lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Аистов, Илья Алексеевич. - Использование следов биологического происхождения при расследовании преступлений : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Саратов, 2000 260 с. РГБ ОД, 61:01- 12/267-5

Posted in:

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ САРАТОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

у

На правах рукописи

АИСТОВ ИЛЬЯ АЛЕКСЕЕВИЧ

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СЛЕДОВ БИОЛОГИЧЕСКОГО

ПРОИСХОЖДЕНИЯ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ

ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс; криминалистика; теория оперативно-розыскной

деятельности

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: кандидат юридических наук,

профессор,

Заслуженный юрист РФ,

В.В. Степанов

Саратов - 2000

2

Содержание

стр. Введение 3

Глава 1. Понятие и классификация следов биологического

происхождения

1.1. Научное развитие понятия следа и классификации следов 9 1.2. 1.3. Понятие, механизм образования и классификация следов биологического происхождения 19 1.4. 1.5. Место следов биологического происхождения в системе научных знаний и компетенция различных экспертиз в исследовании следов биологического 1.6. происхождения 30

Глава 2. Общие положения выявления, фиксации и
изъятия

следов биологического происхождения.

2.1. Особенности субъектного распознавания информации, содержащейся в следах биологического происхождения 47

2.2. Общие положения обнаружения следов биологического происхождения 52

W 2.3. Общие положения фиксации криминалистической информации, содержащей ся в следах биологического происхождения 74

2.4. Особенности выявления, фиксации и изъятия следов крови 81 2.5. 2.6. Особенности выявления, фиксации и изъятия других следов биологического 2.7. происхождения 89

Глава 3. Возможности экспертного исследования следов биологического проис-

< хождения

3.1. Назначение экспертизы биологических объектов 111 3.2. 3.3. Возможности экспертного исследования различных следов биологического происхождения 132 3.4. 3.5. Формулирование выводов экспертиз биологических объектов и их оценка 3.6. следствием и судом 171

Заключение 187

• Библиографический список 192

Приложения 217

3

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Наблюдающийся в нашей стране рост преступности (с 2,4 млн. преступлений в 1997 г. до 3 млн. в 1999 г.), увеличение количества тяжких преступлений против личности (с 1,4 млн. преступлений в 1997 г. до 1,8 млн. в 1999 г.) [207, с.4] вызывают необходимость профессионального подхода к изучению и использованию при расследовании преступлений различных доказательств, так как эта проблема непосредственно связана с применением специальных познаний в целях получения доказательственной информации. Определенную роль в этом процессе играет интеграция и дифференциация смежных научных отраслей знания — криминалистики, биологии и судебной медицины, что должно способствовать объективизации процесса расследования преступлений, повышению статуса следов биологического происхождения как необходимого элемента доказательственной базы.

В современных условиях возрастает значение «немых свидетелей» в том числе биологического характера, что объясняется рядом объективных факторов, в частности резким снижением свидетельской базы в процессе доказывания. Внедрение новых методов обнаружения, фиксации и изъятия следов биологического происхождения (СБП), а также дальнейшее исследование этих следов позволяет расширить возможности использования в судопроизводстве извлекаемой из них доказательственной информации (в 1999 г. проведено 75 796 судебно-медицинских экспертиз вещественных доказательств) [19, с.З].

В настоящее время в связи с увеличением объема информации биологического характера, получаемой следствием в процессе деятельности по расследованию преступлений, а также в ходе разработки новых технических и тактических подходов в работе со следами биологического происхождения, возникает потребность в теоретической систематизации этой информации. Кроме того, сложившаяся система работы со следами биологического происхождения в определенной мере устарела и нуждается в совершенствовании, в связи с чем необходимо создание новых технических и тактических приемов, позволяющих более эффективно использовать
информацию, содержащуюся в этих следах.

4

Теоретическая база криминалистики позволяет максимально реализовать выявленные при расследовании СБП. Такая интерпретация результатов вытекает из основных положений криминалистической идентификации и теории диагностики, уже достаточно разработанных в современной криминалистике. Отмеченные обстоятельства определили выбор темы диссертации и свидетельствуют об ее актуальности и практической значимости.

Неразработанность многих положений проблемы использования объектов биологического происхождения при расследовании преступлений вызвала появление диссертационных исследований Е.И. Майоровой «Концептуальные основы судебно-биологической экспертизы» (1996) и

СЕ. Кисляк «Криминалистическое исследование биологических следов человека в расследовании преступлений против личности» (1998). В этих диссертациях главное внимание уделено экспертным исследованиям биологических объектов, при этом только частично затронуты вопросы, связанные с понятием и классификацией следов биологического происхождения, собиранием следов биологического происхождения: не рассматриваются общие положения обнаружения, фиксации и изъятия следов биологического происхождения, вопросы собирания запаховых следов. В работе СЕ. Кисляк отсутствуют точные сведения о количестве биологического материала, необходимого для изъятия в качестве образцов для сравнительного исследования, не раскрывается механизм образования следов биологического происхождения из жидких объектов.

Все эти вопросы находят свое отражение в данном диссертационном исследовании.

Цель и задачи диссертационного исследования. Целью исследования является создание на базе имеющегося теоретического материала и анализа результатов следственной, экспертной и судебной практики технического и тактического комплекса работы со следами биологического происхождения, а также соответствующих методических рекомендаций, направленных на предупреждение ошибок, возникающих в процессе использования следов биологического происхождения при расследовании преступлений. Эта цель определяет конкретные

5

задачи: создание развернутой криминалистической классификации следов биологического происхождения; формулирование криминалистического понятия следа биологического происхождения; определение места следов биологического происхождения в системе наук, изучающих проблемы использования этих следов; разграничение компетенций экспертиз при исследовании следов биологического происхождения; установление особенностей субъектного распознавания информации содержащейся в следах биологического происхождения; исследование направлений поисково-познавательной деятельности в отношении следов биологического происхождения; разработка рекомендаций по подготовке биологических материалов для направления на экспертизу; раскрытие возможностей различных видов судебных экспертиз в исследовании следов биологического происхождения, в том числе и в установлении механизма их образования; оценка заключений биологических и судебно-медицинских (биологических) экспертиз вещественных доказательств и их практическое использование в расследовании преступлений и судебном доказывании.

Объектом исследования является противоправная деятельность при совершении различных преступлений, связанная с возникновением СБП, современная практика работы следователя и специалиста с этими следами, а также деятельность экспертов разного профиля.

Предмет исследования составляют закономерности формирования системы криминалистического знания, основанные на синтезе естественно-научных и специально-криминалистических познаний, позволяющие создавать теоретические положения и практические рекомендации использования следов биологического происхождения при расследовании преступлений.

Методология и методика исследования, эмпирическая база. Методологическую основу исследования составили общие положения теории познания, логики, классической биологии, теории уголовного процесса, криминалистики, судебной медицины и других смежных отраслей знаний. В ходе проведенного исследования применялись также методы сравнительно-правового анализа, исторического, статистического анализа и другие.

В качестве нормативной базы диссертационного исследования использовались:

6

Конституция России, уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, нормативные документы МВД РФ, Минюста РФ, Минздрава РФ.

В процессе исследования были использованы труды ведущих процессуалистов и криминалистов: Т.В.Аверьяновой, Л.Е.Ароцкера, Р.С.Белкина, А.И. Винберга, Г.Л. Грановского, А.А. Закатова, В.Я. Колдина, Ю.Г. Корухова, В.Ф. Орловой, Ю.К. Орлова, И.Л. Петрухина, Е.Р. Российской, Д.А. Турчина, В.И. Шиканова, А.Р. Шляхова, А.А. Эйсмана, И.Н. Якимова и других ученых, а также судебных медиков: М.А. Бронниковой, Л.О. Барсегянц, А.П. Загрядской, М.В. Кисина, М.Г. Пименова, Т.В. Стегновой, А.К. Туманова и многих других.

Эмпирическую базу диссертации составляют данные следственной и судебной практики Саратовской и Ростовской областей по делам, связанным с использованием следов биологического происхождения (150 уголовных дел) за 1994-1999 гг. Кроме того, было изучено более 100 заключений экспертов в БСМЭ, ЛСЭМЮ, ЭКУУВД Ростовской и Саратовской областей по исследованию различных видов биологических объектов. Диссертантом были использованы результаты анкетирования, интервьюирования экспертов-биологов (100 человек), а также работников следствия и прокуратуры (300 человек) Саратовской, Ростовской и Воронежской областей.

Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что впервые был осуществлен концептуальный подход к разработке развернутой классификации следов биологического происхождения, понятию следа биологического происхождения, места следов биологического происхождения в системе криминалистической техники и осуществлено разграничение компетенций экспертиз биологических объектов; систематизировано применение биологических познаний в ходе следственных действий при обнаружении, фиксации и изъятии следов биологического происхождения; исследованы особенности назначения биологических, судебно-медицинских (биологических) экспертиз вещественных доказательств и оценки экспертных выводов следователем, судом.

Диссертационная работа является монографическим исследованием, посвященным комплексному рассмотрению теоретических и практических проблем этого направления.

7

Положения, выносимые на защиту. С учетом поставленных целей и задач диссертационного исследования на защиту выносятся:

  • понятие и характеристика следов биологического происхождения;
  • развернутая классификация следов биологического происхождения;
  • место следов биологического происхождения в системе научных знаний; - разграничение компетенций экспертиз при исследовании
    следов
  • биологического происхождения;

-особенности обнаружения, фиксации и изъятия следов биологического происхождения;

  • проект унифицированного комплекта для работы со следами биологического происхождения на месте происшествия;

-особенности назначения судебно-медицинской (биологической), судебно- ботанической и судебно-зоологической экспертиз и формулирование их выводов;

  • использование заключений судебно-биологических экспертиз в доказывании. Теоретическая и практическая значимость результатов исследования

состоит в том, что они могут быть использованы для оптимизации работы со следами биологического происхождения при расследовании преступлений против личности, для повышения эффективности их расследования и предупреждения, а также направлены на совершенствование нормативного регулирования отдельных процессуальных действий. Положения работы могут быть использованы для улучшения подготовки специалистов в юридических учебных заведениях, в работе судебно-экспертных учреждений Минюста, Минздрава, МВД, ФСБ и Министерства обороны России.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации и практические рекомендации опубликованы в 5 научных статьях. Положения и выводы, содержащиеся в диссертации, обсуждались на конференции молодых ученых, посвященной 200-летию МВД, организованной СЮИ МВД РФ; на межкафедральном научно-практическом семинаре СЮИ МВД РФ; на заседании кафедр криминалистики и криминалистической техники СЮИ МВД РФ. Методические рекомендации внедрены в практическую деятельность СК УВДТ МВД РФ, в учебный процесс кафедры КОРП СЮИ МВД РФ и кафедры гигиены и

8

экологии Саратовского медицинского университета.

Структура работы и ее содержание. Диссертация состоит из введения, трех глав (одиннадцать параграфов), заключения, библиографического списка использованной литературы и пяти приложений.

9

Глава 1. Понятие, механизм образования и классификация следов

биологического происхождения

1.1. Научное развитие понятия следа и классификации следов

Современное развитие наук, используемых в качестве научной основы для расследования преступлений, подчиняется общим закономерностям. Одной из таких закономерностей является интеграция юридических и естественных отраслей знания. В целях комплексного исследования объектов, синтеза данных различных наук происходит интеграция криминалистического и естественнонаучного знания. Развитие комплексного криминалистического знания на основе изучения механизма преступления, в том числе возникновения, собирания и сохранения следов, методики диагностики и идентификации служит целям расследования преступлений. Применение естественно-научных знаний, в частности, медико- биологического характера, осуществляется не на основе замкнутой системы методов, а на базе комплекса, где естественно-научные методы выступают в совокупности, а структура методики исследования определяется криминалистическими задачами. Ими могут быть обнаружение, фиксация, изъятие следов, их классификация, диагностика и идентификация [324, с.З-12; 326, с.36-41; 304, с.25-32; 315, с.9]. Существование такого комплексного знания служит получению доказательств в уголовно- процессуальной деятельности.

В качестве доказательства в уголовно-процессуальной деятельности рассматриваются данные о каких-либо обстоятельствах дела, которые должны быть получены в установленном порядке. Одним из видов таких данных являются вещественные источники криминалистической информации [299, с.76]. Это может быть информация о внешних признаках объекта, оставившего следы, о его внутренних свойствах и структуре, о механизме следообразования и т.д. В результате приобщения к делу источников криминалистической информации в виде материальных следов расследуемого деяния они становятся вещественными доказательствами. Ценность материальных следов для следствия заключается в их свойствах — внешних и внутренних, которые можно использовать для познания

10

механизма совершения и других обстоятельств преступления.

Развитие научных представлений о понятии и классификации следов в криминалистике прошло несколько этапов, однако до настоящего времени не

  • выработаны единые для трасологии основания для классификации следов, а также не разработаны некоторые частные классификации следов. Эти соображения в равной мере относятся и к классификации следов биологического происхождения.

В настоящее время классификации следов осуществляется по трем уровням: общекриминалистическом, общетрасологическом, частнотрасологическом [193, с.342].

  • Представляется обоснованным направление исследования, положенное в общекриминалистическую классификацию следов, которое позволяет установить закономерную связь фактов совершения преступления с фактом возникновения материальных следов. При этом разные авторы приводили различные основания классификации следов. Заслуживает поддержки позиция К. Цбиндена, который положил в основу классификации следов относимость к событию преступления. В

  • связи с этим он разделял следы на причастные и непричастные к делу, различая среди первых действительные, фиктивные и ложные [356, с.63].

Г. Шнейкерт в зависимости от принадлежности следов к событию преступления или личности преступника выделял объективные и субъективные следы. Первый вид включает следы, относящиеся к событию преступления. Дальнейшее классификационное деление этого вида следов велось по их «л местонахождению, при этом выделялись группы следов на месте происшествия,

на пути, ведущем к этому месту, и на пути удаления от него. Автором указывалось, что в числе этой группы находятся следы выделений человеческого организма (кровь, пот, слюна, сперма, моча, ушная сера, волосы, ногти, зубы и т.д.) [354, с.644]. Вторым источником следов, по Г. Шнейкерту, является обвиняемый (подозреваемый). На его теле и одежде могут присутствовать, в

  • частности, человеческие волосы, перья птиц, рыбья чешуя, волосинки мехов и т.д. Недостаток этой классификации заключается в том, что волосы, ногти и зубы нельзя отнести в буквальном смысле к человеческим выделениям. Так, в словаре СИ. Ожегова, выделениями названо только то, что выделено

11

организмом [341, с.92]. Эти следы, по нашему мнению, должны быть отнесены к отделениям человеческого организма.

Кроме того, одни и те же следы можно с одинаковым успехом отнести как к группе субъективных, указывающих на личность того, кто их оставил, так и к группе объективных, позволяющих установить факты, объективно свидетельствующие о деталях происшествия.

Деление следов на объективные и субъективные дало основание для разграничения видов осмотра места происшествия: на субъективный и объективный [285, с.79]. Под субъективным понимается осмотр только по очевидным следам преступника, т.е. следам, оставленным субъектом преступления. Соответственно, следы, полученные в результате такого осмотра, будут являться субъективными. Под объективным осмотром понимается осмотр всего места происшествия, а полученные следы следует отнести к объективным. Следы отнесенные к событию преступления также могут происходить от обвиняемых, подозреваемых. Поэтому не ясно чем они отличаются по происхождению от второй группы следов. Справедливо мнение Д.П. Рассейкина о том, что «объективный осмотр представляет собой тщательный осмотр всего места происшествия, включая следы пребывания, действия преступника, т.е. фактически он включает в себя и субъективный осмотр. Что касается субъективного метода, то применение его “в чистом виде” действительно нецелесообразно» [34, с.34]. Деление следов на объективные и субъективные вряд ли можно считать целесообразным, поскольку субъективные следы являются частью объективных. Не случайно ст. 178 и 182 УПК предусматривают обнаружение всех следов преступления, имеющих значение для дела.

СМ. Потапов считал, что следами являются «отображения на материальных предметах признаков явлений, причинно связанных с расследуемым событием» [183, с.45]. Такие следы могут возникать от людей, животных, отдельных предметов и от действия сил природы, причем характер отображения М.С. Потаповым не уточнялся.

Б.И. Шевченко под следами в широком значении понимал «последствия каких-либо
явлений, остатки или признаки чего-либо, отображения одних

12

предметов на других и т.п.» [276, с.П]. К ним он, в частности, относил « …сами предметы или вещества, когда наличие их в определенном месте или их определенное состояние указывает на те или другие обстоятельства, связанные с преступлением (частицы пыли, грязи, осколки стекла и пр.), а также живые организмы (паразиты) и запахи» [276, с. 12]. Таким образом, по мнению Б.И. Шевченко, объекты и, в частности, следы биологического происхождения относятся к следам в общекриминалистическом значении.

К числу общекриминалистических классификаций относится классификация В.П. Колмакова, который в ее основание положил пространственно-временной фактор. При этом он различает следы: а) приготовления к преступлению (где преступник изготовлял орудия для взлома); б) совершения преступления (кража из магазина путем взлома двери); в) сокрытия преступления (в лесу, где преступник сделал тайник для похищенных из магазина товаров). В числе этих следов автор выделял следы различных жидких тел, в том числе крови, спермы и других выделений человека, а также частицы органического происхождения (части растений, волос, древесины и т.д.) [174, с.71-72].

Общекриминалистическая классификация следов А.В. Попова построена на основе их информационных возможностей. Первая часть классификации охватывает информационные возможности отдельных видов следов, включая в себя, в частности, следы-вещества в виде следов крови. Вторая часть классификации охватывает группу объектов материального мира, которые сохранили на себе следы преступления, либо в силу своих свойств могут служить установлению обстоятельств, имеющих значение для дела, а также причинно связанных с преступлением и несущих информацию, которая имеет значение для установления обстоятельств предмета доказывания [106, с.8]. Эта группа включает в себя следы-предметы, к которым относятся твердые биологические объекты.

Дальнейшая разработка классификации следов А.И. Винбергом пошла по пути их деления на следы в физическом и криминалистическом смысле. В основу классификационного деления следов А.И. Винберг положил механизм образования следов в зависимости от вида следообразующего объекта. Автор указывал, что по форме и размерам следов в физическом смысле слова можно

13

определить их происхождение. Их он разделил на следы в узком и широком смысле слова. Следы в узком смысле — это отпечатки пальцев рук, ног, зубов, ногтей, шин, колес, подков, орудий взлома, и т.п.; частицы — пыли, волокна,

  • грязи; пятна — крови, спермы, керосина, масла и т.д. Следовательно, у данного автора в одну классификационную группу попадают следы, разные по своему происхождению и физической природе, но сходные по характеристикам конечного этапа образования, что не является целесообразным. Следы-отпечатки А.И. Винберг делил на негативные и позитивные. Кроме того, он подразделял следы — частицы и пятна — по происхождению: от твердых, жидких и
  • газообразных веществ [191, с.ЗО]. С подобной трактовкой трудно согласиться, т.к. нет с точки зрения значения следов в расследовании преступлений принципиальных различий, с одной стороны, между волокнами и другими частицами, отнесенными к следам в узком смысле, а с другой спичками и иными предметами, отнесенными к следам в широком смысле.
  • В широком смысле, по мнению того же автора, следами преступления

  • является, например, обагренный кровью и брошенный невдалеке от трупа нож, найденные на месте пожара спички, шапка, оставленная на месте происшествия.

Под следами в криминалистическом смысле А.И. Винберг понимал те следы, которые служат вещественными доказательствами, т.е. следы в физическом смысле (указанные выше), приобщенные к делу в качестве вещественных доказательств [191, с.31]. Приведенное положение вызывает возражение. Факт

*> приобщения следов к делу в качестве вещественных доказательств (их автор

именует криминалистическими или физическими) не изменяет физическую природу остальных материальных явлений, в отношении которых установлена неотносимость к событию преступления. Последние на этом основании не лишаются своей физической природы.

Непонятной остается позиция данного автора относительно

•? классификационной принадлежности спермы. В группе следов в физическом

смысле она отнесена к пятнам. После приобщения к делу в качестве вещественных доказательств или отнесения к следам в криминалистическом смысле, сперма переходит в разряд прочих следов [191, с.31].

14

Значительно расширил классификацию следов М.П. Шаламов. Под следообразованиями он подразумевает самую большую группу вещественных доказательств, обнаруженных на месте происшествия. Подразделяя следы на две основные группы, М.П. Шаламов писал, что «к одной из них относятся так называемые следы-отображения… Другая группа следов образуется из различных предметов (пятна крови, мелкие вещественные доказательства: окурки, спички, оставленные преступником и т.д.) и обстоятельств (изменения обстановки на месте происшествия, взломанные хранилища и т.д.)» [275, с. 149].

Развитие представлений, связанных с понятием следов в общекриминалистическом смысле, обусловлено их гносеологической ролью. В соответствии с этим в познавательной сущности следов выделяют два аспекта: информационный и доказательственный. На информационный аспект следов обращает внимание В.Я. Колдин. Он пишет, что «следы преступления в широком смысле, т.е. разнообразные изменения в обстановке в результате преступления, и образуют ту информацию, которая может быть использована для установления объектов, связанных с расследуемым событием. В качестве таких следов могут использоваться отображения в сознании людей, материальные следы человека, отдельных предметов, следы животных, веществ, технологических процессов» [305, с.131].

Позже В.Я. Колдин вводит понятие “вещественные источники криминалистической информации”. Под ними он понимает «любые объекты, отражающие информацию, необходимую для раскрытия и расследования преступления, в форме изменения материальных свойств и признаков источника, в том числе вещественные доказательства; материальные модели следов; образцы, необходимые для сравнительного исследования» [193, с.338].

Таким образом, хотя следы среди вещественных источников криминалистической информации наиболее существенны для раскрытия механизма совершения преступления, они, по определению В.Я. Колдина, являются только их частью.

Для познания механизма следообразования автором исследуются виды и формы воздействовавшей энергии, которая может выражаться в виде физического,

15

химического или биологического воздействия на объект. При этом В.Я. Колдин неоправданно сужает понятие следов биологического происхождения. По его мнению, «следы
биологического происхождения возникают под влиянием

• микроорганизмов, воздействующих на объект и вызывающих гниение, покрытие плесенью, изменение окраски, запахи» [193, с.340]. Однако такая трактовка следов биологического происхождения характеризует только взаимодействие следообразующего вещества и следовоспринимающего объекта и, таким образом, описывает механизм образования следов микробиологического, а не биологического происхождения, которые являются его частью.

• Доказательственный аспект общекриминалистической классификации следов рассмотрен в совместной работе А.А. Эйсмана, Г.М. Миньковского и М.М. Гродзинского. Дифференцировав доказательства на личные и вещественные, авторы указывали, что следы могут быть в самой общей форме определены как разнообразные изменения в сознании людей или вещах, вызванных событием, являющимся предметом доказывания по делу. Эти изменения оци делят на

• группы: изменения в материальной обстановке в ходе материальных процессов и изменения в сознании людей. В первом случае речь идет а) о следах-отображениях (отпечатках обуви на грунте и т.д.); б) о материальных следах-событиях в широком смысле (нарушение обстановки и т.д.); в) об изменении состояния (заболевание в результате побоев и т.д.) и т.п. [284, с.6].

Сходную точку зрения высказывал А.Н. Васильев, считавший, что

• «изменения — своеобразные “отпечатки” события, т.е. следы в широком смысле слова как материальные (применительно к событию преступления: следы ног и рук, орудий взлома, транспорта и др.), так и нематериальные (идеальные восприятия, эмоции и т.д.) позволяют установить событие, его обстоятельства, причины и т.д.» [132, с.З].

Ценность общекриминалистических классификаций состоит в том, что они

• указывают на обстоятельства, в доказывании которых может быть использована информация, извлеченная из материального источника.

Изложенное приводит к выводу о том, что в определении понятия материального следа в общекриминалистическом значении должны

16

присутствовать следующие элементы:

  1. След — это отражение в материальной обстановке события, выраженное в изменениях.
  2. След является носителем информации о произошедших изменениях, вызванных преступлением.
  3. След всегда выступает в овеществленной форме и имеет сигнально- знаковое выражение криминалистически значимой информации.
  4. Общетрасологическое направление классификации следов характеризуется делением следов по видам отображений внешнего строения следообразующих объектов.

Такую классификацию дал Г. Гросс [147, с.615-731]. Он делил следы на три группы: следы человеческих ног, следы крови и следы разного рода (транспортных средств, животных и другие).

И.Н. Якимов значительно расширил представления о классификации следов по объектам следообразования. Он делил все следы, обнаруживаемые на месте преступления, на две группы: следы человека и разные следы. К первой группе он относил следы ног, пальцев рук, зубов, ногтей, кровяные и семенные пятна, экскременты; ко второй группе — следы ног животных, колес, орудий взлома, оружия, горючих веществ и зажигательных приборов, следы подделок и подлогов. При этом под следом И.Н. Якимов понимал «отпечаток на чем-нибудь предмета, позволяющий судить об его форме или об его назначении». Таким образом, И.Н. Якимов придерживался понятия следа в узком его значении. От следа указанный автор отличал пятно, которое «позволяет судить только об оставившем его веществе, так как оно само является частицей этого вещества» [286, с.44]. В связи с этим, остается непонятной позиция данного автора относительно кровяных и семенных пятен, являются ли они, по его мнению, следами? Согласиться с позицией И.Н. Якимова относительно понятия следа нельзя, т.к. следами являются любые материальные изменения внешней среды, связанные с событием преступления [268, с.84].

Б.И. Шевченко к области “трасеологии” считал необходимым относить следы в узком его значении. Под такими следами он понимал «отражения на

17

материальных предметах, возникших в результате явлений, причинно связанных с расследуемым событием». Далее Б.И. Шевченко уточняет, что “трасеология” изучает не все отражения, а только те, «которые способны вызвать отображение на данном материальном объекте внешнего строения другого материального объекта…, которые и являются следами в трасеологическом значении данного криминалистического термина» [275, с. 13]. Такое понимание классификации следов в узком, трасологическом смысле, в частности, закономерно отражает виды и механизм образования следов биологического происхождения.

Классификацию следов по видам следообразующих воздействий, отражающих механизм образования следов, предложил Л.К. Литвиненко. Автор различал следы механического, химического, термического и биологического воздействия, понимая под ним определенный вид энергии, приводящей к образованию характерного вида следов. Эту же точку зрения поддерживает Нгуен Ван Лан [104, с. 14]. Л.К. Литвиненко дополнил классификацию Б.И.Шевченко следами распила, сверления, разрыва и разлома. Автор лишь упоминает биологическое воздействие, указывая на характер изменений на следовоспринимающем объекте, вызванных энергией объектов биологического происхождения [201, с.94-97].

Следующий шаг на пути дифференциации классификационных признаков следов сделал Г.Л. Грановский, который к области трасологии, в частности, относил следы человека (гомеоскопия и механогомическая трасология) и следы животных. Рассматривая следовое контактирование, Г.Л.Грановский указывает, что объекты подвергаются физическому, химическому или биологическому воздействию, в результате чего на предметах возникают определенного рода следы.

По мнению Г.Л. Грановского, следом биологического происхождения является, например, изменение цвета ткани в результате гниения кровяного отпечатка или под воздействием предмета, покрытого плесенью. Биологическое воздействие оказывают микроорганизмы, изменяющие окраску и уничтожающие блеск контактирующих с ними участков поверхности. Такие следы формируются в результате длительного непосредственного контактирования образующего и

18

воспринимающего объектов в процессе хранения или транспортировки. Механизм возникновения следов биологического происхождения, по мнению Г.Л. Грановского,
в сущности носит химический характер, но причины

  • протекающих химических процессов — чисто биологические.

Таким образом, в основу классификации Г.Л. Грановского положено единое основание — отображение признаков воздействующей энергии в следе. Несмотря на то, что предложенная классификация в целом является трасологической (применительна к следам-отображениям), автор выделяет следующие признаки следа, которые являются характерными и
для следов биологического

  • происхождения: а) собственные признаки самого следа; б) признаки образующего объекта; в) признаки, свидетельствующие о том, в каком виде отобразились свойства образующего объекта; г) признаки механизма следообразования [145, с.38-40].

Определенная новизна содержится в общетрасологической классификации следов, предложенной Ф.П. Сова. Эта классификация осуществляется по видам

  • следообразующих объектов. Причем под следами по этой классификации понимаются изменения, возникшие от воздействия определенного рода трех определенных групп объектов: людей, животных и предметов. Среди источников следов выделяют следы рук, ног, зубов, орудий взлома, производственных механизмов (инструментов), транспортных средств (в целом или отдельных деталей транспортного средства: след шины, буфера и др.). В зависимости от
  • возникших изменений различают: следы-отображения, т.е. следы в узком смысле; следы-предметы; следы-вещества [185, с.277]. Именно эта классификация включает большую часть следов биологического происхождения, объединенных в группе следов- веществ.
  • Мы присоединяемся к классификации следов Д.А. Турчина, который различает отделения и выделения организмов, однако относя их к следам- « предметам, связанным с человеческим организмом. К следам отделения относятся:

волосы, отдельные частицы поверхностных слоев кожи, кровь, мягкие ткани тела, мозговое вещество и другие материальные образования организма. Обилие указанных следов, их разнообразие и количественная мера, по мнению указанного

19

автора, зависит от интенсивности и степени разрушения человеческого организма. К следам выделения человеческого организма относятся: слюна, сперма, потожировое вещество, выделения из носа, экскременты [268, с. 171].

Анализ общетрасологических классификаций показывает, что в их основе лежит характер воздействовавшей энергии и, как результат взаимодействия, — отображение на предметах ее проявлений.

Рассматривая структуру и основные положения общекриминалистических и общетрасологических классификаций следов, можно отметить, что их структуру составляет система частных классификаций, отражающих отдельные элементы (или группы элементов) системы следов.

Являясь открытой системой, общая классификация следов предполагает создание новых частных классификаций, в частности, развернутой классификации следов биологического происхождения. Она возникает вследствие интеграции и дифференциации теоретического знания в области биологии, а также криминалистики. Объединенная в систему общей классификации следов, классификация следов биологического происхождения приобретает новое, интегральное значение, которое не адекватно значению простой арифметической суммы содержащихся в них теоретических положений. Приобретенное интегральное значение распространяется на все элементы отражения частной теории, которые и создают все системные свойства, присущие общей теории. Являясь более высокой степенью обобщения и абстракции относительно конкретных знаний, общая классификация приобретает новые свойства, отсутствующие у частной классификации.

1.2. Понятие, механизм образования и классификация следов биологического происхождения

В науке для определения сущности любого явления необходимо выяснить его природу, являющейся главной характерной особенностью данного явления. С точки зрения природы следы биологического происхождения (СБП) являются производными от объектов биологического происхождения,
относящихся к

20

сложным системам, под которыми понимают упорядоченное множество взаимосвязанных элементов, обладающих определенной структурой и организацией [133, с. 124]. Структура отражает упорядоченность внутренних и

  • внешних связей объекта, обеспечивающих его устойчивость, стабильность, качественную определенность. Структурные связи различного рода соединяют многие процессы, происходящие в сложных системах. Любой биологический объект может быть представлен как совокупность органов, тканей, клеток, которые обладают собственной структурой и поэтому могут быть представлены как подсистемы целого организма. Выделенные таким образом подсистемы в свою
  • очередь могут быть разбиты на подсистемы второго и последующих уровней. На определенном этапе членения могут быть выделены элементы, дальнейшая детализация которых будет означать выход за рамки данной системы. Таким уровнем для биологических объектов будет молекулярное строение живых организмов. Для биологических объектов существенно и то, что и сам объект такого типа, и все взаимодействия, и связи между его подсистемами и элементами
  • подчинены специфическим для данного объекта законам, определяющим особенности его существования и изменения. Между подсистемами живого организма могут быть различные отношения, связи и взаимодействия. Сходные, однотипные, устойчивые отношения и взаимодействия составляют структуру биологического объекта. Поскольку внутри биологических объектов можно выделить множество связей и отношений, такие объекты следует рассматривать
  • как многоструктурные и многоуровневые. Отсюда возникает множество научных направлений в изучении биологических систем, в том числе и экспертных.
  • Биологические объекты обладают устойчивой структурой, присущей только живым организмам. Для них характерно появление новых свойств, возникающих в результате взаимодействия элементов в рамках целой биологической системы. Однако главной характерной особенностью природы биологических объектов

  • является то, что им на определенном этапе существования присуще специфическое свойство — они являются живыми системами. Живые системы отличаются от неживых по целому ряду признаков, основными из которых являются: способность к росту и репродукции, поддержание гомеостаза,

21

раздражимость, специфичность химического состава, содержание ДНК, РНК и белков, обеспечивающих индивидуальность молекулярного строения организма, а также других компонентов, которые не встречаются в неживых системах. В т отрыве от биологической системы ее элементы не только теряют ряд свойств, но

вообще не способны к самостоятельному существованию, что и относится к следам биологического происхождения [194, с.57; 153, с.П]. Особенностью объектов биологического происхождения является то, что установление источника их происхождения основано на анализе компонентов, биологическая активность которых
уменьшается под воздействием временного фактора и

  • контакта с внешней средой. Это затрудняет их использование для решения идентификационных и диагностических задач, стоящих перед судебно-медицинской и судебно-биологической экспертизами. Возрастание энтропии в следах биологического происхождения под действием времени может привести к их разрушению, когда будет невозможно получить из них как поисковую, так и доказательственную информацию, необходимую для следствия. Обратить процесс
  • возрастания энтропии вспять невозможно, но реально существует два способа воспроизведения и реализации доказательственной информации на данном уровне энтропии.
  • Следы биологического происхождения являются частью материальных следов. Их выделение из общей массы материальных следов обусловлено тем, что они имеют биологическую составляющую. Поэтому определение понятия

  • материального следа биологического происхождения будет иметь более узкую направленность, соответствующую этим следам и включать в себя следующие элементы.
  1. СБП — это отражение биологической составляющей события, выраженное в изменениях материальной обстановки.
  2. СБП являются носителями информации о биологических объектах,
    • связанных с событием преступления.
  3. СБП всегда выступают в вещественной форме и приобретают характер криминалистически значимой информации в процессе расследования.

  4. Криминалистически значимая информация, содержащаяся в СБП, может

22

проявляться в двух формах: как непосредственно доступная для восприятия, так и “закодированная” во внутренней структуре биологических объектов. Обе формы имеют свое индивидуальное сигнально-знаковое выражение.

? Преступление как элемент является частью объективной действительности, познание которой и составляет главную задачу для всей системы криминалистики. Являясь процессом субъект-объектного взаимодействия, событие преступления есть один из материальных процессов действительности, который находится в связи и взаимообусловленности с другими процессами, событиями и явлениями, отражается в них и само выступает отражением каких-то процессов. В результате

? взаимодействия в объективной действительности возникают определенные изменения, содержащие фактические данные или информацию, исходя из которой можно судить о событии преступления [98, с.21; 165, с. 15; 131,с.2б]. Информация, будучи мерой связи события и вызванных этим событием изменений в среде, не может существовать без материальной основы. В процессе возникновения изменений
информационный сигнал может выступать в ? ? вещественной и других формах. Заключенная в материальном носителе информация может становиться доказательственной после соответствующего процессуального оформления. Вызванные преступлением изменения в среде содержатся не на одном отражающем объекте, а на их комплексе. Однако распределение информации, содержащейся в различных объектах, будет зависеть от взаимосвязи с данным
конкретным отражающим объектом отражаемого ? ? объекта или субъекта преступления. В совокупности объем всей доказательственной информации теоретически соответствует полному отражению преступления. Практически же полного отражения не существует. Объем информации, который реально может быть использован в качестве доказательств, ограничен не только полнотой отражения, но и возможностями выявления и расшифровки возникшей информации. Именно из этого объема информации и ? ? исходят при установлении объективной истины по делу. Изменение среды, будучи отражением события преступления, результатом взаимосвязи объектов, участвующих в акте отражения, является конечной фазой этого процесса. Так выглядит в целом механизм образования следов в широком смысле, под которыми ?

23

понимаются любые изменения в материальной среде, причинно обусловленные событием преступления.

