lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Усков, Роман Геннадьевич. - Теория и практика проверки законности и установления основания к возбуждению уголовного дела: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2000 231 с. РГБ ОД, 61:01-12/128-8

Posted in:

Министерство внутренних дел РФ Академия управления МВД России

На правах рукописи

Усков Роман Геннадьевич

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПРОВЕРКИ ЗАКОННОСТИ

ПОВОДА И УСТАНОВЛЕНИЯ ОСНОВАНИЯ К

ВОЗБУЖДЕНИЮ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

по специальности: 12.00.09 - уголовный процесс; криминалистика; теория оперативно-розыскной деятельности

Научный руководитель - Заслуженный юрист РФ,

доктор юридических наук, профессор СП. Ефимичев

Москва 2000

? “г Г “(Г’И I

Оглавление

В ведение 3

Глава 1. ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА ПОВОДОВ К ВОЗБУЖДЕНИЮ УГОЛОВНОГО ДЕЛА.

§ 1. Понятие и законодательная регламентация поводов к возбуждению уголовного дела 13

§ 2. Характеристика отдельных видов поводов к возбуждению уголовного дела 30

§ 3. Проверка законности поводов . к возбуждению уголовного дела……. 72

Глава 2. ОСНОВАНИЕ К ВОЗБУЖДЕНИЮ УГОЛОВНОГО ДЕЛА.

§ 1. Понятие основания к возбуждению уголовного дела 98

§ 2. Установление основания к возбуждению уголовного дела 124

§ 3. Особенности установления основания к возбуждению уголовного дела по отдельным категориям уголовных дел 178

Заключение 194

Приложения 201

Список использованной литературы 218

3 ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы диссертационного исследования. Проводимая в настоящее время судебно-правовая реформа одной из целей ставит повышение качества и эффективности деятельности правоохранительных органов, в том числе и уголовной юстиции. Успешное осуществление задач уголовного судопроизводства, указанных в ст. 2 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР1, в значительной степени обусловлено тем, насколько своевременно, законно и обоснованно органом дознания, следователем или прокурором принято решение о возбуждении уголовного дела. Стадия возбуждения уголовного дела служит надежной гарантией эффективной борьбы с преступностью, способствует соблюдению прав и законных интересов граждан, укреплению законности и правопорядка.

Данная стадия является отправным моментом процессуального вмешательства государства в сферу личных прав и законных интересов граждан. Установление четких законодательных рамок стало особенно актуальным с принятием Конституции Российской Федерации 1993 г.2, провозгласившей права и свободы человека и гражданина высшей ценностью (ст. 2).

В течение 1999 года в органы внутренних дел поступило 3 001 748 заявлений о преступлениях3. При рассмотрении заявлений и сообщений решение об отказе в возбуждении уголовного дела выносилось в 48 %

1 Далее по тексту - УПК.

2 Далее по тексту - Конституция.

3 Сведения о зарегистрированных, раскрытых и нераскрытых преступле ниях // Сводный отчет по России. М., 2000. Л. 1.

4

случаев . Это говорит о том, что в таких ситуациях нет всех необходи- мых процессуальных условий для начала уголовного судопроизводства.

Анализ правоприменительной практики свидетельствует о том, что на стадии возбуждения уголовного дела возросло количество нарушений законности. По данным ГИЦ МВД РФ, в отношении 46 526 заявлений и сообщений вообще не было принято никакого решения, необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела имел место в - 60 805 случаях2. До- вольно часто выявляются факты укрывательства преступлений от учета.

Необоснованные отказы в возбуждении уголовного дела и еще имеющиеся факты укрытия преступлений от учета приводят к негатив- ным последствиям в деле борьбы с преступностью, отрицательно сказы- ваются на авторитете закона. Однако негативные последствия вызывают и факты необоснованного возбуждения уголовного дела, что, в свою очередь, приводит к нарушению прав и законных интересов личности, к напрасной ipare сил и средств государственных органов.

Такое положение дел значительно затрудняет практическое применение закона и не способствует эффективному выполнению задач уголовного судопроизводства. Причинами гому являются: недостаточно четкая регламентация процессуальной деятельности по разрешению вопроса о возбуждении уголовного дела; неэффективность имеющихся в распоряжении органа дознания, следователя и прокурора средств; не- своевременное реагирование на первичную информацию о преступлении; слабая организация и низкое качество работы. Недостаточная правовая регламентация порождает вольное толкование отдельных положений за- кона и становится основой для всевозможных нарушений.

Сведения о рассмотрении заявлений и сообщений о преступлениях // Сводный отчет по России. М., 2000. Л. 3, 6, 8.

2 Сведения о рассмотрении заявлений и сообщений о преступлениях // Сводный отчет по России. М., 2000. Л. 3, 6, 8.

5

Потребность в совершенствовании уголовно-процессуальной дея- тельности в рамках начальной стадии уголовного процесса возникает также в связи с необходимостью приведения норм УПК в соответствие с Конституцией.

Процессуальная форма применяемых на стадии возбуждения уго- ловного дела средств до сих пор не определена. Дискуссионным продолжает оставаться вопрос о необходимости расширения круга этих средств. Назрела необходимость: либо разрешить в исключительных случаях для установления основания к возбуждению дела проведение отдельных следственных действий до возбуждения уголовного дела, либо предложить новые процессуальные средства, а также наметить пути совершенствования уже существующих.

Требуют своего пересмотра и уточнения предмет и пределы процессуальной деятельности в начальной стадии. Вес это подлежит научному анализу. Проверка законности повода и установления основания к возбуждению уголовного дела предусмотрена в проекте нового уголовно-процессуального закона и диктуется потребностями практики.

Деятельность, осуществляемая компетентными государственными органами, неизбежно сопровождается властными полномочиями установления процессуальных условий, а это напрямую затрагивает интересы граждан и юридических лиц. Поэтому представляется важным и актуальным разрешение вопроса о характере деятельности на данном этапе.

Большое значение имеют преодоление неоднозначного понимания некоторых терминов и придание им единого смыслового значения.

Отмеченные обстоятельства определили выбор темы диссертаци- онного исследования и свидетельствуют о ее актуальности и большом практическом значении.

Степень разработанности темы. Очевидная актуальность, научная и практическая значимость проблемы определения процессуальных уело-

6

вий для законного и обоснованного решения вопроса о возбуждении уголовного дела объективно вызвали к жизни целый ряд научных иссле- дований, посвященных как разработке данной проблемы в целом, так и изучению отдельных ее сторон.

Труды таких авторов, как B.C. Афанасьев, Ю.Н. Белозеров, В.П. Божьев, СВ. Бородин, Л.Н. Буторин, А.К. Гаврилов, А.В. Еремян, СП. Ефимичев, И.А. Крючатов, Н.П. Кузнецов, П.Г. Марцифин, Л.Н. Мас- ленникова, А.Р. Михайленко, В.А. Михайлов, Н.Н. Николюк, П.П. Сердюков, М.С Строгович, В.М. Савицкий, Р.Д. Рахунов, А.П. Рыжаков, Ф.Н. Фаткуллин, А.А. Чувилев, Н.Г. Шурухнов, СП. Щерба, Г.П. Хи-мичева, В.И. Яшин и многих других по данной проблематике, безусловно, представляют огромную значимость для уголовно-процессуальной теории и правоприменительной деятельности. На страницах юридической литературы, в монографиях и диссертационных исследованиях были высказаны конкретные предложения о правовой природе и характере деятельности, осуществляемой в стадии возбуждения уголовного дела; сущности фактических данных, получаемых при ее проведении; правовом статусе ее субъектов и регламентации их прав и обязанностей. Достаточно широко исследовались и основные понятия начальной стадии уголовного процесса, анализировались их смысл и реальное содержание.

Тем не менее надо признать, что необходимая ясность, требуемая для практического осуществления деятельности по разрешению вопроса о возбуждении уголовного дела, отсутствует. По целому ряду вопросов высказываются взаимоисключающие суждения, а на законодательном уровне они остались без разрешения. Не нашли они достаточного отражения и в проекте УПК. Поэтому многие из них остаются актуальными и дискуссионными до настоящего времени.

Объект и предмет диссертационного исследования. Объектом ис- следования выступает правовое регулирование порядка проверки закон-

7

ности повода и установления основания при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, а также практическое применение этих норм.

Закономерности, определяющие возникновение и изменение пра- воотношений, складывающихся в сфере деятельности по проверке законности повода и установления основания к возбуждению уголовного дела, определили предмет исследования.

Цель и задачи исследования. Целью исследования явилась разработка научно обоснованных рекомендаций, направленных на совершен- ствование законодательства и деятельности лиц, осуществляющих проверку законности повода и установления основания к возбуждению уголовного дела.

В рамках достижения данной цели поставлены следующие теоретические и научно-практические задачи: рассмотрение характеристики поводов и требований, касающихся их законности, а также понятия «осно- вание к возбуждению уголовного дела» как одного из процессуальных условий для принятия решения на начальной стадии уголовного процесса, установление критериев его достаточности; выявление недостатков существующих средств и процессуального порядка по проверке законности повода и установления основания к возбуждению уголовного дела; рассмотрение некоторых особенностей установления основания по отдельным категориям уголовных дел; определение направлений для дальнейшего совершенствования и разработки рекомендаций по оптимизации порядка установления процессуальных условий при решении вопроса о возбуждении уголовного дела; анализ отдельных норм действующе- го УПК; обобщение истории и зарубежного опыта по исследуемой проблеме; изучение тенденций практики и мнения практических работников по исследуемым вопросам.

Методология и методика исследования. Методологической основой диссертационного исследования явились современные положения теории

8

познания общественных процессов и правовых явлений. Проверка за- конности повода и установление основания к возбуждению уголовного дела рассматривались во взаимосвязи с общей уголовно- процессуальной проблематикой, в том числе с точки зрения обеспечения эффективности и законности уголовного судопроизводства, с учетом тенденций и перспектив развития данной деятельности. При написании работы диссертант использовал распространенные в юридической науке методы исследования: системный, структурный, историко-правовой, сравнительно-правовой, статистический, социологический, формально-логический, при комплексном подходе к их применению.

Выводы автора базируются на положениях международных актов о правах человека, Конституции РФ, уголовном и уголовно- процессуальном законодательстве, постановлениях Конституционного Суда РФ, постановлениях Пленума Верховного Суда СССР и РФ, ведомственных нормативных актах, проекте УПК, а также соответствующем законодательстве зарубежных стран (Франции, Германии, США). Теоретической базой исследования явились научные труды ведущих ученых в области исследуемой проблемы, а также использованы социологические данные и материалы прессы.

В качестве доказательств существования той или иной теоретической проблемы, требующей научного осмысления, дополнительной ар- гументации в пользу определенной авторской позиции, решения кон- кретных ее вопросов в диссертации использованы материалы 228 уго- ловных дел и результаты социологических исследований. Эмпирическую базу исследования составили результаты анкетного опроса практических работников, а также полное или фрагментарное изучение материалов уголовных дел. Исследовалась практика Верховного Суда РФ, областного суда Орловской области, районных судов г. Орла, а также статистиче-

9

ские показатели, характеризующие состояние борьбы с преступностью за последние годы в России и на территории Орловской области.

Научная новизна заключается в том, что автором осуществлено комплексное монографическое исследование сущности, содержания и значения процессуальной деятельности по проверке законности повода и установления основания к возбуждению уголовного дела, а также средств и процессуального порядка ее осуществления в условиях судебной реформы с учетом тенденций развития уголовно-процессуального законодательства.

В работе содержатся предложения для наиболее эффективного ис- пользования средств и порядка установления процессуальных условий для принятия законного и обоснованного решения в стадии возбуждения уголовного дела.

В диссертации сформулирован ряд теоретических положений и практических рекомендаций, направленных на совершенствование пра- вового регулирования института проверки законности повода и установ- ления основания к возбуждению уголовного дела. На основе анализа нормативной базы, типичных нарушений закона, высказанных в литературе мнений по совершенствованию этой деятельности внесены предложения по изменению уголовно-процессуального закона с целью эффективного достижения задач на стадии возбуждения уголовного дела.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Предложение по уточнению понятия «повод» к возникновению уголовно-процессуальных правоотношений. Повод в уголовном процессе необходимо рассматривать как юридический акт, создающий обязанность для этих органов начать процессуальную деятельность по разрешению вопроса о возбуждении уголовного дела.
  2. Сформулированы основные требования, необходимые для признания повода законным. Они касаются источников получения сведений

10

о преступлении, их содержания и процессуального оформления, а также требований в отношении преступлений, предусмотренных ст. 27 УПК.

  1. Предложение по расширению перечня субъектов, которые могут выступить с поводом, предусмотренным п. 6 ст. 108 УПК. Целесообразно в п. 6 ст. 108 УПК указать на непосредственное обнаружение дознавате- лем, органом дознания, следователем и прокурором признаков преступления. Причем с учетом того, что УПК к органам дознания относит милицию, под дознавателем следует понимать любого ее сотрудника.
  2. Уточнения понятия «основание к возбуждению уголовного дела». Оно характеризуется с двух сторон: материально-правовой и про- цессуальной. Установление основания осуществляется посредством вы- явления таких признаков преступления, как общественная опасность и противоправность готовящегося или совершенного преступного деяния. Противоправность, в свою очередь, является результатом обнаружения существенных признаков, раскрывающих объективную сторону состава преступления.
  3. Предложение по дополнению перечня обстоятельств, которые исключают производство по делу, «отсутствием основания к возбуждению уголовного дела». В случае отсутствия достаточных данных, указывающих на признаки преступления, отказывать в возбуждении уголовного дела необходимо на основании отсутствия основания.
  4. Регламентация назначения экспертизы и проведения специального исследования до возбуждения уголовного дела. Назначение эксперти- зы должно осуществляться лишь в тех случаях, когда без него невозможно установить наличие или отсутствие основания к возбуждению уголовного дела. Возможность проведения специального исследования при ре- шении вопроса о возбуждении уголовного дела позволяло бы делать вывод о том, что готовящееся или совершенное деяние попадает в круг уго- ловно наказуемых.

11

  1. Регламентация процессуального порядка истребования необхо- димых материалов, включающая: основание для истребования, добро- вольность исполнения этого требования, письменную форму предъявления требования, отражение полученных материалов в соответствующем протоколе.

Теоретическая значимость исследования. Диссертация призвана обратить внимание процессуалистов на неразрешенность ряда проблем стадии возбуждения уголовного дела, на неэффективность отдельных положений закона, не позволяющих оптимально сочетать установление необходимых процессуальных условий и гарантий прав личности, вовлеченных в уголовно-процессуальные отношения.

В работе подчеркивается уголовно-процессуальная сущность про- верки законности повода и установления основания к возбуждению уголовного дела, а также необходимость детальной разработки и соблюдения процессуальной формы данного вида деятельности.

Практическая значимость результатов исследования состоит в ори- ентированности всей работы на изучение теоретических проблем и раз- работку практических рекомендаций по повышению эффективности дея- тельности по установлению необходимых процессуальных условий в стадии возбуждения уголовного дела. Диссертант, опираясь на изученные материалы уголовных дел, сформулировал предложения по уточнению, изменению и дополнению уголовно-процессуального законодательства в части, касающейся порядка проверки законности повода и установления основания к возбуждению уголовного дела. В работе даются отдельные рекомендации по оптимизации работы компетентных органов и должностных лиц в ходе рассмотрения поводов, что будет способствовать более эффективному решению задач начальной стадии уголовного процесса. Выводы и предложения автора могут быть «спользованы при реализации действующего УПК, в подготовке и принятии нового уголовно-

12

процессуального законодательства, ведомственных нормативных актов, руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, в учебном процессе.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссер- тационного исследования были опубликованы автором в четырех научных статьях. Они обсуждались в ходе проведения научно- практических конференций в Орловском юридическом институте МВД РФ и Академии управления МВД РФ, “круглых столов”, посвященных этим проблемам. Некоторые результаты нашли применение в учебном процессе по курсу “Уголовный процесс” в Орловском юридическом институте МВД РФ, а также используются в деятельности Следственного управления УВД Орловской области, о чем свидетельствуют акты о внедрении.

Структура и объем работы определяются целями, задачами и логикой исследования. Настоящая диссертация состоит из введения, двух глав, содержащих в себе шесть параграфов, заключения, приложений и списка использованной литературы.

13

Глава 1. ЮРИЧЕСКАЯ ПРИРОДА ПОВОДОВ К ВОЗБУЖДЕНИЮ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

§ 1. Понятие и законодательная регламентация поводов к возбуждению уголовного дела

Уголовный процесс, как известно, начинается с момента получения компетентным должностным лицом сведений о готовящемся или совершенном преступлении. Именно с этого времени возникают уголовно-процессуальные отношения, направленные на выявление условий, при которых возможно и необходимо возбуждение уголовного дела и дальнейшее развитие процесса, появляется правовое основание для проведения определенных процессуальных действий. Таким образом, первоначальные сведения о готовящемся или совершенном преступлении, полученные компетентным органом, приобретают значение повода для начала деятельности по разрешению вопроса о возбуждении уголовного дела.

Понятие повода к возбуждению уголовного дела не нашло своего четкого выражения в процессуальном законе, не привлекло оно доста- точного внимания и науки уголовного процесса. Между тем, его определение имеет большое теоретическое и практическое значение, поскольку с ним связано решение важных процессуальных вопросов о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела.

Отсутствие необходимой ясности в этом вопросе, как показывает история института возбуждения уголовного дела, может служить причиной нечеткого правового регулирования отдельных видов поводов. Так, в Положении о революционных трибуналах от 18 марта 1920 г. к числу поводов было отнесено “постановление … трибунала, вынесенное им в судебном заседании при рассмотрении иного дела”. Такая картина наблюдалась в Положении о революционных военных трибуналах от 4 мая 1920 г., где поводами именовались “политические сводки соответствующего органа, сообщаемые трибуналу для сведения, если в этих сообще-

14

ниях трибунал усмотрит достаточные для возбуждения уголовного … преследования основания”1.

Данный пример, а также анализ отдельных определений этого понятия позволяют предположить, что большинство процессуалистов под поводом понимают либо первичные сведения о преступном факте, либо их источник при решении вопроса о возбуждении уголовного дела.

Так, М.С. Строгович считает, что поводом к возбуждению уголовного дела “являются те установленные законом источники, из которых следователь, прокурор, орган дознания и суд получают сведения о пре- ступлении и влекут для этих органов обязанность принять решение о том, следует ли приступать к производству по уголовному делу”2.

М.А. Чельцов под поводом понимает “источники осведомленности

0 событии преступления, наличием которых законодатель обусловливает право соответствующего органа возбуждать уголовное преследование”3.

А.К. Гаврилов, поддерживая их, отмечает, что повод является не только источником. Его особенность заключается в том, что орган рас- следования, прокурор, суд, узнав о преступлении, обязаны принять ре- шение о возможности и необходимости производства по делу4.

Следовательно, повод - это не любой источник сведений о преступлении, а только такой, который влечет за собой обязанность соответствующих органов определенным образом на него реагировать. Поэтому законодатель указывает исчерпывающий перечень поводов, при наличии которых возможно возбуждение уголовного дела. Сказанное позволяет сделать вывод о том, что если органу дознания, следователю и прокурору станет известно о преступлении из иного источника (слухи), то он не

1 СУ 1920 г. № 22-23. Ст. 115; № 54. Ст. 236.

2 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1970. С.13.

3 Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962. С.219.

4 Гаврилов А.К. Возбуждение уголовного дела органами милиции: Дис. … канд.юрид.наук. - Ростов-на-Дону, 1964. С.68.

15

влечет для этих органов обязанности начать разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела.

По мнению А.А. Чувилева, под поводом необходимо понимать по- ступившие в орган дознания, следователю, прокурору, суду и судье источники первичных сведений о признаках совершения (или подготовки к совершению) преступления1.

О.П. Темушкин рассматривает повод как источник, из которого прокурорские, следственные и судебные органы получают сведения о преступлении и который влечет для них обязанность принять решение о возможности начать производство по делу2.

Приведенные определения повода небесспорны. Вот некоторые возражения. Во-первых, нельзя упускать из виду тот факт, что сведения, которые требуются для принятия законного и обоснованного решения в стадии возбуждения уголовного дела, уполномоченные органы и должностные лица черпают не только из заявлений и сообщений о преступлении, но и из материалов, приложенных к ним и полученных в ходе проверки.

Во-вторых, не все установленные законом поводы можно охарак- теризовать как сведения о преступлении либо их источники. К таковым нельзя отнести непосредственное обнаружение органом дознания, следователем или прокурором признаков преступления, которое не может быть признано ни сведениями о преступлении, ни их источниками. Это же относится и к явке с повинной. Оба эти повода, скорее, представляют собой определенные действия вне зависимости от того, что оба выражены в определенной процессуальной форме (протокол, справка или рапорт).

1 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному ко дексу РСФСР / Под ред. В.П. Божьева. - М., 1997. С. 168.

2 Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под ред. П.А. Лупинской. - М., 1997. С. 234.

16

Нельзя согласиться и с мнением И.А. Крючатова, рассматривающего повод как единство формы и содержания (основания). Он утверждает, что поводом могут быть только такие заявления и сообщения о преступлении, в которых содержатся фактические данные о признаках преступления1.

Представляется, что обобщение этих двух самостоятельных условий для принятия решения в начальной стадии уголовного процесса про- тиворечит действующему УПК. В поводе, действительно, должны содер- жаться сведения, касающиеся преступного характера готовящегося или совершенного деяния, но при этом не подразумевается обязательное на- личие в нем основания. Вывод о наличии основания порой может быть сделан лишь в результате проведения ряда процессуальных действий в стадии возбуждения уголовного дела, а полученные результаты отража- ются в других процессуальных документах.

Основание как условие, необходимое для возбуждения уголовного дела, может быть установлено из документов, прилагаемых к поводу (это акты ревизии, ведомственных проверок, справки). Дополнительные ма- териалы не относятся к поводам, а выступают лишь подтверждением со- держащихся в поводе сведений. В противном случае теряется смысл процессуального понятия «повод к возбуждению дела» и появляется реальная опасность расширительного толкования перечня поводов, предусмотренных процессуальным законом.

Источником сведений о преступлении могут быть также оперативные данные, телефонные сообщения неизвестных лиц и другие сигналы, которых закон не упоминает в числе поводов. Следовательно, источник

1 Крючатов И.А. Правовая природа возбуждения уголовного дела в со- ветском уголовном процессе: Дис. … канд.юрид.наук. - Одесса, 1969. С. 188.

17

сведений о преступлении - понятие более широкое, нежели повод к возбуждению уголовного дела.

Помимо этого в определенных законом случаях (ст. 27 УПК) заяв- ления и сообщения, из которых компетентные органы и должностные лица получают информацию о преступном факте, не всегда имеют значение повода для возбуждения дела. Имеются в виду заявления, жалобы по делам частно-публичного обвинения, поступившие от лиц, не пострадавших от этих преступлений. Такие заявления поводом к возбуждению дела не являются, хотя служат источником информации об общественно опасном деянии.

Поводы к возбуждению дела нельзя определять, как это делают не- которые авторы, первичными данными или обстоятельствами о преступлении1, ибо это ведет к смешению понятий повода и основания для возбуждения дела.

Побудительная сторона повода, показывающая предпосылку воз- никновения деятельности по возбуждению уголовного дела, уходит на второй план. В результате вопрос о том, почему эта деятельность началась, чем она обусловлена, остается нерешенным. Между тем главным при уяснении сущности повода является его побудительная сторона, которая дает ответ на данный вопрос. Отсюда повод есть условие, при наличии которого соответствующие должностные лица в соответствии с процессуальным законом вступают в отношения, образующие в своем единстве деятельность по решению вопроса о возбуждении уголовного дела. Повод является предпосылкой, а эти действия и отношения - се результатом.

1 Гаврилов А.К. Стремовский В.Л. Законность и обоснованность возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе. - Ростов-на-Дону, 1968. С. 36.

18

Некоторые авторы высказывают мнение, согласно которому под поводом понимается получение сведений о готовящемся или совершен- ном преступлении либо непосредственное обнаружение признаков пре- ступления1. Такая точка зрения, на наш взгляд, не вполне оправдана, так как не раскрывает сущности исследуемого понятия, ибо сам процесс получения сведений из предусмотренных законом источников - это не повод, а скорее деятельность, возникающая в связи с получением данных о готовящемся или совершенном преступлении.

Ранее М.С. Строгович высказывал мнение о том, что повод это установленное законом условие, при котором соответствующий орган вправе и обязан решать вопрос о том, есть или нет основания реагиро- вать на данный факт как на преступление2. Хотя при этом он считал по- вод формальным условием, который нуждается в наличии фактического условия - основания. С такой постановкой вопроса вряд ли можно согласиться.

Вопрос о поводе как формальном условии нашел свое отражение еще в работах дореволюционных русских и немецких процессуалистов. Они утверждали, что повод - это внешняя, формальная причина следствия, что условия предъявления уголовного иска (обвинения) делаются на сведениях, наличность которых создает достаточное основание, и фор- мально-юридическое, наличие которого даст законный повод. Такое положение, в первую очередь, связано со сложившимся состоянием законодательства, регламентировавшего уголовное судопроизводство, принятого в то время в дореволюционной России и Германии. Поэтому вопрос о поводах в подавляющем большинстве случаев вставал как формальное условие после того, как дело фактически было подготовлено полицией и

1 Бородин СВ., Перлов И.Д. Советский уголовный процесс. - М., 1969. С. 7-8.

2 Строгович М.С. Учебник уголовного процесса. - М., 1938. С. 106.

19

переходило в иную стадию - производство следствия. Возбуждению дела предшествовало предварительное следствие, которое проводилось про- извольными методами, не требовало ни повода, ни иного юридически определенного условия. Служебное назначение такой конструкции со- стояло в стремлении дать полиции полную свободу действий к преследо- ванию неугодных и вместе с тем создать иллюзию “законности” для на- чала формального следствия1.

Примечательны примеры УПК ряда развитых стран. В уголовном процессе США поводов к возбуждению уголовного дела, как таковых, нет. Уголовное преследование формально считается возбужденным с момента издания ордера на арест или обыск2. Поводы в уголовном про- цессе Германии и Франции в большей степени носят информационный характер и не имеют определенной формы, указывается лишь источник поступления сведений о преступном факте.

В УПК Франции поводы могут быть получены от тех, кому лично был причинен ущерб преступным деянием, а также от ряда организаций при соблюдении определенных условий. Уголовное преследование может быть возбуждено и непосредственно членами судебного корпуса, проку- рорами и должностными лицами, уполномоченными на то законом. Причем дело считается возбужденным с момента поступления повода3.

В уголовном процессе Германии стадия возбуждения уголовного дела вообще отсутствует. Поводами выступают заявления без указания субъекта их представления, а также жалобы по делам частного обвине- ния; сообщения органов власти и чиновников полиции о преступном

1 Духовский Н.В. Русский уголовный процесс. - М., 1910. С. 167; Фенин Л.И. Уголовный процесс. - Харьков, 1911. С. 90; Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т.1. СПб., 1912. С.34.

2 Пешков М.А. Особенности возбуждения уголовного дела в уголовном процессе США // Следователь. 1997. № 2. С. 77.

3 Уголовно-процессуальный кодекс Франции 1958 г. (по состоянию на 1 января 1995 г.). Ст. 1-2. - М., 1996.

20

деянии; выявления преступлений органами прокуратуры. Право возбуждения уголовного дела принадлежит прокуратуре и возможно лишь после проведения расследования в отношении этих поводов1.

Современный уголовный процесс России строится по иному принципу. Для возникновения деятельности на любой стадии уголовного процесса требуется определенное условие. В начальной стадии уголовного судопроизводства таковым условием является повод. Причем оно яв- ляется единственным: деятельность в стадии возбуждения уголовного де- ла возникает лишь при наличии этого условия и никакого другого. По- вод выступает как процессуальное условие и в любом случае побуждает орган дознания, следователя и прокурора приступить к его рассмотре- нию. Решение вопроса о возбуждении уголовного дела и производстве следствия, в отличие от зарубежной практики, уже будет зависеть от на- личия основания. Говорить, что повод является формальным, а основа- ние фактическим условием возбуждения уголовного дела - нельзя, так как они различаются по назначению и следствию. Повод является усло- вием деятельности в этой стадии, а основание - условием принимаемого решения.

В связи с этим мы не можем согласиться с мнением З.Д. Ивановой, считающей, что “повод лишь в совокупности с достаточным основанием имеет правовое значение, сам по себе никаких правовых последствий не порождая”2. В данном случае автор в определении отождествляет стадию и факт возбуждения уголовного дела. Следуя этому определению, в случае отсутствия основания к возбуждению уголовного дела компетентные органы не приступают к процессуальной деятельности и, следовательно, не выносят никакого решения.

1 Уголовно-процессуальный Кодекс Федеративной Республики Германия (по состоянию на 1 января 1993 г.). § 152, 158-161. - М., 1994.

2 Иванова З.Д. Основания возникновения правоотношений по советско му праву: Дис. … канд. юр ид. наук. - М., 1951. С. 266-267.

21

На наш взгляд, такое отождествление повода и основания к возбуждению уголовного дела не совсем справедливо, так как:

  1. В поводе в большинстве случаев содержится предположение лиц, обращающихся с соответствующим заявлением (сообщением) о ставшем им известном готовящемся или совершенном преступном дея нии, а основание - это оценка этой информации.

  2. Сведений, содержащихся в поводе, может быть достаточно либо нет для принятия решения о возбуждении дела, наличие основания предполагает для положительного решения в этой стадии только доста- точность необходимых данных.
  3. Повод, содержащий сведения о преступном деянии, влечет начало процессуальной деятельности в первой стадии уголовного процесса, а не обусловливает возбуждение дела. Будут ли они признаны указывающими на основание - станет известным только в ходе осуществления процессуальной деятельности.
  4. Сведения, содержащиеся в поводе, при их рассмотрении становятся основанием, но это не означает, что между поводом и основанием стира- ется грань.

Повод служит побудительным началом деятельности, в результате которой будет принято одно из предусмотренных уголовно- процессуальным законом решений. Если рассмотреть повод под таким углом зрения, то обнаружится, что все указанные в законе поводы есть определенные действия, посредством которых компетентные органы ин- формируются о преступлениях. Таким образом, повод всегда есть воле- изъявление, автор которого предполагает или утверждает о наличии подготавливаемого или совершенного преступления.

Это важный характеризующий повод признак, который позволяет отграничивать сю от тех заявлений, в основе которых лежат админист- ративные, гражданские, дисциплинарные правонарушения, не попадаю-

22

щие в сферу уголовного судопроизводства. Они не будут выступать по- водом и в их отношении не решается вопрос о возбуждении уголовного дела, а также нет необходимости вынесения постановления об отказе в возбуждении дела.

Необходимо отметить, что при рассмотрении вопроса о том, является ли данное заявление (сообщение) поводом к возбуждению уголовного дела или нет, надо учитывать как юридическую, так и фактическую сторону предположения или утверждения заявителя. Повод имеет место не только в том случае, когда заявитель прямо указывает на преступный характер сообщаемого факта, но и тогда, когда он ограничивается приведением данных о преступном деянии, не давая ему уголовно-правовой оценки. Поэтому в обоих случаях требуется решать вопрос о возбуждении уголовного дела, однако при этом все моменты предположения (ут- верждения) заявителя подлежат самой тщательной проверке. Если пред- положение или утверждение окажется необоснованным, то оно подлежит официальному опровержению путем вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела1.

Правовое значение повода к возбуждению уголовного дела заключается в том, что он вызывает публичную деятельность органов дознания, следователя, прокурора и требует, чтобы они определенным образом реагировали на каждый сигнал о готовящемся или совершенном пре- ступлении. Без повода к возбуждению дела общественно опасные деяния оставались бы без внимания и реагирования. Повод является как бы свя- зующим звеном между уголовным правом и уголовным процессом. Что- бы волеизъявление заявителя о преступлении стало достоянием органа дознания, следователя, прокурора и судьи, он должен внешне проявить

1 Аналогичную точку зрения высказывал Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела: Дис. … канд.юрид.наук. -Казань-Иваново, 1958. С. 134.

23

себя, выразить свое желание вступить в сферу уголовно- процессуальных правоотношений.

Смысл введения в оборот понятия “повод” определяется следующим. Во-первых, как мы ранее отмечали, при его поступлении закон раз- решает соответствующим должностным лицам производить определенные процессуальные действия и принимать конкретные решения (ст. 109, 112-114 УПК). Во-вторых, повод указывает на способ получения ими соответствующей информации и на механизм ее преобразования в доказательства. Тем самым повод дает возможность наглядно отразить и затем проверить степень доброкачественности оснований принимаемых в данной стадии решений. Следует согласиться с мнением Р.Х. Якупова, который указывает на необходимость разграничения понятия повода и основания, с одной стороны, а с другой - понятия основания к началу производства в стадии возбуждения уголовного дела1.

Деятельность компетентных органов начинается с момента получения известия о готовящемся или совершенном преступлении. В целях осуществления эффективной борьбы с преступлениями, рационального использования этими органами сил и средств, они не могут действовать по любому сигналу о преступлении. Поэтому законодатель предусмотрел исчерпывающий перечень источников, из которых становится известно о совершении преступления и истинность которых можно проверить.

Проанализировав нормы уголовно-процессуального закона и ис- следовав соответствующие понятия, имеющиеся в научной литературе, можно сделать вывод о том, что наиболее приемлемым является рассмотрение понятия “повод” с позиции юридического факта2.

1 Якупов Р.Х. Уголовный процесс. - М., 1998. С. 211.

2Сходной точки зрения придерживается Г.П. Химичева Рассмотрение

милицией заявлений и сообщений о преступлении. - М., 1997. С. 26.

24

В теории права под юридическими фактами понимают такие жизненные обстоятельства, с которыми нормы права связывают возникновение, изменение и прекращение юридических отношений1.

Как известно, юридические факты делятся на события и действия. События происходят помимо воли людей, а действия совершаются осоз- нанно и по воле человека. Все действия подразделяются на юридические акты и поступки. Юридические акты - действия, которые направлены на достижение определенных юридических последствий. Если обратиться к уголовному судопроизводству, то в стадии возбуждения уголовного дела юридическими актами будут выступать заявления (сообщения) граждан, учреждений, предприятий, организаций, должностных лиц, лиц, явившихся с повинной, о преступных фактах и обнаружение соответствующими органами и должностными лицами признаков преступления. Подача таких заявлений (сообщений) и обнаружение признаков преступления показывает наличие желания и воли у указанных лиц через соответствующие юридические акты вступить в уголовно-процессуальные правоотношения. Юридические поступки, в свою очередь, представляют такие действия, которые независимо от намерения лица влекут возникновение юридических последствий.

Между тем юридический акт это не источник каких-либо сведений, не сообщение фактических данных, а определенное действие, бездействие или событие. Юридический акт лишь находит свое отражение в том или ином процессуальном документе (источнике). В данном случае преступление является юридическим поступком для возникновения уго- ловно-правовых правоотношений.

Любое преступление как юридический поступок порождает уголовно- правовые правоотношения между государством и лицом, его со-

1 Теория права и государства; Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. - М., 1997. С. 163.

25

вершившим. Государство выступает в этих правоотношениях как сторона, которая не только разрабатывает и принимает законы, на нарушение которых направлено преступление, но и осуществляет их реализацию через механизм борьбы с преступностью. Таким образом, преступление является юридическим поступком для возникновения уголовно-правовых правоотношений.

Как уже отмечалось, уголовный процесс является формой осущест- вления уголовного закона. Поэтому возникновение уголовно- процессуальных правоотношений тесным образом связано с совершением преступления.

Начало уголовно-процессуальных правоотношений напрямую не зависит от факта совершения преступления. Если совершено преступление, но о нем органам, призванным вести борьбу с преступлениями, не известно, то реализация норм уголовно- процессуального права не наступает.

Необходимо разграничивать юридический фаю для возникновения уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношений. Они, в свою очередь, будут вызывать возникновение различных последствий.

Побудительным началом для возникновения последних помимо противоправного деяния, каковым в данном случае является преступление, должно быть также действие правомерное и желательное, с точки зрения интересов личности, государства и общества в целом, направленное на то, чтобы о совершенном преступлении стало известно компетентным органам1. В ходе своей деятельности они могут выявить в чьих-либо действиях или бездействии признаки преступления. Получение этих же сведений органами, имеющими право решать вопрос о возбуждении

Аналогичной точки зрения придерживается Галкин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон. - М., 1962. С. 72-85.

26

дела, является юридическим актом возникновения уголовно- процессуальных правоотношений.

Существует противоположная точка зрения, согласно которой вряд ли можно обозначать возбуждение уголовного дела понятием юридического факта. Его можно рассматривать как результат, последствие появления повода к возбуждению дела, а не как сам повод. Не определение повода является юридическим актом, а лишь наличие заявления, сообщения, обнаружение признаков преступления. Повод формируется раньше, нежели он становится юридическим фактом. Наличие повода к возбуждению дела определяет юридический факт, а не наоборот1.

Представляется, что понятие “повод” к возбуждению уголовного дела необходимо рассматривать как юридический акт, заключающийся в получении или обнаружении в ходе осуществления своих полномочий органом дознания, следователем, прокурором или в предусмотренных законом случаях судом, информации о готовящемся или совершенном преступном деянии в процессуальной форме и из строго предусмотрен- ных законом источников, и создающий обязанность для этих органов начать процессуальную деятельность по разрешению вопроса о возбуж- дении уголовного дела.

Перечисленные в законе поводы к возбуждению дела имеют одинаковое уголовно-процессуальное значение в смысле обязательного их наличия для возбуждения уголовного дела. Вместе с тем ни один из поводов для следователя, органа дознания, прокурора и суда не является обя- зательным в смысле непременного вынесения решения о возбуждении уголовного дела. Помимо повода для этою необходимо еще наличие

1 Михайленко А.Р. Вопросы теории и практики возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе: Дис. … канд.юрид.наук. - Саратов, 1971. С. 79; Чельцов М.А. Указ. соч. С. 219.

27

достаточных данных, указывающих на признаки преступления, и отсут- ствие обстоятельств, исключающих производство по делу.

Наличие в УПК различных поводов для возбуждения уголовного дела не является основанием для того, чтобы поводы делить на обязательные и необязательные, как это пытались делать некоторые авторы1.

Деление поводов на обязательные и необязательные было предусмотрено русским дореволюционным Уставом уголовного судопроизводства. В ст. 303 УУС сказано: “Жалоба почитается достаточным поводом к начатию следствия. Ни суд, ни следователь, ни прокурор не могут отказать в том лицу, потерпевшему от преступления”. Это требование закона означало, что никто не имел право входить в оценку существа жалобы. Следователь и прокурор следили только за тем, чтобы жалоба отвечала формальным требованиям закона (ст. 302 УУС) и непременно приступали к следствию, если была на это воля потерпевшею. С одной стороны, это ставило возбуждение уголовного дела в зависимость от ус- мотрения отдельных лиц и давало возможность использовать уголовное преследование против “неугодных”, для расправы над ними. Если учесть, что форме жалобы придавалось исключительное значение, то такое положение, с другой стороны, ставило в беззащитное положение тех, кто не мог воспользоваться услугами защитника для составления жалобы по всем формальным правилам. Например, существовало правило, по которому жалоба не принималась, если была написанная на клочке бумаги и карандашом”2.

Действующий уголовно-процессуальный закон к поводам относит:

1) заявления и письма граждан;

1 Строгович М.С. Корницкий Д.А. УПК РСФСР, текст и постатейный комментарий. - М., 1925. С. 62-63.

2 Щегловитов В.И. Устав уголовного судопроизводства с законодатель ными мотивами и разъяснениями. - СПб., 1898. С. 102.

28

2) сообщения профсоюзных и комсомольских организаций, народных дружин по охране общественного порядка, товарищеских судов и других общественных организаций; 3) 4) сообщения предприятий, учреждений, организаций и должностных лиц; 5) 6) статьи, заметки и письма, опубликованные в печати; 7) 8) явка с повинной; 9) 10) непосредственное обнаружение органом дознания, следователем, прокурором или судом признаков преступления. 11) Изучение уголовных дел показывает, что степень распространенности на практике поводов к возбуждению уголовного дела различна. Так, по уголовным делам, по которым вынесен приговор, по заявлениям и письмам граждан, дело было возбуждено в 53 % случаев, по сообщениям предприятий, учреждений, организаций должностных лиц - 10 % и при непосредственном обнаружении органом дознания, следователем или прокурором признаков преступления в 37 % случаев. По прекращенным уголовным делам соотношение этих поводов следующее: 30 %, 12 % и 58%’.

Известно, что при проведении предварительного расследования в отдельное производство могут выделяться не только уголовные дела, но и материалы, требующие проверки без производства следственных дей- ствий, для последующего решения вопроса о возбуждении уголовного дела или отказа в таковом. Так, по результатам исследования, проведен- ного А.Р. Михайленко, направление таких материалов в качестве пово- дов составляет 0,9 % к их общему числу. Он пишет, что органы, управо- моченные на возбуждение уголовного дела, сообщениями о преступле- нии не занимаются, они вправе сами решить вопрос о возбуждении дела.

1 Приложение 1.

29

Такому выделению материалов он придает значение самостоятельного повода к возбуждению уголовного дела1.

По мнению Р.Д. Рахунова, выделенные материалы являются поводом и основанием для возбуждения дела2. Данное утверждение не соот- ветствует ст. 108 УПК: поводы и основания законодатель не отождествляет. Тот же Р.Д. Рахунов считает целесообразным дополнить перечень поводов в ст. 108 УПК. По нашему мнению, выделенные таким образом материалы стоит рассматривать в рамках повода, предусмотренного п. 6 ст. 108 УПК.

Резюмируя изложенное, можно сделать следующие выводы. В российском уголовном процессе поводы к возбуждению уголовного дела по своим процессуальным последствиям не отличаются друг от друга. В чем бы они не выражались, каково бы ни было их число, от кого бы ни поступали, все они имею! одинаково важное значение - обусловливают право и обязанность указанных в законе органов и должностных лиц рассмотреть первичную информацию о преступном деянии, содержа- щуюся в них, и принять одно из предусмотренных законом решений на начальном этане уголовного судопроизводства. Каждый из них является обязательным в том отношении, что без повода не возникает деятельность по возбуждению уголовного дела. Однако ни один из поводов не может считаться обязательным в смысле непременности вынесения по нему решения о возбуждении уголовного дела. При любом поводе предварительное расследование начнется только тогда, когда есть к тому основание.

Мы предлагаем понятие “повод” как процессуальное условие, для законного и обоснованного рассмотрения вопроса о возбуждения уго-

1 Михайленко А.Р. Указ. соч. С. 129-130.

2 Рахунов Р.Д. Соблюдение законности при возбуждении уголовных дел // Соц. законность. 1958. № 6. С. 35.

30

ловного дела в начальной стадии уголовного процесса обозначить как юридический акт. Сущность его заключается в получении или обнаружении в ходе осуществления своих полномочий органом дознания, следователем, прокурором или в предусмотренных законом случаях судом информации о готовящемся или совершенном преступном деянии в форме и из строго предусмотренных законом источников, и создающий обязанность для этих органов начать процессуальную деятельность по разрешению вопроса о возбуждении уголовного дела.

