lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Яшин, Василий Николаевич. - Предварительная проверка первичных материалов о преступлении: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 1999 210 с. РГБ ОД, 61:01-12/236-5

Posted in:

/•?II

bl-Oi-miu. Ъ6

/

ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИИ

На правах рукописи

Яшин Васи лий Нико лаеви ч

Пред вари тель ная пров ерка перв ичны х мате риал ов о прес тупл ении

Спец иальн ость 12.00 .09. - уголо вный проц есс; крим инал истик а; теори я опера тивно - розы скной деяте льнос ти

Диссе ртаци я на соиск ание учено й степе ни канди дата юрид ическ их наук

Научный руководитель Заслуженный юрист РФ

к. ю. н., профессор

Белозеров Ю.Н.

Москва 1999

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3-14.

ГЛАВА I. Понятие, сущность и правовая природа предварительной проверки первичных материалов о преступлении

§ 1. Понятие и уголовно-процессуальная сущность предваритель ной проверки первичных материалов о преступлении 15-44.

§ 2. Предварительная проверка как форма уголовно-процес суального доказывания 44-60.

ГЛАВА II. Процессуальный порядок, условия и средства предварительной проверки первичных материалов о преступлениях. § 1. Критерии достаточности данных, указывающих на признаки

преступления 61-85.

^ § 2. Средства доказывания при предварительной проверки пер-

вичных материалов о преступлении 85-133.

§ 3. Сроки предварительной проверки первичных материалов о . преступлении 133-142.

ГЛАВА III. Обеспечение законности при производстве предварительной проверки первичных материалов о преступлениях § 1. Ведомственный контроль и прокурорский надзор за законностью в период предварительной проверки первичных материалов

о преступлениях 143-161.

§ 2. Роль суда в обеспечении законности при производстве пред варительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях 161-175.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 176-181.

Список использованной литературы 182-210.

А»

i_

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Проводимая в современный пе- риод в России судебно-правовая реформа одной из основных целей имеет повышение эффективности деятельности правоохранительных органов, в том числе органов уголовного судопроизводства, задачами которых является не только быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных, но и защита прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовно-процессуальной деятельности.

Указанные задачи в той или иной мере решаются на всех стадиях уго- ловного судопроизводства, в том числе, и на стадии возбуждения уголовного дела.

Проблемы эффективности деятельности органов уголовного судопро- изводства, усиления процессуальных гарантий личности на первоначальной стадии уголовного процесса занимали значительное место в исследованиях видных ученых процессуалистов (B.C. Афанасьев, СВ. Бородин, Ю.Н. Белозеров, Л.П. Буторин, Н.Н. Галанович, В.Н. Григорьев, Н.В. Жогин, Л.М. Карнеева, Н.П. Кузнецов, Л.П. Масленникова, А.Р. Михай-ленко, Ю.К. Орлов, Н.Е. Павлов, П.П. Сердюков, В.В. Степанов, М.С. Строгович, Л.Т. Ульянова, Ф.Н. Фаткуллин, Г.П. Химичева, А.А. Чувилев, Н.Г. Шурухнов и др.)

Труды указанных авторов, безусловно, представляют огромную зна- чимость для уголовно-процессуальной теории и правоприменительной деятельности на первоначальной стадии уголовного процесса. Однако данное обстоятельство не означает, что все проблемы удалось решить, многие из них остаются дискуссионными и актуальными до настоящего времени.

4

Наиболее остро ощущается отсутствие четкой уголовно-процессуальной регламентации предварительной проверки первичных материалов о преступлениях и, как следствие, единообразия в ходе ее проведения.

Данная деятельность является первой ступенью уголовно-процессуального вмешательства государства в сферу личных прав и законных интересов граждан. Установление жестких законодательных рамок этой деятельности особенно актуально в связи с тем, что Конституция РФ провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью, а признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина -обязанностью государства (ст. 2).

Между тем, статистика свидетельствует о стабильном на протяжении последних лет увеличении числа нарушений прав и свобод граждан в ходе проведения указанной деятельности1. Не случайно каждое пятое представ- ление, направленное прокурорами в 1998 году в органы внутренних дел, было связано с выявленными нарушениями законности на стадии возбуж- дения уголовного дела. Количество таких представлений увеличилось по сравнению с предыдущим годом почти на 40 %2.

Причин тому несколько: отсутствие детальной законодательной рег- ламентации порядка ее проведения, неэффективность и недостаточность предусмотренных законом средств установления фактических обстоя- тельств, несвоевременное реагирование на первичную информацию о преступлениях, слабый уровень организации и качества проводимой по ним предварительной проверки, недостаточный уровень профессиональ- ной подготовки должностных лиц правоохранительных органов.

См.: Состояние правопорядка в Российской Федерации и основные результаты деятельности ОВД И ВВ в 1998 году: Аналитические материалы. М.: МВД России, 1998.-С. 4-12. 2 См.: Вестник МВД России: Спецвыпуск. 1999. № 2. С. 15.

5

Неполнота правовой регламентации дает возможность для трактовки отдельных положений закона по усмотрению правоприменителя, что является благоприятной почвой для нарушений прав лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства.

Совершенствование уголовно-процессуального закона в части, ка- сающейся предварительной проверки первичных материалов о преступлениях, необходимо также и в связи с рядом изменений и дополнений, внесенных в действующее законодательство (в том числе и в УПК РСФСР1); а также в связи с введением в действие значительного количества нормативных актов, так или иначе затрагивающих деятельность на стадии возбуждения уголовного дела (УК РФ, Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”, Закон РСФСР “О милиции”, Федеральный закон “О прокуратуре Российской Федерации”, Закон РФ “О федеральных органах налоговой полиции”, Федеральный закон “Об органах федеральной службы безопасности Российской Федерации” и др.).

Актуальность темы исследования, кроме указанных факторов, обу- словлена также распространяющимися идеями о необходимости ликвидации стадии возбуждения уголовного дела, об отсутствии доказательственного характера деятельности, осуществляемой до возбуждения уголовного дела, а также тем, что законодатель не проявляет должного внимания к процессуальной форме данной деятельности. Так, например, абсолютно проигнорированы требования к процессуальной форме получения объяснений, истребования и принятия необходимых предметов и документов, назначения ревизий и документальных проверок (акты которых в соответствии с ч. 2 ст. 69 УПК являются самостоятельными источниками доказательств), а также проведения специальных исследований на первоначальном этапе уголовного судопроизводства.

Далее по тексту, если иное не оговорено - УПК.

6

Одной из наиболее дискуссионных проблем в настоящее время, является вопрос о необходимости расширения круга средств предварительной проверки за счет следственных действий. Назрела необходимость отдать приоритет одной из существующих в теории тенденций: либо разрешение проведения до возбуждения уголовного дела комплекса следственных действий (кроме осмотра места происшествия), либо совершенствование существующих средств предварительной проверки первичных материалов о преступлениях и разработка новых, присущих только стадии возбуждения уголовного дела средств доказывания.

Кроме того, в уголовно-процессуальном законе не содержится кон- кретных указаний на порядок фиксации такого распространенного повода к возбуждению уголовного дела, как непосредственное обнаружение органом дознания, следователем, прокурором и судом признаков преступления. В результате, данный порядок определяется ведомственными нормативными актами, что приводит к отсутствию единообразного подхода в решении данного вопроса различными ведомствами правоохранительной системы России.

Назрела необходимость частично пересмотреть и уточнить вопрос о предмете и пределах доказывания на данном этапе уголовного судопроизводства. Недостаточно убедительными представляются попытки процессуалистов выработать единый стандарт к определению предмета и пределов предварительной проверки первичных материалов о преступлении независимо от признаков конкретного состава преступления.

Не может быть признано правильным ведомственное урегулирование вопроса о полномочиях должностных лиц органов дознания как по проведению предварительной проверки первичных материалов о преступлениях так и по возбуждению уголовного дела. Данный аспект подлежит научному анализу и в связи с тем, что необходимость законодательного урегу-

7

лирования данного вопроса признается рядом разработчиков проектов нового УПК РФ и диктуется потребностями практики.

Как деятельность, осуществляемая компетентными государственными органами, обладающими властными полномочиями, предварительная проверка первичных материалов о преступлениях напрямую затрагивает интересы граждан и юридических лиц. Поэтому представляется важным и актуальным разрешение вопроса о необходимости, степени и формах государственного принуждения на данным этапе уголовного судопроизводства. Практика убедительно свидетельствует о невозможности эффективной проверки первичных материалов о преступлениях без применения элементов уголовно- процессуального принуждения.

Важнейшим средством уголовно-процессуального регулирования яв- ляются процессуальные сроки. В этой связи представляется важным четкое определение момента начала течения срока предварительной проверки, а также решение вопроса о продлении такового в случае объективной невозможности установления оснований к возбуждению уголовного дела или отказу в таковом.

Важное значение имеет придание некоторым неоднозначным пони- маемым терминам единого смыслового значения. К таковым относятся понятия “предварительная проверка”, “первичные материалы”, “средства предварительной проверки” и др.

Отмеченные обстоятельства определили выбор темы диссертацион- ного исследования и свидетельствуют о ее актуальности и большом практическом значении.

Цель и задачи исследования. Целью исследования явилась разработка научно - обоснованных рекомендаций, направленных на совершен- ствование законодательства и деятельности лиц, производящих предварительную проверку первичных материалов о преступлениях, а также осу-

8

ществляющих контроль и надзор за законностью и обоснованностью данной деятельности.

К задачам исследования отнесены: анализ уголовно-процессуальной сущности и доказательственного характера предварительной проверки первичных материалов о преступлениях; уточнение критериев достаточности данных, указывающих на признаки преступления и отсутствие обстоятельств, исключающих возбуждение уголовного дела как основания для возбуждения такового; выявление недостатков существующих средств предварительной проверки, определение направления их дальнейшего совершенствования и разработка рекомендаций по оптимизации порядка применения содержащихся в законе средств доказывания на стадии возбуждения уголовного дела; определение необходимости, пределов и методов судебного контроля в период предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях и его соотношение с прокурорским надзором и ведомственным контролем; изучение исторического опыта деятельности органов российского уголовного судопроизводства по исследуемой проблеме; анализ отдельных норм действующего уголовно-процессуального закона; изучение тенденций практики, мнения практических работников по актуальным вопросам деятельности по предварительной проверки первичных материалов о преступлениях.

Объектом исследования являются правоотношения, складывающиеся в сфере деятельности должностного лица органа дознания, следовате- ля, прокурора и суда по предварительной проверке первичных материалов о преступлениях, а также в связи с осуществлением контроля и надзора за законностью указанной деятельности.

Предмет исследования составляют конституционные, уголовно- процессуальные, уголовно-правовые и ведомственные нормы, регламентирующие и влияющие на порядок предварительной проверки первичных

9

материалов о преступлениях, а также практика применения соответст- вующих правовых норм.

Методология, методика и эмпирическая база диссертационного исследования. Методологической основой диссертационного исследования явились положения диалектического метода познания. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях рассматривалась во взаимосвязи с общими уголовно- процессуальными проблемами, в том числе с проблемами доказательственного права, исчисления сроков, обеспечения эффективности и законности уголовного судопроизводства, с учетом тенденции и перспектив развития данной деятельности. При напи- сании работы диссертант, опираясь на положения теории познания, использовал все доступные юридической науке методы научного исследования: системный, структурный, сравнительно-правовой, комплексный, формально-юридический, статистический, социологический, контент-анализ и др.

Сделанные выводы и предложения базируются на положениях Кон- ституции РФ, уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве, международных актах о правах человека, постановлениях Конституционного Суда РФ, постановлениях Пленума Верховного Суда РФ. Использованы некоторые нормативные акты, действовавшие на территории России в прошлом, приняты во внимание подготовленные и опубликованные проекты УПК РФ. Теоретической базой исследования явились научные труды ведущих российских и зарубежных ученых в области исследуемой темы.

Эмпирической базой диссертации явились результаты анкетирования 345 практических работников органов внутренних дел и прокуратуры г. Москвы, Орловской, Липецкой и Тульской областей, а также полное или фрагментарное изучение 167 конкретных уголовных дел и 210 материалов, по которым в возбуждении уголовного дела было отказано. Исследовалась •

10

опубликованная практика Верховного Суда РФ, областных судов Тульской и Орловской областей, а также статистические показатели, характеризующие состояние борьбы с преступностью в России за последние годы. При изучении и анализе правоприменительной практики использован личный опыт работы диссертанта на различных должностях в органах внутренних дел.

Научная новизна исследования состоит в том, что автором осуще- ствлено комплексное монографическое исследование понятия, сущности, значения предварительной проверки первичных материалов о преступлениях, а также средств и процессуального порядка ее проведения в условиях осуществляемой судебной реформы и с учетом тенденций развития уголовно-процессуального законодательства.

Показана методологическая несостоятельность высказывавшихся в последнее время суждений об отсутствии доказательственной сущности деятельности, направленной на разрешение первичных материалов о преступлениях, и приведены дополнительные аргументы в обоснование точки зрения о том, что материалы, полученные до возбуждения уголовного дела, сохраняют свое доказательственное значение на последующих стадиях уголовного судопроизводства.

Предложены дефиниции предварительной проверки первичных мате- риалов о преступлениях, средств предварительной проверки; рассмотрен вопрос о соотношении полномочий должностного лица органа дознания и начальника органа дознания при проведении предварительной проверки; уточнен предмет и пределы, а также порядок исчисления сроков предварительной проверки первичных материалов о преступлениях.

В работе предлагаются варианты наиболее эффективного использо- вания средств процессуального доказывания, свойственных стадии возбуждения уголовного дела; подчеркивается недопустимость расширения средств предварительной проверки за счет следственных действий.

11

Наконец, на основе анализа нормативной базы, типичных нарушений закона, высказанных в литературе мнений по совершенствованию предварительной проверки первичных материалов о преступлениях, внесены предложения по изменению уголовно-процессуального закона и обеспечению эффективного достижения задач уголовного процесса на стадии возбуждения уголовного дела.

На защиту вынесены следующие положения:

  1. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях
    • регламентированная уголовно-процессуальным законом деятельность органа дознания, следователя, прокурора и судьи по сбору дополнитель ных сведений, необходимых для принятия законного и обоснованного процессуального решения по поступившему первичному материалу о преступлении.

Предварительная проверка первичных материалов о преступлении является формой уголовно-процессуального доказывания.

  1. Первичные материалы о преступлениях - документы, отражающие информацию о поводах к возбуждению уголовного дела (юридических актах или поступках), а также представленные одновременно с ними иные материалы (предметы и документы), дополняющие, уточняющие и подтверждающие данную информацию.
  2. Признаки преступления, установление которых необходимо для принятия законного и обоснованного решения о возбуждении уголовного дела, - общественная опасность деяния и его противоправность. Элементы состава преступления, характеризующие противоправность и подлежащие установлению, на момент принятия решения о возбуждении уголовного дела, определяются особенностями конкретного состава преступления. Объективные признаки состава преступления устанавливаются в любом случае.

12

  1. Вывод о том, что повышение качества и эффективности предвари- тельной проверки первичных материалов о преступлениях должно осуществляться не за счет расширения круга следственных действий, производство которых было бы разрешено до возбуждения уголовного дела, а за счет разработки новых и совершенствования существующих уголовно-процессуальных средств доказывания, свойственных первоначальной стадии уголовного процесса.
  2. В уголовно-процессуальное законодательство необходимо внести ряд изменений и дополнений, касающихся регламентации института предварительной проверки первичных материалов о преступлениях.

5.1. Предусмотреть конкретную, единую для всех компетентных ор- ганов и должностных лиц, форму фиксации непосредственного обнаружения признаков преступления. 5.2. 5.3. Дополнить ст. 34 УПК перечнем должностных лиц, обладающих компетенцией начальника органа дознания, а также указать в уголовно-процессуальном законе, какие именно процессуальные решения, принимаемые должностным лицом органа дознания, утверждаются начальником данного органа. 5.4. 5.5. Объяснения, полученные в ходе предварительной проверки пер- вичных материалов о преступлении, имеют одинаковую гносеологиче- скую сущность с показаниями допрошенных по уголовному делу лиц, в связи с чем представляется необходимым дополнить перечень источников доказательств, предусмотренный ч. 2 ст. 69 УПК “объяснениями”, полученными в ходе указанной проверки. Порядок получения объяснений регламентировать уголовно-процессуальным законом. 5.6. 5.4. Изложить ч. 2 ст. 109 УПК в следующей редакции: “Юридические и физические лица не вправе отказать лицу, производяще му предварительную проверку заявлений и сообщений о преступлении, в предоставлении истребуемых материалов, в противном случае они могут •

13

быть изъяты у владельца принудительно, о чем выносится мотивированное постановление лица, осуществляющего проверку”. Порядок истребования необходимых материалов урегулировать законодательно.

5.5. Предусмотреть порядок продления прокурором десятисуточного срока предварительной проверки первичных материалов о преступлениях в исключительных случаях до 20 суток. 5.6. 5.7. Дополнить уголовно-процессуальный закон положениями, пре- доставляющими право заинтересованным лицам обжаловать в судебном порядке отказ в принятии заявления (сообщения) о преступлении, а также решения о возбуждении уголовного дела либо об отказе в таковом. 5.8. Теоретическая значимость исследования. Диссертация призвана обратить внимание процессуалистов на неразрешенность ряда проблем предварительной проверки первичных материалов о преступлениях, на неэффективность отдельных положений закона, не позволяющих опти- мально сочетать установление оснований к возбуждению уголовного дела и гарантии прав лиц, вовлеченных в уголовно-процессуальные отношения. В работе подчеркнута уголовно-процессуальная сущность и доказательственный характер предварительной проверки, а также необходимость детальной разработки и соблюдения процессуальной формы для данного вида деятельности.

Практическая значимость результатов исследования состоит в том, что диссертант, опираясь на изученные уголовные дела, материалы, по которым отказано в возбуждении уголовного дела, и преобладающее мнение практических работников, сформулировал предложения по уточнению, изменению и дополнению уголовно-процессуального законодательства в части, касающейся значения и порядка предварительной проверки первичных материалов о преступлениях. Даются отдельные рекомендации по оптимизации работы компетентных органов в ходе разрешения заявлений и сообщений о преступлениях, что будет способствовать *

14

более эффективному решению задач первоначальной стадии уголовного процесса. Выводы и предложения автора могут быть использованы при подготовке нового уголовно-процессуального законодательства, руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, в учебном процессе.

Апробация результатов диссертационного исследования. Основ- ные положения диссертационного исследования изложены в 4-х опубликованных работах автора, обсуждались на научно- практической конференции в г. Туле, а также в ходе проведения журналом “Государство и право” в г. Туле (круглого стола) по проблемам современного состояния российского законодательства и его систематизации. Некоторые результаты исследования нашли применение в - учебном процессе по курсу “уголовный процесс” на Тульском филиале Юридического института МВД России, а также используются в деятельности органов дознания и следственных подразделений органов внутренних дел Тульской области.

Структура и объем работы определены содержанием темы и зада- чами исследования. Диссертация выполнена в объеме, предусмотренном ВАК РФ, и состоит из введения, трех глав (семи параграфов), заключения и списка использованной литературы.

15

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ПРОВЕРКИ ПЕРВИЧНЫХ МАТЕРИАЛОВ

О ПРЕСТУПЛЕНИИ

§ 1. Понятие и уголовно-процессуальная сущность предварительной проверки первичных материалов о преступлении

Возбуждение уголовного дела, является первоначальной и обязатель- ной стадией уголовно-процессуальной деятельности1. На этой стадии

1 Длительное время отдельными авторами возбуждение уголовного дела не рассматривалась как самостоятельная стадия уголовного судопроизводства. Так, некоторые ученые основывали свое мнение на том, что предварительная проверка, предшествующая возбуждению уголовного дела, не является процессуальной деятельностью, а осуществляется прокурором в порядке общего надзора, т.е. вообще, лежит за рамками уголовного процесса. См., например: Тадевосян B.C. Прокурорский надзор в СССР. М., 1956. С. 116-117. Другая группа авторов рассматривала возбуждение уголовного дела, как часть стадии предварительного расследования. См., например: Шифман М. Дискуссионные вопросы уголовного судопроизводства// Соц. законность. 1957. № 7. С. 18. Существовало также мнение, что сущность возбуждения уголовного дела сводится лишь к составлению единственного процессуального документа - постановления о возбужде- нии уголовного дела. См., например: Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962. С. 231. Одним из первых мысль о том, что возбуждение уголовного дела является самостоятельной стадией уголовного судопроизводства, высказал выдающийся ученый- процессуалист М.С. Строгович. Однако и он вначале полагал, что возбуждение уголовного дела часто сливается с начальным моментом предварительного расследования, если один и тот же орган возбуждает уголовное дело и ведет по нему расследование. См.: Строгович М.С. Учебник уголовного процесса. М, 1938. С. 105; он же. Уголовный процесс. М, 1941. С. 151-152; В настоящее время позиция согласно которой возбуждение уголовного дела самостоятельная, полноценная и обязательная стадии уголовного судопроизводства получила практически всеобщее признание. См., например: Михайленко А.Р. Вопросы теории и практики возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе: Дис. …канд. юрид. наук. Саратов, 1971. С. 263; Са- ‘

16 возникает особый комплекс отношений между органом дознания, следователем, прокурором, судом и заявителем о преступлении (иными лицами). Эти отношения реализуются в деятельности названных субъектов, включающей в себя принятие, регистрацию, разрешение, а в необходимых случаях, проверку поступающих заявлений и сообщений о совершенных или готовящихся преступлениях1. Кроме этого, принимаются меры к предупреждению или пресечению преступления, а равно, к закреплению следов преступления (ст. 112 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР2).

Таким образом, на стадии возбуждения уголовного дела осуществля- ется широкий круг уголовно-процессуальных действий, порождающих систему уголовно-процессуальных правоотношений.

Стадия возбуждения уголовного дела начинается, как правило, с по- лучения первоначальных сведений о преступлении и завершается принятием решения о возбуждении уголовного дела либо об отказе в таковом. Она призвана, с одной стороны, обеспечить, решительное и оперативное реагирование на каждое сообщение о преступлении, что является гарантией быстрого и полного его раскрытия, с другой - исключить незаконное и необоснованное вовлечение граждан в орбиту уголовного судопроизводства, а также напрасную трату сил и средств правоохранительных органов.

вицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. М, 1975. С. 75- 76; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. A.M. Рекункова и А.К. Орлова. М., 1981. С. 146; Кузнецов Н.П. Концепция судебной реформы и некоторые проблемы доказывания в уголовном процессе // Юридические записки. Вып. 1: Проблемы судебной реформы. Воронеж, 1994. С. 50; Дроздов Г.В. Учебник уголовного процесса / Отв. ред. А.С. Кобликов. М., 1995. С. 131-134; Басков В.И. Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 1997. С. 178-179 и др.

1 См.: Кузнецов Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уголовно го процесса России: Дис. …докт. юрид. наук. Воронеж, 1998. С. 226- 227.

2 Далее по тексту, если иное не оговорено- УПК.

17

Стадия возбуждения уголовного дела имеет как общие, характерные для уголовного судопроизводства в целом, так и непосредственные задачи.

В соответствии с общими задачами уголовного процесса она направ- лена на быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление, был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден. Деятельность, осуществляемая на стадии возбуждения уголовного дела, способствует укреплению законности и правопорядка, предупреждению и искоренению преступлений, охране интересов общества, прав и свобод личности, воспитанию граждан в духе неуклонного соблюдения Конституции и законов России (ст. 2 УПК).

Задачи, присущие непосредственно стадии возбуждения уголовного дела, также определены уголовно-процессуальным законодательством или вытекают из него и состоят в том, чтобы определить: является ли источник информации, о готовящемся или совершенном преступлении, законным поводом к возбуждению уголовного дела; усматриваются ли в деянии, о котором сообщено, признаки преступления; по какой статье уголовного закона оно может быть квалифицировано; на основании каких конкретных данных признается, что факты, о которых получены сведения, действительно имели место; не содержит ли заявление и сообщение данных о деянии которое в силу малозначительности не представляет общественной опасности (ч. 2 ст. 14 Уголовного кодекса Российской Федерации1); вправе ли данный орган и конкретное должностное лицо разрешить вопрос о возбуждении уголовного дела, либо имеющиеся материалы подлежат передаче по подследственности или подсудности; имеются ли обстоятельства, препятствующие возбуждению уголовного дела; относится ли пре-

Далее по тексту, если иное не оговорено - УК.

18

ступление к числу тех, дела о которых возбуждаются не иначе как по заявлению руководителя коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием (ст. 27’ УПК), а также по жалобе потерпевшего и подлежат прекращению в случае примирения его с обвиняемым (ч. 1 ст. 27 УПК), и какие меры в этом случае могут быть приняты судьей для примирения; кому следует вести дознание или предварительное следствие в случае возбуждения уголовного дела; является ли достаточной имеющаяся совокупность сведений для принятия какого-либо решения, предусмотренного ст. 109 УПК1, какие меры надлежит принять для предупреждения или пресечения преступления, а равно, для закрепления и сохранения следов преступления (ст. 114 УПК);.

Решение указанных задач достигается путем изучения и анализа ин- формации, содержащейся в первичном материале, поступающем в правоохранительные органы, тщательного изучения всех представленных заявителем документов, сопоставление их друг с другом, оценки содержащихся в них сведений в отдельности и совокупности. Однако далеко не всегда первичные материалы содержат полные, конкретные сведения о признаках совершенного преступления, что не позволяет принять законное и обоснованное процессуальное решение. В этих случаях уголовно-процессуальное законодательство предусматривает проведение предварительной проверки первичных материалов о преступлениях(ст. 109 УПК).

Институт предварительной проверки, претерпевший за период своего существования значительные изменения, и по сей день вызывает ожив- ленные дискуссии в теории и на практике.

1 См.: Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. М., 1997. С. 53-54; Советский уголовный процесс: Учебник / Под ред. Б.А. Викторова. М., 1975. С. 183.

19

Будучи в дореволюционном уголовном процессе одной из форм доз- нания1, предварительная проверка первичных материалов о преступлении проводилась посредством негласных розысков и наблюдений, расспросов, неформального личного удостоверения, собирания письменных и словес-ных справок, но без производства следственных действий . По окончании проверки материалы передавались прокурору, который, в свою очередь, при усмотрении в предоставленных материалах признаков преступления, направлял их судебному следователю для производства расследования.

Таким образом, в дореволюционном уголовном процессе предвари- тельная проверка преследовала своей целью экономию процессуальных средств, ограждение от неосновательного применения мер процессуального принуждения, обеспечение внезапности и быстроты реагирования на преступные факты, а также рациональное использование сил и ресурсов органов призванных бороться с преступлениями.

После революции 1917 года, дознание потеряло свою изначальную сущность. Этот термин стал обозначать - расследование органами дознания преступлений в форме предварительного следствия. Уголовно-процессуальное законодательство того времени не предусматривало проверочной деятельности до возбуждения уголовного дела. По смыслу ст. ст. 100, 101 УПК РСФСР 1922 года, вопрос о производстве предварительного расследования или об отказе в этом решался в зависимости от наличия в заявлении указаний на состав преступления. Предусматривалась негласная проверка органами дознания только анонимных заявлений (ст. 98). Ана-

См.: Николюк В.В., Кальницкий В.В., Шаламов В.Г. Истребование предметов и документов в стадии возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. Омск, 1990. С. 7.

” См.: Устав уголовного судопроизводства. 1864. ст. 254 // Российское законодательство X - XX вв. Т. 8. М, 1991.

20

логичные положения содержал и УПК РСФСР 1923 года (ст. ст. 93, 95, 96), действовавший до принятия УПК РСФСР 1960 г .

Такая регламентация деятельности по возбуждению уголовного дела подвергалась в юридической литературе справедливой критике. Так, М.А. Чельцов отмечал, что “… очень часто бывает так, что заявление кричит о преступлении и даже ссылается на соответствующие статьи УК, но необходимый юридический анализ показывает следователю, что в действиях, на которые жалуются, нет состава преступления. Этой то мысли о необходимости предварительной юридической оценки фактов, указанных в заявлении не хватает ст. 96 УПК”2.

Практике, в свою очередь, требовались средства, которые позволяли бы быстро и без излишних формальностей выяснить, содержит ли событие, информация о котором попала в сферу деятельности органов уголовного судопроизводства, признаки преступления.

Несоответствие положений закона потребностям практики привело к тому, что для проверки начальной информации о преступлении, стала проводиться, так называемая/’доследственная проверка”. Теоретически предполагалось, что она будет состоять только из негласных действий, необлекаемых в официальные процессуальные формы. Однако, поскольку, такая проверка поручалась преимущественно следователям, она фактически представляла собой суррогат предварительного следствия. Для урегулирования этого вопроса НКЮ РСФСР и Прокуратура СССР издали ряд циркуляров, запрещающих следователям производить “доследственную проверку”, предусмотрев однако в случае возникновения необходимости,

См.: Григорьев В.Н. Проблемы развития средств обнаружения при- знаков преступления // В сб.: Пути совершенствования деятельности следственных аппаратов органов внутренних дел. Ташкент, 1987. С. 42-43. 2 Чельцов М.А. Уголовный процесс. М, 1948. С. 352.

21

осуществление ее прокурором . Последний использовал при этом средства общего надзора главным образом - получение объяснений и истребование материалов.

Принятое в начале 60-х годов и действующее по настоящее время уголовно-процессуальное законодательство, предусмотрев проверочные действия, направленные на установление признаков преступления, предоставило это право не только прокурору, но и следователю, органу дознания и судье (ч. 2 ст. 109 УПК).

Действующее уголовно-процессуальное законодательство однако не содержит термина “предварительная проверка”, а упоминает лишь о том, что по поступившим заявлениям и сообщениям могут быть истребованы необходимые материалы и получены объяснения (ч. 2 ст. 109 УПК), что породило в теории уголовного процесса различные наименования этой деятельности: кратковременная проверка2, дополнительная проверка3, доследственная проверка4, первичная проверка1, специальная проверка2, проверка3, предварительная проверка4, проверочные действия5.

1 См.: Сборник циркуляров и разъяснений НКЮ РСФСР. М., 1934. С. 219-220; Сборник приказов Прокуратуры СССР. М., 1939. С. 148- 149, 154, 164.

” См.: Буторин Л.А. Процессуальные гарантии прав личности и принуждение в стадии возбуждения уголовного дела // В сб.: Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задач предварительного расследования. Волгоград, 1987. С. 95.

3 См.: Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уго ловном процессе. Саратов, 1975. С. 122; Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела: Дис. …канд. юрид. наук. Воронеж, 1980. С. 34.

4 См.: Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1951. С. 218- 219; Михайлянц А.Г. Профилактическая функция советского уголовного про цесса. Ташкент, 1977. С. 38; Бажанов М.И., Коган А.Д. Производство дознания в органах милиции. Харьков, 1956. С. 9; Масленникова Л. Про верочные действия в стадии возбуждения уголовного дела // Соц. закон ность. 1989. № 6. С.48-49; Яни П. Под следствием. М., 1997. С. 31-35.

22

Несмотря на разные названия, различные подходы авторов к опреде- лению указанной деятельности, и даже, в некоторых случаях, различное законодательное закрепление, суть ее остается неизменной. Предварительному расследованию предшествует этап, позволяющий получить информацию, которая служит не только основанием к возбуждению уголовного дела, но и определяет дальнейший ход расследования в целом.

Представляется, что термин “предварительная проверка”6 наиболее удачен из всех перечисленных, поскольку отражает предварительный характер данной деятельности, предшествующей принятию одного из процессуальных решений.

Из анализа постановлений Пленума Верховного Суда РФ можно сде- лать вывод, о том, что высшая судебная инстанция РФ поддерживает такое

См.: Васильев А.Н. Введение в курс советской криминалистики. М., 1962. С. 21; Криминалистика / Под ред. С.А. Голунского. М, 1959. С. 254. 2 См.: Мальков В.В. Советское законодательство о жалобах и заявлениях. М., 1967. С. 59.

См.: Уголовный процесс России. Лекции-очерки / Под ред. проф. В.М. Савицкого. М., 1997. С. 141; Николюк В.В., Кальницкий В.В., Шаламов В.Г. Истребование предметов и документов в стадии возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. Омск, 1990. С. 6-7.

4 См.: Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях в стадии возбуждения уголовного дела (процессуальные и организационные вопросы): Дис. … канд. юрид. наук. М, 1982; Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. Саратов, 1972. С. 10 и др.

5 См.: Чувилев А.А. Дознание в органах внутренних дел: Учебное пособие. М., 1986. С.30; Рахунов Р.Д. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. М, 1954. С. 60-69; Познанский В. Возбуждение уголовного дела // Соц. закон. 1951, № 7. С. 27; Баранова З.Т. Расследова ние взяточничества. М., 1955. С. 103-104.

Понятие “предварительный” в русском языке означает: предшествую- щий, предварительный чему-либо основному, главному, производимый впредь до чего-либо окончательного, подготовительный. Толковый словарь русского языка / Под ред. Б.М. Волина и А.Н. Ушакова. Т. 3. М, 1939. С. 219-220.

наименование, используя его для обозначения деятельности, предшествующей решению о возбуждении уголовного дела1.

В юридической литературе иногда встречается утверждение, что предварительная проверка проводится во всех случаях поступления данных о преступлении, но при этом имеется в виду не производство проверочных действий, предусмотренных в ст. 109 УПК, которые составляют основное содержание этой деятельности, а анализ и оценка первичной информации2.

Например, В.А. Иванов, пишет, что “любое заявление (сообщение о преступном проявлении) подлежит тщательной и всесторонней проверке, чтобы установить наличие основания для возбуждения уголовного дела. Вне этого не может быть обеспечена законность и обоснованность соответствующего акта”3. Подобной точки зрения придерживается и А.П. Рыжаков, утверждающий, что задачи, стоящие перед стадией возбуждения уголовного дела, можно признать разрешенными лишь по окончании предварительной проверки заявлений (сообщений) о преступлениях4.

Однако анализ законодательства (ст. ст. 108-116 УПК) и практики по- казывает, что предварительная проверка состоит прежде всего в сборе

1 Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР № 4 от 25 сентября 1979 г. “О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст 131 УК РСФСР”, в редакции пост. Пленума № 11 от 21 декабря 1993 г., с изменениями внесенными пост. Пленума № 10 от 25 октября 1996 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. №1.

См., например: Ковалев А.В. Планирование проверки первичных материалов о нарушении правил техники безопасности в сельском хозяйстве // Вопросы криминалистики и судебной экспертизы. Вып. 1. Саратов, 1976. С. 96; Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела: Дис. …канд. юрид. наук. С. 20-21, 34 и др.

3 Иванов В.А. Уголовный процесс / Под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лукаше вича, П.С. Элькинд. С. 226.

4 См.: Рыжаков А.П. Краткий курс уголовного процесса: Учебное пособие. М., 1998. С. 188-189.

24

дополнительных данных со всеми вытекающими из этого последствиями: организационного, процессуального, тактического и методического характера1. Что касается анализа и оценки первичной информации о преступлении, то они в уголовном судопроизводстве осуществляются постоянно при принятии процессуальных решений, что в частности, отмечается в ст. 71 УПК.2

Нельзя не учитывать и то, что проведение предварительной проверки без учета ее надобности, прежде всего, отрицательно сказывается на последующем расследовании преступления. Иногда, в результате длительной и неумелой проверки, преждевременно становятся широко известными отдельные сведения о преступлении, которыми располагает компетентное должностное лицо, и это дает возможность заинтересованным лицам скрыть следы преступления, помешать расследованию. Кроме того, как справедливо указывает Н.Г. Шурухнов, из статьи 109 УПК РСФСР вовсе не вытекает, что дополнительные материалы истребуются по каждому заявлению (сообщению) о преступлении. Необходимость в ней возникает, если поступившие первичные материалы недостаточно полно освещают все те вопросы, которые надо выяснить для принятия объективного процессуального решения3.

Придерживающийся аналогичной точки зрения Ф.Н. Фаткулин, отме- чает, что проведение предварительной проверки без учета ее необходимости приводит к нерациональной и ничем неоправданной трате сил и вре-

1 См.: Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. М., 1975. С. 91-92; Чеканов В.Я. Советский уголовный процесс. Саратов, 1967. С. 12-13; Чувилев А.А. Дознание в органах внутренних дел: Учебное пособие. С. 30.

” См.: Афанасьев B.C., Сергеев Л.А. Рассмотрение сообщений о преступлениях. М., 1972. С. 19-29.

См.: Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях: Учебное пособие. М., 1985. С. 8-9.

25

мени как правоохранительных органов, так и граждан1. Данная позиция представляется, правильной.

Необходимой предпосылкой любого процессуального решения явля- ется установление определенной совокупности сведений о фактах, гарантирующих обоснованность его принятия. Поэтому и принятие соответствующего решения по заявлению или сообщению о преступлении должно опираться на совокупность данных, достаточных для законного и обоснованного возбуждения или отказа в возбуждении уголовного дела. Установление таковой является непосредственной (основной) задачей предварительной проверки первичных материалов о преступлении. Поэтому представляется неправомерным осуществление мероприятий по получению дополнительных материалов в первоначальной стадии уголовного процесса, если вопрос о возбуждении уголовного дела или отказе в таковом может быть успешно разрешен при наличии сведений, содержащихся в заявлениях (сообщениях) о преступлениях.

Как уже отмечалось, уголовно-процессуальная деятельность начина- ется с появления у компетентного органа или должностного лица предусмотренного законом повода к возбуждению уголовного дела.

Действующий уголовно-процессуальный закон не раскрывает понятия поводов, ограничиваясь лишь перечнем его видов. В соответствии с ч. 1 ст. 108 УПК, к ним относятся: заявления и письма граждан; сообщения профсоюзных и комсомольских организаций, народных дружин по охране общественного порядка, товарищеских судов и других общественных организаций; сообщения предприятий, учреждений, организаций и должностных лиц; статьи, заметки и письма, опубликованные в печати; явка с

1 Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение дела - самостоятельная стадия советского уголовного процесса. // Ученые записки. Вып. 1. Вопросы советского уголовного процесса. М: ВЮЗИ, 1958. С. 183.

26

повинной; непосредственное обнаружение органом дознания, следователем, прокурором или судом признаков преступления.

Нет единой точки зрения о том, что следует понимать под поводом к возбуждению уголовного дела и в теории уголовного процесса. Так, A.M. Ларин определяет поводы как “источники информации о преступлении, различимые с точки зрения формы и способа получения”1.

М.А. Чельцов, в свою очередь, трактует поводы, как источник осве- домления о событии преступления, наличием которого обусловливается право возбудить уголовное дело’.

Н.П. Кузнецов под поводами понимает получение из указанных в за- коне источников сведений о готовящемся или совершенном преступле- нии3.

Г.В. Дроздов определяют поводы как “установленный уголовно- процессуальным законом источник, из которого компетентные органы и должностные лица получают информацию о преступлении, что обязывает их решить вопрос о возбуждении уголовного дела”4.

Б.А. Галкин придерживается мнения, что поводом является первона- чальные сведения о преступлении, уполномочивающие решать вопрос о возбуждении уголовного дела .

Если не обращать внимание на частные моменты и детали приведен- ных определений, то нетрудно заметить, что большинство процессуали-

1 Ларин A.M. Уголовный процесс России: Лекции-очерки / Под ред. проф. В.М. Савицкого. М., 1997. С. 140.

2 См.: Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. С. 219; разделяет данную позицию и Рыжаков А.П. Уголовный процесс: возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела: Учебное пособие. Тула, 1996. С. 19.

3 См.: Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. Воронеж, 1983. С. 31.

4 Дроздов Г.В. Учебник уголовного процесса / Отв. ред. А.С. Кобликов. С. 134;

27

стов под поводами понимают, либо первичные сведения о преступном факте, либо их источники. Вместе с тем приведенные определения поводов к возбуждению уголовного дела нельзя признать совершенными.

Во-первых, следует учитывать, что сведения, которые требуются для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, могут содержаться в источниках трех видов: в заявлениях и сообщениях о преступлениях; в материалах непосредственного обнаружения признаков преступления; в приложенных к ним документах и предметах полученных в ходе предварительной проверки соответствующего сообщения. Из перечисленных источников, в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом (ст. 108 УПК), только заявления (сообщения) и материалы непо- средственного обнаружения признаков преступления могут быть причислены к поводам. Документы и предметы приложенные к ним, или полученные в ходе предварительной проверки заявлений, не расцениваются законом, как поводы к возбуждению уголовного дела. Поэтому определение повода, как источника сведений, необходимых для возбуждения уголовного дела, приводит к тому, что перечень поводов содержащийся в ст. 108 УПК, становится весьма условным.

Во-вторых, не каждый, из указанных в законе поводов, может расце- ниваться, как сведения о преступлении или их источник2. Таковым является непосредственное обнаружение органом дознания, следователем, прокурором или судом признаков преступления, которое уже по филологическому смыслу не может быть признано ни сведениями известного рода, ни

См.: Галкин Б.А. Уголовный процесс // Библиотека народного судьи. Вып.З.М, 1949. С. 65.

См.: Григорьев В.Н. Обнаружение преступлений органами внутренних дел. Ташкент, 1986. С. 16-17; Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. Дис. …канд. юрид. наук. Казань-Иваново. 1959. С. 128; Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. С. 25.

28

их источником. Таким следует считать также явку с повинной, которая представляет собой определенное действие, а не какие-либо фактические данные или их источники.

