств повлечет за собой возвращение дела для

77 дополнительного следствия. Указанные обстоятельства следует в обязательном порядке учитывать при производстве дополнительного следствия, а также предварительного расследования по делам о преступлениях, совершенных организованными группами, членами которых являются несовершеннолетние.

Верховный Суд РФ уделяет особое внимание вопросам выполнения органами расследования и судами требований п.4 ч.1 ст.392 УПК, подчеркивая, что оценка полноты материалов дела, установление всех обстоятельств дела, обоснованности приговора, связаны с качеством проверки версии о наличии взрослых соучастников (особенно по делам о преступлениях, совершенных организованной группой - прим. авт.), вовлечении несовершеннолетних в преступные или иные антиобщественные действия. Такая неполнота предварительного следствия, если она не может быть восполнена в судебном заседании, является основанием для возвращения дела на дополнительное расследование ‘.

Как уже ранее отмечалось, в уголовно-процессуальном законе отсутствует норма, которая бы конкретно устанавливала основания возвращения прокурором дела для дополнительного следствия. По аналогии, допустимой в действующем законе, прокурор в своей деятельности может ориентироваться на ст.232 УПК, содержащую перечень случаев возвращения судьей и судом дела для производства дополнительного следствия. Однако это остается не более чем предположением, так как согласно проведенных нами опросов и анкетирования 52 прокуроров и их заместителей Московской и Калужской областей, никто из них не руководствовался при возвращении дел для дополнительного следствия требованиями ст.232 УПК, а, как правило, исключительно «своими» нормами - ст.ст.97, 133, 211-215 УПК. Это подтверждают также и результаты изучения в этих же регионах 136 дел о

1 Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1992.- №5. - Сб.

7S

преступлениях, совершенных организованными группами, по
которым проводилось дополнительное следствие.

Анализируя указанные нормы, можно сделать вывод о том, что неполнота произведенного предварительного расследования как случай возвращения дела для дополнительного следствия соответствует перечню обстоятельств, содержащихся в п.п.1-3, 7, 10 ст.213 УПК. Аналогичное сопоставление можно провести и по содержанию других положений, закрепленных в указанной норме, где названы обстоятельства, невыяснение которых будет являться препятствием направления дела в суд и соответственно будет выступать в качестве конкретного случая возвращения дела для производства дополнительного следствия.

Так, сравнительный анализ п.п.8, 9, 11, 12 ст.213 и п.2 4.1 ст.232, ст.345 УПК дает основания утверждать, что содержание и требования данных норм по своей правовой природе практически одинаковы. Такой же вывод можно сделать при сравнении п.п.4-6, 12 ст.213 и п.п.3-5 ст.232 УПК.

Поэтому осуществление прокурором своего полномочия по возвращению дела для производства дополнительного следствия в соответствии с требованиями п.2 ст.214 УПК, возможно только при наличии обстоятельств, содержащихся в виде вопросов в ст.213 действующего УПК.

Возвращение дел для производства дополнительного следствия судьей определялось достаточно конкретным перечнем случаев, приведенным в ст.232 УПК. Одновременно эти случаи распространялись и на аналогичные действия суда посредством отсылочной нормы (ст.258 УПК). Так было до тех пор, пока Конституционным Судом Российской Федерации п.п. 1, 3 ч.1 ст.232 и ч.1 ст.258 УПК не были признаны не соответствующими Конституции РФ.

Между тем, анализ п.1 ч.1 ст.232 УПК не позволял уяснить, какие конкретно обстоятельства образуют неполноту
произведенного

79 предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании и влечет за собой производство дополнительного следствия. В тоже время, в силу требований ч.1 ст.343 УПК односторонним или неполно проведенным признается предварительное следствие, которое оставило невыясненными такие обстоятельства, установление которых могло иметь существенное значение при постановлении приговора. В данном случае законодательно закреплен такой термин, как «односторонность» в дополнение к уже имевшемуся в законе термину «неполнота».

Согласно ст.20 УПК, установление истины по делу невозможно без всестороннего, полного и объективного исследования всех его обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, защиты прав и законных интересов участвующих в деле лиц. Исходя из этого, «односторонность» есть не что иное, как «не всесторонность» исследования всех обстоятельств, а также «ограниченность и направ- ленность в одну сторону» ‘.

Предварительное следствие, во всяком случае, признается односторонним или неполным, когда по делу, особенно о преступлениях, совершенных организованной группой, не установлены обстоятельства и не проведены следующие следственные действия: 1) не были допрошены лица, чьи показания имеют существенное значение для дела, или не была проведена экспертиза, когда ее проведение по закону является обязательным, а равно не были истребованы документы или вещественные доказательства, имеющие существенное значение; 2) не были исследованы обстоятельства, указанные в определении суда или постановлении судьи, передавшего дело для производства дополнительного расследования или на новое судебное рассмотрение; 3) не установлены с достал очной полнотой данные о личности обвиняемого (ч.2 ст.343 УПК).

1 Ожегов СИ. Указанная работа. - С.421.

80

Кроме этого, невосполнимой в суде может быть признана такая неполнота произведенного предварительного следствия, для устранения которой требуется, в частности, проведение следственных действий, связанных с собиранием новых доказательств или установлением других лиц, причастных к совершению преступления, либо производство следственных действий в другой местности или в значительном объеме \ особенно по делам о преступлениях, совершенных организованной группой.

Подвергнув анализу ч.2 ст.410 УПК, регламентирующую вынесение определения судом по делам об общественно опасных деяниях не- вменяемых и лиц, заболевших душевной болезнью после совершения преступления, можно определить ряд обстоятельств возвращения дела для производства дополнительного следствия. Такими обстоятельствами будут являться: 1) неустановление невменяемости лица, о котором рассматривается дело; 2) неустановление обстоятельств о том, что заболевание лица, совершившего преступление, не устраняет применения к нему мер наказания.

Кроме этого дело может быть возвращено для производства дополнительного следствия, если по нему не выяснены обстоятельства, перечисленные в ч.2 ст.404 УПК: 1) время, место, способ и другие обстоятельства совершения общественно опасного деяния; 2) совершение общественно опасного деяния конкретным лицом; 3) наличие у лица, совершившего общественно опасное деяние, душевных заболеваний в прошлом, степень и характер душевного заболевания в момент совершения общественно опасного деяния и ко времени расследования дела; 4) поведение лица, совершившего общественно опасное
деяние, как до его

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 08 декабря 1999 г. № 84 // Российская газета. - 1999. - 16 декаб. и.

81 совершения, так и после; 5) характер и размер ущерба, причиненного общественно опасным деянием.

Таким образом, приведенные в ч.2 ст.404 и ч.2 ст.410 УПК обстоятельства будут составлять предмет доказывания ‘, неустановление которого является одним из случаев неполноты произведенного следствия.

Между тем, другим случаем возвращения дела для производства дополнительного следствия судом или судьей, не упомянутым Конституционным Судом РФ, но отмеченный в постановлении Пленума Верховного Суда РФ 2, является п.2 ч. 1 ст.232 УПК, который, как уже отмечалось, не содержит перечня оснований, образующих существенные нарушения уголовно-процессуального закона. В соответствии с ч.1 ст.345 УПК таковыми признаются нарушения требований уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников процесса при рассмотрении дела или иным путем помешали суду всесторонне разобрать дело и повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

Кроме этого, ст.345 УПК, предусматриваю щая перечень существенных нарушений закона, о которых упоминается в п.2 ч.1 ст.232 и п.З ст.342; ч.1 ст. 131 УПК, объясняет, какие обстоятельства следует считать имеющими значение для дела3.

Анализ ст.345 УПК дает основания полагать, что критерием существенности
процессуальных нарушений являются такие

Подробнее о предмете доказывания см.: Бапнн В.А. Предмет доказывания в советском уголовном процессе: гносеологическая и правовая природа. - Саратов, 1981. - С.47-51; Химичева О.В., Данилова Р.В. Допустимость доказательств в уголовном процессе. - М.: МИ МВД РФ, 1998. - 73 с.

2 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 08 декабря 1999 г. № 84 // Российская газета. - 1999. - 16 декабря.

3 Подробнее об этом см.: Зажпцкий В. Оценочные птштия в уголовно - процессуальном законе: язык и стиль. // Советская юстиция. - 1993.- №13. - С.25.

82 обстоятельства, как: 1) лишение гарантированных законом прав участников процесса, которые помешали всесторонне разобрать дело; 2) иные обстоятельства, помешавшие суду всесторонне рассмотреть дело; 3) условия, которые повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного приговора.

При определении понятия существенности процессуальных нарушений И.Д.Перлов предлагает руководствоваться требованиями ст.345 УПК, подчеркивая при этом, что закон не содержит конкретного перечня существенных нарушений, которые влекут за собой возвращение дела для дополнительного следствия ‘. Из этого следует, что закон установил только обстоятельства, невыполнение которых характеризует то или иное процессуальное нарушение существенным. При этом он же указывает на некоторые существенные процессуальные нарушения, которые при всех условиях влекут возвращение дела для дополнительного следствия, а именно: 1) отсутствие на предварительном следствии защитника в случаях, когда его участие по закону является обязательным; 2) непредоставление обвиняемому и его защитнику материалов дела; 3) производство расследования лицом, подлежащим отводу “.

Г.Н.Омельяненко к существенным нарушениям процессуального закона относит: а) ограничение прав обвиняемого на защиту; б) ограничение прав потерпевшего, гражданского истца и ответчика и др.3

И.М.Гальперин под существенными процессуальными нарушениями (в общем виде) предлагает понимать такие нарушения норм УПК, которые

Перлов ИД. Надзорное производство в уголовном процессе. - М.: Юрид. литература, 1974. - С.89.

Перлов И.Д. Кассационное производство в советском уголовном процессе. - М: Юрид. литература, 1968. - С.65.

3 Омельяненко Г.Н. Указанная работа. - С. 15.

83 воспрепятствовали или могли воспрепятствовать обнаружению истины по делу ‘.

Д.П.Филатов считает, что «нарушения процессуального закона могут являться основаниями к возвращению дела на доследование только в случаях, если они существенны, препятствуют рассмотрению дела и не могут быть устранены судом». В связи с этим, он под существенными нарушениями процессуального закона имеет ввиду две группы обстоятельств: а) препятствующих рассмотрению дела в суде; б) не препятствующих рассмотрению дела. Кроме этого, он же, рассматривая возвращение дела для производства дополнительного следствия как процессуальный акт, отмечает, что в этом акте суд анализирует обстоятельства, препятствующие рассмотрению дела, указывая основания его возвращения. Тем самым он различает понятия «обстоятельства, препятствующие рассмотрению дела» и «основания возвращения дела на доследование». В то же время, подчеркивая нетождественность рассматриваемых понятий, автор не раскрывает их различия, но приходит к выводу «о необходимости законодательной регламентации перечня оснований для возвращения дела на доследование из-за существенных нарушений уголовно-процессуального закона» 2.

Подобная точка зрения высказывается и другими авторами 3. Так, например, Т.А.Москвитина предложила закрепить в УПК следующее определение существенного нарушения уголовно-процессуального закона: «Сведения о
фактах, полученных с существенными нарушениями

Гальперин И.М. Направление судом уголовного дела на доследование. - М.: Госюриздат, 1960. - С.43.

2 Филатов Д.П. Указанная работа. - Сб.

3 См.: ГречухаВ. Направление дел для дополнительного расследования // Советская юстиция. - 1982.- №2. - С.12; Савицкий В. Направление дела на доследование из распорядительного заседания // Советская юстиция. - 1972.- №5. - С.11-12.

84 процессуальной формы, не могут использоваться для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Существенными признаются такие нарушения процессуальной формы, которые путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников процесса или иным путем повлияли или могли повлиять на законность и обоснованность процессуальных актов, на всесторонность, полноту, объективность исследования обстоятельств дела. Существенными признаются и те нарушения процессуальной формы, которые выражаются в несоблюдении предусмотренных процессуальным законом требований об условиях проведения следственных и иных процессуальных действий»1.

На наш взгляд, приведенные точки зрения достаточно аргументированы, чтобы оспаривать и не соглашаться с ними и, бесспорно, заслуживают внимания. Вместе с тем, как нам представляется, перечень законодательной регламентации необходим, но перечень не случаев возвращения дела для дополнительного следствия из-за существенных нарушений уголовно - процессуального закона, а конкретных оснований, невыяснение которых и влечет за собой возвращение дела для данного производства. Существенное же нарушение уголовно- процессуального закона, в соответствии с УПК, есть не что иное, как один из случаев возвращения дела для производства дополнительного следствия.

Нами уже отмечалось, что в отличие от п.п.1, 2 ч.1 ст.232 УПК, положения, обозначенные в п.п.3-5 данной нормы, по своей правовой природе относятся к основаниям возвращения дела для производства дополнительного следствия.

Так, к примеру, при анализе п.З указанной нормы, несмотря на признание его Конституционным Судом не соответствующим Конституции

1 Москвитина Т.А. Существенные нарушения уголовно- процессуального

закона и средства их выявления, устранения и предупреждения в
уголовном процессе России: Автореф. дис. канд. юридич. наук. - Казань, 1997. - С.7.

85 РФ, можно привести перечень конкретных обстоятельств, невыяснение которых повлекло бы производство дополнительного следствия: 1) необходимость предъявления обвиняемому другого обвинения, связанного с ранее предъявленным; 2) необходимость предъявления нового обвинения, существенно отличающегося по фактическим обстоятельствам от ранее предъявленного; 3) необходимость применения в отношении обвиняемого закона о более тяжком преступлении. Одновременно уголовно-процессуальный закон в другой норме (ч.2 ст.254 УПК) приводит еще одно конкретное обстоятельство: «Если изменение обвинения влечет за собой нарушение права на защиту, суд направляет дело для дополнительного следствия». Однако вышеуказанные обстоятельства, на наш взгляд, можно было бы выразить в одном - необходимость изменения предъявленного обвинения.

Аналогичным образом можно высказаться и в отношении других обстоятельств, указанных в п.п.4-5 ч. I ст.232 УПК: а) непривлечение к уголовной ответственности новых лиц, материалы о которых не могут быть выделены в отдельное производство, что дополняется еще одним обстоятельством: «В случаях, когда возбужденное дело находится в связи с рассматриваемым делом и раздельное их рассмотрение не представляется возможным, суд направляет все дело для производства дополнительного расследования» (ч.2 ст.256 УПК); б) неправильное соединение или разъединение дела, что считается несоблюдением требований ст.26 УПК и поэтому является одним из оснований, образующих случай или, иными словами, обстоятельства существенного нарушения уголовно-процессуального закона.

Поэтому представляется целесообразным при систематизации случаев возвращения дела для производства дополнительного следствия принять все же за основу положения ст.232 УПК. В ней достаточно
четко

86 сформулирована система обстоятельств, указывающих на неполноту следствия и существенные нарушения уголовно-процессуального закона при производстве предварительного следствия и их оценочные признаки, неустановление которых влечет возвращение уголовного дела для производства дополнительного следствия. Вместе с тем, указанная норма должна быть дополнена н расширена иными обстоятельствами возвращения дела для производства дополнительного следствия, содержащимися в других процессуальных нормах, о которых было сказано выше.

Результаты предварительного следствия проверяют и оценивают не только прокурор, судья или суд первой инстанции. Контроль правильности выводов предварительного следствия и той оценки, которую им дал суд первой инстанции осуществляется и при рассмотрении дела в кассационном порядке, и в порядке судебного надзора. В случае несогласия вышестоящего суда с выводами следователя, решениями прокурора, судьи или суда, приговор может быть отменен и дело направлено для производства дополнительного следствия. Это обусловлено тем, что требуется надлежащим образом обеспечить всестороннее, полное и объективное исследование каждого уголовного дела, вынесение по ним законных и обоснованных решений, а при необходимости возвратить дело для производства дополнительного следствия с указанием обстоятельств, подлежащих выяснению (ч.4 ст.351, п.2 ст.378 УПК).

Отмене приговора и возвращению дела для дополнительного следствия судом кассационной инстанции предшествует протест прокурора или жалоба потерпевшего по поводу необходимости применения закона о более тяжком преступлении либо мягкости назначенного наказания (ч.2 ст.340 УПК), а также жалоба подсудимого, его защитника и законного представителя, и кроме этого жалоба потерпевшего и его представителя на приговор суда (ч.1 ст.325 УПК).

87

В связи с этим, основаниями к отмене приговора для суда кассационной инстанции и, одновременно, случаями возвращения дела для дополнительного следствия будут являться: 1) односторонность или неполнота предварительного следствия; 2) существенные нарушения уголовно-процессуального закона; 3) неправильное применение уголовного закона (ст.342 УПК).

Данные случаи возвращения дела для дополнительного следствия не будут являться для суда кассационной инстанции исчерпывающими, поскольку перечень определяющих их оснований и более развернутая их правовая характеристика даны в последующих нормах уголовно - процессуального закона (ст.ст.343-347 УПК). Кроме этого обстоятельствами возвращения дела для производства дополнительного следствия будут являться необходимость предъявления более тяжкого обвинения или обвинения, существенно отличающегося по фактическим обстоятельствам от первоначально предъявленного (ч.2 ст.348 УПК).

Как известно, вышестоящие суды, рассматривающие дела в порядке надзора, правомочны отменить приговор, а также все последующие судебные определения и постановления, возвратив дело на новое (в смысле дополнительное, как уже ранее нами отмечалось) расследование (п.2 ст.378 УПК). Уголовно-процессуальный закон посредством отсылочной нормы (ч.1 ст.379 УПК) определил основания к отмене вступившего в законную силу приговора судом надзорной инстанции. В качестве таких оснований будут выступать обстоятельства, указанные в ст.342 УПК, которые, как и для суда кассационной инстанции, одновременно являются случаями возвращения дела” для производства дополнительного следствия. В свою очередь, наличие хотя бы одного из нарушений, допущенных судом и указанных в ст.ст.343-347 УПК, влечет появление случаев возвращения дела

88

для производства дополнительного следствия судом надзорной инстанции по основаниям, перечисленным в ст.342 УПК.

Как известно, в силу требований ст.420 УПК рассмотрение дел с участием коллегии присяжных заседателей осуществляется в соответствии с правилами раздела 10 УПК и общими правилами уголовного судопроизводства, соответствующими производству в суде присяжных ‘. Между тем, решение о необходимости производства дополнительного следствия по инициативе судьи может быть принято только в случае существенного нарушения уголовно-процессуального закона, допущенного на стадии предварительного следствия. Во всех остальных случаях, предусмотренных ст.232 УПК, вернуть дело для производства дополнительного следствия можно только по ходатайству сторон “.

Производство в суде присяжных предусматривает такой этап уголовно- процессуальной деятельности, как предварительное слушание, определенный законом с учетом особенностей производства суда присяжных (ст.432 УПК). Одним из решений, принимаемых судьей на данном этапе, является вынесение им постановления о возвращении дела для производства дополнительного следствия.

Анализ ч.4 ст.433 УПК позволяет установить перечень обстоятельств возвращения дела для производства дополнительного следствия: 1) обви-

Подробнее об этом см.: Масленникова Л.Н. Суд присяжных в России и проблемы досудебного производства. - М.: Академия МВД РФ, 1995. - С.21; Пашин С.А. Законодательство о суде присяжных как средство судебной реформы // Советская юстиция. - 1993.- №23. - С.2-4; №24. - С.3-4; Радутная Н.В. Суд присяжных. - М.: Юрид. литература, 1991.- С.36; Власова Н.А., Стеснова Т.И. Совершенствование следственной практики по уголовным делам, рассматриваемым судом присяжных: Обзор следственной практики // Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД РФ. - 1994. - №4(81) - С.19-26.

2 По данным журнала «Российская юстиция» (1996.- №3. - С.6) на 1 января 1996 г. всего судом присяжных рассмотрено 305 дел; направлено для производства дополнительного следствия из стадии предварительного слушания - 83 дела; из

89 нительное заключение составлено с нарушениями требований УПК; 2) при производстве по делу допущены существенные нарушения уголовно- процессуального закона; 3) когда о возвращении дела для производства дополнительного следствия, в том числе по мотиву необходимости изменения обвинения, ходатайствует государственный обвинитель; 4) когда о возвращении дела для дополнительного следствия, в том числе и по мотиву, указанному в п.З, ходатайствует и другая сторона.

По образному выражению Л.Б.Алексеевой, стремясь «очистить» функцию суда от элементов обвинения или защиты, законодатель сделал и следующие шаги в развитии принципа состязательности: … разрешил возвращать уголовные дела на дополнительное расследование ввиду его неполноты только тогда, когда об этом ходатайствуют стороны ‘.

Согласно ч.З ст.429 УПК, дело может быть возвращено для производства дополнительного следствия судом присяжных из стадии судебного разбирательства при определенных законом условиях, а именно: 1) лишь по ходатайству прокурора, потерпевшего, подсудимого, его защитника в случае, когда в ходе судебного разбирательства были выявлены новые, имеющие существенное значение для дела обстоятельства; 2) когда исследование существенных для дела обстоятельств в судебном заседании невозможно без проведения дополнительного следствия. Применительно к изложенному, справедливо мнение И.Л.Петрухина о том, что выявление новых обстоятельств, как правило, свидетельствует о неполноте или необъективности предварительного следствия ~.

стадии судебного разбирательства - 27 дел, итого 36% от общего числа рассмотренных.

1 См.: Уголовный процесс: Учебник для вузов (Под общей ред. проф. П.А.Лупинской). - М.: Юристъ, 1995, Г. 14 - С.398.

2 См.: Научно-практический комментарий к УПК РСФСР (Под общей ред. В.М.Лебедева). - М.: Изд-во «Спарк». 1997, Г.35. - С.688.

90

Однако выявление существенных нарушений уголовно- процессуального закона не называется в качестве основания к возвращению дела для производства дополнительного следствия. Так, например, прокурор или потерпевший не вправе просить судью о возвращении дела для дополнительного следствия на основании необходимости

переквалификации действий виновного лица на статью УК, предусматривающей более строгую санкцию, если это не связано с выявлением существенных для дела обстоятельств.

Таким образом, обстоятельства возвращения дела для производства дополнительного следствия вполне могут считаться и обстоятельствами, подлежащими установлению при дополнительном следствии и тем более входить в предмет дополнительного следствия.

В ряде случаев уголовно-процессуальный закон требует от следователя не столько дополнительного следствия, сколько по существу нового, в определенном смысле производства, в отдельных случаях более сложного, нежели, чем предварительное, следствия.

Например, следователю предлагается проверить отвергнутые им ранее версии о совершенном преступлении, привлечь к уголовной ответственности новое лицо, в отношении которого возбуждено дело в соответствии со ст.256 УПК, провести дополнительное следствие по новому обвинению (ч.2 ст.255 УПК) и др. В этих случаях от следователя требуется произвести весь комплекс следственных и иных процессуальных действий, направленных на установление предмета дополнительного следствия.

Как известно, случаи существенного нарушения уголовно процессуального закона и неполноты произведенного
предварительного следствия влекут за собой возвращение дела для дополнительного следствия. Задача следователя при данном производстве, посредством дополнительных следственных или иных процессуальных
действий устранить неполноту

91

предварительного следствия и нарушения закона, а также дополнительно выяснить обстоятельства, на которые ему указал орган, принявший решение о возвращении дела.

Таким образом, предмет дополнительного следствия представляет собой совокупность одного или нескольких, подлежащих выяснению обстоятельств, содержащихся в письменных указаниях прокурора и решениях судьи или суда, которые необходимо выполнить следователю при производстве дополнительного следствия.

Решающую роль в формировании предмета дополнительного следствия выполняют именно указания прокурора, судьи и суда. При этом, требование указывать, какие обстоятельства должны быть дополнительно выяснены, а какие нарушения материального или процессуального закона устранены, является обязательным для органа, возвращающего дело для производства дополнительного следствия.

Неисполнение этой обязанности влечет за собой отмену принятого решения о возвращении дела для производства дополнительного следствия ‘, что является своего рода гарантией по недопущению необоснованного возвращения дел.

Как известно, правовая природа принятия решений прокурором, судьей, а также судами различных инстанций о возвращении дела для производства дополнительного следствия состоит в том, что ими признается невыполнение или неправильное выполнение предписаний закона следователем. Определив нарушения закона, прокурор, судья или суд обязывают следователя устранить их, а также восстановить, насколько это возможно права участников процесса.

1 См.: Обзор кассационной практики Верховного Суда Российской

Федерации по делам с частными протестами на определения судов о направлении уголовных дел для дополнительного расследования // Бюллетень ВС РФ. - 1995.- №12.-С.8.

92

В юридической литературе ‘ уже было высказано, поддерживаемое нами, мнение об условном делении предмета дополнительного следствия на отдельные группы: - об установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию; - об устранении существенных нарушений уголовно-процессуального закона; - об изменении обвинения и привлечении к уголовной ответственности других лиц.

Следует согласиться, что указания прокурора, судьи или суда относительно установления обстоятельств безусловно обязательны. Однако фактическая невозможность установления обстоятельств или проведения определенных следственных и иных процессуальных действий, указанных прокурором, судьей или судом (например, невосполнимая утрата вещественных доказательств или смерть одного из участников процесса), может в некоторой степени оправдать их невыполнение следователем. Поэтому, составляющие предмет дополнительного следствия указания прокурора, решения судьи или суда объективно имеют свои пределы.

Кроме этого следователь не ограничен кругом выяснения обстоятельств, содержащихся в письменных указаниях прокурора, постановлении судьи или определении суда о возвращении дела для производства дополнительного следствия. Он вправе выяснять и иные обстоятельства, имеющие значение для дела, расширяя тем самым границы предмета дополнительного следствия, что подтверждают и руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ 2, и проведенные нами исследования.

Невская Н. Выполнение указаний суда по делу, направленному на дополнительное расследование // Советская юстиция. - 1983.- № 10. - С. 13; Каретников А.С. Указанная работа. - С. 120.

2 Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие (под общей ред. И.Н.Кожевникова). - М: Изд-во «Спарк», 1997. - С.684.