§ 2. Характеристика отдельных видов поводов к возбуждению уголовного дела

В данном разделе мы бы хотели остановиться подробней на харак- теристике поводов, предусмофенных дейсгвующим УПК. Постараемся раскрыть содержание и особенности каждого из поводов с учетом новых взглядов в процессуальной литературе и требований правоприменительной деятельности.

  1. Заявления и письма граждан

Данный повод является наиболее распространенным источником сведений для органа дознания, следователя и прокурора о готовящемся или совершенном преступлении.

Под понятием “граждане” уголовно-процессуальный закон понимает не только граждан РФ, но и граждан иностранных государств, которые пользуются в нашей стране равными правами. Такие же права принадлежат лицам без гражданства и лицам, имеющим двойное гражданство. Хотя в Уголовном кодексе РФ1 и УПК имеются указания на данную категорию лиц, однако только применительно к лицам, в отно-

1 Далее по тексту - УК.

31

шснии которых осуществляется уголовное судопроизводство. На наш взгляд, было бы целесообразно внести изменение в ст. 108 УПК и указать на заявления и письма граждан РФ, иностранных государств и лиц без гражданства.

Основными причинами подачи гражданами заявлений и писем вы- ступают: 1) гражданская позиция и долг перед обществом и государством; 2) желание получить компенсацию, когда преступлением гражданам причинен имущественный, физический либо моральный ущерб (они обращаются к компетентным органам для защиты своих прав и законных интересов, нарушенных или поставленных под угрозу); 3) случаи лжесвидетельствования.

Под термином “заявления и письма граждан” законодатель преду- сматривает возможность подачи как письменного, так и устного заявления. Данное положение имеет существенное значение, так как облегчает гражданам реализацию на защиту своих прав и свобод. Вместе с тем необходимо учитывать требование УПК о том, что устное заявление гражданина должно быть оформлено протоколом, а письменное заявление -быть им подписано. В протоколе устного заявления излагаются обстоятельства, сообщаемые гражданином, сведения о его личности и отражается предупреждение его об ответственности за заведомо ложный донос. В случае поступления письменного заявления предупреждение об ответственности за ложный донос также делается в письменной форме путем отобрания отдельной подписки.

В научной литературе под письменным заявлением имеется в виду заявление, направленное по почте1. Причем нельзя это понятие сводить только к техническому способу передачи информации. Это, прежде всего, фиксация речи, содержащая информацию, сведения о готовящемся

Гаврилов А.Г., Стремовский В.А. Указ. соч. С. 40.

32

или совершенном преступлении, которая передается не лично, а посредством материального носителя на расстоянии.

Бытует мнение, что, если потерпевший не известен и от него лично не поступило заявления или письма, то заявление иного лица, сообщив- шего о данном преступном деянии, не может быть поводом к возбуждению уголовного дела и не влечет никаких юридических последствий. Это подтверждают и результаты опроса практических работников: 28 % из них считают, что в случае непосредственного обнаружения признаков преступления необходимо выявить потерпевшего и принять от него заявление1.

Отсутствие потерпевшего от преступного деяния не затрудняет ре- шение вопроса о возбуждении уголовного дела. Сами по себе поводы, указанные в ст. 108 УПК, не предрешают результата деятельности на этой стадии, так как они влеку! лишь ее начало. Для возбуждения дела необходим повод, основание и отсутствие обстоятельств, исключающих производство по делу. Отсутствие потерпевшего от преступного деяния как обстоятельства, препятствующего началу процессуальной деятельности по решению вопроса о возбуждении дела нет. В этом случае дело должно быть возбуждено, а меры по установлению потерпевшего от преступления будут приняты в процессе предварительного расследования. В УПК не указывается, от каких граждан должно поступить заявление или письмо (потерпевшего, очевидца, лица, задержавшего преступника).

В правоприменительной деятельности встречаются ситуации, когда лицо даже не является очевидцем, а о преступлении знает со слов других лиц. В данном случае сообщение такого лица будет основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий. В случае подтверждения данной информации в качестве повода выступит непосредственное обнаружение органом дознания признаков преступления.

1 Приложение 2.

33

Один из спорных вопросов связан с тем, что часть граждан, не обладая достаточной юридической подготовкой, не знают, какие деяния являются уголовно наказуемыми, и обращаются с жалобами не только в милицию, но и в иные государственные органы. Если при их рассмотрении будет обнаружено, что в данных фактах содержатся признаки какого-либо преступления, то такие жалобы направляются в правоохранительные органы. В данном случае поводом к возбуждению уголовного дела будет сообщение не от гражданина, а от соответствующего предприятия, учреждения, организации или должностного лица. Если факты, содержащиеся в жалобе, не являются преступными, они передаются для разрешения в компетентные органы либо по ним принимается соответст- вующее решение. Приведенные соображения позволяют сделать вывод о том, что заявления и письма граждан должны быть обращены к органам, осуществляющим борьбу с преступлениями, в соответствии с их компетенцией.

Заявлять о преступлении - не является обязанностью и зависит от усмотрения лица, которому стало известно о преступлении. Однако есть исключение из этого положения, исходя из которого каждый гражданин обязан сообщить компетентному органу или должностному лицу о со- вершении особо тяжких преступлений под угрозой уголовного наказания (ст. 316 УК).

В правоохранительные органы иногда поступают заявления и со- общения, в которых указывается о совершении преступного деяния, а собранные данные свидетельствуют о том, что на самом деле в них отсутствуют признаки того или иного уголовно наказуемого деяния. Заявитель жалуется для того, чтобы милиция “припугнула” лиц, указанных в заявлении, или же встречаются ситуации, когда в обыкновенной жалобе содержатся признаки уголовно наказуемого деяния. Во всех случаях, независимо от того, как расценивает сообщаемый факт заявитель, должно-

34

стное лицо, принимающее заявление, должно надлежащим образом его оформить, рассмотреть и принять по нему предусмотренное законом решение.

В уголовно-процессуальной литературе высказывается точка зрения, согласно которой способ доведения гражданами сведений о пре- ступном деянии до компетентных органов и должностных лиц не имеет принципиального значения1. Уголовно-процессуальный закон четко формулирует требование к заявлениям граждан: письменные - подписываются гражданином; устные, сделанные лично соответствующим органам и должностным лицам, заносятся в протокол и также подписываются заявителем. Только в этом случае они могут рассматриваться в качестве повода.

Встает правомерный вопрос о значении заявлений, сообщений о преступлении, автор которых не известен: в одних случаях они не подписываются, в других - подаются за подписью вымышленного лица, третьи - некоторые носят клеветнический характер. Однако в то же время, согласно исследованию, проведенному Ф.Н. Фаткуллиным, в среднем около 40% анонимных заявлений, поступающих в органы милиции и прокуратуры, оказываются соответствующими действительности2. Согласно нашим исследованиям, подобная практика имела место в 28 % случаев3. Поэтому такого рода сообщения о преступлениях не должны оставаться без внимания правоохранительных органов. Правовую природу и процессуальные последствия анонимных заявлений действующий УПК не определяет, что можно объяснить негативной оценкой законодателя такого рода заявлений.

1 Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. - М., 1961.

С. 94.

? Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч. С. 143.

J Приложение 2.

35

Возникает вопрос: можно ли признать анонимное заявление поводом к возбуждению уголовного дела? В уголовно-процессуальной литературе на этот счет нет единого мнения. Часть авторов анонимное заявление о преступлении, которое в ходе проведения проверки подтвердится и даже будет установлено лицо, ее подавшее, признают его поводом к возбуждению дела1.

Другая группа авторов придерживается противоположной точки зрения2. М.С. Строгович по этому вопросу писал, что анонимное заявле- ние не может стать поводом, так как речь идет о возбуждении уголовного дела, а не уголовного преследования. После проведения по нему про- верки поводом к возбуждению дела будет не само это заявление, а ре- зультат его проверки3.

Отношение к таким заявлениям, а также к доводам, которые в нем содержатся, должно исключать как пренебрежительный характер, так и некритическое отношение. Причем, необходимо отмеаить, что данный вопрос решается не в рамках стадии возбуждения уголовного дела, а с момента появления соответствующего повода, предусмотренного про- цессуальным законом. Уголовно-процессуальный закон не признает дан- ные заявления в качестве поводов к возбуждению уголовного дела, но они являются сигналом для проверки поступившей информации опера- тивными методами и средствами. Такая деятельность сводится к тому, что определенные органы, правомочные на проведение оперативно- розыскной деятельности, должны выявить вероятное или достоверное

1 Васильев А.Н. Рассмотрение сообщений о совершенном преступлении. -

М., 1954. С. 15; Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч. С. 101-102; Ми-

хайленко А.Р. Указ. соч. С. 112.

1 Советский уголовный процесс / Под ред. А.Д. Карева. М., 1968. С. 177;

Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. - М.,

  1. С. 29.

3 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. - М., 1970.

С. 13.

36

предположение о возможном наличии данных, указывающих на признаки преступления.

Как показывает практика, проверкой таких заявлений занимаются не только органы внутренних дел, но и органы налоговой полиции, ФСБ, таможенные органы и некоторые другие. Данные сигналы не должны оставаться без внимания, однако одно лишь их рассмотрение не влечет за собой возбуждения уголовного дела. Чтобы результаты дея- тельности тех государственных органов, которые проверяли анонимную информацию, приобрели юридическое значение, т.е. стали поводом к возбуждению уголовного дела, они облекаются в соответствующую процессуальную форму (справки, рапорта, постановления) и выступают уже поводом, предусмотренным п. 6 ст. 108 УПК.

Мы разделяем мнение И.А. Крючатова, который полагает, что подача заявления о совершенном преступлении является правовым дейст- вием, относящимся к одному из элементов правоотношения - его содержанию, следовательно, должен быть и конкретный субъект этого правоотношения - конкретное лицо, подавшее заявление. Подача же анонимного заявления исключает наличие такого субъекта и самого правоотношения, поэтому исключается правовой характер действия по его подаче. Подавая анонимное заявление, гражданин не желает осуществления своего правомочия и обязанности сообщить только достоверные сведения и нести ответственность за их сообщение1. Именно поэтому анонимное заявление не отвечает процессуальной форме такого источника сведений о совершенном или подготавливаемом преступлении, каким является заявление гражданина, оно не подписано заявителем. Изложенное позволяет сделать вывод о том, что сообщаемые сведения в таком заявлении могут вызывать сомнение с точки зрения их достоверности.

1 Крючатов И.А. Указ. соч. С. 191.

37

В настоящее время одной из главных причин несообщения о пре- ступлениях и подачи анонимных заявлений является отсутствие доверия граждан к деятельности правоохранительных органов, боязнь возмездия со стороны преступного мира и отсутствие защиты со стороны государ- ства лиц, сотрудничающих с органами, ведущими борьбу с преступно- стью.

По делам частного обвинения заявления граждан поступают в форме жалоб и, по сути, являются разновидностью заявления о преступлении (ст. 27 УПК). Между жалобой и заявлением есть объединяющие их признаки, представляющие собой обращения в соответствующие право- охранительные органы и служащие средством защиты от нарушений прав и свобод человека. При наличии определенных условий они влекут за собой возбуждение уголовного дела. Жалоба подается по узкому пе- речню преступлений, который предусмотрен ст. 27 УПК, возбуждение и прекращение которых во многом определяются волеизъявлением граж- данина. Он самостоятельно определяет необходимость в уголовно- правовых средствах защиты в случае причинения морального, имущест- венного и физического вреда. Различие может заключаться в процессу- альном оформлении таких сообщений. Жалоба подается в произвольной форме, но в ней должно обязательно содержаться волеизъявление заяви- теля о привлечении виновного к уголовной огветственносги. УПК в ч. 3 ст. 27 допускает исключения из этого правила, когда дело может быть возбуждено и при отсутствии волеизъявления потерпевшего, выраженно- го в жалобе.

При решении данного вопроса нужно исходить из того, что воле- изъявление потерпевшего о возбуждении уголовного судопроизводства по делам частного и частно-публичного обвинения должно быть свобод- ным, не связанным ни с каким принуждением. Жалоба это не показания, которые могут быть получены лишь путем допроса потерпевшего и

38

только после возбуждения уголовного дела, для которого, в свою оче- редь, необходима жалоба потерпевшего. Поэтому можно прийти к выво- ду, что жалоба потерпевшего не может излагаться в протоколе допроса. В противном случае неизбежно нарушение п. 7 ст. 5 УПК, согласно кото- рому дело не может быть возбуждено при отсутствии жалобы потерпев- шего. УПК даст исчерпывающий перечень поводов и не предусматривает их замену или дополнение протоколом допроса. На искоренение этой не- гативной практики указывала еще Военная коллегия Верховного Суда СССР1. Представляется, что под отсутствием жалобы потерпевшего сле- дует понимать отсутствие добровольно и осознанно выраженного жела- ния потерпевшего привлечь к ответственности того, кто преступлением причинил ему вред2.

Возникает и другой спорный вопрос, следует ли считать возбуждение дела законным в том случае, когда компетентные лица, в нарушение закона, процессуально не оформляют поступающую жалобу потерпевше- го о привлечении виновного к уголовной ответственности, к примеру за изнасилование?3

Стоит не согласиться с решением этого вопроса Судебной коллегией Верховного Суда РСФСР, которая однажды посчитала, что дело воз- буждено по жалобе потерпевшего, хотя письменно такая жалоба не была оформлена4. Из чего же тогда будет видно волеизъявление потерпевшего, его желание начать уголовное преследование, без которого дело не мо- жет быть начато процессуальная деятельность по разрешению вопроса о

1 Сборник постановлений Пленума и определений коллегии Верховного Суда СССР по вопросам уголовного процесса 1946-1962 гг. - М., 1964. С. 13-14.

2 Гуценко К.Ф. Порядок возбуждения и прекращения производства по делам частного обвинения // Вопросы уголовного права и процесса. - М., 1958. С. 175.

3 Михайленко А.Р. Указ. соч. С. 106.

  • Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1963. № 6. С. 6-7.

39

возбуждении уголовного дела? В противном случае компетентные органы не вправе предпринять что-либо. Должен быть исходный документ, который служит основанием для последующей деятельности и выносимых решений.

Жалоба не будет выступать поводом к возбуждению уголовного дела, если в ней будут содержаться лишь фактические данные, обстоя- тельства происшедшего преступного деяния. В жалобе по делам частного и частно-публичного обвинения должно быть четко показано требование пострадавшего о привлечении к уголовной ответственности именно за это преступление. Данное положение нашло отражение в определении Судебной коллегии Верховного Суда СССР по уголовному делу Ю. Коллегия считает, что уголовное дело было возбуждено необоснованно, так как жалоба потерпевшей содержала требование о привлечении к ответственности Ю. за хулиганство, а не за изнасилование или попытку ее изнасиловать’.

Даже противоправное поведение потерпевшего, способствующее совершению преступлений этой категории, не лишает права пострадавшего обратиться в соответствующие органы с целью возбуждения уголовного дела, наказания виновного2.

Что будет являться поводом, если желание обратиться с жалобой будет выявлено в ходе получения объяснений? Одни отказываются при- знавать ее наличие, так как нет непосредственного обращения, а наличие желания о привлечении к уголовной ответственности в объяснении жалобой не является. Другие, наоборот, идут по пути определения жалобы, которая может быть заявлена в ходе получения объяснений и из нее видно желание потерпевшего привлечь виновного к уголовной ответствен-

1 Судебная практика Верховного Суда СССР. 1953. № 3. С. 16.

2 Дубривный В.А. Потерпевший на предварительном следствии. - Сара тов, 1966. С. 38-39.

40

ности. Жалоба не имеет материально-правового свойства, не может вы- ступать условием преступности или наказуемости деяния. Единственным условием уголовной ответственности является состав преступления.

Если жалобе потерпевшего придается материально-правовое значение, т.е. возникает стремление создать в процессе особые условия нака- зуемости, то это ведет к извращению понятия основания к началу уго- ловного судопроизводства преступления. Жалоба имеет сугубо процес- суальное значение. По своему существу она принципиально не отличает- ся от других поводов и является разновидностью заявления о преступле- нии. Различие заключается в том, что существует единственный повод по отдельной группе преступлений, возбуждение и производство в отноше- нии которых связаны с интересами потерпевших от преступления и по- этому представляются нецелесообразными без их согласия. По этой кате- гории дел жалоба, содержащая требование о привлечении к уголовной ответственности, является единственным условием возникновения дея- тельности по разрешению вопроса о возбуждении дел частного и частно- публичного обвинения. Тем не менее, от этого жалоба, как повод, не пе- рерастает в основание к возбуждению уголовного дела. При выяснении ее необоснованности, уголовное дело возбуждено не будет.

  1. Сообщения профсоюзных и комсомольских организаций, народ- ных дружин по охране общественного порядка, товарищеских судов и других общественных организаций

Значение этого повода сводится к привлечению общественности и общественных организаций к борьбе с преступностью. Однако в настоя- щее время на практике данный повод встречаются все реже. По этой причине в проекте УПК, рассматриваемом Государственной Думой РФ1, данный повод не нашел своего отражения, а такого рода заявления рас-

1 В дальнейшем - проект УПК.

ЮССИЙСКА** Г -;8ЛЙОТЕКА,

сматриваются в рамках “сообщений должностных лиц, организаций или их объединений” (п. 3 ч. 1 ст. 150).

Сообщения указанных в законе общественных организаций во многом сходны с сообщениями, предусмотренными п. 3 ч. 1 ст. 108 УПК. На этом основании представляется правомерным рассматривать сооб- щения общественных организаций как разновидность повода, преду- сматривающего сообщения учреждений, предприятий, организаций и должностных лиц.

  1. Сообщения учреждений, организаций, предприятий и должностных лиц

Сообщения учреждений, организаций, предприятий и должностных лиц является поводом к возбуждению уголовного дела, в которых они информируют компетентные органы, правомочные решать вопрос о возбуждении уголовного дела, о ставших известных им преступных фактах.

К данным сообщениям уголовно-процессуальный закон относит сообщения учреждений, предприягий, организаций и их должностных лиц вне зависимости от принадлежности, формы собственности, организационно-правовой формы и сферы деятельности.

А.К. Гаврилов высказывает мнение о том, что данное сообщение о преступлении является поводом лишь тогда, когда “правонарушение совершено рабочим, служащим данного учреждения, предприятия, организации или на их территории, а также в связи с их деятельностью”1. На наш взгляд, А.К. Гаврилов попытался определить основные причины обращения учреждений, предприятий, организаций и должностных лиц с таким сообщением. В то же время для органов дознания, следователя и прокурора не имеет значения род общественно опасного деяния. Данные учреждения, предприятия, организации и должностные лица могут сообщать как о служебных, так и о иных преступлениях.

1 Гаврилов А.К. Указ. соч. С. 90.

42

П.П. Сердюков высказывает несколько иную точку зрения, являющуюся, по нашему мнению, наиболее правильной, в соответствии с которой такого рода сообщения будут выступать поводом, предусмотренным п. 3 ст. 108 УПК, лишь при наступлении двух условий. Первое условие касается компетенции должностных лиц, которая возлагается на них нормативным актом или иным документом, отражающим круг его слу- жебных обязанностей. “Должностные лица обеспечивают строгое со- блюдение возложенных на них обязанностей на том участке, который им поручен”‘.Второе условие определяет характер общественно опасных деяний, о которых учреждения, организации, должностные лица уведом- ляют компетентные органы.

Подобное обращение в компетентные органы связано с реагированием на нарушения нормальной деятельности того или иного учреждения, организации, предприятия. В противном случае простое обращение о преступном деянии будет рассматриваться как заявление гражданина.

А.К. Гаврилов также предлагает изменить формулировку ст. 108 УПК, указав просто на сообщение должностных лиц, так как, когда речь идет о преступлении, “то о нем может сообщить не учреждение, предприятие или организация, а только должностные лица от его имени или как его представитель”2. В проекте УПК содержится аналогичное указание на сообщение должностного лица организаций или их объединений (п. 3 ч. 1 ст. 150).

Такая позиция авторов проекта УПК, по нашему мнению, оправдана и вносит некоторую определенность в абстрактное понятие “сообщение предприятия, организации”. Действительно, при поступлении сообщения учреждения, предприятия, организации оно должно быть обя-

1 Сердюков П.П. Доказательства в стадии возбуждения уголовного дела. -Иркутск, 1981. С. 44.

2 Гаврилов А.К. Указ. соч. С. 90.

43

зательно подписано его руководителем либо лицом, исполняющим его обязанности, или руководителем структурного подразделения, имеющего право представительства интересов этой организации в государственных и иных органах. Но вопрос заключается не в том, кто подпишет это сообщение, а в том, чьи интересы нарушены преступным деянием. Нет полной ясности в ситуации, когда нарушены авторские прагва организации, а инициатором и автором сообщения будет директор этого предприятия. Получается, что он выступает в роли заявителя, хотя ущерб причинен организации, руководитель лишь утверждает сообщение о преступлении. Таким образом, обращаясь с сообщением о преступлении, руководитель лишь представляет ее интересы и обращается от имени этой организации, предприятия и учреждения.

Под сообщением учреждения, организации, предприятия может подразумеваться обращение в лице коллегиального органа. К примеру, в своем постановлении Государственная Дума просит Генеральную прокуратуру дать правовую оценку тому или иному факту, ставшему известным в ходе ее работы. Тем не менее, это обращение подписывается не всеми депутатами, а лишь се председателем, который от лица всего коллегиального органа уполномочен утвердить своей подписью то или иное решение, принятое на основании результатов голосования.

Сообщения предприятий, учреждений, организаций и должностных лиц являются поводом только по делам публичного обвинения. Однако есть исключения из этого положения. Организации, предприятия и учреждения могут выступить заявителем по делам частного и частно-публичного обвинения в том случае, если в установленном законом порядке они признаны опекуном или попечителем потерпевшего от преступления.

Уголовно-процессуальный закон предусматривает для этого повода лишь письменную форму. Данное положение гарантирует определен-

44

ность, конкретность содержащихся в сообщении сведений. В сообщении должны быть ссылки на фактические данные, являющиеся, по мнению организации, предприятия, учреждения или должностного лица, преступными. К сообщениям в подтверждение указанных фактов могут быть приложены акты ревизий, инвентаризаций, различные учетные и отчетные документы, материалы ведомственных и аудиторских проверок, справки. Их отсутствие не предрешает решения, не меняет процессуального существа, а лишь уменьшает доказательственную силу первичных сведений, осложняя решение вопроса о возбуждении уголовного дела, а также не освобождает от обязанности компетентных органов рассмотреть сообщение и принять по нему решение. Сообщения учреждений, предприятий и организаций должны быть в обязательном порядке подписаны их руководителями, иметь оттиск печати.

Для некоторых учреждений, организаций подача таких сообщений является обязательным требованием. Например, на органы здравоохранения возложена обязанность немедленно сообщать обо всех случаях обращения за медицинской помощью с ножевыми и огнестрельными ранениями, а также иными телесными повреждениями, если есть основания полагать, что они связаны с преступлением1. Но данная информация не будет являться поводом к возбуждению уголовного дела, хотя не исключает проведения проверки по данному факту для установления наличия или отсутствия признаков преступления2.

По мнению Г.П. Химичевой, если при проверке этой информации будут обнаружены признаки преступления, то поводом к возбуждению

1 Директива МВД СССР и Министерства здравоохранения СССР № 0014/5/8 от 24 июня 1975 г.

2 Примерная инструкция о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах и учреждениях внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях: Утверждена приказом МВД СССР№ 415 - 1990 г. П. 1.4.

45

дела могут быть и заявление пострадавшего, и сообщение органа здравоохранения, и непосредственное обнаружение органом дознания признаков преступления1.

С таким мнением вряд ли можно согласиться, так как само проведение проверки такой информации будет говорить только о непосредственном обнаружении признаков преступления в ходе осущест- вления административной деятельности согласно Закону РФ “О милиции”, вне зависимости от поступления заявления от потерпевшего.

На отдельные государственные органы возложены контрольные функции государственного надзора. Это органы рыбоохраны, инспекции лесного хозяйства и охраны леса, санитарно-эпидемиологического надзора, которые обязаны при обнаружении преступных фактов сообщать о них в правоохранительные органы.

Важно отмстить, что пересылка материалов из одного органа, пра- вомочного возбудить уголовное дело, в другой такой орган в порядке подследственности или по иным основаниям не может расцениваться как повод к возбуждению дела в виде сообщения учреждения или должностного лица, переславшего заявление (сообщение) о преступлении. Поводом в данном случае будет сообщение о преступлении того учреждения, предприятия, организации и должностного лица, от которого оно впервые поступило.

  1. Статьи, заметки и письма, опубликованные в печати

Данный повод имеет некоторые специфические черты, которые можно отнести только к сообщениям о преступлениях, опубликованным в печати. Обращение относится не только к компетентным органам, правомочным возбуждать уголовные дела, но и к широкому кругу общественности, которая ожидает должного реагирования правоохранительных

1 Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений
о преступлении. - М., 1997. С. 36.

46

органов на выявленные и опубликованные преступные факты. Сообщения, опубликованные в печати, которые содержат достоверные данные о готовящемся или совершенном преступлении, вне зависимости от волеизъявления автора или редакции о начале уголовного судопроизводства, являются поводом к возбуждению уголовного дела. Причем, учитывая публичность такого сообщения о преступном деянии, ее автор несет ответственность за достоверность сообщаемых фактов.

В этой связи рядом авторов поднимается проблема журналисткой тайны и этики в связи необходимостью решения вопроса о возбуждении уголовного дела1. По нашему мнению, вопросы, связанные с журналисткой тайной и этикой, когда сотрудники печатных изданий отказываются представлять информацию об источнике сообщаемых сведений о преступном деянии, не должны противоречить задачам уголовного судопроизводства.

Под статьями, заметками и письмами обычно понимаются фельетоны, сообщения, очерки, передовицы газет и журналов. Не форму кор- респонденции, а сам факт опубликования материалов, содержащих признаки какого-либо преступления, следует рассматривать в качестве повода. Представляется, что наиболее удачной формулировкой данного повода является сообщение о преступном деянии, опубликованное в печати, без указания формы. Это исключит неясность в данном вопросе и определенные трудности, возникающие на практике.

В связи с повышением роли в нашей жизни телевидения, радио и иных СМИ, а также имеющихся в их распоряжении информационных возможностей, заслуживает одобрения мнение авторов проекта УПК, которые к данному поводу отнесли все сообщения, содержащиеся в любых средствах массовой информации (п. 4 ст. 150).

‘Файзулин М. Поводы к возбуждению уголовного дела: правовая при- рода // Советская юстиция. 1993. № 23. С. 28.

47

Сообщения в печати могут выступать поводом к возбуждению дела лишь в том случае, если они опубликованы в печатных изданиях, выпус- каемых типографским и приравненным к нему способом в центральных, республиканских, областных, краевых, городских и районных газетах и журналах. Поэтому мнение ряда процессуалистов, которые рассматри- вают в качестве данного повода также сообщения, которые не были опубликованы в печатных изданиях1, звучит не совсем убедительно.

Более того, такая точка зрения противоречит УПК, а также самому процессуальному значению этого повода. Ставший известным СМИ факт о совершенном или готовящемся преступлении, но не опубликован- ный, т.е. не доведенный до сведения правоохранительных органов и об- щественности, не будет выступать сообщением.

В настоящее время выпускается большое количество печатных изданий движений, партий, течений и групп различного толка, преследующих те или иные политические, экономические интересы. Как нам кажется, одним из условий рассмотрения сообщений в печати в качестве повода к возбуждению дела является государственная регистрация печатных изданий. Сообщения, содержащиеся в листовках, стенгазетах, печатных изданиях для распространения внутри своей организации (по смыслу п. 4 ч. 1 ст. 108 УПК) не могут относиться к данному поводу. При обнаружении в таких изданиях сведений, содержащих в себе признаки преступления, при их подтверждении поводом к возбуждению дела будет выступать непосредственное обнаружение признаков преступления соответствующим компетентным органом.

В случае, когда корреспонденция не опубликована, а направлена в орган, правомочный решать вопрос о возбуждении уголовного дела, поводом выступает сообщение того органа печати или заявление лица (ав-

1 Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. - Л., 1963. С. 131.

48

тора публикации). Поводом к возбуждению уголовного дела могут явиться лишь сообщения в печати о преступных фактах, которые не были известны до настоящего времени органу дознания, следователю и проку- рору.

Спорным является вопрос о том, с какого момента статьи, заметки и письма, опубликованные в печати, становятся поводом к возбуждению уголовного дела. По мнению А.А. Чувилева, именно с момента опубли- кования в печати они становятся поводом к началу уголовного судопро- изводства1.

Рассматриваемый повод в проекте УПК имеет новую формулировку: сообщения в средствах массовой информации (п. 4 ст. 150), но, тем не менее, в ч. 1 ст. 155 повторяется ошибка ныне действующего уголовно- процессуального закона и говорится об обязанности принять заявление (сообщение) о преступлении. Здесь само понятие расходится с после- дующей деятельностью, так как все заявления и сообщения обязаны быть приняты прокурором, следователем или органом дознания о любом со- вершенном или подготовляемом преступлении. Хотя в реальной жизни такие статьи и заметки органу дознания, следователю и прокурору никто не приносит. Все признаки преступных деяний, обнаруженные в печати, могут расцениваться как непосредственное обнаружение их соответст- вующими органами, что не будет в полной мере соответствовать дейст- вительности.

Любое решение в отношении данного повода будет принято с на- рушением закона, так как срок, необходимый для проверки сообщаемых фактов и принятия решения, будет превышать отведенный УПК. Можно предположить, что повод, предусмотренный п.4 ст. 108 УПК, является сообщением о преступлении, но при этом моментом его возникновения

1 Научно-практический комментарий к УПК РСФСР / Под ред. В.П. Божьсва.-М., 1997. С. 168.

49

выступает факт регистрации в журнале учета информации о преступлении. До этого же он будет выступать лишь в качестве обращения к компетентным органам с информацией о готовящемся или совершенном преступном деянии.

В настоящее время сложилась такая ситуация, при которой хотя в СМИ находит отражение большое количество фактов, направленных на то, чтобы обратить внимание соответствующих правоохранительных органов и дать им надлежащую правовую оценку, однако они не регистрируются и по ним не принимается никаких решений. Нами были выборочно проанализированы публикации газет “Сегодня”, “Комсомольская правда”, “Аргументы и факты” и “Независимая газета” за июль-декабрь 1999 года. Выявлено около 120 фактов, содержащих в себе признаки преступления. Информации в органах прокуратуры относительно результатов реагирования на содержащие признаки преступления сведения в пуб- ликациях данных изданий получить не удалось. Проведенное анкетирование практических работников показало, что примеров решения вопроса о возбуждении уголовного дела по материалам статей, заметок и писем, опубликованных в печати, не имеется1.

Практика реагирования на статьи, заметки и письма, опубликованные в печати, складывается следующим образом. При Генеральной про- куратуре создан Центр информации и общественных связей, который, наряду с другими задачами, осуществляет мониторинг публикаций, содержащихся в печати, в том числе и сообщения о фактах подготовки и совершения преступлений. Такие сообщения анализируются, обобщаются и затем направляются в соответствующие управления и отделы для рассмотрения. Реагирование на сообщения в прессе о преступных деяниях, в большинстве случаев этим и ограничивается, либо эта информация

1 Приложение 2.

50

выходит из уголовно-процессуальной плоскости и становится предметом прокурорской проверки.

Материалы о преступных фактах, публикуемые в средствах массовой информации, адресуются и правоохранительным органам. При этом статьи, заметки и письма, опубликованные в печати, как повод, не обращены к какому-нибудь конкретному органу, правомочному возбудить уголовное дело. Поэтому, дабы исключить случаи возбуждения нескольких уголовных дел по одному и тому же сообщению в печати, а также обеспечить должное реагирование в отношении данного повода, необходимо разрешить вопрос о субъекте рассмотрения этого повода. По нашему мнению, таким субъектом должны выступить органы прокуратуры. Это можно объяснить следующими обстоятельствами:

1) именно прокуратура осуществляет надзор за законностью в стране, в том числе при нарушении уголовного закона; 2) 3) функция координирования борьбы с преступностью также воз- ложена на нее; 4) 5) сходные случаи уже предусмотрены действующим УПК (ст. 27), когда исключительным поводом может выступить непосредственное обнаружение прокурором признаков преступления. 6) В этих целях мы считаем необходимым внести некоторые предло- жения, которые носят правовой и организационный характер. Первые сводятся к внесению изменений в ст. 109 УПК, а также к дополнению Закона РФ “О прокуратуре” соответствующей нормой, определяющей исключительную обязанность решения вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении статей, заметок и писем, опубликованных в печати. Предложения организационного характера касаются формирования соответствующих структурных подразделений, которые непосредственно занимались бы отслеживанием сообщений о преступных деяниях, содержащихся в СМИ.

51

В случае если сообщение в печати носит клеветнический или оскор- бительный характер, уголовное дело возбуждено быть не должно. Такие публикации обычно имеют эмоциональную окраску без приведения необходимых фактов и основываются в основном на домыслах. Обвинение носит частный характер, и уголовное дело может быть возбуждено только при наличии жалобы со стороны потерпевшего (за исключением случаев, предусмотренных ч. 3 ст. 27 УПК). Это возможно лишь при условии, если лицо, в чей адрес направлена публикация, сочтет свои права и и нтересы н арушен н ыми.

  1. Явка с повинной

Понятие этого повода к возбуждению уголовного дела в уголовно- процессуальной науке не нашло однозначного решения и по сей день является спорным. Так, П.М. Давыдов, Д.В. Сидоров, П.П. Якимов представляют явку с повинной как личное заявление, сделанное судебно-следственным органам лицами, совершившими преступление1.

Е.К. Герасимова высказывается, что явка с повинной это “добро- вольное личное непосредственное обращение лица, совершившего преступление, с заявлением о нем в органы дознания, следствия, прокуратуру, суд с намерением передать себя в руки правосудия”2.

Б.Г. Морохин и Д.В. Гребельский явке с повинной дают следующее определение: “это добровольная явка лица, совершившего преступление, в органы дознания, следствия и суда с заявлением о совершении преступления и о своей виновности в нем”3.

Н.В. Жогин и Ф.Н. Фаткуллин убеждены в том, что явка с повинной “налицо и тогда, когда кто-либо заявит в соответствующие органы о

1 Давыдов П.М., Сидоров Д.В., Якимов П.П. Судопроизводство по но вому УПК РСФСР. - Свердловск, 1962. С. 140.

2 Герасимова Е.К. Явка с повинной. - М., 1980. С. 3.

1 Морохин Б.Г., Гребельский Д.В. Явка с повинной // Вопросы криминалистики №4 (19). - М., 1962. С. 35.

52

совершении им уголовного правонарушения, допустим, посредством свя- зи или при посредстве другого лица. Важно лишь, чтобы заявление было сделано добровольно, по инициативе самого этого лица”1.

М.С. Орогович дает определение явки с повинной как “личное заявление лица о совершенном им самим преступлении”2.

На практике и в некоторых работах данный повод к возбуждению уголовного дела порой отождествляют с основанием. Так, И.А. Крюча- тов считает, что “признаки преступления обнаруживаются посредством добровольного заявления лица, его совершившего”3.

Комментарий к УПК РФ данный повод определяет как добровольное заявление лица, обратившегося в орган дознания, предварительного следствия, прокуратуру, суд о совершении им преступления4.

По нашему мнению, каждое из этих определений не охватывает всесторонне смысловую сущность данного понятия. Мнения авторов в большей степени расходятся в вопросе: обязательна ли личная явка с по- винной или достаточно уведомления компетентного органа, что престу- пление совершено определенным лицом, и заявление о нем сделано са- мим заявителем. Мы поддерживаем мнение большинства ученых, выска- зывающихся о целесообразности личного обращения гражданина с со- общением о подготовке или совершении преступного деяния, как наибо- лее полно, объективно отражающего характер, содержание и значение данного повода. Как показали результаты опроса практических работ- ников, аналогичной точки зрения придерживаются 78 % опрошенных5.

’ Жогин Н.В. Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч. С. 109.

2 Строгович М.С. Курс уголовного судопроизводства. Т.2. - М., 1970. С. 14.

3 Крючатов И.А. Указ. соч. С. 195.

4 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному ко дексу РСФСР / Под ред. В.П. Божьева. - М., 1997. С. 214.

5 Приложение 2.

53

Проанализировав эти и ряд других определений, представляется целесообразным остановиться на следующей формулировке данного понятия, как наиболее полно отражающей ее содержание. Под явкой с повинной необходимо понимать добровольное личное обращение лица с заявлением к органам и должностным лицам, правомочным решать вопрос о возбуждении уголовного дела, по факту совершенного им преступного деяния, на данный момент не известного, а также осознание лицом преступного характера своих действий и признание своей виновности в совершенном деянии. Основными признаками данного повода выступают:

1) добровольность обращения; 2) 3) обращение с таким заявлением к органам, правомочным решать вопрос о возбуждении уголовного дела; 4) 5) неизвестность органу дознания, следователю, прокурору о факте подготовки или совершения преступного деяния, о котором сообщает лицо, явившееся с повинной; 6) 7) сознание преступного характера своих действий; 8) 5) признание своей виновности в совершенном деянии. Признание своей виновности в соответствии со ст. 75 УК в ряде

случаев является основанием для освобождения от уголовной ответст- венности. Данный признак явки с повинной не будет соблюден, если гражданин, совершив преступление и заявив о нем, не упоминает о своей виновности при осуществлении этого преступного деяния. Явка с повинной предполагает не только само заявление виновного о преступлении, но и повиновение заявителя тому органу или лицу, правомочному решать вопрос о возбуждении уголовного дела, которому адресовано это сообщение.

Добровольность является одним из обязательных признаков, который позволяет сделанное заявление рассматривать именно как явку с по-

54

винной. Об этом указывается и в проекте УПК (ст. 152.) и в п. 4 поста- новления Пленума Верховного Суда РФ № 40 от 11 июня 1999 г.1

Практические работники при наличии явки с повинной порой сразу же возбуждают дело, причем значительная часть таких явок с повинной оформляются в ИВС после “определенной работы” с задержанным. Нередки случаи, когда после возбуждения уголовного дела прокурор в ходе проверки отменяет такие решения, поскольку лица, “явившиеся с повинной”, не всегда оказываются лицами, совершившими преступление. Существует практика, когда лицо, явившиеся с повинной, оговаривают себя полностью или частично.

Мотивы явки с повинной могут быть самыми различными. Нужно иметь в виду, что в качестве заявителя может оказаться душевнобольной человек. Явиться с ложным заявлением могут и здоровые невиновные лица. Мотивами их явки могут быть, в частности, “побуждения, вытекающие из особого душевного строя”. Так называл их А.Ф. Кони, указывая на явку с повинной, “которой в великодушном порыве прибегает человек для того, чтобы спасти близкое или дорогое лицо, дав ему время скрыться или бежать или направив исследование на ложный путь”2.

Важным признаком является неизвестность органу дознания, сле- дователю, прокурору о факте подготовки или совершения преступного деяния, о котором сообщает лицо, явившееся с повинной. Именно этот признак позволяет разграничить начало процессуальной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела в результате непосредственного обнаружения признаков преступления от явки с повинной. Уголовное дело должно быть возбуждено при поступлении этого повода в случае, если данный преступный факт не был известен правоохранительным ор-

1 О практике назначения судами уголовного наказания: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 40 от 11 июня 1999 г. // Российская га зета 1999. 7 июля.

2 Кони А.Ф. На жизненном пути. Т.1. - СПб., 1912. С. 313.

55

ганам. Рассматривать « неизвестность» нельзя как абсолютное незнание. Имеется ввиду, что из источников, перечисленные в законе, сообщений о преступном деянии не поступало.

Встречаются случаи, когда в результате проведения оперативно- розыскных мероприятий правоохранительным органам стало известно об определенном общественно опасном деянии, совершенном не известным лицом. Гражданин в этот момент, заявляя о совершении им преступления, может и не знать об этом. Представляется, что в этом случае было бы неправомерным возбуждение уголовного дела по п. 6 ст. 108 УПК. В то же время явка с повинной не будет выступать в качестве смягчающего обстоятельства, когда лицо заявляет о совершенном преступлении, заведомо зная о своем разоблачении.

Проект УПК предусматривает, что заявлением при явке с повинной считается добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении, когда в отношении этого лица еще не выдвинуто подозрение или не предъявлено обвинение в совершении данного преступления (ст. 152). Таким образом, проект, регламентировав понятие данного повода, дает новую почву для собственного толкования на практике случаев, когда имеются основания для выдвижения в отношении какого-либо лица подозрения, как одного из условий признания сделанного сообщения явкой с повинной. Необходимо на начальном этапе четко определить, что это подозрение может найти подтверждение в ходе осуществления определенными органами своих должностных обязанностей и отражено в соответствующих актах, чтобы исключить возможные злоупотребления на этом этапе уголовного судопроизводства.

Наличие явки с повинной не должно предопределять решения в стадии возбуждения уголовного дела. Явившееся лицо может добро- вольно заявлять о совершенном преступлении, пытаясь избежать ответственности за более тяжкое, либо под воздействием физической угрозы

56

либо заявлять о деяниях, не являющихся преступными. Орган дознания, следователь и прокурор должны критически рассматривать заявление гражданина о своей виновности в сообщаемом преступном деянии. В начале уголовного судопроизводства нельзя категорически утверждать, что преступление совершило именно то лицо, которое явилось с повинной. Об этом говорит и принцип презумпции невиновности.

Необходимо отметить, что наличие или отсутствие явки с повинной зависит от того, в какой орган, правомочный решать вопрос о возбуждении уголовного дела, обратится гражданин, так как данный повод пре- дусматривает непосредственное обращение к уполномоченным государственным органам и должностным лицам с просьбой о принятии соответствующих уголовно-процессуальных мер. Тем не менее, некоторые авторы стоят на противоположных позициях, высказываясь, что явка с повинной будет поводом и при обращении в иные органы, которые не уполномочены законом на возбуждение уголовного дела1.

По английскому процессуальному праву явка с повинной не допускает уголовного обвинения, и уголовное дело возбуждается лишь тогда, когда какое-либо частное лицо возьмет на себя риск и обязанность обвинения. В эпоху следственного процесса и формальных доказательств явка с повинной имела важное процессуальное значение. По российскому Своду законов она признавалась безусловным поводом к началу уголовного преследования. Составители судебных уставов предусмотрели явку с повинной в числе законных поводов к началу следствия, но возложили на следователя обязанность проверить ее, с тем, чтобы явка, опровергну- тая имеющимися у следователя данными, была оставлена им без послед-

1 Кобликов А.С. Возбуждение уголовного дела. - М., 1962. СП.

57

ствий. В последнем случае следователь немедленно сообщает о своем по- становлении прокурору (ст. 310 УУС)1.

Явку с повинной необходимо отличать от добровольного отказа и от заявления о даче взятки. Добровольный отказ представляет собой отказ от доведения предварительной преступной деятельности до конца при наличии сознания фактической возможности ее окончания2. Он не всегда может сопровождаться явкой лица с повинной. По длящимся пре- ступлениям явка с повинной не есть добровольный отказ от покушения, а лишь может учитываться судом при определении меры наказания1.