В третьих, в приведенных выше определениях не отражена побуди- тельная сторона поводов, показывающая предпосылку возникновения обязанности разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела или отказе в таковом. В результате этого вопрос о том, почему эта деятельность началась, чем она обусловлена, остается не разрешенным. Между тем, самое важное при уяснении существа повода, и есть его побудительная сторона, которая дает ответ на данный вопрос. А с этой стороны, повод есть условие (юридический факт), при наличии которого закон уполномочивает компетентные органы и должностные лица совершать действия и вступать в правоотношения, образующие в своем единстве деятельность по разрешению задач, стоящих на первоначальном этапе уголовного судопроизводства.

Вот почему наиболее приемлемой, на наш взгляд, представляется по- зиция Н.В. Жогина и Ф.Н. Фаткуллина, рассматривающих повод, как юридический факт, вызывающий деятельность по возбуждению уголовного дела1.

Однако, мы полагаем, что данная дефиниция требует некоторого уточнения. Повод не столько порождает обязанность разрешить вопрос о возбуждении уголовного дела, сколько вызывает деятельность, поскольку последняя является средством выполнения указанной обязанности.

Кроме этого, в теории права под юридическими фактами понимаются жизненные обстоятельства, с которыми закон, правовые нормы, связыва-

1 См.: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М., 1961. С. 63; Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М., 1965. С. 6; Жогин Н.В. Прокурорский

29

ют наступление юридических последствий, прежде всего, различных правовых отношений. Юридические факты принято разделять на события и действия. В отличии от события, которые не зависят от воли человека, действия представляют собой его волеизъявление. Действия, совершаемые с намерениями породить юридические последствия, называются юридическими актами, а действия, приводящие к юридическим последствиям независимо от намерений лица, - юридическими поступками1.

Таким образом, заявления и сообщения о преступлении, явка с по- винной, непосредственное обнаружение признаков преступления компетентными органами и должностными лицами (если оно соответствующим образом оформлено) следует относить к юридическим актам, так как изначально они совершаются с целью породить юридические последствия.

С учетом изложенного, наиболее удачной представляется позиция Г.П. Химичевой определяющей поводы к возбуждению уголовного дела как, предусмотренные уголовно-процессуальным законом юридические. акты и поступки, с которыми закон связывает обязанность компетентного органа или должностного лица решить вопрос о возбуждении уголовного

“У

дела, либо об отказе в таковом .

Повод к возбуждению уголовного дела является юридическим актом, порождающим уголовно-процессуальные отношения. С его появлением у компетентных органов и должностных лиц возникает юридическая обязанность принять поступающую информацию о любом совершенном или готовящемся преступлении, рассмотреть ее, при необходимости провести предварительную проверку, после чего в установленные законом сроки

надзор за предварительным расследованием уголовных дела. М., 1968. С. 122.

См.: Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1996. С 397-398.

См.: Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. С. 25.

30

принять соответствующее процессуальное решение и уведомить о нем заявителя и иных заинтересованных лиц.

Что касается первичных материалов о преступлении, то они не могут быть отождествлены ни с одним из рассмотренных определений поводов к возбуждению уголовного дела по двум причинам.

Во-первых, первичные материалы о преступлениях это не сама ин- формация (полученная в ходе явки с повинной, непосредственного обнаружения признаков преступления и т.д.) и не факт поступления таковой в компетентные органы, а документы и иные материальные носители, в которых информация отражена (заявление как документ, протокол явки с повинной, рапорт о непосредственном обнаружении и т.д.).

Во-вторых первичные материалы о преступлениях могут представлять собой не только материальные источники сведений о преступлении, указанные в ч.1 ст. 108 УПК, но и приложенные к ним предметы и документы. Эти предметы и документы не заменяют собой поводы, а лишь дополняют, подтверждают и конкретизируют заявление и сообщение о преступлениях, хотя и имеют такое же доказательственное значение, так как в познавательном, отношении они ничем не отличаются от последних. Оцениваемые наряду (практически одновременно) с поводами, они формируют первичное представление о сообщаемом преступном деянии.

В этой связи определенный интерес представляют первичные мате- риалы, отражающие непосредственное обнаружение органом дознания, следователем, прокурором или судом признаков преступления (п. 6 ч. 1 ст. 108 УПК). Действующее уголовно- процессуальное законодательство не содержит требований к форме фиксации непосредственного обнаружения компетентным органом признаков преступления. Данное положение некоторые процессуалисты объясняют тем, что установить единую форму фиксации признаков преступления сложно из-за многообразия приемов их непосредственного обнаружения и широкого круга лиц, наделенных таки- *

31

ми полномочиями1. Однако с данным утверждением трудно согласиться. Так как, во-первых, перечень государственных органов и должностных лиц, полномочных при непосредственном обнаружении признаков преступления, возбуждать уголовное дело, конкретно установлен уголовно-процессуальном законом (ст. 3 УПК), и во-вторых приемы непосредственного обнаружения признаков преступления либо выходят за рамки уголовно-процессуального регулирования (при осуществлении оперативно-розыскной или административной деятельности, в ходе проведении прокурором общего надзора), и тогда они не представляют интереса при осуществлении уголовного судопроизводства, либо достаточно полно регламентированы действующим уголовно-процессуальным законодательством (при производстве дознания или предварительного следствия).

Кроме этого, нельзя согласиться и с принижением роли процессуаль- ной формы в отечественном уголовном судопроизводстве. Вся деятельность органов дознания, следствия, прокуратуры и суда протекает в процессуальной форме, которая обязывает совершать, как отдельные следственные и судебные действия, так и все уголовное судопроизводство в, определенных законом, порядке, условиях и последовательности2. “Поэтому, - как справедливо отмечает СВ. Бородин: - соблюдению уголовно-процессуальной формы в советском уголовном судопроизводстве придается важное значение. Нарушение ее рассматривается, как нарушение уголовно-процессуального закона и, в ряде случаев, влечет отмену

См.: Марфицин П. Г., Баранов А. М. Типичные уголовно- процессуальные ошибки, допускаемые при рассмотрении информации о преступлениях / Сб.: Вопросы укрепления законности в уголовном судопроизводстве в свете правовой реформы. Тюмень, 1995. С. 60. “ См.: Божьев В.П., Карпухин Ю.А. Уголовный процесс: Учебник для иностранных слушателей вузов МВД СССР / Под ред. В.П. Божьева. М., 1989. С. 15.

32

приговора (ст. 345 УПК)”1. Отсутствие же в действующем уголовно- процессуальном законе регламентации некоторых положений, свидетельствует о его несовершенстве, а не создает прецедента для отступления от общепризнанных постулатов.

Компетентные государственные органы, не имея поэтому вопросу указаний уголовно-процессуального закона, пытаются урегулировать его ведомственными нормативными актами. Так, в соответствии с Примерной инструкцией, утвержденной приказом МВД СССР от 11 ноября 1990 года, при выявлении в процессе дознания или предварительного следствия ранее неизвестного органам внутренних дел преступления, а так же, если признаки преступления обнаружены в процессе рассмотрения другой информации или выполнения своих служебных обязанностей, то работник, который их выявил, обязан составить рапорт о непосредственном обнаружении признаков преступления, являющийся, в соответствии с требованиями УПК, поводом для возбуждения уголовного дела2.

Данное положение свидетельствует о необходимости приведения не- которых норм уголовно-процессуального закона в соответствие с потребностями практики, т.е. предусмотреть в УПК конкретную форму документа, отражающего информацию полученную в результате непосредственного обнаружения.

Итак, первичными материалами о преступлениях следует признавать документы, отражающие информацию о поводах к возбуждению уголовного дела (юридических актах или поступках), а также представленные

Бородин СВ. Советский уголовный процесс: Общая часть / Под общ. ред. Б.А. Викторова, В.Е. Чугунова. М.,1973. С. 14.

” Примерная инструкция о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах и учреждениях внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях. Утверждена приказом МВД СССР от 11 ноября 1990 года. п. 4.3. и примечание.

33

одновременно с ними иные материалы (предметы и документы) допол- няющие, уточняющие и подтверждающие данную информацию.

Сказанное позволяет рассматривать предварительную проверку, как составной, хотя и не обязательный элемент стадии возбуждения уголовного дела. Данная проверка начинается с поступления компетентному должностному лицу первичных материалов о готовящемся или совершенном преступлении, и предшествует, в некоторых случаях, решению вопроса о возбуждении дела или об отказе в таковом. Осуществляемые в ходе предварительной проверки действия, органически включаются в систему процессуальных действий, из которых слагается данная стадия.

Таким образом можно сделать вывод о том, что деятельность по сбору дополнительных данных в стадии возбуждения уголовного дела, носит уголовно-процессуальный характер. Однако в литературе на этот счет имеются иные суждения.

До принятия ныне действующего уголовно-процессуального законо- дательства, многие ученые-процессуалисты высказывали мнение о том, что уголовный процесс начинается с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, тем самым, оставляя предварительную проверку за рамками уголовного судопроизводства. Этому в значительной мере способствовало то, что уголовно- процессуальные нормы того времени, не упоминали ни о самой проверке заявлений и сообщений о преступлениях, ни, тем более, о способах и порядке ее производства. Такие утверждения основывались на общепринятом взгляде, согласно которому действия, не регламентированные уголовно-процессуальным законом, не могут считаться процессуальными1.

См., например: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958. С. 251; Савитцкий Н.И. Возбуждение уголовного дела в советском военно-уголовном процессе. М, 1950. С. 2; Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962. С. 232; Незванова Г.Г. Проверка основания к •

34

Указанное положение коренным образом изменилось с принятием нового уголовно-процессуального законодательства. В нем нашли отражение нормы, предусматривающие не только возможность проверки первичных материалов о преступлениях, но и определяющие основания, субъектов, сроки, а также способы ее проведения (ст. ст. 108-116 УПК). Вследствие чего, как правильно отметил В.М. Савицкий, “…предварительная проверка приобрела значение самостоятельного процессуального института, относящегося к стадии возбуждения уголовного дела”1.

Именно уголовно-процессуальное законодательство предусматривает ряд условий (требований), соблюдение которых призвано обеспечить законность и обоснованность предварительной проверки и принимаемых по ее результатам решений.

Исходя из норм действующего законодательства, для признания предварительной проверки правомерной, необходима совокупность определенных процессуальных условий: а) наличие повода к возбуждению уголовного дела, установленного ст. 108 УПК; б) проведение в целях установления и уточнения оснований к возбуждению уголовного дела или к отказу в таковом (ч. 2 ст. 108 УПК); в) осуществление субъектами, правомочными разрешать вопрос о возбуждении уголовного дела (ст. 109 УПК); г) реализация процессуальными средствами (ч. 2 ст. 109, ч. 2 ст. 178 УПК); и) соблюдение сроков, предусмотренных законом (ч. 1 ст. 109 УПК). Кроме того, по ее результатам должно быть обязательно принято процессуальное решение (ч. 3 ст. 109, 112, 113, 114 УПК).

Рассмотрим более подробно каждое из приведенных процессуальных условий.

возбуждению уголовного дела // Науч. труды. Сб. Вып. 309. Ташкент, 1967. С. 183 и др.

1 Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. С. 96.

35

Проведение предварительной проверки при наличии повода к возбу- ждению уголовного дела, установленного ст. 108 УПК. Данное требование касается юридического характера проверяемых первичных материалов. Как уже было отмечено, поводами к возбуждению уголовного дела являются юридические акты или поступки, которые перечислены в выше названной статье уголовно- процессуального кодекса. Только они влекут начало уголовно- процессуальной деятельности и порождают процессуальные права и обязанности субъектов уголовного судопроизводства. Исходя из этого, проверочные действия, как и другие меры, предусмотренные законом применяются только тогда, когда имеется законный повод к возбуждению уголовного дела.

Из общего количества уголовных дел (167), изученных автором, чаще всего поводом к возбуждению уголовного дела явились: заявления и письма граждан - 47,75 %. Второе место по распространенности занимает непосредственное обнаружение признаков преступления органом дознания, следователем, прокурором и судом - 27,9 %. Далее следуют: сообщения предприятий, учреждений, организаций и должностных лиц - 23,51 %; сообщения общественных организаций - 0,21 %; явка с повинной - 0,54 %; ни разу не выступили в качестве повода к возбуждению уголовного дела -статьи, заметки и письма, опубликованные в печати.

Возникновение и реализация уголовно-процессуальных отношений связаны с появлением у компетентного государственного органа или должностного лица повода к возбуждению уголовного дела1.

Более подробно об этом см.: Божьев В.П., Фролов Е.А. Уголовно- правовые и процессуальные правоотношения // Сов. гос. и право. 1974. № 1. С. 93; Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. М, 1970. С. 5-10; Павлов Н.Е. Производство по заявлениям, сообщениям о преступлениях. Волгоград, 1979. С.5-8; Строгович М.С. Уголовно-процессуальные нормы и уголовно- процессуальные отношения. М, 1979. С. 88-89 и др.

36

Следующим процессуальным условием производства предваритель- ной проверки, является проведение ее исключительно для установления и уточнения оснований к возбуждению уголовного дела или к отказу в таковом. Это требование непосредственно связано с основной задачей предварительной проверки и исходит из положения уголовно-процессуального закона о том, что для возбуждения уголовного дела необходимы достаточные данные, указывающие на признаки преступления (ст. ст. 108, 112, 113 УПК). Поэтому, если в поступивших первичных материалах о преступлениях не содержится оснований для принятия законного и обоснованного процессуального решения, то в этом случае проводится их предварительная проверка.

Правильно проведенная предварительная проверка первичных мате- риалов о преступлениях позволяет предотвратить принятие поспешного и необоснованного решения по ним, служит важной гарантией обеспечения законности, соблюдения конституционных прав граждан.

Процессуальный характер предварительной проверки подчеркивает и тот факт, что она проводится субъектами, предусмотренными уголовно-процессуальным законом. Статья 109 УПК в качестве субъектов предварительной проверки называет прокурора, следователя, орган дознания и судью. Статья 3 УПК, в свою очередь, обязывает вышеназванные органы и должностные лица, в пределах своей компетенции, возбуждать уголовные дела в каждом случае обнаружения признаков преступления. Из смысла указанных статей усматривается, что предварительную проверку первичных материалов о преступлениях могут производить только те государственные органы и должностные лица, которые правомочны принимать по ним процессуальное решение.

Определение должностного лица уполномоченного на принятие про- цессуального решения представляет определенную сложность в отношении органов дознания. Рассмотрим этот вопрос на примере милиции.

37

Для эффективной и целенаправленной деятельности данного органа важное значение имеет правильное решение следующих вопросов. Кто из должностных лиц имеет право: 1) принять окончательное процессуальное решение в стадии возбуждения уголовного дела; 2) дать указание о проведении предварительной проверки; 3) осуществлять саму предварительную проверку.

Сложность решения перечисленных вопросов связана с тем, что уго- ловно-процессуальное законодательство органом дознания признает в целом милицию (ст. 117 УПК), которая в свою очередь состоит из криминальной милиции и милиции общественной безопасности.

Нормы уголовно-процессуального законодательства, в одних случа- ях, определяют права и обязанности органа дознания (например: ст. ст. 3, 6, 7, 9, 10, 21, 30, 31, 69, 108, 109, 112-120 УПК и др.), в других - права и обязанности лица, производящего дознание (например: ст. ст. 19, 20, 22, 23, 26, 46, 53-55, 58, 64, 70, 71, 82, 84, 92, 93, 111 УПК и др.). Анализ приведенных норм позволяет прийти к выводу о том, что принятие наиболее важных итоговых процессуальных решений: возбуждение уголовного дела (ст. 112 УПК); отказ в возбуждении уголовного дела (ст. 113 УПК); передача заявления или сообщения по подследственности или подсудности (ст. 114 УПК); задержание подозреваемого (ст. 122 УПК) и др. - отнесено к компетенции органа дознания, а не лица, производящего дознание1.

Однако Приказ МВД России от 16 октября 1992 г. “О мерах по укреплению подразделений дознания и совершенствованию раскрытия преступлений, по которым предварительное следствие не обязательно” гласит, что

1 См.: Белозеров Ю.Н. Органы дознания системы МВД СССР и их структура // Органы дознания и предварительного следствия системы МВД и их взаимодействие. М., 1973. С. 25.

38

применительно к статьям УПК, где речь идет о лице, производящим дознание, решения должны утверждаться начальником органа дознания1.

Учитывая изложенное, а также то, что всей совокупностью полномочий органа дознания обладает только его начальник, а не любое должно- стное лицо данного органа, то вполне логично предположить, что в тех случаях, когда закон в качестве субъекта уголовного процесса указывает на орган дознания в целом, то представлять его должен начальник или должностные лица его заменяющие. Именно по этому пути идет и практика.

В этой связи представляется целесообразным прямо указать в законе, что наиболее важные (и какие именно) процессуальные решения прини- маемые должностным лицом органа дознания, утверждаются начальником этого органа. В ст. 34 УПК указать перечень должностных лиц, обладающих компетенцией начальника органа дознания.

Отсутствие указанного разъяснения в законе вынуждает разрешать этот вопрос на уровне ведомственных нормативно-правовых актов, которые нередко противоречат друг другу.

В соответствии с рядом ведомственных нормативно-правовых актов, всей совокупностью полномочий органа дознания, обладают начальники милиции общественной безопасности и криминальной милиции, а также территориальных и линейных отделов (отделений) милиции и их заместители. Органы внутренних дел не упомянуты в числе органов дознания, поэтому их начальники не обладают аналогичными процессуальными правами2. Данное положение представляется не вполне логичным, по-

1 См.: Вопросы расследования преступлений: Справочное пособие / Под общей ред. И.Н. Кожевникова. Изд. 2-е перераб. и доп. М., 1997. С. 46- 48.

2 См.: Письмо Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, Следственного Комитета МВД РФ № 1 / 3986, № 25 / 15-1-1993 от 9 сентября 1993 года “О процессуальных полномочиях руководителей органов внутренних дел”; Примерный перечень основных функциональных
обязанностей *

39

скольку начальник органа внутренних дел является одновременно начальником и для подразделений криминальной милиции, и милиции общественной безопасности. Кроме этого, прослеживается некоторая несогласованность ведомственных нормативн-правовых актов МВД.

Так, в соответствии с п. 2.3. и 3.2. приказа МВД России от 14 сентября 1993 года рассматривать материалы и принимать по ним процессуальные решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом, а также о передаче материалов по подследственности, правомочны только начальники милиции общественной безопасности и начальники криминальной милиции, в то время как действующий приказ МВД СССР от 11 сентября 1990 года в п. 4.8. возлагает на начальника органа внутренних дел обязанность по утверждению постановлений о возбуждении уголовно- го дела или об отказе в принятии такого решения, в п. 4.5. по каждому сообщению или заявлению о преступлениях и происшествиях обязывает его давать письменное указание конкретным исполнителям о их регистрации в дежурной части и рассмотрении в установленные сроки, в п. 3.10. предусматривает персональную ответственность начальника органа внутренних дел за организацию работы вверенного ему подразделения по обеспечению круглосуточного приема, полноты регистрации и законности разрешения поступающих заявлений и сообщений о преступлениях.

Согласно п. 7.1. приложения к приказу МВД России от 16 октября 1992 г. “О мерах по укреплению подразделений дознания и совершенствованию раскрытия преступлений, по которым предварительное следствие не обязательно”, контроль за процессуальной деятельностью специальных

руководителя горрайлиноргана. Утвержден приказом МВД России от 14 сентября 1993 года. п. 2.3. и 3.2.; Примерная инструкция о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах и учреждениях внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях. Утверждена приказом МВД СССР от 11 ноября 1990 года. п. 5.5.

40

подразделений дознания обеспечивает начальник органа внутренних дел и начальник милиции общественной безопасности1.

Данное противоречие должно быть устранено.

Что касается непосредственного проведения предварительной про- верки первичных материалов о преступлениях, то она может быть поручена оперативному уполномоченному уголовного розыска, дознавателю, участковому инспектору милиции и другим должностным лицам соответствующих подразделений органа внутренних дел.

Наиболее весомым аргументом процессуальной сущности предвари- тельной проверки, на наш взгляд, является то, что сбор и проверка дополнительной информации осуществляется способами, указанными в уголовно-процессуальном законе. Данное положение сформулировано в ст. 109 УПК из смысла которой вытекает, что предварительная проверка первичных материалов о преступлениях проводится с помощью процессуальных действий: получения объяснений и истребования необходимых материалов.

Как правильно отмечает СВ. Бородин, запрещение производства следственных действий до возбуждения уголовного дела, сформулированное в законе (ч. 2 ст. 109 УПК), вовсе не исключает уголовно-процессуального характера действий органа дознания, следователя, прокурора и судьи в стадии возбуждения уголовного дела2.

Что касается их соотношения со следственными действиями, то это есть соотношение рода и вида: любое следственное действие является

См.: Вопросы расследования преступлений: Справочное пособие / Под общей ред. И.Н. Кожевникова. Изд. 2-е перераб. и доп. С. 46. 2 См.: Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. С. 9-10.

lb„’;J’<0’.i.Mi 41

процессуальным, но не каждое процессуальное действие является следственным1.

Процессуальными справедливо признать все действия, предусмот- ренные уголовно-процессуальным законом, в том числе и те, которые производятся до возбуждения уголовного дела2.

Если на стадии предварительного расследования, процессуальные действия, независимо от их непосредственной задачи, в совокупности направлены на всестороннее, полное и объективное расследование уголовного дела , то на первоначальной стадии уголовного судопроизводства они направлены на правильное и своевременное разрешение первичных материалов о преступлениях.

Следующим, не менее важным аргументом процессуальной сущности предварительной проверки, является ее проведение в сроки, установ- ленные уголовно-процессуальным законом.

Согласно ч. 1 ст. 109 УПК прокурор, следователь, орган дознания и судья обязаны принимать решения по заявлениям и сообщениям о преступлениях в срок не более трех суток со дня их получения, а, в исключительных случаях, - в срок не более десяти суток. Продление этого срока законом не предусмотрено.

Правовое значение сроков в уголовном судопроизводстве определя- ется той ролью, которую они выполняют в регулировании уголовно- про-

1 См.: Кузнецов Н.П. Процессуальная форма возбуждения уголовного дела // Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы. Воронеж, 1979. С. 137.

Некоторые авторы полагают, что все процессуальные действия, производимые следователем являются следственными. См., например: Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. М., 1966. С. 59; он же. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М., 1970. С. 147-148.

3 См.: Белозеров Ю.Н., Рябоконь В.В. Производство следственных действий: Учебное пособие. М, 1990. С. 3.

42

цессуальной деятельности участников процесса. Установленные правила о сроках являются нормами закона. В этом можно убедиться, проанализировав содержание тех уголовно-процессуальных норм, которые содержат указания на установление определенного срока. В тех случаях, когда закон предусматривает требование о соблюдении определенного срока, целью соответствующей правовой нормы является обеспечение своевременного выполнения того или иного процессуального действия.

Как верно замечает А.П. Гуляев, “Процессуальный срок обязательно связан с каким-либо процессуальным действием или совокупностью действий. Это объясняется тем, что сроки в уголовном процессе применяются именно как средство регулирования процессуальных отношений, складывающихся в конечном счете из определенных действий, участвующих в процессе лиц”1.

О процессуальной сущности предварительной проверки свидетельст- вует также и то, что по ее результатам принимаются процессуальные решения. Предусмотренные уголовно-процессуальным законом решения могут быть итогом лишь процессуальной деятельности. В соответствии со ст. 109 УПК по результатам предварительной проверки должно быть принято одно из следующих решений: о возбуждении уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовного дела, или о передаче заявления или сообщения по подследственности или подсудности.

Согласно ст. ст. 112, 113 УПК, решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом, оформляются постановлением прокурора, следователя, органа дознания, судьи или определением суда. Этими документами обобщается и завершается вся деятельность названных государственных органов и должностных лиц на первоначальной стадии уголовного судопроизводства. Кроме того, постановление о возбуждении уго-

43

ловного дела является правовым основанием для перехода в последующую стадию уголовного процесса - стадию предварительного расследования, а в предусмотренных законом случаях - судебного разбирательства.

Таким образом, если указанные постановления являются процессу- альными актами, то нет причины считать непроцессуальными действия по установлению фактических обстоятельств, прямым результатом которых являются эти акты. В противном случае пришлось бы признать, что процессуальная форма постановления о возбуждении уголовного дела либо об отказе в таковом прикрывает собой непроцессуальные действия.

Подводя краткий итог, отметим, что проведение предварительной проверки первичных материалов о преступлениях регулируется уголовно-процессуальными нормами, а значит, носит процессуальный характер. Совокупность этих норм составляет самостоятельный институт уголовно-процессуального права - институт предварительной проверки, являющийся составной частью стадии возбуждения уголовного дела.

Таким образом, на основе изложенного можно дать следующее опре- деление предварительной проверки первичных материалов о преступлениях, осуществляемой на стадии возбуждения уголовного дела.

Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях - это регламентированная уголовно-процессуальным законом деятельность органа дознания, следователя, прокурора и судьи, по сбору и изучению дополнительных сведений, необходимых для принятия законного и обоснованного процессуального решения по поступившему первичному материалу о преступлении.

Подчеркнем еще раз, что сущность предварительной проверки заклю- чается именно в сборе и изучении дополнительных сведений (материалов)

0 фактах, указание на которые имеется в первичных материалах о престу-

1 Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного

44

плении. Такие дополнительно собранные сведения о фактах позволяют произвести повторную оценку первоначально поступивших материалов перед принятием окончательного решения.

§ 2. Предварительная проверка как форма уголовно- процессуального доказывания

Деятельность по предварительной проверке первичных материалов о преступлениях, направлена на постижение знания об окружающей действительности. Воссоздавая и изучая определенное событие, имевшее место в прошлом, во всех его юридически значимых чертах, предварительная проверка, таким образом, представляет собой процесс познания.

Однако, будучи направленной на достижение целей и выполнение за- дач уголовного судопроизводства, предварительная проверка, в свою очередь, протекает в специфической области познавательной деятельности. Она имеет свой предмет, определенный круг субъектов, свои проблемы и формы исследования, не растворяющиеся в теории познания, но основывающиеся на ней.

Одной из особенностей уголовно-процессуального познания, в том числе и предварительной проверки является то, что оно направлено на установление события или явления происшедшего исключительно в прошлом, путем восстановления картины происшедшего, на основе сведений, оставшихся в объективном мире. Такой способ познания в философской литературе, именуется ретросказанием и определяется как “процедура

дела и предварительного расследования. М, 1976. С. 5-6.

45

опосредованного выводного получения знаний о настоящих или других прошлых предметах” .

Именно следы отражения прошлого события несут сведения, которые являются тем объективным материалом, на котором основывается ретро-сказательный способ познания. Эти сведения прошедшего события могут содержаться в документах, предметах материального мира, они могут отобразиться в сознании очевидцев и т.п.

Другая, не менее значимая особенность предварительной проверки первичных материалов о преступлениях состоит в том, что она протекает в строго регламентированном уголовно-процессуальным законом порядке и только, с использованием указанных в нем средств, в то время как, обыденное познание “…осуществляется любыми средствами, лишь бы они могли дать верный результат, при этом можно применять и спорную, недостаточно апробированную методику, включающую элементы риска”2.

Как уже было отмечено, осуществляемая на стадии возбуждения уго- ловного дела предварительная проверка имеет свой предмет исследования, им является совокупность фактов или обстоятельств, подлежащих установлению для правильного разрешения первичных материалов о преступлениях.

Точное определение предмета предварительной проверки придает це- леустремленный характер деятельности субъектов исследования, позволяет сосредоточить их усилия на установлении действительно существенных обстоятельств происшедшего события.

1 Никитин Е.П. Метод познания прошлого // Вопросы философии. 1966. № 8. С. 34-35.

” См.: Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж, 1995. С. 7.

46

Фактические обстоятельства, составляющие предмет предварительной проверки, крайне разнообразны. Это объясняется специфическими особенностями каждого предполагаемого состава преступления.

В то же время, анализ некоторых норм рассматриваемого уголовно- процессуального института (ст. ст. 108, 109, 112, 113 УПК), позволяет прийти к выводу о том, что законность повода, наличие признаков преступления в событии, а так же, отсутствие обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу, являются неотъемлемыми элементами предмета предварительной проверки первичных материалов о преступлениях1.

Особенность предварительной проверки первичных материалов о преступлениях проявляется и в том, что исследованиями в данной области может заниматься не любой человек, а лишь субъекты, предусмотренные соответствующим законом. Так, согласно ст. ст. 3, 109, 112-114 УПК, производство предварительной проверки возлагается на государственные органы - суд, прокуратуру, органы предварительного следствия и дознания. Вместе с тем, в предварительной проверке могут принимать участие и другие субъекты судопроизводства, отстаивающие в процессе свой интерес или интерес представляемых ими лиц (ст. ст. 110, 111 УПК и др.).

Нельзя обойти и тот факт, что субъект, осуществляющий обыденное познание, может ограничиться получением знания “для себя”, не стремясь передать его другим, в то время как знания, полученные в ходе предварительной проверки, должны стать достоянием других, т.е. знанием “для всех”. Поэтому, предварительная проверка, в отличии от обыденного познания, всегда должна сопровождаться удостоверением познанного. Это предполагает не только получение в установленном законом порядке

1 Более подробно о предмете предварительной проверки см.: Глава 2. § 1. настоящего исследования.

47

интересующих сведений, но и надлежащее их фиксирование (составле- ние протоколов, объяснений и т.д.).

Именно фиксирование информации обеспечивает возможность озна- комления с ней участников процесса, что в свою очередь, является гарантией всестороннего, полного и объективного исследование обстоятельств преступного события, о котором стало известно из поступивших в компетентные органы заявлений и сообщений, а так же принятия по ним законного и обоснованного процессуального решения.

Таким образом, можно сделать вывод, что предварительная проверка первичных материалов о преступлениях, является, познавательной, исследовательской деятельностью, которая подчиняется общим гносеологическим закономерностям, однако осуществляется, в особых, определенных правовыми нормами условиях и формах.

Познавательная деятельность, протекаемая в период предварительной проверки первичных материалов о преступлениях, гораздо уже обыденного познания, осуществляемого нередко вне каких-либо субъективных рамок и ограничений.

Поскольку в уголовном судопроизводстве познание осуществляется в виде доказывания, являющегося, по мнению большинства процессуалистов, самостоятельной формой познания , представляет интерес вопрос о том, можно ли рассматривать предварительную проверку первичных материалов о преступлениях как форму уголовно-процессуального доказывания.

1 См., например: Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика и доказывание (методологические проблемы). М., 1969. С. 7; Домбровский Р.Г. Познание и доказывание в расследовании преступлений. Дис. … д-ра юрид. наук. - Рига, 1990. С. 157-177; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С. 198; Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. М., 1969. С. 21-

48

На протяжении длительного времени, данный вопрос достаточно ост- ро дискутируется в уголовно-процессуальной науке. Анализ некоторых научных трудов, позволяет сделать вывод о том, что до начала 70-х годов превалировала точка зрения, отрицающая доказательственную сущность деятельности, осуществляемой на стадии возбуждения уголовного дела1.

Так, например, Н.В. Жогин и Ф.Н. Фаткуллин указывали, что стадия возбуждения уголовного дела имеет строго ограниченную задачу, которая не включает в себя доказывание, а полученные на этом этапе фактические данные, обретают силу доказательств только после их проверки средствами, допускаемыми на последующих стадиях”.

По сути, ту же позицию отстаивает СВ. Бородин, связывая получение доказательств только с производством следственных действий, которые не допускаются на стадии возбуждения уголовного дела (за исключением осмотра места происшествия ч. 2 ст. 178 УПК)3.

В.Д. Арсеньев, утверждает, что фактические данные, которыми обосновывается решение о возбуждении уголовного дела, носят характер

30; Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1976. С. 16-25 и др.

1 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1946. С. 251; Савицкий Н.И. Возбуждение уголовного дела в советском военно- уголовном процессе. М, 1950. С. 2; Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962. С. 232; Незванова Г.Г. Проверка основания к возбужде нию уголовного дела // Научные труды Ташкенского ун-та. Вып. 309. Ташкент, 1967. С. 183; Жогин Н.В. Прокурорский надзор за предваритель ным расследованием уголовных дел. М., 1968. С. 129 и др.

2 См.: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в совет ском уголовном процессе. М., 1965. С. 10-20. Аналог, точки зрения; см.: Гуткин И.М. Советский уголовный процесс / Под общ. ред. СВ. Бородина и И.П. Перлова. М., 1968. С. 68.

3 См.: Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. М., 1970. С. 51-52. 101.

49

зачатков судебных доказательств1.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что некоторые про- цессуалисты, отрицающие уголовно-процессуальное доказывание в стадии возбуждения уголовного дела, в некоторых случаях непоследовательны в своих суждениях.

В частности, Н.В. Жогин и Ф.Н. Фаткуллин, рассуждая о содержании постановления о возбуждении уголовного дела, с одной стороны, утверждают, что нельзя требовать, чтобы оно основывалось на развернутой системе доказательств, так как на первой стадии уголовного процесса их еще почти нет, а с другой стороны, указывают на то, что описательная часть постановления, включающая анализ имеющихся данных, должна мотивироваться ссылкой на наиболее важные из них2. Однако мотивировка, процессуальных решений, в том числе, о возбуждении уголовного дела может осуществляться лишь с использованием доказательств3.

Не совсем логична также и позиция И.М. Гуткина, который отрицая доказывание на стадии возбуждения уголовного дела, все же допускает осуществление компетентными органами действий по сохранению и закреплению следов преступления, а так же получение ими на данном этапе, материалов и фактов, которые могут иметь доказательственное значение в будущем, на более поздних стадиях уголовного судопроизводства.4 Однако, если сведения о фактах, которые устанавливают указанные

См.: Арсеньев В.Д. Доказывание фактических обстоятельств дела в советском уголовном процессе: Автореф. дис. … д-ра. юрид. наук. М., 1967. С. 13.

См.: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М, 1961. С. 185-186.

3 В последующем Ф.Н. Фаткуллин коренным образом изменил свою точку зрения по данному вопросу, указав, что “в нашем уголовном процессе нет ни одной стадии, где бы вообще отсутствовало доказывание”. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1976. С. 141.

4 См.: Гуткин И.М. Советский уголовный процесс / Под общ. ред. СВ. Бородина и И.Д. Перлова. М. 1968. С. 68.

50

органы в период производства предварительной проверки, могут иметь доказательственное значение в будущем, то неясно почему отрицается такое их значение на первоначальной стадии уголовного судопроизводства. Именно на основе этих данных принимается итоговое процессуальное решение стадии. И, уж тем более, если предварительная проверка, осуществляемая на стадии возбуждения уголовного дела включает в себя действия по сохранению и закреплению следов преступления (ст. ст. 112, 114 УПК), то не остается места для утверждения об отсутствии доказывания в этот период, так как обнаружение и закрепление следов преступления средствами, предусмотренными уголовно-процессуальным законом (ч. 2 ст. 109, ч. 2 ст. 178 УПК), несомненно, представляет собой доказательственную деятельность.

В результате возобладала точка зрения, в соответствии с которой на стадии возбуждения уголовного дела осуществляется уголовно- процессуальное доказывание не отличающееся от доказывания в других стадиях уголовного судопроизводства1.

Однако в последние годы некоторые ученые вновь стали ставить под сомнение доказательственную сущность деятельности, на стадии возбуждения уголовного дела2.

См., например: Григорьев В.Н. Использование фактических данных, полученных до возбуждения уголовного дела, в системе доказывания // Проблемы доказывания по уголовным делам: Межвуз. сб. Красноярск, 1988. С. 87-88; Шурухнов Н.Г. Материалы предварительной проверки и их доказательственное значение в уголовном судопроизводстве // Вопросы совершенствования деятельности милиции и следственного аппарата. М., 1981. С. 135- 136; Михайленко А.Р. Вопросы теории и практики возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. М, 1971. С. 264; Ульянова Л.Т. О доказывании в стадии возбуждения уголовного дела / Вестник Моск. ун-та. Вып. 12. № 3. 1971. С. 28; Сердюков П.П. Доказательства в стадии возбуждения уголовного дела. Иркутск, 1981. С. 72. и др.

” См., например: Трусов А. О допустимости и относимости доказательств // Сов. юстиция. 1990. № 14; Павлов Н.Е. Проблемы правового регулирования рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях. Актуальные

51

В частности, В.И. Зажицкий отмечает, что перечисленные в ч. 1 ст. 68 УПК обстоятельства подлежат доказыванию при производстве дознания, предварительного следствия и разбирательстве уголовного дела в суде, т.е. только на двух стадиях уголовного процесса .

Аналогичной точки зрения придерживается Н.М. Кипнис, утверждая, что “в стадии возбуждения уголовного дела доказывание не осуществляется. Уголовное дела необходимо возбуждать при наличии обоснованного предположения о совершении преступления, а не при доказанности этого факта” 2. Однако, отрицая доказательственное значение сведений, полученных на стадии возбуждения уголовного дела Н.М. Кипнис впадает в типичное, указанное выше противоречие, так как, в свою очередь, не отрицает, что заявления, сообщения о преступлении, публикации, протокол явки с повинной, поступившие вместе с ними либо истребованные в соответствии со ст. 109 УПК, документы справочно-удостоверительного характера, а также протоколы осмотра места происшествия, произведенные до возбуждения уголовного дела, обладают признаками доказательств3.

Определенную базу для возрождения подобных взглядов на деятельность осуществляемую в ходе предварительной проверки предоставили положения Концепции судебной реформы в Российской Федерации, одобренной Верховным Советом РСФСР 24 октября 1991 года4. Так, авторы

проблемы расследования преступлений. М., 1995; Сереброва СП. Проблемы рационализации досудебного производства: Дис. … канд. юрид. наук. Н- Новгород, 1995; Пономаренко В.А. Проблемы представления и использования доказательств в уголовном процессе. Дис. …канд. юридю наук. Саратов, 1998. С. 46-48.

1 См.: Зажицкий В.И. Правовая регламентация деятельности по обнаруже нию признаков преступления //Правоведение. 1992. № 4. С. 102.

2 См.: Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроиз водстве. М., 1995. С. 42-45.

) 3 См.: Там-же. С. 45-46.

4 См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А. Пашин. М., 1992.

52

“Концепции” полагают, что предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях является не процессуальной деятельностью, носит административный характер, и представляет собой суррогат расследования1. Это привело к тому, что некоторые авторы прямо высказались за упразднение стадии возбуждения уголовного дела2.

Еще более категорично высказывается СП. Сереброва, которая апел- лируя к действующему уголовно-процессуальному закону, отрицает не только доказательственную сущность указанной деятельности, но и само существование в уголовном судопроизводстве стадии возбуждения уголовного дела. По ее мнению вся деятельность по возбуждению уголовного дела сводится лишь к принятию процессуального решения3.

С указанными взглядами на сущность деятельности, осуществляемой при рассмотрении первичных материалов о преступлениях трудно согласиться, ибо все признаки, присущие данной деятельности, характеризуют ее как доказывание.

Как отмечалось выше, гносеологические законы отражения объектив- ной действительности в сознании человека имеют всеобщее значение, однако познание, осуществляемое в ходе производства по уголовному делу регламентируется нормами права и облечено в правовую форму. Доказывание протекает в рамках строго установленной процессуальной формы, которая определяет: цель, предмет, сроки доказывания, источники, средства и порядок этой деятельности, все это, как было указано ранее, в полной мере относится и к деятельности, осуществляемой на стадии возбуждения уголовного дела. Действия компетентных органов на этом этапе

1 См.: Там-же. С. 88.

2 См., например: Рогаткин А., Петрухин И. О реформе уголовно- процессуального права // Законность. 1996. № 2. С. 42.

3 См.: Сереброва СП. Проблемы рационализации досудебного производ ства. С 142-145; Аналогичной точки зрения придерживаются Зубаков В.П., Клипачев А.Д. Новые подходы к совершенствованию законодатель ства о борьбе с преступностью // Преступность и культура. Под ред. А.И. Долговой. М., 1999. С 73.

53

предусмотрены уголовно-процессуальным законом (ст. 108-116 УПК и др.), поэтому не могут носить административного характера. Недостаточная процессуальная регламентация деятельности на первоначальной стадии уголовного процесса свидетельствует о необходимости совершенствования таковой, а не об отсутствии ее процессуального характера.

В качестве основного аргумента доказательственной сущности пред- варительной проверки первичных материалов о преступлениях, можно выделить удостоверительную сторону происходящего при этом познания. Как и доказывание, деятельность по предварительной проверке, всегда коммуникативна, она обеспечивает переход знания от одного к другому, обращено к третьим лицам, тогда как обыденное познание может замкнуться на познающем субъекте. Удостоверительная сторона результатов познавательной деятельности в уголовном судопроизводстве имеет особое значение. Фактические данные, полученные, но не закрепленные в установленном законом порядке, не могут использоваться в качестве доказательств. Кроме того, обеспечивая возможность познания обстоятельств исследуемого события (явления) не только лицом, производящим уголовное судопроизводство, но и всем участникам уголовного процесса, удостоверительная сторона позволяет последним наиболее полно реализовать свои права и законные интересы, создает необходимые условия для принятия обоснованных и мотивированных процессуальных решений.

Сходство между деятельностью, осуществляемой на стадии возбуж- дения уголовного дела и иных стадиях процесса просматривается и в совпадении обстоятельств, подлежащих установлению. Анализ норм УПК (ст.ст. 5, 68.) позволяет заметить, что некоторые обстоятельства обязательно устанавливаются при проведении предварительной проверки в стадии возбуждения уголовного дела и на последующих стадиях процесса. В частности, ст. 5 УПК указывает, что уголовное дело не может быть возбуждено при отсутствии события преступления. Статья 68 УПК, в свою

54

очередь, требует доказывания наличия этого обстоятельства, при производстве предварительного расследования и разбирательстве дела в суде. Различие лишь в объеме обстоятельств, подлежащих установлению. П.А. Лупинская верно замечает: “Во всех стадиях уголовного процесса в соответствии с задачами каждой стадии устанавливаются все обстоятельства, включенные в предмет доказывания (в стадии предварительного расследования, в судебном разбирательстве), или часть этих обстоятельств (в стадии возбуждения уголовного дела)”1.