У следов в узком трасологическом смысле, которые являются частью следов в широком смысле, механизм образования выглядит следующим образом. Под механизмом следообразования понимается специфическая конкретная форма протекания процесса, конечная фаза которого представляет собой образование следа-отображения. Элементами этого механизма являются объекты следообразования — следообразующий, следовоспринимающий и следовой контакт как результат взаимодействия между ними вследствие приложения энергии к объектам следообразования. В общей форме
механизм

следообразования выглядит следующим образом: воздействие на объекты следообразования приводит к их взаимодействию, в результате чего возникает следовой контакт. Следовой контакт вызывает формирование следа, обусловленное системой сил, определяющих направления взаимных перемещений объектов следообразования. Следовой контакт является своеобразной кульминацией процесса следообразования. Это момент взаимодействия следообразующего и следовоспринимающего объектов [123, с.61].

Исходя из этого, можно сказать, что механизм образования следов является комплексным понятием совокупности характеристик многих факторов таких, как: виды следов, время и условия образования.

Однако механизм образования следов биологического происхождения из жидких объектов имеет свои особенности. В данном случае использование термина “след-наслоение” не целесообразно, т.к. он применяется к поверхностным следам (следы-вещества биологического происхождения не отражают внешнее строение следообразующего объекта и поэтому не могут быть отнесены к трасологическим поверхностным следам), которые образуются при отделении части поверхности следообразующего объекта (образование СБП происходит не обязательно из поверхностных слоев объекта следообразования) [41, с.48]. Поэтому применительно к СБП мы считаем правильным использование термина “след-наложение”, под которым понимаются «микрочастицы различных веществ, остающихся на орудиях преступления и на других предметах в результате

24

контакта их с телом человека, носимой им одеждой и другими объектами» [199, с.185]. Составными частями такого механизма, в частности, будут следовое вещество [121, с.24] и следовоспринимающий объект. Вместо понятия следообразующего объекта в данном механизме образования следов представляется целесообразней использовать понятие “следоотделяющий объект”. От части последнего, при определенных условиях, происходит отделение вещества, которое образует след-наложение. В связи с этим возможны следующие ситуации.

Первая ситуация характеризуется контактным взаимодействием следоотделяющего и следовоспринимающего объектов. При этом вместе со следом-наложения может образоваться след-отображение [186, с.47], который может быть как в виде отпечатка, в случае статического контакта [276, с.40], так и в виде мазка, когда имеет место динамическое контактирование [141, с.93]. Этот процесс определяется характером взаимодействия и обмена информацией следоотделяющего объекта и следовоспринимающей поверхности. При этом возможны различные варианты контактного взаимодействия, протекающие с образованием следа- наложения, при которых механизм образования следов будет иметь свои особенности. В первом случае в результате контактирования взаимодействующих поверхностей происходит образование следа-наслоения (привнесение вещества на следовоспринимающую поверхность). Во втором случае происходит отслоение биологического материала на воздействующую поверхность (уменьшение количества находящегося биологического материала на следовоспринимающей поверхности за счет его перемещения на следоотделяющий объект или его часть). Эти два случая статического взаимодействия сопровождаются образованием следов, которые передают особенности внешнего строения следоотделяющего объекта на следовоспринимающем. При образовании СБП возможен вариант, когда в случае статического контакта происходит образование только следа- наложения, который не передает характерные особенности следоотделяющего объекта (ввиду большого количества следового материала растекающегося на следовоспринимаемой поверхности). Несмотря на то, что механизм образования

25

следов в общекриминалистическом и в трасологическом смысле имеет много общего, вместе с тем имеются различия заключающиеся в особенностях условий их образования.

Особенности второй ситуации механизма следообразования будут характеризоваться отсутствием непосредственного контакта между следоотделяющим и следовоспринимающим объектами. Перенос вещества в этом случае может осуществляться двумя путями: динамическим и статическим. Динамический путь характеризуется сообщением веществу извне кинетической энергии, благодаря которой и происходит его отрыв от следоотделяющего объекта и образование следа, причем в этом случае вес следового вещества будет меньше силы поверхностного натяжения по периметру отрыва. Особенность статического пути будет заключаться в накоплении веса следового вещества до критического уровня, когда его количественное значение будет соответствовать максимальному действию силы поверхностного натяжения, после увеличения которого происходит отрыв вещества. Формирование следа-наложения также зависит от поверхности следовоспринимающего объекта и особенностей природы вещества образующего след. Поверхность следовоспринимающего объекта может быть гигроскопичной, негигроскопичной и переходной между ними формы. Соответственно на гигроскопичной поверхности следовоспринимающего объекта происходит впитывание жидкой фазы следового вещества, при условии, что это вещество имеет достаточный для впитывания уровень содержания влаги. Если же уровень содержания влаги в веществе будет ниже, то пропитывание соответственно будет меньше или его вообще может не быть. Последующий механизм образования следа зависит от ряда факторов: возможности проникновения вещества во внутрь, растворения, растекания по поверхности и т.д. Образующийся след наложения может быть однослойным, многослойным, и смешанным. Многослойный след наложения образуется путем наложения следового вещества на уже образовавшийся и засохший первичный след на следовоспринимающей поверхности. Образование многослойного следа может происходить как из одного, так и нескольких веществ. При этом возможно их небольшое приграничное смешивание, однако в дальнейшем структуру такого

26

следа можно будет дифференцировать, используя специальные методы. Такие следы, в отличие от других следов наложения, в определенных условиях могут становиться объемными за счет накопления и затвердевания следового вещества в одном месте. Смешанный след будет отличаться от многослойного тем, что в процессе его образования происходит более или менее полное смешивание жидких фаз следовых веществ. Следовое вещество в этом случае может быть образовано двумя или несколькими компонентами. В этом случае возможен и такой вариант, когда вещество, содержащее меньшее количество влаги, может растворяться в определенной степени в более жидком. Характерной особенностью смешанных следов наложения является то, что несмотря на разные способы образования, разделение образующих веществ смешанного следа физическими методами не представляется возможным [36].

Приступая к формированию развернутой частной классификации следов биологического происхождения, необходимо отметить, что используя только одно основание для классификации таких следов, очень трудно охватить все их многообразие и пространственно-временные соотношения. При этом целесообразно принять во внимание следующие обстоятельства:

— временные, пространственные, ситуационные характеристики следов (когда, где, при каких условиях, при каких обстоятельствах образовались); — — особенности следов, механизма их образования, расположения (их характер, вид, количество, строение, состояние, локализация, соотношение с другими видами следов и т.д.); — — период времени, прошедший с момента образования следов до их обнаружения, исследования; степень сохранности; факторы, обусловливающие их посткриминальные изменения; — — обстоятельства, пути, методы выявления следов и включения их в орбиту расследования, соблюдение правовых условий и порядка их обнаружения, фиксации, изъятия, исследования; — — степень полноты, достоверности получаемой при их исследовании информации; не противоречит ли она другим данным, собранным по делу. — Любое из оснований для классификации отражает только одну сторону в

27

многогранной информационной структуре следов биологического происхождения.

Наибольшее теоретическое и практическое значение для классификации

? следов биологического происхождения имеют следующие основания: объекты следообразования; механизм образования следов; обстоятельства возникновения следов биологического происхождения; способ обнаружения; стадия преступления; возможности исследования; объем; свойства; скорость распада следового вещества.

  1. Объекты следообразования, к которым относятся: человек, животное,
  • растение, микроорганизмы, грибы (прил. 1).

Наибольшее значение среди объектов следообразования имеют биологические следы человека, так как они могут указывать (после соответствующей перекодировки) на факт пребывания на месте происшествия определенных лиц. Все остальные объекты следообразования лишь косвенно свидетельствуют о присутствии конкретных людей на месте происшествия.

  • Следы биологического происхождения, оставленные животными, могут иметь внешнее сходство со следами человека. Например, кровь большинства животных, включая и домашних, имеет свойства, сходные с человеческой кровью (красный цвет и сходная консистенция). Однако характер образования и внутренняя структура следов биологического происхождения, оставленных животными, будет отличаться от следов человека. Информационная ценность таких следов, в

«I частности, может определяться наличием или отсутствием определенной связи

между животным, оставившим следы, и человеком, а в целом зависит от обстоятельств конкретного преступления. Это положение будет относиться и к остальным объектам следообразования. Работа со следами растительного происхождения очень часто определяется наличием наркотического содержимого естественного происхождения, присутствующего в данных следах. В связи с

• микроскопическим размером части растений, микроорганизмов, а также многих грибов особенности использования этих объектов определяются работой с субстратом, на котором они присутствуют, а в некоторых случаях, поиском необходимого субстрата.

28

По способу образования СБП различают: А. Выделения

а) Выделения поверхности кожи (потожировое вещество,
сыровидная

  • смазка плода);

б) Выделения молочных желез (грудное молоко);

в) Выделения системы пищеварения, которые подразделяются на выделения ротовой полости (слюна) и желудочно-кишечного тракта (желудочное содержимое, меконий, кал);

г) Выделения дыхательных путей (слизь из глотки и бронхов);

  • д) Выделения мочеполовых органов (моча, сперма, секрет предстательной и других желез не вырабатывающих половые клетки, влагалищный секрет, околоплодная жидкость).

Б. Ранения: кровь, лимфа, раневой секрет. Обстоятельства возникновения следов
биологического происхождения, характеризующие их связь с преступными действиями: а) СБП, занесенные на

  • место происшествия (кровь и др. СБП, происхождение которых не связано с данным происшествием); б) СБП, возникшие в связи с пребыванием преступника и жертвы на месте происшествия в) СБП, унесенные с места происшествия; г) СБП, оставшиеся в результате хранения или транспортировки каких-то объектов (трупа или его частей).

Способ обнаружения, который непосредственно коррелирует с уровнем

  • развития научно-технических знаний и объемом вещества в следе. В связи с этим различают: а) следы, обнаруживаемые визуально (макроследы); б) следы, обнаруживаемые с помощью научно-технических средств - лупы, микроскопа, ультрафиолетовых лучей и т.д. (микро- и слабовидимые следы). Невидимость или слабая видимость следов биологического происхождения может являться следствием их малого, микроскопического или субмикроскопического размера;
  • слабого контраста с фоном, на котором они наблюдаются (если их оптическая неоднородность не достигает или находится на пороге дифференциации зрительного анализатора человека); а также скрытого расположения. Для поиска и выявления невидимых объектов методы выбираются прежде всего с учетом этих

29

факторов.

Стадия преступления, которая органически связана с местом в пространстве и временем совершения преступления. СБП могут возникать на различных стадиях преступления, среди которых выделяют: подготовку преступления, совершение преступления и сокрытие преступления.

Возможности исследования СБП включают в себя несколько параметров, таких, как изучение особенностей их строения, проведения диагностических, классификационных и идентификационных исследований по следам биологического происхождения [294]. Кроме того, возможности исследования определяются объемом СБП, характером отображения на следовоспринимающей поверхности и скоростью распада следового вещества. Исходя из новейших методов исследования и особенностей строения СБП, целесообразно разделять на две группы: а) следы, в которых содержатся в относительно большом количестве нуклеиновые кислоты и по которым возможно исследование объекта биологического происхождения молекулярно-генетическими методами; б) следы, содержащие нуклеиновые кислоты в гораздо меньшем объеме, по которым лишь возможно проведение диагностических исследований.

Большое значение для проведения экспертных исследований имеют количественные характеристики СБП. Количество объема может выражаться: а) в миллилитрах жидкого биологического вещества; б) в определении площади и толщины материи, пропитанной жидкими биологическими веществами и изъятой с места происшествия (в процессе проведения экспертных исследований количество экстрагированных биологических веществ может выражаться в граммах или миллилитрах, которые будут являться приведенными величинами); в) в граммах для сухих веществ.

СБП имеют весьма различное строение (количественный и качественный состав), а также имеют определенную локализацию в пространстве [291, с. 110], в том числе и на определенных предметах, чем и определяется методика работы с ними. Именно локализация СБП в пространстве во многом определяет выбор методов работы с ними.

Скорость распада следового вещества зависит от внешних условий и состава

30

самого вещества. Принято считать, что скорость распада является максимальной при нахождении во внешней среде и минимальной после фиксации СБП. Однако даже самые современные методики работы со СБП не гарантируют полное

  • сохранение объектов биологического происхождения даже после их “консервации”, проведенной в результате фиксации. Поэтому самым надежным способом предотвращения исчезновения информации, содержащейся в СБП, является скорейшее проведение экспертных исследований.

1.3. Место следов биологического происхождения в системе научных знаний и

? компетенция различных экспертиз в исследовании следов биологического

происхождения

Развитие научных представлений о месте следов биологического происхождения в системе научных знаний прошло несколько этапов и имеет свои тенденции. Одни авторы упоминали СБП в одной группе вместе с другими

  • следами общими с ними по физическим свойствам, и выделяли группы следов такие как пятна (И.Н. Якимов [286, с.44], А.И. Винберг [191, с.30], М.П. Шаламов [275, с. 149] и др.), предметы (Д.А. Турчин [268, с.171]), вещества (Б.И. Шевченко [276, с.12], Р.С. Белкин [185, 177], В.Я. Колдин [193, с.340], Ф.П. Сова [185, с.277], Г.И. Грамович [190, с.46] и т.д.). Другие авторы относили СБП к любым материально-фиксированным изменениям среды

  • (И.Ф. Крылов [198, с.5], В.С.Сорокин, И.В.Макаров, А.Ю. Пересункин,

Г.А. Самсонов, и др.). Третьи вообще в своих общих классификациях следов не упоминали СБП (И.И. Пророков [197], Ю.П. Голдованский [189]). Четвертые (А.И. Винберг, Н.Т. Малаховская) поставили вопрос об отнесении СБП в разряд самостоятельного научного направления — судебной биологии, которая должна охватывать всю совокупность следов биологического происхождения. Однако

такой подход к изучению СБП является весьма спорным. Сторонники этой идеи

определяют судебную биологию «как науку, которая, основываясь на данных классической биологии, изучает закономерности образования и существования объектов биологического происхождения, попавших в сферу уголовного или

31

гражданского судопроизводства, а также разрабатывает научные основы и методики экспертного исследования объектов биологического происхождения, с целью решения судебно- биологических экспертных задач» [139, с. 149].

  • Противоположная точка зрения (В.Я. Колдин) сводится к следующему. «Судебная биология не имеет и не может иметь своей, отличной от криминалистики, теории и методологии, ибо она возникла и развивается не как отрасль биологии, а как элемент комплексного криминалистического знания, приспособленного для решения задач раскрытия и расследования преступлений на основе изучения механизмов преступления, методики идентификации,

? обобщения следственной и экспертной практики» [173, с.13].

Мы присоединяемся по этому вопросу к мнению Р.С. Белкина, который считает, что создание судебной биологии возможно будет лишь в том случае, если ее положения смогут быть использованы в судопроизводстве прямо, непосредственно помимо криминалистики, как, например, положения судебной медицины, судебной психиатрии и т.д. [122, с.250].
Такими свойствами в

? настоящее время обладает лишь небольшой раздел биологии — молекулярно- генетическая идентификация биологических объектов.

Для определения места следов биологического происхождения в системе криминалистики необходимо установить существующие между элементами системы, отвечающей требованиям целостности, объективные связи [166, с.489]. Под целостностью понимают взаимовлияние частей в сложных комплексах,

  • приводящее к повышению уровня организации системы (в данном случае системы науки) и ее несводимости к простой сумме частей [133, с.118]. Это означает, что из всего многообразия вариантов нахождения элементов, образующих сложную систему, существует определенное положение их распределения и взаимосвязи, при котором данная система будет иметь более высокий уровень организации и функционирования, чем исходные элементы. В науке такое положение будет

выражаться в иерархичности строения различных областей знания и вытекающих

из них определенных понятий, взаимодействующих между собой и вместе с тем имеющих некоторую самостоятельность. Упорядоченные определенным образом элементы научного знания образуют научные отрасли, которые сливаются в

32

науку. Таким образом, только при весьма определенных положениях элементов научного знания происходит его нормальное функционирование и дальнейшее развитие. Это означает, что для каждого звена в научной иерархии существует свое место. Поэтому следы биологического происхождения, являясь частью материальных следов в широком смысле, не должны рассматриваться изолированно.

Для реализации этого приема необходимо четко определить место соответствующих объектов, в частности, следов биологического происхождения в системе криминалистической техники. Рассмотрим связи, которые образуют следы биологического происхождения.

Под связью понимают «специфическое отношение, при котором наличие (отсутствие) или изменение одних объектов есть условие наличия (отсутствия) или изменения других объектов» [346, с.570]. Среди множества связей большую роль играют закономерные (необходимые) связи. Они являются элементом отношений, отражаемых всеобщими законами и категориями материалистической диалектики, а также естественнонаучными законами. Из них наибольшее значение для определения места следов биологического происхождения в системе криминалистической техники имеет связь соответствия (корреляционная связь). Под соответствием представляется правильным понимать «согласованность, равенство, подобие предметов или явлений в каком-либо отношении» [29, с.51]. В этом смысле соответствие представляет собой связь составных частей или элементов определенной системы, отражающей предмет доказывания [144, с.40]. Связь соответствия может носить производный характер, ее наличие свидетельствует о других более глубоких и конкретных связей, которые изучаются конкретными прикладными науками (биологией, медициной и т.д.). В данном случае необходимо установить такую связь между следами биологического происхождения и той группой в разделе криминалистической техники, при отнесении к которой этих следов будет сохранен принцип органической целостности системы науки.

Как известно, генетические связи характеризуют происхождение доказательств от события преступления. Общим свойством, определяющим

33

доказательственную ценность всех форм генетической связи, является то, что они указывают на происхождение одного объекта или явления от другого [334, с. 17; 336, с. 100]. Известно, что объектом криминалистического исследования являются не все следы, а только те из них, которые возникли в результате преступления и в силу этого отражают механизм и другие обстоятельства совершения преступления. Следы биологического происхождения вместе с другими следами, адекватно отражающие систему механизма преступления, являются его следствием. После обнаружения, фиксации, изъятия и соответствующих экспертных исследований, информация заключенная в СБП, становится доказательственной по делу.

На основании изложенного, следы биологического происхождения относятся к той группе материальных явлений, к которой принадлежат следы- вещества и следы-предметы, т.е. к группе материальных следов. СБП имеют материальную форму проявления в среде и обладают определенной устойчивостью. Устойчивость следов биологического происхождения заключается в сохранении при определенных внешних условиях структуры, а в некоторых случаях, и формы биологического вещества, по которой возможно проведение экспертных исследований. Большей частью это относится к следам с неустойчивой морфологией, в которых наиболее быстро протекают процессы распада под действием факторов внешней среды. Следы биологического происхождения твердой консистенции и, соответственно, имеющие устойчивую морфологию, как правило, дольше сохраняют идентификационные и диагностические признаки, чем жидкие объекты биологического происхождения. Следы биологического происхождения относятся к группе следов в широком общетрасологическом смысле, обычно именуемыми иными следами. Не относясь по своей природе к следам-отображениям, которые обладают устойчивой отраженной морфологией, следы биологического происхождения могут быть как жидкими1 (кровь, моча, сперма и др.), соответственно, с отсутствием неизменного внешнего строения, так и
иной консистенции. Признаки первой группы

1 Жидкость - это вещество, обладающее свойством течь и принимать форму сосуда, в котором оно находится [340, с. 166].

34

соответствуют понятию — “следы-вещества”. Твердые объекты1 биологического происхождения (волосы, кости и др.) по своим признакам соответствуют “следам- предметам”. В следах биологического происхождения имеется определенная внутренняя органическая структура. Однако в отличие от других следов органического происхождения, они являются производными от живых систем, называемых биологическими.

При рассмотрении процесса расследования преступлений как единого целого, необходимо отметить, что сложившаяся система работы со следами биологического происхождения представляет собой целостный механизм, который, несомненно, нуждается в дополнениях и доработках. Мы считаем, что его полное преобразование под начало другого научного направления не может принести такой положительный результат, который в состоянии оправдать затраты на такую трансформацию. Поэтому сохраняя “генетические связи”, вытекающие из сложившегося в настоящее время процесса расследования преступлений, необходимо провести не реорганизацию этого процесса, а его структурирование и детализацию, что приведет к стиранию существующих пробелов в использовании СБП при расследовании преступлений.

Несмотря на разнообразные экспертные исследования, проводящиеся в ряде научных направлений, которым подвергаются биологические объекты, все они относятся, в зависимости от своей консистенции, к следам- веществам или следам-предметам, составляющим в том числе и объект исследования трасологии, являющейся одной из нескольких научных дисциплин, изучающей следы биологического происхождения для расследования преступлений, в частности, для установления механизма их образования. Трасология ввиду криминалистической направленности своего предмета изучения не в состоянии получить всю необходимую информацию, касающуюся исследования биологических объектов. Эти задачи решают соответствующие прикладные науки.

Учитывая, что СБП исследуются различными видами экспертиз, мы считаем необходимым обратиться к вопросу о разграничении экспертиз этих объектов.

1 Твердые объекты - это объекты сохраняющие свою форму и размер в отличии от жидких и газообразных [340, с.731].

35

Познание картины совершенного преступления связано с исследованием разнообразных фактов. Важным инструментом в системе используемых средств доказывания являются экспертные методы постижения истины.

  • Характер исследуемых обстоятельств обусловливает привлечение специальных знаний из различных областей. Нередко объектом исследования разных специальностей является один и тот же материальный объект. Это обстоятельство является объективным фактором, обусловливающим необходимость дифференциации предметов разных экспертиз. Вычленение предмета исследования имеет логическим последствием существование различия

  • в средствах приемах и методах исследования, используемых в различных видах экспертиз. Поэтому основное содержание науки о судебной экспертизе составляют «закономерности и методология формирования и развития научных основ судебных экспертиз, осуществляемых посредством привнесения данных из базовых наук и их трансформации для решения задач судебных экспертиз» [344; с. 18-19].

  • Предмет экспертизы взаимосвязан и взаимообусловлен иерархией экспертиз. Наука об экспертизе призвана обеспечить обоснованную структуризацию различных экспертиз, одним из критериев которой является предмет экспертизы.

В связи с этим существенное значение для теории и практики имеет проблема классификации судебных экспертиз на роды, виды и подвиды. Оно ш состоит в том, что решение этого вопроса предопределяет компетенцию

экспертизы [345, с.37] и эксперта [344, с.13; 307, с.127-132].

Систематизация большинства экспертиз не вызывает особых трудностей. Они неизбежно возникают тогда, когда соприкасаются отдельные пограничные параметры, вызывающие необходимость отражения смежных видов экспертиз.

В практическом аспекте четкое определение сущности каждого класса,

  • рода, вида, подвида экспертизы позволяет правильно уяснить характер исследования и сформулировать конкретные вопросы. Это исключает смешение различных уровней экспертиз, отражается на оперативности осуществления экспертных исследований и в конечном итоге — на сроках расследования. Только

36

этим объясняется то обстоятельство, что на практике решение ряда вопросов, связанных с убийствами, тяжкими телесными повреждениями и другими преступлениями против личности, перекладывается на медиков, биологов, хотя они по существу являются чисто криминалистическими. К ним можно отнести вопросы связанные с обнаружением СБП, с установлением факта контактного взаимодействия объектов и др. Поэтому необходимо четкое разграничение предмета и объекта криминалистических и иных видов экспертиз: в первую очередь судебно-медицинской и биологической [331, с.36].

Теоретический аспект проблемы заключается в том, что важнейшей ее задачей является выработка критериев разграничения смежных видов, подвидов экспертиз. Дифференциация экспертиз позволяет выявлять нерешенные вопросы и давать рекомендации, направленные на совершенствование материально- технического и методического обеспечения соответствующих родов, видов и подвидов экспертиз.

В УПК проводится деление экспертиз на основе регламентации процедуры их производства. Закон определяет не только различные основания, но и порядок проведения первичной, повторной, дополнительной, единоличной и комиссионной экспертиз (ст. 78, 80, 81, 194, 412, 413 УПК). Однако это деление не отражает природу тех знаний, на основе которых проводится экспертиза.

До недавнего времени в криминалистике при отграничении криминалистической экспертизы от других видов судебных экспертиз основывались на положении, высказанном А.И. Винбергом: «для отграничения сферы криминалистической экспертизы от судебно-медицинской, судебно-химической и других видов судебной экспертизы могут быть предложены два критерия — основной и производный. Основной критерий относится к главной задаче экспертизы: индивидуальная идентификация — это сфера криминалистической экспертизы, и родовая идентификация — сфера судебной физики, химии и т.д. Производный критерий относится к вспомогательным задачам экспертизы (к неидентификационным): степень близости к основной науке — криминалистике — в одних случаях, и к физике, химии, биологии и т.п. — в других» [289, с.81-82].

37

Эта точка зрения нашла поддержку у Л.Е. Ароцкера, который полагал, что «предметом криминалистической экспертизы нужно считать установление: а) тождества людей, вещей животных; б) групповой принадлежности объектов;

  • в) наличия или отсутствия определенных фактов (констатация фактов); г) определенных фактов» [195, с.52].

Однако в современных условиях такие основания отграничения криминалистических экспертиз от иных недостаточны. Это обусловлено двумя основными причинами: 1) углубленным и всесторонним развитием теории криминалистической идентификации;
2) тенденцией, выражающейся в

  • использовании положений криминалистической идентификации другими науками, связанными борьбой с преступностью. Сфера индивидуальной идентификации перестала быть прерогативой криминалистики и широко внедряется в другие виды экспертиз. Групповая идентификация (установление групповой принадлежности объектов) производится в судебно-медицинской и судебно-биологической экспертизах.

  • Кроме того, А.И. Винберг предлагает классифицировать экспертизы по главным задачам на идентификационные, диагностические и ситуационные [288]. Однако такое подразделение не учитывает сущностные признаки экспертизы.

Е.Р. Российская, кроме классификаций экспертиз предложенных в УПК, развивает положение, согласно которому, деление экспертиз осуществляется по характеру отрасли специальных познаний. Так, судебные экспертизы делятся на

  • ряд классов, в том числе медицинские и биологические [53, с.11].

В настоящее время очевидно, что отличие одного вида экспертизы от другого может быть произведено по ряду критериев, которые в совокупности образуют самостоятельный вид экспертиз. Ими, по мнению Р.С. Белкина, являются объекты, предмет, методики экспертного исследования, характер специальных познаний [123, с.324].

  • С философской точки зрения «объектом называется то, на что направлена практическая или познавательная деятельность субъекта» [135, с.9]. Являясь гносеологическим понятием, “объект” может принимать различные формы семиотических значений. “Объект” как научное понятие криминалистики,

38

применительно к понятию “следы” характеризует закономерности их образования при определенных обстоятельствах. А если рассматривать тоже понятие в фокусе экспертных исследований, то он выступит как источник информации (объект

  • изучения) [273, с.92 ]. В результате взаимодействия “объекта изучения” и субъекта научного познания получается новое знание, которое в дальнейшем может стать предметом изучения субъектов второго порядка (следователем) и третьего порядка (судом).

Объект экспертизы является сложноподчиненным понятием от предмета экспертного исследования, т.к. предмет, с одной стороны, обусловлен объектом

  • исследования, а с другой, — определяет объекты экспертного исследования. Однако в ряде случаев одни и те же объекты могут использоваться для решения разных задач различными экспертизами, которые естественно различаются своими предметами. Предмет же определяет объекты, которые можно исследовать в рамках данной экспертизы. Кроме того, используя объекты в качестве критерия классификации экспертиз, игнорируется то обстоятельство, что одни и те же

% объекты попадают одновременно в разряд криминалистических,
судебно-

медицинских и биологических экспертиз. Это относится к таким объектам, как волосы, ногти, кровь и др.

Существенной особенностью объектов судебно-медицинской и биологической экспертиз является их изменяемость во времени, сопровождаемая повышением энтропийных
процессов (применительно к вещественным

  • доказательствам, но не живым объектам). В объектах вышеназванных экспертиз могут быть совмещены отражаемый и отражающий компоненты, а также механизм проявления одного в другом (труп для установления причины смерти).

Таким образом, в данном случае находит наглядное проявление положение о том, что между предметом и объектом возможна связь не только прямая и непосредственная, но и опосредованная. Исходя из этого, под объектами % экспертизы следует понимать источники криминалистической
информации

двоякого рода: одни из них непосредственно связаны с материальной обстановкой места происшествия, а вторые, получаемые различными способами, служат вспомогательными средствами для решения задач исследования.

39

Учитывая важность объекта исследования, существенный интерес представляет его признаки и свойства. Основные характеристики объекта определены В.Ф. Орловой, которая к ним отнесла:

  • «материальную природу объекта судебно-экспертного исследования; информационную роль объекта судебной экспертизы в установлении

определенных фактических данных;

связь устанавливаемых фактов с расследуемым или рассматриваемым событием» [218, с.85].

Из этих параметров, несомненно, требует рассмотрения понятие связи,

  • характеризующее особенности компетенций соответствующих видов экспертиз и являющееся общим звеном в их разграничении.

Под связью понимают «специфическое отношение, при котором наличие (отсутствие) или изменение одних объектов есть условие наличия (отсутствия) или изменения других объектов» [346, с.570]. Среди множества связей большую роль играют закономерные
(необходимые) связи. Они являются элементом

  • отношений, отражаемых всеобщими законами и категориями материалистической диалектики, а также естественнонаучными законами. Из них наибольшее значение для определения места биологических объектов в системе судебной экспертизы имеет связь соответствия (корреляционная связь). Под соответствием представляется правильным понимать «согласованность, равенство, подобие предметов или явлений в каком-либо отношении» [271, с.51]. В этом смысле

v соответствие представляет собой связь составных частей или
элементов

определенной системы, отражающей предмет доказывания, какой является обстановка места происшествия. Связь соответствия может носить производный характер, ее наличие свидетельствует о других более глубоких и конкретных связей, которые изучаются конкретными прикладными науками (биологией, медициной и т.д.).

  • Как известно, генетические связи характеризуют происхождение следов от события преступления. Общим свойством, определяющим доказательственную ценность всех форм генетической связи, является то, что они указывают на происхождение одного объекта или явления от другого через сходные свойства.

40

Данный вид связи характеризует множество разноуровневых объектов, какими могут быть обстановка места происшествия и объекты биологического происхождения, находящиеся в ней. Как известно, объектом криминалистического

  • исследования являются не все объекты, а только те из них, которые возникли в результате преступления и в силу этого отражают обстоятельства совершения преступления. Объекты биологического происхождения вместе с другими следами, адекватно отражающие систему механизма преступления, являются его следствием. После обнаружения, фиксации, изъятия и соответствующих экспертных исследований, информация заключенная в объектах биологического

? происхождения, становится доказательственной по делу.

На основании особенностей этих видов связи возможно разграничение компетенций криминалистической (КЭМВИ) и иных видов экспертиз: в первую очередь судебно-медицинской и биологической. Изучение объектов биологического происхождения на основе корреляционной связи, с дополнением генетической (биологическое основание) несомненно входит в компетенцию % КЭМВИ, а генетической, с дополнением корреляционной (основные корреляции

материнских наук) в судебно-медицинскую и биологическую экспертизу. В любом случае для разграничения компетенций экспертиз нельзя односторонне подходить к решению вопроса о выборе необходимых связей, в рассмотрении которых намечается решение вопросов, поставленных следствием. Поэтому необходимо принять во внимание все виды связей, несомненно, с выделением главных и

  • определяющих.

Рассмотрим классификацию объектов биологического происхождения в зависимости от характера решаемых вопросов. В данном случае речь идет об объектах, которые могут направляться для исследований как на криминалистическую, так и на иные виды экспертиз, включая судебно-медицинскую (биологическую), а также другие виды биологических экспертиз

? вещественных доказательств. В связи с этим В.Ф. Орлова делит объекты на конечные и промежуточные или основные и вспомогательные. По ее определению, конечным (основным) объектом «оказывается тот, который служит базой для разрешения вопроса, поставленного перед экспертом и содержащегося в

РУС.’, я ?’”-‘* ^Н

постановлении следователя или определении суда о назначении экспертизы» [218, с.95]. Заметим, что в данном случае конечный объект будет соответственно являться и исходным, т.к. именно на нем и основывается исследование, проводимое экспертом.

Так, например, по делу 723041 (Архив Ростовского Областного суда) об убийстве гражданина Т., путем осмотра места происшествия был обнаружен молоток, который был изъят. На молотке имелись следы бурого цвета похожие на кровь. Следствию было необходимо установить, источник происхождения этих следов, в связи с чем он был направлен на судебно- медицинскую экспертизу вещественных доказательств (СМЭ). СМЭ было установлено, что “не исключается возможность происхождения этой крови от потерпевшего Т. Присутствие примеси крови гражданина Е. (подозреваемый) исключить не предоставляется возможным.” В этом случае следы крови будут основными объектами, т.к. на них основывается решение вопроса поставленного экспертом.

Промежуточными (вспомогательными) объектами по мнению того же автора, будут объекты, которые могут исследоваться «как части, стороны сложных системных объектов, являющихся основными» [218, с.95]. Промежуточным объектом может быть например, осколок зуба, вылетевшая пломба [246, с. 100], кусочек эпидермиса и т.д.

Основываясь на этих положениях, определим, когда одни и те же объекты будут исследоваться в рамках КЭМВИ, а когда в иных видах экспертиз. По нашему мнению, большое значение для выяснения обстоятельств преступлений имеют промежуточные биологические объекты, которые являются не только частями различных организмов, но и частями такого системного объекта, каким является вещная обстановка места происшествия. Основываясь на положениях высказанных В.Ф. Орловой, мы считаем целесообразным ввести в научный оборот новый термин “промежуточные объекты”, характеризующий те объекты, которые направляются на экспертизу КЭМВИ. Положение о делении на конечные и промежуточные объекты нельзя абсолютизировать, так как оно носит объективный характер и обуславливается механизмом образования следов и другими факторами.

42

Кроме этого, к экспертизе КЭМВИ будут относиться и те биологические объекты, которые определены следующими факторами:

  1. Кругом решаемых вопросов в рамках КИМВИ (обнаружение, идентификация, установление факта контактного взаимодействия в комплексе с другими обстоятельствами).
  2. Специальной криминалистической базой данных (а не биологической, судебно- медицинской или трасологической), необходимой для проведения рассматриваемого исследования, которая создается по единой схеме (систематизация рецептурно-технологических данных, связанных с производством веществ и изделий; выявление комплекса эксплуатационных особенностей и т.д.).
  3. Для реализации исследования в полном объеме необходима одна и та же совокупность исходных фактических данных по делу (общая только в рамках КЭМВИ), раскрывающих происхождение объекта, его назначение, природу, особенности эксплуатации в связи с обстоятельствами расследуемого дела.
  4. Важным положением для экспертизы КЭМВИ является то, что факторы различия исследуемых веществ, материалов и изделий по назначению, изготовлению или составу, исходя из вышеупомянутых факторов, не являются принципиальными для решения вопросов криминалистического исследования вещественных доказательств [210, с. 13].

С точки зрения B.C. Митричева, определяющим положением для экспертизы КИМВИ является то, что различия исследуемых веществ, материалов и изделий по назначению, изготовлению или составу, исходя из вышеупомянутых факторов, не являются принципиальными для решения вопросов криминалистического исследования вещественных доказательств [210, с. 12].

Мы считаем, что существующий порядок изучения вышеперечисленных объектов также и другими отраслями знания, определяющийся исключительно узконаправленным кругом вопросов, поставленных перед экспертизой соответствующей отрасли, позволяет обозначить ее как комплексную.

Все эти факторы четко отграничивают круг рассматриваемых объектов, включая
и часть биологических, рамками экспертизы КЭМВИ. Нам

43

представляется что именно таким и должно быть разграничение криминалистических и иных видов экспертиз по объектам экспертного исследования.

  • Принадлежность и исследование вышеперечисленных объектов в других отраслях знания определяется узконаправленным кругом вопросов соответствующих отраслей знания, поставленных перед экспертизой.