Представляется необходимым в ст. 111 действующего УПК при ус- тановлении обязанности соответствующими должностными лицами со- ставить протокол явки с повинной дополнить фразой “незамедлительно”. Несвоевременное составление протокола может привести к весьма неже- лательш»ш последствиям.

Характерно в этом отношении уголовное дело по обвинению Жи-жина, который 15 марта 1997 г. явился на прием к помощнику прокурора и сообщил, что накануне с неизвестным гражданином распивал спиртные напитки. Между ними возникла ссора, и Жижин несколько раз ударил нового знакомого камнем по голове. Испугавшись происшедшего, он отправился в прокуратуру. Ни помощник, ни прокурор, ни следователь не позаботились сразу о составлении протокола явки с повинной. Жижин затем заявил, что сделал ложное заявление. Проведенное впоследствии прочесывание местности результатов не дало. При этих обстоятель-

1 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т.2. - СПб., 1996. С. 23-24.

2 Пионтковский А.А. Учение о преступлении. Часть общая. - М., 1961. С.520.

^ Там же. С. 639.

58

ствах оснований для возбуждения уголовного дела, а тем более для за- держания Жижина не было1.

Таким образом, несвоевременное принятие и оформление явки с повинной может послужить причиной того, что преступное деяние остается без соответствующей правовой оценки, так как, по сути, складывается такая ситуация, при которой отсутствуют необходимые процессуальные условия для возбуждения уголовного судопроизводства.

  1. Непосредственное обнаружение органом дознания, следователем, прокурором и судом признаков преступления

Данный повод исходит из принципа публичности. Непосредственное обнаружение признаков преступления соответствующими органами и лицами, как повод к возбуждению уголовного дела, выражает собой государственный принцип в деле борьбы с преступностью. Указанные органы и должностные лица не могут реагировать лишь на сообщения, полученные от граждан, учреждений и т.д. Это поставило бы соответствующие компетентные органы в выжидательную позицию.

Как бы велико не было значение участия общественности, отдельных учреждений и организаций, а также граждан в борьбе с преступно- стью, однако иа современном этапе развития государства и общества основная тяжесть по расследованию и изобличению преступников все же ложится на определенные государственные органы, специально для этого созданные и ради этого существующие2.

О распространенности данного повода свидетельствуют данные, приводимые еще СВ. Бородиным, согласно которым примерно для 1/3 всех уголовных дел поводом послужило непосредственное обнаружение

1 Результаты обобщения практики возбуждения уголовного дела // По материалам, подготовленным Следственным управлением УВД Орлов ской области. - Орел, 1998. С. 17.

2 Гаврилов А.К. Указ. соч. С. 97.

59

органом дознания, следователем, прокурором признаков преступления, причем 85-90% из которых возбуждается органом дознания1.

В УПК РСФСР 1923 года данный повод был предусмотрен, но с формулировкой “непосредственное усмотрение органов расследования, прокурора и суда”, которая впоследствии приобрела редакцию: “Непо- средственное обнаружение органом дознания, следователем, прокурором и судом признаков преступления”. Возбуждение уголовного дела по не- посредственному обнаружению признаков преступления исключает про- извольное усмотрение соответствующих органов.

Недавно принятое постановление Конституционного суда от 14 января 2000 г. по-новому подходит к этому поводу. В нем указывается, что «единые по своему нормативному содержанию положения, закрепленные в статье 3, пункте 6 части первой статьи 108, частях первой, второй и пункте 1 части третьей статьи 109, статьях 112 и 115, частях первой, вто- рой и четвертой статьи 256, а также в пункте 10 части первой статьи 5, статье 255 и части третьей статьи 256 УПК, в той части, в какой они пре- дусматривают правомочие суда возбуждать уголовное дело по призна- кам преступления, влекущего публичное уголовное преследование, в том числе в отношении нового лица не соответствуют статьям 10, 120 и 123 части 3 Конституции РФ»2. Таким образом, суд исключен из числа орга- нов, правомочных обнаруживать в том или ином деянии признаки пре- ступления и возбуждать уголовное дело.

1 Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. - М., 1970. С. 35.

2 По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголов но-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смир новой и запросом Верховного Суда Российской Федерации: Постановле ние Конституционного суда РФ от 14 января 2000 г. // Российская газета 2000. 2 февр.

60

Каким же образом теперь суд может реагировать при непосредственном обнаружении признаков преступления? В п. 6 указанного постановления предусматривается, что в случаях, когда суд в процессе рассмотрения уголовного дела приходит к выводу о наличии фактических данных, свидетельствующих о признаках преступления, он должен, воз- держиваясь от утверждений о достаточности оснований подозревать конкретное лицо в совершении этого преступления и от формулирования обвинения, направлять соответствующие материалы для проверки поводов и оснований к возбуждению уголовного дела в органы, осуществляющие уголовное преследование, которые обязаны в этих случаях немедленно реагировать на факты и обстоятельства, установленные судом, и принимать необходимые меры1.

Содержание данного повода в уголовно-процессуальной литературе не имеет однозначной точки зрения. В основном оно сводится к тому, что орган дознания, следователь и прокурор при осуществлении своих служебных полномочий непосредственно обнаруживают признаки пре- ступления и приступают к процессуальной деятельности с целью приня- тия решения в стадии возбуждения уголовного дела, вне зависимости от того, поступит ли заявление или сообщение об этом преступлении или нет.

В.П. Божьев под “непосредственным обнаружением признаков пре- ступления” понимает обнаружение признаков не самого общественно опасного деяния, а следов, указывающих на признаки этого деяния, ко- торые находят определенное воплощение в документах: рапорте, акте, протоколе, справке2.

Л.Н. Масленникова понятие данного повода раскрыла как основанное на фактических данных и выраженное в документальном акте

1 Там же.

2 Уголовный процесс/ Под ред. В.П. Божьева. - М., 1997. С. 144.

61

умозаключение работника дознания, следователя, прокурора и судьи об обнаружении им признаков преступления1.

В Толковом словаре В.И. Даля дастся следующее опрсленис терми- нам, являющимся составной частью этого повода. “Непосредственное” -прямое, не зависящее от посредства, передачи либо помощи, содействия. “Обнаружение (обнаруживать)” раскрыть, открыть, обнажить, выводить наружу, делать видимым, явным, известным2.

Как нам кажется, под данным поводом следует понимать само- стоятельный факт выявления в ходе выполнения своих установленных законом обязанностей органом дознания, следователем и прокурором результатов, следов, указывающих на признаки общественно опасных деяний, уже совершенных или готовящихся, очерченных в уголовном законе как преступные.

Одни авторы сводят “непосредственное обнаружение” к наблюдению3, другие - к задержанию подозреваемого4.

Р.Д. Рахунов предлагает предусматривать случаи, когда непосред- ственное усмотрение становится поводом к возбуждению дела: 1) прокурор приходит к выводу о возбуждении уголовного дела в процессе осуществления общего надзора; 2) прокурор, следователь, орган дознания приходят к такому выводу в процессе производства предварительного расследования5.

’ Масленникова Л.Н. Правовая природа проверочных действий и совершенствование их производства органами внутренних дел // Совершенствование правовой основы расследования преступлений органами внутренних дел: Сборник научных трудов. - М., 1991. С. 44. ? Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. - М., 1955. С. 1222, 1300.

3 Давыдов П.М., Сидоров Д.В., Якимов П.Г. Судопроизводство по новому УПК РСФСР. - Свердловск, 1962. С. 140-141. ?Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. - Минск, 1970. С. 89. * Рахунов Р.Д. Указ. соч. С. 39.

62

Для обнаружения ранее не известных признаков преступления органом дознания, следователем и прокурором проделывается сложная многогранная работа, которую нельзя ограничить или свести к какой- либо деятельности этих органов или к их стороне.

Специфической чертой данного повода является то, что орган дознания, следователь и прокурор приступают к решению вопроса о возбуждении уголовного дела вне зависимости от волеизъявления граждан, учреждений (за исключением дел частного обвинения), а по собственной инициативе. Если в других поводах сами заявители не вправе решать во- прос о возбуждении дела, то при непосредственном обнаружении при- знаков готовящегося или совершенного преступления этот вопрос реша- ется органом или лицом, его обнаружившим.

Данный повод служит условием для принятия соответствующего решения в ходе осуществления компетентными органами:

1) процессуальной деятельности; 2) 3) административно-служебной деятельности; 4) 5) оперативно розыскной деятельности; 6) 7) прокурорского надзора1. 8) С такой постановкой вопроса многие могут не согласиться. Что касается процессуальной деятельности, которая осуществляется при разрешении поступающих поводов к возбуждению уголовного дела, расследовании уголовных дел органом дознания, следователем и прокурором, то здесь, конечно, могут быть обнаружены признаки преступления и возбуждено уголовное преследование. Прокурор может непосредственно обнаружить признаки преступления в ходе осуществления прокурорского надзора.

1 Аналогичные классификации приводили и другие авторы: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч. С. 114; Павлов Н.Е. Возбуждение уголовного производства. - М., 1992. С. 13.

63

Обнаружение признаков преступления в ходе осуществления другой деятельности, помимо процессуальной (административной, оперативно- розыскной) урегулировано нормативными актами, что исключает возможность признания этих материалов не основанными на законе. За- кон РФ “Об оперативно-розыскной деятельности” прямо указывает на то, что результаты этой деятельности могут служить поводом и основанием к возбуждению уголовного дела (ст. 11). Один из доводов возможной критики этих положений заключается в том, что деятельность по принятию решения в стадии возбуждения уголовного дела должна быть урегулирована уголовно-процессуальным законом. Законодатель не обо- значил содержание деятельности, в ходе которой могут быть обнаруже- ны признаки преступления. Ведь “правовые отношения, существующие в стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, и действия, совершаемые в рамках этих отношений, не могут быть сведе- ны только к тем из них, которые регламентируются нормами УПК”1. Речь идет о результатах той или иной деятельности соответствующих ор- ганов и должностных лиц по выявлению признаков преступления. Это следует из смысла п. 6 ч. 1 ст. 108 УПК и выступает фактом к началу процессуальной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела, в том числе к дополнению и проверке этих результатов уже с помощью процессуальных средств, предусмотренных уголовно-процессуальным законом. Возникает вопрос: что в данном случае может служить пово- дом?

Часть авторов высказывают мнение о том, что непосредственное обнаружение признаков преступления, выявленных в ходе проведения оперативно-розыскной деятельности, будет выступать поводом лишь по-

1 Божьев В.П., Доля Е.А. Процессуальные аспекты действия Закона “Об оперативно-розыскной деятельности” при расследовании уголовных дел // Актуальные проблемы расследования преступлений: Труды / Академия МВД России. - М., 1995. С. 72.

64

еле проведения проверки, т.е. когда появляются фактические данные, ко- гда будут установлены их правильность и достоверность1.

Мы полностью разделяем точку зрения А.А. Чувилева, который высказывает мнение о существенном отличии в процедуре возникновения повода к возбуждению уголовного дела, предусмотренного п. 6 ч. 1 ст. 108 УПК, в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности от появления его при производстве дознания, предварительного следствия, судебного разбирательства и осуществления прокурорского надзора2. Но, тем не менее, при соответствующем оформлении результатов, полученных в ходе такой деятельности, они приобретают одинаковое процессуальные значение. Опрос практических работников показал, что абсолютное большинство из опрошенных (79 %) придерживаются анало- гичной точки зрения3.

Уголовно-процессуальный закон, как уже ранее отмечалось, не ус- танавливает, в ходе какой деятельности будут обнаружены признаки преступления, и тем более не обязательно, чтобы выявленные обстоя- тельства и данные были достаточны для возбуждения уголовного дела.

Законодателем не урегулирована процессуальная форма непосред- ственного обнаружения признаков преступления. Как нам представляет- ся, документальное закрепление этого повода позволило бы обосновать последующую деятельность соответствующих органов и должностных лиц при его возникновении. Некоторые авторы предлагают такие акты, как рапорт, справка, протокол, постановление, которыми констатирует-

’ Бородин СВ. Указ. соч. С. 34; Осипов А.Ф. Вопросы соотношения уго- ловного процесса и ОРД // Взаимодействие следователя с органом дозна- ния. - М., 1976. С. 42-43.

2 Чувилев А.А. Особенности повода, основания и порядка возбуждения уголовных дел по оперативным данным // Проблемы теории и практики правоохранительной деятельности советской милиции. - М., 1989. С. 51- 52. ‘ Приложение 2.

65

ся обнаружение признаков преступления, признавать сообщениями (п. 3 ст. 108), производство по которым регламентировано нормами УПК1.

Авторы имеют в виду сообщения органов и должностных лиц, не относящиеся к органу дознания и неправомочных решать вопрос о воз- буждении уголовного дела. При таком подходе может сложиться ситуа- ция, когда повод, предусмотренный п. 6 ст. 108 УПК, вообще теряет свой смысл. В соответствии со ст. 117 УПК к органам дознания относится ми- лиция. Поэтому сотрудники подразделений, входящих в их состав, впра- ве самостоятельно выносить постановления о возбуждении дела, но юридическую силу этот документ приобретает лишь с момента утвер- ждения его начальником органа дознания в лице начальника крими- нальной милиции или милиции общественной безопасности (ст. 8, 9 За- кона “О милиции”).

Повод, предусмотренный п. 6 ст. 108 УПК, по смыслу и своему со- держанию не подходит под разновидность заявления или сообщения. Обнаружение - это не сообщение, а результат деятельности вышеуказан- ных органов и должностных лиц. Аналогична ситуация с явкой с повин- ной. “Явка” в словаре русского языка определяется как необходимость прийти куда-нибудь2. На наш взгляд, по смыслу закона повод преду- смотрен как явка с повинной, в которой явившийся сообщает о совер- шенном им преступном деянии. Представляется, что сообщить и сооб- щение - это не одно и то же.

Складывается парадоксальная ситуация, когда обнаружение признаков преступления осуществляется только органами, которые указаны в п. 6 ст. 108 УПК. Представляется необходимым провести различие между органами и должностными лицами, которые могут обнаружить при-

’ Белозеров Ю.Н., Марцифин П.Г. Обеспечение прав и законных интере- сов личности в стадии возбуждения уголовного дела. - М., 1994. С. 69; Химичева Г.П, Указ. соч. С. 39. ‘Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1970. С. 897.

66

знаки преступления, и органами, правомочными возбудить уголовное дело. Первые, в случае такого обнаружения, составляют процессуальный документ, который, в свою очередь, будет являться поводом к началу уголовного судопроизводства. На наш взгляд, необходимо расширить круг органов, которые в ходе осуществления возложенных на них процессуальным законом обязанностей по борьбе с преступлениями могут непосредственно обнаружить признаки преступления в качестве повода к возбуждению уголовного дела. А орган дознания, следователь и прокурор в ходе своей деятельности могут не только обнаружить, но и возбудить по выявленным фактам уголовное дело. Причем должен быть установлен законодательный механизм принятия процессуального решения в случае обнаружения признаков преступления органами, не уполномоченными на возбуждение уголовного дела.

В противном случае мы сталкиваемся с практикой, когда результаты такого обнаружения в виде протоколов, рапортов, справок, установ- ленные некоторыми правоохранительными органами, приобретают статус сообщения о преступлении. Гак, служба ОВИРа выявляет подделки тех или иных документов, инспекция по делам несовершеннолетних устанавливают факт вовлечения ребенка в преступную деятельность. По нашему мнению, правильно документально оформленное выявление преступного деяния будет выступать непосредственным обнаружением в ходе своей деятельности признаков преступления, но никак не сообщением. Проект УПК решает этот вопрос путем введения нового субъекта “доз- наватель”. Под этим понимается “должностное лицо органов дознания либо иное лицо, которому начальником органа дознания поручено досудебное производство по делу” (п. 16 ст. 5). Складывается ситуация, когда, во-первых, нет четкой регламентации, какие подразделения относятся к органам дознания, а, во-вторых, выявив признаки преступления, соответствующему лицу придется обращаться к начальнику органа дознания,

67

с целью получения возможности процессуального оформления непосредственного обнаружения, как повода к началу уголовного судопроизводства и его рассмотрения. В целом мы разделяем вышеизложенные положения проекта УПК, за исключением некоторых положений. Непосредственное обнаружение признаков преступления, как повод к возбуждению уголовного дела, может выявить любой сотрудник органов дознания, т.е. милиции и ряда других органов, установленных УПК, в ходе осуществления своих служебных обязанностей. В проекте рассмотрение и вынесение постановления о возбуждении уголовного дела органом дознания должны осуществляться по поручению начальника органа дознания^. 1 ст. 158).

В связи с этим нельзя согласиться с утверждением Н.В. Жогина и Ф.Н. Фаткуллина, что в случае неподтверждения предположения о со- вершении преступления нет необходимости официально опровергать его вынесением мотивированного постановления, поскольку предположение существует только в сознании должностных лиц1.

Такая практика будет существенно нарушать права человека. В отношении любого повода, в том числе и предусмотренного п. 6 ст. 108 УПК, должно быть вынесено одно из предусмотренных УПК решений, облеченных в соответствующий процессуальный документ, для возможного последующего обжалования заинтересованными лицами данного решения в судебном порядке. Вследствие этого единственным условием повлиять на неоформленный, необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела будет подача заявления заинтересованными лицами относительно того же деяния.

Непосредственное обнаружение признаков преступления будет иметь место и в том случае, когда орган дознания, следователь и прокурор стали очевидцами готовящегося или совершенного преступления. В

1 Жогин Н.В. Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч. С. 114.

68

данной ситуации уголовно-процессуальный закон не содержит прямого запрета на принятие решения в стадии возбуждения уголовного дела. Поэтому они вправе задержать лицо, совершившее противоправное деяние, составить соответствующий документ, в котором отражается имевший место преступный факт, и в рамках своей компетенции возбудить уголовное дело или направить эти документы по подследственности или подсудности.

Некоторые авторы, напротив, высказываются о невозможности возбуждения уголовного дела органом дознания, следователем, проку- рором или судьей, если они были очевидцами совершения преступления1.

Такой подход означал бы пойти по пути узко формального истол- кования норм уголовно-процессуального права и привел бы к тому, что лица, призванные бороться с преступлениями, не смогут активно реагировать на совершаемые непосредственно на их глазах общественно опасные деяния. Деятельность, направленная лишь на пресечение и предотвращение преступного деяния, без возможности дать ему соответствующую уголовно-правовую оценку, сводила бы все их усилия на нет.

Следует отметить, что упоминание об отводе на данном этапе не обосновано, ибо решение о нем рассматривается на последующих стадиях.

Мы разделяем позицию Ф.Н. Фагкуллина, который высказывается о возможных причинах отстранения очевидца преступления от возмож- ности принять соответствующее процессуальное решение по факту обнаружения преступного деяния вследствие того, что:

1) тем самым создается возможность привлечения его в качестве свидетеля;

1 Прянишников Е.А. Некоторые вопросы предварительного расследования: Автореф. дис. … канд.юрид.наук. - М., 1955. С. 7.

69

2) презюмируется, что лицо, имевшее заранее сложившееся убеждение, не может беспристрастно исследовать все существенные по делу факты и вынести правильное, но вместе с тем основанное исключительно на материалах дела, решение1.

Принимая во внимание то, что на начальной стадии уголовного процесса ставится вопрос об установлении наличия или отсутствия условий для возбуждения уголовного дела, а не доказывания обстоятельств совершенного преступления, а также незаменимость впоследствии данного лица как свидетеля, по нашему мнению, орган дознания, следователь и прокурор вправе возбудить дело и после этого немедленно направить его по подследственности. Лишение соответствующих должностных лиц такой обязанности вызовет определенные трудности на практике и в случае законодательной корректировки данного положения может привести к сужению реальных возможностей эффективной борьбы с преступностью.

Параллельно может встать вопрос о том, как следует поступить в случае, если данное лицо не обладает соответствующей процессуальной компетенцией (отпуск, нахождение в другом населенном пункте)? Данный вопрос должен решаться однозначно. Указанные должностные лица не могут выступать сторонними наблюдателями. Нарушение закона, на охрану которого направлена деятельность всех правоохранительных органов и их должностных лиц, обязывает их вмешаться и пресечь правонарушение, а также принять меры к закреплению его следов.

В УПК не сказано, какими именно органами должны быть обнару- жены признаки преступления, а дан их перечень; также не разграничивается обнаружение признаков преступления органом дознания, следователем и прокурором по месту, времени и компетенции.

1 Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч. С. 154.

70

Указанные действия этих органов в таких случаях облечены особыми полномочиями. К примеру, они могут задержать и при необходимости провести личный досмотр на месте происшествия. Ясно, что ни один свидетель такими правами не обладает1. Анализ практики показывает, что в большинстве случаев поводом к возбуждению дела являются либо заявления потерпевших граждан, либо сообщения организаций. Так, возвращаясь из гостей, оперативный работник Ю. заметил, что неизвестный выхватил у прохожей сумочку и пытается скрыться. Ю. задержал его и доставил в ближайший отдел милиции. Там же пострадавшая написала заявление.

Рассматриваемый повод к возбуждению уголовного дела распро- страняется и на дела частного и частно-публичного обвинения. В ч. 3 ст. 27 УПК предусмотрена возможность возбуждения дела без жалобы потерпевшего. Прокурор по данной категории дел в исключительных случаях, если дело имеет особое общественное значение или если потерпевший по этому делу либо по делу о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 131 УК РФ, в силу беспомощного состояния, зависимости от обвиняемого или по иным причинам не в состоянии защищать свои права и законные интересы, вправе возбудить такое дело и при отсутствии жалобы потерпевшего. Причем источником таких сообщений могут быть сторонние лица, не являющиеся пострадавшими от этого преступления и не выступающие их законными представителями. В данном случае эти сообщения будут выступать как сигнал о преступном факте, а в качестве повода выступит непосредственное обнаружение признаков преступления.

Однако не все рапорты следует буквально рассматривать как непо- средственное обнаружение признаков преступления. В тех случаях, когда противоправное деяние было направлено на этого сотрудника и после

1 Гаврилов А.К. Указ. соч. С. 102.

71

возбуждения уголовного дела он может быть признан потерпевшим, его рапорт о происшедшем связан не только с выполнением им своих служебных обязанностей, но и является реализацией его субъективного права на государственную защиту собственных интересов.

Подводя итог изложенному, необходимо отметить, что в стадии возбуждения уголовного дела статьи, посвященные перечню и характеристике поводов, не подвергались изменению с момента принятия Уголовно-процессуального кодекса (1960 г.), хотя с происходящими изменениями в жизни, законодательстве, новыми взглядами в процессуальной науке такие изменения назрели уже давно. Это касается и перечня поводов, их содержания и требований к процессуальному оформлению.

Мы постарались изложить поводы к возбуждению уголовного дела с учетом анализа имеющихся точек зрения в процессуальной литературе, требований времени и нынешнего состояния практики. Наши предложения касаются законодательной регламентации не только оформления явки с повинной, но и самого определения этого поиягия. Представляется целесообразным статью И 1 УПК дополнить частью, следующего содержания: “Под явкой с повинной необходимо понимать добровольное личное обращение лица к органам и должностным лицам, правомочным решать вопрос о возбуждении уголовного дела, с заявлением о факте совершения им преступного деяния, на данный момент не известного, а также осознание лицом преступного характера своих действий и признание своей виновности в совершенном деянии”.

Необходимо законодательно регламентировать исключительное право органов прокуратуры на решение вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении статей, заметок и писем, опубликованных в печати.

72

Также необходимо законодательно разграничить субъектов непо- средственного обнаружения признаков преступления и должностных лиц, полномочных принять решение в стадии возбуждения уголовного дела. Поэтому целесообразно в п. 6 ст. 108 УПК указать на непосредст- венное обнаружение дознавателем, органом дознания, следователем и прокурором признаков преступления, причем с учетом того, что УПК к органам дознания относит милицию, то дознавателем может выступить любой ее сотрудник.

§ 3. Проверка законности поводов к возбуждению уголовного дела

Стадии возбуждения уголовного дела присущи как общие, так и непосредственные задачи. К общим задачам относятся те, которые ха- рактерны для всего уголовного процесса в целом. В соответствии со ст. 2 УПК это быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение ви- новных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы ка- ждый, совершивший преступление, был подвергнут справедливому нака- занию, и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответствен- ности и осужден.

Непосредственные задачи, решаемые в стадии возбуждения уголовного дела, реализуются в обязанностях уполномоченных законом органов принимать и фиксировать первичные сведения о готовящемся или совершенном преступлении, в быстром рассмотрении их по существу, в определении наличия (отсутствии) необходимых предпосылок для начала производства по делу, а также в принятии в необходимых случаях мер по предотвращению или пресечению преступления, а равно к закреплению его следов. Все это, в конечном итоге, должно способствовать принятию в соответствии с УПК решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом.

73

Деятельность органа дознания, следователя, прокурора, осуществ- ляемая в стадии возбуждения уголовного дела состоит из двух элементов: 1) логико-аналитического, являющегося процессом переработки имеющейся информации о преступлении; 2) процессуального, касается решения вопроса о наличии или отсутствии необходимых условий в стадии возбуждения уголовного дела (это законность повода, установление основания, отсутствие обстоятельств, исключающих производство по делу).

Действия на первой стадии уголовного процесса различаются в за- висимости от характера сведений о преступлении. Сведения по своему характеру делятся на: 1) сведения, требующие немедленного вмешательства работников правоохранительных органов для пресечения преступления и закрепления его следов; 2) сведения, нуждающиеся в проверке в соответствии со ст. 109 УПК; 3) сведения, содержащие данные об очевидном факте преступления, не требующего проверки1.

В процессуальной литературе одни авторы выступают за запрещение производства каких-либо процессуальных действий до возбуждения уголовного дела2, другие - допускают производство лишь незначитель- ного числа таких действий3, В данном случае авторы отождествляют процессуальные и следственные действия.

Представляется, что наиболее правильным решением этого вопроса является допущение производства комплекса необходимых процессуальных действий до возбуждения уголовного дела для установления необходимых процессуальных условий, а также пресечения преступления и закрепления его следов (такие действия можно назвать неотложными, экс-

1 Гаврилов А. К. Указ. соч. С. 192.

2 Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962. С. 231. 3Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. - М., 1962. С. 176-177.

74

тренными1). Данное решение соответствует уголовно-процессуальному закону (ст. 112, 114 УПК), но перечня принимаемых мер и порядка их проведения законодатель не даст. Из этих статей достаточно определен- но вытекает требование законодателя о необходимости немедленного реагирования на сигналы о преступлениях путем предотвращения, пресечения, а также закрепления следов.

Актуальность проблемы и необходимость ее решения состоит, в первую очередь, в том, что фактический круг органов и должностных лиц в настоящее время все больше расширяется, в том числе привлекаются практически все службы органов внутренних дел. Это связано с ростом количества совершаемых правонарушений. В сущности, такая проверка сводится к установлению факта, что в действительности имело место преступное деяние, а также установлению наличия или отсутствия процессуальных условий. При этом от проводимой проверки не требуется доказывания события преступления и тем более элементов состава преступления. Доказательство этого входит в задачи последующих стадий.

Между тем в ходе практической деятельности обычно все заявления и сообщения о преступлении соответствующими органами и должност- ными лицами подвергаются проверке, с целью определения перспектив- ности дальнейшего расследования и установления элементов состава преступления. Тем самым складывается негативная тенденция, при кото- рой процессуальная деятельность в стадии возбуждение уголовного дела превращается в суррогат предварительного расследования. Это может привести к утрате возможности сбора и закрепления доказательств в установленном уголовно-процессуальным законом порядке, а также со-

1 Альперт С.А., Стремовский В.А. Возбуждение уголовного дела органами милиции. - Харьков, I957. С. 7; Мартинович И.И. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела: Ученые записки БГУ. Вып. 34. Серия юридическая. - Минск, 1987. С. 78-81.

75

крытии лиц от уголовного преследования. Изучение материалов уголовных дел показало, что предварительная поверка проводилась в 90 % случаев по делам, по которым вынесен приговор, и в 77 % случаев - по прекращенным делам1.

Однако в ряде случаев обстоятельства, обычно подлежащие дока- зыванию в стадии предварительного расследования, должны быть установлены в стадии возбуждения уголовного дела. Примером могут служить характер и размер ущерба, причиненного преступлением. Это необходимо при решении вопроса о малозначительности совершенного преступного деяния.

В этой стадии уголовного процесса практические работники стал- киваются с целым рядом проблем:

1) отсутствие в уголовно-процессуальном законе условия проведения такой проверки; 2) 3) не определены ее объем и содержание. На практике это приводит к ишрокому пониманию, в результате чего перед стадией возбуждения уголовного дела необоснованно ставятся такие задачи, решение которых являются задачей последующих стадий; 4) 5) законодательно не определен круг лиц, участвующих в этой стадии; 6) 7) недостаточно четко определены некоторые юридические понятия, которые очень важны при принятии решений на начальной стадии уголовного судопроизводства; существует ряд оценочных понятий, по которым нет единой точки зрения; 8) 1 Приложение I.

76

5) нет четко определенного процессуального порядка ее проведения1.

Уголовно-процессуальные нормы, регламентирующие стадию воз- буждения уголовного дела, не определяют совокупность условий, наличие или отсутствие которых делает возможным или необходимым прове- дение процессуальных действий.

Опрос практических работников показал, что абсолютное боль- шинство из них считают необходимым реформировать процессуальную деятельность в стадии возбуждения уголовного дела. 78 % - основными причинами возникающих на начальной стадии уголовного процесса трудностей называют отсутствие необходимой законодательной регламентации. При этом 44 % предлагают реформировать сроки, а также нрава, обязанности и ответственность должностных лиц, 56 % - методы и средства начальной стадии уголовного судопроизводства и 28 % предлагают внести изменения в поводы и основания к возбуждению уголовного дела2.

В соответствии с уголовно-процессуальным законом в стадии воз- буждения уголовного дела (ст. 109 УПК) проверка поступивших поводов не является обязательной. Необходимость ее производства определяется в каждом конкретном случае лицом, правомочным разрешить вопрос о возбуждении уголовного дела. На практике получили распространение случаи проведения неоправданной проверки без наличия к тому оснований чуть ли не всех поступающих заявлений и сообщений о преступлениях, и даже тех, которые содержат достаточные данные для законного и обоснованного возбуждения уголовного дела. При изучении материалов уголовных дел подобная практика имела место в 65 % случаев - по уго-

1 Аналогичную классификацию предлагал Ковтун Н.Н. Обеспечение не отвратимости уголовной ответственности за преступление в стадии воз буждения уголовного дела: Дис. … канд.юрид.наук. - М., 1992. С. 128.

2 Приложение 2.

77

ловным делам, по которым вынесен приговор, и в 62 % случаев - по пре- кращенным делам1.

Отсутствие четкости в правовом регулировании при принятии решения в стадии возбуждения уголовного дела порождает неуверенность у сотрудников органов дознания и следователей, которые вынуждены ори- ентироваться на ведомственные оценки и мнение надзирающих прокуро- ров. Скатывание в регулировании этой деятельности на ведомственный уровень влечет за собой снижение гарантий прав и, в конечном итоге, снижение возможности для эффективной борьбы с преступностью.

Результаты опроса практических работников показали, что возникающие трудности при решении вопроса о возбуждении уголовного дела 28 % решают исходя из общих прав и полномочий, предоставленных ми- лиции2. Это распространяется и на приказы МВД, регламентирующие производство по поступающим заявлениям (сообщениям) о преступлени- ях. Так, примечание к п. 4.3 Примерной инструкции устанавливает, что при выявлении в ходе производства дознания или предварительного следствия ранее не известного преступления лицо, производящее рассле- дование, составляет рапорт о непосредственном обнаружении признаков преступления или получает заявление от потерпевшего.

Другое положение, касающееся сроков рассмотрения заявлений (сообщений) о преступлениях, устанавливает, что его исчисление идет не со дня поступления, а со времени поступления их в ОВД по территори- альности (п. 4.9)3. Это лишь некоторые из положений, которые противо-

1 Приложение 1.

2 Приложение 2.

3 О порядке приема, регистрации, учета, разрешения в органах и учреж дениях внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях. Примерная инструкция / Утверждена Приказом МВД СССР № 415 - 1990.

78

рсчат действующему уголовно-процессуальному закону, тем самым ущемляя законные права и интересы граждан.

Деятельность органа дознания, следователя, прокурора на данной стадии должна иметь под собой твердое правовое основание, закрепленное в законе, и исключать сомнения в ее правомерности. Как нам представляется, выход из сложившейся ситуации есть. Закон косвенно закрепляет условия возбуждения дела - это наличие повода и основания (ст.112 УПК), а также в ст. 113 УПК, в случае отказа в возбуждении дела, законодатель в качестве условий для принятия такого решения предусматривает отсутствие основания или же наличие обстоятельств, исключающих производство по делу.

Каждое заявление и сообщение о преступлении, как предписывает закон, должно быть принято, зарегистрировано и рассмотрено. Последнее требование предполагает мыслительную деятельность но анализу и оценке тех данных о преступном деянии, которыми располагают правоохранительные органы. С этого момента начинается процессуальная деятельность по поступившим поводам. При установлении наличия или отсутствия основания к возбуждению уголовного дела она предполагает сбор дополнительной или проверку предполагаемой недостоверной информации.

Как правило, необходимость проведения такой проверки в начальной стадии уголовного процесса определяется следующими факторами:

1) неполнота информации, содержащейся в поводах, не позволяющая законно и обоснованно принять одно из предусмотренных законом решений;

79

2) сомнение в достоверности имеющейся на данный момент информации о готовящемся или совершенном преступлении либо личности заявителя1.

О распространенности на практике указанных случаев свидетельствуют данные, приводимые еще B.C. Афанасьевым. Результаты его иссле- дования показали, что основными причинами проведения проверки ста- ли: неполнота информации о признаках преступления или обстоятельств, исключающих возбуждение дела - 44,7 %; сомнения в достоверности по- ступающей информации о преступлении - 20 %; сомнения в достоверно- сти ее источников - 19,5 %2.

Как показывает практика, не из каждого повода к возбуждению дела усматриваются данные, необходимые для принятия законного и обос- нованного процессуального решения. Поэтому возникает необходимость собирать дополнительные сведения о признаках преступления, а порой и проверять законность повода. Проведенное нами изучение материалов уголовных дел показало, что рассматриваемые поводы не содержали достаточных данных, указывающих на признаки пресгунления, в 29 % случаев по уголовным делам, по которым вынесен приговор, и в 19 % случаев - по прекращенным уголовным делам3.

В уголовно-процессуальной литературе данная процессуальная дея- тельность в стадии возбуждения уголовного дела именуется по-разному: “доследственная проверка”4, “первичная проверка”5, “предварительная

1 Аналогичной точки зрения придерживается Химичева Г.П. Указ. соч. С. 67.

2 Афанасьев B.C. Процессуальная деятельность в стадии возбуждения уголовного дела: Автореф. дис. … канд.юрид.наук. - М., 1972. С. 10.

3 Приложение 1.

4Чельцов М.А. Уголовный процесс. - М., 1962. С. 351.

6 Криминалистика / Под ред. С.А. Голунского. - М., 1951. С. 254.

80

проверка”1, “проверочные действия”2. Нам представляется, что не назва- ния определяют сущность данной деятельности, а главное состоит в том, чтобы проверить законность повода и установить наличие или отсутствие основания к возбуждению уголовного дела для принятия в начальной стадии уголовного процесса законного и обоснованного решения.

Законность повода. Данное понятие первое процессуальное условие для возникновения деятельности по разрешению вопроса о возбуждении уголовного дела. Его появление является отправным началом для уго- ловного судопроизводства, поэтому законный повод является процессу- альным основанием для всей последующей деятельности. Рассматривае- мая в этом контексте законность повода выступает основным критерием для признания его допустимости. Только законный повод может быть принят к рассмотрению, проанализирован, только в отношении его могут быть осуществлены необходимые процессуальные меры и вынесено одно из предусмотренных законом решений. Законность повода выступает важной гарантией и основанием для возникновения не только первой стадии уголовного процесса, но и уголовного судопроизводства в целом.

И все же ряд процессуалистов в своих работах исключают из стадии возбуждения уголовного дела проверку законности повода3.

Вряд ли можно согласиться с этой точкой зрения, так как понятие законного повода не является чем-то новым. Оно установлено на зако- нодательном уровне (ч. 2 ст. 116 УПК), где отмечается, что если дело возбуждено следователем или органом дознания без законных поводов и

1 Уголовный процесс. Учебник / Под ред. К.Ф. Гуценко. - М., 1996. С. 156.

2 Рахунов Р.Д. Указ. соч. С. 60-69.

3 Кузнецов Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уголовного процесса России. Дис. … докт.юрид.наук. - Воронеж, 1998. С. 225; Чека нов В.Я. Прокурорский надзор в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. - Саратов, 1965. С. 143.

81

оснований, прокурор своим постановлением отменяет постановление следователя или органа дознания, отказывая в возбуждении уголовного дела, либо прекращает дело, если по нему были произведены следственные действия. Поэтому игнорирование проверки законности повода на стадии возбуждения уголовного дела недопустимо.

Юридические последствия признания незаконности повода должны носить дифференцированный характер. Обнаружение незаконности повода после возбуждения дела, имеющего существенное значение, влечет отмену такого постановления. Причем необходимо отметить, что при вынесении нового постановления о возбуждении уголовного дела вся предыдущая деятельность признается незаконной и не имеющей юридической силы. Новое постановление будет представлять собой возбуждение уголовного судопроизводства по факту того же преступного деяния, но, возможно, уже в отношении иного повода, нежели того который послужил предпосылкой для установления основания. Им может выступить непосредственное обнаружение органом дознания, следователем или прокурором признаков преступления. Аналогичный порядок можно распространить и на случаи, когда решение в начальной стадии уголовного процесса еще не было принято.

По нашему мнению, незаконность повода носит существенный ха- рактер тогда, когда ставится под сомнение вообще возможность использования его в качестве повода, как такового: т.е. повод должен быть получен из предусмотренных УПК источников; соблюдены требования, касающиеся содержания повода (данные о деяниях, запрещенных уголовным законом) и источников осведомленности лиц, сообщающих о преступлении; требования в отношении преступлений, предусмотренных ст.27 УПК.

Нам представляется, что совершенно иной характер должны иметь последствия рассмотрения законности поводов при нарушении требова-

82

ний процессуального оформления. Они не имеют существенного значения и не ставят под сомнение их законного характера. Поэтому, на наш взгляд, указанные нарушения не должны вызывать возобновления рас- смотрения законности повода и вынесения нового постановления о воз- буждении дела. Такого рода нарушения служат лишь основанием для приведения повода в соответствие с требованием УПК.

Понятие законного повода включает в себя несколько аспектов. Так, по мнению В.И. Яшина, законность повода редко вызывает сомнения и диктуется двумя соображениями:

1) это касается ст. 27 УПК, когда разрешение вопроса о возбуждении дела связано с волеизъявлением лиц, которым причинен вред, и жалоба должна содержать требование о привлечении лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности. Отсутствие такой жалобы или неправильное ее оформление, допускающее двойное толкование воли потерпевшего, влечет за собой безусловный отказ в возбуждении уго- ловного дела или его прекращение1;

2) когда имеется сомнение относительно источника (если на самом деле он от другого человека или от вымышленного лица), так как анонимные заявления не являются поводом2.

Мы считаем целесообразным несколько расширить предложенный В.И. Яшиным перечень оснований, которые позволяют сделать вывод о наличии законного повода:

1) требования, касающегося источника (повод должен быть получен из предусмотренных УПК источников;

1 О дополнении и изменении некоторых постановлений Пленума Верхов ного Суда РФ: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 де кабря 1993 г. № 11 // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961-1993. - М., 1994. С. 225.

2 Яшин В.И. Предварительная поверка первичных материалов о преступ лении. Дис. … канд.юрид.наук. - М., 2000. С. 63-65.

83

2) требований, касающихся содержания повода и источников осведомленности лиц, сообщающих о преступлении; 3) 4) требования к процессуальному оформлению; 5) 6) требования в отношении преступлений, предусмотренных ст.27 УПК. 7) Уголовно-процессуальным законом установлен строго определенный перечень поводов. Это означает, что обязанность разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела наступит лишь при поступлении сведений из предусмотренных законом источников. Установление этого обстоятельства не должно быть формальным.

В.И. Яшин предлагает дополнить ч. 1 ст. 5 УПК положением, ка- сающимся случаев, когда сведения о преступном деянии получены не из источников, указанных в ч. 1 ст. 108 УПК, а также когда сделанное заявление не соответствует требованиям, которые установлены для поводов1. С такой постановкой вопроса вряд ли можно согласиться. Сообщения о преступлении, полученное не из источников, предусмотренных ч. 1 ст. 108 УПК, вообще исключает их рассмотрение в рамках процессуальной деятельности, поэтому и нет оснований для вынесения решения об отказе в возбуждении уголовного дела.

Повод к возбуждению уголовного дела должен быть доброкачест- венным, законным по существу. Одного требования о письменной форме заявлений и сообщений явно недостаточно, для того чтобы полноценно приступить к их рассмотрению.

Представляется целесообразным предусмотреть в УПК одно из требований к процессуальному оформлению - обязательное установление личности заявителя и источников его осведомленности о сообщаемых фактах. Необходимо, прежде всего, установить, что повод исходит от того лица, учреждения, предприятия, организации, должностного ли-

1 Яшин В.И. Указ. соч. С. 64.

84

ца, явившегося с повинной, которые заявляют о преступлении. Среди не- обоснованно возбужденных уголовных дел встречаются такие, которые возбуждены по заявлению от имени вымышленного лица или лицо было установлено, но никакого сообщения о якобы имевшем место преступле- нии не подавало и слышит о нем впервые.

Московский городской суд признал незаконным и необоснованным возбуждение уголовного дела по факту злоупотребления должностными полномочиями гражданином С. Одной из причин, послужившей основа- нием для принятия такого решения, явилось то, что два заявления были направлены гражданами, которых впоследствии не удалось установить, т.е. вымышленными лицами1.

В некоторых случаях, когда в отношении организации или должностного лица возникают сомнения, то необходимо проверить само существование этого учреждения, которое обращается с сообщением о совершенном преступлении. Это достигается путем предъявления документов о государственной регистрации, документов, подтверждающих полно- мочия должностных лиц, проверки по журналам исходящей корреспон- денции, исследования на наличие соответствующих реквизитов. Следует четко очертить круг лиц, которые имеют полномочия на подписание та- кого рода документов. К данному требованию нельзя подходить фор- мально, поскольку от этого зависит не только законность сообщения о преступлении, но и последующее законное решение вопроса о возбужде- нии уголовного дела или отказе в таковом.

Сообщения организаций, предприятий и должностных лиц предполагают направление их в письменной форме, минуя непосредственное обращение. Так, если при непосредственном обращении гражданина с заявлением, орган дознания, следователь, прокурор и судья могут удо-

1 Неожиданный поворот в борьбе с коррупцией //Сегодня 1999. 21 июля.