93

Так, например, изучение 136 архивных дел о преступлениях, совершенных организованной группой, показало, что указания прокурора полностью выполнены только по 47 делам; - судьи - по 6 делам; - суда - по 73 делам. Частично выполнены указания прокурора по 5 делам; - судьи по 1 делу; - суда по 4 делам, причем произведены дополнительные следственные действия, о производстве которых не было указано: прокурором - по 23 делам, судьей - по 5 делам, судом - по 14 делам.

Между тем, субъект уголовного судопроизводства, возвративший дело для дополнительного следствия не должен предрешать вопрос оценки доказательств, так как при данном производстве действует принцип их свободной оценки следователем по своему внутреннему убеждению, основанному на тщательном рассмотрении всех обстоятельств дела. Это говорит о том, что следователь процессуально самостоятелен в своих выводах и принятии решений, которые зависят от результатов дополнительного следствия. Поэтому он может принять решение о предъявлении более тяжкого обвинения или наоборот, а также убедиться в обоснованности ранее предъявленного обвинения, вправе прекратить дело в отношении обвиняемого и привлечь к уголовной ответственности других лиц и др.

Следователь принимает решение по своему внутреннему убеждению и тогда, когда дело возвращается ему для производства дополнительного следствия кассационной инстанцией на основании жалобы обвиняемого. Хотя при этом суд кассационной инстанции может и не указывать на необходимость предоставления новых доказательств или расширения предмета дополнительного следствия иным путем, однако это еще не значит, что следователь не вправе это сделать (например, предъявить обвинение за более тяжкое преступление - ст.353 УПК).

Если обязательность указаний прокурора, судьи или суда относительно исследования обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, не

94 вызывает разногласий ни в теории, ни на практике, то вопросы по содержанию предмета дополнительного следствия периодически поднимаются.

Одни авторы считают, что прокурор, судья или суд должны указывать не только на необходимость установления обстоятельств, образующих предмет дополнительного следствия, но и способы их выяснения ‘. По мнению других, например, судья или суд, возвративший дело для производства дополнительного следствия, не обязаны указывать, какие следственные действия необходимо выполнить, но вправе это сделать “. Следующая группа авторов придерживается мнения о том, что судья или суд обязаны указывать, какие конкретно необходимо выполнить следственные действия при производстве дополнительного следствия 3.

Представляется, что нет серьезных оснований ограничивать действия судьи и суда в определении необходимости производства дополнительных следственных или иных процессуальных действий, потому, что практически

Басков В.И., Темушкин О.П. Прокурор в суде второй инстанции по уголовным делам. - М.: Юрид. литература, 1972. - С.113; Палиашвили А.Я. Экспертиза всуде по уголовным делам. - М., 1973. - С.67; Колбая Г. Процессуальные вопросы возвращения уголовного дела на доследование // Советская юстиция. - 1971.- №7. - С.20; Петуховский А.А., Якупов Р.Х. Возвращение уголовных дел на дополнительное расследование. - Горький, 1979. -С.56-57; Кузнецов А., Захожий Л. Указанная работа. - С.4 ; Постановление № 84 от 8 декабря 1999 г. Пленума Верховного суда РФ «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования» // Российская газета. - 1999. - 16 декабря.

Перлов И.Д. Кассационное производство в советском уголовном процессе. - М., 1968. - С.350; Грун А.Я. Пересмотр приговоров в порядке судебного надзора. - М.: Юрид. литература, 1969. - С. 146; Кореневский Ю.В. Судебная практика и совершенствование предварительного расследования, М., 1974. - С.80; он же. Исследование доказательств, изменившихся в судебном разбирательстве // Советская юстиция. - 1992.- №5. - С.9.

3 Теплов В.А. Законность и обоснованность возвращения уголовных

дел на доследование (Сб.: Вопросы теории и практики прокурорского надзора).- Саратов, 1974. - С.88; Воробьев Г.. Гольдберг Д. Против необоснованного возвращения дел на доследование /< Соц. законность. - 1974,- №10. - С.39.

95 все зависит от обстоятельств конкретного дела. Они не всегда могут указать, какие дополнительно следственные действия обязан выполнить следователь, так как невозможно заранее определить их объем и достаточность, чрезвычайно трудно предвидеть пути исследования предмета дополнительного следствия.

Если судья или суд будут обязаны указывать конкретный круг следственных действий во всех случаях возвращения дела для производства дополнительного следствия, то может возникнуть ситуация, когда они не смогут их с исчерпывающей полнотой определить.

По нашему мнению, если по делу существует возможность дать указания о производстве дополнительных следственных действий, то она должна быть использована в постановлении судьи или определении суда. Нельзя запретить судье или суду указывать на необходимость производства дополнительных следственных действий и устранения пробелов предварительного следствия, так как в противном случае выносимые ими решения о производстве дополнительного следствия, будут неполными и логически незавершенными.

С учетом конкретных обстоятельств дела суд в определении или судья в постановлении могут предложить провести те или иные процессуальные действия, когда этого требует характер допущенных при расследовании нарушений (например, предъявление нового обвинения, проведение экспертизы, очных ставок, устранения существенных нарушений норм УПК, принятия мер к обеспечению гражданского иска или возможной конфискации имущества и т.д.).

Проведенное нами исследование дел, возвращенных судьей, а также судами различных инстанций для производства дополнительного следствия показывает, что в одних случаях в определениях и постановлениях указывается, какие следственные действия
необходимо дополнительно

96 выполнить следователю, в других же практически ничего об этом не сказано. Это свидетельствует о том, что судья или суд не ограничивают предмет дополнительного следствия, оставляя исследование его пределов на усмотрение следователя. Однако необходимо подчеркнуть, что зачастую на содержание решений судьи или суда оказывают влияние основания и случаи возвращения дела. Поэтому письменные указания прокурора, постановления судьи и определения суда о производстве дополнительного следствия могут быть лишь своеобразной канвой, придерживаясь которой следователь восполняет пробелы предварительного расследования или устраняет допущенные по делу нарушения закона.

Например, суд, возвращая дело по обвинению Латышева, Баркара и других в совершении преступлений, предусмотренных п.п.«а», «в» ч.2 ст. 161, п.п.«а», «в», «г» ч.2 ст. 162 УК РФ, для производства дополнительного следствия, в своем определении указал на необходимость обнаружения и приобщения к делу ножа, использовавшегося в качестве орудия преступления одним из участников разбойного нападения, а также назначения экспертизы холодного оружия. Следователю, при проведении дополнительного следствия, несмотря на принятые меры, не удалось обнаружить и приобщить к делу орудие преступления. Однако он установил двух очевидцев совершения преступления, которые, будучи допрошенными в качестве свидетелей, дали подробные показания о совершении обвиняемыми разбоя с применением холодного оружия. При повторном рассмотрении дела судом, обвиняемые были осуждены ‘.

Однако в практике имеют место случаи, когда прокурор, судья или суд дают указания о необходимости дополнительных следственных действий, производство которых невозможно, и как справедливо отмечает А.Филатов:

Архив Обнинского городского народного суда Калужской области за 1998 г., дело №1-43/98.

97 «… порой обстоятельства, которые должны быть выяснены в процессе доследования, излагаются неконкретно, ставятся задачи, заведомо невыполнимые» ‘.

Подтверждением этому может служить следующий пример. Возвращая для производства дополнительного следствия дело по обвинению Кузнецова и других в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 145 УК РСФСР, прокурор указал на необходимость розыска похищенной на рынке у потерпевшего импортной кожаной куртки (хотя необходимые меры к этому на предварительном следствии принимались), а также проведения товароведческой экспертизы на предмет определения стоимости похищенного. Кроме этого, прокурором было дано указание в случае необнаружения похищенного, провести товароведческую экспертизу по аналогичной куртке. Принятыми мерами обнаружить предмет преступного посягательства не представилось возможным, так как куртка была продана обвиняемыми неизвестному лицу вскоре после совершения преступления. Допрошенный по делу эксперт заявил, что проведение товароведческой экспертизы по образу и подобию, без наличия подлинного предмета преступного посягательства невозможно. В результате, дополнительно допрошенный по делу потерпевший оценил свою куртку по рыночной стоимости, которая и была вменена обвиняемым в перепредъявленном им обвинении “.

Приведенные примеры убедительно доказывают, что указания прокурора, судьи или суда, составляющих предмет дополнительного следствия, не могут быть
для следователя обязательными, а должны

1 Филатов А. Возвращение дел на дополнительное расследование //

Соц. законность. - 1991.- №3. - С.23; а также см.: Рустамов А. О качестве следствия и правосудия // Советская юстиция. - 1990.- №2. - С.28.

Архив Постоянной сессии Калужского областного суда за 1995 г., дело №1-361.

98 рассматриваться, как рекомендации указанных органов о том, какими дополнительными следственными действиями можно устранить пробелы предварительного следствия.

Как известно, существенные нарушения уголовно-процессуального закона влекут за собой серьезные ограничения прав участников уголовного судопроизводства и могут служить источником ошибок при разрешении дела. Однако УПК не определяет, какие именно нарушения, допущенные при производстве предварительного расследования, влекут обязательное возвращение дела для производства дополнительного следствия.

Между тем, некоторые существенные нарушения уголовно-процессуального закона содержится в ч.2 ст.345 УПК, однако их более полный перечень вырабатывается, прежде всего, судебной практикой ‘. В этой связи характерным является пример расследования дела о хищениях денежных средств с использованием фальшивых авизо. Так, жителям Закавказья М. и Ш. было предъявлено обвинение и выполнены требования ст.ст.201-203 УПК без участия переводчика. Не было переведено на их родной язык и обвинительное заключение 2.

Аналогичные нарушения уголовно - процессуального закона, допущенные в ходе расследования, дали основания суду возвратить для производства дополнительного следствия дело по обвинению Алиева и Рзаева в совершении преступлений, предусмотренных ч.З ст. 117 и ч.З ст.206 УК

1 См.: п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 84 от 8

декабря 1999 г. «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования // Российская газета. - 1999. - 16 декабря; Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации №1 от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» // Бюллетень Верховного Суда РФ -1996 - №7.

2 Обзор судебно-следственной практики возвращения на дополнительное расследование уголовных дел о хищениях (подготовлен КМУ СК при МВД России) // Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД РФ. - 1995.- №4(85).-С.23.

99 РСФСР, по причине нарушения при первоначальном расследовании норм УПК о национальном языке уголовного судопроизводства \

В обоих случаях устранение существенных нарушений уголовно - процессуального закона посредством перепредъявления обвинения, ознакомления обвиняемых (а также потерпевшего и других лиц) с материалами дела при участии предоставленного следователем переводчика, а также письменный перевод обвинительного заключения на родной язык обвиняемых и рассмотрение следователем заявленных ими ходатайств, о которых указал суд в вынесенном определении, в конечном итоге и составили предмет дополнительного следствия.

Несоблюдение требований ст.ст.47-49 УПК об обязательном участии защитника при проведении предварительного следствия явилось основанием возвращения прокурором дела для производства дополнительного следствия по обвинению Борискина, Макарова и др. в совершении преступлений, предусмотренных п.«а», ч.2 ст.158, п.«в», ч.З ст. 158 УК РФ. Один из обвиняемых заявил, что был лишен возможности заключить с адвокатом соглашение об оказании ему юридической помощи. При этом следователем не было выяснено, нуждался ли обвиняемый в услугах защитника, тем более, что тот содержался под стражей, а значит не могло быть препятствий для подобного невыяснения 2.

Поэтому следователь при производстве дополнительного следствия для устранения допущенных нарушений закона вынужден был перепредъявить обвинение, но при участии защитника. По ходатайству последнего следователем были проведены очные ставки, следственный эксперимент, а также дополнительный допрос потерпевшего, что и составило
предмет

1 Архив Постоянной сессии Калужского областного суда за 1997 г., дело

№1-170/97.

2 Архив Боровского районного народного суда Калужской области за

1998 г., дело №3-209/98.

100 дополнительного следствия, которое завершилось выполнением требований ст.ст.200-204 УПК и составлением нового обвинительного заключения.

Не были соблюдены права обвиняемого и при расследовании дела в отношении Фомина и др., обвинявшихся в совершении преступления, предусмотренного п.п.«а», «б» ч.2 ст. 159 УК РФ. В постановлении о возвращении дела для производства дополнительного следствия судья сослался на заявление подсудимого о том, что при выполнении требований ст.ст.201-203 УПК, тот не имел достаточного времени для ознакомления со всеми материалами дела и поэтому не может в полном объеме реализовать свое право на защиту. Это было подтверждено отсутствием в деле графика ознакомления с материалами дела ‘.

В данном случае предметом дополнительного следствия будут являться процессуальные действия следователя, направленные на восстановление нарушенного права обвиняемого на свою защиту посредством надлежащего выполнения требований ст.ст.201-204 УПК в соответствии с указаниями, содержащимися в вынесенном судьей постановлении.

Обязательными являются также указания прокурора, решения судьи или суда по устранению таких существенных нарушений уголовно процессуального закона, как неправильное соединение или разъединение (п.5 ст.232 УПК), а также соединение и выделение дела (ст.26 УПК).

Так, основанием возвращения дела для производства дополнительного следствия по обвинению Шония и Абакелия в совершении разбойного нападения послужили фактические данные о соучастии в преступлении третьего лица, о котором подсудимые умолчали. При производстве предварительного следствия не было принято возможных мер для установления соучастника преступления (о чем стало известно в
суде),

Архив Нарофоминского городского народного суда Московской области за 1997 г., дело №2-268/97.

101 поэтому суд счел необходимым направить дело для производства дополнительного следствия с целью устранения существенных нарушений уголовно-процессуального закона, одним из которых явилось несоблюдение требований ст.26 УПК о выделении дела в отношении неизвестного лица в отдельное производство 1.

В приведенном выше примере предмет дополнительного следствия определяется в соответствии с указаниями суда о том, какие обстоятельства необходимо выяснить при данном производстве, устранив при этом существенные нарушения уголовно- процессуального закона, выполнив, в том числе и требования ст.26 УПК о выделении дела в отдельное производство.

Необходимо отметить, что на практике встречаются случаи возвращения дел для производства дополнительного следствия по так называемым «формальным основаниям» “, исходя из которых представляется весьма сложным определить предмет дополнительного следствия. Причем и в юридической литературе данная проблема не нашла своего должного отражения.

Суть проблемы заключается в том, что некоторые судьи и суды, руководствуясь п.2 ст.232 УПК возвращают дела для производства дополнительного следствия по таким основаниям, как: 1) отсутствие утверждающей подписи прокурора на одном из экземпляров обвинительного заключения 3; 2) отсутствие двух листов в
одном из экземпляров

Архив Обнинского городского народного суда Калужской области за 1997 г., дело № УК-28-991/97.

2 Дроздов Г. Одно из оснований направления уголовного дела на

дополнительное расследование // Советская юстиция. - 1989.- №14. - С.22 .

J Архив Обнинского городского народного суда Калужской области за

1997 г., дело №1-349/97 по обвинению Марочкина и др.

102 обвинительного заключения ‘; 3) допущение орфографической описки в имени обвиняемого “; 4) а по другому делу - в отчестве обвиняемого .

Представляется, что в данных случаях судьи и суды формально отнеслись к принятию такого важного решения как возвращение дела для производства дополнительного следствия. По нашему мнению, здесь ни о каком производстве дополнительного следствия (подчеркнуто мной - О.З.), речи быть не может и вот почему.

Как известно, термин «производство» (его смысл УПК не раскрывает) предполагает работу по непосредственному созданию какой-либо продукции3, а в нашем случае - собственно работу следователя по непосредственному выполнению дополнительных следственных и иных процессуальных действий. Вряд ли в приведенных примерах может идти речь о каких-то следственных действиях.

Как нам представляется, не могут по своей сути организационные и технические ошибки иметь статус «существенных нарушений уголовно -процессуального закона». Этимологический смысл термина «существенный» предполагает не просто нарушения уголовно-процессуального закона, а нарушения, составляющие сущность чего-нибудь важного и необходимого 6,

Архив Обнинского городского народного суда Калужской области за

1997 г.,дело №1-348/97 по обвинению Болотина и др., дело №1-328 по обвинению Цыпляковой и др.

2 Архив Шатурского районного народного суда Московской области за

1998 г., дело № 1264/98 по обвинению Скопинцева.

3 Архив Коломенского районного народного суда Московской области за 1998 г., дело № 371/98 по обвинению Шеулина и др.

Аналогичной точки зрения придерживается и Л.Захожий (см. Совершенствовать институт дополнительного расследования // Соц. законность -1986.- №3. - С.61); также см. определение № 5-096-56 по делу Ерохина, Маркова и др. (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 1 квартал 1997 г. // Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД РФ. - 1997.-№3(92).-С.141).

5 Ожегов СИ. и Шведова Н.Ю. Указанная работа. - С.611.

6 Они же. Указанная работа. - С.782.

103 и более того, повлекшие за собой лишение или стеснение гарантированных законом прав участников процесса. К тому же возвращение дела судом или судьей для производства дополнительного следствия есть факт «ретроспективного движения дела в более раннюю стадию» ‘, где возможно исследование предмета данного производства, определить который в первых двух случаях не представляется возможным.

Сложность в определении предмета дополнительного следствия возникает и при исследовании иного рода ошибок, вернее сказать, орфографической описки следователя в указанном имени обвиняемого, а по другому делу - отчестве обвиняемого в составленных следователем обвинительных заключениях. Однако по так называемым «формальным» основаниям, дела вполне обосновано возвращены судьей и судом для производства дополнительного следствия, так как на основании этих описок, пусть даже орфографических, к уголовной ответственности фактически привлекается другой человек.

С одной стороны, в законе не сказано о праве судьи или суда возвращать дело прокурору для пересоставления обвинительного заключения (так как именно это необходимо было сделать для устранения допущенной следователем ошибки). Поэтому с другой стороны, они вынуждены исходить из необходимости установления других оснований возвращения дела для производства дополнительного следствия. Исходя из этого, вполне логичен вывод суда при вынесении определения о возвращении дела для производства дополнительного следствия, в котором он обращает внимание на нарушение следователем ст.205 УПК и несоответствие обвинительного заключения материалам дела.

Под более ранней стадией подразумевается стадия предварительного расследования (см.: Петуховский А.А. Указанная работа. - С.7).

104

Однако едва ли можно согласиться с тем, что такая небрежность следователя привела именно к существенным (подчеркнуто мной - О.З.) нарушениям уголовно- процессуального закона и вот почему. Следователем было пересоставлено обвинительное заключение, которое по закону должно завершать производство дополнительного следствия. По нашему мнению, дополнительного следствия, как такового, выразившегося в совокупности норм уголовно - процессуального закона, регулирующих правоотношения, возникших с принятием прокурором, судьей либо судом решения о производстве дополнительного следствия, обязывающего следователя выполнить дополнительные следственные и иные процессуальные действия, в данном случае не было.

Поэтому пересоставленное обвинительное заключение будет являть завершение предварительного следствия. На основании этого суд не должен был выносить определение о направлении дела для дополнительного следствия, так как именно производства дополнительного следствия по делу не требовалось, равно как и нет в деле существенных нарушений уголовно-процессуального закона, а присутствует следственная ошибка ‘.

К группе наиболее важных вопросов, касающихся предмета дополнительного следствия, относятся указания прокурора, судьи и суда о необходимости изменения обвинения и привлечения к уголовной ответственности других лиц.

Более подробно о следственных ошибках см.: Бойков А.Д., Демидов И.Ф. Выявление и устранение следственных ошибок при судебном рассмотрении уголовных дел. - М.: ВНИИ ПУЗ и П, 1990. - С.3-11; Баранов A.M. Процессуальные ошибки на этапе окончания предварительного следствия и способы их исправления: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М., 1992. - С. 15.

105

Их особенностью является взаимосвязь с внутренним убеждением ‘ следователя и его процессуальной самостоятельностью. Источником этого убеждения служат доказательства, собранные при производстве предварительного расследования, а также дополнительного следствия и оцениваемые следователем в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Для следователя, в частности, при исследовании предмета дополнительного следствия, ни одно из доказательств не должно иметь заранее установленной силы, каждое из них должно быть тщательно перепроверено, прежде чем может быть принято или отвергнуто. Примерами этому, приведшему к производству дополнительного следствия, являются следующие.

По делу о незаконном сбыте наркотических средств и за создание преступного сообщества был привлечен к уголовной ответственности Цой, которому было предъявлено обвинение по ч.1 ст.210 и п.«в», ч.З ст.228 УК РФ. Суд, в вынесенном им определении о возвращении дела для производства дополнительного следствия указал, что в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого следователь установила, что Цой, создав преступное сообщество для совершения тяжких преступлений, вовлек в него Довлатяна и Азиеву. Однако они за участие в сообществе к уголовной ответственности не привлекались. К тому же действия Цоя по созданию преступного сообщества в предъявленном обвинении не были конкретизированы .

По выражению В.М.Савицкого: «… самостоятельность в оценке доказательств - ядро процессуальной самостоятельности следователя» (см.: Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. - М.: Юрид. литература, 1975. -С.181).

Обзор практики расследования уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст.210 УК РФ (подготовлен 4-м отделом КМУ СК при МВД РФ) // Информационный бюллетень Следственного Комитета при МВД РФ. - 1998.-№4(97). - С.28-29.

106

В данном случае предмет дополнительного следствия составили указания суда о выполнении следственных и иных процессуальных действий следователем, которые должны были быть направлены на привлечение к уголовной ответственности других лиц и на изменение части предъявленного обвинения, и в конечном итоге - на качественное окончание дополнительного следствия, однако по различным причинам не были выполнены.

Другой пример: к возвращению дела для производства дополнительного следствия по обвинению в кражах автомобилей Ногерова и членов созданного им преступного сообщества, привели непривлечение к уголовной ответственности других лиц, причастных к совершению данных преступлений, противоречия описательной и резолютивной частей постановления о привлечении в качестве обвиняемого, неконкретность изложенных в нем преступных действий обвиняемых. Суд правомерно указал на несоответствие юридической оценки действий руководителей сообщества -как участия в преступном формировании (ч.2 ст.210 УК РФ) - их деяниям, изложенным в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, которые были направлены на организацию преступного сообщества и должны квалифицироваться по ч.1 ст.210 УК РФ ‘.

В обоих примерах указания суда являются обязательными в том смысле, что следователю предписывается предъявить новое обвинение, привлечь к уголовной ответственности других лиц, что и будет составлять предмет дополнительного следствия. В то же время указания суда не предрешают выводов, к которым придет следователь в результате дополнительного следствия, которые, с одной стороны, могут совпасть с таковыми, а с другой -могут быть и прямо противоположными. В результате исследования предмета

1 Обзор практики расследования уголовных дел о преступлениях,

предусмотренных ст.210 УК РФ (подготовлен 4-м отделом КМУ СК при МВД РФ) // Информационный бюллетень Следственного Комитета при МВД РФ. - 1998.- №4(97).-С.30-31.

107 дополнительного следствия могут быть установлены и обстоятельства, потребующие иной квалификации преступления, чем предложил суд, либо оставляющие обвинение в прежнем виде, а возможно и ведущие к прекращению дела в части предъявленного обвинения.

Не разделяя имевшее место в юридической литературе мнение об отрицании обязательности для следователя указаний такого рода \ необходимо отметить, что обязательность указаний в данном случае надо понимать только в том смысле, что следователь не может уйти от решения вопроса об изменении обвинения или привлечения к уголовной ответственности других лиц с учетом обстоятельств, установленных при производстве дополнительного следствия и составляющих его предмет.

Иными словами, если следователь не смог выполнить каких-либо письменных указаний прокурора, предписаний судьи или суда, содержащихся в вынесенных ими процессуальных актах * о производстве дополнительного следствия, то представляется, что он должен составить мотивированный документ, где обязан изложить причину их невыполнения (это может быть постановление о прекращении дела в части предъявленного обвинения, справка, рапорт, докладная записка и др.), который следует приобщить к материалам дела. Это необходимо исполнить даже для того, чтобы предотвратить повторное возвращение дела для производства дополнительного следствия.

Подводя итог сказанному, необходимо сделать вывод о взаимообусловленности, но нетождественности обстоятельств возвращения дела для дополнительного следствия и оснований такого возвращения.

Кореневский Ю.В. Судебная практика и совершенствование предварительного следствия. - М: Юрид. литература, 1974. - С.84.

Имеется ввиду постановление судьи и определение суда о возвращении дела для производства дополнительного следствия.

108

Так, обстоятельства определяют основания, равно как и основания выражаются через конкретные обстоятельства. В определенных случаях основания выполняют общую роль, а обстоятельства будут их конкретизировать или, иными словами, посредством оснований может быть обозначена проблема, а через обстоятельства найдет выражение способ ее разрешения. Всякое противопоставление этих понятий противоречило бы как юридической, так и фактической природе их содержания.

По нашему мнению, обстоятельства возвращения дела для производства дополнительного следствия вполне могут считаться и обстоятельствами, подлежащими установлению, выяснению при дополнительном следствии и, тем более, входить в предмет дополнительного следствия, определение которого дается впервые.

Так, предмет дополнительного следствия представляет собой совокупность одного или нескольких, подлежащих выяснению обстоятельств, содержащихся в письменных указаниях прокурора и решениях судьи или суда, которые необходимо выполнить следователю при производстве дополнительного следствия.

Поддерживается, имеющееся в литературе мнение об условном делении предмета дополнительного следствия на отдельные группы: - об установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию; - об устранении существенных нарушений уголовно-процессуального закона; - об изменении обвинения н привлечении к уголовной ответственности других лиц.

На наш взгляд, указания прокурора, судьи или суда относительно установления обстоятельств безусловно обязательны. Однако фактическая невозможность установления обстоятельств или проведения определенных следственных и иных процессуальных действий, указанных прокурором, судьей или судом (например, невосполнимая утрата вещественных доказательств или смерть одного из участников процесса), может в некоторой

109 степени оправдать их невыполнение следователем. Поэтому, составляющие предмет дополнительного следствия указания прокурора, решения судьи или суда объективно имеют свои пределы.