Непосредственно с понятием “объект экспертизы” связывается “предмет экспертизы”. Термин “предмет экспертизы” является понятием со сложной структурой, которая имеет
теоретическую и практическую стороны своего

  • приложения. В теоретическом аспекте введение этого термина подразумевает разграничение предмета экспертизы от объекта, задач судебной экспертизы и компетенции эксперта. В практическом плане — для правильного выбора основания назначения и проведения экспертизы данного вида, а также пределов компетенции эксперта определенной специальности. Основываясь на общей методологии научного знания и теории познания, предмет научного познания
  • (предмет познания) представляет собой «зафиксированные в опыте и включенные в процесс практической деятельности человека стороны, свойства и отношения объектов, исследуемые с определенной целью в данных условиях и обстоятельствах» [349, с.359].
  • Двусмысленной представляется точка зрения с А.Р. Шляхова, который под предметом экспертизы в одном случае понимает «ее существенный признак, #? которым определяются природа и источники познаний эксперта
    любой

специальности» [282, с.8], а в другом определяет его как «фактические данные, которые возможно получить с помощью исследований экспертов» [282, с.8]. В первом определении допущена логическая ошибка. 1) Посылка — “существенный признак” — в этом определении относится к экспертизе, а не к объектам.

2) Понятие “существенный признак” не может охватить все стороны, свойства и

  • отношения объектов, т.к. любая часть даже большая всегда меньше целого.

3) Понятие “существенный признак” не тождественно понятию “полной характеристики объекта”, т.к. подразумевает только один, наиболее существенный параметр, характеризующий данный объект.

44

Затрагивая такой важный вопрос, как определение предмета экспертизы, по нашему мнению, необходимо различать типовой предмет и предмет конкретный. Первый объективно обусловлен объектом исследования, а второй — обстоятельствами дела и индивидуализирующий объект исследования. В первом определении А.Р. Шляхова явно идет речь о понятии, близком к “конкретному предмету экспертизы”, который однако не может быть распространен на экспертизу в целом.

Второе определение представляется более точным, если принять во внимание, что “фактические данные” не есть результат деятельности эксперта, а представляют собой “исходные данные экспертизы” [344, с. 12].

Односторонней представляется позиция В.Е. Корноухова и И.А. Журавлевой, которые трактуют понятие предмета судебной экспертизы с точки зрения практической деятельности. В данном случае теряется из вида теоретический аспект данной проблемы, определяющий предпосылки экспертной деятельности. Авторы, сосредотачиваясь на практическом аспекте производства экспертизы, неминуемо возвращаются к ее теоретическому звену, указывая что «содержание предмета экспертизы служит необходимым звеном, связывающим процессуальные основы производства судебной экспертизы с предметной частью знаний и методной» [182, с.32]. Такое определение предмета экспертизы является весьма расплывчатым.

Под предметом экспертизы следует понимать возможность решения вопросов, объективно обусловленных объектом исследования, с целью извлечения доказательственной информации, посредством применения специальных познаний.

Понятие предмета судебной экспертизы является общим понятием по отношению к предмету криминалистической и других видов экспертиз. Поэтому под предметом криминалистической экспертизы следует понимать возможность решения вопросов, объективно обусловленных промежуточными криминалистическими объектами, с целью извлечения доказательственной информации, посредством криминалистически обусловленных специальных познаний.

45

У различных видов экспертиз предмет будет отличаться. Так, предмет судебно- биологических экспертиз вещественных доказательств отличается от предмета судебно-медицинской и криминалистической экспертиз, хотя у них может быть сходство в некоторых объектах и определенных методах экспертного исследования. Можно согласиться с мнением Ю.Г. Корухова, который считает, что «предметом судебно-медицинской экспертизы служат фактические данные, обусловленные задачами правовой практики, установление которых требует применения знаний медицины, биологии и ряда естественно- технических наук» [218, с.71], где под фактическими данными или фактами понимается как истина, событие, результат, так и знание, достоверность которого доказана [347, с.122].

Согласно А.Р. Шляхову, Э.П. Козинеру, Е.И. Гольтраф предмет судебно- биологической экспертизы включает в себя «устанавливаемые экспертом- биологом на основе познаний в различных отраслях биологии (ботаника, зоология и т.д.) факты идентификационного, классификационного и диагностического характера, выявляемые на основе биологических закономерностей и относящиеся к предмету доказывания по уголовным делам» [331, с.31]. Авторы не включают в предмет судебно-биологической экспертизы вещественных доказательств выяснение механизма образования (в том числе и обстоятельств, способствующих этому образованию) биологических следов, которое однако осуществляется в рамках проводимой экспертизы. Мы считаем, что решение этих задач является прерогативой трасологии.

Несомненно, существенную роль в разграничении криминалистических и иных видов экспертиз играет характер специальных познаний, играющих доминирующую роль при решении задач данного вида экспертизы. Это объясняется сущностью вопросов, решаемых экспертом данного вида экспертизы. Так, например, специфика КЭМВИ в значительной мере отражена в следующих вопросах:

«каково наименование, происхождение и назначение представленного эксперту материалов, веществ или изделий определенного рода;

не имеется ли на объекте-носителе макрочастиц материалов, веществ или

46

изделий определенного рода;

не являются ли обнаруженные следователем материалы (вещества, изделия, микрочастицы или микроследы веществ) объектами определенного рода;

не имеют ли соответствующие материалы, вещества или изделия общей родовой или групповой принадлежности, если да, то какой именно;

пригодны ли представленные на исследования объекты (материалы, вещества, изделия, микрочастицы или микроследы веществ) для идентификации искомого по делу элемента вещной обстановки; если да, то не являются ли они частями искомого целого или не происходят ли из одного источника;

каков механизм образования микрочастиц или микроследов веществ;

не находились ли конкретные предметы в контактном взаимодействии» [210, с.22].

Следуя вышеприведенному правилу, нельзя считать правильным разграничение экспертиз на основании методов экспертного исследования, т.к. невозможно “извлечь”, например, некоторые биологические методы исследования из КЭМВИ (после этой процедуры методика проведения данной экспертизы оказывается неэффективной). Таким образом, уяснив предмет и объект экспертизы, можно формировать метод исследования, а в итоге понять сущность судебной экспертизы. Содержание методов исследования должно рассматриваться как существенный признак каждого рода, вида, разновидности судебной экспертизы [282, с. 10].

47

Глава 2. Общие положения выявления, фиксации и изъятия следов биологического происхождения

2.1. Особенности субъектного распознавания информации, содержащейся в следах биологического происхождения

Деятельность следствия по использованию СБП для расследования преступлений осуществляется по традиционной схеме, включающей их собирание и оценку [337, с.214]. Для познания закономерностей собирания и дальнейшего исследования следов представляется целесообразным рассмотрение вопросов, связанных с понятием информации [120, с. 173], так как следователь, специалист и эксперт, осуществляя поиск интересующих их фактических данных, в своей работе имеют общую поисково-познавательную основу, что не исключает различия, обусловленные их деятельностью.

Живой организм представляет собой систему, организация которой основывается как на динамических, так и на информационных принципах взаимодействия элементов системы друг с другом и самой системы со средой. Динамические принципы взаимодействия элементов друг с другом и системы, в целом со средой выражают общность данной органической системы со всеми другими системами действительности. Эта общность проявляется через энергоинформационный обмен. Для рассмотрения данного явления необходимо раскрыть понятие “информация”. Под информацией в широком смысле понимается «совокупность различных сведений, которые циркулируют в природе и обществе, в том числе, в созданных человеком технических системах, а, с другой стороны, как мера неоднородности в распределении энергии (или вещества) в пространстве и во времени» [293, с.406-412]. Из этого определения видно, что информация существует постольку, поскольку существуют материальные (вещество, поле и т.д.) и идеальные (наука, язык и т.д.) системы, которые характеризуются различными типами неоднородностей. Материальные системы являются носителями информации, а при помощи идеальных возможно ее распознание и использование, в том числе и для расследования преступлений. Информация не может существовать вне материальных носителей, какими могут

48

быть объекты окружающей среды. Количественный и качественный состав объектов, внутренние процессы, происходящие в них, и внешние детерминированные отношения определяют содержание информации, заключенной в этих объектах.

В отличии от живых объектов, которые обладают способностью накапливать и использовать информацию находящуюся в среде, следы биологического происхождения характеризуются низшими формами отражения на уровне сохранения информации в своей внешней и внутренней структуре. Возникновения и накопления новой информации биологического характера, присущей только живым существам, в следах биологического происхождения не происходит. Это свойство присуще только живым объектам, обладающими свойством целостности [341, с.758], а не их частям, какими являются следы биологического происхождения.

Информация может быть выявлена и использована только в том случае, если известен язык ее кодировки [341, с.242]. Для этого необходимы базисные знания, которые в криминалистике именуются специальными познаниями. В связи с тем, что понятие специальных познаний в криминалистике в настоящее время еще не устоялось, существуют различные толкования этого термина. Так, некоторые авторы термином “специальные познания” обозначают сферу профессиональных знаний, которыми оперирует эксперт и которые не относятся к общеизвестным, аккумулированным в повседневном житейском опыте человека, а также не являются правовыми [264, с. 129; 216, с.6; 148, с.16; 283, с.89; 175, с.6]. Соглашаясь с этим утверждением по сути, отметим, что понимание содержания понятия “специальные познания” применительно не только к экспертизе [242, с.ПО; 116, с.64; 143, с.13; 250, с.5], так как эти познания требуются не только для установления и оценки определенных фактов, но и для обнаружения, изъятия и фиксации вещественных доказательств на месте происшествия [229, с.7; 114, с.5]. В качестве специальных познаний могут выступать «любые познания, если на их основе в уголовно-процессуальной форме могут быть по делу получены доказательства» [109, с.29].

Общие требования, которым в силу общности процессов обнаружения,

49

фиксации и изъятия СБП должны удовлетворять приемы и средства собирания, относятся к содержанию, условиям применения, правилам обращения, обеспечению достоверности получаемых результатов. К числу таких общих

  • требований относится и единство правовых оснований применения приемов и средств обнаружения доказательств, т.е. наличие системы установленных законом и подзаконными актами принципов и правил, определяющих допустимость, характер и содержание, цели и порядок применения доказательств следователем.

Так как извлечение информации, необходимой в целях расследования преступлений, возможно только на основе специальных познаний, необходимо

  • четко уяснить их функциональную направленность и внутреннее содержание применительно к использованию следов биологического происхождения для расследования преступлений. Придерживаясь классификации специальных познаний по функциональной направленности и содержанию, предложенной Е.И. Зуевым [109, с.46], необходимо отметить, что применительно к следам биологического происхождения она будет иметь более узкую направленность. Так
  • по функциональной направленности среди других видов познаний Е.И. Зуев выделил справочные познания (о правилах получения образцов для сравнительного исследования и хранения быстроразрушающихся вещественных доказательств). В развитие уголовно-процессуальных положений, устанавливающих порядок собирания, хранения следов биологического происхождения (ст. 83, 84,
    186, 179 УПК и т.д.), различными ведомствами
  • » приняты нормативные акты, конкретизирующие особенности работы с этими

следами, в том числе и в ходе осмотра (Приказ МВД РФ № 261 от 1.06.93г. [8], Приказ МВД РФ № 300 от 30.10.89г. [9], Приказ МВД РФ № 334 от 20.06.96г. [10], Приказ министерства здравоохранения РФ №407 от 10.12.96г. [12], Приказ Министерства здравоохранения РФ № 131 от 22.04.98г. и т.д.).

Таким образом, данный пункт классификации специальных познаний по

  • функциональной направленности имеет структуру, уровень сложности которой зависит от вида объекта.

Кроме таких познаний, для собирания соответствующей информации, как правило, необходима специальная техника. Она позволяет увеличить глубину

50

использования информации, которая является недоступной непосредственному восприятию органами чувств. Дополненные техникой специальные познания, предназначенные для решения конкретной задачи восприятия и расшифровки

  • информации, образуют индивидуальный тезаурус [180, с. 13]. Благодаря ему воспринимаются и перерабатываются данные внешней среды.

Существующая техника и соответствующие методики определяют главные направления получения информации. При расследовании преступлений особой сложности, или в связи с ценностью получаемой информации, следствию целесообразно получить все возможные сведения о происшедшем событии. Их

  • можно рассматривать, как нахождение необходимых звеньев для решения определенной задачи. Недостающие звенья можно получить, например, повторным осмотром места происшествия и т.д. Соответственно, в таких случаях действие субъективного фактора одного человека (следователя) будет перекрываться данными, полученными, например, специалистом [149, с.36], а также другими методами и средствами.

  • Существенным моментом в использовании тезауруса в деятельности по расследованию преступлений является процесс обнаружения следов преступления. Следы обнаруживаются в результате целенаправленного поиска, путем изучения объективной ситуации с использованием специальных познаний и технических средств. Для полноценного поиска СБП субъект познания (следователь, специалист) имеет дело с признаками, выражающими существенные

  • свойства СБП, т.е. свойства СБП, относящиеся к их качественным характеристикам и поэтому позволяющими в дальнейшем (в результате проведения экспертизы) устанавливать по ним доказательственные факты. Применительно к структуре СБП это должны быть признаки, выражающие их собственные свойства. Им противопоставляются привнесенные признаки маскировки истинной картины происшествия как явные следы другого события
  • или преступления, не имеющего ничего общего с действительной картиной происшедшего. Эти СБП, хотя и могут находиться на месте происшествия и даже играть в этом событии определенную роль, их пространственная ориентация и расположение на объектах не будет соотноситься при тщательном осмотре места

51

происшествия с другими следами, оставленными субъектами преступления. В литературе такие факты обозначаются как негативные обстоятельства [232, с.243; 175, с.29; 244, с. 18; 226, с.44]. Так, во дворе дома около железобетонной ямы был обнаружен труп мужчины в нижнем белье со следами насильственной смерти. На дне ямы лежала наволочка от подушки, в которой находилась одежда и документы на имя гражданина Б. К месту, где лежал труп, вели следы волочения, которые начинались в двух метрах от дома № 6. Данные осмотра позволили сделать вывод, что место обнаружения трупа не является местом убийства. На чердаке дома № 6 были найдены старое тканевое одеяло и простыня с обильными следами крови. Конфигурация пятен на одеяле и простыне совпадала. Это позволило считать, что убийство происходило на данных предметах или труп некоторое время лежал на них. Эти обстоятельства позволили установить место совершения преступления (чердак), а затем раскрыть данное преступление [168, с.7].

В любом случае, согласно теории отражения, маскировка не может быть полной, т.е. всегда остаются признаки собственно конкретного события (преступления). Предел маскировки лимитируется уровнем контроля сознания субъекта происшествия за сложившейся обстановкой. Поэтому при тщательном осмотре места происшествия выделяются как собственные признаки преступления, так и привнесенные. Однако необходимо заметить, что понятие “осмотр места происшествия” включает в себя такую подготовку следователя, при котором его профессиональный уровень развития сознания или тезаурус будет на порядок выше, чем у лиц, совершающих преступление. В противном случае никакое старание и упорство со стороны правоохранительных органов в расследовании конкретного преступления не дадут положительного результата.

Таким образом, собирание и исследование объектов биологического происхождения, как всякий другой процесс познания, направлен на решение задач уголовного судопроизводства и имеет следующие особенности:

— любые биологические объекты изучают в целях установления фактических данных, которые могут явиться доказательствами по конкретному делу; — — распознавание информации, содержащейся в следах биологического —

52

происхождения, осуществляется с помощью определенных методов и средств, способствующих выяснению индивидуализирующих признаков соответствующих объектов, необходимых
для решения задач расследования преступлений

  • (выявление механизма образования следов и др.) [181, с.97-98];

— изучение объектов биологического происхождения и характер их взаимодействия познаются в системе материальной обстановки события преступления; — — обнаружение, фиксация и изъятие СБП целесообразно осуществлять с помощью специалиста в области судебной медицины, биологии и других — * областей знаний (ст. 133’УПК);

— специфика работы со следами биологического происхождения осуществляемая на месте происшествия, как правило, связана с их малым количеством.

2.2. Общие положения обнаружения следов биологического происхождения

Проблема обнаружения, фиксации и изъятия следов биологического происхождения является одной из важнейших в комплексе проблем, связанных с изучением и использованием закономерностей собирания доказательств. Ее актуальность и значимость объясняются их доказательственной ролью в уголовном судопроизводстве для установления истины. С криминалистической

  • точки зрения данная проблема распадается на соответствующие элементы, которые являются составными частями процесса доказывания по делу. Каждый элемент данной системы имеет самостоятельное решение, но в совокупности эти элементы служат реализации цели процесса доказывания.

Ключевое значение для расследования преступлений имеет поисковая деятельность,
направленная на сбор необходимой информации о событии

  • преступления. Носителями информации могут выступать различные объекты, в том числе следы биологического происхождения, отразившие различные элементы расследуемого события и, соответственно, являющиеся носителями криминалистически значимой информации. Для того чтобы носители стали

53

источниками криминалистической информации, а впоследствии источниками судебных доказательств, их необходимо прежде всего обнаружить. Лишь после обнаружения носителей информации возможно решение остальных криминалистических задач: извлечения, фиксации, изъятия, приобщения полученных данных к протоколу следственного действия, предварительного и экспертного исследования с целью использования доказательственной информации [196, с.З]. Если носители криминалистически значимой информации не обнаружены, то они не могут стать источниками доказательственной информации. Поэтому поисковая деятельность представляет первый, определяющий этап всей деятельности по расследованию преступления.

Основу комплекса поисковых мероприятий составляют следственные и розыскные действия следователя, а также следственные и оперативно-розыскные действия органов дознания, проводимые по заданиям следователя. Теоретической основой поисковой деятельности являются накопленные наукой знания о закономерностях отражательных процессов в живой и неживой природе, положения общей и судебной психологии об индивидуальном поведении человека, знания о закономерностях, изучаемых социологией и социальной психологией, а также некоторые криминологические аспекты. На основе этих знаний в криминалистике разрабатывается теория поиска источников криминалистической информации и практические рекомендации следственным органам по организации поисковой деятельности [16; 42; 81; 106; 114; 122; 224].

Можно согласиться с мнением А.А. Закатова, который к числу основных закономерностей поисковой деятельности следователя отнес следующие: «отображаемость в материальной среде и сознании людей признаков разыскиваемых лиц и иных объектов, что позволяет индивидуализировать их; повторяемость поведения разыскиваемых обвиняемых и лиц, укрывающих разыскиваемые объекты, что позволяет прогнозировать их поступки; зависимость поведения разыскиваемых от условий, в которых они находятся; обусловленность выбора способов укрытия объектов преступным опытом укрывающих, их профессиональными навыками и психологическими свойствами; взаимосвязь способов укрытия разыскиваемых объектов и следов применения этих способов;

54

зависимость поведения разыскиваемого от характера совершенного преступления, степени его общественной опасности, а также принадлежности обвиняемого к определенной возрастной группе или преступной группе» [155, с.7].

С точки зрения юридической психологии, рассматривающей, в частности, психологию преступника, причины преступного поведения “находятся” в личности и поэтому основное значение приобретают психологические подходы и методы, психологическая интерпретация полученных результатов, которая может быть использована и для понимания явлений и процессов, составляющих преступное поведение, имеющее свои характерные особенности [131, с.221; 248, с.8; 117, с. 183]. В связи с этим проявляется необходимость исследования личности правонарушителя как сложной иерархической системы, в которой вычленяются элементы, имеющие связь с особенностями преступного поведения, и, следовательно, связанные с нюансами поисковой деятельности. Изучение материалов уголовных дел показало, что в 10% случаев после причинения телесных повреждений кухонным ножом из-за ссор на бытовой почве, преступник старается замыть следы крови под краном. В собственной практике участия в осмотре места происшествия в качестве специалиста нами был зафиксирован случай, когда в раковине при осмотре места происшествия, по делу об убийстве на бытовой почве гражданки Л., был обнаружен нож с явными признаками того, что именно им было совершено преступление (нож был слегка замыт и на нем виднелись следы бурого цвета, похожие на кровь). Впоследствии, после проведения судебно- медицинских экспертиз было установлено, что на ноже имелись следы крови, сходные по нескольким изосерологическим системам с кровью гражданки Л. Кроме того, на ноже были найдены отпечатки пальцев гражданина Г. На основе полученных данных подозреваемый Г. сознался в совершении этого преступления1.

Все ситуации, связанные с поиском следов можно разделить на простые и сложные. Сложные группы следственных ситуаций отличаются крайней информационной недостаточностью. Значительная роль в познании существенных обстоятельств по делу принадлежит эвристическим поисковым способностям

1 Архив Ленинского районного суда г.Саратова, 1995 г.

55

следователя. Решение поисковых следственных задач связано с активным поиском недостающих элементов в разорванной цепи событий. При этом познавательная деятельность
следователя осуществляется на основе психологических

» закономерностей решения сложных нестандартных задач.
Динамика

следственного познания при ОМП определяется объемом и спецификой исходной информации, а также ориентировочной базой, сформированной у данного следователя. Учет значимости исходных фактов, их экстраполяция в реальные условия материальной обстановки места происшествия, вероятностно-модельный охват расследуемого события, выделение “разрывов” в цепи явлений, проверка

<* достоверности фактов — таковы основные характеристики
следственного

познания в ходе осмотра места происшествия.

По факту обнаружения трупа в милицию обратилась гражданка А. Выехавшая на место происшествия следственно-оперативная группа установила, что квартира, в которой проживали А. и Ч., состоит из трех комнат, две из которых являются проходными. Труп гражданки Ч. находился в первой комнате,

  • на голове потерпевшей имелись повреждения, причиненные рубящим орудием. В крайней комнате, где находились кровати убитой и гражданки А., одно из окон оказалось открытым. На кровати Ч. и стене имелись пятна от брызг, потеки и помарки, а возле кровати подсохшая лужа крови; на сундуке убитой — следы обуви и окровавленные отпечатки рук, папиллярные узоры в которых смазаны. Лежавшие в сундуке вещи были испачканы веществом похожим на кровь.

щ Чемодан, принадлежавший А., оказался выдвинутым из под кровати. По

заявлению А., из него была похищена часть вещей, однако на оставшихся предметах следов похожих на кровь не было. На кровати А. под одеялом лежали принадлежавшие ей ботинки, на голенищах которых оказались пятна от брызг крови. На полу между кроватями находился костюм А., на рукавах, у правого кармана и внутри его имелись пятна от брызг и помарки, похожие на кровяные. От

кровати Ч. по полу по направлению к выходной двери через комнаты и сени шла

«дорожка» следов в виде пятен от капель бурого цвета. Заканчивались эти следы лужей и следами брызг на стене, от которой, в обратном направлении шла «дорожка» пятен, доходившая до середины первой комнаты и оканчивалась лужей

56

(здесь лежал труп).

Изучение следов крови, позволило предположить, что:

  1. Первое повреждение гражданке Ч. было нанесено на ее кровати, отсюда она бежала в сени, где около входной двери ей нанесли второй удар. Поднявшись, Ч. успела дойти до середины первой комнаты, где ее настиг третий удар.
  2. Преступник интересовался содержимым только сундука Ч., на что указывали помарки на одежде, находившейся внутри, в то время как на вещах А. в чемодане крови не оказалось.
  3. Следы крови на валенках и одежде А., судя по форме и характеру расположения, образовались, когда эти предметы были одеты на человеке, наносившем удары.
  4. Полученные данные не совпадали с показаниями гражданки А. Вскоре на квартире у знакомой А. нашли вещи убитой. На основании этих данных гражданка А. созналась в убийстве Ч. [168, с. 10].

Криминалистическая методика поиска источников криминалистической информации включает в себя: разработанные и зарекомендованные криминалистикой общие методы поиска различных следов, в том числе и биологических (наблюдение, измерение, моделирование, эксперимент, распознавание, анализ, синтез, аналогия и т.д.) [81; 122; 143; 244; 219; 249 и др.], использование личного опыта расследования подобных преступлений, результаты изучения способа совершения расследуемого конкретного преступления с учетом мысленной реконструкции обстоятельств события, типовых следственных ситуаций и криминалистических версий [5; 19; 132; 231 и т.д.].

Не останавливаясь на вышеизложенных общенаучных методах, рассмотрим общие правила обнаружения СБП.

Отметим, что успешное расследование преступлений, связанных с использованием СБП, зависит от умения следователя по общей картине происшедшего события представить его механизм, а также от наличия у него специальных познаний об общих правилах обнаружения следов. Эти правила следующие.

57

  1. Следы рекомендуется искать в местах их наиболее вероятного нахождения: они могут концентрироваться на орудиях преступления [22], посуде, окурках, предметах, принадлежащих потерпевшему, а также на предметах, утерянных преступником во время борьбы (волосы на расческе и т.д.).
  2. Необходимо принимать во внимание, что преступник мог оставить СБП на предметах вследствие борьбы с потерпевшим, но и в момент повреждения и взлома преград (помещений), при нахождении лица, где было совершено преступление, вне связи с криминальным событием. Нельзя исключать при этом версию о саморанении преступника (использование при убийстве ножа без ограничителя, бритвы и т.д.), при этом следует сосредоточить поиск следов (крови) на предметах, которыми он мог воспользоваться (например, не имея возможности вымыть окровавленные руки, вытереть их о занавески, полотенца, тряпки и т.д.). Не следует пренебрегать с этой целью и осмотром грязного белья, ящиков для мусора и т.д. Исходя из этого, важно обследовать все возможные пути проникновения преступника в помещения и ухода из них (входную дверь, коридор, окно, а также иные объекты, которых предположительно мог касаться преступник).
  3. Если обнаружено множество следов, то следует фиксировать и изымать все обнаруженные следы, так как только в совокупности следов отображается весь комплекс признаков, позволяющий получить полное представление об объекте, оставившем след, а в ряде случаев и решить вопрос о механизме ел едообразования.
  4. Нельзя ограничиваться обнаружением следов только одного вида, например, крови, следует искать следы различных объектов, совокупность которых позволяет воссоздать полную картину происшедшего события.
  5. Обнаруживая следы, необходимо решить вопрос об их причинной связи с событием происшествия, а для этого необходимо предусмотреть необходимые мероприятия, направленные на определение механизма образования обнаруженных следов (при изнасиловании: кровь, сперма и т.д.).
  6. Необходимо смоделировать, какие следы могли остаться на преступнике и потерпевшем в связи с их пребыванием на месте происшествия.

58

  1. Действия по обнаружению следов должны быть осторожными, чтобы не повредить объекты и следы.
  2. На месте происшествия участники осмотра должны двигаться только по осмотренной следователем территории, предохраняя следы от влияния неблагоприятных условий (снега, дождя и т. п.), которые ускоряют их разрушение.
  3. Следует обеспечить такой порядок осмотра, чтобы его участники не оставляли своих следов на месте происшествия на участках, не подвергавшихся осмотру, соблюдая правила работы со следами на месте происшествия: необходимо иметь резиновые перчатки; прикасаться к объектам за грани, ребра, сохраняя следы; волосы брать пинцетом с мягкими кончиками и т. д.
  4. С особой тщательностью следует отнестись к изучению негативных обстоятельств (обнаруженным фактическим данным, противоречащим логическому ходу событий).
  5. Особенностями применения технических средств являются: комбинация различных способов освещения; использование ультрафиолетовых и инфракрасных лучей, луп, микроскопов и т.д. для поиска невидимых объектов; применение химических методов обнаружения следов, если освещением и оптическими методами выявить следы не представилось возможным (люминол и т.д.).
  6. В поиске источников криминалистической информации следствием чаще всего используются параллельно несколько методов. Их применение следствием может быть поручено разным участникам поисковой деятельности: специалисту, оперативному работнику, что находит отражение в соответствующих статьях УПК РФ (ст. 127, 1331, 178, 179 и др.), Приказе №261 от 1.06.93г., Приказе № 284 от 26.07.95г.

В системе мер по расследованию преступлений, предусмотренных уголовно- процессуальным законодательством РФ, важными следственными действиями являются следственные осмотры места происшествия, местности, помещений, предметов и иных материальных объектов, служащих источниками получения информации о данном событии и его участниках (ст. 178 УПК). Перечень материальных объектов не является исчерпывающим. В него не включены, например, транспортные средства (автомобили, автобусы, морские и

59

речные суда и т.д.), хотя на практике количество осмотров транспортных средств в крупных населенных пунктах (в том числе по делам о ДТП) фактически приравнивается к сумме всех остальных объектов осмотра.

Согласно ст. 127, 178, 179 УПК, руководство осмотром возлагается на следователя. На основании изучения опыта следственной работы, представленного в криминалистической литературе, а также изучения уголовных дел, связанных с преступлениями против личности, проведенного анкетирования следователей и экспертов, можно с уверенностью сказать, что успех расследования таких преступлений в большинстве случаев зависит от умело проведенного осмотра. «Своевременное, технически и тактически грамотное выполнение следственного осмотра, применение в ходе его современных средств, приемов и методов советской криминалистики и связанных с ней научных дисциплин — судебной медицины, судебной биологии и т.д. — позволяет следователю выявить, закрепить, изучить и правильно использовать материальные следы в качестве вещественных доказательств для установления наличия или отсутствия состава преступления, виновности или невиновности определенных лиц» [174, с.З]. Правовая основа осмотра как следственного действия закреплена в ст. 70, 87, 119, 178-180, 182 УПК. Исходя из ст. 178 УПК, основанием для производства осмотра является проявляющаяся необходимость обнаружения следов и других вещественных доказательств, а равно иных обстоятельств, имеющих значение для дела.

Как любое другое следственное действие, осмотр производится по возбужденному уголовному делу. Однако в случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия может быть произведен до возбуждения уголовного дела. В этих случаях при наличии к тому оснований, уголовное дело возбуждается немедленно после проведения осмотра места происшествия (так на практике обстоит дело по большинству уголовных дел, связанных с преступлениями против личности). В осмотре, кроме следственных работников и понятых, в необходимых случаях могут участвовать специалист (ст. 180 УПК), обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, свидетель (ст. 179 УПК), а также прокурор (ст. 211 п.5 УПК). Если осмотр осуществляется на территории или в

60

помещении организации, учреждения, предприятия, то возникает необходимость участия в нем представителя этой организации. По мнению А.П. Рыжакова, “представителями предприятий должны выступать сотрудники администрации, а

  • не рядовые рабочие и служащие” [237, с.62], которые могут выполнять функцию понятых.

Не рассматривая все организационные меры, которые проводит следователь до прибытия на место происшествия (преступления), остановимся на его действиях, связанных с поиском СБП. Среди основных мероприятий, которые могут повлиять на ход осмотра места происшествия являются предварительные

  • сведения о данном событии, которые содержатся в заявлениях граждан и т.д. В момент прибытия на место следователь или дознаватель уточняет и дополняет их с тем, чтобы иметь более полную картину события (в чем оно заключается, какие меры приняты к его ликвидации и т.д.). Получив общую ориентировку о событии, следователь производит общий обзор места происшествия, целью которого являются: определение границ
    территории, подлежащей осмотру [219, с.31;
  • 343, с.8], а при необходимости и их расширение; решение вопроса об исходной точке осмотра; определение способа последовательного изучения обстановки происшествия [164, с.39]; выяснение необходимости увеличения числа оперативных сотрудников, привлекаемых к осмотру места происшествия; привлечения необходимых специалистов (судебного медика, биолога и т.д.), а в случае необходимости и прокурора-криминалиста.
  • Границы осмотра местности зависят от конкретной обстановки. Место происшествия должно быть охвачено осмотром с таким расчетом, чтобы мог быть зафиксирован и исследован наибольший участок местности, но в пределах, реально дающих возможность обнаружить следы и вещественные доказательства, относящиеся к делу.

В криминалистической литературе не существует устоявшейся позиции

  • относительно начальной точки осмотра. Так С.А. Голунский, В.И. Попов, А.И.Миронов, Н.П. Шаламов [34, с.ЗО], А.И. Миронов [208, с.21-22] считают целесообразным начинать осмотр с центра, а И.Н. Якимов [285, с.79], Э. Кноблох [170, с.36] — с периферии, продвигаясь постепенно к центру. Мы

61

поддерживаем точку зрения А.И. Винберга, Б.М. Шавера [140, с.67], Д.П. Рассейкина [34, с.32], которые полагают, что вопрос о последовательности осмотра заранее решать нельзя. Он должен решаться следователем в каждом

  • конкретном случае, исходя из обстоятельств конкретного случая.

Осмотр начинается с периферии если: центр места происшествия не определен (например, по делам о нанесении телесных повреждений, когда на различных участках остались следы крови и т.д.); возможна утрата следов, находящихся на периферии, в то время как сохранность следов находящихся в центре, не вызывает опасений (например, по делам об убийствах в помещениях,

  • при надлежащей охране следы внутри помещения могут сохраняться, в то время как вне этого помещения утрачены в любую минуту); при приближении к центру места происшествия могут быть уничтожены следы, находящиеся на периферии (например, если объект биологического происхождения находится в помещении, в противоположной от входа стороне, и для того, чтобы подойти к нему, нужно пройти через всю комнату или ее большую часть). В остальных случаях осмотр

% целесообразно начинать с центра.

Среди конкретных (частных) способов осмотра, связанных с передвижением при изучении материальной обстановки в криминалистической литературе выделяют несколько вариантов.

  1. Спиральный осмотр используется, когда участок имеет округлую форму (от периферии к центру или от центра к периферии, который напоминает спираль

ш Архимеда. Например, по делу об убийстве гражданина Д., сначала были найдены

следы крови (находящиеся на некотором удалении от трупа), затем другие следы, а потом и сам труп1.

  1. Линейный вид осмотра применяется когда осматриваемая площадь имеет удлиненную форму. Данный способ осмотра применяется тогда, когда, например, преступник преследует свою жертву по относительной прямой (дорога) и по пути
  • следования остаются различные следы. Если осматривается местность по пути следования преступника и этот путь исследуется с помощью служебной собаки, то целесообразно вести осмотр участка шириной до тридцати метров по обе стороны

1 Архив Ростовского областного суда. Дело № 9737391, 1999 г.

62

маршрута движения служебной собаки. Это связано с отклонением “воздушного” следа под действием ветра от действительного маршрута человека и обеспечивает обнаружение предметов, от которых он мог освободиться.

    1. Движение по синусоиде применяют при осмотре местности: когда известен путь следования преступника или жертвы (путевой); когда осматриваются важные узлы конкретной ситуации (узловой); когда вся осматриваемая площадь разбивается по квадратам или по секторам (плановый или секторный). Такие осмотры встречаются по делам о тяжких телесных повреждениях, по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и
  • половой свободы личности, совершаемых в сельской местности, в парковой (зеленой) зоне и других того же плана местах, по делам о преступлениях против безопасности движения и эксплуатации транспорта и по некоторым другим.

Фактически все эти три способа можно продемонстрировать на примере дела по факту убийства гражданина А., который имея ранение в область шеи каким-то острым орудием, возвратился в свою квартиру и тут же скончался. На

  • место происшествия немедленно выехал прокурор района. Правильно придя к выводу, что для раскрытия преступления важно исследовать обстановку места, где причинено ранение погибшему, прокурор немедленно произвел осмотр территории вокруг жилого массива, разделив ее на сектора (секторный осмотр). Заметив на земле дорожку из капель, образованных веществом красного цвета, он предположил, что эта дорожка может привести к месту, где было причинено
  • телесное повреждение и могут быть обнаружены следы прихода, пребывания или ухода преступников. Поэтому он распространил осмотр по линии следов (путевой осмотр), вышел на другую улицу и обнаружил лужу из такого же по цвету вещества, которая и указала на место, где было причинено ранение (узловой осмотр). Поскольку других следов на месте не оказалось, оставалось проверить, не проживают ли виновники преступления поблизости и не имеют ли о них сведений
  • жители соседних домов. Впоследствии были найдены и допрошены свидетели, которые дали показания, что на этом месте происходила драка, и рассказали об известных им участниках. Благодаря этому удалось сразу обнаружить и задержать одного из участников драки, а также обнаружить на его одежде следы похожие на

63

кровь, совпавшие с группой крови погибшего. Это помогло раскрыть преступление, одним из участников которого явилось лицо, задержанное в результате правильного осмотра места происшествия. ф После решения организационных вопросов переходят к
собственно

осмотру. По форме организации некоторые авторы рекомендуют методы сплошного и выборочного осмотра [187, с.326; 200, с.22; 235, с.342; 204, с.32]. Мы не согласны с мнением авторов относительно целесообразности применения на практике выборочного осмотра, так как этот вид осмотра является неполным, ограниченным только явными следами, оставленными преступником [34, с.30-42;

  • 342, с.9-20; 192, с.393; 190, с.116-117]. Основной довод против подобного метода исследования обстоятельств места происшествия заключается в том, что ориентировочно определив границы места происшествия, следователь не может с уверенностью определить, где находятся следы. Поэтому методом обеспечивающим тщательность и полноту изучения материальной обстановки места происшествия является сплошной осмотр.

