lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Побережный, Сергей Каллистратович. - Криминалистические средства разрешения конфликтов и конфликтных ситуаций на предварительном следствии: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Калининград, 2000 225 с. РГБ ОД, 61:01-12/199-7

Posted in:

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИИ Калининградский юридический институт

Кафедра криминалистики

На правах рукописи

Побережный Сергей Каллистратович

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА

РАЗРЕШЕНИЯ КОНФЛИКТОВ И

КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЙ

НА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛЕДСТВИИ

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс/

криминалистика; теория оперативно-розыскной деятельности.

Диссертация

на соискание ученой степени кандидата юридических
наук

Научный руководитель -доктор юридических наук профессор В.М. МЕШКОВ

Калининград - 2000

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

Глава 1. Методологические основы изучения конфликтов

1.1. Природа конфликта и конфликтных общений: понятие, участники и причины 12 1.2. 1.3. Криминалистически значимые аспекты криминальных конфликтов как следствия агрессивного поведения личности 51 1.4. 1.5. Анализ уголовно-процессуального конфликта и его соотношение с криминалистическим конфликтом 7 2 1.6. Глава 2. Тактико-криминалистические приемы разрешения конфликтных ситуаций и ситуаций конфликтов в ходе предварительного следствия

2.1 Сущность следственных ситуаций конфликта 87 2.2 2.3 Предмет и анализ криминалистических конфликтов и конфликтных ситуаций 112 2.4 2.5 Тактико-криминалистические приемы (комбинации)производства следственных действий 2.6 в различных ситуациях конфликта 135

2.4 Криминалистическое обеспечение предупреждения и разрешения конфликтов на предварительном

следствии 179

Заключение 198

Библиографический список

использованной литературы 2 01

Приложения

210

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. Расследование преступлений - один из наиболее сложных видов социальной деятельности. Специфика его в значительной степени определяется тем, что в орбиту предварительного следствия вовлекаются лица, имеющие различные интересы, в том числе и не совпадающие с интересами следователя по установлению истины. Такое несовпадение, а порой и прямое противоречие интересов следователя и лиц, в том или ином качестве вовлекаемых в сферу деятельности следователя, нередко вызывают конфликтную ситуацию, в условиях которой и происходит эта деятельность.

Выбор темы диссертационного исследования обусловлен тем, что возникающие в процессе предварительного следствия ситуации конфликтов и конфликтные ситуации требуют весьма оперативного осмысления, с целью как своевременного предупреждения, так и законного разрешения. Как показали результаты проведенного исследования, эта проблема относится к числу острейших на предварительном следствии, поскольку примерно половина из числа опрошенных следователей (42,17 %) не знает, как поступить в конфликтной ситуации. Основная масса из этого числа (47,28 %) готова сгладить конфликтную ситуацию любым способом.

По нашему мнению, это очень тревожный фактор, способ- ствующий нарушению требований уголовно-процессуального законодательства в ходе предварительного следствия, а, в конечном счете, и нарушению прав личности1.

Конфликты, возникающие в деятельности следователя, в

1 В настоящей работе рассматривается деятельность следователя как субъекта доказывания, предусмотренного Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР.

4

процессуальной и криминалистической литературе изучаются, в основном, применительно к ситуациям, возникающим при производстве отдельных следственных действий, в частности, конфликты при проведении допроса, обыска и т.п.

При этом основная масса конфликтов, связанных с выявле- нием, раскрытием и расследованием преступлений, остается вне поля зрения ученых. Данное суждение подтверждают и результаты проведенного исследования. Так, лишь в 5 % ма- териалов изученных уголовных дел имеются косвенные сведения, указывающие на наличие конфликта между следователем и иными лицами, участвующими в предварительном следствии. В то же время следователи, участвовавшие в предпринятых исследованиях, утверждают, что конфликтные ситуации в их деятельности возникают в 75 % случаев. Столь существенная разница между документальной фиксацией конфликта в материалах уголовного дела и его фактическим распространением, объясняется достаточно просто. Основная масса ситуаций конфликтов, связанных с установлением истины по уголовному делу, разрешается следователем вне следственных действий, поэтому в соответствующие протоколы (например, в протокол допроса, обыска, предъявления для опознания личности и т.п.), информация о возникающих конфликтах не попадает. В частности, конфликт нередко погашается вследствие тщательного изучения личности конфликтующей стороны (подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и т.п.) следо- вателем, налаживания надлежащего контакта. Поскольку в этих ситуациях следователь использует рекомендации крими- налистики, допустим о способах и методах изучения лично- сти подозреваемого, о тактических приемах его допроса, следовательно, имеются основания полагать, что конфликт-

5

ные ситуации и ситуации конфликтов должны изучаться в рамках всей деятельности по выявлению, раскрытию и рас- следованию преступлений.

Такой вывод позволяют сделать результаты изучения науч- ной и специальной литературы, а также данные собственного исследования. Кстати, исходя из результатов настоящей работы, можно сделать вывод о том, что в 5 % случаев конфликты имели уголовно-процессуальный характер и разрешены на основании УПК РСФСР, поскольку они зафиксированы в материалах уголовного дела (например, конфликт прекращен путем ареста лица, склоняющего свидетелей к даче ложных показаний), остальные 70 % конфликтов носили иной характер и были разрешены вне процессуальных действий. Следовательно, эта проблема должна изучаться не только в рамках уголовно- процессуальных конфликтов, но гораздо шире, - в сфере конфликтов, разрешаемых с использованием рекомендаций криминалистики.

Накопленный массив эмпирических данных и научных иссле- дований позволяет прийти к выводу о том, что проблема конфликтов, конфликтных ситуаций и ситуаций конфликтов на предварительном следствии имеет свои, специфические черты, выделяющие ее из структуры юридической конфликтологии. В частности, в конфликтных ситуациях на предварительном следствии невозможно применять разработанные юридической конфликтологией способы разрешения конфликтов путем ухода от них; поиска компромиссов; сближения позиций конфликтующих сторон и т.п. Причина этого очевидна -следователь не имеет права идти на компромиссы с обвиняемым, свидетелем и т.п. Основная обязанность следователя -установить истину по делу. Никакие компромиссы ни с одним

6

из участников предварительного следствия, в ущерб полно- му, всестороннему и объективному расследованию преступления, не могут иметь места. Следователь, идущий на компромиссы в ущерб объективному расследованию события, должен отстраняться от производства предварительного следствия.

Исходя из этого, в целях подробного анализа конфликтов именно в процессе деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, выработки рекомендаций для грамотной деятельности (тактики) следователя, считаем це- лесообразным обосновать необходимость разработки нового частного криминалистического учения - криминалистической конфликтологии.

Проблема конфликтов в деятельности следователя доста- точно широко исследовалась в процессуальной и криминали- стической литературе О.Я. Баевым, Р.С. Белкиным, В.М. Бы- ковым, В.Л. Васильевым, Г.Г. Доспуловым, Л.Я. Драпкиным, А.В. Дуловым, А.Н. Олейником, Н.И. Порубовым, А. Р. Рати- новым, М.С. Строговичем и другими. Вместе с тем, изучение и анализ теоретических разработок и следственной практики по рассматриваемой проблеме дает основание полагать, что в современных социально- экономических условиях эффективность деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений еще недостаточно высока. Это обусловливает научный поиск новых криминалистических методов и средств, направленных на эффективную диагностику и разрешение конфликтов в деятельности следователя.

Цель настоящего исследования состоит в разработке ме- тодологических основ изучения различных конфликтов, си- туаций конфликтов и конфликтных ситуаций, связанных с

7

раскрытием и расследованием преступлений, их прогнозиро- вание и анализ с целью своевременного предупреждения и разрешения в интересах эффективного производства предва- рительного следствия, и на основании полученных результа- тов обосновать необходимость дополнения общей части кри- миналистики новым частным учением о криминалистической конфликтологии.

Реализация цели предполагает постановку и решение сле- дующих задач:

  1. На основании понятий «социального» и «юридического» конфликтов вывести понятия «криминального», «уголовно- процессуального» и «криминалистического» конфликта.
  2. Исследование сущности и роли межличностных конфликтов в деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений
  3. Анализ различных типов конфликтной личности и видов агрессивного поведения, в первую очередь подозреваемого (обвиняемого) как основного источника конфликта на предварительном следствии1.
  4. Обоснование допустимости, правомерности и законности криминалистических приемов и способов разрешения кон- фликта в деятельности следователя, связанного с рас- крытием и расследованием преступлений.
  5. Разработка тактических приемов деятельности следовате- ля в различных ситуациях конфликта, возникающих при раскрытии и расследовании преступлений.
  6. Объектом исследования является взаимосвязь конфликтов, конфликтных ситуаций и ситуаций конфликтов, возникающих в деятельности следователя в связи с выявлением, раскрытием

1 По данным настоящего исследования, именно подозреваемый (обвиняемый) в 46,0 % случаев является инициатором конфликта на предварительном следствии.

8

и расследованием преступлений, и криминалистические приемы и способы их распознавания, предупреждения и разрешения следователем.

Предметом исследования являются объективные законо- мерности использования следователем криминалистических знаний в процессе разрешения конфликтов, возникающих в ходе деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений.

Методология и методика исследования. Наряду с диалек- тико-материалистическим методом познания использовались деятельностный подход, социологические методы субъектив- ного и объективного познания, психологические количест- венные и качественные методы исследования (анкетирова- ния, интервьюирования, наблюдения и наблюдения с участи- ем) , исследования на практике на основе ситуационного, сравнительно-статистического и структурно-функционального методов (выборки, личного интервью, беседы, анализа мате- риалов уголовных дел), а также специальные структурно- криминалистические методы исследования (накопления исходной информации и использования ее в практической деятельности, составления рекомендаций и построения тактических приемов).

Автором в 1997-2000 годах опрошены, проанкетированы и проинтервьюированы 313 следователей органов внутренних дел МВД Республики Карелия, Кабардино-Балкарской Респуб- лики, УВД Калининградской, Мурманской, Архангельской, Псковской, Новгородской, Смоленской областей, Ненецкого автономного округа), изучены 113 уголовных дел, приговоры по которым вступили в законную силу.

Научная новизна работы заключается в комплексном ис-

9

следовании проблемы конфликтов, возникающих в деятельно- сти следователя при раскрытии и расследовании преступле- ний; уточнении понятий “криминальный конфликт” и “уголовно-процессуальный конфликт”; в предложении о вве- дении в научный тезаурус понятия “криминалистический кон- фликт”; в разработке новых конструкций криминалистических приемов и способов разрешения конфликтов и конфликтных ситуаций в деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений.

В основе предложенного автором научного направления, которое в перспективе может стать самостоятельным учением о криминалистической конфликтологии, лежат теоретические положения исследования конфликтов, базирующиеся на положениях философии, социологии, психологии, юридической конфликтологии, уголовного процесса, криминалистики и других наук.

Положения, выносимые на защиту, обоснованы в диссер- тации, апробированы в учебном процессе и в деятельности следственных подразделений. К ним относятся следующие:

  • закономерности возникновения конфликтов и конфликтных ситуаций на предварительном следствии;
  • роль и место криминалистики в разрешении конфликтов и конфликтных ситуаций на предварительном следствии;
  • место и значение криминалистического конфликта как вида юридического конфликта, возникающего при выявлении, раскрытии и расследовании преступлений между следователем и лицами, вовлеченными в сферу его деятельности и разрешаемого с использованием криминалистических приемов и способов;
  • совокупность криминалистических приемов и способов раз-

10

решения конфликтов в деятельности следователя, основанных на ситуационном подходе;

  • особенности эффективного воздействия следователя на участников уголовного процесса в стадии предварительного следствия (свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого);
  • обоснование допустимости, правомерности и законности применения различных тактико-криминалистических приемов и методов воздействия следователя на лиц, вовлеченных в процесс раскрытия и расследования преступления;
  • виды и формы разрешения конфликтов и конфликтных ситуаций на предварительном следствии, основанные на крими- налистических методах и приемах проведения следственных действий в различных ситуациях конфликта.
  • Теоретическая и практическая значимость результатов диссертационного исследования вытекает из полученных ис- следований, способствующих углублению научных представлений о природе конфликтов, конфликтных ситуаций в деятельности следователя, что позволит создать новое криминалистическое учение о криминалистической конфликтологии для качественно нового уровня изучения возможностей следователя в получении достоверной вербальной информации в ходе предварительного следствия.

В диссертации предложены основные схемы разрешения конфликтных ситуаций при производстве конкретных следст- венных действий, что, несомненно, позволит повысить эф- фективность деятельности правоохранительных органов в процессе выявления, раскрытия и расследования преступлений, а также углубить подготовку специалистов в юридических вузах России.

11 Апробация результатов исследования проводилась в форме обсуждения основных положений работы на XXIX научной конференции профессорско-преподавательского состава, на- учных сотрудников, аспирантов и студентов Калининградского государственного университета, научных, научно- практических межвузовских конференциях, Международной конференции стран Балтийского региона, научных семинарах, посвященных актуальным проблемам права, проходивших в Калининградском юридическом институте Министерства внутренних дел России, Калининградском военном институте Федеральной пограничной службы России, Балтийском институте экономики и финансов в 1997-2000 годах, на совещаниях в органах внутренних дел Калининградской области, на заседаниях кафедры криминалистики Калининградского юридического института МВД России и кафедры криминалистики, уголовного процесса и правовой информатики Калининградского государственного университета.

Основные теоретические положения, выводы и практические рекомендации изложены автором в двух учебно-практических пособиях и 10 статьях.

Структура работы обусловлена кругом исследуемых проблем. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих семь параграфов, заключения, списка литературы и приложений.

12

Глава 1. Методологические основы изучения конфликтов

  1. 1 Природа конфликта и конфликтных общений: понятие,
    участники и причины.

Проблема конфликтов актуальна для деятельности следова- теля, осуществляющего расследование уголовного дела. Возникающие конфликты в деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений в настоящем исследовании предложено называть криминалистическими, поскольку они регулируются методами и средствами, разработанными криминалистикой.

Р.С. Белкин, раскрывая природу и характер конфликтов и конфликтных ситуаций, выделяет процессуальные и кримина- листические средства их предупреждения и разрешения, по- нимая под последними «средства информационно- познава- тельной деятельности следователя в условиях потенциального или реального противодействия со стороны лица или лиц, имеющих иные, чем у него, интересы в уголовном деле»1.

Конфликты, исследуемые в криминалистике, наиболее часто, по мнению наших респондентов, происходят в процессе вербальных следственных действий - допроса и очной став- ки. Помимо этого они могут возникать практически в ходе любого следственного действия - предъявления для опозна- ния личности, осмотра места происшествия, обыска, следственного эксперимента и т.п. Наиболее часто инициаторами подобных конфликтов, по мнению респондентов, является подозреваемый - в 46,0 % случаев, значительно реже - свидетель и потерпевший -в9,9%и 8,9% соответственно. Нередко следователь бывает вовлеченным в иные конфликты, обусловленные выполнением им процессуальных обязанностей

1 Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М. 1997. С. 98-99.

13

по расследованию преступлений. Инициаторами в этих кон- фликтах являются непосредственный руководитель - в 5,75 % случаев, специалист - 5,11 %, защитник - 9,9 %, коллеги по работе - 7,0 % и т.п. Иными словами, проблема крими- налистических конфликтов чрезвычайно актуальна в деятель- ности следователя.

Таким образом, проблема конфликтов, имеющих место в деятельности следователя по раскрытию и расследованию преступлений, чрезвычайно актуальна и требует своего раз- решения. Поэтому изучение таких конфликтов было бы непол- ным без анализа специальной литературы по данной темати- ке. Конфликты сопровождают все существование человека. Как бы далеко ни заглядывала современная наука в историю человечества, она везде обнаруживает конфликт как посто- янный спутник общественного развития. Попытки осмысления теории конфликта восходят к ранним периодам философ- ской и правовой мысли. Собственно понятие конфликт (от лат. conflictus - столкновение) рассматривается прак- тически во всех науках. Например, в философии - это, прежде всего, отражение стадий развития категорий “противоречие” и “взаимоотрицания!’; а уже только потом - процесс разрешения противоречивых целей, отношений и дей- ствий людей.

Начало развития теории конфликта берет истоки в трудах о душе и психологии человека древних философов Аристотеля, Гераклита, Платона, Гиппократа, Августина Аврелия Блаженного, Фомы Аквинского, Авиценны, Эпикура1. Позднее - во множестве трактатов учёных с мировым именем,

1 См., например: Августин Аврелий, Творения. Кн. 1-8. Киев. 1915; Аристотель. Соч. в 4 т. М. 1984; Платон. Соч. в 4 т. М. 1994; Печенкин А.А. Современная философия науки: знание, рациональность, ценности в трудах мыслителей Запада. М. 1996; Блинников Л.В. Великие философы. М. 1998 и др.

14

психологов, социологов, философов, криминологов; в психо- логических и правовых трудах русских и зарубежных уче- ных.

Конфликт с позиций философии можно рассматривать как понятие, отражающее стадию развития категории «противоре- чие», когда существующие в этом противоречии противопо- ложности превращаются в крайние, полярные и антагонисти- ческие взаимоотрицания; а с позиций других обществоведческих наук (истории, политологии, социологии, социальной психологии и педагогики) - это процесс развития и разре- шения противоречивых целей, отношений и действий людей, определяющихся объективными и субъективными причинами, и протекающий в двух диалектически взаимосвязанных формах: противоречивых психологических состояниях и открытых про- тиворечивых действиях сторон на индивидуальном и группо- вом уровнях.

В настоящей работе в первую очередь раскрываются основы теории общей конфликтологии, а понятие конфликта исследу- ется, прежде всего, с позиции права. При этом целью ста- вится не только полное раскрытие понятия конфликта как правовой и социальной категории, а анализ и обобщение большинства конфликтологических исследований с задачей выделения из категории правового (юридического) конфликта именно криминалистического конфликта.

Наиболее полное и фундаментальное развитие правовая конфликтология как самостоятельная и комплексная наука получила за рубежом в уходящем столетии. Исследо- вания в этой сфере продолжаются и в наше время. В по- следние годы проблемы конфликтов и конфликтных си- туаций, их предупреждение и разрешение стали весьма

15

активно изучаться российскими учёными. Конфликтам по- священо множество монографий, трудов и научных публика- ций1, сформировалось новое научное направление - юриди- ческая конфликтология.

Рассматривая природу конфликтов с позиции права, под- черкнём, что, по мнению одних конфликтологов, конфликт существует, когда налицо противоположность, несовмести- мость, несоответствие (Р. Дарендорф, Дж. Бернард, К. Бо- улдинг, Л. Крисберг); с точки зрения других - конфликт возникает в тех ситуациях, когда несовместимость предпо- лагает противоборствующие типы поведения (Л. Козер, М. Крозье); третьи исследователи за основу берут лишь пове- денческий аспект (Э. Гидденс, М. Дойч).

Так, немецкий исследователь конфликта Р. Дарендорф, считая конфликт перманентным состоянием социального орга- низма, предлагал свою концепцию «конфликтной модели обще- ства», строившейся на мире власти, конфликта и динамики. “Для реального мира, - считал он, - необходимо пересече- ние различных взглядов, конфликтов, изменений. Именно конфликт и изменения дают людям свободу… Вся общественная жизнь является конфликтом, поскольку она изменчива. В че- ловеческих обществах не существует постоянства, поскольку нет в них ничего устойчивого. Поэтому именно в конфликте находится творческое ядро всяких сообществ и возможность свободы, а также вызов рациональному овладению и контролю над социальными проблемами2” .

По мнению другого конфликтолога Л. Козера, ^конфликт

1 См., напр.: Кудрявцев В.Н. Юридическая конфликтология. М. 1995; Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. М. 1997; Васильев В.Л. Юридическая психо логия. СПб. 1998; Баев О.Я. Конфликты и конфликтные ситуации. Воронеж. 1984; Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия. М. 1997 и др.

2 Darendorf R. “The modern social conflict”. L. 1988, p. 87.

16 внутри группы может способствовать её сплочению или вос- становлению единства1”. Свою концепцию, получившую назва- ние “концепция позитивно - функционального конфликта “, Л. Козер строил в противовес или, скорее, в дополнение к классическим теориям структурного функционализма, где конфликты как бы вынесены за пределы социологического анализа, и стремился обосновать позитивную роль конфликта в обеспечении общественного порядка и устойчивости опре- деленной социальной системы: чем больше независимых друг от друга конфликтов, тем лучше для единства общества.

Американский конфликтолог Толкотт Парсонс, уделяя анализу конфликтных явлений большое внимание, трактовал конфликт как социальную аномалию, своего рода болезнь, которую необходимо преодолеть.

Американский социальный психолог и конфликтолог Б. Вул отмечал, что «жизнь - это процесс решения бесконечного количества конфликтов. Человек не может избежать их. Он может только решить, участвовать в выработке решений или оставить это другим2».

Г. Зиммель рассматривал конфликты как неизбежное явление в общественной жизни, вытекающее из свойств человеческой природы и присущего личности инстинкта агрессивности.

Современный американский конфликтолог Кеннет Боулдинг, автор «общей теории конфликта», стремился к созданию це- лостной научной теории конфликта, описывая в ее рамках все проявления живой и неживой природы, индивидуальной и общественной жизни; и считал, что даже неживая природа

1 Coser L. A. “The function of social conflict. L. 1957, p. 199.

2 Цит. по: Уткин Э.А. Конфликтология. Теория и практика. М. 1998. С.50; см. об этом также: Елсуков А.Н. История социологии. Мн. 1997. С. 209-233.

17

изобилует острыми конфликтами, имеющими общие элементы и общие образцы развития.

Таким образом, существуют два основных подхода к определению конфликта:

  • первый ориентирован на активные взаимоисключающие или несовместимые действия; при этом понятие конфликта отграничивается от понятий соперничества, враждебности, противоречивых намерений и установок, рассматривающихся в качестве источников конфликта;
  • согласно второму в понятие конфликта включаются опре- деленные противоречивые психологические состояния, в том числе и открытые столкновения.
  • Отсюда существует множество определений термина конфликт, и понятие конфликта в научной литературе трактуется неоднозначно.

Применительно к деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений определение конфликта целесо- образно выводить из понятий противоборство (борьба, столкновение) и противоречие (противоположность, несо- вместимость), вместе взятых. Эта позиция основана на ис- следованиях отечественных учёных - конфликтологов, про- цессуалистов и криминалистов (О.Я. Баева, Р.С. Белкина, В.Л. Васильева, А.В. Дмитриева, Ю.Г. Запрудского, В.П. Казимирчука, В.Н. Кудрявцева и др.1).

Конфликт - сложное социально-психологическое явление, выражающееся в противоборстве и столкновении противопо- ложно направленных и несовместимых друг с другом сторон,

1 См.: Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии: вопросы теории и практики. Калининград. 1991; Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград. 1993; Васильев В.Л. Юридическая психология. СПб. 2000; Дмитриев А.В., Запрудский Ю.Г., Казимирчук В.П., Кудрявцев В.Н. Основы конфликтологии. М. 1997 и др.

18

и характеризуется двумя главными особенностями:

1.Противодействием сторон, т.е. общением и деятельностью, целью которых нередко является нанесение морального (материального) ущерба сопернику.

2.Наличием выраженных или скрытых негативных эмоций по отношению к оппоненту. Конфликт, как любой иной процесс, проходит определенные стадии развития: начало, характеризующееся возникновением отрицательных чувств, столкновением интересов, мнений, вкусов/ формирование конфликтных отношений; апогей - открытое столкновение конфликтных сторон; заключительная стадия - разрешение конфликта.

В любом конфликте различают две стороны: с внешней - это реальное соперничество и противодействие друг другу двух сил; с внутренней - соотношение различных информаци- онных состояний и систем.

Нам представляется, что конфликт с позиции деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений -это противоборство сторон с противоречивыми интересами. Именно противоборство сторон, т.е. когда обе стороны (для конфликта, по меньшей мере, необходимы две стороны) совершают определенные действия, направленные друг против друга, происходит конфликт. При этом важно отличие их от односторонних действий, которые хотя и могут носить на- сильственный, агрессивный или какой-либо иной, неприемле- мый для другой стороны характер, но не всегда перерастают в противоборство. Игнорирование данного аспекта приведет к неоправданному расширению понятия конфликта за счет включения в него процессов, лишь внешне схожих с противо- борством, но не характеризующихся взаимозависимостью дей-

19

ствий разных субъектов, не являющихся взаимодействиями. Данное понимание конфликта и взято за основу в настоящем исследовании при определении понятия криминалистического конфликта.

Фундаментом настоящего исследования является классическое определение конфликта, выведенное Р.С. Белкиным, считающим, что конфликт - это столкновение противоположно направленных, несовместимых друг с другом тенденций в сознании отдельного индивида в многочисленных взаимодей- ствиях или отношениях, связанное с острыми эмоциональными переживаниями; это сложное социально-психологическое явление, один из крайних способов разрешения значительных противоречий, возникающих в процессе взаимодействия лю- дей1 .

Существует целый ряд определений понятия конфликта, од- нако все они близки по своей содержательной стороне: в основе конфликта лежит противоречие. Но не все противоре- чия ведут к конфликтам, а только те, которые затрагивают социальный статус личности, группы, материальные и духов- ные интересы людей, их престиж, мораль. Эти факторы про- являют себя тогда, когда возникает реальная угроза их действия в отношении конкретных людей, вовлекающихся в противоборство, участников конфликта.

Конкретизируя определение, предложенное Р. С. Белкиным, под юридическим конфликтом, по нашему мнению, следует понимать сложное социально-психологическое и правовое явление, имеющее место в деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, часто проявляющееся как столкновение различных позиций (мнений,
оценок, идей),

1 Белкин Р.С. Криминалистика. Краткая энциклопедия. М. 1993. С. 37.

20

которое субъекты пытаются разрешить с помощью убеждения, принуждения, внушения, передачи информации, а также с помощью постановки и разрешения мыслительных задач. Кон- фликт характеризует форму проявления и разрешения межличностных и внутриличностных диалектических противоречий, возникающих у лиц, вовлеченных в сферу деятельности следователя. Эти противоречия могут выражаться как в несовместимости существенных для взаимодействующих сторон целей или способов их достижения, осмысленных в этом качестве, по крайней мере, одним из участников взаимодействия (межличностные, внутренние конфликты), так и в противоборстве нравственных когнитивных и иных духовных ценностей и ориентации личности (внутриличностные, внутренние конфликты).

К основным признакам конфликта следует отнести:

  • наличие ситуации, воспринимаемой участниками как кон- фликтная;
  • неделимость объекта конфликта, т.е. предмет не может быть поделен справедливо между участниками конфликтного взаимодействия;
  • желание участников продолжить конфликт1.
  • Понятие конфликта следует отличать от конфликтной си- туации, которая включает в себя всю совокупность причин и условий, предшествующих конфликту и вызвавших его. Это стечение предпосылок, условий и причин еще не наступившего, т.е. потенциального конфликта; ситуация, которая угрожает разрядиться конфликтом.

На наш взгляд, именно в осознании различия этих понятий и находится ключ к управлению конфликтом. При этом на

1 См., например: Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. Воронеж. 1984. С. 12.

21

первый план выдвигается задача профилактики конфликтов - овладения ситуацией для того, чтобы управлять ею. Обяза- тельные атрибуты конфликтной ситуации - это участники конфликта и его объект, т.е. та причина, из-за которой оппоненты вступают в конфликт. Началом конфликта нередко является инцидент. Связь причин и повода - это связь между объектом конфликта и инцидентом. Например, причиной конфликта может стать неправильный стиль руководства под- чиненными, а поводом - грубость руководителя по отношению к подчиненным.

Любой конфликт, по мнению А.Я. Анцупова, характеризуется двумя главными особенностями:

1) противодействием сторон, т.е. общением, поведением, деятельностью, одной из целей которых является нанесение морального (материального) ущерба сопернику; 2) 3) сопровождением выраженными или скрытыми негативными эмоциями по отношению к оппоненту (а если противодействие не сопровождается отрицательными эмоциями, то налицо - предконфликт) .1 4) Формы проявления конфликтов чрезвычайно многообразны: от скрытых состояний неудовлетворенности, которые могут быть очень длительными, до открытых столкновений интересов, до “взрыва” (аффективных действий).

Характерными чертами конфликта, по нашему мнению, являются :

  • неопределенность исхода - поскольку ни один из участ- ников конфликта заранее не знает решений, которые прини- мают другие участники;
  • различие целей - отражающих как не совпадающие инте-
  • 1 Анцупов А. Я. Конфликт легче предупредить.// Ориентир. № 5. 1995. С5.

22

ресы различных сторон, так и многосторонние интересы од- ного и того же лица;

  • образ действий каждой из сторон.

Для того, чтобы точнее уяснить природу конфликта, необ- ходимо, на наш взгляд, точно определить границы конфликта - его внешние пределы в пространстве и во времени. В.Н. Кудрявцев совершенно справедливо выделяет три аспекта определения границ конфликта: пространственный, временной и внутрисистемный1. При этом под пространственными граница -ми конфликта понимается территория, на которой происходит конфликт; временные границы конфликта означают его начало, продолжительность и окончание. От того, считать ли конфликт начавшимся, продолжающимся или уже закончившим- ся, зависит, в частности, юридическая оценка действий его участников в той или иной момент времени, что особенно важно для правильной оценки роли вновь присоединившихся к конфликту лиц. Внутрисистемный аспект развития конфликта означает, что всякий конфликт происходит в определенной системе (семья, работа, государство).

Упорядочивая множество понятий, связанных с конфликтом, необходимо выделить две основные категории, четко опреде- ляющие сущность и направленность любого конфликта: это предмет конфликта и его объект. Под предметом конфликта понимают объективно существующую или мыслимую (воображае- мую) проблему, служащую причиной раздора между сторонами. Предмет конфликта - это и есть то основное противоречие, из-за которого и ради разрешения которого субъекты всту- пают в противоборство. Поэтому поиск путей разрешения конфликта, как правило, начинается с определения его

х Кудрявцев В.Н. Основы конфликтологии. М. 1997. С.34-35.

23

предмета.

Под объектом конфликта подразумевается та конкретная материальная или духовная ценность, к обладанию или поль- зованию которой стремятся стороны (субъекты) конфликта. По сути дела, объектом конфликта может быть любой элемент материального мира и социальной реальности, являющийся предметом личных, групповых, общественных или государст- венных интересов. Чтобы стать объектом конфликта, этот элемент должен находиться на пересечении интересов раз- личных социальных субъектов, которые стремятся к едино- личному контролю над ним. Однако конфликт может и не иметь явного объекта, т.е. допускается наличие «безобъ- ектных конфликтов» - не базирующихся на взаимных стрем- лениях к контролю над чем-то. Примером безобъектного кон- фликта может быть типичный для практики раскрытия и рас- следования преступлений случай, когда конфликт разгорается из-за того, что случайный прохожий делает замечание хулигану. Здесь не имеется того объекта, обладать или пользоваться которым хотели бы субъекты конфликта, просто один человек нарушает нравственные представления другого.

Общее представление о конфликте неполно без рассмотрения его структуры и обязательных стадий развития конфликта. Структурные элементы конфликта - необходимые сущностные его параметры, без наличия которых конфликт не может развиваться как динамически взаимосвязанная целостная система и как процесс.

Представляется обоснованным выделение С.Ф. Фроловым пяти структурных элементов конфликта:

1) участники конфликта (или - субъекты конфликта) с их характеристиками (личность, малая и большая группа, пози-

24

ция в социальной структуре, типические и личностные соци- ально-психологические составляющие);

2) причины, цели и источники конфликта; 3) 4) взаимодействие, т.е. всевозможные формы поведения и действий участников, направленные на разрешение конфликта; 5) 6) физическая и социальная среда, или условия, в которых протекает конфликтный процесс (сложнейшее сочетание различных условий, включающих особенности традиций и уровень развития участников конфликта и т.п.); 7) 8) последствия конфликта, которые зависят от того, как протекал конфликт, каковы его причины, условия, острота, длительность, масштабы1. Несколько шире к понятийно- ка- 9) тегориональной схеме описания конфликта походят А.Я. Ан-

»

цупов и А.И. Шипилов, раскрывающие конфликт по одиннадцати следующим основным группам: 1) сущность конфликта; 2) классификация; 3) эволюция; 4) генезис; 5) структура; б) функции; 7) информация в конфликте; 8) динамика; 9) диаг- ностика и исследование; 10) предупреждение; 11) завершение конфликта.2

По нашему мнению, следует согласиться с суждением С.Ф.Фролова о пяти основных (базовых) элементах конфликта, в которых отражаются его существенные атрибуты, охватывающие всю динамику развития конфликта, занимающую основное место в определении А.Я.Анцупова и А.И.Шипилова.

Рассматривая правовой аспект конфликта, и не отвергая приведенное выше расширенное толкование понятия конфликта как правовой категории, считаем целесообразным, тем не менее, придерживаться следующего уровня анализа конфлик-

1 Фролов С.Ф. Социология: сотрудничество и конфликты. М. 1997. С. 187,

2 Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Конфликтология. М.1996. С.З.

25

та, данного авторами, предложившими четыре основные категориальные группы, характеризующие любой конфликт: 1) структура конфликта; 2) динамика конфликта; 3) функции конфликта; 4) типология конфликта1.

По нашему мнению, всякий конфликт - это процесс, движение, действие. Рассмотрение конфликта в динамике - непременное условие управления конфликтом. Если субъект упустил динамику развития явления, значит, он потерял возможность управлять им. Каждый конфликт, по мнению В. Л. Васильева в своем развитии проходит определенные четыре стадии:2

1) начало, характеризующееся возникновением отрицательных чувств, столкновением интересов, противоречию мнений, вкусов; 2) 3) формирование конфликтных отношений; 4) 5) апогей - открытое столкновение конфликтных сторон; 6) 7) заключительную стадию - разрешение возникших противоречий (конфликта). 8) Начало любого конфликта, с нашей точки зрения, определяется объективными (внешними) актами поведения, направленными против другого участника (конфликтующей стороны), при условии, что последний осознает эти акты как направленные против него и им противодействует. Поэтому, для начала конфликта необходимо совпадение следующих условий: 1)первый участник сознательно и активно действует в ущерб другому участнику (своему сопернику, противнику) ; при этом под действиями понимаются как физические

1 См. об этом: Глоточкин А.Д., Пирожков В.Ф. Исправительно-трудовая психология. М. 1974. С. 267; Петровская Л.А. О понятийной схеме социально- психологического анализа конфликта //Теоретические и методологические проблемы социальной психо логии. М. 1977. С. 126-143.

2 Васильев В.Л. Юридическая психология. М. 1991. С 451.

26

движения, так и передача информации; 2)второй участник
(противник) осознает, что указанные

действия направлены против его интересов; 3)в этой связи он и сам предпринимает ответные активные действия, направленные против первого участника. Именно с этого момента можно считать, что конфликт начался . Таким образом, конфликт всегда начинается как двустороннее (или многостороннее) поведение, которому, как правило, предшествуют действия одной из сторон, что позволяет в большей части случаев определить инициатора конфликта.

Для любого конфликта типично такое положение, когда стороны объективно стремятся к противоположным целям и при планировании своих действий учитывают возможные дей- ствия противной стороны, взаимно создают трудности и по- мехи, чтобы обеспечить себе выигрыш. Это важно знать для профилактики, предупреждения и разрешения конфликтов.

В исследовании любых конфликтов, включая и те, которые свойственны процессу предварительного расследования, нужно различать, по мнению А. Р. Ратинова, по крайней мере, две стороны - внешнюю и внутреннюю:

1) с внешней стороны конфликт представляет собой реальное соперничество двух сил, противодействие друг другу участников расследуемого дела; 2) 3) с внутренней стороны конфликт предстает перед нами, во-первых, как соотношение различных информационных сис- тем, как определенная взаимосвязь субъектов, принимаю- щих, сообщающих и использующих информацию друг о друге, и, во-вторых, как двустороннее решение взаимосвязанных и 4)

27

взаимоопределяющих мыслительных задач, лежащих в основе поведения “противников” и направляющих ход реальной борьбы.1

В правовой (юридической) конфликтологии принято выделять четыре основные стадии развития конфликта:

  1. Возникновение конфликтной ситуации или «предкон- фликтная стадия».
  2. Осознание ситуации как конфликтной (все участники конфликта осознали ситуацию как трудноразрешимую, кон- фликтную) .
  3. Переход к конфликтному поведению или «непосредствен ный конфликт».

  4. Разрешение (т.е. прекращение) конфликта. Предконфликтная стадия характеризуется, прежде всего,

накоплением в течение определенного времени возникших напряженности, раздражения и злости, которые, усиливаясь, переходят в состояние «фрустрации потребностей», характеризующегося выяснением отношения при помощи спора без каких-либо конкретных физических действий, или информационного воздействия. При этом каждая из сторон стремится найти пути достижения своих целей и решения своих задач, не оказывая прямого давления на соперника. Когда же выясняется, что попытки достичь желаемого результата тщетны, субъект предконфликта пытается определить объект, с помощью которого возможно достичь желаемого результата. Далее оцениваются возможности противодействия в случае развер- тывания активных конфликтных действий, что называется идентификацией конфликта - т.е. процессом выявления тех субъектов конфликта (в основном, тех, кто мешает удовле-

1 Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М. 1967. С. 157-158.

28

творению потребностей и против кого следует применить ак- тивные действия). Очень важно подчеркнуть, что идентифи- кация может быть не всегда правильной, так как часто оп- ределяются совсем не те причины и не тот объект конфлик- та. Иногда ложная идентификация осуществляется специаль- но, чтобы отвлечь внимание от истинной причины конфликта.

Особо необходимо подчеркнуть, что на предконфликтной стадии каждая сторона формирует стратегию, которую она планирует использовать в будущем конфликте, производит многочисленные разведывательные действия и рассматривает варианты ведения этих действий. В любом случае, эту ста- дию можно рассматривать как стадию мирных отношений, ста- дию спора, характеризующейся внутренней напряженностью.

При этом первые две стадии предполагают возможность анализа ситуации и принятия решений. Но наиболее острая - третья стадия. Она вся - в динамике, наполнена внутренним конфликтным содержанием. Конфликт обостряет эмоциональный фон, это означает, что чувства стимулируют конфликтные действия (обратное действие), возникает цепная реакция. С одной стороны, взаимные конфликтные действия способны ви- доизменять первоначальную конфликтную ситуацию, привнося в нее новые стимулы для взаимных действий. Опасность цеп- ной реакции - второй источник конфликта. Здесь налицо и эмоциональный, и когнитивный факторы цепной реакции даль- нейшего развития конфликта, превращения его в длящийся конфликт. Одновременно появляются тенденции противопо- ложного характера - его разрешения.

Конфликтные действия до предела разъясняют истинное по- ложение дел, реальные отношения и таким образом выполняют познавательную функцию. Когда одна сторона вступает в

29

конфликт, у нее, как правило, есть гипотеза об интересах противника, причинах его вступления в противоборство. В конфликте эти предположения проясняются. В частности, до предела выясняются силы противника и возможные последст- вия конфликта. В этой фазе когнитивная функция нередко отрезвляет противника, ставит под сомнение правомерность конфликта; и тогда проявляются предпосылки для разрешения конфликта. При этом на стадии непосредственного конфликта различают:

  • действия открытого характера (позволяющие предсказать ход конфликта и возможность его разрешения);
  • действия скрытого характера (когда субъекты пытаются замаскировать свои действия, запутать, обмануть соперни- ка, навязывают ему невыгодные условия борьбы, одновремен- но стараясь выяснить его стратегию и использовать эти знания для подавления противника в конфликте).
  • Необходимо отметить, что основным образом действий в скрытом внутреннем конфликте может являться рефлексивное поведение (от лат. reflexio - обращение назад), при котором одна из сторон конфликта передает каким-либо образом противной стороне информацию, с целью вынудить ее действовать так, как выгодно первой стороне. Информация может быть ложной, просто провокационной, подготавливающей интригу, имеющей целью маскировку своих действий. Деятельность следователя в значительной степени является рефлексивной, поскольку он при общении как с подозреваемым, свидетелем, потерпевшим, так и со своими коллегами, а в некоторых ситуациях - даже со своими непосредственным руководителем и прокурором, обязан учитывать их возможную реакцию относительно его действий.

30

Интересна точка зрения С.Ф. Фролова, который выделяет следующие три метода рефлексивного поведения в конфликте:

1) формирование картины плацдарма - наиболее распро страненный, заключающийся в маскировке своих объектов, или камуфляже, что дает сопернику информацию, выгодную информирующей стороне. При этом задача состоит не в том, чтобы исключить поступление истинной информации, а дать именно ложную;

2) формирование цели противника - такой, какая выгодна другой стороне (в виде провокации, коварного «дружеского совета», передачи «секретной информации»); 3) 4) метод связки - предполагающий комплексное сочетание внушения нужной картины с созданием нужной картины плац- дарма и формированием необходимой цели1. 5) Раскрывая последнюю стадию развития конфликта, а именно - его разрешение, следует заметить, что исход и разрешение конфликта разнообразны по формам и содержанию. Из всего многообразия, представленного в специальной литературе с целью дальнейшего его сравнения с исходом кримина- листического конфликта, можно выделить следующие общие виды исхода правового конфликта:

  1. Полное прекращение конфликта путем взаимного прими- рения сторон на какой-либо основе.
  2. Прекращение конфликта ввиду победы одной из сторон.
  3. Ослабление конфликта почти до полного примирения на основе взаимных уступок или уступок одной из сторон.
  4. Трансформация конфликта путем перерастания его в новый конфликт, который затмевает первый, или перерастание в перманентную конфликтную ситуацию.
  5. 1 Фролов С. Ф. Социология: сотрудничество и конфликты. М. 1997. С. 218-219.

31

  1. Постепенное затухание конфликта на основе самопроиз- вольного течения.

Применительно к криминалистическому конфликту необходимо отметить, что для его разрешения не может быть применена значительная часть перечисленных исходов. Причина в этом проста - следователь обязан, действуя в соответствии с законом, осуществить полное и объективное расследование преступления, обеспечив при этом соблюдение прав и свобод лиц, вовлеченных в его деятельность. Вероятно поэтому значительная часть респондентов, участвовавших в нашем исследовании, предпочитают использование метода убеждения (66,7 %), остальная часть опрошенных, к сожалению, не оп- ределилась в выборе средств выхода из конфликта.

Для уяснения сущности конфликта необходимо рассмотреть его типологию (виды) .

В связи с тем, что возникновение конфликтов неразрывно связано с самыми различными сторонами деятельности человека, их количество и разнообразие очень велико. Поэтому, чтобы легче ориентироваться в многообразии конфликтов и иметь возможность выбрать адекватный метод реагирования, диагностики и управления, исследуем их классификацию.

