lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Космодемьянская, Елена Евгеньевна. - Повышение эффективности поиска лиц, совершивших корыстные, корыстно-насильственные преступления: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Красноярск, 2000 217 с. РГБ ОД, 61:01-12/110-5

Posted in:

Министерство общего^и профессионального образования РФ

Красноярский Государственный Аграрный Университет

Юридический факультет

На правах рукописи

КОСМОДЕМЬЯНСКАЯ Елена Евгеньевна

ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПОИСКА ЛИЦ, СОВЕРШИВШИХ КОРЫСТНЫЕ, КОРЫСТНО- НАСИЛЬСТВЕННЫЕ

ПРЕСТУПЛЕНИЯ

12.00.09. - уголовный процесс, криминалистика, теория оперативно-розыскной деятельности

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:

академик МАН ВШ, доктор юридических наук, профессор В. Е. Корноухое

Красноярск - 2000

2 Оглавление

Введение 4

Глава 1. Организация раскрытия преступлений и условия, обеспечивающие эффективность деятельности

1.1. Организация раскрытия преступлений 12 1.2. 1.3. Взаимодействие в организации раскрытия преступлений….32 1.4. 1.5. Информационное обеспечение процесса раскрытия 1.6. преступлений 44

1.3.1. Поисково-аналитические системы в практике

расследования и раскрытия преступлений 57

Глава 2. Многоуровневая тактическая операция по установлению лиц, совершивших корыстные, корыстно-насильственные преступления

2.1. Исходные ситуации-и их классификация при расследовании корыстных и корыстно-ка6й5й>етйевиь^преступлений 65 2.2. 2.3. Понятие тактических операций, их классификация 75 2.4. 2.5. Многоуровневая тактическая операция по установлению лиц, совершивших корыстные, корыстно-насильственные преступления 90 2.6. 2.3.1. Частная тактическая операция - “Поиск преступника

по “горячим следам” преступления”. (Первый уровень) 93

2.3.2. Частная тактическая операция по определению круга лиц, возможно, причастных к совершению преступления.

(Второй уровень) 106

2.3.3. Частная тактическая операция “Ограничение круга

проверяемых лиц”. (Третий уровень) 163

Глава 3. О перспективах разработки аналитической поисковой системы на базе ПЭВМ по установлению лиц, совершивших корыстные, корыстно-насильственные преступления

3.1. Принципы разработки аналитической поисковой системы…. 175 3.2. 3.3. Внешняя структура и функции поисково-аналитической 3.4.

«?’

*

3 систе мы 177

Закл ючен ие 180

Библ иогра фиче ский списо к 182

Прил ожен ия

Прил ожен ие 1 196

Прил ожен ие 2 197

Прил ожен ие 3 203

Прил ожен ие 4 204

Прил ожен ие 5 206

Прил ожен ие 6 216

4 Введение

Актуальность темы исследования. В последние годы значительно увеличилось число преступлений корыстной и корыстно- насильственной направленности, что во многом обусловлено неблагоприятной экономической ситуацией в стране. В структуре преступности корыстные и корыстно-насильственные преступления занимают центральное место. Так, за период с 1993 по 1996 годы удельный вес преступлений данной категории в общем числе зарегистрированных преступлений возрос с 58,3% до 61,2%,’ а в 1998 году эта цифра только по корыстно-насильственным преступлениям (грабежи, разбои, вымогательства, бандитизм и т.д.) составила более 60%2, в то время как удельный вес краж в общем массиве общеуголовных корыстных преступлений достигает 81-82%.3

В определенной мере эти данные коррелируют с динамикой преступности по Красноярскому краю. Например, в 1998 году только кражи, грабежи и разбои составили 54,6% из общего числа зарегистрированных преступлений, а уже в 1999 году - 57,2%, что свидетельствует о неуклонном росте преступлений указанной категории.4 Поэтому неслучайно в криминалистике уделялось и уделяется большое внимание разработке и совершенствованию методик по расследованию преступлений. Так, были разработаны видовые методики по расследованию краж личного имущества (Н.И. Николайчик,

Н.Г. Шурухнов, С.А. Кондрахин и др.); грабежей и разбойных нападений (Н.С. Юмашев и др.) и с учетом различных оснований частные методики: лицами, не имеющими постоянного места жительства и работы

(А.А. Беляков); организованными группами преступников- гастролеров

‘Прозументов Л.М., Шеслер А.В. Криминология. Общая часть (учебное пособие). - Красноярск: Красноярская ВШ МВД России, 1997, с.62.

2Состояние преступности в России за январь-декабрь 1998 года. - М., 1999. - 40с.

криминология / Под ред. А.И. Долговой. - М., 1997. - с.467.

4Сведения о состоянии преступности по г. Красноярску и Красноярскому краю за 12 месяцев 1998, 1999 года.

5 (А.А. Литвинчук); в условиях крупного города (Н.А. Бурнашев); в сельской местности (P.P. Рахматтулин, А.Г. Мусеибов); из квартир, магазинов и других объектов (В.Я. Решетников, СВ. Кузьмин, А.И. Александров, Е.И. Макаренко, А.П. Снегирев, И.Ш. Боргашвили, Р.Н. Климов, Е.Ф. Коновалов, З.Б. Бобуа); краж антиквариата (В.М. Первушин, А.П. Резван); краж на железнодорожном транспорте (Е.П. Фетисов, С.А. Ялышев) и др.

Аналогичную ситуацию можно отметить при разработке частных методик по расследованию грабежей и разбойных нападений: совершенных организованными группами преступников-гастролеров ( А.А. Литвинчук); членами молодежных преступных группировок (Н.А. Подольный); серийных корыстно-насильственных нападений (А.А. Протасевич); нераскрытых разбойных нападений прошлых лет (Р.Н. Хатыпов); в условиях крупного города (А.Я. Целищев); с проникновением в жилище (Е.И. Макаренко) и т.д.

Однако раскрываемость таких преступлений остается низкой. По Красноярскому краю она составила в 1998 году по кражам 43,5%; по грабежам 48,6%; по разбоям 59,7%; в 1999 году, соответственно, 45,2%, 45,9% и 60,2%. Данную ситуацию можно объяснить (в числе других факторов) тем, что в работах по методикам расследования уделяется недостаточное внимание решению центральной задачи - установлению лица, совершившего преступление. В связи с этим отметим, что, в целом, она была исследована В.А. Образцовым, В.А. Жбанковым, но безотносительно к отдельным категориям и видам преступлений, хотя, очевидно, что они обусловливают специфику способов установления преступников. По рассматриваемой категории преступлений эти вопросы находили отражение в криминалистической характеристике (Л.Ф. Первухина, Н.И. Сайбараков и др.), но они лишь косвенно были связаны с решением задачи поиска преступника. Между тем, анализ следственной практики показывает, что в новых условиях традиционно

6

используемые способы установления лиц, совершивших преступления, недостаточно эффективны.

Совокупность отмеченных обстоятельств послужила основанием для выбора темы диссертационного исследования.

Цели и задачи диссертационного исследования состоят в разработке многоуровневой тактической операции по поиску лиц, совершивших корыстные и корыстно-насильственные преступления.

Поставленная цель достигается путем решения следующих задач: исследование теоретических проблем и проведение экспериментальных исследований по разработке новых способов поиска преступников. Так, автор проанализировала теоретические проблемы раскрытия преступлений; провела анализ эффективности тех организационных форм, которые используются на практике; рассмотрела меры по повышению их эффективности за счет совершенствования форм взаимодействия следователя с оперативными службами и информационного обеспечения этой деятельности; провела экспериментальные исследования по анализу частоты встречаемости последовательностей совершения преступлений; прогнозу психологических характеристик преступника (психологического “профиля”), которые позволяют с вероятностью определять круг лиц, возможно, причастных к совершению преступления; исследовала теоретические основы многосвязанной автоматизированной поисково- аналитической системы, которая бы в комплексе решала задачу не только определения круга проверяемых лиц, но и его ограничения.

Объектом исследования является деятельность следователя и оперативных служб МВД РФ по поиску лиц, совершивших корыстные, корыстно-насильственные преступления.

Предмет исследования связан с выявлением специфических закономерностей процесса поиска лиц, совершивших преступления данной категории, и разработкой на этой основе новых способов поиска в рамках многоуровневой тактической операции.

7

Методология и методика исследования. Методологическую базу исследования составили философские, социологические, социально- психологические теории и общие и специальные методы познания (исторический, сравнительно-правовой, логико- юридический,

статистический, социологический, системный и другие). В целом, исследование базируется на диалектико-материалистическом методе познания, его интерпретации в криминалистической методике. В процессе исследования были учтены основные принципы диалектики (изучение предмета в его развитии, объективность рассмотрения, всесторонность исследования, принцип единства теории и практики, причинности, системности); общенаучные методы (гипотеза, индукция, дедукция, анализ, синтез, описание, аналогия, моделирование, обобщение, прогнозирование и др.); социологические методы познания (опрос, анкетирование).

В методологию научного исследования включены следующие методы: обобщение следственной практики, методы психодиагностики, методы статистической обработки эмпирического материала, методы математического моделирования, на основе которых были разработаны частные методики экспериментальных исследований: по анализу частоты встречаемости последовательности совершения преступлений; по математическому прогнозированию психологических свойств преступника на основе способа совершения преступления (на основе нормального закона распределения и теории принятия решения Байеса).

В качестве теоретической базы данного научного исследования были использованы труды ученых, рассматривающих проблемы расследования и раскрытия преступлений: В.И. Батищева, В.П. Бахина, Р.С. Белкина, А.Н. Васильева, И.А. Возгрина, В.К. Гавло, И.Ф. Герасимова,

Г.А. Густова, Л.Я. Драпкина, В.А. Дубривного, А.В. Дулова,

В.А. Жбанкова, Н.Н. Китаева, В.Я. Колдина, В.Е. Корноухова, В.П. Лаврова, A.M. Ларина, И.М. Лузгина, А.И. Михайлова,

В.А. Образцова, И.Ф. Пантелеева, Н.С. Полевого, А.А. Протасевича, Н.А. Селиванова, Л.А. Соя-Серко, В.Г. Танасевича, В.И. Шиканова,

8 Н.П. Яблокова и др. Кроме того, были изучены труды ученых в области общей и судебной психологии: Ю.Б. Гиппенрейтер, М.А. Ефимова, Н.Д- Левитова, А.Н. Леонтьева, А.Е. Личко, B.C. Немова, А.Р. Ратинова, Н.И. Рейнвальд, С.Л. Рубинштейна, Б.М. Теплова и других, в которых высказан ряд идей, послуживших основой как для формирования проблемы, так и для разработки методов исследования.

Эмпирическую базу исследования составили результаты изучения 550 уголовных дел, из которых 404 - о хищениях чужого имущества, 146 - о грабежах и разбойных нападениях; результаты анализа следственной и оперативно-розыскной практики РОВД г. Красноярска; результаты психологического тестирования осужденных в количестве 550 человек; данные об общем и специальном рецидиве корыстных и корыстно- насильственных преступлений на массиве 38369 человек; показатели статистики преступлений по г. Красноярску и Красноярскому краю за 1997-1999 годы и статистики краж чужого имущества по Железнодорожному району г. Красноярска за 1998 год.

Научная новизна исследования состоит в том, что проведенный теоретический анализ показал прямую зависимость раскрываемости преступлений от организации деятельности правоохранительных органов, а эффективность последних - от форм взаимодействия и информационного обеспечения процесса раскрытия.

На основе теоретических положений разработана многоуровневая тактическая операция по поиску лиц, совершивших корыстные, корыстно-насильственные преступления, которая, по сравнению с отдельными действиями, обладает большей эффективностью.

С целью повышения эффективности многоуровневой тактической операции проведены исследования по анализу частоты встречаемости последовательностей совершения хищений чужого имущества с другими преступлениями; прогнозу психологического “профиля” преступника, которые с вероятностью позволяют очертить круг проверяемых лиц; предложена концепция многосвязанной аналитической поисковой системы;

9 изучены “очаги” преступлений данного вида, которые
показывают возможность отслеживания “дрейфа” “очагов”, а,
следовательно, разработки общепрофилактических мероприятий.

В диссертации разработаны и выносятся на защиту следующие положения:

1 Эффективность решения задачи поиска лиц, совершивших корыстные, корыстно-насильственные преступления, повышается за счет последовательного решения ряда частных задач, таких как: поиск по “горячим следам”; определение круга лиц, которые, возможно, причастны к совершению преступления; ограничение круга проверяемых лиц, что определяет необходимость разработки многоуровневой тактической операции.

2.Разработана структура операции и предложено ее определение. Многоуровневая тактическая операция - это порождаемая сложной тактической задачей система частных операций, обусловленная исходными ситуациями расследования, временным фактором (временем между моментом совершения преступления и производством расследования), критериями эффективности отдельных комплексов следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

3.Разработана частная тактическая операция по определению круга лиц, возможно, причастных к совершению преступления, в которой кроме традиционных способов используются данные по частоте встречаемости последовательностей совершения преступлений (так, совершение двух подряд хищений чужого имущества (краж) наблюдается примерно в 40% случаев, а в 14% случаев краже предшествует хулиганство. Следовательно, если совершена кража, и личность преступника не установлена, последнего следует искать среди тех, кто ранее совершил кражу или хулиганство); прогнозу психологических свойств лица на основе способа совершения преступления (надежность прогноза составляет до 90%).

4.Разработана частная тактическая операция по ограничению круга проверяемых лиц, в которую, наряду с традиционными способами (анализ

10 оперативной обстановки и др.), включены новые: связь “очага” преступления с местом жительства преступника и судимостью, что позволяет сократить круг проверяемых лиц, выделенных на основе анализа частоты встречаемости последовательностей совершения преступлений (так, анализ взаимосвязи этих элементов на примере одного из районов г. Красноярска привел к выводу, что в 27% случаев квартирные кражи совершаются лицами, проживающими в одном микрорайоне с местом совершения преступления, остальные 73% приходятся на долю тех преступников, которые проживают за пределами данного микрорайона. Из общего числа последних 89% краж совершено лицами, проживающими в пределах города, остальные 11% - жителями других населенных пунктов края. Следовательно, если совершена кража личного имущества, и преступник не установлен, то его следует искать среди лиц, ранее совершавших преступления против собственности и хулиганство, и проживающих вне района места происшествия); распознавание преступника на основе данных о его психологических свойствах (надежность составляет до 90%).

  1. Исследована структура и функции многосвязанной автоматизированной аналитической поисковой системы, которая, по сравнению с традиционными информационно-поисковыми системами (ИПС в системе уголовной регистрации), обладает принципиально новыми функциями - на основе косвенных данных и разработки коллектива решающих правил проводит не только определение круга лиц, которые могли быть причастны к совершению преступления, но и его ограничение.

Практическая значимость исследования состоит в том, что разработанная многоуровневая тактическая операция повышает эффективность деятельности правоохранительных органов по поиску лиц, совершивших корыстные, корыстно-насильственные преступления. Такой подход должен быть основополагающим при разработке методик по расследованию преступлений данной категории. Результаты анализа частоты встречаемости последовательностей совершения преступлений и

11

связи между “очагом” преступления и местом жительства, судимостью преступников представлены в УВД г. Красноярска и используются на практике.

Теоретические исследования по структуре и функциям многосвязанной автоматизированной аналитической поисковой системы могут быть использованы для разработки математического и программного обеспечения, учитывая, что в других странах мира исследования ведутся примерно в том же направлении.

12 Глава I. Организация раскрытия преступлений и условия,

обеспечивающие эффективность деятельности

1.1. Организация раскрытия преступлений

Прежде, чем рассматривать вопрос об организации раскрытия корыстных и корыстно-насильственных преступлений, целесообразно проанализировать содержание таких исходных понятий как: “раскрытие”, “расследование”, “организация”, “управление” и др., чтобы на данной базе сформулировать определение организации раскрытия преступления, рассмотреть ее структуру и уровни.

В связи с этим отметим, что определение понятия “раскрытие преступления” в контексте данной работы важно как в теоретическом, так и в практическом аспектах: использование понятия “раскрытие преступлений” в качестве критерия оценки деятельности органов внутренних дел; при анализе числа раскрытых и нераскрытых преступлений; при ведении учета и контроля за раскрываемостью преступлений; при анализе соотношения понятий “раскрытие” и “расследование” в криминалистике для уточнения понятийного аппарата науки. Между тем, содержание понятия “раскрытие” и сегодня остается дискуссионным. В нашу задачу не входит перечисление всех точек зрения по данному вопросу,1 однако, надо отметить, что следует выделять его процессуальное, криминалистическое и оперативно- розыскное содержание и, соответственно, определения.

?Этот вопрос рассматривался в работах многих ученых. Среди них Р.С.Белкин, А.Н.Васильев, А.И.Винберг, И.А.Возгрин, И.Ф.Герасимов, Г.А.Густов, А.В.Дулов, В.Я.Колдин, В.П.Лавров, А.М.Ларин, И.М.Лузгин, В.Е.Сидоров, Н.П.Яблоков, И.Н.Якимов и др. При этом однозначного определения понятия “раскрытие” не существует. Так, И.Н.Якимов считал, что “раскрытие преступления включает обнаружение личности совершителя преступления, обнаружение объекта его посягательства и установление существа преступной деятельности по тем изменениям, которые она внесла в природу и в соотношение вещей между собой” [132 с.330]. По мнению В.Д.Зеленского, “раскрыть преступление - значит установить все основные, имеющие уголовно-правовое значение обстоятельства, лицо (лиц), его совершившее” [51 .81.

13

Наиболее распространены следующие трактовки процессуального содержания понятия “раскрытие преступления”: “сбор данных, позволяющих предъявить обвинение; установление всех обстоятельств предмета доказывания и составление обвинительного заключения; выяснение обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу с включением обстоятельств, способствовавших совершению преступления” [108 с.7]. По мнению другого автора, “раскрытие преступления - одна из главных задач уголовного судопроизводства, состоящая в установлении преступного события и лица, совершившего преступление, в результате деятельности, осуществляемой, как правило, в форме предварительного расследования (дознание, предварительное следствие), но в отдельных случаях начинающейся с непроцессуальных действий до возбуждения уголовного дела” [39 с.50]. Н.Майоров и Ю.И.Веселое полагают, что преступление можно считать раскрытым при установлении всех обстоятельств доказывания, когда возникают основания для составления обвинительного заключения [149, 136].

Следует отметить, что понятие “раскрытие” применяется в отношении преступлений, совершенных в условиях “неочевидности”, т.е. таких, по которым в момент возбуждения уголовного дела неизвестны лица, их совершившие. Если преступление очевидно, т.е. лицо, его совершившее, известно, то задача следователя в данном случае сводится к осуществлению своих процессуальных функций только по расследованию данного события (доказывание виновности лица, установление иных обстоятельств).

(Продолж.) И.Ф.Герасимов считает, что “преступление считается раскрытым, когда собраны доказательства, достаточные для привлечения лица в качестве обвиняемого” [39 с.50]. По мнению другого автора, “раскрытие преступления - определенная система организационных мероприятий, следственных действий, криминалистических, оперативно-розыскных и иных поисковых мер, обеспечивающих на начальном этапе расследования в установленном законом порядке быстрое и полное выявление, закрепление следов преступления, совершенного в условиях неочевидности, и обнаружение виновного лица” [116 с. 19]. В данном случае раскрытие преступления обоснованно рассматривается в качестве составной части расследования, но не как его результат, а как деятельность, включающая различного рода действия и мероприятия.

14

В деятельности правоохранительных органов чаще всего нераскрытыми остаются именно неочевидные преступления, вследствие чего содержание раскрытия преступления, по которому преступник остается неизвестным, включает несколько элементов: “1) общественно опасное деяние имело место, но требуется доказать, что оно является преступным; 2) лицо, совершившее преступление, неизвестно (нет данных, позволяющих сделать вывод о его личности) или установлены только некоторые данные (приметы, возраст и т.п.); 3) имеются данные о подозреваемом лице, но отсутствуют доказательства его виновности” [108 с. 13]. Следовательно, под раскрытием преступления понимается доказывание преступного характера деяния и виновности лица, его совершившего, что является содержанием процессуальной деятельности следователя по расследованию преступления, поэтому в данном случае понятия “раскрытие” и “расследование” по содержанию совпадают.

Оперативно-розыскное содержание раскрытия преступлений вытекает из содержания задач, стоящих перед оперативными службами, которые перечислены в ст.2 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” от 12.08.95г. [6]. В их число входят: выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений; выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших; добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ. Следовательно, оперативно-розыскная деятельность проводится по трем направлениям: поиску действий, явлений, носящих противоправный и общественно опасный характер, т.е., собственно выявление преступлений; раскрытию преступлений, включая выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; розыску обвиняемых и лиц, без вести пропавших. Таким образом, оперативно- розыскное содержание раскрытия преступления

15 связано с установлением лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние. Между тем, нередко факт раскрытия связывают с постановкой преступления на централизованный учет в учетно-регистрационных подразделениях УВД, УВДТ, МВД и включения данных в статистическую отчетность, что вряд ли оправдано. Поэтому представляется неверным положение о том, что преступление можно считать раскрытым с момента его регистрации. Регистрации по своей сущности является формой учета, к тому же понятия “регистрация” и “раскрытие” - категории разных сфер деятельности. По сути дела, регистрируется уже раскрытое преступление, поскольку момент раскрытия и регистрации не только не совпадают, но и объективно не могут быть одномоментными.

Криминалистическое содержание понятия раскрытия преступления определяется также неоднозначно: в одних работах из него исключается установление лица, совершившего преступление [42 с. 130]; в других - указывается на необходимость устанавливать обстоятельства, присущие не всем видам преступлений (например, принятие мер к возмещению материального ущерба [117 с. 17]. В ряде работ указывается на момент, с которого преступление можно считать раскрытым: составление обвинительного заключения [155]; вынесение обвинительного приговора; предъявление обвинения; вынесение постановления о предъявлении обвинения; или окончательно раскрытым, когда “в отношении преступников состоялся обвинительный приговор суда, вступивший в законную силу” [70 с. 120]. Именно так данное понятие трактуется и Н.П.Яблоковым. По его мнению, “под раскрытием преступления применительно к предварительному расследованию в криминалистическом смысле понимаются определенные структурные состояния данных о расследуемом событии в ходе следственной деятельности. Раскрытым (но не полностью) преступление считается, когда установлены существенные для разрешения дела фактические обстоятельства, а также лицо, совершившее преступление, которому может быть предъявлено обвинение.

16

Полностью раскрытым на стадии предварительного расследования считается преступление, когда составлено обвинительное заключение по делу и оно утверждено прокурором. Окончательно раскрытым преступление считается после вступления приговора суда в законную силу” [62с.13-14].

Собственно говоря, такое понимание вопроса позволяет выделить несколько этапов деятельности по раскрытию преступления. На первом этапе (следственно-оперативном) деятельность по раскрытию

преступления охватывает процессы установления и доказывания события преступления и установления лица, его совершившего. На втором этапе (следственном) осуществляется доказывание виновности лица, включая предъявление обвинения; утверждение обвинительного заключения у прокурора и направление дела в суд. Третий этап (статистический) носит технический характер и заключается в заполнении специальной карточки (ф. 1.1.) и направлении ее в учетно- регистрационный аппарат региона для включения расследованного преступления в статистическую отчетность. Четвертый этап (судебный) - рассмотрение дела в суде, вынесение приговора, и вступление его в законную силу. В сущности, такое содержание понятия связано с установлением истины по уголовному делу, и по объему оно совпадает с уголовно-процессуальным подходом к определению понятия, что является вполне обоснованным. Однако для криминалистики важен тот факт, что в процессе расследования многих преступлений возникает тактическая задача поиска лица, совершившего преступление, поэтому в криминалистическом аспекте раскрытие преступления можно связывать только с решением этой задачи. Более того, данная задача решается путем использования криминалистических средств познания, которые имеют специфику в зависимости от категории преступления.1 В связи с этим мы не можем согласиться с мнением В.Д.Зеленского о том, что “раскрытие - это состояние расследования на

‘Эти данные находят отражение в отдельных методиках по расследованию преступлений.

17 заключительном этапе. Оно объективно выступает по отношению
к расследованию как цель. Раскрыть преступление - значит установить все основные, имеющие уголовно-правовое значение обстоятельства, и лиц, его совершивших” [51 с.9].

Таким образом, в криминалистическом аспекте, раскрытие преступления - это факультативная тактическая задача процесса расследования преступлений.1

В свою очередь, “расследование - регламентируемая уголовно- процессуальным законом и основанная на нем деятельность следователя или лица, производящего дознание, с участием других лиц по собиранию, исследованию, оценке доказательств и использованию их с целью установления истины. В расследование входят также действия субъектов, носящие по отношению к собиранию, исследованию и оценке доказательств обеспечивающий характер. Это организационно- подготовительные, оперативно-розыскные и служебные проверочные действия” [51 с.6].

В.Е.Корноухов говорит не о расследовании, а о деятельности по расследованию преступлений, которая, по его мнению, “представляет собой ту часть деятельности следователя, которая отражает структуру участников расследования, взаимосвязи между ними и внешними условиями, обеспечивающие оперативность и надежность принятия решений, координацию и субординацию” [65 с. 176].

Безусловно, нельзя не согласиться с мнением о том, что “процесс раскрытия преступления на начальном этапе под воздействием различных факторов подвергается непрерывному изменению. Стабилизация и поддержание активности сложной динамической системы достигается посредством организации управляемой системы, которая представляет собой комплекс элементов, выполняющих
индивидуальные функции для

‘В связи с этим можно говорить о раскрытии как этапе, стадии расследования преступления, хотя, как отмечалось выше, правильнее определять раскрытие как тактическую задачу по поиску лица, совершившего преступление.

18 достижения единой цели. Эффективность функционирования
системы зависит от уровня ее организации” [116 с.57-61].

В научной литературе термин “организация” употребляется в двух значениях: как состояние упорядоченности какой-либо системы и как деятельность, направленная на создание упорядоченности. Применительно к социальным системам он употребляется в трех смыслах: как объект (объединение людей, совместно реализующих некоторую программу или цель), как упорядоченность (внутренняя согласованность, взаимодействие автономных частей целого) и как деятельность (совокупность процессов или действий, ведущих к образованию и совершенствованию взаимосвязи между частями целого) [95 с.9]. Если рассматривать организацию в качестве самостоятельного объекта познания, возникает вопрос о соотношении данного понятия с понятиями “система” и “структура”. “Структура отражает статичное описание элементов и связей между ними, тогда как организация - динамическую сторону, направленную на выполнение функций координации и субординации” [65 с. 172]. Система - это совокупность взаимосвязанных элементов. “Организация является частным случаем системы, при этом ее отличительным признаком является иерархичность, т.е. организация - это иерархично построенная система” [95 с.8].

Предметом же нашего рассмотрения является организация деятельности по расследованию преступлений, поэтому мы будем говорить об организации в динамическом аспекте и с точки зрения деятельностного подхода.

Вообще, надо сказать, что вопросы организации и управления расследованием являлись объектом исследования многих отечественных криминалистов и рассматривались в работах Р.С.Белкина, И.Ф.Герасимова, А.В.Дулова, Л.Я.Драпкина, В.Д.Зеленского, Г.Г.Зуйкова, Е.П.Ищенко, А.М.Ларина, И.М.Лузгина, А.И.Михайлова, Б.Я.Петелина, Л.А.Соя-Серко, С.И.Цветкова и др. Однако однозначного толкования содержания понятия нет. В связи с этим высказанные учеными точки

19 зрения по данному вопросу можно подразделить на ряд групп. Так, Д. Я. Мирский относит к организации расследования “определение круга следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий и их последовательности, форм и методов участия общественности в расследовании преступлений, обеспечение возможности возмещения ущерба и пресечение попыток виновного скрыться или уничтожить доказательства” [150].

A. К. Кавалиерис в организацию предварительного следствия включает “планирование уголовных дел, планирование и организацию следственных действий, взаимодействие следователя с оперативными работниками милиции, организацию рабочего дня следователя, работы следственных подразделений” [143].

М. П. Шаламов относит к организации “планирование следствия, учение о версии, предупреждение преступлений и возмещение материального ущерба, формы и методы помощи общественности при расследовании, взаимодействие органов следствия и дознания” [127 с.31].

B. Е. Коновалова включает в организацию расследования его “планирование, выбор следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, их сочетание, специфику решения мыслительных задач, использование научно-технических средств, экономию процессуальных средств” [60 с. 56-58].

А. М. Ларин под организацией расследования понимает “рациональный выбор сил, орудий и средств, которыми располагает следователь, создание и использование оптимальных условий для достижения целей судопроизводства” [68 с.59].

По мнению В. Д. Зеленского, “организация расследования выражается в определении и конкретизации обстоятельств, подлежащих установлению по уголовному делу, в определении сил и средств расследования, планировании их использования. Организация включает также мобилизацию сил и средств, создание оптимальных условий для производства следственных и иных действий” [51 с.ЗЗ].

20

Р. С. Белкин определяет организацию расследования как “умственную деятельность следователя, направленную на построение мысленной модели всего акта расследования, материальным выражением которой становится письменный план по делу. При этом организация предполагает учет и расстановку наличных сил и средств, определение форм и методов взаимодействия с оперативными аппаратами, анализ исходной информации” [15 с.488].

Таким образом, в приведенных суждениях организация понимается как деятельность, направленная на создание упорядоченности, в связи с чем, по мнению ряда авторов, “было бы корректнее говорить об “организации деятельности по расследованию”, а не об “организации расследования преступлений”, поскольку “расследование - это процесс, имеющий свои закономерности, с учетом которых разрабатываются различные виды организации деятельности по расследованию. Такая связь находит отражение при разработке методик по расследованию преступлений” [65 с. 174].

В то же время имеются и другие суждения по данному вопросу. Так, Л.А.Соя-Серко понимает под организацией следствия “структуру следственного аппарата, подследственность, надзор за следствием, права и обязанности следователей и других лиц, участвующих в расследовании, материальное обеспечение работы следователей, организацию их труда” [81 с.8-9]. В данном случае организация понимается уже как состояние упорядоченности.

И, наконец, последняя группа ученых отождествляет понятие “организация” и “деятельность”, “организация” и “управление”. Так, по мнению Б.Я.Петелина, “организация расследования преступления охватывает: расследование преступления в качестве специфической деятельности, связанной с выполнением органом внутренних дел одной из государственных функций в борьбе с преступностью; систему следственного аппарата и подразделений дознания, осуществляющих эту

21 функцию в органах внутренних дел; формы и методы управленческой деятельности” [90 с.21].

В криминалистическом аспекте соотношение понятий “организация деятельности по расследованию преступления” и “управление” этой деятельностью рассматриваются следующим образом. Одни авторы считают, что организация является функцией управления; другие - что управление - инструмент сохранения организации. Некоторые ученые относят к управлению планирование, которое, как процесс, включает определение путей достижения целей, распределение сил и средств в пространстве и времени, сроки осуществления действий по достижению целей. Это происходит в момент создания структуры системы и ее совершенствования, т.е. в период организации и в период управления организованной системой [51 с.30-31].

А. М. Ларин под управлением понимает “определение следователем направления расследования, дачу поручений и указаний органу дознания, принятие решений об участии в расследовании тех или иных лиц” [149]. Представляется, что в этой части высказывания смешиваются понятия “управление” и “организация”, и элементы содержательной стороны организации расследования необоснованно применяются в качестве определителей понятия “управление”. Однако далее автор справедливо отмечает, что “задача управления сводится к обеспечению эффективного функционирования управляемой системы” [148].

По мнению другого автора, “особенности процесса управления в сфере расследования преступлений, а также организационные аспекты повышения эффективности этой деятельности являются предметом организации расследования преступлений” [90 с.21]. С этим тоже вряд ли можно согласиться, поскольку особенности процесса управления все же являются предметом управления расследованием, а не его организации; к тому же у организации расследования есть свой предмет - структура деятельности по расследованию преступлений.

22

Исходя из сделанных нами критических замечаний по поводу соотношения понятий “организация” и “деятельность”, “организация” и “управление”, проведем их разграничение. Представляется, что такой анализ целесообразно начать с этимологии слова. Общепринятое значение этих понятий следующее: “организованный - такой, который отличается строгим порядком, которым руководят. Управлять - руководить деятельностью кого-либо” [156 с.106, с.191].

Советский энциклопедический словарь определяет организацию как “совокупность процессов или действий, ведущих к образованию и совершенствованию взаимосвязей между частями целого”, а управление -как “функцию организованных систем различной природы, обеспечивающую сохранение их определенной структуры, поддержание режима деятельности, реализацию их программ и целей” [154 с.931, с. 1379].

Надо учесть и тот момент, что, “если рассматривать управление с точки зрения возникновения любой системы, то под ним следует понимать процесс формирования целесообразного поведения системы. Если же анализировать сущность управления в действующей системе, то его можно определить как процессы воздействия на подсистемы и элементы системы, которые, приводя систему из одного состояния в другое, способствуют выполнению ее основной функции при изменениях окружающей среды” [65 с. 171]. В связи с этим не во всем можно согласиться с В.Е.Корноуховым, который полагает, что “понятие “организация” отражает динамическую сторону деятельности, направленную на выполнение функций координации и субординации, а понятие “управление” отражает способы воздействия на управляемую систему” [65 с. 172], поскольку, действительно, организация, отражая динамическую сторону, связана с каналами передачи информации, а управление отражает не только способы воздействия на управляемую систему, но и выполнение функций координации и субординации. Ранее близкую точку зрения высказал В.Д.Зеленский. По его мнению, “организация расследования - это процесс создания и совершенствования структуры, условий для качественного расследования,

23 а управление - процесс руководства расследованием, удержания структуры в организованном состоянии…” [51 с.ЗО]. И все же, как мы отмечали ранее, более правильно говорить не об организации расследования, а об организации деятельности по созданию и совершенствованию структуры, условий для качественного расследования. Между тем, в процессе расследования следователь создает ту или иную или использует разработанную в науке структуру организации деятельности по расследованию, адаптируя ее к конкретной категории уголовных дел и условиям деятельности. В данном случае можно говорить об управлении как процессе руководства расследованием, удержании структуры в организованном состоянии, способствующих нормальному

функционированию информационных процессов, реализации программ, целей предварительного следствия.

Как уже было сказано выше, следователь не только создает те или иные структуры организации, но и использует разработанные в науке, среди которых выделяют два типа: одноуровневые и многоуровневые. В первом типе выделяют следующие виды: линейные, кольцевые, сотовые, многосвязанные; во втором - иерархические, звездные, кольцевые [45 с.90-97]. “Они обладают двумя важными свойствами - оперативностью и надежностью в принятии решений, поскольку эффективность (как отношение действия к результату) любой системы определяется временем ответных реакций. Естественно, типы и виды организаций имеют разные показатели с точки зрения их оценки по оперативности и надежности принимаемых решений” [139].

Различные типы, виды организаций разработаны применительно не только к классу решаемых задач, но и к сфере применения. В этой связи можно выделить следующие уровни организации расследования преступлений. По объекту имеет место организация структуры расследования и организация деятельности следователя. По предмету можно выделить организацию процесса расследования в целом и организацию следственного и иного процессуального действия. По сфере

24 применения существует организация расследования в следственном аппарате и подразделении дознания, организация в органе внутренних дел и организация в ведомстве. По территориальному признаку - организация в административном районе, организация в регионе и организация расследования в масштабе страны [51 с.44-46]. Рассмотрим подробнее предложенную классификационную систему. Так, выделенная по первому основанию организация связана с действиями дежурных частей по приему сообщений и реагированием при наличии признаков преступления; выездом следователя (или следственно- оперативной группы - СОГ) и собиранием исходной информации; изучением собранного материала и на основе его анализа выдвижением версий о происшедшем событии; составлением плана следственных и оперативно-розыскных действий для проверки версий; оценкой хода и качества работы, результатов, изменившейся ситуации; определением новых задач и способов их решения, корректировкой плана действий [51 с.42-43]. В то же время организация деятельности по расследованию включает использование формы, а внутри нее той или иной структуры. В связи с этим отметим, что в следственной практике используются следующие формы - расследование одним следователем, группой или бригадой следователей и следственно-оперативной группой, в деятельности которых применяются следующие виды организации: звездные, многосвязанные или иерархические.

По второму основанию (предмету) организация всего процесса расследования в целом или отдельного следственного или процессуального действия связана с одновременностью или последовательностью решения задач при расследовании конкретного преступления (в решении этого вопроса определяющее значение имеют методики по расследованию отдельных видов преступлений, которые задают стратегию деятельности) и последовательностью расследования нескольких преступлений, находящихся в производстве одного следователя. Организация следственного действия - это процесс образования его структуры, целеобразования, планирования,
создания условий для успешного

25 производства, мобилизации участников. Для производства следственного действия необходима подготовка, которая выражается в различных действиях, чаще организационно-подготовительных. Они совершаются с целью собирания информации о целесообразности, тактической обоснованности и возможности данного следственного действия; связи и очередности производства данного следственного действия в системе других; его организации; технического обеспечения. Подготовка состоит в изучении различных материалов, собирании необходимой информации. Анализ материалов уголовного дела позволяет уточнить цели следственного действия, определить место, время его производства, установить, какие следственные версии могут быть проверены путем производства конкретного следственного действия. Время согласуется с планом расследования и составляется план следственного действия [51 с.124-125].

В следственном действии принимают участие работники милиции - вместе со следователем выясняют какие-либо обстоятельства или по его поручению осуществляют какую-либо операцию в составе действия. Чаще оперативные работники присутствуют при производстве части следственного действия. Работники милиции осуществляют подбор, приглашение понятых, вспомогательных участников; охраняют место происшествия, задержанных, оказывают помощь по ходу действия; по поручению следователя подбирают необходимые объекты и технические средства [51 с. 126].

Организация собственно процесса действия состоит в контроле следователя за выполнением участниками своих задач и подчинена тактике следственного действия. Вопросы фиксации его хода и результатов являются предметом организации расследования и научной организации труда [51 с. 129].

Организация иных процессуальных действий, служебных проверочных, розыскных, организационно-подготовительных имеет структуру,
сходную со структурой следственных действий, поэтому

26 относится к названному уровню, для которого характерен незначительный объем управленческой деятельности.

Составные элементы организации иных процессуальных действий аналогичны организации следственного действия, хотя имеют некоторые особенности. Некоторые из них не требуют подготовки (вызов свидетеля на допрос). Другие, заключающие властные решения следователя (вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого) и управляющие процессом расследования, имеют организационный аспект, который включает планирование, исследование информации, консультации, принятие решения [51 с. 130].

Используя третье основание (сфера применения), выделяют организацию расследования в следственном аппарате и подразделении дознания, организацию в органе внутренних дел и в ведомстве. В данном случае речь идет об оперативном уровне организации и управления, объектом которого может быть группа дел (единичное уголовное дело), когда возникает необходимость в решении таких вопросов, как: создание СОГ, привлечение дополнительных сил для практической помощи. В организационное обеспечение расследования кроме следователя вовлекается субъект управления - начальник РОВД, начальник УВД, руководитель МВД. По мнению одного из авторов, “происходит сочетание двух уровней организации расследования: управленческий (организация расследования преступления) и методический (криминалистическая методика)” [90 с.20].

В случае, когда организация расследования направлена на обеспечение ритмичного производства следственных и иных действий по всем уголовным делам, находящимся в производстве, речь идет об ином уровне - организация и управление расследованием в органе и административном районе. Организация и управление на этом уровне не содержит таких элементов, как построение следственных версий, конкретизация предмета доказывания; здесь появляются новые субъекты организации и управления. Объектом выступает не
структура

27 расследования, а деятельность отдельных следователей, иных участников расследования и система расследования в целом [51 с.43].

Организация и управление расследованием уровня органа и административного района представляет собой процесс постоянного совершенствования структуры всех актов расследований, создания условий для качественной деятельности каждого следователя, процесс координации действий всех субъектов и участников расследования, структурных подразделений и иных его органов, контроля и учета действий для эффективного достижения целей уголовного судопроизводства. Объектом управления является материальное обеспечение процесса, подготовка и расстановка кадров как форма создания условий для качественного расследования. Помимо этого возможно выделение уровня организации в пределах региона.

Четвертое основание (территориальный признак) позволяет рассмотреть организацию и управление через призму сочетания территориальных и отраслевых, линейных и функциональных начал управления. За каждым органом, его подразделениями, сотрудником закрепляется отдельная территория, в пределах которой они должны обеспечивать быстрое и полное раскрытие преступления. Преимущество территориального принципа в том, что он создает объективную возможность комплексного, рационального использования сил и средств. Кроме того, между службами ОВД распределяются обязанности по раскрытию определенных групп преступлений (ОБЭП, УБОП). Отраслевой принцип позволяет обеспечить между службами разделение труда. [116 с.60].

Линейный принцип организации расследования предполагает, что у каждой нижестоящей службы или исполнителя должна быть одна вышестоящая инстанция, правомочная осуществлять необходимое руководство. Наряду с этим в организации быстрого раскрытия сложных преступлений, например, вооруженных нападений на отделения Госбанка, может быть использована функциональная система руководства, то есть

28 специализированная для заранее определенных возможных
ситуаций. Например, специализация сотрудников на выполнении
определенных функций по раскрытию неочевидных преступлений [116 с.61- 62].

В результате анализа изложенного представляется обоснованным мнение о том, что “эффект от “конструирования” на разных уровнях рассматриваемых организационных систем возможен, если эти системы могут в необходимых случаях “состыковываться”, работать на взаимной основе” [116 с.65].

Анализ организации деятельности по расследованию преступлений позволяет выделить те признаки, которые могут быть положены в основу определения рассматриваемого понятия. Итак, расследование - это регламентируемая уголовно-процессуальным законом деятельность следователя или лица, производящего дознание, с участием других лиц по собиранию, исследованию, оценке доказательств и использованию их с целью установления истины по делу. Раскрытие преступления - это факультативная задача расследования, связанная с установлением личности правонарушителя. Организация деятельности по расследованию -это структура отношений участников расследования, обеспечивающая эффективное применение различных форм взаимодействия, оперативность и надежность в передаче информации и принятии решений, оптимальную, с точки зрения решения задач, расстановку сил и средств, создающих необходимые условия для координации действий всех участников расследования для достижения целей предварительного расследования. Тип (вид) организации деятельности по расследованию - это та или иная структура отношений между участниками расследования, определяемая механизмом совершения преступления, условиями деятельности и ситуациями расследования, обеспечивающих адаптивность деятельности следователя к условиям расследования. Уровни организации деятельности по расследованию - это совокупность органов, включаемых в процесс расследования, обеспечивающий
оперативный уровень управления,

29 определяемых территориальными, отраслевыми,
линейными, функциональными началами управления.