§ 2. ПОРЯДОК ВОЗВРАЩЕНИЯ ДЕЛА ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

Основой уголовного судопроизводства России, в соответствии с задачами, стоящими перед ним, является система требований к деятельности органов предварительного следствия, судов и прокуроров в строгом соответствии порядку, установленному уголовно-процессуальным законом. Процессуальный порядок обеспечивает не только качественное расследование, но и процессуальные возможности по выявлению и устранению нарушений законности. Он распространяется не только на все стадии уголовного процесса, но и на дополнительное следствие. При этом все действия и решения органов и должностных лиц, осуществляющих процессуальные полномочия, должны соответствовать закону. К числу таких решений относится и возвращение дела для производства дополнительного следствия.

Представляется, что в рамках нашего исследования возвращение дела для производства дополнительного следствия необходимо рассматривать, как движение дела в обратном направлении - от суда или судьи к прокурору, а далее от него - следователю для производства им дополнительных следственных и иных процессуальных действий.

Иными словами, возвращение дела для дополнительного следствия, как характерное для данного производства движение назад, является необходимой составляющей или элементом института дополнительного следствия. Именно поэтому важно исследовать порядок возвращения дела

по

для производства дополнительного следствия каждым из субъектов уголовно- процессуальной деятельности, принимающим решение о необходимости данного производства.

Так, прокурор, осуществляя свои полномочия по возвращению дела для производства дополнительного следствия в соответствии с установленными законом требованиями, выступает гарантом полноты, всесторонности, объективности расследования, строгого соблюдения органами предварительного расследования прав и законных интересов участников уголовного процесса ‘.

Возвращение прокурором дела для производства дополнительного следствия регламентировано уголовно-процессуальными нормами и осуществляется в установленном законом порядке. Однако законом определены несколько иные условия осуществления прокурором своих полномочий при возвращении дела для производства дополнительного следствия по сравнению с принятием им других решений по делу.

Между тем, принятие прокурором решения о возвращении дела для производства дополнительного следствия, то есть его начале посредством вынесения письменных указаний, имеет такое же важное значение в уголовном судопроизводстве, как и, например, возбуждение уголовного дела.

Установление прокурором недостатков и нарушений, допущенных при производстве предварительного следствия, препятствующих утверждению обвинительного заключения и направлению дела в суд, а

Более подробно об этом см.: Скуратов Ю.И. Перелома можно добиться лишь возродив социальную профилактику преступности // Российская газета. -1998.- 7 апреля, а также Приказ Генерального прокурора Российской Федерации №31 от 18 июня 1997 г. «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием»; Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» в ред. Федерального закона от 18 октября 1995 г. (7 ноября 1995 г.) - СЗ РФ - 1995.- №47. - С.4472.

Ill также утверждению постановления о применении мер
медицинского характера, выражаются в различных формах реагирования.

Интересующей нас формой прокурорского реагирования на устранение допущенных нарушений, будет являться возвращение дела для производства дополнительного следствия с целью выяснения обстоятельств, имеющих значение по делу (п.п.2, 4 ст.214, ст.215 УПК).

В различных источниках встречаются данные о том, что на практике имеет место возвращение дел для производства дополнительного следствия по сопроводительным письмам, без постановления или указаний, а также вообще без письменного оформления такого акта, когда прокурор ограничивается указаниями устного характера или резолюцией на обвинительном заключении ‘.

Однако согласно проведенных нами исследований, 50 % дел о преступлениях, совершенных организованной группой, от общего числа изученных и возвращенных для дополнительного следствия, содержали решение прокурора, оформленное посредством постановления о возвращении дела для такого производства; с письменными указаниями прокурора возвращено 13,4 % дел; в значительном количестве дел - 36,6 % -решение содержалось в постановлении, но одновременно с ним выносились письменные указания о производстве дополнительных следственных действий. Причем указания выполняли роль и сопроводительного документа, где указывались такие данные, как адресат направления дела, количество томов, страниц дела и другие реквизиты.

Как уже ранее отмечалось, наиболее оптимальным из всех упоминавшихся в литературе представляется решение прокурора о возвращении дела для дополнительного следствия, облеченное в форму

Степанянц А.С. Указанная работа. - С. 19; Каретников А.С. Указанная работа. -С. 105.

постановления, вместо закрепленных в законе, но не определенных ни по форме, ни по содержанию письменных указаний.

Между тем, на наш взгляд, более взвешенным, соответствующим современным реалиям практической деятельности и не противоречащим требованиям УПК, следует признать принятие решения о возвращении дела для дополнительного следствия посредством вынесения двух взаимодополняющих документов - постановления о возвращении дела для дополнительного следствия и письменных указаний по возвращенному для данного производства делу (см.: приложение № 2, стр. 208-210).

Первый из них выносится в соответствии с п. 12 ст.34 и ч.4 ст.25 УПК, содержит установленные законом вводную, описательную и резолютивную части. Данное постановление подписывается прокурором или его заместителем, обладающим полномочием на утверждение обвинительного заключения.

В письменных указаниях прокурора, в этом случае, должен содержаться: 1) перечень обстоятельств, подлежащих установлению; 2) ошибки и нарушения, допущенные при предварительном расследовании; 3) предложения следователю выполнить те или иные дополнительные следственные действия.

Предложение об одновременном вынесении прокурором постановления о возвращении дела для дополнительного следствия и письменных указаний не может противоречить уголовно-процессуальному закону на основании того, что вынесение прокурором постановлений по делу регламентировано УПК, а возвращение дел для дополнительного следствия должно сопровождается письменными указаниями (п.2 ст.214 УПК). Не установленные законом форма и содержание таких указаний взаимно дополняются регламентированной формой постановления прокурора.

113

Вынесение же прокурором исключительно постановления о возвращении дела для дополнительного следствия или только письменных указаний о возвращении дела для данного производства, едва ли можно назвать соответствующим предназначению такого важнейшего института уголовного судопроизводства, как дополнительное следствие.

Следует отметить, что уголовно-процессуальным законом не предусмотрено направление прокурором обвиняемому копии процессуального акта о возвращении дела для дополнительного следствия. Однако необходимость в этом существует в связи с постоянным расширением прав участников уголовного судопроизводства, в том числе и обвиняемого ‘. Это обусловлено тем, что решение прокурора (судьи или судов различных инстанций) о возвращении дела для производства дополнительного следствия существенным образом затрагивает права и интересы обвиняемого на защиту, особенно, если в отношении него избрана такая мера пресечения, как содержание под стражей.

В связи с этим, необходимо законодательное закрепление определенной формы уведомления обвиняемого о таком решении. Коль скоро происходит движение дела, возвращенного для производства дополнительного следствия от судьи к прокурору или из суда к прокурору, а далее к следователю, обвиняемый должен знать о принятом решении, чтобы должным образом подготовиться к своей защите.

Подтверждением сказанному могут служить аналогичные действия прокурора при направлении им дела в суд после утверждения обвинительного заключения, закрепленные в ч.1 ст.217 УПК, о которых в обязательном порядке уведомляется обвиняемый.

См. об этом: Комментарий к Конституции Российской Федерации. - М.: Изд-во БЕК, 1994. - С.53-202.

114

Таким же образом, во избежание ущемления его интересов, следовало бы решить вопрос и в отношении потерпевшего, так как возвращение дела для дополнительного следствия отдаляет перспективу его судебной защиты и восстановления нарушенных прав.

Представляется, что уведомлять обвиняемого и потерпевшего о возвращении дела для дополнительного следствия должен орган, возвращающий дело для данного производства.

К вопросу о порядке возвращения дела для дополнительного следствия относится проблема установления сроков данного производства.

В определенном смысле уголовно-процессуальный закон не предусматривает установление дополнительного срока расследования в случае возвращения дела для производства дополнительного следствия прокурором. Согласно ч.4 ст. 133 УПК такое установление срока (в пределах одного месяца с момента принятия дела следователем к своему производству) прокурором возможно только при возвращении дела судом для дополнительного следствия.

С таким пробелом уголовно-процессуального закона согласиться нельзя по причине того, что он явно противоречит основным положениям прокурорского надзора за предварительным расследованием (ст.25 УПК) и нормам закона, регулирующим порядок и основания возвращения дела для дополнительного следствия (ст.ст.211, 213-215 УПК). Если прокурор наделен полномочиями возвращения дела для производства дополнительного следствия, то их реализация требует соответствующего установления сроков для выполнения дополнительных следственных действий. Осуществление этих полномочий может быть не связано с установлением срока дополнительного следствия, по причине того, что следователем окончено предварительное расследование до истечения двухмесячного срока, предусмотренного законом (ч.1 ст. 133 УПК),
при

115 условии, что следователь успеет провести дополнительные следственные действия. Такой случай образует ситуацию, когда дополнительное следствие производится в процессуальные сроки предварительного расследования. Следует заметить, что расследование дел о преступлениях, совершенных организованной группой, как правило, осуществляется с нарушением установленных законом процессуальных сроков.

Дальнейшее продление срока производится по общим правилам (ч.2, 3, 5 ст. 133 УПК), но будет относиться уже к дополнительному следствию. Однако в зависимости от конкретных обстоятельств дела, объема и сложности следственных действий, которые нужно провести дополнительно, срок дополнительного следствия может быть установлен и менее одного месяца ‘.

Как известно, судья и суд возвращают дело следователю для производства дополнительного следствия во всех случаях через прокурора, направившего дело в суд, независимо от того, кем проводилось предварительное следствие и к чьей подследственности относится дело.

Согласно проведенных нами исследований, большая часть дел возвращается для производства дополнительного следствия судом первой инстанции. Количество дел, возвращенных судьей и прокурором, относительно невелико. Из числа изученных нами 136 дел о преступлениях, совершенных организованной группой, 52 возвращено прокурором, 12 -судьей, 65 - судом первой инстанции, 5 - судом кассационной инстанции, 2 - надзорной инстанции.

По данным статистической отчетности Ф.1-Е, в 1999 г. возвращено следователям МВД для производства дополнительного следствия прокурором - 21249 дел против 20872 дел по итогам 1998 года, однако

Более подробно о сроках дополнительного следствия будет изложено в следующей главе диссертационного исследования.

116

судьей и судами различных инстанций - 28477 дел против 35074 дел, возвращенных в 1998 году.

После поступления дела прокурору с вышеуказанными процессуальными актами судьи и судов различных инстанций, он вправе принять дело к своему производству и приступить к выполнению судебного решения о дополнительном следствии (п.5 ст.211 УПК). Однако, как правило, этого не происходит и дело принимает к своему производству следователь (ст. 129, ч.4 ст. 133 УПК), чему предшествует получение им дела от начальника следственного отдела, которое тому, в свою очередь, направляет прокурор.

Проведенные нами исследования показали, что лишь в двух случаях (из 52-х) дело, возвращенное для дополнительного следствия, было направлено прокурором непосредственно следователю, минуя начальника следственного отдела; судьей прокурору было направлено 12 дел; судом -72. Анкетирование прокуроров и их заместителей не установило ни одного случая принятия ими к своему производству дела, возвращенного судьей или судом для дополнительного следствия.

Дополнительное следствие, за некоторым исключением, проводится в соответствии с общими условиями предварительного расследования ‘, поэтому прокурор, независимо от характера решений, содержащихся в определении судьи или постановлении суда, вправе дать свои указания по производству дополнительных следственных действий (п.З ст.211 УПК), которые не должны противоречить решению судьи или суда. В связи с этим указания, содержащиеся в постановлении судьи, определении суда не могут являться для прокурора препятствием к даче своих указаний о проведении дополнительного следствия 2.

Общим условиям посвящен §1 гл.III настоящего исследования. Подробнее об этом см.: §1 гл.II.

117

Между тем, данные выводы подтверждается результатами проведенного нами изучения архивных дел о преступлениях, совершенных организованными группами, постановлений прокурора и судьи, а также определений судов о возвращении данной категории дел для производства дополнительного следствия. Указаниями о производстве дополнительных следственных действий при получении определения суда, прокуроры пользуются крайне редко (в 1,1 % от общего количества изученных дел). Как правило, для передачи дополнительных указаний следователю они применяют сопроводительные письма, адресованные на имя начальника следственного отдела. С постановлениями судьи прокурором направляется дополнительно со своими указаниями 18 % от числа изученных дел, остальное количество передается по сопроводительным письмам.

Мы разделяем мнение ряда процессуалистов ‘ о том, что судья или суд по своему внутреннему убеждению, в соответствии с полномочиями, возложенными на них законом, вправе, но не обязаны указывать в своем постановлении или определении посредством каких следственных или иных процессуальных действий необходимо выяснить то или иное обстоятельство, имеющее по их мнению, существенное значение для дела.

Наиболее взвешенным представляется порядок возвращения судьей и судом дела для производства дополнительного следствия, не вызывающий

1 Омельяненко Г.Н. Указанная работа. - С.23; Гальперин И.М. Указанная

работа. -СП; Маслов В.П. Пересмотр уголовных дел в порядке судебного надзора в советском уголовном процессе. - М.: Юрид. литература, 1965. - С.61; Сыщикова Т.М. Уголовно-процессуальная деятельность народного судьи. - Воронеж, 1987. - С.24; Воскобитова Л.А. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона как основания к отмене приговоров: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М., 1979. - С. 18; Ерофеев Г.А. Нарушения уголовно-процессуального законодательства как основания пересмотра приговоров: Автореф. дис. канд. юрид. наук. -Свердловск, 1977. - С. 12; Филатов Д.П. Возвращение судом уголовных дел на доследование в советском уголовном процессе: Автореф. дис. канд. юрид. наук. -Ленинград, 1965. - С. 12; Научно-практический комментарий УПК РСФСР (Под ред. Л.Н.Смирнова). - М.: Юрид. литература, 1970. - С.290.

118 ни в науке, ни на практике особых споров и затруднений. Это обусловлено тем, что в законе достаточно полно регламентированы полномочия судьи по поступившему к нему делу, по которому до начала судебного разбирательства он может принять решение о возвращении дела для производства дополнительного расследования (п.2 ст.221 УПК) на основании вопросов, подлежащих выяснению в порядке ст.222 УПК.

При установлении конкретных случаев, перечисленных в ст.232 УПК, судья выносит постановление (ст.229 УПК), а суды, руководствуясь ст.ст.258, 261, 339, 351, 410 настоящего УПК, определение о возвращении дела для производства дополнительного следствия. При этом, такое решение судов различных инстанций выносится в совещательной комнате и излагается в виде отдельного документа (мотивированным определением или постановлением - ч.2 ст.308 УПК), подписываемых всем составом суда (ч.2ст.261 УПК).

Порядок возвращения дела для производства дополнительного следствия судом присяжных урегулирован ст.ст.221, 433 УПК и имеет некоторые отличия от порядка, установленного законом для других судов, о которых уже ранее упоминалось.

Таким образом, порядок, а иными словами правила ‘, в соответствии с которыми дело возвращается для производства дополнительного следствия, недостаточно урегулирован нормами уголовно- процессуального закона, что прежде всего относится к рассматривавшейся ранее проблеме процессуального оформления процедуры такого движения дела из стадии в стадию, от субъекта к субъекту уголовно-процессуальной деятельности.

Поэтому, на наш взгляд, порядок возвращения прокурором и судьей, а также судами различных инстанций дел для производства дополнительного следствия можно представить состоящим из:
1) процессуальной

1 Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Указанная работа. - С.566.

119 возможности установления данными органами уголовно- процессуальной деятельности оснований к возвращению дела для дополнительного следствия; 2) установления для них процессуальных полномочий по возвращению дел для дополнительного следствия; 3) возможности реализовать данные законом полномочия по возвращению дела для дополнительного следствия; 4) выбора форм и методов устранения нарушений, препятствовавших направлению дела в суд или вынесению законного и обоснованного приговора; 5) установления процессуальных сроков для рассмотрения дела прокурором, судьей и судом; 6) процессуального закрепления принятия данными субъектами решения о возвращении дела для дополнительного следствия; 7) гарантий для осуществления прокурорского надзора за производством дополнительного следствия.

Резюмируя изложенное, можно также утверждать, что порядок возвращения дела прокурором, судьей или судом для производства дополнительного следствия, закрепленный соответствующим

процессуальным актом, обеспечивает исполнение важнейших принципов уголовного процесса при дополнительном следствии и направлен на полное, всестороннее, объективное расследование дел о преступлениях, совершенных также и организованными группами, недопущение судебных ошибок, чтобы ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности.

120 ГЛАВА III. ПРОИЗВОДСТВО ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ (ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ, СОВЕРШЕННЫХ ОРГАНИЗОВАННОЙ ГРУППОЙ)

§ 1. ОБЩИЕ УСЛОВИЯ ПРОИЗВОДСТВА ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

Вся система современного российского уголовно-процессуального права состоит из самостоятельных норм, различных по своему назначению и сфере применения, но вместе с тем, тесно взаимосвязанных и в равной степени обязательных для исполнения. Это нормы, закрепляющие общие условия производства в отдельных стадиях процесса, регулирующие данное производство и особенности производства по некоторым категориям уголовных дел. К ним, в частности, относятся общие условия производства предварительного следствия.

Как известно, глава 10 УПК посвящена общим условиям такого производства. Однако об общих условиях производства дополнительного следствия конкретно в законе не указано.

Между тем, прокурор, судья и суд, принимая решение о необходимости производства дополнительного следствия, признают факт недостаточности проведенного предварительного расследования и невозможности принять по делу соответствующее решение. В одном случае дело попадает в стадию предварительного расследования (когда судья или суд возвращают дело), в другом - дело остается на прежней стадии, если дело возвращает прокурор. Однако в обоих случаях производство по делу осуществляется в строго определенной форме с выполнением не всех, а лишь дополнительных следственных и иных процессуальных действий, необходимых для разрешения конкретного дела, но при соблюдении преимущественно общих условий производства предварительного следствия.

121

Как известно, на стадии предварительного расследования наиболее полно реализуется значительная часть норм уголовно-процессуального закона, а при дополнительном следствии - только те нормы, которые необходимы для данного производства, регулирующие выполнение конкретных и достаточных для дополнительного следствия процессуальных действий.

Представляется, что дополнительное следствие должно пребывать и осуществляться в определенной процессуальной обстановке или среде ‘, необходимой для такого производства. Этой обстановкой или средой и будут общие условия производства дополнительного следствия.

Исходя из названия и содержания главы 10 УПК, можно сделать вывод о закрепленной законом самостоятельности общих условий производства предварительного следствия, имеющих собственное содержание и занимающих свое, особое место среди других правовых понятий, таких как принципы 2 или порядок производства предварительного расследования.

В литературе нет определения общих условий дополнительного следствия. Немногие ученые упоминали в своих трудах и общие условия предварительного расследования.

Условие - это среда, в которой пребывают и без которой не могут существовать предметы, явления (см.: Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. - М.: Изд- во «Русский язык», 1975. - С.628); условие - это обстоятельство, от которого что- нибудь зависит; обстановка, в которой происходит что-нибудь; данные, требования, из которых следует исходить (см.: Ожегов СИ. и Шведова Н.Ю. Указанная работа. - С.839).

2 В литературе иногда не принимается во внимание самостоятельный

характер общих условий предварительного расследования, в результате чего происходит их отождествление с принципами и общими положениями предварительного расследования, (см.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.2. - М.: Изд-во «Наука», 1970. - С.138; Курс советского уголовного процесса (под ред. А.Д.Бойкова и И.И.Карпеца) - М.: Юрид. литература, 1989. -С. 173-177; Никандров В.И. Общие условия производства предварительного следствия в советском уголовном процессе: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М.: ВЮЗИ, 1973.-С. 15).

122

Так, Н.Е.Павлов справедливо отмечает, что несоблюдение общих условий предварительного расследования есть существенное нарушение норм УПК, являющееся основанием возвращения дела для производства дополнительного следствия. К общим условиям производства предварительного расследования, по его мнению, относятся: 1) определение процессуальной формы расследования; 2) установление подследственности и места производства расследования; 3) соблюдение процессуальных сроков расследования; 4) взаимодействие органов предварительного следствия и дознания; 5) участие специалиста в производстве расследования; 6) предупреждение преступлений; 7) соблюдение правил соединения и выделения дел; 8) протоколирование следственных действий ‘.

Н.В.Жогин и Ф.Н.Фаткуллин выделяют такие общие условия производства предварительного расследования, как: 1) обеспечение принципа законности; 2) участие в расследовании общественности и потерпевшего; 3) соблюдение принципа полного, всестороннего и объективного расследования; 4) быстрота уголовного процесса (то есть обнаружение, своевременное закрепление добытых доказательств по делу); 5) обязательное участие защитника; 6) индивидуализация совершенного преступления .

М.А.Чельцов определяет следующие процессуальные правила, образующих систему общих условий производства предварительного следствия: 1) весь ход предварительного следствия должен быть подчинен прокурорскому надзору; 2) следователем должен соблюдаться принцип полного, всестороннего, объективного исследования обстоятельств дела; 3) должна быть обеспечена быстрота следствия; 4) привлечение общественности в расследовании дела; 5) недопустимость
разглашения данных

1 Павлов Н.Е. Общие условия предварительного расследования. - М.: Изд-во НИ и РИО Академии МВД СССР, 1982. - С.7.

2 Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М.: Юрид. литература, 1965. - С.71-91.

123 предварительного следствия; 6) обязательное документирование каждого следственного действия; 7) возможность производства следственных действий группой следователей; 8) обеспечение участия в уголовном процессе потерпевшего, его представителей, гражданского истца и др.; 9) индивидуализация предварительного следствия (то есть каждое преступление должно расследоваться самостоятельно); 10) участие в необходимых следственных действиях понятых; 11) вынесение следователем отдельных поручений; 12) контроль за ходом расследования начальника следственного отдела; 13) участие в расследовании специалистов; 14) использование в ходе следствия технических средств ‘.

По мнению М.С.Дьяченко, общие условия производства предварительного следствия - это установленные законом правила, которые выражают характерные черты предварительного расследования и определяют наиболее существенные требования, предъявляемые к порядку производства следственных действий и принятию решений 2.

По нашему мнению, данное определение можно в некоторой степени отнести и к производству дополнительного следствия. Это обусловлено тем, что и общие условия производства дополнительного следствия должны представлять собой ряд характерных для данного производства требований и правил.

Далее М.С.Дьяченко к общим условиям производства предварительного расследования относит: - правила о подследственности; - полномочия и самостоятельность следователя; - привлечение граждан к участию в раскрытии преступлений; - обеспечение прав участвующих в расследовании лиц; сроки
расследования; - правила соединения и выделения дел; -

Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М„ 1962. - С.254. 2 Уголовный процесс (Под общей ред. проф. П.А.Лупинской). - М.: Юристъ, 1995.-С.244.

124 недопустимость разглашения данных предварительного следствия; - использование научно-технических средств при расследовании преступлений;

  • порядок производства и оформления процессуальных действий следователя;

  • принятие мер по выявлению и устранению причин и условий, способствующих совершению преступлений; - участие защитника в следствии; - надзор прокурора за исполнением законов при производстве предварительного расследования; - обжалование действий и решений следователя и прокурора ‘.

М.С.Строгович считал, что общие условия производства предварительного расследования - это установленные законом правила, которые выражают характерные черты предварительного расследования и определяют наиболее существенные требования, предъявляемые к порядку производства следственных действий и принятию решений, относятся и к производству дополнительного следствия”.

Приведенные точки зрения, а также мнения других ученых 3 свидетельствуют о некотором расхождении во взглядах по вопросу определения общих условий производства предварительного расследования и их перечня, не говоря уже об общих условиях производства дополнительного следствия, о которых вообще никто не упоминал. Возможно было принято считать, что общие условия
предварительного следствия целиком и

Уголовный процесс (Под общей ред. проф. П.А.Лупинской). - М.: Юристь, 1995. - С.245-260.

2 Строгович М.С. Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М., 1979. - С. 16-17.

3 Стремовский В.А. Содержание предварительного следствия в советском уголовном процессе. - Краснодар, 1971. - С.63; Викторов Б.А. Общие условия предварительного расследования. М., 1971. - С.7; Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. - М., 1971. - С.22-23; Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. - Ленинград, 1963. - С.53; Бажанов М.И. Законность и обоснованность актов обвинения в стадии предварительного расследования // Правоведение. - 1965.- №3. - С. 16; Никандров В.И. Указанная работа. - С.20.

125 полностью распространяются на следствие дополнительное и определять его общие условия не требуется. Может быть это и так, но никто из ученых об этом конкретно не высказался. Поэтому коль скоро исследуется именно дополнительное следствие, то возникает необходимость определения системы процессуальных правил, образующих общие условия данного производства, которые, на наш взгляд, имеют некоторые особенности и отличия от общих условий производства предварительного следствия.

В первую очередь, это может быть такое общее условие, как принятие решения о возвращении дела для данного производства прокурором, судьей или судом, облеченное в соответствующую процессуальную форму, выступающее и началом дополнительного следствия как института уголовного судопроизводства.

Обязательность производства дополнительного следствия в соответствии указаниями и решениями прокурора, судьи и судов различных инстанций, подлежащими безусловному исполнению органами предварительного следствия, по нашему мнению, также будет являться общим условием данного производства.

К общим условиям необходимо отнести и начало производства дополнительного следствия, обусловленное принятием дела к своему производству следователем посредством вынесения постановления (ст. 129, ч.4 ст. 133 УПК) Причем, только с момента принятия следователем дела к своему производству, он правомочен выполнять по нему указанные прокурором, судьей или судом необходимые дополнительные следственные и другие процессуальные действия.

Так, например, отсутствие постановления следователя о принятии дела по обвинению Костя, Самсонова и др. по п.п.«а», «б» ч.2 ст.244 УК РФ к своему производству, возвращенному прокурором для
производства

126 дополнительного следствия, явилось основанием повторного
направления дела судом для такого производства ‘.