Изначально конфликты было принято классифицировать по таким критериям, как тип участника и вид отношений (Р. Дарендорф, К. Боулдинг, Г. Зиммель, Л. Козер, Р. Мак, Р. Снайдер, Г. Левинджер, М. Дойч, Дж. Гальтунг и др.1). Так, например, Дж. Гальтунг выделяет следующие типы кон- фликтов: внутриличностный, межличностный, внутринацио- нальный и интернациональный. М. Дойч предложил несколько расширить классификацию конфликтов на: внутриличностные и

1 См. об этом, например: Елсуков А.Н., Соколова Г.И., Грицанов А.А., Румянцева Т.Г. История социологии. Мн. 1997.

32

межличностные, внутригрупповые и межгрупповые, енутрина- циональные и международные.

Большинство ученых подразделяет конфликты по природе и сфере общественной деятельности на: политические (внутри-и внешнеполитические), национальные (территориальные, языковые, межконфессиональные), военные (международные, региональные, этнические), социальные (как высшая стадия развития противоречий в системе отношений людей, социаль- ных групп, институтов), организационные или производст- венные (педагогические, деловые, управленческие) , семей- ные, бытовые, художественные, эмоциональные или личностные и др.

Современная отечественная и зарубежная конфликтология различает множество классификаций конфликтов: от конст- руктивных (созидательных, позитивных) как диалектических споров до деструктивных (разрушительных, негативных)1 как мелкие слухи, склоки, ругань и даже драки, а также меж- личностных, межгрупповых, внутригрупповых и внешних. Хо- тим подчеркнуть, что деление конфликтов на виды (типы) достаточно условно.

Наиболее значимые, по нашему мнению, исходя из предла- гаемых ниже средств разрешения и предупреждения, являются следующие классификации конфликтов.

  1. По характеру наступивших последствий конфликта: а) конструктивные и б) деструктивные конфликты.

Конструктивные конфликты - это противоборства, находящие свое выражение в принципиальных, проблемных дискуссиях, спорах, обмене мнениями, не унижающих человеческое достоинство участников, и направленных на разрешение

1 См. Гиляров Е.М. Конфликтология. Лекция. РИПК МВД РФ. 1996. С.2.

33

трудностей, возникших в процессе совместной деятельности. Именно такой вид конфликта характеризует деятельность по выявлению, раскрытию и расследованию преступления, где одной из сторон является следователь.

Деструктивные конфликты - это противоречия, ослабляющие ценностную ориентацию, тормозящие развитие общения и раз- рушающие диалог.

  1. По локализации конфликта, т.е., где находится главное место его возникновения: а) между организациями; б) внутри организации; в) между подразделениями; г) внутригруп-повые; д) между группой и личностью; е) межличностные; ж) внутриличпостные.

Здесь можно выделить наиболее важные и основные типы конфликтов: межличностные и внутриличностные конфликты.

Межличностные конфликты - это ситуации, где действующие лица сами не совместимы, либо преследуют несовместимые цели и реализуют противоречивые ценности, либо в конкретной борьбе стремятся к достижению той же цели, которая может быть достигнута лишь одной стороной. Такие конфликты налицо в деятельности по расследованию преступлений: цели обвиняемого и следователя нередко противоположны.

Внутриличностные конфликты - это психологические столк- новения в сознании и побуждениях личности, часто кажущие- ся противоречия, противоположно направленных интересов, потребностей, влечений и несовместимых потребностей, мо- тивов, ценностей и чувств. Нередко подобные конфликты происходят внутри следователя. Например, он обязан полно и объективно расследовать преступление, которое совершил человек, внутренне ему чрезвычайно симпатичный, и напра- вить дело в суд (при убийстве в условиях превышения пре-

34

делов необходимой обороны, крайней необходимости).

  1. По направленности воздействия: а) вертикальные (пред- полагающие распределение власти по вертикали сверху вниз и возникающие в системе: подчиненный - руководитель, меж- ду вышестоящими и нижестоящими организациями); б) гори- зонтальные (предполагающие взаимодействие равных по объему располагаемой власти или иерархическому уровню субъектов и возникающие между работниками, людьми, организациями, не подчиненными друг другу).
  2. По способу разрешения: а) антагонистические (как спо- соб разрешения противоречия в виде разрушения структур всех конфликтующих сторон или отказа всех сторон, кроме одной, от участия в конфликте; эта сторона и выигрывает, побеждает); б) компромиссные (допускающие несколько вари- антов их разрешения за счет взаимного изменения целей участников конфликта, сроков или условий взаимодействия).
  3. По степени выраженности: а) открытые (характеризующиеся явно выраженным столкновением оппонентов); б) скрытые (характеризующиеся отсутствием внешних агрессивных действий между конфликтующими сторонами, но при этом ис- пользуются косвенные способы воздействия на противника).
  4. Когда речь идет о межличностном или межгрупповом кон- фликтах как о следствии совместимости или несовместимости личностей или групп, следует иметь в виду, что эти поня- тия занимают существенное место во взаимоотношениях лю- дей. В специальной литературе выделяют следующие виды межличностной совместимости: а) физическая; б) психофи- зиологическая; в) социально-психологическая; г) социаль- но-мировоззренческая .

Физическая совместимость выражается в гармоничном соче-

35

тании физических свойств людей, выполняющих совместные действия. Примером подобной совместимости может служить спортивная команда по гребле.

Психофизиологическая совместимость характеризуется со- четанием особенностей анализаторных систем и свойств тем- перамента. Анализаторные системы - это слух, зрение, ося- зание и т.д. Психофизиологическая совместимость зависит от формы деятельности, и для совместной работы подбирают людей, близких по психическим процессам (сангвиник - хо- лерик) . Если работа носит межличностный характер, то оп- равданно подбирать людей противоположных темпераментов.

Социально-психологическая совместимость предполагает взаимоотношения людей, которые соответствуют успешности выполнения социальных ролей. Здесь обязательным является взаимодополнение и гармония, так как контакты устанавли- ваются лучше всего между людьми со взаимодополняющими способностями.

Этот вид совместимости играет огромную роль в социали- зации личности, это путь к групповой совместимости. Наи- более распространенным и иллюстративным примером является практикуемый в персономике принцип формирования менедже- ральных команд (генераторы идей; практики; интеграторы; эмоциональные лидеры; моральные авторитеты).

Социально-мировоззренческая совместимость означает общность идейных взглядов, сходство социальных установок, ценностей, идейное родство, стремление к одним и тем же моральным, этическим и другим ценностям. Этот вид совмес- тимости сближает людей больше, чем другие, она является самой сильной формой совместимости. Следует подчеркнуть, что эта совместимость всегда эмоционально переживается.

36

Если все другие формы совместимости отсутствуют, а соци- ально-мировоззренческая совместимость есть, то другие не- совместимости сглаживаются.

В связи с рассмотрением межличностных конфликтов имеет смысл более подробно остановиться на характеристике кон- фликтных личностей. Это люди, которые в основу поведения кладут конфликт, т.е. для них это способ разрешения про- блемы. Для таких людей характерными являются повышенная нервная деятельность и неуравновешенность характера. Кон- фликтные личности способны на сильные длительные конфлик- ты, которые развивают в них волевые свойства. Такие лич- ности способны повести за собой большие группы людей, их поведение может иметь большие социальные последствия.

В отечественной специальной литературе активно ведутся исследования типов конфликтной личности. Так, В.П. Шейнов различает следующие типы конфликтной личности: “демонстративные” - стремящиеся всегда быть в центре внимания, на виду, пользоваться успехом; “ригидные” или “негибкие” (“непластичные”)- отличающиеся честолюбием, завышенной самооценкой, нежеланием и неумением считаться с мнением окружающих; “неуправляемые” - отличающиеся агрессивным, вызывающим поведением, импульсивностью, непродуманностью, непредсказуемостью поведения, отсутствием самоконтроля; “сверхточные” - как скрупулезные, добросовестные работники с завышенными к себе и окружающим требованиями, а всякого, кто этим требованиям не удовлетворяет - подвергают резкой критике; чувствительны к оценкам окружающих, особенно руководителей; “рационалисты” - расчётливые люди, готовые к конфликту в любой момент, когда есть реальная возможность достичь через конфликт личных

37

(карьеристских) целей; долгое время они могут играть роль беспрекословного подчинённого, а когда «закачается крес- ло» под шефом, первым предать его; “безвольные* - не имеющие собственных убеждений и принципов, часто имеют репутацию добряков, от них не ждут никакого подвоха, поэтому выступление такого человека в качестве инициатора конфликта воспринимается коллективом так, что его “устами глаголет истина”1.

Зарубежные конфликтологи расширили отечественную типо- логию «конфликтных личностей». Так, М.Р. Брамсон выделяет: агрессивистов, жалобщиков, молчунов, сверхпокладистых, вечных пессимистов, всезнаек, нерешительных, макси- малистов, скрытных, невинных лгунов, ложных альтруистов, игроков. Иными словами, большинство людей, если следовать предложенной классификации, являются конфликтными лично- стями.

Таким образом, можно заключить, что конфликт - это наи- более острый способ разрешения значимых противоречий, возникающих в процессе социального взаимодействия, заклю- чающийся в противодействии субъектов конфликта и обычно сопровождающийся негативными эмоциями и чувствами, пере- живаемыми ими по отношению друг к другу. Отсюда следует, что если в группе есть конфликтный человек, большое зна- чение имеет то, на что он направляет свою деятельность: или на социально значимые идеалы, или преследует корыст- ные цели. Это является первостепенным при определении мо- дели поведения и отношения руководителя и коллектива к такому человеку.

По своему содержанию условно различают конфликты двух

1 Шейнов В.П. Конфликты в нашей жизни и их разрешение. Минск. 1996. С.38-40.

38

видов:

  • со строгим соперничеством, когда интересы диаметрально противоположны, бескомпромиссны, и выигрыш одной стороны означает проигрыш другой;

с нестрогим соперничеством, когда скрещиваются не

столь противоположные интересы и конечный результат может носить компромиссный характер (в наиболее общем виде кон- фликт является предметом исследования в теории игр, кото- рая, используя математический аппарат и вероятностные за- кономерности, отыскивает такие правила поведения в кон- фликте, которые были бы наилучшими, устанавливая опти- мальную стратегию для каждой из сторон).

И первые, и вторые виды конфликтов фактически сопровож- дают всю деятельность следователя, поскольку осуществле- ние возложенных государством на него обязанностей преду- сматривает вступление в конфликт с лицом, уже преступив- шим закон. От знаний, умений и навыков следователя во многом зависит, перерастет ли конфликт в строгое соперни- чество или нет.

По форме выражения различают конфликты явные и скрытые. Различают также другие виды конфликтов: по
длительности течения: продолжительные, средней длительности, короткие; по содержанию: возникающие в общении, деловые, нравственные, бытовые; по объему: широкие (затрагивающие интересы значительной части коллектива), локальные (не выходящие за сферу интересов двух или нескольких конфликтующих); по силе воздействия на участников: сильные
(затрагивающие существенные интересы личности), слабые (не затрагивающие коренных интересов личности); по
основным причинам возникновения: объективные и субъективные, истинные (реаль-

39

ные) и ложные (иллюзорные) ; по количеству участвующих’. “парные” (соседи, сослуживцы, родственники, супруги - связаны с психологической несовместимостью, неумением наладить нормальные взаимоотношения); “групповые” (характерны для некоторых групп молодежи - “рокеров”, “металлистов” и др., корни которых связаны со слабой воспитательной работой, незаполненным досугом и низкой правовой культурой) и др.

Данное исследование посвящено раскрытию природы крими- нального, уголовно-процессуального и криминалистического конфликтов. Поэтому необходимо подчеркнуть, что конфликты в деятельности следователя - есть форма проявления и раз- v/ решения межличностных и внутриличностных диалектических противоречий, которые возникают у следователя в процессе выполнения им функциональных обязанностей по достижению общих целей уголовного судопроизводства и в связи со спе- цификой этой трудовой деятельности. Эти конфликты выра- жаются как в несовместимости целей или способов их дости- жения, существенных для него или взаимодействующей с ним стороны и осмысленных в этом качестве (межличностные, внешние конфликты), так и в противоборстве нравственных, когнитивных и иных духовных ценностей и ориентации следо- вателя как личности (внутриличностные, внутренние кон- фликты) . Конфликты в деятельности следователя представляют частный случай социальных (внешних и внутренних) кон- фликтов и соотносятся с ними как особенное с общим, и вы- ступают формой проявления и разрешения диалектических противоречий. Отсюда изучение конфликтов в деятельности следователя, их предупреждение и разрешение не может иметь иных методологических основ, кроме научных законо-

40

мерностей возникновения, развития, преодоления и разрешения социальных противоречий, формой которых эти конфликты и являются. Это понятно, поскольку, возбуждая уголовное дело, следователь хорошо понимает, что появление подозреваемого, а затем и обвиняемого, вероятней всего будет связано с конфликтным общением: возникающие у него по мере расследования образы возможной реальной конфликтной ситуации будут впоследствии определять совокупность различных действий, которые он предпримет с целью снятия конфликта1.

Переходя к рассмотрению понятия «конфликтные общения», следует подчеркнуть, что в современных условиях подавляющее большинство людей в общении конфликтны. Для них существует определенный “порог” поведения, до которого оно воспринимается ими как приемлемое, несмотря на то, что в связи с какими-то обстоятельствами личность вступает в конфликт.

Основными причинами такого конфликтного поведения при общении, по мнению А.Я. Анцупова, могут быть две:

1) утрата психологического равновесия, нарушение психического здоровья, повышение нервозности и утомляемости личности; 2) 3) типологические особенности людей. Например, достаточно распространены перманентно конфликтные, то есть непрерывно конфликтующие личности. Такой человек постоянно создает вокруг себя “поле психического напряжения”2 и если в это поле попадает кто-то из других людей, то сразу ощущает дискомфорт. 4) 1 Ильченко Ю.И. Эмоции и чувства в деятельности следователя. Краснодар. 1978. С. 54.

2 Анцупов А. Я. “Профилактика конфликта”// Ориентир. №6. 1996, Сб.

^РОССИЙСКАЯ

Поэтому наличие многообразных конфликтных ‘ общений в деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию пре- ступлений обусловливает необходимость рассматривать этот вид общений более детально.

Как уже указывалось, что в самом общем виде под кон- фликтным понимается взаимодействие, общение субъектов, обладающих несовместимыми целями или способами достижения этих целей.

Если при конфликте основной задачей является достижение своих поставленных целей, то в деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений разрешение кон- фликтных отношений осуществляется значительно сложнее. Здесь не только важно добиться своей цели, провести свой способ достижения цели в данном конфликтном общении, но всегда, притом с самого начала, имеется цель перевода конфликтных отношений в сотрудничество, всегда ставится задача изменения целей у противоборствующей стороны, что и определило первоначальное наличие конфликта. Интересно, что следователи, участвующие в нашем исследовании, в половине случаев (47,28 %) стараются сгладить ситуацию любым способом. Настораживает факт, что практически все остальные опрошенные следователи (42,17 %) не знают, как поступить в конфликтной ситуации. С целью вооружения этой, и весьма значительной части следователей, профессиональным оружием в своей деятельности, и предпринято данное исследование.

Первоначально конфликт возникает в результате имеющего место конфликта с законом, в результате совершения противоправных действий. Поэтому основной путь снятия конфликта - это изменить отношение лица, преступившего закон, к

42

совершенным противоправным действиям, снять цель противо- 1 борства с органами, осуществляющими правосудие. Следует иметь в виду, что стремление к изменению конфликтных от- ношений имеет место и у лиц, являющихся объектами воздей- ствия. Прежде всего, такое стремление к снятию конфликта может иметь место у обвиняемых. Они нередко стремятся в процессе общения доказать, что у них не было конфликта с обществом и что поэтому у них нет и не может быть кон- фликта со следователем, прокурором. Для этого они нередко пользуются различными средствами: усиленно проявляют свои коммуникативные свойства (стремятся разжалобить, стремятся повышенной убедительностью речи воздействовать на сле- дователя, стремятся снизить активность следователя, пере- вести интерес в воздействие на другое лицо (бросить по- дозрение в совершении преступления на другое лицо и т.д.). В некоторых случаях, субъектами предстоящего обще- ния производится предварительный сбор сведений о личности следователя, с целью облегчения адаптации при предстоящем общении. Этот сбор сведений еще в большей степени осуществляется в том случае, если субъект предполагает * захватить инициативу в общении и перевести его из кон- фликтного в общение мнимого сотрудничества, предполагает скрыть конфликт, убедить в его отсутствии. Стремление к изменению конфликтных отношений может исходить и из дей- ствительного желания изменить ранее имевшиеся ошибочные цели, при наличии стремления исправить ранее нанесенный вред (конфликт с обществом). Однако в некоторых случаях могут быть и ошибочные мотивы снятия конфликтных отноше- ний, которые не соответствуют интересам установления ис- тины, не способствуют достижению цели правосудия. Переход

43

от конфликтных отношений к отношениям сотрудничества может осуществляться и в форме самооговора, когда субъект в этом видит единственный способ снятия конфликтной ситуации, возникшей между ним и следователем.

Наличие конфликтной ситуации не устраняет самой воз- ^ можности общения и достижения его целей. Дело в том, что в процессе расследования преступления всегда имеет место взаимное стремление к получению информации. Например, точно так же как следователь пытается получить информацию у обвиняемого, стремится получить информацию от следова- теля и обвиняемый. Это обоюдное стремление к получению информации обеспечивает интерес, необходимость общения и в конфликтной ситуации.

В конфликтном общении лицо, осуществляющее процессуальную функцию, всегда имеет целый ряд преимуществ, которые в конечном итоге обеспечивают возможность ликвидации кон- фликта путем достижения своих целей. Преимущества эти оп- ределяются самой целью деятельности, соответствующей ин- тересам всего общества, основанной на законах общества, что дает огромное морально-психологическое преимущество перед лицами, находящимися в общении, которые нарушили закон, осознают свой конфликт не только с данным следова- телем, но и со всем обществом в целом.

В результате экспериментальных исследований были выделены следующие общие группы конфликтных ситуаций:

возникающие на основе “неадекватности социальных представлений личности и реальной действительности”,

  • результат “переоценки своих возможностей и недооценки их другими людьми”,

  • результат наличия “острой необходимости правильного

44

выбора между двумя или несколькими жизненно важными действиями”,

  • результат “неадекватности социальных стремлений лич- ности и социальных убеждений людей, мнением которых человек дорожит”1.

Применительно к деятельности следователя основной при- чиной, порождающей конфликтные ситуации в общении, как уже отмечалось, является совершение преступления, вступление в конфликт с обществом, законом.

Можно попытаться в конфликтных общениях выявить и некоторые более конкретные причины. Наиболее часто причиной конфликтных общений является наличие сознаваемых, планируемых к достижению целей в общении, противоположных общим или частным целям, которые достигаются в ходе предварительного следствия. Такие цели имеются у многих лиц, сознательно дающих ложные показания. Конфликтная ситуация создается и в том случае, если субъект осознает, понимает отрицательность той социально роли, которую он вынужден выполнять при общении. Подобное осознание в процессе осуществления общения может приводить к негативизму, к проявлению в общении его прошлых конфликтов с обществом, что и породило сознание отрицательности выполняемой социальной роли.

Причиной конфликтного общения может быть и негативное отношение к известной цели общения. Даже при отсутствии собственной цели в общении человек может отрицательно от- носиться к той цели, которая дается ему другим субъектом общения. Это в свою очередь может возникать по ряду причин: 1) в силу наличия определенных свойств характера

1 Мироненко В.В., Косатов В.Г. Личностные конфликтные ситуации и общее в характере их разрешения. М. 1978. С. 268.

45

(капризность, упрямство); 2) в силу нежелания выполнять ту социальную роль, которая выпадает ему при наличии по- добной цели общения и т.д.

Конфликтное общение может явиться следствием негативного отношения к условиям, к личности, с которой предстоит общение. Все эти причины обязательно надо устанавливать для того, чтобы ясен был путь ликвидации конфликта в об- щении.

Надо также иметь в виду, что конфликтность общения может быть обусловлена причинами, которые имели место еще до его начала, а может быть связаны с причинами, которые появились в ходе самого общения. Так, например, в ходе общения может измениться поведение другого субъекта, об- становка, условия общения, может появиться сомнение в ис- кренности или в правильности передаваемой информации и т.д. Все это в свою очередь изменят психическое состоя- ние, приводит к появлению конфликтной ситуации. По мнению А.В. Дулова, можно выделить следующие виды подобных кон- фликтных общений:1

  1. Ложноконфликтные отношения - которые характеризуются ошибочным пониманием сущности, направленности, цели пси- хического отношения, роли в этом отношении того или иного его участника. Эти отношения наиболее часто возникают из- за неправильной предварительной информации, из-за опреде- ленной предвзятости, складывающейся еще до вступления в общение по отношению к предполагаемому партнеру. В этом случае отсутствует конфликт цели, только ошибка в инфор- мированности создает видимость иной цели.
  2. Собственноконфликтные отношения - для которых харак-
  3. 1 Дулов А.В. Судебная психология. Минск. 1975. С. 103-104.

46

терно вступление в отношения с сознанием различия ставя- щихся в процессе общения целей. Задача при осуществлении процессуальных функций в этой ситуации состоит в снятии конфликта путем изменения у субъекта персональных целей общения.

Следует отметить, что различие в целях может появиться уже в ходе общения как реакция на допущенные ошибки в тактике общения (неуважительное отношение к личности, возбуждение состояния обиды, возмущения и т.д.).

Конфликтные отношения могут быть явными и скрытыми. В первом случае субъект не скрывает различие в цели, во втором случае он всячески стремится создать видимость от- ношения сотрудничества, рассчитывая добиться своих целей в общении, скрывая это от другого субъекта. В целом ряде случаев преступники сознательно маскируют свое действи- тельное отношение внешним поведением, указывающим на имеющиеся якобы стремления к отношению сотрудничества. Подобная маскировка имеет целью, усыпив бдительность в отношении их, снизить активность деятельности следователя по их изобличению. Эти психические общения со скрываемым конфликтом допустимо именовать общением ложного сотрудни- чества. В некоторых случаях отношения могут даже остро- конфликтными - эти отношения характеризуются резким про- явлением эмоционального состояния, вызываемого различием целей психического общения, действиями, поведением лица, находящегося в общении. Остроконфликтные отношения харак- терны сужением возможностей восприятия, снижением актив- ности мыслительной деятельности за счет эмоционального напряжения, затрудняют переработку полученной информации, приводят к сужению возможностей сознательного регулирова-

47

ния процесса общения, контроля за своими действиями, по- ступками, речью.

При всем кажущемся многообразии причин, которые приводят к конфликту, постараемся выделить их некоторые типичные причины. Итак, типология причин конфликта различна и может быть классифицирована по следующим основным блокам причин: 1) социально-психологические, 2) морально- этические, 3) организационные, 4) информационные, 5) идеологические, б) экономические и др. Так, например, конфликты по идеологическим причинам могут возникнуть ме- жду сторонниками различных политических убеждений, кон- фессий; причинами морально-этического порядка может быть то, что отдельные личности не признают нормы и ценности, сложившиеся в обществе, коллективе, группе. В любом слу- чае, анализируя и выявляя причины любого конфликта, можно довольно четко и активно способствовать их благоприятному исходу, прогнозировать их, а значит, предотвращать.

В отличие от исхода конфликта, его разрешение предпола- гает сознательные волевые действия лиц, заинтересованных в этом. Полагаем, что конфликт должен разрешаться путем активизации мыслительной деятельности субъекта и расшире- ния сферы использования его социального опыта.

Как верно считает А.В. Дулов, конфликт не может ликви- дироваться путем сужения возможности мыслительной дея- тельности субъекта, даже имеющего противные цели. Нам представляется, что разрешение конфликта в ряде случаев рассчитано на активизацию положительных качеств противо- борствующей личности: его социального опыта и морально- этических качеств.

Стадия разрешения конфликта характеризуется тем, что

48

здесь между конфликтующими сторонами прекращаются кон- кретные конфликтные действия. Но иногда стороны, прекра- тив конфликт, могут продолжать поиски его причины. Неред- ко случается, что конфликт вспыхивает с новой силой, по- скольку источник конфликта не устранен. Непременным усло- вием полного разрешения конфликта следует признать такое состояние отношений сторон, когда изменилась ситуация, вызвавшая конфликт. Таким образом, для того, чтобы разре- шить конфликт, прежде всего, необходимо проанализировать конфликтную ситуацию. Этот анализ включает следующие на- правления: 1) выяснение причин, а не поводов конфликта; 2) определение зоны конфликта, т.е. включенность опреде- ленных сил; следует отграничить деловые стороны конфликта от межличностных сторон; 3) выяснение мотивов включения людей в конфликт; если не выяснены мотивы, следует отде- лить их от мотивировки (формулировки), объяснения причин, которые не совпадают с истинными мотивами, камуфлируют их (неумение выяснить мотивы приводит к невозможности разре- шения конфликта: необходимо удовлетворять потребности мо- тивов); 4) анализ направленности действий помогает понять истинные мотивы конфликта: истинные мотивы раскрываются в средствах действующих сторон; при анализе конфликтных си- туаций в малых группах не избежать беседы; проводя такие беседы, необходимо стремиться к беспристрастности.

Конфликт - это сигнал о некоторой потребности в измене- нии, а изменение может вести как к регрессу, так и про- грессу.

Подводя итоги, выделим следующее: 1) Признаками любого конфликта являются: а) наличие противоречия, несовмести- мости в целях, интересах, мотивах; б) осознание наличия

49

данного противоречия и несовместимости целей, интересов; в) активность действий, «борьбы», направленных на преодоление этого противоречия. 2) Конфликт - это: а) трудно разрешимое противоречие, связанное с острыми эмоциональными переживаниями; б) столкновение противоположно направленных целей, интересов, позиций, мнений субъектов взаимодействия; в) психологическое противоборство сторон, имеющих несовместимые цели и интересы. 3) Предметом изучения конфликта являются, прежде всего, конфликтные явления внутриличностного и межличностного уровня. 4) Областью изучения любого конфликта является: сущность конфликта; классификация конфликтов; эволюция конфликтов; генезис конфликтов; структура конфликтов; функции конфликтов; информация в конфликте; динамика конфликта; диагностика конфликта; предупреждение конфликта; завершение конфликта. 5) Любой конфликт возникает, протекает и разрешается на фоне конфликтной ситуации, которая является неотъемлемой стороной конфликта и существенным элементом его структуры. При этом понятие конфликтной ситуации включает в себя: ее участников, между которыми возникают некоторые события с обязательным содержанием противодей- ствия (одной или обеих сторон), имеющие, как правило, некий результат - «исход конфликта», б) Первоначальным актом, провоцирующим конфликт, называют инцидент как действие одной из сторон, вызывающее ответную конфликтную реакцию другой стороны. 7) Развитие конфликта - это, прежде всего, качественное изменение основы взаимодействия конфликтующих субъектов. 8) Углубление конфликта - порождает больше деструктивных явлений, чем конструктивных; и чтобы предупредить такой ход развития, необходимо научиться

50

управлять конфликтным процессом. 9) Любой конфликт наде- лен главными атрибутивными свойствами - ценностно- нормативными характеристиками, в частности: а) стремлени- ем субъектов конфликта к нормативному обоснованию своих позиций и действий; б) существованием определенных правил конфликтного взаимодействия; в) обязательным наличие эти- ческих, культурных и правовых норм конфликтного взаимо- действия. 10) Конфликтное взаимодействие может развивать- ся по моделям сотрудничества, кооперации или конкуренции (соперничества), имеющим свое определенное содержание и логику развития. 11) Правовой конфликт - это противоборство субъектов права с противоположными пониманием и действиями по отношению к принципам и нормам права с целью изменения своего статуса и юридического состояния. 12) Разрешение конфликта является удачным не тогда, когда оно отвечает каким-то принципам «высшей справедливости», а тогда, когда обе конфликтующие стороны удовлетворены его исходом и могут на его основе в дальнейшем мирно взаимодействовать. 13) Полное понимание природы конфликта и его значения в организации жизнедеятельности человека и общества в целом, возможно лишь при рассмотрении его с позиций права, т.е. исходя из понятия «норма правового поведения» .

Таким образом, глубокий и детальный анализ конфликтов способствует обоснованию нового криминалистического уче- ния о криминалистической конфликтологии и позволит разра- ботать эффективные криминалистические рекомендации для следователей, с целью оптимизации деятельности по выявле- нию, раскрытию и расследованию преступлений.

51

1.2 Криминалистически значимые аспекты криминальных

конфликтов как следствия агрессивного поведения

личности.

Политические, экономические, социальные потрясения, ох- ватившие Россию и не имеющие аналогов в современном мире по своей глубине, остроте и последствиям, не могли не от- разиться на нынешнем состоянии преступности и правопоряд- ка. Система ценностных ориентации разрушается, на первый план выходит только достижение материальной выгоды. Люди убеждаются, что нередко в суде выигрывает тот, у кого есть деньги, кто способен нанять высококвалифицированного и грамотного адвоката. Обыденными становятся пренеб- режительное отношение к законам, обогащение любыми сред- ствами, расцвели безверие, обман, распущенность нравов, взаимное ожесточение, культ насилия, беззастенчивая пор- нография, жестокость и цинизм. Заменивший прежнюю идео- логию новый тип политико-правовой идеологии “правовой ни- гилизм”, отвергающий право и государственность, и харак- теризующийся отсутствием традиций демократически органи- зованной правовой жизни, общим низким уровнем культуры и правового сознания, негативно сказывается в современном государственном строительстве.

Сегодня российское общество, как никогда ранее, нуждается в идеях справедливости, истинной духовности и высокой нравственности. Наряду с экономической, социально- политической нестабильностью, падением производства, безработицей, инфляцией, утратой нравственных устоев, идеалов и ценностей, вседозволенностью, снижением жизнен- ного уровня, повсеместно наблюдаются криминальное насилие и криминальные конфликты. Характеризуя нынешнее россий-

52

ское общество, на научно-практической конференции в МВД России, в частности, отмечалось: “Мы сталкиваемся с раз- нообразными социальными конфликтами, в которых как в зеркале отражается вся система противоречий нынеш- него непростого периода. Мы сталкиваемся и с конфликтами поколений1.” Об этом ранее предупреждал В.Н. Кудрявцев, считая, что “привычку к эаконопослушанию надо воспитывать с младых ногтей, с начальных классов общеобразовательной школы2”. Широкое распространение получили халатность, взяточничество, вымогательство, злоупотребление служебным положением, превышение власти. По оценкам экспертов3, ежегодно в России совершается более 3 млн. преступлений, за последние 5 лет на 40 % возросло количество умышленных убийств, в 1,6 раза - разбойных нападений и грабежей, а уровень зарегистрированной преступности вырос на одну треть. Анализ более современной статистики свидетельст- вует о том, что, несмотря на принимаемые меры, за первые 10 месяцев 1999 года не удалось переломить негативные тенденции в динамике и структуре преступности: зарегист- рировано свыше 2,5 млн. преступлений, что почти на 20 % больше, чем в аналогичном периоде 1998 года. Причем более 60 % из них составляют тяжкие и особо тяжкие4.

Нарастает криминальный профессионализм, убийства стано- вятся более изощрёнными, преступный мир оснащается совре- менными техническими средствами и оружием. Участились случаи криминального насилия над личностью в семье, похи- щения людей и захвата заложников.

1 Россия будет жить идеей справедливости // Духовность. Правопорядок. Преступ ность. М. 1996. С. 5.

2 Кудрявцев В.Н. Строгость законов - щит демократии//РГ от 18 июня 1996 года.

3 Национальная доктрина России (проблемы и приоритеты). М. 1994. С.72.

4 Колмогоров В.А. Следствие ищет новые пути борьбы с преступностью.//Российская юстиция. 2000. № 3. С. 6.

53

Тревогу вызывают феминизация преступности, возросли уличная и подростковая преступность (за решёткой нахо- дится более 200 тыс. подростков, среди которых 1,5 тыс. девушек; каждый четвёртый подросток совершил преступление в состоянии алкогольного опьянения, а 66 % подростков, отбывших наказание, возвращаются в криминальный мир), проституция и наркомания (более 2 млн. активных нарко- манов, на официальном учёте состоят 250 тыс., за послед- ние пять лет увеличилось количество наркоманов: женщин -в 6,5 раза, подростков в 3 раза).

Особую опасность для общества приобретает организованная преступность, которая пронизывает общество и государство, охватывая их жизненно важные области: экономику, финансы, СМИ (убийство В. Листьева, процессы над В. Соловьёвой из “Властилины”, М. Францевой из “Чары”, “Хо-пром”, “Русским Домом Селенга”, “Южно-Уральской финансовой компанией”), оборонную промышленность (“Ижевское дело”, контакты главы “МАПО-банка” Алишера Усманова, обслуживающего оружейные контракты России, с криминальными авторитетами Япончиком, Гафуром, лидером “солнцевских” Михасём), культурное наследие (дело Д. Якубовского, “антикварное дело” Г. Кисилева) , нравственность (Архангельское дело по агентству “досуга” «Эдем»), армию (убийство журналиста «МК» Д. Холодова и Льва Рохлина, дела К. Кобеца, В. Радчикова, “жилищное” дело В.Харникова), пра- воохранительную систему (дело Янчева - Ильюшенко, убийст- во адвоката И. Дубовика), властные структуры и депутат- ский корпус (убийство Галины Старовойтовой, криминальная деятельность А. Станкевича, бывшего депутата городской Думы Москвы, Н. Подгорного, бывшего главы администрации

54

Вологодской области, получение взятки в крупном размере экс - губернатором Тульской области Н. Севрюгиным, кри- минальная деятельность красноярского “авторитета” и одно- временно помощника депутата Государственной Думы от ЛДПР Толика Красноярского и депутата - бизнесмена С. Скорочки- на, похищение подростка А. Левашовым, председателем ко- миссии по финансам законодательного собрания Санкт- Петербурга) . Состоянием преступности обеспокоены представители высшего законодательного собрания. На заседании Государственной Думы 13 февраля 1998 года особо подчеркивалось: “Элементы криминализации могут проникать во все структуры общества1”. Другими словами, происходит процесс криминализации экономики и общества в целом, перерастание организованной преступности в антисоциальную систему, претендующую на лидерство в экономической и политической жизни страны, что является следствием общего ослабления государства и его властных структур. Противопоставить организованной преступности государство может систему безусловной наказуемости преступлений. Преступность должна быть всегда наказуема, поскольку безнаказанность, как раковая опухоль, разрастаясь, влечёт коррумпированность власти, что при определенной концентрации способно погубить само общество. Без обеспечения законности и правопорядка невозможно поддержание гражданской дисциплины в обществе - главного условия достижения социального прогресса. Решение этой проблемы является, на наш взгляд, важнейшей общегосударственной задачей. Надеемся, что затронутые ниже проблемы позволят правильно проанализировать
природу, характер

1 См., например: Калининградская правда от 17 марта 1998 года.

55

различных криминальных конфликтов и выработать единый правовой механизм их разрешения и предупреждения, что вооружит работников правоохранительных органов в борьбе с преступностью за укрепление законности и правопорядка. Поэтому основной целью настоящего исследования является:

  • изучение природы и механизма криминального конфликта как наиболее острого и непримиримого противостояния законопослушной личности и преступника, нередко завер- шающегося насильственным преступлением;
  • установление криминалистически значимых аспектов эле- ментов системы «конфликтного поведения преступника»
  • (мотивы, цели, способы и последствия такого конфликтного криминального поведения), и закономерностей такого агрессивного поведения личности как одного из центральных вопросов понимания человеческой природы;

  • разработка комплекса мер для предупреждения и разреше ния такого конфликта в целях выявления, раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

Прежде, чем показать взаимосвязь агрессивного поведения личности как следствия внутриличностных и межличностных конфликтов, часто перерастающих в открытый криминальный конфликт, определим влияние существующих теорий личности при анализе конфликтов и конфликтного поведения.

В настоящее время не существует общепринятого мнения о том, какую именно теорию и какой именно подход следует применять при изучении личности для объяснения его конфликтного или агрессивного поведения, в том числе в ходе расследования уголовного дела. Поэтому представляется самым верным применять различные альтернативные теории, а точнее - их синтез, описывающие личность как интегриро-

56

ванное целое и вместе с тем объясняющие различия между людьми. В данном исследовании выделены следующие 12 тео- рий, базовые положения которых позволяют наиболее систем- но и конкретно изучать и правильно понимать поведение че- ловека в различных ситуациях конфликта и конфликтных си- туациях.

  1. Так, «психодинамическая теория» З.Фрейда дает нам возможность рассмотреть человеческую агрессивность как состояние внутреннего конфликта и вывести две ее основные формы - «вербальную агрессию» и «физическую агрессию»1.

  2. В «индивидуальной теории личности» А. Адлера мы на- ходим очень важных для криминалистики три момента: а) од- ним из главных источников мотивации конфликтного поведе- ния человека является «комплекс неполноценности личности» в виде сформировавшегося внутриличностного конфликта, ко- торый выплескивается наружу, перерастая в межличностный конфликт; б) особый интерес представляет следующая клас- сификация типов личности, как: управляющий тип, берущий тип, избегающий тип, социально-полезный тип; в) данная теория, на наш взгляд, более точно обосновывает причины детской агрессивности, поведение малолетних убийц и по- зволяет нам рассматривать психологические и криминалисти- ческие особенности личности детей-преступников, совершен- ствуя тактику их допроса и особенности расследования со- вершенных ими преступлений2.
  3. «Аналитическая теория» К. Г. Юнга позволяет нам вы- делять особенности следующих четырех типов личности: мыс-
  4. 1 См. например: Фрейд 3. Общее представление о психоанализе. Нью-Йорк. 1943. Он же. Интерпретация мечтаний. Лондон. 1953. Он же. Психопаталогия в ежедневной жизни. Лондон. I960 и пр.

2 См. например: Адлер А. Теория и практика индивидуальной психологии. Нью- Йорк. 1927; Понимание человеческой природы. Нью-Йорк. 1927; Какой должна быть Ваша жизнь. Бостон. 1931; Социальный интерес: вызов человечеству. Нью-Йорк. 1939.

57

лящий, ощущающий, чувствующий и интуитивный1.

  1. «Психоаналитическая теория» К. Хорни дает нам воз можность: а) выделить три основные стратегии поведения человека: «стремления к людям», «стремление от людей», «стремление против людей»; б) классифицировать типы кон фликтной личности на: устойчивый, устраненный и деструк тивный; в) выделить возможные типы невротической лично сти: «уступчивая личность», «агрессивная (враждебная) личность», «отстраненный» или «обособленный» тип лично сти; г) согласиться с важным выводом о том, что «кон фликтные ситуации присущи не только невротику, но и любо му человеку, и внутриличностные конфликты сами по себе не свидетельствуют о паталогическом отклонении личности, ибо они являются интегральной частью человеческой жизни2».

  2. «Радикально-гуманистическая теория личности» Э. Фромма позволяет изучать следующие некрофильские проявле ния агрессивной личности, запутавшейся в своих внутренних конфликтах: желание и пристрастие наносить вред (ущерб) всему прекрасному, убежденность того, что возникающие конфликты можно разрешить только с применением силы; склонность манипулировать человеком как вещью и пр.3

  3. «Эго-психологическая теория личности» Э.Х. Эриксона позволяет нам рассматривать способность человека преодо левать возникшие жизненные трудности психологического ха рактера и конфликтные ситуации с помощью его достоинств

1 См. например: Юнг К. Г. Психологические типы. Принстонский университет. 1971; Психологический диагноз свидетелей. Там же. 1973; В доктрине комплексов. Там же. 1973; Аналитическая психология: теория и практика. Нью-Йорк. 1968 и др.

2 Homey К. Our Inner Conflicts. A Constructive Theory of Neurosis. N-Y. 1966, p. 2.

3 См.: Фромм Э. Нормальное общество. Нью-Йорк. 1955; Бегство от свободы. Нью- Йорк. 1956; Анатомия человеческого разрушения. Нью-Йорк. 1973.

58

(качеств-эго1) .

  1. «Диспозиционная теория личности» Г.У. Оллпорта убеж- дает нас в том, что каждая личность по-своему уникальна и может быть понята через определение таких характеристик личности, как характер и темперамент2.
  2. «Структурная теория личности» Р.Б. Кеттела, являюще- гося, на наш взгляд, родоначальником ситуационного подхо- да, справедливо доказывает, что поведение любого человека можно определить и предсказать3.
  3. Важное значение для криминалистической диагностики4 имеет «теория типов личности» Г.Ю. Айзенка, который: а) в основу главных черт личности положил наследственность че- ловека; б) установил важные для криминалистической диаг- ностики типы личности: «интроверты» - как контролирующие свои поступки и «экстраверты» - как беспокойные, легко возбудимые и агрессивные люди; в) совместно с Точем и Ме- гарджи ввел знаменитую типологию агрессоров-насильников (агрессивных личностей) как «абсолютно не контролирующих себя агрессоров» и «чрезмерно контролирующих себя агрес- соров»5 .
  4. Важнейшими особенностями «теории бихевиорально- оперантного научения» Б.Ф. Скиннера несомненно являются: а) рассмотрение внешнего окружения как ключевого фактора человеческого поведения; б) упор на поведенческий анализ

1 См.: Эриксон Э. Взрослая жизнь. Нью-Йорк. 1978; Законченный цикл жизни. Нью- Йорк. 1982. Отражения на инакомыслии современной молодежи. Нью-Йорк. 1970 и др.

2 См.: Оллпорт Г.У. Образец и рост личности. Нью-Йорк. 1961. Человек в психоло гии. Бостон. 1968.

3 См.: Кеттел Р.Б. Индивидуальность и изучение теории: структура индивидуально сти в ее окружающей среде. Нью-Йорк. 1979.

4 См., например: Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений. Научно-практическое пособие. М. 1998.

5 См.: Айзенк Г.Ю. Научное изучение индивидуальности. Лондон. 1952. Биологиче ская база индивидуальности. Спрингфилд. 1967. Секс и индивидуальность. Лондон. 197 6 и др.

59

врожденных способностей человека; в) обоснование предска- зуемости поведения человека и контроля его поведения ок- ружением1 .

  1. «Социально-когнитивная теория личности» А. Бандуры, являющегося автором поведенческого моделирования, доказы- вает прямое влияние просмотра насилия по телевидению на агрессивность, рост правонарушений и межличностных кон- фликтов2 .
  2. Современная когнитивная теория личности или «психо- логия личностных конструктов» Д.А. Келли раскрывает такие важные эмоциональные состояния человека, как: тревога, вина, угроза и враждебность3,
  3. Таким образом, именно совокупность данных альтернативных теорий, а не какая-то одна лучшая из всех, позволяет нам наиболее достоверно и обоснованно изучить природу че- ловеческой личности, и послужить отправной точкой в нашем исследовании личности как источника криминального кон- фликта и глубже исследовать его природу.

