lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Шошин, Сергей Владимирович. - Расследование умышленных убийств, совершенных на бытовой почве: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Саратов, 2000 187 с. РГБ ОД, 61:01-12/2-8

Posted in:

Саратовская государственная академия права

На правах рукописи

Шошин Сергей Владимирович

Расследование умышленных убийств, совершенных на бытовой почве

Специальность: 12.00.09. - уголовный процесс; криминалистика; теория оперативно-розыскной деятельности

Диссертация на соискание ученойгстепени кандидата юридических наук

Научный руководитель доктор юридических наук профессор Л.А. Иванов

Саратов 2000

1)

2

План

ТЕМА: Расследование умышленных убийств, совершенных на бытовой почве

Введение Глава I. Криминалистическая характеристика преступления.

§ 1. Типичные обстоятельства совершения умышленных убийств на быто- вой почве. Характерные посткриминальные события.

§ 2. Личность виновного и жертвы. Проблемы виктимности.

Глава 2. Начальный этап расследования.

§ 1. Ситуационный характер начального этапа.

§ 2. Особенности выдвижения версий и планирования расследования.

§ 3. Неотложные следственные действия.

Глава 3. Розыскные и организационно-технические мероприятия на начальном этапе расследования.

§ 1. Взаимодействие следователя с органами дознания и розыскные дейст- вия.

§ 2. Использование специальных познаний.

Заключение.

з . ?

Введение

Борьба с преступностью предполагает не только раскрытие и расследова- ние преступлений, но и соблюдение законности в процессе указанной деятельности. В криминалистике имеются весьма многочисленные методики расследования отдельных видов преступлений, однако раскрываемость преступлений на современном этапе явно не составляет 100%. Одним из тяжких преступлений, достаточно широко распространенным в Российской Федерации, можно считать умышленные убийства, совершенные на бытовой почве. Подтверждением этому является, в частности, их значительное число, и весьма высокая степень активности, проявляемая при их раскрытии и расследовании.

Не первый день уже существует человеческое общество, менялись много- численные условия жизни как отдельного человека, так и общества в целом, но умышленные убийства на бытовой почве как совершались, так и продолжаются происходить. Практически невозможно найти в Российской Федерации ни одного отдела внутренних дел или органа прокуратуры, где оы не считали актуальным расследование подобных преступлений.

Однако считать, что указанная проблема является характерной исключи- тельно для России, также представляется ошибочным. Такие преступления, причем в весьма значительном количестве, совершаются практически во всех странах мира, где, соответственно, имеется достаточное для анализа число населения.

Актуальность темы и предлагаемые новые аспекты ее разработки. Борьба с различными проявлениями преступности в России провозглашена сегодня одним из важнейших направлений государственной политики. Наибольшую опасность представляют преступления против личности, а среди них без- условно очень важное место занимают умышленные убийства.

Из опубликованных Главным информационным центром МВД России

4 сведений явствует, что в 1995 году в Российской Федерации зарегистрировано 2 млн. 755,7 тыс. преступлений, что на 4,7% больше, чем в 1994 году. Рост преступлений зафиксирован в 63 регионах страны (то есть в 78,8% всех регионов страны). В числе преступлений значительно число умышленных убийств (31.703), умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (61.734) и др. Весьма велик удельный вес уличной преступности (269.518). Вырос уровень профессиональной преступности (преступными формированиями из числа зарегистрированных совершено 373.889 преступлений)1.

По статистическим данным УВД Саратовской области, начиная с 1986 года в области также наблюдался стремительный рост числа умышленных убийств. Пик пришелся на 1994 год:528 убийств—в 4 раза больше, чем в начале так называемой «перестройки»2. С 1995 года начался спад. За первые 10 месяцев 1996 года в Саратовской области было убито 342 человека.

126 убийств в указанный весьма непродолжительный период было совер- шено в г. Саратове, 37—в г. Энгельсе, 29—в г. Балаково. В Заводском районе г. Саратова—48 зарегистрированных фактов. За ним следует Ленинский район г. Саратова—37.

За последние несколько лет преобладающие мотивы таких убийств оста- ются неизменными. Около 2/3 убийств совершаются на бытовой почве, чаще всего связаны со злоупотреблением спиртными напитками. Примечателен тот факт, что за последние 10 лет, включая и период усиления борьбы с пьянством и алкоголизмом, количество убийств, совершенных в состоянии опьянения, возросло в 3 раза.

В среднем пятую часть от общего числа составляют убийства, связанные с деятельностью организованной преступности. Среди них преобладают так называемые «убийства из корыстных побуждений» (сопряженные с грабежом,

1 Состояние преступности в России за январь-декабрь 1995 г. Штаб. Главный информационный центр. М. с. 7-8. г Цит. Ц°: Уголовное право Рлфш. Особенная часть: Учебник\Отв. рад Доктор юридических

2 Убийственные цифры. Газета «Саратов», №233\ 1192 от 6 декабря 1996 года, — с. 1.

5

разбоем), убийства при изнасилованиях, убийства из хулиганских побуждений. Что касается убийств в сфере организованной преступности— при разделе сфер криминального влияния и по заказу, то они составляют лишь 1,6-2% от общего числа таких преступлений.

По данным прокуратуры Саратовской области, раскрываемость убийств составляет на сегодняшний день 75%. Причем по 12% нераскрытых дел нет даже подозреваемых. Расследование около 28% дел растягивается на годы. В то же время раскрытию умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, уделяется внимания несравненно меньше, чем остальным упомянутым видам убийств.

Однако не следует забывать, что за каждым делом об умышленном убий- стве, как и всяким другим, стоят реальные люди, права и интересы которых, очевидно, существенным образом ущемляются в том случае, если данное дело остается нераскрытым. Поэтому очевидной задачей криминалистики является дальнейшая разработка и совершенствование методики расследования умышленных убийств, и максимальное увеличение ее потенциала.

Проблемы расследования уголовных дел об умышленных убийствах, со- вершенных на бытовой почве, серьезно исследовались в разные годы в трудах отечественных ученых-криминалистов: Л.Г.Видонова, И. Ф.Герасимова, В.Н.Карагодина, С.В.Лаврухина, С.С.Любичева, А.С.Ооржак, Н.А.Селиванова, Л.Я.Соя-Серко, В.И.Шиканова и др.

В то же время по объективным причинам большинство ранее выполненных работ не могут включать в себя моменты, соответствующие последним из- менениям действующего российского законодательства, а также использования различных достижений современной науки и техники, имеющих существенное значение для совершенствования методики расследования. И все же, ранее выполненные исследования являются важной основой для дальнейшего развития проблем расследования умышленных убийств, совершенных на бытовой почве,

6 для реализации их в практической деятельности правоохранительных органов. В связи с происходящими в современном обществе изменениями, дальнейшее развитие методики и повышение эффективности расследования умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, мы видим в следующем:

I. Выделение вопросов обеспечения максимальной охраны здоровья, безо пасности участников расследования при работе с объектами, степень опасности которых неизвестна. Например, учитывая сложную эпидемиологическую об становку, влияющую на ход процесса расследования, необходимо существенно корректировать и видоизменить тактику осмотра места происшествия и трупа, ибо нередко осматриваются трупы лиц, которые болели социально опасными или особо опасными инфекциями. Аналогичные корректировки следует внести и в тактику производства иных следственных действий, в ходе которых осуще ствляется контакт с лицами, состояние здоровья которых неизвестно, либо с предметами, находившимися у таких лиц.

Подтверждением необходимости таких мероприятий является наличие со- ответствующих положений в криминалистике США, выделяющей на передний план вопросы обеспечения безопасности персонала при производстве следственных действий, особенно на месте происшествия.

II. Для повышения результативности криминалистического анализа умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, необходимо эффектив но легализовывать результаты оперативно-розыскной деятельности через соот ветствующие процессуальные источники. Это может, в частности, происходить в ходе допроса лиц, осуществляющих такую деятельность, что, в конечном итоге, будет способствовать получению интересующих сведений.

III. Происходящие в российской общественной жизни изменения неуклон но влияют и на характеристику правонарушителей в плане уровня их крими нального профессионализма. Среди таких правонарушителей значительное число лиц хорошо осведомлены в вопросах раскрытия и расследования прест-

7 ?

плений (часть были ранее судимы за иные преступления, часть ранее служили

(работали) в правоохранительных и.иных органах). В то же время образовательный уровень не только подавляющего большинства оперативных сотрудников милиции, но и следователей прокуратуры весьма далек от идеала. Подобное соотношение уровней квалификации сотрудников правоохранительных органов и правонарушителей должно явиться объектом тщательного анализа и самостоятельного исследования.

IV. Нейтрализация противодействия со стороны заинтересованных лиц в ходе установления истины по делу.

V. Необходимо существенно увеличить использование специальной кри миналистически значимой информации, как в пределах РФ, так и на межгосу дарственном уровне, ибо материалы изученных уголовных дел красноречиво свидетельствуют о значимости этой проблемы.

VI. Необходимо акцентировать внимание на осуществлении профилакти ческой деятельности по предупреждению причин и условий, способствующих совершению умышленных убийств на бытовой почве.

Комплексных монографических исследований ни по одной из указанных выше проблем пока не имеется. Это доказывает актуальность темы исследования. Тема включена в план научных исследований Саратовской государственной академии права.

Объектом исследования является деятельность правонарушителей по со- вершению умышленных убийств на бытовой почве, а также деятельность со- ‘ трудников правоохранительных и иных органов по выявлению, раскрытию и расследованию данных преступлений, практика использования специальных познаний по таким делам; деятельность экспертов различного профиля; уголовно-процессуальное и иное законодательство.

Предметом исследования являются определенные объективные законо- мерности, выявление и познание которых будет способствовать дальнейшему

8 совершенствованию методики расследования умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, разработке новых положений указанной методики.

Цель и задачи исследования. Цель настоящей работы: на основе теоре- тических достижений в области юриспруденции, изучения следственной и судебной практики сконструировать и проанализировать понятие «умышленное убийство, совершенное на бытовой почве», а также дать характеристику процесса раскрытия таких убийств и разработать рекомендации по дальнейшему повышению качества расследования данной категории дел. Исследование интересующих проблем производилось с использованием последних достижений’ отечественной и зарубежной криминалистической мысли. При этом учитывались криминалистические характеристики рассматриваемых преступлений, учение о тактических операциях (комбинациях), о следственной ситуации.

Для достижения этой цели мы решаем следующие задачи:

  1. Используем возможности комплексного подхода к расследованию умышленных убийств в современных условиях;

  2. Развиваем учение о криминалистических характеристиках, раскрытии и предупреждении, организации и планировании расследования таких дел;
  3. Формулируем и теоретически обосновываем рекомендации по совер- шенствованию уголовно-процессуального законодательства и правоприменительной деятельности органов следствия и оперативных подразделений, касающиеся своевременного, эффективного и полного раскрытия и расследования преступлений рассматриваемой категории;
  4. Определяем дополнительные возможности использования специальных познаний в процессе раскрытия и расследования подобных преступлений при производстве отдельных следственных действий;
  5. Выявляем причины и условия, способствующие совершению данных преступлений, и вырабатываем меры по их устранению;
  6. Исследуем особенности организации взаимодействия следователей
    и

9 оперативных подразделений по раскрытию и расследованию данного вида

умышленных убийств.

В процессе работы над диссертационным исследованием учитывалась . возможность использования логических, сравнительных, конкретно- социологических методов научного познания. Осуществлялось изучение по специально разработанной программе (анкете) материалов уголовных дел об умышленных убийствах, анкетирование и интервьюирование следователей, оперативных работников, а, при возникновении необходимости, и лиц других категорий.

В процессе исследования использовался опыт личной следственной работы автора.

Методология и методика исследования. В качестве методологической основы диссертационного исследования были использованы современные достижения теории познания с акцентом на диалектический метод познания. Также применяются логический, сравнительно-правовой, системно- структурный, социологический, статистический методы.

Было проанализировано и использовано действующее законодательство Российской Федерации, Постановления Пленума Верховного Суда РФ, литература по философии, уголовному процессу, криминалистике, психологии, а также иной материал.

Изложенные в диссертационном исследовании выводы автора основываются на результатах произведенного им изучения практики расследования и судебного рассмотрения уголовных дел об умышленных убийствах, совершенных на бытовой почве.

Для обобщения материалов уголовных дел о соответствующих преступле- ниях автором была разработана программа (анкета), в соответствии с которой соответствующему изучению было подвергнуто 324 уголовных дела, рассмотренных судами Пензенской, Самарской и Саратовской областей за период с

10 1989 по 1999 годы.

Для дополнительного изучения комплекса вопросов, связанных с рассле- дованием уголовных дел об умышленных убийствах, совершенных на бытовой почве, были изучены результаты анкетирования следователей органов МВД и прокуратуры, а также оперативных работников Волгоградской, Пензенской, Самарской, Саратовской, Тамбовской областей (всего — 201 человек).

При осуществлении диссертационного исследования учитывался практи- ческий опыт работы автора следователем прокуратуры, до перехода на преподавательскую работу в Саратовскую государственную академию права.

Научная новизна исследования. В диссертации впервые осуществлено комплексное нетрадиционное исследование криминалистической характери- стики умышленных убийств, совершенных на бытовой почве. Впервые в качестве самостоятельного элемента в данную криминалистическую характеристику включено противодействия расследованию.

В работе впервые в России подчеркивается необходимость учета при рас- следовании убийств воздействия неблагоприятных факторов окружающей среды, принимая во внимание разработанный в США механизм работы со следами на месте происшествия. Автором исследованы и адаптированы рекомендации по обеспечению безопасности жизни и здоровья участников осмотра и присутствующих лиц. Автор не мог не учитывать влияющую на ход процесса расследования и не отличающуюся особым благополучием ситуацию с эпидемиями (или угрозами таковых) различных заболеваний (в том числе особо опасных).

Новацией можно считать рекомендуемую автором программу распростра- нения социально полезной рекламы невиктимного поведения, отказа от алкоголизма и постепенного отвыкания от наркомании, и ряд других мероприятий организационного характера, направленных на профилактику столь тяжких преступлений, каковыми являются умышленные убийства.

В работе сформулировано дополнительное, достаточно нетрадиционное,

11

определение понятия убийства, совершенного на бытовой почве, существенно отличающееся от определений иных авторов. Представляется оправданным и целесообразным включение корыстного мотива в число мотивов умышленных убийств, совершенных на бытовой почве. Нашли свое отражение и подробный анализ виктимного и иного поведения жертв преступления, потенциальных и реальных, а также типичные ошибки, допускаемые при выявлении, организации раскрытия и расследования подобных преступлений, во многом обусловленные низким профессиональным уровнем и малым стажем практической деятельности работников правоохранительных органов. В работе анализируются и другие вопросы борьбы с исследуемыми преступлениями.

Важнейшие положения диссертационного исследования, содержащие элементы научной новизны, выносимые на защиту:

1) дополненное учение о понятии и содержании криминалистической ха- рактеристики умышленных убийств, совершенных на бытовой почве и ее ос- новные элементы; 2) 3) противодействия расследованию, как самостоятельный элемент крими- налистической характеристики умышленных убийств, совершенных на быто- вой почве; 4)

3) аргументированное предложение о включении корыстного мотива в число мотивов умышленного убийства, совершенных на бытовой почве; 4) 5) дополнительные направления деятельности сотрудников правоохрани- тельных органов и иных лиц при осуществлении раскрытия и расследования таких особо тяжких преступлений в плане обеспечения максимально возмож- ной сохранности их здоровья и жизни в неблагоприятных медико- социальных условиях окружающей среды, с учетом применения адаптированной методики обеспечения безопасности в деятельности правоохранительных органов, разработанных в США; 6) 7) предложения об изменении уголовной политики и создание широкой 8)

12 социальной рекламы общественно-одобряемой линии поведения граждан, наращивание усилий в борьбе с пьянством, алкоголизмом и наркоманией для искоренения причин и условий совершения анализируемых преступлений;

6) концептуальный подход к созданию специальных общеобразовательных программ по проблемам виктимологии, решения социальных и бытовых конфликтов в рамках гражданско-процессуального и иного законодательства, а не путем совершения преступлений; 7) 8) рекомендации о введении в вузах юридического профиля, наряду с изу-‘ чением криминалистики, преподавания дополнительного лекционного спец- курса «Вопросы дальнейшего расширения применения криминалистических учетов при расследовании особо тяжких преступлений»; 9) 8) дополнительные пути совершенствования методики раскрытия и рас следования уголовных дел рассматриваемых категорий, мероприятия по повы шению профессионального уровня работников правоохранительных органов.

Теоретическая и практическая значимость работы. Вопросы, затрагиваемые в диссертационном исследовании, имеют значение для углубления теории отечественной криминалистики в области методики расследования умыш- ленных убийств вообще и развития перспективных направлений совершенст- вования раскрытия и расследования убийств, совершенных на бытовой почве. Выводы диссертанта могут рассматриваться как одно из направлений в оптимизации методики расследования преступления в контексте социальных, медицинских и других путей совершенствования учения и методов профилактики преступлений.

Результаты диссертационного исследования, в котором намечаются пути и инструментарий деятельности по максимальному недопущению совершения подобных преступлений, имеют значение для разработки и внедрения в практику мероприятий по социальной превенции и социальной коррекции как субъектов убийств, так и их потенциальных жертв.

13

Разработанные диссертантом научные положения и практические реко- мендации могут использоваться в целях совершенствования уголовно- процессуального законодательства, практической деятельности сотрудников органов дознания, оперативных подразделений и следствия, а также при подготовке специалистов в юридических вузах (в том числе различных формах повышения квалификации работников правоохранительных органов). Возможным представляется и учет содержащихся в исследовании положений практикующими адвокатами в своей практической деятельности . Содержащиеся в диссертации выводы и предложения могут использоваться в дальнейшем исследовании уголовно- процессуальных и криминалистических проблем раскрытия и расследования не только умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, но и применительно ко все методике расследования отдельных видов преступлений, а также при создании учебников, учебных и методических пособий, при разработке спецкурсов в системе высших юридических учебных заведений.

Апробация и внедрение в практику результатов исследования. Полу- ченные в процессе выполнения настоящего диссертационного исследования результаты, свидетельствующие о результативности расследования преступлений не только в Саратовской, но и в Пензенской и Самарской областях, наглядно демонстрируют необходимость дальнейшего совершенствования указанной деятельности, с учетом происходящих в Российской Федерации изменений социального плана, определенной перестройки мышления и жизнедеятельности. Эти результаты возможно использовать в целях ранней профилактики правонарушений не только правоохранительными органами, но государственными структурами управления, а также другими субъектами профилактики, в том числе—при проведении дальнейшего исследования проблем раскрытия и расследования умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, подготовке учебных курсов, практических пособий, лекций, в частности, по

14 правовой пропаганде.

Основные научные положения диссертации освещены в опубликованных, в том числе и в США, работах.

Диссертационное исследование являлось связанным с планом научно- исследовательской работы Саратовской государственной академии права.

Результаты произведенного исследования были доложены на региональных и международных научно-практических конференциях и семинарах, обсу- ждались и были одобрены на заседаниях кафедры тактики и методики расследования преступлений Саратовской государственной академии права.

Теоретические положения и ряд практических рекомендаций диссертанта по проблемам раскрытия и расследования умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, реализуются в учебном процессе, научных исследованиях, осуществляемых в Саратовской государственной академии права, рекомендуются к использованию практическим работникам на семинарах, совещаниях, лекциях на темы совершенствования деятельности по расследованию преступлений, внедрены в учебный процесс Саратовской государственной академии права, в практическую деятельность органов прокуратуры, использовались в научных исследованиях и практической деятельности.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы.

15

Глава 1. Криминалистическая характеристика преступления

§1. Типичные обстоятельства совершения умышленных убийств на бытовой почве. Характерные посткриминальные события

Учитывая некоторую сложность и нестабильность общественной ситуации в России в современный период, обусловленные целым рядом причин эконо- мического, политического и социального порядка, представляется целесооб- разным подойти к рассмотрению вопросов, поставленных в название работы, несколько с иных позиций, нежели ранее выполненные работы по данной проблематике.

С точки зрения обществоведов, в XX веке наберется немного, а может, и вовсе не наберется—событий, столь же захватывающих, трудных для понимания и плохо предсказуемых, как возвращение бывших социалистических стран к системе хозяйствования, основанной на частном предпринимательстве. Ни широкая дорога к победе коллективной собственности, ни тернистый путь преодоления социализма и оставленных им после себя гигантских завалов никем проторены не были и аналогов не имели. Успех или неуспех начавшегося процесса окажет определяющее воздействие на развитие цивилизации в следующем столетии. В данный момент, однако, нет никакой уверенности в том, что разворачивающаяся драма будет иметь в России или в других странах счастливый конец1.

1 Reprinted with permission of publisher, M.E.Sharpe, Inc., 30 Bisiness Park Drive, Armonk, NY 10504, USA, from the September — Oktober 1993 issue of Challenge, p.p. 40—47. Цитируется по: Ш.Маптал. Б.Мплнер Россия и Польша: анализ переходного периода, (Экономика в переходном периоде. М. 1994, United States Information Servise) US1A (Regional Program Office, Viena. p. 5.), с 5. Примечание: Шломо Майтал является профессором экономики и управления Технологического института Тенион-Исраэль. а также приглашенным профессором Школы управления им. Слоуна при Массачусетском технологическом институте. Бениион Милиер — профессор экономики и первый заместитель директора Института экономики Российской Академии иа\ к.

16

Отсюда—неуверенность, отягощенная многочисленными бытовыми, фи- нансовыми и т.п. трудностями значительного числа населения России. Исправлению существующего положения могла бы способствовать целенаправленная политика государства по защите социальных, трудовых и иных аналогичных прав граждан. Однако подобной, логически последовательной защиты прав граждан до настоящего времени не наблюдается. Хронические неплатежи, невыплата заработной платы в России по несколько лет не удивляют теперь не только российских граждан, но и видавших виды иностранцев. И подобное положение к лучшему изменяться не собирается.

С учетом изложенного следует признать, что одной из главных причин со- вершения значительной части (если не большинства) умышленных убийств на бытовой почве присущ некий определенный меркантильный оттенок. Это может быть как нескрываемая прямая корыстная направленность указанного преступления, так и несколько завуалированное желание избавиться от заботы в отношении потенциального потерпевшего, попытка устранить существующие (или недопущение возможных) финансовые неудобства, либо—пресечь длящееся пьянство и т.д.

Представляется оправданным и целесообразным рекомендовать включение корыстного мотива в число мотивов умышленных убийств, совершенных на бытовой почве. В качестве подтверждения обоснованности указанного тезиса можно привести следующие доказательства:

  1. Отделение понятия быта от товарно-денежных отношений возможно лишь с известной долей условности. Само существование общества, членом которого, как правило, является любой индивидуум, в том числе и убийца, определяет особенности отношений между людьми. Времена бескорыстных «Робин Гудов» в настоящее время,-очевидно, являются давно прошедшими. На смену им уверенно пришло господство экономических отношений. Неразви-

17

тость экономических отношений в России во многом способствует их крими- нализации, в том числе и решению бытовых проблем путем устранения (в т.ч. физического) ненужных (нежелательных) лиц.

  1. Искусственность невключения убийств, совершенных по тем или иным меркантильным соображениям в число убийств (преступлений), совершенных на бытовой почве, была наглядно подтверждена и в процессе произведенного автором исследования результатов обобщения материалов соответствующих уголовных дел. Хотя доля умышленных убийств, совершенных по тем или иным меркантильным соображениям, не превышает 7% от общего числа обобщенных уголовных дел о таких преступлениях, можно выделить некоторые типичные ситуации:

а) сын убил нетрудоспособного отца в квартире последнего, т.к. потер певший находился на его иждивении, тяжело болел, не вставал с кровати и за траты по его содержанию и осуществлению ухода за ним представлялись неце лесообразными в дальнейшем правонарушителю;

б) сосед по частному дому в сельской местности (бывший сотрудник ми лиции) убил своего соседа за то, что тот прежде неоднократно совершал кражи денег у него, а также угрожал при этом расправой;

в) сосед по частному дому в сельской местности убил другого соседа за то, что последний присвоил себе деньги правонарушителя, преданные ему на хра нение;

г) односельчанин убил своего соседа по улице за то, что избил его, т.к. правонарушитель не пошел с ним воровать у другого соседа уголь для отопле ния дома;

д) один коллега по работе убил другого по месту его жительства за то, что последний не разменял крупную денежную купюру, выданную им на двоих в качестве заработной платы;

е) сожительница убила своего сожителя по месту их совместного (у нее)

18 жительства из-за того, что потерпевший заподозрил ее в совершении кражи у

него пачки сигарет;

ж) собственник легковой автомашины застрелил из ружья вора, пытавше- гося ночью вскрыть находившуюся во дворе дома правонарушителя автомашину правонарушителя.

  1. По значительному числу исследованных материалов уголовных дел (около 40%) мотив совершенных умышленных убийств на бытовой почве вовсе не установлен, что позволяет предположить также его обусловленность определенными соображениями меркантильного характера.

Л.А.Сергеев, дав в 1966 году первое развернутое представление о крими- налистической характеристике преступления, включив в ее содержание способы совершения преступления; условия, в которых совершаются преступления и особенности обстановки; обстоятельства, связанные с непосредственными объектами преступных посягательств, с субъектами и субъективной стороной преступлений; связи преступлений конкретного вида с другими преступлениями и отдельными действиями, не являющимися уголовно-наказуемыми, но имеющими сходство с данными преступлениями по некоторым объективным признакам; взаимосвязи между вышеуказанными группами обстоятельств1 и должным образом отмечены в литературе, за редкими исключениями2.

Заслуживает поддержки мнение Р.СДэелкина и о том, что предложения включить в криминалистическую характеристику также и данные о распространенности и динамике конкретного вида преступления, его общественной опасности (И.Ф.Герасимов, В.А.Ледащев) представляются необоснованными.

1 Сергеев Л.А. Расследование и предупреждение хищений, совершаемых при производстве строительных работ.

— Автореф. канд. дисс, М, 1966, с. 4, 5). Следует согласиться с мнением Р.С.Белкина о том, что, к сожалению, эти соображения Л.А.Сергеева не были замечены 2 (2 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, пер спективы. От теории к практике. — М., 1988, с. 173.

  • Ссылка на эти взгляды Сергеева Л.А. содержится в автореферате кандидатской диссертации Л.В.Кочневой «Выявление и расследование хищений в системе общественного питания с использованием документальных данных«, // Свердловск, 1975, с. 8.

19 Не говоря о том, что эти данные не являются стабильными, они ничего не дают методике расследования как комплексу практических рекомендаций. Эти данные важны для криминалистической науки, поскольку показывают, на разработке и совершенствовании методик расследования каких видов преступлений следует сосредоточить внимание и усилия. По своему существу они представ-‘ ляют собой элемент криминологической и уголовно-правовой характеристики, а не криминалистической1.

Сегодня сведения об условиях и особенностях обстановки, в которых со- вершаются преступления, в том числе и столь тяжкие, как умышленные убийства, нуждаются в весьма детальном рассмотрении, ибо во всех учебниках по криминалистике многие уважаемые авторы ограничиваются лишь констатацией, что:

1) в большинстве случаев убийства совершаются в уединенных, малолюдных местах; 2) 3) для преднамеренных убийств характерна закономерность: преступники, заманивая жертву в знакомые им места (помещения, участки местности), где никто не помешает осуществлению преступного замысла, выбирая время, когда в данном месте не будет других людей; 4) 5) влияние объективной обстановки на способ совершения преступления состоит в том, что субъекты используют имеющиеся благоприятные условия, вынуждены приспосабливаться к полностью или частично неблагоприятным условиям либо изменять их2, либо скромным примечанием о том, что совершению заранее обдуманных и спланированных убийств предшествует определенная подготовка по созданию условий беспрепятственного осуществления заду- 6) 1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. — М.. Юристь, 1997, с. 315.

2 Криминалистика: Учебник для вузов / И.Ф.Герасимов, Л.Я.Драпкин, Е.П.Ищенко и др.; Под ред. И.Ф.Герасимова, Л.Я.Драпкнна. — М., 1994. с. 349.

20 манного, приисканию орудий и средств убийства, обеспечению в дальнейшем возможности сокрытия преступления либо своего участия в нем. Эта подготовка может заключаться в подыскании безлюдного места, куда предполагается заманить жертву, в приобретении либо изготовлении оружия и других орудий убийства, изучении технической, медицинской и иной специальной литературы, если избранный способ сопряжен с изготовлением каких-либо особых устройств или иным образом связан со специальными познаниями, и т.п.1 В иных источниках данный вопрос рассматривается аналогичным способом. Несомненно, что все указанные выше условия и особенности обстановки, в которых совершаются убийства—важны для их криминалистической характеристики. Однако, если рассмотреть эту проблему более глубоко, то станет заметным более важное условие—экономическая детерминированность большинства по- добных преступлений, связанное с имеющимися общественными отношениями.

Вместе с тем, экономические отношения не только влияют на преступность, но и могут оказывать существенное воздействие не только на процесс расследования и раскрытия преступлений, но и на само правосудие, о чем в России длительное время скромно замалчивалось. «Аскетическое» финансирование российских правоохранительных органов, с одной стороны, и «достаток» материальных и иных средств и возможностей, имеющихся у определенных категорий лиц, во многих случаях заранее предопределяет результат этого соотношения («на весах Фемиды»), И не вина в этом правоохранительных органов, вынужденных во многих случаях заниматься абсолютно не свойственной им деятельностью. Это те условия, та реальная действительность, в которой им приходится выполнять свой гражданский долг.

Желая более конкретно рассмотреть криминалистическую характеристику

1 Криминалистика: Учебник / под рея. И.Ф. Пантелеева, Н,А.Селиванова. — М.. 1993. с. 437.

21 умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, остановимся на определении. Что следует понимать под «бытом»? В БСЭ «быт» определяется как сфера внепроизводственной социальной жизни, включающая как удовлетворение материальных потребностей людей в пище, одежде, жилище, лечении и поддержании здоровья, так и освоение человеком духовных благ, культуры, человеческое общение, отдых, развлечения1. В широком смысле «быт»—уклад повседневной жизни. ‘ (J

Быт оказывает огромное влияние на другие области социальной жизни и прежде всего на труд, настроение и поведение людей.

Различают общественный, городской, сельский, семейный, индивидуальный быт. Структура быта может рассматриваться с точки зрения соотношения: материальной и духовной сторон; социального и индивидуального аспектов; видов затрат времени и деятельности (удовлетворение физиологических потребностей, бытовой труд, досуг); типов социального объединения и общения (семья, соседство, товарищеская компания, молодежные группы и т.д.). Под влиянием социальных, а также географических условий у различных народов вырабатывается комплекс приемов, обычаев, связанных с удовлетворением потребностей.

В ходе исторического развития общества изменяется характер как самих элементов быта, так и его структуры. Значение быта в жизни людей изменяется в связи с процессом урбанизации и увеличением свободного времени. Таким образом, можно сделать вывод о весьма широком понимании термина «бытовая почва». Однако этого произойти не должно. От умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, следует отличать т.н. «заказные» убийства, убийства по неосторожности, убийства при превышении пределов необходимой обороны, убийство, совершенное в состоянии аффекта и т.д., хотя грань

1 Большая Советская Энциклопедия. В 30 томах т. 4. «Брасос-Веш«. Гл. ред. А.М.Прохоров. 3-е изд.. М., 1071. с. 183/ 536—537.

22 между ними может быть весьма и весьма условной. Эта граница не всегда четко может быть прослежена в рамках уголовного права, в рамках действующего УК РФ. Это скорее необходимо в целях определения конкретных границ криминалистической характеристики данного преступления. Если же с педантичной точностью соблюдать логические законы и не отступать совсем от общепринятой позиции, то, представляется возможным, дойти до отдельных крайностей. Весьма характерным примером здесь можно считать случаи убийств (в основном—мужчин по поручению их супругов (сожителей), совершенные знакомыми (или малознакомыми им «исполнителями» (например: соседями, любовниками, лицами с деградированной психикой, морально опустившимися, в частности, на почве пьянства и т.п.). Подобные случаи, не претендуя на массовый характер и исключительно широкое распространение, однако представляют определенную сложность в их отнесении как к убийствам, совершенным на бытовой почве, так, в равной степени и к т.н. «заказным» убийствам. В самом деле, подобные правонарушения, в силу специфичности причин, побудивших к их совершению, формально практически идеально подходят под понятие имеющих под собой чисто бытовую почву убийств. Хотя, в то же время, отнесению подобных преступлений и к разряду «заказных» также ничего не препятствует. Дело здесь, видимо, состоит в довольно абстрактной формулировке подобных преступлений (имеется в виду умышленных убийств, совершенных на бытовой почве), а точнее—в полном отсутствии таковой. Как в Уголовном кодексе РФ, так и в имеющихся на сегодняшний день комментариях к нему, в частности, комментарий сотрудников Института государства и права Российской Академии наук1 или комментарий коллектива авторов, изданный в Росто-

Комментарий к Уголовному кодексу Российском Федерации. Отв. ред. Доктор юридических наук, профессор А. В. Наумов. - М., Юристъ. 19%, с. 264-287.

23 ве-на-Дону под редакцией А.И.Бойко1, а также в имеющихся учебниках по уголовному праву2 подобного определения не содержится. Обратившись к недавней истории, справедливости ради, отметим, что и в прежде действовавшем УК РСФСР3 и в комментариях к нему4. Отсутствие интереса к подобным вопросам со стороны законодателей и представителей науки уголовного права можно сравнительно несложно объяснить. Принятый законодателями законопроект, вступивший в силу, будет лишь истолковываться учеными-специалистами в области уголовного права и практическими работниками правоохранительных органов. В то же время и ученые-криминалисты особенно не затрагивали этот вопрос. В различных учебниках, например, упоминается лишь об отнесении к числу «бытовых» убийств, факт совершения которых очевиден и к началу расследования которых уже известно лицо, совершившее убийство”, либо просто используется выражение «бытовые убийства», ограничившись пояснением, что в подобных случаях свидетели знакомы с потерпевшим и преступником и довольно часто участвуют в распитии спиртного перед убийством или даже в ссоре, и, упомянув, что в таких случаях очевидцы нередко дают необъективные, ложные показания, пытаясь скрыть свое неблаговидное поведение, опасаясь мести преступника, или по иным причинам6. Не было обнаружено сведений

0 выделении убийств, совершенных на бытовой почве, в определенную катего рию дел и в УК РСФСР в редакции 1926 года (введенного в действие с I января

1 .Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации (отв. ред. А.И.Бойко). Ростов-на-Дону; нзд-во «Феникс«, 1996, с 251—271.

2 Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Отв. ред. доктор юридических наук, профессор Б.В.Здравомыслов.— М.: Юристъ, 1996, с. 19—41.

3 Сборник справочной и методической юридической литературы. Выпуск № 1. Уголовный кодекс РСФСР. — Саратов, Саратовский филиал Всесоюзной юридической фирмы «Контракта, 1992, с. 80.

4 Уголовный кодекс РСФСР. М.: Юр. лит., 1971, с. 186—189.

5 Криминалистика: Учебник / Под ред. И.Ф.Пантелеева. Н.А.Селиванова. — М„ Юрпд. лит., 1993. — с. 435— 440.

а Криминалистика: Учебник для вузов / И.Ф.Герасимов. Л.Я.Драпкпн, Е.П.Ищенко и др.; Под ред. И.Ф.Герасимова, Л.Я.Драпкина. — М., Высш. шк.. 1994. с. 346—357.

24 1927 года), предусматривавшего, кстати, значительно менее суровые наказания за умышленные убийства. Например, умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах каралось лишением свободы на срок до 10 лет (ч. 1 ст. 136 УК РСФСР в редакции 1926 года), умышленное убийство при особо отягчающих обстоятельствах, совершенное военнослужащим, каралось заключением в исправительно-трудовом лагере сроком на 25 лет, а в военное время—смертной казнью (ч. 2 ст. 136 УК РСФСР в редакции 1926 года), умышленное убийство, не сопряженное с указанными выше отягчающими обстоятельствами, было Предусмотрено ст. 137 УК РСФСР и наказывалось лишением свободы на срок до 8 лет1.

В иных источниках, где так или иначе затрагиваются вопросы об умыш- ленных убийствах, совершенных на бытовой почве, никаких определений подобным преступлениям выявлено не было2. Представляется, что наиболее близко к проблеме определения понятия умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, подошел Мошак Г.Г., с мнением которого во многом можно согласиться, ибо в философской и социологической литературе единого понятия категории «образ жизни» не сложилось3. Не вдаваясь в дискуссию, связанную с его определением, мы присоединяемся к авторам, считающим, что образ жизни это совокупность типичных видов жизнедеятельности индивида, социальной группы, общества в целом, которая берется в единстве с условиями

1 Юридический словарь. Главная редакция С.Н.Братусь. Н.Д.Казанцев. С.Ф.Кечекьян, Ф.И.Кожевников, В.Ф.Коток, П.И.Кудрявцев, В.М.Чхиквадзе. — М., Гос-ное изд-во юр. лит., 1953, с. 706; 716—717.

2 Справочник следователя. Выпуск второй / Практическая криминалистика: расследование отдельных вило» преступлений. — М., 1990, с. 342—376.

*! Мошак Г.Г. Криминологические проблемы изучения и предупреждения умышленных убийств, совершаемых в сфере семейно-бытовых отношении ,’на материалах Молдавской ССР/. Дпсс. канд. юр. наук. М., 1986. с. 12.

25 жизни1. В социологических исследованиях эта категория употребляется как своего рода «мостик» между теоретическими категориями наибольшей общности и единичными, конкретными явлениями, составляющими жизнедеятельность людей и ее условия в различных, в том числе негативных проявлениях. Это понятие обеспечивает изучение действительности на любом уровне путем синтеза основных форм человеческой деятельности. Среди основных составных частей понятия «образ жизни» выделяют условия, виды и сферы жизнедеятельности.

Одной из сфер образа жизни является быт. Понятие «быт» включает как удовлетворение материальных потребностей людей в пище, одежде, жилище, лечении, поддержании здоровья, так и освоение ими духовных благ, культуры, а также общение, отдых, развлечения, т.е. это уклад повседневной жизни2.

Специфическим является регулирование отношений, складывающихся в быту. Сниженный социальный контроль за личным бытом в связи с относи- тельной ограниченностью непосредственного влияния на него правовых норм актуализирует неформальные средства регулирования поведения. Основным регулятором здесь является бытовая мораль, включающая и обыденные представления3.

В научной литературе отсутствует единство в определении понятия «семья»4. Анализ социологической и юридической литературы позволяет нам, исходя из целей исследования, определить семью как ячейку социальной среды, Первичный этап социализации человека, представляющую собой общность людей, связанных супружескими, родительскими или родственными отношения-

1 Философский энциклопедический словарь. — М., 1983, — с. 446. - Философский энциклопедический словарь. — М., 1983, — с. 446.

•! Словарь по этике. — М., 1983, — с. 37.

4 Чиквашвили Ш.Д. Имущественные отношения в семье. — М.. 1976, с. 8; Лаптенок С.Д. Семья и духовное раз- витие личности. — Минск, 1977, с. 4.