Таким образом, организация деятельности по расследованию - это организационно-управленческая сторона деятельности следователя по расследованию преступлений, связанная с использованием того или иного типа (вида) организации, включенностью в процесс того или иного оперативного уровня управления с целью координации действий всех участников расследования для решения задач предварительного следствия.

Исходя из этого определения, обратимся к анализу организации раскрытия преступлений как частной задаче, связанной с установлением лица, совершившего преступление. Следует отметить, что в криминалистике этой проблеме уделялось и уделяется большое внимание. Из последних работ, посвященных данному вопросу, надо отметить работы В.А.Образцова “Выявление и изобличение преступника” [85], и В.А.Жбанкова “Свойства личности и их использование для установления лиц, совершивших таможенные правонарушения” [49]. Однако следует отметить, что в указанных работах методы установления личности преступника рассматриваются в целом, безотносительно к виду преступления, хотя, очевидно, что методы установления лица, совершившего убийство, и лица, совершившего хищение чужого имущества, будут различаться.

Более того, как в названных, так и в других работах, посвященных данному вопросу,1 не исследованы проблемы организации раскрытия преступлений. В то же время следует отметить общие условия, повышающие эффективность решения возникающих перед следователем задач. Прежде всего, это органичное сочетание оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий и использование информационно-поисковых систем (ИПС), значение которых в последние годы значительно возросло в связи с переводом систем учета на автоматизированный поиск

См. работы В.И.Батищева [20, 21], Г.А.Густова [41], А.А.Протасевича [97, 98, 99, 100], Э.И.Бордиловского [26], В.Ф.Робозерова [109], В.А.Жбанкова [48] и др.

30

на базе ПЭВМ.

В связи с этим необходимо рассмотреть общий алгоритм

деятельности по установлению лица, совершившего преступление,
и,

исходя из него, выделить организацию и уровни раскрытия преступлений.

Во-первых, отметим, что по многим преступлениям вначале происходит их

выявление, а затем - оперативно-розыскное раскрытие, а полученные

данные служат основанием к задержанию лица (лиц). Это порождает

специфические типы организации раскрытия, включение в этот процесс

различных органов внутренних дел, и не только Российской Федерации, но

и стран СНГ и дальнего зарубежья. Отношения участников и органов

раскрытия преступлений регулируются различными
нормативными

актами. Так, в пределах РФ эти отношения регулируются законами “О

милиции” [5], “Об Оперативно-розыскной деятельности” [6], инструкцией

“Об организации взаимодействия подразделений и служб внутренних дел в

расследовании и раскрытии преступлений” [7]. В пределах стран СНГ -

Конвенцией “О правовых отношениях и правовой помощи
по

гражданским, семейным и уголовным делам” [12]. Со странами дальнего

зарубежья - Положением о национальном бюро Интерпола [14], частными

нормативными актами, регулирующими совместную деятельность
по

раскрытию отдельных видов преступлений (например, Конвенция ООН “О

борьбе с незаконным оборотом наркотических

средств и психотропных веществ” [13]).

Во-вторых, при поступлении сообщения о совершенном преступлении в зависимости от вида последнего применяется тот или иной тип организации. Наиболее типичной является следующая организация: поскольку сообщение о преступлении чаще всего поступает в дежурную часть, действия дежурного РОВД сводятся к следующему:

1) команда ПМГ о незамедлительном выезде на место происшествия, где осуществляются первоначальные действия:

-организация задержания преступника или преследование;

-оказание помощи потерпевшему;

31

-обеспечение охраны места происшествия до прибытия следователя;

-выяснение установочных данных потерпевшего, очевидцев, свидетелей;

2) незамедлительное уведомление дежурного следователя и оперативного работника о преступлении и оказание содействия в выезде на место происшествия.

В случае подтверждения факта преступного посягательства начальник дежурной смены собирает СОГ, направляет а/м за следователем, экспертом, оперативным работником; направляет сообщение о подтвержденном факте вышестоящему руководству и спецсообщение в вышестоящую дежурную часть (оперативная сводка). Получение исходной информации и первоначальная аналитическая обработка заявлений и сообщений о факте преступного посягательства позволяет применить тот или иной вид организации (чаще - СОГ, которая функционирует по звездному типу организации) или, в зависимости от механизма совершения преступления и условий деятельности, включить в процесс расследования иные органы (организация операций “Серена”, “Перехват” и т.п.)

В-третьих, собирание исходной информации о происшедшем событии. Для этого используются СОГ и проводятся розыскные мероприятия по сбору данных об обстоятельствах совершения преступления и лицах, его совершивших.

В-четвертых, уже на начальном этапе расследования создаются основания включения в процесс раскрытия тактических операций, которые также имеют свою структуру и содержание, а последнее во многом определяется видом преступления и входит в методику расследования отдельных видов преступлений.

Таким образом, организация деятельности по раскрытию преступлений - это частная, по отношению к расследованию, задача, которая направлена на установление лица, совершившего преступление, и ее содержание определяется видом преступления, исходными ситуациями расследования, которые, в свою очередь, детерминируют тип
(вид)

32 организации, динамичность смены одного вида организации или уровня на другой, обеспечивая эффективность деятельности по установлению преступника. В связи с этим следует согласиться с В.А.Образцовым, который, говоря об уровнях организации деятельности по установлению преступника, выделяет тактический и стратегический уровни этой деятельности. “Стратегический уровень предполагает реализацию комплекса организационных мер, важных для всего цикла деятельности по установлению преступника. Наряду с этим к категории стратегического уровня относятся меры, характерные только для организации процесса выявления и меры, характерные только для этапа изобличения преступника. Что же касается тактического уровня организации оперативно-розыскной и следственной деятельности, то в этом случае предполагается организация определенных тактических операций (тактических комплексов действий)” [85 с.42-43].

В заключение параграфа следует отметить, что тот или иной тип организации реализуется через различные формы взаимодействия следователя с оперативным аппаратом органов внутренних дел МВД РФ, ФСБ РФ, другими службами. Процессы передачи информации наполняют определенную структуру содержанием, превращая ее в динамическую систему, поэтому анализ этих условий необходим для полного раскрытия содержания процесса установления лица, совершившего преступление.

1.2. Взаимодействие в организации раскрытия преступлений

Прежде, чем анализировать содержание и формы взаимодействия, отметим, что они определяются уровнями организации и управления.1 Так, если рассматривать деятельность системы правоохранительных и государственных органов по борьбе с преступностью, то взаимодействие -это “скоординированная по задачам, времени, месту и
исполнителям

‘См. более подробно 1.1. главы

33 деятельность различных звеньев (элементов) одной или
нескольких организационных систем, не находящихся в отношении

административного подчинения и обладающих в силу функциональной дифференциации специфическими средствами и методами работы, взаимно дополняющими друг друга и обеспечивающими в результате этого оптимальное достижение цели” [140].

В то же время, если анализировать деятельность только правоохранительных органов по борьбе с преступностью, то следует согласиться с мнением И.Ф.Герасимова о том, что взаимодействие это “взаимосвязь в деятельности органов, ведущих борьбу с преступностью, которая обеспечивает правильное сочетание полномочий, методов и средств, присущих каждому из названных органов, и направлена на раскрытие, расследование и предупреждение преступлений” [137]. Наиболее общим видом является взаимодействие между судом, прокурором, следователями и органами дознания. Этот вид взаимодействия направлен на координацию и согласование деятельности в решении общих вопросов борьбы с преступностью в масштабах района, города и области. Формами взаимодействия в данном случае будут: межведомственные оперативные совещания, обмен различной информацией, разработка совместных представлений по вопросам устранения причин и условий совершения преступлений. Формы реализации данной деятельности на этом уровне следующие: а) своевременное уведомление органов милиции, прокуратуры, следствия и суда об обнаруженных преступления; б) совместная организация учебы членов общественных организаций и определенного круга работников, помогающих органам уголовного судопроизводства в борьбе с преступностью; в) совместные обсуждения результатов расследования и судебного рассмотрения наиболее сложных дел о тяжких преступлениях [137].

Кроме взаимодействия между всеми органами уголовного судопроизводства можно выделить виды взаимодействия между

34 отдельными органами или должностными лицами. К ним нужно отнести следующие:

1 )взаимодействие следователя и оперативных работников органов дознания в процессе расследования и раскрытия преступлений - это наиболее распространенный и эффективный вид взаимодействия;

2)взаимодействие прокурора со следователем. Такое взаимодействие имеет место, когда а) прокурор дает поручения и указания следователю по конкретным делам; б) прокурор сам принимает участие в расследовании и производит отдельные следственные действия; в) прокурор принимает участие в проведении отдельных следственных действий. Прокурор взаимодействует и с органами дознания на первоначальном этапе расследования, но такое взаимодействие незначительно;

3) взаимодействие следователя с экспертом и специалистом в процессе раскрытия преступления. Такое взаимодействие имеет место: а) в процессе ОМП; б) в процессе подготовки и собирания материалов для экспертного исследования; в) в ходе экспертных исследований; г) при ознакомлении подозреваемого (обвиняемого) с результатами экспертизы. Взаимоотношения специалиста со следователем тоже могут носить характер взаимодействия (ч.З ст. 1331 УПК);

4) взаимодействие следователя (оперативного работника) с работниками контрольно-ревизионных аппаратов и различных инспекций (СЭС, рыбоохрана, ГИБДД и т.п.);

5) взаимодействие органов следствия и дознания с общественностью (ст.128УПК)[137].

Однако о взаимодействии можно говорить лишь применительно к процессу раскрытия и расследования преступлений. Наиболее типичными ситуациями, определяющими использование различных типов (видов) организации, а, следовательно, форм взаимодействия являются такие:

-совершение неочевидного преступления;

-решение следователя о возбуждении уголовного дела по материалам органа дознания;

35

-расследование сложных уголовных дел (многоэпизодные, групповые, дела об организованных преступных сообществах, нераскрытые преступления прошлых лет) [15 с.494-495].

К этим ситуациям можно добавить:

-совершение преступлений, в которых предмет преступного посягательства специфичен;

-совершение преступлений межрегионального, межгосударственного характера.

В этом отношении под взаимодействием следует понимать “согласованную по целям, времени и месту деятельность как следователя, так и органа дознания, обеспечивающих эффективную расстановку сил, комплексное использование методов и средств” [65 с. 111].

Таким образом, исходя из изложенного, следует сказать, что любой тип (вид) организации функционирует (проявляет себя) как динамическая система через взаимодействие, что способствует согласованной по целям совместной деятельности органов, ведущих борьбу с преступностью, рациональному сочетанию следственных, оперативно- розыскных, розыскных действий, а это, в свою очередь, определяет формы взаимодействия.

В зависимости от правовой регламентации различают процессуальные и непроцессуальные формы взаимодействия. Последние обычно именуются организационно-тактическими. В число процессуальных форм входят:

-производство следователем процессуальных действий одновременно с принятием органом дознания согласованных оперативно-розыскных мер, направленных на пресечение преступления (ч.1 ст. 118, ч.З ст. 127 УПК);

-параллельное с расследованием преступлений производство ОРМ, связанных с поиском лица, совершившего преступление, и уведомление об их результатах следователя (ч.4 ст.119 УПК);

36 -выполнение органами дознания поручений следователя о

производстве следственных и розыскных действий (ч.4 ст. 127 УПК, ч.З

ст. 132 УПК);

-содействие следователю со стороны органов дознания при производстве отдельных следственных действий (ч.4 ст. 127 УПК) и взаимодействие по приостановленным производством делам (ст.195-197 УПК).

Р.С.Белкин выделяет еще такую процессуальную форму взаимодействия, как “взаимодействие со сведущими лицами, которое включает:

а) привлечение специалистов к участию в следственном действии;

б) производство судебных экспертиз;

в) назначение и производство ревизий (ст.70 УПК)” [15 с.496]. Безусловно, это является процессуальной формой взаимодействия, HQ

не следственного и оперативного аппаратов, а формой взаимодействия второго уровня - между отдельными должностными лицами, в данном случае, следователем и специалистами. Что же касается перечисленных выше процессуальных форм взаимодействия следователя и органов дознания, то в данном вопросе следует согласиться с мнением В.Е.Корноухова о том, что “они отличаются друг от друга как по целям и времени, так и по сочетанию методов и средств деятельности. Первая форма координирует деятельность по цели - пресечение преступления в период расследования. Здесь каждая из взаимодействующих сторон параллельно использует методы и средства в достижении конечной цели. Вторая форма наиболее часто используется в практике и направлена на решение тактической задачи - поиска лица, совершившего преступление. В ней взаимодействие согласовано не только по конечной цели, но и соотнесено по месту, времени и последовательности применения средств и методов как следователем, так и оперативным работником. Необходимость применения третьей формы связана с повышением эффективности расстановки сил” [65 с. 111-112].

37

Итак, нормами уголовно-процессуального законодательства предусмотрены следующие процессуальные формы привлечения следователем органа дознания к раскрытию и расследованию преступлений: дача поручений; право давать указания о производстве розыскных и следственных действий; право требовать содействия в проведении следственных действий.

Согласно уголовно-процессуального закона, поручения и указания даются следователем органу дознания в письменном виде и адресуются начальнику органа дознания (ст. 127 УПК). Однако, если поручение касается решения вопросов, не терпящих отлагательства, поручение может быть дано и в устной форме. Кроме того, на практике в одних случаях следователь осуществляет контакт с начальником органа дознания, который передает поручения и указания следователя для исполнения своим подчиненным, в других - к следователю или группе следователей прикрепляется специально выделенный работник (или группа работников) дознания. В поручении следователя о розыскных действиях содержится: а) изложение данных дела, которые могут потребоваться при исполнении поручения; б) формулировка вопроса, подлежащего выяснению розыскным путем; в) срок исполнения. В некоторых случаях в поручении указывается, что действия должны быть проведены негласно. Выбор мер и средств исполнения принадлежит органу дознания, которому дано поручение [68 с.113-117].

По поручению следователя органы дознания также могут проводить следственные действия (ч.4 ст. 127 УПК, ч.З ст. 132 УПК). Поручения оправданы необходимостью одновременного выполнения серии следственных действий - например, для предупреждения сокрытия разыскиваемых предметов при групповом обыске. При этом органам дознания не поручаются действия, которые выражают оценку доказательств и определяют направление следствия: вынесение постановления, предъявление обвинения и т.п. [68 с. 118].

38

Содействие как правовая форма взаимодействия - это оказание следователю в процессуальных действиях, которые он выполняет сам, необходимой помощи со стороны органа дознания (при опознании, следственном эксперименте, обыске и др.). Практике известны различные формы содействия:

-предупреждение и пресечение нарушений порядка при выполнении следственных действий: оцепление и охрана места происшествия или помещения; сопровождение обвиняемого, находящегося под стражей; присутствие при задержании, очной ставке или опознании;

-непосредственное участие в следственном действии (например, во главе поисковой группы при осмотре на значительной территории);

-применение специальных познаний участвующими в осмотрах, экспериментах в качестве специалистов сотрудниками оперативно- технических отделов, госпожарнадзора, ГИБДД [68 с.119].

Как отмечалось выше, кроме процессуальных выделяются еще организационно-тактические формы взаимодействия, которые не отражены в законе. Как правило, к ним относят:

-совместный выезд следователя и работников органов дознания на место происшествия;

-совместная разработка версий и согласованное планирование расследования;

-совместное проведение тактических операций;

-совместная работа в следственно-оперативной группе.

Р.С.Белкин среди непроцессуальных форм также выделяет взаимодействие:

“-со сведущими лицами: консультативно-справочная деятельность специалистов; подготовка технико-криминалистических средств и др.;

-с оперативными сотрудниками с целью получения оперативной информации;

-со средствами массовой информации при организации розыска людей, предметов; для принятия профилактических мер;

39

-с администрацией учреждений, предприятий для получения криминалистически значимой информации; при изучении порядка документо- и товарооборота;

-с населением и общественными организациями: содействие при производстве розыскных мероприятий, для выявления источников информации и т.п.” [15 с.498-500]. Безусловно, такое отношение имеет место на практике, но оно, как уже отмечалось в первом параграфе работы, отражает способы управления деятельностью, которая уже имеет организационную структуру (следовательно, формы взаимодействия), соответствующую уровню деятельности. Думается, что организационно- тактические формы взаимодействия должны отражать более сложные формы, связанные с производством тактических операций. В целом, необходимость проведения тактических операций обусловлена теми ситуациями расследования, которые нами перечислены в начале параграфа. В результате их анализа можно выделить те, которые возникают при раскрытии преступлений, и те, которые имеют место в процессе расследования. В этой связи выделим ситуации, входящие в первую группу, и субординируем их между собой: 1) совершение неочевидного преступления: а) совершение преступления со специфичным предметом преступного посягательства; б) совершение общеуголовного преступления; 2) возбуждение уголовного дела по материалам органов дознания: а) совершение преступлений группой, носящей организованный характер; б) совершение преступлений, имеющих межрегиональный, межгосударственный характер.

Рассмотрим подробнее первую ситуацию и ее разновидности. В связи с этим отметим, что общие вопросы взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений регулируются Инструкцией - приложение к приказу МВД РФ от 20 июня 1996г. №334 [7], в которой выделяется такая организационная структура как следственно-оперативная группа (СОГ). При этом следственно-оперативные группы подразделяются на виды: дежурная (при дежурной

40 части); целевая (временная) - для расследования и раскрытия преступлений по конкретному уголовному делу; специализированная (постоянно действующая) - для расследования и раскрытия определенной категории преступлений, в том числе тех, по которым лица, их совершившие, не установлены; совместная следственно-оперативная группа (бригада) - для расследования и раскрытия тяжких преступлений, в том числе совершенных организованными преступными группами, либо для расследования сложного уголовного дела с большим объемом работы [7 п.1.4.].

Следственно-оперативную группу при дежурной части возглавляет следователь; в ее состав входят: оперативные сотрудники, техник- криминалист, кинолог. Кроме того, в зависимости от вида преступления в нее могут быть включены сотрудники иных служб органов внутренних дел. В задачу СОГ входит немедленное реагирование на сообщение о преступлениях, производство неотложных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по “горячим следам”. В связи с этим следует подчеркнуть, что собирание данных о лице, совершившем преступление, и его поиск - центральные задачи следственно- оперативной группы.

Более того, помимо указанных, на практике действуют и специализированные СОГ. Так, Генеральной Прокуратурой РФ и МВД РФ введена в действие типовая инструкция об организации работы постоянно действующих следственно-оперативных групп по раскрытию убийств [8]. Такие группы созданы в республиках, краях, областях, крупных городах и на транспортных узлах РФ. Иными словами, такая организационная структура создается с учетом административно- территориального деления, что повышает эффективность деятельности. Она состоит из следственной и оперативной группы, а число врачей- специалистов в области судебной медицины, сотрудников экспертно- криминалистических подразделений, кинологов, других сотрудников органов внутренних дел определяется с учетом характера
преступления и местных условий. Руководство

41 Ц6ЯИОТЕПЛГ.4

следственной группой осуществляет начальник следственной части (отдела по расследованию особо важных дел) или прокурор города или их заместители, а оперативной - начальник управления (отдела) уголовного розыска МВД, ГУВД, УВД, УВДТ, ГОВД или их заместители, хотя, и это надо особо отметить, принимает уголовное дело к производству руководитель следственной группы. Следственная группа совместно с оперативной проводит расследование - до момента установления лица, совершившего преступление, и проведения следственных действий по отысканию и проверке доказательств его виновности, а после этого по указанию руководителя прокуратуры передает дело по территориальности. Как следует из изложенного, в таких группах может быть либо звездная, либо иерархическая организация.

Специфика преступления, особенно предмета преступного посягательства, приводит к необходимости создания целевых СОГ. Так, с целью раскрытия преступлений, связанных с посягательствами на культурные ценности России, Генеральной Прокуратурой РФ, МВД РФ, ФСБ РФ, Государственным Таможенным Комитетом РФ приказом от 26 ноября 1997 года введена в действие Инструкция по взаимодействию правоохранительных органов РФ при расследовании и раскрытии преступлений, связанных с посягательствами на культурные ценности России [9], в которой предусмотрены следующие формы взаимодействия: координационные совещания руководителей правоохранительных органов и использование региональных (межрегиональных) следственно- оперативных групп [9 п.2.2]. Создание региональных или межрегиональных СОГ - это новый подход к раскрытию преступлений, при этом смысл и назначение СОГ - это специализация, использование уже готовой организационной формы для выявления и раскрытия преступлений, связанных с посягательствами на культурные ценности России.

Далее следует более подробно рассмотреть вторую группу ситуаций и те организационные структуры, которые при этом могут быть использованы. Сущность ситуации такова: уголовные дела возбуждаются

42 на основании материалов оперативно-розыскной работы. Особенность данной группы первичной информации, которая определяет тактические основы производства следственных действий на первоначальном этапе, заключается в том, что про ее наличие у органов дознания участники преступления не осведомлены, а это, в свою очередь, предоставляет широкие возможности для маневра при проведении тактических операций.

В связи с этим представляют интерес рекомендации о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности (ОРД). В целом, эта сторона деятельности оперативных служб регулируется Законом “Об оперативно-розыскной деятельности” [6], а более детально - Инструкцией о порядке представления результатов оперативно- розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд [10]. Так, под результатами оперативно-розыскной деятельности понимаются фактические данные, полученные оперативными подразделениями в установленном Федеральным Законом “Об оперативно-розыскной деятельности” порядке, о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших правонарушение. Эти данные отражаются в оперативно-служебных документах (рапортах, справках, сводках, актах, отчетах и т.п.). К оперативно-служебным документам могут прилагаться предметы и документы, полученные при проведении оперативно-розыскных мероприятий и (или) оперативно-технических мероприятий (фонограммы, видеозаписи, киноленты, фотопленки, магнитные и лазерные диски и т.д.).

Эти данные могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела (п.6 ч.1 ст. 108 УПК РСФСР) и использоваться для подготовки и осуществления следственных и судебных действий; использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства в отношении собирания, проверки и оценки доказательств [10 п.2]. Они предоставляются на основании постановления руководителя органа, который осуществляет оперативно-розыскную деятельность, которое приобщается к материалам

43 оперативного учета, а сами (оперативно-служебные документы) после определения их относимости допускаются в уголовное дело в установленном уголовно-процессуальным законом порядке. При этом в постановлении не должно содержаться данных об используемых или использованных при проведении негласных ОРМ силах, средствах, источниках; лицах, внедренных в организованные преступные группы; о штатных негласных сотрудниках и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе. Здесь необходимо особо отметить, что результаты ОРД не представляются, если невозможно обеспечить безопасность участников ОРД; их использование в уголовном процессе реальную возможность расшифровки (разглашения) сведений об используемых или использованных при проведении негласных ОРМ силах, средствах, источниках, методах; о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках и лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе [10 п.26]. В то же время, если материалы передаются, одновременно разрабатывается план, обеспечивающий безопасность участников ОРД.

Как отмечалось выше, такие материалы предоставляют большие возможности для решения тактических задач, проведения тактических операций, поскольку здесь происходит соединение результатов ОРД с возбуждением уголовного дела и производством следственных действий. При этом чаще решается задача фиксации преступной деятельности с одновременным задержанием участников преступления. Для решения этой задачи разрабатываются тактические операции, которые имеют специфику по отдельным видам преступлений. Так, разработана тактическая операция при расследовании вымогательства, взяточничества (так называемая “контролируемая дача взятки”), некоторых экономических преступлений, незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (так называемая “контролируемая поставка”) [80]. В связи с этим следует подчеркнуть, что данная тактическая операция находит широкое применение в деятельности таможенных органов РФ. Так, статьей 227

44 Таможенного кодекса предусмотрено производство контролируемой поставки наркотических средств и психотропных веществ. Под контролируемой поставкой, в соответствии с Конвенцией ООН “О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ”, понимают метод, при котором допускается вывоз, провоз, или ввоз на территорию одной или нескольких стран незаконных или вызывающих подозрение партий наркотических средств, психотропных веществ, включенных в Таблицу 1 или Таблицу II, которые содержатся в приложении к настоящей Конвенции, или заменяющих их веществ, с ведома и под надзором компетентных органов с целью выявления лиц, участвующих в совершении правонарушений, признанных таковыми в соответствии с п.1 ст.З настоящей Конвенции [13].

Из изложенного выше следует вывод, что та или иная форма взаимодействия при расследовании и раскрытии преступления будет определяться видом, характером противоправного деяния, спецификой предмета преступного посягательства, условиями деятельности, ситуацией расследования. А поскольку ситуация расследования обусловливает выбор той или иной тактической операции и, соответственно, того или иного типа организации, то именно в типе организации будет находить реализацию специфика форм взаимодействия и информационного обеспечения процесса расследования. Кроме того, организационно-тактические формы взаимодействия (тип организации) обусловливают проведение определенных тактических операций.

1.3. Информационное обеспечение процесса раскрытия преступлений

Рассматривая вопрос об информационном обеспечении процесса раскрытия преступлений, вначале необходимо отметить, что эффективность действия любой системы определяется временем ответных реакций, что в какой-то мере зависит от типа (вида) организации, поскольку он определяет каналы передачи информации. При этом под

45 информационным процессом принято понимать способы восприятия, фиксации, хранения, переработки и передачи информации от одного познающего субъекта (технического устройства) другому. Внедрение в человеческую практику компьютерных технологий не только увеличивает надежность в передаче информации, но и в ее быстроте, что повышает объективность принимаемых решений, сокращает время ответных реакций (за счет способов воздействия на управляемую систему), а это, в конечном счете, приводит к эффективности управления.

Естественно, эти процессы не могли не затронуть как, в целом, деятельность системы правоохранительных органов, так и раскрытие и расследование преступлений. В связи с этим следует отметить, что процесс информатизации системы правоохранительных органов отражает общие закономерности процесса. Так, по своему назначению автоматизированные системы классифицируются на автоматизированные системы управления (АСУ) и автоматизированные информационные системы (АИС).

К АСУ обычно относят такие системы, в которых функция управления каким-либо объектом или процессом выполняется человеком, а машина выступает в роли помощника, инструмента по подготовке соответствующего решения. При этом возможны несколько вариантов ответа: во-первых, машина может выдать информацию о состоянии какого-либо объекта, а его оценка и принятие решения осуществляется человеком; во-вторых, автоматическая разработка всех возможных вариантов решения управленческой задачи; в-третьих, оценка эффективности того или иного варианта решения. В качестве примера по использованию АСУ для решения первой задачи можно привести АСУ-Прокуратура, АСУ-МВД и др. К этому добавим, что в правоохранительных органах сложилась трехуровневая структура информационного обслуживания, основанная на административно- территориальном принципе устройства РФ. Так, для системы МВД РФ - это центральный аппарат министерства, далее -региональный (МВД республик, УВД краев, областей) и районный (ОВД городов, районов, Л ОВД). При этом следует отметить, что на всех уровнях

46 автоматизированные рабочие места (АРМ) объединяются в локальные вычислительные сети и являются не только средством доступа к интегрированному банку данных (ИБД), но и позволяют создавать и вести собственные базы данных, направляя информацию в вышестоящий уровень [66].

В связи с этим представляет как теоретическое, так и практическое значение сравнение отечественного опыта применения компьютерных технологий в процессе расследования и раскрытия преступлений с зарубежными аналогами. Так, в США нет правоохранительного органа, который не использовал бы в своей работе компьютеры того или иного типа (настольные, портативные, карманные). Примером эффективного использования средств вычислительной техники является применение подвижных вычислительных систем командой быстрого реагирования ФБР (Rapid Start Team), которая обеспечивает получение информации о кризисных ситуациях и наиболее важных происшествиях. Команда быстрого реагирования, получившая задание, может находиться в движении до 4 часов. По прибытии на место происшествия она быстро организует структурированный поток информации из баз данных локальных правоохранительных органов и общего пользования, в целом она получает информацию от более чем 1000 внешних баз данных. Команда быстрого реагирования может использовать информацию в форме текстовых документов и телефонных сообщений, которые могут быть перепроверены, например, по спискам пассажиров конкретного авиарейса, регистрации клиентов в гостиницах и т.п. Она может также выявлять потенциальных преступников среди подозреваемых лиц, привлекавшихся к ответственности ранее за преступные действия и находившихся на месте происшествия.

Компьютеры типа laptop дают возможность полицейским обращаться в национальные базы данных и получать запрашиваемую информацию значительно быстрее, чем при обращении в департамент полиции штата или округа. Система может передавать и принимать

47 отпечатки пальцев, фотографии и видеоизображения [141 1997г. вып.2 с.З-

5].

В Германии основными системами управления работой полиции

являются следующие: компьютерная радиосистема передачи сообщений

(CFMS), система автоматизированного административного управления

(AVV), ориентированная на пользователя информационная
система

(PARIS), система обработки административно-хозяйственных
данных

(POLOS). В земельном управлении уголовной полиции
действует

центральная ЭВМ, к которой может подключаться несколько

периферийных систем оперативного управления и может осуществляться

обмен информацией между системой CFMS,
автоматизированными

системами дистанционного управления и диагностики, радиорелейными

УКВ-станциями и компьютерной телемеханической системой (CFWS) [141

1987г. вып.9с.6].

Система AVV обеспечивает автоматическое ведение различных журналов, т.е. обработку и регистрацию сведений, содержащихся в запросах, заявлениях, донесениях. Основные цели системы: возможность оперативного установления связи между происшествием и обстоятельствами дела; ускорение процесса обработки информации; исключение дублирования данных; возможность анализа систематизированной информации по разным критериям; получение сведений о сотруднике, ведущем конкретное дело [141 1987г. вып.9 с.7].

Составной частью комплекса PARIS является система документирования следов и вещественных улик, обнаруженных на месте преступления (SPUDOK). Система должна решать следующие задачи: сбор и регистрация всех необходимых данных; анализ данных по различным критериям; исключение дублирования данных и обеспечение сохранности доказательств; снижение вероятности ошибок при сборе и регистрации информации.

Система POLOS позволяет автоматизировать учет всех операций по приобретению и затратам, и по хозяйственному управлению.

48

На стадии внедрения находится система автоматизированной обработки сведений о случаях нарушения общественного порядка и наложения денежных штрафов, которая предназначена, в первую очередь, для использования патрульной службой и сотрудниками соответствующих подразделений полицейских органов [141 1987г. вып.9 с.9-10].

Одной из важных тенденций в области применения информационной техники в подразделениях и службах западногерманской полиции является расширение масштабов использования малогабаритных ЭВМ и персональных и микроЭВМ. В качестве достоинств персональных ЭВМ отмечаются следующие: высокий уровень универсальности, широкие возможности автономной работы без связи с ВЦ, широкий перечень различных программ [141 1987г. вып.9 с.5].

Фирма Siemens Nixdorf Informations systeme AG (ФРГ) разработала автоматизированную информационну систему управления работой полиции под названием ХУРоИсе. Система ориентирована на управление оперативными действиями полиции. Для обеспечения эффективности процесса управления событиями данная система делится на три области задач. Последние могут быть определены пользователем в зависимости от разделения функций в центре управления. В указанный центр поступают все экстренные вызовы, определяются вид и место происшествий, выбираются соответствующие оперативные средства и соответствующим полицейским участкам, автомашинам или патрулям передается приказ о выезде на место происшествия. Преимущества данной системы заключаются в следующем:

-сотрудники полиции освобождаются от выполнения рутинных операций и могут концентрироваться на руководстве оперативными действиями;

-имеется возможность оптимально планировать и задействовать имеющихся сотрудников для выполнения оперативных действий и находящиеся в распоряжении автотранспортные средства;

49

-обеспечиваются наивысший уровень управления и круглосуточный контроль имеющейся сети связи.

Система XVPolice имеет многочисленные связные интерфейсы к различным базам данных, к центральным файлам информационных систем разных ведомств, к системам радиосвязи и т.п., что гарантирует оптимальный обмен информацией и эффективную координацию оперативных действий [141 1997г. вып.11 с.3-4].

Однако программные средства для решения второй и третьей задач до настоящего времени разработаны недостаточно, хотя в общем виде теоретические основы их решения активно исследуются учеными. Например, Т.Саати разработан метод анализа иерархий в принятии решений [112]. Важно отметить, что в СКТБ программного обеспечения Института кибернетики им.В.М.Глушкова была разработана система “Выбор”, а в Институте вычислительной математики АН Грузии системы “Прайс” и “Стратег”, но они не исследованы на предмет возможности применения для управления деятельностью правоохранительных органов в зависимости от уровня и типа (вида) организации. Между тем, говоря о направлениях применения АСУ, следует отметить, что весьма перспективными представляются дальнейшие исследования по совершенствованию каналов передачи информации в зависимости от типа решаемой задачи, включение в ее решение того или иного уровня и типа (вида) организации и разработка на этой основе программных средств по поддержке принятия решения.1

Как отмечает В.Е.Корноухов, “еще в начале 80-х годов ФБР в США признало необходимым совершенствование систем управления и выбрало направление исследований, связанное с возможностью использования систем искусственного интеллекта (ИИ). Вначале были разработаны три

?К сожалению, сегодня во многих случаях, когда возникает необходимость включения того или иного уровня управления, для решения задачи не используются заранее разработанные организационные структуры, а начинают создаваться новые, что, естественно, приводит к потере времени.

50 информационные системы поддержки принятия решения и одна многофункциональная система для управлений бюро. Так, информационная система по борьбе с организованной преступностью (ИСОП) осуществляла сбор, сравнение и анализ информации, а штатная система управления данными (ШСУД) - сбор, сравнение, анализ, координацию и распространение информации, связанной с расследованием, административными решениями, управлением ресурсами” [65 с. 197].

Большой интерес представляют исследования, проведенные в США, по использованию экспертных систем (ЭСИЗ), основное отличие которых от информационных состоит в том, что они “работают” не с базами данных, а с базами знания. На этой основе были разработаны различные системы, в частности, система по поддержке мер по борьбе с терроризмом, а система “Тигровая лапа” предназначена для анализа маршрутов самолетов и транспортных средств, занятых перевозкой наркотиков. В то же время в национальном криминалистическом центре используются системы, которые позволяют выявлять и устанавливать возможную дату преступления, определять степень подготовки к его совершению и другие факты [141 1987г. вып.2 с.57].

В начале параграфа мы уже отмечали, что автоматизированные системы по своему назначению подразделяются на автоматизированные системы управления и автоматизированные информационные системы. Нами рассмотрена общая ситуация применения АСУ, поэтому далее представляется необходимым анализ состояния и видов АИС, тем более, что в практике раскрытия преступлений они находят более широкое применение, нежели первые. Однако перед рассмотрением данного вопроса необходимо раскрыть содержание понятия “информационное обеспечение процесса расследования преступлений”. Так, под информационным обеспечением процесса расследования преступления рядом авторов понимается “система сбора, накопления, хранения, обработки и использования правоохранительными органами разных уровней сведений

51 о лицах и фактах, причинно связанных с раскрытием и расследованием уголовных дел. Научной основой информационного обеспечения служат данные криминалистики, естественных и технических наук” [108 с. 107]. В.Е.Корноухов определяет информационное обеспечение процесса расследования следующим образом: это “обусловленная деятельностью по раскрытию и расследованию преступлений система информационных процессов, передающих информацию о свойствах объектов, процессов, с целью повышения эффективности принятия решения при расследовании, созданию условий к поиску объектов, вовлеченных в преступление, представлению справочной информации” [65 с. 119]. В целом, можно согласиться с предложенными определениями, однако следует особо отметить, что автоматизация расследования (система сбора, обработки информации) - это иное направление, связанное с автоматизацией самого процесса расследования. Цели, на которые направлено информационное обеспечение, можно свести к следующим:

“-накопление сведений для раскрытия и предупреждения преступлений;

-создание условий для идентификации объектов по их материально- фиксированным отображениям или мысленным образам;

-содействие в розыске похищенных предметов, а также лиц, как потерпевших, так и совершивших преступления, но скрывшихся от следствия и суда” [65 с. 115-116].

Значительное место в системе информационного обеспечения принадлежит криминалистическим учетам. Они представляют собой “научно обоснованную систему учета объектов, попавших в сферу уголовного судопроизводства или оперативной работы, для последующего использования сведений о них при раскрытии и расследовании преступлений, розыска преступников, также профилактической работе и анализе преступности” [108 с.107-108].

Система учетов, ведущихся органами МВД, охватывает ряд разновидностей, в основу классификации которых
положены

52 комбинированные признаки, включающие регистрируемые объекты и методы регистрации. В целом, они подразделяются на три группы: оперативно-справочные, розыскные и криминалистические. Кроме них имеются экспертно-криминалистические коллекции и картотеки. Перечисленные виды учетов ведутся как на Федеральном (ГИЦ МВД России), так и на региональном уровнях (ИЦ МВД, ГУВД, УВД) [11]. Кроме оперативно-розыскных карточек, учеты охватывают справочные картотеки, адресные бюро, картотеки лиц, имеющих оружие, автомашины, катера, лодки и др. В процессе раскрытия и расследования преступления применяются следующие учеты.

Оперативно-справочные учеты включают: 1) пофамильный и дактилоскопический учеты лиц (граждан РФ и иностранных граждан, обвиняемых в совершении преступлений, осужденных и разыскиваемых). Этот вид учета позволяет получить установочные данные об объекте и его местонахождении в момент запроса; и 2) учеты преступлений и правонарушений, совершенных иностранными гражданами, ЛБГ и гражданами России, постоянно проживающими за границей, и в отношении них. Учет обеспечивает возможность получения справочной и аналитической информации о преступлениях и правонарушениях, совершаемых указанными лицами. Эти сведения отражаются, помимо пофамильной и дактилоскопической картотеках, в централизованной АИС “Криминал-И”, которая состоит из пяти подсистем: “Административная практика”, “Преступление”, “ДТП (ДТП-И)”, “Розыск”, “Наказание”.

В систему криминалистических учетов входят: 1) учет лиц (антропофизиологические, социально-психологические и криминальные портреты) особо опасных преступников; лиц, без вести пропавших, неизвестных больных и детей, неопознанных трупов граждан; 2) учет преступлений - особо опасных нераскрытых и раскрытых с характерным способом совершения; с “окраской” (межрегиональной, международной направленности; профессионализма и организованности исполнения; серийности и особой жестокости; в отношении детей, государственных

53 деятелей, сотрудников правоохранительных органов); 3) учет хищений

ценностей из металлических хранилищ (особо ценные
предметы

антиквариата, культуры и государственного значения).
Они

функционируют на федеральном и региональном уровнях.

Учет особо опасных преступников осуществляется с помощью подсистемы “Досье”, учет насильственных преступлений реализуется в ФБКИ и РБКИ с помощью подсистемы “Насилие”, а учет хищений ценностей из металлических хранилищ - с помощью подсистемы “Сейф”, учет лиц, без вести пропавших, неизвестных больных и детей, неопознанных трупов граждан производится с помощью АИПС “Опознание”, которая включает картотеки и АБД.

В группу розыскных учетов включают: 1) учет лиц, объявленных в федеральный и местный розыск; 2) похищенного, утраченного и выявленного нарезного огнестрельного оружия; 3) похищенного и бесхозного автотранспорта; 4) похищенных предметов антиквариата и культурных ценностей; 5) учет похищенных и изъятых номерных вещей и документов общегосударственного обращения и 6) учет лиц, представляющих оперативный интерес, по признакам внешности на базе видеозаписей (видеобанки и видеотеки лиц).

Данные о лицах, объявленных в федеральный и местный розыск, на уровне ГИЦ МВД РФ заносятся в АИС “ФР - оповещение”, розыскная карточка направляется в ГИЦ для постановки на пофамильный оперативно-справочный учет. Информация о похищенном, утраченном и выявленном нарезном огнестрельном оружии хранится в подсистеме “Оружие”, а учет похищенного и бесхозного автотранспорта ведется в рамках АИПС “Автопоиск” - составной части ФБКИ. Обработка и накопление информации о похищенных предметах антиквариата и культурных ценностях происходит в подсистеме “Антиквариат”.

Кроме того, в отечественной практике органов внутренних дел на железнодорожном транспорте нашла применение АИПС “Грузы ЖД”, которая содержит информацию следующего содержания:

54

-факты о преступных посягательствах на грузы;

-раскрытые хищения и кражи;

-нераскрытые хищения и кражи;

-маршрут следования груза;

-данные о лицах, оказывающих помощь сотрудникам правоохранительных органов.

В целях достижения эффективности необходимо содействие обмену информацией между транспортными и территориальными органами внутренних дел по региону, по стране в целом, для чего должна быть создана единая информационно-вычислительная сеть ИЦ территориального ОВД и ГИЦ МВД и система локальных вычислительных сетей (ЛВС) [24].

В целях раскрытия краж автотранспортных средств предлагается использование результатов предварительных и экспертных исследований в процессе расследования; АБД и их совершенствование; создание блока информации по способу совершения краж а\м; нанесение визуальных и нуклидных маркировок на узлы а\м и создание АБД с информацией об этих маркировках [118 с. 15].

По делам о нераскрытых разбойных нападениях созданы АИПС “Центр” и АБД “Республика -область”. Высказано предложение об использовании информационно-вычислительных сетей (АРМ следователя дознавателя, эксперта с выходом в информационно-вычислительную сеть ГРОВД, регионального МВД) [123 с. 17].

В ситуациях, когда проведение следственных действий не позволило получить необходимую информацию о поисковых признаках преступника, решающую роль в раскрытии преступления “по горячим следам” приобретает оперативная осведомленность сотрудников уголовного розыска и их умение быстро собрать оперативную информацию. В Московской области банк оперативно-розыскной информации концентрируется в оперативных дежурных частях крупных горрайорганов, где внедрена ИПС. В дежурной службе ГУВД создана АИПС, которая

55 позволяет получать сведения об оперативной обстановке и действиях ОВД, обеспечивает сбор информации из городских и районных ОВД [116 с.87-88].

Подобный вариант применения компьютера используется полицией США в борьбе с имущественными преступлениями. Полицейский компьютер соединен с компьютерами залоговых компаний, ломбардов и т.п. Когда вещь сдается в залог, в полицейский компьютер автоматически поступает информация и признаках вещи и данных на ее владельца. Признаки вещи сравниваются с похищенным имуществом. И наоборот, при постановке на криминалистический учет похищенную вещь сразу же сравнивают со всеми заложенными [138].