Следующим общим условием дополнительного следствия можно считать установление срока данного производства, без чего невозможно проведение дополнительных следственных и иных процессуальных действий. По общему правилу срок дополнительного следствия до одного месяца устанавливается прокурором с момента принятия дела следователем к своему производству. Дальнейшее продление срока производится на общих основаниях (ч.4 ст.133 УПК) и не имеет особенностей, присущих дополнительному следствию. Однако в законе не указаны пределы максимального продления срока дополнительного следствия, равно как и предварительного расследования. Тем не менее, это нельзя понимать как возможность бесконечного производства дополнительного следствия. Максимальный предел такого срока определяется моментом истечения срока давности за совершенное преступление, после чего дело должно быть прекращено (п.З ст.5 УПК).

По закону, к общим условиям предварительного следствия относится, согласно ст. 132 УПК, место его производства. По общему правилу предварительное следствие должно проводиться в том районе, где совершено преступление. Представляется, что и дополнительное следствие должно проводиться в том месте, где было окончено производством первоначальное. Хотя данное положение УПК не регламентировано, но в ее обоснованности не дают усомниться результаты изучения архивных дел о преступлениях, совершенных организованными группами, согласно которых, практически все возвращенные для дополнительного следствия дела были направлены прокурором по территориальности начальнику того следственного отдела

Архив Обнинского городского народного суда Калужской области за 1998 год, дело №1-442.

127 (отделения), где проводилось предварительное следствие (за исключением случаев изменения подследственности 1).

Необходимо отметить, что в целях обеспечения наибольшей быстроты, объективности и полноты расследования дополнительное следствие, может производиться по месту обнаружения преступления, а также по месту нахождения подозреваемого, обвиняемого или большинства свидетелей. Однако в любом случае вопрос о подследственности дела решается прокурором по месту, где следствие начато.

К числу общих условий производства дополнительного следствия необходимо отнести полномочия следователя. Согласно чЛ ст.127 УПК, по аналогии с производством предварительного следствия, дополнительное следствие также предполагает самостоятельность следователя при принятии решений по делу о производстве им дополнительных следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкций от прокурора или решение судьи.

Так, например, изучение дел о преступлениях, совершенных организованными группами показало, что при производстве дополнительного следствия необходимость в проведении обыска возникала по 2,9% дел (по инициативе суда - по 0,8% дел; по инициативе прокурора - по 2,1% дел).

Регламентация процессуальной самостоятельности следователя предусмотрена ч.2 ст.127 УПК. Суть ее заключается в том, что в случае несогласия следователя с указаниями прокурора о привлечении лица в качестве обвиняемого, о квалификации и объеме обвинения, о направлении дела в суд или его прекращении, следователь вправе, не выполняя таких указаний, безотлагательно представить дело вышестоящему прокурору с

1 О правилах разрешения подследственности см.: Указание Генеральной прокуратуры РФ от 10 июня 1992 г. №19/22 «О разграничении подследственности уголовных дел»; Якупов Р.Х. Применение органами следствия и дознания

128 приложением своих письменных возражений. Прокурор в этом случае или отменяет указание нижестоящего прокурора, или поручает производство по делу
другому следователю. Однако обжалуя иные указания прокурора, следователь не вправе приостановить их выполнение (ст.212 УПК).

Поэтому, как уже упоминалось, в уголовно-процессуальном законе нет прямого указания на возможность обжалования решения прокурора о возвращении дела для дополнительного следствия без исполнения указаний, содержащихся в этом решении. Так и в литературе этот вопрос не нашел своего должного отражения, кроме высказанного соображения о возможности приостановления некоторых указаний при производстве дополнительного следствия, но не самого решения о возвращении дела для такого производства1.

Да и на практике, о чем свидетельствует проведенное нами анкетирование 80 следователей, по делам о преступлениях, совершенных организованной группой, обжалуются, преимущественно, указания прокурора в части квалификации преступления и объема предъявленного обвинения. Само же решение прокурора о возвращении дела для дополнительного следствия обжалуется крайне редко (по 0,8 % дел), хотя, по мнению опрошенных, необоснованно было им возвращено 26,9 % дел. Из изученных нами 136 архивных дел, лишь в одном содержались письменные возражения вышестоящему прокурору, с которыми тот не согласился, в результате чего производство дополнительного следствия было поручено другому следователю.

Представляется, что не совсем правильно оставлять без внимания подобные
решения прокурора, затрагивающие процессуальную

уголовно-процессуальных норм. - М., 1994. - С. 14-17; Зинатуллин 3.3., Салимов М.С., Чулюкин Л.Д. Подследственность уголовных дел. - Казань, 1994. - С.5-18.

1 Петуховский А., Якупов Р. Возвращено на доследование. // Советская милиция. - 1974.- №7. - С.74-75.

129 самостоятельность и внутреннее убеждение следователя, основанное на необходимости направления уголовного дела в суд. Поэтому, по нашему мнению, следователь вправе приостановить исполнение указаний прокурора на основании возникших коллизий между ними и обжаловать решение о возвращении дела для дополнительного следствия вышестоящему прокурору. Это способствовало бы укреплению процессуальной самостоятельности следователя и обоснованности принятия таких решений прокурором.

Общим условием дополнительного следствия необходимо признать привлечение следователем к данному производству необходимых участников процесса, особенно, если их отсутствие повлекло за собой возвращение дела для дополнительного следствия.

Речь идет о привлечении следователем к участию в деле специалиста (ст. 133-1 УПК), переводчика (ст. 134 УПК), защитника (ст.ст.47, 49 УПК), понятых (ст. 135 УПК), о признании лица потерпевшим или гражданским истцом (ст.ст.136, 137 УПК), о привлечении лица в качестве гражданского ответчика (ст. 138 УПК) ‘, особенно в тех случаях, когда их отсутствие в деле повлекло за собой нарушение собственных прав или прав обвиняемого, что явилось одним из оснований возвращения дела для производства дополнительного следствия.

Так, например, нарушение требований ст. 17 УПК о предоставлении переводчика обвиняемому, не владеющему языком, на котором ведется производство по делу, влечет за собой возвращение дела для производства дополнительного следствия . Аналогичное возвращение влечет за собой и

Более подробно об участниках процесса см.: Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М., 1986. - С. 115-122; Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. - М.: Госюриздат, 1971. - С.79- 83.

2 Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: «Спарк», 1997. - С.419.

130 нарушение требований ст.ст. 19, 47 УПК, регламентирующих обязательное участие в деле защитника.

Проведенные нами исследования свидетельствуют о значительном количестве дел, возвращенных для производства дополнительного следствия по аналогичным основаниям. Непредоставление обвиняемому переводчика имело место по 5,8 % дел от общего количества изученных и непредоставление обвиняемому защитника повлекло за собой дополнительное следствие по 12,1% дел.

К числу общих условий производства дополнительного следствия, равно как и производства предварительного следствия, можно отнести соединение и выделение дел ‘.

Как правило, по каждому эпизоду преступной деятельности, совершенному разными лицами проводится самостоятельное расследование, чем обеспечивается его всесторонность, полнота и объективность. Вместе с тем, в интересах установления истины и быстроты расследования, закон допускает соединение дел в одном производстве по обвинению: 1) нескольких лиц в соучастии в совершении одного или нескольких преступлений; 2) одного лица в совершении нескольких преступлений или -3) в заранее не обещанном укрывательстве этих же преступлений и недонесении о них (ч.1 ст.26 УПК).

Однако может иметь место и выделение дела в отдельное производство, которое целесообразно и оправдано в случае, если вызвано необходимостью и не может повлиять на объективность, всесторонность, полноту расследования и разрешения дела (ч.2 ст.26, ст.396 УПК).

Более подробно о правилах соединения и выделения дел см.: Шарафутдинов Ш.Ф. Соединение и выделение уголовных дел и материалов в советском уголовном процессе. - Уфа, 1990. - С.32-34, 50-52.

131

Как уже отмечалось, в большинстве своем, правила соединения и выделения дел применяются при расследовании многоэпизодных дел о преступлениях, совершенных организованной группой. Подтверждением этому является факт возвращения для производства дополнительного следствия именно по данному основанию 5,1 % дел указанной категории от общего количества нами изученных. Причем нарушение правил соединения было допущено по 3,6 % дел, а выделения - 1,5 %. По другим данным, по причине неправильного соединения и выделения возвращается для производства дополнительного следствия 8 % дел от общего количества возвращенных ‘.

Соединение дел при производстве дополнительного следствия может привести к ситуации, когда в одном производстве окажутся дела с разной подследственностью. Представляется, что данную коллизию необходимо разрешать посредством приоритета подследственности следователей прокуратуры над другими органами предварительного следствия (ст.ст.125, 126 УПК).

Таким образом, представляется необходимым привести перечень общих условий производства дополнительного следствия, который будут составлять: 1) принятие решения о возвращении дела для производства дополнительного следствия прокурором, судом или судьей; 2) обязательность производства дополнительного следствия; 3) начало производства дополнительного следствия; 4) установление процессуальных сроков дополнительного следствия; 5) место производства дополнительного следствия; 6) полномочия следователя; 7) привлечение к дополнительному следствию необходимых участников процесса; 8) соединение и выделение дел при производстве дополнительного следствия.

1 См.: Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД

РФ.- 1995.- № 4(85). - С.24.

132

Приведенный перечень общих условий, по нашему мнению, не будет являться исчерпывающим для дополнительного следствия, так как, несмотря на то, что устанавливает наиболее характерные правила для данного производства, может быть дополнен некоторыми общими условиями производства предварительного следствия посредством содержания и характера указаний прокурора, судьи или суда о возвращении дела для дополнительного следствия. Поэтому не случайно глава 10 УПК берется как исходный правовой материал для установления общих условий производства дополнительного следствия.

Общие условия производства дополнительного следствия образуют определенную систему процессуальных правил, выполнение которых будет означать и соблюдение принципов уголовного судопроизводства, необходимых для надлежащего разрешения дела следователем ‘. Выступая в качестве самостоятельных процессуальных понятий, общие условия производства дополнительного следствия, равно как и предварительного следствия, должны обладать прежде всего признаком нормативности и представлять собой правила, закрепленные в нормах уголовно- процессуального закона. Будучи нормами частного характера по отношению ко всему уголовному судопроизводству, они устанавливают правила, относящиеся лишь к одной из его стадий, развивают и конкретизируют применительно к ней требования принципов и общих положений уголовного процесса, закрепляя тем самым свойственные только этой стадии особенности и гарантии осуществления.

Иными словами, общие условия производства дополнительного следствия представляют собой определенную систему правил, рассчитанных, преимущественно, на производство дополнительного следствия, на
ту

Об этом также см.: Якупов Р.Х. Уголовный процесс (под ред. В.Н.Галузо). - М.: Зерцало, 1999. - С.231.

133 совокупность следственных и иных процессуальных действий, направленных на выяснение обстоятельств в соответствии с указаниями прокурора, решениями судьи и суда, необходимых для разрешения данного производства в установленные законом сроки.

§ 2. ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ 1) Процессуальные сроки производства дополнительного следствия

Как известно, при возвращении судом дела для производства дополнительного следствия, прокурор, осуществляющий надзор за следствием, вправе устанавливать срок дополнительного следствия в пределах до одного месяца с момента принятия дела к производству (ч.4 ст. 133 УПК) ‘. Однако в зависимости от конкретных обстоятельств дела, объема и сложности дополнительных следственных действий, срок дополнительного следствия, как было отмечено выше, может быть установлен и менее одного месяца. Этот порядок установления срока дополнительного следствия применяется независимо от того, каким судом принято решение о возвращеии дела для такого производства.

УПК РСФСР 1922 г. не предусматривал специального порядка для установления срока расследования по делам, возвращенных судом для производства дополнительного следствия. В связи с этим первым следственным действием следователя было вынесение постановления о продлении срока дополнительного следствия. Документ этот имел фактически формальный характер, так как необходимость продления срока дополнительного следствия в таких случаях совершенно очевидна. (См. Гальперин И.М. Направление судом уголовного дела на доследование. - М. Госюриздат, 1960. - С. 165).

134

Отдельные авторы придерживаются иной точки зрения, считая, что при возвращении дела на доследование надзорной инстанцией срок следствия следует исчислять заново с момента вынесения об этом определения ‘.

Представляется, что нет достаточных оснований делать такое исключение для суда надзорной инстанции и, более того, требования ч.4 ст. 133 УПК распространяются не только на судью и суды первой, кассационной инстанций, но и на суд надзорной инстанции (п.п. 1-4 ст.34 УПК).

Другие авторы отстаивают иную точку зрения, но по другому поводу, говоря, например, о том, что «неверна сама по себе мысль, что закон по всем уголовным делам установил двухмесячный срок предварительного следствия. Если дело закончено (независимо, в какой срок, но в пределах двух месяцев), то ни о каком остатке срока следствия не может идти речи. … То есть срок следствия всегда равен тому промежутку времени, за который было закончено уголовное дело, а не двум месяцам» 2.

Существует также мнение о том, что независимо от того, в какие сроки закончено предварительное расследование, срок дополнительного следствия должен устанавливаться в пределах месяца3.

С подобными точками зрения согласиться нельзя и вот почему. Уголовно- процессуальным законом предусмотрено, что предварительное следствие по уголовным делам должно быть закончено не позднее (подчеркнуто мной - О.З.), чем в двухмесячный срок (ч.1 ст. 133 УПК), то есть решение задач уголовного судопроизводства во многом зависит от того, насколько быстро, полно и объективно проведено предварительное следствие.

1 Гуляев А. Процессуальные сроки // Советская милиция. - 1974.- №5. - С.79.

2 Каретников А.С. Производство по делу, возвращенному для дополнительного расследования. - Саратов, 1978. - С.74-75.

J Любавин А., Шимановский В. Исчисление сроков на предварительном

следствии // Соц. законность. - 1968.- №10. - С.39.

135

Медлительность в расследовании дел ведет к утрате доказательств и существенно затрудняет установление истины по делу. Поэтому на практике не единичны случаи, когда следователь заканчивает производство по делу в более короткий срок, чем в срок, предусмотренный законом. Минимальный срок расследования законом не установлен, поэтому нельзя считать двухмесячный срок истекшим, даже если предварительное следствие закончено в более короткий срок.

В подтверждение этого можно привести точку зрения Г.В.Дроздова о том, что если ранее следователь использовал не весь установленный законом срок предварительного следствия, то в последствии может завершить дополнительное расследование в пределах оставшегося срока 1.

Представляется также, что установление срока производства дополнительного следствия в порядке ч.4 ст. 133 УПК - это особая (в какой-то степени упрощенная) форма продления срока. Такой вывод обусловлен тем, что если по истечении месячного срока речь идет о дальнейшем продлении, естественно предполагать, что должно быть «предшествующее», каковым и является установление срока прокурором для производства дополнительного следствия. Из сказанного следует, что поскольку вопрос о продлении может ставиться лишь тогда, когда срок недостаточен, применять этот особый порядок продления сроков нужно лишь в тех случаях, когда не истекшая при предварительном расследовании часть срока оказывается недостаточной. В противном случае нет необходимости вести речь о продлении.

Для установления срока дополнительного следствия нет особой необходимости следователю выносить об этом мотивированное постановление с ходатайством перед прокурором. Закон (ст. 133
УПК)

См.: Научно-практический комментарий к УПК РСФСР (под ред. В.М. Лебедева). - М.: Изд-во «Спарк», 1997. - С.252-253.

136 предписывает, что срок дополнительного следствия в подобных случаях начинается с момента принятия следователем дела к своему производству.

В литературе встречается предложение исчислять срок дополнительного следствия с момента поступления дела в прокуратуру ‘. С этим вряд ли можно согласиться по причине того, что возвращенное судьей или судом для производства дополнительного следствия дело некоторое время находится у прокурора, а после этого, в большинстве случаев, направляется начальнику следственного отдела (отделения) и только после этого попадает к следователю.

Как показали проведенные нами исследования - это, в среднем, от двух до пяти дней по 26 % дел от общего числа изученных, возвращенных для производства дополнительного следствия.

На наш взгляд, законодательное закрепление конкретных сроков принятия решения по делу позволило бы следователю значительно быстрее приступить к производству дополнительного следствия.

Заслуживающим внимания представляется предложение коллектива авторов, изложенное ими в проекте УПК РФ. Так, в ч.б ст. 164 говорится об исчислении срока дополнительного следствия с «момента поступления дела следователю» . Со дня поступления дела к органу, который может проводить дополнительное следствие исчисляется подобный срок и по УПК Венгерской Республики (п.З ст.113)3.

Однако, по нашему мнению, во избежание неоправданных задержек времени существует необходимость в установлении прокурором конкретного

Филатов Д.П. Направление уголовных дел на доследование // Вестник ЛГУ, серия экономики, философии, права. - 1965.- вып.З. - С.61.

2 См.: Представляем законопроект: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации // Юридический вестник. - сентябрь 1995.- №31(122). -СП.

3 УПК Венгерской республики: A buntetoeljaras kezikonyve (Jogszabalyok, biroi es ugyeszi gyakorlat). Osszeallitotta: Bard Karoly-Pusztai Laszlo. - Budapest: Kozgazdasagi es Jogi Konyvkiado. - 1993 - 589 с

137 срока принятия дела, возвращенного для дополнительного следствия к своему производству следователем. Это обусловлено тем, что при исчислении срока дополнительного следствия, с момента принятия дела следователем к своему производству, последний, как правило, «не торопится» его принимать. Что же касается исчисления срока следствия с момента поступления дела следователю, то такой момент не является конкретным и определенным, и может, в некоторой степени, быть растянут по времени.

Необходимо отметить, что дополнительное следствие свыше одного месяца имеет место в достаточно редких случаях, в частности, по делам о преступлениях, совершенных организованной группой. Если все же это происходит, то следователь выносит мотивированное постановление о продлении срока дополнительного следствия и представляет его прокурору.

При изучении судебной практики рассмотрения данной категории дел, встречаются такие ‘, по которым следователи, при обосновании продления срока дополнительного следствия указывают на необходимость установления ряда обстоятельств, которые заведомо невыполнимы или не будут ими выясняться. Подобные упущения влекут повторное возвращение дела для производства дополнительного следствия, поэтому при повторном возбуждении ходатайства необходимо отражать выполнены ли следственные действия, для производства которых испрашивалось предыдущее продление, причины их невыполнения и принятые в связи с этим меры 2.

Например, уголовное дело № 7163 по обвинению Захарюженкова и др. в совершении преступления, предусмотренного ст. 171 ч.2, п.п.«а», «б» УК РФ (архив Обнинского городского народного суда Калужской области за 1997 г.).

2 См., например, об этом: Об усилении прокурорского
надзора за

соблюдением сроков предварительного следствия и содержания обвиняемых под стражей // Указание Генеральной прокуратуры Российской Федерации №36/15 от 23 июня 1995 г.-С.3.

138

Говоря об установлении срока дополнительного следствия и его дальнейшего продления, нельзя не остановиться на вопросах, связанных с процессуальными сроками содержания обвиняемых под стражей.

В литературе периодически поднимается вопрос о том, включать ли в срок содержания под стражей время нахождения дела у судьи, в суде, а также у прокурора по делам, возвращенным для производства дополнительного следствия ‘. Более того, как отмечает Конституционный Суд Российской Федерации, при исчислении установленных законом предельных сроков содержания под стражей не учитывается время, прошедшее с момента направления дела в суд до возвращения его прокурору для производства дополнительного расследования “. Такое положение явно не согласуется с Конституцией РФ и принципом законности уголовного судопроизводства. Даже правоприменительная деятельность следователей, прокуроров и судей не может устранить подобный пробел законодательства. Это приводит к тому, что по многим, возвращенным для производства дополнительного следствия делам, обвиняемые некоторый период времени находятся под стражей без законных на то оснований.

Так, Ковалев, Карцев и др. совершили ряд преступлений в составе организованной группы. В их отношении 20 января 1997 г. была применена мера пресечения в виде содержания под стражей. Спустя три месяца (срок следствия и содержания под стражей продлевался в установленном законом

Чеканов В.Я. Прокурорский надзор на отдельных этапах предварительного следствия. - Саратов, 1974. - С.28; Михайлов В.А. Процессуальный порядок применения мер пресечения в уголовном судопроизводстве. - М: Академия МВД России, 1995. - С.36; Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. - Воронеж: Изд-во ВГУ, 1975. - С.23.

2 Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке

конституционности положений п.п. 1 и 3 чЛ ст.232, ч.4 ст.248 и ч.1 ст.258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород (20 апреля 1999 г.) // Российская газета. - 1999. - 27 апреля.

139 порядке) было утверждено прокурором обвинительное заключение и дело было направлено в суд, который 5 мая своим определением возвратил дело для производства дополнительного следствия, не изменив меру пресечения. Прокурором дело было получено и направлено 8 мая начальнику следственного отдела, а получено и принято следователем к своему производству 12 мая с одновременным продлением у прокурора, как срока следствия, так и срока содержания обвиняемых под стражей ‘. Таким образом, обвиняемые находились под стражей без фактических на то оснований 18 дней и в соответствии с законом, подлежали освобождению. Подобное положение будет продолжаться до тех пор, пока не будут урегулированы такого рода пробелы уголовного судопроизводства. В связи с этим, нами предлагается дополнить действующие нормы УПК положением о том, чтобы включать в срок содержания под стражей время нахождения дела у судьи, в суде, а также у прокурора по делам, возвращенным для производства дополнительного следствия.

Как известно, согласно ч.б ст.97 УПК, при возвращении судьей или судом дела на новое (в смысле дополнительное) расследование прокурор, осуществляющий надзор за следствием, имеет право продлить по делу срок содержания обвиняемого под стражей, если такой срок истек, тем более, если обстоятельства дела меру пресечения изменить не позволяют. Между этой нормой и ч.4 ст. 133 УПК, регламентирующей срок дополнительного следствия есть некоторые общие черты.

Это сходство выражается в правовых последствиях возвращения дела для производства дополнительного следствия. В обоих случаях требуется время для производства дополнительных следственных и иных процессуальных действий, необходимо и применение к обвиняемым такой

Архив Обнинского городского народного суда Калужской области за 1998 г., дело №1-47/98.

140

меры пресечения как содержание под стражей. Срок дополнительного следствия, равно как и срок содержания под стражей устанавливает надзирающий прокурор в обоих случаях не более одного месяца с момента поступления к нему дела. Дальнейшее продление сроков дополнительного следствия и содержания обвиняемых под стражей происходит в общем порядке, зачастую посредством единого постановления ‘. Необходимо также отметить, что срок дополнительного следствия прокурор устанавливает, а не продлевает.

Установление срока дополнительного следствия в большей степени носит самостоятельный характер, связанный лишь последствиями с общим порядком продления такого срока. Если же месячный срок, установленный прокурором для производства дополнительного следствия оказался недостаточным, то его продление проводится на общих основаниях. При этом подлежит продлению не месячный срок дополнительного следствия, а весь использованный по делу процессуальный срок расследования. По смыслу ст. 133 УПК мотивированное постановление следователя требуется для продления срока следствия, а не для его установления.

Как показали проведенные нами исследования, срок дополнительного следствия (а вместе с ним и продление срока содержания под стражей по делам, где была применена такая мера пресечения) устанавливался прокурором посредством вынесения им мотивированного постановления по

Постановление о возбуждении ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей обычно содержит и ходатайство о продлении сроков следствия. Оно должно включать, в частности, дату возбуждения дела, краткую фабулу, данные о личности обвиняемых, даты задержания и применения мер пресечения, сущность предъявленного обвинения, конкретные доказательства виновности, обоснование дальнейшего содержание под стражей с невозможностью изменения избранной меры пресечения . Необходимо указание о том, обжаловалось ли в судебном порядке содержание под стражей, какое решение принято судьей. (См. об этом: Процессуальные акты предварительного расследования. Примерные образцы (под ред. проф. СВ. Бородина). - М: Юрид. литература, 1991. - С.24).

141

27 % дел от общего количества полученных от судьи и из суда для производства дополнительного следствия. По 14 % дел об установлении срока дополнительного следствия (а также продлении срока содержания под стражей) содержалось в письменных указаниях прокурора. По остальным делам (59 %) прокурор в сопроводительном письме предлагал следователю подготовить постановление о возбуждении ходатайства об установлении срока дополнительного следствия (а если по делу необходимо было продлить срок содержания под стражей, то - подготовить единое постановление). Как ранее отмечалось, следователь не должен выносить подобное постановление, так как оно не предусмотрено уголовно - процессуальным законом (ст. 133 УПК).

Пробелы уголовно-процессуального законодательства, отсутствие конкретных правовых норм свидетельствуют о необходимости более определенной процессуальной регламентации итоговых решений прокурора, связанных с установлением процессуальных сроков дополнительного следствия, их форм и содержания. Нельзя не согласиться с тем, что любое решение прокурора должно быть облечено в форму процессуального акта ‘. Поэтому из того, что не противоречит закону в установлении процессуального срока дополнительного следствия, можно использовать письменное указание (ст.ст.211, 214 УПК) или постановление (п. 12 ст.34 УПК), выносимые прокурором.

Как известно, в законе закреплено положение об исчислении срока дополнительного следствия с момента принятия дела следователем к своему производству (ч.4 ст. 133 УПК), в связи с чем он должен вынести мотивированное постановление о принятии дела на основании п. 12 ст.34 УПК.

Зеленецкий B.C. Деятельность прокурора в советском уголовном процессе. - Харьков, 1977. - С.28.

142

Однако следователь может некоторое время не приступать к производству дополнительного следствия, во всяком случае, пробел в законе позволяет ему этим воспользоваться. Как показали результаты анкетирования следователей, проводимого нами, в день поступления дела к следователю было вынесено постановление о принятии его к своему производству по 51 % дел из двухсот, находившихся у них в производстве; в срок, указанный начальником следственного отдела по 19,5 % дел; в срок, указанный прокурором по 8,5 % дел. Спустя некоторое время было принято к своему производству 21 % дел. Это подтверждается и результатами изученных нами архивных уголовных дел. Так, 8 % уголовных дел были приняты к своему производству следователями спустя 2-12 дней со времени возвращения к ним для производства дополнительного следствия ‘.

Поэтому не случайно по 28 % дел, возвращенных для производства дополнительного следствия, прокурором и начальником следственного отдела конкретно устанавливался срок принятия дела к своему производству следователем.