26 ми.

В процессе совместной деятельности между членами семьи возникают се- мейно-бытовые отношения. Указанием на семейный характер отношений подчеркивается субъектный состав, их носителями являются члены семьи. Термин «бытовые отношения» отражает этиологию последних. Они возникают и развиваются из взаимодействия при выполнении непреложных обязанностей, которые носят бытовой характер. Следует также учитывать, что под бытом семьи понимается слабо регламентированная обществом деятельность, протекающая более чем наполовину в пределах жилой ячейки, т.е. деятельности придается статус семейно-бытовой в зависимости от преобладающего места ее осуществления.

Придание семейным отношениям статуса «бытовые» в связи с формиро- ванием их преимущественно в жилище принимается нами еще и потому, что образ жизни семьи в значительной мере определяется ее жилищем. Оно задает определенные виды деятельности, различающиеся в комфортабельных городских квартирах со всеми удобствами и личных домах, порой не имеющих даже каких-либо коммунальных удобств. С видом жилища связаны особенности соседского контроля.

Используя понятие «бытовые отношения», мы указываем преимущественную среду их функционирования, устанавливаем пределы, отграничивая от производственных, политических и других отношений.

Учитывая вышеизложенное, под умышленными убийствами, совершенными на бытовой почве, следует понимать насильственное, с умыслом, лишение жизни человека (нескольких человек), совершенное в сфере внепроизвод- ственной социальной жизни (включающей в себя как удовлетворение матери- альных потребностей людей в пище, одежде, лечении и поддержании здоровья, так и освоение человеком духовных благ, культуры, досуга). Мы сознательно, в отличии от иных авторов, не включаем в число убийств, совершенных на быто-

27 вой почве, преступления, предусмотренные статьей 106 УК РФ «Убийство матерью новорожденного ребенка», ибо:

1) новое уголовное законодательство России выделило данное преступление (ст. 106 УК РФ) как самостоятельное; 2) 3) криминалистическая характеристика детоубийства достаточно специфична и весьма разительно отличается от других убийств, а, кроме того, каких- либо принципиальных сложностей, проблем при раскрытии и расследовании убийств матерью новорожденного, как правило, не возникает. 4) Криминалистическая характеристика преступления—вероятностная модель события и как таковая может быть основанием для вероятности же умо- заключений—следственных версий. Криминалистическая характеристика при этом играет роль своеобразной матрицы: она «накладывается» на конкретный случай и позволяет построить его вероятностную модель. Именно в этом и заключается ее практическое значение, которое не следует преувеличивать, поскольку содержащееся в криминалистической характеристике знание носит не достоверный, а вероятностный характер. Но на начальном этапе расследования всякое истинное знание, даже вероятное, имеет высокую цену, поскольку позволяет следователю снизить информационную неопределенность,

Криминалистическая характеристика преступления обладает достаточно сложной структурой. Чаще всего в ней различают:

  1. характеристику типичной исходной информации;
  2. системы данных о типичных способах совершения и сокрытия данного вида преступлений и типичных последствиях их применения;
  3. личность вероятного преступника и вероятные мотивы и цели преступ- ления;
  4. личность вероятной жертвы преступления и данные о типичном предмете посягательства;
  5. 5.. данные о некоторых типичных обстоятельствах совершения преступле-

28 ния (место, время, обстановка);

  1. данные о типичных обстоятельствах, способствовавших совершению конкретного вида, рода преступлений.

Анализ этой структуры показывает, что в ней отражаются все типичные обстоятельства, которые требуется установить в соответствии с представле- ниями о предмете доказывания по данной категории уголовных дел. Задача следователя заключается в их конкретизации применительно к специфике расследуемого преступления.

Рассмотрим некоторые из структурных частей криминалистической харак- теристики подробнее.

Типичная исходная информация: зная, в чем она заключается и каковы ее носители, следователю легче ее обнаружить и оценить, а отсюда—и точнее сориентироваться в существе события, требующего расследования.

Данные о способе совершения и сокрытия преступления—центральная часть криминалистической характеристики, поскольку именно они выражают функциональную сторону преступной деятельности. Эти данные включают не только чисто операционные сведения, каким путем подготавливается, совершается и скрывается преступление, но и данные о том, как действия преступника отражаются в окружающей среде, т.е. какие следы, «отпечатки» действий преступника возникают в результате преступного посягательства, где их искать и как по ним восстанавливать механизм преступления.

Указания на личность вероятного преступника и вероятную жертву—это данные, которые криминалистика черпает из криминалистической характеристики преступления. Именно криминология и виктимология изучают личность преступника и жертвы, существующие между ними связи. То же можно сказать и о типичных обстоятельствах, способствующих совершению преступлений данного вида, рода.

Все эти элементы криминалистической характеристики, даже если между

29 ними нет корреляционной зависимости, несомненно играют для следователя ориентирующую роль. Они всегда изучались и излагались в конкретных частях криминалистических методик. Формирование понятия криминалистической характеристики послужило лишь объединению их в комплекс, повысило вероятность суждений об их истинности применительно к конкретной следственной ситуации.

При рассмотрении криминалистической характеристики умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, представляется целесообразным принять за основу мнение Р.С.Белкина о том, что криминалистическая характеристика убийства позволяет считать наиболее распространенными поводами к возбуждению уголовного дела сообщения об обнаруженном трупе, заявления очевидцев и потерпевших, оставшихся по тем или иным причинам в живых, или их близких, заявления об исчезнувших людях1. Решить вопрос о возбуждении уголовного дела в перечисленных случаях (коме исчезновения) не представляет особой сложности, хотя следует учитывать возможность смерти от не-‘ счастного случая или естественных причин (болезни, старости). Возбуждению же уголовного дела по факту исчезновения человека должна предшествовать тщательная проверка, в ходе которой предпринимаются меры к розыску исчезнувшего и только при получении данных о возможном убийстве возбуждается дело.

Содержащиеся в криминалистической характеристике типичные данные о составе убийства определяют круг обстоятельств, которые необходимо доказать в процессе расследования:

а) по объекту преступления—кто является жертвой убийства или против

1 См.: Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г.. Российская Е.Р. Криминалистика. Учебник для вузов. Под ред. заслуженного деятеля науки Российской Федерации, проф. Р.С.Белкина. — VI.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА М., 1999, — с.с. 705—706.

30 кого был направлен преступный умысел; наступила ли смерть потерпевшего (в тех случаях, когда труп убитого не обнаружен); что явилось причиной смерти—убийство, самоубийство, несчастный случай, смерть от естественных причин;

б) по объективной стороне—где было совершено убийство и обнаружены ли его следы; когда, каким способом и с помощью каких средств совершено преступление; каков способ сокрытия убийства; каковы квалифицирующие об стоятельства и обстоятельства, способствовавшие совершению преступления; каков ущерб от преступления;

в) по субъекту—кто совершил убийство; если убийц несколько, то какова роль каждого из них; не обладает ли преступник квалифицирующими призна ками, достиг ли он 14-летнего возраста;

г) по субъективной стороне—каковы мотивы и цель преступления, форма вины (прямой или косвенный умысел).

Согласно результатов произведенных автором исследований, примерно в 52% случаев поводом к совершению умышленных убийств на бытовой почве явилось неправильное поведение потерпевших. Около 40% таких убийство последовало за побоями, издевательствами и оскорблениями со стороны потерпевших. Примерно 20% подобных случаев убийств характеризуются применением жертвами к своим будущим убийцам психического насилия. Жертвы, в значительном числе таких преступлений, оскорбляли (примерно 18%) потенциальных правонарушителей и угрожали им (примерно 15%). В 11% случаев поведение жертв отличалось грубостью, обидной для осужденных формой, хотя по существу было правильным. Аморальное и противоправное поведение потерпевших отмечено в 41% ситуаций этих преступлений. Нейтрально вели себя потерпевшие в 46% случаев таких убийств. Поведение 1% потерпевших было общественно полезным. В остальных случаях сведений о поведении потерпевших в делах не оказалось.

31

Умышленные убийства, совершенные на бытовой почве, можно класси- фицировать следующим образом:

I. По особенностям предшествующего совершению преступления поведения потерпевшего:

1) характеризующиеся неправильным поведением жертвы; 2) 3) характеризующиеся нейтральным поведением жертвы; 4) 5) отличающиеся общественно-одобряемым поведением жертвы. 6) П. По причинам возникновения конфликта, разрешенного посредством со- вершения убийства, выделяют:

1) произошедшие на почве злоупотребления спиртными напитками; 2) 3) совершенные в результате оскорбления, грубости, необоснованной кри- тики, нередко публичной; 4) 5) обусловленные изменами или подозрениями в них; 6) 7) имеющие причину в предварительном нанесении потерпевшим право- нарушителю ударов, побоев, истязаний или иных насильственных действий; 8) 9) связанные с финансовыми делами, приготовлением пиши, обслуживанием семьи, ведение домашнего хозяйства, отказом работать в общественном производстве, использованием помещений, воспитанием детей, различиями в проведении досуга, вмешательством родных и родственников, а также обу- словленные иными конфликтными факторами. 10) III. По особенностям состояния правонарушителя и жертвы в момент со- вершения убийства:

1) оба были в трезвом состоянии; 2) 3) оба были в состоянии алкогольного опьянения; 4) 5) правонарушитель был трезв, а жертва—находился в нетрезвом состоянии; 6) 7) потерпевший находился в трезвом виде, а правонарушитель в состоянии алкогольного опьянения. 8)

32

IV. По характеру отношений между жертвой и правонарушителем, кото рые являлись между собой:

1) сожителями; 2) 3) супругами; 4) 5) родителями и детьми; детьми и родителями; 6) 7) тести и зятья; зятья и тести; 8) 9) тещи и зятья; зятья и тещи; 10) 11) старший член семьи в отношении младшего, или наоборот—младший в отношении старшего; 12) 13) иные члены семьи (в различных комбинациях между собой); 14) 15) иные близкие друг другу лица. 16) V. По особенностям сведений о личности правонарушителя:

1) имеются или нет сведения о наличии психических аномалий (в пределах вменяемости); 2) 3) прежние судимости; прежнее отбывание сроков в местах лишения свободы по ранее вынесенным приговорам судов; привлечение ранее к админист- ративной ответственности, помещение в приемник-распределитель; и т.д.; 4) 5) хронический алкоголизм; 6) 7) наличие тяжелых хронических заболеваний, лечение которых является. не только их личным делом, но и весьма существенно затрагивает интересы общества (как то: сифилис, туберкулез и т.д.); 8) 9) имеющих отрицательную характеристику в быту и по месту работы (если, конечно, такое место работы у конкретного лица имеется). 10) VI. По продолжительности интервала времени допреступной конфликтно сти:

1) ранее правонарушитель и жертва вовсе не были знакомы; 2) 3) допреступная конфликтность имела интервал от 1 дня и до бесконечности, ограниченной временем человеческой жизни. 4)

33 VII. По мотивам убийств:

  1. месть, в том числе:

а) за отца, уплатить определенную требуемую сумму денег;

б) за оскорбление; за оскорбление близких; за оскорбление действием;

в) за нанесение побоев; за избиение; за избиение близких; за избиение дру зей, приятелей;

г) за критику;

д) на почве частых ссор;

е) за противодействие в совместном проживании;

ж) за отказ от интимной связи;

з) за отказ выполнить просьбу, требование; и) за нежелание выйти замуж;

к) за сказанные обидные замечания; нередко обусловленная наличием психического заболевания;

л) за аморальное поведение;

м) за свидетельство на суде; за предшествующее убийству правомерное обращение в органы милиции с просьбой привлечь правонарушителя (будущего убийцу) к административной ответственности за мелкое хулиганство:

н) за издевательство;

о) за воспрепятствование краже; за кражу с огорода; за отказ принять уча- стие в краже;

п) за воспрепятствование потреблению спиртных напитков;

р) за отказ совершить акт мужеложства; за требование совершить акт му- желожства;

с) за предшествующую кражу денег или документов;

т) на почве соперничества из-за женщины;

у) за замечания по работе;

  1. Корысть, в том числе:

34

а) желание завладеть наследством или страховой суммой;

б) стремление получить дополнительную комнату в той же квартире или* более крупную долю в дележе противоправно добытого;

  1. Ревность;
  2. Желание избавиться от неугодного человека по иной причине, в том числе:
  3. а) от свидетеля;

б) от вымогателя;

в) от конкурента в деловой сфере;

г) из-за наличия яко выраженного гипертрофированного стремления к ли дерству;

д) для прекращения имеющихся, вызванных различными причинами, лич ных неприязненных отношений с потерпевшим, пик обострения которых при шелся на момент совершения убийства;

  1. Сексуальные побуждения; на почве изнасилования (как-то: пресечение насильственного полового сношения мужа правонарушительницы с ее мате- рью, чему очевидцем она явилась, в результате чего наступила смерть потер- певшего и т.п.).
  2. В ссоре; в драке;
  3. Хулиганство (из хулиганских побуждений);
  4. Желание прервать совместное проживание;
  5. По шуточной просьбе потерпевшего;
  6. Защита от хулиганских действий потерпевшего себя или своих близких правонарушителем;
  7. Желание устранить различного рода создаваемые искусственно будущей жертвой убийства препятствия к дальнейшему существованию как самого правонарушителя, так и членов его семьи, совместно с ним проживающих;
  8. Преступления, по которым мотив их совершения так и остался неуста-

35 новленным (т.н. «безмотивные убийства»).

VIII. По механизму совершения преступления:

  1. «беспорядочное» нанесение ударов жертве любыми, преимущественно случайно попавшимися под руку предметами, обусловленное более частой внезапностью возникновения и разрешения подобной остроконфликтной ситуации;
  2. Целенаправленное, осмысленное нанесение единственного, как правило, смертельного ранения, в жизненно-важные органы тела (например, ножевое проникающее ранение в область сердца, рубленая рана, причиненная топором по голове спящего потерпевшего и т.д.);
  3. Заблаговременная подготовка орудия убийства (как правило, обрез, ружье и патронов к ним) и его применение для совершения умышленного убийства;
  4. Убийство в драке, в ссоре, как правило, только с использованием физи- ческой силы, путем нанесения (обычно) многочисленных ударов руками и ногами по различным частям тела потерпевшего;
  5. Удушение в использованием найденных правонарушителем на месте его совершения предметов, например: нашейного платка или иных предметов одежды потерпевшей и т.д.;
  6. Повешение и иные малораспространенные способы лишения жизни по терпевших на бытовой почве.

Определив круг вопросов, подлежащих изучению в настоящем исследова- нии, перейдем к рассмотрению способов совершения данного преступления, которые могут быть весьма разнообразными.

В.Н.Карагодин считает1, что по способу совершения убийства могут быть дифференцированы в зависимости от того, являются ли они подготовленными

1 Криминалистика: Учеб. для вузов (И.Ф.Герасимов, Л.Я.Драпкнн. Е.П.Ищенко и др.; Под ред. И.Ф.Герасимова. Л.Я.Драпкина. — М.: Высш. шк., 1994, с. 346—349.

36 или нет. Статистические данные свидетельствуют, что многие преступники не готовятся к совершаемым убийствам, умысел на лишение жизни потерпевшего возникает внезапно и, как правило, сразу же реализуется.

Но подготовка к убийству может представлять и сложную систему меро- приятий, в число которых включаются разработка плана убийства, подбор соучастников и подыскание орудий преступления, наблюдение за предполагаемой жертвой, выбор условий, удобных для осуществления замысла, завлечение потерпевшего в места, выбранные для убийства. Однако последнее является нетипичным и встречается примерно в 3,5% случаев. В других ситуациях находится место, удобное для реализации преступного намерения и избранного способа преступления. С пользой для расследования изучаться могут предшествовавшие убийству события, касающиеся любого элемента характеристики преступления. Так, к событиям, касающимся потерпевшего, относятся: чьи-либо действия, в которых был проявлен интерес к будущей жертве (выяснение его адреса, номера телефона, образа жизни); встречи с ним; участие потерпевшего в ссоре, драке, оскорбление, избиение, шантажирование им кого-либо. или становление объектом таких действий; приобретение ценных вещей, предшествовавшее убийству из корыстных мотивов1.

В числе событий, ассоциируемых с орудием убийства или использованным преступником транспортным средством, могут быть: покупка, кража, ре- монт, испытание оружия, боеприпасов, транспортного средства или выражение намерения приобрести их.

Статистические данные свидетельствуют о том, что подавляющее боль- шинство убийц не готовится заранее к совершаемым убийствам. Умысел на лишение жизни потерпевшего возникает внезапно и, как правило, сразу не реализуется.

См.: Н.А.Селиванов, Л.Я.Соя-Серко. Расследование убийств. — М., Манускрипт. 1994, с. 12.

37 Довольно распространенными постпреступными событиями, касающими- ся преступника, являются: обращение в медицинское учреждение по поводу получения травмы; задержание милицией в связи с нарушением общественного порядка либо наличием подозрительных телесных повреждений, следов побоев и др.; угон транспортного средства с целью ускоренного сокрытия преступника с места преступления; невыходы, опоздания на работу предполагаемого преступника; продажа, дарение, сдача в комиссионный магазин, ломбард материальных ценностей или трата, почтовый перевод значительных сумм дейег (при убийстве из корысти); возвращение преступника на место происшествия для сокрытия следов преступления; (при этом следует напомнить, что весьма спорно распространенное мнение о том, что преступника якобы тянет вернуться на место совершения преступления, где он и может быть задержан)1. Пауль Гросс, начальник уголовной полиции кантона Цюрих (Швейцария), по этому поводу пишет: «При розыске преступников, совершивших акты насилия, важно знать, куда подастся убийца после совершения преступления. По существующему поверью, они должны возвращаться на место происшествия. Места убийств или тяжких грабежей целыми днями находятся под наблюдением, однако в течение последних лет не был пойман ни один убийца и ни от одного из убийц мы не услышали, чтобы он до ареста возвращался на место происшествия. Теория эта вызывает сомнения2. Попытки убийцы войти в контакт с родственниками убитого (естественно, лишь при наличии таковых), чтобы примириться с ними (посещение их жилища, общение с ними по телефону, направление им письма); воздействие на свидетелей с тем, чтобы заставить отказаться от правдивых по-

1 Р.С.Белкин. Курс криминалистики. В 3 т., т. 2: Частные криминалистические теории. — М.; Юрнсть, 1997. — с. 239—240.

2 Гросс П. Розыскные меры, предпринимаемые на основании результатов осмотра места происшествия при убийствах / Пер. с нем. / Экспертиза при расследовании преступлении. Вильнюс. 1967. Вып. 6.. — с. 154—155.

38 казаний; внезапные—увольнение с работы, отъезд из места постоянного проживания; окраска пола, стен, сдача одежды в стирку, химчистку с целью уничтожения или маскировки следов крови; изменение преступником своей внешности (смена прически, ношение парика, удаление бороды, усов и т.п.).

Типовые мотивы совершения умышленных убийств на бытовой почве взаимосвязаны и осложнены некоторыми обстоятельствами, предшествующими преступлению. Данные обстоятельства обусловлены действиями как преступника, так и потерпевшего, а именно:

а) при убийстве из мести: угрозы, акты насилия, распространение позоря щих слухов, причинение иной обиды будущему преступнику со стороны буду щего потерпевшего;

б) при убийстве из ревности: распад семьи по инициативе потерпевшего, упреки, подозрения относительно его супружеской неверности;

в) при убийстве на сексуальной почве: ранее совершенные покушения на аналогичное убийство; аномальные сексуальные проявления, имевшие место накануне расследуемого убийства в данном регионе; развратные действия в от ношении малолетних, приглашение их покататься на автомашине, посмотреть видеофильм; исчезновение на некоторое время детей и их возвращение с при знаками насилия; развод на почве сексуальной неудовлетворенности; попытка самоубийства в связи с сексуальными отклонениями.

Одним из отличительных признаков умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, является место их совершения. Проведенные исследования констатируют довольно большую долю убийств, совершенных в общественных местах — 25%’. Отмечается, что 62% убийств совершены в месте жительства осужденного или потерпевшего2. Примерно такие же результаты получены и

1 Бородин СВ., Побегайло Э.Ф. Характеристика умышленных убийств. — с. 28.

2 . Герцензон Л.А. Уголовное право и социология. — М.. 1070. — с. 73.

39 другими авторами1. Выборочное изучение умышленных убийств, в различных сферах жизнедеятельности показывает, что из них около 60% совершены в жилищах, более трети — в парках, скверах, поле, свыше 10% — в иных местах. Умышленные убийства, совершенные на бытовой почве, 01личает то, что реализация преступного замысла виновными осуществляется преимущественно в месте совместного проживания преступников и потерпевших или вблизи него, в местности или помещении, где выполняются бытовые функции — во дворе, в сарае, огороде. В иных местах — в парке, на пляже, в служебных помещениях и т.п.—совершено всего 4% умышленных убийств на бытовой почве. Эти данные являются еще одним доказательством бытового происхождения и характера убийств членов семьи.

Наиболее часто встречающимся мотивом умышленных убийств, совер- шенных на бытовой почве, является месть. В криминологической литературе обида и последующая месть зафиксирована в 21 — 52% всех случаев. В умышленных убийствах, совершенных на бытовой почве, среди других мотивов доля названного выше мотива равна 57%, что дает основание выделить его в качестве отличительного признака исследуемых преступлений.

Как показал анализ следственной практики наиболее встречающимся мо- тивом умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, является месть (57%). Из ревности совершено каждой пятое подобное преступление. Умыш- ленные убийства на бытовой почве совершались и по такому виду мести как за отказ продолжать совместную жизнь (9% случаев), что отражает явно деформированные представления у отдельных субъектов о принуждении, насилии как возможной основе существования семейно-бытовых отношений.

Действия, направленные непосредственно на лишение жизни потерпевшего и представляющие один из элементов способа убийства, обычно дифферен-

1 Гаухман Л.Д. Проблемы уголовно-правовой борьбы с насильственными преступлениями в СССР. — Саратов. 1981, —с. 121.

40 цируются в зависимости от используемых при этом орудий и средств. В первую очередь должны быть выделены такие приемы лишения жизни, как удушение, причинение жертве смертельных телесных повреждений, которые наносятся с использованием орудий и без их применения. К последним относятся убийства, совершаемые путем нанесения жертве ударов руками и ногами.

В зависимости от применявшихся орудий различаются убийства, совер- шаемые с использованием оружия и предметов, не являющихся таковыми.

Проведенное исследование позволяет сделать вывод, что подавляющее большинство (39,7%) рассматриваемых преступлений были совершены с ис- пользованием убийцами кухонных ножей, колющих и рубящих орудий. «Второе место» (36,9%) занимают убийства, совершенные без каких-либо орудий, только с использованием физической силы. Затем следуют преступления, совершенные с использованием твердых предметов (17,3%). Ситуации, где насилие было связано с использованием беспомощного состояния потерпевших, занимают крайне незначительную часть (2,2%). Огнестрельное оружие использовалось примерно в одном случае из 100 (1,1%), что свидетельствует о нехарактерности применения его для совершения подобных преступлений.

Для методики расследования имеет большое значение деление убийств в зависимости от способа сокрытия. В случаях, когда действия по сокрытию были заранее предусмотрены планом субъекта, реализовались с учетом и во взаимной связи с подготовительными операциями и приемами по лишению жизни, их следует рассматривать как элемент способа совершения убийства. К числу мер по сокрытию убийства следует отнести и приемы по предупреждению возникновения и уничтожению материальных следов и орудий убийства на месте преступления, трупе, одежде, теле убийцы и т.д.

Указанные ситуации по причине их малой распространенности (примерно в 2% случаев) нельзя считать характерными для совершения умышленных убийств на бытовой почве. Но, в то же время, их не следует и не учитывать во-

41 Hoe**»1– -;>,,’л

все. В результате проведенного автором исследования результатов оощения

материалов уголовных дел соответствующей категории, были установлены следующие наиболее типичные ситуации, когда действия по сокрытию следов преступления были заранее предусмотрены планом правонарушителя (правонарушителей), с учетом и во взаимной связи с подготовительными операциями и приемами по лишению жизни:

а) правонарушители, собравшись заранее, на неустановленной в ходе следствия автомашине, вывозят потерпевшего из его дома, за город, в лесной массив, к озеру, где, после избиения руками и ногами, бросают его в пруд, в ре зультате чего наступила смерть;

б) правонарушители, собравшись заранее, просят потенциального потер певшего, ранее участвовавшего в войне в Афганистане, владельца легковой ав томашины «ВАЗ С-2108», отвезти их за город в деревню1, на расстояние, при мерно, 70 км от города, по дороге, попросив потерпевшего остановиться, один из правонарушителей инициирует конфликт с потерпевшим, в результате на сильственного разрешения которого потерпевший в собственной автомашине оказался застреленным из обреза, взятого с собой в дорогу одним из правона рушителей, после чего труп они вытащили из машины, бросили в лесопосадки, а сломавшуюся в результате неправильной эксплуатации правонарушителями автомашину погибшего они сожгли;

в) правонарушитель приглашает потенциального потерпевшего, занимав шегося нищенством на ж/д вокзале г. Саратова, и не платившего никому дань, выехать на электричке из города для беседы и совместного распития спиртно го, в лесной массив на значительном удалении от жилых районов города, где, совершив умышленное его убийство, закапывает (маскирует) труп;

г) правонарушитель приглашает свою жену на дачу (садовый домик), рас положенный в сельской местности, где, после совместного распития спиртно го, наносит ей удары (не менее 13) молотком по голове, причинив смерть, вы-

42 нес труп в расположенные поблизости с находящейся рядом железной дорогой и закопал его там.

К числу мер по сокрытию убийства следует отнести операции и приемы по предупреждению возникновения материальных следов убийства на месте и орудиях преступления, трупе, одежде, теле убийцы и т.д.

С.Г.Любичев считает1, что на выбор преступником способа сокрытия убийства оказывает влияние характер связи виновного с потерпевшим и ме- стом совершения преступления. Характер и последовательность совершаемых при этом действий определяются личностными данными преступника и обстановкой совершения убийства.

В случаях, когда потерпевший и преступник не были знакомы между собой либо их знакомство носило случайный характер, а само место преступления не имеет прямого отношения к личности виновного, последний, совершив убийство, обычно стремится как можно быстрее скрыться с места происшест- вия. Для создания резерва времени, обеспечивающего ему возможность бес- препятственно покинуть место совершения преступления, он в ряде случаев осуществляет временное сокрытие трупа. Так, труп, находящийся в жилище, переносится в подсобные помещения, ванную комнату, туалет, помещается под кровать, заваливается одеждой, постельными принадлежностями; иногда помещение, в котором находится труп, поджигается. На открытой местности труп маскируется ветками, сухими листьями, травой, строительным мусором и другими находящимися поблизости случайными предметами либо перемещается в место, где он будет менее заметен,—в канаву, подвал, канализационный люк, развалины зданий и т.п. Одновременно преступником принимаются меры к уничтожению следов преступления на самом себе: производится чистка, стирка, ремонт одежды, ее замена, замывание следов крови, наложение пудры, гри-

1 Криминалистика: Учебник / Под ред. И.Ф.Пантелеева. Н.А.Селиванова. — М.: Юрнд. лит., 1993. — с. 43S— 440.

43

ма, повязок на телесные повреждения, полученные в борьбе с потерпевшим. Использовавшиеся в качестве орудий убийства предметы нередко выбрасываются преступником на месте убийства или на пути следования от него, холодное и огнестрельное оружие скрывается в различных мест?х. Одновременно с уничтожением следов и орудий преступления в ряде случаев делаются попытки создания ложного алиби. Как правило, эти попытки преступника сводятся к склонению родственников и знакомых к даче ложных показаний о времени его возвращения домой в день убийства, об их встрече с ним в конкретном месте в определенное время, о совместном времяпрепровождении.

Если между преступником и его жертвой существовали родственные, дружеские, интимные или иные устойчивые отношения либо место убийства связано с личностью виновного (жилище, дача, личный гараж, рабочее место), то факт смерти потерпевшего, а равно обнаружение его трупа в конкретном месте неизбежно влекут подозрения в отношении определенного лица. В таких случаях сокрытие виновным убийства сводится к комплексу действий, направленных на сокрытие факта смерти и места совершения преступления. С этой целью труп потерпевшего уничтожается (например, сжигается в печи) или скрывается другим способом (закапывается на приусадебном участке, в подвале, сбрасывается с прикрепленным грузом в водоем и т.п.), удаляется с места происшествия и оставляется в каком-либо «нейтральном» месте, достаточно удаленном от места совершения преступления. Для перемещения трупа с места убийства он нередко расчленяется. В дальнейшем части расчлененного трупа переносятся преступником и оставляются в различных, как правило, удаленных от места убийства местах, подбрасываются в железнодорожные составы, следующие в разных направлениях, и т.п. Одновременно с сокрытием трупа виновным предпринимаются меры к уничтожению находящихся на месте убийства следов: производится ремонт квартиры, перекраска полов, полная или час-

44 тичная замена обоев, чистка мягкой мебели, ковров и т.п. Чтобы отвлечь от себя подозрения в убийстве, виновный имитирует активные поиски потерпевшего, распространяет слухи о его отъезде по личным причинам в другую местность, организует отправление из различных мест писем и телеграмм от имени исчезнувшего.

При невозможности сохранить в тайне факт смерти потерпевшего преступник в зависимости от способа убийства и характера имеющихся на трупе телесных повреждений прибегает к иным способам сокрытия убийства. Так, если имеющиеся телесные повреждения явно свидетельствуют о причинении смерти посторонней рукой, инсценируется разбойное нападение либо совер- шение убийства в состоянии сильного душевного волнения, необходимой обороны или неосторожное убийство. При отсутствии на трупе подобных телесных повреждений, как правило, имеет место инсценировка несчастного случая или самоубийства потерпевшего.

В качестве причин, наиболее широко распространенных при совершении умышленных убийств на бытовой почве, можно выделить следующие:

а) неумение и упорное нежелание как правонарушителя, так потенциаль ного потерпевшего мирно решать возникающие конфликты, незнание ими ос нов психологии и межличностного общения;

б) исключительно виктимное поведение потенциальных жертв, включаю щее в себя злоупотребление спиртным;

в) неадекватное окружающим условиям требования как со стороны потер певших к правонарушителям, так и наоборот, со стороны правонарушителей к потерпевшим;

г) социальная запущенность, необеспеченность в материальном плане, от носительно невысокий уровень образованности, как потенциально потерпев ших, так и убийц;

д) отсутствие возможности у значительного числа правонарушителей уст-

45 роиться на работу и иметь стабильный, достойный человеческого существования уровень дохода;

е) недостатки воспитания правонарушителей и потерпевших, в том числе в сфере отношения между представителями различных полов;

ж) объективная невозможность для правонарушителей в ряде случаев практически решить возникающие вопросы иным, в той или иной мере закон ным, путем.

Учитывая современные реалии, следует согласиться с мнением С.Ю.Журавлева1, предлагающего при формировании криминалистической характеристики отдельного вида преступления (как в данном конкретном случае—умышленных убийств, совершенных на бытовой почве) особо выделять особенности противодействия расследованию как самостоятельный элемент этой характеристики.

Необходимость этого наглядно подчеркивается результатами произведен- ного автором исследования результатов обобщения, согласно специально разработанной анкете, материалов уголовных дел об умышленных убийствах, совершенных на бытовой почве, согласно которым:

  1. Примерно 34% лиц, осужденных по обобщенным уголовным делам, ранее были судимы за самые различные преступления, в том числе—27% таких осужденных ранее отбывали наказание в местах лишения свободы по прежним приговорам судов, а 9%—ранее неоднократно реально были лишены свободы. Таким образом, можно предположить, что указанные лица в той или иной мере знакомы с положениями, в частности— криминалистической тактике, методики-расследования преступлений и возможностями и тактикой оперативно-розыскных мероприятий, в т.ч. и в местах изоляции от общества. Наличие указанных познаний способствует их целесообразному использованию осведом-

1 Журавлев С. Ю. Противодействие расследованию преступлений в сфере экономики. Днсс. канд. юрндпч. наук. Нижний Новгород, 1992, с. 25—26.

46 ленными субъектами.

  1. Возраст и наличие жизненного опыта у большинства осужденных по де- лам анализируемой категории, как правило, несколько больше, чем у участ- вующих в расследовании соответствующих уголовных дел лиц.
  2. Указанные преступления относятся к числу тяжких, за совершение ко- торых впоследствии судом может быть определен к отбытию весьма длитель- ный срок лишения свободы, что полностью подтверждают материалы уголовных дел.
  3. Далеко не по всем уголовным делам были обнаружены орудия, исполь- зовавшиеся при совершении преступления (особенно—огнестрельное), уста- новлены подробно все сведения об обстоятельствах совершения преступления (как-то: точное время совершения, мотив убийства, свидетельские показания очевидцев и т.д.).
  4. Факт противодействия расследованию умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, были выявлены в 30 случаях из 324 изученных автором материалов уголовных дел.

Сказанное проиллюстрируем примером из московской криминальной практики. Супруги подъехали к АЗС и довольно долго ждали своей очереди. Когда же она подошла, муж направился к кассе для уплаты денег, а жена вставила шланг в горловину бака автомашины. В этот момент появились четверо неизвестных, один из которых выхватил шланг из рук женщины, и стал заливать бензин в свою машину. Бурный протест женщины послужил поводом для нападения на нее. Они повалили ее и стали избивать ногами. Увидев происходящее, супруг бросился на “помощь к жене, но его тоже сбили с ног и забили до смерти. Случилось так, что мимо проезжали бойцы ОМОНа, которые задержали правонарушителей и доставили их в отделение милиции. Каким-то образом номер телефона вдовы стал известен лицам из окружения преступников. Нача-

47 лись звонки с угрозами убить ее сына. В результате женщина категорически отказалась давать показания по делу, заявив, что она уже лишилась мужа, а потерю сына не переживет. К сожалению, дело было прекращено из-за отсутствия доказательств1. Этот пример свидетельствует о том, что в тех случаях, когда в структуру криминалистической характеристики не включается как новый, самостоятельный элемент, противодействие его раскрытию и расследованию, то получить положительные результаты в подобной деятельности возможным становится далеко не во всех случаях.

При этом в качестве детерминирующих факторов, которые обуславливают особенности противодействия расследованию, выступают:

а) особенности планируемого, совершаемого или совершенного преступ ления, его тяжесть, общественная опасность и т.д.;

б) место, время и условия совершенного преступления;

в) объект и предмет преступного посягательства;

г) «качественная» («квалификационная») характеристика преступника (группы лиц), а также наличие связей, способных выступать в качестве укрыва телей, пособников и тех, кто может оказать противодействие расследованию «изнутри»;

д) наличие у преступника специальных средств, позволяющих эффективно противодействовать расследованию, наличие оружия и иных средств защиты от разоблачения;

е) осведомленность субъекта (субъектов) преступной деятельности о рабо те правоохранительных органов, состоянии расследования, содержании имею щихся доказательств, об используемой тактике расследования, принятых мерах пресечения в отношении того или иного субъекта, об отношении к расследова нию свидетелей и потерпевших (если таковые имеются) и содержании их пока-

1 См.: Селиванов Н.А., Соя-Серко Л.Я. Расследование убийств. — М.: Издательская фирма «Манускрипт». IW4, — с. 70.

48 заний;

ж) личность субъекта преступной деятельности, его социальный статус (возраст, пол, семейное положение, образование, профессия, стаж работы, об щественная активность), наличие связей среди сотрудников правоохранитель ных органов;

з) прошлые судимости, наличие преступного опыта и специальных навы ков, позволяющих совершать преступление и противодействовать расследова нию;

и) физическое и интеллектуальное развитие субъекта преступной деятель- ности, состояние его здоровья, психики;

к) особенности личности преступника, способствующие противодействию расследованию (изворотливость, склонность к обману и различным ухищрениям, умение владеть собой, артистичность и другие свойства характера);

л) иные факторы, в том числе и случайные обстоятельства, благоприятст- вующие субъекту преступной деятельности. (В качестве основы при выделении факторов, детерминирующих противодействие, была использована работа И.М.Лузгина, 1987, опубликованная с ограничительным грифом).

Суммируя все вышеизложенное, полагаем необходимым определить про- тиводействие, расследованию следующим образом:

Противодействие расследованию—это система действий (или бездействия), направленная на достижение цели сокрытия преступления путем недопу- щения вовлечения его следов в сферу уголовного судопроизводства и их по- следующего использования в качестве судебных доказательств.

В криминалистической характеристике убийств, совершенных на бытовой почве, можно выделить особое значение личности виновного и жертвы, что и является, среди прочих, объектом исследования в следующем, §2 настоящей главы.

49 §2. Личность виновного и жертвы. Проблемы виктимности.

На современном этапе развития криминалистики одним из резервов уси- ления ее практической направленности является, в частности, использование ею данных виктимологии1.

Изучение проблем, связанных с криминалистическим значением данных о жертве преступления, заметно интенсифицировалось в 50—60-е гг. Среди работ этого периода выделяются труды Г.Н.Мудьюгина, в которых проблемы расследования рассматривались с точки зрения использования сведений о личности потерпевшего2.

Принимая во внимание тяжесть исследуемого преступления, его относи- тельно невысокий процент раскрываемости в Российской Федерации, для су- жения потенциального круга лиц, среди которых следует искать преступника практическим работникам правоохранительных органов, представляется целесообразным более подробно изучить личность виновного. Несомненно, в процессе расследования конкретного преступления сведения о личности его жертвы и недостатках поведения последней могут иметь определенное значение, но, следует напомнить, что искать чаще всего приходится именно виновного, и лишь в отдельных случаях вызывает существенные проблемы установление личности жертвы. Учитывая, что личность жертвы.и ее поведение будут нами рассмотрены несколько ниже, остановимся на характеристике типичной личности убийцы.

Сравнение данных об особенностях личности убийц, совершивших пре-

Вандышев В. В. Теоретические и практические аспекты взаимосвязи криминалистики и анктнмолопш. Автореферат… доктор юридических наук. 12.00.09, — М.. 1989. — с. 4: 12.

  • Мудыогин Г. Н. Расследование убийств по делам, возбуждаемым ц связи с исчезновением потерпевшего. — М.. 1967. — с. 4 и др.; Он же. Расследование убийств по делам, возбуждаемым и связи с исчезновением потерпевшего: Авгореф, шее… кандидат юридических наук. — VI., 1962, — с. 12.

50 ступления в различных сферах жизнедеятельности и регионах, со сведениями об особенностях убийц, совершивших умышленные преступления на бытовой почве, показывает, что имеются значительные различия по таким показателям, как возраст осужденных, доли ранее судимых, доли не работавших в момент совершения преступления, имевших ранее административные взыскания. В общем, можно констатировать, что по последним трем показателям субъекты умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, отличаются относительно меньшей деформированностью их образа жизни1.

Отличия умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, от анало- гичных преступлений в иных сферах жизнедеятельности в значительной мере связаны с возрастом преступников. Среди прочих особенностей личности он представляет чуть ли не наибольший интерес. С его изменением наступают не только биологические, но и социальные изменения как самой личности, так и социальной среды, в которой она находится. Изменяются обстановка, условия, в которых человек живет, а также социальные функции, привычки, характер, способы реагирования на конфликтные ситуации, желания, стремления, интересы, потребности, формы их проявления2.