  • Осмотр места происшествия в целом и отдельных объектов на месте происшествия [335, с.59], как правило, осуществляется по стадиям. Статическая стадия осмотра (общий осмотр) состоит в исследовании места происшествия и находящихся там объектов в неподвижном состоянии, не допуская изменения их положения. Она имеет целью запечатлеть точное местоположение объекта, его взаиморасположение с другими объектами и его состояние. Все обнаруженное

  • подробно осматривается, описывается, фотографируется, снимается видеокамерой, изображается в виде схем и чертежей. Динамическая стадия (детальный осмотр) состоит в исследовании объекта (с целью поиска СБП), влекущим за собой изменение его местоположения или расположения его частей.

При осмотре места происшествия следователь, исходя из анализа обстановки, данных оперативного характера, сведений, поступивших от % свидетелей и др., выдвигает версии о происшедшем событии (изнасилование,

добровольное половое сношение и т.д.). Выдвинутые версии, а также помощь специалиста позволяют следователю вести осмотр более целеустремленно, выявлять действительные связи между обнаруженными объектами (например,

64

выдвинув в ходе осмотра места изнасилования версию об инсценировке, следователь будет искать следы, подтверждающие или исключающие эту версию); обнаруживать новые следы и предметы, имеющие значение для дела (если одна из версий, выдвинутая следователем, окажется соответствующей характеру события, то, представив себе мысленную картину преступления, следователь может определить, где в первую очередь искать следы; правильно определить направление поисков; установить относимость объекта к исследуемому событию (например, наличие слегка замытых следов крови на ноже может говорить о нем как об орудии убийства, а также о том, что этим ножом просто резали мясо животного); наметить необходимые следственные действия и оперативные мероприятия (например, выдвинув версию о лице, совершившим преступление, и обнаружив объективные данные, подтверждающие ее даст задание оперативным работникам о задержании подозреваемого) [165, с.З].

По делу К. в лесопарковой зоне было обнаружено три трупа. Следов борьбы, следов ног и т.д. на месте обнаружения происшествия найдено не было. Производивший осмотр места происшествия следователь, предположил, что человек совершивший это преступление хорошо знал свои жертвы. Было установлено, что примерно в 100м от места обнаружения трупов проходит асфальтовая дорога без интенсивного движения (по данным ГАИ). Был произведен осмотр участка дороги непосредственно прилегающей к месту происшествия. На обочине была найдена переломленная палка со следами бурого вещества, похожего на кровь (впоследствии установлено, что данное вещество является кровью, принадлежащей одной из жертв). Кроме следов крови на дороге были обнаружены и другие следы. По совокупной информации, собранной следствием, и, в первую очередь, при квалифицированном осмотре места происшествия, преступление было раскрыто в сжатые сроки1.

Данный пример наглядно иллюстрирует общие способы проведения осмотра: а) пространственный охват места происшествия (основное звено: связь места обнаружения трупов и проходящей дороги); б) направление движения следователя при осмотре (вытекает из первого пункта); в) исследование отдельных элементов

1 Архив Ростовского областного суда. Дело № 9738305, 1999г.

65

обстановки места происшествия (осмотр участка дороги, что позволило обнаружить следы).

В качестве самостоятельного следственного действия осмотр предметов производится в двух случаях: 1) когда для осмотра предметов, обнаруженных при производстве выемки, обыска, осмотра места происшествия, местности и помещения, требуется продолжительное время или более благоприятные условия, чем это было возможно при производстве указанных следственных действий, или по иным основаниям; 2) когда предметы представлены следователю потерпевшим, свидетелем, подозреваемым или другими лицами. Осмотр предметов производится в целях поиска на них следов, места хранения и решить другие задачи. Осмотр этих объектов начинается с изучения их общего вида, состояния, наименования, назначения. Однако если на предмете могут быть СБП, микроследы, микрообъекты, потожировые следы рук или иные следы, которые могут стать объектами экспертного исследования, то осмотр начинается с их обнаружения и фиксации (в подобных случаях целесообразно привлечь к осмотру биолога или иных специалистов). Затем выявляются индивидуальные признаки предмета, его особенности, дефекты, признаки, свидетельствующие о том, по какому назначению он использовался и как интенсивно, признаки, указывающие на связь осматриваемого предмета с расследуемым событием и другие признаки. Все они подробно описываются в протоколе, а при необходимости и фотографируются. Осмотр предметов в качестве самостоятельного следственного действия не заменяет их экспертного исследования.

Необходимость в осмотре транспортных средств возникает в связи с дорожно-транспортными происшествиями, угоном транспортных средств, их повреждением, совершением в них преступлений. К осмотру данных объектов кроме специалиста-криминалиста, автотехника при обнаружении СБП целесообразно привлечь специалиста-биолога.

Если осмотр связан с дорожно-транспортным происшествием, то при его проведении тщательно изучаются внешние повреждения (кузова, стекол, фар, колес), а также ведется поиск в районе этих повреждений следов крови, мозгового вещества, волос и т.д.

66

Особым видом следственного осмотра является освидетельствование — осмотр людей (ст. 119, 181, 182 УПК). Целью освидетельствования является установление на теле и одежде человека следов преступления, особых примет и

  • иных признаков, позволяющих судить о связи данного человека с расследуемым событием [100, с.345; 58]. Освидетельствованию могут быть подвергнуты обвиняемый, подозреваемый, свидетель или потерпевший. Освидетельствование как следственное действие отличается в процессуальном плане от судебно-медицинской экспертизы живых лиц на практике именуемой судебно-медицинским освидетельствованием. Судебно-медицинское освидетельствование
  • представляет собой решение специальных вопросов из области судебной медицины: о причинах и давности причинения телесных повреждений, о степени их тяжести, врожденности или приобретении анатомических или физиологических аномалий и пр.
  • Путем освидетельствования решается ряд вопросов, в том числе: имеются ли на теле и одежде частицы тех или иных веществ, которые мог унести или

  • принести преступник на место происшествия. Освидетельствование производит следователь в присутствии понятых, при необходимости он может пригласить для осмотра специалиста.

В связи с тем, что УПК под освидетельствованием понимает лишь осмотр тела, при необходимости проводится осмотр одежды. Поэтому различают следственный осмотр одежды на предмет обнаружения на ней следов крови,

  • спермы и т.п., а также освидетельствование живых лиц по этому же поводу. Процедура производится в определенной последовательности: сначала осматриваются части тела, не закрытые одеждой, затем одежда, а потом остальные части тела ©свидетельствуемого.

Качественное проведение различных видов следственного осмотра обеспечивается
усилиями следователя, привлекаемых специалистов и

  • оперативных работников. В собирании, предварительном исследовании доказательств и их оценке трудно переоценить роль специалиста.

Обнаружение доказательств специалистом носит ситуационный характер, однако сам
процесс в силу его повторяемости поддается обобщению и

67

типизации [235, с.5]. Общность процессов обнаружения доказательств и в тоже время их ситуационность обусловливают общность и вариативность приемов и средств обнаружения доказательств.

  • Ситуационность процессов обнаружения доказательств обусловливает вариативность используемых приемов и средств. Вариативность предполагает: а) возможность выбора специалистом приемов и средств (наличие вариантов); б) специальное приспособление приемов и средств к ситуации процесса обнаружения доказательств; в) определение наиболее эффективных для данной ситуации приемов и средств обнаружения доказательств.

р Итак, специалист привлекается в случаях, когда необходимо применить

специальные познания при производстве следственного действия (ст. 133’ УПК).

Закон предусматривает возможность участия соответствующих специалистов — при производстве осмотра (ст. 179 УПК), следственного эксперимента (ст. 183 УПК), обыска и выемки (ст. 170 — 174 УПК), получения образцов для сравнительного исследования (ст. 186 УПК). Следователь вправе

  • вызвать в качестве специалиста любое сведущее лицо, не заинтересованное в исходе дела и не подлежащее отводу (ст. 66 УПК). Его требование о вызове обязательно для руководителя учреждения, предприятия или организации, где работает специалист. Специалист обязан явиться по требованию следователя. Перед началом следственного действия следователь удостоверяется в его личности и компетентности, выясняет отношение к обвиняемому и потерпевшему,
  • после чего разъясняет ему права и обязанности и предупреждает об ответственности за отказ или уклонение от выполнения своих обязанностей (ст. 1331 УПК). Следователь разъясняет специалисту, для чего он приглашен. При этом он информирует его в необходимых пределах об обстоятельствах дела, знакомит, если нужно, с отдельными доказательствами (документами, вещественными доказательствами и пр.) и ставит перед ним задание, связанное с участием в
  • следственном действии.
  • Задание должно входить в компетенцию специалиста. Оно может быть конкретным (например, произвести изъятие найденных СБП), либо общим, ориентирующим лишь на направления и цели применения специальных познаний

68

(каким может быть задание по участию специалиста-биолога в осмотре места происшествия). Общее задание в дальнейшем может конкретизироваться, в зависимости от обстоятельств дела. Постановка задания не исключает, а,

  • напротив, обычно предполагает инициативу специалиста в оказании помощи следователю. Но эта инициатива должна развиваться в рамках общего задания и под контролем следователя. Деятельность специалиста с процессуальной стороны характеризуется следующими чертами: а) она протекает в рамках следственного действия; б) осуществляется под руководством следователя и в пределах его правомочий; в) специальные познания применяются с соблюдением условий,
  • обязательных для получения доказательств посредством следственных действий: наглядности, очевидности, доступности общему непосредственному пониманию и уяснению; г) содержание деятельности выражается в том, что специалист содействует следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, обращает его внимание на обстоятельства, связанные с собиранием доказательств; дает пояснения
    по поводу выполняемых им действий (ст. 1331 УПК);
  • д) результатом участия специалиста является получение в ходе следственного действия непосредственно воспринимаемых доказательств.
  • Таким образом, деятельность специалиста — это особый вид помощи следователю при производстве следственных действий, необходимость которой обусловливается тем, что следователь может не обладать соответствующими познаниями и навыками. Кроме того, имеют значение и тактические соображения.

  • Помощь специалиста расширяет практические возможности следователя в получении доказательств. Лишь в одном случае, в порядке исключения, специалист получает известную самостоятельность — при освидетельствовании лица иного, чем следователь, пола, если освидетельствование сопровождается обнажением этого лица. В этом случае врач проводит освидетельствование в отсутствие следователя (ст. 181 УПК). Однако общее руководство со стороны
  • следователя обеспечивается тем, что освидетельствование производится по его заданию, в присутствии понятых и им составляется протокол освидетельствования.
  • Участие специалиста в следственном действии охватывает не только

69

процесс его производства, но и подготовку к нему, а в ряде случаев и обработку результатов (например, упаковку вещественных доказательств). При подготовке следственного действия специалист может помочь в подборе необходимых научно-технических средств, в создании условий для проведения следственного эксперимента, в выборе тактических приемов допроса.

В ходе осмотра и или иного следственного действия специалист может: а) непосредственно применять научно-технические средства и приемы для выявления и фиксации доказательств; б) вести поиск следов и вещественных доказательств, наблюдение,, измерение, опытные действия, отбор и изъятие следов, образцов и иных объектов [232, с.7]; в) сообщать справочные сведения, консультировать следователя и других участников следственного действия по поводу применения специальных знаний; г) помочь следователю правильно изложить выявленные данные в протоколе; д) помочь в составлении схем, плана места происшествия и пр.; е) формулировать вопросы допрашиваемым. Специалист задает вопросы с разрешения следователя, который может отвести заданный вопрос, но обязан зафиксировать его в протоколе (ст. 159 УПК). Специалист вправе делать подлежащие занесению в протокол заявления, связанные с обнаружением, закреплением и изъятием доказательств, а также знакомиться с содержанием протокола и приносить на него замечания. Наряду с другими участниками следственного действия он подписывает протокол. В ряде случаев специалист может высказать предварительное мнение, связанное с оценкой полученных доказательств на основе специальных знаний (например,, о причине смерти). Но оно не отражается в протоколе и имеет для следователя лишь ориентирующее значение.

Специалиста, с нашей точки зрения, следует отличать от тех сведущих лиц, помощью которых (обычно в форме консультаций) следователи пользуются вне производства следственных действий, например при формулировании вопросов эксперту. Их тоже часто называют специалистами, не в .процессуальном смысле, а с точки зрения знаний, которыми они обладают. Помощь этих лиц носит непроцессуальный характер и не получает отражения в материалах дела.

Рассматривая информационные подходы к обнаружению доказательств, мы

70

показали, что важность доказательства создает лишь необходимые предпосылки к их обнаружению. Поэтому объективные предпосылки обнаружения доказательств реализуются через субъективное, т.е. через сознательную деятельность по обнаружению доказательств осуществляемую специалистом. Роль специалиста, участвующего в процессе обнаружения доказательств, как раз и заключается в восполнении своими субъективными качествами — знанием и умением — субъективных качеств следователя, осуществляющего собирание доказательств.

Субъективными факторами, которые определяют превращение объективно существующей возможности обнаружения доказательств в действительность, являются: 1) знание специалистом общих закономерностей возникновения СБП; 2) знание ситуационных особенностей механизма возникновения СБП; 3) знание приемов и средств отбора информационных сигналов, т.е. обнаружение доказательств, и умение применить эти приемы и средства; 4) обладание необходимыми субъективными качествами (наблюдательность, внимание, способность логически мыслить и т.п.).

Кроме специалиста, работающего под непосредственным контролем следователя, в расследовании преступлений задействован и оперативный аппарат. Содействие, которое следователь вправе требовать от органа дознания, может состоять как в непосредственном участии в производстве отдельных следственных действий, допускающих или требующих участия нескольких исполнителей, так и снабжении следователей необходимой для установления расследуемых обстоятельств информацией, добытой, оперативным путем. В частности, оперативные работники милиции могут сообщить следователю, например, о местонахождении орудия преступления или каких-либо объектов биологического происхождения, принять участие в выемке или обыске для их обнаружения и изъятия.

В зависимости от характера расследуемого преступления взаимодействие может быть эпизодическим и длительным. Первый вид взаимодействия предполагает дачу органам дознания разовых поручений о производстве отдельных следственных или розыскных действий. Когда же по делу возникает необходимость совместно решить комплекс
взаимосвязанных вопросов,

71

вытекающих из задач раскрытия преступления и изобличения виновного, то взаимодействие осуществляется на протяжении длительного времени и обычно организовывается с самого начала расследования. В этом случае целесообразно

  • поставить перед руководством органа внутренних дел вопрос о выделении одного или нескольких инспекторов (если дело очень сложное и требует значительных усилий) для совместной работы. Создание групп из следователей и специально выделенных инспекторов при расследовании наиболее опасных и трудно расследуемых преступлений обеспечивает постоянную и непосредственную связь между ними и наиболее рациональное’ распределение обязанностей.

% Согласованность при этом достигается путем совместного
производства

следственных и розыскных действий, обмена информацией, добытой в ходе расследования преступления, совместного обсуждения собранных по делу следственных и оперативно-розыскных данных при выдвижении версий, планирования расследования и проведения оперативно-розыскных действий, совместных выездов в другие районы
для производства следственных и

  • оперативно-розыскных действий [306, с.ЗЗЗ].

Содействие оперативного аппарата при производстве осмотра особенно важно, когда возникает необходимость в преследовании преступника по “горячим следам” или когда он неизвестен и нужно срочно добыть данные для установления его личности, принять меры по его розыску и задержанию. Получив в результате осмотра места происшествия и других неотложных следственных действий <* данные, позволяющие в какой-то мере судить о приметах преступника и его

возможном местонахождении, следователь принимает решение о характере и направлении поисков.

Если известно, что преступник скрылся с места преступления незадолго до прибытия следователя и может быть настигнут, работникам милиции поручается организовать его преследование по “горячим следам”. Используя транспортные

  • средства и служебно-розыскных собак, оперативные работники милиции принимают меры к поимке преступника. С этой целью иногда тщательно осматривается и “прочесывается” прилегающая к месту происшествия территория, перекрываются пути (автомобильные, железнодорожные, водные, воздушные),

72

опрашиваются местные жители и устраиваются засады. При этом в поиск нередко включаются не только работники милиции, которые вместе со следователем участвовали в осмотре места происшествия, но и сотрудники инспекторского аппарата органов внутренних дел близлежащих населенных пунктов. В направляемых им ориентировках следует по возможности подробнее указывать приметы разыскиваемого преступника [6].

Кроме общих методов поиска источников криминалистической информации, существуют частные криминалистические методы поиска отдельных объектов, в частности следов биологического происхождения, связанные с использованием определенных технических средств и способов [64, с.267; 122, с.335]. Частные криминалистические методики поиска объектов биологического происхождения осуществляются как следственным путем (проводимые, как правило, на месте происшествия), так и экспертным (проводящиеся, как правило, в лаборатории, результатом которых является выводное экспертное знание).

Зарекомендовавшим средством поиска объектов биологического происхождения является служебно-розыскная собака, способная по запаху определять их местонахождение [7, п.14; 16, п.З; 18, п.12.1; 281,с.28]. Немалую роль играют поисковые приборы, средства выявления следов в мало- и труднодоступных местах, которые входят в специализированные наборы [11, приложение 4, 5; 17, п. 1.7.; 188, с.342-353]. Нами предлагается использовать для поиска СБП эндоскоп с гибким управляемым шнуром для обследования труднодоступных мест, которым целесообразно оснастить специализированный набор специалиста-биолога (прил. 5). С его помощью довольно легко будет обследовать такие труднодоступные места как задняя часть отопительной батареи, отверстия в полу и т.д.

Для собирания следов биологического происхождения в практической деятельности ОВД и прокуратуры используются комплекты научно-технических средств, сосредоточенные в специальных портфелях и чемоданах общего назначения, т.е. предназначенных для работы на месте происшествия [160; 99; 250].

73

В оперативном чемодане для собирания СБП имеются: две стеклянные пробирки с притертыми пробками для упаковки мелких вещественных доказательств (волосы, волокна и пр.); сургуч для опечатывания вещественных

  • доказательств; резиновые перчатки, фонарь, рулетка (Зм), стеклорез, ножницы, лупа (2,5х), перочинный нож, пинцет, конверты, полиэтиленовые мешочки.

В экспертном чемодане, для работы со следами биологического происхождения имеются: 3 флакона с реактивами для работы со следами крови; вата и марля; нитки, иголки, булавки, наперсток (СБП на одежде).

В следственном портфеле для следователей органов прокуратуры имеются: щ две лупы — четырехкратная и “осветительная”, плоскогубцы комбинированные,

ножницы, пинцет, щуп-спица. В спецнабор материалов для работы со следами крови входит: люминол и кальцинированная сода (образуют состав раствора, реагирующего на следы крови — предварительная проба). Кроме материалов, в наборе имеются вспомогательные технические средства: мензурка, полистирольные стаканчики, флаконы, пипетки, палочки и шпатели стеклянные,

  • фильтры бумажные, пробки резиновые, пульверизатор, пилочка для вскрытия ампул.

Однако на практике содержимое следственного портфеля обычно дополняется некоторыми предметами и материалами, нужными для более успешной работы на месте происшествия, в частности, со следами биологического происхождения. К ним относятся: предварительный тест на сперму (фосфотест),

небольшая стеклянная воронка, маленькая резиновая спринцовка,

стеклянный шприц, стеклянный распылитель для пульверизатора, кусок марли, фланелевая тряпка, дистиллированная вода, малогабаритный ультрафиолетовый осветитель (если предполагается наличие замытых следов крови, спермы, слюны, и др.).

Поиски объектов, оказавшихся на дне водоема (труп, его части и пр.), могут быть осуществлены с помощью трала.

? Особый интерес в настоящее время представляют комплекты научно- технических средств для работы со следами (в том числе и биологического происхождения) некоторых европейских стран (прил. 4). Хочется отметить, что их состав отличается от российских аналогов, но не коренным образом, хотя главные

74

отличия заключаются в наличии некоторых предметов, приспособленных для работы на месте происшествия (изогнутые ножницы, набор пинцетов и т.д.).

Однако в настоящее время в РФ до сих пор не внедрен в практику специализированный комплект для работы со СБП.

На основании опроса следователей и экспертов (400 анкет) подавляющее большинство практических работников (92%) указали среди главных недостатков своей деятельности на отсутствие необходимых технических средств и их комплектующих.

В связи с вышеизложенным мы предлагаем проект специализированного комплекта для работы со следами биологического происхождения на месте происшествия (прил. 5). В него, по нашему мнению, необходимо включить следующие составляющие, отсутствующие в вышеописанных наборах технических средств. Этот комплект мы считаем необходимым дополнить: набором пробирок (для твердых и жидких объектов), лампой для освещения небольших участков местности с автономным питанием, а также возможностью подключения к источнику 220В и 12В автомобиля, налобным фонарем (для удобства поиска в труднодоступных местах), лупой 10х, ножницами с загнутыми краями (для работы с одеждой), универсальным ножом (нож, пассатижи, отвертка, пилочка, ножницы, штопор, консервный нож), набором пинцетов, шпателем, набором одноразовых шприцев, пульверизатором, набором термометров, освежителем воздуха, респираторной маской, набором зубочисток, набором салфеток, скальпелем, формальдегидом и эндоскопом с гибким управляемым шнуром для обследования труднодоступных мест.

2.3. Общие положения фиксации криминалистической информации, содержащейся в следах биологического происхождения

Одним из элементов собирания доказательств является их фиксация. Фиксация криминалистической информации представляет собой второй важный этап работы с уже найденными на месте происшествия вещественными источниками криминалистической информации, так как только
надлежащим

75

образом зафиксированные фактические данные приобретают силу доказательств по уголовному делу. С гносеологической точки зрения фиксация доказательств есть отражение их содержания, имеющее процессуальную форму исполнения. С криминалистической точки зрения «фиксация доказательств — это система действий по запечатлению в установленном законом формах фактических данных, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, а также условий, средств и способов их обнаружения и закрепления» [123, с. 123]. Для использования фактических данных в качестве доказательств результат отражения должен давать максимально полное представление об отражаемом объекте, передавать соответствующим образом его свойства и признаки, которые и превращают его в доказательство [105, с.7]. Однако на практике при работе с вещественными источниками криминалистической информации полное отражение не устанавливается, так как цели исследования имеют избирательный характер и предусматривают частичное отражение и запечатление лишь той информации, которая представляется необходимой для субъекта фиксации, и отвечает требованию допустимости [274, с. 148- 149; 254, с.302; 270, с. 127; 116, с.81]. В результате фиксации вещественных доказательств возникает вторичное отражение, когда само проявление преступления во внешнюю среду будет первичным.

С информационной точки зрения сущность фиксации следов биологического происхождения будет заключаться: 1)в сохранении в биологическом материале информации для ее дальнейшего экспертного исследования и получения выводного знания; 2) частичной перекодировке доказательственной информации, содержащейся в материальном носителе, и ее перенос на средство фиксации, причем материальное выражение получает не вся информация, содержащаяся в следах биологического происхождения, а только относящаяся к предмету доказывания, допускаемая уголовно-процессуальным законодательством и существенная с точки зрения предмета доказывания; 4) запечатлении не только доказательственной информации, но и путей ее получения, как необходимого элемента допустимости. Несмотря на то, что информационный аспект понятия фиксации доказательств предполагает в целом

76

абстрагирование от их правовой природы, он выявляет определенные отношения и элементы в ряду собирания и комплексного исследования вещественных доказательств [280, с.60-65].

В процессуальном плане фиксация доказательственной информации представляет собой выражение удостоверительной деятельности субъекта доказывания [ 123, с. 121 ]. Удостоверительная деятельность является элементом процесса фиксации доказательств. «Расследование, — отмечает А.Р. Ратинов, — как и весь процесс установления истины по уголовному делу, имеет две стороны. Во первых, добывается информация об обстоятельствах расследуемого события. В этом смысле деятельность носит познавательный характер. Во-вторых, установленные обстоятельства дела подтверждаются, документируются, удостоверяются в установленной законом форме. В этом смысле эта деятельность носит удостоверительный характер» [259, с.289]. Таким образом, удостоверительная деятельность предполагает необходимую форму существования фактов в качестве судебных доказательств. Кроме удостоверительной деятельности, фиксация доказательств включает в себя запечатление доказательственной информации в процессуальной форме или придание им законной формы.

Таким образом, фиксация следов биологического происхождения представляет собой систему определенных целенаправленных действий, выраженных в процессуальной форме и проявляющихся в материальной обстановке места происшествия по физическому запечатлению данных следов, на основе дальнейших исследований которых возможно установление следствием обстоятельств, имеющих значение для расследования дела.

Рассмотрим формы фиксации следов биологического происхождения. Основной формой фиксации следов биологического происхождения на месте происшествия является вербальная или словесная. Информация, касающаяся объектов биологического происхождения, отражается в протоколе осмотра места происшествия. Протокол осмотра места происшествия представляет собой продукт высшего психического отражения, переработанный и осмысленный в мозгу следователя. При описании
процесс перекодирования информации,

77

заключенной в следах биологического происхождения, осуществляется в несколько этапов. Перекодирование информации происходит как при непосредственном восприятии материальных объектов или отдельных обстоятельств происходящего события и формирования соответствующего нервно-психического их образа, так и при трансформации непосредственно воспринятой информации в опосредствованное условно-знаковое обозначение. Воспринятая информация запечатлевается в памяти субъекта (следователя, аналогично в памяти свидетеля, потерпевшего и т.д.). В дальнейшем она из мысленной формы трансформируется в вербальную, воспроизводимую следователем в протоколе осмотра места происшествия. При этом форма динамического информационного сигнала существенно изменяется и приобретает статическое выражение на бумаге.

Обнаруженные следователем или другими участниками осмотра следы биологического происхождения описываются в протоколе четко, точно и последовательно. Протокол не должен содержать объяснений, толкований, изложений, представлений следователя по поводу механизма образования и принадлежности следов биологического происхождения. Описываются в протоколе только те биологические следы, которые имеют непосредственное отношение к событию происшествия. Кроме того, в нем указывается расположение данных следов в обстановке места происшествия, их морфология, количество, характерные особенности, возникшие при конкретном происшествии, действия по их обнаружению и фиксации, включающие в себя технические средства и используемые методы, условия при которых эти следы были обнаружены [211, с. 10; 332, с. 101 ]. В протоколе осмотра места происшествия указывается на факт проведения предварительных исследований на месте происшествия, в частности, со следами биологического происхождения и их результаты. В заключительной части протокола перечисляются и описываются объекты (в том числе и биологического происхождения), изъятые и приобщенные к делу, а также характер их упаковки и надписи на этих упаковках, отмечается, куда они направлены; содержится заявление специалиста, связанное с обнаружением, фиксацией и изъятием доказательств;
отражаются замечания

78

понятых по поводу произведенных действий; фиксируется время начала и конца проведения осмотра; делаются отметки о приложениях к протоколу (планы, схемы, слепки, оттиски следов и т.п.). Протокол подписывается следователем, понятыми и другими участниками следственного действия.

Большое значение для выяснения картины происшествия имеет характер распределения следов биологического происхождения в обстановке места происшествия, тщательное изучение которого может дать представление о характере случившегося. Например, был обнаружен труп без видимых телесных повреждений и признаков кровотечения из носа, рта потерпевшего. В то же время на месте происшествия обнаружены следы крови в виде пятен, мазков и отпечатков. У следствия возникло предположение, что эти следы крови оставлены преступником, у которого во время совершения преступления образовались какие-либо телесные повреждения в результате борьбы с потерпевшим или случайного ранения по неосторожности. Таким образом, следствие пришло к ориентировочным выводам, которые впоследствии также нуждаются в проверке, но тем не менее приобретают важное розыскное, а после проведения судебно-медицинской экспертизы и доказательственное значение [34, с.64].

Особое значение приобретает предметная форма фиксации, при которой происходит изъятие следов биологического происхождения в натуре как с объектом-носителем, так и без него, с последующей консервацией для проведения экспертных исследований и получения доказательственной

информации [129, с. 11]. При обнаружении больших количеств жидких биологических веществ (крови) в виде луж и т.д., возможно изъятие непосредственно биологического материала без предмета-носителя, а также перенесению части жидкого биологического вещества на марлю, свернутую в несколько слоев с последующим высушиванием при комнатной температуре.

Для использования в деле в качестве вещественных доказательств СБП необходимо не только выявить и зафиксировать, но и сохранить по возможности в первоначальном виде, в каком они были обнаружены на месте происшествия [113, с.48]. Их сохранность во многом будет зависеть от способа и качества упаковки, которая будет предохранять СБП от возможных внешних

79

воздействий (загрязнения, увлажнения и т.д.). Предварительно, перед упаковкой следы биологического происхождения, имеющие вид пятен на текстильных тканях (например, на одежде), обшиваются чистой белой материей или белой бумагой, которая по размеру должна быть больше пятна. Обшитый кусок ткани складывают таким образом, чтобы пятно оказалось внутри и не попало на складку. Влажная одежда просушивается при комнатной температуре. Для наилучшей сохранности СБП следует помещать в две упаковки: внутреннюю и внешнюю, хотя возможны варианты из нескольких упаковок. В каждую внутреннюю упаковку помещается только один объект со следами биологического происхождения. При необходимости транспортировать жидкую кровь, сперму, слюну, желчь, мочу и т.д. их следует поместить в стеклянные банки или флаконы, закрыв резиновыми пробками или навинчивающимися крышками с прокладками. Наиболее эффективным средством является пластик, специально изготовляемый для этих целей. Заполнение таких сосудов более чем на 2/3 и менее чем на 1/3 не рекомендуется. Использование стеклянной тары с плотными крышками, а также полиэтиленовые пакеты и целлофановые мешочки для упаковки высушенных жидких следов биологического происхождения, находящихся на объектах-носителях, без применения консерванта может ускорить процесс загнивания биологического вещества, при условии, что такие объекты не сразу попадают на экспертизу. Для предотвращения загнивания жидких следов (крови и т.д.), находящихся на предметах-носителях, необходимо их просушивание при комнатной температуре. В качестве упаковочного материала для таких объектов целесообразно использовать прочные бумажные конверты. Этот же упаковочный материал целесообразно использовать в качестве внутренней упаковки и для следов-предметов (волос, обрезков ногтей и т.д.). Конверт, содержащий следы биологического происхождения, тщательно заклеивается. Предварительно на упаковке (конверте и т.д.) делается надпись с указанием наименования предмета, места и времени его изъятия. Надпись заверяется подписями следователя и понятых. Если в одну внешнюю упаковку помещается несколько объектов, составляется их опись, которая кладется во внутрь упаковки, причем надпись в этом случае делается как на каждом отдельном конверте, так и на внешней

80

упаковке тары.

При графической форме фиксации отражается топология следов биологического происхождения, обеспечивается наглядность для восприятия. При реализации графической формы фиксации составляются масштабные планы, чертежи, зарисовки, которые помогают определить механизм образования следов биологического происхождения для установления механизма совершения преступления [342, с.21-44].

Несмотря на достоинства рассмотренных выше методов фиксации, у них есть свои недостатки, которые выражаются в невозможности достижения точного и полного воспроизведения деталей внешнего строения, элементов состава и структуры материальных объектов. Применение технико-криминалистических методов фиксации обеспечивает возможность дополнения имеющихся в протоколах пробелов, уточнения отраженных в них данных, а также обеспечивает суммирование доказательственной информации [174, с.187; 337, с.242; 133, с.168].

Специальными методами фиксации являются фотографирование, звукозапись, кино-видеосъемка [133, с. 168; 214, с.7; 128, с.16; 108, с.16]. Их применение способствует получению наглядного иллюстративного, доказательственного и ориентирующего материала, а также выявлению таких объектов, следов и фактов, которые находятся за пределами порога чувствительности органов зрения и слуха, не воспринимаются обычным способом [134, с. 14; 245, с.45; 156, с.23; 137, с.16; 243, с.72]. Кроме того, эти средства сохраняют информацию, которая не может храниться в натуре. Так, фотосъемка обстановки места происшествия, выявленных следов и т.д. дополняет их описание в протоколе, дает наглядное представление о ситуации, с которой столкнулся следователь, специалист.

Как правило, при проведении осмотров мест происшествий, связанных с обнаружением трупов, на практике применяют видеосъемку, которая является наиболее наглядной среди других подвидов фиксаций этого вида. Она объединяет вербальную и наглядно-образную формы фиксации криминалистической информации, что особенно важно при проведении определенных следственных действий, таких, как осмотр места происшествия, очная ставка, следственный

81

эксперимент, обыск и др., поскольку важное значение могут иметь как действия и условия проведения этих следственных действий, так и поведение и заявления их участников. Достоинством данного способа фиксации является возможность быстрого воспроизведения запечатленной информации сразу после окончания съемки.

2.4. Особенности выявления, фиксации и изъятия следов крови

Большое значение для расследования преступлений имеют следы крови. О них упоминалось еще в “Русской Правде” [220, с.77], об обнаружении и исследовании следов крови говорил судебный медик прошлого века Бриан [223, с. 1106], “существенное значение” придавал этому виду следов дал С.Н. Трегубое [263, с.62]. Большие успехи в выявлении, фиксации и изъятии следов крови, а также их дальнейшем исследовании были достигнуты в последние десятилетия. Эти достижения в первую очередь связываются с разработками специальных методик указанных действий, а также их техническим обеспечением.

По тяжким преступлениям (убийства, изнасилования, телесные повреждения и т.д.) из числа СБП чаще всего фигурируют следы крови. По ним возможно решение следующих вопросов: 1) выяснение условий образования следов, исходя из их формы, количества и расположения как на отдельных предметах-носителях, так и в целом, в обстановке места происшествия; 2) дифференцирование крови по биологическим группам (на основе традиционных биологических методов), что позволяет сузить группу лиц, которым может принадлежать исследуемая кровь, или, используя метод генотипии, установить с высокой степенью вероятности принадлежность исследуемой крови конкретному человеку; 3) установить причастность конкретного субъекта к совершенному преступлению путем обнаружения на нем или на принадлежащих ему предметах следов крови; 4) установить принадлежность крови биологической группе объектов (виду животных).

Поиск следов крови основывается на общих и специальных принципах поисковой деятельности, включающей в себя два основных момента: собственно

82

подготовку специалиста, осуществляющего указанную деятельность (наличие специальных познаний), и его техническое обеспечение. Первое включает в себя получение необходимых знаний в двух
взаимосвязанных направлениях:

  • криминалистическом (общие положения поиска следов) и биологическом (специальные познания, касающиеся особенностей обнаружения следов биологического происхождения). Связь этих направлений может принимать различные формы: генетическую, объемную и др. Генетическая форма связи обуславливает синтез знаний различных наук (криминалистики, биологии и судебной медицины [261, с. 191]), на основе которых возможна поисковая
  • деятельность, разрабатываются методики поиска различных следов биологического происхождения, в том числе и крови. Объемная связь проявляется через зависимость применяемых методов специальных (базовых) наук от обстановки места осмотра происшествия.
  • Для действенного осмотра места происшествия, связанного с тяжкими

I

преступлениями против личности, в целях обнаружения следов биологического
»» происхождения, и, в частности, следов крови, необходимо наличие специалиста,

Г обладающего знаниями как в области криминалистики, так и биологии (судебной

медицине). Поэтому для поиска следов биологического происхождения, в том

числе и крови, привлекается врач, имеющий представление о их внешнем виде и

других свойствах [154, с.4].

Исходя из особенностей обнаружения следов крови, В.И. Попов различает %? следы крови отчетливо видимые и трудноразличимые [224, с.41]. К первым он

отнес значительные скопления крови на плоских поверхностях (лужи), а также все другие формы следов крови, находящиеся на светлых поверхностях. К трудноразличимым следам по мнению В.И. Попова, относятся, во-первых, следы крови значительной давности или следы, изменившие свой цвет и имеющие вид бурых, рыжих, а порой и серых пятен, а во-вторых, следы крови, расположенные *• на темных поверхностях и накопившиеся в труднодоступных для обнаружения

местах: в щелях пола и т.д.

Большое значение для выяснения механизма происшествия имеет форма следов крови, отражающая характер ранения, а также указывающая на характер

83

некоторых действий субъектов преступления. Одной из распространенных классификаций следов крови по их форме является классификация, предложенная Н.С. Бокариусом, которая будет рассмотрена в следующей главе.

Вопрос поиска следов, в том числе и крови на различных объектах непосредственно коррелирует с установлением механизма происшествия по созданной следователем мысленной модели.