Необходимо также отметить, что между вышеуказанными нормами есть и значительные различия. Так, термин «продление» имеет отношение только к норме, регулирующей срок содержания под стражей (ч.б ст.97 УПК) и к ней не применимо «установление срока», в то время как «установить» можно исключительно срок дополнительного следствия (ч.4 ст. 133 УПК).

Кроме этого, исчисление срока содержания под стражей начинается с момента поступления дела к надзирающему за следствием прокурору, а не с момента принятия следователем к своему производству дела, возвращенного для
дополнительного следствия. Последнее различие, как уже ранее

1 См.: дела №/№ 1-393, 1-403, 1-164, 1-237, 1-446 архива Обнинского горнарсуда Калужской области за 1997 г.; №/№ УК-28-991, 1-350/96, 1-83/96 архива Постоянной сессии Калужского облсуда за 1996 г.; №/№ 1-541, 1-580 архива Нарофоминского районного нарсуда Московской области за 1996 г.

143 отмечалось, содержится в этимологическом понятии терминов «дополнительное следствие» и «новое расследование» ‘. Хотя закон вкладывал в эти термины смысловую идентичность, однако между ними есть некоторая разница, и более того - они не тождественны. Поэтому, представляется более правильным определение, соответствующее термину «дополнительное следствие».

По нашему мнению, более удачной представляется формулировка «установление» срока содержания под стражей, нежели, чем «продление» и вот почему. Зачастую на практике следователи, руководствуясь ч.4 ст. 133 УПК, выносят мотивированное постановление о возбуждении ходатайства перед прокурором о «продлении» срока содержания под стражей, хотя именно такой порядок ст.97 УПК не предусмотрен. Следователю нет необходимости обращаться к прокурору с подобным ходатайством, так как возвращенное судьей или судом дело для производства дополнительного следствия проходит всегда через прокурора, который мог бы сразу «установить» сроки дополнительного следствия и содержания под стражей. И только после этого возвратить дело для такого производства следователю с процессуально оформленным решением (например, постановлением), что позволило бы существенно сэкономить время при прохождении дела от субъекта к субъекту уголовно-процессуальной деятельности.

Если закончить дополнительное следствие в месячный срок не представляется возможным, следователь должен заранее возбудить ходатайство перед прокурором о дальнейшем продлении срока содержания обвиняемых под стражей, а вместе с ним и срока дополнительного следствия

1 Дополнительный - являющийся дополнением к чему-нибудь; дополнить - добавить новые данные, сведения; новый - впервые созданный или сделанный, появившийся или возникший недавно, взамен прежнего (см.: Ожегов СИ. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений (Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова). - М.: Азбуковник, 1997. - С. 175, 420).

144 по делу ‘. Месячный срок в этом случае включается в общий срок следствия и содержания обвиняемых под стражей и учитывается при возбуждении ходатайства о продлении срока перед прокурором.

В предыдущей главе, при рассмотрении вопроса о порядке возвращения дела для производства дополнительного следствия достаточно подробно исследовался вопрос о том, что требования ст.ст.97 и 133 УПК не предоставляют полномочий, осуществляющему надзор за следствием прокурору по установлению срока дополнительного следствия и продления срока содержания под стражей, если дело возвращает не судья или суд, а он сам.

В литературе встречается утверждение о том, что в данном случае срок дополнительного следствия устанавливает, а срок содержания под стражей, продлевает вышестоящий прокурор 2. Из смысла ст.ст. 97, 133, 214 УПК следует, что по закону прокурором, надзирающим за следствием и обладающим полномочием возвращения дела для производства дополнительного следствия, может быть исключительно заместитель прокурора. В этом случае вышестоящим прокурором является сам прокурор. Заместитель прокурора наделен такими же полномочиями, как и прокурор. На основании п.7 ст.211 УПК он имеет право продлевать срок расследования и содержания под стражей в качестве меры пресечения, поэтому нет необходимости истребовать разрешение на продление и установление указанных сроков от самого прокурора.

Согласно п.З указания Генеральной прокуратуры Российской Федерации №36/15 от 23 июня 1995 г. «Об усилении прокурорского надзора за соблюдением сроков предварительного следствия и содержания обвиняемых под стражей» ходатайства о продлении сроков содержания обвиняемых под стражей представлять не позднее, чем за 5 дней до истечения двухмесячного срока, 10 дней -трехмесячного, 15 дней - шестимесячного и 30 дней - годичного срока; о продлении срока расследования не позднее, чем за 5 дней до истечения срока. 2 Каретников А.С. Указанная работа. - С.44.

145

По нашему мнению, удачно разрешен аналогичный вопрос в УПК Республики Куба: «Если прокурор возвращает дело в полицию для дополнительного следствия, он указывает срок его проведения, который не превышает двадцати дней» (ст.261) \ По УПК Болгарии, прокурор, возвращая дело для дополнительного следствия, устанавливает и срок, в течении которого оно должно быть проведено, не более двух месяцев (ч.З ст.237) .

В других источниках, разделяющих данную позицию, содержится мнение о целесообразности предоставления прокурору, осуществляющему надзор за следствием, права устанавливать срок дополнительного следствия и продлевать срок содержания под стражей не только в случае возвращения дела судом, но и им самим 3.

2) Перепредъявление обвинения при производстве дополнительного следствия

Результаты дополнительного следствия зачастую отражаются на содержании, объеме и характере предъявленного при производстве предварительного расследования обвинения. Это обусловлено тем, что в процессе дополнительного следствия могут возникать ситуации, при которых ранее предъявленное обвинение подтверждается в полном объеме, а также возникает необходимость в его расширении или , наоборот, сокращении.

1 Закон об уголовно-процессуальном кодексе Республики Куба (Перевод с испанского языка З.Д.Львовской). - М: Всесоюзный центр переводов научно- технической литературы и документации (перевод № Ц-100457), 1977. - С.75.

2 Павлов Н.Е. Общие условия предварительного расследования. - М.: Изд-во НИ и РИО Академии МВД СССР, 1982. - С.37.

3 Подольная Н.П. Деятельность прокурора по делу с обвинительным заключением: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М., 1975. - С.21; Дубинский А.Я. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования. - Киев, 1975.-С.125; Гуляев А.П. Указанная работа. - С.61.

146

Например, по делу Бандерова, Карашокова и др., обвинявшихся в совершении преступлений, предусмотренных ч.З ст. 147 и чЛ ст. 189 УК РСФСР, суд в своем определении указал на необходимость при производстве дополнительного следствия вменить обвиняемым дополнительный эпизод преступного деяния, предусмотренный ч.З ст. 147-1 УК РСФСР, что повлекло за собой безусловное перепредъявление обвинения каждому из соучастников преступления ‘.

В другом случае, суд в определении по делу Бобкова и Мигаля счел необходимым указать о необходимости переквалификации действий обвиняемых на ч.4 ст.228 УК РФ, исключив из предъявленного им обвинения квалифицирующий признак преступной деятельности, предусмотренный п.«а», ч.З ст.228 УК РФ, в результате чего следователем были перепредъявлены обвинения .

Применительно к этим случаям в УПК не содержится норм, относящихся именно к производству дополнительного следствия, что свидетельствует о единстве требований уголовно-процессуального закона, предъявляемым к вынесению следователем постановления о привлечении в качестве обвиняемого (ст. 144 УПК), порядку предъявления обвинения (ст. 148 УПК), а также его изменения и дополнения (ст. 154 УПК).

Между тем, существует и другая ситуация, когда дополнительное следствие может и не влиять на выводы, сформулированные следователем в первоначально предъявленном обвинении. Иными словами, если обвинение, предъявленное при производстве предварительного следствия не претерпевает изменений в
процессе дополнительного следствия, то его

Архив Постоянной сессии Калужского областного суда за 1997 год, дело№ 1-32/97.

2 Архив Обнинского городского народного суда Калужской области за

1998 год, дело № 1-141/98.

147 повторное предъявление не требуется. Однако в теории уголовного процесса есть и иная точка зрения.

Так, Г.Колбая считает, что «на дополнительном следствии должно быть вынесено новое постановление о предъявлении обвинения … даже если формулировка обвинения будет прежней», утверждая далее, что направление дела для производства дополнительного следствия лишает юридической силы выводы предварительного следствия, аннулирует их ‘.

Такой вывод представляется достаточно спорным и вот почему. Выводы предварительного следствия могут быть признаны недействительными, несостоятельными при окончательном разрешении дела в суде (например, вынесение оправдательного приговора). Возвращенное для производства дополнительного следствия дело нельзя признать окончательно разрешенным. Дело передается следователю для процессуального устранения существенных нарушений уголовно-процессуального закона, неполноты предварительного следствия, а также для дополнительного выяснения обстоятельств, необходимых для разрешения дела в суде. Возвращением дела для производства дополнительного следствия выводы следователя и результаты предварительного расследования не аннулируются, а нуждаются в определенном процессуальном дополнении в рамках предъявленного обвинения или дальнейшем его изменении.

По нашему мнению, перепредъявление обвинения в его прежней формулировке в процессе дополнительного следствия ничего не дает в процессуальном смысле, кроме необоснованного повторения процессуальных действий, не соответствующих порядку и правилам изменения и дополнения обвинения, закрепленным в ст. 154 УПК.

Колбая Г.Н. Соотношение предварительного следствия и судебного разбирательства. - М.: Юрид. литература, 1975. - С. 113.

148

В таком выводе не дают повода усомниться и результаты проведенного нами анкетирования 80 следователей, согласно которым 97,1 % опрошенных заявили о безосновательности перепредъявления обвинения, если его первоначальная формулировка осталась без изменения при производстве дополнительного следствия.

Однако, как нам представляется, следует иметь ввиду, что вышеизложенное, а также предусмотренные законом положения ‘ могут применяться с учетом одной особенности. Как известно, обвинение, сформулированное следователем в первоначальном постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, может затем неоднократно изменяться, в частности, прокурором, судьей или судом в выносимых ими процессуальных актах. В этих случаях за отправное должно приниматься не первоначальное, а измененное обвинение. В связи с этим целесообразно перепредъявить обвинение даже, если вновь при производстве дополнительного следствия, полностью подтвердится первоначально предъявленное.

Следует заметить, что при производстве дополнительного следствия, как нам представляется, необходимо дополнительно допросить обвиняемого по существу оставшегося неизменным, ранее предъявленного обвинения с целью уточнения его показаний и степени изменения позиции обвиняемого после предварительного следствия и судебного разбирательства.

Очередная ситуация, связанная с вопросом перепредъявления обвинения при производстве дополнительного следствия возникает, когда необходимо предъявить обвиняемому другое обвинение, связанное с ранее

1 Если одно из нескольких обвинений не подтверждается, то ранее

предъявленное обвинение прекращается в этой части; если возникают основания для привлечения в качестве обвиняемых новых лиц, для дополнения или изменения обвинения, то выносятся соответствующие постановления, предъявляются обвиняемым с разъяснением их прав, и после чего они допрашиваются (ст.ст. 148- 151. 154 УПК).

149

предъявленным, либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении (п.З ст.232 УПК). Фактически речь идет о дополнении обвинения или его изменении.

Например, кассационной инстанцией был отменен приговор в отношении Савельева и др., осужденных по п.«а» ст. 102 УК РСФСР и дело возвращено для производства дополнительного следствия. Суд указал в определении о необходимости переквалификации действий обвиняемых на ст. 103 УК РСФСР, если не будет установлен мотив совершения преступления, а также о необходимости расследования других эпизодов преступной деятельности ‘.

По смыслу уголовно-процессуального закона понятие «другое обвинение» представляет собой новый, различный по степени тяжести обвинения другой эпизод преступной деятельности, вместе с тем связанный с ранее предъявленным обвинением. Имеется в виду такая связь, которая означает невозможность полно, всесторонне и объективно выяснить фактические обстоятельства по каждому обвинению без их совместного исследования или, когда другое обвинение может вызвать изменение квалификации вменявшегося в вину деяния.

Так, после изменения обвинения (например, со ст. 120 на ч.4 ст. 117 УК РСФСР) органы предварительного следствия в соответствии со ст. 154 УПК обязаны предъявить обвиняемому новое обвинение с соблюдением требований ст.ст.143, 144 и 148 УПК и допросить его по новому обвинению. Несоблюдение следователем указанных требований
закона обоснованно

Гетьман Н., Никитский Л. Показательное убийство // Общество. -1998.-№44-8-15 ноября.

150 влечет возвращение дела для производства дополнительного
следствия. Подтверждением этому может быть определение № 74-092-1 по делу Губара1.

Необходимость изменения обвинения требует производства дополнительного следствия, если такое изменение ухудшает положение обвиняемого, происходящее при изменении обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по своим фактическим обстоятельствам от деяния, указанного в обвинительном заключении.

Существенное изменение обвинения также требует производства дополнительного следствия независимо от того, будет ли лицо привлечено к уголовной ответственности за равное по тяжести или даже за менее тяжкое преступление. Это объясняется тем, что существенное изменение формулировки обвинения затрудняет реализацию права обвиняемого на защиту, ухудшает его положение, так как при этом происходит изменение формулировки содеянного, то есть касается оценки обстоятельств, охватываемых признаками состава преступления.

Уголовно - процессуальный закон не дает определения, что значит «более тяжкое обвинение». Пленум Верховного Суда РФ разъясняет, что более тяжким считается обвинение, квалифицированное по закону, предусматривающему более строгое наказание либо влекущее иные неблагоприятные уголовно - правовые последствия. Существенно отличающимся от первоначального по фактическим обстоятельствам следует считать такое обвинение, которое связано с вменением другого преступления, изменением формулировки обвинения, нарущающими право обвиняемого на защиту 2.

См.: обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 4 квартал 1992 г. // Информационный бюллетень Следственного Комитета при МВД РФ. - 1993.- №3(76).-С. 123.

2 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от

08 декабря 1999 г. № 84 «О практике применения судами законодательства,

151

По нашему мнению, в данном случае следует исходить из сравнительной тяжести прежнего обвинения и вновь предъявляемого. В литературе приводятся аналогичные рекомендации ‘.

Представляется, что предъявлению обвинения при производстве дополнительного следствия, в качестве одной из возможных ситуаций, могло предшествовать установление процессуального положения лица, в отношении которого суд возбуждал уголовное дело в порядке ст.256 УПК.

Данная норма предусматривала два возможных варианта решения, когда при судебном разбирательстве будут установлены обстоятельства, указывающие на совершение преступления лицом, не привлеченным к уголовной ответственности. В первом случае суд, не приостанавливая разбирательства, возбуждал уголовное дело в отношении нового лица и направлял необходимые материалы для производства предварительного следствия. Во втором случае, вновь возбужденное дело находилось в связи с рассматриваемым и их раздельное разрешение не представлялось возможным, поэтому суд и возвращал дело для производства дополнительного следствия.

Однако, как отмечает Конституционный Суд Российской Федерации, возбуждение уголовного дела как проявление функции уголовного преследования, которое должно осуществляться одной из сторон в состязательном процессе, а именно государственным обвинителем и (или) потерпевшим, не относится к судебной деятельности по осуществлению правосудия и не может быть возложено на суд, так как это противоречит принципам независимости, объективности и беспристрастности
в

регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования» // Российская газета. - 1999. - 16 декабря.

1 См. об этом: Фаткуллин Ф.Н. Изменение обвинения. - М.: Юрид.

литература, 1971. - С.52-59; о понятии более тяжкого обвинения см. также п.9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. №1 «О судебном приговоре» // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 1961-1996. - С.376-388.

152 судопроизводстве. По этим же причинам в любом случае на суд не должно возлагаться и принятие решения о возбуждении уголовного дела в качестве возможного условия для направления им дела на дополнительное расследование в случае возникновения оснований для привлечения к уголовной ответственности нового лица, как это предусмотрено ч.2 ст.256 и допускается в соответствии с п.4 ч.1 ст.232 УПК РСФСР ‘.

Между тем, установлению процессуального положения указанного лица при производстве дополнительного следствия, определению объема его прав и обязанностей было посвящено немало работ известных процессуалистов, которые, однако, так и не пришли к единому мнению.

Одни авторы считали это лицо подозреваемым 2, другие были склонны видеть в нем обвиняемого 3, третьи предлагали суду принять на себя функции обвинения, то
есть, вынося определение о привлечении нового лица к

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П.Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации (от 14 января 2000 г.) // Российская газета. - 2000. - 02 февраля.

Чувилев А. Подозреваемый или обвиняемый ? // Советская юстиция. -1967.- №22. - СИ; Галкин И.С., Кочетков В.Г. Процессуальное положение подозреваемого. - М., 1968. - С.4; Берзин А. Возбуждение уголовного дела при судебном разбирательстве // Советская юстиция. - 1975.- №21. - С.7-8; Каретников А.С. Производство по делу, возвращаемому для дополнительного расследования. -Саратов, 1978. -С.155.

3 Гальперин И.М. Указанная работа. - С. 157; Строгович М.С. Курс

советского уголовного процесса. - М., 1968, т.1. - С.276-277; Ларин А. Привлечение к уголовной ответственности в стадии судебного разбирательства // Советская юстиция - 1978.- №1. - С.20-21; Стецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. - М.: Юрид. литература, 1988. -С.213-215; Петуховский А.А. Направление уголовных дел на дополнительное расследование и проблемы повышения качества дознания и предварительного следствия. - М.: Академия МВД СССР, 1990. - С.79.

153 уголовной ответственности, предъявлять ему и обвинение в
совершении преступления ‘.

Очевидно, что при этом новое лицо не являлось свидетелем, поскольку судом выносилось определение, где указывались обстоятельства совершения этим лицом преступления. Поэтому довольно сложно было соглашаться с позицией группы авторов, которые признавали за новым лицом статус обвиняемого. Следуя их рассуждениям можно было прийти к выводу о том, что, если возбуждение дела в порядке ст.256 УПК тождественно привлечению лица к уголовной ответственности, то принять это решение можно лишь при наличии таких обстоятельств, которые требуются установить к моменту предъявления обвинения.

В частности, А.Ларин утверждал, что определение в порядке ст.256 УПК суд выносит при наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения в совершении преступления новому лицу 2.

Однако такой вывод противоречил тем положениям уголовно - процессуального закона, в соответствии с которыми, основаниями к возбуждению уголовного дела являются фактические данные, достаточные для предположения о совершении деяния, подпадающего под признаки того или иного преступления.

Положение о том, что суд в порядке ст.256 УПК возбуждал дело, а не привлекал новое лицо к уголовной ответственности, можно аргументировать тем, что в указанных случаях он возвращал дело для производства дополнительного следствия с целью привлечения к уголовной ответственности другого лица (п.4 ст.232 УПК). Если бы при этом суд привлекал его сам, то не было бы смысла возвращать дело для производства

1 Филатов Д.П. Привлечение к уголовной ответственности новых лиц

при направлении дела на доследование // Правоведение. - 1965.- №1. - С.110. Ларин А. Указанная работа. - С.21.

154 дополнительного следствия именно по этому основанию. Более того, на суд не могут быть возложены обвинительные функции.

Так, Конституционный Суд Российской Федерации признал, что на суд не может быть возложено выполнение каких бы то ни было функций, не согласующихся с его положением органа правосудия, что возбуждение уголовного преследования и поддержание обвинения перед судом является задачей специальных органов - дознания, предварительного следствия и прокуратуры, тогда как суд обязан объективно оценивать законность и обоснованность выдвигаемого против лица обвинения, проверяя результаты их деятельности, а также рассматривая жалобы на действия и решения должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство на досудебных стадиях ‘.

Кроме этого известно, что лицо привлекается в качестве обвиняемого при производстве предварительного расследования, равно как и при производстве дополнительного следствия в соответствии с требованиями ст.ст. 143-152 УПК, устанавливающих основания и порядок предъявления обвинения. Однако определение суда о производстве дополнительного следствия с целью привлечения к уголовной ответственности нового лица, не отвечало требованиям уголовно - процессуального закона, предъявляемым к постановлению о привлечении лица в качестве обвиняемого.

Как отмечает далее Конституционный Суд, не имеет конституционных оснований и содержащееся в ч.4 ст.256 УПК полномочие суда при возбуждении уголовного дела в отношении нового лица применить к нему меру пресечения, поскольку в таких случаях это сопряжено непосредственно

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П.Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации (от 14 января 2000 г.) // Российская газета. - 2000. - 02 февраля.

155 с обоснованием самим судом подозрения в совершении преступления, что является всецело функцией уголовного преследования.

Из изложенного следует, что в случаях, когда суд в процессе рассмотрения уголовного дела приходит к выводу о наличии фактических данных, свидетельствующих о признаках преступления, он должен, воздерживаясь от утверждений о достаточности оснований подозревать конкретное лицо в совершении преступления и формирования обвинения, направлять соответствующие материалы для проверки поводов и оснований к возбуждению уголовного дела в органы, осуществляющие уголовное преследование.

Следует отметить, что на эту же позицию ориентирована и судебная практика ‘.

Подводя итог изложенному, необходимо подчеркнуть, что если обвинение, предъявленное при производстве предварительного следствия, не претерпевает изменений в процессе дополнительного следствия, то его повторное предъявление не требуется. Возвращением дела для производства дополнительного следствия выводы следователя и результаты предварительного расследования не аннулируются, а нуждаются в определенном процессуальном дополнении в рамках предъявленного обвинения или дальнейшем его изменении.

Перепредъявление обвинения в его прежней формулировке в процессе дополнительного следствия ничего не дает в процессуальном смысле, кроме необоснованного повторения процессуальных действий, не соответствующих порядку и правилам изменения и дополнения обвинения, закрепленным в ст. 154 УПК.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 8 декабря 1999 г. № 84 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования». - Российская газета. - 1999. - 16 декабря.

156

Обвинение, сформулированное следователем в первоначальном постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, может затем неоднократно изменяться, в частности, прокурором, судьей или судом в выносимых ими процессуальных актах. В этих случаях, по нашему мнению, за отправное должно приниматься не первоначальное, а измененное обвинение. В связи с этим целесообразно перепредъявить обвинение даже, если вновь при производстве дополнительного следствия полностью подтвердится первоначально предъявленное.

На наш взгляд, при возвращении судьей или судом дела для производства дополнительного следствия подсудимый утрачивает свой прежний статус и опять становится обвиняемым, так как обвинение в совершении преступления с него не снято, а также обвинительное заключение не является несостоятельным по причине того, что дело не нашло своего разрешения в судебном разбирательстве.

3) Участие защитника при производстве дополнительного следствия

Конституционные гарантии защиты прав личности в соответствии с международными правовыми актами ‘, стали в последнее время значительно шире обеспечиваться во всех сферах деятельности. Не стала исключением и уголовно- процессуальная деятельность защитника при производстве предварительного следствия, которая была и остается предметом пристального внимания и исследования многих ученых-процессуалистов 2.

1 Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод (перевод с английского: Council of Europe). - Strasboirg, 1993. - 62 с.

2 Макарова Э.В. К вопросу об участии адвоката на предварительном следствии // Правоведение - 1968.- №1. - С. 101; Элькинд П. Некоторые вопросы защиты в советском уголовном процессе // Советская юстиция - 1968.- №9. - С.12; Бойков А., Карнеева Л. Об участии защитника на предварительном следствии //

157

Между тем, участие и роль защитника при производстве дополнительного следствия недостаточно исследованы, в то время, как его участие в данном производстве следует рассматривать как одну из гарантий установления истины и обеспечения законности по делу.

Согласно ст.47 УПК, защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения - с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения.

Нет особой необходимости доказывать, что участие защитника при производстве предварительного расследования, как правило, переходит и на производство дополнительного следствия, если обвиняемый (подсудимый или осужденный) не отказался от своего защитника (ст.50 УПК).

Эффективность защиты при производстве дополнительного следствия зависит от предыдущего участия защитника в деле. Его замена при данном производстве должна следовать только с согласия обвиняемого. При этом каждое из обстоятельств, вызвавших замену защитника, должно быть соответствующим образом отражено в деле.

Советская юстиция - 1970.- №18. - С. 19; Саркисянц Г.П. Процессуальное положение защитника. - Ташкент: Изд-во «Наука», 1967. - С.37-58; Стецовский Ю. Отказ обвиняемого от защитника // Советская юстиция -1970.- №14. - С.77-82; Сухарев И. Заявление адвокатами ходатайств в стадии предварительного следствия // Советская юстиция - 1971.- №9. - С.21; Малев И., Быховский И. Участие защитника в производстве следственных действий // Советская юстиция - 1973.- №18. - С.23; Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. - М.: Изд-во Московского университета, 1972. - С.95-97; Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. - М., 1984. - С.27-32; Петуховский А.А. Указанная работа. - С.81; Мельниковский М. Окончание предварительного расследования: тактика адвоката // Российская юстиция - 1993.- №19.-С.14.

158

Отказ от ранее участвовавшего защитника обычно фиксируется в протоколе дополнительного допроса обвиняемого, а если есть письменное заявление или ходатайство обвиняемого, то оно приобщается к материалам дополнительного следствия. Во всяком случае следователь обязан выяснить у обвиняемого действительные мотивы такого отказа, дополнительно его допросив об этом.

Между тем, руководящие разъяснения Верховного Суда РФ обязывают следователя различать отказ от помощи защитника вообще и от назначенного защитника в частности, поскольку в указанных случаях могут наступить различные процессуальные последствия ‘.

Отказ обвиняемого от защитника при производстве предварительного расследования или в судебном заседании нельзя считать препятствием к приглашению, или назначению защитника при дополнительном следствии. Иными словами, следователь, приняв к своему производству возвращенное для дополнительного следствия дело, обязан выяснить у обвиняемого желает ли он реализовать свое право на защиту, то есть воспользоваться услугами защитника (ст.48 УПК). По нашему мнению, следователь должен это выяснить немедленно, то есть после принятия дела к своему производству, особенно, когда очевидно, что при производстве дополнительного следствия нет необходимости перепредъявлять обвинение и дополнительно допрашивать обвиняемого.

