lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Игнатьева, Мария Владимировна. - Процессуальные и организационные вопросы соблюдения прав и законных интересов потерпевших и обеспечение их личной безопасности: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2000 229 с. РГБ ОД, 61:01-12/174-1

Posted in:

Т Российский Университет дружбы народов юридический факультет

На правах рукописи

Игнатьева Мария Владимировна

Процессуальные и организационные вопросы соблюдения прав и законных интересов потерпевших и обеспечение их личной безопасности.

Специальность 12.00.09

Уголовный процесс, криминалистика, теория

оперативно-розыскной деятельности.

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

Научный руководитель

доктор юридических наук

профессор Леви А.А.

Москва 2000

2

«ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ

ВОПРОСЫ СОБЛЮДЕНИЯ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ПОТЕРПЕВШИХ И ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИХ ЛИЧНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ»

Введение 4

Глава 1 Современное состояние теории и практики процессуального положения потерпевшего 13

§1.1. Законодательство, регулирующее положение потерпевшего в уголовном процессе и его реализация на практике 13

§1.2. Судебная реформа и перспективы расширения правовых и организационных средств защиты законных интересов потерпевших 45

§1.3. Виктимологические проблемы, возникающие при расследовании и судебном разбирательстве преступлений….61

Глава 2 Процессуальные и организационные вопросы активизации участия потерпевшего и его представителя при расследовании преступлений 81

§2.1. Понятия представителя потерпевшего, его процессуальные права и обязанности, перспективы их расширения 81

§2.2. Вопросы участия потерпевшего и его представителя в расследовании преступлений и возможности активизации этой деятельности 98

Глава 3 Законодательное регулирование и организационные меры возмещения ущерба,
причиненного

3

потерпевшим и обеспечение их личной безопасности 150

§3.1. Правовые гарантии возмещения вреда потерпевшему и их реализацию на практике 150

§3.2. Современное состояние и перспективы усиления личной безопасности потерпевших от преступлений 167

§3.3. Зарубежное законодательство о возмещении ущерба жертвам преступлений и обеспечение их безопасности (основные положения) 186

Заключение 203

Список использованной литературы 210

4

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования

Последние годы характеризуются в нашей стране значительным ростом преступности, прежде всего организованной и профессиональной, общественная опасность которой постоянно увеличивается. Все более криминальными становятся экономические отношения, значительно криминализируются сферы политики и социальных взаимоотношений. Соответственно возрастает и активность борьбы с преступностью. Однако если преступники действуют вопреки законодательству и положительным нравственным устоям в обществе, то борьба с преступностью должна осуществляться строго в рамках закона, с соблюдением предусмотренных Конституцией прав и свобод человека и гражданина.

Первостепенное внимание при этом придается соблюдению предусмотренных законодательством прав подозреваемого и обвиняемого. К сожалению значительно меньше внимания уделяется обеспечению прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, а между тем их число все время возрастает. «Несомненный приоритет реформы- защита прав и свобод человека - на деле оказался однобоким, ориентированным на защиту обвиняемых в уголовном процессе. При этом игнорируется не менее актуальная тема - охрана интересов миллионов граждан, страдающих от преступлений. Это поощряет преступные эле-

5

менты, усиливает справедливое недовольство и напряженность в обществе» - пишет профессор А.Я. Сухарев.1

В сборниках криминальной и судебной статистики дается довольно подробная информация о подозреваемых, обвиняемых, осужденных: их количество, социальный, возрастной состав, распределение по видам преступлений, в которых они обвиняются и т.п. В тоже время какие-либо сведения о жертвах преступлений и потерпевших (количество поступивших от них заявлений, возбужденных уголовных делах, возмещении ущерба и т.п.) криминальная статистика не сообщает, хотя подобная статистика наверняка должна быть. В отчетах МВД РФ, обращенных непосредственно к населению, также нет ни слова о жертвах преступлений и потерпевших. Исключением являются лишь сведения о числе пострадавших и погибших в дорожно- транспортных происшествиях и при пожарах.

Жертв преступлений в несколько раз больше, чем лиц их совершивших, причем ощущают на себе последствие преступлений не только непосредственно пострадавшие, но и близкие им люди, прежде всего члены семьи. Возможность почти каждого человека стать жертвой преступления все время возрастает. Последствия преступлений становятся все более тяжкими и часто никак не компенсируются.

Все это привело к тому, что вопросы защиты прав граждан, пострадавших от преступлений, приобрели особую социальную значимость.

1 А. Сухарев, Россия в тисках преступности, «Юридический вестник», № 1, 1996

6

Между тем действующее законодательство,

следственная и судебная практика в значительно меньшей степени стоят на охране интересов потерпевших, лишенных ряда прав, которыми обладают подозреваемые и обвиняемые.

Уже давно ни одного закона, и почти ни одной нормы Уголовно-процессуального кодекса не изменено в интересах расширения гарантий прав пострадавших от преступлений, укрепление их процессуального статуса.

По данному поводу в диссертации имеются ссылки на соответствующие постановления Конституционного суда РФ, однако необходимые в связи с этим изменения в УПК, как правило, еще не внесены.

Защите жертв преступлений в принимавшихся Федеральных программах борьбы с преступностью достаточного внимания не уделялось.

В тоже время очевидно, что гуманизация и демократизация уголовного судопроизводства никак не должна игнорировать интересы жертв преступлений, в том числе и обеспечения их безопасности в ходе расследования и судебного разбирательства.

Всестороннее изучение проблем, связанных с жертвами преступлений имеет большое значение и для раскрытия обстоятельств, порождающих преступное событие, а тем самым для определения мер по его предупреждению. Учет жертв преступлений может помочь определенному раскрытию латентных преступлений.

Реализация прав и свобод человека, предусмотренных в главе 2-ой Конституции Российской Федерации, в ряде случаев

7

зависит от расширения процессуальных прав лиц, потерпевших от преступлений, а также от реального обеспечения их безопасности.

Актуальность и практическая важность разработки вопросов, касающихся правового статуса потерпевшего, возникли и в связи с развитием сравнительно нового направления в изучении преступности науки виктимологии. Обращение к личности потерпевшего и его поведению, способствовавшему в той или иной степени совершению преступления, должно быть обусловлено значительным усилением внимания к защите прав и законных интересов человека и гражданина.

По многим уголовным делам, особенно связанным с организованной преступностью, пострадавшими являются не только физические, но и юридические лица, а между тем статус потерпевшего для них не предусмотрен.

Потерпевшие в значительно меньшей степени чем обвиняемые участвуют в дознании и предварительном следствии, как в связи с тем, что обладают меньшими правами, так и ввиду того, что очень часто признаются потерпевшими когда дознание или предварительное следствие уже практически завершено.

Методических пособий, специально посвященных участию потерпевших в расследовании, практически нет. Мало работ, касающихся виктимологических проблем, возникающих при расследовании, а также посвященных актуальным вопросам возмещения ущерба, нанесенного потерпевшему, а ведь в соответствии со ст. 52
Конституции РФ «Государство

8

обеспечивает потерпевшим компенсацию причиненного ущерба», однако правовой механизм этого обеспечения отсутствует.

Практика требует также исследования и разъяснения вопроса о наличии у потерпевшего иммунитета, аналогичного свидетельскому иммунитету предусмотренному ст.51 Конституции РФ.

До настоящего времени почти ничего не делается для обеспечения личной безопасности потерпевших.

Подготовленный по этому вопросу проект закона далеко не безупречен и реализовать его будет крайне трудно. Данный вопрос также требует своего детального исследования.

Много диссертационных работ, посвященных проблеме обеспечения прав и законных интересов потерпевших подготовлено 20-25 лет тому назад (Юрченко В.Е.- 1972 г., Силичева Н.П. - 1974 г., Ильина Л.В. - 1975 г., Савинов В.И. - 1978 г.). Из современных работ на эту и близкие темы нам известны лишь диссертация П,С. Яни - 1995 г., А.А. Жидких (1998 г.), М.В. Танцерева (1999 г.) На тему обеспечения безопасности участников уголовного процесса в 1994 году защищена кандидатская диссертация Марченко С.Л. и по проблеме защиты жертв преступлений (по материалам зарубежной практики) в 1995 году защитила кандидатскую диссертацию Л.Г. Вавилова. Особо важное значение в разработке указанных вопросов имеет докторская диссертация О.А. Зайцева «Теоретические и правовые основы государственной защиты участников уголовного

судопроизводства в Российской Федерации» (1999 г.).В более

9

широком плане по проблемам жертв преступлений довольно много писали А.Д. Бойков, , Л.М. Володина, А.Б. Соловьев, П.А. Лупинская, Т.Н. Москальнова, А.Я. Сухарев, В.Н. Полубинский, СП. Щерба. В криминалистическом плане роль потерпевшего подробно рассматривалась Е.Е. Центровым.

Несмотря на несомненный интерес и важность перечисленных работ все проблемы, касающиеся потерпевших и иных жертв преступлений, причем комплексно и на сегодняшний день, еще не рассмотрены.

Вопросы необходимости совершенствования

процессуального статуса потерпевшего, сейчас, в период реализации судебной реформы и программ борьбы с преступностью, особенно актуальны. Предвидится принятие нового Уголовно-процессуального кодекса, в котором должен быть значительно поднят статус потерпевшего, создаются общественные объединения, фонды и ассоциации по защите жертв преступлений, предполагается принятие мер по реализации на практике предусмотренного Конституцией возмещения государством вреда нанесенного потерпевшему, если иным путем этот вред не возмещен.

Целью настоящей диссертации и является привлечение внимания законодателя, ученых-юристов и практиков к решению перечисленных выше важных и обострившихся за последнее время проблемных вопросов, связанных в потерпевшими.

Автор попыталась с учетом накопленных теоретических исследований по вопросам, относящимся к потерпевшему, в уголовно-процессуальном и уголовном праве, криминологии, криминалистике и судебной психологии, а также
анализа

10

следственной практики, поставить, обосновать и
частично решить проблему комплексного изучения
деятельности, связанной с обеспечением прав и
законных интересов потерпевшего, его защиты от противоправных посягательств. Новым в предлагаемом исследовании является:

  1. Анализ современного состояния реализации своих прав потерпевшими при расследовании преступлений, в том числе необходимость определения в УПК понятия морального вреда.
  2. Изучение связи проведения судебной реформы с расширением правовых и организационных средств защиты интересов потерпевших. В том числе приведение дополнительных аргументов в пользу уже делавшихся предложений о распространении процессуального понятия потерпевшего не только на физических, но и на юридических лиц, которым действиями преступника причинен вред.
  3. Обращается также внимание на то, что содержащаяся в Конституции норма, касающаяся потерпевшего, является декларативной и не будет действовать пока она не закреплена в УПК и не обеспечена реальными средствами реализации.

  4. Установление особенностей виктимологических проблем, возникающих в настоящее время при расследовании преступлений.

  5. Изложение вопросов активизации участия потерпевших в расследовании преступлений применительно к конкретным следственным действиям.

  6. Обоснование возможности расширения участия представителя потерпевшего при расследования
    уголовных

и дел, вплоть до обязательного обеспечения
представителем отдельных категорий потерпевших.

  1. Изложение ранее не выдвигавшихся предложений по принятию правовых и организационных мер обеспечения личной безопасности потерпевших и возмещения причиненного им вреда.
  2. Комментирование некоторых положений зарубежного законодательства о защите жертв преступлений, возмещения причиненного им вреда и оценка возможностей использования данного опыта в условиях России.
  3. Совокупность полученных при диссертационном исследовании данных новых положений будет представлять собой определенное решение научной проблемы, имеющей важное практическое и теоретическое значение.

Перечисленные вопросы, подробное содержание которых излагается в диссертации и выносятся на защиту.

Методической основой проведенного исследования явились общие и частные методы познания объективной действительности.

Осуществлено ознакомление и комментирование соответствующих законодательных и ведомственных нормативных актов.

Изучена обширная отечественная и частично зарубежная литература, относящаяся к теме диссертации, использовались статистические материалы, изучались уголовные дела и опрашивались практические работники дознания и следствия. Использован и личный опыт следственной работы автора.

12

Практическая значимость диссертационного

исследования определяется тем, что на его основе сформулированы тексты дополнения отдельных статей действующего УПК положениями, расширяющими права потерпевшего и его представителя, обеспечивающими более эффективное возмещение причиненного потерпевшему вреда. В этом же направлении сформулированы предложения по содержанию соответствующих норм проекта нового УПК, а также проекта закона о личной безопасности потерпевших.

Показаны возможности активизации участия

потерпевшего и его представителя в расследовании преступлений

Выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы законодателем при рассмотрении вопросов, направленных на более полное обеспечение прав и законных интересов потерпевших и защиту их личной безопасности, излагаться в лекциях и пособиях по курсам уголовного процесса и криминалистики.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы, содержащиеся в диссертации, отражены в трех печатных работах автора, докладывались на научной конференции, проводившейся юридическим факультетом РУДН в связи с 40-летием Университета, а также на заседании кафедры уголовного права и процесса этого же факультета.

13

Глава 1 Современное состояние теории и практики процессуального положения потерпевшего

§1.1. Законодательство, регулирующее положение потерпевшего в уголовном процессе и его реализация на практике

Термином «потерпевший» в Конституционном, уголовном и уголовно-процессуальном праве, в широком смысле слова и обиходной речи, обозначаются разные понятия.

Так, в ст.52 Конституции РФ говорится об обеспечении прав потерпевших не только от преступлений, но и от «злоупотреблений властью» и что государство «обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию», т.е. совершенно очевидно, что здесь употребляется широкое понятие потерпевшего, выходящее за рамки уголовного и уголовно-процессуального права.

В уголовном праве, где наличие потерпевшего часто является обязательным элементом состава преступления, определение лица, как потерпевшего не связано с его уголовно- процессуальным признанием, как таковым. Иногда потерпевший в диспозиции уголовно-правовой нормы так и именуется, в других же статьях УК термин «потерпевший» не употребляется, но совершенно очевидно кто им является.

Но и в уголовно-процессуальном законодательстве потерпевшими называются разные субъекты уголовно- процессуальной деятельности.

Так, в ст.27 УПК говорится об уголовных делах, возбуждаемых по жалобе потерпевшего, т.е. лица,
которое

14

потерпевшим еще в процессуальном порядке не признано. В ч.4 статьи 53 УПК потерпевшим называется погибшее лицо, хотя и оно в процессуальном плане таковым еще не является и таковыми признаются его родственники.

В обиходной речи потерпевшим нередко называют жертву преступления.

Однако, ограничивая тему настоящего диссертационного исследования мы намерены в основном говорится лишь об уголовно-процессуальном понятии потерпевшего.

В соответствии с уголовно-процессуальным законом «Потерпевшим признается лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред» (ч.1 ст.53УПК). 1

При ознакомлении с данным определением сразу возникает ряд вопросов.

1) Почему «потерпевший» это только физическое лицо, когда преступлением вред нередко причиняется предприятиям, организациям, учреждениям, т.е. юридическим лицам?

Обычно это объясняют тем, что необходимо различать уголовно-правовое понятие потерпевшего, каковым может быть как физическое, так и юридическое лицо, и уголовно- процессуальное, когда потерпевший является самостоятельным участником уголовного процесса с рядом прав и обязанностей2.

’ Уместно отметить, что по процессуальному законодательству США, Великобритании, Германии,

Франции и других государств потерпевший самостоятельной процессуальной фигурой не

признается, он обычно гражданский истец, обвинитель или свидетель. Процессуальная

фигурапризнания потерпевшего с указанием его прав и обязанностей, насколько нам известно

появилась только в советском законодательстве

2 См. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодекса РСФСР.

Под.ред.Председателя ЕЗерховного Суда РФ В.М.Лебедева, М.1996, с.847

В1985 г. Пленум Верховного Сула СССР разъяснил, что «юридические лица не могут быть

признаны потерпевшими. В случае причинения им имущественного вреда они признаются

гражданским истцом». Сб. Постановлений Пленума Верховного Суда СССР. M.I987, с.847

15

Юридическому лицу не может быть нанесен физический вред. Но в тоже время поддержание деловой репутации организации или предприятия в условиях рыночной экономики приобретает особо важное значение, так как представление об их благополучии и надежности залог деловых успехов.

Защита репутации в настоящее время осуществляется как гражданско-правовыми, так и уголовно-правовыми средствами.

В соответствии со ст. 152 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, в отношении которых распространены сведения, порочащие их честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением (ч. 5. ч. 7 ст. 152 ГК РФ).

4.1 ст. 151 ГК говорит о моральном вреде, как о физических и нравственных страданиях. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ №10 от 20 декабря 1994 года «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» также указано, что под моральным вредом следует понимать «нравственные или физические страдания, причиненные действием

(бездействием), посягающим на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, или нарушающие его личные неимущественные права, либо нарушающие имущественные права граждан»1.

К юридическому лицу, которое не может испытывать физические или нравственные страдания, данное определение неприменимо и юридическое лицо, в
отношении которого

16 распространены сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию, в соответствии
с гражданским законодательством, защищается лишь посредством опровержения таких сведений и возмещения убытков (ч.5 ст. 152 ГК РФ).

Это конечно, в условиях рыночной экономики, совершенно недостаточно и потому за последние годы неоднократно высказываются мнения о законодательном регулировании проблемы компенсации морального вреда не только физическим, но и юридическим лицам при нарушении любых их неимущественных прав.2

Предлагается записать в законе, что «Юридическое лицо, в отношении которого распространены сведении, порочащие его деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и денежной компенсации нематериального вреда, причиненных их распространением».3 Это совершенно правильное положение. Так как почему, например, работники организации, в отношении которых распространены не соответствующие действительности сведения порочащие их деловую репутацию, имеют право требовать компенсации морального вреда, а организация, объединяющая данных работников, такого права не имеет, ведь в данном случае и юридическое лицо и граждане, в него входящие, одновременно являются пострадавшими?

1 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995 №3. С.9

См. например, Малеина М.Н., Нематериальные блага и перспективы их развития. Закон, 1995,

№ 10, стр. 103.

Шиганин Л.В. Проблемы становления и перспективы развития института возмещения морального

вреда. Автореферат канд. дисс. М, 1995, стр. 18

1 К. Голубев С. Нарижный, Защита деловой репутации юридического лица, Российская юстиция,

1999, №7, стр.25

17

Все сказанное, с нашей точки зрения, подтверждает, что юридическое лицо должно иметь право требовать возмещения не только материального, но и морального вреда, а возмещен он может быть, как в результате гражданского судопроизводства, так и при разбирательстве уголовного дела, когда потерпевшей от преступления являются организация, предприятие или учреждение, т.е. юридическое лицо.

В этом случае участником уголовного процесса в качестве потерпевшего может быть представитель юридического лица, так как лишение юридического лица прав, предоставляемых потерпевшему, не соответствует демократическим принципам судопроизводства, когда фактический потерпевший - юридическое лицо будет в своих действиях ограничен лишь рамками гражданского иска. Если обратиться к особенной части УК, то станет очевидным, что только в примерно половине ее статей в качестве жертвы выступает человек, но это никак не означает, что в остальных случаях жертвы преступления нет, так как жертвы преступных посягательств могут быть государственные и общественные учреждения, организации, предприятия.

Это тоже одно из оснований того, что в уголовном процессе правами потерпевшего должно было бы пользоваться не только физическое, но и юридическое лицо, которое могло бы быть признано потерпевшим, как в уголовно-правовом и гражданско-правовом, так и уголовно-процессуальном смысле. Тем более, что процессуальное понятие потерпевшего является по существу и материально- правовым, так как раскрывается

18

такими материально-правовыми не
процессуальными категориями, как “преступление” и “вред”.1

При этом «вред» может быть основным, дополнительным и квалифицирующим признаком состава преступления, а также обстоятельствами отягчающими наказание, о при его добровольном возмещении смягчающим обстоятельством.

Не случайно в обсуждаемом сейчас проекте УПК РФ потерпевшим признается не только физическое, но и юридическое лицо.

2) Что следует понимать под причинением морального вреда и как его оценивать?

Один из крупнейших российских ученых-процессуалистов Н.Н. Полянский писал, что основанием для признания потерпевшего стороной в процессе и наделения его хотя бы теми правами, которыми он обладает в случае подачи гражданского иска, является причинение потерпевшему морального урона. Необходимо, писал он также, «…допустить участие в процессе потерпевшего или его представителя в качестве обвинителя для отстаивания своих, не допускающих денежной оценки, но тем более ценных и достойных защиты интересов».2

Как уже указывалось, в следственной и судебной практике обычно под моральным вредом понимают причинение лицу преступлением тяжелых нравственных, душевных страданий, переживаний. Так Н.П. Силичева считает, что моральный вред это « причинение лицу
нравственных

1 П.С. Янн. Обеспечение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве». Канд. дисс, М.,1995, с. 17

2 Полянский Н.Н. «Процессуальные права потерпевшего». Советское государство и право, 1940, №12, с.68

19

страданий и нарушение его нормального душевного состояния при любом преступном против него посягательств, осознаваемом самим потерпевшим».1

Однако с подобной точкой зрения вряд ли можно полностью согласиться.

Во-первых, любое преступление вызывает у пострадавших отрицательную психическую реакцию и следовательно причинение морального вреда в таком понимании присуще каждому преступлению. Вряд ли такое содержание вкладывал законодатель в понятие морального вреда, упоминая наряду с ним еще о физическом и имущественном вреде.

Во-вторых, расширительное толкование понятия “моральный вред” создает осложнения на практике, поскольку отсутствует объективный критерий для оценки тяжести переживаний, страданий.

В связи с этим представляется, что содержание морального вреда, о котором идет речь в законе, составляют такие последствия преступлений, которые выразились в унижении чести и достоинства гражданина, что дискредитирует его в глазах других граждан, подрывает его репутацию в обществе, его доброе имя. Причинение морального вреда характерно, например, для таких преступлений, как клевета, оскорбление. При этом, моральный вред может быть причинен и юридическому лицу, например, при распространении ложной информации об имущественной несостоятельности фирмы, о выпуске предприятием недоброкачественной продукции и т.п.

1 Сидичева Н.П. «Правовые и психологические основы участия в Советском уголовном процессе потерпевшего от преступления». Автореферат канд. дисс. М., 1974,с.6

20

Моральный вред может быть как самостоятельным основанием признания потерпевшим, так и являться сопутствующим физическому или имущественному вреду.

Некоторую ясность по вопросу морального вреда внесло Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.04 96 г. « О судебном приговоре». В данном постановлении указано на возможность компенсации морального вреда в денежной форме и указаны критерии определения размера подобной компенсации. В обоснование своего решения Пленум сослался на ст. ст. 151, 1099, 1100, 1101 нового Гражданского Кодекса РФ.1

  1. Связано ли признание потерпевшим с оконченным преступлением или же это необязательно?

В следственной и судебной практике признание потерпевшим всегда осуществляется по делам о покушении: на изнасилование, умышленное убийство, кражу, грабеж и иные подобные преступления.

Это правильное решение, так как несомненно основанием для признания потерпевшим являются не только непосредственное нарушение прав и законных интересов, но и когда
имелась реальная угроза их нарушения, хотя бы ожидаемый вред и не наступил.

Такая точка зрения высказывалась еще одним из виднейших дореволюционных процессуалистов И.Я. Фойницким, который утверждал, что «Потерпевшими признаются все лица, которые понесли от преступления какой-либо вред, материальный или нематериальный, наличный или

1 Уместно отметить, что первым законом в нашей стране предоставшим возможность оценить в рублях моральный вред, был «Закон о печати»

21

только юридически возможный, выражающийся в нарушении прав их самих или близких им по родству или опеке».1

4) Ограничиваются ли формы возможного причинения вреда лишь перечисленными в законе, т.е. моральным, физическим и имущественным?

С нашей точки зрения, во-первых, очень часты случаи причинения смешанного вреда, во-вторых, возможно и причинение иного вреда, в частности, в виде нарушения охраняемых законом интересов гражданина, предприятия, учреждения и организации.

«Законный интерес в отличие от судебного права, есть простая правовая дозволенность, имеющая характер стремления, в котором отсутствует указание действовать строго задействованном в законе образцом и требовать соответствующего поведения от других лиц, и которая не обеспечена конкретной юридической обязанностью», - пишет А.В. Малько.2

Например, законный интерес потерпевшего заключается в принятии мер к возмещению нанесенного ему ущерба всеми законными средствами.

5) По делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть потерпевшего, права, предоставленные потерпевшему законом, имеют его близкие родственники (ч.4 ст. 53 УПК). В таких случаях близкие родственники являются представителями потерпевшего так как защищают его доброе имя, охраняют его интересы, но в тоже время и сами они

1 Фойницкий И.Я., Русское уголовное судопроизводство. Предмет и движение уголовного разбирательства. С-Пб, 1893, с.20

  • Малько Л.В. Законные интересы: общетеоретический аспект, Вестник Волжкого университета, серия «Юристпруденция», Выпуск I, Тольяти, 1998, с 16

потерпевшие, так как им причинен тяжкий моральный вред, в широком смысле этого слова - утрата близкого, дорогого им человека, а возможно и материальный вред, если они находились на иждивении умершего или пользовались его постоянной помощью. В связи с этим мы не можем согласится с мнением В.Н. Савинова о том, что близкие родственники не являются ни потерпевшими, ни представителями потерпевшего и что в силу ч.4 ст. 53 УПК их положение в процессе особое, так как они лишь наделены правами потерпевшего.1

Действительно, закон говорит лишь о распространении на близких родственников погибшего от преступления - прав потерпевшего, умалчивая о возникновении у них и соответствующих обязанностей, однако, с нашей точки зрения, это положения не меняет. Если лицо, честь и достоинство которого были опорочены, умерло, его близкие родственники имеют право требовать по суду опровержения этих сведений и здесь они представители потерпевшего, если же им самим причинен вред, то они сами и являются потерпевшими.

Основываясь на всем вышеизложенном, было бы правильнее определить потерпевшего, как физическое или юридическое лицо, которым преступлением причинен или мог быть причинен моральный, физический, имущественный или иной вред в виде нарушения охраняемого законом интереса.

1 Савинов В.Н., Потерпевший в уголовном процесс. Автореферат канд. дисс, Харьков, 1978, с.8

23

Разумеется, не исключено совершенствование данного определения, но на настоящий момент оно, с нашей точки зрения, отвечает насущным потребностям теории и практики.1

Основная критика подобного определения может быть обращена на указание в нем, как основания признания потерпевшим, на факт причинения или возможность причинения вреда преступлением, а тем самым отнесения данного признания ко времени, когда такой факт доказан, а это обычно бывает на завершающей стадии следствия, и тем самым потерпевший лишается возможности своевременной реализации своих прав.

В опровержение данной точки зрения, якобы вытекающей из указанного определения, можно привести, хоть и довольно давнее, но остающееся правильным утверждение Р.Д. Рахунова, что «допущение потерпевшего к делу означает лишь признание за ним определенных процессуальных прав, а не признание факта причинения ему вреда, точно также, как привлечение лица в качестве обвиняемого не означает признание его виновным.

Признание факта причинения вреда возможно лишь в приговоре суда».1

По этому же поводу Я.О. Мотовиловкер пишет, что в момент вынесения постановления о признании потерпевшим следователь еще окончательно не установил, что совершено преступление и причинен вред «Ибо
понятие обвиняемого

’ Примерно также определяет потерпевшего профессор А.Д. Бойков , «Потерпевший-это физическое или юридическое лицо, охраняемым законным интересам, которым преступлением причинили вред и которое признано органами предварительного расследования или судом потерпевшими по данному уголовному делу».Л.Д. Бойков, Защита жертв преступлений в уголовном судопроизводстве РФ, Сб. Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений, M.I998, с. 12 , он же. Третья власть в России, М„ 1997, с. 182.

24

неравнозначно понятию виновного, а понятие потерпевшего в процессуальном смысле неравнозначно понятию потерпевшего в материальном смысле».2

В.М. Савицкий и И.И. Потеружа высказываются по данному поводу даже еще более определенно, утверждая, что «для признания лица потерпевшим вовсе не требуется располагать точными данными о характере вреда и сумме материального ущерба, причиненного преступлением, тем более не обязательно знать в этот момент все обстоятельства преступления и виновное в нем лицо».3

В теории и практике является дискуссионным вопрос о признании потерпевшим недееспособного лица. Мы присоединяемся к точке зрения, что наличие или отсутствие дееспособности не влияет на признание лица потерпевшим, так как вред, причиненный недееспособному лицу должен быть возмещен, как и лицу дееспособному. Иное дело, что характер этого вреда может быть разный. Так, навряд ли будет правильно всегда говорить о нанесении недееспособному лицу морального вреда. Недееспособный потерпевший не сможет сам реализовать свои права и это будет за него делать представитель, причем не все права, так как давать показания за своего представляемого представитель не вправе. Не сможет недееспособный потерпевший и выполнить обязанности по явке для допроса и даче показаний, однако все это никак не лишает его права быть признанным потерпевшим по уголовному делу.

1 Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности, М.1961, с.246

2 Я.О. Мотовиловкер, Основные уголовно-процессуальные функции, Ярославль, 1961, с.42

3 Савицкий В.М. , Потеружа И.И. , Потерпевший в советском уголовном процессе, М.,1963, с.45

25

Если лицо не признано недееспособным, но возникает обоснованное сомнение по поводу его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значения для дела, и давать о них правильные показания, то в обязательном порядке должно быть назначено проведение экспертизы (судебно- медицинской, судебно-психиатрической, судебно- психологической - в зависимости от обстоятельств, вызвавших сомнение).

Как уже указывалось, определенный интерес представляет вопрос о возможности признания потерпевшим, когда имело место лишь покушение, при котором реально потерпевшему вреда причинено не было.

В.М. Савицкий и И.И. Потеружа, на работу, которых мы уже ссылались, считают, что единственной основой для признания потерпевшим является реальное причинение вреда1. Вероятно, это правильно и по отношению к случаям, когда потерпевший даже не заметил совершенного на него покушения. В этом же случае результатом покушения и не причинившего материальный вред, несомненно, может быть причинение морального вреда, что достаточно для признания потерпевшим в уголовно- процессуальном смысле.

1 В.М. Савицкий , И.Н. Потеружа, указанная работа, с.9

26

На этой точке зрения твердо стоял один из наших видных ученых- процессуалистов Р.Д. Рахунов, который в своей давно изданной, но не потерявшей своего значения работе писал: « в тех случаях, когда вред не наступил , но была попытка причинения вреда, гражданин, против которого эта попытка направлена , тоже может быть допущен в качестве потерпевшего в равной мере, как лицо признается обвиняемым не только в случаях, когда оно совершило оконченное преступления, но и тогда, когда устанавливается лишь покушение на совершение преступления или даже только приготовление к совершению преступления»1.

По-видимому, правильным было бы введение в процессуальном законодательстве определенных формальных условий, указывающих на время необходимости признания лица потерпевшим. По этому поводу было высказано мнение, что признание лица потерпевшим «… должно быть осуществлено сразу же после появления в деле обвиняемого и установления конкретного лица, которому причинен вред».2

Характерно, что «Устав уголовного судопроизводства России» считал лицо потерпевшим с первого же момента принесения жалобы на причинение ему вреда. Принесение такой жалобы обязательно влекло начало расследования по делу.1

Вероятно, в действующее уголовно-процессуальное законодательство уже сейчас целесообразно было бы внести дополнение, связав момент признания лица
потерпевшим с

1 Р.Д. Рахунов , Учебник уголовно-процессуальной деятельности, М., 1961, с.244

2 Леви А., Бицадзе Б., О расширении прав потерпевшего и его представителя в уголовном

процессе, Советская юстиция, 1989, №5, стр. 7

27

возбуждением уголовного дела, т.е. когда имеется достаточно данных, указывающих на наличие признаков совершенного преступления. Это тем более будет правильным в случаях, когда основания для возбуждения дела те же, что и для признания лица потерпевшим (дела об убийствах, изнасилованиях, причинении телесных повреждений, кражах личного имущества, нарушениях правил охраны труда на ряде специальных объектов и др.).

Конечно, при этом могут быть случаи когда, например, при не установлении личности убитого, не ясно кого признавать потерпевшим, что откладывает это действие до тех пор пока не будет выяснено кто погибший.

Разумеется, что при совмещении возбуждения уголовного дела с признанием потерпевшим будут еще невыясненными многие вытекающие отсюда последствия (характер причиненного вреда, его размеры и т.п.). и их установление явится задачей производящего расследование.

Как видно из изложенного, вопрос о понятии потерпевшего и времени признания его таковым теснейшим образом связан с его процессуальными правами, а между тем в предлагаемом определении даны лишь материальные признаки потерпевшего, а его процессуальное положение, как участника уголовного процесса не охарактеризовано. Однако, с нашей точки зрения, достаточно уже то, что определение потерпевшего содержится в уголовно- процессуальном кодексе, где определены и его права и обязанности.

К сожалению приходится констатировать, что уголовно-

1 Устав уголовного судопроизводства России. М., 1914, с.ЗОЗ

28

процессуальное законодательство обеспечению прав потерпевшего уделяет значительно меньше внимания, чем правам подозреваемого и обвиняемого, а между тем число жертв преступлений постоянно возрастает, причем причиняемый им вред становится все более серьезным.

Чтобы приводимое в дальнейшем сравнение прав потерпевшего и обвиняемого было корректным, кратко перечислим основные права последнего и его защитника.

Как известно подозреваемые и обвиняемый имеют право знать в чем они подозреваются или обвиняются, они могут давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства, в ходе дознания и предварительного следствия знакомиться с протоколами следственных действий, в которых они участвовали. Они могут заявлять отвод следователю и приносить жалобы на его действия. При ознакомлении с материалами дела им разрешено выписывать из него любые сведения.

В случаях, предусмотренных ст.49 УПК им в обязательном порядке должен быть предоставлен защитник. В период расследования это правило распространяется на несовершеннолетних, немых, глухих, слепых и других лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту, лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство. Лицам, обвиняемым в совершении преступлений, за которые в качестве наказания может быть назначена смертная казнь, защитник в обязательном порядке предоставляется с момента предъявления
обвинения, а лицам, выразившим желание,

29

чтобы их дело слушалось судом присяжных, с момента предъявления им всех материалов дела для ознакомления.

В соответствии с ч.2 ст.48 УПК, при наличии просьбы об этом обвиняемого, следователь обязан обеспечить его защитником во всех остальных случаях.

В период дознания и предварительного следствия защитник пользуется теми же правами, что и его подзащитный. При вступлении защитника в дело не с момента, предусмотренного ч.1 с т.47 УПК, а на более поздних стадиях, ему должна быть предоставлена возможность ознакомиться со всеми протоколами следственных действий, в которых участвовал его подзащитный, а также со всеми иными документами, которые предъявлялись или должны были ему предъявляться, например, с постановлением о назначении экспертизы и ее заключением.

Потерпевший участвует в процессе для того чтобы защищать свои интересы, доказывать что преступлением ему причинен вред, что ответственность за совершенное преступление несет обвиняемый, одновременно потерпевший является и гражданским истцом, доказывая размер причиненного ему вреда. Однако несмотря на это права потерпевшего и его представителя довольно ограниченны, да и с их реализацией у него возникают трудности.

Прежде всего необходимо отметить, что в соответствии со ст. 136 УПК следователь выносит постановление о признании лица потерпевшим «установив, что преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред». Что понимать под «установлением» закон не разъясняет, в связи с

30

чем на практике следователи нередко считают, что установление факта причинения вреда равнозначно его доказанности, а потому признание потерпевшим откладывается почти до окончания предварительного следствия, о чем уже было сказано выше, а между тем это фактически лишает потерпевшего возможности участвовать в деле на стадиях дознания или предварительного следствия и тем самым реализовать предоставленные ему законом права.