Экспертно-криминалистические коллекции и картотеки функционируют в системе экспертно-криминалистических подразделений МВД и на федеральном (ЭКЦ), и на региональном (экспертно-криминалистические подразделения МВД республики, УВД края, области) уровнях. В централизованно-региональные учеты входят: коллекции пуль, гильз и патронов со следами оружия, изъятых с мест преступлений (пулегильзотека); картотеки поддельных денежных знаков и документов, изготовленных полиграфическим способом; фонотеки голоса и речи лиц, представляющих оперативный интерес.

Подобного рода учеты в зарубежной практике расследования преступлений можно разделить на информационно-поисковые системы для патрульных и информационно-поисковые системы для следователей. Первые включают следующие подсистемы: 1) система о разыскиваемых лицах и ордерах на их арест. Кодом для вызова информации служат фамилия, имя, отчество разыскиваемого лица. В информации обычно содержатся такие сведения: фамилия разыскиваемого, приметы, место и год рождения, номер его автомобиля и оружия, за что и кем разыскивается, кто выдал ордер на арест; 2) транспортная система, где кодом вызова информации является номер автомобиля или ФИО человека. Система учитывает данные на владельца, автомобиль, ДТП, наказания; 3) справочные системы на разыскиваемые предметы, которые поставлены на

56 криминалистический учет (похищенные автомобили или их номера, похищенные номерные вещи и оружие. Справочные системы позволяют полицейскому немедленно проверить законность владения теми или иными предметами; 4) справочные системы для проверки личности людей и установления места их жительства. При этом полицейские информационные центры связаны с управлениями по регистрации автомобилей и выдаче водительских удостоверений, управлениями по социальному страхованию почты и т.п. Подобные системы для следователей включают алфавитный учет преступников, учет по признакам внешности, по способу совершения преступления, учет похищенных автомобилей, номерных знаков к ним, учет оружия, вещей, пропавших без вести, неопознанных трупов, дактилоскопический учет, учет судимостей, осведомителей, фальшивых документов. Кроме того, создаются перекрестные и аналитически-информационные системы [138].

В Германии с каждым годом растет значение информационной системы INPOL. Основной целью создания децентрализованной полицейской сети обработки данных являлось обеспечение однократного сбора сведений с их последующим автоматическим представлением или передачей в федеральную часть информационной системы для соответствующих пользователей [141 1987г. вып.4 с.51].

В состав каждой земельной части информационной системы входят массивы данных, управление которыми и запись в них информации осуществляется органами полиции соответствующей земли. Обязательной параллельной записи в массивы федеральной и всех земельных частей информационной системы подлежат сведения, касающиеся розыска лиц и предметов.

К федеральной части информационной системы принадлежат следующие массивы: данные об уголовных делах (KAN); сведения о разыскиваемых лицах; данные об арестованных полицией лицах; информация о разыскиваемых предметах; данные отделов криминалистической техники и служб уголовной регистрации; центральная

57 система кодов уголовных дел; система регистрации следов; сведения о преступлениях, имеющих федеральное значение; данные о
средствах совершения преступлений определенных категорий [141 1987г. вып.4 с.52].

В настоящее время система INPOL предоставляет возможность доступа не только к рассмотренным массивам данных полиции ФРГ, но и к массивам данных других органов и ведомств. Автотранспортное ведомство ФРГ располагает тремя информационными массивами “Владельцы автомашин”, “Автомашины” и “Изъятые водительские удостоверения”. В данной информационной системе предусмотрена возможность дистанционного доступа для служб федерального управления уголовной полиции, управления пограничной охраны, и для органов полиции большинства земель страны [141 1987г. вып.4 с.56].

Следует отметить тот факт, что все существующие базы данных, используемые в процессе расследования и раскрытия преступлений (АБД, АИПС) имеют статичный характер и содержат информацию относительно какого-либо одного объекта изучения (пулегильзотека,

дактилоскопический, пофамильный учеты, АИПС “Автопоиск” и т.п.). Кроме того, имеющаяся в них информация поступает в банк данных уже после совершения преступления, по факту события, что не позволяет предвидеть и прогнозировать те или иные элементы преступной деятельности, значимые как для раскрытия и расследования преступления, так и для предупреждения и профилактики противоправных деяний. Все это свидетельствует о необходимости развития существующих технологий в целях совершенствования методов и способов раскрытия преступлений и их профилактики, в частности, создания аналитически-информационных систем.

1.3.1. Поисково-аналитические системы в практике расследования и раскрытия преступлений.

К элементарным поисково-аналитическим системам следует отнести системы идентификации, применяемые как в России, так и за рубежом. В

58 частности, при хранении больших объемов информации о дактилокартах полиция США использует полностью автоматизированную идентификационную систему. Компьютер распознает отпечатки даже низкого качества, классифицирует их, запоминает, сравнивает и выбирает из банка тождественный отпечаток или несколько сходных. Принцип действия системы основан на определении места и направления начала и окончания или раздвоения папиллярных линий. Система сравнивает около 900 дактилокарт в час. В случае обнаружения в памяти компьютера тождественного отпечатка пальца неизвестного преступника система выдает дополнительную информацию о месте его обнаружения, об уголовном деле и следователе [138].

В системе автоматической идентификации по отпечаткам пальцев (AFIS) второго поколения фирмы Digitrack используются персональный компьютер и фирменное программное обеспечение, выполняющее полный интегральный анализ изображений отпечатков пальцев, а не выявляющее отдельные характерные признаки или участки дактилограммы. Вследствие этого система менее чувствительна к искажениям, нечетким изображениям и возрастным изменениям лиц, которым эти отпечатки принадлежат. Оператор системы может проводить поиск скрытых, одиночных и многократно повторяющихся отпечатков и проверять совпадения в любых комбинациях [141 1997г. вып.2 с.3-5].

В последнее время широко применяется метод обнаружения латентных пальцевых следов с помощью лазеров при одновременном использовании флуоресцирующих порошков. Все более широкое применение находят лазеры в осуществлении мероприятий, направленных на предотвращение преступных посягательств. Американская фирма Джемпринт внедрила метод идентификации драгоценных камней по их лазерным отпечаткам, столь же однозначно характеризующим конкретные камни, как папиллярные узоры определяют конкретных людей [141 1997г. вып.2 с.46-48].

59

В России в настоящее время на стадии апробации и внедрения находятся оптоэлектронные вычислительные машины (ОВМ). Машина при помощи голографической памяти “запоминает” не цифровой код объекта, а его непосредственное изображение. На этой основе ведутся исследовательские работы по созданию полностью автоматизированной системы ведения дактилоскопического учета. Строится она на базе ОВМ с использованием фототелеграфных каналов связи для ввода-вывода информации через читающее устройство. Это позволит осуществлять автоматическое кодирование и поиск в массиве дактилокарт, хранящихся в голографической памяти системы, и автоматически выдавать ответ на запросы по каналам связи. Во ВНИИСЭ с помощью ОВМ проведена серия исследований по распознаванию зрительных образов, в частности, автоматический дактопоиск (опознавание полных отпечатков пальцев) и портретная идентификация [141 1997г. вып.2 с.48-49].

Примерами систем идентификации, применяемых за рубежом, также могут быть следующие. Автоматическое опознание личности по портрету стало возможным благодаря системе TrueFace фирмы Mivos, созданной совместно с организацией CJO (Criminal Justice Operation) компании Sun Microsystems Federal. Опознание по лицу в данном случае осуществляется без активного участия пользователя, поэтому его можно применять, когда другие методы опознания оказываются неприемлемыми. Например, эту систему можно подключить к телекамерам в аэропортах и запрограммировать на поиск известных террористов. Надежность опознания превышает 99%. Высокие показатели достигнуты благодаря применению технологии нейронных сетей, которые представляют собой класс математических моделей, грубо имитирующих работу человеческого мозга. Если обычные программы строятся на использовании жестких правил, где некое утверждение может быть либо истинным, либо ложным, нейронные сети имеют в основе нечеткую логику. В этой системе утверждение истинно либо ложно с определенной долей достоверности. При опознании по лицу главная проблема заключается в том, чтобы знать,

60 на каких чертах лица основывать свое решение, а какие следует игнорировать. Необходимо найти правильное сочетание двух противоречивых требований - точности и изменчивости. Желательно, чтобы программное обеспечение не зависело от таких параметров, как угол наблюдения лица, наличие бороды или усов, наличие загара или изменение прически.

В системе опознания отыскиваются такие черты лица, которые труднее всего поддаются искусственному изменению, например, костная структура черепа. Однако возможности системы TrueFace не безграничны -она не может опознавать людей в темных очках, различать близнецов или сопоставить лица, снятые в анфас и в профиль.

Система работает в двух основных режимах. В режиме регистрации производится фотосъемка лица, вводится определенный идентифицирующий текст о лице и все эти сведения заносятся либо в базу данных, либо на карточку. В режиме текущей работы они извлекаются и используются либо для проверки, либо для поиска. Зарегистрированное изображение лица может использоваться либо для проверки подлинности (например, для получения разрешения на проход в здание), либо для поиска методом сравнения (например, по базе учета известных преступников).

Государственные организации могут применять данную систему для контроля доступа к базам данных ограниченного пользования. Видеокамеры, вмонтированные в мониторы, могут непрерывно следить, чтобы за компьютером сидело именно то лицо, которое перед этим вошло в систему.

Автоматическое распознавание по лицу может стать заменой перелистыванию альбомов с фотографиями при выявлении преступного прошлого нарушителей или жертв. Систему можно применить для выявления лиц, получающих пособие по нескольким документам, и т.п. [141 1996г. вып.8с.З-5].

61

Журнал International Criminal Police Review сообщает об использовании в последнее время в криминалистике для идентификации жертв преступлений методов фотографии и компьютерной техники. Метод наложения (совмещения) фотографий для идентификации трупов был впервые применен профессором Эдинбургского университета Btush в 1935 году. Фотографии определенного лица берутся из личных фотоальбомов или с документов, удостоверяющих личность жертвы, и на их основе проводится фотосъемка данного человека размером, например, 6x7 см. Полученный негатив помещается на стеклянный экран с соответствующей решеткой для выделения определенных анатомических черт лица. Затем фотографируется череп человека, которого нужно идентифицировать. Полученный негатив накладывается на негатив более ранней фотографии, и производится контактное печатание на бромидной фотобумаге. Если на полученной фотографии все черты совпадают, то делается вывод, что это одно и то же лицо.’

Использование этого метода может дополнить электронная обработка образа на компьютере, которая осуществляется путем перевода изображения в числовую форму. Методы идентификации данного вида могут быть полезны в следующих случаях: идентификация жертв стихийных бедствий, авиакатастроф, кораблекрушений; идентификация тел давно умерших людей; идентификация вооруженных грабителей по изображениям, полученным с помощью видеокамер охранных систем; реконструкция лица по внешним характеристикам черепа; получение с помощью компьютера изображения лица разыскиваемого преступника (фоторобота) по отдельным сведениям о чертах его лица (форма носа, рта, подбородка, губ, лба, ушей и т.д.); розыск пропавших детей [141 1996г. вып.Зс.21-24].

Кроме описанных выше систем наблюдения и идентификации, в практике правоохранительных органов зарубежных стран высоко развиты

?Данный метод - фотосовмещение - впервые был применен в России.

62 системы передачи информации и системы управления работой полиции.

Так, фирма Racal Radio (Великобритания) объявила о разработанной ее специалистами новой технологии, позволяющей передавать видеоизображения по стандартным телефонным каналам, сотовым радиотелефонам и узкополосным радиоканалам с фиксированной рабочей частотой. Основанная на этой технологии система RAICATS (Racal Image Compression and Transmission System) совместима со стандартными телефонными каналами и другими радиостанциями фирмы Racal без их модификации. Полиция и правоохранительные органы могут использовать систему для передачи изображений с мест преступлений, фотографий подозреваемых лиц, отпечатков пальцев и изображений обстановки в местах происшествий. Данная система использует на передающем конце миниатюрную камеру малострочного телевидения, а на приемном конце стандартный компьютер с устройством декомпрессии изображений и управляющее программное обеспечение [141 1996 вып. 2 с. 16]. Круг возможных применений: дистанционное наблюдение за территориями, наблюдение и разведка в боевых условиях, дистанционный контроль доступа, передача портретов и отпечатков пальцев, видеосъемка сцен преступлений, наблюдение в финансовых учреждениях и коммерческих помещениях [141 1996г. вып. 5 с. 12].

Программное обеспечение Quick Solve фирмы Eastman Kodak (США) предназначено для оказания помощи детективам и следователям полиции при изучении улик и доказательств. Quick Solve управляет цифровой системой воспроизведения изображений, обеспечивающей доступ к криминалистическим файлам при использовании персонального компьютера. Это дает возможность следователям и детективам получать фотографии мест преступлений, показания свидетелей, заключения кримлабораторий, отдельные видеозаписи, отпечатки пальцев, магнитные ленты с записью 911 телефонных вызовов. Вся эта информация записывается для хранения на компактдиски, и с них может вводиться в

63 главный компьютер полицейского отделения или в
локальную вычислительную сеть [141 1996г. вып.2 44с].

В настоящее время в США широко распространены региональные комплексные поисково-аналитические системы, основанные на информации, содержащейся в материалах уголовного дела, учетной и регистрационной документации. Например, при полицейском департаменте г.Новый Орлеан действует столичная орлеанская система общей информации (СОСОИ), которая содержит свыше тридцати учетных данных об известных преступниках (социально- демографическая информация, данные о преступлении, потерпевших, сути обвинения и т.д.) Эта система используется для проверки личности арестованного, выдвижения версий, получения необходимой информации. Создание подобной системы привело к мысли, что для раскрытия неочевидных преступлений необходимо сравнивать не отдельные криминально-учетные данные (способ преступления, признаки внешности), а архивные уголовные дела и расследуемое дело с целью обнаружения сходных преступлений [138].

В России интересен следующий пример применения средств вычислительной техники в процессе расследования серийных преступлений на основе метода кластерного анализа, который представляет собой “обработку любого массива данных, возможность поиска информации не по строгим формальным критериям, а на основе “размытого” анализа информации. Система позволяет произвести отбор уголовных дел на предмет выявления признаков серийности и “отслеживать” такие преступления. К признакам серийности относятся: однородные последствия (следы, изменения на месте происшествия); определенный регион, район совершения; “специализация” преступника; сходный способ преступления; сходные элементы внешности преступника по показаниям жертвы и свидетелей; сходная временная зависимость или связь между действиями преступника; сходные профессиональные или преступные навыки; одинаковые мотив, цель, направленность умысла.

64

На основе анализа этих данных возможно выявление зоны, территориальности серии преступных посягательств [142 с.31].

Эти факты использования поисково-аналитических систем не исчерпывают возможностей и перспектив разработки подобных систем в раскрытии преступлений. Весьма перспективным направлением научных исследований является разработка многосвязанных поисково- аналитических систем, основной целью которых будет не только определение круга проверяемых лиц, но и включение в систему методов его ограничения.’

?Перспектива разработки подобной системы предложена в последней главе диссертации.

65 ГЛАВА 2. Многоуровневая тактическая операция по установлению лиц, совершивших корыстные, корыстно-насильственные преступления

Для того, чтобы раскрыть содержание многоуровневой тактической операции по установлению лица, совершившего корыстное или корыстно-насильственное преступление, целесообразно выяснить соотношение понятий “ситуация расследования” и “тактическая задача”; “ситуация расследования”, “тактическая задача” и “тактическая операция”.

2.1. Исходные ситуации и их классификация при расследовании корыстных и корыстно-насильственных преступлений

Такой анализ необходимо начать с выделения и классификации исходных ситуаций по данной категории уголовных дел, поскольку именно они определяют многоуровневый характер тактической операции по поиску лица, совершившего преступление.

Вполне обоснованно начать исследование поставленных вопросов с анализа определений понятия “ситуация расследования” (или, как ее чаще называют, “следственная ситуация”). Сущность предложенных определений лучше раскрывается через их классификацию. Так, одна группа ученых полагает, что “ситуация - это обстановка, складывающаяся в результате возбуждения уголовного дела и разрешения его по существу, объективно отражающая внутреннее состояние, ход и условия расследования на основе совокупности фактических и иных данных” [36 с.236]. Примерно такую же точку зрения высказал Р.С.Белкин, по мнению которого, “следственная ситуация по отношению к процессу расследования носит внешний характер: это характеристика условий, в которых протекает данный процесс” [15 с.501]. Того же мнения придерживаются А.Н.Колесниченко, Н.А.Селиванов, Н.П. Яблоков [57, 115, 131].

Противоположна точка зрения тех ученых, которые видят сущность ситуации в том, что “она внутренне присуща процессу расследования и

66

порождается в результате вариационности отражения преступной деятельности в обстановке совершения преступления, несовпадения систем тактических целей с правовыми” [65 с. 84].

Анализируя данные высказывания, следует отметить тот факт, что обстановка (внешние условия) определяют не ситуацию, а способ действия следователя, поэтому более логично связывать ситуацию расследования с внутренними закономерностями данного процесса, на что неоднократно указывал в своих работах В.Е.Корноухов [65 с.85].

Ряд определений понятия “следственная ситуация” можно классифицировать и по другому основанию -типовая или реальная ситуации. Впервые использовал понятие “наиболее типичных ситуаций, с которыми встречается следователь по делам о преступлениях, совершаемых чаще других” Г.Н. Мудьюгин в 1957 году [82 с. 151], что обоснованно, поскольку в процессе научного исследования с целью разработки методики по расследованию того или иного вида преступления вычленяются типично повторяющиеся явления, следовательно, ситуация - всегда типична. Кроме того, следует выделять и реальную ситуацию, то есть ту, которая возникает в процессе расследования конкретного уголовного дела, поскольку она всегда будет отличаться от типичной. И только в этом отношении можно говорить о распознавании в реальной ситуации элементов типичной и влиянии реальной ситуации на принятие следователем решения, потому что последняя определяет необходимость модернизации типичного способа действия и приспособления его к конкретным условиям расследования. Однако нередко авторы не различают типичную и реальную ситуации. Так, по мнению И.А. Копылова, “положение, которое сложилось на момент принятия решения по расследованию дела, и есть следственная ситуация. Ее главная функция - выделить и свести воедино обстоятельства, оценка которых необходима для принятия следственных решений” [61 с. 5]. В сущности, эта же позиция разделяется И.Ф.Герасимовым [39 с. 173], В.А.Образцовым [85 с.72], Д.П.Поташник [94 с.40].

67

Третья группа ученых дает определение ситуации расследования, раскрывая ее информационный аспект (В.И.Шиканов, Л.Л.Драпкин, Л.Д.Самыгин и др.). Так, В.И. Шиканов считает, что “в ситуацию входит информация о внешней среде, обстановке расследования, фактическом состоянии и перспективах уголовного дела” [128 с. 17].

В. К. Гавло к основным элементам информационного характера следственной ситуации относит:

“-следственные и оперативно-розыскные данные о способе, механизме, личности субъекта преступления, объекте и предмете преступного посягательства, личности потерпевшего, обстановке, мотиве, цели и других обстоятельствах расследуемого события преступления;

-следственные и оперативно-розыскные данные в целом о событии;

-наличие доказательств о расследуемом событии и его обстоятельствах;

-данные о возможной инсценировке расследуемого события;

-сведения о возможных источниках получения сведений о фактических и иных данных;

-данные об обстановке, в которой проводится расследование;

-сведения о противодействии со стороны заинтересованных лиц;

-данные, затрудняющие расследование ввиду своеобразия обстановки” [36 с.225-226].

Говоря о факторах, влияющих на формирование следственных ситуаций, надо сказать, что все авторы подразделяют их на субъективные и объективные.

К числу объективных факторов относят:

-время, место, способ совершения преступления;

-изменения, внесенные в окружающую обстановку преступным деянием;

-устойчивость следов преступления и возможность их изучения;

-объем и содержание доказательственной информации;

68

-наличие и объем ориентирующих сведений об источниках доказательств;

-техническая оснащенность органа расследования;

-время с момента совершения преступления и время, которым располагает следователь для принятия решений и их реализации.

Субъективными факторами, влияющими на формирование следственных ситуаций, являются:

-личностные качества, жизненный опыт преступника;

-позиция обвиняемого или подозреваемого по отношению к органу расследования;

-осведомленность заинтересованных лиц об имеющихся у следователя доказательствах;

-интенсивность противодействия заинтересованных лиц;

-отношение к расследованию потерпевшего и свидетелей;

-опыт и личностные качества следователя [61 с.5].

А.Н. Васильев трактует следственную ситуацию как “сложившееся на определенный момент фактическое положение, “следственное своеобразие момента”, характеризующееся и определяемое совокупностью доказательственной и иной информации” [30 с. 138].

Интересным представляется определение следственной ситуации как “мысленной динамической информационной системы сведений о фактах в настоящем времени для определения хода в будущем” [37 с. 14].

Но, пожалуй, самое развернутое определение следственной ситуации как информационной системы предложил Л.Я.Драпкин, по мнению которого, следственная ситуация - это “динамическая информационная система, отражающая с различной степенью адекватности многообразные логико-познавательные связи между установленными и еще неизвестными обстоятельствами, имеющими значение для дела, тактико-психологические отношения участников уголовного судопроизводства, также организационно-управленческую структуру и уровень внутренней упорядоченности процесса расследования” [43 с. 14].

69

В этом определении ситуация представлена как задача. Ранее на связь ситуации с задачами расследования указывал А.Н.Колесниченко, по мнению которого следственная ситуация - это “такое положение в расследовании преступлений, которое характеризуется наличием тех или иных доказательств и информационного материала, а также возникающими в связи с этим конкретными задачами его собирания и проверки” [57 с.214]. Позднее следственная ситуация определяется им как “характеристика положения расследования преступления, определяемая наличием (отсутствием) доказательственной и оперативной информации об обстоятельствах предмета доказывания и компонентах

криминалистической характеристики, обусловливающей систему непосредственных задач и направление расследования” [58 с.64].

Анализируя предложенные определения, отражающие

информационный аспект, следует отметить, что он оказывает незначительное влияние на выяснение гносеологической роли понятия. Представляется, что более продуктивен анализ следственной ситуации в связи с задачами расследования. Однако прежде, чем рассматривать это соотношение, следует подвести итог обсуждению определений ситуации расследования. Вначале выделим те признаки, которые характеризуют данное понятие. Итак, ситуация - это внутренне присущая процессу расследования закономерность, отражающая его динамический характер; ситуация порождается вариационностью отражения механизма совершения преступления и в результате несовпадения тактических и правовых целей; ситуация определяет тактическую цель или их систему и в этом отношении входит составным элементом в понятие тактической задачи; обстановка расследования обусловливает не ситуацию, а способ действия (тактическую операцию); выделенная в процессе научного исследования ситуация всегда типична, поэтому ее обоснованно определять как ситуацию расследования [62 с.50], а не как следственную ситуацию; ситуация расследования в той или иной мере всегда отличается от ситуации, складывающейся при расследовании конкретного уголовного дела, поэтому последнюю более

70 точно называть следственной (или реальной). В связи с этим необходимо отметить, что в случаях, когда отдельные ученые в понятие “ситуация” включают оценку, они, в сущности, говорят о распознавании следователем в реальной признаков типичной ситуации. Таким образом, ситуация расследования - это закономерность процесса расследования, отражающая его динамичность и определяющая систему тактических целей, обусловленную объемом информации о событии и субъекте преступления.

По отношению к общему понятию “ситуация расследования” частным будет понятие “исходная ситуация расследования”, которая представляет собой тот объем информации, который имеет место после собирания фактических данных о происшедшем событии и определяет систему тактических целей, а следовательно, и задач, на начальном этапе расследования. По рассматриваемой категории уголовных дел также можно выделить типичные исходные ситуации, однако, целесообразнее сначала дать классификацию ситуаций по видам преступлений, входящих в категорию.

Следует отметить, что основанием для выделения общих типичных ситуаций служит “объем информации о событии преступления и о лице, заподозренном в его совершении, на момент начала расследования по уголовному делу. Все другие ситуации, складывающиеся на первоначальном этапе расследования, будут носить частный характер” [126 с. 13]. Анализ следственной практики и литературы по данному вопросу [19, 22,28, 54, 59, 79, 101, 102 и др.] позволяет выделить следующие исходные ситуации, возникающие на начальном этапе расследования корыстных и корыстно-насильственных преступлений (краж, мошенничества, вымогательства, грабежей, разбойных нападений).

Так, на начальном этапе расследования мошенничества в зависимости от наличия информации о субъекте преступления возникают следующие общие ситуации расследования: 1) преступник известен и 2) преступник не известен. В первом случае перед следователем ставится задача
изобличения лица, совершившего преступление; во втором -

71 установление преступника. Кроме того, могут быть выделены и иные ситуации расследования. В ситуации, когда преступник известен:

-задержание с поличным;

-явка с повинной;

-известны личность и местонахождение преступника по показаниям свидетелей-очевидцев;

-известны личности возможного преступника и потерпевшего, но не установлен преступный характер события;

-факт преступления и личность преступника известны, но нет информации о потерпевшем.

В ситуации, когда преступник не известен:

-факт преступления установлен, но нет сведений о преступнике;

-есть некоторая информация о преступнике, но его личность и местонахождение неизвестны.

Кроме того, возможно выделение исходных ситуаций при расследовании мошенничества по временному признаку: 1) сообщение о преступлении поступило незамедлительно после его совершения; 2) прошло значительное время с момента совершения преступления до его обнаружения [16, 18, 34 и др.].

При расследовании вымогательства возникают следующие исходные ситуации:

-поступила информация о захвате заложника;

-информация свидетельствует о преступных действиях вымогателей, но они еще не доведены до конца (сформулированы требования, высказаны угрозы, предприняты действия насильственного характера);

-преступник назначил место и время передачи имущества;

-срок для передачи имущества не определен;

-преступник получил имущество и скрылся;

-вымогательство окончено, но жертва не обращается в правоохранительные органы;

72

-о факте вымогательства стало известно из оперативных источников, а затем жертва подтвердила его в неофициальном порядке;

-вымогательство носит длящийся характер, что побуждает потерпевшего заявить об этом в правоохранительные органы [28].

Исходные ситуации при расследовании грабежей и разбойных нападений следующие: 1) субъект преступления задержан; 2) субъект преступления не задержан, которые можно подразделить на частные. В ситуации, когда преступник задержан:

-есть доказательства вины задержанного и сведения о других совершенных им преступлениях;

-есть доказательства вины задержанного, но их недостаточно для его изобличения;

-задержан один из соучастников преступления, другие с места происшествия скрылись.

В ситуации, когда преступник не задержан:

-есть некоторая информация о субъекте преступления, но его личность и местонахождение неизвестны;

-информация о лице (лицах), возможно совершивших преступление, полностью отсутствует.

Кроме описанных, возможно выделение исходных ситуаций по времени поступления информации о преступном событии: 1) сообщение о преступлении поступило в следственный орган незамедлительно после совершения преступления; 2) с момента совершения преступления прошло длительное время [73, 76,92, 99, 100, 130, 144 и др.].

При расследовании краж чужого имущества возникают следующие ситуации: 1) преступник известен; 2) преступник неизвестен. В случае, когда субъект известен, можно выделить ряд частных:

-обстоятельства преступления сомнений не вызывают;

-личность возможного преступника известна, но не установлен преступный характер события;

-задержан один из соучастников, остальные скрылись;

73 -явка с повинной;

-задержание с поличным.

Кроме того, возможно более частное деление исходных ситуаций при расследовании краж чужого имущества: есть сведения об инсценировке кражи; сведения о потерпевшем отсутствуют; преступник задержан с похищенным имуществом; лицо задержано с имуществом, похожим на похищенное; задержанный отрицает свою виновность; задержанный не отрицает свою виновность, но доказательств его вины недостаточно; есть доказательства вины задержанного, и он ее не отрицает, но похищенное имущество не обнаружено (местонахождение имущества известно; местонахождение имущества неизвестно).

В случаях, когда субъект преступления не задержан, возможны ситуации:

-есть достаточно полная информация о событии и субъекте преступления;

-есть неполная информация о событии и некоторые сведения о субъекте преступления;

-сведения о возможном субъекте преступления отсутствуют.

Ситуации расследования на начальном этапе расследования краж по признаку времени поступления сообщения о преступлении аналогичны ситуациям, возникающим при расследовании грабежей, разбоев и мошенничества [17,23, 27, 59,64, 77, 89, 104, 105, 107, 129 и др.].

На основе изложенного, по наличию исходной информации можно выделить следующие общие типичные ситуации на начальном этапе расследования корыстных и корыстно-насильственных преступлений:

-субъект задержан на месте преступления;

-факт преступления установлен, но лицо, его совершившее, неизвестно, хотя о нем есть некоторые сведения;

-факт преступления установлен, но лицо, его совершившее, неизвестно, и никакой информации о нем нет.

Эти ситуации определяют следующие задачи:

74

-изобличение задержанного преступника (доказывание его

виновности);

-поиск лица, совершившего преступление.

Кроме того, как уже отмечалось, многие авторы по времени

т обнаружения преступления выделяют следующие ситуации:

-информация о преступлении поступила незамедлительно;

-с момента совершения до момента обнаружения преступления

прошло значительное время [23, 27, 59, 73, 104 и др.].

По нашему мнению, временной фактор будет обусловливать не цель

т (задачу), возникающую перед следователем на первоначальном
этапе

расследования, а выбор той или иной совокупности следственных действий

и оперативно-розыскных мероприятий, необходимых для достижения цели

  • установления лица, совершившего преступление, т.е. тактическую

| операцию (например, “Поиск по “горячим следам”).
Следовательно,

I

временной фактор является составной частью не ситуации расследования, а

условий, в которых протекает деятельность следователя на данном этапе, и,

! следовательно, обусловливает способ действия.

При этом следует отметить, что предмет преступного посягательства !#? помимо способа действия также определяет цель (основную задачу),

возникающую перед следователем на первоначальном этапе расследования преступлений данного вида, что является специфической характеристикой расследования хищений чужого имущества.

Подводя итог изложенному, следует согласиться с мнением, что “правильно выделенные и изученные по каждому виду преступления ситуации расследования позволяют:

-сориентироваться в многообразии фактического положения вещей по ходу расследования для принятия тактических и стратегических решений по делу;

-выдвинуть наиболее обоснованные версии и определить направления дальнейшего расследования;

75

-наметить оптимальный выбор следственных, оперативно-розыскных действий, тактических операций и целесообразную их очередность в целях должного развития ситуации;

-свести к минимуму возможные ошибки в процессе расследования” [131 с.89].

Таким образом, криминалистическое значение ситуаций расследования заключается в том, что они определяют цели, а последние -задачи расследования. При этом обстановка или условия деятельности влияют на способ действия. Кроме того, следует иметь ввиду, что в ходе расследования конкретного уголовного дела типичные ситуации могут изменяться, что ставит проблему приспособления существующей системы действий к конкретным условиям или разработки новой.

2.2. Понятие тактических операций, их классификация

Выше уже отмечалось, что ситуации расследования порождают систему тактических целей. В общем виде, цель - это “предвосхищенный в сознании результат, на достижение которого направлены действия” [91 с. 388]. Кроме того, в психологии понятие цели трактуется как формальное описание конечных ситуаций, на достижение которых направлена деятельность. Регулятивное значение цели состоит в том, что она вместе с мотивом приобретает побудительную силу, определяет возможные способы действия [86 с. 106-108]. В этом отношении большую устойчивость и управляющее воздействие имеют правовые цели, среди которых определяющая роль принадлежит уголовно- правовым. Последние и задают систему конечных целей расследования. Из этого можно сделать вывод, что тактические цели направлены на достижение уголовно-правовых.

В свою очередь, отношение между ситуацией расследования и целью порождает тактическую задачу. По рассматриваемой категории преступлений наиболее часто решается задача по установлению лица, совершившего преступление. В свою очередь, цель определяет способ

76 действия. Однако способ действия обусловлен не только целью, но и обстановкой совершения и расследования преступления, т.е. условиями деятельности. При расследовании хищений чужого имущества, как правило, проводятся такие тактические операции, как “Собирание и фиксация исходной информации” в целях получения сведений для поиска » лица, совершившего преступление, и для розыска похищенного имущества и, если в результате проведения этой операции преступник не установлен, то “Поиск лица, совершившего преступление”. При этом анализ следственной практики позволяет выделить следующие условия, оказывающие влияние на содержание тактической операции: время поступления информации о преступном событии (с момента совершения до момента обнаружения преступления прошло значительное время; сообщение о преступлении поступило незамедлительно после его совершения; расследование преступлений прошлых лет); обстановка совершения преступления (в условиях крупного города, в условиях сельской местности); место совершения преступления (квартира; предприятие, учреждение, организация; подсобное помещение); наличие или отсутствие свидетелей-очевидцев. Как уже отмечалось, предмет преступного посягательства определяет цель (основную задачу) расследования. В связи с этим можно выделить следующие ситуации при расследовании хищений чужого имущества: похищены материальные ценности; похищены предметы со специфическими характеристиками (автомашина, цветные металлы и т.п.); похищены культурно- исторические ценности.

Итак, в случае, когда с момента совершения до момента обнаружения преступления прошло значительное время, первоочередной тактической операцией является “Собирание и фиксация исходной информации”, в рамках которой проводятся следующие следственные действия: осмотр места происшествия с целью обнаружения и изучения следов и предметов, оставленных преступником, назначение экспертиз по исследованию следов для выяснения его признаков, допросы свидетелей-очевидцев о приметах

77 преступника в целях составления словесных и субъективных портретов;

допрос потерпевшего о приметах похищенного и оперативно-розыскные мероприятия: поквартирный, а, при необходимости, поквартальный обходы для установления свидетелей-очевидцев; проверка информации из других органов внутренних дел; ориентирование дежурной части МВД, ГУВД, УВД, нарядов ППС, ГИБДД, соседних органов внутренних дел о приметах похищенного и обстоятельствах преступления. Если в результате проведения этой тактической операции лицо, совершившее преступление, и похищенное им имущество не установлены, необходимо проведение операции “Поиск преступника”. В ее рамках осуществляются следующие следственные действия и ОРМ: постановка похищенного имущества на учет; запросы в ИЦ МВД, ГУВД, УВД о проверке по учетам по способу преступления, по схожим приметам; выборка среди лиц, состоящих на учете в органах внутренних дел, схожих по приметам с преступником и их проверка на причастность; личный сыск в микрорайоне преступления (негласное наблюдение за домом); установление контроля за вероятными местами сбыта похищенного; установление оперативного контакта с лицами, которые могут располагать необходимыми сведениями; агентурно-оперативная работа на стадии внутрикамерной разработки всех задержанных за корыстные преступления; ориентирование негласных сотрудников; ориентирование соседних органов внутренних дел.

В случаях, когда сообщение о факте кражи поступает незамедлительно после ее совершения, первоочередной тактической операцией в рамках “Поиска преступника” становится поиск по “горячим следам”, который включает следующие ОРМ: преследование со служебно- розыскной собакой; “прочесывание” местности; заградительные мероприятия (перекрытие возможных путей отхода преступника); осмотр прилежащей к месту происшествия местности и объезд ее с участием потерпевшего, свидетелей-очевидцев; параллельно осуществляется отработка жилого сектора, т.е. поквартирный и поквартальный обходы и опросы свидетелей-очевидцев; направляется информация
об

78 обстоятельствах преступления и признаках преступника и похищенного в уголовный розыск, ГИБДД, ж/д станции, участковым инспекторам; ориентировки ППС, соседним РОВД, ГИБДД; устанавливается наблюдение в местах возможного появления преступника и сбыта похищенного. Среди первоочередных следственных действий будут: допросы свидетелей-очевидцев; допрос потерпевшего с целью установления связей, выяснения образа жизни, выявления примет похищенного; по результатам осмотра места происшествия назначение соответствующих экспертиз.

При расследовании нераскрытых преступлений прошлых лет представляется необходимым изучение архивных уголовных дел и текущих аналогичных дел; изучение личности потерпевшего и его связей; исследование вещественных доказательств; повторное изучение места преступления, элементов обстановки и примет похищенного; изучение данных о личности преступника; направление запросов в органы внутренних дел о соответствующих лицах и проверка их на причастность к совершению преступления. Как видно из данных примеров, временной фактор оказывает влияние на очередность проведения той или иной тактической операции и, в ее рамках, последовательность действий для достижения поставленной цели (в данном случае, установления лица, совершившего преступление).

Как уже отмечалось, условия совершения преступления также оказывают влияние на способ действия. Так, при совершении кражи в условиях крупного города необходимый набор следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в рамках тактической операции “Собирание и фиксация исходной информации” будет включать: осмотр места происшествия и по его результатам назначение соответствующих экспертиз; поквартальные и поквартирные обходы и опросы для установления свидетелей-очевидцев и сбора ориентирующей информации; оповещение населения через СМИ о событии преступления для выявления свидетелей-очевидцев; установление лиц, находящихся в районе кражи во

79 время совершения преступления; установление транспортных средств, находящихся вблизи или на месте происшествия в определенное время и опрос
водителей; допросы лиц, задержанных сотрудниками отдела внутренних дел данного района за совершение другого преступления для

w получения дополнительной информации об оперативной обстановке и

проверки их причастности к совершению преступления; направление ориентировок в соседние органы внутренних дел. Если все эти действия не приводят к достижению результата, необходимо проведение тактической операции “Поиск лица, совершившего преступление”. В ее рамках, как

т правило, осуществляются следующие следственные действия и оперативно-

розыскные мероприятия: направление запросов в ИЦ УВД о лицах, ранее судимых за аналогичные преступления и проживающих в районе места преступления, проверка их на причастность к совершению преступления;

I запросы в отделы профилактики преступлений
несовершеннолетних

! (ОППН) о лицах, задержанных за совершение аналогичных преступлений;

обращение к криминалистическим, оперативно-справочным, розыскным учетам; распространение субъективных портретов; установление связей жертвы и
событий предкриминального периода; проверка лиц,

[# представляющих оперативный интерес (проверка притонов и лиц,

склонных к совершению преступлений); установление лиц, проявивших повышенный интерес к расследованию; патрулирование, обход возможных мест нахождения преступника, засады в местах вероятного появления преступника; привлечение агентуры и доверенных лиц; изучение дел о нераскрытых и
раскрытых преступлениях, отказных материалов;

If использование сведений из органов контрольно-ревизионных
служб,

торговых инспекций, медицинских учреждений.

В случае совершения кражи в условиях сельской местности набор

[ следственных действий и ОРМ в рамках тактической операции “Собирание

  и фиксация исходной информации” будет стандартным (осмотр места

j происшествия, допрос потерпевшего о приметах похищенного, допросы

свидетелей-очевидцев, составление словесного портрета, ориентирование

80 соседних органов внутренних дел, оповещение ГИБДД), однако основной упор при проведении ОРМ должен быть сделан на сплошной опрос населения о появлении приезжих, незнакомых лиц накануне преступления, подворный обход с целью установления свидетелей- очевидцев; проверку транспортных средств; использование слухов, мнений. Таким образом, условия совершения преступления (или масштабы сферы осуществления преступной деятельности) определяют количество источников информации, необходимой для установления преступника и, соответственно, способы действия следователя для ее получения.

В случае совершения кражи из квартиры применяется стандартный набор следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в рамках тактической операции “Собирание и фиксация исходной информации”. При недостижении цели установления лица, совершившего преступление, проводится операция “Поиск преступника”.

В случае же совершения кражи с предприятия, из учреждения особое внимание при проведении тактической операции “Собирание и фиксация исходной информации” уделяется допросу работников предприятия о посещении объекта незнакомыми лицами в предкриминальный период; изучению улик поведения (внезапное увольнение, невыход на работу); изучению личных дел работников, выяснению их связей; проверке на причастность ранее работавших на данном предприятии; допросам материально-ответственных лиц; ревизии и инвентаризации ТМ1Д и денежных средств; допросам работников вневедомственной охраны о времени сработки сигнализации; контрольным закупкам; осмотру технологических линий. Оперативно-розыскные мероприятия включают внедрение в среду работников; отработку их связей; использование слухов, разговоров.

В случаях краж из подсобного помещения основное внимание уделяется проверке на причастность лиц, представляющих оперативный интерес из числа наркоманов, несовершеннолетних, БОМЖиЗ, склонных к криминалу. Иными словами, место преступления в большей
степени

81 оказывает влияние на круг лиц, проверяемых на причастность к его совершению.

В ситуации, когда есть свидетели и очевидцы преступления, производятся их допросы; оперативное узнавание путем осмотра свидетелем-очевидцем фотоальбомов и фотоучетов лиц, осужденных за аналогичные преступления; проверка информации по АБД, криминалистическим учетам; назначается портретно- криминалистическая экспертиза.

В ситуации отсутствия свидетелей и очевидцев преступления основное внимание уделяется работе со следами, оставленными преступником, проводится осмотр места происшествия, допрос потерпевшего с целью выяснения его связей и образа жизни. Проводятся оперативно- розыскные мероприятия по сбору сведений из агентурных источников о лицах, возможно причастных к совершению преступления; направляются запросы в АИПС; осуществляется наблюдение за возможными местами сбыта похищенного.

При совершении кражи материальных ценностей набор следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий будет стандартным, специфика будет определяться местом совершения преступления.

В случае же кражи культурно-исторических ценностей наряду со стандартным набором следственных действий и ОРМ будут осуществляться такие специфические мероприятия, как: обход ремонтных мастерских; запросы в ИЦ УВД о проверке по учету похищенных предметов антиквариата и культурных ценностей; установление коллекционеров и проверка их на причастность (негласный контроль, наблюдение); запросы в территориальные ОВД и ГУУР МВД о случаях краж предметов старины. При проведении в случаях необходимости тактической операции “Поиск преступника” осуществляются постановка на учет похищенного; проверка возможных мест сбыта; ориентирование других органов внутренних дел;
запросы в ИЦ об аналогичных

82 преступлениях; установление предкриминальных событий
опросом потерпевшего, свидетелей.

В случае совершения кражи предметов, обладающих особыми свойствами (автомашина, кабель, цветные металлы, колонки АЗС, скоропортящиеся продукты и т.п.), необходимым следственными действиями являются, как осмотр места происшествия, так и осмотр возможных мест нахождения предметов (при краже колонки осмотр близлежащих АЗС, при краже электропровода проверка пунктов приема лома цветных металлов и т.д.); запросы в ИЦ УВД о лицах и кражах предметов с аналогичными особенностями; производится отработка лиц, представляющих оперативный интерес. Поскольку для изучения особых свойств похищенного нередко нужна соответствующая литература для подготовки преступления, с помощью ОРМ устанавливается местонахождение такой литературы и лица, интересовавшиеся ею в предкриминальный период. В случаях краж автомашин проверяются ремонтные мастерские, сервисы на предмет изменения свойств предметов (ремонт, перекрашивание). В данных случаях специфика предмета преступного посягательства обусловливает задачу его поиска и, соответственно, специфику мест поиска.

