lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Ракунов, Дмитрий Александрович. - Проблемы формирования теоретической модели единой системы видов, разновидностей и форм расследования преступлений: Теоретический, уголовно-процессуальный и криминалистический аспекты : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Барнаул, 2000 218 с. РГБ ОД, 61:01-12/182-2

Posted in:

Ф

Мин исте рств о обра зова ния Росс ийск ой феде раци и Алт айск ий госу дарс твен ный унив ерси тет

На права х рукоп иси

Раку нов Дми трий Але ксан дров ич

Про бле мы фор мир ова ния теор етич еско й мод ели един ой сист емы вид ов, разн ови днос тей и фор м расс ледо ван ия

прес туп лен ий.

( тео рет ичес кий, угол овно - проц ессу альн ый и кри мин алис тич ески й аспе кты )

Спец иальн ость 12.00 .09. Угол овны й проц есс, крим инал истик а, теори я опера тивно - розы скной

деяте льнос ти.

Науч ный руко води тель:

Член

корр еспон дент

СО АН ВШ РФ

Докт ор юрид ическ их наук,

Проф ессор В.К. Гавл о.

Дисс ерта ция

\ на соиск ание учено й
степе ни канди дата юрид ическ их наук

Барн аул - 2000

Оглавление

Введение 2

Глава 1. Уголовный процесс и сфера уголовного процесса 12

1.1. Процессуальная наука о сущности и понятии уголовного процесса 12

1.2. Сфера уголовного процесса	18

1.3. Уголовно - процессуальное расследование преступлений и расследование преступлений в сфере уголовного процесса 25

Глава 2. Сущность расследования как информационно- познавательной, предметно-практической деятельности по поводу совершенного преступления 33

2.1. Расследование преступлений - характерные черты 33 2.2. 2.3. О соотношении понятий уголовно - процессуальное познание, 2.4. > доказывание и расследование в уголовном процессе 60

Глава 3. Теоретическая модель единой системы видов, разновидностей и форм расследования преступлений 68

3.1. Основания разграничения видов, разновидностей и форм расследования преступлений. Формально - видовой критерий 68 3.2. 3.3. Вид - публичное, уголовно - процессуальное расследование преступлений его разновидности и формы 84 3.4. 3.5. Вид - ведомственное расследование преступлений в сфере 3.6. * уголовного процесса и его разновидности 136

3.4. Вид - частное расследование преступлений в сфере уголовного процесса и его разновидности 162

Заключение 190

Список библиографических ссылок 192

Источники 206

#

3

Введение

Аюуальность темы исследования.

Практика борьбы с преступностью, попытки правоохранительных органов противостоять криминальной экспансии свидетельствуют о том, что результативность борьбы с криминальными проявлениями, наряду с профессионализмом и инициативой сотрудников правоохранительных органов, напрямую зависит от совершенства уголовно - процессуального закона, от его способности эффективно обеспечивать режим законности и правопорядка. В целях адекватного реагирования на сложившуюся в обществе криминогенную ситуацию, помимо мер организационного характера, усиления материально - технического оснащения правоохранительных органов, необходимо скорейшее реформирование уголовно - процессуального законодательства, на основе прогрессивных мировых стандартов в области уголовной юстиции, с учетом практики применения действующего процессуального закона и достижений отечественной науки уголовного процесса.

Главным инструментом, находящимся в арсенале государства в его борьбе с преступностью, в рамках уголовного процесса, является всестороннее, полное и объективное расследование преступлений. Уголовно - процессуальное расследование - один из центральных институтов уголовного судопроизводства, которому уделяется повышенное внимание в процессуальной и криминалистической литературе. На протяжении многих лет различные аспекты расследования преступлений становились объектом научного интереса для широкого круга ученых - процессуалистов (Н.С. Алексеев, В.Д Арсеньев, А.Д. Бойков, СИ. Викторский, С.А. Голунский, М.М. Гродзинский, К.Ф. Гу-ценко, Т.Н. Добровольская, Н.В. Жогин, Д.С. Карев, Л.Д. Кокорев, А.Ф. Кони, Э.Ф. Ку-цова, A.M. Ларин, И.М. Лузгин, П.А. Лупинская, В.З. Лукашевич, Г.М. Миньковский, П.Ф. Пашкевич, И.Л. Петрухин, И.Д. Перлов, А.Р. Ратинов, Р.Д. Рахунов, А.П. Рыжа-ков, М.К. Свиридов, В.К. Случевский, В.А. Стремовский, М.С. Строгович, С.Н. Трегу-бов, И.Я Фойницкий, С.А. Шейфер, П.С. Элькинд, Ю.К. Якимович, М.Л. Якуб, Н.А. Якубович и др.)

В науке уголовного процесса, на сегодняшний день, понятие расследование преступления большинством ученых ассоциируется исключительно с одной из досудебных стадий уголовного судопроизводства - предварительным расследованием. Подобный подход, отождествляющий расследование с одним из этапов производства по уго-

4

ловному делу, не способен дать адекватного представления о сущности, роли и месте расследования преступлений в процессе достижения целей и задач правосудия.

Изучение любого социального феномена, в том числе расследования преступлений, сопряжено с решением вопроса о природе данного явления, его качественных, сущностных характеристиках и чертах, в совокупности составляющих его понятие, на основе которых расследование вычленяется из других социально - значимых видов деятельности. Следовательно, любые рекомендации по совершенствованию расследования будут эффективны только тогда, когда само понятие расследование преступлений будет объ- ективно отражать то явление социальной действительности, которое оно определяет.

Научный анализ уголовно - процессуальной и криминалистической литературы, по- священной расследованию преступлений, показал, что этимология расследования должна основываться на следующих принципиальных положениях.

Расследование преступления есть опосредованный нормами права процесс познания события преступления, методологическую основу которого составляет диалектико- материалистическая гносеология (Р.С. Белкин, А.И. Винберг, А.А. Давлетов, И.М. Лузган и др.). С позиций материалистической диалектики, применительно к установленному законом порядку производства по уголовным делам, предварительное расследование лишь один из этапов уголовно - процессуального познания обстоятельств совершенного преступления, следовательно, нет никаких оснований отождествлять расследование преступления в целом с одной из стадий уголовного процесса.

Изучение расследования преступлений необходимо предусматривает рассмотрение информационно - познавательного аспекта проблемы, который успешно используется в рамках науки криминалистики, в процессе познания закономерностей совершения и расследования преступлений (В .К. Гавло). При таком подходе, расследованием является информационно - познавательная, предметно- практическая деятельность по поводу совершенного преступления, в ходе, которой происходит процесс движения уголовно - значимой информации, начиная с момента ее возникновения и заканчивая ее использо- ванием для целей правосудия. В связи с тем, что появление, обнаружение и фиксация уголовно - значимой информации, зачастую, происходит за пределами уголовного про- цесса, в ходе предметно - практической деятельности (расследования) по поводу со- вершенного преступления, осуществляемой за рамками уголовного процесса, возникает

5

необходимость исследовать не только собственно уголовного - процессуальное рассле- дование преступлений, но и расследование преступлений в сфере уголовного процесса.

В юридической литературе признано и обосновано право сторон - носителей частного интереса (обвиняемого, потерпевшего их представителей) на участие в доказывании. В соответствии с Концепцией судебной реформы в РФ, к ее важнейшим направлениям отнесены - всемерное развитие принципа состязательности на досудебных стадиях и в судебном разбирательстве, а также расширение прав сторон на досудебных стадиях по собиранию и приобщению доказательств. Очевидно, что на сегодняшний день проблема расследования преступлений не может рассматриваться без учета прав участников уголовного процесса на участие в доказывании.

Поскольку, уголовно - значимая информация движется, не иначе как, посредством предметно - практической деятельности познающего субъекта - субъекта расследования, возможность ее использования для целей доказывания предопределяет необходимость исследования собственно предметно - практической деятельности и ее специфики применительно к различным этапам движения уголовно- релевантной информации.

В уголовном процессе и в сфере уголовного процесса существуют различные виды и формы расследования преступлений, которые объединяет общность решаемых ими задач. Каждое, отдельно взятое, расследование преступлений не существует изолированно, оно определенным образом соотносится с другими видами и формами расследования, иными словами, находится с ними во взаимной связи, которая носит устойчивый, объективный и закономерный характер. Следовательно, необходимо говорить не о простом множестве расследований, а о единой системе видов, разновидностей и форм расследования преступлений, обладающей относительной устойчивостью, внутренним единством и автономностью функционирования системы в целом и каждого из ее элементов. В то же время, любой элемент этой системы (вид, разновидность, форма расследования), будучи внутренне согласован и взаимосвязан с другими ее элементами, обладает по отношению к ним определенной спецификой, в зависимости от характера внутрисистемных связей, существующих между ними. Установление подобных внутрисистемных связей между различными видами и формами расследования преступлений позволяет решить вопрос о соотношении различных разновидностей расследования между собой. Анализ этих связей позволяет выявить основу для построения теоретической модели системы расследования преступлений.

6

Предлагаемый, в данной работе, системный подход к изучению проблемы расследования преступлений обусловлен тем, что система расследования не может быть рассмотрена в рамках системы уголовного процесса, применительно к производству в уголовно - процессуальных стадиях. Поскольку, понятие расследование преступлений, используемое в настоящей работе, шире, чем понятие уголовно- процессуальное расследование преступлений, так как охватывает информационно - познавательную, предметно - практическую деятельность по поводу совершенного преступления, как в рамках уголовного процесса, так и в сфере уголовного процесса. Кроме того, конкретные цели и задачи расследования преступления на определенной стадии производства по уголовному делу могут не совпадать с целями и задачами данной стадии в целом.

Система расследования не может быть рассмотрена в рамках системы уголовно - процессуальных производств, (Ю.К. Якимович) поскольку расследование преступления, по общему правилу, заканчивается вынесением судом первой инстанции законного и обоснованного приговора, констатирующего наличие уголовно - правового правоотношения и завершающего, тем самым, процесс движения уголовно- релевантной информации. Направленность расследования преступлений обусловлена необходимостью решения задач, закрепленных ст. 2 УПК РСФСР. Предметом познания при производстве расследования являются обстоятельства предмета доказывания, а также иные обстоятельства, установление которых необходимо для правильного разрешения уголовного дела.

Система расследования преступлений не может быть рассмотрена в рамках проблемы дифференциации форм уголовного судопроизводства. Поскольку, расследование преступлений не ограничивается уголовно - процессуальной деятельностью по поводу совершенного преступления, а общепринятый в научной литературе критерий разграничения форм уголовного судопроизводства - категория уголовных дел, не исчерпывает объективно существующих связей и отношений между видами, разновидностями и формами расследования преступлений в сфере уголовного процесса.

Все вышеизложенное свидетельствует о необходимости и актуальности комплексного научного исследования проблемы расследования преступлений и его разновидностей в рамках единой системы, основу которой может составить предлагаемая нами теоретическая модель видов, разновидностей и форм расследования.

7

В данной работе будет уделено внимание: выявлению сущности расследования на основе анализа информационно- познавательной, предметно - практической деятельности по поводу совершенного преступления; соотношению расследования с основными понятиями доказательственного права; систематизации всех выявленных расследований на основе формально - видового критерия в единую теоретическую модель; освещению вопросов специфики публичного, ведомственного и частного расследования преступлений, их видов, разновидностей и форм.

Изложенные выше положения, пока еще, не привлекали внимания исследователей, что обусловило выбор темы и ее актуальность.

Цели и задачи исследования.

• Разграничить понятия уголовный процесс и сфера уголовного процесса. • • Показать значимость непроцессуальных познавательных мероприятий для целей правосудия и обосновать необходимость их изучения в рамках науки уголовного процесса с учетом общности решаемых, в ходе их производства и доказывания задач, средств и методов познавательной и практической деятельности, механизма возникновения, закрепления и использования уголовно - значимой информации. • • Обосновать необходимость пересмотра традиционного понятия расследование преступлений, как одной из стадий уголовного процесса, исходя из особенностей ин- формационно - познавательной, предметно - практической деятельности, направленной на исследование обстоятельств предмета доказывания. • • Выявить сущностные характеристики расследования преступлений и дать его по нятие с учетом процессуальной и непроцессуальной составляющих подобной деятель ности по поводу совершенного преступления.

• Определить место понятия «расследование преступлений» в ряду существую- щих понятий доказательственного права науки уголовного процесса. • • Систематизировать разновидности расследования преступлений на группы, с учетом объективно существующих связей между ними. Предложить формально - видовой критерий в качестве главного основания при построении теоретической модели единой системы видов и форм расследования преступлений. • • Дать общую характеристику всех выявленных видов, разновидностей и форм расследования преступлений в уголовном процессе и в сфере уголовного процесса в •

8

рамках предлагаемой нами теоретической модели. Осветить проблему соотношения публичного расследования, проводимого в рамках процессуальной формы, с ведомственным и частным расследованиями с учетом присущих им форм, целей, задач и методов.

Научная новизна диссертации заключается в том, что проблема расследования преступлений рассматривается не только в рамках одной стадии уголовного процесса, именуемой предварительное расследование, но и охватывает другие стадии производства по уголовному делу, в которых происходит непосредственное познание обстоя- тельств совершенного преступления. Познание события преступления и фиксация уголовно - релевантной информации возможны в сфере уголовного процесса, включающей в себя различные виды и формы информационно- познавательной, предметно- практической деятельности по поводу совершенного преступления. Проблема рассле- дования рассматривается в комплексе, в рамках предлагаемой теоретической модели, с учетом разграничения расследования на виды, разновидности и формы в зависимости: 1) от интереса, связанного с исходом уголовного дела, который реализуется в ходе расследования; 2) от непосредственных целей и задач расследования; 3) от категории уголовных дел, по которым проводится расследование. В работе решается целый ряд вопросов, связанных с сущностью расследования, его спецификой, местом в науке уго- ловного процесса. Вопросы соотношения различных расследований между собой на основе присущих им форм, методов и непосредственных задач. Теоретическая модель строится с учетом последовательного движения уголовно - значимой информации о совершенном преступлении и призвана показать серьезную значимость для интересов правосудия различных познавательных процедур, устанавливающих обстоятельства общественно опасного деяния, которые проводятся вне рамок предварительного расследования.

Положения, выносимые на защиту.

  1. Непосредственное познание обстоятельств совершенного преступления, сопровождаемое фиксацией доказательственной информации (расследование), не ограничивается стадией предварительного расследования, но имеет место и на других этапах производства по уголовному делу. Кроме того, оно осуществляется до возбуждения

9

уголовного дела, а также вне рамок уголовного процесса в ходе производства непроцес- суальных познавательных мероприятий.

  1. Для интересов правосудия необходимо различать уголовно - процессуальную деятельность в рамках уголовного процесса и деятельность в сфере уголовного процесса по поводу совершенного преступления, основываясь при этом на специфике возникающих в этой сфере правоотношений. С учетом этого необходимо различать уголовно - процессуальное расследование преступления и расследование преступления в сфере уголовного процесса.
  2. Расследованием преступления является осуществляемая в особом порядке, специальным субъектом, информационно- познавательная, предметно - практическая деятельность по поводу совершенного преступления, направленная на исследование (установление) обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, посредством собирания, проверки и оценки доказательственной информации в целях решения задач уголовного судопроизводства.
  3. Расследование преступлений необходимо отличать от уголовно - процессуального познания и доказывания. Производство расследования сопряжено с обязанностью доказывания установленных обстоятельств.
  4. Основанием для построения теоретической модели расследования является формально
    • видовой критерий, который предусматривает деление расследований на виды, в зависимости от реализуемого субъектом расследования интереса, связанного с исходом уголовного дела, на разновидности, в зависимости от непосредственных целей и задач, решаемых в ходе расследования, на формы, в зависимости от категории преступлений, по которым оно проводится.
  5. Теоретическая модель единой системы видов, разновидностей и форм расследования преступлений строится с учетом последовательного движения уголовно - значимой информации о совершенном преступлении.
  6. Публичное, ведомственное и частное расследование различаются не только интересом, связанным с исходом уголовного дела, но и степенью процессуальной регламентации, задачами, формами, средствами и методами, используемыми при их производстве.

10

Методология и методика исследования базируется на научных положениях мате- риалистической диалектики и вытекающих из нее общих и частных научных методах, ориентированных на разностороннее изучение процесса расследования. Теоретическую базу работы составляют достижения отечественной науки: общей теории государства и права, уголовно - процессуального права, уголовного права и криминалистики, гражданско- процессуального и административного права.

При написании работы применялись: формально - логический, исторический, сравнительно - правовой, конкретно - социологический и другие методы научного исследования.

Научное исследование базируется на положениях международных актов о правах человека и гражданина, Конституции РФ, уголовном и уголовно- процессуальном законодательстве РФ (РСФСР), постановлениях Конституционного Суда РФ и постановлениях Пленума Верховного Суда РФ (РСФСР, СССР). В диссертации сравниваются нормы действующего УПК РСФСР 1960 года с нормами проекта УПК РФ, а также с процессуальным законодательством других стран.

В работе использовались: наблюдение, анкетирование, анализ процессуальных документов. Эмпирическую базу диссертации составили: опубликованная практика Верховного Суда СССР и Верховного Суда Российской Федерации; материалы изучения 250 уголовных дел, рассмотренных Алтайский краевым судом, Верховным судом Республики Алтай, Белокурихинским городским судом, Центральным, Железнодорожным, Октябрьским районными судами г. Барнаула в период 1995- 1999 годы; результаты анкетирования 53 адвокатов Алтайской краевой и Санкт Петербургской объединенной коллегий адвокатов; статистические показатели работы органов расследования, прокуратуры и судов за 1995 - 1999 годы.

Практическая значимость исследования заключается в том, что выводы и предложения, содержащиеся в работе, могут быть использованы в совершенствовании уголовно - процессуального законодательства и практики его применения при производстве по уголовным делам. Полученные результаты исследования различных аспектов проблемы расследования преступлений, возможно, станут достойным вкладом в дааь-нейшую разработку теоретических проблем науки уголовного процесса.

11

Рекомендации, изложенные в диссертации, могут быть использованы в практической деятельности органов и лиц, осуществляющих расследование преступлений, а также в научно-исследовательской деятельности и в учебном процессе.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические выводы и практические рекомендации, полученные в ходе научного исследования, изложены в выступлениях на научно - практических конференциях проходивших в г.г. Барнаул, Белокури-ха (Алтайский край), Звенигород (Московская область), Новосибирск, Томск в период с 1997 по 2000 годы.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка библиографических ссылок и списка использованных источников.

12

Глава 1. Уголовный процесс и сфера уголовного процесса.

1.1. Процессуальная наука о сущности и понятии уголовного процесса.

Согласно Конституции РФ каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ст.49 ч. 1 Конституции РФ).

Тем самым, решение вопроса о виновности, уголовной ответственности и наказании лица, совершившего преступление, ставится законодателем в зависимость от соблюдения предусмотренной законом процедуры - порядка производства по уголовным делам, каким является, установленный уголовно - процессуальным законом, порядок судопроизводства - единый и обязательный по всем уголовным делам, для всех судов, органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания ст.1 УПК РСФСР.1

Одним из основных этапов уголовного судопроизводства является предварительное расследование преступлений, в связи с чем, в юридической науке, понятие «расследование» традиционно рассматривалось как исключительно уголовно- процессуальная деятельность соответствующих органов и должностных лиц государства, направленная на быстрое и полное раскрытие преступления, изобличение виновных и решение иных задач уголовного судопроизводства.”

Как отмечалось во введении к настоящей работе, мы не отождествляем понятия «расследование преступлений» и «предварительное расследование» - как одной из до- судебных стадий уголовного процесса. Понятие «расследование преступлений» более широкое по отношению к предварительному расследованию и, более того, включает в себя «уголовно - процессуальное расследование преступлений», поскольку охватывает информационно - познавательную, предметно - практическую деятельность по поводу совершенного преступления не только в рамках уголовного процесса, но и в, так называемой, «сфере уголовного процесса», что предопределяет необходимость, для целей исследования, решить вопрос о соотношении понятий «уголовный процесс» и «сфера уголовного процесса».

Оба указанных понятия, по нашему мнению, отражают различные по своему содержанию виды социально - значимой деятельности, направленные на обеспечение режима законности и укрепление правопорядка, определяющим моментом, в сравнении ко-

13

торых, является то, что вопрос о виновности, а также решение иных задач, закрепленных ст.2 УПК, возможно, не иначе как, в рамках уголовного процесса. Следовательно, без анализа сущности и понятия уголовного процесса невозможно получить адекватное преставление о его сфере.

Постановка проблемы соотношения каких либо понятий, ставших предметом научного исследования, подразумевает изучение в ходе сравнительного анализа сути определяемых ими явлений и процессов, в отношении которых ставится вопрос об их сходстве или различии. Кроме того, необходимым условием научного исследования, ставящего своей целью получение определенных знаний о познаваемом объекте, является использование соответствующих средств и методов познавательной деятельности.

Всеобщим, универсальным методом познания объективной действительности, активно применяемым в различным отраслях человеческой деятельности, в том числе, в области научного познания, является диалектический метод.

Диалектико-материалистическая гносеология и основанный на ее положениях диа- лектический метод познания окружающей действительности требуют, чтобы «. ..в ходе исследования выявлялись и отмечались свойства, связи и отношения, присущие изучаемому объекту, чтобы при этом учитывалось, что все предметы и явления находятся в процессе развития…, состоят из взаимосвязанных и взаимодействующих элементов, представляют собой совокупность тех или иных количественных и качественных свойств, имеют конкретную форму и содержание» 3

Согласно диапектико-материалистической концепции познания любое явление объективной действительности - неразрывное диалектическое единство формы и содержания, где сущность этого единства определяется специфическим характером их взаимосвязи и взаимодействия посредством закона, при котором форма выступает способом существования содержания. При таком подходе всякое исследование, ставящее своей задачей проникновение в сущность того или иного явления, получение целостной картины изучаемого объекта, его структуры, связей претендует на научную состоятельность.

Таким образом, изучение уголовного процесса, как своеобразного феномена социальной действительности, подразумевает рассмотрение его, как целостного явления в единстве и взаимосвязи его формы и содержания.

Большинство процессуалистов, исследовавших сущность уголовного процесса, схо-

14

дятся в том, что неотъемлемым элементом понятия уголовный процесс является наличие особого, точно регламентированного законом порядка производства по уголовным делам. Такой уголовно - процессуальный порядок судопроизводства М.С. Строгович называл формой уголовного процесса. Основным свойством (внешней правовой формой) уголовного процесса В.Н. Шпилев считает наличие особого, точно и детально регламентированного нормами уголовно - процессуального права, порядка производства по уголовным делам - формы процессуальной процедуры.5 По мнению И.В. Тыричева, внешней формой уголовного судопроизводства служит уголовно-процессуальный порядок, т.е. предусмотренный уголовно-процессуальным законом порядок производства дела, всей системы процессуальных действий и каждого отдельного процессуального действия, который обеспечивает права и законные интересы всех лиц, участвующих в деле, гарантирует установление объективной истины.6 Позднее, И.В. Тыричев для обозначения уголовно - процессуального порядка использует термин «процессуальная процедура».7

Очевидно, что, несмотря на терминологическое разнообразие в обозначении преду- смотренного федеральным законом порядка производства по уголовным делам, он является составным элементом понятия «уголовный процесс». Наличие такого порядка является необходимым условием (способом) осуществления правоприменительной деятельности государства, а также одной из основных гарантий неукоснительного соблюдения прав и законных интересов граждан.

Важность формально - правовой составляющей уголовного процесса отмечалась и русскими учеными - процессуалистами. Так СВ. Позднышев считал, что «Судебное производство отличается от несудебного тем, что в нем самый порядок разбора дела, собирания и рассмотрения доказательств определен законом, не зависит от усмотрения разбирающего дело лица и снабжен формами, гарантирующими обоснованность и беспристрастие решения. Вследствие этих своих черт судебное производство выше несудебного и должно считаться нормальным порядком рассмотрения правонарушений».8

Учитывая всю значимость формально - правовой стороны рассматриваемого понятия, позволившую, даже, некоторым ученым, определить уголовный процесс исключительно как регламентированный законом порядок возбуждения, расследования, рассмотрения и разрешения дел о преступлениях.9 Необходимо отметить, что уголовный процесс - это не только «процессуальная процедура», но и деятельность определенных

15

органов и лиц, направленная на решение задач, стоящих перед уголовном судопроизводством, которая образует содержательную сторону понятия «уголовный процесс».

В отличие от формы, вопрос о содержании уголовного процесса не встретил полного единодушия среди ученых - процессуалистов, став одной из наиболее дискуссионных проблем в науке уголовного процесса. Деятельностный аспект понятия уголовного су- допроизводства одним из первых привлек к себе внимание русских ученых - процес- суалистов.

По мнению И.Я. Фойницкого, «Судебный порядок состоит в разбирательстве спорного вопроса судебными местами при участии заинтересованных в том сторон».10

М.В. Духовской определял уголовный процесс как «…деятельность государствен- ных или общественных органов, направленную к раскрытию совершившегося уголовного преступления и к выяснению, какие меры должны быть приняты для удовлетворения нарушенных им интересов потерпевшего и для законной ответственности виновно-го».11

Уголовное судопроизводство состоит из деятельности суда, направленной к изысканию, изобличению и наказанию виновного и действий сторон, считал Д.Г. Тальберг.12

Русской процессуальной наукой признавалось также и то, что взаимоотношения, возникающие между участниками уголовного судопроизводства (судом и сторонами) в ходе производства по делу, носят характер процессуальных правоотношений. «Под процессом или судопроизводством… разумеется взаимоотношение прав и обязанностей определенных субъектов, именно сторон и суда имеющее своей задачей разрешение правового спора».ь

Таким образом, в рамках русской, дореволюционной, процессуальной науки сформировалось вполне адекватное представление об уголовном процессе, как осуществляемой в особом порядке деятельности соответствующих органов и лиц, опосредованной необходимостью решения задач уголовного судопроизводства, и возникающих в ходе этой деятельности правоотношений между участниками процесса.

В советский период развития уголовно - процессуальной науки, первоначально, до- минирующей была точка зрения, которая определяла уголовный процесс как деятельность органов расследования, прокуратуры, суда, заключающуюся в расследовании и разрешении уголовных дел. в раскрытии преступлений, изобличении и справедливом наказании лиц, совершивших преступления, в предупреждении преступлений.1

16

Справедливо критикуя, сторонников подобной точки зрения М.С. Строгович отмечал, что при такой трактовке уголовного процесса граждане выступают в уголовном процессе в качестве объектов властных полномочий органов государства, а не в качестве субъектов права, осуществляющих свои права и обязанности.13

По его мнению, все процессуальные действия, которые совершаются как государственными органами, ведущими производство по уголовному делу, так и лицами, участвующими в этом производстве, в своей совокупности образуют уголовно - процессуальную деятельность. Субъектами уголовно - процессуальной деятельности наряду с государственными органами и должностными лицами являются участники процесса, т.е. граждане, осуществляющие определенные процессуальные функции.

Позиция М.С. Строговича, согласно которой, в содержание уголовного процесса входят не только действия субъектов уголовно - процессуальной деятельности (участников процесса), но правовые отношения этих органов и лиц с гражданами и организациями (субъектами правовых отношений), на которых распространяется их деятельность, получила, в последствии, поддержку большинства процессуалистов. (Попытки некоторых ученых исключить из понятия уголовный процесс наличие правоотношений между его субъектами не получила поддержки в юридической науке).16

Предлагаемое М.С. Строговичем толкование содержательной стороны уголовного процесса, а также разграничение им понятий «субъект уголовно - процессуальной деятельности» (участник процесса) и «субъект уголовно - процессуального правоотношения» привели к усилению разногласий по вопросу о том, тождественно ли понятие «субъект процессуальной деятельности» понятию «участник уголовного процесса» и являются ли участниками процесса эксперты, переводчики, понятые, свидетели и иные лица, которые, так или иначе, способствуют осуществлению уголовного судопроизводства?

Сторонники одной точки зрения последовательно отграничивали участников процесса от других лиц, участвующих в уголовном деле. В качестве критерия разграничения предлагались различные основания. М.С. Строгович считал, что субъектами уголовно-процессуальной деятельности (участниками процесса) являются только те государственные органы, должностные лица и граждане, которые выполняют одну из трех процессуальных функций: обвинение, защиту, разрешение дела. Все остальные субъекты, совершая отдельные процессуальные действия, являются субъектами уголовно-

17

процессуальных отношений. М.А. Чельцов, Э.Ф. Куцова, И.В. Тыричев полагали, что любое лицо, вовлеченное в уголовный процесс, является его участником в силу прямого указания закона, то есть, если он упомянут в главе 3 УПК “ Участники процесса, их права и обязанности”, и отстаивает личный, представляемый или защищаемый интерес, обращенный к исходу дела.17

Другая точка зрения не делает различий между понятиями субъект уголовно-процессуальной деятельности (субъект уголовно-процессуальных отношений) и участник процесса. Термины “субъект процессуальных отношений” и “участник процесса” следует считать равнозначными по содержанию, писала Элькинд П.С., так как нельзя участвовать в процессе, не вступая в те или иные процессуальные отношения в качестве носителя прав или обязанностей, и, наоборот, нельзя иметь права и обязанности, не участвуя в процессе. 13 В связи с этим, действия субъектов, способствующих осуществлению правосудия свидетелей, экспертов, переводчиков, понятых и других лиц, участвующих в деле, являются процессуальными, поскольку, они совершаются в уголовном деле в силу предоставленных им прав и возложенных на них обязанностей, входя, таким образом, в содержание уголовного процесса.

По мнению сторонников этой точки зрения различия между субъектами уголовного процесса, обусловленные необходимостью реализации того или иного интереса, связанного с исходом уголовного дела, носят частный характер и могут быть использованы для той или иной классификации участников процесса. Тот же несомненный факт, что все они обладают процессуальными правами, несут определенные обязанности, могут вступать в процессуальные отношения и осуществлять процессуальную деятельность, является тем общим признаком, который позволяет объединить всех лиц, участвующих в судопроизводстве, общим понятием «участник процесса».19

Таким образом, на сегодняшний день, при наличии множества вариантов определения уголовного процесса большинство процессуалистов в понятие уголовного процесса включают три элемента: 1) деятельность, определенных законом государственных органов и должностных лиц, а также участников процесса; 2) правоотношения, возникающие в ходе производства по уголовным делам; 3) обязательная и тщательная регламентация деятельности и возникающих на ее основе правоотношений уголовно - процессуальным законом.20

18

1.2. Сфера уголовного процесса.

Из предыдущего параграфа данной главы мы выяснили, что уголовным процессом именуется урегулированная уголовно-процессуальным правом система действий и возникающих при этом правоотношений всех субъектов уголовного процесса, связанная с расследованием и разрешением уголовных дел, имеющая своим общим предметом фактические обстоятельства, знание которых позволяет ответить на вопрос о виновности (невиновности) лица и решить иные задачи, стоящие перед уголовным судопроизводством.

Анализ составных элементов данного понятия, образующих в совокупности то, что именуется производством по уголовным делам или уголовным судопроизводством (процессом), позволит установить наличие и специфику сферы уголовного процесса.

1) В самом общем виде уголовный процесс- это деятельность, направленная на решение определенных задач. Составными элементами любой деятельности, как процесса преобразования личностью социальной действительности в соответствии с обще- ственными потребностями, являются объект, предмет, субъект, цели, мотивы, средства ее осуществления, которые придают каждому отдельному виду конкретное содержание. Основным сходством социально - значимой деятельности в сфере уголовного процесса и уголовно - процессуальной деятельности, регламентированной нормами УПК, является общность их объекта. Объектом в науке принято называть то, по поводу чего, осуществляется та или иная деятельность.21

И уголовно - процессуальная деятельность, и деятельность в сфере уголовного процесса осуществляются по поводу предполагаемого или реально совершенного преступления, являющегося их общим объектом, хотя цели и задачи этих видов деятельности могут не совпадать. Если раскрытие преступлений является единой задачей органов осуществляющих оперативно - розыскную и уголовно - процессуальную деятельность, то изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона является исключительной прерогативой субъектов уголовного процесса, в силу прямой процессуальной обязанности, возложенной на них действующим законом ст.2, 3 УПК. Аналогично, гражданин или организация, представившие в установленном ст.70 ч.2 УПК порядке документ, содержащий уголовно- значимую информацию, не несет никакой публично - правовой обязанности решения задач уголовного судопроизводства, в смысле

19

ст. 3 УПК, хотя, реализуя право, предусмотренное уголовно - процессуальным законом, осуществляет, тем самым, деятельность в сфере уголовного процесса по поводу совер- шенного преступления.

2) Уголовный процесс - это уголовно - процессуальная деятельность. Ее отличи- тельной особенностью, отличающей от других видов социально значимой деятельности, является детальная регламентация в процессуальном законе оснований и порядка ее осуществления, наличие особой процессуальной формы. Иными словами, всякая деятельность, будучи урегулирована нормами уголовно- процессуального права, является уголовно - процессуальной деятельностью. Помимо деятельности, урегулированной или регламентированной нормами уголовно - процессуального права при производстве по делу, возможна деятельность по поводу совершенного преступления не регламентированная, но предусмотренная нормами УПК. Такая деятельность, не будучи уголовно - процессуальной, будет деятельностью в сфере уголовного процесса, поскольку, она осуществляется в ходе производства по уголовному делу в силу прямого указания уголовно - процессуального закона на возможность ее проведения и (или) использование ее результатов для целей правосудия. Например, в ч.4 ст. 127 УПК предусмотрено право следователя требовать от органов дознания содействия при производстве отдельных следственных действий; в ч.2 ст.51 УПК предусмотрено право защитника представлять доказательства. Деятельность оперативного работника и защитника по розыску’ доказательств будет непроцессуальной деятельностью в сфере уголовного процесса.

Таким образом, если уголовно - процессуальная деятельность - это деятельность, урегулированная процессуальным законом, то непроцессуальная деятельность в сфере уголовного процесса - это деятельность, производство которой предусмотрено нормой УПК (например, ревизия) и (или) результаты которой могут быть использованы при производстве по уголовному делу (оперативно - розыскная деятельность).

3) Уголовный процесс - это уголовно - процессуальная деятельность его субъек- тов. Коль скоро, цели и задачи уголовного процесса достигаются не иначе как посредством действии соответствующих органов и лиц, указанных в законе, возникает вопрос: деятельность каких субъектов образует содержательную сторону уголовного судопроизводства; или иначе, кто является субъектом уголовно- процессуальной деятельности (участником уголовного процесса в широком смысле)?

20

Как уже отмечалось, на сегодняшний день, доминирующей является точка зрения, в рамках которой не делается различий между понятиями субъект уголовно - процессуальной деятельности (субъект уголовно - процессуальных отношений) и субъект процесса. Все большее число сторонников находит позиция, согласно которой участником (субъектом процесса - прим. автора) процесса может быть признан любой субъект уголовно - процессуального права.22

Признавая, данную точку зрения, в целом, справедливой, необходимо отметить, что отожествление понятий «субъект процессуальных отношений» и «субъект уголовного процесса» правомерно только в том случае, когда сторонами конкретного уголовно -процессуального правоотношения являются лица, обладающие в уголовном процессе комплексом соответствующих прав и обязанностей, имеющие соответствующий правовой статус и являющиеся субъектами уголовно - процессуального права. Содержанием такого правоотношения будет обоюдная реализация сторонами предусмотренных уголовно - процессуальным законом корреспондирующих друг другу прав и обязанностей. Таковы, например, правоотношения между обвиняемым и следователем. Однако в процессуальные отношения, в связи с производством по уголовному делу, могут вступать не только участники уголовного процесса (субъекты уголовно - процессуальной деятельности), но и иные субъекты не имеющие определенного правового статуса в уголовном процессе. Это очевидцы и иные лица, дающие объяснения в стадии возбуждения уголовного дела, пострадавшие - не заявители, ревизор, аудитор, оперативный ра- ботник, оказывающий помощь следователю при производстве следственного действия и т.д. В правоотношениях такого рода одной из его сторон будет субъект уголовного процесса, а другой стороной будет субъект уголовно - процессуального правоотношения, поскольку первый реализует в отношении него свои права и обязанности. Предметом такого правоотношения будет определенное поведение или действие соответствующего субъекта (например, выдача должностным лицом следователю каких - либо документов) в связи с производством по уголовному делу. Такая деятельность, не будучи уголовно - процессуальной, то есть не регламентированной процессуальным законом, будет деятельностью в сфере уголовного процесса, поскольку способствует выполнению государственными органами своих функций, а субъект этой деятельности будет субъектом уголовно - процессуальных правоотношений, но не субъектом уголовного процесса.

21

Например, основной участник уголовного процесса (субъект уголовно- процессуальной деятельности) - следователь в процессе собирания доказательств вправе требовать от предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан представления предметов и документов, способных установить необходимые по делу фактические данные (ч. 1 ст.70 УПК). Между следователем и должностным лицом или гражданином возникают правоотношения особого рода, в которых следователь (одна из сторон правоотношения), в качестве представителя государства, носителя властных полномочий, является субъектом уголовного процесса, поскольку его деятельность представляет собой регламентированный процессуальным законом процесс реализации принадлежащих ему прав и обязанностей, а соответствующее должностное лицо или гражданин (другая сторона правоотношения) является субъектом данного конкретного уголовно-процессуального правоотношения, но не субъектом уголовного процесса в целом. Вступая в данное, конкретное правоотношение, подобные лица, не имея в уго- ловном судопроизводстве соответствующего правового статуса, не будут являться субъектами уголовно-процессуальной деятельности, следовательно, нет оснований считать их участниками (субъектами) уголовного процесса.

Предметом правоотношения подобного рода в сфере уголовного процесса будет оп- ределенное поведение или действия соответствующего субъекта в связи с производством по уголовному делу, по поводу совершенного преступления. Такая деятельность, не будучи уголовно-процессуальной, то есть не регламентированной процессуальным законом, будет деятельностью в сфере уголовного процесса, поскольку так или иначе, способствует выполнению государственными органами своих функций, а субъект этой деятельности будет являться субъектом уголовно - процессуальных правоотношений, но не субъектом уголовно-процессуальной деятельности (субъектом уголовного процесса).

4) Уголовный процесс - это уголовно - процессуальная деятельность его субъек- тов в форме уголовно - процессуальных правоотношений.

Возникает вопрос, существуют ли основания именовать правовыми общественные отношения, возникающие в сфере уголовного процесса между субъектами уголовно -процессуааьной деятельности и лицами, вовлеченными в производство по уголовному делу, не являющимися субъектами уголовного процесса? Существует ли, вообще, между указанными субъектами юридическая связь - неотъемлемый элемент всякого право-

22

отношения, основным содержанием которой, являются субъективные права и юридические обязанности сторон.23

Поскольку отношения такого рода возникают в силу прав и обязанностей, предоставленных только одной стороне органам государства, осуществляющим производство по делу, можно предположить, что это ни что иное, как властеотношения, то есть односторонняя властная реализация соответствующим субъектом своих полномочий. Как отмечалось, концепция односторонних властных полномочий, предлагаемая в свое время М.А. Чельцовым, обоснованно критиковалась М.С. Строговичем, который считал, что при таком подходе граждане выступают в уголовном процессе в качестве объектов властных полномочий органов государства, а не в качестве субъектов права, осуществляющих свои права и выполняющих свои обязанности. Соглашаясь с М.С. Строговичем, необходимо отметить, что концепция односторонних властных полномочий при производстве по уголовным делам неприемлема еще и потому, что противоречит декларированной в Конституции РФ обязанности государства по защите прав и законных интересов личности, а также установленному Конституцией РФ приоритету интересов личности во взаимоотношениях с органами государства (ст. 2, 17, 19 и др. Конституции РФ). Производство по уголовным делам - та область государственной деятельности, где права и свободы личности могут быть ограничены самым существенным образом, что требует соответствующей правовой регламентации не только собственно уголовно - процессуальной деятельности участников уголовного процесса, но и сферы их взаимоотношений с гражданами и юридическими лицами, права и свободы которых, могут быть стеснены, ограничены или нарушены, в связи с производством по поводу совершенного преступления.

Не получила поддержки и предлагаемая в литературе концепция «сепаратных право- отношений» или «односторонних правоотношений», в соответствии с которой в отдельных видах общественно полезной деятельности существуют правоотношения, имеющие в содержании лишь одну из сторон, обладающую тем не менее, субъективными правами и обязанностями.24 Такой стороной в уголовном процессе являются государственные органы и должностные лица, осуществляющие производство по делу, правовой статус которых основан на юридических нормах императивного характера, где при наличии властного субъекта, наделенного соответствующими правами, отсутствует другая сторона с корреспондирующими этим правам обязанностями.

23

Данная концепция оказалась спорной и небезупречной с методологической точки зрения, поскольку правоотношение есть ни что иное, как определенная связь, взаимозависимость субъектов через реальные, фактически существующие права и обязанности, фиксирующие обоюдно запрограммированную объективным правом линию поведения. Сам факт наличия правоотношения означает, что в нем есть как минимум две стороны, которые как-то относятся друг к другу, именно этот момент является ключевым для понимания существа правоотношения.25

Прав в этой связи С.С. Алексеев утверждая, что «коль скоро те или иные лица вы- ступают как носители юридических прав и обязанностей, то они в силу нерасторжимого единства этих прав и обязанностей относятся друг к другу как участники правового от- ношения». 26

Таким образом, необходимо говорить не об отсутствии правоотношений в сфере уголовного процесса, а об их специфике по сравнению с правоотношениями, возникающими внутри уголовного процесса между его субъектами.

В чем заключается эта специфика? Какова природа этих правоотношений? Безусловно, что это уголовно - процессуальные правоотношения, поскольку возникают на основе норм уголовно - процессуального права, регламентирующих права и обязанности субъектов уголовно - процессуальной деятельности. (Следователь вправе требовать назначения ревизии. Ст.70 УПК). Однако, подобные уголовно - процессуальные правоотношения возникают не внутри уголовного процесса между его субъектами, а в сфере уголовного процесса между соответствующими должностными лицами, осуществляющими производство по делу, и гражданами и организациями, вовлеченными в уголовное судопроизводство, в силу реализации прав и обязанностей, предоставленных субъектам уголовного процесса.

Правоотношения в сфере уголовного процесса, безусловно, являются властеотноше-ниями, поскольку сам уголовный процесс одна из областей государственно- управленческой деятельности, которая носит властно - принудительный характер.27 Они могут возникнуть по инициативе любой из сторон, однако, согласие второй стороны не является во всех случаях обязательным условием их возникновения, более того, они могут возникать вопреки желанию или согласию второй стороны. Это обусловлено тем, что в уголовно - процессуальных правоотношениях в сфере уголовного процесса, как, впрочем, и в уголовно - процессуальных правоотношениях внутри уголовного

24

процесса, обязательно участвует властный субъект, которому соответствующая норма процессуального закона предписывает совершение определенных действий, влекущих за собой возникновение конкретных правовых отношений. Если для граждан вступление в подобного рода правоотношения, в случае проявления соответствующей инициативы с их стороны, является возможностью, то для государственных органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, это установленная законом необходимость, обязывающая их быть инициатором возникновения правоотношений в сфере уголовного процесса.

Следует признать существенным недостатком правового регулирования общественных отношений, складывающихся в сфере уголовного процесса, преобладание в ней процессуальных правоотношений абсолютного характера, то есть таких правоотношений, в которых определена только одна сторона - носитель субъективного права. На другом полюсе правоотношения нет персонально - определенного субъекта, носителя

28

юридической обязанности. На практике, это создает немалые трудности, например, на стадии возбуждения уголовного дела следователь вправе получить объяснения по поводу совершенного преступления (ст. 109 УПК), однако, правоотношение между следователем и лицом, дающим объяснение, а значит и реализация соответствующего права следователя возникнет только в том случае, если будет получено согласие очевидца, поскольку действующий закон не предусматривает обязанности давать объяснения до возбуждения уголовного дела.

Сторонами уголовно - процессуального правоотношения в сфере уголовного про- цесса являются, с одной стороны, субъект уголовного процесса (субъект уголовно - процессуальной деятельности, имеющий соответствующий правовой статус), а с другой стороны субъект данного конкретного правоотношения, не являющийся субъектом уголовно - процессуальной деятельности, поскольку его права и обязанности ограничены рамками того правоотношения, в которое он вступил с участником процесса. Коль скоро, субъект уголовно - процессуального правоотношения не имеет соответствующего правового статуса в уголовном процессе, права и обязанности по отношению к субъекту процесса он приобретает только в случае вступления с последним в конкретное уголовно - процессуальное правоотношение. (Субъектом уголовно- процессуального правоотношения, но не субъектом уголовного процесса, является, в частности, ревизор, производящий ревизию по требованию следователя в порядке ст. 70 УПК, поскольку не

25

имея соответствующего правового статуса в уголовном процессе, руководствуясь нормами административного права, выполняет обязанность предусмотренную нормой УПК.)

Специфично и содержание правоотношения в сфере уголовного процесса. Если со- держанием уголовно - процессуального правоотношения внутри процесса являются права и обязанности его субъектов, предусмотренные нормами уголовно - процессуального права, то содержанием правоотношения в сфере уголовного процесса будут права и обязанности, основанные как на нормах уголовно - процессуального закона, так и нормах иных отраслей права (например, производство ревизии по уголовному делу).

Таким образом, любая социально - значимая деятельность, предусмотренная законом, будет деятельностью в сфере уголовного процесса в случае, если она проводится по поводу совершенного преступления и постольку, поскольку реализуется через уголовно - процессуальные правоотношения с субъектами уголовного процесса и способствует решению задач, закрепленных ст.2 УПК РСФСР.

1.3.Уголовно-процессуальное расследование преступлений и расследование преступлений в сфере уголовного процесса.

Изучение социально - значимой деятельности и возникающих в ходе нее правоотношений в сфере уголовного процесса может охватывать исследование различных аспектов этой проблемы в зависимости от тех целей и задач, которые ставит перед собой конкретный исследователь.

Сфера уголовного процесса может рассматриваться через призму взаимоотношений гражданин - государство, в связи с производством по уголовному делу.

Коль скоро, Конституция РФ исходит из того, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью (ст.2) и что признание достоинства личности - основа всех его прав и свобод, возникает необходимость для государственных органов и должностных лиц уделить особое внимание соблюдению установленных законом гарантий прав и законных интересов личности, а в случае их нарушения, принять все необходимые меры к их восстановлению. Отмеченная в литературе «лаконичность» ныне действующего УПК РСФСР 1960 г., по сравнению с Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. в полноте и продуманности юридического воздействия на общественные отношения, возникающие по поводу совершенного преступления29 привела к тощ, что значитель-

26

ная часть вопросов, касающаяся взаимоотношений личности и государственных органов, осуществляющих производство по делу, осталась вне правовой регламентации. В связи с чем, одной из задач процессуальной науки, по нашему мнению, может стать исследование правового положения лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство в том или ином качестве (заподозренного, пострадавшего, лица, дающего объяснение в порядке ст. 109 УПК, лица, в отношении которого отказано в возбуждении уголовного дела, аудитора, лица, в жилище которого в его отсутствие произведен обыск и т.д.) и разработка соответствующего механизма реализации (защиты) прав и законных интересов этих лиц.

Еще одним аспектом рассмотрения сферы уголовного процесса является проблема взаимоотношений государственных органов и должностных лиц, осуществляющих свою деятельность по поводу совершенного преступления, и необходимость более детальной правовой регламентации ряда вопросов, возникающих в связи с производством по уголовным делам. Как отмечается в литературе, «стало совершенно очевидным, что вести расследование следователем- одиночкой практически невозможно. Практика пошла по пути создания … оперативно - следственных групп для раскрытия преступлений «по горячим следам» с мощным оперативно - розыскным сопровождением процессуальной деятельности следователя, который активно взаимодействует с оперативными сотрудниками…»j0

Однако, действующехгу УПК не известна такая форма взаимодействия государственных органов при производстве по уголовным делам, как «следственно- оперативная группа», что выводит деятельность следственно - оперативной группы за рамки уголовно - процессуального закона. Аналогично, процессуальный закон не поясняет (ст. 127 УПК) в каких формах может быть оказано содействие следователю со стороны органа дознания при производстве отдельных следственных действий. Не регулирует уголовно - процессуальный закон и вопросы взаимодействия следователя с ревизором, аудитором, специальными комиссиями, проводящими ведомственные и служебные расследования на производстве, результаты деятельности которых также активно используются при производстве по уголовным делам. УПК лишь ограничивается указанием на право следователя требовать назначения ревизии и документальной проверки, истребовать необходимые предметы и документы и на право граждан и организаций представлять доказательства (ст.70 УПК).

27

Регламентация отдельных вопросов взаимодействия государственных органов между собой ведомственными нормативно - правовыми актами не снимает остроты проблемы, поскольку ведомственное нормотворчество не создает новых правовых норм, а детализирует уже существующие, закрепленные в законе, и, кроме того, распространяется на те учреждения и организации, которые находятся между собой в ведомственной подчи- ненности.

Применительно к целям настоящей работы, сфера уголовного процесса рас- сматривается в контексте информационно - познавательной, предметно - прак- тической деятельности по поводу совершенного преступления. Традиционно, в юридической науке, такая деятельность именуется расследованием и означает регла- ментированную уголовно - процессуальным законом и основанную на нем деятельность следователя или лица производящего дознание, с участием иных лиц по собиранию, исследованию оценке доказательств и использованию их с целью установления истины/1 Причем понятие «расследование» отождествляется с одной из досудебных стадий уголовного процесса - предварительным расследованием.”32

Однако, в ряде работ, посвященных средствам и способам установления обстоя- тельств предмета доказывания по уголовному делу, некоторыми учеными отмечается, что расследование преступлений не сводится исключительно к процессуальной деятельности на второй стадии уголовного процесса, оно имеет место и на других этапах производства по делу. Так, М.Л. Якуб считал, что проверочная деятельность в порядке ст. 109 УПК носит характер расследования, поскольку проводится путем собирания, закрепления, сопоставления и оценки соответствующих фактических данных и базируется, как на общенаучных, так и на специфических методах познания действительности/”’ С. Бажанов, критически оценивая существующий институт возбуждения уголовных дел, приходит к выводу о том, что доследственная проверка, проводимая в стадии возбуждения уголовного дела, ни что иное, как расследование, хотя и недостаточно четко регламентированное уголовно - процессуальным законодательством/4

В свое время, Н.Н. Полянский, анализируя уголовно - процессуальный закон и практику его применения по уголовным делам, пришел к выводу о том, что «…суд не только рассматривает и оценивает предъявляемые доказательства и излагаемые перед ним доводы, он и сам расследует дело»/3 Поскольку, рассматривая уголовные дела на началах гласности, устности, непосредственности и состязательности, суд реализует при

28

этом предоставленные законом полномочия по собиранию, проверке и оценке доказательств в целях всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела и установления истины.

В связи с этим, возникает вопрос: насколько правомерно отождествление расследования преступлений с одним из этапов производства по делу, стадией уголовного процесса - предварительным расследованием? Более того, правомерно ли определять расследование как деятельность, осуществляемую исключительно государственными органами, ведущими уголовный процесс в свете развернувшейся, в настоящее время, в процессуальной литературе научной дискуссии о необходимости расширения прав участников процесса (в смысле гл.З УПК) на участие в доказывании и предоставления им права на производство собственного расследования преступлений?

Кроме того, существующая практика борьбы с преступностью показала, что раскрытие неочевидных преступлений, которые совершаются завуалировано, сопровождаются тщательной подготовкой и маскировкой, серьезно затруднено, а порой и невозможно, без взаимодействия следователя с должностными лицами различных органов, осуществляющих контрольную, надзорную и оперативно - розыскную деятельность. Так, раскрытие организованной преступной деятельности зачастую невозможно, без проведения оперативно - розыскных мероприятий. Выявление и раскрытие экономических преступлений сопряжено с производством ревизий и документальных проверок.

Рост преступности (Диаграмма 1.) и ее специализация обуславливают необходимость

1999
Годы

тыс.

Диагра мма 1. Показа тели престу пности в РФ за период 1986-

1999гг.

ЕЗ Зарег истри рован о прест уплен ий

? Выявл ено лиц, совер шивш их прест уплен ия

П Привл ечено к уголо вной ответс твенн ости

29

взаимодействия следователей и органов дознания с учреждениями, организациями и должностными лицами, осуществляющими контрольные, надзорные, оперативно - розыскные и иные функции, сопряженные с выявлением и расследованием правонарушений в различных отраслях человеческой деятельности.

Наличие подобных разновидностей информационно - познавательной, предметно - практической деятельности в сфере уголовного процесса и возможность их использования для целей доказывания в уголовном процессе обусловлена несколькими обстоятельствами. Во - первых, при отсутствии процессуальной регламентации этой деятельности, в УПК предусмотрена возможность их использования при производстве по уголовным делам. Во- вторых, общностью задач, стоящих перед соответствующими ведомствами и правоохранительными органами по выявлению и расследованию «правонарушений», что предполагает определенный уровень взаимодействия таких органов. В- третьих, отсутствием у следователя, лица производящего дознание специальных познаний соответствующего уровня и необходимых средств, позволяющих им установить обстоятельства совершенного преступления без привлечения необходимых специалистов и должностных лиц.