Помимо дачи показаний во время допроса и очной ставке, потерпевший, с разрешения органов расследования, допускается к участию во многих следственных действиях, что может быть полезным, как для его интересов, так и оказать существенную помощь следователю. При этом потерпевший, не владеющий языком, на котором ведется судопроизводство, может давать показания на своем родном языке и пользоваться услугами переводчика.

В УПК упоминается о возможности участия потерпевшего на предварительном следствии при предъявлении для опознания лиц и предметов (ст. 164 УПК), в осмотре места происшествия и вещественных доказательств (ст. 179 УПК), в освидетельствовании (ст. 181 УПК), следственном эксперименте (ст. 183 УПК), однако участие потерпевшего может быть полезным и при проведении иных следственных действий, например, обыске, когда потерпевший поможет оценить значение для дела тех или иных обнаруженных предметов. В этих случаях все зависит от решения следователя, являющегося полномочным руководителем предварительного следствия (ст. 127 УПК).

31

Однако, к сожалению, следственная практика показывает, что за исключением опознания и освидетельствования, когда без потерпевшего просто нельзя обойтись, он в иных следственных действиях участвует редко, что, как указывалось, объясняется поздним признанием потерпевшим, когда предварительное следствие фактически уже закончено, недостаточно полным и понятным разъяснение потерпевшим их прав, А также частым опасением следователя, что участие потерпевшего в следственных действиях осложнит их проведение, а иногда может даже нарушить выдвинутую следственную версию произошедшего.

Пассивность потерпевшего на предварительном следствии объясняется также его обычно незначительным влиянием на определение меры наказания виновному и лишь минимальным возмещением вреда, причем получить это возмещение обычно на практике очень сложно.

На предварительном следствии часто проводятся различные виды экспертиз. Законом предусмотрены довольно широкие права обвиняемого при их проведении (ст. 185, ст. 193 УПК). Участие же потерпевшего и его права при назначении, производстве и ознакомлении с заключением экспертизы законом фактически не урегулировано.

Потерпевший имеет право «представлять

доказательства», но для этого их надо предварительно собрать, а о праве на это потерпевшего в законе ничего не сказано. На практике же к доказательствам представляемым потерпевшим нередко относятся настороженно, так как потерпевший - лицо

32

заинтересованное и потому может быть необъективным, случается что их вообще отвергают.

Еще известный судебный деятель А.Ф.Кони писал, что «… потерпевшие от преступления всегда и при этом часто с полной добросовестностью склонны преувеличивать обстоятельства или действия, в которых выразилось нарушение их имущественных или личных прав. Особенно часто встречается это в показаниях потерпевших от преступлений, то есть у тех, которые были, так сказать, очевидцами совершенного над ними преступления. В подобных случаях вполне применима пословица: «У страха глаза велики». Опасность, возникшая неожиданно, вызывает невольное преувеличение размеров и форм, в которых она явилась; опасность прошедшая представляется взволнованному сознанию большею, чем она была в самом деле…»1. Это, несомненно, правильное высказывание, однако по этим основаниям относиться к объяснениям потерпевших только как к недостоверным, верно. Необходимо только их тщательно проверять, следовало бы и в законе конкретизировать, что понимается под представлением доказательств потерпевшим.

В ч.2 ст.53 УПК сказано, что потерпевший имеет право «знакомиться со всеми материалами дела с момента окончания предварительного следствия, но ничего не говорится о его праве знакомиться с протоколами следственных действий в которых он участвовал, с документами, которые должны были быть ему
предъявлены, как это имеет место в отношении

А.Ф. Кони. Избранные произведения, т. , М., 1959, стр.180

33

обвиняемого. Ничего не сказано и о праве потерпевшего и его представителя выписывать любые сведения из материалов, с которыми они знакомились.

При производстве дознания по делам, по которым предварительное следствие не обязательно потерпевший и его представители извещаются об окончании дознания и направлении дела прокурору, но материалы дела для ознакомления им не предъявляются^ п.2 ст. 120 УПК) Причина подобного ограничения совершенно непонятна.

Потерпевший может иметь представителя его интересов, т.е. фактически того же защитника, но заботиться о его приглашении, причем за свой счет, он должен сам. В тоже время несовершеннолетний потерпевший не менее, чем несовершеннолетний обвиняемый нуждается в защитнике. Тоже относится к потерпевшим, не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство или которые из-за наличия у них физических или психических недостатков не могут сами защищать свои интересы.

Что потерпевший, относящийся к указанной категории лиц, не имеющий представителя-защитника, сможет противопоставить подозреваемому или обвиняемому, интересы которых защищает юрист-профессионал?

С нашей точки зрения, причем мы не первые ее высказываем, во всех перечисленных случаях потерпевший должен быть в обязательном порядке обеспечен представителем - профессиональным юристом. Также, как и обвиняемому, потерпевшему, по его просьбе должен быть предоставлен представитель-защитник и в тех случаях, когда

34

закон это не будет требовать в обязательном порядке. И, вообще, вероятно, в уголовном судопроизводстве правильнее будет говорить не о «представителе потерпевшего», а о «защитнике потерпевшего», термин же «представитель» оставить для гражданского судопроизводства.

Подобным защитником могли бы быть те же лица, что и перечисленные в ст.47 УПК.

Обязательным участие защитника (представителя) потерпевшего должно было бы быть по делам, где потерпевшими являются:

1) несовершеннолетние;

2) лица, которые в силу физических или психических недостатков не могут сами защищать свои права и законные интересы; 3) 4) лица, не владеющие языком, на котором ведется судопроизводство; 5)

4) если обвиняемый (подсудимый) имеет защитника; 5) 6) по делам, рассматриваемым судом присяжных. Участие
защитника на стороне потерпевшего должно 7) допускаться с момента признания таковым последнего.

При этом права представителя-защитника должны быть такие же, как и права защитника обвиняемого. В действующем уголовно-процессуальном законодательстве (ст.56 УПК) они, к сожалению не обозначены. По-видимому, предполагается, что они должны быть равны правам представляемого им потерпевшего, но это опять значительно меньше, чем права защитника обвиняемого. В действующем законе, не указано может ли представитель потерпевшего участвовать в дознании

35

и предварительном следствии, а если это предполагается, то каковы его права при этом.

Не ясно и каков должен быть статус представителя потерпевшего, если он будет участвовать в расследовании. С нашей точки зрения это должен быть адвокат, так как только он сможет оказать «квалифицированную юридическую помощь”, предусмотренную ст.48 Конституции РФ.

Не предусмотрено и участие, как потерпевшего, так и его представителя в рассмотрении судом, в порядке ст. ст. 220 1 , 220 2 УПК, жалоб на избрание в качестве меры пресечения содержание обвиняемого под стражей, а между тем это имеет первостепенное значение в обеспечении безопасности потерпевшего, уменьшения возможности оказания на него воздействия с целью изменения им показаний в пользу арестованного лица.

Практика требует также разъяснения вопроса о наличии у потерпевшего иммунитета, аналогичного свидетельскому иммунитету, предусмотренному ст.51 Конституции РФ когда «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников круг которых определяется федеральным законом». С нашей точки зрения, коль скоро потерпевший допрашивается по правилам допроса свидетеля (ст. 161 УПК), то на него полностью распространяется и свидетельский иммунитет.

В соответствии со ст.23 Конституции РФ каждый гражданин, а следовательно и потерпевший, «имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну…», однако это не дает ему право в ходе расследования и

36

судебного разбирательства уголовного дела отказываться от дачи показаний, касающихся указанных выше прав, если это не охватывается упомянутым иммунитетом. На предварительном следствии неразглашение сведений о частной жизни является обязанностью следователя, в судебном же заседании потерпевший может ходатайствовать о его допросе в закрытом судебном заседании.

О правах потерпевшего при судебном разбирательстве в УПК сказано очень сжато. Отмечено лишь, что потерпевший вправе в нем «участвовать”, а также давать показания по делу, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы, т.е. тоже, что и на предварительном следствии.

При назначении судебного заседания судья обязан обеспечить потерпевшему и его представителю возможность совместно или раздельно ознакомиться со всеми материалами дела и выписывать из него необходимые сведения (ст.236 УПК). В связи с этим, назначенное к слушанью дело должно находиться в суде.

После ознакомления с делом потерпевший и его представитель могут заявить ходатайства, которые, если они связаны с подготовкой дела к слушанью, разрешаются судьей до начала судебного заседания, а остальные рассматриваются уже в судебном заседании.

Потерпевший должен явиться в судебное заседание. При его неявке суд, заслушав мнение участников процесса, решает вопрос о возможности разбирательства дела в его отсутствии, либо об отложении дела в связи с невозможностью без участия

37

в процессе потерпевшего выяснить все обстоятельства дела (ст.253 УПК). В этом случае осуществляется повторный вызов потерпевшего, а при установлении неявки без уважительных причин он, по решению суда, может быть доставлен приводом.

В начале судебного заседания председательствующий разъясняет потерпевшему и его представителю их права.

При судебном разбирательстве потерпевший бывает значительно более активным, чем на предварительном следствии.

По делам о преступлениях, предусмотренных ст.115 УК (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ст. 116 УК (побои), ст. 129 ч.1 УК (клевета), ст. 130 УК (оскорбление) потерпевший имеет право на примирение с подсудимым, но только в случаях, если не проводились дознание или предварительное следствие (ст.274 УПК).

По этим же делам, в соответствии с ч. 3 ст.53 УПК, потерпевший имеет право в судебном разбирательстве лично или через своего представителя поддерживать обвинение.

Дела о преступлениях: предусмотренных ст. 131 ч.1 УК (изнасилование), ст. 146 ч.1 УК (нарушение авторских прав), ст. 147 ч.1 УК (нарушение изобретательских прав) также возбуждаются лишь по жалобе потерпевшего, но прекращению за примирением не подлежат (ч .2 ст.27 УПК). Не поддерживает потерпевший и обвинение по этим делам.

При заявлении кем-либо из участников процесса ходатайства судом запрашивается мнение потерпевшего о целесообразности его удовлетворения. При
установлении

38

порядка исследования доказательств суд также выслушивает предложение потерпевшего (ст.279 УПК).

Право допроса подсудимого и свидетелей потерпевшему предоставляется вслед за обвинителем ( ст.283 УПК), если же свидетель вызван по ходатайству потерпевшего, тогда он допрашивается им первым (ст. ст. 280, 283 УПК).

Допрос потерпевшего осуществляется по правилам допроса свидетеля (ст. 287 УПК), однако потерпевший не только обязан дать показания при расследовании и судебном разбирательстве, но и имеет на это право, т.е. если он считает, что какие-либо обстоятельства при его допросе оказались невыясненными он вправе дать соответствующие объяснения, хотя бы его об этом не спрашивали.

При судебном разбирательстве для обеспечения возможности присутствия потерпевшего при допросе свидетелей, он, как правило, допрашивается ранее их допроса (ст.287 УПК).

Что понимается под представлением потерпевшим доказательств в УПК, не расшифровывается. Указывается лишь, что при судебном разбирательстве потерпевший и его представитель пользуется равными с другими участниками процесса (обвинитель, подсудимый, защитник гражданский истец и гражданский ответчик и их представители) правами по представлению доказательств, участию в их исследовании и заявлению ходатайств (ст.245 УПК).

По-видимому, сюда можно отнести и его право поставить вопросы перед экспертом (ст.288 УПК) и предоставить ему образцы, необходимые для сравнительного
исследования

39

(ст. 186 УПК). Он также вправе участвовать в допросе эксперта (ст.289 УПК).

Потерпевший также участвует в осмотре в судебном заседании вещественных доказательств и документов, а также в осмотре судом местности и помещений, он может быть инициатором проведения таких осмотров (ст.ст.291, 293 УПК).

Потерпевший участвует в дополнении судебного следствия перед его окончанием (ст.294 УПК), а по окончании судебных прений, но до удаления суда в совещательную комнату, потерпевший вправе предоставить суду в письменном виде предлагаемую формулировку решения по вопросам, указанным в пунктах 1-5 ст.ЗОЗ УПК (имело ли место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый; содержит ли деяние состав преступления и каким именно уголовным законом оно предусмотрено; совершил ли это деяние подсудимый; виновен ли подсудимый в совершении этого преступления; подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное преступление).

В соответствии со ст.325 УПК потерпевший вправе обжаловать в кассационном порядке приговор суда. Ими может быть подана жалоба в порядке надзора.

В соответствии со ст. 106 УПК, потерпевший имеет право на возмещение ему расходов, понесенных в связи с участием в расследуемом и рассматриваемом в суде уголовном деле, однако в данной статье ничего не сказано о возмещении потерпевшему затрат, понесенных в связи с приглашением своего представителя.

40

Особенно ущемлены права потерпевшего при прекращении уголовного дела.

Потерпевшие, если они таковыми на момент прекращения дела уже были признаны, как правило, уведомляются о прекращении дела, но им не предоставляется право ознакомится с материалами прекращенного дела, как это делается в соответствии со ст.200 УПК при окончании предварительного следствия с составлением обвинительного заключения. Потерпевший может обжаловать прокурору или в суд постановление о прекращении дела (ст. ст.209, 7-9 УПК). Совершенно очевидно, что права обжалования этого постановления без ознакомления с материалами прекращенного дела является нереальным.

Не имеет права ознакомиться с материалами прекращенного дела и адвокат, к которому потерпевший обратился с просьбой о составлении жалобы на неосновательное прекращение уголовного дела. Между тем, пока адвокат не ознакомится с делом он из профессиональных и этических соображений просто не вправе подготавливать такую жалобу.

Если дело прекращено до того, как лицо было признано потерпевшим и допрашивалось лишь в качестве свидетеля, то оно вообще фактически ни каких прав, как потерпевший, не имеет, хотя ущерб ему был нанесен, да и личная безопасность вызывает опасения.

Примерно таково и положение потерпевшего по делам, по которым применена амнистия к лицам, еще не осужденным и чья вина еще не доказана. Во всех указанных
случаях

ЮССИЙОКАА л 1

41 ГОРУЙ^Р-“.” яе«М$    

освобождение виновного от уголовной ответственности делает потерпевшего беззащитным.

В завершение изложения вопроса о правах потерпевшего уместно отметить, что права потерпевшего по «Уставу уголовного судопроизводства России» (ст.ст.304-308) были несколько большими, чем по действующему ныне УПК РСФСР.

Потерпевший мог выставлять своих свидетелей, присутствовать при всех следственных действиях и предлагать, с разрешения следователя, вопросы обвиняемому и свидетелям, представлять самые разнообразные

доказательства, получать копии всех протоколов и поста- новлений, приносить жалобы, требовать своего немедленного допроса и принятия мер «К обеспечению отыскиваемого ими вознаграждения».1

Наряду с хоть и недостаточными, но все же определенными законом правами, потерпевшие имеют и ряд немаловажных обязанностей.

Потерпевший, будучи лицом, непосредственно пострадавшим от преступления и потому заинтересованный в исходе дела, в возмещении нанесенного ему ущерба и наказании причинителя вреда, нередко является единственным человеком, способным сообщить достоверные сведения об обстоятельствах преступления, приметах и личности преступника. По его заявлению возбуждаются многие уголовные дела.

Устав уголовного судопроизводства России, М., 1914, ст. ст. 304-308

42

В связи с этим потерпевший обязан явиться по вызову органа дознания, следователя, прокурора или суда и дать правдивые показания, сообщив все известное ему по делу (ч. I ст. 75 УПК). В соответствии с этой же статьей УПК «Потерпевший может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу». Сюда могут входить и некоторые сведения, характеризующие личность потерпевшего и его действия, как до, так и после совершения в отношении него преступления, однако при этом должны учитываться права лица на личную и семейную тайну, на защиту своей чести и достоинства.

Хотя прямо в законе это не предусмотрено, но так как потерпевший допрашивается по правилам допроса свидетелей (ст.287 УПК), на него, как уже указывалось, должно распространяться положение ч.1 ст.51 Конституции РФ, позволяющей лицу не давать показания против себя и своих близких родственников.

Во всех иных случаях потерпевший за отказ от дачи показаний подлежит уголовной ответственности по ст.308 УПК, а за заведомо ложные показания по ст.307 УК.

Наше законодательство не содержит прямого ответа на вопрос об обязанности потерпевшего разрешить подвергнуть себя освидетельствованию, получению у него образцов для сравнительных исследовании и проведению в отношении него самого экспертного исследования.

В данном случае по видимому необходимо исходить из обязанностей потерпевшего, предусмотренных ст.75 УПК. в связи с чем проведение указанных действий, если иным путем

43

выяснить интересующие следствие важные вопросы невозможно, может быть осуществлено в принудительном порядке.

Однако вопрос этот не так прост, как это кажется на первый взгляд.

Хотя в соответствии со ст. 181 УПК «Постановление о производстве освидетельствования обязательно для лица, в отношении которого оно вынесено» мнение о возможности принудительного освидетельствования лица, отказывающегося от проведения в отношении него этого следственного действия, в том числе и потерпевшего, давно уже вызывает споры.

Так, по мнению М.С. Строговича освидетельствование потерпевшего и свидетеля «возможно только с их согласия. Хотя это не предусмотрено УПК, но вытекает из процессуального положения потерпевшего и свидетеля».1

Противоположную точку зрения высказывает Г.М. Миньковский, который считал, что такое решение привело бы к положению «… при котором выяснение некоторых существенных обстоятельств по многим делам, а значит и сама возможность правильного и обоснованного разрешения таких дел, зависели бы от потерпевшего».2

Для решения этого вопроса большое значение имеет рассмотрение нравственного аспекта принудительного освидетельствования потерпевшего. И это понятно. Ведь лицу, пострадавшему от преступления, уже причинены физическая и

М.С. Строгович, Курс советского уголовного процесса, т.2, М., 1970, стр.126

? Г.М. Миньковский, Пределы доказывания в советском уголовном процессе, М.» 1956, с.93, см. также «Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР», М.,1970, с.116 Той же точки зрения придерживаются и авторы подобного комментария под ред. В.М. Лебедева, М., 1996, с.256.

44

моральная травма, а тут еще ему предлагают подвергнуться освидетельствованию, зачастую связанному с необходимостью раздеться, что, естественно, может вызвать у него отрицательную реакцию. Между тем в интересах следствия необходимо как можно скорее провести это действие, иначе следы на теле потерпевшего могут видоизмениться или вообще исчезнуть.

Такие случаи наиболее часто встречаются по делам об изнасилованиях, когда у потерпевшей имеются на теле телесные повреждения, нанесенные ей во время борьбы с преступником, однако она категорически отказывается от освидетельствования, других же объективных доказательств по делу нет.

Закон, регламентирует порядок освидетельствования, подчеркивает, что при освидетельствовании недопустимы действия, унижающие достоинство освидетельствуемого лица. Но иногда это лицо воспринимает само принуждение к освидетельствованию как унижающее его достоинство, как посягательство на конституционные права человека, непри- косновенность личности. Вот почему естественным представляется вопрос, правомерно ли, оправданно ли морально применение к потерпевшему принудительного освидетельствования.

Как мы только что указали, Г.М. Миньковский считает, что порой без принудительного освидетельствования не обойтись. В. Каминская, высказывала мнение,
что такое

45

освидетельствование недопустимо.1 И. Быховский и И. Захарченко подчеркивают, что принудительное осви- детельствование возможно лишь в случае особой необходимости.2

Мы полностью присоединяемся к данной точке зрения и считаем, что прежде чем проводить принудительное освидетельствование следователь должен попытаться найти законные пути и средства, чтобы убедить потерпевшего в необходимости освидетельствования, если последний отказывается это допустить. Только если все пути для достижения согласия исчерпаны, а освидетельствование крайне необходимо, оно может быть осуществлено принудительно.

Правда в данном случае все таки остается неясным вопрос не является ли принудительное освидетельствование потерпевшего и проведение в отношении него экспертных исследований нарушением указанных выше положений ч.1 ст.51 Конституции РФ, позволяющее лицу не давать показаний против себя, а результаты освидетельствования и экспертного исследования в ряде случаев могут носить именно такой характер.

Данный вопрос не решен и в проекте нового УПК, хотя следственная практика настоятельно требует законодательного закрепления возможности проведения в исключительных случаях принудительного
освидетельствования, получения

В.И. Каминская, Охрана прав и законных интересов граждан в уголовно- процессуальном праве, Советское государство и право, 1968, №10, с.32

2

И. Быховский, Н. Захарченко, Этика проведения следственных
действий, Социалистическая законность, 1973, №11, с.12

46

образцов для сравнительных исследований и проведения экспертизы.

На практике возникает также вопрос об обязанности в некоторых случаях потерпевшего доказывать причинение ему вреда.

С нашей точки зрения, по делам частного и частно - публичного обвинения, предъявивший эти обвинения обязан доказывать их состоятельность, исключая случаи когда по данным делам участвует поддерживающий обвинение прокурор и они прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. Участие же потерпевшего в доказывании по делам публичного обвинения является его правом, а не обязанностью и никто не вправе обязать его осуществлять это.

47

§1.2. Судебная реформа и перспективы расширения правовых и организационных средств защиты интересов потерпевших.

Положению потерпевшего, защите жертв преступлений в нашей стране длительное время уделялось мало внимания. Только с принятием Конституции РФ 1993 года в содержащейся в ней большой главе, посвященной правам и свободам человека и гражданина, появились статьи, гарантирующие каждому гражданину судебную защиту его прав и свобод (п. 1 ст.46), а также получение им квалифицированной юридической помощи, что также немаловажно для потерпевшего (п.1 ст. 48). В ст. 52-ой Конституции РФ прямо констатировалось, что «Права потерпевшего от поступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба».

Однако уголовно-процессуальное законодательство, касающееся потерпевшего, до сих пор почти не изменено и не дополнено, не обращается достаточно внимания вопросам возмещения потерпевшему причиненного вреда при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел.

Мало внимания проблеме потерпевшего уделяется как при подготовке юристов в высших учебных заведениях, так и при учебных занятиях в целях повышения квалификации следователей и судей. Достаточно сказать, что в многочисленных выпусках «Следственной практики» уже много лет издаваемых Генеральной Прокуратурой и Министерством

48

Внутренних дел, среди сотен статей не удалось обнаружить ни одной специально посвященной практике защиты прав и законных интересов потерпевшего. Но и имеющееся совершенно недостаточное законодательство, посвященное правам и законным интересам потерпевшего плохо реализуется на практике.

В связи с этим мы считаем крайне актуальным изложение вопросов проходящей сейчас судебной реформы под углом зрения перспективы расширения правовых и организационных средств защиты законных интересов потерпевших.

20 октября 1991 года Верховным Советом РСФСР была одобрена представленная Президентом РСФСР «Концепция судебной реформы в Российской Федерации». В данном очень важном для страны документе указывалось на несостоятельность юстиции в России в деле охраны законности и правопорядка, неспособность сдерживать рост преступности, низкий профессиональный уровень работы. Подчеркивалось, что превыше всего ставятся интересы государства в противовес защите прав граждан, а именно на последнее, в первую очередь должны быть направлены все усилия правоохранительных органов. Указывалось на обвинительный уклон судей, их низкую квалификацию, карьеризм, говорилось о совершенно недостаточном материально-техническом обеспечении

судебной системы.1

Остро стоял вопрос и о судейской независимости. При таких условиях реформа судебной системы, в самом широком

Концепция судебной реформы в РФ, М.,1992, стр.9, 18-28

49

ее понимании, была крайне необходима, так как очень серьезна была «проблема совершенствования условий судебного познания и ослабления негативных факторов в правосудии». 1

Но судебная реформа касается не только преобразования судебной системы. Прежде всего она направлена на защиту прав личности и развитие правовых средств борьбы с преступностью. Обе эти задачи должны гармонически сочетаться и не превалировать одна над другой. Достичь это можно созданием полноценной системы гарантий обеспечения прав и свобод человека и эффективных средств их зашиты.

Такого рода защитником может быть суд, если у него имеется реальная власть и он самостоятелен, отделен от администрации, т.е. здесь уже идет речь о гарантиях правосудия, причем в первую очередь о системе процессуальных гарантий судебной и досудебной деятельности, обеспечивающей решение задач правосудия и охраны прав и законных интересов его участников.

Для этого необходимы: доступность правосудия гражданам, хорошее, понятное им законодательство, независимость, беспристрастность компетентность и профессионализм судей, возможность открытой и действенной критики суда и других правоохранительных органов, а как результат - появление у граждан уважения к правоохранительной деятельности, повышение ее престижа.

АХ.Бойков, Третья власть в России М., 1997, стр.48

50

«Если судебная реформа проводится во имя ограждения правосудия от бюрократического произвола государственной машины. - пишет А.Д. Бойков,- если в центре реформы идеи защиты прав человека и торжества справедливости, наращивание гарантий прав участников судебного процесса одно из главных ее направлений».1

2-ой Всероссийский съезд судей (июнь 1993 г.) принял постановление «О ходе судебной реформы в Российской Федерации», в котором основным направлением судебной реформы признавалось совершенствование процессуального законодательства, а именно:

  • упразднение следственного судопроизводства и утверждение состязательности процесса, при котором ответственность по сбору доказательств и их полноценность возлагается на истца, ответчика и обвинителя;

  • введение упрощенных форм судопроизводства по несложным гражданским и уголовным делам, возможность вынесения по ним заочных судебных решений;

введение апелляционного и ликвидационного надзорного судопроизводства;

введение суда присяжных, но при условии максимального его обеспечения;

  • принципа состязательности и применения упрощенных форм судопроизводства по малозначительным и очевидным преступлениям.2

А.Д.Бойков, указанное сочинение, сти.137 Советская юстиция. 1993 г.. №16 стр.6-7

51

Однако судебная реформа должна идти не только в этих направлениях. Наряду с судом присяжных необходимо и возрождение мировых судей, что сделает суд значительно более доступным для граждан, разгрузит суды, рассматривающие более сложные дела. Определенному упрощению судопроизводства должно также способствовать расширение полномочий судьи единолично рассматривающего дела.

Должен быть введен и постоянно расширяться судебный контроль за законностью дознания и предварительного следствия, преодолен обвинительный уклон в деятельности органов расследования и суда.

Будучи ограничены темой диссертационного исследования мы не намерены давать расшифровку и комментирование указанных положений, тем более, что по этим вопросам не мало уже написано и сказано, в связи о чем обратимся непосредственно к интересующему нас конкретному вопросу: как реализация судебной реформы должна повлиять на положение потерпевшего от преступления?

В предшествующем параграфе были уже изложены существующие на настоящий момент права и обязанности потерпевшего, однако необходимо еще раз подчеркнуть, как эти права и обязанности реализуются в ходе судебной реформы, и что еще необходимо сделать для их расширения и повышения эффективности применения на практике.

Весьма существенно расширены права потерпевшего при рассмотрении уголовного дела судом присяжных,
однако

52

требовать чтобы дело рассматривалось судом присяжных, потерпевший, в отличии от обвиняемого, не может.

Потерпевший признан «стороной» в уголовном процессе и ему предоставлено право выступления в прениях.

В соответствии со ст.429 УПК потерпевший наряду с прокурором, подсудимым и его защитником имеет право заявлять обязательное для рассмотрения судом присяжных ходатайство о направлении дела на дополнительное расследование, в случаях, когда были выявлены новые, существенные для разрешения дела обстоятельства, а, как известно, суд присяжных по своей инициативе направить дело на доследование не вправе.

Потерпевший должен быть извещен о дне предварительного слушанья дела судьей и вправе на нем присутствовать (ст.432 УПК).

Потерпевший может заявить отвод, но не безмотивный, присяжным заседателям и, если для этого есть предусмотренные законом основания, председательствующий должен его удовлетворить (ст.438 УПК).

Потерпевший может ходатайствовать об исследовании доказательств, ранее исключенных судьей (ст.446 УПК), а также просить о постановке вопросов или поправок к ним перед коллегией присяжных заседателей, помимо тех, которые предлагает председательствующий по делу.

Потерпевший может заявить возражения по поводу содержания напутственного слова председательствующего, указав на его необъективность. На это заявление потерпевший

53

может в дальнейшем ссылаться при кассационном обжаловании приговора (ст.451 УПК).

Председательствующий должен выяснить мнение потерпевшего при возобновлении судебного следствия по просьбе присяжных для уточнения поставленных перед ними вопросов и новых их формулировок (ст. 455 УПК).

После провозглашения вердикта потерпевшему, как и другим сторонам в процессе, предоставляется «…возможность исследования доказательств, не подлежащих исследованию с участием присяжных заседателей, и выступить по вопросам, связанным с юридическими последствиями вынесенного коллегией присяжных заседателей вердикта, включая вопросы квалификации содеянного подсудимым, назначения ему наказания и разрешения гражданского иска (ст.458 УПК).

В соответствии со ст.430 УПК потерпевший может возражать против прекращения дела при отказе прокурора от обвинения, однако дальнейший механизм судебного разбирательства при такой ситуации неясен, так как потерпевшему в этом случае должен быть предоставлен статус обвинителя в процессе, а это законом не предусмотрено. Данная ситуация в новом УПК должна быть разъяснена.

Далее необходимо отметить, что несмотря на реализацию принципа состязательности суд ни в коем случае нельзя полностью освободить от обязанности по участию в доказывании и установлении истины. Суд не может быть равнодушным наблюдателем состязания сторон, в том числе нельзя устранять и правозащитную роль суда, в том числе и по отношению к потерпевшему. Активная, основанная на строгом

54

соблюдении закона, деятельность суда должна способствовать защите прав и законных интересов потерпевшего, возмещению причиненного ему вреда.

Характерно, что еще в Уставе уголовного судопроизводства 1864 года, построенного на принципе состязательности, в тоже время содержалось ряд норм, обязывающих суд не только проверять уже собранные по делу доказательства, но и привлекать новые (ст. ст. 105,107 Устава).

Лицу, еще не признанному потерпевшим, но фактически таковым являющемуся, должно быть предоставлено право обжаловать в суд постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, его приостановление или прекращение. Ему должно быть разрешено ознакомиться с материалами дела, послужившими основанием к принятию подобных решений. Уместно отметить, что на практике нередки случаи, когда лицам, считающим себя потерпевшими, по их просьбе, органами, осуществлявшими предварительную проверку, а также прекратившими или приостановившими дело, такое ознакомление разрешается.

В соответствии с постановлением Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 года граждане, считающие, что нарушены их конституционные права, вправе обжаловать в суд: отказ в возбуждении уголовного дела, прекращение производства по делу, приостановление производства по делу.

В данном постановлении указано, что положения ч.1 ст.218 и ст.220 УПК РСФСР по смыслу, придаваемому им правоохранительной практикой, исключающие возможность судебного обжалования действий и решений органов дознания,

55

следователя или прокурора, связанных с производством обыска, наложением ареста на имущество, приостановлением производства по уголовному делу и продлением срока предварительного расследования признаны не

соответствующими ч.ч.1,2 ст.46, с т.52 Конституции РФ.

Вопросы эти на практике должны рассматриваться по аналогии с порядком, предусмотренном ст.ст.2201, 2202 УПК. Такой порядок не противоречит требованиям п. 3 ст. 123 Конституции РФ, но пробел в законодательстве, регулирующем участие в уголовном процессе лиц, заинтересованных в незамедлительном восстановлении своих прав и свобод, в возмещении причиненного им материального и морального ущерба неправомерными действиями (бездействием) и решениями органов дознания, следователя и прокурора должен быть устранен.

Жалобы на действия органов предварительного следствия для рассмотрения в порядке ст.2202 УПК должны приниматься, согласно постановления Конституционного Суда РФ, от участников уголовно-процессуальных отношений, в том числе от юридических лиц, а кем является юридическое лицо не заявившее гражданский иск, но права и интересы которого нарушены, как не потерпевшим?

В связи с указанием Конституционного Суда РФ допускается кассационное обжалование решений об отклонении жалоб, рассмотренных в порядке ст.ст.2201, 2202 УПК, а следовательно по аналогии и жалоб потерпевших по иным, указанным выше вопросам.

56

Как уже отмечалось, в качестве потерпевших должны признаваться не только физические, но и юридические лица.

Лицо должно признаваться потерпевшим сразу же за возбуждением дела в связи с принесенной жалобой на причинение ему вреда. Если же дело возбуждено не по жалобе потерпевшего, а таковой в деле имеется, то он должен быть признан таковым не позднее предъявления обвинения лицу, привлеченному к ответственности. При этом потерпевшему должно быть разъяснено, в чем это лицо обвиняется.

Пострадавшему должно быть разъяснено или он по собственной инициативе должен иметь право подать заявление о признании его потерпевшим в процессуальном плане. Этот вопрос должен быть решен следователем в 24 часа, причем при отказе должно быть вынесено мотивированное постановление.

В УПК должен появиться четкий перечень прав, предоставленных потерпевшему при его участии в расследовании преступления, причем должно быть установлено, что потерпевший может, по решению следо- вателя, участвовать во всех следственных действиях. Если же следственное действие проводится по ходатайству потерпевшего или его представителя им не может быть отказано в нем участвовать.

Потерпевшие должны иметь право знакомиться с протоколами всех следственных действий, в которых они принимали участие и со всеми документами, которые должны были быть им предъявлены.

Особо надо подчеркнуть, что потерпевший должен быть ознакомлен с постановлением о назначении экспертизы и ему

57

должна быть предоставлена возможность не только задать эксперту свои вопросы, но и назвать, кого бы он хотел видеть экспертом, в какое учреждение для проведения экспертизы, по его мнению, следует направить материалы.

Очень важно решение вопроса об обеспечении потерпевшего представителем, четкого обозначения прав последнего. Об этом частично уже было сказано и в связи особой важностью вопроса будет ниже рассмотрено в отдельном параграфе.

Потерпевшему, для обеспечения ему возможности воспользоваться всеми своими правами, целесообразно было бы вручать копии: постановления о возбуждении уголовного дела; постановления о признании потерпевшим или об отказе в таком признании; обвинительного заключения; приговора; определения о прекращении или приостановлении дела; кассационной жалобы или кассационного протеста; решения кассационной инстанции.1

О правах потерпевшего при судебном разбирательстве было уже довольно подробно сказано в предшествующем параграфе. Хотелось бы только добавить, что требуется расшифровка права потерпевшего «представлять

доказательства”, что это относится не только к судебному разбирательству, но и предварительному следствию. С нашей точки зрения, должно быть предусмотрено и право потерпевшего «собирать доказательства» не запрещенными законом средствами, например, предпринимать
поиск

Об этом говорил уже АД. Бойков в своей книге «Третья власть», М., 1997, с. 191.

58

свидетелей, обращаться за помощью к частному детективу, который в соответствии с «Законом о частной детективной и охранной деятельности» должен предупредить лицо, ведущее расследование, о выполнении подобного поручения обратившегося к нему клиента.

В разработанном в соответствии с общим направлением судебной реформы и принятым в первом чтении Государственной Думой РФ проекте УПК РФ многие из перечисленных выше прав потерпевшего нашли свое отражение. Чтобы не быть голословным приведем содержание части 4 ст.46 данного проекта: «Потерпевший имеет право: знать о предъявленном обвиняемому обвинении; давать показания; представлять доказательства; заявлять ходатайства и отводы; давать показания на родном языке или ином, которым владеет; пользоваться бесплатной помощью переводчика; иметь представителя; знакомиться с протоколами следственных действий, производимых с его участием, и подавать на них замечания; участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, проводимых по его ходатайству либо ходатайству его представителя; знакомиться по окончании расследования со всеми материалами дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме; получать копии постановления о возбуждении уголовного дела, о признании его потерпевшим или об отказе в этом, о прекращении дела, копию обвинительного заключения, а также копию приговора, решения суда апеляционной и кассационной инстанций; участвовать в судебном разбирательстве дела в суде
первой инстанции; выступать в судебных прениях;

59

поддерживать обвинение, в том числе и в случае отказа государственного обвинителя от обвинения; знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания; приносить жалобы на действия и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда; обжаловать приговор и определения суда, постановления судьи; знать о принесенных по делу жалобах и протестах и подавать на них возражения; участвовать в судебном рассмотрении заявленных жалоб, ходатайств и протестов в апелляционной и кассационной инстанциях».