Следствием и наиболее острым проявлением агрессивного поведения личности является, на наш взгляд, криминальный конфликт как наиболее острое и непримиримое противостояние законопослушной личности и преступника, поэтому природа криминального конфликта требует отдельного изучения.

Совершению ряда насильственных преступных деяний нередко предшествуют разнообразные межличностные конфликты, столкновения и коллизии между будущим преступником и по- терпевшим. Поэтому в рамках тактико-криминалистического и

1 См.: Скиннер В.Ф. Наука и человеческое поведение. Нью-Йорк. 1953. О бихевио ризме. Нью-Йорк. 1974 и др.

2 См.: Бандура А. Принципы модификации поведения. Нью-Йорк. 1969. Агрессия: со циально-познавательный анализ. Нью-Йорк. 1973.

3 См.: Келли Д.А. Теория индивидуальности. Нью-Йорк. 1963. Клиническая психоло гия и индивидуальность. Нью-Йорк. 1969.

60

социально-психологического анализа агрессивного и пре- ступного поведения личности наибольший интерес, на наш взгляд, представляют криминальные конфликты, изучение их форм и различий в степени интенсивности, позволяющих го- ворить нам об их антисоциальной направленности.

Признаками рассмотренной нами выше фрустрационной ситуации является совокупность наличия сильной мотивированности достичь цель (удовлетворить потребность) и преград (препятствий) на пути достижения этой цели. Поведение че- ловека, встречающегося с такого рода препятствиями, может проявиться именно в состоянии агрессии. Поэтому рассмотрим соотношение агрессии (агрессивного поведения) и кри- минального конфликта.

Агрессия (от лат. aggressio - нападение, неприязнь, враждебность1) может быть неосознанной, неожиданной даже для самого индивида (например, человек может неожиданно для себя сломать стул, о который больно ударился; обругать ни в чем невиновного другого человека); а может быть и вполне направленной, а ее действия - полностью осознаны. Раскрывая агрессивное поведение человека как один из центральных вопросов понимания человеческой природы и психологии, американские исследователи психологи - конфликтологи Р.Бэрон и Д. Ричардсон, проанализировав такие очень важные, на наш взгляд, проблемы психологии личности, как: биологические основы агрессивного поведения человека, влияние на это поведение алкоголя, наркотиков, СМИ (показа насилия в кино и по телевидению) , жары, шумов, тесноты, загрязненного воздуха, мести, как ответной реакции на агрессию, приходят к своему главному выводу,

1 См.: Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М. 1995. С. 16.

61 что «одной из основных причин того, что многие люди с удивительным постоянством попадают в конфликтные ситуа- ции, заключается в отсутствии у них элементарных навыков общения1».

Очевидно, что преступление или преступное поведение, а значит и интересы преступника - противоречат интересам общества и его отдельных граждан, поэтому само уголовное законодательство, определяющее, что же является преступ- ным, вытекает из необходимости защиты определенных обще- ственных интересов.

Противоречие преступных и общественных интересов во многих случаях выливается в противостояние интересов пре- ступника (преступников) и конкретной личности (группы).

Преступление, где имеются потерпевшие, создает кон- фликтную ситуацию или прямой межличностный (межгрупповой) конфликт, разрешаемый путем приложения усилий частных лиц, в том числе самих потерпевших, а также при помощи государственных институтов в процессе уголовного судопро- изводства. Кражи личного имущества, нанесение телесных повреждений, клевета, а также многие другие виды престу- плений, несомненно, ущемляют личные интересы потерпевших, что всегда создает почву для конфликтов.

Но во многих случаях преступление не только создает возможность для конфликтов, но само является следствием конфликтов и их заключительной стадией. Особенно явно по- добная причинно-следственная взаимосвязь прослеживается на примере насильственных преступлений, таких как умыш- ленное убийство, нанесение телесных повреждений различной степени тяжести.

1 Бэрон Р.А., Ричардсон Д.Р. Агрессия. СПб. 1998. С.330.

62

Для осознания того, что насильственным преступлениям, как правило, предшествует конфликтная ситуация, достаточно даже обратиться к формулировкам Уголовного кодекса РФ и традиционно применяемым в отечественной науке уголовного права обозначениям мотивов насильственных преступлений. С понятием криминального конфликта связаны такие формулировки, используемые в УК России, как: “необходимая оборона”, “превышение пределов необходимой обороны”, “сильное душевное волнение, вызванное противозаконными действиями потерпевшего”, “сопротивление представителю власти
или иным гражданам, пресекающим противозаконные действия”,
“воспрепятствование правомерной деятельности потерпевшего,
связанной с выполнением или общественного долга” и т.п.
Известно, что хулиганским действиям нередко предшествует тот или иной повод со стороны потерпевшего, и их, как правило, достаточно спорная квалификация в процессе предварительного следствия как “беспричинных” чаще всего связана лишь с явной несоразмерностью повода и ответных действий. Установлено, что криминальным конфликтам на бытовой почве, завершающимся насильственными пре- ступлениями, чаще всего предшествуют различного рода скандалы, ссоры, бытовые неурядицы, личные неприязненные отношения. Обобщение значительного числа фактов насильст- венных проявлений в обществе позволяет прийти к выводу, что межличностный конфликт является источником большинст- ва случаев применения насилия1. Таким образом, в качестве специфической разновидности юридических конфликтов могут быть выделены конфликты, касающиеся уголовно-правовой сферы
или криминальные конфликты.

1 См. например: Вандышев В.В. Реализация взаимосвязей жертвы и преступника в раскрытии и расследовании насильственных преступлений. СПб. 1992. С. 29-43.

63

Криминальный конфликт специфичен, прежде всего, резуль- татом или завершающей стадией. Насильственное преступле- ние или серия таких преступлений, завершающих криминаль- ный конфликт, являются результатом и проявлением особых механизмов динамики конфликта. Сам факт применения наси- лия в конфликте характеризует его как конфликт интересов - либо изначально, либо только на завершающих стадиях.

Криминальные конфликты в своей массе неоднородны. Прежде всего, различны преступления, которыми они завершаются. Кроме того, криминальные конфликты имеют разное коли- чество участников (преступников и потерпевших): нередко это всего два человека (нападающий и его жертва). Встре- чаются также межгрупповые криминальные конфликты. Различ- ны предметы и объекты этих конфликтов, а также поводы к их возникновению.

Одним их важных критериев дифференциации криминальных конфликтов является критерий временной, т.е. их длитель- ность . По этому критерию криминальные конфликты можно разделить на: 1) длящиеся и 2) ситуативные (спонтанные, разовые или ситуационно-преходящие1) конфликты.

Длящиеся криминальные конфликты - это, как правило, целая серия конфликтных эпизодов, основанных на более или менее устойчивых неприязненных конфликтных взаимоотношениях между участниками. Субъектами таких конфликтов выступают родственники, члены семьи, сожители, соседи, знакомые, сослуживцы и другие люди, в отношениях которых накапливается неприязнь, присутствуют постоянные предметы разногласий, периодически возникают споры и конфликты. Завершает такие конфликты конкретный эпизод взаимодейст-

1 См. Вопросы борьбы с преступностью. Выпуск 46. М. 1988. С. 166-169.

64

вия, который нередко и реализуется в преступлении, но сам этот заключительный эпизод вызывается общим состоянием отношений, напряженность которых достигает некого крити- ческого уровня. Конкретные темы разногласий здесь могут достаточно варьироваться - это может проблема власти и подчинения в межличностных отношениях совместно проживаю- щих людей, проблема владения и дележа имущества, амораль- ное и распущенное поведение одного из субъектов, плохое ведение хозяйства кем-то из родственников или соседей, ревность в отношении мужа и жены или сожителей. Подобные конфликтные отношения могут растягиваться на месяцы или на долгие годы.

К сожалению, основное количество длящихся криминальных конфликтов происходят в быту (семейной жизни). Так, около половины окружающих нас людей проходят через эти конфлик- ты, нередко заканчивающиеся криминалом. Нередко семейные (бытовые) конфликты приводят к служебным конфликтам: се- мейные неурядицы (конфликты) - подавленное настроение + раздражительность + ошибки на работе + трения в коллекти- ве = служебные (производственные) конфликты.

На наш взгляд, появлению семейных криминальных конфликтов (разрешаемых с помощью физического насилия) как опасного социального явления, способствовал развал сложившейся системы профилактики бытовых правонарушений. Так, на- пример, в настоящее время на три убийства приходится од- но, совершенное членами семьи; около 2 0-30 % от общего числа убийств совершаются в семьях, за закрытыми дверями “неприкосновенной” частной жизни. Результаты отечествен- ных научных исследований показывают, что женщины состав- ляют почто 40 % жертв умышленных убийств, при этом поло-

65

вина из них (51,4 %) - сами жертвы насилия в семье1. В одних случаях насильственные действия совершаются в ходе развития конфликта только одной стороной, в других - за- ключительному криминальному инциденту предшествуют взаим- ные побои и драки.

В большинстве подобных ситуаций противоправные насиль- ственные действия не являются совсем неожиданным и экст- раординарным событием для участников конфликта. Вероятно, не только накопление взаимных обид и неприязни, но и при- вычка использовать в отношениях физическую силу (или быть жертвой насилия) играют решающую роль в обусловливании насильственного преступления. При этом «стаж» взаимоотно- шений с применением физического насилия может быть доста- точно высок. Так, согласно исследованиям В.Н. Кудрявцева, 68 % жертв применения насилия в семье подвергались побоям в течение всей супружеской жизни, 19 % стали жертвами на- силия еще во время совместной жизни до женитьбы, а 13 % - еще даже до начала совместной жизни с будущим супругом. И хотя среди опрошенных подавляющее большинство составляли женщины, в реальной семейной жизни мужчины почти столь же часто становятся жертвами женского насилия1.

Особенностью криминальных конфликтов с так называемой “насильственной историей” развития является то, что час- тота и интенсивность применяемого насилия постоянно уве- личивается, завершаясь, как правило, тяжким преступлени- ем. Исходя из того, что в основе любого криминального конфликта лежит насилие, выделим основные, на наш взгляд, существующие формы насилия: 1) физическое насилие как преднамеренное нанесение личности телесных повреж-

1 См. например: Вандышев В.В. Реализация взаимосвязей жертвы и преступника в раскрытии и расследовании насильственных преступлений. СПб. 1992.

66 дений, а также умышленное лишение свободы, жилья, пищи, одежды и иных нормальных условий жизни, которые могут привести его к смерти, вызвать нарушения физического и психического здоровья, нанести ущерб чести и достоинству личности; 2) сексуальное насилие - это уголовно наказуемое посягательство одного гражданина на половую неприкос- новенность другого для удовлетворения половой страсти, а также развратные или иные действия по отношению к несо- вершеннолетнему, нарушающие его психосексуальное разви- тие; 3) психическое насилие над личностью - это умышлен- ное унижение или принуждение гражданина посредством уг- роз, оскорблений, шантажа к совершению деяний, представ- ляющих опасность для его жизни, наносящих вред его здоро- вью или приводящих к нарушению психического развития ре- бенка.

В ходе развития длящихся криминальных конфликтов прояв- ляется тенденция к их эскалации, которая может иметь как явный, так и скрытый характер, проходить на глазах у ок- ружающих или протекать незаметно, прорываясь в акт наси- лия лишь на завершающей, собственно криминальной стадии конфликта.

Другой разновидностью криминальных конфликтов являются ситуативные (спонтанные) криминальные конфликты, которые могут возникать и протекать в рамках одной ситуации, одного эпизода взаимодействия, и происходят чаще всего в общественных местах: на улице, в парке, в барах, кафе и т.д. Они, как правило, не имеют предистории и разворачи- ваются из-за самых разнообразных мелких и не столь мелких проблем, часто на глазах у множества свидетелей.

1 Кудрявцев В.Н. Юридическая конфликтология. М. 1995. С. 159.

67

Криминальные конфликты, завершающиеся насильственным преступлением, имеют разные причины, и, по словам СВ. Кудрявцева, все они разворачиваются как конфликты интере- сов, имея либо «объектную» либо «безобъектную» основу1: 1) часть конфликтов характеризуется наличием объекта обо- юдных потребностей сторон, фактическая и (или) психологи- ческая «неделимость» которого заставляет каждого участни- ка конфликта единолично претендовать на этот объект, от- вергая аналогичные попытки другой стороны. Подобные раз- ногласия возникают, например, в тех случаях, когда два ранее незнакомых лица одновременно останавливают одно и то же такси или одновременно претендуют на один и тот же столик в ресторане - каждый из противостоящих индивидов стремится захватить некий объект и помешать сделать то же самое другому, из-за чего возникает ссора, переходящая, как правило, в драку, а позже нередко в преступление (криминальный конфликт); 2) другие криминальные конфликты не имеют подобной основы и могут быть отнесены к катего- рии «безобъектных», суть которых состоит в том, что сто- роны чинят помехи друг другу в осуществлении определенной деятельности, не связанной с попытками обладания тем или иным объектом. Такие «безобъектные» ситуации встречаются в тех случаях, когда, случайный прохожий делает замечание человеку, совершающему хулиганские действия, или прямым вмешательством пресекает его противоправную деятельность. Важно отметить и то, что иногда ситуативные криминальные конфликты начинаются с прямых оскорблений и обидных действий: такой вариант «безобъектного» конфликта можно обозначить как «персонализированный», т.к. здесь

1 См., напр.: Кудрявцев СВ. Конфликт и насильственное преступление. М. 1991.

68

сталкиваются не частные интересы сторон, а физические и социальные «Я» субъектов, их самолюбия, самооценки, за- щитные механизмы.

Динамика ситуативных конфликтов - их развитие от момента возникновения до завершающих насильственных действий - проанализирована в достаточно небольшом количестве зарубежных и отечественных эмпирических исследований.

Так, Д. Лакенбилл, изучавший конфликты, завершающиеся убийством, показал, что такие конфликты имеют в среднем тесть стадий развития’. 1) будущая жертва оскорбляет будущего преступника или не подчиняется его требованиям; 2) преступник интерпретирует эти действия как враждебные; 3) преступник отвечает вызовом или физически атакует жертву; 4) жертва не подчиняется вызову или ответно физически атакует преступника; 5) стороны вступают в физическое столкновение или достигают “рабочего соглашения”; б) стороны продолжают противоборство или вновь вступают в борь-бу1.

Р. Фалсон и X. Стэдмен, проанализировав развитие кон- фликтов, предшествующим различным типам тяжких насильст- венных посягательств, установили динамику последовательно состоящую из восьми этапов: 1) различные атаки, не прино- сящие физического ущерба (оскорбления, обвинения, толчки и т.п.); 2) попытки влияния (просьбы, уговоры, требования и пр.); 3) неподчинение; 4) подстрекательство наблюдате- лей; 5) посредничество наблюдателей; 6) угрозы со стороны преступника; 7) попытки жертвы уклоняться от борьбы; 8) физическая атака преступника2.

1 Luckenbill D. F. Criminal Homicide as a Situated Transaction (Преступное убийство как криминальная ситуация) // Social Problems. 1977, vol. 25. п.2.

2 Felaon R. В., Steadman H. J. Situational Factors in Disputes Leading to Crimi nal Violence // Criminology. 1983, vol. 21. n. 1.

69

С.В.Кудрявцев в своих исследованиях все действия, пред- принимавшиеся сторонами в ходе криминальных конфликтов, разделил на семь следующих групп: 1) создание помех; 2) захват объекта; 3) просьбы, требования, отказы; 4) толч- ки; 5) угрозы; б) оскорбления; 7) физическое насилие.1

Как уже отмечалось, развитие криминальных конфликтов характеризуется эскалацией, представляющей собой, как правило, постепенный переход от менее интенсивных к более интенсивным конфликтным действиям. Эскалация, однако, мо- жет быть и не столь постепенной, а иметь скачкообразный, подчас взрывной характер. Существенно и то, что динамика криминальных конфликтов характеризуется не просто измене- нием (ростом) интенсивности конфликтных действий, но и качественным изменением в природе самого конфликта. Так, например, при переходе на стадию оскорблений и физическо- го насилия, как правило, происходит оттеснение первона- чального предмета конфликта, связанного с теми или иными частными проблемами, на второй план, и доминирующей темой становится прежде не существовавшие противоречия в личных взаимоотношениях - “персонализированные” противоречия. Конфликт благодаря действию определенных внутренних меха- низмов перерастает в более глубокое и труднее разрешимое противоречие.

Анализируя ход протекания и динамику развития крими- нальных конфликтов, можно выделить некоторые их следующие особенности: 1) краткость и бескомпромиссность сторон, отсутствие уступок: попытки договориться, найти взаимно приемлемое решение, подчас каждое требование или просьба - вызывают отказ или ответное конфликтное действие; 2)

1 Кудрявцев СВ. Юридическая конфликтология. 4.1. М. 1993. С. 13.

70

нескрываемая враждебность и агрессивность участников, что может проявиться в тоне, которым высказывается требование, в позе, выражении лица, жестах и пр.; 3) применение так называемых «легких форм насилия» - угроз, толчков, отталкиваний и т.п. При этом особо важное значение имеет процесс аккумуляции (накопления) отрицательных воздействий (эмоций), безусловно приводящий к взрывным изменениям в конфликтной динамике, т.к. продолжающееся нереагирование на просьбы или требования, могут сформировать у противной в конфликте стороны впечатление о неуважительном или враждебном отношении к нему, что безусловно «поднимет» конфликт на более высокую и острую ступень противоречий; 4) наличие разнообразных ошибок восприятия и искажения, часто связанных с преувеличением чужой враждебности или оскорбительности действий. Так, простое замечание может восприниматься как оскорбление, а неосторожное действие - как предумышленное. Такое ошибочное восприятие может вызвать более сильное конфликтное противодействие. Особо подчеркнем, что искажению восприятия в данных случаях способствует состояние алкогольного опьянения, часто характеризующееся излишней тревожностью или подозритель- ностью. Приведем пример: «Военнослужащий X., будучи в не- трезвом состоянии, вел себя грубо, нецензурно ругаясь, приставал к женщинам, и, расталкивая прохожих, сбил с ног старушку. Оказывая ей помощь, В. сделал хулигану замеча- ние, пообещав вызвать милицию и военный патруль. X. убе- жал, а позднее догнал В. в безлюдном месте и избил1»; 5) наличие сознательных провокационных действий одной из сторон: часто распространены случаи приставания к женщи-

1 См.: угол, дело № 81-1999. Архив Военного гарнизонного суда г. Калининграда.

71

нам, находящимся с другим мужчиной, предпринимаемые толь- ко для того, чтобы затеять драку с этим мужчиной. При этом целью «провокатора» является любая отрицательная от- ветная реакция провоцируемого, отказ или несогласие («я не курю», «нет спичек», «моя девушка не танцует»), как бы обосновывающее затем его враждебность и хулиганские дей- ствия («так ты еще и не куришь» и т.п.); 6) ярко выражен- ная месть, мстительность за активную жизненную позицию другого человека. Так, свидетель Б. давал правдивые пока- зания на протяжении всего следствия. Спустя некоторое время он был выслежен Г., приятелем осужденного, дававшим заведомо ложные показания, который напал на него, избил, причинив тяжкий вред здоровью1.

Таким образом, можно отметить, что криминальные конфликты достаточно разнообразны и по формам и по интенсивности протекания, и по вариантам возможного поведения участников конфликта, мотивам их поведения, их возрастным и половым характеристикам, и по временным и пространст- венным факторам. При этом значительную криминально- конфликтную нагрузку несут, на наш взгляд, агрессивность, мстительность, вспыльчивость, гнев, склочность, деспо- тизм, легкомыслие, неразборчивость в знакомствах, пьянст- во, т.е. агрессивное и антисоциальное (антиобщественное) поведение (ориентация) личности, что следователю необхо- димо учитывать при формировании доказательственной инфор- мации с целью ее выявления, обнаружения, фиксации и ис- пользования в процессе расследования преступлений различ- ных категорий.

1 См.: угол, дело № 113-1999. Архив Военного гарнизонного суда г. Калининграда.

72

1.3 Анализ уголовно-процессуального конфликта и его соотношение с криминалистическим конфликтом.

Современные юристы насчитывают около двухсот конфликтных зон в праве и юридической практике1. Особое место среди них, на наш взгляд, занимают конфликты, возникающие в деятельности по выявлению, раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений.

Анализ современной научной отечественной и зарубежной литературы, диссертационных исследований, свидетельствует о явно недостаточном внимании специалистов к проблемам конфликтов в деятельности следователя при установлении истины по уголовному делу. Учёными исследуются, в основ- ном, социальные, политические (в т.ч. международные), на- циональные, трудовые, педагогические, организационно- управленческие (прежде всего, - в работе предпринимате- лей, бизнесменов, менеджеров), семейные, школьные и дру- гие конфликты2.

Так, Д. П. Зеркин рассматривает юридический (правовой) конфликт только с позиций теории государственного права, прежде всего, как ЛЛпротивоборство субъектов права с про- тивоположными пониманием и действиями по отношению к принципам и нормам права с целью изменения своего статуса и юридического состояния”, как “несоответствие состояния и уровня развития правосознания реальности правовых отно- шений объективным потребностям их регулирования новыми юридическими нормами, а также существу объективно знача-

1 См., напр.: Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Конфликтология: теория, история, биб лиография. М. 1996; Зеркин Д.П. Основы конфликтологии. Ростов-на-Дону. 1998.

2 См., напр.: Уткин Э.А. Конфликтология. М. 1998; Бородкин Ф.М., Коряк Н.М. Внимание: конфликт! Новосибирск. 1989; Гришина Н.В. Я и другие: общение в трудо вом коллективе. Л. 1990, Психология межличностного конфликта. СПб. 1995; Шейнов В.П. Конфликты в нашей жизни и их разрешение. Мн. 1996; Кармин А.С. Конфликтоло гия. СПб. 1999 и др.

73

щей правовой идеи”, и классифицирует их только по форме выражения, способам регулирования и разрешения на “собственно-правовые” и “конфликты-симбиозы (смешанные)”, подтверждая важность новой отечественной дисциплины юридической конфликтологии.1 Однако было бы неверным от- рицать отсутствие современных научных конфликтологических разработок2. Первые энергичные шаги в развитии юридиче- ской конфликтологии как обобщённой теории были сделаны В.Н. Кудрявцевым, СВ. Кудрявцевым, А.Д. Дмитриевым, О.Л. Дубовик и другими3.

Так, по мнению А.В. Мурзак, рассматривающего конфликты в воинских подразделениях, конфликт - “это столкновение противоположно направленных несовместимых между собой личностей, их идей, интересов, потребностей, уровней до- могательств, что связано с острыми эмоциональными пережи- ваниями”4 .

Харьковские конфликтологи A.M. Бандурка и В.А. Друзь не только предприняли успешную попытку описания природы воз- никновения и развития конфликта как “столкновения проти- воположно направленных целей (интересов, позиций, мнений субъектов взаимодействия) , как противоречия, возникающего между людьми в связи с решением тех или иных вопросов социальной и личной жизни, как психологическое противоборство сторон, имеющих несовместимые цели и интересы”, но и

1 Зеркин Д.П. Основы конфликтологии. Ростов-на - Дону. 1998. С. 242-274.

2 Водолазский Б.Ф., Гутерман М.П. Конфликты и стрессы в деятельности органов внутренних дел. Омск. 1976. Шестаков Д.А. Убийства на почве семейных конфликтов. Л. 1981. Филимонов Н.В. Конфликтные ситуации в деятельности оперуполномоченных аппаратов уголовного розыска. Омск. 1985. Усе А.В. Конфликты между осуждёнными, сопровождающиеся насильственными преступлениями. Красноярск. 1984. Гиляров Е.М. Конфликтология. Лекция. 3-е изд. РИПК МВД РФ. 1996.

3 См., напр.: Кудрявцев В.Н. Юридическая конфликтология. М. 1995, Основы кон фликтологии. М. 1997. Бандурка A.M., Друзь В.А. Конфликтология. Харьков. 1997. 1шмуратов А.Т. Конфлл.кт i злагода. К. 1996.

4 Мурзак А.В. Психолог1чн1 проблеми конфлз.кт1в у вл.йськових п1дрозд1лах. К. 1995. С. 61.

74

раскрыли конфликты и конфликтные ситуации, возникающие в деятельности органов внутренних дел, разделив их на внут- ренние (между начальником и подчинённым, между сотрудниками - коллегами) и внешние (между сотрудниками ОВД и представителями власти, иных правоохранительных структур, представителями хозяйственных и общественных организаций) , называя рассматриваемые нами ниже конфликты ““естественными” и “искусственными”1. Сделав главный вывод

0 том, что знание возможных причин возникновения столкно вений, конфликтных ситуаций, механизма их развития и спо собов предупреждения или ликвидации, позволит сотруднику ОВД определить наиболее оптимальную линию поведения, ав торы ввели курс общей конфликтологии в учебные планы ву зов МВД и других силовых структур Украины.

В.Н. Кудрявцев, проводя типологию юридических конфликтов по его субъектам и сферам проявления на конфликты в сфере политики и нормативно-правовой сфере, межнациональные, трудовые, экологические и международные, особо выделяет уголовно-правовые или криминальные конфликты как противостояние интересов преступника и конкретной лично- сти, завершающееся насильственным преступлением, деля их на длящиеся и ситуативные (спонтанные) и уголовно- процессуальные конфликты, возникающие в ходе предвари- тельного следствия2.

Особую значимость и научную ценность в развитие совре- менной теории конфликта внесли, на наш взгляд, А.Я. Анцу- пов и А. И. Шипилов, раскрывшие сущность конфликта как “наиболее острого способа разрешения значимых противоре- чий, возникающих в процессе социального взаимодействия,

1 Бандурка A.M., Друзь В.А. Конфликтология. Харьков. 1997. С.20, 235.

2 Кудрявцев В.Н. Основы конфликтологии. М. 1997. С. 88.

75

заключающегося в противодействии субъектов конфликта и обычно сопровождающегося негативными эмоциями и чувства- ми, переживаемыми ими по отношению друг к другу”, предло- жившие и обосновавшие необходимость исследования конфлик- та с позиций междисциплинарного подхода следующих наук: военных, исторических, политических, искусствоведения, математики, педагогики, правоведения, психологии, социо- биологии, социологии и философии, и проанализировавшие более 2200 публикаций по проблеме конфликта в период с 1924 по 1994 год1.

В настоящее время общепризнанным является научное на- правление, изучающее проблемы юридической конфликтологии. Эта наука является одной наиболее интенсивно развивающей- ся областей современного теоретического знания и практи- ческой деятельности. В юридической конфликтологии приме- нен междисциплинарный подход к пониманию, описанию соци- ального и юридического конфликта и управлению конфликтны- ми явлениями разного уровня. В рамках этого направления рассматривались и конфликты, возникающие в ходе предвари- тельного следствия, которые В.Н. Кудрявцев предложил на- звать уголовно-процессуальными2. На наш взгляд, некото- рыми их главными особенностями являются: 1) возникнове- ние, развитие и разрешение в сфере уголовного судопроиз- водства с использованием требований уголовно- процессуального закона; 2) они представляют собой наруше- ние (несоблюдение) одной из сторон (несколькими сторона- ми) требований уголовно-процессуального закона в ущерб интересам и целям другой стороны; 3) содержание данного

1 Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Конфликтология: теория, история, библиография. М. 1996. С. 35.

2 См.: Кудрявцев В.Н. Юридическая конфликтология. М. 1995. С. 66-77.

76

вида конфликта составляет совокупность действий, решений, обращений, предписаний, разрешенных или запрещенных уго- ловно-процессуальным законом; 4) участниками уголовно- процессуальных конфликтов могут быть все субъекты уголов- ного судопроизводства; при этом право разрешения этих конфликтов принадлежит следователю, судье, т.е. лицам, ответственным за производство по делу на данной стадии; 5) носят временной характер, относясь как к прошлому (на- пример, нарушение обвиняемым обязательства сообщать о пе- ремене места жительства) , так и к настоящему (уклонение обвиняемого от явки по вызовам)1.

Уголовно-процессуальный конфликт, по нашему мнению, это конфликт, возникающий в деятельности следователя при вы- полнении им отдельного следственного действия (допрос, обыск, очная ставка и др.) и разрешаемый на основе требо- ваний уголовно-процессуального закона.

Таким образом, уголовно-процессуальные конфликты имеют место при выполнении предусмотренных уголовно- процессу- альным законодательством следственных действий. Наиболее часто они происходят во время проведения допроса, очной ставки, предъявления личности для опознания. Помимо это- го, подобные конфликты могут возникнуть практически в хо- де любого иного следственного действия.

По мнению наших респондентов, наиболее часто инициатором уголовно-процессуальных конфликтов выступают обвиняемые - в 46,0 %, несколько реже свидетели и потерпевшие -9,9 % и 8,9 % соответственно. Иными словами, на долю этих участников уголовного процесса приходится фактически две трети конфликтов, имеющих место в деятельности следовате-

1 См.: Кудрявцев В.Н. Юридическая конфликтология. М. 1995. С. 169-171.

77

ля (64,9 %) . Однако, по нашему мнению, нецелесообразно ограничивать изучение конфликтных процессов только в рам- ках производства отдельных следственных действий (допро- сов, обысков, очных ставок и т.п.).

Следователь нередко становится вовлеченным в иные кон- фликты, обусловленные возложенными на него государством обязанностями по установлению истины по расследуемому де- лу, но не связанные с непосредственным осуществлением им отдельных процессуальных действий. Инициаторами в этих конфликтах, по мнению наших респондентов, являются непо- средственный руководитель - в 5,75 %, защитники - в 9,9 %, коллеги по работе - в 7,03 % и другие. Иными словами, конфликтные ситуации, возникают в деятельности следователя не только в ходе выполнения конкретных следственных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законо- дательством, но и при общении с руководством, сослуживца- ми, другими лицами. При этом значительная часть этих кон- фликтов и конфликтных ситуаций связана с профессиональной деятельностью следователя по выявлению, раскрытию и рас- следованию преступлений, и разрешается приемами и метода- ми, разработанными криминалистикой. Поэтому считаем неоп- равданным рассмотрение этих конфликтов в рамках уголовно- процессуальной конфликтологии, поскольку их объем явно выходит за пределы требований уголовно-процессуального закона по производству того или иного следственного дей- ствия .

Сущность криминалистического конфликта несколько шире.vi Криминалистический конфликт, по нашему мнению, вид юриди- ческого конфликта, возникающего при выявлении, раскрытии и расследовании преступлений между следователем и лицами,

78

вовлеченными в сферу его деятельности, и разрешаемый с использованием криминалистических приемов и способов. Взаимоотношения противоборствующих сторон при этом не ох- ватываются нормами УПК РСФСР. Например, такие конфликты могут возникнуть при подготовке к производству обыска (путем создания негативного общественного мнения о лично- сти следователя) или после него (путем укрытия имущества, на которое наложен арест).

По нашему мнению, понятие криминалистического конфликта является развитием взглядов Р.С. Белкина, который, рас-4-/ крывая природу и характер конфликтов и конфликтных ситуа- ций, выделяет процессуальные и криминалистические средства их предупреждения и разрешения, понимая под последними “средства информационно-познавательской деятельности сле- дователя в условиях потенциального или реального противо- действия со стороны лица (лиц), имеющих иные, чем у него, интересы в уголовном деле1”. Поскольку есть определенные (криминалистические) средства разрешения конфликта, то он может быть определен по способам его разрешения (предот- вращения) и назван - криминалистическим.

Изложенное позволяет предложить введение в криминали- стический тезаурус нового термина “криминалистическая конфликтология”, определяющего сферу изучения конфликтов, имеющих значение для осуществления деятельности по выяв- лению, раскрытию и расследованию преступлений. Этот термин более емкий, чем уголовно-процессуальная конфликтология, предложенный В.Н. Кудрявцевым, поскольку он охватывает проблему изучения конфликтов не только в рамках проведения отдельных следственных действий, организационно-

1 Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М. 1997. С. 98-99.

79

технических и розыскных мероприятий, но и в рамках взаи- модействия следователя с оперативно-розыскными подразде- лениями, розыскной деятельности следователя1, и других аспектах многосторонней деятельности следователя.

Вместе с тем, мы отдаем отчет в том, что уголовно- процессуальная конфликтология должна входить составной частью в криминалистическую конфликтологию, поскольку сфера действия криминалистической конфликтологии гораздо шире уголовно-процессуальной. Она охватывает всю деятель- ность по выявлению, раскрытию и расследованию преступле- ний, в отличие от пределов отдельных следственных дейст- вий, где используются требования уголовно-процессуального закона.

Интерес к теоретическому и практическому изучению выше- указанных уголовно-процессуальных и криминалистических конфликтов в настоящее время объясняется усилением напря- жённости и конфликтности уголовного судопроизводства в целом. Возникло определённое противоречие между запросами практики по управлению процессуальными конфликтами и теоретическими и практическими возможностями современной конфликтологии по осмыслению происходящих конфликтных процессов и разработке практических подходов и рекоменда- ций по управлению конфликтами, а также психологических, тактико-криминалистических и процессуальных средств и ме- тодов их предупреждения и разрешения.

Традиционный для отечественной науки недавнего прошлого пониженный интерес к конфликтам как негативным социальным и общественным явлениям и бытовавшее мнение о бескон- фликтности функционирования общества и его государствен-

1 См. об этом: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград. 1993. С. 42-62.

80

ных структур (в первую очередь, - правоохранительных и правоприменительных органов), обусловил недостаточное внимание к изучению проблем конфликтов и конфликтных си- туаций, что не могло не сказаться на их теоретическом описании. Образовавшийся пробел и возникшая диспропорция между потребностями следственной и судебной практики и возможностями прикладной науки, затрудняет эффективное использование накопленных эмпирических сведений о кон- фликтах. Возникающие различные конфликтные ситуации, осо- бенно в ходе предварительного следствия, в подавляющем большинстве случаев требуют весьма оперативного осмысле- ния, возможного их предупреждения и своевременного разре- шения. Различные аспекты конфликтных ситуаций на предва-^ рительном следствии достаточно широко рассмотрены в трудах О.Я. Баева, Р.С. Белкина, В.М. Быкова, В.Л. Васильева, Г. Г. Доспулова, В.Н. Кудрявцева, Н.И. Кулагина, A.M. Ларина, Е.М. Лившица, Л. Т. Нечаева, А.Н. Олейника, Е.Е. Подголина, Н.И. Порубова, А. Р. Ратинова, Б. П. Смагорин- ского, М.С. Строговича, П.П. Тыщенко.

Так, характеризуя уголовно-процессуальный конфликт, Р.С. Белкин подчеркивает, что «в основе каждого преступ- ления лежит конфликт правонарушителя с законом, с интере- сом общества и государства. Восстановление попранного права начинается с раскрытия и расследования преступления, в ходе которого конфликт с законом может приобрести форму конфликта со следователем - лицом, призванным установить истину1». Эту мысль продолжает О.Я. Баев: «Разновидностью, формой уголовно-правового конфликта является облечение его в уголовно-процессуальные отношения, возни-

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 Т. М. 197 9. Т.З. С. 80.

81

кающие между государством и лицом, совершившим преступле- ние1» . Также через призму конфликта отечественные ученые рассматривают некоторые следственные действия. Так, Г.Г. Доспулов пишет о «конфликтной ситуации допроса», которая возникает, по его мнению, когда «допрашиваемый отказыва- ется от дачи показаний или дает ложные показания», под- черкивая, что «…причиной конфликта в процессе допроса, как правило, оказываются несовпадения систем нравственных ориентации общества и личности - свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, а источником конфликта - стремление допрашиваемого помешать следователю в достиже- нии цели допроса»2.

А.Р. Ратинов справедливо предупреждал, что возможен конфликт следователя с недобросовестным обвиняемым, но который может быть и невиновным3, а сам конфликт иниции- рован следователем, предъявившим обвинение невиновному лицу, т.е. остерегал от возможности и даже большой веро- ятности следственной ошибки.

В подтверждение этого, И.Л. Петрухин приводит известное дело Михалевича, который изнасиловал и убил 34 женщины; а до его изобличения за эти преступления были осуждены 14 невиновных, один из которых был расстрелян, а другие, подвергшиеся длительному лишению свободы, стали инвалида- ми4 .

Подтверждал также наличие конфликтов на предварительном следствии выдающийся отечественный процессуалист М.С. Строгович, утверждавший, что следователь нередко встреча- ется с активным противодействием лиц, заинтересованных в

1 Баев О.Я. Конфликты в деятельности следователя. Воронеж. 1981. С. 57.

2 Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М. 1976. С. 13.

3 Ратинов А.Р. Судебная психология. М. 1967. С. 30.

4 Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. М. 1981. С. 41.

82

том, чтобы преступление не было раскрыто, стремящихся на- править следствие по ложному пути. Все это порождает по- рой конфликтные ситуации, которые требуют от следователя немалой нравственной стойкости. Анализируя эти конфликты, М.С. Строгович отмечал, что они нередко имеют различный характер: например, конфликт между обвиняемым и потерпев- шим, конфликт между свидетелями, дающими противоречащие друг другу показания по одному и тому же вопросу (очная ставка). Ясно, что такие конфликты следователь должен ис- следовать и разрешить, преодолеть сопротивление обнаруже- нию истины, используя предоставленные ему законом полно- мочия1 .

Многие конфликты (именуемые нами выше как криминалисти- ческие) возникают в ходе проведения вербальных и невер- бальных следственных действий не только при допросе и производстве очной ставки, но и при осмотре места проис- шествия, освидетельствовании, выемке, обыске, изъятии до- кументов и наложении ареста на имущество, следственном эксперименте. Значительная часть конфликтов возникает не только между следователем и подозреваемым, обвиняемым (его защитником), но и между следователем и: прокурором, начальником следственного отдела, другими следователями, потерпевшим (его представителем), понятыми, свидетелями, экспертами и специалистами, переводчиком и всеми другими лицами, присутствующими при следственных действиях.

При этом следует особо отметить, что перечисленные кон- фликты не являются личными, а именно криминалистическими, поскольку они напрямую связаны с деятельностью следовате- ля по установлению истины по делу. На беспристрастную по-

1 Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. М. 1984. С.132.

83

зицию следователя нередко пытаются повлиять и прокурор, и непосредственный начальник, и сослуживцы. Отстаивая свою точку зрения по конкретному уголовному делу, следователь нередко вступает в конфликт с перечисленными лицами. И этот конфликт не обусловлен какими-либо личными симпатиями или антипатиями следователя. От его разрешения зачастую зависит, будет ли следователь в дальнейшем расследовать преступление, по поводу которого возник конфликт, задержит ли он подозреваемого по ст. 122 УПК РСФСР и т.п. Иными словами, налицо криминалистический конфликт.

Возникновение и развитие уголовно-процессуального и криминалистического конфликта обусловлено не только и не столько статусом и функциями действующих лиц, сколько конкретными позициями, которые они избирают. Так, конфликт нередко разрешается, если обвиняемый признает себя виновным. Впрочем, В.Н. Кудрявцев приводит пример кон- фликтов, в которых обвиняемые упорствовали в самооговоре после прекращения уголовного преследования, чаще всего для того, чтобы отвести обвинение от действительного пре- ступника. Так, неоднократно судимый Швырев настаивал на \/ признании в убийстве и после обнаружения настоящего убийцы; впоследствии оказалось, что он принял на себя поручение преступной группировки совершить это преступление, но не успел и взял на себя вину неизвестного лица, чтобы избежать подозрений в трусости1. Однако конфликты могут возникать и между участниками предварительного следствия, принадлежащими к одной стороне, участвующей в расследова- нии. Например, один из обвиняемых или его адвокат может строить защиту на доказывании обстоятельств, уличающих

1 Кудрявцев В.Н. Юридическая конфликтология. Монография. М. 1995. С. 173.

84

другого обвиняемого по тому же делу или отягчающих его участь. Предусматривая возможность таких конфликтных си- туаций, действующее законодательство устанавливает обя- зательность участия защитников на стороне лиц, между ин- тересами которых имеются противоречия, если хотя бы одно из этих лиц имеет защитника (п.6 ч.1 ст. 49 УПК), и ис- ключает участие в деле адвоката, «если он по данному делу оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, ин- тересы которого противоречат интересам лица, обратившего- ся с просьбой о ведении дела…» (ч. 1 ст. 67.1 УПК). Разрешению таких конфликтов, на наш взгляд, должно способствовать предлагаемое учение о криминалистической конфликтологии, одной из целей которого является накопление эмпирического материала, его систематизация, с целью разработки конкретных рекомендаций следователю для своевременного предупреждения и разрешения конфликта в интересах установления истины.

Таким образом, предметом изучения криминалистической конфликтологии являются конфликтные ситуации и конфликты межличностного уровня и межгруппового взаимодействия как объекты познания, возникающие в деятельности по выявле- нию, раскрытию и расследованию преступлений (между следо- вателем и подследственным, подозреваемыми и свидетелями и т.п.), а также психологические, тактические и процессу- альные средства, возможности и методы их преобразования и управления ими. При этом объектом изучения - выступают социально-психологические, уголовно-процессуальные и так- тико-криминалистические уровни взаимодействия всех субъ- ектов предварительного следствия как совокупность инфор- мационно-познавательной и доказательственной информации,

85

необходимой следователю для использования ее в процессе расследования (анализ агрессивного поведения личности как источника возникновения различных межличностных конфликтов; оценка конфликтной компетентности и профессиональной зтики поведения следователя и т.п.).

Исходя из этого, криминалистическая конфликтология предполагает постановку и решение следующих основных задач: 1) исследование понятий, содержания “конфликта’’ и “конфликтных общений” применительно к деятельности по вы- явлению, раскрытию и расследованию преступлений, и разра- ботка методики анализа конфликтных ситуаций для принятия процессуальных и тактических решений в интересах следствия; 2) выведение понятий “криминального”, “уголовно- процессуального” и “криминалистического” конфликта из общего понятия “социального конфликта” и определение рамок социально-психологического, криминологического, уголовно- процессуального и тактико-криминалистического исследования конфликтов; 3) фундаментальное исследование сущности и роли межличностных конфликтов в криминалистической кон- фликтологии; 4) ситуационный анализ различных типов кон- фликтной личности и видов агрессивного поведения человека, и в первую очередь подозреваемого, обвиняемого, осужденного как главных источников межличностного конфликта; 5) исследование и анализ основы и предмета конфликтных ситуаций при расследовании преступлений, прежде всего, -личности и психологии обвиняемого, и разработка приемов и методов управляющих воздействий на процессуального “противника” с целью получения наибольшего выигрыша следователем; б) анализ, обобщение результатов изучения конфликтов, ситуаций конфликта и конфликтных ситуаций, опре-

86

деление их типологии и исследование динамики, разработка средств и методов воздействия на конфликтную ситуацию с целью ее изменения в благоприятную для следствия сторону; 7) анализ тактики проведения допроса, очной ставки, обы- ска и пр. в бесконфликтной и различных конфликтных ситуа- циях: “без строгого соперничества”, “со строгим соперни- чеством”; 8) исследование и оценка “конфликтной компе- тентности” и профессиональной этики поведения следователя для пресечения его неправомерного поведения при разреше- нии возникающих конфликтов; 9) исследование и анализ за- рубежного опыта, методов и стилей разрешения конфликтов и конфликтных ситуаций; классификация конфликтов и разра- ботка методики по разрешению разных видов конфликта; 10) комплексная разработка целостной научной системы психоло- гических, тактико-криминалистических и уголовно- процес- суальных средств и методов (способов) по диагностике, предупреждению и разрешению конфликтов для эффективного решения задач в интересах правосудия.