Нельзя не отметить существенное сходство непроцессуальных форм познавательной деятельности с предварительным расследованием, в основе которых лежит, базирующаяся на принципе двойного отражения, ретроспективная, познавательная деятельность, направленная на установление событий, имевших место в прошлом. С использованием приемов «фактофиксирующего» познания, хорошо изученных в гносеологии: расспрос, наблюдение, сравнение, измерение, эксперимент, моделирование и описание.36

Однако, в рамках процессуальной науки проблема непроцессуальных познавательных мероприятий исследовалась (да и сейчас исследуется) преимущественно в контексте использования ее результатов для целей доказывания по уголовным делам/7

Нам представляется, что на сегодняшний день, проблема информационно - познавательной, предметно- практической деятельности по поводу совершенного преступления в сфере уголовного процесса требует комплексного исследования в рамках процессуальной науки, касаясь не только вопросов реализации «уголовно - значимой информа-ции»° в уголовном судопроизводстве, но целей, задач, форм и методов подобной деятельности, взаимодействия должностных лиц между собой при решении общих задач,

30

проблем правового статуса лиц, осуществляющих деятельность в сфере уголовного процесса, проблем их правового интереса, связанного с исходом дела и т.д.

Например, использование уголовно - значимой информации в доказывании подразумевает решение вопроса о ее достоверности при производстве по уголовному делу, а это означает: во - первых, законность способа получения информации; во - вторых, ее проверяемость, в - третьих, наличие соответствующих условий (гарантий), регламентирующих процесс обнаружения и фиксации необходимой информации, без которых невозможно её использование для принятия юридически - значимых решений. Ряд документов, получаемых в ходе непроцессуальных мероприятий в сфере уголовного процесса представляют из себя выводы должностных лиц по итогам проведенной работы (акт ревизии, заключение аудитора, акт несчастного случая на производстве), а это предполагает для следователя «прозрачность» ревизии, аудита и т.д., знание особенностей ее производства, требований, предъявляемых к отдельным ревизионным действиям и к ее производству в целом.

И.Л. Петрухин, анализируя Закон «Об оперативно - розыскной деятельности в РФ» от 5 июля 1995 года, справедливо отмечает, что этот закон не устанавливает какой- либо процессуальной формы (процедуры) проведения оперативно - розыскных мероприятий, но, в то же время, допускает использование полученных, таким образом, данных в качестве доказательств по уголовным делам. В нем перечислены оперативно - розыскные мероприятия (ст.6), но не раскрыто их содержание, а это расширяет субъективное усмотрение органов ОРД и позволяет необоснованно ограничивать конституционные права граждан.09

Это свидетельствует о том, что проблема использования результатов познавательных мероприятий в сфере уголовного процесса не может быть решена без анализа субъектов, форм, средств, методов и в целом содержания той деятельности, в ходе которой получена соответствующая информация.

И, самое главное, недооценка роли непроцессуальных познавательных мероприятий для целей доказывания игнорирует тот факт, что расследование преступления - это не только один из этапов производства по уголовному делу, но и единый процесс движения уголовно - значимой информации с момента ее появления и закрепления (зачастую за рамками уголовного процесса) и до момента ее использования в качестве доказательств при вынесении приговора судом первой инстанции. Более того, само движение

31

уголовно - значимой информации происходит исключительно благодаря информационно - познавательной, предметно - практической деятельности лица, расследующего событие преступления, что подтверждает необходимость изучения различных видов, разновидностей и форм подобной деятельности.

В рамках науки криминалистики перспективными направлениями развития методики расследования преступлений были признаны выявление общих для предварительного и судебного следствия закономерностей информационно - познавательной деятельности,40 а также изучение закономерностей информационно - познавательной сферы, в деятельности следственных органов, начиная с выявления, пресечения преступных действий и возбуждения уголовного дела и заканчивая раскрытием преступлений на предварительном следствии.41

Анализируя высказанные позиции Гавло В.К. пришел к выводу о том, что с учетом процесса движения уголовно - значимой информации по делу с момента возникновения, и, заканчивая ее использованием, в целях решения задач уголовного судопроизводства, предмет методики расследования преступлений должен быть изменен с учетом необходимости исследования и разработки приемов и методов расследования не только на предварительном следствии, но и в Оперативно - розыскной работе, в доследствен-ной деятельности, регулируемой ст. 109 УПК … ив ходе судебного разбирательства.42

Признавая безусловную справедливость данной точки зрения, а также то, что «выявление и учет любой информации, которая ведет к обнаружению признаков преступления и установлению обстоятельств дела, познание ее движения …- важная информационно познавательная и конструктивная функция криминалистической методики расследования».4j необходимо отметить, что уголовно - значимая информация выявляется и фиксируется не только государственными органами, обязанными в силу закона раскрыть преступление и не только в рамках уголовного процесса, но и сфере уголовного процесса должностными лицами, выполняющими в силу закона контрольные и надзорные функции, а также участниками процесса (гл.З УПК) и их представителями. Такая юридическая деятельность, опосредованная необходимостью решения определенных задач, в ходе которой отражаются различные стороны познаваемого объекта (события преступления), также приводит к появлению уголовно - значимой информации, активно используемой для установления обстоятельств совершенного преступления. Эта деятельность может предшествовать уголовно - процессуальной деятельности в рамках

32

УПК, а может проводиться параллельно с официальным производством по уголовному делу в целях содействия субъектам уголовного процесса в решении их задач.

Таким образом, возникает необходимость в разработке целостной теоретиче- ской модели системы расследования преступлений с учетом информационно - по- знавательных процессов, связанных с движением уголовно - значимой информации, обнаружением, исследованием и использованием доказательств в уголовно - процессуальной деятельности по расследованию события преступления.44 Однако, прежде чем строить систему расследования преступлений, необходимо определиться с понятием расследования. Как отмечалось выше, следует учитывать, что: во -первых, расследование преступлений имеет место на нескольких стадиях уголовного процесса; во - вторых, право на производство собственного расследования необходимо предоставить защитнику обвиняемого и потерпевшему по делам частного обвинения; в- третьих, расследование преступлений осуществляется не только в уголовном процессе, но и в сфере уголовного процесса в ходе производства непроцессуальных познавательных мероприятий.

Изложенное обуславливает необходимость определиться с понятием расследования преступлений таким образом, чтобы оно позволяло с одной стороны выявить специфические, характерные черты подобной деятельности, а с другой, создало бы основу для классификации расследования на виды, разновидности и формы.

33

Глава 2. Сущность расследования как информационно -

познавательной, предметно- практической деятельности по

поводу совершенного преступления.

2.1. Расследование преступлений - характерные черты.

В общеупотребительном смысле расследование - это деятельность, направленная на выяснение каких-либо ранее неизвестных явлений, обстоятельств, их конкрет- ных причин.1

Расследовать, значит подвергнуть всестороннему рассмотрению, изучить факты, об- стоятельства дела.”

Расследование, как процесс исследования и установления юридически значимых об- стоятельств совершенного преступления, обладает рядом характерных черт позволяющих отграничить его от других видов социально - значимой деятельности уголовной юстиции, и в то же время, говорить о нем как об одном из основных институтов науки уголовного процесса.

Расследование преступлений имеет следующие характерные черты:

  1. Расследование осуществляется указанным в законе субъектом в силу возложенных на него обязанностей.

Всякое расследование, представляющее собой определенный комштекс мероприятий, направленных на выяснение ранее неизвестных фактов, явлений и обстоятельств объективной действительности, осуществляется не иначе, как посредством деятельности соответствующих субъектов. Специфика задач, решаемых в рамках уголовного судопроизводства, обуславливает наличие определенных требований к средствам и методам, служащим достижению поставленных целей. Основными средствами достижения целей уголовного процесса являются различные виды и формы расследования преступлений.

Интересы правосудия и необходимость соблюдения прав и свобод граждан в ходе производства по поводу совершенного преступления требуют установления в законе

34

конкретного перечня субъектов, уполномоченных на производство соответствующего расследования, определения их правового статуса.

Возможность лица, наделенного полномочиями на производство расследования пре- ступлений, осуществлять свою деятельность, обусловлена соблюдением ряда условий, предусмотренных в законе.

Первые из них связаны с личностью расследующего, его физическими, морально-волевыми и деловыми качествами, наличием гражданства РФ и соответствующего образования (ст.40-1 Федерального Закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный Закон «О прокуратуре РФ» от Юфевраля 1999г. РГ 10.02.99 г.), стажем работы по специальности (ст. 119 Конституции РФ) и отсутствием предусмотренных законом ограничений для занятий подобной деятельностью (ст. 19 3-на РСФСР «О милиции» в ред. Закона РФ от 31.03.99 г. О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР « О милиции» РГ 8.04.99 г., ст.40-1 ч.2 Закона « О прокуратуре РФ»).

По делу Латыпова, рассмотренному Верховным Судом РФ, протест государственного обвинителя об отмене определения областного суда о направлении дела на доследование в связи с тем, что расследование по делу проводтось следователем прокуратуры, не являющимся гражданином России, оставлен без удовлетворения, поскольку органами следствия нарушены требования ст. 40 Закона «О прокуратуре», согласно которому прокурорами и следователями прокуратуры могут быть только граждане РФ. В данном деле следователь был гражданином Грузии?

Кроме того, субъект расследования должен: или замещать соответствующую должность в государственных органах, являясь, таким образом, государственным служащим (следователь), или выполнять в уголовном процессе определенную функцию (защитник, потерпевший); или, выполняя определенную функцию, являться членом (работни- ком) общественного объединения (адвокат, технический инспектор профсоюза); или являться работником негосударственных организаций, которые вправе осуществлять расследование по делу (аудитор, частный детектив).

Следующее требование связано с необходимостью гарантировать беспристрастность лица, производящего расследование, в целях качественного и своевременного решения стоящих перед ним задач, и обеспечения достоверности получаемых в ходе расследования результатов. В этой связи уголовно- процессуальный закон, например, устанавливает обязанность государственных органов, осуществляющих публичное (процессуаль-

35

ное) расследование преступлений, руководствоваться в своей деятельности принципами уголовного судопроизводства. В каждом случае обнаружения признаков преступления возбудить уголовное дело, принять предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления создать необходимые условия для их справедливого наказания независимо от пола, расы, национальности, языка, имущественного положения и других обстоятельств, руководствуясь в процессе производства по делу требованиями всесторонности, полноты и объективности. Кроме того, закон запрещает проводить публичное (процессуальное) расследование лицу, которое лично, прямо или косвенно заинтересовано в исходе дела, а таюке, если имеются другие обстоятельства, вызывающие сомнение в его беспристрастности (ст.59 УПК).

По делу Грязнова, Ломакова и Тормышева Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила приговор Советского районного суда города Казани от 11.10.9бг., в связи с тем, что дознание по данному делу было проведено дознавателем, которая с учетом положений п.З ст.59 и ст.64 УПК не могла принимать участие в расследовании дела ввиду того, что Ломаков был ранее осужден за совергиение хули-

4

ганства в отношении ее отца.

По делу Уразбаева и других государственное обвинение в судебном заседании поддерживал прокурор Г., который в предыдущем судебном заседании по этому же делу был допрошен в качестве свидетеля по ходатайству государственного обвинителя Е. по вопросу о том, не оказывалось ли на подсудимого какое-либо воздействие во время производства предварительного следствия.

При таком положении Судебная коллегия пришла к выводу, что прокурор Г. принял участие в деле вопреки указанию закона (п. 1 ч. 1 ст.59 УПК РСФСР) и в соответствии сч. 3 ст.63 УПК РСФСР обязан был устраниться от участия в деле. Это нарушение уголовно- процессуального закона является существенным, влекущим отмену приговора.

В законе закреплены обстоятельства, исключающие участие в деле адвоката, представителя общественной организации в качестве защитника или представителя потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика (ст.67-1 УПК). В процессе раскрытия преступления, посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий, оперативный работник руководствуется, в том числе, ст.8 Закона «Об ОРД», где одним

36

из условий проведения оперативно - розыскных мероприятий является соблюдение принципа равенства лиц, в отношении которых подобные мероприятия проводятся.

Одним из существенных отличий уголовно - процессуального расследования и расследования в сфере уголовного процесса от иных расследований (например, журналистского расследования), осуществляемых в различных областях человеческой деятельности, является то, что его производство является обязанностью соответствующих органов и лиц, одной из форм решения возложенных на них функций.

Возбуждение уголовного дела, производство дознания и предварительного следствия, судебное разбирательство уголовных дел - это не только основанная на принципе публичности обязанность государственных органов к раскрытию преступлений, изобличению виновных и достижению других задач уголовного судопроизводства, но, наряду с оперативно -розыскной и контрольно-ревизионной деятельностью, - осуществление более широкой обязанности государства по соблюдению и защите прав и свобод человека, (ст.2 Конституции РФ) обеспечению режима законности, общественной безопасности и правопорядка.

Если для государственных органов расследование преступлений в рамках уголовного судопроизводства обязанность, обусловленная действием принципа публичности, то для других субъектов процесса, эта обязанность вытекает: или из осуществляемой ими процессуальной функции при производстве по делу (защитник обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оп- равдывающих подозреваемого или обвиняемого смягчающих их ответственность, оказывать им необходимую юридическую помощь, ст.51 УПК); или из конкретных правоотношений, в которые они вступают с участниками уголовного процесса, и в которых выступают в качестве обязанной стороны (ревизия по требованию следователя ст.70 УПК).

Характеризуя субъектов, осуществляющих расследование преступлений, нельзя не отметить, существующие различия в их правовых статусах, связанные с особенностями выполняемых функций и спецификой правового регулирования их деятельности. Эти различия обуславливают возможность классификации субъектов на несколько групп.

Для субъектов первой группы характерно то, что в законе указаны конкретные должностные лица, уполномоченные на производство расследования, которые несут персональную ответственность за законность, качество и своевременность его проведе-

37

ния, имея для этого соответствующие, предусмотренные процессуальным законом, полномочия. Таковыми являются следователь, прокурор, в случае, если последний лично осуществляет предварительное следствие. Для следователя производство предварительного следствия основная функция, вытекающая из действия принципа публичности, от выполнения которой, во многом зависит успешное достижение целей и задач уголовного судопроизводства.

Для субъектов второй группы характерно то, что расследование преступлений не является их основной функцией, а представляет собой одно из направлений деятельности административных органов в области государственного управления. Например, милиция наряду со своими основными задачами (обеспечение безопасности личности, предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений, охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, выявление и раскрытие преступлений и т.д., ст. 2 Закона «О милиции» в ред. Закона от 31.03.99 г.) в качестве органа дознания возбуждает уголовные дела, производит неотложные следственные действия по установлению и закреплению следов преступления, после чего дело передает следователю, если по нему обязательно производство предварительного следствия, а в случае, предусмотренном ст. 120 УПК, производит дознание. Наряду с милицией к субъектам второй группы относятся и другие государственные органы и лица указанные в ст. 117 УПК. К этой же группе необходимо отнести субъектов, осуществляющих, так называемые, вспомогательные (непроцессуальные) расследования (ревизия, ведомственные расследования, оперативно-розыскная деятельность), возможность использования которых, в целях решения задач уголовного судопроизводства, предусмотрена процессуальным законом. Особенностью подобных расследований является то, что в процессе их производства решаются задачи, во многом сходные с теми, которые решаются в уголовном процессе, но такая деятельность в сфере уголовного процесса не будет являться уголовно-процессуальной, поскольку не урегулирована процессуальным законодательством. Уголовно-процессуальный кодекс лишь указывает на воз- можность использования таких расследований для целей правосудия (ст.
ст. 69,70,109,118,127 УПК), но, в отличие от публичного расследования, детально не регламентирует порядок их производства, что составляет прерогативу отраслевого законо- дательства.

38

К субъектам третьей группы относятся соответствующие органы и лица, для которых производство расследования служит одним из средств, обеспечивающих выполнение возложенных на них функций. Осуществление функции правосудия, установление лиц действительно виновных в совершении преступления и назначение им справедливого наказания невозможно вне рамок судебного разбирательства, составной частью которого является судебное следствие (расследование). Судебное следствие - центральная часть судебного разбирательства, в которой суд, в условиях наиболее полного осуществления принципов уголовного процесса, изучает все исследующиеся доказательства в целях установления фактических обстоятельств дела. Судебное следствие, не являясь повторением предварительного следствия, создает фундамент, на котором базируются следующие за ним судебные прения и приговор. Поэтому законность и обоснованность приговора во многом определяется качеством проведенного судебного следствия. По делам частного обвинения установление фактической стороны дела происходит исклю- чительно в рамках судебного следствия, с помощью только тех познавательных средств, которыми располагает суд. Таким образом, успешное осуществление функции правосудия, венцом которой является законный и обоснованный приговор, возможно, не иначе, как посредством судебного разбирательства дела, основу которого составляет судебное следствие (расследование).К этой же группе относятся субъекты, осуществляющие частное расследование преступлений. Успешное осуществление адвокатом функции защиты обвиняемого, по отдельным категориям дел, возможно, не иначе, как посредством производства адвокатского расследования в целях выявления обстоятельств, свидетельствующих в пользу обвиняемого, смягчающих его вину. Выполняя юридическую обязанность осуществлять функцию защиты прав и законных интересов обвиняемого, адвокат, как самостоятельный субъект уголовного процесса, вправе самостоятельно определять свою линию защиты, тот комплекс средств, способов и приемов защиты, которые, по его мнению, способны в оптимальной мере гарантировать достижение нужного результата. Защитник вправе: а) опровергать обвинение путем критики лежащих в его основе доказательств; б) указывать на не исследованные версии, опро- вергающие версию обвинения; в) указывать на недостаточность доказательств, лежащих в основе обвинения. В случае, если наиболее оптимальной, по мнению адвоката, линией защиты, соответствующей интересам обвиняемого, будет розыск и установление фактов, несовместимых с фактами инкриминируемыми обвиняемому, адвокат обя-

39

зан произвести собственное расследование для собирания доказательств защиты. В противном случае защитник рискует тем, что знания об обстоятельствах преступления, говорящие в пользу обвиняемого, не найдут своего отражения в приговоре. Необходимо учитывать, что «если защитник не доказал обстоятельств, опровергающих обвинение или смягчающих ответственность обвиняемого, то это не освобождает следователя, прокурора и суд выявить оправдывающие обвиняемого … и смягчающие его вину обстоятельства, иначе истина не будет установлена и задачи уголовного судопроизводства

окажутся не выполненными».6

90% Опрошенные адвокаты на вопрос анке-

ты: «Согласны ли Вы с тем, что в ряде

случаев успешное выполнение адвокатом . ,0.

V-D%

своей функции невозможно без активного Е Да ? ™ет ? Затрудняюсь рн^ j доказывания фактов, не совместимых с

предъявленным обвинением или фактов, подтверждающих требования потерпевшего?», - ответили следующим образом: (см. Рис. 1).

61%

На вопрос анкеты: «В случае выяв ления адвокатом фактов, свидетельст вующих в пользу подзащитного (представляемого) возникает ли, по ? Да, при осуществлении защиты Вашему мнению, у адвоката обязан- ? Нет, при осуществлении защиты ность доказывания своих утвержде- ? Да, представляя интересы потерпевшего ний на основе установленных фак- ? Нет, представляя интересы потерпевшего тов?», адвокаты ответили следующим ? Затрудняюсь ответить образом: (см. Рис. 2). п Другое рис 2

На сегодняшний день, судебной практикой признается, что обязанность по доказыванию обвинения в совершении преступления по делам частного обвинения лежит на потерпевшем,7 в связи с чем, по такого рода делам, на потерпевшего и его представителя возлагается обязанность не только сформулировать и обосновать обвинение, но и доказать его при помощи соответствующих фактических данных в соответствии с требованиями УПК.

40

Опрошенные адвокаты на вопрос анкеты: «Необходимо ли по делам частного обви нения обязанность доказывания виновно сти подсудимого возложить на потерпев- ^-“””””””~,^^^^^^И^^^51% шего, в связи с чем на него и на его адвока та возложить обязанность собирания дока- 49%

зательств обвинения?», - ответили следую- _

аДаИНет щим образом: (см. Рис. 3). “ис*3

  1. Расследование преступлений служит решению задач, закрепленных ст. 2 УПК РСФСР.

Законодатель, определяя в ст.2 УПК задачи уголовного судопроизводства, не относит процесс их достижения к исключительной компетенции государственных органов, осуществляющих производство по уголовному делу, хотя, для них решение задач, за- крепленных ст.2 УПК, по каждому уголовному делу является прямой процессуальной обязанностью, основанной на действии принципа публичности.

Несмотря на все различия следственной и оперативно-розыскной деятельности, их объединяет общность решаемых в процессе их производства задач. В соответствии со ст.2 чЛ Закона «О милиции» в ред. от 31.03.99 г. выявление и раскрытие преступлений является обязанностью всех служб и подразделений системы МВД России вне зависимости от их профессиональной специализации, Для того, чтобы быстро и полно раскрыть преступление, решить другие задачи уголовного судопроизводства необходимо его своевременно выявить. В ряде случаев, когда преступная деятельность носит скрытый, изощренный характер, сопровождается маскировкой и сокрытием следов преступления сделать этого не удается, так как классические методы расследования оказываются недостаточно эффективными. Возникает необходимость в использовании соответствующих средств и методов (оперативно-розыскных мероприятий), способных адекватно на основе закона защитить общество от противоправных деяний. Изобличение виновного уголовно-процессуальными средствами доказывания в целях решения вопроса об уголовной ответственности и наказании возможно только в случае, если лицо подготавливающее, совершающее или совершившее преступление установлено посредством

проведения оперативно-розыскных мероприятий, что наглядно свидетельствует о единстве и взаимосвязи оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности.

Помимо специфических задач, характеризующих оперативно-розыскную деятельность, как- то: выявление преступлений и лиц их совершивших, розыск без вести пропавших граждан и т.д., ей присущи задачи, сходные с теми, которые решаются в рамках уголовного судопроизводства, а именно: раскрытие и предупреждение преступлений в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности. Оперативно-розыскное раскрытие преступления -это разоблачение лиц, совершивших преступные деяния в результате оперативной проверки (оперативной разработки) информации, указывающей на лиц, занимающихся противоправной деятельностью. Оперативно-розыскное раскрытие преступлений призвано гарантировать установление обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу.8

Ревизия или документальная проверка, проводимые в порядке ст. 70 УПК, являясь разновидностью расследования в сфере уголовного процесса, также способствуют решению задач уголовного судопроизводства. Возможности выявления преступлений

л средствами ревизии обусловлены спецификой ревизионного контроля и характером

применяемых преступниками способов совершения хищений и иных преступлений. Большинство из этих способов таково, что они успешно могут вскрываться ревизорами. Хотя, ревизия является институтом административного права, учитывая ее возможности в выявлении и предупреждении преступлений, следователи часто назначают ревизию в период производства расследования преступлений, совершенных в области производственной и финансово-хозяйственной деятельности предприятий, учреждений, организаций. Как у следователя, так и у ревизионных органов, имеются цели, для вы-

• полнения которых они функционируют: 1) лежащие вне сферы взаимодействия; 2) дос-

тижение которых достигается координацией усилий органов, прежде всего в процессе расследования, что обуславливает необходимость их сотрудничества. Как справедливо заметил И.Ф. Герасимов, «Основой делового содружества и взаимодействия является принципиальная общность конечных целей деятельности следователя и представителей контрольно-ревизионных и надзорных учреждений и организаций».9

Реализация участниками уголовного процесса (подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, защитником, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями) своих прав и законных интересов при производстве по делу спо-

42

собствует органам государства, осуществляющим уголовное судопроизводство, в принятии законных и обоснованных решений по делу, в установлении истины и, в конечном счете, достижению целей и выполнению задач, закрепленных ст.2 УПК. Активная и целенаправленная реализация всего комплекса принадлежащих им прав, безупречное выполнение возложенных на них обязанностей при производстве по делу создают условия для применения уголовного закона, вынесения законного и обоснованного приговора.

На сегодняшний день, адвокатура не имеет своей непосредственной задачей «содействие осуществлению правосудия» (ст.1 Положения об адвокатуре РСФСР от 20 ноября 1980 г.). Задача каждого адвоката и адвокатуры в целом не оказание содействия суду, а защита прав и законных интересов лиц, обратившихся за юридической помощью. Но объективно такая деятельность способствует достижению задач, стоящих перед правосудием.10 «Используя все указанные в законе средства и способы защиты, в целях выяснения обстоятельств, оправдывающих обвиняемого, исключающих или смягчающих его ответственность, оказывая обвиняемому юридическую помощь, защитник способствует решению задач уголовного судопроизводства».” При производстве по уголовным делам потерпевший заинтересован в том, чтобы способствовать раскрытию преступления, установлению истины по делу, изобличению преступника и справедливому воздаянию за содеянное. При этом он, фактически, с учетом его процессуального положения выступает в качестве стороны, противостоящей обвиняемому (подсудимому) (п.4. Пост. КС РФ от 15 января 1999 г. по делу о проверке конституционности положений ст.295 УПК РСФСР, в связи с жалобой гражданина М.А. Клюева. (РГ 28 января 1999 г.), что предполагает активную реализацию потерпевшим и его представителем своих прав на участие в доказывании.

  1. В процессе производства расследования устанавливаются (исследуются) обстоятельства, входящие в предмет доказывания по уголовному делу.

(Обстоятельства предмета доказывания устанавливаются не иначе, как посредством уголовно - процессуальной деятельности органов и должностных лиц государства, осуществляющих производство по уголовнохгу делу, с использованием соответствующих процессуальных средств доказывания, а исследуются, кроме того, и в ходе непро-

43

цессуальных познавательных мероприятий за рамками уголовного процесса. Результаты такого исследования могут быть использованы в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями УПК, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.)

Вопрос о возможности расследования устанавливать обстоятельства, входящие в предмет доказывания, необходимо начать с изучения самого понятия предмета доказывания по уголовному делу, поскольку необходимо констатировать существенные различия в подходах при определении этого понятия. Анализ различных точек зрения на предмет доказывания позволяет говорить о наличии двух противоположных позиций по данному вопросу.

Ряд ученых полагают, что предмет доказывания, это «круг тех вопросов, которые должны быть разъяснены в ходе судебного исследования»12 или «конечные тезисы до-казывания».J

Другие считают бесспорным тот факт, что понятием предмета процессуального доказывания всегда обозначается совокупность явлений материального мира, подлежащих установлению и удостоверению по каждому делу.14

Различия в подходах обусловлены, на наш взгляд, двойственной природой такого понятия, как доказывание в целом, и тем контекстом, в котором оно используется при определении предмета. В первом случае доказывание понимается как обоснование при помощи соответствующих средств (доказательств), полученного в ходе производства по делу знания о преступлении. Событие преступления, как фрагмент объективной дей- ствительности, для расследующего лица всегда явление прошлого, недоступное для не- посредственного восприятия. Это обуславливает необходимость для познающего субъекта прибегнуть в процессе процессуального познания к использованию ретроспективных методов познания в изучении объектов, сохранивших на себе последствия преступления, его материальные и идеальные следы. В процессе расследования познающий субъект становится обладателем знания о преступлении, постигает истину, причем специфика уголовно- процессуального познания заключается в том, что достигнутое знание не должно остаться знанием «для себя», но и должно быть доступно для других участников процесса, для общества в целом, а, следовательно, должно быть проверяемым, что обуславливает наличие в расследовании познавательной и удостоверительной составляющих. Кроме того, знание в уголовном процессе должно быть не только истин-

44

ным и проверяемым, но и достоверным, то есть содержащим в себе единственно возможное, обоснованное доказательствами объяснение события, исключающее иные его истолкования. Именно такое понимание предмета доказывания, как достоверного знания («объяснения», «конечных тезисов», «образов определенных явлений объективной действительности»),13 полученного в результате решения вопросов, закрепленных в ст.68 УПК и, особенно, ст.ЗОЗ УПК, присуще, на наш взгляд, сторонникам первой точки зрения. Однако, пользуясь категориями формальной логики «конечные тезисы» или знание о преступлении есть суждение, которое считается доказанным, если указаны достаточные основания, согласно которым это суждение можно считать истинным. Такими основаниями, при производстве по уголовному делу, будут факты и обстоятельства объективной действительности, имеющие значение для правильного разрешения дела, установленные посредством использования соответствующих процессуальных средств (доказательств). Причем взаимосвязь этих фактов и обстоятельств должна носить объективный и закономерный характер, базироваться на бесспорных и логически непротиворечивых сведениях о преступлении.

Ф.Н. Фаткуллин справедливо, во многом критикуя сторонников первой точки зрения, писал «.. .предмет доказывания складывается не из этих вопросов (ст. ст. 68,303 УПК), а из тех явлений объективной действительности, выяснение которых требуется для правильного их разрешения».16 Обстоятельства, подлежащие доказыванию,-это объективная реальность, которую необходимо познать по каждому уголовному делу, в целях решения задач уголовного судопроизводства. Подобное понимание предмета доказывания как круга обстоятельств, установление которых необходимо при производстве по уголовному делу, посредством целенаправленного собирания, проверки и оценки доказательств представляется нам более обоснованным и именно в таком плане будет использовано для целей настоящей работы.

Говоря о том, что в процессе расследования устанавливаются обстоятельства, входящие в предмет доказывания по уголовному делу, необходимо определить: во-первых, означает ли достоверное установление фактических обстоятельств дела, составляющих предмет доказывания, одновременно его квалификацию, то есть, осуществляется ли квалификация путем доказывания соответствующих фактических обстоятельств или представляет из себя деятельность иного рода, и, во-вторых, какова природа обстоятельств, входящих в предмет доказывания? На наш взгляд, в результате расследования

45

устанавливаются именно фактические обстоятельства дела, поскольку квалификация соответствующего деяния в качестве преступления - это оценочный акт, представляющий собой сопоставление события преступления с содержанием статьи уголовного закона, возможный только в результате всестороннего, полного и объективного рассмотрения обстоятельств дела в их совокупности (ст.71 УПК), где вывод о соответствии или его отсутствии между установленными фактами и статьей уголовного закона представляет собой результат логического рассуждения. Тезис, аргументом (основанием) которого является фактическая сторона преступления. Тем более, что сам уголовно-процессуальный закон различает информационное (познающее, содержательную сторону преступления) и логическое (выводное, на основе фактических данных) доказывание, предоставляя субъектам уголовно-процессуальной деятельности право прекратить производство по делу при отсутствии события и состава преступления (ст.5 п. 1,2 УПК) или на основе анализа фактических данных в судебном разбирательстве изменить обвинение (ст. 254 УПК) на другую статью уголовного закона, часть статьи или пункт.

Признаки состава конкретного преступления лишь задают определенные параметры уголовно-процессуальной, познавательной деятельности, позволяющие из всего массива уголовно - значимой информации сосредоточиться на выявлении фактических обстоятельств, составляющих содержательную сторону преступления.

Таким образом, обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, есть ни что иное, как факты, то есть действительное, вполне реальное событие, явление; то, что действительно произошло.

  1. Правовая регламентация расследования, наличие особой правовой формы его производства - следующая характерная черта расследования

преступлений.

Коль скоро, расследование преступлений призвано установить обстоятельства, входящие в предмет доказывания по уголовному делу, возникает потребность в наличии определенных гарантий допустимости его результатов. Кроме того, ради достижения целей расследования - решения задач уголовного судопроизводства, пригодны не любые средства и методы, а только те, которые отвечают требованиям законности, нравственности, целесообразности и научной состоятельности. Это обусловило необходи-

46

мость нормативного закрепления условий и порядка производства расследования, средств и методов выявления (процессуального собирания) доказательственной информации, определенных требований к закреплению в материалах расследования установленных фактических данных. Информационно-познавательная, предметно-практическая деятельность, как содержательная сторона расследования преступлений, невозможна вне рамок определенной правовой процедуры, установленного законом порядка производства расследования, причем, как указывалось выше, применительно к понятию уголовного процесса в целом, существует диалектическая взаимосвязь формальной и содержательной сторон расследования. Сложность познавательной задачи расследования, специфика условий, в которых оно проводится, значимость его результатов для установления истины по уголовному делу, необходимость в процессе производства соблюдения прав и свобод граждан, все эти факторы оказывают непосредственное влияние на правовую регламентацию порядка производства расследования на его форму.

Основной формой расследования преступлений является установленный уголовно- процессуальным законом порядок судопроизводства, который является единым и обя- зательным по всем уголовным делам и для всех судов, органов прокуратуры, предвари- тельного следствия и дознания (ст. 1 УТЖ). Этот порядок в науке уголовного процесса именуется уголовно-процессуальной формой, которая представляет из себя совокупность установленных процессуальным законом условий (в широком смысле порядка производства по уголовному делу в целом, в узком смысле порядка производства отдельных следственных действий), в которых осуществляется следственная и судебная деятельность, а также деятельность иных органов и лиц направленная на достижение задач, предусмотренных (ст.2 УПК).17 Процессуальная форма как одна из разновидностей правовой формы государственной деятельности в целом, является способом осуществления правоприменительной деятельности органов следствия, прокуратуры и суда, обеспечивая, таким образом, строго регламентированный режим законности при производстве по уголовному делу. Уголовно - процессуальная форма, в широком смысле, есть процедура реагирования государственных органов на всякое нарушение режима законности и правопорядка в обществе. Ее специфика обусловлена характером общественных отношений, возникающих в процессе расследования и разрешения уголовных дел, в связи с необходимостью изобличения лиц, виновных в совершении пре-

47

ступлений, с применением, предусмотренных законом, принудительных мер государственно - властного характера, при неукоснительном соблюдении прав и законных интересов граждан.

О том серьезном значении, которое имеет процессуальная форма для целей уголовного судопроизводства, справедливо отмечается в юридической науке. В частности М.Л. Якуб считает, что процессуальная форма: обеспечивает условия последовательного осуществления демократических принципов уголовного судопроизводства; создает стабильный, устойчивый, юридически определенный режим производства по уголовным делам и призвана обеспечить законность в деятельности государственных органов, осуществляющих производство по делу; создает условия, обеспечивающие полноту, всесторонность и объективность исследования обстоятельств дела, как каждого отдельного из них, так и их совокупности, установление истины, правильное и справедливое применение закона…18

Процесс сбора сведений об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу посредством проведения оперативно-розыскным мероприятий, не урегулирован уголовно- процессуальным законодательством, однако, ряд положений федерального закона «Об оперативно - розыскной деятельности» позволяет говорить о наличии оперативно-розыскной формы, а подобную разновидность оперативно - розыскной деятельности именовать расследованием. Элементами оперативно-розыскной формы являются: необходимость соблюдения прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности; наличие исчерпывающего перечня оперативно-розыскных мероприятий (ст.6); наличие оснований (ст.7) и условий проведения оперативно-розыскных мероприятий; судебный контроль за проведением оперативно - розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан; возможность использования результатов оперативно - розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам в соответствии с уголовно- процессуальным законодательством (ст. 11). Ст. 10 данного закона предусматривает необходимость документирования в целях собирания и систематизации сведений, проверки и оценки результатов оперативно - розыскной деятельности, а также принятия на их основе соответствующих решений органами, осуществляющими оперативно - розыскную деятельность. Порядок документирования определяется ведомственными нормативными актами органов, осуществляющих оперативно - розыскную деятельность.

48

О наличии документирования, как одного из уровней удостоверительной деятельности (низшего по сравнению с доказыванием),19 можно говорить и применительно к ве- домственным расследованиям в сфере уголовного процесса. Так, в Положении о рас- следовании и учете несчастных случаев на производстве от 11.03.99 г., предусмотрены первоочередные меры, принимаемые в связи с несчастным случаем, порядок расследования несчастных случаев, который дифференцирован в зависимости от тяжести наступивших последствий, и требования к оформлению акта о несчастном случае на производстве.

При производстве ревизии следует обращать внимание на соблюдение как общего порядка производства ревизии, так и правил проведения отдельных ревизионных действий (инвентаризации, получения объяснений, обмер выполненных работ, контрольного запуска сырья в производство и др.). Особенно важно, чтобы при ревизии были обеспечены права лиц, служебная деятельность которых проверяется. Соблюдение прав ревизуемых лиц необходимо для полноты и объективности проверки и в то же время создает для них определенные защитные гарантии.

  1. Расследование преступлений представляет собой разновидность процесса познания, базирующегося на общенаучных, познавательных методах.

Гносеологическая природа расследования выражается в том, что в процессе его производства выявляются и исследуются ранее неизвестные фактические обстоятельства совершенного преступления. В процессе исследования обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, расследующий субъект приобретает определенные знания (информацию о преступлении), которые способствуют решению возложенных на него задач, иными словами осуществляет познавательную деятельность в целях решения задач уголовного судопроизводства.

Как справедливо отмечают авторы монографии «Теория доказательств в советском уголовном процессе», практика доказывания, обобщающая ее теория доказательств и нормы доказательственного права любой общественной формации, каждой исторической эпохи необходимо испытывают определяющее влияние господствующего мировоззрения, всегда имеют определенную философскую основу.20 Материалистическая диалектика, как философская гносеологическая концепция, несмотря на утрату былой

49

«популярности» и исключительного положения, при изучении любой проблемы в области общественных наук, в настоящее время, по-прежнему, сохраняет свою роль мето- дологической, философской базы для характеристики процесса познания в различных областях человеческой деятельности.

Важное методологическое значение для процесса расследования имеют положения материалистической диалектики о познаваемости окружающей действительности и возможности постижения истины в процессе познания.

В соответствии с познавательной концепцией диалектического материализма мир существует объективно, он познаваем и человечество способно вскрывать законы реальной действительности. В основе данной концепции лежит теория отражения, в соответствии с которой отражение -это взаимодействие двух систем, в результате которого особенности одной системы воспроизводятся в особенностях другой. Способность к отражению распространяется на весь материальный мир, где на каждом уровне развития материи она обладает своими специфическими характеристиками, причем формы отражения материи тем выше, чем выше и сложнее форма ее движения. Для целей расследования способность материи к отражению имеет двоякое значение: во-первых, в качестве материальной и идеальной формы отражения события преступления, которое как явление объективной действительности неизбежно влечет за собой изменения окружающей обстановки, в которой преступление имело место. Основываясь на положениях материалистической диалектики, Р.С. Белкин еще в 1970 году отмечал, «Всякому процессу развития преступления закономерно сопутствует процесс возникновения следов преступления основы будущих судебных доказательств. Поскольку, всякое событие преступления (как и любой процесс) обязательно отражается в окружающей среде, постольку и процесс возникновения доказательств носит необходимый, повторяющийся, устойчивый и общий характер - является закономерностью.»”1

Неизбежность возникновения доказательственной информации в результате совершения преступления предопределяет возможность его познания в процессе расследования на основе оставленных им следов.

Во -вторых, отражение, как познавательный процесс, который происходит на уровне человеческого сознания - высшей формы материи. Процесс познания представляет собой взаимодействие окружающего объективного мира и человеческого сознания, при котором объективным мир воздействует на человеческое сознание определенным спо-

50

собом (посредством воздействия на органы чувств), вызывая в нем соответствующие образы объективной действительности. Эти образы объективны по своему содержанию, так как адекватно воспроизводят характерные черты познаваемого объекта, но субъективны по форме, поскольку воспроизведение особенностей отражаемого объекта в сознании происходит в соответствии с особенностями присущими этому сознанию.

Важное методологическое значение для целей расследования имеет основанное на принципе познаваемости положение материалистической диалектики о возможности достижения истины при производстве по уголовному делу. Органы и лица, осуществляющие расследование преступлений, в основу принимаемых решений должны положить достоверное знание об обстоятельствах совершенного преступления то, что произошло в действительности. Для этого необходимо тщательно изучить (расследовать) событие преступления и сопутствующие ему обстоятельства в целях установления истины. В уголовном процессе установление истины по каждому уголовному делу является процессуальной обязанностью органов расследования и суда, основанной на необходимости решения задач уголовного судопроизводства, хотя, уголовно-процессуальный закон не содержит нормы, прямо указывающей на обязанность достижения истины в рамках уголовного процесса. Обоснованно критикуя философские взгляды, отвергающие возможность познания истины вообще, и по уголовному делу, в частности, авторы «Теории доказательств…» справедливо замечают, что правосудие не может довольствоваться субъективными предположениями, догадками об обстоятельствах совершения преступления. Целью доказывания не может стать большая или меньшая вероятность того, что свершилось в действительности. Выводы органов расследования и суда о виновности обвиняемого в совершении преступления должны быть достоверными, истинными.22 Подобный поход, предполагающий и обязывающий к установлению истины в процессе расследования, является на наш взгляд теоретически обоснованным и, в то же время, правильно ориентирующим практическую деятельность по борьбе с преступностью.

В то же время, необходимо отметить то, что использование в качестве методологической основы процесса расследования положения материалистической диалектики о возможности постижения истины в ходе познания обстоятельств совершенного преступления, требует существенной оговорки, исходя из особенностей процессуального познания, применяемого в рамках уголовного судопроизводства. Мы согласны с В.М.

51

Бозровым в том, что положения материалистической диалектики о возможности достижения абсолютной (объективной) истины при производстве по уголовным делам вряд ли применимы в уголовном судопроизводстве. Если достижение истины по уголовному делу вообще возможно, то она может быть только относительной. Например, ст. 49 Конституции РФ обязывает суд толковать неустранимые сомнения в пользу обвиняемого, а ст. ст. 430,436,446 УПК предоставляют возможность суду присяжных выносить решения по существу уголовного дела на основании субъективных факторов без полного, всестороннего исследования всех доказательств обвинения.

Таким образом, вопрос об абсолютной истине в ее философском понимании должен здесь отпасть сам собой. К тому же философская истина, как категория, от голосования зависеть не может, между тем приговор выносится с учетом мнения большинства судей. Философское понятие «истина» В.М. Бозровым используется как понятие, отражающее максимально возможную реализуемость целей правосудия.23 Для целей настоящей работы мы вкладываем аналогичный смысл в понятие «истина» в уголовном процессе.

Материалистическая диалектика, являясь философской основой познания в уголовном процессе, определяя предмет и источник познания, специфику познавательной деятельности, содержание человеческих знаний об окружающей действительности, является, в то же время, всеобщим методом познания, методологической базой предметно-практической и мыслительной деятельности лиц, осуществляющих расследование преступлений, на основе которой разрабатываются другие общенаучные и специальные методы познания.

Важное значение для расследования преступлений имеет положение материалистической диалектики о неразрывном единстве и взаимодействии чувственных и рациональных, непосредственных и опосредованных форм познания, которые в процессе расследования не следуют друг за другом, а тесно переплетаются, образуя единый познавательный процесс.

Для методов, используемых в расследовании преступлений, характерно то, что в их основе лежат общенаучные, познавательные методы (наблюдение, сравнение, описание, анализ, синтез), применение которых осуществляется в рамках любой познавательной деятельности (обыденного, научного познания). Однако, использование этих методов для нужд расследования имеет определенную специфику, поскольку: во-

52

первых, производится в точном соответствии с требованиями закона, регламентир\то-щего как процесс расследования в целом, так и производство отдельных «следствен- ных» действий, а во-вторых, в соответствии с содержащимся в законе, исчерпывающим перечнем средств и методов, пригодных для установления обстоятельств преступления. Примером использования общенаучного метода познания в расследовании преступлений является правовая регламентация эксперимента, который в уголовно- процессуальном законодательстве носит название следственного эксперимента (ст. 183 УПК), при осуществлении оперативно-розыскной деятельности оперативного эксперимента (ст. 14 Закона «Об ОРД»), расследование несчастных случаев на производстве предусматривает, в случае необходимости, проведение эксперимента (п. е) ст. 13 Положения).

Кроме использования общенаучных методов в рамках расследования, могут быть использованы специальные методы, которые в значительной степени определяются спецификой конкретного предмета познания, его задачами и условиями, в связи с чем применяются исключительно для нужд соответствующего расследования. Таковы, например, специальные приемы, используемые в целях обнаружения, исследования и оценки доказательств в процессе расследования (установление преступника по словесному портрету, контролируемая поставка в ОРД, инвентаризация и контрольное сличение при производстве ревизии).

Таким образом, расследование преступлений представляет собой, основанный на положениях материалистической диалектики, процесс познания, направленный на установление истины по уголовному делу, с использованием общенаучных и специальных познавательных методов.

  1. Полученная в ходе расследования преступлений уголовно - значимая информация носит доказательственный характер и используется в процессе дока- зывания по уголовным делам в соответствии с требованиями уголовно- процессуального законодательства.

Безусловно, что установление обстоятельств предмета доказывания по уголовному делу происходит при помощи процессуальных доказательств (сведений, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, полученных из предусмотренных

53

законом источников (ст.69 УПК) с момента возбуждения уголовного дела и до вынесения судом приговора по итогам рассмотрения дела по существу. Поэтому, в ходе уголовно - процессуальной деятельности органов и лиц, осуществляющих расследование преступлений в рамках уголовного процесса, с момента возбуждения уголовного дела и до вынесения приговора уголовно - значимая информация, полученная из предусмотренных законом источников, в соответствии с требованиями УПК, приобретает статус процессуальных доказательств.

Однако, как уголовный процесс не ограничивается производством по уголовному делу на стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства, так и исследование обстоятельств предмета доказывания не ограничивается процессуальным доказыванием (собиранием, проверкой и оценкой доказательств). Уголовно - процес- суальный закон предусматривает использование для целей правосудия при принятии отдельных процессуальных решений сведений, не являющихся согласно ст.69 УПК процессуальными доказательствами. Так, при принятии решения судом кассационной инстанции могут учитываться сведения, содержащиеся в «дополнительных материалах», представленных субъектами, указанными в ст.325 УПК. Основаниями для возобновления уголовного дела по вновь открывшимся обстоятельствам могут быть, так называемые, «иные обстоятельства», полученные, в том числе, из непроцессуальных источников, свидетельствующие о необходимости отмены приговора, постановления и определения суда, вступивших в законную силу (ст.384 УПК). Решение о возбуждении уголовного дела основывается на сведениях, полученных процессуальными способами, но не являющихся процессуальными доказательствами в смысле ст.69 УПК (за исключением протокола осмотра места происшествия).

Таким образом, при производстве по уголовным делам используется процессуальная, содержащаяся в соответствующих доказательствах, и непроцессуальная информация. Непроцессуальной информацией, используемой при производстве по уголовным делам является, прежде всего, оперативная (оперативно - розыскная), носящая для субъектов процесса ориентирующий характер.24 Кроме того, к непроцессуальной информации, по мнению Д.И. Беднякова, относятся: сведения, полученные субъектами доказывания с нарушением требований закона или с помощью действий, не предусмотренных законом; сведения о преступлении, полученные гражданами, организациями приватно или в ходе служебных расследований, в том числе с помощью различных технических

54

средств; информацию, собираемую частными сыскными агентствами, охранными, экс- пертными и иными юридическими фирмами и т.д.

Для того, чтобы использовать непроцессуальную информацию в уголовном процессе для правильного разрешения уголовного дела, она должна быть «уголовно - значимой информацией», то есть информацией, обладающей свойством относимости, имеющей отношение к данному, конкретному уголовному делу.

Уголовно - значимая информация при производстве по делу может быть - ори- ентирующей, выполнять, таким образом, вспомогательную роль, направляя деятельность субъектов уголовного процесса при производстве по уголовному делу. В этом случае такая информация используется для правильной ориентировки в расследуемом событии, построении версий, определении направления расследования и розыска виновных, для выбора тактических приемов и средств.

Уголовно - значимыми могут быть сведения об обстоятельствах совершенного преступления, содержащиеся в непроцессуальных источниках информации. Воз- можность использования подобного рода уголовно - значимой информации при произ- водстве по уголовным делам предусмотрена действующим процессуальным законом (ст. 70 УПК).

Единственно возможным путем появления доказательств в уголовном деле является их процессуальное собирание субъектами уголовно-процессуальной деятельности в порядке ст.70 УПК. Несмотря на существующие различия в законодательной регламентации, указанных в ст.70 УПК способов собирания доказательств, все они являются про- цессуальными и их правомерное использование для установления фактических обстоятельств дела приводит к возникновению допустимых доказательств.

В юридической литературе способы собирания доказательств подразделяют на следственные действия, проводимые следователем, прокурором, судом и лицом, производящим дознание и иные способы, указанные в ст. 70 УПК. Следственными считаются те процессуальные действия, суть которых состоит в активном выявлении, закреплении и проверке доказательств и их источников самими органами суда и предварительного расследования. Каждое из следственных действий с процессуальной точки зрения выступает как сложная система правил, устанавливающих порядок отыскания информации, восприятия фактических данных и их закрепления в материалах дела. Истребование предметов и документов, требование о назначении ревизии и документальной про-

55

верки, равно как и представление доказательств гражданами и организациями, отличается от следственных действий более простой конструкцией познавательного аппарата и, следовательно, менее детальной правовой регламентацией порядка проведения.25 Подобные различия способов собирания доказательств привели некоторых ученых к неправильным, на наш взгляд, выводам. Так, А.П. Рыжаков считает, что процессуальными средствами собирания доказательств могут и должны быть только следственные действия.26 Подобная точка зрения, на наш взгляд, необоснованна, так как следственные действия, истребование предметов и документов, требование о назначении ревизий и документальных проверок, представление доказательств служат одной цели, появлению в уголовном деле фактической информации, имеющей отношение к событию преступления и способной установить наличие обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Полученные следователем от участников процесса, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан предметы и документы (в том числе акты ревизий и документальных проверок), наряду с протоколами следственных действий, представляют собой материальные носители уголовно - значимой информации, относящейся к уголовному делу и составляющей содержательную сторону процессуального доказательства. Содержащаяся в этих предметах и документах информация, (содержание будущего доказательства), в случае ее приобщения к материалам дела и предании ей надлежащей процессуальной формы, в соответствии с требованиями закона, приобретает свойство допустимости, пригодности для установления обстоятельств предмета доказывания. Тот факт, что уголовно- процессуальный закон детально не регламентирует процедуру получения подобных доказательств, предусматривая для них, более простой путь вхождения в материалы уголовного дела, отнюдь не означает их меньшую ценность по сравнению с результатами следственных действий. Такие доказательства, лишенные, частично, процессуальных гарантий их получения, как и любые другие, могут и должны проверяться на достоверность лицом, осуществляющим производство по делу.

Следователь, в соответствии с законом, вправе, в целях выявления необходимой информации, прибегнуть к помощи специальных органов, деятельность которых способствует решению задач уголовного судопроизводства (ОРД, ревизия, документальная проверка, ведомственное расследование).

56

Специфика подобных непроцессуальных познавательных мероприятий заключается в том, что уголовно - значимая информация об обстоятельствах предмета доказывания появляется в материалах уголовного дела не в результате следственных (в узком смыс-ле) действий лица, осуществляющего производство по делу, а в результате информационно-познавательной, предметно - практической деятельности иных лиц и органов, не являющихся субъектами уголовного процесса, в процессе которой исследуются обстоятельства, входящие в предмет доказывания по уголовному делу, формируется содержательная сторона будущих доказательств. Такая деятельность сродни уголовно-процессуальному доказыванию, поскольку в обоих случаях используются общенаучные познавательные методы: опрос, осмотр, наблюдение, сравнение, специальное исследование и т.д.

Для подобного способа собирания доказательств следователем характерно то, что непосредственное исследование объекта познания (события преступления и его следов) в целях обнаружения и фиксации необходимой информации производится не самим следователем - субъектом уголовно-процессуальной деятельности, осуществляющим производство по делу, а иными субъектами, действующими за рамками уголовного процесса. Познавательный процесс при таком способе собирания доказательств направлен от субъекта к субъекту, например, от следователя к ревизору (акту ревизии).

Фактические данные, полученные при производстве подобных расследований, отличаются от предметов и документов, истребованных следователем от предприятий, организаций, должностных лиц и граждан или представленных участниками уголовного судопроизводства «доказательств» в порядке ст.70 УПК тем, что представляют собой результат предметно- практической (познавательной) деятельности, направленной на выявление уголовно - значимой информации, получение которой, в силу различных причин, недоступно для следователя. В процессе же истребования и представления «доказательств» участники процесса и иные лица могут передавать органу, в производстве которого находится дело, имеющиеся в их распоряжении предметы и документы, возможно имеющие отношение к делу.27

Для характеристики информации, получаемой в ходе расследования преступлений, недостаточно, на наш взгляд, указания только на ее относимость, значимость для правильного разрешения уголовного дела. Для того, чтобы быть использованной в доказывании по уголовным делам, информация об обстоятельствах совершенного преступле-

57

ния, полученная в ходе непроцессуальной деятельности, должна иметь элементы допустимости и достоверности, иными словами, уголовно - значимая информация должна иметь доказательственный характер, являться доказательственной информацией.