Следует отметить, что не всегда цель установления лица, совершившего преступление, достигается в результате проведения тактической операции “Поиск по “горячим следам”. Нередко для ее достижения требуется дополнительный набор следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий, входящих в тактические операции “Определение круга проверяемых лиц” и “Ограничение круга проверяемых лиц”, о которых речь пойдет ниже.

Проведенный нами анализ ситуаций расследования и тех тактических целей, которые ими определяются, а также обстановки совершения и расследования преступлений позволяет более подробно рассмотреть понятие тактической операции.

83

В криминалистике понятие “операция” стало использоваться учеными с начала 70-х годов. При этом комплекс различных следственных действий или совокупность следственных и оперативно-розыскных и иных действий стала именоваться “тактической операцией” (А.В.Дулов), “тактической комбинацией” (Р.С.Белкин), “криминалистической тактической операцией” (В.И.Шиканов), а также “стратегической операцией” (В.А.Образцов) [131 с. 74-75]. Так, по мнению А.В.Дулова, “тактическая операция -совокупность следственных, оперативных, ревизионных и иных действий, разрабатываемых и производимых в процессе расследования по единому плану под руководством следователя с целью реализации такой тактической задачи, которая не может быть решена производством по делу отдельных следственных действий” [46 с.44].

Н.П.Яблоков считает, что “под криминалистической операцией следует понимать совокупность четко спланированных,

скоординированных и согласованных по всем необходимым условиям действий следователя и взаимодействующих с ним лиц, осуществляемых под единым контролем для решения таких задач расследования, которые не могут быть решены отдельными или несколькими, но не согласованными следственными и иными действиями” [131 с.81].

Л.Я.Драпкин определил тактическую операцию как “комплекс следственных, оперативно-розыскных, организационно- подготовительных и иных действий, проводимых по единому плану и направленных на решение отдельных промежуточных задач, подчиненных общим целям расследования уголовного дела” [139].

В.И.Шиканов определяет тактическую операцию как “систему согласованных действий (следственных, оперативно-розыскных и др.), которые осуществляют правомочные должностные лица органов следствия и специальных служб органа внутренних дел для решения сравнительно автономных тактических задач, подчиненных общим целям расследования преступления. Содержание каждой задачи обусловливается вопросами, входящими в предмет доказывания, а по степени общности они являются

84 типовыми, и оптимальное решение их в каждом случае предполагает выполнение определенных предписаний алгоритмического типа” [128 с. 17].

Близкую к перечисленным определениям точку зрения предлагает В.А.Князев, по мнению которого, тактическая операция - это “комплекс определяемых следственной ситуацией взаимосвязанных,

скоординированных следственных действий, оперативно-розыскных и иных мероприятий, производимых правомочными должностными лицами под руководством следователя с целью решения тактической задачи как промежуточной цели расследования” [145].

Иного мнения придерживается Р.С.Белкин, говоря о том, что “тактические операции могут представлять собой комплекс не только различных следственных действий и иных мероприятий, но и тактических приемов в рамках одного следственного действия. Более адекватно содержание этого понятия отражает термин не “операция”, а “комбинация”. Тактическая комбинация - это определенное сочетание тактических приемов или следственных действий и иных мероприятий, преследующее цель решить конкретную задачу расследования и обусловленное этой целью и следственной ситуацией” [15 с.507]. Исходя из этого, автор выделяет следующие признаки понятия:

-сочетание приемов, т.е. наиболее рациональных способов действий или оптимальной линии поведения субъекта расследования в рамках одного следственного действия;

-сочетание следственных действий в рамках расследования конкретного уголовного дела;

-цель тактической комбинации - решение конкретной задачи следствия (воздействие на следственную ситуацию с целью ее изменения или использования) [15 с. 507].

Понятие тактической комбинации и ее содержание рассматривалось и другими учеными. Так, по мнению А.В.Дулова, “тактическая комбинация - разновидность тактической операции, где используется совокупность следственных действий (иногда и оперативных),
направленных на

85 реализацию отдельного тактического приема” [46 с.45]. В связи с этим приведем точку зрения Д.П.Поташник, которая считает, что “решение сложных задач подчиняется определенному тактическому замыслу, включающему проведение либо одних следственных действий, либо комплекса следственных и оперативных действий. В первом случае можно говорить об использовании тактических комбинаций, во втором - о тактических операциях” [94 с.ЗО-31].

Ввиду отсутствия единого мнения по этой проблеме необходимо рассмотреть соотношение понятий “тактическая операция” и “тактическая комбинация”. Мы не во всем можем согласиться с мнением Р.С.Белкина по данному вопросу. Так, правильно констатируя тот факт, что ситуации встречаются не только в процессе расследования, но и при производстве следственных действий, автор делает неверный вывод о том, что “тактическая комбинация - это определенное сочетание тактических приемов или следственных действий” [15 с.507], поскольку тактические приемы и следственные действия - это разные понятия. Совершенно очевидно, что в данном случае происходит смешение понятий “операция” и комбинация”, что в науке недопустимо, поскольку каждое из них несет определенную смысловую нагрузку. Так, в общепринятом понимании, операция трактуется как “законченное действие или ряд связанных действий, направленных на решение определенной задачи” или (военное) “совокупность сражений, согласованных и взаимосвязанных по цели, времени и месту, проводимых по единому замыслу и плану для решения стратегических или оперативных задач” [154 с.927]. Комбинация -“совокупность объединенных единым замыслом приемов, действий и т.п.” [154 с.606]. Следовательно, тактическая операция - это система следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, а тактическая комбинация - это система тактических приемов.

Итак, исходя из определений тактической операции, предложенных учеными, выделим признаки последнего. В связи с этим следует согласиться с мнением А.В.Дулова о том, что “отличительный признак

86 тактической операции - наличие цели, задачи, которую
необходимо решить с помощью определенной совокупности тактических средств” [46 C.41J. Однако более детальный анализ отличительных признаков провел В.И.Шиканов, по мнению которого:

“1. Каждая тактическая операция - это система согласованных и скоординированных между собой действий: следственных, оперативно- розыскных, ревизионных и т.д., объединенных сравнительно автономной целью (задачей) расследования.

2.Названные действия, хоть и направлены на достижение общих целей расследования (Драпкин Л.Я., 1976), непосредственно призваны решать лишь отдельные промежуточные (тактические) задачи расследования.

3.Содержание таких тактических задач обусловливается предметом доказывания, подлежащим установлению в процессе расследования данного дела. Соответственно тактическая операция проводится в определенный временной интервал в пределах установленных законом сроков расследования.

4.Указанные тактические задачи, как правило, являются типовыми, и их оптимальное решение предполагает выполнение соответствующих предписаний алгоритмического типа.

  1. Действия, образующие систему “тактическая операция”, правомерны при условии, если они предусмотрены уголовно-процессуальным законом, или регламентируются подзаконными нормативными актами, или им соответствуют.

6.Тактическую операцию проводят по единому плану правомочные должностные лица органов расследования и специальных служб органов внутренних дел. В необходимых случаях используется помощь специалистов и общественности.

  1. Единоличным руководителем тактической операции является следователь, который обеспечивает согласованность и непротиворечивость требований к исполнителям” [128 с. 16].

87

Из этого можно выделить, по крайней мере, два существенных свойства тактической операции. Во-первых, “основная черта тактической операции - высокая степень организации и плановости. Любая операция является средством решения таких задач, которые не могут быть решены одним следственным или несколькими разрозненными действиями. Например, несколько разрозненных действий по розыску преступника, проводимых одновременно следователем и оперативными работниками без согласования, не образуют операцию. Только их согласование о порядке, времени и месте проведения и осуществление под единым контролем по общему плану превращает данный комплекс действий в криминалистическую операцию” [131 с.80]. Во-вторых, “тактическая операция - это средство решения тактических задач” [46 с.41].

В результате анализа изложенного можно сделать вывод об основных различиях тактической операции и тактической комбинации. В целом, понятие “тактическая комбинация” уже понятия “тактическая операция”, поскольку комбинация может входить в операцию как составная часть. Кроме того, тактическая операция - это сочетание следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, проводимых под руководством следователя или начальника оперативно-розыскной службы с участием других лиц, в то время как тактическая комбинация - это система приемов в рамках одного следственного действия, проводимая только следователем. Цель тактической операции заключается в решении тактических задач расследования, тогда как цель тактической комбинации - решение подзадач в ходе проведения следственного действия. При этом тактическая операция может осуществляться на протяжении всего процесса расследования или на одном из его этапов, а тактическая комбинация -только в рамках одного следственного действия (допроса, обыска и т.д.).

Тактическая операция имеет внутреннюю структуру. Так, по мнению А.В.Дулова, “структура тактической операции состоит из цели, условий и средств. Цель тактической операции - реальная тактическая задача. Условия - совокупность внешних условий, в которых осуществляется

88 взаимодействие с объектом (временные, пространственные, ситуационные особенности). Средства - совокупность тактических средств, при помощи которых достигаются цели, решается тактическая задача. Элементами структуры тактической операции также являются субъект, организующий и направляющий эту деятельность (следователь), и объект воздействия -определенная материальная совокупность (группы людей, предприятия)… Различия в объектах, их качестве и количестве определяют разнообразие видов тактических операций” [46 с.89-90]. Однако, по мнению В.Е.Корноухова, “цель входит в понятие не тактической операции, а тактической задачи, условия - это обстановка расследования, а средства -это следственные действия и оперативно- розыскные мероприятия” [65 с. 82-87].

Говоря о классификациях тактических операций, следует отметить, что их учеными предложено несколько, однако наиболее стройной представляется классификация, разработанная В.И.Шикановым. Так, автор выделяет следующие виды тактических операций:

1.По органу, которым тактическая операция планируется и осуществляется (тактическая операция следователя; тактическая операция органа дознания; тактическая операция, проводимая совместно следователем и органом дознания);

  1. По сфере использования соответствующих рекомендаций: необходимость в использовании при расследовании практически любого состава преступления (например, тактическая операция “Розыск обвиняемого, скрывшегося от следствия”), или при расследовании преступлений более узкой группы (“Проверка алиби подозреваемого”), или при расследовании преступлений только определенного вида (“Поиск трупа, сокрытого преступником”);

З.По цели, которую предполагается достичь в результате осуществления тактической операции (тактические операции: “Розыск”, “Проверка”, “Разоблачение”, “Установление обстоятельств,

способствовавших преступлению” и т.д.) [128 с.42].

89

Предложена дифференциация тактических операций в зависимости от таких характеристик, как ситуативность, неотложность проведения, также базисность ожидаемых результатов или, наоборот, их ограниченное, локальное значение.

Необходимость в проведении тактической операции предопределяется криминалистической характеристикой преступления, следственной ситуацией и соображениями тактического характера. В этом смысле ситуативность свойственна каждой тактической операции. Так, факт побега задержанного из-под стражи обусловливает проведение операции по его розыску и задержанию.

Если в основание классификации положить оперативность, то можно выделить такие тактические операции, как “Изобличение соучастника”, “Атрибуция трупа”.

Используя в качестве критерия базисность, можно сказать следующее: каждая тактическая операция в определенной степени автономна. В то же время цели операции тесно связаны с другими задачами, решаемыми следователем в процессе расследования дела. Учеными предложено дифференцировать тактические операции с учетом их временной структуры на: “а) сквозные, производство которых осуществляется на протяжении нескольких этапов расследования; б) локальные, проводимые на одном этапе” [139].1

Представляется, что с практической точки зрения, важна классификация тактических операций по характеру и содержанию решаемых задач. При этом следует учесть тот факт, что без разработки классификации задач невозможна адекватная классификация тактических операций. В сущности, приведенная выше классификация тактических операций и есть классификация тактических задач расследования.

‘Криминалистические операции еще подразделяют по содержанию и характеру решаемых задач на тактические и стратегические [131 C.83J. Но такое деление представляется необоснованным, поскольку, во-первых, стратегия - это основное направление деятельности; во-вторых, стратегическими задачами являются правовые цели.

90 Между тем, с нашей точки зрения, при анализе тактических операций авторами упускается из виду три существенных обстоятельства. Во- первых, при определении понятия “тактическая операция”, описании ее структуры, хотя и проводится связь с задачей расследования, но не указывается на тот факт, что определенная задача может быть решена не одной, а несколькими тактическими операциями. Во-вторых, нет и не может быть общей классификации тактических задач, а, соответственно, и операций, поскольку они имеют различия по отдельным категориям преступлений. В-третьих, тактические задачи при расследовании отдельных видов преступлений, хотя и могут совпадать по назначению, а иногда и по набору следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, они различаются между собой по содержанию.

2.3. Многоуровневая тактическая операция по установлению лиц, совершивших корыстные, корыстно-насильственные преступления

В конце предыдущего параграфа мы обращали наше внимание на некоторые упущения при исследовании сущности тактической операции. Сейчас следует углубить исследование, уделив основное внимание решению тактической задачи по установлению лиц, совершивших корыстные и корыстно-насильственные преступления.

Вначале следует отметить, что в криминалистике неоднократно исследовались способы установления лиц, совершивших преступления (В.А.Образцов, В.А.Жбанков, А.А.Протасевич и др.), но они рассматривались без учета категории и вида преступления. Более того, не излагалась последовательность их применения, соотношение между собой, что создает впечатление, что все способы применяются одновременно (параллельно) и сразу позволяют установить преступника. В реальности же это не так, поскольку следственная практика показывает, что нередко вначале определяется круг лиц, которые могли быть причастны к совершению преступления, а затем проводится их проверка, т.е. любая

91 задача подразделяется на систему частных задач. Первым обратил внимание на данную проблему В.Я.Колдин, хотя и применительно к идентификационно-поисковой деятельности. В задаче установления круга проверяемых объектов автор выделил следующие частные задачи: “обнаружение источников информации об искомом объекте; определение исходной совокупности проверяемых объектов; ограничение круга проверяемых объектов” [56 с.33]. На наш взгляд, такой подход имеет общетеоретическое значение и может быть применен в разработке методики расследования любого вида преступления.

Таким образом, первый вывод может быть следующим: многоуровневый характер тактической операции определяется тем, что любая сложная тактическая задача может быть представлена системой частных задач, которые решаются не одной, а несколькими тактическими операциями. Однако последовательность решения системы частных задач в рамках общей, да и сам характер системности определяется вариационностью отражения механизма преступления в обстановке его совершения, что, в свою очередь, определяет объем информации, содержащейся в первичных материалах (заявлении, сообщении) о преступлении, а последняя - исходные ситуации расследования.1 Следовательно, многоуровневый характер тактической операции обусловлен исходными ситуациями расследования преступлений.

Между тем “способ действия при решении конкретной задачи, возникающей перед следователем, зависит и от условий деятельности” [65 с.88]. Одним из таких условий является временной фактор. Так, можно выделить такую частную задачу, как поиск “по горячим следам”, в рамках которой используется целый комплекс способов установления лица, совершившего преступление. Кроме того, к условиям деятельности можно отнести такой детерминирующий фактор, как социально- психологическая среда - совершение преступления в условиях
крупного города со

?Роль и значение исходных ситуаций расследования нами рассмотрены в 2.1. главы.

92 стабильным населением или со значительными “иммиграционными” процессами (курорты, железнодорожные вокзалы и т.п.)- Поэтому, в- третьих, многоуровневый характер тактической операции обусловливается временным фактором и условиями социально- психологической среды, в которой происходит расследование преступления.

Перечисленные факторы не исчерпывают весь набор. В их число также можно включить фактор, сущность которого заключается в том, что “…любая цель может быть достигнута несколькими способами действия…” [65 с. 148]. К сказанному следует добавить, что эффективность нескольких частных тактических операций может быть различной.’ Целесообразность разработки нескольких частных тактических операций определяется тем, что, во-первых, уменьшается степень риска; во-вторых, снижается возможность разрушения доказательственной базы; в-третьих, учитывается динамичность внешних условий.

Проведенный анализ отличительных признаков многоуровневой тактической операции позволяет сформулировать ее определение. Однако прежде следует показать соотношение таких понятий, как “методика расследования преступлений”, “тактическая задача”, “тактическая операция”, что позволит показать место вводимого понятия в системе, рельефнее отразить отличительные признаки в определении. Итак, “методика расследования преступлений - это система тактических задач и операций, обусловленных предметом доказывания и отвечающих критериям эффективности и экономичности” [65 с.212]. “Тактическая задача - это часть методики расследования, отражающая отношение между ситуацией расследования и тактической целью, направленная на установление промежуточных фактов или (и) обстоятельств, подлежащих доказыванию” [65 с.88]. В свою очередь, тактическая
операция - это

‘В общем виде, эффективность действия определяется как отношение затрат по действию к достижению поставленной цели [35]. В связи с этим отметим, что в криминалистке этой проблеме уделяется мало внимания. Можно назвать лишь одну работу, посвященную данному вопросу - “Вероятностно-статистическая оценка эффективности тактических операций” Б.Г.Кульчицкого [147].

93 система следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий, направленных на решение тактической задачи. Многоуровневая тактическая операция - это обусловленная исходными ситуациями расследования, временным фактором, критериями эффективности система частных тактических операций, направленных на последовательное решение сложной тактической задачи.

Исходя из определения, рассмотрим внешнюю структуру многоуровневой тактической операции, направленной на установление лиц, совершивших корыстные и корыстно-насильственные преступления. При расследовании такой категории преступлений общая структура тактической задачи состоит из следующих частных систем: поиск преступника “по горячим следам” преступления - первый уровень; определение исходной совокупности проверяемых лиц (по терминологии В.Я.Колдина) - второй уровень; ограничение круга проверяемых лиц - третий уровень. Далее обратимся к анализу частных тактических операций в рамках каждой из перечисленных задач.

2.3.1. Частная тактическая операция - “Поиск преступника по “горячим следам” преступления”. (Первый уровень)

Этимологическое значение словосочетания “по горячим следам” определяется как “тотчас же, не теряя времени, немедленно” (о расследовании какого-либо дела). “Раскрытие преступлений по горячим следам является эффективным методом обнаружения информации о личности неизвестного преступника и понимается в правоохранительной деятельности как в высшей степени быстрое, в кратчайшие сроки раскрытие преступления” [116 с. 20-21].

Ряд авторов (А.И.Михайлов, В.А.Образцов и др.) в содержание понятия “расследование преступлений по “горячим следам” включают взаимодействие и мобилизацию всех сил и средств органов дознания и предварительного следствия. Если же взаимодействие отсутствует,
а

94 мероприятия производятся без соблюдения принципа неотложности, то такое раскрытие не может считаться осуществленным по “горячим следам”, хотя фактически преступление может быть раскрыто на первоначальной стадии.

Естественно, возникает вопрос, в течение какого времени преступление следует считать раскрытым по “горячим следам”. Результаты следственной практики и исследования ГНИЦУИ МВД России позволяют утверждать, что наиболее благоприятные возможности для осуществления неотложных следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий имеются в случаях, когда совершенное в условиях неочевидности преступление обнаруживается в течение первых суток после его совершения. Одни ученые считают его длительность до 5 дней, другие увеличивают до 10-15 суток. Существует мнение, что преступления, раскрытые в период производства неотложных следственных действий, проводимых незамедлительно после обнаружения преступления, допустимо считать раскрытыми по “горячим следам” [116 с.20].

Сравнительный анализ показывает, что “в условиях крупного города наиболее ценными для успешного раскрытия преступлений по горячим следам являются первые три часа после его совершения; в области, состоящей из городов районного значения и сельской местности, благоприятные условия сохраняются в течение 12 часов. Конечно, в каждом конкретном случае в зависимости от вида преступления и следственной ситуации возможны отклонения от указанных параметров времени” [116 с.21].

МВД России провело исследование, в результате которого был сделан вывод, что раскрытыми по горячим следам следует считать преступления, которые, во-первых, совершены неизвестными лицами, во-вторых, подозреваемые установлены органами дознания и следствия в течение трех суток с момента обнаружения преступления или в течение 10 суток, если следственные и розыскные действия проводились в это время непрерывно. Когда расследуется многоэпизодное дело, процесс раскрытия

95 по горячим следам может продолжаться 15-20 дней [116 с.29].

В практике органов внутренних дел раскрытие преступлений “по горячим следам” нередко трактуется как “комплекс первоначальных оперативно-розыскных мероприятий, осуществляемых дежурными или оперативными частями отделов внутренних дел совместно с аппаратами уголовного розыска и следствия, направленных на установление и задержание преступников непосредственно после обнаружения совершенных ими преступлений” [116 с.24-25].

По справедливому мнению одного из авторов, “подобная трактовка представляется слишком узкой, поскольку цели раскрытия преступлений по горячим следам состоят не только в быстром установлении и задержании подозреваемых, но и в сборе максимальной доказательственной информации об обстоятельствах, времени, месте, мотивах совершения преступления” [116 с.26].

Подводя итог сказанному, следует согласиться с мнением о том, что “отмеченные выше характерные особенности позволяют определить раскрытие преступлений “по горячим следам” как процесс непрерывной деятельности органов дознания и предварительного следствия по собиранию и исследованию максимальной доказательственной информации о преступлении, совершенном в условиях неочевидности, что позволяет установить виновное лицо в кратчайшие сроки с момента совершения этого деяния и обеспечивает успешное его последующее расследование” [116 с.28].

Представляется справедливым мнение о том, что в организационно- тактическом плане деятельность следователя по расследованию таких преступлений можно разделить на три этапа: 1) мероприятия по раскрытию преступления до производства неотложных следственных действий; 2) действия по раскрытию преступления во время производства неотложных следственных действий; 3) деятельность по раскрытию преступления после осмотра места происшествия в ходе производства иных следственных действий.

96 На первом этапе мероприятия по раскрытию преступления по “горячим следам” начинаются сразу, как только становится известно о его совершении, и носят непроцессуальный оперативно-розыскной характер. Они обычно включают: пресечение продолжающихся действий преступника; задержание преступника с поличным; принятие мер по ликвидации последствий преступных действий; сохранение источников информации о событии преступления. Особая роль на этом этапе отводится дежурному по органу внутренних дел. При поступлении сообщения о преступлении, он: 1) принимает меры с привлечением групп немедленного реагирования, нарядов ППС и ДПС к пресечению преступления, обеспечению охраны места происшествия, перекрытию возможных путей отхода преступников, блокированию мест их укрытия и задержанию, установлению очевидцев; 2) организует выезд на место происшествия СОГ, в том числе участкового инспектора, обеспечив их средствами связи, криминалистической техникой и транспортом; 3) в случае необходимости обеспечивает участие в осмотре места происшествия специалистов соответствующего профиля в области судебной медицины, баллистики и других, а также привлечение дополнительных сил и средств для раскрытия преступления по “горячим следам”; 4) поддерживает связь с СОГ для получения постоянной информации об оперативной обстановке с целью принятия дополнительных мер. Организует получение необходимых сведений из банков данных и обеспечивает их предоставление группе; 5) ориентирует другие органы внутренних дел о совершенном преступлении, приметах преступников, похищенных предметах и т.п.; 6) о совершении преступления и выезде СОГ докладывает начальнику горрайлиноргана или ответственному от руководства и в дежурную часть вышестоящего органа. В последующем информирует их о результатах работы следственно- оперативной группы [7 п.п.2.1.1. - 2.1.6.]. Учитывая характер преступления и пути вероятного отхода преступников, в район места происшествия направляются патрульные наряды. Им ставится задача перекрыть все выходы из зоны места происшествия. В ряде случаев

97 осуществляется блокирование города, района, микрорайона для недопущения бесконтрольного выезда разыскиваемых преступников с конкретной территории. В места вероятного появления преступника (рынки, комиссионные магазины и т.п.) направляются поисковые группы для наблюдения, проверки личности и задержания подозреваемого в совершении преступления. Усиливается контроль на автомобильных дорогах, железнодорожных вокзалах и автовокзалах, в аэропортах и поездах. Формой выполнения такого контроля являются оперативный заслон, контрольно-пропускной пункт, временные посты, патрульные группы, оперативные группы [71 с.88-91]. Как уже отмечалось, в соседние органы внутренних дел и линейные органы транспортной милиции поступает информация о преступлении и добытых данных (приметах преступника; похищенных предметах; транспортных средствах, имеющихся у преступников). Ориентирование соседних органов внутренних дел должно включать “поручения о проверке лиц, привлекаемых к административной ответственности, также доставляемых в приемники-распределители и медвытрезвители. Аналогичная проверка проводится в отношении лиц, задержанных или арестованных в ИВС по подозрению в совершении других преступлений” [71 с.90].

К специфическим условиям (факторам), характеризующим проведение данной тактической операции, относят:

-внезапность возникновения ситуации, требующей расследования, ее относительная неопределенность и изменчивость;

-дефицит времени и недостаток информации для принятия органом милиции, следователем процессуальных и тактических решений;

-быстротечность динамики расследования и розыска виновных лиц;

-изменчивость следственной ситуации;

-недостаток информации о характере события, преступнике;

-необходимость безотлагательного использования всей поступающей информации (доказательственной, ориентирующей);

-ускоренное изыскание возможностей для преодоления

98 противодействия расследованию и быстрое установление
механизма сокрытия преступником следов события преступления.

Негативное воздействие указанных условий нейтрализуется и преодолевается за счет максимального использования всех возможностей органов внутренних дел, их немедленного реагирования, четкой организации процесса расследования, осуществления в сжатые сроки объединенных, согласованных действий следователя и сотрудников различных служб милиции [116 с.22-23].

Раскрытие преступления по “горячим следам” осуществляется в начальной стадии расследования любого преступления, когда происходит установление признаков преступления и лиц, его совершивших. Ведущая роль в организации первоначального реагирования на сообщения о преступлениях принадлежит оперативным дежурным частям органов внутренних дел всех уровней. Именно они выполняют функции по круглосуточному сбору информации об оперативной обстановке, организации безотлагательного реагирования на ее изменения в регионе, городе, районе. На оперативные дежурные части возлагается координация первоначальных ОРМ и неотложных следственных действий. При необходимости они являются органом оперативного управления силами и средствами, принимающими участие в раскрытии тяжких преступлений по “горячим следам”. Это достигается на основе организационного обеспечения непрерывного управления силами и средствами, поддержания взаимодействия между всеми участниками процесса раскрытия преступления по горячим следам; обеспечения средствами связи и транспортом, установления контроля за осуществлением намеченных мероприятий [116 с.77-78].

Основой согласованных действий оперативных работников, участковых инспекторов, других работников милиции, участвующих в работе, является содержание экспресс-информации. К перечню сведений, составляющих экспресс-информацию, относят:

“-вид совершенного преступления;

99

-время, место, способ, орудия;

-последствия;

-тип, номер, марка автотранспорта, его принадлежность (по происшествиям, связанным с автотранспортом);

-охранялся ли объект вневедомственной охраной;

-сведения о потерпевшем;

-какие вещественные доказательства изъяты с места происшествия;

-приметы преступника и его одежды;

-по имущественным преступлениям собираются отличительные признаки похищенных вещей, предметов, их номера;

-использованные преступниками транспортные средства;

-вероятное направление движения подозреваемых лиц;

-время получения сообщения и время выезда наместо происшествия, состав оперативной группы, кто составил протокол осмотра места происшествия, кто ведет расследование и розыск преступников” [116 с.68-69].

Второй этап расследования по “горячим следам” наступает после прибытия на место происшествия следственно-оперативной группы. Он отличается согласованной организаторской, следственной и оперативно- розыскной деятельностью. С целью сбора ориентирующей информации осуществляется осмотр места происшествия и производство иных неотложных следственных действий и ОРМ: установление и опрос свидетелей и очевидцев; составляются ориентировки для розыска вещей, субъективные портреты для розыска людей; изготавливаются фотоснимки, схемы; производится обнаружение, фиксация и предварительное исследование вещественных источников информации; осуществляется фиксация информации звукозаписью, видеозаписью, киносъемкой.

Главной тактической задачей на данном этапе является поиск преступника. Ее решение начинается с осмотра места происшествия. Однако бесспорен и тот факт, что важную роль в быстром раскрытии неочевидных преступлений играет оперативно-розыскная
деятельность

100 органов внутренних дел. На данном этапе наиболее целесообразно проведение таких оперативно-розыскных мероприятий, как: 1) преследование и задержание преступника по запаховым следам с помощью служебно-розыскной собаки, либо по предметам, оброненным преступником; 2) организация заградительных мероприятий и блокирование путей отхода преступника (засады, перекрытие транспортных магистралей с помощью работников ГИБДД и сил общественности); 3) организация поискового патрулирования с участием потерпевшего либо свидетелей-очевидцев; 4) организация засад в местах вероятного появления преступника или сбыта похищенного; 5) наблюдение за местами большого скопления людей; 6) прочесывание территории, прилегающей к месту происшествия; 7) организация подворного, поквартального обхода и опроса лиц, проживающих вблизи места происшествия с целью выявления свидетелей-очевидцев совершения преступления, также лиц, знающих, кому принадлежат обнаруженные на месте происшествия вещи и предметы; 8) установление лиц, видевших преступников по пути их следования к месту происшествия и обратно; 9) выявление мест хранения орудий преступления, похищенного имущества, иных вещественных доказательств, транспортных средств, использованных при совершении преступления; 10) проверка лиц, проживающих в местности, где совершено преступление, или внезапно выехавших в другие районы, поведение и образ жизни которых свидетельствуют об их возможной причастности к преступлению или осведомленности о нем; 11) поиск, преследование преступника по приметам, сообщенным свидетелями, потерпевшими и т.п.; 12) выявление и проверка через информационно-поисковые системы, оперативные и криминалистические учеты лиц, обладающих навыками и знаниями, использованными при совершении преступления; 13) ориентирование о факте свершения преступления и приметах преступников, похищенном и т.п. сотрудников других служб органов внутренних дел. Безусловно, в зависимости от вида преступления и особенностей ситуации, сложившейся к моменту его обнаружения, набор

101 ОРМ будет меняться.

Используя материальные отображения, поиск можно начать от вещей и вести его по пяти направлениям: 1) от вещей, унесенных с места происшествия; 2) от вещей, оставленных на месте происшествия; 3) от следов средств совершения преступления (орудий взлома, транспортных средств, оружия); 4) от следов-отображений (рук, ног, зубов); 5) от способа совершения преступления.

Третий этап расследования преступления по “горячим следам” начинается после осмотра места происшествия и завершения некоторых параллельно проводимых оперативных мероприятий. Это период усиленной аналитической работы по собранной информации. Наряду с продолжающимися ОРМ и следственными действиями производится работа с материальными источниками доказательств, проверяются и уточняются показания свидетелей, потерпевших. На основе анализа всей информации строятся следственные и розыскные версии. На данном этапе первоначальное значение приобретает организация взаимодействия органа дознания и предварительного следствия. Функция следователя как организатора включает следующие элементы: а) аналитическую деятельность по оценке и проверке собранной информации; б) централизацию управления деятельностью по раскрытию преступления (по особо опасным преступлениям обычно все управление берет на себя начальник УВД либо начальник следственного подразделения); в) построение версий и планирование действий по их отработке; г) непрерывную оценку поступающей информации для корректировки следственных версий и плана расследования [153].

В комплекс организационных мер, преследующих цель - раскрытие преступления, входит проверка причастности к нему лиц, состоящих на оперативном и профилактическом учетах милиции. Такие учеты позволяют ответить на два вопроса, если преступник не пойман с поличным или не настигнут в результате преследования по горячим следам:

-среди кого, в какой микросреде следует искать преступника с учетом

102 способа совершения преступления и особенностей оперативной обстановки в данной местности;

-каков круг лиц, требующих проверки на предмет установления их причастности к раскрываемому преступлению.

Для ответа на первый вопрос следует изучить состав лиц, взятых на указанные виды учета, что позволяет выделить зоны наиболее интенсивной преступности в пределах городов и районов и получить представление о местах концентрации антиобщественных элементов. Вариантом анализа является картографический метод, с помощью которого на карте города (района) условными обозначениями (индексами) отмечают места, где фиксируются соответствующие явления, характеризующие преступность, показывают типичные маршруты, по которым происходит “микромиграция” преступных элементов (проживает в одном пункте, совершает преступление в другом). Картографический метод позволяет учитывать размещение населения в городе, районе, его концентрацию, плотность, процессы микромиграции, социально-демографическую структуру населения [71 с.96-97].

Говоря о взаимодействии следователя и оперативных работников в процессе раскрытия преступления, следует отметить, что следователь самостоятельно решает, к каким процессуальным средствам ему лучше прибегнуть. При этом он не должен вмешиваться в оперативно- розыскную деятельность и давать указания, какими средствами и методами работники милиции должны выполнять его поручения. Каждый действует в пределах своей компетенции при персональной ответственности и соблюдении процессуальной самостоятельности следователя.

Анализ практики органов следствия и дознания по раскрытию преступлений, совершенных в условиях неочевидности, приводит к выводу, что наиболее эффективной формой организации, позволяющей решать сложные задачи, возникающие перед следователем, является следственно-оперативная группа. Это в полной мере относится и к рассматриваемой категории преступлений, к тому же данная форма организации определяет

103 возможность осуществления в рамках тактической операции
“Поиск преступника” проведение поиска по “горячим следам”.

Поскольку на первом этапе раскрытия преступления по “горячим следам” особая роль отводится дежурному по органу внутренних дел, который осуществляет сбор всей информации, координацию всех первоначальных действий, он, по сути, становится органом оперативного управления силами и средствами расследования: ориентирует другие органы внутренних дел о событии преступления (с поручениями о проверке подозрительных лиц), уведомляет ППС, ДПС, ГИБДД, начальника ГРОВД, участкового инспектора, получает необходимые сведения из банков данных и обеспечивает связь всех элементов с СОГ, через него идут все потоки информации, которую он аккумулирует и переадресует. Поэтому, если в основу определения типа организации положить информационные связи, то в данном случае имеет место звездный тип, поскольку информация циркулирует через центральную позицию (дежурный), а по периферийным элементам информационно-осведомительные связи, равноценные по отношению друг к другу, не возникают, как это имеет место в кольцевых и колесных типах. Следует отметить, что в указанной ситуации организации, имеющие звездную структуру, наиболее эффективны, поскольку центральная позиция (руководитель), непосредственно координируя усилия подчиненных, может быстро собрать всю необходимую информацию, принять решение и немедленно, без промежуточных инстанций передать ее исполнителям. Если же в основе лежит управленческая связь, то имеет место линейный тип организации. Взаимодействие здесь осуществляется в форме содействия (взаимодействие между отдельными должностными лицами), либо в форме производства следователем процессуальных действий одновременно с принятием органом дознания согласованных оперативных мер (ч.1 ст. 118, ч.Зст.ШУПК).

Второй этап расследования по “горячим следам” начинается после прибытия на место происшествия СОГ (по преступлениям повышенной

104 сложности) и отличается организаторской следственной и оперативно-розыскной деятельностью, к тому же он характеризуется участием специалистов, работников органов следствия и дознания, экспертов и иных лиц. При этом у каждого из участников процесса раскрытия преступления есть свои специфические функции и непосредственные задачи. Особая процессуальная и координирующая роль принадлежит следователю, поскольку входящие в группу следователи в организационно-управленческом отношении подчинены своему непосредственному руководителю. Последний не только дает общее задание, согласовывает и фактически утверждает план действий, осуществляет контроль за исполнением, но и определяет, что, когда, кем и как должно быть выполнено. На первый взгляд, здесь в чистом виде применяется иерархическая организационная структура. Однако принцип иерархии не проявляется в полной мере, что обусловлено двойным подчинением работников органа дознания, входящих в группу (следователю и начальнику органа дознания). Руководитель группы определяет, что и когда должно быть сделано, а начальник соответствующего органа дознания должен отвечать за то, как выполняется задание руководителя группы. При этом значительная часть информации остается за пределами анализа ее руководителем группы ввиду конспиративного характера оперативной деятельности органов дознания. Однако принцип двойного подчинения предусматривает делегирование начальником органа дознания части своих прав руководителю СОГ независимо от его ведомственной принадлежности. По мнению одного из авторов, “диапазон двойного подчинения должен иметь определенные границы: принятие решений и координация взаимодействия, повседневное руководство, разработка и передача заданий, контроль за их исполнением являются полномочиями только руководителя группы” [140]. Все изложенное обусловило необходимость использования в указанных случаях организационной структуры СОГ, построенной по смешанному принципу (с элементами иерархической и линейной типов). В данном случае имеют место основные

105 (между руководителем СОГ и следователями и оперативными работниками; руководителем СОГ и начальником органа дознания; начальником органа дознания и оперативными работниками) и вспомогательные (между следователями и оперативными работниками) информационные связи. При этом управленческие связи между руководителем и следователями и сотрудниками органа дознания, а также начальником органа дознания и оперативными работниками строятся по типу иерархии, в то время как между руководителем СОГ и начальником органа дознания - по принципу линейного типа организации. Процессуальными формами взаимодействия в данном случае будут: уведомление следователя о результатах проводимых органом дознания ОРМ по установлению преступника (ч.4 ст. 119 УПК); выполнение органом дознания поручений следователя по производству розыскных и следственных действий (ч.4 ст. 127 УПК); содействие органа дознания следователю (ч.4 ст. 127 УПК).

Третий этап раскрытия преступления по “горячим следам” характеризуется усиленной аналитической работой в отношении собранной информации. Организационные функции следователя (руководителя СОГ) включают анализ всей информации, централизацию управления расследованием, построение версий и планирование действий, оценку новой поступающей информации. Следователь дает указания и поручения сотрудникам органа дознания, но не может указывать, какими средствами и методами они должны быть выполнены. Здесь сохраняется смешанный тип организационной структуры. В данном случае помимо процессуальных применяются и такие организационно-тактические формы взаимодействия, как совместная разработка версий и планирование расследования, проведение тактических операций.

Следует отметить, что в случаях расследования краж культурно- исторических ценностей все указанные действия осуществляют целевые СОГ (региональные или межрегиональные).

Как уже отмечалось в первой главе диссертации, внедрение в

106 человеческую практику компьютерных технологий обеспечивает эффективность деятельности в любой ее сфере. Безусловно, это касается и деятельности правоохранительных органов по расследованию и раскрытию преступлений. В связи с этим представляется бесспорным мнение и том, что “широкое применение в деятельности милиции должны находить научные методы, технические средства и автоматизированные системы обмена информацией между различными участниками процесса расследования и раскрытия преступлений” [116 с.82-84].

Так, “в настоящее время для работы по горячим следам в Москве используется информационно-управляющая система «Патруль». С ее помощью информация о преступлении, поступившая по линиям связи «02», вводится в ЭВМ, которая анализирует ситуацию: вид преступления и место его совершения. После этого ближайшей патрульной группе на бортовой дисплей служебного автомобиля выдается конкретный приказ. Местонахождение каждого патрульного автомобиля обозначено на специальной электронной карте дежурной службы ГУВД” [116 с.80-81].

Однако недостаточно высокий уровень развития и применения компьютерных технологий в практике правоохранительных органов по борьбе с преступностью обусловливает необходимость и целесообразность разработки новых методов и средств раскрытия преступлений, совершенных в условиях неочевидности. В частности, имеется ввиду создание динамической поисково-аналитической системы для раскрытия неочевидных преступлений.

2.3.2. Частная тактическая операция по определению круга лиц, возможно, причастных к совершению преступления. (Второй уровень)

Нередко поиск преступника по “горячим следам” преступления не приводит к положительным результатам. В этой связи актуальной проблемой является определение круга лиц, которые, возможно, совершили противоправное деяние (по терминологии В.Я.Колдина - круга

107 проверяемых лиц). Среди типичных способов ее решения можно назвать проверку лиц, которые ранее совершали аналогичные преступления; опрос лиц, работающих с сотрудниками уголовного розыска на добровольной основе; метод “просеивания” (определение круга лиц по социально-психологической среде). Однако в новых экономических условиях эти методы стали малоэффективными, поэтому необходим поиск новых (нетрадиционных).

Нами было отмечено, что для определения возможного круга проверяемых лиц используются данные о специальном рецидиве, но не были проведены исследования, совершение каких преступлений предшествует хищениям чужого имущества (грабежам, разбойным нападениям), если по ним не установлена личность преступника, и какие преступления могут быть совершены после них, в то время как выявленные зависимости могут быть использованы для определения круга проверяемых лиц.

В связи с этим необходимо кратко рассмотреть понятие рецидива преступлений. Следует отметить, что данное понятие не имеет однозначного толкования. В криминологии под ним понимается повторение преступлений после осуждения, если судимость за предыдущие преступления не снята и не погашена [63].

По мнению А.Ф.Зелинского, рецидив - это “любой случай повторения общественно опасного деяния лицом, виновность которого в ранее совершенном преступлении была признана судом” [52 с.6].

В широком понимании в криминалистике рецидив - “это совершение нового преступления лицом, ранее осужденным или подвергнутым иным законным мерам воздействия за предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние, независимо от наличия или отсутствия судимости у виновного” [52 с.9-10].

Если повторяются аналогичные или однородные посягательства, говорят о специальном рецидиве, в иных случаях рецидив может быть общим, состоящим из разнородных преступлений, или смешанным, если

108 преступная деятельность охватывает как однородные, так и неоднородные преступления. По количеству судимостей еще различают простой (две судимости) и многократный или сложный рецидив
(три и более судимостей.)

Говоря о структуре рецидива, надо понимать под ней “соотношение между преступлениями, совершенными одним и тем же лицом” [52 с. 10]. Структура определяет криминальную биографию рецидивиста, в ней отражаются антиобщественная направленность или иные устойчивые дефекты личности правонарушителя в различные периоды его жизни. Изучение структур различных типов позволяет установить вероятностные закономерности, знание которых может объективизировать процесс индивидуального прогнозирования. Типичные переходы от одних преступлений к другим, частота повторения одних и тех же общественно опасных деяний в случае продолжения преступной деятельности, связи между преступлениями - все это включается в понятие структуры рецидива [52 с. 10].

Связи преступлений в рецидиве строятся по двум основаниям: личностному (субъективному) и внешнему (объективному). Различные соотношения между ними создают определенную структуру связи, ее механизм. А.Ф.Зелинский выделяет 4 типа механизма связей в рецидиве:

” 1) два преступления или больше соотносятся только через личность рецидивиста (единая направленность личности, например, корыстная). Связью такого типа объединяются и однородные, и разнородные преступления;

2) преступления соотносятся через одинаковую обстановку развития преступления (неоднородные кражи из одного источника, разновременные побои и убийства из ревности);

3) одно преступление создает условия или поводы для другого (убийство с последующей кражей вещей убитого.) Криминогенная ситуация создана предшествующей обстановкой и обусловленным ею преступлением;

109

4) преемственность ситуаций отсутствует, но одна личность своим поведением создает предпосылки для повторного деяния (рецидив, обусловленный неблагоприятными социальными последствиями наказания - разрыв семейных отношений субъекта преступления)” [52 с.ЗО-31].