85

стовериться в личности заявителя, то в случае поступления сообщения от предприятия, организации, должностного лица убедиться в достоверности сделанного сообщения не представляется возможным. Реально возникновение такой ситуации, когда может быть возбуждено уголовное дело в отношении незаконного повода.

Вывод о наличии законного повода будет зависеть от соблюдения требований, касающихся его процессуального оформления. В этой связи возникает необходимость законодательно очертить документальное закрепление каждого повода, а также требования к его оформлению для принятия по нему решения. Действующий уголовно-процессуальный закон содержит такое требование только к заявлениям граждан, сообщениям предприятий, учреждений и явки с повинной. Тем не менее, и они не содержат полных и исчерпывающих требований к этим поводам.

Практическим работникам приходится самим восполнять недос- тающие требования к поводам для того, чтобы первое из условий к началу уголовного судопроизводства носило законный характер и позволяло бы объективно рассматривать поводы к возбуждению уголовного дела.

Статья 110 УПК относительно процессуального порядка приема заявлений 1раждан о преступлении ограничивается указаниями на то, что они могут быть поданы в устной и письменной форме. Устные заявления заносятся в протокол, письменные - должны быть лично подписаны. В обоих случаях разъясняется об уголовной ответственности за заведомо ложный донос.

Уполномоченные должностные лица должны располагать полными сведениями о личности. Сюда входят: фамилия, имя, отчество, год и место рождения, точный адрес, место работы и некоторые другие сведения. При этом необходимо удостовериться в личности заявителя путем предоставления им паспорта или иного документа, удостоверяющего личность. Установление полных сведений о гражданине позволяет уяснить,

86

что поступившее заявление действительно исходит от этого человека, а также для устранения возможных сомнений в отношении источника информации о преступлении.

Затем идет изложение фактических обстоятельств о преступлении, ставших известными заявителю. Заявление записывается собственноручно либо с его слов должностным лицом органа, принявшего заявление. При этом изложение идет от первого лица.

Фактические обстоятельства должны быть изложены так и в том объеме, чтобы при их анализе можно было сделать вывод о возможном наличии или отсутствии признаков преступления. Учитывая взволнованное эмоциональное состояние заявителя, порой невозможность получения конкретной информации о преступлении, необходимо, на наш взгляд, выработать примерный перечень вопросов, которые помогли бы восстановить событие происшедшего преступного деяния, получать сведения, подтверждающие сделанное заявление, а также установить источники осведомленности заявителя о сообщаемых преступных деяниях.

При приеме заявлений и сообщений целесообразно обратить вни- мание на получение сведений, которые позволили бы определить дополнительные источники информации для того, чтобы можно было установить наличие или отсутствие достаточных данных, указывающих на признаки преступления без выполнения следственных действий. В то же время отсутствие источников, подтверждающих изложенные факты, не является основанием для отказа в приеме заявления или возбуждения дела, а служит предпосылкой для дальнейшего выдвижения следственных версий и проверки их на предварительном следствии уже с помощью следст- венных действий.

Действующий уголовно-процессуальный закон ставит в неравно- значное положение различных субъектов представления сведений об общественно опасном деянии, позволяя должностным лицам учреждений,

87

предприятий и организаций не заботиться о доброкачественности на- правляемых в правоохранительные органы сообщений о преступлениях. Речь идет об отсутствии в законе нормы, обязывающей органы, право- мочные решать вопрос о возбуждении уголовного дела, при приеме по- вода, предусмотренного п. 3 ст. 108 УПК, разъяснить соответствующему должностному лицу об уголовной ответственности за заведомо ложный донос.

О.Н. Шекшуева предлагает в таких случаях предупреждать об от- ветственности за служебный подлог (ст. 292 УК)1.

Достоверность таких сведений должна обеспечиваться предупреждением об уголовной ответственности за заведомо ложный донос при передаче информации о преступлении. Поскольку указанные материалы и документы служат основанием для принятия процессуального решения, поэтому и заведомо ложные сведения об этом необходимо рассматривать как заведомо ложный донос (заведомо ложное сообщение о совершении преступления).

Если непосредственно обратиться к признакам состава преступления, предусмотренного ст. 292 УК, то можно прийти к выводу о том, что рассматриваемое деяние не охватывается данным составом преступле- ния. Об этом говорит и тот факт, что законодатель предусмотрел рас- сматриваемое преступное деяние в главе, посвященной преступлениям против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

Если обратиться к явке с повинной, то отсутствие законодательного определения понятия этого повода вызывает на практике значительные трудности. В законе установлен процессуальный порядок явки с по- винной, а само понятие в УПК не урегулировано. Сложившаяся ситуация

1 Шекшуева О.Н. Вероятность и достоверность при расследовании уго- ловных дел: Дис. … канд.юрид.наук. - Орел, 1998. С. 126.

88

усложняет порядок решения вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении именно этого повода. Должностным лицам правоохрани- тельных органов выгодней поставить себе в заслугу обнаруженное пре- ступление, чем возбудить дело в отношении такого повода, который яв- ляется смягчающим вину обстоятельством, а в некоторых случаях явив- шееся с повинной лицо может быть вообще освобождено от уголовной ответственности (ст. 75 УК). Имеющаяся практика, по нашему мнению, существенно нарушает права таких лиц. Законодательное закрепление предложенного нами ранее понятия “явка с повинной” придало бы за- конный и обоснованный характер поступившему сообщению о преступ- лении в качестве именно этого повода.

При явке с повинной оформляется протокол, к составлению которого нельзя подходить, как к технической работе. От его содержания зависит решение вопроса о начале уголовного судопроизводства. К сожалению, в ходе процессуального оформления явки с повинной допускается еще много ошибок. Например, нередко этот юридический факт получает отражение в материалах уголовного дела посредством допросов, объяс- нений, телефонограмм и рапортов должностных лиц на имя своих непо- средственных начальников.

Так, к участковому Советского РОВД г. Орла Карнееву обратился гражданин Федосеев, который признался, что им была совершена кража личных вещей из частного дома, принадлежащего гражданке Ольхов- ской. Сообщение о преступлении было оформлено посредством получе- ния объяснения, а впоследствии получено заявление от пострадавшей1.

Подобное оформление этого повода не предусмотрено нормами УПК, поэтому оно лишается юридической силы и не может повлечь за собой установленных законом последствий. Аналогичным будет резуль-

1 Архив Советского районного суда г. Орла. Уголовное дело № 1-419, 1999.

89

тат и в том случае, когда при процессуальном оформлении не будут отражены требования закона к данному виду повода. Сюда относится принятие явки с повинной и составление протокола определенными должностными лицами, указанными в ст. 111 УПК. Как правило, человек, совершивший преступление, вначале обращается не к тем должностным лицам, которые впоследствии составляют протокол, а к дежурному по отделению милиции, начальнику органа внутренних дел, помощнику прокурора, которые имеют право направить явившегося к лицу, полномочному на принятие и оформление данного повода.

Другим требованием является установление личности явившегося и фиксирования его данных в протоколе. Это фамилия, имя, отчество, место и время рождения, место жительства и работы, а также другие сведения, которые окажутся необходимыми по обстоятельствам дела. Данные сведения необходимы для того, чтобы исключить случаи самооговора или сокрытия иного, более тяжкого, преступления.

Отражение вопросов, касающихся структуры, места, времени со- ставления протокола, процессуальные правила оформления переданных предметов, могущих стать впоследствии вещественными доказательствами по делу, а также документы и ценности в подтверждение сделанного признания, возможность собственноручного его написания, дополнения, использования средств звукозаписи, на наш взгляд, является предметом отдельного регулирования. Законодатель установил общие требования уголовно- процессуального закона к протоколам лишь при отражении хода и закрепления результатов следственных действий.

Часть авторов считают, что явка с повинной - это разновидность заявления или сообщения о совершенном преступлении. Поэтому все общие требования, которые действуют и применимы в стадии возбуждения уголовного дела в отношении заявлений и сообщений, распростра-

90

няются и на явку с повинной1. Ранее мы высказывали свое несогласие с такой постановкой вопроса. Но, как нам представляется, вес же одно та- кое требование необходимо распространить и на явку с повинной. Это касается разъяснения лицу, явившемуся с повинной, об уголовной ответ- ственности за заведомо ложный донос. Речь идет о случаях, когда граж- данин сообщает о совершении им самим преступления, которого реально не совершал. Таким образом, лицо, явившееся с повинной, заведомо зная

0 ложности своего заявления о преступлении, сообщает о нем, тем самым направляя орган дознания, следователя и прокурора по ложному пути.

Результаты опроса практических работников показали, что 33 % респондентов считают возможным распространить разъяснение об уго- ловной ответственности за заведомо ложный донос и на ряд других по- водов, помимо заявлений граждан, 39 % - предлагают распространить такое разъяснение на явку с повинной, 23 % - на статьи, заметки и письма, опубликованные в печати, 18 % - на поступающие сообщения учреж- дений, предприятий и должностных лиц2.

Статья 306 УК не указывает на субъект направления заведомо ложного сообщения о преступлении, так как в любом случае оно приводит к нарушению нормального функционирования органов правосудия, пред- варительного следствия и дознания. Мотивировка не имеет особого зна- чения: пытается ли он сокрыть более тяжкое преступление или же берет всю ответственность на себя, выгораживая остальных. В данном случае он пытается направить органы уголовного судопроизводства по ложно- му пути.

При рассмотрении законности повода, предусмотренного п.4 ст. 108 УПК, необходимо обратить внимание на следующие обстоятельства. Ус-

1 Афанасьев B.C., Сергеев Л.А. Рассмотрение сообщений о преступлени ях. - М., 1972. С. 47; Степанов В. В. Предварительная проверка первич ных материалов о преступлениях. - Саратов, 1972. С. 84.

2 Приложение 2.

91

тановленные Конституцией РФ (ст. 29) и рядом других законов свобода слова и свобода массовой информации порой бывает неверно истолкованы. В ряде случаев представляется недостоверная информация о готовящихся или совершенных преступных фактах, порой не исключая и явной клеветы. Этими причинами и объясняется то, что орган дознания, следователь и прокурор для принятия решения по преступному факту, ставшем известным из статей, заметок и писем, опубликованных в печати, во всех случаях должны обеспечить проведение комплексной проверки таких сигналов.

Представляется, что при рассмотрении повода, предусмотренного п. 4 ст. 108 УПК, любые требования относительно формы их изложения бессмысленны и поэтому рассматривать необходимо любой вид сообщения.

В уголовно-процессуальном законе ничего не сказано о том, должна ли быть подписана статья, как рассматривать случаи, когда она под- писана вымышленной фамилией или псевдонимом. Процессуальный закон рассматривает сообщения в СМИ в качестве повода к возникновению уголовного судопроизводства. Раскрывая другие поводы, закон одним из требований четко устанавливает обязательную подпись сообщения о преступлении тем лицом, от кого оно исходит. В нашем случае с таким сообщением автор обращается не непосредственно, а через СМИ, поэтому законодательная регламентация требования о необходимости указания фамилии автора на такого рода сообщениях будет выступать условием для его принятия и рассмотрения.

Это необходимо для исключения возможной анонимности такого сообщения, а также для получения в дальнейшем находящихся в их распоряжении документов и иных материалов, подтверждающих сделанное сообщение и источники сведений. В проекте УПК предусмотрена обязанность представления документов и иных материалов, но в качестве

92

субъектов выступают не авторы, по сути являющиеся заявителями, а должностные лица средств массовой информации (ч. 2 ст. 154). Такая за- конодательная формулировка, как нам представляется, мало что дает для правоприменителя.

Актуальным является определение момента возникновения повода, предусмотренного п. 6 ст. 108 УПК, с которого у соответствующих органов и должностных лиц появляется право на проведение процессуальных действий для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Уголовно-процессуальный закон регламентирует производство проверки лишь по заявлениям и сообщениям о преступлении (ст. 109-111, 114 УПК), целью которой является установление наличия достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Следовательно, повод, предусмотренный п. 6 ст. 108 УПК, уже должен содержать в себе доста- точные данные.

С этим мнением трудно согласиться, поскольку сам повод не обусловливает решение о возбуждении дела, а лишь служит сигналом к началу уголовно- процессуальной деятельности. Здесь можно прийти к выводу о том, что положения ст. 109 УПК должны в полной мере относиться ко всем поводам. Иначе мы сталкиваемся с такой практикой, когда процессуальная проверка и передача по подследственности или подсудности смогут осуществляться только в отношении заявлений и сообщений о преступлениях. Практика применения вышеперечисленных действий в отношении других поводов (явка с повинной, статьи, заметки и письма, опубликованные в печати, и непосредственное обнаружение соответствующими органами и должностными лицами признаков преступления), по сути, окажется незаконной.

Проверка данного повода, по нашему мнению, должна сводиться к тому, чтобы обнаружение признаков преступления осуществлялось именно указанными в законе органами и должностными лицами. В на-

93

стоящее время практика идет по следующему пути: признаки преступления в первую очередь обнаруживают дознаватели, которые осуществляют всю деятельность по принятию, рассмотрению и вынесение решения по поступающим заявлениям (сообщениям) о преступных фактах. Милиция, как орган дознания в лице начальника криминальной милиции и милиции общественной безопасности, утверждая соответствующее по- становление, не выносит по нему решение, а лишь контролирует его.

Законодательный пробел при оформлении повода, предусмотренного п. 6 ст. 108 УПК, некоторые процессуалисты объясняют сложностью установления формы фиксации признаков преступления из-за ши- рокого круга лиц, наделенных таким правом, а также многообразием приемов1.

Необходимо привести УПК в соответствие с потребностями право- применительной деятельности и предусмотреть в нем конкретную форму, отражения непосредственного обнаружения признаков преступления со- ответствующими органами и должностными лицами. В качестве такой формы может выступать протокол, где отражались бы результаты деятельности, в ходе которой будут обнаружены признаки преступления.

Нельзя признать правильной практику рассмотрения в качестве повода протокола осмотра места происшествия, в котором зафиксирована обстановка места, где возможно совершено или был обнаружен факт со- вершения преступного деяния. В ряде случаев в содержании протокола осмотра места происшествия нельзя усмотреть данные, указывающие на признаки. Составление протокола о непосредственном обнаружении признаков преступления обобщало бы имеющиеся данные о преступном

1 Марцифин П.Г., Баранов A.M. Типичные уголовно-процессуальные ошибки, допускаемые при рассмотрении информации о преступлениях // Вопросы укрепления законности в уголовном судопроизводстве в свете правовой реформы. -Тюмень, 1995. С. 60.

94

деянии и отражал содержание повода , предусмотренного п. 6 ст. 108 УПК. Представляется, что он мог бы быть приложением к протоколу.

Протокол должен иметь соответствующие реквизиты (кто, когда, при каких обстоятельствах, в результате какой деятельности, в рамках осуществления каких полномочий, что обнаружено, какие при этом предприняты меры; в резолютивной части излагается предположение, что в обнаруженном факте содержатся признаки преступления, того или иного общественно опасного деяния, предусмотренного УК).

Представляется целесообразным, что в случае непосредственного обнаружения соответствующими органами и должностными лицами признаков преступления необходимо оформить и рассмотреть этот повод вне зависимости от того, очевиден факт совершения преступления или нет, чтобы исключить возможность сокрытия его от учета. Данное обстоятельство будет основанием для начала проверки этого сигнала процессуальными средствами и вынесения одного из предусмотренных УПК решений.

По нашему мнению, обжалование прокурору или в суд решения, принятого в начальной стадии уголовного процесса, с точки зрения закон ности повода, не представляется возможным, поскольку его, как такового, нет, есть только результаты той или иной деятельности, в ходе которой были обнаружены признаки преступления. Таким образом, может создаться впечатление, что повод, предусмотренный п. 6 ст. 108 УПК, в любом случае уже содержит достаточные данные, указывающие на признаки преступления. Смысл действующего уголовно-процессуального закона сводится к тому, что обжаловать можно лишь результат деятельности по непосредственному обнаружению признаков преступления.

Проверка законности данного повода также позволит установить: правомерна ли была та деятельность соответствующего органа и долж-

95

ностного лица, в ходе которой были выявлены признаки преступления, и как было документально оформлено это обнаружение; соблюдены ли все необходимые требования закона; действительно ли в данном деянии есть признаки преступления. Причем это обнаружение должно быть основано на достоверном предположении и строиться на реальных фактах, которые соответствующие органы и должностные лица восприняли непосред- ственно в ходе осуществления своей деятельности.

На ведомственном уровне этот пробел восполняется указанием на необходимость в таком случае составить рапорт о непосредственном обнаружении признаков преступления1.

Срок от момента установления признаков преступления до регист- рации этой информации в книге учета информации о преступлениях ничем не регламентирован. Тем самым создастся возможность для сокрытия выявленных признаков преступления. Деятельность органа дознания, следователя, прокурора от обнаружения преступных деяний в ходе оперативно-розыскной и административно-служебной деятельности, соответствующим образом оформленная, до принятия решения о возбуждении или отказе в таковом уголовно- процессуальным законом не урегулирована, что является основанием для произвольного трактования отсутствующих в УПК норм и регламентации этих вопросов на ведомственном уровне. Данные правовые пробелы должны быть законодательно восполнены.

Исходя из изложенного, можно сделать следующие выводы.

Деятельность по рассмотрению законности повода должна во всех случаях предшествовать выявлению основания к возбуждению уголовно-

1 Примерная инструкция о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах и учреждениях внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях / Утверждена приказом МВД СССР № 415 1990 г. П. 4.3.

96

го дела. В противном случае вся последующая деятельность, с точки зрения законности и обоснованности, может быть поставлена под сомнение.

Законный повод является процессуальным основанием для всей последующей деятельности при принятии решения в начальной стадии уголовного процесса.

Последствия признания незаконности повода должны в зависимости от характера нарушения носить дифференцированный характер.

Вывод о законном характере того или иного повода может быть сделан при наличии следующих условий: повод должен быть получен из предусмотренных УПК источников; отвечать требованиям, касающимся содержания и источников осведомленности лиц, сообщающих о преступ- лении, а также требованиям к их процессуальному оформлению; должны быть соблюдены требования в отношении преступлений, предусмотренных ст. 27 УПК.

Целесообразно при разрешении вопроса о возбуждении уголовного дела законодательно установить требование, касающееся сведений отно- сительно заявителя, а также источников его осведомленности.

По нашему мнению, необходимо регламентировать в УПК разъяс- нение об уголовной ответственности за заведомо ложный донос при поступлении ряда иных поводов: сообщений предприятий, организаций, учреждений и должностных лиц, а также явки с повинной.

В норме УПК, касающейся явки с повинной, помимо процессуаль- ного оформления необходимо законодательно определить понятие этого повода.

Любые требования относительно формы изложения повода, преду- смотренного п. 4 ст. 108 УПК, бессмысленны и должны исчерпываться указанием на то, что сообщение, касающееся преступного деяния, поступило из СМИ и поэтому любой вид сообщения должен рассматриваться в качестве такого повода. В УПК необходимо предусмотреть установле-

97

ние такого условия, согласно которому повод, предусмотренный п.4 ст.!08 УПК, будет рассматриваться лишь в том случае, если известен автор сообщения о готовящемся или совершенном преступном деянии.

Факт непосредственного обнаружения органом дознания, следова- телем и прокурором признаков преступления должен обязательно найти свое отражение в протоколе. Появление повода, предусмотренного п.6 ст. 108 УПК, не должно предрешать положительного решения в стадии возбуждения уголовного дела. Поэтому в отношении него после его регистрации в случае необходимости и в предусмотренные сроки могут быть проведены процессуальные действия для проверки законности повода и установления основания к возбуждению уголовного дела.

В этой связи целесообразно внести уточнение в ч. 2 ст. 109 УПК, направленное на возможность осуществления предусмотренных процессуальных действий не только в отношении заявлений и сообщений, но и применительно ко всем поводам.

98

Глава 2. Основание к возбуждению уголовного дела § 1. Понятие основания к возбуждению уголовного дела

Одним из правовых условий возбуждения уголовного дела является наличие основания. Уголовно-процессуальный закон раскрывает понятие “основание” как достаточные данные, указывающих на признаки преступления (ч. 2 ст. 108 УПК).

В процессуальной литературе в отношении понятия “основание к возбуждению уголовного дела” нет единой точки зрения и оно до на- стоящего времени остается дискуссионным.

Так, по мнению А.Р. Михайленко, закон указывает на две стороны основания к возбуждению уголовного дела - фактическую и юридиче- скую. Под фактической стороной такого основания следует понимать наличие объективно существующих данных, указывающих на признаки общественно опасного деяния, а юридическая сторона основывается на требовании закона о наличии признаков преступления, на которые указывали бы достаточные данные1.

Ю.Н. Белозеров и А.А. Чувилев к фактическим критериям основания относят достаточные данные, а к юридическим - признаки преступ- ления2.

Н.Н. Ковтун также указывает, что для принятия любого процессу- ального решения требуется основание (юридическое и фактическое), которые появляются вследствие установления некоторой совокупности обстоятельств, необходимых на данный момент. Эта совокупность образует предмет на стадии возбуждения уголовного дела, если учесть, что дан-

1 Михайленко А.Р. Указ. соч. С. 154.

2 Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела. - М., 1977. С. 15.

99

ная стадия является составной частью уголовного процесса и закон не содержит такого запрета. Но у возбуждения уголовного дела, как стадии, есть свои задачи, хотя и ограниченные принятием одного из предусмотренных законом решений. Поэтому законодатель устанавливает определенные пределы деятельности в данной стадии.

Таким образом, при определении понятия “основание” можно го- ворить:

  • о предмете (это круг обстоятельств, сведений, которые необходимы);
  • о пределах, т.е. об уровне знаний об этих обстоятельствах, их дос- таточности, вероятности или достоверности1.
  • Из приведенных точек зрения можно сделать вывод о том, что многие авторы рассматривают данное понятие как совокупность юридиче- ской и фактической сторон. Такая позиция представляется не совсем удачной.

По нашему мнению, целесообразно рассматривать понятие “осно- вания” с двух сторон: с материально-правовой и с процессуальной.

Причем, проявлением материально-правовой стороны будут вы- ступать признаки преступления. Процессуальная же сторона представлена как достаточные данные о признаках преступления. Данная позиция подтверждается действующим законодательством. Понятие “признаки преступления” раскрывается в Уголовном кодексе, который представляет собой источник материального права. Критерии достаточности данных в УПК не раскрываются. Посредством УПК “дается жизнь” нормам УК, т.е. регламентируется порядок их применения. Такое уточнение, имеющее оценочный характер, в первую очередь направлено на принятие должностным лицом предусмотренного законом решения в каждом конкретном случае. Сами признаки преступления еще ни о чем не говоря!.

1 Ковтун Н.Н. Указ. соч. С. 135.

100

Они должны найти отражение в определенном количестве данных. Под “данными” понимаются выявленные факты как явления объективной действительности, которые не могут быть сомнительными или недоброкачественными, а также отраженные в документах сведения о фактах, касающихся признаков преступления. Именно сведения о фактах подлежат всесторонней проверке. Получают их в строго установленном порядке и из источников, предусмотренных процессуальным законом.

Процессуальная сторона определяет объем, глубину исследования тех данных, которые составляют материальное содержание основания на стадии возбуждения уголовного дела.

Часть авторов склонны в понятие “основание” включать отсутствие обстоятельств, исключающих производство по делу. Только в этом случае основание будет иметь место1. Аналогичную позицию заняли авторы проекта УПК (ч. 2 ст. 150).

Сходную позицию занимает В.И. Яшин, который указывает, что законного повода и основания недостаточно для принятия решения о возбуждении уголовного дела. Необходимо проверить, нет ли обстоя- тельств, исключающих производство по делу2.

Этому способствовал и тот факт, что действующий УПК при опре- делении основания к возбуждению уголовного дела максимально усложнил практику разрешения заявлений и сообщений о преступлении. Процессуальный закон в одном случае под “основанием” понимает “достаточные данные, указывающие на признаки преступления” (ч. 2 ст. 108 УПК), в другом - сами признаки преступления (ст. 3 и ст. 119 УПК). В

^огин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч. С. 122; Лютиков Н.Е. Возбуж- дение уголовных дел. - Воронеж, 1968. С. 32-33; Волков Н.П., Дознание и предварительное следствие. - М., 1965. С. 14; Чувилев А.А., Добровольская Т.Н. Особенности преподавания курса уголовного процесса в вузах МВД СССР // Вопросы методики чтения проблемных лекций по Особенной части. - М., 1981. С. 10. 2 Яшин В.И. Указ. соч. С. 78.

101

практической деятельности неконкретность понятия “основание к воз- буждению уголовного дела” повлекла существенно различающиеся определения этого понятия - от предположения о совершении преступления до установления признаков состава преступления. При таком подходе законные, объективные критерии уступили бы место субъективным суждениям обоснованности возбуждения уголовного дела.

С утверждением, отождествляющим основание к возбуждению дела с обстоятельствами, исключающими производство по делу, вряд ли мож- но согласиться, да и если проанализировать ст. 113 УПК, указывающую, что “в случае отсутствия оснований, а равно при наличии обстоятельств, исключающих производство по делу…”, то можно прийти к выводу о са- мостоятельности этих понятий.

Наличие или отсутствие одного не предрешает решения о наличии или отсутствии другого. И то, и другое понятие являются самостоятельными условиями при решении вопроса о возбуждении уголовного дела. Подавляющее число обстоятельств, указанных в ст. 5 УПК, вообще не имеет отношения к фактической стороне основания к возбуждению уго- ловного дела и в некоторых случаях могут быть установлены уже после решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Так, Заводским РОВД г. Орла было возбуждено уголовное дело по факту кражи неизвестными лицами из торгового павильона товарноматсриальных ценностей. Впо- следствии преступники были установлены и уголовное дело в отношении двух из них (Изотова и Красникова) было прекращено по п. 5 ст. 5 УПК, так как на момент совершения преступление им было по 13 лет1.

При таком подходе в начальной стадии уголовного судопроизводства следует получить достоверные сведения о совершении преступного деяния и наличии в нем состава преступления, поскольку иначе нельзя

1 Архив Заводского районного суда г. Орла. Уголовное дело № 32383, 1999.

102

будет сделать вывод об отсутствии обстоятельств, исключающих произ- водство по делу, предусмотренных пп. 1, 2 ст. 5 УПК. Такое понимание фактически приводит к возможности проведения предварительного рас- следования в этой стадии и сбору доказательств.

В подтверждение нашего предположения необходимо обратить внимание на точку зрения некоторых авторов, которые понимание основания сводят к установлению фактических данных, указывающих на состав преступления1. Опрос практических работников показал, что 39 % респондентов придерживаются аналогичной точки зрения2.

Основание к возбуждению уголовного дела имеет место и при об- наружении обстоятельств, исключающих производство по делу. Решение об отказе в возбуждении дела принимается не потому, что нет для этого основания, а в связи с наличием обстоятельств, которые исключают воз- можность возбуждения и дальнейшего расследования. Под основанием, таким образом, нельзя понимать одновременно и наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, и отсутствие обстоя- тельств, исключающих производство по делу.

Это влечет за собой необходимость установления отсутствия всех данных, указывающих на обстоятельства, исключающие производство по делу. В 10-дневный срок, отведенный законом, и с помощью имеющихся процессуальных средств не всегда возможно выполнить это требование. В то же время любое обнаружение таких обстоятельств по уже возбужденному уголовному делу повлечет признание незаконности при- нятого решения.

Одним из пробелов, который требует своего немедленного разрешения, является то обстоятельство, что в ст. 5 УПК не предусмотрена

1 Карев Д.С., Савгирова Н.М. Возбуждение и расследование уголовных дел. - М., 1967. С. 8; Строгович М.С. Курс советского уголовного про цесса. - М., 1970. С. 15.

2 Приложение 2.

103

возможность отказа в возбуждении уголовного дела вследствие отсутствия основания. На практике из этой ситуации выходят путем вынесения решения об отказе в возбуждении дела на основании п. 2 ст. 5 УПК. Такая практика, по нашему мнению, чревата существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Ведь, по сути, в начальной стадии процесса органу дознания, следователю, прокурору приходится вопреки требованию закона устанавливать все элементы состава преступления. Именно в случае отсутствия одного из них принимается решение об отказе в возбуждении уголовного дела, предусмотренное п. 2 ст. 5 УПК.

За 1999 год по поступившим заявлениям и сообщениям было вынесено 1 556 292 постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по п. п. 1,2 ст. 5 УПК, что составляет 84 % от общей их численности1.

Резюмируя изложенное, необходимо дополнить ч. 1. ст. 5 УПК пунктом, касающимся отсутствия основания к возбуждению уголовного дела, что, в свою очередь, исключало бы возможность начала уголовного судопроизводства. Соответствующее изменение в этом случае должно бьпъ внесено и в ч. 1 ст. 113 УПК. По нашему мнению, целесообразно ее изложить в следующей редакции: “В возбуждении уголовного дела должно быть отказано в случае отсутствия основания, а равно при наличии иных обстоятельств, исключающих производство по делу”.

В процессуальной литературе довольно часто можно встретить по- пытки обобщения понятий “признаки преступления” и “признаки состава преступления”. Так, Н.П. Кузнецов полагает, что противоправность деяния означает наличие в нем состава преступления, т.е. его отсутствие исключает противоправность деяния2.

1 Сведения о рассмотрении заявлений и сообщений о преступлениях // Сводный отчет по РФ. Л. 3,6,8.

2 Кузнецов Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уголовного процесса России: Дис. … докт.юрид.наук. - Воронеж, 1998. С. 255.

104

Анализ понятий “признаки преступления” и “признаки состава пре- ступления” приводит к выводу о том, что они имеют существенные раз- личия. Так, под признаками преступления понимаются такие юридиче- ские и социальные признаки, которые присущи любому преступлению. Они позволяют провести разграничение между преступлением и иным правонарушением.

Наукой уголовного права введено понятие состава преступления для конкретизации и разграничения преступлений между собой. Так, по мнению А.В. Наумова, под составом преступления следует понимать та- кую совокупность, установленную уголовным законом, объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как конкретное преступление1.

Заслуживает внимания точка зрения В.Н. Кудрявцева о том, что состав - это не только совокупность, а строгая система признаков преступления, признаков общественно опасного деяния, характеризующих его согласно уголовному закону как преступное и уголовно наказуемое. Понятие состава преступления отражает характерные для преступления внутренние связи образующих его элементов. Наука уголовного права выявила общую структуру всех преступлений и построение на этой осно- ве состава каждого преступления из четырех основных групп признаков, характеризующих объект, субъект, объективную и субъективную сторо- ны преступления2.

Необходимо отметить, что преступление - это реальное явление действительности и его признаки также существуют реально. Модель

1 Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. - М., 1997. С. 84.

2 Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. - М., 1972. С. 72-73.

105

любого состава преступления включает в себя все признаки преступления, конкретизируя их к каждому конкретному преступному деянию1.

Признаки преступления определяют его характерные черты как юридического явления (понятия). Разница этих понятий сводится к тому, что в составе преступления его признаки “привязаны” к отдельным его элементам и сгруппированы в определенной последовательности. Таким образом, установление признаков преступления невозможно без выявления признаков состава преступления.

Косвенным подтверждением нашего вывода служит формулировка ч. 2 ст. 112 УПК, регламентирующей порядок возбуждения уголовного дела. В постановлении о возбуждении дела, помимо других реквизитов, указывается статья уголовного закона, по признакам которой оно возбуждается. Формулировка законодателя о признаках уголовного закона дает основание предположить, что речь идет о признаках состава преступления, предусмотренных той или иной нормой уголовного закона.

Поэтому, как нам кажется, при определении основания к возбужде- нию дела необходимо установить признаки преступления, относящиеся к тому или иному преступному деянию, которое нашло свое отражение в модели того или иного состава преступления, предусмотренного УК.

Так, из заявления граждан, в котором сообщается, что в их отсутствие из квартиры пропали драгоценности, можно предположить о наличии признаков кражи и вследствие этого выйти на вывод о наличии про- тивоправности и общественной опасности в сообщаемом факте.

Признаки состава преступления - это его отдельные черты, которые характерны именно для него.

1 На эту особенность обращают внимание в своих работах ряд других авторов: Крючатов И.А. Указ. соч. С. 208; Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в уголовном праве. - М., 1963. С. 36 и др.

106

Нельзя также отождествлять признаки преступления с событием преступления. В ст. 3 УПК сказано, что при обнаружении признаков пре- ступления принимаются меры к установлению события преступления. Это означает, что признаки преступления могут быть, а событие преступления может отсутствовать или оставаться неустановленным.

Событие, по поводу которого возбуждается дело, будет объективно и не изменится от того, насколько данное деяние носит противоправный или правомерный характер. Оценка события как противоправного деяния связана с его качественной оценкой. Любое совершенное деяние существует объективно, вне зависимости от его правовой оценки. Все попытки связать отсутствие определенного события с отсутствием при его оценке противоправности приведут к тому, что грань между понятиями “отсутствие события” и “отсутствие состава преступления” будет нечеткой. Хотя, устанавливая в уголовном законе определенный состав преступления, в каждом конкретном случае законодатель раскрывает признак противоправности определенного события.

Содержание события состоит из следующих элементов: действия или бездействие и его необходимых последствий. Указанные составные части события взаимосвязаны, находятся в единстве. Отсутствие одного из них исключает наличие самого события.

При анализе понятия “признаки преступления”, как мы уже установили, необходимо обратиться к ст. 14 УК, которая указывает на общест- венную опасность, противоправность, виновность и наказуемость.

Обобщая содержание уголовного закона и мнение, высказанное наукой уголовного процесса, можно прийти к выводу о том, что при формулировании понятия “основание” как достаточных данных, указывающих на признаки преступления, законодатель не требует установления всей совокупности признаков преступления. Иначе в законе был бы использован термин не “признаков преступления”, а самого преступле-

107

ния. Поэтому при решении вопроса о возбуждении уголовного дела сло- жилась бы ситуация, при которой отсутствие одного из признаков ис- ключало бы наличие основания. Какие именно признаки преступления должны быть установлены, уголовно-процессуальный закон не раскры- вает.

По мнению ряда авторов, при установлении наличия или отсутствия основания к возбуждению уголовного дела необходимо прежде всего определить, что деяние, о котором говорится в заявлении (сообщении), представляет общественную опасность. Если деяние не обладает этим неотъемлемым признаком преступления, то в возбуждении уголовного дела должно быть отказано1.

Общественная опасность, по мнению А.А. Пионтковского, прежде всего определяется самим законодателем, в соответствии с опасностью этого деяния для системы общественных отношений2.

Наиболее правильной, по нашему мнению, является точка зрения А.В. Еремяна, который полагает, что определение общественной опасности деяния при решении вопроса о возбуждении уголовного дела приоб- ретает значение лишь после того, как будет установлена его противо- правность3.

Общественная опасность является материальным признаком пре- ступления, определяющим его формальные признаки, т.е. противоправ- ность. Противоправность деяния и его последствий является юридиче- ским выражением его общественной опасности. Она находит свое отра- жение в виде запрещенных уголовным законом деяний, которые могут

1 Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. - Воронеж, 1983. С. 37.; Яшин В.И. Указ. соч. С. 73.

2 Пионгковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву.-М., 1961. С. 157.

3 Еремян А.В. Основание возбуждения уголовного дела: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1989. С. 64.

108

выступать как действия или бездействие. Преступными они становятся, если запрещенные деяния повлекли предусмотренные законом вредные последствия (материальные составы) или же будет достаточно установить совершение самого запрещенного УК деяния (формальные составы).

От осознания общественной опасности к определению уголовной противоправности - путь, которым должен идти законодатель при отнесении тех или иных деяний к категории преступных. Правоприменитель при решении вопроса о возбуждении уголовного дела идет в своей деятельности в обратной последовательности.

В уголовно-правовых нормах предусмотрен ряд исключений для некоторой категории преступных деяний, когда наличие признака противоправности не влечет его общественной опасности. Это вытекает из многих положений, в том числе и необходимой обороны и крайней необходимости, а также ч. 2 ст. 14 УК. Во всех случаях совершенные деяния, предусмотренные ст. 37-42 УК, внешне носят признаки преступления, установленные Особенной частью УК (т.е. формально имеется признак противоправности), но в силу социальной полезности характера совершенных действий теряется их общественная опасность. Поэтому причинение вреда при вышеуказанных обстоятельствах не является преступлением.

Целесообразно в любом случае вначале определить, что деяние формально содержит признаки преступления того или иного запрещенного уголовным законом деяния, а затем определять, носит ли оно характер общественно опасного. Определить отсутствие общественной опасности на начальной стадии в случаях, предусмотренных ст. 37-42, ч.2 ст. 14 УК, очень трудно. Поэтому практика идет по пути возбуждения в таких случаях уголовного дела, чтобы при проведении расследования установить наличие или отсутствие общественной опасности в совершен-

109

ном или готовившемся противоправном деянии. Отсутствие обществен- ной опасности в деянии влечет за собой прекращение уголовного дела.

Отсутствия признака противоправности, т.е. совершенное деяние не предусмотрено уголовным законом, будет достаточно для принятия ре- шения об отказе в возбуждении уголовного дела.

Признаки преступления могут найти свое отражение в поводах, в материальных следах, в материалах процессуальной деятельности, в представляемых документах.

В юридической литературе нет единого мнения о том, какие из признаков состава преступления позволят сделать вывод о наличии проти- воправности в том или ином деянии.

СВ. Бородин, например, указывает, что для разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела достаточно отдельного признака преступ- ления, который может относиться к любому из элементов состава пре- ступления1. С данной точкой зрения трудно согласиться, так как не каж- дый элемент состава преступления позволит сделать вывод о противо- правности готовящегося или совершенного деяния.

Часть авторов, рассматривавших основание к возбуждению уголовного дела, подчеркивают особое значение установления в этой стадии процесса признаков объекта и объективной стороны2.

По мнению А.В. Еремяна, без наличия признаков, образующих объективную сторону преступления, данные о субъекте и субъективной стороне не имеют практического значения. Автор считает, то нужно оп- ределить, что деяние формально подпадает под действие уголовного за-

1 Бородин СВ. Указ. соч. С 37.

2 Афанасьев B.C., Сергеев Х.А. Рассмотрение сообщений о преступлени ях. М., 1972. С.22; Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. - Саратов, 1972. С.52; Уголовное право. Общая часть / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Ю.Н. Ткачевского, Г.Н. Бор- зенкова. - М., 1993. С 107.

110

кона (т.е. установить его противоправность), а затем решать, не является ли оно малозначительным, можно ли рассматривать его как преступление (определить его общественную опасность)1.

С этой позицией можно согласиться, но представляется необходимым внести некоторую оговорку, имеющую, по нашему мнению, принципиальное значение. Установлению подлежат достаточные данные, указывающие на признаки преступления, раскрывающие существенные признаки объективной стороны какого-либо конкретного преступного деяния.

Вряд ли можно поддержать точку зрения тех авторов, которые вы- сказываются о необходимости установления на данной стадии причинной связи между деянием и вредными последствиями как составной части объективной стороны преступного деяния2. При таком подходе речь будет идти об установлении не противоправности как признака преступления, а достаточных данных, указывающих на объективную сторону состава преступления, что на этом этапе уголовного судопроизводства недопустимо.

Установление осуществляется путем сопоставления известных фактов с объективной характеристикой той или иной нормы уголовного за- кона, раскрывающей противоправность готовящегося или совершенного деяния.

Выявляя отдельные признаки объективной стороны, мы тем самым в данной стадии не устанавливаем ее наличия в целом, а обращаем внимание лишь на обнаружение ее наиболее существенных признаков.

Представляется целесообразным, под существенными признаками, понимать либо само действие (бездействие), приготовление к нему или покушение, либо вредные последствия, т.е. объективную характеристику

1 Еремян А.В. Указ. соч. С. 64.

2 Яшин В.И. Указ. соч. С. 75-77.

111

преступного деяния, предусмотренного Особенной частью УК. В резуль- тате такого сопоставления и выявления этих существенных признаков, характеризующих объективную сторону преступного деяния, можно с достаточной степенью вероятности предположить о наличии противо- правности совершенного или подготавливаемого деяния.

В уголовном праве данная деятельность называется первоначальной квалификацией. Здесь большое значение имеет грамотное уяснение нормы уголовного закона, имеющиеся в распоряжении органа дознания, следователя и прокурора первоначальные сведения из поступившего по- вода, а также, в случае необходимости, дополнительные данные, полу- ченные в ходе процессуальной деятельности.

Мы разделяем точку зрения В.Н. Кудрявцева, который указывает, что в постановлении о возбуждении уголовного дела следует указывать такую статью УК, признаки которой наиболее соответствовали бы имеющимся сведениям и способствовали бы эффективному расследованию содеянного. Недостающие признаки объективной характеристики преступного деяния должны быть заменены такими предположениями, которые при прочих равных условиях представляются наиболее вероят- ными (с учетом распространенности определенного преступления, инди- видуальных особенностей события и др.)1.

Такой признак преступления как виновность в конкретных составах преступления находит свое отражение в субъекте и субъективной стороне совершенного преступного деяния. На момент возбуждения уголовного дела субъект в большинстве случаев не известен, так как сигналом к на- чалу уголовного судопроизводства является сам факт совершения пре- ступного деяния.

1 Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. - М., 1999. С. 200.

112

В процессуальной литературе встречаются мнения о наличии основания к возбуждению уголовного дела против конкретных лиц. Это случаи, когда деяние по характеру таково, что с самого начала известен по- дозреваемый, либо случаи задержания последнего с поличным, либо есть явка с повинной, либо дело возбуждается в ходе расследования или рас- смотрения другого уголовного дела1. В подобных случаях постановление о возбуждении уголовного дела будет содержать черты предъявления обвинения.

Такую точку зрения нельзя признать правильной. При принятии решения на начальной стадии уголовного процесса главным являются данные о готовящемся или совершенном преступном деянии. Поэтому в любом случае основанием к возбуждению дела будут выступать именно данные о совершении тем или иным лицом противоправного деяния, предусмотренного УК.

Посредством возбуждения уголовного дела реализуется возможность установить все обстоятельства совершенного преступления, в том числе и того, кто его совершил. Отсутствие данных о лице не должно препятствовать возбуждению уголовного дела. Цель данной стадии принять соответствующее решение по существу, вне зависимости от субъекта совершения преступления и его виновности. Исключение со- ставляют дела, возбуждаемые не иначе как по жалобе потерпевшего.

Заслуживает одобрения точка зрения некоторых авторов, которые предлагают рассматривать в качестве исключений и ряд других случаев. Особенность отдельных правонарушений, предусмотренных УК, состоит в том, что в этих случаях невозможно сделать вывод о наличии призна- ков преступления при отсутствии субъекта. Таким образом, вопрос о

1 Рахунов Р.Д. Указ. соч. С. 30; Махов В. Возбуждение уголовного дела в отношении определенного лица // Российская юстиция, 1997 г. М> 12.

113

возбуждении уголовного дела может быть решен только в связи с кон- кретным лицом (это получение и дача взятки, незаконное ношение ору- жия и ряд других)1.

Необязательность наличия на момент возбуждения дела субъекта совершения преступления не говорит о том, что на данном этапе можно пренебрегать возможностью сбора информации о совершившем пре- ступное деяние лице. Ведь от этого зависят построение следственных вер- сий и ход первоначального расследования.