Данные о возрасте лиц, совершивших убийства, у разных авторов расхо- дятся. Отмечается, что среди убийц «небольшая доля пожилых»1. Некоторые ученые на первое место по величине долей выделяют убийц в возрасте 25-29 лет, на второе—в возрасте 30—39 лет, третье—18-24 года4. Другие исследователи писали, что среди убийц преобладали осужденные молодого возраста’.

1 Мошак Г.Г. Криминологические проблемы изучения и предупреждения умышленных убийств, совершаемых а сфере семейно-бытовых отношений (на материалах Молдавской ССР). Дпсс. канд. юр. наук, М.,1986. с. 52.

2 Кондрашков Н.Н. Количественные методы в криминологии. — М., 1971, — с. 160.

3 Жадбаев C.X. К криминологической характеристике умышленных убийств \ Ученые труды Казахского уни верситета. — Т. 10. Серия юридические науки. Вып. 10. ч. 10, 1970, — с. 105.

4 Бородин СВ., Побегайло Э.Ф. Характеристика умышленных убийств. — М., 1981, — с. 16.

5 Готлиб P.M., Романова Л.И. Виктимологические аспекты профилактики преступлении против личности А Внктимология и профилактика правонарушений. — Иркутск, 1979, — с. 65.

51

Возраст изученных нами убийц на бытовой почве оказался наибольшим. Не моложе 40 лет было 53%, в возрасте 50 лет и старше—24% виновных.

Преимущественно более старший возраст лиц, совершивших умышленное убийство на бытовой почве, является одной из отличительных особенностей личности этих преступников. Он связан с рядом факторов, в частности, сравнительно небольшой занятостью лиц старшего возраста в общественном производстве, наступлением очередного «пика» конфликтности и разводов, наличием у них в сознании пережиточных представлений о «должном» характере внутрисемейных отношений, стиле управления семьей, а также с низким образовательным уровнем этого контингента.

К числу антикриминогенных факторов влияющих на состояние виктимно-сти следует отнести и высокий культурно-образовательный уровень. Низкий хотя и не является его антиподом, однако в определенной степени ограничивает возможности выбора оптимального варианта поведения в конфликтных семейных ситуациях.

По данным исследований, образование до 6 классов имели 11% лиц, со- вершивших неквалифицированные убийства в г. Киеве1. С образовательным уровнем «до 7 классов» включительно было 43% убийц на бытовой почве, изученных нами.

Низкий образовательный уровень убийц на бытовой почве неблагоприятно влиял на их поведение, нередко затрудняя выбор оптимального варианта поведения в различных проблемных ситуациях. Умышленные убийства на бытовой почве преимущественно совершались не вдруг, не в виде стремительного перехода от нормативного к самой крайней форме негативно отклоняющегося поведения. В допреступный период убийцы нередко допускали различные нарушения законов, вступали в противоречие с нормами морали.

1 Ефремов С.А. Криминологическое значение конкретной жизненной ситуации при совершении умышленных убийств. Дисс. канд. юр. наук. — Киев, 1984. — с. 70.

52

Доля лиц, совершивших умышленные убийства на бытовой почве, привле- кавшихся к административной ответственности, также оказалась меньшей, чем среди убийц, совершивших преступления в иных различных сферах жизнедеятельности. Большинство из 25% лиц, совершивших умышленные убийства на бытовой почве, имевших административные взыскания, совершили правонарушения в отношении членов семьи, родственников, соседей. Искажение жизнедеятельности и поведения происходило прежде всего в сфере быта. Напротив, в сфере производства они нередко были правопослушными.

По данным различных исследований, доля ранее судимых убийц составляет 20—58%’. Из числа совершивших предумышленные убийства на почве се- мейных отношений в России ранее судимые составляли больше половины преступников2.

По нашим же результатам исследований эта категория лиц (ранее судимых) была равна доле, соответствующей 29%. Можно, следовательно, полагать, что убийства на бытовой почве отличает относительно меньшая доля ранее судимых преступников. Но, в то же время, это свидетельствует о необходимости повышения активности работы по профилактике преступлений лиц, имеющим судимость.

Следующей важной деформацией жизнедеятельности преступников, со- вершающих насильственные преступления, является злоупотребление спирт- ными напитками. В криминологической литературе отмечалось, что среди убийц было 23,4% хронических алкоголиков3, по данным «Курса советской

1 Бородин СВ., Побегайло Э.Ф. Характеристика умышленных убийств, — с. 20, Флоря К.Н. Назначение наказа- ния с учетом причин совершенного преступления. — Кишинев: Штнинца, 1980, —с. 64.

-Мышляев Н.П. Профилактика предумышленных убийств, совершаемых на почве семейных отношении. — Автореф. канд. юр. наук. — М., 1985. — с. 11.

3 Антонян Ю.М. Криминолого-психиатрические проблемы предупреждения преступлений \ Планирование мер борьбы с преступностью. — М., 1982, — с. 144.

53

криминологии»—19—26%’. По удельному весу хронических алкоголиков умышленные убийства, совершенные на бытовой почве, уверенно занимают одно из первых мест, так как он равен 32%. Наличием среди лиц, совершивших умышленные убийства на бытовой почве, 27% привычных пьяниц, потреблявших спиртное 3—4 раза в неделю и 35% часто пьющих, делавших это не менее 2 раз в месяц, дает основание к выводу, что почти все лица, совершившие умышленные убийства на бытовой почве, в той или иной мере подвержены злоупотреблению спиртными напитками. Однако они относительно редко признавались хроническими алкоголиками, так как злоупотребляли спиртным преимущественно в быту, в своем ближайшем окружении, не отличающемся трезвенническими устоями.

Злоупотребление спиртными напитками у насильственных преступников носит устойчивый характер. Учитывая длительность процесса алкоголизации, постепенно происходит деградация их личности. Так как насильственные преступления в большей мере, чем другие виды преступлений, зависят от психологических особенностей личности преступника2, медико-биологическое неблагополучие в рамках вменяемости (во взаимодействии с антиобщественными личностными свойствами, которым принадлежит определяющая роль, и неблагоприятными социальными условиями), может способствовать преступному поведению”’.

Разными авторами приводятся различные доли убийц, имеющих психиче- ские аномалии (в рамках вменяемости). Среди совершеннолетних убийц отмечалось 71,1% аномальных (в пределах вменяемости)4, среди лиц, совершивших

1 Курс советской криминологии.—Т. I. — М., 1985, —с. 318.

  • Заплетал И. Криминологическое исследование умышленных убийств в 4CCPW Вопросы борьбы с преступно- стью. — Вып. 31. — М., 1979.—с. 145.

5 Антонян 10.М., Виноградов M.B., Голумб Ц.А. Преступное поведение лиц с психическими аномалиями и его профилактика \ Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 32. — М.. 1980. — с. 53.

4 Механизм преступного поведения. — М., 1981. — с. 112.

54 квалифицированные убийства, установлено 56,2% психически аномальных; некоторыми исследователями установлено 40% таких лиц2, самая большая доля названной категории преступников приводится Б.Д.Овчинниковым, отмечающим, что только 16,8% убийц были психически здоровы3.

По нашим данным, с аномалиями психики (в пределах вменяемости) вы- явлено 76% лиц мужского пола, совершивших умышленные убийства на бытовой почве, которые прошли судебно-психиатрическую экспертизу, а всего лица этой категории среди изученных нами убийц составили 45%. Психические аномалии, не исключающие вменяемости, можно отнести к отличительным особенностям убийц, совершивших умышленные преступления на бытовой почве. Такая закономерность проявляется четко и однозначно. У большинства из них условия формирования личности были неблагоприятными, а собственная семья являлась психотравмирующим фактором, значительно ускорившим дальнейшее развитие психических аномалий или их формирование. Она обычно не выполняла функции снятия психологических нагрузок, напротив, являлась вместилищем продолжительных конфликтов.

Между виновными и потерпевшими существовали длительные неприяз- ненные конфликтные отношения : 4—6 лет в 29% случаев, 7—10 лет—14% случаев, свыше 10 лет—21%. Остальная часть приходится на более короткие периоды.

Взаимодействие личностных особенностей с объективной действительностью осуществляется в конкретной жизненной ситуации. В сфере семейно- бы- товых отношений она представляет собой сочетание субъективных и объек- тивных обстоятельств семейной жизни человека, выразившиеся в обострении

1 Чечель Г.И. Влияние психических аномалий на назначение и отбытие наказания \ Личность преступника и уголовная ответственность. — Саратов, 1981. — с. 129.

2 Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. — М., 1984.—с. 160—1 (32.

3 Овчинников Б.Д. Вопросы теории криминологии. — Л.. 1982. с. 35.

55

семейных противоречий до конфликта, разрешаемого одним из членов семьи преступным путем1.

Криминологические исследования показывают, что умышленные убийства на бытовой почве отличает редкая предварительная подготовка их совершения. В криминологической литературе под «непредумышленными» убийствами обычно подразумевают те, которые совершаются без какой-либо предвари- тельной подготовки, в результате внезапно возникшего умысла2. Основанием для выделения заранее обдуманного умысла и внезапного умысла является длительность периода времени, в течение которого у виновного созревало намерение совершить преступное деяние. Более или менее длительному периоду соответствует заранее обдуманный умысел. 60% лиц, совершивших умышленные убийства на бытовой почве, приняли решение лишить жизни потерпевшего в результате реализации внезапно возникшего побуждения, без предварительной подготовки ситуации убийств. Только 6% умышленных убийц, совершивших преступления на бытовой почве, отличались определенной продуманностью действий. 30% совершили преступления путем простой постановки цели, без составления плана действий. Отмечены только единичные случаи (3%) обдумывания деталей, тщательного планирования преступных действий. Большинство (61%) умышленных убийств на бытовой почве составляют те, которые совершены на месте возникшего очередного конфликта.

О внезапности возникновения конкретного решения и незамедлительной его реализации свидетельствуют данные о средствах совершения преступления. Типичным для этого вида преступлений является использование предметов с нейтральной функцией. В соответствии с результатами С.А.Ефремова, в г.

1 Шестаков Д.А. Введение в криминологию семейных отношений. — Л., 1980. — с. 7.

2 Руденко И.А. Важные аспекты борьбы с опасными преступлениями против личности . Вопросы борьбы с пре ступлениями против личности и общественного порядка. Тематический сборник. Вып. I. — М.. 1981. — с. (>2.

56

Киеве 59% убийств совершены случайно подобранными предметами— топорами, молотками; 22,9%—руками и ногами1. Результаты исследований свидетельствуют, что в последние 10 лет практически каждое четвертое умышленное убийство совершается руками и ногами, т.е. с использованием только физической силы убийцы.

Умышленные убийства на бытовой почве совершались руками и ногами чаще—в 36% изученных нами случаев. С помощью колюще-режущих предметов совершено 40%, а с использованием твердых предметов— молотков, камней, палок и т.п.—17% умышленных убийств на бытовой почве. Непредуготов-ленность действий проявилась в том, что в качестве орудий использовалось все случайно попавшееся под руку, в нанесении ударов руками и ногами соответственно сложившемуся ранее поведенческому стереотипу.

Внезапность возникновения умысла, как правило, была связана с поспешной поверхностной оценкой конфликтной ситуации. Преступники нередко не видели иного выхода из их жизненного тупика. Предполагаемое неблагоприятное будущее часто ассоциировалось с полным крахом жизненных планов, связанных с семьей. Переживания ситуации были настолько глубокими, что у лиц, совершивших умышленное убийство на бытовой почве, нередко возникал вопрос о целесообразности продолжения их собственной жизни. Эти переживания отражались в сожалениях о содеянном, явках с повинной, в оказании помощи потерпевшему и, случалось, в совершении самоубийств. О взаимосвязи намерений убить близкого человека и совершить самоубийство упоминали и иностранные авторы2. Явившиеся с повинной по делам об умышленных убийствах на бытовой почве составляют 24% преступников, что в несколько раз

1 Ефремов С.А. Криминологическое изучение конкретной жизненной ситуации при совершении умышленных убийств. — с. 79—80.

  • Czinczoll, Rupert. Solidaritetspflichten bei der Seibsttutung. - Inang… Diss, (for legt von Rupert Czinczoll.

— Bonn. 1984. —S. 189.

57

выше соответствующего показателя применительно к убийцам иных категорий.

Определенный интерес представляют отличия умышленных убийств, со- вершенных на бытовой почве, вытекающие из различных видов семейно- бытовых отношений. Представляется целесообразным выделить супружеские, родительские и родственные убийства, совершенные вследствие крайней дезорганизации супружеских, родительских и родственных связей. Субъектами этих преступлений являются мужья (юридические и фактические), совершившие убийство жен, сожительниц, проживающих с ним совместно или раздельно; родители, совершеннолетние дети, тести, зятья, совершившие преступление соответственно против сына, отца, матери, зятя, тестя, тещи, старший в отношении младшего или младший в отношении старшего; иные члены семьи.

Особенности личности лиц, совершивших умышленные убийства на бытовой почве, проявляются во взаимосвязанных видах деятельности и условиях ее осуществления, общении и искажениях сознания.

Обусловленная большей теснотой связей допреступная конфликтность. между супругами, сожителями мотивационно более насыщена; столкновения возникали чаще, особенно в последние три месяца перед совершением преступления, и быстрее, чем в семьях убийц родителей (детей и др.), восстанавливались якобы нормальные отношения. Супруги в значительно большей мере вынуждены семейной жизнью к постоянному взаимодействию. Более высокая взаимозависимость между ними делает почти невозможным длительное прерывание конфликтов. В семьях убийц супруг допреступная конфликтность была большей продолжительности, чем в семьях убийц родителей (детей и др.). Первые три места по продолжительности конфликтности распределены между периодами:

1) убийцы супруг: 4—6 лет; 7—10 лет; 11—15 лет; 2) 3) убийцы родителей (детей и т.д. (4—6 лет; 2—3 года; 7—10 лет. Конфликтогенные факторы обычно указывают на наиболее уязвимые точ- 4)

58 ки в семейных отношениях. Конфликты в семьях убийц супруг происходили преимущественно в связи с злоупотреблением спиртными напитками одним-или обоими ее членами, подозрениями в супружеской неверности или изменами, придирками, оскорблениями, грубостью.

Конфликты между родителями и их взрослыми детьми вызывались главным образом злоупотреблением спиртными напитками одной из сторон, ос- корблениями, грубостью. В этих семьях отсутствовали конфликты в связи с изменами или подозрениями в них, так как отношения между преступниками и потерпевшими качественно другие. Только в одном из изученных нами случаев совершеннолетний сын убил отца за интимную связь с любовницей. Больше, чем в супружеских семьях, была доля конфликтов, связанных с оскорблениями, побоями, демонстративным неуважением к личности.

Ведущим мотивом всех умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, является месть. Наиболее высока его доля применительно к супруже- ским убийствам. Мотив мести встречается примерно в два раза чаще, чем ос- тальные мотивы, т.к. отношения между осужденными и потерпевшими были более длительными и в значительной мере обусловливаются также глубоко личными антипатиями.

Убийцы родителей (детей и т.д.) выделялись большей долей мотива «стремление к лидерству» (32% против 12% в супружеских убийствах). В их семьях значительно чаще отмечались стремления избавиться от забот, обязанностей, прекратить отношения, чаще прослеживались корыстные мотивы, тогда как мотивация супружеских убийств почти свободна от корыстных устремлений. В последних отдельные ее «вкрапления» прикрывали мощный пласт неприязни. Они в значительной мере отражали стремление досадить другой стороне, отомстить ударом также и по материальному положению. Особенно заметно это проявлялось в отношениях раздельно или совместно проживающих супругов после расторжения ими брака.

59

Более продолжительные неприязненные отношения в семьях убийц супруг способствовали более длительному формированию умысла совершить убийство, чем в семьях убийц родителей и детей. Убийцы супруг чаще осуществляли планирование преступлений, чем убийцы родителей и детей.

Полученные данные анкетирования уголовных дел о факторах конфликт- ности, ее длительности, характеристике мотивов, особенностях личности убийц и ситуаций совершения ими преступлений совпали с результатами ин- тервьюирования осужденных по каждому из выделенных видов.

Сравнение образа жизни убийц супруг, ситуаций совершения ими престу- плений показывает незначительные изменения с течением времени в величине долей ранее судимых преступников, привлекавшихся к административной ответственности, ранее судимых потерпевших. Практически не изменились доли оконченных преступлений, время совершения убийств, характер примененного насилия, степень подготовленности (планирования) совершения преступлений, а также виды конфликтогенных факторов.

Совместное потребление спиртных напитков преступниками и их жертвами повышало вероятность совершения убийств. Доля убийств супруга супру- гом, совершенных на месте употребления спиртных напитков, возросла на 15%. Сократилось число потерпевших, которые в криминальной ситуации вели себя нейтрально, и возросло число тех из них, кто находился в это время в состоянии опьянения. На одну пятую часть увеличилась доля убийц, имевших психические аномалии (в пределах вменяемости). О росте ситуативности таких убийств в определенной мере свидетельствует сокращение доли убийц, характеризующихся по месту жительства положительно.

Участились случаи внезапно возникающих и сразу же криминально раз- решаемых конфликтов и, соответственно, уменьшилась доля предумышленных убийств. В определенной мере это связано с расширением семейного пьянства, возрастанием доли убийц с психическими аномалиями (в пределах вменяемо-

60 сти), увеличением числа потерпевших, характеризовавшихся по месту жительства отрицательно.

Выявлены и иные изменения. Убийства стали чаще совершаться сыновьями, зятьями. Увеличился удельный вес убийц, не состоявших в браке, прежде всего из лиц, совершивших убийства родителей, детей. Напротив, доля преступлений против супруг уменьшилась. Внутрисемейные противоречия между родителями и детьми обострились больше, чем между супругами. Общество этом, видимо, свидетельствует большая доля оконченных убийств родителей и детей в сравнении с убийствами супруг.

На 17% увеличился удельный вес мотива мести, что отражает ухудшение характера общения, во многом связанного с расширением злоупотребления спиртными напитками. В частности, это выразилось в росте удельного веса мести за побои, оскорбления.

Наиболее рельефно особенности личности убийц и ситуаций совершения ими преступлений прослеживаются в их классификациях.

Представляется целесообразным, с учетом выявленных искажений жизне- деятельности выделить личности семейно-бытовых убийц по следующим основаниям:

1) ориентированности на авторитарный или искаженно эгалитарный стиль отношений в семье; 2) 3) степени деформированности образа жизни. 4) Для личности любого преступника характерна большая или меньшая де- формация типичных для людей ценностных ориентации1. Деформации ценностных ориентации убийц, совершивших преступления на бытовой почве, отражаются в характере семейного управления.

Рассмотренные отдельные особенности личности убийц, совершающих

Гальперин И.М. Наказание. Социальные функции, практика применения. — М.. 1983. — с. 194.

61

преступления на бытовой почве, дают представление о тех или иных деформациях, основных сторонах их жизнедеятельности. Что касается степени искаженное™ образа жизни в целом, то о ней можно судить, в частности, по характеристике поведения в быту.

Результаты исследования показывают, что правоохранительными органами личность лиц, совершивших умышленные убийства на бытовой почве, изу- чается в основном по производственным характеристикам, которые отражают сведения о поведении виновных не в той сфере, где оно негативно и в наибольшей мере отклоняется от нормы, а на производстве. Это повышает значимость выявления возможностей бытовых характеристик в изучении лиц, совершивших умышленные убийства на бытовой почве.

Степень нетерпимости общественного мнения, должностных лиц к убийствам достаточно велика и препятствует составлению необъективных характе- ристик (в сторону ухудшения или улучшения). Отдельные необъективные ха- рактеристики не искажают картины в целом.

С учетом данных, содержащих характеристики виновных ‘по месту жи- тельства, можно выделить:

1) убийц, которые характеризовались в быту положительно; они отнесены к виду преступников без заметной деформированности образа жизни; 2) 3) убийц, характеризовавшихся в быту нейтрально или противоречиво, представляющих виновных со средними значениями деформированности; 4) 5) убийц, характеризовавшихся в быту отрицательно, которые отнесены к виду лиц с большой (явной (деформированностью образа жизни. 6) Наименования видов относительны и условны, так как у всех убийц в сравнении с законопослушным населением отмечается существенная деформация образа жизни.

Анализ особенностей личности каждого из выделенных видов по показа- телям прежней судимости, отношению к общественно полезному труду, под-

62 верженности злоупотреблению спиртными напитками, которые в наиболее концентрированном виде отражают степень криминогенное™ личности, пол- ностью подтвердил обоснованность данной классификации.

Среди убийц первого вида (без заметной деформированное™ образа жизни) ранее судимых оказалось 16%, второго вида—24% и третьего—32%. Не за- нимавшихся общественно полезным трудом в период совершения преступле- ния среди убийц первого вида было 4%, второго—11%, третьего—22%. Хронических алкоголиков соответственно выявлено 10%, 12%, 39%.

Изучение удельного веса убийц, совершивших преступления в нетрезвом состоянии, выявило, как и ожидалось, увеличение его по мере роста деформи-. рованности образа жизни преступников. В нетрезвом состоянии совершено 77%о преступлений убийцами первого вида, 88%—второго, 93%—третьего. Злоупотребление спиртными напитками—одна из основных деформаций образа жизни исследуемых убийц—интенсивно нарастает по мере ухудшения поведения в быту.

Прослеживается явное увеличение долей перечисленных «отягощений» по мере отнесения личности к виду с большей «криминальной зараженностью». Это говорит о надежности избранного критерия классификации и возможности его применения для различных группировок в научных и практических целях. Отмеченные показатели образа жизни убийц (прежняя судимость, хронический алкоголизм и некоторые другие) однозначно зафиксированы в материалах уголовных дел, что исключает возможность субъективного толкования исследователем или практическим работником тех или иных их значений.

Исследование также установило, что решение действовать определенным образом у убийц первого вида возникало внезапно и осуществлялось, как правило, сразу же, без приискания орудий преступлений. Они значительно реже использовали рубящие и колющие предметы, реже продумывали последовательность выполнения действий. Мотив мести был у них менее выношенным.

63 Убийства в значительной мере являлись реакцией на ситуационно неожиданное (отрицательное) поведение потерпевшего и чаще доводилось до конца, чем убийства, совершенные представителями двух других выделенных видов. Соответственно указанным нами видам убийц оконченных преступлений было 100%, 82% и 72%>. Видимо, неожиданность возникновения конфликтных ситуаций и их необычность вызывали чрезмерно бурные реакции неподготовленных к ним убийц первого вида; напротив, влияние ситуации на убийц третьего вида было меньшим вследствие частой их повторяемости.

Семьи убийц второго и третьего видов отличала напряженность межлич- ностных отношений, частые конфликты. Потерпевшие нередко высказывали намерения разорвать семейные отношения. Для семей убийц второго и третьего видов больше, чем для семей убийц первого вида, характерны конфликты из-за злоупотребления спиртными напитками.

В семьях убийц первого вида обстановка до убийства в целом была спо- койной, отличалась более высокой степенью взаимопонимания и сплоченно- сти. Убийцы этого вида не совершали преступлений в связи с отказом жертвы жить совместной жизнью, дать деньги на приобретение спиртных напитков, вернуть или передать имущество, бесхозяйственностью потерпевшего, т.е. по поводам конфликтов, которые не характерны для сплоченной семьи. Убийцы третьего вида по этим поводам преступления совершали.

Предложенная классификация иллюстрирует тенденцию увеличения предпосылок совершения преступлений на бытовой почве по мере накопления деформаций в образе жизни личности, возрастании ее опасности для членов-семьи, ориентирует на поиск первоочередных объектов профилактики.

В целом ситуации убийств на бытовой почве отличает борьба мотивов и, как следствие, противоречивое постпреступное поведение убийц и потерпевших, которые остались в живых. Примерно каждый десятый убийца независимо от того, к какому из выделенных нами видов он отнесен, оказывал потер-

64 певшему помощь, каждый пятый—явился с повинной. В ситуациях, где поведение потерпевших было аморальным или противоправным (ситуации третьего вида) преступниками оказывалась им помощь в два раза чаще, чем в ситуациях, где поведение потерпевших было правомерным или нейтральным. Убийцы без заметной деформации образа жизни в два раза чаще, чем убийцы, совершившие преступления против потерпевших, отличавшихся полезным поведением, после совершения преступлений являлись с повинной. Для потерпевших отказ от своих предыдущих показаний и требований в процессе предварительного следствия и судебного разбирательства является привычным событием.

Важнейшим фактором убийств, безотносительно к сфере их совершения, является поведение потерпевших. Проблемы, связанные с потерпевшими от преступления охватывает виктимология—новое и весьма перспективное на- правление научных исследований.

Для уголовно-процессуального права потерпевший связан с понятием уча- стника процесса, для уголовного права — с понятием обстоятельства, относящегося к объективным признакам состава преступления, для криминологии — с понятием «повода к совершению преступления», для криминалистики потерпевший наиболее тесно связан с вопросами тактики расследования, для судебной медицины потерпевший — это объект освидетельствования или судебно-медицинской экспертизы и т. д. Неодинаково и место, которое уделяется той или иной дисциплиной потерпевшему. Так, например, для судебной медицины потерпевший в различных его состояниях является основным объектом исследования и в соответствии с этим в курсах судебной медицины данному вопросу уделяется наибольшее количество страниц. В то же время, скажем, для криминологии в центре внимания находится не потерпевший, а преступник, преступность, преступление. Поэтому потерпевшему от преступления криминология уделяет внимание лишь при исследовании ситуации, в которой потерпевший является поводом для совершения преступления, причем в рамках изучения

65

более широкой проблемы — причин преступления1.

Поведение потерпевшего в разных его аспектах изучается наукой, полу- чившей название виктимологии2.

Под виктимностью понимается совокупность качеств личности, которые обусловливают или могут обусловить неправильное, неоптимальное поведение потерпевшего в криминогенной обстановке, неготовность его к оптимальному поведению.

Первые исследования социологов и криминологов в области криминальной виктимологии показали, что изучение виктимологии—не просто экзотиче- ский штрих к анализу механизма преступления. По данным этих пионеров криминальной виктимологии в большинстве случаев, устранив виктимность, практически наверняка удалось бы избежать преступления или тяжких последствий преступного деяния. Указанные результаты позволили сделать выводы о том, насколько продуктивным могло бы быть устранение (или хотя бы уменьшение степени) виктимности человека.

Надежда на выявление радикального способа зашиты от преступности сделала виктимность объектом пристального изучения ученых. Исследователи разных стран и различных направлений научной мысли (от криминологов, социологов до психологов, психотерапевтов и психиатров) начали изыскания в этой области. Результаты исследований показали, что виктимность—это достаточно сложное явление, причем, не только субъективного, но в значительной мере и объективного свойства. Помимо личностной виктимности было разработано понятие ролевой виктимности.

Если под личностной виктимностью понималась совокупность свойств че-

’ См.: Франк Л.В. Виктомологня и виктимность. — Душанбе, 1972, — с. 12—13.

2 Kleinfeller G. Die Anreizung des Taters durch den Angegrifenen \ Archiv fur Strafrecht und Strafprozess. — Berlin. 1917. — S. 193—253; Hetntig, H. Remarks on the Interaction of Perpetrator and Victim \ The Journal of Criminal Law and Criminology. — 1941, v.3 I. p. 303—309; Mendelsohn, B. Un horison nouveau dans La science biopsych sozial: La victimologie. — Budapest, 1947; Hentig, H. The Criminal and His Victim. Studies in the Soziology of Crime.— NY, 1948, p. 12.

66 ловека, которые повышают вероятность того, что он может оказаться жертвой преступления, то ролевая виктимность—это синтез свойств человека и характеристик объективной реальности, в которой лицо должно осуществлять свою деятельность.

Личностную виктимность можно классифицировать на виды:

  • виктимность общая;
  • виктимность в отношении определенных видов преступлений.
  • С некоторой долей условности можно выделить виды личностной виктим- ности, которые не позволили вообще избежать криминогенной ситуации; выйти из сложившейся криминогенной ситуации с оптимальными (минимальными) потерями.

Представляется, что ролевую виктимность также целесообразно класси- фицировать на следующие виды:

  • виктимность, обусловленная недостатками лица, и сложностью выпол- няемой им социальной роли;
  • “виктимность, обусловленная сложностью деятельности, обусловленной социальной ролью человека (бывают ситуации, в которых вероятность от- рицательных тяжких последствий всегда высока, независимо от того, на- сколько оптимально поведение).
  • Исследования показали, что виктимность—явление, поддающееся изменению как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения. Процесс приобре- тения или увеличения виктимности получил название виктимизации, а процесс противоположной направленности (устранения или уменьшения виктимности) — девиктимизации. Это свойство виктимности — уменьшаться в результате определенных воздействий, было положено в основу теории виктимологиче-ской профилактики преступлений.

Патриархом советской виктимологии по праву считается Л.В.Франк, кото-

67 рый в 1972 году опубликовал оригинальную научную монографию «Виктимо-логия и преступность. \Об одном новом направлении в теории и практике борьбы с преступностью»1. В данной монографии Л.В.Франк проанализировал основные понятия этой научной дисциплины, детально разобрал правовые основания виктимологических исследований и наметил перспективы развития отечественной виктимологии. В качестве истоков виктимологии Л.В.Франк рассматривает художественную литературу, в частности, вышедшую в свет в 1920 году новеллу немецкого писателя Франца Верфеля «Не убийца, а жертва виновата». Л.В.Франк впервые ввел в научный оборот термин виктимность, в который вкладывался двоякий смысл: им обозначалось и определенное явление, и образ действия определенного лица. В смысле явления виктимность неразрывно связана с преступностью. По мысли Л.В.Франка, поведение человека может быть не только преступным, но и виктимным: неосмотрительным, рискованным, легкомысленным, распущенным, провокационным, т.е. опасным для самого себя.

Эти идеи получили развитие в очередной монографии Л.В.Франка «По- терпевший от преступления и проблемы советской виктимологии»2. К сожалению, ранняя смерть талантливого ученого не позволила ему продолжить вик-тимологические исследования.

Значительный вклад в развитие виктимологических исследований внесли Д.В.Ривман, В.П.Коновалов, ВЛ.Рыбальская и др3.

Объектом особо пристального внимания оказались потерпевшие от бытовых насильственных преступлений. Более глубокий анализ причин последнего

1 См.: Франк Л.В. Виктимология и виктимность. Об одном новом направлении в теории и практике борьбы с преступностью. Душанбе, 1972, с. 9.

2 См.: Франк Л.В. Потерпевший от преступления и проблемы советской виктимологии. —Душанбе, 1977, с. 14.

,! См.: Ривман Д.В. Виктимологические факторы и профилактика преступлении. —Л., 1975 —с. 3; Коновалов В.П. Изучение потерпевших от преступлений с целью профилактики правонарушении. — М., 1982 — с. 3: Ры- бальская В.Я. Виктимологические проблемы преступности несовершеннолетних. — Иркутск, 1983. —-с. 4.

68 феномена показал, что истоки высокого уровня зависимости между виктимностью и бытовыми конфликтами кроются в следующем. Решающим моментом оказалось совместное проживание или времяпрепровождение в ограниченном пространстве, что:

  • во-первых, позволило если не изучить, то в значительной мере понять слабые стороны оппонента;
  • во-вторых, в этой ситуации в значительной мере проявилась провоци- рующая функция виктимности!
  • Исследования показывают, что наряду с ролевой виктимностью можно выделить виктимность определенных социальных слоев и социальных групп (условно назовем ее социальной виктимностью). Наряду со сходством между социальной виктимностью и ее ролевым аналогом, существует определенное различие. Социальная виктимность определяется не столько характером дея- тельности и ролевыми обязанностями, сколько социальным статусом, материальными, бытовыми, культурными и физическими возможностями, которые могут быть ограничены в связи с присущими данной социальной группе условиями жизни.

Социальная виктимность изучалась рядом ученых. Еще Ч.Ломброзо отме- чал, что в отношении проституток существует повышенная вероятность стать жертвой насилия1. Активно проводившиеся в США в начале XX века исследования профессиональной пригодности к определенной деятельности и анализ коэффициента интеллектуальности среди определенных слоев населения и социальных групп заложили основу изучения социальной виктимности.

Как уже отмечалось выше, ряд обстоятельств делают виктимность особенно привлекательным объектом профилактического воздействия. Во-первых, это обусловлено ее особой ролью в механизме преступного поведения (весьма

1 См.: Ломброзо Ч.; Ферреро Г. Женщина-преступнниа и проститутка. Ставрополь, I <?)’)!, — с. 3.

69 криминогенной в отношении многих преступлений, а в отношении ряда преступлений—исключительно криминогенной). Во-вторых, этот феномен достаточно четко очерчен (хотя, естественно, познан не до конца). В-третьих, вик-тимность достаточно изменчива и поддается социальным, педагогическим и психотерапевтическим воздействиям. В-четвертых, для эффективного воздействия на виктимность не требуется колоссальных материальных затрат. В отдельных случаях этот процесс достаточно лишь инициировать, и он приобретает характер саморазвивающегося (за счет инстинктивного стремления каждого нормального человека к самозащите). В-пятых, виктимологическая профилактика—одно из наиболее гуманных направлений предупреждения преступности.

Эти обстоятельства позволяют оценить виктимологическую профилактику преступлений как важнейшее направление в области борьбы с преступностью.

Структура виктимологической профилактики аналогична общей структуре деятельности по профилактике преступлений. Она включает следующие эле- менты: объект профилактического воздействия; субъекты воздействия; меры воздействия.

Объектом виктимологической профилактики является то, на что направлены усилия лиц и органов, занимающихся этой деятельностью. Объектом вик- тимологической профилактики может быть явление (или группа явлений), воздействие на которые снизит вероятность человека (определенной группы) стать жертвой преступления. В этом смысле объектом виктимологической профилактики можно считать виктимность. Но при этом следует иметь в виду, что поскольку ролевая и социальная виктимность во многом зависят от общественных отношений, то эти и именно эти общественные отношения будут объектом, воздействие на который позволит снижать виктимность. Здесь мы наблюдаем двууровневость объекта виктимологической профилактики:

  • один уровень — это сама виктимность (все виды ее);

70

  • второй — личность (конкретные личностные качества, обуславливаю щие личностную виктимность (и общественные отношения, обуславли вающие ролевую и социальную виктимность (формы виктимности). Субъектами профилактического воздействия являются активные элементы

этой деятельности. К субъектам виктимологической профилактики относятся:

  • государственные и общественные органы (в том числе специальные вик- тимологические сообщества, которые имеются во многих странах, в том числе и в России);
  • педагогические структуры;
  • граждане.
  • Меры профилактики традиционно делятся на общегосударственные, ре- гиональные, объектные, контингентные и индивидуальные. Эта классификация приемлема и для анализа мер виктимологической профилактики с той лишь оговоркой, что конкретное содержание этих мер будет весьма специфичным, что определяется специфичностью объекта воздействия.

Основные направления виктимологической профилактики:

1) снижение социальной виктимности; 2) 3) снижение ролевой виктимности; 4) 5) снижение (устранение) индивидуальной виктимности. 6) В отношении личностных качеств человека (низкий образовательный уро- вень, недостаток знаний, отрицательные привычки и т.п.), как элементов вик- тимности, главной проблемой является их выявление, анализ и разработка дополнительных педагогических мер коррекции.

Применительно к ролевой виктимности главное, что должно интересовать исследователя — поиск таких обязанностей и деятельностных схем, которые повышают виктимность, но от которых можно отказаться без ущерба для служебного результата. В частности, представляется допустимым отказаться от института добровольных народных дружин ввиду большой опасности для дру-

71 жинников, но не сравнимой со степенью их общественной значимости, и т.п.

Применительно к социальной виктимности основным препятствием могут оказаться материальные возможности общества, поэтому основное внимание следует сосредоточить на поиске недорогостоящих мер. Здесь возможно введение социальной рекламы, соответствующей направленности, преподавание спецкурсов по указанной проблематики и т.п.

В криминологической литературе приводятся данные, в соответствии с ко- торыми поводом 2/3 убийств было неправильное поведение пострадавших1. 34% убийств последовало за побоями, издевательствами, оскорблениями со стороны потерпевших2. В зарубежных исследованиях отмечается 22—26% умышленных убийств, в которых потерпевшие применяли к будущим убийцам психическое насилие3. Значительная часть жертв предумышленных убийств на бытовой почве (62,8%) воздействовала на будущего преступника психологически (оскорблениями 26,96%, угрозами 27,74%)4.

Большинство убийств в сфере семейно-бытовых отношений, как показывает следственная практика (52%), также совершены в ситуации неправильного поведения потерпевших. Из них в 11% случаев оно отличалось грубостью, обидной для осужденных формой, хотя по существу было правильным. Аморальное и противоправное поведение потерпевших отмечено в 41% ситуаций этих преступлений. Нейтрально вели себя потерпевшие в 46% случаев таких убийств. Поведение 1% потерпевших было общественно полезным. В осталь-

1 Большаков В. Убийства \ Сравнительное криминологическое исследование преступности в Москве в 1923 и 1963—1969 г.г., М., 1971. — с. 46.

2 Механизм преступного поведения. — с. 120.

:i Wiegend, T. Viktimologische und Kriminalpolitische Uberlegungen, zur Stellung des Verletzteir im Strafnfahren (zeitschrift fur die Gesamte Strafrechtwissenschaft.- De Grujter, Berlin, New-Jork. — Band. Heft. 1984. S. 770.

4 Мышляев Н.П. Профилактика предумышленных убийств, совершаемых на почве семейных отношении. — с. 13.

72 ных случаях сведений о поведении потерпевших в делах не оказалось. По приведенным данным умышленные убийства на бытовой почве внешне мало отличаются от всех иных убийств. Специфичным для них является не единичное, а часто повторяющееся на протяжении длительного времени нежелательное для виновных поведение потерпевших. Кроме того, качественно иным является характер связей между преступниками и потерпевшими. Он определяется близкими родственными связями и особым характером общения в повседневных контактах в процессе выполнения бытовых функций.

Ситуации совершения умышленных убийств на бытовой почве, как правило, не отличаются острым физическим противоборством виновных и потер- певших, т.к. потерпевшими были в основном женщины (75,5%), которые, как правило, физически слабее преступников—мужчин. Значительную долю ос- тавшейся части потерпевших составляли отцы, тести, которые по старости и состоянию здоровья не всегда могли постоять за себя.

Сравнение бытовых характеристик поведения потерпевших соответственно выделенным видам убийц показывает, что в худшую сторону отличались потерпевшие, которые были жертвами преступников (первого вида)—без за- метной (явной) деформированное™ образа жизни. Напротив, положительно характеризовались чаще потерпевшие от действий убийц с явными деформа- циями образа жизни (третьего вида). Поведение потерпевших оказывало на убийц третьего вида меньшее влияние, чем искажения в их собственном образе мышления и жизнедеятельности.

Наиболее часто допреступные конфликты между преступниками и потер- певшими вызывались злоупотреблением спиртными напитками—34% всех случаев; оскорблениями, грубостью, необоснованной критикой, нередко пуб- личной—18% случаев; изменами или подозрениями в них—12%; нанесением ударов, побоями, истязаниями или иными насильственными действиями— 13%.