По нашему мнению, детальная разработка перечисленных вопросов и построение целостной научной теории - кримина- листической конфликтологии, обобщающей названные актуаль- ные проблемы, внесёт определённый теоретический и практи- ческий вклад в совершенствование и повышение эффективно- сти деятельности следственных работников в интересах пра- восудия, развития демократических процессов в деятельно- сти по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений.

Главной задачей криминалистической конфликтологии явля- ется разработка единой теории разрешения и предупреждения конфликтных ситуаций в целях обеспечения соблюдения прав и свобод личности в сфере борьбы с преступностью.

87

Глава 2. Тактико-криминалистические приемы разрешения конфликтных ситуации и ситуаций конфликтов в ходе предварительного следствия

2.1 Сущность следственных ситуаций конфликта

Расследование преступлений осуществляется в конкретных ситуациях1, характеризующихся сложной системой взаимоот- ношений. Совокупность последних образует в итоге ту конкретную обстановку, в которой действуют следователь и иные субъекты, участвующие в доказывании. Эта обстановка получила в криминалистике общепринятое название следственной ситуации как совокупности условий, в которых в данный момент осуществляется расследование преступления2.

Рассмотрение тактико-криминалистических особенностей разрешения конфликтов, конфликтных ситуаций и ситуаций конфликтов в ходе предварительного следствия, вытекает из анализа разработки теории следственных ситуаций как основы криминалистически значимых алгоритмов расследования преступлений, так как конфликтные ситуации общепринято включать в существующие классификации следственных ситуаций, понятие которых является родовым по отношению к первым. Поэтому особый интерес представляет эволюция воззрений на природу и содержание понятия “следственной ситуации” , так как понимание конфликтных ситуаций и ситуаций конфликта зависит от правильного понимания понятия следственной ситуации с позиции ситуационного подхода.

В современной криминалистике нет полного единства взглядов на понятие и содержание следственной ситуации.

1 Понятие “ситуация” толковым словарем русского языка (от лат. situatio - поло жение) определяется как сочетание (совокупность) условий и обстоятельств, соз дающих определенную обстановку.

2 Белкин Р.С, Криминалистическая энциклопедия. М. 1997. С. 204.

88

Полновесное развитие отечественная теория о следственной ситуации получила в семидесятых-восьмидесятых годах. О ее значении для органов предварительного следствия, о ситуационном характере работы с доказательствами писали: В. П. Бахин, Р. С. Белкин, А.Н. Васильев, СИ. Винокуров, И.А. Возгрин, В.К. Гавло, И.Ф. Герасимов, Л.Я. Драпкин, В. Я. Колдин, А.Н. Колесниченко, В.Е. Коновалова, И.М. Лузгин, В.А. Образцов, А.Н. Олейник, Л.Ф. Первухина, А.Р. Ратинов, Л. Д. Самыгин, М.В. Салтевский, Н.А. Селиванов, В. Г. Танасевич, Д. А. Турчин, А. Г. Филиппов, А. А. Хмыров, СИ. Цветков, А.С. Шаталов, В.И. Шиканов, Н.П. Яблоков, В.Б. Ястребов и другие.

Так, по мнению И.Ф. Герасимова, следственная ситуация - это “совокупность обстоятельств по делу (обстановка, по- ложение) , которая может быть благоприятной или неблаго- приятной (в различной степени) для каких-либо выводов и действий следователя”. Чуть позже автор уточняет, что “следственная ситуация - это сложившаяся динамическая со- вокупность характеризующих расследование информационных, доказательственных, организационно-технических и тактиче- ских факторов, анализ и оценка которых влияет на опреде- ление направлений расследования, принятие решений и выбор способов действия”1. Эта точка зрения до сих пор имеет немало сторонников.

В свою очередь В.К. Гавло определил следственную ситуацию в наиболее общем виде как “совокупность фактических данных, которые отражают существенные черты события, ка- ким оно представляется на том или ином этапе расследования

1 Герасимов И.Ф. Следственные ситуации на первоначальном этапе расследования преступлений. Соц. законность. 1977. № 7. С. 61.

89

преступлений”1, т.е. свел ее к совокупности доказа- тельств, имеющихся в данный момент и позволяющих соста- вить представление о событии. Позднее он конкретизировал свою точку зрения, определяя следственную ситуацию как “совокупность информации, характеризующей состояние рас- следования по уголовному делу, без учета обстановки и ус- ловий, в которых оно происходит (выделено автором СП.)2”

По нашему мнению, такой подход к определению следственной ситуации не давал ответа на главный вопрос: почему следователь должен сообразовывать свои действия со следственной ситуацией, и в чем же заключается ее детерминирующее значение по отношению к тактике расследования.

Представляется, что в обоих определениях следственная ситуация лежит как бы внутри процесса расследования, выступая либо как совокупность обстоятельств по делу, либо как совокупность факторов, характеризующих не что-то внешнее по отношению к расследованию, а непосредственно само расследование.

Аналогичные концепции изложены в работах А.Н. Колесни- ченко, Н.А. Селиванова, В.И. Шиканова и Н.П. Яблокова. Так, В.И. Шиканов считает, что “следственная ситуация - это совокупность данных, характеризующих обстановку, в которой следователю надлежит действовать, фактическое со- стояние и перспективы уголовного дела, оперативные разработки органа дознания3”. Н.А. Селиванов сделал вывод, что

1 Гавло В.К. О следственной ситуации и методике расследования хищений, совершае мых с участием должностных лиц. М. 1973. С.90

2 Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. Томск. 1985. С. 13.

3 Шиканов В.И. Разработка теорий тактических операций - важнейшее условие совер шенствования методики расследования преступлений. Методика расследования престу плений (общие положения). М. 1976. С.157.

90

следственная ситуация в самом общем виде “выражает обста- новку, картину расследования, сложившуюся к определенному моменту, иначе следственную ситуацию можно определить как сумму значимой для расследования информации, которая при- нимается во внимание наряду с источниками ее получения1” .

В свою очередь Н.П. Яблоков понимает под следственной ситуацией “положение, складывающееся на определенный момент расследования или перед его началом, характеризующее всё следственное своеобразие данного момента и определяемое совокупностью доказательственной, тактико- методиче- ской, организационной и иной значимой для расследования информации2” .

По мнению А.Н. Колесниченко следственная ситуация - это “определенное положение в расследовании преступления, ха- рактеризуемое наличием тех или иных доказательств и ин- формационного материала и возникающими в связи с этим конкретными задачами его собирания и проверки”; при этом он правильно подчеркивал: “В осуществлении принципа индивидуальности расследования могут быть выделены следующие два основных элемента: а) анализ и оценка следственной ситуации; б) выбор наиболее эффективной системы приемов расследования. Анализ следственной ситуации должен быть всесторонним, глубоким и безупречным в логическом отношении. Установление особенностей ситуации базируется на личном опыте следователя в расследовании аналогичных преступлений”3 .

1 Селиванов Н.А. Криминалистические характеристики преступлений и следственные ситуации в методике расследования. Соц. законность. 1977. №2. С. 58.

2 Яблоков Н.П. Следственные ситуации в методике расследования преступлений. Ак туальные направления развития криминалистической методики и практики расследова ния. М. 1978. С.13.

3 Колесниченко А.Н. Общие положения методики расследования отдельных видов пре ступлений. Харьков. 1976. С.13.

91

Таким образом, определенная часть криминалистов полагают, что следственная ситуация состоит из трех самостоя- тельных, но тесно взаимосвязанных элементов: 1) доказа- тельства и иные фактические данные, которыми располагает следователь к определенному моменту расследования; 2) за- дачи, определяемые следователем на основе имеющейся ин- формации; 3) имеющиеся перспективы расследования по уго- ловному делу. Все это позволяет сделать вывод о том, что данные авторы под следственной ситуацией понимали сово- купность обстоятельств и значимых для дела фактических данных, известных следователю.

А.Н. Васильев, давая определение следственной ситуации, в сущности, ведет речь о состоянии самого следствия: «Вообще под следственной ситуацией целесообразно понимать в криминалистике ход и состояние расследования, совокуп- ность обстоятельств, значение и сложность тех и других, степень разрешения иных задач расследования на данный мо- мент, из чего, так сказать, на “выходе” создаются пред- ставление и выводы о дальнейшем ходе расследования и его первоочередных задачах»1.

Подтверждая справедливость данной формулировки, А.С. Шаталов замечает при этом, что «процесс расследования ло- гично представлять в виде последовательно чередующихся переходов от одной следственной ситуации к другой. Их разделяет оценка сложившейся ситуации следователем, которая в свою очередь влечет принятие соответствующих тактических решений. Начало реализации принятых решений и означает возникновение новой следственной ситуации. В содержание новой ситуации входят установленные ранее, объ-

1 Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. М. 1978. С. 31.

92

ективно существующие факты, а не перспективная часть пре- дыдущей ситуации, существовавшая в сознании следовате- ля1» .

На наш взгляд, наиболее объемной по своему содержанию о следственной ситуации является точка зрения Р.С. Белкина, который понимает под ней «совокупность реальных условий и обстоятельств, в которых в данный момент осуществляется расследование преступления2». Конкретизируя свою позицию, ученый уточняет, что следственная ситуация - это сложная система взаимосвязей, образующая ту конкретную обстановку, в которой работает следователь и иные субъекты, участвующие в доказывании, и в которой протекает конкретный акт расследования3». Такая трактовка, на наш взгляд, по- зволила включать в значение термина «совокупность условий и обстоятельств» многие важные факторы, сопровождающие расследование и оказывающие определенное влияние на формирование следственной ситуации. Справедливо замечая, что “оценка следственной ситуации в ее содержание входить не может”, Р.С. Белкин выделяет следующий элементный состав этой категории: информационный; психологический; процессуально- тактический; материальный; организационно - технический4 .

Оригинальна точка зрения А.Н. Олейника, который рас- сматривает следственную ситуацию «как продукт и результат активного взаимодействия следователя со средой, в число объективных элементов которой входит “телесная и психоло-

1 Шаталов А.С. Следственные ситуации - основа криминалистических алгоритмов рас следования преступлений //Российский следователь. №1. 1999. С. 59-60.

2 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. В 3 Т. Академия МВД СССР. М. 1979, т.З. С. 70; Криминалистика. Краткая энциклопедия. М. 1993. С. 72; Криминалисти ческая энциклопедия. М. 1997. С.98.

3 Белкин Р.С. Криминалистика. Учебник для вузов. М. 1999. С.501.

4 См., например: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. М. 1988.

93

гическая сущность” самого следователя», которая возникает «в момент активного вычленения следователем из объективной реальности значимых для расследования фактов, обстоятельств, мнений людей, имеющих отношение к преступлению, организующихся в некоторое целостное образование {следственную ситуацию) лишь в связи с определенной “криминалистической” позицией следователя1».

По нашему мнению, в содержание следственной ситуации должны входить криминалистически значимые факторы, кото- рые влияют на процесс расследования преступлений, в част- ности, рекомендации по сбору доказательств и иной законно полученной информации, имеющей значение для предваритель- ного следствия.

Часть предложенных понятий о следственной ситуации, в сущности, оценивают не конкретную ситуацию, а процесс расследования в целом. Представляется, что такая позиция ошибочна. В этой связи представляет интерес утверждение А.С. Шаталова, что «в следственной ситуации имеет место быть только один элемент, информационный», включающий «в себя сведения о том, какая информация об обстоятельствах совершенного преступления и в каком объеме имеется в дан- ный исходный момент»; при этом «сведения, характеризующие процесс расследования (тактические, организационные, пси- хологические и др.) и сопутствующие ему внешние факторы», по его мнению, «образуют другую, более широкую криминали- стическую категорию, в состав которой может входить и следственная ситуация», а именно - «совокупность такого рода сведений образует условия расследования (выделено

1 Олейник А.Н. Психологические средства деятельности следователя в ситуациях конфликтов на предварительном следствии/Автореферат дис. к.ю.н. М. 1993. С. 11.

94

автором - СП.)1».

Анализируя понятие следственной ситуации и рассматривая ее классификацию, прежде всего, с позиций ситуационного подхода в целях наиболее полного криминалистического ана- лиза расследуемого события, представляется верной опреде- ление следственной ситуации, выведенное Т.е. Волчецкой как «степень информационной осведомленности следователя о преступлении, а также состояние процесса расследования, сложившееся на любой определенный момент времени, анализ и оценка которого позволяют следователю принять наиболее целесообразные по делу решения», и предлагаемая ею клас- сификация всех ситуаций, изучаемых криминалистикой на: 1) криминальные ситуации - возникающие в криминальной (пре- ступной) деятельности, как ситуации, в которых готовится, совершается и скрывается преступление (и возникающие в этой связи рассматриваемые нами криминальные конфликты); 2) ситуации, возникающие в уголовно-процессуальной и кри- миналистической деятельности2. Эта точка зрения примени- тельно к теме настоящего исследования создает предпосылку для разграничения уголовно-процессуальных и криминалисти- ческих конфликтов.

Оценка следственной ситуации предполагает наиболее полное представление об ее структуре. Условия, совокупность которых составляют содержание следственной ситуации, фор- мируются под воздействием объективных и субъективных фак- торов. К числу объективных факторов, влияющих на формиро- вание следственной ситуации, можно отнести: - наличие и характер имеющейся в распоряжении следователя

1 Шаталов А.С. Следственные ситуации - основа криминалистических алгоритмов рас следования преступлений //Российский следователь. № 1. 1999. С. 60.

2 Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия. М. 1997. С. 57, 93, 246.

95

доказательственной и ориентирующей информации, что за- висит от механизма расследуемого события и условий воз- никновения его следов в окружающей среде;

  • наличие и устойчивость существования еще неиспользован- ных источников информации и надежных каналов поступления ориентирующей информации;
  • интенсивность процессов исчезновения доказательств и сила влияющих на эти процессы факторов;
  • наличие в данный момент в распоряжении следователя, ор- гана дознания необходимых сил, средств и времени, воз- можность их использования оптимальным образом;
  • существующая в данный момент уголовно-правовая оценка расследования события.
  • Субъективными факторами, влияющими на формирование следственной ситуации, по нашему мнению, являются:

  • психологическое состояние лиц, вовлеченных в процесс расследования уголовного дела;
  • психологическое состояние следователя;
  • уровень общих и профессиональных знаний следователя;
  • уровень профессиональных навыков и умений следователя;
  • практический опыт следователя;
  • способность следователя принимать и реализовывать реше- ния в экстремальных условиях;
  • противодействие установлению истины со стороны преступ- ника, его соучастников, а иногда - потерпевшего и сви- детелей;
  • усилия следователя, направленные на изменение следст- венной ситуации в благоприятную для следствия сторону;
  • последствия ошибочных действий следователя;
  • последствия разглашения данных предварительного рассле-

96

дования; - непредвиденные действия лиц, не причастных к расследуемому событию, существенно повлиявшие на сохранность следов преступления.

Сочетание и результаты воздействия всех этих факторов обуславливают индивидуальность ситуации в момент рассле- дования, ее содержание, т.е. конкретную совокупность ус- ловий, в которых приходится или предстоит действовать следователю. И.Ф. Герасимов удачно называет их компонен- тами следственной ситуации. Это, по его мнению, - обстоя- тельства преступления, известные в данный момент; имею- щиеся по делу доказательства; информация, имеющая практи- ческое и организационное значение; следственные действия и другие мероприятия, намеченные или уже выполненные; за- планированные, но еще не выполненные следственные и дру- гие действия; возможности, которые еще не использовались (резервы); время, имеющееся в распоряжении следователя; данные о поведении лиц, заинтересованных в исходе дела; оценка всех перечисленных факторов и, в конечном счете, определение характера ситуации.1

Однако, на наш взгляд, в этом перечислении допущено смешение факторов, влияющих на формирование следственной ситуации и входящих в ее содержание компонентов ситуации и оценочных действий, не относящихся ни к тем, ни к дру- гим. Более точно определяет компоненты следственной си- туации (называя их “основными элементами”) А.Н. Гусаков2.

Нам представляется, что следственная ситуация слагается из следующих групп компонентов (условий): 1) компоненты

1 Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск. 1975. С.171.

2 Гусаков А.Н. Следственные действия и тактические приемы М. 1973. С.10.

97

психологического характера: результат взаимодействия или конфликта между следователем и лицами, вовлеченными в сферу раскрытия и расследования преступления; 2) компоненты информационного характера: осведомленность следователя (об обстоятельствах преступления, о возможных доказательствах, о способах их обнаружения и последующего экспертного исследования, местах сокрытия искомого и т.п.); осведомленность противодействующих следователю лиц (в частности, об обнаруженных и не обнаруженных доказа- тельствах, о намерениях следователя и т.п.); 3) компоненты процессуального характера: состояние производства по делу; возможность избрания меры пресечения; 4) компоненты тактического характера: изоляция друг от друга проходящих по делу лиц; избрание времени проведения конкретного следственного действия, выбор тактики предъявления дока- зательств и т.п.; 5) компоненты материального и организа- ционно-технического характера: наличие коммуникационных связей между дежурной частью ОВД и следственно- д:

• ПЁК» 41^

оперативной группой; наличие средд^в передачи информации из ИЦ УВД; возможность мобильного маневрирования наличными силами, средствами; уровень технико- криминалистического обеспечения расследования и т.п.

Таким образом, по нашему мнению, следственная ситуация - это динамичная информационная система, которая отражает многообразные логико-познавательные связи между обстоя- тельствами, имеющими значение для дела, тактико- психологические отношения и характер взаимодействия уча- стников предварительного следствия, а также уровень ста- бильности функционально-управленческой структуры опера- тивно-следственной группы и меру организационной упорядо-

98

ченности процесса расследования.

Понятие следственной ситуации неотделимо от осознания следователем характера складывающейся ситуации и соотне- сения ее условий с выявленной проблемой, конфликтом или организационной неупорядоченностью или же, наоборот, с состоянием непроблемности, бесконфликтности и организаци- онной упорядоченности.

В настоящее время существует несколько общепринятых классификаций следственных ситуаций (Р.С. Белкин, Т. С. Волчецкая, Л.Я. Драпкиным, Н.Л. Гранат и др.1) .

В зависимости от характера и содержания формирующих си- туацию факторов считаем целесообразным выделить ситуации: познавательного типа; организационно-управленческого ти- па; конфликтные; конфликта; тактического риска.

На основе качественной характеристики возможностей дос- тижения промежуточных целей расследования оправданна классификация ситуаций на: 1) благоприятные (ситуации, при которых достижение конечных целей расследования воз- можно при затрате минимальных усилий следователя); 2) не- благоприятные, характеризующиеся наличием ряда сложно преодолимых препятствий для расследования: отсутствием достаточной информации о преступлении, активным противо- действием следователю со стороны заинтересованных лиц и т.п.

Считаем, что деление следственных ситуаций на конфликтные и бесконфликтные, заимствованное криминалистикой у психологии практически и методологически очень важным,

1 См. например: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград. 1993. С. 71-76; Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия. М. 1997. С. 86-108; Гранат Н.Л. Характеристика следственных задач и психологические механизмы их решения. М. 1973. С. 6; Драпкин Л.Я. Понятие и классификация следственных ситуаций. Свердловск. 1975. С. 43. Он же. Основы теории следственной ситуации. М. 1987. С. 27-39.

99

что подтверждается исследованиями отечественных кримина- листов. Так, например, Р.С. Белкин подразделяет все след- ственные ситуации на «бесконфликтные и конфликтные, а в общем виде - на благоприятные и неблагоприятные для рас- следования1», различая при этом две стадии развития кон- фликтной ситуации: «осознание следователем ситуации как конфликтной, а затем выбор процессуальных и криминалисти- ческих средств ее разрешения и их применения», понимая под криминалистическими средствами предупреждения и раз- решения конфликтных ситуаций «средства информационно- по- знавательной деятельности следователя в условиях потенци- ального или реального противодействия со стороны лица или лиц, имеющих иные, чем у него, интересы в уголовном деле, реализуемые в рамках динамической системы процессуальных правоотношений2».

Приняв за основу суждения А. Р. Ратинова о том, что «бесконфликтная ситуация характеризуется полным или час- тичным совпадением интересов участников взаимодействия, отсутствием противоречий в целях, к достижению которых направлены их усилия на данном этапе расследования. Си- туации конфликтов различной длительности и остроты возни- кают тогда, когда между участниками процесса складываются отношения соперничества и противодействия3», Р.С. Белкин подчеркивает, что данная «классификация основывается на характеристике одного из элементов психологических компо- нентов следственной ситуации - соперничества и противо- действия сторон, цели и интересы которых при расследова-

х Белкин Р.С. Криминалистика, Краткая энциклопедия. М. 1993. С. 72-7 3.

2 Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М. 1997. С.99.

3 Ратинов А.Р, Судебная психология для следователей. М. 1967. С. 157.

100

нии преступлений не совпадают1».

Впервые проблемам конфликтов и конфликтной следственной ситуации, их предупреждению и разрешению, на монографиче- ском уровне, уделил внимание О.Я. Баев, рассматривающий конфликты в деятельности следователя как форму «проявле- ния и разрешения межличностных и внутриличностных диалек- тических противоречий, которые возникают у следователя в процессе выполнения им функциональных обязанностей по достижению общих целей уголовного судопроизводства и в связи со спецификой этой трудовой деятельности и выража- ются как в несовместимости целей или способов их достиже- ния, существенных для него или взаимодействующей с ним стороны и осмысленных в этом качестве (межличностные, внешние конфликты) , так и в противоборстве нравственных, когнитивных и иных духовных ценностей и ориентации следо- вателя как личности (внутриличностные, внутренние кон- фликты2) . При этом он два ключевых понятия «конфликтная ситуация» и «конфликт» употребляет как синонимы, считая, что конфликт есть ядро конфликтной ситуации, и рассматри- вает «конфликтную следственную ситуацию как ситуацию раз- решения следователем конфликтов в своей деятельности3».

Однако как справедливо замечает А.Н. Олейник, «если рассматривать конфликт как сложное взаимодействие объек- тивных и субъективных факторов, то исходной причиной большинства конфликтов следует признать объективные пред- посылки, которые создают потенциальную возможность их возникновения. Это позволяет отделить конфликтную ситуа-

1 Белкин Р.С. Криминалистика. Учебник для вузов. М. 1999. С.503.

2 Баев О.Я. Конфликты в деятельности следователя (вопросы теории). Воронеж. 1981. С. 20-70.

3 Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. Воронеж. 1984. С. 12.

101

цию (объективную основу конфликта) от конфликтного взаи- модействия следователя и обвиняемого1».

Важнейшей особенностью конфликтных ситуаций является тактическое противодействие следователю со стороны обви- няемых, подозреваемых, свидетелей и потерпевших, занимаю- щих негативную позицию, которое усугубляется незнанием действий соперничающей стороны. В этой связи бесспорно \J утверждение В.М. Мешкова, что «отсутствие конфликта - редкость в уголовно-процессуальных отношениях, поскольку последние предполагают наступление уголовного наказания в отношении конкретного лица и не всякому безразлично, как потерять свою “голову” (т.е. понести уголовное наказа- ние)2». Это, в частности, подтверждается и нашими иссле- дованиями, согласно которым в 46,0 % случаев обвиняемые являются инициаторами конфликта на предварительном след- ствии, который в 37,4 % случаев сопровождался их отказом от первоначальных показаний.

На наш взгляд, главную суть конфликтных ситуаций со- ставляют два фактора, отмеченные в ряде работ: 1) такти- ческое соперничество сторон, интересы которых не совпада- ют; 2) неизвестность в отношении их планов и намерений3.

При этом степень конфликтности ситуаций не всегда имеет однозначную связь с видом расследуемого преступления. Так, интересы лица, совершившего тяжкое умышленное пре- ступление, могут не вступать в противоречие с интересами следователя при расследовании дела; в то же время чело-

1 Олейник А.Н. Психологические средства деятельности следователя в ситуациях конфликтов на предварительном следствии/Автореферат дис. к.ю.н. М. 1993. С.12.

2 Мешков В.М. Теория и практика использования временных связей и отношений при расследовании преступлений. Нижний Новгород. 1994. С. 67.

3 См.: Аксененко СЕ. Осознание конфликтной ситуации и общение. Краснодар. 1975; Драпкин Л.Я. Конфликтные ситуации и конфликтное взаимодействие.//Вопросы право вой психологии и судебной экспертизы. Свердловск. 1979; Порубов Н.И. Научные ос новы допроса на предварительном следствии. Мн. 1978 и др.

102

век, совершивший, например, мошенничество, может иметь интересы, диаметрально противоположные интересам следова- теля, и активно противодействовать ему в установлении ис- тины. В целом выражение конфликтного противодействия сле- дователю во многом зависит от характера расследуемого со- бытия. Например, при хищениях, совершенных с использова- нием должностного положения, это противодействие чаще всего выражается в уничтожении документов, свидетельст- вующих о преступлении, и в сокрытии ценностей, нажитых преступным путем; при убийствах - в уничтожении следов на месте преступления и в подготовке ложного алиби преступника; при изнасилованиях - в принуждении потерпевшей к отказу от своего заявления или к даче показаний, исключающих или смягчающих ответственность преступника.

Сочетание различных разновидностей неблагоприятных фак- торов, комбинированный (смешанный) характер конфликтных ситуаций нередко затрудняют раскрытие преступлений, соз- дают дополнительные препятствия в процессе расследования. К числу основных факторов, усложняющих расследование, до- пустимо отнести конфликт между следователем и другими ли- цами, вовлеченными в сферу его деятельности.

Проведенный анализ убеждает, что для конфликтной след- ственной ситуации зачастую характерно столкновение проти- воположных целей и интересов, сопряженное с противостоя- нием, противоборством и противодействием сторон. Задача следователя в таких случаях состоит в том, чтобы выявить причины конфликта, принять меры к их устранению, сделать все возможное, чтобы на разумной, этичной и законной ос- нове разрешить конфликтную ситуацию, смягчить ее остроту и перевести отношения в нормальное русло взаимопонимания.

103

В этой связи солидарны с утверждением В.М. Быкова о том, что «конфликтная ситуация может существовать дли- тельное время, но пока нет открытых столкновений, пока разногласия не осознаются, то отсутствует и конфликт. Он появляется тогда, когда к существующей конфликтной ситуа- ции добавляются активные действия одной из конфликтующих сторон - инцидент. Только при наличии конфликтной ситуа- ции и инцидента можно вести речь о возникновении конфлик- та1». Поэтому главными слагаемыми, характеризующими кон- фликтную следственную ситуацию, на наш взгляд, являются степень возможных противоречий (конфликтов) интересов лиц, привлекаемых к расследованию, с интересами следова- теля по установлению истины, а также виды и формы возмож- ного их противодействия следователю при расследовании преступлений. Учитывая эти факторы, криминалисты разраба- тывают тактические приемы и методические рекомендации для следователей по преодолению противодействия в установле- нии истины в реальных ситуациях.

В этой связи очень верным представляется утверждение О. Стулина о том, что “следователь должен быть и морально и психологически готов к противодействию, профессионально владеть навыками препятствовать такому противодействию, использовать правовые, в том числе процессуальные средст- ва борьбы, а в ряде случаев и нравственные приемы (если, конечно, есть надежда, что у процессуального противника можно пробудить совесть)”2.

Таким образом, конфликтную ситуацию в расследовании можно определить как особое состояние системы межличност-

1 Быков В.М. Криминалистическая характеристика преступных групп. Учебное посо бие. Ташкент. 1986. С. 54.

2 Стулин О. Как препятствовать противодействию расследованию.//Законность. 2000. №2. С. 26.

104

ных отношений двух или более участников деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, инте- ресы которых не совпадают и которые стремятся к достиже- нию различных целей в условиях информационной неопреде- ленности, возникшей в отношении планов соперничающей сто- роны, при этом каждая их сторон для большей эффективности собственных действий старается замаскировать свою подлин- ную позицию.

Современные исследования в области теории конфликтных следственных ситуаций1 свидетельствуют о необходимости разграничения понятий «конфликтная ситуация» и «ситуация конфликта». Так, А.Н. Олейник раскрывает понятие кон- фликтной ситуации в расследовании как «представления сле- дователя о существующем противоречии, о самом себе (своих целях, возможностях и т.п.), о “противнике” (его целях, индивидуальных и личностных особенностях) в конкретных условиях и обстоятельствах до начала противоборства, а также о том, каково представление “противника” о пред- ставлениях следователя2». Автор особо подчеркивает, что конфликтные ситуации предшествуют конфликтам и во многом определяют характер противоборства. По мнению А.Н. Олей- ника, существует отличие “конфликтной ситуации” от “конфликтчэгенной ситуации”’, под которой понимается всякая ситуация общения, содержащая противоречия, которые могут развиться в противоборство3. Необходимо отметить новатор-

1 См., например: Пономарев И.Б. Конфликты в деятельности и общении работников органов внутренних дел. М. 1988. Рожков СП. Проблемы преодоления конфликтных ситуаций при производстве следственных действий принудительного характера. М. 1990. Олейник А.Н. К анализу понятий «следственная ситуация» и «конфликт». Вол гоград. 1992 и др.

2 Олейник А.Н. Психологические средства деятельности следователя в ситуациях конфликтов на предварительном следствии/Автореферат диссертации на соискание ученой степени к.ю.н. М. 1993. С 12.

3 Хасан Б.И. Профессиональное общение при расследовании преступлений. Новоси бирск. 1984. С. 217.

105

ство автора, впервые предложившего качественно новое по- нятие «ситуация конфликта», существенно дополняющее уче- ние о конфликте на предварительном следствии. Представля- ется обоснованным мнение А.Н. Олейника о том, что под ситуацией конфликта следует понимать «образ, включающий представления о самом себе, противостоящей стороне и про- исходящем противоборстве в конкретных условиях и обстоя- тельствах1». Это понятие способствует разграничению дос- таточно близких понятий “конфликт”, “конфликтная ситуа- ция” и “ситуация конфликта”.

Соглашаясь с данным выше разграничением понятий, хотелось бы уточнить сами определения. Так, конфликтную ситуацию (ситуацию конфликта), по нашему мнению, целесообразнее понимать, в отличие А.Н. Олейника, не как “образ”, “представление”, а как “обстановку”, “совокупность усло- вий и обстоятельств”.

Накопленный массив эмпирических данных и научных иссле- дований позволяет прийти к выводу о том, что проблема конфликтов, конфликтных ситуаций и ситуаций конфликтов на предварительном следствии имеет свои, специфические чер- ты, резко выделяющие ее из структуры юридической конфлик- тологии. В частности, в конфликтных ситуациях на предва- рительном следствии невозможно применять разработанные юридической конфликтологией способы разрешения конфликтов путем ухода от них; поиска компромиссов, сближения пози- ций конфликтующих сторон и т.п. Причина этого очевидна - следователь не имеет права идти на компромиссы с обвиняе- мым, свидетелем и т.п., выходящие за пределы ограничений уголовного процесса. Также очевидна специфика деятельно-

1 Олейник А.Н. Анализ понятия «конфликт» в деятельности следователя. М. ВЮЗШ МВД СССР. 1992. С. 102.

106

сти следователя, который, действуя от имени государства, имеет право вмешиваться как в личную жизнь любого гражда- нина, так и в производственную деятельность любых струк- тур. Основная обязанность следователя - полно, объективно и всесторонне исследовать событие преступления (ст. 20 УПК РСФСР). Никакие компромиссы ни с одним из участников предварительного следствия не могут иметь места. Следо- ватель, идущий на компромиссы в ущерб объективному рас- следованию события, отстраняется от производства предва- рительного следствия. Исходя из этого, в целях подробного анализа конфликтных ситуаций именно в процессе дея- тельности по выявлению, раскрытию и расследованию престу- плений, выработки рекомендаций для грамотной деятельности (тактики) следователя, считаем необходимым разработку нового криминалистического учения - криминалистической конфликтологии. В дальнейшем, при продолжении работы в данной сфере, целесообразно рассмотреть конфликты не только в ходе предварительного следствия, но и в ходе су- дебного следствия и в оперативно-розыскной деятельности, т.е. в ходе всего современного уголовного судопроизводст- ва, и не только между следователем и подследственным, а между всеми участниками, вовлеченных в оперативно- розыскные мероприятия, следственные и судебные действия.

С этой целью необходимо ввести в криминалистический те- заурус следующие понятия, определив между ними взаимоза- висимость и подчиненность.

Конфликтная ситуация (КС) - это ситуация, возникающая в деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию пре- ступлений, состоящая из совокупности различных условий и обстоятельств, характеризующаяся наличием существенных

107

противоречий, несовместимых интересов лиц, задействован- ных в этой деятельности, одним из которых обязательно яв- ляется следователь, целей и способов их достижения. Нали- чие конфликтной ситуации предполагает активное противо- действие действиям следователя, т.е. возможное наступле- ние конфликта. Конфликтная ситуация, по нашему мнению, еще не является конфликтом, это - предконфликт, опреде- ляющий характер противоборства. Необходимым условием пе- рерастания конфликтной ситуации в конфликт является нали- чие инцидента. Схематически это можно записать следующим образом: (КС =-“= К), а К = КС + И, где:

КС - конфликтная ситуация; К - конфликт как психоло- гическое и тактическое противоборство следователя и уча- ствующего в деле лица, имеющих несовместимые (конфликт- ные) цели интересы; И - инцидент как стечение обстоя- тельств, являющихся поводом и началом для конфликта.

Ситуация конфликта (СК) - это обстановка существующего противоборства (конфликта), включающая знания следователя о совокупности всех условий, целей и обстоятельств его возникновения, о возможности дальнейшего развития (эска- лации) , информацию о противоборствующей стороне, знания об ее индивидуальных и личностных особенностях, а также представления о тактике и стратегии своего собственного должного поведения, т.е. это конфликт в конкретной ситуа- ции.

Следственная ситуация конфликта (ССК) - это обстановка, предполагающая обязательное наличие различных видов и форм противодействия следователю со стороны лиц, вовле- ченных в его деятельность, имеющих иные, чем он конечные интересы. ССК = Информация + Возможности + ПротивоДейст-

108

вие + Действия, где:

? информация, связанная с приготовлением, совершением и сокрытием конкретного преступления; ? ? возможности следователя по ее переработке и использованию при выявлении, раскрытии и расследовании преступлений; ? ? противодействие как собственно потенциальный конфликт между интересами следователя и лиц, в том или ином ка- честве вовлекаемых к процедурам расследования преступ- лений, в виде различных видов и форм противодействия следователю по установлению истины при расследовании; ? ? действия (тактика и стратегия) следователя по преодолению этого противодействия. ? В этой связи считаем необходимым рассмотреть наиболее \ актуальные следственные ситуации конфликта, типа “следователь - адвокат (защитник)” как наиболее часто встречающиеся формы активного тактико- криминалистическо- го, уголовно-процессуального, а порой психологического и нравственного противостояния адвоката (защитника) следо- вателю.

  1. Защитник нередко препятствует своевременному проведению следственных действий, которые по закону необходимо проводить в его присутствии. В этих ситуациях зачастую выдвигают в качестве повода собственную занятость, бо- лезнь, или несвоевременную оплату труда, и не желают вы- полнять законные требования следователя даже при наличии гарантий оплаты за счет государства. Все это значительно усложняет процесс расследования, и провоцирует нарушение следователем уголовно-процессуального закона, поскольку, он не имеет возможности выполнить неотложные следственные

109

действия, в частности, допросить подозреваемого о совер- шенном преступлении. Согласно ст. 4 9 УПК РСФСР, в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступле- ния, или применения к нему меры пресечения в виде заклю- чения под стражу до предъявления обвинения, участие за- щитника обязательно с момента объявления задержанному протокола задержания или постановления о применении дан- ной меры пресечения. Удивительно, что просьбы следователя игнорируются в юридических консультациях. Наши исследова- ния подтверждают примеры из следственной практики других регионов России. Показателен пример, приведенный Л. Тка- ченковой, когда в ответ на обращение в Алтайскую краевую коллегию адвокатов об уклонении адвокатов от защиты не- имущих обвиняемых, руководитель коллегии оправдывал пози- цию своих коллег, отказывающихся идти на следствие по на- значению, цитируя при этом конституционное право каждого v на оплату труда1. Н. Егорова приводит следующий пример: «В отношении несовершеннолетней С. было возбуждено уго- ловное дело по ч. 1 ст. 111 УК РФ (“умышленное причинение тяжкого вреда здоровью”). Несмотря на письменные уведом- ления, направленные в юридическую консультацию, адвокат не явился на предъявление обвинения. Его пришлось предъя- вить в отсутствие защитника, в результате чего прокурор района отказался санкционировать арест С». Более того, в Волгоградской области имели место факты, когда адвокаты покидали зал заседания, узнав, что у подсудимых нет де- нег2. Считаем, что для ликвидации подобных конфликтов не- обходимо закрепить в новом УПК РФ обязанность защитника

1 Ткаченкова Л. Грустные мысли о следствии.// Законность. 1998. № 5. С. 22.

2 Егорова Н. Если адвокат покидает зал судебного заседания. //Российская юсти ция. № 5. 1998. С. 53.

по участвовать в стадии предварительного следствия, даже если клиент не имеет средств для заключения соглашения о своей защите. Игнорирование защитником законных требова-47 ний следователя и судьи следует квалифицировать в соот- ветствии с действующим уголовным кодексом России. Так, неявку адвоката без уважительных причин для участия в следственных действиях или для ознакомления с материалами дела следует квалифицировать как “воспрепятствование осу- ществлению правосудия и производству предварительного расследования” (ст. 294 УК РФ), а демонстративный уход адвоката из зала судебного заседания - как “проявление неуважения к суду” (ст. 297 УК РФ). В этой связи присое- диняемся к мнению Н.Егоровой о дополнении УК РФ статьей, предусматривающей ответственность за злоупотребление пол- номочиями защитника: «Умьшшенное использование защитником или представителем своих полномочий вопреки задачам осу- ществления правосудия, а равно умышленное, без уважитель- ных причин, невыполнение своих обязанностей, если это деяние причинило существенный вред правам и законным ин- тересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, - наказывается…1».

  1. Другой разновидностью ситуации конфликта “следователь - защитник” являются факты, связанные с до- пуском защитника к участию в деле с момента задержания в качестве подозреваемого и ограждением полученных следова- телем доказательств (показаний потерпевших, свидетелей и др.) от “недобросовестного их использования” защитником. По ряду уголовных дел, особенно по делам о взяточничестве, махинациях с ценными бумагами, где обвиняемые отно-

1 Егорова Н. Если адвокат покидает зал судебного заседания. //Российская юсти- ция. № 5. 1998. С. 54.

HI

сятся к числу «хозяев жизни» или «преступным авторите- там», некоторые защитники не стесняются в выборе средств и методов защиты. Для борьбы с подобными субъектами в ст. 139 УПК РСФСР записано, что «в необходимых случаях следо- ватель предупреждает… защитника …о недопустимости разгла- шения без его разрешения данных предварительного следст- вия». Но закон, к сожалению, не разъясняет эти “необходимые случаи”, что часто не позволяет следователю получить от адвоката подписку с предупреждением об ответ- ственности по ст. 310 УК РФ “Разглашение данных предвари- тельного расследования”. В этой связи, пользуясь некон- кретностью закона, адвокаты нередко под любыми предлогами уклоняются давать следователю (прокурору) такую подписку, чтобы следствие не имело оснований для возбуждения уго- ловного дела по вышеуказанной статье УК РФ. Поэтому счи- таем необходимым конкретизировать диспозицию ст. 139 УПК РФ для обеспечения эффективного производства предвари- тельного следствия.

Нередко конфликт возникает и при неукоснительном соблюде- нии следователем требований ст. 51 УПК РСФСР, в соответ- ствии с которой защитнику с момента его допуска к участию в деле предоставляется право иметь с подозреваемым и об- виняемым свидания наедине, без ограничения их количества и продолжительности. Это дает недобросовестному адвокату возможность использовать не предусмотренные законом спо- собы защиты (передача сведений своему подзащитному о по- терпевшем, свидетелях и их показаниях, ходе расследования или других обстоятельствах дела, с целью последующих уг- роз, шантажа, подкупа свидетелей (потерпевших).

112

2.2 Предмет и анализ криминалистических конфликтов и конфликтных ситуаций.

В предыдущем параграфе отмечалось, что в ходе предвари- v’ тельного следствия следователь работает не в некой искус- ственно созданной им обстановке, а в тех реальных условиях и обстоятельствах, сочетание которых и создает реальную следственную ситуацию. Следователь в своей деятельности имеет дело преимущественно с уже возникшим уголовно- правовым конфликтом и с конфликтами, зачастую возникающими между ним и лицами, вовлекаемыми в орбиту расследования преступления (уголовно-процессуальными и криминали- стическими конфликтами). Эти реальные ситуации конфликтов, как правило, не могут быть преодолены путем снятия составляющих их противоречий; они подлежат непременному рациональному и законному решению в интересах, в первую очередь, общества и государства, представителем которых на стадии предварительного расследования преступлений в уголовном процессе выступает следователь.

В этой связи справедливо утверждает О.Я. Баев, что / «конфликты в деятельности следователя (потенциальные и реальные) в сущности своей являются прямым или опосредо- ванным выражением сложных и разнообразных конфликтов между общественными и личными интересами в условиях уголовного судопроизводства1».

Поэтому, с целью более рационального раскрытия способов предупреждения и разрешения конфликтов и конфликтных си- туаций на предварительном следствии, считаем необходимым проанализировать их основу и предмет, акцентируя особое внимание на тактику изучения личности подозреваемого (об-

1 Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии (основы предупреж- дения и разрешения). Воронеж. 1984. С. 23.

113

виняемого) в целях неукоснительного соблюдения прав и за- конных интересов личности.