Как видно из приведенной статьи в ней перечислены не все права потерпевшего, о которых нами было сказано выше, и главное они не конкретизированы ни в данной ни в последующих статьях проекта УПК.

Что касается указанных в этой же статье проекта УПК обязанностях потерпевшего, то, в основном они совпадают с приведенными нами ранее, но опять же они недостаточно конкретизированы, не разъяснено во всех ли случаях потерпевший обязан отвечать на поставленные вопросы, т.е. не указано на наличие у него иммунитета, аналогичного свидетельскому.

В статье 47 проекта УПК дано понятие «частного обвинителя», которым «является лицо, подавшее жалобу в суд по делу частного обвинения …и поддерживающее обвинение в суде, а также потерпевший по делам публичного и частно -публичного обвинения, самостоятельно поддерживающий обвинение в суде в случае отказа государственного обвинителя от обвинения»”. В соответствии с п.7 ст.282 проекта УПК «В

60

случае отказа прокурора от обвинения, если от обвинения отказался также и потерпевший, суд своим определением (постановлением) прекращает дело. Если же потерпевший настаивает на обвинении, суд продолжает разбирательство и разрешает дело в общем порядке. Прокурор в этом случае освобождается от дальнейшего участия в процессе, а обвинение поддерживает потерпевший, лично или через представителя. По ходатайству потерпевшего ему должно быть предоставлено судом время для приглашения представителя».

Хотя в приведенных статьях проекта реализовано далеко не все, что было бы, как нами указывалось, желательно ввести в уголовный процесс, однако принятие закона даже в данной редакции было бы значительным прогрессом в обеспечении прав потерпевшего.

Ряд мер по обеспечению прав потерпевшего и других участников судопроизводства принял Конституционный Суд РФ, признавший не соответствующими Конституции РФ и не подлежащими применению положения УПК РСФСР, ущемляющих права этих лиц.

Так, 13 ноября 1995 года Конституционным Судом РФ было принято постановление по делу о проверке конституционности ч.5 ст. 209 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан Р.Н. Смигулиной и А. А. Апанасенко на нарушение их конституционных прав. Р. И. Смигулина, признанная потерпевшей по факту гибели ее брата, неоднократно обращалась в органы прокуратуры и суды с жалобами на постановление следователя о прекращении данного дела за отсутствием состава преступления.
Судебные органы

61 отказывали потерпевшей в рассмотрении жалоб, ссылаясь на то, что согласно ч.5 ст.209 УПК РСФСР постановление о прекращении уголовного дела, вынесенное в ходе предварительного следствия, может быть обжаловано только прокурору и в связи о этим обжалованию в суд не подлежит, Р.С. Смигулина просила признать содержащееся в ч.5 ст.209 УПК РСФСР положение как позволяющее

правоприменительным органам ограничивать конституционные права потерпевшего на доступ к правосудию и судебную защиту, не соответствующими Конституции РФ. Жалоба с аналогичными требованиями поступила в Конституционный Суд РФ также и от потерпевшего А.А. Апанасенко.

Конституционный Суд РФ признал ч.5 ст.209 УПК РСФСР в той мере, в какой эта норма по смыслу, придаваемому ей сложившейся правоприменительной практикой, ограничивает возможности судебного обжалования постановления о прекращении уголовного дела, не соответствующей ч.1 и 2 ст. 46 ст.52 Конституции РФ.1

На основании этого решения Конституционного Суда РФ законодателем была изменена формулировка ч.5 ст.209 УПК РСФСР, которая теперь предусматривает возможность обжалования постановления о прекращении дела в суд.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 29 апреля 1998 года по делу о проверке конституционности ч.4 ст.45 УПК РСФСР в связи с запросом Костомукшского городского суда Республики Карелия было признано ее несоответствие ч.2 ст.45,ч.1 ст.46 и ч.З ст.55 Конституции РФ. Статья 113 УПК

Вестник Конституционного Суда РФ, №6, 1995, с.18-21

62

РСФСР не допускает судебного обжалования постановления прокурора, следователя или органа дознания об отказе в возбуждении уголовного дела, что исключает также для лиц, интересы которых затрагиваются этим постановлением, возможность использовать для своей защиты все способы, не запрещенные законом. Федеральному Собранию было предложено решить вопрос о внесении в уголовно- процессуальный закон изменений и дополнений, вытекающих из данного решения Конституционного Суда РФ.1

Постановлением Конституционного Суда РФ от 15 января 1999 года в связи с жалобой гражданина М.А. Клюева положения ч.1 и 2 ст.295 УПК РСФСР, на основании которых потерпевший по уголовному делу не допускается к участию в судебных прениях (кроме как по делам о преступлениях, предусмотренных ст.ст.115,116, ч.1 ст. 120 и ст. 130 УК РФ) признаны не соответствующими ч.1 ст.46, ст.52 и ч.З ст. 123 Конституции РФ. Указанное обстоятельство обязывает суды применять данную статью без каких-либо ограничений допуска потерпевшего к участию в судебных прениях.2

Приведенные примеры свидетельствуют о

конструктивной роли Конституционного Суда РФ в совершенствовании уголовно- процессуального

законодательства и правоприменения.

Вестник Конституционного Суда РФ, №14, 1998, с.36-40 Российская газета от 26 января 1999 г. с.4

63

§1.3. Виктимологические проблемы, возникающие при расследовании и судебном разбирательстве преступлений

Для успешного решения задач профилактики правонарушений и борьбы с преступностью требуется не только углубленное изучение преступности и личности правонарушителя, но и детальное исследование жертвы преступления и ее поведения как в преступной ситуации, так и во время преступного акта и после его совершения.

Полное и всестороннее изучение личности потерпевшего, его поведения и роли в генезисе преступления имеет большое значение для всей практической деятельности органов дознания следователя и суда. Данные о потерпевшем могут и должны использоваться для уяснения всех обстоятельств дела. Например, выявление связей потерпевшего нередко помогает определить круг лиц, среди которых надо искать преступника. Знание особенностей присущих потерпевшему, его нравственного и морального облика, позволяет определить возможные версии о событии преступления и самом преступнике, решать другие задачи, связанные с установлением истины по делу.

Вопросами изучения потерпевшего занимается наука «Виктимология», название которой происходит от латинского слова «victima» (виктима) - жертва.

«Victima», как пишет В.И.Полубинский, первоначально означало живое существо, однако со временем это слово получило более широкое толкование, им стали называть
и

64

вещи. По его мнению последнее навряд ли правильно, так как «Жертва без сознательного восприятия вреда - с научной точки зрения не жертва»1. Исходя из этого В.И. Полубинский считает, что жертвой может быть только человек, который несет физический, моральный или имущественный ущерб.

С нашей точки зрения, автор только не учитывает положение, когда жертвой становятся какие-либо объединения лиц, сознательно воспринимающих вред. А подобное объединение может быть юридическим лицом.

Несомненно жертвой преступления может быть организация - юридическое лицо, которое из-за неудовлетворительной защиты своего имущества создало условия, облегчившие его изъятие. Например, это может быть банк, не наладивший обеспечение своей безопасности, и ставший из-за этого жертвой преступления.

Поэтому совершенно правильно когда «виктимность», т.е. подверженность стать жертвой определяют, «как потенциальное свойство человека или определенной общности людей (подчеркнуто нами М.И.) выражающееся в повышенной способности становиться при определенных обстоятельствах жертвой преступления.»2

Виктимология наука не новая. Еще в 1864 году в своем труде
«Документальное изложение наиболее знаменитых

1 В.И.Полубинский, Криминальная виктимология и проблемы предварительного следствия, Волгоград, 1980, стр,6-7

2 Сидоров Б,В., «Поведение потерпевших от преступлений и уголовная ответственность», автореф, доктот. десс. М., 1998, стр.11

65

преступлений» А. Фейербах утверждал, что жертва может быть первопричиной преступного акта.1

Известный дореволюционный юрист А. Лоховицкий в изданном в 1867 году «Курсе уголовного права» писал что «зло, составляющее то или другое преступление, наказывается не одинаково: убийство, кража, обида, преступление против государства разделяются по наказаниям не только на различные степени, смотря по качеству зла, но также смотря и по тому лицу … на которое обращено преступление”.2

Советские ученые довольно поздно начали заниматься проблемами виктимологии. Первой крупной работой в этой области была книга Л. В. Франка «Виктимология и виктимность»3. До этого встречались лишь статьи, посвященные поведению потерпевших.4 Правда, еще в 1971 году отдельные положения виктимологии были рассмотрены А.А. Закатовым в его кандидатской диссертации.5 Это же относится к несколько позднее защищенной диссертации Л.В. Ильиной.6

Однако до сих пор ни в одной научной или методической работе нам не удалось встретить специальную разработку прав потерпевших - юридических лиц, а также массы потерпевших, хотя такие вопросы возникают все чаще. Например, как ведут себя потерпевшие если их
огромное количество, как

1 Revne Internationale de Criminologie et la Police techniqne, 1967, №2, p.118

2 Лоховицкий А., Курс уголовного права, Спб.1867, с. 188 3ФранкЛ.В., Виктимология и виктимность, Душанбе, 1972

4 Минская B.C., Ответственность потерпевших за поведение, способствующее совершению преступления, Сов. юстиция, 1969, №14 Изучение личности потерпевших, Соц. законость , 1970, №8

Центров Е.Е. Специфика взаимоотношений преступника и потерпевшей по делам о половых преступлениях, «Вопросы личности преступника» М., 1971

5 Закатов А.А.. Тактика допроса потерпевшего на предварительном следствии, Автореф. канд. дисс. Одесса. 1971

6 Ильина Л.В., Участие потерпевшего и его представителя в доказывании по уголовному делу, Автореф. канд.дисс. Л. , 1975

66 обеспечивается возмещение им вреда (известные
дела Мавроди, Властелины и др.)?

Исследование поведения жертвы преступления предполагает выяснение содержания, характера, целей и мотивов ее действий до, во время и после совершения преступления, их продолжительность и интенсивность, что послужило поводом к таким действиям, наличие объективных и субъективных предпосылок к использованию конкретного способа деяния, роли потерпевших в преступном проявлении.

Личность и поведение потерпевшего влияют на границы уголовной ответственности совершившего преступление, квалификацию содеянного, индивидуализацию наказания.

Без учета данных о потерпевшем невозможно определить степень общественной опасности преступления и лица его совершившего.

Данные о потерпевшем помогают и раскрытию неочевидных преступлений.

Рассматривая личность и поведение жертвы преступления в качестве конкретных признаков некоторых составов преступлений, а также как обстоятельства, отягчающие или смягчающие ответственность обвиняемого, законодатель ориентирует уголовно-процессуальную теорию и практику на необходимость исследования виктимологических данных в качестве одного из важнейших компонентов предмета доказывания.

Виктимологические данные содействуют правильной оценке поведения обвиняемого и эффективному представительству
интересов потерпевшего, гражданского

67

истца или гражданского ответчика в уголовном процессе, определяют (наряду с другими обстоятельствами) характер и объем их участия в деле и, в частности, в доказывании.

Роль потерпевшего в механизме преступления важна и интересна, но виктимологические проблемы применительно к сфере уголовного судопроизводства исследованы еще. недостаточно, хотя в определенной мере они проводились.1

Изучение следственной и судебной практики дает основание утверждать, что виктимологические данные по уголовным делам устанавливаются неполно. Редко при расследовании истребуются характеристики на потерпевшего, не выясняется находился ли потерпевший в состоянии опьянения, не уточняется характер взаимоотношений потерпевшего с другими лицами (обвиняемым, свидетелями, другими потерпевшими и др.).

Хотя закон конкретно не устанавливает содержание и пределы доказывания данных о пострадавшем от преступления, тем не менее они бесспорно составляют компонент предмета доказывания. Практически ни один из компонентов предмета доказывания не может быть установлен достаточно полно, всесторонне и объективно без учета виктимологических данных.

Виктимное поведение потерпевшего может оказать существенное влияние на степень вины и пределы уголовной ответственности преступника, стать самостоятельным субъективным основанием
уголовной ответственности

Вандышев В.В., Правовые и этические проблемы использования данных виктимологии в советском уголовном судопроизводстве Автореф. канд. дисс, Л., 1977

68

потерпевшего, как физического лица, так и юридического, в лице его руководителей.

Между тем в пособиях, адресованных практическим работникам правоохранительных органов, акцент делается лишь на изучении личности обвиняемого, при этом не учитывается, или почти не учитывается, что правонарушитель не единственное действующее лицо при совершении преступления. Роль потеплевшего фактически не затраги- вается, хотя механизм преступления должен анализироваться не только через действия правонарушителя, но и через действия его жертвы.

Следует отметить, что и криминальная статистика мало интересуется социально-демографическими данными и иной характеристикой пострадавших от преступлений, их поведением в преступной ситуации, вопросами возмещения им причиненного вреда.

Как уже отмечалось, уголовный закон во многих случаях наличие состава преступления связывает с характеристикой личных качеств и поведения потерпевшего. Это могут быть социальный статус потерпевшего, например, его должностное положение (сотрудник правоохранительных органов и др.), его физическое, материальное и возрастное состояние * (беременная женщина, лицо, находящееся в опасном для жизни состоянии, несовершеннолетние) и, наконец, характер поведения потерпевшего до, во время и после совершения в отношении него преступления (неправомерные действия, иное ненадлежащее поведение и т.п.).

69

Не исключается и специфическая предрасположенность некоторых людей становиться жертвой преступления, так называемая виктимность, обуславливаемая совокупность личных качеств человека и конкретной ситуацией в которой он оказался.

Вероятность стать жертвой преступления повышается или снижается не только от наличия или отсутствия определенных личных качеств человека и его опасного либо безупречного поведения, но и от времени, места и положения, в котором он оказался и от ряда других условий, в целом составляющих виктомологическую обстановку.

Но все-таки практика показывает, что поведение жертвы наиболее тесно связано с ее личностными качествами. При этом лицо может быть подвержено совершению в отношении него любых преступлений, либо только определенных их видов, например, мошенничества, краж, насилия.

Поведение жертвы может быть ненадлежащим не только в момент непосредственно предшествовавший совершению в отношении нее преступления, но и задолго до этого, когда взаимоотношения будущего преступника и его .жертвы давно уже были не нормальными, обостренными.

В целом же, как указывает В.И. Полубинский, роль потерпевшего в совершаемом против него преступлении может быть нейтральной, соучаствующей и провоцирующей.

Нейтральная жертва никак не влияет на совершенное в отношении нее преступление. Жертва-соучастник становится потерпевшей в результате соучастия в совершенном преступлении, как активном, так и пассивном. Провоцирующая

70

жертва своими действиями потенциально толкает преступника на противоправный акт или создает обстановку благоприятную для совершения преступления.1

В юридической литературе проводится несколько более подробных классификаций жертв (потерпевших) преступлений. С нашей точки зрения, ближе всего к потребностям практики следствия и суда классификация, предложенная в своей докторской диссертации Б.В. Сидоровым. По его данным, являющимся результатом изучения 889 уголовных дел о преступлениях, в том числе 296 дел об убийствах, поведение потерпевших характеризовалось следующим образом;

1.Позитивное, правомерное, общественно-полезное поведение:

в общей структуре потерпевших - 8,1%

среди потерпевших по делам о тяжких, насильственных преступлениях против личности -13,7%

2.Нейтральное, не способствующее и не препятствующее преступному посягательству поведение:

в общей структуре потерпевших - 24,5%

в структуре потерпевших от тяжких насильственных преступлениях против личности -36,8%

З.Пассивное, облегчающее совершения преступления поведение:

в общей структуре потерпевших - 22,6%

в структуре потерпевших от тяжких, насильственных

преступлений против личности - 26,2%

В.И Полубинский, указанная работа , стр.48-49

71

4.Некритичное, неосмотрительное, доверчивое, хотя и позитивное в социальном и нравственно-правовом отношении поведение:

в обшей структуре потерпевших -13,4%

в структуре потерпевших от мошенничества - 80,6 %

в структуре потерпевших от изнасилований - 32,0%

5.Легкомысленное, безответственное, отрицательное по своей социальной и нравственно-правовой природе поведение:

в общей структуре потерпевших -14,4%

в структуре потерпевших от тяжких насильственных преступлений против личности - 4,2%

в структуре потерпевших от мошенничества -16%

  1. Провокационное, аморальное, негативное в социальном и нравственно-правовом отношении, явившееся непосредственным поводом совершенного преступления, поведение:

в общей структуре преступности -17%

в структуре потерпевших от тяжких преступлений против

личности -19,1%.1

К указанной классификации, вероятно, нужно было бы добавить некоторые особые случаи поведения потерпевших. Прежде всего, это согласие потерпевшего на осуществление в отношении него уголовно-наказуемых действий. Это, например, просьба тяжело больного о лишении его жизни, согласие лица, не достигшего 16-ти лет, на половое сношение с ним просьба женщины о производстве незаконного аборта и т.п. Правда,

Сидоров Б.В., Указанная работа стр. 42-44

72

такие случаи в практике довольно редки, но по поводу их оценки ведутся научные дискуссии, которые пока единым выводом не завершились.

Приведенная классификация должна способствовать дифференциации уголовной ответственности и назначению справедливого наказания с учетом роли потерпевшего в совершаемом в отношении него преступлении. Отсюда вытекает и уже указанное уголовно-процессуальное значение выяснения в процессе доказывания обстоятельств, касающихся поведения потерпевшего до, во время и после совершения в отношении него преступления.

С нашей точки зрения, основывающейся на изучении следственной и судебной практики, ближе всего к ее потребностям подразделение жертв преступлений на:

1) жертвы, провоцировавшие совершение преступления и ставшие потерпевшими из-за негативного, преступного, неправомерного, глубоко аморального поведения; 2) на создающие объективную возможность для совершения преступления или облегчающие это (неосмотрительно- доверчивые, рискованные, пассивно-молчащие); 3) на случайные, нейтральные, не содействовавшие собственной виктимизации.

В первых и вторых случаях совершенно очевидно наличие «вины потерпевшего», понимаемой как отрицательное с точки зрения общества поведение, объективно способствовавшее совершению преступления или создавшее условия для преступного посягательства.

73

Виновным является такое поведение жертвы, в котором обнаруживается отношение к исходу преступного деяния и содержаться какие-либо причинные факторы, повлиявшие на асоциальное поведение правонарушителя, т.е. когда поведение жертвы способствовало возникновению преступного умысла и его осуществлению.

В юридической литературе высказывалось мнение о недопустимости признания потерпевшим лиц, чье противоправное или аморальное поведение способствовало причинению им вреда. С этим согласится нельзя, так как законность их интересов, как потерпевших от преступления определяется не характером их поведения, а фактом причинения им вреда.

Противоправное и аморальное поведение потерпевшего не исключает виновность преступника. Вина жертвы, как один из поводов противоправного деяния относится лишь к объективной стороне преступления, также как и любые иные обстоятельства, способствующие противоправному деянию. Соответственно уголовно-процессуальное законодательство рассматривает факт причинения вреда, как единственное основание признания в уголовном судопроизводстве потерпевшим.

Данные науки-виктимологии учитываются наукой уголовного процесса при разработке проблем:

-социальных и правовых гарантий безопасности потерпевшего и других участников судопроизводства;

правовой защищенности потерпевших при расследовании и судебном разбирательстве;

74

рассмотрения потерпевшего как субъекта процессуальной деятельности, его роли, в частности его показаний, в системе доказательств;

  • определения вида и размера вреда, причиненного потерпевшему;

использования возможных средств обеспечения возмещения вреда.

Данные криминальной виктимологии учитываются и близкой к уголовному процессу наукой-криминалистикой. Это касается:

  • потерпевшего, как источника информации, полезной для раскрытия и расследования преступления;

  • потерпевшего, как элемента криминалистической характеристики преступления;

  • установления криминалистическими методами личности неизвестного потерпевшего;
  • использования данных о потерпевшем для построения следственных версий;
  • -участия потерпевшего, с учетом виктимологических данных, в следственных действиях;

участия потерпевшего в оперативно-розыскных действиях по установлению лиц, совершивших преступление, орудий преступления, похищенного имущества;

  • выявление лжепотерпевших и их разоблачения. Уголовно-процессуальный закон предписывает

всестороннее, полное и объективное исследование, всех обстоятельств дела (ст.20 УПК), следовательно, наряду с другими вопросами закон требует изучения и оценки
роли

75

потерпевшего. Это имеет значение не только при рассле- довании отдельных конкретных преступлений, но и во многом определяет разработку мероприятий по предупреждению преступлений, средств защиты от них.

Органы расследования и суд должны выяснять данные о личности потерпевшего, его поведении, также полно, как и данные характеризующие в том же плане подозреваемого, обвиняемого и подсудимого. Применительно к потерпевшему, это биографические данные, сведения о психическом и физическом состоянии, моральных и интеллектуальные качествах, условиях и образе жизни, об иных личных качествах, которые могут иметь значение при расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел. Это крайне важно, так как уже отмечалось, что уголовное законодательство с личностными качествами и поведением потерпевшего по многим составам преступлений связывает вопросы квалификации преступного деяния и индивидуализации наказания на основе имевших место смягчающих или отягчающих наказание обстоятельств.

Особенно важно разобраться в причинах и поводах негативного, неправомерного поведения жертвы, выяснить действительно ли это имело место и по этой ли причине виновный действовал в состоянии сильного душевного волнения или состоянии необходимой обороны. Ведь, например «Убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего, либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной

76

психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего», (ст. 107 УК РФ) наказывается, как значительно менее опасное, несравнимо легче, чем при иных формах лишения жизни.

По данным Б.В. Сидорова, изучившего 889 уголовных дел, среди потерпевших 21,5% имели с причинившими им вред неприязненные или враждебные отношения. Среди потерпевших от убийств этот показатель был еще большим 38%. Из 587 опрошенных потерпевших от тяжких насильственных преступлений 62,6% считали, что совершению на них посягательства способствовали неприязненные отношения с преступником, а 20,5% просто враждебные.1

По данным криминологической лаборатории Казанского государственного университета жертвы, характеризующиеся отрицательно в структуре пострадавших от насильственных преступлений составляют 33,3% 2

Эти данные касаются лишь потерпевших - физических лиц, так как к сожалению, в своем интересном исследовании Б.В. Сидоров исходил из точки зрения, что потерпевшим может быть только физическое лицо. Мы же, как уже было указано выше, разделяем иную точку зрения, что потерпевшим может быть и юридическое лицо, как это предусмотрено в проекте нового УПК. Разумеется, это не относится к насильственным преступлениям,

1 Сидоров Б. В. указ. Раб. С 31-32

2 К.Ф. Амиров, Б.В. Сидоров, Защита человека от преступлений и злоупотребления властью, Казань, 1994, стр. 57.

77

Некоторым людям субъективно присуща

предрасположенность становиться при определенных условиях жертвами преступления. Это лица, которых отличает конфликтность характера, жадность, \невежество, излишняя доверчивость. Более часто по сравнению о другими лицами потерпевшими могут становиться люди имеющие профессию, связанную с определенным риском, располагающие значительными материальными средствами, выполняющими некоторые особые социальные функции.

Мошенники добиваются своей цели не только используя доверчивость и легкомыслие потерпевших, но и встречающееся сочетание этих качеств с нечестностью, корыстью стремлением получить какие-либо блага не приложив для этого собственных усилий и труда.

Многое зависит от психологических черт личности, ее целевых установок, уровня общей культуры, которые могут существенно влиять на поведение человека в сложной и неожиданной ситуации.

Положительные свойства личности оказывают хорошее влияние на ее поведение в подобной обстановке, а отрицательные, наоборот, способствуют негативному поведению.

Практика показывает, что нередко потерпевшим присущи такие черты характера, как вздорность, вспыльчивость, эгоизм, алчность, моральная нечистоплотность, слабоволие и др., но решающая роль в причинении вреда потерпевшему все же всегда принадлежит лицу, осуществляющему противоправное поведение.

78

Можно говорить и о таких личных качествах человека, влияющих на его становление потерпевшим, как красота или старость, так как молодая, красивая женщина чаще является объектом изнасилования, а старый человек объектом нападения грабителя или обмана мошенником.

Однако, как уже неоднократно отмечалось, обстоятельства, касающиеся личностной характеристики потерпевшего и его поведения до и в момент совершения в отношении него преступления нередко детально не выясняются. Почему именно это лицо явилось жертвой преступления, почему именно оно явилось объектом мошенничества, именно у него была угнана автомашина или обворована квартира? И очень редко детально выясняется почему жертвой стало конкретное юридическое лицо. Почему нападению подвергся именно данный банк, почему обманным путем с данной организацией был заключен договор, позволивший изъять огромные средства и т.д.?

Для установления этих обстоятельств, ответа на указанные вопросы, требуется осуществить не мало усилий, проводить специальные следственные действия, уделять особое внимание данным вопросам при допросах потерпевших, свидетелей, проведении следственных экспериментов. Что касается информации о личности потерпевшего, то для этого иногда требуется проведение судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы, истребования

характеристик с прежних мест работы и места жительства, детальный допрос родственников и знакомых. Все это требует время и усилий, а их ни у органов дознания, ни у следователей

79

часто не хватает, хотя выяснение данных о личности потерпевшего нередко может помочь раскрытию преступления разработке следственных версий, установление механизма преступления и совершившего его лица.

Потерпевший, как правило, очевидец происшествия и потому особенно ценны его показания, однако при их получении опять же необходимо учитывать индивидуально- психологические особенности потерпевшего, оценивать его уменье воспринимать, особенно в стрессовой ситуации, и передавать информацию. Мы уже указывали на склонность многих потерпевших преувеличивать грозившую им опасность, излагать то, что на них произвело особое впечатление не замечая или быстро забывая иные важные детали происшествия. Поэтому, как правило, необходимо использовать предусмотренных уголовно-процессуальным законом порядок допроса, ни в коем случае не перебивая потерпевшего при его первоначальном свободном рассказе о происшествии, а затем уже задавать не выясненные или требующие уточнения вопросы.

При этом должно конечно учитываться, что при наличии особого характера взаимоотношений потерпевшего с лицом, причинившем ему вред, он может стать скрытен и неоткровенен. Его показания по разным причинам (боязнь мести, подкуп и т.п.) могут быть ложными и, потому требуется использования методик допроса, разработанных для таких случаев криминалистикой и судебной психологией.

Показания не соответствующие действительности могут быть и результатом неумышленных ошибок потерпевшего,
в

80

связи с чем в подобных случаях необходимо применение методов, помогающих допрашиваемому вспомнить все происходящие в действительности.

Как уже указывалось, изучение личности и поведения потерпевшего физического лица, как и обстоятельств, способствующих причинению вреда лицу юридическому, помогает выполнять требования ст.21 УПК о необходимости при производстве дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства выявления причин и условий, способствующих совершению преступления.

Успешно бороться с преступностью можно путем сокращения не только числа лиц, склонных к правонарушениям, но и их потенциальных жертв. Выявление возможных кандидатов в пострадавшие, т.е. лиц и организаций, способных по ряду причин чаще других стать жертвой преступления и указания им на эти обстоятельства затруднит совершение преступлений.

Идеальной жертвой насильственных и имущественных преступлений является лицо, находящееся в состоянии опьянения и потому теряющее контроль за собственным поведением. По сведениям В.И. Полубинского 56% жертв убийств, 61,5% пострадавших от телесных повреждений и 29% потерпевших от изнасилований в момент совершения против них преступлений находились в состоянии алкогольного опьянения.1

Значительное число потерпевших являлись

родственниками или хорошими знакомыми лиц, совершивших в

1 А.А. Герцензон, Введение в советскую криминологию, ,1965, стр., 17.

81

отношении них преступление. Причем характерно, что это взаимоотношение преступника и его жертвы на протяжении длительного времени не меняется. Так по данным А.А. Герцензона 77,4% потерпевших по делам об убийствах находились в родственных отношениях или были знакомы с преступниками (1965 г.).1 В.И. Полубинский указывает на 72,8% (1980 г.).2

Положение с игнорированием органами, расследования и судами роли потерпевшего при совершении в отношении него преступления, с недостаточным изучением личности потерпевшего, с недооценкой его участия в расследовании, должно быть изменено. Это потребует не только организационных усилий, соответствующего совершенство- вания подготовки сотрудников органов дознания, следователей, и судей, но и определенных законодательных новаций.

Например, в настоящее время в числе обстоятельств, смягчающих наказание, в уголовном кодексе указывается на «противоправное или аморальное поведение потерпевшего, явившееся поводом для преступления» (п,3 ст,61 УК РФ). В связи с указанным, с нашей точки зрения, было бы желательно дополнить содержащийся в ст.68 УПК перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовном делу, пунктом согласно которому доказыванию должны подвергаться «обстоятельства, характеризующие личность потерпевшего и его поведение до преступления, во
время и после его

1В.И. Полубинский, указанная работа, стр. 46 2 В.И. Полубинский, указанная работа, с.47

82

совершения, если они свидетельствуют о наличии связи этих фактов с причинением вреда потерпевшему».

Содержащаяся в настоящее время в ст.68 УПК ссылка на ст.61 УК РФ, говорящую об обстоятельствах, смягчающих наказание, недостаточна, так как характер поведения потерпевшего может влиять не только на смягчение наказания лицу, совершившему общественно-опасное деяние, но и на квалификацию его действий или даже полное освобождение от уголовной ответственности. Подобное дополнение ст.68 УПК будет способствовать более полному выяснению в ходе расследования и судебного разбирательства характера поведения и состояния жертвы, как уже неоднократно указывалось, нередко во многом определяющих и поведение посягающего на нее.

Определенное значение для предупреждения насильственных преступлений может иметь обеспечение граждан, которые в силу специфики своей профессии, места проживания и работы чаще других могут подвергнуться насилию, техническими средствами защиты от преступлений (газовые баллончики и пистолеты, карманные сирены, электрошоковые приспособления и т.п.), а в определенных случаях и огнестрельным оружием.

Значительное число различных охранных систем используется сейчас и для предупреждения посягательств на имущества, денежные средства и коммерческую информацию юридических лиц. Причем предупреждением преступления в отношении последних занимаются не только государственные

83

правоохранительные органы, но и частные
детективные и охранные предприятия.

84

Глава 2 Процессуальные и организационные вопросы активизации участия потерпевшего и его представителей при расследовании преступлений.

§2.1 Понятие представителя потерпевшего, его процессуальные права и обязанности, перспективы их расширения.

Решающее значение в деле защиты законных интересов потерпевшего, в силу принципов
публичности

судопроизводства, имеет деятельность лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда, но как уже указывалось, потерпевший и сам имеет возможность защищать свои права и интересы, являясь активным субъектом уголовно-процессуальной деятельности.

Одним из важных элементов реализации своих прав в уголовном процессе является право потерпевшего иметь представителя. В качестве такового в подавляющем большинстве случаев приглашается адвокат, но могут участвовать в деле в качестве представителя и близкие родственники, а также иные лица, допускаемые законом в- уголовное судопроизводство для выполнения этих обязанностей (ст. 56 УПК).

Если представитель при ознакомлении с предъявленными ему потерпевшим материалами убедится в том, что постановление или определение о признании гражданина потерпевшим является ошибочным, он должен заявить ему об этом и отказаться от представительства в деле.

85

Однако чаще обратное явление, когда лицо, которому причинен вред, не признается в процессуальном плане потерпевшим, а допрашивается в качестве свидетеля. В подобном случае адвокат или иное лицо, к которому обратился потерпевший, не являясь еще представителем потерпевшего, в тоже время не лишается права оказывать, обратившемуся к нему лицу, юридическую помощь, направленную
на

обеспечение прав своего клиента, в том числе на признание его потерпевшим при наличии для этого оснований.

Следственная и судебная практика придерживаются правила, что потерпевший, в широком, обиходном понимании этого слова, может осуществлять свои процессуальные права через представителя с того момента как он признан потерпевшим в процессуальном плане и что права представителя вытекают из прав, представляемого им потерпевшего. Однако, как нами уже указывалось, в ст.56 УПК говорится лишь о том, кто может быть представителем потерпевшего, о правах же представителя ничего не сказано. Не конкретизируется также, что это за «иные лица», уполномоченные в силу закона представлять интересы потерпевшего в уголовном судопроизводстве.

Уголовно-процессуальный закон не определяет, может ли представитель потерпевшего участвовать в дознании и предварительном следствии и каковы могут быть при этом его права. Как и про потерпевшего ничего не сказано, о праве его представителя участвовать в рассмотрении судом жалоб на избрание меры пресечения обвиняемому в виде содержания под стражей (ст. ст. 220 1, 220 2 УПК), а принимаемое судом

86

решение по этому вопросу далеко не безразлично потерпевшему.

Правда, в ч.2 ст. 120 УПК сказано, что «При производстве дознания по делам, по которым предварительное следствие не обязательно, орган дознания руководствуется правилами, установленными настоящим Кодексом для предварительного следствия» и что потерпевший и его представитель «извещаются об окончании дознания и направлении дела прокурору, но материалы дела для ознакомления им не предъявляются». Однако в ч.2 ст. 53 УПК, говорящей о правах потерпевшего и его представителя, указано лишь на право: «представлять доказательства; заявлять отводы; приносить жалобы на действия лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда, а также приносить жалобы на приговора и определения суда и постановления народного судьи», но ничего не говорится когда и как эти права могут быть осуществлены. Может ли представитель потерпевшего участвовать в следственных действиях, осуществляемых с потерпевшим, интересы которого он представляет, может ли участвовать в следственных действиях, производимых по его ходатайству, может ли знакомится с документами, предъявившимися потерпевшему, например, заключением судебно- медицинской экспертизы, проведенной в отношении потерпевшего.

Как уже было указано, следственная практика, как правило, придерживается возможности подобного участия в уголовном процессе представителя потерпевшего, но в законе до настоящего времени это не зафиксировано
и потому

87

настаивать на осуществлении подобных прав, в ходе дознания и предварительного следствия, представитель потерпевшего не вправе, решения по этим вопросам принимают следователь или лицо, производящее дознание.

В законе указывается порядок приглашения защитника обвиняемого и порядок отказа от защитника (ст.ст.48, 50 УПК). Что ж касается представителя потерпевшего, то порядок его приглашения и отказа от него не получил законодательной регламентации.

Что касается адвоката, то обычно в юридическую консультацию с просьбой о приеме поручения, обращаются сами потерпевшие. В тех случаях, когда приглашение исходит от других лиц, участие представителя возможно лишь при четко выраженном на это согласии потерпевшего.

Так как обвиняемый вправе в любой момент отказаться от защитника, разумеется, если этот отказ не является вынужденным, то и потерпевший имеет право на такой отказ.

Иначе решается вопрос в случаях, когда потерпевшие не достигли четырнадцати лет или в промежутке от 14-ти до 16- ти лет признаны малолетними вследствие отставания в психическом развитии, а также, если их душевная болезнь лишает их возможности отдавать себе отчет о своих действиях или руководить ими. Когда потерпевшими признаются такие лица, права, предусмотренные ст. 53 УПК, имеют их законные представители. Им и принадлежит право отказа от представителя .