В ряде случаев возникновение вопроса о лице, совершившем преступное деяние на этом этапе, как показывает практика, встает потому, что должностные лица, осуществляющие рассмотрение поводов, опасаются даже не того, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, признаки которого установлены, окажется не достигшим возраста уго- ловной ответственности, а то, что его вообще не удастся установить. Ни для кого не секрет, что в правоприменительной деятельности сложилась такая практика, когда прекращение уголовного дела, а также приоста- новление в случае неустановления лица, подлежащего привлечению в ка- честве обвиняемого, воспринимаются и расцениваются как существенный недостаток в работе. Вследствие этого попытки установления лица, совершившего преступное деяние, приводят к затягиванию принятия ре- шения в стадии возбуждения уголовного дела. Такая практика сущест- венно влияет на снижение возможности проведения эффективного рас- следования и, в конечном итоге, негативно сказывается на процессе борьбы с преступностью в целом.

Содержание деятельности на начальном этапе уголовного процесса определяется, как мы уже отмечали, также и процессуальной стороной основания.

1 Белозеров Ю.Н., Мар$и($ин П.П. Обеспечение прав и законных интере- сов личности в стадии возбуждения уголовного дела. - М., 1994. С. 8.

114

В ч. 2 ст. 108 УПК отмечается, что, помимо признаков преступления важное значение имеет вопрос о достаточности фактических данных, а вернее, об их минимуме, который при принятии решения в данной стадии должен лежать в основе предположения о преступном деянии.

В законе данный предел определен как “достаточные данные”. В процессуальной литературе, а также у практических работников это понятие имеет различное понимание. Проведенный опрос показал, что 73% практических работников под достаточными данными понимают сведения, достоверно указывающие на состав преступления; 17 % - придерживаются мнения о том, что это сведения, достоверно указывающие на признаки преступления; 5 % понимают под ними сведения, достоверно указывающие на отдельные признаки состава преступления, и 5 % - сведения, достоверно указывающие на отдельные признаки преступления1.

Понятие “достаточные данные” является оценочным и определяется по своему внутреннему убеждению соответствующих должностных лиц. Поэтому достаточность данных, указывающая на признаки преступле- ния или их отсутствие, которые находят отражение в поводе и соответствующих материалах процессуальной деятельности, на практике определяется в зависимости от характера подготавливаемого или совершенного преступления, его индивидуальных особенностей и конкретных обстоятельств.

Такая зафиксированная свобода усмотрения на практике оборачи- вается свободой нарушения. Если подойти к достаточности данных ог- раниченно это не позволит принять обоснованное и соответственно законное решение. Наоборот, “неоправданное расширение рамок, в свою очередь, может привести к затягиванию принятия решения и фактически

1 Приложение 2.

115

к производству предварительного расследования до возбуждения уго- ловного дела, что является грубым нарушением закона”1.

Представляется, что одной из причин является и несовершенство самого определения понятия “основания”. Так, Н.Н. Ковтун предлагает под основанием понимать фактические данные, содержащиеся в поводе или дополнительно установленные в ходе предварительной поверки, по- зволяющие предполагать, что готовится или совершено преступное дея- ние2. В этой связи М.Н. Меликян полагает, что “эти фактические данные должны позволить обоснованно предполагать, что преступное деяние действительно имело место”3. По нашему мнению, такие формулировки привносят больше вопросов, чем ясности. Для принятия того или иного решения в уголовном процессе требуется наличие материального и про- цессуального основания.

В определении Н.Н. Ковтуна содержится указание лишь на фактические данные. Остается неясным: что иод ними необходимо понимать, на что они должны указывать, а также их объем. Отсутствие указания на “достаточность” таких данных может повлечь ситуацию, когда решение вопроса о возбуждении дела сможет приниматься практически в любом случае, без должного анализа всех обстоятельств. Принимаемые решения о начале уголовного судопроизводства не станут отвечать требованию об обоснованности, так как не все фактические данные могут свидетель- ствовать о возможном совершении или подготовке преступного деяния или же их объем не содержит достаточных оснований для вынесения од- ного из решений. Признак “достаточные данные” представляет собой

1 Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела. - М., 1977. С. 14.

2 Ковтун Н.Н. Указ. соч. С. 153.

3 Меликян М.Н. О специфике доказывания в ходе предварительной про верки информации о преступлениях // Государство и право. 1998. № 10. С. 79.

116

попытку исключить возможность произвольных необоснованных реше- ний в начальной стадии, причем с учетом того, что те и другие форми- руются исходя из внутреннего убеждения. Также это должно способство- вать исключению из практической деятельности как формального под- хода, так и чрезмерности в сборе таких данных.

Именно этим объясняется позиция авторов проекта УПК при опре- делении основания, в котором условие о “достаточности” данных, указы- вающих на признаки преступления, было полностью сохранено (ч. 2 ст. 150).

Сложность при установлении наличия или отсутствия основания определяется еще и тем, что решение в стадии возбуждения уголовного дела носит начальный, предварительный характер и выносится в очень короткий, предусмотренный законом срок.

“На данном этапе уголовного процесса, - как правильно отмечает А.В. Еремян, - как бы сталкиваются две ценности: начать расследование как можно скорее и приступить к нему лишь при условии, когда для этого есть достаточные основания”1. Достаточность данных определяется именно тем кругом фактов, которые подлежат установлению на каждом конкретном этапе. Так, одним из условий для принятия в этой стадии решения являются признаки преступления.

“Отсутствие связи между фактами и искомыми фактами свидетельствует об отсутствии их достаточности служить основанием для вынесения решения”2. Понятие “достаточные данные” необходимо рассматривать в тесной взаимосвязи с признаками преступления. Причем для уста- новления основания при решении вопроса о возбуждении уголовного де- ла необходимо определить совокупность данных, указывающих на нали-

1 Еремян А.В. Указ. соч. С. 80.

2 ШекшуеваО.Н. Указ. соч. С. 118.

117

чие таких признаков преступления, которые бы с максимальной степенью вероятности указывали на наличие преступления1.

Сделанный ранее вывод о необходимости установления противо- правности через существенные признаки объективной стороны преступления в полной мерс должен относиться к достаточности данных, которыми необходимо располагать при принятии решения в начальной стадии уголовного процесса.

Противоправность устанавливается через выявление следующих наиболее значимых составляющих объективной характеристики пре- ступных деяний: это действие (бездействие) или вредные последствия в зависимости от построения нормы уголовного закона.

Для установления наличия основания нет необходимости располагать данными обо всех признаках, характеризующих объективную сторону (точная стоимосгь похищенного имущества, способ причинения смерти, орудия преступления и т.п.). Их установление выходит за рамки необходимых процессуальных условий, предусмотренных УПК для стадии возбуждения уголовного дела.

Определенная неполнота сведений при имеющихся фактических данных, свидетельствующих о наличии существенных признаков, характеризующих объективную сторону характеристики преступного деяния, без которых нельзя сделать вывод о его наличии, не препятствует принятию решения о возбуждении дела и начале расследования. В противном случае собранные материалы не будут располагать той степенью достаточности, которая позволяет установить сходство данного деяния с уголовно наказуемыми и принять на начальной стадии положительное решение. В этом смысле не может исключаться и противоположный вывод. Выявленное отсутствие основания к возбуждению уголовного дела ис-

1 Сходной точки зрения придерживается Еремян А.В. Указ. соч. С. 81.

118

ключаст дальнейшее производство в отношении повода, и принимается решение об отказе в возбуждении дела.

Высказываясь о пределах процессуальной деятельности в начальной стадии уголовного процесса, многие авторы поднимают проблему достоверности тех сведений, на основании которых принимается одно из решений в стадии возбуждения уголовного дела. По этой проблеме нет единой точки зрения, и в процессуальной литературе она остается дис- куссионной.

Одни авторы считают, что для положительного решения вопроса о возбуждении уголовного дела не требуется достоверного установления наличия признаков преступления. На этом этапе выявляется наличие ос- нования для начала предварительного следствия, но отнюдь не предре- шается его исход1.

Другие же, наоборот, полагают, что успешное решение задач начальной стадии уголовного процесса возможно лишь при условии достоверного вывода о событии, содержащем признаки преступления2.

Н.П. Кузнецов считает возможность не только достоверного знания о событии преступления, но и наличия его признаков3.

Часть 2 ст. 108 УПК требует такого объема фактических данных, которые лишь указывают на признаки преступления, из чего нельзя сде- лать вывод о том, что на начальной стадии процесса необходимо досто- верно их установить. Поэтому представляется, что точка зрения Н.П. Кузнецова является довольно спорной. Аналогичной точки зрения при- держивается А.Н. Васильев, который указывает, что при возбуждении

1 Миньковский Г.М. Рассмотрение сообщений о преступлениях. Возбуж дение уголовного дела // Руководство для следователей. Ч. 1. - М., 1981. С. 38.

2 Ульянова Л.Т. О доказывании в стадии возбуждения уголовного дела // Вестник МГУ. Серия 12. Право. 1971. № 3. С. 28-29.

3 Кузнецов. Н.П. Указ. соч. С. 56.

119

дела необходимо исходить из достоверности самого факта, по поводу которого сделано сообщение1.

Другие авторы указывают на высокую степень вероятности знания о событии преступления, отмечая при этом, что положительное решение этого вопроса (в то время как в действительности преступление не было совершено) является однозначным промахом, серьезной ошибкой в дея- тельности государственных органов, влекущей за собой необоснованное стеснение прав граждан, нарушение законности2.

Можно согласиться с мнением Л.Н. Масленниковой, что “интересы борьбы с преступностью требуют возбуждения уголовного дела и рас- следования при наличии обоснованного предположения о совершении преступления, а не при доказанности этого факта”3.

Стоит отметить, что при возбуждении уголовного дела утверждение о необходимости исходить из достоверности преступного факта не может быть признано правильным, так как о достоверности можно говорить тогда, когда уполномоченные государственные органы и должностные лица относительно данного факта имеют исчерпывающие сведения, знают его всесторонне, полностью убеждены в его существовании. В начале уголовного судопроизводства еще не известны многие детали со- общаемого факта. Даже в том случае, когда факт представляется несо- мненным, еще нет достаточных данных обо всех его существенных чер- тах и потому говорить об истинности этого факта нельзя. Практика по- казывает, что подобные факты в ходе предварительного расследования

Васильев А.Н. Рассмотрение сообщений о совершенных преступлениях. - М., 1964. С. 6.

2 Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном су допроизводстве. - М., 1975. С. 83, 92.

3 Масленникова Л.Н. Процессуальное значение результатов провероч ных действий в доказывании по уголовному делу: Дис. канд.юрид.наук. - М., 1990. С. 77.

120

нередко видоизменяются или опровергаются вообще (симуляция, ошибка).

Сведения о фактах, указывающие на признаки преступления, при рассмотрении которых делается вывод о наличии основания к возбуждению уголовного дела, могут быть недостоверными, поскольку такой уровень познания достигается лишь тогда, когда они установлены в необходимой совокупности, “системе”, характеризующей деяние как общественно опасное и уголовно наказуемое.

Необходимо отметить, что это может привести к недопустимому расширению проверки первичных сведений о преступлении и запоздалому возбуждению дела.

Если проанализировать нормы УПК, регламентирующие стадию возбуждения уголовного дела, то можно прийти к выводу, что закон при рассмотрении поводов не содержит указания на необходам ость достоверного знания о преступном факте. Ни предусмотренные сроки, ни тот минимум возможных процессуальных средств, которые закон допускает на начальном этапе уголовного процесса для принятия законного решения, не позволяют сделать вывод о том, что на данный момент необходимо достоверно установить факт совершения преступления.

При вынесении любого решения на начальной стадии само наличие преступного факта должно подтверждаться с определенной степенью вероятности. В данном случае само определение понятия “достоверность” рассматривается как безусловная верность, истинность чего-либо. Достоверность предполагает наличие полной, исчерпывающей, всесторонне исследованной информации, убежденность в существовании какого-либо факта в действительности.

Представляется, что для наличия основания к возбуждению уго- ловного дела вполне достаточен вероятный вывод о преступном факте. Причем, вероятностный вывод, устанавливаемый должностными лица-

121

ми, должен распространяться как на поводы, так и на материалы, полученные в ходе их рассмотрения. Предположения и утверждения о преступлении в поступающих заявлениях и сообщениях от указанных в законе лиц и организаций, не уполномоченных решать процессуальные вопросы, при решении вопроса о наличии основания должны подвергаться анализу и проверке. Вероятностный вывод о наличии подготавливаемого или совершенного преступления распространяется и на повод, предусмотренный п. 6 ст. 108 УПК. Такой вывод в отношении данного повода также является первоначальным, который сложился непосредственно после обнаружения признаков преступления в ходе осуществления своей деятельности.

Представляется, что складывающееся предположение, которое впо- следствии может выражаться в положительном решении вопроса о возбуждении уголовного дела, должно быть результатом всестороннего и обоснованного анализа тех, объективно имеющихся данных, которые нашли свое отражение в поводе и в материале, полученном в результате процессуальной деятельности в данной стадии. О достоверности можно говорить тогда, когда должностные лица имеют исчерпывающие сведения относительно данного факта, знают его всесторонне, полностью убеждены в его существовании. В начале уголовного судопроизводства еще не известны многие детали сообщаемого факта, поэтому в этом случае знания о факте проблематичны, так как они основываются на ограниченных, а порой на противоречивых данных. Эти знания не выходят за рамки гипотезы и не могут быть признаны истинными.

Ф.Н. Фаткуллин указывает, что в начальной стадии уголовного процесса в большинстве случаев имеет место альтернатива, при которой выбирают наиболее вероятный ответ. Примером может служить то, что имеющаяся информация и фактические обстоятельства дают предположение о наличии двух вариантов развития событий, один из которых

122

наиболее вероятен. Примеры показывают, что для того, чтобы имелось основание к возбуждению уголовного дела, предположение о преступном деянии должно опираться на такие фактические данные, которые делают его более вероятным по сравнению с остальными возможными гипотезами1.

Таким образом, при установлении основания к возбуждению уго- ловного дела необходимо говорить о предположении, вероятностном выводе соответствующих органов и должностных лиц при анализе тех объективных данных, которые имеются в поводе и материале, полученном в ходе его рассмотрения.

Справедливо будет заметить, что одни и те же признаки существуют реально, и поэтому не теряют своего характера быть признаками пре- ступления и в том случае, когда окажется, что в данной конкретной ситуации имело место иное деяние.

При вынесении постановления соответствующие должностные лица должны конкретизировать свое суждение о наличии основания к возбуждению уголовного дела указанием на признаки конкретного состава преступления (ч. 2 ст. 112 УПК).

Отсюда следует, что при возбуждении уголовного дела указание на признаки какого-либо состава преступления выносятся ориентировочно, с определенной степенью вероятности.

Резюмируя изложенное, можно сделать следующие выводы.

  1. В отличие от повода, который является условием начала процес- суальной деятельности, наличие или отсутствие основания представляет собой условие для возбуждения уголовного дела или отказа в таковом.
  2. Понятие “основание” характеризуется с двух сторон: материально- правовой и процессуальной. Материально-правовую сторону рас-
  3. 1 Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч. С. 166.

123

крывают признаки преступления, а процессуальная определяет объем и глубину исследования тех данных, которые составляют материальное содержание основания на стадии возбуждения уголовного дела.

  1. Отождествление понятий “основание к возбуждению уголовного дела” и “обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу”, недопустимо. В этой связи необходимо дополнить ч. 1. ст. 5 УПК пунктом, касающимся отсутствия основания к возбуждению уголовного дела. Это, в свою очередь, исключало бы практику отказа в возбуждении дела на основании отсутствия состава преступления на начальной стадии уголовного процесса в случае отсутствия достаточных данных, указы-вающих на признаки преступления.
  2. Вывод о наличии в том или ином деянии основания к возбуждению уголовного дела возможен при установлении таких признаков пре- ступления, как противоправность и общественная опасность. Противо- правность, как основополагающее условие наличия в деянии основания, устанавливается посредством существенных признаков объективной стороны преступления. К ним относятся действие (бездействие), приготовление к нему или покушение либо вредные последствия, т.е. составляющие объективную характеристику преступного деяния, предусмотренную Особенной частью УК.
  3. При определении достаточности данных возможная неполнота сведений при наличии фактических данных, свидетельствующих о наличии существенных признаков, характеризующих объективную внешнюю сторону характеристики преступного деяния, без чего нельзя сделать вывод о его наличии как такового, не препятствует принятию решения о возбуждении дела и начале расследования. Они для принятия решения в начальной стадии уголовного процесса должны быть установлены с более или менее высокой степенью вероятности.

124

§ 2. Установление основания к возбуждению уголовного дела

Задачи стадии возбуждения уголовного дела, как первой стадии уголовного процесса, состоят в том, чтобы обеспечить оперативное реагирование на сообщения о совершенных или готовящихся общественно опасных деяниях, установить наличие в них признаков преступления, принять меры к закреплению следов преступления либо к его предотвращению или пресечению. В зависимости от результатов этой деятельности принимается решение о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела. Отказ в возбуждении уголовного дела прекращает процессуальную деятельность по установлению и рассмотрению повода.

Одни авторы отмечают, что “задачи стадии возбуждения уголовного дела занимают сравнительно небольшое место в объеме задач, стоя- щих перед органами дознания и следствия, а также уголовным судопроизводством в целом. Соразмерны этим задачам и производные от них способы (методы) уголовно-процессуального реагирования на поступающую в правоохранительные органы информацию о преступлениях. Если в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства следователь и суд могут применить достаточно большой круг предусмотренных законом способов получения и использования документов, то при проверке заявлений и сообщений о преступлениях производство следственных действий законом запрещено (ст. 109 УПК). В арсенале средств стадии возбуждения уголовного дела имеются лишь истребование необходимых материалов, получение объяснений и, как исключение, единственное следственное действие — осмотр места происшествия”1.

1 Николюк В.В., Кальницкий В.В., Шаламов В.Г. Истребование предметов и документов в стадии возбуждения уголовного дела. - Омск, 1990.

С. 5.

125

Другие авторы считают, что перечень указанных в ст. 109 УПК действий не является исчерпывающим1, требуется его расширение.

Трудно с этим согласиться, поскольку попытки увеличения круга правовых средств, с помощью которых устанавливаются первичные сведения о правонарушениях, предполагают устранение случаев необоснованного возбуждения уголовных дел, а на самом деле происходит перенос решения задач, стоящих перед предварительным расследованием, на начальную стадию процесса. Это приводит к расширению содержания предмета процессуальной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела. По нашему мнению, перечень действий, предусмотренных законом, является исчерпывающим.

Мы разделяем мнение Л.Н. Масленниковой о том, что процессу- альные действия, указанные вч. 2 ст. 109 УПК, предназначены лишь для своевременного и законного разрешения заявлений и сообщений о преступлениях и должны быть направлены на конкретизацию и уточнение информации, изложенной в поводе2.

Однако, по нашему мнению, значение процессуальных средств в стадии возбуждения уголовного дела заключается еще и в том, что с их помощью существует возможность соответствующим должностным лицам получить дополнительную информацию, которая не нашла своего отражения в поводе к возбуждению уголовного дела. Она может касаться установления достаточных данных, указывающих на признаки преступ-

1 Савицкий В.М. Надо ли реформировать стадию возбуждения уголовно го дела? Сов. государство и право. 1974. № 8. С. 88; Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях в стадии возбуждения уголовного дела (Процессуальные и организацион но-методические вопросы): Дис. … канд.юрид.наук. - М., 1982. С. 146; Подольный Н. Основания принятия процессуальных решений (К обсуж дению проекта УПК) // Российская юстиция. 1999. № 2. С. 33.

2 Масленникова Л.Н. Указ. соч. С. 49.

126

ления, или наличия (отсутствия) обстоятельств, исключающих производ- ство по делу.

Значение этих средств в проекте УПК, как нам представляется, несколько принижено. Законодатель ограничивается лишь упоминанием о них, причем, их перечень изложен в норме, посвященной срокам рас- смотрения заявлений и сообщений о преступлениях. Можно предполо- жить, что в большинстве случаев налицо все необходимые условия для решения вопроса о возбуждении уголовного дела уже в поступающих поводах. Однако проведенное нами изучение уголовных дел свидетельст- вует об обратном, а именно: в абсолютном большинстве случаев для принятия законного и обоснованного решения в начальной стадии уго- ловного процесса используются истребование необходимых материалов и получение объяснений1.

Если обратиться непосредственно к процессуальным средствам, то в юридической литературе встречаются различные их классификации, с помощью которых решается вопрос о возбуждении уголовного дела.

Основная часть авторов ограничивается перечислением средств, ус- тановленных в законе2.

Так, В.В. Степанов средства проведения проверки классифицирует следующим образом:

1) процессуальные действия;

2) действия, не указанные в УПК (контрольная, ведомственная проверка, ведомственная экспертиза, получение образцов);

3) оперативно-розыскные действия3.

1 Приложение 1.

2Химичева Г.П. Указ. соч. С. 74; Павлов Н.Е. Возбуждение уголовного производства. - М., 1992. С. 24; Чувилев А.А. Научно-практический ком- ментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.П. Божьева. - М., 1997. С. 171.

3 Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. - Саратов, 1972. С. 61.

127

Н.Г. Шурухнов приводит следующую классификацию:

ознакомление на месте с производственно-хозяйственой дея- тельностью, с материалами и обстоятельствами, относящимися к деянию; проведение инвентаризации и ревизии; проведение исследований с помощью специалистов; оперативно-розыскные мероприятия1. Необходимость использования непроцессуальных средств в стадии возбуждения уголовного дела, предлагаемая различными авторами, появляется в тех случаях, когда это обусловлено целесообразностью скрыть факт начала проверки2 либо когда другими способами осуществить ее не представляется возможным3.

На наш взгляд, приведенные позиции авторов небесспорны. Авторы выходят за пределы непосредственно процессуальной деятельности, предлагая средства и методы, не регламентированные УПК.

Представляется целесообразным классифицировать процессуальные средства установления основания следующим образом:

1) осмотр места происшествия; 2) 3) истребование необходимых материалов; 4) 5) получение объяснений; 6) Осмотр места происшествия. Статья 109 УПК прямо указывает на невозможность проведения следственных действий до возбуждения уголовного дела. В результате принятия Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 10 сентября 1963 г. было сделано дополнение к ст. 178 УПК: “в случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшест-

1 Шурухнов Н.Г. Указ. соч. С. 146.

2 Белозеров Ю.Н., Гуткин И.М., Чувилев А.А., Чугунов В.Е. Органы дознания и предварительного следствия системы МВД и их взаимодейст вие. - М., 1973. С. 84.

3 Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях. - М., 1985. С. 55.

128

вия может быть произведен до возбуждения уголовного дела. В этих случаях, при наличии к тому оснований, уголовное дело возбуждается немедленно после проведения осмотра места происшествия”1.

С момента принятия такого дополнения, касающегося разрешения проводить осмотр места происшествия до возбуждения уголовного дела, возникло противоречие данной нормы со ст. 109 УПК. В ней прямо указывается о недопустимости проведения на начальной стадии уголовного процесса следственных действий. Судя по тому, что данная поправка не нашла отражения в ст. 109 УПК, а также по ее смыслу, можно сделать вывод о том, что возможность проведения осмотра места происшествия до возбуждения уголовного дела главным образом направлена на фиксацию обстановки места подготовки или совершения преступного деяния. Условием для проведения этого следственного действия является то, что сложившаяся обстановка не требует отлагательства в проведении осмотра места происшествия. Причем, наличие или отсутствие такого условия главным образом определяется в зависимости от внутреннего убеждения должностного лица, рассматривающего повод к возбуждению дела.

Приведенная точка зрения не означает невозможность установления основания к возбуждению уголовного дела путем осмотра места происшествия. В конечном итоге основной задачей проведения данного следственного действия являются обнаружение следов преступления и вещественных доказательств, выяснение обстановки происшествия, а равно иных обстоятельств, имеющих значение для дела (ч. 1 ст. 178 УПК). Другими словами, в результате чего впоследствии можно будет сделать вывод о наличии или отсутствии данных, указывающих на при- знаки преступления. Косвенно наше предположение подтверждает фор- мулировка процессуального закона, согласно которой в случае проведс-

1 Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1963. № 36. Ст. 661.

129

ния осмотра места происшествия, при наличии к тому оснований, уго- ловное дело возбуждается немедленно (ч. 2 ст. 178 УПК).

Ряд авторов придерживаются аналогичной точки зрения, относя к случаям, не терпящим отлагательства, те, когда без осмотра места про- исшествия невозможно сделать правильный вывод о наличии признаков преступления (например, при обнаружении трупа)1.

Осмотр места происшествия является одним из основных средств установления признаков преступления в совершенном деянии. Осмотр места происшествия до возбуждения уголовного дела производился по уголовным делам, по которым вынесен приговор, - в 55 % случаев и в 50% случаев - по прекращенным делам2.

Законодатель четко указывает, что до возбуждения уголовного дела разрешается производить только осмотр места происшествия (но не помещения, если оно не является местом происшествия), да и к тому же исключительно в случаях, не терпящих отлагательства (ч. 2 ст. 178 УПК). Место происшествия означает исключительно то место, где произошло или было обнаружено исследуемое событие (преступление, несчастный случай).

До возбуждения уголовного дела осмотр не может распространяться на живых лиц, а для осмотра помещений, не являющихся местом про- исшествия, необходимо получить согласие владельца помещения либо руководителя, в чьем ведении находится подлежащее осмотру помеще- ние. В противном случае осмотр может быть произведен только в рамках обыска.

Тактика проведения осмотра места происшествия не зависит от времени решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

1 Ремнев В.И., Быков Л.А., Маслов Н.В. Законность возбуждения уго ловного дела. (Рассмотрение заявлений и сообщений о преступлениях). - М., 1967. С 10.

2 Приложение 1.

130

Несмотря на указание в законе о запрете проведения следственных действий до возбуждения уголовного дела, за единственным исключением, отмеченным выше, такая практика продолжает иметь место. Результаты изучения уголовных дел отражают следующую картину: до возбуждения уголовного дела задержание проводилось в 8 % случаев, обыск или выемка - в 44 %, осмотр предметов и допрос - в 10 %. Опрос практических работников показал, что в ходе их деятельности задержание использовалось в 8 % случаев, обыск и выемка - в 15 %, освидетельствование - в 15%, допрос - в 8 % и иные следственные действия в 38 % случаев (причем значительную часть в последнем случае составляют различные виды экспертиз)1. Основными причинами проведения следственных действий до возбуждения уголовного дела являются:

1) попытки установления всех элементов состава преступления, а также лица, совершившего преступное деяние;

2) сложность в отдельных случаях при разрешении вопроса о воз буждении дела и обнаруживающаяся в этой связи недостаточность имеющихся в арсенале процессуальных средств, необходимых для при нятия решения в начальной стадии;

3) несовершенство законодательного регулирования процессуаль ного порядка использования этих средств.

В этой связи нельзя оставить незамеченной складывающуюся практику среди следователей, прокуроров, работников органов дознания, которые осмотр места происшествия применяют как универсальное средство (в смысле осуществления в ходе его проведения ряда иных завуалиро- ванных следственных действий) при решении вопроса о возбуждении уголовного дела.

1 Приложение 1, 2.

131

В этой связи В.Н. Григорьев отмечал, что, используя допущение осмотра места происшествия до возбуждения уголовного дела, под его видом проводят допрос, обыск и выемку1.

Вопрос о процессуальных средствах стадии возбуждения уголовного дела в научной литературе и по сей день остается дискуссионным. Одни авторы высказываются о необходимости расширить перечень следст- венных действий, производство которых допускалось бы в целях более полной проверки поводов и установления основания при принятии ре- шения в стадии возбуждения уголовного дела. Причем, единства относи- тельно их круга также нет2.

Ряд авторов в своих работах высказываются против осуществления такой практики3.

В.М. Савицкий как об одно из последствий такого расширения перечня следственных действий говорит о возможности возникновения угрозы “постепенной эрозии процесса в его досудебных стадиях”4.

Предложения о расширении перечня следственных действий, с точки зрения практических работников, призваны, якобы, устранить случаи необоснованного возбуждения уголовных дел и позволит закрепить по- лучаемые сведения уже на начальном этапе в статусе доказательств.

По нашему мнению, регламентация проведения другого следственного действия, помимо осмотра места происшествия, до возбуждения

1 Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого органами внутренних дел.

Ташкент, 1989. С. 100.

2 Михайленко А.Р. Вопросы теории и практики возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд.юрид.наук. - Саратов, J 971. С. 14; АльлертС.А., Сгремовский В.А. Возбуждение уго ловного дела органами милиции. - Киев, 1957. С. 7; Жогин Н.В., Фаткул- лин Ф.Н. Указ. соч. С. 174-177; Степанов В.В. Указ. соч. С. 70.

3 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.2. - М., 1970. С.21-23; Халиулин А.Г. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России, - Кемерово, 1997. С. 83.

4 Савицкий В.М. Указ. соч. С. 111.

132

уголовного дела не остановит правоприменителя. Сразу же возникнет вопрос о необходимости регламентации других следственных действий.

Подобные предложения не имеют существенного обоснования и обусловлены только ведомственными интересами. Ведь прекращение уголовных дел, тем более по реабилитирующим основаниям, рас- сматривается как отрицательный показатель работы органов предвари- тельного расследования. Следователь, орган дознания, прокурор подчиняются исключительно требованиям уголовно-процессуального закона и не должны в своей деятельности выделять в качестве приоритета показатели отчетности того или иного ведомства.

Опрос практических работников показал, что, по их мнению, необ- ходимо дополнить перечень следственных действий, допустимых до возбуждения уголовного дела. В 89 % случаях - это экспертиза, 56 % - необходимость разрешить проведение освидетельствования, 17 % - задержания, 11 % - допроса, 6 % - обыска и выемки1.

Наиболее часто в проведенном опросе упоминается о необходимости законодательно регламентировать проведение такого следственного действия, как назначение экспертизы.

Подобное предложение, по нашему мнению, весьма оправдано, по- скольку без этого следственного действия невозможно подчас решить вопрос о наличии или отсутствии достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Полученные результаты уже на этом этапе носили бы доказательственное значение, что исключило бы необходимость повторного проведения специального исследования в последующей стадии уголовного процесса. Еще одним аргументом в пользу такого предложения выступает обстоятельство, указывающее на количественный фактор (небольшое количество исследуемого вещества).

1 Приложение 2.

133

Бытующее на практике мнение, что в этих случаях надо возбудить дело, а затем назначать экспертизу, по нашему мнению, нельзя признать правильным. Ведь с момента возбуждения дела возникает возможность проведения всего комплекса предусмотренных УПК процессуальных действий, в том числе и избрания мер принуждения, которые существенно затрагивают законные права и интересы граждан. Немаловажным является и тот факт, что основание в ряде случаев без проведения экспертизы будет вызывать сомнения с точки зрения обоснованности, и, в конечном итоге, законности принятого в стадии возбуждения уголовного дела процессуального решения.

Назначение экспертизы до возбуждения уголовного дела, как пока- зывает опыт практической работы, необходимо в отношении преступлений, связанных с подделками, некачественными и фальсифицированными товарами, наркотическими, психотропными, взрывчатыми веществами и устройствами, оружием. Для решения вопроса о возбуждении уголовного судопроизводства необходимо знать их принадлежность к таковым, тем самым установить основание к возбуждению уголовного дела. Для установления наличия в происшествии признаков преступления в ряде случаев необходимо проведение взрывотехнических и пожаротех-нических экспертиз.

Органу дознания, следователю и прокурору в своей деятельности приходится сталкиваться с такой ситуацией. Специальное исследование, по сути, проводится одно, но служит основанием для отражения в двух процессуальных документах. Так, при обнаружении трупа должно составляться два документа: акт (справка) о насильственном характере смерти, а после возбуждения дела - заключение экспертизы, так как исследование трупа производится лишь один раз и при этом нет времени на ожидание положительного решения о возбуждении уголовного дела. Таким образом, на практике приходится идти по пути отражения в справке,

134

характеризующей результаты исследования, большего объема специаль- ных познаний, нежели требуется для вывода о наличии достаточных данных о признаках преступления. Впоследствии на основе данного ис- следования дается заключение эксперта. Поэтому целесообразно к вы- шеперечисленным ситуациям отнести и случаи, когда при обнаружении трупа для установления основания к возбуждению уголовного дела не- обходимо определить насильственный характер причинения смерти.

Р.С. Белкин справедливо отмечает, что разрешение на законодательном уровне назначения и производства экспертизы до возбуждения уголовного дела не повлечет за собой размывание стадий уголовного процесса и не затронет ничьи личные права, так как на данном этапе ни обвиняемого, ни подозреваемого еще нет, а потерпевший заинтересован в ее проведении1.

Высказываемые опасения о том, что с регламентацией назначения экспертизы до возбуждения уголовного дела одновременно возникнет необходимость в получении образцов для сравнительного исследования, беспочвенны2, так как приведенные нами случаи касаются проведения специального исследования в отношении уже имеющихся предметов и ситуаций.

“Предложения о том, что выводы на стадии возбуждения уголовного дела не носят достоверно установленного характера, нельзя считать серьезным аргументом. Выводы следователя или специалиста не имеют доказательственного значения, между тем закон в ряде случаев требует именно доказательственного решения специальных вопросов, что воз- можно лишь путем производства экспертизы. Проведение экспертизы до

1 Белкин Р.С. Криминалистика в процессуальной упаковке // Щит и меч. 1998. 10 дек.

2Францифоров Ю. Производство экспертизы до возбуждения уголовного дела (К обсуждению проекта УПК) // Российская юстиция. 1999 г. № 3.

С. 28.

135

возбуждения уголовного дела означает лишь привлечение (причем, в процессуальной форме, т.е. обеспечивающей максимум объективности форме) сведущего лица к установлению наличия или отсутствия основания к возбуждению дела путем исследования на основе его специальных познаний определенного объекта или ситуации”1. Мы полностью разделяем приведенную точку зрения автора.

Определенной проблемой является необходимость законодательного ограничения случаев, при которых возможно проведение экспертизы до возбуждения дела. Попытки указания на “исключительность”, “необходимость”, “неотложность” на практике расцениваются применительно ко всем случаям. Представляется целесообразным использовать уже существующую законодательную формулировку, указывающую на условие проведения осмотра места происшествия до возбуждения уголовного дела. Таковыми являются случаи, не терпящие отлагательства. Под этим условием предлагается понимать встречающиеся на практике случаи, перечисленные выше, когда от результатов экспертизы зависит принятие решения в начальной стадии уголовного процесса, которое, в свою очередь, ограничено по срокам.

Соблюдение законности и обоснованности назначения экспертизы до возбуждения уголовного дела призвано в полной мере обеспечить должный ведомственный контроль, прокурорский надзор и судебный контроль.

В остальных случаях на начальном этапе уголовного судопроиз- водства целесообразно было бы говорить лишь о необходимости регламентировать в УПК проведение специального исследования, результаты которого с высокой степенью вероятности позволяют говорить о том, что готовящееся или совершенное деяние подпадает в круг уголовно наказуемых. Это относится к определению размера материального ущерба,

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 3. - М., 1997. С. 103-104.

136

степени полученных повреждений, когда для установления основания к возбуждению уголовного дела необходимо выявить факт нарушения тех или иных норм и правил.

Подобное предложение позволило бы проводить необходимые спе- циальные исследования непосредственно, а не под видом истребования материалов, для получения которых требовалось проведение такого же исследования. Данное положение законодательно закрепило бы существующую на сегодняшний день практику. Тем более, что в порядке административной деятельности органы внутренних дел не могут назначить проведение такого исследования, результаты которого указывали бы на признаки преступления и ложились в основу повода, предусмотренного п. бет. 108УПК.

Необходимость регламентации проведения специальных исследо- ваний объясняется еще одной причиной. Истребование для принятия законного и обоснованного решения, главным образом, обращено именно на необходимые материалы, для представления которых порой нужно провести специальные исследования, расчеты, оценку и другие мероприятия с представлением актов и справок.

Истребование необходимых материалов. При разрешении вопроса о возбуждении уголовного дела значительная роль принадлежит такому процессуальному действию, как истребование необходимых материалов. Анализ изученных материалов уголовных дел показал, что оно широко применяется на практике: в 64 % случаев - по уголовным делам, по которым вынесен приговор, и в 68 % - по прекращенным делам1. До настоящего времени процессуальный порядок, регламентирующий основание, порядок проведения и закрепления результатов истребования как в действующем, так и в проекте УПК, не нашел своего отражения.

1 Приложение 1.

137

Данное процессуальное действие в стадии возбуждения уголовного дела проходит следующие этапы:

1) предъявление требования соответствующим компетентным лицом к организациям, предприятиям, учреждениям, должностным лицам и гражданам о представлении предметов и документов, с помощью которых возможно установить необходимые в подтверждение повода фактические данные. В содержание данного этапа входит составление требования и направление адресату; 2) 3) направление требования адресату является условием для возник- новения следующего этапа. Он касается деятельности соответствующего уполномоченного должностного лица, которому адресовано требование и состоит в составлении справок, актов, предъявлении необходимых предметов, бухгалтерских и иных документов; 4) 3) представление истребованных материалов должностному ли цу, предъявившему требование, их фиксация и приобщение к материалам проверки1.

Субъектами истребования необходимых материалов выступают должностные лица, в производстве которых находится требующий разрешения повод. Они управомочены требовать от соответствующих органов, должностных лиц, граждан представления необходимых им документов и предметов, а также использовать их в ходе дальнейшего расследования и разрешения дела.

Уголовно-процессуальным законом четко определен перечень должностных лиц, кто имеет право истребовать, но нет перечня лиц, у кого можно истребовать. На практике это приводит к тому, что истребование может проводиться у неограниченного круга субъектов.

1 Федоров В.И. Значение истребования и представления доказательств для обоснования процессуальных решений по уголовному делу: Дне. … канд.юрид.наук. - Куйбышев, 1990. С. 35-36.

138

Предметом истребования, на наш взгляд, являются материалы, со- держащие необходимую информацию для установления наличия или от- сутствия основания к возбуждению уголовного дела.

Заслуживает внимания проблема: что необходимо понимать под “материалами”, которые истребуются на начальной стадии уголовного процесса? Некоторые авторы полагают, что в соответствии со ст. 109 УПК истребованию подлежат только письменные документы1.

В других источниках указывается, что по инициативе органов дознания, прокуратуры, следствия и суда могут быть истребованы не только документы, но также вещи и предметы2.

Мы разделяем последнюю точку зрения, что под термином “материалы” понимаются не только письменные документы, но и предметы. Данный вывод вытекает из анализа закона.

Регламентируя порядок собирания доказательств (ст. 70 УПК), должностные лица, которые осуществляют производство по уголовному делу, вправе требовать от предприятий, учреждений, организаций, долж- ностных лиц и граждан представления предметов и документов, могущих установить необходимые по делу фактические данные. Аналогичный по- рядок применяется при изъятии предметов и документов при выемке и обыске, их осмотре. Термин “материалы” употребляется и в ч. 1. ст. 187 УПК, где речь идет об обязанности следователя предоставить в распоря- жение эксперта, которому поручено производство экспертизы, соответст-

1 Белозеров Ю. Н., Рябоконь В. В. Законность и обоснованность возбуж дения уголовных дел органами внутренних дел. - М., 1988. С.35; Щерба СП., Химичева Г.П., Донковцев Н.Н., Чувилев А.А. Рассмотрение орга нами дознания заявлений и сообщений о преступлениях. - М., 1987. С. 30.

2 Кузнецов Н. П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. - Воронеж, 1983. С. 66; Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка за явлений и сообщений о преступлениях. - М., 1985. С. 49; Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления органами внутренних дел. - Таш кент, 1986. С. 78.

139

вующие материалы. Безусловно, что ими чаще всего являются не до- кументы, а предметы, вещества1.

Анализ ряда норм УПК (ст. 70, 109, 168, 178, 187) позволяет прийти к выводу, что при разрешении вопроса о возбуждении уголовного дела к законодательному термину “материалы” нельзя подходить односторонне. По сути, он является собирательным, включая в себя не только письменные документы, но и материальные объекты (предметы, вещества).

Аналогичной точки зрения придерживаются и на практике. Опрос показал, что большая часть (89 %) респондентов считают, что под ма- териалами необходимо понимать письменные документы, а также предметы, имеющие значение для правильного разрешения поводов к возбуждению уголовного дела. Лишь 11 % опрошенных указали на возможность истребования письменных документов2.

Уголовно-процессуальный закон не содержит исчерпывающих ука- заний о характере материалов, истребуемых в стадии возбуждения уголовного дела. УПК предусмотрел лишь указание на “необходимость” таких материалов. В словаре В.И. Даля под “необходимым” понимается как нужный, надобный, без чего нельзя быть, нельзя обойтись3, т.е. такую совокупность предметов и документов, содержащих сведения, без которых невозможно установить наличие или отсутствие процессуальных условий в начальной стадии уголовного процесса, но не сверх того. В противном случае часть задач, стоящих перед предварительным расследованием будут решаться на начальной стадии уголовного судопроизводства.

Превышение предоставленных полномочий повлечет за собой на- рушение прав граждан и, в конечном итоге, вынесение процессуального

1 Николкж В.В. и др. Указ. соч. С. 10— II.

2 Приложение 2.

3 Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. - М., 1955. С. 525.

140

решения не в соответствии с законом. Подобные опасения не беспочвен- ны. Проведенный опрос практических работников показал, что под “не- обходимыми материалами” в 67 % случаев понимаются материалы, ка- сающиеся установления процессуальных условий для принятия решения в стадии возбуждения уголовного дела (законность повода, основание и отсутствие обстоятельств, исключающих производство по делу); 22 % респондентов считают, что это материалы, касающиеся лица, совершив- шего данное преступное деяние, и 78 % - указывают на материалы, ка- сающиеся установления признаков состава преступления1.

Одним из процессуальных условий для принятия решения на начальной стадии уголовного процесса является установление наличия или отсутствия в деянии достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Мы разделяем точку зрения, содержащуюся в Коммента- рии к УПК, где отмечается, что истребование материалов, как и выпол- нение других процессуальных действий на данной стадии, должно быть строго ограничено установлением основания к возбуждению дела или обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии таких оснований2.

Необходимо отметить, что исчерпывающего перечня документов или предметов, которые необходимы для признания решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в нем обоснованным, нет и быть не может. Для каждого конкретного случая они могут быть различны. Во многом это зависит от характера исследуемого события, а также имеющихся сведений и материалов. Свою роль могут сыграть и возникающие сомнения в отношении достоверности имеющихся данных, а также лич- ности правонарушителя.

1 Приложение 2.

2 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. А.Д. Бойкова. - М., 1985. С. 200.

141

У сторон любого правоотношения, как мы знаем, есть права и обя- занности, возникающие при наступлении определенного юридического факта. Правомерно можно поставить вопрос: как должны развиваться правоотношения в случае отказа другой сгороны от предоставления ис- требуемых материалов, т.е. обеспечивается ли истребование материалов государственным принуждением?