Деятельность по решению задач, стоящих на стадии возбуждения уголовного дела осуществляется предусмотренными уголовно- процессуальным законом субъектами (следователь, орган дознания, прокурор, суд, судья) с помощью определенных, перечисленных в ч. 2 ст. 109 и ч. 2 ст. 178 УПК средств. Недостаточно подробное описание в уголовно-процессуальном законе процедуры их производства, (что является аргументом противников доказательственной сущности первоначального этапа уголовного судопроизводства) приводит к выводу о необходимости

•у

устранения пробелов в законе , но не к отрицанию процессуального характера этой деятельности.

Так, в ходе предварительной проверки, осуществляемой на стадии возбуждения уголовного дела, могут быть истребованы необходимые материалы или получены объяснения (ст. 109 УПК). Порядок истребования на данном этапе уголовного судопроизводства ничем не отличается от подобных действий в ходе предварительного расследования (ст. 70 УПК), а поэтому такое действие, несомненно, является процессуальным и направлено на получение доказательств. Однако некоторые авторы полагают, что хотя процедура истребования материалов в принципе едина для

См.: Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их содержание и формы. М., 1976. С. 76

” См.: Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. М., 1997. С. 74.

55

всех стадий уголовного процесса, но истребование предметов и документов в соответствии со ст. 70 УПК, с одной стороны, и в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 109 УПК, - с другой, приводят к различным результатам: в первом случае получается доказательство, а во втором - материалы, необходимые для принятия обоснованного решения о возбуждении уголовного дела, которые доказательствами не являются. В ходе предварительного расследования документы, полученные до возбуждения уголовного дела, могут быть использованы в качестве доказательств, причем для придания им доказательственной силы не требуетсчя дополнительного процессуального оформления; они становятся доказательствами “автоматически”’.

Это суждение неубедительно. Во-первых, процессуальный порядок истребования документов не зависит от стадии процесса, в которой возникла необходимость в их получении. Во-вторых, для использования документа, полученного до возбуждения уголовного дела, в качестве доказательства в последующих стадиях нет необходимости в их дополнительном процессуальном оформлении. Таким образом нельзя утверждать, что эти документы имеют различный правовой статус в зависимости от того, на какой стадии они получены. Поэтому, как верно отмечает Н.П. Кузнецов, следует прийти к выводу, что документы, истребованные компетентным органом или должностным лицом в соответствии с нормами уголовно-процессуального права, должны рассматриваться как доказательства независимо от того, в какой момент уголовного судопроизводства они получены1.

Некоторые авторы полагают, что фактические данные в стадии воз-

См.: Прокофьев Ю.Н. Процессуальная форма документов на стадии возбуждения уголовного дела // Проблемы Советского государства и права. Иркутск, 1975. Вып. 9-10. С. 123, 126-127.

56

буждения уголовного дела лишены признаков доказательств, т.к. получены не из источников, указанных в ч. 2 ст. 69 УПК2.

Полагаем, что этот вопрос правильно решается Л.Т. Ульяновой, кото- рая указывает, что данные, на основе которых делается вывод о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом, обладают признаками доказательств, т.к. собраны из источников и способами, предусмотренными законом3. Эту мысль подтверждает содержание ст. 88 УПК, из анализа которой следует, что документы являются доказательствами, если обстоятельства и факты, удостоверенные или изложены предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами, имеют значение для дела независимо, получены ли они до или после возбуждения уголовного дела.

Это, в полной мере, относится и к фактическим данным, содержа- щимся в объяснениях граждан, полученных до возбуждения уголовного дела в порядке ст. 109 УПК. Если эти данные получены способом не противоречащим закону, имеется их источник (документ), то объяснения, несомненно, могут быть использованы в качестве доказательства и на иных стадиях уголовного процесса (например: в случае невозможности допросить лицо, давшее объяснение, либо его отказа от дачи показаний в ходе предварительного расследования или судебного разбирательства, а также при наличии существенных противоречий между объяснениями и показаниями этого лица).

См.: Кузнецов Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уголовного процесса России. С. 266-267.

См., например: Познанский В. Возбуждение уголовного дела // Соц. законность. 1951, № 7. С. 25-33; Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. С. 44-45; Лупинская П.А. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств // Российская юстиция. 1994. № 11. С. 3 и др.

См.: Ульянова Л.Т. О доказывании в стадии возбуждения уголовного дела // Вестник Московск. ун-та. Вып. 12. 1971. С. 28.

57

Нельзя априори отдавать предпочтение показаниям лишь потому, что некоторые субъекты предупреждаются при допросе об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний1 (ст. 307 УК).

Неоспоримым аргументом доказательственной сущности деятельно- сти, осуществляемой на первоначальном этапе уголовного процесса, является возможность производства до возбуждения уголовного дела такого следственного действия, как осмотр места происшествия (ст. 178 УПК), результаты которого оформляются протоколом в соответствии со ст. ст. 141, 182 УПК, являющимся из смысла ст. 69 УПК источником доказательств по уголовному делу. Если решение вопроса о наличии или отсутствии доказывания в той или иной стадии уголовного процесса некоторые процессуалисты связывают с возможностью производства в ней следственных действий”, то, нелогично отрицать доказывание в период проведения предварительной проверки первичных материалов о преступлениях в тех случаях, когда она осуществляется с помощью такого следственного действия, как осмотр места происшествия.

Помимо этого, единство деятельности, осуществляемой на стадии возбуждения уголовного дела и доказывания, проявляется и в том, что по результатам указанной деятельности принимаются процессуальные решения, что характерно для доказывания в уголовном процессе. Например, при положительном решении вопроса о возбуждении уголовного дела, компетентным органом выносится соответствующее постановление (ст. 112 УПК). Анализ уголовно-процессуального закона (ст. ст. 112, 113, 205, 209 УПК и др.) убедительно свидетельствует о том, что принимаемые на

1 См.: Кузнецов Н.П. Концепция судебной реформы и некоторые проблемы доказывания в уголовном процессе // Юридические записки. Вып. 1: Проблемы судебной реформы. Воронеж, 1994. С. 52-53.

См., например: Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уго- ловного дела. С. 51-52; Лупинская П.А. Доказывание в советском уголовном процессе. М., 1966. С. 53. и др.

58

первоначальной стадии уголовного процесса решения, как и все другие решения в уголовном судопроизводстве, должны основываться не на произвольном усмотрении органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, а на фактических данных, полученных из указанных законом источников в установленном уголовно-процессуальным законом порядке, т.е. доказательствах.

Как уже отмечалось, постановление о возбуждении уголовного дела есть акт, которым обобщается и завершается вся деятельность органов дознания, следователя, прокурора, суда (судьи) в первоначальной стадии уголовного судопроизводства. Оно является правовым основанием для перехода дела в последующую стадию процесса - стадию предварительного расследования, а в предусмотренных законом случаях - судебного разбирательства.

Сказанное, в полной мере, относится и к постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела (ст. 113 УПК). Если данное постановление -процессуальный акт, то нет причины считать непроцессуальными действия по установлению фактических обстоятельств, прямым результатом которого является этот акт. В противном случае пришлось бы признать, что процессуальная форма постановления об отказе в возбуждении дела прикрывает собой непроцессуальные действия.

Таким образом, осуществляемая на стадии возбуждения уголовного дела деятельность, полностью соответствует критериям уголовно- процессуального доказывания.

Как верно заметил П.П. Сердюков, все стадии уголовного процесса органически связаны и взаимообусловлены, а поэтому непреодолимых границ между начальной и последующими его стадиями - не существует. Признавая наличие в уголовном судопроизводстве России самостоятельной стадии возбуждения уголовного дела, не возможно отрицать сущест-

59

вования в ней уголовно-процессуального доказывания .

Учитывая изложенное, давно назрела необходимость разрешить про- блему в законодательном порядке, и исключить различное понимание характера деятельности на стадии возбуждения уголовного дела. В связи с этим, верным представляется мнение В.Н. Григорьева, который считает необходимым установить в уголовно- процессуальном законе общие правила доказывания, действующие на всех стадиях уголовного судопроизводства, а конкретные формы доказывания в отдельных стадиях, в частности, стадии возбуждения уголовного дела, отразить в разделах УПК, регу-лирующих эти стадии”.

Итак, возбуждение уголовного дела, как и любая другая стадия уго- ловного судопроизводства, предполагает уголовно-процессуальное доказывание. Оно составляет главное содержание этой стадии. Без доказательственной деятельности нельзя принять законного и обоснованного решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом.

Вместе с тем, нельзя согласиться с утверждением, что органы дозна- ния, следствия, прокуратуры и суда могут получать знания об обстоятельствах, необходимых для правильного разрешения уголовного дела, лишь путем уголовно-процессуального доказывания3. Доказывание - не единственный вид познания этих обстоятельств. Получить знания о них можно в результате проведения, например, оперативно-розыскных мероприятий.

См.: Сердюков П.П. К вопросу о доказывании в стадии возбуждения уголовного дела // Проблемы борьбы с преступностью. Вып. 1. Иркутск, 1970. С.145.

” См.: Григорьев В.Н. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела //Доказывание по уголовным делам. Межвуз. сб. Красноярск, 1986. С. 159. Следует отметить, что существующие проекты УПК РФ не предусматривают значительных изменений в регламентации деятельности на данной стадии процесса.

См.: Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1976. С. 16.

60

При осуществлении этого вида деятельности, соответствующий субъект познания, приобретает определенные знания о признаках преступления, в том числе о способе, мотивах и целях его совершения, о лицах, причастных к нему1. И хотя фактические данные, полученные в этом случае, не могут быть использованы в уголовно- процессуальном доказывании, тем не менее, они играют очень важную роль, позволяя правильно выбрать направление уголовно- процессуальной деятельности, помогая определить источники, из которых в установленном законом порядке можно получить необходимые сведения, тем самым содействуя доказыванию1.

Однако не будучи облеченной в процессуальную форму такого рода сведения не могут являться основаниями принятия любых процессуальных решений. Не является исключением и решения, принимаемые на стадии возбуждения уголовного дела.

Таким образом, с полной уверенностью можно утверждать, что пред- варительная проверка первичных материалов о преступлениях протекает в форме уголовно-процессуального доказывания и характеризуется # присущими исключительно ей процессуальным порядком, сроками, средствами, субъектами и процессуальными актами. В свою очередь уголовно-процессуальное доказывание осуществляемое в ходе предварительной проверки представляет собой самостоятельную форму (разновидность) познания.

См.: Климов И.А. Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел как процесс познания (проблемы теории и практики). Дис. …доктора, юрид. наук. М., 1995. С. 19.

61 ГЛАВА II. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК, УСЛОВИЯ И СРЕДСТВА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ПРОВЕРКИ ПЕРВИЧНЫХ МАТЕРИАЛОВ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ

§ 1. Критерии достаточности данных, указывающих на признаки преступления

Важным условием целенаправленной и эффективной деятельности органов дознания, следователя, прокурора и суда по предварительной проверке первичных материалов о преступлениях является правильное определение ее границ2. Если границы исследования на данном этапе, будут недопустимо сужены, это не позволит принять законное и обоснованное решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом. Неоправданное расширение таковых, в свою очередь, может привести к искусственному затягиванию принятия решения и фактически к производству предварительного расследования до возбуждения уголовного дела, что является грубым нарушением закона3.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство (ст. 109 УПК), констатируя возможность осуществления предварительной проверки на первоначальной стадии уголовного процесса, не упоминает однако ни о предмете, ни о пределах данной деятельности. Отсутствие четкой законодательной регламентации данного вопроса в свою очередь, привело к отсутствию единой позиции в его решении среди юристов.

См.: Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. С. 20.

” См.: Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях. С. 23.

3 См.: Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. М., 1973. С. 14.

62

Ф.Н. Фаткуллин, в частности, придерживается мнения, что предмет доказывания общий (“сквозной”) для всех стадий уголовного судопроизводства .

Однако как справедливо заметил Н.П. Кузнецов, если признать, что предмет доказывания одинаков во всех стадиях, то это приведет к отрицанию различия между стадиями возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, поскольку в этих стадиях должны устанавливаться одни и те же обстоятельства”.

П.А. Лупинская, в свою очередь, соглашаясь с тем, что предмет дока- зывания является общим для всех стадий уголовного процесса, говорит, что на отдельных из них реальный объем предмета доказывания неразрывно связан с ее задачами и особенностями3.

Данную позицию, вполне справедливо, на наш взгляд, критикуют Л.М. Карнеева и Г.М. Генрихов, которые указывают, что от задач и особенностей конкретной стадии уголовного процесса, зависит не реальный объем предмета доказывания, а само его содержание, которое в различных стадиях процесса может быть различным .

См.: Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1976. С. 62-63.; аналогичной точки зрения придерживаются например: Михайловская И., Петрухин И. Некоторые вопросы теории судебных доказательств // Сов. юстиция. 1964. № 5. С. 7.

Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. Дис. … канд. юрид. наук. Воронеж, 1980. С. 51-52;

3 См.: Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. М., 1976. С. 76; этой же позиции придерживаются: Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С. 79.

4 См.: Карнеева Л.М., Генрихов Г.М. Особенности оценки доказательств на различных этапах предварительного следствия // Сов. гос. и право. 1966. № 8. С. 74-75; Аналогичной позиции придерживается: Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. Саратов, 1975. С. 120.

63

Анализ норм действующего уголовно-процессуального законодатель- ства, в свою очередь, позволяет, как представляется, с определенной точностью определить эти категории.

В частности, ст. 112 УПК, регламентирующая порядок возбуждения уголовного дела, указывает на то, что уголовное дело может быть возбуждено лишь при наличии повода и основания. Статья 113 УПК предусматривает, что в случае отсутствия оснований к возбуждению уголовного дела, а равно при наличии обстоятельств, исключающих производство по делу, в возбуждении уголовного дела отказывается. В ст. 116 УПК говорится о том, что принятие решения о возбуждении уголовного дела без законных поводов и оснований служит причиной отмены данного решения прокурором.

Содержание указанных выше и некоторых других нормы УПК (ст. ст. 108, ПО, 111) позволяют придти к выводу о том, что при разрешении вопроса о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом, прежде всего, надлежит выяснить, имеется ли законный повод к возбуждению уголовного дела.

Как показывает практика, законность повода редко вызывает сомне- ние. Но в некоторых случаях необходимость проверки диктуется двумя соображениями.

Первое - если это вытекает непосредственно из норм уголовно- процессуального законодательства. Например, ст. 27 УПК указывает, что уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129, ст.130, ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 146 и ч. 1 ст. 147 УК, возбуждаются не иначе, как по жалобе потерпевшего. Таким образом положения ст. 27 УПК, а так же п. 7 ст. 5 УПК, свидетельствуют о том, что в отдельных случаях, закон связывает разрешение вопроса о возбуждении уголовного

64

дела с волеизъявлением лиц, которым преступлением причинен вред . Необходимо отметить, что данная жалоба должна содержать требование о привлечении лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности. Отсутствие такого требования или неправильное оформление жалобы, допускающее двойственное толкование воли потерпевшего, влечет за собой безусловный отказ в возбуждении уголовного дела или его прекращение2.

Следует, однако, учитывать, что ч. 3 ст. 27 УПК предусматривает не- которое исключение из данного правила, предоставляя прокурору право возбуждать уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129, ст. 130, ч. 1 ст. 146 и ч. 1 ст. 147 УК, если дело имеет особое общественное значение или, если потерпевший по этому делу, либо по делу о преступлении, предусмотренном ст. 131 УК, в силу беспомощного состояния, зависимости от обвиняемого или по иным причинам, не в состоянии защищать свои права и законные интересы. В этом случае, поводом к возбуждению уголовного дела будет непосредственное обнаружение признаков преступления прокурором3.

Второе - необходимость установления законности повода к возбуж- дению уголовного дела возникает тогда, когда имеется сомнение относи-

Вместе с тем нужно иметь в виду, что в отдельных случаях поводом к возбуждению уголовных дел этой категории, могут быть заявления граждан и сообщения учреждений и организаций, являющихся опекунами или попечителями потерпевшего. Подобное уточнение следовало бы внести в закон.

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. “О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и 131 УК РСФСР” // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ. 1961-1993 г. М., 1994. С. 225-232. 3 См.: Научно-практический комментарий Уголовно-процессуального кодекса РСФСР / Под ред. Л.Н. Смирнова. М., 1970. С. 159; Комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред. А.К. Орлов. М, 1976. С. 174-175.

65

тельно источника информации1. Например, действительно ли заявление написано лицом, подпись которого указана в документе? Если будет установлено, что заявление подписано фамилией вымышленного лица либо исходит в действительности не от того лица, чья фамилия указана, то это заявление считается анонимным, равно как и заявление, в котором вообще нет подписи.

Известность лица, сделавшего соответствующее заявление или сооб- щение о преступлении, является важнейшим условием, которое предъявляет закон к поводам к возбуждению уголовного дела. Поэтому анонимные заявления или сообщения не являются поводом к возбуждению уголовного дела и не порождают юридической обязанности полномочных органов и должностных лиц по их рассмотрению. В ст. 93 УПК РСФСР 1923 года говорилось, что анонимные заявления являются поводом к возбуждению уголовного дела после их негласной проверки. В ныне действующем уголовно- процессуальном законодательстве такого указания не содержится2. Однако, некоторые ведомственные нормативные акты предписывают передавать анонимные письма, содержащие сведения о готовящемся или совершенном преступлении в орган дознания, для проверки их оперативным путем, либо прокурору для проверки в порядке общего надзора . Если в ходе этой проверки будут установлены признаки

1 См.: Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях. С. 23-24.

2 Некоторые проекты УПК России содержат прямое указание на то, что анонимные сообщения не являются поводом к возбуждению уголовного дела (см. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Про ект / Л.Б. Алексеева, М.М. Бобров, В.П. Божьев и др. // Юридический вестник. 1995. № 31. Ст. 146; Уголовно-процессуальный кодекс Россий ской Федерации: Проект / А.Д. Бойков, И.Ф. Демидов, Ю.В. Кореневский идр.М., 1994. Ст. 136).

3 См.: Примечание к п. 1.4. Примерной инструкции о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах внутренних дел заявлений,

66 преступления, то уголовное дело подлежит возбуждению в связи с непосредственным обнаружением признаков преступления соответствующим должностным лицом .

Позиция законодателя в отношении анонимных писем, представляет- ся, весьма обоснованной, так как отсутствие возможности установить их автора, приводит к тому, что, зачастую, они содержат ложный донос, а так же создает условия, для определенных злоупотреблений со стороны правоохранительных органов. В этой связи, вряд ли можно признать приемлемым предложение В.И. Баскова признавать анонимные письма в качестве поводов к возбуждению уголовного дела, если в нем содержатся данные о готовящемся или совершенном преступлении”.

В юридической литературе было высказано мнение, что источники информации о преступлении, перечисленные в ст. 108 УПК, становятся поводами лишь после соответствующего процессуального оформления, регистрации и проверки3.

Однако с .такой позицией вряд ли можно согласиться. В ч. 1 ст. 108 УПК прямо указаны поводы к возбуждению уголовного дела. Соответствующее оформление и регистрация являются их неотъемлемой атрибутикой. Без этого невозможно не только возбуждение уголовного дела, но и производство предварительной проверки. Не случайно разработчики проекта нового УПК РФ рассматривают деятельность по регистрации соответствующего заявления или сообщения о преступлении, как самосообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях, утвержденной приказом МВД СССР от 1990 года.

См.: Примерная инструкция о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях, п. 4.3. ~ См.: Басков В.И. Прокурорский надзор: Учебник для вузов. М, 1995. С. 197.

См.: Павлов Н.Е. Возбуждение уголовного производства. М., 1992. С. 9-10,28.

67

стоятельный элемент процессуальной деятельности полномочных органов и должностных лиц1.

Анализ уголовных дел проведенный диссертантом, свидетельствует о том, что заявления и письма граждан, являются наиболее распространенным на практике поводом к возбуждению уголовного дела (47,75 %)2.

В соответствии со ст. 110 УПК, заявления граждан могут быть уст- ными и письменными. Устное заявление заносится в протокол, который подписывается заявителем и должностным лицом, принявшим заявление. Оно считается поводом к возбуждению уголовного дела, если было сделано непосредственно органу дознания, следователю, прокурору, суду или судье. Данное обстоятельство не позволяет признавать верным высказывание Н.Е. Павлова, предлагающего рассматривать в качестве поводов заявления, сделанные по телефону, телетайпу, факсу, телеграфу или радио3.

В отношении письменного заявления граждан закон не устанавливает каких-либо требований по их содержанию и структуре, указывая лишь на обязательное наличие подписи лица от которого оно исходит (ч. 1 ст. ПО УПК). Отсутствие в заявлении каких-либо данных не может служить основанием для отказа в его принятии: недостающие сведения могут быть

Здесь и далее по тексту (если иное не оговорено) имеется в виду проект вносимый на рассмотрение депутатами-членами Комитета Государственной Думы по законодательству и судебно-правовой реформе. Ст. 155.

См.: Согласно исследованию, проведенному Г.П. Химичевой их количество составляет - 53 %. См.: Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. С. 29.

См.: Павлов Н.Е. Рассмотрение криминальной милицией заявлений и сообщений о преступлениях организованных групп и преступных сообществ: Лекция. М., 1996. С. 7.

68

получены средствами их предварительной проверки1. Это условие служит важной гарантией прав граждан на защиту от преступных посягательств.

Таким образом, сказанное свидетельствует о том, что без надлежаще- го повода отвечающего требованиям закона, уголовное дело не может быть возбуждено. Поэтому проверка законности повода к возбуждению уголовного дела является первоочередной задачей органов дознания, следствия, прокурора и суда. В связи с этим нельзя согласиться с мнением ученых, исключающих из предмета предварительной проверки законность повода к возбуждению уголовного дела~.

Из содержания ч. 2 ст. 108 УПК следует, что в предмет предваритель- ной проверки входит, также, установление достаточных данных свидетельствующих о наличии признаков преступления в событии, о котором идет речь в первичных материалах, т.е. основания к возбуждению уголовного дела.

Анализируя это положение многие ученые приходят к выводу, что под основаниями к возбуждению уголовного дела, законодатель имеет в виду, два неразрывно связанных обстоятельства: наличие признаков преступления в событии, ставшем известным компетентным государственным органам и должностным лицам; и достаточность данных, на основе которых устанавливается наличие признаков преступления3. Таким образом,

1 См.: п. 2.1. и 2.4. Примерной инструкции о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях, утвержденной приказом МВД СССР от 1990 года.

2 См., например: Кузнецов Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уголовного процесса России. Дис. … докт. юрид. наук. Воронеж, 1998. С. 225; Рахунов Р.Д. Соблюдение законности при возбуждении уголовных дел // Соц. законность. 1958. № 6. С. 35; Чеканов В.Я. Прокурорский над зор в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследо вания // Ученые труды. Саратов, 1965. Вып. 2. С. 143.

3 См., например: Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела. С. 16; Шу-

69

основание к возбуждению уголовного дела характеризуется как с юридической стороны (наличие признаков преступления), так и с фактической (достаточность данных) .

Отсутствие в законе четкого определения понятия признаков престу- пления привело к возникновению в юридической литературе различных позиций в решении данного вопроса.

Одни процессуалисты считают, что для принятия решения о возбуж- дении уголовного дела необходимо установить признаки конкретного состава преступления2, другие предполагают установление на данном этапе общественную опасность деяния, объективные признаки состава преступления и, в некоторых случаях, признаки, характерные для специального субъекта преступления3, третьи - полагают, что достаточно уста-

рухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях. С. 25; Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. С. 55; Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. С. 58 и др.

1 Отдельные авторы полагают, что наличие признаков преступления, является не уголовно-процессуальной, а уголовно-правовой стороной основания к возбуждению уголовного дела (см.: Соловьев А.Д. Объем исследования обстоятельств общественно опасного деяния в стадии воз буждения уголовного дела // Материалы итоговой научно- теоретической конференции за 1967 год. Киев, 1968. С. 176). Представляется, что более правильно не противопоставлять уголовно-правовой и уголовно- процессуальный аспекты проблемы установления оснований к возбужде нию уголовного дела, а обращать внимание на их тесную взаимосвязь.

2 См.: Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962. С. 233- 236; Карнеева Л.М., Миньковский Г.М. Особенности пределов доказывания при принятии некоторых процессуальных решений // Сб. Вопросы преду преждения преступности. Вып. 4. М., 1966. С. 84-85; Безлепкин Б.Т. Уго ловный процесс России. Общая часть и досудебные стадии (курс лекций). М., 1998. С.178.

См.: Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. С. 54.

70

новить лишь признаки деяния и наступивших последствий1, четвертые -указывают на достаточность установления объективной стороны преступления2 и, наконец, пятые - придерживаются мнения, в соответствии с которым для принятия указанного решения необходимы сведения о наличии каждого из признаков, характеризующих определенное общественно опасное деяние как преступление’’.

Анализ перечисленных точек зрения свидетельствует о том, что неко- торые авторы отождествляют понятия “признаки преступления” и “признаки состава преступления”, что на наш взгляд представляется не совсем правильным.

В соответствии со ст. 14 УК, преступлением признается виновно со- вершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом под угрозой наказания. Иными словами, к признакам преступления следует отнести общественную опасность деяния, его противоправность, виновность и наказуемость4.

Определения понятия состава преступления закон не содержит, это понятие было выработано теорией уголовного права путем абстрагирова-

1 См.: Рыжаков А.П. Уголовный процесс: возбуждение и отказ в возбуж дении уголовного дела. Тула, 1996. С. 30.

2 См.: Уголовно-процессуальные основы деятельности органов внутрен них дел / Под ред. Б.Т. Безлепкина. М., 1988. С. 16; Степанов В.В. Пред варительная проверка первичных материалов о преступлении. Саратов, 1972. С. 54; Савицкий В.М. Надо ли реформировать стадию возбуждения уголовного дела? // Сов. гос. и право. 1974, № 8. С. 84; Якупов Р.Х. Уго ловный процесс. Учебник для вузов / Под ред. В.Н. Галузо. М, 1998. С. 214.

3 См.: Павлов Н.Е. Обнаружение преступлений (уголовно- процессуаль ный аспект). М., 1995. С. 9.

Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М., 1997. С. 127. Некоторые авторы к числу признаков преступления не относят наказуемость (см.: Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. М, 1969. С. 76), а также виновность (см.: Кузнецов Н.П Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. С. 61).

71

ния от особенностей отдельных преступлений. Состав преступления включает в себя четыре элемента: объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону преступления. Однако, далеко не всегда установление всех этих элементов ведет к признанию рассматриваемого деяния преступным. В целом ряде случаев действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Уголовным кодексом, не считается преступным (ч. 2 ст. 14, ст. 37-42 УК). Если в ходе предварительной проверки первичных материалов о преступлениях устанавливаются обстоятельства, свидетельствующие о совершении такого действия (бездействия) - в возбуждении уголовного дела отказывается. Проведенные исследования материалов, по которым было отказано в возбуждении уголовного дела ввиду малозначительности, свиде- тельствуют, что в 40 % случаев отказа в возбуждении уголовного дела в связи с малозначительностью деяния, в постановлении содержатся ссылки как на ч. 2 ст. 14 УК, так и на п. 2 ст. 5 УПК. Аналогичные рекомендации содержатся и в некоторой юридической литературе1.

Действительно ли в этих случаях отсутствует состав преступления? Ответ может быть только отрицательным. В правильности такого вывода нас убеждает и анализ соответствующих норм УК. Так ч. 2 ст. 14 УК, в частности, не двусмысленно указывает на то, что малозначительные действия (бездействия) формально содержат признаки какого-либо деяния, предусмотренного Уголовным кодексом, т.е. в них присутствует состав преступления. И именно отсутствие общественной опасности в малозначительных действиях (бездействиях) выводит их за рамки преступления. Аналогичным свойством обладают и деяния, совершенные в состоянии необходимой
обороны, крайней необходимости, под физическим или

1 Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924-1977 г. М., 1978. Ч. 2. С. 72; Бюллетень Верховного Суда СССР. 1976. № 2. С. 6.

72

психическим принуждением, а так же некоторые другие, предусмотренные гл. 8 УК.

Изложенное позволяет сделать вывод, что в рассматриваемых выше случаях, основанием к отказу в возбуждении уголовного дела является не отсутствие состава преступления, а отсутствие одного из необходимых признаков преступления, т.е. общественной опасности.

Общественная опасность, в свою очередь, определяется, как способ- ность деяния причинить вред охраняемым законом общественным отношениям1, к которым ст. 2 УК относит: права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающую среду, конституционный строй Российской Федерации, мир и безопасность человечества.

Отсюда, следует, что общественная опасность это особая категория, которая лежит вне понятия состава преступления и служит критерием, позволяющим отграничить преступления от административных и гражданско-правовых деликтов, дисциплинарных проступков. Данное обстоятельство не позволяет согласиться с высказанным в юридической литературе мнением, что общественная опасность является неотъемлемым признаком состава преступления”.

Более обоснованной представляется позиция, согласно которой, со- став преступления характеризует деяние только со стороны его противоправности3. Так, Н.П. Кузнецов отмечает, что противоправность деяния означает наличие в нем состава преступления, который, в свою очередь,

См.: Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. С. 56.

” См.: Пионтковский А. О некоторых вопросах теории советского уголовного права// Социалистическая законность. 1950. № 11. С. 7-8. 3 Под противоправностью деяния имеется ввиду его запрещенность соответствующей нормой уголовного закона под угрозой применения к виновному наказания.

73

характеризуется целым рядом признаков, как обязательных, так и факультативных1. В пользу этой позиции говорит тот факт, что отсутствие состава преступления автоматически исключает и противоправность деяния. Следует заметить, что отсутствие хотя бы одного элемента состава преступления означает отсутствие состава преступления в целом.

Изложенное позволяет утверждать, что при разрешении вопроса о на- личии или отсутствии оснований к возбуждению уголовного дела в каждом случае необходимо установить, что деяние, о котором говорится в заявлении или сообщении, является общественно опасным. Если действие (бездействии) не обладает этим неотъемлемым признаком преступления, в возбуждении уголовного дела должно быть отказано.

Значительно большую сложность представляет разрешение на перво- начальном этапе уголовного судопроизводства вопроса о том, является ли рассматриваемое деяние противоправным, причем, эта сложность во многом обусловлена тем, что к моменту принятия решения о возбуждении уголовного дела закон требует установить. не только общие признаки преступления (общественную опасность и противоправность), но и квалифицировать содеянное. Данное требование предусмотрено ст. 112 УПК, в соответствии с которой, в постановлении о возбуждении уголовного дела должна быть указана соответствующая статья уголовного закона, по признакам которой дело возбуждается. Поэтому, для определения тех признаков состава преступления, установление которых будет достаточным для принятия решения о возбуждении уголовного дела, следует учитывать особенности конструкции конкретно предполагаемых составов преступлений.

См.: Кузнецов Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уголовного процесса России. С. 255.

74

Именно это, на наш взгляд, предопределило позицию процессуали- стов, предлагающих решать этот вопрос дифференцированно, в зависимости от предполагаемой квалификации содеянного.

Например, Н.Г. Шурухнов считает, что для принятия решения о воз- буждении уголовного дела необходимо установить общественную опасность деяния и некоторые признаки состава преступления, “а именно, те из них, без выявления которых, в конкретном случае, невозможно решить вопрос о его наличии и квалификации”1.

Большинство процессуалистов согласны с тем, что прежде всего не- обходимо выяснить, имеется ли объект преступления, т.е. охраняется ли уголовным законом общественные отношения, на которые направлено общественно опасное посягательство. Для принятия решения о возбуждении уголовного дела не обязательно установление родового и непосредственного объекта, достаточно установить наличие только общего объекта преступления, позволяющего отграничить преступление от иных правонарушений .

Что касается родового и специального объектов, необходимых для более точной квалификации преступления, то в связи с отсутствием этого требования в стадии возбуждения уголовного дела, их установление осуществляется на последующей стадии уголовного процесса3.

Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях. С. 25-26.

” См.: Уголовное право. Общая часть / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой,
Ю.М. Ткачевского, Г.Н. Борзенкова. М., 1993. С. 107.

Следует отметить, что в юридической литературе имеет место мнение, в соответствии с которой, на момент возбуждения уголовного дела необходимо установить не только общей объект, но и непосредственный, (см., Еремян А.В. Основания возбуждения уголовного дела. Дис. …канд. юрид. наук. М., 1989. С. 65-66).

75

Следующим признаком состава преступления, подлежащим в обяза- тельном порядке установлению на первоначальном этапе уголовного судопроизводства, является его объективная сторона.

Неотъемлемым элементом объективной стороны состава любого пре- ступления является наличие деяния, предусмотренного Особенной частью УК. Установление этого обстоятельства однако достаточно лишь для возбуждения уголовного дела о преступлении с формальным составом, т.е. когда сам факт совершения такого деяния, законодатель считает оконченным преступлением независимо от того, наступили ли какие-либо вредные последствия (например: преступление, предусмотренное ст. 222 УК -незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, считается оконченным в момент совершения перечисленных действий).

Для возбуждения же уголовного дела с материальным составом не- обходимо располагать данными о том, что это деяние повлекло указанные в законе последствия (физический, имущественный или моральный вред), что между этим деянием и наступившими последствиями существует причинная связь (например: возбуждение уголовного дела по ст. 264 УК, т.е. за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, возможно лишь при наличии данных о том, что это повлекло причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека). Если же данные о наступлении таких последствий отсутствуют, в возбуждении уголовного дела должно быть отказано, в противном случае, такое решение было бы необоснованным.

Не может быть. признано обоснованным и решение о возбуждении уголовного дела, принятое на основании данных о наличии вредных последствий, при отсутствии сведений о том, что они вызваны именно преступным, а не еще каким- либо деянием (например: смерть может насту-

76

пить в результате несчастного случая, грубой неосторожности самого потерпевшего и т.п.)

Необходимым элементом состава преступления является так же субъ- ект преступления. Однако поскольку уголовное дело возбуждается по факту преступления, а не в отношении конкретного лица, то на данном этапе уголовного судопроизводства, как правило, нет необходимости выяснять, кто именно совершил это преступление. После принятия нового Гражданского кодекса Российской Федерации, данное правило приобрело особый смысл, поскольку в случае последующей недоказанности причастности лица к совершению преступления, оно вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, содержащихся в постановлении о возбуждении уголовного дела, и, одновременно, требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда (ст. 151 и 152 ГК РФ). В некоторых случаях однако установить субъект до возбуждения уголовного дела необходимо. Это касается преступлений, ответственность за которые наступает лишь в отношении специального субъекта, т.е. лица, которое кроме общих признаков субъекта преступления (ст. 19 УК), наделено дополнительными признаками. Например, ответственность за злоупотребление или превышение должностных полномочий (ст. 285 и 286 УК) несут только должностные лица. Таким образом без выяснения в данном случае вопроса о том, обладает ли предполагаемое лицо, признаками специального субъекта, возбуждение уголовного дела, представляется невозможным.

Наконец, представляется не совсем верным категорическое отрицание некоторыми процессуалистами необходимости установления на стадии возбуждения уголовного дела, субъективной стороны преступления1. В

1 См., например: Кузнецов Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уголовного процесса России. С. 257; Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общей ред. П.А. Лупинской. М, 1995. С. 225; Советский уго-

77

отдельных случаях, установление субъективной стороны состава преступления все-таки имеет значение для возбуждения уголовного дела. Имеются случаи, когда в зависимости от формы вины, деяния разграничиваются на преступные и непреступные. Так, неосторожное причинение легкого вреда здоровью не влечет за собой уголовной ответственности и не образует преступления предусмотренного ст. 115 УК.

Конечно, на стадии возбуждения уголовного дела сложно судить о субъективной стороне состава преступления, поскольку, нередко, еще не установлен его субъект, а сроки и средства получения информации на стадии возбуждения уголовного дела существенно ограничены. Однако, форму вины предположительно можно устанавливать по внешним проявлениям субъективной стороны - характеру деяния и его последствиям, т.к. субъективное в преступлении всегда находит свое выражение в объективном1 (например об умышленном причинении легкого вреда здоровью могут свидетельствовать характер и расположение телесных повреждений и т.д.).

Таким образом, признаками преступления, установление которых не- обходимо для принятия законного и обоснованного решения о возбуждении уголовного дела, являются: общественную опасность определенного деяния и его противоправность, причем необходимость установления всех признаков противоправности деяния возникает только в исключительных случаях рассмотренных выше. В обязательном порядке на первоначальном этапе уголовного судопроизводства подлежат установлению объективные признаки состава преступления.

ловный процесс: Учебник / Под ред. В.П. Божьева. М., 1990. С. 130- 131 и

др.

См.: Советский уголовный процесс. Особенная часть / Под общей ред. Б.А. Викторова, В.Е. Чугунова. М, 1976. С. 14-15.

78

Важнейшим фактором, характеризующим наличие оснований к воз- буждению уголовного дела, является достаточность данных, на основе которых устанавливается наличие признаков преступления. Возникает закономерный вопрос: какая же их совокупность может быть признана достаточной для принятия соответствующего процессуального решения?

В российском уголовном процессе доказательства оцениваются по внутреннему убеждению соответствующего должностного лица, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности (ст. 71 УПК). Поэтому наиболее приемлемой и соответствующей требованиям закона, представляется позиция авторов, предполагающих, что вопрос о достаточности данных, указывающих на признаки преступления в каждом конкретном случае разрешается должностным лицом по своему внутреннему убеждению, с учетом всей совокупности имеющегося материала. Причем, заранее предусмотреть все многообразие фактических данных, которые могут свидетельствовать о признаках преступления, невозможно .

Из смысла уголовно-процессуального законодательства следует, что установление законного повода и достаточных оснований к возбуждению уголовного дела, еще не достаточно для принятия такого решения. Необходимо проверить, нет ли обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу, перечень которых содержит ст. 5 УПК. Эти обстоятельства также входят в предмет предварительной проверки первичных материалов о преступлениях. Представляется однако, что система этих обстоятельств нуждается в уточнении.

См., например: Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела. С. 27; Советский уголовный процесс / Под ред. Б.А. Викторова. М., 1975. С. 200; Щу-рухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях. С. 26.

79

Прежде всего, следует отметить неудачную редакцию ч. 1 ст. 113 УПК, которая в определенной степени противоречит содержанию ст. 5 УПК1. В ч. 1 ст. 113 УПК, указывается, что в возбуждении уголовного дела должно быть отказано, если отсутствуют основания к таковому, а также при наличии обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу. Иными словами, законодатель предусмотрел отсутствие оснований к возбуждению уголовного дела и наличие обстоятельств, исключающих производство по делу - как два самостоятельных основания, влекущих отказ в возбуждении уголовного дела. Однако в ст. 5 УПК понятие “обстоятельства, исключающие производство по делу” употребляется уже в более широком смысле, поскольку оно включает в себя такие понятия, как отсутствие повода к возбуждению уголовного дела (п. 7), отсутствие оснований к принятию такого решения (п. п. 1, 2, 5 и 11), а также иные обстоятельства, при наличии которых, законодатель считает невозможным дальнейшее ведение судопроизводства (п. п. 3, 4, 6, 8, 9, 10).

Для устранения указанных противоречий и неточностей, как пред- ставляется, следует изменить содержание ч. 1 ст. 113 УПК, изложив ее в следующей редакции: в возбуждении уголовного дела должно быть отказано в случае отсутствия оснований к возбуждению уголовного дела, а также при наличии иных обстоятельств, исключающих производство по делу1.

Кроме этого, коррекции требует содержание ст. 5 УПК. Так, в п. 7 этой статьи, как одно из обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу, предусмотрено отсутствие жалобы потерпевшего по делам частного и частно-публичного обвинения. Однако, уголовное дело

См.: Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. С. 71-72.

80

не может быть возбуждено и тогда, когда сведения о преступлении получены из источника, не указанного в ст. 108 УПК, а также, когда заявление (сообщение) не соответствует требованиям, которые устанавливает закон для поводов к возбуждению уголовного дела. Поэтому, на наш взгляд, п. 7 ст. 5 УПК должен быть дополнен перечисленными выше обстоятельствами, так как все они охватываются одним понятием - отсутствие законного повода к возбуждению уголовного дела.

Помимо этого, в ст. 5 УПК имеет место дублирование несколькими ее пунктами одного и того же обстоятельства, исключающего производство по уголовному делу, а именно - отсутствие состава преступления. Прежде всего, на это обстоятельство, исключающее производство по делу прямо указано в п. 2 ст. 5 УПК. Кроме этого, в п. 1 данной статьи, в качестве самостоятельного обстоятельства, исключающего производство по делу, указано отсутствие события преступления. Однако, в п. 1 ч. 1 ст. 5 УПК речь идет об отсутствие самого деяния, которое заявитель расценил как преступное, т.е. отсутствие объективной стороны состава преступления, а следовательно, и состава преступления в целом.

Аналогичное положение наблюдается и при отказе в возбуждении уголовного дела в отношении лица, не достигшего к моменту совершения общественно опасного деяния возраста, по достижении которого наступает уголовная ответственность (п. 5 ст. 5 УПК). Данный случай, представляет собой идеальный пример, отсутствия субъекта преступления, т.е. состава преступления в целом.

Представляется целесообразным, все эти обстоятельства, исключаю- щие возбуждение уголовного дела, объединить в одно понятие - отсутствие состава преступления, что позволит избежать путаницы имеющей

1 В соответствующих статьях предложенных проектов нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, данное противоречие не устранено.

81

место в настоящее время как в теории уголовного процесса, так и на практике.