Обусловленность данных ситуаций конфликтов объясняется, на наш взгляд, рядом следующих факторов:

1) На стадии предварительного следствия цели (интересы) его участников и способы их достижения во многих случаях различны, а иногда и осознанно несовместимы и противопо ложны. Так, следователь, в силу своего служебного, про фессионального и нравственного долга, на основе полного, всестороннего и объективного установления всех обстоя тельств дела, раскрывает и расследует преступления, а по дозреваемый (обвиняемый), как правило, пытается избежать ответственности или, как минимум, смягчить ее. В этой связи представляют интерес исследования А.И. Марцева, со гласно результатам которого лишь 4 % осужденных были уве рены, что наступление ответственности за совершенное ими преступление неизбежно; 34 % рассчитывали на безнаказан ность; 58 % относились к грозящему наказанию безразлично.

В конечном итоге, более трети лиц, совершивших преступле- / ния, были готовы активно «конфликтовать» с органами следствия и правосудия1».

2) В ходе следственных действий нередко сталкиваются интересы лиц, не имеющих непосредственного отношения к расследуемому событию, но в том или ином качестве, по тем или иным причинам вовлеченных в сферу деятельности следо вателя, или заинтересованных в определенном его исходе (свидетели, очевидцы, родственники и близкие обвиняемого и потерпевшего, представители общественности и т.п.).

Личные интересы в условиях предварительного следствия

1 Марцев А.И. ОСщая превенция преступлений./Правоведение. № 1. 1970. С.73.

114

не всегда совпадают с интересами общественными, и их принципиальное единство не исключает сложности взаимоот- ношений общественных и личных интересов, а в ряде случаев и прямого между ними конфликта (например, интерес лица, совершившего преступление, избежать ответственности явно и осознанно противоречит общественным интересам неотвра- тимости наказания за каждое совершенное преступление). В такой же конфликт с общественными интересами вступает личный интерес “недобросовестного” свидетеля, не желающе- го давать правдивых показаний по существу известных ему обстоятельств расследуемого события, реализуемый в укло- нении от явки к следователю, в отказе от дачи показаний, в даче заведомо ложных показаний и т.д.1

Таким образом, можно говорить о двух видах конфликтов интересов на предварительном следствии - личных и общест- венных, где общественные интересы требуют, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому на- казанию. Именно несоблюдение этих положений влечет воз- никновение конфликта между общественными и личными инте- ресами. Поэтому интересы правосудия (общественные интере- сы) обусловливают необходимость получения от обвиняемого правдивых показаний. Однако такое требование зачастую вступает в конфликт с насущными интересами личности, реа- лизуемыми в праве на защиту; поэтому действующее законо- дательство наделило обвиняемого правом давать показания, а не обязанностью и не установило ответственности за от- каз обвиняемого от дачи показаний и за дачу им заведомо ложных показаний (статьи 307, 308 УК РФ).

1 См.: Кокорев Л.Д. Общественные и личные интересы в уголовном судопроизводст- ве.//Правоведение. 1977. № 4. С.76-77. Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. Воронеж. 1984. С. 28. Адаменко В.Д. Интересы обвиняемого в уголовном деле.//Правоведение. 1982. № 2. С. 85.

115

В других случаях такой конфликт между общественными и личными интересами законодательно решается в пользу пер- вых. Примерами этого может служить право следователя на производство следственных действий, связанных с принужде- нием даже в отношении лиц, причастность которых к рассле- дуемому деянию не установлена. Так, следователь имеет право на: 1) обязательное проведение экспертизы для опре- деления психического или физического состояния свидетеля или потерпевшего, когда возникает сомнение в их способно- сти правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значе- ние для дела, и давать о них правильные показания (ст. 7 9 УПК РСФСР). При этом, назначая судебно-психиатрическую экспертизу, следователь обязан принять меры к обеспечению прав граждан, подвергаемых экспертному исследованию, в соответствии с требованиями закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»; 2) про- изводство обыска - при наличии достаточных оснований по- лагать, что в каком-либо помещении или ином месте, или у какого-либо лица (даже и непричастного к совершению пре- ступления) находятся орудия преступления, предметы или документы, могущие иметь значение для дела (ст. 168 УПК РСФСР). При этом обыск может быть произведен в любом мес- те, где, по предположению следователя, могут находиться искомые объекты; 3) задержание подозреваемого в соверше- нии преступления в порядке ст. 122 УПК РСФСР. При этом следователь обязан знать о недопустимости использования задержания как средства получения от подозреваемого при- знания вины в совершении преступления1; а также о соблю- дении всех требований Федерального Закона РФ № 103 от 15

1 См. Приказ Генерального прокурора № 31 от 18 июня 1997 года «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием».

116 июля 1995 года «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».

Принципиальными и требующими обоснованного и однозначного решения при рассмотрении конфликтов между общественными и личными интересами представляются два вопроса: о возможностях оценки следователем законности того или ино- го личного интереса; и о критериях такой оценки. От этого зависят в целом пути и способы разрешения следователем конкретных конфликтов интересов, возникающих при рассле- довании преступлений. Нам думается, можно говорить о сле- дующих критериях, которые должны быть положены в основу оценки законности того или иного интереса личности, а значит, в основу действий следователя по разрешению кон- фликтов между общественными и личными интересами. Закон- ным интересом личности является такой ее интерес, кото- рый: 1)соответствует правам граждан, гарантированным им Конституцией РФ, и не противоречит их конституционным обязанностям; 2) не противоречат действующему уголовно- процессуальному законодательству РФ; 3) соответствует за- кономерностям неуклонной дальнейшей демократизации уго- ловного процесса и расширений гарантий правового статуса личности.

Конфликты между общественными и личными интересами, прежде всего, касаются центральной фигуры уголовного про- цесса - обвиняемого, законные интересы которого состоят, по мнению М.С. Строговича, в том, чтобы при расследовании и судебном рассмотрении дела были полно, всесторонне и объективно собраны и проверены все доказательства, иссле- дованы все обстоятельства, которые свидетельствуют в его пользу, оправдывают или смягчают его ответственность, а

117

также в том, чтобы ему была обеспечена возможность оспа- ривать обвинение, представлять доводы и доказательства в свое оправдание или для смягчения своей ответственности1.

Такое понимание личных законных интересов обвиняемого основано на презумпции невиновности - как гарантии закон- ных интересов обвиняемого, неукоснительное соблюдение ко- торых и должно лежать в основе путей, средств и способов разрешения конфликтов в деятельности следователя. Здесь следует согласиться с мнением М.С. Строговича о том, что презумпция невиновности означает не субъективное мнение того или иного участника процесса (следователя, прокуро- ра, судьи), а объективное положение обвиняемого лица, предусмотренное законом: “Согласно презумпции невиновно- сти, закон считает обвиняемого невиновным, пока те, кто считает его виновным, не докажут, что обвиняемый действи- тельно виновен, и с этим выводом согласится суд в своем приговоре”2.

Таким образом, в основе всех конфликтов и конфликтных ситуаций на предварительном следствии лежат конфликты об- щественных и личных интересов.

Рассматривая и анализируя предмет конфликтов при рас- следовании преступлений, подчеркнем, что конфликты в дея- тельности следователя (реальные и потенциальные), состав- ляют ядро ситуаций конфликтов на предварительном следст- вии. Они выступают прямым или опосредованным выражением интересов сторон, взаимодействующих в процессе предвари- тельного расследования преступлений: интересов следовате- ля и обвиняемого, нескольких обвиняемых между собой, об-

1 Строгович М.С. Деятельность адвокатов в качестве защитников обвиняемых./Сов. государство и право. № 8. 1981. С.51.

2 Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. Иркутск. 1979. С.13.

118

виняемого и потерпевшего, интересов других участников уголовного судопроизводства.

При этом если в своей деятельности, направленной на полное, объективное и всестороннее расследование преступ- лений, следователь не сталкивается с противодействием лиц, интересы которых осознанно противоречат его интересам, то, разумеется, конфликт в его деятельности может не возникнуть, ибо нет почвы для его существования. Это оптимальный вариант бесконфликтной ситуации для выполнения следователем своих профессиональных задач. Однако со-J временное состояние борьбы с преступностью, к сожалению, не подтверждает вывод, сделанный О.Я. Баевым о том, что «значительная часть расследований по уголовным делам в настоящее время проходит именно в этом, бесконфликтном режиме1». Несмотря на то, что лишь в 5 % материалов уго- ловных дел имеются данные о наличии прямых или косвенных указаний на существование конфликтов между следователем и обвиняемым (подозреваемым), в ходе опроса (анкетирования) следователей2 выяснилось существование в 75 % случаев различных по форме и степени выраженности ситуаций кон- фликтов. Столь существенная разница между документальной фиксацией конфликта в материалах уголовного дела и факти- ческим распространением его в деятельности следователя, по нашему мнению, объясняется тем обстоятельством, что абсолютное большинство конфликтов разрешается следователем вне производства следственных действий. В частности, конфликт с обвиняемым нередко погашается ровным и внима- тельным отношением к нему, выполнением следователем всех

1 Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии (основы предупреж дения и разрешения). Воронеж. 1984. С. 42.

2 Всего в 1997-2000 годах автором опрошено и проанкетировано 313 следователей УВД Калининградской, Мурманской, Архангельской, Псковской и др. областей.

119

данных обвиняемому обещаний, в том числе и прямо не отно- сящихся к расследуемому событию (оказание поддержки пре- старелым родителям лица, взятого под стражу, его детям, близким и т.п.).

Кстати, исходя из результатов настоящего исследования, можно сделать вывод о том, что в 5 % случаев конфликты носили уголовно-процессуальный характер (поскольку они зафиксированы в материалах уголовного дела), остальные же 70 % конфликтов носили иной, внепроцессуальный характер и были разрешены специальными криминалистическими приемами и методами. Иными словами, конфликты в деятельности сле- дователя должны изучаться в рамках криминалистической конфликтологии, одной из задач которой является разработ- ка рекомендаций по своевременному выявлению и разрешению конфликтов на предварительном следствии и оказание помощи следователям в применении криминалистических средств и рекомендаций.

Нередко лицо, имеющее интересы, противоречащие интересам следователя по объективному, полному и всестороннему установлению всех обстоятельств расследуемого события (либо вступающее с ним в конфликт по поводу способов удовлетворения единых интересов) , удовлетворяет свои ин- тересы путем сокрытия и искажения информации, активного противоборства со следователем, попыток создания “доказа- тельств” в свою защиту или в защиту третьего лица, оказа- ния воздействия на свидетелей, потерпевших и других лиц с целью изменения ими показаний. Такое противодействие вы- ражается, по утверждению A.M. Ларина, прежде всего, в борьбе за информацию1. Именно в такой борьбе, путем пози-

1 Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Организация. Планирование. М. 1970. С. 59.

120

тивного и законного разрешения ситуаций конфликтов с ука- занными лицами по поводу владения информацией и действует следователь.

Таким образом, предмет конфликтов в деятельности следователя содержит его интересы в знаниях об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство дает следующий перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу при производстве дознания, предварительного следствия и разбирательстве уголовного дела в суде:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); 2) 3) виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления; 4) 5) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответ- ственности обвиняемого, а также иные обстоятельства, ха- рактеризующие личность обвиняемого; 6) 4) характер и размер ущерба, причиненного преступлением. Подлежат выявлению также причины и условия, способство вавшие совершению преступления1.

Следственные конфликты возникают в связи с необходимостью получения сведений не только непосредственно об об- стоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу, перечисленных в указанной статье УПК, но и зачастую такие конфликты связаны с овладением знаниями о фактах, которые Н.В. Жогин именует доказательственными или промежуточными фактами, понимая под ними «факты и обстоятельства, не входящие в
предмет доказывания в смысле уголовно-

1 Статья 68 УПК РСФСР.

121

процессуального закона, но являющиеся, как правило, необ- ходимым средством, с помощью которого устанавливаются или опровергаются обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу1». Именно интересы в знаниях о доказа- тельственных (промежуточных) фактах и обстоятельствах, по мнению О.Я. Баева, могут составлять предметы отдельных, локальных конфликтов в деятельности следователя2.

Иными словами, истина в ходе предварительного следствия может быть установлена лишь при полном, всестороннем и объективном исследовании как каждого отдельного факта и обстоятельства, так и всей совокупности фактов и обстоя- тельств .

В этой связи считаем справедливым утверждение О.Я. Баева о том, что «интересы в знаниях об обстоятельствах, связанных с фактом, пока каждое из них в свою очередь не становится предметом конфликта, являются событиями много- значными, делимыми и могут использоваться и варьироваться каждым участником конфликта в тех целях, которые по- ставлены им на основе принятой позиции во взаимодействии. Обмен знаниями об обстоятельствах происшедшего факта, как событий делимых, зачастую служит средством оптимального решения конфликта…с позиции, занятой каждым из его участников, которые предпринимают те или иные действия в процессе разрешения конфликта, используют и варьируют для этого те или иные обстоятельства и знания о них»3.

Проблема конфликтов на предварительном следствии инте- ресует не только криминалистов, но и классиков литерату- ры, которые чрезвычайно проницательно подмечают суть кон-

1 Жогин Н.В. Теория доказательств в уголовном процессе. М. 1973. С. 141-142.

2 Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. Воронеж. 1984. С. 44.

3 Там же. С. 50.

122

фликтов. Так, герой романа Ф.М. Достоевского «Преступле- ние и наказание» объяснял: «…только одни мужички, иль уж самые неопытные новички, на допросах прямо и сряду во всем запираются. Чуть-чуть же человек развитой и бывалый непременно и по возможности старается сознаться во всех внешних и неустранимых фактах; только причины им другие подыскивает, черту такую свою, особенную и неожиданную ввернет, которая совершенно им другое значение придаст и в другом свете их выставит»1.

Достаточно распространена и такая ситуация конфликта, когда лицо, располагающее искомой следователем информаци- ей (подозреваемый, потерпевший, свидетель), добровольно передает ее следователю, т.е. вооружает его знаниями для разрешения конфликта, но по тем или иным причинам препят- ствует фиксации сведений в процессуальном документе. На- пример, противится составлению протокола допроса или от- казывается от его подписания. Чаще всего такие ситуации возникают, когда следователь не смог наладить устойчивого психологического контакта с допрашиваемым.

По нашему мнению, предмет конфликта в деятельности сле- дователя состоит из трех структурных элементов: 1) кон- фликты по поводу интересов в знаниях о фактах и обстоя- тельствах, входящих в предмет доказывания; 2) конфликты, связанные с удовлетворением интересов следователя в обли- чении этих знаний в уголовно-процессуальную форму; 3) конфликты, связанные с удовлетворением интересов следова- теля в направлении уголовного дела в суд для привлечения виновного к уголовной ответственности. При этом необходи- мо подчеркнуть, что интересы следователя во всесторонно-

См.: Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений. М. 1973. Т.6. С. 207.

123

сти, полноте и объективности исследования обстоятельств дела совершенно не обязательно должны удовлетворяться им в процессе разрешения конфликтов. Конфликты в деятельно- сти следователя не неизбежны. Они возникают (или могут возникнуть) лишь в тех случаях, когда интересы следовате- ля, опосредованные в выделенных структурных элементах предмета его конфликтов, находятся в осознанном противо- речии с интересами лиц, с которыми по поводу их удовле- творения взаимодействует следователь.

Особую сложность вызывает то, что сами особенности целей и задач предварительного следствия не позволяют ис- пользовать те рекомендации, которые выработала общая (юридическая) конфликтология. Например, рекомендации, направленные на достижение соглашений в конфликтах путем уступок, уклонения (уходов), компромиссов или приспособ- ления1 могут эффективно использоваться лишь при ведении переговоров с преступниками, захватившими заложников (так как главная цель переговоров - сохранить жизнь заложников и окружающих людей). Данные рекомендации неприменимы по отношению к криминалистическим конфликтам, поскольку главная задача следователя заключается не в достижении какого-либо соглашения между ним и обвиняемым, а в уста- новлении истины по расследуемому событию, независимо от желаний последнего, и привлечения виновного к уголовной ответственности. Это еще одна из причин необходимости разработки нового криминалистического учения - криминали- стической конфликтологии.

Анализируя психологию и поведение участников (субъек-

1 См. напр.: Фишер Р., Юри У. Путь к согласию, или переговоры без поражения. М. 1990. Джини Г. Скотт. Способы разрешения конфликтов. Киев. 1991. Шейнов В.П. Конфликты в нашей жизни и их разрешение. Минск. 1996. Уткин Э.А. Конфликтология. М. 1998. Кармин А.С. Конфликтология. СПб. 1999 и др.

124

тов) предварительного следствия, между которыми в ходе различных процессуальных действий возможно возникновение ситуаций конфликта, нельзя не затронуть актуальный вопрос - тактику изучения следователем личности подозреваемого (обвиняемого), поскольку именно с ним связана основная масса вопросов диагностики, предотвращения и законного разрешения криминалистических конфликтов. Вопросы изуче- ния личности обвиняемого (подозреваемого) освещали в спе- циальных исследованиях такие юристы, как: А. В. Дулов, Н.М. Ведерников, Ф.В. Глазырин, Б.М. Корсаков, М.Г. Кор- шик, А. С. Кривошеее, А.Н. Любимов, И. А. Матусевич, С. С. Степичев, П.П. Цветков, A.M. Яковлев и другие, которые основное внимание уделяли целям, методам и конкретным пу- тям изучения личности обвиняемого.

Принимая за основу труды перечисленных ученых и собст- венные исследования, попытаемся изложить эффективную так- тику изучения следователем личности подозреваемого (обви- няемого) в рамках учения о криминалистической конфликто- логии, а именно - в целях соблюдения гарантий прав лично- сти в предварительном следствии, научно-обоснованного и законного разрешения возникших конфликтов1.

Рассмотрим тактику изучения личности обвиняемого (подозреваемого) в процессе предварительного расследования преступлений. Для того чтобы изучение личности обвиняемого в процессе предварительного расследования преступлений носило целенаправленный характер, необходимо, по мнению И. А. Матусевича, чтобы “оно осуществлялось не только на научно-теоретической основе, но и располагало научными

1 См. об этом: Побережный С.К. Азбука основных прав и свобод человека и гражда- нина РФ: Учебно-практическое пособие (под общей ред. В.М. Мешкова, А.Н. Соколо- ва) . Калининградский юридический институт МВД России. Калининград. 1999.

125

методами исследования1”.

Впервые в юридической литературе А. Р. Ратинов определил четыре основных направления изучения личности обвиняемого: 1) криминологическое; 2) уголовно- правовое; 3) уголовно-процессуальное; 4) криминалистическое.2 Материалы наших исследований свидетельствуют о том, что многие преступления тщательно готовятся, нередко продумывается каждая деталь, чтобы не оставить никаких следов или направить следствие по ложному пути. Каждое нераскрытое преступление способствует выработке у преступников представления о мнимой безнаказанности их действий, что нередко приводит к совершению новых, иногда более тяжких преступлений. С другой стороны, нередки случаи, когда по обстоятельствам совершенного преступления подозрение падает на лицо, фактически не причастное к нему.

Вместе с тем, лицо, ранее участвовавшее в криминальных событиях, как правило, психологически готово к совершению нового преступления, и с целью ухода от ответственности заранее готовит себе ложное алиби, уверенно ведет себя при вызове к следователю. И наоборот, лицо, ошибочно по- дозреваемое в совершении преступления, в силу присущей ему защитной доминанты, может теряться при общении со следователем, давать путаные объяснения, проявлять неуве- ренность, а нередко, находясь в особом психологическом состоянии, и даже прибегнуть к самооговору. Все это требует от следователя умения правильно и быстро ориентироваться и даже в самой сложной ситуации конфликта избирать наиболее правильную линию поведения, принимать наиболее

1 Матусевич И.А. К вопросу о психологических основах изучения личности обвиняе мого на предварительном следствии. Минск. БГУ. 1972. С. 130.

2 Ратинов А. Р. Психологические основы расследования преступлений. М. 1966. С. 470-471.

126

взвешенное решение.

Под изучением личности подозреваемого (обвиняемого) следует понимать целенаправленную деятельность следовате- ля по установлению определенной совокупности данных, ха- рактеризующих данного субъекта и имеющих значение для правильного применения норм уголовного закона, точного соблюдения предписаний уголовно-процессуального законода- тельства, выбора и использования наиболее эффективных криминалистических приемов при проведении отдельных след- ственных действий, а также принятия надлежащих мер по предупреждению преступлений.

При изучении личности подозреваемого (обвиняемого) в ходе предварительного расследования следователь, по нашему мнению, в первую очередь обязан принимать во внимание:

а) биологически обусловленные качества личности обвиняемого, в частности: способен ли обвиняемый к длительному активному напряжению, как он ведет себя в трудных ситуациях (сохраняет ли самообладание, не допускает ли нелогичных действий), не замечается ли неуравновешенности в его поведении, есть ли признаки раздражительности, вспыльчивости (их стойкость, продолжительность), часта ли смена настроений, есть ли черты мнительности, подозри- тельности, может ли обвиняемый проявлять инициативу в тех случаях, когда это не будет соответствовать его насущным интересам, насколько он быстро ориентируется в новой об- становке, способен ли принимать разумные решения в зави- симости от смены обстановки, насколько обвиняемый впечат- лителен, что именно может произвести на него наибольшее впечатление, легко ли уязвимо его самолюбие и др. Как по- казали наши исследования, такие сведения, полученные в

127

результате непосредственного наблюдения за обвиняемым, а также из других, в том числе и непроцессуальных источников, помогают следователю выбирать правильную линию поведения по отношению к обвиняемому, способствуют более обоснованному прогнозу поведения обвиняемого в зависимости от конкретной ситуации, тем самым позволяют избежать возможностей возникновения конфликтных ситуаций в ходе предварительного следствия;

б) социально обусловленные качества личности обвиняемо го, которые включают в себя его моральный облик, мировоз зрение, интересы и стремления, нравственные убеждения или то, что называют направленностью личности: “Направлен ность личности - это совокупность взглядов, идей и убеж дений человека, ставших руководящими в его активной дея тельности, направленной на достижение относительно слож ных жизненно важных целей1”. При этом для следователя да леко небезразличными являются знания о таких чертах ха рактера обвиняемого, как правдивость (лживость), откро венность (скрытность), общительность (замкнутость), веж ливость (грубость), принципиальность (беспринципность), тщеславие, самомнение, обидчивость, эгоизм, аккуратность и др., так как их установление и использование может иметь решающее значение в успехе следственного действия;

в) жизненный опыт человека (объем и качество имеющихся знаний, умений, трудовых навыков, привычек; грамотность, начитанность), так как данные качества и черты характера обвиняемого могут найти свое преломление в обстоятельст вах совершенного преступления (совершение преступления в одиночку или в группе лиц, не являлся ли он организатором

1 Луков Г.Д. Платонов К.К. Психология. М. 1984. С. 257.

128

посягательства и т.п.);

г) особенности отдельных психических процессов личности (ощущение, восприятие, внимание, представление, память, мышление, речь, чувства, воображение, воля), так как от них во многом зависит как успех следственных действий, так и результаты воздействия на обвиняемого в целом.

Важное криминалистическое значение имеют также сведения, характеризующие обвиняемого как лицо, страдающее фи- зическими и психическими недостатками, а также предраспо- ложенность его характера к аффектным реакциям. Следова- тель не вправе самостоятельно определять наличие у обви- няемого психических недостатков, однако обязан знать об их признаках. Вопрос о психической неполноценности обви- няемого решается путем проведения судебно-психиатрической экспертизы. Разработка эффективных криминалистических ре- комендаций предполагает знание основных признаков, харак- теризующих личность в криминалистическом аспекте.

К таковым, по нашему мнению, относятся:

  1. Признаки, относящиеся к субъекту преступления: а) сведения, характеризующие психическую полноценность или неполноценность виновного; б) сведения, подтверждающие возраст виновного. Эти признаки важны, так как уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное - подлежит прекращению в отношении лица, не достигшего к моменту со- вершения преступления возраста, при достижении которого, согласно закону, возможна уголовная ответственность. Осо- бо внимательно органы предварительного следствия уста- навливают истинный возраст несовершеннолетних. Если доку- менты, подтверждающие возраст, отсутствуют или имеются основания полагать, что эти документы не соответствуют

129

действительности, то в этих случаях возраст виновного ус- танавливается судебно-медицинской экспертизой.

  1. Признаки, характеризующие личность виновного и имеющие значение для квалификации совершенного им преступления: а) повторность совершения преступления (факт наличия повторности свидетельствует о повышенной общественной опасности лица и учитываются не только при квалификации действий виновного, но и при назначении ему наказания в пределах санкции, установленной конкретной уголовно-правовой нормой, а также при решении вопроса о признании его особо опасным рецидивистом); б) мотив и цель преступления - они, являясь составными частями субъективной стороны состава преступления, могут характеризовать лицо, совершившее то или иное преступление, с различных сторон: в одних случаях мотив и цель преступления свидетельствуют

0 повышенной степени общественной опасности виновного, в других - в определенной мере смягчают его вину. Остается актуальным суждение И.Г.Филоновского о том, что “значение мотива преступления не исчерпывается влиянием на решение вопросов квалификации преступления или избрания вида и меры наказания. Мотив должен учитываться всесторонне при реализации в целом уголовной ответственности1”.

Большой массив данных об обвиняемом затруднительно оце- нить без знания его психологии. При общении с обвиняемым в ходе следственных действий очень важно познать всю со- вокупность его психических свойств, чтобы выявить имею- щиеся социально психологические дефекты, причины их появ- ления, особенности психических процессов, состояний, влияющих на его поведение, в том числе и на предваритель-

1 Филоновский И.Г. Социально-психологическое отношение субъекта к преступлению.

Л. 1970. С.56.

130

ном следствии.

В стадии предварительного расследования лицо, совершившее преступление, осознает себя субъектом отношений, свя- занных с его действиями - конфликтом с обществом. Осозна- ние этого факта не может не влиять на его поведение. От- ношение к конфликту с обществом во многом определяет ос- новную направленность в поведении обвиняемого. Поведение обвиняемого на предварительном следствии может характери- зоваться активностью или пассивностью, что зависит от большого числа факторов: от типа его нервной системы, от отношения к совершенному преступлению, переживания его последствий, волевых качеств личности, наличия определен- ных планов поведения, жизненных интересов, целей и т.д. Активность обвиняемого в зависимости от причин, ее вызы- вающих, может содействовать ходу расследования, а может и, наоборот, предельно тормозить процесс установления ис- тины. При осознании обвиняемым своей вины, желании воз- местить причиненный им вред - его активность направляется на оказание помощи следователю в сборе доказательств, в их розыске. Обвиняемый, например, показывает места, где были спрятаны ценности, помогает находить и правильно анализировать документы и т.п. Возникновение подобного рода активности во многом зависит от правильности и свое- временности психологического воздействия, оказываемого следователем на обвиняемого. Активность обвиняемого ино- гда вызывается и сознанием того, что его действия могут парализовать предварительное следствие, направить его по ложному пути, привести к тому, что он избежит наказания. В этих случаях активность обвиняемого выражается в пере- даче ложной информации, в стремлении воздействовать на

131

следователя и на других лиц, чтобы получить информацию о деятельности следователя, в активных действиях по уничто- жению доказательств, в создании ложных доказательств. По- добная активность обвиняемого в значительной степени за- висит от его подготовленности к предстоящему расследова- нию, возникающим здесь ситуациям, в том числе и конфликт- ным. Свое поведение на предварительном следствии обвиняе- мый во многих случаях досконально продумывает. Если в сознательно подготовляемом преступлении предвиделась воз- можность раскрытия события преступления и возбуждения уголовного дела по данному факту, обвиняемый, как прави- ло, ведет себя более активно, стараясь противодействовать следствию. При определении линии поведения на предвари- тельном следствии обвиняемый нередко готовит несколько вариантов возможного поведения, причем это происходит в условиях внутренней борьбы между мотивами поведения. Сами мотивы поведения, сущность борьбы между ними находятся в зависимости от структуры личностных качеств обвиняемого, ситуации расследования.

Огромную роль играет и моральная оценка собственного поведения в момент совершения преступления. Эта внутрен- няя борьба между мотивами поведения во многих случаях внешне проявляется в повышенной нервозности.

В процессе расследования у обвиняемого проявляются и личностные и ситуативные психические состояния, которые часто переплетаются. Как правило, в конфликтных ситуациях более обостренно выступают и присущие ему личностные со- стояния. У обвиняемых всегда имеет место сложное специфи- ческое состояние внутреннего напряжения. Оно приводит, в частности, к более обостренному восприятию информации.

132

Возбужденное состояние обвиняемого может быть вызвано са- мим фактом сокрытия от следователя определенных обстоя- тельств. Как верно заметил А. Р. Ратинов, “…скрываемая че- ловеком тайна вызывает тягу поделиться ею с кем-нибудь, порождает стремление “выговориться”. Подавление обвиняе- мым этого стремления связано с процессом торможения опре- деленных участков головного мозга, которое по закону ин- дукции вызывает активное возбуждение в других участках. Возбуждение снимается, когда потребность рассказать о скрываемых мыслях бывает удовлетворена” 1.

Отношения обвиняемого со следователем характеризуются двумя полярно противоположными стремлениями. С одной сто- роны, он стремится к общению, чтобы получить от следова- теля определенную информацию; кроме того, он сознает, что именно от следователя во многом зависит его судьба. С другой стороны, он боится этого общения, стремится избе- жать его, так как прекрасно сознает, что следователь бу- дет воздействовать на него таким образом, чтобы устано- вить истину и нередко - получить признание в совершенном преступлении. В определенных случаях эти противоречия увеличиваются и влиянием того обстоятельства, что обви- няемый может ошибочно считать поведение следователя тен- денциозным, считать его в какой-то степени “виновником своих бед”, а это может усиливать отрицательное отношение к личности следователя. Следователь, как правило, учиты- вает, что изучение личности допрашиваемого является важ- нейшим элементом подготовки к допросу. В зависимости от особенностей личности допрашиваемого лица определяют стратегию и тактику допроса, прогнозируют вероятные “ходы

1 Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М. 1967. С.20.

133

противника”, линию его поведения и подбирают тактические приемы, применение которых может принести успех при рас- следовании уголовного дела1. Исходя из этого считаем, что к числу наиболее существенных сторон личности допрашивае- мого, подлежащих изучению, оценке и учету можно отнести его интеллектуальные, эмоциональные и волевые качества, уровень его нравственности, характер типичных ценностных и поведенческих установок. Однако практика свидетельству- ет, что отношение следователей к изучению личности даже основной фигуры по делу - обвиняемого (не говоря уже о потерпевшем, а тем более свидетеле) - нередко может быть охарактеризовано как крайне несерьезное, и обычно сводит- ся к получению формальных, малосодержательных характери- стик обвиняемого с мест работы и жительства; при этом почти не используется такой емкий и объемный канал инфор- мации о личности обвиняемого (подозреваемого) как свиде- тельские показания2, архивные уголовные дела, возможности оперативных подразделений.

По нашему мнению, к основным методам получения информации о личности обвиняемого относятся: 1) изучение биогра- фических материалов о личности; 2) получение и сопостав- ление сведений о лице из различных источников (в частно- сти, следственных и оперативных); 3) сбор и сопоставление независимых характеристик; 4) анализ учебной (трудовой, производственной, коммерческой и пр.) деятельности лица (его отношение к учебе и труду, успехи, способности, склонности к данному виду деятельности или ее отсутствие

1 См.: Побережный С.К. Азбука бесконфликтного допроса (криминалистический, про цессуальный и нравственный аспекты): Учебно-практ. пособие./Науч. ред. В.М. Меш ков. Калининград. Калининградский юридический институт МВД России. 1999. С. 10.

2 Питерцев С.К., Степанов А. А. Тактические приемы допроса. Учебное пособие. Санкт-Петербургский юридический институт Генеральной прокуратуры РФ. СПб. 1996. С.8.

134

и т.д.); 5) назначение судебно-психологических экспертиз и учет их заключений; 6) непосредственное наблюдение за человеком - за его реакциями, эмоциями, речью, логикой рассуждения, характером оценок и т.п.

Материалы проведенного изучения уголовных дел позволяют сделать вывод о том, что в протоколах допроса свидетелей, дающих характеристику какому либо лицу, обычно фигурируют только односложные оценки: плохой - хороший, жадный - до- брый, жулик - честный, грубый - вежливый, алкоголик - пьющий как все, по праздникам - непьющий, трезвенник и т.п. При этом в уголовном деле не встречается подтвержде- ний этих оценок системой фактов из жизни, поступков ха- рактеризуемого лица, которые бы, с одной стороны, давали следствию новую информацию о нем, а с другой - позволяли бы судить о степени обоснованности и объективности выска- занных свидетелем оценок.

Можно предположить, что часть полученной информации следователь не фиксирует в протоколах допроса, надеясь на свою память. Однако подобный подход значительно осложняет работу судьи, вынужденного домысливать факты, ставшие из- вестными следователю в ходе допроса, но не отраженные в процессуальных документах.

135

2.3 Тактико-криминалистические приемы (комбинации) производства следственных действий в различных ситуациях

конфликта.

Исследования, проведенные путем анкетирования, интер- вьюирования, тематических бесед и совместного анализа конкретных конфликтных ситуаций со следователями и други- ми практическими работниками ОВД1 позволяют сделать вывод

0 том, что различные ситуации конфликта и конфликтные си туации в 75 % случаев возникают в ходе проведения таких следственных действий, как допрос, очная ставка, обыск, что предполагает необходимость разработки определенных тактико-криминалистических приемов (комбинаций) их бес конфликтного проведения. С этой целью проанализируем си туации конфликта в ходе проведения самого распространен ного следственного действия - допроса.

Лицо, вызванное следователем на допрос, относительно интересующей субъект доказывания информации может нахо- диться в одном из четырёх состояний:

1)допрашиваемый обладает искомой информацией, может и же- лает объективно и полно эту информацию передать следо- вателю. 2)допрашиваемый обладает определенными сведениями, желает объективно и полно передать их следователю, однако существует опасность искажения информации из-за различных дефектов допрашиваемого, препятствующих правильному восприятию и воспроизведению обстоятельств события. 3)допрашиваемый обладает искомой следователем информацией, но умышленно скрывает или искажает ее.

1 Всего в 1997-2000 годах автором опрошено, проанкетировано и проинтервьюировано 313 следователей, изучено 113 уголовных дел в архивах Калининградского областно го суда и Военного Суда Балтийского Флота.

136

4)лицо не обладает искомой следователем информацией, но следователь ошибочно полагает, что допрашиваемый умыш- ленно скрывает её.

Характеризуя отношения допрашивающего с допрашиваемым, П. П. Тыщенко справедливо делит их на бесконфликтные и конфликтные: “Бесконфликтная ситуация характеризуется признанием допрашиваемым объективно установленных фактов и его готовностью давать правдивые показания. Бескон- фликтность ситуации ещё не гарантирует полной откровенно- сти, т.к. допрашиваемый может добросовестно заблуждаться, ошибаться, неправильно понимать сущность событий, а, при- знавая свою вину, стремиться к её уменьшению. . . При конфликтной ситуации допрашиваемый путём нагромождения ложных признаний старается запутать или затянуть расследование1” . Представляется, что именно от отношения допрашиваемого к искомой следователем информации, а также от того, как это отношение на каждом этапе допроса воспринимается следователем, в большей части зависит тактика допроса этого лица.

В первой ситуации допрос протекает без конфликта, в виде беседы, поскольку допрашиваемый обладает информацией, хочет и может воспроизвести ее следователю. Во второй ситуации, как правило, возникает конфликт без строгого соперничества. Два последних состояния допрашиваемого (когда он, по мнению следователя, обладает информацией, но умышленно ее скрывает или искажает, а также, когда следователь принимает лицо, не обладающее информацией, за обладающее таковой) приводят к строго конфликтной
ситуа-

1 Тыщенко П.П. Тактика и психологические основы допроса (опроса). Домодедово. 1997. С.7.

137

ции допроса1.

Мы полностью разделяем точку зрения М.С. Строговича о том, что “следователю приходится преодолевать очень большие трудности, с которыми он сталкивается при расследовании
уголовного дела. Наиболее значительные трудности J обычно создаются теми участниками процесса, которые про- тиводействуют следователю в установлении истины, стараются направить расследование на ложный путь. Со всем этим следователю приходится энергично бороться 2…” Следственная практика показывает, что мотивами дачи лож- ^ ных показаний могут быть:

а) при допросе в качестве свидетеля: боязнь испортить от- ношения с другими лицами, проходящими по делу; боязнь мести со стороны подозреваемого или обвиняемого; стремление скрыть собственные неблаговидные поступки, аморальное поведение, трусость; стремление выгородить подозреваемого или обвиняемого или, смягчить его вину в силу родственных, дружеских отношений или из корыстных соображений, либо, наоборот, усугубить вину этих лиц из мести, ревности, или иных личных побуждений; ошибочная оценка своих действий в момент расследуемого события как преступных и стремление скрыть их или описать иначе; нежелание в последующем выступать в качестве свидетеля, опознающего или участника иного следственного действия, быть вызванным в суд и т.п.

Проблема получения достоверных свидетельских показаний / актуальна не только для российских правоохранительных ор- ганов. Так, Гэри Л. Уэллс из Государственного университе-

1 См.: Замылин Е.И. Психологические основы и тактика допроса в конфликтной си туации: Автореферат диссертации к.ю.н. Волгоград. 1998.

2 Строгович М.С. Признание обвиняемым своей вины как судебное доказательство. М. 1982. С.25-26.

138

та Айовы подчёркивает большую вероятность ошибочности свидетельских показаний: “Система правосудия всегда поражала меня тем, как сильно она полагается на доктрину и практику разумных допущений… Свидетели могут быть край- ^ не неточны и всё же искренне уверены в себе… Уверенность людей в точности своих воспоминаний определяется социальными и личностными факторами, а не качеством их памяти”1.

б) при допросе в качестве потерпевшего: боязнь мести со стороны преступника или лиц, с которыми он связан; друже ские в прошлом, родственные или семейные отношения, пре ступная связь с подозреваемым или обвиняемым; стремление преувеличить причиненный ему преступлением ущерб как из чувства мести, так и из корысти и иных низменных побужде ний; стремление преуменьшить причиненный ему преступлени ем материальный ущерб, чтобы скрыть источник приобретения утраченных ценностей; стремление скрыть собственное не благовидное поведение; скептическое отношение к возможно сти органов дознания и следствия раскрыть преступление, обеспечить возмещение материального ущерба, обеспечить личную безопасность потерпевшего;

в) при допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого: желание избежать ответственности за содеянное или пре уменьшить свою вину либо понести наказание не за совер шенное, а за менее тяжкое преступление - действительное или мнимое; желание выгородить соучастников или смягчить их вину в силу дружеских, семейных или родственных свя зей, из корыстных побуждений; стремление оговорить соуча стников из мести или в целях обеспечения собственной

1 Майерс Д.Г. Социальная психология. СПб. 1998. С. 402-412.

139

безопасности в будущем; стремление оговорить себя в силу болезненного состояния психики и т.п.

Следственной практикой разработаны, а криминалистической систематизированы приемы проверки показаний и изобличения во лжи. С нашей точки зрения, к тактическим приемам, способствующим преодолению конфликта, можно отнести следующие:

1) Умалчивание об отдельных известных следствию обстоя- тельствах и проявление интереса к мелким, второстепенным фактам, что создает у допрашиваемого преувеличенное пред- ставление об осведомленности следователя. 2) 3) Создание условий, при которых у допрашиваемого созда- ется мнение, что следствие располагает всем объемом дока- зательств по данному делу; что может достигаться: 4)

  • постепенным предъявлением проверенных доказательств, между которыми требуется установить связь;
  • умалчиванием до определенного времени известных следо- вателю фактов;
  • постановкой вопросов о второстепенных деталях;
  • предъявлением главного доказательства;
  • временным оставлением допрашиваемого в неведении отно- сительно действий следователя.

3) Применение тактических комбинаций в допросе, построен- ных на последовательности задаваемых вопросов, предъявле- нии доказательств, материалов дела, аудио- и видеозапи- сей, использование эмоционального состояния допрашиваемо- го и постановка неожиданных, так называемых «вопросов в лоб». 4) 5) Демонстрация допрашиваемому научно-технических возмож- ностей следствия объективно установить какие-либо скры- 6)

140

ваемые им обстоятельства дела независимо от его показа- ний.

Изучение автором следственной практики позволяет сгруп- пировать приемы распознания показаний виновного и неви- новного:

  1. Реакция на прямое обвинение: невинный отвечает сразу отрицательно, виновный выжидает, ждет, чтобы следователь “отстрелял свой запас патронов”.
  2. Повторное заявление о невиновности: невиновный активно доказывает, виновный чаще всего пассивен, ограничивается отрицанием вины без ссылок на доказательства.
  3. Повторное возвращение к пунктам обвинения: невиновный постоянно возвращается к пунктам обвинения, опровергает их; виновный пытается избегать возврата, при постановке прямого вопроса старается щекотливые моменты не вспоми- нать, отодвигает их на задний план.
  4. Указание на связь между преступлением и обычным поведением виновного: невиновный доказывает, что преступные действия несовместимы с его образом жизни, моралью, положением в обществе, характером; виновный редко обращается к таким аргументам.
  5. Боязнь позора: невиновный остро переживает последст- вия обвинения; виновного беспокоит только мера наказания. Распространенной позицией подозреваемых и обвиняемых, отрицающих свою причастность к преступлению, является ссылка на алиби (от лат. alibi - в другом месте). Анализ следственной практики показывает, что, заявляя о своем алиби, лицо преследует определенные цели, в частности, избежать ответственности, ввести следствие в заблуждение, выиграть время для того, чтобы уничтожить следы преступ-

141

ления, создать возможность сообщникам скрыться и т.д. Не- редко опытные преступники заранее подготавливают доказа- тельства своего алиби. Для этого они либо ссылаются на вымышленные события, либо говорят о событиях, действи- тельно имевших место, но перемещенных во времени таким образом, чтобы они совпадали со временем совершения пре- ступления. Поэтому перед следователем возникают две зада- чи:

  • выяснить, имело ли место событие, на которое ссылается допрашиваемый;
  • если такое событие действительно имело место, то не пе- ремещено ли оно во времени.
  • Однако сложность ситуации обусловлена тем, что необходимо своевременно из всей имеющейся информации выделить ту, которая соответствует объективной действительности, иными словами определить точку отсчета, позволяющую оценивать все показания. При этом не следует исключать ситуации, когда допрашиваемый говорит правду и объективная проверка его показаний способствует опровержению необоснованных подозрений. Для проверки алиби рекомендуем применять следующие приемы:

  • подробный допрос по всем обстоятельствам заявленного алиби и тщательная фиксация показаний;

  • постановка уточняющих и детализирующих вопросов по этим обстоятельствам;
  • повторное обращение к обстоятельствам, которые уже были выявлены в допросе;
  • использование неосведомленности лица о фактах, которые согласно алиби должны быть ему известны;
  • предъявление доказательств, опровергающих показания

142

допрашиваемого;

  • оглашение показаний других лиц;
  • опровержение алиби на основе логических и хронологиче- ских противоречий в показаниях;
  • выявление и использование “преступной осведомленности”, т.е. фактов и обстоятельств, которые может знать только лицо, совершившее преступлений.
  • В любом случае следователю очень важно выяснить мотивы лживости допрашиваемого и убедить последнего, что его позиция лишь временно затрудняет и затягивает проведение следствия, одновременно ставит его в невыгодное положение, исключающее своевременное установление обстоятельств, смягчающих вину или исключающих ответственность. Следователь нередко вызывает у допрашиваемого опасение опоздать с признанием, поскольку это могут сделать раньше его соучастники. При этом, опровергая те или иные утверждения допрашиваемого, опытный следователь не исчерпывает до конца все имеющиеся у него контраргументы.