Характер связи между преступлениями зависит от свойства связующих оснований и соотношений между ними. По мнению одного из авторов, “объективным основанием связей между рецидивными преступлениями являются повторяющиеся внешние обстоятельства (влияние прежнего окружения, разрыв социальных связей, деформация морального и правового статуса личности” [52 с.61]; кроме того, “одной из определяющих линий рецидивной связи является личность рецидивиста. Иногда разнородные преступления могут быть сюжетно связаны между собой и выражать одну линию поведения, определяющую направленность личности” [52 с.32].

Однако целью данной работы не является выявление причин и условий совершения рецидивных преступлений. Наша задача сводится к установлению связей в рецидиве и обозначение их характера.

Проводимые ранее исследования позволяют выделить следующие виды рецидивных связей:

1) связь развития - она связывает обычно специальный рецидив, хотя может объединять и неодинаковые поступки, но выражающие одинаковые свойства личности (хищения чередуются со взяточничеством, объединяются корыстные преступления). Если субъективным основанием является биологически обусловленные свойства личности (психопатии, болезненные состояния), то такая связь наблюдается в рецидиве половых преступлений, хулиганства. С каждым новым преступлением укрепляется антиобщественная направленность личности; совершенствуются способы исполнения и сокрытия преступлений; 2) 3) связь состояний - соотношение качественных свойств системы в последовательные моменты времени. При неоднократном нарушении закона (кража, затем хулиганство) единым основанием является личность 4)

по

как целостная система в процессе функционирования. Предшествующее состояние личности обуславливает последующие действия;

3) связь порождения - одно явление вызывает к жизни другое. Генетическая связь между преступлениями основывается на личностных свойствах субъекта и на созданных им обстоятельствах. Здесь могут соотноситься самые различные преступления;

4) связь взаимодействия - отражает процесс влияния объектов друг на друга; каждая из взаимодействующих сторон является причиной другой. Субъективным основанием является личность преступника. Объективным - взаимодействие объектов посягательства. Примером такой связи могут быть кражи в пьяном виде, когда крадут ради выпивки.

Связи порождения, состояния и взаимодействия позволяют предвидеть изменения и сочетания в преступной деятельности рецидивиста [52 с.70- 74].

Анализ частоты встречаемости последовательности совершения преступлений во взаимосвязи с хищениями чужого имущества. С целью установления, какие связи имеют место в общем и специальном рецидиве корыстных и корыстно-насильственных преступлений, нами было проведено экспериментальное исследование.

Следует обратить внимание на то, что подсчет был произведен на основе массива объемом 38369 человек, осужденных за различные виды преступлений. Данный массив был создан в ИЦ УВД Красноярского края в 1996 году, поэтому номера статей приводятся в соответствии с УК РСФСР 1960 года. Массив предусматривает разбивку всего количества осужденных по группам в зависимости от количества судимостей: от 1-й до 9-ти судимостей включительно.’

Для проведения частотного анализа нами совместно с А.Гавриловым

‘Следует специально отметить, что эти данные отражают статистику на определенный промежуток времени, но соотношение общего и специального рецидива динамично, поэтому необходима специальная компьютерная программа, которая бы отслеживала эти закономерности.

Ill

была разработана программа для ПЭВМ, которая позволяет решать следующие задачи:

-подсчет количества противоправных деяний, составляющих специальный рецидив по определенному виду преступления, и на этой основе подсчет их процентного содержания;

-подсчет частоты встречаемости преступлений, составляющих общий рецидив (в процентном выражении), и на этой основе анализ связей видов преступлений.

Для решения первой задачи за основу было взято преступление, предусмотренное ст. 144 УК, и, в первую очередь, подсчитано общее число лиц, имеющих определенное количество судимостей. Результаты подсчета представлены в таблице 1.

Таблица 1

Кол-во 1 2 3 4 5 6 7 8 9 судим.

Кол-во 17 135 15221 10161 6111 3432 1794 832 666 чел-к

Затем было подсчитано количество лиц, у которых встречаются две и более судимостей по ст. 144 УК в рамках каждой судимости. Результаты подсчета представлены в таблице 2.

Таблица 2

Кол-во 1 2 3 4 5 6 7 8 9 судим.

Кол-во 1 38 6801 5338 3569 2172 1201 556

чел-к

485 После этого был подсчитано, какой процент специального рецидива имеет место в данном конкретном объеме выборки. В результате подсчета были получены результаты, которые приведены в таблице 3.

112

Таблица 3

Кол-во 2 3 4 5 6 7 8 9 суд-тей

Спец. 28,1%

52,5%

63,3%

66,8%

рецидив

44,7%

58,4%

66,9%

72,8 (в %)

% Графическое изображение процентного содержания специального рецидива краж в зависимости от количества судимостей представлено на рис.1 (см. Приложение 1).

Как видно из представленного графика, наибольший процент специального рецидива наблюдается на 9-й судимости (72,8%). При этом выравнивание процентного содержания специального рецидива происходит на 7-й, 8-й судимостях (66,9% и 66,8% соответственно), что свидетельствует о некотором постоянстве совершения большинства краж именно в пределах данного количества судимостей лица. Следовательно, при поиске лица, совершившего преступление, предусмотренное ст. 144 УК, в первую очередь, проверке должны подвергаться лица, имеющие 7 или 8 судимостей за аналогичные преступления. Следователь такую информацию может получить в ИЦ УВД края (области). В целом же, представленная картина свидетельствует о неуклонном росте процентного содержания специального рецидива краж при увеличении количества судимостей лица, что может объясняться “профессиональной специализацией” вора- рецидивиста, что находит подтверждение и на практике.

Решение второй задачи направлено на сужение круга поиска лица, совершившего преступление, но оно требует предварительного решения 2-х подзадач и предполагает следующий алгоритм действий:

1) за основу берется преступление, предусмотренное ст. 144 УК, и высчитывается, какое преступление наиболее часто встречается перед ним (в процентном выражении);

из

2) за основу берется преступление, предусмотренное ст. 144 УК, и высчитывается, какое преступление встречается наиболее часто после него (также в процентном выражении).

Первая подзадача связана с изучением следующей закономерности: если имеется информация о факте совершения кражи, и в ходе оперативно- розыскных и следственных действий установлено лицо, возможно совершившее данное противоправное деяние, можно с определенной вероятностью, выраженной в процентах, предполагать, что ряд преступлений определенного вида, предшествовавших данной краже, которые не раскрыты, также могли быть совершены данным лицом, либо, если субъект не установлен, можно предполагать, что данная кража и ряд предшествовавших ей преступлений определенного вида на определенной территории совершены одним и тем же лицом, что позволит использовать информацию, сосредоточенную в нескольких уголовных делах.

Цель решения второй подзадачи заключается в том, что при наличии информации о факте кражи и установлении подозреваемого можно предположить с определенной степенью вероятности, что последующие нераскрытые преступления определенного вида совершены данным лицом, либо при отсутствии подозреваемого прогнозировать, что ряд последующих преступлений определенного вида на определенной территории будут совершаться одним и тем же субъектом, что также позволит при поиске использовать суммарную информацию или проводить профилактические мероприятия по предотвращению преступлений.

Подобный подсчет был произведен по каждой отдельной судимости и в рамках одной судимости для каждого очередного преступления. Так, при наличии у лица 3-х судимостей было подсчитано процентное содержание определенного вида преступления, совершенного до и после кражи, поочередно относительно 1-й, 2-й, 3-ей судимостей в рамках этих 3-х. При наличии у лица 9-ти судимостей аналогичный подсчет относительно 1 -й, 2-й, 3-ей, 4-й, 5-й, 6-й, 7-й, 8-й, 9-й судимостей. При этом следует учитывать,

114 что подсчеты производились отдельно по каждой из подзадач. Полученные результаты приведены в таблицах 4-17 (см. Приложение 2).

Для получения общего представления о взаимосвязи видов преступлений был подсчитан средний процент встречаемости преступления определенного вида, совершенного до и после преступления, предусмотренного ст. 144 УК, отдельно для каждой судимости и для каждой подзадачи. Результаты приведены в таблице 18, 19 (см. Приложение 3).

Графическое изображение среднего процента встречаемости определенного вида преступления, совершенного до и после кражи, для каждой судимости представлено на рис.2.1. (для первой подзадачи) и на рис.2.2. (для второй подзадачи) (см. Приложение 4).

Анализ графика по 1-й подзадаче позволяет гов >рить о следующем: наибольший процент встречаемости предыдущего перед кражей преступления составляют кражи личного имущества (ст. 144 УК), кражи государственного имущества (ст.89 УК) и хулиганства (ст.206 УК) - до 45%, до 12% и до 15% соответственно. Другие преступления, представленные на данном графике, составляют незначительный процент от общего числа, и, хотя и наблюдаются в качестве постоянного фона, сопутствующего краже, но не являются практически значимыми в силу малой частоты, а несут только информацию об общей структуре взаимосвязи преступлений в общем рецидиве. Так, максимальная частота встречаемости совершения перед кражей грабежа (ст. 145 УК) составляет 7,3%; разбоя (ст. 146 УК) -2,1%; причинения тяжких телесных повреждений (ст. 108 УК) - 2,6%; мелкого хищения государственного или общественного имущества (ст.96 УК)-5,5%.

Как для ст. 144 УК, так и для ст.ст. 206 и 89 УК, графики проходят почти параллельно оси абсцисс, что свидетельствует о стабильности и достоверности полученных результатов. Графики же для остальных преступлений претерпевают значительные колебания в точках разных судимостей (зубчатые графики), что свидетельствует о нестабильности

115 результатов и, поэтому на них невозможно ссылаться в целях
решения поисковых задач.

Судя по графику для ст. 144, с увеличением количества судимостей наблюдается неуклонный спад процента встречаемости предыдущего перед кражей преступления, предусмотренного ст. 144 УК. Максимальный процент ст. 144 в качестве предыдущего преступления наблюдается на 3-ей судимости (44,4%), из чего вытекают следующие практически значимые выводы. Во-первых, в случае обнаружения факта кражи и установления лица, ее совершившего, если при сборе характеризующих это лицо материалов выясняется, что данное преступление является четвертым по счету, им совершенным, можно предполагать с достоверностью в 44,4%, что предыдущим совершенным им преступлением тоже была кража, т.е. какое-либо из ранее совершенных нераскрытых преступлений, предусмотренных ст. 144 УК, тоже совершило данное лицо, что способствует раскрытию неочевидных краж, приостановленных за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, в соответствии с п.З ст. 195 УПК РСФСР. Во-вторых, при обнаружении факта кражи и отсутствии сведений о преступнике, зная, что в 44,4% случаев в третьей судимости перед четвертой лицо совершает кражу, по картотеке централизованного криминалистического учета особо опасных преступников в круг проверяемых лиц, в первую очередь, будут включены воры- рецидивисты, имеющие 3-ю судимость за кражу чужого имущества. Таким образом, будет задана зона поиска преступника.

При анализе графика для ст.206 УК от 3-ей до 6-й судимости включительно наблюдается рост процента частоты встречаемости перед кражей хулиганства (от 11,3% до 13,5%), затем на 7-й судимости спад до 12,8%, на 8-й - подъем до 14,8%, на 9-й судимости снова спад до 13,8%. Максимальный процент встречаемости перед кражей хулиганства наблюдается на 8-й судимости, из чего следуют два вывода. В ситуации, когда факт кражи установлен, но не установлено лицо, ее совершившее, при проверке по картотеке оперативно-справочного пофамильного учета

116

осужденных, в первую очередь, следует проверять лиц, имеющих 8-ю судимость за совершение хулиганства, что также задает зону поиска преступника. Если же обнаружен факт кражи, установлен преступник и при сборе характеризующих его материалов выясняется, что данная кража является его 9-м по счету преступлением, можно с достоверностью в 14,8% предполагать, что какое-либо из нераскрытых ранее преступлений, предусмотренных ст.206 УК, также совершено этим лицом.

При анализе графиков для 2-й подзадачи наблюдается следующая картина. Как и в подзадаче 1, графики для преступлений, предусмотренных ст.ст.145, 108, 96, 146 УК, представлены небольшим процентным содержанием, поэтому имеют только информационное значение для представления о структуре общего рецидива преступлений. Значимыми с точки зрения практического применения являются результаты, представленные на графиках для ст.ст. 144,206 УК.

Как и в первой подзадаче, графики для данных статей проходят почти параллельно оси абсцисс, что также свидетельствует о стабильности и надежности полученных результатов. Анализ графика для ст. 144 УК позволяет сделать вывод о том, что с увеличением количества судимостей наблюдается спад процента частоты встречаемости после кражи снова преступления, предусмотренного ст. 144 УК (от 42,8% до 35,4%). Максимальный процент встречаемости ст. 144 наблюдается на 3-ей судимости (42,8%). Отсюда следуют два вывода. Во-первых, при обнаружении факта кражи и лица, ее совершившего, и установлении в результате сбора характеризующих материалов, что это его второе по счету преступление, можно с достоверностью в 42,8% предположить, что следующим совершенным им преступлением также будет кража. Такое предположение способствует разработке профилактических мер в отношении как данного лица, так и общих мероприятий превентивного характера для краж чужого имущества. Во-вторых, в ситуации, когда факт кражи установлен, но не установлено лицо, ее совершившее, по картотеке централизованного учета особо опасных преступников, в первую очередь,

117 следует проверять лиц, имеющих 2-ю судимость за кражу, так как с достоверностью в 42,8% можно предполагать, что среди них может находиться лицо, совершившее 3-е по счету преступление, предусмотренное ст. 144 УК.

Анализ графика для ст. 206 УК позволяет говорить о том, что до 8-й судимости наблюдается рост процента частоты встречаемости после кражи преступления, предусмотренного ст.206 УК (от 9,7% до 13,7%), на 9-й судимости спад до 12%. Максимальный процент хулиганство дает на 8-й судимости (13,7%), что позволяет сделать следующие выводы. В ситуации, когда обнаружен факт кражи, известно лицо, ее совершившее, и установлено, что данная кража является для него 7-мым по счету противоправным деянием, можно предположить с достоверностью в 13,7%, что следующим преступлением, им совершенным, будет хулиганство, следовательно, можно заранее разработать превентивные мероприятия и предпринять профилактические действия в отношении данного субъекта. В случае же, когда лицо, совершившее кражу чужого имущества, не установлено, по картотеке оперативно-справочного пофамильного учета осужденных, в первую очередь, следует проверять лиц, имеющих 7-ю судимость за кражу чужого имущества, поскольку можно предположить с достоверностью в 13,7%, что среди них находится лицо, совершившее хулиганство, которое является для него 8-мым по счету преступлением.

Таким образом, проведенные в рамках первой и второй подзадач экспериментальные исследования позволяют решать следующие частные задачи:

-определение зоны поиска преступника на основе анализа связи преступлений в рамках общего рецидива;

-раскрытие преступлений, приостановленных за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (п.З ч.1 ст. 195 УК РСФСР);

-профилактика преступлений определенного вида.

118

В ходе дальнейшего исследования был произведен подсчет среднего процента частоты встречаемости преступления определенного вида внутри каждой судимости. Цель этого исследования заключалась в том, чтобы при наличии информации о факте совершения преступления, предусмотренного ст. 144 УК, сначала можно было предположить, лицо с каким количеством судимостей, вероятнее всего, могло совершить данное преступление (наибольший средний процент в определенной по счету судимости), а затем, более углубленно, установить, в каком по счету преступлении внутри судимости наибольший процент частоты встречаемости определенного преступления имеет место и предположить, что именно данное по счету преступление совершено определенным лицом. Так, в подзадаче 1 наибольший процент встречаемости после кражи снова кражи наблюдается на 3-ей судимости (44,4%), следовательно, мы должны обратиться к таблице 10, где видно, что в рамках 3-х судимостей наибольший процент частоты встречаемости перед кражей кражи наблюдается на 2-ом по счету преступлении внутри данной судимости (45,4%). Практические выводы в данном случае делаются аналогично алгоритму при анализе среднего процента.

Информационно значимым представляется анализ взаимосвязи определенных видов преступлений в общем рецидиве. С целью наглядной демонстрации этого анализа мы представляем сетевые графики последовательности совершения преступлений по каждой судимости и внутри них по каждому очередному преступлению. Эти графики представлены на рисунках 3.1 - 3.5 (для первой подзадачи) и рисунках 4.1 -4.5 (для второй подзадачи) (см. Приложение 5). За основу взято преступление, предусмотренное ст. 144 УК, анализу подвергнуты результаты подсчетов по преступлениям, предусмотренным ст.ст.144 и 206 УК, поскольку они дают наибольшее процентное содержание, что позволяет надеяться на надежность данных результатов и обоснованность их в практическом применении.

119 Цель составления подобных графиков заключается в том, чтобы

отследить связи преступлений, предусмотренных ст.ст.144 и 206 УК, и их

частоту встречаемости относительно друг друга для подтверждения либо

опровержения достоверности полученных результатов и возможности их

использования на практике с целью поиска преступника. Как видно из

графика по 2-ой подзадаче, по всем судимостям соблюдается одинаковая

последовательность совершения преступлений определенных видов,
а

именно, после кражи в большинстве случаев следует снова
кража

(наибольший процент встречаемости), либо хулиганство.
После

хулиганства в большинстве случаев совершается кража (тоже наибольший

процент встречаемости), либо хулиганство. При этом внутри судимости

последовательность «кража - кража» может давать до 80% встречаемости

(рис.4.3 - судимости 7.2 + 7.3 либо 7.3 + 7.4), последовательность «кража

хулиганство» - до 56% (рис.4.4 - судимости 8.4 + 8.5), последовательность

«хулиганство - кража» - до 63% (рис.4.4 - судимости 8.4 + 8.5),

последовательность «хулиганство - хулиганство» - до 62% (рис.4.5 -

судимости 8.4 + 8.5) (см. Приложение 5).

При анализе графиков по первой подзадаче наблюдается примерно такая же картина. Так, соблюдается последовательность совершения преступлений определенных видов друг перед другом. Например, наибольший процент совершаемых перед кражей преступлений дают те же кражи, чуть реже встречается хулиганство, предшествующее кражам чужого имущества. Внутри судимости обратная последовательность «кража - кража» может давать до 88% встречаемости (рис.3.1 - судимости 3.2 + 3.1), обратная последовательность «кража - хулиганство» - до 64% (рис.3.1 - судимости 4.3 + 4.2 либо 4.2 + 4.1), обратная последовательность «хулиганство - хулиганство» - до 62% вероятности (рис.3.4 - судимости 8.5 + 8.4), обратная последовательность «хулиганство - кража» - до 66,5% (рис.3.1 - судимости 3.2 + 3.1) (см. Приложение 5).

Как видно из представленных результатов, частота встречаемости до и
после краж преступлений, предусмотренных ст.ст.144 и 206 УК,

120 составляет значительно более 50%, а в некоторых случаях приближается к 100%, что позволяет надеяться на надежность и достоверность полученных результатов, их обоснованность и, как следствие, возможность практического применения в целях поиска лица, совершившего преступление в условиях неочевидности.

Как уже было отмечено, при построении сетевых графиков за основу были взяты только преступления, предусмотренные ст.ст.144 и 206 УК, поскольку частота их встречаемости до и после кражи наибольшая в процентном выражении. Остальные преступления, хоть и имеют место в качестве постоянного фона, сопутствующего кражам чужого имущества, но процент их встречаемости слишком мал, чтобы основывать на нем прогноз.

Подводя итог изложенному выше, можно сказать, что программа анализа рецидива преступлений позволяет решать следующие частные задачи:

-подсчет количества противоправных деяний, составляющих специальный рецидив по определенному виду преступления, и на этой основе подсчет их процентного содержания;

-подсчет частоты встречаемости преступлений, составляющих общий рецидив (в процентном выражении), и на этой основе анализ связей видов преступлений.

Решение этих частных задач позволяет решать ряд общих:

-определение зоны поиска лица, совершившего преступление, на

основе анализа связей преступлений в рамках общего рецидива;

-профилактика преступлений определенных видов.

В результате решения данных задач может быть достигнута основная цель проводимой работы - установление лица, совершившего преступление в условиях неочевидности.

Еще раз повторим, что проведенный эксперимент был основан на массиве данных, собранных за определенный период, следовательно, содержание массива может меняться во времени, обновляться, пополняться

121 новыми данными. Поэтому при постановке эксперимента следует учитывать динамический характер обрабатываемых данных и получаемых на их основе результатов. Полученные результаты не стоит рассматривать как раз и навсегда данные и неизменные, хотя общая направленность взаимосвязей элементов данной системы объективно будет сохраняться.

Возможности прогнозирования “психологического профиля” преступника по способу совершения преступления. Если в предыдущем исследовании был проведен частотный анализ последовательности совершения преступлений при наличии общего и специального рецидива по хищениям чужого имущества, то не менее важным может стать экспериментальное исследование о возможности прогноза каких-либо свойств преступника на основе имеющейся у следователя информации, что также может быть использовано для вероятностного определения направления поиска и круга проверяемых лиц.

В связи с этим следует отметить, что в криминалистике такие закономерности исследовались и использовались в практике. В теоретическом плане они отражены в работах М.Н.Хлынцова [124], И.М.Лузгина [75]. Однако исторически первыми стали использоваться для прогноза материальные следы. Среди последних работ такого направления можно назвать работы Ш.Н.Хазиева [122], В.А.Образцова [85], В.А.Жбанкова [49]. Между тем, в последние годы внимание ученых было полностью обращено к криминалистической
характеристике

преступлений, на основе качественных и количественных показателей которой предпринимались попытки выяснить взаимосвязи между ее отдельными элементами [32].

Яркой демонстрацией существования подобных связей служит следующий пример. “Для выявления закономерных связей личности преступника с другими элементами системы преступной деятельности были обработаны данные о корыстно-насильственных нападениях с использованием математического аппарата регрессивного анализа. Эти

122 связи были положены в основу моделирования признаков
лица, совершившего корыстно-насильственное преступление” [120 с.46].

В качестве моделируемых были отобраны 15 признаков личности преступника: пол, возраст, образование, семейное положение, отношение к труду, состояние в момент преступления, психическое состояние, судимость и другие. По отношению к каждому признаку проверялось влияние 8-ми признаков, относящихся к способу корыстно- насильственного преступления, месту, времени, орудию, личности жертвы и предмету посягательства. По результатам исследования при доверительной вероятности в 0,9 успешно моделируются 10 признаков корыстно-насильственного преступника. При этом для прогнозирования возраста субъекта преступной деятельности важны данные о возрасте потерпевшего. Для прогноза характера судимости преступника - сведения о количестве нанесенных жертве повреждений и ее состоянии в момент преступления [120с.47].

Программы для ЭВМ, основанные на криминалистической характеристике преступления - модели, позволяют к имеющейся информации об элементах системы преступления получить вероятностную информацию о неизвестных элементах (например, личности преступника), помогают сузить круг проверяемых объектов (например, подозреваемых). Этот путь использования математических моделей преступлений перспективен в настоящее время компьютеризации различных видов практической деятельности.’

В США с помощью программы для ПЭВМ полицейские пытаются прогнозировать личность потенциального преступника. С этой целью за субъектом ведется наблюдение, изучается его личность, а информация вводится в компьютер, который создает гипотетический образ потенциального преступника с конкретными характеристиками. При совершении какого-либо преступления компьютер по запросу выдает

‘Это требует разработки математического аппарата, адаптированного для использования количественных и качественных признаков.

123 список лиц, которые по своим характеристикам могли бы его совершить. Затем эти лица подвергаются проверке на причастность к данному преступлению [138]. В России подобную информацию, содержащуюся в памяти участковых инспекторов, целесообразно было бы также использовать, что способствовало бы увеличению процента раскрываемости неочевидных преступлений.

Для повышения эффективности расследования неочевидных преступлений в отечественной практике было высказано предложение “ввести на уровне горрайоргана внутренних дел персонифицированные (личные) учеты, которые включают в себя поисковые признаки лиц, попавших в поле зрения милиции за различные правонарушения. К особенностям таких учетов надо отнести отражаемую в них информацию социально-демографического и нравственно- психологического

характера. В сочетании с другими данными они дают целостное представление о личности” [108 с. 111]. Представляется, что такие учеты позволяли бы оценивать и прогнозировать возможное криминальное поведение и действия лица в каждом конкретном случае, его место и роль в микросоциальной группе. На этой основе системой оперативно- розыскных мер можно было бы производить не только проверку возможной причастности к совершенному преступлению, но и осуществлять профилактику преступного поведения.

Не менее важным для поиска преступника (определения направления поиска) является прогноз его психологических свойств. Следует отметить, что данный метод был разработан в США, но в настоящее время широко применяется в Канаде, Великобритании, Германии, Австрии и в ряде других стран. В отличие от словесного портрета, который представляет собой описание признаков внешности человека по определенной схеме и составляется, как правило, по показаниям потерпевшего, очевидцев, по данным осмотра места происшествия в результате изучения следов, указывающих на признаки внешности преступника, его физические особенности, психологический
портрет отражает внутренние,

124 психологические о поведенческие признаки человека.
Безусловно, он является средством поиска, установления преступника, личность которого неизвестна.

Психологический портрет формируется на основе знаний вероятностного характера и является одной из разновидностей вероятностного прогноза образа человека. В “психологическом профиле” описываются и оцениваются следующие характеристики преступника: пол, возраст, семейный статус, образовательный уровень, уровень сексуальной зрелости, род занятий, вероятность рецидива. Основой построения образа являются: природа преступления и криминальные типы преступников; анализ места преступления; изучение связей жертвы; характеристика преступника на основе внешних поведенческих проявлений. Представляется, что существенным недостатком этого метода является то, что речь, скорее, идет не о прогнозе психологических черт, а о прогнозе социально-демографических признаков преступника, поскольку в перечисленных свойствах нет даже упоминания о таких основных психологических характеристиках личности, как темперамент, характер, мотивационно-потребностная, волевая сферы, установки, направленность личности. Кроме того, этот метод обычно используется для раскрытия тяжких преступлений против личности (серийные убийства и сексуальные преступления), что же касается корыстных и корыстно-насильственных преступлений, то в отношении дел данных категорий разработки возможностей применения этого метода не велись.

Кроме того, “психологический профиль” серийного убийцы создается, в основном, на базе социально-психологических характеристик без использования математического аппарата поиска преступника. Главной задачей исследования, которое будет описано ниже, является как раз разработка математического аппарата моделирования “психологического профиля” преступника по корыстным и корыстно- насильственным преступлениям. Выбор данных категорий преступлений не случаен и объясняется ярко проявляющейся тенденцией к их росту и

125 низким процентом раскрываемости. Кроме того, сходные способы совершения указанных преступлений и установленные психологией зависимости между способом действия человека и его психологическими характеристиками, в частности, темпераментом, типом ЦНС, позволило надеяться на выявление зависимости между способом действия лица при совершении преступления и его психологическими данными, что и было подтверждено экспериментально. В связи с этим необходимо кратко рассмотреть основные психологические свойства личности и способы совершения корыстных и корыстно-насильственных преступлений.

Следует отметить, что основой для данного анализа послужили работы ряда ученых в области общей и судебной психологии: Ю.Б.Гиппенрейтер [40], М.А.Ефимова [47], А.Н.Леонтьева [72], А.Р.Ратинова [103], Н.И.Рейнвальд [106], С.Л.Рубинштейна [ПО, 111], Б.М.Теплова [119] и др. Далее нами будут предложены результаты экспериментальных исследований по прогнозу психологических свойств преступника на основе способа совершения преступления.

Психологические свойства личности. В психологической науке категория личности относится к числу базовых. Обычно в психологии личность определяется следующим образом: “это человек в системе таких его психологических характеристик, которые социально обусловлены, проявляются в общественных связях и отношениях, являются устойчивыми и определяют нравственные поступки человека” [83 с.284].

Структура личности рассматривается в психологии как “система её компонентов, функционирующих, как единое целое” [87 с. 197]. Так, структура личности, разработанная К.К.Платоновым, представляет собой систему, в которой характер и способности человека как психологические свойства проходят через все компоненты данной системы и связаны со всеми её составляющими, т.е. в значительной степени определяют дела и поступки человека.

126 Структура личности по К.К.Платонову

Подструктура направленности - потребности, мотивы личнос ти, убеждения, мировоззрения ХА СПО

Подструктура социального опыта - знания, умения, навыки,

приобретаемые в процессе обучения

РАК СОБ

Подструктура психологическая - психические процессы

ТЕР НОСТИ

Подструктура биологически обусловленная - анатомо-физиоло- гические, возрастные, половые особенности, темперамент

В данной схеме отражены биологические особенности, психическая жизнь и личностный социальный опыт, - элементы, влияющие на характер проявлений человека, на его поведение и деятельность в целом [38]. В процессе деятельности свойства определённым образом связываются друг с другом в соответствии с требованиями деятельности, в результате чего образуются сложные структуры, к которым относятся темперамент (система природных свойств), направленность (система потребностей, интересов, идеалов), способности (интеллектуальные, волевые и эмоциональные свойства), характер (синтез отношений и способов поведения). Эти структуры представляют собой высший уровень регуляции деятельности и поведения в соответствии с требованиями ситуации. Синтез структур составляет, в свою очередь, общую систему, характеризующую личность в целом. Динамика их проявляется в психических процессах. Психические процессы и присущие человеку внутренние психические состояния коррелируют с конкретными нервно-физиологическими и биохимическими характеристиками организма. Эти ансамбли процессов и состояний динамично выражаются во внешнем облике и поведении человека в виде совокупности признаков, организующихся в пространственно- временные структуры. Каждая структура включает конкретные
характеристики мимики, интонации,

127 темпа движений, качества деятельности и является сигнальным комплексом, информирующим другого человека о психических процессах и состояниях его партнёра по деятельности. Среди проявлений личности надо отметить поведение, которое образуют движения и действия, сюда же входят и поступки - акты объективно и субъективно мотивированного поведения, которые имеют значение для окружающих людей и нравственно-психологические последствия для совершившей поступок личности. Воспринимая движения, действия, поступки, деятельность человека, можно проникнуть в их внутреннее психологическое содержание, познать убеждения, потребности, интересы, чувства, характер, способности личности [25 с. 16-17]. Краткий анализ структуры личности, психологических свойств и состояний в определенной мере служит теоретической основой к исследованию возможности прогноза психологических свойств на основе анализа способа совершения преступления. Однако, говоря о возможности прогноза, необходимо четко представлять, какие из свойств личности могут быть получены, а это предполагает необходимость более детального анализа отдельных свойств.

Как видно из представленной схемы структуры личности, одним из элементов, проходящим через все составляющие, является характер человека. ‘

В психологии характер определяется как “совокупность индивидуально- своеобразных, относительно устойчивых, существенных свойств личности, проявляющихся в деятельности и общении” [69 с. 18].

1 Характер многообразен в своих проявлениях, что позволяет выделить в нём несколько групп черт, т.е. структуру.

I группа - свойства личности, определяющие особенности её общения (чуткость, искренность, вежливость или обратное).

II группа - свойства, определяющие выбор человеком целей его деятельности (рациональность, расчётливость или обратное).

III группа - черты, относящиеся к действиям, направленным на достижение поставленных целей (настойчивость, последовательность или альтернативные им). В этом плане характер сближается с волей. IV V группа - чисто инструментальные свойства, т.е. придающие определённый стиль поведения; эти черты непосредственно связаны с темпераментом (экстра-, интроверсия; спокойствие - тревожность; сдержанность - импульсивность). VI

128 В характере выражаются наиболее типичные, существенные особенности человека. Их знание позволяет в определённой степени предвидеть, как человек будет поступать в тех или иных ситуациях. В определении характера нет природной обусловленности свойств личности, в отличие от темперамента, и хотя природные предпосылки имеют место (тип ВНД), он больше обусловлен влиянием среды на человека [69].

Как видно из структуры характера, его черты взаимосвязаны с волей, темпераментом, чувствами, направленностью личности (характер влияет на интересы, потребности, мотивацию: один и тот же поступок у доброго или корыстного человека будет определяться разными мотивами).

Говоря о механизме характера, следует упомянуть о т.н. динамическом стереотипе. Образ поведения человека, отражающий образ жизни, представляет собой сложный синтез черт типа высшей нервной деятельности и жизненных впечатлений, закрепляющихся в виде временных связей, в виде определённых деятельностей. Система временных связей состоит из отдельных звеньев, например, из манер поведения, привычек, речи и т.п. Эти частные системы могут проявляться в различных видах: в виде цепного рефлекса или навыка, в виде стереотипа или привычки и в виде более гибких и подвижных отношений. Поскольку внешние связи и отношения организма со средой изменяются, то естественно, что образующаяся система временных связей постоянно усложняется, преобразуется новыми, жизненно значимыми воздействиями. Такая подвижная система временных связей названа И.П.Павловым динамическим стереотипом, который лежит в основе наших поступков, отношений. Система динамических стереотипов составляет механизм характера личности. Но образование, переделка, установка динамических стереотипов зависят как от характера воздействий, так и от индивидуальных свойств или типа нервной системы. От последней зависит лёгкость или трудность установки системы временных связей, упорство или податливость динамического стереотипа новым влияниям, динамика временных связей (тонус, плавность или скачкообразность, порывистость

129 или уравновешенность). Поэтому человек слабого типа в новых обстоятельствах склонен теряться, а человек сильного типа быстро осваивает новую обстановку и действует соответственно тому, что требуют данные условия. В данном случае речь идёт о темпераменте, как динамической стороне характера.

Таким образом, характер того или иного человека выражает определённый склад его потребностей и интересов, стремлений и целей, чувств и воли, проявляющихся в избирательности его деятельности и поведения, в отношениях и манерах поведения. Иными словами, “характер - это сложившийся и укрепившийся под влиянием жизненных воздействий определённый стиль отношений и поведения человека” [55 с.201-209].

Характер определяет содержательную сторону личности, т.е. от него зависят сущностные особенности психики и поведения. Но в первую очередь, он определяет индивидуальность и своеобразие личности. “Характер более всего проявляется в том, что для человека значимо. Поэтому правильно судить о характере можно, внимательно наблюдая за тем, как человек ведёт себя в значимых жизненных ситуациях - при удовлетворении наиболее сильных и актуальных потребностей” [78 с.26].

Затрагивая понятие потребностей, мы переходим к рассмотрению еще одного элемента структуры личности, который также обусловливает поведение человека - мотив и мотивация поведения. Итак, под потребностями следует понимать состояние живого организма, выражающее его зависимость от конкретных условий существования и выступающее источником его активности. Состояние нужды, нехватки чего-либо значимого для существования индивида выступает как интерес, устремлённость, энергия действования. Момент зависимости в потребности является “потребностным состоянием” (А.Н.Леонтьев), при этом индивид выступает как пассивное существо. Активный же момент потребности заключён в устремлениях индивида. Такой переход потребностного состояния в устремление является мотивом активности. Иначе говоря, мотив - это потребность, нашедшая предмет своего

130 удовлетворения, побуждение к определённой деятельности. Мотивация -это совокупность мотивов. При этом не существует мотивации без потребности, но может быть потребность, не ставшая мотивацией.

Мотивы при этом могут быть осознанными, когда человек понимает, что побуждает его к данному действию. В противном случае мотив неосознан. Среди первых выделяют интерес, склонность, мировоззрение, убеждение, желание, стремление. Среди вторых - влечение и установку. Все они в той или иной мере влияют на выбор способов поведения индивида.

Таким образом, поведение и деятельность человека побуждаются целым рядом мотивов. Вся их совокупность образует мотивационную сферу личности, которая достаточно динамична, поскольку мотивы формируются и изменяются в течение всей жизни человека под влиянием воспитания, норм и ценностей социальных групп, в которые включён человек, политики, идеологии обществ и т.д.

На основе изложенного можно вывести одну из ключевых характеристик личности, а именно, её направленность, которая представляет собой “совокупность устойчивых мотивов, ориентирующих её поведение и деятельность и относительно независимых от наличных ситуаций” [31 с.401].

Направленность выступает как “системообразующее свойство, определяющее психический склад личности (основная роль в этом принадлежит осознанным мотивам) и характеризующееся ее интересами, склонностями, убеждениями, идеалами” [151 с.230].

Надо сказать, что многие эмоции и чувства являются одним из видов мотивации поведения и деятельности человека и регулируют поведение личности. Среди эмоциональных состояний, влияющих на поведение, выделяют настроение, аффект, страсть и стресс. Так, настроение влияет на характер общения с окружающими и стимулирует или подавляет активность личности. Аффект представляет собой кратковременную, бурно протекающую, очень интенсивную эмоциональную реакцию, во время которой очень трудно проявляется волевая регуляция. Страсть - более или

131 менее длительное и устойчивое эмоциональное состояние повышенного напряжения, определяющее направленность мыслей и поступков человека. Всё, что связано с господствующей у человека страстью, захватывает его, волнует и порождает активность. От страстей существенно зависит жизненный путь человека. Предметом страсти могут быть человек, вещи, различные области знаний и деятельности. И, наконец, стресс -эмоциональное состояние напряжённости, вызванное нестабильной обстановкой. Стресс возникает в условиях риска, при необходимости принимать самостоятельные решения. При этом следует учитывать, что у каждого человека разная подверженность стрессу, что зависит от силы нервной системы и опыта поведения в аналогичных ситуациях [88 с. 14-17].

В связи с факторами, определяющими поведение человека, необходимо упомянуть о таком элементе структуры личности, как воля. В психологии под волей понимается “сознательное регулирование человеком своего поведения и деятельности, выраженное в умении преодолевать внешние и внутренние препятствия на пути целенаправленных поступков и действий” [38 с.204]. Иначе говоря, воля обеспечивает активность человека, т.е. “способность к целенаправленной деятельности, преодолению трудностей” [ПО с.182-211]. Основными функциями воли являются побудительная (побуждает к деятельности, направленной на достижение поставленных целей) и тормозная (проявляется в сдерживании нежелательных проявлений активности - действий, которые не соответствуют мировоззрению, идеалам личности). Наиболее полно эта функция реализуется в контроле над эмоциями и чувствами.

Как уже говорилось выше, динамической стороной характера является темперамент человека. В психологии под ним понимается совокупность природно-обу словленных, индивидуально-своеобразных, относительно устойчивых, динамических характеристик психики и поведения. Природная обусловленность означает, что темперамент имеет врождённую основу и обусловлен биологической организацией индивида. Индивидуальная своеобразность означает, что у каждого человека свои

132 неповторимые динамические проявления, своё сочетание темпераментов. Относительная устойчивость говорит о том, что тип
темперамента практически невозможно изменить. И, наконец,
совокупность

динамических характеристик психики и поведения означает, что темперамент определяет не содержание психики и поведения, а форму их проявления, степень интенсивности психических процессов, скорость их протекания, силу, ритм.

Темперамент отвечает на вопрос “как?”, как быстро человек реагирует на тот или иной раздражитель, насколько он чувствителен и уравновешен, что проявляется в эмоционально-волевой, в

интеллектуальной сфере (динамические особенности мышления, памяти, внимания) и в моторике (жестикуляция, мимика). Но от него не зависят ни социальные установки, ни моральная воспитанность личности.

Английский психолог Г.Айзенк доказал, что в основе темперамента лежат врождённые особенности ЦНС, и стал рассматривать их как психические свойства, используемые для его характеристики. Собственно, к этому же пришёл и И.Павлов.1

1 И.Павлов подтвердил в своих работах, что темперамент определяется особенностями ЦНС, в связи с чем выделяются его следующие свойства:

1.Сила нервных процессов - показатель работоспособности. Сильная нервная система выдерживает большую и длительную нагрузку, а слабая при этих условиях “ломается”.

2.Уравновешенность - определённый баланс процессов возбуждения и торможения, но один из них может быть более сильным, чем другой.

3.Подвижность • быстрота смены одного процесса другим, что обеспечивает приспособление к неожиданным и резким изменениям обстоятельств.

4.Лабильность - скорость возникновения и протекания процессов возбуждения и торможения.

5.Динамичность - скорость и лёгкость выработки условных рефлексов, т.е. образования временных связей в коре головного мозга.

б.Концентрированность - показатель меры дифференцировки раздражителей (чувствительность или различимость).

Исходя из этого, выделяются свойства темперамента, т.е. динамические особенности психической деятельности, по которым характеризуется каждый тип темперамента:

1 .Сензитивность - способность реагировать на самую меньшую силу раздражителя; при сильной нервной системе наблюдается меньшая чувствительность.

2.Реактивность - способность реагировать на воздействие неконтролируемо, импульсивно. Чем выше возбудимость, тем сильнее реактивность.

133 Как видно из описаний, темперамент характеризует человека со стороны тонуса, динамики и уравновешенности его поведения, он сказывается и на характере активности, выбираемой человеком. Хотя картины поведения у одного и того же человека могут быть резко различны под влиянием состояний, о которых упоминалось выше, необходимо и при их анализе учитывать типологические особенности человека, так как возникающие состояния под влиянием обстоятельств оказываются типичными для о пределённых типов нервной системы (для

(Продолж.)з .Активность- способность к целенаправленным действиям, преодолению препятствий на пути к цели.

  1. Соотношение реактивность - активность - соотношение непроизвольных (импульсивных) и произвольных (управляемых сознанием, включённостью воли) реакций.

5.Темп реакций - скорость протекания психических процессов.

6.Пластичность - ригидность - гибкость, лёгкость приспособления к новым условиям и, наоборот, инертность, косность, чувствительность к изменению условий, сложность приспособления.

7.Экстравертированность - интравертированность - направленность личности во вне, на окружающих людей, события; подвижность, лёгкость контакта и, наоборот, направленность на себя, собственные мысли; склонность к замкнутости, самоанализу.