Если потерпевший несовершеннолетний достиг 14-ти лет, то его законный представитель действует не вместо его , а

88

на ряду с ним и потому решение об отказе от представителя, такие потерпевшие принимают сами, опять же , если такой отказ не является вынужденным и реально существовало лицо, которое должно было представлять интересы данного потерпевшего.

Аналогично решается вопрос и в отношении отказа от представителя потерпевшего, высказанного лицом, страдающим психическим или физическим недостатком, но не признанного невменяемым. Мы уже отмечали, что хотя по делам подобных обвиняемых, им в обязательном порядке предоставляется защитник, аналогичный потерпевший представителем в обязательном порядке не обеспечивается, так как, по видимому, считается, что охрана прав такого потерпевшего в достаточной мере обеспечивается самими органами расследования и судом.

В 1983 году в УПК появилась ст. 67 \ говорящая об обстоятельствах, исключающих участие в деле адвоката или представителя общественной организации в качестве представителя потерпевшего. Это имеет место «если он по данному делу оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам лица, обратившегося с просьбой о ведении дела, или если ранее он участвовал в качестве судьи, прокурора, следователя, лица, производившего дознание, эксперта, специалиста,

переводчика, свидетеля или понятого, а также, если в расследовании или рассмотрении дела принимает участие должностное лицо, с которым адвокат,
представитель

89

профессионального союза и другой общественной органи- зации, состоит в родственных отношениях».

Примерно также случаи, когда адвокат не может быть представителем потерпевшего сформулированы и в ст. 32 Положения об адвокатуре РСФСР.

Решение об устранении представителя потерпевшего от участия в деле должно быть законным и обоснованным, и изложено в мотивированном постановлении следователя или прокурора либо определении суда.

Уголовно-процессуальный закон не регулирует порядок допуска к участию в деле представителя потерпевшего. На практике это осуществляется аналогично с порядком допуска защитника, т.е. адвокатом предъявляется ордер юридической консультации и адвокатское удостоверение, а представителем общественного объединения протокол собрания, на котором ему было дано соответствующее поручение или доверенность потерпевшего, а также документ удостоверяющий личность представителя.

Однако с нашей точки зрения это еще не достаточно, так как следователь или судья должны еще проверить не подпадает данный представитель под предусмотренные ст.671 УПК основания, исключающие его участие в деле и имеется ли согласие потерпевшего на представительство данным лицом его интересов.

В отличие от правового положения представителя потерпевшего в ходе предварительного следствия, его права после окончания, такового уголовно-процессуальным законом в значительной степени отрегулированы. В соответствии со ст.

90

200 УПК следователь, признав предварительное следствие законченным, уведомляет об этом потерпевшего и его представителя и разъясняет им, что они вправе ознакомиться с материалами дела. Как уже отмечалось, в случае окончания дознания по делам, по которым предварительное следствие не обязательно, материалы дела ни потерпевшему, ни его представителю не предъявляются (п. 2 ст. 120 УПК). Чем вызвано такое ограничение сказать трудно.

При письменном или устном ходатайстве об этом следователь по окончании предварительного следствия знакомит потерпевшего или его представителя «с материалами дела» (ч. 2 ст. 200 УПК). Возникает вопрос об объеме материалов дела, предъявляемых для ознакомления, так как ст. 236 УПК гласит, что после назначения судебного заседания судья обязан обеспечить потерпевшему и его представителю «возможность ознакомиться со всеми материалами дела, выписывать из него необходимые сведения (подчеркнуто нами М.И.)

Предоставление потерпевшему и его представителю не всех материалов дела, а лишь тех, с которыми сочтет возможным их ознакомить следователь, нельзя признать правильным, так как при этом могут быть ущемлены интересы потерпевшего. По нашим данным следственная и судебная практика не делают разницы в порядке и объеме ознакомления с материалами дела по окончанию предварительного следствия и, после назначения судебного заседания.

Об ознакомлении потерпевшего и его представителя с материалами дела составляется протокол, в
котором

91

отмечается, с какими материалами было произведено ознакомление, а также какие ходатайства при этом были заявлены. Письменные ходатайства приобщаются к делу. В случае полного или частичного отказа в удовлетворении ходатайства, об этом должно быть вынесено мотивированное постановление, которое объявляется лицу, заявившему ходатайство.

В УПК ничего не говориться о возможности участия потерпевшего и его представителя в следственных действиях, выполняемых по их ходатайству, а также об ознакомлении указанных лиц с результатами данных следственных действий, или следственных действий выполненных, после объявления об окончании предварительного следствия по ходатайствам других его участников. Здесь опять видно отличие прав потерпевшего и его представителя от прав обвиняемого и его защитника, которым материалы дела, после выполнения ходатайства, предъявляются повторно (ч. 4 ст. 204 УПК).

Уместно отметить, что в УПК бывших союзных республик (УССР, БССР, УЗССР, и д.р.) возможность ознакомления с дополнительными материалами, являющимися результатом выполнения ходатайств, предоставлялась не только обвиняемому и его защитнику, но и другим участникам уголовного процесса.

И еще один вопрос, касающийся ознакомления потерпевшего, его представителя с материалами дела. Как уже было указано, согласно ст. 53 УПК, потерпевший и его представитель имеют право «знакомиться с материалами дела с момента окончания предварительного следствия», но из ст.

92

200 УПК следует, что такая возможность у них возникает только в случае окончания предварительного следствия, составлением обвинительного заключения (ч. 1 ст. 200 УПК). В случае же окончания предварительного следствия прекращением уголовного дела, предусматривается лишь извещение об этом обвиняемого и потерпевшего, а следовательно об этом узнает и защитник обвиняемого и представитель потерпевшего. Все они могут обжаловать это постановлением, однако очевидно, что без ознакомления с материалами дела это практически невозможно. Неслучайно дисциплинарная практика коллегии адвокатов признает серьезным проступком составление адвокатом жалобы на постановление о прекращение дела, без изучения его материалов.

На практике представителю потерпевшего материалы прекращенного дела, с разрешения прокурора для ознакомления все-таки предоставляются, или же жалоба подается не от имени адвоката представителя, а от имени самого потерпевшего, однако полноценной она при этих условиях не может быть.

Потерпевший является практически обвинителем, заинтересованным в изобличении и наказании лица, причинившего ему вред, в этом состоит интерес потерпевшего в ходе всего судопроизводства. В этом ему оказывает помощь его представитель, также выполняющий функцию обвинения.

Но может возникнуть ситуация, когда представитель потерпевшего устанавливает факт необоснованного привлечения обвиняемого к уголовной ответственности, либо неправильной квалификации содеянного по закону
о более

93

тяжком преступлении. Как он должен поступить? С нашей точки зрения, установив подобные факты, представитель потерпевшего должен проинформировать об этом своего представляемого и сделать соответствующее заявление следователю или суду. При этом представитель потерпевшего не становится защитником обвиняемого или подсудимого, как не становится защитником прокурор, отказавшийся от обвинения.

Участие представителя потерпевшего в

предварительном следствии, хотя как видно из выше изложенного, довольно ограниченное, все же вносит элементы состязательности в эту стадию судопроизводства, особенно когда представителем потерпевшего является адвокат -квалифицированный юрист.

Роль представителя потерпевшего в судебном заседании значительно расширяется, так как здесь он становится равноправным участником судебного разбирательства.

Для осуществления защиты интересов потерпевшего его представитель в судебном разбирательстве имеет право: заявлять отводы составу суда или кому-либо из судей, секретарю судебного заседания, прокурору, эксперту, переводчику (ст,272 УПК); вносить предложения о порядке судебного следствия (ст.279 УПК); ходатайствовать и высказывать свое мнение о ходатайствах, заявленных другими участниками судебного разбирательства (ст.276 УПК); предъявлять гражданский иск и просить об его обеспечении (ст.54 УПК); предъявлять доказательства и участвовать в исследовании доказательств судом (ст. ст.70, 280, 283, 288-294 УПК); в определенном законом случаях участвовать в судебных

94

прениях (ст.295 УПК)1; представлять суду в письменном виде проект формулировки приговора (ст.298 УПК).

Представитель потерпевшего не замещает потерпевшего, а осуществляет свое право стороны в процессе, он действует не вместо потерпевшего, а наряду с ним. Разумеется представитель согласовывает свои действия с представляем им потерпевшим и не может действовать вопреки законным интересам последнего.

Однако далеко не все интересы потерпевшего можно считать законными. Иногда потерпевший стремится использовать свои процессуальные возможности не только для изобличения лица, причинившего ему вред, но для своей защиты от угрожающего ему, по его мнению, обвинения.

Например, когда действия обвиняемого были реакцией на неправомерные действия самого потерпевшего, о чем мы уже подробно говорили. Препятствуя в таких случаях установлению истины потерпевший может расходиться в мнениях со своим представителем. Поскольку представитель потерпевшего является самостоятельным участником уголовно-процессуальной деятельности его отношение к дело может отличаться от отношения к нему потерпевшего. В таких случаях представитель разъясняет свою позицию потерпевшему и если расхождение во мнениях остается представитель может в любой момент процесса отказаться от продолжения участия в деле. Это положение распространяется и на представителя потерпевшего - адвоката, так как закон не содержит запрета на

1 В настоящее время, в связи с приведенным выше Постановлением Конституционного суда РФ, во всех случаях.

95

такое решение представителя потерпевшего, как это имеет место в отношении защитника обвиняемого, если он является адвокатом.

Потерпевший может и не осуществлять свои права на участие в доказывании, представитель же обязан полностью использовать предоставленные ему права в доказывании, так как иначе он свои профессиональные обязанности не выполнит.

В соответствии со ст.295 УПК, в случае предъявления гражданского иска потерпевшим, его представитель получает право участия в судебных прениях. Поскольку для удовлетворения гражданского иска необходимо доказать факт преступного посягательства и участия в нем подсудимого, постольку на представителе потерпевшего, ставшего и представителем истца, лежит обязанность доказывания этих обстоятельств.

Участвуя в судебных прениях и доказывая гражданский иск, представитель обвиняет подсудимого, однако объем этого обвинения значительно уже объема обвинения, содержащегося в речи прокурора. Это относится, например, к вопросам избрания меры наказания, которых представитель потерпевшего, он же представитель гражданского истца не должен касаться. Это не распространяется на дела частного обвинения, т.е. дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 116, 129 частью первой и 130 УК РФ, когда потерпевший или его представитель поддерживают обвинение в полном объеме.

В соответствии со ст. 53 УПК, потерпевший и его представитель имеют право приносить жалобы на приговор или определение суда, а также постановление судьи. Однако при

96

этом необходимо учитывать, что приобретение полномочий представителем (за исключением законного представительства) обусловлено волей того, кого он представляет, так что подача кассационной жалобы представителем потерпевшего должна быть согласованна с последним. Существует и еще одно ограничение, согласно ч.2 ст. 340 УПК, «Приговор может быть отменен в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении либо за мягкостью наказания лишь в случаях, когда по этим основаниям принесен протест прокурором или подана жалоба потерпевшим» (подчеркнуть нами М.И.), а не его представителем.

Представитель потерпевшего не указан и в ст. ст. 341 и 353 УПК, говорящих об основании отмены приговора и изменении наказания при повторном рассмотрении дела.

Уголовно - процессуальное законодательство предос- тавляет представителю потерпевшего право давать объяснения при рассмотрении дела в кассационной инстанции, поддерживая свою жалобу или жалобу представляемого им потерпевшего, а также возражая против удовлетворения кассационной жалобы подсудимого, защитника и кассационного протеста прокурора.

Проект УПК РФ, прошедший первое чтение в Государственной Думе, расширяет права потерпевшего и его представителя. Так наряду с уже имеющимися у потерпевшего правами ему предлагается предоставить возможность участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, проводимых по его ходатайству либо ходатайству его представителя,
знакомиться с протоколами

97

следственных действий, производимых с его участием, подавать на них замечания, давать показания на родном языке или ином, которым владеет, и пользоваться бесплатной помощью переводчика; знакомиться по окончании расследования со всеми материалами дела; выписывать из него любые сведения и в любом объеме, получать копии следственных и судебных документов, а также ряд других прав, о которых мы уже говорили выше ( ст.46 п. 4 проекта УПК РФ). Но особенно важно указание в проекте УПК на то, что представители потерпевшего «имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими физические и юридические лица» ( п.З ст.49 проекта УПК РФ).-

Проект УПК значительно расширяет права защитника обвиняемого в собирании сведений, необходимых для оказания юридической помощи, ему предполагается разрешить «опрашивать частных лиц, а также запрашивать справки характеристики и иные документы из различных организаций, их объединений, которые обязаны в установленном порядке выдавать эти документы или их копии, запрашивать с согласия подзащитного мнение специалистов для разъяснения возникающих в связи с указанием юридической помощи вопросов, требующих специальных познаний» (п.З ст.80 проекта УПК). Так как проект УПК исходит из принципа полного равенства прав обвиняемого и потерпевшего, то это положение должно быть распространено на равенство прав защитника обвиняемого и представителя потерпевшего, а следовательно предполагается, что представитель потерпевшего должен иметь те же перечисленные выше права. Это подтверждается и п.4 ст.80

98

проекта УПК, говорящим о том, что представитель потерпевшего вправе представлять «Сведения, как в устной, так и в письменной форме, а также предметы и документы, которые могут являться доказательствами».

Определенные новации проект УПК предусматривает и в порядке ознакомления потерпевшего и его представителя с материалами завершенного расследования. Уточняется, что подозреваемый и его представитель могут знакомиться с материалами дела вместе или раздельно, они могут снимать копии с документов, у них должно быть выяснено «кого конкретно из числа допрошенных свидетелей, а также из участвующих в деле экспертов, специалистов и понятых они желают вызвать в судебное заседание для допроса» (ст.ст.239, 240, проекта УПК РФ).

Применительно к судебному разбирательству предлагается ввести правило, согласно которому при неявке потерпевшего в судебное заседание и присутствии его представителя, суд решает вопрос о возможности слушанья делал, учетом мнения по атому поводу представителя потерпевшего.

Новым является и содержащееся в проекте УПК правил о том, что при рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания председательствующий может вызвать для уточнений лиц, подавших замечания, в том числе и представителя потерпевшего, (ст. 299 проекта УПК).

В завершение рассмотрения вопросов о понятии представителя потерпевшего, его процессуальных правах и обязанностях, считаем целесообразным высказать
ряд

99

соображений, направленных на предание большего значения деятельности представителя потерпевшего, не нашедших отражение в проекте нового УПК.

Мы уже писали о необходимости уравнивания прав обвиняемого и потерпевшего, а отсюда вытекает и необходимость наличия у представителя потерпевшего равных прав с защитником подозреваемого, обвиняемого и подсудимого. В осуществлении такого положения возникнут определенные трудности. Прежде всего, это касается предоставления определенным категориям потерпевших представителя в обязательном порядке, как это предусмотрено ст.49 УПК для несовершеннолетних, лиц с физическими и психическими недостатками, а также лиц не владеющих языком на котором ведется судопроизводство, являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или подсудимыми. В основном это затруднения организационно- технического характера, так как на практике не хватает адвокатов для выполнения требований ст.49 УПК, нет средств для оплаты адвокатов, оказывающих квалифицированную юридическую помощь лицам, не имеющих возможности оплатить приглашение защитника, однако желающими иметь такового. Не вдаваясь в технические подробности считаем, что увеличить численность адвокатов и найти средства для оплаты адвокатов вполне возможно. Суды, благодаря взысканию пошлины, нотариат и некоторые другие правоохранительные органы приносят очень большие средства в бюджет государства, и при целевом использовании их вполне хватило бы для оплаты адвокатов.

100

Наряду со многими существенными дополнениями в проекте УПК, касающимися прав представителя потерпевшего, надо также указать на право представителя потерпевшего участвовать в следственных действиях, выполняемых по ходатайству потерпевшего или его представителя. Надо определить порядок приглашения представителя и его допуск к участию в деле, как мы это предлагали выше.

Необходимо установить порядок повторного предъявления для ознакомления всех материалов дела, если после первоначального ознакомления проводились дополнительные следственные действия.

Рассмотрение судом жалоб подозреваемого и обвиняемого на неосновательное избрание в отношении него меры пресечения в виде содержания под стражей должно проис- ходить с участием потерпевшего и его представителя, если они такое пожелание выразят.

Принятие указанных предложений, наряду с дополнениями, уже содержащимися в проекте нового УПК РФ, будет способствовать действенной защите прав и законных интересов потерпевшего и его представителя, что, как мы уже отмечали, не менее важно, чем наличие подобных прав у подозреваемого, обвиняемого и подсудимого и их защитника.

Предлагаемые расширения прав потерпевшего и его представителя позволит им обоим значительно более эффективно участвовать в расследований преступлений, о чем будет подробно сказано в следующем параграфе.

101

§2.2. Вопросы участия потерпевшего, и его представителя в расследовании преступлений и возможности активизации этой деятельности.

Роль жертвы преступления в розыске и задержании преступника, в раскрытии и расследовании преступлений исследована сравнительно мало. В частности, касаясь участия потерпевшего в расследовании, как в процессуальном, так и криминалистическом плане, большинство авторов говорит лишь о его допросе, причем довольно мало, в то время как практика подтверждает возможность эффективного
участия

потерпевшего в проведении и иных следственных действий. Допускается это и уголовно-процессуальным законом, в котором упоминается о возможности участия потерпевшего в осмотре (ст. 179 УПК) и следственном эксперименте (ст. 183 УПК). По правилам следственного эксперимента проводится и такое следственное действие как проверка показаний на месте, где так же полезно участие потерпевшего. Мы не говорим уже о следственных действиях, которые производятся с самим потерпевшим. Помимо допроса это очная ставка, освидетельствование, опознание, получение образцов для проведения сравнительных исследований.

Участие потерпевшего в следственных действиях может заключаться, во-первых, в получении от него, в ходе допроса, очной ставки, опознания, следственного эксперимента, проверки показаний на месте, и осмотра словесной информации и показа о произошедшем и, во- вторых, в исследовании его самого, путем осмотра
его одежды,

102

освидетельствования проведения экспертизы для установления тяжести и характера полученных повреждений, а если он погиб, то причин смерти.

Участие потерпевшего и его представителя в следственных действиях позволяет:

-быстрее и эффективнее провести следственное действие;

-лучше выяснить мотивы, предпосылки и условия совершенного преступления;

-избежать недоработок на предварительном следствии, в том числе путем проведения следственных действий по ходатайствам потерпевшего и его представителя, проверки выдвинутых ими версий происшедшего, установлении его механизма и участников.

Недооценка роли потерпевшего в достижении истины по уголовному делу, проведение следственных действий без учета специфики его процессуального положения, игнорирование особенностей психики лица, подвергшегося насилию, зачастую приводят к существенным недостаткам в расследовании.

Специфичность процессуального положения потерпевшего, особенности психического и физического состояния лица, перенесшего преступное посягательство, важность сообщаемой им информации об обстоятельствах дела, требуют специальной тактики производства следственных действий и фиксации их результатов.

Раскрытию преступления может способствовать тщательное изучение в ходе следственных действий личности потерпевшего, о чем уже выше было достаточно сказано.

103

С нашей точки зрения, в ряде случаев участие потерпевшего в следственных действиях должно стать просто обязательным.

В связи с указанным, целесообразно сослаться на интересное правило, связанное с участием потерпевшего в следственных действиях, предусмотрено в УПК Польши. При наличии об этом ходатайства потерпевшего, он в обязательном порядке допускается к участию в неповторимых следственных действиях, каковыми являются следственные действия, которые в будущем по какой-либо причине нельзя будет осуществить, либо в отношении которых имеется обоснованное опасение, что их проведение в дальнейшем не даст юридически значимых результатов ( ст. 273 § 1 УПК Польши). К ним могут быть отнесены, например, участие в осмотре места происшествия, на котором быстро утрачиваются следы преступления, очная ставка с лицом, находящимся в тяжелом состоянии, однако способным дать показания , тоже самое с лицом, выезжающим на постоянное место жительства за границу, либо которое по иным причинам не сможет в дальнейшем давать показания.

Такого рода правило целесообразно было бы предусмотреть и в УПК Российской Федерации.

С нашей точки зрения, потерпевший, особенно в тех случаях, когда он признан таковым в связи в положительным разрешением заявленного им об этом ходатайства и к тому же являющимся гражданским истцом, обязан способствовать доказыванию факта нанесенного ему преступлением морального, физического, имущественного или иного вреда, а

104

для этого он должен иметь возможность активно участвовать в следственных действиях.

Мы не согласны с бытующим утверждением, что если орган, осуществляющий расследование, обязан установить фактические обстоятельства путем всестороннего, полного и объективного исследования всего произошедшего, то потерпевший и гражданский истец должны быть якобы освобождены от обязанностей доказывания в уголовном деле.

Многие уголовные дела возбуждаются по жалобе жертв преступления (граждан и организаций) которые при этом сообщают важные для раскрытия преступления сведения. Фактически обращение пострадавшего в правоохранительные органы является началом его участия в раскрытии преступления. Сообщения эти должны быть тщательно проверены, что без участия заявителя, как правило, невозможно.

В ряде случаев заявитель ставит условием, чтобы факт его обращения с заявлением не разглашался. В связи с подобным заявлением жертвы, ее объяснения, могут быть использованы только в служебных целях и не должны стать достоянием средств массовой информации.

Данное положение, к сожалению, очень часто не соблюдается. Оказавшийся на месте происшествия журналист начинает вести свое собственное расследование, опрашивая потерпевших и очевидцев, а следователь никаких мер для пресечения такой деятельности, которая в дальнейшем может сильно затруднить раскрытие преступления и его расследование не предпринимает или предпринять не в состоянии. И все же во многих случаях должны быть приняты

105

меры для недопущения контактов жертв с кем-либо, помимо сотрудников правоохранительных органов, причем имеющих непосредственное отношение к расследованию данного преступления.

При фиксации заявления пострадавшего от преступления надо выяснить:

-подробные данные о личности обратившегося;

-что конкретно произошло, когда, где, в каком месте;

-в каком состоянии на момент заявления находится пострадавший;

-изменено ли что-либо на месте происшествия;

-описание преступника, если пострадавший его видел;

-предположение пострадавшего о том, кто мог быть причинителем вреда;

-знал ли раньше пострадавший лицо, совершившее преступление и какие у него с ним были взаимоотношения;

-какой конкретный вред был нанесен пострадавшему;

-если что-либо было похищено, то конкретное их описание;

-какова примерная оценка нанесенного вреда в денежном выражении;

-кто кроме пострадавшего может что-либо сообщить о происшествии;

-какие имеются вещественные доказательства содеянного.

Выяснение всех этих данных не должно откладываться, а осуществляться, по возможности, тут же после поступления заявления о преступлении, разумеется, если

106

нет необходимости в немедленном осмотре места происшествия следователем или лицом, производящим дознание.

Но и в этом случае, если пострадавший не участвует в осмотре места происшествия, его немедленный опрос может быть поручен другому сотруднику. Опрошенное лицо должно внимательно прочесть его зафиксированные объяснения и при желании может добавить или исправить, то что считает нужным.

Пострадавший может сообщить важные для раскрытия преступления данные о способе его совершения, о примененном преступником оружии, использованном транспорте, приметах преступника, похищенных ценностях и иных предметах, о поведении преступника на месте преступления, если преступников было несколько, то об их общении друг с другом, когда возможно назывались имена или клички, были проявлены какие-нибудь профессиональные навыки и знания.

После фиксации объяснений пострадавшего, при необходимости проведения неотложных следственных действий и возбуждении уголовного дела, должен быть произведен уже официальный допрос пострадавшего и при наличии для этого оснований вынесено постановление о признании его потерпевшим в процессуальном плане.

Если заявление относится к преступлениям, возбуждение дела, в связи с которыми возможно лишь по жалобе потерпевшего, то последнему это разъясняется, также как и возможная ответственность за ложное сообщение.

Из следственных действий, проводимых с потерпевшим чаще всего осуществляется его допрос. Нередко это

107

единственная возможность установить истину. Как уже отмечалось, потерпевший часто единственный очевидец произошедшего и потому его показания о личности преступника и механизме преступления незаменимы и крайне важны.

Чтобы избежать ошибочных объяснений потерпевшего, исключить влияния на него высказываний других лиц, понуждения его к ложным показаниям, он должен быть допрошен как можно скорее, как только для этого появится возможность и будут хотя бы приблизительные условия. С этой целью его первоначальные объяснения и допрос по возможности должны проводиться в отсутствии других лиц, особенно также бывших очевидцами
произошедшего.

Идеально было бы, если бы потерпевший столкнулся с ними только на очной ставке, проводимой для устранения противоречий между показаниями потерпевшего и других лиц (других потерпевших, свидетелей).

Совершенно неотложен опрос пострадавшего при нападении, жизнь которого в опасности. Разумеется, что получение от него объяснений возможно лишь с согласия врача и желательно письменного заключения о том, позволяет ли состояние пострадавшего правильно оценивать происходящее. Если в данный момент опрос невозможен, надо чтобы в больнице оставалось лицо, которое получит объяснения пострадавшего, как только его состояние это позволит. В оперативно-розыскных целях возможны опрос медицинского персонала об отрывочных взысканиях потерпевшего, а также установка у постели пострадавшег постоянно включенного магнитофона.

108

Изложенная точка зрения разделяется не всеми авторами- криминалистами, писавшими по проблеме допроса потерпевшего. Так по мнению Е.Е. Центрова не следует спешить с допросом потерпевшего, дав ему успокоится , когда он обретет возможность достаточно полно воспроизвести обстоятельства произошедшего . Рекомендовано далее, с учетом личностных особенностей потерпевшего и его психического состояния, время допроса выбирать в промежутке от 2-3-х до 8 дней с момента случившегося. На этой точке зрения стоит и венгерский криминалист Имро Кэртес, на которого ссылается Е.Е. Центров.1

Подобная рекомендация навряд ли абсолютно правильна, так как объяснения потерпевшего, данные сразу после произошедшего, как правило, бывают хоть и неполными, но наиболее правдивыми и важными для работы по горячим следам. Кстати, далее Е.Е. Центров в своей в целом очень интересной работе, в определенной степени сам себе противоречит, так как пишет, что первый допрос «проводится сразу же после поступления сообщения о преступлении2» Так что все по-видимому определяется имеющимися на момент сообщения о преступлении обстоятельствами.

К допросу потерпевшего надо, если это позволяет ситуация, тщательно готовиться. К этой подготовке относится изучение уже имеющегося материала по делу, ознакомление с данными, характеризующими личность потерпевшего, что крайне важно, формулирование
предполагаемых вопросов,

1 Е.Е. Центров, Криминалистическое учение о потерпевшем. М.,1988, стр.141

2 Е.Е.Центров, таже работа, с.141

109

консультации со специалистами, если допрос будет касаться областей знания, неизвестных или недостаточно известных следователю.

Целью допроса потерпевшего - физического лица, является выяснение обстоятельств, предшествующих преступлению, а затем и самого совершения преступления, психического состояния потерпевшего в это время, характера нанесенного ему вреда, чем все это доказывается. В первую очередь выясняется, что потерпевший знает о происшествии, может ли описать преступников, есть ли у него какие-нибудь предположения о том, кто это мог быть и на чем эти предположения основываются.

Так, по делам о нападениях преступников у потерпевшего обычно выясняется: время и место нападения; число нападавших; приметы; их одежда, обувь средства маскировки; особенности их речи и содержание высказываний; как они друг друга называли; действие каждого нападавшего в отдельности; наличие оружия, какого именно и у кого; какой транспорт ими использовался; не встречался ли ранее кто-либо из нападавших; что преступниками изъято у потерпевших.

Разумеется, что далеко не на все эти вопросы потерпевший обычно может ответить, но попытаться их выяснить надо. При этом должно учитываться, что обвинение не может основываться только на показаниях потерпевшего надо выяснить у него кто и что может подтвердить правильность его объяснений.

Одним из важных моментов, влияющих на получение этих
сведений, является спокойное, доброжелательное

110

отношение допрашивающего к потерпевшему, налаживание с ним психологического контакта. Следует всячески избегать возникновения конфликтной ситуации с потерпевшим, когда он по мнению допрашивающего дает ложные показания. Выяснение причин такой позиции и затем разъяснение потерпевшему ее несостоятельности, в спокойном, ровном, но уверенном тоне, помогает ликвидации возникающего конфликта и получению правдивых объяснении от потерпевшего.

Необходимо учитывать, что психическое состояние потерпевшего во время расследования, особенно на его первоначальном этапе, зависит не только от пережитого в процессе, когда он стал жертвой преступника, но и от самой неприятной процедуры расследования, часто для него довольно тяжкой.

Основное требование этического характера при допросе потерпевшего - это бережное, чуткое к нему отношение со стороны допрашивающего. Потерпевший уже пострадал в связи с преступлением, но и сама процедура следствия и сознание необходимости в дальнейшем участвовать в судебном заседании могут быть для него трудно переносимыми, так как связаны с тягостными для него воспоминаниями.

Иногда владеющие потерпевшим чувство обиды, жажда отомстить, могут вызвать его несдержанность, пристрастность. Допрашивающий должен с пониманием отнестись к проявлению подобных эмоций.

Как отмечалось, одним из условий получения правдивых показаний является установление с допрашиваемым психологического контакта, но это не означает осуществление

Ill каких-либо поблажек, уступок, обещаний допрашиваемому, а тем более обмана или элементов провокации. Важно с самого начала общения с потерпевшим убедить его, что дать правдивые показания в его интересах и что его объяснения будут до суда сохранены в тайне, судебное же заседание, при определенных условиях, может проходить без его участия или быть закрытым.

Конечно, было бы желательно предусмотреть в ст. 18 УПК, говорящей о гласности судебного разбирательства, возможности проведения закрытого судебного заседания не только в целях предотвращения разглашения сведении об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц, но и в целях обеспечения безопасности потерпевшего и свидетелей. Проектом УПК такое основание проведения закрытого судебного заседания предусмотрено (п.2 ст.276 проекта УПК).

Отношение к потерпевшему определяется прежде всего положением последнего в конкретном судопроизводстве. Его надо защищать, но иногда надо обращать внимание и на его неправомерные действия, легкомысленное поведение, явившиеся причиной или поводом к преступлению.

Показания потерпевшего - средство защиты его интересов и потому он имеет право явиться к следователю по собственной инициативе и давать показания, но он обязан дать полные и правдивые показания и в случае, когда его вызвали для этого (ст. ст.. 53, 75 УПК). Встречающиеся в показаниях неточности и пробелы еще не свидетельствуют об их ложности. Пробелы в показаниях могут объясняться, как нежелание потерпевшего рассказывать об обстоятельствах, связанных с

112

его личной жизнью, так и боязнью, что будет выяснено его неблаговидное поведение, предшествовавшее совершенному в отношении него преступлению.

При оценке показаний потерпевшего надо суметь понять создавшуюся вокруг него обстановку со стороны его привычного окружения.

Сочувствуют ли ему или считают в определенной мере виновным в случившимся. Оказывается на него давление со стороны противодействующих следствию лиц. Если при первом допросе, с учетом указанных обстоятельств выяснить все интересующие следствие вопросы не удается, спустя некоторое время допрос надо повторить, но мы не полностью согласны с рекомендацией Е.Е Центрова о целесообразности заранее настроить допрашиваемого на возможность повторного допроса1, так как это позволит лицу, давшему ложные показания или хотя бы уклончивые, лучше подготовиться к дальнейшему утверждению своей неправильной версии произошедшего. Следовать данной рекомендации целесообразно лишь тогда, когда допрашивающий уверен в правдивости объяснений потерпевшего, в его желании помочь следствию и тогда сообщение потерпевшему, что он будет еще раз допрошен может способствовать тому, что он постарается вспомнить упущенные при первом допросе детали.

Большинство потерпевших искренне желают дать правдивые показания, но нередко они ошибаются или, как уже отмечалось, умалчивают об известных фактах.

1 А.Б. Соловьев, Е.Е. Центров. Допрос на предварительном следствии. М., 1986. стр. 50

113

Основными моментами, определяющими достоверность показаний, потерпевшего, являются: заинтересованность его в исходе дела; способность потерпевшего правильно и точно воспринимать наблюдаемые им явления; длительность сохранения в памяти воспринятого; способность правильно воспроизводить свои впечатления во время дачи показаний. В основе достоверности показаний потерпевшего лежит правильность восприятия им окружающий действительности, что во многом определяется физическим состоянием потерпевшего, его органов чувств. Нет ни одной психической закономерности, которая не оказывала бы определенного влияния на содержание будущих показаний. Знание обстоятельств, влияющих на достоверность показаний потерпевших, позволяет следователю рационально построить тактику допроса и в результате получить полноценные, достоверные показания и правильно их оценить,

Следователь обязан оказать помощь добросовестному потерпевшему в правильности изложения им воспринятого. Нельзя отвергать показания потерпевшего по мотивам его заинтересованности в исходе дела, также как нельзя основывать выводы только на его показания. Показания потерпевшего должны быть подвергнуты критической проверке, проанализированы и только после этого приняты или отвергнуты.

Когда говорится о начале допросе со свободного рассказа потерпевшего и о том, что его не следует в это время перебывать, это не означает, что в вообще исключаются какие-либо вопросы в это время. Это могут быть
побуждающие

114

вопросы, т.е. вопросы помогающее потерпевшему начать свой рассказ о происшествии, а также направляющие вопросы, задаваемые с целью возвратить допрашиваемого к основной линии повествования, в случае, если он далеко ушел от нее.

В ходе дальнейшего вопросно-ответного допроса, когда свободный рассказ потерпевшего завершен, задаваемые вопросы можно подразделить на: 1) дополняющие вопросы, направленные на выяснение обстоятельств, не освещенные допрашиваемым в ходе свободного рассказа; 2) уточняющие вопросы, задачей которых является уточнение отдельных фактов или событий; 3) конкретизирующие вопросы, целью которых является детализация сообщаемых допрашиваемым сведений, что впоследствии облегчает их проверку и оценку; 4) контрольные вопросы, задаваемые специально с целью получения сведений, позволяющие путем их выяснения проверить правдивость показаний потерпевшего; 5) напоминающие вопросы, в задачу которых входит выяснение фактов и событий по той или иной причине забытых допрашиваемым; 6) сопоставляющие вопросы, ответы на которые позволяет устранить противоречия в показаниях допрашиваемого. При этом могут приводится выдержки из его ранее данных объяснений, из показаний других лиц, предъявляется другие доказательства.

Потерпевший, как правило, настроен враждебно к обвиняемому, поскольку последний причинил ему вред, доставил много неприятностей близким ему людям. Поэтому в своих показаниях он может руководствоваться чувством обиды. желанием отомстить. Все это нередко налагает отпечаток на

115

его показания, которые могут содержать не только фактически данные, имеющие значение по делу, но и эмоциональную окраску и оценку. На показания потерпевшего могут влиять и сведения, полученные им в результате участия в других следственных действиях. Поэтому при допросе и необходима постановка перечисленных выше уточняющих, детализирующих вопросов с тем, чтобы разграничить фактические данные от их субъективной оценки потерпевшим.

При допросе потерпевшего от допрашиваемого требуется особая выдержка, понимание, что допрашиваемый рассказывает об очень болезненных, волнующих его вопросах.

Допрашиваемому необходимо выяснить в каком состоянии находился потерпевший в момент восприятия событий, о которых он рассказывает.

Довольно необычный пример в связи с этим приводит в своей давней книге Л.Е. Ароцкер.