Ни в научной литературе, ни на практике нет единой точки зрения по поводу решения этого вопроса. Проведенный опрос показал, что 89 % практических работников считают, что истребование носит принудительный характер, 5 % - высказываются о добровольном характере и еще 5 % - о том, что характер истребования зависит от ситуации1.

На принудительный характер истребования материалов в порядке ст. 109 УПК указывается и в литературе2.

Ю.Н. Белозеров и В.В. Рябоконь подчеркивают, что требования органов, правомочных решать вопрос о возбуждении уголовного дела, о предоставлении необходимых им материалов обязательны для всех должностных лиц и граждан, кроме случаев, специально предусмотрен- ных в законе (например, материалы, находящиеся у лиц, обладающих дипломатической неприкосновенностью, могут быть получены только с их согласия, испрашиваемого через Министерство иностранных дел)3. Аналогичной позиции придерживается В.И. Яшин, который предлагает дополнить перечень процессуальных действий (ч. 2 ст. 109 УПК) изъяти- ем, так как оно характерно пока только в отношении некоторых следст- венных действий4. Подобная новелла, по сути, означает проведение до возбуждения дела выемки.

1 Приложение 2.

2Степанов В.В. Указ. соч. С. 79; Федоров В.И. Указ. соч. С. 62.

3 Белозеров Ю.Н., Рябоконь В.В. Указ. соч. С. 35.

4 Яшин В.И. Указ. соч. С. 105-107.

142

В других источниках, хотя прямо и не указывается на принудитель- ный характер истребования материалов, но, тем не менее, отмечается, что наряду с представлением предметов заявителем о преступлении и иными лицами они могут быть истребованы по инициативе органов дознания, следствия, прокуратуры и суда1.

В словаре В.И. Даля дастся следующее определение этому понятию: потребовать и получить, вытребовать окончательно2.

Данная в законе формулировка, по сути, звучит как обязанность исполнить гражданский долг. Обязанность должностных лиц, которая предусмотрена иными нормативными актами, регламентирующими деятельность соответствующих органов, и касается представления истре-буемых материалов, по нашему мнению, не является уголовно- процессуальной.

На наш взгляд, истребование материалов в стадии возбуждения уголовного дела не может носить принудительного характера и должно предполагать согласие владельца на их передачу органу дознания, следователю, прокурору*.

В стадии предварительного расследования при проведении обыска или выемки, изъятие предметов или документов осуществляется прину- дительно и уголовно-процессуальный закон содержит об этом прямое указание (ст. 170 УПК). Нормы, регламентирующие начальную стадию уголовного процесса, подобные предписания не содержат, так как при осуществлении данного процессуального действия уголовное дело еще не возбуждено, тем самым отсутствует одно из главных оснований применения мер процессуального принуждения.

1 Кузнецов Н. П. Указ. соч. С .66.

2 Даль В.И. Указ. соч. С. 62.

Данную точку зрения высказывали и ряд других авторов. Николюк В.В., Кальницкий В.В., Шаламов В.Г. Указ. соч. С. 15.

143

Поэтому можно прийти к выводу о том, что истребование из учреждений и у граждан предметов и документов становится фактически возможным при согласии владельцев выдать требуемое. На это указывает законодательная формулировка института истребования материалов в стадии возбуждения уголовного дела.

В.В. Николкж справедливо отмечает, что ни в ст. 109, ни в других статьях гл. 8 УПК закон не предусмотрел обязанности государственных органов, общественных организаций и граждан выполнять требования следователя, дознавателя, корреспондирующие право органов уголовно- го судопроизводства на истребование материалов1.

Встречающиеся на практике случаи принудительного, против воли владельцев, изъятия у них предметов и документов до возбуждения уго- ловного дела должны квалифицироваться как превышение предостав- ленных уголовно-процессуальным законом полномочий.

По нашему мнению, само понятие “истребование” должно быть конкретизировано. В юридической литературе отмечаются попытки в данное понятие включить все различные, встречающиеся на практике и не урегулированные законом методы предварительной проверки заявле- ний и сообщений о преступлениях. По мнению В.А. Михайлова, “в нор- мах УПК, посвященных стадии возбуждения уголовного дела, отсутст- вуют прямые указания о праве следователя требовать производства ре- визий деятельности учреждений, предприятий, организаций и должност- ных лиц. Однако такое право вытекает из общего права следователя на истребование материалов, установленного ч. 2 ст. 109 УПК”2.

Б. Коваленко полагает, что законодатель дозволяет соответствующим должностным лицам производить в ходе предварительной проверки

1 Николкж В.В. Кальницкий В.В. Шаламов В.Г. Указ. соч. С. 18.

2 Михайлов В.А. Уголовно-процессуальные основы деятельности орга нов внутренних дел. - М., 1988. С. 23.

144

все другие исследования. Он считает, что это указание закона следует понимать как право на истребование не только готовых документов, но и материалов исследований, проводимых специалистами по заданию ор- гана расследования или прокурора, т. е. в рамках начавшегося уголовно- го процесса1.

В свою очередь, В.В. Степанов предполагает, что при истребовании материалов возможно получение образцов для сравнительного исследо- вания, которое не должно носить принудительного характера2.

Столь широкое толкование понятия “истребование необходимых материалов”, по нашему мнению, имеет место вследствие попыток соот- ветствующих должностных лиц уже на стадии возбуждения уголовного дела установить состав преступления. Этому также способствует и отсут- ствие необходимой конкретизации основания для истребования необхо- димых материалов. Как результат - встречающиеся на практике примеры расширительного толкования рассматриваемого понятия.

Так, при решении вопроса о возбуждении уголовного дела по факту вымогательства взятки Скрябиным следователь прокуратуры истребовал с места работы (Управления налоговой полиции) справку о должностных обязанностях Скрябина и наличии у него в связи с этим возможности выполнять административно-распорядительные функции, устанавливая, тем самым, субъект преступления3.

Представляется, что законодательное закрепление основания осу- ществления процессуальных действий, предусмотренных ч. 2 ст. 109 УПК, позволило бы проводить истребование необходимых материалов

1 Коваленко Б. Понятие и правомерность проведения специальных ис следований в стадии возбуждения уголовного дела // Укрепление закон ности и правопорядка, усиление охраны прав и законных интересов гра ждан в правоприменительной деятельности органов внутренних дел. - М., 1988. С. 14.

2 Степанов В.В. Указ. соч. С. 98.

3 Архив Орловского областного суда. Уголовное дело М> 2-419, 1999.

145

лишь для его установления. В проекте УПК этот вопрос также остается нерешенным. Соответствующая норма содержит лишь указание на “необходимые случаи”, которые орган дознания, следователь, прокурор будут вынуждены толковать по собственному усмотрению (ст. 156). Практические работники нуждаются в четких, конкретных законодательных формулировках, которые полно и понятно регламентируют порядок деятельности в стадии возбуждения уголовного дела.

Представляется целесообразным изложить ч. 2 ст. 109 УПК в сле- дующей редакции: “В целях установления законности повода, наличия или отсутствия основания, а также проверки имеющихся данных об обстоятельствах, исключающих производство по делу, могут быть истребованы необходимые материалы и получены объяснения, однако без производства следственных действий, предусмотренных настоящим Кодексом”.

Это позволит придать законодательное основание для истребования необходимых материалов и получения объяснений и позволит пра- вильно сориентировать практических работников на установление лишь тех процессуальных условий, которые необходимы для принятия законного и обоснованного решения в стадии возбуждения уголовного дела. Это условие послужит также важной гарантией для осуществления прав и законных интересов граждан в этой стадии.

Следует отметить, что все сведения полученные, сверх необходимых для принятия решения в начальной стадии уголовного судопроиз- водства, должны найти отражение в соответствующих материалах и быть использованы в последующих стадиях процесса.

Представляется, что под истребованием следует понимать такое процессуальное действие, носящее добровольный характер, которое состоит в праве предъявления органом дознания, следователем, прокурором при разрешении вопроса о возбуждении уголовного дела требова-

146

ния, обращенного к организациям, предприятиям, учреждениям, долж- ностным лицам и гражданам о предоставлении лишь предметов и доку- ментов, которые могут служить установлению основания и иных процес- суальных условий для возбуждения уголовного дела.

Получение материалов, помимо установления необходимых про- цессуальных условий, возможно лишь в ходе выявления последних, ко- торые затем могут быть использованы на последующих стадиях уголов- ного процесса.

Уголовно-процессуальный закон, как мы уже отмечали, не установил каких-либо правил как самого истребования материалов, так и его оформления при решении вопроса о возбуждении уголовного дела. На практике также не сложилось какого-либо единого порядка фиксации факта представления таких материалов.

Действующий уголовно-процессуальный закон не определяет формы предъявления требования органом дознания, следователем, прокурором у соответствующих предприятий, учреждений, организаций, долж- ностных лиц и граждан необходимых материалов.

Поскольку закон ее не предусмотрел, то по мнению ряда авторов она может быть как письменной, так и устной1.

В.И. Федоров полагает, что наиболее предпочтительной является письменная форма истребования предметов и документов, так как в этом случае повышаются гарантии точного и оперативного исполнения тре- бования, уменьшается риск утраты истребуемых материалов2. Приведен- ный автором анализ показывает, что письменная форма истребования в стадии возбуждения уголовного дела применялась лишь в 12,3 % случаях, несмотря на преимущество по сравнению с устной3.

1 Николюк В.В., Кальницкий В.В., Шаламов В.Г. Указ. соч. С. 23.

Федоров В.И. Указ. соч. С. 71. 3 Там же С. 77.

147

Проведенный нами опрос практических работников показал, что 88 % респондентов считают необходимым использование письменной формы истребования материалов и лишь 6 % - упоминают об устном характере такого процессуального действия1.

Приведенная позиция В.И. Федорова, по нашему мнению, является наиболее предпочтительной. Представляется, что письменный характер требования позволит уточнить, какой документ или предмет истребуется, а также является основанием требовать их возврата. Без соблюдения письменной формы в ряде случаев часто оказывается не ясным, каким образом документ оказывается в материалах процессуальной деятельности, по чьей инициативе он представлен. Это, в свою очередь, позволит повысить законность и обоснованность принимаемых на стадии возбуждения уголовного дела решений.

Уголовно-процессуальный закон не закрепляет обязанности граждан и должностных лиц представления истребуемых материалов, поэтому целесообразность письменного запроса объясняется еще необходимо- стью разъяснения, с какой целью, какие сведения и их значение для разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Представляется, что истребование документации официального характера, отражающей оперативно-хозяйственную и производственную деятельность организации, возможно лишь путем письменного запроса (отношения), адресованного руководителю, правомочному на выполнение или же санкционирование на выполнение данного требования. Необходимость законодательного закрепления такого порядка объясняется значением той документации, которая истребуется, для данного учреждения. По этой же причине в стадии возбуждения уголовного дела допускается направление копий истребуемых документов.

1 Приложение 2.

148

Аналогичную точку зрения высказывает С.А. Шейфер, согласно которой некоторые документы имеют особую ценность и значимость для предприятий и организаций, и поэтому к простому истребованию документов следует прибегать главным образом для получения документов справочного характера1.

В случаях, когда истребование обращено на предметы и документы предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан, находящиеся у них на хранении или же если они несут любую иную ответственность за их сохранность, то целесообразность письменного характера требования не может вызывать сомнения.

В требовании должно указываться, от кого оно исходит (им может выступать начальник органа дознания, следователь, прокурор), кому адресовано, какие объекты необходимо представить и к какому сроку. В обязательном порядке делается ссылка на процессуальный закон (ст. 109 УПК). Копию такого запроса необходимо приобщать к материалам рассмотрения повода к возбуждению уголовного дела для отражения всех предпринятых со стороны указанных должностных лиц мер, что послужит основанием для вынесения законного и обоснованного решения.

Встречающиеся в практической деятельности случаи использования устного требования, по нашему мнению, не могут быть признаны правомерными. Это процессуальное действие представляет собой определенное решение, выраженное в требовании компетентного представителя государственного органа, которое несет юридическое значение. Истребование касается данных, которые указывают на наличие или отсутствие признаков преступления, содержащихся в тех или иных документах. Основанием для его представления может быть лишь письменное обращение к соответствующему должностному лицу. Такое требование

1 Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в совет- ском уголовном процессе. - М., 1972. С. 57-58.

149

не может носить устный характер еще и потому, что всегда можно будет сослаться на то, что его не было.

Ни в действующем уголовно-процессуальном законе, ни в проекте УПК не определен порядок приобщения истребуемых материалов и поэтому возникает необходимость восполнения данного законодательного пробела.

В литературе встречаются различные предложения по процессуальному оформлению истребуемых материалов. Ряд авторов предлагают таким документом считать акт, справку или рапорт1. Причем, свою точку зрения они обосновывают тем, что термин “протокол” может быть ис- пользован лишь при производстве следственных действий и возможен только на стадии предварительного расследования.

Д.И. Бедняков, наоборот, полагает необходимым оформлять ис- требуемые материалы таким процессуальным документом как протокол2. По такому же пути идет и практика: 83 % из опрошенных практических работников считают необходимым результаты истребования оформлять протоколом, 11%- рапортом и только 5 % считают, что в таком оформ- лении вообще нет необходимости3.

Мы полностью разделяем точку зрения, высказанную В.В. Нико-люком, который считает, что “для закрепления результатов уголовно- процессуальной деятельности закон предусматривает составление такого универсального для уголовного судопроизводства документа, как прото- кол. И хотя по общему правилу, когда требуется составление протокола

1 Степанов В.В. Указ. соч. С.80; Шурухнов Н.Г. Предварительная повер ка заявлений и сообщений о преступлениях. - М., 1985. С. 49; Химичева Г.П. Указ. соч. С. 75.

2 Бедняков Д.И. О принятии предметов и документов, представленных в порядке ч. 2 ст. 70 УПК РСФСР // Процессуальные вопросы предвари тельного расследования на современном этапе. Волгоград. 1988. С. 40; Григорьев В.Н. Указ. соч. С. 78-79.

3 Приложение 2.

150

в связи с проведением следственных и иных процессуальных действий, закон специально не оговаривает, что нет никаких препятствий к тому, чтобы протоколом оформлять результаты иных процессуальных действий. Представляется, что именно это и подразумевается ст. 118 УПК, обязывающей органы дознания принимать меры, необходимые для обнаружения преступлений, и лиц, их совершивших”1.

На стадии возбуждения уголовного дела оформление отдельных процессуальных действий производится с помощью именно протокола: это протокол устного заявления, протокол явки с повинной. До возбуждения дела в порядке ст. 415 УПК также составляется протокол. При отражении в нем хода и результатов процессуальных действий на начальной стадии различие со стадией предварительного расследования будет заключаться лишь в содержании, т.е. что необходимо установить и с его помощью закрепить. Следовательно, нет особых причин для признания такого порядка оформления истребуемых материалов незаконным.

Как нам представляется, наиболее удачным будет обозначение его как “протокол истребования необходимых материалов”; именно такая формулировка вытекает из содержания уголовно-процессуального закона.

Содержание такого протокола должно отражать факт передачи тех или иных предметов и документов, которые могут способствовать установлению наличия (отсутствия) достаточных данных, указывающих на признаки подготавливаемого или совершенного преступного деяния.

При составлении протокола истребования необходимо руково- дствоваться общими требованиями, которые предъявляются к их составлению (ст. 141, 142 УПК), касающимися структуры и порядка составления. В нем должны быть указаны субъект представления и получения истребуемых материалов, перечень переданных предметов и документов

1 Николюк В.В. и др. Указ. соч. С. 25.

151

(копий) и их индивидуальные признаки, а также условия передачи и подписи сторон. Копии таких протоколов должны вручаться тем должностным лицам и гражданам, в ведении, распоряжении которых находятся истребуемые предметы и документы.

Все предметы и документы, представленные заявителем по собст- венной инициативе, истребованием не являются, так как это осуществляется по его волеизъявлению для обоснования сделанных сообщений (это также касается случаев, когда такое желание или возможность появились уже после подачи соответствующего заявления или сообщения о преступлении), либо иных заинтересованных субъектов. В последнем случае целесообразно получать объяснения по поводу такого представления с отражением тех материалов, которые поступают в распоряжение органа дознания, следователя, прокурора. Такие материалы, в свою очередь, должны быть соответствующим образом описаны.

В ряде случаев представление таких материалов вообще никак не оформляется. Согласно исследованию, проведенному В.И. Яшиным, такая практика имеет место в 8,5 % случаев по уголовным делам и 31,2 % ~ по отказным материалам1. Наше исследование показало, случаев представления материалов без оформления в 13 % случаев по уголовным делам, по которым вынесен приговор, ив 17 % - по прекращенным делам2.

При подобных обстоятельствах возникает реальная возможность как утраты материалов, так и непринятия их во внимание при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, так как нигде не зафиксировано их получение соответствующими должностными лицами.

При попытке разбоя с применением ножа гражданин Н. был задержан очевидцами и доставлен в отдел милиции. Орудие преступления также было передано сотрудникам милиции. Данный факт не был соот-

1 Яшин В.И. Указ. соч. С. 105.

2 Приложение 1.

152

ветствующим образом оформлен и нож впоследствии был утерян, что в дальнейшем послужило основанием направления дела для дополнительного расследования1.

Вышеизложенное дает основания для предположения, что решение, которое будет принято в начальной стадии уголовного процесса, может вызывать сомнение с точки зрения его обоснованности и законности.

Субъектами самостоятельного представления предметов и документов являются граждане, которые обратились в правоохранительные органы с заявлением или сообщением о преступлении, либо иные заинтересованные лица. Мотивы таких действий могут быть самыми различными: от содействия и подтверждения своих доводов до введения в за- блуждение относительно ставших им известных фактов.

Не решен вопрос о возможности самостоятельного представления материалов и в проекте УПК. Исключением является норма, касающаяся возможности представления в обоснование сделанного сообщения о преступлении должностными лицами организаций или их объединений (ст. 153). В отношении же других поводов такая возможность и ее процедура не предусматриваются.

Некоторые авторы полагают, что представление материалов в обоснование повода прилагается к заявлению (сообщению) о преступлении для правильного разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела2.

На начальной стадии уголовного процесса при представлении таких материалов органу дознания, следователю, прокурору приходится их оформлять по правилам и в рамках ст. 110 УПК, т.е. по аналогии закона: предметы и документы могут представляться как непосредственно, так и

1 Архив Советского районного суда г. Орла. Уголовное дело № 1-219, 1999.

2 Ремнев В.И., Быков Л.А., Масло в Н.В. Указ. соч. С. 6.

153

по почте. Главное, чтобы был известен источник такого поступления и чтобы они касались рассматриваемого вопроса о возбуждении конкретного дела.

При рассмотрении поводов прилагаемые материалы фиксируются в них в качестве приложений или же их суть раскрывается в самом обращении. В случае составления протокола устного заявления факт представления материалов фиксируется в нем, и они служат как приложение. Аналогичный порядок соблюдается и при явке с повинной.

Такая практика вносит определенную ясность в происхождение не- которых материалов, устраняет необходимость в дополнительной фиксации, что в свою очередь позволит повысить уровень обеспечения законности, своевременности и обоснованности процессуальной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела.

По нашему мнению, уже давно назрела необходимость в законода- тельной регламентации представления материалов заявителями или иными заинтересованными лицами после принятия заявления (сообщения), которые указывают на признаки совершенного или подготавливаемого преступного деяния. Они в обязательном порядке подлежат фиксации в соответствующем протоколе. Его название не имеет особого значения, основной акцент делается на результаты, которые в нем отражены.

В протоколе необходимо отметить добровольную инициативу лица, которое представило соответствующий материал, время и место та- кого представления, указание на отношение и значение того или иного объекта для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, а также индивидуальные признаки объекта.

На практике зачастую одной из форм появления тех или иных ма- териалов при рассмотрении вопроса о возбуждении уголовного дела являются так называемые “протоколы изъятия”. Составление подобных

154

документов, по нашему мнению, является нарушением уголовно- процессуального закона. Изъятие возможно лишь при осуществлении органами внутренних дел административной деятельности (пп. 2, 25, 27 ст. 11 Закона РФ “О милиции”). В рассматриваемом же нами случае следователь, орган дознания, прокурор осуществляют процессуальную деятельность с момента поступления повода. Поэтому такого рода “истребование” на данном этапе недопустимо.

Оформленное таким образом принятие предметов на практике часто именуется “протоколом добровольной выдачи” и является ничем иным, как завуалированной формой проведения обыска.

Так, оперативными сотрудниками Советского РОВД г. Орла по за- явлению об изнасиловании проводился осмотр места происшествия. Во время закрепления обстановки и следов на месте происшествия, в данном случае квартиры, пострадавшая заявила, что ей угрожали ружьем. В результате такого “осмотра” был составлен “протокол добровольной выдачи”, в котором отражено, что хозяин квартиры добровольно выдал обрез охотничьего ружья, коробку патронов. Оперативные сотрудники сделали отметку в протоколе об их изъятии. Таким образом, по сути, был произведен обыск1.

Процессуальные действия на начальном этапе уголовного судо- производства не могут носить принудительного характера, так как без уголовного дела нет основания для применения мер уголовно- процессуального принуждения.

В случае, если соответствующее должностное лицо придет к выводу, что представленные материалы не содержат в себе информации о со- вершенном или готовящемся преступлении или не подтверждают доводов, изложенных в поводе, предметы и документы приобщаются к мате-

1 Архив Советского районного суда г. Орла. Уголовное дело № 1-471, 1999.

155

риалам об отказе в возбуждении уголовного дела с одновременным сообщением об этом заявителю. В дальнейшем при проверке решений, принимаемых на стадии возбуждения уголовного дела, надзирающий прокурор проанализировав эти материалы сможет сделать правильный вывод о законности принятого решения.

Пробелы в правовом регулировании того или иного вопроса или нечеткость законодательных формулировок приводят к тому, что практическим работникам приходится действовать исходя из ведомственных нормативных актов, аналогии закона, а также собственного толкования норм. Это в полной мере относится и к порядку представления заинтересованными лицами материалов для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Данная ситуация в конечном итоге приводит к тому, что принимаемые на этой стадии решения носят необоснованный характер, нарушают те или иные положения действующего уголовно-процессуального закона и, как следствие, нарушение прав и законных интересов граждан. Подобное положение складывается и в ряде других случаев, когда нормы УПК носят нечеткий характер или же налицо правовой пробел.

Поэтому представляется целесообразным ч. 2 ст. 109 УПК изложить в следующей редакции: “По рассматриваемым поводам могут быть истребованы необходимые материалы и получены объяснения, а также приняты предметы и документы, представленные по инициативе заинтересованных лиц в обоснование сделанного заявления (сообщения) о преступлении, которое оформляется протоколом, однако без производства следственных действий, предусмотренных настоящим Кодексом”.

В ходе рассмотрения порядка истребования возникает еще одна, не менее важная, проблема: характер дальнейших правоотношений, если соответствующие должностные лица отказывают в принятии представляемых материалов. Возможно ли обжаловать такой отказ и каков его

156

порядок? Конституция гарантирует возможность обжалования в суд решения и действия (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц (ч. 2 ст. 46). Учитывая, что Конституция имеет прямое действие, положение этой нормы в полной мерс относится и к такому отказу на стадии возбуждения уголовного дела.

Нельзя оставить без внимания вопрос о представлении предметов и документов, поступающих вместе с сообщением от анонимных источников. По мнению В.И. Федорова, они с помощью процессуальных средств могут подвергаться исследованию, а в результате будет установлено происхождение, подлинность и относимость к делу полученных объектов1 .

Представляется, что доказательственного значения при принятии решения в стадии возбуждения уголовного дела такие материалы носить не будут, так как их получение не регламентировано процессуальным законом, а также отсутствует возможность проверки достоверности источника их представления. Решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом не может быть принято на основании тех материалов, источник которых неизвестен. Последствия в отношении данных материалов аналогичны применяемым к сообщениям, полученным из анонимных источников.

Интерес к использованию результатов административно-служебной деятельности рассматривается применительно к случаям, которые не нашли своего отражения в поводе, предусмотренном п. 6 ч. 1 ст. 108 УПК, и обусловлены состоянием правоприменительной деятельности.

Часто при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, в связи с недостаточностью средств, установленных УПК, чтобы принять од-

1 Федоров В.И. Указ. соч. С. 107-108.

157

но из предусмотренных законом решений, практические работники, по сути, используют средства, предоставленные им законом “О милиции” (пп. 4, 19, 23, 25, 27 ст.11). Затем с помощью истребования полученные результаты приобщают к материалам стадии возбуждения уголовного дела.

В ходе изучения уголовных дел обратили на себя внимание примеры, связанные с дорожно-транспортными происшествиями, повлекшими телесные повреждения. После составления протокола осмотра места происшествия, когда в абсолютном большинстве случаев имеются необ- ходимые к тому основания, уголовное дело должно быть немедленно возбуждено. На практике в таких случаях этого не происходит, а прово- дится осмотр транспортных средств, получаются объяснения, потребуют- ся различные справки о специальных исследованиях, после чего все ма- териалы направляются следователю либо истребуются им после поступ- ления заявления от пострадавшего для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Таким образом, при наличии повода осуществляется не уголовно-процессуальная, как предписывает УПК, а административная деятельность.

Необходимо обратить внимание на недопустимость использования административного законодательства, в частности, ст. 243 и 244 КоАП РСФСР, предусматривающих соответственно производство личного досмотра и досмотра вещей, изъятие вещей и документов, для закрепле- ния признаков преступления и предупреждения возможной утраты дока- зательств при решении вопроса о возбуждении уголовного дела. Однако некоторые авторы придерживаются противоположной точки зрения и предлагают использовать административно-процессуальные способы для закрепления обстоятельств деяния1.

1 Николюк В.В. и др. Указ. соч. С. 17, 40.

158

Иногда приходится сталкиваться с такой практикой, когда, к примеру, после поступления повода соответствующие должностные лица требуют проведения всевозможных инвентаризаций и ревизий финансово- хозяйственной деятельности, изымают предметы и вещества, изъятые из гражданского оборота, производят досмотры, в том числе и личные.

Так, в милицию поступило отношение от фирмы “Развитие”, в котором сообщалось о том, что неизвестными лицами из торгового павильона были похищены товары. После проведения осмотра места происшествия и отражения в протоколе перечня оставшихся товаров, опер- уполномоченный Советского РОВД Смирнов потребовал от админист- рации предприятия проведения инвентаризации товароматериальных ценностей для уточнения размера причиненного ущерба1.

Подобная практика может иметь место лишь при совершении ад- министративного правонарушения, а не при поступлении повода, содер- жащего признаки уголовно наказуемого деяния. Как показывают резуль- таты опроса практических работников, на стадии возбуждения уголов- ного дела при обнаружении и изъятии незаконных либо похищенных предметов 64 % респондентов считают необходимым составлять прото- колы изъятия, 9 % - акты изъятия, протоколы добровольной выдачи и рапорта - по 13 %2.

Попытки составления протоколов изъятия и отражения в них по- хищенного личного имущества граждан, иных предметов преступного посягательства или орудий преступления при решении вопроса о возбу- ждении уголовного дела незаконны.

Такая практика может иметь место лишь до момента поступления соответствующего повода и его регистрации. УПК в этой части не со- держит соответствующих предписаний, а именно он регламентирует всю

1 Архив Советского районного суда. Уголовное дело № 1- 440, 1999.

2 Приложение 2.

159

процессуальную деятельность компетентных должностных лиц после по- ступления к ним повода для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Факты использования административных средств после регистрации повода к возбуждению уголовного дела должны расцениваться как грубые нарушения закона.

В случае обнаружения признаков преступления в ходе административ- но-служебной деятельности, они должны находить свое отражение в поводе, предусмотренном п.6 ч.1 ст. 108 УПК. Такая ситуация складывается вследствие неясности с моментом возникновения указанного повода. В правоприменительной деятельности это приводит к возможности сочетания процессуальных и административных средств.

Анализ норм УПК, закона “О милиции” и правоприменительной практики позволяет сделать вывод о том, что такое истребование результатов административной деятельности может иметь место лишь в том случае, когда соответствующие дополнительные материалы, инициированные в ходе административно-служебной деятельности, были подготовлены к моменту, рассмотрения данного преступного деяния, но уже в рамках уголовно-процессуальных правоотношений. На практике есть подобные примеры.

У участкового Севостьянова появилась информация от жильцов о том, что гражданка Крашенинникова не осуществляла обязанностей по уходу за своей дочерью, а потом вообще сдала ее в приют. Участковый опросил соседей, а также сделал запрос в этот приют. В это время быв- ший супруг Крашенинниковой обратился с заявлением в Советский РОВД г. Орла, в котором просил решить вопрос о возбуждении уголов- ного дела в отношении бывшей супруги по признакам ст. 156 УК. При

160

рассмотрении этого заявления следователь истребовал подготовленный ответ на запрос участкового из приюта о нахождении там девочки1.

Истребование необходимых материалов, полученных в ходе опера- тивно-розыскной деятельности, может иметь место и применяется в тех случаях, когда представленные в поводе сведения не позволяют сделать вывод для принятия одного из предусмотренных УПК решений.

В ходе осуществления ОРД оперативно-розыскные мероприятия способствуют обнаружению источников необходимой информации, определению характера и тактики проведения процессуальной деятельности, построению версий, определению направлений деятельности по разрешению вопроса о возбуждении уголовного дела2.

В Федеральном законе “Об оперативно-розыскной деятельности”3 одним из оснований для проведения оперативно-розыскных мероприя- тий являются ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела (п. 2 ч. 1 ст. 7). .

Необходимо отметить, что формулировка ч. 2 ст. 11 закона “Об ОРД”, согласно которой ее результаты могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, противоречит уголовно- процессуальному закону. В УПК не предусмотрено, чтобы в качестве повода или основания выступали результаты оперативно-розыскной деятельности. Поводом может быть лишь непосредственное обнаружение

1 Архив Советского районного суда г. Орла. Уголовное дело № 1- 369, 1999.

Белкин Р.С. Собирание, исследование, и оценка доказательств. Сущ- ность и методы. - М., 1966. С. 39. 3 В дальнейшем закон “Об ОРД”.

161

органом дознания, следователем, прокурором в результатах оперативно-розыскной деятельности признаков преступления. Также необходимо отмстить, что результаты данной деятельности могут лишь выявить признаки преступления, но это не означает возможности обобщать их с достаточными данными, указывающими на признаки преступления (т.е. основанием). Требуется нормативная корректировка данного положения, которая указывала бы на то, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут лечь в основу повода, предусмотренного п. 6 ст. 108 УПК, а также что с их помощью возможно установить наличие или отсутствие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Результаты оперативно-розыскной деятельности имеют большое значение в стадии возбуждения уголовного дела. Изучение материалов уголовных дел показало, что в основу повода, предусмотренного п.6 ст. 108 У ПК, в 14 % случаев легли результаты оперативно-розыскной дея- тельности по делам, по которым вынесен приговор, и в 28 % случаев - по прекращенным делам. При решении вопроса о возбуждении уголовных дел по данным категориям дел оперативно-розыскная деятельность осуществлялась в 37 % и 23% случаев соответственно1.

Представляется необходимым обратить внимание на характер представления по собственной инициативе результатов данной деятельности, которое, по нашему мнению, имеет определенный научный интерес и практическую значимость. Так, согласно закону “Об ОРД” представление результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами (ч. 3 ст. 11 закона).

1 Приложение I.

162

В теории ряд авторов также придерживаются мнения о том, что закон “Об ОРД” содержит более широкие и юридически выверенные пред- писания относительно такого представления. Поскольку этот закон не- посредственно регламентирует оперативно-розыскную деятельность, по- стольку и органу, ее осуществляющему, нет необходимости обращаться к предписаниям другого закона, ограничивая тем самым свою компетен- цию1.

Т.Н. Москалькова и некоторые другие авторы высказывают мнение, суть которого состоит в том, что процедура процессуального оформления оперативно-розыскных мер должна регламентироваться в уголовном процессе2.

Данную точку зрения, как нам представляется, необходимо рас- сматривать с тех позиций, что порядок представления устанавливается ведомственными нормативными актами, но при этом должны быть не- пременно соблюдены требования, предъявляемые УПК к поводам. Уго- ловно-процессуальные правоотношения возникаю! лишь с момента по- явления повода. Непосредственное обнаружение органом дознания, сле- дователем, прокурором признаков преступления не охватывает пред- ставления результатов оперативно-розыскной деятельности и поэтому, по нашему мнению, оно должно регламентироваться законом “Об ОРД” и ведомственными нормативными актами.

Представляется, что важность данной проблемы дает основание сделать вывод о необходимости дальнейшей детализации и научного обоснования норм, определяющих порядок принятия следователем, ор-

1 Об оперативно-розыскной деятельности: Комментарий к Федеральному Закону /Отв. ред. А.Ю. Шумилов. - М., 1997. С. 111-112.

2 Москалькова Т.Н. Эчика уголовно-процессуального доказывания (ста дия предварительного расследования). - М., 1996. С. 80; Попов Н.М. Оперативное обеспечение досудебной подготовки в уголовном судопро изводстве России: Автореф. дис. … канд.юрид.наук. Н. Новгород, 1997. С. 16.

163

ганом дознания, прокурором представленных им результатов оператив- но-розыскной деятельности.

Существующая формулировка закона “Об ОРД” содержит лишь указание на такое представление, но правоприменительная практика пошла намного дальше. В своей деятельности органы дознания, следова- тели, прокуроры при рассмотрении повода используют результаты опе- ративно-розыскной деятельности, не дожидаясь их представления соот- ветствующими службами. Об этом косвенно упоминается и в ч. 1 ст. 118 УПК.

В этой связи показателен пример, когда директор коммерческого магазина обратился с заявлением в УБОП при УВД Орловской области по факту вымогательства взятки сотрудниками Управления по борьбе с экономическими преступлениями. При проведении работниками УБОП оперативно-розыскных мероприятий данный факт подтвердился, и вы- могатели были пойманы с поличным. Истребованные результаты прове- денных оперативно-розыскных мероприятий позволили сделать вывод о необходимости возбуждения уголовного дела1.

При рассмотрении того или иного повода правоохранительные органы уже могут располагать некоторыми сведениями, которых, однако, недостаточно для принятия решения о возбуждении дела. Это относится и к результатам, полученным в ходе оперативно-розыскной деятельно- сти, поэтому они могут быть истребованы в порядке ст. 109 УПК и рас- сматриваться наряду с уже имеющимися материалам.

Результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться и непосредственно для установления основания в стадии возбуждения уголовного дела. В этом случае говорить об истребовании было бы неправильно. Истребование может быть обращено на конкретные

1 Архив Советского районного суда г. Орла. Уголовное дело М> 39424, 1999.

164

предметы, документы и сведения, для получения которых необходимо проведение отдельных мероприятий. В анализируемом случае при истребовании результатов оперативно-розыскной деятельности необходимые сведения должны указывать на наличие или отсутствие признаков преступления. Какие именно из них могут послужить основанием для подобного вывода, определить на данном этапе не представляется возможным. В противном случае истребованию подлежат сведения, содержащие достаточные данные, указывающие на наличие или отсутствие в деянии признаков преступления, что равноценно требованию о представлении чего-то неопределенного, указывая при этом лишь на конечный результат.

Подобная ситуация позволяет сделать вывод, что получение необ- ходимых данных с помощью оперативно-розыскных мероприятий не может проводиться путем истребования.

Для выхода из такого положения практические работники в начальной стадии идут по пути применения аналогии с ч. 4 ст. 127 УПК, когда оперативным сотрудникам даются поручения для определения не- обходимых процессуальных условий с помощью оперативно- розыскных мероприятий. Законодательное закрепление такой практики позволило бы восполнить существующий пробел. Необходимость такого нововведения объясняется еще и тем, что при осуществлении своих полномочий при решении вопроса о возбуждении дела, а также производстве дознания по делам, по которым предварительное следствие не обязательно, орган дознания в лице дознавателя лишен права на проведение оперативно-розыскных мероприятий, хотя такая необходимость не может исключаться. Складывается такая ситуация, при которой возможно, что орган дознания в одном лице объединит и процессуального субъекта, и субъекта оперативно-розыскной деятельности, вследствие чего существу-

165

ет реальная угроза сосредоточения в одних руках оперативных и процессуальных средств.

Очевидно, что полномочия следователя, за некоторыми исключе- ниями, распространяются и на орган дознания в лице дознавателя, но только тогда, когда дело уже возбуждено. В нашей ситуации возбужденного дела еще нет и такие поручения даваться не могут.

Представляется целесообразным регламентировать дачу следователем (дознавателем) поручений органу дознания, распространив ее и на выполнение некоторых оперативно-розыскных мероприятий в стадии возбуждения уголовного дела. В этом случае дознаватель как процессуальный субъект и следователь дают поручение оперативно- розыскным подразделениям на выявление с помощью оперативно- розыскных мероприятий обстоятельств, которые позволили бы установить в рассматриваемом поводе недостающие данные, указывающие на признаки преступления или же их отсутствие. Значительным является тот факт, что в этом случае подготовка и проведение оперативно-розыскного мероприятия не должны выходить за рамки 10-дневного срока, предоставленного процессуальным законом.

В этой связи немаловажным является вопрос о допустимости ис- пользования результатов оперативно-розыскной деятельности, в том числе и при решении вопроса о возбуждении уголовного дела. Основания, условия и порядок ведения оперативно-розыскной деятельности регламентирован на законодательном уровне. Поэтому нарушение закона повлечет за собой признание решений и действий, принятых на основании полученных результатов, необоснованными и незаконными, и в конечном итоге подлежащими отмене. Это может быть отнесено и к решению о возбуждении уголовного дела, основанному на результатах оперативно-розыскных мероприятий, полученных с нарушением закона.

166

Так, на основании оперативной информации о факте превышения должностных полномочий работником мэрии города начальником одно- го из оперативных подразделений было принято решение о проведении прослушивания телефонных переговоров, с последующим сообщением об осуществлении такого оперативно-розыскного мероприятия суду. По- сле его проведения было возбуждено уголовное дело. Суд признал полу- ченные результаты незаконными, а принятое на его основе постановление о возбуждении дела отменил и направил материалы прокурору. Ос- нованием для такого решения послужил тот факт, что были нарушены условия проведения данного оперативно-розыскного мероприятия, а именно: превышение должностных полномочий (ч. I ст. 286 УК) не отно- сится к категории тяжких преступлений, при которых в случаях, не тер- пящих отлагательства, прослушивание проводится с обязательным уве- домлением суда в течение 24 часов. Причем такое уведомление в суд по- ступило только через двое суток1.

По мнению М.А. Удовыдченко, допустимость использования результатов оперативно-розыскной деятельности, применяемых в том числе и на начальной стадии уголовного процесса, должно касаться соблюдения требований:

1) к порядку проведения оперативно-розыскных мероприятий; 2) 3) к порядку введения результатов оперативно-розыскной дея- тельности в уголовный процесс; 4) 5) к проведению и оценке результатов оперативно-розыскной деятельности в ходе решения вопроса о возбуждении уголовного дела2. 6) 1 Результаты обобщения практики возбуждения уголовного дела // По материалам, подготовленным Следственным управлением УВД Орлов ской области. - Орел, 1998. С. 23.

2 Удовыдченко М.А. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений (криминалистический ас пект). Дис. …канд.юрид.наук. - М., 1999. С. 53-54.

167

В зависимости от формы внешнего выражения результаты опера- тивно-розыскной деятельности представляют собой: а) устные сведения, задокументированные в установленной форме; б) предметы и документы; в) материальные носители результатов применения оперативно-технических средств (видео и аудиозапись, кино и фотосъемка).

Необходимо, по нашему мнению, специально отметить, что пред- ставляемые материалы в последующем приобщаются к уголовному делу. В этой связи к ним предъявляются дополнительные требования, вытекающие из запрета на приобщение тех из них, которые дают возможность огласки не подлежащих расшифровке источников и методов их получения. Стадия возбуждения уголовного дела не является в этом плане исключением, так как любое решение, принятое в результате рассмотрения повода, может быть обжаловано с точки зрения законности и обоснованности. В этом случае результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть подвергнуты проверке.

В инструкции, утвержденной приказом ряда уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной дсягельносги государственных органов, конкретизируется, что ее результаты, представляемые для ре- шения вопроса о возбуждении уголовного дела, должны содержать достаточные данные, указывающие на признаки преступления: сведения о том, где, когда, какие признаки и какого именно преступления обнаружены; при каких обстоятельствах имело место обнаружение признаков преступления; сведения о лице (лицах), его совершившем (если оно известно), очевидцах преступления (если они известны), о местонахождении следов преступления, документов и предметов, которые могут стать

168

вещественными доказательствами, о любых других фактах и обстоятель- ствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении дела (п.5)’.

По нашему мнению, указание на обязательность наличия в конечных результатах ОРД основания для возбуждения уголовного дела является необоснованным и незаконным. Другими словами, это может означать необходимость в любом случае выявить признаки преступления и принять решение о возбуждении дела. Результатом такой формулировки ведомственной инструкции может стать появление реальной возможности для злоупотреблений в ходе оперативно-розыскной деятельности и нарушений законных прав граждан при решении вопроса о возбуждения уголовного дела.

Представляется целесообразным отметить, что целью этой деятельности на начальной стадии является не только установление достаточных данных, указывающих на признаки преступления, но и их отсутствие. В противном случае вся деятельность будет носить односторонний характер. Таким образом, главная задача состоит в необходимости наце- лить оперативно-розыскные мероприятия на всесторонний сбор сведений о признаках подготавливаемого или совершенного преступного деяния, ставших основанием для проведения указанных мероприятий.

В анализируемой инструкции детализируется положение закона о порядке представления таких результатов соответствующим должност- ным лицам. В п. 10 устанавливается, что оно включает в себя несколько элементов:

1 О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятель- ности органу дознания, следователю, прокурору или в суд: Инструкция / Утверждена приказом ФСНП, ФСБ, МВД, ФСО, ФПС, ГТК, СВР России
1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 14 сентября 1998. № 23. С. 9.

169

  • вынесение руководителем органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, постановления о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд;
  • вынесение при необходимости постановления о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов, содержащих го- сударственную тайну;
  • оформление сопроводительных документов и фактическую передачу материалов.
  • Следователю должны представляться для ознакомления материалы оперативно-розыскной деятельности без указания источников и способов их получения.

М.А. Удовыдченко полагает, что если данные, содержащиеся в оперативном материале, не позволяют принять решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом, орган дознания, следователь через начальника оперативного подразделения возвращают их с указанием причин, препятствующих принятию решения. Но гут же он отмечает, что целью возвращения является получение дополнительных данных1.

Мы разделяем точку зрения А.В. Земсковой, что такое возвращение следователем материалов для получения дополнительных данных вообще не обосновано2.

Процессуальный закон не предусматривает такой возможности в случае отсутствия в материалах оперативно-розыскной деятельности признаков преступления. Если это не касается разъяснений, а речь идет именно о представлении дополнительных данных, то возникают сомнения в обоснованности такого решения, когда, по сути, должностные лица

1 Удовыдченко М.А. Указ. соч. С. 83.

2 Земскова А.В. Правовые проблемы использования результатов опера тивно-розыскной деятельности в уголовно-процессуальном доказыва нии: Автореф. дис. … канд.юрид.наук. - М., 1998. С. 15.