На основе данных характеристик он выделил следующие типы темперамента. Холерический тип - задорный, легко раздражающийся. Для холериков характерна цикличность в деятельности и переживаниях. Такая цикличность - одно из следствий неуравновешенности нервной системы. Воля холерика порывиста, он отличается повышенной раздражительностью и эмоциональной реактивностью. Вспыльчив и резок в отношениях, прямолинеен, способен доводить деятельность до большого напряжения. Для сангвиника характерна подвижность, лёгкая приспособляемость к изменяющимся условиям жизни, он быстро находит контакт с окружающими, в коллективе весел, общителен. У сангвиника чувства легко возникают, легко сменяются, он может быстро освободиться от гнетущего настроения и пребывать в постоянно оптимистичном состоянии духа. Флегматик - спокойный, всегда ровный, настойчивый и упорный труженик жизни. Благодаря уравновешенности нервных процессов, флегматик остаётся спокойным даже в трудных ситуациях. При наличии сильного торможения, уравновешивающего процесс возбуждения, ему легко сдержать свои импульсы, порывы. Его недостатком является его инертность, ему необходимо время для раскачки, сосредоточение внимания. Инертность сказывается на устойчивости стереотипов и изменений фиксированности характера. Меланхолический темперамент - явно тормозной тип нервной системы. Слабость процессов возбуждения и торможения (при преобладании последнего) приводит к тому, что всякое воздействие на меланхолика затормаживает его деятельность. Даже слабое раздражение переживается им субъективно, как сильное воздействие, поэтому меланхолик склонен отдаваться переживанию по незначительному поводу. Он замкнут, необщителен, его пугает новая обстановка, он теряется при установлении контакта, становится нерешительным, застенчивым. Однако, в спокойной, привычной обстановке может успешно справляться с поставленными задачами [55 с. 186-189].

134 холерика типично состояние подъёма или аффективного буйства, для флегматика - спокойной сдержанности, для меланхолика - неуверенности), следовательно, эти состояния являются признаками типологических особенностей человека; кроме того, состояния возникают при различном действии обстоятельств, что также зависит от типологических особенностей. Например, состояние эмоциональной вспышки и гнева у холерика может иметь место при однократном, сильном воздействии, а у флегматика оно возникает только при многократных, распределённых во времени действиях. Всё это необходимо учитывать, чтобы разобраться во всей сложности и изменчивости поведения человека.

Таким образом, темперамент, проявляясь в предметной деятельности, общении, образует динамический аспект личности, т.е. характеризует её с импульсивно-динамической стороны, что имеет значение для характеристики личности, так как от темперамента зависят такие её свойства, как впечатлительность (сила реакции на воздействия различных стимулов); эмоциональность (скорость и глубина эмоциональных реакций на события); импульсивность (несдержанность, спонтанность реакций); тревожность (эмоциональные переживания, связанные с беспокойством, опасениями, страхом) [152].

Итак, способности, являясь индивидуально устойчивыми свойствами, определяют успехи человека в различных видах деятельности; темперамент включает качества, от которых зависят реакции человека на других людей и социальные обстоятельства; характер определяет поступки человека в отношении других людей; волевые качества влияют на стремление человека к достижению поставленных целей; эмоции и мотивация - это, соответственно, переживания и побуждения к деятельности; а социальные установки - убеждения и отношения людей. Все они в определенной степени оказывают самое непосредственное влияние на поступки человека и его поведение в целом, т.е. активность.

135

Активность выступает как всеобщая характеристика живого, но в человеческом обществе она имеет своеобразное проявление и, в силу своей специфичности, получила название “деятельность”. В отечественной психологии существует деятельностный подход к изучению активности человека, в основе которого лежит категория предметной человеческой деятельности, анализ её внутреннего строения: её опосредствовании и порождаемых ею форм психического отражения. Этот подход позволяет дать предварительное решение вопроса о том, что образует устойчивый базис личности, от которого и зависит, что именно входит в характеристику человека как личности. Решение это исходит из

положения о том, что реальным базисом личности является совокупность его общественных по своей природе отношений к миру, но отношений, которые реализуются, а реализуются они его деятельностью, точнее, совокупностью его многообразных деятельностеи. Исходя из набора отдельных психологических или социально-психологических особенностей человека никакой “структуры личности” получить невозможно; реальное основание личности человека лежит не в заложенных в нём генетических программах, не в приобретённых им навыках, знаниях и умениях, а в той системе деятельностеи, которые реализуются этими знаниями и умениями [72].

Таким образом, направление исследования обращается - “не от приобретённых знаний, навыков, умений к характеризуемым ими деятельностям, а от содержания и связей деятельностеи к тому, как и какие процессы их реализуют” [72 с. 183].

Итак, в основании личности лежат отношения соподчинённости человеческих деятельностеи. Деятельность человека реализуется в его действиях. Этим термином описываются процессы поведения, соответствующие целям, которые ставит субъект. Действия - осознанны, ибо осознанна их цель. Осознан и объект, на который направлено действие. Результатом действия является преобразование или познание жизненной ситуации. В этой связи говорят о предметно-

136 преобразовательных или предметно-познавательных актах. В
первом

случае человек изменяет ситуацию согласно имеющимся у него

представлениям о том, какой она должна быть. Во втором случае

предметная ситуация должна оставаться нетронутой, активность

познающего субъекта имеет характер уподобления предмету.

Действие в составе активности является составной частью деятельности, но и оно может быть представлено в виде сочетания более мелких фрагментов поведения - операций, к области которых относится построение взаимодействий между средствами, отвечающими цели субъекта. Они сообразуются с материалом и инструментами действий, причём одно действие может осуществляться с помощью непохожих друг на друга операций. Так, исполнение одного музыкального произведения, но на разных инструментах, реализуется посредством совершенно несходных движений.

Итак, деятельность, действия, операции, проявляя вовне мотивационные, целевые, инструментальные отношения индивида, образуют динамичную систему, соотносимую с различными областями действительности: деятельность выступает как преобразование отношений между потребностями субъекта и возможностями их удовлетворения; действия - как воссоздание и созидание новых предметов культуры; операции - использование средств материального и духовного освоения мира [31 с.267-270].

Следует вспомнить и о поведенческих актах, которые представляют собой следующий комплекс элементов. Во-первых, это все внешние проявления физиологических процессов, связанных с состоянием, деятельностью, общением людей - поза, мимика, интонации, взгляды, блеск глаз, покраснение, побледнение, дрожь, прерывистое дыхание, мышечное напряжение. Во-вторых, отдельные движения и жесты (поклон, кивок, сжимание руки, стук кулаком). В-третьих, это действия как более крупные акты поведения, имеющие определённый смысл (просьба, приказ, убеждение и др.) Наконец, это поступки - ещё более крупные акты

137 поведения, имеющие, как правило, общественное или социальное значение и связанные с нормами поведения, отношениями, самооценкой.

Итак, внешние телесные реакции, жесты, движения, действия, поступки - вот явления, относимые к поведению. Все они являются объектами психологического интереса, поскольку непосредственно отражают субъективные состояния содержания сознания, свойства личности. Внутреннее психологическое содержание (убеждения, потребности, интересы, чувства, характер, способности, темперамент) обязательно выражается у человека в движениях, действиях, поступках. Воспринимая их, люди проникают во внутреннее психологическое содержание человека, познают его убеждения, потребности, интересы.

Подводя итог всему вышеизложенному, можно сказать, что основным фактором, обусловливающим способ действия человека при осуществлении какой-либо деятельности, является темперамент, “от него зависит, каким способом человек реализует свои действия” [86 с. 392]. Исходя из этого, можно предположить, что именно от темперамента будет зависеть и способ совершения преступления. Однако вопрос о способе требует самостоятельного рассмотрения.

Изучение личности преступника в социально-психологическом, уголовно-правовом и исправительно-трудовом аспектах основывается на данных, получаемых от самого преступника и лиц, которые знают и могут охарактеризовать его личность. Также направлением исследования свойств личности преступника является оперативно- розыскная деятельность органов внутренних дел. В качестве источников информации об особенностях, свойствах личности лица, совершившего преступление, широко используют их материальные отображения, фиксирующиеся в обстановке места преступления, в действиях преступника, составляющих избранный им способ совершения данного преступления.

На основе познания особенностей способов совершения преступлений криминалистика “разрабатывает научные рекомендации, позволяющие
определить характер и местонахождение следов

138 преступления, установить улики, необходимые для
выявления и изобличения подозреваемых, выявить условия,
способствующие совершению преступлений определенным способом” [113 с. 106].

Способы совершения преступных действий - Modus operandi впервые стали рассматриваться в качестве самостоятельных объектов криминалистических исследований при создании системы уголовной регистрации преступников - Modus operandi system. К Modus operandi относится: совершение преступления с угрозой применения оружия, группой, в одиночку, с помощью шантажа, нападения в определенных местах, разрушения или взломы преград и иные способы проникновения в хранилища, с применением различных технических средств и т.д. В понятие способа осуществления преступных действий входят также и объекты преступного посягательства, время, избираемое преступником для совершения преступлений, его приметы, использование им профессиональных навыков и т.д. [113 с. 107].

Способы совершения преступлений исследуются уголовным, уголовно- процессуальным правом, криминалистикой, криминологией и другими науками, каждая из которых изучает их в своем аспекте. Способы имеют уголовно-правовое (относятся к объективной стороне состава преступления) и процессуальное значение (характеризуют предмет доказывания). Так, “обстоятельства, характеризующие способ совершения преступления, могут указывать на повышенную общественную опасность конкретного способа по сравнению с другими. Например, квалифицирующими обстоятельствами кражи являются совершение ее по предварительному сговору группой лиц либо с проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище. Отдельные способы рассматриваются в качестве обстоятельств, смягчающих либо отягчающих ответственность, т.е. входят в предмет доказывания по уголовному делу” [84 с. 17-18].

Таким образом, в уголовно-правовом смысле способ совершения преступления - это один из важных элементов характеристики преступления, его общественной опасности, общественной
опасности

139 преступника, выраженной в поведении. “Уголовно-процессуальное понятие способа совершения преступления - это часть развернутой характеристики события преступления как жизненного факта в определенном месте, времени, сопровождавшегося применением определенных средств и т.д., в которой должен быть четко отражен способ, предусмотренный соответствующим составом преступления, и иные элементы состава” [29 с.25-26].

Криминалистическое понимание способа отличается от уголовно- правового и уголовно-процессуального понятий. В юридической литературе существуют различные определения этого понятия и его содержания; предприняты неоднократные попытки установить факторы, влияющие на его выбор преступником. Г.А.Густов считает способ комплексом действий, осуществляемых во время совершения преступления [41]. Существует точка зрения, согласно которой, “в преступлениях, совершенных путем бездействия, способ - это характер либо образ действий, не произведенных субъектом (не включил сигнализацию, не передал сообщение о выходе поезда и т.д.)” [121 с. 15].

По мнению других авторов, “способ совершения преступления - определенная совокупность действий преступника, направленных на осуществление волевого акта - достижение намеченной цели, определяемой мотивами преступления” [113 с. 106].

Г.Н.Мудьюгин говорит о способе как комплексе действий, направленных на достижение цели преступления, и рассматривает его в двух аспектах: широком, включая в это понятие само совершение и сокрытие преступления, и узком, имея в виду только непосредственное его совершение. Некоторые авторы относят сюда средства, используемые преступниками, другие - вопрос о месте и времени совершения преступления, условиях, обстановке и приемах поведения преступника. По мнению ряда авторов, “такие категории, как время, место не всегда являются составной частью способа, который может быть и не связанным с

140 ними (противоправное деяние совершено независимо от времени года, суток, не учитывалось или не имело значения для преступника)” [84 с. 19].

А.Н.Васильев определяет способ совершения преступления как “комплекс действий, избираемый преступником для достижения преступного результата в соответствии с его личными свойствами и объективной обстановкой, образующий механизм преступления, который отражается в материальных и нематериальных следах преступления, позволяющих сделать вывод о физических и психических чертах преступника…” [29 с.29]. Как видно из данного определения, действия (бездействия) по подготовке, совершению и сокрытию преступления не включены в этот комплекс.

В целом, в определениях содержания способа совершения преступлений могут быть следующие варианты:

-все три элемента действия (бездействия): по подготовке, совершению и сокрытию;

-элементы действия (бездействия) по подготовке и совершению преступлений;

-элементы действия (бездействия) по совершению и сокрытию преступлений;

-только действия (бездействия), непосредственно направленные на совершение преступления и полностью совпадающие с ним.

Наиболее развернутым представляется определение, данное М.С.Уткиным, который способ совершения преступления трактует как “детерминированную условиями внешней среды и психофизическими свойствами личности функциональную систему действий преступников, состоящую из специальных подсистем по подготовке, совершению и сокрытию преступного деяния, используемых в зависимости от ситуации полностью или частично, одновременно или в различной последовательности” [121 с. 15].

Данное определение представляется наиболее удачным, поскольку отражает все элементы данного понятия и указывает на
факторы,

141 обуславливающие их специфику в каждом конкретном случае. Хотя следует отметить, что в определении самого понятия следует скорее говорить не о способе совершения преступления, а просто о способе преступления, который в качестве составных элементов будет включать действия по подготовке, собственно совершению и, наконец, сокрытию преступления. Кроме того, данное определение больше подходит для применения его в уголовно-правовом аспекте. Криминалистические же исследования показали, “что нередко действия по подготовке или сокрытию имеют не только разные цели, но и разрыв во времени со способом совершения. Поэтому под способом совершения преступления следует понимать систему действий, приемов, операций, которые направлены на достижение определенной цели и объединены пространственно-временными рамками. Иными словами, кроме способа совершения имеются самостоятельные способы подготовки и сокрытия преступления” [65 с.33-34]. С этим подходом следует согласиться, поскольку определение способа совершения преступления в таком контексте отражает специфику познавательных процессов науки криминалистики.

Для криминалистов в способе совершения преступления на первый план выступают те его информативные стороны, которые являются результатом проявления вовне закономерностей отражения основных свойств избранного способа достижения преступных целей. В этой связи большую ценность представляют следы, указывающие на то, каким образом преступник осуществил следующее: попал на место преступления и ушел с него, преодолел различного рода преграды, выполнил намеченную преступную цель, пытался или не пытался скрыть следы совершенного деяния. Не менее существенны и следы, свидетельствующие о возрасте, привычках, профессии, физических и иных свойствах преступника, а также указывающие на определенную типичность поведения, свойственную определенным типам, категориям преступников.

Именно такие признаки позволяют создать основу для наиболее быстрого распознавания в первоначальных следственных данных по делу

142 того или иного способа совершения расследуемого преступления даже по отдельным признакам, что дает возможность точнее определить направление и методы выявления всех отдельных недостающих данных о способе и о преступнике. Зная типичные способы совершения преступлений определенной категории и отдельные обстоятельства конкретного преступления, можно построить примерную типовую модель деяния, относящегося к данному виду преступлений, представить содержание действий субъекта и на этой основе прогнозировать механизм следообразования, пути и способы расследования. На основе механизма следообразования можно предположить, что однотипные действия преступника приводят в каждом случае к образованию однотипных следов. Так, проникая в помещение посредством взлома замка, преступник может оставить следы орудий взлома, следы рук на двери и т.п., которые называют типичными, т.к. они обычно принадлежат тому лицу, кто совершает преступление данным способом. Вследствие этого, места, где следует осуществлять поиск материальных следов, можно прогнозировать, и вести его не случайно, а целенаправленно. В данном случае “криминалистическое значение способа совершения преступлений состоит в том, что от него идут к установлению следов его применения, а от них - к выявлению преступника. Это основывается на том, что как у одного, так и у разных лиц способы совершения аналогичных преступлений повторяются, если они складываются под воздействием одинаковых объективных и субъективных факторов. Выявление виновного здесь осуществляется путем сопоставления особенностей преступного события со способами совершения подобных преступлений” [84 с. 20-21].

Следует согласиться с мнением о том, что “с криминалистической точки зрения, важно не только выявить все внешние проявления примененного способа совершения преступления, но и установить, что в нем было заранее заготовлено правонарушителем, а что явилось результатом приспособления к сложившейся на момент преступления обстановке. Это связано с тем, что сам характер вносимых в заранее

143 продуманный способ совершения преступления корректив также содержит информацию о привычках, навыках, наличии
преступного опыта, некоторых физических, интеллектуальных и иных особенностях субъекта противоправного деяния” [131 с. 45-46].

Но знание способа необходимо не только потому, что он носит в себе черты, отражающие качества личности преступника, его возраст, физическую силу, культурный уровень, профессиональные и иные навыки, но и потому, что это знание помогает сделать вывод о микросреде, сформировавшей преступника, поскольку в формировании сходных способов совершения преступления важную роль играет принадлежность типов личности преступников к определенным микросоциальным группам. Взаимосвязь между ними происходит по признакам криминогенного поведения, что позволяет, например, через связи рецидивистов установить конкретного преступника.

Более того, в преступных действиях субъекта, особенно при изменении совокупности условий (или отдельных элементов, например, времени, места), могут найти отражение характерные уловки, ухищрения, иные способы, известные уголовно-преступным элементам.

При исследовании способа совершения преступления “наблюдается разница в действиях рецидивистов и лиц, ранее не совершавших преступлений. По следам на месте преступления можно различить степень владения профессиональными преступными навыками, нравственно-психологические особенности, знания, умения, психологическую направленность. Особенности признаков конкретного способа совершения преступления указывают на “индивидуальный почерк” данного преступника, отличающийся спецификой сочетания деталей в способе действий” [108 с.50-51].

Все авторы, занимающиеся данным вопросом, сходятся во мнении, что факторы, детерминирующие способы совершения преступления, можно разделить на внешние (окружающая среда) и внутренние (качества личности, психические состояния, свойства, процессы).

144

Субъективными факторами, определяющими способ совершения преступления, по мнению ряда авторов, являются: “цель и мотив, психические особенности личности, умения, навыки, привычки, свойства и состояния, направляющие и реализующие поведение человека”, а объективными - “все внешние обстоятельства природной и социальной среды, в качестве которых выступают: время и место совершения преступления, общая обстановка, объект и предмет посягательства, предшествующие отношения между этим предметом и преступником, его техническая оснащенность, наличие сообщников и соучастников” [50 с.8].

Другие ученые к объективным факторам относят “особенности и условия места и обстановки; время совершения преступления; орудия (например, наличие огнестрельного оружия)” а субъективными факторами, обуславливающими способ совершения преступления, считают “цель преступления, наличие у преступника профессиональных знаний, опыта, навыков (в том числе преступного содержания); психологические и физические особенности его личности; наличие связи с предметом посягательства, определенных отношений с потерпевшим и др.” [121 с. 15].

Иными словами, перечень факторов, детерминирующих способ совершения преступления, включает мотив и цель, объект и предмет преступного посягательства, обстановку преступления, психические свойства личности.

Безусловно, образ действий преступника в определенной мере определяется предметом посягательства. Свойствами предмета обусловлено совершение тех или иных движений и операций, использование определенных орудий, средств, приспособлений. Местонахождение предмета обусловливает место и время действий, входящих в способ совершения преступления. Объективная обстановка также оказывает детерминирующее влияние на способ преступления. Но, поскольку способ совершения преступления - это всегда более или менее сложный акт сознаваемого, направленного волей поведения человека, то криминалистическое исследование способов
совершения преступления

145 необходимо основывать на познании закономерностей, определяющих содержание и формы поведения людей. Вследствие этого, следует согласиться с мнением о том, что “волевое поведение человека детерминировано взаимодействием факторов внешней среды, опосредованных внутренними психическими свойствами и состояниями” [53 с.22].

К числу психических факторов, обусловливающих тот или иной способ действия при совершении преступления, большинство авторов относит “черты характера, навыки, умения, волевые акты и привычки” [53 с.32].

Навыки осуществления преступных действий служат мерой, с помощью которой определяется степень владения преступником отдельными приемами и операциями (например, знание последовательности осуществления отдельных движений), совокупность которых составляют данное преступное действие.

Привычки характеризуют укоренившиеся в человеке склонности, требующие удовлетворения потребности в совершении (при наступлении соответствующих условий) определенных действий. Они выступают в определенной мере как побудительная причина совершения этого действия.

Навык - это “действие, сформированное путем повторения, характеризующееся высокой степенью освоения и отсутствием поэлементной сознательной регуляции и контроля” [151 с.227]. Навыком можно назвать автоматизированный компонент действия (человек автоматически пишет, ходит, дышит и т.п.) Иными словами, это “полностью автоматизированные, инстинктоподобные компоненты умений, реализуемые на уровне бессознательного контроля” [83 с. 137].

При совершении преступления нередко используются профессиональные навыки. Преступник, обладая навыками нескольких профессий, может их все или какую-то часть применить для осуществления преступных действий.

К числу навыков преступного характера Г.Г.Зуйков относит:

146

“-навык подделки преступником своего почерка под почерк другого лица;

-навыки взлома различных преград, препятствующих проникновению к объекту посягательства;

-навыки взлома и отпирания замков (отжим ригеля, подделка и подбор ключей);

-навыки снятия и повторного навешивания пломб на хранилища;

-навыки похищения ценностей (действия вора-карманника, рывок и т.п.);

-навыки изготовления различных предметов и приспособлений для осуществления преступных действий и т.п.” [53 с. 111].

Умение определяется как “освоенный субъектом способ выполнения действия, обеспечиваемый совокупностью знаний и навыков” [86 с. 121]. “Умение создает возможность выполнения действия не только в привычных, но и в изменившихся условиях” [151 с.414]. Умения при совершении преступления как один из элементов способа действия могут проявляться, например, при составлении анонимных писем; с их помощью совершаются вымогательства, шантаж; умения определяют способы проникновения в преступных целях в учреждения, квартиры и т.д. [53 с. 112]. Умения, в отличие от навыков, образуются в результате координации навыков, их объединения в системы с помощью действий, которые находятся под сознательным контролем. “Сознательный интеллектуальный контроль - это главное отличие умений от навыков” [83 с. 135-137].

Знания представляют собой информацию о чем-либо, пропущенную через себя, т.е. обработанную человеком и интерпретируемую им.

Следует согласиться с мнением о том, что “при выборе способа осуществления преступных действий и его реализации у преступника могут проявляться те черты характера, которые способствуют наиболее успешному достижению намеченных целей (смелость, дерзость или осторожность, осмотрительность), выражают его отношение к объекту

147 посягательства (алчность, озлобленность, жестокость) или характеризуют его качества (самоуверенность, трусость)” [53 с Л15].

Будучи фиксированно отображенными в материальной обстановке преступления, действия преступника, составляющие избранный им способ осуществления преступных действий, как источники информации могут содержать в себе:

“а) признаки, указывающие на общую направленность и отдельные социальные особенности личности преступника и на мотивы преступления;

б) признаки, раскрывающие отдельные стороны волевых качеств и черты характера преступника, проявляющиеся в его действиях и выражающие его отношение к совершаемым преступным действиям и объекту преступления;

в) признаки, позволяющие выяснить особенности психических свойств личности преступника, которые определяют степень владения им общим комплексом действий, входящих в избранный данным лицом Modus operandi. Особенности способа совершения преступления иногда позволяют определить, что несколько преступлений совершено одним лицом и установить его личность;

г) исходные данные для выявления причин, способствовавших совершению преступления, и разработки мер превентивного характера” [53 с. 116].

В ряде случаев избираемая преступником совокупность способов осуществления преступных действий, применяемая неоднократно при совершении нескольких преступлений, становится для него комплексом привычных действий, связанных динамическим стереотипом. В этом случае принято говорить о “почерке” совершения конкретным лицом преступных действий. В связи с этим, способ осуществления преступных действий может выступать как “комплексная совокупность привычных, устойчиво используемых преступных действий, которые в результате неоднократных повторений приводят к возникновению у лица, их осуществляющего, единого, общего для этих действий
динамического стереотипа,

148 закрепляющего индивидуальность проявления (таковы, например, способы квартирных краж только путем подбора ключа)” [53 с. 117].

По мнению другого автора, “важнейшее значение для установления психических свойств субъекта имеет анализ способа совершения преступления, поскольку он детерминирован психологическими свойствами личности. Так, о свойствах характера личности преступника, волевых чертах и направленности можно судить по последствиям события преступления: дерзости или осмотрительности в случаях прорыва таможенной границы. Способности преступника проявляются в результате деятельности: по устройству тайников можно судить о способностях соответствующего лица” [49 с. 26-27].

Автор справедливо указывает на тот факт, что “при ограничении круга лиц, среди которых может находиться преступник, используются следующие интегральные свойства личности: из биологических - пол, рост, возраст, телосложение; психологических - знания, умения, навыки, черты характера, способности; социальных - национальность, образовательный уровень, профессия” [49 с.84]. Однако не во всех случаях использование именно этих характеристик позволяет установить преступника, не всегда сведения подобного рода являются информативно значимыми. Важную роль для установления лица, совершившего преступление, играют особенности типов нервной системы и темперамент человека. Так, способ совершения корыстных и корыстно-насильственных преступлений обусловливается типом темперамента преступника, что имеет объективное основание, поскольку темперамент - образование природного характера, а характер формируется в процессе жизнедеятельности человека и может меняться. Более того, нередко знания о наличии и характере рецидива возможного преступника, его вероятном месте жительства позволяют установить его в более короткие сроки и являются, таким образом, наиболее эффективными для поисковой деятельности.

К тому же следует согласиться с мнением о том, что “отображение в способе совершения преступления особенностей личности преступника не

149 всегда позволяет индивидуализировать последнего” [53 с.32]. Причины этого могут заключаться в том, что преступник не обладает ярко выраженными психическими свойствами, или эти свойства не нашли применения в данном способе совершения преступления, или действия, составляющие способ, недостаточно отразились в окружающей среде, или, наконец, мы не смогли их выявить и определить индивидуальные особенности личности преступника.

Анализируя вышеизложенное, можно сделать вывод, что основными детерминантами способа совершения преступления все авторы считают помимо условий окружающей среды психические свойства личности, относя к ним лишь знания, умения, навыки и черты характера. Данный подход представляется достаточно узким. Во-первых, не совсем корректно говорить об обусловленности действий человека только психическими свойствами, т.к. они являются лишь составной частью психологии человека. Поскольку психология - это наука о психике и поведении человека, то наиболее правильно было бы говорить о психологических особенностях, обуславливающих действия человека, к тому же для криминалистики важно изучение именно поведенческих актов, детерминированных теми или иными психологическими особенностями личности. Во-вторых, нельзя ограничивать психологию человека только указанными элементами. Вообще, психология личности состоит из двух компонентов: познавательная сфера личности и личностная. В первую входят в качестве составных элементов внимание, ощущение, восприятие, память, мышление, воображение. К личностной сфере относятся индивидуальные проявления и свойства личности, такие как: воля, чувства, темперамент, характер, способности [86]. Все эти элементы в той или иной степени обуславливают способы проявления личности вовне (поведенческие акты, действия, поступки, деятельность в целом). При этом темперамент, по нашему мнению, является основным фактором, обусловливающим выбор того или иного способа действия при совершении преступления, что доказано экспериментально.

150 Исходя из этих теоретических положений, нами было проведено

психологическое тестирование лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы за совершение корыстных и корыстно-насильственных преступлений. Кроме того, в отношении каждого из этих лиц был изучен приговор суда с целью установления способа совершения преступления.1 Работа проводилась последовательно в два этапа: безмашинный (ручной) и компьютерная обработка данных. Первое исследование было

проведено на массиве 121 человека (лица, впервые совершившие корыстные либо корыстно-насильственные преступления), что составило 7% выборки от общего числа осужденных в конкретной колонии. Исследование проводилось на основе психологических тестов Г.Айзенка, многофакторных опросников Кэттелла и стратегий исследования личности ЛИРИ и FPI.

За основу был взят тест Г.Айзенка EPI (Eysench Personality Inventory), направленный на выявление двух основных характеристик личности: экстраверсия - интроверсия, эмоциональная стабильность нестабильность. Первая характеристика подразделяет людей на экстравертов (“обращенных наружу”) и интровертов (“обращенных в себя”). Экстраверты требуют постоянной стимуляции от внешней среды, они общительны, стремятся к новым впечатлениям, склонны к риску, любят перемены, готовы к быстрым реакциям; для них характерна раскованность поведения, оптимистичность, веселость, вспыльчивость и агрессивность, поверхностность в восприятии людей и явлений. Интроверты, наоборот, стимулы для жизненной энергии черпают изнутри, живут своим внутренним миром. Они замкнуты, малообщительны, медлительны, серьезны, сдержанны, любят порядок, избегают шумных компаний.

?Следует отметить, что на практике при составлении прогноза психологических особенностей личности преступника способ совершения преступления не будет детализироваться в такой степени, как это устанавливается в конце расследования. Будет использоваться лишь информация, полученная при осмотре места происшествия. Такое описание способа, безусловно, снижает достоверность прогноза, но это необходимо, чтобы приблизиться к реальным условиям.

151 Вторая характеристика подразделяет людей на эмоционально

устойчивых (стабильных) и тревожных (нестабильных). Эмоциональная

нестабильность характеризуется постоянным
эмоциональным

напряжением, переживанием личной угрозы,
повышенной

чувствительностью к неудачам и ошибкам, самообвинениями, стремлением

к самосовершенствованию. Эмоциональная стабильность характеризуется

противоположными чертами - уравновешенностью, помехоустойчивостью,

негибкостью, неспособностью сочувствовать переживаниям других.

В результате обобщения следственной практики в рамках

исследования были выделены следующие способы совершения краж:

  • проникновение со взломом;
  • проникновение без взлома (через окно, форточку);
  • проникновение путем подбора ключа;
  • кража путем свободного доступа при внезапно возникшем умысле;
  • вскрытие автомобиля;
  • похищение кошелька, денег из сумки в общественных местах. Способы совершения грабежей:
  • нападение с угрозой применения насилия;
  • нападение с применением насилия (реализация угрозы);
  • внезапное нападение (отобрание шапки). Способы совершения разбоев:
  • нападение с угрозой применения насилия;
  • нападение с реализацией угрозы, с применением насилия. Полученные в результате исследования данные свидетельствуют о
  • том, что как кражи, так грабежи и разбои совершаются представителями всех 4-х типов темпераментов с приблизительной частотой встречаемости: из совершивших кражи меланхоликов (М) - 40 человек; холериков (X) - 20; сангвиников (С) - 8; флегматиков (Ф) - 14. Из совершивших грабежи и разбои М - 14; X - 3; С - 12; Ф - 10. Судя по этим данным, прослеживается некоторая направленность, и сводится она к следующему: из 82-х человек, совершивших кражи, 40
    присущи такие черты, как высокая

152 чувствительность, пассивность и заторможенность из-за слабого сопротивления воздействию внешних стимулов, тревожность, неуверенность в себе при наличии замкнутости, малообщительности (М), 20-ти - повышенная возбудимость, недостаток самообладания, несдержанность, неуравновешенность, резкость при наличии общительности, готовности к переменам, раскованности поведения (X). Это наибольшие показатели по шкале эмоциональная стабильность - нестабильность. При анализе черт личности лиц, совершивших грабежи и разбойные нападения наблюдается следующая картина: приблизительно одинаковое количество представителей трех типов темперамента наблюдается среди совершивших корыстно- насильственные преступления (М 14, Ф 10, С 12) . Иначе говоря, большинство из них являются эмоционально устойчивыми, самостоятельными в принятии решений, уравновешенными, терпеливыми (10 Ф, 12 С) - по шкале эмоциональная тревожность - стабильность; и в то же время замкнутыми, необщительными, пассивными (М 14, Ф 10) - по шкале экстраверсия -интроверсия. Кроме того, по данной шкале наблюдается уменьшение числа лиц, относящихся по типу темперамента к холерикам: всего 3 человека, характеризующиеся повышенной возбудимостью, несдержанностью, неуравновешенностью, но общительностью и раскованностью поведения, по полученным данным меньше всего склонны к совершению корыстно-насильственных преступлений. В связи с этим предварительный вывод таков: тайные хищения имущества чаще совершаются людьми с достаточно высоким уровнем тревожности, в то время как открытые хищения более склонны совершать люди уравновешенные. Дифференциация по шкале экстраверсия - интроверсия сводится к следующему: тайные хищения имущества свойственны как интровертам, так и экстравертам; грабежи и разбои совершаются, в основном, интровертами (24 человека из 39: 14М, 10Ф).

В результате дифференциации данных показателей в зависимости от способа совершения преступления, выявилась следующая закономерность.

153 Среди лиц, совершивших кражи имущества (82 человека) путем взлома и проникновения в квартиру, помещение, иное хранилище, выделилась группа лиц, обладающих высоким уровнем тревожности, эмоциональной неустойчивостью, обусловленностью деятельности внутренними переживаниями. При этом проникновение со взломом совершены, в основном, лицами необщительными, замкнутыми, зависимыми (26 из 49 меланхолики; 10 - холерики; 7 - флегматики; 6 - сангвиники). Вскрытие а/м совершили: 2 - С; 1 - X; 1 - Ф; 1- М. Проникновение без взлома: 6 - М; 3 -X; 3 - Ф. Свободный доступ: 6 -М; 3 - Ф; 5 -X. Подбор ключа - по одному холерику и меланхолику. Поскольку последние четыре способа представлены небольшим числом показателей, делать какие-либо выводы на основании таких данных, думается, преждевременно. Иначе говоря, значимым в информационном плане, в данном случае, является только способ совершения кражи путем взлома и проникновения в помещение. Среди совершающих кражи имущества путем проникновения со взломом в помещения, квартиры и иные хранилища выделилась группа лиц, обладающих повышенным уровнем тревожности, высокой чувствительностью, эмоциональной ранимостью, неуверенностью в себе, боязливостью (меланхоликов - 26 из 49 человек, т.е. 53%). Однако среди лиц, совершивших кражи путем проникновения в помещение - подбор ключа, взлом, проникновение через балкон, форточку и т.д. - (63 кражи из 82- х), 33 меланхолика, 10 флегматиков, 6 сангвиников, 14 холериков. Иными словами, основную часть составляют лица, характеризующиеся высокой чувствительностью, эмоциональной ранимостью, тревожностью, замкнутостью, неуверенностью в себе (33 из 63 меланхолики, что составляет 52,4%).

В результате анализа показателей по грабежам и разбойным нападениям наблюдается следующая картина. Внезапное нападение без насилия в общественных местах, на улице (срыв шапки) совершили ЗМ, 2С. Нападение с причинением телесных повреждений совершили ЮМ, 7С, 6Ф,

154 IX. Нападение с угрозой причинения телесных повреждений без
ее реализации - 1М, 5С, 4Ф.

Иначе говоря, проявляются зависимости между способом совершения преступления и типом темперамента, а, следовательно, характерными чертами личности.

Среди лиц, совершающих грабежи и разбойные нападения, сопровождающиеся причинением телесных повреждений, приблизительно одинаковое количество тех, кто характеризуется низким уровнем тревожности, уравновешенностью, помехоустойчивостью (6Ф, 7С) и лиц с противоположными характеристиками (10 М, 1 X) - по шкале эмоциональная стабильность - нестабильность. По шкале экстраверсия -интроверсия наибольший показатель приходится на долю интровертов ( 16 человек из 24: ЮМ, 6Ф). Общий вывод может быть сведен к следующему: основная часть корыстно-насильственных преступлений, совершенных с применением насилия над жертвой, приходится на долю меланхоликов, т.е. людей неуравновешенных, тревожных, дезадаптивных, замкнутых (10 из 24, т.е. 41,7%). Лица же, совершающие грабежи и разбойные нападения, сопровождающиеся только угрозой причинения телесных повреждений без ее реализации, по большей части эмоционально устойчивые и уравновешенные (9 человек из 10: 5С, 4Ф). По шкале экстраверсия- интроверсия показатель одинаков как для представителей интровертов, так и для экстравертов - (5 интровертов: 4Ф, 1М; 5 экстравертов: 5С, ОХ). Иначе говоря, дифференциации лиц, совершающих корыстно- насильственные преступления без реализации угрозы насилием по шкале экстраверсия-интроверсия в данном случае не наблюдается.

Второе исследование было проведено на массиве 429 человек, отбывающих наказание за совершение корыстных и корыстно- насильственных преступлений, при наличии у каждого из них рецидива. Из общего числа этих лиц 322 совершили кражи чужого имущества, остальные 107 - грабежи и разбойные нападения. Из числа лиц, совершивших кражи, 173 человека характеризуются такими
чертами, как высокая

155 чувствительность, эмоциональная ранимость, заторможенность, пассивность, тревожность, неуверенность в себе, робость (М). Следующая группа, состоящая из 76 человек, характеризуется медлительностью, уравновешенностью, выдержкой, самообладанием, но также замкнутостью (Ф). Такие характеристики, как повышенная возбудимость, несдержанность, неуравновешенность, резкость, вспыльчивость, но открытость и общительность присущи 58 лицам (X). Остальные 15 характеризуются как общительные, подвижные, оптимистичные, они легко сопротивляются трудностям жизни и легко приспосабливаются к изменениям вокруг себя (С). Из числа лиц, совершивших грабежи и разбои, 31 человек характеризуется как эмоционально ранимый, пассивный, тревожный, скрытный (М); 27 человек уравновешенные, медлительные, выдержанные, и тоже скрытные и необщительные (Ф); 34 человека несдержанные, неуравновешенные, общительные (X); 15 - подвижные, общительные, работоспособные, конформные, оптимистичные (С). Анализ приведенных данных приводит к следующему выводу: наибольшее число лиц, совершивших кражи, являются меланхоликами и флегматиками -53,7% и 23,6% соответственно. Иначе говоря, дифференциация в данном случае проходит по шкале экстраверсия - интроверсия, поскольку общая черта, характеризующая данных лиц - скрытность, неконформность, необщительность. Среди лиц, совершивших грабежи и разбойные нападения, распределение таково: наибольший процент приходится на долю меланхоликов и холериков - 29% и 31% соответственно. В данном случае дифференциация проходит по шкале эмоциональная стабильность -нестабильность, поскольку общей для данных лиц чертой является повышенный уровень тревожности, неуравновешенность, недостаток самообладания. Иными словами, совпадение в характеристиках лиц, совершивших как кражи, так грабежи и разбойные нападения, происходит в секторе “меланхолический”, различие наблюдается как по шкале экстраверсия - интроверсия, так и по шкале стабильность -нестабильность: большая
часть лиц, совершивших корыстные

156 преступления, характеризуется следующими чертами: замкнутость, застенчивость, зависимость, внушаемость, склонность к депрессии, скованность, консерватизм, социальная отчужденность (77,3% М+ф ). Для лиц, совершивших корыстно-насильственные преступления характерны в большей степени повышенная возбудимость, недостаток самообладания, несдержанность, высокая чувствительность, тревожность, резкость (60% М+Х). Проведенное исследование в данной части представляет интерес в свете сравнения его с ранее проводимым подобным исследованием, где были сняты характеристики с лиц, впервые отбывающих наказание за совершение корыстных и корыстно- насильственных преступлений. Тогда дифференциации лиц по таким основаниям, как экстраверсия -интроверсия и эмоциональная стабильность - нестабильность в зависимости от вида преступления выявлено не было. Это приводит к выводу о том, что существует зависимость между видом преступления и психологическими чертами личности преступника при наличии у последнего рецидива.

Достаточно интересная картина наблюдается относительно черт личности лиц, совершивших корыстные преступления определенным способом (внутривидовые различия): 107 человек совершили кражу путем проникновения в квартиру, помещение без взлома (из них 75М, 20Ф, 0С,12Х); 121 человек совершил кражу путем проникновения со взломом (из них 66М, 45Ф, 1С, 8Х); кражи путем свободного доступа с внезапно возникшим умыслом совершили 55 человек, из которых 9М, 6Ф, ЗС, 27Х; кражи с проникновением путем подбора ключа совершены 18-ю преступниками, из которых 16М, 2Ф, ОС, ОХ; кражи кошелька, денег из сумки совершены 23-мя преступниками (из них 6М, 2Ф, 9С, 6Х); 8 человек совершили кражи из а/м с предварительным ее вскрытием (из них 1М, 1Ф, 1С, 5Х). Поскольку число лиц, совершающих кражи из а/м слишком мало, оно не будет приниматься во внимание при анализе зависимостей между способом совершения преступления и психологическими характеристиками преступника из-за малой информативной значимости. При анализе других

157 способов наблюдается картина следующего содержания. Среди лиц, совершающих кражи путем проникновения в помещение - подбор ключа, взлом, проникновение через окно, балкон и т.д.- (246 краж из 322), основную часть составляют те, кто характеризуется такими чертами, как инертность, медлительность, пассивность, робость, скованность, необщительность (интроверты: 157М, 67Ф), т.е. наблюдается дифференциация по шкале интроверсия - экстраверсия. При этом проникновение без взлома в основном совершают меланхолики - 75 человек, а флегматиков всего 20. Кражи путем взлома с проникновением совершаются приблизительно в равной степени как меланхоликами - 66 человек, так и флегматиками - 45 человек. Подбор ключа более свойствен меланхоликам - 16 человек, тогда как флегматиков, совершивших кражу таким способом, всего 2 человека. При совершении краж путем свободного доступа при внезапно возникшем умысле на первое место выходят лица, характеризующиеся повышенной возбудимостью, несдержанностью, неуравновешенностью, общительностью, т.е. холерики - 27 человек, тогда как меланхоликов и флегматиков всего 9 и 6 человек соответственно. Кражи кошельков и денег из сумок совершаются представителями всех видов темпераментов с приблизительно одинаковой
частотой

встречаемости, хотя флегматиками менее всего - 2 человека из 23-х.

Таким образом, результаты данного исследования подтверждают ранее выявленные зависимости между способом совершения преступления и типом темперамента, а, следовательно, характерными чертами личности преступника. Полученные ранее результаты были аналогичными: среди совершающих кражи имущества путем проникновения со взломом в помещения, квартиры и иные хранилища выделилась группа лиц, обладающих повышенным уровнем тревожности, высокой чувствительностью, эмоциональной ранимостью, неуверенностью в себе, боязливостью (М - 26 из 49 человек, т.е. 53%). Во втором исследовании меланхоликов - 66 человек из 121, что составляет 54,5%. Среди лиц, совершивших кражу путем проникновения
различными способами,

158 основная часть приходится на меланхоликов (157 из 246, т.е. 63,8%). В первом исследовании эта цифра составила 52,4%.