Доказательство используется при производстве по уголовным делам только в том случае, если обладает свойствами относимости, допустимости, достоверности, то есть, если оно устанавливает обстоятельства, имеющие значение для дела и, если при его собирании были соблюдены требования УПК к его получению. Соблюдение предусмотренных законом требований к собиранию доказательств предполагает достоверность сведений, полученных в ходе производства конкретного следственного действия.

Уголовно - процессуальный закон не содержит каких либо требований к представляемым участниками уголовного процесса доказательствам в порядке ч.2. ст.70 УПК, к порядку производства и оформлению результатов ревизии и документальной проверки, к материалам, полученным в ходе проведения оперативно - розыскных мероприятий. В то же время, следователь обязан решить вопрос о вхождении таких материалов в уголовный процесс в случае, если они имеют значение для уголовного дела, собрать уголовно - значимую информацию одним из процессуальных способов предусмотренных ст.70 УПК. Однако, у следователя могут возникнуть вполне обоснованные сомнения в доброкачественности подобной информации в связи с тем, что порядок, условия и последовательность применения средств и методов сбора такой информации не урегулированы в уголовно-процессуальном законе и находятся за пределами уголовного процесса. В связи с этим, возможность использования уголовно - значимой информации предусматривает наличие определенных гарантий ее доброкачественности, иными словами, уголовно - значимая информация помимо относимости должна обладать элементами допустимости или «пригодности» ее источников.

По нашему мнению, использование уголовно - значимой информации, полученной из непроцессуальных источников, необходимо предусматривает соблюдение ряда условий, которые могут быть названы элементами допустимости уголовно - значимой информации.

К элементам допустимости уголовно - значимой информации могут быть отнесены следующие требования:

• Происхождение информации, полученной в ходе непроиессуальной деятель- ности, должно быть известно.

58

По мнению Б.Т. Безлепкина « Неясность по поводу того, как, где и при каких обстоятельствах получен материальный объект, несущий соответствующую информацию, и невозможность исследовать эти вопросы путем производства следственных действий не только порождает неразрешимые сомнения в достоверности подобной информации, лишая ее тем самым доказательственного значения, но и создает почву для подозрений в том, что обвинительные доказательства сфальсифицированы».28

Несмотря на то, что закон запрещает использовать только свидетельские показания свидетеля и потерпевшего, не содержащие указание на источник происхождения фактических данных (ст. ст. 74, 75 УПК), правило о недопустимости использования доказательств неизвестного происхождения носит общий характер и применяется к сведениям, полученным из других источников.

Следовательно, и непроцессуальная информация, происхождение которой неизвестно, не может быть использована в доказывании по уголовным делам.

•Лица, осуществляющие собирание доказательственной информации должны быть об1>ективны и беспристрастны. Их служебная или иная зависимость по отношению к лицам, причастным к совершению преступления, а также наличие оснований полагать, что лицо, производящее расследование, лично, прямо или косвенно заинтересовано в его результатах, ставят под сомнение достоверность полученных сведений, что осложняет решение вопроса об использовании таких сведений в рамках уголовного процесса.

• Фактические данные представляемые для дальнейшего использования в ка- честве доказательств, должны быть получены без нарушения закона. При получении доказательственной информации должны соблюдаться требования Конституции РФ, гарантирующие права и свободы граждан. Требования федеральных законов (например, Закона РФ « Об ОРД» и Закона «О частной детективной деятельности в РФ»), а также требования отраслевого законодательства, содержащиеся в подзаконных и ведомственных нормативных актах, определяющие порядок, условия и последовательность проведения соответствующих мероприятий, предусматривающие определенную форму и реквизиты документов, в которых должна отражаться полученная информация.

В развитие данного положения можно привести предлагаемые в литературе общие требования к приемам и способам информационно - познавательной, предметно -

59

практической деятельности, без соблюдения которых использование уголовно - значимой информации в уголовном процессе невозможно:

  1. Проведение мероприятий управомоченными лицами и в пределах их компетен- ции;
  2. Наличие надлежащих оснований для проведения соответствующих мероприятий;
  3. Проведение мероприятий с соблюдением тех процедур, которые установлены со- ответствующим законом.29
  4. К этим требованиям, по нашему мнению, необходимо также добавить:

  5. Соблюдение требований законодательства, регламентирующих порядок докумен- тирования доказательственной информации, и;
  6. Необходимость соблюдения прав и свобод граждан при проведении непроцессуальных познавательных мероприятий за рамками уголовного процесса (в сфере уголовного процесса).
  7. Соблюдение вышеперечисленных требований в ходе непроцессуальных познавательных мероприятий (расследований) облегчает следователю в ходе процессуального собирания подобных сведений предварительно решить вопрос об их достоверности (или предполагать достоверность такой информации), что позволяет нам говорить о наличии в уголовно - значимой информации элемента достоверности. Наличие такого элемента подтверждает и то, что на основе подобной информации принимаются юридически значимые, документально обоснованные решения вне производства по уголовному делу. Например, по результатам проведенной ревизии принимается решение о привлечении к административной и дисциплинарной ответственности виновного должностного лица.

Таким образом, обстоятельства совершенного преступления (обстоятельства предмета доказывания) исследуются не только в рамках уголовного процесса в процессе «рас- следования» преступлений, но в ходе непроцессуальной, информационно - познавательной деятельности при помощи уголовно - значимой информации, полученной из непроцессуальных источников. Относимая, уголовно - значимая информация, с элементами допустимости и достоверности, является доказательственной информацией и в этом качестве используется в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно - процессуального законодательства РФ, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

60

Все вышеизложенное позволяет нам расследованием преступлений именовать осуществляемую в особом порядке, специальным субъектом, информационно- позна- вательную, предметно - практическую деятельность по поводу совершенного преступления. направленную на исследование (установление) обстоятельств, имеющих значе-ние для уголовного дела, посредством собирания, проверки и оценки доказательственной информации в иелях решения задач уголовного судопроизводства.

2.2 О соотношении понятий уголовно - процессуальное познание, доказывание и расследование в уголовном процессе.

Введение в науку какого-либо нового понятия, придание иного смысла уже сложившимся правовым институтам оправдано только в том случае, если это способствует более адекватному пониманию сущности и специфики определяемого явления. В то же время любое нововведение, органично вписываясь в существующую систему научного знания, обладая новым качеством, позволяет пересмотреть ряд действующих положений процессуальной науки, что должно способствовать разрешению имеющихся нерешенных научных проблем.

Использование для целей настоящей работы понятия расследование преступлений в более широком смысле, чем стадия уголовного процесса, предопределяет необходимость решения вопроса о соотношении расследования с другими уже существующими в уголовно- процессуальной науке понятиями, характеризующими деятельность, направленную на установление фактических обстоятельств дела.

Коль скоро, речь вдет о соотношении уголовно - процессуального познания, доказывания и расследования, нельзя не отметить, прежде всего, самостоятельный характер этих видов деятельности по отношению друг к другу, с учетом сущностных характеристик тех явлений и процессов, которые они отражают. Имеющиеся различия, впрочем, не исключают, а предопределяют для них определенную степень общности, поскольку все они имеют место при производстве по уголовному делу, в процессе установления истины по делу.

Длительное время доказывание большинством ученых рассматривалось, да и рассматривается сейчас, как процессуальная деятельность по собиранию, проверке и оценке доказательств/1 Причем доказывание отождествлялось с познанием, объявлялось од-

61

ним из его видов/1 М.С. Строгович по этому поводу писал: «.. .мы отождествляем доказывание в уголовном судопроизводстве с познанием истины по уголовным делам: процесс доказывания и есть процесс познания фактов, обстоятельств уголовного дела.»32

Однако, существует точка зрения, представители которой рассматривают доказывание как процесс обоснования при помощи доказательств, знаний об обстоятельствах совершенного преступления лицом, осуществляющим уголовно - процессуальное познание события преступления.’5’’

По мнению B.C. Джатиева, «… уголовно - процессуальное доказывание - это обос- нование истинности вывода о виновности обвиняемого в совершении преступления для суда и перед судом лицом, сформулировавшим обвинение или поддерживающим его.»34

А.А. Давлетов считает, что «доказывание - это производимая по правилам логики деятельность органов судопроизводства по обоснованию обстоятельств дела (тезисов) при помощи доказательств (аргументов)».35

К подобным выводам эти ученые пришли, исследуя процесс установления обстоятельств совершенного преступления, с использованием философских положений материалистической диалектики, раскрывающих сущность процесса познания объективной действительности.

В соответствии с данной концепцией познание представляет собой взаимодействие познающего субъекта и познаваемого объекта, в котором субъект, руководствуясь оп- ределенными целями, осуществляет предметно-практическую деятельность по преоб- разованию окружающей действительности, ее фрагмента (объекта). Коль скоро, отношения субъекта и объекта познания носят характер взаимодействия, следовательно, объект познания оказывает на субъект обратное воздействие, изменяя, таким образом, его сознание. Иными словами, субъект в процессе практической деятельности приобретает знание об объекте, познает его. В уголовном судопроизводстве такая модель познания характерна для деятельности следователя и, частично, для суда первой инстанции, расследующих преступление, где по отношению к самому событию преступления познание является опосредованным, а по отношению к его следам - непосредственным. Познание преступления по следам, в свою очередь, тоже делится на - непосредственное (при взаимодействии с материальной средой) и - опосредованное (при получении каких либо сведений от людей).

62

Другая ситуация складывается тогда, когда субъект получает знание об объекте не в результате взаимодействия с ним, а полностью опосредованным путем, получая знания от другого субъекта, то есть в процессе познания взаимодействуют не субъект и объект, а два субъекта. В этом случае информация, полученная первым субъектом в результате непосредственного воздействия на объект познания, трансформируется, посредством рассудка, в определенные образы изучаемого объекта, которые в свою очередь, посредством мышления, на основе имеющегося понятийного и категориального аппарата упорядочиваются в суждения, умозаключения и, в конечном итоге, в знания о познаваемом объекте. Полученные таким образом знания, передаются с использованием определенной знаковой системы (языка) второму субъекту, для которого слова языка становятся теми, чувственно воспринимаемыми сигналами, при помощи которых осуществляется опосредованное познание. Передача полученного знания происходит в виде высказывания мыслей в устной или письменной форме, то есть в виде речевой деятельности в процессе общения между субъектами. Речь может передавать мысли, чувства, волю в процессе взаимного общения, в силу того, что слова материальны и потому доступны чувственному восприятию. Речь есть материальное выражение мысли, здесь содержание духовного мира объективируется вовне, для других, помощью слов. Мысль нематериальна, выражение «люди обмениваются мыслями» абсурдно понимать буквально, никакого обмена, никакой взаимной передачи мысли не происходит. Процесс общения осуществляется в форме взаимного материального воздействия словами, за которым скрывается обмен мыслями. С помощью слов мы не передаем, а вызываем аналогичные мысли в голове воспринимающего. Слушающий воспринимает материальный облик слов и их связь, а осознает то, что ими выражается.

Изложение мыслей, тех выводов, к которым пришел размышляющий в процессе познания субъект посредством речевой деятельности в процессе общения между субъектами, и есть доказывание. Причем для субъекта, непосредственно познающего исследуемый объект, доказывание служит средством передачи полученного знания другим субъектам, для которых восприятие излагаемых мыслей в процессе доказывания является опосредованным познанием объекта. «Доказывание является общением индивидов, но не их мышлением, оно заключается в обосновании истинности мыслей, высказываемых говорящим». «Доказывание это не мыслительный процесс, а процесс обмена мыслями, обмен продуктами мыслительной деятельности.»

63

На различную природу, и, в то же время, неразрывное единство познания и доказывания указывал Л. Фейербах. « Всякое изложение, всякое доказательство, а изложение мысли и есть доказательство, имеет целью в соответствии со своим первоначальным назначением познавательный акт другого человека…»/ Единство познания и доказывания заключается в том, что каждое из них присутствует в деятельности познающего субъекта, и, кроме того, и то и другое присутствуют в акте взаимодействия двух познающих субъектов. Причем, познание представляет собой процесс превращения материального в идеальное, когда свойства объекта рождают в сознании познающего его образ, мысли о нем. Доказывание есть противоположный процесс превращения идеального в материальное. Мысли, знания об объекте объективируются вовне посредством определенных способов выражения и воспроизведения - речевой деятельности, приобретая форму сообщений. Познание в любом случае предшествует доказыванию, поскольку прежде, чем излагать полученные знания, индивид должен их получить. Таким образом, в деятельности одного и того же субъекта можно различать деятельность как познание и деятельность как доказывание. На базе вышеизложенного можно сделать вывод о большей обоснованности точки зрения тех ученых, которые не отождествляют, а разграничивают понятия доказывание и уголовно - процессуальное познание.

Положения философии о соотношении познания и доказывания, на наш взгляд, полностью применимы и к уголовному процессу, поскольку его основное содержание составляет информационно-познавательная, предметно-практическая деятельность познавательного характера. Выше уже отмечалось, что отождествление познания и доказывания приводит к необходимости в рамках любого научного исследования делать оговорку о том, в каком контексте используется понятие доказывание. В этой связи, прав В.М. Савицкий утверждая, что говоря о доказывании в уголовном процессе, надо «верно определять, какую смысловую нагрузку несет этот термин в каждом конкретном случае.»j8 Или как процессуальная деятельность по собиранию, исследованию и оценке доказательств, или как деятельность логическая по обоснованию какого-либо тезиса. Такая ситуация привела к возникновению множества нерешенных проблем в области доказательственного права. Двойственный характер доказывания не позволяет до конца решить проблемы о круге субъектов доказывания, об обязанности и бремени доказывания, о правах участников уголовного процесса в доказывании и др. Размежевание уголовно - процессуального познания и доказывания в уголовном процессе позволит, на

64

наш взгляд, решить целый ряд существующих научных проблем. Например, проблемы обязанности доказывания в уголовном процессе.

М.С. Строгович, критикуя авторов монографии « Теория доказательств в советском уголовном процессе» за слишком широкое понимание обязанности доказывания - как обязанности по исследованию, выяснению, установлению обстоятельств дела, пишет: «.. .нужно иметь ввиду, что при постановке вопроса об обязанности доказывания подразумевается доказывание определенного тезиса, заранее выдвинутого и сформулированного положения». Он же уточняет: «Понятие обязанности доказывания имеет тот смысл, что обязанность доказывания виновности обвиняемого лежит на том, кто выдвинул, сформулировал утверждение, тезис о виновности обвиняемого.. .»j9

Отмечая попытку М.С. Строговича разграничить процессуальное и логическое доказывание, нужно заметить, что при подобной трактовке понятия обязанности доказывания оно применимо лишь к стадии судебного разбирательства и только к деятельности государственного обвинителя, который действительно при помощи доказательств обосновывает перед судом определенный тезис, сформулированный следователем в ре- зультате расследования преступления. Вне доказывания, таким образом, остаются следователь, лицо, производящее дознание и суд - субъекты, деятельность которых имеет определяющее значение для производства по уголовному делу, поскольку они заранее не формулируют тезис о виновности того или иного лица, а в результате производства по делу приобретают знание (выводы) о наличии или отсутствии обстоятельств предмета доказывания, которое обосновывается совокупностью собранных, проверенных и оцененных доказательств. Да, и об обязанности государственного обвинителя обосновывать «заранее» выдвинутый им тезис, основанный на материалах расследования, можно говорить с известной долей условности, поскольку он в процессе судебного разбирательства в зависимости от результатов судебного следствия, руководствуясь внутренним убеждением и правосознанием, в соответствии с законом вправе изменить первоначальный тезис о виновности, с которым он вышел в суд, изменить квалификацию деяния (если это не нарушает права подсудимого) на другую статью уголовного закона, исключить часть обвинения или полностью отказаться от него, полагая предъявленное обвинение не доказанным, то есть, в прениях обосновывать уже новый, отличный от первоначального тезис, скорректированный с учетом результатов судебного следствия. В связи с чем, применительно к деятельности прокурора в суде первой инстанции, не-

65

обходимо говорить скорее не об обязанности доказать заранее выдвинутый тезис, а об обязанности доказывания виновности в целом.

Предпринятая М.С. Строговичем попытка трактовать обязанность доказывания как необходимость обосновать заранее сформулированный тезис, несмотря на имеющиеся недостатки, содержит очень важную посылку о необходимости разграничения познания и доказывания при производстве по уголовному делу. Правильное решение вопроса о разграничении уголовно - процессуального познания и доказывания о соотношении этих понятий в науке уголовного процесса является ключом для решения проблемы обязанности доказывания, круга субъектов доказывания и др.

Признавая, в целом, опосредованный характер познания обстоятельств уголовного дела, обусловленный ретроспективной направленностью расследования, необходимо отметить наличие в уголовном судопроизводстве двух форм познания обстоятельств преступления: непосредственного (при взаимодействии с материальной обстановкой, материальными и идеальными следами преступления) и опосредованного (при изучении обстоятельств преступления по материалам уголовного дела). При непосредственном познании следователь сам вступает в контакт с познаваемым объектом, приобретая, таким образом, знания о нем. При опосредованном познании познающий субъект получает знания об объекте не в результате непосредственного взаимодействия с ним, а опосредованным путем, то есть получает знания об объекте от другого субъекта (например, изучая доказательства, содержащиеся в материалах уголовного дела).

Анатиз существующего уголовно-процессуального закона показал, что в целях ре- шения задач уголовного судопроизводства, при производстве по делу законодателем предусмотрена возможность использования обеих форм познания, которые каждая в отдельности или в сочетании друг с другом находят свое выражение в деятельности всякого субъекта, способного в силу закона влиять на исход дела. Возможность прибегнуть к использованию той или иной формы познания в процессе установления обстоятельств совершенного преступления поставлена законом в зависимость от процессуальной функции, осуществляемой участником уголовного судопроизводства при производстве по делу, и имеющегося, в связи с этим, комплекса прав и обязанностей. Однако, при решении основного вопроса уголовного судопроизводства о виновности лиц, совершивших преступление, а также об установлении иных обстоятельств предмета доказывания, законодатель отдает предпочтение непосредственному познанию, возлагая

66

на должностных лиц, в ходе предварительного расследования, обязанность выявить и изобличить доказательствами виновного, обеспечив, таким образом, возможность для суда первой инстанции в ходе уже судебного расследования решить окончательно вопрос о виновности или невиновности подсудимого. Органы следствия и суд первой инстанции для решения возложенных на них задачи имеют широкий комплекс процессуальных средств, в том числе, в отличие от других участников уголовного процесса, исключительное право на производство следственных действий, в ходе проведения которых, происходит непосредственное, познавательное взаимодействие со следами преступления в целях выявления содержащейся в них доказательственной информации. Результаты такого взаимодействия - протоколы следственных действий имеют статус первоначальных доказательств и отражают результат непосредственного восприятия следователем различных действий, признаков, свойств и следов преступления при безусловном соблюдении требований уголовно- процессуального закона. В уголовном судопроизводстве непосредственность познания возведена в один из принципов процесса. в соответствии с которым должностные лица государства обязаны получать доказательства из первоисточника, лично исследовать и использовать их при обосновании своих выводов. В соответствии со ст. ст. 240, 301,451 ч.5 УПК суд обязан непосредственно исследовать доказательства по делу и обосновывать свой приговор лишь на доказательствах, бывших предметом рассмотрения в судебном заседании. Суд обязан допросить свидетелей-очевидцев, исследовать документы-оригиналы, осмотреть и исследовать подлинные вещественные доказательства (ст.240 УПК). «Отмеченная направленность принципа непосредственности на получение первоначальных доказательств обусловлена самим механизмом образования доказательств. Первоначальные доказательства лишены промежуточных звеньев и способны воссоздать более ясную, полную и точную картину совершенного преступления.. .»40

Поскольку основным средством установления обстоятельств совершенного преступления является деятельность по производству предусмотренных уголовно- процессуальным законом следственных действий, базирующихся на непосредственных методах познания окружающей действительности, следовательно, наиболее достоверным, способным к достижению истины по уголовному делу, является непосредственный путь познания обстоятельств преступления. Непосредственное познание с использованием соответствующих средств, которое имеет место на досудебных стадиях и в

67

суде первой инстанции, в настоящей работе именуется расследованием преступления. Коль скоро, единственно возможным путем достижения истины по уголовному делу является расследование преступления, следовательно, те субъекты, которые имеют полномочия на его производство и несут обязанность доказывания, то есть обязанность обосновать доказательствами те выводы, к которым они пришли в процессе расследования. Об этом же свидетельствует закон, предъявляющий подобное требование к лицу, производящему дознание, следователю и суду (ст. ст. 205,314 УПК). И действительно, было бы неразумно возлагать обязанность доказывания на субъектов уголовного процесса, не имеющих полномочий на расследование преступления, чьи интересы не совпадают с интересами государственных органов, осуществляющих производство по делу, поскольку они лишены возможности самостоятельного непосредственного познания преступления, а, следовательно, лишены возможности сформировать фактическую доказательственную базу для своего тезиса (выводов по делу). В условиях монопольного права государственных органов на осуществление процессуального доказывания возможность для субъекта уголовного процесса прийти к каким-либо собственным, в корне отличным от следствия, выводам, в результате «участия» в доказывании и последующего исследования собранных следствием материалов, ничтожно мала.

Таким образом, по нашему мнению, при производстве по уголовным делам необходимо различать уголовно - процессуальное познание - деятельность, направленную на получение знаний об обстоятельствах совершенного преступления, и доказывание, которое заключается в обосновании полученного знания (тезисов, выводов по делу) при помощи доказательств.

Уголовно - процессуальное познание условно может быть разделено на два вида. Непосредственное познание (расследование) - при взаимодействии познающего субъекта со следами преступления в ходе производства следственных действий или участия в них, а также опосредованное - основанное на собранных в соответствии с требованиями УПК результатах процессуального познания обстоятельств совершенного преступления, осуществленного другими лицами (по материалам уголовного дела).

Обязанность доказывания в уголовном процессе возлагается на тех субъектов, которые законом уполномочены на производство расследования преступления, то есть на собирание, проверку и оценку доказательств, используя для этого соответствующие средства познания (следственные действия).

68

Глава 3. Теоретическая модель единой системы видов, разновидностей и форм расследования преступлений.

3.1. Виды, разновидности и формы расследования

преступлений -основания разграничения.

Формально - видовой критерий.

В предыдущих главах данной работы на основе авторского подхода к определению деятельности, направленной на установление обстоятельств совершенного престушге-ния, мы определились с понятием расследования, проводимого и в сфере и в рамках уголовного процесса, выявили его характерные черты, определили место расследования в ряду уже существующих понятий доказательственного права науки уголовного процесса.

Но задача научного исследования была бы решена не полностью, если бы мы лишь ограничились нетрадиционным подходом к понятию расследования преступления, вы- явлением его характерных черт и его отличиями от уголовно-процессуального познания и доказывания, без освещения конкретных видов и форм расследования, без изучения вопроса об их соотношении. Ведь при всей схожести расследований, проводимых как в сфере, так и в рамках уголовного процесса, каждое отдельное расследование имеет определенную (свою) специфику, которая обусловлена довольно существенными и значительными различиями между ними. Наличие подобных различий, их закономерный и комплексный характер позволили некоторым ученым говорить о существовании в уголовном процессе системы расследования, состоящей из трех форм досудебного производства: дознания, следствия и протокольной формы досудебной подготовки материалов.1

Однако, в ходе нашего научного исследования мы пришли к выводу о том, что расследование преступлений не ограничивается досудебным производством, но имеет место и в судебном разбирательстве в рамках судебного следствия. Кроме того, различия, скажем, между предварительным и судебным следствием не могут быть сведены исключительно к формальной стороне подобной деятельности, к разнице в процедурах их производства, поскольку эта разница обусловлена, в большей степени, содержательной стороной расследования и теми конкретными задачами, которые стоят перед ним на определенном этапе производства по делу (стадии), что в свою очередь и находит свое выражение в нормах уголовного -процессуального закона, регулирующего то или иное

69

расследование. Мы выяснили, что помимо «процессуальных» расследований, производство которых детально регламентировано в УПК, существуют и, так называемые, «не- процессуальные» расследования преступлений в сфере уголовного процесса, которые в значительной мере способствуют решению целей и задач уголовного судопроизводства.

Все это свидетельствует о необходимости дальнейшего научного исследования вопросов, связанных: во-первых, с выявлением всех существующих разновидностей расследования, производство которых возможно согласно действующему законодательству, на основе тех характерных черт расследования, которые были выявлены нами в главе второй.

Во-вторых, с необходимостью упорядочения выявленной совокупности видов, раз- новидностей и форм расследования в систему на основе какого-либо объективно суще- ствующего критерия их разграничения. В-третьих, на базе выявленного критерия раз- граничения расследований, в рамках целостной системы, исследовать вопрос о соотношении видов, разновидностей и форм расследования преступлений.

Все виды информационно-познавательной, предметно-практической деятельности (расследования) по поводу совершенного преступления могут быть классифицированы в зависимости от различных оснований. В целях поиска единого критерия, на основе которого можно было бы свести существующие расследования в единую систему, проведем деление расследований на модели в зависимости от различных оснований классификации.

Схема 1. (Основание разграничения - стадия уголовного процесса).

Пояснение к схеме!. Расследования преступлений могут быть классифицированы в зависимости от стадии уголовного процесса, на которой они осуществляются. Расследование в порядке ОРД, ревизия, частное расследование могут иметь место на одной или нескольких стадиях.

Схема 2. (Основание разграничения - категория расследуемых уголовных дел.)

Пояснение к схеме 2. Данное основание разграничения относится исключительно к расследованиям, осуществляемым государственными органами при производстве по уголовному делу в установленном законом (УПК) порядке и представляет из себя единство материально-правового и процессуального критериев ( вид и мера наказания, а

70

Схема 1

Р а ее ледование

Стадия ВУД

Стадия пред- варительно го ~” расследова -

Стадия су-J
дебного F
разбира- тельства

ОРД, ревизия, ведомственное и частное расследование

также особенности обвиняемого и потерпевшего). Исключено расследование в порядке ст. 109 УПК, в порядке ОРД, ревизия и частное расследование, поскольку специфика их производства не зависит от категории уголовных дел, по которым они проводятся.

Схема 3. (Основание разграничения - этап движения уголовно - значимой информации) Пояснение к схеме 3. Относящаяся к уголовному делу (релевантная) информация зачастую появляется в результате осуществления непроцессуальных познавательных мероприятий при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, служебных и

71

Схема 2

Расследование

Досудебное производство

Судебное производство

43

Дознание

i и следствие i \ 4

Щ’1(Щ№дШп&по i\, шеннолетних

? ? ?pi)0jtit^i^tiBi^^: ;и!о щ

делам невменяе-
  . j ;; {мык  
;;Д травной^ областной ;;4(
Я:.::’ ‘ ПОДСУДНОСТИ >1 ‘ J

.#\ (смертная казнь) \Щ

| Й: рротокб^нЩ 1:1 ‘juf форма ptnMfe If™

53 ?’???’????’ НШтнШЩЩМ 1»|||::::публичное;.#й

обвинениеЛ|1Ш’ Н Частное :^жШ

ЩЩ’ШВШ&НУЩШ

Суд присяжных

Традиционное \ ^{судебное произч водство

рре^енфйёт1 н йЩ

Щ меры медицин* Щ
сконго характера Ш

Шв

Смертная казнь

ведомственныхра^следовадий, деятельности лица, пострадавшего от” преступления случае, если подобная информация содержит повод и основания, возбуждается уголовное дело. Для уточнения оснований к возбуждению уголовного дела может быть проведена доследственная проверка в порядке ст. 109 УПК. Движение уголовно - зна-

Схема 3

^расследование)

Служебное

, Ведомственное

(расследование)

Частное расследование обвинения

Проверка в порядке ст. 109 УПК

Протокольная форма досу-дебной подготовки материа-

Частное расследование обвинения

'’ДбзшШШ ст, Ш

УПК

Дознание

ст. 119 УПК предварительное следствие

вуд

Дополнительн

Ло вновь откр | тым обстоя тельствам

73

чимой информации по общему правилу заканчивается стадией судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела по существу. Исключение составляют случаи, когда необходимо дополнительное расследование преступления или расследование в порядке производства по вновь открывшимся обстоятельствам, которые, в конечном итоге, также носят предварительный характер для судебного разбирательства в суде первой инстанции.

Схема 4. (Основание разграничения - регламентация расследования преступлений уголовно-процессуальным законом)

74

Пояснения к схеме 4. Регламентация ведомственных расследований прерогатива отраслевого законодательства, в УПК лишь предусмотрена возможность их использования (ст. 70, 118 УПК). Частичная регламентация частного расследования означает урегулированную УПК возможность участия, например, защитника в следственных действиях на стадии предварительного расследования и в судебном следствии, а также право на представление доказательств (ст.51 УПК). Реализация этого права процессуальным законом не регламентирована, следовательно, возможность самостоятельного собирания доказательств, в целях последующего их представления, регулируется Конституцией, Положением об адвокатуре в РСФСР и другими нормативными актами.

Схема 5. (Основание разграничения - процессуальный интерес субъектов расследования, связанный с исходом дела.)

Пояснение к схеме 5. Поскольку интерес субъекта расследования будет одной из главных составляющих формально-видового принципа построения единой системы расследования, есть все основания уделить ему особое внимание. В уголовно-процессуальном законе понятие «интереса» используется довольно широко (ст. ст. 22, 23, 27, 49, 135 УПК). Данный термин широко распространен и в юридической науке. Интерес является выражением определенных потребностей индивида. В научной и философской литературе он рассматривается как выражение объективных потребностей лица, как направленность его внимания и действия.

В сфере уголовного процесса и при производстве по уголовному делу интересы субъектов расследования пересекаются по поводу совершенного преступления. Напри-

75

мер, потребности потерпевшего возникают в связи с нарушением его прав при посягательстве на жизнь, имущество, здоровье, честь и достоинство, иные права. Удовлетворение этих потребностей выражается в защите его жизни, восстановлении чести и достоинства, в возмещении причиненного ущерба, в наказании виновного. Закон предоставляет потерпевшему определенный комплекс прав по защите своих интересов. В том числе право на участие в доказывании лично или совместно с адвокатом-представителем. Обязанностью государственных органов является обеспечение потерпевшему и его представителю возможности реализовать свои интересы. Потребности и интересы у обвиняемого иные, нежели у потерпевшего, причем закон признает только, так называемые, «законные интересы» обвиняемого, которыми являются его наиболее существенные интересы, социально-необходимые, выраженные, отраженные в нормах права и подлежащие защите с помощью правовых средств.3 Таковыми, несомненно, являются интересы, связанные с действиями государственных органов по поводу незаконного и необоснованного обвинения или по поводу неосновательного и несоразмерного обвинения и т. п.

Среди субъектов, осуществляющих частное расследование преступлений, безусловно, необходимо различать личный (обвиняемый, потерпевший) и представляемый (защитник, представитель) интересы. Однако производный характер представительства от материального - личного интереса позволяет объединить в одну группу - «частное расследование», как расследование, проводимое частными лицами, заинтересованными (лично) в исходе дела, так и расследование преступлений их представителями. Кроме того, закон допускает сочетание личного и представляемого (процессуального) интересов в уголовном процессе в деятельности субъектов, не несущих ответственности за производство по уголовному делу, в случаях законного представительства и осуществления защиты и представительства лиц, находящихся между собой в родственных отношениях, при соблюдении требований (ст. 47 УПК).

Публичный (государственный) интерес не есть законная потребность какого-либо отдельного субъекта. Он обусловлен потребностями всего общества в необходимости обеспечения режима законности и правопорядка. Для защиты общественных интересов создана и функционирует вся система государственной власти, в целом, и система уголовного судопроизводства, в частности, в рамках которой осуществляется борьба государственных органов с наиболее общественно-опасными посягательствами на охраняе-

76

мые законом социально-значимые блага. Вместе с тем, публичный интерес учитывает интересы и отдельных субъектов процесса, так как личные интересы также должны быть защищены и гарантированы от всяких посягательств. Понятие «публичный интерес» всегда связывают с деятельностью лиц, ответственных за дело. Необходимо отметить и то, что публичный (государственный) интерес всегда является интересом процессуальным, основанным на необходимости в каждом случае обнаружения признаков преступления, возбудить уголовного дело, принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, к их наказанию (ст.З УПК). При этом недопустима какая-либо личная, прямая или косвенная заинтересованность субъекта расследования в исходе производства по делу.

Государственный (публичный) и частный интересы в уголовном судопроизводстве, несмотря на все различия, и более того, зачастую - противоположность, объединяет общность их предмета, каковым является итоговое процессуальное решение по делу, в котором содержатся ответы на уголовно и гражданско-правовые вопросы, а также и на, собственно, уголовно-процессуальные вопросы, находящиеся в сфере интересов субъектов процесса. Разрешение уголовного дела по существу будет конечной целью, в которой реализуются интересы субъектов процесса.

Наличие ведомственного интереса в сфере уголовного процесса можно проиллюстрировать на примере законодательства об оперативно-розыскной деятельности. По действующему закону «Об оперативно - розыскной деятельности в РФ (далее - ОРД)» от 12.08.95 г. оперативно - розыскная функция заняла особое место в ряду иных функций уголовной юстиции. Попытки некоторых ученых при разработке законодательства об ОРД трактовать ее как государственно- правовое средство, предназначенное для обеспечения уголовно-процессуальных и иных задач борьбы с преступностью не увенчались успехом.4 Таким образом, оперативно-розыскная деятельность из придатка следствия, своеобразной допроцессуальной стадии уголовного расследования признается самостоятельной и равноправной в ряду иных правовых функций. Самостоятельный характер оперативно-розыскной деятельности проявляется в перечне решаемых в ходе нее задач, круг которых значительно шире, чем в уголовном процессе. Причем, при их решении, закон различает служебные интересы и интересы правосудия (ч.б ст.5 Закона «Об ОРД.»). Особо несоответствие между ведомственными интересами органов ОРД и интересами правосудия очевидно при
использовании результатов оперативно-

77

розыскной деятельности. Если в рамках уголовного судопроизводства, в каждом случае обнаружения признаков преступления суд, прокурор, следователь, орган дознания обязаны возбудить уголовное дело и провести расследование преступления (ст.З УПК), то оперативная информация, содержащая повод и основание к возбуждению уголовного дела, представляется органу дознания, следователю или в суд только на основания постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами (ст. 12 Закона «Об ОРД» в ред. от 5.01.99 г.). Аналогичный порядок распространяется на использование оперативной информации для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, для использования оперативной информации в доказывании по уголовным делам (ст. 11 Закона). Таким образом, выявление, пресечение и раскрытие преступления при производстве расследования в ходе ОРД, а также выявление и установление лиц их подготавливающих, совершающих или совершивших, не всегда влечет реализацию полученных оперативных материалов в рамках уголовного судопроизводства, в интересах правосудия. Оно зависит от требований, содержащихся в ведомственных нормативных актах органа ОРД и от руководителя органа ОРД, санкционирующего реализацию оперативной информации в уголовном процессе, который при принятии решения об использовании такой информации, во-первых, руководствуется требованиями законодательства, и, во-вторых, наряду с интересами правосудия по защите жизни, здоровья, прав и свобод человека и т. п., руководствуется ведомственными интересами, которые опосредованы той областью государственного управления, в которой осуществляет свою деятельность данный орган ОРД.

Следует обратить внимание на то, что публичный, частный и ведомственный интересы реализуются субъектами расследования исключительно по поводу совершенного преступления, в связи с производством по уголовному делу и его исходом. Использование других оснований для классификации не позволяет выявить разницы между интересами органов, осуществляющих уголовно - процессуальную, оперативно - розыскную, и, например, ревизионную деятельность, поскольку все они производятся органами государства и реализуют его интересы в сфере борьбы с преступностью. При производстве же по уголовным делам работник, осуществляющий оперативно - розыскную деятельность и ревизор не несут прямой процессуальной обязанности (ст.З УПК) по решению задач уголовного судопроизводства, а реализуют в силу закона и (или) по по-

78

Схема 6

Расследование

д.

Частичная обязанность

Прямая про- цессуальная обязанность

Косвенная обязанность

Частное расследование защиты

i?H(&eTHWi;piieWw ъ дованиеобви немия ^

Расследование, осуществляемо е гос. органами при производстве по уголовному делу

Ревизия

Ведомственное, служебное расследование

поручению следователя свои полномочия предусмотренные ведомственным законода- тельством. Эти субъекты заинтересованы в том, чтобы наиболее оптимальным способом решить поставленную перед их ведомствами задачу и, тем самым, облегчить следователю осуществление возложенной на него функции. Аналогично, институт судебной защиты. В ходе своей деятельности защита реализует, в определенной мере, и публично - праювой и общественный интересы.5 Поскольку оказание юридической помощи гражданам в случаях, когда это необходимо соответствует интересам и государства и общества. Успешное осуществление функции защиты по уголовным делам, в широком смысле, способствует осуществлению органами государства функции уголовного правосудия и отвечает интересам общества в том, чтобы лицо, совершившее преступление, понесло справедливое наказание. Однако, при осуществлении юридической помощи обвиняемому по конкретному уголовному делу, при конкуренции интересов, нам представляется, что защитник должен рукоюдствоваться законными интересами обвиняемого, даже если эти интересы противоречат интересам государства и общества в

79

борьбе с преступностью, что свидетельствует о том, что процессуальный интерес защитника носит частный характер.

Схема 6. (Основание разграничения - по отношению к обязанности решения задач уголовного судопроизводства.) Пояснение к схеме 6. Прямая процессуальная обязанность по решению задач уголовного процесса, основанная на принципе публичности, возлагается на государственные органы, осуществляющие производство по уголовному делу, в том числе посредством расследования преступлений. Решение задач уголовного процесса составляет основную цель и суть их деятельности. Частичная процессуальная обязанность способствовать достижению целей уголовного процесса для защитника выражается в активной реализации прав и обязанностей, возложенных на него уголовно-процессуальным законом (ст.51 УПК) и Положением об адвокатуре в РСФСР, что, безусловно, способствует правильному применению закона с тем, чтобы ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден (ст.2 УПК). На органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, законом «Об ОРД» возложена обязанность раскрытия преступлений, которая в значительной степени, способствует решению в рамках уголовного процесса вопросов об уголовной ответственности и наказании преступника. Косвенная обязанность решения задач, закрепленных ст.2 УПК, возложена на должностных лиц, осуществляющих ведомственные и служебные расследования по поводу правонарушений, совершенных в сфере их деятельности. Подобные расследования (разновидность непосредственного познания обстоятельств «преступления»), решая свои отраслевые задачи, в то же время создают условия для достижения следственными органами и судом целей уголовного процесса.

Схема 7. (Основание разграничения - направленность расследования, конкретные цели и за- дачи, решаемые в ходе его производства.) Пояснение к схеме 7. Любая деятельность, направленная на достижение какого-либо результата всегда опосредована теми целями, которые ставит перед собой субъект, осуществляющий эту деятельность. Целью уголовно-процессуальной деятельности, безусловно, является достижение истины по каждому уголовному делу. «Расследование» как главная, основная часть уголовно-процессуальной деятельности, в целом, яв

Схема 7

Проверка в порядке ст, 109 УПК

Дознание в порядке ст. 119 УПК !

Частное расследование

*

РАССЛЕДОВАНИЕ

Обвинени я

Судебное следствие

Расследо

ОРД, реви

но

81

ляющаяся единственным средством решения задач уголовного процесса, связанных с раскрытием преступления и установления виновных, несомненно, преследует аналогичную цель. Однако, в процессе производства по делу решение основной задачи - установление истины, достигается путем последовательного решения более частных задач непосредственного характера, призванных обеспечить поэтапное (по стадийное) движение уголовно - значимой информации от вероятного знания о преступлении к достоверному.

В связи с этим, необходимо признать, что информационно -познавательный, пред- метно-практический характер, присущий всем видам и формам расследования преступлений, имеет определенную специфику в зависимости от особых, конкретных целей и задач, присущих каждому, отдельно взятому расследованию в рамках производства по поводу совершенного преступления.

Таким образом, использование различных оснований для классификации позволило нам выявить значительное количество разновидностей расследования преступлений, которые могут быть сведены в единую систему на основе предлагаемого нами формально-видового критерия соотношения расследований (см. схему 7). Деление рассле- дования на виды и формы традиционно для нашей уголовно-процессуальной науки. Однако, существующие различия между дознанием и предварительным следствием по характеру расследуемых дел, по процессуальному режиму и по степени процессуальной самостоятельности одни ученые трактовали как различия между формами предварительного расследования (И.Д. Перлов, М.А. Чельцов), другие как различия между видами предварительного расследования (В .А. Стремовский). Третьи при характеристике дознания и предварительного следствия не делали различий между понятиями вида и формы расследования (И.Ф. Крылов, B.C. Чистякова, Н.А. Якубович). Основное различие между дознанием и предварительным следствием большинству ученых виделось в неодинаковой компетенции органов дознания и предварительного следствия. В частности, для милиции, являющейся основным органом дознания, производство расследования вытекает из ее основной задачи - охраны общественного порядка и безопасности граждан. Но такой критерий разграничения двух форм предварительного расследования, очевидно, неприемлем, поскольку уголовно - процессуальное регулирование порядка производства по уголовному делу не ставится законодателем в зависимость от выполняемой государственным органом функции вне уголовного процесса. Произвол-

82

ство дознания преследует те же цели и задачи, что и предварительное следствие. На орган дознания и лицо, производящее дознание распространяются те же требования объективности и беспристрастности, полноты и всесторонности расследования, что и на следователя. Имеющиеся, зачастую, неоправданные отличия процессуальной формы дознания от предварительного следствия обусловлены не сущностью дознания, как, какой-то особой деятельности, а категорией уголовных дел, по которым оно проводится (ст. 120 УПК), а также необходимостью своевременного реагирования на преступления - инциденты, с целью процессуального закрепления их следов (ст.119 УПК).

В основу, предлагаемой нами, единой системы расследования преступлений заложена идея о различии видов, разновидностей и форм расследования на базе формально-видового критерия их разграничения (см. схему 8).

Схема 8. (Основание разграничения - формально-видовой критерий.)

Пояснение к схеме 8. Деление всех разновидностей расследования производится на три вида: государственное (публичное), частное, ведомственное. Основанием отнесения расследования к тому или иному виду является интерес, в целях реализации которого проводится данное расследование (см. схему 5). Видовое разграничение расследования соответствует обязанности решения задач уголовного судопроизводства (см. схему 6.) и степени регламентации расследования уголовно- процессуальным законом (см. схему 4). Коль скоро, основная роль при производстве по уголовному делу принадлежит органам государства, то вполне обоснованным является то, что уголовно-процессуальный закон уделяет наибольшее внимание правовой регламентации их деятельности, которая в рамках уголовного процесса именуется уголовно - процессуальной деятельностью. Частное расследование реализует личный и представляемый интересы, возлагает на защитников и представителей частичную обязанность решения задач уголовного судопроизводства. В связи с чем деятельность участников процесса, направленная на произ- водство собственного расследования, не получила детальной регламентации в УПК, в котором существуют лишь нормы общего характера, закрепляющие право субъектов процесса на участие в доказывании (например, право на представление доказательств). Ведомственные расследования служат реализации ведомственного интереса при их производстве, поэтому на них возложена косвенная, как и на всякий орган государства, обязанность решения задач уголовного судопроизводства. Исходя из этого, в уголовно -

XI

о

I О ЧФ q х о s О л Я х = С « го

oogm

Р-!Г I- ГО

g Ф л а С ь

»i -» ш

о * О го 5 х

3 S ш ш.ю <?

3 ».Е о. к 55

^ он

Судебное расследование по делам ; невменяемых

Предварительное следствие по делам невменяемых

I i :
|

Дозна ние, ст. 119 УПК

Прото кольн ая Форм а

84

процессуальном законе предусмотрена лишь возможность их использования для нужд публичного расследования.

Дальнейшее деление видов расследования на разновидности расследования осуществляется в зависимости от конкретных целей и задач, решаемых в ходе его производства (см. схему 7). Причем, делению публичного процессуального расследования на разновидности в зависимости от целей расследования по схеме 7, соответствует разделение расследования в зависимости от стадии уголовного процесса (см. схему 1) и этапов движения уголовно - значимой информации при производстве по делу (см. схему 3). Деление ведомственного расследования на разновидности производится в зависимости от конкретных целей каждого из ведомственных расследований. Частное расследование делится на две разновидности: частное расследование обвинения и защиты. Окончательное деление государственного процессуачьного расследования и его разновидностей на формы производится в зависимости от «категории уголовных дел» (см. схему 2). Критерий «категория уголовного дела» включает в себя как материально-правовой аспект (вид и мера наказания), так и процессуальный (особенности обвиняемого, потерпевшего).

Построение системы видов, разновидностей и форм расследования на основе формально - видового критерия их разграничения позволяет нам говорить о схеме 8. как о теоретической модели единой системы видов, разновидностей и форм расследования преступлений.

3.2. Вид - публичное, уголовно-процессуальное расследование преступлений, его разновидности и формы.

Разновидность - расследование в стадии возбуждения уголовного дела.

Общие вопросы возбуждения уголовных дел достаточно освещены в нашей процессуальной литературе.6 Говоря о стадии возбуждения уголовного дела, необходимо отметить ее основное назначение в том, что она является правовым основанием для органов государства проводить все следственные и процессуальные действия, необходимые для выполнения задач уголовного процесса, и служит правовой гарантией того, что граждане не будут вовлекаться в орбиту уголовного процесса за исключением случаев, необходимых для раскрытия преступления и изобличения виновных. В рамках данной стадии органы дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда про-

85

веряют наличие требуемых законом условий для начала производства по уголовному делу; принимают решения о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела или направлении дела по подследственности; принимают меры к предотвращению или пресечению преступления; к сохранению и закреплению доказательств.

В ряде случаев, решение на практике вопроса о возбуждении уголовного дела вызывает значительные трудности. Если обнаружение расчлененного трупа во всяком случае влечет возбуждение дела, то, например, по должностным и экономическим преступлениям решение о начале производства по уголовному делу принимается компетентными органами только после проведения дополнительной проверки в порядке ст. 109 УПК. В уголовно - процессуальной литературе такая проверка именуется по-разному: «дослед-ственная проверка», «первичная проверка», «проверочные действия», «предварительная проверка», «специальная проверка, расследование». На наш взгляд, есть все основания именовать предварительную проверку первичных материалов о преступлении в порядке ст. 109 УПК - расследованием, в чем мы солидарны с В.В. Мальковым и М.Л. Якубом.7

Объектом расследования в порядке ст. 109 УПК является общественно-опасное деяние, носящее характер преступления, о чем прямо говорит уголовно процессуальный закон. Прокурор, следователь, орган дознания и судья, обязаны принимать заявления и сообщения о любом совершенном или подготавливаемом преступлении… ст. 109 УПК. Дело может быть возбуждено только в тех случаях, когда имеются достаточные данные. указывающие на признаки преступления ст. 108 УПК.

В США формальным основанием для возбуждения уголовного преследования и выдачу судьей - магистратом ордера на арест или обыск является наличие «достаточных оснований» для привлечения лица к уголовной ответственности.8

Подобное расследование осуществляется указанным в законе субъектом, представляющим интересы государства, в силу возложенных на него должностных обязанностей (ст. ст. 3,109,112 УПК). Перечень субъектов, правомочных возбуждать уголовные дела, в соответствии со ст. 112 УПК, является исчерпывающим, хотя, как правило, руководитель органа дознания и прокурор лично не проводят расследования в порядке ст. 109 УПК, а поручают его производство следователю или подчиненному работнику органа дознания. Суд вправе возбуждать дела частного обвинения9, а, следовательно, проводить доследственную проверку. На органы государства возложена прямая процессуальная обязанность решения задач уголовного процесса, которая достигается не иначе, как

86

посредством возбуждения, расследования и разрешения уголовных дел (ст.2, 3 УПК). Непосредственная задача расследования, в порядке ст. 109 УПК, как и всей стадии воз- буждения уголовного дела, состоит в том, чтобы установить наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, создав, тем самым, необходимые условия для производства по делу, уже в рамках предварительного расследования, с использованием всего арсенала процессуальных средств по установлению обстоятельств со- вершенного преступления. В процессе подобного расследования возникают предпосылки для последующего раскрытия преступления и изобличения виновных лиц, появляется первая уголовно - релевантная информация о преступлении, выявляются источники доказательственной информации - основа будущих доказательств. На базе собранных материалов решается вопрос предварительной квалификации преступления и строятся версии о недостающих элементах состава преступления.

Расследование в порядке ст. 109 УПК исследует обстоятельства, входящие в предмет доказывания. Причем, если при возбуждении уголовного дела и последующем расследовании эти обстоятельства устанавливаются не окончательно, а предварительно, с учетом их последующего исследования в рамках предварительного расследования и судебного разбирательства, то в случае отказа в возбуждении уголовного дела фактические данные, на основе которых базируется принятое решение, устанавливаются окончательно и служат доказательственной базой для выводов следователя.

Однако, на практике, в ряде случаев законность и обоснованность выводов следователя об отказе в возбуждении уголовного дела сомнительна, поскольку базируется на неполных и противоречивых материалах предварительной проверки, что не позволяет признать достоверными установленные следователем факты.

Следователь прокуратуры Октябрьского района г. Барнаула, рассмотрев 09.03.1999 г. материалы по факту смерти Колтакова А.В., отказал в возбуждении уголовного дела, признав установленным самоубийство Колтакова через повешение. По материалам проверки труп Колтакова был обнаружен в строящемся доме по улице Чеглеиова, 68. Труп обнаружил Зуев КМ. при обходе строящегося объекта. На третьем этаже в одном из помещений Зуев увидел, «торчащую из отверстия в полу человеческую руку, затем он спустился на второй этаж и в помещении увидел ноги и живот Колтакова. В материалах проверки отсутствует протокол осмотра места происшествия, по которому можно судить о возможности совершения самоубийства, нет объяснений

87

близких и знакомых Колтакова о его образе жизни, мотивах, возможно ставших причиной происшедшего, в нарушение требований ст. J 09 УПК произведено следственное действие предъявление для опознания. Проведенная проверка, на наш взгляд, не позволяет признать выводы следователя об отказе в возбуждении уголовного дела по п. 1 ст.5 УПК обоснованными.

Следователь Славгородской межрайонной прокуратуры, рассмотрев 25.07.1999 г. материалы проверки в порядке ст. 109 УПК по факту смерти гр-на Поплавского Ю.И, отказал в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления, признав установленным, что смерть Поплавского наступила в результате несчастного случая. Поплавскии, находясь в состоянии алкогольного опьянения в своем доме №2 по улгще Тимирязева, при входе в кладовую упал, ударившись о находившийся в кладовой железный сундук, что послужило, по мнению следователя, причиной смерти Поплавского.

При вскрытии трупа были обнаружены повреждения брюшной полости, однако, следователем, не указано явились ли эти повреждения причиной смерти Поплавского.

В ходе проверки установлено, что Поплавскии находился в состоянии алкогольного опьянения. Данный факт не подтвержден ни актом судебно - медицинского исследования трупа, не показаниями очевидцев, ни протоколом осмотра места происшествия.

Труп был обнаружен соседями Поплавского, причем их объяснения об обстоятельствах обнаружения трупа противоречивы. Опрошенный Учиничев Н.П. пояснил, что труп находился возле железного предмета. Опрошенный Кобецкий А.В. пояснил, что обнаруженный труп Поплавского лежал в кладовке на небольшом сундучке лицом вниз. Когда труп был перевернут, он увидел выделения из носа в виде запекшейся крови, других повреждений он не заметил. Опрошенный Ульянов В.И. пояснил, что у трупа, ле- жащего лицом вниз, из носа текла кровь. Осмотром места происшествия пятен крови в месте нахождения трупа не обнаружено. В то же время, пятно бурого цвета похожее на кровь обнаружено у двери при входе в дом. Осмотр места происшествия проходил в отсутствие трупа Поплавского. Таким образом, местоположение трупа и наличие на нем телесных повреждений устанавливаюсь следователем ш объяснений опрошенных лиц. Не отражен в протоколе осмотра факт распития Поплавским спиртного. Из объяснений опрошенных лгщ стало известно, что Попчавский жаловался на

88

боли в желудке и ofcueome, в связи с чем он проходил лечение, кроме того, систематически употреблял спиртное и находился на лечении в психиатрическом учреждении, а также являлся инвалидом второй группы по зрению. Для установления этих обстоятельств следователем не были истребованы соответствующие документы из медицинских учреждений.11 Подобные недостатки проведенной проверки в порядке ст. 109 УПК ставят под сомнение достоверность установленных следователем обстоятельств случившегося, а также обоснованность принятого им решения.