73

Разногласия, связанные с финансовыми делами, приготовлением пищи, обслуживанием семьи, ведением домашнего хозяйства, отказом работать в общественном производстве, использованием помещений, воспитанием детей, различиями в проведении досуга, вмешательством родных и родственников, а также обусловленные иными, выделенными нами конфликтогенными факторами, несмотря на широкий набор, заняли относительно «скромное» место — 32% — не случайно. Почти все убийцы вследствие злоупотребления спиртными напитками теряли интерес к бытовой деятельности. Постепенно происходило его перемещение на удовлетворение нередко единственной потребности — в потреблении алкоголя.

В криминологической литературе выделялись различные виды поведения потерпевших1.

Как отмечалось ранее, раскрытие криминологической характеристики убийств не может быть осуществлено без учета особенностей поведения по- терпевших в период, предшествующий совершению преступления. По этому основанию были выделены три вида ситуаций:

а) характеризующиеся общественно полезным или нейтральным поведе нием потерпевших (составляющих 49% изученных умышленных убийств, со вершенных на бытовой почве);

б) ситуации, в которых поведение потерпевших было правильным по су ществу, но грубым по форме (11%);

в) ситуации, в которых поведение было противоправным или аморальным

(40%).

i

Необходимость изучения выделенных видов ситуаций вытекает из той роли, которую они играют в механизме названных преступлений. Кроме того, указанные виды ситуаций умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, самостоятельно, вне деления их соответственно видам умышленных

1 Механизм преступного поведения. — с. 1 17—1 18.

74 убийств — не рассматривались. При изучении общих отличий ситуаций совершения умышленных убийств на бытовой почве от ситуаций аналогичных преступлений в иных сферах жизнедеятельности указывалось лишь на несколько видов поведения потерпевших без углубленного их изучения.

В ситуациях неправомерного или аморального поведения втрое чаще на- блюдался мотив мести в сравнении с ситуациями, где потерпевший вел себя правильно. Реальные предпосылки конфликтов чаще встречались в ситуациях третьего вида. В них в три-четыре раза чаще, чем в ситуациях первого вида, зафиксирована месть, порожденная конфликтным поведением лица, как правило, злоупотреблявшего спиртными напитками. В этих ситуациях преобладали мотивы мести за унижения, оскорбления, побои, отражавшие асоциальный характер семейного общения. В ситуациях третьего вида мужья в три раза чаще предъявляли претензии к женам в связи со злоупотреблением спиртными напитками в сравнении с мужьями, совершившими убийства в ситуациях, в которых поведение потерпевших соответствовало нормам морали и права.

Особых различий в возрасте потерпевших, длительности существовавших конфликтных отношений и местности совершения убийств (город или село) между анализируемыми видами ситуаций не обнаружено.

Ситуации, характеризующиеся неосмотрительным поведением потерпевших, отличались и тем, что предшествовавший возникновению конфликтов период был короче, чем в иных видах ситуаций.

Сопоставление поведения потерпевших в ситуациях умышленных убийств на бытовой почве с особенностями личности преступников показало, что оно не является случайным эпизодом, резко контрастирующим с жизнедеятельно- стью этих лиц до совершения преступления, а своеобразно продолжает их прежний образ жизни.

Ситуации совершения убийств, в которых поведение потерпевших было грубым, неосмотрительным (не выходящим за рамки права и морали) — не

75 случайность также для самих потерпевших и преступников. В ситуациях второго вида в два раза чаще, чем в ситуациях первого вида, отмечались убийства в связи с оскорблениями, в два раза чаще встречалось стремление к лидерству.

Личность потерпевшего, его поведение интенсивно исследуются в крими- налистической литературе, посвященной тактике и методике расследования преступлений против личности и некоторых имущественных преступлений. При этом подчеркивается важность изучения личности потерпевшего для по- строения версий, установления и розыска преступников’.

Криминалистическую виктимологию при определении ее предмета следует рассматривать как системное образование. Только выделяя элементы, обра- зующие эту систему, и учитывая характер их взаимодействия между собой и с элементами вышестоящего уровня (система науки криминалистики), можно определить предмет криминалистической виктимологии.

Такими элементами являются:

а) потерпевший от преступления (его социальные, моральные, психологи ческие и иные качества, имеющие значение в плане совершенствования такти ки и методики расследования преступлений);

б) взаимосвязи, взаимозависимости, которые закономерно возникают ме жду преступником и его жертвой, обусловливая генезис и последующую дина мику правонарушения, включая действия, направленные на сокрытие преступ-

  • ления и его следов;

в) различные материальные и идеальные следы — результат взаимосвязи преступника и жертвы, которые необходимо выявить и исследовать в целях эффективного выполнения задач уголовного судопроизводства;

г) труп как источник информации о личности потерпевшего и иных уго ловно-релевантных данных о пострадавшем (применительно к задаче раскры-

1 См.: Франк Л.В. Потерпевшие от преступления и проблемы советской виктимологии. — Душанбе. 1977. — с. 50.

76 тия, расследования и предупреждения преступлений против жизни граждан)1.

Современные криминалистические знания о жертве неоднородны по своей разработанности, глубине и широте проведенных исследований, не все выводы и положения бесспорны.

С самого начала возникновения криминалистики основные усилия ученых и практиков были направлены на разработку приемов, методов и средств, имеющих целью установление личности погибшего по его останкам, приметам, одежде, различным обнаруженным при нем предметам и другим признакам2.

Подводя определенный итог рассмотрению криминалистической характе- ристики умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, можно сделать определенные выводы:

  1. К типичным обстоятельствам совершения анализируемых преступлений относятся: причины экономического и социального порядка, среди которых выделяется неуверенность подавляющего большинства населения России в завтрашнем дне, отягощенная многочисленными бытовыми, финансовыми и т.п. трудностями.
  2. Одной из главных причин совершения значительной части таких пре- ступлений присущ некоторый меркантильный оттенок различной степени выраженности.
  3. В криминалистическую характеристику этих преступлений следует включать следующие элементы: условия, в которых совершаются преступления и особенности обстановки; обстоятельства, связанные с непосредственными объектами преступных посягательств, с субъектами и субъективной стороной преступления; связи преступлений конкретного вида с другими преступления-

1 См.: Шмканов В. И. Криминалистическая виктимология и практика расследования убийств. Учебное пособие. — Иркугск. 1979.— с. 11-12.

:См: Центров Е.Е. Криминалистическое учение о’потерпевшем. — М.. 1088, —с. 13—14.

77 ми и отдельными действиями, не являющимися уголовно-наказуемыми, но имеющими сходство с данными преступлениями по некоторым объективным признакам; взаимосвязи между указанными группами обстоятельств. В работе предлагается дополнить структуру криминалистической характеристики преступления особенностями противодействия расследованию, как ее самостоятельным элементом.

  1. Под умышленными убийствами, совершенными на бытовой почве, следует понимать насильственное, с умыслом лишение жизни человека (нескольких человек), совершенное в сфере внепроизводственной социальной жизни, включающей в себя как удовлетворение материальных потребностей людей в пище, одежде, лечении и поддержании здоровья, так и освоение человеком духовных благ, культуры, человеческого общения, отдых, развлечения.
  2. Наиболее распространенные причины убийства—личные неприязненные отношения между виновным и ее жертвой, хулиганство, месть, ревность,. корыстные побуждения, а также стремление скрыть другое преступление или облегчить его совершение.
  3. Умышленные убийства на бытовой почве отличает редкая предвари- тельная подготовка их совершения.
  4. Большинство исследуемых преступлений совершены в ситуации непра- вильного поведения потерпевших.
  5. Наиболее сильным конфликтным фактором рассматриваемых преступ- лений является злоупотребление спиртными напитками.

78 Глава II. Начальный этап расследования

§ 1. Ситуационный характер начального этапа

К числу следственных ситуаций можно отнести следующие:

  1. Ситуации противодействия и психологической борьбы между следова- телем, раскрывающим умышленное убийство, совершенное на бытовой почве, и правонарушителем.

В этой ситуации, на наш взгляд, приоритет будет у того из них, кто более подготовлен к ведению своеобразного диалога, кто более осведомлен об осо- бенностях избранной линии поведения соперника, более глубоко знает дейст-‘ вующее законодательство и иные особенности конкретной ситуации. Долгое время замалчивался вопрос о том, что без достаточного уровня финансирования, как правило, никак нельзя обеспечить раскрытие и расследование с удовлетворительным качеством какого-либо преступления, будь это преступление хоть тяжким, хоть особо менее тяжким.

Широкое распространение среди населения знаний о достаточно специ- фических методах и средствах, использующихся, как правило, исключительно при раскрытии и расследовании преступлений, при совершении правонарушения зачастую способствует выработке ряда мер по нейтрализации усилий правоохранительных и иных органов, что приводит к весьма непредсказуемым результатам и открытиям.

Принципиальное значение в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений играет степень освоения лицами, осуществляющими эту дея- тельность, психологических и иных криминалистических приемов, которые могли бы способствовать нейтрализации противодействия расследованию, выявлению и нейтрализации лжи, установлению психологического контакта с лицом, вовлеченным в том или ином качестве в орбиту деятельности правоохранительных и иных органов и служб по раскрытию и расследованию преступле-

79 ний. Достаточно предсказуемым можно считать результат расследования или, говоря иначе так называемую «судебную перспективу» уголовного дела, в ситуации, когда расследование по которому осуществляется лицом со слабым образовательным уровнем, не знающим основных положений криминалистической тактики, в том случае, если расследуемое преступление совершено лицом, достаточно осведомленным о работе (деятельности) по раскрытию преступлений.

  1. Другая следственная ситуация заключается в расследовании дела об умышленном убийстве, совершенном на бытовой почве, осуществляемом ли- цами с низким образовательным уровнем, не знающих общих вопросов криминалистической тактики, и, особенно в том случае, если расследуемое преступление совершено лицом, ранее судимым и достаточно осведомленным о характере работы (деятельности) по раскрытию преступлений и производству предварительного следствия.
  2. Более сложной можно считать ситуацию, когда преступление совершено лицом, ранее работавшим (служившим) в правоохранительных органах.
  3. Общеизвестным является тот факт, что идеальное преступление человек совершить не в состоянии. Всегда, сколь бы квалифицирован и осторожен не был преступник, сколь бы долго и тщательно не готовился бы он к совершению правонарушения, в любом случае определенные следы и результаты совершения этого преступления указанным правонарушителем будут оставлены. Делом случая можно считать общее количество таких следов—значительное или весьма скромное, какие это будут следы: материальные или идеальные, на каких конкретно объектах эти следы будут обнаружены. Но в любом случае эти следы будут иметься. Иной вопрос состоит в том, будут ли обнаружены, изъяты и своевременно, полно и тщательно исследованы указанные следы. Но это будет уже зависеть от уровня квалифицированности и внимательности лиц, осуществляющих расследование и специалистов.

80 Отсюда можно сделать вывод, что раскрыть и своевременно расследовать

можно всякое преступление. В одном случае для полного раскрытия и расследования преступления бывает достаточно и одного дня, только взаимодействия следователя с участковым инспектором милиции, на территории обслуживания которого произошло расследуемое деяние, в ином случае процесс раскрытия и расследования может быть более растянут по времени и потребовать привлечения дополнительных сил и ресурсов. Какого-то верхнего предела возможного привлечения дополнительных сил и ресурсов к деятельности по раскрытию и расследованию конкретного преступления не существует. Это обстоятельство во многом определяется здравым смыслом и финансовыми (материальными) возможностями инициатора и взаимодействующих с ним лиц. У одного следователя предел такого привлечения дополнительных средств к раскрытию и расследованию преступлений может ограничиться консультацией со специалистом в той или иной области, что может оказать решающее воздействие на достижение положительного результата в раскрытии и расследовании преступлений. В другом случае к раскрытию преступления может привлекаться, например, космическая техника, которая эксплуатируется в любом случае, независимо от воли и. желания как правонарушителей, так и участников раскрытия и расследования преступлений, так как снимки с достаточной четкостью и яркостью поверхности земли с космических объектов (космической техники) производятся, в частности, для изучения погодных явлений учеными— метеорологами и т.п. Вся проблема здесь будет заключаться в организации взаимодействия, в урегулировании вопросов материального характера.

Аналогичным образом следует, видимо, подходить и к проблемам исполь- зования современной оргтехники и средств связи в процессе раскрытия и расследования преступлений. Бесспорно, что, даже учитывая значительную социальную опасность столь тяжкого преступления, как умышленное убийство, при раскрытии и расследовании таких преступлений, используются, как правило,

81 далеко не самые лучшие и современные технические средства, что, соответственно, оказывает достаточно существенное влияние и на развитие конкретной следственной ситуации и на результаты расследования в целом. В том случае, если имеется материальная и техническая возможность применять в процессе. раскрытия и расследования преступлений современные технические средства, как- то: средства фиксации видеоизображения, звукозаписывающие устройства, средства компьютерной техники, современные средства связи и телекоммуникаций и многие другие достижения (к сожалению, в основном—иностранного производства, по причине либо полного отсутствия отечественных аналогов, либо—неконкурентоспособности последних) науки и техники, очевидно, что срок раскрытия и срок расследования по конкретному уголовному делу, равно как и срок содержания под стражей до вступления приговора в законную силу существенно будут сокращены, что, соответственно, несколько снизит степень конфликтности при раскрытии и расследовании преступлений. Это связано с тем, что на смену используемым не одну сотню лет почтовой связи уже давно пришли более совершенные и современные системы телекоммуникаций, которые позволяют не ждать месяцами ответа на запрос следователя из какой-либо отдаленной провинции, которого, из-за несовершенства действующей системы. можно и не дождаться вовсе, а выяснить интересующий следователя или оперативного работника вопрос за считанные минуты, получив в пригодную для исследования информацию в письменном виде. Однако, наряду с безусловно положительными сторонами, использование достижений научно-технического прогресса не допускает, как правило, бесплатного приобретения и безвозмездного их обслуживания, а потому— практически и не используются указанные выше средства в процессе раскрытия и расследования преступлений.

Тем самым становится очевидным, что государство не испытывает по- требности в совершенствовании этой стороны деятельности правоохранительных органов. Ибо тот факт, что, зачастую, в органах прокуратуры телефоны

82 просто отключены от линий связи междугородних АТС, не говоря уже об использовании более качественных, чем обычный проводной телефон, средств связи, наглядно демонстрирует возможность экономическими рычагами регулировать результативность деятельности правоохранительных органов.

Личная практика автора свидетельствует о том, что уровень финансирования деятельности правоохранительных органов, при котором следователи про- куратуры вынуждены за личные средства самостоятельно приобретать бумагу для выполнения на ней процессуальных документов и самостоятельное изготовление бланков процессуальных документов, вряд ли может свидетельствовать о благополучии в указанной сфере.

Наряду с указанными выше и многими другими аналогичными факторами организационного плана, затронуть которые в рамках настоящего диссертационного исследования не позволяет определенный установленный первоначально объем данной работы, на ситуационный характер начального этапа расследования уголовных дел об умышленных убийствах, совершенных на бытовой почве, существенное влияние оказывают, в частности, особенности поведения потерпевших, проявившиеся незадолго до наступления смерти и непосредственно в период, предшествующий таковой. В отечественной специальной литературе, посвященной подобным проблемам, указанные вопросы, в основном, рассматривались с позиций виктимологии, с позиций оценки роли потерпевшего и его поведения в провоцировании потенциального виновного на совершение некоего общественно-опасного деяния, коим в данном случае является на- сильственное умышленное противоправное лишение жизни какого-либо субъекта.

Встречающиеся в практике отечественных (российских) правоохранительных органов случаи нераскрытия преступления, в т.ч. и имеющих значительный общественный резонанс, могут быть объяснены многочисленными причи- нами. Наиболее значительными из них можно определить следующие:

83

1) отсутствие не только необходимого уровня подготовки специалистов, участвующих в расследовании указанных выше уголовных дел, но и порой вообще каких-либо специальных познаний в области криминалистики; либо игнорирование возможности использования подобных познаний; 2) 3) неиспользование в полной мере возможностей взаимодействия следователя с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, про- тиворечия в стоящих перед ними целях; 4) 5) ненадлежащая организация непосредственно самого процесса раскрытия и расследования преступления (как по «горячим» следам, так и впоследствии), неиспользование факторов внезапности; 6) 7) проявляющееся в ряде случаев неверие граждан в возможность правовым путем установить истину посредством обращения за содействием в право- охранительные органы; недоверие к конкретным сотрудникам правоохрани- тельных органов; 8) 9) наличие у правонарушителей, совершивших преступление, и их покро- вителей материальных, информационных и иных возможностей, уровня образования и навыков, позволяющих вести активное противоборство с правоохранительными органами с заранее известным и определенным результатом; использование провокаций и т.д. 10) Однако, нераскрытие конкретного преступления на данный момент еще не свидетельствует о полной невозможности выявления и изобличения лиц, его совершивших, а лишь требует при наличии соответствующей поставленной цели, активизации деятельности по его раскрытию и расследованию. В ряде случаев требуется гласное наказание (различной степени строгости) сотрудников правоохранительных и иных органов, проявивших бездеятельность, незнание и неумение расследовать преступления, волокиту и нарушение законодательства. В некоторых случаях может потребоваться оказание содействия в форме дачи указаний по делу, создания (впервые
или повторно и т.д.) следственно-

84 оперативной группы (бригады) с привлечением соответствующих специалистов.

Рассматривая вопрос о классификации следственных ситуаций, автору представляется целесообразным выделить 3 их группы по степени наличия соответствующего объема информации, а именно:

1) ситуации максимальной осведомленности сотрудников правоохрани- тельных органов практически обо всех сторонах имевшего место события криминального характера, т.н. «очевидные» преступления; 2) 3) ситуации средней осведомленности лиц, причастных к расследованию или раскрытию преступления об исследуемых ими особенностях конкретного явления криминальной жизни; 4) 5) ситуации недостаточной осведомленности органов следствия и опера- тивно-розыскных подразделений о характере происшедшего события. 6) Указанные ситуации могут складываться не только на первоначальном этапе расследования. При недостаточной активности и последовательности действий по раскрытию и расследованию преступлений ситуации, характери- зующиеся средним или недостаточным уровнем осведомленности об особенно-, стях конкретного преступления могут сохраняться (образовываться) и на последующем этапе расследования. При отсутствии либо «принципиальной» непоследовательности наступательности, хаотичности в деятельности правоохранительных органов по определенному преступлению его закономерным итогом может явиться прекращение, по истечении соответствующих временных сроков, уголовного дела, по которому сложилась ситуация средней или недостаточной осведомленности о происшедшем.

Для ситуаций максимальной осведомленности можно считать характерным наличие сведений о большинстве элементов, указанных в ст. 6S УПК РСФСР (РФ). В этих случаях известны и сведения о правонарушителе и о личности погибшего. Как правило, особых проблем при выявлении, раскрытии,

85 расследовании подобных преступлений, не возникает, ибо сам правонарушитель в таких ситуациях зачастую задерживался с поличным, либо сам пришел с явкой с повинной и т.д. Лица, совершавшие такие умышленные убийства на бытовой почве, в большинстве своем полностью или частично признают свою. вину и дают, в основном, правдивые (в той или иной степени) показания о сущности происшедшего. В период расследования и судебного рассмотрения таких дел, иногда возникают спорные вопросы о том, как именно следует квалифицировать совершенное правонарушителем (как умышленное или неосторожное убийство, либо причинение телесных повреждений и т.д.). Очевидно, в таких случаях, как правило, имеются и дают подробные, достоверные изобличающие преступника показания.

Применительно к ситуациям средней осведомленности можно выделить имеющуюся по подобным делам некоторую (в той или иной мере) невыясненность обстоятельств по делу для следователя и сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Весьма редко в подобных ситуациях на первоначальном этапе расследования в полном объеме установлены личности погибшего и убийцы, мотивы совершения убийства, причины и т.д. Раскрытие и расследование подобных уголовных дел требует своевременного проведения значительного объема оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, направленных на выявление и изобличение правонарушителя и т.д. Если на первоначальном этапе расследования, характеризующегося такой следственной ситуацией, правонарушитель установлен и задержан, свою вину он, как правило, не признает, признательных показаний не дает. Очевидцы совершения преступления, как правило, отсутствуют, либо дают непоследовательные показания, строить на которых обвинение по делу— представляется весьма и весьма рискованным.

В следственных ситуациях, относимых автором к группе с недостаточной осведомленностью лиц, участвующих в их раскрытии и расследовании, о ха-

86 рактере происшедшего события, информационный вакуум имеет наивысшую степень. Здесь практически ничего не известно о личности правонарушителя, крайне малы, а зачастую и противоречивы сведения, полученные из имеющихся источников информации по делу. В практике правоохранительных органов Саратовской области имеются сведения о случае, когда, например, не только сведения о личности погибшего, но и просто половая принадлежность (по обнаруженному единственному фрагменту трупа—голове) потерпевшего, лишенного жизни, была достоверно установлена лишь на последующем этапе расследования, по заключению судебно-биологической экспертизы. При расследовании подобных преступлений, сотрудники российских правоохранительных ор- ганов, не имея материальной и интеллектуальной возможности (а точнее— упустив такую возможность) по «горячим следам» найти и задержать правонарушителя, ожидают, когда убийца либо сам обратится с явкой с повинной к ним, либо будет выявлен (с той или иной степенью случайности) при осуществлении каких-либо оперативно-розыскных мероприятий, как находясь на свободе, так и в местах лишения свободы, в процессе отбытия срока наказания за иное преступление, либо вовсе случайно.

Указанную выше следственную ситуацию можно по-другому определить, как ситуацию ожидания, обусловленную низкой квалификацией, отсутствием опыта практической деятельности и недостаточностью материально- технического обеспечения расследования. Предполагается необходимым ней- трализовать данную весьма сложную ситуацию, попытавшись оказать воздействие путем применения мер организационного характера на приведенные выше негативные факторы, добиваться изменением такой неблагоприятной следственной ситуации на благоприятную, щадящую. По степени потребности в использовании специальных познаний (в различных формах), в мероприятиях организационного характера, различных оперативно-розыскных мероприятиях и следственных действиях является требующей привлечения наибольших за-

87 трат.

В результате проведенного автором исследования результатов обобщения материалов уголовных дел об умышленных убийствах, совершенных на бытовой почве, по которым вступили в законную силу приговоры судов, установлено, что на первоначальном этапе расследования данных преступлений ситуации первой группы складывались примерно в 48% случаев, второй—примерно в 43% случаев, а третьей—примерно в 9% случаев. Отсюда несложно сделать вывод об указании их в работе в порядке, соответствующем степени их распространения в реальной действительности (по уголовным делам, рассмотренным судами с вынесением приговоров).

В определенных случаях обстоятельства происшествия могут быть очень подозрительными. В современной американской криминалистической литературе описан достаточно характерный случай, когда в один из дней при проверке в 9.30 утра задних дверей ювелирного магазина должностное лицо обнаружило владельца этого магазина мертвым на открытом заднем входе в его магазин. В области лба трупа имелась значительная по размерам рваная рана, сильно кровоточащая. Были выдвинуты версии, что убийство произошло во время ограбления или кражи со взломом. Тщательное произведенное исследование (осмотр) места происшествия (места обнаружения указанного трупа) позволило обнаружить следы крови и один небольшой фрагмент кожи на кирпичной стене около заднего входа.

Каких-либо потерь для бизнеса покойного установлено не было. При су- дебно-медицинской экспертизе трупа в качестве причины смерти был установлен инфаркт. В рваной основной ране были обнаружены частицы кирпича. Проведенная реконструкция событий показала, что после того, как вечером владелец магазина его закрыл, он перенес инфаркт, в результате чего упал, ударившись головой о кирпичную стену. В то же время рваные раны, которые были обнаружены на трупе, внешне выглядели как причиненные насильственно,

88 однако причина (истинная причина) смерти заключалась совершенно в другом

— в сердце1.

Приведенный выше пример наглядно предостерегает следователей и опе- ративных сотрудников, занимающихся вопросами расследования аналогичных преступлений от излишней переоценки субъективного личного впечатления от результатов осмотра места происшествия и трупа на месте его обнаружения. В подобных ситуациях представляется оправданным дождаться поступления официального результата судебно-медицинской экспертизы трупа, тем более, что, как правило, особых затрат времени на производство и ожидание результатов подобного исследования—не требуется. Своевременному производству, а равно как и скорейшему завершению, и повышению объективности проводимого судебно-медицинского исследования (экспертизы) трупа существенно способствует существующее положение, когда присутствие следователя при судебно-медицинской экспертизе трупов по делам об убийствах —является обязательным2.

На ситуационный характер первоначального этапа расследования по делам об умышленных убийствах, совершенных на бытовой почве, достаточно суще- ственное влияние оказывают особенности отношения оставшихся в живых по- терпевших (если таковые имеются, что встречается крайне редко) и свидетелей к производимому предварительному расследованию. Говорить здесь об ис- кренности указанных выше лиц в их показаниях можно далеко не всегда. При- чины подобного поведения могут быть самыми разнообразными. Наиболее часто встречается одна из нескольких причин:

а. Лицо, совершившее правонарушение, является родственником, близким

  • l Charles R. Swanson, Neil С. Chamelin, Leonard Territo, Criminal Investigation.McGRAW-HILL, Inc.,

New York, 1988, p.277.

  • Сборник материалов для практической деятельности следователей. Саратов. 1994, с. 13.

89 или просто хорошим знакомым допрашиваемого; при. этом задержание подозреваемого не устраивает допрашиваемого по причине отсутствия материальной в этом заинтересованности;

б. Допрашиваемый желает разрешить конфликт лично;

в. Допрашиваемый верит, что нападение является заслуженным, и, следо вательно, не желает наказания нападавшего;

г. Допрашиваемый боится мести, причем эта боязнь является реально обоснованной1.

К указанным причинам следует добавить чисто отечественную весьма ха- рактерную причину: неверие в возможность правовыми мерами достичь справедливости в России, что не один десяток лет систематически вырабатывалось в мозгах у большинства населения, не относящегося к т.н. «элите общества».

Проблемы, складывающиеся во взаимоотношениях следователя с прохо- дящими по делу лицами, имеющими различное процессуальное положение, несомненно, отражаются на результатах расследования. В принципе, является общеизвестным факт, что по российскому законодательству, независимо от позиции на предварительном следствии и в суде потерпевшего (а точнее — родственников или близких погибшего в результате преступления) лицо, совершившее противоправное насильственное лишение жизни потерпевшего, как предполагается, должно понести определенную уголовную ответственность. Но это лишь в теории. На практике, сколь бы кощунственным это не казалось отдельным исследователям, встречаются достаточно любопытные случаи, когда, например, после совершения одного из умышленных убийств в одном из районов города Саратова, родственники покойного, заведомо получившие удовлетворение от правонарушителей, совершивших убийство, заняли настолько сложную для производства дальнейшего расследования позицию за-

1 Charles R. Swanson, Neil С. Chamelin, Leonard Territo, Criminal Investigation. McGRAW-HILL, Inc., New-York, 1983, p. 278.

90 щиты подозреваемого, что вместо единственно возможного направления дела в суд, оно было приостановлено.

Приоритет при изучении конкретной ситуации, складывающейся на пер- воначальном этапе расследования, имеет квалифицированное и обоснованное решение вопроса о том, является ли происшедшее на месте происшествия несчастным случаем, криминальным убийством или самоубийством. Иные возможные варианты, как-то: т.н. «заказное» убийство либо смерть от имевшегося прежде или внезапно возникшего заболевания, не рассматриваются в настоящей работе по ряду причин, а именно:

а) ограниченного объема настоящего исследования;

б) общеизвестной результативности раскрытия т.н. «заказных» убийств;

в) особенностей ограниченного распространения некоторых сведений. Проблемы самоубийств являются свойственными не только для России, но

и в цивилизованной Северной Америке. При этом причины самоубийств, происходящих в прямо противоположных пространствах земного шара, достаточно похожи. Самоубийство часто совершается по следующим причинам:

а) болезни или значительных болевых ощущений;

б) серьезных супружеских противоречий;

в) последний неудачный эмоциональный опыт, как, например, неудачная любовь, расставание или развод;

г) финансовые трудности, включая угрозу значительного понижения жиз ненного уровня или неудачного наступления некоторых значимых сейчас и в прошлом долговых финансовых обязательств;

д) ощущаемое или действительное унижение;

е) раскаяние в причинении вреда любимому или под действием жертвы;

ж) месть — распространенный мотив среди подростков, которые имеют серьезные трудности с родителями, и для отвергнутых любовников.

91

Приведенный выше перечень факторов весьма далек от полностью исчер- пывающего, но можно найти значительное количество самоубийств, связанных с указанными причинами. Следует помнить, что даже при наличии на месте происшествия трупа с явными признаками самоубийства, если в процессе производимого исследования и проверки не выявлен определенный конкретный значимый мотив, версии следует выдвинуть и о том, что в данном случае совершено умышленное убийство, тщательно замаскированное под самоубийство. Таким образом, при производстве проверки даже по всем случаям явных самоубийств возможность криминального убийства никогда не должна быть отвергнута.

В криминалистике США, аналогично отечественной криминалистике, вы- деляются восемь методов, наиболее часто применяемых при самоубийстве, а именно: использование огнестрельного оружия, повешение, прием излишних доз снотворного и других фармацевтических препаратов, утопление, ударяющие и колющие орудия, используемые при добровольном уходе из жизни, воздействие различных ядов, вредное воздействие газов и прыжки с высоких мест.

Хотя все эти методы могут использоваться и при совершении насильст- венного лишения жизни, существуют важные различия в материальной обстановке, которые позволяют отличить самоубийство от убийства1.

Проблемно бывает провести грань, отделяющую убийство с применением огнестрельного оружия от самоубийства, произведенного аналогичным способом. Следует принимать во внимание, что как в первом, так и во втором случае, как правило, отсутствуют очевидцы непосредственно происшедшего события, а именно—ухода из жизни человека. Отсюда возникают многочисленные сложные вопросы, решение которых приходится производить, основываясь на результатах осмотра места происшествия, трупа на месте происшествия и в

1 Carles R. Swenson, Neil С. Chavelin, Leonard Territo, Criminal Investigation. McGRAW — HILL, Inc., New-York, 1988, p. 279.

92 морге, данных судебно-медицинской экспертизы (исследования) трупа, судеб-но-биологической экспертизы (исследования) и некоторых иных, как правило, весьма ограниченных сведениях о фактически происшедшем событии, полученных, например, при реконструкции события, в частности, при следственном эксперименте или в процессе дополнительного (или повторного) осмотра места происшествия. В процессе принятия подобных решений необходимо делать определенную поправку на возможный субъективизм, содержащийся как в сведениях, полученных от возможно выявленных свидетелей, так и некоторую предубежденность участников осмотра места происшествия и трупа и иные обстоятельства, могущие негативно повлиять на соответствие выводов следствия (или проводимой доследственной проверки) фактическим обстоятельствам происшедшего.

С одной стороны, для предотвращения подобного субъективизма, можно было бы рекомендовать имеющуюся в некоторых органах прокуратуры практику принятия решения по собранному материалу по факту смерти иным оперативным работником прокуратуры, нежели тот, кто непосредственно производил осмотр места происшествия и трупа на месте его обнаружения. Данное правило, конечно, распространяется лишь на те случаи, когда на месте происшествия нет явных следов, свидетельствующих в пользу версии о совершении умышленного убийства, когда имеется настоятельная потребность в скорейшем проведении соответствующих установленных неотложных следственных действий во взаимодействии с необходимыми оперативно-розыскными мероприятиями различного объема и интенсивности, что находится в прямой связи с фактическими обстоятельствами криминального события, реально имевшего место.

Очевидно, что должностное лицо, не участвующее в осмотре места про- исшествия и трупа на месте его обнаружения, будет обладать некоторой степе-

93

нью объективности и непредвзятости в принятии решения по поступившему материалу. Кроме того, жизненный и профессиональный опыт двух специалистов (пусть даже и крайне незначительный у каждого из них по своему объему)—в любом случае будет большим, чем у любого из них в отдельности. Также безусловно положительным фактором подобного решения можно считать то обстоятельство, что в случае, если по такому материалу возбуждается уголовное дело и в процессе его расследования возникнет необходимость конкретизировать некоторые обстоятельства, оставшиеся неясными при изучении протокола осмотра места происшествия и трупа на месте его обнаружения, имеется возможность допросить об обстоятельствах произведенного осмотра на месте происшествия не только присутствовавших (участвовавших) в этом лиц (в основном—работников милиции и иных, оперативных и т.п. подразделений), но и непосредственного руководителя производства осмотра места происшествия и трупа на месте его обнаружения, т.е. лицо, непосредственно производившее указанные следственные действия.

Подобную ситуацию можно считать желательной также и по той причине. что результаты расследования конкретного уголовного дела очень сложно, практически невероятно заведомо точно предсказать, имея в руках протокол осмотра места происшествия и обнаруженного трупа. Принятие подобного решения соответствующим прокурором в определенной степени может обезопасить должностное лицо, непосредственно руководившее осмотром места происшествия, т.е. лицо, непосредственно производившее указанные следственные действия на месте обнаружения трупа, от необоснованного подозрения в необъективности. В практической деятельности следователем прокуратуры автору, при расследовании одного из уголовных дел, вышестоящим прокурором было дано указание о производстве по данному делу допросов не только следователя, производившего первоначальный осмотр места происшествия и трупа на месте его обнаружения, но и всех участников следственно-оперативной

94 группы, выезжавшей на указанное место происшествия, в том числе и нескольких прокуроров, в том числе и своего непосредственного руководителя. Проблематичность исполнения подобных указаний весьма осложнялась периодом времени, прошедшим с момента указанного происшествия до момента принятия дела к своему производству автором с приведенными выше указаниями. Соответствующая ситуация значительно бы упростилась, если сразу после производства осмотра места происшествия и обнаруженного трупа материал был бы передан для принятия решения по нему иному должностному лицу, нежели лицо, производившее осмотр места происшествия и трупа на месте его обна- ружения.

В процессе расследования преступлений помимо рассмотренных выше следственных ситуаций, возникают различные виды организационных ситуа- ций1.

Ситуация—это совокупность, сочетание обстоятельств и условий, соз- дающих те или иные отношения, определенную обстановку или положение2. Она может складываться и как результат конфликта, возникающего между людьми и коллективами3. В криминалистике активно разрабатывается понятие следственной ситуации применительно к процессу расследования по уголовному делу, а также и к отдельному следственному действию4.

В литературе даются различные определения следственной ситуации, и в содержании этого понятия включатся разные элементы. Анализируя.имеющие-ся определения следственной ситуации и оценивая качественную характери-

1 См.: Быстряков Е .Н. Организация деятельности следователя при расследовании тяжких преступлении против личности. Учебное пособие. Под ред. проф. А.И.Михайлова, Саратов, пзд-во СГУ. 1992, — с. 87—91.

2 См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка, М., 1968. — с. 709.

3 См.: Управление. Информация. Интеллект. М., 1971, — с. 32.

i См.: Герасимов И.Ф. Следственные ситуации на первоначальном зтапе расследования преступления /’/ Соц. законность. 1977. №7. — с. 14.

95

стику входящих в нее элементов, предлагается необходимым исходить из следующего соображения: процесс расследования необходимо рассматривать и в уголовно-процессуальном, и в организационном аспектах. Такой подход позволяет выделить среди элементов, включаемых в понятие ситуации, два их вида. К первому виду следует отнести те элементы следственной ситуации, которые характеризуют само преступление. Это, например, совокупность фактических данных1, динамическая информационная система2 и другие. Ко второму виду—элементы, отражающие, как представляется, в какой-то мере организационные моменты в расследовании преступлений (данные об участниках рас- следования, связях и отношениях, возникающих между ними, и т.д.).

Необходимо отметить, что ряд ученых давно выделяет в понятии следст- венной ситуации отдельные организационные моменты. Так, Л.Я.Драпкин пишет о связях и отношениях, возникающих между участниками процесса расследования.3 И.М.Лузин включает в число элементов, характеризующих содержание понятия следственной ситуации, связи между людьми4. И.Ф.Герасимов в содержании рассматриваемого понятия выделяет организационно-тактические факторы’.

Особо следует остановиться на анализе организационных моментов, выде- ляемых И.А.Возгриным. Среди элементов следственной ситуации он выделяет группу обстоятельств, имеющих чисто организационный характер. Они, по его

1 См.: Гавло В.К. О следственных ситуациях и методике расследования хищении, совершаемых с участием должностных лиц// Вопросы криминалистической методологии, тактики, методики расследования. М.. 1973. — с. 90.

1 См.: Драпкин Л.Я. Понятие и классификация следственных ситуаций // Следственные ситуации. Свердловск. 1975.— с. 28.

3 См.: Драпкин Л.Я. Указ. соч., — с. 28.

4 См.: Лузгин И.М. Развитие методики расследования отдельных видов преступлении // Правоведение. 1977. №2, — с. 64.

0 См.: Герасимов И.Ф. Следственные ситуации на первоначальном этапе расследования преступлении У Сои. законность. 1977, №7, — с.61.

96 мнению, связаны с личностью следователя и условиями его работы. В их число он вводит следующие: квалификацию следователя, опыт следственной работы, личную готовность к проведению расследования, уровень научной организации управления следственного аппарата, степень обеспеченности криминалистическими и специальными средствами, загруженность следователя. Все такого вида элементы, характеризующие, по сути дела, организационный аспект расследования преступлений, И.А.Возгрин относит к числу субъективных. Он делает вывод, что только сочетание объективных (информационного характера) и субъективных (организационного характера) элементов составляет следственную ситуацию при расследовании любого вида преступления1.

Организационная ситуация (в узком смысле этого слова)—сложившаяся обстановка, включающая в себя совокупность информации о системе органи- заций, представители которых принимают участие в первоначальном этапе расследования преступлений, о связях и отношениях, возникающих между следователем, работниками органов дознания и сведущими лицами. В широком смысле в понятие организационной ситуации представляется необходимым включать весь объем информации об организациях, действующих на всех этапах расследования, о связях и отношениях, возникающих между всеми участниками расследования. При этом следственная и организационная ситуация составят в совокупности ситуацию расследования.

На первоначальном этапе расследования исследуемых преступлений, внутри информационно-поисково-решающей подсистемы, между следователями, работниками органов дознания и сведущими лицами возникают те или иные отношения, которые влияют на сроки раскрытия преступления и качество его расследования. Формирование неодинаковых организационных ситуаций может вызываться разными причинами: разным числом представителей на-

ем.: Возгрин И.А. Принципы методики расследования отдельных видов преступлений. Л.. 1977, — - с. 41).

97 званной подсистемы, неодинаковым их профессиональным уровнем, неподключением нужных представителей из числа рассмотренных выше подсистем, использованием неэффективных форм вовлечения представителей подсистем в начало расследования, не всегда одинаковым уровнем материально-технического обеспечения начального этапа расследования и др.

Возможно выделение нескольких организационных ситуаций, характери- зующих уровень организации деятельности следователей, работников органов дознания и сведущих лиц на первоначальном этапе расследования. Причем, по конкретным уголовным делам, подвергнутым обобщению и анализу, указанные сотрудники далеко не всегда были объединены в следственно-оперативные группы и т.п.