Как мы уже отмечали, поиск различных следов, в том числе и крови на теле и одежде преступника входит в состав следственного освидетельствования.

Поиск крови на одежде производят в тех местах, где ее трудно заметить или удалить. Стремясь уничтожить следы крови, преступник нередко их замывает, закрашивает или соскабливает. Осмотр одежды следует производить при ярком косопадающем освещении с помощью лупы. При осмотре пальто, пиджака, блузки, рубашки, кофты, куртки в первою очередь исследуются низ рукавов, передняя и нижняя часть одежды, карманы. Затем, тщательно осматривается вся одежда в целом. Если имеется подозрение на уничтожение следов крови, то вспарываются швы на верхней ткани и подкладке и осматриваются эти участки. При замывании верхней одежды кровь обычно переходит на подкладочный материал (поролон, ватин) и сохраняется между отдельными волокнами ткани. При осмотре брюк внимание обращается на манжеты, гульфик, входы в карманы, подкладку.

Темную одежду рекомендуется осматривать с помощью электронно- оптического преобразователя инфракрасных лучей [196, с.74-75; 319, с.1- 3]. Кровяные пятна поглощают инфракрасные лучи и на общем фоне выглядят более темными.

При осмотре обуви тщательно исследуются ранты, подметка, набойки, подковки и т.д. С подметки и каблука рекомендуется сделать соскобы.

Исходя из информации о характере распределении ран на теле жертвы, можно судить об орудии преступления, а, следовательно, и предполагать, где расположены и какой формы могут быть следы крови на одежде преступника [134, с.41; 203, с.13]. Существует определенная закономерность образования следов крови на одежде преступников в зависимости от способа

84

совершенного преступления.

Если повреждения наносятся ножом, камнем, кастетом, т.е. орудием с небольших рычагом приложения силы, пятна крови нужно искать на лице, руках,

t

груди преступника или на одежде, прикрывающей эти участки тела. При нанесении повреждений топором, палкой, молотком, т. е. орудиями, имеющими значительный рычаг приложения силы, пятна крови на преступнике могут находиться на спине его одежды, на плечах или на груди. Объясняется это тем, что преступник, занося руки над головой, при повторных ударах, стряхивает частицы крови с орудия преступления на себя и она падает не только на переднюю, но и на заднюю сторону его одежды. Эти пятна крови обычно имеют овальную и круглую формы.

Когда преступник избивает свою жертву ногами, наносит ей удары по неприкрытому одеждой телу, то на его обуви можно обнаружить мазки и брызги крови, а на брюках — брызги и потеки. При избиении жертвы кулаками, на тыльной поверхности кистей рук могут находиться мазки крови, а на рукавах одежды — мелкие брызги и мазки.

При изнасиловании и иных половых преступлениях следы крови обнаруживаются в области застежки брюк и на нижнем белье.

При нанесении огнестрельных ран в упор форма и локализация пятен крови на преступнике иногда бывает аналогична следам крови и их расположению, образующимся от орудия с небольшим рычагом приложения силы. При механическом задушении жертвы, если она не имела кровоточащих ран, на преступнике следов крови не будет. Следов крови может и не быть в тех случаях, когда наносятся ранения через плотную одежду, которая не пропускает кровь наружу.

При осмотре тела освидетельствуемого лица с целью обнаружения следов крови, первоначально осматриваются открытые части тела: руки, лицо, ушные раковины, волосы, а затем все тело целиком. Особенно тщательно осматриваются те участки тела, на которых преступник мог не заметить кровь, смывая ее с себя. Так у подозреваемого коротко остригаются ногти (в грязи под ними может находиться кровь). Если имеются данные, что преступник на месте происшествия

85

был босиком, необходимо остричь ногти пальцев ног.

Насколько важно проведение освидетельствования в кратчайшие сроки после совершенного преступления, видно из следующего примера.

В квартире гражданки Т. возник пожар. Пожарные, ликвидировав огонь, обнаружили двух женщин. Одна из них была мертва, другая — находилась в бессознательном состоянии и была доставлена в больницу. В беседе с потерпевшей А. было выяснено, что «преступник» бесшумно проник в помещение, где находилась обе женщины, нанес ей ряд ударов по голове, от которых она потеряла сознание и очнулась только в больнице. По словам А., судьба второй женщины ей была неизвестна. Осмотр гражданки А. производился в больнице следователем с участием судебно-медицинского эксперта и эксперта-биолога криминалистического отдела. Раны, кровоподтеки и другие следы на теле гражданки А. фиксировались фотографированием и описанием в протоколе осмотра. При этом было обращено внимание на то, что раны у потерпевшей А. не были опасны для жизни, а семь ран на правой височной области головы имели линейную форму и сходились в верхней части. Локализация, величина и форма ран не исключали факта, что раны могла нанести себе сама потерпевшая А. В связи с этим возникла версия о причастности к убийству самой гражданки А. В процессе осмотра места происшествия среди прочих вещественных доказательств был найден обрывок газеты, в который были завернуты клещи, являющиеся орудием убийства. Остальная часть газеты была изъята на квартире у мнимой потерпевшей А. Под тяжестью собранных улик, гражданка А. призналась, что после убийства гражданки Т. по независящим от нее причинам она не могла покинуть места происшествия, и с целью симуляции нападения, совершила поджог квартиры и нанесла себе ряд ран [134, с.46].

Следы крови, помимо одежды и тела преступника, могут быть обнаружены на предметах обстановки, на орудиях убийства, на транспортных средствах и т.д.

Стремясь уничтожить следы крови в помещении, преступник нередко их замывает, закрашивает или соскабливает. Наиболее целесообразно искать кровь на ножках стола, стульев, на стенах под картинами, в щелях между досками пола. Пятна крови, подвергшиеся уничтожению, имеют различный вид в зависимости от

86

того, как и чем они уничтожались. Наличие влажных предметов, чисто вымытого пола, вновь обитой мебели, вымытых стен или неожиданно сделанного ремонта может говорить о том, что это совершено с целью уничтожения следов крови.

Наиболее вероятно нахождение следов крови в ванных комнатах, раковинах и т.д., что связывается с их возможным неполным уничтожением в этих местах. Брызги могут образоваться от стряхивания крови с окровавленных рук. Также нельзя исключить и того факта, что сам преступник мог быть поранен.

Поиск следов крови на транспортных средствах начинается с выступающих частей, особое внимание уделяется осмотру повреждений и вмятин. Затем осматриваются нижние поверхности, куда могла попасть кровь, брызнувшаяся из жертвы. Для продолжения поиска следов крови в лаборатории рекомендуется брать соскобы грязи с колес и забрызганных частей транспорта. После наружного осмотра и зависимости от вида совершенного преступления осматриваются багажник и салон автомашины.

Производя поиск следов крови на различных предметах (топорах, молотках, ножах, палках, камнях, бутылках и т.д.), следует помнить, что кровь в жидком состоянии может затечь в различные углубления, щели, а также в виде брызг отлететь на некоторое расстояние от непосредственного места преступления.

В случаях нанесения огнестрельных повреждений с близкого расстояния или в упор на оружии могут находиться следы крови в виде брызг, мазков и отпечатков.

Осмотр орудий преступления следует производить в резиновых перчатках.

Обнаруженные следы крови должны быть зафиксированы в протоколе осмотра, сфотографированы, а в необходимых случаях их местонахождение должно быть отмечено на составленных планах и схемах. В особых случаях (убийства, тяжкие телесные повреждения и т.д.) применяется видеосъемка места происшествия, в результате которой фиксируются также и следы крови. К особенностям фиксации следов крови путем описания в протоколе осмотра места происшествия можно отнести их привязку к предметам-носителям, на которых они обнаружены.

87

i При описании следов крови протоколе осмотра необходимо указать:

— время и место обнаружения. Если следы крови находятся на вещах, то в протоколе указывается и состояние этих вещей, например, влажное или сухое);

% —цвет (ярко-красный, красно-бурый, бурый, коричневый, серый, черный,

зеленый);

— физическое состояние (плотность, сухие, влажные); — — приблизительный размер (два размера, если след вытянутый; диаметр каждого следа, если след круглый, с применением измерительной фотосъемки); — — форму - в виде капель (одиночные и множественные); лужа, потек, пятно ^ (округлое, вытянутое, монетообразное с гладкими, зубчатыми краями); брызги,

помарки, отпечаток, мазок.

Существенную информацию о событии преступления может дать характер распределения и вид этих следов как на предметах-носителях (отражает детальные или частные эпизоды происшествия), так и в окружающей обстановке (в случае большого количества крови она может занимать определенное пространство, на

4 котором находятся множество предметов носителей), что дает
общее

представление о картине происшествия. Эту информацию наиболее целесообразно запечатлеть методами фотографической фиксации или видеосъемки, в целях установления механизма образования следов [2, с. 170; 141, с.95].

После обнаружения, осмотра и фиксации следов крови они изымаются для последующего исследования. Небольшие предметы, например, одежда, орудия

ф преступления и т.п., изымаются и направляются на экспертизу целиком. С

громоздких же предметов изымается часть поверхности со следами крови, а также участок без крови, который исследуется как контроль предмета-носителя. Способы изъятия следов крови с громоздких предметов различны: кровь соскабливается, вырезается, выпиливается, выдалбливается и т.д. С ценных предметов и с тела кровь соскабливается. С земли и песка кровь изымается на всю

*? глубину ее проникновения. В качестве контроля берется грунт без крови.

Со снега следы крови изымаются на марлю. При этом снега берется, как можно меньше. Снег с кровью тает. Кровь пропитывает сложенную в несколько раз марлю и сохраняется на ней. Снег с кровью не следует помещать в банку, т. к.,

88

кровь окажется растворенной. При этом белки крови разлагаются, что исключает возможность их видового и группового определения. Аналогично поступают при изъятии жидкой крови. Влажные вещественные доказательства со следами крови (одежда, кровь, изъятая со снега на марлю) перед направлением на экспертизу должны быть просушены при комнатной температуре, но не на отопительных приборах [134, с.72].

Упаковка вещественных доказательств производится таким образом, чтобы поверхность со следами крови не соприкасалась с упаковочным материалом. Пятна на одежде прикрываются марлей или бумагой и обшиваются. Хрупкие и стеклянные предметы упаковываются в картонные ящики с прокладками. Вещественные доказательства должны быть упакованы и опечатаны так, чтобы без нарушения упаковки они не могли быть заменены. На пакете делается надпись с указанием, какие вещественные доказательства находятся в нем, когда, кем и по какому делу они изъяты. Надпись заверяется следователем, производящим изъятие вещественных доказательств, и двумя понятыми, присутствующими при этом.

Если вещественные доказательства представляют собой хрупкие предметы или сосуды с жидкостью, то на упаковке делают пометки: «стекло, жидкая кровь, верх и т.д.».

Одновременно с вещественными доказательствами и препроводительными документами в лабораторию направляются:

1) постановление о назначении экспертизы; 2) 3) копия протокола осмотра вещественных доказательств на месте их изъятия; 4) 5) копия акта судебно-медицинского исследования трупа или освидетельствования живого лица 6) 7) при повторных экспертизах — копия акта первичного исследования вещественных доказательств. 8)

89

2.5. Особенности выявления, фиксации и изъятия других следов биологического происхождения

На месте происшествия кроме следов крови могут быть обнаружены следы спермы, слюны, мочи, пота, волос человека, а также иные следы [прил. 3, рис4].

Следы спермы специфичны для таких преступлений, как убийство на сексуальной основе, изнасилования, развратные действия в отношении несовершеннолетних, насильственное мужеложство. Следственным осмотром или освидетельствованием их обнаруживают на нижнем белье потерпевших, верхней одежде, на постельных принадлежностях (простыне, пододеяльнике, наволочке), на трупе и теле жертвы [251, с.9]. В местах попадания спермы на одежду она приобретает накрахмаленный вид, становится жесткой на ощупь. На светлых тканях след спермы имеет желтовато-серый цвет, на темных — белесоватый, матовый. Если сперма смешана с кровью, пятна имеют бурый цвет.

Для обнаружения следов спермы используются рассеянный и косопадающий свет, лупы, ультрафиолетовый осветитель. В ультрафиолетовых лучах следы спермы имеют характерное голубоватое свечение. Однако, при этом свежие следы почти не люминесцируют. Наибольшее свечение наблюдается у следов месячной давности, после чего оно уменьшается. Люминесценция следов, подвергшихся замыванию, сохраняется. Изымаются следы спермы вместе с объектом-носителем (трусы, брюки и т.д.). Если они обнаружены в ходе освидетельствования на теле человека, то они изымаются на липкую ленту, дактопленку [252, с.20], с других объектов делают соскобы.

В протоколе осмотра указывается, на каких предметах обнаружены следы спермы и в каком именно месте, какой они формы, размера и цвета, способ упаковки.

Следы слюны обычно обнаруживают на окурках сигарет, носовых платках, выброшенных или утерянных потерпевшим или преступником, кляпах, используемых преступниками при вымогательстве, изнасиловании, убийствах, а также на почтовых конвертах и марках. Цвет пятен слюны зависит от цвета поверхности, на которых они находятся. На белой ткани и бумаге они имеют

90

темноватый цвет, на темном фоне почти незаметны. Для обнаружения пятен слюны рекомендуется использовать ультрафиолетовый осветитель, в лучах которого слюна имеет слабое голубоватое свечение.

Следы слюны изымаются вместе с их носителем или хотя бы с его частью. Предмет со следами слюны обязательно просушивается и как можно скорее направляется на экспертизу, так как основной ее компонент — амилаза, по которому определяется наличие слюны, разлагается и исследование серьезно затрудняется.

В протоколе осмотра описываются отличительные признаки предмета- носителя и результаты осмотра его в рассеянном свете и косопадающих лучах, наличие люминесценции в ультрафиолетовых лучах.

Волосы среди СБП относятся к следам-предметам, которые хотя и имеют свойство локализации на предметах-носителях, но обладают определенной формой, что и обусловливает их поиск. При совершении преступлений волосы остаются на руках преступника, на одежде, на орудиях преступления, месте совершения преступления. Жертва преступления, защищаясь, вырывает волосы из головы, бороды, усов, лобка и других частей тела преступника, которые могут быть впоследствии найдены в руках, теле или одежде потерпевшего. Следователь, производя осмотр и обнаруживая волос, не может констатировать его происхождения, так как многие синтетические волокна, волокна некоторых растений (кукурузные рыльца) напоминают волосы человека. К особенностям следообразования этих следов можно отнести контактное взаимодействие [167, 5].

При поиске волос следует учитывать, что у человека они имеют разную длину, форму, цвет, толщину в зависимости от участка их произрастания. На волосистой части головы они прямые, либо курчавые, волнистые, толщиной 0,12- 0,14 мм, волосы век, ноздрей, бровей имеют дугообразную или прямую форму и длину 0,5-2,5 см, волосы с туловища (подмышечных впадин, промежности, лобка, груди, живота) — прямые или волнистые длиной до 8 см, неравномерные по толщине.

Поиск волос производится визуально, а также с использованием луп и светофильтров, повышающих контраст. Обнаруженные волосы изымаются

91

пинцетом с резиновыми наконечниками, чтобы их не повредить. С разных частей предмета- носителя волосы складываются в разные конверты.

В протоколе осмотра указывается, на каких предметах обнаружены волосы,

  • каков их цвет, длина, количество, форма, наличие кутикулы, повреждений. При изучении и описании волос используется лупа и миллиметровая линейка.

К СБП относятся также и некоторые запаховые следы, которые являются продуктами жизнедеятельности различных организмов. Они могут образовываться в организме в процессе обмена веществ и выделяются в окружающую среду с выдыхаемым воздухом, мочой, секретами потовых и ? сальных желез. Некоторые из них несут информацию о половой принадлежности,

физиологическом, функциональном и эмоциональном состоянии организма. Кроме того, соединения, образующие запаховые следы, могут отражать и временные (случайные) признаки (место недавнего пребывания, съеденную пищу и т.д.) [188, с.245]. Представляется обоснованной классификация запаховых следов, данная А.А. Топорковым, который подразделяет запаховые следы по

  • характеру образования на следы-запахи и следы-источники запаха. Следы запахи характеризуются как одноразовое явление, связанное с испарением молекул пахучих веществ, находящихся в замкнутом пространстве и быстро рассеивающихся за его пределами. К следам-источникам запаха относятся твердые и жидкие объекты, с поверхности которых молекулы вещества следа испаряются непрерывно (все СБП обладают такими свойствами).

ф Носителями запаховых следов могут являться:

— отделившиеся от тела человека кусочки кожи, волос, крови, в том числе и сухие пятна, потожировое вещество и прочие выделения, связанные с его физиологической деятельностью. Эти биологические объекты сохраняют запах человека в течении длительного времени. Срезы ногтей, например, сохраняют индивидуальный запах человека десятки лет [141, с. 110];

% —предметы постоянного контакта с телом человека — одежда, обувь,

личные вещи (очки, ключи, авторучки), хорошо удерживающие проникающий в них запах в течение многих лет, так как при длительном ношении они пропитываются потожировым веществом индивида;

92

— объекты временного контакта с телом человека: средства совершения преступления, инструменты, оружие и т. д., находившиеся некоторое время (не менее 30 минут) в контакте с человеком. В этом случае индивидуальный запах

  • сохраняется не более 2,5 суток [141, с.110].

— фоновые запахи — запахи поврежденного почвенного покрова, раздавленных мелких насекомых и т.д. [188, с.247].

Время сохранения запахов на месте происшествия ограничено. Так, запахи следов рук, ног в помещении сохраняются в течение суток, а на открытой местности при ветре и высокой температуре — в пределах 3-4 часов. В зимний

*” период запахи лучше сохраняются на улице, а в летнее время — в закрытом

помещении [141, с.110]. Установлено, что пахучие вещества человека на следах обуви, ног, орудиях преступления, вещах и предметах, находящихся на открытой местности, сохраняются в течение 20 ч, а на личных вещах и предметах — до нескольких суток. Срок сохранности пахучих следов зависит от степени вентиляции, объема помещения, а также от запаховоспринимающих свойств пред-

!* мета или вещи и места их нахождения [215, с.205].

Прикосновение любого человека к обнаруженному предмету искажает запах, а длительное нахождение исследуемого объекта в чьих-то руках может привести к утрате запаховой информации. Это необходимо учитывать особенно при осмотре мелких объектов (ручек, ключей, расчесок).

К особенностям, характерным для поиска и изъятия запаховых следов

Ф человека, можно отнести:

— создание условий, обеспечивающих максимальную сохранность запаховых следов (накрыть следы каким-либо ящиком или коробкой, выставить оцепление

и др.);

— ограничение числа участников оперативно-следственной группы только лицами, без которых это действие может утратить процессуальное значение либо

« оказаться малоэффективным;

— соблюдение правил поведения и передвижения, исключающих возможность «разрушения» следов или их загрязнения посторонними пахучими веществами (участники осмотра должны находиться в пределах отведенного участка,

93

передвигаться только по разрешению руководителя осмотра, не курить и не создавать сквозняков);

— выполнение строгой очередности поиска и изъятия запаховых следов (поиск

  • и изъятие запаховых следов должны предшествовать работе с любыми другими следами или предметами, которые могут стать вещественными доказательствами).

Все действия по обнаружению, изъятию и консервации одорологических следов следует отражать в протоколе соответствующего следственного действия, руководствуясь ст. 141 УПК. Мероприятия по отбору, упаковке и консервированию следов должны производиться в присутствии понятых. При

  • этом необходимо обращать их внимание, показывать место, способ обнаружения следа, а иногда и разъяснять сущность действия и для каких целей изымаются запаховые следы.

I На месте происшествия обнаружение предметов — носителей запаховой

информации о преступнике, осуществляется через создание модели действий преступника, каких предметов он касался, где сидел и т.д.

  • Изъятие запаховых следов в ходе проведения следственных действий обычно осуществляется следующими способами: а) вместе с объектом-носителем запаха; б) путем отбора запаховых проб. Первый вариант представляется наиболее ценным, так как он предусматривает изъятие следа-источника запаха, который обладает большей устойчивостью запаховой информации и является носителем всех компонентов образующих этот источник криминалистической информации.

  • При этом, объект-носитель запаха может представлять ценность с точки зрения присутствия на нем СБП (крови, слюны и т.д.). Во втором случае, запаховая проба представляет собой только часть запахового вещества, собранного инструментальным путем.

Наиболее ценными объектами-носителями запаховых следов человека являются его пот и кровь. При этом считается, что индивидуализирующими

  • запахами не обладают сперма, вагинальные выделения, моча и т.д.

При изъятии небольшого изолированного предмета его берут пинцетом и герметично упаковывают в стеклянную емкость.

Если же предмет - носитель запаховой информации - не может быть изъят с

94

места происшествия (ручка двери, след ноги и т.п.), то производят отбор запаха методом адсорбции1 (с помощью активированной угольной ткани, ворсистых гигроскопических тканей, фильтровальной или даже обычной чистой писчей бумаги) [141, с.111].

При изъятии запаховых следов используют входящие в комплект оперативно- следственного чемодана следующие инструменты и материалы: шприц (ветеринарный, медицинский — различной емкости), насадку на наконечник шприца, стеклянные флаконы с притертыми пробками (5-10 штук), пакет марлевых стерильных медицинских салфеток, пакет стерильной медицинской ваты, стерильные лоскуты ткани должны быть упакованы в чистую стеклянную тару емкостью 0,5л со стеклянной или металлической крышкой или завернутыми в 3-4 слоя алюминиевой фольги, резиновые перчатки.

Перед изъятием запаха стерильную ткань вынимают пинцетом и увлажняют из пульверизатора дистиллированной водой очень мелкими каплями, направляя струю вверх над тканью, чтобы капли свободно осаждались. После её увлажнения тканью обертывают объект, например, ручку двери, которой касался преступник, а поверх нее в два слоя опоясывают алюминиевой фольгой, тщательно все обжимая. На горизонтальных поверхностях фольга на ткани прижимается грузом. Время контакта — не менее 1 часа. Запах из обуви отбирают тканью, помещаемой внутрь, на нее накладывается фольга, которая прижимается плотно массой чистой скомканной бумаги, набиваемой в обувь. Следы-запахи на месте происшествия изымают на чистую ткань, положенную на фольгу, размещая ее вдали от места нахождения лиц, производящих осмотр. Материал накапливает запах в течение всего времени осмотра места происшествия, но не менее 1 часа. После отбора запаха ткань пинцетом помещают в стеклянную тару, герметически закрывают и опечатывают. Материал можно упаковать в 3-4 слоя фольги, края которой необходимо дважды плотно обжать.

В ходе осмотра не всегда есть возможность изъять запах с предметов,

Адсорбция (от латинского ad - на, при и sorbeo — поглощаю) — поглощение вещества из раствора или газа поверхностным слоем жидкости или твердого тела (адсорбентом). Степень адсорбции характеризуется количеством поглощенного вещества и временем его удержания. Различные материалы и вещества обладают неодинаковой адсорбционной способностью.

95

подлежащих различным видам исследований. В этих случаях изъятие запахового следа, например, со следов крови, ногтей, частиц эпителия, проводится в лабораторных условиях. При этом, перед упаковкой объекты-носители запаховой следует просушить. Следы биологического происхождения в стадии гниения исключают возможность идентификации по ним лица, так как неспецифические жирные кислоты, содержащиеся в разлагающемся биологическом материале, необратимо меняют запаховую картину.

Отобрать запаховые следы можно с помощью прибора ПОЗ (прибор отбора запахов). Он включает набор шприцев и емкостей различных размеров. Шприцем всасывают воздух от следа, например, ноги и помещают в чистую, сухую стеклянную тару, герметично укупоривают [290, с. 8]. Простейшим средством является стеклянная бутылка, заполненная водой. На месте происшествия она переворачивается недалеко от следа, от которого отбирается запах, и после того, как вода вытечет, бутылку быстро подносят к следу на расстоянии 1-2 см. После этого она укупоривается [141, с. 111].

В последнее время для лучшей сохранности запаха применяют сорбент. Суть этого метода состоит в следующем: с запахового следа с помощью шприца, кончик которого может быть удален от предметов — носителей запаха на расстоянии до пяти сантиметров, берутся пахучие вещества; последние перекачиваются в емкость, на дне которой находится сорбент стерильного ватного либо марлевого тампона, после этого емкость герметически закрывается.

Для обеспечения лучших условий извлечения запаха со следа поверх сорбента кладут алюминиевую фольгу и полиэтиленовую пленку, которые прижимают грузом. Если след расположен на вертикальной поверхности предмета — носителя запаха, то сорбент и покрывающие его материалы укрепляют клейкой лентой. При необходимости собрать запах со сферической или фигурной поверхности (например, дверной ручки, ручек рулевого управления и проч.) ее обертывают куском сорбента. При изъятии запаха с объемных или поверхностных следов ног, рук желательно на участок предмета — носителя запаха, покрытого сорбентом, поместить коробку. Внутри ее создается «микроклимат», при котором сорбент лучше впитывает следы пахучих веществ. Оптимальным сорбентом,

96

использующимся в этом приборе является активированный уголь марки АГ-1. Активированный уголь способен хранить на себе пробу до двух лет. Он обеспечивает возможность ее многократного использования (не менее 5-8 раз). В комплект прибора входят: укладка со съемным ремнем; двухцилиндровый ручной насос; шесть держателей трубок; шесть алюминиевых трубок с активированным углем, закрываемых колпачками из полиуретанового пакета размером 150x250 мм; два полиэтиленовых пакета с медицинскими салфетками; совочек для отбора грунта; блокнот с карандашом; мерная лента длиной 750 мм; пинцет; резиновые перчатки.

Более компактным является прибор «Шершень», состоящий из двухцилиндрового ручного насоса и капсул с активированным углем, расположенных в жесткой металлической упаковке. Активированный уголь, заполняющий трубки, после применения может быть регенерирован и вновь использован. Регенерация осуществляется путем прокалки в течение двух часов при температуре 150-200°С [215, с.205].

Если на месте преступления обнаруживаются оставленные преступником личные вещи и предметы, то пинцетом или руками в резиновых перчатках каждую вещь или предмет помещают в отдельный полиэтиленовый мешочек, который герметически завязывают. Для лучшей герметичности вещи и предметы укладывают в двойные полиэтиленовые мешочки (или другую тару с надежной герметичностью). В герметически упакованных пакетах вещи и предметы с источником запаха могут храниться месяцами, не теряя своих индивидуальных качеств [215, с.203].

До разработок методов и приемов кинологической одорологии считалось, что применять служебных собак по следам человека или вещи, предварительно обработанных остропахучими и вредно действующими веществами, нельзя, так как эти вещества раздражают слизистую полость органа обоняния собаки и забивают основной индивидуальный запах человека.

Между тем запах человека состоит из тяжелолетучих потожировых компонентов, а маскирующие вещества (например, бензин, скипидар, ацетон, спирты, одеколон) в своей основе состоят из легколетучих
компонентов,

97

испаряющихся с обработанного следа, вещи и предмета значительно быстрее, чем потожировые следы рук и ног. За счет этой разницы и создается возможность использования для выборок следов, умышленно обработанных преступниками веществами, вредно действующими на органы обоняния собак.

Для использования таких следов в розыске и установления преступника с помощью собаки необходимо выждать определенное время до испарения остропахучих веществ (отрезок времени для испарения определяется опытным путем). После испарения остропахучих компонентов забирается проба пахучих веществ, которая консервируется с целью последующего ее использования.

Собранные запаховые следы снабжают этикетками или бирками, на которых указываются: дата, место и время изъятия следов, с какого предмета, материал следоносителя, особые условия на месте отбора запаха (посторонние запахи, сила ветра, температура, осадки).

В некоторых случаях при расследовании преступлений большое значение могут иметь растения, их стебли, семена и иные части, а также продукты их переработки. Значение следов растений заключается в возможности установления по ним вида, класса, фазы вегетативного развития, возраста, размеров и характерных особенностей: высоты, длины, ширины, толщины; состояния отдельных частей растений: корней, стволов, почек, стеблей, листьев, плодов и т.д.; вида повреждений растений, способа отделения частей растений; групповых и индивидуальных признаков орудий, которые использовались для отделения частей растений; наличия на растениях насекомых, а также биологических и химических веществ; способа уборки урожая, районирования растений.

Обнаружение, фиксация и изъятие растительных объектов может проводиться в результате следственного осмотра местности, помещений и т.д. В случае большого размера осматриваемого участка местности его целесообразно поделить на определенные зоны. Кроме предметной формы фиксации (целиком растительный объект или его часть), которая, как правило, наиболее грамотно может осуществляться специалистом, проводится фотосъемка всей растительности и ее отдельных экземпляров. В протокол следственного осмотра

98

заносятся данные, характеризующие как растительное сообщество в целом (биоценоз)1, так и название, вид, сорт отдельных растений, признаки указывающие на заболевания растений и другие необходимые в процессе расследования данные. Если следователь сам изымает ботанические объекты, он должен помнить, что на экспертизу следует представлять все частицы, сколько-нибудь похожие на растительные, а растения преимущественно целиком и, по возможности, весь спектр растительности данного участка местности. Кроме этого нельзя забывать, что вид, сорт растения наиболее точно определяется по цветкам и плодам растений.

Между количеством исследуемого вещества и точностью экспертного исследования существует прямая зависимость. Однако есть и особенности, которые необходимо учитывать в процессе изъятия растительных частиц. Так отличительным признаком корня является отсутствие на нем цветков, устьиц, листьев и каких-либо их изменений. Существующие модификации корней (клубни, корнеплоды, воздушные корни, корневые отпрыски и т.д.) имеют общее название—«метаморфозы корней» [213, с.245]. Все виды корневых систем делятся на стержневые и мочковатые. В зависимости от условий произрастания растения одна и та же корневая система может модифицироваться по- разному, причем изменения эти порой столь существенны, что мочковатая система приобретает черты стержневой, стержневая — мочковатой. Поэтому наряду с корнем полезно изымать частицы стебля, листьев и др. Корни различаются по анатомическому строению (известные различия существуют в микроскопическом строении однодольных и двудольных растений). Установление таких различий может иметь серьезное доказательственное значение.

Стебель представляет собой надземный осевой вегетативный орган высших растений. Стебли травянистых, злаковых, древесных и кустарниковых растений имеют резко выраженные различия морфологического и анатомического характера. Проще всего стебли дифференцировать на одревесневшие (деревья и

1 В некоторых случаях целесообразно говорить о биогеоценозе, т.е. однородном участке земной поверхности с определенным составом живых (биоценоз) и косных (приземный слой атмосферы, солнечная энергия, почва и др.) компонентов и динамическим взаимодействием между ними (обмен веществом и энергией). В. Н. Сукачев (1940); или экосистема (A.Tansley, 1935).

99

кустарники), неодревесневшие (травы, мхи) и соломины — полые стебли злаков, занимающие промежуточное положение. Стеблю свойственно большее морфологическое разнообразие. По форме стебли бывают цилиндрические, трех-и четырехгранные, ребристые, крылатые; по типу роста — приподнимающиеся, прямостоячие, ползучие, вьющиеся. При изъятии стеблей в качестве вещественных доказательств желательно фиксировать любые дополнительные детали строения стебля — междоузлия, почки, характер ветвления, поскольку это дает эксперту полезную информацию. Частным случаем исследования стебля является анализ анатомического строения древесины. Для этого изымается участок ствола с годичными кольцами (для дендрохронологического анализа) и корой, так как для целей систематики, филогении и идентификации кора имеет огромное значение. Таксономическую принадлежность объектов на уровне семейства или даже рода можно определить и по микроскопическим количествам древесины. Например, кольцесосудистость микрочастиц древесины свидетельствует о ее принадлежности к семейству маслинных, мотыльковых, рутовых и т. д.; короткие клювики сосудов с мелкими сближенными порами — к роду ясеня [213, с.245].

Морфология листьев чрезвычайно разнообразна. При изъятии листовых пластинок древесных, кустарниковых, травянистых, мохообразных и других растений необходимо больше внимания уделять сохранению жилкования, особенностей черешка, прилистников, краев листовой пластинки и т.д. Анатомическое строение листа подвержено большим колебаниям в зависимости от положения в кроне дерева, интенсивности освещения, влажности и других факторов внешней среды. Вместе с тем существует ряд консервативных признаков микроскопического строения, по которым можно судить о принадлежности исследуемой частицы листа к классам двудольных, однодольных, семействам злаков, кувшинковых и т.д. Листья, цветы, а также целые травянистые растения лучше всего вкладывать расправленными между листами твердой бумаги и заклеивать по периметру липкой лентой. На этих же листах бумаги, до вложения биологического объекта, можно привести основные сведения о месте изъятия образца (дать его описание), его происхождении и т.д. Сочные плоды, мясистые

100

сложные цветки или соцветия целесообразно заливать какой-либо консервирующей жидкостью (например, спиртом). Сосуд с законсервированными вещественными доказательствами должен содержать пояснительную надпись общей формы (см. выше).

Изъятые растительные частицы в процессе хранения и транспортировки могут претерпеть различного рода необратимые изменения: отдельные функция организма нарушаются, подавляются; другие, наоборот, проявляются, что затрудняет решение поставленного перед экспертом вопроса, поэтому всегда необходима скорейшая транспортировка в лабораторию.

С осматриваемых участков, в случае необходимости, кроме растительных объектов могут быть также изъяты почва, вода, вещества и насекомые находящиеся на растениях или составляющих определенную экосистему [213, с.245].

Опасность неконтролируемого обращения наркотических средств общеизвестна. Наркотические средства растительного происхождения представлены как наркотиками, изготовленными из растительного сырья путем его механической и (или) термической обработки — марихуана, гашиш, опий, маковая солома, псилобинсодержащие грибы — так и выделенными из растительного сырья — гашишное масло, экстракционный опий, морфин, кодеин, кокаин. Необходимым условием отнесения того или иного растительного материала к наркотическим является наличие в нем наркотически активных алкалоидов [115, с.44]. Наиболее распространенными в незаконном обороте являются наркотические средства, кустарно изготавливаемые из растений конопли и мака. Для изготовления наркотических средств применяются практически все сорта конопли, но наибольшую наркотическую активность имеет дикорастущая конопля, произрастающая на Дальнем Востоке и в южных регионах. Для удобства транспортировки, употребления и повышения наркотической активности конопля подвергается переработке. Наиболее часто встречаемыми формами наркотических средств получаемыми из конопли являются целые и измельченные соцветия любых ее сортов, растительная масса, представляющая собой смесь крупных

101

стеблевых листьев и соцветий без центрального стебля (марихуана) [115, с. 155; 194, с.8]. Цвет растительной массы — от светло-зеленого до коричневого.

Из марихуаны вырабатывается гашиш. При этом марихуану просеивают с

  • целью удаления остатков стебля, а оставшаяся масса спрессовывается в виде таблеток, пилюль, плиток, иногда из нее изготавливается паста. Цвет гашиша — от светло-зеленого до коричневого. Имеет характерный запах. В связи с этим, большое значение при поиске гашиша имеет наличие у подозреваемых мясорубок, решет, кофемолок, дуршлаков, прессов, загрязненных растительными частицами [173, с. 10].

ш Конопля может также служить также сырьем для приготовления гашишного

масла. Оно представляет собой раствор или вязкую массу, приготовленные путем экстракции (извлечения) из растений любых сортов конопли. Цвет раствора — зеленый, вязкой массы — темно-зеленый. Имеет характерный запах. Признаками кустарного изготовления могут служить наличие у подозреваемого гашиша, марихуаны, различных растворителей (ацетона, этилацетата, толуола,

fc растворителей 645, 646, 647, 648, 649, 650, Р-5), мясорубок,
кофемолок,

загрязненных растительными частицами [173, с. 13].

Многие наркотические средства изготовляются из мака. На территории бывшего СССР произрастает около 50 видов мака.