Кроме этого, одним из процессуальных способов предложения обвиняемому воспользоваться услугами защитника, является процедура окончания дополнительного следствия, когда следователь разъясняет обвиняемому его право на ознакомление со всеми материалами дела, как лично, так и с помощью защитника (ст.201 УПК).

См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. - 1972.- №5. - С.9; то же. -1989.- №9.- С.5-6.

159

Однако защитник может появиться в процессе «слишком поздно» ‘ по причине того, что некоторые следователи искусственно сближают момент предъявления обвинения (когда его перепредъявление необходимо - прим. 0.3.) с моментом окончания предварительного (или дополнительного - прим. О.З.) следствия и предъявления обвиняемому и его защитнику всех материалов дела.

При возвращении судьей или судом дела для производства дополнительного следствия подсудимый утрачивает свой прежний статус и опять становится обвиняемым, так как обвинение в совершении преступления с него не снято, а также обвинительное заключение не является несостоятельным по причине того, что дело не нашло своего разрешения в судебном разбирательстве. Если обвинение существует, то лицо, которому оно предъявлено вправе продолжать пользоваться помощью защитника и нет оснований лишать его такого права. Если защитник уже допущен к участию в деле (например, со стадии судебного разбирательства) и это решение не отменено, то нет оснований препятствовать его участию при производстве дополнительного следствия.

Если защитник ранее не участвовал в процессе, то при производстве дополнительного следствия его приглашение или назначение должно следовать на общих основаниях. Как уже отмечалось, вряд ли может вызвать возражение целесообразность участия при производстве дополнительного следствия того защитника, который уже участвовал в деле, а не нового. Ведь принимавший участие при предварительном расследовании и в судебном разбирательстве защитник знаком со всеми материалами дела, с позицией своего подзащитного, с основаниями возвращения дела для производства дополнительного следствия и, соответственно, может оказать обвиняемому

Более подробно об этом см.: Козин М., Склярский И. Адвокат на предварительном следствии // Соц. законность - 1971. - № 3. - С.28-30.

160 более эффективную помощь. К тому же зачастую дела возвращаются для производства дополнительного следствия по ходатайству обвиняемого и его защитника.

Например, согласно проведенным нами исследований, по ходатайству обвиняемого и его защитника было возвращено для производства дополнительного следствия 11,2 % дел о преступлениях, совершенных организованными группами, причем, прокурором возвращено 2,9 % дел, судьей - 1,6 %, судом - 6,7 %. В своих ходатайствах защитники просили провести дополнительные следственные действия, выяснить обстоятельства, смягчающие обвинение, переквалифицировать действия своих подзащитных, изменить меру пресечения, ставили иные вопросы, подлежащие выяснению при производстве дополнительного следствия.

В связи с этим, можно привести имеющуюся точку зрения о том, что обоснованное и своевременное ходатайство адвоката способствует устранению недостатков предварительного следствия, защите законных интересов обвиняемого, предупреждает судебные ошибки ‘. С данным утверждением нельзя не согласиться.

Например, дело по обвинению Фархадова и Жеребцова в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 145, ч.З ст. 195, ч.2 ст.206 УК РСФСР, было возвращено повторно судьей для производства дополнительного следствия по ходатайству одного из защитников. При этом в своем постановлении судья указал на необходимость проведения дополнительных следственных действий, которые ранее были проведены с участием обвиняемого, но без уведомления его
защитника . Между тем,

Чевтайкин М., Власов В. Заявление адвокатами ходатайств о возвращении уголовных дел для дополнительного расследования // Советская юстиция. - 1979.- №8 - С.21.

2 Архив Постоянной сессии Калужского областного суда за 1997 г.,

дело№ 1-12/97.

161

действительно, о предстоящих следственных действиях защитник должен быть уведомлен ‘. Кроме этого, судебная практика признает грубейшими нарушениями уголовно-процессуального закона факты неизвещения защитника о планируемых следственных действиях вопреки требованиям (просьбам) об этом адвоката 2.

Как известно, после принятия следователем дела к производству дополнительного следствия, защитник, на основании ст.ст.47, 51, 202-204 УПК, имеет право присутствовать при всех следственных действиях с участием своего подзащитного, задавать вопросы свидетелю, потерпевшему, эксперту, специалисту, обвиняемому и ходатайствовать о занесении в протокол данных, имеющих значение для дела, присутствовать также при перепредъявлении обвинения, вправе делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записи в протоколе дополнительного следственного действия, знакомиться со всеми материалами дела по окончании дополнительного следствия, включая и те, с которыми уже ознакомился по окончании предварительного расследования.

Эти права позволяют защитнику не только непосредственно воспринимать сам процесс дополнительных следственных действий, что очень важно, но и выяснить существенные обстоятельства по делу, оправдывающие обвиняемого или смягчающие его ответственность, а также процессуальные нарушения при данном производстве, получая тем самым возможность существенно влиять на ход дополнительного следствия.

Так, по делу Овчинникова и др., обвинявшихся в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст. 126 УК РФ, защитник в судебном заседании заявил обоснованное ходатайство об отсутствии в деле постановления о возбуждении
уголовного дела, что было признано

Бюллетень Верховного Суда РСФСР. - 1990.- №2. - СЮ. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1997.- №2. - С. 18.

162 существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Дело было повторно возвращено для производства дополнительного следствия .

Прокурор, получив ходатайство одного из защитников о наличии в процессуальных документах не оговоренных следователем исправлений, повторно возвратил дело по обвинению Мосина и Казакова в совершении преступления, предусмотренного п.п.«а», «б», «в», ч.З ст.228 УК РФ для производства дополнительного следствия 2.

Кроме этого, сам защитник является субъектом доказывания и может влиять на ход как дополнительных следственных действий, так и дополнительного следствия в целом 3. Здесь предполагается представление им доказательств, в том числе полученных от своего подзащитного (ч.2 ст.70 УПК) или истребование через юридическую консультацию документов: справок, характеристик и тому подобного, имеющих доказательственное значение.

Между тем, не все защитники достаточно добросовестно относятся к выполнению своих обязанностей, допуская в процессе дополнительного следствия немало ошибок. Это выражается в неоправданной спешке в работе с подзащитным, поверхностном изучении материалов дела, которые ко всему прочему могут быть не полностью подшиты, не пронумерованы, не иметь полной описи, а также не в одновременном, в один и тот же день, выполнении требований ст. 148 (предъявление обвинения) и ст.201-204 УПК (ознакомление обвиняемого и его защитника со всеми материалами дела, а также заявление ими ходатайств о дополнении следствия). Вместе с тем

Архив Боровского районного народного суда Калужской области за 1997 г., дело № 1-164/97.

2 Архив Нарофоминского районного народного суда Московской области за 1997 г., дело № 1-413/97.

3 Эту проблему, в частности, рассматривал в своей работе В.Гольдинер. См.: Процесс доказывания и обязанности защиты // Советская юстиция. - 1968.- №11. -С.15-16.

163 данные замечания не входят в предмет нашего исследования,
поэтому акцентировать на них дальнейшее внимание не целесообразно.

Следует отметить, что еще хуже поступают следователи, которые, недооценивая положительный характер участия защитника при дополнительном следствии и пользуясь, в определенном смысле, ограниченными сроками данного производства, стремятся в нарушение закона закончить производство по делу без его участия (исключая случаи обязательного участия в деле защитника). Однако формально в их действиях нет нарушений УПК, так как следователи разъясйяют обвиняемому право на защиту, но одновременно могут не известить его о том, что, например, родственники заключили соглашение с адвокатом, или требуют явки защитника для ознакомления с материалами дела в день передачи такого требования, не считаясь с тем, что защитник занят в другом производстве по делу. Это отрицательно сказывается не только на качестве дополнительного следствия и уголовного судопроизводства в целом, но и на осуществлении конституционного права граждан на защиту.

§ 3. ОКОНЧАНИЕ ПРОИЗВОДСТВА ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

Дополнительное следствие имеет такие же виды окончания, что и предварительное следствие, выражающиеся в составлении обвинительного заключения, в вынесении постановлений о направлении дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера или прекращении дела (ст. 199 УПК).

Каждый вид окончания дополнительного следствия имеет свой порядок и особенности.

164

Так, составлению обвинительного заключения предшествует уведомление следователем потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей о том, что дополнительное следствие окончено производством и одновременное разъяснение, что они вправе ознакомиться с материалами дела (ст.200 УПК).

Непосредственно ознакомление с материалами дела имеет место только в случае поступления от вышеназванных лиц устного или письменного ходатайства. При этом гражданский ответчик или его представитель знакомятся лишь с материалами, относящимися к заявленному иску.

Об окончании дополнительного следствия указанные участники уголовного судопроизводства извещаются письменным уведомлением, посредством которого разъясняется их право на ознакомление со всеми материалами дела. Уведомление делается с таким расчетом, чтобы лицо, которому оно адресовано, могло своевременно сообщить следователю о своем желании знакомиться с материалами дела и вовремя прибыть к месту ознакомления.

Представляется, что в уголовном деле должны находиться документы, свидетельствующие о факте и времени уведомления участников уголовного процесса об окончании следствия (копия письма, телеграммы, телефонограммы, протокол объявления об окончании предварительного следствия).

Однако закон не обязывает потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей знакомиться с материалами дела. Это их право и реализуют они его по своему усмотрению.

Положения, закрепленные в ст.200 УПК, должны применяться и при окончании дополнительного следствия. Однако, как показало изучение 136 дел о преступлениях, совершенных организованной группой, по которым производилось дополнительное следствие, положения указанной нормы не

165 всегда выполняются следователями. По 2,3 % дел данной категории, потерпевшие не были уведомлены об окончании дополнительного следствия, несвоевременно были уведомлены потерпевшие по 27,1 % дел, в том числе по 3,5 % - после ознакомления обвиняемого с материалами дела, хотя требования ст.200 УПК по этим делам были выполнены в полном объеме при производстве предварительного следствия.

Следует отметить, что промежуток между сроком направления уведомления в адрес потерпевшего и моментом направления дела прокурору составлял порядка от одного до трех дней, что практически лишало заинтересованное лицо возможности в достаточной степени ознакомиться с делом. Подобные факты свидетельствуют о том, что следователи не придают должного значения реализации прав потерпевшего при производстве дополнительного следствия, что несомненно является существенным нарушением уголовно- процессуального закона. Однако лишь по трем, из указанных выше дел, нарушения требований ст.200 УПК явились основанием их возвращения прокурором и судом для производства дополнительного следствия.

Например, дело по обвинению Ваулина, Лешкова и др. в совершении ими ряда преступлений, было обоснованно возвращено судом для производства дополнительного следствия, так, как потерпевшие не были ознакомлены со всеми материалами дела по окончании предварительного следствия. Постановление о прекращении дела в отношении двух обвиняемых было вынесено следователем в тот же день после ознакомления потерпевших с материалами дела. Суд признал это существенным нарушением прав потерпевших, поскольку они были лишены возможности обжаловать постановление следователя ‘.

См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 2 квартал 1997 г.) // Бюллетень Следственного комитета при МВД РФ. - 1998. - №1(94). - С.159.

166

Безосновательными и противоречащими закону являются также действия следователя, обеспечивающие преждевременный отказ потерпевшего знакомиться с материалами дела по окончании дополнительного следствия, фиксируемый в постановлении о признании лица в качестве потерпевшего или протоколе допроса потерпевшего. Согласно ст. 136 УПК в постановлении о признании потерпевшим делается отметка о разъяснении потерпевшему прав, закрепленных в ст.53 УПК, а не об отказе в их реализации. И более того, желание ознакомиться с делом в соответствии со ст.200 УПК должно выясняться у потерпевшего не в процессе производства дополнительного следствия, а при его окончании.

Эти важнейшие требования уголовно-процессуального закона должны, безусловно, соблюдаться, так как одним из неотъемлемых прав участников процесса является заявление ими ходатайств, в том числе и о дополнении следствия. Если ходатайства могут иметь значение для дела, то необходимо их обязательное удовлетворение. В случае отказа следователь выносит мотивированное постановление, о чем объявляет заявителю (ст. 131 УПК). Причем постановление выносится в обязательном порядке, независимо от того, заявлялось ли подобное ходатайство раньше. Следует заметить, что при производстве дополнительного следствия это не всегда выполняется следователями.

Так, по делу Шалаева и др., обвинявшихся в совершении преступления, предусмотренного п.«а», ч.З ст. 158 УК РФ, при ознакомлении с материалами дела после окончания дополнительного следствия, защитник обвиняемого заявил ходатайство об изменении меры пресечения в отношении своего подзащитного и переквалификации его действий в предъявленном обвинении. Следователь в письменной форме уведомил защитника об имевшем место еще при производстве предварительного следствия аналогичном ходатайстве и

167 вынесенном тогда другим следователем постановлении об отказе в его удовлетворении ‘.

Представляется, что в данном случае действия следователя, производившего дополнительное следствие, не совсем обоснованы. Наличие в деле постановления об отказе в удовлетворении ходатайства защитника, заявленного ранее, не служит законным основанием для отказа вновь заявленного ходатайства и не ограничивает защитника в его праве на такое заявление. Например, по аналогии, отказ суда в удовлетворении заявленного ходатайства не ограничивает права лица, которому отказано в ходатайстве заявить его в дальнейшем, в зависимости от хода судебного разбирательства (ч.З ст.276 УПК).

Обязательность соблюдения следователем требований ст.200 УПК обусловлена и тем, что в зависимости от результатов дополнительных следственных и иных процессуальных действий, поведения остальных участников процесса, физического и психического состояния потерпевшего и других факторов, его мнение и показания по делу могут претерпеть изменения. По истечении некоторого времени потерпевшие, да и свидетели могут изменить свое отношение к преступлению и лицу, его совершившему зачастую не без влияния противоположной стороны, особенно по делам о преступлениях, совершенных организованной группой. Аналогичная трансформация происходит и с некоторыми свидетелями, чьи показания по делу особенно важны. Практика и научные публикации подтверждают сказанное 2.

Архив Обнинского городского народного суда Калужской области за 1998 г., дело № 1-530/98.

2 Кореневский Ю. Исследование доказательств, изменившихся в

судебном разбирательстве // Советская юстиция - 1992.- №5 - С.8; Власов В.В. Некоторые основания направления судом дел для дополнительного расследования // Советская юстиция. - 1976. - №22. - СЮ; Николаев Н. О проблемах борьбы с организованной преступностью // Соц. законность. - 1988. - №6. - С.34.

168

Так, в некоторых случаях неознакомление с материалами дела в силу различных причин приводило к изменению потерпевшими своих показаний в суде, особенно это относится к делам о преступлениях, совершенных организованной группой ‘.

После ознакомления потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей с материалами дела, следователь объявляет обвиняемому, что дополнительное следствие по его делу окончено и он может ознакомиться с материалами дела как лично, так и с помощью защитника.

Выполняя требования ст.201 УПК, следователь обязан вновь ознакомить обвиняемого и его защитника со всеми материалами дела в полном объеме. После чего обвиняемый вправе (но не обязан) ознакомиться с материалами первоначального следствия, которые следователь обязан ему предоставить. Ознакомление с материалами дополнительного следствия, равно как и со всеми материалами дела, обвиняемый и его защитник вправе осуществлять как совместно, так и раздельно (ст.201 УПК), о чем составляется соответствующий протокол (ст.203 УПК). Однако, как показали исследования, требования вышеупомянутых норм следователями не всегда применяются правильно.

Так, суд в своем определении по делу Иванова и Богданова справедливо отметил, что если обвиняемый и его защитник по окончании дополнительного следствия ходатайствовали, чтобы при выполнении требований ст.201 УПК, их знакомили со всеми материалами дела совместно, а следователь произвел ознакомление обвиняемого и его защитника раздельно, то такое нарушение права обвиняемого на
защиту является

1 Никулин С. Достаточно ли правовых средств в борьбе с организованной преступностью // Соц. законность. - 1989. - №2. - С.50-51; Малиновский А., Рубан А., Фролов А., Воронцов Ю. Организованная преступность (обзор откликов) // Там

169

существенным и влечет за собой повторное возвращение дела для дополнительного следствия ‘.

После выполнения требований уголовно-процессуального закона, предусмотренных ст.200-204 УПК, следователь составляет обвинительное заключение (ст.205 УПК).

Составлять новое обвинительное заключение после производства дополнительного следствия необходимо, если дело направляется прокурору для его утверждения (ст.207 УПК).

При составлении обвинительного заключения по делу следователь оперирует значительным объемом процессуальных и иных документов, собранных не только при предварительном расследовании, но и при производстве дополнительного следствия.

Совокупность всех доказательств, содержащихся в деле и подтверждающих обстоятельства совершения преступления, виновность обвиняемого и мотивы преступления, обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого и характеризующие его личность, а также характер и размер ущерба, причиненного преступлением (ст.68 УПК), должны лечь в основу обвинительного заключения .

Составляя обвинительное заключение некоторые следователи делают в нем акцент на выполнение ими следственных и иных процессуальных действий в соответствии с указаниями прокурора, постановлением судьи либо

же. - С.52; Подольная Н. Доказывание по делам о преступлениях организованной группы // Советская юстиция. - 1990. - №2. - С.24

1 Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 4 квартал 1996 г. // Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД РФ. - 1997. - №1(90).-С.148.

2 Более подробно об этом см.: Белозеров Ю.Н., Ефимичев СП. Обвинительное заключение в уголовном процессе. - М.: Академия МВД РФ, 1992. - С.56; Ефимичев СП. Правовые и организационные вопросы окончания предварительного расследования с обвинительным заключением. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1977.-С.31.

170 определением суда. Представляется, что этого делать не следует, так как обвинительное заключение - это не отчет следователя перед органом, возвратившим ему дело для производства дополнительного следствия и принимающим дальнейшее решение по поступившему от следователя делу. Обвинительное заключение должно быть составлено в строгом и точном соответствии требованиям уголовно-процессуального закона.

Необходимо отметить, что при составлении обвинительного заключения следователь вправе использовать показания свидетелей, потерпевших и других участников процесса, впервые допрошенных как в судебном заседании, так и при производстве дополнительного следствия, а также делать ссылки на заключения эксперта, акты ревизий и документальных проверок, и другие доказательства, установленные как в судебном разбирательстве, так и при производстве дополнительного следствия.

Представляется, что по окончании дополнительного следствия вместе с обвинительным заключением вновь должны составляться и приложения к нему (ст.206 УПК), что является особенностью окончания данного производства. Это обусловлено тем, что список лиц, подлежащих, по мнению следователя, вызову в судебное заседание, может претерпеть значительные изменения по количеству обвиняемых, потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков, их представителей, а также свидетелей, экспертов, специалистов, переводчиков.

Перечень лиц, подлежащих вызову в судебное заседание может варьироваться и зависит, прежде всего, от мнения следователя, который решает кого действительно необходимо допросить в суде, а не всех допрошенных как при производстве предварительного расследования, так и дополнительного следствия.

171

Количественный состав лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, зависит как от объективных обстоятельств (например, смерть одного из потерпевших, свидетелей, обвиняемых или отказ лица от заявленного иска), так и от субъективных, когда, например, круг свидетелей определяется следователем с учетом значимости их показаний Для всестороннего и объективного исследования всех обстоятельств дела.

Также обязательной корректировки потребуют справки о сроках следствия; в определенных случаях и данные об избранных мерах пресечения, с указанием времени содержания под стражей; о вещественных доказательствах; о гражданском иске, о принятых мерах по его обеспечению и возможной конфискации имущества; о судебных издержках и др. Поэтому обязательность составления нового приложения к обвинительному заключению не вызывает сомнений.

После подписания следователем обвинительного заключения дело направляется прокурору, который, руководствуясь требованиями ст.214 УПК, утверждает своей резолюцией обвинительное заключение и направляет дело в суд(ст.217УПК).

По данным статистической отчетности ГИЦ МВД РФ (форма 1-Е), по результатам дополнительного следствия в 1995 году в суд было повторно направлено 78,9 % дел от общего числа возвращенных прокурором и судом; в 1996 г. - 80,7 % дел; в 1997 г. - 78,9 % дел; в 1998 г. - 80,5 % дел; в 1999 г. -82,3 % дел.

Согласно проведенным нами исследований, из 136 дел, возвращенных для производства дополнительного следствия, вновь направлено в суд с обвинительным заключением 90,4 % дел (из числа, возвращенных прокурором - 47 % дел; судьей - 8,1 % дел; судом - 35,3 % дел); кроме этого, возвращено повторно для производства дополнительного следствия прокурором - 1,6 % дел, судом - 2,4 %. Результаты анкетирования
80

172 следователей показали, что после производства дополнительного следствия 88,4 % дел направляется в суд с обвинительным заключением, а 0,9 % дел заканчиваются вынесением постановления о применении мер медицинского характера.

Прекращение дополнительного следствия производится по тем же основаниям, что и при производстве предварительного расследования (ст.ст.5-9, 208 УПК). Вместе с тем, представляется, что в итоговом документе, которым является постановление о прекращении дела, должно отражаться применение следователем мер, направленных на исполнение указаний прокурора, судьи или суда о производстве дополнительных следственных и иных процессуальных действий.

Изучение дел, прекращенных производством по результатам дополнительного следствия, свидетельствует о том, что по большинству из них указания прокуроров, предписания судей и судов о подлежащих установлению обстоятельствах, которые при первоначальном расследовании не выяснялись, были выполнены не в полном объеме. Несмотря на это, прокуроры довольно редко реагируют на преждевременные решения следователя, о чем свидетельствуют единичные случаи отмены подобных постановлений о прекращении дел, возвращавшихся для дополнительного следствия.

Искоренению подобной практики направлены заслуживающие, по нашему мнению, внимания и одобрения предложения ряда ученых о дополнении ст.209 УПК положением о том, что прекращение дела в процессе дополнительного следствия возможно лишь по исполнению всех указаний органа, возвратившего дело для такого производства и, что в результате выполнения данных указаний будут установлены данные, свидетельствующие о наличии обстоятельств, влекущих его прекращение. Прекращение же дела

173 без выполнения указаний прокурора, судьи или суда должно быть основанием отмены такого решения ‘.

Следует отметить, что в большинстве своем дела прекращаются по не реабилитирующим основаниям, в соответствии со ст.ст.6-9, п.2 ст.208 УПК, а, как правило, в связи с изменением обстановки, деятельным раскаянием обвиняемого, а также при недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления. Это свидетельствует о том, что фактические данные о возможности прекращения дел по указанным основаниям имели место и при производстве предварительного расследования, но не были приняты во внимание следователем или же были установлены в процессе дополнительного следствия.

Анализ статистических данных, в том числе и прошлых лет, позволяет сделать вывод о значительном сокращении количества дел, прекращенных после производства по ним дополнительного следствия, по сравнению с существенным ростом, как повторно направленных в суд, так и возвращенных прокурором и судом для производства дополнительного следствия (см.: приложение № 1, таблицы № 5, 7, 9, 11).

Например, в 1967 году 16,6 % дел, возвращенных для производства дополнительного следствия, прекращалось по различным основаниям, в 1988 году эта цифра возросла до 20 % 2. По данным ГИЦ МВД РФ, на протяжении трех лет, с 1995 по 1997 г.г., количество прекращенных дел неизменно росло:

Гальперин И.М. Указанная работа. - С. 163; Каретников А.С. Производство по делу, возвращаемому для дополнительного расследования. -Саратов, 1978. - С. 182; Дубинский А.Я. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования, - Киев, 1975. - С.24; Алексеев В. Прекращение дел, направленных вышестоящими судами на новое расследование // Соц. законность - 1970. - № 8. - С.33.

2 См. об этом: Панченко С. Показатели работы следователей // Соц.

законность - 1968. - №8. - С.36; Петуховский А.А. Направление уголовных дел на дополнительное расследование и проблемы повышения качества дознания и предварительного следствия. - М.: Академия МВД СССР, 1990. - С.82.

174 5,7 %, 6,17 % и 6,8 % соответственно, результаты 1998 года свидетельствуют о некотором снижении, по сравнению с 1997 годом, количества таких дел до 6,5 %, однако по итогам 1999 г. количество прекращенных составило выросло до 7,2 % дел.

Проведенное нами анкетирование 80 следователей показало, что 7,76 % дел прекращается при производстве дополнительного следствия, что в целом, отражает общую тенденцию.

По нашему мнению это обусловлено возросшими требованиями к обоснованности прекращения дел, а также исключением из уголовно -процессуального закона ряда норм, закреплявших некоторые основания для такого прекращения (например, передача лица на поруки или на рассмотрение товарищеского суда).

Как уже ранее отмечалось, производство дополнительного следствия может быть приостановлено в порядке ст. 195 УПК. Однако приостановление дела не может являться видом окончания дополнительного следствия, так как означает временную остановку, задержку ‘ или временный перерыв данного производства. Более того, некоторые авторы небезосновательно считают приостановление дела самостоятельным уголовно-процессуальным институтом и справедливо отграничивают его от института прекращения дел 2. В определенном смысле приостановление производства по делу можно назвать прекращением дела, но только временным, так как в силу ст.ст.195, 198 УПК производство следственных действий, в том числе и дополнительных, по приостановленному делу не допускается.

Ожегов СИ. и Шведова Н.Ю. Указанная работа. - С.596. 2 Решняк М.Г. Деятельность следователя и органа дознания по розыску и установлению местопребывания обвиняемого: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М.: Академия управления МВД РФ, 1998. - С. 13; Кудинов Л.Д. О необходимости уточнения оснований возбуждения и условий приостановления уголовных дел / Процессуальные вопросы предварительного расследования на современном этапе: Сб. науч. тр. (отв. ред. В.С.Шадрин). - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1988. - С.79-81.

175

Определенный интерес к приостановлению дела возникает в тех случаях, когда оно возвращено при наличии оснований для привлечения к уголовной ответственности по делу других лиц, при невозможности выделить о них материалы дела (п.4 ч.1 ст.232 УПК), особенно когда один из обвиняемых скрылся или не установлено его местопребывание.

Если по делу привлечено два или несколько обвиняемых, а основания для приостановления относятся не ко всем обвиняемым, следователь, в зависимости от обстоятельств, вправе выделить и приостановить дело в отношении отдельных обвиняемых или приостановить производство по всему делу (ч.2 ст. 195 УПК).