Для характеристики обстоятельств, входящих в предмет доказывания при производстве расследования в порядке ст. 109 УПК или оснований для возбуждения уголовного дела, законодатель использует термин достаточные данные, указывающие на признаки преступления (ст. 108 УПК). В юридической литературе нет единства по вопросу о дос- таточности оснований к возбуждению уголовного дела. Наиболее распространенным понятием основания является натичие данных о составе преступления. Так, А.А. Пи-онтковский считает: «Лишь при наличии достаточных оснований считать, что имеется налицо состав преступления, следователем может быть возбуждено уголовное дело».12

В. Познанский под достаточными основаниями понимает «наличие в распоряжении прокурора или других органов данных, которые позволяют сделать вывод лишь о существовании самого события и о наличии в нем состава преступления.»ь Однако, понятия «признаки преступления» и «состав преступления» не тождественны. Состав преступления охватывается четырьмя элементами, которые шире, чем признаки преступления. Так, в понятие преступления не входит такой признак как субъект преступления, но оно является обязательным элементом состава преступления. Законодательство, да и теория уголовного права и уголовного процесса проводят различия между этими понятиями. Кроме того, все элементы состава устанавливаются в ходе расследования, в то время, как при возбуждении уголовного дела достаточно установить факты, которые, несомненно, указывали бы на деяние, являющееся общественно опасным, и его противозаконный характер, что проявляется в объекте и объективной стороне состава преступления. Установление остальных элементов состава преступления - задача последующих этапов уголовного процесса.

Следователь прокуратуры Благовещенского района Ачтайского края после двухнедельной проверки факта хищения 300 килограмм принадлежащего колхозу зерна вынес

89

постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое мотивировал тем, что установить, кем, и как было совершено хищение, не представляется возможным.

Мы разделяем точку зрения М.А. Челыдова о том, что основания к возбуждению уголовного дела складываются как из фактических предпосылок, т.е. данных, доказывающих существование события преступления, так и из юридических предпосылок, носящих материально -правовой и процессуальный характер.13 Событие преступления М.А. Чельцовым в данном случае употребляется как понятие уголовно-процессуальное из области доказательственного права, которое не совпадает с уголовно-правовым понятием события преступления как элемента объективной стороны его состава. Установление события преступления при такой трактовке означает выявление времени, места, способа и других обстоятельств совершенного преступления как элемента предмета доказывания по уголовному делу, на основе которого, может быть сделан вывод о наличии в конкретном деянии признаков состава преступления объекта и объективной стороны. Коль скоро, в ходе доследственной проверки в порядке ст. 109 УПК происходит пусть только предварительное, требующее дальнейшего исследования на последующих стадиях, но все же установление обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу, (события преступления в любом случае), то такая проверка, безусловно, носит характер расследования.

Расследованию в стадии возбуждения уголовного дела, несомненно, присуща и определенная процессуальная форма, т.е. совокупность закрепленных законом требований к порядку его производства. Уголовно -процессуальное законодательство предусматривает различные действия, направленные на получение интересующей информации. Все процессуальные действия могут быть разделены на: 1) следственные и 2) иные процессуальные действия. Принципиальное различие между ними состоит в том, что следственные действия могут осуществляться в стадии предварительного расследования (или судебного разбирательства), а соответствующие процессуальные действия могут проводиться и в других стадиях процесса. В ст. 109 УПК говорится о том, что по поступившим заявлениям и сообщениям могут быть истребованы необходимые материалы и получены объяснения, однако без производства следственных действий. Таким образом, действия, направленные на проверку материалов и перечисленные в ч.2 ст. 109 УПК, являются процессуальными потому, что они непосредственно указаны в законе, но не являются следственными, поскольку производятся до возбуждения уголовного дела.

90

Специфика процессуальной формы расследования в стадии возбуждения уголовного дела выражается как в способах собирания доказательственной информации на этом этапе производства по делу, так и в степени их правовой регламентации. Явка с повинной (ст. 111 УПК), прием устного заявления (ст. 110 УПК), например, подробно регламентированы уголовно- процессуальным законом. Действия, предусмотренные ст. 109 УПК, могут быть использованы в целях расследования при возбуждении уголовного дела, а значит, являются процессуальными, но УПК подробно не регламентирует их производства. Следует отметить определенную схожесть механизмов получения доказательственной информации при получении объяснений в порядке ст. 109 УПК и производстве допроса, а также истребовании необходимых материалов (ст. 109 УПК) и требовании представления предметов и документов, могущих установить необходимые по делу фактические данные по ст.70 УПК. Основным отличием между процессуальными действиями первой и второй группы является невозможность прибегнуть к использованию государственного принуждения в целях получения необходимой информации при выполнении требований ст. 109 УПК, что на практике зачастую осложняет решение вопроса о наличии оснований к возбуждению уголовного дела.

По смыслу ст. 178 УПК в ходе доследственной проверки, наряду с процессуальными действиями, указанными в ст. 109 УПК, возможно производство следственного действия - осмотра места происшествия. Причем, возможность проведения подобного осмотра, во- первых, обусловлена случаями, не терпящими отлагательств, и, во-вторых, сам факт производства осмотра места происшествия не влечет автоматически возбуждение уголовного дела, которое может быть возбуждено лишь при наличии к тому соответствующих оснований, выявленных как в ходе осмотра, так и при производстве проверочных действий в порядке ст. 109 УПК. Осмотр места происшествия - это следственное действие, которое подробно регламентировано УПК и представляет собой один из способов собирания доказательств по уголовному делу. (УПК Республики Казахстан в ходе доследственной проверки на стадии возбуждения уголовного дела предусматривает помимо осмотра места происшествия, также производство экспертизы ст. 184 УПК РК.)1

Таким образом, форма расследования преступлений в стадии возбуждения уголовного дела является процессуальной формой, так как все методы, используемые при производстве расследования, носят процессуальный характер в том смысле, что они осуществляются в ходе уголовно-процессуальной деятельности, к которой относится стадия

91

возбуждения уголовного дела в целом и расследование в рамках данной стадии в частности. Своеобразие процессуальной формы расследования в стадии возбуждения дела обусловлено спецификой непосредственных задач, решение которых необходимо на данном этапе уголовного процесса.

В ходе расследования в порядке ст. 109 УПК выявляется доказательственная информация, имеющая значение по уголовному делу. В настоящее время в юридической науке большинством ученых признается доказательственное значение сведений, добытых в результате производства предварительной проверки первичных материалов на стадии возбуждения уголовного дела.17 Признание наукой доказательственного значения подобной информации обусловлено несколькими факторами: во-первых, схожестью механизма возникновения доказательств и материалов проверки при возбуждении уголовного дела (например, объяснения очевидца и допрос свидетеля); во - вторых, общностью юридической природы документов - доказательств, полученных на стадии возбуждения уголовного дела и на последующих стадиях уголовного процесса; в - третьих, возможностью использования материалов, полученных в ходе предварительной проверки - оснований к возбуждению дела, для целей доказывания при недостаточности или противоречивости доказательств (например, устранение противоречий в показаниях свидетеля на следствии и в суде при помощи объяснений данных на стадии возбуждения уголовного дела); в- четвертых, возникновением при доследственной проверке так называемых «будущих доказательств», которые оказывают существенное влияние на процесс последующего уголовно-процессуального доказывания в последующих стадиях уголовного судопроизводства. Кроме того, доказательственное значение, в частности, объяснений признается и Верховным судом РФ. Так, Пленум Верховного суда РФ в п. 12 постановления №8 от 24 декабря 1985 г. в редакции постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. №11 « О судебной практике рассмотрения уголовных дел с протокольной формой досудебной подготовки материалов» разъяснил, что если отсутствие в судебном заседании очевидцев правонарушения вызвано причинами, исключающими возможность их явки, суд вправе огласить объяснения, данные ими органу дознания при досудебной подготовке материалов.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда СССР в определении по конкретному уголовному делу прямо указала, что « в приговоре суд не дал надлежащей оценки существенным противоречиям в объяснениях и показаниях Г.» Однако, мы не

92

поддерживаем идею некоторых ученых -процессуалистов, в частности A.M. Ларина, о рассмотрении всех материалов предварительной проверки (расследования) в качестве документов и придании им, таким образом, статуса доказательств.20 Более взвешенной и обоснованной нам представляется точка зрения В.В. Степанова о необходимости дифференцированного подхода при решении вопроса о доказательственном значении материалов предварительной проверки.21 Примером дифференцированного подхода к вопросу о значении материалов, полученных в стадии возбуждения уголовного дела, является работа А.В. Смирнова,22 в которой он классифицирует всю доказательственную информацию, выявляемую при производстве расследования, в порядке ст. 109 УПК, на несколько групп в зависимости от: круга тех процессуальных решений (и возможности принять процессуальное решение вообще), которые могут быть приняты на основе фактических данных, содержащихся в материалах доследственной проверки; наличия у материала статуса уголовно-процессуального доказательства и устойчивости этого статуса. Таким образом, в ходе проведения проверки в порядке ст. 109 УПК могут быть получены материалы, носящие доказательственный характер, что позволяет нам в совокупности с другими, выявленными выше, характерными чертами подобной деятельности, именовать такую проверку - расследованием преступлений на стадии возбуждения уголовного дела.

Такая разновидность государственного процессуального расследования как расследование в стадии возбуждения уголовного дела может производиться в двух различных формах в зависимости от категории преступлений, по которым возбуждается уголовное дело. Первая форма расследования на данной стадии, которую можно назвать обычной или традиционной проводится по большинству преступлений и представляет собой предварительную проверку первичных материалов о преступлениях в порядке ст. 109 УПК. О сущности и формах данного расследования было сказано выше. Второй формой расследования на стадии возбуждения уголовного дела является проверка в порядке ст. 109 УПК по делам частного обвинения. Особенностью уголовных дел подобного рода является то, что единственным поводом к их возбуждению согласно ст.27 ч. 1 УПК является жалоба потерпевшего. В случае отсутствия жалобы потерпевшего, уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению (ст.5 п.7 УПК). Кроме того, дела частного обвинения подлежат прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым, за исключением случаев, предусмотренных ст. 27 УПК.

93

Возможность возбуждения дела частного обвинения, не иначе, как по жалобе потерпевшего обусловлена тем, что без субъективной оценки лица, в отношении которого совершены те или иные действия, невозможно определить характер причиненного вреда, а следовательно, и способ правовой защиты.

Спецификой расследования на стадии возбуждения уголовного дела по делам частного обвинения является его субсидиарный характер по отношению к непосредственным целям данной стадии по делам частного обвинения, где наряду с установлением необходимых условий для начала производства по делу, суд обязан предпринять все усилия для примирения потерпевшего с лицом, на которое подана жалоба (ч.5 ст. 109 УПК). На это же указывает Верховный суд РФ в своем Постановлении Пленума от 25 сентября 1979 г. №4 в редакции пост. Пленума от21 декабря 1993 г. №11. « О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч.1 ст. 130 и ст.131 УК РСФСР» п. 8 - Учитывая, что примирение позволяет ликвидировать возникший конфликт, нормализовать обстановку, способствует предупреждению правонарушений и преступлений, судам следует принимать меры к достижению этой цели. Судья при приеме жалобы обязан разъяснить потерпевшему его право на примирение с лигюм, которое оно просит привлечь к ответственности, и принять ме-ры к примирению при вызове их для совместной беседы. J

Судебная коллегия по уголовным делам Алтайского краевого суда 28.10.99 г. отменила постановление судьи Приобского районного суда в отношении С. по ст.Пб УК РФ, направив материач на новое судебное рассмотрение. Суд установил:

По поступившему в Приобский РОВД заявлению Р. с просьбой привлечь к уголовной ответственности С. за ее избиение, собраны материалы и в соответствии с требованиями ст. 114 УПК РСФСР, направлены судье. Судья, возбудив уголовное дело, возвратил его для проведения дознания. Судебная коллегия по уголовным делам постановление судьи Приобского районного суда в отношении С. отменила, материал направша судье на новое судебное рассмотрение. Свое решение коллегия мотивировала следующим.

Как видно из материалов дела, судья принял к производству материалы, возбудил уголовное дело и возвратил его для проведения дознания. Однако, сделал это без учета требований закона. По делам частного обвинения (ст.ст. 115, 116, 129 ч. 1, 130 УК РФ), судья обязан принять .меры к примирению потерпевшего и лица, на которого по-

94

дана жалоба. В том случае, если примирение не состоялось, судья возбуждает уголовное дело и принимает меры к его рассмотрению.

Эти требования закона судьей нарушены, что влечет отмену постановления. 4

Жалоба потерпевшего является не только поводом к возбуждению уголовного дела (сообщением о преступлении), но и: определяет пределы судебного разбирательства; указывает на то, когда, кем и где совершено противоправное деяние; в чем конкретно оно выразилось и чем подтверждается просьба потерпевшего о привлечении лица, на которое подана жалоба, к уголовной ответственности. То есть жалоба должна содержать информацию, указывающую на признаки преступления (элементы состава преступления: объективную сторону, объект и субъект преступления), а также фактические данные или сведения, подтверждающие просьбу потерпевшего. Вкупе с требованиями Пленума (п.5) о недопустимости оставления жалобы потерпевшего без разрешения по мотивам отсутствия доказательств, следует констатировать, что в значительной мере обязанность расследования обстоятельств совершенного преступления (процессуального доказывания) по делам частного обвинения ложится на потерпевшего. Судья же, с целью обеспечения законности и обоснованности решения о возбуждении уголовного дела, должен в каждом конкретном случае проверять изложенные в жалобе сведения, истребуя для этого объяснения лица, на которое подана жалоба и иные материалы, подтверждающие факты, указанные в жалобе.

Таким образом, для второй формы расследования при возбуждении уголовного дела частного обвинения характерна активная роль потерпевшего при установлении достаточных оснований для возбуждения дела, обязательное наличие лица, в отношении которого возбуждается уголовное дело и наличие субсидиарной цели, характерной для всей стадии возбуждения уголовного дела по делам частного обвинения - необходимости примирения потерпевшего и лица, на которое подана жалоба.

Изучение 37 уголовных дел частного обвинения, рассмотренных судами г. Барнаула, показало, что в ряде случаев, когда по такого рода делам не было установлено лицо, совершившее преступление, или возникала необходимость в определении тяжести вреда здоровью, досудебное производство по делам частного обвинения проводилось в форме протокольной формы досудебной подготовки материалов или в форме дознания. В этих случаях уголовные дела возбуждались начальниками органов дознания, что не соответствует требованиям закона (ст. 109 УПК).25

95

Мы рассмотрели одну из разновидностей государственного процессуального расследования преступлений - расследование на стадии возбуждения уголовного дела и две его формы: традиционное расследование в порядке ст. 109 УПК и расследование в стадии возбуждения уголовного дела по делам частного обвинения.

Разновидность расследования в стадии возбуждения уголовного дела -протокольная форма досудебной подготовки материалов.

Особой разновидностью расследования преступлений на стадии возбуждения уголовного дела является протокольная форма досудебной подготовки материалов, которая внешне, по форме, во многом совпадает с проверкой в порядке ст. 109 УПК, поскольку оно также производится до возбуждения уголовного дела, также ограничено десятидневным сроком, выражается в проверочных действиях, помимо которых допускается выполнение следственного действия - осмотра места происшествия. Однако, протокольной форме расследования присущи и существенные отличия от обычного порядка производства доследственной проверки, позволяющие отнести ее к самостоятельной разновидности расследования.

Специфика протокольной формы расследования на стадии возбуждения уголовного

дела заключается в следующем:

В законе дан исчерпывающий перечень составов преступлений, по которым воз- можна протокольная форма досудебной подготовки материалов (ст.414 УПК), но не даны основания или условия применения подобной формы расследования вместо дознания или предварительного следствия. Хотя в теории и на практике вопрос о критериях применения протокольного производства достаточно изучен. В. Дьяченко и А. Матвиенко по поводу условий применения протокольной формы пишут: «Подготовка материалов в протокольной форме возможна только в том случае, если преступление совершено в условиях очевидности, выражающейся в полной ясности правовой квалификации правонарушения, в наличии правонарушителя, а также неопровержимых данных о преступном событии, когда установление всех его обстоятельств не требует производ-

~ 26

ства следственных действии, за исключением осмотра места происшествия».

Производство по указанным в ст.414 УПК делам ведется по общим правилам Уголовно- процессуального кодекса, за изъятиями, установленными гл. 34 (ст.414 -419 УПК). Это означает, что деятельность органа дознания, осуществляемая в протокольной

96

форме, является уголовно-процессуальной, поскольку она урегулирована процессуальным законом. Кроме того, при протокольном расследовании имеет место функция уго- ловного преследования, выражающаяся в принятии решения о возбуждении уголовного дела и формулировании обвинения, которая была необоснованно возложена на суд. Но после признания ч.1 ст.418 УПК не соответствующей Конституции РФ, она, в соответ- ствии с общими правилами УПК, возложена на орган дознания.27 Начальник органа дознания, в соответствии с общими правилами производства по уголовным делам, установленными УПК, рассмотрев материалы, подготовленные по протокольной форме, выносит постановление о возбуждении уголовного дела. Возбуждение уголовного дела судом по материалам протокольной формы признается существенным нарушением закона, влекущим отмену приговора. Судебная коллегия по уголовным делам Алтайского краевого суда своим Определением от 20.11.97 г. отменила приговор суда, в связи с нарушением требований ст. 418 УПК РСФСР. Приговором Солонешенского районного суда от 9 апреля 1997 года К. осуждена по ст. 158 ч. 1 УК РФ на 6 месяцев лишения свободы условно, за то, что в декабре 1996 года в помещении школы украла пару женских сапог. Рассмотрев дело по протесту прокурора, судебная коллегия приговор суда отменила и в определении указала, что из материалов дела видно, что материал в порядке ст. 414 УПК РСФСР о краже сапог поступил в суд, а суд, в порядке ст. 418 УПК РСФСР, сформулировал обвинение и возбудил уголовное дело. Рассматривая дело, суд не учел, что Постановлением Конституционного Суда РФ от 28 ноября 1996 года по делу о проверке конституционности ст. 418 УПК РСФСР положения ч. 1 и ч. 2 этой статьи, наделяющие судью полномочиями возбуждать уголовное дело по подготовленным в протокольной форме материалам, признаны не соответствующими Конституции РФ, поэтому после 28 ноября 1996 года решение судьи является незаконным. Правом возбуждения дела по таким материалам наделены лишь органы дознания, следователи, прокуроры, поэтому, отменив приговор, судебная коллегия направила материал прокурору для решения вопроса о возбуждении дела в соответствии с действующим законодательством.28

(Т.В. Трубниковой высказана точка зрения об отсутствии необходимости в вынесении постановления о возбуждении уголовного дела по материалам, подготовленным по протокольной форме.)29

97

Порядок истребования характеристик, объяснений в ходе протокольной формы досудебной подготовки материалов такой же, как при дознании и предварительном следствии, и соответствует ст.70 УПК, ибо других правил действующее законодательство не содержит.

Коль скоро, на расследование в протокольной форме распространяются общие правила, установленные УПК, следовательно, при осуществлении подобного расследования необходимо руководствоваться требованиями всесторонности, полноты и объективности в процессе установления материалами проверки всех обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу (ст.68 УПК). Однако, эти обстоятельства устанавливаются не любыми доказательствами, а исключительно при помощи формально определенных в законе средств доказывания (ч. 1 ст.415 УПК), именуемых в ст. 69 УПК, как иные документы. Это обусловлено тем, что, как отмечает С.Л. Лонь: «На практике нет необходимости усложнять процессуальные формы доказывания по категории преступлений, не представляющих большой общественной опасности. Собранные фактические данные в ходе досудебной подготовки материалов позволяют установить истину по делу, а их оформление в результате проверочно-подготовительных действий в материалах, актах, документах делает их доступными для доказывания события преступления и виновности привлекаемого при рассмотрении дела в суде»/0

Если расследование в порядке ст. 109 УПК призвано установить наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, то протокольная форма расследования направлена на установление обстоятельств совершенного преступления и личности правонарушителя, а собранные в ходе ее производства материалы, являются доказательствами, что, в свою очередь, свидетельствует о том, что по своей правовой природе и результатам она близка к дознанию и предварительному следствию. Доказательством этого является то, что в случае невозможности средствами протокольного расследования установить существенные обстоятельства совершения преступления производится дознание или предварительное следствие (ст. ст. 416, 417). В этой связи, справедливо утверждение Ю.К. Якимовича о том, что «задачи, предмет и пределы доказывания в досудебном протокольном производстве те же, что и при производстве расследования, однако средства доказывания иные, такие же, что и в стадии возбуждения уголовного дела».31

98

В рамках протокольной формы расследования появляется фигура, так называемого, правонарушителя (чего нет при проверке в порядке ст. 109), то есть лица, заподозренного в совершении преступления, по которому осуществляется протокольная форма досудебной подготовки материалов, и которое изобличается материалами подобного расследования в совершении преступления. Его правовое положение во многом схоже с положением подозреваемого и обвиняемого в стадии предварительного расследования. В соответствии со ст.415 УПК, у правонарушителя отбирается обязательство являться по вызовам органа дознания и суда и сообщать о перемене места жительства. Указание в законе на возможность применения такой меры процессуального принуждения также свидетельствует о существенных отличиях протокольной формы расследования от расследования в порядке ст. 109 УПК.

Заключительным документом подобной разновидности расследования является протокол, который, по сути дела, содержит те же данные, что и обвинительное заключение (обстоятельства дела, доказательства, квалификация содеянного, список лиц, вызываемых в суд, и т.д.), что в известной мере роднит такое расследование с дознанием и предварительным следствием. И в то же время показывает определенную специфику протокольного расследования по отношению к задачам, решаемым в стадии возбуждения уголовного дела в целом.

Известная схожесть протокольного расследования с предварительным расследованием преступления позволила некоторым ученым отнести ее к расследованию в форме сокращенного дознания.32 В этой связи, необходимо согласиться с СП. Ефимичевым, который опровергает такую точку зрения, утверждая, что дознание отличается от уголовно- процессуальной проверки средствами получения доказательственной информации, кругом участников процесса, составляемыми процессуальными актами. Дознание и предварительное следствие проводятся только по возбужденному уголовному делу и, кроме того, действующему законодательству известно сокращенное дознание по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, но и оно возможно лишь после возбуждения уголовного дела/3 Мы также присоединяемся к мнению авторов статьи «Проблемы применения досудебной подготовки материалов в протокольной форме»34 о том, что с точки зрения средств уголовно - процессуального доказывания и срока производства, протокольная форма по своей правовой природе тяготеет к стадии возбуждения уголовного дела. В то же время прав и С.Л. Лонь в том, что «досудебная

99

подготовка материалов является стадией протокольного производства, раскрывающей содержание его досудебной части. Она обладает определенной самостоятельностью и имеет специфическую характеристику. Поэтому досудебная подготовка материалов может сама рассматриваться в системе видов досудебного производства уголовного процесса, где она занимает наряду с дознанием и предварительным следствием само-стоятельное место».

С учетом изложенного и основываясь на различиях в непосредственных задачах, решаемых в ходе досудебной части протокольного производства и предварительной проверки в порядке ст. 109 УПК, мы относим протокольное производство, направленное на установление обстоятельств совершенного преступления, в его досудебной части, к самостоятельной разновидности расследования на стадии возбуждения уголовного дела.

Судебная практика судов г. Барнаула и Алтайского края, в связи с признанием Кон- ституционным Судом РФ не соответствующими Конституции РФ положений ст.418 УПК РСФСР, возлагающих на суд полномочия возбуждать уголовные дела по материачам о преступлении, подготовленным по протокольной форме, пошла по пути фактического упразднения протокольного производства, ориентируясь при этом на решение (постановление) принятое Президиумом Верховного Суда по делу СВ. Яковлева от 26 февраля 1997 г. В своем постановлении Президиум Верховного Суда Российской Федерации указал, что в связи с признанием неконституционными отдельных положений ч.1,2 ст. 418 УПК, органы дознания и прокуроры по всем делам о престуте-ниях, перечисленных в ст. 414 УПК РСФСР, должны, не применяя правила гл. 34 УПК РСФСР, регламентирующие протокольную форму досудебной подготовки материалов о преступлении, выносить решение о возбуждении уголовного дела и проводить по ним расследование.

Так, 1.04.1997г. судья Железнодорожного районного суда г. Барнаула, рассмотрев материалы протокольной формы в отношении гражданина Пестехина В.П. по ст. 119 УК РФ установила: в соответствии с Постановлением. КС РФ от 28.11.96 г., судья не вправе по делам протокольной формы возбуждать уголовное дело и формулировать обвинение. Данное полномочие предоставлено органам дознания следствия и прокуратуры. Руководствуясь ст.ст. 416, 120, 10 УПК РСФСР, при возбуждении уголовного дела производится дознание, в ходе которого выполняются процессуальные действия, такие как: предъявление обвинения, ознакомление с материалами, составление обвинительного

100

заключения, утверждение его прокурором и направление дела в суд, поскольку в соответствии со ст.4 УПК РСФСР никто не может быть привлечен в качестве обвиняемого иначе, как на основаниях и в порядке установленном законом.

Судья постановила: на основании изложенного и руководствуясь ст.261, ч.1. ст. 418 УПК, направить материалы протокольной формы в отношении Пестехина В.П. прокурору Железнодорожного района для производства дознания.36 Подобные решения принимались судами Октябрьского, Ленинского, Индустриального районов г. Барнаула, Крутихинским, Кулундинским и др. районными судами Алтайского края.

Конституционный Суд РФ в своем Определении от 7 октября 1997 г. «О разъяснении постановления КС РФ от 28 ноября 1996 года …»J? указал, что признание постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1996 года не соответствующими Конституции РФ отдельных положений ч. 1,2 ст. 418 УПК РСФСР, определяющих полномочия судьи по возбуждению уголовного дела и формулированию обвинения против конкретного лица, не может служить основанием для признания недействующими и для отказа от применения других положений гл. 34 УПК РСФСР, регламентирующих досудебную подготовку материалов о преступлении в протокольной форме и их рассмотрение судом. При этом постановление Конституционного Суда Российской Федерации действует непосредственно и до внесения изменений в уголовно-процессуальное законодательство нормы гл. 34 УПК РСФСР применяются исходя из того, что функция осуществления публичного обвинения, независимо от различий в установленных законом процессуальных формах, возлагается на органы дознания, предварительного следствия и прокуратуры.

С учетом данного Определения Конституционного Суда РФ, на сегодняшний день, решение о возбуждении уголовного дела в отношении правонарушителя по результатам рассмотрения материалов протокольной формы досудебной подготовки принимается (санкционируется) начальником органа дознания на основе фактических данных, установленных протоколом об обстоятельствах совершенного правонарушения, составленного работником органа дознания в порядке ст. 415 УПК/8

101

Разновидность -дознание в порядке ст. 119 УПК по делам, требующим производства предварительного следствия.

Уголовно-процессуальный характер дознания как разновидности расследования очевиден, поскольку: оно является составной частью уголовного процесса и призвано решать его задачи; регулируется уголовно - процессуальным законом; осуществляется процессуальными способами и средствами; ведется в процессуальных формах; предполагает наличие у участвующих в нем лиц самостоятельного процессуального статуса; опосредуется уголовно - процессуальными отношениями, которые складываются между указанными лицами; ограничено системой соответствующих процессуальных гарантий законности. В рамках уголовного судопроизводства существуют две разновидности дознания (ст. 119,120 УПК). Выделение дознания в порядке ст.119 УПК в самостоятельную разновидность расследования обусловлено значительными различиями в его непосредственных задачах и порядке производства с иными разновидностями и формами расследовагоы, в частности с дознанием в порядке ст. 120 УПК и предварительным следствием. Именно к дознанию в порядке ст.119 УПК относится его определение М.С. Строговичем, как первоначального этапа расследования уголовного дела, на котором фиксируются следы преступления и производятся неотложные следственные действия для раскрытия преступления и обнаружения преступника.j9

Основаниями для начала производства расследования, в порядке ст.119 УПК, являются, во - первых, обнаружение в ходе деятельности органа дознания совершенного, совершаемого или подготавливаемого преступления. Во - вторых, необходимость про- изводства по нему неотложных следственных действий «по горячим следам», так как промедление с их производством может повлечь исчезновение, порчу, утрату, фальси- фикацию доказательств. В - третьих, объективная невозможность следователя приступить к производству расследования с самого начала.

Специальной, непосредственно указанной задачей расследования в порядке ст. 119 УПК является установление и сохранение следов преступления.

Для этого законом предусмотрен исчерпывающий перечень неотложных следственных действий, производство которых ограничено десятидневным сроком ст. 121 УПК. При производстве неотложных следственных действий лицо, производящее дознание при собирании, проверке и оценке доказательств, руководствуется теми же процессуальными нормами, что и следователь. Ведь процессуальный режим производства след-

102

ственных действий не зависит от того, осуществляются ли они как неотложные или нет. По характеру и содержанию неотложные следственные действия сливаются с предварительным следствием, составляя его органическую часть на первоначальном этапе про- изводства по делу. Но если обычное расследование, помимо, первоначального этапа имеет еще и последующий, то дознание в порядке ст.119 УПК ограничено кругом неот- ложных следственных действий, при выполнении которых дело должно бьпъ передано органом дознания следователю, не дожидаясь истечения десятидневного срока. Специальная задача для деятельности органа дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно по установлению и закреплению следов преступления, не позволяет ему при осуществлении неотложных следственных действий выносить постановление о привлечении в качестве обвиняемого, предъявлять обвинение и допрашивать обвиняемого. А тем более, орган дознания не вправе заканчивать расследование, предъявлять материалы дела обвиняемому, составлять обвинительное заключение или постановление о прекращении производства по делу и т.д. При осуществлении расследования в порядке ст. 119 УПК орган дознания не обязан установить с исчерпывающей полнотой и всесторонностью все обстоятельства предмета доказывания по уголовному делу, всех обвиняемых и все эпизоды преступной деятельности, хотя при производстве неотложных следственных действий обязан руководствоваться требо- ваниями принципа всесторонности, полноты и объективности в ходе процессуального доказывания. На нем не лежит обязанности изобличения при помощи доказательств лица, обвиняемого в совершении преступления, и решения вопроса об окончательной квалификации преступления. Все это находит свое выражение в требованиях процессуальной формы к оформлению результатов дознания в порядке ст.119 УПК, которые отражаются не в обвинительном заключении, а в постановлении органа дознания о направлении дела следователю. В связи с тем, что в деятельности большинства органов дознания сочетаются следственные и оперативно - розыскные действия, процессуальный закон возлагает на орган дознания в целом, и на расследование в порядке ст.119, в частности, обязанность по установлению преступников, которая не снимается с органа дознания, даже в случае, передачи дела следователю. Активное сочетание при производстве расследования в виде дознания процессуальных и оперативно -розыскных мер, вкупе с вышеизложенным, позволяет говорить о дознании в порядке ст.119 УПК, как о самостоятельной разновидности расследования в уголовном процессе.

103

Подход к дознанию, как к первоначальному этапу расследования, характерен и для представителей русской дореволюционной, процессуальной науки.

По мнению ИЛ. Фойницкого «по своей задаче дознание направляется, главным об- разом, к расследованию преступного события или происшествия… на дознании лежит обязанность собирания всех первых следов преступного деяния во всем объеме… от большей или меньшей удачи его, как от всякого почина, нередко зависит судьба всего дела. Оно находится в тесной связи с предварительным следствием, потому, что удостоверяет действительность расследуемого преступления, дает материал к началу следствия, устанавливает взгляд следователя на способы к дальнейшему раскрытию истины, на образ его действий по отношению к обстоятельствам дела и к лицам, в нем участвующим. Но по задачам и по объему средств, находящихся в его распоряжении, и по

40

органам его оно существенно разнится от предварительного следствия.

«Под дознанием разумеется первоначальное производство, имеющее целью собирание данных для удостоверения в том, что известное событие составляет деяние, запрещенное законом под страхом наказания и для открытия виновника этого деяния.»41

Дознание и розыск заключают в себе ряд действий, посредством которых собираются сведения для удостоверения в том, что происшествие есть действительно преступление, и для обнаружения лица, которое можно, по всей вероятности, предполагать виновником определенного преступления.42

Разновидность - предварительное расследование и его формы (дознание в порядке ст.120 УПК и предварительное следствие).

Нет необходимости доказывать, что дознание в порядке ст.120 УПК и предварительное следствие являются расследованием преступлений в уголовном процессе. Объединение их в одну разновидность расследования обусловлено общностью выполняемых ими функций в рамках уголовного процесса и единством непосредственных задач, решаемых как органом дознания в порядке ст.120 УПК, так и следователем при производстве по уголовному делу. Обе формы предварительного расследования представляют собой деятельность по собиранию, проверке и оценке доказательств, на основе которых устанавливаются обстоятельства предмета доказывания, в целях быстрого и полного раскрытия преступления, изобличения и привлечения в качестве обвиняемого лица, его совершившего, принятие мер по пресечению преступления, выявлению и устранению

104

причин и условий, способствовавших его совершению, а также мер по обеспечению возмещения ущерба, причиненного преступлением. Проводятся, указанными в законе должностными лицами: следователем, органом дознания (лицом, производящим дознание) и в необходимых случаях (в порядке исключения) прокурором в силу принципа публичности по возбужденному уголовному делу. Выражаются в производстве определенной совокупности следственных действий, регламентированных законом ст. ст. 119-124, 129-210 УПК, и обеспеченных возможностью применения, в случае противодействия их производству, процессуальных санкций (привод, задержание, обыск), в предусмотренные законом сроки расследования. Предварительный характер расследования обусловлен его отношением к судебному разбирательству, для которого выводы расследования об обстоятельствах совершения преступления являются версией обвинения, подлежащей всесторонней проверке в суде, а не самим характером выводов о наличии преступления, его квалификации, о лицах, его совершивших, и по другим вопросам, к которым приходит следователь (лицо, производящее дознание) по окончании расследования дела до его направления в суд.

Основная нагрузка в решении задачи по быстрому и полному раскрытию преступлений возложена на органы предварительного следствия и дознания, которые первыми сталкиваются с событием преступления и обязаны предпринять все, предусмотренные законом меры, к установлению этого события, лиц, виновных в совершении преступления, к их наказанию.

Формы предварительного расследования - дознание в порядке ст. 120 УПК и предва- рительное следствие могут быть условно разделены на два этапа: до привлечения лица в качестве обвиняемого и после, причем, каждый из этих этапов имеет довольно специфический круг непосредственно решаемых задач. На первом этапе происходит обнаружение и сохранение материальных следов преступления; отыскание средств доказывания, при помощи которых можно установить событие преступления; получение и процессуальное закрепление доказательств посредством производства необходимых следственных действий. Вся эта деятельность органов предварительного расследования обусловлена наличием преступлен™, имеет своей ближайшей целью обнаружение лица, совершившего преступление, для привлечения его к уголовной ответственности. (Необходимо отметить, что этот этап не совпадает с первоначальным этапом производства по делам, по которым обязательно производство предварительного следствия, т.е. рассле-

105

довании в порядке ст.119 УПК, так как он больше по объему к тому же существует при производстве дознания по ст. 120 УПК.)

После привлечения обвиняемого, задачей органов расследования является изобличение виновного и быстрое и полное раскрытие преступления. Быстрота обусловлена не- обходимостью приблизить момент совершения преступления к моменту наказания виновного, что во многом обеспечило бы эффективность борьбы с преступностью. Полнота раскрытия преступления достигается, во-первых, выявлением всех участников пре- ступления и во-вторых, точным установлением степени вины каждого из них, мотивов преступной деятельности, отягчающих и смягчающих доказательств. Кроме того, в ходе расследования должны быть установлены характер и размеры причиненного преступлением ущерба. В отношении привлеченных к ответственности обвиняемых могут быть применены такие меры, которые обеспечили бы их не уклонение от суда (меры пресечения) и возможность взыскания причиненных преступлением убытков, а в некоторых случаях и применением конфискации (наложение ареста на имущество). На втором этапе расследования закон требует обоснованности привлечения граждан к уголовной ответственности, точной и правильной квалификации преступления, создания необходимых предпосылок для судебного разбирательства. Перед органами расследования стоят не только задачи раскрытия уже совершенных преступления и изобличения виновных, но и задача предупреждения и искоренения преступлений, в связи с чем органы государства обязаны в ходе расследования выявлять причины и условия, способствующие совершению преступлений и принимать меры к их устранению (ст. ст. 68,140 УПК). В ходе предварительного расследования проявляются воспитательные функции уголовного судопроизводства. В ходе производства расследования следователь и лицо, производящее дознание, вступают во взаимоотношения с участниками уголовного процесса. Объективность и беспристрастность следователя, точное следование требованиям закона, обеспечение заинтересованным лицам возможности реализовать свои права, безусловно, оказывает на последних определенное воспитательное воздействие. Таковы вкратце те непосредственные задачи, которые приходится решать государственным органам при производстве предварительного следствия и дознания в порядке ст. 120 УПК. Как было сказано выше, мы объединяем дознание в порядке ст. 120 УПК и предварительное следствие в одну разновидность - предварительное расследование преступлений в уголовном процессе, несмотря на имеющиеся отличия в процессуальном порядке

106

их производства, предусмотренные п.п. 2,3 ч.2 ст. 120 УПК, ст. 121 УПК. Форма или порядок производства того или иного расследования, устанавливаемый законодателем, призван, с одной стороны, обеспечить полное, всестороннее и объективное выяснение обстоятельств преступления, а, с другой стороны, предоставить наибольшие гарантии прав и законных интересов всем участникам процесса, в том числе обвиняемым и потерпевшим от преступления. Любые ограничение прав и законных интересов участников уголовного процесса необходимы и оправданы только в том случае, когда их объем и возможная реализация при производстве по делу воспрепятствуют или существенно осложнят возможность установления истины. Подобное ограничение способно предотвратить такую ситуацию, когда соотношение интересов личности и интересов правосудия сделает невозможным решение задач уголовного судопроизводства по конкретному делу. Существующие ограничения прав потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей при производстве дознания в порядке ст. 120 УПК, по мнению большинства ученых - процессуалистов, необоснованно ограничивают права этих субъектов при ознакомлении с материалами проведенного дознания и никоим образом не способствуют, а скорее препятствуют, установлению истины. Не оправданы также ограничения процессуальной самостоятельности органа дознания во взаимоотношениях с надзирающим прокурором, предусмотренные п.З ст.120 УПК. При устранении всех существующих ограничений процессуальной формы, сопряженных с производством дознания в порядке ст.120 УПК, такая форма расследования по своей сути (целям, задачам и процессуальной форме) не будет отличаться от предварительного следствия. Различия между дознанием в порядке ст.120 УПК и предварительным следствием не носят функционального характера, позволяющего их отнести к различным разновидностям расследования на досудебном этапе производства по делу. Эти различия носят формальный, процедурный характер и зависят от категории уголовных дел, по которым проводится предварительное расследование в той или иной форме.

Согласно Проекту УПК РФ, принятого в первом чтении Государственной Думой РФ постановлением № 1498 - 2 от 06.06.97, система расследования преступлений на досудебном этапе производства по делу выглядит следующим образом.

Расследование преступлений на стадии возбуждения уголовного дела в форме дос- ледственной проверки осугцествляется только в необходимых случаях, когда в течение 24- х часов невозможно решить вопрос о возбуждении дела и возникает необходи-

107

мость в собирании и проверке доказательственной информации. В этих случаях срок проверки продляется прокурором до десяти суток (ст.] 56 Проекта УПК РФ).

Основное отличие правового регулирования стадии предварительного расследования в Проекте УПК РФ и действующем УПК РСФСР касается полномочий органа дознания, который, наряду с выполнением неотложных следственных действий по делам, по которым обязательно производство предварительного следствия, вправе, в случаях, предусмотренных ст.2б, производить предварительное следствие, если преступление, отнесенное к подследственности органов дознания, совершено несовершеннолетними или лицами, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осугцествить свое право на защиту, а также, когда в десятидневный срок невозможно обеспечить всесторонность и полноту исследования обстоятельств дела.

Дознание по делам, не требующгш производства предварительного следствия, проводится только в случаях, когда известно лицо, подозреваемое в совершении предусмотренного Уголовным Кодексом Российской Федерации деяния (ст.25б Проекта). Органом дознания в отношении этого лица возбуждается уголовное дело, которое с момента возбуждения дела приобретает статус подозреваемого. Дознание по такого рода делам ограничено десятидневным сроком, который может быть продлен прокурором до двадцати дней (ч,2 ст.255). По окончании дознания дознаватель выносит постановление, в котором указывает обстоятельства совершения преступления, лицо, обвиняемое в его совершении, и другие, установленные в ходе производства по делу. Лицо, в отношении которого в установленном настоящим Кодексом порядке вынесено постановление об окончании дознания и направлении дела в суд, признается обвиняемым (ст. 259 Проекта УПК РФ). С незначительными отличиями, указанными в ст. ст. 284, 286 УПК, аналогичная модель досудебного производства использована в Уголовно -процессуальном кодексе Казахской Республики (ст. ст. 200, 284,191, 285- 289 УПККаз. Респ.).

Предварительному следствию, в рамках предварительного расследования, также присущи некоторые особенности в зависимости от категории уголовных дел, по которым оно проводится. Следовательно, имеет смысл говорить о существовании различных форм предварительного следствия в уголовном процессе.

Первой формой предварительного следствия является производство по делам о пре- ступлениях, предусмотренных ст.36 УПК или по делам, так называемой, краевой, обла-

108

стной подсудности. Критерий разделения предварительного следствия на формы (категория уголовных дел) в данном случае носит материально -правовой характер и зависит от вида и размера наказания, которое может быть назначено обвиняемому (подсудимому) за совершение преступления. Особенностью этой формы предварительного следствия является то, что, если лицо обвиняется в совершении преступления, предусмотренного в ст. 36 УПК, то оно имеет право на рассмотрение его дела судом присяжных в краевом, областном, республиканском и городском судах субъекта РФ. Обвиняемый имеет право заявить ходатайство о рассмотрении его дела судом присяжных при объявлении ему об окончании предварительного следствия и предъявлении для ознакомления всех материалов дела (ст. 423 ч. 1 УПК). При ознакомлении обвиняемого со всеми материалами дела следователь обязан разъяснить ему право ходатайствовать о рассмотрении его дела судом присяжных, а также юридические последствия удовлетворения такого ходатайства. Подобное ходатайство либо отказ от использования права на суд присяжных, а также другую позицию обвиняемого по данному поводу следователь обязан за- фиксировать в отдельном протоколе. Специфика производства по преступлениям указанным в ст.36 УПК заключается и в том, что за совершение ряда преступлений, преду- смотренных в этой статье, в качестве наказания может быть применена смертная казнь. Это обязывает следователя при производстве предварительного следствия обеспечить обвиняемого защитником с момента предъявления обвинения, в случаях, если защитник не приглашен обвиняемым, его законным представителем или другими лицами по его поручению (ст. 49 УПК). Участие защитника в производстве предварительного следствия, безусловно, оказывает влияние на его ход и результаты. Наряду со случаями, предусмотренными ст. 49 УПК, участие защитника обязательно по всем делам, которые могут быть рассмотрены судом присяжных, при объявлении обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявлении ему для ознакомления всех материалов дела. Следователь в этом случае обязан обеспечить обвиняемого защитником, если защитник не был приглашен самим обвиняемым или другими лицами по его поручению (ст.426 УПК).

Вторая форма -предварительное следствие по делам несовершеннолетних. Законодатель, учитывая присущие несовершеннолетним психические и социально -психологические особенности, в дополнение к общему порядку производства по уголовным делам включил в УПК нормы, предусматривающие особые правила расследования и рас-

109

смотрения уголовных дел о преступлениях лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста на момент совершения преступления, которые в значительной мере дополняют общий порядок судопроизводства (гл.32 УПК). Особенностью предварительного следствия по делам несовершеннолетним, как, впрочем, и последующего судебного расследования является специфика предмета доказывания по такого рода делам (ст. ст. 68, 392 УПК). По делам о преступлениях несовершеннолетних обязательно проведение предварительного следствия (ст. 126 УПК). По делам о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими восемнадцатилетнего возраста, обязательно участие защитника с момента указанного в ч. 1 ст.47 УПК. В соответствии с УПК в допросе несовершеннолетнего, не достигшего 16-ти летнего возраста, по усмотрению следователя, прокурора или по ходатайству защитника, может участвовать педагог. Участие педагога также возможно при допросе несовершеннолетнего старше 16-ти лет, если он признан умственно отсталым (ст.397 УПК). Определенную специфику имеет процедура применения принудительных мер в отношении несовершеннолетних. При производстве по делу это выражается в дополнительных основаниях к применению задержания и заключения под стражу (ст.393 УПК) и особой мере пресечения для несовершеннолетнего - отдача его под присмотр родителей, попечителей, опекунов или администрации закрытых детских учреждений, где воспитывается несовершеннолетний (ст.394 УПК). При объявлении несовершеннолетнему обвиняемому по окончании
предварительного следствия и предъявления ему для ознакомления материалов дела, может присутствовать законный представитель, если он ходатайствует об этом. Законный представитель обвиняемого имеет право на заявление ходатайств о дополнении предварительного следствия. Следователь вправе не допустить его к участию в ознакомлении с материалами дела, если признает, что это может идти в ущерб интересам несовершеннолетнего (ч.2 ст.398 УПК). Следователь с согласия прокурора может прекратить уголовное дело в отношении несовершеннолетнего на основании ч.2.п.5.ст.5 УПК и, в соответствии со ст.8 УПК, с применением принудительных мер воспитательного характера.

Самостоятельной разновидностью предварительного расследования является предварительное следствие в рамках производства по применению принудительных мер медициского характера (гл.33 УПК). По уголовному праву субъектом преступления признается только вменяемое лицо. Лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное дея-

по

ние, в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера (ч.2 ст.21 УК РФ). Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера (ч.2 ст.22 УК РФ). Лицам, указанным в ч.1 ст.97 УК РФ, принудительные меры медицинского характера назначаются только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц. Целями применения принудительных мер медицинского характера является излечение лиц, указанных в ч.1 ст. 97 УК РФ, или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых преступных деяний. По делам подобной категории обязательно производство предварительного следствия (ст. 404 УПК). По ст. 120 УПК орган дознания обязан передать дело следователю для производства предварительного следствия с того момента, когда появляется необходимость выяснить вопрос о вменяемости лица, в отношении которого ведется дознание, либо по получении соответствующего заключения судебно- психиатрической экспертизы, либо по получении официальных медицинских документов, свидетельствующих о психическом заболевании лица.

По делам этой категории должны быть установлены обстоятельства совершения общественно опасного деяния душевнобольным и обстоятельства, касающиеся психического состояния душевнобольного до совершения, во время совершения общественно опасного деяния и во время расследования дела (ст.404 УПК). В отношении душевнобольного не ставится вопрос о доказывании его виновности в совершении преступления, мотивов преступления, обстоятельств, влияющих на степень и характер его ответственности. Необходимо лишь достоверно выяснить, что общественно опасное деяние совершено данным лицом. Как указал Верховный Суд СССР в п.4 Постановления Пленума от 26 апреля 1984 г. « О судебной практике по применению, изменению и отмене принудительных мер медицинского характера»4, применение принудительных мер медицинского характера возможно лишь при доказанности совершения лицом, в отношении которого рассматривается дело, общественно опасного деяния, содержащего признаки конкретного преступления.

В отношении лица, у которого психическое расстройство наступило после совершения преступления, подлежат доказыванию все обстоятельства, указанные как в ст.404,

Ill

так и в ст.68 УПК. Их выяснение необходимо, поскольку после выздоровления такое лицо может быть привлечено к уголовной ответственности. В число обстоятельств, подлежащих установлению по делам данной категории, должны быть включены причины и условия, способствовавшие совершению общественно опасного деяния.

В юридической науке уголовно - процессуальное производство по применению при- нудительных мер медицинского характера вполне справедливо относят к особым про- изводствам, в силу специфики решаемых в ходе него задач.44

«Уголовно - процессуальное производство по применению принудительных мер ме- дицинского характера в отношении лица, совершившего общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, не направлено на установление или изменение уголовно -правового отношения, поскольку оно и не возникало. В том случае, когда принудительные меры медицинского характера применяются к лицу, заболевшему душевным заболеванием после совершения преступления, устанавливается лишь наличие уголовно -правового отношения, но не его содержание.45

Таким образом, задачей предварительного расследования по такого рода делам является установление общественно опасного деяния, содержащего признаки преступления, лица его совершившего и оснований для применения к нему принудительных мер медицинского характера.

Предварительное следствие по делам данной категории следователь оканчивает вынесением постановления о прекращении дела либо постановления о направлении дела в суд с учетом требований ст. 406 УПК.

Разновидность - судебное расследование.

При выделении судебного следствия в самостоятельную разновидность информационно - познавательной, предметно -практической деятельности (расследования) вполне резонны сомнения в правомерности самой постановки вопроса о расследовании в суде. В силу того, что деятельность судебных органов в уголовном процессе опосредована основной задачей - осуществлением правосудия по уголовным делам и не имеет необходимых средств для самостоятельного, без помощи органов следствия, установления всех фактических обстоятельств совершенного преступления. Можно ли говорить вообще о судебном расследовании и его самостоятельности, когда вся тяжесть раскрытия преступления падает на следователя, а суд, как правило, получает от прокурора «гото-

112

вое дело». Ему не приходится двигаться теми непроторенными тропами, которыми шел следователь. Суд избавлен во многом от той черновой и кропотливой работы, которую

46

пришлось проделать следователю.

Для положительного решения вопроса о том, является ли судебное следствие разновидностью публичного, процессуального расследования преступлений, необходимо установить, имеет ли оно совокупность всех характерных черт, присущих любому расследованию преступления, и в чем заключается его специфика, применительно к предварительному следствию, как наиболее близкой по форме и задачам разновидности расследования.

На наш взгляд, есть все основания отождествлять понятия судебное следствие и судебное расследование, поскольку судебное следствие является особым, специфическим средством познания обстоятельств совершенного преступления государственными органами, осуществляющими производство по делу, и одной из важнейших частей судебного разбирательства. В его основе лежат те же информационные процессы, тот же познавательный механизм установления обстоятельств совершенного преступления, что и при производстве предварительного расследования. По мнению С.А. Шейфера одним из постулатов, на которых базируется теория доказательств уголовного процесса, является единство познавательных действий на предварительном следствии и в суде, в равной мере призванных преобразовывать следы события в доказательства в процессуальном смысле слова.47 «… уголовно - процессуальное законодательство в регламентации производства следственных действий должно также исходить из той реальности, что предварительное следствие и судебное разбирательство - это взаимосвязанные разновидности поисково-познавательной практической деятельности, направленной на установление объективной истины, основывающейся на полном и всестороннем исследовании обстоятельств конкретного преступного деяния.»48

Судебное разбирательство и судебное следствие, как его основная и важнейшая часть, не сводятся к проверке в новых условиях материалов предварительного следствия, на что правильно указывал М.С. Строгович, а представляет собой самостоятельное исследование всех обстоятельств дела, которое дает основание для постановления приговора.

« .. .суд вовсе не продолжает исследование, начатое на предварительном следствии, а производит его полностью и до конца, отнюдь не исходя из того, что те или иные факты

113

уже доказаны, установлены на предварительном следствии. Приговор суда основывается на том, что исследовано на судебном следствии, а вовсе не «увенчивает» предварительное следствие.»49 Но М.С. Строгович, справедливо отмечая эту особенность судебного следствия, не совсем последователен в другом, когда утверждает, что предварительное следствие собирает и исследует доказательства, устанавливающие существенные для дела обстоятельства, факты, а суд исследует и проверяет эти факты в рамках судебного разбирательства, отождествляя, таким образом, процессуальное собирание доказательств с их выявлением.

По нашему мнению, разбирательство дела по существу или «судебное исследование» проводится в форме собирания, исследования и оценки доказательств в целях вы- несения законного и обоснованного приговора, хотя собирание доказательств в суде имеет свою специфику, связанную с тем, что, как правило, уже известны ис- точники доказательств и характер содержащейся в них информации, а также с тем, что собирание доказательств судом происходит при активном содействии участников судебного разбирательства. Как указывает В.М. Бозров, «основную часть судебного следствия составляют процессуальные действия, которые непосредственно направлены на собирание и проверку доказательств, которые по своему целево\гу назначению и характеру в основном аналогичны тем, что производятся на стадии предварительного расследования».30

Вопрос о том значении, которое должно иметь судебное следствие при производстве по уголовным делам, возникал в свое время и перед разработчиками уголовно - процессуального законодательства Российской империи. Так, ИЛ. Фойницкий писал: у нас, по Сводному законодательству, следствие, находившееся в отличие от суда в руках полиции, распадалось на предварительное и формальное. Уставы 1864 г. дополнили эти два члена третьим - судебным следствием; возникавший тогда вопрос, должно ли ограничить последнее исключительно поверкой следствия, произведенного судебным следователем, или усвоить ему значение самостоятельного исследования, производимого непосредственно и в присутствии сторон перед судом, по существу, лишь после довольно продолжительных сомнений, разрешен в последнем смысле. Таким образом, в уставах появились три последовательные стадии следствия; первой усвоено название - дознания, второй - предварительного следствия и третьей - судебного следствия.