К числу иных обстоятельств, препятствующих возбуждению уголов- ного дела, следует отнести:

1) истечение срока давности предусмотренного ст. 78 УК (п. 3 ст. 5 УПК). 2) 3) наличие акта амнистии, если он устраняет применение наказания за совершенное деяние (п. 4 ст. 5 УПК). 4) 5) примирение потерпевшего с обвиняемым по делам, возбуждаемым не иначе как по жалобам потерпевшего, кроме случаев, предусмотренных ч. 3 ст. 27 УПК (п. 6 ст. 5 УПК)1. 6) 7) смерть лица, совершившего преступление, при отсутствии необхо- димости в его реабилитации или возбуждения уголовного дела в отношении других лиц. (п. 8 ст. 5 УПК). 8) 9) наличие в отношении лица, вступившего в законную силу пригово- ра по тому же обвинению либо не отмененного определения или постановления суда, органа дознания, следователя, прокурора о прекращении дела по тому же основанию (п. п. 9, 10 ст. 5 УПК). 10) 11) обладание лицом, отказавшимся от дачи показаний по обстоятель- ствам, известных ему из исповеди, саном священнослужителя (п. 11 ст. 5 УПК). 12) В юридической литературе бытует ошибочное на наш взгляд мнение, что перечень обстоятельств, исключающих уголовное судопроизводство, предусмотренный ст. 5 УПК, является исчерпывающим1.

Ввиду того, что в первой стадии уголовного процесса где осуществляется предварительная проверка, ее участники не обладают статусом потерпевшего и обвиняемого, основанием к отказу в возбуждении уголовного дела следует считать примирение “лица подавшего жалобу” с “лицом, на которого подана жалоба” (как об этом дословно сказано в ч. 5 ст. 109 УПК).

82

Следует иметь ввиду, что обстоятельствами исключающими возбуждение уголовного дела также являются:

1) обладание лицом дипломатическим иммунитетом от уголовной юрисдикции (ст. 13 и др. Положения о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР 1966

г.)3.

2) отсутствие согласия квалификационной коллегии судей на возбуж дение уголовного дела в отношении судьи (п. 3 ст. 16 Закона РФ от 26 июня 1992 года “О статусе судей в Российской Федерации”)4.

Таким образом, традиционно понимаемый круг обстоятельств, влекущих отказ в возбуждении уголовного дела, нуждается, на наш взгляд в дополнении.

Представляется также целесообразным ввести в УПК самостоятельную статью об обстоятельствах, подлежащих доказыванию в стадии возбуждения уголовного дела, в которой следует указать, что при разрешении вопроса о возбуждении уголовного дела должно быть установлено наличие или отсутствие законного повода и оснований к возбуждению уголовного дела, а также обстоятельств, исключающих производство по делу.

1 См., например: Учебник уголовного процесса / Отв. ред. А.С. Кобликов. М., 1995. С. 137-139; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. A.M. Рекункова, А.К. Орлова. М., 1981. С. 155; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под общей ред. В.М. Лебедева. М, 1995. С. 14-19; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под общей ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М., 1996. С. 16-21.

” Более подробно об иммунитетах, от юрисдикции российского законода- тельства см.: Нагаев Е.А. Гарантии прав и законных интересов иностранных граждан в досудебном производстве по уголовным делам. Дис. …канд. юрид. наук. М., 1999.

3 См.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1966. № 22. Ст. 387.

4 См.: Ведомости Съезда Народных Депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 30. Ст. 1792; № 17. Ст. 606; Собрание законодательства. 1995. № 26. Ст. 2399.

83

С предметом предварительной проверки тесно связано другое поня- тие - ее пределы.

Пределы, так же как и предмет, определяют границы предваритель- ной проверки, но только в другом направлении. Если предмет можно условно представить как категорию, отвечающую на вопрос: что необходимо установить? - то пределы - как качественную, отвечающую на вопрос: в какой степени, как глубоко, должны исследоваться обстоятельства проверяемого события?1.

Сказанное свидетельствует о том, что пределы предварительной про- верки относятся к числу принципиально важных категорий, обеспечи- вающих выполнение задач, стоящих перед данным видом деятельности.

Тем не менее, действующее уголовно-процессуальное законодатель- ство не указывает на пределы предварительной проверки, нет единообразия при решении этого вопроса и в теории уголовного процесса. Одни авторы считают, что принятие законного и обоснованного решения на данном этапе, возможно лишь при условии достоверного вывода о событии, содержащем признаки преступления2; другие полагают, что должно быть достоверно установлено само событие, о котором идет речь в первичном материале, вывод же об имевшем место преступлении, должен носить предположительный характер1, третьи, указывают на необходимость достоверного установления таких признаков преступления, которые

1 См.: Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях. С. 29-30; Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. М, 1959. С. 23.

См.: Ульянова Л.Т. О доказывании в стадии возбуждения уголовного дела // Вестник МГУ. № 3. 1971. С. 28-29; Ленинский Г. Надзор прокурора за законностью возбуждения уголовных дел // Социалистическая законность. 1965. № 6. С. 54; Манаев Ю.В. Обоснованность процессуальных решений следователя // Сов. государство и право. 1978. № 5. С. 87; Петуховский А.А. Уголовный процесс: Учебное пособие. М., 1998. С. 49.

84

бы с максимальной степенью вероятности указали на наличие преступления2.

Эти суждения спорны. При решении данного вопроса следует исхо- дить из того, что процесс предварительной проверки есть познание определенных обстоятельств, в результате чего происходит переход от незнания к знанию, совершаемый по законам материалистической диалектики. Достижение определенной степени знания, зависит от средств познания, сил, времени, условий и т.д. Если учесть, что компетентные органы и должностные лица, весьма ограничены в средствах и времени проверки полученной информации, то можно прийти к выводу о том, что в рассматриваемом случае, как правило, познание доходит до обоснования вероятности. Вероятность, в свою очередь, являясь знанием определенной степени точности, в процессе определенной деятельности и мышления переходит в другую более высокую степень знания - достоверность3.

Основываясь на изложенном, следует согласиться с авторами, кото- рые считают, что для принятия решения о возбуждении уголовного дела достаточно иметь данные, позволяющие сделать предположительный вывод о том, что имело место преступление . Однако, решение, принятое по итогам предварительной проверки первичных материалов, как и всякое

1 См.: Петуховский А.А. Уголовный процесс: Учебное пособие. М, 1998. С. 49.

2 См.: Еремян А.В. Основания возбуждения уголовного дела. Дис. … канд. юрид. наук. М, 1989. С. 81-82.

3 См.: Копнин П.В. Диалектика как логика и теория познания. М., 1973. С. 228.

4 См., например: Уголовный процесс: Учебник для иностранных слушате лей вузов МВД СССР / Под ред. В.П. Божьева. М, 1989. С. 153; Ларин A.M. Структура института возбуждения уголовного дела // Сов. государ ство и право. 1978. № 5. С. 78; Кузнецов Н.П. Доказывание и его особен ности на стадиях уголовного процесса России. Дис. …докт. юрид. наук. Воронеж, 1998. С. 247; Карнеева Л.М. Доказывание при отказе в возбуж дении уголовного дела // Сов. государство и право. 1975. № 2. С. 96.

(^fe 85

процессуальное решение, влекущее последствия правового характера, должно быть обоснованным. Таким образом, в соответствии со ст. 108 УПК, решение о возбуждении уголовного дела должно быть обоснованно теми данными, которые возможно собрать к этому моменту. Оценивая эти данные, должностное лицо должно получить вероятный вывод о наличии преступления.

Из сказанного следует, что принятое в юридической литературе определение пределов доказывания как круга доказательств, необходимых для достоверного установления соответствующих фактов и обстоятельств1, нуждается в уточнении применительно к стадии возбуждения уголовного дела.

Следует также отметить, что изложенное характеризует пределы исследования применительно к случаям, когда принимается решение о возбуждении уголовного дела. Решение об отказе в возбуждении уголовного дела, в виду того, что оно носит окончательный характер, должно основываться не на предположительных, а на достоверных знаниях о наличии обстоятельств исключающих производство по уголовному делу.

§ 2. Средства доказывания при предварительной проверке первичных материалов о преступлениях

Предварительная проверка, осуществляемая в порядке ст. 109 УПК представляет собой
форму уголовно-процессуального доказывания, и

См., например: Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1976. С. 81-82; Миньковский Г.М. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Изд. 2-е исправ. и доп. / Отв. ред. Н.В. Жогин. М., 1973. С. 186-187; Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. М, 1989. С. 550.

86

осуществляется при помощи присущих ей средств. Выявление и изучение в ходе предварительной проверки тех, или иных обстоятельств, предпринимаемое помимо указанных в действующем законодательстве специальных средств, не может считаться процессуальным доказыванием.

Исследуя правила, регулирующие доказывание в стадии возбуждения уголовного дела, необходимо учитывать, что оно является частью (подсистемой) целостной системы доказывания в уголовном процессе, другими подсистемами которой являются доказывание в стадии предварительного расследования, в стадии судебного разбирательства и т.д1. Это определяет их соотношение, в соответствии с которым предварительная проверка, осуществляемая на стадии возбуждения уголовного дела, располагает как общими, так и присущими только ей средствами доказывания.

Поэтому вполне естественно, что всесторонняя научная разработка средств предварительной проверки как своеобразной разновидности уголовно-процессуального доказывания - одна из кардинальных задач доказательственного права, имеющая неоценимое теоретическое и практическое значение. От того, насколько четко определены средства доказывания на первоначальной стадии уголовного судопроизводства, как полно раскрыты их виды и в какой мере выяснено их подлинное соотношение, зависят не только правильное понимание сущности предварительной проверки и ее предназначение, но и успешное решение многих других вопросов теории и практики процессуального доказывания в целом.

Хотя проблема средств предварительной проверки первичных мате- риалов о преступлениях неоднократно затрагивалась во многих опублико-

См.: Григорьев В.Н. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела // Доказывание по уголовным делам. Межвуз. сб. Красноярск, 1986. С. 159.

87

ванных и диссертационных работах различных авторов1, она еще далека от своего разрешения.

Основной причиной этого, является то, что вместо того, чтобы снача- ла дать совокупный анализ всех средств доказывания в целом, а затем, переходя от общего к частному, раскрыть содержание и роль каждого относительно самостоятельного вида средств предварительной проверки, обычно сразу предпринимается попытка рассмотреть их или через призму понятия доказательств, или через призму способов (методов) получения последних. Такой одно- плановый подход, который уже, сам по себе, не свободен от серьезного методологического изъяна, неизбежно приводит к узкому и довольно противоречивому пониманию указанной проблемы.

Так, некоторые процессуалисты под средствами предварительной проверки рассматривают доказательства2, имея при этом в виду как сами фактические данные, так и их источники.

Другая, и наиболее распространенная точка зрения, состоит в том, что все средства предварительной проверки сводятся к способам (методам) получения доказательств3.

См., например: Карнеева Л.М. Доказывание при отказе в возбуждении уголовного дела // Сов. государство и право. 1975. № 2. С. 94-96; Сердюков П.П. Доказательства в стадии возбуждения уголовного дела. Иркутск, 1981. С. 57-68.

См., например: Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. С. 95-116.

3 См., например: Николюк В.В., Кальницкий В.В., Шаламов В.Г. Истребование предметов и документов в стадии возбуждения уголовного дела.: Учебное пособие. Омск, 1990. С. 5-6; Савицкий В.М. Надо ли реформировать стадию возбуждения уголовного дела? // Сов. гос. и право. 1974. № 8. С. 83-88; Сердюков П.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. Иркутск, 1981. С. 58-59; Хомич В. Предварительная проверка материалов, послуживших поводом к возбуждению уголовного дела // Законность. 1995. № 12. С. 22-24; Рыжаков А.П. Уголовный процесс: возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела. Тула, 1996. С. 89-95 и др.

88

Конечно, все выше названные категории, так или иначе относятся к разряду средств предварительной проверки. Всякое противопоставление последних доказательствам или способам их получения лишено устойчивого основания. При опосредствованном познании, каким выступает предварительная проверка, средствами установления обстоятельств, необходимых для правильного разрешения заявлений (сообщений) о преступлениях, а также объективной истины на последующих стадиях процесса, становятся в первую очередь определенные фактические данные и их источники, полученные предусмотренными законом способами.

Но вместе с тем, представляется неправильным сводить все средства предварительной проверки к отдельно взятой категории, так как это ведет к подмене общего отдельным, целого частью.

Термин “средства” предварительной проверки1, должен применятся для обозначения многогранного понятия. Слово “средства” в русском языке означает: прием, способ действий, орудие, совокупность приспособлений*”, т.е. средством предварительной проверки являются как фактические данные, получаемые и используемые в ходе этой деятельности, так и те формы и способы, при помощи которых эти данные становятся достоянием органа дознания, следователя, прокурора и суда.

Общая конструкция этого многозначного понятия должна охваты- вать: во-первых, фактические данные которые кладутся в основу выводов и процессуальных решений, принимаемых на данном этапе судопроизводства, а в отдельных случаях и на последующих стадиях процесса; во-вторых, источники таких данных; и в-третьих, способы получения и про-

Имеется ввиду предварительная проверка первичных материалов о преступлениях, проводимая в рамках уголовного судопроизводства. Следует помнить, что аналогичная проверка может осуществляться и в рамках оперативно-розыскной деятельности, средствами присущими только данному виду деятельности. “ См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка. М, 1960. С. 75.

89

верки этих фактических данных. Только все это вместе взятое может дать надлежащее представление о средствах предварительной проверки, как разновидности процессуального доказывания в уголовном судопроизводстве и способствовать правильному уяснению содержания каждого вида этих средств.

При этом, нельзя не учитывать, что такое определение средств пред- варительной проверки не только больше согласуется с филологическим смыслом рассматриваемого понятия, но и имеет ряд других положительных сторон. В частности, констатируется доказательственная сущность предварительной проверки, подчеркивается связь ее средств с уголовно-процессуальным доказыванием в целом, исключается отрыв их друг от друга и какое бы то ни было их противопоставление. В то же время открывается возможность подразделения средств предварительной проверки на отдельные, относительно самостоятельные виды, детально исследовать их содержание и соотношение.

При определении отдельных средств предварительной проверки нуж- но исходить из их существа и назначения. Первую группу средств предварительной проверки составляют конкретные фактические данные, представляющие собой доказательственную основу тех или иных выводов и решений, принимаемых в уголовном судопроизводстве, т.е. доказательства.

В юридической литературе спорным является вопрос о том, что сле- дует понимать под фактическими данными, - сами факты или сведения о них. Есть мнение, что законодатель считает доказательствами только достоверно установленные факты1. Такая трактовка доказательств вызы-

См., например: Лупинская П.А. О понятии судебных доказательств // Учен, записки: Вопросы советского уголовного процесса. Вып. 6. М., 1959. С. 99; Каз Ц.М. Доказательства в советском уголовном процессе. Саратов,

90

вает возражение потому, что допускается подмена фактических данных фактическими обстоятельствами, подлежащими доказыванию1. Законодатель понимает под фактическими данными сведения о фактах. Это следует и из положения ч. 3 ст. 70 УПК, “все собранные по делу доказательства подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке со стороны лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда” (ч. 3 ст. 70 УПК). Факты же, как явление объективной действительности, не могут быть сомнительными или недоброкачественными: они или существуют или не существуют. Достоверными или недостоверными могут быть лишь сведения об этих фактах. В этой связи, верной представляется позиция процессуалистов, которые трактуют фактические данные как сведения о фактах2.

В литературе была высказана и другая точка зрения, согласно которой, под доказательствами следует понимать как сведения о фактах, так и установленный на их основе доказательственный факт3. Действительно, доказательственный факт в совокупности с .другими фактическими данными используется для обоснования вывода о наличии или отсутствии преступления, о виновности или невиновности обвиняемого. Однако, его следует отличать от сведений о фактах. Доказательственный факт - это

  1. С. 23; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М.,
  2. С. 288-289 и др.

Подобную подмену допускают составители одного из проектов УПК РФ (ст. 68) // Юридический вестник. 1995. № 31.

2 См., например: Курс советского уголовного процесса: Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. М., 1989. С. 550-551; Якупов Р.Х. Уго ловный процесс. Учебник для вузов / Под ред. В.Н. Галузо. М., 1998. С. 170; Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции-очерки / Под ред. проф. В.М. Савицкого. М., 1997. С. 86 и др.

3 См., например: Лукашевич В.З. О понятии доказательства в советском уголовном процессе // Прововедение. 1963. № 1. С. 117-118; Горский Г.Ф.,

91

мыслительный (идеальный) образец объективной действительности, сформировавшийся на основе анализа и оценки сведений о факте1. Он может быть использован в качестве аргумента в логическом доказывании, но он не является доказательством в процессуальном смысле этого слова. Доказательственный факт является составной частью предмета доказывания, поскольку, прежде чем использовать его в логическом доказывании, необходимо его установить с помощью сведений о нем, т.е. с помощью доказательств2.

В целях единообразного понимания доказательств, на наш взгляд, следует уточнить определение этого понятия, содержащееся в ст. 69 УПК, изложив ее в следующей редакции: “Доказательствами в уголовном судопроизводстве являются любые сведения о фактах, полученные в порядке и из источников, предусмотренных законом, на основе которых компетентные органы и должностные лица устанавливают обстоятельства имеющие значение, как для принятия законного и обоснованного решения на стадии возбуждения уголовного дела, так и для правильного разрешения уголовного дела в целом”.

Вторая группа средств предварительной проверки в уголовном про- цессе служит, своего рода, “средством сохранения и передачи” этой фактической информации, т.е. источники доказательств. Анализируя нормы действующего уголовно-процессуального законодательства, большинство процессуалистов придерживаются позиции, в соответствии с которой, стадии возбуждения уголовного дела присущи только две формы носите-

Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С. 100-102.

1 См.: Карнеева Л.М. Развитие основных понятий теории доказательств в советском уголовном процессе // Социалистическая законность. 1978. № 2. С. 28.

2 См.: Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. С. 128.

92

лей такой информации. Это - протоколы следственных действий и иные документы .

Документы являются основными источниками информации на стадии возбуждения уголовного дела. Однако вопрос о их доказательственной сущности в юридической литературе трактуется по- разному.

Некоторые процессуалисты полностью исключают доказательствен- ное значение информации, содержащейся в документах, полученных на стадии возбуждения уголовного дела . Утверждая, что данная информация трансформируется в доказательственную только на последующих стадиях процесса, посредством следственных действий, отдельные из них придают ей “преддоказательственное” значение3, или видят в них лишь зачатки будущих доказательств4.

Другие, предлагают дифференцированный подход при решении во- проса о возможности использования в доказывании документов, получен-

См., например: Карнеева Л.М. Доказывание при отказе в возбуждении уголовного дела // Сов. государство и право. 1975. № 2. С. 95; Власова Н.А., Кузнецова Н.А. Способы и процессуальные формы собирания документов-доказательств // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в новых экономических и социальных условиях: Сб. науч. трудов. М., 1997. С. 229-237 и др.

См., например: Крючатов И.А. Обоснование возбуждения уголовного дела - гарантия соблюдения социалистической законности // Сб. Проблемы социалистической законности на современном этапе развития Советского государства. Харьков, 1968. С. 232; Прокофьев Ю.Н. Процессуальная форма документов на стадии возбуждения уголовного дела // Сб. Проблемы советского государства и права. Иркутск, 1975. Вып. 9-10. ч.1. С. 127 и др.

3 См.: Зинькович В.В. Информационные основы доследственного уголовного процесса // Проблемы доказательственной деятельности по уголовным делам: Межвуз. сб. Красноярск, 1987. С. 61.

См.: Арсеньев В.Д. Доказывание фактических обстоятельств дела в отдельных стадиях советского уголовного процесса: Автореф. Дис. … докт. юрид. наук. М., 1967. С. 9.

93

ных до возбуждения уголовного дела1. При этом, из круга документов, которые могут быть использованы в качестве источников доказательств, исключаются либо объяснения2, либо документы, исходящие от граждан (частные)3, либо документы, возникшие в ходе процессуальной деятельности компетентных должностных лиц .

Более обоснованной представляется позиция тех авторов, которые признают за документами, полученными до возбуждения уголовного дела, статус источника доказательств, без каких-либо исключений5.

В современном русском языке словом “документы” обозначают мате- риальный носитель записи (на бумаге, кино- и фотопленке, магнитной ленте и т.п.) с зафиксированной на нем информацией, предназначенной для передачи ее во времени и пространстве6.

См.: Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. Саратов, 1972. С. 138-139.

2 См., например: Савицкий В.М. Прокурорский надзор за дознанием и предварительным следствием. М., 1959. С. 196; Садовский И., Тыричев И. Вопросы теории и практики судебных доказательств // Социалистическая законность. 1963. № 11. С. 41; Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбу ждении уголовного дела. М., 1970. С. 105 и др.

3 См.: Тетерин Б.С. О способах собирания доказательств в уголовном процессе // Правоведение. 1964. № 2. С. 69-70.

4 См., например: Советский уголовный процесс / Под ред. А.С. Кобликова. М., 1972. С. 162; Советский уголовный процесс: Общая часть / Под общ. ред. Б.А. Викторова, В. Е. Чугунова. М, 1973. С. 230-231 и др.

3 См.: Григорьев В.Н. Использование фактических данных, полученных до возбуждения уголовного дела, в системе доказывания // Проблемы доказывания по уголовным делам: Межвуз. сб. Красноярск, 1988. С. 87-91; Сердюков П.П. Доказательства в стадии возбуждения уголовного дела. Иркутск, 1981. С. 69-85; Власова Н.А., Кузнецова Н.А. Способы и процессуальные формы собирания документов-доказательств // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в новых экономических и социальных условиях: Сб. науч. трудов. М., 1997. С 229-237. См.: Советский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 403.

94

Общее понятие “документа” как уголовно-процессуальной категории содержит ст. 88 УПК: “ Документы являются доказательствами, если обстоятельства и факты, удостоверенные или изложенные предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами, имеют значение для дела.” Сказанное свидетельствует о том, что закон не содержит каких-либо правил, ставящих доказательственное значение документов, от стадии процесса, на которой они были получены. При этом не имеет значения, изготовлены они в рамках или за рамками уголовного судопроизводства. Главное, чтобы сведения, содержащиеся в них, непосредственно относились к делу; были получены предусмотренным законом способом от известных носителей информации.

Условно, документы, получаемые в ходе предварительной проверки, можно подразделить на: первоначальные (подлинники) и производные (копии), официальные (исходящие или создаваемые государственными или иными органами, компетентными должностными лицами, а также нотариально удостоверенные) и неофициальные (частные записки, личные письма, дневники, расписки и т.п.).

Особый интерес представляет рассмотрение вопроса о доказательст- венном значении объяснений, полученных от граждан и должностных лиц в ходе предварительной проверки первичных материалов о преступлениях. Часто отрицание доказательственного значения этих объяснений связывают с тем, что они не отвечают требованиям достоверности, так как получены без предупреждения об уголовной ответственности за сообщение заведомо ложных сведений. Однако, хотя признак достоверности и является важным условием использования доказательств, он не является обязательным для признания сведений, содержащихся в определенном источ-

95

нике, доказательствами1. Как верно отмечает Э.Ф. Куцова, определить достоверность доказательства, можно лишь проанализировав его в совокупности с другими доказательствами, а для этого необходимо допустить данные сведения в качестве доказательства еще до соответствующей проверки, анализа2. Впоследствии, как справедливо отмечает В. Зажицкий, может оказаться, что сведения, содержащиеся в объяснении, являются достоверными, а полученные при допросе того же лица - ложными, вымышленными, т.к. под влиянием объективных и субъективных факторов лицо могло умышленно исказить фактические данные3.

Изучение практики показывает, что сведения, содержащиеся в объяс- нениях, в 88 % случаях совпадают со сведениями, содержащимися в показаниях тех же лиц, полученных в ходе предварительного расследования. Таким образом, только в 12 % случаев лица, у которых были получены объяснения, изменили свои показания. При этом, в 1,2 % случаях, суд не признавал достоверными сведения, содержащиеся в показаниях, а отдавал предпочтение объяснениям. Сказанное свидетельствует, что объяснения, в основном, также являются достоверными.

Нередко отрицание доказательственного значения объяснений связы- вают с тем, что они подлежат обязательной проверке путем допроса и других следственных действий и должны быть заменены показаниями

См.: Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. М., 1982. С. 86; Кузнецова Н.А. Объяснение как источник доказательств в уголовном процессе // Отдельные актуальные проблемы работы органов МВД: Сб. науч. трудов адъюнктов и соиск. М: ВНИИ МВД России, 1996. С. 44.

” См.: Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. С. 86.

См.: Зажицкий В. Объяснения в уголовном процессе // Советская юстиция. 1992. №6. С. 11.

96

свидетелей, потерпевших и т.д1. Но как правильно заметил П.П. Сердюков, “Если документ, устанавливающий определенное обстоятельство, нельзя игнорировать при доказывании, а необходимо подтвердить, либо опровергнуть, то это означает, что этот документ имеет доказательственное значение и подлежит оценке наравне со всеми другими доказательст-вам” . Таким образом, последующая проверка сведений, содержащихся в объяснениях, лишний раз подтверждает их доказательственное значение.

Опубликованная судебная практика свидетельствует о том, что дока- зательственное значение объяснений признают и суды3. Так, Пленум Верховного суда РСФСР, который в п. 12 Постановления “О судебной практике рассмотрения уголовных дела с протокольной формой досудебной подготовки материалов” от 24.12.85 г.4 указал, что в случае отсутствия в судебном заседании очевидцев правонарушения, по причинам исключающим их явку, суд вправе огласить ранее данные ими объяснения. Кроме того, в решениях Верховного Суда РФ по делам, рассмотренным в кассационном и надзорном порядке, даются ссылки на рапорта работников милиции5 и нештатных сотрудников милиции1, которые, по существу, тоже являются объяснениями.

См.: Шурухнов Н.Г. Материалы предварительной проверки и их доказательственное значение в уголовном судопроизводстве // Вопросы совершенствования деятельности милиции и следственного аппарата. М, 1981. С. 132.

Сердюков П.П. Доказательства в стадии возбуждения уголовного дела. С. 25.

См., например. Сборник постановлений Президиума и
определений судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 1974-1979. С. 351-352; Бюллетень Верховного суда СССР. 1988. № 3. С. 21-24. Бюллетень Верховного суда РСФСР. 1986. № З.С. 7.

См.: например. Сборник постановлений Президиума и определений судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 1974-1979. С. 334; Некоторые вопросы кассационной практики по уголовным делам Верховного Суда РФ // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 9. С. 20.

97

На практике встречаются случаи, когда лицо в ходе допроса в силу тех или иных причин дает показания, отличающиеся от сведений, содержащихся в объяснении. При этих обстоятельствах, как полагают некоторые авторы, объяснения, не являются доказательствами, а лишь побуждают принять меры к уточнению и проверке имеющихся сведений2. Однако, как правильно отмечает Н.П. Кузнецов, главная причина такой проверки, как раз и заключается в том, что имеется существенное противоречие между двумя доказательствами - сведениями, содержащимися в объяснениях, с одной стороны, и в показаниях - с другой стороны3. Это противоречие должно быть устранено или объяснено, поскольку решение, принятое на основе противоречивых данных, будет незаконным и необоснованным4.

Недопустима существующая практика, поддерживаемая некоторыми авторами5, в соответствии с которой объяснения, содержание которых аналогично показаниям, зафиксированным в протоколе допроса этого же лица,- не приобщают к материалам уголовного дела. Такое обращение с доказательствам на первоначальном этапе уголовного судопроизводства не только способствует различного рода злоупотреблениям со стороны соответствующих должностных лиц, но и предполагает заранее установленную дифференциацию доказательств, в зависимости от их юридической силы, что противоречит принципу, оценки доказательств по внутрен-

См., Сборник постановлений Президиума и определений судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 1964-1972. С. 419. “ См.: Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С. 208.

3 См.: Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. С. 113-114.

4 Бюллютень Верховного суда РСФСР. 1986. № 3. С. 21.

5 См., например: Хомич В. Предварительная проверка материалов, послу живших поводом к возбуждению уголовного дела // Законность. 1995. № 12. С. 24.

98

нему убеждению. Кроме этого, следует учитывать, что объяснения могут использоваться не только для опровержения показаний этого же лица, полученных при допросе, но и для их подтверждения, в случае изменения показаний в суде.

Большинство процессуалистов, признающих доказательственное зна- чение объяснений, апеллируя к ст. 88 и ст. 69 УПК относит их “иным документам”1. Однако, на наш взгляд, отнесение действующим законодательством объяснений к документам искусственно. Суть объяснения несколько иная, оно фактически является свидетельским показанием, их гносеологическая сущность едина: лицо, которое так или иначе воспринимало обстоятельства, связанные с преступлением, сообщает о них компетентному должностному лицу.

Хотя в ст. 69 УПК объяснение как источник фактических данных не предусмотрен, закон (ст. 109, 415 УПК), все-таки называет его в числе источников получения фактических данных, подтверждающих наличие преступления и виновность лица, его совершившего. По нашему мнению, есть все основания дополнить перечень источников доказательств, содержащийся в ч. 2 ст. 69 УПК, объяснением, предусмотрев в самостоятельной статье УПК и порядок их получения.

В некоторых случаях до возбуждения уголовного дела может быть проведено следственное действие (осмотр места происшествия). Фактические данные, полученные в результате его производства, являются доказательствами, поскольку их источник (протокол следственного действия) прямо предусмотрен законом в ч. 2 ст. 69 УПК.

См., например: Уголовный процесс: Общая часть. Учебник для учащихся вузов / Под ред. В.П. Божьева. М, 1997. С. 148; Курс советского уголовного процесса: Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. М., 1989. С. 604; Советский уголовный процесс: Учебник / Под ред. В.П. Божьева. М., 1990. С. 117; Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. Тула, 1996. С. 103-105.

99

Кроме перечисленных видов источников, на наш взгляд, не справед- ливо игнорировать и вещественное доказательство как источник фактических данных, используемых на стадии возбуждения уголовного дела. Достаточно часто в процессе проведения предварительной проверки потребуются или изымаются различные предметы, без наличия и исследования которых невозможно принять какое-либо решение на стадии возбуждения уголовного дела. Например, нельзя решить вопрос о возбуждении уголовного дела по ст. 228 УК, если не истребовано или не изъято наркотическое вещество и к тому же не установлено, что оно наркотическое. Аналогичным образом решается вопрос о возбуждении уголовного дела по факту незаконного изготовления, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222 УК). В этом случае данные объекты должны быть получены еще в процессе предварительной проверки и соответствующими специалистами, как минимум, должна быть установлена их групповая принадлежность.

Необходимость истребования или изъятия целого ряда объектов воз- никает и при принятии решения по первичным материалам, свидетельствующим о изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг. Их получение является правомерным действием лица, осуществляющего предварительную проверку первичной информации, и рассматривается как реализация положений ст.ст. 109, 178, 179 УПК. Многие процессуалисты, апеллируя к ст.ст. 83, 84 УПК придерживаются мнения, что предметы, обладающие признаками вещественных доказательств, становятся таковыми лишь после того, как будут осмотрены и приобщены к делу особым постановлением соответствующего должностного лица1. С дан-

См., например: Коментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. A.M. Рекункова и А.К. Орлова. М., 1981. С. 114; Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному
кодексу

100

ным утверждением трудно согласиться, потому, как в нормах дейст- вующего уголовно-процессуального законодательства не содержится требования о вынесении какого-либо постановления для признания объекта (предмета), обладающего свойствами, предусмотренными ст. 83 УПК -вещественным доказательством, а имеет место указание на составление такового для приобщения его к уголовному делу. Кроме того, согласно ст. 83 УПК осматриваются и приобщаются к делу уже вещественные доказательства. Таким образом, из содержания перечисленных статей следует, что закон предусматривает необходимость осмотра и приобщения к уголовному делу объектов (предметов) уже признанных (являющихся) вещественными доказательствами. В этой связи более убедительной представляется позиция процессуалистов, полагающих, что истребуемые в порядке ст. 109 УПК предметы, выступают в качестве вещественных доказа- тельств1.

К третьей группе средств предварительной проверки относятся спо- собы собирания фактических данных и их источников.

Как уже было отмечено, наиболее распространенными способами со- бирания фактических данных, необходимых для разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом, являются истребование необходимых материалов и получение объяснений (ст. 109 УПК).

РСФСР /. М, 1996. С. 138; Карнеева Л.М. Уголовно-процессуальный закон и практика доказывания // Социалистическая законность. 1990. № 1. С. 35; Рыжаков А.П. Краткий курс уголовного процесса: Учебное пособие. М., 1998. С. 148-149; Курылев И.И., Щерба СП., Баяхчев В.Г. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе (методические рекомендации) // Информационный бюллетень следственного комитета МВД РФ. 1993. С. 36; Химичева О.В., Данилова Р.В. Допустимость доказательств в уголовном процессе: Учебн. пособие. М., 1998. С. 39 и др.

См.: Давлетов А.А. Возбуждение уголовного дела. Образцы процессуальных документов. Комментарии. Учебно-практическое пособие. Екатеринбург, 1994. С. 20.

101

Однако, предусмотрев в нормах действующего УПК указанные способы сбора фактических данных, законодатель, в свою очередь, никак не регламентирует их производство.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не опреде- ляет конкретных условий при которых необходимо и возможно проведение этих мероприятий; в нем нет норм, определяющих круг участвующих в этих действиях лиц, их права и обязанности; отсутствуют гарантии прав и законных интересов субъектов этих действий, несмотря на то, что каждое из них, в той или иной мере допускает вторжение компетентных органов в сферу личных интересов потенциальных свидетелей, потерпевших и обвиняемых. Данное обстоятельство порождает теоретические споры, отрицательно сказывающиеся на практике применения этих процессуальных действий. Так, факт передачи и получения от граждан и должностных лиц документов и предметов оформляется на практике по разному: “протоколом обнаружения и изъятия”, “протоколом добровольной выдачи”, “протоколом истребования материалов”, “протоколом передачи предмета”, “протоколом (актом) изъятия” или просто “актом”, рапортом соответствующего работника ОВД и пр. В этих документах часто не указываются место, время, обстоятельства обнаружения документов или других предметов, факт участия понятых в соответствующих действиях и пр. Это, в свою очередь, приводит к трудностям в решении вопроса о допустимости использования этих объектов в качестве доказательств и о их достоверности, позволяет определенным лицам отрицать сам факт их изъятия или заявлять о их подложности. Нельзя упускать из виду и то обстоятельство, что после возбуждения уголовного дела эти материалы могут быть объектом исследования различных экспертиз и поэтому порядок из появления в уголовном процессе не должно вызывать никаких сомнений. Существует острая необходимость введения в уголовно-процессуальный закон предписаний, регулирующих основания и порядок

102

их проведения . Однако, к сожалению, разработчики проектов нового УПК РФ по непонятным причинам по-прежнему не решают данную проблему2.

Представляется, что процедура истребования необходимых материа- лов должна отвечать не только потребностям познавательной стороны предварительной проверки, но и полностью обеспечить удостоверитель-ную сторону процесса доказывания на данном этапе.

Истребовать необходимые материалы можно только в том случае, ко- гда точно известно их место нахождения и нет оснований опасаться их сокрытия или уничтожения. Сам же порядок истребования, должен состоять из следующих последовательно выполняемых действий. Прежде всего, направляется письменный запрос соответствующим учреждениям, предприятиям, организациям с требованием предоставить необходимые материалы, где должно найти свое отражение ссылка на ст. 109 УПК. Целесообразность таких запросов объясняется тем, что это позволит уточнить, какой именно предмет или документ истребуется, какие данные, за

См., например: Ларин A.M. Истребование и предоставление предметов и документов в стадии расследования // Актуальные проблемы совершенствования производства следственных действий: Сб. науч. трудов. Ташкент, 1982. С. 62-68; Масленникова Л.Н. Проверочные действия в стадии возбуждения уголовного дела // Социалистическая законность. 1989. № 6. С. 48-49; Николюк В.В., Кальницкий В.В., Шаламов В.Г. Истребование предметов и документов в стадии возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. Омск, 1990. С. 21; Власова Н.А., Кузнецова Н.А. Способы и процес- суальные формы собирания документов-доказательств // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в новых экономических и социальных условиях: Сб. науч. трудов. М., 1997. С. 229-237.

См., например: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федера- ции: Проект / Л.Б. Алексеева, М.М. Бобров, В.П. Божьев и др. // Юридический вестник. 1995. №31; Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Проект / Л.Д. Бойков, И.Ф. Демидов, Ю.В. Кореневский и др. М.: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, 1994 и др.

103

какой период и в течении какого времени необходимо представить и т.д. Кроме того, наличие письменного запроса у соответствующей организации или должностного лица, дает им возможность отчитываться перед контролирующими органами о месте нахождения конкретного документа или иного объекта, в некоторых случаях требовать их возврата, что обеспечит нормальную деятельность учреждений, предприятий, организаций. Наличие же копии данного запроса в материале предварительной проверки или в уголовном деле, объясняет путь появления доказательства, что является одним из условий его допустимости.

Если необходимые материалы истребуются у гражданина или долж- ностного лица непосредственно, то это действие должно происходить в присутствии понятых с составлением соответствующего документа (протокола). Такой документ должен быть обязательно составлен в двух экземплярах, один из которых остается в организации или вручается гражданину. В нем также должно быть отражено: кто, когда, в присутствии кого, у кого и какие материалы истребовал. Документ подписывается лицом, осуществившим данное действие, представителем организации или гражданином, понятыми и иными присутствующими лицами. Что касается названия данного документа, то на наш взгляд, термин “протокол” достаточно давно и часто используемый в этом случае на практике, представляется наиболее удачным.

В теории уголовного процесса имеет место точка зрения, согласно ко- торой употребление термина “протокол”, ассоциируется только с производством следственных действий1. Представляется, однако, что это не совсем так. Термин “протокол” используется законодателем для обозначе-

1 См., например: Химичева О.В., Данилова Р.В. Допустимость доказа- тельств в уголовном процессе: Учебное пособие. М., 1998. С. 39; Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении.

104

ния не только документа, отражающего ход и результаты следственных, но и целого ряда иных процессуальных действий. Так, в соответствии со ст. 110 УПК устные заявления граждан о преступлении заносятся в соответствующий протокол; ст. 111 УПК предусматривает составление протокола в случае явки лица с повинной; ст. 415 УПК предписывает составление такового по результатам досудебной подготовки материалов в протокольной форме; ст. 99 УПК указывает на необходимость составления протокола при принятии залога; аналогичные требования о составлении протокола при осуществлении действий, не являющихся следственными имеются и в других нормах уголовно- процессуального закона (ст. 200, 203, 264 и др.) Изложенное позволяет утверждать, что законодатель допускает использование термина “протокол” для обозначения документа, фиксирующего ход не только следственных, но других процессуальных действий, если иное не предусмотрено законом.

Существенной проблемой, также, является отсутствие в законе нормы, предписывающей физическим и юридическим лицам выполнять за- просы и требования должностного лица, производящего предварительную проверку заявления или сообщения о преступлениях, и предусматривающей возможность применения мер принуждения к ответственным, в случае неисполнения такой обязанности. Такое положение приводит к тому, что необходимые материалы достаточно часто или отказываются предоставлять, или предоставляют спустя длительное время. В результате этого предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях неоправданно затягивается.

В результате проведенного нами изучения уголовных дел и мате- риалов, по которым было отказано в возбуждении уголовного дела, выяснилось, что истребуемые на первоначальном этапе уголовного судо-

С. 75; Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообщений о

105

производства материалы предоставлялись по истечении 10 суток в 26 % случаях от общего количества изученных дел и отказных материалов, а в 1,5 % случаях, запросы на стадии возбуждения уголовного дела были проигнорированы.

Сказанное свидетельствует о необходимости дополнить ч. 2 ст. 109 УПК словами: “Юридические и физические лица не вправе отказать лицу, производящему предварительную проверку заявлений и сообщений о преступлении, в предоставлении истребуемых материалов, - в противном случае, необходимые материалы могут быть изъяты у владельца принудительно, о чем выносится мотивированное постановление лица, осуществляющего проверку”.

На практике, достаточно часто, встречаются случаи предоставления в компетентные органы различных документов и предметов по личной инициативе граждан или должностных лиц. Так, в результате изучения уголовных дел и материалов, по которым было отказано в возбуждении уголовного дела, выяснилось, что одновременно с заявлением (сообщением) о преступлении или в ходе предварительной проверки по личной инициативе граждан и должностных лиц, дополнительные материалы предоставлялись в 16 (8,5 %) случаях от общего количества изученых уголовных дел и в 82 (31,2 %) случаях от общего количества изученных отказных материалов.

Однако, ввиду того, что действующее уголовно-процессуальное зако- нодательство не предусматривает такого действия на стадии возбуждения уголовного дела, практические работники вынуждены подменять его истребованием материалов, что в свою очередь не соответствует содержанию названного действия. Для устранения подобной коллизии, необходимо дополнить ч. 2 ст. 109 УПК словами: “Указанные материалы могут

преступлениях: Учебное пособие. С. 51.

106

быть представлены по личной инициативе как заявителем, так и любыми гражданами, учреждениями, предприятиями и организациями”. Полагаем, что и в этом случае в присутствии понятых должен быть составлен протокол добровольной выдачи предметов и документов. Кроме вышеуказанных требований, данный протокол должен содержать краткое пояснение лица об обстоятельствах, связанных с выдаваемым документом или пред- метом.