Нередко эффективно используются следующие тактические - приемы по преодолению отказа обвиняемого от дачи показа- ний: постановка вопросов, направленных на выявление моти- вов и причин уклонения от дачи показаний, убеждение в не- правильности занятой позиции; обращение к положительным сторонам личности; оглашение доказательственной информа- ции, содержащейся в показаниях очевидцев, свидетелей, со- участников; использование противоречий между интересами соучастников; оглашение данных освидетельствования, за- ключений экспертиз, предъявление вещественных доказа- тельств .

Нередко перечисленные приемы используются в совокупно-

143

сти, в определенной последовательности, что позволяет го- ворить уже о тактических комбинациях, способствующих пре- одолению запирательства обвиняемого, удержанию следовате- лем инициативы в общении, оказанию психологического воз- действия, приводящих к изменению установки допрашиваемого на контакт и возобновление общения.

Вопросы следственной тактики и психологического анализа допроса широко раскрыты в трудах отечественных учёных: А.Н. Васильева, А.В. Дулова, Ф.В. Глазырина, Н.П. Ябло- кова и др. Особый интерес представляет разделение такти- ческих приёмов, предложенное Р.С. Белкиным и Е.М. Лифши- цем, по их характеру и направленности на три группы: приёмы эмоционального воздействия, приёмы логического воздействия и тактические комбинации (рефлексивные, обес- печивающие и контрольные)1. Интересны взгляды и других криминалистов на эти проблемы.

Так, раскрывая особенности взаимодействия следователя с допрашиваемым на различных стадиях допроса, М.И. Енике-ев подчёркивает, что “установление коммуникативного контакта при допросе зависит от типа исходной ситуации - конфликтной или бесконфликтной”. Автор предъявляет особые требования к культуре речи следователя, которая “ должна быть ясной, убедительной и достаточно эмоциональной. .. Не следует опускаться до уровня отдельных допрашиваемых лиц, допускать вульгарность, панибратство. Манерность и примитивность резко снижают авторитет следователя. Корректность, справедливость, внимательность, ситуативная гибкость и чуткость, эмоциональная устойчивость -основные качества следователя. Грубость, импульсивность,

1 Белкин Р.С, Лифшиц Е.М. Тактика следственных действий. М.1997. С. 116-122.

144

несдержанность, чванство свидетельствуют о профессиональ- ной деформации l7/ . С большинством перечисленных аргумен- тов следует согласиться. Однако, по мнению опытных следо-/ вателей, нередко оправданно общаться с допрашиваемым на его уровне, употребляя жаргонные выражения, принятые в среде, где обитает собеседник (молодежный слэнг, тюремное арго и т.п.)

Тактических приёмов, применяемых в бесконфликтных си- туациях, немного, поскольку допрашиваемый помогает уста- новить истину. Основное предназначение этих приемов - помочь допрашиваемому в припоминании, детализации тех или иных сведений об освещаемом им событии. К их числу тради- ционно относят приёмы возбуждения ассоциаций по смежности, сходности, наглядности, контрастности и другие2.

Трудно согласиться с мнением Е.Е. Подголина, который ^ рассматривает тактические приёмы при проведении допросов двух видов: допрос добросовестного свидетеля (потерпевше- го) и обвиняемого (подозреваемого), признающего себя ви- новным, и допрос подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, имеющих установку на дачу ложных показаний3. Помимо этих двух противоположных ситуаций на допросе возникает великое множество промежуточных, заставляющих следователя искать и находить такие тактические приемы, которые приносят успех. При этом творчески используют традиционные тактические приемы, например, предъявление доказательств. Этот прием является одним из распространенных тактических приёмов как при допросе в условиях конфликта, так и при необходимости оживления ас-

1 Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. М. 1996. С.460-463.

2 Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М. 1976. С.72- 74.

3 Подголин Е.Е. Тактика следственных действий. Л.1975. С. 43-68.

145

социативных связей при допросе добросовестного свидетеля. Следует согласиться с А.Б. Соловьёвым, отмечающим, что “…использование доказательств при допросе представляет собой тактический приём по реализации находящейся в рас- поряжении следователя доказательственной информации, как путём непосредственного её предъявления (демонстрации), так и опосредованными способами ознакомления с ней допра- шиваемого с целью изменения ошибочной или ложной позиции, а также получения от него показаний о предъявленных ему доказательствах и связанных с ними обстоятельствах рас- следуемого уголовного дела 1” .

Определенный интерес представляет ситуация допроса “без строгого соперничества”, в которой протекает значительная масса этих следственных действий, поэтому целесообразно более подробно ее проанализировать. Конфликтная ситуация допроса “без строгого соперничества”’ складывается, когда между интересами следователя по получению искомой им ин- формации и интересами допрашиваемого по ее передаче сле- дователю нет принципиальных противоречий. При отсутствии острого конфликта на допросе эффективны приемы, рекомен- дованные С.К. Питерцевым и А.А. Степановым, в частности: беседа, снятие напряжения, настройка, использование поло- жительных качеств личности допрашиваемого, выжидание, до- пущение легенды, детализация показаний, ограничение диа- пазона возможных ложных показаний или «сжигание мостов», внезапность вопроса или предъявления доказательства, от- влечение внимания, инерция, использование “слабых” мест личности, повторность допроса, демонстрация возможностей расследования, создание преувеличенного представления об

1 Соловьёв А.Б. Использование доказательств при допросе. М. 1981. С. 5-6.

146

осведомлённости следователя, а также такие приемы, как «смежность», «сходность», «наглядность», «контрастность» и другие1. Некоторые из них нуждаются в более детальном рассмотрении.

Такие тактические приемы, как «допущение легенды» и «детализация показаний» очень тесно взаимосвязаны. Первый состоит в том, что следователь делает вид, будто верит показаниям (легенде) допрашиваемого, то есть принимает, «допускает легенду», Как правило, это выражается в одоб- ряющих допрашиваемого репликах, междометиях, просьбой продолжить рассказ. По завершении свободного рассказа следователь применяет второй прием - детализацию показа- ний. Проявляя к ним подчеркнутый интерес, он задает мно- жество вопросов, направленных на уточнение и детализацию рассказа, причем, главным образом, его опорных положений, подкрепляющих ложную версию допрашиваемого. Детализацией показаний следователь нередко ставит допрашиваемого в критическое положение: с одной стороны, тот не может зая- вить, что на детали «не обратил внимания», «не заметил» или «уже забыл» о них, так как понимает, что такими отве- тами он сразу же подорвет доверие к своим новым показани- ям. Если он все-таки пойдет по этому пути, то после трех- четырех подобных отрицательных ответов следователь дол- жен, обобщив их, открыто поставить под сомнение показа- ния, а с ними и версию допрашиваемого как голословные. С другой стороны, допрашиваемому, дающему ложные показания, негде взять реальные детали к придуманной версии. В этом случае он нередко «на ходу» изобретает их и приспосабли- вает к теме показаний. Но это вынужденный и посему «сла-

1 Питерцев С.К., Степанов А.А. Тактические приёмы допроса. Учебное пособие. СПб. 1996. С.24-41. Тактика допроса в суде. Учебное пособие. СПб. 1997. С.39- 41.

147

бый ход противника»: именно в силу своей нереальности эти детали неизбежно должны противоречить фактическим обстоя- тельствам события (внешние противоречия), а в силу по- верхностного соотнесения с собственной ложной версией - и с придуманной версией (внутренние). Зная сущность проти- воречий, следователь, как правило, тактически грамотно ставит вопросы допрашиваемому.

Следователь нередко успешно использует такой прием, который в криминалистической литературе имеет название «сжигание мостов». Смысл его заключается в том, что если допрашиваемый лжет и следователь видит, что данные ложные показания можно убедительно опровергнуть, то промежуточной тактической задачей для следователя становится необходимость «связать» допрашиваемого именно этими показаниями, чтобы не дать ему возможности перейти на другие ложные показания, когда первые окажутся опровергнутыми. В этом случае следователь, получив исчерпывающую информацию по ложной версии допрашиваемого с помощью приемов «допущение легенды» и «детализация показаний», ставит перед ним ряд таких вопросов, которые одновременно и «привяжут» его к этим показаниям, и тактически вынудят отрицать, отвергать иные варианты ложного описания события или отдельных его элементов, т.е. - «сжечь мосты».

Зачастую к успеху допроса приводит использование приема, именуемого «пресечением лжи». Он применяется в том случае, когда допрашиваемое лицо дает ложные показа- ния неуверенно, с очевидными колебаниями, паузами в рас- сказе. В данном случае следователь стремится пресечь лож- ные показания допрашиваемого в самом начале, не давая ему зайти во лжи слишком далеко (до конца) , ибо это в даль-

148

нейшем затруднит возврат к правдивым показаниям. Суть данного приема состоит в неожиданном опровержении уже первых ложных утверждений допрашиваемого конкретными до- казательствами (например, путем логического воздействия). Тактический прием «создание незаполненности» применяется следователем, когда он имеет ряд данных, проливающих свет на отдельные эпизоды преступления или факты, но ему еще не ясна полная картина события. Поэтому следователь на основании имеющихся у него данных, которые не оспари- ваются допрашиваемым, вместе с ним прослеживает логику события, факта и показывает ему отдельные «незаполненные места», предлагая объяснить их. Эти подчеркнутые следова- телем «незаполненные места» и неясности, как правило, вы- зывают у допрашиваемого естественное желание «заполнить их». В результате этого, пытаясь освободиться от нелогич- ности, допрашиваемый на вопросы следователя дает поясне- ния и приводит события и факты в соответствие с логикой и действительностью.

В этой связи заслуживают серьёзного внимания применение следующих трех групп психологических приёмов:

1) обеспечивающих первоначальное развитие психологического контакта с допрашиваемым (разработка психологического сценария, достижение авторитетной позиции, создание обстановочных условий, демонстрация ситуационно значимого внешнего облика, использование дистанционной близости, обеспечение конфиденциальности, воспроизведение и фиксация признаков-сигналов); 2) 3) способствующих максимальному развитию и закреплению психологического контакта в допросе (снятие настороженности,
первоначальное накопление согласий, активное 4)

149

слушание, разговаривание партнёра, нахождение значимого повода, “психологическая подгонка”, поиск точек сопри- косновения позиций, вовлечение в совместную работу, оказание значимой помощи или обращение за помощью, де- монстрация ситуационно значимых личностных качеств сле- дователя, использование положительных личных качеств граждан, закрепление и наращивание психологического контакта); 3)направленных на преодоление трудностей в развитии психологического контакта (нейтрализация подозрительности, эмоциональный контраст, смещение эмоционального акцента, использование ошибочных представлений, “психологическое обезоруживание”, обращение к личной заинтересованности, “демонстрация и срыв перспективы”, актуализация альтернативной мотивации, “психологический укол”, компрометация “друзей”, использование “слабых мест”, “презентация слабостей”, вызов сочувствия и пре- сечение лжи)1.

Необходимо отметить, что бесконфликтные и конфликтные ситуации на допросе жестко разграничиваются только в на- учных и методических целях. В реальных условиях нередко в ходе одного и того же допроса следователю приходится сталкиваться сразу с обеими ситуациями (когда допрашивае- мый дает правдивые показания по одному эпизоду и пытается обмануть, дезориентировать следователя в другом). В таких случаях и от следователя требуется должная гибкость в со- вокупности с применением различных приемов - как направ- ленных на оказание помощи допрашиваемому в припоминании забытого, так и (при необходимости) - на изобличение

1 Доронин Д.Ф., Суродин В.И., Егоров Ю.Б. Психология и педагогика. Новосибирск. 1997. С 55- 66.

150

допрашиваемого в даче ложных показаний.

Следует отметить, что ситуации конфликта в ходе прове- дения допроса могут быть инициированы также позицией по- терпевшего, препятствующего установлению следователем ис- тины по делу (например, когда раскрытие преступления мо- жет его скомпрометировать 1) .

Более богата тактика допроса в конфликтной ситуации, характеризующейся “строгим соперничеством”, где интересы взаимодействующих лиц строго противоположны: допрашивае- мый скрывает (умышленно искажает) имеющуюся у него иско- мую, необходимую для полноты и объективности расследова- ния информацию, а следователю требуется приложить все свои умения, использовать разнообразные допустимые сред- ства (приемы, их комбинации) своего тактического арсенала для достижения основной тактической цели допроса - воз- действия на допрашиваемого для получения в результате этого полных и объективных показаний об известных ему, но скрываемых или умышленно искажаемых обстоятельствах рас- следуемого преступления. При проведении допроса в конфликтной ситуации “со строгим соперничеством” следователь использует следующие методы, приемы (комбинации) и тактические правила допроса: - обращение к имеющимся доказательствам и установленным обстоятельствам совершения преступления. Доказательство предъявляют после того, как лицо допрошено по всем обстоятельствам, связанным с доказательством, которое будет предъявляться. При этом допрос по названным обстоятельствам производится так, чтобы допрашиваемый в дальнейшем при предъявлении известного следователю объекта не мог

1 См. об этом подробнее: Быков В.М., Вурданова B.C. Виктимологические аспекты криминалистики. Учебное пособие. Ташкент. 1981.

151

опровергнуть его доказательственную силу. Целесообразно предъявлять доказательства с учетом следственной ситуации и личности допрашиваемого: либо в их совокупности с на- растающим итогом от “меньшего” к “большему”, либо отдель- ные доказательства предъявляются с постепенным введением новых при последующих допросах.

Анализируя результаты бесед со следователями в ходе на- стоящего исследования, считаем необходимым отдельно рас- смотреть тактически несложные приемы, нередко обеспечи- вающие успех допроса:

а) «вызов» - применяется тогда, когда допрашиваемый не желает отвечать на вопросы следователя; и, чтобы допраши ваемый «принял вызов» и согласился на логическую «дуэль», следователь преднамеренно акцентирует внимание на некото рых слабо доказанных местах обвинения или на не бесспорно установленных фактах, которые допрашиваемый в состоянии легко опровергнуть. Если допрашиваемый таким путем втяги вается в рассуждения и объяснения, то следователь сообща ет ему уже существенные для дела факты, т.е. моменты об винения, которые подкреплены доказательствами. Допраши ваемый, полагая, что может «разбить» и опровергнуть эти факты, так же как и предыдущие, пытается это сделать, что у него не получается; и он, не будучи способным преодо леть состояние растерянности от этого, нередко сообщает о том, что имело место в действительности.

б) «внезапность» - используется следующим образом: в то время, когда допрашиваемый дает ложные показания, ему внезапно задается вопрос или предъявляется доказательст во, о наличии которого допрашиваемый не знал. Это помога ет разрушить заготовленную допрашиваемым систему ложных

152

ответов и вызывает у него стрессовое состояние. Допраши- ваемый затрудняется связать внезапно предъявленный мате- риал с тем сценарием, который он придумал и поэтому не может быстро подготовить очередной ложный ответ;

в) «последовательность» - применяется тогда, когда нуж но добиться постепенного нарастания психического напряже ния у лгущего допрашиваемого, для чего последовательно и систематически в нарастающем порядке следователь предъяв ляет допрашиваемому доказательства. Затем, дав допраши ваемому «прочувствовать» силу собранных доказательств (каждого в отдельности и в целом) и продемонстрировав степень расхождения его показаний с тем, что уже выяснено по делу, следователь убеждает допрашиваемого в бесплодно сти попыток продолжать лгать;

г) «отвлечение внимания или маскировка целей допроса» - данный прием в криминалистической литературе больше из вестен под названием «зашифрованный допрос» или «косвен ный допрос», и применяется, чаще всего, когда следова тель, заранее зная, что допрашиваемый не собирается рас сказывать правду или, поняв цель допроса, даст ложные по казания. В этом случае, чтобы «усыпить бдительность» доп рашиваемого, следователь не акцентирует внимания на том главном вопросе, по поводу которого ему важно получить правдивые показания, а как бы «растворяет» его в числе других вопросов, не имеющих в данном случае существенного значения. Тем самым внимание допрашиваемого отвлекается от основного факта, который важно установить следователю, и допрашиваемый становится менее осторожным в изложении обстоятельств, относящихся к главному вопросу, и, вопреки своим желаниям, дает правдивые и обстоятельные показания.

153

В этой связи необходимо особо оговорить условия примене- ния данного приема “маскировки целей допроса, под которыми В.П. Бахин справедливо понимает состояние, когда «сле- дователь предполагает или сталкивается с отказом от дачи показаний либо с сообщением ложных данных, он может при- бегнуть к маскировке целей допроса как в целом (что имен- но интересует его на данном допросе) так и в отношении отдельных обстоятельств расследуемого события»1. Это дос- тигается, по нашему мнению, отвлечением следователя доп- рашиваемого от той темы, по которой наиболее важно полу- чить показания.

д) «форсированный темп» - данный прием заключается в том, что следователь, беря инициативу в свои руки, навя зывает допрашиваемому высокий темп допроса и опережает ход его мыслей, не давая возможности для размышления, уловок и исключает возможность пауз для обдумывания новой ложной информации.

е) «замедленный темп» - применяется тогда, когда доп рашиваемый сам выбирает высокую скорость речи, чтобы по пытаться «проскочить» отдельные детали события, по поводу которых он не желает давать объяснений. В таком случае следователь не принимает навязываемый ему высокий темп беседы, и замедляет темп допроса, предлагая дополнить

(разъяснить, уточнить) интересующие его обстоятельства, тем самым добивается от допрашиваемого подробных и прав- дивых показаний.

ж) «инерция» - заключается в том, что следователь, бе седуя с допрашиваемым, незаметно переводит разговор на отвлеченные, посторонние, нейтральные темы; а допрашивае-

1 Бахин В.П. Допрос. Лекция. Киев, 1999. С. 17.

154

мый при умелом направлении разговора «по инерции» прого- варивается о том, что собирался утаить от следователя. Эффективность данного приема зависит от того, насколько вовремя следователь выберет момент перехода от посторон- ней темы к существу дела. При этом рекомендуется в одних случаях переход осуществлять плавно и незаметно, а в дру- гих - резко и неоднократно.

з) «создание напряжения» - в этом случае следователь вызывает у допрашиваемого напряжение путем эмоционального воздействия на него (не путать с эмоциональным и психиче- ским насилием), Например, напоминанием об неотвратимости наказания за совершенное преступление, что в совокупности может способствовать переходу допрашиваемого к правдивым показаниям.

и) «повторный допрос» - нередко позволяет следователю выяснить в показаниях допрашиваемого те места, где более всего имеется отклонений от первоначальных показаний; со- ставить суждение о степени правдоподобности показаний в целом и уличить допрашиваемого во лжи, используя противо- речия в его показаниях1.

к) демонстрация “возможностей расследования”, заключающаяся в демонстрации допрашиваемому возможности объективного установления каких-либо скрываемых им обстоятельств независимо от его показаний;

л) обращение к профессиональным качествам допрашиваемого. Так, лицо, ранее отбывавшее наказание за аналогичное преступление, гораздо спокойнее дает признательные показания (чем, например, несовершеннолетний), поскольку

1 См., например: Волчецкая Т. С, Крамаренко В. П. Пути повышения эффективности повторного допроса обвиняемого// Осуществление правосудия по уголовным делам: Межвузовский сб. научных трудов КГУ. Калининград. 1987. С. 81-88.

155

уже знакомо с существующими процессуальными процедурами, в течение которых его виновность будет доказана следова- телем;

м) использование “слабых мест” в психике допрашиваемо- го: повышенной вспыльчивости, тщеславия, жадности, бес- принципности, чувства мести, ревности и подобных нежела- тельных в психологической структуре личности состояний;

н) “разжигание конфликта”, допустимость которого вызывает возражения у специалистов в области судебной этики. Этот прием заключается в том, что допрашиваемого убеждают дать правдивые показания, разъясняя ему содержание показаний, например, его соучастников, возлагающих на него основную ответственность за преступление, отводящих ему, возможно, и несоответствующую истине роль в преступлении, и рассказывая о другом подобном поведении соучастников, не соответствующим его ожиданиям (например, о несправедливом дележе похищенного). Этот прием реализуется также путем сообщения допрашиваемому мнения о нем и его поведении близких ему лиц или, напротив, мнений о близких ему лицах и их поведении, не соответствующих бывшим у него до того представлениям об этом.

Относительно допустимости применения данного приема можно отметить следующее. Цель его применения ясна: получение от допрашиваемого правдивых и соответствующих истине показаний. Имеет ли допрашиваемый в создаваемой в ре- зультате действий следователя ситуации свободу выбора ли- нии своего поведения? Безусловно, имеет: он может под воздействием этого приема свободно и осознанно не изме- нить своего отношения к предмету допроса или так же сво- бодно и осознанно его изменить. На вопрос о том, содержит

156

ли этот прием элементы обмана, насилия или других одно- значно запрещенных законом и следственной этикой методов воздействия, по нашему мнению, следует ответить отрица- тельно. Естественно, при условии, что сообщаемая следо- вателем допрашиваемому информация - и это непременное ус- ловие допустимости всех тактических приемов - основана на имеющихся в распоряжении следователя данных, и может быть предъявлена допрашиваемому. С этих позиций допустимость рассматриваемых средств убеждения при допросе сомнений не вызывает.

Однако исследование было бы неполным без выделения осо- бого мнения В.М. Быкова на использование при расследова- нии преступлений «тактики разжигания» конфликта между со- участниками, считающего, что «обострение конфликта, пере- ход конфликтной ситуации в конфликт между соучастниками в период расследования также носит объективный характер и не зависит от следователя. Это означает, что конфликты между членами преступной группы даже не нужно специально «разжигать», их обострение в период предварительного следствия представляет собой объективную закономерность1» .

Тактические приемы при допросе могут спровоцировать оговор допрашиваемым невиновного лица, либо самооговор. Это может стать следствием отчаяния в связи со ставшим допрашиваемому известным нежелательным и, как правило, неожиданным для него мнением о нем других лиц или таким же поведением близкого ему человека. Оговор невиновных лиц возможен, например, из-за желания отомстить за став- шее допрашиваемому известным неожиданное и нежелательное

1 Быков В.М. Криминалистическая характеристика преступных групп. Учебное посо- бие. Ташкент. 1986. С. 57.

157

поведение тех или иных лиц, или из-за желания “разделить” с кем-либо причиненный преступлением материальный ущерб, если используется присущее данному допрашиваемому свойст- во жадности и т.п. поэтому использовать арсенал тактиче- ских приемов необходимо очень осторожно. Часть приемов, основанных на использовании “слабых мест” в психике доп- рашиваемого, и не обладающих свойством избирательности воздействия, на наш взгляд, не может быть рекомендована для применения в следственной практике.

о) “следственные хитрости” (“психологические ловушки” или “тактические комбинации”), сущность которых сводится к воздействию на допрашиваемого путем “маневрирования” следователем имеющейся в его распоряжении информацией с целью свободного и осознанного изменения допрашиваемым своего поведения на допросе. Именно такая их направленность на свободное и осознанное изменение допрашиваемым мотивации своего поведения в конфликте и, как следствие этого, переход от сокрытия или умышленного искажения искомой информации к объективной передаче ее следователю, позволяет считать что “следственные хитрости” в большин- стве своем являются не чем иным, как такими средствами, приемами и методами воздействия на личность, как: убежде- ние, сочетаемое в отдельных случаях с элементами принуж- дения .

В этой связи полностью солидарны с утверждением Ю.В. Чуфаровского, который под психологическими методами воз- действия на личность понимает «способы влияния на психику правонарушителя, потерпевшего или свидетеля с целью побу- ждения их к даче показаний по поводу обстоятельств право- нарушения» и выделяет следующие методы: передачи информа-

158

ции, внушения, убеждения, рефлексии, постановки и варьи- рования мыслительных задач, психологических «ловушек» и т.д., особо акцентируя внимание на то, что «тактические приемы являются технологической стороной применения пси- хологических методов»1.

При этом “следственные хитрости” реально применяются только к лицам, в отношении которых с большой или доста- точно высокой степенью вероятности предполагается умыш- ленное сокрытие или искажение имеющейся у них искомой ин- формации. Напротив, в отношении допрашиваемого, добросо- вестно пытающегося вспомнить нужную информацию, “следственные хитрости7’ не применимы. Следователь, прибегая к “хитрости”, часто исходит из минимальной или недостаточной информации об объекте (предмете допроса), “домысленной” им в процессе рефлексивных рассуждений за допрашиваемого. Поэтому информация, “заложенная” в приеме, может быть как достаточно убедительной и адекватной ситуации допроса, так и ошибочной полностью или в существенных своих частях.

Поэтому, применяя приемы из группы “следственных хит- ростей”, следователь не лжет, он “маневрирует” имеющейся в его распоряжении информацией. Он использует ее хитро, но не в обыденном смысле понятия хитрости, а в том, кото- рое вкладывал в него великий диалектик Гегель. “Разум, - писал он, - столь же хитер, сколь могуществен. Хитрость состоит вообще в опосредствующей деятельности, которая, позволив объектам действовать друг на друга соответст- венно их природе и истощать себя в этом взаимодействии, не вмешиваясь вместе с тем непосредственно в этот про-

1 См.: Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. М. 1998. С. 79.

159

цесс, все же осуществляет лишь свою собственную цель1” .

Тактико-криминалистические приемы (комбинации), применяемые при допросе, можно классифицировать следующим образом2 :

1) Адаптивные (приспосабливающие) приемы: «разобщение», «беседа», «настройка», «выжидание», «замедленный темп», «пресечение лжи», «создание незаполненности».

2) Информационные приемы: «смежность», «сходность», «кон- трастность», «разобщение», «наглядность», «форсированный темп», «внезапность», «инерция», «повторность», «отвлечение внимания», «создание определенного представления об осведомленности следователя», «вызов», «создание незаполненности» . 3) 4) Эмоционального воздействия приемы: «беседа», «настройка», «снятие напряжения», «создание напряжения», «внезапность», «последовательность», «использование положительных свойств личности», «использование слабых мест личности», «выжидание». 5) 6) Приемы, направленные на создание определенного представления: «беседа», «пресечение лжи», «отвлечение внимания», «последовательность», «выжидание», «создание определенного представления об осведомленности следователя». 7) 8) Приемы определения истинности или ложности показаний: «форсированный темп», «замедленный темп», «повторность». 9) Раскроем следующие четыре основные группы приемов применения следователем при допросе в строго конфликтной ситуации “следственных хитростей” в целях получения правдивых показаний,
направленных на: 1) сокрытие намерений следователя относительно
целей до-

1 Гегель. Энциклопедия философских наук. T.l M.1977. С. 397.

2 Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М. 197 6. С. 84.

160

проса:

  • прием “смещения акцентов”, когда следователь временно скрывает основную цель допроса, смещает его акценты на выявление обстоятельств, непосредственно не представляю- щих интереса по расследуемому делу, рассчитывая при этом косвенным образом получить показания об обстоятельствах, составляющих предмет допроса.
  • прием “проговорки” допрашиваемым информации, в сокрытии которой он субъективно на момент допроса заинтересован. “Проговорка”, - пишет А.Р. Ратинов, - это объективно пра- вильная информация, в сокрытии которой может быть заинте- ресован допрашиваемый, попавшая в его показания вследст- вие непонимания им значения сообщаемых сведений либо в результате незаторможенности реакции на поставленный во- прос1”. Сама по себе “проговорка”, как правило, непосред- ственно не ведет к возникновению доказательственной ин- формации. Она является, во-первых, убедительным “диагно- стирующим” признаком наличия конфликтной ситуации и, во- вторых, будучи умело использованной, выступает в качестве побудительного стимула для допрашиваемого к даче им прав- дивых показаний. Весьма эффективным средством для выяв- ления возможной “проговорки” в показаниях допрашиваемого
  • (когда она сразу не осмысливается следователем в этом ка- честве) и дальнейшего ее использования может служить ана- лиз аудио- и видеозаписи показаний. Условия для «прого- ворки» могут быть созданы целенаправленными вопросами следователя, рассчитанными именно на то, что, отвечая на них, допрашиваемый без осознанного понимания значимости своего ответа, выдает информацию, свидетельствующую о его

1 Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей М. 1967. С. 209.

161

причастности к преступлению.

  • прием “географической уловки”, т.е. “привязывания” к определенному месту и времени, состоящий в выяснении у допрашиваемого конкретных обстоятельств и событий, кото- рые происходили в названном допрашиваемым месте, в то время, когда он, согласно его показаниям, там находился. И если допрашиваемый дает ложные показания, он не сможет не испытывать психологических затруднений, отвечая на поставленный вопрос (ибо не знает, имели место эти факты или нет). Это, как и “проговорка”, может иметь для следо- вателя “диагностирующее” значение для определения отноше- ния допрашиваемого к предмету допроса. Но мы полагаем, что “географические уловки” могут быть использованы сле- дователем лишь при одном, но непременном условии: если они не основаны на обмане допрашиваемого, если следова- тель действительно располагает информацией, заложенной в этой “уловке”.

2) создание у допрашиваемого преувеличенного преставления следователя обо всех обстоятельствах дела.

Эта группа тактических приемов позволяет следователю “маневрировать” имеющейся в его распоряжении, увы, чаще всего далеко неполной информацией таким образом, чтобы она представилась допрашиваемому в качестве изобличающей его, и могла вызвать правдивые показания. Приемы этой группы “следственных хитростей” в отдельных ситуациях мо- гут быть основаны на использовании дубликатов, аналогов или макетов вещественных доказательств, отсутствующих на момент допроса в распоряжении следователя, но сведения о которых имеются в показаниях отдельных лиц и других мате- риалах дела.

162

3) создание у виновного представления о том, что другие соучастники преступления сознались. Это реализуется в разнообразных вариантах: от смещения акцентов при выявле нии отдельных обстоятельств на очной ставке между соуча стниками, до сообщения в иных формах не признающемуся соучастнику показаний другого в такой интерпретации, ко торая приведет лицо, подвергающееся воздействию, к мне нию, что тот дал правдивые показания (исключая при этом, естественно, как однозначно недопустимый, прямой обман допрашиваемого). Возможна демонстрация с той же целью ма кетов или аналогов объектов, о месте нахождения которых помимо допрашиваемого знают только другие лица, также причастные к совершению преступления.

4) обнаружение скрываемых объектов и лиц, что реализует ся путем интерпретации показаний отдельных лиц, использо вания аналогов и макетов вещественных доказательств. В этих случаях преследуется цель - побудить допрашиваемого к определенному поведению или к определенным действиям, которые, будучи подконтрольны работникам следствия, помо гут обнаружить скрываемые объекты.

Разумное использование данных тактических приемов позволяет следователю не перейти ту грань, за которой вместо помощи допрашиваемому в восстановлении действительной картины события и припоминании забытых фактов начинается внушение, «подсказки», наводящие вопросы, а порой, и «психологическое насилие» над личностью допрашиваемого, что совершенно недопустимо. Следователь должен помнить, что он не имеет права обманывать допрашиваемого. Он обязан уметь манипулировать с реальной информацией, объединяя и разъединяя ее различные фрагменты, но никогда ниче-

163

го не придумывать и не выдавать желаемое за действитель- ное . Кстати, в местах лишения свободы до сих пор ценятся следователи, которые ни разу не обманули обвиняемого.

Ситуации конфликта возникают не только в ходе допроса, но и при проведении иных следственных действий, в частности очной ставки. Как известно, очная ставка проводится между ранее допрошенными лицами, в показаниях которых имеются существенные противоречия1; при этом она является разновидностью допроса и вместе с тем - самостоятельным следственным действием, с присущими только ей целями, ос- нованиями и условиями производства. Данное обстоятельство накладывает своеобразный психологический отпечаток, по- этому очная ставка, как справедливо отмечает В.Л. Василь- ев «связана с острой конфликтной ситуацией и высокой эмо- циональной напряженностью»2, и где, по утверждению М.И. Еникеева «допрашиваемые лица, как правило, оказываются в позиции конфликтного противоборства3».

В этой связи считаем очень ценными советы отечественных криминалистов, рекомендующих и считающих оправданным про- изводство очной ставки между потерпевшим и обвиняемым или свидетелем только в двух следующих случаях, «когда:

а) противоречия в показаниях касаются существенных об стоятельств дела, без их устранения трудно оценить дока зательства, а разрешить другими способами не удалось;

б) следователь с помощью потерпевшего рассчитывает по лучить правдивые сведения от обвиняемого и уверен, что потерпевший на очной ставке не откажется от ранних пока заний, которые следователь считает объективными». И дела-

1 См. ст. 162 УПК РСФСР.

2 Васильев В.Л. Юридическая психология. СПб. 1997. с. 4 99-

3 Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. М. 1997. С. 506.

164

ют справедливый вывод, что «если же такой уверенности нет, то от проведения указанного следственного действия (а именно - очной ставки; выделено мною - СП.) следует отказаться1».

К основным факторам, приводящим к ситуации конфликта в ходе очной ставки, на наш взгляд, можно отнести: 1)наличие в показаниях лиц, участвующих в очной ставке, внутренних противоречий, причинами которых могут яв- ляться:

• дача допрашиваемыми лицами заведомо ложных показаний. При этом следователь обязан выяснить мотивы заведомой лжи, которые бывают весьма разнообразными: стремление скрыть судимость, избежать уголовной ответственности или смягчить ее, нежелание выдавать соучастников, родственные чувства, боязнь мести, подкуп, стыд, угрозы, шантаж и др.; • • заблуждение одного из допрашиваемых. В этом случае сле- дователю важно ликвидировать это заблуждение и предот- вратить конфликт. Часто это может быть связано с запо- минанием человеком последовательности событий. В этой связи заслуживают серьезного внимания предложения В.М. Мешкова при производстве очных ставок следователю (спе- циалисту) с целью оживления памяти допрашиваемых лиц эффективно использовать временные наречия. Последние способствуют построению сообщаемых фактов в хронологи- ческий ряд, позволяют установить причинно-следственные связи, зависимость конкретных фактов от определенных действий участников события2”; • 1 Быков В.М., Бурданова B.C. Виктимологические аспекты криминалистики. Учебное пособие. Ташкент. 1981. С. 49.

2 Мешков В.М. Получение временной информации в ходе вербальных следственных дей ствий. Учебное пособие. Нижегородская ВШ МВД РФ. Нижний Новгород. 1994. С. 21.

165

• неприязненные отношения между участниками очной ставки. В таком случае следователь изучает сущность конфликта на очной ставке. Актуальна точка зрения Н.И. Порубова, предлагающего следователю не пресекать взаимных претен зий участников очной ставки друг к другу. Из этого диа лога следователь может узнать для себя много полезного. Но не следует очную ставку превращать в ссору, она не должна носить характера взаимных оскорблений. При ее проведении следователь не только слушатель и протоко лист, но и организатор, активный ее участник, который направляет ход очной ставки по намеченному плану, пра вильно оценивает показания допрашиваемых, находит так тически верные выходы из возникающих порой затрудни тельных ситуаций1.

• темперамент и психологическое состояние того или иного допрашиваемого;

2)наличие внешних причин в ходе организации и проведения очной ставки, и, в первую очередь, в действиях самого следователя как организатора очной ставки, которые могут выражаться в:

• правильном выборе следователем времени проведения очной ставки; • • уровне подготовки (тактико-криминалистическое обеспече- ние и психологическая готовность всех ее участников) к очной ставке. При этом большое значение имеет подготовка для немедленного предъявления всех необходимых материалов (документов, фотографий, выдержек из протоколов) , которые должны быть заранее систематизированы таким образом, чтобы в нужный момент следователь мог • 1 Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии. М. 1998. С.157.

166

мгновенно предъявить эти объекты, материалы участникам очной ставки, не тратя времени на их поиски;

• точной фиксации результатов очной ставки (применении звуко- и (или) видеозаписи, позволяющих зафиксировать такие обстоятельства, которые невозможно передать в письменном виде (протоколе), как: физическое и психиче- ское состояние допрашиваемого, особенности их речи и т.д. На важность применения аудио- или видеозаписи обращает внимание Ю.И. Сучков, справедливо отмечающий их определенное воздействие на судей при формировании их мнения, поскольку прослушивание фонограммы либо просмотр видеозаписи позволяют устранить все неточности и противоречия в показаниях допрашиваемых на предвари- тельном следствии, легче оценить эти показания и решить, какие из них являются достоверными1; • • собственном состоянии следователя. Как верно заметил В. Л. Васильев, “острая конфликтная ситуация, высокая эмоциональная напряженность очной ставки требуют от него, как ее организатора, прекрасного волевого тонуса и хорошей эмоциональной устойчивости. Перед очной ставкой у следователя должны быть ясная голова, ровное, спокойное настроение и полная уверенность в торжестве правды над ложью. Если такое состояние отсутствует - очную ставку следует отложить, ибо в противном случае сам следователь может ее провалить2м. В случае возникновения на очной ставке напряженных конфликтных ситуаций М.И. Еникеев правильно советует следователю «сохранять психическую устойчивость, уравновешенность, не вовле- • 1 Сучков Ю.И. Устная речь следователя при осуществлении допросов на предвари тельном следствии с применением звуко- и видеозаписи: Уч.-практ. пособие. Кали нинград. 1998. С.З.

2 Васильев В.Л. Юридическая психология. СПб. 1997. С. 500.

167

каться в водоворот конфликтного противоборства допраши- ваемых лиц, избегать психической дезорганизации» и про- водить ее «в условиях полной психической стабильности следователя, при глубоком предварительном изучении лич- ностных особенностей возможных участников очной ставки, их личностных акцентуаций - “слабых мест” их характера, а также и положительных качеств личности1»; • правильном планировании очной ставки, где следует предусмотреть: позиции ее участников (в том числе - настроенных на конфликт и активное противодействие) и различные варианты ее проведения в зависимости от этих позиций; максимальное и минимальное число эпизодов, которые будут рассмотрены на очной ставке; порядок постановки первых вопросов участникам, а именно, кого первым и по каким вопросам следует выслушать (допросить); порядок постановки (при необходимости) дополнительных вопросов и их формулировку; вопросы участников очной ставки друг другу, а также время предъявления им дополнительных материалов. В этой связи полностью солидарны с мнением В.Л. Васильева, подчеркивающего, что “в течение всей очной ставки подход следователя к ее участникам должен быть глубоко индивидуальным, основанным на всестороннем анализе личности каждого из них, занимаемой им позиции, анализе причин такой позиции с учетом всех материалов уголовного дела2” .

Одним из путей предотвращения ситуаций конфликта, кроме правильного планирования очной ставки, видится в исполь- зовании при допросе на очной ставке второго следователя, потребность в котором может возникнуть для непрерывного

1 Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. М. 1997. С.506.

2 Васильев В.Л. Юридическая психология. СПб. 1997. С. 501-502.

168

наблюдения за поведением и эмоциями допрашиваемых, уско- рения темпа допроса. Такой допрос, по мнению Р.С. Белки- на, дает возможность «осуществить различные психологиче- ские комбинации, например, такой, когда один следователь сознательно обостряет обстановку допроса и тем самым вы- зывает к себе неприязнь допрашиваемого, а другой (своими “возражениями” первому в нужный момент) разряжает обста- новку и легко вступает в контакт с допрашиваемым, побуж- дая его дать правдивые показания1».

Таким образом, очная ставка обладает изобличительным характером, большой силой воздействия на лиц, в чьих по- казаниях содержатся преднамеренные или непроизвольные ис- кажения истины. Она часто играет роль кульминационного, переломного пункта в дальнейшем поведении лиц на предва- рительном следствии.

Сила воздействия очной ставки кроется, на наш взгляд, в правильном использовании следователем явления “социальной ингибиции”, называемом “эффектом присутствия”, когда по- казания даются не только в присутствии следователя, но и другого человека, с которым допрашиваемый, как правило, знаком. Зачастую в возникающей острой ситуации конфликта участники очной ставки, прежде чем сказать “да” или “нет”, должны для себя сделать выбор, с кем вместе и за что они борются, какие преследуют конечные цели. При этом следователь - организатор очной ставки, должен активно способствовать тому, чтобы это был социально правильный выбор, направленный на торжество правды, справедливости, истины2.

1 Белкин Р.С. Криминалистика. Учебник для вузов. М. 1999. С. 624.

2 См.: Соловьев А.Б. Перекрестный допрос и очная ставка. М. 1972. Комарков B.C. Психологические основы очной ставки. Харьков. 197 6. Гаврилов А.К. Очная ставка. Волгоград. 1978. Белкин Р.С. Криминалистика. М. 199 9 и др.

169

Не менее актуальны ситуации конфликта в ходе проведения обыска. Общеизвестно, что обыск является сложным и специфическим следственным действием, в ходе которого следователь и другие участвующие в нем должностные лица осматривают и исследуют жилище, различные постройки, участки местности, одежду и даже тело человека с целью обнаружения информации, необходимой для расследования преступления, и где нередко доминирующим состоянием является процессуальное принуждение по отношению к обыскиваемому. Главной особенностью обыска как отыскания скрытых (и

чаще всего сознательно) объектов является то, что извест- на поставленная цель (обнаружить искомый объект) при вы- сокой степени неопределенности путей установления места искомого объекта. При этом действиям следователя по нахо- ждению спрятанного всегда предшествуют действия лица, спрятавшего тот или иной объект.

Нередко сопротивление (активное противоборство) обыски- ваемого лица, его нежелание выдать спрятанное приводит к возникновению конфликтных ситуаций. Коме того, возникно- вению конфликта способствует отсутствие контакта (взаимо- понимания) между обыскивающим и обыскиваемым, так как по- следний в силу самой ситуации обыска склонен отрицатель- но, конфликтно, относиться к первому. Следует согласиться с В.Л. Васильевым, утверждающим, что «принудительный ха- рактер обыска и противоречие целей у лиц, принимающих в нем участие, обуславливают конфликтную ситуацию1».

1 Васильев В.Л. Психология следственных действий. СПб. 1993. С.48. Он же. Юридическая психология. СПб. 1997. С. 514.

170

Эту точку зрения разделяет также ряд авторов. Так, М.И. Еникеев к причинам, обуславливающим наличие конфликтов в ходе проведения обыска, относит: его принудительный ха- рактер, повышенное психическое напряжение участников дан- ного следственного действия, т.е. особой его психологизи- рованностью1.