114

То, что в судебном следствии происходит именно процессуальное собирание, свиде- тельствует ст. 70 УПК, в которой суд назван среди субъектов собирания доказательств, а также особенности особых производств по делам частного обвинения и протокольной формы досудебной подготовки материалов, где отсутствует процессуальное доказывание на досудебных стадиях и вся тяжесть по установлению истины ложится на суд. Другое дело, что процесс собирания доказательств на предварительном следствии в значительной мере отличен от судебного следствия, а, следовательно, различны предварительное и судебное расследования.

Анализ этих особенностей позволяет, с одной стороны,, говорить о судебном следствии как о самостоятельной разновидности расследования, а с другой, уяснить его отличия от предварительного следствия и дознания, которые традиционно именуются расследованием в уголовном процессе.

Собирание доказательств судом, в большинстве случаев, не предусматривает их выявление (обнаружение), в этой связи, прав законодатель, который не раскрывает понятие «собирание» доказательств, в противном случае, суд был бы исключен из перечня субъектов доказывания. Представляется неудачной редакция ст. 125 УПК Казахской Республики, в которой под собиранием доказательств подразумевается их обнаружение, закрепление и изъятие, поскольку собирание доказательств в таком понимании присуще деятельности следственных органов, но не суду, для которого выявление (розыск) нового доказательства скорее исключение, нежели правило. В ходе судебного следствия суд собирает фактические данные об обстоятельствах совершенного преступления, в большинстве своем, из источников доказательств, выявленных следственными органами.

Судебное расследование состоит из совокупности так называемых следственных действий в узком смысле, т.е. таких действий, которые непосредственно направлены на собирание и проверку доказательств. В гл. 23 дается перечень этих следственных действий. Несмотря на то, что основной массив доказательств уже собран и изложен в обвинительном заключении, закон обязывает суд провести собственное судебное расследование преступления, непосредственно познать обстоятельства его совершения, почерпнув сведения о преступлении из источников доказательств, выявленных на предварительном следствии. Основу приговора составят те факты и обстоятельства, которые стали предметом судебного расследования. На это же указывает и Верховный Суд РФ в п.2 Постановления Пленума от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре, обратив внгша-

115

ние судов на то, что в силу ст. 301 УПК РСФСР приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые в соответствии со ст. 24О УПК были непосредственно исследованы в судебном заседании. Использование показаний, данных на предварительном следствии, дознании или ином судебном заседании, возможно только при оглашении судом этих показаний, в случаях, предусмотренных ст. ст. 281,286 УПК.

Решение вопроса о достоверности доказательств, о доказанности тех или иных об- стоятельств совершенного преступления - прерогатива судебного разбирательства и его основной части - судебного следствия (расследования). Судебной практикой четко про- водится линия на недопустимость прекращения уголовных дел судьями по ст. 221 п.5, ст. 234 УПК до начала судебного разбирательства при наличии обстоятельств, указанных в ст.ст. 5-9 и п. 2 ст.208 УПК РСФСР.

Так, постановлением судьи Рубцовского городского суда от 2.02.98 г. было прекращено уголовное дело в отношении Карпенко КГ., обвиняемого в злостном уклонении от уплаты алиментов (ст. 157 ч. 1 УК РФ), в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, так как в та не усматривается элемент злостности, поскольку об- виняемый не выплачивает алименты по причине невозможности трудоустройства.

Отменяя это постановление, президиум Алтайского краевого суда указал, что решение о прекращении дела основано на анализе имеющихся материалов дела, хотя судебное заседание не проводилось, доказательства обвинения в нарушение ч. 1 ст. 240 УПК РСФСР непосредственно судом не исследовались, вопрос о причине длительной невыплаты алиментов не выяснялся.

Постановлением Индустриального районного суда г. Барнаула от 7.04.98 г. прекращено уголовное дело в отношении Дергунова ИИ, обвиняемого в совершении преступ- ления, предусмотренного ст. 117 УК РФ (угроза убийством).

Решение судьи мотивировано тем, что Дергунов отрицает факт высказывания угроз, а утверждение потерпевшей Дергуновой о реальности угрозы убийством другими материалами дела не подтверждается. Между тем, судебное заседание по делу не проведено, доказательства, представленные обвинением, не исследованы и не проверены, в связи с чем постановление судьи отменено, как преждевременное.

По аналогичным основаниям Алтайским краевым судом отменены постановления судей Рубцовского городского суда в отношении Кяшкина А.В. по ст. 119 УК РФ, Кун-гурова ДМ. по ст. 328 ч. 1 УК РФ, Черных М.И по ст. 157 ч. 1 УК РФ, Багдасаряна

116

ГЛ. по ст. 119 УК РФ, Мальцева В.П. по ст. 157 ч. 1 УК РФ, Верша Ю.В. по ст. 157 ч. J УК РФ, Романовского районного суда в отношении Сайферта В.Э. по ст. 139 ч. 1 УК РФ, Железнодорожного районного суда в отношении Быкова А.В. по ст. 207 УК РСФСР, Р1ндустриалъного районного суда в отношении Мазько А.А. по ст. 119 УК РФ иЛачко Т.В. по ст. 213 ч. 1 УК РФ.51

Перечень следственных действий, указанных в гл. 23 УПК, не является исчерпывающим. В суде возможно производство следственных действий, предусмотренных ст.70 УПК, хотя некоторые из них, по своему характеру, не могут быть проведены непосредственно судом (например, обыск). Из анализа п. 10 Постановления Пленума B.C. РФ от 8 декабря 1999 г. «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования» следует, что помимо следственных действий, указанных в гл.23 УПК, в суде возможно производство следственных действий, не носящих розыскного характера, не связанных с собиранием новых доказательств или установлением других лиц, причастных к совершению преступления, производство следственных действий в другой местности или в значительном объеме.

Судебное следствие представляет собой очень сложное и вместе с тем органичное переплетение процессуачьных действий по собиранию доказательств. Например, во время допроса оглашаются какие -либо документы, одновременно по одному и тому же факту допрашиваются несколько лиц.

В судебном следствии (расследовании) участвует целый ряд лиц, участников судебного заседания, которые, являясь носителями противоположных интересов и процессу-атьных функций, задают вопросы допрашиваемому и исследуют другие обстоятельства с позиций обвинения и защиты. Участники судебного разбирательства обладают в суде равными правами (ст. 245 УПК). Инициатором собирания доказательств может выступить как суд, так и участники процесса (ст. 294 УПК). В исследовании каждого имеющегося или вновь представленного доказательства могут активно участвовать «стороны». Они вправе обращать внимание суда на те или иные обстоятельства, возникшие в связи с исследуемым доказательством, высказывать свое мнение по всем, возникающим в ходе разбирательства вопросам. Подсудимый вправе задавать вопросы другим подсудимым, а также может давать показания в любой момент судебного следствия, хотя это право и ограничено разрешением председательствующего (ст.280 УПК).

117

Специфика следственных действий на судебном следствии объясняется действием в суде принципов гласности, устности, непрерывности, непосредственности и состязательности (ст. 123 Конституции) и наличием ярко выраженных противоборствующих интересов при их производстве.

Судебное расследование для решения вопросов, указанных в ст. 303 УПК, призвано установить те же обстоятельства, входящие в предмет доказывания по уголовному делу, что и органы следствия и дознания (ст.68 УПК), однако рамки судебного расследования ограничены пределами доказывания по уголовному делу, в соответствии с которыми собирание доказательств в судебном следствии осуществляется только в отношении подсудимых и в пределах того обвинения, по которому они преданы суду (ст.254 УПК). Но суд, в то же время, не связан выводами следователя и прокурора об обстоятельствах предмета доказывания и полученными ими доказательствами. Суд может рассмотреть те доказательства, которые были отвергнуты предварительным следствием, как недостоверные, и прийти к иному выводу, что именно они должны стать основой приговора, равно как может отвергнуть те доказательства, которые предварительное следствие считало достоверными. В ходе судебного следствия изучаются все возможные версии события преступления; суд не обязан следовать той из них, которая сформулирована в обвинительном заключении, а обязан принять решение на основе тех доказательств, которые были предметом судебного расследования, включая дополнительно представленные, если содержащиеся в них данные не нарушают право подсудимого на защиту. Всё. что имеет значение для разрешения дела судом, для постановления приговора, должно быть исследовано в судебном разбирательстве.

Объектом судебной деятельности в стадии судебного разбирательства является общественно опасное деяние, носящее характер преступления, то есть виновное, противоправное, уголовно наказуемое деяние, предусмотренное Уголовным кодексом РФ. Но в рамках судебного разбирательства и судебного следствия, как его составной части, суд не преследует цели выявить преступление, вычленить его из окружающей действительности посредством установления юридически значимых обстоятельств, найти и задержать лиц, совершивших преступление. Это обязанность правоохранительных органов, которые располагают соответствующим арсеналом уголовно -процессуальных и оперативно -розыскных средств для решения возложенных на них задач. Суд первой инстанции осуществляет правосудие, то есть «рассматривает уголовные дела по существу», в

118

рамках особой процедуры, где собственно расследование преступления составляет лишь одну из частей судебного разбирательства. В большинстве случаев рассматривается и разрешается именно уголовное дело о преступлении, а не само преступление, что, как правило, предусматривает наличие доказательств о преступлении и лицах, его совершивших, в материалах расследования, полученных на досудебных стадиях в ходе дознания и предварительного следствия. Обязанность суда констатировать наличие или отсутствие преступления, его общественно опасный характер и противоправность, ос- новываясь при этом на результатах судебного следствия, иными словами он обязан установить наличие или отсутствие уголовно -правового правоотношения между преступником и государством и определить характер его последствий.

Роль остальных досудебных расследований уголовного процесса по отношению к судебному разбирательству носит вспомогательный или обеспечительный характер и призвана установить лицо, совершившее общественно опасное деяние, все эпизоды преступной деятельности и обстоятельства предмета доказывания, подтверждающие преступный характер деяния и его последствий.

В силу действия в уголовном процессе принципа презумпции невиновности (ст.49 Конституции РФ) окончательное решение вопроса о виновности и о назначении наказания относится к исключительной компетенции суда. Только суд может признать гражданина виновным в совершении преступления и назначить наказание, ограничив, тем самым, совокупность принадлежащих ему прав. Постановление приговора означает окончание уголовного преследования в отношении лица, по делу которого вынесен приговор и невозможность для государственных органов уголовной юстиции его повторного осуждения за одно и то же преступление.

Вынесение приговора, по общему правилу, завершает собой процесс движения уголовно - релевантной информации, которая, лишь пройдя стадию судебного разбирательства, приобретает достоверный характер и превращается в полноценные процессуать-ные доказательства, на которых может быть основан приговор.

Задачей суда при постановлении, например, обвинительного приговора, помимо решения вопроса о виновности, является определение вида и размера наказания, вида исправительного учреждения с соответствующим режимом при назначении наказания в виде лишения свободы, решение вопроса о гражданском иске и возмещении материать-ного ущерба, о вещественных доказательствах, судебных издержках и мере пресечения.

119

Решение этих вопросов, безусловно, возможно только после решения основного вопроса о наличии преступления и виновности подсудимого, чему самым непосредственным образом способствует судебное следствие, являющееся, по нашему мнению, самостоятельной разновидностью расследования, непосредственной задачей которого является создание необходимых условий суду для осуществления функции правосудия. Таким образом, если предварительное расследование направлено на установление события преступления, лиц, его совершивших, и иных обстоятельств предмета доказывания, посредством выявления юридически значимых обстоятельств, с использованием соответствующих средств, с целью создания условий для изобличения виновного и применения к нему принудительных мер, то судебное расследование создает фактическую базу для решения юридических вопросов уголовно-правового и гражданско-правового характера на основе сведений, выявленных в ходе предварительного и судебного следствия, создавая тем самым предпосылки для осуществления функции правосудия.

В связи с этим, очевидно, что, несмотря на известную общность целей и задач пред- варительного и судебного расследований, основанную на положениях ст.2 УПК, непо- средственные задачи, стоящие перед ними в конечном итоге различны. Анализируя вышеизложенное, можно сказать о том, что в общих чертах задачей предварительного расследования является создание необходимых условий для судебного разбирательства, а непосредственной задачей судебного расследования является создание условий для вынесения приговора.

Рассмотрение проблемы судебного расследования преступлений было бы не полным без освещения ряда вопросов, связанных с проблемой активности суда в установлении фактических обстоятельств дела, в связи с закрепленным Конституцией РФ в ст. 123 принципом состязательности и введением в действующее уголовное судопроизводство института рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей. Может ли суд ограничиться собиранием только тех доказательств, которые представлены «сторонами» процесса, вправе ли он собирать дополнительные доказательства по своей инициативе в целях установления истины по делу?

Ряд ученых и практиков : Свиридов М.К., Пашин С А.., Джатиев В:С, Н. Григорьева, Ю. Ляхов, В. Золотых и др., полагают, что «в соответствии с принципом состязательности суд выносит решение только на основании того материала, который представили стороны, даже если, по мнению суда, он не отражает полностью всех обстоятельств де-

120

ла.»52 По мнению С.А. Пашина «юрист отвечает не за обнаружение истины, а лишь за то, чтобы результат судоговорения был достигнут определенным образом.»53 МК. Свиридов считает, что «…суд не должен заниматься собиранием доказательств, поскольку хотя бы частично будет вынужден включиться в осуществление функций обвинения и защиты. Вовлечение суда в собирание доказательств осложнит выполнение им функции разрешения дела,… заставит суд уже при собирании доказательств формировать свое мнение по делу.»

Сторонники противоположной точки зрения: Шейфер С.А., Ковтун Н.Н., Бабенко А., Черкасова Н и др., полагают, что «несмотря на расширение состязательных начал в судебном разбирательстве, суд, как и прежде, остается субъектом доказывания, несущим обязанность собирать (т.е. формировать) доказательства и обосновывать конечный вывод по уголовному делу.»55

Проблема активности суда в доказывании включает в себя рассмотрение нескольких ее аспектов: нормативно - правового, теоретического и практического, а также рассмотрение проблемы применительно к традиционному судебному разбирательству и судопроизводству с участием присяжных заседателей.

Исследование проблемы активности суда в нормативно - правовом аспекте, анализ норм УПК, регламентирующих деятельность суда в стадии судебного разбирательства, показал, что в традиционном судопроизводстве суд является активным участником процесса доказывания.

На суде в силу ст.З УПК лежит прямая процессуальная обязанность по установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, а также решению иных задач, закрепленных ст. 2 УПК. В силу ст. 20 УПК на суд возлагается обязанность по всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства. Суд, согласно ст. 70 УПК, вправе собирать доказательства, помимо, следственных действий, указанных в гл. 23. Он вправе производить и иные действия, не связанные с установлением других лиц, причастных к совершению преступления, в другой местности или в значительном объеме. Суд может и не ограничиваться теми доказательствами, которые были выявлены следственными органами. Он, в интересах установления истины, вправе собирать дополнительные доказательства. Председательствующий в ходе судебного заседания принимает все, преду-

121

смотренные УПК, меры к всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела и установлению истины (т.243 УПК).

Таким образом, обычный порядок, установленный УПК для рассмотрения уголовных дел по существу, предусматривает активность суда в установлении фактических обстоятельств дела.

А. Бабенко и Н. Черкасова на основе анализа процессуально -правовых норм Устава уголовного судопроизводства 1864 г. (ст. ст. 105,107,684, 690, 724) приходят к выводу о том, что судебное следствие по указанному Уставу в целом являет собой активное рассмотрение и проверку в судебном заседании доказательств, как собранных на предварительном следствии, так и вновь представленных непосредственно в суде. Принцип со- стязательности действовал в полной мере и стороны, наделенные широкими правами по представлению доказательств, являлись главными инициаторами процессуальных действий. Но это, отнюдь, не означало пассивности суда, не обрекало его на постановление приговора, основанного на заведомо неполных и недостоверных доказательствах.56 По аналогичному пути пошли и авторы Проекта УПК РФ, принятого в первом чтении Го- сударственной Думой РФ. В ст. 19 проекта сказано «Суд, сохраняя объективность и беспристрастность, обеспечивает сторонам обвинения и защиты надлежащие условия для реализации их прав на полное исследование доказательств, а в необходимых случаях, вправе по собственной инициативе истребовать дополнительные доказательства …». Анализ полномочий суда в ходе судебного следствия (ст. ст. 321- 337 Проекта УПК РФ), производство СУДОМ эксперимента, предъявления для опознания, освидетельство- вания и других судебно - следственных действий свидетельствует о том, что правовая концепция активности суда в установлении обстоятельств совершенного преступления, нацеленность его на поиск истины по уголовному делу прошла успешную проверку временем, соответствует традициям российского уголовно - процессуального законодательства и именно с этой концепцией законодатель связывает дальнейшие перспективы развития уголовного судопроизводства.

В то же время, далеко не все ученые - процессуалисты признают право суда на активное участие в доказывании, поскольку, по их мнению, это противоречит состязательному построению уголовного процесса и обрекает суд на выполнение несвойственных ему функций {теоретический аспект проблемы). При этом делается ссылка на опыт стран с англо - саксонской системой организации уголовного процесса, где в пол-

122

ной мере действует принцип состязательности, согласно которому отыскание доказательств производится сторонами на досудебных стадиях. На суд же возлагается обязанность по определению допустимости и достаточности доказательств и решение на их основе вопроса о виновности.

При перенесении в чистом виде принципа состязательности сторон в уголовном судопроизводстве на почву российского уголовного процесса, необходимо учитывать, что: во - первых, существующий ныне российский уголовный процесс не принадлежит ни к англосаксонской модели расследования преступлений, ни к классической континентальной (французской), в рамках которой, на судебную власть (следственных судей) возложена функция расследования тяжких преступлений с оставлением в юрисдикции исполнительной власти (полиции, прокуратуры) дознания, как способа расследования менее тяжких преступлений.57 Российский уголовный процесс (за исключением суда присяжных) носит розыскной характер, в нем досудебное производство сосредоточено в руках исполнительной власти, сочетающей в своей деятельности функцию уголовного преследования и функцию расследования преступлений, причем защита фактически устранена от процесса формирования доказательств на досудебном этапе производства по делу. В этих условиях монопольного права государственных органов на собирание доказательств даже при процессуальном равенстве прокурора и защитника в судебном разбирательстве говорить о полноценной состязательности в суде не имеет смысла. В этой ситуации, если суд ограничится доказательствами, представленными участниками судебного разбирательства, следуя принципу состязательности проявит пассивность в установлении обстоятельств дела, думается судьба подсудимого предрешена.

Во - вторых, состязательность уголовного процесса не должна быть самоцелью. Действие этого принципа при производстве по уголовным дела должно согласовываться с действием других принципов и норм уголовного процесса и, в частности, с обязанностью суда по установлению объективной истины по делу (ст. 20 УПК). Как справедливо отмечает Лорд. Л. Уайнреб «Состязательный принцип судебного разбирательства не является для нас самодовлеющей ценностью. Он ценен только в той мере, в какой он способствует достижению целей, ради которых общество организует судебные разбирательства уголовных дел.» Он же, анализируя американскую систему уголовного правосудия и действие принципа состязательности в судебном разбирательстве, приходит к выводу: «В настоящее время, основная функция судьи, помимо наблюдения за поряд-

123

ком на суде, сводится к поддержанию состязательной структуры, в пределах которой должны действовать представители сторон. За ним сохраняется право включиться в судебное разбирательство путем вызова или допроса свидетеля по собственной инициативе; он, однако, редко пользуется такой возможностью, поскольку это считается вмешательством в осуществление представителями сторон своих обязанностей… Механическое раздвоение судебного разбирательства на «обвинение» и «защиту» не оставляет места для срединного пути, который сводил бы воедино все доказательственные материалы.»59

Исходя из положений Конституции РФ, права и свободы человека являются высшей ценностью, их защита является главным приоритетом в деятельности государства. Отныне, по мнению, Б. Эбзеева и В. Радченко, именно права и свободы человека и гражданина определяют не только смысл, содержание и применение законов, но и деятельность всех законодательных, исполнительных и судебных органов.60

В связи с этим, возникает вопрос, отвечает ли интересам всего общества, а не отдельных его групп, наличие безынициативного, пассивного суда, не участвующего в доказывании и не стремящегося к установлению истины по делу? Очевидно, что нет.

Необходимость для суда активно участвовать в доказывании в целях установления истины по делу обосновывалась и в работах русских ученых - процессуалистов. Состязательность в уголовном процессе не обрекает судью на пассивность: « Суд должен собирать доказательства, если наличных недостаточно для раскрытия истины.»61

По мнению И.Я. Фойницкого в объяснительной записке уголовного отделения комиссии, учрежденной при государственной канцелярии (1863 г.), изложены следующие, в высшей степени верные, соображения (с.339, 340): « Принятое основными положениями начато судебного состязания сторон не исключает самодеятельности суда в уголовном судопроизводстве и не обязывает его решать дело только по тем данным, которые представлены сторонами, но требует единственно того, чтобы по всем сведениям, относящимся к делу, сторонам была предоставлена возможность судебного состязания. Задача уголовного суда есть открытие в каждом деле безусловной истины. В стремлении к этой цели суд не может принимать в уважение желания сторон - ни того, что сам подсудимый не хочет оправдывать свою невиновность, ни того, что сам обвинитель потворствует виновному. Поэтому, если стороны не предъявили всех тех сведений, которые должны служить данными для основательного разрешения уголовного дела, то суд

124

не может удовлетвориться одними их заявлениями, но обязан потребовать дополнительных сведений.»62

В- третьих, (практический аспект проблемы) реализации в полной мере принципа состязательности в уголовном процессе России препятствует плачевное состояние нашей правоохранительной системы. Л.Ткаченкова, анализируя кадровый состав прокуратуры Алтайского края, приходит к выводу о недостатке опытных следственных кадров. В 1998 году в 76 горрайпрокуратурах края трудилось 105 следователей, из них со стажем свыше 20 лет - 3 человека, свыше 15 лет - 2, свыше 10 лет - 3, свыше 5 лет -3. Со стажем работы до 2- х лет работает 55% следователей.63 И это статистика только по Алтайскому краю и только по прокуратуре. На сегодняшний день, показатели статистики вряд ли изменились в лучшую сторону. Очевидно, что такая ситуация не может не сказываться на качестве расследования уголовных дел. Лишение суда обязанности активно влиять на установление обстоятельств преступления, обязанность его выносить приговор, основываясь исключительно на доказательствах, представленных сторонами, может самым неблагоприятным способом сказаться на интересах, как подсудимого, так и потерпевшего. Прав Ю.К. Якимович, говоря, что прежде чем вводить состязательный судебный процесс, необходимо предпринять меры по восстановлению следственного

64

аппарата…

Резюмируя вышеизложенное, согласимся с С.А. Шейфером, что, несмотря на расширение состязательных начал в судебном разбирательстве, суд… остается субъектом доказывания, несущим обязанность собирать (формировать) доказательства. Освобождение суда от обязанности доказывания (процессуального - прим.) возможно только при условии кардинального реформирования предварительного расследования, освобождения его от процессуальной формы и наделения сторон обвинения и защиты полным равенством в собирании и последующем представлении суду доказательств.

На основании вышеизложенного мы установили, что судебному следствию присущи все характерные черты расследования преступлений. С учетом специфики решаемых в стадии судебного разбирательства задач и их существенным отличием от расследований в других стадиях уголовного процесса, судебное расследование можно с полным правом отнести к самостоятельной разновидности государственного (публичного), процессуального расследования преступлений.

125

Согласно схеме №8, разновидностью судебного расследования является судебное следствие по делам невменяемых и иных лиц, указанных в ст. 403 УПК. Задачи данного расследования схожи с задачами предварительного следствия по такого рода делам с учетом целей и задач, решаемых в рамках стадии судебного разбирательства.

Судебное расследование подразделяется на формы в зависимости от категорий дел, по которым проводится судебное разбирательство. Судебное расследование по делам: протокольной формы досудебной подготовки материалов, частного обвинения, несо- вершеннолетних.

Нет необходимости подробно останавливаться на характеристике каждой из форм судебного расследования, так как процедурные отличия в порядке их производства детально регламентированы уголовно-процессуальным законом и достаточно подробно освещены в научной литературе.

Имеет смысл особо остановиться на специфике судебного расследования в суде присяжных, поскольку может возникнуть вопрос о том, осуществляет ли суд по такого рода делам собирание доказательств?

Судебное расследование в суде присяжных производится по наиболее тяжким преступлениям, отнесенным в соответствии со ст.36 УПК к областной, краевой и республиканской подсудности. Кроме того, возможность производства в суде присяжных связана с обязательным наличием ходатайства обвиняемого (ст. 423 УПК). Судебная коллегия по такого рода делам состоит из одного профессионального судьи и 12-ти присяжных заседателей, причем закон разграничивает их компетенцию. Если присяжные решают вопросы фактического характера и вопрос о снисхождении к подсудимому (п. 1,3 и 4 ст.303 УПК), то все вопросы юридического характера, предусмотренные п.2, а также п.5-10 ст.303 УПК, разрешаются без участия присяжных заседателей единолично председательствующим. Производство в суде присяжных основывается на принципе состязательности, что означает перенесение основной тяжести в исследовании фактических обстоятельств на процессуальные «стороны», суд, же, в соответствии со ст.429 УПК, лишь обязан создать им необходимые условия для исследования обстоятельств дела. Состязательное построение судебного разбирательства в суде присяжных запрещает судье возбудить дело по новому обвинению или в отношении нового лица, а также быть инициатором направления дела на дополнительное расследование в случае выявления новых, существенных для дела обстоятельств. Если в рамках традиционного су-

126

дебного разбирательства вся ответственность по установлению фактической стороны дела возложена на суд, который вправе в целях установления истины по делу собирать дополнительные доказательства, то в суде присяжных обязанность по собиранию и исследованию обстоятельств полностью возложена на стороны. На это особо указывалось Верховным Судом РФ: « судам следует иметь ввиду, что в отличие от общих правил уголовного судопроизводства суд присяжных не обязан по собственной инициативе собирать новые доказательства, выявлять как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства»^ Это, однако, не исключает для судьи возможности участвовать в исследовании фактических обстоятельств, например, задавая вопросы допрашиваемым в суде лицам. Более того, «допрашивая .. .подсудимых, потерпевших, свидетелей, заслушивая заключения экспертов, осматривая вещественные доказательства и оглашая протоколы и документы (ст. 446 УПК), суд, тем самым, как представляется, достаточно активно участвует в собирании доказательств (для себя и для других субъектов доказывания), фиксируя их получение в протоколе судебного заседания».66

Принцип состязательности предполагает активное участие судьи в решении юридических вопросов уголовного дела. В частности, в ходе судебного расследования предсе- дательствующий судья обязан решить вопрос об исключении из разбирательства дела всякого доказательства, полученного с нарушением закона, а в случае, если состоялось исследование доказательств, признать такое доказательство не имеющим юридической силы, а состоявшееся его исследование, не действительным. Определенные особенности присущи судебному расследованию при исследовании обстоятельств предмета доказывания. В присутствии присяжных заседателей исследуются почти все обстоятельства, указанные в ст.68 УПК, за исключением фактов, связанных с прежней судимостью подсудимого либо признанием его особо опасным рецидивистом (ст.446, ст.449 УПК). Исследование этих обстоятельств, по мнению законодателя, способно повлиять на объективность принятого присяжными решения. На практике, в суде присяжных следует избегать исследования и других обстоятельств помимо тех, которые указаны в ст. ст. 446,449 УПК. К таковым, например, относятся данные о личности подсудимого, характеризующие его с негативной стороны.

В случае частичного отказа прокурора от обвинения в ходе судебного расследова- ния, дело в этой части прекращается и дальнейшее исследование обстоятельств, касаю-

127

щихся этой части обвинения, не производится. При полном отказе прокурора от обвинения дело прекращается, если против этого не возражает потерпевший. Отличия су- дебного расследования в суде присяжных от традиционного судопроизводства связаны также с порядком судебного следствия по таким делам (ст.446 УПК): его начальным этапом; порядком допросов подсудимого, потерпевшего и свидетелей; особенностями участия в допросах присяжных заседателей; процедурой обсуждения вопросов, связанных с исследованием ранее исключенных из разбирательства доказательств.

В суде присяжных возможно производство сокращенного судебного расследования. Если подсудимые признали себя виновными, в этом случае председательствующий предлагает каждому из них дать показания по поводу предъявленного обвинения и другим обстоятельствам дела. В таких ситуациях, когда сделанные признания не оспариваются какой - либо из сторон и не вызывают у судьи сомнений, председательствующий вправе, если с этим согласны все участники процесса, ограничиться исследованием лишь тех доказательств, на которые они укажут, либо объявить судебное следствие оконченным и перейти к выслушиванию прений сторон (ст.446 УПК).

Разновидность-дополнительное расследование и расследование по вновь

открывшимся обстоятельствам.

Эти расследования являются последними разновидностями публичного, процессуального расследования преступлений в уголовном процессе. Общим для них является то, что они используются в исключительных случаях, когда в рамках обычного порядка производства по делу, в силу ряда причин, невозможно установить истину и решить другие задачи уголовного процесса. Их субсидиарный характер по отношению, например, к предварительному расследованию или судебному следствию обусловлен тем, что они не заменяют их полностью или в части, а решают более узкие (специальные) задачи в целях обеспечения суду возможности вынесения законного и обоснованного приговора, чем способствуют осуществлению правосудия по уголовным делам.

Совокупность специальных (непосредственных) задач, присущих этим подвидам расследования, их субсидиарный характер по отношению к обычному порядку производства по уголовным делам, позволяет нам говорить о наличии самостоятельной разновидности «субсидиарных расследований» в уголовном процессе.

128

Дополнительное расследование. Законодательством предусмотрено право проку- рора (ст.214 УПК) и суда (ст. ст. 221, 232, 258 УПК) на возвращение дела для производства дополнительного расследования.

Прокурор вправе возвратить дело органу дознания или следователю со своими письменными указаниями для производства дополнительного следствия или дознания в случае, если отсутствуют основания для направления дела в суд.

Судья на стадии подготовки дела к судебному рассмотрению вправе возвратить его для дополнительного расследования в случае отсутствия достаточных оснований для назначения дела к слушанию. Если же выяснение отдельных обстоятельств дела может быть произведено самим судом в судебном следствии путем исследования имеющихся в деле доказательств и истребования судом новых доказательств, дело должно быть рас- смотрено в судебном заседании. В литературе неоднократно высказывалась точка зрения о необходимости отмены (ограничения) полномочий судьи по направлению дела на дополнительное расследование.67

На сегодняшний день, полномочия суда по возвращению дела на дополнительное расследование существенно ограничены, в связи с признанием не соответствующими Конституции РФ положений п.п.1,3 части 1 ст.232 и ч.1 ст. 258 УПК РСФСР.68 Не применяется также п.4 ч.1 ст.232 УПК.69

Одним из оснований для направления дела на дополнительное расследование является неполнота произведенного дознания или предварительного следствия в случае, если она признана невосполнимой. То есть, такой неполнотой, для устранения которой, требуется производство следственных действий, связанных с собиранием новых доказательств или установлением других лиц, причастных к совершению преступления, либо производство следственных действий в другой местности или в значительном объеме,70 или в случаях, когда для ее устранения необходима экспертиза, сопряженная с отысканием и изъятием дополнительных документов, вещественных доказательств и образцов, а также когда требуется проведение значительных по объему экспертных исследований, которые не могут быть выполнены в ходе судебного разбирательства без отложения рассмотрения дела на длительный срок, противоречащий интересам правосудия. В этих случаях суд по ходатайству сторон направляет дело на дополнительное расследование.

Таким образом, непосредственной задачей дополнительного расследования является необходимость выяснения обстоятельств преступления, указанных в постановлении су-

129

дьи или определении суда, и имеющих существенное значение для дела. Невыполнение этой задачи, повлекшее невыяснение существенных обстоятельств дела в силу ст.343 УПК, может быть признано одним из оснований, влекущих отмену приговора в кассационном или надзорном порядке по мотивам односторонности и неполноты проведенного дознания и предварительного следствия.

Помимо неполноты дознания и предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании, закон предусматривает и иные основания для направления дела на дополнительное расследование (п.2-5 ст.232 УПК), указывающие на определенные задачи, которые должны быть решены в ходе его производства, как то: исправление существенных нарушений уголовно - процессуального закона органами дознания или предварительного следствия; предъявление обвиняемому другого обвинения, связанного с ранее предъявленным, либо изменение обвинения на более тяжкое и т.д. Эти задачи, в каждом случае направления дела на дополнительное расследование, конкретизируются в решении суда, которого закон обязывает в своем постановлении указать основание возвращения дела и какие обстоятельства должны быть дополнительно выяснены (ст.233 УПК). Развивая это положение закона, Пленум ВС РФ указал, что в определении суда или в постановлении судьи, в зависимости от обстоятельств, послуживших основанием для возвращения дела для дополнительного расследования, помимо краткого изложения сущности предъявленного обвинения должно быть указано: в чем конкретно выразилась неполнота произведенного дознания или предварительного следствия и почему суд лишен возможности восполнить ее в судебном заседании; какие обстоятельства должны быть дополнительно выяснены; какие существенные нарушения уголовно - процессуального закона должны быть устранены и т. п. С учетом конкретных обстоятельств дела суд в определении или судья в постановлении может предложить провести те или иные процессуальные действия, когда этого требует характер допущенных нарушений. Однако, конкретный перечень процессуальных действий в конечном итоге определяет лицо, производящее дополнительное расследование в рамках прав и обязанностей, предоставленных ему УПК.

Мы видим, что если основания для направления дела на дополнительное расследование указаны в законе, то выбор одного из них и определение конкретных, непосредственных задач, которые необходимо решить в ходе дополнительного расследования, определяются сторонами, судом или судьей по своему усмотрению. Судья, также, вправе

130

предложить и те процессуальные средства, с помощью которых возможно решение по- ставленных им задач, но его предложения носят рекомендательный характер. Суд, кроме того, не вправе в своем определении или постановлении о возвращении дела для дополнительного расследования предрешать вопросы доказанности обвинения, достоверности того или иного доказательства и преимущества одних доказательств перед другими, а также считать установленными обстоятельства, которые подлежат проверке в ходе предварительного следствия.

Таким образом, дополнительное расследование, будучи сходным с предварительным расследованием по субъекту, по форме, принципам и конечной цели - установлению истины по делу, отличается от последнего, кругом решаемых в ходе его производства задач. А именно, необходимостью устранения из уголовного судопроизводства с помощью соответствующих средств, присущих процессуальной деятельности органов дознания и следствия, различного рода препятствий фактического и процессуального характера в целях создания условий для судебного расследования, и в конечном итоге, для осуществления функции правосудия в целом.

Необходимо отметить, что производство дополнительного следствия законодательно менее регламентировано, нежели другие стадии уголовного судопроизводства. Дополнительное расследование по замыслу законодателя является как бы «второстепенным» производством. Этот пробел необходимо восполнить и отвести производству дополнительного расследования специальный раздел, в котором был бы в полном объеме указан перечень процессуальных действий и порядок их выполнения.71

Изучение 90 уголовных дел, направленных судами г. Барнаула для производства до- полнительного расследования за период с 1.01.1996 по 1.05.1999 показало, что по п.1 ч.1. ст.232 УПК, в связи с неполнотой произведенного дознания и предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании, было возвращено 37уголовных дел. Для устранения существенных нарушений уголовно - процессуального закона (п.2 ч.1. ст.231 УПК) - 39 дел. В связи с необходимостью изменения обви- нения или предъявления обвиняемому другого обвинения, связанного с ранее предъявленным, в случаях, предусмотренных п.З ч.1. ст.232 УПК-19уголовных дел. По п.4 ч.1. ст.232 УПК- 4 дела. По n.S cm. 232 УПК- 1дело. В 28% случаев дела судом направлялись для устранения недостатков расследования по п.п.1 и 2 ст.232 УПК, в 8% случаев по п. п. 1, 2 и 3 ст. 232 УПК(см. диаграмму 2). Неполнота дознания и предварительного

131

Диаграмма 2. Число уголовных дел, направленных судами г.Барнаула для производства дополнительного расследования по ч. 1 ст.232 и ч. 1 ст.258 УПК РСФСР за период с 01.01.1996г.

по 01.05.1999г.

п.1ч.1 п.2ч.1 п.Зч.1 п.4ч.1 п.5ч.1 п.1,2 п.1,2,3

ст. 232 ст. 232 ст. 232 ст. 232 ст. 232 ч.1 ст. ч.1 ст.

УПК УПК УПК УПК УПК 232 232

УПК УПК

следствия заключалась в недостаточности и противоречивости доказательств о ви- новности подсудимого, о событии преступления, о личности правонарушителя и других обстоятельствах предмета доказывания. В 25% случаев не выдвигались все возможные версии происшедшего. По трем делам не проверялись и не опровергнуты версии обвиняемого. Для устранения возникшей неполноты судами предлагалось: принять меры к розыску соучастников преступления, провести дополнительные следственные действия и оперативно -розыскные мероприятия, принять меры к установлению орудия преступления и конкретной роли подсудимого в содеянном, расширить круг свидетелей по делу, опровергнуть версию обвиняемого (о психологическом давлении на него со стороны работников милиции), уточнить размеры похищенного, провести документальную ревизию и т.п.

Однако, исследование показало, что в ряде случаев не было необходимости направлять дело на дополнительное расследование так как суд во время судебного следствия мог по собственной инициативе восполнить пробелы предварительного расследования.

Так, Железнодорожный районный суд г. Барнаула 24.02.97 г., рассматривая уголовное дело по обвинению Рыбина А.В. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 15, 144 ч .2, ст.224 ч.З -1 УК РСФСР и Костина Е.В. в совершении преступления, предусмотренного ст.224 ч.З УК РСФСР, установил, что по данному делу в ходе пред-

132

варителъного расследования при назначении экспертизы перед экспертом не ставился вопрос о том, являются ли действия подсудимых, прогвведенные с приобретенным у цыган наркотиком, изготовлением наркотического средства или только являются способом употребления.

Суд своим определением предложил в ходе предварительного расследования провести дополнительную экспертизу или допросить эксперта - химика о том, повышается ли концентрация или наркотический эффект в результате применения подсудимыми технологии приготовления наркотического средства, описанной в материалах дела. Подобная неполнота, по нашему мнению, могла быть устранена в судебном следствии

Судебная коллегия по уголовным делам Алтайского краевого суда своим Определением от 06.11.97 г. N3301 признала незаконным определение Баевского районного суда Алтайского края о направлении дела на дополнительное расследование. Органами пред- варительного следствия 3. и Ю. предъявлено обвинение в тайном хищении чужого имущества, совершенном группой лиц по предварительно^ сговору, с незаконным проникновением в помещение и причинением значительного угцерба гражданину; а 3. еще и в вовлечении несовершеннолетних в совершение преступления.

Направляя дело для производства дополнительного расследования, суд сослался на нарушение органами предварительного следствия ст. 20 УПК РСФСР, указав, что органы предварительного следствия не приняли мер к обнаружению похищенных товарно- материальных ценностей, для этого не проведены выемки и обыски, не допрошены дополнительные свидетели, а также не доказано точное количество похищенных товаров. Учитывая, что материалы в отношении необнаруженных ценностей выделены для дополнительной проверки, суд сослался на неясность - кража каких товаров вменена в вину 3. и Ю.

Помимо этого суд указал на то, не проведено никаких следственных действий в отношении изъятых с места происшествия вещественных доказательств. Не проведена судебно- психиатрическая экспертиза в отношении 3. К тому же, в деле имеется ха- рактеристика на Ю., данная ИДН Баевского РОВД тогда, когда на учете он там не состоял. Помимо устранения изложенных недостатков, суд предложил органам следствия устранить противоречия в показаниях Ю. и 3. и установить, кому из них при- надлежат орудия взлома.

133

Рассмотрев дело по частному протесту прокурора, судебная коллегия по уголовным делам определение суда отменила, а дело направила на новое судебное рассмотрение в тот оке суд, указав в определении следующее:

Органами следствия принимались меры к обнаружению похищенного, о чем свиде- тельствуют отдельные поручения и рапорты работников милиции; родственники и проживающие с 3, Ю, и В. лгща отрицали наличие у нгсс дома товарно-материальных ценностей, иного не установлено и в судебном заседании, сведений о том, что кто-либо знает о месте нахождения похищенного ни в суде, ни на предварительном следствии не добыто.

При таких обстоятельствах требование суда установить место нахождения похищенного имущества 17.05.97 года, которое, в основном, представляет собой продукты питания, является необоснованным, а доводы об обысках и допросах неопределенных лиц - надуманными. Органы предварительного следствия установили объем похищенного исходя из акта ревизии и показаний потерпевшей X. Других источников собирания доказательств ни суду, ни предварительному следствию не известно. При таких обстоятельствах вопрос о достаточности доказательств разрешается судом при принятии конкретного решения по делу. Противоречия в показаниях Ю. и 3. могут быть устранены путем их оценки в совокупности с другими доказательствами в рамках судебного разбирательства. Также, если суд сочтет необходимым, он имеет возможность назначить и провести экспертизы, на которые ссылается в своем определении, и установить, кому из подсудимых принадлежат орудия взлома. Помимо справки - характеристики из ИДП в материалах дела имеется и иной характеризующий материал на Ю., которому суду также надлежит дать оценку прежде, чем решать вопрос о дополнительном расследовании.

Таким образом, определение суда подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение, в ходе которого суду надлежит полно, всесторонне и объективно исследовать все обстоятельства и принять обоснованное решение по делу.

Существенные нарушения уголовно - процессуального закона, как основание для направления дела на дополнительное расследование, заключались в: производстве дознания вместо предварительного следствия; протокольной формы досудебной подготовки материалов вместо дознания; нарушении требований закона к составлению прогрессу-

134

альных документов, например, отсутствие резолюции прокурора на обвинительном заключении, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не указывались об- стоятельства совершенного преступления, время, место и способ совершения, не ука- зывались пункты и части статей Уголовного Кодекса, наругиались права обвиняемого (подозреваемого) на защиту, права потерпевшего.

В целом, Алтайским краевым судом в 1998 году отменены обвинительные приговоры с направлением дел для дополнительного расследования в отношении 148 лиц, что составило 15,4% от обгцего числа отмененных обвинительных приговоров. В 1998 году судами края направлено для дополнительного расследования 3146 дел на 4867 лиц, при общем количестве рассмотренных дел 23355 на 30721 лицо. Это означает, что по 13,47% дел на 15,84% лиц суды края вынесли постановления или определения о доследовании.

Возобновление дел по вновь открывшимся обстоятельствам является одним из видов пересмотра решений судов, вступивших в законную силу. Имея ряд сходных черт с производством в порядке надзора данное производство имеет присущие только ему основания пересмотра, вступивших в законную силу решений (ст.384, 379 УПК) и особый процессуальный порядок установления этих оснований. В литературе подобный порядок называют специальным расследованием72 или расследованием в порядке ст.387 УПК.J Специфика данного расследования заключается в следующем. Основанием для его производства является необходимость установления, так называемых, «иных обстоятельств» (п.4 ч.2. ст.384 УПК), неизвестных суду при постановлении приговора или определения, которые сами по себе или вместе с обстоятельствами, ранее установленными, доказывают невиновность осужденного или совершение им менее тяжкого или более тяжкого преступления, нежели то, за которое он осужден, а равно доказывают виновность оправданного или лица, в отношении которого дело было прекращено. Установление обстоятельств указанных в п.п.1-3 ч.2 ст.384 УПК производится в обычном порядке вступившим в законную силу приговором суда.

Конституционный Суд в своем Постановлении от 2.02.96 г. положение п.4 ч.2 ст. 384 УПК, ограничивающее круг оснований к возобновлению дела лишь обстоятельствами «неизвестными суду при постановлении приговора или определения», признал не соот- ветствующими Конституции. Он посчитал, что производство по возобновлению дел по

135

вновь открывшимся обстоятельствам нужно рассматривать как особый вид судебного производства, дополняющего все обычные способы обеспечения правосудности приговоров. Поэтому основанием для возобновления дела должны являться не только ранее не известные, но и любые иные новые или вновь обнаруженные обстоятельства, неоспоримо доказывающие в ранее принятом судебном решении наличие судебной ошибки.74 Таким образом, с учетом постановления К.С. РФ от 2.02. 96 г. под «иными обстоятельствами» следует понимать, во - первых, новые и неизвестные суду или лицу, производящему расследование по уголовному делу, обстоятельства, незнание которых привело к их добросовестному заблуждению о подлинном характере обстоятельств преступления и принятию необоснованного или незаконного решения; во -вторых, иные новые или вновь обнаруженные обстоятельства, неоспоримо доказывающие неправосудность вынесенного по делу решения, в том числе в порядке кассационного или надзорного производства. Иные обстоятельства будут основанием для возобновления производства по делу только в том случае, если они сами по себе или вместе с обстоятельствами, ранее установленными доказывают: а) невиновность осужденного; б) совершение им менее тяжкого преступления; в) совершение им более тяжкого преступления; г) виновность оправданного; д) виновность лица, в отношении которого дело прекращено.

Расследование вновь открывшихся обстоятельств ведется в процессуальном порядке и в формах, установленных для предварительного следствия с учетом следующей специфики. Началом производства специального расследования служит не акт возбуждения уголовного дела, а вынесение прокурором постановления о возбуждении производства по вновь открывшимся обстоятельствам при наличии в заявлениях граждан, сообщениях предприятий, учреждений, организаций и должностных лиц повода и основания к возобновлению дела. Право возбуждать производство по вновь открывшимся обстоятельствам предоставлено только прокурору, которо\г/ должны направляться заявления и сообщения. В соответствии со ст.386 УПК прокурор лично производит специальное расследование по вновь открывшимся обстоятельствам либо дает об этом поручение следователю. При расследовании вновь открывшихся обстоятельств могут производиться с соблюдением требований УПК допросы, осмотры, экспертизы, выемки и иные необходимые следственные действия (ч.2 ст.386 УПК). По нашему мнению, термин следственные действия в данной статье используется в узком смысле, как действия, направленные на собирание доказательств, свидетельствующих о необходимости отмены

136

судебного решения. Производство иных, помимо следственных, процессуальных действий опосредованно целью специального расследования, которая заключается в выявлении процессуальными средствами вновь открывшихся обстоятельств. Использование в рамках данного расследования уголовно - процессуальных мер принудительного характера (задержания, меры пресечения) невозможно, поскольку нет лица, в отношении которого осуществлялась бы функция уголовного преследования (обвиняемого, подозре- ваемого) да и непосредственной (особой) целью специального расследования является не изобличение преступника, а установление новых обстоятельств, свидетельствующих о необходимости пересмотра судебного решения по делу. Однако, это не значит, что при производстве подобного расследования не учитываются интересы осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено. В необходимых случаях эти лица ставятся в известность о факте возбуждения производства по вновь открывшимся обстоятельствам. Им предоставляются права, которыми наделен обвиняемый при производстве предварительного следствия. Если в результате расследования будут установлены основания для возобновления дела, прокурор по окончании расследования составляет заключение, направляет дело с материалами расследования и своим заключением в суд через соответствующего вышестоящего прокурора. В стучае, если оснований к возобновлению дела не установлено, прокурор прекращает производство по делу своим мотивированным постановлением. Такова специфика расследования в порядке ст. 387 УПК как особой, субсидиарной разновидности публичного расследования преступлений.

Таким образом, мы рассмотрели разновидности и формы государственного (публичного), процессуального расследования преступлений в уголовном процессе.

3.3. Вид - ведомственное расследование преступлений в сфере

уголовного процесса и его разновидности.

Разновидность - оперативно -розыскное расследование преступлений.

В 1999 году в России зарегистрировано 3.389.696 преступлений, на 16,3 % больше по сравнению с 1998 годом. Рост преступности сопровождался увеличением количества преступлений, совершаемых организованными преступными группами. Так, в 1999 году зарегистрировано 32.859 преступлений совершенных организованной преступной группой или преступным сообществом, что на 14,5 % больше, чем в 1998 году. От/чаев

137

бандитизма зарегистрировано 609, что на 1,9 % больше чем в 1998 году. Количественный анализ дел, поступивших и рассмотренных Алтайским краевым судом за 1996-1998 г. г., связанных с бандитизмом, свидетельствует об усилении борьбы правоохранительных органов на этом уровне. Так, краевым судом по данной категории в 1996 году было рассмотрено 4 уголовных дела на 8 лиц, в 1997 году - 5 дел на 15 лиц, в 1998 году - 11 дел на 29 лиц. Судебная статистика свидетельствует, что по данной категории дел органы следствия в качестве доказательств используют информацию, полученную в процессе оперативно-розыскных мероприятий. Активное использование результатов опера- тивно - розыскных мероприятий для целей правосудия свидетельствует об эффективности борьбы с организованной, скрытой и неочевидной преступностью с использованием возможностей оперативно - розыскной деятельности.

Самостоятельным видом расследований в сфере уголовного процесса, согласно нашей теоретической модели, является ведомственное расследование преступлений, которому присущи все, установленные нами в гл.2 диссертации характерные черты подобного рода деятельности. Отнесение какого - либо расследования к этому виду, согласно установленному нами критерию разграничения расследований на виды, основывается на интересе ведомственного характера, который реализуется в ходе его производства, а также на косвенной обязанности решения задач, закрепленных ст.2 УПК.

Выше уже говорилось о том, что, несмотря на то, что оперативно -розыскная дея- тельность является разновидностью публично -правовой деятельности государства в области уголовной юстиции, ряд норм законодательства об оперативно- розыскной деятельности позволяют нам говорить о преобладании ведомственных интересов над интересами правосудия при осуществлении оперативно - розыскных мероприятий.

Можно говорить о том, что задачи оперативного расследования и уголовно- процессуальной деятельности в рамках УПК совпадают, особенно в части раскрытия преступлений, однако, раскрытие преступления в ходе проведения оперативно- розыскных мероприятий лишь создает условия для решения задач уголовного судопроизводства, но не решает их, поскольку, полнота раскрытия преступления, изобличение виновных лиц при помощи процессуальных доказательств и решение других вопросов уголовного дела достигается, не иначе как, в ходе уголовно - процессуальной деятельности, урегулированной УПК с использованием определенных средств процессуального характера, которых нет в арсенале органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятель-

138

ность. Органы, осуществляющие оперативно - розыскную деятельность, реализуя свою обязанность по раскрытию преступлений, безусловно, способствуют органам следствия и суда в осуществлении возложенных на них функций, но каждый случай раскрытия преступления оперативными средствами не влечет обязательного начала процессуального производства по уголовному делу, целесообразность процессуальной реализации данных, добытых оперативным путем определяется руководителем органа, осуществляющего оперативно - розыскную деятельность исходя, прежде всего из интересов службы в сочетании с интересами правосудия. Оперативно- розыскная деятельность не входит в систему уголовного судопроизводства, не является предпроцессуальной стадией процесса, призванной обеспечивать достижение задач уголовного процесса непроцессуальными средствами, она вполне самостоятельна и занимает свое особое место в области борьбы с преступлениями. В связи с чем, можно говорить лишь о косвенной обязанности органов ОРД решать задачи в сфере уголовного процесса, закрепленные СТ.2УПК

С учетом этого, непосредственными задачами расследования, осуществляемого, органами ОРД являются:

•Установление средствами ОРД события преступления и лица его совершившего, обстоятельств, характеризующих данное лицо, а в некоторых случаях, также личности потерпевшего, его местонахождения, обстоятельств характеризующих личность потер- певшего.

•Получение сведений об очевидцах преступления, а также предметов и документов, которые могут служить средствами к выявлению преступления и к установлению обстоятельств его совершения.

•Закрепление полученных в ходе расследования сведений в оперативно - служебных документах. Это позволяет хранить и тщательно анализировать такие сведения, передавать их от одного лица другому, принимать обоснованные решения и осуществлять надлежащий контроль за оперативно - розыскной деятельностью.

Оперативно- розыскная деятельность, в ходе которой производится сбор сведений об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу, в том числе о лицах, совершивших преступления, если эти сведения закреплены в соответствии с требованиями оперативно- розыскной формы на соответствующих носителях, безусловно, является расследованием в сфере уголовного процесса. Поскольку, производится соответ-

139

ствующими субъектами в силу возложенных на них обязанностей (оперативными со- трудниками органов ОРД), предусматривает собирание, исследование и оценку доказа- тельственной информации. Базируется на общенаучных познавательных методах: беседа, осмотр, наблюдение, сравнение, эксперимент, исследование объектов с помощью специалистов и т.п. И оперативный, и следственный путь собирания информации предполагает использование всех форм фиксации доказательственной информации, а также их различных комбинаций, в том числе вербальную (словесную), графическую, предметную, наглядно - образную.75

Коль скоро, при производстве оперативно- розыскных мероприятий идет речь о раскрытии преступления, следовательно, к оперативному расследованию применимы положения науки уголовного процесса об обстоятельствах, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, что позволяет нам говорить об общности предмета оперативно -розыскной и процессуальной деятельности. Результаты оперативно - розыскных мероприятий отражаются в оперативно - служебных документах (ч. ст. 12 Закона « Об оперативно- розыскной деятельности») составляемых в соответствии с определенным порядком и условиями, предусматривающими их форму и реквизиты, в которых должна отражаться информация, полученная оперативным работником. Требования оперативно -розыскной формы обеспечивают достаточную степень достоверности полученных материалов для принятия на их основе решения начальником органа, осуществляющего оперативно - розыскную деятельность, о порядке их реализации.