Наблюдается следующая дифференциация лиц, совершивших грабежи и разбойные нападения различными способами: угроза применения насилия с ее реализацией совершена в 15 случаях меланхоликами, в 4 случаях флегматиками, в 5 - сангвиниками, в 20 случаях холериками. Угроза без ее реализации в 10 случаях приходится на долю меланхоликов, в 15 на долю флегматиков, в 6 случаях - сангвиников, в 8 - холериков. Нападение с насилием (ворвались в квартиру) совершено 5- ю меланхоликами, 4-мя флегматиками, 4-мя сангвиниками, 6-ю холериками. Внезапное нападение без применения насилия (срыв шапки) приходится на долю 1 меланхолика и 4-х флегматиков; данный способ совершения корыстно-насильственных преступлений сангвиниками и холериками не представлен. Анализ приведенных данных позволяет сделать следующий вывод: грабежи и разбои, совершенные с угрозой применения насилия и ее реализацией, приходятся в основном на долю лиц, характеризующихся повышенным уровнем тревожности, несдержанностью, неуравновешенностью, высокой чувствительностью (15М, 20Х), т.е. в данном случае дифференциация происходит по шкале эмоциональная стабильность - нестабильность. Совершение же данных преступлений, но без реализации угрозы применения насилия более свойственно лицам, характеризующимся пассивностью, инертностью, медлительностью, замкнутостью, необщительностью (ЮМ, 15Ф). Нападение с насилием, т.е. насильственное проникновение в квартиру с нападением на хозяев склонны совершать в равной степени представители всех видов темпераментов, явно выраженной зависимости от определенного его типа при таком способе совершения преступления не наблюдается. Относительно внезапных нападений без применения насилия над жертвой однозначный вывод не может быть сделан ввиду малого количества данных. Из анализа приведенных результатов следует, что совершение корыстно-насильственных преступлений с применением
насилия над жертвой

159 характерно в большей степени для холериков, т.е. лиц, неуравновешенных, несдержанных, резких, но общительных и оптимистичных (26 из 63, т.е. 41%). Совершение данных преступлений без применения насилия над жертвой свойственно флегматикам, т.е. людям уравновешенным, терпеливым, сдержанным, но необщительным, замкнутым, дезадаптивным (15 из 39, т.е. 38,5%). Иными словами, дифференциация в зависимости от способа совершения преступления в данном случае происходит как по шкале экстраверсия - интроверсия, так и по шкале стабильность -тревожность. В первом исследовании применение насилия над жертвой в большей степени было характерно для меланхоликов (41,7%). Угроза без ее реализации была присуща представителям всех типов темпераментов. Сравнивая полученные результаты двух исследований, можно сделать вывод, что при совершении корыстно-насильственного преступления с применением насилия над жертвой произошла дифференциация по шкале экстраверсия-интроверсия, при этом надо учитывать, что в первом исследовании тестировались лица, впервые отбывающие наказание в виде лишения свободы, во втором же случае были протестированы лица, имеющие рецидив преступлений. Таким образом, выявилась зависимость между способом совершения преступления и темпераментом преступника по шкале интроверсия-экстраверсия при наличии рецидива у лица, совершившего противоправное деяние.

Развернутые данные проведенного исследования представлены в таблицах 20-22 (первое исследование) и таблицах 23-25 (второе исследование) (см. Приложение 6).

Математический аппарат прогноза “психологического профиля” корыстного и корыстно-насильственного преступника. Второй этап работы заключался в построении математического аппарата прогноза “психологического профиля” корыстного и корыстно-насильственного преступника на основе данных о его темпераменте и о способе совершения преступления. Как уже говорилось, психологические характеристики были получены в результате тестирования лиц, осужденных за указанные виды

160 преступлений, с помощью теста Г.Айзенка EPI (Eysench Personality Inventory), направленного на выявление двух основных характеристик личности: экстраверсия - интроверсия, эмоциональная неустойчивость - стабильность. Данные о способе совершения преступления каждым конкретным лицом были получены в результате изучения приговоров судов по каждому уголовному делу. При этом лица, включенные в эксперимент, не были включены в обучающую выборку.

При разработке алгоритма сделано допущение, что перечисленные характеристики подчиняются нормальному закону распределения, и использована Байесовская теория принятия решения, которая заключается в следующем. Считаем, что имеется два класса и один или несколько признаков (в данном случае два - х и у). Обозначим через f(x,y|i), i=l,2 условные плотности распределения вероятности для признаков, а через P(i), i=l,2 - априорные вероятности для классов. Находим по формуле Байеса апостериорные вероятности классов при условии изменения признаков х и

У-‘

P(i)=f(x,y i)*P(i)\f(x,y), где

Х=0,24; соответствует оси экстраверсии круга Айзенка,

Y=0,24; соответствует оси эмоциональной устойчивости круга Айзенка.

f(x,y) - нормальный закон распределения по двум переменным с нулевой корреляцией.

/(х,у) = схр(-0,5((х-тх)г/ст2х+«у-ту)2/<т1)/2х<тх*<ту

При распознавании выносим решение о том классе, для которого апостериорная вероятность больше. То есть, если Р(1|х,у)>Р(2|х,у), то принимается решение о первом классе, если Р(2|х,у)>Р(1|х,у), то принимается решение о втором классе. Отсюда с учетом формулы Байеса получаем решающее правило: если f(x,y|l)>f(x,y|2), то принимается первый класс; если f(x,y|2)>f(x,y|l), то принимается второй класс.

В качестве f(x,y l) при расчетах берется проверяемый способ
преступления (либо ряд способов), в качестве f(x,y 2) выступают все

161

оставшиеся способы совершения преступлений, то есть в результате проверки гипотеза о возможной вероятности совершения данным лицом преступления конкретным способом либо принимается, либо отвергается. В случае расчета вероятности психологических характеристик лица, совершившего преступление конкретным способом применяется та же формула.

Иными словами, программа прогноза позволяет решать следующие задачи: а)определение вероятностных характеристик преступника, способного совершить заданный ряд преступлений; б) определение ряда преступлений, совершить которые способно лицо с заданными характеристиками.

В качестве входных данных используется файл, содержащий ФИО преступников, показатели темперамента преступника (экстраверсия и эмоциональная устойчивость), ряд способов совершения преступлений.

Алгоритм решения задач следующий:

1 .Преобразовывается файл данных:

а) выявляются описанные в нем способы совершения преступлений ;

б) создается ряд данных, включающий сведения о темпераменте преступника по каждому способу совершения преступления;

в) создается список, состоящий из ФИО преступников и их психологических данных.

  1. Рассчитывается математическое ожидание и дисперсия для экстраверсии и эмоциональной устойчивости по каждому способу совершения преступления.
  2. Осуществляется поиск точки с максимальной суммарной вероятностью (для заданных способов преступлений).
  3. Определяется вероятность каждого способа совершения преступления данным лицом по его психологическим характеристикам.
  4. Программа работает следующим образом. Для решения первой задачи вводится способ преступления, в результате в файле обработки данных появляется информация о возможных преступниках с процентом

162 вероятности совершения каждым из них преступления данного
вида определенным способом. Например, введен способ совершения кражи -проникновение со взломом. Круг вероятных преступников
и их психологическая характеристика (темперамент) следующие:

Янов Сергей Алексеевич 78%;

Соколов Валерий Викторович 90%;

Румянцев Алексей Валентинович 68%;

Козловский Викентий Иванович 90%;

Семенов Владимир Борисович 72%;

Соловьев Александр Николаевич 68;%

Яковенко Максим Валерьевич 64%;

Ушаков Михаил Михайлович 85%; Психологическая характеристика:
меланхолик. Экстраверсия 7. Устойчивость 15.

По итогам анализа результатов экспериментальных исследований можно сделать следующий вывод: во-первых, информация о последовательности совершения преступлений и прогнозе психологических свойств преступника может использоваться для определения круга лиц, которые могли совершить преступление; во- вторых, поскольку все эти данные характеризуют динамические процессы, следовательно, в каждом конкретном случае требуют самостоятельных расчетов, постольку необходима разработка компьютерных программ; в-третьих, возможность прогноза психологических свойств преступника свидетельствует о практической значимости разработки компьютерной программы, как это сделано в США.

В заключение параграфа следует выделить следующие моменты. Для достижения целей рассмотренной тактической операции, как правило, используются следующие способы: проверка лиц, ранее совершивших аналогичные преступления; опрос агентурного аппарата; определение круга лиц по социально-психологической среде (“просеивание”). Взаимодействие здесь осуществляется в форме дачи следователем

163 поручений и указаний органам дознания о производстве определенных

действий для получения необходимой информации. Им аккумулируются все поступающие сведения, на основе анализа которых ведется дальнейшая работа. Следовательно, наиболее целесообразной в данном случае будет звездный тип организации. Предлагаемый нами набор способов действия в рамках данной тактической операции (частотный анализ последовательностей преступлений, психологический прогноз) предполагает непосредственную работу следователя с аналитиком, при этом отношения субординации и подчинения отсутствуют, следовательно, наиболее целесообразной будет линейный тип организации. Кроме того, здесь имеет место взаимодействие уровня отдельных должностных лиц, осуществляемое в форме содействия.

2.3.3. Частная тактическая операция “Ограничение круга проверяемых лиц”. (Третий уровень)

Определение круга проверяемых лиц, которые могли быть причастны к совершению преступления, создает необходимые предпосылки для включения в процесс способов ограничения, чтобы максимально сузить этот круг, в котором в дальнейшем проводить проверку подозрения. В число методов, которые направлены на ограничение, можно включить: ограничение круга проверяемых лиц на основе взаимосвязи психологических свойств личности и способа действия при совершении преступления; изучение оперативной обстановки; изучение “очага” преступления и его взаимосвязи с местом жительства преступника и др.

Использование психологических характеристик лиц, совершивших преступление, и их взаимосвязи со способом его совершения для ограничения круга проверяемых лиц. В конце предыдущего параграфа нами был описан математический аппарат прогноза психологических свойств преступника на основе способа совершения преступления и сформулированы две гипотезы (две задачи), которые необходимо было проверить. Если первая

164 задача и результаты экспериментального исследования (по прогнозу: способ - психологическая характеристика) нами изложены, то вторая задача сводится к следующему: возможен ли прогноз способа совершения преступления конкретным лицом при наличии данных о его психологических характеристиках. Для проверки этой гипотезы вводим ФИО конкретного подозреваемого и его характеристики экстраверсии и эмоциональной устойчивости. В файле отчета появляется информация о возможных способах совершения им конкретных преступлений с процентом вероятности. Например, вводим ФИО - Морозов В.Н., экстраверсия - 7, устойчивость - 15. Круг вероятных способов совершения им преступлений таков: взлом с проникновением 90%; угроза оружием с реализацией 86%; подбор ключа 10%; кошелек из сумки 0%.

Таким образом, данная программа позволяет решать следующие задачи: во-первых, при наличии сведений о совершении преступления определенным способом и круге подозреваемых можно прогнозировать, кто из них с максимальной степенью вероятности мог совершить данное преступление; во-вторых, при наличии ряда подозреваемых и их психологических характеристик (темперамента), можно прогнозировать, какое наиболее вероятно преступление определенным способом совершило конкретное лицо. Иными словами, подобный математический аппарат позволяет решать как поисковую (определение круга поиска) задачу, так и задачу ограничения круга поиска преступника в процессе раскрытия корыстных и корыстно- насильственных преступлений.

Изучение оперативной обстановки. Как верно отметил В.Ф.Робозеров, “анализ и оценка всей совокупности информации (вещественных доказательств, планов расследования, следственных и оперативно- розыскных действий и их результатов, оперативно-розыскной информации) по делам о преступлениях, совершенных в условиях неочевидности, должны проводиться с учетом оперативной обстановки, складывающейся как в период совершения преступления, так и на момент расследования. Объем и полнота исследуемой информации значимы для

165 поиска новых путей к установлению личности преступника, поскольку они влияют на выбор направления расследования” [108 с.34].

Итак, изучение оперативной обстановки является одним из способов, входящих в частную тактическую операцию “Ограничение круга проверяемых лиц”. Необходимость его реализации обусловлена тем, что установление лица, совершившего преступление в условиях неочевидности, по схеме “от преступления - к преступнику” возможно только при тщательном анализе оперативной ситуации и ее исходных данных, включая и “выход” на микросреду, в которой формируется определенный тип личности преступника. При этом криминально- криминогенная микросреда, сформировавшая преступника, представляет собой совокупность влияющих на личность, доминирующих негативных факторов. Социальное поведение конкретного лица, совершившего противоправное деяние, фиксируется в органах внутренних дел и составляет информационную основу поисковой работы органов дознания и следствия, отсутствие которой нередко приводит к нераскрытию преступлений.

Говоря об обстановке, следует отметить, что в военной науке она понимается как “совокупность условий для боевых действий в определенном районе и в определенное время, включая состояние и расположение войск. В это понятие также входит характер местности, экономика района, данные о социально-политическом составе населения, климатические и метеорологические сведения” [135]. В следственно-оперативной практике используется термин “оперативная обстановка”, в которую большинство авторов включают территорию, обслуживаемую конкретным ОВД, с географической, экономической и социально-демографической характеристиками; состояние преступности в регионе; силы и средства, которыми располагают органы внутренних дел для предупреждения, раскрытия преступлений и розыска преступников. По мнению В.Ф.Робозерова, “данные элементы не связаны с оперативностью и не требуют ее проявления. Сведение вместе информации о событиях,

166

явлениях, фактах, объектах, людях, состоянии преступности, силах и средствах органов внутренних дел в одно целое без наличия единого признака, объединяющего эти элементы в систему, ошибочно. Таким признаком является критическое время, по истечении которого действия субъекта не приводят к поставленной цели” [108 с.68].

Наряду с этим в практике расследования преступлений используется такой термин как “обстановка совершения преступления”, под которой понимается “система различного рода взаимодействующих между собой до и в момент преступления объектов, явлений, процессов, характеризующих место, время, вещественные, природно- климатические, производственные, бытовые и иные условия окружающей среды, особенности поведения непрямых участников противоправного события, психологические связи между ними и другие факторы объективной реальности, определяющие возможность, условия и иные обстоятельства совершения преступления” [62 с.42].

Представляется, что данное понятие шире по содержанию, чем понятие “оперативная обстановка”. В связи с этим следует согласиться с мнением В.Ф.Робозерова о том, что “под оперативной (или объективной) обстановкой следует понимать совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих факторов (причин, условий и обстоятельств), определяющих на данный момент состояние раскрытия преступления, выявляемую и оцениваемую во времени и пространстве субъектом расследования в целях правильной организации и планирования данной деятельности. С позиции системности оперативная обстановка включает общую характеристику, состояние преступности в регионе, криминально-криминогенные группы и отдельные категории лиц, совершивших преступления” [108 с.69].

Общая характеристика охватывает совокупность внешних факторов (географических, демографических, социально-экономических и других), в которых правоохранительные органы выполняют возложенные на них задачи. Она может включать данные о природных условиях (реках, лесах,

167 озерах); о транспортных путях и средствах (железнодорожный, водный, воздушный транспорт, шоссейные дороги).

Состояние преступности (наряду с количеством совершенных преступлений) включает и другие факторы, влияющие на степень реализации задач борьбы с преступностью. К ним относятся: наличие и расстановка сил и средств правоохранительных органов; их состояние и возможности эффективного использования; специализация личного состава; рациональное распределение технических средств и иных материальных ресурсов; информационное обеспечение и т.п. Кроме того, состояние преступности будет включать сведения о динамике, уровне различных видов преступлений, количестве нераскрытых и неочевидных преступлений как в отдельном населенном пункте, так и в целом регионе.

Характеристика криминально-криминогенных групп включает сведения об организованных преступных группировках, рэкете, мафии; категориях граждан, связанных с преступниками или околопреступными образованиями; отдельных лицах, имеющих криминальную направленность; о преступниках-гастролерах; о разыскиваемых; о лицах без определенного мета жительства и занятий; об иных лицах, состоящих на учетах в органах внутренних дел. Изучение состава криминально-криминогенных групп проводится с целью проверки возможной причастности их членов к совершенному преступлению.

Бесспорно, между социальной микросредой, личностью и ее поведением существует взаимосвязь. По мнению одного из авторов, “на характеристику лиц, совершающих преступления, оказывают влияние следующие факторы: место расположения региона (края, области, района, населенного пункта); национальные особенности криминально- криминогенных групп; средний уровень образования населения; основные направления специальностей (сфера обслуживания, промышленность, сельскохозяйственное производство); миграционные процессы, связанные с местом проживания, работы, учебы. Эти элементы должны быть включены

168 в характеристику социально-демографических особенностей региона” [108 с.72].

Безусловно, изучение элементов оперативной обстановки позволяет правильно организовать силы и средства для проведения эффективной работы по раскрытия конкретного преступления. При ее анализе необходимо учитывать все факторы, ее сформировавшие: причины и условия, способствовавшие совершению данного преступления; контингент лиц, склонных и, возможно, причастных к его совершению; места и объекты сбора уголовно-преступных элементов; своевременное реагирование правоохранительных органов на сообщение о преступлении; проведение неотложных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий; обнаружение и фиксация следов преступления; выявление и опрос свидетелей и очевидцев; преследование и задержание преступника (если имеется такая возможность). Исследование оперативной обстановки позволяет мысленно воссоздать реальную картину действий преступника до, во время и после совершения преступления; выявить признаки, характеризующие общий социальный тип личности преступника. Иными словами, анализ оперативной обстановки является одним из методов ограничения круга проверяемых лиц в рамках данной тактической операции.

Источники и каналы информации, необходимой для анализа оперативной обстановки, могут быть самыми разнообразными. В их круг в первую очередь входят оперативные источники (агентурные сообщения, сведения доверенных лиц и т.п.). Помимо них используются различного рода данные, имеющие отношение к анализируемым событиям, ставшие достоянием средств массовой информации (данные, содержащиеся в телеинтервью, репортажах с мест событий, газетные очерки, публикации о материалах журналистских расследований и т.д.). Кроме того, для анализа оперативной обстановки учитывается информация, циркулирующая в определенных слоях, группах населения, а также информация, поступающая в правоохранительные органы из контролирующих органов

169 (сведения из котрольно-ревизионных служб, торговых инспекций). Безусловно, значимой для достижения указанных целей является статистическая информация, содержащаяся в различного рода справках, отчетах, обобщениях правоохранительных органов о состоянии преступности за определенный период времени. Результатом анализа оперативной обстановки может стать информация о т.н. “очагах” преступлений, которая может фиксироваться на электронных картах города, района, области, края, и являющаяся, в свою очередь, одним из способов ограничения круга проверяемых лиц в рамках многоуровневой тактической операции “Установление лица, совершившего неочевидное преступление”.

“Очаг” преступлений как один из методов ограничения круга проверяемых лиц. В процессе расследования преступления и установления лица, его совершившего, изучение однородных преступлений позволяет проследить закономерность поведения обвиняемых, приверженность их к конкретным объектам посягательства, к определенному образу действий и т.п. Нередко следователю приходится расследовать совокупность преступных деяний, чаще всего однородных, позволяющих предполагать совершение их одним преступником или одной преступной группой на определенной территории за определенный промежуток времени. В подобных случаях принято говорить об “очагах” преступлений.

Данный термин в значении объекта методики расследования преступлений в свое время введен в научный оборот криминалистами ГДР. В криминалистике предложено следующее определение этого понятия: “очаг” преступления - это “совокупность ряда преступлений, совершенных в пределах определенной территории (город, район, жилой массив и т.п.), в определенный период времени (неделя, месяц, квартал), относящихся к одному виду или группе (кражи со взломом, изнасилования и др.), и предположительно совершенные одним и тем же преступником или одной и той же группой преступников” [93 с.37].

170

Однако необходимо отграничивать данное понятие от таких схожих с ним, как “совокупность”, “серия”, “скопление”, “концентрация” однородных преступлений, совершенных на одной территории. В этой связи следует согласиться с мнением Ю.П.Аленина о том, что понятие “совокупность преступлений” более широкое по содержанию, нежели понятие “очага преступления”, поскольку в скоплении преступлений, даже однородных по характеру, может оказаться одновременно несколько очагов. Особенно четко это прослеживается по кражам чужого имущества в условиях крупного города. Кроме того, при употреблении понятия “очаг”, акцентируется внимание на том, что в совокупности нераскрытых преступлений между отдельными посягательствами прослеживается материально-следовая и территориально-временная связи, позволяющие выдвигать версии о совершении серии преступлений одним преступником или одной преступной группой. Иными словами, “очаг” - это совокупность преступлений, имеющих общий источник [134].

Выделение данного понятия в теории криминалистики имеет практическое значение, поскольку в случае распознавания “очага” создаются реальные предпосылки к его раскрытию и обезвреживанию преступников. Это обусловлено тем, что анализ, сопоставление и систематизация разрозненных сведений об отдельном преступном событии позволяют получить дополнительную информацию в целях установления преступника либо ограничения круга его поиска. В то же время, распознавание “очага” позволяет прогнозировать дальнейшее поведение лица, совершившего преступление, т.к. многие преступники продолжают преступную деятельность вплоть до задержания. Более того, отслеживая “дрейф очага”, можно предпринять профилактические меры в отношении определенного вида преступлений. Анализ следственной практики показывает, что очаговый характер наиболее присущ убийствам, изнасилованиям, разбойным нападениям и грабежам, кражам имущества, мошенничеству [134].

171 В связи с этим важное значение имеет распознавание “очага” преступления. Следует отметить, что правоохранительные органы и сегодня используют эту информацию, но, в основном, на эмпирическом уровне. С нашей точки зрения, эта задача может быть решена двумя способами. Первый можно назвать эвристическим. Во-первых, “на ранних стадиях распознавание “очага” осуществляется при обнаружении однотипных преступлений, совершенных за непродолжительное время в пределах района, города, также при выявлении признаков, свидетельствующих о происхождении нескольких преступлений из одного “очага”, на что могут указывать конкретные индивидуальные признаки (следы пальцев рук одного лица, обнаруженные при осмотрах разных мест происшествий)” [134]. Во-вторых, другими основаниями для распознавания “очага” являются: посягательство на одинаковые, однородные или сходные объекты; одинаковая цель или направление преступного деяния; одинаковые или похожие способы совершения преступления; одинаковая или сходная связь по месту и времени между отдельными действиями преступника; однородный характер следов, оставленных на различных местах совершения преступлений; одинаковые или сходные элементы описания признаков внешности и одежды возможного преступника или примененных им средств. Для этого анализируются следующие обстоятельства:

  • территориальное соотношение между местом преступления и иными местами, имеющими отношение к делу (места сокрытия, реализации похищенного);
  • маршруты общественного транспорта, соединяющие эти места, либо использование преступником личных транспортных средств;
  • время совершения преступлений и временные интервалы между преступлениями;

  • объекты преступного посягательства (магазины, квартиры, учреждения);

  • предпочитаемые предметы хищения;

172

  • приемы и орудия преступления;
  • данные о личности потерпевшего и др.
  • Второй способ, который позволяет использовать компьютерные технологии, можно назвать аналитическим. Сущность этого способа сводится к следующему. В соответствии с разработанной программой, в память ПЭВМ должен вноситься план района (города), на котором отмечаются: место, вид, дата и время совершения преступления, объект и предмет преступного посягательства.1 Такой подход позволит, во- первых, в динамике выявлять “очаги” преступления в целом по городу, району, микрорайону и отслеживать “дрейф очага”; во-вторых, в динамике выявлять “очаги” по отдельным видам преступлений. Полученная информация может быть использована не только для проведения общепрофилактических мероприятий, но и для раскрытия преступлений, поскольку позволяет прогнозировать вероятность совершения преступления в определенном районе (микрорайоне) и организовывать засады, наблюдение и т.п.

Однако это направление по использованию результатов анализа “очага” преступлений в поисковых целях не единственное. Не менее важным является анализ взаимосвязи места совершения преступления, входящего в “очаг”, с местом жительства преступника. Надо отметить, что в этом направлении были проведены исследования (Видонов Л.Г.), но вне анализа связи с “очагом” преступления. В то же время, проведенное В.Ф.Робозеровым исследование показало, что “4% квартирных краж совершается в микрорайонах проживания преступников, 40% - в соседних, близлежащих районах” [108 с.56]. Проведенный нами анализ взаимосвязи этих элементов на примере одного из районов г.Красноярска привел к выводу, что в 27% случаев квартирные кражи совершаются лицами, проживающими в одном микрорайоне с
местом совершения

‘Сегодня решение данной задачи упрощается, поскольку уже разработана электронная карта города.

173 преступления, остальные 73% приходятся на долю тех

преступников, которые проживают за пределами данного микрорайона. Из общего числа последних 89% краж совершено лицами, проживающими в пределах города, остальные 11% - жителями других населенных пунктов края. Иными словами, при расследовании “очага” следует рекомендовать проверять на причастность к совершению преступлений ранее судимых лиц, проживающих не только в районе данного “очага”, а в большей степени, в пределах города. Думается, учет этого позволит оптимизировать процесс поиска преступника, совершившего противоправные деяния в рамках “очага” преступления, и ускорить расследование уголовного дела. Установленная зависимость определяет необходимость создания группы оперативных работников, которые бы проверяли причастность к совершению преступления ранее судимых лиц, но проживающих вне района, в котором совершено противоправное деяние. Сегодня данная работа проводится лишь по факту, то есть когда задержано лицо (группа) за совершение преступления. Иными словами, в данном случае необходима своя структура и организация деятельности оперативных групп.

К сказанному следует добавить, что, если на электронной карте дополнительно обозначить местожительство лиц, которые ранее совершали преступления, это бы сократило время проверки алиби этих лиц, а, следовательно, повысило бы эффективность раскрытия преступления.

Вполне правомерным представляется указание на имеющуюся у данных лиц судимость, как на один из отправных моментов поиска неизвестного преступника в ограниченном круге проверяемых лиц. Так, связывая данные результаты с анализом рецидива по кражам чужого имущества, можно сделать вывод: преступника следует искать среди лиц, имеющих специальный рецидив или совершивших после этого преступления против собственности или хулиганство и проживающих вне района места совершения кражи.

174

Учитывая результаты анализа рецидива в предшествующий краже период, можно сделать вывод, что, если совершена кража личного имущества и преступник не установлен, то его следует искать среди лиц, ранее совершавших преступления против собственности и хулиганство, и проживающих вне района места происшествия.

Таким образом, определение, а потом сужение круга поиска лица, совершившего кражу личного имущества, происходит первоначально по установлению круга лиц, имеющих рецидив вышеуказанных преступлений, а затем, при выявлении “очага” данных преступлений в рамках очерченной территории - по связи места совершения преступления с местом жительства вероятного преступника в очерченном круге рецидивистов.

Итак, типичными способами действия в рамках данной тактической операции являются: работа с агентурным аппаратом; получение сведений из СМИ, иных органов (контрольно-ревизионных и т.п.); изучение аналитических сводок, которые являются элементами изучения оперативной обстановки. Информация из различных источников стекается к следователю, им анализируется, и на этой основе определяются последующие действия. Иными словами, имеет место линейный тип организации взаимодействия между отдельными должностными лицами в форме содействия. Если для достижения цели данной тактической операции будут задействованы сотрудники оперативно-розыскного аппарата (поручения, указания), то будет иметь место звездный тип организации, поскольку будут присутствовать отношения субординации, либо смешанный тип (с элементами звездного и линейного). При использовании в качестве способов для достижения целей данной тактической операции таких действий как анализ “очага” преступлений и использование возможностей психологического прогноза также имеет место линейный тип организации (взаимодействие следователя с аналитиком), поскольку отсутствуют отношения субординации, а информация напрямую поступает к следователю.

175 Глава 3. О перспективах разработки аналитической поисковой системы на базе ПЭВМ по установлению лиц, совершивших корыстные, корыстно-насильственные преступления

3.1. Принципы разработки аналитической поисковой системы

В первой главе диссертации, рассматривая информационное обеспечение процесса раскрытия преступлений, мы констатировали, что страны мира при разработке информационно-поисковых систем работают примерно в одном направлении.1 Различия охватывают уровни; количество объектов, регистрируемых учетами; технологии обработки и передачи информации. Однако ИПС как банки данных имеют существенные недостатки: во-первых, те или иные объекты регистрируются после совершения преступления; во-вторых, следователи и оперативные сотрудники получают, в основном, справочную информацию об объектах, зарегистрированных по учетам. Поэтому ученые многих стран мира обратили внимание на целесообразность разработки аналитических систем, в частности, использующих идеологию систем “искусственного интеллекта”, экспертных систем. В этих исследованиях мы пока отстаем от зарубежных ученых.

Вместе с тем, указанные выше научные направления не исчерпывают всего содержания данного вопроса. Весьма перспективными могут быть исследования, связанные с использованием косвенных данных и (или) тех или иных связей между объектами, процессами. Такие системы на основе этих данных должны, рассчитывая с использованием математического аппарата, выдавать информацию, представляющую интерес для правоохранительных органов. При разработке таких поисково-аналитических систем в основу должны быть положены следующие принципы: во-первых, в них должны быть использованы косвенные

‘См. более подробно 1.3. первой главы.

176 признаки, позволяющие выявлять подготавливаемые или совершаемые

преступления; во-вторых, использованы зависимости между
процессами

или внутри отдельных процессов. В определенной мере, в

реальности такого подхода нас убеждают не только
зарубежные

аналоги, но и проведенные нами исследования по

частоте встречаемости последовательностей в совершении
нескольких

преступлений, выявленные зависимости между способом
совершения

преступления и психологическими свойствами личности.1 Между тем,

такой подход может быть использован и для решения других задач. В

частности, для обобщения и анализа оперативных данных.
Следует

заметить, что значительная часть информации, полученная отдельным

оперативным сотрудником, остается достоянием этого лица и зачастую не

используется в раскрытии преступлений, расследуемых даже в пределах

одного райотдела, не говоря об ее использовании другими органами

внутренних дел. В литературе была высказана идея по использованию

такой информации при разработке так называемых “следящих систем” -

разновидности аналитических [146]. Такая система на основе косвенных и

прямых данных могла бы выдавать информацию о месте и контакте лиц,

представляющих оперативный интерес; о времени появления этих лиц в

определенных местах и т.д., а при совершении преступления эти данные

можно было бы сопоставлять между собой и использовать при

производстве следственных действий.

Однако при разработке аналитических поисковых систем должно

применяться правило - они должны представлять многосвязанную систему,

использующую на входе различную по источникам и
содержанию

информацию. В определенной мере этот принцип можно реализовать при

разработке поисково-аналитической системы по
рассматриваемой

категории преступлений. В число ее подсистем можно включить:

1При этом мы понимаем ограниченность и наших экспериментов, но, обращая на это внимание, подчеркиваем целесообразность более объемных научных исследований.

177 исчисление последовательности совершения преступлений (анализ общего и специального рецидива); электронная карта города (района) с целью определения “очагов” преступления; изучение взаимосвязи “очага” преступления и места жительства преступника; прогноз психологического “профиля”. Изложенное является предпосылкой к более детальному анализу структуры такой системы.

3.2. Внешняя структура и функции поисково-аналитической системы

Прежде, чем рассматривать отдельные блоки (подсистемы) системы и их функции, отметим ее целевую направленность - она должна в комплексе способствовать как определению круга проверяемых лиц, так и ограничивать его.

Как отмечалось в конце первого параграфа, в структуру поисково- аналитической системы должны входить подсистемы по исчислению частоты встречаемости последовательности при совершении нескольких преступлений. При этом программа должна обеспечивать возможность подсчета частоты встречаемости последовательности совершения преступлений не только к одному фиксированному составу преступления, а к любому, взятому в качестве базового для расчета. Более того, такая программа должна выполнять и другую функцию - возможность такого анализа по отдельному району, в пределах отдельного города и в целом по региону (край, область), а также частотный анализ в пределах “очага” преступления. Данная подсистема должна быть связана с регистрацией преступления и оперативно- справочной картотекой, что дает возможность отслеживать частоту встречаемости последовательности в совершении преступлений в динамике.

Вторая подсистема (по прогнозу психологического “профиля”), в принципе, может состоять из двух программ. Первая на основе информации о способе совершения преступления делает прогноз о психологических характеристиках неизвестного лица,
совершившего

178 преступление, что имеет важное поисковое значение. Вторая программа содержит информацию о психологических характеристиках лиц, ранее совершавших преступления, или представляющих оперативный интерес. Реальность создания такого массива подтверждается тем, что сегодня в местах лишения свободы имеются службы, которые тестируют осужденных, поэтому эти данные (психологические характеристики) могут быть использованы и для решения задачи поиска преступника. К этому следует добавить, что необходимо разработать математический аппарат (или адаптировать известный) для сравнения (распознавания) прогнозируемого психологического “профиля” с теми образами, которые хранятся во втором массиве, что позволит не только ориентировочно определить круг проверяемых лиц, но и ограничивать его в результате сравнительного исследования.

Две рассмотренные подсистемы должны быть связаны между собой. С нашей точки зрения, такая связь могла бы осуществляться следующим образом: круг лиц, определенный на основе анализа частоты встречаемости последовательностей совершения преступлений, и круг лиц, выданный для проверки во второй подсистеме, сравниваются между собой, а для окончательной проверки выдается лишь то количество лиц, которые находятся на пересечении (т.е. совпадают по первой и второй подсистемам). В этом случае также решалась бы задача ограничения круга проверяемых лиц.

В тесной связи с двумя рассматриваемыми подсистемами находится и третья, выявляющая “очаги” преступления. Как уже отмечалось, определение “очагов” преступления, их “дрейфа” позволяет не только проводить профилактические мероприятия, что само по себе представляется практически значимым, но и использовать эти данные для раскрытия преступления. Как было отмечено ранее, уже имеются компьютерные программы - электронные карты города (района, микрорайона), на которых необходимо отмечать место и время совершения, вид преступления. Такая программа должна фиксировать как

179 раскрытые, так и нераскрытые преступления. При этом по запросу пользователя она должна показывать не только “очаг” преступления, но и отделять “очаги” по видам преступлений, его “дрейф” в течение определенного периода. Параллельно с вводом такой информации в этой системе должна быть программа, отражающая связи между местом совершения преступления и местом жительства преступника, что позволяет в динамике получать данные, кто из лиц, совершивших преступление, проживает в пределах микрорайона, района или города и за его пределами. Такая информация важна для выбора той или иной организационной формы раскрытия преступления. Данная программа, в свою очередь, должна быть связана с программой расчета частоты встречаемости последовательностей совершения преступления, что позволяет с большей степенью вероятности определить круг проверяемых лиц.

В этой подсистеме может быть и третья программа, которая содержит фотографии лиц, как совершавших преступления, так и представляющих интерес для оперативных служб. Эта подпрограмма должна быть связана со второй, входящей в систему, что позволило бы в конечном итоге выдавать на экран монитора фотографии проверяемых лиц. Целесообразность этого определяется еще и тем, что нередко лица (особенно совершающие хищения чужого имущества) проводят предварительную разведку на месте совершения преступления, поэтому данные о внешнем облике могут запечатлеться в памяти людей. Следовательно, можно оперативно проводить опознание (в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке) или узнавание как оперативное поисковое действие.

Подводя итог вышесказанному, следует отметить, что мы кратко рассмотрели внешнюю структуру и функции многосвязанной аналитической поисковой системы, которые показывают, что существуют принципиальные возможности с помощью компьютерных технологий разработать автоматическую аналитическую систему, которая бы решала задачу не только определения круга проверяемых лиц, но его ограничения.

180 Заключение

  1. Проведенное исследование показывает, что общая задача “Установление лиц, совершивших корыстные, корыстно-насильственные преступления” решается через систему частных задач, как то : поиск по “горячим следам”; определение круга лиц, которые могли совершить преступление; ограничение круга проверяемых лиц, и по каждой из них разработаны свои комплексы следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий, образующих в совокупности многоуровневую тактическую операцию.

  2. Следственная практика свидетельствует о том, что используемые комплексы следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий для установления лица, совершившего преступление, недостаточно эффективны. С целью поиска новых способов решения задачи проведены экспериментальные исследования по частоте встречаемости последовательностей в совершении преступлений, по прогнозу психологических свойств преступников и по принципам разработки многосвязанной поисково-аналитической системы, которые показывают новые возможности решения этой задачи.

  3. Многоуровневый характер тактической операции определяет необходимость разработки системы форм и структур организации раскрытия преступления, которые, в зависимости от характера частной задачи и условий деятельности, сменяют друг друга, обеспечивая эффективность решения общей задачи по установлению лица, совершившего корыстное или корыстно-насильственное преступление.

  4. Эффективность решения общей задачи определяется не только типом организации, но и качеством информационного обеспечения деятельности по раскрытию преступления. В связи с этим на основе экспериментальных исследований обсуждаются принципы разработки нового типа поисковых систем - многосвязанных аналитических систем, основное отличие которых от существующих информационно- поисковых

181 систем заключается в том, что в последних используется информация об уже известных объектах, вовлеченных в сферу преступной деятельности, в то время, как в аналитических системах на основе косвенных данных, наоборот, получают информацию об этих объектах.

  1. По нашему мнению, многосвязанная аналитическая поисковая система должна включать следующие подсистемы: программу исчисления частоты встречаемости последовательностей совершения преступлений; программу по прогнозу психологических характеристик преступника и программу по распознаванию в заданном круге проверяемых лиц на основе прогнозного психологического образа преступника; программу электронной карты города с целью выявления “очагов” преступления и вычисления взаимосвязи с местом жительства преступников; программу поиска по признакам внешнего облика и представления изображения на экран монитора круга проверяемых лиц. В целом, многосвязанная поисково-аналитическая система должна способствовать не только определению круга лиц, которые, возможно, причастны к совершению преступления, но и его ограничению.

182 Библиографический список

  1. УК РСФСР Утвержден Законом РСФСР от 27 октября 1960г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1960, №40. Ст. 592
  2. УПК РСФСР Утвержден Законом РСФСР от 27 октября 1960г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1960, №40. Ст.591
  3. УК РФ Принят ГД РФ 24 мая 1996г. Утвержден Законом РФ от 13.06.96г. №63-Ф3
  4. Таможенный кодекс РФ Утвержден ВС РФ 18.06.93г. №5221-1, в ред. от 10.02.99г.
  5. Закон РСФСР “О милиции” от 18 апреля 1991г. с изменениями и дополнениями, внесенными Законами РФ от 18 февраля и 1 июля 1993г. // Ведомости СНД РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. №16. Ст.503; Ведомости СНД РФ и Верховного Совета РФ. 1993. №10. Ст.360; №32. Ст. 1231.
  6. Федеральный Закон “Об оперативно-розыскной деятельности” от 12 августа 1995г. №144-ФЗ (с изменениями, внесенными Федеральными законами от 18 июля 1997г. №101-ФЗ, от 21 июля 1998г. №117-ФЗ и от 5 января 1999г. №6-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 1995. №33. Ст.3349; 1997. №29. Ст.3502; 1998. №30. Ст.3613; Российская газета. 1999.13 января.
  7. Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений. Утверждена Приказом МВД России от 20 июня 1996г. №334.
  8. Инструкция об организации работы постоянно действующих следственно-оперативных групп по раскрытию убийств. Утверждена Приказами Генеральной Прокуратуры РФ от 2 июня 1993г. №316-16-93 и МВД России от 2 августа 1993г. №1/3462.
  9. Инструкция по взаимодействию правоохранительных органов РФ при расследовании и раскрытии преступлений, связанных с посягательствами на культурные ценности России. Утверждена

183 Приказами Генеральной Прокуратуры РФ №69, МВД России
№77, ФСБ РФ №426, Государственного Таможенного комитета РФ №700 от 26 ноября 1997г.

  1. Инструкция о порядке представления результатов оперативно- розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд. Утверждена Приказами ФСПН РФ №175, ФСБ №226, МВД РФ №336, ФСО РФ №201 от 13.05.98г.

11 .Наставление по формированию и ведению централизованных оперативно-справочных, розыскных и криминалистических учетов, экспертно-криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел РФ - Приложение I к приказу МВД России от 31 августа 1993г. №400.

12.Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (между государствами - участниками СНГ, подписана в г.Минске 22 января 1993г.) // Собрание законодательства РФ. 1995. №17. Ст. 1472.

В.Конвенция ООН “О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ”. Принята Конференцией ООН 19 декабря 1998г.

  1. Постановление Правительства РФ “Об утверждении Положения о Национальном бюро Интерпола” от 14 октября 1996г. №1190.

15.Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Российская Е.Р. Криминалистика. Учебник для вузов. Под ред. Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, профессора Р.С.Белкина. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА. М, 1999. - 990с.

16.Александров И.В. Криминалистическая характеристика и особенности расследования мошеннических посягательств на личную собственность граждан: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Свердловск: СЮИ, 1985. -18с.

184 П.Александров А.И. Криминалистическая характеристика
краж с

проникновением в жилище и их расследование: Автореф. дис. … канд.

юрид. наук. - Л.: ЛГУ, 1986. - 19с. 18.Анненков СИ. Расследование
мошенничества. - Саратов: Изд-во

Саратов. Ун-та, 1992. -92с. 19.Баранов Н.Н., Степичев С.С. Раскрытие краж государственного и

общественного имущества. - М., 1980. - 90с. 20.Батищев В.И. Расследование неоднократных преступлений отдельных

лиц и постоянных групп (процессуальные и криминалистические

основы): Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Воронеж: Изд-во ВГУ,

1994.-35с. 21.Батищев В.И. Раскрытие и расследование преступлений, совершенных

одними и теми же лицами. - Воронеж: Изд-во ВГУ. 1992. - 144с. 22.Бахин В.П., Биленчук П.Д., Кузьмичев B.C.
Криминалистические

приемы и средства разрешения следственных ситуаций: Учебное

пособие. - Киев: КВШ МВД СССР им. Ф.Э.Дзержинского, 1991. - 104с. 23.Беляков А.А. Криминалистическая характеристика и
особенности

расследования краж, совершаемых лицами, не имеющими постоянного

места жительства и работы: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. -

Свердловск: СЮИ, 1986. - 18с. 24.Бобров С.Н. Использование
автоматизированной информационно-поисковой системы в борьбе с преступными посягательствами на грузы.

По материалам ОВД на ж/д транспорте: Автореф. дис. …канд. юрид.

наук. - М.: ЮИ МВД РФ, 1996. - 23с. 25.Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. - М.: Изд-во

МГУ, 1982.-199с. 26.Бордиловский Э.И. Раскрытие неочевидных преступлений: организация

и тактика / Учебное пособие. - М.: МВШМ МВД РФ, 1991. - 88с. 27.Бурнашев Н.А. Расследование и предотвращение краж, совершаемых в

условиях крупного города: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М.:

МВШМ МВД СССР, 1980. - 20с.

185 28.Валеев М.Х. Криминалистическая характеристика и
особенности

первоначального этапа расследования вымогательства: Автореф. дис.

…канд. юрид. наук. - Уфа: Башкирский Ун-т, 1997. - 23с. 29.Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов

преступлений. - М.:Изд-во Моск. Ун-та. 1978. - 72с. ЗО.Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы

криминалистики. - М.: Изд-во МГУ, 1984. - 143с. 31.Введение в психологию / Под ред. А.В. Петровского- М.: Академия,

1996.-494с. 32.Видонов Л.Г. Криминалистическая характеристика убийств и система

типовых версий о лицах, совершивших убийства в отсутствие очевидцев:

Автореф. дис. …канд юрид. наук. - М.: Всесоюзный институт по

изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1979.