Ю.В. Чуфаровский также обращает внимание на наличие для обыска «почти всегда» конфликтной ситуации2.

Для успешного проведения обыска по выявлению места со- крытия объекта (предметов и документов), следователь, как правило, осознает, что любой человек решает вопрос о со- крытии какого-либо объекта с учетом имеющихся практиче- ских возможностей для этого, особенностей объекта, про- фессиональных знаний и личностных психологических особен- ностей.

В этой связи ряд авторов советуют воспользоваться методом “рефлексии’ (с лат. reflexio - обращение назад) -т.е. поставить себя в положение обыскиваемого (как бы сделал я на его месте) , учитывая при этом его образование, характер, привычки, интересы3. Считаем данную точку зрения весьма спорной, которая, на наш взгляд, может при- вести к ошибке, и солидарны с мнением других авторов, ут- верждающих, что следователю «надо думать не о том, как он действовал бы сам в данной ситуации, а о том, как должен

1 Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. М. 1997. С. 430.

2 Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. М. 1998. С.342.

3 См., например: Дулов А.В. Судебная психология. Минск. 1975. С. 347. Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск. 1987. С. 112. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. М. 1998. С.341.

171

был действовать сам обыскиваемый1», ему необходимо умение v мыслить за противоборствующую сторону (как должен был сделать он) .

Все это подтверждает, насколько важным является пред- варительное изучение личности человека, подлежащего обы- ску, и всех условий его жизни и деятельности с точки зре- ния его возможного конфликтного противодействия.

Именно подробное и детальное изучение личности обыски- ваемого, предвидение его возможного поведения позволяет своевременно изменить план проникновения в обыскиваемое помещение, предотвратить уничтожение разыскиваемых ценно- стей.

К успеху обыска может привести наблюдение за поведением обыскиваемого. При этом в целях получения наиболее полных и достоверных результатов такого наблюдения, проводящему обыск необходимо знать некоторые основные закономерности поведения обыскиваемого в конфликтной ситуации обыска, к которым можно отнести следующие:

• в ходе проведения обыска обыскиваемый прогнозирует (предполагает) свое будущее в зависимости от результатов обыска, что, как правило, может привести его в состояние сильного эмоционального возбуждения и переживания, которое обычно пытаются скрыть. Так, возможность обнаружения в результате обыска орудий преступления,

1 См.: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М. 1967. С. 232. Под- ^ голин Е.Е. Тактика следственных действий. Л. 1975. С. 29. Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия. М. 1997. С. 189-190. Белкин Р.С, Лившиц Е.М. Тактика следственных действий. М. 1997. С. 88.

172

предметов и ценностей, добытых преступным путем, чрева- та для обыскиваемого задержанием, арестом, а для его семьи - возможной конфискацией имущества, ухудшением материального положения, формированием отрицательного общественного мнения, что может означать для виновного и его семьи крушением многих жизненных планов. Все это может привести к острой конфликтной ситуации, сопровож- даться напряженностью, сложной психологической атмосфе- рой, проявлением неприязни, гнева, раздражения, попыток оскорбления, нападения и нередко применения оружия; приближение обыскивающего к месту хранения искомых предметов обязательно приводит к мысленной активизации у обыскиваемого, связанной с событиями преступления и их последствиями, что также не может не сказаться на поведении обыскиваемого, так же как и удаление обыски- вающего от “опасного места”. Характерными признаками волнения являются различные микродвижения рук и ног (судорожная подвижность пальцев, тряска ноги, постуки- вание каблуком или носком обуви по полу, постукивание пальцами руки, дрожание или потирание рук), мимика (прикусывание губ, неотрывный взор в одну точку, нахо- дящуюся в стороне от тайника) и цвет лица (покраснение или побледнение), изменение голоса (дрожание или хрипо- та) , потовыделение, частое сглатывание слюны, аритмия дыхания (кашель) и т.д.;

наблюдение следует проводить за имеющимися у обыскивае- мого домашними животными и птицами, чье поведение не-

173

редко может указывать на присутствие скрывающегося че- ловека или местонахождение спрятанных вещей (так, многие домашние животные проявляют беспокойство от близкого нахождения трупа, постороннего человека и т.д.);

• при утаивании и изготовлении тайников, хранилищ винов- ные обыскиваемые нередко рассчитывают на следующие фак- торы:

1) на утомление участников обыска (искомый документ часто кладут в книгу, находящуюся в середине книжной полки);

2)расчет на брезгливость и чистоплотность (закапывают предметы в навоз, спускают в отхожее место);

3) на проявление такта и благородных побуждений со стороны обыскивающего (сокрытие объектов в кровати престарелого, тяжелобольного, малолетнего ребенка, в могиле род- ственников) ; 4) 5) на нарочитую небрежность сокрытия предмета (оставление его на виду - так называемая “мнимая маскировка”); 6) 5)отвлечение внимания изготовлением тайников- двойников (при расчете, что при обнаружении первого пустого тайника остальные такие же тайники осматриваться не будут) ; 6) на организацию конфликта (с целью отвлечения внимания для перепрятывания искомого объекта).

Изложенное позволяет сформулировать некоторые рекомен- дации в целях предотвращения ситуаций возможного конфликтного противодействия в ходе производства обыска: 1)в случае возникновения острых ситуаций конфликта в про-

174

цессе обыска иногда необходимо применить приказной тон, что даст возможность «осадить» обыскиваемого, изменить его поведение, вывести его из состояния конфликта; 2)необходимо установить вербальный (речевой) контакт с обыскиваемым, так называемое “разговаривание в процессе обыска”, что позволит следователю: убеждать обыскиваемого в необходимости выдать искомые предметы, наблюдать за ре- акциями и действиями обыскиваемого в процессе обыска, вы- яснять взаимосвязь обнаруженных объектов с другими и их значение для обыскиваемого, анализировать внутреннее со- стояние и внешнее проявление поведения обыскиваемого по отношению к действиям следователя. В этой связи заслужи- вает серьезного внимания такой метод воздействия следова- теля как - “вербальная разведка обыска”1. Суть последнего состоит в том, что следователь опрашивает обыскиваемого о расположении помещений, назначении тех или иных предме- тов, принадлежности определенных вещей, наблюдает за его состоянием и реакциями, используя при этом новый дополни- тельный раздражитель - вербальный, который еще больше усиливает процессы эмоционального и психологического воз- буждения обыскиваемого и усложняет возможность контроля за собственным поведением и реакциями, постепенно перево- дя задаваемые вопросы в ситуацию обыска; 3) в процессе обыска используя только законные методы2

1 См.: Борягин Н.И. Некоторые вопросы психологии производства обыска. М. 1959. С. 122-123. Ратинов А.Р. Обыск и выемка. М. 1961. С. 19. Чуфаровский Ю.В. Юриди ческая психология. М. 1998. С. 348.

2 См.: ст. 25 Конституции РФ; статьи 168- 173, 176-177 УПК РСФСР; Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 13 от 24 декабря 1993 года «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции РФ».

175

необходимо также проявлять осторожность, бдительность и меры безопасности, так как сложная психологическая и нравственная атмосфера обыска, серьезные неблагоприятные последствия, могущие наступить для обвиняемого в случае обнаружения у него орудий преступления, предметов и ценностей, добытых преступным путем, могут подтолкнуть обыскиваемого, членов его семьи к активному конфликтному противодействию, применению различного рода хитростей, уловок, провокаций, угроз, физическому сопротивлению и даже к применению оружия. Так, попытки вывести следователя из душевного равновесия могут выражаться в отталкивании его от двери, окна, детской коляски, постели больного; истерические выкрики, оскорбления, обвинения; вырывание из рук следователя взятых им предметов или документов. При этом главной целью подобных действий обыскиваемых Р.С. Белкин справедливо считает: а) сорвать психический настрой обыскивающих на спокойный, планомерный обыск; б) спровоцировать ответную реакцию с тем, чтобы впоследствии использовать это как мотив для жалоб, для отвода следователя и т.п.1;

4) нельзя забывать о нравственно-этических принципах обыска: следователь обязан проявлять вежливость, сдержанность, корректность, такт при изучении документов и свидетельств личного, интимного характера (переписки, дневников, фотографий), не допускать грубость, оскорбления, угрозы, шантаж. Следователь должен обеспечить неразглаше-

1 Белкин Р.С. Криминалистика. Учебник. М. 1999. С. 590.

176

ние обстоятельств интимной жизни обыскиваемого лица, а также других лиц, проходящих по расследуемому делу; 5) несмотря на проявление обыскиваемым лицом замкнутости, сдержанности или, наоборот, показной откровенности, высо- комерия или агрессивной конфликтности, при производстве личного обыска (освидетельствования) ему должны быть обеспечены безопасность его здоровью. В этой связи харак- терен пример, когда по делу о нарушении правил валютных операций при личном обыске подозреваемой П. было обнару- жено, что она спрятала платиновые драгоценности на голове в высокой искусно сделанной прическе1. Вместе с тем, следственной практике известны случаи, когда прямую кишку или влагалище использовали для хранения и перевозки нар- котиков, золотых украшений, драгоценных камней, золотого песка. Поэтому к исследованию естественных отверстий тела человека при личном обыске целесообразно сразу привлекать врача. Именно поэтому особенно актуальны требования, предъявляемые Л.В. Виницким, рекомендовавшим следователю внимательно и вежливо относиться к обыскиваемому (©свиде- тельствуемому) , соблюдать чувство такта и не допускать ни заигрываний, ни окриков, не причинять ему каких-либо страданий и не допускать оскорбительного отношения к не- му. Более того, в конфликтных ситуациях, когда подозре- ваемый (обвиняемый) оказывает сопротивление, ученый сове- тует привлекать врача, который «засвидетельствует, что меры, принятые для преодоления физического сопротивления

1 Васильев В.Л. Юридическая психология. СПб. 1997. С.514.

177

обвиняемого (подозреваемого) , не были опасными для его здоровья. Это обстоятельство должно быть отражено в про- токоле», считая такое поведение следователя нравственным, ибо он выполняет свой служебный долг ради достижения вы- соких целей правосудия1».

6) эффективность результатов обыска зависит от сроков его проведения. Исследования, проведенные С. Д. Долгиновым, утверждают, что наибольшая результативность обыска дости гается при проведении его в первые сутки (83,4 %), а обы ски, проведенные после 10 суток, в 61,5 % случаев оказа лись нерезультативными2;

7) на месте обыска должна быть установлена строжайшая дисциплина: запрещены посторонние разговоры, ненужное хо- ждение и отвлекающие внимание действия, которые не вызы- ваются необходимостью, недопустимы неоправданные реплики обыскивающих; 8) 9) представляется важным, что обнаружение в ходе обыска изобличающих обвиняемого предметов может поставить его в трудное положение, привести к мысленной дезорганизации и ослаблению волевых установок; поэтому в целях закрепления полученных при обыске сведений целесообразно сразу же по- сле обыска произвести допрос и очную ставку. 10) Таким образом, правильная методика проведения обыска, основанная на знании следователем основ криминалистиче-

1 Виницкий Л.В. Освидетельствование на предварительном следствии. Учебное посо бие. Смоленск. 1997. С. 37-40.

2 Долгинов С.Д. Обыск как средство разрешения исходной следственной ситуации. М. 1991. С. 140-146.

178

ской конфликтологии, использование в его процессе наравне с новыми научно-техническими поисковыми средствами гра- мотной тактики изучения личности обыскиваемого, в своей совокупности оказывают на обыскиваемое лицо законное так- тико-криминалистическое и морально-психологическое воз- действие с целью достижения положительных результатов обыска. На наш взгляд, предмет криминалистической кон- фликтологии не должен ограничиваться рамками данного ис- следования, так как ситуации конфликтов и конфликтные си- туации реальны в ходе не только таких важных следственных действий, как допрос, очная ставка, обыск, но и при уточ- нении показаний на месте, предъявлении для опознания, следственном эксперименте, задержании по подозрению в со- вершении преступления и других, подробный анализ которых предполагается провести в дальнейших исследованиях.

Таким образом, знание и умение правильно применять рас- смотренные тактико-криминалистические приемы (комбинации) при проведении следственных действий в различных ситуа- циях конфликта, позволит следователю проводить расследо- вание по уголовному делу в строгом соответствии с зако- ном, не нарушая (не ущемляя) прав всех лиц, вовлеченных в деятельность по выявлению, раскрытию и расследованию пре- ступлений, а также правильно и своевременно разрешать (предупреждать) ситуации конфликта в интересах главной цели - установлении истины по уголовному делу.

179

2.4 Криминалистическое обеспечение предупреждения и разрешения конфликтов на предварительном следствии.

Для своевременного разрешения криминалистического конфликта следователю необходимо, прежде всего, правильно оценить (проанализировать) его; при этом он обязан осоз- нать необходимость законного разрешения возникшей пробле- мы. Конфликты той или иной степени сопровождают весь цикл деятельности следователя, начиная от участия в провероч- ных действиях, до возбуждения уголовного дела, и заканчи- вая направлением уголовного дела в суд. Нередко следова- тель втягивается в конфликт и. на стадии судебного рас- смотрения дела, когда подсудимый или иное лицо вдруг на- чинает отказываться от своих показаний, утверждая, что давал их под воздействием психического или физического насилия. Как верно отмечено в специальной литературе, мнедооценка конфликта может привести к тому, что его ана- лиз будет проведен поверхностно и высказанные на основе такого анализа предложения окажутся малопригодными. Такой анализ не только не соответствует преодолению конфликта, но может и повредить ему1” . При этом специалисты под субъективными причинами недооценки конфликта понимают не- способность или нежелание человека соответствующим обра- зом оценить возникшую ситуацию конфликта.

Представляется, что при анализе ситуации конфликта в целях его законного разрешения и установления истины по

1 Дмитриев А.В., Запрудский Ю.Г., Казимирчук В.П., Кудрявцев В.Н. Основы кон- фликтологии. Учебное пособие. М. 1997. С. 143.

180

делу, следователю необходимо различать две основные формы конфликтного противодействия ему: пассивную и активную. В зависимости от формы конфликта следователь избирает наи- более эффективные криминалистические способы их разреше- ния .

К формам пассивного конфликтного противодействия следо- вателю можно отнести:

  • отказ от дачи показаний;
  • немотивируемое отрицание фактов, называемое А.Сыровым “голым отрицанием’’ и которое, по его справедливому за- мечанию, “иногда имеет своей причиной “бегство” (обви- няемого, подозреваемого) от действительности с целью облегчения неприятных переживаний1” ;
  • умолчание о фактах;
  • неявка (несвоевременная явка) по вызову следователя;
  • несообщение интересующих следователя сведений и невыда- ча требуемых объектов (предметов, документов);
  • неоказание помощи следствию;
  • невыполнение требуемых действий и отказ от участия в следственных действиях.
  • Активное конфликтное противодействие следствию может проявиться в следующем:

  • умышленная дезинформация следователя в виде: дачи лож- ных показаний, обмана, создания лжедоказательств путем инсценировок, фальсификации предметов (документов), создания ложного алиби, оговора, самооговора, опорочения источника правдивой информации;
  • сокрытие и уничтожение нужных предметов;
  • подстрекательство к даче ложных показаний и неповинове-
  • 1 Сыров А. Проблемы научных основ тактики следственных действий. М. 1969. С. 11.

181

ние следователю;

  • прямое сопротивление и угрозы следователю;
  • уничтожение доказательств при ознакомлении с материала- ми следствия (известен случай из следственной практики, когда обвиняемый буквально съел уголовное дело о совер- шении им злостного хулиганства. Кстати, прокурор посчитал этот поступок нормальным способом защиты, и отказал в возбуждении уголовного дела по данному факту) и др.
  • Один из путей разрешения криминалистических конфликтов видится в полном и всестороннем изучении следователем личности конфликтующего подследственного (подозреваемого, обвиняемого) с целью точного определения внутренних при- чин конфликта (например, страх или нежелание наступления неотвратимого наказания за преступное деяние толкает на дачу ложных показаний, оговор и т.п.). Не случайно у древнеримских юристов было правило начинать рассмотрение споров, принятых к следствию, с поисков ответа на главный вопрос: кому это нужно? Правильный ответ на этот вопрос позволит следователю понять, для чего тот или иной кон- фликт нужен для другой стороны, какие она видит в нем для себя выгоды, к чему стремится.

В зависимости от вида конфликта и причины его появления, ликвидация его (разрешение) производится различными способами. Конфликт всегда должен разрешаться путем акти- визации мыслительной деятельности субъекта, расширения его сферы использования социального опыта в решении кон- фликта. “Никоим образом, - по мнению Дулова А.В., - кон- фликт не может ликвидироваться путем сужения возможности мыслительной деятельности субъекта, даже имеющего против-

182

ные цели”.1

Поэтому считаем, что криминалистические конфликты должны разрешаться применением в рамках уголовно-процессуального законодательства ряда психологических и тактико- криминалистических приемов (средств, методов, способов) со стороны следователя, к каким предлагаем отнести следующие:

I. Процессуально-психологические:

1.1 Этичность расследования, т.е. соблюдение моральных принципов производства расследования2. Здесь, прежде все- го, имеется в виду, что средства психологического воздей- ствия должны соответствовать принципам морали и быть нравственными. В этой связи полностью поддерживаем утвер- ждение А. Ратинова, Ю. Зархина о том, что следовать иезу- итскому правилу “цель оправдывает средства” - значит за- бывать, что применением недостойных средств можно испога- нить и извратить любую благородную цель…3. Подобные факты имеют место в практике расследования преступлений. Так, желая раскрыть преступление, оперуполномоченный отдела розыска Чегемского РОВД Кабардино-Балкарской Республики Маргушев, в своем служебном кабинете избил заподозренного им К. Затем, не допросив предварительно, произвел опозна- ние задержанного, очную ставку между ним и лицами, на- звавшими его фамилию как подозреваемого. Вновь услышав отрицание задержанного, сотрудник милиции продолжил из- биение. Впоследствии К. объявили, что обознались и отпус-

1 Дулов А.В. Судебная психология. Учебное пособие. Минск. 1975. С.105.

2 См.: Хайдуков Н.П. Понятие воздействия, его правомерность и допустимость в деятельности следователя//Вопросы теории и практики предварительного следствия в органах внутренних дел. Саратов. 1973; Любичев С. Г. Этические основы следствен ной тактики. М. 197 6; Бабич В. А. Проблема этической допустимости тактических средств при расследовании преступлений. Мн. 1980; Леоненко В.В. Профессиональная этика участников уголовного судопроизводства. Киев. 1981 и др.

3 Ратинов А., Зархин Ю. Следственная этика //Соц. законность. № 10. 1970. С. 39.

183

тили домой1.

2.Применение метода убеждения.

Убеждение во всех сферах человеческой деятельности яв- ляется основным методом воздействия на личность. Его це- лью является изменение субъектом, подвергающимся воздей- ствию, своего поведения и (или) отношения к имеющейся у него искомой (в нашем случае - следователем) информации - от ее сокрытия или искажения и объективной и полной пере- даче .

Наиболее значимыми для конфликтов и конфликтных ситуаций на предварительном следствии, по нашему мнению, являются :

а) неукоснительное выполнение следователем требований, изложенных в ст. 20 УПК РСФСР. Именно полнота, всесторон ность и объективность расследования, исследование всех обстоятельств дела, выявление как уличающих, так и оправ дывающих обвиняемого, отягчающих и смягчающих его вину обстоятельств, во многих случаях предупреждают саму воз можность возникновения конфликта, а также служат удовле творительным и достаточным средством разрешения возникше го конфликта. И очень важно, чтобы следствие не только велось объективно, но и так, чтобы взаимодействующий со следователем субъект осознавал и убеждался, что следствие по его делу ведется объективно и всесторонне.

б) убеждение конфликтующего со следователем субъекта путем разъяснения ему обстоятельств, которые, согласно уголовному закону, признаются в качестве смягчающих от-

1 См. : Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4.09. 1995. //Бюллетень ВС РФ, 1996. № 4. С. 7-8.

184

ветственность (ст. 61 УК РФ) . Используя этот прием убеж- дения, не просто ссылаются на норму УК, а предоставляют допрашиваемому возможность самому ознакомиться с соответ- ствующей статьей и разъясняют ему ее содержание, иллюст- рируя известными следователю примерами того, как эти об- стоятельства учитываются судом при назначении наказания. Так, например, подследственному объясняют, что если рас- следованием будет установлено наличие в деле смягчающих обстоятельств, то максимальное наказание, предусмотренное санкцией статьи УК, не может быть назначено. Как показы- вает следственная практика, реализация приема убеждения состоит в тщательном анализе следственной ситуации, выяв- лении признаков, перечисленных в ст. 61 УК РФ, и “ приме- ривании” его к данному субъекту. При этом последнему разъясняется, какие из обстоятельств могут быть признаны смягчающими.

в) обращение к имеющимся доказательствам и установленным обстоятельствам совершения преступления. Успешность данного приема подтверждена и материалами проведенного исследования. Так, при расследовании тайного похищения оргтехники из здания музыкального колледжа г. Калинингра- да применение именно этого приема позволило разрешить конфликт на следствии и установить истину по делу1.

Поскольку подобные ситуации довольно часто встречаются в следственной практике, целесообразно привести некоторые рекомендации по использованию доказательств в целях убеж- дения субъекта в необходимости дачи им достоверных пока- заний:

  • предъявлять доказательство следует после того, как

1 См.: уголовное дело № 13-1999. Архив Военного Суда гарнизона г. Калининграда.

185

субъект допрошен по всем обстоятельствам, связанным с до- казательством, которое будет предъявляться. При этом до- прос субъекта по названным обстоятельствам должен произ- водиться так, чтобы допрашиваемый в дальнейшем, при предъявлении известного следователю факта или обстоятель- ства, не мог опорочить его доказательственную силу. Впро- чем, известны и прямо противоположные варианты использо- вания вещественных доказательств, когда они предъявляются на начальной стадии допроса, когда допрашиваемый уже го- тов изложить заранее заготовленную ложную версию проис- шедшего;

  • предъявлять доказательства можно разными способами в зависимости от следственной ситуации и личности субъекта: либо в их совокупности с нарастающим итогом - от “меньше- го” к “большему”, либо предъявлять отдельные, разрознен- ные доказательства с постепенным введением новых при по- следующих допросах.

г) “демонстрация возможностей” научных методов рассле дования, связанная с осмотром вещественных доказательств с участием подозреваемого, с разъяснением ему возможно стей назначенной или предполагаемой к назначению экспер тизы. Данные тактические приемы “демонстрации возможно стей” целесообразно проводить: при проверке показаний допрашиваемого о месте сокрытия трупа, орудий преступле ния и иных вещественных объектов.

д) обращение к личным качествам субъекта, использование следователем так называемых “слабых мест” в психике кон фликтующего с ним субъекта: повышенной вспыльчивости, тщеславия, беспринципности, мести, ревности, иными слова ми - использование метода, который получил в специальной

186

литературе название “разжигания конфликта”. Р. С. Белкин предлагает заменить существующее название этого метода на “использование противоречий, конфликтных интересов соуча- стников, причем с условием, чтобы такое использование не повлекло оговора или других затрудняющих установление ис- тины последствий1” . Представляется, что предложенный профессором вариант более приемлем для следственной практики.

Таким образом, применение вышеописанных приемов убежде- ния, как правило, не только позволяет побудить конфлик- тующего со следователем субъекта к необходимости измене- ния своей линии поведения в предлагаемом следователем на- правлении, но и облегчает дальнейший психологический кон- такт с ним. С помощью перечисленных приемов возможно убе- дить допрашиваемого, что следователь ведет расследование с “открытым забралом”, уверен в правильности своих логи- ческих рассуждений.

3.Использование психологического и процессуального прину- ждения как формы воздействия. Этот прием не следует отождествлять с психическим или физическим насилием, которое противоречит принципам современного уголовного судопроизводства, его нравственным основам. По нашему мнению, любые способы физического или психического насилия должны быть исключены из тактического арсенала следователя. Формы проявления подобного насилия могут быть самыми разными: от угроз следователя и понуждения к даче показаний, до шантажа, внушения, незаконного задержания и ареста. К явно незаконным способам воз-

1 Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград. 1993. С.134.

187

действия на подозреваемого можно отнести факт получения признательных показаний от пьяного подозреваемого, задер- жанного за сбыт наркотического средства. Как установлено материалами уголовного дела, следователь угрожал В. «по- садить в СИЗО», если он изменит свои показания, а свиде- телю советовал изменить показания, иначе он, якобы, «не успеет доехать до института, как будет отчислен»1.

Принуждение, в отличие от психического или физического насилия, есть законное и допустимое принудительное изме- нение поведения человека в желаемом направлении. Принуж- дение выступает в качестве средства внешнего воздействия на внутренние побуждения человека через его поведение, и всегда связано с определенными ограничениями некоторых прав и личных (в том числе и законных) интересов граждан, относительно которых применяется этот метод воздействия.

Под методом воздействия на личность принуждение на стадии предварительного следствия (уголовно-процессуальное принуждение) понимается применяемая в установленном зако- ном порядке компетентными государственными органами или должностными лицами система принудительных средств воз- действия на участников процесса в случаях отклонения по- ведения последних от предписываемого им законом.

Рассмотрим основные средства принуждения для разрешения криминалистических конфликтов на предварительном следст- вии.

а) процессуальные средства принуждения:

  • право следователя вызывать любое лицо для допроса или для дачи заключения в качестве эксперта; производить следственные действия; требовать представления предметов

1 См.: Угол, дело № 53-1999. Архив Военного гарнизонного суда г. Калининграда.

188

и документов, могущих установить необходимые по делу фак- тические данные; требовать производства ревизий (ст. 7 0 УПК) ;

  • право следователя вызывать любое лицо в качестве сви детеля, которому могут быть известны какие-либо обстоя тельства, подлежащие установлению по расследуемому делу; кроме лиц, на которых распространяется свидетельский им мунитет (ст. 72 УПК);

  • обязательные требования следователя о вызове эксперта (ст. 78 УПК) и специалиста (ст. 133’ УПК);

  • право следователя при невыполнении его требований о явке в качестве свидетеля, потерпевшего и эксперта без уважительных на то причин подвергнуть этих лиц приводу, а специалиста за отказ или уклонение от выполнения возло- женных на него обязанностей - общественному воздействию или денежному взысканию (ст. 73, 75, 82, 133’ УПК);
  • право следователя требовать от свидетеля и потерпевшего сообщить все известное ему по делу и ответить на по- ставленные вопросы, от эксперта - дать объективное заклю- чение, а специалиста-переводчика - верный перевод и пре- дупреждение указанных лиц об ответственности по ст. 307, 208 УК РФ;
  • право следователя на проведение принудительного осви- детельствования потерпевшего и свидетеля, а также прину- дительного получения от этих лиц образцов для сравнитель- ного исследования (ст. 127, 181, 186 УПК);
  • право следователя на применение следующих мер пресе- чения, как основных принудительных процессуальных средств предупреждения и разрешения следственных конфликтов: под- писка о невыезде, личное поручительство или поручительст-

189

во общественных организаций, залог, заключение под стра- жу, наблюдение командования воинских частей, в которых состоят на службе обвиняемые - военнослужащие (ст. 8 9 УПК) .

Особо необходимо отметить, что само применение следова- телем мер пресечения является причиной возможного возник- новения конфликта между ним и лицом, в отношении которого избирается мера пресечения. Возникновение или возможность возникновения такого конфликта обуславливается тем, что применение мер пресечения, будучи одним из видов принуж- дения, в известных пределах ограничивает права и свободы граждан.

Целями предупреждения таких конфликтов либо, как минимум их смягчения и создания условий для дальнейшего удов- летворительного их разрешения служат обязанность и право следователя:

  • на отмену меры пресечения и изменения ее на более мягкую (ст. 101 УПК);

  • обязанность следователя в случае избрания меры пресе- чения учитывать личность обвиняемого, род его занятий, возраст, состояние здоровья и т.д. (ст. 91 УПК);
  • обязанность следователя принять надлежащие меры попе- чения о детях и охраны имущества лица, заключенного под стражу (ст. 98 УПК).
  • б) процессуально - тактические средства принуждения:

  • выемка, обыск (ст. 170 УПК).

Следователь имеет следующие права на применение данных средств принуждения:

  • вскрыть запертые помещения и хранилища, если владелец отказывается добровольно открыть их;

190

  • запретить лицам, находящимся в помещении или месте, в котором производится обыск, а также лицам, приходящим в это помещение или место, покидать его, а также сноситься друг с другом или иными лицами до окончания обыска;
  • изъять предметы и документы, запрещенные к обращению, независимо от их отношения к делу (ст. 171 УПК);
  • произвести личный обыск граждан, находящихся в поме- щении или ином месте, в котором производится обыск, при наличии достаточных оснований полагать, что они скрывают в себе предметы или документы, могущие иметь значение для дела (ст. 172 УПК) .
  • Как свидетельствуют результаты изучения уголовных дел, в ряде случаев следователи не полностью отдают отчет своим действиям при использовании метода принуждения. Так, при расследовании уголовного дела по нанесению телесных повреждений, следователь в законном порядке задержал по- дозреваемого Б., затем освободил его из-под стражи, и прекратил уголовное дело. Впоследствии дело по этому же факту было возобновлено производством и Б. вновь был под- вергнут задержанию. За допущенные нарушения следователь был осужден по ч. 2 ст. 17 8 УК РСФСР за заведомо незаконное задержание1.

Таким образом, преодолевая сопротивление со стороны не- заинтересованных в успешном расследовании дела лиц, сле- дователь должен уметь правильно применять законные приемы психологического воздействия, при этом, как справедливо заметил В.Л. Васильев, “должен учитывать противодействие,

1 Определение № 92-096-5 Президиума Верховного Суда РФ от 25.12. 1996 г.// Бюл- летень Верховного Суда РФ. 1997. № 4, с. 10-22.

191

цель которого - помешать объективному расследованию1” .

В этой связи остается до сих пор актуальной “заповедь допрашивающему”, сформулированная выдающимся отечествен- ным криминалистом И.Н. Якимовым, советовавшим, что “не следует при допросах прибегать ко лжи, к заведомо непра- вильным утверждениям, к лицемерию и хитрости, утверждать о неизвестном как об известном и доказанном, вызывать на спор в надежде, что допрашиваемый проговорится. Это все старые “сыскные” приемы, свойственные скорее инквизицион- ному процессу, нежели современному допросу2” .

II. Несколько отличаются от процессуально-психологических приемов тактико-криминалистические, к которым следует отнести:

  1. Комплексное (оперативно-розыскное и процессуальное) изучение личности подозреваемого (обвиняемого) в со- вокупности с правильным и своевременным применением следователем криминалистических средств (оперативно- следственной кино- и фотосъемки, аудио- и видеозаписи) .
  2. Применение в условиях активного конфликтного противо- действия, но в рамках уголовно-процессуального закона определенных тактико-криминалистических приемов орга- низации, планирования и проведения расследования, яв- ляющихся результатом личного практического опыта сле- дователя и совершенства выработанных им профессиональных навыков. К ним можно отнести следующие приемы,
    совокупность которых Р. С. Белкин называет
  3. 1 См. Васильев В.Л. Юридическая психология. СПб. 1997. С.461.

2 См. Якимов И.Н. Криминалистика. Уголовная тактика. М. 1929. С. 114-116.

192

“тактическими комбинациями1”:

  • поведенческие - рекомендующие определенную линию пове- дения следователей;
  • операционные - представляющие различные способы дейст- вий следователя;
  • следственные, т.н. “следственные хитрости или ловушки2” (приемы проведения допроса и очной ставки, осмотра, обыска, следственного эксперимента и т.п.).
    1. Использование следователем фактора внезапности в предвидении (при прогнозировании) возможного ему кон фликтного противодействия, особенно на начальном эта пе расследования.

Основные приемы использования фактора внезапности при производстве предварительного следствия изложены в учеб- ном пособии Е.Д. Лукьянчикова и B.C. Кузьмичева3.

В этой связи представляется очень важным высказывание A.M. Ларина о том, что “предвидение нежелательной реакции на планируемые действия есть тот элемент прогнозной вер- сии, который в порядке обратной связи, побуждает следова- теля модифицировать план своих действий с таким расчетом, чтобы нейтрализовать или даже использовать ожидаемое со- противление4” .

  1. Методичность и наступательность расследования.
  2. Своевременность, обоснованность и реальность примене- ния данных методов (комбинаций) при производстве оп- ределенных следственных действий. Несвоевременное
  3. 1 Белкин Р. С. Очерки криминалистической тактики Учебное пособие. Волгоград.
  4. С. 115.

2 См. об этом: Болтнев В.Н., Лавров Ю.И. О “психологических хитростях” в следст венной тактике//Следственная практика. М. 1966. С. 88.

3 См.: Лукьянчиков Е.Д., Кузьмичев B.C. Тактические основы расследования престу плений: Уч. пособие. Киев, 1989. С. 48.

4 Ларин A.M. От следственной версии к истине. М. 1976. С. 170.

193

(преждевременное или запоздалое) использование тактико- криминалистических рекомендаций, равно как и непринятие их вообще, в т.ч. бездеятельность следователя, могут привести, как свидетельствует следственная практика и анализ изучения уголовных дел, к дальнейшей эскалации конфликта, отрицательно влияющего на весь ход следствия.

  1. Организация взаимодействия следователя с оперативными и другими службами органов внутренних дел (эксперта ми, участковыми инспекторами и т.п.) в целях принятия правильного (законного) и своевременного тактическо го решения при ликвидации конфликта.

Поэтому представляются до сих пор актуальными и важными требования, предъявляемые к тактическому решению следова- теля, выдвинутые В.М. Быковым: оптимальность, гибкость, динамизм1.

  1. Применение следователем метода “тактической конфликт ной рефлексии”, под которой понимается представление следователем рассуждений подследственного и оценка мотивов его поведения с целью мысленно превзойти про тивника (подозреваемого, обвиняемого) и с помощью принимаемых для разрешения конфликта тактических ре шений “переиграть” его, реализуя намеченные способы ликвидации конфликта.

Данный метод тактической рефлексии подробно изучен Р.С. Белкиным, В.А. Лефевром, Н.П. Хайдуковым, А.Р. Ратиновым, Г.Ф. Горским, Д. П. Котовым, Л. Д. Кокоревым2 и др. Так, Н.П. Хаидуков в целях ликвидации (разрешения) конфликта

1 Быков В.М. Тактическое решение следователя//Уголовно-правовые и процессуальные гарантии защиты конституционных прав граждан. Калинин. 1980. С. 106.

2 См. например: Хаидуков Н.П. Понятие воздействия, его правомерность и допусти мость в деятельности следователя. Саратов. 1973.

194

сводит задачу следователя к тому, “чтобы выиграть это со- ревнование вопреки желанию заинтересованных лиц. Преиму- щество в данном единоборстве он получит, если …он обладает более высоким рангом рефлексии и в совершенстве владеет приемами и средствами преодоления противодействия со стороны заинтересованных лиц1” .

В свою очередь Р. С. Белкин рекомендует следователю в условиях конфликтной ситуации, применяя метод рефлексив- ного управления, использовать: 1)фактор внезапности; 2)неосведомленность противодействующих лиц об имеющихся доказательствах, результатах следственных действий и на- мерениях следователя; 3) предоставленную противодействую- щим лицам возможность выбора решения при дефиците инфор- мации; 4) инерционность мышления, стандартность решения противодействующим лицом стоящей перед ним задачи1.

Исходя из этого, считаем правильным назвать этот метод “тактической конфликтной рефлексией”, т.к. именно в усло- виях различных ситуаций конфликта, возникающих в ходе предварительного следствия, следователю необходимы знания рефлексивного управления, направленного на снятие кон- фликта в целях установления истины в процессе расследова- ния. Актуальным является предостережение Р. С. Белкина: “Рефлексивное управление … чревато осложнениями в работе по делу, если следователь уступит противнику в ранге рефлексии”, который (ранг - примечание автора - СП.) зависит от “влияния целого рода факторов: врожденных и благоприобретенных способностей, объема знаний и профессиональных навыков, готовности к рефлексивным рассуждениям и умения “вживаться” в противника, субъективного состояния.

1 Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. Саратов. 1984. С. 115.

195

Развитие всех этих качеств и умений - необходимый элемент профессиональной подготовки и совершенствования следова- телей2” .

Данные приемы в своей совокупности составляют “тактико- криминалистический потенциал следователя”. Последний ис- пользует их в целях преодоления противодействующих след- ствию лиц и разрешения криминалистических конфликтов, и который, по справедливому выражению Г. А. Зорина, “складывается из всех знаний и умений, обладание которыми свидетельствует об уровне профессионализма” и полностью зависит “от личностных качеств следователя” и определяется “реальной динамикой целей конкретного следственного действия3” .

В свою очередь Р.С. Белкин считает целесообразным данное понятие обозначить термином “тактический арсенал еле- \/ дователя4”, состоящий из умений, практических навыков, приемов и методов следователя по обнаружению, фиксации, изъятию, исследованию и оценке доказательственной инфор- мации, позволяющий ему, по нашему мнению, прогнозировать, предотвращать (ликвидировать) и своевременно исправлять криминалистические конфликты.

Предупреждение следователем конфликтной ситуации более важнее, чем разрешение уже имеющего место криминалистиче- ского конфликта, поэтому представляется, что особое вни- мание криминалистическая конфликтология должна уделять именно предупреждению конфликтов. К сожалению, результаты/ анкетирования показали довольно низкую степень профессио- нальной способности (готовности) следователей эффективно

1 Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград. 1993. С. 129.

2 Белкин Р.С. Там же. С. 105.

3 Зорин Г.А. Тактический потенциал следственного действия. Мн. 1989. С. 5-6.

4 Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград. 1993. С. 135-136.

196

предупреждать различные ситуации конфликта в ходе предва- рительного следствия (42, 17 %) .

С нашей точки зрения, суть предупреждения криминалисти- ческого конфликта заключается в законном воздействии на его элементы, а именно: на возможных участников (субъек- тов) конфликта, мотивы (причины) их возможного конфликт- ного поведения, используемые средства и методы до того, как это конфликтное противостояние возникло.

В этой связи следователю необходимо, прежде всего, уст- ранить причины конфликта, что может быть достигнуто: про- явлением чувства уважения к собеседнику; терпимостью к его поведению и высказываниям, а также обязательным со- блюдением прав и законных интересов личности в ходе рас- следования по уголовному делу. И в этом огромная роль от- водится, на наш взгляд, комплексному изучению личности подозреваемого (обвиняемого) как потенциального субъекта ситуации конфликта, а также глубокому и компетентному анализу мотивов возможного его агрессивного (конфликтно- го) поведения. Воздействуя на конфликтную мотивацию субъ- екта конфликта, следователь обязан знать, уметь и такти- чески правильно выдвигать “контрмотивы”, направленные на предотвращение (‘“блокировку”’) возможных агрессивных (конфликтных) намерений участника диалога.

Данная предупредительная (профилактическая) работа

должна, на наш взгляд, проводиться в рамках нового науч- ного направления - криминалистической конфликтологии.

В свете вышесказанного, на наш взгляд, можно говорить о нескольких следующих основных взаимосвязанных и взаимо- обусловленных путях разрешения и предупреждения кримина- листических конфликтов:

197

  • неукоснительное соблюдение норм уголовно- процессу- ального закона;
  • высокое правосознание следователя, его правовая пси- хология, а также строжайшее соблюдение им норм общей и профессиональной морали;
  • глубокое теоретическое осмысление природы и сущности интересов общества и личности на стадии предварительного следствия;
  • теоретическая разработка способов предупреждения и раз- решения конфликтов интересов в типовых ситуациях, воз- никновение которых возможно в следственной практике;
  • неуклонное и последовательное развитие и совершенст вование действующего уголовно-процессуального законода тельства.

198 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы и резюмировать полученные результаты.

  1. Значительная часть сотрудников, участвующих в вы- явлении, раскрытии и расследовании преступлений (42 % из числа участвующих в настоящем исследовании), не распола- гает достаточными знаниями о тактико-криминалистических приемах и способах разрешения конфликтов в своей деятель- ности.
  2. Исследование проблемы конфликтов и конфликтных си- туаций, возникающих в ходе предварительного следствия, способствует дальнейшему совершенствованию профессиональ- ных навыков следователя по выявлению, раскрытию и рассле- дованию преступлений в условиях возрастающего активного противодействия преступной среды.
  3. Установлено, что главным инициатором конфликта на предварительном следствии является подозреваемый, обви- няемый (4 6 %) ; при этом количество следователей, готовых идти на компромисс или сгладить конфликтную ситуацию составляет 47 %.
  4. Выделены основные виды конфликтов и конфликтных ситуаций, возникающих в деятельности следователя, и пред ложены методы и пути их своевременного обнаружения, пре дупреждения и разрешения.

  5. Проанализированы криминалистически значимые аспек ты агрессивного (конфликтно-насильственного) поведения личности и исследовано понятие “криминального конфликта”
    • как особого вида противостояния интересов преступника (подозреваемого, обвиняемого) и конкретной личности (по терпевшего) , всегда завершающегося насильственным престу-

199

плением (серией насильственных преступлений).

  1. Применительно к предварительному расследованию ис- следовано понятие “уголовно-процессуального конфликта”, под которым понимается конфликт, возникающий в деятельно- сти следователя при выполнении им отдельного следственно- го действия (допрос, обыск, очная ставка и др.) и разре- шаемый на основе требований уголовно-процессуального за- кона.
  2. На основе результатов исследования предложено новое понятие “криминалистического конфликта”, под которым следует понимать особый вид юридического конфликта, воз- никающего при выявлении, раскрытии и расследовании пре- ступлений между следователем и лицами, вовлеченными в сферу его деятельности, и разрешаемый с использованием криминалистических приемов и способов.
  3. На основании понятий «следственная ситуация», «проблемная ситуация», «конфликтная ситуация» и «кон фликтное общение» выведены, обоснованы и разграничены по нятия «конфликтная следственная ситуация», «ситуация кон фликта», «следственная ситуация конфликта» и предложены рекомендации следователю по диагностике следственной си туации, правильной оценке им конфликтности субъекта в це лях изменения существующей следственной ситуации конфлик та в благоприятную для расследования сторону.

  4. Определены критерии допустимости, правомерности и законности применения мер процессуального и психологиче ского воздействия на личность при разрешении конфликтов в деятельности следователя. Разработаны рекомендации следо вателю по организации законного психологического воздей ствия на личность с целью получения истинной информации,

200

а также в целях предотвращения возможных конфликтных си- туаций и криминалистических конфликтов, возникающих в ходе предварительного расследования.

  1. Раскрыта сущность, роль и значение личности как стороны конфликтной ситуации, предложена тактика изучения личности обвиняемого (подозреваемого) в процессе предва рительного расследования преступлений в целях полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела следователем, а также предотвращения и законного разрешения ситуаций конфликтов.