Специфическая черта расследования в сфере уголовного процесса - доказательственный характер получаемой в ходе его производства информации полностью применим и к оперативно - розыскному расследованию.

Сбор криминалистически значимой информации об изучаемом событии традиционно происходит двумя путями: оперативным и следственным.76 Информация, полученная в ходе оперативно-розыскного расследования носит доказательственный характер, в связи с чем, в законодательстве предусмотрен целый ряд возможностей для использования оперативно - розыскных данных в уголовном процессе. В соответствии с Законом « Об оперативно- розыскной деятельности» оперативная информация может служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела и также использоваться в доказывании по уголовным делам, после ее введения в материалы дела, согласно требованиям УПК.

140

Возбуждение уголовного дела возможно на основе материалов оперативно - розыскных мероприятий, полученных при предупреждении и пресечении преступлений, когда, например, оперативные работники используют свои полномочия для захвата объектов ОРД с поличным в момент совершения преступления. В этом случае руководителем оперативного подразделения определяется необходимость возбуждения уголовного дела. В случае принятия соответствующего решения орган дознания производит неотложные следственные действия, а затем передает дело следователю. Возбуждение уголовного дела возможно и на основе оперативного расследования (оперативной разработки), когда непосредственно обнаруженные признаки преступления подтверждаются сведениями, входящими в предмет доказывания, и в наличии имеются соответствующие источники доказательств. Руководитель оперативного подразделения, получив результаты оперативного производства, позволившие оперативным работникам непосредственно обнаружить признаки преступления, вправе возбудить уголовное дело по этому основанию или передать дело следователю для ознакомления, чтобы он принял решение о возбуждении дела.

Кроме того, сведения, полученные в ходе оперативного расследования, могут быть использованы для оперативно- розыскного обеспечения следственных и судебных действий в интересах доказывания по уголовным делам - это сведения, указывающие на лиц, могущих быть свидетелями по уголовному делу, местонахождение предметов и документов, поведение и взаимоотношения преступников, воздействие преступников на потерпевших, свидетелей и т.д.

В материалах оперативного расследования могут содержаться предметы и документы, которые при соблюдении требований УПК,, при их процессуальном собирании могут стать вещественными доказательствами (ст.83 УПК) или документами (ст.88 УПК) Попытка на практике использовать иные материалы оперативного расследования, например, протоколов проведения оперативно- розыскных мероприятий или результатов исследования предметов и документов, проводимых в ходе оперативно- розыскных мероприятий, не соответствует закону, поскольку протокол следственного действия составляется в результате непосредственного восприятия следователем и понятыми фактов и обстоятельств, имеющих значение для дела в соответствующих условиях процессуальной формы. Всякое исследование в области науки, искусства, ремесла, в рамках уголовного процесса направленное против интересов обвиняемого должно иметь форму

141

экспертизы, с соблюдением которой закон связывает возможность использования ее результатов в качестве доказательств. Элементом процессуальной формы производства экспертизы является необходимость обеспечения прав обвиняемого при ее производстве.

Таким образом, материалы оперативного расследования могут быть использованы в двух основных направлениях: первое - для принятия некоторых процессуальных решений, не подлежащих обоснованию доказательствами, а также при выборе тактики проведения следственных действий; второе - в качестве вещественных доказательств и документов.

Для нас представляет интерес второе направление, так как оно характеризует процесс вхождения доказательственной информации, полученной в ходе оперативного рассле- дования, в уголовный процесс.

Ст.11 Закона «Об ОРД» говорит о том, что для того, чтобы использовать результаты оперативно - розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно - процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств, они должны быть представлены органу дознания, следователю или суду на основе мотивированного постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно - розыскную деятельность.

Представление результатов оперативно - розыскной деятельности следователю, прокурору и в суд оперативными подразделениями заключается в направлении указанным органам официального письма, указывающего, что в процессе производства по оперативным материалам получены и подтверждены фактические данные о признаках конкретных преступлений. К такому письму, подписанному руководителем соответствующего подразделения, могут прилагаться материалы, полученные с применением других технических средств, и иные документы, составленные при проведении оперативно -розыскных мероприятий.

Следователь осматривает представленные материалы, выясняет достоверность информации об обстоятельствах, имеющих значение для дела, и решает вопрос о приобщении к нему соответствующих материалов и документов в качестве доказательств.77

Согласно Е. Доля на практике, в доказывании по уголовным делам используются результаты оперативно - розыскной деятельности, полученные при проведении оперативно - розыскных мероприятий, при прослушивании телефонных переговоров и видеоза-

142

пись. Аудио и видеозапись с отраженными на них фактами и обстоятельствами, имеющими значение для дела, полученные при проведении оперативно - розыскных мероприятий, могут стать вещественными доказательствами по уголовному делу при соблюдении требований процессуального закона к их собиранию, проверке и оценке. Они, во - первых, должны быть представлены органу, производящему официальное расследование по уголовному делу, с соблюдением соответствующей процедуры, во -вторых, свойства и состояния аудио и видеозаписи должны быть непосредственно восприняты следователем и понятыми посредством органов чувств в ходе их просмотра, прослушивания. В- третьих, результаты восприятия отражаются в протоколе такого следственного действия, как осмотр в соответствии с требованиями УПК. В -четвертых, о признании указанных свойств и состояний аудио и видеозаписи содержанием вещественного доказательства и об их приобщении к делу выносится соответствующее постановление, которым в уголовном деле устанавливается надлежащий правовой режим обращения с вещественным доказательством.

В качестве такого доказательства, как иной документ, может быть использован лю- бой документ, имеющий значение для дела, если он получен в ходе осуществления оперативно -розыскной деятельности и содержит сведения, относящиеся к предмету доказывания и доказательственные факты. Однако, этот документ не должен быть результатом проведения оперативно- розыскных мероприятий и не должен порождаться преступлением. Он возникает в процессе закономерной деятельности какого- либо органа и его содержание всегда составляет сведения о фактах, имеющих правовое значение. Обязательным признаком документа является его предназначенность фиксировать или удостоверять факты в пределах той компетенции, которой обладает автор документа.

Таким образом, оперативно-розыскное расследование занимает свое полноправное место в системе видов и форм расследования, как разновидность ведомственного расследования в сфере уголовного процесса.

Разновидность - ревизия - административно - хозяйственное расследование в сфере уголовного процесса.

Успешная борьба с преступлениями в сфере экономики требует тщательного анализа финансово - хозяйственной деятельности организации, где совершено преступление. В

143

последние годы наблюдается заметный рост количества преступлений, совершаемых в экономической сфере. С января по декабрь 1999 года было совершено 106.849 преступлений против собственности (экономической направленности), что на 12,3 % больше, чем за то же период 1998 года. Преступлений в сфере экономической деятельности (экономической направленности) 30.808, что на 23,9 % больше, чем за 1998 год. Удельный вес преступлений экономической направленности от общего количества зарегистрированных преступлений составил 9,8 %.79

В информационном письме прокуратуры Алтайского края от 06.05.99 г. “Об обобщении следственной и судебной практики по уголовным делам, связанным с преступлениями в сфере экономической деятельности” отмечается рост преступлений в сфере экономической деятельности. По краю за 1998 выявлено на 24 % преступлений больше, чем в 1997 году, то есть их было: в 1997 году - 608, в 1998 году - 801.

В УПК предусмотрено право следователя требовать назначения ревизии, которая представляет собой проверку производственной и финансово - хозяйственной деятельности предприятий, учреждений, организаций за определенный период, проводимую в установленном порядке.

Возможности выявления преступлений средствами ревизии обусловлены спецификой ревизионного контроля и характером применяемых преступниками способов совершения хищений и иных преступлений: большинство из этих способов таково, что

80

они могут успешно вскрываться ревизорами.

Выявление преступлений в сфере экономики обусловлено спецификой оставляемых ими следов, которыми являются различные изменения в окружающей действительности, связанные с преступным событием. Следами хищений являются различного рода изменения и противоречия, возникающие в документах, фактической обстановке и положении с ценностями, а также отражение фактов хищений в сознании свидетелей и участников преступлений.

Поскольку, движение имущества в процессе производственного и гражданского оборота обязательно документируется, в том числе при помощи бухгалтерского учета, преступные действия в сфере производственной и финансово - хозяйственной деятельности предприятий, учреждений и организаций оставляют следы в документах в виде материального или интеллектуального подлога, которые выявляются средствами ревизионного контроля. О серьезной значимости возможностей ревизии для решения задач

144

уголовного процесса свидетельствует и тот факт, что ревизия, как административно -правовой институт, привлекла внимание и криминалистической науки. В частности, И. Ф. Герасимов считает, что к предхмету методики раскрытия преступлений относится и разработка рекомендаций по выявлению признаков преступлений представителями ревизионных служб.81

Следует признать, что правовое регулирование производства ревизии, как института административного права, обеспечивающего контроль за финансово - хозяйственной деятельностью различных субъектов, претерпело существенные изменения с переходом к рыночной экономике и находится сейчас в стадии становления. Функции государственного ревизионного аппарата в настоящее время отошли к контрольным подразделениям Минфина РФ, в том числе к его территориальным органам, а также к ведению налоговой инспекции. В рамках отдельных ведомств существуют нормативно - правовые акты, регламентирующие производство ревизии на подчиненных этому ведомству предприятиях, учреждениях и организациях. Проведение ревизии в негосударственных организациях, учреждениях и организациях может осуществляться с привлечением специалистов контрольно -ревизионного аппарата указанных выше органов государственного управления, а также отдельных аудиторов или аудиторских фирм по выбору следователя, поскольку, закон не содержит конкретного требования на этот счет.82

Коль скоро, уголовно- процессуагьный закон предусматривает производство ревизии для целей доказывания по уголовному делу, особую актуатьность приобретает рассмотрение вопросов проведения ревизии аудитором по поручению правоохранительного органа.

Необходимо отметить, что для целей настоящей работы расследованием преступления в сфере уголовного процесса именуется не всякая ревизия, а ревизия, проводимая по поручению органа дознания, следователя, суда в порядке ст.70 УПК, поскольку целью ревизии как, административного института, является не выявление и раскрытие преступлений в экономической сфере, а выявление и устранение любых нарушений действующего (налогового, административного, гражданского, трудового) законодательства, возникающих в финансово -хозяйственной деятельности субъектов. В этом смысле ревизия выступает формой административно - хозяйственного контроля органов государственного управления за деятельностью хозяйствующих субъектов на предмет соблюдения действующего законодательства в процессе оборота материальных

145

ценностей. Было бы неправильно утверждать, что целью всякой плановой и неплановой ревизии является установление сведений, содержащих уголовно - значимую информацию. Такие сведения могут быть выявлены в процессе производства ревизии вне уголовного процесса и послужить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела. В этом случае ревизор обязан сообщить об этом правоохранительным органам, но это не значит, что выявление уголовно - значимой информации является обязанностью ревизора и образует основное содержание ревизии в целом.

Иная ситуация складывается тогда, когда ревизия назначается по поручению следователя в порядке ст.70 УПК. В этом случае, как справедливо замечает А.В. Сергеев, происходит не что иное, как использование существующего административно-правового института в интересах расследования уголовного дела. И хотя, порядок производства ревизии регулируется административным правом, задача ревизору ставится следователем и заключается как раз в выявлении уголовно-релевантной информации в целях ее последующего процессуального собирания в порядке ст.70 УПК. Поручение следователя о производстве ревизии основывается на предварительной информации, послужившей основанием для возбуждения уголовного дела о наличии признаков преступления, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ. Следовательно, и в данном случае задачи ревизии несколько иные, чем те, которые она выполняет вне рамок уголовного процесса. Эти задачи конкретизируются в специальном постановлении, в котором указываются обстоятельства, вызвавшие необходимость в проведении ревизии, определяется объем деятельности, подлежащей проверке, а также вопросы, кото-рые должны получить освещение в результате ревизии.J Мы не согласны с В.Н. Маховым, который считает, что сущность ревизии не меняется в том случае, когда она про-

од

водится по требованию следователя в соответствии со ст. 70 УПК. В уголовном процессе задачей ревизии является установить с использованием соответствующих средств фактические обстоятельства предмета доказывания при проверке финансово - хозяйственной деятельности субъекта, указанного в поручении следователя по факту преступного нарушения хозяйствующим субъектом норм действующего законодательства. Таким образом, объектом ревизии в порядке ст. 70 УПК, как и официального расследования, является предполагаемое преступление, его содержанием, как и предварительного расследования, является собирание доказательственной информации, его формой - соответствующие требования закона, регламентирующие условия, порядок производства

146

и фиксации получаемых сведений, которые могут быть названы административно - процессуальной формой ревизии. Совокупность этих качеств позволяет нам отнести подобную разновидность ревизии к расследованию преступлений в сфере уголовного процесса.

О правовой природе ревизии и правовом статусе ревизора при производстве по уголовному делу в уголовно- процессуальной литературе нет единства мнений.

В этой связи необходимо отграничить производство ревизии по уголовному делу в порядке ст. 70 УПК от производства экспертизы и деятельности специалиста.

Функции специалиста при производстве по уголовному делу определены ст.133.1 УПК, согласно которой специалист, будучи привлечен к участию в следственном действии, используя свои специальные познания и навыки: содействует следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств; обращает внимание на обстоятельства, связанные с обнаружением, закреплением и изъятием доказательств; дает пояснения по поводу выполняемых им действий. Поскольку, положение специалиста регламентировано уголовно - процессуальным законодательством, его деятельность носит процессуальный характер. Что касается ревизора, то право следователя требовать производства ревизии не означает, что ревизор становится участником уголовного судопроизводства, и в этом смысле справедливо утверждение В.Г. Танасевича о том, что « даже в тех случаях, когда ревизия назначается по поручению органов расследования и суда, процессуальным действием является лишь дача соответствующего поручения; само же производство ревизии процессуальный закон не регламентирует.»83 Ревизор не является процессуальной фигурой, он действует не в уголовном процессе, а в хозяйственной жизни учреждения или предприятия как должностное лицо, выполняющее контрольные функции.

Кроме того, различна компетенция специалиста и ревизора. Ревизор не только исследует представляемые ему материалы и делает выводы на основе специальных познаний, но и сам активно собирает материалы, проводит инвентаризации, осмотры и обследования, обмеры выполненных работ, опытные запуски сырья и материалов в производство, встречные проверки в других организациях, отбирает объяснения от ревизуемых и других лиц, изымает документы и пр. Иными словами, ревизор не только применяет специальные познания, но и выполняет функции, свойственные в уголовном процессе лишь следователю. Ревизия является самостоятельной формой использования специальных

147

познаний в уголовном процессе, так как ревизор самостоятельно производит исследование документов и фиксирует свои в специальном акте. Подобная специфика деятельности ревизора в уголовном процессе позволила И.Л. Петрухину назвать ревизию - административно - хозяйственным расследованием в сфере уголовного судопроизводства.86 Отождествление специалиста и ревизора неправомерно еще и потому, что результаты их деятельности имеют неодинаковое процессуальное значение. Результаты работы специалиста, принимавшего участие в производстве следственного действия, не могут фигурировать в качестве доказательства, в то время как акт ревизии приобщается к делу в качестве «иного документа» и его можно использовать в доказывании. Коль скоро, фактические данные, установленные в ходе производства ревизии, относящиеся к пред- мету доказывания по уголовным делам, могут быть использованы для целей доказывания, следовательно, такая информация носит доказательственный характер. Это подтверждается судебной практикой в Постановлении Пленума ВС РФ от 4 июля 1997 г. №8 «О некоторых вопросах применения судами РФ уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов» п. 17 - При рассмотрении дел, связанных с применением законодательства об ответственности за уклонение от ута-ты начогов, судам надлежит иметь ввиду, что фактические данные, подтверждающие наличие или отсутствие в действиях подсудимого состава преступления, наряду с заключением эксперта, могут устанавливаться также актами документальных проверок исполнения налогового законодательства и ревизии финансово хозяйственной деятельности.

Если в ходе ревизии устанавливается доказательственная информация, это свидетельствует о том, что вполне правомерно именовать ревизию в порядке ст. 70 УПК расследованием преступлений в сфере уголовного процесса.

Однако, следует учитывать, что производство ревизии является одним из способов собирания доказательств следователем. Поэтому фактические данные, обнаруженные и закрепленные документально в ходе ревизии, станут процессуальными доказательствами только тогда, когда будет соблюден предусмотренный процессуальным законом порядок их вхождения в уголовный процесс и установленные ревизией факты будут подтверждаться совокупностью других доказательств. Ревизия, таким образом, как и иные разновидности ведомственного расследования, представляет из себя полностью непроцессуальное расследование преступления, которое заключается в собирании, проверке и

148

оценке доказательственной информации, имеющей значение для уголовного дела, предшествующее процессуальному собиранию выявленной информации органами, осуществляющими официальное производство по делу.

Не основательны, на наш взгляд, опасения по поводу достоверности результатов ревизии в связи с тем, что она проводится вне рамок процессуальной формы, поскольку: во-первых, процессуальная форма результатов ревизии соответствует требованиям закона, предъявляемым к иным документам, собираемым следователем в порядке ч.1 ст.70 УПК и соответствует общим правилам документирования информации в ходе де- лопроизводства и документооборота, во-вторых, результаты непроцессуальной ревизии входят в уголовный процесс посредством процессуального собирания доказательств, в - третьих, факты, установленные в ходе ревизии, проверяются процессуальными средствами, имеющимися в распоряжении следователя, в том числе путем назначения экспертизы, в - четвертых, акт ревизии является основанием для применения мер административной, дисциплинарной и других видов ответственности, кроме, уголовной, что предполагает соответствующий уровень достоверности собираемых в ходе ревизии сведений. Хотя, было бы целесообразно установить в уголовном законе ответственность ревизора (аналогично ответственности эксперта) за умышленное искажение результатов ревизии и (или) заведомую недобросовестность при ее производстве. Наличие подобной нормы в уголовном законе несомненно повысило бы гарантии достоверности результатов ревизии тем более, что уже говорилось о том, что ревизор в своей деятельности по непроцессуальному расследованию преступления, как и иные субъекты ведомственных расследований, руководствуется ведомственным интересом.

Норму закона об уголовной ответственности за заведомую недостоверность ревизии мог бы ревизору разъяснять руководитель органа, на который возложена обязанность произвести ревизию, или текст этой нормы мог бы содержаться в специальном постановлении о назначении ревизии, ознакомление с содержанием данной нормы ревизор удостоверял бы своей подписью.

О том, что ревизия при производстве по уголовному делу носит самостоятельный характер и ей присущи все характерные черты расследования в сфере уголовного процесса свидетельствует ее существенное отличие от другой формы использования специальных познаний в уголовном процессе - экспертизы. У экспертизы и ревизии сходные объекты (документы, справки, счета и др.), а также методы, основанные на специальных

149

познаниях в области бухучета и экономики, однако, мы поддерживаем высказанные в литературе мнения, что цели и задачи у ревизии и экспертизы разные.

Задача ревизии - обследование финансово-хозяйственной деятельности предприятия (учреждения), а экспертизы - разрешение конкретных вопросов, возникающих при рас-

ft Я

следовании преступления и требующих специальных познаний. По мнению С.А. Шейфера, критерием разграничения ревизии и экспертгоы должна служить цель, для достижения которой предназначен каждый из этих способов. Назначение ревизии имеет место в случаях, когда возникает необходимость подвергнуть полному или частичному обследованию хозяйственно- финансовую деятельность организации, предприятия, уч- реждения или отдельных должностных лиц. В тех же случаях, когда в ходе расследования следователем уже получены объекты, подлежащие дальнейшему исследованию на основе специальных познаний (установленные в ходе ревизии факты недостачи, незаконных списаний, сомнительных бухгалтерских проводок и т.д.) должна быть назначена

89

бухгалтерская экспертиза.

Изучение 39 уголовных дел по преступлениям экономической направленности рассмотренных судами Алтайского края и Республики Алтай за период с 1996 по 1999 год показало, что для установления обстоятельств предмета доказывания активно используются результаты документальных (начоговых) проверок, проводимых по фактам нарушения налогового законодательства до возбуждения уголовного дела, назначаются ревизии в порядке ст. 70 УПК и суде он о - бухгалтерские экспертизы. Достоверность результатов документальных проверок обеспечивается соблюдением требований законодательства к их назначению, обеспечением прав ревизуемых лиц, методикой проведения ревизии. У ревизуемых должностных лиц отбиралась справка «Об объемах и достоверности представляемых должностными лицами бухгалтерских и других финансовых документов», по которой они отвечали за достоверность и полноту представляемых на проверку документов. Однако, как показало исследование, на практике возникают трудности, обусловленные недостаточной правовой регламентацией статуса лиц, проводивших документальную проверку, их компетенцией по установлению обстоятельств преступления, и оценкой результатов ревизий и документальных проверок.

Так, по делу Тетерского А.И., обвинявшегося по ст.ст. ч.1 170, 175, 148 - 3,ч.1 285, 292, ч.2 165 УК РСФСР, Михайюва Ю.В и др. суд признал представителей налоговой

150

полиции Косареву и Шмелеву, проводивших проверку финансовой деятельности .М77 «Центральный рынок» г. Барнаула, — специалистами и допросил их в ходе судебного заседания о законности и обоснованности методики проверки бухгалтерской отчетности, примененной в ходе документальной проверки. Кроме того, они подтвердили свои выводы, изложенные в заключении о финансовых нарушениях, допущенных администрацией рынка. Представитель налоговой инспекции Шмелева дала свидетельские показания о действиях одной из подсудимых в связи с производством документальной

90

проверки.

По делу № 40928, находящемуся в производстве Тальменского суда Алтайского края по обвинению Костюченко И.Б. в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 187 ч.1,2, 159 ч.2 п. б, в, 160 ч.2 п. б, в, 327 ч.2,3, 325 ч.1, 30 ч.З, 159 ч.З п. б УК РФ по факту нарушения правил бухгалтерской отчетности в отделении Сбербанка г. Тачь-менки проведена ревизия специалистами КРУ по Алтайскому краю.

Анализ результатов ревизии позволяет сделать вывод о том, что наряду с установлением фактов нарушения бухгалтерской отчетности и размеров ущерба от действий ревизуемых должностных лиц, специалистами -ревизорами дана юридическая (уголовно правовая) оценка установленным фактам, действиям должностных лиц и достоверности представленных документов, что составляет прерогативу органов, осуще- ствляющих производство по уголовному делу. Акт ревизии назван - «Акт проверки об- стоятельств хищения денежных средств, совершенного главным бухгачтером Сбербанка № 2309 г. Тальменки Костюченко И.Б. Вывод ревизоров изложен следующим образом: « Входе проверки обстоятельств злоупотребления установлено, что с 12.03.98 по 15.10.98 г. главным бухгалтером отделения Костюченко И.Б. совершачисъ хищения начичных денег путем составления подложных ордеров.». В ходе ревизии также установлен способ присвоения наличных денег, факт подделки подписей, факт изменения содержания операций. По данным проведенной проверки сумма присвоенных средств по состоянию на 30.10.98 г., составила 35.000рублей. В объяснении от 27 октября 1998 года Костюченко И.Б. признала свою вину в хищении денежных средств. Следователь СО Тальменского РОВД лейтенант юстиции Шадринцев по возбуждении уголовного дела 4 декабря 1998 года, 17 февраля 1999 года вынес постановление о назначении су-дебно - бухгалтерской экспертизы по делу. Одним из вопросов, поставленных на разрешение эксперта, был сформулирован, таким образом: «Правичьны ли выводы, шло-

151

женные в акте ревизии от 4.12.98 г.» Эксперт Колтышев в результате экспертного исследования пришел к заключению: выводы, изложенные в акте ревизии от 4.12.98 г., - правильны.

Талъменский суд Алтайского края, рассмотрев дело по существу, 10.09.99 г. вынес приговор, в котором было изложено следуюъцее: «Выводы, изложенные в акте ревизии - правильны».

Судебная коллегия по уголовным делам Алтайского краевого суда 23.12.99 г. отменила приговор, в связи с сугцественными нарушениями процессуального закона.

Разновидность - ведомственное, служебное расследование.

Институт расследования известен нашему законодательству не только при производстве по уголовным делам в рамках уголовного процесса. Возможности расследования, как информационно- познавательной предметно -практической деятельности по установлению обстоятельств объективной действительности, активно используются для решения вопросов фактического, юридического и организационного характера в различных отраслях государственного управления. Расследование выступает одним из наиболее эффективных средств борьбы с различного рода нарушениями действующего законодательства предприятиями, учреждениями, организациями и должностными лицами. В чем специфика ведомственных расследований и какое значение они имеют для интересов правосудия по уголовным делам, позволяет установить анализ ряда действующих нормативных актов, регулирующих основания и порядок их производства.

Правовое регулирование ведомственных расследований осуществляется преимущественно нормативными актами подзаконного характера, издаваемыми Правительством РФ и многочисленными отраслевыми ведомствами в форме инструкций, положений, правил и т.п. В законах лишь указывается на возможность производства расследования для каких -либо целей. Например, в ст.23 Закона РФ «О космической деятельности» от 20.08.93 в ред. 29.11.96 г. сказано, - Происшествия, включая аварии и катастрофы, при осуществлении космической деятельности подлежат расследованию, порядок которого определяется законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. В ст.42 закона «О санитарно - эпидемиологическом благополучии населения» от 06.04.99 г. предусмотрена возможность производства санитарно- эпидемиологического

152

расследования для установления причин возникновения и предотвращения вредного воздействия факторов среды обитания на человека, а также для установления причин возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений). Воздушный Кодекс РФ предусматривает специальное расследование авиационных происшествий для установления их причин (ч.2 ст.95 ВК). Согласно Положению о федеральной авиационной службе России (утв. Постановлением Правительства РФ от 13.08.96 г.) во исполнение задач и функций Федеральная авиационная служба России участвует в установленном Правительством РФ порядке в расследовании авиационных происшествий с гражданскими воздушными судами на территории РФ и с гражданскими воздушными судами на территории других государств. Организует и проводит расследования чрезвычайных происшествий, инцидентов и повреждений гражданских воздушных судов…(ч.б п. 10 Положения).

Целый ряд подзаконных нормативных актов, помимо оснований производства расследования и указания на орган, обязанный его производить регламентируют также порядок производства расследования, правила фиксации получаемых сведений и оформления результатов расследования. Такими, нормативными актами, например, являются:

  1. Положение о расследовании и учете несчастных случаев на производстве, ут- вержденное Постановлениям Правительства РФ от 11.03.99 г.
  2. Положение о классификации, расследовании и учете транспортных происшествий на внутренних судоходных путях Российской Федерации, введенное Приказом Министерства транспорта РФ от 19.08.94 г.
  3. Положение о порядке расследования причин аварий зданий и сооружений, их частей и конструктивных элементов на территории РФ, введенное Приказом Министерства строительства РФ О порядке расследования причин аварий зданий и сооружений на территории РФ от 6.12 94 г.
  4. Положение о расследовании и учете несчастных случаев с учащейся молодежью и воспитанниками в системе Гособразования СССР, утвержденное Приказом Гособразования СССР от 1.10.90 г.
  5. Положение о порядке возмещения ущерба от хищений, недостач и порчи материальных ценностей, утвержденное Приказом Государственного таможенного комитета РФ от 28.02.95 г.

153

  1. Инструкция о порядке технического расследования и учета утрат взрывчатых материалов в организациях на предприятиях и объектах подконтрольных Госгортехнад-зору России, утвержденное Постановлением Госгортехнадзора России 18.06.97 г.

Анализ, приведенных выше нормативных документов, позволяет нам, отвлекаясь от отраслевой специфики каждого расследования, выявить то общее, что их объединяет в единое понятие ведомственное расследование.

Производство ведомственного расследования при возникновении определенных оснований носит обязательный характер. Об этом прямо говорится в соответствующем нормативном акте в категорической, императивной форме. Обязательному расследованию, в соответствии с настоящим положением, подлежат аварии на всех зданиях и сооружениях 1 и 2 классов по степени ответственности (3). Расследованию и учету … подлежат несчастные случаи, происшедшие на производстве с работниками и другими лицами при выполнении ими трудовых обязанностей и работы по заданию организации или индивидуального предпринимателя (1). Транспортные происшествия на внутренних судоходных путях РФ подлежат расследованию подразделениями Государственной речной судоходной инспекции РФ (2).

Субъектом, производящим ведомственное расследование в большинстве случаев является специально создаваемый коллективный орган - комиссия, в состав которой могут входить различные лица. Так, для расследования несчастного случая на производстве создается комиссия, в состав которой включаются специалист по охране труда, представители работодателя, профсоюзного органа или иного уполномоченного работниками представительного органа. Комиссию возглавляет работодатель или уполномоченное им лицо. В зависимости от той отрасли народного хозяйства, где произошел несчастный случай, в состав комиссии включаются специалисты соответствующих органов надзора (1). Ведомственное расследование может производиться единолично должностными органами соответствующих органов надзора. Так, согласно (2) расследование проводится Государственной речной судоходной инспекцией и линейным отделом судоходной инспекции, должностные лица которых наделены определенньши полномочиями на его производство. Комиссия по расследованию создается Департаментом речного транспорта только в необходимых случаях.

Приведенные выше нормативные акты, характеризующие ведомственное расследо- вание, в целом предусматривают различные основания для его производства. Так, в со-

154

ответствии с (5) при выявлении хищений, недостач, порчи материальных ценностей, а равно при обнаружении фактов неоприходования излишков и в других случаях необеспечения сохранности имущества таможенного органа, начальник таможенного органа безотлагательно организует проведение служебного расследования. Основанием для проведения служебного расследования являются задержание с поличным, результаты инвентаризаций, ревизий, данные, содержащиеся в материалах претензионных, арбитражных и судебных дел, в заявлениях и письмах граждан. Ряд Положений о проведении ведомственного расследования классифицируют основания для их производства в зависимости от тяжести наступивших последствий на несколько групп. Основания для производства расследования повлекшие более тяжкие последствия по общему правилу влекут использование более сложной процедуры для установления фактических обстоятельств происшедшего, более широкий круг лиц, которые оповещаются о происшедшем, более представительный состав комиссии, ведущей расследование, и более длительные сроки на его производство. Основанием для производства расследования (1) являются несчастные случаи, произошедшие на производстве с работниками и другими лицами при выполнении ими трудовых обязанностей и работы по заданию организации или индивидуального предпринимателя. В Положении (1) предусмотрены две катего- рии несчастных случаев первая - несчастные случаи не повлекшие тяжких последствий, вторая- групповые (2 и более лиц) несчастные случаи на производстве, а также тяжелые несчастные случаи и со смертельным исходом.

Несчастные случаи, происшедшие с учащейся молодежью и воспитанниками в системе Гособразования СССР, (4) подлежат расследованию и особому специальному расследованию, которое производится при групповом несчастном случае, произошедшем одновременно с двумя или более пострадавшими независимо от тяжести телесных повреждений; несчастном случае со смертельным исходом. Расследование группового несчастного случая с особо тяжелыми последствиями (при которых погибло 5 и более человек) проводится комиссией, назначаемой Председателем Государственного комитета СССР по народному образованию.

Цели и задачи ведомственного расследования. В одних случаях закон обязывает в ходе ведомственного расследования устанавливать лишь причины происшедшего. Так, в (3) сказано -Настоящее положение устанавливает требования к организации и проведению расследования причин аварий зданий, сооружений и т.п. Целью расследования

155

причин аварий зданий является установление факторов, вызвавших аварии, их обобщение, учет и анализ с разработкой предложений и принятием мер по предупреждению аварий. Несколько иначе решается вопрос в Положении (1), где не указываются конкретные цели и задачи расследования, а указываются что должно быть установлено комиссией в ходе расследования. На основании собранных данных и материалов комиссия устанавливает обстоятельства и причины несчастного случая, определяет, был ли пострадавший в момент несчастного случая связан с производственной деятельностью организации или индивидуального предпринимателя и объяснялось ли его нахождение в месте происшествия исполнением им трудовых обязанностей, и квалифицирует несчастный случай, определяет лиц, допустивших нарушения требований безопасности и охраны труда, законодательных и иных нормативных правовых актов, и меры по устранению причин и предупреждению несчастных случаев на производстве.

Задачами расследования транспортных происшествий на внутренних судоходных путях являются: оценка состояния судна, экипажа, оборудования требованиям нормативно - распорядительных документов, регламентирующих безопасность судоходства; установление обстоятельств, причин и последствий аварии или эксплуатационного происшествия; оценка действий причастных к транспортному происшествию должностных лиц; выявление должностных лиц, действия которых привели или способствовали возникновению транспортного происшествия, с указанием невыполненных позиций нормативно - распорядительных документов(2).

В ходе расследования устанавливаются обстоятельства совершения хищений, образования недостач и порчи материальных ценностей, причины и условия их возникновения, выявляются конкретные виновные лица (5).

Мы видим, что наряду с обстоятельствами организационного, технического и техногенного характера, приведшие к возникновению чрезвычайной ситуации, которые выявляются в ходе ведомственного расследования, при его производстве устанавливаются также обстоятельства, входящие в предмет доказывания по уголовному делу, которые при вхождении в материалы уголовного дела способны свидетельствовать о наличии в деянии состава преступления. Объективной стороны преступления - обстоятельств происшествия, причинной связи между деянием и наступившими последствиями, субъекта преступления - должностное лицо, непосредственно причастное к аварии, субъективной стороны - виновности лица, деятельность которого привела к несчастному слу-

156

чаю. Разумеется, выявленные в ходе ведомственного расследования обстоятельства предмета доказывания подлежат процессуальному собиранию в соответствии с процессуальным режимом, предъявляемым к отдельным источникам доказательств.

Ведомственное расследование проводится в рамках определенной законом процедуры, которая может быть названа формой ведомственного расследования. Большинство расследований такого рода проводятся в сравнительно непродолжительные сроки 3,5,10,15 дней, причем более продолжительный срок расследования предусматривается для происшествий повлекших тяжкие последствия. В ходе исследования обстоятельств происшедшего должностные лица вправе производить довольно широкий круг познава- тельных мероприятий. Так в соответствии с Положением (2) работники инспекции, ведущие расследование транспортного происшествия, имеют право: брать письменные объяснения и в письменной форме уточнять вопросы по существу дел от лиц, прямо или косвенно имеющих к нему отношение, производить магнитофонные записи; требовать от должностных лиц предъявления документов и материалов, необходимых для уточ- нения обстоятельств транспортного происшествия; получать заключения специалистов по вопросам уточнения или раскрытия обстоятельств и причин транспортного проис- шествия; принять все необходимые меры к медицинскому освидетельствованию участников транспортного происшествия для установления состояния здоровья, алкогольного и наркотического опьянения. Кроме того, при производстве ведомственного расследования допускается осмотр и фотографирование места происшествия, составление планов, эскизов, схем места происшествия и т.п. Характер расследовательских мер, производство которых возможно специальной комиссией, свидетельствует о том. что законодатель в данном случае предусмотрел использование всех возможных познавательных мероприятий, не сопряженных с использованием государственного принуждения для установления обстоятельств чрезвычайного происшествия.

Следует отметить, что при расследовании происшествий, повлекших тяжкие последствия, процессуальная форма ведомственного расследования прямо предусматривает, какими процессуальными средствами должны быть установлены обстоятельства происшедшего, какие следственные действия должны быть совершены и какими документами должны подтверждаться установленные факты и обстоятельства. Например, в соответствии с Положением (1) в результате расследования группового несчастного случая на производстве, тяжелого или со смертельным исходом, комиссия формирует еле-

157

дующие документы: приказ о создании комиссии по расследованию несчастного случая, планы, схемы, эскизы, а при необходимости -фото- или видеоматериалы места происшествия; документы, характеризующие состояние рабочего места, наличие опасных и вредных производственных факторов; протоколы опросов, объяснений пострадавших, очевидцев несчастного случая и должностных лиц, экспертные заключения специалистов, результаты лабораторных исследований, экспериментов, медицинское заключение о характере и степени тяжести повреждения, причиненного здоровью пострадавшего, или о причине смерти пострадавшего, а также о нахождении пострадавшего в состоянии алкогольного или наркотического опьянения и т.д. Аналогичные повышенные требования процессуальной формы ведомственного расследования к установлению обстоятельств чрезвычайных происшествий, повлекших тяжкие последствия, содержатся и в других положениях, регламентирующих ведомственное расследование. Такая ситуация, по-видимому, обусловлена необходимостью установления дополни- тельных гарантий достоверности результатов данного расследования, для принятия на их основе соответствующего решения, а также с тем, что материалы ведомственного расследования могут содержать уголовно - значимую информацию, зафиксированную документально и имеющую определенный уровень достоверности, которая может быть использована в уголовном процессе для целей доказывания. На это прямо указывается, в частности, в Положении (5), - При выявлении в ходе служебного расследования фактов, свидетельствующих о признаках совершения преступления, акт о результатах расследования и все материалы расследования начальником таможенного органа лично направляются в следственные органы для принятия ими окончательного решения. Все иные подзаконные нормативные акты, рассматриваемые нами, содержат требование о том, что при возникновении чрезвычайного происшествия, повлекшего тяжкие последствия, об этом незамедлительно должно быть сообщено в правоохранительные органы (прокуратуру). Кроме того, результаты расследования по факту происшедшего обязательно в установленный срок направляются в прокуратуру для принятия на их основе соответствующего решения. Производство ведомственного расследования завершается составлением акта, отражающего его результаты. В акте расследования по общему правилу отражаются выводы комиссии по поводу обстоятельств и причин происшедшего, а также лица непосредственно причастные к возникновению чрезвычайного происшествия, квалифицирует инцидент, определяет меры по устранению причин и предупрежде-

158

нию чрезвычайных ситуаций. Акт о расследовании происшествия должен соответствовать определенным требованиям, закрепленным в Положении, его содержание должно отражать выводы комиссии, проводившей расследование происшествия, к акту прилагаются документы, на которых основываются эти выводы. Сведения об обстоятельствах и причинах несчастных случае на производстве, зафиксированные в соответствующих документах и заключениях технических инспекторов, служат основанием для наказания виновных в несчастных случаях лиц соответствующими органами в дисциплинарном, административном и гражданско- правовом порядке.91

Проведенный нами анализ существующих нормативных актов, регламентирующих производство ведомственного расследования, показал, что всякое ведомственное рас- следование производится по поводу аварий, транспортных происшествий, несчастных случаев, в том числе со смертельным исходом, и т.п. Всех их условно можно назвать чрезвычайными происшествиями, то есть событиями, повлекшими причинение вреда государственным, общественным, ведомственным и личным интересам. В зависимости от тяжести наступивших последствий большинство чрезвычайных ситуаций делятся на две и более категории, что обуславливает определенные различия порядка производства ведомственного расследования.

Расследование по делам первой категории производится при возникновении чрезвычайного происшествия, причинившего незначительные вредные последствия, обладающего сравнительно небольшой степенью общественной опасности, обстоятельства которого могут быть установлены обычными средствами познания в рамках обычного порядка расследования и документирования происшествий.

Расследование по делам второй категории проводятся по наиболее тяжким чрезвычайным происшествиям, причинившим значительный вред охраняемым законом правам и интересам. Их проведение сопряжено с дополнительными требованиями к порядку их производства, устанавливающими необходимый перечень средств доказывания, при помощи которых достигаются цели и задачи ведомственного расследования.

Основной задачей ведомственного расследования является выявление и установление причин чрезвычайного происшествия (см. Воздушный кодекс ч.2 ст.95). Причиной чрезвычайного происшествия (аварии, несчастного случая и т.п.) могут быть различные явления стихийного и техногенного характера, однако, большинство происшествий связаны с так называемым «человеческим фактором» -действиями человека, нарушившего

159

определенные требования закона, умышленно или неосторожно, что, в итоге, привело к необратимым последствиям. Общественно опасный и противоправный характер деяния обуславливает применение к виновному мер административного, дисциплинарного, гражданско- правового и уголовно- правового характера. В ходе расследования обстоятельств и причин происшествия могут быть установлены данные, свидетельствующие о преступном характере действий (бездействий) лица, по вине которого произошло чрезвычайное происшествие. Аналогичный объект исследования свойственен расследованию в уголовном процессе. Таким образом, хотя правовой режим, задачи и компетенция этих расследований различна, общность объекта исследования официального расследования по уголовному делу и ведомственного расследования второй категории сложности позволяет нам отнести ведомственные расследования этой категории к сфере уголовного процесса.

Публичное расследование в уголовном процессе может начаться как по результатам оперативной разработки, проведения оперативно- розыскного мероприятия, предусмот- ренного законом об оперативно - розыскной деятельности(контрольная закупка с последующим задержанием с поличным), когда преступный характер действий преступника очевиден, так и по поводу чрезвычайного (тяжкого) «происшествия», например, совершения каким- либо лицом преступления - инцидента - убийства в условиях информационной неопределенности, когда трудно установить основания для возбуждения УГОЛОВНОГО дела. Возможны случаи, когда после возбуждения уголовного дела в ходе предварительного следствия не удается определить причину происшедшего (преступление, действия потерпевшего, стечение обстоятельств, действие стихийных факторов). здесь непосредственным объектом расследования будет являться не преступная деятельность какого - либо лица, а происшествие, причиной которого, не исключено, является преступление. (Кстати, уголовно -процессуальный закон одну из разновидностей осмотра именует не осмотром места преступления, а осмотром места происшествия). Аналогичная ситуация складывается при производстве ведомственного расследования, где причиной аварии, несчастного случая могут быть различные обстоятельства, в том числе и преступление. В этом случае в ходе ведомственного расследования могут быть установлены обстоятельства, свидетельствующие о наличии элементов состава преступления в деянии, приведшем к возникновению чрезвычайной ситуации, что, безусловно, содействует производству публичного расследования.

160

Следователь прокуратуры Центрального района г. Барнаула Госсен А.П., рассмотрев материалы проверки по факту расследования и учета несчастных случаев на производстве, поступивших из Государственной инспещии по охране труда, установил: 20 ноября 1997 года в 12 час. 30 мин. с Кирьяновым А.В. прогаошел несчастный случай при валке леса, в результате чего Кирьянов получил травму: закрытый косой прелом правой голени и ушиб грудно - поясничного отдела позвоночника. Лицом, допустившим нарушение требований по охране труда по данному несчастному случаю является Ряб-цев И.И., допустивший к работе необученного и не проинструктированного безопасным приемам труда Кирьянова А.В. В результате Рябцев И.И. нарушил пункт 7.6. ГОСТа 12.0.004 - 90, что послужило нарушению пункта 8.1.23 Правил по охране труда в лесозаготовительном, деревообрабатывающем производствах и при проведении ле- сохозяйственных работ.

Таким образом, следователь, проанализировав результаты ведомственного расследования, пришел к выводу о наличии в действиях Рябцева И.И. признаков состава преступления, предусмотренного ст. 143 ч. 1 УК РФ - нарушение правил техники безопасности или иных правит, охраны труда, совершенных лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека. В возбуждении уголовного дела было отказано вследствие акта амнистии по п. 5 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР92

Таким образом, чрезвычайное происшествие (авария, несчастный случай и т.п.), носящее характер повышенной общественной опасности и противоправности, причинившее существенный вред охраняемым законом правам и интересам, причиной которого, возможно, является преступление, объединяет ведомственное и публичное расследование на основе единого объекта их деятельности - преступления, что позволяет нам, с полным правом, отнести ведомственное расследование преступлений к сфере уголовного процесса.

Необходимо, отметить следующее, что между указанными расследованиями существует различие по поводу обязанности установления их объекта (преступления). Если органы, осуществляющие публичное расследование по уголовному делу, обязаны установить событие преступления и иные обстоятельства предмета доказывания и в этом смысле объектом их деятельности всегда будет преступление, которое предположительно или реально имело место в действительности, то для ведомственного расследо-

161

вания преступление может стать объектом расследования (и зачастую становится), когда в ходе его производства выявляется уголовно- релевантная информация о преступлении, как основной причине чрезвычайного происшествия. Поэтому, если объектом официального расследования, как и уголовного процесса в целом, является предпола-гаемое совершение преступления, то объектом ведомственного расследования может быть всякое нарушение закона, которое привело к тяжким последствиям (административное правонарушение, деликт или уголовное преступление).

Материалы ведомственного расследования могут быть использованы в доказывании по уголовному делу. Наряду с нормативными актами, регламентирующими безопас- ность какого либо вида деятельности, в ходе ведомственного расследования собираются документы, отражающие состояние техники безопасности на предприятии, в учреждении и организации, а также обстоятельства конкретного несчастного случая на производстве, которые могут быть использованы в качестве средств доказывания по уголовному делу. Такие документы условно могут быть разделены на две группы. Первая -документы, являющиеся средствами доказывания в силу лишь своего содержания, которые при случайной утрате можно заменить точно таким же эквивалентом (приказ, характеристика пострадавшего, обвиняемого). Вторая - документы, имеющие доказательственное значение не только в силу своего содержания, но и благодаря определенным материальным признакам, недостоверности содержащихся в них данных (например, поддельный допуск-наряд, личная карточка рабочего о прохождении инструктажа.

Документы первой группы приобщаются к делу в виде письменных доказательств (ст.88 УПК), а второй группы - вещественных доказательств (ст. 83 УПК). Последние подлежат осмотру и приобщению к делу особым постановлением. Сведения, содержащиеся в объяснениях очевидцев, потерпевших, должностных лиц, причастных к происшествию, в протоколах осмотра и эксперимента, в заключениях специалистов, носят ориентирующий следствие характер и подлежат процессуальному собиранию в соответствии с тем процессуальным режимом, который присущ тому или иному источнику’ доказательств.

Спорным моментом при использовании результатов ведомственного расследования является вопрос о правовой природе акта специального расследования и о возможности его использования в доказывании.

162

Как уже упоминалось выше, по мнению Яблокова Н.П. и Квелидзе С.А., сведения об обстоятельствах и причинах, в частности, несчастных случаев на производстве, изложенные в соответствующем акте, служат основанием для применения мер дисциплинарного, административного и гражданско-правового характера. По их мнению акт расследования играет существенную роль в решении вопроса о возбуждении уголовного дела, а после возбуждения - в выдвижении необходимых следственных версий и составлении плана расследования и т.д.

Представляется, что ошибочность такой точки зрения состоит в неправильном понимании правовой природы акта специального расследования, который является ни чем иным, как документом, поскольку, составляется в ходе правомерной деятельности должностного лица (лиц), в рамках предоставленной ему законом компетенции, удостоверяет факты и обстоятельства, возникшие в связи с реализацией соответствующих полномочий и имеет необходимые реквизиты. Юридическое значение имеют не правовая квалификация происшедшего техническим инспектором, а содержащиеся в акте конкретные данные о причинах, вызвавших расследуемое событие, и его последствиях. В соответствии с Положением (1) комиссия, расследующая несчастный случай вправе его квалифицировать в соответствии с нормами действующего законодательства, однако такая квалификация, как и юридическая оценка происшедшего в целом, как преступного деяния, не входят в компетенцию ведомственного расследования, а значит, не влечет никаких правовых последствий для расследования дела в рамках уголовного процесса.

3.4. Вид - частное расследование преступлений в сфере уголовного процесса и его разновидности.

Самостоятельным видом расследования преступлений в сфере уголовного процесса,

входящим в нашу теоретическую модель, является частное расследование, проводимое в интересах лиц, отстаивающих при производстве по делу личный интерес, связанный с его исходом.

Разновидность расследования преступлений - частное расследование защиты.

Большинство ученых считают, что защитнику должна быть представлена в той или иной мере возможность самостоятельного собирания доказательств с момента появления процессуальной фигуры обвиняемого (подозреваемого). Серьезное значение для

163

правильного уяснения содержания деятельности адвоката имеет решение вопроса о его участии в доказывании и о пределах такого участия. Эта проблема, в последнее время, становится одной из ключевых при научном исследовании уголовно - процессуальной деятельности защитника, что является свидетельством актуальности освещения проблем частного расследования.

Одной из составляющих единого понятия участник уголовного процесса, является возможность оказывать влияние на исход дела. Реальным такое влияние будет только тогда, когда заинтересованный субъект сможет лично или через представителя собирать и приобщать доказательства, иными словами, осуществлять собственное частное расследование преступления. Как справедливо заметил У. Бернам, основываясь на опыте американского правосудия, «с позиции американского юриста, недостаточно представить стороне равные права представлять доказательства в суде, если они не вправе собирать доказательства или проводить расследование. Когда, все доступные доказательства собраны только одной стороной (прокурором), то свобода сторон представлять их кажется иллюзорной.»93 По мнению Л. Уайнреба, «тщательное, отмеченное творческим подходом адвокатское расследование зачастую способно предопределить участь обвиняемого в суде, особенно в случаях неясности фактической стороны дела

www 94

или возможной двоякой правовой оценки деяния.

Возможность участника уголовного процесса производить собственное расследование признается и в нашей юридической литературе (В. Воскресенский, И.Л. Петрухин, Ю.И. Стецовский, Н.М. Игнатова и др.). Основные дискуссии, в настоящее время, ведутся вокруг, так называемого, «параллельного» расследования, осуществляемого адвокатом - защитником в интересах обвиняемого. Термин «параллельное расследование» нельзя назвать удачным, поскольку он не отражает характера доказательственной деятельности, осуществляемой участниками уголовного процесса и ограничивает его рамками предварительного расследования. Собирание потерпевшим (пострадавшим) или его представителем уличающих доказательств возможно как до, так и после возбуждения уголовного дела, как и производство адвокатского расследования не ограничено стадиями предварительного расследования и судебного разбирательства, а возможно, и, в некоторых случаях, необходимо при проверке законности и обоснованности приговора. Понятием, адекватно отражающим специфику деятельности участников

164

уголовного процесса по собиранию и приобщению доказательств, является частное расследование преступлений.

Правовое регулирование порядка производства частного расследования носит смешанный характер и включает в себя как процессуальный, так и непроцессуальный компоненты. Анализ действующего уголовно- процессуального закона (ст. ст. 51, 52-56,70, п.4 ст. 202, ч.З ст.223, 245, 337, п.4 ст.384 УПК) позволяет говорить о стремлении законодателя создать для участников процесса реальную возможность для реализации своих интересов при производстве по уголовному делу. Основным процессуальным средством доказывания при производстве частного расследования является право заинтересованного субъекта на представление доказательств. Однако, закон, к сожалению, не раскрывает содержание этого права, что породило в юридической науке серьезные разногласия по юпросу о том, возможно ли самостоятельное собирание участниками уголовного процесса доказательств в целях их последующего представления.

Результаты анкетирования адвокатов.