Перечисленные ситуации могут подразделяться на два вида в зависимости от характера их воздействия на эффективность протекания первого этапа рас- следования. К первому можно отнести:

  1. организационная ситуация, благоприятствующая эффективности рас- сматриваемого этапа расследования, приводящая к скорейшему раскрытию преступления и повышению качества расследования. Ее предлагается имено- вать «ситуацией делового сотрудничества».
  2. ситуации, уменьшающие эффективность расследования, отдаляющие момент раскрытия преступления и снижающие его качество. В их число вхо- дят:

1) ситуации ожидания; 2) 3) ситуации отстранения и самоустранения; 4) 5) ситуации недостаточного материально-технического обеспечения. 6) Организационная ситуация делового сотрудничества—обстановка, сло- жившаяся в начале расследования, когда своевременно (по инициативе подсистемы координации и управления) создаются следственно-оперативные группы; на начальном этапе в расследование вовлекаются представители всех указан-

98 ных выше подсистем, собирается вся наличная доказательственная информация и, как правило, в итоге такой работы преступление раскрывается и расследуется в минимально короткие сроки с вполне удовлетворительным качеством.

Ситуация делового сотрудничества оказывает положительное воздействие на следственную ситуацию в плане возрастания ее информационной насыщен- ности об основных элементах криминалистической характеристики рассматриваемых преступлений.

Совершенно противоположный эффект дают ситуации рассогласования. Одной из наиболее распространенных является ситуация ожидания, возни- кающая в результате ослабления воздействия представителей подсистемы координации и управления на процесс организации деятельности лиц, участвующих в первоначальном этапе расследования. Представители социально-вспомогательной подсистемы в этом случае вообще не принимают участия. Суть такой ситуации заключается в том, что следователь, имея в своем производстве конкретное уголовное дело, не налаживает должным образом контакт с работниками органов дознания и не вовлекает в начальный период расследования сведущих лиц. Он ждет результативной работы от работников органов дознания, а последние ждут того же от следователя. В данном случае реальная поисковая работа по активному сбору доказательственной информации, как правило, подменяется перепиской между следователем и работниками органов дознания.

Одна из наиболее вероятных причин появления ситуации ожидания видится в сравнительно большом количестве уголовных дел, находящихся в про- изводстве у одного следователя, когда ему приходится пытаться перекладывать свои обязанности по раскрытию преступления на плечи работников органов дознания. Об этом свидетельствуют письменные поручения и указания следователя, которые он посылает в их адрес сразу же после возбуждения уголовного дела. Если же уголовное дело не возбуждено, то следователь ограничивается

99 проведением только одного следственного действия—осмотра места происшествия. Этим обстоятельством подтверждается мнение некоторой части следственных работников о том, что т.н. «черновую» работу должны проводить работники органов дознания. Таким образом, в этом случае следователь знает о совершенном преступлении, но принимает в первоначальном этапе его расследования самое минимальное участие. Объективно вся работа проводится работниками органов дознания, они же выявляют и задерживают лиц, виновных в совершении преступления.

Ситуация ожидания приводит к резкому разобщению следственных ра- ботников и органов дознания. Это выражается в том, что работники последнего, не наделенные на проведение следственных действий, особенно по уголовным делам, находившимся в производстве у следователя, объективно не стремятся их выполнять. Они проводят оперативно- розыскную работу, уже не согласовывая план ее проведения с планом производства следственной работы. В таких случаях, разумеется, никаких сведущих лиц себе в помощь не привлекают.

Во избежание возникновения ситуации ожидания необходимо активизи- ровать работу представителей подсистемы координации и управления в сле- дующих направлениях:

1) создание следственно-оперативных групп в начале расследования и ак тивизация деятельности уже сформированных постоянно действующих;

2) контроль за результатами первоначального этапа расследования. Ситуация отстранения и самоустранения возникает также ввиду неточного

выполнения своих функций представителями подсистемы координации и управления. Она проявляется в полном отсутствии какого-либо участия следователя в первоначальном этапе расследования. Следователь отстранен от этого процесса, когда, например, его не ставят в известность о совершенном престу-

100 плении. Отстранением считается и самоустранение1, когда следователь не предпринимает конкретных шагов по сбору доказательственной информации2.

Практика свидетельствует и о том, что в ряде случаев, самоустраняются из первоначального этапа расследования и работники органов дознания.

В ситуации отстранения следователь выступает лишь в роли лица, произ- водящего оценку действий работников органов дознания и выносящего про- цессуально значимые решения.

Подобные ситуации возникают по причине отсутствия необходимой помощи следователю в решении организационных вопросов со стороны предста- вителей подсистемы координации и управления. Фактически же, вместе со следователем от расследования отстраняется и сведущее лицо.

В целях ликвидации ситуации отстранения и создания ситуации делового сотрудничества вполне приемлемы рекомендации, указанные выше, применительно к ликвидации ситуаций ожидания. Реальная помощь может заключаться в своевременной и правильной оценке сложившейся обстановки, в организации деятельности лиц, участвующих в расследовании и в скорейшей реализации самим следователем своих прав, указанных в ст. 127 УПК РСФСР (РФ).

Ситуация недостаточного материально-технического обеспечения была отмечена по многим изученным делам, особенно на первоначальном этапе расследования. Она возникает в результате низкого уровня насыщения научно-техническими средствами, чем, по мнению Е.Н.Быстрякова, должна (обязан) заниматься подсистема материально-технического обеспечения3.

Недостаточность материально-технического обеспечения проявляется в частичном отсутствии необходимого комплекса специальных криминалистиче-

1 См.: Лавров В.П. Особенности расследования нераскрытых преступлении прошлых лет. М., 1972, С. 30.

2’См.: Обзор о причинах несвоевременного раскрытия умышленных убийств и недостатках прокурорского над- зора за расследованием таких дел. Прокуратура РСФСР. М., 1983, С. 2.

‘л См.: Быстряков Е.Н. Указ. соч.. С. С. 93—98.

101 ских и иных научно-технических средств (передвижения, поиска, связи, сбора материальных объектов со следами преступления на них). Следует отметить, что такие средства имеются, и иногда они появляются, но уже на последующих этапах, когда зачастую некоторые ценные материальные объекты не изъяты и безвозвратно потеряны, когда прошло уже много времени.

Своевременное изучение связей и отношений, создающих ту или иную об- становку в организации деятельности следователей, работников органов дознания и сведущих лиц, позволит выделить ситуации рассогласования. Это может помочь представителям подсистемы координации и управления предпринять меры организационного характера для ликвидации конкретной ситуации рассогласования и налаживания (установления) ситуации делового сотрудничества.

§ 2. Особенности выдвижения версий и планирования расследования.

Наглядно видна взаимосвязь особенностей выдвижения версий с ситуаци- онным характером начального этапа расследования уголовных дел об умышленных убийствах, совершенных на бытовой почве. Причем в данном случае прослеживается не только их взаимосвязь, но и взаимообусловленность и взаимозависимость. Некоторые общие версии могут быть выдвинуты при расследовании любого уголовного дела об умышленном убийстве, без учета конкретных обстоятельств дела, без учета конкретной сложившейся следственной ситуации, в частности:

а) совершено убийство;

б) произошел несчастный случай;

в) совершено самоубийство;

г) смерть наступила в результате так называемых «естественных» причин.

102

Соответствующие версии возможно выдвинуть и с учетом наиболее рас- пространенных мотивов совершения умышленных убийств на бытовой почве.

Полностью соглашаясь с правомерностью и допустимостью первых трех версий, к возможности выдвижения последней указанной выше версии следует относиться с некоторой долей осторожности. Связано это с тем, что считать смерть явлением» естественным» для психически нормального здорового человека весьма и весьма проблематично. Бесспорно, ничто в этом окружающем нас мире не является вечным. Так же и человеческая жизнь рано или поздно заканчивается известным, более или менее определенным финалом. Тем самым становится очевидным, что с общефилософских позиций здесь вроде бы все ясно и бесспорно. Аналогичным образом данная проблема неактуальна и с позиций биологии, из которой известно, что все живое на Земле имеет определенный (больший или меньший) период своей жизни, после чего—погибает.

Если до конца следовать положениям философии, то можно прийти к дос- таточно спорному и неоднозначно воспринимаемому предположению о том, что, лицо, совершившее умышленное убийство другого человека, какого- либо особого вреда для общества, для общественных отношений не нанесло, ибо, предполагается, что рано или поздно, через определенный (больший или меньший) период времени указанный потерпевший по той или иной причине все равно бы умер. Иного результата в жизни любого человека пока не наступало, хотя человеческое общество существует не один день, и даже не одно тысячелетие.

Однако ни общество, ни философия в целом (за исключением, может быть, философского учения Ницше) не воспринимает указанного выше предположения, считая его достаточно циничным. В то же время оспорить указанное предположение очень и очень сложно.

Известно, что закон охраняет жизнь любого человека, независимо от воз-

103 раста и состояния здоровья1. Именно исходя из указанного положения о необходимости охраны жизни любого человека представляется очень и очень сомнительным возможность и допустимость выдвижения версии о т.н. «естественной смерти».

Очередным подтверждением указанного выше мнения является полное от- сутствие в медицине такого понятия, как некая «естественная» смерть. В лю- бом случае, после наступления смерти, как правило, устанавливается опреде- ленный диагноз (причина) смерти, либо указывается, что причина смерти — не установлена (что сейчас является достаточно актуальным).

Важным условием полноты и объективности расследования является со- блюдение правил построения и проверки версий. В отношении каждого неяс- ного или сомнительного обстоятельства совершенного преступления должны быть выдвинуты и проверены все возможные в данный момент версии. Именно это положение должно полностью учитываться при расследовании убийств, совершаемых на бытовой почве, где редко бывают свидетели- очевидцы, а взаимоотношения жертвы и преступника представляют собой клубок противоречий. Нельзя увлекаться одними версиями и игнорировать другие на том основании, что они поначалу кажутся маловероятными. Каждая версия должна быть достаточно обоснованной, каждая подлежит тщательной проверке. Нарушение этого требования порождает обвинительный уклон в расследовании, который чаще является не столько результатом нарочитой тенденциозности следователя, сколько именно результатом его одностороннего увлечения той или иной версией, кажущейся на первом этапе расследования наиболее вероятной. Надежным средством предотвращения такой необъективности расследования наряду с другими является постоянный самоконтроль следователя, вдумчивое критическое отношение к поступающей информации, правильная ее правовая

1 Уголовное право России. Особенная часть: Учебник. (Отв. ред. доктор юридических наук, профессор Б.В.Здравомыслов. — М, Юристъ, 1996. — с. 20.

104 оценка, глубокая и всесторонняя проверка выдвинутых версий1.

В данном случае весьма характерен пример из криминалистической лите- ратуры США.

Человек позвонил в полицию, истерически сообщив, что его жена только что стреляла и убила себя. Когда полиция и скорая помощь прибыли на место происшествия, жертва была мертва в результате пулевого ранения в ее левый висок. Муж держал в руках оружие, из которого, по его предположению, его жена стреляла в себя. Он показал, что прибыл с работы незадолго перед происшествием, но дома не было ни его жены, ни их троих детей дошкольного возраста. Его жена пришла домой позже, причем сильно пьяной. Когда он спросил ее о местонахождении их детей, она ответила ему, что они были у ее матери дома. Затем он, сильно возбужденный, высказался об ее небрежном отношении к детям, ее пьянстве и ее рассматривании других мужчин. Со слов мужа, его жена затем шлепала его по лицу и он ударял ей в обратную сторону. В этот момент она проходила близко от ящика стола, где он держал револьвер. Она взяла револьвер из ящика стола, установила ствол напротив своей головы. выстрелила одиночный выстрел и упала на пол. Никого другого не было дома в то время, когда этот инцидент произошел.

Следующий комплекс факторов обнаружился в результате медицинского исследования:

— пуля вошла в левую верхнюю часть головы, прошла вниз через мозг и, продолжив движение вниз тела жертвы, остановилась в ее грудной клетке; — — не было никакого настоящего порохового ожога вокруг огнестрельной раны; — — смерть наступила немедленно; — 1 Криминалистика: Учебник. \ Под ред. И.Ф.Пантелеева. Н.А.Селиванова. — Автор главы — И.Ф.Пантелеев. М„ Юрид. лит., 1993,— с. 72.

105

— если рана была самонанесенной, жертва должна была удерживать ору жие в своей левой руке, по крайней мере, в двух футах (т.е.—60,96 см— ‘Приме чание автора С. Ш.) от своей головы, и использовать свой большой палец, что бы потянуть курок.

Родственники, как жертвы, так и ее мужа обеспечили полицию следующей информацией:

— по их словам, жертва не была унылой, она никогда прежде не обсужда ла самоубийство и не покушалась на него;

  • жертва и ее муж испытывали серьезные семейные трудности, поскольку она встречалась с другими мужчинами, расходуя денежные средства семьи на приобретение спиртного и, соответственно, не интересуясь тремя их малолет- ними детьми;
  • известно, что прежде обе стороны нападали друг на друга во время внут- рисемейных конфликтов.
  • Эти факты целенаправленно указывали, что смерть жертвы была, возможно, результатом не самоубийства, а криминального убийства. В ходе опроса мужа были установлены определенные факты, которые наводили на соответствующие мысли. Муж связанно и правдиво рассказывал о предыстории, постепенном подготовлении к событию, и что после того, как жена дала ему пощечину, он рассердился, стал бить ее об пол, удалился к ящику стола, где лежал револьвер, и возвратился к своей жене, которая стояла теперь на своих коленях. Стоя над потерпевшей, он стрелял с расстояния шага в ее голову. После стрельбы в нее, он испугался и придумал свой рассказ о»самоубийстве» жены.

Этот случай демонстрирует значение двух показателей в расследовании (исследовании, проверке) предполагаемого самоубийства. Первое — значение позиции (положения) раны на теле и траектории на входе в тело. Второе—присутствие или отсутствие улик (сведений), указывающих, что жертва была предрасположена к совершению самоубийства.

106 С учетом указанных выше фактических обстоятельств происшедшего представляется возможным выдвинуть следующие общие версии:

а) совершено убийство;

б) произошел несчастный случай;

в) имело место самоубийство.

Предполагается, что, выдвигая каждую из указанных выше общих версий, необходимо предусматривать выдвижение и проверку ряда частных версий. Так, версия об убийстве порождает версии о времени и месте убийства, исполнителе преступления, соучастниках, орудии убийства, цели, мотивах и других обстоятельствах преступления.

Частная версия по своему объему может быть различной: она может касаться какого-то одного обстоятельства проверяемого события или охватывать два и более взаимосвязанных обстоятельств. Нередко в одной частной следст- венной версии объединяется несколько предположений следователя о различных обстоятельствах преступления (например, о субъекте и мотиве преступления, времени, месте и способе его совершения и т.д.). Анализ и проверка таких» укрупненных», значительных по объему, следственных версий затруднена и посильна лишь высококвалифицированному, обладающему большим профессиональным опытом следователю. Предпочтительны, особенно по сложным. многоэпизодным делам, частные версии, охватывающие какое-то одно обстоятельство расследуемого преступления. При этом, естественно, увеличивается количество версий, но зато упрощается их анализ и проверка1.

Следственные версии являются стержневым элементом любого плана рас- следования. Рациональность плана, правильность намечаемых направлений предварительного следствия, успех расследования в целом во многом обусловлены выдвижением подлинно состоятельных версий, основанных не на бес-

Кримнналистика: Учебник. \ Под ред. И.Ф.Пантелеева, Н.А.Селиванова. — М.: Юрнд. лит.. ‘)ЧЗ. — с. 76.

107 почвенных домыслах, а на реальных фактах. Важными условиями состоятельности каждой версии являются достоверность ее фактического основания и соблюдение правил логики при выведении вероятного суждения из соответствующих фактических данных.

После выдвижения версий определяются обстоятельства, подлежащие вы- яснению по каждой из них. Их определению способствует выведение из каж- дой версии ее логических следствий. Например, логическим следствием част- ной из версии, что убийство совершено определенным лицом из гладкоствольного огнестрельного оружия может быть вывод о том, что у подозреваемого имеются огнестрельное оружие и боеприпасы к нему, а также—вещи со следами крови и продуктов выстрела.

Постановка задачи, определение путей и способов ее решения, последова- тельности осуществления требуемых действий, расстановки имеющихся сил и средств и т.п.—все это элементы организации расследования. Эта умственная деятельность следователя направлена на построение мысленной модели всего акта расследования, материальным выражением которой и становится письменный или графический план расследования1.

А.Н.Васильев не согласился с таким определением функциональной роли планирования расследования. Он писал: «Белкин Р.С. считает, что планирование следствия не является тактическим приемом, поскольку применяется как общенаучное средство2. Это и есть тот случай, когда не учитывается, что тактическим приемом является планирование расследования, как общенаучное средство, но прошедшее приспособление к нуждам расследования и тем самым включившее в себя особые принципы планирования следствия, особую струк-

1 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. — М:. Юрид. лит., 1987, — с. 214.

-Этот термин применительно к планированию расследования Белкиным Р.С. не употреблялся.

108 туру, методы трансформирования следствий, вытекающих из версий, в вопросы, включаемые в план, и т.д. Однако он же, считая необходимой специальную разработку в криминалистике»тактики судебного следствия», дает рекомендации о планировании судебного следствия, разделения его на этапы и т.д. Как можно приводить планирование судебного следствия в качестве примера распространения следственной тактики на судебное следствие и в то же время не считать планирование тактическим приемом?»1.

Даже если отвлечься от содержания термина «приспособление», которое А.Н.Васильев раскрывает в весьма спорном аспекте2, но это не «приспособление», а критерии научности метода (или приема), то и тогда остается неясным, почему это»приспособление» обязательно превращает»приспосабливаемое» именно в тактический прием. Почему планирование, являющееся методом осуществления организаторской функции0, направлением в деятельности4 только от того, что оно «приспособлено» к следствию, вдруг утратило эти свои качества и превратилось в тактический прием? Обоснования для подобного превращения А.Н.Васильев не приводил”.

В процессе осуществления планирования по конкретному уголовному делу, связанному с умышленным убийством, совершенном на бытовой почве, прежде всего составляется перечень обстоятельств, нуждающихся в первоочередном выяснении. В первую очередь выясняется причина негативного последствия преступления (насильственной смерти человека и т.д.). При неизвестное-

1 Васильев A.H., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. М., 1984. — с. 36.

2 Он, например, считал, что приспособление заключается в использовании данных специальных наук в соответ ствии с их подлинным научным содержанием, в возможности проверки достоверности результатов применения криминалистических методов и т.д. (указ. работа, с.34).

:! Советский энциклопедический словарь. М., 1980, — с. 1021.

4 Философский энциклопедический словарь. М„ 1983, — с. 637,

0 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. — М.: Юрпд. лит., 1987. —с. 214.

109 ти преступника, наличии данных лишь об его отдельных признаках к числу первоочередных задач относится установление конкретного виновного лица. Если в исходных данных содержатся сведения о совершении преступления определенным лицом, в первую очередь проверяется, действительно ли соответствующие деяния совершены этим лицом и являются ли они криминальными.

Незамедлительно надо намечать действия, промедление с которыми грозит утратой или обесцениванием потенциальных доказательств (осмотр места происшествия, трупа, задержание, освидетельствование, допрос подозреваемого, обыск). Не рекомендуется медлить с производством действия, благодаря которому предположительно может быть получен значительный объем информации, например, с допросом свидетеля либо потерпевшего (при условии, разумеется, наличГия такового).

В случае причинения преступлением материального ущерба уже на перво- начальном этапе расследования целесообразно запланировать меры по обеспечению возмещения ущерба, в частности, обыск у подозреваемого, наложение ареста на его имущество или поручение органу дознания поиска похищенного.

Обычно на более поздних стадиях расследования намечаются изучение личности обвиняемого, выявление его связей и отношений, предъявление об- винения и допрос в качестве обвиняемого, установление причин и условий. способствовавших преступлению.

И лишь на завершающей стадии намечаются меры по ознакомлению заин- тересованных лиц с материалами дела и составлению обвинительного заклю- чения с резервированием времени для выполнения возможных ходатайств о дополнении расследования1.

Процесс расследования умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, характеризуется некоторыми особенностями, влияющими на алгоритм

Руководство для следователей. / Под ред. Н.А.Селиванова, В.А.Снеткова, — М.: ИНФРА-М, 1997. — с. 27.

110 следственных действий, планируемых в процессе расследования.

С введением в действие статей 220-1—220-2 УПК РСФСР (России), уста- новивших, соответственно, возможность обжалования в суд ареста или про- дления срока содержания под стражей и процедуру судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей, составляя план расследования по конкретному уголовному делу, следует учитывать возможность обжалования лицом, задержанным в порядке ст. 122 УПК РСФСР (России), и заключенным под стражу (и) или его защитником, и (или) законным представителем, соответственно, в суд, принятого в отношении конкретного лица решения, что неизбежно приведет к созданию в течение некоторого периода определенных сложностей для лица, осуществляющего расследование уголовного дела, ибо:

а) согласно ч. 3 ст. 220-1 УПК РСФСР (России) лицо, производящее доз- нание, следователь и прокурор обязаны в течение двадцати четырех часов направить в суд поступившую жалобу вместе с материалами, подтверждающими законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей, а при необходимости—также и со своими объяснениями. В случае если жалоба была принесена через администрацию места содержания под стражей, прокурор обязан направить в суд указанные материалы и объяснения в течение двадцати четырех часов с момента получения от администрации места содержания лица под стражей уведомления о подаче этим лицом жалобы. Тем самым, следователю фактически приходится определенным образом систематизировать и готовить к направлению в суд имеющиеся в его распоряжении материалы уголовного дела, учитывая одновременно, что, предполагается наличие потенциальной возможности ознакомления соответствующих перечисленных в законе заинтересованных лиц с указанными материалами, что не всегда будет способство-

Ill

вать определенным интересам следствия. В любом случае остаются неизбеж- ными затраты следователем своего рабочего времени на выполнение соответствующих требований закона;

б) согласно ч. 3 ст. 220-2 УПК РСФСР (России) судья вызывает в заседание лицо, содержащееся под стражей. В результате этого, в течение суток, как правило, проведение следственных действий с участием лица, содержащегося в условиях изоляции от общества, как правило, невозможно.

Также при планировании расследования следует учитывать, что при за- ключении под стражу лицо, помещаемое в СИЗО, сразу же изолируется вследствие необходимости прохождения обязательного периода карантина, а, потому, соответственно, следственные действия с его участием в течение 5—10 дней, как правило, производиться не могут.

Следует всячески избегать периодически встречающихся действий опера- тивных работников, результатом которых является привлечение подозреваемого в совершении убийства к административной ответственности, как правило, за мелкое хулиганство, наказанием за что, обычно, назначается, согласно ст. 1.58 КоАП РСФСР (России) максимально возможная мера наказания—арест (административный) на срок до пятнадцати суток. С одной стороны, в подобной ситуации достигается общественно-полезный результат—подозреваемый в совершении убийства изолируется от остальных членов окружающего его общества и при этом не используется норма, предусмотренная в ст. 122 УПК РСФСР (России) , тем самым, как кажется некоторым, налицо некото-рая»экономия» процессуальных средств. С другой же стороны, изолированное от общества подобным образом лицо содержится с иными правонарушителями. далеко не все из которых также являются (фактически) подозреваемыми в со- вершении преступлений. Подавляющее же большинство лиц, оказавшихся в одной камере с указанным выше нарушителем административного законода- тельства, которого (фактически) подозревают в совершении убийства, в период

112 производства предварительного следствия по данному уголовному делу вновь вскоре освободится и окажется на свободе, результатом чего может явиться крайне нежелательная для интересов следствия деятельность, предотвратить которую, учитывая ее достаточно широкие возможности— становится весьма и весьма проблематичным1.

Непосредственно перед составлением плана расследования исходную ин- формацию целесообразно систематизировать, сгруппировав по определенным признакам, например, обобщить сведения: о событии преступления (данные о месте, времени, способе его совершения и т.д.); о последствиях его совершения (смерть человека, причинение вреда его здоровью, уничтожение имущества и пр.); о личности преступника (конкретное лицо или признаки неизвестного виновного).

После определения круга планируемых мероприятий определяются время и конкретные сроки выполнения каждого из них, делается уточнение круга их исполнителей.

В принципе планировать работу при расследовании умышленных убийств. совершенных на бытовой почве, можно как в форме умозрительного (мысленного), так и письменного плана. Но, как показывает практика, даже при расследовании сравнительно несложных уголовных дел явное преимущество оказывается на стороне письменного плана. Во-первых, он обуславливает более вдумчивый поход к расследованию; во вторых, лучше дисциплинирует следователя; в-третьих, дает возможность не упустить из вида ни одно из намеченных мероприятий, как это нередко случается при умозрительном планировании, когда план фиксируется лишь в памяти следователя2.

Планирование расследования предполагает включение в этот процесс и

1 Сборник постановлении Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российском Федерации) по уголовным делам. — М., Фирма »Спарк», 1995, — с. 568—569.

  • Руководство для следователей. (Подрел. II.А.Селиванова. В.А.Снеткова.) — М.: ИМФРЛ-М. 1997 —с. 2S.

113 организации деятельности по поиску правонарушителя.

Организовать деятельность по установлению преступника—это значит не только создать опорную базу и запустить механизм поиска и познания, но и управлять им, непрерывно воплощать в жизнь идеи и замыслы по ходу его функционирования, выполнять всю» белую» и» черную» работу по его обеспечению, обслуживанию, контролю над качеством выполняемой работы. Эта многотрудная, многопрофильная работа осуществляется повседневно, на всем протяжении познавательного процесса. Она представляет собой единство мыслительных операций и практических шагов и сопряжена с реализацией не только собственного интеллектуального потенциала, профессиональных знаний, опыта, навыков, умений, самостоятельно выполняемых действий и мероприятий, но и с вовлечением в орбиту практического следоведения возможностей, сил и средств внешнего порядка. В ходе организации своей работы субъект практического следоведения строит и реализует различные виды моделей. Основными являются такие:

  • модели ситуаций;

  • модели объектов познания;
  • модели задач деятельности;
  • модели путей и средств решения задач;
  • модели условий (предпосылок (оптимальной деятельности.
  • Описывая особенности планирования расследования, следует также рас- смотреть вопросы использования возможностей метода моделирования в от- дельных типовых следственных ситуациях, складывающихся при расследова- нии дел об умышленных убийствах, совершенных на бытовой почве. Наиболее характерным здесь можно отметить моделирование в процессе установления взаимного положения потерпевшего, оружия и стрелявшего в момент выстрела, ибо, расследуя преступления, связанные с использованием огнестрельного оружия против человека, следователь сталкивается с необходимостью выявить

114 . и исследовать следы применения этого оружия с тем, чтобы адекватно реконструировать релевантные в уголовнотправовом отношении обстоятельства происшедшего события. Возникающие при этом следственные ситуации весьма специфичны, а конкретные задачи, стоящие перед следователем, достаточно сложны. В ряду последних—установление взаимного положения в пространстве огнестрельного оружия, стрелявшего и потерпевшего в момент выстрела. Решение этой задачи органично связано с выяснением механизма взаимодействия объектов, оказавшихся» задействованными» в расследуемом событии. Исследование следов такого взаимодействия предполагает не только их раздельное изучение, но и сравнительный анализ в рамках реальных и (или) мысленных модельных экспериментов”.

Крайне редко первоначально составленный план расследования дела в те- чение всего периода следствия не претерпевает никаких изменений. Периоди- чески, по мере получения новой информации, лицо, осуществляющее планирование хода расследования по делу, приняв во внимание вновь обнаруженные факты, сведения и т.п., корректирует планы своих последующих действий в соответствующей части либо полностью.

Планироваться должен не только общий ход и направление всего процесса предварительного следствия, но и производство каждого конкретного следственного действия, равно как и взаимодействие с органами дознания и многая другая деятельность следователя по конкретному уголовному делу.

На наш взгляд, к вопросам, связанным с выдвижением версий и планиро- ванием расследования, вплотную примыкает проблема как организации, так и проведения тактических операций (комбинации). Своевременное и целена-

1 См: Степаненко Д.А. Моделирование как метод научного исследования в приложении к решению задач уго- ловного судопроизводства (некоторые актуальные аспекты проблемы). Автореф. дпсс. канд. юр. наук: 12.00.04 (Томский гос. ун-т, юр. ин-т, Томск, 1996. — с. 15). Криминалистика. Учебник для вузов. Под ред. заслуженною деятеля науки Российской Федерации, проф. Р.С.Белкина — М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА. М.. 1999, — с.с. 507—5 14.

115

правленное проведение тактических операций (комбинация) также оптимизи- рует процесс расследования умышленных убийств, совершенных на бытовой почве1.

Ярким подтверждением эффективности использования тактической операции (комбинации) с использованием ее психологической составляющей может служить пример из личной практики автора.

При производстве расследования уголовного дела об умышленном убийстве выявлению и изобличению правонарушителя способствовало знание воз- можностей использования психологии не только в работе следователя прокуратуры, но и сотрудниками милиции, а именно:

В дневное время, в сельской местности, на милицейской автомашине «УАЗ» с опознавательными надписями, участники следственно-оперативной группы из числа сотрудников местного РОВД, возвращались с осмотра места происшествия по случаю нераскрытой ими по «горячим следам» кражи курей у одной из сельских жительниц. В процессе движения указанной автомашины один из ее пассажиров—оперуполномоченный уголовного розыска Д.—неосторожным движением включил проблесковые маячки на крыше автомашины. На данный факт никто бы и не обратил своего внимания, если бы работавший в непосредственной близости от места на проселочной дороге, где двигался этот автомобиль милиции, трактор, пахавший землю, не поднял плут (посередине пашни, не закончив работу), и не принялся скрываться от сотрудников милиции. В результате преследования тракторист, а им оказался гр-н Н., местный житель, 25 лет, был доставлен в местное отделение милиции, где на вопрос о

1 См: Степапепко Д.Л. Моделирование как метод научного исследования и приложении к решению задач \ головного судо- производства (некоторые актуальные аспекты проблемы). Лвтореф. диес. канд. юр. паук: 12.00.09 (Томский гос. \ и-г. юр. ин- т. Томск. 1996, — с. 15): Криминалистика. Учебник для вузов. Под ред. заслуженного деятеля науки Российском Федерации. проф. Р.С.Белкина —М.: Издательская группа МОРМЛ-ИНФРЛ. М. 1999. — с.с. 507—514.; Ратинов Л.Р. Судебная психология для следователей. - М.. 1967, - с. 163.; Ратинов Л.Р. Теория рефлексивных in p и приложении к следственной практике// Правовая кибернетика. - М.. 1979. -с. 194-196.; Василиев Л. П.. Карпеева JI. М. Тактика допроса. - М.. 197(1. - с. 41.: Селиванов И. А. Этическо -тактические вопросы расследования. - VI.. 19,41. - с. 12-13.

116

том, зачем совершил кражу курей, ответил, что курей он не воровал вовсе. На следующий вопрос о том, почему попытался скрыться от работников милиции и прервал свою работу в поле, указанный местный житель ответил, что убил свою сожительницу П. Предпринятые неоднократные попытки в этом же селе проверить по месту жительства П., у мужа последней, где она находится в настоящее время, и когда ее видели в последний раз, привели работников милиции к впечатлению, что П.—находится около месяца в Москве, куда поехала за покупкой вещей для их последующей перепродажи жителям села. Никаких заявлений об ее пропаже без вести, соответственно, не поступало. Однако, учитывая, что Н. пояснил, что после удушения им П., он утопил труп в местной, протекающей около села речке, он был подвергнут административному наказанию за ранее совершенное мелкое хулиганство в виде административного ареста сроком на 10 суток, и, совместно с местными жителями, работниками милиции провели тщательные поиски на побережье, на поверхности и на дне, а также в воде данной речки трупа или его фрагментов. Но ничего найдено не было не только в речке, но и в селе вовсе.

Автор, предположив, что единственно вероятным способом сокрытия трупа в данном случае может быть, учитывая местные условия, или скормить его свиньям, или закопать. При осмотре места жительства и правонарушителя, и гр-ки П. (в доме ее мужа) наличия свиней, как и у их соседей, установлено не было, поэтому гр-ну Н. и был задан вопрос: «Где закопали труп», на что последовал ответ: «А сколько мне за это дадут?». После объяснения, что чистосердечное признание является смягчающим обстоятельством, он не только подробно описал место захоронения трупа в поле около места своего жительства, но и в ходе осмотра места происшествия, проведенного с его участием, лично выкопал труп, расчлененный им и разделенный по двум холщовым мешкам, безошибочно точно указав при этом, где какая часть тела лежит, и кроме того, их непосредственное расположение в обнаруженных мешках. Учитывая, что

117

все это было проделано им в ночное время, около полуночи, при свете фар двух грузовых автомобилей, в условиях некачественного освещения, и результат оказался с первой же попытки исключительно положительным, впоследствии, Судебной коллегией по уголовным делам Саратовского ооластного суда это было учтено как доказательство по делу, свидетельствующее о совпадении убийства именно гр-ном Н., о чем и отражено в приговоре, не измененным в этой части Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ.

В другом случае, согласно описанию в литературе, на месте происшествия по делу об убийстве обнаружили след обуви преступника, который оказался непригодным для идентификации1. Следователь получил оперативную информацию о том, что задержанный по подозрению в убийстве с большой тревогой высказывал опасение, что он мог оставить следы ног на месте преступления. Тогда на его допросе следователь стал выяснять, какая у него имеется обувь, сколько пар, в чем ходил в тот день, когда было совершено преступление. Уже через несколько минут обеспокоенный подозреваемый спросил: «Сколько дают за убийство?», а затем сознался в преступлении.

§3. Неотложные следственные действия

Как правило, в процессе совершения умышленного убийства конкретный правонарушитель, желая того или не желая, оставляет не только на месте на- сильственного лишения жизни другого человека, но и во многих местах, значительное число следов совершенного им деяния. Это связано с весьма любопытной спецификой рассматриваемого преступления. Значительное число способов насильственного лишения жизни человека, как то: причинение огнестрель-

1 См.: Н.А.Селиванов, Л.А.Соя-Серко. Расследование убийств. — М.: Издательская фирма «Манускрипт». 1W4. — с. 87.

118 ных либо ножевых ранений, использование взрывчатых веществ и др.,— сопровождаются обширной кровопотерей жертвы, либо—кровотечением из трупа. Найти правдоподобное объяснение, например, для придания некоей т.н.»безобидности» многочисленным помаркам крови на одежде убийцы дос- таточно сложно даже для лица, обладающего умением правдоподобно фантазировать и хорошего артиста. При этом необходимо также учесть существенно влияющий на складывающуюся криминальную ситуацию фактор времени, а говоря более конкретно—отсутствие у правонарушителя значительного количества времени для обдумывания сложившегося положения и принятия конкретного обоснованного решения и тщательного учета всех обстоятельств происшедшего. В результате этого, сколь бы тщательно не было заранее продумано противоправное лишение потерпевшего жизни, вследствие наличия в большинстве случаев цейтнота, практически неизбежны действия правонарушителя, результатом которых явится оставление следов. Сколь бы квалифицирован и образован не был бы убийца, в любом случае он оставит на месте преступления следы. Иной вопрос состоит в том, какие это будут следы. Представляется, что на месте совершения преступления в подавляющем большинстве случаев останутся следы ног, следы рук, микрочастицы одежды и многое другое, что может помочь впоследствии следователю в изобличении преступника и дока- зывании его вины в совершенном деянии. Даже в том случае, если преступник не оставил на месте преступления следы ног, там должны иметься следы транспортного средства, которое использовалось в тот период времени для перемещения правонарушителя в пространстве. Ситуация объективно и субъективно определяет характер и направленность поступка, одинаковая ситуация может вызвать различные реакции и наоборот1.

Ковалев А.И. Улики поведения в расследовании преступлении. Днсс. канд. юр. наук, Свердловск, 1077. — с.

119

Тем самым очевидно, что проблема состоит не в отсутствии следов на месте совершения убийства, а в том, что эти следы предстоит лицу, произво- дящему расследование по делу, найти и предусмотренным законом способом ввести в сферу уголовно-процессуальной деятельности.

Исключительно велико значение для процесса предварительного рассле- дования умышленных убийств осмотра места происшествия. Кроме широкого применения научных способов и средств, осмотр дает еще весьма ценную возможность личного, непосредственного удостоверения в существовании материальных доказательств преступления, всего того, что называют corpus delicti1.

В дореволюционном русском уголовно-процессуальном законе, в Уставе уголовного судопроизводства (изд. 1914 г.), осмотрам и освидетельствованиям была отведена глава 1У, состоявшая из 49 статей (от 315 до 356—6). Так, ст. 317—содержит сведения о производстве осмотра днем, ст. 319—о порядке составления протокола, ст. 336—о приглашении для осмотра трупов судебного врача, ст. 343—о праве присутствующих при осмотре делать заявления и высказывать мнения о действиях врача, ст. 344—о составлении врачом акта осмотра, ст. 351—о порядке освидетельствования следователем лиц другого пола.

В уголовно-процессуальном кодексе РСФСР (изд. 1943 г.) осмотрам и ос- видетельствованиям была отведена глава пятнадцатая, состоящая всего из семи статей (ст. 189—195) и ст. 301. Кроме того, в главе IV «О доказательствах», в ст. 58, среди перечисленных доказательств, были указаны также и протоколы осмотров. Из этого упоминания вытекает, что уже тогда УПК рассматривал осмотр как один из источников, как способ собирания доказательств. В главе XV «Осмотры и освидетельствования» мы не найдем ни определения осмотра, ни целей, с которыми он предпринимается, ни указаний на порядок и условия, ко-

Краткий юридический словарь. М., 1945, — с. 378.

120 торые должны соблюдаться при его производстве1.

В действующем УПК РСФСР (РФ, 1960 г.) осмотрам и освидетельствова- ниям также отведена глава 15, состоящая из 6 статей (ст. 178—183). Весьма характерным является нахождение в главе 15 УПК ст. 183, называющейся «Следственный эксперимент».

Отличие тактики осмотра места происшествия в США от аналогичного действия в России заметно даже невооруженным глазом. В криминалистиче- ской литературе США, например, в «Руководстве по научной судебной криминалистике»2, в первой главе «Меры безопасности и место совершения преступления» рассматриваются, в частности, вопросы, касающиеся обеспечения охраны лиц, участвующих в работе на месте происшествия от различных угроз из-за контакта с человеческой кровью и другими потенциально инфекционными материалами, а также из-за риска получения разного рода случайных физических увечий во время работы на месте совершенного преступления. Так чтобы защитить себя, чрезвычайно важно для каждого сотрудника, работающего в США на месте преступления, соблюдать постоянную бдительность относительно существующей опасности и принимать необходимые меры предосторожности, дабы обеспечить безопасные условия работы для себя и своих коллег.