По делу В., обвинявшегося в краже мотоцикла, потерпевший заявил, что он видел человека, который укатил его мотоцикл, пытался его остановить, но последний пригрозил, что зарежет его, если он к нему подойдет. Однако выяснилось, что В. с детства немой. Потерпевший, узнав об этом, заявил, что он думал о том, что преступник может его зарезать, и ему показалось, что он это сказал1.

Допрашивая потерпевших, необходимо учитывать, что противоречия в их показаниях могут быть результатом добросовестного заблуждения. Как писал один из известных и образованнейших юристов А.Ф. Кони «Самое добросовестное показание, данное с горячим желанием показать правду и при

116 этом всю правду - основывается на усилии памяти, рисующей и передающей, то. на что было обращено, в свое время, свое внимание. Но внимание есть орудие для восприятия весьма несовершенное, а память с течением времени искажает запечатленные вниманием образы и дает им
иногда

совершенно выцвесть. Внимание обращается не на все то, что следовало бы, в будущем помнить2» Поэтому для устранения таких противоречий нужно четкими и конкретными вопросами напомнить потерпевшему об обстоятельствах, сопутствовавших происшествию. Полезным приемом в подобных случаях является постановка вопросов, расчленяющих событие на составные части, это помогает потерпевшему вспомнив какой-то один факт, вспомнить и другие.

Одним из эффективных тактических приемов в таких случаях сказывается и постановка вопросов, связанных о какими-то событиями в жизни допрашиваемого. Например, если речь идет о какой-то дате, полезно выяснить у потерпевшего, не предшествовали ли или не последовали ли за этой датой какие-либо события в его жизни, точную дату которых он хорошо помнит.

Полезно предъявлять предметы, рисунки, фотоснимки, имеющие отношение к фактам, сообщаемым потерпевшим, чтобы на их основе он мог вспомнить то, что интересует допрашивающего.

Наряду с предъявлением вещественных доказательств, схем, планов может быть прослушана и магнитофонная запись прежних объяснений потерпевшего, если она производилась.

1 Л.Е. Ароцкер, «Тактика и этика судебного допроса», М.,1969, с.84

2 А.Ф. Кони, Свидетель на суде, Судебные речи, С-Петербург, 1905, с.43

117

Весьма затруднителен допрос потерпевшего, дающего заведомо ложные показания. Одной из причин дачи таких показаний является различная степень заинтересованности потерпевшего в исходе дела. При допросе такого лица применяются различные тактические приемы : сопоставление, уточнение, детализация, контрольные вопроси.

Если у допрашивающего в ходе допроса создается впечатление, что потерпевший дает ложные показания, целесообразно сосредоточить основное внимание не на главных обстоятельствах, излагаемых потерпевшим, а на второстепенных, которые не могли быть предусмотрены им. В подобных случаях допрашиваемому обычно трудно избежать противоречий.

Каждое показание надо оценивать критически, обращая внимание на “мелочи”, которые часто затем помогают решить правдиво или ложно показание, выявить противоречия.

Существует два вида изменения показаний: когда правдивые меняются на ложные и наоборот ложные на правдивые, когда потерпевший убеждается, что все доказательства по делу говорят о ложности его первоначального объяснения.

В заранее продуманном ложном показании большей частью все гладко, нет пробелов и это сразу должно насторожить допрашивающего, так как в добросовестных показаниях обычно имеются забытые детали, неточности, а иногда и противоречия, вызванные трудностями запоминания и воспроизведения информации, которая потерпевшим нередко была получена в стрессовой ситуации.
Именно по этому

I 18

потерпевшие нередко не могут дать подобных показаний, хотя их добросовестность не вызывает сомнения.

А. Б. Соловьев рекомендует в связи о этим не спешить с допросом потерпевших, так как переживание случившегося с ними не позволяет им дать полные и достоверные показания. Но мы более согласны с рекомендацией этого же автора допрашивать потерпевшего дважды: непосредственно после совершения преступления, и спустя несколько дней.1

Допрос сразу после происшествия важен потому, что процесс забывания идет очень быстро, особенно это касается второстепенной по мнению потерпевшего информации, которая затем может оказаться очень важной.2

Недостоверность показаний добросовестного

потерпевшего, желающего дать правдивые показания
может быть вызвана:

1.Эмоциональным состоянием лица в момент совершения в отношении него преступления (страх, волнение, обида, возмущение, негодование);

  1. Наступившим болезненным состоянием ввиду нанесенных потерпевшему телесных повреждений (сильная боль, частичная или полная потеря сознания);

3.Состоянием опьянения или нахождением под воздействием наркотиков;

  1. Психическими нарушениями, наступившими как во время
    причинения вреда потерпевшему, так и после этого и

1 А.Б. Соловьев, Допрос свидетеля и потерпевшего, М,1974,с.98

2 По данному поводу довольно подробно пишет Имре Кэртес, , который считает, что следователь должен стремиться к проведению допроса потерпевшего, по возможности. Непосредственно после события. И.Кэртес, Тактика и психологические основы допроса, М.1965,с. 6

119

влияющими на возможность правильного восприятия
и воспроизведения случившегося;

  1. Недостатки зрения и слуха, а также общего интеллектуального развития;

6.Определенной психической неполноценностью лица, являющегося, однако вменяемым.

Умышленное сокрытие действительны х

обстоятельств происшествия, может объясняться
следующими причинами:

1.Боязнь скомпрометировать себя и желание скрыть свои неблаговидные поступки;

2.Стыд и боязнь огласки произошедшего;

3.Воздействие обвиняемого и лиц заинтересованных в его вызволении (уговоры, угрозы, шантаж, подкуп, боязнь мести);

4.Корыстная заинтересованность потерпевшего, которому преступниками или их покровителями обещано, либо уже передано материальное вознаграждение. К корыстной заинтересованности может быть отнесено и мнение потерпевшего, что в случае если причинившее ему вред лицо остается на свободе, то оно будет возмещать ему причиненный вред, а если оно будет лишено свободы, то никакого возмещения практически получить будет невозможно.

Изменение показаний потерпевшим возможно особенно часто по делам, где обвинение основывается главным образом, на этих показаниях и не подкреплено какими-либо другими объективными доказательствами, не подверженными изменениям (вещественные
доказательства, письменные

120

документы, экспертные заключения и т.п.).

Очень часты изменения показаний потерпевшей по делам об изнасилованиях. По этим делам нередко прямых доказательств, помимо показаний потерпевшей и обвиняемого (подозреваемого), нет и показания потерпевшей, становятся основными, если не единственным доказательством обвинения, в связи с этим решающее значение приобретает проверка достоверности этих показаний.

С этой целью выясняется:

1.Каковы были взаимоотношения между потерпевшей и обвиняемым, были ли они ранее знакомы;

2.Каково было поведение потерпевшей до, во время и после изнасилования;

  1. Какова характеристика личности потерпевшей;

4.Каковы материальные следы преступления (наличие у потерпевшей и обвиняемого телесных повреждений, следы борьбы на месте происшествия, брошенные и разорванные предметы женской одежды и т.п.).

При допросе потерпевшего, изменившего правдивые показания на ложные, целесообразно обращение к его обычно положительно проявляющимся качествам, таким как честность, правдивость, чувство собственного достоинства, нетерпимость к физическим посягательствам на его личность и т.п.

Необходимо разъяснение, что его неверная позиция сокрытия истины помешает воздать должное тому, кто причинил ему вред, что опасения, что ему отомстят за показания обвиняющего характера преувеличены, что правоохранительные органы примут меры для защиты его
и его

121

семьи. Разумеется необходима ссылка на имеющиеся по делу доказательства, опровергающие ложные объяснения потерпевшего о произошедшем. Что при наличии этих доказательств он выглядит в крайне неблагоприятном свете, ему все равно не поверят и, он даже может быть привлечен к серьезной ответственности.

Практике известны случаи, когда лицо пытается представить себя потерпевшим, в то время как оно само является преступником. Примером этого могут служить инсценировки ограблений магазинов, касс и т.п. с целью скрыть хищения. Встречаются случаи, когда потерпевший от пожара сам является его причинителем.

Выявление таких «лжепотерпевших» при решении вопроса об участии потерпевшего в следственных действиях очень важная, но иногда весьма сложная задача, особенно при начале предварительного следствия. Установление лжесвидетельства потерпевшего нередко связано с выявлением невиновности привлеченных к уголовной ответственности лиц.

На практике можно встретиться с иными, но похожими фактами. Когда враждуют две преступные группировки и одна из них во время “разборки” наносит вред другой, которая также старается этого сделать, то потерпевшая сторона одновременно является совершающей преступление и тогда в процессе расследования положение потерпевшего может сочетаться с положением обвиняемого. Практика знает и случаи, когда потерпевший входит затем в преступное сообщество и, сам становится участником преступлений.

122

Подобные факта говорят о том, что интересы потерпевшего не всегда соответствуют интересам установления истины по делу. Всякий раз показания потерпевшего и его позиция по делу требуют глубокого изучения и сопоставления с уже собранными доказательствами.

Это особенно важно по делам ненасильственного характера, когда на первый взгляд пострадали интересы какой-либо организации, предприятия, учреждения, а в действительности ущерб является результатом преступной деятельности сотрудников данных юридических лиц.

Применительно к данной ситуации уместно привести хоть и давнее, но несомненно правильное высказывание В.М Савицкого и И.И. Потеружа, которые писали: «Потерпевший всегда почти заинтересован в исходе дела. При этом естественное чувство обиды, боли за причиненное пре- ступлением увечье, оскорбление достоинства, утраты имущества и т.д., к которому нередко примешивается желание отомстить за нарушение своих прав, может послужить причиной того, что потерпевший искажает известные ему события и факты. И хотя такие показания могут не содержать явной лжи, потерпевший рассказывает то, что он видел или слышал, но рассказывает тенденциозно, необъективно, находясь под влиянием своих особых отношений к обвиняемому или стремясь представить в наиболее благоприятном свете свое собственное участие в исследуемом событии».1

1 В.М.Савицкий, И.И.Потеружа. Потерпевший в советском уголовном процессе, М. ,1963 стр. 152-153

123

Некоторые потерпевшие не утруждают себя придумыванием каких-либо ложных объяснений или отрицанием имеющихся по деду фактических обстоятельств, а просто заявляют, что ничего не помнят или что находились в таком состоянии, что ничего не воспринимали.

В подобном случае может помочь предъявление уже имеющихся доказательств, говорящих о том, как себя вел потерпевший до и во время причинения ему вреда и что при таких условиях молчание потерпевшего идет ему во вред .

Значительную помощь тут может оказать и использование метода реконструкции
произошедшего,

убеждающего в несостоятельности занятой потерпевшим позиции.

Полезным может оказаться и участие в допросе такого потерпевшего психолога или психиатра, выступающих в качестве специалиста. Разумеется психолог или психиатр не смогут категорически утверждать правдивы или неправдивы показания потерпевшего, но они лучше следователя смогут обратить внимание на проявление допрашиваемым элементов слабоумия, психоза, невроза и тому подобное, дающее основание назначить проведение экспертизы в соответствии с п. 3 ст. 79 УПК, в обязательном порядке требующей этого “для определения психического или физического состояния свидетеля или потерпевшего, в случаях когда возникает сомнение в их способности правильного воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, в давать о них правильные показания».

124

Между тем в следственной практике еще довольно редко проводится судебно-психологическая экспертиза для определения способности потерпевшего давать достоверные показания. Это особенно важно при допросе несовершеннолетнего потерпевшего с его своеобразной психикой, мы уже не говорим про малолетнего потерпевшего.

Потерпевший нередко напрямую сталкивается с лицами, которые любым путем хотели бы вызволить подследственного. Это может делать и он сам когда не находится под стражей.

В качестве примера воздействия на потерпевших можно привести дело Н., воспитателя спецшколы-интерната, осужденного за рукоприкладство по отношению к учащимся. На предварительном следствии 14 потерпевших, допрашиваемых в присутствии педагога из другого интерната, представителей органов опеки и психолога, последовательно утверждали о применении Н. физического воздействия. Об избиениях учащихся свидетельствовали также заключения судебно-медицинской экспертизы. В судебном разбирательстве почти все потерпевшие показали, что оговорили Н. Тщательно проверив эти объяснения и, сопоставив их с другими доказательствами, суд первой, а затем и кассационной инстанции пришли к выводу, что потерпевшие изменили показания под влиянием угроз Н. и других заинтересованных в исходе дела работников интерната. Н. был признан виновным и осужден.1

1 Ю.В. Кореневский , Государственное обвинение в условиях судебной
реформы. Методическое пособие М., 1994, стр. 57

125

Подвергаясь принуждению к даче ложных показаний, оправдывающих обвиняемого, потерпевший учитывает, что защиты ему и его семье ждать практически неоткуда, а он из печати и телевизионных передач прекрасно знает, как расправляются с неугодными свидетелями и потерпевшими. Ниже мы подробнее остановимся на данном вопросе, а здесь хотелось бы лишь отметить, что потерпевшему надо обязательно разъяснись, что о всех попытках «давления» на него он должен незамедлительно сообщить лицу, ведущему расследование. При наличии таких фактов может быть возбуждено уголовное дело и приняты возможные средства защиты, в том числе избрана мера пресечения в виде содер- жания под стражей лиц, препятствующих расследованию.

Говоря о методах выявления дачи потерпевшим ложных показании целесообразно остановиться еще на одном пока еще довольно спорном вопросе. Речь идет о получении информации с применением полиграфа, т.е. использовании инструментального метода установления психофизиологического состояния лица, меняющегося под воздействием словесных раздражителей.

Как пишут авторы недавно вышедшего очень современного учебника криминалистики под редакцией Р.С. Белкина, наблюдаемые проявления морального и физического состояния допрашиваемого лица «могут служить для следователя: а) указателем правильности его действий или, наоборот, сигналом о необходимости изменить направление действий или их тактику; б/ориентиром для выбора путей установления психологического контакта с данным лицом как

126

предпосылки успешности данного следственного действия; в) материалом для изучения психологических и иных особенностей участников процесса1».

Большинство отечественных ученых процессуалистов и криминалистов отрицательно относится к возможности использования полиграфа в расследовании, говоря о его «реакционности». В тоже время, очевидно, что прибор не может быть «реакционным» или «демократическим», все определяется тем, как он применяется.

Важно отметить, что, во-первых, полиграф представляет собой прибор, точно отражающий психофизиологических состояние организма и широко используемый в естественных науках, во-вторых, считая применение
полиграфа

безнравственным, определенным давлением над личностью, никто из его противников не говорит в чем его конкретно выражается, и, в-третьих, никто из сторонников полиграфа не говорит об использовании результатов его применения в качестве доказательств, так как этот прибор, разумеется, не говорит прямо о правдивости или ложности определенных показаний, а лишь показывает реакцию допрашиваемого на тот или иной вопрос, а это для следователя далеко не безразлично.

Что же касается использования полиграфа при оперативно- розыскной деятельности, то с принятием закона «Об оперативно-розыскной деятельности» это в правовом смысле вполне допустимо.

При применении полиграфа должны только с

1 T.B. Аверьянова, Р.С, ЮГ. Корухов, Е.Р. Российская, Криминалистика, Изд, Норма, 1999,стр.391

127

соблюдаться следующие условия:

1.Применение полиграфа возможно только с согласия допрашиваемого, причем ему должно быть разъяснено, его отказ подвергнуться исследованию не будет толковаться ему во вред;

2.Результаты применения полиграфа не имеют значение доказательств и являются лишь ориентирующей информацией.

Частые ссылки при изменении показании делается на неверное протоколирование. Для нейтрализации возможности такого утверждения при предположении, что изменение показаний в дальнейшем, возможно, целесообразно предложить потерпевшему самому изложить в протоколе обстоятельства произошедшего, при возможности использовать звукозапись, а еще лучше, видеозапись допроса, что, разумеется, не исключает протоколирование.

Заведомо ложные показания потерпевшего могут существенно затруднить расследование и в дальнейшем оказаться причиной следственных и судебных ошибок.

Лжесвидетельство потерпевшего может ввести в заблуждение лицо, производящее дознание и следователя и в результате создается неверное представление о личности обвиняемого, его действиях, доказательствах, собранных по делу, результатом чего может быть неправильное применение меры пресечения, неосновательное привлечение к уголовной ответственности и даже неправомерное осуждение.

Полное, всестороннее и объективное исследование всех обстоятельств дела, отыскание всех имеющихся доказательств не только гарантирует установление
истины, но и лишает

128

заинтересованных в деле лиц перспективы ощутимого противодействия расследованию.

Ложные показания могут повлиять на ход расследования только, если оно ведется поверхностно и односторонне, с дефицитом доказательственной информации.

Большая часть вышеизложенного относится и к очным ста.вка.м, которые проводятся по результатам допросов при наличии в показания нескольких лиц существенных противоречий (ст. 162 УПК) и, в конечном счете, решают единую с допросом задачу - получение достоверных показаний. Уместно лишь отметить что эффективность допросов почти в два раза выше, чем очных ставок, при проведении которых ее участники значительно реже чем при допросе меняют данные до этого показания, отстаивая то, что они уже показали и утверждая, что правду говорят они, а не лицо, с которым проводится очная ставка1.

Очная ставка довольно «опасное» следственное действие, так как в ее ходе может произойти сговор между ее участниками, либо один из них может оказать психическое давление на другого и в результате вынудит изменить показание в свою пользу. Такие ситуации особенно часты, когда проводится очная ставка между психологически более сильным, опытным обвиняемым и робким потерпевшим, опасающимся своего визави или поддерживающих его лиц. Поэтому следователю необходимо очень осмотрительно прибегать к принятию решения о проведении очной ставки,

1 По данным исследований, проведенных А.Б.Соловьевым эффективность допросов в среднем составляет 78%, а очных ставок 42%, А.Б.Соловьев Проблемы эффективности следственных действий,!987.с.78

129

стараясь, исходя из личностей ее участников,
предположить возможные результаты.

Например, очень опасно проводить очную ставку между опытным неоднократно судимым преступником и несомненно опасающимся его несовершеннолетием или престарелым потерпевшим. Принимая решение о проведении очной ставки обвиняемого с потерпевшим следователь должен быть уверен, что потерпевший, давший правдивые показания, выдержит психическое воздействие, которое неминуемо окажет на него обстановка очной ставки. Отсюда следует, что одними из слагаемых решения о проведении очной ставки является наличие информации о личностных свойствах ее предполагаемых участников.

Для того, чтобы очная ставка с потерпевшим достигла цели, необходимо, прежде всего, выяснить готов ли он подтвердить свои правдивые показания в присутствии лица, которого эти показания уличают в совершении преступления. Потерпевшего следует психологически подготовить к очной ставке, разъяснив ему значение данного следственного действия, создав у него определенный «иммунитет» против возможных попыток второго участника оказать на него воздействие с целью склонить к изменению показаний. Если потерпевший, несмотря на данные разъяснения, опасается очной ставки, либо просто отказывается в ней участвовать, проводить ее нет никакого смысла.

Очная ставка обычно начинается с допроса лица, давшего, по мнению следователя, правдивые показания, однако в некоторых случаях эффект достигается, когда первым

130

допрашивается участник, давший ложные показания, которые могут вызвать возмущение второго участника, особенно, если это потерпевший, и он займет активную позицию в разоблачении лжи. Такой тактический прием может применяться, если есть уверенность, что потерпевший, показания которого являются правдивыми, не испугается, и будет отстаивать занятую им позицию.

Если обвиняемый (подозреваемый) ведет себя агрессивно, угрожает потерпевшему, то следователь должен принять меры к пресечению этих действий, либо вообще прекратить очную ставку, указав в протоколе на причину ее прекращения.

Правильной оценке результатов проведения очной ставки, а так же подтверждением соблюдения законности при ее осуществлении, может служить применение звуко- и видеозаписи наряду с протоколированием.

Результаты очной ставки, как и результаты допроса, могут быть проверены в ходе других следственных действий, в том числе это может быть часто сделано путем проведения следственного эксперимента.

Применение при расследовании следственного эксперимента получило довольно широкое распространение. При его помощи выясняется наличие или отсутствие определенной связи между фактами, отсутствие или наличие самих фактов в прошлом и настоящем. При помощи следственного эксперимента осуществляется проверка, уточнение, установленных данных, имеющих значение для расследования.

131

Посредством следственного эксперимента могут проверяться и устанавливаться как общежитейские сведения, например, возможность слышать, видеть, пройти определенное расстояние за соответствующее время, так и сведения, относящиеся к области определенных наук, например, проверка возможности самовозгорания при определенных условиях, наличие сомнений в правильности положений на которые ссылается эксперт. Правда последнее, чаще проверяется путем назначения дополнительной или новой экспертизы, но может быть проверено и путем следственного эксперимента.

Следственный эксперимент часто предпринимается, для того чтобы убедить обвиняемого в несостоятельности его доводов и привести его к правдивым показаниям.

Одним из важнейших положений следственного эксперимента является его производство в таких же или близких условиях, в которых проходило проверяемое фактическое обстоятельство. Разумеется, что совершенно точно повторять проверяемое явление, как правило, невозможно, но создание наиболее близких условий - принцип, который должен обязательно соблюдаться. Нередко создание таких близких условий определяется участием в эксперименте потерпевшего.

Проведение следственного эксперимента регулируется ст. 183 УПК, в которой он определяется, как «воспроизведение действий, обстановки или иных обстоятельств определенного события и совершения необходимых опытных действий».

В проекте УПК содержится более подробное описание цели следственного эксперимента, так как указывается, что в

132

его ходе «проверяется возможность восприятия каких-либо фактов, совершение определенных действий, наступления каких-либо событий, а также выявляется последовательность произошедшего события и механизм образования следов» (п.1 ст. 187 проекта УПК).

Наукой криминалистикой разработаны определенные тактические и методические рекомендации проведения следственного эксперимента, но при этом надо учитывать не только рекомендации процессуального и криминалистического характера, но и особенности проведения экспериментов, выработанные в науках, изучающих закономерности явлений, аналогичных проверяемым. Подобными знаниями, относящимися, в основном к естественным наукам, следователь не обладает и потому в ряде случаев для участия в экспериментах приглашаются специалисты. В порядке подготовки эксперимента следователем может быть изучена и специальная литература.

Важно отметить, что в случаях совершения преступления организованной группой преступников или наличия нескольких потерпевших целесообразно проведение экспериментов со всеми обвиняемыми и со всеми потерпевшими, результаты же покажут наличие или отсутствие противоречий в объяснениях указанных участников и помогут их устранению.

В соответствии с законом при производстве следственного эксперимента обязательно присутствие понятых и при необходимости в нем могут принимать участие подозреваемые, обвиняемые, свидетели, потерпевшие. В связи

133

с темой нашей работы на участии в следственном эксперименте последних мы остановимся более подробно.

Участие потерпевшего в следственном эксперименте в основном необходимо: для установления возможности восприятия и передачи каких-либо важных фактических данных; для установления возможности совершения каких- либо действий; для установления возможности существования какого-либо факта; для установления механизма совершенного преступления; для установления времени, которое необходимо затратить на совершение тех или иных действий. Разумеется, что это перечисление лишь основных задач следственных экспериментов, так как перед ними могут стоять и иные задачи, связанные о получением и проверкой доказательного материала.1

Возможность участия потерпевшего в следственном эксперименте прежде всего определяется его как можно более ранним признанием потерпевшим в процессуальном плане, о чем уже подробно писалось. Проведение многих следственных экспериментов без участия потерпевшего вообще невозможно.

Как уже указывалось, за редким исключением, нельзя абсолютно точно воспроизвести действия участников уже свершившегося преступления, в том числе и потерпевшего, но необходимо стремится к наиболее точному воссозданию проверяемых фактов и здесь объяснения
потерпевшего,

1Подробно виды следственного эксперимента излагаются в книге Ф.В.Глазырина А.П.Крутикова «Следственный эксперимент», Волгоград, 1981 , а также многих работах Р.С. Белкина см. например, Курс Криминалистики в 3-х томах,1997

134

демонстрация им в натуре осуществлявшихся действий могут очень много дать для установления истины по делу.

В связи с этим эксперимент, как правило, должен проводиться безотлагательно, так как, во-первых, с течением времени воспроизведение потерпевшим обстоятельств происшествия будет менее точным и, во-вторых, данные эксперимента могут оперативно использоваться при розыске преступника, работы по горячим следам и т.п.

Роль потерпевшего при участии в следственном эксперименте не должна бить пассивной, он не должен только присутствовать при этом, но и, вправе задавать вопросы и делать замечания, может просить о повторении тех или иных проверочных действий, осуществить личный показ механизма происшествия.

Следственный эксперимент должен производится в условиях, максимально приближенных к тем, в которых происходило воспроизводимое событие. Желательно в том же месте, в тоже время, в тех же климатических условиях, с использованием подлинных или сходных предметов.

Как правило, потерпевший инструктируется о предстоящих опытах и тех действиях, которые он должен произвести или за которыми должен наблюдать, но это не всегда целесообразно. Если эксперимент производится для того, чтобы проверить правильность объяснений потерпевшего или других участников происшествия, то не всегда целесообразно заранее объяснять, что ожидается увидеть или что будет предложено выполнить. Тут нередко важен фактор неожиданности, когда участник эксперимента
не сможет

135

заранее осмыслить последствия того, что он будет демонстрировать. Если же без разъяснений обойтись никак нельзя, то они должны быть сделаны в самой общей форме.

Часто в ходе проведения эксперимента необходима реконструкция места происшествия, придание ему первоначального вида и тут помощь потерпевшего может быть неоценима, так как только он может в ряде случаев знать, где стояли те или иные вещи, что из имущества исчезло или, наоборот, каких предметов ранее на месте происшествия не было.

В случае необходимости участники следственного эксперимента, в том числе и потерпевший, могут быть предупреждены о неразглашении факта его проведения (ст. 139 УПК).

Очень важна четкая фиксация хода и результатов следственного эксперимента, что достигается применением наряду с протоколированием видеозаписи и фотосъемки. Результат видеозаписи затем воспроизводятся участникам следственного эксперимента и они, в том числе и потерпевший, могут сделать свои замечания по поводу ее содержания.

В процессе расследования часто возникает необходимость проверить правильность тех или иных суждений, высказываемых потерпевшим. Чаще всего это делается во время допроса, но для этой цели может быть проведен и психологический эксперимент, когда потерпевший сможет показать свою способность выведения правильных суждений из наблюдаемых фактов. Разумеется, что психологический эксперимент может быть проведен только с

136

самим потерпевшим, так как проверяются именно его психические качества. При поведении же иных экспериментов потерпевший иногда может быть заменен другим лицом -дублером.

Проведение психологического эксперимента может позволить выяснить наличие у потерпевшего повышенных, обостренных или, наоборот, пониженных способностей восприятия, запечатления и передачи воспринятого. Психологический эксперимент может также включать в себя проверку мысленных операций человека, их быстроту и правильность полноту его представлений и т. п. Все это иногда может помочь и в установлении истинности или разоблачения ложности показаний.

Данная работа не носит чисто криминалистический или психологический характер и потому мы не останавливаемся на технике проведения экспериментов, предусматриваемой данными науками, а затрагиваем лишь вопрос о возможности и целесообразности их проведения и участия при этом потерпевшего, так как это существенно расширяет возможности по установлению и проверке важных для дела фактических обстоятельств.

Важно также кратко сказать о допустимости проведения следственного эксперимента, который возможен лишь, если обеспечивается безопасность жизни и здоровья его участников, не причиняется существенный материальный ущерб гражданам, предприятиям, учреждениям и другим организациям, не происходит унижение чести и достоинства человека, не возникает каких-либо иных опасных последствий.

137

При проведении следственного эксперимента необходимо строжайшее соблюдение законности и норм нравственности. Без крайней необходимости нельзя заставлять потерпевшего вновь переживать то, что с ним случилось, и что может повлиять на состояние его здоровья.

В связи с этим подлежит определенной корректировке содержащаяся в ряде пособий по криминалистике рекомендация о многократном повторении при следственном эксперименте проверяемых действий. Например, профессор Р.С .Белкин пишет, что «Важным тактическим требованием является многократность повторения однородных опытов, которая необходима для более тщательного изучения исследуемых явлений, для исключения случайностей и уверенности в достоверности результатов»1. В целом это несомненно правильная рекомендация, однако в некоторых случаях она, как указано выше, неприменима по этическим соображениям.

Анализ практики показывает, что во многих случаях, когда следственный эксперимент является весьма желательным, следователи его не проводят, стремясь получить недостающие доказательства при помощи других процессуальных действий. Это вызывается разными обстоятельствами. Следственный эксперимент одно из наиболее сложных процессуальных действий, требующее серьезной предварительной подготовки, часто его проведение связано и с определенными организационными трудностями. Результаты эксперимента не всегда
бесспорны и могут

1Р.С Белкин, ЕМ. Лившиц, Тактика следственных действий, М., 1997 стр.145

138

потребовать проведения еще ряда дополнительных следственных действий, а это требует дополнительных усилий со стороны следователя и наличия резерва времени.

Между тем нередко только путем проведения следственного эксперимента можно проверить возможность совершения определенных действий в конкретных условий и соответствующим образом.

Уголовно-процессуальный закон вынесения

мотивированного постановления о производстве следственного эксперимента не требует, но если при его выполнении могут быть затронуты или ограничены права граждан и организаций, например, проведение его в квартире потерпевшего, с использованием каких-либо принадлежащих ему предметов, то вынесение такого постановления следователем

целесообразно.

Следователь оценивает результаты осуществленного следственного эксперимента по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности (ч.1 ст.71 УПК). Результаты следственного эксперимента могут быть положительными, подтверждающими возможность того или иного события или действия, и отрицательные, когда подтверждается невозможность совершения таких действий при определенных условиях.

При оценке следственного эксперимента, проводимого с участием потерпевшего, необходимо учитывать его нередкую заинтересованность в получении определенных результатов. В связи с этим как уже отмечалось, часто
рекомендуется

139

знакомить потерпевшего с целью следственного эксперимента лишь в том объеме, который необходим для успешного производства опытов.

Следственный эксперимент - сильное средство психологического воздействия на его участников, поскольку получаемые результаты нередко наглядно свидетельствуют о возможности или невозможности определенных явлений, событий и опровергнуть эти результаты довольно трудно, а следовательно, разрушаются доводы ложного показания и устанавливается истина по делу.

Близким к следственному эксперименту является следственное действие, получившее название проверка показаний на месте. Несмотря на то, что данное следственное действие давно уже используется на практике, в уголовно-процессуальном кодексе оно не обозначено и при его проведении по аналогии ссылаются на ст. 183 УПК, регулирующую производство следственного эксперимента, как наиболее близкого следственного действия. В проекте УПК прошедшем первое чтение в Государственной Думе, это положение исправлено, так как предусмотрена ст.20б, гласящая, что «(1) В целях установления фактических данных, уточнения маршрута и места, где совершались проверяемые действия, а также для выявления достоверности показаний путем их сопоставления с обстановкой события, ранее данные показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с расследуемым событием (2). Проверка показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо

140

воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события; отыскивает и указывает предметы, документы, следы, имеющие значение для дел; демонстрирует определенные действия; показывает какую роль в исследуемом событии играли те или иные предметы; обращает внимание на изменения в обстановке места события; конкретизирует и уточняет свои прежние показания. Какое-либо постороннее вмешательство в эти действия и наводящие вопросы недопустимы».

Одним из непременных участников данного следственного действия часто является потерпевший, как уже указывалось, нередко являющийся единственным очевидцем происходившего. При этом проверяться могут, как объяснения потерпевшего о им лично осуществлявшихся действиях, так и о действиях обвиняемого (подозреваемого).

В начале данного следственного действия потерпевшему предлагается описать событие и указать на объекты, о которых он ранее дал показания, после этого ему могут быть заданы уточняющие вопросы, ни в коем случае не наводящие. Потерпевшему предоставляется право свободного выбора направления движения, участков и предметов, требующих каких-либо пояснений. Очень важно зафиксировать обнаруженные при проверке показаний следы и другие вещественные доказательства.

Особая ценность рассматриваемого следственного действия заключается в том, что лицо, показания которого проверяются, оказавшись в обстановке, где ранее происходило расследуемое событие, может полнее и точнее восстановить в

141

памяти прошлые обстоятельства. В связи с данным положением уместно провести следующей пример.

Поздним вечером, возвращавшийся из клуба Анатолий Пантасенко, когда он шел мимо забора деревообделочного комбината, был тяжело ранен. Следствием было установлено, что сторож комбината, пытавшийся задержать лиц, похитивших пиломатериалы, сделал несколько выстрелов, одним из которых и был ранен потеплевший. По делу имелась только одна существенная неясность. Огнестрельное ранение было у потерпевшего в правой половине грудной клетки, а стрелявший сторож находился слева от шедшего мимо забора Пантасенко. Это вызвало сомнение в правдивости его показаний. Для выявления этого противоречия было решено проверить данные показания на месте происшествия.

Пантасенко показал, как он шел домой мимо комбината, указал место, где он остановился, услышав выстрел. Тут он вспомнил, что после первого выстрела повернулся в сторону, противоположную своему дому, туда, откуда он услышал выстрел и в этот момент был ранен вторым выстрелом. Этим и объяснялось, что он получил ранение в правую, а не в левую часть тела1.

Показания потерпевшего надо, путем дополнительных вопросов, максимально «привязать» к обстановке на месте происшествия, с этой целью ему может быть объяснено, что именно интересует следствие. При этом важно учитывать, что проверка показаний на месте может не только способствовать подтверждению правильности объяснений
потерпевшего, их

1 Следственная практика, Изд. Прокуратуры СССР, 1976, №74, стр. 87.

142

детализации, но и помогает разоблачению ложных показаний, что в случаях с потерпевшим, как уже выше неоднократно указывалось, встречается не так уже редко.

Надо надеяться, что регламентация следственного действия «проверка показаний на месте», предусмотренная проектом УПК сохранится при его окончательном утверждении, что, несомненно, будет способствовать повышению эффективности и соблюдению законности расследования.

Нередко потерпевший принимает участие в проведении рп^з.на.ния, выступая как в качестве опознающего лица, так и реже опознаваемого. Как известно, предъявление для опознания, предусмотренной ст. 164 УПК следственное действие, заключающееся в том, что лицу, воспринимавшему ранее определенный объект, затем с целью установления тождества последнего предъявляется не менее трех сходных объектов, среди которых предположительно находится и ранее воспринимавшийся.

Это очень ответственное следственное действие, результат которого нередко является решающим при установлении истины по делу.

Объектами опознания могут бить живые люди, трупы, различные предметы, животные, предъявляемые, как в натуре, так и запечатленными на фотоснимках.

Чаще всего опознание осуществляется посредством зрительных ощущении, однако встречаются факты опознания по признакам устной речи (по слуху), запаху, вкусу и даже на основании осязания.

143

Закон указывает, что опознающим может быть свидетель, потерпевший, подозреваемый и обвиняемый (ч.1 ст. 164 УПК), однако не определяет процессуальное положение опознаваемого лица или предмета упоминая лишь «лицо, опознание которого производится» или «предъявляемый предмет» (ст. 165 УПК). На практике действительно нередко в качестве опознаваемого выступает лицо, не имеющее какой-либо процессуальный статус, что конечно нельзя признать правильным.

До начала опознания процессуальное положение опознаваемого должно быть четко определено и им в настоящий момент, с нашей точки зрения, может быть лишь свидетель, потерпевший, подозреваемый и обвиняемый. Процессуальное положение опознаваемого должно быть отражено в уголовно-процессуальном кодексе, в частности, этому могло бы способствовать расширение понятия подозреваемого, однако в проекте УПК это не сделано и по- прежнему при расследовании фигурирует ее неопределенный участник, как «опознаваемый».