Вопрос: приходилось ли Вам само- стоятельно собирать необходимые све- дения по уголовному делу с целью опро- вержения фактов, положенных в основу обвинения, или фактов подтверждаю- щих требования потерпевшего? (Рис.4)

68%

32% И Да ? Нет

Рис.4

Вопрос: как Вы относитесь к идее производству частного «ад- вокатского» расследования? (Рис. 5,6)

В интересах обвиняемого

86% Е1 Положительно

6% 8%

? Отрицательно ? Затрудняюсь ответить Рис.5

В интересах потерпевшего 73% Е1 Положительно

19%

? Отрицательно ? Затрудняюсь ответить Рис.6

165

D 41%

Вопрос: на каких ста- ^^^^^^^^^

днях, по Вашему мнению, С^^^^^^^^^ги * * /о

возможно производство 19%^^ИИНИНВ**^

27% адвокатского расследова- Щ Начиная со стадии возбуждения уголовного дела

ния? (Рис. 7) ? Начиная со стадии предварительного расследования

? С любой стадии, когда это необходимо ? ? Другое Рис.7 ? Как справедливо указывают ИЛ. Петрухин и Н.А. Якубович «хотя уголовно- процессуальный закон наделяет защитника правом представлять доказательства, но в то же время он не говорит, в каких пределах, каким путем, и с помощью каких способов он может их собирать».95 На практике право на представление доказательств трактуется таким образом, что участники процесса могут передавать органу, в производстве которого находится дело, имеющиеся в их распоряжении предметы и документы, возможно имеющие отношение к делу.96

Однако, такое ограничительное толкование права на представление доказательств не соответствует закону. Поскольку во - первых, представление доказательств является одним из способов собирания доказательств «иными участниками процесса», на что прямо указывает ч.2 ст.70 УПК, а во - вторых, этот способ имеет свои особенности, связанные с тем, что его регламентация находится вне рамок уголовно - процессуального законодательства. В отличие от государственных органов, осуществляющих производство по делу, для которых решение возложенных на них задач по раскрытию преступления и изобличению преступника возможно не иначе как уголовно - процессуальными средствами, предусмотренными УПК (ограниченный круг следственных действий предусмотренный законом). Иные участники процесса при собирании доказательств вправе руководствоваться принципом закрепленным ч.2 ст.45 Конституции РФ 1993 г. «Каждому предоставляется право защищать свои права и свободы всеми способами не запрещенными законом» (подчеркнуто нами Р.Д.) используя, таким образом, всевозможные предусмотренные российским и международным законодательством и не запрещенные средства и способы собирания доказательственной информации. Мы полностью разделяем соображения, высказанные В.Г. Стряпуниным и С.А. Хейфецом

• 166

о том, что «установленное законом право защитника представлять доказательства органам следствия и суду предполагает также его право активно участвовать в розыске и собирании доказательств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его вину. Чем больше инициативы и находчивости …. проявит адвокат при сборе и представлении таких доказательств, тем большую помощь он окажет правосудию во всестороннем исследовании обстоятельств дела и установлении объективной истины.».97 Однако, поскольку такая деятельность не урегулирована уголовно - процессуальным правом, она носит непроцессуальный характер и все полученные в ходе нее сведения станут доказательствами после придания им соответствующей процессуальной формы через механизм представления доказательств, предусмотренный ст. 70 УПК. Какого - либо запрета на осуществление частных расследовательских мер адвокатом или иными участни- ками процесса действующие законодательство не содержит, следовательно, при производстве по уголовному делу, в настоящее время, возможно производство частного расследования непроцессуального характера, если оно не сопряжено с нарушениями существующих нормативных актов. Таким образом, если собирание в ходе частного расследования доказательственной информации происходит вне рамок уголовно -процессу-

• альной формы, то ее представление лицам, осуществляющим производство по уголовному делу, является субъективным процессуальным правом заинтересованных лиц -участников уголовного процесса, что свидетельствует о неразрывной связи непроцессуального собирания доказательственной информации и ее последующей процессуальной реализации в материалах уголовного дела, без которой частное расследование лишено смысла. Введение результатов частного расследования в материалы уголовного дела возможно только в результате вступления защитника в уголовно-процессуальные правоотношения с органом, осуществляющим производство по делу, с использованием • • своих процессуальных прав на участие в доказывании, на заявление различных ходатайств, в том числе о приобщении доказательств, что свидетельствует о сложной, смешанной природе частного расследования, являющегося синтезом непроцессуальной. • информационно -познавательной и процессуально -правовой деятельности по собиранию доказательств.

167

Результаты анкетирования адвокатов.

40%

Вопрос: располагает ли адвокат, по Вашему мне- нию, необходимыми про- цессуальными средствами для эффективного осуществления своей функции? (Рис. 8)

49°/с

11%

О Да ИНет ? Частично

Рис.8

Вопрос: считаете ли Вы, что при осуществлении квалифицированной юридической помощи участникам уголовного процесса необходимо рукоюдствоваться принципом? (Рис. 9)

32%

60%

Ш Кажды й вправе защищ ать свои права и свобод ы всеми спосо бами, не запре щенн ыми закон ом (ст. 45 Конст итуци и РФ)

? Защит ник обяза н испол ьзоват ь все указа нные в закон е средс тва и спосо бы защит ы… подоз ревае мого, обвин яемог о (ст. 51 УПК РСФС Р)

? Друго е

Рис.9

57%

Вопрос: при самостоятельном со- бирании сведений по уголовным де- лам, сталкивались ли Вы с противо- действием государственных орга- нов, осуществляющих расследование, прокуратуры, суда? (Рис. 10)

1Да ИНет

Рис. 10

Опред еливш ись с тем, что предст авлени е доказа тельств предус матрив ает розыск и собира ние доказа тельств енной инфор мации с послед ующи м ее предст авлени ем в по- рядке ст. 70 УПК, необхо димо решить ряд юпрос ов. Каков ы пути и средст ва получе ния «дока затель ств»? Какие «дока затель ства» вправ е предс тавлят ь защит ник? Как долже н защит ник докум ентал ьно зафик сиров ать обнар уженн ую доказ ательс твенн ую

168

информацию и гарантирует ли подобный порядок пригодность ее для целей доказывания?

При ответе на первый вопрос необходимо учитывать указанную выше норму Конституции РФ о том, что каждый может защищать свои права и свободы способами не запрещенными законом. Применительно к осуществлению функции защиты уголовно-процессуальное законодательство содержит специальную норму (ст. 51 УПК), согласно которой защитник обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты (подчеркнуто нами Р.Д.) в целях выявления обстоятельств, оправдывающих подозреваемого или обвиняемого, смягчающих их ответственность…, ограничивая, таким образом, частное расследование средствами специально предусмотренными законом. В то же время в ч.2 ст.51 УПК говорится, что защитник вправе использовать любые средства и способы, защиты не противоречащие закону. На практике такая противоречивая редакция ст.51 УПК используется работниками следственных органов для противодействия адвокатам в самостоятельном собирании сведений по уголовным делам.

К сожалению, такая неудачная формулировка статьи УПК, посвященной полномочиям защитника, сохранена в предлагаемом Проекте УПК РФ (ст.48). Более удачно, на наш взгляд, этот вопрос решен в УПК Казахстана, где в ст. 74 «Полномочия защитника» говорится, - Защитник обязан использовать все законные средства и способы защиты… По нашему мнению, при конкуренции конституционной нормы и нормы отраслевого законодательства (ст.51 УПК) применяется ст. 45 Основного закона в силу высшей юридической силы и прямого действия норм Конституции РФ, согласно которой в целях защиты прав и свобод граждан могут применяться способы, не запрещенные законом. Главное, чтобы средства и способы защиты не были сопряжены с фальсификацией доказательств и с другими нарушениями существующего законодательства в условиях, когда осуществление прав и свобод человека, в том числе, права на защиту не нарушает права и свободы других лиц (п.З ст. 17 Конституции РФ). Из этого положения Конституции РФ вытекает основное требование к частному расследованию. Его производство в отличие от государственного расследования любого вида и формы не сопряжено с применением мер принуждения в целях собирания доказательственной информации, что, безусловно, справедливо, так как неограниченное расширение круга лиц, способных в силу закона ограничивать права и свободы граждан, да еще и заинтересованных в исходе дела, неизбежно приведет к ослаблению конституционных гарантий

169

неприкосновенности личности. Следственные действия, сопряженные с ограничением прав и свобод граждан и необходимостью соблюдения требований процессуальной формы, должны быть, безусловно, прерогативой государственных органов, осуществляющих производство по делу. В случае, если по мнению защитника, в интересах обвиняемого необходимо провести то или иное следственное действие, сопряженное с ограничением прав и свобод граждан и возможным применением мер принуждения, он вправе требовать от следователя его производства. Мы согласны с И.Л. Петрухиным, что подобное требование должно быть обязательно для следователя.98 Защитник должен иметь право участвовать в проведении это следственного действия, получить на руки его протокол, который он может представить следствию и суду для доказывания обстоятельств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его ответственность.

В связи с тем, что сведения, собираемые в ходе частного расследования, являются частью более общего понятия «информация», правовую основу частного расследования могут составить принципиальные положения Конституции РФ о том, что каждый вправе свободно искать, получать передавать информацию любым законным способом (ст.29). Причем, в ст. 24 Конституции РФ закреплена обязанность органов государственной власти, местного самоуправления и должностных лиц обеспечить возможность ознакомления любому лицу с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы. Отказ в предоставлении гражданину информации влечет уголовную ответственность виновного должностного лица ст. 140 УК РФ. Реализация указанных прав может быть ограничена только в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч.З ст.45 Конституции).

При характеристике средств и способов собирания доказательств в ходе частного расследования нельзя не коснуться вопроса о процессуальной форме, в рамках которой происходит уголовно - процессуальное доказывание, так как неуклонное соблюдение ее требований является непременным условием использования полученной информации в качестве доказательства.

Существует точка зрения о невозможности производства адвокатского расследования ввиду того, что оно осуществляется вне процессуальных форм, присущих предварительному следствию и дознанию, а, следовательно, не способно гарантировать достоверность полученных результатов.

170

Кроме того, в юридической науке распространено мнение, что защитник лишен возможности получать такие доказательства, собирание которых закон связывает с соблюдением определенной процессуальной формы и при необходимости получения таких доказательств он лишь вправе указать на их источники, если они ему известны.

Ошибочность подобных высказываний, на наш взгляд, заключается в излишнем преувеличении того значения, которое придается процессуальной форме в уголовном процессе, как надежному гаранту достоверности получаемых доказательств. Безусловно, что соблюдение требований уголовно - процессуального закона одно из условий, определяющих допустимость доказательства для установления обстоятельств предмета доказывания и иных фактов, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела. При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч.2 ст.50 Конституции РФ), таково категорическое требование Основного закона.

Определяющее значение процессуальная форма имеет в качестве гаранта соблюдения прав и законных интересов лиц, вовлеченных в производство по уголовному делу. Она устанавливает основания и процедуру ограничения конституционных прав граждан в случаях, если интересы правосудия вызывают подобную необходимость, детально регламентирует деятельность государственных органов, когда возникает потребность в принудительном вторжении в сферу частных интересов личности. Значимость процессуальной формы в этом плане трудно переоценить. Иное значение она имеет в доказательственном праве, где, несмотря на свой публично - правовой и принудительный характер, выступает не средством установления истины по делу (что соответствует теории форматьных доказательств), а условием, обеспечивающим полноту, всесторонность и объективность исследования обстоятельств дела в целях установления истины, правильного и справедливого применения закона. Современный уголовный процесс базируется на демократических принципах и нормах права, следовательно, процессуальная форма не предусматривает государственного насилия (принуждения) или иных унижающих и оскорбляющих действий в целях получения «нужных» доказательств для решения задач уголовного процесса. Средством достижения истины по делу является информационно - познавательная деятельность лица, расследующего преступление, которая, будучи урегулирована законом, становится уголовно - процессуальной деятельностью и результативность которой зависит во многом от профессиональной со-

171

стоятельности следователя. В значительной мере от того, сможет ли установить следователь контакт с обвиняемым, убедить его сотрудничать со следствием, зависит резуль- тативность: допроса обвиняемого, подозреваемого; обыска по их показаниям, очной ставки, следственного эксперимента, осмотра места происшествия с участием обвиняе- мого. В противном случае, требования закона о производстве этих следственных действий (процессуальная форма) абсолютно не гарантируют достоверности полученных сведений или рискуют остаться не востребованными. Аналогичная ситуация складывается, например, с допросом свидетеля, когда выполнение следователем всех требований закона о порядке его производства, в том числе предупреждение об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, отнюдь не гарантируют достоверности сообщаемых сведений, в то время, как объяснение, данное в процессе расследования по ст. 109 УПК, на стадии возбуждения уголовного дела, вне рамок процессуальной формы, может быть вполне достоверным. В действующем уголовном процессе процессуальные решения на стадии возбуждения уголовного дела, в протокольном досудебном производстве, в кассационной инстанции при использовании «дополнительных материатов» основываются на сведениях, не являющихся собственно процессуальными доказательствами. Однако, законодатель допускает возможность их использования, а значит им присуща определенная степень достоверности. Соблюдение уголовно -процессуального закона при собирании доказательства, отнюдь, не означает его достоверности, определить, достоверно ли доказательство, можно лишь рассмотрев его в совокупности с другими доказательствами, после того, как оно вошло в материалы дела. В связи с этим, доводы о том, что частное расследование, проводимое вне процессуальной формы, не способно гарантировать достоверность его результатов, по нашему мнению, не состоятельны.

Несостоятельна и точка зрения, которая сводит, даже, в далекой перспективе, частное расследование исключительно к непроцессуальной деятельности заинтересованных лиц.

(К сожалению, идея частного расследования, как исключительно непроцессуальной деятельности участников уголовного процесса, нашла свое воплощение в предлагаемом ныне для принятия Гос. Думой Проекте УПК РФ.)

Выше уже говорилось о том, что собирание доказательственной информации в ходе частного расследования неразрывно связано с ее процессуальной реализацией. Кроме

172

того, методы частного расследования сочетаются с производством следственных действий в ходе публичного расследования, по ходатайству заинтересованного лица, которое по закону должно быть наделено правом принимать самое активное участие в их проведении, с получением соответствующих протоколов следственных действий. Отнесение процессуальной деятельности к исключительной компетенции органов государства обусловлено возможностью применения принудительных мер для целей доказывания (например, привод свидетеля), однако, необходимость в их применении не возникает в случаях, когда нет никаких препятствий правосудию и нет необходимости следователю реализовывать предоставленные ему законом полномочия властно - распорядительного характера (такая необходимость возникает при производстве сложных, объемных следственных действий с привлечением большого количества людей, техники, при необходимости посетить территорию предприятия, учреждения организации доступ на которые, ограничен, вторжением в частную жизнь, жилище, связанные с доступом к сведениям составляющим коммерческую, врачебную и др. тайны) например, допрос явившегося свидетеля в кабинете следователя, по месту работы или жительства. В этих случаях требования процессуальной формы связаны с условиями допроса, его порядком и оформлением его результатов. Такой допрос с соблюдением всех требований УПК к его производству с согласия свидетеля, потерпевшего мог бы провести и адвокат, с последующим составлением соответствующего протокола. Адвокату было бы целесообразно предоставить право на производство и других следственных действий (частных расследовательских мер): не связанных с использованием государственного принуждения; не требующих реализации властно - распорядительных полномочий; присущих деятельности государственных органов, ведущих офици- альное расследование по делу; с согласия заинтересованных лиц.

Таким образом, отличия частного расследования от государственного, публичного расследования преступлений не сводятся исключительно к процессуальной форм. Правовая природа частного расследования сложна, она включает в себя непроцессуальную деятельность по отысканию и собиранию доказательственной информации, определение способа и момента вхождения данной информации в материалы дела, в зависимости от ее источника, а также, в перспективе, самостоятельное процессуальное собирание доказательств в интересах участников процесса, если эта деятельность не сопряжена с применением принудительных мер и осуществлением властных полномочий, с по-

173

следующим представлением доказательств следователю, прокурору и суду. Право на защиту подразумевает также деятельность защитника в рамках публичного предвари- тельного расследования и судебного разбирательства посредством участия в проводимых государственными органами следственных действиях в интересах обвиняемого, оказание ему квалифицированной юридической помощи.

Если вопросам участия адвоката на предварительном следствии и в судебном разби- рательстве в целях осуществления функции защиты, а также вопросам юридической помощи обвиняемому в процессуальной литературе уделялось достаточное внимание, то производство адвокатом собственного расследования, как предмет научного интереса процессуалистов, появилась сравнительно недавно. Этим во многом объясняется тот факт, что среди ученых нет единства по вопросу о формах участия защитника в доказывании, о том, какие процессуальные действия по собиранию доказательственной информации он вправе совершать. Как уже отмечалось выше, при определении круга ча- cmHbaj^cjiedoeamenbCKux мер, производство которых возможно в рамках частного

расследования^ необходимо руководствоваться, следующими критериями: они
не

должны предусматривать, принуждения в целях получения доказательственной ин- формации: не должны быть сопряжены с необходимостью использования властно - распорядительных полномочий, что присуще деятельности должностных лиц госу- дарства: в ряде случаев производство частных расследовательских мер должно быть обусловлено согласием заинтересованных лиц.

Результаты анкетирования адвокатов.

Вопрос: каков должен быть круг следственных действий, частных расследовательских мер, производство, которого было бы возможно в ходе адвокатского расследования? (Рис. 11), где:

6% 2% П% Рис.11

1 - Все те следственные действия, которые вправе производить следователь согласно УПК РСФСР.

174

2 - Все следственные действия, предусмотренные УПК, за исключением следственных действий принудительного характера (задержание, обыск, освидетельствование и 3 4 - Все следственные действия, предусмотренные УПК, при наличии согласия заин- тересованных лиц, за исключением следственных действий, указанных в п.2., а также тех, производство которых сопряжено в необходимостью использования властно- распорядительных полномочий следователя (следственный эксперимент, опознание, очная ставка и др.). 5 6 - Права, предоставленные «Положением об адвокатуре РСФСР. 7 8 - Другое. 9 Вопрос: каков должен быть статус (характер) информации, полученной в ходе частного расследования? (Рис. 12), где:

,тДЙ^Г “—«^62% Ш\ И2 ПЗ

30% Щ^^ШШЯ^0У

8% Рис. 12

1 -Ориентирующая информация для работников органа дознания, следствия и суда.

2 - Доказательственная информация (приобретает статус доказательства после ее процессуального собирания лицом, производящим дознание, следователем, судом). Приобретает свойство допустимости с момента процессуальной «легализации». 3 4 - Доказательство (соответствующие факты устанавливаются посредством регла- ментированного УПК порядка получения доказательств). Приобретает свойство допус- тимости с момента процессуального собирания адвокатом в рамках процессуальной формы. 5 Вопрос: каким образом должны оформляться результаты частного расследования? (Рис. 13), где:

1 - В соответствии с правилами ведомственного документирования, делопроизводства и документооборота (объяснение, справка, мнение сведущего лица и т п.).

175

74%

Ш1

D4

? 3

11%

110/. АО/

Рис. 13

2 - В соответствии с процессуальной формой, установленной УПК (протокол допроса, протокол осмотра, заключение эксперта и т. п.). 3 4 - Смешанный характер (способы, указанные в п. 1 и 2) в зависимости от источника доказательства. 5 4-Другое.

92%

? Да

1Нет

-•^Ян!

Вопрос: приходилось ли Вам, при осуществлении функции защиты или представительства, пользоваться услугами частного детектива? (Рис. 14)

8%

Рис. 14

С учетом этих критериев перечень частных расследовательских мер может выглядеть

следующим образом:

Собирание документов. Уголовно - процессуальный закон в ст.69 УПК относит «иные документы» к одному из источников доказательств, посредством которых уста- навливаются имеющие значение для дела фактические данные. Документы являются доказательствами, если обстоятельства и факты, удостоверенные или изложенные предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами, имеют значение для уголовного дела (ст. 88 УПК). Следует отметить, что собирание ад- вокатом документов в интересах обвиняемого, в настоящее время, является наиболее распространенным способом получения доказательственной информации, свидетельст- вующей в пользу обвиняемого. Это объясняется относительной простотой и доступностью данного способа собирания доказательств и в то же время возможностью обеспечить достоверность полученных сведений, не прибегая к услугам следственных органов. Требования процессуальной формы при получении и использовании документов в

176

сфере уголовного процесса, гарантирующими их достоверность, совпадают с требованиями делопроизводства при документировании и стандартизации документов в иных областях государственного управления и не сопряжены с необходимостью соблюдения довольно сложных процедурных правил, присущих собиранию других доказательств. Кроме того, до недавнего времени этот способ собирания «доказательств» являлся единственным, который хотя бы частично урегулирован отраслевым законодательством (см. ст. 15 Положения об адвокатуре в РСФСР).

Правовую основу собирания документов в ходе частного расследования составляют упомянутые выше ст. ст. 24, 29, 45 Конституции РФ, ст.51, 69, 70, 88, 202, 223, 245,337, 384 УПК, ст. 15 Положения об адвокатуре в РСФСР, в котором зафиксировано право адвоката запрашивать через юридическую консультацию справки, характеристики и иные документы, необходимые в связи с оказанием юридической помощи, из государственных и общественных организаций, которые обязаны в установленном порядке выдавать эти документы или их копии. К сожалению, на практике, данная обязанность государственных и общественных организаций не выполняется, что создает серьезные трудности при осуществлении функции защиты. В плане правового обеспечения права адвоката на собирание документов было бы целесообразно установить административную ответственность должностных лиц за неисполнение законных требований защитника при исполнении им своих обязанностей.

В ходе частного расследования может возникнуть необходимость в получении до- кументированной информации, отнесенной законом к категории ограниченного доступа (см. ст. 10 Закона Об информации, информатизации и защите информации от 25.01 95 г.). Таковой, в частности, являются информация, отнесенная к государственной тайне и конфиденциальная информация. Представляется, что возможны два пути получения подобного рода информации, первый - посредством заявления защитником соответствующего ходатайства перед следователем или судом с последующим ознакомлением с содержанием полученного документа и с обязанностью о неразглашении, содержащихся в нем сведений. Второй путь - посредством направления в соответствующий орган следственного или судебного приказа, полученного защитником, о выдаче необходимого документа, способного установить обстоятельства, свидетельствующие в пользу обвиняемого.

177

На практике довольно часто возникал вопрос о том, какого рода информация может содержаться в документах, истребуемых адвокатом в порядке ст. 15 Положения об адвокатуре в РСФСР? Мы солидарны с Ю.И. Стецовским в том, что истребуемые материалы могут характеризовать не только личность и здоровье обвиняемого, но и иметь непосредственное отношение к существу предъявленного ему обвинения (копии накладных, квитанций, договоров, приказов, инструкций или справки о наличии этих документов в делах учреждения, предприятия или организации; консультации специалистов; фотоснимки или план места происшествия или другого объекта, подлежащего исследованию судом и т.п.)-100

Допрос свидетеля, потерпевшего. Допрос одно из немногих следственных действий, производство которого адвокатом возможно в соответствии с правилами, установленными уголовно-процессуальным законодательством для допроса свидетеля на предварительном следствии, дознании и в суде. Проведение адвокатом допроса, в соответствии с требованиями УПК, способно привести к получению адвокатом полноценного доказательства, отражающего обстоятельства совершенного преступления.

Правовую основу данного следственного действия составляют Конституция РФ, УПК, Положение об адвокатуре в РСФСР и Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, принятая Советом Европы 4 ноября 1950 г., в которой в ст.6 ч.З п. доказано - Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права: допрашивать, показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены; иметь право на вызов и допрос его свидетелей на тех же условиях, что и свидетелей, показывающих против него. Следовательно, данный нормативный акт предусматривает для защиты возможность выявления и допроса свидетелей защиты, поскольку без этого невозможно решить способствуют ли интересам обвиняемого сообщаемые сведения. В РФ признаются и гарантируются права и свободы человека, согласно общепризнанным принципам и нормам международного права (ст. 17 Конституции РФ), Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. В силу этого данная норма Европейской Конвенции, безусловно, применима к производству частного расследования в сфере уголовного процесса. Кроме того, она способствует более эффективной реализации права обвиняемого на защиту, применяется непосредственно, даже при конкуренции с нормой внутреннего

178

законодательства в силу приоритета норм международного договора ст. 15 Конституции РФ. В действующем уголовном процессе вообще нет статьи, посвященной допросу свидетелей защиты, но нет и запрета на такой допрос, что соответствует праву защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом ст.45 Конституции РФ. Порядок допроса свидетеля гшеет следующие особенности:

Он производится с письменного согласия свидетеля по месту его жительства или в любом другом месте, против которого он не возражает, о чем делается отметка в протоколе. Предмет допроса ограничен обстоятельствами предмета доказывания, свидетельствующими в пользу обвиняемого (подозреваемого), в связи с чем, допросу свидетеля должна предшествовать предварительная непроцессуальная беседа о тех фактах и обстоятельствах, которые может сообщить свидетель. В противном случае в ходе допроса могут быть выявлены и закреплены обстоятельства, неблагоприятные для подзащитного, что ухудшит его положение, а значит несовместимо с его правом на защиту.

Свидетелю разъясняется ст.51 Конституции РФ и уголовная ответственность за дачу заведомо ложных показаний, о чем делается отметка в протоколе, однако, не разъясняются ст. 308 УК РФ об отказе от дачи показаний, поскольку свидетель защиты уголовной ответственности при его допросе адвокатом не подлежит, так как он добровольно дает показания.

Адвокат не вправе использовать дополнительные способы фиксации доказательств (магнитную и видеозапись) без согласия свидетеля. Требования свидетеля о необходимости магнитной записи обязательны для адвоката.

Представляется, что адвокат не вправе процессуально допрашивать несовершеннолетних свидетелей в силу того, что процессуальный закон содержит специальные гарантии для их участия в уголовном деле (исключительная подследственность, участие в допросе педагога и возможное участие законных представителей и т.д.). Поэтому, адвокат лишь вправе ограничиться непроцессуальной беседой с несовершеннолетним с согласия законных представителей и самого несовершеннолетнего. В случае выявления необходимых данных, адвокат вправе ходатайствовать о допросе несовершеннолетнего свидетеля перед следователем и судом. При удовлетворении данного ходатайства, он вправе участвовать в производстве этого следственного действия. Причем, адвокат обязан указать, для установления каких обстоятельств может быть допрошен свидетель. В

179

ходе допроса устанавливаются обстоятельства, указанные в ходатайстве адвоката, а также иные обстоятельства, способные установить достоверность сообщаемых сведений. Аналогичное правило должно быть установлено для допроса всех свидетелей за- щиты дознавателем, следователем, прокурором и судом, в противном случае, если свидетель будет допрашиваться обо всех обстоятельствах предмета доказывания, это способно привести к появлению обстоятельств, ухудшающих положение подсудимого и нарушающих его право на защиту. Поэтому, предметом допроса могут быть обстоятельства и факты, свидетельствующие в пользу обвиняемого (подсудимого), а также иные обстоятельства и факты, с помощью которых может быть оценена достоверность сообщаемых сведений.

Экспертиза. В ходе производства частного расследования возможно проведение независимой экспертизы в соответствии с требованиями уголовно - процессуального закона, поскольку производство данного следственного действия, в большинстве случаев, не сопряжено с мерами принудительного характера (исключение составляют случаи предусмотренные ст. 188 УПК) и может быть проведено по запросу адвоката, производящего частное расследование преступления. Институт независимой экспертизы уже знаком нашему законодательству. В ст.53 Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан» сказано, что при несогласии граждан с заключением медицинской экспертизы, по их заявлению проводится независимая экспертиза о причинах смерти и заболеваниях умершего лица, а также военно-врачебная экспертиза. Экспертиза признается независимой, если производящие ее эксперт либо члены комиссии не находятся в служебной или иной зависимости от учреждения или комиссии, производивших медицинскую экспертизу, а также органов, учреждений, должностных лиц и граждан, заинтересованных в результатах независимой экспертизы. При производстве независимой медицинской экспертизы гражданам предоставляется право выбора экспертного учреждения и экспертов (ст.53 Основ). В дополнение к правам, предусмотренным ст. 185 УПК, обвиняемый или его законный представитель имеют право ходатайствовать перед органом, назначившим судебно-медицинскую или судебно - психиатрическую экспертизу, о включении в состав экспертной комиссии дополнительного специалиста соответствующего профиля с его согласия( ст.52 Основ). Приведенные выше, положения Основ законодательства «Об охране здоровья граждан» могут быть восприняты и уголовно- процессуальным законодательством при назначении других экспертиз, по-

180

требность в которых возникает в ходе частного расследования. Все требования процессуальной формы, связанные с назначением и проведением экспертизы, могут вполне выполняться защитником, в том числе постановка вопросов эксперту, разъяснение его прав, закрепленных ст. 185 УПК и ст. 307 УК РФ об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Однако, независимой экспертизе защиты присущи определенные особенности: получение образцов для сравнительного исследования адвокат вправе получить только у обвиняемого (подозреваемого), что касается свидетелей и потерпевшего, то, представляется, об этом он обязан ходатайствовать перед следователем, который способен применить меры государственного принуждения для получения образцов. Кроме того, оставление свидетелем следов на месте преступления или на вещественных доказательствах при их совпадении с образцами, отобранными для сравнительного исследования, могут свидетельствовать о его причастности к совершению преступления, что может привести к его осуждению, а значит, это не является допустимым методом защиты обвиняемого. В случае, если объект исследования утрачивается в ходе экспертизы, нам представляется, что должна быть назначена комиссионная экспертиза из трех экспертов, по одному от следователя и адвоката, и одного по их обоюдному согласию. Заключение принимается большинством голосов и подписывается всеми экспертами. Эксперт, не согласный с мнением большинства, вправе высказать особое мнение, которое приобщается к заключению и учитывается при оценке заключения. Адвокат участвует в формировании вопросного листа и получает копию эксперт- ного заключения на руки. При производстве независимой экспертизы может возникнуть необходимость в ознакомлении с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы. В этом случае, следователь обязан ознакомить независимого эксперта с материалами уголовного дела, необходимыми для производства экспертизы, с предупреждением последнего об ответственности за разглашение тайны следствия.

Осмотр. Адвокат вправе осматривать и фиксировать (протоколировать, фотографировать, зарисовывать, составлять план, схему) место происшествия после того, как оно осмотрено следователем, осмотр процессуально оформлен и действия адвоката не нарушают чьи либо интересы. В ходе осмотра участвуют граждане, добровольно исполняющие обязанности понятых. Адвокат не вправе изымать находящиеся на месте происшествия источники доказательств, относящиеся к делу, в этом случае, следователь обязан удовлетворить ходатайство защитника о повторном осмотре места происшест-

181

вия в присутствии защитника. Аналогичное ходатайство, подлежащее удовлетворению следователем, заявляется в случае, если осмотр сопряжен с ограничением прав и законных интересов граждан. Адвокат вправе осматривать и фиксировать некоторые источники доказательств, осмотренные следователем, но не приобщенные к делу, а также предметы и документы, переданные любыми лицами, в связи с осуществлением им функции защиты. В этом случае, адвокат самостоятельно определяет необходимость и момент представления доказательств следователю или суду. Адвокат в присутствии понятых вправе осматривать предметы и документы, находящиеся в распоряжении следователя, с момента ознакомления с материалами дела, в присутствии следователя, с составлением соответствующего протокола. Нет никаких препятствий для осмотра адвокатом местности и помещений с согласия их владельцев. Осмотр трупа производится посредством заявления соответствующего ходатайства перед следователем, с привлечением специалиста незаинтересованного в исходе дела.

Мы не видим никаких оснований для предоставления адвокату права на производство в ходе частного расследования следственных действий, сопряженных с ограничением конституционных и иных прав граждан, а также с возможностью использования в ходе доказывания мер принудительного характера. По этой причине в рамках частного расследования невозможно производство обыска, выемки, освидетельствования, наложения ареста на имущество, задержания подозреваемого в совершении преступления.

Что касается очной ставки и следственного эксперимента, а также опознания живых лиц и предметов, то их производство предусматривает довольно сложную процессуальную форму, следование которой предусматривает наличие у лица, их проводящего, широкого круга властно - распорядительных полномочий, использование которых, зачастую, является определяющим условием их эффективности. Например, очная ставка предусматривает предварительный допрос лиц, между показаниями которых, имеются противоречия, а допрашивать любое лицо, в рамках производства по делу, может только следователь. Кроме того, выявление противоречий подразумевает знание материалов дела и совокупности других доказательств, подтверждающих наличие противоречия. Для проведения очной ставки, опознания и следственного эксперимента, зачастую, возникает необходимость в присутствии обвиняемого, находящегося по стражей. В этих случаях, его присутствие при производстве данных следственных действий обеспечивается властью следователя, за которым «числится» обвиняемый. Также, возникает

182

необходимость в присутствии статистов, понятых, однородных вещей при опознании, сотрудников милиции и специалистов, необходимость проникновения на территорию предприятий, учреждений и организаций при производстве, например, следственного эксперимента и т. д. Все это не сможет сделать адвокат, не имея властных полномочий должностного лица государства, каким является следователь. Опознание, в рамках частного расследования, на наш взгляд, возможно только в форме отождествления личности по фотографии в ходе допроса свидетеля защиты. В последствии результаты такого опознания должны войти в процесс в соответствии с требованиями уголовно - процессуальной формы.

Разновидность расследования преступлений - частное расследование

обвинения.

«Проблема жертв преступлений - одна из вопиющих во всей истории человечества и она находит отнюдь не адекватное отражение в строе уголовного судопроизводства, осуществляемого именем государства.»101 По справедливому замечанию В. Ульянова, «Если в период проведения судебной реформы законодатель неоднократно вносил изменения и дополнения в действующий уголовно - процессуальный закон в части расширения прав обвиняемого…, то для улучшения процессуального положения потерпевшего не было предпринято никаких мер».102

Процессуальная фигура потерпевшего - достижение отечественного права. Его правовому статусу посвящены ряд норм действующего законодательства. Это статьи Конституции РФ - ст. 52 Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Ст.46, гарантирующая каждому судебную защиту его прав и свобод, ст.48, гарантирующая право на получение квалифицированной юридической помощи. Действующий УПК РСФСР предусматривает допуск потерпевшего к участию в предварительном следствии, возможность знакомиться с материалами дела, представлять доказательства, заявлять ходатайства, а по делам частного обвинения участвовать в судебных прениях.(Постановлением КС РФ от 15 января 1999 г. положения ч.1,2 ст.295 УПК РСФСР, на основании которых потерпевший не допускается к участию в судебных прениях по делам частно - публичного и публичного обвинения, при-

183

знаны не соответствующими Конституции РФ) В то же время, необходимо признать, что участие потерпевшего в уголовном деле, на сегодняшний день, носит во многом формальный характер, что обуславливает необходимость совершенствования его пра- вового статуса.

Наибольший вред интересам личности причиняет преступление, поэтому, именно в рамках уголовного процесса, где исследуются все обстоятельства общественно-опасного деяния и его последствий, необходимо предусмотреть широкий комплекс мер по защите интересов потерпевших.

В юридической науке долгое время считалось, что совершение преступления - юридический факт, порождающий уголовно - правовое отношение между государством и лицом, нарушившим запрет уголовного закона. С этого момента у государства появляется право наказать виновного, а у другого участника правоотношения обязанность подчиниться государству, понести тяготы и лишения, вытекающие из наказания.10j Уголовное правоотношение необходимо для «урегулирования конфликта, возникшего между государством и гражданином, вследствие совершения последним преступления. И методом, правовым средством, с помощью которого этот конфликт устраняется, является уголовная ответственность.104

Однако, подобный субъектный состав присущ далеко не всем уголовно -правовым отношениям. Мы согласны с Н.Н. Ковтуном в том, что схема отношений «государство - преступник» справедлива лишь для тех преступных деяний, где объектом преступного посягательства выступают государственные или общественные интересы либо интересы гражданина, охраняемые в особом порядке (жизнь, здоровье). В тех случаях, когда объектом преступного посягательства являются частные права гражданина, в реальности возникает и существует уголовно-правовое отношение с субъектным составом «потерпевший - преступник», а не «государство -преступник», в котором обязанности преступника ответить за совершенное преступление соответствует право потерпевшего на уголовный иск. У государства в этой ситуации нет права на уголовное преследование лица, совершившего преступления, без согласия потерпевшего, поскольку его права и интересы не нарушены. Потерпевшему, в данном случае, принадлежит право самому определять способ защиты своих прав, основываясь на своих сугубо личных интересах. При соответствующем волеизъявлении потерпевшего, государство обязано включить механизм уголовного судопроизводства в целях привлечения виновного к уголовной

184

ответственности, однако, это не значит того, что потерпевший утрачивает свое право влияния на ход и исход производства по делу. Уголовно -правовое отношение, в котором лицу причиняется моральный, физический или имущественный вред, носит исковой характер и предполагает активную роль потерпевшего в реализации своих прав по участию в деле. Ему должны быть предоставлены права: в любой момент, до удаления суда в совещательную комнату, примириться с обвиняемым; обжаловать в установленном законом порядке действия и решения органов и лиц, осуществляющих производство по делу; участвовать в доказывании; в формулировке обвинения; участвовать в судебном заседании в качестве частного обвинителя наряду с прокурором; участвовать в судебных прениях; в кассационной и надзорной инстанциях.

Реализация указанных полномочий потерпевшим, при производстве по уголовному делу, позволила бы преодолеть многочисленные нарушения его прав и законных интересов государственными органами, ответственными за исход дела.

Анализ действующего законодательства и существующей практики производства по уголовным делам позволяют сделать вывод, что наиболее типичными и значимыми по своим последствиям являются случаи необоснованного отказа или прекращения уго-ловных дел, на что также указывается и в литературе. По нашему мнению, отказ в возбуждении уголовного дела или его прекращение по п. п. 1,2,8,9,10 ст.5 УПК, ст. ст. 6,7,8 УПК, приостановление дела по п. п. 1,3 ст. 195 УПК, оправдательный приговор -есть ни что иное, как отказ потерпевшему в государственной защите его прав. Подобный отказ не должен лишать потерпевшего возможности самостоятельно защищать свои права путем производства собственного расследования преступления с помощью представителя и частного детектива, в целях выявления лиц, виновных в причинении вреда, с последующим представлением уличающих доказательств органам, осуществляющим уголовное судопроизводство. Расследовательские меры, осуществляемые потерпевшим и его представителем эффективны и при таких нарушениях прав потерпевшего, как занижение следователем квалификации преступления, неустановление следственными органами соучастников преступления или дополнительных эпизодов преступной деятельности, поиска имущества, на которое может быть обращено взыскание и т.д.

Частное расследование обвинения, безусловно, призвано выявить совершенное пре- ступление, лиц его совершивших и, по возможности, источники доказательственной

185

информации мерами непроцессуального характера, а в необходимых случаях, с при- влечением возможностей частного сыска. Кроме того, частному расследованию обвинения присущи следующие особенности:

Во - первых, если по делам публичного и частно - публичного обвинения подобное расследование способствует наиболее полной реализации потерпевшим своих прав и интересов и выполняет своеобразную «контрольную» функцию (в интересах потерпевшего) по отношению к публичному расследованию, в рамках которого, осуществляется уголовное преследование, то по делам частного обвинения такое расследование обязано выявить достаточные основания (доказательственную информацию) для возбуждения дела и уголовного преследования лица, совершившего преступление, заменив, таким образом, предварительное расследование. Во - вторых, оно имеет определенную специфику в зависимости от того, на каком этапе производства по делу оно производится, до признания пострадавшего лица потерпевшим и после. Если на первом этапе целью частного расследования «обвинения» является своевременное начало производства по уголовному делу и необходимость фактического обоснования возможных жалоб на действия и решения должностных лиц, отказавших в возбуждении уголовного дела, прекративших или приостановивших его, то после приобретения пострадавшим статуса потерпевшего, целью частных расследовательских мер становится контроль за законностью и обоснованностью проводимого публичного расследования и обеспечение наиболее полной реализации его прав и законных интересов.

В отличие от частного расследования защиты, нам представляется, что при проведении частного расследования обвинения невозможен самостоятельный процессу- альный допрос свидетеля обвинения, осмотр и экспертиза частного обвинения, поскольку это привносит ненужный параллелизм в работу следователя, который вынужден будет повторно проводить эти следственные действия ввиду того, что они не соответствуют требованиям закона и нарушают ряд правовых гарантий обвиняемого. Ст. 49 Конституции РФ предусматривает, что виновность обвиняемого доказывается в предусмотренном федеральным законом порядке. Этот порядок предусматривает беспристрастность и объективность лица, осуществляющего производство по делу (что, кстати, не присуще адвокатскому расследованию), возможность применения мер принуждения только со стороны государственных органов в рамках закона, для установления виновности и других обстоятельств предмета доказывания предусмотрен целый ком-

186

плекс следственных действий различного характера (которого нет в арсенале частного расследования), на основе совокупности которых делается вывод о виновности. К тому же, право адвоката на производство отдельных следственных действий в ходе частного расследования защиты является своеобразной компенсацией, основанной на принципе благоприятствования защите, за существенные ограничения в правах на участие в дока- зывании стороны защиты в рамках предварительного следствия. Существенное расширение прав потерпевшего и его представителя при производстве частного расследования обвинения способно значительно усугубить положение обвиняемого при производстве по делу.

Таким образом, частное расследование обвинения должно носить непроцессуальный и, в значительной мере, розыскной характер по установлению лица, совершившего преступление, возможных источников доказательственной информации и иных обстоятельств, соответствующих интересам потерпевшего, что, впрочем, не исключает собирания в ходе частного расследования документов и предметов, имеющих отношение к делу для последующего их представления следователю или суду. Представление доказательственной информации в целях ее процессуального собирания следователем, вкупе с процедурой вхождения этой информации в материалы уголовного дела, образуют процессуальную составляющую частного расследования обвинения, свидетельствующую о его смешанном характере.

В рамках непроцессуатьной составляющей частного расследования могут быть использованы возможности частного сыска, указанные в ст.5 Закона «О частной детективной и охранной деятельности в РФ.». В целях сбора необходимых сведений по уголовным делам, частный детектив вправе производить устный опрос граждан и должностных лиц (с их согласия), наведение справок, изучение предметов и документов (с письменного согласия их владельцев), внешний осмотр строений, помещений и других объектов, наблюдение, при этом он вправе производить видео- и аудиозапись, кино и фотосъемку, применять иные технические средства, не причиняющие вреда жизни, здоровью и окружающей среде. Полученные сведения, на договорной основе, передаются потерпевшему и (или) его представителю, которые определяют необходимость, момент и способы вхождения доказательственной информации в материалы уголовного дела.

187

Существенное значение частное расследование обвинения приобретает с развитием судопроизводства по делам частного обвинения.

На сегодняшний день, судебной практикой четко проводится линия на то, что не только право, но обязанность по доказыванию обвинения в совершении преступления по делам частного обвинения, лежит на потерпевшем (Определение Конституционного Суда РФ по запросу Ванинского районного суда Хабаровского края о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР от 29 января 1999 г., Постановление КС РФ ОТ 15.01.1999 г. по делу о проверке конституционности ч.1,2 ст.295 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина М.А. Клюева., Постановление Пленума ВС РФ от 8.12.1999 г. «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования»). По Проекту УПК РФ предусмотрена фигура частного обвинителя, которым является лицо, подавшее жа- лобу в суд по делу частного обвинения, поддерживающую обвинение, а также потерпевший по делам публичного и частно - публичного обвинения, самостоятельно поддерживающий обвинение в суде в случае отказа государственного обвинителя от обвинения (ст.50).

Это соответствует концепции уголовного судопроизводства дореволюционной России. Так, ИЛ. Фойницкий писал, что из общего правила, по которому уголовное преследование, как деятельность публичного характера, сосредотачивается в руках особо учрежденных для того государственных обвинителей, существует исключение, предоставляющее эту функцию частным лицам. Основания эти лежат в том, что: 1) некоторые преступления, затрагивая весьма слабо интересы общегосударственные, запрещаются главным образом во имя интересов частного лица; деятельное участие последнего по делам такого рода в высшей степени полезно для процесса; он с самого начала указывает цель разбирательства, и собственный его интерес заставляет заботиться о представлении доказательств.106

По своей сути производство по делам частного обвинения сходно с исковым производством в рамках гражданского процесса: отсутствие досудебной подготовки дела, действие принципа диспозитивности при производстве по делу, выражающиеся в возможности потерпевшего распоряжаться спорным материальным правом, наличии примирительных процедур и т.д. Представляется, что развитие судопроизводства по делам частного обвинения будет происходить как раз посредством сближения с исковым про-

188

изводством в гражданском процессе. Это может означать, что обязанность доказывания обстоятельств уголовного дела законом будет возложена на обвиняющую сторону, то есть потерпевшего и его представителя, а не на суд, которого закон, обязывая принять все меры к установлению истины по делу, фактически обрекает выполнять роль обвинителя. Как справедливо отмечается в литературе, при определении круга дел частного обвинения необходимо учитывать, что деятельное участие потерпевшего в собирании доказательств возможно без помощи государственных органов. Такая особенность участия заинтересованного лица в доказывании присуща именно гражданскому процессу. При подаче искового заявления истец обязан в нем указать обстоятельства, на которых истец основывает свое требование, и доказательства, подтверждающие изложенные истцом обстоятельства (ст. 126 ГПК РСФСР). Аналогичным образом, по-видимому, должна строиться процедура подачи заявления потерпевшим по делам частного обвинения. Пленум ВС РСФСР в своем постановлении от 25 сентября 1979 вред. 21 декабря 1993 «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч.1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР» в п.З указал - судья при приеме жалобы частного обвинения должен убедиться, содержатся ли в ней необходимые данные для ее разрешения, в частности: когда, кем и где совершено противоправное деяние, в чем оно конкретно выразилось и чем подтверждается просьба потерпевшего о при- влечении лица, на которое подана жалоба, к уголовной ответственности, следовательно, судья вправе потребовать от потерпевшего указать на те документы и иные источники доказательств, которые подтверждают его просьбу.

Сходные положения содержит и Проект УПК РФ, согласно которому дело частного обвинения возбуждается гражданином путем подачи в суд жалобы о привлечении лица к уголовной ответственности. Жалоба должна содержать наименование суда, в который она подана; описание события преступления, место и время его совершения, с указанием доказательств; просьбу к суду о принятии дела к производству; сведения о лице, привлекаемом к уголовной ответственности; список свидетелей, вызов которых в суд необходим (ст.363). По ходатайству частного обвинителя судья должен оказать содействие в собирании доказательств (ч.2 ст.364 Проекта УПК РФ). Похожая процедура производства по делам частного обвинения предусмотрена гл. 45 УПК Казахстана.

Таким образом, в силу того, что суд. исходя из своей процессуальной функции, не вправе осуществлять уголовное преследование обвиняемого в порядке частного обви-

189

нения, осуществление подобной функции возлагается на потерпевшего и его представителя, в том числе, посредством возложения на них обязанности доказывания по делу, что подразумевает их право на самостоятельное собирание доказательств обвинения как до суда, так и в ходе судебного разбирательства посредством частного непроцессуального расследования дела, в необходимых случаях с помощью частного детектива.

На практике, непредставление потерпевшему по делам частного обвинения возможности поддерживать обвинение признается сугцественным нарушением процессуального закона. Президиум Алтайского краевого суда своим постановлением от 29.06.99 г. отменил приговор Славгородского городского суда Алтайского края, по которому П. признан виновным в оскорблении, содержащемся в публично демонстрировавшемся произведении, по ч.1 ст. 130 УК РФ. 10 декабря 1996 года в п. Бурсоль г. Слав-города. Житель указанного поселка П. в дневное время повесил на доску объявлений возле здания администрации и на здании магазина “Бурла” 2 листовки, написанные им собственноручно, в которых публично оскорблял главу администрации п. Бурсоль С. словами “вор в законе, кулак по натуре, по природе, по наследству”. Данные листовки находгшись на всеобщем обозрении жителей п. Бурсоль и многими из них были прочитаны.

Отменяя приговор Славгородского районного суда, президгсум указал в постановлении, чт, как видно из материалов уголовного дела, оно возбуждено по заявлению С, который просит привлечь П. к уголовной ответственности за оскорбления, то есть, является делом частного обвинения. В соответствии со ст.ст. 53 ч. 3 и 295 ч. 2 УПК РСФСР потерпевший по делам частного обвинения наделен дополнительным процессуальным правом - поддержанием государственного обвинения (7, выделено нами, Р.Д/ Поддержание государственного обвинения осуществляется на протяжении всего судебного разбирательства путем заявления ходатайств, предоставления доказательств, выступления в судебных прениях. Однако, данное требование закона нарушено. Как видно из протокола судебного заседания, потерпевшему С. не было предоставлено слово для выступления в судебных прениях, что является сугцественным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

Таким образом, мы осветили основные проблемы и особенности присущие институту частного расследования, в рамках предлагаемой нами теоретической модели видов, разновидностей и форм расследования преступлений.

190

Заключение

В результате проведенного научного исследования мы установили, что расследование преступлений не ограничивается стадией предварительного расследования, но имеет место и в других частях уголовного процесса, при возбуждении уголовного дела и в судебном разбирательстве. Расследование преступлений осуществляется не только в рамках уголовного процесса в ходе уголовно - процессуальной деятельности органов и должностных лиц государства, но и в сфере уголовного процесса в ходе непроцессуальной, информационно - познавательной, предметно - практической деятельности, осуществляемой лицами, решающими в процессе своей деятельности сходные со ст.2 УПК задачи. Для сферы уголовного процесса характерно наличие особого рода правоотношений, которые существуют на стыке уголовно-процессуальной и непроцессуальной деятельности и подчинены единой цели и общей задаче.

Мы выявили характерные черты расследования, на основании которых возможно отнесение той или иной разновидности информационно-познавательной, предметно-практической деятельности по поводу совершенного преступления к расследованию преступления. Последовательно разграничили доказывание, познание и расследование в уголовном процессе, установив, что расследование является основной и наиболее значимой (непосредственной) формой познания обстоятельств совершенного преступления, которое в уголовном процессе существует наряду с опосредованным уголовно-процессуальным познанием, основанным на результатах расследования. Обязанность доказывания, по общему правилу, возникает у субъекта, наделенного по закону полномочиями на производство расследования преступлений.

Провели классификацию выявленных нами расследований, проводимых как в уголовном процессе, так и в сфере уголовного процесса, в зависимости от различных оснований. Предложили формально - видовой критерий в качестве основания для построения теоретической модели единой системы видов, разновидностей и форм расследования преступлений, который предусматривает деление расследований: на виды, в зависимости от реализуемого субъектом расследования интереса, связанного с исходом уголовного дела; на разновидности, в зависимости от непосредственных целей и задач расследования; на формы; в зависимости от категории уголовных дел, по которым проводится расследование.

191

Осветили специфику выявленных видов, разновидностей и форм расследования в рамках предлагаемой нами теоретической модели. Исследовали вопросы соотношения расследований между собой, выявили, что каждое, отдельно взятое, расследование пре- ступлений не существует изолированно, оно, определенным образом, соотносится с другими видами и формами расследования, иными словами, находится с ними во взаимной связи, которая носит устойчивый, объективный и закономерный характер, что позволило нам говорить о предлагаемой нами теоретической модели не как о простом множестве расследований, а как о единой системе видов, разновидностей и форм расследования преступлений, обладающей относительной устойчивостью, внутренним единством и автономностью функционирования системы в целом и отдельных ее элементов.

192 Список библиографических ссылок.

К главе 1.

  1. Далее по тексту, если специально не оговорено, под сокращением УПК подразумевается действующий УПК РСФСР от 27 октября 1960 года.
  2. В данной работе понятия «уголовный процесс» и «уголовное судопроизводство» используются как равнозначные.
  3. Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. -М.: Российское право, 1992. С.8.
  4. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т-1- М: Наука, 1968. С.29,51.
  5. Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. - Минск: БГУ, 1974.С.102.
  6. Советский уголовный процесс: Учебник / Под ред. Л.М. Карнеевой, П.А. Лупин-ской, И.В. Тыричева. -М.: Юрид. лит., 1980. С.9.
  7. Уголовно - процессуальное право РФ: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская.З- е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 1999. С. 13.
  8. Позднышев СВ. Элементарный учебник русского уголовного процесса. -М.,
  9. Цит. по книге Хрестоматия по уголовному процессу России: Учебное пособие/ Ав-тор- сост. проф. Э.Ф. Куцова. -М.: Городец, 1999. С.13.
  10. Уголовный процесс / Отв. ред. Н.С. Алексеев, В.З. Лукашевич, П.С. Элькинд. - М., 1972. СЮ.
  11. Фойницкий ИЛ. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. -СПб., 1912. С.8.
  12. Духовской М.В. Русский уголовный процесс. -М., 1905. Цит. по книге Хрестоматия по уголовному процессу России: Учебное пособие / Автор-сост. проф. Э.Ф. Куцова. -М.: Городец, 1999. С.13.
  13. Тальберг Д.Г. Русское уголовное судопроизводство. Т. 2. -Киев, 1891. Цит. по книге Хрестоматия по уголовному процессу России: Учебное пособие / Автор-сост. проф. Э.Ф. Куцова. -М.: Городец, 1999 .
  14. Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство.-СПб., 1916. Цит. по книге Хрестоматия по уголовному процессу России: Учебное пособие / Автор-сост. проф. Э.Ф. Куцова. -М.: Городец, 1999. С.15.

193

  1. Уголовный процесс / Под ред. М.А. Чельцова. -М.,1969,С.Ю; Советский уголовный процесс / Под ред. Д.С. Карева. -М.Д975,СЛ0; Советский уголовный процесс / Под ред. М. И. Бажанова, Ю.М. Грошевого, -Киев, 1978, С.12.

  2. Строгович М.С. Указ. Соч. С.38.

  3. См., например, Уголовный процесс БССР / Под ред. СП. Бекешко, Е.А. Матвиенко. - Минск, 1979, С.8-9.
  4. Уголовный процесс / Под ред. М.А. Чельцова. -М., 1969, С.71; Советский уголовный процесс / Под ред. Д.С. Карева. -М., 1975, С.67; Уголовно - процессуальное право РФ: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 1999. С.72.
  5. Сущность советского уголовно - процессуального права. -Л., 1963. С.57,58.
  6. Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. -Минск, 1970. С.13-14; Советский уголовный процесс / Под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лукашевича. -Л.,
  7. С.86-87; Уголовно - процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель / Под ред. В.М. Савицкого.-М., 1990.С.58—78.; Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе: Монография. -Тюмень: ТГУ,
  8. С.93идр.
  9. Курс советского уголовного процесса. Общая часть. / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. -М., Юрид. лит., 1989. с.48-49; См. также Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко.- М.: Зерцало, ТЕИС, 1996. С.12; Уголовно - процессуальное право РФ: Учебник/ Отв. ред. П.А. Лупинская. 3-е изд., перераб. и доп. -М.: Юристъ, 1999. С.13.
  10. Субъект и объект как философская проблема. -Киев, 1979. с.84.
  11. Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе: Монография. - Тюмень: ТГУ, 1999. С.93.
  12. Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. - М.: Юрист, 1994.С.142.
  13. Ткаченко Ю.Г. Методологические вопросы теории правоотношений. -М., 1980. с.152- 168.
  14. Азаров В.А. Содержание и форма оперативно - розыскных правоотношений // Го- сударство и право. 1998, № 10.С.73.
  15. Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2-М., 1982. С.135.