Ничего, хотя бы отдаленно напоминающее некое подобие заботы о лицах. занимающихся осмотром места происшествия, об их жизни и здоровье, в отечественной специальной литературе автором, несмотря на определенные предпринятые к тому усилия, обнаружено не было. Указанное обстоятельство не имело бы столь принципиального значения, если бы не масштаб распростране-

1 Якимов И.Н. Следственный осмотр, т. I, Дисс. докт. юр. наук. М., 1946. — с. 13. - Руководство по научной судебной криминалистике. США, Вашингтон, 1994, — с. 2.

121 ния в России ряда СОИ (социально опасных инфекций), а также встречающиеся случаи ООИ (особо опасных инфекций), где туберкулез является далеко не самым страшным заболеванием. Результаты отсутствия надлежащей подготовки и широко распространенной некомпетентности, отягощенные крайне недостаточным уровнем финансирования несколько удручают. Не получили широкой огласки имевший место в 1994 году в спецприемнике ГУВД г. Энгельса Саратовской области случай выявления ООИ—бубонной чумы, как не стал достоянием гласности и факт проведения в БСМЭ Саратовской области судебно-медицинского исследования, без соблюдения необходимых правил предосторожности, трупа, как впоследствии выяснилось, инфицированного СПИДом. Говорить об уровне смертности (в том числе и насильственной) больных туберкулезом, в частности, по Саратовской области, представляется излишним. Хотя п. 1.15.7.6 Правил1 даже предусматривает возможность судебно-медицинского эксперта отказаться от производства экспертизы с письменным извещением руководителя экспертного учреждения или лица, назначившего ее, в случае угрозы жизни и здоровью эксперта, выходящей за рамки обычного профессионального риска, подобных прецедентов в процессе исследования обнаружено не было. Далеко не все следователи, периодически осматривающие места происшествия и трупы, знают, что, согласно п. 10.7.3 указанных выше Правил, трупы лии, умерших от острозаразных заболеваний, выдают для доставки на место погребения (кремации (без права вскрытия гроба, на дно которого санитар должен посыпать дезинфицирующие и влаго-впитывающие вещества. Лица, производящие погребение (кремацию) письменно предупреждаются о возможности наступления уголовной ответственности за нарушение этого требования (в том, конечно, случае, если подобный правонарушитель, нару-

1 Правила судебно-медицинской экспертизы трупа. Согласованы с Генеральной прокуратурой РФ, Верхоиным Судом РФ, Министерством внутренних дел РФ, Приложение № 1 к приказу Минздрава РФ от 10.12.96 г. «О введении в практику правил производства судебно-медииинскпх экспертиз». М.. 1047.

122 шивший это требование, каким-либо чудом сумеет дожить до момента потенциально возможного своего наказания). Схожее малоизвестное положение содержится в п. 10.7.4 указанных Правил, где указывается, что трупы лиц, умерших от ООИ, для погребения не выдаются. Порядок их погребения регламентируется» Санитарными правилами устройства и содержания кладбищ», утвержденными Министерством здравоохранения Российской Федерации. Этими же правилами, в п.п. 10.16.1-13 предусмотрены повышенные меры предосторожности, которые необходимо соблюдать при исследовании трупов больных СПИДом или при подозрении на него. О том, что указанное заболевание является для населения, в частности, Саратовской области, далеко не пустым звуком, в настоящее время известно многим.

Разработанные в указанных выше правилах меры предосторожности ка- саются, в основном, специалистов в области судебно-медицинской экспертизы и технических работников моргов (младшего технического персонала). Представляется оправданной необходимость разработки аналогичных регламентов работы в заведомо (или потенциально) неблагоприятных условиях, ибо с обстоятельствами окружающей среды, могущими весьма в значительной степени оказать влияние не только на состояние здоровья, но и на решение вопроса жизни и смерти, как следователя, так и иных участников следственно-оперативной группы, а также других лиц, присутствовавших на месте происшествия или оказывавших определенную помощь в решении отдельных задач производства предварительного расследования (как-то: помощь в погрузке, транспортировке и сопровождении (охране) трупа, а также в его разгрузке в бюро судебно-медицинской экспертизы для последующего исследования и т.д.), еще не все благополучно на территории РФ.

В пользу вышесказанного можно привести ряд доводов по материалам следственной практики, а именно:

123

  1. В процессе производства осмотра места происшествия и трупа, как пра вило, следователь, производящий такие действия, лично и непосредственно контактирует с предметами и веществами и т.п., находящимися на месте дан ного осмотра. Непосредственно на месте осмотра, (заблаговременно и заранее, чтобы иметь время для возможного принятия соответствующих профилактиче ских и защитительных мер) узнать о факте наличия и характере потенциальной опасности не всегда представляется возможным. Например, о том, что погиб ший при жизни страдал туберкулезом в открытой форме, непосредственно нд месте производства осмотра, можно высказаться лишь предположительно (в том, конечно, случае, если нет этому конкретных убедительных доказательств), приняв во внимание особенности телосложения трупа. Однако в таком случае возможны и ошибки, ибо, например, причины худощавого телосложения трупа могут быть, на самом деле, весьма и весьма различны и прозаичны, например, обыкновенный голод, являвшийся спутником указанного потерпевшего при жизни последнего. Весьма примечательно, что во времена сравнительно недав ней истории отечественным судебно-медицинским экспертам прямо запреща лось ставить такую причину (диагноз) смерти, как голод, истощение и т.п. Те перь ситуация кардинально изменилась, и причину смерти возможно ставить любую, начиная от ИБС ОКН, и до примитивно являющейся «неустановлен ной».

  2. При вскрытии и судебно-медицинском исследовании трупов граждан, умерших в результате насильственной смерти должен присутствовать следова тель, расследующий уголовное дело по данному факту. Учитывая, что процесс судебно-медицинского исследования (производства экспертизы, вскрытия) трупа продолжается от 3 до 18—24 часов, иногда—и больше, чистого рабочего времени эксперта в зависимости от сложности, объема работы, состояния и квалификации специалиста в области судебной медицины), время присутствия следователя в морге, соответственно, никак не может быть меньшим, разве

124 только он не будет вовсе присутствовать при вскрытии трупа, или его присутствие будет ограничено лишь частью времени указанного вскрытия. О крайне проблемном состоянии помещений отечественных бюро судебно- медицинской экспертизы (особенно—трупов), в силу ограниченности объема настоящего исследования, представляется необходимым не упоминать. Сведения, характеризующие уровень распространения туберкулеза среди судебно-медицинских экспертов и иных работников моргов и бюро судебно- медицинской экспертизы по аналогичным же причинам в настоящей работе также не упоминается. Поэтому представляется оправданным проявление некоторой заботы о жизни и сохранении состояния здоровья еще живых людей, связанных, в частности, с первоначальным этапом расследования убийств, ибо, предполагается, что в современном обществе человеческая жизнь должна непременно являться высшей ценностью, сколь бы сложно и противно для понимания кого бы то ни было это не казалось.

Учитывая изложенное, весьма актуальным становится вопрос о необходи- мости адаптации разработанных в США правил обеспечения безопасной деятельности на месте происшествия применительно к российским реалиям. Последовательно и оперативно также должны быть решены и вопросы обеспечения соответствующих лиц специальной одеждой, обувью и другими средствами защиты.

По мнению автора, при необходимости контроля за действиями судебно- медицинского эксперта при исследовании трупа лица, умершего насильственной смертью, возможно применение видеозаписи вместо обязательного личного присутствия следователя. Впоследствии эту видеозапись, в частности, можно будет использовать и для выяснения различных сомнений и противоречий.

Традиционно под местом происшествия понимается тот фрагмент про- странства, в пределах которого произошло какое-либо юридически и криминалистически значимое событие. Чаще под местом происшествия понимается ме-

125 сто совершения преступных действий (бездействия) и наступления вредных последствий содеянного. В то же время этим понятием может обозначаться только место реализации преступной активности, а также только место обнаружения последствий содеянного, когда по признаку места указанные события не совпадают.

В качестве места происшествия могут выступать и другие элементы про- странства, с которыми связано совершение каких-либо акций преступника, обнаружение определенных объектов (например, спрятанного оружия, укрытых трупов убитых людей), имевших отношение к преступлению.

Однако во всех случаях, независимо от того, в каком бы смысле и контексте оно не рассматривалось, место происшествия всегда—мир вещей, следов и отношений, уникальное хранилище в комплексе самой разнообразной информации. Ее несут объекты (их вид, состояние, взаиморасположение и т.д.), которые здесь находились до преступления и остались нетронутыми во время происшествия. Информативны появившиеся на месте происшествия предметы, следы, которые отсутствовали до происшествия. Столь же информативно отсутствие каких-либо элементов материальной среды, которые должны были бы находиться в этом месте, не случись преступления1.

Современная судебно-медицинская наука дифференцирует рядовое понятие «насильственная смерть» на следующие виды: смерть от механических по- вреждений; смерть от механически вызванного кислородного голодания; смерть от воздействия ядовитых веществ (отравлений); смерть от высокой и низкой температуры; смерть от атмосферного и технического электричества; смерть от высокого и низкого барометрического давления; смерть от воздействия радиоактивных веществ; смерть от голода и жажды; смерть от физического

1 Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. — М.. Юристъ, 1997. — с. 60.

126 перенапряжения; смерть от психической травмы1.

Рассматривая вопрос об осмотре места происшествия и обнаруженного трупа, представляется оправданным уделить некоторое внимание рассмотре- нию несколько забытого и весьма спорного положения о т.н. «оптографии», ибо некоторые считают этот метод гениальным по причине его простоты и доступности к широкому применению. Сразу следует оговориться, что в на- стоящей работе не рассматриваются психологические (тактические) аспекты и особенности указанного метода по причине достаточно негативного отношения к допустимости использования подобных методов психологического воздействия в процессе предварительного расследования уголовных дел об умышленных убийствах из-за неправомерности введения лица, дающего показания об известных ему обстоятельствах происшедшего, в заблуждение относительно фактических возможностей современной науки и техники, об уровне развития научно-технического прогресса. Ниже рассматривается данный вопрос лишь с физических позиций исследования.

Трудно установить время возникновения легенды о том, что в глазу убитого отпечатывается портрет убийцы. Во всяком случае, уже более столетия эта гипотеза существует не только в виде народного поверья, но и в качестве научной гипотезы. Вполне понятен тот исключительный интерес, какой проявлялся к ней время от времени не только среди широкой публики, но и в кругах специалистов, в особенности юристов и медиков2.

Значительный этап в истории оптографии составили исследования ученого Болля, выступившего 12 ноября 1876 г. на заседании Берлинской Академии наук с сообщением об окрашении сетчатки глаз рыб и о способности терять это

1 Шиканов В. И. Криминалистическая виктология и практика расследования убийств. Учебное пособие — Ир- кутск, 1979,— с. 42.

  • Крылов И. Ф. В мире криминалистики. 2-е изд.. перераб. и доп., — Л., Изд-во ЛГУ, 1989,— с. 222.

127 окрашение под влиянием лучей света. Сообщение Болля свидетельствовало о том, что гипотеза о возможности возникновения отпечатка внешности убийцы в глазу убитого не лишена оснований. Особенно большой интерес к данной проблеме проявила Гейдельбергская лаборатория, руководимая проф. Кюне. Характеризуя деятельность лаборатории, проф. Л.З.Морховец отмечал, что в ней «каждое животное, попавшееся под руку, подвергалось испытанию, самые разнообразные эксперименты и методы исследования приводились в исполнение» ‘. О результатах экспериментов сообщалось ученому миру. Торжественный момент наступил через несколько лет, когда проф. Кюне удалось получить первое устойчивое изображение внешних предметов на сетчатке глаза кролика.

Способность сохранения на сетчатке глаза тех или иных внешних предметов Кюне назвал оптографией, а получение конкретного изображения—опто- граммой. Первые такие оптограммы были опубликованы Кюне в 1879 г. Метод, применявшийся Кюне для получения оптограммы, состоял в следующем: голова и глазное яблоко кролика, устойчиво фиксированные на расстоянии 1.5 м от квадратного отверстия ставни (сторона квадрата—30 см), закрывались на 5 минут черным сукном, а затем в течение 2 минут подвергались действию облачного южного неба. После этих операций глазное яблоко кролика при свете натрия извлекалось и помещалось в пятипроцентный раствор квасцов. На другой день, писал Кюне, можно наблюдать картину: на красно-розовом фоне сетчатки глаза появляется отчетливо выраженный слегка розовый квадратный образ ставни. Во втором глазном яблоке, извлеченном 2 минуты спустя после смерти кролика и таким же образом обработанном, образ ставни отражается белым, т.е. без розовой окраски, величиною 1 мм. Однако при дневном свете этот образ очень быстро исчезает1.

Открытие Кюне сразу же заинтересовало органы, ведущие борьбу с пре-

1 Тиле Р.Ю. Возможно ли получение в глазу убитого оптограммы убийцы? — М., 1802, — с.8.

128 ступностью. Оберполицейский Берлина Модай приказал исследовать глаза одного из убитых с целью открытия личности убийцы. Исследование было про-‘ изведено, сетчатка сфотографирована, оптограмма изготовлена, но изображения убийцы на ней не оказалось.

Научный интерес, соединенный с практическим значением проблемы, по- буждал продолжать исследования. Однако их результаты оказались неутешительными. При фотографировании сетчатки глаз только что убитых животных и животных, убитых не позже, чем за 24 часа до фотографирования, на снимках не удавалось получить ничего, кроме отображения анатомического строения сетчатки.

В 1882 г. Кюне от экспериментов, производимых с животными, попытался перейти к изготовлению оптограммы человека. Исследованию были подверг- нуты глаза преступника через 10 минут после его казни. Ожидали, что на сетчатке его глаз могли отобразиться сильные световые впечатления, предшествовавшие моменту казни. Ожидание, однако, не оправдалось. На оптограмме довольно ясно виднелось лишь светлое пятно, являющееся, в интерпретации Кюне, отображением диска солнца, на которое смотрел осужденный перед тем, как ему были завязаны глаза.

Сведения об оптографии проникли и в Россию. Насколько велика была вера в ее реальность, показывает следующий случай из практики. В январский вечер 1873 г. в Петербурге произошло убийство иеромонаха Александро- Невской лавры Иллариона. Убитому были нанесены множественные ранения. Обстановка места происшествия свидетельствовала о том, что между убитым и убийцей происходила довольно длительная борьба. Вот каким образом И.Д.Путилин рисует один из моментов осмотра места происшествия: «Отойдите, господа, в сторону!—обратился к нам доктор. Мы отошли от окна. Доктор низко склонился над трупом и пристально стал всматриваться в мертвые глаза

1 Hanluch, D. Physiologie der Sinnensorgane. — Leipzig, 137!), — S. 300.

129 Иллариона»1.

В ходе интервьюирования зав. кафедрой судебной медицины и патологи- ческой анатомии Саратовского государственного медицинского университета, д.м.н., профессора Ю.А.Неклюдова, было установлено, что мнение о возможности сохранения в течение некоторого времени после наступления смерти человека на поверхности глаз изображения, увиденного потерпевшим непосредственно перед смертью, имеет под собой определенные основания. А именно: для получения положительных результатов в подобных исследованиях следует соблюдать 3 условия:

  1. Непосредственно перед смертью потерпевший должен был достаточно длительное время с известным постоянством и упорством наблюдать непре- рывно одно и тоже определенное изображение (например, окружающей обстановки и т.д.). Учитывая, что в России (да и прежде в СССР) подобные исследования не проводились вовсе ни в закрытом, ни в открытом порядке, и, соответственно, в отечественной специальной литературе эта тема практически не рассматривалась, поэтому, представляется возможным сослаться на опыт подобных исследований на Западе (в частности—в Германии), в результате которых (путем производства опытов на животных, а говоря более конкретно—на овцах) был достигнут при описанных здесь условиях положительный результат;
  2. Сразу после смерти (в опытах ученых Германии—непосредственно, не более 1—2 секунд спустя) у трупа следует извлечь глаза и незамедлительно поместить их в жидкий кислород для обеспечения сохранности имевшегося изображения, которое, надлежащим образом «зафиксированное», может в течение весьма длительного промежутка времени сохраняться с достаточной степенью устойчивости;
  3. В опытах ученых упоминается использованное перед смертью животных яркое, контрастное изображение—решетка с крупной ячейкой, сквозь ко-
  4. 1 Крылов И.Ф. В мире криминалистики. 2-е изд., перераб. и дополнен.. Л., Изд-во Лен. ун-та. 1989. — с. 22-1.

130 торую в закрытое темное помещение попадает часть яркого освещения, которое и «отражается» в «глазах жертвы».

Весьма схожее мнение было высказано в ходе интервьюирования доцента кафедры судебной медицины и патологической анатомии СГМУ, д.м.н. Алек- сеева Ю.Д., который предположил, что в подобных исследованиях следует обращать внимание на то обстоятельство, что потерпевший в последний момент (моменты) перед наступлением смерти далеко не во всех случаях (а весьма и весьма редко) смотрит на «преступника», лишившего его жизни, ибо его взгляд (а именно—взгляд « жертвы ») вольно или невольно переводится (в т.ч.—и в результате изменения положения тела, позы и т.д., например: падения и др.) на различные иные объекты окружающей обстановки, что и может быть отражено в отобразившемся в глазах трупа изображении.

Тем самым можно сделать вывод о том, что при современном состоянии науки и техники рекомендовать к широкому использованию в процессе рас- крытия и расследования убийств достижений оптографии не представляется возможным.

Американские криминалисты считают1, что в последние полвека шло со- вершенствование следственной работы в основном за счет разработки и широкого внедрения различных видов криминалистической экспертизы. Наиболее полно они используются следователями при расследовании дел об убийствах. Именно здесь особенно требуются экспертные оценки вещественных доказательств и свидетельских показаний, чтобы они были приняты судом. В США по делам об убийствах криминалистическая экспертиза используется для выявления истинности показаний очевидцев. Если же очевидцев нет, то выводы по делу тем более основываются на вещественных доказательствах, экспертная оценка которых приобретает еще большее значение.

1 Тюрина Л.П. Осмотр трупа и исследование вещественных доказательств по делам об убийствах в США. (В сб.: Расследование убийств в -зарубежных странах. — М., 1991, — с. 23—29.

131

Вместе с тем, любая самая оснащенная современная лаборатория бессильна, если следователь не обеспечил надлежащее выявление, сбор и сохранность вещественных доказательств. В американской практике ведения следствия су- ществует четкая и подробная регламентация порядка действий, предпринимаемых следователями или по его указанию другими специалистами.

В США процесс расследования дел об убийствах разделяют на две нерав- ные, но, по мнению специалистов, равнозначные, стадии:

  1. действия с момента обнаружения трупа до момента прибытия профес- сионального следователя;
  2. действия, производимые по указанию и под непосредственным контролем следователя.
  3. Обычно первым официальным лицом, прибывающим на место обнаружения трупа, бывает полицейский из пешего патруля, радиомашины или иной патрульной группы. В его обязанности входит проведение следующих дейст- вий:

осмотр потерпевшего с целью выявления факта наступления смерти;

защита и охрана места происшествия, чтобы не допустить утраты или порчи вещественных доказательств.

Когда смерть потерпевшего очевидна, полицейский, не приближаясь к трупу, должен обеспечить его полную сохранность. Если труп находится в помещении, необходимо оградить все подходы к зданию; часто наиболее ценные следы имеются именно в непосредственной близости к зданию, где совершено убийство или оставлен труп. Если же труп находится вне здания, полицейский ограждает место его нахождения с помощью специальных железных кольев и веревки (они хранятся в ближайшем полицейском посту).

С момента прибытия следователя он становится главным действующим лицом, его указания обязательны для исполнения. Сначала следователь лишь

132 осматривает место происшествия, не прикасаясь ни к чему. Затем работу начинает фотограф. Следователь действует вместе с тем, выбирая интересующие его объекты. Прежде всего производится фотографирование трупа со всех сторон и обязательно сверху. Фотографируются пятна крови, пулевые отверстия, остатки пороха и т.д., а также предметы, возможно сохранившие отпечатки пальцев и другие следы.

По окончании фотографирования в работу вступают специалисты по об- наружению и фиксации следов—отпечатков пальцев и др. Они осматривают все необходимые объекты. После этого следователь получает доступ к содер- жимому шкафов, ящиков и т.п. Одновременно проводится опрос очевидцев и разработка версий. Американские (имеются в виду североамериканские) криминалисты предпочитают сначала завершить сбор вещественных доказа- тельств, поскольку предположительно наиболее ценные вещественные из них находятся на земле, полу и могут быть утрачены при неосторожных действиях.

Как только сбор вещественных доказательств завершен, предметы обер- тываются бумагой, снабжаются этикетками с указанием места и времени изъятия и помещаются в хранилище. Все они подвергаются строгой и аккуратной маркировке, исключение составляют предметы, мокрые от крови. Их сначала высушивают при комнатной температуре, причем не допускается применение никаких химикалий, а затем без задержек переправляют в лабораторию. Если на месте происшествия присутствует эксперт-криминалист, он может провести первичный осмотр вещественных доказательств. Фотограф остается там до конца работы следователя. Его роль важна при изъятии трупа (фотографирование трупных пятен, иных повреждений, не видимых при первоначальном положении трупа). Затем труп передается коронеру, а следователь приступает к изучению переписки, документов и иных бумаг умершего.

В США следователь и его коллеги должны быть весьма осторожны в об- щении с журналистами, которые обычно проявляют интерес к такого рода де-

133 лам. В обязанность следователя входит принять меры, чтобы не допустить журналистов на место происшествия, быть осторожным при них в высказываниях по вопросам, относящимся к делу, вообще избегать сообщений, содержащих преждевременные, малообоснованные предположения.

Коронер, в чье ведение поступил труп, должен в первую очередь установить личность потерпевшего. Идентификация трупа часто зависит от состояния, в котором он был обнаружен. Наиболее верным способом было бы уста- новление личности погибшего по отпечаткам пальцев, но это не всегда воз- можно (например, отсутствуют контрольные отпечатки или начавшееся разложение разрушило пальцы трупа). Изучаются шрамы, татуировки на теле, отпечатки зубов. Если же разложение трупа зашло слишком далеко, приходится проводить идентификацию скелета. Все это осуществляется уже в криминалистических лабораториях. В США они существуют двух типов:

лаборатории, принадлежащие ФБР (бесплатно проводят экспертные ис- следования по заявкам представителей правоохранительных органов в порядке расследования конкретных дел);

частные криминалистические лаборатории (осуществляют все виды экс- пертиз по заявкам от любых заказчиков за плату).

Следует отметить, что скорость разложения трупа зависит от его комплек- ции (полные разлагаются быстрее), возраста (медленно разлагаются высохшие старцы и новорожденные младенцы из-за отсутствия кишечной микрофлоры). Быстро разлагаются трупы алкоголиков. На разложение трупа влияет также температура окружающего воздуха (чем выше,—тем быстрее) и влажность (ускоряет разложение). Трупы, находящиеся при высокой температуре в сухом воздухе, имеют тенденцию мумифицироваться. Лучше сохраняются участки тела под тесной одеждой. Кроме того, трупы часто серьезно повреждаются грызунами.

Следующий важный этап—установление причины смерти. Наличие сса-

134 дин и ушибов не является основанием для признания насильственной смерти— они могут быть результатом падения или иных прижизненных повреждений. Надо исключить также возможные естественные причины смерти, среди них чаще в США встречающиеся заболевания сердца, инсульты, абсцессы, опухоли мозга и некоторые другие.

В морге труп, освобожденный от одежды и омытый, вновь фотографируется с фиксацией внимания на ранах, синяках и иных повреждениях. Затем, после взятия образцов волос, крови, содержимого желудка и т.п., производится вскрытие. Только тогда (т.е. только после окончания указанной выше процедуры он (труп) может быть передан родственникам, в частный морг или кремирован.

За установлением причины смерти следует определение времени ее насту- пления. Если труп был обнаружен вскоре после наступления смерти, то его температура с учетом окружающего воздуха и количества одежды может указать приблизительное время смерти. Процесс окоченения обычно начинается спустя 2—2,5 часа после наступления соматической смерти (смерть на клеточном уровне происходит спустя 3—4 часа после соматической смерти). Процесс окоченения начинается в районе мышц челюстей и шеи и постепенно захватывает все тело, последними костенеют конечности. Холод замедляет процесс, а тепло ускоряет. Ускорению окоченения способствуют перегрузки, волнения, перенесенные жертвой непосредственно перед смертью. Общая продолжительность окоченения 30— 40 часов, но при достаточно низкой температуре оно может продолжаться до трех суток. Когда же температура воздуха достаточно высока, процесс может завершиться за 24 часа. Следует указать тот факт, что насильственная подвижка сустава, процесс окоченения которого уже начался, прекращает его, и окоченение этого сустава вообще не наступает. Это важно для решения вопроса о возможности перемещения трупа и времени такого перемещения.

135

После наступления смерти кровь под влиянием естественной тяжести стекает в мелкие сосуды на нижней стороне тела. Они переполняют их, просвечивая через кожу в виде красных или сине-багровых пятен. Если труп надолго ос- тавить в таком положении, то кровь, загустевая, фиксирует места пятен. При изменении положения трупа они сохраняются. Если же труп передвинуть или изменить его положение до того, как кровь загустеет, то она под собственной тяжестью переместится в другие сосуды, а на месте старого останется заметный отпечаток. При надавливании на свежее трупное пятно появляется бледная отметина, которая постепенно исчезает.

Изменение местоположения трупных пятен также может служить доказа- тельством того, что труп перемещали после смерти. Для того чтобы не спутать такие пятна с прижизненными повреждениями (синяками, кровоподтеками), патологоанатом делает срез ткани в этом месте. Синяки и другие прижизненные повреждения возникают в результате разрыва сосудов и проникновения крови в окружающие ткани; трупные пятна не имеют разрыва сосудов, и окружающие ткани свободны от крови, а это позволяет точно установить природ}’ данного явления.

Иногда при соматической смерти может возникнуть окоченение, схожее с трупным. Так бывает у самоубийц при выстреле в грудную полость или выражается в мертвой хватке оружия. Это не поддается имитации и, как правило, свидетельствует о самоубийстве.

Следующий важный этап следственных действий в США—подготовка свидетельских показаний и вещественных доказательств, которые впоследст- вии планируется передать суду. Американский (имеется в виду североамери- канский) следователь отвечает за вызов всех свидетелей по делу, представле- ние вещественных доказательств, а также за вызов в суд лиц, представивших доказательства, или тех, чьи руки они прошли (например, экспертов). Суду он представляет описание каждого вещественного доказательства с указанием, ка-

136 кие операции произведены над ним, а также краткое изложение показаний свидетелей. В частности, описание пятна крови должно содержать ответы на следующие вопросы:

  • кто обнаружил пятно;
  • время и место обнаружения (место должно иметь два измерения);
  • цвет пятна (ярко-красный, красновато-коричневый, коричневый или черный);
  • влажность пятна (полностью сухое, сухое по окружности, влажное в центре, совсем влажное);
  • если пятно сырое, то, разделенное с помощью такого предмета, как тупая сторона ножа, оно остается разделенным или вновь сливается в одно;
  • число сделанных фотографий, кто их делал;
  • приблизительные размеры пятна;
  • местонахождение пятна на месте преступления;
  • кто изъял пятно (предмет);
  • как исследовалось пятно (предмет);
  • кто маркировал его;
  • кто отправлял вещественное доказательство в лабораторию;
  • как осуществлялась транспортировка;
  • кто принял вещественное доказательство в лаборатории.
  • Большое внимание в США уделяется упаковке и доставке вещественных доказательств в лабораторию, поскольку любая неточность или сомнение в том, что посторонние могли иметь доступ к вещественному доказательству, становится основанием для отказа принятия этого доказательства судом. Так. когда на месте происшествия обнаружена пуля, застрявшая в предмете, то желательно ее не трогать, а направить в лабораторию вместе с указанным предметом. Если же пуля находится в двери, косяке двери и т.п., то следует выпилить часть дерева с пулей и доставить в лабораторию. В случае, если пуля застряла в

137 окне, изъятию подлежит окружающая часть стены, а затем из нее извлекается пуля. Совершенно недопустимо, чтобы пули касались металлическими предметами.

Перед транспортировкой оружия следует убедиться, что оно разряжено. Если есть основания полагать наличие на нем отпечатков пальцев, то оружие следует переносить, продев карандаш через отверстие в цилиндре. При переносе автоматического или полуавтоматического оружия карандаш помещают с задней стороны курка через защитное кольцо. Если требуется перенести обрез, то шнур крепится к предохранителю курка и противоположной части ложа.

Когда предстоит осмотр оружия с целью выявления крови, волос и т.п., оно должно быть упаковано следователем. Если оружие не может быть достав- лено в лабораторию нарочным, то его следует закрепить в двух кусках твердого картона, продев дуло и приклад через проделанные отверстия, затем закрепить бечевкой на картонное основание. Последнее (опять-таки в США) гвоздями крепится ко дну ящика, который пересылается заказной почтой.

Американский суд (имеется в виду США) требует производства лабора- торного анализа в условиях, максимально приближенным к бывшим на месте преступления. Любое отклонение может стать основанием для непринятия доказательства.

В Великобритании, с целью обнаружения преступника офицером полиции, ведущим расследование, опрашиваются лица, которые в прошлом были судимы и проживают на территории, где было совершено убийство1. Из лиц данной категории допрашиваются в основном те, которые чем-либо вызвали подозрение. Их допросы обязательно протоколируются.

В Великобритании, принимая решение об аресте подозреваемого, следова-. тель исходит из следующих трех положений:

1 Дементьева Е.Е. Расследование убийств, проводимое коронером и полицией Великобритании. В сб.: Расследо- вание убийств в зарубежных странах. — М„ 1991, — с. 19—20.

138

  • количество и обоснованность показаний и доказательств, свидетельст- вующих о виновности данного лица;
  • необходимость в сборе дополнительных доказательств;
  • возможность побега подозреваемого, если он не будет взят под стражу.
  • После ареста подозреваемого, а затем предъявления ему обвинения прово- дится более тщательные его допросы. В его доме проводится обыск с целью изъятия новых вещественных доказательств (оружия, одежды, записок и т.д.). Английский полицейский, ведущий расследование, обязан присутствовать в тюрьме при смене одежды обвиняемого, чтобы иметь возможность зафиксировать на его теле различные порезы, ушибы, ссадины или другие следы,” могущие свидетельствовать о совершении им убийства. Все это заносится в протокол, но обвиняемого в этот момент не допрашивают о происхождении данных повреждений и отметин. Если он сам дает какие-либо пояснения, то последние немедленно записываются. Тщательно исследуются его одежда, особенно карманы, низ брюк и прочее. Это также заносится в протокол. Все собранные вещественные доказательства полицейский офицер упаковывает в специальный бумажный мешок, проставляет дату, свою фамилию и отправляет на экспертизу.

Если преступник становится известен, но скрылся от следствия, то объяв- ляется его розыск.

Тем самым становится очевидным, что как в странах Европы, так и в США, раскрытие и расследование убийств имеет определенные схожие черты, хотя законодательство в различных странах, например, в России, и установлены определенно особенности уголовного процесса, как-то—обязательное со- ставление письменного протокола осмотра места происшествия и трупа, который должен был быть подписан всеми лицами, присутствовавшими при- проведении данного следственного действия и участвовавшими в его производстве.

139 Кроме того, по законодательству, в Российской Федерации не допускается необоснованное применение физического и (или) психического насилия в процессе расследования преступления, даже такого, как умышленное убийство.

Анализируя результаты исследования начального этапа расследования умышленных, убийств, совершенных на бытовой почве, возможно сделать следующие выводы:

  1. В ситуации психологической борьбы между лицом, пытающимся рас- крыть какое-либо социально-неодобряемое деяние и лицом, его совершившим, достаточно очевидно, что приоритет, преимущество будет у того из них, кто более подготовлен к ведению своеобразного диалога, кто более осведомлен об особенностях линии своего поведения, более глубоко знает действующее законодательство и иные особенности конкретной ситуации.
  2. Как правило, без достаточного уровня финансирования никак нельзя обеспечить раскрытие и расследование с удовлетворительным качеством какого-либо преступления, будь это преступление хоть тяжким, хоть менее тяжким.
  3. Достаточно принципиальное значение в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений играет степень освоения лицами, осуществляю- щими эту деятельность, психологических и иных криминалистических прие- мов, которые могли бы способствовать нейтрализации противодействия рас- следованию, выявлению и нейтрализации лжи, установлению психологического контакта с лицом, вовлеченным в том или ином качестве в орбиту деятельности правоохранительных и иных органов и служб по раскрытию и расследованию преступлений.
  4. Идеальное преступление человек совершить не в состоянии. Всегда, сколь бы квалифицирован и осторожен не был преступник, сколь бы долго и тщательно не готовился бы он к совершению правонарушения, в любом случае определенные следы и результаты совершения этого преступления указанным правонарушителем будут оставлены. В то же время, решение вопроса о том,

140 будут ли обнаружены, изъяты и своевременно, полно и тщательно исследованы указанные следы, зависит от уровня квалифицированности и внимательности лиц, осуществляющих расследование и специалистов.

  1. Раскрыть и своевременно расследовать можно всякое преступление. В одном случае для полного раскрытия и расследования преступления бывает достаточно и одного дня, только взаимодействия следователя с участковым инспектором милиции, на территории обслуживания которого произошло расследуемое деяние, в ином случае процесс раскрытия и расследования может быть более растянут по времени и потребовать привлечения дополнительных сил и ресурсов.
  2. Какого-то верхнего предела возможного привлечения дополнительных сил и ресурсов к деятельности по раскрытию и расследованию конкретного преступления не существует. Это обстоятельство во многом определяется со- ответствующими представлениями о понятиях здравого смысла и ограничивается предельными значениями (показателями) уровня финансовых (материальных) возможностей его инициатора и взаимодействующих с ним лиц.
  3. Не имеют никакого значения провозглашенные кем бы то ни было (должностными лицами любых чинов и рангов) положения, в т.ч. и нормы закона (и, соответственно, не может ни от кого требоваться их неукоснительное исполнение), если они не были надлежащим образом профинансированы, если не создана необходимая материальная основа (база) для их выполнения.
  4. Следует предостеречь следователей и оперативных сотрудников, зани- мающихся раскрытием и расследованием анализируемых преступлений, от излишней переоценки субъективного личного впечатления от результатов осмотра места происшествия и трупа на месте его обнаружения.
  5. Важным условием полноты и объективности расследования является соблюдение правил построения и проверки версий. В отношении каждого неясного или сомнительного обстоятельства совершенного преступления должны

141 быть выдвинуты и проверены все возможные в данный момент версии.

  1. Планирование никак нельзя рассматривать в качестве тактического приема расследования. Планирование характеризуется такой степенью универсальности и обязательности, которой не бывает у тактическчх приемов.
  2. Планирование и не метод расследования, ибо оно само по себе еще не есть средство установления истины по делу. Планирование какой-то деятель- ности не означает осуществления этой деятельности, будучи лишь предпосылкой, условием,—иногда необходимым—достижения поставленной цели. И в то же время планирование—метод, но не расследования, а организации расследования.
  3. Планирование—организующее начало, организационная основа расследо- вания.

  4. Тактическая комбинация—это определенное сочетание тактических приемов или следственных действий и иных мероприятий, преследующее цель решить конкретную задачу расследования и обусловленное этой целью и следственной ситуацией.
  5. Представляется оправданной необходимость разработки соответст- вующих регламентов работы в заведомо (или потенциально) неблагоприятных условиях, ибо с обстоятельствами окружающей среды, могущими весьма в значительной степени оказать влияние не только на состояние здоровья, но и на решение вопроса жизни и смерти, как следователя, так и иных участников следственно-оперативной группы, а также других лиц, присутствовавших на месте происшествия или оказывавших определенную помощь в решении отдельных задач производства предварительного расследования (как то: помошь в погрузке, транспортировке и сопровождении (охране) трупа, а также—в его разгрузке в бюро судебно-медицинской экспертизы для последующего исследования и т.д.), еще не все благополучно на территории РФ.

142 Глава III. Розыскные и организационно-технические мероприятия на начальном и последующем этапе расследования

§ 1- Взаимодействие следователя с органами дознания и розыскные действия

Самый квалифицированный и опытный следователь прокуратуры, возбудив уголовное дело по факту умышленного убийства, совершенного на бытовой почве (либо приняв к своему производству ранее возбужденное уголовное- дело), далеко не во всех случаях, несмотря даже на определенную кажущуюся простоту конкретного случая криминальной смерти, может в кратчайший срок раскрыть указанное преступление, и, соответственно, довести до логического конца его расследование с соблюдением установленных определенными нормами законодательства правил, принять по делу единственно возможное справедливое, законное и обоснованное решение, в том случае, если он осуществляет такую деятельность единолично.

Оказание помощи со стороны различных служб и подразделении МВД РФ при расследовании конкретного уголовного дела по факту умышленного убийства, совершенного на бытовой почве, может потребоваться не только до выявления конкретного подозреваемого, но и значительно позже. Например, это может быть для организации наблюдения за поведением обвиняемого в условиях изоляции последнего от общества, что сам следователь никак не может непосредственно осуществить фактически, ибо даже далеко не каждый следователь прокуратуры осведомлен о правомерности и допустимости проведения в определенных законом случаях указанного и других оперативно-розыскных мероприятий, прямо предусмотренных в ст. 6 Федерального Закона Российской

143 Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности»1. Кроме того, как правило, сам следователь не имеет ни соответствующего опыта организации непосредственно подобной деятельности, ни достаточного количества свободного времени, ни финансирования данной деятельности. Результат же подобного и других оперативно-розыскных мероприятий, квалифицированно и своевременно проведенного по заданию следователя или оперативного работника (в тех, например, случаях, когда следователь по своим умственным способностям не готов еще к подобной далеко не самой простой деятельности) может превзойти все ожидания. Проблемы здесь могут возникнуть другого рода: зачастую перед оперативным работником реальная жизненная действительность ставит такие дилеммы, что приходится решать, стоит ли документировать сведения, полученные оперативным путем, и что потом делать с подобной информацией, ибо ее содержание не всегда и не всех окружающих устраивает.

Существуют определенные, достаточно многочисленные мероприятия, во многом организационного характера, потребность в оперативном и квалифи- цированном проведении которых зачастую возникает при производстве предварительного следствия по делам об умышленных убийствах, которые следователь прокуратуры, даже при всем своем к тому желании никак не сможет осуществить самостоятельно, по причине, как правило, практически полного отсутствия специальных знаний и навыков и материальных возможностей для осуществления подобных мероприятий (операций). Сюда можно отнести проведение различных поисковых мероприятий, деятельности по поддержанию порядка в условиях сложной общественно-политической обстановки, обеспечение безопасности различных заинтересованных лиц, осуществление охраны, конвоированию и транспортировке задержанных и иных лиц, в отношении которых вынесено в установленном порядке постановление о доставке приводом,

1 Федеральный закон от 12 августа 1995 г. «Об оперативно-разыскной деятельности», С3 РФ № .33. 1905. — с. 3349.