Все части макового растения любого сорта, как целые, так и измельченные, как высушенные, так и не высушенные (за исключением спелых семян) содержат

  • наркотически активные алкалоиды опия. Простейший способ изготовления наркотика из мака — это измельчение стебля, в результате чего получают маковую соломку. Она имеет цвет от светло- до темно-зеленого и от светло-желтого до коричневого. Из маковой соломки (кокнара) путем водной вытяжки или вытяжки с использованием органических растворителей получают экстракт маковой соломки, представляющий собой жидкость от коричневого до темно-
  • коричневого цвета. Внешний вид опия - твердые бесформенные комки или таблетки от темно-коричневого до черного цвета. Путем химической очистки из опия получают омнопон. Он встречается в виде порошка или таблеток коричнево-желтого или коричнево-розового цвета или в виде 1 %-ного или 2%-ного раствора

102

в ампулах коричнево-желтого цвета или бесцветного. Из опия вырабатывается морфин - основной алкалоид опия. Он выпускается в виде таблеток, 1%-ного и 5%-ного раствора в ампулах. Иногда встречается в виде порошка. Таблетки (порошок) - белого цвета, раствор в ампулах - бесцветный либо слегка желтоватого цвета. Наркотически активными алкалоидами опия являются: кодеин (таблетки от кашля или порошок белого цвета), тебаин (таблетки или порошок белого цвета), этилморфин (таблетки или порошок белого цвета). Из морфина вырабатывается героин, по активности превосходящий его в несколько раз. Он представляет собой порошок от белого до коричневого цвета (в зависимости от степени очистки), нередко содержащий в себе в виде наполнителя примеси муки, крахмала или некоторых лекарственных средств.

Псилоцибинсодержащие грибы — любые части, целые или измельченные, высушенные или невысушенные, плодовых тел грибов, содержащие наркотически активные алкалоиды — псилоцибин или псилоцин. Эти грибы могут выращиваться на открытой местности и хорошо удобренной почве. Цвет грибов коричневый, размеры колеблются от 1 до 7 см, хотя встречаются и более крупные экземпляры. В связи с относительной “новизной” таких объектов, необходимо участие в следственных действиях по собиранию этих наркотических средств специалиста-биолога [115, с. 157].

Обнаруженный объект, похожий на наркотик, подлежит обязательному осмотру. Цель осмотра — исследование упаковочного материала, самого наркотического средства и решение вопроса о целесообразности его изъятия.

Поскольку по внешнему виду не всегда представляется возможным определить, является ли объект наркотиком, к осмотру целесообразно привлекать в качестве специалиста работника экспертно- криминалистического подразделения, специализирующегося на физико- химических исследованиях наркотических средств. Реально такая возможность имеется почти во всех республиканских и областных центрах. В других городах, где физико-химические лаборатории отсутствуют, при осмотре объектов, похожих на наркотики, следует использовать следственный чемодан, в котором имеется специальная криминалистическая лупа с подсветкой, измерительные приборы, пробирки и

103

целлофановые мешочки для упаковки, фотоаппарат с удлинительными кольцами и другие вложения, которые могут понадобиться при осмотре.

Осмотр средств с подозрением на наркотические начинается с изучения

  • упаковки (целлофановые мешочки, алюминиевая фольга, бумажные конверты,

ткань). Очень часто наркотические средства, подлежащие осмотру, бывают спрятанными в хлебных, кондитерских изделиях, конфетных обертках, консервных банках, в скорлупе грецких орехов, в тюбиках для зубной пасты, в полах пальто и пиджаков, в каблуках обуви, между двумя стенками чемоданчиков, портфелей и в других местах. Облегчает поиск наркотических средств применение служебно-розыскных собак, специально натренированных на их обнаружение. При отсутствии собак тщательно изучается состояние упаковки. Особое внимание обращается на нарушение заводской упаковки; в сомнительных случаях она вскрывается и осматривается содержимое. Если это соломка, плитки, порошок кустарного изготовления, определяются запах, цвет, форма, количество (при необходимости объект взвешивается). С помощью лупы устанавливается наличие

^ в соломке зерен растений и посторонних частиц. Иногда возникает необходимость

осмотра предметов, которые могли быть использованы для измельчения конопли, мака в соломку или порошок. Как правило, в этих целях преступниками используются ножницы, ножи, мясорубки, кофемолки. Обнаружение визуально или с помощью лупы на их режущих частях темной масленичной массы свидетельствует о возможном их
использовании для переработки растений,

4 содержащих наркотики [ 103, с. 15 ].

Если осматриваются средства заводского изготовления, находящиеся в фирменной упаковке, то с помощью лупы тщательно исследуется, не вскрывалась ли упаковка, проверяется количество имеющихся таблеток, ампул, порошков (если они обнаружены россыпью, то обязательно пересчитываются; прочитывается имеющаяся на них надпись).

т При осмотре соломки, плиток из конопли, соломки и порошка из мака, а

также любых сомнительных порошков и таблеток, когда нет твердой уверенности в наличии в них наркотически активных алкалоидов, проводится их предварительное исследование с использованием реактивов

104

«Политеста» [215, с.224]. В его наборе имеется одиннадцать тестов, в том числе и для объектов растительного происхождения (тест Р1 предназначен для исследования конопли, гашиша, марихуаны; РЗ - опия-сырца, соломки, мака).

  • При осмотре целесообразно сфотографировать упаковку в которой обнаружено средство, похожее на наркотическое, и само средство. Делать это следует с применением удлинительных колец, имеющихся в следственном чемодане, что позволяет хорошо различать имеющиеся на таблетках надписи и рисунки.

В протоколе осмотра подробно описываются место обнаружения

  • осматриваемого объекта, способ упаковки и упаковочный материал, внешний вид, форма, цвет, запах, вес, количество упаковок, надписи на них, название фирмы- изготовителя, дата изготовления, другие надписи и цифры. Также отмечается, проводилось ли предварительное исследование с использованием реактивов «Политеста», и каковы результаты исследования, производилось ли фотографирование, что было сфотографировано, какой применялся фотоаппарат,

Р сколько было экспонировано кадров. После осмотра объекты должны быть

упакованы и опечатаны. В дальнейшем они направляются в экспертно- криминалистическое подразделение на физико-химическую экспертизу. Объекты на экспертизу необходимо направлять на предметах носителях и в максимально короткие сроки, поскольку многие органические составляющие наркотических средств неустойчивы и могут претерпеть видоизменения при хранении. При

k направлении на исследование растворов они должны быть упакованы таким

образом, чтобы предотвратить видоизменение (испарение) при хранении и транспортировке.

При расследовании дел об убийствах, изнасилованиях, ДТП, браконьерстве нередко возникает необходимость в исследовании вещественных доказательств т зоологического происхождения. Поэтому важным этапом при проведении осмотра

является обнаружение и отбор зоологических объектов, связанных с событием преступления. Объектами судебно-зоологического исследования в подавляющем большинстве случаев являются волосы животных в виде единичных волосков,

105

смесок шерсти, шерстяной пряжи, вязаных изделий, изделий из меха животных, войлока, пыжей и др. Многие животные имеют красный цвет крови, установление происхождения которой может быть проведено только в лабораторных условиях (обычно после проведения соответствующей экспертизы). Значительно реже встречаются частицы кожи, перья птиц, чешуя рыб, насекомые (их метаморфозы или части тела и т.д.). Такое положение сложилось во многом из-за недостаточной осведомленности следователей (судей) о возможностях судебно-зоологической экспертизы. Например, исследование личинок насекомых и определение стадии их развития может стать показателем времени события с точностью до декады [213, с.252].

Важным этапом при назначении судебно-зоологической экспертизы является обнаружение и отбор зоологических объектов, связанных с событием преступления. Большое значение для более точных дальнейших исследований имеет фиксация времени обнаружения объектов зоологического происхождения, сведения о погодных условиях. Это особенно важно в тех случаях, когда следствие интересуют вопросы о влиянии внешних условий на зоологический объект, о взаимодействии двух или нескольких объектов биологического происхождения, о способе отделения частей зоологического происхождения от предмета-носителя.

Чтобы избежать потери или порчи вещественных доказательств зоологиче- ского происхождения, следователи должны руководствоваться следующими правилами:

— обнаруживать и отбирать микрочастицы с объектов-носителей с использованием лупы; — — для пересылки светлоокрашенных частиц применять темную упаковку, а темноокрашенных — светлую; — — не допускать контакта различных по природе и происхождению вещественных доказательств зоологического происхождения; — — если объект не требует фиксации, то во избежание порчи или гибели присылать его в том виде, в каком он обнаружен. —

106

Общим требованием является надлежащая упаковка объекта, на котором предполагается наличие зоочастиц, служащая тому, чтобы искомые частицы не были утеряны, уничтожены, не произошло изменения их первоначальной локализации, чтобы на объект-носитель не попали микрочастицы от одежды лица, производящего изъятие, от окружающих предметов и т.п.

Животных с твердыми покровами (насекомых, членистоногих и др.) можно упаковывать в плотные картонные, стеклянные или пластмассовые емкости, причем во избежание загнивания, поражения плесневыми грибами, а также для вентиляции необходимо обеспечивать доступ воздуха. Взрослые особи насекомого при длительных транспортировках имеет смысл посылать в так называемых морилках — стеклянных емкостях с формалином. Отличительной особенностью насекомых является повышенная хрупкость. Это следует учитывать при назначении энтомологической экспертизы.

Водную фауну нужно направлять в экспертные учреждения в пробах воды из этих же водоемов.

При изъятии крупных зоологических объектов (кож животных, частей их и т.д.) простейшим методом консервации является засаливание. В ряде случаев под действием как внешних факторов, так и консервирующих агентов изъятые образцы все же утрачивают некоторые свойства, имеющие определенное значение (цвет, блеск и др.). Во всех случаях необходимо сопровождать вещественные доказательства описанием их внешнего вида в момент обнаружения и изъятия.

При назначении судебно-зоологической экспертизы следует стремиться как можно более полно представить эксперту исследуемые материалы. Недопустимо ограничиваться представлением частей объектов вместо целых, как бы они ни были однородны (с точки зрения следователя или суда), ибо представители низших таксономических единиц отличаются друг от друга такими чертами строения, которые не специалисту заметить крайне трудно.

Кроме того, сами животные могут послужить причиной происшествий, расцененных впоследствии как преступных. Например, среди дорожно- транспортных происшествий (ДТП) определенную долю занимают такие, как наезд на животных [159, с. 146]. Несмотря на небольшое процентное соотношение

107

(3-5%) среди других видов ДТП, они встречаются на практике и в ряде случаев представляют серьезную опасность. В городах наибольшее распространение получил наезд на собак и кошек, в сельской местности домашних животных, а

  • также ежей, барсуков и т.д. Следственный осмотр травмированных животных проводят с участием специалистов в области ветеринарии, который устанавливает вид, масть, пол, возраст животного, его положение по отношению к транспортным средствам и другим ориентирам. Установленные данные заносятся в протокол осмотра места происшествия, хотя в некоторых случаях для их определения требуется назначение зоологической (судебно- ветеринарной или другой)
  • экспертизы. Ее объектами могут служить как целые организмы (живые и мертвые), так и их части.
  • Большую опасность для водителей представляют в ряде случаев большие

скопления насекомых: на земле — гусениц, саранчи; бабочек, жуков и др. — в

воздухе. При больших скоплениях они могут служить причиной ДТП. Для

осмотра места происшествия в таком случае требуется помощь специалиста в

f* области энтомологии1.

В ряде случаев, по результатам осмотра места происшествия следователь обязан принять меры профилактического характера: дать рекомендации компетентным органам (ГАИ и др.) о постановке предупредительных знаков для водителей на опасных участках дорог и принятие иных мер.

  • Особую группу среди следов биологического происхождения образуют микрообъекты2 и их носители [130, с.6; 94, с.32]. По своей природе микрообъекты могут быть как биологического, так и иного происхождения [236, с.82]. Если при осмотре ставится задача обнаружения, среди других следов и микрообъектов, то прежде всего предпринимаются меры по предотвращению их утраты и загрязнения посторонними частицами. Бережного отношения требуют предметы

  • — предполагаемые носители указанных микрообъектов.

1 Энтомология (от греч. entoma — насекомые и …логия), раздел зоологии, изучающий насекомых. В зависимости от характера поставленных перед экспертизой задач различают общую, медицинскую, ветеринарную, сельскохозяйственную, лесную и др.

2 Микрообъекты, в трасологии невидимые или маловидимые невооруженным глазом объекты, не превышающие во всех измерениях 2мм. Различают микроследы, микрочастицы и микроколичества вещества [130, с. 121].

108

В зависимости от характера микрообъектов могут быть использованы различные средства поиска: лупы, микроскопы, УФ-осветители и т.д. [262, с.27]. Осмотр объектов, на которых могут находиться микрообъекты, проводится

  • с использованием сильных источников света (осветитель ОЙ-18 и др.), позволяю щих высвечивать теневые участки (углубления, щели). Для этих целей подходят осветители на йодных лампах, а в лабораторных условиях - хирургические осветители.

Очень важно при осмотре использовать лупы с большим увеличением (от 6 до 10х). Удобна для обнаружения микрообъектов криминалистическая лупа с

  • подсветкой, объединяющая в себе две лупы - 2,5х и 6х.

Облегчают отыскание микрообъектов ультрафиолетовые осветители, в лучах которых становятся хорошо видимыми (люминесцируют) многие микрообъекты; в некоторых случаях люминесцирует сам носитель, а микрообъекты не люминесцируют. Осмотр объектов с использованием ультрафиолетовых осветителей производится в затемненном помещении. Р В передвижных криминалистических лабораториях имеется специальный

чемодан, укомплектованный всем необходимым для обнаружения и изъятия микрообъектов: микропылесос со сменными фильтрами (прил.4, рис.5), липкие пленки, лупы, пинцеты, резиновые перчатки, полиэтиленовые мешочки, пробирки, ультрафиолетовый осветитель [82, с.79; 337, с. 121].

При осмотре одежды особое внимание обращается на карманы, лацканы

  • пиджака, манжеты брюк; при осмотре орудий преступления - на рабочую часть ломика (фомки), место крепления лезвия холодного оружия к рукоятке, переднюю часть и рукоятку огнестрельного оружия и т.д.

Осматриваемые предметы размещают на полиэтиленовой пленке. Если осмотр проводится на открытой местности и при неблагоприятных условиях (ветер, снег, дождь и т.п.), то точно фиксируется место обнаружения носителя

  • микрообъектов, он изымается и осматривается в более благоприятных условиях.

Обнаруженные микрообъекты с помощью пинцета переносятся в стеклянные пробирки и опечатываются. Для изъятия микрообъектов удобно использовать липкую пленку (дактилоскопическую). Микрообъекты с разных

109

предметов (участков) упаковываются отдельно.

Для сбора микрочастиц специально разработана липкая пленка МЛПМ (материал липкий пленочный) [215, с.227]. Пленка оптически прозрачна, клеевой состав не оказывает влияния на физико-химические свойства микрочастиц (в отличие от других видов пленки) и не препятствует биологическим исследованиям.

Способ изъятия микрообъектов зависит от вида и характера объекта, на котором они обнаружены. Но в любых случаях отдается предпочтение изъятию объекта- носителя или целиком, или его части с обнаруженными частицами и следами.

Предметы, на которых могут быть или находятся микрообъекты, изымаются в следующих случаях:

— когда объекты невозможно или нецелесообразно отделять от предмета (пятна крови, слюна, горюче-смазочные вещества, следы близкого выстрела и т.д.); — — когда на объекте-носителе сохраняется топография микрообъектов, которая сама может служить объектом исследования, в том числе и трасологического (например, след обуви, отпечаток пальца, оттиск структуры ткани и др.); — — когда микрообъекты не обнаружены на предмете, но наличие их предполагается, а выявление возможно лишь в лабораторных условиях. — Упаковка микрообъектов производится с соблюдением следующих правил:

— не допускается соприкосновения носителей микрообъектов с посторонними предметами; — — малогабаритные предметы, на которых могут находиться микрообъекты, закрепляются в таре неподвижно и так, чтобы при транспортировке их положение не было нарушено; — — тара должна иметь хорошую укупорку; — — материалы и вещества, подверженные высыханию, гниению, таянию, плотно укупориваются, высушиваются (применительно к объектам биологического
происхождения принимаются меры по их сохранению от —

по

насекомых и животных);

— упаковочный материал (ткань, бумага, картон, фанера и т.п.) не должен иметь ворсистую или шершавую поверхность.

Тара с микрообъектами снабжается удостоверительными надписями. В протоколе осмотра указывается, на каких предметах обнаружены микрообъекты, с помощью каких технических средств или приемов, как выглядят микрообъекты, как они упакованы. К протоколу прилагаются фотографии носителей микрообъектов и самих микрообъектов, если их удалось сфотографировать, схема размещения носителей микрообъектов с указанием их размера и конфигурации.

Ill

Глава 3. Возможности экспертного исследования следов

биологического происхождения 3.1. Назначение экспертизы биологических объектов

Одной из форм использования научно-технических познаний в уголовном процессе является судебная экспертиза. Понятие судебной экспертизы может употребляться в двух значениях: 1)это предусмотренная законодательством процессуальная форма привлечения к решению специфических задач судопроизводства специалистов — носителей специальных знаний в области науки, техники, искусстве или ремесле (ст. 184 УПК); 2) это регламентируемое законом процессуальное действие, заключающееся в специальном исследовании экспертом по заданию следствия или суда вещественных доказательств с целью установления истины по делу, сопровождающегося дачей экспертного заключения (ст.78, 80, 184 УПК). Экспертиза является одной из форм получения доказательств. Самим же доказательством в экспертизе является процессуально оформленный документ — заключение эксперта (ст. 80 УПК). Судебные экспертизы характеризуются рядом признаков: во-первых, назначение и проведение судебной экспертизы сопровождается соблюдением специальных процессуально- правовых положений, составляющих права и обязанности всех затронутых в экспертизе лиц; во-вторых, установление фактических данных в процессе экспертного исследования, протекающего в судебной экспертизе, осуществляется на основе специальных познаний в различных областях науки, техники, искусстве или ремесле, причем эти познания не касаются юридических сторон и элементов уголовного дела (ст. 78 УПК РФ); в третьих, заключение эксперта в судебных экспертизах используется в качестве судебного доказательства, причем условия, сам процесс исследования и устанавливаемые фактические данные отражаются в заключении эксперта. Таким образом, процесс назначения экспертиз и формулирования их выводов процессуально детерминирован.

Назначение экспертизы по уголовным делам может осуществляться как в стадии предварительного расследования, так судебного разбирательства. Согласно

112

ст.78 УПК экспертиза назначается лицом, производящем дознание, следователем, прокурором или судом. В настоящее время в УПК не установлена структура постановления о назначении экспертизы, однако на практике применяется постановление, состоящее из трех частей: вводной, описательной и резолютивной. Во вводной части постановления указывается место, дата составления, составитель (Ф.И.О., должность, место работы), уголовное дело. В описательной части постановления кратко излагается фабула дела и обстоятельства, в связи с которыми возникла потребность в специальных познаниях, указываются особенности объекта исследования, представляющие интерес для эксперта. Ими это могут быть (применительно к СБП) описание объекта-носителя СБП (его точное название, материал, из которого он изготовлен, форму, размеры, вес, цвет, фасон, степень износа и загрязнения и др.).

В резолютивной части постановления указывается род, вид экспертизы, формулируются вопросы, ставящиеся на разрешение эксперта, назначается эксперт или определяется судебно-экспертное учреждение, сотрудникам которого поручено производство экспертизы, приводится перечень материалов, представляемых в распоряжение эксперта.

Большое значение имеет формулировка вопросов, выносимых на разрешение эксперта. Вопросы должны быть логически обоснованы, конкретными, четкими и ясными, не допускающими двоякого толкования. При взаимосвязи нескольких вопросов между собой должна соблюдаться иерархия их построения.

В настоящее время имеются примерные перечни вопросов для различных родов и видов судебных экспертиз. Однако при использовании типовых вопросов следователям необходимо учитывать специфику конкретной экспертной задачи, не включать в постановление вопросы, имеющие косвенное отношение к делу и задаваемые «на всякий случай». Это увеличивает сроки производства экспертизы, а информативность и доказательственное значение заключения не меняются. В некоторых ситуациях существуют так называемые “альтернативные” вопросы, решение которых возможно как путем проведения следственных действий (допроса, следственного эксперимента и др.), так и экспертным путем. Однако, в

113

некоторых ситуациях экспертный путь решения “альтернативных” вопросов является дополнительным подтверждением уже полученных другими методами доказательств.

Следователям очень важно при составлении вопросов не выйти за пределы компетенции эксперта. Задаваемые вопросы не должны касаться, например, причастности определенного лица к событию преступления. Вопросы правового характера, в частности, о наличии признаков состава преступления, виновности или невиновности определенного лица и форме его вины не решаются экспертом. Ответы на такие вопросы даются только следователем или судом. При формулировании вопросов субъект, назначающий экспертизу, может консультироваться, в том числе у лица, которое предполагается привлечь в качестве эксперта.

На разрешение судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств могут быть поставлены следующие группы вопросов.

Среди вопросов диагностического характера наиболее часто встречаются следующие:

1.1. Имеются ли на представленных объектах следы биологического происхождения?

В зависимости от конкретной ситуации, мы считаем, что следует различать естественные вьщеления человеческого организма (слюну, пот, мочу, каловые массы, сперму, влагалищные выделения и т.д.), а также ранения (кровь, лимфу и др.). При совершении тяжких телесных повреждениях, в частности, обнаружении частей трупа, речь чаще всего идет об объектах биологического происхождения. Поэтому формулируя вопрос о наличии СБП, нельзя говорить только о выделениях.

По данным проведенного анкетирования на месте происшествия встречаются “следы-предметы”, которые являются частью материальной обстановки и требуют судебно-медицинского исследования. Это могут быть мягкие органы и ткани с частотой встречаемости 6%, волосы - 12%, кости - 5%, а также разновидность костной ткани - зубы-1% (прил. 3, рис. 4).

1.2. Происходит ли кровь от человека или животного?

114

Этот вопрос ставится, когда в процессе расследования возникают версии о происхождении крови на предметах не только от человека, но и от птиц, млекопитающих, рыб, а также определяется дальнейшим исследованием

  • групповой принадлежности крови в следах, которое нельзя проводить без установления вида крови [272, с.466].

1.3. Произошли ли следы крови от живого человека или от трупа?

Установление происхождения крови в пятнах от живого человека или от трупа наиболее достоверно может решаться современными методами в период наступления смерти от 1.5 часов и более [348, с.240].

  • 1.4. Какова групповая (по системе АВО и другим системам) принадлежность крови, слюны, спермы, мочи, пота?

Принято считать, что у человека группа крови (по системе АВО) и групповая дифференцировка по той же системе следов спермы совпадают [348, с.247]. Однако в литературе описываются случаи, когда это правила нарушаются. Так, по делу Чикотило было установлено, что у него

  • групповая принадлежность крови и спермы различаются [128, с.98]. Поэтому при расследовании половых преступлений следователь не должен ограничиваться только результатами исследований по установлению групповой принадлежности крови.

1.5. Какова половая принадлежность крови, слюны? Какова половая принадлежность следов губ (по слюне)? «? При установлении половой принадлежности биологических
объектов

экспертное исследование ориентируется в первую очередь на людей с нормальным набором хромосом (46). Женщины среди половых хромосом имеют ХХ-хромосомы, а мужчины XY-хромосомы, которые выявляются цитологическими методами соответственно как Х- и Y-хроматин, что и определяет генетический пол человека [338, с.170]. Однако на практике

  • встречаются люди с аномальным набором хромосом, что сопровождается более или менее выраженными пороками полового развития. В таких случаях пол лица по паспорту может не совпадать с его генетическим полом. Наиболее резкие аномалии полового развития наблюдаются при синдромах Шерешевского-Тернера

115

и Клайнфелтера. При первой патологии женщины страдают нарушением развития половых желез, отличаются карликовым ростом и другими расстройствами. Х- и Y-хроматин в клетках у них не выявляется. Синдром Клайнфелтера наблюдается у

т мужчин с набором половых хромосом XXY, XXYY, XXXY. Эти лица с высоким

непропорциональным ростом, удлинением конечностей, недоразвитие грудной клетки и плечевого пояса, со слабой скелетной мускулатурой, недоразвитием вторичных половых признаков: отсутствие оволосения на лице и теле (на лобке -по женскому типу), недоразвитие гортани, высокий голос. Половые органы недоразвиты: половой
член малых размеров, мошонка сформирована, но

** депигментирована, без складчатости, яички малых размеров,
предстательная

железа недоразвита. У этих людей может наблюдаться ожирение, Половое влечение и потенция отсутствуют. Может отмечаться отставание “костного” возраста от паспортного на несколько лет. При анализе семенной жидкости может отмечаться как малое количество сперматозоидов, так и их полное отсутствие.

Набор хромосом XXY может наблюдаться у мужчин выше 180см, с

  • агрессивными чертами характера и повышенной продукцией мужского полового

гормона (тестостерона). Ложный мужской и женский гермафродтизизм1 не связан с нарушением кариотипа2. Набор хромосом и пол таких лиц соответствуют их внутренним половым органам, фенотипически3 же развиваются признаки противоположного пола. При чрезвычайно редком истинном гермафродитизме набор хромосом может быть как XX так и XY [272, с.479].

<* Таким образом, необычный набор хромосом может быть использован в

качестве дополнительного признака при установлении личности. Знание этих специфических признаков людей с аномалиями генетического кода и, соответственно,
определенными физическими недостатками может очень

1 Гермафродитизм — наличие у одного организма мужских и женских половых органов. Различают естественный гермафродитизм, свойственный главным образом беспозвоночным, и аномальный (порок развития), встречающийся и у человека.

Кариотип (от карио… и греч. typos — отпечаток, форма), типичная для вида совокупность морфологических признаков хромосом (размер, форма, детали строения, число и т. д.). Важная генетическая характеристика вида, лежащая в основе кариосистематики. Для определения кариотипа используют микрофотографию или зарисовку хромосом при микроскопии делящихся клеток.

3 Фенотип (от греч. фен и тип), в биологии — совокупность всех признаков и свойств организма, сформировавшихся в процессе его индивидуального развития. Складывается в результате взаимодействия наследственных свойств организма — генотипа и условий среды обитания.

116

упростить расследование преступлений.

В необходимых случаях, кроме этих наиболее часто встречаемых вопросов,

судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств может решать

** вопросы о региональном происхождении крови, а также
установить

происхождение крови от взрослого человека или младенца (плода) [348; с.234-

235].

2.1. Какова групповая принадлежность следов рук (по потожировому веществу)?

Определение групповой принадлежности (по системе АВО) следов рук т производится в случае, если пальцевые отпечатки не пригодны
для

дактилоскопического исследования (частичные, смазанные). Для оценки результатов биологического исследования необходимо учитывать не только группу крови и категорию выделительства проходящего по делу лица, но и степень выраженности групповых антигенов в его пальцевых отпечатках [348, с.255].

  • Несмотря на достоинства такого метода, на практике нередко возникают случаи, когда происходит последующее наложение отпечатков пальцев одних людей на другие. В связи с этим необходимо рекомендовать обязательное предварительное дактилоскопическое исследование, исключающее или подтверждающее такое предположение.

3.1. Имеются ли на представленном предмете-носителе волосы? <* Методически неправильным будет постановка вопросов “на обнаружение”

типа: “Не имеются ли на поверхности предмета-носителя посторонние микрочастицы или следы веществ?” Неточность этого вопроса состоит в том, что на поверхности любого предмета, особенно верхней одежды, может быть множество микрообъектов, в том числе производных кожи млекопитающих, не имеющих отношения к событию преступления. Вместе с тем при наличии на

одежде и теле жертвы следов борьбы нельзя исключить нахождения на их

поверхности микрообъектов — волос и текстильных волокон из одежды преступника как результат контактного взаимодействия. В таких случаях следователь вправе поставить перед экспертом вопрос о наличии на одежде и теле

117

потерпевших микрообъектов от одежды, в том числе из меха. Однако и здесь задание должно быть конкретным и ограничивать поиск микрообъектами, источником которых могла быть одежда преступника. Необходимо иметь ввиду, что вопрос о наличии наслоений ставится в том случае, когда следователь не обнаружил их на предполагаемом предмете-носителе.

3.2. Являются ли представленные объекты волосами? 3.3. 3.4. Волосы происходят от человека или какого-либо вида животных? Решение
этих вопросов экспертом осуществляется морфологическим 3.5. методом и изучением срезов волос (в характере клеток — разрезе и форме). Для ответа на данный вопрос фактически необходим один волос или его часть. Однако следователь представляя материал на экспертизу, для большей достоверности полученных результатов не должен ограничиваться одним волосом. Дифференциация волос человека и животных возможна также методом эмиссионно-спектрального анализа, основанного на различном содержании в них некоторых микроэлементов.

3.4. Какова групповая и половая принадлежность волос?

Эти вопросы решаются однотипно с исследованием крови и других объектов. Однако при этом, необходимым условием является наличие корня волоса (волосяной луковицы) [272, 476].

3.5. Какой части тела принадлежали волосы?

Установление регионального происхождения особенно важно в делах о половых преступлениях, когда, например, на теле или одежде предполагаемого насильника или потерпевшей находят волосы. Выяснение их лобковой природы в сочетании с другими исследованиями (морфологическим, групповым, половым) может явиться серьезным доказательством, свидетельствующим о совершении полового акта с определенным лицом [348, с.262].

3.6. Имеются ли какие-либо особенности на исследуемых волосах (признаки физического, термического, химического воздействия, окраска, обесцвечивание, посторонние наложения и т.п.)? Каков механизм этих повреждений (выпадение, отрезание, отрыв и т.д.)? 3.7. 3.8. Каков химический состав волос, не имеет ли он каких-либо 3.9.

118

особенностей?

Установление того или иного заболевания служит не только идентификационным признаком, но может являться и ориентирующим при розыске подозреваемого. Так, при бифуркации происходит расщепление волоса продольно по длине, и люди с таким заболеванием (5% населения), как правило, не имеют длинных и густых волос. Веретенообразная аплязия выражается в том, что по всему стержню волоса имеются чередующиеся утолщения. При этом заболевании у мужчин появляется фальшивое облысение. Трихоптилоз — продольное расщепление периферического конца волос, у человека с таким заболеванием концы волос как бы “посечены”, они более светлые и тусклые по отношению к остальной части. Трихонодоз — на волосе образуются узлы, простые или сложные. При плохом уходе за волосами на голове у людей с этим заболеванием образуются так называемые “колтуны” (свалявшиеся волосы) [252, с. 16].

Решение этих вопросов в совокупности может позволить следователю воссоздать картину происшедшего. Так, установление микроэлементного состава волос может позволить установить, например, условия трудовой деятельности (в химической промышленности).

3.8. Каков естественный цвет исследуемых волос?

Особенность решения этого вопроса заключается в том, что отдельные волосы на голове человека и других частях тела могут значительно отличаться по своей окраске от совокупности волос в целом. Причем это могут быть не просто седые волосы среди черных, а волосы светлые среди темных, или темные среди светлых. Сочетания цветов могут быть самые разные. Поэтому при небольшом количестве волос или при их значительных изменениях эксперт может и не суметь правильно ответить на вопрос о цвете волос у человека, от которого они произошли [272, с.476].

3.9. Возможно ли происхождение волос от определенного лица?

По системе АВО эксперт может исключить происхождение волос от конкретного человека. Само же установление возможности происхождения волос от определенного лица в настоящее время решается комплексно (на основании

119

морфологического, группового и полового сходства или отличия волос, фигурирующих в качестве вещественных доказательств, и образцов волос проходящего по делу лица). Однако с внедрением в повседневную экспертную практику исследования волос методом генотипии их значение, как источника доказательств еще более возрастет (для исследования волос методом генотипии необходимы волосяные луковицы) [272, с.477].

4.1. Произошла ли мышечная ткань (кости1 и пр.) от человека или животного?

Ткани многих животных и человека имеют определенное сходство, поэтому только на основании внешнего осмотра невозможно установить их происхождение. Поэтому следователь не может при фиксации таких объектов в протоколе осмотра точно указывать их природу.

4.2. Какова групповая принадлежность мышечной ткани (костей и пр.), представленной на исследование (по системе АВО и другим системам)?

Идентификационными вопросами, поставленными на разрешение экспертизы (методом генотипии) являются:

  1. Принадлежит ли кровь или сперма конкретным лицам?
  2. Принадлежат ли волосы конкретному лицу (например, потерпевшему, подозреваемому)?
  3. Могут ли данные отец и мать быть родителями ребенка ?
  4. Если следы спермы произошли от нескольких мужчин, то могли ли ими быть конкретные лица (при групповом изнасиловании установить каждого из участников события)?
  5. Принадлежали ли части расчлененного трупа одному человеку?
  6. К классу биологических экспертиз относятся ботаническая и зоологическая экспертиза [234, с. 186].

На разрешение ботанической экспертизы выносятся следующие вопросы диагностического характера:

  1. Имеются ли на данных объектах частицы растительного происхождения?

1 С биологической точки зрения кости живых организмов образованы из костной ткани [338, с.84].

120

Какова природа этих частиц?

Рассматривая объекты растительного происхождения, следователю необходимо помнить, что растительный мир представлен растениями различных уровней организации. Различают низшие и высшие растения. Низшие растения характеризуются относительной простотой строения, не расчленены на корень, стебель и листья. Среди этих растений встречаются одноклеточные и многоклеточные. К низшим растениям относят водоросли, а к высшим — риниофиты, моховидные, псилотовидные, плауновидные, хвощевидные, папоротниковидные, голосеменные и цветковые (покрытосеменные) растения. Ранее к низшим растениям относили бактерии, актиномицеты, слизевики, грибы, водоросли, лишайники, т.е. все организмы, кроме высших растений и животных [338, с.ЗО].

  1. Каковы таксономическая принадлежность, пол данного растительного объекта?

Эксперт в некоторых случаях не сможет определить пол растения, т.к. оно может обоеполым.

  1. Частью какого растения является данный объект (корень, стебель, лист и пр.)? От какого растения происходят плоды, семена, клубни и пр.?

При постановке этого вопроса, следователю необходимо помнить, что в ботанике вид, разновидность, сорт растений наиболее просто и точно определяется по цветкам, плодам и семенам растений.

  1. Какому воздействию (механическому, термическому, химическому, биологическому) подвергался данный растительный объект?

Растительный объект, произрастая на определенной территории, накапливает в своей структуре различные микроэлементы1, анализируя состав которых, а также другие полученные данные, следователь может установить

1 Микроэлементы, в биологии — химические элементы (Al, Fe, Cu, Mn, Zn, Mo, Co, I и др.), содержащиеся в организмах в низких концентрациях (обычно тысячные доли процента и ниже) и необходимые для их нормальной жизнедеятельности. В организм растений поступают из почвы, в организм животных и человека — с пищей. Входят в состав ряда ферментов, витаминов, гормонов, дыхательных пигментов. Влияют на рост (Мп, Zn, I — у животных), размножение (Mn, Zn — у животных, В, Мп, Си, Мо — у растений), кроветворение (Fe, Си, Со) и т. д. Недостаток ИЛИ избыток микроэлементов приводит к нарушению обмена веществ. Микроэлементы используют для повышения урожайности сельскохозяйственных культур (микроудобрения) и продуктивности сельскохозяйственных животных (добавки микроэлементов к кормам).

121

место произрастания данного объекта.

  1. Каковы причины повреждения данного растительного объекта? Каков механизм отделения данной части ботанического объекта от целого?
  2. Каков компонентный состав данной смеси объектов растительной природы?
  3. К идентификационным вопросам экспертизы данного рода относятся:

  4. Являются ли растительные частицы на данном предмете-носителе частями конкретного растения, изделия (например, циновки), конкретного объема смеси растительного происхождения? Не является ли данный лист, ветка и пр. частью конкретного растения?
  5. Имеют ли данные растения, их части или растительные частицы общую родовую (групповую) принадлежность с образцами, представленными для сравнительного исследования?
  6. Не принадлежало ли данное растение определенному участку местности? Как показывает изучение экспертной, следственной и судебной практики,

основные вопросы экспертного исследования наркотиков растительного происхождения сводятся к определению природы вещества и решению идентификационных задач.

  1. Является ли представленное на исследование вещество наркотическим средством? Если да, то какова его масса?

Следующий вопрос ставится на разрешение экспертизы, когда речь идет о микроколичестве вещества, которое необходимо еще и обнаружить.

  1. Какова природа представленного вещества?

Решение этих диагностических вопросов является первоначальным этапом исследования. Все остальные исследования могут проводиться только после установления природы объекта.

При идентификационных исследованиях могут быть поставлены такие вопросы:

  1. Не имеют ли образцы общей родовой или групповой принадлежности, если да, то какую именно?
  2. Составляли ли представленные вещества одно целое (одну массу)?