-22с. ЗЗ.Возгрин И.А. Криминалистическая методика
расследования

преступлений. - Мн.: Выш. Школа, 1983. - 215с. 34.Волков Е.А. Расследование мошенничества. - М.: МЮИ МВД РФ, 1996.

-31с. 35.Вопросы эффективности советского уголовного процесса / Под ред.

Ф.Н.Фаткуллина. - Казань: Изд-во Казанского Ун-та, 1976. - 160с. Зб.Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики

расследования отдельных видов преступлений. - Томск: Изд-во Том.Ун-

та. 1985.-333с. 37.Галаган В.И. Использование следователем
информации на

первоначальном этапе расследования: Автореф. дис. …канд. юрид. наук.

  • Киев: Украинская Академия ВД, 1992. - 24с. 38.Гамезо М.В. Атлас
    по психологии: Информационно-методические

материалы к курсу “Общая психология”: Учебное пособие. - М.:

Просвещение, 1986. -270с. 39.Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы
раскрытия преступлений. -

Свердловск: Средне-Уральское книжное изд-во. 1975. - 183с.

186 40.Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию. Курс
лекций:

Учебное пособие для студентов вузов. - М.: ЧеРо, 1998. - 334с. 41.Густов Г.А. Комплексный подход к раскрытию убийства: Учебное

пособие.- Л., 1988.-104с. 42. Демидов И.Ф. Деятельность советской милиции по раскрытию и

расследованию преступлений / Дис. канд. юр. наук. Ростов н/Д, 1969. 43.Драпкин Л.Я. Разрешение проблемных ситуаций в
процессе

расследования: Учебное пособие. - Свердловск: Сведловский

юридический институт. 1985. - 70с. 44.Драпкин Л.Я., Кокурин Г.А.
Организационные и тактические основы

поисковой деятельности в расследовании преступлений: Учебное

пособие (Следователь: теория и практика деятельности).

Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического института МВД

России, 1997. -64с. 45.Дружинин В.В., Конторов Д.С. Идеи, алгоритм, решения. - М., 1972. 46.Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. -

Мн.: Изд-во БГУ, 1979. - 128с. 47.Ефимов М.А. Изучение личности заключенного и оценка доказательств

его исправления. - Свердловск, 1963. 48.Жбанков В.А.
Криминалистические средства и методы раскрытия

неочевидных преступлений: Учебное пособие. - М., 1987. - 80с. 49.Жбанков В.А. Свойства личности и их использование для установления

лиц, совершивших таможенные правонарушения: Монография. - М.:

РИОРТА, 1999.-192с. 50.Жордания И.Ш. Понятие, классификация и правовое значение способов

совершения преступления: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Тбилиси:

Изд-во Тбилисского Ун-та, 1971. - 17с. 51.Зеленский В. Д.
Организация расследования преступлений.

Криминалистические аспекты. - Ростов н/Д: Издательство Ростовского

университета, 1989. - 152с.

187 52.3елинский А.Ф. Рецидив преступлений. (Структура,
связи,

прогнозирование). - Харьков: Вища школа. Изд-во при Харьк. Ун-та,

1980.-152с. 53.Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам способов совершения

преступления. (Учебное пособие) - М.: ВШ МВД СССР, 1970. - 190с. 54. Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их

разрешения. - М.: ВЮЗШ, 1991. - 152с. 55.Ковалев А.Г. Психология личности. - М.:Просвещение, 1965. - 288с. 56.Колдин В.Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по

уголовным делам. - М.,1989. - 144с. 57.Колесниченко А.Н. Научные
и правовые основы методики

расследования отдельных видов преступлений. - Харьков, 1967. 58.Колесниченко А.Н., Коновалова В.Е. Криминалистическая

характеристика преступлений. - Харьков, 1985. 59.Кондрахин С.А. Исходные следственные ситуации по делам о кражах

личного имущества граждан и криминалистические методы их

разрешения: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М.: ЮИ МВД РФ,

1994.-23с.

  1. Коновалова В.Е. Организационные и психологические
    основы деятельности следователя. - Киев, 1973.
  2. Копылов И.А. Следственная ситуация и тактическое решение: Учебное пособие. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1988. - 24с.
  3. 62.Криминалистика: Учебник / Отв. ред. Н.П.Яблоков. - 2-е изд., перераб.

и доп. - М.: Юристъ, 1999. - 718с. 63.Криминология/ Под ред. А.И.Долговой. - М., 1997. 64.Кузьмин СВ. Расследование краж из помещений (программно-целевой

метод): Учебное пособие. - СПб, 1995. - 104с. 65.Курс криминалистики. Том 1. Отв. редактор проф. В.Е.Корноухов. -

Красноярск: Кн. Изд-во, 1996. -448с. бб.Курс криминалистики. Часть Общая./ Под ред. проф. В.Е.Корноухова. -

М.,2000.

188 67.Лавров В.П., Сидоров В.Е. Расследование преступлений по горячим

следам. - М.:ВЮЗШ, 1989. - 56с. 68.Ларин A.M. Расследование по
уголовному делу. Планирование,

организация. - М.: Юридическая литература, 1970. - 224с 69.Левитов Н.Д. Психология характера. - М., 1969. 70. Лекарь А.Г. Роль
предварительного расследования в борьбе с

преступностью: Дис. канд. юр. наук. - М.,1959. 71.Лекарь А.Г.,
Безруких Р.К. Организационно-тактические основы

раскрытия преступлений. - М.: Юридическая литература, 1977. - 117с. 72.Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность /А.Н.Леонтьев. -

М.:Политиздат, 1975. - 304с. 73.Литвинчук А.А. Методика расследования краж, грабежей и разбойных

нападений, совершенных организованными группами преступников- гастролеров: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Екатеринбург: Урал.

ГЮА, 1994.-24с. 74.Лузгин И.М. Методологические проблемы
расследования. - М.:

Юридическая литература, 1973. - 215 с. 75.Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений. - М.,

1981.-112с. 76.Макаренко Е.И. Расследование разбойных нападений с проникновением

в жилище: Учебное пособие. - Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1991. - 88с. 77.Макаренко Е.И., Снегирев А.П. Раскрытие, расследование и

предупреждение краж из квартир. - Харьков: ХИВД, 1994. - 112с. 78.Мерлин B.C. Структура личности, характер, способности, самосознание.

-Пермь, 1990. 79. Методика расследования отдельных видов
преступлений: Учебное

пособие по курсу “Основы криминалистики” / Под ред. И.Ф.Пантелеева.

  • М.: Изд-во ВЮЗИ, 1982. - 65с. 80.Михайлов В.А. Контролируемая поставка как оперативно-розыскная

операция. - М., 1998. - 92с.

189 81.Михайлов А.И., Соя-Серко Л.А., Соловьев А.Б. Научная организация

труда следователя. - М.: Юридическая литература, 1974. - 168с. 82.Мудьюгин
Г.Н., Якубович Н.А., Васильев А.Н. Планирование

расследования преступлений. - М., 1957. * 83. Немов Р.С. Психология. Кн.1 - М.: Просвещение; ВЛАДОС, 1994. -

576с. 84.Облаков А.Ф. Криминалистическая характеристика преступлений и

криминалистические ситуации: Учебное пособие. - Хабаровск:

Хабаровская высшая школа МВД СССР. 1985. - 88с. т 85.0бразцов В.А. Выявление и изобличение преступника. - М.: Юрист,

1997.-336с. 86.0бщая психология: Курс лекций для первой ступени педагогического

образования/ Сост. Е.И.Рогов. - М.: ВЛАДОС, 1995. - 448с. 87.0бщая психология./ Под ред. А.В. Петровского- М.:Просвещение, 1986.

  • 464с.

88.0льшанникова А.Е. Эмоции и воспитание. - М., 1983.

89.Первушин В.М. Расследование краж предметов антиквариата: Пособие /

Под ред. В.П.Петрунева. - М.: НИИ МВД РФ, 1992. - 128с. р 90.Петелин Б.Я. Место организации расследования преступлений в борьбе

с преступностью. - М.: Академия МВД СССР, 1989. - 37с 91.Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Краткий психологический словарь.

  • М.:Политиздат, 1985. - 431с.

92.Подольный Н.А. Методика расследования корыстно-насильственных

преступлений, совершенных членами молодежных преступных f группировок: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М.:МГУ, 1993. -21с.

93.Постика И.В. Раскрытие и расследование преступлений в европейских

социалистических странах (криминалистические проблемы). - Одесса:

Изд-воОГУ, 1985.-125с. 94.Поташник Д.П. Криминалистическая тактика: Учебное пособие. - М.:

Издательство “Зерцало”, 1998. -64с.

190

95.Пригожин А.И. Организации: системы и люди. Эффективность трудовых организаций в соц. обществе. - М.: Политиздат, 1983. - 176с.

  1. Прозу ментов Л.М., Шеслер А.В. Криминология. Общая часть (учебное пособие). - Красноярск: КрВШ МВД России, 1997. - 256с.

97.Протасевич А.А., Образцов В.А. Раскрытие убийств: нетрадиционные методы, приемы, рекомендации. Очерки теории и практики следственной работы. - Иркутск: Изд-во ИГЭА, 1998. - 308с.

98.Протасевич А.А. Поисковый портрет преступника как интегративная система. - Иркутск: Изд-во ИГЭА, 1998. - 108с.

99.Протасевич А.А. Раскрытие и расследование серийных корыстно- насильственных нападений. - Иркутск: Изд-во ИГЭА, 1998. - 151с.

  1. Протасевич А.А. Серийные преступления, сопряженные с насилием, как объект криминалистики. Тезисы доклада. - Иркутск: Изд- во ИГЭА, 1999.- 54с.
  2. Расследование некоторых видов преступлений в условиях крупного города: Учебное пособие. - М: Изд-во МВШМ МВД СССР, 1981. - 85 с.
  3. Расследование отдельных видов преступлений. - М.: УМЦ при ГУК МВД РФ, 1995.-155с.
  4. Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. Правовая психология и преступное поведение. - Красноярск: Изд-во КГУ, 1988. - 254с.
  5. Рахматтулин P.P. Методика расследования краж имущества граждан в сельской местности: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М.: ЮИ МВД РФ, 1995.-25с.
  6. Резван А.П. Расследование краж предметов старины и произведений искусства: Учеб пособие. - Волгоград: ВСШ МВД РФ,
    • 72с.
  7. Рейнвальд Н.И. Психология личности. - М.: Изд-во Ун-та дружбы народов, 1987. - 196с.
  8. Решетников В.Я. Следственные ситуации и тактические операции по делам о завладении из жилища имуществом граждан: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Саратов: Сарат. Гос. Акад. права, 1995. - 20с.
  9. Робозеров В.Ф. Раскрытие преступлений, совершенных в условиях

191

неочевидности. -Л. 1990. - 140с. 109. Робозеров В.Ф. Установление лиц, совершивших преступления в

условиях неочевидности. Научно-методические рекомендации. - Л.,

1991.-51с. ПО. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. Т.Н. - М.гПедагогика,

  1. -322с.

  2. Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. - М., 1973.
  3. Саати Т. Принятие решения. Метод анализа иерархий. - М., 1993. - 314с.
  4. Самойлов Г.А. Основы криминалистического учения о навыках. - М.: ВШ МВД СССР, 1968. -119с.
  5. Самыгин Л.Д. Расследование преступлений как система деятельности. - М.: Изд-во МГУ. 1989. - 180с.
  6. Селиванов Н.А., Соя-Серко Л.А. Расследование убийств. М.: Манускрипт, 1994. -224с.
  7. Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. -М.: Российское право. 1992. - 176с.
  8. Соловьев А.Д. Процессуальные вопросы установления истины: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Киев, 1969.
  9. Сретенцев Н.И. Использование современных научно-технических достижений в расследовании краж автотранспортных средств: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М.: ЮИ МВД России, 1994. - 20с.
  10. Теплов Б.М. Избранные труды. Т.Н. - М.: Педагогика, 1965. - 358с.
  11. Типовые модели и алгоритмы криминалистического исследования / Под ред. В.Я.Колдина. - М.: Изд-во Московского Ун-та, 1989. - 184с

  12. Уткин Н.С. Некоторые вопросы общей методики расследования преступлений. - Омск: Высшая школа МВД СССР. 1986. - 28с.
  13. Хазиев Ш.Н. Технико-криминалистические методы установления признаков неизвестного преступника по его следам. - М., 1981.

192

  1. Хатыпов Р.Н. Особенности расследования нераскрытых разбойных нападений прошлых лет: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М.: ВЮЗШ МВД России, 1993. - 19с.
  2. Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений. - Саратов, 1982. - 140с.
  3. Цветков СИ. Криминалистическая теория тактических решений: Автореф. дис. …доктора юрид. наук. - М.: Акад. МВД, 1992. - 29с.
  4. Целищев А.Я. Расследование грабежей и разбоев в условиях крупного города. Лекция. - М.: МВШМ МВД СССР, 1986. - 40с.
  5. Шаламов М.П. Некоторые проблемы советской криминалистики. - М., 1965.
  6. Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. - Иркутск: Изд-во Иркутского Ун-та. 1983.-200с.
  7. Шурухнов Н.Г. Расследование краж: Практическое пособие. - М.: Юристь, 1999. - 112с. - (Библиотека следователя).
  8. Юмашев Н.С. Расследование грабежей и разбойных нападений, совершенных с целью завладения имуществом граждан. - М.: МВШМ МВД СССР, 1991.-102с.
  9. Яблоков Н.П. Криминалистическая методика расследования. - М.: Изд-во Моск. Ун-та. 1985. - 98с.
  10. Якимов И.Н. Руководство по уголовной технике и тактике. - М., 1925.
  11. Ялышев С.А. Использование информационно-поисковых систем для выдвижения типичных версий о личности преступника при раскрытии краж личного имущества граждан на ж/д транспорте: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М.:МВШМ МВД СССР, 1989. - 22с.
  12. Аленин Ю.П. Очаги преступлений - самостоятельный объект методики расследования / Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.40, Киев -1990. - 128с. с.40-44.
  13. БСЭ Т.30. С.394

193

  1. Веселов Ю.И. Понятие полного раскрытия преступления / Сб. ст. адьюнктов и соискателей. Вып.З Изд-во ВШ МВД СССР, 1971 с. 24-30
  2. Герасимов И.Ф. Понятие и виды взаимодействия участников расследования преступлений // Вопросы взаимодействия следователя и других участников расследования преступлений: Межвузовский сборник научных трудов. - Свердловск: Изд-во СЮИ, 1984. С.3-9.
  3. Гусаков А.Н. Возможности использования ЭВМ в расследовании преступлений (по материалам США) // Перспективы развития криминалистики: Межвузовский сборник научных трудов. Екатеринбург: Изд-во Свердловского юридического института, 3991. - 180с. с.83-91
  4. Драпкин Л.Я. Особенности информационного поиска в процессе расследования и тактика следствия // Проблемы повышения эффективности предварительного следствия. -Л., 1976. С.51-55
  5. Драпкин Л.Я. Организационно-управленческие аспекты взаимодействия участников процесса раскрытия преступлений // Вопросы взаимодействия следователя и других участников расследования преступлений. - Свердловск: СЮИ, 1984. -с. 10-33.
  6. Иностранная печать о техническом оснащении полиции капиталистических государств. Ежемесячный информационный бюллетень. - М.: ВИНИТИ,- 1995-1999.
  7. Использование современных технико-криминалистических средств в борьбе с преступностью: Материалы научно-практической конференции 24-25 апреля 1997 года. - Саратов: СЮИ МВД России,
    • 90с.
  8. Кавалиерис А.К. Научная организация предварительного следствия -условие реализации ленинских принципов неотвратимости наказания // Криминалистический сборник. Рига, 1970. -с.21.
  9. Клименко Н.И. Структура тактических операций в типичных ситуациях расследования грабежей и разбойных нападений // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1981, вып.37 с.51-55

194

  1. Князев В.А. О понятии тактической операции // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев. №25 1982г. с.64-68.
  2. Корноухов В.Е. Об основных подходах к разработке автоматизированной “следящей” системы // Проблемы борьбы с преступностью в современных условиях: Материалы научно- практической конференции 24-26 мая 1995г. - Иркутск, Изд-во ИГЭА, 1995,вып.З с.30-33.
  3. Кульчицкий Б.Г.Вероятностно-статистическая оценка эффективности тактических операций // Вопросы борьбы с преступностью. - М., 1980, вып.32. с.101-111.
  4. Ларин A.M. Управление расследованием и измерение его эффективности // Советское государство и право. 1979. №10. - с.82.
  5. Майоров Н. Учет раскрытия преступлений // Соц. законность, 1970 №2 с.42-45
  6. Мирский Д.Я. Некоторые вопросы методики расследования отдельных видов преступлений в свете ленинского принципа неотвратимости наказания // Ленинские принципы неотвратимости наказания и задачи советской криминалистики. Свердловск, 1972. - с.42- 43.
  7. Психология: Словарь / Под ред. А.В.Петровского, М.Г.Ярошевского. - М.: Политиздат, 1990. - 494с.
  8. Русалов В.М. “О природе темперамента и его месте в структуре индивидуальных свойств человека.” // Вопросы психологии, 1985 г. №1, с.19-31.
  9. Салтевский М.В. Раскрытие преступлений “по горячим следам”: понятие, содержание, структура // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев, 1989, вып.38. - с.37-42.
  10. Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А.М.Прохоров. 2- е изд. - М.: Сов. Энциклопедия, 1983. - 1600с.

195

  1. Танасевич В.Г. Проблемы методики раскрытия и расследования преступлений // Советская криминалистика (теоретические проблемы) М.,1978.-с.179.
  2. Толковый словарь русского языка для ин-цев. - Ярославль: Изд-во “Русский язык”, 1978. - 228с.

196

Приложение 1

Зависимость специального рецидива по ст.144 УК (в процентах) от количества судимостей

у*т >

*“« .3 6? ,9 66 ,8 I

V^5I

Уь \ ,4

А1 ,7

1^28, 2

Кол-во судимостей

Рисунок 1

197

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

9 судимостей подзад. 1 Таблица 4

Номер суд-ти статья 9.9 9.8 9.7 9.6 9.5 9.4 9.3 9.2 144 40% 39,4% 23,2% 41% 35,3% 34,9% 34,7% 35% 206 6,5% 10,6% 11% 13,9% 17,6% 15,4% 14,7% 20,9% 108 2,6% 2,5% 1,1% - 1,2% 1,8% 0,6% 1,2% 145 5,8% 8,1% 6,6% 3,3%о 5,3% 4,1%о 8,2%> 3,7% 89 6,5% 7,5% 5% 9% 7,1% 10,1% 14,7% 19,6%> 96 2,6% 3,1% 2,8% 2,5% 4,7% 5,9%, 5,9% с со/ Э.Э. и 146 2,6% - 2,2% 3,3% 1,2% 1,8% 1,8% - 8 судимостей подзад. 1 Таблица 5

Номер суд-ти статья 8.8 8.7 8.6 8.5 8.4 8.3 8.2 144 39,2% 32,3% 33,2% 37,2% 41,6% 33,6% 43% 206 16,5%. 13,5% 13,9% 13% 12,8% 15,1% 19% 108 2,4% 1,3% 1,1% 3% 2,2% 1,7% 1,8% 145 2,8% 3,6% 3,2% 3% 4% 8,8% 6,8% 89 8,5%> 10,8% 8% 10,4% 8,8% 10,5% 13,6%о 96 2,4%о 0,4% 3,7% 3,9% 3,5% 5% 2,3% 146 1,4% 0,4% 0,5% 0,4% 1.8%> 1,7% 1.4% 7 судимостей подзад. 1 Таблица 6

Номер суд-ти статья 7.7 7.6 7.5 7.4 7.3 7.2 144 35,5% 39,6% 40,1% 38,9% 39,9% 36,9% 206 8,7% 10,6% 14,4% 13,8%. 15,4% 14% 108 2,5% 3,4%, 2% 3,5% 2,6% 1,5%

198

7 судимостей подзад. 1 Таблица 6 (продолжение)

Номер

суд-ти статья 7.7 7.6 7.5 7.4 7.3 7.2 145 3,7% 6,1% 4,9% 8,1% 7,9% 7% 89 5,6% 10,8% 10,1% 10,3% 10,5% 13,8% 96 2,9% 4,5% 3,8% 4,8% 4,9% 5,1% 146 0,8% 2,7% 2% 1,7% 1,5% 0,6% 6 судимостей подзад.1 Таблица 7

Номер суд-ти статья 6.6 6.5 6.4 6.3 6.2 144 40,5% 38,9% 38,4% 39,9% 37,6% 206 11,4% 12,4% 13,8% 15,6% 14,2% 108 2% 2,4% 1,9% 1,3% 2,1% 145 6,6% 5,2% 5,6% 4,9% 8,7% 89 9,7% 11,8% 11,8% 10,9% 11,5% 96 3,9% 4,3% 4% 3,3% 12,1% 146 1,8% 1,4% 1,9% 2% 1,6% 5 судимостей подзад.1 Таблица 8

Номер суд-ти статья 5.5 5.4 5.3 5.2 144 40,1% 39,9% 40,6% 44,6% 206 12,1% 13% 14,2% 14,2% 108 3,3% 2,4% 2,3% 2,5% 145 6,7% 6,8% 7% 7,6% 89 9,8% 12,3% 12% 12,7% 96 3,3% 3,1% 3,7% 4,1% 146 1,5% 2,1% 1,8% 1,9%

199

4 судимости подзад. 1 Таблица 9

Номер суд-ти статья 4.4 4.3 4.2 144 40,5% 38% 42,9% 206 11,8% 12,1% 12,5% 108 2,9% 2% 2,2% 145 6,1% 7,6% 8,3% 89 10,9% 11,9% 12% 96 3,2% 3,3% 3,1% 146 1,9% 2%. 1,9% 3 судимости подзад. 1 Таблица 10

Номер суд-ти статья 3.3 3.2 144 43,3% 45,4% 206 11,3% 11,2% 108 2,4% 1,8% 145 6,4% 7,8% 89 11,9% 12,4% 96 2,6% 2,5% 146 2,1%. 2% 3 судимости подзад.2 Таблица 11

Номер

суд-ти статья 3.1 3.2 144 43,9% 41,6% 206 10,4% 9% 108 2,3% 3,1% 145 6,7% 6,1%

200

3 судимости подзад.2 Таблица 11 (продолжение)

Номер суд-ти статья 3.1 3.2 89 10,4% 8,7% 96 2,1% 2,1% 146 1,4% 1,2% 4 судимости подзад.2 Таблица 12

Номер суд-ти статья 4.1 4.2 4.3 144 42,4% 38,5% 37,9% 206 11,9% 11,2% 10,2% 108 2,1% 2,6% 3,5% 145 7,2% 7,2% 5,5% 89 11% 10,5% 7,8% 96 2,4% 2,3% 1,8% 146 1,9% 2,1% 2,6% 5 судимостей подзад.2 Таблица 13

Номер суд-ти статья 5.1 5.2 5.3 5.4 144 41,2% 40,2% 39,9% 37,6% 206 13,6% 13% 10,6% 9% 108 1,8% 2,7% 3,2% 3% 145 6,3% 7,7% 5,6% 6,2% 89 10% 11,3% 8,3% 6,9% 96 3,1% 3% 2,4% 1,9% 146 1,7% 1,8% 1,6% 2,7%

Таблица 14

Номер суд-ти статья 6.1 6.2 6.3 6.4 6.5 144 38,4% 37,7% 38,6% 37,9% 32,5% 206 15,8% 13,6% 12,6% 10,1% 7,1% 108 1,9% 2,7% 4,8% 2,5% 2,5% 145 6,5% 6,5% 6,8% 7,7% 3,1% 89 12,1% 9,5% 11,4% 10,6% 5,3% 96 2,7% 4,1% 3,1% 3,4% 1,3% 146 2% 2,6% 1,8% 1,7% 1,6% 7 судимостей подзад.2 Таблица 15

Номер

суд-ти статья 7.1 7.2 7.3 7.4 7.5 7.6 144 39,8% 40,7% 39,5% 42,4% 32,7% 41,3% 206 15,2% 15,3% 13,1% 10,1% 7,4% 10,6% 108 1,9% 2,1% 2,2% 2,2% 2% 2,9% 145 9,9% 4,7% 4,3% 6,3% 3,8% 5,6% 89 11,2% 11,7% 12,9% 9.4% 7% 7% 96 5,2% 4% 4,5% 3.9% 2,9% 2,5% 146 1,7% 1,3% 2,1% 1,7% 0,4% 2,2% 8 судимостей подзад.2 Таблица 16

Номер

суд-ти статья 8.1 8.2 8.3 8.4 8.5 8.6 8.7 144 37,6% 36,2% 40,3% 38,5% 28,1% 38% 37,2% 206 14,3% 14,9% 15,1% 15,5% 13,4% 9,1% 13,9% 108 1,3% 2,7% 0,4% 2,2% 1,3% 1,1% 4% 145 10,1% 6,3% 6,3% 7,1% 3% 5,9% 7,2%

202 8 судимостей подзад.2 Таблица 16( продолжение)

Номер

суд-ти статья 8.1 8.2 8.3 8.4 8.5 8.6 8.7 89 12,2% 10% 11,3% 8% 6,9% 11,2% 5,8% 96 1,7% 2,3% 4,2% 3,1% 2,6% 4,3% 4% 146 - 3,2% 0,8% 0,4% 2,6% 1,6% 2,2% 9 судимостей подзад.2 Таблица 17

Номер суд-ти статья 9.1 9.2 9.3 9.4 9.5 9.6 9.7 9.8 144 36,5% 36,8% 34,1% 35,5% 30% 34,4% 34,8% 39,4% 206 14,7% 11,7% 17,6% 18,3% 8,2% 9,8% 14,9%. 8,8% 108 1,3% 1,2% 1,8% - 1,2% 2,5% 5% 3,1% 145 3,8% 6,7% 2,9% 3,6% 4,1% 5,7% 5% 5% 89 12,8% 10,4% 7,6% 8,9% 5,3% 13,9% 6,1% 5% 96 5,1% 4,3% 8,2% 4,1% 2,4% 0,8% 2,2% 5% 146 1,9% 1,2% 1,2% 1,2% 1,8% - 2,2% 1,9%

203

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Подзадача Передний процент Таблица 18

Кол-во суд-тей статья 9 8 7 6 5 4 3 144 35,4% 37,2% 38,5% 39,1% 41,3% 40,5% 44,4% 206 13,8% 14,8% 12,8% 13,5% 13,4% 12,1% 11,3% 89 9,9% 10,1% 10,2% 11,1% 11,7% 11,6% 12,2% 145 5,6% 4,6% 6,3% 6,2% 7% 7,3% 7,1% 108 1,4% 1,9% 2,6% 1,9% 2,6% 2,4% 2,1% 96 4,1% 3% 4,3% 5,5% 3,6% 3,2% 2,6% 146 1,6% 1,1% 1,6% 1,7% 1,8% 1,9% 2,1% Подзадача 2, средний процент Таблица 19

Кол-во суд-тей статья 3 4 5 6 7 8 9 144 42,8% 39,6% 39,7% 36,9% 39,4% 36,6% 35,2% 206 9,7% 11,1% 11,6% 11,8% 12% 13,7% 13% 89 9,6% 10,1% 9,1% 9,8% 9,9% 9,3% 8,8% 145 6,4% 6,6% 6,5% 6,1% 5,8% 6,6% 4,6% 108 2,7% 2,7% 2,7% 2,9% 2,2% 1,9% 2% 96 2,1% 2,2% 2,6% 2,9% 3,8% 3,2% 4% 146 1,3% 2,2% 2% 1,9% 1,6% 2,2% 1,4%

204

ПРИЛОЖЕНИЕ 4 Вероятность совершения (в процентах) предыдущего преступления определенного вида (последующая судимость - ст. 144 УК) ( Рис. 2.1.)

СТ.144У К

ст.206 У!

40-1 30 20–10-

40,5
41,3
39.1
38,5

37,2

35,4

10Т11,31 2,1
13’4 13>5
12,8 5-

14,8 13i8

0 -| 1 1 1 1 1 1

3 4 5 6 7 8 9

Количество судимостей

Ч 1 1 1

0-1 1 Ь

3 4 5 6 7 8 9

Количество судимости

ст.89 УК

14

12

10 8–в– 4 + 2 0

10,2
10,1 9,9

Ч 1 1

Н

1

1

4

5

6

7

8

Количест во судимос тей

СТ.145У К

4 5 6 7 8

Количест во судимос тей

СТ.108У К

ст.96 УК

4 5 6 7 8

Количество судимостей

2,5

СТ.146УК

4 5 6 7 8

Количество судимостей

4 5 6 7 8

Количество судимостей

205

Вероятность совершения (в процентах) последующего преступления определенного вида (предыдущая судимость - ст. 144 УК) (Рис. 2.2.)

СТ.144УК

ст.206 УК

45 ж

16 j

40-

14 ?

35- 30- 25- 20- ?42,839,6 397 36.9 39’4 36,6 35,2 12-

ю<

8- ^Z”* 11,6 11,8 12 13,7 1; 15 н

6-

10 - I

4-

5-J 0- 1 1 1 1 1 1 2-

0- 1 — 1 1 — Н— \ 1

4 5 6 7 8 9

Количество судимостей

3 4 5 6 7 8 9

Количество судимостей

ст.89 УК 10,5 -j

10- 9.5 < Г9,6 \ Ч х9,8 9-

8,5-

8-

9,1 1 h—

9,9

9,3

Н 1

ст.145 УК

4 5 6 7 8

Количество судимостей

4 5 6 7 8

Количество судимостей

СТ.108У К

ст.96 УК

4 5 6 7 8

Количество судимостей

3 4 5 6 7 8

Количество судимостей

СТ.146УК

4 5 6 7 8

Количество судимостей

206

ПРИЛОЖЕНИЕ 5

Сетевой фафик по лицам с 3-мя судимостями (повзад..^

ст. 144 3-я суд-ть

ст. 144 43,3%

другие преступлен ия

ст. 206 11,3%

др. преступления

ст. 144

45,4%

ст. 206 11,3%

ст. 144 55,2%

ст. 206 19,7%

др. преступления

Сетевой график по лицам с 4-мя судимостями (подзадЛ)

ст. 144 4-я суд-ть

СТ. 144 42,6%

другие преступле ния

ст. 206 20,9%

Г

др. преступления

ст. 144 42,7%

ст. 206 21,4%

ст. 144 38%

ст. 206

12,1%

др. преступления

ст. 144 43,2%

ст. 206

21,3%

др. преступле ния

ст. 144 42,9%

ст. 206 12,5%

ДР. пр-я

Рисунок 3.1.

207

Сетевой график по лицам с 5-ю судимостями (подзад..’!)

ст. 144

5-я суд-ть

ст. 144 40,1%

другие преступле ния

ст. 206 12,1%

др. преступления

ст. 144 39,9%

ст. 206 13%

ст. 144 33,8%

ст. 206 25,5%

ДР- пр-я

др. преступления

ст. 144 40,6%

ст. 206

14,2%

ст. 144 35,3%

ст. 206 23,8%

др. пр-я

Г

др.преступления

ст. 144 44,6%

ст. 206 14.2%

ст. 144 38,4%

ст. 206 25,4%

др. пр-я

Сетевой график по лицам с 6-ю судимостями (поязад.-i)

ст. 144

6-я суд-ть

ст. 144 40,5%

другие преступления

ст. 206 11,4%

I

I

I

Г

др. пр-я

ст. 144 38,9%

ст. 206 12,4%

ст. 144 30,1%

ст. 206 23,1%

др. пр-я

[

I

I

I ДР- пр-я

ст. 144 38,4%

ст. 206 13,8%

ст. 144 31%

ст. 206 25,7%

др. пр-я

I

I

I

I др. пр-я

ст. 144 39,9%

ст. 206 15,6%

СТ. 144 34,1%

ст. 206 22,8%

др. пр-я

I

I

I

I ДР- пр-я

ст. 144 37,6%

ст. 206 14,2%

ст. 144 36,6%

ст. 206 25,9%

др. пр-я Рисунок 3.2.

208

Сетевой график по лицам с 7-ю судимостями (подзад.’Г)

СТ. 144 7-я суд-ть

ст. 144 35.5%

другие преступления

ст. 206 8.7%

1

I

Г

I ДР. пр-я

ст. 144 39.6%

ст. 206 10.6%

ст. 144 27.9%

ст. 206 23.1 %

др. пр-я

I

I

I

ДР- пр-я

ст. 144 40,1%

ст. 206 14.4%

ст. 144 26,2%

ст. 206

26.2%

др. пр-я

I

1

I

I

ДР пр-я

ст. 144 38.9%

ст. 206 13.8%

ст. 144 25.3%

ст. 206 24,5%

др. пр-я

[

I

I

I ДР. пр-я

СТ. 144 39.9%

ст. 206 15.4%

ст. 144 32.2%

ст. 206 23,5%

др. пр-я

1

I

I

I ДР. пр-я

ст. 144 36.9%

ст. 206 14%

СТ. 144 32.1%

ст. 206

24.8%

др. пр-я Рисунок 3.3.

209

Сетевой график по лицам с 8-ю судимостями (подзад.4)

ст. 144

8-я суд-ть

I

ст. 144 39,26%

другие преступления

ст. 206 16,5%

I

г

I

Г

ДР- пр-я

ст. 144 32,3%

ст. 206

13,5%

ст. 144 13,7%

ст. 206 21,6%

ДР- пр-я

I

I

1

I

ДР. пр-я

ст. 144 33,2%

ст. 206 13,9%

ст. 144 32%

ст. 206 28,2%

ДР. пр-я

I

I

1

I

ДР. пр-я

ст. 144 37,2%

ст. 206 13%

ст. 144 27,1%

ст. 206 34,1%

Др. пр-я

I

I

1

I

ДР- пр-я

ст. 144 41,6%

ст. 206 12,8%

ст. 144 28,1%

ст. 206 25,8%

ДР- пр-я

I

I

1

I

ДР. пр-я

ст. 144 33,6%

ст. 206

15,1%

ст. 144 28,2%

ст. 206 19,7%

ДР. пр-я

I

I

1

I

др. пр-я

ст. 144 43%

ст. 206

19%

ст. 144 28,7%

ст. 206 33,6%

др. пр-я Рисунок 3.4.

210

Сетевой график по лицам с 9-ю судимостями (подзад.А)

СТ. 144 9-я суд-ть

ст. 144 40%

другие преступления

ст. 206 6,5%

1

I

[

ДР. пр-я

ст. 144 39,4%

ст. 206 10,6%

ст. 144 43,5%

ст. 206 21%

др. пр-я

1

I

I

Др. пр-я

ст. 144 23,2%

ст. 206 11%

ст. 144 19,4%

ст. 206 22,6%

ДР- пр-я

I

I

ДР. пр-я

ст. 144 41%

ст. 206 13,9%

ст. 144 21,2%

ст. 206 28,8%

ДР пр-я

I

[

I

I

др. пр-я

СТ. 144 35,3%

ст. 206 17,6%

СТ. 144

29,7%

ст. 206 31,7%

др. пр-я

I

1

I

I

ДР. пр-я

ст. 144 34,9%

ст. 206 15,6%

ст. 144 30%

ст. 206 27%

ДР- пр-я

I

1

I

I

ДР. пр-я

ст. 144 34,7%

ст. 206 14,7%

ст. 144 19%

ст. 206 33%

ДР. пр-я

I

1

I

I

ДР- пр-я

ст. 144 35%

ст. 206 20,9%

СТ. 144 23,8%

ст. 206 22,8%

др. пр-я Рисунок 3.5.

211

Сетевой фафик по лицам с 3-мя судимостями (псдзад.2)

ст. 144 1 -я суд-ть

ст. 144 43,9%

другие преступлен ия

ст. 206

10,4%

др. преступления

ст. 144 41,6%

ст. 206 9%

ст. 144 51,7%

ст. 206 15,9%

др. преступления

Сетевой график по лицам с 4-мя судимостями (псдаад.2)

ст. 144 1-я суд-ть

I

I

СТ. 144 42,4% другие преступления

ст. 206 11,9%

I

I

Г

I др. преступления СТ. 144 38,5% ст. 206 11,2%

СТ. 144 40,8% ст. 206

20,1% др. преступления

I

г

I

| ст. 144 37,9% ст. 206

10,2% др. преступления

СТ. 144 40,9% ст. 206

17,8% др. пр-я

I эисун < Э 1 С 4.1.

212

Сетевой график по лицам с 5-ю судимостями (псдзад.Я)

СТ. 144

I

I

СТ. 144 41,2%

другие преступления

ст. 206 13,6%

I Г

1

I др. преступления

ст. 144 40,2%

ст. 206 13%

СТ. 144 38,5%

ст. 206

23,4%

ДР. пр-я

I

I I

1

I др. преступления

ст. 144 39,9%

ст. 206 10,6%

СТ. 144 34,7%

ст. 206 22,3%

Др. пр-я

1

I

I др.преступления

СТ. 144 37,6%

ст. 206 9%

СТ. 144 36,4%

ст. 206

19,7%

др. пр-я Сетевой график по лицам с 6-ю судимостями (подзад.З)

СТ. 144

ст. 144 38,4%

другие преступления

ст. 206 15,8%

I Г

I

Г

др. пр-я

ст. 144 37,7%

ст. 206 13,6%

ст. 144 33,5%

ст. 206 21,4%

др. пр-я

I

I

I Др. пр-я

ст. 144 38%

ст. 206 12,6%

ст. 144 31,5%

ст. 206 24,1%

др. пр-я

I

I

I

I др. пр-я

ст. 144 37,9%

ст. 206 10,1%

ст. 144 30,8%

ст. 206 20%

Др. пр-я г

I

I

I др. пр-я

ст. 144 32,5%

ст. 206 7,1%

СТ. 144 27.3%

ст. 206 17,3%

ДР. пр-я Рисунок 4.2.

213

Сетевой график по лицам с 7-ю судимостями (подзад.2)

СТ. 144

ст. 144 39,8%

другие преступ ления

ст. 206 15.2%

др. пр-я

ст. 144 40,7%

ст. 206 15.3%

ст. 144 29,6%

ст. 206 21,5%

др. пр-я

др. пр-я

ст. 144 39,5%

ст. 206 13,1%

ст. 144 29,8%

ст. 206 27,1%

др. пр-я

др. пр-я

ст. 144 42,4%

ст. 206 10,1%

ст. 144 28,5%

ст. 206 20,6%

др. пр-я

др. пр-я

СТ. 144 32,7%

ст. 206 7,4%

ст. 144 24,3%

ст. 206 16,7%

др. пр-я

др. пр-я

ст. 144 41,3%

ст. 206 10,6%

ст. 144 32%

ст. 206

21,1%

1

др. пр-я

Рисунок 4.3.

214

Сетевой график по лицам с 8-ю судимостями (подзад.2)

ст. 144

ст. 144 37,6%

другие преступления

ст. 206 14,3%

I

г

I

Г

ДР- пр-я

ст. 144 36,2%

ст. 206 14,9%

ст. 144 30,3%

ст. 206 19,7%

др. пр-я

I

I

I

ДР- пр-я

ст. 144 40,3%

ст. 206 15.1%

ст. 144 24,8%

ст. 206 28.2%

др. пр-я

I

I

1

I

ДР- пр-я

ст. 144 38,5%

ст. 206 15.5%

ст. 144 35,2%

ст. 206 33.6%

ДР. пр-я

I

I

1

I

Др. пр-я

ст. 144 28,1%

ст. 206

13,4%

ст. 144 19,4%

ст. 206 22,5%

ДР. пр-я

I

I

1

I

ДР- пр-я

ст. 144 38%

ст. 206 9,1%

ст. 144 29%

ст. 206 21,4%

ДР. пр-я

I

I

1

I

ДР- пр-я

ст. 144 37,2%

ст. 206 13,9%

ст. 144 36,3%

ст. 206 14,7%

ДР- пр-я Рисунок 4.4.

215

Сетевой график по лицам с 9-ю судимостями (подзад.2)

ст. 144

I

I

ст. 144 38,5%

другие преступления

ст. 206

15,4%

I

г

I

I

ДР- пр-я

ст. 144 36.8%

ст. 206

11%

ст. 144 26.7%

ст. 206 32,7%

др. пр-я

I

I

1

I

ДР- пр-я

ст. 144 34,7%

ст. 206

17,6%

ст. 144 26%

ст. 206 26%

ДР- пр-я

I

I

1

I

ДР- пр-я

ст. 144 35,5%

ст. 206

18,3%

ст. 144 29%

ст. 206 33%

ДР- пр-я

I

I

1

I

ДР- пр-я

СТ. 144 30%

ст. 206 8.2%

ст. 144 16,8%

ст. 206

18,8%

ДР- пр-я

I

I

1

I

ДР- пр-я

ст. 144 33,6%

ст. 206

9,8%

СТ. 144

30,3%

ст. 206 21,2%

ДР- пр-я

I

I

1

ДР- пр-я

ст. 144 34,8%

ст. 206 14,9%

ст. 144 27,4%

ст. 206 21%

ДР. пр-я

I

I

1

I

ДР- пр-я

СТ. 144 39,3%

ст. 206

8,8

ст. 144 12,9%

ст. 206 12,9%

ДР- пр-я Рисунок 4.5.

216

ПРИЛОЖЕНИЕ 6

Таблица 20

Способы совершения краж М Ф С X Проникновение 6 3 - 3 Проникновение со взломом 26 7 6 10 Подбор ключа 1 - - 1 Свободный доступ при внезапно возникшем умысле 6 3 - 5 Вскрытие а\м 1 1 2 1 Кошелек, деньги из сумки - - - - #

Таблица 21

Способы совершения грабежей и разбоев М ф С X Угроза применения насилия 1 4 5 - Реализация угрозы применения насилия 10 6 7 1 Внезапное нападение без насилия 3 - 2 - Таблица 22

Вид преступления М Ф С X Кражи 40 14 8 20 Грабежи и разбои 14 10 12 3

Таблица 23

Способы совершения краж М Ф С X Проникновение 75 20 - 12 Взлом с проникновением 66 45 2 8 Подбор ключа 16 2 - - Свободный доступ при внезапно возникшем

умысле 9 6 3 27 Кошелек, деньги из сумки 6 2 9 6 Вскрытие автомобиля 1 1 1 5 Таблица 24

Способы совершения грабежей и разбоев М Ф С X Угроза с реализацией насилия 15 4 5 20 Угроза без реализации насилия 10 15 6 8 Нападение с насилием (насильственное проникновение в квартиру) 5 4 4 6 Внезапное нападение без насилия (срыв шапки) 1 4

Таблица 25

Вид преступления М Ф С X Кражи 173 76 15 58 Грабежи и разбои 31 27 15 34