144 организации питания лиц из числа спецконтингента в период производства следственных действий вне места нахождения ИВС, СИЗО и т.п., осуществление изоляции различных лиц, вовлеченных в орбиту предварительного расследования по конкретному уголовному делу, от других заинтересованных в определенном исходе следствия лиц, а также— друг от друга. Безусловно, приведенный перечень мероприятий никак нельзя считать исчерпывающим. Жизнь, реальная действительность, постоянно ставит перед правоохранительными органами все новые и новые вопросы, разрешить которые следователю прокуратуры в одиночку практически невозможно, вопросы, для решения которых приходится обращаться за помощью и содействием к многочисленным сотрудникам различных служб и подразделений органов МВД РФ. Например, в личной практике автора, в период работы следователем прокуратуры, для установления обстоятельств совершения умышленного убийства в безлюдном месте сельской местности, при невыявлении на первоначальном этапе очевидцев преступления, потребовалось получение снимков соответствующей территории поверхности Земли, производимых из космоса. После преодоления достаточно длительных и весьма существенных проблем и препятствий результат произведенной деятельности превзошел все ожидания, ибо было установлено конкретное транспортное средство (автомашина ВАЗ—2104, принадлежавшая при жизни убитому), на которой лицо, совершившее умышленное убийство, скрылось с места совершения преступления.

Весьма важным направлением осуществления взаимодействия в процессе расследования уголовных дел по фактам умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, между следователями прокуратуры и сотрудниками органов дознания, а также—сотрудниками иных служб и подразделений (в частности) органов МВД РФ, является вопрос получения соответствующей информации ограниченного использования, знание которой необходимо для благоприятного

145

исхода следствия. Существуют сведения, которые не подлежат даже представлению надзирающему за оперативно—розыскной деятельностью прокурору, без которых весьма сложно принять конкретное решение по расследуемому уголовному делу. Представляется возможным, а иногда необходимым, участие лиц, обладающих этими сведениями, в принятии решений организационно-тактического характера.

Безусловно, по каждому уголовному делу, находящемуся в производстве следователя прокуратуры по факту умышленного убийства, совершенного на бытовой почве, потребности в реализации указанного выше направления взаимодействия может и не возникнуть, но при наличии к тому соответствующей необходимости подобная форма совместной деятельности может быть использована для достижения общественно-полезного результата.

Данная информация может появиться в результате проведения совместных совещаний, исполнения отдельных поручений, совместного планирования процесса раскрытия и расследования умышленного убийства, совершенного на бытовой почве.

В криминалистической литературе взаимодействие следователя с органами дознания определяется как основанная на законе деятельность по правиль- ному и эффективному использованию своих полномочий и методов работы, направленной на раскрытие, расследование и предупреждение преступлений1.

Уголовно-процессуальный закон предусматривает взаимодействие следо- вателя и сотрудников органа дознания лишь по деладо, находящимся в производстве предварительного следствия и лишь в трех основных формах:

а) производство органом дознания розыскных и следственных действий по указаниям и поручениям следователя, которые обязательны для исполнения (п. 4 ст. 127 УПК РФ);

1 См.: Денежкин Б.А. Вэанмодействие следователя с другими государственными органами и борьбе с преступ- ностью. Учебное пособие. Под ред. проф. В.В.Степанова. —Саратов. 1°96. — с.4.

146

б) оказание по требованию следователя содействия при производстве от дельных следственных действий (п. .4 ст. 127 УПК РФ), привод обвиняемого (СТ.147УПКРФ);

в) уведомление следователя о результатах оперативно-розыскных мер по делу, переданному ему до установления лица, совершившего преступление (ст. 119 УПК РФ).

Указанные нормы закона—правовые основы для взаимодействия с момента возбуждения уголовного дела, принятого к производству следователем, и до признания расследования законченным1.

Отдельно следует остановиться и на особенностях взаимодействия органов следствия с оперативными аппаратами при осуществлении мероприятий оперативно-розыскного характера на территории различных учреждений, осуществляющих изоляцию правонарушителей от остальных представителей общества, ибо степень важности указанного вопроса весьма этому способствует.

В настоящее время объективно назрела необходимость в приведении оте- чественной пенитенциарной системы в соответствии с демократическими тре- бованиями, а именно в передаче ведения местами лишения свободы и следст- венными изоляторами из ведомства МВД РФ в компетенцию Министерства юстиции Российской Федерации, что и было сделано в соответствующем Указе Президента РФ от 10 октября 1997 г. Существовавшие прежде с весьма обширными возможностями оперативные аппараты учреждений, осуществляющих изоляцию от остального общества правонарушителей, руководствовались в своей деятельности, в основном, п. 4 ч. 1 ст. 117 УПК РСФСР (РФ) и ст. 13 Федерального Закона «Об оперативно—розыскной деятельности». Учитывая, что в ст. 13 Закона об оперативно-розыскной деятельности, именуемой как «Орга-

1 См.: Криминалистика: Расследование преступлений в сфере жономпки: Учебник Пол ред. проф. Грабоиекот В.Д., дои. Лубина А.Ф. — Ннж. Новгород: Нижегор. ВШ МВД России, 1995. — с. 94.

147 ны, осуществляющие оперативно—розыскную деятельность», не содержится упоминания о Министерстве юстиции, представляется очевидным, что основная масса деятельности по оперативному обслуживанию на территории учреждений, осуществляющих изоляцию правонарушителей от общества, как и прежде, будет возложена на соответствующие оперативные аппараты системы (в частности) МВД РФ. Иной вопрос, что и раньше, и сейчас, возможности, которые открывало активное использование указанных органов в целях установления истины по конкретному уголовному делу, использовались и продолжают использоваться далеко не в полной мере. Весомым доказательством данного тезиса является неразработанность данного вопроса в криминалистике. Далеко не всякий следователь, даже имеющий высшее юридическое образование (что не характерно даже для г. Москвы, где в должности следователей работают студенты) в Москве их 64%’ и лица, базовое образование которых не имеет ничего общего с юриспруденцией, да и не знающих толком содержания этого слова, знает о наличии у него права направить отдельное поручение в соответствующий РОВД (УВД, УВДТ и т.п.), в котором просить провести требуемые мероприятия оперативного характера на территории мест (учреждений), осуществляющих изоляцию правонарушителей от общества (в соответствии с ч. 4 ст. 127 и ч. 3 ст. 132 УПК РСФСР (РФ). И подобное положение сохраняется уже не один день. Еще в 1988 году указывалось на существовавшую практику поручения расследования дел об умышленных убийствах наименее квалифицированным работникам, как правило—стажерам или следователям с годичным стажем работы для того, чтобы те учились на ошибках, что весьма сомнительно2.

1 Преступность и законодательство. — М., 1996. — с. 23 1.

  • Комлев Б. А. Раскрытие умышленных убийств по делам, приостановленным в случае неустановления липа. подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. — Грозный. 1938, — с. 13.

148

Не является особым секретом, что, зачастую, совершив достаточно тяжкое преступление (к числу которых, вне всякого сомнения, можно отнести и умышленные убийства на бытовой почве), и, не желая быть привлеченным к уголовной ответственности за данное деяние, субъект с подобным негативным поведением (о котором органам следствия на определенном этапе известно, как правило, лишь то, что он, такой субъект, существует или только существовал в прошлом) предпримет попытку спрятаться от поиска. Весь вопрос в том, куда именно он попытается спрятаться. На свободе его будут искать долго и довольно тщательно (конечно, в зависимости от степени общественной опасности содеянного и степени потребности в раскрытии и расследовании данного преступления). Фактически (специально и целенаправленно, при расследовании конкретного уголовного дела) поиски в реальных российских условиях в местах изоляции правонарушителей от общества не проводит практически никто. Это может быть также объяснено некоторой их относительной дороговизной. Но такая дороговизна—весьма и весьма сомнительна. Круг субъектов, в отношении которых предполагалось проведение соответствующей проверки на причастность к расследуемому преступлению (как в нашем случае, к совершению умышленного убийства на бытовой почве, в том, конечно, случае, если лицо, его совершившее, до того времени не было выявлено), не обязательно должен полностью совпадать со всей численностью спецконтингента лиц, содержащихся в условиях изоляции от общества. Этот круг можно более сузить, во-первых, до числа вновь поступивших (вновь прибывших) в конкретное учреждение в определенный временной промежуток, и, во-вторых, до числа лиц, возвратившихся из краткосрочных командировок (отпуска, если таковые имеются), и, в-третьих,—до числа лиц, склонных к побегу и соответствующему противоправному поведению.

Как бы ни был опытен и квалифицирован конкретный следователь, в ма-

149 териалах расследуемого им дела будет отражен лишь только определенный срез тех общественных отношений, спор по существу которых предполагается впоследствии рассмотреть (по существу) судебными органами. Здесь, как и в извечном споре об абсолютной и относительной истине, рассуждать можно долго, вплоть до бесконечности. Конечно, истина, которая будет установлена в процессе раскрытия и расследования конкретного преступления, должна быть как можно ближе к абсолютной. Но это возможно далеко не всегда. Неопытность следователя, наличие предубежденности, а то и прямой заинтересованности в определенном исходе дела, большая загруженность работой, явно недостаточное финансирование, а также различные иные негативные обстоятельства могут оказать влияние (иногда—и решающее) на результаты и расследования, и судебного рассмотрения данного’конкретного уголовного дела по существу. Одним из существенных препятствий на пути к односторонности рас- следования и можно считать деятельность (в том числе—и опосредованную) оперативных работников в условиях изоляции потенциального правонарушителя от других членов общества. Аналогов (как ни противились этому слову отечественные процессуалисты, но деваться от него—некуда) здесь явно достаточно. Например, амбулаторная и стационарная психиатрические экспертизы. В случаях, когда недостаточны возможности однократного осмотра, и имеется необходимость в более тщательном и длительном исследовании психического состояния подъэкспертного (освидетельствуемого), как правило, назначается и проводится стационарная психиатрическая экспертиза, в ходе которой получение противоречащих истине результатов, даже в случае очень высоко квалифицированной симуляции, можно рассматривать лишь как потенциальную возможность с достаточно малой вероятностью. Для определения психического состояния человека в условиях изоляции от общества допускается использование наблюдения. Представляется, что для поиска и изобличения правонарушителей, использование данного метода несомненно принесет положительные ре-

150 зультаты.

В процессе подобной деятельности может быть получена информация, имеющая ценность не только для оперативно—розыскной деятельности, но и для расследования в целом. Эта информация, при соответствующих условиях, может быть процессуально зафиксирована, документирована, и быть использована при доказывании.

Однако наблюдением не исчерпываются оперативно -розыскные меро- приятия. Ст. 6 Закона об оперативно—розыскной деятельности1 содержит перечень из 14 таких мероприятий. Кроме непосредственно оперативно— розыскных мероприятий, взаимодействие органов следствия с оперативными аппаратами для осуществления деятельности в условиях изоляции правонарушителей (по различным причинам и основаниям) от общества, может заключаться и в выполнении соответствующими оперативными сотрудниками отдельных поручений следователя о производстве отдельных следственных действий, что также способствует целям установления справедливости, ибо способно ускорить процесс расследования ряда дел. освободив следователей от необходимости поездок в командировки для проведения указанных следственных действий вне места нахождения (дислокации) следственного органа. Здесь также действует и чисто психологический фактор: содержащегося в условиях изоляции от общества оступившегося (а порой и не раз) индивидуума значительно лучше узнают, а, следовательно, проще и быстрее смогут установить с ним общий язык, установить психологический контакт и способствующую продуктивному, результативному, общению, доверительную атмосферу, именно сотрудники оперативных подразделений, что, также, окажет и некоторое дисциплинирующее влияние (воздействие) на конкретное лицо. Также подобное взаимодействие целесообразно и в том случае, если содержащееся в условиях изоляции от

Федеральный Закон от 12 августа 1495 г. »Об оперативно-розыскной деятельности РФ. ЖЗЗ. 11>1)5. с. 3341>.

151 общества страдает каким-либо социально—опасным заболеванием. Это может несколько обезопасить жизнь и здоровье следователя.

Безусловно, что все сказанное выше относится лишь к возможности пору- чения соответствующим сотрудникам оперативных подразделений производства процессуальных следственных действий, не являющихся наиболее важными по делу, ибо подобные действия должны выполняться следователем лично. К числу действий, которые должны выполняться лично следователем, следует отнести такие как: вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого, предъявление обвинения, проведение допроса обвиняемого и т.д. Здесь также следует упомянуть о необходимости во всех случаях (в т.ч. и при даче поручения кому-либо) неукоснительного соблюдения права на защиту и иных прав и свобод, гарантированных Конституцией РФ.

По делам о неочевидных убийствах перед следователями прокуратуры и работниками милиции возникает много вопросов, связанных с организацией взаимодействия в целях быстрого раскрытия преступления и его полного расследования. В связи с этим дальнейшая научная разработка вопросов, связанных с организацией и осуществлением взаимодействия следователей прокуратуры и работников органов дознания при расследовании умышленных убийств является актуальной и практически значимой1.

В криминалистической литературе вопрос о принципах взаимодействия первым поставил и рассмотрел И.Ф.Герасимов в своей кандидатской диссертации, назвав их общими условиями взаимодействия2. Кроме него, эта проблема

1 Ооржак А.С. Взаимодействие следователей прокуратуры с работниками органов дознания при расследовании умышленных убийств \ уголовно- процессуальное и криминалистическое исследование по материалам Тувинской АССР\ Дисс. канд. юр. наук: 12.00.09. Казанский Ордена Ленина и Ордена Трудового Красного Знамени гос. ун-т им. В.И.Ульянова-Ленина, Казань, 1989. — с. 5.

  • Герасимов И.Ф. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания при расследовании особо опасных преступлений. Автореф. дисс… канд. юр. наук. — Свердловск. 1966. — с. 7—8.

152 исследовалась в трудах Быкова В.М., Васильева А.Н., Ооржак А.С. и др.1 Однако, на наш взгляд, наиболее приемлемым, с учетом нашей темы исследования, является мнение проф. Быкова В.М.

В.М.Быков к принципам, на которых строится взаимодействие следователей МВД и работников органа дознания, относит:

  1. строгое разграничение компетенции участников взаимодействия;
  2. ведущую роль следователя в процессе взаимодействия;
  3. неразглашение данных предварительного следствия, а также средств и методов, применяемых в оперативно-розыскной деятельности;
  4. относительную самостоятельность органа дознания в выборе средств и методов, используемых для осуществления оперативно—розыскных мероприятий2.
  5. Проблема использования оперативной информации в доказывании сводится к проблеме придания процессуального статуса источникам информации. Чаще всего это документы, отражающие результаты оперативно-розыскного мероприятия, которые могут быть приобщены к делу в порядке ст. 88 УПК РСФСР (РФ). Если речь идет о таких носителях оперативной информации, как вещественные образования, то их введение в уголовный процесс может быть осуществлено путем производства оперативно—тактической комбинации. Она планируется и осуществляется при тесном взаимодействии следователя с оперативным работником. Д.И.Бедняков совершенно прав, когда замечает: «Там, где оперативный работник и следователь работают в атмосфере взаимного доверия, строгого соблюдения требований законов и нормативных актов, не возникает недоразумений, быстро и удачно реализуются оперативные материалы, успешно используются процессуальные и непроцессуальные методы при сборе

1 Криминалистика. Под ред. проф. Васильева А.Н., М., пзд-во МГУ, 1980, — с. 372.

2 Быков В.М. Психологические аспекты взаимодействия следователя и органа дознания. Омск, пзд-во ВШ МВД СССР, 1976, —с. 10.

153 ориентирующей информации и доказательств»1.

Границы взаимодействия, на наш взгляд, и при расследовании умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, могут выходить за рамки РФ. И такую возможность расширения границ мы видим в использовании сил и средств Интерпола. В частности, это можно проследить на одном из примеров из обобщенной следственной практики.

Результаты произведенного автором исследования материалов уголовных дел об умышленных убийствах, совершенных на бытовой почве, позволили выявить один случай использования для совершения рассматриваемого пре- ступления на территории Самарского района города Самары нигде не зарегистрированного, незаконно хранившегося у ранее отбывавшего наказание в виде лишения свободы, правонарушителя ружья иностранного (английского) производства. В материалах указанного уголовного дела имелось заключение соответствующих судебных экспертиз, в процессе которых это оружие было исследовано. Однако, к сожалению, из материалов дела усматривается, что ружье не только не проверялось ни по каким учетам страны, где было изготовлено, но и по соответствующим отечественным учетам. Аналогичным образом по делу остался неустановленным и прежний (последний законный) владелец соответ- ствующего экземпляра оружия, как и не давалось никакого поручения об его установлении, и принятии мер к его допросу. При производстве предварительного следствия и судебного рассмотрения указанного дела не исследовался возможный факт контрабандного ввоза данного экземпляра огнестрельного оружия с территории какого-либо иностранного государства в Российскую Федерацию, и, соответственно, не было дано этому никакой никем необходимой правовой оценки. В то же время по делу вступил в законную силу обвинительный приговор суда, который хотя и неоднократно обжаловался заинтересованными лицами, в связи с чем указанное уголовное дело дважды, в 1994 и 1995

1 Бедняков Д.И. Производство следственных действии.—Л.. 1984.— с. 15.

154 г.г., изучалось в порядке судебного надзора, в частности, в Самарском областном суде, а до этого было рассмотрено в судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда, но никаких мер реагирования на изложенные выше обстоятельства принято не было (дело №1-326\94, Самарский районный суд города Самары).

Переходя к рассмотрению розыскных действий, следует упомянуть, что А.А.Закатов выделил следующие закономерности розыскной деятельности следователя:

  • «отображаемость в материальной среде и сознании людей признаков ра- зыскиваемых лиц и иных объектов, что позволяет индивидуализировать их;
  • повторяемость поведения разыскиваемых обвиняемых и лиц, укрывающих разыскиваемые объекты, что позволяет прогнозировать их поступки;
  • зависимость поведения разыскиваемых от условий, в которых они нахо- дятся;
  • обусловленность выбора способов укрытия объектов преступным опытом укрывающих, их профессиональными навыками и психологическими свойствами;
  • взаимосвязь способов укрытия разыскиваемых объектов и следов при- менения этих способов;
  • зависимость поведения разыскиваемого от характера совершенного пре- ступления, степени его общественной опасности, а также принадлежности об- виняемого к определенной возрастной группе или преступной среде»1.
  • Следует согласиться с мнением Р.С.Белкина о том, что не все в этом перечне бесспорно, но многое верно. Анализ сущности и проявлений названных закономерностей, рассмотрение основанных на их познании средств и приемов

Закатов А.Л. Криминалистическое учение о розыске. — Волгоград, 1988, — с. 7.

155 розыска составляют содержание этой частной криминалистической теории1.

Розыскные мероприятия, которые могут быть осуществлены следователем, классифицируются следующим образом:

  1. мероприятия, преследующие цель получения исходной информации для розыска;
  2. мероприятия, проводимые с целью задержания преступника по горячим следам;
  3. мероприятия блокирующего и «сторожевого» характера;
  4. мероприятия, преследующие цель обнаружения объектов розыска;
  5. мероприятия, направленные на активизацию розыска и расширение круга его участников.
  6. Поддерживая позицию Р.С.Белкина, считающего розыск как объект кри- миналистической науки частью предварительного следствия, мы полагаем, что к нему применимо принятое в литературе деление процесса расследования на начальный и последующий этапы. Для начального этапа розыска характерны мероприятия первой и второй групп, для последующего—третьей и четвертой. Мероприятия пятой группы могут осуществляться на обоих этапах. Разумеется, это распределение условно, поскольку применение того или иного мероприятия зависит от конкретной следственной ситуации и момента начала розыскам

§ - ? Использование специальных познаний

Знания и практический опыт, оказавшиеся необходимыми для всесторон- него, полного и объективного выяснения обстоятельств, входящих в предмет доказывания, в уголовном судопроизводстве принято называть специальными

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3, Т. 2: Частные криминалистические теории. — М.: Юрнсть. 191)7 — с. 215.

  • Там же, — с. 232.

156 познаниями. В зависимости от конкретных обстоятельств дела, специальные познания, о которых идет речь, могут относиться к самым различным отраслям естественных и технических наук, различным видам искусств и ремесла.

Понятие «специальные познания» в уголовном процессе возникло и суще- ствует как контрадикторное понятие «знание». Оно употребляется для обозначения любой возможной совокупности знаний (практического опыта, навыков) за вычетом общеизвестных, то есть таких, которые входят в общеобразовательную подготовку граждан, а также познаний в области права, связанных с уголовно-правовой оценкой фактических обстоятельств уголовного дела и с решениями процессуального характера. Нельзя не отметить, что при этом смысл термина «специальные познания» оказывается уже своего этимологического значения, поскольку разрешение вопросов правового характера также требует специальных (юридических) познаний1.

Существуют различные формы применения специальных познаний при расследовании преступлений. Специальные познания могут применяться:

а) непосредственно следователем и судом (судьей), осуществляющими, соответственно, расследование и рассмотрение уголовного дела;

б) путем получения справок и консультаций у сведущих лиц;

в) путем привлечения специалистов для участия в следственных действиях (ст. 133 УПК РСФСР (РФ);

г) путем ревизии;

д) путем экспертизы.

Выбор той или иной формы применения специальных познаний должен быть тактически обоснован. В первую очередь необходимо учитывать сущест- венность устанавливаемого факта. Если факт, устанавливаемый с использованием специальных познаний, является доказательственным, т.е. может быть

1 Шиканов В.И. Использование специальных познаний при расследовании убийств (учебное пособие). Прк\тск. 1976.— с. 4—5.

157

использован как аргумент в процессе последующего доказывания, как средство подтверждения или исключения выдвинутых при расследовании версий и особенно когда признакам, на основе которых этот факт устанавливается, может быть дано различное объяснение, необходимо производство экспертизы. В пользу экспертизы свидетельствует также необходимость специального лабораторного исследования.

Проведенные нами исследования показали, что данные формы использо- вания специальных познаний при расследовании умышленных убийств, совершенных на бытовой почве, учитываются крайне редко. Условиями этого являются недостаточное финансирование, сложность в поиске специалистов, ограниченное число специалистов и другие факторы.

Немаловажными критериями выбора формы применения специальных по- знаний являются: время, необходимое для ее применения, надежность досто- верного установления факта, экономичность.

В процессе ординарных расследований подавляющее большинство фактов устанавливается посредством обычных следственных действий: допросов, ос- мотров; исследования документов, получения справок и др1.

Необходимость в вовлечении в поисково-познавательную деятельность оперативного работника, следователя, прокурора, судьи, суда специалистов неюридического профиля возникает тогда, когда их собственные возможности и знания, доступные им методы и технические средства познания, навыки их применения оказываются недостаточными для эффективного собирания, анализа, оценки и использования полезной информации, установления конкретных фактов, выявления скрытых связей, свойств, признаков исследуемых объектов и решения других задач.

В тех случаях, когда процесс поиска и познания осуществляется в режиме

Криминалистика. Учебник для ВУЗОВ. ОТВ. ред. проф. Яблоков H. П. — М.: Ичд-во ВЕК, 1095. —с. 374—375

158 процессуального доказывания, привлеченные к участию в этом процессе, могут выступать в роли специалиста как участника следственного действия (педагога при допросе несовершеннолетнего, переводчика с языков жестов и мимики, переводчика иностранного языка, если участник судопроизводства не владеет или плохо владеет языком, на котором ведется производство), а также судебного эксперта.

Уголовно-процессуальный закон неоднозначно решает вопрос о возмож- ности использования специальных знаний при производстве различных следственных и иных процессуальных действий.

Так, обязательным является привлечение специалиста для участия в осмотре трупа, в эксгумации. Несмотря на требование закона, в процессе обобщения материалов следственной и судебной практики было выявлено значительное число (около 10%) случаев производства осмотра трупа на месте про- исшествия без участия специалиста в области судебной медицины. Обязательно участие специалиста в допросе лица, не владеющего языком, на котором ведется процесс. Неиспользование специальных познаний в таких случаях рассматривается как существенное процессуальное нарушение, влекущее утрату доказательственного значения результатов этих действий1.

Указанное наглядно подтверждается тем, что Верховный Суд Российской Федерации неоднократно обращал внимание судов на необходимость выполнения конституционного положения о том, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации), а также выполнения требований ч.З ст. 69 УПК РСФСР (РФ), в силу которой доказательства, полученные с нарушением закона, не могут быть положены в основу об-

Образцов В. А. Выявление и изобличение преступника. — М.: Юристь. 1997. — с. 281—2S2.

159 винения1.

Одновременно Верховным Судом Российской Федерации было разъяснено, что доказательства должны признаваться полученными с нарушением зако- на, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или уста- новленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также, если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами2, а также: п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №1 от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре», где также устанавливается требование к суду мотивировать свое решение об исключении данного доказательства из совокупности доказательств как недопустимого и указать, в чем выразилось нарушение закона3. О допустимости доказательств говорится также в п.7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №9 от 20 декабря 1994 г. «О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных»4.

В других случаях использование специальных знаний при производстве процессуальных действий носит факультативный характер. Субъект поисково-познавательной деятельности вправе, но не обязан привлекать специалиста, например, к освидетельствованию, осмотру места происшествия, следственному или оперативному эксперименту. Однако, как показывает анализ практики, в

1 Образцов В. А. Выявление и изобличение преступника. — М.: Юристъ. 1997, — с. 281—282.

2 См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации №8 от 3 I октября 1995 г. «О некото рых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудня« (БВС РФ,1996,№1).

3 В кн.: Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие. V Под общей ред. Кожевникова И. Н. 1-1 а\ ч- ный ред. Качанов А. Я. Изд. 2-е, перераб. и доп. — М.: Изд-во «Спарк «. 1997, — с. 430.

4 Там же, — с. 430 не. 661— 664.

160 тех случаях, когда процессуальное и непроцессуальное действие проводится с участием специалиста, его эффективность значительно возрастает. Так, при освидетельствовании специалист в области медицины может оказать субъекту поисково-познавательной деятельности существенную помощь в обнаружении на теле освидетельствуемого следов преступления, особых примет и правильно их описать в протоколе, ином документе. Участвуя в осмотре, специалист содействует следователю, иному лицу, производящему осмотр, в обнаружении таких признаков объекта, которые не всегда можно обнаружить, не обладая специальными знаниями, разъясняет их значение, взаимосвязи, происхождение1.

В процессе расследования специальные знания применяются следователем, специалистом, экспертом, но в различных процессуальных формах. Сле- дователь и специалист применяют их в процессе обычных следственных действий, например, осмотра, обыска, следственного эксперимента. Эксперт же применяет их при специальном следственном действии—экспертизе. Заключение эксперта может являться в соответствии с законом источником судебных доказательств, а его выводы—доказательством.

Следователь может пригласить для участия в следственном действии соот ветствующего специалиста, например, сотрудника экспертно- криминалистического отдела милиции или судебно-медицинского эксперта. Участие специалистов в следственном действии, не являясь в процессуальном отношении экспертизой, вместе с тем значительно расширяет возможности применения специальных познаний.

Следователь и специалист при осмотре и других следственных действиях могут использовать любые приемы и средства криминалистической техники, за исключением противозаконных и таких, которые могут затруднить последующее проведение экспертизы.

1 Образцов В. А. Выявление и изобличение преступника. — М.: Юрпстъ, 1947. —с. 2S2.

161

Если же процесс и результаты следственного применения специальных познаний не являются очевидными и требуют для их объяснения оценки соответствующих специалистов, необходимо назначение экспертизы. Так, оценка достаточности совпадающих признаков, установленных при сравнительном исследовании, требует назначения криминалистической экспертизы, так как эти совпадения могут быть следствием не только тождества, но и сходства различных объектов1.

Отдельными авторами высказывается мысль о том, что УПК РСФСР (РФ) не ограничивает участие специалистов и в принципе они могут участвовать в производстве любых следственных действий по усмотрению следователя и суда2. Такие утверждения нельзя признать достаточно обоснованными.

По точному смыслу ст. 133-1 УПК РСФСР (РФ) следователь вправе вызвать специалиста для участия в производстве следственного действия только в случаях, предусмотренных Кодексом. Таким образом, законодатель подчеркнул, что в уголовном процессе обращение к помощи специалистов далеко не произвольно, а в каждом случае должно соответствовать исчерпывающему перечню случаев, указанных в УПК. При этом, однако, следует иметь в виду, что сравнительный анализ ряда норм УПК позволяет сделать вывод о правомерности вызова специалиста для участия в производстве следственных действий и в некоторых иных случаях, кроме указанных выше. Так, учитывая, что участие специалиста в судебном разбирательстве (ст. 253-1 УПК РСФСР (РФ) предусмотрено со ссылкой на ст. 133-1 УПК РСФСР (РФ), есть все основания для привлечения судом специалистов не только для осмотра вещественных доказательств, местности и помещений, но и, к примеру, для изъятия образцов для сравнительного исследования и в иных случаях, предусмотренных Кодексом. Кроме того, вполне логично приглашение соответствующих специалистов для

1 Криминалистика, Учебник для вузов. Отв. ред. проф. Я блоков Н. П. — М.: 1-Ьд-во Б[-“К. IW5. — с. 376. - См.: Основы советской криминалистической экспертизы, М., 1475, — с. 1)

162 оказания следователю технической помощи при выполнении действий, которые он — следователь — сам правомочен осуществить и, тем более, действий, выполнение которых персонально следователем допускается, но, в обязательном порядке, именно ему не предписывается. Так, по решению следователя, при допросе обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего может быть применена звукозапись (ст. 141-1 УПК РСФСР (РФ). Очевидно, что совершенно не обязательно следователь непосредственно сам должен осуществ-л”ять техническую работу, связанную с обслуживанием звукозаписывающей аппаратуры, а может пригласить для этого лицо, имеющее соответствующие навыки. Аналогично решается вопрос об использовании при производстве следственных действий и иных научно—технических средств криминалистики (фотографирование, киносъемка, изготовление слепков и оттисков следов и т.д.)1.

Проблема специальных познаний в уголовном судопроизводстве непо- средственно связана с вопросами теории и практики применения в расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел научно- технических средств криминалистики. Правовым основанием применения криминалистической техники в названных сферах является ст. 141 УПК РСФСР (РФ), в которой указывается, что к протоколу следственного действия прилагаются фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы допроса, планы, схемы, слепки, оттиски следов, выполненные при производстве следственных действий. Имеются указания о допустимости применения научно—технических средств и при выполнении отдельных следственных действий. Так, о производстве измерений, фотографирования, киносъемки, составлении планов, схем и получении слепков и оттисков указывается в ст. 179 УПК РСФСР (РФ) (порядок производства осмотра). Аналогичные указания содержит ст. 183 УПК РСФСР (РФ) (проведение следственного эксперимента). Подробно регламен-

1 В.И.Шиканов. Использование специальных познании при расследовании \6iiiicru (учебное пособие) — Ир- кутск, 1976,-0. 14—15.

163 тируется применение звукозаписи при допросе (ст. 141-1 УПК РСФСР (РФ)1.

Специфика использования помощи специалиста, а равно особенности применения научно-технических средств, приемов и методов при производстве отдельных следственных действий, также учитываются в соответствующих нормах, которые специально им посвящены, в частности, для изъятия объектов, обращение с которыми требует наличия определенных навыков, точного фиксирования их качественных характеристик, индивидуальных признаков и определения стоимости привлекаются соответствующие специалисты. В необходимых случаях обнаружение и изъятие предметов, ценностей и документов фиксируется фото—и киносъемкой или видеозаписью2.

Заключение эксперта может рассматриваться в качестве судебного доказа- тельства при условии, что оно содержит указание на установленные им реально существующие (или имевшие место в прошлом) факты, объективно отражает действительность. В то же время нельзя не учитывать, что возможности экспертизы не беспредельны. Далеко не во всех случаях предпринятые экспертом исследования могут гарантировать получение категорических и достоверных выводов по всем вопросам, поставленным перед ним. Такое положение обычно связано с недостаточной научной разработкой того или иного вопроса, отсутствием соответствующих апробированных методик исследования, а также с представлением на экспертизу объектов, изучение которых не позволяет специалисту получить фактические данные в необходимом для дачи заключения объеме. Возможность таких ситуаций предусмотрена. «Если поставленный вопрос выходит за пределы специальных познаний эксперта или представленные

1 Там же, — с. 19.

2 См.: §7 п. 11 Инструкции о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уго ловным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами. Ут верждена Прокуратурой СССР, МВД, КГБ, Верховным Судом СССР №34’15 18 октября 1989 г.. с дополнением. внесенным Генеральной прокуратурой. Верховным Судом, МЮ, МВД, ФСБ РФ соотпетственио 23 августа 11)95 г., 7 сентября 1995 г , 31 августа 1995 г., 6 сентября 1995 г.. 1 сентября 1995 г.. — В кн.: Вопросы расследовании преступлений. Спраночное пособие. \ Под общей ред. Кожевникова И. Н. Научный ред. Качано» Л.Я. Пи. 2-е. перераб. и доп., М.: Изд-во «Спарк«,1997— с. 380—400).

164 прос выходит за пределы специальных познаний эксперта или представленные ему материалы недостаточны для заключения,—указывается в законе (ст. 82 УПК РСФСР (РФ) эксперт в письменной форме сообщает органу, назначившему экспертизу, о невозможности дать заключение». И тем не менее на практике встречаются экспертные заключения, сформулированные в вероятной форме и означающие, что сделанный экспертом вывод является лишь его предположением, не имеющим достоверной истинности и, соответственно, допускающим возможность иного решения вопроса1.

При рассмотрении поднятых вопросов мы сознательно абстрагируемся от того бесспорного факта, что сама по себе форма экспертного заключения не гарантирует и не может гарантировать истинности вывода. Не исключено, что эксперт по тем или иным причинам (например, не желая брать на себя излишнюю ответственность по сложному делу) сформулирует вывод в вероятной форме, тогда как результаты исследования давали основание для вывода категорического. В свою очередь, категорическое заключение также может оказаться необоснованным.

Учитывая, что вероятные заключения экспертов основаны на догадках и предположениях, большинство криминалистов справедливо рассматривает их как не имеющие доказательственного значения. «Следует признать,— указывает М.С.Строгович,—что такое приблизительное вероятное заключение эксперта решительно противоречит самой сущности и задачам экспертизы: предположение, вероятный вывод могут сделать следователь и суд сами, без экспертизы, которая потому и назначается, что без ее помощи нельзя прийти к достоверному выводу. Когда же экспертиза к предположению следователя и суда добавляет свое предположение, это не разъясняет дело, а лишь усугубляет его

1 См.: Шпканов В.И. Использование специальных познаний при расследовании убийств (учебное пособие) —- Иркутск. 1976, — с. 60—6].

165 неясность»1.

Справедливости ради отметим и утверждения, согласно которым вероятные заключения эксперта по своей логической природе будто бы равнозначны косвенным доказательствам и поэтому их можно использовать в процессе до- казывания на общих основаниях. В частности, такая позиция отстаивается Ю.К.Орловым2. Подобные высказывания имели, однако, место и ранее. Например, такого же взгляда придерживался С.М.Потапов3. Проводил параллель между вероятными выводами эксперта и уликами как судебными доказательствами В.Я.Колдин4.

Следует поддержать мнение В.И.Шиканова, считавшего, что позиция на- званных авторов несостоятельна. Дело в том, что косвенные доказательства (улики) в уголовном процессе это прежде всего бесспорно установленные факты, тогда как вероятное заключение эксперта—только предположение. Предположения же судебными доказательствами служить не могут5.

В литературе встречаются рассуждения, сводящиеся к тому, что вероятные заключения экспертов не следует отбрасывать, так как в совокупности с другими данными, они могут дать достоверное знание. Такой взгляд, в частности, был высказан В.Я.Колдиным’’. Фактически указанные рекомендации означают, что их авторы признают возможность получения в процессе уголовно—про-

1 Строговпч М.С. Курс советского уголовного процесса, т. 1, — М., 1968. — с. 45 I.

2 См.; Орлов Ю. Вероятность и достоверность в экспертном исследовании. — В кн.: Современные тенденции развития судебной экспертизы вещественных доказательств и пути внедрения новых физических, химических и биологических методов исследования в экспертную практику). Материалы Всесоюзной конференции), ч.1. — М., 1972, — с. 44^18.

3 См.: Потапов С. М. Судебная фотография. — М, 1948, — с. 126.

”* См.: Колдин В. Я. Основные вопросы теории и практики идентификации в советской криминалистике. Дисс… канд. юр. наук, — М., 195 1, — с. 365.

3 См.: Шпканов В. И. Использование специальных познаний при расследовании убийств (учебное пособие), Ир- кутск, 1976, — с. 65.

G См.: Колдин В. Я. Роль вероятного заключения эксперта. //Социалистическая законность, — М., 1962. №15— 16,— с. 18.

166

цессуального доказывания достоверного знания на основе «суммирования» выводов вероятностного характера («суммировать» доказательства, достоверно устанавливающие тот или иной факт, с проблематическими выводами о существовании того же факта излишне, поскольку достоверное знание в таком дополнительном «обосновании» предположениями не нуждается)1. Соответственно, и на практике, иногда, можно обнаружить заключения экспертов, в которых категорический вывод (например, о тождестве целого при исследовании его частей) делается на основании «суммирования» ряда предположительных результатов, полученных при исследовании одних и тех же объектов с использованием различных методов исследования.

Указанные рекомендации и практика глубоко ошибочны. Они находятся в противоречии с давно сложившимися положениями теории судебных доказательств и теории криминалистической идентификации. Так, хорошо известно, что вывод о тождестве целого при исследовании его частей можно сформулировать лишь при условии, если выявлена необходимая и достаточная совокупность индивидуализирующих признаков, достоверно, ясно и убедительно обосновывающая указанный вывод как единственно возможный2. Аналогично должен решаться вопрос и при оперировании доказательствами следователем и судом, поскольку достоверное знание по обстоятельствам, составляющим предмет исследования по конкретному уголовному делу, не может быть установлено посредством вероятных посылок, а только на основании совокупности бесспорно установленных фактов. «Если из данного источника доказательств,—совершенно правильно подчеркивает Р.С.Белкин,—можно сделать только предположительный вывод о существовании факта, то совокупность

1 Обстоятельную критику указанной позиции В.Я.Колднна см.: Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы, — М., 1966, — с. 60—61.

2 Митрнчев В. С. Идентификация целого по частям. ‘ Основные положения монографии. Материалы для обсуж дения на Ученом Совете ВНИИСЭ /. — М., 1975, — с. 13). Цпт. по: В. И.Шиканов. Использование специальных познаний при расследовании убийств (учебное пособие., — Иркутск, 1976. — с. 66.

167 этих выводов все равно не позволит нам утверждать, что данный факт действительно существовал или существует»1.

Правильно расценивая вероятные заключения эксперта как не имеющие доказательственного значения, ряд авторов усматривает, однако, их практическую значимость в том, что они имеют оперативное значение, ориентирующий характер (являются основанием для выдвижения следственных версий, указывают направление дальнейшего расследования и т.д.)2.