194

  1. Алехин А.П., Козлов Ю.М. Административное право РФ. Часть 1. Сущность и ос новные институты административного права: Учебник. -М.:ТЕИС,1995.С71.

  2. .Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. -М.: Юрист, 1994.С.143.

  3. Предварительное следствие прежде и теперь // Законность. 1993, №10. С.27.
  4. Тетерин Б.С., Трошкин Е.З. Возбуждение и расследование уголовных дел. - М., 1997.С.4.
  5. Зеленецкий В.Д. Организация расследования преступлений. Криминалистические аспекты. - Ростов н/Д: Рост. ун-т,1989.С6.
  6. Стремовский В.А. Предварительное расследование. -М.: Госюриздат, 1958.С.З; См. Н.В. Жогин, Ф.Н. Фаткуллин. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. -М.: Юрид. лит., 1965. С.З 1. Юридический энциклопедический словарь. -М., 1984. С.315. Тетерин Б.С., Трошкин Е.З. Возбуждение и расследование уголовных дел. - М., 1997.С.21. Уголовно - процессуальное право РФ: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. 3-е изд., перераб. и доп. -М: Юристь, 1999. С.281.
  7. Якуб. М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. - М: Юрид. лит., 1981.С.83.
  8. Бажанов С. Оправдана ли так называемая доследственная проверка? // Законность. 1995,№1.С53.
  9. Полянский Н.Н. Очерк развития советской науки уголовного процесса.-М,
  10. С.115.
  11. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.,1981, С.3-18.
  12. Шейфер С.А. Использование непроцессуальных познавательных материалов в до- казывании по уголовному делу // Государство и право. 1997, №9. С.57 - 63; Доля Е. Использование результатов оперативно - розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам // Советская юстиция. 1993. С.7; Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе.-Ростов н/Д : Феникс, 1999. С.205 -217.
  13. Гавло В.К. Проблемы методики и практика криминалистической методики рассле- дования преступлений: Автореферат на соиск. уч. ст. докт. юр. наук. -М, 1988. С.18.

195

  1. Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). - М: Юристь, 1999. С. 142- 143.
  2. Возгрин И.А. Криминалистическая методика расследования. -Минск, 1983. С.46.
  3. Герасимов И.Ф. Принципы построения методики раскрытия преступлений // Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. -М., 1973.С.82; Танасевич В.Г. Дискуссионные вопросы соотношения уголовно - процессуальной науки, криминалистической тактики и методики раскрытия преступлений // Советская криминалистика: Теоретические проблемы. -М.,1978. С.35; Образцов В.А. К вопросу о предмете методики расследования отдельных видов преступлений // Методика расследования преступлений. -М., 1976. С.60.
  4. Гавло В.К. Проблемы методики и практика криминалистической методики рассле- дования преступлений: Автореферат на соиск. уч. ст. докт. юр. наук. -М., 1988. С.21.
  5. Гавло В.К. Теоретические и методологические основы и функции системы крими- налистической методики расследования преступлений. Правовая реформа и актуальные вопросы борьбы с преступностью: Сб. научн. тр. - Владивосток: Дальневост. ун-т, 1992. С.140.
  6. Колдин В JL, Полевой Н.С. Информационные процессы и структуры в криминалистике.- М., 1985. С.40.
  7. К главе 2.

  8. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. -М.: Юрид.лит., 1970. С.З..
  9. Толковый словарь русского языка / Автор составитель СИ. Ожегов, Н.Ю. Шведов. - М.Д997.С.663.
  10. БВСРФ, 1996,№10.С8.
  11. БВСРФ, 1998, №8. С.6-7.
  12. БВСРФ, 1997,№4. С.10.
  13. Стецовский Ю.И. Адвокат в уголовном судопроизводстве.-М.: Юрид. лит., 1972. С.105- 106.

196

  1. Определение Конституционного Суда РФ по запросу Ванинского районного суда Хабаровского края о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР от 29 января 1999 г. // Российская газета от 23 марта 1999 г.; Постановление Пленума B.C. РФ «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования» от 8 декабря 1999 г. // Российская газета от 16 декабря 1999 г.
  2. Горяинов К.К., Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон « Об оперативно -
  3. • розыскной деятельности»: Комментарий. - М: Новый Юрист, 1997. С.40.

  4. Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. -Свердловск, 1975. С.112.
  5. Правоохранительные органы РФ: Учебник / Под ред. В.П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. - М.: Спарк,
  6. С.350.
  7. Стецовский Ю.И. Адвокат в уголовном судопроизводстве. -М.: Юрид. лит., 1972. с.4 -5.
  8. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. -М: Юрид. лит., 1951. С.147; см. также Советский уголовный процесс / Под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лукашевича. -
    • М.: ЛГУ., 1989. С. 126.
  9. Миньковский Г.М. Теория доказательств в советском уголовном процессе. -М.: Юрид. лит., 1973.С.140.
  10. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. -Казань: КГУ, 1976. С.49; Трусов А.И. Курс советского уголовного процесса. / Под ред. А.Д. Бой-кова, И.И. Карпеца.-М.: Юрид. лит.,
  11. С.546; Л.Т. Ульянова. Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. -М .: Зерцало, ТЕИС, 1996. С.108; Белкин А.Р. Теория доказывания: Научно - методическое пособие.-М.: НОРМА, 1999. С.20.
  12. Банин В.А. Гносеологическая и правовая природа предмета доказывания в советском уголовном процессе. Вып.1. -Уфа,1975,С29.
  13. Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч. С.49.
  14. Якуб М.Л. Указ. соч. С.8.
  15. Якуб М.Л. Указ. соч.С.12.
  16. Бедняков. Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. -М.: Юрид. лит..
  17. С.81.

197

  1. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая.-М.: Юрид. лит., 1966. С.37.
  2. Белкин. Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики. -М: ВШ МВД СССР, 1970. С.9; см. также Белкин Р.С. Курс кри- миналистики. -М., 1997. Т.1. гл.2.
  3. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. -М: Юрид. лит, 1966. С.59-60.
  4. Бозров. В.М. Современные проблемы правосудия по уголовным делам в практике военных судов России: Диссерт, на соиск, уч. ст. докт. юр. наук. - Екатеринбург, 1999г. С. 169.
  5. Белкин А.Р. Указ. Соч. С. 169.
  6. Шейфер. С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе. -М.: ВЮЗИ ,1972. С.39.
  7. Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. -Тула,
  8. С. 105.
  9. Научно - практический комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу РСФСР. Изд. 2-е, перераб. и доп. - М: Спарк, 1997. С.143.
  10. Безлепкин Б.Т. Проблемы уголовно - процессуального доказывания / Советское го- сударство и право. 1991,№8. С. 100- 101.
  11. В.В. Золотых. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов -н/Д: Феникс, 1999.С.213.
  12. Лупинская П.А. Доказывание в советском уголовном процессе. -М.: ВЮЗИ, 1966, 1999; Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. -М.: Наука. 1966,1999; Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе. -М.: ВЮЗИ, 1972, 1996; Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. - Казань: Каз. ун-т, 1976; Ульянова Л.Т. Уголовный процесс: Учебник для юридических вузов и факультетов. - М.: Зерцало, ТЕИС, 1996 и др.
  13. Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе.-М.: АН СССР, 1955; Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. - М.: Госюриздат, 1960. гл. 1 и др.
  14. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса, тЛ.-М., 1968. С.296.

198

  1. Ратинов А.Р. Вопросы познания в судебном доказывании. // Советское государст во и право.1964, №8., Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. -М.: ВШ МВД СССР, 1969. С.23., Якубович НА. Теория доказательств в советском уголов ном процессе. -М.,1973., Э.С. Зеликсон, Р.Г. Домбровский, АА Давлетов, B.C. Джатиев.

  2. В. Джатиев. О некоторых вопросах теории доказательств, обвинения и защиты. // Российская юстиция, 1994. №8.С16.
  3. А.А. Давлетов. Основы уголовно - процессуального познания. - Свердловск: Урал. ун-т, 1991.С. 145.
  4. Р.Г. Домбровский. Соотношение познания и доказывания в судебном исследовании // Учен, запис. Латв. ун-та. Вопросы борьбы с преступностью. Выпуск 2. -Рига, 1975.С.169.
  5. Фейербах Л. Избр. философские произведения, т.1. -М.,1955. С.66.
  6. В.М. Савицкий. Государственное обвинение в суде. -М, 1971. С. 158.
  7. Строгович М.С. Указ. соч. С.354,355.
  8. П.А. Лупинская. Уголовно - процессуальное право РФ: Учебник для вузов / Под общей редакцией проф. П.А. Лупинской-М: Юристь, 1999. С.156.
  9. К главе 3.

  10. Ефимичев СП. Протокольная форма досудебной подготовки материалов. Формы досудебного производства и их совершенствование: Сб. науч. тр. / Отв. ред. B.C. Шадрин. - Волгоград: ВСШ МВД СССР,1989.С83.
  11. Керимов ДА. Философские проблемы права. -М., 1972.
  12. Куцова. Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном
    процессе
  13. (предмет, цель, содержание).-М., 1973.,С.53.

  14. Проект Закона СССР « Об оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел». М.: МВД СССР, 1991. С.1.; Проект закона РСФСР «Об оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел». М.: МВД РСФСР, 1991. С. 1.
  15. Цыпкин А.Л. Очерки советского уголовного судопроизводства.-Саратов: Сарат. ун-т.,
  16. С.14.

199

  1. Рахунов Р.Д. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. -М.,

Госюриздат, 1954; Н.В. Жогин, Ф.Н. Фаткуллин. Возбуждение уголовного дела. - М., Госюриздат, 1961; Николюк В.В., Кальницкий В.В., Марфицин И.Г. Стадия возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. -М.,: ВШМ МВД РФ, 1995; Тетерин Б.С., Трошкин Е.З. Возбуждение и расследование уголовных дел. - М., 1997 и др.

  1. Советское законодательство о жалобах и заявлениях. -М.:МГУ, 1967.
    С.

59процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. М.: Юрид. лит., 1981. С.83.

  1. Махов В.Н., Пешков М.А. Уголовный процесс США (досудебные стадии). Учебное

пособие. - М.: ЗАО «Бизнес - школа» Интел - синтез», 1998.С.51-52.

  1. Определение Конституционного суда РФ от 26 января 1999. // Российская газета, 23.03.99г.
  2. Архив прокуратуры Октябрьского района г. Барнаула. Отказной материал. 1999.
  3. Архив Славгородской городской прокуратуры. Отказной материал. 1999.
  4. Пионтковский А.А. К вопросу о теоретических основах советской криминалистики // Советская криминалистика на службе следствия. Вып.6. -М., Госюриздат. 1955. С.37.
  5. Познанский В. Возбуждение уголовного дела// Соц. законность, 1951,№ 7.С. 30.
  6. Архив прокуратуры Благовещенского района Алтайского края. Отказной матери-
  7. ал.1991. 15.Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. 4 изд.-М., Госюриздат,
  8. С.236 -241.

  9. УПК Республики Казахстан от 13.12.97 г. -М.: Норма-М, 1998. С.296.
  10. Арсеньев В.Д. Доказывание фактических обстоятельств дела в отдельных стадиях уголовного процесса // Труды Ирк. ун-та. Сер. юрид.-Ирк.,1969. Т.45. Вып.8. ч.4. С.26.; Каз Ц.М. Пределы доказывания в стадии возбуждения уголовного дела // Учен, запис. Сарат. юрид. ин-та. 1964.Вып.11.С.46.; Карнеева Л.М. Доказывание при отказе в возбуждении уголовного дела // Советское государство и право. 1975. №2 С.95 и др.
  11. Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961 - 1993 г. -М.: Юрид. лит..
  12. С.253.
  13. Бюлл. B.C. СССР. 1988, № 3 С.21.

200

  1. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование и организация. -М.: Юрид.лит., 1970. Сб.

  2. Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. - Саратов, 1972. С.137.

  3. Смирнов А.В. Процессуальное значение материалов, полученных в стадии возбуж дения уголовного дела. Проблемы доказывания по уголовным делам: Межвуз. сб. науч. тр.-Красноярск: Краснояр. ун-т, 1988. С.60-75.

  4. Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР И РСФСР (РФ) по уго ловным делам. -М.: Спарк, 1997.С.405.

  5. Архив Алтайского краевого суда.
  6. Архив Железнодорожного суда г. Барнаула. Уголовное дело № 48/99 г. по обвине-
  7. нию Нестеренко А.В. по ст. 116 УК РФ; Архив Центрального суда г. Барнаула. Уголовное дело № 1344/99 г. по обвинению Дремова А.И. по ст.115 УК РФ, уголовное дело № 1-160 от 6.06.99 г. по обвинению Тищенко А.И. по ст.116 УК РФ.

  8. Дьяченко В., Матвиенко А. Применение протокольной формы и законность // Со-

ветская милиция. -1988. №7. С.64-67.

  1. Постановление Конституционного Суда РФ от 28 ноября 1996 г. по делу о проверке

консп-ггуционности ст.418 УПК РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края и Определение К.С. о разъяснении данного постановления от 7 октября 1997 г.

  1. Информационный бюллетень Алтайского краевого суда N 2,1997. С.29.
  2. Трубникова Т.В. Возбуждение уголовных дел с протокольной формой досудебной
  3. подготовки материалов. Проблемы обеспечения законности и борьба с преступно стью: Материалы Всеросс. науч.- практ. конференции. -Кемерово: Кузбасс - вузиздат, 1997. С. 177- 180.

  4. Лонь С.Л. Протокольное производство в уголовном процессе. - Томск: Том. ун- т,

  5. С.59.

ЗЬЯкимович. Ю. К. Уголовно - процессуальные производства: Автореф. дисс. на со-иск. уч. ст. док. юр. наук. -М., 1992. С.20.

  1. Перлов И.Д. Советский уголовный процесс. Возбуждение уголовного дела и пред- варительное расследование. -М., 1968. С. 278; Алышевский Т.В., Данылина Л.И.,

201

Чувилев А.А. Досудебное производство по делам о хулиганстве без отягчающих обстоятельств. - М., 1972.С.30. ЗЗ.Ефимичев СП. Предварительное следствие и дознание: Сб. науч. трудов. -М.: ВНИИ МВД РФ, 1995. С.87.

  1. Предварительное следствие и дознание: Сб. науч. трудов. -М.: ВНИИ МВД

РФ,1995.С.32-40.(38)

  1. Лонь С.Л. Указ. соч. С.14.
  2. Архив Железнодорожного суда г. Барнаула. Уголовное дело № 1139/97 г.
  3. Российская газета 14.10.97 г.
  4. Архив Центрального районного суда г. Барнаула. Уголовное дело №1714/ 99 г., воз-
  5. бужденное в отношении Хитина И.Г. по ч.1. ст. 119 УК РФ, №1064/99 г., возбуж- денное в отношении Вилисова М.А. по ч.1. ст. 119 УК РФ, №1064/ 99 г., возбуж- денное в отношении Плешковой Е.В. по ч.1 ст. 158 УК РФ. Архив Октябрьского суда г. Барнаула. Уголовное дело, возбужденное в отношении Спирина А.К. по ч,1 ст. 158 УК РФ №467/99 г.

  6. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2 -М.: Наука, 1970, С.27.
  7. Фойницкий. И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2., -СПб.: АЛЬФА,
  8. С.374.
  9. Квачевский А. Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследо-
  10. вании преступлений по судебным Уставам 1864 г. -СПб., 1866 г., С.56.

  11. Чебышев - Дмитриев А.А. Русское уголовное судопроизводство. 4.2, 1875. С.59.
  12. Сборник постановлений пленумов B.C. СССР И B.C. РСФСР (РФ) по уголовным делам.-М.: Спарк. С.214.
  13. Якимович Ю.К. Указ. соч. С. 14.
  14. Он же. Указ. соч. С. 13.
  15. Советский уголовный процесс. Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование. -М.: ВШМООП СССР, 1968.С.42.
  16. Шейфер С.А. Проблемы правовой регламентации доказывания в уголовно - процес-
  17. суальном законодательстве РФ // Государство и право. 1995. №10.С. 103.

  18. Криминалистика и судебная экспертиза. Республиканский межведомственный на учно - методический сборник. Выпуск 43. -Киев: Лыбидь, 1991, В.К. Лисиченко.,

202

Н.В. Перебитюк. О регламентации в УПК познавательных основ предварительного следствия. С.25.

  1. Строгович М.С. Соотношение предварительного следствия и судебного разбирательства и некоторые вопросы защиты в советском уголовном процессе: Сб. статей. Вопросы защиты по уголовным делам / Под ред. доктора юр. наук, проф. П.С. Эль-кинд.-Л.:ЛГУ, 1967. С.47.
  2. Бозров В.М. Процессуальные, криминалистические и психологические аспекты су- дебного следствия: Автореф., на соиск., уч. ст. канд. юр. наук. -Свердловск, 1991.С.6.
  3. Обзор судебной практики Алтайского краевого суда за 1998 г.
  4. Григорьева Н. Принципы уголовного судопроизводства и доказательства. // Россий-
  5. ская юстиция. 1995. №8. С.40. 53.Пашин С.А. Проблемы доказательственного права. В кн.: Судебная реформа: юридический профессионализм и проблемы юридического образования. Дискуссии. -М., 1995.С.312.

  6. Свиридов М.К. Роль суда в собирании доказательств в состязательном процессе // Проблемы развития и совершенствования российского законодательства: Сб. статей / Под ред. В.Ф. Воловича. - Томск: Том. ун-т., 2000. С.53 - 59.
  7. Шейфер С.А. О понятии и цели доказывания в уголовном процессе // Государство и
  8. право. 1996.№9.С.66.

  9. Бабенко А., Черкасова Н. Суд должен проявлять активность при сборе и исследова-

нии доказательств // Советская юстиция. 1993. №12.С. 1-2. 57.Петрухин И.Л. Судебная власть и расследование преступлений // Государство и право. 1993. №7. С.82.

  1. Лорд. Л. Уайнреб. Отказ в правосудии. Уголовный процесс США. -М: Юрид. лит.,

1985.С.125.

  1. Лорд. Л. Уайнреб. Указ соч. С. 121, 117.
  2. Эбзеев Б., Радченко В. Прямое действие Конституции РФ и конкретизация ее норм // Российская юстиция. 1994. №7. С.7-9.
  3. 61.Викторский СИ. Русский уголовный процесс: Учебное пособие. - М: Городец,

1997.448С.С.71-72. 62. Фойницкий И.Я Указ соч. Т.1 С.65.

203

  1. Ткаченкова Л. Грустные мысли о следствии // Законность. 1998. №5. С.20-23.
  2. Якимович Ю.К. О принципе состязательности в современном уголовном процессе
  3. России. Избранные статьи (1985 -1996 гг.).-Томск: ТГУ, 1997. С.63.

  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. «О некоторых

вопросах применения судами уголовно- процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных» п. 15 ч.З. // Российская газета. 8 февраля 1995 г.

  1. Ковтун Н.Н. О роли суда в доказывании по уголовным делам в свете конституцион-

ного принципа состязательности процесса// Государство и право. 1998. №6. С.61.

  1. Свиридов М.К. Некоторые аспекты состязательности уголовного судопроизводства. Актуальные проблемы правоведения в современный период: Сб. статей. Часть 3 / Под ред. В.Ф. Воловича. - Томск: Том. ун-та, 1998. С.49, Халиулин А.Г. Осуществ- ление функции уголовного преследования прокуратурой России. - Кемерово: Куз- бассвузиздат, 1997. С.45.
  2. Пост. К.С. РФ от 20 апреля 1999 г. по делу о проверке конституционности п. 1,3
  3. ст.232, ч.4 ст.248 и ч.1 ст.258 УПК РСФСР // Российская газета, 27.04.99.

  4. Пост. Пленума B.C. РФ от 8 декабря 1999 г. «О практике применения судами зако-

нодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования» // Российская газета, 16.12.99.

  1. Пост. Пленума B.C. РФ от 8 декабря 1999 г. «О практике применения судами зако-

нодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования» п. 10. // Российская газета, 16.12.99.

  1. Степаньянц А. Производство дополнительного расследования // Законность.
  2. №7.С46.
  3. Уголовно- процессуальное право РФ: Учебник/ Отв. ред. П.А. Лупинская. - 3-е изд.,
  4. перераб. и доп. - М.: Юристъ, 1999, С.548., Галкин А., Громов Н. Вновь открыв- шиеся обстоятельства // Российская юстиция. 1997. №5. С.26.

  5. Научно - практический комментарий к УПК РСФСР. Изд. 2-е, перераб. и доп. - М.:

Спарк, 1997.С.613.

  1. Постановления Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 года по делу о про-

верке конституционности п.5 ч.2 ст.371, ч.З ст.374 и п.4. ч.З ст.384 УПК РСФСР. // Собрание законодательства РФ. 1996. №7. Ст.701.

204

  1. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х томах. Т.2: Частные криминалистические теории. -М, 1997. С. 125.

  2. Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно - розыскная тактика и особенности легати- зации полученной информации в ходе предварительного следствия. Учебно- практическое пособие. -М.: Щит-М, 1999.С.50.

  3. Горяинов К.К., Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон «Об оперативно - ро-

зыскной деятельности»: Комментарий. -М, Новый Юрист, 1997. С. 385.

  1. Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно - розыскной дея-

тельности. -М.: Спарк, 1996. С.77- 78.

  1. Щит и меч 20.01.2000 г.
  2. Сергеев А.В. Ревизия при расследовании преступлений. - М., Юрид. лит., 1969. С. 10.; Гаджиев Н., Гаджикасумов С. Использование специальных познаний аудитора в судебно-следственной практике // Российская юстиция. 1997. №5. С.20-21, Кри-венко Т., Куранова Э. Расследование преступлений в кредитно - финансовой сфере // Законность. 1996. №1. С. 19 - 25., Бабаева Э., Поливода В. Возбуждение уголовных дел о сокрытии доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения /7 Законность.
  3. №10. С.22-26.
  4. Герасимов И.Ф. Принципы построения методики раскрытия преступлений // Вопро-
  5. сы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. -М,
  6. С.82.

  7. Лапин Е. Ревизия аудитора по уголовным делам // Законность. 1998. №9.С.8-12.
  8. Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном
  9. процессе.-М: ВЮЗИ, 1972. С.88.

  10. Махов. В.Н. Участие специалистов в следственных действиях. -М., 1975.С.12.
  11. Теория доказательств в советском уголовном процессе. -М., 1973. С.684.
  12. Петрухин И. Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном про-
  13. цессе.-М., 1964. С.62. 87.БВСРФ.1997.№9.

  14. Сорокотягин И.Н.. Использование специальных познаний в проверочной и органи- зационной деятельности следователя. -Свердловск, 1989. С. 12.
  15. Шейфер С.А. Указ. соч. С.89.
  16. Архив Центрального районного суда г. Барнаула. Дело № 1-648/ 98 г.

205

  1. Яблоков Н.П., Квелидзе С.А Расследование и предупреждение преступных наруше-

ний правил охраны труда и техники безопасности. -М., МГУ, 1971. С.55.

  1. Архив прокуратуры Центрального района. Отказной материал. 1999.
  2. Бернам У., Решетникова И.В., Прошляков А.Д. Судебная адвокатура. - СПб.: СПб ун-т, 1996. С. 128.
  3. Уайнреб Л.Л. Указ. соч. С.87.
  4. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. -М.: Юрид. лит., 1966. С.549.
  5. Указ. Комм, к УПК РСФСР. С. 143.
  6. Стряпунин В.Г, Хейфец С.А. Представление адвокатом доказательств по уголовно-
  7. му делу: сб. Вопросы защиты по уголовным делам -Л., 1967. С. 104.

  8. Проблемы российской адвокатуры. -М: Спарк, 1997. С. 108.
  9. Рустамов Х.У. Уголовный процесс. Формы: Учебн. пособие для вузов. -М.: Закон и
  10. право, ЮНИТИ, 1998. С.27-28., Рыжаков А.П. Уголовно - процессуальное доказы- вание: понятие и средства. -М.: Филинъ, 1997. С.27.

  11. Стецовский Ю.И. Указ соч. С.112.
  12. Бойков А.Д. Третья власть в России. Очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990-1996 гг.-М, 1997. С. 177.
  13. Ульянов В. Сможет ли государство защитить потерпевших? // Законность. 1998. №11.С.30-34.
  14. Проблемы судебного права / Под ред. проф. Савицкого В.М.-М.: Наука,
  15. С.84-85.
  16. Божьев В.П. Уголовно -процессуальные правоотношения. -М., 1975. С. 118.
  17. Истина … И только истина! Пять бесед о судебно - правовой реформе. - М: Юрид. лит., 1990. С.299 - 300.
  18. Фойницкий 1ЛЯ. Указ. соч. Т.2. С.31.
  19. Архив Алтайского краевого суда 1999г.

206 Источники

  1. Азаров В.А. Уголовно-процессуальные и оперативно-розыскные средства достиже-

ния цели раскрытия преступления / / Государство и право. 1997. №10. С 45-49.

  1. Актуальные проблемы правоведения в современный период: Сб. статей. Часть 3 / Под ред. В.Ф. Воловича. -Томск: ТГУ, 1998.132 с.

  2. Актуальные проблемы следственной деятельности: Межвуз. сб. научн. тр. - Сверд-

ловск: Свердл. юр. ин-т, 1990. 152 с.

  1. Алехин А.П., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации. Часть

  2. Сущность и основные институты административного права: Учебник. -М.: Теис, 1995.280 с.

  3. Анненков С, Пономаренко В. Представление доказательств в уголовном процессе / /

Законность. 1997. №3. С 54-56.

  1. Ахмедшин Р.Л. Психолого-криминалистическая характеристика социально- дезадаптированной личности преступника: Автореф. лис. …канд. юр. наук. -Томск: Юр. ин-т ТГУ, 1999.23 с.
  2. Бабаева Э., Поливода В. Возбуждение уголовных дел о сокрытии доходов (прибыли)
  3. или иных объектов налогообложения / / Законность. 1996. №10. С 22-26.

  4. Бабенко А., Черкасова Н. Суд должен проявлять активность при сборе и исследова-

нии доказательств // Советская юстиция. 1993. №12. С 1-2.

  1. Баев М.О., Баев О.Я. Защита от обвинения в уголовном процессе. Тактика профессиональной защиты по уголовным делам. Право обвиняемого на защиту (норматив- ные акты, постатейный материал). - Воронеж: Воронежский ун-т, 1995. 228 С.
  2. Баяхчев В.Г. Особенности введения в уголовное дело оперативной информации,
  3. имеющей доказательственное значение / / Проблемы предварительного следствия и дознания. -М., 1996. С 54-61.

  4. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. - М: Юрид.лит., 1991.208 с.
  5. Белкин А.Р. Теория доказывания: Научно-методическое пособие. - М: НОРМА,
  6. 1999.429 с. В.Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики. - М., 1970. 130 с.

207

  1. Берман У., Решетникова И.В., Прошляков А.Д. Судебная адвокатура. -СПб.: СПб. ун-т, 1996.196 с.

  2. Божьев В. Процессуальный статус потерпевшего / / Российская юстиция. 1994. №1.

С 47-49.

  1. Борзов В.М. Процессуальные, криминалистические и психологические аспекты су дебного следствия: Автореф. дис. .. .канд. юр. наук. -Свердловск: Сверял, юр. ин-т, 1991.14 с.

  2. Бойков А.Д. Третья власть в России. Очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990-1996 гг.-М, 1997. 264 с.
  3. Власова Н.А., Зуев В.Л., Корнева Л.С. Проблемы применения досудебной подготов-
  4. ки материалов в протокольной форме. Проблемы предварительного следствия и дознания: Сб. науч. тр. -М.: ВНИИ МВД РФ. С 36-38.

  5. Возгрин И.А., Сальников В.П. Комплексное исследование актуальных проблем этики уголовно-процессуального доказывания / / Следователь, 1997, №2. С 69-71.
  6. Волосова Н.Ю. Процессуальное положение потерпевшего в российском уголовном
  7. процессе: Автореф. дис. .. .канд. юр. наук. - Екатеринбург: УГЮА, 1999.22 с.

  8. Воробьёва И.Б. Взаимодействие следователя с контролирующими органами в борьбе

с преступностью. -Саратов: Сарат. ун-т, 1988.112 с.

  1. Вопросы взаимодействия следователя и других участников расследования преступлений: Межвуз. сб. науч. тр. - Свердловск: Свердл. юр. ин-т, 1984.144 с.
  2. Вопросы доказательственного права и предварительного расследования уголовных
  3. дел (по материалам судебной практики): Учебное пособие /Отв. ред. проф. П.А. Лу-пинская, проф. И.В. Тыричев.-М., 1987. 88с.

  4. Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие / Под ред. А.Я. Качано-

ва.-М.:Спарк, 1996. 589 с.

  1. Воскресенский В. Совершенствовать институт возвращения уголовных дел на до-

полнительное расследование / / Законность. 1990. №4. С 53-54.

  1. Гавло В.К. Проблемы теории и практика криминалистической методики расследо-

вания преступлений: Автореф. дис… .док. юр. наук. - М: МГУ, 1988. 38 с.

  1. Гаджиев Н., Гаджикасумов С. Использование специальных познаний аудитора в су- дебно-следственной практике. / / Российская юстиция. 1997. №5. С 20-21.

208

  1. Гаджиев Н. Документальный контроль по выявлению нарушений в экономике / / За-

конность. 1996. №10. С 26-30.

  1. Газизов В.А., Филиппов А.Г. Видеозапись и её использование при производстве

следственных действий: Учебное пособие. -М.: Моск. юр. ин-т., 1997. 88 с.

  1. Громов Н.А., Николайченко В.В. Статус осужденного, оправданного при расследо-

вании вновь открывшихся обстоятельств / / Государство и право. 1998. №2. С 85-91.

  1. Галкин А., Громов Н. Вновь открывшиеся обстоятельства / / Российская юстиция.

  2. №5. С 25-26.

  3. Горяинов К.К., Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон «Об оперативно- розыскной деятельности»: Комментарий. -М.: Новый юрист, 1997. 576 с.

  4. Григорьева Н. Принципы уголовного судопроизводства и доказательства. / / Россий-

ская юстиция. 1995. 38. С 40-42.

  1. Гришина Е.П. Достоверность доказательств и способы её обеспечения в уголовном процессе: Автореф. дис… .канд. юр. наук. -М: Моск. гос. юр. акад., 1996.21с.
  2. Громов Н. Если открылись новые обстоятельства / / Советская юстиция. 1993. j\a2. С1.
  3. Громов Н.А. Понятие доказательства в уголовном судопроизводстве // Журнал рос-
  4. сийского права, 1998,№3. С 48-53.

  5. Гуськова А.П. Теоретические и практические аспекты установления данных о лич-

ности обвиняемого в уголовном процессе. -Оренбург: Оренб. с/х акад., 1995. 116 с.

  1. Давлетов А.А. Нормативная модель общей части доказательственного права в уголовном процессе / / Советское государство и право. 1992. №10. С 63-66.
  2. Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. - Свердловск: Урат. ун-т,
  3. 153 с.
  4. Демидов И. Оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс / / Законность
  5. .1993. №8. С 33-36.

  6. Джатиев В. О некоторых вопросах теории доказательств, обвинения и защиты / /

Российская юстиция. 1994. №8. С 16.

  1. Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной дея-

тельности. -М.: Спарк, 1996. 111с.

  1. Доля Е.А. Соотношение гносеологической и правой сторон доказывания в россий-

ском уголовном процессе // Государство и право. 1994. №10. С 118-128.

209

  1. Дорожков В. Судопроизводство по делам частного обвинения / / Российская юсти-

ция. 1995 . №9. С 23-25.

  1. Дроздов Г. Дифференциация формы досудебного производства / / Социалистическая

законность. 1990. №4. С 51-52.

  1. Дубривный В.А. Деятельность следователя по расследованию преступлений: Общая

характеристика. Цели. Действия / Под ред. ВЛ. Чеканова. - Саратов: Сарат. ун-т, 1987.96 с.

  1. Дубровин В.А., Голубятников СП. Использование экономического анализа при рас-

следовании преступлений. -М.: Юрид. лит., 1981.120 с.

  1. Евланова О.А. Участие частных детективных и охранных предприятий в борьбе с преступностью: криминологический аспект: Автореф. дис. …канд. юр. наук. -М: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 1999. 18 с.
  2. Зайковский В.Н. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в ходе доказывания по уголовному делу: Автореф. дис. …канд. юр. наук. -СПб.: СПб гос. ун-т, 1996.21с.
  3. Зажицкий В. Заключение аудитора - экспертиза или ревизия? / / Российская юсти-
  4. ция. 1994. №8. С 28.

  5. Зажицкий В.И. Связь оперативно-розыскной деятельности и уголовного процесса / / Государство и право. 1995. №6. С 57-67.
  6. Зеленский В.Д. Организация расследования преступлений. Криминалистические ас-
  7. пекты. -Ростов н/Д: Рост, ун-т, 1989. 152 с.

  8. Землюков СВ. Уголовно-правовые проблемы преступного вреда. -Новосибирск: Новосиб. ун-т, 1991.244 с.
  9. Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. - Ростов
  10. н/Д: Феникс, 1999.288 с.

  11. Иванов АЛ. Проблемы процессуального доказывания. -Цивильск, 1997. 112 с.

56.Истина…И только истина! Пять бесед о судебно-правовой реформе. / Отв. ред.

Ю.И. Стецовский. -М: Юрид. лит., 1990. 432 с. 57. Канафин Д.К. Дифференциация способов собирания и закрепления доказательств по

делам об организованной преступности / / Проблемы организации и деятельности

органов внутренних дел в условиях формирования правового государства. Вып.З. -

Белгород, 1997.С 20-25.

210

  1. Ковтун Н. Н. О роли суда в доказывании по уголовным делам в свете конституцион ного принципа состязательности процесса / / Государство и право. 1998. №6. С 59- 63.

  2. Ковтун Н.Н. Спорные вопросы в теории доказательств (об устранении действитель ных и мнимых противоречий в уголовном процессе) / / Государство и право. 1997. №6. С 70-75.

  3. Кожевников И. Упорядочить полномочия следователя / / Российская юстиция. 1997. №12. С 22-24.

  4. Колбаев Р. О равенстве прав участников уголовного процесса / / Законность.
  5. №10. С 40-42.

  6. Колдин В.А., Громов Н.А., Николайченко В.В. О допустимости оперативных материалов в уголовном праве: Межвуз. сб. науч. ст. /Междунар. акад. бизнеса и банков. дела. Сер. -Тольятти: Юриспруденция, 1997, №2. С 26-29.
  7. Комлев Б. Использование доказательств в обвинительном заключении / /Законность,
  8. 1997, №7. С 17-21.

  9. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Изд.2-е, изм. и доп. /

Под общей редакцией Ген. прокурора РФ, профессора Ю.И. Скуратова и Председателя ВС РФ В.М. Лебедева. -М.: НОРМА-ИНФРА М, 1998. 832 с.

  1. Конституции государств Центральной и Восточной Европы / Отв. ред. Н.В. Варламова.-М.,
  2. 578 с.
  3. Конституция Российской Федерации. Проблемный комментарий. / Отв. ред. В.А. Четвернин. -М., 1997. 702 с.
  4. Копытов И. Нужна ли такая состязательность? / / Законность. 1998. №9. С 25-28.
  5. Кореневский. Ю. Расследование причинения вреда здоровью медицинскими работ-
  6. никами / / Законность. 1998. №4. С 16-20.

  7. Кривенко Т., Куранова Э. Расследование преступлений в кредитно-финансовой сфе-

ре//Законность. 1996. №1. С 19-25.

  1. Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. И. Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. -М: Высшая школа, 1994. 528 с.
  2. Криминалистика и судебная экспертиза: Респуб. межвед. научно-метод. сб. Вып.43. /
  3. Отв. ред. B.C. Стефанюк. -Киев: Лыбидь, 1991. 142 с.

211

  1. Кручинин Ю.С. О месте оценки доказательств в структуре уголовно- процессуального доказывания / / Вестн. Удмурт, ун-та. -Ижевск, 1997, №1. С 100- 103.

  2. Крылов Г., Осин В. Деятельность частных охранников и детективов требует совре-

менной правой основы // Российская юстиция. 1997.№6. С 35-36.

  1. Кузнецова Н.А. Собирание и использование документов в качестве доказательств по уголовным делам. Автореф. дис. .. .канд. юр. наук. -М: НИИ МВД РФ, 1996.23 с.

  2. Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова. - М.:

Юрид. лит., 1989. 640 с.

  1. Лапин Е. Ревизия аудитора по уголовным делам / / Законность. 1998. №9. С 8-12.
  2. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. -М.: Юрид. лит., 1970.224 с.
  3. Ларин А. О принципах уголовного процесса и гарантия прав личности в проекте УПК / / Российская юстиция. 1997. №9. С 9-11.
  4. Ларин A.M. От следственной версии к истине. -М.: Юрид. лит., 1976.200 с.
  5. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. -М.:
  6. Юрид. лит., 1986. 160 с.

  7. Лисицин Р. Участие защитника подозреваемого в доказывании / / Законность, 1998, №4. С 31-33.
  8. Ллойд Л. Уайнреб. Отказ в правосудии. Уголовный процесс в США. -М.: Юрид. лит., 1985. 192 с.
  9. Лонь С.Л. Протокольное производство в уголовном процессе. -Томск: Том. ун- та,
  10. 1996.236 с.

  11. Лузгин И.М. Расследование как процесс познания: Учебное пособие. -М., 1969.180 с.
  12. Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. - М.: Юрид. лит., 1973.
  13. 216с.

  14. Лузган И.М. Моделирование при расследовании преступлений. - М.: Юрид. лит.,

1981.152 с.

  1. Лупинская П.А. Допустимость доказательств: пора обеспечить единство судебной

практики //Российская юстиция, 1998, №11. С 23-24.

212

  1. Ляхов Ю., Золотых В. Не допустить возврата к «следственному суду» / / Российская

юстиция. 1997.X2l0.C8-9.

  1. Масленникова Л. Доступ к правосудию потерпевшего от преступления / / Закон-

ность. 1996. №1. С 6-9.

  1. Махов В.Н. Участие специалистов в следственных действиях. -М., 1975. 88 с.
  2. Махов В.Н., Пешков М.А. Уголовный процесс США (досудебные стадии): Учебное
  3. пособие -М.: ЗАО «Бизнес-школа «Интел-Синтез», 1998. 208 с.

  4. Мелчкян М.Н. О специфике доказывания в ходе предварительной проверки инфор-

мации о преступлениях / / Государство и право, 1998, №10. С 76-82.

  1. Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия: Учебно- практическое пособие. -М., 1999. 80 с.
  2. Мирошниченко А.Е. Доказывание на стадии возбуждения уголовного дела / / Юрид.
  3. мир, 1997, №12. С 25-31.

  4. Михайловская И. Процессуальное положение технического инспектора совета

профсоюза // Советская юстиция. 1965. 319. С 6-8.

  1. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предвари- тельного расследования). -М.: Спарк, 1996.125 с.
  2. Мотовиловкер Я.О. Установление истины в советском уголовном процессе: Учебное пособие по спец. курсу «Установление истины в советском уголовном процессе». - Ярославль., 1974. 72 с.
  3. Нажимов В.П. Типы, формы и виды уголовного процесса. - Калининград: Кали-
  4. нингр. гос. ун-т, 1977.92 с.

  5. Назаров В.А. Назначение и проведение экспертизы в уголовном процессе: Автореф. дис… .канд. юр. наук. -Екатеринбург: УТЮ А, 1999.25 с.

  6. Общая теория права и государства: Учебник для юрид. вузов. / Под ред. В.В. Лазарева. -М.: Юрист, 1994. 360 с.
  7. Орлов Б.М. Судебная система в Российской Федерации: Учебное пособие для образовательных учреждений МВД РФ. -Тюмень: Юрид. ин-т МВД РФ, 1996. 197 с.
  8. Пашкевич П.Ф. Процессуальный закон и эффективность уголовного судопроиз- водства. -М.: Юрид. лит., 1984. 176 с.

213

  1. Петрухин И.Л. Судебная власть и расследование преступления / / Государство и право. 1993. №7. С 81-91.
  2. Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). - М: Юристь, 1999.392 с.
  3. ПещакЯ. Следственные версии: Криминалистическое исследование. - М: Прогресс, 1976. 232 с.
  4. Плетнев В. Использование технических средств для закрепления доказательств / / Законность, 1998, №9. С 19-21.
  5. Полевой Н.С. Криминалистическая кибернетика. 2-е изд. -М: МГУ, 1989.328 с.
  6. Полянский Н.Н., Строгович М.С., Савицкий В.М., Мельников А.А. Проблемы судебного права. -М.: Наука, 1983. 224 с.
  7. Потемкин И.Ю. Отдельные вопросы использования научно-технических средств и методик в доказывании по уголовным делам / / Проблемы организации и деятельности органов внутренних дел в условиях формирования правового государства. Вып.З.- Белгород, 1997. С 33-36.
  8. Правовая реформа и актуальные вопросы борьбы с преступностью: Сб. научн. тр. - Владивосток: Дальневост. ун-т, 1992. 192 с.
  9. Правоохранительные органы Российской Федерации: Учебник / Под ред. В.П. Божьева.З-е изд., испр. и доп. -М.: Спарк, 1999 г. 414 с.
  10. Проблемы обеспечения законности и борьба с преступностью. Матер. Всеросс. научно-практ. конф.-Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997. 248 с.
  11. Проблемы повышения эффективности борьбы с преступностью: Межвуз. тем. сб. Вып. 7 / Гл. ред. О.В. Иванов. -Иркутск, 1974.170 с.
  12. Проблемы повышения эффективности предварительного следствия: Тезисы научно- практ. конф. /Отв. ред. Б.М. Вандер. -Ленинград, 1976.124 с.
  13. Проблемы российской адвокатуры. Сб. статей / Отв. ред. ИЛ. Петрухин. -М.: Спарк, 1997.251с.
  14. Проблемы предварительного следствия. Вып. 9 / Отв. ред. А.К. Гавр ил ов. -Волгоград: Высшая следственная школа МВД СССР, 1979.183 с.
  15. Процессуальные и криминалистические проблемы доказывания: Межвуз. сб. / Отв. ред. В.Е. Корноухов. -Красноярск: Краен, гос. ун-т, 1990. 163 с.

214

  1. Радугин А.А. Философия: Курс лекций. Изд. 2-е, перераб. и доп. -М: Центр,
  2. 336 с.

  3. Расследование преступных нарушений правил техники безопасности. Общие по- ложения / Отв. ред. Н.А. Селиванов. -М., 1990. 80 с.
  4. Рогаткин А., Петрухин И. О реформе уголовно-процессуального права / / Законность. 1996. №2. С 38-44.
  5. Рустамов Х.Ц. Уголовный процесс. Формы: Учебн. пособие для вузов. -М: Закон и право. ЮНИТИ, 1998. 304 с.
  6. Рыжаков А.П. Органы дознания в уголовном процессе. -М.: Городец, 1999. 360 с.
  7. Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств: Учебное пособие. -Тула, 1996. 320 с.
  8. Рыжаков А.П. Уголовно-процессуальное доказывание: понятие и средства. -М.: Информ. - изд. дом «Филинъ», 1997.410 с.
  9. Савицкий В.М. Что такое уголовный процесс (беседы с народными заседателями). -М: Знание, 1987. 240 с.
  10. Сазонов Б. Предварительное следствие прежде и теперь/ / Законность. 1993. №10. С 26-32.
  11. Свиридов М.К. Роль суда в собирании доказательств в состязательном процессе. Проблемы развития и совершенствования российского законодательства: Сб. ст./ Под ред. В.Ф. Воловича. -Томск: Том. ун-т, 2000, ч.З. 178 с.
  12. Селиванов Н.А. Привлечение специалистов к расследованию: Обзор практики по материалам следственных органов прокуратуры. -М., 1973.40 с.
  13. Сергеев Л.А. Ревизия при расследовании преступлений. -М.: Юрид. лит.,
  14. 104 с.
  15. Сибирские криминалистические чтения. Вып. У11. / Отв. ред. В.И. Шиканов. -Иркутск: ИГЭА, 1998.43 с.
  16. Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. - М: Российское право, 1992. 176 с.
  17. Смолин Е.А. Правовое обоснование применения видеозаписи / / Новое российское законодательство и практика его применения. - Барнаул, 1997. С 29-31.
  18. Смородинова А., Зайцева С, Громов Н. Соотношение доказательств и фактов в уголовном процессе//Российская юстиция, 1998, №11. С 24-26.

215

  1. Совершенствование деятельности органов внутренних дел: Матер, научн. конф., том 3, криминалистическая секция. / Отв. ред. А.Г. Лекарь. - М., 1971. 104 с.

  2. Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. / Отв. ред. В.М. Савицкий. -М: Наука, 1979. 320 с.

  3. Советский уголовный процесс. / Отв. ред. Н.С. Алексеев. - Ленинград: Ленингр. ун-т, 1989.472 с.

  4. Советсткий уголовный процесс. / Под ред. Д.С. Карева. - М: Высшая школа, 1968.552 с.

  5. Советский уголовный процесс: Учебник / Под ред. Л.М. Карнеевой, П.А. Лупин-ской, И.В. Тыричева. -М: Юрид. лит., 1980. 568 с.
  6. Сорокотяпш И.Н. Использование специальных познаний в проверочной и орга- низационной деятельности следователя: Учебное пособие. -Свердловск: Сверд. юр. ин-т, 1989.44 с.
  7. Сологуб Н.М. Налоговые преступления: методика и тактика расследования. -М.: ИНФРА-М, 1998.166 с.
  8. Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях.- Саратов, 1972. 143 с.
  9. Степанянц А. Производство дополнительного расследования / / Законность. 1993. №7. С 46-49.
  10. Стецовский Ю.И. Адвокат в уголовном судопроизводстве. -М.: Юрид. лит., 1972. 160 с.
  11. Стойко Н.Г., Шагинян А.С. Уголовный процесс Англии и Уэльса, Бельгии и Дании: сравнительно- правовой аспект: Учебное пособие. - Красноярск: Краснояр. гос. ун-т, 1997. 83 с.
  12. Стремовский В.А. Предварительное расследование в советском уголовном процессе. - М: Юрид. лит., 1958.136 с.
  13. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Том 1: основные положения науки советского уголовного процесса. -М: Наука, 1968. 471 с.
  14. Строгович М.С. Курс советсткого уголовного процесса. Том 2: порядок производства по уголовным делам по советскому уголовно-процессуальному праву. -М.: Наука, 1970.516 с.

216

  1. Строгович М.С. Соотношение предварительного следствия и судебного разбира- тельства и некоторые вопросы защиты в советском уголовном процессе. Вопросы защиты по уголовным делам: Сб. ст. / Под ред. П.С. Элькинд. -Ленинград, ЛГУ, 1967. С 45-67.
  2. Тактика и психология взаимодействия следователя и эксперта. Межвузовский сборник научных трудов / Отв. ред. И.Н. Сорокотягин. - Свердловск, Уральский рабочий, 1989. 120 с.
  3. Тетерин Б.С, Трошкин Е.З. Возбуждение и расследование уголовных дел. - М.: Новый юрист, 1997. 224 с.
  4. Теория государства и права: Учебник. Изд.2-е, перераб. и доп. / Отв. ред.: А.И. Королёв, Л.С. Явич. -Ленинград: Ленингр. ун-т, 1987. 552 с.
  5. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. / Отв. ред. Н.В. Жогин. -М: Юрид. лит., 1966. 584 с.
  6. Теория доказательств в советском уголовном процессе. /Отв. ред. Н.В. Жогин, изд. 2-е исправ. и доп. -М.: Юрид. лит., 1973.736 с.
  7. Тихонов А. Потерпевший: уголовно-процессуальный аспект / / Советская юстиция.
  8. № 19. С 26.
  9. Ткаченкова Л. Грустные мысли о следствии / / Законность. 1998. №5. С 20-23.
  10. Томин В.Т. Взаимодействие органов внутренних дел с населением в борьбе с преступностью: Учебное пособие. -Омск: Омская высшая школа милиции МВД СССР, 1975. 178 с.
  11. Уголовный процесс: Учебник для вузов./ Под ред. П.А. Лупинской. -М.: Юристъ, 1995.544 с.
  12. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник. /Отв. ред. П.А. Лупинская, 3-е изд., перераб. и доп. -М.: Юристь,1999.696 с.
  13. Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. -М.: Зерцало, ТЕИС, 1996. 511с.
  14. Уголовный процесс в европейских социалистических государствах. -М.: Юрид. лит., 1978.360 с.
  15. Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задач предварительного расследования: Сб. научн. тр. / Отв. ред. СП. Ефимичев. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1987. 116 с.

217

  1. Ульянов В. Сможет ли государство защитить потерпевших? / / Законность.
  2. №11. С 30-34.

  3. Устимов М.А. Судебный контроль на стадии предварительного расследования: Автореф. дис. … канд. юр. наук. -Саранск: Морд. ГУ, 1999.27 с.
  4. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. 2-е, доп. изд. - Казань: Казан, ун-т, 1976. 207 с.
  5. Формирование правовой системы России. Проблемы и перспективы: Сб. науч. тр. / Отв. ред. А.К. Черненко. -Новосибирск: Наука, Сиб. предприятие РАН,
  6. 224 с.
  7. Формы досудебного производства и их совершенствование: Сб. научн. тр./ Отв. ред. B.C. Шадрин. -Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1989.124с.
  8. Францифоров Ю.В., Лубнин В.Н., Громов Н.А. О дискуссионных вопросах в теории доказательств/ / Государство и право, 1998, №5.С 104-107.
  9. Халиулин А.Г. Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России. -Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997. 224 с.
  10. Хмыров. А.А. Доказывание оправдательных обстоятельств. Проблемы криминалистики и доказывания при расследовании преступлений: Межвуз. сб. науч. тр. -Барнаул, 1990. С 17-27.
  11. Центров Е.Е. Криминштистическое учение о потерпевшем. -М.: Моск. ун-т, 1988.160 с.
  12. Цыпкин А.Л. Очерки советского уголовного судопроизводства. -Саратов: Сарат.ун-т, 1975.120 с.
  13. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. Изд.4-е, испр. и перераб. -М.: Юрид. лит., 1962.504 с.
  14. Черкасов А., Николайченко В., Громов Н. Возбуждение производства по вновь открывшимся обстоятельствам и их расследование / / Законность. 1993. №1. С 45- 48.
  15. Чувильский Н.П. Распознавание хищений в государственной розничной торговле с помощью бухгалтерского учета: Учебное пособие. Изд. 2-е, перераб. и доп. - Волгоград: Высшая следственная школа МВД СССР, 1976. 144 с.
  16. Шейфер С.А. Доказательственные аспекты закона об оперативно-розыскной дея- тельности // Государство и право. 1994. №1. С 94-101.

218

  1. Шейфер С.А. Использование непроцессуальных познавательных мероприятий в доказывании по уголовному делу / / Государство и право, 1997, № 9. С 57-63.
  2. Шейфер С.А. О понятии и цели доказывания в уголовном процессе / / Государство и право. 1996. №9. С 60-67.
  3. Шейфер С.А. Проблемы правовой регламентации доказывания в уголовно- процессуальном законодательстве РФ / / Государство и право. 1995. № 10. С 97-103.
  4. Шиканов В.И. Криминалистическая виктимология и практика расследования убийств: Учебное пособие. -Иркутск, 1979. 46 с.
  5. Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. -Минск: БГУ, 1974. 144 с.
  6. Эльдаров М. Потерпевшему дать права частного обвинителя / / Российская юстиция.
  7. №8. С 18.
  8. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно- процессуальном праве. -Ленинград: Лен. ун-т, 1976.144 с.
  9. Юридическая наука Сибири: Сб. научн. тр. -Кемерово: Кузбассвузиздат,
  10. 260 с.
  11. Яблоков Н.П., Квелидзе С.А. Расследование и предупреждение преступных на- рушений правил охраны труда и техники безопасности. -М:. Моск. ун-т, 1971. 180 с.
  12. Якимович Ю.К. Избранные статьи.( 1985-1996 гг.). -Томск: Том. ун-т, 1997. 70 с.
  13. Якимович Ю.К. Уголовно-процессуальные производства: Автореф. дис. …док. юр. наук. -М.: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 1992. 39 с.
  14. Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. -М.: Юрид. лит., 1981.144 с.
  15. Ясельская В.В. Деятельность адвоката-защитника по собиранию доказательств на стадии предварительного расследования: Автореф. дис. …канд. юр. наук. -Томск: Юр. ин-тТГУ, 1999. 24 с.