Не менее часто на практике встречаются случаи, когда правоохрани- тельные органы, проводя предварительную проверку или осуществляя оперативно-розыскную деятельность, сталкиваются с необходимостью изъятия документов и предметов. Характерными примерами этого являются случаи изъятия оружия у гражданина в процессе пресечения его хулиганских действий или обнаружения предмета не находящегося в чьем-либо владении. Действующий УПК не предусматривает изъятие, как самостоятельное процессуальное действие, ограничившись лишь указанием о производстве такового в процессе производства таких следственных действий как: обыск, выемка, осмотр, освидетельствование, получение образцов для сравнительного исследования и наложение ареста на имущество1. Это приводит к тому, что достаточно часто изъятие обнаруженных предметов и документов либо вообще не оформляется, либо оформляется протоколом административного изъятия. В более выгодном положении здесь находятся органы налоговой полиции, которые изымая у предприятий, учреждений и организаций документы, свидетельствующие о сокрытии или занижении прибыли (дохода) или сокрытии иных объектов налогообложения, используют в этом случае права, делегированные им от

Стоит отметить, что в определенной степени, в частности работники милиции, при проведении изъятия, могут ссылаться на п. 27 ст. 11 Закона РСФСР “О милиции”, однако только в тех случаях когда это касается

107

должностных лиц налоговых органов и агентов валютного контроля (п. 2 ст. 11 Закона Российской Федерации “О федеральных органах налоговой полиции”. Указанным должностным лица это право в свою очередь предоставлено ст. 7 Закона РСФСР от 21 марта 1991 г. № 943-1 (с изменениями и дополнениями, внесенными Законами Российской Федерации от 24 июня 1992 г. № 3119-1, от 2 июля 1992 г. № 3181-1, от 25 февраля 1993 г. № 45-49-1, Федеральным законом от 13 июля 1996 г. № 67-ФЗ) “О Государственной налоговой службе РСФСР”1.

В целях приведения норм действующего уголовно-процессуального закона в соответствие с требованиями практики, а также возможности использования изъятых предметов и документов в качестве доказательств на стадии возбуждения уголовного дела, необходимо закрепить в законе (ч. 2 ст. 109 УПК) изъятие необходимых материалов, как самостоятельное процессуальное действие.

Как уже было отмечено, еще одним наиболее распространенным на практике способом получения информации, необходимой для правильного разрешения первичных материалов о преступлениях на стадии возбуждения уголовного дела, является получение объяснений.

Исследования, проведенные диссертантом, показали, что при провер- ке заявлений и сообщений о преступлениях, объяснения от заявителей и очевидцев были получены в 89,2 % случаях. Если проанализировать результаты аналогичных исследований, проведенных процессуалистами в предыдущие годы, то можно заметить, что роль и значимость данного

предметов и веществ изъятых из гражданского оборота и находящихся у граждан без специального разрешения.

1 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 15. Ст. 492; Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 33. Ст. 1912; № 34. Ст. 1966; 1993. № 12. Ст. 429; Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2958.

108

проверочного действия на практике неуклонно возрастает. Так, согласно данным СВ. Бородина1, в 1969 г. при проведении предварительной проверки объяснения были получены в 44,3 % случаях из числа изученных материалов, в 1980 г., как утверждает Н.П. Кузнецов , их количество составило- 64,7 %, в 1985 г., по данным Н.Г. Шурухнова3, эта цифра возросла до 70,2 %, а исследования, проведенные Г.П. Химичевой в 1997 г.4 показали, что объяснения были получены уже в 86 % случаев из числа изученных материалов предварительной проверки заявлений и сообщений

0 преступлениях.

Основная ценность объяснений заключается в том, что они получа- ются сразу же после совершения преступления или, по крайней мере, в течении непродолжительного срока с момента его совершения. И, несмотря на то, что объяснения лишены процессуальной формы допроса, они, как правило, достоверны, так как лицо, его дающее, еще не подвержено возможному влиянию заинтересованных в исходе проверки лиц, а детали происшедшего еще свежи в его памяти3.

Следует отметить, что хотя получение объяснений и является самым распространенным проверочным действием, оно, как и истребование необходимых материалов, имеет один существенный недостаток - отсутствие законодательной регламентации процедуры его
проведения и

1 См.: Бородин СВ. Проверка заявлений и сообщений о преступлениях до возбуждения уголовного дела органами дознания и предварительного следствия МВД // Проблемы повышения эффективности предварительного следствия. Сб. научн. трудов. Вильнюс, 1969. С. 105-106.

См.: Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. С. 131.

См.: Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях: Учебное пособие. С. 44.

См.: Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. С 73.

э См.: Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. С. 128.

109

оформления. Это приводит к тому, что на практике, при их получении и использовании, нередко допускаются различные ошибки, которые отрицательно сказываются, как на разрешении первичного материала о преступлении, так и на дальнейшем расследовании преступления.

К наиболее типичным ошибкам, согласно проведенного исследо- вания, следует отнести: краткое изложение сведений в объяснениях - 48,2 % (из числа изученных уголовных дел и материалов по которым было отказано в возбуждении такового); неправильность определения времени, места и обстановки при их получении - 21,8 %; постановка дополнительных вопросов наводящего характера - 4,4 %; получение объяснений у лиц в возрасте до четырнадцати лет, без участия педагога - 1,2 %; не способных или отказывающихся указать источник своей осведомленности - 1,5 %, а также у лиц в силу своих физических или психических недостатков не способных правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значения для правильного рассмотрения заявлений (сообщений) о преступлениях - 2,3 %.

Кроме этого, проведенный среди сотрудников криминальной мили- ции и милиции общественной безопасности опрос, свидетельствует о том, что при получении объяснений, достаточно часто встречаются случаи психического воздействия на лицо его дающее, а также обмана и дачи ложных обещаний.

Однако, как правильно отмечает Н.Г. Шурухнов, получение объясне- ний базируется на правовой основе и является уголовно- процессуальной деятельностью, а поэтому, несмотря на отсутствие законодательного закрепления процедуры их получения, должно отвечать общим условиям и принципам уголовного судопроизводства1.

1 См.: Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях. С. 44.

по

Так, вполне очевидно, что процессуальные решения, принимаемые по результатам предварительной проверки первичных материалов о преступлениях, не могут быть основаны на объяснениях лиц, не указавших по той или иной причине источник своей осведомленности, а также в силу своих физических или психических недостатков не способных правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, т.к. это противоречит принципу всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела. Не вызывает сомнения, как нам кажется и то, что объяснения, полученные под влиянием психического воздействия, а также путем обмана или введения в заблуждение относительно прав и обязанно- стей дающих их лиц и т.п., не могут быть использованы в качестве доказательств ни на первоначальной стадии уголовного процесса, ни на последующих, так как были получены с нарушением не только уже указанного принципа, но и с нарушением принципов законности и неприкосновенности личности.

Кроме общих принципов, эти процессуальные действия имеют еди- ную гносеологическую сущность - лицо, которое, так или иначе, воспринимало обстоятельства, связанные с преступлением, сообщает о них.

Сказанное позволяет прийти к выводу, что исходя из принципов уго- ловного судопроизводства, для получения объяснений могут применятся общие правила, установленные для производства допроса свидетелей, за некоторыми исключениями.

Отличительной чертой допроса является возможность обеспечения его производства, мерами процессуального принуждения (привод и угроза уголовной ответственности за отказ или за дачу заведомо ложных показаний), что не свойственно рассматриваемому проверочному действию.

Лицо, дающее объяснение, не предупреждается об уголовной или иной ответственности за отказ от дачи объяснения и за сообщение заведомо ложных сведений; во-вторых, к лицу, уклоняющемуся от явки для дачи

Ill объяснения, не может быть применен принудительный привод; и в третьих, нельзя обязать дающего объяснение не разглашать сообщаемых им сведений третьим лицам. В подобных случаях лицо, осуществляющее проверку, должно ограничиться разъяснением необходимости получения объяснений, их значении для разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом обращением к его гражданскому и моральному долгу и т.п.

Указанные ограничения, в определенной степени, снижают эффек- тивность данного процессуального действия, поэтому некоторые авторы высказывают мнение о целесообразности применения некоторых мер процессуального принуждения при получении объяснения1. Мы придерживаемся несколько иного мнения на этот счет.

Расширение мер принуждения на стадии возбуждения уголовного де- ла, хотя и не противоречит общим принципам уголовного судопроизводства (достаточно вспомнить предупреждение об уголовной ответственности за заведомо ложный донос по ст. 110 УПК), в данном случае не оправданно.

Во-первых, любая информация, содержащаяся в объяснении гражда- нина не имеет заранее установленной силы и подлежит тщательному анализу и исследованию, а также сопоставлению с другими имеющимися

См., например: Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. Саратов, 1972. С. 82; Хомич В. Предварительная проверка материалов, послуживших поводом к возбуждению уголовного дела // Законность. 1995. № 12. С. 23-24; Зажицкий В. Объяснения в уголовном процессе // Советская юстиция. 1992. N2 6. С. 11; Власова Н.А., Кузнецова Н.А. Способы и процессуальные формы собирания документов-доказательств // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в новых экономических и социальных условиях: Сб. науч. трудов / Под ред. Н.Г. Шурухнова, Н.И. Ветрова, Г.П. Химичевой. М., 1997. С. 233-234.

112

доказательствами (в ходе чего устанавливается их ложность или правдивость).

Во-вторых, в случае уклонения или отказа от дачи объяснения, лицо, после возбуждения уголовного дела, может быть подвергнуто принудительному приводу и последующему допросу, с предупреждением об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или за дачу ложных показаний (за исключением случаев прямо предусмотренных законом).

Таким образом, указанные негативные проявления отдельных лиц не несут вредных последствий, которые не могли бы быть устранены, в одних случаях уже на стадии возбуждения уголовного дела, в других- на стадии предварительного расследования.

Однако трудно не согласиться, что разглашение лицом, дающим объ- яснение, сообщаемых сведений третьим лицам, может существенно по- влиять, а иногда и создать непреодолимые трудности, как для предварительной проверки первичных материалов о преступлении, так и для раскрытия преступления в целом. Так, получив от выше указанного лица информацию о начавшейся проверке, действительный виновник преступления может скрыться, оказать давление на очевидцев события и, что самое главное, принять меры к сокрытию или уничтожению следов преступления, что может привести к неустранимым негативным последствиям. Поэтому, предоставление лицу, осуществляющему предварительную проверку первичных материалов о преступлениях, возможности применения правовых средств принуждения, ограничивающих утечку информации о ходе проверки, было бы вполне оправдано, т.к. способствовало бы дос- тижению целей, стоящих перед уголовным судопроизводством.

Основываясь на изложенном, представляется целесообразным рас- пространить действие ст. 139 УПК и на институт предварительной проверки первичных материалов о преступлениях, изложив ее в следующей редакции: “Данные предварительного следствия, а равно предварительной

113

проверки первичных материалов о преступлении, могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя, прокурора, а также лица, осуществляющего проверку и в том объеме, в каком они признают это возможным”.

В необходимых случаях, указанные должностные лица предупрежда- ют граждан, дающих объяснение, свидетелей, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, защитника, эксперта, специалиста, переводчика, понятых и других лиц, присутствующих при производстве следственных и иных процессуальных действий, о недопустимости разглашения без их разрешения данных проверки и предварительного следствия”.

Уголовно-процессуальный закон не определяет круг лиц, у которых может быть получено объяснение, следовательно, получить его можно у любого гражданина, располагающего необходимыми сведениями, а не только у заинтересованных лиц, как полагают некоторые авторы’.

В целях предотвращения утечки информации о ходе предварительной проверки первичных материалов о преступлениях, особенно осторожно следует подходить к получению объяснения от заподозренных в преступлении лиц. Как правильно указывает Г.П. Химичева, делать это следует “только тогда, когда нет опасений, что они могут скрыться или воспрепятствовать установлению истины”2. Поэтому, вызывает возражение мнение, высказанное в юридической литературе, что эти лица, в любом случае, должны быть вызваны для дачи объяснений3.

См.: Давыдов П.М., Сидоров Д.В., Якимов П.П. Судопроизводство по новому УПК РСФСР. Свердловск, 1962. С. 142; Дознание и предварительное следствие. М., 1965. С. 15.

Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о пре- ступлении. С.76-77.

См.: Терентьев Д. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе // Социалистическая законность. 1951. № 4. С. 30-31.

114

Применение при получении объяснений правил, установленных зако- ном для получения показаний свидетеля, предполагает возможность использования наиболее проверенных тактических приемов, создающих предпосылки для быстрого и полного получения правдивой информации в нужном объеме. Разработкой таких приемов и рекомендаций по их осуществлению, на наш взгляд, должна заниматься криминалистика. Поэтому нельзя признать правильным мнение отдельных авторов, что вопросы, связанные с рассмотрением первичных материалов о преступлениях, не входят в предмет криминалистики и, в частности, методики расследования отдельных видов преступлений1.

Как уже отмечалось, в соответствии с ч. 2 ст. 178 УПК, одним из спо- собов предварительной проверки первичных материалов о преступлении, является осмотр места происшествия. Из буквального смысла этой нормы вытекает, что производство данного следственного действия на первоначальном этапе уголовного судопроизводства разрешено не только потому, что без него невозможно принять обоснованное решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом, как полагают некоторые авторы2, а в связи с тем, что его производство, с учетом конкретных обстоятельств, не терпит отлагательства. На практике производство осмотра места происшествия до возбуждения уголовного дела применяется достаточно широко. Например, по нашим данным, осмотр места происшествия проводился до возбуждения уголовного дела в 31,2 % случаях из числа изученных уголовных дел и отказных материалов. По данным А.Р. Ми-

См.: Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. М., 1978. С. 12; Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. М., 1984. С. 40-42, 53-54.

См.: Гапанович Н.Н. Отказ в возбуждении уголовного дела. Минск, 1967. С. 16, 107.

115

хайленко, эта цифра составляет 27 %’. Порядок и условия производства осмотра места происшествия достаточно подробно регламентированы УПК (ст. 178-179, 182) и ведомственными нормативными актами2, а поэтому не требуют их дополнительного анализа.

Других указаний о допустимости производства следственных дейст- вий до возбуждения уголовного дела закон не содержит. Тем не менее, проведенный опрос сотрудников органов дознания и следствия показал, что в ходе рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях, кроме осмотра места происшествия, ими проводилось, задержание подозреваемого (24 % из числа респондентов); допрос (29 %); освидетельствование (17 %); назначение экспертизы (19 %); обыск и выемка (14 %). Производство названных следственных действий до возбуждения уголовного дела они обосновывали необходимостью закрепления доказательств, а также невозможностью без их производства принять законное и обоснованное решение по заявлениям и сообщениям о преступлении. И хотя, подобная практика, безусловно, незаконна, однако игнорировать ее было бы неправильно, поэтому следует разобраться в причинах такого явления.

Важно отметить, что по данному вопросу отсутствует единая позиция и среди теоретиков уголовного процесса. К примеру, А.Р. Михайленко, апеллируя к нормам действующего УПК, допускает на стадии возбуждения уголовного дела, производство достаточно широкого круга следственных действия, таких как: задержание подозреваемого, освидетельствова-

См.: Михайленко А.Р. Вопросы теории и практики возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1971. С. 171.

См.: Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений, утвержденная приказом МВД России от 20 июня 1996 г. № 334 и др.

116 ние, личный обыск и выемку1. Эту позицию, в той или иной степени, разделяют многие процессуалисты”.

Другая группа процессуалистов, признавая, что действующий УПК не позволяет производить следственные действия (кроме осмотра места происшествия), указывают однако, на острую необходимость внесения изменений в УПК и разрешить производство следственных действий в ходе проведения предварительной проверки первичных материалов о преступлениях3.

Полагаем, нельзя согласиться с мнением первой группы процессуали- стов, так как действующее уголовно-процессуальное законодательство в ч. 2 ст. 109 УПК содержит недвусмысленный запрет на производство следственных действий до возбуждения уголовного дела. Исключение касается только осмотра места происшествия (ч. 2 ст. 178), а не каких-либо других следственных действий.

1 См.: Михайленко А.Р. Вопросы теории и практики возбуждения уголов ного дела в советском уголовном процессе. Дис. …канд. юрид. наук. Сара тов, 1971. С. 271-273.

2 См., например: Гаврилов А.К., Стремовский В.А. Законность и обосно ванность возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе. Ростов-на-Дону, С. 83; Бекешко СП., Мотвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. Минск, 1969, С. 96-97; Куклин В.И. Неот ложные следственные действия. Казань, 1967. С. 38; Степанов В.В. Про верка первичных материалов о преступлениях. Саратов, 1972. С.66- 78; Глазырин Ф.В., Резван А.П. Расследование хищений промышленного золота: Учебное пособие. Волгоград, 1983. С. 28, 36-38 и др.

3 См., например: Дубинский А.Я. Производство предварительного рассле дования органами внутренних дел: Учебное пособие. Киев, 1987. С. 24; Лунгу В.И. Первоначальный этап расследования преступлений. Процессу альный и организационный аспект: Дис. …канд. юрид. наук. Киев, 1991. С. 22; Хомич В. Предварительная проверка материалов, послуживших пово дом к возбуждению уголовного дела // Законность. 1995. № 12. С. 24; Зеленский Д.В. Проблемы допустимости доказательств в российском уголовном процессе: Дис. …канд. юрид. наук. Краснодар, 1995. С. 51-52 и др.

117

Специального рассмотрения требует вопрос о возможности производства до возбуждения уголовного дела такого следственного действия, как задержание подозреваемого.

Установив достаточно четкий порядок и сроки задержания подозре- ваемого в совершении преступления после доставления его в орган дознания или к следователю, уголовно-процессуальный закон не разъяснил условия и порядок доставления этого лица к выше названным субъектам уголовного судопроизводства.

Данное обстоятельство привело к тому, что многие ученые и практи- ческие работники полагают, что уголовно-процессуальное задержание необходимо и возможно и до возбуждения уголовного дела1. Такое мнение обычно аргументируется срочностью и неотложностью этого следственного действия, например, в тех случаях, когда лицо застигнуто в момент совершения им преступления или непосредственно после этого. Как нам кажется, ошибка сторонников указанной точки зрения заключается в том, что они не отграничивают физическое или психологическое воздействие, направленное на пресечение преступления и доставление лица, подозреваемого в его совершении, в орган дознания или к следователю, от процессуального задержания.

Действия по непосредственному задержанию не могут смешиваться с задержанием в процессуальном смысле этого слова, так как во- первых, не

1 См., например: Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. М. 1971. С.111; Хомич В. Предварительная проверка материалов, послуживших поводом к возбуждению уголовного дела // Законность. 1995. № 12. С. 24; Крючатов И.А. Правовая природа возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе: Дис. …канд. юрид. наук. Одесса. 1969. С. 119-120; Карев Д.С, Савгирова Н.М. Возбуждение и расследование уголовных дел. М. 1971. С. 9; Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. Саратов. 1972. С. 77-78. Глазырин Ф.В., Резван А.П. Расследование

iff

118

сопря жено со взяти ем задер жива емого лица под стра жу и, во- втор ых, може т быть прои зведе но не тольк о сотру дника ми прав оохр аните льны х орган ов, но и любы ми граж дана ми, в том числе постр адав шими или оче- видца ми, в то врем я, как прав ом проц ессуа льног о задер жани я, закон наде- ляет тольк о орган дозна ния (ч.1 ст. 122 УПК) , следо вател я (ч.б ст. 127 УПК) и прок урор а (ст. 211 УПК) .

Во избе жани и путан ицы межд у физи чески м задер жани ем (захв атом) и задер жани ем, в поря дке ст. 122 УПК, некот орые проц ессуа лист ы, на наш взгля д, совер шенн о верно пред лага ют имен овать комп лекс допр оцесс у- альн ых дейст вий - доста влени ем1.

Таки м образ ом, утвер жден ие о том, что задер жани е подоз ревае мого в поря дке ст. 122 УПК факти чески може т быть осущ ествл ено и до возбу ж- дения уголо вного дела, лише но основ ания.

Вызы вает возра жени е и позиц ия дальн ейше го совер шенс твова ния за- кона в плане расш ирен ия круга следс твенн ых дейст вий, прои зводс тво .кото рых было бы разре шено до возбу жден ия уголо вного дела, так как это приве дет к факти ческо му слиян ию двух самос тояте льны х стади й уголо вного судоп роизв одств а, а кром е того уничт ожит и без того весьм а хруп- кую грань , пред охра няющ ую граж дан от неред ко необо снова нного прим е- нения мер госуд арств енног о прин ужде ния.

Наиб ольш ую подде ржку в юрид ическ ой литер атуре полу чило выска зыва ние о необх одим ости прои зводс тва до возбу жден ия уголо вного дела

хищений промышленного золота: Учебное пособие. Волгоград, 1983. С. 28, 36-38 и др. iy ‘ См., например: Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М., 1981.

С. 167-168; Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого органами внутренних дел. Ташкент, 1989. С. 18-21.

119

автотехнической и судебно-медицинской экспертиз1. Поэтому данный вопрос, по нашему мнению, требует детального рассмотрения.

В качестве одного из основных аргументов этой точки зрения являет- ся то, что производство экспертизы до возбуждения уголовного дела позволило бы путем применения специальных познаний на начальной стадии уголовного судопроизводства получить важную доказательственную информацию, которая, в противном случае, может быть безвозвратно утрачена.

Действительно, анализ практики показывает, что участие специалиста в осмотре места происшествия до возбуждения уголовного дела не всегда компенсирует отсутствие возможности использования специального исследования в период предварительной проверки первичных материалов о преступлении.

Однако не следует забывать и то, что назначение и проведение экс- пертизы, а также оценка ее результатов составляют целый комплекс процессуальных действий и отношений. Во-первых, должностное лицо, назначающее экспертизу должно вынести об этом соответствующее постановление; во-вторых, выбрать эксперта, удостовериться в его компетенции и отсутствии оснований для его отвода; в третьих, предупредить эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, в-четвертых, допросить его в случае необходимости и т.д. (ст. 184-194 УПК). Нужно учесть также, что заключение экспертов, как правило, осно- вывается на других доказательствах, и если до назначения экспертизы не

1 См., например: Мудьюгин Г., Похис М. Судебно-медицинскую экспертизу - в стадию возбуждения уголовного дела // Социалистическая законность. 1971. № 9. С. 56-59; Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. С. 144; Карнеева Л.М. Нужна стадия возбуждения уголовного дела // Социалистическая законность. 1990. № 5. С. 50; Сре-тенцев Н.И. Использование современных научно-технических достижений

120

будут собраны необходимые материалы, это затруднит формулирование вопросов эксперту и может сделать невозможным само экспертное исследование. Кроме этого, если производство экспертизы до возбуждения уголовного дела будет разрешено, то вполне логично предположить, что лицу, ее назначившему, как и в обычных случаях (ст. 81, 194 УПК), должна быть предоставлена возможность не согласиться с представленным заключением по причине его недостаточной ясности, полноты или необоснованности и назначения дополнительной или повторной экспертизы.

Таким образом, возможность проведения экспертизы на этапе пред- варительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях влечет логическую и фактическую возможность проведения в этот момент и других следственных действий, что приведет к ликвидации стадии возбуждения уголовного дела. Размывание грани, отделяющей предварительную проверку от самого расследования, неизбежно будет порождать нигилистическое отношение к акту возбуждения уголовного дела - как к пустой, изживающей себя формальности, и приведет к постепенной эрозии процесса в его досудебных стадиях .

В юридической литературе также высказывалось мнение о необходи- мости разрешить производство на первоначальном этапе уголовного процесса только тех следственных действий, которые не связаны с применением мер процессуального принуждения и не ограничивают права граж-дан . Однако и эта позиция не может быть признана приемлемой. Дело в

в расследовании краж автотранспортных средств. Дис. …канд. юрид. наук. М, 1994. С. 39-41 и др.

1 См.: Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. М. 1975. С. 106-107.

2 См., например: Рооп Х.А. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе: Автореф. Дис. …канд. юрид. наук. Тарту, 1967. С. 14; Гуляев А.П. О повышении надежности доказывания на стадии возбужде ния уголовного дела // В сб.: Проблемы надежности доказывания в совет-

121

том, что закон не определяет, что необходимо рассматривать под мерами процессуального принуждения. Нет единого мнения по данно- му вопросу и в теории уголовного процесса. Одни авторы считают, что весь уголовный процесс носит характер государственного принуждения1, другие - связывают принудительный характер процессуальных действий, лишь с отношением субъекта к возложенной на него обязанности . Не вдаваясь в полемику по этому вопросу, следует отметить, что предложение об установлении возможности производства до возбуждения уголовного дела следственных действий, не обладающих принудительным характером, в то время когда само понятие и содержание принуждения в уголовном процессе не достаточно четко определено, приведет к фактическому разрешению производства любых следственных действий в ходе предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях.

Тем не менее, представляется вполне обоснованной позиция некото- рых процессуалистов, предлагающих разрешить до возбуждения уголовного дела производство не только осмотра места происшествия, но и осмотра предметов и документов3. В отличии от осмотра места происше-

ском уголовном процессе. М. 1984. С. 49; Еремян А.В. Основания возбуждения уголовного дела: Дис. …канд. юрид. наук. М. 1989. С. 176. 1 См., например: Самощенко И.С. Фарукшин М.К. Ответственность по советскому законодательству. М. 1971. С. 54; Ефимичев СП. Уголовно-процессуальное принуждение и место мер пресечения в решении задач предварительного расследования // Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задач предварительного расследования: Сб. научн. тр. Волгоград, 1987. С. 23 и др. “ См., например: Петрухин И.Л. Природа уголовно-процессуального принуждения // В сб.: Суд и применение закона. М. 1982. С. 66; Он же. - Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М., 1985. С. 44 и Др.

3 См., например: Мирский Д.Я. О дальнейшем укреплении законности в стадии возбуждения уголовного дела / Материалы теоретической конференции, посвященной 50-летию Советской власти. Свердловск, 1968. С.

122

ствия, достаточно часто существенно затрагивающего права и интересы граждан (например, осмотр в жилых помещениях, да к тому же осуществляемый в ночное время или длящийся продолжительное время), осмотр изъятых, представленных или истребованных предметов и документов, лишен каких бы то ни было элементов принуждения и практически не затрагивает чьих-либо прав и интересов.

Надо иметь в виду и то, что осмотр предметов и документов, с одной стороны, являясь одним из способов получения информации, необходимой для принятия законного и обоснованного решения по заявлениям и сообщениям о преступлениях, с другой - ограждает от поступления материалов, не относящихся к делу.

В этой связи, представляется целесообразным ч. 2 ст. 178 УПК изло- жить в следующей редакции: “В случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия, осмотр предметов и документов, изъятых или истребованных по инициативе лица, осуществляющего предварительную проверку заявлений и сообщений о преступлениях, а также предоставленных по инициативе заявителя или иных лиц, может быть произведен до возбуждения уголовного дела. В этих случаях, при наличии к тому оснований, уголовное дело возбуждается немедленно после проведения осмотра.”

Выход из ситуации, когда предусмотренные действующим законом способы предварительной проверки первичных материалов о преступлениях не всегда обеспечивают выполнение задач, стоящих перед стадией возбуждения уголовного дела, на наш взгляд, состоит не в расширении круга следственных действий производство которых было бы разрешено в этот период, а в разработке новых и дальнейшем совершенствовании

326-327; Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. С. 137.

123

существующих уголовно-процессуальных средств доказывания, свойственных этой стадии.

В первую очередь это касается специальных исследований широко применяемых на практике. Проведенные исследования в этой области показывают, что объем специальных исследований составляет свыше одной трети от объема экспертиз, проводимых экспертно- криминалистическими подразделениями (ЭКП) ОВД. Так, в ЭКП УВД Орловской области, с 1993 по 1998 годы было выполнено 17234 экспертизы и 6242 специальных исследований. При этом, проведением экспертиз продублировано 4735 исследований, причем содержание заключений и справок об исследовании одних и тех же объектов повторяют друг друга дословно. Так, например, установить признаки подделки маркировочных обозначений и первоначальное их содержание на двигателе или кузове автомобиля, не представляется возможным без проведения специального исследования. Результаты этого исследования соответствующим образом оформленные, полностью охватываются понятием “иного документа1’ как источника доказательств. Однако на практике после возбуждения уголовного дела назначается судебная экспертиза на разрешение которой ставятся те же самые вопросы. При этом решить их часто бывает уже не возможно, так как площадка с маркировочными обозначениями ранее (при проведении специального исследования) подверглась механической или химической обработке. В этом случае эксперт может либо отказаться от производства экспертизы в силу изложенных причин, либо должен механически переписать ход и результаты специального исследования. И в том, и в другом случае, в основу доказывания будут положены результаты полученные в ходе специального исследования. Здесь достаточно наглядно представлена нерациональная трата сил и средств.

Эта идея находит свое подтверждение и в результатах нашего иссле- дования. На вопрос о целесообразности придания доказательственного

124

значения результатам специальных исследований, проводимых до возбуждения уголовного дела, положительно ответили 76 % опрошенных следователей, 81 % экспертов, 72 % сотрудников криминальной милиции, 69 % сотрудников милиции общественной безопасности.

Безусловно, результаты подобных опросов нельзя рассматривать в качестве неопровержимого аргумента в пользу того или иного решения названной проблемы, но в тоже время, они еще раз свидетельствуют о необходимости безотлагательного поиска путей выхода из создавшегося положения.

Другое действие широко применяемое на практике и давно заслужи- вающее, на наш взгляд, процессуальной легализации, является судебно-медицинское освидетельствование пострадавших до возбуждения уголовного дела. Необходимость в проведении данного исследования чаще всего, возникает при поступлении заявлений или сообщений о нанесении телесных повреждений, когда степень их тяжести является определяющим фактором для возбуждения уголовного дела.

По этому вопросу в юридической литературе высказывались различ- ные мнения. Так, некоторые процессуалисты указывает на то, что подобная практика ведет к ненужному дублированию, которое можно избежать, если назначать судебно-медицинскую экспертизу до возбуждения уголовного дела1. Другие, подчеркивая добровольный характер судебно-медицинского освидетельствования, говорят о том, что возбуждение уголовного дела в этом случае ставится в зависимость от активности постра-давшего, даже если закон и не требует его согласия на это .

1 См.: Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. С. 141-144.

2 См.: Баженов Н.А., Балдин Э.П., Шейфер С.А. Насущные проблемы организации и проведения судебно-медицинской экспертизы / Тр. ВСШ МВД СССР. Волгоград, 1976. Вып. 12. С. 87-88.

125

Однако, с приведенными доводами трудно согласиться. Законода- тельная регламентация порядка проведения судебно-медицинского освидетельствования и придание его акту статуса источника доказательств наравне с заключением эксперта, как раз и ликвидирует ненужное дублирование в практике уголовного судопроизводства. Если же в ходе расследования или судебного разбирательства возникнут сомнения в полноте и обоснованности выводов, сделанных в ходе судебно-медицинского освидетельствования, или появится необходимость в выяснении каких-либо новых обстоятельств, то может быть назначена судебно-медицинская экспертиза в обычном порядке.

Что касается недостаточной эффективности этого действия ввиду не- возможности принуждения, то как раз это обстоятельство, свойственное всем проверочным действиям и позволяет поставить его в одну с ними группу без каких-либо исключений и оговорок.

При проведении предварительной проверки нередко возникает необ- ходимость в информации, получить которую, можно только после тщательного ознакомления, проверки и анализа производственной и финансово-хозяйственной деятельности предприятий, учреждений, организаций, требующих специальных познаний в этой области. С этой целью, по инициативе лица, осуществляющего предварительную проверку, проводятся инвентаризации, ревизии и документальные проверки. Акты ревизий и документальных проверок являются полноценными источниками доказательств (ч. 2 ст. 69 УПК). Акты инвентаризаций могут использоваться в уголовно-процессуальном доказывании в качестве иных документов. Предусмотрев принципиальную возможность использования в процессуальном доказывании результатов ревизий и документальных проверок, законодатель однако не регламентирует порядок оформления и назначения этих процессуальных действий. Это привело к отсутствию единой позиции по данному вопросу среди теоретиков уголовного процесса. Так, в литера-

126

туре, посвященной этой проблеме, высказана точка зрения, в соответствии с которой, ревизия не является уголовно-процессуальным действием, а представляет собой институт административного права1. Не отрицая, в принципе, административную основу данного института, следует однако отметить, что ревизия, проводимая по инициативе (требованию) должностного лица, осуществлявшего предварительную проверку, утрачивает свой административно-правовой характер и из средства хозяйственного контроля превращается в один из процессуальных способов собирания доказательств.

Кроме этого, некоторые процессуалисты склонны к отождествлению назначения ревизий (инвентаризаций) и документальных проверок с истребованием необходимых материалов в порядке ст. 109 УПК на стадии возбуждения уголовного дела2. Однако, между этими проверочными действиями имеется существенная разница, исключающая их тождественность. Истребование в порядке ст. 109 УПК предполагает получение лицом, осуществляющим предварительную проверку уже имеющейся информации, с той лишь разницей, что иногда она содержится в готовых материальных носителях, а иногда - ее еще предстоит облечь в надлежа-

См., например: Карнаухов В.Е. Расследование и предупреждение хищений колхозного имущества, совершаемых путем присвоения, растраты, либо злоупотребления служебным положением: Автореф. Дис. …канд. юрид. наук. Саратов, 1970. С. 11; Сергеев Л.А. Ревизия при расследовании преступлений. М, 1069. С. 12-15; Фортинский СП. Судебно-бухгалтерская экспертиза. М., 1962. С. 41 и др.

См., например: Михайлов В.А. Уголовно-процессуальные основы дея- тельности органов внутренних дел. М., 1988. С. 23; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. A.M. Рекункова и А.К. Орлова. М., 1981. С. 150; Коваленко Б. Понятие и правомерность проведения специальных исследований в стадии возбуждения уголовного дела // Укрепление законности и правопорядка, усиление охраны прав и законных интересов граждан в правоприменительной деятельности органов внутренних дел. М., 1988. С. 14; Яни П. Под следствием. М., 1997. С. 52 и Др.

127

щую форму. Что касается назначения ревизий (инвентаризаций) и документальных проверок, то оно проводится для установления и формирования (создания) информационной базы, а также для поиска нужной информации и ее источников. Другими словами, между требованием о производстве указанных мероприятий и предоставлением акта, лежит активная познавательная деятельность лиц осуществляющих, ревизию (инвентаризацию) или документальную проверку1.

Существующее же на практике и в теории уголовного процесса ши- рокое толкование “истребования материалов”, на наш взгляд, является искусственным. В условиях дефицита процессуальных средств предварительной проверки и неурегулированности в законе их содержания, форм и правовой основы, юристы вынуждены прибегать к их расширенному толкованию.

Причиной этого является отсутствие в нормах УПК, регулирующих предварительную проверку первичных материалов о преступлениях, прямых указаний о праве соответствующего должностного лица или государственного органа требовать производство ревизий и документальных проверок. В то же время, об обязанности назначения ревизий и документальных проверок до возбуждения уголовных дел, по некоторым категориям преступлений, прямо указывается в некоторых ведомственных нормативных актах, регулирующих деятельность ОВД2. В определенной степени данное право в отношении милиции подкреплено п. 25 ст. 11 Закона РСФСР “О милиции”, предусматривающем право милиции при наличии данных о нарушении законодательства, в сфере финансовой,

1 См.: Химичева О.В., Данилова Р.В. Допустимость доказательств в уголовном процессе (по материалам уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными группами): Учебное пособие. М., 1998. С. 52.

См.: п. 4.1.9. Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений. Утверждена приказом МВД России от 20 июня 1996 г.

128

хозяйственной, предпринимательской и торговой деятельности, влекущей уголовную ответственность, требовать обязательного проведения проверок, инвентаризаций и ревизий производственной и финансово-хозяйственной деятельности предприятий, учреждений и организаций. В отношении налоговой полиции, аналогичное право предусмотрено ст. 11 Закона Российской Федерации “О федеральных органах налоговой полиции”. О ревизии и документальной проверке говорится и в ст. 22 Федерального закона “О прокуратуре Российской Федерации”, в которой перечислены полномочия прокурора при осуществлении возложенных на него функций. Принимая во внимание, что в соответствии со ст. 10 Федерального закона “О прокуратуре Российской Федерации” одной из таких функций является рассмотрение и разрешение заявлений, жалоб и иных обращений, о нарушении закона, то вполне очевидно, что вышеназванные действия, являются одним из методов осуществления возложенных на прокурора функций.

Таким образом, утверждение, .что деятельность соответствующих ор- ганов и должностных лиц по производству ревизий и документальных проверок в период предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях лишено какой бы то ни было правовой основы, представляется далеким от истинного положения1.

В процессуальной литературе высказано мнение о целесообразности проведения ревизий и документальных проверок только на стадии возбуждения уголовного дела и необходимости упразднить возможность их назначения на последующих стадиях уголовного судопроизводства, заменив их экспертизой”. Данная позиция представляется вполне обоснован-

См., например: Рыжаков А.П. Краткий курс уголовного процесса. Учебное пособие. М., 1998. С. 194.

” См.: Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. М, 1996. С. 28-29.

129

ной. Именно производство следственных действий, коей является экспертиза, обеспечивает надлежащие гарантии получения не только доброкачественных фактических данных, но и соблюдение при их формировании, проверке и оценке прав и законных интересов обвиняемого. Не случайно, в случае не полноты данных, установленных в результате ревизии или сомнения в их подлинности, назначается не повторная ревизия, а экспертиза. Подменять следственное действие, в тех случаях, когда его производство разрешено законом, иным процессуальным действием, на наш взгляд, нерационально.

Между лицом, назначающим ревизию (инвентаризацию) или доку- ментальную проверку и исполнителем не существует непосредственных отношений. Поэтому, требование о производстве указанных мероприятий должно быть направлено руководителю, осуществляющему контроль за финансово-хозяйственной деятельностью юридического лица, который, в свою очередь, обязан распорядится о проведении ревизии или документальной проверки и представить ее результаты лицу, производящему предварительную проверку. Результаты ревизий и документальных проверок, отраженные в итоговом документе (акт), становятся доказательствами. Иными словами, способом собирания доказательств, в данном случае, является не сама ревизия или документальная проверка, а требование о ее назначении.

Среди процессуалистов нет единой позиции относительно формы данного поручения. По мнению одних, требование должно быть выражено в соответствующем письме1. Другие, предлагают оформлять его актом1. Третьи, указывают на необходимость составления в этом случае соответ-

1 См.: Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. Саратов, 1972. С. 88.

130

ствующего постановления лица, проводящего предварительную проверку2. Последнее, на наш взгляд, представляется наиболее приемлемым. В постановлении целесообразно сослаться на норму закона, регламентирующую производство того или иного действия, указать обстоятельства, вызвавшие необходимость его проведения, вопросы, которые должны получить освещение в результате его проведения, объем и границы исследований, а также сроки их проведения.

Следует, однако, отметить, что из данного правила есть одно неболь- шое исключение, касающееся органов налоговой полиции. Речь идет, в частности, о положении, закрепленном в п. 2 ст. 11 Закона Российской Федерации “О федеральных органах налоговой полиции” в соответствии с которым федеральным органам налоговой полиции предоставляется право пользоваться при исполнении служебных обязанностей правами, предоставленными законодательством должностным лицам налоговых органов. В числе этих прав, в соответствии со ст. 7 Закона РСФСР “О Государст-венной налоговой службе РСФСР” , право производить проверки денежных документов, бухгалтерских книг, отчетов, планов, смет, деклараций и других документов, связанных с исчислением и уплатой налогов и других обязательных платежей; приостанавливать операции предприятий, учреждений, организаций и граждан по расчетам и другим счетам в банках и

1 См.: Михайленко А.Р. Вопросы теории и практики возбуждения уголов ного дела в советском уголовном процессе. Дис. …канд. юрид. наук. Сара тов, 1971. С. 283.

2 См., например: Смирнов Д.В., Танасевич В.Г. Основы бухгалтерского учета и судебно-бухгалтерской экспертизы. Л., 1964. С. 91-94; Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. С. 127.

3 См.: Закон РСФСР от 21 марта 1991 г. № 943-1 (с изменениями и допол нениями) // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 15. Ст. 492; Ведомость Съезда народных депута тов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 33. Ст. 1912, № 34. Ст. 1966; 1993. № 12. Ст. 429; Собрание зако нодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2958.

131

иных финансово-кредитных учреждениях; и т.д. Кроме этого, п. 3 ст. 11 Закона Российской Федерации “О федеральных органах налоговой полиции” предусматривает собственные права данного органа по осуществлению проверок налогоплатилыциков в полном объеме с составлением актов по результатам этих проверок. Из сказанного следует, что в случае необходимости, федеральные органы налоговой полиции, осуществляя предварительную проверку первичных материалов о преступлениях в сфере налогового законодательства, могут по своей инициативе самостоятельно провести ревизию или документальную проверку. Это вполне оправдано, так как осуществляемые данным органом функции затрагивают преиму- щественно хозяйственно-финансовую сферу деятельности предприятий, учреждений, организаций, а также частных лиц. В связи с этим, большинство должностных лиц органов налоговой полиции являются специалистами этой области, что позволяет им проводить проверку этой деятельности без привлечения специалистов со стороны. В этом случае, проверочным действием- будет сама ревизия или документальная проверка, произведенные в полном объеме с составлением актов по их результатам (п. 3 ст. 11 Закона Российской Федерации “О федеральных органах налоговой полиции”).

На основании изложенного, представляется целесообразным закре- пить в УПК право лица, производящего предварительную проверку заявлений или сообщений о преступлениях требовать производства ревизий и документальных проверок.

В некоторых случаях при проведении предварительной проверки, возникает необходимость в проведении оперативно-розыскных мероприятий, осуществление которых, согласно ст. 118 УПК, является исключительной компетенцией органов дознания.

Необходимость использования непроцессуальных средств для про- верки первичных материалов о преступлении появляется в тех случаях,

132

когда это обусловлено целесообразностью скрыть факт начавшейся проверки1, либо, когда другими способы осуществить ее, не представляется возможным”.