170

заранее заинтересованы и требуют обнаружения признаков преступле- ния.

Получение объяснений. Данное процессуальное действие является наиболее распространенным при решении вопроса о возбуждении уго- ловного дела.

Действующий уголовно-процессуальный закон (ч. 2 ст. 109) и проект нового УПК (ст. 156) содержат лишь указание на возможность про- ведения такого действия.

Согласно проведенному исследованию объяснения были получены в 93 % случаев по уголовным делам, по которым вынесен приговор, и в 79 % случаев - по прекращенным уголовным делам1.

Необходимо отметить, что процессуальный закон не регламентирует круг лиц, у которых возможно получать объяснения.

В Толковом словаре В.И. Даля дается следующее определение объ- яснения это действие от глагола “разъяснять”, т.е. толковать, делать яс- ным, понятным; это издание с объяснениями, с толкованием2.

Как правило, такие объяснения отбираются у лиц, подписавших за- явление (сообщение) о преступлении. У лиц, возможно причастных к со- вершению преступного деяния, получение объяснений в ряде случаев не- целесообразно, дабы исключить для них возможность скрыться или иным образом воспрепятствовать установлению истины.

О.Н. Шекшуева полагает, что получение объяснений возможно лишь в случаях поступления письменных заявлений граждан. В случаях личного обращения и последующего составления подробного протокола устного заявления исключается возможность отбирания объяснений у этого лица3.

1 Приложение I.

2 Даль В.И. Указ. соч. С. 636.

3 Шекшуева О.Н. Указ. соч. С. 124.

171

По мнению Л.Н. Масленниковой, поскольку повод вызывает пра- воотношения между инициатором сообщения о преступлении и органом, принявшим его, то действия, предусмотренные ч. 2 ст. 109 УПК, могут быть направлены лишь в адрес инициатора сообщения. Объяснения могут быть получены лишь у инициатора заявления (сообщения), а их содержание будут составлять данные, удостоверяющие личность, источник осведомленности и сведения о признаках конкретного преступления1.

Косвенно на это указывают и авторы проекта УПК, упоминая о возможности получения “дополнительных объяснений”, т.е. внесения дополнений и пояснений к содержанию того или иного повода (ст. 156) при его поступлении именно от заявителя.

С такой постановкой вопроса вряд ли можно согласиться. Попробуем рассмотреть эту ситуацию с позиции теории права. В структуре правоотношений, помимо субъектов, нельзя упустить из вида права и обязанности, которые появляются при наступлении юридического факта. Орган дознания, следователь, прокурор при поступлении повода должны его рассмотреть и принять одно из предусмотренных законом решений. Для принятия решения о возбуждении уголовного дела или отказе в таковом необходимо наличие или отсутствие определенных процессуальных условий, о которых говорилось выше. Именно для придания решению в начальной стадии уголовного судопроизводства законного и обоснованного характера уголовно- процессуальный закон предусмотрел возможность использования процессуальных средств, предусмотренных ч. 2 ст. 109 УПК. Ведь недостающие или вызывающие сомнения данные могут быть установлены не только при помощи объяснений заявителя. Ограничение круга субъектов, у которых может быть отобрано объяснение, тем самым лишает соответствующих должностных лиц возможности

1 Масленникова Л.Н. Указ. соч. С. 49-50.

172

вынесения законного и обоснованного решения в начальной стадии процесса.

До настоящего времени нет полной ясности в вопросе относительно порядка вызова соответствующих лиц для дачи объяснений. В процес- суальной литературе встречаются мнения, что в законе необходимо установить обязательность явки, выполнения иных требований лица, осуществляющего рассмотрение повода к возбуждению дела, а также установить ответственность за их невыполнение1.

В правоприменительной деятельности в большинстве случаев сло- жилась практика использования повесток для вызова свидетелей. Но поскольку на указанный момент граждане не располагают сведениями о том, в каком статусе они вызываются, значительная их часть может воспринимать такой вызов как обязанность явиться для дачи свидетельских показаний, хотя возбужденного уголовного дела еще нет.

Характер данного процессуального действия аналогичен истребо- ванию и должен быть исключительно добровольным. При получении объяснений не может быть применен принудительный привод. В повестке должно быть отмечено, с какой целью вызывается лицо, а также указан добровольный характер такой явки и дачи объяснений.

Лишь на должностном лице лежит обязанность установления необ- ходимых процессуальных условий для принятия законного и обоснованного решения. В случае, когда лицо располагает необходимой информацией, важной для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, но отказывается лишь от явки в компетентный орган се можно получить по месту его жительства или работы, с обязательным разъяснением вышеперечисленных положений. В случае отказа от дачи объяснений реальными рычагами принуждения соответствующие органы и должностные лица в начальной стадии уголовного судопроизводства не обладают, так как

1 Степанов В.В. Указ. соч. С. 82.

173

УПК не предусматривает обязанность являться по вызовам для дачи объяснений, а также давать какие-либо известные лицу сведения. В этом случае отсутствуют основания для применения мер процессуального принуждения, и поэтому никто не может быть подвергнут принудительному приводу и по требованию давать необходимые сведения. Но это уже больше относится к вопросам тактики.

Также процессуальным законом не предусмотрена при проведении этого процессуального действия обязанность лица о неразглашении сообщаемых им сведений третьим лицам. Должностные лица ограничиваются разъяснением необходимости получения объяснений, их значения для принятия решения в начальной стадии уголовного судопроизводства.

В действующем УПК не нашел своего отражения и процессуальный порядок получения объяснений. Практические работники идут по пути, аналогичному проведению допроса. Перед получением объяснения должностное лицо удостоверяется в личности того лица, от которого необходимо получить соответствующие разъяснения. Вызванному лицу предлагают рассказать известные ему факты, которые, в свою очередь, касались бы недостающих, а также вызывающих сомнение данных, необходимых для вынесения законного обоснованного решения в начальной стадии процесса, после чего должностным лицом ему могут быть заданы вопросы. Оформленные в соответствующий протокол объяснения, в случае правильной их записи и отсутствия замечаний и дополнений, подписываются лицом, давшим объяснение и получившим его.

Неоднозначно в законе решен вопрос о предупреждении при полу- чении объяснений разъяснения об уголовной ответственности за заведомо ложный донос. Складывается такая ситуация, когда при подаче заявления инициатор предупреждается об ответственности, если он заявляет о преступном характере известных ему фактов. При получении объясне-

174

ния, когда заявителем может конкретизироваться сделанное сообщение о преступлении, такое предупреждение не делается.

Представляется справедливым отметить, что в этом случае следует толковать уголовно-процессуальный закон именно таким образом, что такое предупреждение должно распространяться и на получение объяс- нений. Но в УПК данная позиция не нашла своего отражения. А раз нет четкого указания в законе, на практике предупреждение об уголовной ответственности не делается.

По нашему мнению, сам факт предупреждения об ответственности за заведомо ложный донос необходимо вообще исключить, поскольку:

1) такое предупреждение не является доказательством признака “за- ведомости”; 2) 3) незнание закона не освобождает лицо от ответственности. Заведомо ложный донос - такое же уголовно наказуемое деяние, как и многие другие, предусмотренные УК. Складывается такая ситуация, что за все иные преступления граждане привлекаются к уголовной ответственности независимо от того, предупреждены ли они о его уголовной наказуемо- сти или нет; 4) 3) об общественной опасности данного деяния известно уже давно, оно предусмотрено как преступление еще Судебником 1550 г. (ст. 61)’.

Процесс получения объяснений неотделим от процессуальных гарантий соблюдения прав и интересов граждан: запрета домогаться опре- деленных данных путем физического или психического насилия или дру- гих незаконных мер, права лица знакомиться с текстом объяснения и вносить в него необходимые, с его точки зрения, поправки, возможности пользоваться родным языком и пр. Положения этих и некоторых других

1 В ней говорится об ответственности “переведчика”. По словарю В.И. Даля это человек, высказывающий донос, угрозу, вещь для облыжного наличного (Российское законодательство Х-ХХ в. Т.2. / Под общ. ред. О.И. Чистякова. - М., 1984. С. 108.)

175

основополагающих принципов уголовного процесса распространяются и на начальную стадию уголовного процесса. Поэтому в случае их нарушения полученное объяснение, а также решение, которое будет принято на его основе, будет носить незаконный и необоснованный характер.

Подводя итог, необходимо отметить, что процессуальные средства, предусмотренные ч. 2 ст. 109 УПК, имеют большое значение и направлены главным образом на установление основания как необходимого условия для принятия законного и обоснованного решения в стадии возбуждения уголовного дела.

Необходимо регламентировать проведение такого следственного действия, как назначение экспертизы до возбуждения уголовного дела, так как в ряде случаев без этого следственного действия невозможно решить вопрос о наличии или отсутствии достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Это касается случаев возбуждения уголовного дела по признакам статей УК, в которых речь идет об ограниченных или запрещенных в гражданском обороте предметах и веществах, а также о ряде других составов, касающихся подделок, при определении характера причинения смерти и пр.

В остальных случаях на начальном этапе уголовного судопроизвод- ства целесообразно было бы говорить лишь о необходимости проведе- ния специального исследования. Его результаты с высокой степенью вероятности позволили бы говорить о том, что готовящееся или совершенное деяние попадает в круг уголовно наказуемых. Перечень процессуальных средств, указанных в ч. 2 ст. 109 УПК, должен быть дополнен специальным исследованием.

Проведение такого процессуального действия, как истребование, подразумевает, что под термином “материалы” понимаются не только письменные документы, но и предметы, которые позволят сделать вывод

176

о наличии или отсутствии основания к возбуждению дела. Характер истребования необходимых материалов в стадии возбуждения уголовного дела не может носить принудительного характера, так как основное условие применения мер процессуального принуждения в виде возбужденного уголовного дела еще нет.

Необходима законодательная регламентация оснований использо- вания процессуальных средств, предусмотренных ч. 2 ст. 109 УПК, в том числе и истребования, которое позволило бы применять их лишь для установления законности повода, наличия или отсутствия основания, а также для проверки имеющихся данных об обстоятельствах, исключающих производство по делу.

Истребование представляет собой процессуальное действие, носящее добровольный характер и состоящее в нраве предъявления органом дознания, следователем, прокурором и судом при рассмотрении поводов к возбуждению уголовного дела требования, обращенного к организациям, предприятиям, учреждениям, должностным лицам и гражданам о предоставлении предметов и документов, которые могут служить установлению основания и иных процессуальных условий для возбуждения дела.

Предъявление требования, по нашему мнению, должно быть пись- менным и приобщаться к материалам по рассмотрению повода с помощью протокола.

Назрела необходимость регламентации случаев, когда заявители или иные заинтересованные лица после подачи соответствующего повода, выражают желание предоставить те или иные материалы, которые позволили бы принять законное и обоснованное решение в начальной стадии уголовного судопроизводства. Соответствующую норму УПК мы предлагаем изложить в следующей редакции: “По поступающим поводам могут быть истребованы необходимые материалы и получены объясне-

177

ния, а также приняты предметы и документы, представленные по ини- циативе заинтересованных лиц в обоснование сделанного заявления (сообщения) о преступлении, которое оформляется протоколом, однако без производства следственных действий, предусмотренных настоящим Кодексом”.

Требует уточнения и формулировка ч. 2 ст. 11 закона “Об оперативно- розыскной деятельности”, которая, по сути, отождествляет ее ре- зультаты с поводом и основанием для возбуждения уголовного дела. Целесообразно эту норму изложить в следующей редакции: “Результаты оперативно-розыскной деятельности могут послужить основанием для непосредственного обнаружения органом дознания, следователем, прокурором признаков преступления, а также создают возможность для выявления обстоятельств, которые позволят сделать вывод о наличии или отсутствии достаточных данных, указывающих на признаки преступления”.

Результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться и непосредственно для установления основания в стадии возбуждения уголовного дела. Но только в этом случае необходимо регламен- тировать на стадии возбуждения дела дачу поручений оперативно- розыскным подразделениям на выявление с помощью оперативно- розыскных мероприятий обстоятельств, которые позволили бы устано- вить в рассматриваемом поводе недостающие данные, указывающие на признаки преступления или же их отсутствие.

При отобрании объяснений нельзя ограничивать круг субъектов, у которых оно может быть получено, так как тем самым мы лишаем орган дознания, следователя и прокурора возможности установления необходимых сведений для вынесения законного и обоснованного решения в начальной стадии процесса. Необходима законодательная регламентация процессуального порядка получения объяснений, которая сократила

178

бы возможности для разного рода злоупотреблений, а также способствовала приданию этой процедуре законного и обоснованного характера.

§ 3. Особенности установления основания к возбуждению уголовного дела по отдельным категориям уголовных дел

В данном разделе уделено внимание некоторым особенностям, ка- сающимся определения процессуальных условий при решении вопроса о возбуждении уголовного дела. Они связаны с возбуждением уголовного судопроизводства по делам частного обвинения и в отношении дел, по которым производство осуществляется по протокольной форме досудебной подготовки материалов.

Дела частного обвинения

Особенностью этой категории дел является то, что исключительное право рассмотрения соответствующих жалоб и принятия решения по ним принадлежит суду.

Авторы концепции судебной реформы одним из предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства указывали на необходимость исключения суда из числа органов, полномочных принимать решения о начале уголовного судопроизводства. Постепенно положения концепции находят свое выражение в виде изменений в уголовно-процессуальном законодательстве. Такие изменения были инициированы рядом постановлений Конституционного Суда РФ: от 28 ноября 1996 г.1, касающегося возбуждения уголовного дела по делам, про-

1 По делу о проверке конституционности статьи 418 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Каратузского рай- онного суда Красноярского края: Постановление Конституционного Су-

179

изводство по которым осуществляется по протокольной форме, а также от 14 января 2000 г.1, касающегося решения вопроса о возбуждении дела в отношении нового лица. В обоих случаях Конституционный Суд признал статьи процессуального закона, регламентирующие возможность принятия судом таких решений, не соответствующими Конституции РФ. Исключением выступают дела частного обвинения.

Процессуальным законом установлен общий порядок рассмотрения и принятия решения с изъятиями, предусмотренными ч. 4 ст. 109 УПК.

При приеме жалобы судье целесообразно убедиться, содержит ли жалоба все необходимые данные для ее правильного разрешения. К ним относятся волеизъявление пострадавшего при решении вопроса о возбуждении уголовного судопроизводства, которое должно носить определяющую роль, а также когда, кем, где совершено противоправное деяние, в чем конкретно оно выражалось; чем подтверждается просьба потерпевшего о привлечении лица, на которого подана жалоба, к уголовной ответственности. Таким образом, так или иначе, судья при приеме жалобы непосредственно устанавливает основание для возникновения уголовного судопроизводства. Изложенные в жалобе сведения могут и должны быть проверены.

Особенностью производства по делам частного обвинения является еще и то, что в случае примирения сторон деяние, хотя и содержащее признаки преступления, но при наличии такого волеизъявления лишает-

да РФ от 28 ноября 1996 г. // Собрание законодательства РФ. 1996. № 50. Ст. 5679.

1 По делу о проверке конституционности отдельных положений уголовно-процессуального Кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда РФ: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. // Российская газета. 2000. 2 февр.

180

ся признака общественной опасности. В результате дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит немедленному прекращению (п. 6 ч. 1 ст. 5 УПК). Причем суду отводится роль органа, который, перед тем как решить вопрос о возбуждении уголовного судопроизводства, в обязательном порядке должен принять меры к примирению сторон. Анализ нормы ч.4 ст. 109 УПК позволяет прийти к выводу, что меры, принимаемые к примирению сторон, являются непременным условием установления основания к возбуждению уголовного дела.

В ч. 4 ст. 109 УПК помимо условия, касающегося примирения сторон, предусмотрено, что возбуждение уголовного дела возможно лишь “при наличии достаточных данных”. Однако что под этим имеет в виду законодатель, не ясно. На наш взгляд, анализ данной нормы дает предпосылку для вывода о наличии несколько отличающегося понятия основания при разрешении судьей вопроса о возбуждении дела.

Конституционный Суд в постановлении от 14 января 2000 г. указал, что возбуждение судом уголовных дел частного обвинения по жалобе потерпевшего имеет иной юридический смысл, чем возбуждение уголовных дел публичного обвинения (п.7). Мы не разделяем такую позицию, так как неясно, на что должны указывать достаточные данные, которые ложатся в основу принятия решения вопроса о возбуждении уголовного дела, а это, в свою очередь, влечет разнообразное толкование этого процессуального условия.

При решении вопроса о возбуждении уголовного судопроизводства должны быть установлены закрепленные в УПК процессуальные усло- вия, о которых мы уже упоминали ранее. По нашему мнению, было бы целесообразным изменить законодательную формулировку ч. 4 ст. 109 УПК и изложить ее в следующей редакции: “Если примирение не состоялось, судья, при наличии установленных законом условий, выносит по-

181

становление о возбуждении дела и назначении рассмотрения его в судеб- ном заседании”.

Для принятия одного из предусмотренных решений в стадии воз- буждения уголовного дела процессуальный закон четко их указывает (ст. 112-113 УПК).

В постановлении от 25 сентября 1979 г. Пленум Верховного Суда СССР указал, что в целях обеспечения законности и обоснованности решения, принимаемого по жалобе потерпевшего, судья в каждом конкретном случае должен проверять изложенные в ней сведения, истребуя для этого объяснение лица, на которое подана жалоба, иные материалы, подтверждающие факты, указанные в жалобе, в том числе при необхо- димости документы медицинского освидетельствования потерпевшего, а также проверять, не истек ли срок давности для привлечения к уголовной ответственности (п. 4.)1. Однако изучение материалов судебной практики позволяет сделать вывод о невыполнении судами этого пункта разъясне- ний Пленума Верховного Суда РФ, что вызывает обоснованные опасе- ния.

Абсолютное большинство жалоб проходит следующие этапы. При поступлении в органы внутренних дел в отношении них проводится предварительная поверка. Ее результаты оформляются в виде постанов- ления об отказе в возбуждении уголовного дела, в котором указывается отсутствие признаков преступления, характеризующих такой сослав пре- ступления, как хулиганство, по-видимому, чтобы установить отсутствие причинения вреда общественному порядку. В нем же заявителю рекомен-

10 практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, преду- смотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.09.1979 г. № 4 (в ред. постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 г. № 10 и 21.12.1993г. № 11) // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961 - 1993. - М., 1994. С. 289; Бюллетень Верховного суда РФ. 1997. № 1.

182

дуют обратиться с жалобой в суд. Налицо парадокс - гражданин обра- щается с жалобой о причинении ему легких телесных повреждений или побоев, а проверка направлена на выявление отсутствия преступного деяния, предусмотренного ст. 213 УК. По сути, выполняется ненужная работа, а жалоба гражданина остается без реагирования. Последующее обращение с этой жалобой в суд влечет вынесение постановления о возбуждении уголовного дела и направлении его в органы внутренних дел для проведения дознания. И только по его завершении дело принимается судом к рассмотрению.

Такую практику, по нашему мнению, нельзя признать эффективной и основанной на законе. Поэтому при рассмотрении таких жалоб органы внутренних дел должны разрешать вопрос по существу содержания повода, а не возможного наличия в нем преступного деяния, предусмотренного ст. 213 УК. В случае неподведомственное™ повода следует разъяснять право обратиться с такой жалобой в суд.

Что касается суда, то представляется целесообразным ужесточить контроль над его обязанностью самостоятельно решать вопрос о нали- чии процессуальных условий для решения вопроса о возбуждении уго- ловного дела, использовать для этого процессуальные средства, преду- смотренные ч. 2 ст. 109 УПК, а также руководствоваться в своей деятельности разъяснениями Пленума Верховного Суда.

Необходимо дополнить ст. 126 УПК пунктом, согласно которому решение суда и прокурора о направлении дела для проведения предварительного следствия, за исключением случаев, предусмотренных законом, следует оформлять в виде процессуального решения, что, безусловно, будет способствовать приданию им законного и обоснованного характера. В постановлении суда обосновывалось бы такое решение и указывалось: какие должны быть установлены невосполнимые в судебном заседании

183

данные, без которых невозможно рассмотрение дел по существу и требуется проведение предварительного следствия.

В настоящее время перечень дел частного обвинения представлен четырьмя составами преступления (ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129, ст. 130 УК). Они, в первую очередь, направлены на защиту личных интересов граждан.

В этой связи представляется справедливой позиция М.С. Строгови-ча, который высказывался о том, что “нет никаких оснований к незначи- тельным преступлениям имущественного характера относиться более сурово, чем к преступлениям против личности”1.

Согласно ст. 76 УК за незначительные преступления имущественного характера возможно прекращение уголовного судопроизводства лишь после предъявления соответствующему лицу обвинения. На самом деле такое примирение между сторонами может произойти намного раньше, и лицо может избежать возможного применения мер процессуального принуждения.

Так, гражданка Сазонова по неосторожности залила своих соседей. Они в свою очередь, из-за того, что подобное повторялось уже несколько раз, обратились с заявлением в милицию. В нем сообщалось о данном факте и причинении им в связи с этим крупного материального ущерба. Было возбуждено уголовное дело по признакам ст. 168 УК. Впоследствии сторонами все материальные претензии были решены. За примирением сторон дело было прекращено лишь после предъявления обвинения, так как именно с этого момента лицо может быть освобождено от уголовной ответственности2.

Стороны могут примириться уже до момента предъявления обви- нения, и деяние перестанет носить характер общественно опасного. Тем

1 Строгович М.С. Избранные труды. Т.2. - М., 1992. С. 28.

2 Архив ИЦ УВД Орловской области. Уголовное дело N 32682, 1999.

184

не менее, в отношении совершившего это деяние гражданина до этого момента могут применяться меры уголовно-процессуального принуждения.

Представляется целесообразным дополнительно проанализировать сложившуюся практику и рассмотреть вопрос о возможности дополнения данной категории уголовных дел незначительными преступлениями имущественного характера.

Стоит не согласиться с предложением авторов проекта УПК в от- ношении дел частного обвинения. Согласно ст. 363, данная категория дел возбуждается путем подачи соответствующей жалобы в суд. Таким обра- зом, достаточность данных, указывающих на признаки преступления, предусмотренные ст. 115, 116, ч.1 ст. 129, и ст. 130 УК, устанавливается самостоятельно гражданами и излагается в жалобе. Здесь четко прослеживается позиция авторов проекта УПК, которые пытаются гем самым лишить суд права на возбуждение уголовного судопроизводства в отношении этой категории дел.

Гражданин, считающий свои права и законные интересы нарушен- ными, если совершенное деяние подпадает под признаки со тветствую-щих статей, подачей жалобы возбуждает процессуальную деятельность для того, чтобы суд дал этому деянию правовую оценку.

Процессуальная деятельность не может начинаться в зависимости от волеизъявления того или иного гражданина, который считает, что со- вершенное деяние подпадает под признаки преступления дел частного обвинения. Зачастую в таких случаях лицо не обладает достаточными юридическими знаниями и не может правильно квалифицировать совершенное в отношении него преступное деяние.

Жалоба будет сочетать в себе сразу три процессуальных документа: повод, постановление о возбуждении уголовного дела и обвинительное заключение. Необходимо отметить, что во время подачи жалобы 1раж-

185

данин находится в состоянии эмоционального и душевного волнения от воздействия противоправных действий, совершенных в отношении его. Поэтому ее содержание будет носить больше эмоциональный, нежели объективный характер.

Пленум Верховного Суда СССР в своем постановлении от 25 сентября 1979 г. указал, что жалоба, одновременно с признаками повода, содержит в себе черты предъявляемого обвинения.

Аналогичную позицию занял и Конституционный Суд. В своем по- становлении от 14 января 2000 г. он указал, что жалоба потерпевшего понимается не только как исключительный повод к возбуждению уго- ловного дела частного обвинения, но и обвинительный акт, в рамках которого осуществляется уголовное преследование, вручается подсудимому для подготовки им своей защиты в судебном заседании (п. 7).

Мы не выступаем против того, чтобы жалоба рассматривалась как исключительный повод и одновременно носила черты обвинительного акта. Вызывает возражение то обстоятельство, что подача жалобы определяет наличие процессуальных условий для возбуждения уголовного дела, а субъектом решения вопроса о начале уголовного судопроизводства является гражданин, от которого такая жалоба поступила. Складывается ситуация, при которой от воли гражданина зависит вовлечение другого человека в сферу уголовно- процессуальных правоотношений. В данном случае гражданин лишается реальной возможности обжаловать возбуждение уголовного дела. Абсурдным выглядит суждение об обжаловании законности и обоснованности решения потерпевшего возбудить уголовное дело. В уголовном судопроизводстве возможно обжаловать решения лишь государственных органов и их должностных лиц. Нельзя упускать из вида и ту особенность, что лицо, в отношении которого выдвигаются обвинения, ставится перед фактом, что он уже является подсудимым.

186

Мы разделяем точку зрения СП. Ефимичева, который считает, что возбуждение уголовного дела - это публичный акт, а гражданин вправе подать только соответствующую жалобу. Неясным остается вопрос: как поступить, если в суде будет установлено отсутствие признаков преступления, а дело уже возбуждено1.

Складывается ситуация, при которой поданная жалоба является не только обращением в суд за восстановлением нарушенного права, но и несет в себе решение о начале уголовного судопроизводства. По нашему мнению, решение вопроса о возбуждении дела частного обвинения должно носить сторонний характер, а не приниматься потерпевшей стороной. Представляется, что решение о начале уголовного процесса, будучи публичным актом, является прерогативой уполномоченных законом государственных органов. Средствами установления основания по данной категории дел являются суждения в отношении совершенного, по его мнению, преступного деяния, которые выливаются в умозаключение о наличии признаков составов преступлений, предусмотренных ст. 115, 116, ч.1ст. 129 и ст. 130 УК.

Установление в жалобе достаточности данных, указывающих на признаки преступления определенной категории уголовных дел, не является проявлением обвинительного уклона в деятельности судебных органов. Ведь главная цель этой деятельности - восстановление нарушенного права. Устанавливая в жалобе наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, предусмотренные ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и ст. 130 УК, суд, таким образом, выясняет, наряду с другими процессуальными условиями, предпосылки для начала уголовного судопроизвод-

1 Ефимичев СП. Уголовно-процессуальный кодекс РФ: принятый в первом чтении проект нуждается в уточнениях // Российское право. № 1. 1998. С 76.

187

ства по делам частного обвинения, находящимся в его исключительной компетенции.

Аналогичную позицию занял и Конституционный Суд. В своем по- становлении от 14 января 2000 г. он указал, что основополагающий признак состязательности, а именно разграничение полномочий по разрешению дела и по поддержанию обвинения, под сомнение не ставится. Суд не вправе по собственной инициативе вынести решение о возбуждении уголовного дела частного обвинения и о принятии его к своему рассмотрению. Не наделяется он по делам данной категории и какими бы то ни было иными полномочиями, выходящими за пределы осуществляемой им в силу Конституции РФ функции правосудия (п. 7).

В этом же постановлении Конституционный Суд указал, что по делам частного обвинения суд не возбуждает дело, а лишь принимает к своему рассмотрению, и там же говорит о жалобе как исключительном поводе к возбуждению дела. Представляется, что суд все-таки возбуждает уголовное дело, так как повод - это еще не возбуждение дела, а только предпосылка к этому.

Дела протокольного производства

В нормах, посвященных порядку производства по протокольной форме досудебной подготовки материалов, также до сих пор много неясностей, касающихся установления процессуальных условий для решения вопроса о возбуждении уголовного дела или отказе в таковом, что в свою очередь порождает многие проблемы при их реализации на практике.

Процессуальный порядок по протокольной форме досудебной под- готовки материалов применяется с 28 ноября 1996 года. Конституционным Судом РФ было принято постановление, в котором ст. 418 УПК, наделяющая судью полномочиями возбуждать уголовное дело по подготовленным в протокольной форме материалам о преступлении или отка-

188

зывать в его возбуждении, а также предусматривающая обязанность судьи излагать в постановлении о возбуждении уголовного дела формулировку обвинения, признана не соответствующей Конституции РФ.

Позднее Федеральным законом “О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 15 ноября 1997 г. было окончательно закреплено положение (ч. 4 ст. 415 УПК), содержащееся в постановлении Конституционного Суда, что начальник органа дознания, изучив протокол и приложенные к нему материалы, при наличии достаточных оснований, возбуждает уголовное дело (кроме дел о преступлениях, предусмотренных статьями 115, 116, чЛ ст. 129 и ст. 130 УК).

Процессуальные средства, перечисленные в ст. 415 УПК, главным образом направлены на установление обстоятельств, подлежащих доказыванию. Это следует из формулировки ч. 1 ст. 415, в которой говорится, что органу дознания необходимо в 10-дневный срок установить именно обстоятельства совершенного преступления как предмет доказывания.

При гаком указании, а также с учетом того, что с момента поступ- ления повода протокольное производство считается начатым, нет решения об отказе в возбуждении уголовного дела, можно предположить, что формально уголовное дело считается возбужденным, так как все необходимые условия вроде бы есть, или же складывается ситуация, при которой посредством обстоятельств совершенного преступления устанавливается и основание к возбуждению уголовного дела.

Последнее предположение ближе к содержанию статьи. Это косвенно подтверждает и формулировка ч. 4 ст. 415 УПК, где говорится о том, что начальник органа дознания, изучив протокол и приложенные к нему материалы, при наличии достаточных оснований возбуждает уголовное дело. Данная норма также далека от совершенства, так как остается неясным, что законодатель в данном смысле подразумевает под понятием “достаточные основания” и почему их должно быть несколько,

189

когда в ч. 2 ст. 108 УПК для возбуждения уголовного дела требуется лишь одно основание.

По нашему мнению, обстоятельства совершенного преступления и понятие основания как одного из процессуальных условий возбуждения уголовного дела нельзя признать тождественными.

До недавнего времени ни одна норма в этой главе не содержала упоминания об основании, в том числе и при возвращении прокурором материалов для выяснения существенных дополнительных обстоятельств, необходимых для возбуждения уголовного дела (п. 3 ч. 1 ст. 416 УПК). Ведь в этом случае должно быть проведено дознание в общем порядке, а в его задачи не входит установление процессуальных условий к возбуждению дела. Поэтому умозаключение о наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления и отсутствие обстоятельств, исключающих производство по делу у органа дознания формируется в ходе протокольного производства. Причем возбуждение уголовного дела осуществляется, по сути, наряду с предъявлением обвинения.

Практика также шла по пути, что основание к принятию решения о начале протокольного производства уже есть при поступлении повода. Это объясняется очевидностью составов преступления, предусмотренных ст. 414 УПК, а также содержанием поступающих поводов. При осуществлении производства по протокольной форме по сути проводится лишь расследование.

Применяемые при протокольной форме досудебной подготовки материалов процессуальные средства одинаковы со средствами стадии возбуждения уголовного дела. Их особенностью является то, что они получили некоторую законодательную расшифровку. Она касается разъяснения, у кого отбираются объяснения, а также, какие материалы необходимо истребовать. В общем же они одинаковы с аналогичными средст-

190

вами начальной стадии. Производство по протокольной форме опреде- ляется общим порядком, за изъятиями главы 34 УПК. Поэтому право- мочно говорить о принудительном характере данной деятельности, но не обладающей реальными средствами принуждения.

Время, порядок установления процессуальных условий для решения вопроса о возбуждении уголовного дела имеют немаловажное значение и носит принципиальный характер. Попытки смешения стадии возбуждения уголовного дела и производства по делам, предусмотренным ст. 414 УПК, с целью упрощения уголовного судопроизводства, по нашему мнению, в конечном итоге приводят к путанице и возникновению всякого рода злоупотреблений. Наши опасения не беспочвенны. Согласно ч. 4 ст.415 УПК начальник органа дознания, изучив протокол и приложенные к нему материалы, при наличии достаточных оснований возбуждает уголовное дело. Однако при изучении практики производства по протокольной форме досудебной подготовки материалов было установлено, что на данном этапе начальники органов дознания при изучении соответствующих протоколов практически не принимаю! решения об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом из направленных прокурору уголовных дел примерно в 18 % случаев было принято решение об их прекращении и в 21 % случаев они были направлены для выяснения существенных дополнительных обстоятельств, необходимых для возбуждения уголовного дела1.

Вызывает сомнение столь однородная очевидность всех преступлений, которые рассматриваются в рамках протокольного производства. Представляется целесообразным ч. 4 ст. 415 УПК изложить в следующей редакции: “Начальник органа дознания, изучив протокол и приложенные к нему материалы, принимает одно из решений, предусмотренных ч.

1 Основные показатели состояния борьбы с преступностью // По мате- риалам, подготовленным ИЦ УВД Орловской области. - Орел, 1999. С. 8.

191

3 ст.109 УПК (кроме дел о преступлениях, предусмотренных статьями 115, 116,ч. 1 ст. 129 ист. 130УК)”.

Одновременное выявление основания к возбуждению дела и об- стоятельств, подлежащих доказыванию, может повлечь необоснованный подход при сборе, анализе, оценке данных, устанавливающих то или иное из них. Мы не предлагаем исключить протокольное производство как упрощенную форму проведения расследования. По ряду преступлений и с учетом очевидности их совершения упрощенный порядок расследования преступлений просто необходим. При этом нельзя упускать из вида, что этапы уголовного судопроизводства не должны нарушаться; решение, принятое на предыдущем этапе, является основанием для возникновения последующего.

Ситуация складывается таким образом, что с помощью одних и тех же сведений принимается решение о начале уголовного процесса и фор- мулируется обвинение. Разные задачи не могут решаться посредством одних и тех же средств, и тем более одновременно. По нашему мнению, целесообразно по данной категории дел сначала решить вопрос о возбуждении уголовного дела, после чего уголовное дело будет расследовано за изъятиями, предусмотренными для упрощенного порядка производства. Сходную позицию заняли авторы проекта УПК (ст. 255).

Дела протокольной формы могут быть расследованы в форме дознания и предварительного следствия. Одним из оснований производства дознания служит возвращение прокурором материалов для выяснения существенных дополнительных обстоятельств, необходимых для возбуждения уголовного дела (п. 3 ч. 1 ст. 416 УПК). Тем самым прокурор признает возбуждение уголовного дела на основании имеющихся недоста- точных или недостоверных данных необоснованным. А дальше мы сталкиваемся с правовым пробелом, когда законодатель говорит о проведении дознания, основанном на не отмененном постановлении о возбужде-

192

нии уголовного дела, признанным необоснованным. Вся последующая деятельность, полученные доказательства признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения как полученные с нарушением закона (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ; ч. 3 ст. 69 УПК; п. 16 постановления Пленума Верховного Суда № 8 от 31 октября 1995 г.).

Представляется необходимым п. 3 ч. 1 ст. 416 УПК изложить в сле- дующей редакции: “При отмене постановления о возбуждении уголовного дела и возвращении материалов для выяснения существенных дополнительных обстоятельств, необходимых для решения вопроса о возбуждении уголовного дела”. Мы подчеркиваем именно указание на “решение вопроса о возбуждении уголовного дела”, так как возбуждение уголовного дела не единственное решение, которое может быть принято. В противном случае деятельность по решению вопроса о возбуждении дела будет носить обвинительный уклон, что недопустимо.

В связи с этим возникает необходимость в дополнении ст. 416 УПК частью 2, которая указывала бы, что: “В случае, предусмотренном п. 3 ч.1 настоящей статьи, орган дознания выясняет существенные дополни- тельные обстоятельства, после чего выносит одно из решений, преду- смотренных ч. 3 ст. 109 УПК”.

Подводя итог сказанному, необходимо отметить, что проверка и установление процессуальных условий для разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела по делам частного обвинения и протокольной форме досудебной подготовки материалов нуждаются в дальнейшей детализации и совершенствовании. Мы установили, что по делам частного обвинения условием перед установлением основания является несостоявшаяся процедура примирения сторон.

193

Сформулировано предложение по уточнению ч. 4 ст. 109 УПК, ка- сающееся установления именно процессуальных условий (ст. 112-113 УПК) для разрешения судом жалобы по существу.

По нашему мнению, придание жалобе, как исключительному поводу по делам частного обвинения, черт предъявления обвинения не долж- но обосновывать предложения, что дело должно возбуждаться с момента подачи такой жалобы. В этом смысле лишь государство в лице уполномоченного органа или должностного лица правомочно решать вопрос о возбуждении уголовного дела или отказе в таковом, в том числе и по делам частного обвинения.

В отношении производства по протокольной форме мы пришли к выводу, что установление процессуальных условий для решения вопроса о возбуждении уголовного дела и выяснение обстоятельств совершенного преступления должны быть разделены.

Отправлению прокурором материалов протокольного производства для выяснения существенных обстоятельств, необходимых для реше- ния вопроса о возбуждении уголовного дела, должна предшествовать отмена поступившего к нему постановления. В УПК должно быть закреплено положение, согласно которому после выяснения органом дознания существенных дополнительных обстоятельств, указывающих на наличие необходимых процессуальных условий или же их отсутствие, должно быть принято одно из решений, предусмотренных ч. 3 ст. 109 УПК.

194

Заключение

Исследование вопроса по проверке законности повода и установления основания в стадии возбуждения уголовного дела современного российского уголовного судопроизводства, теоретических воззрений на данный институт, сложившейся нормотворческой и правоприменительной практики позволяет сформулировать следующие основные выводы, предложения и рекомендации.

  1. Стадия возбуждения уголовного дела - важная гарантия законно го и обоснованного возникновения уголовного судопроизводства, при влечения виновных лиц к уголовной ответственности, применения при нуждения, процессуальной экономии сил и средств органов уголовной кхтиции. Целесообразно сохранить стадию возбуждения уголовного де ла, в ходе которой для вынесения законного и обоснованного решения необходимо установить наличие или отсутствие определенных процессу альных условий.

  2. В начальной стадии уголовного судопроизводства предметом деятельности являются: 1) проверка законности повода; 2) установление основания к возбуждению уголовного дела; 3) проверка имеющихся данных об обстоятельствах, исключающих производство по делу.
  3. Повод в уголовном процессе необходимо рассматривать как юридический акт, заключающийся в получении или собственном обнаружении в ходе осуществления своих полномочий органом дознания, следователем, прокурором или в предусмотренных законом случаях судом информации о готовящемся или совершенном преступном деянии в форме и из строго предусмотренных законом источников, создающий обязанность для этих органов начать процессуальную деятельность по разрешению вопроса о возбуждении уголовного дела.

195

  1. Деятельность по рассмотрению законности повода должна во всех случаях предшествовать выявлению основания к возбуждению уго- ловного дела. В противном случае вся последующая уголовно- процессуальная деятельность может быть поставлена под сомнение с точки зрения законности и обоснованности.
  2. Вывод о законном характере того или иного повода может быть сделан при наличии следующих условий: повод должен быть получен из предусмотренных УПК источников,- в нем должны содержаться данные о деяниях, запрещенных уголовным законом, и источниках осведомленности лиц, сообщающих о преступлении; должны быть соблюдены требования к процессуальному оформлению, а также в отношении преступлений, предусмотренных ст. 27 УПК.
  3. При разрешении вопроса о возбуждении уголовного дела целе- сообразно законодательно установить требования, касающиеся сведений о заявителе и источников его осведомленное га. Регламентация в УПК разъяснения об уголовной ответственности за заведомо ложный донос при поступлении ряда иных поводов, а именно сообщений предприятий, организаций, учреждений и должностных лиц, явки с повинной, также способствовала бы обеспечению достоверного характера тех сведений, которые в них содержатся.
  4. Назрела необходимость регламентации в УПК понятия “явка с повинной”. Под явкой с повинной необходимо понимать добровольное личное обращение лица с заявлением о факте совершения им преступного деяния, неизвестного правоохранительным органам, а также осознание лицом преступного характера своих действий и признание своей виновности в совершенном деянии.
  5. Повод к возбуждению уголовного дела, предусмотренный п. 4 ст. 108 УПК, целесообразно изложить как сообщение в средствах массовой

196

информации, а условием его рассмотрения в качестве этого повода должно выступать указание об известности автора такого сообщения.

  1. Представляется необходимым законодательно разграничить субъектов непосредственного обнаружения признаков преступления и должностных лиц, полномочных принять решение в стадии возбуждения уголовного дела. Поэтому целесообразно в п. 6 ст. 108 УПК указать на непосредственное обнаружение дознавателем, органом дознания, следователем и прокурором признаков преступления. Учитывая, что УПК к органам дознания относит милицию, дознавателем может выступить любой ее сотрудник.
  2. В УПК необходимо определить процессуальную форму и порядок фиксации повода, предусмотренного п. 6 ч. I ст. 108. Оформленное посредством протокола непосредственное обнаружение органом дознания, следователем и прокурором признаков преступления не должно предрешать процессуального решения в этой стадии и рассматривается наравне с другими поводами.
  3. Основание к возбуждению уголовного дела представляет собой условие для положительного решения вопроса о возбуждении уголовного дела и, наоборот, его отсутствие прекращает процессуальную деятельность в начальной стадии уголовного судопроизводства.
  4. Понятие основания характеризуется с двух сторон: материально- правовой и процессуальной. Причем материально-правовую раскрывают признаки преступления, а процессуальная определяет объем, глубину исследования тех данных, которые составляют материальное содержание основания на стадии возбуждения уголовного дела.

  5. Целесообразно дополнить ч. 1 ст. 5 УПК пунктом, касающимся отсутствия основания к возбуждению уголовного дела. Это позволило бы исключить практику на начальной стадии уголовного процесса в слу чае отсутствия достаточных данных, указывающих на признаки преступ-

197

ления, отказывать в возбуждении дела на основании отсутствия состава преступления.

  1. Вывод о наличии в том или ином деянии основания к возбуждению уголовного дела возможен посредством установления его противо- правности и общественной опасности. Противоправность, как осново- полагающее условие наличия в деянии основания, устанавливается посредством существенных признаков объективной стороны состава преступления. К ним относятся действие (бездействие), приготовление к преступлению или покушение на него либо вредные последствия, т.е. объективная характеристика преступного деяния, предусмотренного Особенной частью УК.
  2. Достаточные данные, указывающие на признаки преступления, для принятия на их основании решения в начальной стадии уголовного процесса должны быть установлены с более или менее высокой степенью вероятности.
  3. При рассмотрении процессуальных средств установления основания автор пришел к выводу о необходимости законодательно регла- ментировать до возбуждения уголовного дела помимо проведения ос- мотра места происшествия проведение и такого следственного действия, как назначение экспертизы. Данное следственное действие до возбуждения уголовного дела должно осуществляться лишь в случаях, когда без нее невозможно установить наличие или отсутствие основания для принятия решения в начальной стадии уголовного процесса.
  4. В ряде случаев для вывода о наличии или отсутствии основания к возбуждению уголовного дела необходимо проведение специального исследования, результаты которого с высокой степенью вероятности позволило бы говорить о том, что готовящееся или совершенное деяние попадает в круг уголовно наказуемых. Регламентация в УПК проведения специального исследования позволила бы придать законный и обосно-

198

ванный характер исследованиям, уже проводимым в ходе практической деятельности.