Представляется правильным мнение В.И.Шиканова, критикующего ука- занную выше позицию как непоследовательную и, соответственно, как неверную. Вероятные заключения эксперта не исключают ошибок в выводах, содержат неустраненные сомнения и предположения. Учитывая это, нелогично полагать, что такие экспертные заключения могут определять направление и ход следствия3. При этом следует различать два момента. Во-первых, ставя на разрешение эксперта тот или иной вопрос, орган б назначивший экспертизу, имеет основание полагать, что определенные обстоятельства имели или имеют место, Таким образом, предположительные заключения экспертов фактически ни на шаг не продвигают следствие на пути к истине, а лишь искусственно создают внешнюю убедительность той или иной следственной версии, которая уже была в поле зрения следователя или суда до того, как они сформулировали эксперту свои вопросы. Во-вторых,—и это, пожалуй,—главное—нельзя забывать, что следователь и суд в каждом случае обязаны всесторонне, полно и объек-

1 Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы., — М., 1966. — е. 61.

2 См., например: Галкин В. Доказательственное значение экспертных выводов по уголовном)’ делу. // Советская юстиция, 1971, № 19, — с. 10; Арсеньев В. Д. Некоторые вопросы формулирования выводов экспертов при ис следовании вещественных доказательств. — (В кн.: Современные тенденции развития судебной экспертизы ве щественных доказательств и пути внедрения новых физических, химических и биологических методов исследо вания в экспертную практику. (Материалы Всесоюзной конференции. 4.1.) — М., 1972, — с. 51; Лбдумаджп- дов Г. А. Проблемы совершенствования предварительного расследования. — Ташкент, 1975, — с. 132—133.

:! Шиканов В.И. Использование специальных познаний при расследовании убийств (учебное пособие). Иркчтск, 1976,— с. 67.

168 тивно проверить все возможные версии, а не только те из них, которые на данный момент по тем или иным причинам представляются наиболее «перспективными»1. При разработке вопросов теории следственных версий и на практике расследования преступлений криминалисты не могут не учитывать следующее сформулированное и обоснованное философами положение: «Не существует никакой- механической процедуры, или, лучше сказать, алгоритма, который бы гарантировал бы получение наиболее вероятных гипотез из имеющихся эмпирических данных»2. Поэтому органы следствия и суда должны при расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел строить свою работу таким образом, чтобы суметь собрать доказательства по всем возможным направлениям, а не только по версиям, которые согласуются с предположительными выводами эксперта.

С содержательной стороны имеется некоторое различие между внутренним убеждением эксперта, дающего категорическое заключение, и эксперта, формулирующего свои выводы в вероятной форме. В первом случае—это убежденность в том, что выводы истинны, однозначны и не допускают иного гол-кования. Во втором—убежденность в невозможности по тем или иным причинам дать категорический ответ на поставленный вопрос3. З.М.Соколовский был не прав, когда полагал, что убежденность характерна лишь для категорических ответов, что «если такой уверенности нет, эксперт обязан искать возможную ошибку»4. Той уверенности, которая необходима для дачи заключения в кате-

1 См.: Ларин A.M. От следственной версии к истине. — М., 1976, — с. 175.

2 См.: Рузавин Г. И. Методы научного исследования. — М., 1974, — с. 142.

3 Гранат Н. Л., Попсбко Ю. Н. О вероятной форме решения экспертных задач \ Криминалистика и судебная экспертиза. — Киев. 1972, Вып. 9, — с .25.

”* Соколовский 3. М. Является ли внутреннее убеждение эксперта критерием оценки результатов применения математических методов исследования? А Применение математических методов и вычислительной техники в праве, криминалистике и судебной экспертизе. — М., 1970, — с. 99,

169 горической форме, может и не быть, однако это не означает, что эксперт допустил какую-либо ошибку, которую ему следует искать. Вероятная форма выводов эксперта обусловлена вовсе не возможной ошибкой в их обосновании, а другими причинами, о которых достаточно подробно говорится в криминалистической процессуальной литературе, что освобождает нас от необходимости их повторять1.

Рассматривая особенности использования специальных познаний, следует кратко остановиться и на вопросе об использовании агентурного аппарата в деятельности по установлению преступника, ибо мировой опыт оперативно— розыскной деятельности убедительно свидетельствует в пользу того, что без хорошо налаженного широкого использования специальных знаний и возможностей агентурного аппарата во многих случаях невозможно добиться сколь-нибудь серьезных результатов в борьбе с преступностью.

Основная функциональная обязанность специалистов данного профиля— добывать разведданные о замышляемых, готовящихся, совершаемых и совершенных преступлениях, иных событиях, представляющих оперативно- розыскной и следственный интерес, их участниках и обеспечивать собранной информацией должностных лиц органов, с которыми они сотрудничают, в целях реализации в профессиональной деятельности последних и работников других правоохранительных органов2.

Конфиденциальная информация, о которой идет речь, собираемая с помо- щью специальных средств, методов, знаний и навыков в условиях строжайшей конспирации, имеет лишь ориентирующее значение. Это, однако, не умаляет ее важности. Сведения, поступающие от секретных помощников органов дозна-

1 Белкин PC. Курс криминалистики. В 3 т.. Т. 2: Частные криминалистические теории. — М.: Юрисгь, 1907, — с. 333.

  • Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника, — М.: Юрисгь; 1997. — с. 295.

170 ния, используются в организации работы по выявлению, раскрытию, пресечению и предотвращению преступлений. Они во многом способствуют успешному решению таких задач:

  • выявлению, задержанию, изобличению преступников:
  • розыску лиц, скрывшихся от следствия и суда;
  • обнаружению похищенного имущества, орудия преступления, средств, добытых преступным путем;
  • обнаружению материальных следов преступления и выявлению свидетелей;
  • выяснению неизвестных обстоятельств содеянного, уточнения деталей установленных событий и отдельных обстоятельств;
  • разоблачению лжи, предотвращению побегов из-под стражи, обеспечению безопасности участников уголовного процесса, пресечению незаконного воздействия на лиц, осуществляющих расследование, предупреждению и разоблачению иных акций противодействия следствию и суду.
  • Привлечение агентурного аппарата к участию в оперативно-розыскных мероприятиях по уголовному делу, значительно облегчает возможность выявления и раскрытия других преступлений, установления подозреваемых и обвиняемых по данному делу, за совершение которых в прошлом они не понесли наказания и в отношении которых какие-либо сведения в момент возбуждения уголовного дела отсутствовали. Наряду с этим агентурные данные могут оказаться полезными и для предупреждения либо устранения следственных и судебных ошибок. Нередко они вносят решающую лепту в снятие подозрения с ошибочно заподозренных лиц, стоят у истоков реабилитации невиновных, подвергающихся уголовному преследованию, граждан, установления истинной роли в содеянном виновных лиц, возмещения причиненного преступлением вреда.

Агентурные данные реализуются как на процессуальной основе, так и не-

171 процессуальным путем. Одна их часть находит применение только в деятельности органов дознания, другая—в сфере приложения совместных усилий и органов дознания, и предварительного следствия.

Основное правило, которым при этом должны руководствоваться пользо- ватели—осуществлять реализацию указанных данных таким образом, чтобы исключить возможность расшифровки их источника.

Вплотную к проблеме использования специальных познаний примыкают и вопросы эффективного использования возможностей криминалистических учетов по теме нашего исследования.

К сожалению, в материалах подвергнутых обобщению уголовных дел об умышленных убийствах, совершенных на бытовой почве, выявлено крайне ограниченное число случаев использования криминалистических и иных учетов. Объяснено это может быть, в частности, не приобщением (не помещением) в материалы соответствующих уголовных дел документации, отражающей ход и результаты такой проверки. В то же время, практически по всем изученным уголовным делам в процессе их расследования были произведены запросы ИЦ УВД и ГИЦ МВД РФ с целью выяснения содержания имеющихся там материалов, характеризующих личность правонарушителя. По значительному числу дел аналогичным образом исследовалась и личность жертвы. По единичным уголовным делам проводилась проверка наличия в соответствующих подразделениях органов МВД сведений о привлечении правонарушителей и их жертв к административной ответственности в период, предшествующий совершению преступления. Также в единичных случаях личность убитого была установлена в результате проверки дактилокарты трупа по учетам органов МВД, ибо при жизни проверяемые были судимы и отбывали наказание в виде лишения свободы в местах изоляции от общества, а потому подлежали дактилоскопированию. Можно предположить, что по указанным делам производились и другие аналогичные проверки, но, в любом случае, возможности соответствующих

172 учетов вполне могли бы быть использованы и значительно шире.

Представляется целесообразным использовать в российских условиях опыт правоохранительных органов демократических государств Европы, в ча- стности полиции Франции, где в соответствующих учетах подлежат регистрации не только сведения о правонарушителях и их жертвах, но и обо всех свидетелях по каждому конкретному уголовному делу.

Введение подобного новшества в российские криминалистические учеты, безусловно, значительно увеличит объем работы по их комплектованию (сбору, ведению), но, в то же время, позволит существенно полнее осуществлять контроль над имеющейся оперативной обстановкой на конкретной территории; может оказать влияние на повышение раскрываемости преступлений. Осуществление такой регистрации оказало бы существенную помощь в своевременном выявлении случаев серийных убийств, совершаемых одними и теми же лицами, пособников совершения подобных преступлений. Кроме того, указанный учет мог бы в отдельных случаях способствовать скорейшему сбору сведений о характеристике интересующей следствие личности.

Учитывая изложенную ситуацию, представляется оправданным рекомен- довать ввести в высших учебных заведениях юридического профиля по дневным формам обучения, наряду с изучением криминалистики, ввести преподавание дополнительного лекционного спецкурса, в котором бы рассматривались вопросы дальнейшего расширения применения криминалистических учетов при расследовании преступлений, особенно тяжких.

173 Заключение

Общественный порядок, личность, здоровье конкретной личности должны, причем в обязательном порядке, находиться под защитой государства. Осуществление указанной задачи поручается, в частности, правоохранитель- ным органам. Необходимо не только выявлять, раскрывать и расследовать уже совершенные преступления, но заниматься активной и целенаправленной профилактической деятельностью, имеющей целью максимальное уменьшение вероятности совершения новых правонарушений, особенно столь тяжких, как умышленные убийства, в том числе и совершаемые на бытовой почве. Тем самым представляется необходимым бороться не только со»следствием», но и с причинами, порождающими совершение столь тяжких преступлений. В этой работе ведущая роль должна принадлежать органам внутренних дел, в частности,—сотрудникам подразделений муниципальной милиции, а также других подразделений и служб. Подвергнутые обобщению при работе над настоящим диссертационным исследованием материалы уголовных дел наглядно свидетельствуют об относительно невысоком числе дел, по которым факт совершения противоправного события был выявлен непосредственно сотрудниками ор- ганов внутренних дел, без помощи граждан. Основная же масса таких преступлений была выявлена и с той или иной степенью оперативности раскрыта и расследована во многом благодаря содействию очевидцев подобных правонарушений и иных лиц.

В настоящей работе основной акцент был сделан на рассмотрение особен- ностей первоначального этапа расследования умышленных убийств, совершенных на бытовой почве. Но в то же время, хотя на последующем этапе расследования таких преступлений, как правило, не возникает особых проблем, его также не следует сбрасывать со счетов.

Рассматривая вопрос о последующем этапе расследования, следует под-

174 держать мнение Р.С1Белкина о том, что наиболее распространенными на этом

?*?? ?

этапе являются допрос свидетелей, задержание и допрос подозреваемого и об-

г’”

виняемого, обыск в местах, с которыми он связан, назначение различных экспертиз1. Разумеется, могут быть проведены и предъявление для опознания, следственный эксперимент, арест и выемка корреспонденции и др.

Круг свидетелей определяется личностью потерпевшего и версиями о мо- тивах и способах убийства, о личности преступника. Если предполагается убийство по корыстным мотивам, следователь должен путем допроса родст- венников и друзей убитого выяснить, располагал ли потерпевший какими- либо ценностями, какими именно, кто мог знать об их наличии, месте хранения, с кем и в каких имущественных отношениях находился убитый, говорил ли о завещании, в пользу кого, кто претендует на наследство и т.п. При этом следует установить, не производились ли в квартире или в доме потерпевшего незадолго перед убийством какие-либо работы, кто посещал убитого, как он относился к людям (доверчиво, настороженно, был ли общителен или замкнут). Если мотив убийства не ясен, должно быть установлено, кто мог быть заинтересован в смерти потерпевшего, с кем у него были неприязненные или враждебные отношения.

Допрос обвиняемого—одно из ключевых следственных действий. К нему следует готовиться особенно тщательно, желательно составить письменный план допроса, систематизировать материалы дела, имеющие к этому отноше- ние.

Показания обвиняемого во всех случаях подлежат скрупулезной проверке. Средствами такой проверки служат собранные по делу доказательства, повторные допросы, позволяющие выявить противоречия в показаниях, очные ставки с соучастниками, свидетелями, оставшимися в живых по тем или иным причи-

1 Криминалистика. Учебник для вузов. Под ред. заслуженного деятеля науки Российской Федерации, профессо- ра Белкина Р.С. — М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА. М.. 1999, — с.с. 70S—709.

175 нам потерпевшими, проверка и уточнение показаний на месте, производство следственных экспериментов. Следует тщательно проверить показания обвиняемого, сознавшегося в убийстве.. Известны случаи, когда обвиняемый берет всю вину на себя, преуменьшая роль соучастников или вообще скрывая их.

Нередко ключевую роль для установления истины играет производство судебных экспертиз. Помимо судебно-медицинской экспертизы, типичными для данной категории уголовных дел являются криминалистическая, биологическая экспертизы, экспертиза материалов и веществ, судебно- психиатрическая экспертиза.

Учитывая, что подавляющее большинство как непосредственно лиц, со- вершивших неправомерные насильственные лишения жизни потерпевших, так и самих убитых в момент совершения соответствующего тяжкого правонарушения находились в состоянии алкогольного опьянения, которое в значительной мере способствовало ослаблению контроля указанных граждан, как за окружающей их обстановкой, так и за собственным поведением, и. в конечном итоге, оказало весьма принципиальное влияние на возникновение рассматриваемых криминальных ситуаций, в целях профилактики их представляется возможным дальнейшее упорядочение оборота спиртных напитков в Российской Федерации, в частности—введение существенного ограничения на реализацию указанной продукции в вечернее время.

Вторым направлением профилактической работы, которое, как представ- ляется, может способствовать уменьшению количества умышленных убийств на бытовой почве, целесообразно обозначить деятельность по работе с неблагополучным семьями, образ жизни хотя бы одного из членов которой отличается своей деформированностью. Определенное число убийств было совершено в притонах, после совместного распития правонарушителем и его жертвой спиртных напитков, что также дает простор для активизации дальнейшей про-

176 филактической деятельности, в частности, по линии обслуживающих соответствующую территорию участковых инспекторов милиции, инспекторов по делам несовершеннолетних и других лиц. Здесь весьма актуальной является повешение качества работы с лицами, злоупотребляющими спиртными напитками. Несмотря на весьма существенное ослабление помощи со стороны государства указанным больным, в частности—учитывая сокращение соответствующей наркологической службы, необходимо более последовательно и активно проводить учет таких лиц, оказывая при этом им требуемую помощь не только медицинского, но и социального характера. Также тесно связанной с указанным вопросом и настоятельная потребность в профилактике правонарушений, совершаемых безработными, число которых в настоящее время в Российской Федерации более чем значительно. Учитывая, что лицо, не имеющее (или даже не имевшее вовсе никогда) места работы или иного в той или иной мере относительно устойчивого заработка (дохода), тем не менее, испытывает потребность в средствах для обеспечения своего существования, необходимо активизировать деятельность различных заинтересованных органов государства з поиске гражданами мест работы. Следует рекомендовать соответствующим государственным органам шире использовать возможности социальной рекламы, объясняя населению возможность обеспечения своего существования не только работой на каком- либо предприятии, в учреждении, организации, но и занятием собственным бизнесом, в понятие которого включается не только торговля. В исполнении подобной задачи особенно велико значение соответствующих средств массовой информации, причем не только с государственной формой собственности.

Третьим направлением профилактической деятельности, направленной на максимальное недопущение случаев совершения умышленных убийств на бытовой почве, можно обозначить активизацию разъяснительной работы среди населения по объяснению опасности виктимного поведения, опасности для

177 жизни и здоровья провоцирующих поступков. Эту деятельность, причем в согласованном порядке, следует проводить не только средствам массовой информации, но и учреждениям образования.

Значительная роль также в подобной деятельности могла бы быть уделена соответствующей работе в трудовых коллективах.

Относительно несложно объяснить гражданину, что в случае проявления виктимного поведения, грубого нарушения правил человеческой жизни он рискует лишиться самого важного и дорогого, что у него есть—жизни. Налицо и заинтересованность в осуществлении подобной пропаганды недопустимости нежелательного поведения и для государства, ибо последнее вкладывает относительно значительные средства в деятельность по воспитанию и образованию соответствующих категорий населения, в том числе по обучению некоторых индивидуумов определенным профессиям, а в результате зачастую случайной ошибки в поведении такого человека, тот может оказаться убитым, в результате чего материальные затраты, указанные выше, можно назвать бессмысленными, что не совсем оправданно даже с весьма популярных сейчас чисто экономических позиций.

В настоящее время в курсе общеобразовательной школы в России имеется специальный предмет—«Основы безопасности жизнедеятельности человека», в котором говорится обо всем, кроме недопустимости виктимного поведения, в частности-недопустимости злоупотребления алкоголем. Подобное явление российской действительности весьма сложно осмыслить и понять, ибо убитому на бытовой почве уже не потребуются ни знания по родному языку, ни познания в области математики или иностранного языка или основ обороны от оружия массового поражения, так как ему это уже будет неинтересно. Сейчас же виктимология входит в курс криминологии, которая изучается лишь в высших учебных заведениях юридического профиля, да и то исключительно на дневных отделениях выпускных курсов. Соответственно, и учебная литература по

178 указанному вопросу выпускается в достаточно ограниченном количестве, что считать сегодня приемлемым вряд ли возможно.

Таким образом, представляется оправданным включать вопрос профилак- тики преступлений в структуру деятельности по принятию мер по устранению нарушений, выявленных при расследовании преступлений. В этой связи следует подчеркнуть, что в результате произведенного в процессе работы над настоящим диссертационным исследованием обобщения материалов соответствующих уголовных дел, в последних были выявлены лишь исключительно единичные случаи наличия представлений следователя, прокурора или определений суда, причем ни в одном из них не был поставлен вопрос о необходимости принятия мер профилактической деятельности. В то же время назвать случаи совершения умышленных убийств не имеющими какой-либо общественной опасности весьма и весьма проблематично.

Весьма характерным здесь является пример, уже указанные выше, о случае совершения умышленного преступления 8.04.94 г. в Самарском районе города Самары с использованием незарегистрированного огнестрельного оружия— ружья иностранного производства, в результате чего ранее судимый. отбывавший наказание в местах лишения свободы гражданин насильственно противоправно лишил жизни другого ранее судимого гражданина. По данному делу не было ни органами предварительного следствия, ни прокурором, ни судом направлено представление об устранении недостатков в разрешительной системе соответствующего территориального органа МВД, ни исследованы каналы поступления в Россию указанного экземпляра нарезного оружия. Подобная ситуация, безусловно, нуждается в своем дальнейшем совершенствовании.

Вместе с тем, в процессе настоящего исследования были выявлены и весьма многочисленные положительные моменты, которые можно было реко- мендовать к более широкому распространению в российских правоохрани-

179 тельных органах, в частности, в Самарском районе города Самары протоколы задержаний правонарушителей, совершивших умышленные убийства, выполнялись на бланках, имеющих типографскую порядковую нумерацию, что способствует дальнейшему усилению режима законности данного действия.

Таким образом, разработанные в настоящем диссертационном исследовании предложения могли бы существенным образом способствовать как укреп- лению законности в целом, так и совершенствованию методики расследования умышленных убийств, совершенных на бытовой почве.

Список литературы

1.1. Федеральный Закон от 12 августа 1995 г. “Об оперативно-розыскной деятельности”. СЗ №33, 1995, - с. 3349. 1.2. 1.3. Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации №8 от 31 октября 1995 г. “О некоторых вопросах применения с>дами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия” (БВС РФ, 199, №1). 1.4. 2.1. 1.63. Правила Судебно-медицинской экспертизы трупа. Согласованы с Генеральной прокуратурой РФ, Верховным судом РФ, Министерством Внутренних дел РФ. Приложение №1 к приказу Минздрава РФ от 10.12.96 г. “О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз” -М., 1997.

3.1. Абдумаджидов Г.А. Проблемы совершенствования предварительного расследования. - Ташкент, 1975, - с. 132-133. 3.2. 3.3. Бедняков Д.И. Производство следственных действий. - Л., 1984, - с. 15. 3.4. 3.5. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общие и частные теории. - М., 1987, - с. 214. 3.6. 3.7. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. - М., 1988, с. 173. 3.8. 3.9. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 томах, Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. - М., 1997, с. 315, 18-19,63,64,65,66. 3.10. 3.11. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. - М., 1966, - с. 60-61. 3.12. 3.13. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 томах, т. 2: частные криминалистические теории. - М., 1997, - с. 215, 232, 239-240, 333. 3.14. 3.15. Большаков В. Убийства // Сравнительное криминологическое исследование преступности в Москве в 1923 и 1963-1969 г.г. - М., 1971.-е. 46, 120. 3.16. 3.17. Большая Советская Энциклопедия. В 30 томах, т. 4, “Брасос - Веш”. Гл. ред. А.М.Прохоров, 3-е изд., М., 1971, - с. 183/536-537. 3.18. З.Ю.Бородин СВ., Побегайло Э.Ф. Характеристика умышленных убийств. - М., 1981,-с. 16,20,28,22, 170.

3.11.Быков В.М. Психологические аспекты взаимодействия следователя и органа дознания. - Омск, 1976, - с. 10.

3.12.Быстряков Е.Н. Организация деятельности следователя при расследовании тяжких преступлений против личности. Учебное пособие Под ред. проф. А.И.Михайлова, Саратов, 1992, - с. 87-91, 88, 89, 93-98.

3.1 З.Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса. - М., 1970, - с. 41.

З.Н.Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. - М., 1984, - с. 36, 34.

3.15.Возгрин И.А. Принципы методики расследования отдельных видов преступлений. - Л., 1977, - с. 49.

3.16.Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие / Под общей ред. Кожевникова И.Н., Научный ред. - Качанов А.Я. Изд. 2-е, перераб. и доп. - М., 1997, - с. 207-214, 430, 661-664, 380-400, 186-190, 193-194.

3.17.Гальперин И.М. Наказание. Социальные функции, практика применения. - М, 1983. - с. 194.

3.18.Гаухман Л.Д. Проблемы уголовно-правовой борьбы с насильственными преступлениями в СССР. - Саратов, 1981.-е. 121.

3.19.Герцензон А.А. Уголовное право и социология. - М., 1970, - С. 73.

3.20.Денежкин Б.А. Взаимодействие следователя с другими государственными органами в борьбе с преступностью. Учебное пособие. Под ред. проф. В.В.Степанова. - Саратов, 1996, - с. 4.

3.21.Закатов А.А. Криминалистическое учение о розыске. - Волгоград, 1988,-с. 7.

3.22.Комлев Б. А. Раскрытие умышленных убийств по делам, приостановленным в случае неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. - Грозный, 1988, - с. 13.

3.23.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (Отв ред. д. ю. н., проф. А. В. Наумов). - М, 1996, - с. 264-287.

3.24.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (Отв. ред. А. И. Бойко). - Ростов-на-Дону, 1996, - с. 251-271.

3.25.Кондрашов Н.Н. Количественные методы в криминологии. - М.. 1971, -с. 160.

3.26.Коновалов В.П. Изучение потерпевших от преступлений с целью профилактики правонарушений. - М., 1982. - с. 3.

3.27.Краткий юридический словарь. - М., 1945, - с. 378.

3.28.Криминалистика. Под ред. проф. Васильева А.Н., - М., 1980, - с. 372.

3.29.Криминалистика. Учебник для вузов. Отв. ред. проф. Яблоков Н. П.. -М., 1995,-с. 374-375.

3.30.Криминалистика. Учебник для вузов. Под ред. проф. Р.С.Белкина, -М., 1999, - с. 507-514, 705-706, 446-447, 708-709.

3.31.Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики: Учебник / Под ред. проф. Грабовского В.Д., доц. Лубина А.Ф. - Ниж. Новгород: Нижегор. ВШ МВД России, 1995, - с. 94.

3.32.Криминалистика: Учебник (Под ред. И.Ф.Пантелеева, Н.А.Селиванова. - М, 1993, - с. 72, 76, 437, 435-440, 438-440.

3.33.Криминалистика: Учебник для вузов / И.Ф.Герасимов, Л.Я.Драпкин, Е.П.Иденко и др.; Под ред. И. Ф. Герасимова, Л. Я. Драпкина. - М., 1994, - с. 349, 346-357, 346- 349.

3.34.Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. Под ред. проф. Аверьяновой Т.В. и проф. Белкина Р.С., - М., 1997,-с. 156, 386-387,390-391, 392, 387.

3.35.Крылов И.Ф. В мире криминалистики. 2-е изд., перераб. и доп., - Л., 1989, - с. 222, 224.

3.36.Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. - М., 1984,-с. 160-162.

3.37.Курс советской криминологии. - Т. 1, - М., 1985, - с. 318.

3.38.Лавров В.П. Особенности расследования нераскрытых преступлений . прошлых лет. - М., 1972, - с. 30.

3.39.Лаптенок С.Д. Семья и духовное развитие личности. - Минск, 1977, -с. 4

3.40.Ларин A.M. От следственной версии к истине. - М., 1976, - с. 175.

3.41 .Ломброзо Ч., Ферреро Г. Женщина-преступница и проститутка. Ставрополь, 1991. - с. 38.

3.42.Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений. - М., 1981.-с. 95.

3.43.Майтал Ш., Б.Милнер. Россия и Польша: анализ переходного периода, - М., 1994, с. 5.

3.44.Механизм преступного поведения. - М., 1981, - с. 112, 120, 117, 118.

3.45.Мудьюгин Г.Н. Расследование убийств по делам, возбуждаемым в связи с исчезновением потерпевшего. - М., 1967, - с. 4 и др.

3.46.Обзор о причинах несвоевременного раскрытия умышленных убийств и недостатках прокурорского надзора за расследованием таких дел. Прокуратура РСФСР. - М., 1983, - с. 2.

3.47.Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. - М., 1997, - с. 45,60,281-282,295-296.

3.48.Овчинников Б.Д. Вопросы теории криминологии. - Л., 1982, - с. 35.

3.49.Основы советской криминалистической экспертизы. - М., 1975, - с. 9.

3.50.Пособие по осмотру мест происшествий. - Тула, 1957, - с. 7 и др.

3.51.Потапов СМ. Судебная фотография. - М., 1948, - с. 126.

3.52.Преступность и законодательство. М., 1996, - с. 231.

3.53.Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М., 1967, - с. 163.

3.54.Ривман Д.В. Виктимологические факторы и профилактика преступлений. - Л., 1975. - с. 3.

3.55.Рузавин Г.И. Методы научного исследования. - М., 1974, - с. 142.

3.56.Руководство для следователей / Под ред. Н.А.Селиванова, В.А.Снеткова. - М., 1997. - с. 27, 28, 91, 92-93-94-95.

3.57.Руководство по научной судебной криминалистике, США, Вашингтон, 1994, - с. 2.

3.58.Рыбальская В.Я. Виктимологические проблемы преступности несовершеннолетних. - Иркурск, 1983. - с. 4.

3.59.Сборник материалов для практической деятельности следователей. Саратов, 1994, - с. 13, 37-39.

3.60.Сборник нормативных актов МВД России (Сост. Черников В. В.), -М., 1996,-с. 172-177, и др.

3.61.Сборник постановлений пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1995, - с. 568-569.

3.62.Сборник справочной и методической юридической литературы. Выпуск №1. Уголовный кодекс РСФСР. - Саратов, 1992, - с. 80.

3.63.Селиванов Н.А., Соя-Серко Л.Я.. Расследование убийств. - М., 1994, -с. 12,70.

3.64.Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. - М., 1982,-с. 98.

3.65.Селиванов Н.А., Соя-Серко Л.А. Расследование убийств. - М, 1994, -с. 81,83,87, 91.

3.66.Селиванов Н.А. Этико-тактические вопросы расследования. - М., 1981,- с. 12, 13.

3.67.Словарь по этике. - М., 1983, - с. 37.

3.68.Советский энциклопедический словарь. - М., 1980, - с. 1021.

3.69.Состояние преступности в России за январь-декабрь 1995 г. МВД РФ. Штаб. Главный информационный центр. - М., 1996, с. 7-8.

3.70.Справочник следователя. Выпуск второй / Практическая криминалистика: расследование отдельных видов преступлений. - М., 1990, - с. 342-376.

3.71.Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса, т. 1., - М., 1968,-с. 451.

3.72.Тиле Р.Ю. Возможно ли получение в глазу убитого оптограммы убийцы?-М„ 1892,-с. 8.

3.73.Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества. Международный научно-исследовательский проект. - М., 1994, - с. 234, 235- 237.

3.74.Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Отв. ред. д. ю. н., проф. Б.В.Здравомыслов, - М., 1996, с. 4, 19-41, 20.

3.75.Уголовный кодекс РСФСР. М., 1971, - с. 186-189.

3.76.Управление, Информация. Интеллект. - М., 1971, - с. 32.

3.77.Философский энциклопедический словарь. - М., 1983, - с. 637.

3.78.Философский энциклопедический словарь. М., 1983, - с. 69, 446.

3.79.Флоря К.Н. Назначение наказания с учетом причин совершенного преступления. - Кишинев, 1980, - с. 64.

3.80.Франк Л.В. Виктимология и виктимность. - Душанбе, - 1972, - с. 42-43.

3.81.Франк Л.В. Виктимология и виктимность. (Об одном новом направлении в теории и практике борьбы с преступностью). Душанбе, 1972. - с. 9.

3.82.Франк Л.В. Потерпевшие от преступления и проблемы советской виктимологии. - Душанбе, 1977, - с. 50.

3.83.Франк Л.В. Потерпевший от преступления и проблемы советской виктимологии. - Душанбе, 1977, - с. 14.

3.84.Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем. - М, 1988, - с. 13-14.

3.85.Чиквашвили Ш.Д. Имущественные отношения в семье. - М, 1976, - с. 8.

3.86.Шестаков Д.А. Введение в криминологию семейных отношений. - Л., 1980,-с. 7.

3.87.Шиканов В. И. Использование специальных познаний при расследовании убийств (учебное пособие). Иркутск, 1976, - с. 4-5, 19, 60-61, 65, 66, 67, 69.

3.88.Шиканов В.И. Криминалистическая виктимология и практика расследования убийств. Учебное пособие. - Иркутск, 1979, - с. 11-12.

3.89.Юридический словарь. Гл. ред. С.Н.Братусь, Н.Д.Казанцев, С. Ф. Кеченьян и др., - М., 1953, - с. 706, 716-717.

3.90.Charles R. Swanson, Nelk С. Chamelin, Leonard Territo. Criminal Investigation. McGRAW-HILL, INC., New-York, 1988, p. 276, 277, 278, 279.

3.91.Hanluch, D. Physiologie der Sinnensorgane. Leipzig, 1879, - S. 300.

3.92.Hentig, H. The Criminal and His Victim. Studies in the Soziology of Crime.-NY, 1948, p. 12.

3.93.Mendelsohn, B. Un horison nouveau dans La science biopsych sozial: La victimologie. - Budapest, 1947.

3.94.Wiegend, T. Viktimologische und Kriminalpolitische uberlegungen, zur Stellung des Verletzen im Strafurfahren \ zeitschrift fur die Gesamte Strafrechtwissenschaft. - De Grujter, Berlin, New-Jork. - Band. Heft. 1984. - S. 770.

  1. Статьи.

4.1. Антонян Ю. М. Криминолого-психиатрические проблемы предупреждения преступлений // Планирование мер борьбы с преступностью. -М., 1982,-с. 144. 4.2. 4.3. Антонян Ю. М., Виноградов М. В., Голумб Ц. А. Преступное поведение лиц с психическими аномалиями и его профилактика // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 32. - М., 1980, - с. 53. 4.4. 4.5. Арсеньев В. Д. Некоторые вопросы формулирования выводов экспертов при исследовании вещественных доказательств. - (В кн.: Современные тенденции развития судебной экспертизы вещественных доказательств и пути внедрения новых физических, химических и биологических методов исследования в экспертную практику. Материалы Всесоюзной конференции. Ч. 1). - М., 1972, - с. 51. 4.6. 4.7. Гавло В. К. О Следственных ситуациях и методике расследования хищений, совершаемых с участием должностных лиц // Вопросы криминалистической методологии, тактики, методики расследования. - М., 1973.-с. 90. 4.8. 4.9. Галкин В. Доказательственное значение экспертных выводов по уголовному делу. // Советская юстиция, 1971, № 19, - с. 10. 4.10.

4.11. Герасимов И. Ф. Следственные ситуации на первоначальном этапе расследования преступления // Соц. законность. 1977. № 7, - с. 14, 61. 4.12. 4.13. Готлиб Р. М., Романова Л. И. Виктимологические аспекты профилактики преступлений против личности // Виктимология и профилактика правонарушений. - Иркутск, 1979, - с. 65. 4.14. 4.15. Гранат Н. Л., погибко Ю. Н. О вероятной форме решения экспертных задач // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев, L972, Вып. 9, - с. 25. 4.16. 4.17. Гросс П. Розыскные меры, предпринимаемые на основании результатов осмотра места происшествия при убийствах (Пер. с нем.). Экспертиза при расследовании преступлений. Вильнюс, 1967, Вып. 6., - с. 154-155. 4.18. 4. Ю.Дементьева Е. Е. Расследование убийств, проводимое коронером и полицией Великобритании. (В сб.: Расследование убийств в зарубежных странах). - М., 1991, - с. 19-20.

4.11.Драпкин Л. Я. Понятие и классификация следственных ситуаций // Следственные ситуации. Свердловск, 1975. - с. 28.

4.12.Жадбаев С. X. К криминологической характеристике умышленных убийств / Ученые труды Казахского университета. - Т. 10. Серия юридические науки. Вып. 1.0., ч. 10., 1970, - с. 105.

4.13.Заплетал И. Криминологическое исследование умышленных убийств в ЧССР // Вопросы борьбы с преступностью. - Вып. 31. - М., 1979. - с. 145.

4.14.Колдин В. Я. Роль вероятного заключения эксперта // Социалистическая законность, - М., 1962, № 15-16, - с. 18.

4.15.Лузгин И. М. Развитие методики расследования отдельных видов преступлений // Правоведение. 1977. Mb 2, - с. 64.

4.16.Орлов Ю. Вероятность и достоверность в экспертном исследовании. -(В кн.: Современные тенденции развития судебной экспертизы вещественных доказательств и пути внедрения новых физических, химических и биологических методов исследования в экспертную практику. Материалы Всесоюзной конференции, ч. I), - М., 1972, - с. 44-48.

4.17.Ратинов А. Р. Теория рефлексивных игр в приложении к следственной практике // Правовая кибернетика. - М., 1979, - с. 194-196.

4.18.Соколовский 3. М. Является ли внутреннее убеждение эксперта критерием оценки результатов применения математических методов исследования? // Применение математических методов и вычислительной техники в праве, криминалистике и судебной экспертизе. - М., 1970, - с. 99.

4.19.Тюрина Л. П. Осмотр трупа и исследование вещественных доказательств по делам об убийствах в США (В сб.: Расследование убийств в зарубежных странах). - М, 1991, - с. 23-29.

4.20.Убийственные цифры. Газета “Саратов”, № 233 / 11.92 от 6.12.1996 г. - с. 4.

4.21.Чечель Г.И. Влияние психических аномалий на назначение и отбытие наказания // Личность преступника и уголовная ответственность. - Саратов, 1981,-с. 129.

4.22.Hentig, H. Remarks on the Interaction of Perpetrator and Victim // The Journal of Criminal Law and Criminology. - 1941, v. 31. - p. 303-309.

4.23.Kleinfeller G. Die Anreizung des Taters durch den Angegrifenen // Archiv fur Strafrecht und Strafprozess. - Berlin, 1917. - S. 193-253.

  1. Диссертации.

5.1. Ефремов С.А. Криминологическое значение конкретной жизненной ситуации при совершении умышленных убийств. Дисс. канд. юр. наук, - Киев. 1984,-с. 79. 5.2. 5.3. Журавлев СЮ. Противодействие расследованию преступлений в сфере экономики. Дисс. канд. юр. наук, - Нижний Новгород, 1992, - с. 25-26. 5.4. 5.5. Ковалев А. И. Улики Поведения в расследовании преступлений. Дисс. канд. юр. наук, - Свердловск, 1977, - с. 115. 5.6. 5.7. Колдин В. Я. Основные вопросы теории и практики идентификации в советской криминалистике. Дисс… канд. юр. наук, - М., 1951, - с. 365. 5.8. 5.9. Мошак Г. Г. Криминологические проблемы изучения и предупреждения умышленных убийств, совершаемых в сфере семейно-бытовых отношений (на материалах Молдавской СССР), дисс. канд. юр. наук, М., 1986,-с. 12,52. 5.10. 5.11. Ооржак А. С. Взаимодействие следователей прокураторы с работниками органов дознания при расследовании умышленных убийств (уголовно-процессуальное и криминалистическое исследование по материалам Тувинской АССР). Дисс. канд. юр. наук, 1989, - с. 5, 28. 5.12. 5.13. Якимов И. Н. Следственный осмотр. Т. 1. Дисс. докт. юр. наук, - М, 1946,-с. 13. 5.14. 6. Авторефераты.

6.1. Вандышев В. В. Теоретические и практические аспекты взаимосвязи криминалистики и виктимологии. Автореферат доктора юр. наук. 12.00.09, - М.,. 1989,-с. 4. 6.2. 6.3. Герасимов И. Ф. Взаимодействие органов предварительного следствия и дозанания при расследовании особо опасных преступлений. Автореферат дисс… канд. юр. наук. - Свердловск, 1966, - с. 7-8. 6.4. 6.5. Кочнева Л. В. Выявление и расследование хищений в системе общественного питания с использованием документальных данных. - Автореферат дисс. канд. юр. наук. - Свердловск, 1975, - с. 8. 6.6. 6.7. Мудьюгин Г. Н. Расследование убийств по делам, возбуждаемым в связи с исчезновением потерпевшего. Автореферат диссертации канд. юрид. наук - м„ 1962, - с. 12. 6.8. 6.9. Мышляев Н. П. Профилактика предумышленных убийств, совершаемых на почве семейных отношений. - Автореферат диссертации канд. юр. наук, - М., 1985, - с. 11, 13. 6.10.

6.11. Сергеев Л. А. Расследование и предупреждение хищении, совершаемых при производстве строительных работ. - Автореферат диссертации канд. юр. наук., - М., 1966, - с. 4, 5. 6.12. 6.13. Степаненко Д. А. Моделирование как метод научного исследования в приложении к решению задач уголовного судопроизводства (некоторые актуальные аспекты проблемы). Автореферат дисс… канд… юр. наук. - Томск, 1996,-с. 15. 6.14. 6.15. Czinczoll, Rupert. Solidaritatspflichten bei der Selbsttotung. - Inang… Diss… (for legt von Rupert Czinczoll. - Bonn. 1984. - S. 189. 6.16. 6.17.