Особенность потерпевшего, как опознающего лица заключается в том, что очень часто он наблюдал нападавшего на него или похитившего у него что-либо очень короткое время, и нередко в затрудненных условиях (при плохом освещении, на значительном расстоянии, будучи напуган, уже получивший какую-либо травму, находящийся в стрессовом состоянии и т.п.)

Важно также иметь представление о способности потерпевшего по своим физическим и психическим данным

144

правильно воспринимать происходящее и давать пояснения. Если состояние здоровья потерпевшего вызывает сомнение, то до проведения опознания необходимо получить заключение врача о способности достаточно правильно воспринимать происходящее и давать полноценные объяснения. В сложных случаях для этой цели должна быть назначена судебно-медицинская, судебно-психологическая или судебно-психиатрическая экспертиза, что прямо предусмотрено уже упоминавшемся нами п.З ст.79 УПК.

При возникновении сомнения, в возможности потерпевшего в имевших место условиях четко видеть или слышать, может быть проведен соответствующий следственный эксперимент.

При допросе потерпевшего, которому предстоит быть опознающим, обязательно надо выяснить не видел ли он уже опознаваемого после совершения им преступления и не указали ли ему на него, как на лицо совершившее преступление, а также не был ли он ранее с ним знаком.

Разумеется, что проведение опознания при таких условиях бессмысленно.

На практике встречаются случаи, когда потерпевший затрудняется назвать какие-либо конкретные признаки лица или предмета, в отношении которых предполагается проведение опознания, однако думает, что при предъявлении сможет их узнать. Подобная ситуация не исключает возможность предъявления для опознания; но при его положительных результатах необходимо выяснить у опознавшего по каким признакам он это все-таки сделал.

145

Приглашаемый для опознания потерпевший должен быть предупрежден об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за заведомо ложные показания. Помимо того ему надо подробно объяснить, как много зависит от точности и правдивости его объяснений и что, если у него имеются какие-либо сомнения по поводу правильности опознания, то он должен обязательно их высказать.

В данной диссертационной работе не целесообразно останавливаться на порядке предъявления для опознания, подробно изложенном в ст. 165 УПК и неоднократно комментировавшегося, так как никаких особенностей по отношению к участию в опознании потерпевшего он не содержит. Хотелось бы только отметить, что соблюдению этого порядка придается столь большое значение, что, будучи по существу криминалистической рекомендацией он изложен в уголовно-процессуальном законе.

На практике встречаются случаи, когда на участвующего в опознании потерпевшего оказывается серьезное давление со стороны лиц, заинтересованных в вызволении обвиняемого (подозреваемого). Особой опасности потерпевший подвергается при участии в опознании в ходе расследования преступлений, совершенных организационными группами, так как нередко многие соучастники остаются на свободе и готовы на все, чтобы «спасти» обвиняемого.

Так, члены вооруженной банды, в которую входили Шигалин, Красильников, Скрипник и другие совершили ряд вооруженных нападений на граждан в различных городах России и Узбекистана. Шигалин и Красильников
были

146

арестованы, а Скрипник успел скрыться. Желая вызволить арестованных Скрипник разыскивал потерпевших и угрожая им убийством, требовал чтобы они при проведении опознания давали ложные показания, не указывая на Шигалина и Красильникова, как на нападавших на них лиц. Потерпевший Нажметдинов, опасаясь за свою жизнь считая, что сотрудники милиции его защитить не смогут, выполнил это требование и заявил, что опознать никого не может, что значительно осложнило расследование1.

С нашей точки зрения, совершенно правильно в проекте УПК записано, что «в целях обеспечения безопасности опознающего потерпевшего предъявление лица для опознания может быть произведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего. В этих случаях понятые должны находиться в месте нахождения опознающего. Понятым и опознающему должна быть обеспечена возможность визуального наблюдения лиц, предъявленных для опознания». (ст.205 п.9 проекта УПК).

По той же причине немецкие криминалисты рекомендуют, чтобы опознающий высказывал свое заключение в отсутствии лиц, предъявляемых для опознания и результаты опознания становились им известны лишь при оглашении протокола этого следственного действия2.

Важно обратить внимание на порядок предъявления для опознания лица на основании признаков различных видов (по признакам внешности, голосу или иным
функциональным

Следственная практика, Изд. Прокуратуры СССР, 1984, №142 стр.96 2 Horst Bein, Das Ermittlungs-Verfahren, Berlin, 1998 , s.120

147

признакам). Порядок предъявления должен быть таков, чтобы предыдущее предъявление не ставило под сомнение последующее, например, первоначально по голосу, затем по признакам внешности, а после этого по походке и т.п.

Наибольшее число ошибок при предъявлении для опознания являются следствием неправильного подбора лиц или предметов, предъявляемых вместе с предназначенными для опознания. Очень часто их различие с опознаваемым столь значительно, что результаты опознания по меньшей мере вызывают сомнение или являются вообще ничтожными. В тоже время не должны предъявляться люди или предметы очень сходные друг с другом, так как это тоже может затруднить опознание.

Если подобрать нужные объекты для опознания в натуре очень сложно, то рекомендуется провести опознания по фотоснимкам, так как найти подходящие для проведения опознания фотоснимки значительно легче.

Как видно из вышеизложенного, результаты предъявления для опознания могут оказаться ошибочными, как в связи с добросовестным заблуждением опознавшего потерпевшего, так и из-за его умышленных ложных объяснений, на причинах которых мы уже останавливались. Поэтому данные результаты должны подвергаться тщательной проверке и оценке. С этой целью должно быть проведено сопоставление результатов опознания с другими материалами дела, допрос опознавшего или не опознавшего лица после проведенного опознания с целью выяснить насколько он уверен в правильности своего вывода, не заинтересован ли в исходе

148

дела, не боится ли мести заинтересованных лиц, не проявил ли жалость и т. п.

В отдельных исключительных случаях в целях проверки может быть проведено повторное опознание с участием потерпевшего, это допустимо в случаях: а) если выясняется, что предыдущее опознание было произведено в момент, когда опознающий, по-видимому, находился в состоянии временного расстройства психики, зрения, слуха, отвлекающего воздействия боли, в связи с чем не мог правильно воспринимать происходящее; б) когда предыдущее опознание проводилось без необходимой подготовки, в результате чего условия восприятия были хуже, чем при первоначальном наблюдении опознаваемым лица или иного объектах; (плохое освещение, более отдаленное расстояние, изменение внешности опознаваемого (появление бороды, усов, отросших волос, повреждение и загрязнение предметов и т.п.); в) если ввиду отсутствия или болезненного состояния опознаваемого опознание проводилось по фотокарточке, а затем появилась возможность непосредственного предъявления. При этом повторное опознание способствует проверке ранее осуществленного по фотографии, позволяет уточнить некоторые признаки объекта, дополнительно принять во внимание функциональные признаки, а также признаки не отразившиеся на фотографии (цвет, характер поверхности и обратная сторона предмета).

При повторном опознании опознаваемый должен, по возможности, предъявляться среди тех же лиц и так же одетых,

149

что и при первоначальном опознании. Это относится и к повторно предъявляемым предметам1.

В ряде случаев целесообразно участие потерпевшего в осмотре мест происшествия, как первоначальной, так и повторном. Статья 179 ч.2 УПК предусматривает право следователя привлечь к участию в осмотре потерпевшего. Однако, как известно, осмотр места происшествия может производиться и часто на практике производится еще до возбуждения уголовного дала, когда процессуальной фигуры потерпевшего еще нет, но и в тех случаях, когда осмотр проводится при уже возбужденном уголовном деле, он относится к первоначальным следственным, действиям, а в это время, как правило, постановление о признании лица потерпевшим также еще не вынесено.

Выход из данного положения, с нашей точки зрения, следующий: 1) если дело уже возбуждено и следователь хочет привлечь к участию в осмотре, да и в других следственных действиях, пострадавшего, он должен не откладывая, заранее вынести постановление о признании данного лица

потерпевшим; 2) если вопрос о возбуждении уголовного дела еще не решен, а следователь хочет, чтобы пострадавший принял участке в осмотре, он может занести его объяснения в протокол осмотра наряду с объяснениями других очевидцев преступления, так как допросом это считаться не будет. Однако если данные объяснения имеют доказательственное значение, то следователю
необходимо сразу за возбуждением

1 А.А.Леви, Г.И.Пичкалева, Н. А. Селиванов .Получение и проверка показаний следователем, Юриздат, 1987, стр.62

150

уголовного дела вынести постановление о признании пострадавшего потерпевшим в процессуальном смысле и затем допросить его по вопросу участия в проведенном осмотре.

Как показывает следственная практика, участие потерпевшего целесообразно при осмотре квартиры, откуда била совершена кража. Без потерпевшего-владельца квартиры нередко невозможно определить относимость к делу обнаруженных на месте происшествия следов и предметов (например, разбросанные на полу вещи могут быть связаны с действиями преступника, но могли быть разбросаны и самим владельцем).

По той же причине в ряде случаев участие потерпевшего может быть полезно при обыске у подозреваемого лица, когда потерпевший может сразу указать имеет ли тот или иной предмет отношение к совершенному преступлению.

Очень полезно участие потерпевшей в осмотре при расследовании дел об изнасилованиях, так как это дает возможность проверить правильность ее показаний об обстоятельствах совершения преступления.

Именно с учетом этого фактора в справочнике следователя «Осмотр места происшествия» специально подчеркивается, что осмотр места происшествия по делам этой категории надо по возможности проводить с участием потерпевшей, так как «…без ее помощи в ряде случаев нельзя найти место происшествия и обнаружить вещественные доказательства, правильно определить границы осмотра, установить пути подхода и отхода преступника, определить

151

принадлежность тех или иных следов и предметов, обнаруженных на месте происшествия»1.

Рекомендуется до осмотра тщательно допросить потерпевшую, зафиксировав в протоколе допроса все обстоятельства преступления, с тем чтобы в ходе осмотра выяснить соответствует ли обстановка места происшествия ее показаниям (иногда сама обстановка места происшествия говорит о ложности показаний заявительницы, например, многолюдное место, тонкая звукопроницаемая перегородка в комнате, где якобы имело место изнасилование и потерпевшая звала на помощь).

Полезно участие потерпевшего в осмотре места происшествия по делам о грабежах и разбоях. Перед этим потерпевший, разумеется если это позволяет состояние его здоровья, опрашивается по поводу места где было совершено преступление, у него уточняются признаки, по которым оно может быть установлено, если ему известно, то пути подхода преступника (преступников) к месту происшествия и пути его отхода, что позволяет в дальнейшем правильно определить границы осмотра. Выясняя обстоятельства нападения необходимо узнать у потерпевшего какие следы и предметы, принадлежащие преступнику, могли остаться на месте происшествия (например, палка или камень, использованные при нападении, брошенные нож или огнестрельное оружие) какие еще предметы, связанные с преступлением, могут там быть найдены (например, оторванная при борьбе
пуговица,

1 Осмотр места происшествие, справочник следователя под.ред, А.Леви М., Юридическая литература, 1982, стр. 226

152

сброшенный головной убор и т.п.). В процессе осмотра потерпевший будет продолжать свои объяснения и поможет обнаружить названные им вещественные доказательства.

Почти во всех случаях участия потерпевшего в осмотре места происшествия он способствует обнаружению оставленных им следов.

Следы потерпевшего, пишет Е.Е. Центров, это «…все те изменения в окружающей обстановке (в объектах и на объектах материальной среды) и на преступнике, которые возникли как отражение действий жертвы, ее противодействия преступному посягательству, и свидетельствуют или могут

свидетельствовать о преступлении, обстоятельства при которых оно происходило, а также указывают на конкретное лицо (лиц), его совершившее»1.

По поводу участия потерпевшего в осмотре, как и в некоторых иных следственных действиях может быть высказано и отрицательное мнение, так как потерпевший является заинтересованным лицом.

Так, желая исказить обстоятельства совершенного на него нападения с тем, чтобы скрыть свою провоцирующую роль, он может, участвовать в осмотре места происшествия нанести существенный вред вещественным доказательствам, особенно следам, скрыть некоторые из них . Участие в осмотре может побудить его преувеличить ущерб, причиненный ему преступлением, а при инсценировке преступления- выяснить удалось ли ему ввести следствие в заблуждение.

1 Е.Е. Центров, Криминалистическое ученье о потерпевшем, М., I988, с.75

153

Потерпевший под влиянием увиденного на месте происшествия может изменить свои показания вопреки истины, как в силу возникшего добросовестного заблуждения, так и умышленного.

С нашей точки зрения все это следователь может предусмотреть и учесть при оценке поведения потерпевшего на месте происшествия, в целом же от участия потерпевшего в осмотре и других следственных действиях может быть больше пользы чем вреда, необходимо только в любом случае внимательно наблюдать за его действиями и оценивать их наряду с другими материалами дела, выясняя источники объяснений потерпевшего о приводимых им фактических обстоятельствах.

Информация, полученная от потерпевшего при его участии в следственных действиях, может носить как уголовно- процессуальный, так и криминалистический характер, т.е. это могут быть прямые доказательства по делу, либо сведения, относящиеся к криминалистической характеристике преступления, помогающие его раскрытию и расследованию. В любом случае эта информация, как правило, бывает очень полезной и потому игнорировать участие потерпевшего в следственных действиях никак не следует.

Разумеется, для потерпевшего это означает значительное увеличение физической и психической нагрузки. Особенно это проявляется, когда потерпевшему приходится участвовать в следственных действиях проводимых по преступлениям, совершенным группой лиц. При этом значительно увеличивается число допросов, очных
ставок,

154

опознаний и других указанных выше следственных действий. Потерпевшему чаще приходится сталкиваться с лицами, причинившими ему вред, что, конечно, является для него большой дополнительной нагрузкой. Кроме того, потерпевшему всегда гораздо труднее запомнить действия группы, особенно конкретизировать действия отдельных ее участников, запомнить их приметы.

Участвовать в проведении следственных действий должны все потерпевшие по делу. В связи с этим важна информация о всех жертвах преступления, которые затем могут стать участниками следственных действий. Только при этих условиях могут быть установлены действительные обстоятельства произошедшего и подлинный объем вины преступника. Между тем, часто не все потерпевшие заявляют о том, что они стали жертвой преступления. Их выявление с целью получения полной информации о произошедшем, важнейшая задача оперативно-розыскной деятельности и предварительного следствия.

В наши дни, в условиях все большего распространения принципа гласности, в том числе и на участников уголовного судопроизводства, в интересах защиты жизни, здоровья, достоинства и материального благосостояния человека, в целях установления истины по делу, потерпевший и его представитель должны стать активными участниками предварительного следствия.

Прежде всего, потерпевшие должны получить право ходатайствовать о производстве конкретных следственных действий с тем, чтобы затем в них участвовать. Должны быть

155

расширены возможности участия в следственных действиях, наряду с потерпевшим, его представителя. О роли и значении в обеспечении при этом прав и законных интересов потерпевшего мы уже подробно говорили в предшествующем параграфе настоящей главы.

156

Глава 3. Законодательное регулирование и организационные меры возмещения ущерба, причиненного потерпевшим, и обеспечение их личной безопасности.

§3.1 Правовые гарантии возмещения вреда потерпевшему и их реализация на практике.

«Понятие потерпевшего неразрывно связано с понятием вреда. Там где нет вреда - там нет и не может быть потерпевшего» несомненно правильно утверждает профессор П.С. Дагель1, много занимавшийся проблемами обеспечения прав потерпевшего в уголовном процессе.

Однако, к сожалению, ни уголовно-процессуальное, ни уголовное законодательство понятие «вред» не расшифровывают. По-видимому, законодатель находит это ненужным, так как житейское понятие «вред» общеизвестно. Считаем, однако, необходимым еще раз его напомнить.

В толковом словаре СИ. Ожегова вред определяется как «ущерб, порча», а это в свою очередь объясняется как «потеря, убыток, урон» «приводить в негодность, делать плохим2». В толковом словаре изданным под редакцией проф. Д.Н. Ушакова понятие вреда обозначается, примерно также как «порча, ущерб, убыток», а это в свою очередь, как «урон, потеря3».

Детальное разъяснение, что такое материальный или физический вред не требуется, сложности возникают лишь при определении понятия «моральный вред». Вопрос
это не

1 Дагель П.С. Потерпевший в советском уголовном праве, Сб. «Потерпевший
от преступлений», Владивосток, 1974, С. 192

2 СИ. Ожегов, Словарь русского языка, М..1950», стр.515, 783

3 Толковый словарь русского языка под. ред. Д.Н. Ушакова, М. 1935 стр.394. 1940. стр.1045

157

простой и невидимому не случайно ни в одном из комментариев к ст.53 УПК, в которой содержится упоминание морального вреда, понятие это не разъясняется. Мы попытались это сделать в начале данной работы (§1 гл.1) и потому здесь еще раз останавливаться на этом вопросе считаем излишним.

«Характер нанесенного ущерба при моральном вреде во многом зависит от субъективных качеств самого потерпевшего» - пишет В.А. Дубривный1. Это совершенно верно, так как то, что одним лицом может быть воспринято как жесткая обида, вызвавшая тяжелое психическое потрясение, на другого может не произвести никакого впечатления и никаких переживаний у него не вызвать. Так что при установлении факта причинения морального вреда надо во многом исходить из его оценки пострадавшим.

Мы хотели бы привести определение причиняемого преступлением вреда, которое дает в своей диссертации П.С. Яни и с которым мы полностью согласны. Он пишет, «что причиняемый преступлением вред - это предусмотренные уголовным законом изменения в охраняемом объекте, которым являются подвергающиеся непосредственному воздействию такие определенные уголовным законом элементы общественных отношений как индивид, его социально-биологические блага; жизнь, здоровье, а также права и свободы, в том числе право собственности, трудовые права и пр.»1. В это определение мы добавили бы только еще такие предусмотренные и охраняемые Конституцией РФ права, как достоинство
личности и ее неприкосновенность,

1 .Дубривный В.А. Потерпевший на предварительном следствии, Саратов. 1968, стр.9

158

неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны, защиту чести и доброго имени (ст.21, 22, 23 Конституции РФ).

При этом моральный вред может сопутствовать физическому и имущественному вреду, но может составить и самостоятельное основание для признания лица потерпевшим, ведь не случайно в ст. 53 УПК он упоминается наряду с физическим и имущественным вредом.

Если, как нами уже указывалось в предшествующих главах данной работы, вопросам прав и защиты процессуальных интересов потерпевших ни в теории, ни в практике следственной и судебной, достаточного внимания не уделялось и не уделяется, то еще в меньшей степени реально гарантируется возмещение причиненного потерпевшему вреда.

Между тем, исходя из конституционных требований защиты интересов личности, вопросы обеспечения и реализации прав жертв преступлений и возмещения причиненного им вреда должны стоять в центре внимания органов борьбы с преступностью, являться одной из основных проблем уголовного права и уголовного процесса, уголовной политики в целом.

Реализация прав потерпевших от преступлений и в том числе возмещение вреда, механизм их осуществления отставал и до настоящего времени отстает от имеющихся по этим вопросам требований закона, которые помимо того частично являются декларативными и, будучи провозглашены, не всегда реализуются на практике.

1 П.С.Яни, упомянутая диссертация, стр.131

159

При перечислении в ст.53 УПК прав потерпевшего о его праве на возмещение вреда даже не упоминается. Это, по- видимому, объясняется тем, что уголовно-процессуальное законодательство знает понятие гражданского истца (ст.ст.29, 54 УПК), однако таковыми, согласно закону, являются физические и юридические лица, «понесшие материальный (подчеркнуто нами М.И.) ущерб от преступления и предъявившие требование о его возмещении» (ст.54 УПК). Между тем в ст.53 УПК помимо причинения материального ущерба говорится и о вреде физическом и моральном, практика знает и случаи, когда как вред расценивается и нарушение иных охраняемых законом интересов потерпевшего. Кроме того, помимо выплаты за причиненный ущерб, потерпевшему должны быть возмещены и иные расходы, которые он понес в связи с участием в процессе доказывания факта и размеров причиненного ему вреда (расходы на оплату профессионального представителя, оплата за проведенную экспертизу, возмещение расходов на проживание и приезд в местность, где проходили предварительное следствие и судебное разбирательство и т.п.).

В ст.54 УПК признание гражданским истцом связывается с предъявлением потерпевшим требования о возмещении вреда, однако он может это по каким-либо причинам и не сделать. Правда предъявить гражданский иск в интересах пострадавших может прокурор, решить вопрос о возмещении материального вреда вправе и суд по собственной инициативе, однако на практике такие случаи довольно редки, помимо того, речь в этих случаях идет о возмещении материального вреда,

160

случаев же, когда бы прокурор предъявил иск о возмещении морального вреда или каких-либо иных нематериальных интересов, а также чтобы суд по собственной инициативе решал подобные вопросы, практике, насколько мы можем судить, неизвестны.

Наоборот, на практике очень часты случаи, когда при разбирательстве уголовного дела суд, признав право гражданского истца на удовлетворение иска, для установления его размеров передает его для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства (ч .2 ст. 310 УПК). Тем самым, во-первых, перед потерпевшим - гражданским истцом вновь возникает проблема судебного разбирательства, нередко для него очень тягостная, и, во- вторых, речь опять же идет лишь о возмещении материального, а не иного вреда1, да и бремя доказывания причиненного материального вреда возлагается на потерпевшего.

Но получение положительного судебного решения еще никак не означает, что нанесенный вред будет реально возмещен, так как исполнение решения суда по данному вопросу часто оказывается очень затрудненным или вообще невозможным (осужденный, если он не лишен свободы, может скрыться, у него может отсутствовать имущество, на которое могло бы быть обращено взыскание и т.д.).

1 С принятием нового ГК РФ появилась возможность предъявлять иски о возмещении морального вреда и об упущенной выгоде, но при разбирательстве уголовных дел они на практике не рассматриваются, хотя еще ранее Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении №10 от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законода- тельства о компенсации морального вреда» разъяснил, что применительно к ст.29 УПК потерпевшие вправе предъявлять гражданский иск не только о компенсации материального, но и морального вреда ( ВВС, 1995, №3. стр.9-11).

161

Выход из данного положения был как будто найден с принятием закона «О собственности в РСФСР» (Бюллетень Верховного Совета РСФСР 1990, №30, ст,416) ч.З ст.ЗО которого гласила, что ущерб, причиненный собственнику преступлением, может по решению суда быть возмещен государством. Однако ввиду отсутствия у государства нужных для этого средств данное положение закона сначала было приостановлено, а затем, в связи с отменой закона о собственности, вообще потеряло юридическую силу. (СЗ РФ, 1994, №32, ст.3302).

Но в тоже время в никем не отмененной «Декларации прав и свобод человека и гражданина», принятой Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 года, по-прежнему содержится специальная статья, гласящая, что «Права жертв преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает им доступ к правосудию и скорейшую компенсацию за причиненный ущерб» (ст.ЗЗ).

Это положение почти дословно воспроизведено в ст.52 Конституции РФ, принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. В данной статье сказано, что «Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба».

После принятия Конституции РФ Указом Президента РФ от 24 мая 1994 г. № 1016 была утверждена Федеральная программа РФ по усилению борьбы с преступностью на 1994-95 г.г. В разделе 3 п. 12 данной программы указано, что во втором полугодии 1994 г. должен быть решен
вопрос о создании

162

Государственного фонда помощи потерпевшим от преступных посягательств. Правда основной задачей данного фонда являлась не материальная компенсация ущерба, нанесенного потерпевшим, так как необходимых для этого средств у фонда не было, а лишь оказание помощи консультационного характера, содействие в предъявлении исков.

Последующая «Федеральная целевая программа по усилению борьбы с преступностью на 1996-97 годы, утвержденная Постановлением правительства РФ 17.05.96 г., содержала задание правоохранительным ведомствам, а также Министерствам юстиции и экономики, разработать в 1996- 97 годах систему мер по обеспечению защиты жертв преступлений, повышению их правового статуса
в

соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН «Основные принципы отправления правосудия в отношении жертв преступлений и злоупотреблений властью, расширению их прав в уголовном судопроизводстве и гарантий возмещения причиненного материального и морального ущерба1».

К сожалению все эти благие пожелания остались на бумаге и положение с полноценным возмещением жертвам преступлений нанесенного им вреда все еще ждет своего решения.

Что же все-таки в настоящее время делается и что с учетом существующего законодательства должно делаться для возмещения вреда потерпевшему?

Главным по-прежнему остается быстрейшее признание пострадавшего потерпевшим в процессуальном плане, безотлагательное обеспечение возможности наложения ареста

163

на имущество причинителя вреда и сохранения этого имущества, а затем вынесение судом, разбирающим уголовное дело, решения о возмещении вреда без передачи рассмотрения гражданского иска другим судом.

Важно также отметить, что интересы потерпевшего, особенно в части возмещения морального вреда, могут быть иногда удовлетворены еще до окончательного разрешения дела. Так, иногда потерпевший морально удовлетворен уже тем, что возбуждено уголовное дело, что избрана мера пресечения в виде содержания под стражей обвиняемого, после чего потерпевший нередко не настаивает на строгом наказании лица, причинившего ему вред, проявляя интерес больше к материальному возмещению причиненного ему вреда. Иногда потерпевший даже занимает защитительную позицию, особенно когда родственники или лица, сочувствующие обвиняемому, заранее решают все вопросы с возмещением причиненного вреда. Разумеется, что это не относится к обвиняемым, совершившим особо тяжкие преступления.

С нашей точки зрения Верховным Судом РФ должно быть в специально принятом по данному вопросу постановлении обращено внимание судов на реализацию их права решать вопросы возмещения вреда, причиненного преступлением, и в тех случаях, когда гражданский иск остался непредъявленным (ч.4 ст.29 УПК).

Соответственно этому и следователь по делам о преступлениях, причинивших материальный и физический ущерб пострадавшему, не дожидаясь предъявления иска, должен принимать активные меры к возмещению ущерба. В

164

этих целях крайне важно своевременное наложение ареста на имущество обвиняемого, производство обыска и других следственных действий для обнаружения этого имущества.

Следственная и судебная практика показывают, что причиной незначительного возмещения ущерба, нанесенного преступлением, является несвоевременное возбуждение уголовного дела и в связи с этим позднее наложение ареста на имущество, что позволяет преступнику принять меры по его сокрытию1.

Предметы, деньги и другие ценности, явившиеся объектом преступления и обнаруженные в результате оперативно- розыскных и следственных действий, могут быть возвращены законному владельцу не дожидаясь рассмотрения дела в суде. Следователь должен также разъяснить обвиняемому целесообразность добровольного возмещения нанесенного ущерба. Это должно быть разъяснено и лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого.

В ходе расследования по делу надо выяснить, кто может подсказать, как может быть возмещен вред, на что можно обратить взыскание, где может находиться имущество, принадлежащие обвиняемому, либо приобретенное им преступным путем. Возможно целесообразно было бы законодательно закрепить правила о выдаче какого-то вознаграждения за сообщение сведений, способствовавших эффективному возмещению вреда, нанесенного потерпевшему.

^м., например, Следственная практика, Изд. Института Прокуратуры СССР. М.. 1984 г., №142 стр. 82-92

165

Говоря о возмещении ущерба, нанесенного преступлением, необходимо четко определить круг субъектов этого возмещения, исходя из вида причиненного вреда.

При нанесении ущерба в результате отчуждения, уничтожения, повреждения материальных ценностей- это собственник или владелец этих ценностей.

При нанесении вреда здоровью, посягательствам на свободу, честь, достоинство личности - лицо, понесшее вред в результате утраты заработка, расходов на лечение и дополнительное питание, посторонний уход, протезирование, оплату юридической помощи и на опровержение в органах СМИ, а также требующее возмещение морального вреда.

При лишении жизни кормильца или близкого родственника- лица, состоявшие на его иждивении, понесшие расходы на лечение и погребение погибшего, а также требующие возмещения морального вреда, ребенок погибшего, родившийся уже после его смерти.

Размеры всех указанных видов вреда, за исключением морального, можно рассчитать. Четкие же критерии для исчисления морального вреда отсутствуют. Нужна разработка и принятие специального нормативного акта, устанавливающего круг претендентов, порядок и размеры возмещения вреда нематериального характера.

Выше нами уже подробно говорилось о необходимости дополнения законодательства в части указания на возможность признания потерпевшим не только физического, но и юридического лица, в данном случае хотелось бы лишь подчеркнуть, что это тесно связано
о отнесением и

166 юридических лиц к числу субъектов возмещения вреда, нанесенного преступлением, так как предоставления им только права заявить гражданский иск для полного
возмещения причиненного вреда в ряде случаев недостаточно.

Значительные сложности с возмещением вреда возникают при большом числе потерпевших по одному или группе уголовных дел, а также нескольких причинителей вреда. «Украдена мелочь - обижен один человек, но если похищено столько, что могли иметь в собственности железную дорогу, значит и обиженных людей огромное количество1», справедливо пишет начальник правового управления МВД РФ Т.Н. Москоль- кова.

В настоящее время встречаются уголовные дела, где потерпевшие исчисляются сотнями и даже тысячами. Это главным образом дела, возбужденные по фактам мошеннических действий со стороны организаторов различных финансовых структур, собирающих взносы граждан с обещанием выплаты высоких процентов, торговых фирм, получающих предоплату каких-либо дефицитных предметов и свое обязательство не выполняющих2. Это также многоэпизодные дела о преступлениях, совершаемых организованными преступными группами.

Изымаемых у преступников материальных ценностей для полного возмещения вреда всем потерпевшим обычно совершенно недостаточно, в связи с чем суды, в
порядке

1 «Известия» 0309.99г., стр.5 2

Это например такие известные дела, как по обвинению Мавроди - дело МММ, дело “Властелины”, банка “Чара” и др.

167

толкования исполнения решения, определяют порядок частичного долевого распределения изъятых средств в соответствии с размером понесенного ущерба. Например, первоначально выплачивается 5-10% утраченного, сохраняя право на дальнейшее возмещение в случае обнаружения у осужденных еще каких-либо материальных ценностей.

Интересное предложение, касающееся порядка распределения средств при возмещении вреда, сделано П.С.Яни в его кандидатской диссертации, посвященной обеспечению прав потерпевшего. Автор предлагает внести в процессуальный закон, в раздел о судебном приговоре, норму, в соответствии с которой суд, указывая на судьбу арестованного имущества осужденного, должен прежде всего использовать его для возмещения вреда потерпевшему и лишь потом оставшаяся часть обращается в доход государства1.

Лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно, но если имеется возможность определить конкретный размер вреда, причиненного каждым из виновных лиц, суд, по заявлению потерпевшего, может возложить на причинителя вреда долевую ответственность (ст.1080ГКРФ).

Ответственность за вред осуществляется преступником или отвечающим за его действия лицом или организацией вне зависимости от того, совершено ли преступление умышленно или по неосторожности. Определенные особенности имеются лишь при совершении преступления, предусмотренного ст.264

1 П.С. Яни, Обеспечение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве, Канд. диссертация, М.,1995, стр.52

168

УК РФ, т.е. нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека, либо крупный ущерб (п.1), а также смерть одного человека (п. 2) или нескольких лиц (п. 3). В данных случаях вред возмещается в соответствии со ст. 1079 ГК РФ, предусматривающей ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих. Субъектом ответственности в данном случае является владелец источника повышенной опасности, управлявшее же им лицо, в силу трудовых отношений с владельцем этого источника (шофер, машинист и др.) за причиненный вред перед потерпевшим не отвечает1. Однако это не мешает владельцу источника повышенной опасности, согласно ст. 1081 ГК РФ, предъявить затем регрессный иск к своему работнику, объективно причинившему вред. Надо тут же заметить, что лицо, управлявшее транспортным средством по доверенности его собственника, приравнивается к его владельцу и самостоятельно отвечает за причиненный вред.

Определенные особенности существуют при возмещении вреда, причиненного малолетним, несовершеннолетним и недееспособным лицом. Вопросы эти регулируются гражданским законодательством, однако его действие в данных случаях распространяется и на возмещение вреда, причиненного преступником.

Бюллетень ВС РФ, 1994г.,№9, стр.11

169

Согласно ст. 1073 ГК, за вред причиненный

несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители), опекун, а также воспитательные или лечебные учреждения, которые были обязаны осуществлять за ним надзор, если не докажут, что вред возник не по их вине. При этом под виной родителей, опекунов, воспитательных и лечебных учреждений понимается неосуществление должного надзора, безответственное отношение к воспитанию, результатом которого явилось поведение детей, повлекшее вред (п. 15 указанного выше постановления Пленума ВС РФ №3). Вне зависимости от того, живут ли родители совместно либо раздельно, ответственными являются оба, причем исходя из принципа долевой ответственности, установленного ст.321 ГК.

Согласно ст. 1074 ГК несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет несут самостоятельную ответственность за причиненный вред, но если у них нет доходов или имущества, на которое может быть обращено взыскание, вред должен быть возмещен родителями (усыновителями) или попечителями, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Их ответственность носит дополнительный (субсидиарный) характер, т.е. они возмещают ту часть вреда, на которую не хватает средств у несовершеннолетнего, и ограничена достижением причинителем вреда совершеннолетия.

Вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным, возмещают его опекун или организация, обязанная осуществлять за ним надзор, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Если опекун умер или не имеет

170

достаточных средства для возмещения вреда, суд может принять решение о возмещении вреда его причинителем (ст. 1076 ГК).

Как видно из всего вышеизложенного, улучшение положения с обеспечением прав потерпевшего по возмещению причиненного ему вреда во многом зависит от совершенствования законодательства по этому вопросу.

Мы присоединяемся к неоднократно уже высказывавшейся точки зрения, что преступник в случае возмещения им причиненного вреда, должен получать право на значительное смягчение наказания. Это предусмотрено п.1к ст.61 УК РФ, однако на практике реализуется совершено недостаточно, данное правило нередко обвиняемому даже не разъясняется. Между тем это могло бы стать обязательным условием при назначении условной меры наказания.

С нашей точки зрения, правило о смягчении меры наказания должно начать действовать и в случаях, когда вред возмещается уже осужденным преступником. При существующем же положении, когда возмещение вреда учитывается лишь при назначении наказания, лицо уже отбывающее наказание лишено стимула к возмещению вреда.

Действующий с 1 января 1997 года УК РФ ни только не дал ничего нового, касающегося возмещения вреда потерпевшему( а, наоборот, ухудшил его положение, так как исключил такой вид наказания, как обязанность загладить причиненный вред (ст. ст. 21, 32 УК РСФСР).

Затруднения с возмещением вреда возникают и в связи с п.2 ст. 84 УК РФ, в котором сказано, что «лица, совершившие

171

преступление, могут быть освобождены от уголовной ^ ответственности».

Оставляя в стороне то обстоятельство, что уголовно-процессуальный закон не знает понятия «лица, совершившего

•» преступление», а есть только подозреваемый,
обвиняемый,

подсудимый и осужденный. Важно выяснить, как таким амнистированным лицом будет возмещаться причиненный вред, ведь амнистия применяется и к еще не осужденным лицам, чья вина еще не установлена. Жертвам этих «лиц, совершивших преступление», остается только право обращения с гражданским иском в суд, где доказывание вины причинителя вреда, следствие в отношении которого оказалось незавершенным или вообще еще не начиналось, бывает крайне сложным. Не решен вопрос и об освобождении данных исков от уплаты госпошлины.

  • По-видимому, законодательство, касающееся
    амнисти-

рования лица, должно быть дополнено указанием на связь акта амнистии с возмещением причиненного вреда.