  1. Целесообразно, по нашему мнению, определить в УПК основания использования процессуальных средств, предусмотренных ч. 2 ст. 109 УПК. Их использование должно быть ограничено лишь установлением законности повода, наличия или отсутствия основания, а также при проверке имеющихся данных об обстоятельствах, исключающих производство по делу.
  2. При проведении истребования под термином “материалы” под- разумеваются не только письменные документы, но и предметы, которые позволят сделать вывод о наличии или отсутствии основания к возбуждению дела.
  3. В УПК должен быть закреплен добровольный характер процес- суальной деятельности на начальной стадии уголовного процесса, так как отсутствует главное основание для применения мер принуждения -возбужденное уголовное дело.
  4. Порядок истребования необходимых материалов требует зако- нодательной регламентации. При истребовании предъявление требования о представлении необходимых материалов, по нашему мнению, должно носить письменный характер, а при поступлении приобщать их с помощью такого процессуального документа, как протокол.
  5. Назрела необходимость регламентации в УПК случаев, когда заявители или иные заинтересованные лица, после подачи соответст- вующего повода выражают желание представить те или иные материалы, которые позволили бы принять законное и обоснованное решение в начальной стадии уголовного судопроизводства.
  6. Требует уточнения формулировка ч. 2 ст. 11 Закона РФ “Об оперативно-розыскной деятельности”, которая, по сути, отождествляет ее результаты с поводом и основанием для возбуждения уголовного дела.

199

Результаты оперативно-розыскной деятельности могут найти отражение в поводе, предусмотренном п. 6 ст. 108 УПК, или же лишь создают возможность выявить обстоятельства, которые позволят сделать вывод о наличии или отсутствии достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

  1. Результаты оперативно-розыскной деятельности могут исполь- зоваться и непосредственно для установления наличия или отсутствия основания в стадии возбуждения уголовного дела. В этом случае необходимо регламентировать дачу поручений оперативно-розыскным подразделениям на выявление с помощью оперативно-розыскных мероприятий обстоятельств, которые позволили бы установить в рассматриваемом поводе недостающие данные, указывающие на признаки преступления или же их отсутствие.
  2. Особенность установления судом основания к возбуждению дела по делам частного обвинения состоит в том, что этому предшествует несостоявшаяся процедура примирения сторон.
  3. Некоторые уточнения должны коснуться ч. 4 ст. 109 УПК, когда должно четко указываться, что в случае, когда примирение не состоя- лось, судья, при наличии установленных УПК условий, выносит поста- новление о возбуждении дела и назначении рассмотрения его в судебном заседании.
  4. При рассмотрении жалоб по делам частного обвинения органы внутренних дел должны разрешать вопрос по существу содержания повода, а не по возможному наличию в нем преступного деяния, предусмотренного ст. 213 УК. В случае неподведомственности повода следует разъяснять право обратиться с такой жалобой в суд.
  5. Представляется целесообразным обеспечить контроль над обя- занностью суда, когда для этого имеются все возможности, самостоя- тельно решать вопрос о наличии или отсутствии процессуальных уело-

200

вий в стадии возбуждения уголовного дела, а не направлять жалобы для проведения дознания. Использовать для этого процессуальные средства, предусмотренные ч. 2 ст. 109 УПК, а также руководствоваться в своей деятельности разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ.

  1. В отношении производства по протокольной форме автор пришел к выводу, что установление процессуальных условий для решения вопроса о возбуждения уголовного дела и выяснение обстоятельств со- вершенного преступления не могут носить одновременного характера и должны быть разделены.
  2. Отправлению прокурором материалов протокольного производства для выяснения существенных обстоятельств необходимых для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, должна предшество- вать отмена поступившего постановления.
  3. В УПК должно найти отражение положение, согласно которому после выяснения органом дознания существенных дополнительных обстоятельств, указывающих на наличие необходимых процессуальных условий или же их отсутствие, должно быть принято одно из решений, предусмотренных ч.З ст. 109 УПК.

201

Приложение 1

РЕЗУЛЬТАТЫ ИЗУЧЕНИЯ МАТЕРИАЛОВ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

Проводимые исследования осуществлялись в архивах районных судов г. Орла, Орловского областного суда, информационном центре УВД Орловской области. Было изучено 124 материала уголовных дел, по которым судом вынесен приговор (колонки 2 и 3) и 104 материала, в отношении которых уголовное производство было прекращено (колонки 4 и 5).

  1. Уголовное дело возбуждено:

1.1 органом дознания; 1.2 1.3 следователем; 1.4 1.5 прокурором; 1.6 1.7 судьей. 1.8

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % Абсолютные показатели Удельный вес,

% 1 10 21 40 38 2 26 Н 58 54 52 3 4 72 13 10 10

16

_.	..-	 8 -
  1. В ходе предварительной проверки было ли установлено лицо, в отношении которого впоследствии будет доказано совершение этого преступления?

2.1 было установлено; 2.2 2.3 не было установлено; 2.4 2.5 такой цели в ходе проверки не ставилось. 2.6

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % Абсолютные показатели Удельный вес,

% 1 80 64 72 73 2 [_ _ 5 18 17 3 38 31 10 10 3. Срок, в течение которого по поступившему заявлению или сообщению о преступлении уголовное дело было возбуждено (с момента поступления и регистрации в ОВД):

202

3.1 в течение суток; 3.2 3.3 до трех суток; 3.4 3.5 до десяти суток; 3.6 3.7 свыше десяти суток. 3.8

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % Абсолютные показатели Удельный вес,

% 1 _j 50 41 34 33 2 30 ^ 24 6 7 3 30 24 32 30 4 14 11 32 30 4. Повод, на основании которого было возбуждено уголовное дело:

4.1 заявления граждан; 4.2 4.3 сообщения профсоюзных и комсомольских организаций, народных дружин по охране общественного порадка, товарищеских судов и других общественных организаций; 4.4 4.5 сообщение учреждений, организаций, предприятий и должностных лиц; 4.6 4.7 статьи, заметки и письма, опубликованные в печати; 4.8 4.9 явка с повинной; 4.10 4.11 непосредственное обнаружение органом дознания, следователем, прокурором и судом признаков преступления. 4.12

Код ответа

1

~” 2 Абсолютные показатели Удельный вес,

% Абсолютные показатели Удельный вес, %

66 А 53 32 30

-

- 3 12 ~1 10 12 12 4

5 : _ - : _ 6 46 37 60 58 5. Использовались ли оперативно-розыскные мероприятия при решении вопроса о возбуждении уголовного дела?

5.1 да; 5.2 5.3 нет. 5.4

203

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес,

% Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 46 37 24 23 2 78 63 80 77

  1. Проводилась ли предварительная проверка по заявлению или сообщению о преступлении до возбуждения уголовного дела?

6.1 да; 6.2 6.3 не проводилась. 6.4

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес,

% Абсолютные показатели Удельный вес, % 1

2 112 ] 90 80 77

10 24 23 7. Какие мероприятия проводились для решения вопроса о возбуждении уголовного дела?

7.1 отбирались объяснеЕШя; 7.2 7.3 истребовались предметы и документы; 7.4 7.5 назначалось проведение инвентаризаций, ревизий, документальных проверок; 7.6 7.7 проводился осмочр места происшествия; 7.8 7.9 иные. 7.10

Код ответа

1

2 Абсолютные показатели

104 Удельный вес,
%

93 Абсолютные показатели

60 Удельный

вес, %

"	"	"79	~~

72 ^ 64 52 68 3 6 5 2 3 4

5 58 52 - - - - — 8. Проводились ли следственные действия до возбуждения уголовного дела?

8.1 да; 8.2 8.3 нет. 8.4

204

Код ответа Абсолютные показатели Удельный

вес, % Абсолютные показатели Удельный вес,
% 1 78 63 68 65 2 46 37 *~~ 36 35 9. Если проводились, то какие?

9.1 осмотр места происшествия; 9.2 9.3 задержание; 9.4 9.5 обыск; 9.6 9.7 освидетельствование; 9.8 9.9 иные: осмотр предметов, допрос, судебно-медицинские экспертиза. 9.10

Код ответа Абсолютные показатели Удельный

вес, % Абсолютные показатели Удельный вес,

% 1 68 87 52 76 2 6 8 - - 3 34 44 4 6 4 - - - -

16 ^ 20 ^ 12 18 10. Имелись ли в поступивших поводах достаточные данные, указывающие на признаки преступления?

10.1 да; 10.2 10.3 нет. 10.4

Код Абсолютные Удельный Абсолютные Удельный вес, ответа показатели вес, % показатели %

5

81 1

~ 2~ 88 ^ 36

71 84”

29 20 19 11. Проводилась ли предварительная проверка до возбуждения уголовного дела, если имелись необходимые условия для положительного решения вопроса о возбуждении уголовного дела?

11.1 да; 11.2 11.3 нет. 11.4

205

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес,
% Абсолютные показатели Удельный вес,
% 1

2 80 65 64 62

44 35 40 38 12. В случае непосредственного обнаружения уполномоченными органами признаков преступления, в ходе какой деятельности они были выявлены:

12.1 уголовно-процессуальной; 12.2 12.3 административной; 12.4 12.5 оперативно-розыскной. 12.6

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 4 4 8 13 2 36 82 36 60 3 6 14 16 21 13. Содержит ли заявление (сообщение) о преступлении разъяснение об уголовной ответственности за заведомо ложный донос?

13.1 да; 13.2 13.3 составлен отдельный протокол; 13.4 13.5 нет. 13.6

Код ответа

1 Абсолютные показатели

“50” Удельный вес, %

76” Абсолютные показатели Удельный

вес, %

20 63 2 - - - - 3 16 24 12 37 14. Каков характер в стадии возбуждения уголовного дела истребования необходимых материалов?

14.1 добровольный (самостоятельно); 14.2 14.3 принудительный (по предъявлении соответствующего требования). 14.4

Код ответа

1

2 Абсолютные показатели Удельный вес, % Абсолютные показатели Удельный вес, %

12 16 4 8

60 84 48 92

206

  1. Кем они представлены в случае добровольного представления?

15.1 свидетелями или очевидцами; 15.2 15.3 потерпевшими (заявителями); 15.4 15.5 явившимися с повинной; 15.6 15.7 иными лицами. 15.8

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 , 2 14 4 50 50 2 12 86 4

3

- - - 4 - - - - 16. Имелись ли случаи представления материалов вообще никак не оформленные?

16.1 да; 16.2 16.3 нет. 16.4

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес,

% Абсолютные показатели Удельный вес, % 1

2 16

108 1 13 18 17

87 86 ‘ 83 17. Имело ли место представление материалов, происхождение которых неизвестно?

17.1 да; 17.2 17.3 нет. 17.4

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % Абсолютные показатели Удельный вес, % 1

~ ~~2 “” 60 48 60 58

64 52 44 42 18. Как оформлялся факт выявления преступление при непосредственном обнаружении соответствующими должностными лицами признаков преступления:

18.1 рапорт; 18.2 18.3 протокол; 18.4 18.5 никак не отражен, но есть решение о возбуждении уголовного дела; 18.6 18.7 иное: протокол личного обыска, акт, справка. 18.8

207

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % Абсолютные показатели Удельный вес, % \ 28 61 42 70 2 10 22 - - 3 6 13 - - 4 2 4 18 30 19. Как оформлено осуществление изъятия при непосредственном обнаружении соответствующими должностными лицами признаков преступления:

19.1 протокол личного досмотра; 19.2 19.3 протокол осмотра места происшествия; 19.4 19.5 протокол обнаружения и изъятия; 19.6 19.7 иное: рапорт, протокол личного досмотра, акт обнаружения и изъятия, протокол добровольной выдачи, протокол административного задержания, протокол обыска; 19.8 19.9 не отражено. 19.10

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес,

% Абсолютные показатели Удельный вес, % 1

2 4 7 4 11

36 66 6 16 3 4 7 , 4 11 4 10 17 18 46 5 2 3 6 16

208

Приложение 2

РЕЗУЛЬТАТЫ АНКЕТИРОВАНИЯ РАБОТНИКОВ ОРГАНА ДОЗНАНИЯ, СЛЕДОВАТЕЛЕЙ И ПРОКУРОРОВ

В проведенном анкетировании участвовали должностные лица из числа работников правоохранительных органов и суда, осуществляющих ? свою деятельность по разрешению вопроса о возбуждении уголовного

дела. Было опрошено 144 человека, из них: 32 прокурора, 48 дознавателей и 64 следователя. Анкетирование проводилось в г. Орле и г. Москве.

  1. Ваша профессиональная специализация:

1.1 участковый; 1.2 1.3 оперативный работник милиции; 1.4 1.5 дознаватель; 1.6 1.7 следователь; 1.8 1.9 прокурор. 1.10

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 - - 2 - - 3 “1 48 33 4

~5~ “”” 64 44

32 23 2. Нужна ли, по Вашему мнению, предварительная проверка материалов о преступлении?

2.1 да; 2.2 2.3 нет. 2.4

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 120 83 2 24 17 3. Обязательна ли предварительная проверка?

3.1 да; 3.2 3.3 нет. 3.4

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 120 83 2 24 17

209

  1. Нужна ли проверка повода к возбуждению уголовного дела с точки зрения законности, достоверности и убедительности?

4.1 да; 4.2 4.3 нет. 4.4

Код

ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 128 89 2 16 11 5. При непосредственном обнаружении признаков преступления необходимо:

5.1 немедленно возбудить уголовное дело в пределах своей компетенции; 5.2 5.3 доложить непосредственному начальнику рапортом или справкой; 5.4 5.5 выявить потерпевшего и принять от него заявление о преступлении; 5.6 5.7 иные действия. 5.8

Код

ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 J 96 67 2 . - 3
“1 40 28 4 8 5 6. Как Вы понимаете понятия: 6.1 “признаки преступления”:

6.1.1 общественная опасность, противоправность, виновность, наказуемость;

6.1.2 объект преступления, объективная сторона, субъект, субъективная сторона.

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 88 61 2 56 39 6.2 “достаточные данные”:

6.2.1 сведения достоверно, указывающие на состав преступления; 6.2.2 6.2.3 сведения вероятно, указывающие на состав преступления; 6.2.4 6.2.5 сведения, достоверно указывающие на отдельные элементы состава преступления; 6.2.6 6.2.7 сведения, вероятно указывающие на отдельные элементы состава преступления; 6.2.8 6.2.9 сведения, достоверно указывающие на признаки преступления; 6.2.10 6.2.11 сведения, вероятно указывающие на признаки преступления. 6.2.12

210

6.2.7 сведения, достоверно указывающие на отдельные признаки преступления; 6.2.8 6.2.9 сведения, вероятно указывающие на отдельные
признаки преступления. 6.2.10

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 104 73 2 - - 3 8 5 4 - - h5 24 17 6 - - 7 8 5 8 - - 7. Имели ли место в Вашей практике случаи проведения следственных действий до возбуждения уголовного дела, кроме осмотра места происшествия?

7.1 да;

7.2 нет.

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, %

1 24 17

г2 “ 1 120 83 8. Если да, то какие?

8.1 задержание; 8.2 8.3 обыск; 8.4 8.5 освидетельствование; 8.6 8.7 выемка; 8.8 8.9 допрос заявителя; 8.10 8.11 допрос подозреваемого; 8.12 8.13 иные. 8.14

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 2 8 2 4 15 3 4 15 4 j 4 I 15 5
1 22 1 т О 6

7

-

8 39

211

  1. Проведение каких следственных действий, по Вашему мнению, необходимо закрепить в УПК до возбуждения уголовного дела?

9.1 экспертиза; 9.2 9.3 освидетельствование; 9.4 9.5 задержание; 9.6 9.7 допрос; 9.8 9.9 иные (обыск, выемка, освидетельствование). 9.10

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 128 89 2 80 56 3 24 17 4 16 11 5 8 6 10. Когда необходимо устанавливать обстоятельства, исключающие производство по делу?

10.1 до возбуждения уголовного дела; 10.2 10.3 возможно и после возбуждения уголовного дела. 10.4

Удельный вес, %

Абсолютные показатели

96

67

Код ответа 1

т

33

И. Какие из средств проверки законности поводов и установления основания к возбуждению уголовного дела, на Ваш взгляд наиболее эффективны?

11.1 истребование документов; 11.2 11.3 получение объяснений; 11.4 11.5 иные (обыск). 11.6

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 104 46 2 112 50 3 8 4 12. Необходимо ли, по Вашему мнению, процессуальное оформление факта истребование документов при проверке заявлений и сообщений о преступлениях?

12.1 да; 12.2 12.3 нет. 12.4

212

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 128 89 2 16 11 13. Какие документы должны составляться при обнаружении и изъятии незаконных либо похищенных предметов в стадии возбуждения уголовного дела?

13.1 протоколы изъятия; 13.2 13.3 акты изъятия; 13.4 13.5 протокол добровольной выдачи; 13.6 13.7 рапорт. 13.8

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 112 64 2 . 16 9 3 24 13 4 24 13 14. Нуждается ли институт предварительной проверки в стадии возбуждения уголовного дела в совершенствовании? 14.1 да; 14.2. нет.

Код ответа

1

Абсол ютные показа тели

144

Удельн ый вес, %

100

  1. Что, по Вашему мнению, необходимо реформировать?

15.1 сроки; 15.2 15.3 права обязанности и ответственность должностных лиц; 15.4 15.5 методы и средства; 15.6 15.7 поводы и основания к возбуждению уголовного дела; 15.8 15.9 иное. 15.10

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 64 44 2 64 44 3 80 56 4

~5~~ 40 28

-

213

  1. Должны ли быть законодательно закреплены требования к содержанию и оформлению заявления и сообщения о преступлении?

16.1 да; 16.2 16.3 нет. 16.4

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 104 72 2 40 28 17. Как Вы преодолеваете трудности, возникающие при решении вопроса о возбуждении уголовного дела?

17.1 только на основе использования норм УПК, 17.2 17.3 используя аналогию закона; 17.4 17.5 за счет авторитета правоохранительных органов; 17.6 17.7 за счет незнания своих прав проверяемой стороной; 17.8 17.9 исходя из общих прав и полномочий, предоставленных милиции; 17.10 17.11 иное. 17.12

Код ответа^

1 Абсолютные показатели 96 Удельный вес, %

67 2

з”

4

т” “~”

6*”” 8 6

-

-

40 16 28 И 18. Возможно ли установление основания к возбуждению дела
с помощью оперативно-розыскной или административной деятельности?

18.1 нет, только с помощью процессуальных средств; 18.2 18.3 возможно, наряду с процессуальными; 18.4 18.5 затрудняюсь ответить; 18.6 18.7 иное. 18.8

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 32 22 2 104 72 3 8 6 4 - -

214

  1. Если использование их возможно, являются их результаты самостоятельными или должны закрепляться процессуальными средствами (получены объяснения, истребованы материалы) ?

19.1 являются самостоятельными* 19.2 19.3 должны закрепляться процессуальными средствами; 19.4 19.5 затрудняюсь ответить; 19.6 19.7 иное. 19.8

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 32 22 2 104 72 3 8 6 4 - - 20. Подтверждались ли факты о преступлениях, содержащиеся
в анонимных заявлениях:

20.1 в большинстве случаев они подтверждались; 20.2 20.3 в большинстве случаев они не подтверждались. 20.4

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 16 28 2 128 72 21. Должна ли явка с повинной носить личный характер?

21.1 да; 21.2 21.3 не обязательно. 21.4

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 112 78 2 32 22 22. Как Вы считаете, необходимо ли разъяснять об уголовной ответственности за заведомо ложный донос при поступлении лишь по заявлениям граждан?

22.1 да;

22.2 нет, это требование закона необходимо распространить и на некоторые другие, ведь УК это позволяет.

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % |1 96 67 2 48 33

215

  1. Если возможно, то какие?

23.1 сообщение учреждений, организаций, предприятий и должностных лиц; 23.2 23.3 явка с повинной; 23.4 23.5 статьи, заметки и письма, опубликованные в печати. 23.6

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 112 78 2 56 39 3 32 23 24. Что значит истребовать необходимые материалы?

24.1 требовать уже имеющиеся в распоряжении учреждений, организаций, гражданина предметы и документы; 24.2 24.3 также возможность поручать соответствующим органам производство специальных исследований с прсдспавлснием актов, справок; 24.4

24.3 получать образцы для исследования; 24.4 24.5 иное. 24.6

Код п ответа^

1 Абсолютные показатели Удельный вес, %

64 45 2 130 83 3
I 40 28

8 6 25. Какой характер носит истребование?

25.1 это требование носит добровольный характер; 25.2 25.3 это требование носит принудительный характер; 25.4 25.5 иное. 25.6

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 8 6 2 128 89 3 16 5

216

  1. Как Вы понимаете термин “необходимые материалы”?

26.1 материалы, касающиеся установления процессуальных условий для принятия решения в стадии возбуждения уголовного дела (законность повода, основание и отсутствие обстоятельств, исключающих производство по делу); 26.2 26.3 материалы, касающиеся лица, совершившего данное преступное деяние; 26.4 26.3 материалы, касающиеся установления признаков состава преступления.

Код

ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 96 67 2 32 22 3 112 78 27. Что Вы понимаете под самими материалами?

27.1 письменные документы;

27.2 письменные документы, а также вещи и предметы, имеющие значение для правильного разрешения поводов к возбуждению уголовного дела;

27.3 иное.

Код ответа

1

Абсол ютные показа тели

16

128

Удель ный вес, %

11

89

  1. Как процессуально должен быть оформлен факт истребования документов при проверке заявлений и сообщений о преступлении?

28.1 в таком оформлении нет необходимости; 28.2 28.3 протоколы или акты изъятия; 28.4 28.5 рапорта. 28.6

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 8 5 2 120 83 3 16 И 29. Какова, на Ваш взгляд, должна быть форма истребования?

29.1 она носит устный характер; 29.2 29.3 данное требование должно быть письменно оформлено; 29.4 29.5 иное. 29.6

217

Код

ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 8 6 2 128 88 з 8 6 30. Приходилось ли Вам решать вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении статей, заметок и писем, опубликованных в печати? ЗОЛ да; 30.2 нет.

Код ответа Абсолютные показатели Удельный вес, % 1 - - 2 64 100

218

Список использованной литературы Официальные документы и нормативные акты

  1. Конституция Российской Федерации (Принята Всенародным голосо- ванием 12.12.1993.). - М, 1993. 58с.
  2. Декларация прав и свобод человека и гражданина (принята Верховным Советом РСФСР 22.11.1991.) // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР, 1991. № 52. Ст. 1865.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (I960.). - М., 1999. - 208с.
  4. Уголовный кодекс Российской Федерации (1996.) // Собрание законо- дательства РФ, 1996. № 25. Ст. 2954.
  5. О прокуратуре: Федеральный закон от 17 января 1992 г. (ред. от -02.01.2000.) Собрание законодательства РФ. 1995. № 47. Ст. 4472; 1999.

№7. Ст. 878; 1999. № 47. Ст. 5620; Российская газета 2000. 5 янв.

  1. О милиции: Закон РСФСР от 18 апреля 1991. (в ред. 31.03.1999.) с по- следующими изменениями и дополнениями // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503;
  2. № 10. Ст. 360; 1993. № 32. Ст. 1231; Собрание законодательства РФ, 1999. №14. Ст. 1666.
  3. Об оперативно-розыскной деятельности: Федеральный закон от 12 ав- густа 1995. С последующими изменениями и дополнениями // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. №. 25. Ст. 1129; 1995. №
  4. Ст. 3349.
  5. Указ Президиума Верховного Совета от 10.09.1963. // Ведомости Вер- ховного Совета РСФСР. 1963. № 36. Ст. 661.
  6. О концепции судебной реформы. // Ведомости Съезда народных депу- татов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1435.

219

  1. По делу о проверке конституционности статьи 418 Уголовно- процессуального Кодекса РСФСР в связи с запросом Каратузского рай онного суда Красноярского края: Постановление Конституционного Су да РФ от 28 ноября 1996. // Собрание законодательства РФ. 1996. № 50. Ст. 5679.

  2. О разъяснении постановления Конституционного Суда 28.11.1996. по делу о проверке конституционности ст.418 УПК РСФСР в связи с запро- сом Каратузского районного суда Красноярского края. Определение Конституционного Суда РФ от 7 октября 1997. // Российская газета 1997. 17 окт.
  3. По запросу Ванинского районного суда Хабаровского края о провер- ке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР: Определение Конституционного Суда РФ от 26 января
  4. // Собрание законодательства РФ. 1999. № 12. Ст. 1488.

  5. По делу о проверке конституционности отдельных положений Уго ловно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия су да по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации: Поста новление Конституционного Суда РФ от 14.01.2000. // Российская газета

  6. 2 февр.

  7. О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, пре- дусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 сентября 1979. № 4 (в ред. постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996. № 10 и 21.12.1993. № 11) // Сб. постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961 - 1993. - М., 1994.
  8. О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия: Достановлснис Пленума

220

Верховного Суда РФ от 31 октября 1995. № 8 // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1996. №1.

  1. О практике назначения судами уголовного наказания. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999. № 40 // Бюллетень Вер- ховного Суда РФ. 1999. № 8.
  2. О порядке представления результатов оперативно-розыскной дея- тельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд: Инструк- ция Утв. приказом ФСНП, ФСБ, МВД, ФСО, ФПС, ГТК, СВР России № 175/226/336/201/286/410/56 - 1998 г. Согласована с Генеральной проку- ратурой РФ 25.12.1997. Зарегистрирована в Министерстве юстиции РФ 3.09.1998. за № 1603 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1998. № 23
  3. О порядке приема, регистрации, учета, разрешения в органах и учре- ждениях внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях: Примерная инструкция - Утв. приказом МВД СССР N415 1990 г.
  4. Об утверждении инструкции о порядке изъятия из незаконного обо- рота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, инструментов и оборудования, находящихся под специальным контро- лем и используемых для производства и изготовления наркотических средств и психотропных веществ, а также их учета, хранения, перевозки, дачи, использования и уничтожения: Приказ МВД РФ № 840, Минюста РФ № 320, Минздрава РФ № 388, Минэкономики РФ № 472, ГГК РФ № 726, ФСБ РФ № 530, ФПС РФ № 585 - 1999 г.
  5. Российское законодательство Х-ХХ в.: В 9-ти т. Т.2. / Под общ. ред. О.И. Чистякова. - М., 1884. С. 97-174.
  6. Уголовно-процессуальный Кодекс Франции 1958. (по состоянию на 1.01.1995.).-М., 1996.-326с.

221

  1. Уголовно-процессуального Кодекс Федеративной Республики Герма нии (по состоянию на 1.01.1993.). - М., 1994. - 202с.

Словари

  1. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4-х т. -М., 1955.
  2. Ожегов С. И. Словарь русского языка. - М., 1970. - 907с.
  3. Монографии и научные статьи

  4. Альперт С. А., Стремовский В.А. Возбуждение уголовного дела органами милиции. - Киев, 1957. 185с.
  5. Бедняков Д.И. О принятии предметов и документов, представленных в порядке ч. 2 ст. 70 УПК РСФСР // Процессуальные вопросы предварительного расследования на современном этапе. - Волгоград, 1988. - 40с.
  6. Бажанов С. Оправдана ли так называемая доследственная проверка // Законность. 1995. № 1. С. 51 -54.
  7. Басков В.И. Законность и обоснованность возбуждения уголовных дел // Вести. МГУ. Серия Право. 1993. №4. С. 21-29.
  8. Белкин Р. С. Криминалистика в процессуальной упаковке // Щит и меч. 1998. Юдек.
  9. Белкин Р. С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т. 3. - М., 1997. -478с.
  10. Белкин Р. С. Собирание, исследование, и оценка доказательств. Сущность и методы. - М., 1966. - 386с.
  11. Белозеров Ю.Н., Рябоконь В.В. Законность и обоснованность возбуждения уголовных дел органами внутренних дел. - М., 1988.
    129с.
  12. Бирюков А.В. Формы явки с повинной: понятие и виды // Закон и право, 1999. №5. С. 23-26.

222

  1. Божьев В.П., Доля Е.А. Процессуальные аспекты действия Закона Об оперативно-розыскной деятельности при расследовании уголовных дел. // Актуальные проблемы расследования преступлений: Труды / Академия МВД.-М., 1995. С. 70-75.
  2. Васильев А.Н. Рассмотрение сообщений о совершенных преступлени- ях. - М., 1964. 102с.
  3. Власова Н.А., Кузнецова Н.А. Способы и процессуальные формы со- бирания доказательств // Актуальные проблемы совершенствования дея- тельности ОВД в новых экономических и социальных условиях: Сб. на- учных трудов. - М., 1997. С. 229-237.
  4. Галкин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон. - М., 1962, - 285с.
  5. Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления органами внутренних дел. - Ташкент, 1986. 86с.

  6. Давыдов П.М., Сидоров Д.В., Якимов П.Г. Судопроизводство по но- вому УПК РСФСР. - Свердловск, 1962. 174с.
  7. Дробинин Д.В. Основания возбуждения уголовного дела и проблема выделения в отдельное производство проверочных материалов // Сб. на- уч. статей. - Тольятти, 1994. С. 59-65.
  8. Духовский Н.В. Русский уголовный процесс. - М., 1910. 167 с.
  9. Ефимичев С. П. Уголовно-процессуальный кодекс РФ: принятый в первом чтении проект нуждается в уточнениях // Российское право. 1998. № 1.С. 66-78.
  10. Зажицкий В.И. Объяснения в уголовном процессе // Советская юсти- ция, 1992. №6. С. 10-11.
  11. Карнеева Л.М. Нужна стадия возбуждения уголовного дела // Соц. законность. 1990. № 5. С. 49-50.
  12. Колоколов Н. Протокольная форма новый вид протокольного рас- следования // Российская юстиция. 1998. № 2. С. 21.

223

  1. Кудинов Л.Д. О необходимости уточнения оснований возбуждения уголовного дела и условий приостановления уголовных дел: Сб. науч. трудов. - Волгоград, 1988. С. 75-81.
  2. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. - М.,
    • 304с.
  3. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. - М.,
  4. 289с.
  5. Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. -Воронеж, 1983. 178с.
  6. Кузнецова Н.А. Объяснения как источник доказательств в уголовном процессе // Отдельные актуальные проблемы работы органов МВД: Сб. статей адъюнктов и соискателей - М., 1996. С. 41- 50.
  7. Курченко В. Особенности возбуждения дел частного обвинения // Соц. законность, 1990. № 10. С. 36-37.
  8. Лазарев В.А. Жалоба как повод к возбуждению уголовного дела // Вестник Саратовской Академии права. - Саратов, 1996 № 2. С. 121-
  9. Мартииович И.И. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. Ученые записки БГУ. Вып. 34. Серия юридическая. - Минск, 1987.
  10. С. 78-81.

  11. Марцифин П.Г., Баранов A.M. Типичные уголовно- процессуальные ошибки, допускаемые при рассмотрении информации о преступлениях // Вопросы укрепления законности в уголовном судопроизводстве в свете правовой реформы. - Тюмень,
  12. 89с.
  13. Масленникова Л.Н. Правовая природа проверочных действий и со- вершенствование их производства органами внутренних дел // Совер- шенствование правовой основы расследования преступлений органами внутренних дел: Сб. научных трудов. - М., 1991. С. 43-46.
  14. Махов В. Возбуждение уголовного дела в отношении определенного лица // Российская юстиция. 1997. № 12. С. 25.

224

  1. Меликян М.Н. О специфике доказывания в ходе предварительной по- верки информации о преступлениях // Государство и право. 1998. № 10. С. 76-82.
  2. Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголов- ном процессе. - Саратов, 1975. - 151с.
  3. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). - М., 1996. - 125с.
  4. Осипов А.Ф. Вопросы соотношения уголовного процесса и ОРД // Взаимодействие следователя с органом дознания. - М., 1976. С. 40-46.
  5. Пешков М.А. Особенности возбуждения уголовного дела в уголов- ном процессе США // Следователь. 1997. № 2. С. 76-77.
  6. Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовно- му праву. - М., 1961. - 272с.
  7. Подольный Н. Основания принятия процессуальных решений (К об- суждению проекта УПК). // Российская юстиция. 1999. № 2. С. 33.
  8. Рахунов Р.Д. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. - М., 1954. 88с.
  9. Рахунов Р.Д. Соблюдение законности при возбуждении уголовных дел. // Социалистическая законность. 1958. № 6. С. 35-38.
  10. Ремнев В.И., Быков Л.А., Маслов Н.В. Законность возбуждения уго- ловного дела. (Рассмотрение заявлений и сообщений о преступлениях). - М., 1967. 56с.
  11. Рустамов В.А. Законное и обоснованное возбуждение уголовного де- ла одна из гарантий правосудия // Советская юстиция. 1990. № 23. С. 19- 20.
  12. Савицкий В.М. Надо ли реформировать стадию возбуждения уголов- ного дела? // Сов. государство и право. 1974. № 8. С. 83-88.
  13. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. - М., 1975. 383с.

225

  1. Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Закон- ность в досудебных стадиях уголовного процесса России. - Кемерово,
  2. 161с.
  3. Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. - Саратов, 1972. - 144с.
  4. Строгович М. С. Избранные труды. В 3-х т. Т.2. - М., 1992. - 277с.
  5. Ульянова Л.Т. О доказывании в стадии возбуждения уголовного дела // Вест. МГУ. Серия Право. 1971. № 3. С. 28-29.
  6. Файзулин М. Поводы к возбуждению уголовного дела: правовая природа // Советская юстиция. 1993. № 23. С. 27-29.
  7. Фенин Л.И. Уголовный процесс. - Харьков, 1911. 190с.
  8. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В 2-х т. Т.2. - СПб., 1996. С. 12-25.
  9. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В 2-х т. Т. 1. - СПб., 1912.-412с.
  10. Францифоров Ю. Производство экспертизы до возбуждения уголов- ного дела: (К обсуждению проекта УПК). // Российская юстиция. 1999.
  11. № 3. С. 28.

  12. Химичева.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о пре- ступлении. - М., 1997. 138с.
  13. Хомич В. Предварительная проверка материалов, послуживших по- водом к возбуждению уголовного дела // Законность. 1995. № 12. С. 22- 24.
  14. Чеканов В.Я. Прокурорский надзор в стадиях возбуждения уголовно- го дела и предварительного расследования // Ученые труды. - Саратов,
  15. Вып. 2. С. 142-145.
  16. Чувилев А.А. Особенности повода, основания и порядка возбуждения уголовных дел по оперативным данным // Проблемы теории и практики правоохранительной деятельности советской милиции. - М., 1983.

226

С. 50-55.

  1. Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. -Л., 1963. -279с.

Учебники и учебные пособия, лекции, диссертации, авторефераты

  1. Афанасьев B.C. Процессуальная деятельность в стадии возбуждения уголовного дела: Дис. … канд.юрид.наук. - М., 1972. -208с.
  2. Афанасьев B.C., Сергеев Х.А. Рассмотрение сообщений о преступле- ниях. -М., 1972.-115с.
  3. Белозеров Ю.Н. Законность и обоснованность возбуждения уголов- ного дела: Дис. … канд.юрид.наук. - М., 1972. - 193с.
  4. Белозеров Ю.Н., Гуткин И.М., Чувилев А.А., Чугунов В.Е. Органы дознания и предварительного следствия системы МВД и их взаимодейст- вие: Учебное пособие. - М., 1973. 192с.
  5. Белозеров Ю.Н. Марцифин П.Г. Обеспечение прав и законных инте- ресов личности в стадии возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. -М„ 1994. 75с.
  6. Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. - М., 1977.-127с.
  7. Бобров В.К. Стадия возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. -М., 1997.-70с.
  8. Бородин СВ., Перлов И.Д. Советский уголовный процесс. - М., 1969.
    • 386с.
  9. Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. - М., 1970.-116с.

227

  1. Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в уголов- ном праве. - М., 1963. - 162с.
  2. Буторин Л.Н. Обеспечение обязательного и своевременного рассмотрения органами внутренних дел заявлений и сообщений о преступлениях (процессуальные и организационные аспекты): Дис. … канд.юрид.наук. -М., 1987. 289с.
  3. Волков Н.П. Дознание и предварительное следствие. - М., 1965, - 284с.
  4. Гаврилов А.К. Возбуждение уголовного дела органами милиции: Дис. … канд.юрид.наук. - Ростов-на-Дону. 1964. 261с.
  5. Гаврилов А.К. Стремовский В.Л. Законность и обоснованность возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе. - Ростов-на-Дону, 1968. - 210с.
  6. Галкин Б.А. Калашникова Н.Я. Уголовный процесс. - М., 1949. - 349с.
  7. Герасимова Е.К. Явка с повинной. - М., 1980. - 59с.
  8. Голунский -Л. Возбуждение уголовного дела. - М., 1939. 182с.
  9. Григорьев В.Н. непосредственное обнаружение признаки преступле ния орган дознания, следователь, прокурор и судом: Дис. … канд.юрид.наук. - Л., 1982. 189с.

  10. Еремян А.В. Основание возбуждения уголовного дела: Дис. … канд.юрид.наук. - М., 1989. 214с.

  11. Земскова А.В. Правовые проблемы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовно-процессуальном доказывании: Автореф. дис. … канд.юрид.наук. - М., 1998. 17с.
  12. Иванова З.Д. Основания возникновения правоотношений по советскому праву: Дис. …канд.юрид.наук. - М., 1951. - 182с.
  13. Карев Д.С., Савгирова Н.М. Возбуждение и расследование уголов- ных дел. - М., 1967. 142с.

228

  1. Коваленко Б. Понятие и правомерность проведения специальных исследований в стадии возбуждения уголовного дела // Укрепление за- конности и правопорядка, усиление охраны прав и законных интересов граждан в правоприменительной деятельности органов внутренних дел. - М., 1988. -94с.
  2. Ковтун Н.Н. Обеспечение неотвратимости уголовной ответственно- сти за преступление в стадии возбуждения уголовного дела: Дис. … канд.юрид.наук. - М., 1992. 309с.
  3. Кожевников О.А. Прокурорский надзор за законностью возбужде- ния уголовных дел: Автореф. дис. … канд.юрид.наук. - Свердловск, 1987. -17с.
  4. Криминалистика: Учебник / Под ред. С.А. Голунского. - М., 1951. - 254с.
  5. Крючатов И.А. Правовая природа возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе: Дис. … канд.юрид.наук. - Одесса, 1969. 281с.
  6. ПО. Кузнецов Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уголов- ного процесса России. Дис. … докт.юрид.наук. - Воронеж, 1998. 448с.

  7. Лютиков Н.Е. Возбуждение уголовных дел. - Воронеж, 1968. - 142с.

  8. Масленникова Л.Н. Процессуальное значение результатов прове- рочных действий в доказывании по уголовному делу: Дис. … канд.юрид.наук. - М., 1990. -213с.
  9. Миньковский.М. Рассмотрение сообщений о преступлениях. Возбу- ждение уголовного дела. // Руководство для следователей: В 2-х ч. Ч. 1. - М., 1981. С. 32-48.
  10. Михайленко А.Р. Вопросы теории и практики возбуждения уголов- ного дела в советском уголовном процессе: Дис. … канд.юрид.наук. - Са- ратов, 1971. 398с.

229

  1. Михайленко А.Р. Вопросы теории и практики возбуждения уголов- ного дела в советском уголовном процессе. Автореф. дис. … канд.юрид.наук. - Саратов, 1971. - 18с.
  2. Михайлов В.А. Уголовно-процессуальные основы деятельности ор- ганов внутренних дел. - М., 1988. - 193с.
  3. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. - М., 1997. - 211с.
  4. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.П. Божьева. - М., 1997. - 613с.

  5. Научно-практический комментарий к Конституции РФ / Под ред. В.В. Лазарева. - М., 1997. - 599с.
  6. Николюк В.В., Кальницкий В.В., Шаламов В.Г. Истребование пред- метов и документов в стадии возбуждения уголовного дела: Учебное по- собие. - Омск, 1990. - 76с.
  7. Павлов Н.Е. Возбуждение уголовного производства: Лекция. - М-,
  8. 42с.
  9. Попов Н.М. Оперативное обеспечение досудебной подготовки в уголовном судопроизводстве России. Автореф. дис. … канд.юрид.наук. - Н.Новгород, 1997. 16с.
  10. Прянишников Е.А. Некоторые вопросы предварительного рассле- дования: Автореф. дис. … канд.юрид.наук. - М., 1955. - 17с.
  11. Сердюков П.П. Доказательства в стадии возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. - Иркутск, 1981. 85с.
  12. Советский уголовный процесс: Учебник / Под ред. Д.С. Карева. - М.,
  13. 312с.
  14. Строгович М.С., Корницкий Д.А. УПК РСФСР текст и постатейный комментарий. - М., 1925. - 263с.
  15. Строгович М. - Курс советского уголовного процесса: В 2-х т. Т. 2. - М., 1970. 516с.

230

  1. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса: В 2-х т. Т. 1. -М., 1958.-467с.
  2. Строгович М.С. Учебник уголовного процесса. - М., 1938. - 382с.
  3. Теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. - М.,
    • 263с.
  4. Уголовное право. Общая часть / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Ю.Н. Ткачевского, Н.С. Борзенкова. - М., 1993. - 412с.
  5. Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под ред. П.А. Лупин- ской.-М., 1997,-412с.
  6. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. К.Ф. Гуценко. - М., 1996. С. 152-168.
  7. Удовыдченко М.А. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности в расследовании преступлений (криминалисти- ческий аспект). Дис. … канд.юрид.наук . - М., 1999. 197с.
  8. Фаткулин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела: Дис. канд.юрид.наук. - Казань-Иваново, 1958. - 254с.
  9. Федоров В.И. Значение истребования и представления доказательств для обоснования процессуальных решений по уголовному делу: Дис. … канд.юрид.наук. - Куйбышев, 1990. 162с.
  10. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962. - 368с.
  11. Чувилев А.А., Добровольская Т.Н. Особенности преподавания курса уголовного процесса в вузах МВД СССР. Вопросы методики чтения проблемных лекций по Особенной части: Учебно-методический матери- ал.-М., 1981. 109с.
  12. Чувилев А.А. Использование следователем оперативно-розыскной информации в стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования: Дис. … канд.юрид.наук. - М., 1985. - 195с.
  13. Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях в стадии возбуждения уголовного дела (Процессуальные и

231

организационно-методические вопросы): Дис. … канд.юрид.наук. - М., 1982. -228с.

  1. Шейфер - А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе: Учебное пособие. - М., 1972. - 130с.
  2. Шекшуева О.Н. Вероятность и достоверность при расследовании уголовных дел: Ди -… канд.юрид.наук. - Орел, 1998. - 185с.
  3. Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях: Учеб. пособие. - М., 1985. - 62с.
  4. Щегловитов В.И. Устав уголовного судопроизводства с законода- тельными мотивами и разъяснениями. СПб., 1898. - 202с.
  5. Щерба СИ., Химичева. Г.П., Донковцев Н.Н., Чувилев А.А. Рас- смотрение органами дознания заявлений и сообщений о преступлениях. Учебное пособие. - М., 1987. - 72с.
  6. Якупов Р.Х. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. В.Н. Галузо. -М., 1998. 448с.
  7. Яшин В.И. Предварительная поверка первичных материалов о преступлении. Дис. … канд.юрид.наук. - М., 2000. 210с.