Не будучи процессуальными, оперативно-розыскные мероприятия содействуют доказыванию, помогая в обнаружении источников необходимой информации, в определении характера и тактики проведения процессуальных действий, в построении версий, определении направления предварительной проверки и расследования в целом3.

При проведении предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях органом дознания, никаких затруднений с производством оперативно-розыскных мероприятий на практике не возникает. Как правило, такие проблемы возникают, если проверку осуществляют органы предварительного следствия, т.е. органы не полномочные осуществлять оперативно-розыскную деятельность.

Некоторые процессуалисты полагают, что в данном случае дейст- вующее уголовно-процессуальное законодательство предоставляет следователю право дать органу дознания поручение о производстве оперативно-розыскных действий1. Данная позиция, на наш взгляд, не совсем точно отражает положение вещей. По буквальному смыслу положения, закрепленного в ч. 4 ст. 127 УПК, следователь вправе давать органам дознания поручения о производстве оперативно- розыскных действий только по

1 См.: Белозеров Ю.Н., Гуткин И.М., Чувилев А.А., Чугунов В.Е. Органы дознания и предварительного следствия системы МВД и их взаимодействие: Учебное пособие. М., 1973. С. 84.

См.: Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях: Учебное пособие. С. 55.

3 См.: Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. М., 1966. С. 39; Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. С. 120 и др.

133

расследуемым им делам, т.е. делам, которые уже возбуждены. Однако, поскольку необходимость в проведении таких действий довольно часто возникает уже в ходе предварительной проверки первичных материалов о преступлениях, представляется целесообразным закрепить в законе право следователя давать соответствующее указание о производстве оперативно-розыскных мероприятий в стадии возбуждения уголовного дела.

Резюмируя изложенное, можно сказать, что широко распространен- ное среди процессуалистов мнение о необходимости расширения круга средств предварительной проверки первичных материалов о преступлениях за счет следственных действий несостоятельно в теоретическом плане, не имеет опоры в действующем законодательстве, а так же не обусловлено потребностями практики.

Повышение качества и эффективности предварительной проверки первичных материалов о преступлениях, на наш взгляд, должно осуществляться за счет разработки новых и усовершенствования уже закрепленных в законе средств доказывания, присущих первоначальному этапу уголовного судопроизводства.

§ 2. Сроки предварительной проверки первичных материалов

о преступлениях.

Одним из наиболее существенных уголовно-процессуальных условий предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях, как уже было сказано, является своевременность ее проведения. Однако в юридической литературе, на наш взгляд, этому вопросу уделено недоста-

1 См.: Белозеров Ю.Н., Гуткин И.М., Чувилев А.А., Чугунов В.Е. Органы дознания и предварительного следствия системы МВД и их взаимодействие: Учебное пособие. С. 87.

134

точно внимания. Только отдельные авторы в связи с рассмотрением других вопросов касались тех или иных аспектов данной темы. Вместе с тем, недостаточная разработанность проблемы отрицательно сказывается на соблюдении процессуальных сроков и не способствует укреплению законности при проведении предварительной проверки.

Согласно ч. 1 ст. 109 УПК прокурор, следователь, орган дознания и судья обязаны принимать решения по заявлениям и сообщениям о преступлениях в срок не более трех суток со дня их получения, а в исключительных случаях - в срок не более десяти суток. Продление этого срока законом не предусмотрено. По нашему мнению, это объясняется, прежде всего, необходимостью максимально приблизить начало расследования к моменту совершения преступления, что позволяет пресечь продолжение преступной деятельности, предупредить совершение нового преступления, организовать раскрытие преступления по “горячим следам” и тем самым приблизить момент вынесения приговора в отношении виновного, что в свою очередь оказывает большое воспитательное воздействие не только на совершившего преступление, но и на других лиц.

Всесторонний анализ теории и практики убедительно свидетельствует о том, что чем меньше времени проходит с момента совершения пре- ступлений до начала расследования, тем больше существует возможностей для раскрытия преступлений, тем эффективнее выполняются задачи судопроизводства1.

Однако анализ практики свидетельствует о том, что нарушения пре- дусмотренных уголовно-процессуальным законом сроков рассмотрения первичных материалов о преступлениях, к сожалению, стали достаточно распространенным явлением. Исследования, проведенные П.Г. Марфици-ным и A.M. Барановым, указывают на то, что 76,8 % изученных ими

135

заявлений и сообщений о преступлениях рассматривались в сроки до десяти и более суток, хотя по большинству из них решение могло быть принято незамедлительно2. Результаты исследований проведенных О.А. Галустьяном и М.В. Смирновым, также показывают, что на десятидневный срок разрешения заявлений (сообщений) о преступлениях из исключительного, почти повсеместно превратился в обычный.

Кроме этого, в отдельных подразделениях органов внутренних дел сложилась порочная практика продления десятидневного срока предварительной проверки, что является грубейшим нарушением действующего уголовно-процессуального законодательства3.

Вместе с тем, было бы неверным объяснить нарушение сроков разре- шения заявлений и сообщений о преступлениях только недобросовестностью и некомпетентностью должностных лиц, осуществляющих эту деятельность. Полагаем, причин гораздо больше.

Прежде всего этому способствует неудачная редакция ст. 109 УПК. Во- первых, в ней не оговорено, какие обстоятельства влияют на изменение срока рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях, т.е. считаются исключительными и позволяют рассматривать первичные материалы о преступлениях в срок до 10 суток. Во- вторых, отсутствует четкое указание на момент, с которого необходимо исчислять вышеназванные сроки.

1 См.: Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. М., 1976. С. 28.

См.: Марфицин П. Г., Баранов А. М. Типичные уголовно- процессуальные ошибки, допускаемые при рассмотрении и разрешении информации о преступлениях / Сб. науч. труд.: Вопросы укрепления законности в уголовном судопроизводстве в свете правовой реформы. Тюмень, 1995. С. 62.

3 См.: Галустьян О.А., Смирнов М.В. Проблемы обеспечения законности при возбуждении и отказе в возбуждении уголовных дел органами дознания и предварительного следствия. М., 1997. С. 12.

136

Анализ приведенной нормы в сочетании с требованием максимально- го приближения начала расследования к моменту совершения преступления, позволяет, на наш взгляд, прийти к выводу о том, что трехдневный срок рассмотрения заявлений (сообщений) о преступлениях применим в тех случаях, когда в них содержится достаточно информации, указывающей на признаки преступления и отсутствие обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу. В этой связи наиболее приемлемым в данных случаях представляется принятие решения по первичным материалам о преступлениях в течении 24 часов, предложенное авторами проекта нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (ст. 156)’.

Из сказанного, на наш взгляд, вполне логично следует, что десяти- дневный срок рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях, предусмотрен для сбора дополнительного материала (информации), в тех случаях, когда в этом возникает необходимость, т.е. для производства предварительной проверки.

Что касается момента с которого начинается исчисление срока рас- смотрения первичных материалов о преступлениях, то практика пошла по совершенно правильному пути, исчисляя данные сроки с момента поступления в компетентный государственный орган или к должностному лицу2. Исчисление сроков рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях, направленных в соответствии сост. 114 УПК по подследственности, осуществляется со времени его поступления в компетентный орган по

Имеется ввиду проект вносимый на рассмотрение депутатами- членами Комитета Государственной Думы по законодательству и судебно-правовой реформе.

См.: Примерная инструкция о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах и учреждениях внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях, утвержденная приказом МВД СССР от 11 ноября 1990 года. п.п. 3.1.,3.6.

137

территориальности1. Вполне очевидно, что данное положение, выработанное практикой, требует его закрепления в уголовно- процессуальном порядке.

Одной из причин нарушения сроков предварительной проверки явля- ется неправильное определение круга обстоятельств, которые должны быть установлены в стадии возбуждения уголовного дела, а также необходимых пределов исследования этих обстоятельств. При этом на практике в период предварительной проверке, нередко предпринимаются попытки разрешить задачи, присущие стадии предварительного расследования2. Как показали проведенные исследования, 67 % опрошенных следователей органов внутренних дел под достаточными данными для возбуждения уголовного дела понимают информацию, которая бы достоверно свидетельствовала о наличии всех элементов состава преступления3.

Стремление получить в период предварительной проверки как можно более полной информации, на наш взгляд, обусловлено сложившимся среди практических работников мнением, что всякое прекращенное дело, есть отрицательное явление. Теперь уже стало правилом при оценке работы того или иного органа в качестве недостатка в работе указывать количество прекращенных дел. Таким образом, ведомственный подход, ставящий знак равенства между прекращением уголовного дела и необоснованным возбуждением без какой-либо дифференциации, нередко приводит к

См.: Там же. - п. 4.9.

См.: Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. М., 1973. С. 92.

Согласно исследованиям проведенным Л. Масленниковой, эта цифра составляет - 71,2 %. См.: Масленникова Л. Проверочные действия в стадии возбуждения уголовного дела // Социалистическая законность. 1989. № 6. С. 49.

138

нарушению законности на первоначальном этапе уголовного судопроизводства.

Следующая причина нарушения сроков предварительной проверки состоит в практической нереальности проверить некоторые заявления и сообщения о преступлениях в предусмотренные законом сроки.

Это касается, прежде всего, первичных материалов о преступлениях в сфере экономической деятельности. Для принятия законного и обоснованного решения по таким заявлениям и сообщения, как правило, требуется проведение ревизий или документальных проверок. Действующий уголовно-процессуальный закон не содержит каких-либо ограничений во времени для производства указанных мероприятий. Однако, учитывая, что указанные мероприятия представляют собой весьма сложный и емкий вид деятельности с привлечением специалистов со стороны, на практике, для их производства требуется достаточно длительное время. Согласно поло- жения о ведомственном контроле за финансово-хозяйственной деятель- ность объединений, предприятий и учреждений, утвержденным постановлением Совета Министров СССР от 2 апреля 1981г. № 325 “О мерах по улучшению контрольно-ревизионной работы в министерствах, ведомствах и других органах управлений” срок проведения ревизий не должен превышать 30 суток, что гораздо больше срока, предоставленного законом для предварительной проверки.

В данном случае лицо, осуществляющее предварительную проверку первичных материалов о преступлениях, оказывается в затруднительном положении. Оно либо продолжает проверку и нарушает тем самым требование закона о сроках, либо принимает решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом, не имея для этого достаточных основа-

139

ний. И в первом, и во втором случае подрывается авторитет закона и создается представление об относительности его требований .

Аналогичная ситуация возникает и при поступлении материалов о причинении вреда здоровью, когда для принятия решения о возбуждении уголовного дела, либо отказе в таковом, требуется определить тяжесть (степень) вреда причиненного здоровью (дела частного или публичного обвинения). В соответствии с “Правилами судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью”, приложение № 2 к приказу Минздрава РФ от 10 декабря 1996 г. № 407 , в этих случаях по письменному поручению лица, осуществляющего проверку, проводится судебно-медицинское освидетельствование, по результатам которого, судебно-медицинский эксперт составляет соответствующий документ (акт судебно- медицинского освидетельствования). Единственным временным ограничением для данного исследования, в соответствии с “Инструкцией о производстве судебно-медицинской экспертизы в СССР. Утвержденной приказом Министерства здравоохранения СССР по согласованию с Прокуратурой СССР, Верховным Судом СССР, Минюстом СССР, МВД СССР и КГБ СССР от 21 июля 1978 г.”3 является то, что оно должно проводиться в пределах не более одного месяца, что также не приемлемо для лица, осуществляющего предварительную проверку.

Существуют и иные обстоятельства, не позволяющие принять пра- вильное и обоснованное решение, не нарушая сроков предварительной проверки. Например, при передаче заявления или сообщения по подслед-

См.: Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. С. 30.

2 См.: Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие / Под общей ред. И.Н. Кожевникова. Изд. 2-е, перераб. и доп. М., 1997. С. 466- 476.

3 См.: Вопросы расследования преступлений: Справочное пособие / Под общей ред. И.Н. Кожевникова. Изд. 2-е, перераб. и доп. С. 458-466.

140

ственности. В соответствии с законом, первичные материалы о преступлениях могут быть переданы по подследственности, в частности, из органа дознания, следователю. Однако, в действующем уголовно-процессуальном законе отсутствует четкая регламентация момента, с которого, в данном случае, следует исчислять срок принятия решения по заявлению или сообщению о преступлении. Сама формулировка ч. 1 ст. 109 УПК может быть истолкована таким образом, что срок принятия следователем решения, надлежит исчислять со дня получения им заявления или сообщения от органа дознания. В некоторых органах практика идет именно по такому пути. Ссылаясь на п. 4.9. “Примерной инструкции о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах и учреждениях внутренних дел заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях”, утвержденной приказом МВД СССР от 11 ноября 1990 г., полученные материалы повторно регистрируются, и сроки их рассмотрения исчисляются с данного момента, без учета уже затраченного времени. В результате принятие решения о возбуждении уголовного дела или об_ отказе в таковом, иногда затягивается до 20 и более дней.

Нет в законе указаний и о сроках принятия решения по отмененному прокурором постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела. Данное положение привело к тому, что на практике в этом случае, материалы рассматриваются без учета уже затраченного время, что также приводит к превышению сроков предусмотренных ст. 109 УПК.

В последнее время, органам дознания и следствия приходится все чаще сталкиваться с преступлениями, совершёнными лицами, обладающими различными иммунитетами (судья, народный и присяжный заседатель, депутат Государственной Думы и Совета Федерации Федерального Собрания РФ и др). Порядок принятия решения о возбуждении уголовного дела в отношении этих лиц, несколько усложнен и имеет ряд существенных особенностей.

141

Так, п. 3 ст. 16 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года “О статусе судей в Российской Федерации” предусматривает, что уголов- ное дело в отношении судьи может быть возбуждено только Генеральным прокурором Российской Федерации или лицом, исполняющим его обязанности, при наличии на то согласия соответствующей квалификационной коллегии судей1.

При наличии оснований для возбуждения уголовного дела материалы предварительной проверки с проектом представления в квалификационную коллегию судей представляются Генеральному прокурору Российской Федерации, который обладает исключительной прерогативой на право обращения в квалификационную коллегию с представлением на дачу согласия о возбуждении уголовного дела в отношении судьи и привлечения его к уголовной ответственности (указание Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 43/15 от 15 августа 1994 г. “Об устранении недостатков в организации и проведении проверок в отношении судей”)2.

В случае отказа квалификационной коллегии судей в даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи, данное решение может быть обжаловано в Высшую квалификационную коллегию РФ (п. 26 Положения о квалификационных коллегиях судей)3 или в суд (ч. 1,2 ст. 46 Конституции РФ).

Ведомости Съезда народных депутатов РФ И Верховного Совета РФ.

  1. № 30. Ст. 1792; 1993. № 17. Ст. 606; Собрание законодательства.
  2. №26. Ст. 2399.

См.: Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие / Под общей ред. И.Н. Кожевникова. Изд. 2-е, перера. и доп. С. 258-259. 3 Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ.

  1. № 24. Ст. 856.

142

Аналогичный порядок возбуждения уголовного дела предусмотрен и в отношении депутатов Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации (ст. 18)1.

В соответствии со ст. 42 Федерального закона от 17 ноября 1995 г. “О прокуратуре Российской Федерации” любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем органов прокуратуры, возбуждение против них уголовного дела (за исключением случаев, когда прокурор или следователь застигнут при совершении преступления) является исключительной компетенцией органов прокуратуры.

Перечисленные обстоятельства, безусловно усложняют порядок при- нятия решений по материалам предварительной проверки в отношении указанных лиц, что в свою очередь, приводит к нарушению предусмотренных для этого законом сроков.

Для устранения указанных коллизий, возникающих на практике, на наш взгляд, давно назрела необходимость дополнить ст. 109 УПК положением, в соответствии с которым надзирающему прокурору было бы предоставлено право в указанных случаях продлевать срок предварительной проверки еще до 10 суток.

1 Федеральный закон от 8 мая 1994 г. “О статусе депутата Совета Федера ции и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” // Собрание законодательства РФ. 1995. № 47. Ст. 4472.

2 Собрание законодательства РФ. 1995. № 47. Ст. 4472

143

ГЛАВА III. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЗАКОННОСТИ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ПРОВЕРКИ ПЕРВИЧНЫХ МАТЕРИАЛОВ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ

§ 1. Ведомственный контроль и прокурорский надзор за закон- ностью в период предварительной проверки первичных материа- лов о преступлениях

Законность предварительной проверки первичных материалов о пре- ступлениях предполагает прежде всего неукоснительное соблюдение уголовно-процессуального закона при ее осуществлении, а так же обоснованность и своевременность решений, принимаемых по ее результатам.

С учетом специфики процесса предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях, где следователь и орган дознания наделены властью единолично решать вопросы, существенно затрагивающие интересы государства, общества и граждан, закон предусматривает систему органов и должностных лиц, деятельность которых призвана служить барьером на пути возможного произвола со стороны субъектов осуществляющих уголовное судопроизводство.

В зависимости от органов и должностных лиц, осуществляющих кон- трольные функции, принято различать:

  • ведомственный контроль, подразделяемый большинством процес- суалистов на организационный и процессуальный1;

1 См., например: Советский уголовный процесс: Учебник / Под ред. Б.А. Викторова. М., 1975. С. 213; Белозеров Ю.Н., Марфицин П.Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела. Учебное пособие. М., 1994. С.39; Изотова О.В. Проблемы судебного контроля при возбуждении и предварительном расследовании уголовных дел: Дис. …канд. юрид. наук. М., 1996. С. 36-37; Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. М., 1997. С. 116-122 и др.

144

  • прокурорский надзор;
  • контроль, осуществляемый судом.
  • Ведомственный организационный контроль осуществляется в адми- нистративно-правовой форме и регламентирован ведомственными нормативными актами1. В отношении следователей (в зависимости от ведомства) такой контроль выполняют как начальники территориальных органов внутренних дел, налоговой полиции, федеральной службы безопасности, (устанавливают распорядок работы следственных подразделений, требуют соблюдение служебной дисциплины, возбуждают в установленном порядке ходатайства о поощрении следователей или наложении на них дисциплинарных взысканий, передают на разрешение следователей заявления и сообщения о преступлениях, контролируют выезд следователей на место происшествия, заслушивают отчеты о результатах проверки заявлений и сообщений о преступлениях, проверяют соблюдение установленных сроков их рассмотрения, проводят инспекции, дают указания об устранении выявленных недостатков), так и начальники следственных, отделов соответствующих ведомств (распределяют с учетом нагрузки на сотрудников, поступающие заявления и материалы о преступлениях, проверяют учет и отчетность, проводят служебные проверки, рассматривают жалобы на действия следователя). Аналогичными средствами контроля обладают начальники территориальных органов внутренних дел, налоговой поли-

1 См., например: Директиву МВД России от 19 июня 1996 г. № 1 “О неотложных мерах по коренному улучшению работы с личным составом в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации”; Приказ МВД России от 2 августа 1996 г. “О неотложных мерах по укреплению дисциплины и законности в органах внутренних дел и внутренних войск МВД России”; Приказ МВД Российской Федерации от 20 июня 1996 г. “Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений”; Приложение № 5 к приказу МВД России от 4 января 1999

145

ции, федеральной службы безопасности, а также начальники криминальной милиции, милиции общественной безопасности, начальники отделов дознания указанных органов, в отношении должностного лица органа дознания, осуществляющего предварительную проверку заявлений и сообщений о преступлениях.

В отличие от организационного, ведомственный процессуальный контроль реализуется в процессуальных формах и оказывает прямое влияние на процессуальную деятельность лица, непосредственно осуществляющего предварительную проверку, т.е. носит уголовно- процессуальный характер. Для реального осуществления такого контроля, как правильно отмечает А.П. Рыжаков, в первую очередь, необходима законодательная регламентация взаимных полномочий выше указанных лиц, применительно к стадии возбуждения уголовного дела1. Однако, в настоящее время, многие вопросы, касающиеся ведомственного процессуального контроля еще не получили соответствующего разрешения в законе., что привело, к достаточно широкому использованию на практике положений, регламентированных ведомственными нормативными актами.

Право процессуального контроля за деятельностью следователя по проверке и разрешению заявлений и сообщений о преступлениях, начальникам региональных органов внутренних дел, налоговой полиции и федеральной службы безопасности, законом не предоставлено. Этот вид контроля за деятельностью следователями осуществляют только руководители следственных подразделений.

В соответствии со ст. 127 УПК начальники следственных отделов обязаны осуществлять контроль за своевременностью действий следова-

г. № 1. “О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 23 ноября 1998 г. № 1422” и др.

1 См.: Рыжаков А.П. Уголовный процесс: возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела: Учебное пособие. М, 1996. С. 133.

146

теля по раскрытию и предупреждению преступлений, принимать меры к наиболее полному и объективному производству предварительного следствия по уголовным делам. Анализ данной статьи свидетельствует о том, что перечисленные в ней полномочия начальника следственного отдела, касаются только предварительного следствия. Однако это не означает, что он не должен осуществлять контроль за правильным и своевременным рассмотрением первичных материалов о преступлениях.

В пределах своей компетенции начальник следственного отдела мо- жет, в частности, поручить следователю проверить наличие оснований для возбуждения уголовного дела по поступившему заявлению или сообщению, передавать материалы от одного следователя другому, давать указания по существу предварительной проверки, а также о принятии мер к предотвращению или пресечению преступления, по закреплению его следов. Так как перечисленные указания носят процессуальный характер, они должны быть даны в письменной форме. Данное требование содержится в законе (ч. 3 ст. 1271 УПК), однако оно касается только указаний даваемых по уголовному делу, т.е. на стадии предварительного расследования. Полагаем, что аналогичное требование должно быть предусмотрено в законе и для указаний начальника следственного отдела применительно к стадии возбуждения уголовного дела.

Кроме этого, начальник следственного отдела может как участвовать в предварительной проверке заявлений или сообщений, проводимой следователем (например, в осмотре места происшествия или в получении объяснения от граждан), так и лично рассматривать и разрешать первичные материалы, выносить по ним соответствующие решения.

Однако следует отметить, что контроль, осуществляемый начальни- ком следственного отдела, не лишает следователя процессуальной самостоятельности. Поэтому решения по находящимся в его производстве первичным материалам о преступлении следователь принимает самостоя-

147

тельно и несет полную ответственность за их законность и обоснован- ность. Данное обстоятельство, на наш взгляд, требует более полной регламентации в уголовно-процессуальном законе взаимных полномочий начальника следственного отдела и следователя, применительно к стадии возбуждения уголовного дела.

В юридической литературе по этому вопросу высказано обоснованное мнение о том, что в случае несогласия следователя с указаниями начальника следственного отдела о возбуждении уголовного дела и квалификации преступления, об отказе в возбуждении уголовного дела и основаниях этого решения, ему должно быть предоставлено право не выполнять данные указания при условии обращения к прокурору с письменным изложением своих возражений1.

Введение в таком виде ведомственного процессуального контроля за деятельностью следователя на первоначальной стадии уголовного процесса с одной стороны, способствовало бы обеспечению прав и законных интересов личности в период предварительной проверки первичных материалов о преступлениях, а с другой - гарантировало бы процессуальную самостоятельность следователя, что также имеет немаловажное значение.

Значительно большими правами по процессуальному контролю за действиями должностного лица органа дознания, осуществляющего предварительную проверку, наделены начальники криминальной милиции, милиции общественной безопасности , территориальных органов налоговой полиции, федеральной службы безопасности и их заместители.

См.: Белозеров Ю.Н., Марфицин П.Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. М., 1994. С. 44.

С принятием Закона РСФСР “О милиции” произошли структурные изменения в системе органов внутренних дел, в результате чего, уголовно-процессуальные полномочия начальника горраилиноргана внутренних дел, перешли к начальникам криминальной милиции и милиции общест-

148

Для уяснения сущности процессуального контроля за деятельностью должностных лиц органов дознания, на первоначальной стадии уголовного судопроизводства следует иметь в виду, что согласно закону (ст.ст. 3, 10, 109, 112-116, УПК), право проверки и разрешения заявлений и сообщений о преступлениях, предоставлено органу дознания. Полномочиями данного органа в полном объеме обладает лишь его начальник, а не любое должностное лицо органа дознания.

Для проверки и разрешения конкретного заявления или сообщения о преступлении, начальник органа дознания делегирует необходимые полномочия конкретному лицу путем вынесения письменных указаний или резолюций. Без письменного указания своего начальника, должностное лицо органа дознания не имеет права приступить к проверке поступившего заявления или сообщения о преступлении. Исключением являются случаи, когда промедление в производстве проверочных действий, может затруднить обнаружение и закрепление следов преступления, либо даст возможность лицам, совершившим преступление, скрыться от органов дознания и суда .

Действия начальника органа дознания на первоначальном этапе уго- ловного судопроизводства не сводятся к формальному вынесению решения (указания) о проверке и разрешении первичных материалов о преступлении и выбору для этого конкретного исполнителя.

венной безопасности (местной милиции), а также территориальных и линейных отделов (отделений) милиции и их заместителям, которые в настоящее врем представляют в уголовном судопроизводстве, орган дознания // Письмо Генеральной прокуратуры Российской Федерации, МВД России, Следственного комитета МВД России № 1/3986, № 25/15-1-1993 г. от 9 сентября 1993 г. “О процессуальных полномочиях руководителей органов внутренних дел”.

1 См.: Щерба СП., Химичева Г.П., Донковцев Н.Н., Чувилев А.А. Рас- смотрение органами дознания заявлений и сообщений о преступлениях. М., 1987. С. 55.

149

Прежде чем принять соответствующее решение, начальник органа дознания изучает всю совокупность сведений о фактах, содержащихся в первичном материале, дает им надлежащую оценку, определяет характер и сроки предварительной проверки и только после этого принимает решение о дальнейшем прохождении материала.

Делегирование определенных полномочий конкретному исполнителю, не снимает ответственности с начальника органа дознания за закон- ность, обоснованность и своевременность принимаемых его подчиненным решений по заявлениям и сообщениям о преступлении. Это, на наш взгляд, является одной из причин того, что все наиболее важные решения (передача по подследственности, возбуждение уголовного дела либо отказ в таковом), принимаемые по результатам предварительной проверки, утверждаются начальником органа дознания1. При утверждении постановления о возбуждении уголовного дела, об отказе в таковом и т.д., начальник органа дознания имеет реальную возможность своевременно выявить недостатки процессуальной деятельности сотрудника, осуществляющего рассмотрение заявления или сообщения о преступлении. Кроме этого, в целях осуществления постоянного контроля за ходом и методами предва-

См., например: Примерное положение об организации работы специализированных подразделений дознания милиции общественной безопасности (местной милиции). Приложение к приказу МВД России от 16 октября 1992 г. “О мерах по укреплению подразделений дознания и совершенствованию раскрытия преступлений, по которым предварительное следствие не обязательно”; Примерный перечень основных функциональных обязанностей руководителей горрайлиноргана. Утвержден приказом МВД России от 14 сентября 1993 г. “О мерах по совершенствованию организации работы городских, районных органов внутренних дел и линейных органов внутренних дел на транспорте; Инструкция о порядке приема, регистрации, учета и рассмотрения в федеральных органах налоговой полиции заявлений и сообщений о преступлениях. Утверждена приказом Департамента налоговой полиции Российской Федерации от 16 мая 1994 г.

150

рительной проверки, соблюдением законности при ее производстве, начальник органа дознания имеет право, а в определенных случаях обязан:

  • поручать производство проверочных действий и разрешение пер- вичных материалов о преступлениях, конкретным исполнителям;
  • непосредственно участвовать в производстве отдельных проверочных действий;
  • поручать производство предварительной проверки нескольким со- трудникам;
  • передавать материалы от одного сотрудника другому;
  • давать указания по существу проверки, а также о принятии мер к предотвращению или пресечению преступления;
  • изучать материалы предварительной проверки с целью оценки пра- вильности, объективности и всесторонности производства предварительной проверки, соблюдения установленных законом сроков ее проведения, давать в связи с этим необходимые указания;
  • лично рассматривать поступившие заявления и сообщения о престу- . плениях, принимать по ним соответствующие решения, пользуясь при этом полномочиями органа дознания.
  • В целом же, процессуальное положение начальника органа дознания, на наш взгляд, не получило полной регламентации в действующем уго- ловно-процессуальном законе. О начальнике органа дознания, как самостоятельном субъекте уголовного судопроизводства, прямо указывается только в ст. ст. 415 и 416 УПК, в которых речь идет о возбуждении уголовного дела, по результатам досудебной подготовки материалов в протокольной форме, о преступлениях, предусмотренных ст. 414 УПК. Лишь косвенно на полномочия начальника органа дознания указывает ряд других норм (ст. ст. 117, 119, 120, 122, 124 УПК).

151

Восполнение этого пробела, на наш взгляд, способствовало бы укреп- лению законности в процессуальной деятельности органов дознания при рассмотрении ими заявлений и сообщений о преступлениях1.

Согласно ст. ст. 109, 113 УПК, а также постановления Конституцион- ного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1998 г. № 13 - П”, о принятом в стадии возбуждения уголовного дела решении уведомляется заявитель и иные лица, интересы которых затрагиваются этим решением, а при отказе в возбуждении уголовного дела им дополнительно должно быть разъяснено право на обжалование данного решения. Выполнение данного предписания закона способствует реализации конституционного права граждан на судебную защиту, создает необходимые условия для обжалования незаконных решений, служит важной гарантией законности возбуж- дения уголовного дела или отказа в таковом.

Так как форма такого уведомления действующим уголовно- процессуальным законом не предусмотрена, то на практике встречаются случаи, когда оно делается по телефону или в личной беседе. И хотя эта

1 Определенные предпосылки к разрешению данного вопроса имеют место в проекте нового УПК РФ, где содержится самостоятельная статья акку мулирующая в себе полномочия начальника органа дознания (ст. 39). Однако и в этой статье нет четкой регламентации полномочий начальника органа дознания на первоначальной стадии уголовного процесса. Указа ние на то, что начальник органа дознания организует принятие необхо димых оперативно-розыскных и уголовно-процессуальных мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших, предупреждения и пресечения преступлений, утверждает постановление о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела, лишь в общих чертах обознача ет комплекс действий, осуществляемых данным субъектом на первона чальном этапе уголовного судопроизводства (см.: Проект УПК РФ, вноси мый на рассмотрение депутатами-членами Комитета Государственной Думы по законодательству и судебно-правовой реформе.)

2 Собрание законодательства РФ. 1998. № 19. Ст. 2142.

152

позиция нашла поддержку среди некоторых процессуалистов1, на наш взгляд, в данном случае, может быть приемлема только письменная форма уведомления.

Закон также не устанавливает и сроков уведомления о принятом ре- шении. Представляется, что уведомление о принятом решении должно быть отослано инициатору сообщения о преступлении в течении 24 часов.

Осуществление ведомственного контроля за соблюдением указанного требования теоретически не должна вызывать каких-либо затруднений. Тем не менее, проведенный нами анализ показывает, что контроль в этой части организован явно недостаточно. Как свидетельствуют результаты проведенного исследования, в случае принятия решения о возбуждении уголовного дела инициатор сообщения о преступлении уведомляется об этом только в 4,5 % случаях, а об отказе в возбуждении уголовного дела заявитель уведомлялся 22 % случаях, что касается иных заинтересованных лиц, то о принятом решении они ставились в известность соответственно лишь в 0,6 % и 8,5 % случаях. Данное положение объясняется, на #наш взгляд, только халатным отношением некоторых должностных лиц к своим обязанностям, так как объективных причин, препятствующих исполнению требований закона, касающихся рассматриваемого вопроса, в ходе проверки установлено не было.

Таким образом, ведомственный контроль за деятельностью по пред- варительной проверке заявлений и сообщений о преступлениях еще не является достаточно эффективным, а поэтому требует дальнейшего со- вершенствования и конкретизации в законе.

В тесной взаимосвязи с ведомственным контролем находится проку- рорский надзор. Надзор за соблюдением закона при рассмотрении заявлений и сообщений о преступлениях осуществляется прокурором с момента

См.: Павлов Н.Е. Производство по заявлениям, сообщениям о преступ-

153

их поступления в компетентный государственный орган1. Единство вы- полняемой процессуальной функции (уголовного преследования) должностных лиц, осуществляющих ведомственный контроль и прокурорский надзор, обусловливает их заинтересованность в результатах предварительной проверки первичных материалов о преступлениях. Нарушения закона, допущенные лицом, осуществляющим предварительную проверку и не выявленные в ходе ведомственного контроля, должны устранятся прокурором, осуществляющим надзор. Это, на наш взгляд, позволяет рассматривать ведомственный контроль и прокурорский надзор в совокупности, как контроль единой системы органов уголовного преследования за законностью проверки и разрешения заявлений и сообщений о преступлениях2.

В соответствии со ст. 29 Федерального закона “О прокуратуре Рос- сийской Федерации”, предметом прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно- розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, выполнения оперативно- розыскных мероприятий и проведения расследования, а также законность решений, принимаемых перечисленными выше органами.

Из анализа выше названной статьи следует, что применительно к пе- риоду предварительной проверки первичных материалов о преступлениях,

лениях: Учебное пособие. Волгоград, 1979. С. 48.

1 См.: Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 18 июня 1997 г. № 31 “Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием”.

Аналогичной точки зрения, применительно к досудебному производству в целом, придерживается Изотова О.В. См.: Проблемы судебного контроля

154

прокурорский надзор следует рассматривать в двух аспектах: 1) проверка соблюдения установленного порядка разрешения первичных материалов о преступлениях, 2) законность и обоснованность принимаемых по ним решений.

В целях выполнения указанных функций, закон предоставляет проку- рору право давать следователю и органам дознания обязательные для исполнения указания по вопросам возбуждения уголовного дела, требовать от них для проверки уголовные дела, документы, материалы и иные сведения о совершенных преступлениях, отменять или изменять незаконные или необоснованные постановления указанных органов и должностных лиц (ст.ст. 116, 211, 212, УПК). Причем, Генеральный прокурор РФ обязывает подчиненных прокуроров не ограничиваться только устранением нарушений закона, допущенных в стадии возбуждения уголовного дела, но и принимать меры к тому, чтобы они не повторялись в деятельности соответствующих органов1. Действенным средством выполнения этой задачи является внесение представлений на имя соответствующих должностных лиц об устранении условий, способствующих нарушению закона, об усилении ведомственного контроля, о наказании виновных вплоть до уголовной ответственности и т.д.

В рамках надзора за соблюдением требований закона при разрешении первичных материалов о преступлениях, прокурор проверяет: полноту, правильность и своевременность учета и регистрации поступивших в компетентный орган заявлений и сообщений о преступлениях, обоснован-

при возбуждении и предварительном расследовании уголовных дел: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1996. С. 38.

См., например: приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 21 февраля 1995 г. № 10 “Об организации прокурорского надзора за расследованием и раскрытием преступлений” // Комментарий к Федеральному закону “О прокуратуре Российской Федерации” / Под общей ред. Ю.И. Скуратова. М, 1996. С. 455-461.

155

ность и законность проводимой по ним предварительной проверки, соблюдение предусмотренных для их разрешения сроков, а также выполнение требования ч. 4 ст. 109 УПК (уведомление заявителя о принятом решении).

В рамках надзора за законностью и обоснованностью принимаемых по результатам предварительной проверке решений, закон обязывает прокурора не допускать необоснованного возбуждения уголовного дела либо отказа в таковом (ст.ст. 113, 116 УПК).

Отмена необоснованного постановления о возбуждении уголовного дела возможна при условии, если расследование еще не началось. Одновременно с отменой такого постановления прокурор выносит решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Однако, воспользоваться своим правом отмены постановления о воз- буждении уголовного дела прокуроры могут лишь в редких случаях. Это объясняется тем, что о возбуждении уголовного дела прокурор узнает, как правило, после получения копии уже вынесенного постановления, которое направляется ему в соответствии со ст. 112 УПК.

Кроме этого, на практике, постановления органов расследования о возбуждении уголовного дела обычно составляются настолько лаконично, что по скудной информации, которая в них содержится, прокурору, достаточно часто, просто не удается определить правильно ли возбуждено уголовное дело. Пока же прокурор истребует дополнительные материалы, орган расследования успевает произвести следственное действие и прокурору, ничего не остается делать (при наличии к тому оснований), как прекращать уже начатое производством уголовное дело.

По нашему мнению, именно этим обстоятельством можно объяснить тот факт, что на практике прокурорами отменяется незначительное число постановлений о возбуждении уголовного дела.

156

Представляется, что надзорная деятельность прокуроров в этом на- правлении была бы более эффективной, если бы постановления о возбуждении уголовного дела составлялись в полном соответствии с требованиями ст. 112 УПК. Особые требования должны предъявляться к описательной части постановления, которое должно содержать описание определенных обстоятельств, свидетельствующих о наличии признаков преступления, изложение оснований принимаемого решения, логически вытекающих из совокупности собранных данных и юридическую квалификацию1. Тогда прокурор, получив копию постановления, мог бы оценить действительную степень общественной опасности деяния, достаточность данных для возбуждения уголовного дела и оперативно определить свое отноше- ние к данному решению2.

Другой важной задачей прокурорского надзора является своевремен- ное устранение и предупреждение случаев необоснованного отказа в возбуждении уголовного дела. Важность этой задачи заключается в том, что необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела препятствует нормальному развитию процесса, не позволяет путем дальнейшего производства по делу установить истину и является по существу отказом в правосудии.

В последнее время наблюдается тенденция к увеличению числа по- добных нарушений. Это в определенной степени объясняется отсутствием постоянного, систематического надзора за принятием таких решений1. Действующий уголовно-процессуальный закон не обязывает следователя

См.: Бахарев Б.М. Законность и обоснованность возбуждения уголовного дела // Проблемы предварительного следствия. Вып. 3. Сб. ВСШ МВД СССР. Волгоград, 1974. С. 44-45.

См.: Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. М., 1973. С. 122-123.

157

и орган дознания ставить прокурора в известность о том, что по определенному заявлению или сообщению ими отказано в возбуждении уголовного дела, в результате чего прокурор не получает своевременной информации о всех состоявшихся отказах. Это приводит к тому, что постановления об отказе в возбуждении уголовного дела проверяются прокурорами эпизодически, от случая к случаю.

В этой связи заслуживает внимания высказанная в юридической ли- тературе рекомендация предусмотреть в законе обязанность следователя и органа дознания сообщать прокурору о каждом случае отказа в возбуждении уголовного дела путем направления копии соответствующего поста-новления . Это в определенной степени систематизировало бы прокурорский надзор за принятием решений об отказе в возбуждении уголовного дела, не оказав негативного влияния на процессуальную самостоятельность следователя и органа дознания.

В литературе имело место также предложение законодательным путем установить пррядок, при котором орган дознания и следователь имели бы право отказать в возбуждении уголовного дела лишь с согласия надзирающего прокурора . Однако, вряд ли такое предложение приемле-

1 См.: Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. М., 1975. С. 124.

” См., например: Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. С. 125; Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. С. 123; Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. Воронеж. 1983. С. 101 и др. 3 См., например: Ломовской В. Почему преступления остаются нераскрытыми? // Социалистическая законность. 1970. № 9. С. 70; Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. М, 1975. С. 125-126; Ледащев В.А. Надзор прокурора за законностью деятельности следователя и органов дознания по предупреждению преступлений. Автореф: Дис. …канд. юрид. наук. М, 1969. С. 11-12; Рустамов А. Законное и обоснованное возбуждение дела - одна из гарантий правосудия // Советская юстиция. 1990. № 23. С. 20.

158

мо, поскольку это во-первых, привело бы к чрезвычайному усложнению порядка принятия решений по первичным материалам о преступлениях и, как результат, к нарушению предусмотренных для этого сроков1; во-вторых, существенно ограничило бы процессуальную самостоятельность следователя и органа дознания на первоначальной стадии уголовного процесса.

Положения ст. 116 УПК предписывают прокурору одновременно с отменой необоснованного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, принять решение о его возбуждении. Однако, практика прокурорского надзора свидетельствует о том, что после отмены соответствующего постановления прокуроры направляют материал для дополнительной проверки следователю или органу дознания, и значительно реже -немедленно возбуждают уголовное дело .

Это объясняется различным характером ошибок и нарушений, допу- щенных при принятии решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Так, если прокурор обнаруживает ошибку в оценке степени общественной опасности деяния или сознательное искажение фактических обстоятельств, выявленных в ходе предварительной проверки, прокурор, как правило, возбуждает уголовное дело сразу же после отмены необоснованного постановления следователя или органа дознания. Когда же решение об отказе в возбуждении уголовного дела вынесено по недостаточно проверенному материалу или по надуманным основаниям, прокурор отменяет постановление и предлагает провести дополнительную проверку и по ее результатам вынести окончательное решение.

См.: Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. С. 125.

См.: Белозеров Ю.Н.,Рябоконь В.В. Законность и обоснованность возбуждения уголовных дел органами внутренних дел: Учебное пособие. М., 1988. С. 43.

159

И хотя некоторые процессуалисты, ссылаясь на ст. 116 УПК возра- жают против подобной практики1, на наш взгляд, иное решение данного вопроса привело бы к многочисленным случаям необоснованного возбуждения уголовных дел прокурорами и нарушениям требований ст. ст. 108, 109, 112 УПК.

В соответствии со ст. 211 УПК прокурор в пределах своей компетен- ции обязан проверять не реже одного раза в месяц исполнение требований закона о приеме, регистрации и разрешении заявлений и сообщений о совершенных или готовящихся преступлениях. Исходя из предельных сроков рассмотрения первичных материалов о преступлениях, установленных ст. 109 УПК, многие процессуалисты предлагают сократить временные рамки таких проверок до - 72 или до 10 дней3. Однако, как нам кажется, при соблюдении указанных выше условий, а так же при внесении в закон рекомендуемых изменений и дополнений, необходимость в этом отпадет.