Результаты изучения нами архивных уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными группами, позволяют сделать вывод о незначительном количестве дел, которые приостанавливаются в процессе дополнительного следствия.

Так, всего приостанавливалось 5,1 % дел, из них по п.1 ч.1 ст.195 УПК -0,7 %, по п.2 - 2,9 %, по п.З - 1,5 % дел. Необходимо отметить, что к их числу относятся и дела, приостановленные по п.З ч.1 и ч.2 ст.195 УПК, и составляющие 1,5 % от общего количества дел.

С сожалением приходится констатировать об отсутствии статистических данных (форма 1-Е) по делам, приостановленным в результате дополнительного следствия. Однако ежегодная разница между количеством возвращенных и законченных производством дел (имеются ввиду повторно направленные в суд и прекращенные) составляет за последние пять лет (с 1995 по 1999 год), в среднем, около 14 % дел. Необходимо заметить, что в это количество входят и дела, переданные по подследственности, а также перешедшие на следующий отчетный период в связи с продлением процессуальных сроков, поэтому имеющиеся данные не в полной мере отражают объективное положение дел.

176 Представляется, что реальное количество приостанавливаемых по Российской Федерации дел, возвращавшихся для производства дополнительного следствия, немногим отличается от вышеупомянутых результатов, полученных при исследовании аналогичной категории архивных уголовных дел.

177 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование дополнительного следствия, проблематики, связанной с его производством, а также его правовых и теоретических основ позволяют сформулировать ряд выводов и предложений, которые могут быть полезны для следственной, прокурорской, судебной практики и представлять интерес как с точки зрения науки уголовного процесса, так и законотворчества, которые сводятся к следующему:

  1. Институт дополнительного следствия - это совокупность норм уголовно - процессуального закона, регулирующих правоотношения, возникшие с момента принятия прокурором, судьей либо судом решения о возвращении дела для производства дополнительного следствия, обязывающего следователя выполнить дополнительные следственные и иные процессуальные действия для устранения допущенных по делу существенных нарушений и неполноты предварительного расследования, и заканчивающиеся направлением дела прокурору для принятия им, соответствующего его полномочиям решения или прекращением уголовного дела следователем.

Правовое регулирование дополнительного следствия представляет собой совокупность норм уголовно - процессуального права, устанавливающих основания и порядок дополнительного следствия, особенности производства дополнительных следственных и иных процессуальных действий в той стадии уголовного процесса, где возможно их выполнение, характер и содержание этих действий, а также правовые отношения, возникающие с момента принятия решения и последующего движении дела от субъекта к субъекту уголовного судопроизводства.

  1. При кодификации, нового уголовно-процессуального закона необходимо установить единую терминологию, относящуюся к институту дополнительного следствия. Так, термин «возвращение» (дела
    для

178 производства дополнительного следствия) предлагается использовать вместо «направление», «передача», а также «дополнительное следствие» вместо «новое расследование», конкретно сформулировав в законе эти понятия. Отмечается недопустимость употребления в литературе термина «доследование» вместо «дополнительное следствие».

  1. Общие условия производства дополнительного следствия - это определенная система правил, рассчитанных, преимущественно, на производство дополнительного следствия, на совокупность следственных и иных процессуальных действий, направленных на выяснение обстоятельств в соответствии с указаниями прокурора, решениями судьи и суда, необходимых для разрешения данного производства в установленные законом сроки.

Представляется, что общими условиями производства дополнительного следствия являются: 1) обязательность производства дополнительного следствия; 2) начало производства дополнительного следствия; 3) установление процессуальных сроков дополнительного следствия; 4) место производства дополнительного следствия; 5) полномочия следователя; 6) привлечение к дополнительному следствию необходимых участников процесса; 7) соединение и выделение дел при производстве дополнительного следствия; 8) протоколирование дополнительных следственных и иных процессуальных действий следователя.

Приведенный перечень общих условий не будет являться исчерпывающим для дополнительного следствия, так как, несмотря на то, что устанавливает наиболее характерные правила для данного производства, может быть дополнен некоторыми общими условиями производства предварительного следствия посредством содержания и характера указаний прокурора, судьи или суда о возвращении дела для дополнительного следствия. Поэтому не
случайно глава 10 УПК берется как исходный

179 правовой материал для установления общих условий
производства дополнительного следствия.

  1. Началом дополнительного следствия является вынесение письменных указаний прокурора, а также постановлений судьи и определений суда о возвращении дела для данного производства.

Дополнительное следствие, как уголовно-процессуальный институт считается законченным, когда дело направляется прокурору для утверждения обвинительного заключения, который в соответствии со ст.214 УПК принимает по делу одно из указанных в данной норме процессуальных решений.

Обстоятельства возвращения дела для производства дополнительного следствия могут считаться и обстоятельствами, подлежащими установлению, выяснению при дополнительном следствии и тем более входить в предмет дополнительного следствия, определение которого дается впервые.

Предмет дополнительного следствия представляет собой совокупность одного или нескольких, подлежащих выяснению обстоятельств, содержащихся в письменных указаниях прокурора и решениях судьи или суда, которые необходимо выполнить следователю при производстве дополнительного следствия.

Целесообразно все основания возвращения дел для дополнительного следствия трансформировать в такие случаи, как неполнота, необъективность, односторонность предварительного следствия, а также существенность нарушений уголовно - процессуального закона, посвятив этому одну из норм УПК.

Доминирующими случаями возвращения дел для дополнительного следствия являются неполнота проведенного следствия и существенные нарушения уголовно-процессуального закона, конкретные основания и обстоятельства образования которых законом не определены. Кроме этого, по

180 нашему мнению, основания возвращения дел для дополнительного следствия, перечисленные в п.п. 3-5 ст.232 УПК, относятся к случаям неполноты следствия и существенного нарушения уголовно-процессуального закона.

Показательно, что из 136 изученных дел о преступлениях, совершенных организованной группой, по 69,1 % (судом - по 32,2 % дел; судьей - 5,8 %; прокурором - 30,8 %), были выявлены неполнота следствия, а по 55,1 % дел (судом - 28,6 %, судьей - 5,8 %, прокурором - 20,7 %) - существенные нарушения уголовно- процессуального закона, что в целом подтверждается и результатами проведенного нами анкетирования следователей и прокуроров.

Следует отметить, что возвращение дел в случае неполноты проведенного следствия занимает главенствующее положение среди остальных итоговых данных, полученных при исследовании. Анализируя сведения из иных источников, можно с полной определенностью сделать вывод о том, что неустановление обстоятельств, образующих неполноту проведенного следствия, на протяжении ряда лет занимает устойчивое положение и не имеет тенденции к снижению.

По нашему мнению, это объясняется отсутствием конкретного перечня существенных нарушений уголовно-процессуального закона, так как неустановление любого из обстоятельств, содержащихся в п.З ч.1 ст.232 УПК, может повлечь за собой или быть следствием подобного нарушения закона, в связи с чем, суды, судьи и особенно прокуроры могут использовать разные основания одного и того же нарушения ‘.

1 Следует отметить, что во многих случаях вышеуказанные нарушения и

недостатки оказались результатом ненадлежащего планирования расследования. По ряду дел не выдвигались и не проверялись все вытекающие из материалов следствия версии. По многим делам исследованию подвергалась лишь одна из них, наиболее реальная по субъективной оценке следователя. Значительное количество дел направлялось в суд с пробелами в исследовании подлежащих доказыванию обстоятельств. При производстве расследования недостаточно эффективно использовались возможности судебных экспертиз. По многим делам не допрошены лица, подлежащие допросу в качестве свидетелей. Причем, многие допросы носили

181

В рамках нашего исследования возвращение дела для дополнительного следствия необходимо рассматривать, как движение дела в обратном направлении - от суда или судьи к прокурору, а далее следователю для производства им дополнительных следственных и иных процессуальных действий.

  1. Необходимо закрепить в УПК обязательное уведомление прокурором, судьей, а также судом потерпевшего и обвиняемого о возвращении им дела для дополнительного следствия.

Исследования выявили довольно стабильную тенденцию увеличения количества дел, возвращенных для дополнительного следствия судьей и судом по сравнению с прокурорами. Вызывает беспокойство обоснованность возвращения дел для дополнительного следствия. По мнению следователей, каждое 4-5 дело возвращается судом, судьей или прокурором не обоснованно. Однако, по мнению последних, суд и судья, в свою очередь, по надуманным основаниям возвращают для дополнительного следствия, в среднем, каждое третье дело.

Поэтому нуждается в процессуальном закреплении право следователя обжаловать решение прокурора о возвращении дела для дополнительного

поверхностный характер, следователи не пытались устранить пробелы и противоречия в показаниях допрашиваемых лиц, в этих целях недостаточно использовалась очная ставка. Несмотря на исключительную важность и высокую потенциальную эффективность осмотра места происшествия как средства сбора и закрепления доказательств, установления подозреваемого, совершения преступления группой лиц, выяснение механизма его совершения, своевременность и качество его производства по ряду дел не соответствовали требованиям закона, что приводило к невосполнимой утрате доказательств. Подобные упущения и недостатки обусловлены, как показали исследования, рядом факторов, относящихся к объективному и субъективному характеру причин (см. также об этом: Токарева М.Е. Современные проблемы законности и прокурорский надзор в досудебных стадиях уголовного процесса: Автореф. дис. докт. юрид. наук. - М.: НИИ ПУЗ и П, 1997.-С.27-32).

182

следствия вышестоящему прокурору с одновременным приостановлением производства по делу.

Кроме этого, предлагается закрепить в УПК положения, касающиеся полномочий начальника следственного отдела при передаче прокурору дела для утверждения обвинительного заключения и в случаях получения от него дела для дополнительного следствия.

Необходимо закрепить в УПК положение о передаче дел из органа в орган для производства дополнительного следствия по сопроводительному письму. Коль скоро правовое регулирование дополнительного следствия затрагивает и систему правоотношений, возникающих между субъектами данного производства, то возникает необходимость и процессуального закрепления сопроводительного документа, посредством которого дело направляется прокурору и от прокурора в суд, а также возвращается ими для дополнительного следствия и с чьей резолюцией, что помогло бы избежать противоречий с другими нормами уголовно-процессуального закона.

Необходимо дополнить ст.209 УПК положением о том, что прекращение дела в процессе дополнительного следствия возможно лишь по исполнении всех указаний органа, возвратившего дело для такого производства, когда в результате выполнения данных указаний будут установлены обстоятельства, влекущие его прекращение. Прекращение же дела без выполнения указаний прокурора, судьи или суда должно быть основанием отмены такого решения.

  1. Целесообразно вынесение прокурором постановления о возвращении дела для производства дополнительного следствия в дополнение к имеющим в законе место письменным указаниям.

  2. Признавая справедливыми решения Конституционного Суда Российской Федерации (постановления № 7-П от 20 апреля 1999 г. и № 1-П от 14 января 2000 г.), представляется целесообразным не лишать суд или судью

183 возможности, при определенных условиях, возвратить
дело для дополнительного следствия.

  1. Обосновывается необходимость в предоставлении законом полномочий надзирающему за следствием прокурору по установлению срока дополнительного следствия, если дело возвращает не судья или суд, а он сам. Также в УПК более целесообразной представляется формулировка «установление» срока содержания под стражей, нежели, чем «продление».

При исчислении установленных законом предельных сроков содержания под стражей необходимо учитывать время, прошедшее с момента направления дела в суд до возвращения его прокурору с решением о производстве дополнительного следствия.

Предлагается обязательное вынесение следователем постановления о принятии дела, возвращенного для дополнительного следствия к своему производству. Срок принятия следователем дела к своему производству должен указывать прокурор в выносимом им постановлении о возвращении дела для дополнительного следствия.

Кроме этого результаты исследований дают основание акцентировать внимание следователей на более качественном выполнении таких следственных и иных процессуальных действий, как назначение экспертизы и определение круга вопросов, разрешаемых экспертом, устранение противоречий по делу посредством проведения очных ставок и дополнительных допросов, участвующих в деле лиц, проведение надлежащим образом осмотра места происшествия, принятие мер к возможной конфискации имущества и возмещении ущерба обвиняемым, своевременное проведение обыска и выемки, установление данных о личности обвиняемого, предоставление обвиняемому защитника, переводчика, соблюдение прав участников процесса, а также
установление предмета доказывания,

184 правильной квалификации действий виновного лица,
недопущения несоответствия выводов обвинительного заключения материалам дела и др.

Таким образом, пробелы законодательства, отсутствие ряда норм, регулирующих производство дополнительного следствия требуют некоторой реконструкции уголовно-процессуального закона и его кодификации с целью повышения качества дополнительного следствия и сокращения количества дел, возвращаемых для данного производства.

. Резюмируя изложенное, необходимо отметить, что разрешение выдвигаемых проблем относительно дальнейшего совершенствовайия и законодательного урегулирования института дополнительного следствия даст положительные результаты, прежде всего, в повышении качества производства предварительного расследования и дополнительного следствия особенно по делам о преступлениях, совершенных организованной группой, а также, при их реализации, в значительной степени сократит необоснованное. возвращение дел для производства дополнительного следствия.

185 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Официальные документы и нормативные акты

1.1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.). 1.2. 1.3. Комментарий к Конституции Российской Федерации. - М.: Изд-во БЕК, 1994, -С.53-202. 1.4. 1.5. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод (перевод с английского: Council of Europe). - Strasboirg, 1993. - 62 с. 1.6.

1.4. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (утвержден Законом РСФСР, принятым 27 октября 1960 г.). 1.5. 1.6. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» в ред. Федерального закона от 18 октября 1995 г. (7 ноября 1995 г.) - СЗ РФ - 1995.-№ 47. - С.4472. 1.7. 1.8. Приказ Генерального прокурора Российской Федерации № 31 от 18 июня 1997 г. «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием». 1.9. 1.10. Указание Генеральной прокуратуры РФ от 10 июня 1992 г. №19/22 «О разграничении подследственности уголовных дел». 1.11. 1.12. Указания Генеральной прокуратуры Российской Федерации №36/15 от 23 июня 1995 г. «Об усилении прокурорского надзора за соблюдением сроков предварительного следствия и содержания обвиняемых под стражей». 1.13. 1.14. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 иЗч.1 ст.232, ч.4 ст.248 и ч.1 ст.258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород (от 20 апреля 1999 г.) // Российская газета. - 1999. - 27 апреля. 1.15. 1.10. Постановление Пленума Верховного Суда № 84 от 8 декабря 1999 г. «О практике применения судами законодательства, регламентирующего

186 направление уголовных дел для дополнительного
расследования // Российская газета. - 1999.- 16 декабря.

1.11. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации №1 от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» // Бюллетень Верховного Суда РФ-1996-№7.

1.12. Инструкция об организации деятельности следственных подразделений органов внутренних дел Российской Федерации (приложение к приказу МВД России № 197 от 15 июня 1992 г.).

1.13. Инструкция по статистической отчетности о следственной работе по форме 1-Е, утвержденной постановлением Госкомстата Российской Федерации от 26 марта 1997 г. № 20. Утверждена совместным приказом Генеральной прокуратуры, МВД, ФСНП России № 30 от 23 мая 1997 г., № 335 от 31 мая 1997 г., № 189 от 26 мая 1997 г. 1.14. 1.15. Декрет о суде № 1 и № 2, 1918 г. (ст.ст.З, 8, 21). 1.16. 1.17. Инструкция НКО «О революционном трибунале» (ст.З) от 19 декабря 1917 г. 1.18. 1.19. Положение о народном суде, 1918 г. 1.20. 1.21. Постановление Совета народных комиссаров «О революционном трибунале печати» от 28 января 1918 г. (ст. 4). 1.22. 1.18. Положение о революционных трибуналах (ст. 12) (принято Декретом ВЦИК и опубликовано 12 апреля 1919 г.).

1.19. Положение о военных следователях (Приказ № 1595 Реввоенсовета Республики от 30 сентября 1919 г.). 1.20. 1.21. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. - 1972. - № 5. - С.9. 1.22. 1.23. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. - 1983. - № 2. - С.11. 1.24. 1.25. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. - 1989. - № 9. - С.5-6. 1.26. 1.27. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. - 1990. - № 2. - СЮ. 1.28. 1.29. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1992.- № 5. - Сб. 1.30.

187

1.25. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1997.- №2.-С.18.

1.26. Бюллетень Следственного комитета при МВД РФ. - 1998. - № 1(94). -С.159.

  1. Книги, монографии, сборники

2.1. Банин В.А. Предмет доказывания в советском уголовном процессе: гносеологическая и правовая природа. - Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1981. - С.47-51. 2.2. 2.3. Басков В.И., Темушкин О.П. Прокурор в суде второй инстанции по уголовным делам. - М.: Юрид. литература, 1972. - С. 113. 2.4. 2.5. Белозеров Ю.Н., Ефимичев СП. Обвинительное заключение в уголовном процессе. - М.: Академия МВД РФ, 1992. - С.56. 2.6. 2.7. Бойков А.Д., Демидов И.Ф. и др. Выявление и устранение следственных ошибок при судебном рассмотрении уголовных дел. - М.: ВНИИ ПУЗ и П, 1990.-С.З-11. 2.8. 2.9. Божье в В.П. Спорные вопросы возбуждения уголовных дел и направления их на доследование. // Уголовный процесс и криминалистика на рубеже веков. Сб. науч. трудов. - М.: Академия управления МВД России, 2000.-С. 15-24. 2.10. 2.11. Бутов В.Н. Уголовный процесс Австрии. - Красноярск: Изд-во Красноярского университета, 1988. - С. 105. 2.12.

2.7. Ванюшкин СВ. Проблема организованной преступности и неотложные меры борьбы с ней // Преступность: стратегия борьбы (Под ред. А.И.Долговой). - М.: Криминологическая ассоциация, 1997. - С. 173. 2.8. 2.9. Васильев В.А. Совершенствование борьбы с организованной преступностью и наркобизнесом // Материалы Всероссийской межведомственной научно-практической конференции (16-17 декабря 1997 года). Вып. 1.-М., 1998.-С.5. 2.10.

188

2.9. Викторов Б.А. Общие условия предварительного расследования. М: Юрид. литература, 1971. - С.7. 2.10. 2.11. Викторский СИ. Русский уголовный процесс. - М.: Юридическое бюро «Городец», 1997. - С.373. 2.12. 2.13. Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие (под общей ред. И.Н.Кожевникова) - М.: Изд-во «Спарк», 1997. - С.675. 2.14. 2.12. Воробьев Ю.А. Неполнота следствия как процессуальное основание возвращения уголовного дела на дополнительное расследование // Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве: Сб. научных трудов. - М, 1980. - С. 126-127.

2.13. Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1976.-С. 156-158.

2.14. Галкин И.С., Кочетков В.Г. Процессуальное положение подозреваемого. - М: Юрид. литература, 1968. - С.4. 2.15. 2.16. Гальперин И.М. Направление судом уголовного дела на доследование. - М: Госюриздат, 1960. -СЛ0. 2.17.

2.16. Гриб В.Г. Борьба с организованной преступностью: тенденции, предложения. // Материалы Всероссийской межведомственной научно- практической конференции (16-17 декабря 1997 года). Вып.1. - М., 1998. - С.108. 2.17. 2.18. Грун АЛ. Пересмотр приговоров в порядке судебного надзора. -М.: Юрид. литература, 1969. - С. 146. 2.19. 2.20. Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. - М.: Юрид. литература, 1976.-С.63. 2.21. 2.19. Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. - М.: Юрид. литература, 1981. - С.98.

189

2.20. Давыдов П.М. Основания привлечения лица в качестве обвиняемого // Сборник научных трудов. - Свердловск, 1968.- вып.8. - С.200.

2.21. Даль В.И. Толковый словарь живого русского языка. Издание М.О.Вольфа; Москва; С-Петербург; 1882 год - переиздано: М.: Русский язык, 1980.-Т.1.-С.225, Т.2.-С.454.

2.22. Дубинский А.Я. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования. - Киев, 1975. - С.24, 125.

2.23. Ефимичев СП. Правовые и организационные вопросы окончания предварительного расследования с обвинительным заключением. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1977. - С.31. 2.24. 2.25. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М.: Юрид. литература, 1965. - С.71-91. 2.26. 2.27. Закон об уголовно-процессуальном кодексе Республики Куба (перевод с испанского языка З.Д.Львовской). - М.: Всесоюзный центр переводов научно-технической литературы и документации (перевод № Ц- 100457), 1977.-С.75, 101-102. 2.28. 2.29. Зеленецкий B.C. Деятельность прокурора в советском уголовном процессе. - Харьков, 1977. - С.28. 2.30. 2.31. Зинатуллин 3.3., Салимов М.С., Чулюкин Л.Д. Подследственность уголовных дел. - Казань, 1994. - С.5-18. 2.32. 2.28. Кальницкий В.В. Соотношение ведомственного процессуального контроля и прокурорского надзора за предварительным следствием // Социально-экономические аспекты борьбы с преступностью: Сб. науч. трудов Омской Высшей школы МВД СССР. - Омск, 1980. - С. 145-149.

2.29. Каретников А.С. Процессуальные основания возвращения уголовного дела к доследованию. - Саратов, 1978. - С.6-11. 2.30. 2.31. Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. - Воронеж: Изд-воВГУ, 1975.-С.23. 2.32.

190

2.31. Колбая Г.Н. Соотношение предварительного следствия и судебного разбирательства. - М.: Юрид. литература, 1975. - С.113.

2.32. Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. - М.: Изд-во «Русский язык», 1975. - С.628. 2.33. 2.34. Кореневский Ю.В. Судебная практика и совершенствование предварительного следствия. - М.: Юрид. литература, 1974. - С.80-84 . 2.35. 2.34. Кудинов Л.Д. О необходимости уточнения оснований возбуждения и условий приостановления уголовных дел / Процессуальные вопросы предварительного расследования на современном этапе: Сб. науч. тр. (отв. ред. В.С.Шадрин). - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1988. - С.79-80.

2.35. Кузин Ф.А. Кандидатская диссертация. Методика написания, правила оформления и порядок защиты. - М.: «Ось-89», 1998. - С.75. 2.36. 2.37. Курсъ Уголовнаго судопроизводства И.Я.Фойницкаго. Томъ 1, издаше четвертое. - С-Петербургъ, 1912. - С.237, 521. 2.38. 2.39. Курс советского уголовного процесса (под ред. А.Д.Бойкова и И.И.Карпеца) - М.: Юрид. литература, 1989. - С. 173-177. 2.40.

2.38. Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. - М.: Изд-во Московского университета, 1972. - С.95-97. 2.39. 2.40. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М.: Юрид. литература, 1986. - С.115-122. 2.41.

2.40. Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. - М.: Изд-во НОРМА, 1999 г. - С.462-467. 2.41. 2.42. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. - М.: Юрид. литература, 1976. - С. 156. 2.43. 2.44. Масленникова Л.Н. Суд присяжных в России и проблемы досудебного производства. - М.: Академия МВД РФ, 1995. - С.21. 2.45.

191

2.43. Маслов В.П. Пересмотр уголовных дел в порядке судебного надзора в советском уголовном процессе. - М.: Юрид. литература, 1965. -С.61. 2.44. 2.45. Михайлов В.А. Процессуальный порядок применения мер пресечения в уголовном судопроизводстве. - М.: Академия МВД РФ, 1995. -С.36. 2.46. 2.47. Мордовец А.П. Организованная преступность, состояние и актуальные проблемы борьбы с ней. // Преступность как угроза национальной безопасности: Материалы первой Международной открытой сессии “Modus Akademicus” (Ульяновск 4-5 декабря 1997 года). - С. 172. 2.48. 2.46. Научно-практический комментарий УПК РСФСР (Под ред. Л.Н. Смирнова). - М.: Юрид. литература, 1970. - С.290.

2.47. Научно-практический комментарий к УПК РСФСР (под ред. Лебедева В.М.). - М.: Изд-во «Спарк», 1997. - С.375 . 2.48. 2.49. Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М.: Изд-во «Русский язык», 1975. - 798 с. 2.50. 2.49. Ожегов СИ. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений (Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В.Виноградова).- М.: Азбуковник, 1997.- 944 с.

2.50. Организованная преступность - 4 (Под. ред. А.И.Долговой). - М.: Криминологическая ассоциация, 1998. - С.258. 2.51. 2.52. Основы борьбы с организованной преступностью. Монография (под ред. В.СОвчинского, В.Е.Эминова, Н.П.Яблокова). - М.: «ИНФА-М», 1996. -С.149-165. 2.53. 2.52. Павлов Н.Е. Общие условия предварительного расследования. - М.: Изд-во НИ и РИО Академии МВД СССР, 1982. - С.37.

192

2.53. Павлов Н.Е. Органы предварительного расследования. - М.: МИ МВД РФ, 1994.-С.6-11. 2.54. 2.55. Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам. - М.: Юрид. литература, 1973. - С.67. 2.56. 2.57. Петуховский А.А. Направление уголовных дел на дополнительное расследование и проблемы повышения качества дознания и предварительного следствия. - М.: Академия МВД СССР, 1990. - С. 18. 2.58. 2.59. Петуховский А.А., Якупов Р.Х. Возвращение уголовных дел на дополнительное расследование. - Горький, 1979. - С.56-57. 2.60.

2.57. Перлов И.Д. Надзорное производство в уголовном процессе. - М.: Юрид. литература, 1974. - С.89. 2.58. 2.59. Перлов И.Д. Кассационное производство в советском уголовном процессе. - М.: Юрид. литература, 1968. - С.65. 2.60.

2.59. Посник B.C. Возобновление дел по вновь открывшимся обстоятельствам. - Волгоград., ВСШ МВД СССР, 1976. - С.22-29. 2.60. 2.61. Потеружа И.И. Роль суда второй инстанции в укреплении законности. - Минск.: Наука и техника, 1980. - С. 163. 2.62. 2.61. Проект УПК РФ. - М.: Изд-во ВНИИ ПУЗ и П, 1991. - С.17.