122

  1. Имеют ли представленные вещества общий источник происхождения по месту произрастания, по способу изготовления, условиям хранения?

Особенностью решения этих вопросов является то, что объектами экспертизы могут быть как сами растения, так и продукты их переработки, не имеющие ничего общего по своему внешнему виду с растительными объектами.

На разрешение зоологической экспертизы выносятся следующие вопросы диагностического характера:

  1. Из натуральной кожи или имитации изготовлено данное изделие?
  2. Имеются ли на данных объектах частицы зоологического происхождения (микрочастицы кожи, шерсти, меха, пуха, перьев, чешуи рыб, остатков животных покровов насекомых)?
  3. Какова природа этих частиц? Является ли данный объект волосом животного?
  4. Каковы порода, вид, род, семейство, подотряд, отряд, возраст, пол животного организма, частью которого является данный объект?
  5. Таксономическая принадлежность в настоящее время устанавливается вплоть до принадлежности единичных волос или шкурок и их фрагментов конкретному зверосовхозу или региону по комплексу микроорганизмов, “населяющих” волосы животных [227, с.З]. Решение вопроса о поле животного в настоящее время возможно лишь, когда волосы животного являются нативными, т.е. происходят из волосяного покрова животного, а не мехового изделия (модифицированные волосы) [167, с.120].

  6. Каков механизм отделения волос, перьев (например, волосы вырваны или выпали естественным образом, перо выпало во время линьки и пр.)? В течении какого сезона года отделился данный зоологический объект (например, клок шерсти)?
  7. Принадлежал ли этот волос (перо) волосяному покрову животного, необработанной шкуре или меховому изделию (изделию из перьев)? Подвергались ли волосы (перья) обработке (например, стрижены или щипаны, окрашены и пр.)?
  8. Не подвергался ли представленный объект (шкура животного, меховая

123

шапка и т.д.) действию конкретных факторов внешней среды?

Разрушающее значение отдельных факторов внешней среды в некоторых случаях может иметь решающее значение при расследовании преступлений (факт относительно длительного пребывания изделия в определенном месте).

  1. Не отразились ли на свойствах обнаруженных волос особенности состояния организма животного (заболевания и т.д.)?

К идентификационным вопросам, разрешаемым экспертизой данного рода, относятся:

  1. Имеют ли данные частицы зоологического происхождения общую родовую (групповую) принадлежность с образцами, представленными для сравнительного исследования (в том числе по технологии обработки, условиям хранения, воздействию механических, термических, химических, биологических факторов)?
  2. Являются ли волосы животного, обнаруженные на предметах-носителях, частью данного изделия (шубы, чехла и пр.)?
  3. Ошибки, допускаемые следователями при постановке идентификационных вопросов, чаще всего связаны с неправильным пониманием объекта идентификации. Например, на разрешение экспертизы ставится вопрос об однородности — неоднородности сравниваемых объектов, в то время как объектом идентификации является животное. Термины “однородность”1, “неоднородность”2, “идентичность”3 и др. применительно к объектам экспертизы могут иметь различный смысл. Таксономическая принадлежность применима лишь к носителям волос — животным, а не к волосам (сравниваемые волосы могут принадлежать животным одного или разных таксонов). Естественно, что ответы на такие вопросы имеют разное содержание.

Считается методически неправильным употреблять термин “идентичность”

1 Однородность — это наблюдаемое однообразное распределение рассматриваемой субстанции в пределах какого-либо объекта.

2 Неоднородность — это неравномерность распределения компонентов, сочетание различных по качественным показателям компонентов.

3 Идентичность (тождество) — наличие у объекта неповторимой совокупности устойчивых признаков, отличающей его от всех иных, в том числе ему подобных, объектов, т.е. совокупности признаков, индивидуализирующей этот объект и дающей возможность распознавать его в разные моменты времени и в разных состояниях.

124

применительно к части материальной субстанции отождествляемого объекта, например, ставить вопрос об идентичности волос. В судебной идентификации речь идет о тождестве конкретного элемента вещной обстановки (ЭВО) [167, с. 121]. Общая или различная родовая (групповая) принадлежность сравниваемых волос животных подлежит дополнительной оценке с точки зрения установления сходства — различия объектов идентификации.

Многие следователи исходят из бытующего представления о принципиальной невозможности отождествлять по волосам определенное изделие из меха или животное. В результате, следователи, вместо вопроса о принадлежности проверяемого объекта искомому как части целого, ставят вопрос об общей родовой или групповой принадлежности, что сужает возможности экспертизы1.

Ошибочность такого представления состоит в том, что оно игнорирует известное в науке положение об индивидуальности объектов биологического происхождения по совокупности признаков природного и искусственного происхождения.

Волосы животных, особенно модифицированные, в своих свойствах отражают многие особенности идентифицируемых ЭВО, а также эксплуатационные, технологические, возникшие в результате воздействия экзогенных факторов, что индивидуализирует объект. Другое дело, какова степень этой индивидуальности идентифицируемого объекта и какая часть этой индивидуальности отображается свойствами волос?

Необходимо обратить внимание следователей еще на одно обстоятельство, имеющее отношение к проблеме идентификационного исследования волос. Речь идет о правильности определения объекта в качестве идентифицируемого.

В одних случаях несколько разных ЭВО принимаются за один, идентифицируемый. Например, обнаруженный на месте происшествия кусок овчины отделен от одного предмета (дубленки), а на исследование представляется

Майорова Е.И. Концептуальные основы судебно-биологической экспертизы: Автореф…. д-ра юрид. наук. 12.00,09. М.„ 19%. С.28.

125

запасной (ремонтный) кусок овчины, прилагавшийся к данному изделию и изъятый у подозреваемого.

В других случаях части единого ЭВО по делу принимаются за самостоятельные, например, несколько отстрелянных и перевозимых в автомобиле лосей являются одним ЭВО — грузом, а не несколькими.

К вопросам ситуационного характера можно отнести следующие:

  1. Каков механизм отделения волос?
  2. Какова последовательность образования наложений волос на предмете- носителе?
  3. Какова локализация наслоений волос?
  4. По решению этих вопросов возможна реконструкция следователем механизма преступления.

Ввиду распространенности судебно-биологического исследования такого материала, как шерсть, мы считаем целесообразным привести некоторые вопросы экспертизы по данному роду объектам:

  1. Являются ли проверяемые объекты шерстью? Если да, то какой — натуральной, вторичной и т.д.?
  2. Если проверяемая шерсть относится к вторичной или составляет примесь к натуральной шерсти, то к какой разновидности эта шерсть относится?
  3. Какова видовая принадлежность натуральной шерсти, т.е. от животного какого таксона она получена?
  4. С тела одного или нескольких животных собрана шерсть?
  5. К какой разновидности относится проверяемая шерсть — по составу — категория волос (тонкорунная, грубошерстная и пр.), по характеру ее элементов (рунная, косичная, штапельная и пр.), по засоренности?
  6. Не получена ли проверяемая шерсть в результате первичной стрижки (является ли она поярковой и т.д.)?
  7. Каковы возможные сроки сбора шерсти?
  8. Не получена ли проверяемая и искомая шерсть от животных одной таксономической принадлежности?
  9. Являются ли образцы шерсти частью одной и той же совокупности

126

шерсти животных?

  1. Не имеют ли образцы шерсти единого источника происхождения по месту переработки (хранения) сырья?

В случаях, когда вещественными доказательствами оказываются фрагменты меха, на разрешение экспертизы могут быть поставлены следующие вопросы:

  1. Не являются ли проверяемые объекты фрагментами меха?
  2. Если это мех, то фрагментом производного кожи животного какого таксона он является?
  3. Не подвергался ли мех, частью которого является проверяемый фрагмент, дублению. Если да, то какие вещества при этом использовались?
  4. Не подвергался ли искусственной окраске мех, источником которого является проверяемый фрагмент?
  5. Не подвергался ли мех, фрагментом которого является проверяемый объект, воздействию деструктивных факторов? Если подвергался, то каким именно?
  6. Не принадлежат ли проверяемые фрагменты меха и искомый мех животному одного таксона?
  7. Если носители сравниваемых объектов (меха) имеют общую родовую принадлежность (т.е. принадлежат животным одного таксона), то не имеют ли они общую групповую принадлежность?
  8. Не является ли проверяемый фрагмент меха частью искомого объекта? Перечень вопросов, которые могут быть разрешены СБЭ
    объектов

зоологического происхождения, кроме задач расследования преступлений определяется степенью информативности объектов исследования, научной обеспеченностью экспертизы и профессиональным мастерством лиц, привлекаемых к ее проведению.

Подготовка некоторых видов экспертных исследований включает подбор образцов для сравнительного исследования (ОДСИ), необходимых для их проведения [157, с.8]. В отличии от вещественных доказательств ОДСИ не связаны с расследуемым событием и сами доказательствами
не

127

являются [121, с. 122; 179, с.22; 151, с.5]. Отличительным признаком ОДСИ является происхождение от известного (проверяемого, исследуемого) объекта. ОДСИ биологического происхождения (зерно, мука и т.д.) обозначаются как пробы [121, с. 123]. В судебно-медицинской экспертизе вещественных доказательств образцы играют важную роль, так как без них невозможно проведение исследований. Получение ОДСИ является процессуальным действием, заключающимся в получении сравнительных материалов для экспертного исследования. В соответствии с законом получение ОДСИ может носить принудительный характер при соблюдении установленных процессуальных гарантий (вынесение специального постановления, составление протокола, ограниченный перечень случаев, когда допускается получение образцов у свидетеля и потерпевшего ст. 186 УПК). Для получения ОДСИ биологического происхождения следователь обычно использует помощь специалиста (судебного медика, биолога). В судебно- медицинской экспертизе разработан обязательный перечень образцов для сравнительного исследования, направляемых на судебно-медицинскую экспертизу вещественных доказательств при расследовании насильственных преступлений [123, с. 180].

ОДСИ биологического происхождения должны быть получены в количестве, требуемом для производства конкретной экспертизы. Это количество является индивидуальным для каждого рода исследований и определяется сертифицированными методическими разработками [20, 23, 51 и т.д.].

Образцы жидкой крови подозреваемых и потерпевших лиц направляются на экспертизу в количестве 3,0—5,0 мл [252, с.22; 23]. Эту операцию выполняет специалист. Из трупа кровь берется при вскрытии в морге [20]. Образцы жидкой крови наливают в стеклянную бутылочку или пробирку, закрывают пробкой, опечатывают. К посуде приклеивают этикетку с указанием принадлежности объекта, когда, где и кем он получен. Образцы жидкой крови во избежание ее загнивания направляются на исследование сразу же после взятия. Жидкая кровь упаковывается отдельно от других вещественных доказательств. В случаях длительной транспортировки при высоких или низких температурах воздуха часть жидкой крови предварительно
выливается на марлю и высушивается при

128

комнатной температуре. В качестве контроля на исследование направляют марлю I

без крови. Образец крови и контроль помещают в разные пакеты, на которых

делают соответствующие надписи.

Отбор семенной жидкости производит специалист (судебно-медицинский эксперт или врач- венеролог). На исследование направляется вся выделившаяся жидкость (секрет предстательной и других желез) [141, с.99].

Образцы слюны берут после прополаскивания рта. Обычно для этого

используют марлевый тампон, который помещают на 3 минуты под язык. После

^ этого тампон высушивают и отдельно от чистого тампона упаковывают
в

бумажные конверты или полиэтиленовые с использованием селикагеля [252, с.22].

Образцы волос отбирают с пяти областей головы: лобной, теменной, затылочной, правой и левой височной. Если по обстоятельствам дела известно, что изъятые волосы могли быть отделены от других частей тела, то с соответствующих мест также отбирают образцы. Волосы отбирают по 15-20шт из

  • каждой области. Если на голове трупа имеются повреждения, то образцы волос берутся и из этой области. Изымают волосы пальцами, чтобы не повредить влагалищные оболочки и луковицы. Во избежание претензий со стороны обвиняемого (подозреваемого) в нарушении его прав, желательно чтобы эту процедуру производил он сам [141, с. 104].

При отборе образцов запаха у проверяемых лиц следует выяснить, одета на

  • них их собственная одежда или это одежда другого лица, что нежелательно для проведения экспертизы. Проверяемое лицо само должно извлечь из емкости стерильные кусочки ткани (не менее двух), развернуть их и раздельно положить на тело (за воротник, за пояс брюк, или под манжеты рубашки). Эти действия может выполнить и другое лицо (следователь, специалист) с использованием перчаток и пинцета. После этой процедуры необходимо убедиться в хорошем
  • контакте материала с телом проверяемого лица. Находиться на теле ткань должна не менее ЗОмин. Для контроля рекомендуется изготовить эталонный запаховый след проверяемого лица на предмете, аналогичном по материалу с объектом-носителем с места происшествия. Если имеются обстоятельства, исключающие их

129

изготовление, то о них указывается в постановлении о назначении экспертизы. Таким образом, на экспертизу направляются запаховые пробы с места происшествия, эталонные запаховые следы и образцы индивидуального запаха проверяемых лиц [141, с. 112].

При отсутствии специалиста образцы слюны, волос, индивидуального запаха может брать следователь. Изъятие волос с лобка осуществляет: у мужчин

— мужчина, у женщин — женщина.

Образцы волос животных в качестве материала для сравнительных исследований должны изыматься в количестве 20-3 Ошт с соблюдением следующих правил: отбирать их следует с различных участков шкуры животного

— спины, живота, лап, хвоста и головы; они должны выщипываться, а не срезаться, так как при срезании не сохраняется прикорневая часть волоса, которая содержит определенную информацию. Образцы волос как с тела человека, так и животного упаковываются в разные пакеты с надписями, указывающими на время и место отбора.

При отборе перьев и пуха птиц в качестве образцов для сравнительного исследования необходимо соблюдать те же правила, что и при изъятии волос животных, причем должна обеспечиваться сохранность всех частей пера (стержня, опахала, очина), которые обладают комплексом определенных признаков.

При отборе образцов чешуи от целых экземпляров рыбы необходимо изымать неповрежденные чешуи с центральной части тела, несколько выше средней линии. Количество чешуи с одного экземпляра рыбы при отборе образцов должна быть не менее 10. Но лучше экспертам предоставлять целые экземпляры рыб.

Анализируемые пробы зерна должны иметь представительное качество, т.е. по всем физическим и химическим показателям соответствовать средним показателям зерна проверяемой партии. Каждую партию зерна оценивают по среднему образцу. Кроме среднего образца, выделяют также исходный образец, который представляет собой совокупность всех выемок с разных мест однородной партии. Если выемки однородны по качеству, то их смешивают. Если масса исходного образца превышает 2кг, то из него выделяют средний образец (часть

130

исходного образца). Например, для технической характеристики зерна весом 100 тонн для выявления существенных различий между партиями с высокой степенью вероятности достаточно 5 выемок по 0,5кг каждая, на каждые последующие 20 тонн еще 1 выемку. Если анализируемая партия составляет всего несколько тонн, то достаточна 1 выемка [225, с.40].

Изъятые наркотические средства обычно направляются на экспертизу целиком (в связи с их небольшим объемом). Однако, если изъято большое количество наркотического вещества, то на экспертизу представляются несколько образцов (обычно четыре-пять) с различных участков массы и средняя проба (50-100г.), отобранная с различной глубины и из разных мест (из всех углов и из центра) [53, с. 137-138; 297, с.212]. Таким же образом поступают если изымают образцы муки, зерна. Жидкости перед отбором проб необходимо перемешать. Если изымаемые наркотические средства растительного происхождения являются влажными, перед упаковкой их следует тщательно просушить.

В соответствии со ст. 184 УПК следователь обязан ознакомить обвиняемого (и подозреваемого — при направлении в судебно-медицинское учреждение в связи с производством судебно-медицинской — ч. 3 ст. 188 УПК) с постановлением о назначении экспертизы и разъяснить его права, установленные ст. 185 УПК. Однако на практике (по данным анкетного опроса), 51% следователей уверены, что действие ст. 185 УПК не распространяется на подозреваемых, и только 4% следователей знают о действии ст. 188 УПК на подозреваемого при производстве судебно- медицинской экспертизы. В ст. 186 УПК указывается, что следователь вправе получить образцы, необходимые для сравнительного исследования, у подозреваемого, обвиняемого, а также свидетеля и потерпевшего. К сожалению на практике (по данным анкетирования), такое постановление не выносится в 10% случаев). Получение образцов для сравнительного исследования является необходимой мерой для установления истины по делу. Как известно, получение биологических объектов таких, как кровь, сперма, вагинальные выделения и др., связано с вторжением в человеческий организм и, следовательно, в личную жизнь граждан. Это вмешательство содержит в себе моменты, которые предусматривают причинение

131

моральных, а в ряде случаев и физических страданий.

Исходя из морально-нравственных и этических аспектов получения образцов для сравнительного исследования отметим, что не может быть одного подхода, связанного с указанной процедурой к обвиняемому и подозреваемому с одной стороны, и свидетелю и потерпевшему, с другой. Анализ ст. 186 УПК показывает, что при необходимости взятия образцов от обвиняемого и подозреваемого предусматривается вынесение постановления, а от свидетеля и потерпевшего такое требование отсутствует. К сожалению на практике (по данным анкетирования), такое постановление не выносится в 10% случаев. Указанное положение не может быть оправдано. Подозреваемый и обвиняемый в вероятной степени нарушили закон, а другие лица — свидетель и потерпевший являются добропорядочными гражданами, причем последний пострадал от преступления. Поэтому мы считаем необходимым дополнение ст. 186 УПК об обязательном вынесении постановления, что будет являться гарантией законности указанного действия.

На наш взгляд, в законе должно быть предусмотрено положение о том, что следователь обязан разъяснить свидетелю и потерпевшему их право на отказ от дачи образцов для сравнительного исследования, т.е. принцип добровольности. Это право должно быть отражено в постановлении и подтверждено соответствующими подписями указанных выше лиц. Таким образом, право следователя на получение образцов в УПК и УК РФ должно корреспондироваться с правом свидетеля и потерпевшего об отказе от данной процедуры.

Особое значение в настоящее время, когда в медицинских учреждениях проявляется нехватка разового медицинского оборудования, приобретает проблема безопасности получения образцов для здоровья исследуемых лиц. Полагаем, что безопасность здоровья подозреваемого, обвиняемого, свидетеля и потерпевшего при совершении указанной процедуры должна быть регламентирована УПК и УК и гарантирована следствием.

Приведенные положения о добровольности и безопасности для здоровья при получении образцов для сравнительного исследования от свидетеля и потерпевшего также нашли свое выражение в проекте УПК РФ, внесенном

132

депутатами-членами Комитета Государственной Думы по законодательству и судебно-правовой реформе. Так в ст. 215 П.2УПК указывается: «Следователь вправе получить образцы почерка или иные образцы для сравнительного исследования у свидетеля или потерпевшего, но только с их добровольного согласия», а в п.З указывается: «при получении образцов для сравнительного исследования не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека, а также унижающие его честь и достоинство» [3]. Однако в этом варианте статьи не предусмотрено вынесение постановления о взятии образцов для сравнительного исследования от свидетеля и потерпевшего.

Поэтому в текст ст. 186 УПК, по нашему мнению, необходимо внести следующие дополнения: «Следователь вправе также получить образцы почерка или иные образцы для сравнительного исследования у свидетеля или потерпевшего, но лишь при необходимости проверить, не оставлены ли указанными лицами следы на месте происшествия или на вещественных доказательствах, о чем также составляет постановление, в котором должно быть отражено согласие указанных лиц на получение образцов.

Следствие гарантирует безопасность здоровья от возможных последствий при получении образцов для сравнительного исследования».

Таким образом, предусмотренное конституцией соблюдение прав человека, и, в частности, при проведении экспертизы, невозможно в первую очередь без нормативно-правовой базы.

3.2. Возможности экспертного исследования различных следов биологического происхождения

Возможность экспертного исследования различных следов биологического происхождения связывается с процессуальными и собственно исследовательскими аспектами деятельности сведущих лиц (экспертов). Исходя из этих аспектов, целесообразно различать проблемы процессуальной допустимости доказательств (эта тема не рассматривается в данной работе) и проблемы возможностей исследования представленных объектов для получения собственно доказательств.

133

Рассмотрим различные аспекты данной проблемы.

3.2.1. Установление природы объектов биологического происхождения Установление природы биологических объектов является неотъемлемой задачей для превращения источников криминалистической информации в вещественные доказательства для представления в суде в виде экспертного заключения. Решение этой задачи связывается с обязательным предварительным установлением наличия как самих биологических объектов, так и их видовой и групповой принадлежности [91]. Предложенные для этой цели методы делятся на ориентировочные (предварительные) и доказательные. Ориентировочные методы позволяют предположить присутствие биологического вещества на объекте. В связи с этим они применяются в основном при осмотре места происшествия. Они не являются строго специфичными, могут давать положительный результат с рядом веществ, не имеющих отношений к самим биологическим объектам, однако отрицательный результат возможен при некоторых условиях и при наличии биологического вещества. Кроме того, использование ориентировочных методов для установления природы биологических объектов сопровождается расходом самого следового вещества. В связи с этим ориентировочные методы исследования биологического материала целесообразно делить на повреждающие и расходующие часть следового материала. Деление методов на повреждающие и расходующие не означает, что последние не разрушают структуру исследуемого вещества: они используют только небольшую часть биологического вещества необходимую для исследований, большая же часть материала направляется для исследований доказательственными методами.

3.2.2. Возможности установления наличия крови

3.2.2.1. Возможности определения наличия следов крови

ориентировочными методами

3.2.2.1.1. Исследование в ультрафиолетовых лучах

Осуществление исследований в ультрафиолетовых лучах (УФЛ)

связывается со свойствами этих лучей поглощаться и отражаться от различных

134

биологических объектов, в том числе и от крови, иным способом, чем видимые лучи, что в целом и дает возможность проведения предварительных исследований [348, с.216; 96, с. 13; 37].

Предметы, исследуемые в УФЛ, помещают на площадку ртутно-кварцевой лампы и рассматривают в темноте. Пятна крови в УФЛ обычно имеют темно-коричневый цвет и бархатистый вид. В случаях, когда красящее вещество в пятне под влиянием внешних воздействий превратилось в гематопорфирин, такие пятна будут иметь оранжево-красный цвет.

К недостаткам исследования в УФЛ биологических объектов, в том числе и крови, относится разрушение этими лучами структуры этих объектов в случае их длительного воздействия. Кроме того, ряд веществ, кроме крови, может в УФЛ иметь темно-коричневый цвет и бархатистый вид, например ржавчина.

3.2.2.1.2. Ориентировочные химические реакции Такими реакциями являются проба с перекисью водорода, определение пероксидазных свойств крови, хемиолюминесценция.

3.2.2.1.3. Реакция с перекисью водорода Эта реакция основана на способности крови разлагать перекись водорода с образованием воды и свободного кислорода. Перекись водорода разлагается под действием каталазы, содержащейся в строме форменных элементов крови. На подозрительное пятно стеклянной палочкой или пипеткой наносят 3% раствор перекиси водорода и наблюдают появление пены или пузырьков кислорода. Образование пены белого цвета или появление пузырьков кислорода расценивается как положительный результат реакции. Однако положительный результат предварительных проб может быть получен с рядом веществ, не относящихся к крови (соки некоторых ягод и фруктов, дрожжи, грибки, каучук, капуста, картофель, вино, слюна, слезы, носовая слизь, семя, молоко, многие соли тяжелых металлов и др.). Кроме того, проба с перекисью водорода может не дать положительных результатов в связи с присутствием на исследуемом предмете таких веществ, как восстановители, серная кислота и ее соли, остатки (на белье)

135

стиральных порошков, ряда дезинфекционных средств и

формальдегида [267, с.68].

  • 3.2.2.1.4. Реакции на пероксидазные свойства крови

Пробы, относящиеся к этой подгруппе, основаны на способности крови или содержащейся в ней пероксидазы переносить кислород от одного вещества на другое. В реакцию входят три вещества: 1) вещество, отдающее кислород (озонированный скипидар или перекись водорода); 2) вещество, принимающее кислород и меняющее свой цвет при окислении (индикатор); 3) кровь или фермент

** пероксидаза, переносящая кислород от одного вещества на второе. В отсутствие

крови или пероксидазы реактив не изменяет своего цвета, так как кислород вещества, отдающего кислород, не окисляет вещества, принимающего кислород. В присутствии крови или пероксидазы реактив изменяет свой цвет, а сама реакция называется цветной. На основании изменения цвета реактива, нанесенного на подозрительное пятно, судят о положительном результате реакции. Из этих

Щ реакций наибольшее распространение получила реакция с
бензидином.

1 \ Употребляют обычно 1%-ный спиртовой раствор основного бензидина с 3%-ным

раствором перекиси водорода [267, с.70].

Несмотря на большую чувствительность реакций на пероксидазные свойства крови, их нельзя назвать специфичными для крови. Положительный результат не может доказать
присутствия крови, так как ряд веществ, не

4 относящихся к крови, но содержащих пероксидазу, может давать положительный

результат реакции. Отрицательный результат реакции не доказывает отсутствия крови, т.к. нарушение пероксидазных функций крови может привести к отрицательному результату реакций.

В настоящее время бензидиновая проба Воскобойникова запрещена к применению Минздравом РФ [141, с.95].

#

3.2.2.1.5. Реакция хемиолюминесценции Основана на возникновении свечения, которое возбуждается энергией, освобождающейся при химической реакции, которая протекает при определенном

136

значении рН. Реакция производится в темноте путем распыления из пульверизатора раствора содержащего люминол и пергидроль. При положительном результате реакции происходит вспышка голубого цвета, длительностью до 65 сек. и образуется белая пена. При отрицательном результате вспышки не происходит, либо она появляется но на короткое время — 3-5 сек.

По данным Ш.И. Квиташвили, М.В. Кисина и др. реакция хемиолюминесценции может применяться в качестве предварительной пробы для выявления крови, подвергшейся изменениям, а также при осмотре плохо освещенных участков места происшествия. Реакция не препятствует дальнейшему судебно-медицинскому исследованию крови [267, с.72]. Как правило, эту реакцию на практике применяют для обнаружения следов крови, если обычный визуальный осмотр не дал положительный результат, а по косвенным обстоятельствам в обследуемом месте должны находится следы крови.

3.2.2.1.6. Азопирамовая проба Относится к цветным реакциям, проводящимся на тампоне. Основной раствор азопирама смешивается с перекисью водорода и наносится на исследуемое вещество. Если тестируемое вещество — кровь, то в течение минуты происходит окрашивание в фиолетовый цвет, переходящий в сиреневый, который через некоторое время обесцвечивается [141, с.95].

3.2.2.1.7. Амидопириновая проба

Реакция протекает сходно с предыдущей. Пробы отбираются аналогично. В результате реакции получается зеленое окрашивание, переходящее в темно-фиолетовое, а затем в сиреневое, что свидетельствует о присутствии крови.

Оба последних теста реагируют на старую кровь (на ткани четырехгодичной давности), замытые пятна, а также кровь в состоянии гниения. Однако эти тесты имеют недостаток: разрушаются групповые агглютиногены крови, что делает невозможным последующее экспертное исследование. Поэтому эти реакции следует отнести к повреждающим, следовательно, при их использовании можно работать лишь с частью следового вещества [141, с.95].

137

3.2.2.2. Возможности определения наличия следов крови доказательственными методами

Одним из самых надежных и распространенных методов определения наличия крови на объекте является обнаружение форменных элементов крови — эритроцитов путем микроскопии. Однако этот метод может дать положительный результат не всегда, так как часто эритроциты не сохраняются целыми в следах крови.

Часто для указанной цели используется спектроскопический метод. Он основан на свойстве гемоглобина и его производных поглощать световые волны определенной длины. Исследование спектров поглощения дает гарантированно однозначный вариант ответа на вопрос о наличии крови в исследуемом веществе [239, с.284]. Спектральное исследование разделяют на два вида — спектроскопию и спектрографию. Спектроскопия дает возможность визуального наблюдения получаемых спектров, а используя спектрографию, получают спектрограмму на фотографической пластинке или пленке. Спектрограмма может быть приложена к акту эксперта и в судебном заседании демонстрироваться суду и участникам процесса. Кроме того, спектрографическим методом могут быть открыты значительно меньшие количества крови, чем при спектроскопировании. Однако в судебной медицине для изучения небольших следов в виде пятен обычно производят микроспектральное исследование. Применение

микроспектрографического метода исследований, т.е. сочетание микроскопического и спектрографического исследований, дает возможность определить кровь в количестве 0.00005-0.00001 мг [267, с.81].

Микроспектрографическое исследование дает возможность судить о количестве того или иного вещества. Например, получив спектрограмму исследуемого вещества и сравнив ее с заранее изготовленной шкалой или набором спектрограмм с разной интенсивностью полос поглощения в зависимости от концентрации исследуемого вещества, судят о количественном содержании этого вещества в растворе.

Спектральные исследования не лишены своих недостатков, к которым

138

можно отнести следующие: 1) Отрицательный результат не дает возможности эксперту в заключении указать, что крови на представленных объектах нет, т.к. в случае сильного разрушения крови, ее красящее вещество при спектральном исследовании не открывается. 2) Если же в пятне содержится такое ничтожное количество крови, что оно не открывается в видимых лучах солнечного спектра, а, может быть, открыто при спектральном исследовании в крайней фиолетовой части спектра, которое может быть произведено далеко не во всех судебно-медицинских учреждениях. 3) Отрицательный результат микроспектрального исследования может быть связан с наличием в исследуемом веществе сернистого железа (если следы находились определенное время на железных предметах), которое мешает наблюдению спектра.

3.2.2.2.1. Определение видовой принадлежности крови Большинство видов животных имеют кровь, по внешнему виду похожую на кровь человека. Поэтому, при обнаружении крови на месте происшествия или на одежде человека необходимо определить, что она точно произошла от человека. В крови находятся белки (антигены), специфические для каждого из видов животных, даже если эти виды очень близки друг к другу. При взаимодействии с преципитирующей сывороткой, содержащей антитела того же вида животного, образуется осадок или преципитат. Такие реакции являются достаточно специфичными, т.е. осадок образуется только с растворами белков того вида животных, для специфической идентификации белка которого они были изготовлены, хотя специфичность не является абсолютной [24, с.87]. Например, сыворотка, изготовленная для открытия белка животного одного вида, может в небольшой степени реагировать с белками “родственных” животных. Так сыворотка, преципитирующая белок курицы, реагирует с белками гуся и утки [267, с. 132]. Таким образом, при положительном результате реакции преципитации с данной сывороткой эксперт может дать заключение, что им обнаружена кровь, принадлежащая птице, и что данная кровь может принадлежать, в частности, и курице. Однако сыворотки, преципитирующие белки животных, относящихся к млекопитающим, реагируют с более узким кругом

139

“родственных” животных, поэтому неабсолютная специфичность преципитирующих сывороток не препятствует практической работе эксперта, особенно когда вопрос касается обнаружения крови человека. Чувствительность или разведение антигена в данной реакции составляет 1:1000. Отрицательный результат этой реакции, может быть обусловлен разрушением белков, вызванных гниением, термическим воздействием, облучением ультрафиолетовыми лучами и т.д. В таких случаях применяют более чувствительные модификации этой методики и иные более современные методы исследования. К ним относится метод иммунофлюоресценции, который состоит в том, что при положительном результате реакции образуется флюорохром, имеющий свечение в ультрафиолетовых лучах [80, с.83].

Строение эритроцитов крови животных (гуся, утки и т.д.) отличается от строения эритроцитов человека, поэтому для определения видовой принадлежности крови, не подвергшейся различным разрушающим действиям среды, может быть использован метод микроскопии следов крови. К недостаткам этого метода можно отнести трудности исследования крови после ее высыхания, так как эритроциты крови теряют свою специфическую форму, ссыхаются в глыбки, в результате чего их контуры становятся неразличимыми.

Для установлений отличий крови человека от крови животного по неорганическому составу может быть использован эмиссионно-спектральный анализ.

3.2.2.2.4. Определение половой принадлежности крови Решение этого вопроса часто имеет большое значение для следствия, особенно в тех случаях, когда групповая характеристика крови лиц разного пола, проходящих по делу, совпадает. Возможности определения половой принадлежности крови обусловлены различиями в строении половых хромосом у мужчин и женщин. У женщин имеются две Х-хромосомы (XX), а у мужчин X и Y хромосомы (XY). В судебной медицине разработаны методики для окрашивания клеток на предмет выявления в них X и Y-хромосом. Если окрасить клетки красителями, реагирующими с Х-хроматином, то последующей микроскопией

140

таких препаратов удается установить наличие светящихся глыбок Х- хроматина, что свидетельствует о женском поле крови. При использовании другого специального красителя в ядрах клеток крови наблюдаются светящиеся участки, которые называются Y-хроматином, их обнаружение свидетельствует о мужском поле крови. Однако, достаточно редко встречаются аномалии половых хромосом, в частности, количественные. В таких случаях у отдельных индивидуумов имеется не две, а три, и даже более, половые хромосомы. Обнаружение такого факта может способствовать выяснению обстоятельств для расследования преступления. Для установления половой принадлежности крови данным методом требуется сравнительно большое количество крови (пятно крови 1.5 х 1.5 см и более), что несомненно является его недостатком. Однако диагностика пола этим методом возможна в пятнах значительной давности образования (полгода и более) [348, с.234; 57].

3.2.2.2.5.Установление происхождения крови от взрослого человека

или младенца (плода) Необходимость такой диагностики возникает при расследовании дел связанных с криминальным абортом, детоубийством и др. Кровь плода и ребенка в возрасте до одного года отличается от крови людей более старшего возраста. Различия обусловлены строением некоторых белков. Отличить кровь ребенка (плода) от крови взрослого человека можно двумя методами. Один из них основан на физико-химических и электрофоретических различиях гемоглобина плода (HbF) и взрослого человека (НЬА), которые можно отличить при электрофорезе [79], а также в большей устойчивости плодного гемоглобина к действию щелочей. Чувствительность реакций позволяет брать для исследования незначительное количество сухой крови (2-3 мг), однако положительный результат возможен при небольшой давности образования пятен крови (около 2-3 недель). Дифференцировать этим же методом кровь взрослого человека от крови ребенка 5-6 лет не удается. Второй метод установления происхождения крови от взрослого человека или новорожденного основан на наличии в детской крови особого белка Ll-фетопротеина, отсутствующего в крови взрослых людей.

141

Выявление в исследуемом пятне этого белка свидетельствует о происхождении ее от новорожденного [77].

3.2.2.2.6. Определение давности образования пятен крови Для определения давности образования пятен крови в судебной медицине используют следующие методы. Первый основывается на том, что гемоглобин крови, находящийся в следах, со временем претерпевает изменения. В частности, он превращается из оксигемоглобина в гематопорфирин. Каждая из форм гемоглобина имеет свой спектр поглощения, на основе изучения этих спектров устанавливается этап превращения гемоглобина, а следовательно и примерная давность образования следа крови [106]. Каждое из производных гемоглобина характеризует степень его разрушения в пятне крови, по которой эксперт ориентировочно устанавливает давность образования пятна с учетом конкретных условий, в которых находились предметы со следами крови.

Второй — ферментный — метод обладает высокой потенциальной возможностью установления давности образования как следов крови, так и пятен человеческих выделений на вещественных доказательствах. Кровь человека, а также большинство выделяемых им жидкостей содержат огромное число ферментов, обладающих различной устойчивостью к воздействию внешних факторов. Многие сывороточные ферменты сохраняют свою ферментативную активность в пятнах крови в течение 5-6 месяцев (если они находятся в условиях комнатной температуры), а большинство эритроцитарных ферментов крови — в течение 1-2 месяцев при тех же условиях хранения пятен. Количественный учет активности широкого спектра ферментов крови в исследуемом пятне позволяет эксперту с большой долей вероятности определить давность образования следов крови. К недостаткам данного метода можно отнести его сложность и трудоемкость, а также зависимость активности ферментов от действия различных внешних факторов.

3.2.2.2.7. Установление по пятнам крови количества жидкой крови,

которой они образованы

142

В следственной практике потребность такого установления возникает тогда, когда следствие выдвигает предположение о совершении убийства не на месте обнаружения трупа, а в другом каком-либо месте. Если будет установлено, что количество крови, которое должно было вылиться из тела убитого, значительно превышает количество крови, образовавшейся возле трупа, то можно полагать, что кровотечение, а, следовательно, и убийство произошли в каком- либо другом месте. Для решения такой задачи используют данные о том, что 1000 мл жидкой крови содержат примерно 211г сухого остатка. Практически такие расчеты не могут быть очень точными, так как степень высыхания крови в различных ситуациях отличается, кроме того, подсчитать ее вес можно лишь ориентировочно.