Многие, процессуалисты отмечают, что в последние годы прокурор- ский надзор не выполняет в полной мере своего предназначения. Это обстоятельство породило идею замены прокурорского надзора на досудебных стадиях уголовного процесса, судебным контролем4.

См., например: Бакаев Д. Указание прокурора при расследовании преступлений // Социалистическая законность. 1971. № 2. С. 51.

См., например: Сергеев М. Надзор за следствием и дознанием в органах МВД // Социалистическая законность. 1971. № 3. С. 57; Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. С. 123.

См., например: Быков Л.А., Маслов Н.В., Ремнев В.И. Законность возбуждения уголовного дела. М., 1967. С. 41.

См., например: Петрухин И.Л. Судебные гарантии прав личности. М., 1992; Он же. Судебная власть и расследование преступлений // Государство и право. 1993. № 7. С. 82, 85; Дроздов Г. Судебный контроль за расследованием преступлений // Советская юстиция. 1992. № 15-16. С. 13; Шад-

160

Однако, на наш взгляд, участившиеся нарушения закона на досудеб- ных стадиях уголовного процесса, а так же запоздалое их устранение, свидетельствуют о серьезных недостатках в работе всех органов осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность, а не только органов прокуратуры. Кроме того, следует учесть, что оказываемое на органы прокуратуры давление, большая загруженность и текучесть кадров, выполнение несвойственных функций, когда прокуратура вынуждена подменять собой начальников следственных подразделений в важнейших вопросах руководства предварительным следствием, отвлекаясь от своих непо- средственных надзорных функций, - эти и другие обстоятельства способствуют значительному снижению эффективности основной функции прокурора по надзору за законностью1.

При всем при этом нельзя не согласиться, что прокуратура сущест- венно сдерживает рост числа нарушений законности на первоначальном этапе уголовного судопроизводства. Поэтому, совершенно правы те процессуалисты, которые утверждают, что прокурорский надзор всегда был и остается одной из надежных гарантий законности в период досудебного производства2.

Между тем резервы повышения эффективности ведомственного кон- троля и прокурорского надзора на стадии возбуждения уголовного дела далеко не исчерпаны. Одним из направлений улучшения этой деятельно-

рин B.C. Обеспечение прав личности и предварительное расследование в уголовном процессе // Государсто и право. 1994. № 4. С. 99 и др. 1 См.: Гуценко К.Ф. Правосудие и прокурорский надзор в условиях формирования правового государства // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1990. №4. С. 15.

” См., например: Химичева О.В. Судебный контроль за процессуальными действиями и оперативно-розыскными мероприятиями (досудебное производство): Учебное пособие. М., 1998. С. 23; Бойков А.Д. Судебная реформа: обретение и просчеты // Государство и право. 1994. № 6. С. 21;

161 сти является совершенствование уголовно-процессуального закона в части регламентации взаимных полномочий начальника органа дознания и должностного лица, осуществляющего предварительную проверку, процессуального положения начальника следственного отдела на стадии возбуждения уголовного дела и его взаимоотношения со следователем. Очевидна необходимость расширения прав прокурора по проверке законности и обоснованности действий лица, осуществляющего предварительную проверку и соответственно обязанностей должностных лиц, проводя- щих такую проверку по представлению прокурору необходимых документов. В целях наиболее полного обеспечения прав и законных интересов лиц, участвующих в предварительной проверке, необходимо детально регламентировать процедуру уведомления последних о принимаемых на данном этапе решениях и порядке их обжалования.

§ 2. Роль суда в обеспечении законности при производстве предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях

Важная роль в обеспечении законности при проведении предвари- тельной проверки первичных материалов о преступлениях, обоснованности решений, принимаемых по ее результатам, принадлежит суду. Это имеет особую значимость и актуальность, в связи с осуществляемой в стране, судебно-правовой реформой, предполагающей существенное расширение судебного контроля за досудебными стадиями уголовного процесса .

Бажанов С. Не бросаемся ли в другую крайность? // Законность. 1995. № 1. С. 18 и др.

1 О концепции судебной реформы // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1435.

162

Коренное отличие ведомственного контроля и прокурорского надзора от судебного контроля заключается в методах деятельности соответствующих органов. Именно в этом в значительной мере проявляются преимущества судебного контроля над другими видами контроля и надзора1.

Одной из основных гарантий эффективности судебного контроля вы- ступает строгая законодательная регламентация судебной процедуры. Установленные для исполнительных органов процедуры (регламенты, правила принятия решений и т.д.) не обладают той тщательностью и всесторонностью, которые характерны для судебной процедуры.

Следующей гарантией эффективности судебного контроля является то, что принципы уголовного судопроизводства, на которых базируются процессуальные правила и положения, наиболее полно реализуются в деятельности суда. Независимость судей и подчинение их только закону, равенство граждан перед законом и судом и другие принципы создают наиболее благоприятные условия для выяснения действительных обстоятельств дела и установления истины, что, в свою очередь, обеспечивает эффективность судебной деятельности по защите прав и интересов граждан. Ни прокурорский надзор, ни ведомственный контроль такими черта-ми не обладают .

В настоящее время можно выделить две формы судебного контроля за законностью и обоснованностью решений и действий органов дознания, следствия и прокуратуры при рассмотрении заявлений и сообщений о преступлениях:

См.: Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М., 1989. С. 204.

” См.: Химичева О.В. Судебный контроль за процессуальными действиями и оперативно-розыскными мероприятиями (досудебное производство): Учебное пособие. М., 1998. С. 25.

163

1) выявление и устранение на судебных стадиях уголовного процесса нарушений закона, допущенных на первоначальном этапе уголовного судопроизводства; 2) 3) проверка жалоб на действия и решения органов и должностных лиц осуществляющих предварительную проверку первичных материалов о преступлениях. 4) Первая форма судебного контроля осуществляется, на судебных ста- диях уголовного судопроизводства (назначения судебного заседания, судебного разбирательства, производства в кассационной и надзорной инстанциях, возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам)1. К примеру, судья в стадии назначения судебного заседания, убедившись в том, что постановление о возбуждении уголовного дела вынесено не уполномоченным на то лицом, должен возвратить дело для дополнительного расследования (п. 2 ч. 1 ст. 232 УПК). Если же уголовное дело было возбуждено при наличии обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу, судья прекращает дело (ст. 234 УПК). По своей направленности функция суда на этом этапе уголовного процесса является не только распорядительной (подготовительной) по отношению к предстоящему судебному разбирательству, но и проверочной по отношению ко всей предыдущей уголовно-процессуальной деятельности1.

Аналогичным образом суд осуществляет контроль за законностью и обоснованностью возбуждения уголовного дела и в других судебных стадиях уголовного процесса.

Анализ практики показывает, что при подготовке к судебному засе- данию предметом обсуждения становятся как правило
существенные

1 См.: Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. С. 126-127.

164

нарушения норм УПК и вообще не уделяется внимания незначительным нарушениям, допущенным при разрешении заявлений и сообщений о преступлениях. Основная причина такого явления, вероятно, заключается в формальном отношении многих судей к данному этапу уголовного судопроизводства.

Среди других причин слабого внимания суда (судьи) к проверке со- блюдения норм уголовно-процессуального законодательства при разрешении первичных материалов о преступлениях, следует отметить недостаточную правовую регламентацию его деятельности по устранению нарушений закона не являющихся существенными. Для применения указанных выше процессуальных санкций (возвращение дела на дополнительное расследование и его прекращение) необходимо, чтобы в ходе предварительной проверки заявлений или сообщений о преступлениях имело место существенное нарушение уголовно-процессуального закона.

При отсутствии в законе критериев существенности и перечня таких нарушений судьи осторожно подходят к применению рассматриваемых санкций. Если же выявленные нарушения не будут признаны судьей (судом) существенными, то отреагировать на них процессуальными средствами не представляется возможным, потому, как это не предусмотрено уголовно-процессуальным законом. Закон не предусматривает вынесение частных определений в процессе подготовки к судебному заседанию. Возможность принятия такого решения не вытекает и из смысла ст. 212 УПК. Однако представляется, что такое право у судьи должно быть. Так, например, заявитель, своевременно не уведомленный о принятом решении по его информации о преступлении, узнает о возбуждении уголовного дела при допросе его в качестве свидетеля или признании потерпевшим.

См.: Белозеров Ю.Н., Марфицин П.Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. С. 56.

165

Здесь имеет место нарушение требований ст. 109 УПК, не являющееся существенным. Судья при установлении данного нарушения при подготовке к судебному заседанию, должен иметь возможность отреагировать на него соответствующим образом, путем вынесения частного определения.

Осуществление судебного контроля уже после завершения досудеб- ных стадий само по себе не может означать, что контрольная функция суда утрачивает свое значение с началом судебного разбирательства.

Обязанность суда (судьи) проверять в судебном заседании соблюде- ние органами дознания и предварительного следствия всех требований уголовно-процессуального закона вытекает из анализа ст.ст. 20, 212, 232, 258, 321 УПК. Информацию о допущенных нарушениях суд (судья) может получать на этом этапе уголовного судопроизводства как при изучении материалов уголовного дела, так и при производстве судебных действий -допрос подсудимого, потерпевшего, свидетелей и др.

При установлении нарушений уголовно-процессуального закона до- пущенных на досудебных стадиях, суд не только устраняет их последствия, но и в необходимых случаях принимает меры для привлечения к ответственности должностных лиц, допустивших такие нарушения’.

Важной гарантией обеспечения законности в уголовном процессе яв- ляются также кассационное и надзорное производства. Основная задача этих этапов судопроизводства - проверка законности предыдущих судебных решений. Но помимо устранения судебных ошибок в этих стадиях

Постановление Пленума Верховного суда РСФСР “Об обеспечении всесторонности, полноты и объективности рассмотрения судами уголовных дел” от 21 апреля 1987 г. (в ред. постановления Пленума № 11 от 21 декабря 1993 г.) // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. Изд. 4. М., 1996. С. 465-469.

166 осуществляется контроль за соблюдением уголовно- процессуального закона и в досудебных стадиях.

Обязанность суда контролировать соблюдение уголовно- процессуального закона вытекает из ч. 3 ст. 323, ст.ст. 343, 345, 379 УПК.

Судебная практика показывает, что и в рассматриваемых стадиях вы- являются существенные нарушения закона, допущенные еще при разрешении первичного материала о преступлении и “прошедшие” ведомственный контроль, прокурорский надзор, контроль суда первой инстанции.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР 29 февраля 1988 г. отменила приговор, кассационное определение и постановление президиума Саратовского областного суда в отношении Лушникова, а уголовное дело в соответствии с п. 2 ст. 349 УПК прекратила. Одним из оснований принятия такого решения было проведение обыска на квартире Лушникова до возбуждения уголовного дела1.

С момента производства предварительной проверки заявления или сообщения о преступлении до решения вопроса о назначении судебного заседания проходит, как правило, много времени. Эти два этапа разделяет производство предварительного расследования. Поэтому многие нарушения, допущенные при разрешении первичных материалов о преступлениях, теряют свою актуальность.

Наиболее эффективным в этой связи, представляется вторая форма судебного контроля - проверка жалоб на действия и решения органов и должностных лиц осуществляющих предварительную проверку первичных материалов о преступлениях.

Правовой базой осуществления данной формы судебного контроля является ст. 46 Конституции Российской Федерации, согласно которой, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и обеспечива-

1 Бюллетень Верховного суда РСФСР. 1989. № 1. С. 9.

167

ется право обжаловать в суд решения и действия (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц. Анализ указанной статьи позволяет прийти к выводу, что практически все решения и действия компетентных органов и должностных лиц, предпринимаемые на стадии возбуждения уголовного дела, могут быть обжалованы в судебном порядке.

Реализации этого конституционного права служит Закон Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан”1.

Однако Пленум Верховного Суда Российской Федерации, рассматри- вающий практику применения указанного закона, в свою очередь, разъяснил, что обжалованию в порядке закона от 27 апреля 1993 г. не подлежат действия суда, судьи, прокурора, следователя, дознавателя, судебного исполнителя, поскольку для них уголовно- процессуальным, гражданским процессуальным законодательством установлен иной судебный порядок обжалования2.

Действующий уголовно-процессуальный кодекс не предусматривает какого-либо порядка обжалования в суд решений принимаемых органом дознания, следователем или прокурором на стадии возбуждения уголовного дела. Это привело к тому, что обжалование в суд незаконных или необоснованных решений принимаемых на стадии возбуждения уголовного дела в настоящее время не практикуется, хотя это, безусловно является нарушением требований Конституции Российской Федерации.

Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 19. Ст. 685; Собрание законодательства РФ. 1995 г. № 51. Ст. 4970.

2 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. “О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан” // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 3.

168

В этой связи характерен следующий пример. Гражданин А.В. Кли- мочкин, в отношении которого помощником прокурора г. Костомукши было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту дорожно-транспортного происшествия, будучи несогласным с мотивами отказа, обжаловал постановление прокурору г. Костомукши. В рассмотрении жалобы ему было отказано со ссылкой на ч. 4 ст. 113 УПК, предоставляющую право обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела только лицу, заявившему о преступлении, каковым А.В, Климочкин в данном случае не являлся.

В дальнейшем Костомукшский городской суд по жалобе А.В. Кли- мочкина отменил данное постановление и направил материалы в прокуратуру г. Костомукши для дополнительной проверки обстоятельств происшедшего. Но это судебное решение по протесту прокурора г. Костомукши было отменено Верховным Судом Республики Карелия, указавшим в своем определении, что жалобу А.В. Климочкина, рассмотренную Косто-мукшским городсдим судом в порядке гражданского судопроизводства, следовало разрешить “в соответствии с нормами уголовно-процессуального права”. В результате жалоба в соответствии с ч. 4 ст. 113 УПК была направлена для рассмотрения по существу в Прокуратуру Республики Карелия, после чего следователем прокуратуры г. Костомукши было вновь вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Это решение А.В. Климочкин также обжаловал в Костомукшский городской суд.

Костомукшский городской суд, прийдя к выводу о том, что приме- ненное в деле А.В. Климочкина и препятствующее судебному рассмотрению его жалобы положение ч. 4 ст. 113 УПК не соответствует Конституции Российской Федерации, обратился в Конституционный Суд РФ.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 29 апреля 1998 г. уста- новил, что отказ возбудить уголовное дело может быть обжалован не

169

только прокурору, как это предусмотрено ч. 4 ст. 113 УПК, но также и в суд1.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 29 апреля 1998 г. отметил так же дефект действующего уголовно- процессуального закона в той части, что отказ в возбуждении уголовного дела вправе обжаловать лишь заявитель, т.е. лицо, предприятие, учреждение или общественная организация, первоначально сообщившее о деянии, и никто другой (ч. 3 ст. 113 УПК). Суд признал такое ограничение неконституционным, указав, что отказ возбудить уголовное дело может препятствовать судебной защите прав не только заявителя, но и других лиц, в частности тех, кому решением об отказе в возбуждении уголовного дела приписываются незаконные или аморальные действия2.

Данным постановлением Конституционного Суда РФ предрешен во- прос о возможности обжалования в суд решения об отказе в возбуждении уголовного дела в принципе, но не разрешен вопрос о порядке обращения с такими жалобами в суд и процедуры их рассмотрения.

Между тем, прослеживается несомненная связь данного постановле- ния с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 13 ноября 1995 г, по вопросу о проверке конституционности ч. 5 ст. 209 УПК1. Данным постановлением ч. 5 ст. 209 УПК признана неконституционной в той мере, в какой эта норма по смыслу, придаваемой ей сложившейся правоприменительной практикой, ограничивает возможность судебного обжалования постановления о прекращении уголовного дела. В частности, указывается на то, что вопрос судебного обжалования решения о прекращении уголовного дела должен решаться с учетом положений,

См.: Российская газета. 7 мая. 1998 г.

См.: Ларин А. Постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела можно обжаловать в суд // Российская юстиция. 1998. № 9. С. 18.

170

содержащихся в постановлении Конституционного Суда РФ, и установленного уголовно-процессуальным законом порядка судебной проверки иных действий органов дознания, следователя и прокурора. Учитывая, что ч. 4 ст. 113 УПК аналогична ч. 5 ст. 209 УПК предлагается использовать такой же порядок и для судебного обжалования решений об отказе в возбуждении уголовного дела’.

Однако, как правильно указывает Г.П. Химичева, применение в этих случаях аналогии со ст. 220 и 220 УПК (судебная проверка законности и обоснованности ареста и продления срока содержание под стражей), как это рекомендовано в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 13 ноября 1995 г, представляется не вполне приемлемой. Решения принимаемые на стадии возбуждения уголовного дела и решения об аресте и продлении его срока - не одинаковы по своей процессуальной природе, поэтому при их обжаловании должны быть установлены разный круг субъектов обжалования и перечень документов, представляемых в суд органом дознания, следователем или прокурором, в обоснование принимаемого решения и т.д1.

В этой связи представляется целесообразным закрепить следующую процедуру такого обжалования: заявитель или иное заинтересованное лицо в течении 10 суток с момента получения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, может обжаловать данное решение органа дознания или следователя - прокурору.

Отказ прокурора в удовлетворении указанной жалобы, в свою оче- редь, может быть обжалован вышестоящему прокурору или в суд. Жалоба может быть подана в районный суд по месту нахождения прокуратуры в

1 Собрание законодательства РФ. 1995. № 47. Ст. 4551.

2 Судебная переписка: Кому жаловаться на отказ в возбуждении уголовно го дела // Российская юстиция. 1997. № 7. С. 36.

171

течение одного месяца со дня получения уведомления прокурора об отказе в удовлетворении предыдущей жалобы или со дня истечения месячного срока после подачи жалобы, если не был получен на нее ответ.

Жалоба рассматривается судьей единолично в течение десяти суток с момента ее поступления с уведомлением заявителя и прокурора о времени ее рассмотрения. Неявка в судебное заседание заявителя или прокурора не служит препятствием к рассмотрению жалобы, однако судья может признать явку указанных лиц обязательной. Прокурор обязан представить в суд необходимые материалы по жалобе. Прокурор и заявитель вправе дать пояснения.

Судья, признав жалобу обоснованной, выносит постановление об обя- занности прокурора устранить допущенное нарушение прав и свобод гражданина или юридического лица. Установив, что обжалуемые действия совершены в соответствии с законом, в пределах полномочий прокурора, и права либо свободы гражданина или юридического лица не нарушены, суд выносит постановление об отказе в удовлетворении жалобы. Копия постановления судьи направляется заявителю и прокурору.

Постановление судьи, вынесенное в соответствии с правилами на- стоящей статьи, обжалованию и опротестованию не подлежит.

Следует отметить, что аналогичный порядок целесообразно устано- вить и для обжалования необоснованного отказа в приеме заявления и сообщения о преступлении.

Для избежания неоднозначного толкования закона, необходимо вне- сти соответствующие изменения в ст. 112 и 113 УПК.

Не разрешенным, на наш взгляд, остается вопрос и о возможности обжалования в суд решения о возбуждении уголовного дела. Конституционный Суд РФ в постановлении от 23 марта 1999 г. отметил, что положе-

1 Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о пре-

172

ния действующего уголовно-процессуального закона исключающие возможность обжалования в суд постановления о возбуждении уголовного дела не входят в противоречие со ст. 46 Конституции РФ1.

Основным аргументом для принятия Конституционным Судом такого решения, является идея ограждения расследования от вмешательства суда и ограждения суда от каких-либо акций, которые в дальнейшем могут повлиять на его объективность и предрешать его выводы по существу обвинения при рассмотрении дела. Данные аргументы представляются мало убедительными. Судебная проверка постановления о возбуждении уголовного дела имеет не меньше и не больше ограничений, чем прокурорский надзор. И в том и в другом случаях должна учитываться процессуальная самостоятельность следователя или органа дознания. Участие же одного и того же судьи в проверке законности возбуждения уголовного дела и последующем его разрешении, безусловно, исключается, так как предыдущее участие в судопроизводстве должно расцениваться, и расценивается, согласно действующему УПК (ст. 60), как обстоятельство, уст- раняющее судью от рассмотрения дела.

Кроме того, в своем постановлении Конституционный Суд отмечает, что само по себе возбуждение уголовного дела не влечет чьих-либо ограничений прав и свобод. Эти права и свободы если и ущемляются, то последующими процессуальными действиями (арест, обыск и т.д.), в отношении которых обеспечена возможность судебного обжалования.

ступлении. С. 130.

1 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 марта 1999 г. по делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой, статьи 218 и статьи 220 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью “Моноком” // Российская газета. 15 апреля 1999.

173

С данным утверждением нельзя согласиться. Факт возбуждения уго- ловного дела не является пустой формальностью. В соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства постановление о возбуждении уголовного дела является первичным процессуально- правовым основанием для всех последующих процессуальных решений и следственных действий. Без этого акта невозможно проведение допросов, обысков, назначения экспертиз, применение любых мер процессуального принуждения и т.д.

Возбуждение уголовного дела порождает ряд процессуальных прав и обязанностей у участников процесса и, таким образом, уже само по себе существенно затрагивает сферу субъективных прав. Возбуждение же уголовного дела не просто по факту преступления, но и в отношении конкретного лица (как это часто имеет место на практике) не только затрагивает достоинство, честь, репутацию, доброе имя гражданина, но и ставит его в положение подозреваемого, делает реальной угрозу дальнейшего ограничения его прав и свобод. Возможность порождения негативных последствий в связи с возбуждением уголовного дела в отношении конкретного лица, в одном из своих последних постановлений признал и Конституционный Суд РФ указав, что “отстранение Генерального прокурора РФ от должности на время расследования является обязательным последствием возбуждения в отношении него уголовного дела”1.

Именно с целью предотвратить возможность произвольного принятия такого решения и его вредных последствий для прав и интересов граждан УПК предусматривает ряд необходимых условий возбуждения уголовного

1 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 1 декабря 1999 г. № 17-П по спору о компетенции между Советом Федерации и Президентом Российской Федерации относительно принадлежности полномочия по изданию акта о временном отстранении Генерального прокурора Российской Федерации от должности в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела // Российская газета. 1999. 16 декабря.

174

дела: перечень компетентных органов и должностных лиц, которым предоставлено такое право (ст. 3, 109, 112), обязательно наличие поводов и оснований к этому (ст. 108, 112), формальные требования к содержанию и мотивировке постановления (ст. 112), отсутствие обстоятельств, исключающих производство по делу ( ст. 5). Указанные условия являются необходимой гарантией против необоснованного возбуждения уголовного дела, необоснованного применения мер процессуального принуждения и других ограничений прав и свобод граждан. Соблюдение этих законных гарантий и подлежит проверке как прокурором так и судом.

Аргументом в пользу судебного обжалования решения о возбуждении уголовного дела, является так же, закрепленный в ст. 123 Конституции Российской Федерации принцип осуществления уголовного судопроизводства на началах состязательности и равенства сторон, который, по смыслу данной конституционной нормы в ее взаимосвязи со ст. 18, 46, 52 и 118 Конституции РФ, распространяется на все стадии уголовного судопроизводства. Субъектам уголовно-процессуальной деятельности, в конфликтных ситуациях, в том числе и на досудебных стадиях, должна быть предоставлена возможность обращаться за разрешением спора к независимому суду.

При нынешней системе уголовного судопроизводства прокурор, как уже отмечалось, входит в систему государственных инстанций, осуществляющих уголовное преследование и обвинение. Поэтому обжалование незаконности возбуждения уголовного дела, только прокурору фактически означает, что жалобы на действия органов уголовного преследования рассматриваются теми же органами.

Перенос же судебной проверки законности и обоснованности данного решения до стадии судебного разбирательства может причинить вред, устранение которого в дальнейшем окажется невозможным.

175

Следует отметить, что судебная практика в последнее время пошла по пути рассмотрения жалоб на решения о возбуждении уголовных дел, о чем свидетельствует факт принятия к рассмотрению и разрешение судом жалобы Генерального прокурора РФ Ю. Скуратова на незаконное возбуждение в отношении него уголовного дела.

В этой связи представляется целесообразным дополнить ст. 112 УПК частью 4, изложив ее в следующей редакции: “Постановление о возбуждении уголовного дела может быть обжаловано заинтересованным лицом соответствующему прокурору или в суд”.

Подводя итог по рассмотренному вопросу можно сказать, что судеб- ный контроль за деятельностью компетентных органов и должностных лиц осуществляющих предварительную проверку первичных материалов о преступлениях, следует считать одной из форм проявления судебной власти на первоначальном этапе уголовного судопроизводства. Ее содержание составляет система проверочных мероприятий предупредительного и правовосстановительного характера, проводимых судом, в целях обеспечения законности и обоснованности действий и решений принимаемых на стадии возбуждения уголовного дела.

176

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Выводы, вытекающие из проведенного исследования, в обобщенном виде можно свести к следующему:

  1. Предварительная проверка первичных материалов о преступлении -важный элемент стадии возбуждения уголовного дела, в необходимых случаях обеспечивающий принятие законного и обоснованного решения на данной стадии уголовного процесса. Осуществление этой деятельности обязательно лишь в тех случаях, когда первичные материалы о преступлении не достаточно полно освещают вопросы, выяснение которых необходимо для принятия объективного процессуального решения.

1.1. Предварительная проверка первичных материалов о преступле ниях - регламентированная уголовно-процессуальным законом деятель ность органа дознания, следователя, прокурора и судьи, по сбору допол нительных сведений, необходимых для принятия законного и обоснован ного процессуального решения по поступившему первичному материалу о преступлении.

Несмотря на различные наименования указанной деятельности в ли- тературе представляется, что термин “предварительная проверка” наиболее точно отражает предварительный характер деятельности, предшествующей принятию одного из процессуальных решений.

1.2. Предварительная проверка первичных материалов о преступле ниях является формой уголовно-процессуального доказывания направлен ной на установление наличия или отсутствия оснований для принятия законного и обоснованного решения о возбуждении уголовного дела либо об отказе в таковом. Отрицание доказательственного характера предвари тельной проверки искажает ее сущность, мешает совершенствованию процессуальной деятельности на стадии возбуждения уголовного дела.

177

Фактические данные, полученные в результате предварительной про- верки первичных материалов о преступлениях сохраняют свое доказательственное значение в ходе всего производства по делу.

Вместе с тем, доказывание на первоначальном этапе уголовного су- допроизводства имеет определенные особенности, которые заключаются в специфике предмета и пределов предварительной проверки первичных материалов о преступлениях, характера средств и процесса доказывания.

1.3. Первичные материалы о преступлениях - документы отражающие информацию о поводах к возбуждению уголовного дела (как юридических актах или поступках), а также представленные одновременно с ними иные материалы (предметы и документы) дополняющие, уточняющие и подтверждающие данную информацию.

  1. Стадия возбуждения уголовного дела - важная гарантия законного и обоснованного привлечения лиц к уголовной ответственности, применения мер принуждения, процессуальной экономии сил и средств органов уголовного судопроизводства. В этой связи представляется недостаточно обоснованной позиция о необходимости ликвидации стадии возбуждения уголовного дела и предложение возбуждать уголовное дело по каждому заявлению (сообщению) о преступлении без их предварительной проверки.
  2. Предмет доказывания в ходе предварительной проверки первичных материалов о преступлении представляет собой: а) законность повода к возбуждению уголовного дела; б) наличие оснований к возбуждению уголовного дела; в) отсутствие обстоятельств исключающих производство по уголовному делу.
  3. 3.1. Поводы к возбуждению уголовного дела - предусмотренные уго- ловно-процессуальным законом юридические акты и поступки, с которыми закон связывает обязанность компетентного органа или должностного

178

лица решить вопрос о возбуждении уголовного дела, либо об отказе в таковом.

3.2. В уголовно-процессуальном кодексе следует предусмотреть кон- кретную, единую для всех компетентных органов и должностных лиц форму фиксации непосредственного обнаружения признаков преступления. 3.3. 3.4. Основания к возбуждению уголовного дела - два неразрывно свя- занных обстоятельства: наличие признаков преступления в событии, ставшем известным компетентным государственным органам и должностным лицам; и достаточность данных, на основе которых устанавливается наличие признаков преступления. Таким образом, основание к возбуждению уголовного дела характеризуется как с юридической стороны (наличие признаков преступления), так и с фактической (достаточность данных). 3.5. 3.6. Признаки преступления, установление которых необходимо для принятия законного и обоснованного решения о возбуждении уголовного дела, включают в себя общественную опасность деяния и его противоправность. Необходимость установления тех или иных элементов состава преступления, обеспечивающая принятие законного и обоснованного решения о возбуждении уголовного дела либо об отказе в таковом, определяется особенностями конкретного состава преступления. В обязательном порядке подлежат установлению лишь объективные признаки состава преступления. 3.7. Специфика пределов предварительной проверки состоит в том, что для принятия решения о возбуждении уголовного дела достаточно обос- нованного предположения о том, что имело место преступление.

3.5. Представляется целесообразным ч. 1 ст. 113 УПК, изложить в следующей редакции: в возбуждении уголовного дела должно быть отка зано в случае отсутствия оснований к возбуждению уголовного дела, а

179

также при наличии иных обстоятельств, исключающих производство по делу, поскольку отсутствие оснований к возбуждению уголовного дела является одним из обстоятельств, исключающих производство по делу.

  1. Особенность процесса доказывания на первоначальной стадии уго- ловного процесса состоит в том, что деятельность по сбору и проверке доказательств осуществляется, как правило, с помощью установленных законом особых процессуальных действий - истребования материалов, получения объяснений, назначения ревизий и др.

4.1. В уголовно-процессуальном законе должно быть закреплено право лица, осуществляющего предварительную проверку, требовать произ- водства ревизий и документальных проверок, а также предусмотрена процессуальная форма такого требования. 4.2. 4.3. В уголовно-процессуальном законе следует предусмотреть де- тальную процедуру получения объяснений в ходе предварительной проверки первичных материалов о преступлениях. 4.4. В связи с тем, что объяснения, полученные в ходе предварительной проверки, имеют одинаковую гносеологическую сущность с показаниями допрошенных по уголовному делу лиц, представляется
необходимым дополнить перечень источников доказательств, предусмотренный ч. 2 ст. I 69 УПК “объяснениями”, полученными в ходе указанной проверки.

4.3. Повышение эффективности предварительной проверки первич ных материалов о преступлениях невозможно без применения отдельных элементов процессуального принуждения. В этой связи, целесообразно изложить ч. 2 ст. 109 УПК в следующей редакции: “Юридические и физи ческие лица не вправе отказать лицу, производящему предварительную проверку заявлений и сообщений о преступлении, в предоставлении ис-

требуемых материалов, в противном случае они могут быть изъяты у (

( владельца принудительно, о чем выносится мотивированное постановление лица, осуществляющего проверку”. Кроме этого изъятие предметов и

180

документов на стадии возбуждения уголовного дела может иметь место и в тех случаях, когда их владелец не установлен. Порядок истребования и изъятия необходимых материалов должен быть законодательно урегулирован. Изъятие необходимых материалов следует закрепить в ч. 2 ст. 109 УПК как самостоятельное процессуальное действие.

4.4. До возбуждения уголовного дела следует законодательно разре- шить производство не только осмотра места происшествия, но и осмотра предметов и документов как самостоятельного следственного действия. Дальнейшее расширение перечня следственных действий на стадии возбуждения уголовного дела недопустимо. Повышение качества и эффективности предварительной проверки следует осуществлять за счет разработки новых и совершенствования существующих уголовно-процессуальных средств доказывания, свойственных первоначальной стадии уголовного процесса. В этой связи, представляется целесообразным ч. 2 ст. 178 УПК изложить в следующей редакции: “В случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия, осмотр предметов и документов, изъятых или истребованных по инициативе лица, осуществляющего предварительную проверку заявлений и сообщений о преступлениях, а также предоставленных по инициативе заявителя или иных лиц, может быть произведен до возбуждения уголовного дела. В этих случаях, при наличии к тому оснований, уголовное дело возбуждается немедленно после проведения осмотра”.

  1. Необходимо дополнить ст. 34 УПК перечнем должностных лиц, обладающих компетенцией начальника органа дознания, а также указать в уголовно-процессуальном законе какие именно процессуальные решения принимаемые должностным лицом органа дознания, утверждаются начальником данного органа.
  2. Исходя из потребностей уголовно-процессуальной практики и учи- тывая, объективную невозможность в некоторых случаях получить доста-

181

точные данные, указывающие на признаки преступления в 10 - суточный срок, имеет смысл предусмотреть в УПК процедуру продления предельного срока предварительной проверки прокурором до 10 суток.

Срок предварительной проверки первичных материалов о преступле- ниях следует исчислять с момента поступления таковых в компетентный государственный орган или к должностному лицу.

  1. В уголовно-процессуальном законе следует более детально урегу- лировать взаимные полномочия начальника следственного отдела и следователя. В частности предусмотреть право следователю в случае его несогласия с указаниями начальника следственного отдела о возбуждении / уголовного дела, квалификации преступления, об отказе в возбуждении уголовного дела и основаниях этого решения, не выполнять данные указания, при условии обращения к прокурору с письменным изложением своих возражений.
  2. Необходимо предусмотреть в уголовно-процессуальном законе письменную форму уведомления заинтересованных лиц о принятом по результатам предварительной проверки решении, а также ограничить срок направления такого уведомления 24 часами с момента принятия соответствующего решения.
  3. В целях обеспечения своевременности прокурорского реагирования на нарушения закона в ходе предварительной проверки следует преду- смотреть обязанность следователя и органа дознания уведомлять прокурора о каждом случае отказа в возбуждении уголовного дела путем направления копии соответствующего постановления.
  4. Важная роль в обеспечении законности при проведении предвари тельной проверки первичных материалов о преступлениях, обоснованно сти решений, принимаемых по ее результатам, принадлежит суду. Это имеет особую значимость и актуальность, в связи с осуществляемой в стране, судебно-правовой реформой, предполагающей
    существенное

182

расширение судебного контроля за досудебными стадиями уголовного процесса.

10.1. Для обеспечения действенного судебного контроля за законно- стью предварительной проверки следует предоставить судье право вынесения частного постановления в стадии назначения судебного заседания. 10.2. 10.3. В целях обеспечения конституционного права на судебную за- щиту и обжалование в суд действий и решений органов государственной власти и должностных лиц представляется целесообразным дополнить ст. 112 УПК частью 4, изложив ее в следующей редакции: “Постановление о возбуждении уголовного дела может быть обжаловано заинтересованным лицом соответствующему прокурору или в суд”. 10.4. 11. Дальнейшему совершенствованию предварительной проверки первичных материалов о преступлениях, по мнению автора, должны способствовать иные предложения о дополнении и изменении уголовно-процессуального законодательства. Эти предложения обоснованы и изложены в работе.

183

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ: 1. Законы и иные нормативные акты

1.1. Конституция Российской Федерации. - М.: Юрид. лит., 1993. -58 с. 1.2. 1.3. Декларация прав и свобод человека и гражданина (принятая Вер- ховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г.) // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 52. Ст. 1865. 1.4. 1.5. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М.: Проспект, 1999. - 208 с. 1.6.

1.4. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М.: Госюриздат, 1952.- 106 с. 1.5. 1.6. Федеральная Республика Германия. Уголовно-процессуальный кодекс. - М.: “МАНУСКРИПТ”, 1994. - 204 с. 1.7. 1.8. Уголовный кодекс Российской Федерации. - М.: Объединенная редакция МВД России, 1996.- 160 с. 1.9. 1.10. Закон РСФСР от 24 октября 1990 г. “О действии актов органов Союза ССР на территории РСФСР” // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. № 21. Ст. 237, 238. 1.11. 1.12. Закон СССР от 12 июня 1990 г. “О внесении изменений и допол- нений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик” Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. № 26. Ст. 495. 1.13. 1.14. Закон РСФСР “О милиции” от 18 апреля 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503. 1.15.

184

1.10. Федеральный закон от 31 марта 1999 г. № 68-ФЗ “О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР “О милиции” // Российская газета. 1999. 8 апреля. 1.11. 1.12. Федеральный закон от 22 февраля 1995 г. № 40-ФЗ “Об органах федеральной службы безопасности Российской Федерации” // Российская газета. 1995. 12 апреля. 1.13. 1.14. Закон РФ от 17 января 1992 г. “О прокуратуре Российской Феде- рации” в редакции Федерального закона “О внесении изменений и дополнений в Закон РФ “О прокуратуре Российской Федерации” от 17 ноября 1995 г. № 168-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1995. № 47. Ст. 4472. 1.15. 1.16. Федеральный закон от 10 февраля 1999 г. № 31-ФЗ “О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “О прокуратуре Российской Федерации” //Российская газета. 1999. 17 февраля. 1.17. 1.18. Закон РФ от 26 июня 1992 г. № 3132-1 “О статусе судей в Рос- сийской Федерации” // Собрание законодательства РФ. 1995. № 26. Ст. 2399. 1.19. 1.20. Федеральный закон от 8 мая 1994 г. № 3-ФЗ. “О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Феде- рального Собрания Российской Федерации”// Собрание законодательства РФ. 1994. №2. Ст. 74. 1.21. 1.22. Закон Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. “Об обжало- вании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан” // Собрание законодательства РФ. 1995. № 51. Ст. 4970. 1.23. 1.24. Федеральный закон от 21 декабря 1996 г. № 160-ФЗ “О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного кодекса Российской Федерации” // Собрание законодательства РФ. 1996. №52. Ст. 5881. 1.25.

Ч* 185

1.18. Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ “Об оперативно- розыскной деятельности” // Собрание законодательства РФ. 1995. № 33. Ст. 3349. 1.19. 1.20. Закон Российской Федерации от 24 июня 1993 г. “О федеральных органах налоговой полиции” // Собрание законодательства РФ. 1995. №51. Ст. 4973. 1.21. 1.22. Закон РСФСР от 21 марта 1991 г. № 943-1 “О Государственной налоговой службе РСФСР” // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 15. Ст. 492. 1.23. 1.24. Федеральный закон от 13 июня 1996 г. № 67-ФЗ “О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР “О Государственной налоговой 1.25. | службе РСФСР” // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2958.

ij 1.22. Устав уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864 г. // Рос-

i

сийское законодательство Х-ХХ вв. Т. 8. - М, 1991. - С. 117-384.

1.23. Указ Президента РФ от 24 декабря 1993 г. № 2288. “О мерах по приведению законодательства РФ в соответствие с Конституцией РФ” // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. № 52. Ст. 5086. 1.24. 1.25. Указ Президента РФ от 10 июля 1996 г. “О неотложных мерах по укреплению правопорядка и усилению борьбы с преступностью в г. Москве и Московской области // Российская газета. 1996. 16 июля. 1.26. 1.27. Примерная Инструкция о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в органах и учреждениях внутренних дел заявлений и сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях. Утверждена приказом МВД СССР от 11 ноября 1990 г. № 415. 1.28. 1.29. Письмо Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, Следственного Комитета МВД РФ № 1/3986, № 25/15-1-1993 от 9 сентября 1993 г. “О процессуальных полномочиях руководителей органов внутренних дел”. 1.30. Г*’

186

1.27. Примерный перечень основных функциональных обязанностей руководителя горрайлиноргана. Утвержден приказом МВД России от 14 сентября 1993 г. № 420. 1.28. 1.29. Примерное Положение об организации работы специализиро- ванных подразделений дознания милиции общественной безопасности (местной милиции). Утверждено приказом МВД России от 16 октября 1992 г. №368. 1.30. 1.31. Положение об управлении (отделе) по борьбе с организованной преступностью при Министерстве, главном управлении, управлении внутренних дел Российской Федерации. Утверждено приказом МВД России от 19 июля 1996 года № 394 “О совершенствовании деятельности подразделений по борьбе с организованной преступностью в системе МВД России”. 1.32. 1.33. Положение об органах предварительного следствия в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации. Утверждено Указом Президента РФ от 23 ноября 1998 г. № 1422. “О мерах по совершенствованию организации предварительного следствия в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации” // Российская газета. 1998. 26 ноября. 1.34. 1.35. Инструкция о порядке приема, регистрации, учета и рассмотре- ния в федеральных органах налоговой полиции заявлений и сообщений о преступлениях. Утверждена приказом Департамента налоговой полиции Российской Федерации от 16 мая 1994 г. № 206. 1.36. 1.37. Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 26 июня 1994 г. № 31 “О повышении роли органов прокуратуры в борьбе с преступностью и ее предупреждении”. 1.38. 1.39. Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений. Утверждена приказом МВД России от 20 июня 1996 г. № 334. 1.40.

187

1.34. Приказ МВД России от 2 августа 1996 г. № 426 “О неотложных мерах по укреплению дисциплины и законности в органах внутренних дел и внутренних войсках МВД России”. 1.35. 1.36. Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 18 июня 1997 г. № 31 “Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием”. 1.37. 1.38. Приказ МВД Российской Федерации от 4 января 1998 г. № 1 “О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 23 ноября 1998 г. № 1422”. 1.39. 1.40. Инструкция о порядке представления результатов оперативно- розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд. Утверждена приказом ФСНП РФ, ФСБ РФ, МВД РФ, ФСО РФ, ФПС РФ, ГТК РФ, СВР РФ от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56. 1.41. 1.42. Сборник приказов Прокурора СССР. - М.: Юриздат, 1939. -112 с. 1.43. 1.44. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Про- ект / А.Д. Бойков, И.Ф. Демидов, Ю.В. Кореневский и др. - М.: ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, 1994.-235 с. 1.45. 1.46. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Про- ект / Л.Б. Алексеева, М.М. Бобров, В.П. Божьев и др. - М.: Министерство юстиции РФ, 1994. - 283 с. 1.47. 1.48. Проект общей части уголовно-процессуального кодекса Россий- ской Федерации / С.А. Пашин, СЕ. Вицин, И.Б. Михайловская и др. // Российская юстиция. - 1994. - № 9. 1.49. 1.50. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Про- ект / Л.Б. Алексеева, М.М. Бобров, В.П. Божьев и др. // Юридический вестник. 1995. №31. 1.51.