2.62. Процессуальные акты предварительного расследования. Примерные образцы (под ред. проф. СВ. Бородина). - М.: Юрид. литература, 1991.-С.24.

2.63. Процессуальные документы органов предварительного расследования (Под общей ред. И.Н.Кожевникова). - М.: Изд-во «Спарк», 1998.-С.5.

2.64. Радутная Н.В. Суд присяжных. - М.: Юрид. литература, 1991. -С.36. 2.65. 2.66. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. -М.: Госюриздат, 1971. - С.79-83. 2.67.

193

2.66. Розинъ Н.Н. Уголовнае судопроизводство. - Петроградъ, 1916. - С.461-472. 2.67. 2.68. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. - М.: Юрид. литература, 1975.-С. 181. 2.69. 2.70. Саркисянц Г.П. Процессуальное положение защитника. - Ташкент: Изд-во «Наука», 1967. - С.37-58. 2.71. 2.72. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 1961-1993 г. - М.: Юрид. литература, 1994. - 380 с. 2.73. 2.74. Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М: Изд-во «Спарк», 1997.-445 с. 2.75. 2.76. Случевскш В.К. Учебникъ Русскаго Уголовнаго процесса. - С- Петербургъ, 1910. - С.620-647. 2.77. 2.78. Советский уголовный процесс (Под ред. С.В.Бородина) - М.: Академия МВД СССР, 1982. - С.65. 2.79.

2.73. Стецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. - М.: Юрид. литература, 1988. -С.213-215. 2.74. 2.75. Стремовский В.А. Содержание предварительного следствия в советском уголовном процессе. - Краснодар, 1971. - С.63. 2.76.

2.75. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1.- М.: Наука, 1968. - С.276-277. 2.76. 2.77. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.2. - М.: Наука, 1970.-С. 166. 2.78.

2.77. Строгович М.С. Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М.: Юрид. литература, 1979. - С. 16-17. 2.78. 2.79. Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. - М.: Юрид. литература, 1984. - С.27-32. 2.80.

194

2.79. Сыщикова Т.М. Уголовно-процессуальная деятельность народного судьи. - Воронеж: Изд-во ВГУ, 1987. - С.24. 2.80. 2.81. Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М: Юрид. литература, 1973. - 736 с. 2.82.

2.81. Теплов В.А. Законность и обоснованность возвращения уголовных дел на доследование (Сб.: Вопросы теории и практики прокурорского надзора). - Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1974. - С.88. 2.82. 2.83. Тетерин Б.С. Протокол судебного заседания по уголовному делу. -М.: Юрид. литература, 1970. - С.12-13. 2.84. 2.85. Уголовный процесс: Учебник для вузов (Под общей ред. проф. П.АЛупинской). - М.: Юристь, 1995, Г.14 - С.398. 2.86. 2.87. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель (Под ред. и с предисловием В.М.Савицкого). - М.: Институт государства и права АН СССР, 1990. - С.209. 2.88. 2.89. УПК Республики Венгрия: A buntetoeljaras kezikonyve (Jogszabalyok, biroi es ugyeszi gyakorlat). Osszeallitotta: Bard Karoly-Pusztai Laszlo. - Budapest: Kozgazdasagi es Jogi Konyvkiado, 1993. - 589 с 2.90. 2.86. УПК РСФСР 1922 года с изменениями 1923 года (3-е издание отдела управления Петрогубисполкома). - Петроград, 1923 г. - 156 с.

2.87. УПК Итальянской Республики (под ред. Джюстино Гатти). - Рим: Изд- во «СИМОНЕ», 1997. - 187 с.

2.88. Уголовно-процессуальный кодекс Федеративной Республики Германии (перевод Б.А.Филимонова). - М.: Изд. фирма «Манускрипт», 1994. - С. 100.

2.89. Уставъ Уголовнаго Судопроизводства (под ред. Н.А.Громова). - Петроградъ: Издаше Министерства Внутренних Делъ, 1915.-414 с.

2.90. Фаткуллин Ф.Н. Изменение обвинения. - М.: Юрид. литература, 1971.-С.59.

195

2.91. Филатов Д.П. Возвращение судом уголовных дел на доследование в советском уголовном процессе. - Ленинград: Изд-во ЛГУ, 1965. - С.257. 2.92. 2.93. Химичева О.В., Данилова Р.В. Допустимость доказательств уголовном процессе. - М.: МИ МВД РФ, 1998. - 73 с. 2.94. 2.95. Хропанюк В.Н. Теория государства и права. - М.: Юрид. литература, 1993. - С.244. 2.96. 2.97. Цыпкин А.Л. Право на защиту в кассационном, надзорном производстве и при исполнении приговора. - Саратов, 1965. - С.4. 2.98. 2.95. Чеканов В.Я. Прокурорский надзор на отдельных этапах предварительного следствия. - Саратов, 1974. - С.28.

2.96. Чеканов В.Я. Прокурорский надзор в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного следствия // Научные труды, вып.2. - Саратов, 1985.-С.164. 2.97. 2.98. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М.: Юрид. литература, 1962. - С.254. 2.99. 2.100. Шарафутдинов Ш.Ф. Соединение и выделение уголовных дел и материалов в советском уголовном процессе. - Уфа, 1990. - С.50-52 . 2.101. 2.102. Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. - Ленинград, 1963. - С.53. 2.103. 2.100. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. - Ленинград, 1976. - С.91.

2.101. Юридический словарь (под ред. П.И.Кудрявцева). - М.: Госюриздат, 1956. - С.289.

2.102. Юридический энциклопедический словарь (под ред. А.Я.Сухарева). - М.: Изд-во «Советская энциклопедия», 1987. - С.327.

2.103. Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. - М.: Юрид. литература, 1971. - С.22-23.

196

2.104. Якупов Р.Х. Применение органами следствия и дознания уголовно- процессуальных норм. - М. Изд-во Инфа-М, 1994. - С. 14-17. 2.105. 2.106. Якупов Р.Х. Уголовный процесс (под ред. В.Н.Галузо). - М: «Зерцало», 1999.-С.231. 2.107. 3. Статьи, обзоры

3.1. Андрианова А., Мальцева П., Борисова И. Существенное нарушение уголовно-процессуального закона // Советская юстиция. - 1969.- № 20 - С. 15. 3.2. 3.3. Алексеев В. Прекращение дел, направленных вышестоящими судами на новое расследование // Соц. законность. - 1970.- № 8. - С.31-32. 3.4. 3.5. Бажанов М.И. Законность и обоснованность актов обвинения в стадии предварительного расследования // Правоведение. - 1965.- № 3. - СЛ6. 3.6.

3.4. Берзин А. Возбуждение уголовного дела при судебном разбирательстве // Советская юстиция. - 1975. - № 21. - С.7-8. 3.5. 3.6. Бозров В. Стадия назначения судебного заседания // Российская юстиция. - 1996.- № 3. - С.48. 3.7. 3.8. Бойков А., Карнеева Л. Об участии защитника на предварительном следствии // Советская юстиция - 1970. - № 18. - С. 19 . 3.9. 3.10. Власов В.В. Некоторые основания направления судом дел для дополнительного расследования // Советская юстиция. - 1976. - № 22. - СЮ. 3.11. 3.12. Власов В.И. Возвращение прокурором уголовного дела для дополнительного расследования // Правоведение.- 1974.- № 4 - С.111. 3.13. 3.14. Власова Н.А., Стеснова Т.И. Совершенствование следственной практики по уголовным делам, рассматриваемым судом присяжных: Обзор следственной практики // Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД РФ. - 1994. - № 4(81) - С. 19-26. 3.15. 3.16. Воробьев Г., Гольдберг Д, Против необоснованного возвращения дел на доследование // Соц. законность. - 1974.- № 10. - С.39. 3.17.

197

3.11. Выступление 1-го заместителя министра МВД РФ В.А.Васильева // Вестник МВД России (спецвыпуск) - 1999, № 2. - С.31-32. 3.12. 3.13. Гетьман Н., Никитский Л. Показательное убийство//Общество.-1998. - № 44 - 8-15 ноября. 3.14.

3.13. Гольдинер В. Процесс доказывания и обязанности защиты // Советская юстиция. - 1968. - №11.- С. 15-16. 3.14. 3.15. Горябин Л. Судебная экспертиза и следователь // Соц. законность. - 1971-№ 1.-С.53-56. 3.16. 3.17. ГречухаВ. Направление дел для дополнительного расследования// Советская юстиция. - 1982.- № 2. - С. 12. 3.18. 3.19. Гуляев А. Процессуальные сроки // Советская милиция.- 1974.- № 5. - С.79. 3.20. 3.21. Дмитриев В., Ильичев Н. Русская мафия // Обнинск. - 1999. - 25 мая. 3.22. 3.23. Дроздов Г. Одно из оснований направления уголовного дела на дополнительное расследование // Советская юстиция. - 1989.- № 14 - С.22- 23. 3.24. 3.25. Дубовик О., Жалинский А. Судебная система ФРГ: штрихи к «портрету» // Советская юстиция. - 1993.- № 13. - С.13-14. 3.26.

3.20. Ефимичев С, Ефимичев П. Конституция Российской Федерации и ее толкование Конституционным Судом РФ // Уголовное право. - 1999. - № 3. -С.109-111. 3.21. 3.22. Зажицкий В. Оценочные понятия в уголовно-процессуальном законе: язык и стиль. // Советская юстиция. - 1993.- № 13. - С.25. 3.23. 3.22. Захожий А. Совершенствовать институт дополнительного следствия // Соц. законность. - 1986.- № 3. - С.60-61.

3.23. Козин М., Склярский И. Адвокат на предварительном следствии // Соц. законность. - 1971.- № 3. - С.29-30.

198

3.24. Колбая Г. Процессуальные вопросы возвращения уголовного дела на доследование // Советская юстиция. - 1971. - № 7. - С.20.

3.25. Кореневский Ю. Исследование доказательств, изменившихся в судебном разбирательстве // Советская юстиция - 1992. - № 5 - С.8-9.

3.26. Кузнецов А., Захожий Л. О критериях неполноты расследования // Советская юстиция. - 1977. - № 24 - С.7-8. 3.27. 3.28. Ларин А. Привлечение к уголовной ответственности в стадии судебного разбирательства // Советская юстиция - 1978.- № 1. - С.20-21. 3.29. 3.30. Ларин А. Царское дело миловать, а не судить // Известия. - 1998, №62 - 4 апреля. 3.31. 3.32. Либус И. Направление уголовного дела на дополнительное расследование и позиция защитника // Соц. законность. - 1974.- № 5. - С.58. 3.33. 3.30. Любавин А., Шимановский В. Исчисление сроков на предварительном следствии // Соц. законность. - 1968.- № 10. - С.39.

3.31. Макарова Э.В. К вопросу об участии адвоката на предварительном следствии //Правоведение - 1968.- № 1. - С. 101.

3.32. Малев И., Быховский И. Участие защитника в производстве следственных действий // Советская юстиция - 1973.- № 18. - С.23. 3.33. 3.34. Малиновский А., Рубан А., Фролов А., Воронцов Ю. Организованная преступность (обзор откликов) // Соц. законность. - 1989. - №2.-С52. 3.35. 3.34. Мельниковский М. Окончание предварительного расследования: тактика адвоката // Российская юстиция - 1993.- № 19. - С. 14.

3.35. Михайлов А. Русская мафия: миф и реальность // Щит и меч. - 1998. - 20 августа.

3.36. Невская Н. Выполнение указаний суда по делу, направленному на дополнительное расследование // Советская юстиция. - 1983. - № 10. - С. 13.

199

3.37. Николаев Н. О проблемах борьбы с организованной преступностью // Соц. законность. - 1988. - № 6 - С.34.

3.38. Никулин С. Достаточно ли правовых средств в борьбе с организованной преступностью // Соц. законность. - 1989. - № 2. - С.50-51. 3.39. 3.40. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 4 квартал 1992 г. // Информационный бюллетень Следственного Комитета при МВД РФ. - 1993.- №3(76).-С. 123. 3.41. 3.40. Обзор судебно - следственной практики возвращения на дополнительное расследование уголовных дел о хищениях (подготовлен КМУ СК при МВД России) // Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД РФ. - 1995. - № 4(85). - С.23.

3.41. Обзор практики расследования уголовных дел о бандитизме (подготовлен КМУ СК при МВД РФ) // Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД РФ. - 1996. - № 2(87) - С.16-19. 3.42. 3.43. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 1 квартал 1997 г. // Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД РФ. - 1997.- №3(92). -С. 141. 3.44. 3.45. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 4 квартал 1996 г. // Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД РФ. - 1997.- № 1(90).-С. 148. 3.46.

3.44. Обзор практики расследования уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст.210 УК РФ (подготовлен 4-м отделом КМУ СК при МВД РФ) // Информационный бюллетень Следственного Комитета при МВД РФ. -1998. - № 4(97). - С.28-29. 3.45. 3.46. Обзор кассационной практики Верховного Суда Российской Федерации по делам с частными протестами на определения судов о направлении уголовных дел для дополнительного расследования // Бюллетень ВС РФ. - 1995.-№ 12.-С.8. 3.47.

200

3.46. Обсуждение концепции развития досудебного производства в уголовном процессе (26 ноября 1997 г.) // Информационный Бюллетень Следственного комитета при МВД РФ. - 1998.- № 1. - С.5.

3.47. Панченко С. Показатели работы следователей // Соц. законность - 1968. - № 8. - С.36. 3.48. 3.49. Пашин С.А. Законодательство о суде присяжных как средство судебной реформы // Советская юстиция. - 1993.- № 23. - С.2-4; № 24. - С.3- 4. 3.50.

3.49. Петрухин И.Л. Причины судебных ошибок // Советское государство и право. - 1970.- № 5. - С. 105. 3.50. 3.51. Петуховский А., >1купов Р. Возвращено на доследование // Советская милиция. - 1974.- № 7. - С.74-75. 3.52. 3.51. Подольная Н. Доказывание по делам о преступлениях организованной группы // Советская юстиция. - 1990. - № 2. - С.24.

3.52. Представляем законопроект: УПК Российской Федерации // Юридический вестник - 1995. - № 31(122). -СП. 3.53. 3.54. Рустамов А. О качестве следствия и правосудия // Советская юстиция. - 1990.- № 2. - С.28. 3.55. 3.54. Савицкий В. Направление дела на доследование из распорядительного заседания // Советская юстиция. - 1972.- № 5. - С.11-12.

3.55. Скуратов Ю.И. Перелома можно добиться лишь возродив социальную профилактику пр .ступности // Российская газета. - 1998. - 7 апреля.

3.56. Смирнов Л. Применение судами уголовно-процессуальных норм, регулирующих возвращение дел для дополнительного расследования // Советская юстиция. - 1984. - J\l> i 5-16. - С.40-41.

3.57. Статкус В.Ф., Чувилев А.А. Прокурорский надзор и ведомственный контроль на предварительном следствии // Советское государство и право. - 1975.- JS1« 3 - С.75.

201

3.58. Степанянц А. Возвращение уголовных дел на доследование. Анализ и предложения // Советская юстиция. - 1993.- № 10. - С.7.

3.59. Стецовский Ю. Отказ обвиняемого от защитника // Советская юстиция. - 1970. - № 14. - С.82.

3.60. Сухарев И. Заявление адвокатами ходатайств в стадии предварительного следствия // Советская юстиция - 1971.- №9. - С.21.

3.61. Филатов А. Возвращение дел на дополнительное расследование // Соц. законность. - 1991.-№3. - С.21-24.

3.62. Филатов Д.П. Направление уголовных дел на доследование // Вестник ЛГУ, выпуск № 3. - Ленинград, 1965. - С.61. 3.63. 3.64. Филатов Д.П. Привлечение к уголовной ответственности новых лиц при направлении дела на доследование // Правоведение. - 1965.- № 1. - С.110. 3.65. 3.66. Чевтайкин М, Власов В. Заявление адвокатами ходатайств о возвращении уголовных дел для дополнительного расследования // Советская юстиция. - 1979. - № 8. - С.21. 3.67. 3.68. Чувилев А. Подозреваемый или обвиняемый ? // Советская юстиция. - 1967.- № 22. - С. 11. 3.69. 3.70. Шевченко П. Основания возвращения дела на доследование нуждаются в уточнении // Советская юстиция. - 1972.- № 24. - С. 11. 3.71.

3.67. Ширшов М., Мотовиловкер Я. Направление дела для дополнительного расследования в стадии предания суду // Советская юстиция.- 1983.-№ Ц.-С.21. 3.68. 3.69. Элькинд П. Некоторые вопросы защиты в советском уголовном процессе // Советская юстиция - 1968.- № 9. - С. 12. 3.70. 4. Авторефераты

202

4.1. Баранов A.M. Процессуальные ошибки на этапе окончания предварительного следствия и способы их исправления: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М.: МВШ МВД России, 1992. - С. 15. 4.2. 4.3. Вахта А.С. Полнота предварительного и судебного следствия как средство обеспечения неотвратимости ответственности за совершение преступления: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М.: МВШ МВД России, 1992. -24 с. 4.4. 4.5. Власов В.И. Направление уголовных дел для дополнительного расследования: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М.: ВЮЗИ, 1975. - С.2. 4.6. 4.4. Воскобитова Л.А. Существенные нарушения уголовно процессуального закона как основания к отмене приговоров: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М., 1979. - С. 18.

4.5. Данилюк А.И. Принцип всесторонности, полноты, объективности исследования обстоятельств дела в стадии предварительного расследования: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Томск: Томский университет, 1974. - 23 с.

4.6. Ерофеев Г.А. Нарушения уголовно - процессуального законодательства как основания пересмотра приговоров: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Свердловск, 1977. - С. 12.

4.7. Кондратьев П.Е. Возобновление уголовных дел, прекращенных в стадии предварительного расследования: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М., 1984.-С.19. 4.8. 4.9. Москвитина Т.А. Существенные нарушения уголовно процессуального закона и средства их выявления, устранения
и предупреждения в уголовном процессе России: Автореф. дис. канд. юридич. наук. - Казань, 1997. - С.7. 4.10. 4.9. Никандров В.И. Общие условия производства предварительного следствия в советском уголовном процессе: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М.:ВЮЗИ, 1973.-С. 15-20.

203

4.10. Омельяненко Г.Н. Основания и процессуальный порядок возвращения судом уголовных дел на дополнительное расследование: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Киев, 1968. - С.4.

4.11. Переверзев М.Н. Прокурорский надзор за направлением уголовных дел на дополнительное расследование в советском уголовном процессе: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Свердловск, 1971. - С. 12-13.

4.12. Подольная Н.П. Деятельность прокурора по делу с обвинительным заключением: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М., 1975. - С.21.

4.13. Решняк М.Г. Деятельность следователя и органа дознания по розыску и установлению местопребывания обвиняемого: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М.: Академия управления МВД РФ, 1998. - С.13. 4.14. 4.15. Степанянц А.С. Актуальные проблемы возвращения уголовных дел на дополнительное расследование: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М.: МГУ, 1993.-С.20. 4.16.

4.15. Токарева М.Е. Современные проблемы законности и прокурорский надзор в досудебных стадиях уголовного процесса: Автореф. дис. докт. юрид. наук. - М.: НИИ ПУЗ и П, 1997. - 82 с. 4.16. 4.17. Шишков А.А. Теоретические основы уголовно-процессуальной деятельности подразделений по борьбе с организованной преступностью органов внутренних дел: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М.: МИ МВД РФ, 1999. - С.3-4. 4.18.

гон

ПРИЛОЖЕНИЯ

№1. Графическое отображение количества дел, возвращенных для дополнительного следствия и результатов его производства по некоторым регионам Российской Федерации.

Направлено для производства дополнительного следствия по

г.Москве

1994 год

год 1996

год 1997

год 1998 год

возвращено прокурором

направлено судом

количество дел

Q возвращено прокурором ? направлено судом

Дополнение: в 1999 г. возвращено прокурором - 310 дел, судом - 642.

Таблица № 4

Результаты дополнительного следствия по г.Москве

1000 900 800 700 600 500 400 300 200 100

оО

15

36

  • -О- -

29

Л.

52

а

924

I

и О:

?
направлен о в _
суд - О - прекраще но

1995 год

1996 год

1997 год

1998 год

москва

Дополнение: в 1999 г. направлено в суд - 818 дел, прекращено - 36.

Таблица № 5

205

Возвращено для производства дополнительного следствия по Московской области

О возвращено прокурором

О направлено судом

Дополнение: в 1999 г. возвращено прокурором - 482 дела, судом - 652.

Таблица № 6

Результаты дополнительного следствия по Московской области

D прекращено

О направлено а суд

Дополнение: в 1999 г. направлено в суд - 371 дело, прекращено - 44.

Таблица № 7

206

Возвращено для производства дополнительного следствия по

Калужской области

Т73Г

г

твт

/ ? < /;-?

( 177—

“W

2

~ТТГ Г 165

О 50 100 150 200 250 300 350 400

количество дел

Dнаправлено

судом

D возвращено прокурором

Дополнение: в 1999 г. возвращено прокурором - 128 дел, судом - 131.

Таблица № 8

Результаты дополнительного следствия по Калужской области

~~~~~~~ 283 269 ^Z^ 303 273 -^ ?g-^ ? ~
–350

fall ьЗОО !

г 250

?200 |

•150 - 100 и

. Г50

B^i-0

направлено в суд ^1Н

:^%**%. -

прекращено

^~~~ 1997 1998

год

год 1996
1 год 995

ГОД

Dнаправлено в

суд О прекращено

Дополнение: в 1999 г. направлено в суд - 209 дел, прекращено - 30.

Таблица № 9

207

Возвращено для производства дополнительного следствия по

Тульской области

? возвращено прокурором

D направлено направлено судом судом

1996 ГОД

1997 год

возвращено прокурором

1998 год

Дополнение: в 1999 г. возвращено прокурором - 162 дела, судом - 324.

Таблица № 10

Результаты дополнительного следствия по Тульской области

Дополнение: в 1999 г. направлено в суд - 359 дел, прекращено - 28.

Таблица № 11

208

№ 2. Указания и постановление прокурора о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия (примеры из следственной практики).

Начальнику СО ОВД г. Обнинска подполковнику юстиции Моторину В.В.

Копия: Начальнику учреждения ИЗ/37-1 г. Калуги Харитонову A.M. (для объявления Разуваеву СВ.)

УКАЗАНИЯ (в порядке ст. 211 УПК РСФСР)

Возвращаю для производства дополнительного следствия уголовное дело №9635 по обвинению Разуваева СВ. по ст. 166 ч.2 п.п.«а», «б» УК РФ и Москаева СП., Барабанова Д.С по ст. 166 ч.2 п.«а» УК РФ.

В ходе дополнительного следствия необходимо:

  1. Проверить состоит ли на учете у психоневролога Барабанов Д.С. При подтверждении указанных обстоятельств решить вопрос о проведении в отношении него судебно-психиатрической экспертизы.
  2. Приобщить к материалам дела копии процессуальных решений по уголовным делам в отношении Разуваева СВ.
  3. Выполнить иные следственные действия, в которых возникнет необходимость.
  4. Кроме этого, обращаю Ваше внимание на то, что уголовное дело, обвинительное заключение по которому составлено 02 апреля 1999 г., в

209 нарушение требований ст.204 УПК РСФСР направлено в прокуратуру города по истечении 8 дней.

При ознакомлении с материалами дела Москаева, Барабанова и их защитников, в протоколах об окончании предварительного следствия и предъявлении обвиняемому и его защитнику материалов дела, время окончания указанного следственного действия не отмечено. Обвинительное заключение составлено с нарушениями ст.205 УПК РСФСР: в описательной части обвинительного заключения сущность дела, а именно место и время совершения преступления, его способ, мотивы и т.д. указаны трижды, приведенные в качестве доказательства показания Барабанова не соответствуют фактически данных им показаний. Поскольку в пером экземпляре обвинительного заключения мною внесены изменения для его пересоставления в порядке в порядке ч.5 ст.214 УПК РСФСР, предлагаю данные экземпляр из дела изъять и приобщить к делу его копию. При составлении в дальнейшем обвинительного заключения указанные недостатки устранить.

Из материалов дела не ясно, кто проводил расследование: следователь или и.о. следователя Борисов Ю.А. (различные документы, имеющиеся в деле подписаны по-разному).

По делу необходимо вынести постановление об уточнении анкетных данных Москаева СП.

Несмотря на п.2 постановления о выделении материалов из уголовного дела от 23.03.99 г. копия постановления до настоящего времени в адрес прокуратуры не поступила.

Приложение: уголовное дело на 185 листах.

Заместитель прокурора

мл. советник юстиции Т.М.Семенова

210

ПОСТАНОВЛЕНИЕ о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия г.Обнинск 12 апреля 1999 г.

Заместитель прокурора г.Обнинска мл. советник юстиции Семенова Т.М., рассмотрев материалы уголовного дела № 9635,

установил:

12 марта 1999 г. в прокуратуру города в порядке ст.207 УПК РСФСР поступило уголовное дело № 9635 по обвинению Разуваева СВ. по ч.2 п. «а», «б» ст. 166 УК РФ, Москаева СП. и Барабанова Д.С. по ч.2 п. «а» ст. 166 УК РФ.

Обвинительное заключение по данному делу не может быть утверждено, поскольку расследование проведено неполно. Так, согласно приобщенной к материалам уголовного дела справке, Барабанов Д.С на учете у психиатра не состоит, однако из его показаний и показаний родственников следует, что он страдает психическими расстройствами. Указанные обстоятельства в ходе расследования не проверялись.

Согласно справки о судимостях, Разуваев СВ. неоднократно привлекался к уголовной ответственности, однако копии процессуальных решений к делу не приобщены, что свидетельствует о том, что обстоятельства, характеризующие личность, в полном объеме не выяснены.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 211, 212, 214 УПК РСФСР,

постановил:

  1. Уголовное дело № 9635 по обвинению Разуваева СВ., Москаева СП., Барабанова Д.С. направить в СО ОВД г.Обнинска для производства дополнительного следствия.

Зам. прокурора г.Обнинска

мл. советник юстиции Т.М.Семенова