Наряду с подобными частными мероприятиями, необходима разработка общих принципов компенсации вреда жертвам преступлений и специального закона о защите потерпевших от последствий преступлений. В этом законе должны быть решены проблемы компенсации и реституции потерпевшим от преступлений в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления, механизма его совершения, финансового положения жертвы, особенности поведения и роли жертвы при совершении в отношении нее преступления, ее принадлежности к определенной социальной

группе (женщины, престарелые, дети, государственные служащие, иностранцы и т.д.).

В настоящее время эти вопросы частично регулируются лишь Постановлением №1 Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 года «О судебном приговоре», в п.21 которого сказано, что «… при определении размера компенсации морального вреда необходимо учитывать характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, связанных с его индивидуальными особенностями, степени вины подсудимого, его материальное положение и другие конкретные обстоятельства дела, влияющие на решение суда по предъявленному иску. Во всех случаях при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования справедливости и соразмерности».

Специальные законы о возмещении вреда потерпевшим имеются во многих странах, о чем будет сказано в завершающим параграфе данной диссертации. Давно назрела необходимость принятия подобного закона и в России.

173

§3.2. Современное состояние и перспективы усиления личной безопасности потерпевших от преступлений.

Обеспечение правовой защищенности, личной безопасности граждан, попавших в сферу уголовного судопроизводства, в том числе, в первую очередь, потерпевших, является одной из важнейших задач пра- воохранительных органов государства, и должно быть четко закреплено в действующем в стране законодательстве.

Данное положение записано в Конституции РФ, признающей защиту прав и свобод человека обязанностью государства, а также в Законе РФ «О безопасности», закрепляющем правовые основы обеспечения безопасности личности1.

Обеспечение безопасности потерпевших является не только целью защиты их физической неприкосновенности, но и создает условия для их активного участия в уголовном процессе и отправлении правосудия, для полного и объективного исследования всех обстоятельств дела.

Особенно остро вопрос о защите участников уголовного процесса, в том числе и потерпевших, стал в настоящее время с развитием организованной преступности, когда в руках преступников сосредоточились большие материальные средства, значительную часть которых они начали тратить на предупреждение своего разоблачения.

1Закон “О безопасности” РФ, Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. М..1991, №52 ст. 1865

174

Защищенность потерпевших одна из важнейших проблем, требующая безотлагательного решения при создании подлинно правового государства, так как «Ощущение личной незащищенности российских граждан подрывает доверие к государственной власти, сужает общественный потенциал в наведении правопорядка, усиливает социальную напряженность»,- справедливо пишет профессор А.Я. Сухарев. Он же далее утверждает, что «Потерпевший должен стать центральной фигурой судопроизводства, а защита его интересов - стержнем правосудия и основополагающим принципом уголовной политики государства»1.

В настоящее время много говорят и пишут о ненадежности показаний потерпевших и свидетелей, и это действительно так. Редкое уголовное дело сейчас обходится без изменения потерпевшим или свидетелем своих ранее данных уличающих показаний. В судебном заседании они начинают говорить о невиновности или значительно меньшей виновности подсудимого.

Причину дачи первоначальных уличающих показаний потерпевшие и свидетели чаще всего объясняют применением к ним недозволенных методов на предварительном следствии (угроз, психического и физического насилия, обещания не затрагивать неблагоприятные для них обстоятельства и т.д.) и желанием сказать на суде «правду». Однако это далеко не так, так как изменение показаний чаще всего результат оказываемого на потерпевших и свидетелей давления со стороны лиц,
старающихся любым путем вызволить

1 А.Я.Сухарев, Долг науки жертвам преступлений. Сб.»Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений, M.I998, с.4-5

175

обвиняемого. Угрозы расправы с потерпевшими, свидетелями и их близкими и отсутствие реальной защиты от возможностей их реализации заставляют потерпевших и свидетелей подчиниться.

Благожелатели преступников действуют нагло и цинично, не беспокоясь о противодействии со стороны правоохра- нительных органов, так как их представителей в это время рядом не бывает, да и доказать факт угрозы, как правило довольно трудно.

Анонимные звонки с угрозами, присылка фотографий трупов, поджигание входной двери, разбитие оконных стекол и даже «предупреждающие выстрелы» заставляют потерпевших подчиниться предъявляемым к ним требованиям. Неоднократные обращения потерпевших и свидетелей в правоохранительные органы часто никаких результатов не дают.

Как пишет В.В. Вандышев, проводивший специальное исследование по данным вопросам, воздействие на потерпевших осуществляется примерно в 30% случаев и в результате 65% из их числа вынуждены менять показания на благоприятные для обвиняемого1.

В подтверждение этих обстоятельств можно сослаться на такой характерный пример. Из Черемушкинского районного суда г. Москвы неизвестным лицом, представившим поддельное удостоверение адвоката и ордер
юридической

1 Вандышев В.В., Воздействие на жертву преступления, как средство побуждения ее к участию в противодействии расследованию, «Человек против человека» СПБ, 1994, ст. 156.

176

консультации, было похищено уголовное дело в отношении Шеповалова и других, обвинявшихся в совершении нескольких тяжких преступлений. Через несколько дней после похищения дела в дверь квартиры, где проживал один их потерпевших, было сделано множество выстрелов. Потерпевши е,

напуганные данным случаем, срочно выехали из Москвы в неизвестном направления, и восстановить дело без их участия удалось лишь частично. В результате преступники были осуждены лишь по одному эпизоду своей преступной деятельности1.

Не исключены и случаи подкупа потерпевших, предоставление им различных материальных благ. Потерпевшему, заинтересованными в изменении показаний лицами, может быть также разъяснено, что в случае осуждения причинителя вреда, оказывать помощь потерпевшему с целью восстановления состояния его здоровья или возмещения материального вреда, будет некому, если же обвиняемый останется на свободе, он обязуется оказывать потерпевшему постоянную всестороннюю поддержку.

Пренебрежение безопасностью потерпевших является не только созданием условий, при которых им может быть причинен серьезный вред, но и благоприятствующим моментом для дачи ими ложных показаний. Будучи вне поля зрения органов милиции и предварительного следствия потерпевший нередко напрямую сталкивается с лицами,
которые любым

1 Р.В. Данилова, С.А. Новоселов, Противодействие расследованию по делам об организованной преступности. Материалы научно-практической конференции «Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по их нейтрализации». М..1996. с.26

177

путем хотели бы вызволить подследственного. Подвергаясь принуждению к даче ложных показаний, оправдывающих обвиняемого, потерпевший учитывает, что защиты ему и его семье ждать практически неоткуда, а он из печати и телевизионных передач прекрасно знает, как расправляются с неугодными потерпевшими и свидетелями.

Разумеется, как уже отмечалось, безопасность потерпевшего обязано обеспечивать государство, как и каждого своего гражданина, но любой потерпевший понимает, что обеспечить физическую неприкосновенность его и его родственников, а также охрану его собственности, правоохранительные органы на длительный срок не могут. К каждому потерпевшему милиционера надолго не приставят, а ведь потерпевший хочет и в дальнейшем жить спокойно.

Разъяснение потерпевшему, что придерживаться ранее данных правдивых показаний его гражданский долг, что он обязан это делать и в соответствии с законом, как правило, остается пустым звуком, да и фактов привлечения потерпевших к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний практика почти не знает.

В УК РФ защищенность потерпевшего и свидетеля не конкретизирована. Так в ст.294 УК говориться о вмешательстве в деятельность суда, прокурора, следователя или лица, производящего дознание и ничего не сказано о возможности давления на иных участников процесса. В ст.296 УК опять же говориться о наказуемости (правда довольно мягкой) угрозы убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением
имущества в отношении судьи, прокурора,

178

следователя, лица производящего дознание, защитника, эксперта, судебного пристава и судебного исполнителя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, а равно их близких, однако ни свидетель, ни потерпевший прямо не названы. Кроме того, угроза и насилие в отношении участников процесса, в том числе потерпевших и свидетелей, может осуществляться не только перечисленными в статье УК методами, но и иными, например, обещанием сообщить какие-либо компрометирующими сведения об интимных сторонах жизни и т.п.

Не учтены многие возможные средства принуждения к даче ложных показаний в специально посвященной этому вопросу ст.309 УК.

В связи с изложенным выдвигается предложение о необходимости объективизации доказывания, а именно большего использования при доказывании вещественных доказательств и документов, экспертных заключений, результатов осмотра места происшествия и следственного эксперимента, то есть доказательств, дающих объективную картину и менее подверженных изменениям. Определенные успехи в этом имеются, однако все-таки основным источником доказательств остаются и наверняка останутся показания потерпевших и свидетелей.

Потерпевшим надо обязательно разъяснять, что о всех попытках «давления» на них они должны незамедлительно сообщать лицу, ведущему расследование, так как им могут быть приняты соответствующие меры пресечения такого давления, по этим фактам может быть возбуждено уголовное

179

дело и лицо, препятствующее расследованию, заключено под стражу.

Здесь уместно отметить, что уголовно-процессуальный закон, к сожалению не предусматривает участие потерпевшего и его представителя при рассмотрении судом, в порядке ст.2202 УПК, жалоб на избрание в качестве меры пресечения содержание под стражей, а это имеет

первостепенное значение для обеспечения безопасности потерпевшего, уменьшения возможности оказания воздействия на него обвиняемым в целях изменения показаний в его пользу, и потому участие потерпевшего при разбирательстве данного вопроса было бы очень важным.

Нужно о самого начала общения с потерпевшим убедить его, что дача правдивых показаний в его интересах, и что его объяснения будут до суда сохранены в тайне, судебное же заседание, при определенных условиях, может проходить без его участия. В связи с этим было бы желательно предусмотреть в ст. 18 УПК, говорящей о гласности судебного разбирательства, возможность проведения закрытого судебного заседания не только в целях предотвращения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц, но и в целях обеспечения безопасности потерпевших и свидетелей. Проектом УПК такое основание проведения закрытого судебного заседания предусмотрено (п.2 ст.276 Проекта УПК).

Дознавателю и следователю ни в коем случае нельзя разглашать какие-либо данные о потерпевшем, и они должны предупредить последнего, чтобы он и его близкие не делились

180

с кем-либо сведениями о произошедшем и не сообщали о месте пребывания пострадавших.

Обращение потерпевшего с просьбой о прекращении дела - первый признак, что на него оказывается давление. Об этом же говорит и изменение его позиции по делу. При наличии таких данных должны быть приняты меры к установлению лиц, которые заинтересованы в изменении показаний потерпевшим или вообще в прекращении дела. Помимо находящегося на свободе обвиняемого это могут быть прежде всего его не выявленные или не задержанные соучастники и затем близкие ему люди.

Вызов этих лиц в правоохранительные органы и предупреждение об уголовной ответственности, а если факты воздействия установлены, то и возбуждение соответствующего уголовного дела - действенные средства прекращения «давления» на потерпевшего.

Поводом для принятия решения о применении меры безопасности в отношении потерпевшего являются заявления потерпевшего или его родственников об угрозах в их адрес, непосредственное обнаружение фактов угроз следователем или сотрудником органа дознания в ходе расследования, получение каких-либо иных сообщений о наличии признаков угрозы.

Для конкретного применения мер безопасности нужно наличие достаточных данных, под которыми обычно понимается: получение потерпевшим записок угрожающего характера: подтверждение наличия угроз другими лицами; наличие у подозреваемого и обвиняемого знакомых
или

181

родственников ранее судимых и в настоящее время находящихся на свободе; результаты прослушивания телефонных и других переговоров защищаемых лиц, указывающих на наличие угроз; угрожающие высказывания подозреваемого или обвиняемого во время проведения с ним следственных действий; иные данные.

О необходимости применения мер безопасности лицом, осуществляющим дознание или следователем, должно быть вынесено соответствующее постановление, которое при особой сложности принимаемых мер безопасности, с нашей точки зрения, должно быть санкционировано начальником следственного отдела или прокурором. Постановление это направляется органам Министерства внутренних дел, которые практически будут осуществлять обеспечение безопасности потерпевшего.

Данная задача, по-видимому, в определенной части в настоящее время может решаться и созданной службой судебных приставов. (Ст. 11 Федерального закона РФ «О судебных приставах» от 21,07 1997 г.).

Обеспечение безопасности потерпевших, законность принимаемых при этом мер, должны быть предметом надзора и контроля со стороны начальника следственного отдела и прокурора на стадии расследования и суда, с момента направления дела в суд. В связи с последним, органами, принявшими меры безопасности потерпевших, должно быть об этом сообщено суду, куда направляется дело.

Уже несколько лет в России ведется разработка закона о защите потерпевших и других лиц, содействующих уголовному

182

судопроизводству, примерно аналогичного таким

существующим законам в ряде стан дальнего зарубежья, однако, как говориться, «воз и иные там».

Причина, по-видимому, одна - разработать и принять такой закон можно, но кто и как будет его реализовывать на практике?

Какие средства и методы защиты потерпевших и свидетелей содержатся в подобных зарубежных законах (США, ФРГ. Италии, и др.)?

Во-первых это меры охранного характера: а) личная охрана, а так же охрана жилища и имущества; б) прослушивание и звукозапись телефонных разговоров и иных средств связи, в)выдача оружия и специальных средств индивидуальной защиты; г) оповещение об опасности; д) замена номера телефона и номерных знаков автомашин; е) временное помещение в места, обеспечивающие безопасность.

Во-вторых, более радикальные меры,

предусматривающие: а)переселение на другое место жительства; б)изменение места работы и учебы; в)изменение фамилии.

В-третьих, меры предусматривающие: а)полное изменение анкетно-биографических данных; б)полная замена всех документов на другую фамилию; в)изменение внешности с хирургическим вмешательством.

Какие меры предлагаются в обсуждаемом сейчас проекте отечественного закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству»?

183

Проект данного закона почти дословно повторяет упомянутые выше меры. С нашей точки зрения многие из этих мер в нашей стране осуществить в настоящее время практически невозможно и не случайно в проекте указано, что некоторые меры (личная охрана, охрана жилища, переселение в другую местность, полная замена документов, изменение внешности защищаемого лица, изменение места работы и учебы) должны вводиться «по мере создания необходимых условий для их выполнения». Когда и как эти меры могут быть созданы, ничего не указывается.

Согласно проекта этого закона «финансирование и материально-техническое обеспечение государственной защиты защищаемых лиц осуществляется за счет средств федерального бюджета, а также за счет средств целевых внебюджетных фондов в соответствии с положением об этих фондах».

Неясно откуда будут взяты значительные средства в государственном бюджете для финансирования подобной деятельности, когда на обеспечение самих

правоохранительных органов их не хватает, а в судах нет денег на бумагу, конверты и почтовые марки. Кто будет создавать «внебюджетные фонды» для целей защита граждан и кто захочет вносить средства на это1.

1 Характерно, что в проекте «Положения о государственном фонде помощи жертвам насильственных преступлений», разработанном Генеральной Прокуратурой РФ и НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной Прокуратуре РФ о материальных средствах на обеспечение безопасности потерпевших даже не упоминается, См. СБ «Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений»., М. 1998, стр. 123-126

184

Где у нас места безопасности, куда можно поместить потерпевшего? Как может быть осуществлено переселение в другую местность с предоставление равноценного жилья и работы, а также возможности продолжить учебу? Ведь это практически нерешаемые вопросы.

Кто будет осуществлять замену у лица паспорта, диплома об образовании и других важных документов, существуют ли условия для изменения внешности посредством хирургического вмешательства и пойдут ли на все это граждане, которых надо будет защищать, готовы ли они так менять свою жизнь ради того, чтобы дать правдивые показания. При сегодняшнем состоянии нравов это более чем сомнительно.

Так что провозгласить все это можно, но почти все провозглашенное останется на бумаге.

В связи с предлагаемыми уже сейчас осуществимыми мерами безопасности в отношении жертв преступлений, уместно привести мнение трех авторитетнейших ученых- юристов: А.И. Алексеева, М.П. Журавлева и Г.М. Миньковского.

Они считают, что возможно два пути решения этой проблемы. Первый вариант - это принятие большего комплексного закона, по данному вопросу,

предусматривающего решение возникающих при этом уголовно-правовых, уголовно- процессуальных,

организационных, кадровых и финансовых вопросов. Второй вариант - это внесение реально осуществимых в настоящее время изменений и дополнений в уголовное и уголовно- процессуальное законодательство, а также в
практику

185

деятельности правоохранительных органов по
обеспечению защиты потерпевших и свидетелей1.

Несмотря на то, что ряд очень авторитетных ученых придерживается мнения о целесообразности первого варианта2, мы считаем, что реально на настоящий момент можно реализовать мероприятия из второго варианта, что мы и предлагаем, а затем уже когда появятся кадровые и финансовые возможности, принять упомянутый глобальный закон.

Давление на участников процесса в наибольшей степени осуществляется по делам, связанным с организованной преступностью. В связи с этим ряд мер защиты указанных лиц содержится в проекте «Закона о борьбе с организованной преступностью». В этом законе предлагается: не указание в протоколах, с которыми может знакомиться защитник, данных об участниках процесса; анонимный допрос первоисточника оперативно-розыскной информации; замена очных показаний потерпевшего и свидетеля видеозаписью допроса под псевдонимом и с изменением голоса и внешности; допрос отдельных участников процесса в отсутствии защитника; предъявление для опознания без ведома опознаваемого лица или когда оно не видит опознающего.

1 Алексеев А.И. Журавлев М.П., Миньковский Г.М. Концептуальные проблемы уголовно- правовой и процессуальной защиты жертв преступлений (Актуальные проблемы управления и правового регулирования деятельности Органов внутренних дел. М.,1994 , стр.42)

2 См. например, Щерба СП., Зайцев О.А. Как обеспечить безопасность участников процесса / Вестник МВД России. 1993 №5стр.24-29

186

Что же все таки реально можно уже сейчас сделать для хоть частичного обеспечения безопасности потерпевшего?

В связи с тем, что принятие Федерального закона о защите участников процесса затягивается в некоторых особенно криминализированных регионах были предприняты попытки осуществить соответствующие меры местного характера. Так, Указом Президента российской Федерации от 10.07.1996 года, Министерству внутренних дел РФ было поручено создать «… в составе главных управлений внутренних дел г. Москвы и Московской области специальные подразделения по охране судей, свидетелей, потерпевших, экспертов и других участников уголовного судопроизводства по делам о преступлениях, совершенных организационными группами». Даже предлагалось «Правительству Москвы и администрации Московской области разработать в месячный срок систему мер социальной защиты и материального стимулирования граждан, способствовавших раскрытию преступлений, и сформировать специальные общественные жилищные фонды для обеспечения этим гражданам смены места жительства и работы». (Российская газета 16 июня 1996

г.)

К сожалению все это фактически осталось лишь на бумаге, а лица, которым исполнение данного Указа было поручено (Министр внутренних дел Куликов А.С., директор ФСБ Ковалев Н.Д., директор Федеральной службы налоговой полиции РФ Алмазов , Министр юстиции РФ Ковалев В.А.) вскоре были от своих должностей освобождены.

187

1) Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных лиц, содействующих уголовному судопроизводству должно стать одним из его институтов. Для того в УПК должно быть указано, что если потерпевшему, свидетелю или другим, участвующим в деле лицам, а также членам их семей угрожают убийством, применением насилия, уничтожением имущества, либо иным образом, правоохранительные органы обязаны принять активные меры к охране жизни, здоровья, чести достоинства и имущества этих лиц и привлечения виновных в таких угрозах к уголовной ответственности. 2) 3) В связи с указанным ст. 127 УПК надо дополнить частью 7-ой: «Следователь вправе принять решение об обеспечении безопасности участников уголовного процесса в порядке и по основаниям, предусмотренным настоящим кодексом». 4) 5) Ст. 195 УПК должна быть дополнена указанием на то, что приостановление по каким-либо причинам предва- рительного следствия, не приостанавливает осуществление предпринимаемых мер по обеспечению безопасности участников уголовного процесса. 6) 7) Часть вторую ст.141 УПК дополнить словами: “В целях обеспечения безопасности участников следственных действий их фамилия, имя, отчество и иные паспортные данные могут быть закодированы на карточке, хранящейся отдельно от уголовного дела, в протоколе же следственного действия указывается лишь присвоенный лиц код». 8) 5) Ст. 165 УПК дополнить частью девятой: «В целях обеспечения безопасности участвующих в
следственных

188

действиях лиц, предъявление для опознания может производиться способом, не позволяющим опознаваемому видеть опознающего».

6) 4.2 ст. 12 УПК дополнить словами: «В целях обеспечения безопасности участников уголовного процесса, с их согласия, по решению судьи, может производится прослушивание и звукозапись их телефонных переговоров».

7) 4.2 ст.18 УПК дополнить словами: «Закрытое судебное заседание может производиться также в целях обеспечения безопасности участников уголовного процесса».

8) Ст.283 УПК дополнить частью седьмой: «С целью обеспечения безопасности свидетеля или потерпевшего суд может не вызывать их в судебное заседание, поручив их допрос специально назначенному судье, который затем доложит суду содержание допроса. Может быть оглашена и звукозапись такого допроса».

9) Одной из мер обеспечения безопасности потерпевшего и может быть избрание для лица, намеренного осуществить свои угрозы, содержание под стражей. Для этого ч.2 ст.96 УПК надо будет дополнить словами: «…а также в целях обеспечения безопасности потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству».

Соответственно ч. 3 ст.220 УПК должна быть дополнена словами: «При рассмотрении жалоб с просьбой об изменении меры пресечения в виде содержания под стражей могут присутствовать потерпевший и его представитель, которым об этом сообщается, судом».

189

10) Определенные особые возможности имеются для защиты потерпевших-военнослужащих. Это откомандирование лиц срочной службы в другую воинскую часть, перевод на новое место службы офицеров и иных контрактников, не указание в обвинительном заключении места прохождения службы или места их проживания и т.п. 11) 12) Уже в настоящее время, с нашей точки зрения, по аналогии должны в отношении потерпевших действовать меры безопасности, предусмотренные законом «О государственной защите судей, работников правоохранительных и контролирующих органов». В частности, потерпевшим должно быть предоставлено право знать о применяемых к ним мерах безопасности, их существе и характере, просить о применении или не применении к ним конкретных мер безопасности, обжаловать незаконные решения и действия должностных лиц, осуществляющих меры безопасности. 13) Указанные предложения частично уже высказывались ранее другими авторами, однако, так как они не реализованы, мы считали возможным их повторить.

Касаясь реального осуществления мер защиты потерпевших, в том числе и перечисленными процессуальными средствами, может быть высказана точка зрения, что при этом в определенной степени могут ущемляться права других участников уголовного процесса, которые, например, будут лишены возможности задать потерпевшему возникшие у них вопросы. Однако в подобном случае, если суд сочтет необходимый выяснить эти вопросы, уполномоченному судье может быть поручено произвести
дополнительный допрос

190

потерпевшего, не присутствующего в зале судебного заседания, а затем доложить о полученных ответах и воспроизвести их звукозапись, причем имеющимися техническими средствами характеристика голоса допрошенного может быть изменена. Обвиняемый и его защитник могут ходатайствовать о проверке реальности существования лица, допрошенного с соблюдением его анонимности. Однако в любом случае определенное ограничение гласности и непосредственности судебного разбирательства в подобных случаях вполне оправданы.

Внесение перечисленных дополнений в УПК разумеется не исключает принятие специального закона о защите потерпевшего, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству, но он должен быть реально исполнимым и в государственном бюджете должны быть заранее предусмотрены средства, необходимые для его реализации.

Надо также тщательно продумать вопросы создания общественных фондов помощи потерпевшим от преступлений, включая сюда не только консультационную работу, оказание бесплатной помощи в судах и во время предварительного следствия, но и получение средств на осуществление специальных защитных мероприятий.

От взыскания штрафов и пошлин, реализации конфискованного имущества, не возврата залога и т.п. государство получает очень значительные средства, часть которых могла бы тратиться на защиту участников процесса, так как обеспечение свободы и неприкосновенности личности,

191

охрана ее достоинства - важнейшие
Конституционные принципы, осуществление которых должно быть непременным.

В целом необходимо отметить, что меры обеспечения безопасности потерпевшего могут быть не только уголовно- процессуального порядка, но и иметь организационный, оперативно-розыскной, административный, гражданско- правовой и иной характер, причем осуществляться они должны комплексно.

Должно стать твердым правилом привлечение к уголовной ответственности лиц, оказывающих давление на потерпевших и других участников процесса, на них должно возлагаться и возмещение расходов, понесенных на обеспечение безопасности последних.

Интересен вопрос об ответственности потерпевшего и свидетеля, давших ложные показания в связи с осуществлением в отношении них противоправных действий.

О.А. Зайцев в своей крупной и очень интересной работе «Теоретические и правовые основы государственной защиты участников уголовного процесса» утверждает, что согласно примечания к ст.307 УК данные лица освобождаются от уголовной ответственности1. С нашей точки зрения это не всегда безусловно и зависит от характера ложных показаний и реальности поступивших угроз. Кроме того, в примечании к ст.307 УК говориться об освобождении лжесвидетеля и потерпевшего от уголовной ответственности, «если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или

1 О.А. Зайцев теоретические и правовые основы государственной защиты участников процесса.. М.1997, стр.101

192

судебного разбирательства до вынесения приговора или решения суда заявили о ложности данных ими показаний». О причине дачи ложных показаний ни в примечании к ст.307 УК, ни в комментариях к ней ничего не сказано. Между тем сокрытие потерпевшим фактов оказываемого на них давления не позволяет нейтрализовать такое противодействие расследованию, исключает возможность рекомендовать потерпевшему определенную линию поведения, реально обеспечить его безопасность, для чего в ряде подразделений МВД в некоторых субъектах Федерации созданы специальные отделы, укомплектованные специалистами по данным вопросам.

В завершение изложенного вопроса хотелось бы еще раз подчеркнуть, что активное обеспечение безопасности потерпевших не только избавит их от дополнительных мучений, страха и метания между правдой и ложью, но и сделает более прочной доказательственную базу по делу, а это в свою очередь приведет к законному и справедливому разрешению дела судом.

193

§3.3 Зарубежное законодательство о возмещении ущерба жертвам преступлений и обеспечении их безопасности (основные положения).

Литературных источников о зарубежном

законодательстве и зарубежной практике возмещения государством ущерба жертвам преступлений и обеспечения их безопасности имеется сравнительно мало. Нам удалось ознакомиться лишь со статьей (аналитической справкой) В.Е. Квашиса и Л. В. Вавилово «Зарубежное законодательство и практика возмещения ущерба, причиненного здоровью потерпевшего от преступлений1», главой “Международно-правовые основы механизма защиты участников уголовного процесса» в книге О.А. Зайцева2, разделом «Зарубежный опыт защиты жертв преступлений» в статье А.Д. Войкова «Защита жертв преступлений в уголовном судопроизводстве Российской Федерации3» и еще несколькими небольшими статьями.4

В 1984 году государства, входящие в Совет Европы заключили Конвенцию «О компенсации ущерба
жертвам

1 Сб. «Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений» изд. НИИ Ген прокуратуры РФ. М., 1998, стр.42-60 «Обоснованность и необходимость возмещения ущерба всегда соответствовали в общественном сознании представлениям о добре и зле и идеалам справедливости»-пишут В.Е. Квашис и Л.В. Вавилова.

2 Зайцев О.А. Теоретические и правовые основы государственной защиты участников уголовного процесса изд. ВНИИ МВД РФ, М.,1997

3 См. в указанном выше сборнике стр.21-23

4 Щерба С, Зайцев 0. «Защита свидетелей в США» Рос. юстиция №8 1997г, Князев В.В. «Защита свидетелей за рубежом» Полиция в борьбе с преступность за рубежом, М, 1994г.

194

насильственных преступлений1» согласно которой, при невозможности возмещения ущерба из других источников, государство, на территории которого было совершено прес- тупление, должно компенсировать тем, «кому в результате умышленных насильственных преступлений, был нанесен серьезный урон физическому состоянию или здоровью и тем кто, находился на иждивении погибших (п.п. а, б ст.2), потерю дохода, затраты на лекарства и госпитализацию, затраты на похороны, поддержание иждивенцев, алименты».

Согласно той же Конвенции «Возмещение ущерба может быть уменьшено или отменено с учетом финансового положения запрашивающего» (ст.7), а также «в связи с поведением жертвы или запрашивающего до, во время или после преступления или в связи о причиненным ущербом” (п.1 ст.8). «Государство или компетентная власть могут вычесть из суммы или потребовать от лица, получившего возмещение, всю сумму, полученную от преступника, социального обеспечения, по страховке или из любого другого источника» (ст.9).

Конвенция была ратифицирована Великобританией, Нидерландами, Швецией, Данией, Люксембургом, а затем к ней присоединились ФРГ, Франция, Норвегия, Греция и Турция. Конвенция вступила в силу 01.02 1988 года после чего ее подписали еще несколько стран.

В 1985 году Организацией Объединенных Наций была принята «Декларация основных принципов правосудия
для

1 Европейская конвенция «О компенсации ущерба жертвам насильственных преступлений» (1984), Сб. Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений, изд. НИИ Ген прокуратуры РФ. М., 1998. стр.67-73

195

жертв преступлений злоупотреблений властью»1. В данной Декларации, во-первых, было дано довольно широкое понятие термина «жертва преступления». Как указано в ст.1 это «лица, которым индивидуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, нарушающего действующие национальные уголовные законы государств - членов, включая законы, запрещающие преступное злоупотребление властью». Декларация также подробно охарактеризовала меры, которые должны быть приняты на международном и региональном уровнях в целях доступа к правосудию жертв преступлений и справедливого к ним отношения («относиться с состраданием и уважать их достоинство» ст.4), указано на возможность компенсации жертвам не только за счет виновных, но и если это невозможно, то за счет государства и социальных фондов.

Вслед за этими основополагающими актами в ряде стран были приняты свои законы, специально направленные на защиту жертв преступлений. Такова, например, «Хартия жертв преступлений» в Англии 1990 г.2, содержащая изложение прав жертвы преступления и перечисляющая обязанность ведомств и лиц, причастных к отправлению правосудия, в отношении жертвы преступления. Например, полиция может обеспечить переезд на новое место жительства и изменение фамилии

1 Тот же сборник стр.61

2 Victims Charier a Statement of the Rights of victims of crime (отдел НТИ ВНИИ МВД РФ) перевод № 3 (136-101 к-б.М., 1991)

1% потерпевшего, допускается дача свидетелем
письменных показаний вместо выступлений в суде.

Появились «Закон о защите жертв и свидетелей преступления» (1982) в США, «Закон о жертвах преступлений» (1987) в Новой Зеландии, «Закон о правосудии для жертв преступлений» (1986) в Канаде, «Закон о вынесении судебных постановлений и компенсации в качестве штрафных санкций в отношении правонарушителей» (1988) в Нидерландах.

В 1995 году в Каире состоялся IX Конгресс ООН, посвященный предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. На Конгрессе было подчеркнуто, что защита прав жертв преступлений имеет не меньшее значение, чем охрана прав правонарушителя. В опубликованных материалах Конгресса1 много говориться о необходимости поднять значение защиты интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве, причем речь идет не только о компенсации причиненного вреда, но и о создании профилактических условий, при которых лицо реже становилось бы жертвой преступления, принимались бы меры обеспечения безопасности граждан, особенно детей, женщин и лиц пожилого возраста, ставших потерпевшими и свидетелями. Рекомендовано было расширить разрешение менее серьезных конфликтов путем посредничества и арбитражного разбирательства.

Констатировалось, что в ряде стран увеличилось число случаев оказания адвокатами квалифицированной помощи потерпевшим, определенную помощь им оказывает и полиция.

1 Указанный выше сборник, с.73-77

197

Говорилось и о необходимости
определенного

реформирования системы уголовного правосудия с тем, чтобы оно в большей степени учитывало нужды и права потерпевших, которым при расследовании и рассмотрении дел в суде нередко наносится повторная психическая травма. В связи с этим в ряде стран жертвам тяжкого насилия (покушение на убийство, изнасилование и т.п.) специально обученными лицами оказывается помощь по выведению из посттравматического нервного состояния.

Отмечалось также, что стало обращаться больше внимания на расширение прав потерпевших, хотя в соответствии с процессуальным законодательством Франции, Англии, США, и некоторых других стран потерпевший не является самостоятельной процессуальной фигурой, а участвует в деле в качестве свидетеля, или гражданского истца, права которых довольно ограничены. В ФРГ он может быть также быть сообвинителем.

Здесь уместно отметить, что в нашей стране фигура потерпевшего, наделенного определенными правами и обязанностями, в уголовно-процессуальном законодательстве появилась в «Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик», принятых еще в 1958 году.

Однако, как уже указывалось, права потерпевшего оставались и остаются еще совершенно недостаточными и особенно плохо обстоит дело с их практической реализацией. Таким образом, хотя в процессуальном плане в положении потерпевшего мы занимаем передовую позицию, мы в тоже время очень отстали от ряда зарубежных государств в части реального обеспечения

198

интересов жертв преступлений, особенно в части материальной компенсации за счет государственных и благотворительных общественных фондов.

Возмещение ущерба, основанное только на гражданском иске к виновному, рассматриваемом в уголовном процессе (так называемая «реституция») совершенно недостаточно, так как большинство преступников неплатежеспособно, да и во многих случаях преступник вообще не обнаруживается1. В связи с этим возникла необходимость компенсации ущерба государством, создание для этой цели, как национальных, так и общественных благотворительных фондов.

Последние, а именно благотворительные общественные фонды помощи жертвам преступлений, получили во многих зарубежных государствах значительное развитие, в России же этого пока еще нет.

Во многих европейских странах существуют организации по поддержке жертв преступлений. Они создаются исключительно из добровольцев, кандидатуры которых должны быть одобрены полицией, и работающие в них, как правило не оплачиваются, за исключением координаторов, действующих в различных регионах своей страны.

Цель этих организаций - предоставление потерпевшему информации и советов, в том числе помощь при судебном рассмотрении дел и при подготовке к ним.

‘Уместно отметить, что для того, чтобы сделать реальным возмещение ущерба, многие страны Европы разрешают отсрочку исполнения приговора при условии, что правонарушителем компенсируется потерпевшей стороне нанесенный ущерб.

199

Потерпевшего могут навещать, оказывая помощь в ведении домашнего хозяйства, присмотре за детьми, доставке в судебное заседание. Строжайше запрещено разглашать какие-либо сведения о потерпевшем, ставшие известными при оказании ему содействия в обеспечении его прав.

Возмещение материального вреда не является обязанностью этих организаций, они лишь могут советовать как получить такую материальную помощь. В подобные организации обращаются многие родственники потерпевших по делам об убийствах, сами потерпевшие по делам об изнасилованиях.

Принятые в нашей стране за последние годы законодательные акты, регулирующие деятельность правоохранительных органов, содержат некоторые положения, направленные на защиту государством участников уголовного процесса, отражено это и в ст.52 Конституции РФ, однако механизм реализации такой защиты до сих пор еще не разработан. Давно подготовленный специальный закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству» до сих пор не принят, да и помимо того речь должна идти также о защите участников гражданского судопроизводства, которые также нередко подвергаются угрозам, принуждению и иному физическому и психическому воздействию.

Недостаточно изучена практика обеспечения безопасности указанных лиц в развитых зарубежных странах. Международно-правовые акты, регулирующие защиту участников уголовного процесса в нашей стране
известны

200

мало. Практически нет методики расследования и судебного разбирательства уголовных дел, возбужденных в связи с посягательствами на участников процесса.