188

  1. Постановления Конституционного Суда РФ и постановления Пленума Верховного Суда РФ

2.1. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 13 ноября 1995 г. № 13-П по делу о проверке конституционности ч. 5 ст. 209 УПК по жалобам граждан Р.Н. Самигуллиной и А.А. Апанасенко // Собрание законодательства РФ. 1995. № 47. Ст. 4551. 2.2. 2.3. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 7 матра 1996 г. по делу о проверке конституционности п. 3 ст. 16 Закона Российской Федерациими “О статусе судей в Российской Федерации” в связи с жалобами граждан Р.И. Мухаметшина и А.В. Барбаша // Российская газета. 1996. 19 марта. 2.4. 2.5. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 7 марта 1996 г. по делу о проверке конституционности п. 3 ст. 16 Закона Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации” в связи с жалобами граждан Р.И. Мухаметшина и А.В. Барбаша // Собрание законодательства РФ. 1996. № 14. Ст. 1549. 2.6. 2.7. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1996 г. № 19-П по делу о проверке конституционности ст. 418 УПК РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края // Собрание законодательства РФ. 1996. № 15. Ст. 5679. 2.8. 2.9. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 7 октября 1997 г. “О разъяснении постановления Конституционного Суда РФ от 28 ноября 1996 года по делу о проверке конституционности ст. 418 УПК РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края” // Российская газета. 1997. 17 октября. 2.10. 2.11. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1998 г. № 13-П по делу о проверке конституционности ч. 4 ст. 2.12.

189

113 УПК РСФСР в связи с запросом Костомукшского городского суда Республики Карея // Собрание законодательства РФ. 1998. № 19. Ст. 2142.

2.7. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 марта 1999 г. № 5-П по делу о проверке конституционности положений ст. 133, ч. 1 ст. 218 и ст. 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью “Моноком” // Собрание законодательства РФ. 1999. № 14. Ст. 1749. 2.8. 2.9. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 1 декабря 1999 г. № 17-П по спору о компетенции между Советом Федерации и Президентом Российской Федерации относительно принадлежности полномочия по изданию акта о временном отстранении Генерального прокурора Российской Федерации от должности в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела // Российская газета. 1999. 16 декабря. 2.10. 2.9. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. “О судебной экспертизе по уголовным делам” // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1971. №2.

2.10. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря

1993 г. “О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нару шающие права и свободы граждан” // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. №3.

2.11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. № 3 “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления сроков содержания под стражей” // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 4. 2.12. 2.13. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2.14. 1994 г. № 6 “О выполнении судами постановления Пленума Верховного

190

Суда РФ от 27 апреля 1993 г. № 3 “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления сроков содержания под стражей” // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 1.

Монографии, учебники, учебные пособия.

3.1. Агаев Ф.А., Галузо В.Н. Иммунитеты в Российском уголовном процессе. Монография. - М.: ТЕИС, 1998. - 135 с. 3.2. 3.3. Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. - М.: Юрид. лит., 1964. - 179 с. 3.4. 3.5. Афанасьев B.C., Сергеев Л.А. Рассмотрение сообщений о престу- плениях. - М.: Академия МВД СССР, 1972. - 115 с. 3.6. 3.7. Басков В.И. Курс прокурорского надзора: Учебник для вузов. - М.: ЗЕРЦАЛО, 1998.-480 с. 3.8. 3.9. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. Общая часть и досу- дебные стадии (курс лекций). - М.: Международный Университет Бизнеса и Управления, 1998. - 320 с. 3.10. 3.11. Белкин А.Р. Теория доказывания: Научно-методическое пособие. -М.: НОРМА, 1999.-429 с. 3.12. 3.13. Белозеров Ю.Н., Гуткин И.М., Чувилев А.А., Чугунов В.Е. Орга- ны дознания и предварительного следствия системы МВД и их взаимодействие: Учебное пособие. - М.: Юрид. лит., 1973. - 120 с. 3.14. 3.15. Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Проблемы обеспечения законно- сти и обоснованности возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. -М.: ВШ МВД СССР, 1973.-127 с. 3.16. 3.17. Белозеров Ю.Н., Рябоконь В.В. Законность и обоснованность возбуждения уголовных дел органами внутренних дел: Учебное пособие. -М.: МССШМ МВД СССР, 1988. - 49 с. 3.18.

191

ЗЛО. Белозеров Ю.Н., Марфицин П.Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. - М: УМЦ при ГУК МВД РФ, 1994. - 76 с.

3.11. Боботов СВ. Правосудие во Франции: Учебное пособие. - М.: Изд. ИЧП “ЕАВ”, 1994. - 198 с. 3.12. 3.13. Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела / Под ред. Б.А. Викторова. - М: Юрид. лит., 1970. - 117 с. 3.14. 3.15. Васильев А.Н. Рассмотрение сообщений о совершенных престу- плениях. - М.: Юрид. лит., 1954. - 102 с. 3.16. 3.14. Вопросы расследования преступлений: Справочное пособие. Изд. 2-е, перераб. и доп. / О.А. Зайцев, Р.В. Касютина, А.Я. Качанов и др. / Под общ. ред. И.Н. Кожевникова. - М: Спарк, 1997. - 799 с.

3.15. Галустьян О.А., Смирнов М.В. Проблемы обеспечения законно- сти при возбуждении и отказе в возбуждении уголовных дел органами дознания и предварительного следствия. - М.: ЮИ МВД РФ, 1997. - 34 с. 3.16. 3.17. Глазырин Ф.В., Резван А.П. Расследование хищений промыш- ленного золота: Учебное пособие. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1983. -92 с. 3.18. 3.19. Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления органами внутренних дел. - Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1986. - 86 с. 3.20. 3.21. Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого органами внутрен- них дел: Учебное пособие. - Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1989. - 121 с. 3.22. 3.23. Григорьев В.Н., Кучеров И.И. Налогавая полиция: правовое ре- гулирование деятельности: Учебно-практическое пособие. - М.: Учебно-консультационный центр “ЮрИнфоР”, 1998. - 256 с. 3.24. 3.25. Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уго- ловного дела и предварительного расследования. - М.: Юрид. лит., 1976. -144 с. 3.26.

”?. 192

3.21. Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. - М.: Юрид. лит., 1981.- 192 с. 3.22. 3.23. Гуляев А.П., Краенский Е.А. Повышение эффективности дознания по делам, отнесенным к компетенции следствия: Методические рекомендации. - М: ВНИИ МВД СССР, 1985. - 20 с. 3.24. 3.25. Давлетов А.А. Возбуждение уголовного дела. Образцы процессуальных документов. Комментарии: Учебно-практическое пособие. -Екатеринбург. 1994. 3.26. 3.27. Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно- розыскной деятельности. - М.: СПАРК, 1996. - 111 с. 3.28. 3.29. Жариков Ю.С. Особенности процессуального оформления действий и решений следователя по уголовному делу: Учебное пособие. -Курск: РОСИ, 1998.-63 с. 3.30. 3.31. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. -М.: 3.32. т

Госюриздат, 1961. - 206 с.

3.27. Зархин Ю.М. Доказывание в уголовном процессе: Лекция. - М.: ЮИ МВД России, 1997. - 31 с. 3.28. 3.29. Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе: Учебное пособие. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1988. - 68 с. 3.30. 3.31. Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. - М.: Юрист, 1995. - 128 с. 3.32. 3.33. Ковалев В.А. Прокурорский надзор за обеспечением прав личности при расследовании преступлений. - М.: Академия МВД СССР, 1981. -160 с. 3.34. 3.35. Коментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / В.Б. Алексеев, В.П. Божьев, СВ. Бородин и др. / Под ред. A.M. Рекунова и А.К. Орлова. - М.: Юрид. лит., 1981. - 536 с. 3.36.

193

3.32. Комментарий к Федеральному закону “О прокуратуре Россий- ской Федерации” / М.П. Журавлев, А.Г. Звягинцев, С.Г. Кехлеров и др. / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова. - М.: НОРМА, 1996. - 736 с. 3.33. 3.34. Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А. Пашин. М., 1992.- 112 с. 3.35. 3.36. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин, А.И. Бородулин и др. / Под ред. Т.В. Аверьяновой и Р.С. Белкина. - М.: Академия МВД России, 1997. - 400 с. 3.37. 3.38. Криминалистика: Учебник для вузов / Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин, Ю.Г. Корухов, Е.Р. Российская / Под ред. Р.С. Белкина. - М.: Изд. группа “НОРМА-ИНФРА”, 1999. - 972 с. 3.39. 3.40. Кони А.Ф. Избранные произведения. Воспоминания. Т. 2. - М.: Госюриздат, 1959. - 524 с. 3.41. 3.37 .Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, - 1983. - 63 с.

3.38. Курс советского уголовного процесса: Общая часть / В.Б. Алек- сеев, Л.Б. Алексеева, В.П. Божьев и др. / Под ред. А.Д. Бойкова, И.И. Карпеца. - М.: Юрид. лит., 1989. - 640 с. 3.39. 3.40. Курылев И.И., Щерба СП., Баяхчев В.Г., и др. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе (методические рекомендации) // Информационный бюллетень Следственного комитета МВД РФ № 3(76). - М., 1993. С. 27-47. 3.41. 3.42. Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный про- цесс России. Лекции-очерки / Под ред. В.М. Савицкого. - М.: БЕК, 1997. -324 с. 3.43. 3.44. Лузгин И.М. Расследование как процесс познания: Учебное по- собие. - М.: ВШ МВД СССР, 1969. - 178 с. 3.45.

194

3.42. Лузгин И.М. Методические проблемы расследования. - М.: Юрид. лит., 1973.-216 с. 3.43. 3.44. Лупинская П.А. Законность и обоснованность решений в уго- ловном судопроизводстве. - М.: ВЮЗИ, 1972. - 72 с. 3.45. 3.46. Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1975. - 151 с. 3.47. 3.48. Мичурина О.В. Обеспечение прав и законных интересов лично- сти в уголовном процессе: Лекция. - М.: ЮИ МВД России, 1996. - 40 с. 3.49. 3.46. Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу РСФСР. Изд. 2-е, перераб. и доп. / Под общ. ред. В.М. Лебедева. - М.: СПАРК, 1997. - 788 с.

3.47. Николайчик В.М. Уголовный процесс США. - М., 1981. 3.48. 3.49. Николюк В.В., Кальницкий В.В., Шаламов В.Г. Истребование предметов и документов в стадии возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. - Омск: ОВШМ МВД СССР, 1990. - 76 с. 3.50. 3.51. Николюк В.В., Кальницкий В.В., Марфицин П.Г. Стадия возбу- ждения уголовного дела (В вопросах и ответах): Учебное пособие. - Омск: ОВШМ МВД России, 1995. - 83 с. 3.52. 3.53. Павлов Н.Е. Производство по заявлениям, сообщениям о пре- ступлениях: Учебное пособие. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979. - 54 с. 3.54. 3.55. Павлов Н.Е. Возбуждение уголовного производства. - М.: Ака- демия МВД РФ, 1992. - 124 с. 3.56. 3.57. Павлов Н.Е. Обнаружение преступлений (уголовно - процессу- альный аспект). - М.: Академия МВД РФ, 1995. - 87 с. 3.58. 3.59. Павлов Н.Е. Рассмотрение криминальной милицией заявлений и сообщений о преступлениях организованных групп и преступных сообществ: Лекция. - М.: Новый Юрист, 1996. - 48 с. 3.60.

^ 195

3.54. Петуховский М.А. Возбуждение уголовных дел о преступлениях, совершенных осужденными в ИТУ: Учебное пособие. - Рязань: РВШ МВД СССР, 1977.-56 с. 3.55. 3.56. Петуховский А.А. Уголовный процесс: Учебное пособие. М.: Бизнес Ченел интернешнл Лтд., 1998. - 112 с. 3.57. 3.58. Процессуальные акты предварительного расследования. Примерные обрасцы / Бородин СВ., Белозеров Ю.Н., Карнеева Л.М. и др. / Под ред. СВ. Бородина. - М.: Юрид. лит., 1991. - 240 с. 3.59. 3.60. Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. -М.: Юрид. лит., 1977. - 120 с. 3.61. 3.62. Ремнев В.И. Законность возбуждения уголовных дел (рассмотрение заявлений и сообщений о преступлениях). М.: Юрид. лит., 1967.-56 с. 3.63. jL| 3.59. Рыжаков А.П. Уголовный процесс: возбуждение и отказ в воз-

буждении уголовного дела: Учебное пособие. - Тула, 1996. - 320 с.

3.60. Савицкий В.М. Прокурорский надзор за дознанием и предварительным следствием. - М.: Госюриздат, 1959. - 262 с. 3.61. 3.62. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. - М.: Наука, 1975. - 383 с. 3.63. 3.64. Сборник нормативных актов по деятельности органов дознания и предварительного следствия / Сост. В.К. Бобров, П.В. Смирнов. - М.: Щит-М, 1998.- 148 с. 3.65. 3.66. Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. Изд. 4-е / Сост. А.Я. Качанов, С.Н. Забарин. - М.: СПАРК, 1996. - 600 с. 3.67. 3.68. Сердюков П.П. Доказательства в стадии возбуждения уголовного дела. - Иркутск: Из-во Иркутского гос. ун-та, 1981. - 85 с. 3.69. ?Л

196

3.65. Советский уголовный процесс. Общая часть / В.П. Божьев, СВ. Бородин, И.М. Гуткин и др. / Под общ. ред. Б.А. Викторова, В.Е. Чугуно-ва. - М.: ВШ МВД СССР, 1973. - 253 с. 3.66. 3.67. Советский уголовный процесс. Особенная часть / Ю.Н. Белозе- ров, В.М. Божьев, СВ. Бородин и др. / Под общ. ред. Б.А. Викторова, В.Е. Чугунова. - М.: Академия МВД СССР, 1976. - 416 с. 3.68. 3.69. Советский уголовный процес Учебник / Б.Т. Безлепкин, Ю.Н. Белозеров, В.К. Бобров и др. / Под ред. В.П. Божьева. - М.: Юрид. лит., 1990.-432 с. 3.70. 3.71. Статкус В.Ф. Следователь органов внутренних дел и проблемы его деятельности: Учебное пособие. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1975. -143 с. 3.72. 3.73. Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материа- лов о преступлении. - Саратов, 1972. - 141с. 3.74. 3.75. Строгович М.С Курс советского уголовного процесса. - М.: Наука, 1968. Т. 1. - 470 с; Т. 2. - 516 с. 3.76. 3.77. Теория доказательств в советском уголовном процессе: Часть особенная / Р.С. Белкин, А.И. Винберг, М.М. Гродзинский / Отв. ред. Н.В. Жогин. - М.: Юрид. лит., 1967. - 415 с. 3.78. 3.79. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Изд. 2-е, исправ и доп. / Р.С Белкин, А.И. Винберг, В.Я. Дорохов и др. / Отв. ред. Н.В. Жогин. - М.: Юрид. лит., 1973. - 736 с. 3.80. 3.81. Тетерин Б.С, Трошкин Е.З. Возбуждение уголовных дел. - М.: СПАРК, 1997.-224 с. 3.82. 3.83. Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия / Под ред. М.Ю. Тихомирова. - М.: Юрид. лит., 1998, - 562 с. 3.84. 3.85. Тихонов Ю.С. Рассмотрение первоначальных материалов и воз- буждение уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних: Научно-практическое пособие. - Рязань, 1976. - 59 с. 3.86.

197

3.76. Токарев М.Е. Процессуальные сроки при расследовании престу- плений. - М., 1976. - 70 с. 3.77. 3.78. Томин В.Т., Якупов Р.Х., Дунин В.А. Процессуальные докумен- ты, сроки и судебные издержки в уголовном судопроизводстве. - Омск: ОВШМ МВД СССР, 1973. - 49 с. 3.79. 3.80. Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Н.И. Ветро- ва, Ю.И. Ляпунова. - М.: Новый Юрист, КноРус, 1997. - 592 с. 3.81. 3.82. Уголовно-процессуальные акты: Учебное пособие / Л.Д. Коко- рев, Д.П. Котов, З.Ф. Коврига и др. - Воронеж: Изд-во ВГУ, 1991. - 192 с. 3.83. 3.84. Уголовно-процессуальные основы деятельности органов внут- ренних дел: Учебное пособие / Б.Т. Безлепкин, И.М. Гуткин, И.Б. Михайловская и др. - М.: Академия МВД СССР, 1988. - 181 с. 3.85. 3.86. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Л.Б, Алексеева, В.А. Давыдов, М.С. Дьяченко и др. / Под общ. ред. П.А. Лупинской. - М.: Юрист, 1995.-382 с. 3.87. 3.88. Уголовный процесс: Учебник для иностранных слушателей ву- зов МВД СССР / Б.Т. Безлепкин, Ю.Н. Белозеров, В.К. Бобров и др. / Под ред. В.П. Божьева. - М.: Академия МВД СССР, 1989. - 416 с. 3.89. 3.90. Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. Изд. 2-е, перераб. и доп. / В.И. Басков, К.Ф. Гуценко, М.А. Ковалев и др. / Под ред. К.Ф. Гуценко. - М.: Зерцало, 1997. - 575 с. 3.91. 3.92. Уголовный процесс. Общая часть: Учебник для учащихся вузов / В.П. Божьев, СП. Ефимичев, В.А. Михайлов, А.А. Чувилев / Под ред. В.П. Божьева. - М.: СПАРК, 1997. - 193 с. 3.93. 3.94. Уголовный процесс / Н.С. Алексеев, И.Ф Базанов, А.П. Боро- данков и др. / Отв. ред. Н.С. Алексеев, В.З. Лукашевич, П.С Элькинд. -М.: Юрид. лит., 1972. - 584 с. 3.95. 3.96. Уолкер Р. Английская судебная система. - М., 1980. 3.97.

198

3.87. Учебник уголовного процесса / А.С. Кобликов, В.Н. Буробин, А.С Мамыкин, Г.В. Дроздов / Отв. ред. А.С. Кобликов. - М.: СПАРК, 1995.-382 с. 3.88. 3.89. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказыва- ния. Изд. 2-е доп. - Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1976. - 206 с. 3.90. 3.91. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства: В 2 т. - Санкт-Петербург: АЛЬФА, 1996. Т. 2. - 523 с. 3.92. 3.93. Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении: Монография. - М.: ЮИ МВД России, 1997. -138 с. 3.94. 3.95. Химичева О.В. Судебный контроль за процессуальными дейст- виями и оперативно-розыскными мероприятиями (досудебное производство): Учебное пособие. - М.: ЮИ МВД России, 1998. - 72 с. 3.96. 3.97. Химичева О.В., Данилова Р.В. Допустимость доказательств в уголовном процессе (по материалам уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными группами): Учебное пособие. - М.: МИ МВД России, 1998.-74 с. 3.98. 3.99. Цветков СИ. Организация регистрации и рассмотрения органами внутренних дел заявлений и сообщений о преступлениях. - М.: Акаде- мия МВД СССР, 1982. - 99 с. 3.100. 3.101. Чувилев А.А., Гуляев А.П., Дьяченко В.И. и др. Дознание в ор- ганах внутренних дел: Учебное пособие. - М.: МВШМ МВД СССР, 1986.-148 с. 3.102. 3.103. Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сооб- щений о преступлениях: Учебное пособие. - М.: Академия МВД СССР, 1985.-62 с. 3.104. 3.105. Щерба СП., Химичева Г.П., Донковцев Н.Н., Чувилев А.А. Рас- смотрение органами дознания заявлений и сообщений о преступлениях: Учебное пособие. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1987. - 72 с. 3.106. 3.107. Яни П. Под следствием. - М.: Радуга, 1997. - 144 с. 3.108.

199

3.98. Якупов Р.Х. Уголовный процесс. Учебник для вузов / Под ред. В.Н. Галузо. - М.: ЗЕРЦАЛО, 1998. - 448 с.

Статьи

4.1. Арсеньев В.Д. О соотношении гносеологических и юридических аспектов в судебном доказывании по уголовным делам // Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе. Тезисы выступлений на теоретическом семинаре, проведенном ВНИИ МВД СССР. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1981. С. 38-41. 4.2. 4.3. Афанасьев B.C., Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Незаконные отка- зы в возбуждении уголовных дел // Соц. законность. - 1971. - № 7. - С. 17-21. 4.4. 4.5. Бажанов С. Оправдана ли так называемая доследственная провер- ка? // Законность. - 1995. - № 1. - С. 51-54. 4.6. 4.7. Балашов А. Действительно ли возбуждение уголовного дела пер- воначальная стадия уголовного процесса // Соц. законность. - 1989. - № 8. - С. 53-54. 4.8. 4.9. Бахарев Б.М. Законность и обоснованность возбуждения уголов- ного дела // В сб.: Проблемы предварительного следствия. Вып. 3. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1974. С. 34-47. 4.10. 4.11. Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Строго соблюдать законность при рассмотрении заявлений и сообщений о преступлениях // Советская милиция. - 1971.-№ 12.-С. 12-14. 4.12. 4.13. Бойков А.В. К проекту УПК Российской Федерации (подготовлен ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка) // Законность. - 1992.-№ 2.-С. 11-12. 4.14. 4.15. Бойков А.В. В дебрях судебно-правовой реформы // Законность. - 1993.-№3. -С. 8-14. 4.16.

‘?Щ- 200

4.9. Великошин И.И. Проблемы разрешения заявлений, сообщений о преступлениях в органах внутренних дел // Труды ВШМ МВД СССР. Вып. 2.-М., 1978. С. 36-41.

4.10. Власова Н.А., Кузнецова Н.А. Способы и процессуальные формы собирания документов-доказательств // Актуальные проблемы совер- шенствования деятельности органов внутренних дел в новых экономических и социальных условиях: Сб. науч. трудов. - М.: ЮИ МВД РФ, 1997. С. 229-237. 4.11. 4.12. Гаврилов А.К. Классификация сообщений о преступлениях и процессуальные последствия их рассмотрения следователем и органом дознания // В сб.: Труды ВСШ МВД СССР. Вып. 3. - Волгоград, 1970. С. 54-62. 4.13. 4.12. Григорьев В.Н. Проблемы фиксации обстоятельств получения jLy предметов и документов при непосредственном обнаружении признаков

преступления // В сб.: Проблемы доказательственной деятельности по уголовным делам. - Красноярск: Краснояр. гос. ун-т, 1985. С. 79-85.

4.13. Григорьев В.Н. Процессуальные формы обнаружения признаков преступления // В сб.: Уголовная ответственность и ее реализация. - Куйбышев: КВШ МВД СССР, 1985. С. 103-113. 4.14. 4.15. Григорьев В.Н. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела // В сб.: Доказывание по уголовным делам. - Красноярск: Изд-во Красноярского гос. ун-та, 1986. С. 156- 161. 4.16. 4.17. Григорьев В.Н. Проблемы развития средств обнаружения признаков преступления // Сб. науч. трудов: Пути совершенствования деятельности следственных аппаратов органов внутренних дел. - Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1987. С. 40-52. 4.18. 4.16. Григорьев В.Н. Использование фактических данных, получен- i ных до возбуждения уголовного дела, в системе доказательств // В сб.:

201

Проблемы доказывания по уголовным днлам. - Красноярск: Изд-во Красноярского гос. ун-та, 1988. С. 85-91.

4.17. Громов Н., Смородинова А., Соловьев В. Заключения эксперта: от мнения правоведа до выводов медика (обзор практики) // Российская юстиция. - 1998. - № 8. - С. 29-30. 4.18. 4.19. Гуляев А.П. О повышении надежности доказывания на стадии возбуждения уголовного дела // В сб.: Проблемы надежности доказывания в советском уголовном процессе. - М., 1984. С. 49. 4.20. 4.21. Давлетов А.А. Методологические проблемы теории уголовно- процессуального познания // В сб.: Доказывание по уголовным делам. -Красноярск: Изд-во Красноярского ун-та, 1986. С. 3-15. 4.22. 4.23. Данилюк С.А., Леконцев Ю.А. Рассмотрение заявлений о пре- ступлениях: проблемы и перспективы // Сб. науч. трудов: Проблемы предварительного следствия и дознания. - М.: НИИ МВД РФ, 1993. С. 3-9. 4.24. 4.25. Дорохов В.Я. Возбуждение уголовного дела как самостоятель- ная часть стадии предварительного расследования в уголовном процессе // Ученые записки Пермского Госуниверситета. Вып. 4. Т. 10. - Пермь, 1955. С. 112-119. 4.26. 4.27. Дорохов В.Я. Понятие источника доказательств // Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе. Тезисы выступлений на теоретическом семинаре, проведенном ВНИИ МВД СССР. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1981. С. 7-12. 4.28. 4.29. Дроздов Г. Судебный контроль за расследованием преступлений //Советская юстиция. - 1992.-№ 15-16.-С. 12-14. 4.30. 4.31. Зеленецкий B.C. Диапазон совокупности доказательств в совет- ском уголовном процессе // В сб.: Проблемы доказательственной деятельности по уголовным делам. - Красноярск: Изд-во Красноярского гос. унта, 1985. С. 63-69. 4.32.

202

4.25. Зеленецкий B.C. Информационные основы доследственного уголовного процесса // В сб.: Проблемы доказательственной деятельности по уголовным делам. - Красноярск: Изд-во Крсноярского гос. ун-та, 1987. С. 59-65.

4.26. Зубаков В.П., Клипачев А.Д. Новые подходы к совершенствова- нию законодательства о борьбе с преступностью // В сб.: Преступность и культура.- М.: Криминологическая Ассоциация, 1999. - 160 с. 4.27. 4.28. Изотова О.В. Обжалование в суд следственных действий // За- конность. - 1996. - № 6. - С. 45-47. 4.29. 4.30. Изотова О.В. О расширении сферы судебного контроля на ста- дии предварительного расследования // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в новых экономических и социальных условиях: Сб. науч. трудов. - М.: ЮИ МВД РФ, 1997. С. 171-177. 4.31. 4.32. Каз Ц.М. Пределы доказывания в стадии возбуждения уголовно- го дела // Ученые записки Саратовского юрид. ин-та. 1964. Вып. 11. С. 42-46. 4.33. 4.34. Карнеева Л.М. Доказывание при отказе в возбуждении уголов- ного дела // Сов. гос. и право. - 1975. - № 2. - С. 93-98. 4.35. 4.36. Карнеева Л.М. Проблемы доказывания в советском уголовном процессе и основания процессуальных решений // Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе. Тезисы выступлений на теоретическом семинаре, проведенном ВНИИ МВД СССР. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1981. С. 3-7. 4.37. 4.38. Карнеева Л.М. Неотвратимость ответственности и законода- тельное регулирование деятельности органов расследования // Соц. законность. - 1986.-№ 6.-С. 56-57. 4.39. 4.40. Карнеева Л.М. Уголовно-процессуальный закон и практика до- казывания // Соц. законность. - 1990. - № 1. - С. 33-35. 4.41.

4.42. Карнеева Л.М. Нужна стадия возбуждения уголовного дела // Соц. законность. - 1990. - № 5. - С. 49-50. 4.43. 4.44. Кобликов А.С. Законодательство об уголовном судопроизводстве и понятия теории доказательств // Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе. Тезисы выступлений на теоретическом семинаре, проведенном ВНИИ МВД СССР. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1981. С. 12-15. 4.45. 4.46. Ковтун Н.Н. Спорные вопросы в теории доказательств (об уст- ранении действительных и мнимых противоречий в уголовном процессе) // Гос. и право. -1997. - № 6. - С. 70-75. 4.47. 4.48. Кокорев Л.Д. Судебная реформа: идеи и реальность // Юриди- ческие записки. Вып. 1: Проблемы судебной реформы. - Воронеж: Изд. Воронежского ун-та, 1994. С. 5-16. 4.49. 4.50. Концепция уголовно-процессуального законодательства Россий- ской Федерации / СЕ. Вицин, Л.М. Карнозова, Э.Ф. Куцов и др. // Гос. и право. - 1992. - № 8. - С. 46-55.. 4.51. 4.52. Коршевер И. Объем компетенции и формы процессуальной дея- тельности органов дознания // Соц. законность. - 1954. - № 9. - С. 61. 4.53. 4.54. Корюкаев В.П. Пределы доказывания при отказе в возбуждении уголовного дела // Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе. Тезисы выступлений на теоретическом семинаре, проведенном ВНИИ МВД СССР. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1981. С. 51- 56. 4.55. 4.56. Кузнецова Н.А. Объяснения как источник доказательств в уго- ловном процессе // Сб. науч. тредов адънктов и соискателей: Отдельные актуальные проблемы работы органов МВД. - М.: ВНИИ МВД России, 1996.-С. 41-50. 4.57. 4.58. Кузнецов Н.П. Концепция судебной реформы и некоторые про- блемы доказывания в уголовном процессе // Юридические записки. Вып. 4.59.

204

1: Проблемы судебной реформы. - Воронеж: Изд. Воронежского ун-та, 1994. С. 50-58.

4.43. Ларин А. Постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела можно обжаловать в суд // Российская юстиция. - 1998. -№ 9.-С. 18. 4.44. 4.45. Ленский А.В. Проект УПК о формах досудебного производства // Следователь. - 1998. - № 4. - С. 2. 4.46. 4.47. Лупинская П.А. О понятии судебных доказательств // В сб.: Ученые записки. Вопросы советского уголовного процесса. Вып. 6. - М.: ВЮЗИ МВО СССР, 1958. С. 98-115. 4.48. 4.49. Лупинская П.А. Основания и порядок принятия решений о до- пустимости доказательств // Российская юстиция. - 1994. - № 11. - С. 2- 5. 4.50. 4.51. Масленникова Л. Проверочные действия в стадии возбуждения уголовного дела // Соц. законность. - 1989. - № 6. - С. 48-49. 4.52. 4.53. Махов В. Возбуждение уголовного дела в отношении опреде- ленного лица // Российская юстиция. - 1997. - № 12. - С. 25. 4.54. 4.55. Михайлов В.А. Проблемы совершенствования процессуальной деятельности органов внутренних дел в стадии возбуждения уголовного дела // Уголовно-процессуальные основы деятельности органов внутренних дел. -М. 1988. 4.56. 4.57. Мудьюгин Г., Похис М. Судебно-медицинскую экспертизу - в стадию возбуждения уголовного дела // Соц. законность. - 1971. - № 9. - С. 56-59. 4.58. 4.59. Петрухин И. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием // Российская юстиция. - 1998. - № 9. - С. 12-14. 4.60. 4.61. Победкин А.В. К вопросу о реформе уголовно-процессуального закона // Современное состояние российского законодательства и его систематизация: Материалы “круглого стола” (23-24 сентября 1998 г., г. Тула). - М.: ЮИ МВД России, 1999. - С. 251-257. 4.62.

205

4.53. Познанский В. Возбуждение уголовного дела // Соц. законность. -1951.-№7. -С. 26-29. 4.54. 4.55. Прокофьев Ю.Н. Процессуальная форма документов на стадии возбуждения уголовного дела // В сб.: Проблемы советского государства и права. Вып. 9-10. ч. 1. - Иркутск.: Изд. Иркутского гос. ун-та. - 1975. С. 125-132. 4.56. 4.57. Ратинов А.Р. Вопросы познания в судебном доказывании // Со- ветское государство и право. -1964. - № 8. - С. 107. 4.58. 4.59. Рахунов Р.Д. Возбуждение уголовного дела как отдельная ста- дия уголовного процесса // Соц. законность. - 1950. - № 11. - С. 39. 4.60. 4.61. Рахунов Р.Д. Соблюдение законности при возбуждении уголов- ных дел // Соц. законность. -1958. - № 6. - С. 32-37. 4.62. 4.63. Ремнев В., Маслов Н. Надзор за законностью разрешения сооб- щений о преступлениях // Соц. законность. - 1965. - № 6. - С. 36-38. 4.64. 4.65. Рябова А. Борьба с преступностью требует ограничения прав граждан? // Российская юстиция. - 1996. - № 4. - С. 50. 4.66. 4.67. Савицкий В.М. Надо ли реформировать стадию возбуждения уголовного дела? // Сов. гос. и право. - 1974. - № 8. - С. 83-88. 4.68. 4.69. Сердюков П.П. К вопросу о доказывании в стадии возбуждения уголовного дела // В сб.: Проблемы борьбы с преступностью. Вып. 1. -Иркутск: Из-во Иркутского гос. ун-та, 1970. С. 142-152. 4.70. 4.71. Соловьев А.Б. Совершенствование общих положений закона о следственных действиях // В сб.: Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 41. - М.: Юрид. лит., 1982. С. 47-56. 4.72. 4.73. Соколов А. Процессуальный порядок признания доказательств не имеющими юридической силы // Российская юстиция. - 1994. - № 10. -С. 14-15. 4.74. 4.75. Терехов Д Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе // Соц. законность. - 1951. - № 6. - С. 29-3 1. 4.76.

206

4.65. Трофимов A.M. О содержании доказательственной информации // Тр. ВСШ МВД СССР: Советское законодательство и вопросы борьбы с преступностью. Вып. 10. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1974. - 70-74. 4.66. 4.67. Ульянова Л.Т. О доказывании в стадии возбуждения уголовного дела // Вест. МГУ. - Серия “Право”. - 1971. - № 3. - С. 28-29. 4.68. 4.69. Ульянова Л.Т. О достаточности доказательств // Вестник МУ. - Серия “Право”. - 1974. - № 6. - С. 22-30. 4.70. 4.71. Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела - самостоятель- ная стадия советского уголовного процесса // В сб.: Ученые записки. Вопросы советского уголовного процесса. Вып. 6. - М.: ВЮЗИ МВО СССР, 1958. С. 178-192. 4.72. 4.73. Химичева Г.П. О судебном контроле на стадии предварительно- го расследования // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в новых экономических и социальных условиях: Сб. науч. трудов. - М.: ЮИМВД РФ, 1997. С. 164-170. 4.74. 4.75. Хомич В. Предварительная проверка материалов, послуживших поводом к возбуждению уголовного дела // Законность. - 1995. - № 12. - С. 22-24. 4.76. 4.77. Чурилов А. Прокурорский надзор за соблюдением прав и свобод граждан // Законность. - 1997. - № 8. - С. 8-14. 4.78. 4.79. Шейфер С.А. Доказывание по уголовному делу как единство практической и мыслительной деятельности // В сб.: Доказывание по уголовным делам. - Красноярск: Изд-во Красноярского ун-та, 1986. С. 16-23. 4.80. 4.81. Шейфер С.А. Использование непроцессуальных познавательных мероприятий в доказывании по уголовному делу // Гос. и право. - 1997. -№9.- С. 57-63. 4.82. 4.83. Шурухнов Н.Г. Материалы предварительной проверки и их до- казательственное значение в уголовном судопроизводстве //
Вопросы 4.84.

U* 207

совершенствования деятельности милиции и следственного аппарата: Сб. науч. труд, адъюнкт, и соиск. № 5. - М: ВНИИ МВД СССР, 1981. С. 127-136.

4.75. Щерба СП., Власова Н.А., Стеснова Т.И. Если нарушены правила получения и фиксации доказательств (из анализа практики суда присяжных) // Вестник МВД Российской Федерации. - 1995. - № 3. - С. 40-47.

Диссертации и авторефераты.

5.1. Афанасьев B.C. Процессуальная деятельность в стадии возбуждения уголовного дела: Дис…. канд. юрид. наук. - М., 1972. - 207 с. 5.2. 5.3. Гаврилов А.К. Возбуждение уголовного дела органами милиции: Дис…. канд. юрид. наук. - Ростов-на-Дону, 1964. - 261 с. 5.4. ^ 5.3. Демидов И.Ф. Деятельность советской милиции по раскрытию и

расследованию преступлений: Дис. … канд. юрид. наук. - Ростов-на-Дону, 1969.- 267 с.

5.4. Диденко В.И. Использование следователем фактических данных, полученных в результате применения в оперативно-розыскной деятельности аудио- и видеозаписи, фото- и киносъемки. Автореф: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1996. - 25 с. 5.5. 5.6. Домбровский Р.Г. Познание и доказывание в расследовании преступлений: Дис…. докт. юрид. наук. - Рига, 1990. - 324 с. 5.7. 5.8. Еремян А.В. Основания возбуждения уголовного дела: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1989. - 214 с. 5.9. 5.10. Зеленский Д.В. Проблемы допустимости доказательств в российском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1995. - 192 с. 5.11. 5.12. Изотова О.В. Проблнмы судебного контроля при возбуждении и 5.13. -А- тт

предварительном расследовании уголовных дел: Дис. … канд. юрид. наук. -М., 1996.- 179 с.

208

5.9. Климов И.А. Оперативно-розыскная деятельность органов внут ренних дел как процесс познания (проблемы теории и практики). Автореф: Дис…. докт. юрид. наук. - М, 1995. - 48 с.

5.10. Климов И.А. Оперативно-розыскная деятельность органов внут- ренних дел как процесс познания (проблемы теории и практики): Дис. … докт. юрид. наук. - М, 1995. - 476 с. 5.11. 5.12. Ковтун Н.Н. Обеспечение неотвратимости уголовной ответст- венности за преступление в стадии возбуждения уголовного дела: Дис. … д-ра. юрид. наук. - М., 1992. - 309 с. 5.13. 5.14. Крючатов И.А. Правовая природа возбуждения уголовного дела в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. - Одесса, 1969. -281 с. 5.15. 5.16. Кузнецова Н.А. Собирание и использование документов в каче- стве доказательств по уголовным делам: Дис. … канд. юрид. наук. - М, 1996.- 183 с. 5.17. 5.18. Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела: Дис. …канд. юрид. наук. - Воронеж, 1980. - 234 с. 5.19. 5.20. Кузнецов Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уго- ловного процесса России: Дис. … докт. юрид. наук. - Воронеж, 1998. - 448 с. 5.21. 5.22. Курылев СВ. Установление истины в советском правосудии: Дис. … канд. юрид. наук. - Минск, 1966. - 221 с. 5.23. 5.24. Летучих В.И. Обжалование в стадиях возбуждения и расследо- вания уголовных дел в советском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. - Свердловск, 1972. - 275 с. 5.25. 5.26. Лунгу В.И. Первоначальный этап расследования преступлений. Процессуальный и организационный аспекты: Дис. … канд. юрид. наук. -Киев, 1991.-204 с. 5.27.

209

5.19. Марфицин П.Г. Обеспечение прав и законных интересов лично- сти в стадии возбуждения уголовного дела: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1993.-234 с. 5.20. 5.21. Масленникова Л.Н. Процессуальное значение результатов про- верочных действий в доказывании по уголовному делу: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1990. - 211 с. 5.22. 5.23. Михайленко А.Р. Вопросы теории и практики возбуждения уго- ловных дел в советском уголовном процессе: Дис. … докт. юрид. наук. -Саратов, 1971.-398 с. 5.24. 5.25. Нагаев Е.А. Гарантии прав и законных интересов иностранных граждан в досудебном производстве по уголовным делам. Автореферат: Дис…. канд. юрид. наук. - М. 1999. - 22 с. 5.26. 5.27. Названова Л.А. Принцип публичности в стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования: Дис. … канд. юрид. наук.-Л., 1990.-205 с. 5.28. 5.29. Никитина Е.В. Проблемы совершенствования средств доказыва- ния: Дис. … канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 1994. - 229 с. 5.30. 5.31. Пидюков П.П. Отказ в возбуждении уголовного дела по нереа- билитирующим основаниям: Автореф: Дис. … канд. юрид. наук. - Киев, 1990.-24 с. 5.32. 5.33. Письменный Д.П. Отказ в возбуждении уголовного дела в совет- ском уголовном процессе. (По материалам органов МВД УССР): Дис. … канд. юрид. наук. - Киев, 1980. - 233 с. 5.34. 5.35. Победкин А.В. Показания обвиняемого в уголовном процессе. Автореферат: Дис. …канд. юрид. наук. - М., 1998. - 23 с. 5.36. 5.37. Пономаренков В.А. Проблемы представления и использования доказательств в уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. - Саратов, 1998.- 186 с. 5.38.

210

5.29. Размадзе М.Н. Методологические основы доказывания в совет- ском уголовном процессе: Дис…. канд. юрид. наук. - М., 1971. - 212 с. 5.30. 5.31. Сереброва СП. Проблемы рационализации досудебного произ- водства: Дис…. канд. юрид. наук. - Н-Новгород, 1995. - 219 с. 5.32. 5.33. Слепнева И.Е. Проверка судом законности и обоснованности процессуальных решений органов расследования в досудебных стадиях. Автореферат: Дис. …канд. юрид. наук. - Волгоград, 1998. - 24 с. 5.34. 5.32. Сретенцев Н.И. Использование современных научно- технических достижений в расследовании краж автотранспортных средств: Дис…. канд. юрид. наук. - М, 1994. - 208 с.

5.33. Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела в советском уго- ловном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. - Казань-Иваново, 1959. - 254 с. 5.34. 5.35. Федоров В.И. Значение истребования и представления докумен- тов для обоснования процессуальных решений по уголовному делу: Дис. … канд. юрид. наук. - Куйбышев, 1990. - 262 с. 5.36. 5.35. Шекшуева О.Н. Вероятность и достоверность в уголовно- процессуальной деятельности органов предварительного расследования. Автореферат: Дис. … канд. юрид. наук. - М, 1998. - 26 с.

5.36. Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообще ний о преступлениях в стадии возбуждения уголовного дела (процессу альные и организационные вопросы): Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1982. - 228 с.