  2. На основе выделения понятий «криминального», «уголовно-процессуального» и «криминалистического» кон фликтов из понятий «социального» и «юридического», разра ботаны эффективные криминалистические рекомендации по оп тимизации действий следователя в условиях конфликта на предварительном следствии, в частности, при производстве допроса, очной ставки, обыска.

201

Библиографический список использованной литературы I. Нормативно-правовые акты

  1. Конституция Российской Федерации. М. 1993.
  2. Федеральный Закон РФ № 103-ФЗ от 15.7.1995 “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”. Российская газета. 20 июля 1995 г.
  3. Федеральный закон РФ № 144-ФЗ от 12.8.1995 “Об оперативно- розыскной деятельности”. Российская газета. 18 августа 1995 г.
  4. Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан». Российская газета. 26 декабря 1995 г.
  5. Уголовный Кодекс РФ. М. 1999.
  6. Уголовно-процессуальный Кодекс РФ. М.1999.
  7. Всеобщая Декларация прав человека от 10 декабря 1948 года. Рос-‘ сийская газета. 5 апреля 1995 г.
  8. Европейская Конвенция “По предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания”. Российская газета. 5 апреля 1995 года.
  9. Европейская Конвенция “О защите прав и основных свобод” от б ноября 1990 года. Российская газета. 5 апреля 1995 г.
  10. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 84 от 8 декабря 1999 года «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования» .
  11. Приказ Генерального Прокурора РФ № 31 от 18 июня 1997 года «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием».
  12. Приказ МВД РФ № 197 от 15 июня 1992 года «О неотложных мерах по улучшению деятельности следственных аппаратов органов внутренних дел и утверждения Инструкции «Об организации деятельности следственных подразделений внутренних дел РФ».
  13. II. Справочная литература

  14. Белкин Р.С. Криминалистика. Краткая энциклопедия. М. 1993.
  15. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М. 1997.
  16. Кожевников И.Н. Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие. 2-е изд. М. 1998.

202

  1. Ожегов СИ. Словарь русского языка. М. 1995.
  2. Справочник следователя: практическая криминалистика. М.1990.
  3. Сухарев А.Я. Юридический энциклопедический словарь. М. 1987.
  4. III. Специальная литература а) Книги

  5. Абдулаев М.И., Порубов Н.И., Рагимов И.М., Сулейманов Д. И. Тактика допроса обвиняемого в конфликтной ситуации. Баку. 1993.
  6. Анцупов А.Я., Шипилов А. И. Конфликтология: теория, история, библиография. М. 1996.
  7. Аксененко СЕ. Осознание конфликтной ситуации и общение. Краснодар. 1975.
  8. Ароцкер Л.Е. О соотношении процессуальных, тактических и этических начал в следственных действиях. Л. 1972.
  9. Асмолов А.Г. Психология личности. М. 1990.
  10. Баев О.Я. Конфликты в деятельности следователя. Вопросы теории. Воронеж. 1981.
  11. Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. Основы предупреждения и разрешения. Воронеж. 1984.
  12. Баев О.Я. Тактика следственных действий. Учебное пособие. Издание 2-е дополненное и исправленное. Воронеж. 1995.
  13. Бандурка A.M., Друзь В.А. Конфликтология. Харьков. 1997.
  14. Бахин В.П. Допрос. Киев. 1999.
  15. Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М. 1966.
  16. Белкин Р.С. Криминалистика. Проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. М. 1987.
  17. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. М. 1988.
  18. Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики.
    Волгоград. 1993.
  19. Белкин Р.С Курс криминалистики. М. 1997.
  20. Белкин Р. С, Лившиц Е.М. Тактика следственных действий. М. 1997.
  21. Бородкин Ф.М., Коряк Н.М. Внимание: конфликт!
    Новосибирск. 1989.

203

  1. Быков В.М., Бурданова B.C. Виктимологические аспекты криминалистики. Учебное пособие. Ташкент. 1981.
  2. Быков В.М. Криминалистическая характеристика преступных групп. Учебное пособие. Ташкент. 1986.
  3. Быховский И.Е. Допустимость тактических приёмов при допросе. Учебное пособие. Волгоград. 1989.
  4. Бэрон Р.А., Ричардсон Д.Р. Агрессия. СПб. 1998.
  5. Вандышев В.В. Связь “жертва-преступник” и ее использование в раскрытии и расследовании умышленных тяжких телесных повреждений. Л. 1987.
  6. Вандышев В.В. Изучение личности потерпевшего в процессе расследования Л. 1989.
  7. Вандышев В.В. Реализация взаимосвязей жертвы и преступника в раскрытии и расследовании насильственных преступлений. СПб. 1992.
  8. Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. М. 1981.
  9. Васильев В.Л. Психология следственных действий. СПб. 1993.
  10. Васильев В.Л. Этика в юриспруденции и предпринимательской деятельности. СПб. 1995.
  11. Васильев В.Л. Юридическая психология. СПб. 1997.
  12. Ведерников Н.Т. Личность обвиняемого и подозреваемого: понятие, предмет, и методика обучения. Томск. 1978.
  13. Виницкий Л.В. Осмотр места происшествия: организационные, процессуальные и тактические вопросы. Караганда. 1986.
  14. Виницкий Л.В. Освидетельствование на предварительном следствии. Учебное пособие. Смоленск. 1997.
  15. Вишнякова Н.Ф. Конфликт- это творчество? Тренинговыи практикум по конфликтологии. Мн. 1996.
  16. Водолазский Б.Ф., Гутерман М.П. Конфликты и стрессы в дея- тельности органов внутренних дел. Омск. 1976.
  17. Волчецкая Т.С. Моделирование криминальных и следственных ситуаций. Учебной пособие. Калининград. 1994.
  18. Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия. М. 1997.
  19. Гавло В. К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. Томск. 1985.

204

  1. Гиляров Е.М. Конфликтология. М. 1996.
  2. Глазырин Ф.В. Психология следственных действий. Волгоград. 1983.
  3. Горшенин Л.Г. Анализ поведения людей и методика моделирования предполагаемой ситуации. М. 1993.
  4. Гранат Н.Л. Характеристика следственных задач и психологические механизмы их решения. М. 1973.
  5. Гришина Н.В. Психология межличностного конфликта. СПб. 1995.
  6. Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. Пер. с нем. СПб. 1908.
  7. Гусаков А.Н. Следственные действия и тактические приемы. М. 1973.
  8. Джини Г. Скотт. Способы разрешения конфликтов. Киев. 1991.
  9. Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М. 1976.
  10. Драпкин Л.Я. Конфликтные ситуации и конфликтное взаимодействие. Свердловск. 1979.
  11. Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск. 1987.
  12. Дулов А.В. Судебная психология. Учебное пособие. Минск. 1975.
  13. Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск. 1979.
  14. Елсуков А.Н. История социологии. Минск. 1997.
  15. Еникеев М.И., Черных Э.А. Психология допроса. Учебное пособие. М. 1994.
  16. Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. М. 1997.
  17. Жогин Н.В. Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М.1965.
  18. Журавлев В.И. Основы педагогической конфликтологии. М. 1995.
  19. Зеркин Д.П. Основы конфликтологии. Ростов-на-Дону. 1998.
  20. Зиммель Г. Конфликт. Пер. с англ. М. 1955.
  21. Зорин Г.А. Тактический потенциал следственного действия. Мн. 1989.
  22. Ильченко Ю.И. Эмоции и чувства в деятельности
    следователя. Краснодар. 1978.
  23. Кармин А.С. Конфликтология. СПб. 1999.

205

  1. Ковачник П., Малиева Н. Предупреждение и разрешение конфликтов. Методические рекомендации. М. 1994.
  2. Кожевников И.Н. Расследование преступлений. Руководство для следователя. М. 1997.
  3. Колесниченко А.Н. Общие положения методики расследования отдельных видов преступлений. Харьков. 1976.
  4. Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов. 1987.
  5. Корноухов В.Е. Основные положения методики расследования отдельных видов преступлений. Красноярск. 1972.
  6. Коршик М.Г. Степичев С. С. Изучение личности обвиняемого на предварительном следствии. М. 1969.
  7. Кривошеев А.С. Изучение личности обвиняемого в процессе расследования. М. 1971.
  8. Кудрявцев В.Н. Конфликт и насильственное преступление. М. 1991.
  9. Кудрявцев В.Н., Дмитриев А., Кудрявцев С. Юридическая кон- фликтология. ч.1 Введение в общую теорию конфликтов. М. 1993.
  10. Кудрявцев В.Н. Юридическая конфликтология. 4.2. Юридический конфликт: сферы и механизмы. М. 1994.
  11. Кудрявцев В.Н. Юридическая конфликтология. М. 1995.
  12. Кулагин Н.И. Конфликтные ситуации и проблемы следственной тактики. Волгоград. 1977.
  13. Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. Научно- практическое и учебное пособие. М. 1996.
  14. Лузгин И.М. Ситуационный подход в решении криминалистических задач. М. 1987.
  15. Лукашевич В.Г. Тактика общения следователя с участниками отдельных следственных действий (допрос, очная ставка, предъявление для опознания, проверка показаний на месте). Учебное пособие. Киев. 1989.
  16. Матусевич И.А. К вопросу о психологических основах изучения личности обвиняемого на предварительном следствии. Минск. 1972.
  17. Меретуков Г.М. Расследование преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств. М. 1992.
  18. Мешков В.М. Криминалистические аспекты времени при расследо-

206

вании преступлений. Н.Новгород. 1993.

  1. Мешков В.М. Основы криминалистической теории о временных связях. Монография. Изд. 2-е доп. и перераб. Калининград. 1999.
  2. Мироненко В.В., Косатов В. Г. Личностные конфликтные ситуации и общее в характере их разрешения. М. 1978.
  3. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. М. 1996.
  4. Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. М. 1981.
  5. Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М. 1985.
  6. Питерцев С.К., Степанов А.А. Тактические приемы допроса. Учебное пособие. СПб. 1996.
  7. Побережный С.К. Азбука бесконфликтного допроса (криминалистический, процессуальный и нравственный аспекты). Научный редактор В.М. Мешков. Учебно- практическое пособие. Калининградский юридический институт МВД России. Калининград. 1999. 110 с.
  8. Побережный С.К. Азбука основных прав и свобод человека и гражданина РФ. Учебно-практическое пособие (под общей ред. В.М. Мешкова, А.Н. Соколова). Калининградский юридический институт МВД России. Калининград. 1999. 135 с.
  9. Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии. Учебное пособие. М. 1998.
  10. Поташник Д.П. Криминалистическая тактика. М.1998.
  11. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М. 1967.
  12. Ратинов А.Р., Ефимова Н.И. Психология допроса обвиняемого. М. 1988.
  13. Сальников В.П. Акмеологические основы конфликтологии. М. 1994.
  14. Смагоринскии Б.Г. Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности). М. 1994.
  15. Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе. М. 1981.
  16. Соловьев А.В., Центров Е.Е. Допрос на предварительном следствии. Методическое пособие. М. 1986.
  17. Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция неви-

207 новности. М. 1984.

  1. Сучков Ю.И. Устная речь следователя при осуществлении допросов на предварительном следствии с применением звуко- и видеозаписи. Калининград. 1998.
  2. Тарасов-Родионов П. Предварительное следствие. Пособие для следователей. М. 1955.
  3. Тыщенко П.П. Тактика и психологические основы допроса (опроса). Домодедово. 1997.
  4. Уткин Э.А. Конфликтология. Теория и практика. М. 1998.
  5. Филимонов Н.В. Конфликтные ситуации в деятельности оперупол- номоченных аппаратов уголовного розыска. Омск. 1985.
  6. Фролов С.Ф. Социология: сотрудничество и конфликты. М. 1997.
  7. Шейнов В.П. Конфликты в нашей жизни и их разрешение. Минск. 1996.
  8. Яблоков Н.П. Криминалистическая методика расследования. М. 1993.
  9. б) Статьи

  10. Анцупов А.Я., Шипилов А.И. “Если назревает конфликт” Ориентир. №
  11. 1995.
  12. Березовский Б.И. Использование противоречий между обвиняемыми при допросе./Следственная практика. Вып. 19. М. 1955.
  13. Болтнев В.Н., Лавров Ю.И. О «психологических хитростях» в следственной практике./Следственная практика. Вып. 71. М. 1966.
  14. Быков В.М., Царегородцев A.M. Некоторые вопросы тактики выяв- ления организаторов преступных групп при расследовании преступлений. //Проблемы борьбы с преступностью. Омск-Иркутск. 1976. С. 117-120.
  15. Быков В.М. О возможностях использования виктимологического анализа при расследовании преступлений.//Вопросы криминалистической тактики. Ташкент. 1978. С. 24-32.
  16. Быков В.М. Тактическое решение следователя//Уголовно-правовые и процессуальные гарантии защиты конституционных прав граждан. Калинин. 1980.
  17. Бурданова B.C. О преодолении психологических барьеров в работе следователя.//Правоведение. 1980. № 4. С. 89-90.

208 128. Возгрин И.А. Криминалистические характеристики преступлений и следственные ситуации в системе частных методик расследования// Следственная ситуация. М. 1991.

12 9. Герасимов И.Ф. Следственные ситуации на первоначальном этапе расследования преступлений. Соц.законность. 1977. № 7.

  1. Гримак Л.П., Хабалев В.Д. “Следственный гипноз” и права чело- века. //Гос. и право. № 4. 1997.
  2. Егорова Н. Если адвокат покидает зал судебного заседания . //Российская юстиция. 1998. № 5.
  3. Колмогоров В. Следствие ищет новые пути борьбы с преступностью. //Российская юстиция. 2000. № 3. С. 6-8.
  4. Роша А.Н. Эмоциональное состояние обвиняемого во время допроса. Вестник МГУ. № 3. 1964.
  5. Строгович М.С. Деятельность адвокатов в качестве защитников обвиняемых//Сов. государство и право. 1981. № 8.
  6. Стулин О. Как препятствовать противодействию расследованию. //Законность . 2000. № 2. С. 26-27.
  7. Ткаченкова Л. Грустные мысли о следствии// Законность. 1998. № 5.
  8. Шаталов А.С. Следственные ситуации - основа криминалистических алгоритмов расследования преступлений.//Российский следователь. 1999. № 1.
  9. в) Диссертации и авторефераты

13 8. Бурданова B.C. Криминалистические проблемы обеспечения все-

сторонности, полноты и объективности расследования преступлений. Автореф. диссертации к.ю.н. М. 1992. 139. Васильев А.Н. Основа следственной тактики. Автореф. диссертации д.ю.н. М. 1960.

14 0. Ведерников Н.Т. Изучение личности преступника в процессе рас-

следования. Автореф. дис. к.ю.н. М. 1965.

  1. Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия. Автореф. дис- сертации д.ю.н. М. 1997.
  2. Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в кон- фликтной ситуации. Автореф. диссертации к.ю.н. Волгоград. 1996.
  3. Мешков В.М. Криминалистическое учение о временных связях и

209

отношениях при расследовании преступлений. Автореф. диссертации д.ю.н. Академия МВД РФ. М. 1995.

  1. Мешкова B.C. Изобличение лидера (организатора) преступной группы в ее создании и в руководстве преступной деятельностью. Диссертация к.ю.н. М. 1998.
  2. Михалькевич С.Н. Разрешение конфликтных ситуаций как средство формирования благоприятного психологического климата в педагогическом коллективе. Автореф. диссертации к.п.н. СПб. 1993.
  3. Мухамадалиев Д.С. Уголовно-процессуальное принуждение в меха- низме обеспечения задач предварительного следствия. Автореф. диссертации к.ю.н. Ташкент. 1995.
  4. Нечаев Л.Т. Конфликтные ситуации при допросе и их разрешение в процессе расследования преступлений. Автореф. диссертации к.ю.н. М. 1988.
  5. Олейник А.Н. Психологические средства деятельности следователя в ситуациях конфликтов на предварительном следствии. Автореф. диссертации к.ю.н. М. 1993.
  6. Полищук Д.А. Тактико-психологические особенности допроса при расследовании преступлений, совершаемых преступными сообществами. Автореф. диссертации к.ю.н. М. 1999.
  7. Рожков СП. Проблемы преодоления конфликтных ситуаций при производстве следственных действий принудительного характера. Автореф. диссертации к.ю.н. М. 1990.
  8. Худойкина Г.В. Юридический конфликт: динамика, структура, разрешение. Автореферат диссертации к.псих.н. М. 1996.
  9. IV. Иностранные источники

  10. Coser L.A. The function of social conflict. Sociological theory. L. 1957.
  11. Darendorf R. The modern social conflict. L. 1988.
  12. Felson R.B., Steadman H.J. Situational Factors in Disputes Leading to Criminal Violence (Ситуативные факторы в спорах, ведущих к преступному насилию)//Criminology. 1983.
  13. Horney К. Our Inner Conflicts. A Constructive Theory of Neu- rosis. (Наши внутренние конфликты. Конструктивная теория неврозов). N-Y. 1966.

f

210

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИИ

КАЛИНИНГРАДСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

БЛАНК АНКЕТИРОВАНИЯ

“Мнение следователя”

Какой регион России Вы представляете (указать область, регион)

Укажите Ваши: образование возраст пол

Укажите Ваш стаж работы: d-Згода, СВ-5лет, [более 5 лет, [более 10 лет

Предрасположены ли Вы к конфликтному общению: - всегда - никогда - иногда.

Имели место в Вашей практике конфликтные ситуации (конфликты): -да, - нет; кто чаще выступал их инициатором: - Ваш начальник, - специалисты (эксперты), - подозреваемый (задержанный, обви- няемый), - свидетели, ? потерпевший, Q защитник, В Ваши коллеги, В Вы сами, и в какой форме они протекали: В в виде открыто возникших разногласий, В в виде скрытых противоречий, скрытого противостояния, Q в виде других форм противодействия.

  1. Какой метод разрешения конфликтов Вы предпочитаете: В- убеждение, о- принуждение; и какие приёмы в целях достижения истины считаете допустимыми: в манипуляция ложной информацией;

В заигрывание, необоснованные обещания; в запугивание, шантаж, угрозы; в психическое воздейст- вие; В использование низменных побуждений и отрицательных нравственных качеств, в физическое насилие, В физическое принуждение, Q психическое насилие.

  1. По-вашему, конфликты в деятельности следователя: в неизбежны, В разрешимы, в отсутствуют.
  2. Какие качества Вы считаете главными в профессии следователя (проставьте цифры по важности): в высокий профессионализм, знание своего дела, ум, интеллект, компетентность; в- наблюдательность, дисциплинированность, организованность; В опыт; а чуткость к людям, гуманность, нравственность; В начитанность (кругозор); В твёрдость характера, смелость, мужество; В скромность, застенчивость; D- профессиональные гордость, этика, независимость; О- воспитанность; о- честность, откровенность, принципиальность, порядочность, неподкупность; а- эмоциональная устойчивость, выдержка, самообладание; В самостоятельность, ответственность за принимаемое решение, самокритичность; В память, воображение, интуиция, способность к нестереотипному мышлению;
  3. В упорство, настойчивость, решительность, целенаправленность; в стремление к истине и торжеству справедливости, объективность; В аккуратность, пунктуальность, развитая разговорная и письменная речь; В общительность, умение слушать и разговаривать с человеком; В ответственность, обязательность, добросовестность; в общительность, отзывчивость, доброжелательность.

  4. Что могло бы спровоцировать Вас на конфликт: О молчание допрашиваемого, В угрозы, оскорби тельные действия допрашиваемого, в иные действия допрашиваемого.

  5. При предъявлении Вами законных требований к допрашиваемому (задержанному, подозревае- мому, обвиняемому) он пошёл на обострение отношений. Как Вы поступите в возникшей конфликтной ситуации: в пойду на обострение, но не отступлю, В сглажу ситуацию любым способом, но не допущу развитие конфликта, В поступлю иным образом (указать каким именно)
  6. При возникновении затяжного конфликта с вышеуказанными лицами Вы не видите выхода из создавшейся конфликтной ситуации. Обратитесь ли Вы за помощью к руководителю или коллегам:
  7. В да, как и в любой другой затруднительной ситуации, в нет, с конфликтами надо разбираться самому.

  8. Основными причинами криминалистических конфликтов являются: а недостаточная уголовно- процессуальная нормативно- правовая база; в психологическая несовместимость общающихся;

в грубое поведение свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого; в отказ от дачи показаний допрашиваемого; в ложные показания допрашиваемого. 13. Как я обычно реагирую на конфликтные ситуации

(отметьт е +):

Стиль разрешения конфликта Чаще всего Предпочитаю Реже всего Чувствую дискомфорт Конкуренция (активное отстаивание собственной позиции)

Сотрудничество (поиск путей совместного решения)

^пС 11 Уклонение (уклоняюсь от участия в конфликте)

—ш Л Avk* I I Компромисс (поиск решений по взаимных уступкам с \ У 2 i\o C ц Приспособление (стараюсь удовлетворить обе стороны) ( ;

рт w~

Уступчивость (отказ от собственной позиции) V* г-*-

Проигнорирую конфликт

  1. Приведите наиболее запомнившийся Вам конфл И КГ, чем он за кончился:

211

Министерство внутренних дел России Калининградский юридический институт

Бланк интервьюирования следователя:

  1. Возникали ли конфликтные ситуации (конфликты) между
    следующими участниками (субъектами) уголовного процесса - (да, нет):

? следователем и прокурором;

а следователем и начальником следственного отдела;

? несколькими следователями; ? ? следователем и судьей; ? ? следователем и подозреваемым; ? а следователем и обвиняемым (его защитником);

а следователем и потерпевшим (его представителем);

о следователем и понятыми;

а следователем и свидетелями;

? следователем и экспертами (специалистами); а обвиняемым и свидетелями;

? обвиняемым и потерпевшим;

а несколькими обвиняемыми (соучастниками);

и в чем это выражалось-

(даче заведомо ложных показаний; отказе от дачи показаний; в самооговоре; в

оговоре другого лица; сокрытии предметов или орудий преступления; оскорблении,

унижении, психическом или физическом насилии; избиении обвиняемого; в явном

затягивании обвиняемым ознакомления с материалами дела и т.п.)

  1. Какими тактико-криминалистическими приемами следственные конфликты были разрешены:

(проведением повторного допроса; производством очной ставки и предъявлением

для опознания; производством дополнительной или повторной экспертизы; предъявлением вещественных доказательств, показаний свидетелей, потерпевшего; применением видео- или аудиозаписи при допросе; применением законных следственных хитростей на допросе; производством следственного эксперимента; вынесением постановления о прекращении уголовного преследования)

  1. Имелись ли случаи отказа от первоначальных показаний (полностью; в большей

их части): потерпевших ; свидетелей ;

подозреваемого ; обвиняемого .

  1. Ликвидированы ли следователем конфликтные ситуации на
    стадии предварительного следствия:

    да; нет

ОБРАЗЕ

212 СПРАВКА результатов анкетирования (интервьюирования).

1) Всего в 1997-2000 годах было опрошено, проанкетиро вано и проинтервьюировано 313 следователей ОВД различных регионов России и следователей прокуратуры Калининград ской области:

  1. УВД Калининградской области (в т.ч. следователи, старшие следователи, следователи по особо важным делам следственной части СУ) - 152 чел. (48,57 %);

2.МВД Республики Карелия - 15 чел.(4,79 %);

3.МВД Кабардино-Балкарской Республики - 12 чел. (3,84 %) ;

4.УВД Мурманской области - 22 чел. (7,03 %)/

5.УВД Архангельской области - 28 чел.(8,95 %);

б.УВД Псковской областей - 20 чел.(6,39 %);

7.УВД Новгородской области - 21 чел.(6,71 %);

8.УВД Смоленской области - 19 чел.(6,07 %)/

9.УВД Ненецкого АО - 8 чел.(2,56 %)

  1. Следователи прокуратуры Калининградской области - 16 чел. (5,09 %) .

2) образование анкетируемых (интервьюируемых):

? высшее юридическое - 85 чел. (27,16 %) ; ? ? незаконченное высшее юридическое - 136 чел. (43,45 %); ? ? среднее юридическое - 24 чел. (7,67 %) ; ? ? не имеют юридического образования - 68 чел. (21,73 %). ? 3) возраст анкетируемых (интервьюируемых):

? до 30 лет - 197 чел. (62,94 %); ? ? до 40 лет - 75 чел. (23,96 %) ; ? ? свыше 40 лет - 41 чел. (13,10 %). ? 4) пол анкетируемых (интервьюируемых):

? мужчин - 211 чел.(67,41 %) ;

213

? женщин - 102 чел. (32, 59 %) .

5) стаж работы следователем:

? до 5 лет - 157 чел. (50,16 %); ? ? до 10 лет - 89 чел. (28,43 %); ? ? свыше 10 лет - 67 чел. (21,41 %). ? 6) предрасположенность анкетируемых практических работ ников к конфликтному общению (взаимодействию) с подслед ственным (допрашиваемым) составила:

? никогда - 78 чел. (24,92 %)/ ? ? иногда - 41 чел. (13,09 %); ? ? всегда - 13 чел. (4,15 %). ? 7) В 235 случаях из 313 (75, 08 %) в деятельности опро шенных имели место конфликты (конфликтные ситуации);

в 78 случаях (24,92 %) - конфликтов не было. Чаще всего инициатором ситуаций конфликта выступали:

? начальник (руководитель)- 18 чел. (5,75 %); ? ? специалисты (эксперты, переводчики)- 16 чел. (5,11 %); ? ? подозреваемый (задержанный, обвиняемый)- 144 чел. ? (46,01 %);

? свидетели - 25 чел. (7, 99 %) ; ? ? потерпевший- 28 чел. (8,95 %); ? ? защитник (адвокат)- 31 чел. (9,90 %); ? ? прокурор- б чел. (1,92 %) ; ? ? судья- 9 чел. (2,88 %); ? ? коллеги по работе (сослуживцы) - 22 чел. (7,03 %); ? ? сам анкетируемый - 14 чел. (4,47 %) . ? Конфликты протекали в следующих формах (виде):

? открыто возникших разногласий (отказ от дачи показаний, угрозы следователю и другим субъектам процесса, оскорбле ния и пр.) - 24,92 %;

214

? скрытых противоречий (дача заведомо ложных показаний, симуляция состояния здоровья и пр.)- 15,02 %/ ? ? других форм противодействия - в 5,11 % от всех конфликтных случаев; ? ? в остальных случаях (54,95 %) анкетируемые не смогли назвать форму конфликтного противодействия. ? 8) при разрешении конфликтов анкетируемые в основном предпочитают использовать метод

?убеждения - 209 чел. (66,77 %) ; ?принуждения - 104 чел. (33,23 %) .

9) в целях достижения истины по делу считают допустимы ми:

? заигрывание, необоснованные обещания- 41 чел.(13,09 %);

? психическое или физическое воздействие (принуждение) -78 чел. (24,92 %); ? ? использование низменных побуждений или отрицательных нравственных качеств подследственного-93 чел. (29,71 %) ; ? ? почти 1/3 всех опрошенных (101 чел. или 32,28 %) испытывают затруднения в толковании используемых методов расследования и допустимости (законности) их применения . ? При этом считают недопустимыми (незаконными):

? манипуляцию ложной информацией - 247 чел. (78,91 %); ? ? запугивание, шантаж, угрозы - 193 чел. (61,66 %); ? ? психическое или физическое насилие- 235 чел. (75,08 %); ? ? 79 чел. (25,24 %) - испытывают затруднения в толковании названных методов расследования и допустимости (законности) их применения. ? 10) Более половины опрошенных уверенно считают, что криминалистические конфликты:

215

? неизбежны - 173 чел. (55,27 %); ? ? но разрешимы законными средствами- 229 чел.(73,16 %). 11) считают главными в профессии следователя следующие ? качества:

? высокий профессионализм, знание своего дела, ум, интеллект, компетентность - 275 чел. (87,86 %); ? ? наблюдательность, дисциплинированность, организован- ность - 143 чел. (45,68 %) ; ? ? опыт следственной работы - 113 чел. (36,10 %) ; ? ? чуткость к людям, гуманность, высокая нравственность - 73 чел. (23#32 %); ? ? начитанность, воспитанность- 41 чел.(13,09 %); ? ? твёрдость характера, мужество - 79 чел. (25,24 %); ? ? скромность, застенчивость - 17 чел. (5,43 %); ? ? профессиональные гордость, этика, независимость - 83 чел. (26,52 %); ? ? честность, принципиальность, порядочность, неподкуп-

ность - 123 чел. (39,29 %) ;

? эмоциональная устойчивость, выдержка, самообладание

169 чел. (53,99 %) /

? самостоятельность, ответственность за принимаемое реше-

ние - 243 чел. (77,64 %) ;

? память, воображение, интуиция, нестереотипное мышление

  • 107 чел. (34,19 %) ;

? упорство, настойчивость, решительность, целенаправлен-

ность - 73 чел. (23, 32 %);

? стремление к истине и торжеству справедливости, объек-

тивность - 217 чел. (69,33 %) ;

? аккуратность, пунктуальность, развитая разговорная и

письменная речь - 68 чел. (21,73 %);

216

? общительность, умение слушать и разговаривать с челове- ком - 132 чел. (42,17 %); ? ? ответственность, обязательность, добросовестность - 99 ? чел. (31,63 %);

? отзывчивость, доброжелательность - 47 чел. (15,02 %); ? ? теряются (не знают ответа) - 17 чел. (5,43 %) . ? 12) на конфликт интервьюируемых может спровоцировать следующее:

? высокомерие начальника - 17 чел. (5,43 %); ? ? молчание допрашиваемого (отказ от дачи показаний) - 88 чел. (28,12 %); ? ? угрозы, оскорбительные действия допрашиваемого - 112 чел. (35,78 %); ? ? низкий профессионализм сотрудников - 23 чел. (7,35 %) ; ? ? не знают ответа и своих должных действий при конфликте - 73 чел. (23,32 %). ? 13) если при предъявлении законных требований к задер жанному, подозреваемому, обвиняемому он пошёл на обостре ние отношений (конфликт), то анкетируемые:

? пойдут на обострение, но не отступят- 33 чел. (10,54 %); ? ? сгладят ситуацию любым способом, но не допустят разви- тие конфликта - 148 чел. (47,28 %); ? ? не знают, как поступят - 132 чел. (42,17 %) . ? 14) в случаях возникновения затяжного (непрекращающего ся) конфликта, когда не видно выхода из создавшейся кон фликтной ситуации:

? обратятся за помощью (советом) к руководителю (началь- нику) или коллегам - 179 чел. (57,19 %); ? ? не обратятся за помощью, т.к. с конфликтами надо разби- раться самому - 96 чел. (30,67 %); ?

217

? не знают, как поступят - 38 чел. (12,14 %).

15) основными причинами криминалистических конфликтов и конфликтных ситуаций считают:

? недостаточную уголовно-процессуальную нормативно- правовую базу - 42 чел. (13,42 %); ? ? некомпетентность, невысокие личные и деловые качества самого сотрудника - 41 чел. (13,09 %); ? ? незаконные (неправомерные) действия и безответствен- ность сотрудника - 25 чел. (7,99 %) ; ? ? психологическую несовместимость - 9 чел.(2,88 %); ? ? грубое поведение свидетеля, потерпевшего, подозреваемо- го, обвиняемого (в т.ч. отказ от дачи показаний допра- шиваемого, дача ложных показаний допрашиваемого, проти- водействие при обыске и пр.) - 64 чел. (20,45 %); ? ? следственную ошибку - 45 чел. (14,38 %); ? ? другие причины - 18 чел. (5,75 %); ? ? не знают основных причин криминалистических конфликтов и конфликтных ситуаций - 69 чел. (22,04 %) . ? 16) возникшие в ходе предварительного расследования кри- миналистические конфликты анкетируемые разрешали следую- щими тактико- криминалистическими приемами:

? проведением повторного допроса - 48 чел. (15,34 %) ; ? ? производством очной ставки и предъявлением для опозна- ния - 23 чел. (7,35 %) ; ? ? производством дополнительной или повторной экспертизы - 34 чел. (10,86 %); ? ? предъявлением вещественных доказательств, показаний свидетелей, потерпевшего - 55 чел. (17,57 %); ? ? применением видео- или аудиозаписи при допросе - 53 чел. (16,93 %) ?

218

? применением законных “следственных хитростей” на допросе - 29 чел. (9,27 %) ; ? ? производством следственного эксперимента - 39 чел. (12,46 %) ; ? ? вынесением постановления о прекращении уголовного пре- следования - 11 чел. (3,51 %) ; ? ? другими приемами - 5 чел. (1,59 %) ; ? ? не знают основных приемов разрешения конфликтов - 16 чел. (5,12 %). ? 17) при расследовании уголовных дел следователи сталки вались со случаями отказа от первоначальных показаний по различным причинам (полностью/в большей части показаний):

? потерпевшие - 41 раз (в 13,09 %);/ 53 раза (в 16,93 %); ? ? свидетели - 47 раз (в 15,01 %);/ 67 раз (в 21,41 %); ? ? обвиняемые (подозреваемые)- 117 раз (в 37,38 %);/85 раз (в 27,16 %); ? ? не было случаев отказа от первоначальных показаний - в 108 случаях (в 34,52 %) . ? 18) на стадии предварительного следствия конфликтные ситуации ликвидированы следователем полностью:

?”да” - в 121 случае (38,66 %);

?”нет” - в 69 случаях (22,04 %);

?”не было ситуаций конфликта” - в 103 случаях (32,91 %);

?затрудняются ответить (не готовы) - 20 чел. (6,39 %).

219

АНКЕТА изучения архивного уголовного дела:

  1. Уголовное дело, номер: следственный: ; судебный: ; ар- хивный .
  2. Орган, производивший расследование по уголовному делу:
  3. t)iPA3EM

-следственные органы внутренних дел -следственные органы прокуратуры –следственные органы УФСБ -

3 . Квалификация преступления:

(статьи и части УК РФ)

  1. Принятое по уголовному делу решение:

-вынесен обвинительный приговор - ;

(когда, кем) -вынесен оправдательный приговор - ;

(когда, кем)

-вынесено постановление о прекращении дела - .

(основания прекращения- статьи и части УК РФ)

  1. Данные о личности главного обвиняемого(осужденного) лица:

возраст: лет; фамилия, имя, отчество - ; пол: /

род занятий, должность и место работы: ;

(работающие; безработные; пенсионеры; учащиеся; инвалиды)

гражданство- ;образование- ; специальность- ;

семейное положение- ;

(женат; разведен; вдовец; холост; замужем; разведена; вдова; не замужем)

ф судимость-

(не судим; когда осужден; каким судом; по какой статье УК; мера наказания; где отбывал наказание и когда освобожден).

  1. Заявлялся ли подозреваемым (обвиняемым) отвод следователю, ад вокату: (да; нет); по какой причине- ; и как он был

разрешен .

(отвод удовлетворен; отвод отклонен; ходатайство не рассматривалось)

  1. Имелись ли случаи отказа от первоначальных показаний (полностью; в большей их части): потерпевших ; свидетелей ; подозре ваемого ; обвиняемого

  2. Имелись ли в материалах дела сведения о наличии конфликтов или конфликтных ситуаций на предварительном следствии:

? при допросе подозреваемого (обвиняемого) - ; ? ? при проведении очной ставки - ; ? ? при производстве обыска - ; ? “ при производстве других следственных действий - ;

(предъявлении для опознания; задержании; следственном эксперименте и пр.)

? иные косвенные сведения о наличии конфликта - ; ? ? нет сведений о наличии конфликтов на предварительном следствии - ? 9. Ликвидированы ли следователем конфликты (конфликтные ситуации)

на стадии предварительного следствия: да ; нет и почему

220 СПРАВКА результатов изучения архивных уголовных дел: I. Изучено: в 1999- 2000 годах всего 113 уголовных дел в архивах Калининградского областного Суда и Калинин- градского гарнизонного Военного Суда Балтийского Флота (войсковая часть 74039) по обвинению в совершении

следующих преступлений:

Кв алификация преступлений (ст.ст. УК РФ) Изучено дел (кол-во) % 105 (убийство) 2 1,77 109 (причинение смерти по неосторожности) 3 2,66 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью 5 4,42 112 (умышленное причинение ср. тяжести вреда здоровью) 13 11.5 131 (изнасилование) 7 6,19 158 (кража) 8 7,09 161 (грабеж) 3 2,65 162 (разбой) 4 3,55 213 (хулиганство) 39 34,5 228 (незаконное хранение наркотических средств) 2 1,77 воинские (337- оставление части, 338- дезертирство) 27 23,9 Всего изучено 113 100 II. Орган, производивший расследование: ?следственные органы МВД: 32 дела (28 %); ?следственные органы прокуратуры: 81 дело (72 %) . III. IV. Принятые по уголовным делам решения: V.

? вынесен обвинительный приговор - 110 дел (97,3 %); ? ? вынесено постановление о прекращении уголовного дела -3 дела (2,7 %). ? IV. Данные о личности обвиняемого (осужденного) лица: всего привлечено к уголовной ответственности - 166 чел;

? мужчин - 140 чел.(84,3 %); ? ? женщин - 26 чел.(15,7 %); ? ? один обвиняемый - 79 чел (47,58 %); ? ? двое обвиняемых - 48 чел.(28,93 %); ? ? трое обвиняемых - 39 чел. (23,49 %) . ?

V.

221

Возр
аст
обви
няем
ых
(осу
жден
ных)
до 30 лет - 78 чел. (46,99 %);

от 30 до 40 лет -
57 чел. (34, 34 %) ; стар ше 40 лет -
31 чел.(1 8,67 %).

Род
заня
тии
обви
няем
ых
(осу
жден
ных)
рабо тающ ие - 99 чел. (59, 64 %) безр абот ные - 45 чел. (27, 11 %) пенс ионе ры - 5 чел. (3,0 1 %) учащ иеся - 13 чел. (7,8 3 %) инва лиды -
4 чел. (2,4 1 %) .

Граж данс тво: РФ - 166 чел. (100 %).

Обра
зова
ние
обви
няем
ых
(осу
жден
ных)
сред нее - 98 чел.(59,04 %);

неза конч енно е высш ее -
37 чел. (22, 29 %) ; высш ее - 31 чел.(18,67 %) .

Нали чие преж ней суди мост и: ране е не суди мы - 69 чел. (41, 57 %);

75 чел. (45,18 %)

49 чел. (29,52 %)

24 чел. (14,46 %)

18 чел. (10,84 %)

1 ра з - 47 чел.(28,31 %) ; 2 3 ра за - 34 чел.(20,48 %); 4 5 ра за и боле е -
16 чел. (9,6 4 %). Семе йное поло жени е: 6 жена т (зам ужем ) -

холо ст (не заму жем) -

вдов цы -

разв еден ы -

Обви няем ыми заяв ляли сь отво ды след оват елю (жал обы на дейс твия или реше ния след оват еля) :

? з аявл ялис ь - 9 чел. (5,42 %) ; ? ? н е заяв ляли сь -
157 чел.
(94, 58 %). ?

222

VI. Имелись ли зафиксированные в материалах дела случаи отказа от первоначальных показаний (полностью или в большей их части):

? потерпевших - нет; ? ? свидетелей - нет; ? ? подозреваемого - 3 дела (2/65 %); ? ? обвиняемого - б дел (5,31 %); ? ? не имелись - 105 дел (92,04 %). ? VII. Имелись ли в материалах дела сведения о наличии кон фликтов или конфликтных ситуаций на предварительном следствии:

? при допросе обвиняемого - 2 дела (1,77 %) ; ? ? при проведении очной ставки - 2 дела (1,77 %); ? ? при производстве обыска - 1 дело (0,88 %) ; ? ? при производстве других следственных действий (предъяв- лении для опознания; задержании; следственном экспери- менте и пр.) и иные косвенные сведения о наличии кон- фликта - 1 дело (0,88 %) ; ? ? нет сведений о наличии конфликтов на предварительном следствии - 107 дел (94,7 %). ? VIII. Ликвидированы ли следователем конфликты (кон фликтные ситуации) на стадии предварительного следст вия :

?да - 110 дел (97,3 %) ; ?нет - 3 дела (2,7 %).

Схема № 1 к стр. 165

Общая психограмма следователя

(составлена на основе требований Г. Гросса)

СОЦИАЛЬНАЯ 1. Общие
качества:

  • патриотизм
  • гуманность
  • доброта
  • честность
  • принципиальность
  • жизненный опыт
  • ответственность
  • требовательность
  • дисциплинированность
  • порядочность
  • скромность

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

  1. Специальные качества:
  • стремление к истине
  • беспристрастность
  • стремление к торжеству справедливости
  • профессиональная гордость
  • профессиональная этика
  • целенаправленность и планомерность расследования
  • умение хранить тайну
  • правовая пропаганда

*

РЕКОНСТРУКТИВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

хорошая память, живое воображение, высокий общий и специальный интеллект, интуиция, знание общих и специальных юридических наук, критичность, непредвзятость (объективность), корректность» определенность мышления.

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

  1. Самоорганизованность

воля, собранность, целеустремленность, настойчивость, упорство, управление эмоциями, точность, энергичность, систематичность, находчивость, выдержка, самокритичность, чувство достоинства.

  1. Организаторские способности

умение обращаться с людьми, умение руководить ими при проведении следствия, психологическая совместимость, повышение теоретического уровня и совершенствование профессионального мастерства.

*

УДОСТОВЕРИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

аккуратность, пунктуальность, развитая письменная речь, профессиональные навыки составления письменных документов (протоколов, постановлений и т.д.)

*

КОММУНИКАТИВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

общительность, такт, чуткость, культура, эмоциональная устойчивость, чуткость, умение слушать человека, говорить с ним, глубокие специальные научные знания в области психологии, мастерство допроса, хороший эмоциональный настрой.

ПОИСКОВАЯ, “ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ” ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

стремление к раскрытию преступления, наблюдательность, устойчивость, объем и концентрация внимания, высокая ориентация, следственные навыки, умение и опыт, способности следопыта, высокие профессиональные знания

График № 1 к стр. 112

Влияние убеждений преступников на возникно вение конфликтов с органами следствия и

правосудия.

(По результатам социологического исследования Марцева А.И.)

наказания за преступления неизбежны

расчет на безразличие к

безнаказанн ость
грозящему

Убеждения преступник ов

Вывод: более 1/3 лиц, совершивших преступления готовы активно конфликтовать с органами следствия и правосудия.

Схема № 2 к стр. 97-98 22 5

I

Сложные

Простые 1 г г

Исходные

1

Промежуточные

1 г

Конечные (завершающие)

Т1

Щ(П

е

типичные и специфические; одноэлементные и комплексные; закрытые (конечные) и открытые (бесконечные)

Конфликтные

типичные и специфические; двусторонние и многосторонние; строгого соперничества и нестрогого соперничества.

организационно- упорядоченные и организационно-неупорядоченные

Комбинированные (смешанные)

Тактического риска