Как уже указывалось, мало имеется литературы по теоретическим вопросам обеспечения их защиты государством, а посвященные этому отдельные работы изданы очень небольшими тиражами и потому почти недоступны. Например, очень интересная и полезная работа О.А. Зайцева «Теоретические и правовые основы государственной защиты участников уголовного процесса» напечатана лишь в количестве 150-ти экземпляров1.

По изложенным основаниям мы считаем целесообразным хотя бы кратко остановиться на содержании законов некоторых стран, посвященных защите участников уголовного процесса, в том числе жертв преступлений (потерпевших) государством.

В США действует специальная, финансируемая государством программа защиты свидетелей, дающих показания против опасных преступников, как правило входящих в преступные сообщества, а как уже указывалось, потерпевший в США имеет статус свидетеля. Данная программа позволяет правоохранительным органам тратить значительные средства на изменение места жительства и трудоустройство свидетеля (потерпевшего) и членов его семьи, оказание им материальной помощи. Возможно изменение фамилии защищаемого лица в принадлежащих ему документах и использование иных способов
конспирации в целях сокрытия обстоятельств,

1 Изд. ВНИИ МВД РФ. М.. 1979

201

позволяющих установить, кто дал уличающие показания в отношении преступников. В 1982 году в США был принят Феде ральный «Закон о защите жертв и свидетелей преступления»2, направленный как на уважительное и справедливое отношение правоохранительных органов к жертвам и свидетелям преступлений, так и на обеспечение их безопасности. Данный закон повысил уголовную ответствен ность до 10 лет лишения свободы за запугивание и применение физической силы в отношении упомянутых лиц с целью воспрепятствования их обвинительным функциям по делу.

В развитие Программы защиты свидетелей и Закона 1982 года Конгресс США В 1984 году принял «Закон об усилении безопасности свидетеля», предусматривающий возможность предоставления нового жилья и принятие других мер по защите членов семьи или близких свидетелям лиц, обеспечение свидетеля новыми документами с иными паспортными данными, оказание материальной помощи по переезду, трудоустройству и т.д.1

Следуя принципам уже упоминавшейся Декларации ООН (1985 г.) в США приняли в 1990 году федеральный «Закон о правах жертв преступлений и реституции”, в котором, как и в Декларации ООН особое внимание обращено на уважительное отношение к потерпевшим и реальное возмещение нанесенного им вреда. В частности, участникам процесса обязательно должно быть сообщено, где осужденный отбывает

2Viktim and Witirss Profecti-art of 1982 (Publis haw) 97-291 Bct.12?1982 1 O.A. Зайцев, Теоретические и правовые основы государственной защиты участников уголовного процесса». М.1997, изд. ВНИИ МВД РФ стр.35-36

202

наказание, не переведен ли он в другое пенитенциарное учреждение, не освобожден ли он досрочно, не совершил ли побег.

Компенсация жертвам преступлений практически должна осуществляться во всех штатах. Средства для этого получают, как за счет обращения взыскания на имущество осужденного, так и из получаемых штатом налоговых поступлений. Оплачивается врачебная помощь, ущерб при потере трудоспособности, затраты на похороны. Выдаются денежные средства членам семьи погибшего кормильца. Размер помощи достигает 50 тысяч долларов.

Помимо того по всей стране имеются многочисленные местные программы оказания помощи особо нуждающимся участникам уголовного процесса, причем для их реализации создаются специальные подразделения профессионалов в этой области1.

Очень важно, что в США ведется статистика жертв преступлений» позволяющая, во-первых, получить реальную картину состояния преступности и, во-вторых, своевременно разрабатывать и внедрять профилактические меры для сохранения жизни, здоровья и социального благополучия участникам процесса и иным лицам, оказывающим помощь правоохранительным органам.

О.А. Зайцев в своей уже неоднократно упоминаемой нами книге, приводит многие примеры эффективной защиты потерпевших и реального возмещения нанесенного им ущерба, но и указывает случаи, когда попытки защитить потерпевшего

10.А.Зайцев, указанная книга стр..39

203

или свидетеля, оказавшего значительную помощь органам расследования преступлений и судам, оказывались безуспешными1

В целом же, как констатируют многие американские юристы, реально осуществляется лишь защита участников процесса, находящихся в особо угрожаемом положении, подавляющая же масса свидетелей (потерпевших), способствовавших разоблачению и осуждению преступника, достаточной помощи не получают. На это обстоятельство постоянно обращается внимание. Так министр юстиции в своем докладе, посвященном защите участников процесса (1992 г.) предложил: «обеспечить во всех штатах рассмотрение заявлений потерпевших при вынесении судом приговора, а также учитывать мнение данного участника процесса при решении вопроса о досрочном освобождении осужденного: повысить эффективность мер защиты потерпевших и свидетелей по делам об изнасилованиях, а также по делам, где жертвами преступлений являются несовершеннолетние2.

В Федеральной Республике Германии к вопросам необходимости обеспечения безопасности свидетелей и потерпевших стали обращаться значительно позднее чем в США. Основным толчком к развитию системы такой защиты стало распространение организованной преступности. Длительное время вопросами защиты потерпевших занимались лишь общественные организации и по конкретным делам полиция. Операции по защите
проводились на основе

1 Там же с.29,30,37,38

2 О.А.Зайцев, указанная книга стр .43

204

ведомственных актов Министерства внутренних дел и Министерства юстиции. Только в 1986 году в ФРГ появилось специальное законодательство, посвященное государственной защите и помощи потерпевшим.

Надо также отметить, что в соответствии с УК ФРГ (§353 б) сведения о гражданах, оказывающих помощь правосудию, являются служебной тайной, и потому материалы расследования не должны открыто содержать сведения о личности этих граждан и их местопребывание. В соответствии со ст.96 УПК ФРГ судебный или прокурорский запрос о личности лица, содействовавшего расследованию на конфиденциальной основе, может быть ведомством, с которым данное лицо сотрудничало, оставлен без ответа со ссылкой, что сообщение этих сведений противоречит государственным интересам.

УПК ФРГ содержит еще ряд положений, направленных на обеспечение безопасности свидетелей, следовательно и потерпевших. Так защитнику может быть неразрешено ознакомление с материалами дела, содержащими сведения о личности свидетеля, если есть опасения, что на последнего будет оказано давление (ст. 147). Председательствующий в судебном заседании может разрешить свидетелю не называть свое место жительство (ст.68).

В 1986г, в упомянутом специальном законодательстве о защите свидетелей, есть разрешение давать показания свидетелю в маске или вообще не появляться перед судом, а давать показания из другого помещения при помощи микрофона, причем с применением средств искажения голоса.

205

Данные о фамилии, имени свидетеля могут кодироваться. Упрощен порядок получения компенсации за причиненный потерпевшему вред. Разрешено проведение закрытого судебного заседания в целях обеспечения безопасности допрашиваемого.

В 1990 году были приняты специальные Указания федерального и земельных Министров юстиции и внутренних дел по вопросам охраны свидетелей, а в ряде земель для этого созданы специальные подразделения уголовной полиции.

В 1993 году был принят закон «О главном свидетеле». направленный на осуществление особой охраны свидетелей, дающих показания о совершенных тяжких преступлениях. Проводимые мероприятия по защите могут сильно осложнить образ жизни защищаемого лица, и потому в законе подчеркивается, что они проводятся только с его согласия1.

Разумеется, что все эти мероприятия не дают полной гарантии обеспечения безопасности лица,, содействовавшего осуществлению правосудия и кроме того, по мнению некоторых германских ученых, они в ряде случаев вступают в противоречие с конституционным правом обвиняемого досконально знать на каких доказательствах покоится его обвинение. Эти конфликтные вопросы еще ждут своего законодательного разрешения. Добавим, если это возможно, по-видимому, придется все-таки в интересах защиты жертвы пойти на некоторое ограничение прав обвиняемого.

Как и в США в ФРГ реализация на практике законодательства об обеспечении безопасности потерпевшего

1 О.А. Зайцев, указанная книга стр.51

206

(свидетеля) знает как успехи, так и отдельные неудачи, когда сохранить лицо, давшее уличающие преступников показания, особенно по делам об организованной преступности, не удается.

Согласно УК Франции любая угроза или любое насильственное действие в отношении жертвы преступления, с тем, чтобы заставить ее не давать или изменить уличающие показания, является уголовном - наказуемым ( ст.434-5 УК). По ряду составов преступлений (умышленное убийство, телесные повреждения, уничтожение имущества и др.) воздействие на участников процесса с целью повлиять на их показания рассматривается как отягчающее вину обстоятельство и наказание увеличивается в 1,5-2,5 раза.

Как меры обеспечения безопасности потерпевшего законом рассматривается предварительное заключение обвиняемого под стражу, а также закрытое судебное разбирательство.

Принятый в 1983 году закон «Об усилении защиты потерпевших от преступлений», наряду с перечнем возможных мер по обеспечению безопасности потерпевшего, предусматривает и возмещение государством причиненного ему преступлением убытков, если иным путем это осуществить не удается1.

При Министерстве юстиции Франции имеется специальное «Бюро по делам жертв преступлений», координирующее
деятельность специализированных служб

1 Боботов СВ., Буржуазная юстиция. Состояние и перспективы развития. М., 1989, ст. 103

207

помощи жертвам преступлений. Учрежден также Национальный институт помощи жертвам преступлений, занимающийся разработкой соответствующих программ и координирующий деятельность многочисленных общественных ассоциаций подобной направленности.

В какой степени успешно реализуется на практике обеспечение безопасности жертв преступлений нам из доступных литературных источников установить не удалось. Лишь в кандидатской диссертации Л.В. Вавиловой «Организационно-правовые проблемы защиты жертв преступлений» (М.1995. ВНИИ МВД РФ) имеется указание на то, что службы помощи жертвам преступлений, финансируемые государством, ежегодно оказывают различную помощь более 15 тысячам потерпевшим.

Разумеется, что в целом потерпевших во много раз больше.

В Италии, где особенна сильна организованная преступность, и действуют различные мафиозные структуры, обеспечение защиты жертв преступлений является особенно актуальным.

В 1984 году в Италии была принята Программа защиты свидетелей, осуществляемая Департаментом общественной безопасности Министерства внутренних дел и содержащая конкретные мероприятия по обеспечению безопасности лиц, давших уличающие преступников показания.

Новый УПК Италии 1989 года и дополнивший его закон от 1992 года закрепили ряд стандартов защиты участников уголовного процесса и их родственников
(изменение

208

местожительства, вплоть до переезда в другую страну; замена документов с другими фамилией и именем; изменение внешности путем пластических операций; обеспечение иногда очень мощной личной охраны и т.п.). Допускается отсутствие в зале судебного заседания свидетелей обвинения, показания которых оглашаются или же они даются с использованием технических средств, находясь в другом помещении1.

Определенные обязанности возлагаются и на защищаемых лиц, которые должны соблюдать предписанные им нормы поведения, обеспечивающие их безопасность.

Как и в других странах в Италии не хватает финансирования на полное осуществление программ по обеспечению безопасности участников уголовного процесса.

В заключение необходимо отметить, что законодательные положения по защите потерпевших и иных участников процесса, даже реализуемые по разным причинам не в полной мере, все равно несомненно способствуют борьбе с преступностью, особенно в ее организованных формах.

К сожалению, при ознакомлении с отечественными материалами, касающимися вопросов обеспечения безопасности потерпевших, нам не удалось встретиться с описаниями роли в этой деятельности частных детективных и охранных структур, хотя несомненно, когда потерпевшие или организации, членами которых они являются, располагают достаточными средствами, обращение в частные охранные, да

1 По подобному пути идут законодательство и практика в Нидерландах,
Бельгии, Прибалтийских государствах и других западноевропейских странах.

209

и частные детективные предприятия могло бы помочь решению возникающих ситуаций.

В частных детективных и охранных структурах, в настоящее время сосредоточено много

высококвалифицированных сотрудников, к тому же не так загружены, как работники милиции, обязанные1, однако, практически не имеющие возможности уделять охране потерпевшего и других участников процесса достаточно внимания. Да и механизм осуществления такой защиты в законодательстве о милиции в достаточной мере не очерчен. В «Законе о частно - детективной и охранной деятельности» это сделано гораздо полнее.

Думается, что возможная деятельность по защите потерпевших частно-детективными и охранными

предприятиями в нашей стране должна быть обязательно отражена в много лет уже подготавливаемом, но вероятно в конце концов все-таки принятом «Законе о защите потерпевших и свидетелей», а также в подготавливаемом новом Законе о деятельности частно-детективных и охранных предприятий. В них должны найти место и хорошо зарекомендовавшее себя положение из соответствующего законодательства зарубежных стран.

1 См.ст.24 п. 10 закона «О милиции», обязывающий милицию «принимать предусмотренные законом меры по охране потерпевших, свидетелей, и других участников уголовного процесса, а также членов их семей»

210

Заключение

Проведенное диссертационное исследование

подтвердило, что законодательное и методическое регулирование процессуальных и организационных вопросов соблюдения прав и законных интересов потерпевших и обеспечение их личной безопасности было и остается актуальнейшей задачей. При чем теоретическое и практическое значение этих вопросов в настоящее время, в условиях роста организованных форм преступности и увеличения числа совершаемых тяжких преступлений, нанесении огромного вреда потерпевшим в связи с террористической деятельностью, значительно возросло.

Охрана интересов миллионов граждан, страдающих от преступлений, первостепенная задача государства и общества.

Работа в этом направлении является длительной, требующей как законодательного регулирования, так и наличия значительных финансовых возможностей.

Однако ряд вопросов, с точки зрения автора, мог бы быть решен незамедлительно.

В связи с этим, считаем целесообразным в сжатом виде повторить содержащиеся в тексте данной работы основные предложения, направленные на расширение и усиление соблюдения прав и законных интересов потерпевших, а также обеспечение их личной безопасности.

1.Вопросы уточнения и дополнения уголовно- процессуального законодательства.

211

а) Во изменение ст.53 УПК потерпевшего было бы правильнее определить, как физическое или юридическое лицо, которым преступлением причинен или мог быть причинен моральный, физический, имущественный или иной вред в виде нарушения охраняемого законом личного интереса. (Обоснование данного определения и рассмотрение возможной критики содержаться в §1.1.)

б) Постановление о признании потерпевшим должно быть вынесенс\оазу же после возбуждения уголовного дела и установления физического или юридического лица, которым причинен вред.

в) Процессуальные права потерпевшего должны быть полностью уравнены с правами подозреваемого и обвиняемого.

При этом потерпевший должен быть в обязательном порядке обеспечен представителем (защитником) в тех же случаях, что и обвиняемый (подозреваемый), причем права представителя должны быть аналогичны правам защитника. (Этой части вопроса посвящен §1.2. диссертации).

г) В уголовно-процессуальном законе должно быть зафиксировано распространение на потерпевшего правил свидетельского иммунитета, предусмотренного ст. 51 Конституции РФ.

д) В УПК должно быть закреплено право участия потерпевшего, с согласия следователя, во всех видах следственных действий, проводимых по делу, а также право ознакомления с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие и со всеми документами, которые должны были быть ему предъявлены.

212

е) Потерпевшему должно быть предоставлено право участия в судебном рассмотрении, в порядке ст.2202 УПК жалоб на законность и обоснованность ареста или продление срока содержания под стражей, а также кассационного обжалования принятого судом решения.

ж) В соответствии с Постановление Конституционного Суда РФ от 23.03.99 г. в УПК должно быть внесено дополнение о праве потерпевшего обжаловать в суд: отказ в возбуждении уголовного дела, прекращение и приостановление производства по делу, продление срока предварительного расследования, производство обыска, наложение ареста на имущество.

з) Должно реализовываться ранее уже высказанное А.Д. Бойковым (см. «Третья власть», М.,1997) предложение о вручении потерпевшему: постановления о возбуждении уголовного дела; постановления о признании потерпевшим или отказ в таком признании; обвинительного заключения; приговора; определения о прекращении и приостановлении дела; кассационной жалобы или кассационного протеста; решения кассационной инстанции.

2.Необходимо обратить пристальное внимание на изучение виктимологических проблем, возникающих при расследовании и судебном разбирательстве преступлений.

Положение с игнорированием органами расследования и судами роли потерпевшего при совершении в отношении него преступления, с недостаточным изучением личности потерпевшего, с недооценкой его участия в расследовании, должно быть изменено. Это потребует не
только

213

организационных усилий, соответствующего

совершенствования подготовки сотрудников органов дознания следователей и судей но и определенных законодательных новаций. (Данным вопросам посвящен §1.3. диссертации).

  1. Ученым, работающим в области, уголовного процесса и криминалистики, необходимо вплотную обратиться к законодательному регулированию, тактике и методике участия потерпевшего и его представителя в расследовании преступлений и возможной активизации этой деятельности, так как это позволяет: быстрее и эффективней провести следственное действие, лучше выяснить мотивы, предпосылки и условия совершенного преступления, избежать недоработок следствия, в том числе путем проведения следственных действий по ходатайству потерпевшего и его представителя, проверки выдвинутых ими версий происшествия, установления его механика и его участников. (Конкретные предложения по участию потерпевшего и его представителя в следственных действиях, тактического и методического характера, применительно к отдельным следственным действиям содержатся в §2.3. данной диссертации).

  2. Мероприятия по возмещению вреда, нанесенного потерпевшим. В этих целях необходимо:

а) Безотлагательное, быстрейшее признание пострадавшего потерпевшим в процессуальном плане и вслед за этим, а в ряде случаев и до этого, наложение ареста на имущество причинителя вреда и сохранение этого имущества, а затем
вынесение судом, разбирающим дело, решения о

214

возмещении вреда без передачи рассмотрения гражданского иска другим судом.

б) Законодательное закрепление обязательности разъяснения причинителю вреда возможности возмещения вреда еще до вынесения об этом решения судом, что является смягчающим обстоятельством при определении меры наказания.

в) В специальном Постановлении Верховного Суда РФ обратить внимание судов на их право решать вопросы возмещения вреда, причиненного преступлением, и в тех случаях, когда гражданский иск не заявлен.

г) Обратить внимание следственных органов на возможность, при определенных условиях, возвращения предметов, денег и других ценностей, явившихся объектом преступления и обнаруженных в результате оперативно- розыскных и следственных действий, не дожидаясь рас смотрения дела в суде.

д) Законодательно закрепить правило о выдаче определенного вознаграждения за сообщение сведений, способствовавших эффективному возмещению вреда, нанесенного потерпевшему.

е) Разработать и принять специальный нормативный акт, устанавливающий круг претендентов, порядок и размеры возмещения вреда нематериального характера.

к) Законодательно закрепить правило в соответствии с которым суд, определяя судьбу арестованного имущества осужденного, должен, прежде всего, использовать его
для

215

возмещения вреда потерпевшему и лишь затем оставшуюся часть обращать в доход государства.

з) Возмещение вреда потерпевшему должно стать обязательным условием при назначении причинителю вреда условной меры наказания или отсрочки исполнения приговора, а также учитываться при смягчении наказания уже осужденному лицу.

и) Законодательно решить вопрос о возмещении вреда в случаях применения амнистии к лицам его причинившим.

  1. Мероприятия по усилению личной безопасности потерпевших от преступлений.

В этих целях необходимо:

а) Обратить внимание органов расследования преступлений и судов на необходимость значительно большего использования при доказывании вещественных доказательств и документов, экспертных заключений, результатов осмотра места происшествия и следственного эксперимента, то есть доказательств, дающих объективную картину и менее подверженных изменениям. Наличие подобных доказательств по делу в ряде случаев сделает нецелесообразным оказание давления на потерпевших и свидетелей с целью принудить их изменить показания.

б) Внести дополнение в ст. 2202 УПК, предусматривающее участие потерпевшего в разбирательстве судом жалоб на избрание в качестве меры пресечения содержание обвиняемого под стражей, так как последнее имеет первостепенное значение для обеспечения безопасности потерпевшего.

216

в) Дополнить ст. 18 УПК указанием на то, что закрытое судебное заседание может проводиться в целях обеспечения безопасности потерпевших и свидетелей.

г) Дать указание следователям о необходимости вынесения, в необходимых случаях, специального постановления о необходимости обеспечения безопасности конкретных потерпевших и свидетелей. Данное постановление должно направляться органам МВД и Службе судебных приставов Министерства юстиции.

д) Активизировать принятие специального закона о защите потерпевших и свидетелей.

е) Внести конкретные изменения и дополнения в УПК, перечисленные в §3.2. настоящей диссертации.

ж) Средства от взыскания штрафов и пошлины, реализации конфискованного имущества, невозврата залога и т.п. в определенной части обращать на защиту потерпевших и свидетелей, обеспечение их личной безопасности.

з) Обратить внимание на возможность использования для обеспечения безопасности потерпевших частных детективных, и охранных структур, имеющих значительный опыт в этой области. Подобная деятельность этих организаций должна найти отражение в подготавливаемом «Законе о защите потерпевших и свидетелей», а также в новом законе «О частно-детективной и охранной деятельности».

  1. При разработке «Закона о защите потерпевших и свидетелей» должны найти место хорошо зарекомендовавшие себя положения из
    соответствующего законодательства и

217

практического опыта зарубежных стран. (Этому
вопросу посвящен §3.3. диссертации).

Некоторые из перечисленных предложений уже высказывались другими авторами, что отмечено в соответствующих ссылках в тексте диссертации, однако, так как они до настоящего времени не реализованы автор данной диссертации счел целесообразным их повторить, надеясь что они все-таки будут услышаны, обсуждены и в конце-концов приняты.

218

Список использованной литературы

Нормативные материалы

1.Конституция Российской Федерации 1993 года, изд. «Спарк» М., 1997 г.

2.Уголовный кодекс РФ, комментарий под ред. Ю.И. Скуратова. В. М. Лебедева, изд. Норма- Инфра -М., М.1998 г.

3.Уголовно-процессуальный кодекс РФ, под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева , комментарий, изд. «Спарк», М., 1996 г.

4.Гражданский процессуальный кодекс РФ, комментарий, под ред. М.К. Треушникова, изд, «Спарк», М., 1997 г.

б.Устав уголовного судопроизводства России, М., 1914 г.

6.«Закон РФ «О безопасности», Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, М., 1991 г. , №52.

7.Закон РФ «О милиции» от 18.04,91 с дополнениями и поправками (18.02. 1.07.93. 17.05.96), Москва- Санкт- Петербург 1998 г.

8.Федеральная целевая программа по усилению борьбы с преступностью на 1996-97 годы, Пост. Правительства РФ от 17.05.96 г., «Российская газета», 29.05.1996 г.

  1. Концепция судебной реформы в Российской Федерации, М. 1992 г.

10.Постановление 2-го Всероссийского съезда судей (июнь 1993), «О ходе судебной реформы в Российской Федерации», Сов. юстиция 1993, №16.

219

11.Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью. Сб. Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений, М., 1998 г. с.61- 67.

12.Европейская Конвенция «О компенсации ущерба жертвам насильственных преступлений”, 1983 г. , Сб. Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений, М., 1998 г. с.67-72.

  1. Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением». Бюллетень ВС СССР, 1979, №3.

  2. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 01.01.1985 г, «О практике применения законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве», СПВС СССР с.846.

  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.12.1994г «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда». Бюллетень ВС РФ, 1995. №3.
  4. Постановление Конституционного Суда РФ от 13.11.1995 г. по жалобе Р.Н. Смигулиной и А.А. Апанасенко. Вестник Конституционного Суда РФ, №6, 1995 г., с. 18-21.
  5. Постановление Конституционного Суда РФ от 29.04.1998 г. по запросу Костомукшского горсуда. Вестник Конституционного Суда РФ, №14, 1998 г., с. 36-40.

220

  1. Постановление Конституционного Суда РФ от 15.01.1999 г. по жалобе М.А. Клюева. «Российская газета» от 26.01.1999 г.

  2. «Положение о государственной помощи жертвам насильственных преступлений», проект Генеральной Прокуратуры РФ и НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Ген. Прокуратуры. РФ, «Сб. Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений», М., 1998 г. с. 123-126

Монографии, учебные пособия, иные книги

20.Аверьянова Т.В., Белкин г.С, Корухов Ю.Г., Российская Е.Р., «Криминалистика», изд. «Норма», М.,1999 г.

21.Амиров К.Ф., Сидоров Б.В., Защита человека от преступлений и злоупотреблений властью, Казань, 1994 г.

22.Ароцкер Л.Е., Тактика и этика судебного допроса, М. 1969 г.

23.Батищева Л.В., Леви А.А., Якубович И.А. Участники уголовного процесса и прокурорский надзор за обеспечением органами расследования их прав и законных интересов, изд. НИИ Ген. Прокуратуры, 1995 г

24.Барщевский М.Ю., Организация и деятельность адвокатуры в России, М., изд. «Юристъ»,1997 г.

25.Белкин Р.С. Курс криминалистики , т.1-3, изд. “Юристъ” М.,1997 г.

26.Белкин Р.С., Лившиц Е.М., Тактика следственных действий, М.,1997 г.

221

27.Боботов СВ., Буржуазная юстиция. Состояние и перспективы развития, М., 1989 г.

28.Бойков А.Д. Третья власть в России, М., 1997г.

29.Брусницын Л.В. «Правое обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию», М., 1999 г.

ЗО.Глазырин Ф.В.. Крутиков А.П., Следственный эксперимент, Волгоград, 1981 г.

31.Дагель П.С, Потерпевший в советском уголовном процессе, Владивосток, 1974 г.

32.Дубривный В.А., Потерпевший на предварительном следствии, Саратов, 1966 г.

ЗЗ.Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно- розыскной деятельности, М,, 1996 г.

34.Зайцев О.А., Теоретические и правовые основы государственной защиты участников уголовного процесса, изд. ВИИИМВД РФ, 1997 г.

35.Кони А.Ф., Свидетель в суде. Судебные речи. СПБ. 1905 г.

36.Кони А.Ф. Избранные произведения, т.1, М., 1969 г.

37.Кореневский Ю.В., Государственное обвинение в условиях судебной реформы, изд. НИИ Ген. Прокуратуры, М., 1994 г.

38.Кэртес И., Тактика и психологические основы допроса, М., 1965 г.

ЗЭ.Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А.» Получение и проверка показаний следователем, Юриздат, М., 1987 г.

222

40.Лобанов А.П., Функции уголовного преследования и защиты в Российском судопроизводств, Тверь, 1996 г.

41.Лоховицкий А., Курс уголовного права, СПб, 1987 г.

42.Лупинская П.А., Гаврилова С.К, Адвокат в уголовном процессе, изд. «Новый юрист», 1997 г.

43.Матовиловкер Я.В., Основные уголовно-

процессуальные функции, Ярославль, 1976 г.

44.Ожегов СИ., Словарь русского языка, М., 1952 г.

45.Осмотр места происшествия, под ред. А.А. Леви, Юридическая литература, М., 1982 г.

46.Полубинский В.И., Криминальная виктимология и проблемы предварительного следствия, Волгоград,, 1980 г.

47.Ратинов А.Р., Ефимова Н.И., Психология допроса обвиняемого, изд. НИИ Ген. Прокуратуры, М.,1988 г.

48.Рахунов Р. Д., Участники уголовно-процессуальной деятельности, Юриздат, М., 1961 г.

49.Савицкий В.М., Петружа И.И., Потерпевший в советском уголовном процессе, Юриздат, М., 1963 г.

50.Случевский В., Учебник русского уголовного процесса, СПб, 1910 г

51.Соловьев А.Б., Допрос свидетеля и потерпевшего, М., 1974 г.

52.Соловьев А.Б., Допрос на предварительном следствии, М„ 1986г.

53.Соловьев А.Б., Проблемы эффективности следственных действий, М.. 1987 г.

54.Толковый словарь русского языка, ред. Д.Н. Ушакова, М., 1935- 1940 г.г.

223

55.Фойницкий И.Я., Русское уголовное судопроизводство. СПб 1893 г.

56.Франк Л.В., Виктимология и виктимность, Душанбе, 1972 г,

57.Франк Л. В., Потерпевшие от преступлений и проблемы советской виктимологии, Душанбе, 1977 г.

58.Герцензон А.А., Введение в советскую криминологию, М., 1965 г.

59.Центров Е.Е., Криминалистическое ученье о потерпевшем, М., 1988г.

бО.Щерба СП., Сесенбаев Т.Е., Зайцев О.А., Потерпевший в беспомощном состоянии: особенности предварительного следствия, изд.ВНИИ МВД РФ, 1997 г.

Диссертации и авторефераты

61.Бойцова Л.В., Ответственность государства за ущерб, причиненный гражданам в сфере правосудия. Автореферат канд. дисс, М.,1995 г.

62.Вавилова Л.В., Организационно-правовые проблемы защиты жертв преступлений. Автореферат канд. дисс, М. 1995 г.

бЗ.Вандышев В.В., Правовые и этические проблемы использования данных виктимологии в советском уголовном процессе. Автореферат канд. дисс, М., 1977 г.

64.Володина Л.М., Механизм обеспечения прав личности в Российском уголовном процессе. Автореферат докт. дисс. Екатеринбург, 1999 г.

224

65.Закатов А.А., Тактика допроса потерпевшего на предварительном следствии. Автореферат канд. дисс, Одесса, 1971 г.

66.Зайцев В.А. Теоретические и правовые основы государственной защиты участников уголовного

судопроизводства в Российской Федерации. Автореферат канд. дисс, М., 1999 г.

  1. Ильина Л. В., Участие потерпевшего и его представителя в доказывании по уголовному делу., Автореферат канд. дисс, Ленинград, 1975 г.

68.Марченко С.Л., Обеспечение безопасности участников уголовного процесса. Автореферат канд. дисс, М., 1994 г.

бЭ.Минеева Г.П., Уголовно-правовая охрана свидетеля и потерпевшего Автореферат канд. дисс. М., 1993 г.

70.Москалькова Т.Н., Нравственные основы уголовного процесса, Автореферат докт. дисс, М., 1997 г.

71.Стецовский Ю.И., Функции и процессуальное положение адвоката-защитника и адвоката-представителя потерпевшего. Автореферат канд. дисс, М., 1967 г.

72.Савинов В.Н., Потерпевший в уголовном процессе. Автореферат канд. дисс, Харьков, 1978 г.

73.Сидоров Б. В., Поведение потерпевших от преступлений и уголовная ответственность, Автореферат канд. дисс, М., 1998 г.

74.Танцерев М.В. Потерпевший и его функции в уголовном процессе России. Автореферат канд. дисс, Томск, 1999 г.

225

75.Шиганин А.В., Проблемы становления и перспективы развития института возмещения морального вреда. Автореферат канд. дисс. М., 1995 г.

76.Юрченко В.Е., Обеспечение прав потерпевшего в судебном разбирательстве. Автореферат канд. дисс. Томск. 1972 г.

77.Яни П.В., Обеспечение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве, Кандидатская диссертация, М., 1995 г.

Статьи

  1. Ария С. Л., Об адвокатской тайне, «Российская юстиция», 1997, №2

79.Алексеев А.И., Журавлев М.П., Миньковский Г.М., Концептуальные проблемы уголовно-правовой и

процессуальной защиты жертв преступлений, Сб. Актуальные проблемы управления и правового реагирования деятельности органов внутренних дел, М., 1994 г.

80.Бойков А.Д., Адвокатура в России в условиях судебно- правовой реформы, Сб. Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы, М., 1997 г.

81.Бойков А.Д., Защита жертв преступлений в уголовном судопроизводстве Российской Федерации, Сб. Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений, М., 1998 г.

82.Брусницын Л., Как обезопасить лиц, содействующих уголовному правосудию, Российская юстиция, 1996 г., №9

226

83.Вандышев В.В., Воздействие на жертву преступления, как средство к побуждению противодействия расследованию, Сб. Человек против человека, СПб 1994 г.

84.Голубев К., Нарижный С, Защита деловой репутации юридического лица, Российская юстиция 1999 г. ,№7

85.Данилова Р.В., Новоселов С.А., Противодействие расследованию по делам об организованной преступной деятельности. Сб. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации, М., 1996 г.

86.Прайме В.Е., Проект практических рекомендаций по обеспечению личной безопасности граждан. «Советская юстиция», 1993, №7

87.Квашис В.Е., Вавилова Л.В., Зарубежное законодательство и практика возмещения ущерба, причиненного здоровью потерпевших от преступлений (аналитическая справка), Сб. Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений, изд. НИИ Ген Прокуратуры М., 1998г.

88.Князев В.В., Защита свидетелей за рубежом, Сб. Полиция в борьбе с преступностью за рубежом, М. 1994 г.

89.Компенсация ущерба потерпевшим от преступлений в США, Сб. Проблемы преступности в капиталистических странах, М.,1990, №10

90.Красных К, Кузнецов А., Спасая от тюрьмы в тюрьму не угоди, Записки криминалистов, М., 1993, вып.1

227

91.Леви А., Бицадзе Б.,О расширении прав потерпевшего и его представителя в уголовном процессе. Советская юстиция, 1989, №5

92.Лобанов Л.В., Проблемы уголовно-правовой защиты свидетеля в условиях правовой реформы. Сб. Современные проблемы расследования преступлений, Волгоград, 1992 г.

ЭЗ.Малеина М.Н. Нематериальные блага и перспективы их развития, «Закон», 1995,№10

  1. Малько А.В. Законные интересы: общетеоретический аспект, Вестник Волжского университета, Тольятти 1998 г., Выпуск №1.

95.Милова Н., Участие адвоката в следственных действиях, Российская юстиция, 1996, №11

96.Минская B.C., Ответственность потерпевших за поведение, способствующее совершению преступлений. Советская юстиция, 1969, №14

97.Минская B.C., Изучение личности потерпевших, Соц. законность 1970 г., №8

98.Петуховский А.А., Гарантии прав потерпевшего и свидетеля на предварительном следствии и в суде. Сб. Актуальные проблемы расследования преступлений, М.,1995 г.

99.Полянский Н.Н., Процессуальные права

потерпевшего, Советское государство и право, 1940, №2

100.Савицкий В.М., Возмещение ущерба государством, Сов. юстиция 1992 г.,№6

101.Следственная практика, изд. Прокуратуры СССР №74,

228

102.Сухарев А.Я., Россия в тисках преступности, «Юридический вестник», №1, М. 1996 г.

103.Сухарев А.Я., Долг науки жертвам преступлений, Сб. Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений, М., 1998 г.

Ю4.Тлегелов Т.У., Вопросы обеспечения безопасности участников уголовного процесса по делам об организованной преступности, Сб. Организованная преступность. М., 1996 г.

  1. Центров Е.Е., Специфика взаимоотношений преступника и потерпевшего по делам о половых преступлениях, «Вопросы личности преступника”, М., 1971 г.

Юб.Щерба СП., Зайцев О.А., Обеспечение безопасности участников уголовного процесса. Советская юстиция 1992, NN 9-10

Ю7.Щерба СП., Зайцев О. А., Как обеспечить безопасность участников процесса, Вестник МВД России, 1993, №5

Ю8.Щерба С, Зайцев 0., Защита свидетелей в США, Российская юстиция 1994, №8

Иностранная литература

109.Федеральный закон о защите жертв и свидетелей преступлений. США 12 окт.1982 г.

Victim and Witness Protest Art of 1982 (Public haw )

  1. Bein Horst? Das Ermttlungsverfahren

111.«Хартия жертв преступлений» (отдел НТИ ВНИИ МВД РФ, перевод №3) 136-10, 1991 г.

229

Victims Charter a statement of the Rights of victims of victims of crime

112.Revhe Ynternationale de Criminologie et la Police technigne ,1967, №2

  1. УПК Польши, Варшава, 1988 г.

Сб. Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений, М.1998 г.. стр.61-67.

ч