3.2.2.2.8. Определение наличия беременности по следам крови Для диагностики беременности, бывших родов и прерванной беременности (аборта) по пятнам крови в настоящее время используется два метода — гормональный и ферментный.

Гормональный метод диагностики беременности основан на выявлении в крови или моче женщин хорионического гонадотропного гормона, который появляется в крови и моче в ранние сроки беременности. Данным методом возможно проводить раннюю диагностику беременности (уже на 8-10 день после последней менструации). Этот гормон является высокоустойчивым в пятнах крови, а также моче (в ней он обнаруживается спустя несколько лет с момента образования) [348, с.238; 85].

К недостаткам этого метода можно отнести значительные колебания уровня гормона в крови и моче женщин при различных стадиях беременности. Так, к концу второго месяца беременности его количество в крови в восемь раз выше, чем в пятый месяц беременности. В предродовой период эта разница уменьшается до 2,5. Поэтому в определенные промежутки времени возможен отрицательный результат реакции, связанный со стадией беременности и чувствительности применяемой модификации данного метода. К недостаткам данного метода диагностики беременности можно отнести также и возможность получения ложно

143

положительного результата реакции (в период менопаузы, а также при некоторых заболеваниях гипофиза и в климактерическом периоде) [348, с.239].

Ферментный метод диагностики беременности, бывших родов и прерванной беременности (аборта) по крови основан на выявлении в крови беременных женщин и рожениц фермента окситоциназы. Он появляется на 4-8 неделе беременности и исчезает из крови рожениц спустя месяц после рождения ребенка. Преимущество данного метода по сравнению с предыдущим заключается в том, что активность и уровень окситоциназы увеличивается с увеличением срока беременности, достигая максимума к началу родов. Содержание фермента в крови не подвержено резким перепадам, как это имеет место с хорионическим гонадотропином, что позволяет выявлять данный фермент во все сроки беременности. Кроме того, фермент присущ только состоянию беременности, причем на результаты реакции не влияют различные патологические состояния, а также климакс и менопауза. Современные методы позволяют выявлять окситоциназу в следах двух-трех месячной давности, причем для исследования необходимо 3-5мг сухой крови. Сохранность фермента в крови рожавших женщин и женщин перенесших аборт, позволяет использовать его в качестве признака, устанавливающего факт бывших родов или прерывания беременности [71]. К недостаткам данного метода можно отнести отсутствие окситоциназы в моче беременных женщин в отличие от хорионического гонадотропина.

3.2.2.2.9. Установление или исключение происхождения крови от конкретного человека Установление или исключение происхождения крови от конкретного человека является одной из важнейших задач как предварительного, так и судебного следствия. Решение этого вопроса непосредственно обусловливается наличием образцов для сравнительного исследования. Для реализации этой задачи в настоящее время в судебной медицине вещественных доказательств в большинстве случаев проводят определение групповой принадлежности крови по различным ее системам (эритроцитарным, сывороточным, ферментным, лейкоцитарным и др.). Исследование групповых факторов крови позволяет в

144

настоящее время исключить лицо, фигурирующего в качестве подозреваемого или обвиняемого [41, 42, 43, 44, 46, 47, 48, 50, 59, 75]. Вероятность такого исключения во многом зависит от количества исследованных групповых антигенов крови у

  • всех проходящих по делу лиц [81]. Современный уровень развития серологии теоретически предполагает 100% исключение предполагаемых лиц [348, с.241]. Однако на практике такая возможность определяется объемом предоставленного материала1 и количеством исследуемых систем крови, по которым и может быть в данных конкретных условиях определена групповая принадлежность крови проходящих по делу лиц.
    Соответственно, чем больше будет исследовано
  • генетических факторов крови [76], тем выше вероятность исключения подозреваемого лица. Однако последнее во многом определяется квалификацией эксперта, наличием соответствующей аппаратуры, полностью пригодных к применению (свежих или непросроченных) реактивов и сывороток.
  • Хотя все эти исследования в прямом смысле нельзя назвать

идентификационными, суммарная вероятность исключения достигает такой

г величины, которая обеспечивает безошибочность вывода эксперта для экспертной

формулировки типа “Представленные объекты биологического происхождения не

могут принадлежать гражданину К.” [348, с.242].

3.2.2.2.10. Молекулярно-генетические методы Установление возможности происхождения следов крови или спермы от

  • конкретного человека (индивидуальная идентификация) имеет большое значение для расследования особо опасных преступлений [287, с.22]. Возможности судебно-биологической экспертизы позволяют решать этот вопрос путем исследования целого ряда маркеров эритроцитарных, лейкоцитарных и сывороточных систем [22, 25, 26, 27, 28, 31, 32, 34, 35, 60]. Однако не все системы имеют равноценное прикладное значение, что зависит от числа признаков,

» входящих в каждую из них, и распределения этих признаков в различных

популяциях. Для определения принадлежности крови (спермы) конкретному

Используя метод абсорбции-элюции для установления группы крови по системе AB0, пригодно пятно содержащее до 0,0001мг сухой крови [136, с.52].

145

человеку, необходимо выявить большое число генетически обусловленных признаков, количество которых в реально осуществимых экспертизах ограничивается условиями технической оснащенности лабораторий и состоянием объекта исследования. Несмотря на все возможности биологической экспертизы при идеальных условиях и при совпадении всех определенных признаков в крови подозреваемого и пятне крови, изъятого с места происшествия, нельзя в категоричной форме сделать вывод о принадлежности исследуемого объекта именно этому лицу, т.к. не исключается вероятность найти другого человека с такой же характеристикой крови. Принципиально задачу идентификации позволяет решить использование новой категории генетических маркеров - полиморфных участков дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК).

Возможность идентификации человека по следам его крови и выделений основана на свойстве гипервариабельности (ГВ) нуклеотидных последовательностей молекулы ДНК. Гипервариабельный участок ДНК характеризуется широким индивидуальным генетическим полиморфизмом — полиаллельным состоянием структуры. Число аллелей в популяции для каждого ГВ участка может достигать 80 [320, с.324-328]. Наибольшее значение для идентификации личности имеет часть ГВ участков, называемой минисателлитной ДНК, которая располагается в нескольких локусах хромосом. Общая структурная организация минисателлитной ДНК является индивидуальной для каждого человека, на чем и основывается идентификация личности в молекулярной генетике [351, с.76-79]. В связи с тем, что ГВ участков в хромосомной ДНК человека несколько тысяч, исследовав только некоторые их них, можно получить фингерпринт ДНК [300, с.341-346]. Для проявления таких фингерпринтов ДНК можно использовать так называемые генетические зонды

олигодезоксирибонуклеотиды (природные или искусственно синтезированные), которые комплементарны тем или иным участкам ДНК анализируемого объекта.

Зонд может быть локусоспецифичным или полилокусным и проявлять соответственно только один ГВ участок или несколько. Вариабельные участки выявляются специальными методами блот-гибридизационного анализа как гомологичные фрагменты ДНК различной длины,

146

образующиеся после гидролиза геномной ДНК высокоспецифичными ферментами - рестрикционными эндонуклеазами (рестриктазами) [302, с.39-42].

Наиболее эффективные локусспецифические маркеры, позволяют идентифицировать личность с вероятностью случайного совпадения от 0.02 до 0.0002 для каждого зонда, а при их совокупности — до 10”16. Расчеты, приведенные Джефрисом и его соавторами для суммы многолокусных зондов показывают вероятность совпадения “отпечатков” ДНК двух случайных людей 1 на 30 миллиардов [253, с.4]. Таким образом, высокий индивидуальный полиморфизм ГВ-локусов, в сочетании с их соматической стабильностью и менделевским характером наследования обеспечили возможность использования для медико-биологического анализа молекулярно-генетических маркеров нового типа [301, с.341-346; 327, с.1621-1625; 321, с.10-14].

Для производства судебных экспертиз чрезвычайно важен вопрос о подборе оптимальных зондов, унификации и стандартизации метода. Это является особенно актуальным в связи с планируемым в ряде стран, входящих в состав Интерпола, созданием компьютерного банка данных по “отпечаткам” ДНК.

На экспертизу, проводимую методом генотипии [121, с.47] с использованием генетических зондов представляется объект, в котором пятно крови диаметром не менее 4 см, при этом оно должно отвечать требованию насыщенности. Объекты, на которых мелкие брызги крови или пятно замыто, для исследования мало пригодны. Сравнительные образцы представляются на экспертизу в количестве до 5 мл. Кровь помещается в стерильную пробирку, куда добавляют 1-2 мл консерванта трилон-Б, либо 5% раствор цитрата натрия. Пробирка с кровью помещается в термос со льдом и немедленно транспортируется в лабораторию (до 48 часов). На разрешение этой экспертизы ставится вопрос: не принадлежит ли кровь конкретному человеку? Аналогичные действия по отбору образцов проводятся и для установления отцовства. Образцы крови отбираются у ребенка и родителей.

С начала 90-х гг. для получения ДНК-фингерпринтов разрабатываются намного более чувствительные и быстрые в исполнении, нежели генетическое зондирование, способы выявления индивидуального геномного полиморфизма,

147

основанные на проведении ПЦР - полимеразной цепной реакции (синонимы -реакция полимеразного копирования, локальная амплификация нуклеиновых кислот) [350, с.553-557; 328, с.1304-1314]. ПЦР основана на многократном

ф умножении (амплификации) конкретных участков ДНК с помощью фермента

термостабильной Taq-полимеразы, которая обеспечивает репликацию тех ДНК-фрагментов, которые фланкированы (ограничены) так называемыми олигонуклеотидными праймерами, добавляемыми в реакционную смесь. Реакцию проводят при нескольких, цикличных температурных режимах, обеспечивающих все стадии ПЦР, в результате чего происходит экспоненциальное увеличение количества специфического фрагмента (в интересующем нас случае - ГВ-участков) приблизительно по формуле 2П, где “п” - число прошедших циклов амплификации. За 20-30 циклов из одной копии молекулы ДНК может быть синтезировано до миллиона копий, что обуславливает высочайшую чувствительность детектирующего метода [323, с. 176-194; 298, с.304-308]. Специфичность амплифицируемых фрагментов ДНК определяется нуклеотидным

г составом праймеров, который рассчитывают на основании
данных

секвенирования (определения первичной последовательности нуклеотидов молекулы ДНК) с помощью специальных компьтерных программ.

Основные этапы генетической идентификационной экспертизы, проводимой с помощью ПЦР- диагностики следующие:

  1. Выделение из образца препарата ДНК и ее очистка;
    1. Проведение полимеразной цепной реакции с использованием специфических праймеров и последующая визуализация продуктов амплификации с помощью электрофоретического разделения в агарозных, акриламидных или смешанных агарозно-акриламидных гелях.
  1. Компьтерный анализ полученного ПЦР-профиля.
  2. Выдача экспертного заключения.
  3. Осуществление ПЦР-диагностики требует современного прецизионного

    оборудования для молекулярно-генетических исследований и высокой методической квалификации исполнителей; поэтому в настоящее время она выполнима только в специально подготовленных учреждениях. Однако высокая

148

специфичность метода, а также его эффективность, т.е. способность выявлять присутствие специфичных нуклеотидных последовательностей, находящихся в минимальном количестве образца, полностью оправдывают все усилия по ф организации идентификационных экспертиз при помощи ПЦР-анализа.

В случае сильно загрязненных образцов критическим этапом ПЦР-диагностики является подготовка образца к анализу, т.е. выделение препарата ДНК в состоянии, максимально очищенном от примесей, могущих ингибировать проведение реакции. В течение ряда последних лет разработаны эффективные методические подходы для этих целей [355, с.506-513].

3.2.3. Установление механизма образования следов крови Механизм образования следов крови обусловлен количественными и качественными характеристиками крови как жидкости, а также человеческим фактором1 и поэтому имеет свои характерные особенности, отличающие его от | механизма образования других жидких биологических следов [269].

г Анализ формы следов крови и рисунка края ставит своей
задачей

I восстановление механизма образования этих следов, что непосредственно связано

с восстановлением обстоятельств происшествия в целом [125, с.119; 292, с.ЗО].

Рассмотрим категории, которые обуславливает общий механизм образования жидких следов. К ним можно отнести “форму следа” (общие очертания всех возможных следов, образованных кровью) и “рисунок *? периферического края следа” (форму краевых образований следа).

3.2.3.1. Следы, образованные каплями крови

Капли крови возникают при замедленном кровотечении из ран и

каплеобразном стекании с предметов, насыщенных кровью. Во всех случаях капли

крови на основе закона тяготения падают вертикально.

  • Если источник крови неподвижен, то капля вытекающей крови падает вниз

под воздействием силы тяжести. В момент соприкосновения капли с преградой,

Под человеческим фактором понимается обстановка места происшествия в момент образования следов, возникших в результате воздействия на нее людей.

149

она имеет выпуклую форму в точке соприкосновения с преградой. После удара о преграду основная масса капли растекается вокруг точки соприкосновения, а отдельные ее части
разбрызгиваются в стороны (прил.2, рис.1). Степень

ф разбрызгивания, а, следовательно, и рисунок края будет зависеть от величины

удара, т.е. от высоты падения. В тех случаях, когда источник крови имеет передвижение, то физическая картина следообразования изменяется. В этих случаях на каплю крови, кроме силы тяжести, действует сила, сообщающая скорость телу, роняющему кровь (прил.2, рис.2). Капля вынуждена падать по направлению равнодействующих сил (по параболе), а это приводит к тому, что

** касаясь преграды в точке А не всей своей поверхностью, а лишь одной точкой,

масса капли вытягивается по направлению движения тела, и, следовательно, округлость формы нарушается и приобретается вытянутость. Отчетливые следы крови с характерной формой образуются при падении на твердую, невпитывающую поверхность (каменный пол, стекло и т.д.). При падении капли крови на неровную поверхность, ворсистую ткань
или на впитывающую

Г поверхность форма следа крови не сохраняется.

При падении на горизонтальную поверхность изменение рисунка следа крови зависит от высоты падения. С увеличением высоты площадь следа увеличивается, а интенсивность окраски пятна крови уменьшается, изменяется рисунок края следа.

Кровь, падая с небольшой высоты в пределах от 5 до 50см, образует следы

  • монетообразной формы с гладкими краями (прил. 2, рис.3). С увеличением

высоты падения крови изменяется рисунок края следа. По краю следа появляются зубцы, которые увеличиваются, заостряются и вытягиваются с увеличением высоты падения капель. При падении капли крови с высоты от 50 до 75см образуются следы зубцеобразной формы(прил. 2, рис.4). Когда высота падения капель крови превышает 75 см, рисунок края следа приобретает лучеобразную

4 форму. Лучи удлиняются по мере увеличения высоты падения
крови.

Лучеобразный рисунок края следа наблюдается при высоте падения от 75 до 125см (прил. 2, рис.5) При высоте падения от 125 до 200см наблюдается мелкокапельное разбрызгивание вокруг основной капли крови, а от 200см и выше

150

происходит мелкокапельное разбрызгивание вокруг капель крови и секторальное выпадение ее отдельных участков (прил. 2, рис.6).

При падении капли на наклонную гладкую поверхность под углом около сорока градусов форма следа и рисунок его края изменяется следующим образом: след вытягивается в сторону наклона, нижняя часть следа более интенсивно окрашивается; с увеличением высоты и наклона на капле образуются зубцы и лучи, которые располагаются на участке, обращенном в сторону наклона; площадь следа увеличивается, а интенсивность окраски всего пятна уменьшается. При высоте падения капель крови от 5 до 25 см следы крови имеют грушеобразную форму; от 25 до 50см следы приобретают зубцеобразный рисунок в нижнем крае следа; от 50 до 125см следы приобретают лучеобразную форму нижнего края; от 125 до 200см наблюдается мелкокапельное разбрызгивание; а свыше 200см мелкокапельное разбрызгивание и секторальное выпадение (прил. 2, рис.7, 8, 9, 10, 11). По мере увеличения наклона след крови приобретает продолговатую форму, обращенную своей суженной частью в сторону наклона. В случаях, когда происходит изменение форм следов крови и рисунка края следа, лучи и зубцы возникают лишь на той стороне следа, который обращен в сторону наклона.

При движении тела, роняющего кровь, след крови вытягивается или разбрызгивается в сторону движения тела. Форма следов крови в этом случае зависит от высоты падения крови и скорости движения человека, с тела которого падает кровь. С увеличением высоты падения и быстроты движения может происходить вытягивание всей капли или ее отдельных фрагментов в сторону движения. Чем быстрее двигалось тело, роняющее кровь, тем больше по количеству и тоньше по конфигурации будут лучи, отходящие от капли крови. Помимо этого может наблюдаться разбрызгивание следа в сторону движения (прил. 2, рис Л 2). По рисунку видно, что из следов монетообразной формы образуются булавовидные следы, что связано с вытягиванием вещества следа в сторону движения тела, ронявшего кровь. Из следов с зубцеобразной и лучеобразной формой края образуются следы крови с зубцами и лучами, направленными в сторону движения.

151

3.2.3.2.Следы, образованные брызгами крови

Эти следы образуется из капель, которые приобрели значительную кинетическую энергию. Как правило, они возникают при поражении крупных артериальных сосудов. В зависимости от силы давления, струя крови разбрызгивается на множество отдельных капель, которые разлетаются на различное расстояние (до 2м при поражении сонной или подключичной артерии). Брызги могут возникать в результате ударов по скоплению крови (при падении человека в лужу крови, при повторных ударах по голове и т.д.). Форма брызг крови зависит от силы удара и встречного угла. Если кровь устремляется к плоскости и падает на нее перпендикулярно, то брызги приобретают округлую, зубцеобразную и лучеобразную форму, аналогичную форме следов крови, образованных каплями, падающими из неподвижного тела на горизонтальную поверхность. При этом форма брызг будет зависеть от силы удара — чем сильнее удар, тем больше зазубренность краев следа. При падении под углом следы приобретают вытянутую форму. Зубцы и лучи на брызгах будут всегда направлены в сторону их движения (прил. 2, рис. 13, 14) При сильных ударах разбрызгивание крови может происходить на значительные расстояния под острым углом падения с образованием вторичных брызг, имеющих форму восклицательных знаков (прил. 2, рис. 15).

При изучении брызг крови можно определить степень интенсивности кровотечения из ран; месторасположение источника брызг крови, из которого образовались эти следы, по отношению к поверхности; количество и последовательность нанесения ран.

3.2.3.3. Следы, образованные потеками крови Потеки крови образуются в результате накопления жидкой кровяной массы до некоторой критической величины, после которой кровь стекает по наклонной поверхности. Они имеют форму струй, которые устремляются вниз и, преодолевая рельеф поверхности, приобретают самое разнообразное направление. Нижняя часть потеков имеет закругленную форму, несет большую часть следового вещества и
интенсивно окрашена по сравнению с остальными частями следа.

152

Образование потеков крови следует непосредственно за моментом нанесения ранения или от соприкосновения с источником кровотечения, когда кровь не успев впитаться или свернуться на поверхности стекает вниз.

В случаях изменения первоначального положения трупа могут образовываться перекрещивающиеся потеки свежей и засохшей крови. В местах их пересечения можно наблюдать расширение струек или изменение их направления. Таким образом, внимательное изучение потеков крови на трупе позволяет судить о том, в каком положении была жертва и подозреваемый в момент нанесения ранения (прил. 2, рис.16).

3.2.3.4. Следы-отпечатки

Эти следы возникают в результате соприкосновения окрашенного кровью тела или предмета с какой-либо поверхностью в результате чего образуется след-наслоения. Как отпечатки окровавленных предметов такие следы отображают их форму. В данной работе особенности образования таких следов и их характеристики (трасологический аспект) не рассматриваются.

3.2.3.5. Следы в виде луж

Данный вид следов образуется от обильного кровотечения. Размер лужи определяется количеством крови, вытекшей из ран, а также природой материала, на котором она образовалась. На невпитывающих поверхностях лужи имеют значительно больший размер, чем на впитывающих. На последних могут через некоторое время оставаться лишь небольшие лужицы свернувшейся крови. Кроме того, кровь обладает свойством насыщать впитывающие поверхности до уровня насыщения, после чего она просачивается через материал и образует лужи или другой вид следов на ниже лежащих поверхностях. Если лужа размазана, растерта или растоптана, точно определить количество крови, за счет которой она образовалась, довольно затруднительно. В таких случаях количество крови будет казаться большим, чем в действительности, и наоборот, когда лужа не тронута или пропитывает какой-либо предмет, количество крови кажется меньшим.

Лужи крови могут способствовать возникновению дополнительных следов,

153

которые образуются от соприкосновения с нею. Это могут быть следы ног, протекторов транспортных средств, следы волочения (трупа) и т.д.

3.2.3.6. Комбинированные следы Кроме рассмотренных выше следов, очень часто на месте происшествия встречаются следы крови различной формы, которые обусловлены единым источником происхождения. При этом механизм следообразования у них будет различным. Комбинированные следы представляют собой сочетание простых видов следов крови: луж, потеков, брызг, капель, отпечатков (помарок, мазков, расположенных на поверхности и обусловленных единым источником происхождения) [333, с.18].

3.2.3.7. Временные изменения внешнего вида следов невпитавшейся крови.

Этап образования следов крови представляет собой часть от общего процесса протекающих изменений во внешней среде, связанных с событием преступления. Непосредственно за моментом образования следов начинается процесс их разрушения. Внутренняя структура следов крови претерпевает определенные изменения, которые определяются как внешними условиями (природа следоносителя, температура, влажность, влияние электромагнитных волн и т.д.), так и внутренними (наличием определенных веществ в крови, микроорганизмов и т.д.).

Рассмотрим изменения следов крови в комнатных условиях находящихся на водонепроницаемых поверхностях (при температуре около 23’С, влажности 60-80%, отсутствия попадания на следы прямых солнечных лучей).

Через несколько минут после образования следы крови при высоте падения до 25 см имеют более или менее округлую форму с равномерной плотности окраски как по центру, так и по периферии. Через час после образования следы крови засыхают, а через 3-4 часа начинают постепенно трескаться. Через сутки может произойти отслоение образовавшихся следов, после чего их визуальное обнаружение будет несколько затруднительным,
однако могут быть

154

зафиксированы при фотографировании со светофильтрами, подобранными под цвет поверхности. С повышением температуры описанный процесс будет протекать пропорционально ее изменению.

Временное изменение внутренней структуры вещества приводит к изменению окраски следов крови. Возможен переход цвета от красноватого оттенка (в первые минуты образования) до коричневого (на впитывающих поверхностях через несколько дней) и серого (через несколько месяцев).

3.2.4. Особенности исследования иных следов биологического

происхождения Работа эксперта со следами спермы, пота, мочи и другими биологическими следами жидкого происхождения носит отличный характер от работы со следами крови, так как эти следы имеют характерный объединяющий их признак: они являются в большинстве случаев слабовидимыми на предметах-носителях. Их действительную топологию на предметах-носителях и другие индивидуализирующие признаки этих следов может определить только эксперт.

3.2.4.1.Возможности экспертного исследования следов спермы Использование следов спермы в качестве вещественных доказательств связывается с различными половыми преступлениями — изнасилованием, развратными действиями, мужеложством и т.д. Обнаружение следов спермы при определенных условиях свидетельствует о совершении полового акта, что однако не говорит о наличии самого преступления, так как для подтверждения последнего необходимо получить и другие доказательства по делу.

3.2.4.1.1 .Возможности определения наличия следов спермы

ориентировочными методами

Ориентировочные методы определения наличия спермы применяются для

обнаружения похожих на сперму пятен, которые в дальнейшем исследуются

доказательственными методами. К ориентировочным относятся
следующие

методы.

155

3.2.4.1.1.1. Исследование в ультрафиолетовых лучах.

В результате освещения следов спермы ультрафиолетовыми лучами наблюдают голубовато-белое свечение или флюоресценцию в видимом спектре электромагнитных волн. Метод не является доказательственным, поскольку аналогичное свечение возникает при освещении ультрафиолетовыми лучами предметов со следами слюны, мочи, влагалищных выделений, а также иных следов (крахмал, остатки моющих средств и т.д.). Кроме того, флюоресценция может не наблюдаться при облучении свежих (до нескольких дней) и старых пятен спермы (давность образования которых составляет несколько лет) [39].

Микрокристаллические реакции представляют собой химические реакции на сперму. В результате положительного результата они заканчиваются с выпадением микрокристаллов йодохолина. Эти реакции имеют большую чувствительность (кристаллы выпадают в разведении спермы 1:400 — 1:3000), однако они не являются специфичными.

Одной из распространенных предварительных проб на наличие спермы является реакция с картофельным соком. Она основана на способности семенной плазмы тормозить реакцию агглютинации (склеивания) эритроцитов человека картофельным экстрактом. Проба способствует выявлению следов, похожих на сперму даже в смеси со следами крови, когда ни визуально, ни с помощью ультрафиолетовых лучей ее нельзя обнаружить. Данная реакция не является строго специфичной для спермы, так как псевдоположительный результат может наблюдаться в присутствии менструальной крови, женского молока и в ряде других случаев [55].

Реакция на кислую фосфатазу основана на том, что этот фермент присутствует в семенной жидкости в значительно больших количествах, чем в других выделениях и жидкостях человеческого организма. Количественный критерий учета результатов этой реакции не позволяет признать ее доказательственной, поскольку результаты этой пробы во многом определяются сохранностью кислой фосфатазы в пятне спермы, а также степенью снижения ее ферментативной активности при его старении (т.е. в старых пятнах). Кроме того, многие растительные жидкости обладают высоким содержанием и высоким

156

уровнем активности кислой фосфатазы, что затрудняет проведение реакции при исследовании, например, зазелененной одежды потерпевшей.

3.2.4.1.2. Доказательственные методы обнаружения пятен спермы Основным методом обнаружения пятен спермы в исследуемом пятне является морфологический метод. Этот метод основан на микроскопическом обнаружении сперматозоидов в исследуемом пятне. Для этого производится их предварительная обработка с помощью специальных красителей (эритрозин, фуксин, метиленовый синий и др.) или на предмете-носителе, или после извлечения сперматозоидов с предмета-носителя. В последнем случае в поле зрения микроскопа не попадают многочисленные нити и ворсинки материала предмета- носителя, которые затрудняют нахождение сперматозоидов.

Большое значение для разрешения дела имеет обнаружение сперматозоидов во влагалище потерпевшей или убитой с подозрением на предшествующее изнасилование. В этом случае эксперт при проведении освидетельствования потерпевшей или при проведении судебно-медицинского исследования трупа берет содержимое различных участков ее влагалища (прямой кишки) на ватный или марлевый тампон и предметные стекла для проведения анализа. Если с момента полового акта прошло значительное время, то исследование спермы на наличие сперматозоидов будет затруднительно из-за влияния на них микрофлоры влагалища, которая элиминирует сперматозоиды. Этим может быть объяснен

  • отрицательный результат морфологического исследования сперматозоидов в тампонах и мазках из влагалища потерпевшей.

При исследовании пятен спермы нередко наблюдается разрушение сперматозоидов в результате воздействия на них различных внешних факторов (химических, термических и т.д.). Кроме того, отсутствие обнаружения сперматозоидов морфологическим методом исследования вовсе не означает, что

  • половой акт не имел место, так как в случае олигоспермии количество сперматозоидов присутствующих в семенной жидкости снижено, а в случае аспермии они вообще отсутствуют. Эти абнормальные состояния могут сопровождаться количественным и качественным нарушением состояния

157

микрофлоры семенной жидкости и нередко являются свидетелем перенесенных заболеваний в том числе и венерических. Отсюда следует рекомендация проверки мазков из влагалища (и/или прямой кишки) на присутствие болезнетворных микроорганизмов в случае необнаружения сперматозоидов морфологическими методами, если мазок брался в первые часы после совершения полового акта и женщина не применяла спринцевание. Однако наличие болезнетворных микроорганизмов не может доказывать факта совершения полового акта, так как последние могли весьма незаметно для женщины составлять содержимое микрофлоры ее влагалища (прямой кишки) довольно продолжительное время. Эта рекомендация имеет прямую направленность на профилактику венерических и воспалительных заболеваний женщины. Не являясь в настоящее время достижимым, процесс идентификации источника болезнетворных микроорганизмов в недалеком будущем непременно должен занять свое место среди доказательственных методов установления цепочки заражения венерическим заболеванием исключительно по данным полученным экспертно- биологическими методами.

В настоящее время, при получении отрицательного результата морфологической пробы, т.е. при невыявлении сперматозоидов в пятне, подозрительном на сперму, проводят исследование с применением ферментативного метода обнаружения специфического для семенной плазмы фермента лактатдегидрогеназы (ЛДГ), а также метод выявления особых белков — холина и спермина, характерных только для спермы [202].

Выявление в исследуемом пятне изофермента ЛДГ, свойственного семенной плазме, позволяет даже без обнаружения в нем сперматозоидов диагностировать его семенную природу. К недостаткам данного метода относится его пониженная чувствительность по сравнению с морфологическим методом, в связи с чем требует относительно большое количество материала (пятно спермы размером 0,5 х 0,5 см); из-за снижения ферментативной активности ЛДГ дает положительный результат только при исследовании следов спермы, давность образования которых не превышает 1-2 месяцев.

К перспективным доказательственным методам обнаружения спермы

158

следует отнести также электрофоретическое выявление специфичных только для спермы белковых фракций. Так, обнаружение “протеина-30”, специфичного только для спермы, возможно с помощью электрофореза в полиакриламидном геле, содержащем расщепляющее вещество додецилсульфат натрия. Преимущество данной методики состоит в том, что белковые фракции менее подвержены внешним воздействиям, чем, например, ферменты спермы, и, следовательно могут выявляться в более старых следах спермы [72].

3.2.4.1.3. Возможности определения групповой принадлежности следов спермы Вопросы установления происхождения спермы от определенного лица на практике связываются с комплексом выявляемых факторов, одним из которых является групповая принадлежность выделений человека. В настоящее время групповая дифференцировка следов спермы обычно осуществляется по системе АВО(Н). Это связывается с тем, что антигены этой системы в сперме, как и в других выделениях, находятся в большом количестве и выражены значительно сильнее, чем эритроцитарные антигены крови. Выявление антигенов АВО(Н) в пятнах спермы и других выделениях человеческого организма осуществляется теми же методами, что и в пятнах крови [63; 64; 78]. Однако существуют особенности группового дифференцирования этих пятен, которые определяют выбор методик исследования и экспертную оценку их результатов. Поэтому с определением группы крови того или иного мужчины, присутствие следов спермы которого подозревается на вещественных доказательствах, необходимо установить, к какой из двух основных категорий по содержанию антигенов в выделениях относится этот мужчина — к выделителям или невыделителям [50; 65]. Например, если группа крови обвиняемого совпадает с группой спермы на одежде потерпевшей, но он является невыделителем групповых антигенов, делается вывод о происхождении спермы от другого человека. Такой же вывод делается, если сила выраженности групповых антигенов системы АВО(Н) в образце спермы обвиняемого значительно уступает силе выраженности тех же антигенов в исследуемом пятне спермы. Обратные соотношения выраженности групповых антигенов (высокая активность в образце спермы подозреваемого и

159

низкая в следах спермы на вещественных доказательствах) при совпадении групповых характеристик не исключает возможности происхождения спермы от подозреваемого, так как нельзя исключить ослабление силы выраженности групповых антигенов воздействием различных внешних факторов.

Определенные трудности в групповой диагностике следов спермы возникают в случаях ее смешивания с другими выделениями организма или кровью человека, так как в них, аналогично следам спермы, могут содержаться свои собственные групповые антигены системы АВО(Н) [30]. Для того чтобы избежать ряд экспертных ошибок на практике используют определенную последовательность действий. Во-первых, производят тщательное исследование участков предмета-носителя, расположенных в непосредственной близости от пятна спермы, причем, если результаты выявления групповых антигенов по той или иной причине вызывают сомнение, осуществляют дополнительное исследование еще нескольких контрольных участков около пятна. Во-вторых, устанавливают наличие примеси крови в следах спермы непосредственно перед определением ее групповой принадлежности. В-третьих, учитывая локализацию пятен спермы на представленных предметах, обстоятельства дела и следственные данные, устанавливают возможное наличие в следах спермы примеси и других выделений (мочи, слюны, пота, влагалищных выделений и т.д.) [88].

При составлении заключения эксперт должен оценить все данные, полученные в процессе экспертизы: групповую принадлежность и степень выделительства всех проходящих по делу лиц, степень выраженности антигенов в образцах их выделений [54], обнаружение тех или иных групповых антигенов в исследуемом пятне спермы, а также наличие возможной примеси крови или других выделений человеческого организма.

В случае обнаружения в пятне спермы примеси крови или других выделений эксперт обязан указать в заключении возможность происхождения выявленных антигенов как от спермы, так и от иного выделения. Эксперту необходимо показать следователю возможные варианты групповой принадлежности и степени выделительства всех лиц, проходящих по делу [29; 61; 69]. В заключении эксперта важно предусмотреть категорические выводы об

160

исключении происхождения крови и выделений от лиц проходящих по делу, если таковые имеют место. Аналогично, если происхождение крови и выделений от потерпевших и подозреваемых (обвиняемых) не исключается, необходимо указать какие допускаются другие сочетания групповой принадлежности исследуемых объектов, а также сочетания от лиц каких групп и категорий выделительства следы спермы, крови и т.д. не могли произойти.

Исследование системы АВО(Н), выявляемой в основном в сперме выделителей, часто является недостаточным при решении вопроса о возможности происхождения следов спермы от того или иного конкретного лица. Поэтому наряду с этой системой применяются исследования наследственных групп фосфоглюкомутазы (ФГМ-1, 2-1, 2) и фосфоглюконатдегидрогеназы (ФГД- А; АС и С); совокупность антигенов системы GM (хотя в настоящее время установление гамма-глобулиновых групп спермы возможно лишь в жидких ее образцах, а также в очень свежих пятнах до двух дней) [62].

3.2.4.2. Возможности судебно-медицинского исследования следов пятен

слюны, мочи, пота и потожировых выделений Возможности экспертного исследования данной категории следов, исходя из их природы, в первую очередь связываются с их поиском на представленных вещественных доказательствах, и только после этого решается вопрос о возможности или невозможности их происхождения от определенного лица путем выявления в них групповых, а иногда и половых факторов и свойств [33; 66; 70]. При определении групповых антигенов системы АВО(Н) в следах выделений с целью установления возможности их происхождения от конкретного лица учитывается как групповая принадлежность крови этих лиц, так и степень их выделительства.

3.2.4.2.1. Возможности экспертного исследования слюны Определение наличия
слюны в пятнах основано на выявлении в них пищеварительного фермента амилазы, который содержится также в крови и некоторых выделениях человеческого организма. Несмотря на это, именно в

161

слюне амилаза проявляет большую активность по сравнению с кровью и другими выделениями, и поэтому ее выявление при соблюдении методики исследования позволяет добиться полной специфичности метода.

Количество исследуемого объекта, достаточного для обнаружения в нем амилазы, зависит от давности пятна. Со временем активность амилазы в пятне снижается.

Для применения соответствующей методики обнаружения амилазы в следе пятна слюны давностью до шести месяцев требуется 15-30мг материала пятна, при давности более года — 40-50мг. Так как, применяемая методика для обнаружения амилазы требует значительного количества исследуемого материала, при исследовании следов окурков предварительное установление следов слюны не проводят, а сразу устанавливают групповые свойства по системе АВО(Н) [74]. Однако, предварительное установление наличия следов слюны на всех остальных объектов является обязательным [45; 53].

Кроме антигенов системы АВО(Н) в слюне выявляются групповые антигены системы Льюис (Lea, Leb, Lec, Led). С помощью разделительных методов анализа выделяют 11 собственных групп слюны человека, позволяющих определить в ней 41 белковую группу [73; 82; 86]. Недостатки применения метода установления групповой принадлежности связываются с низкой концентрацией полиморфных белковых (пептидных) комплексов в слюне человека и их малой устойчивостью к воздействию внешних факторов.

Иногда по пятнам слюны возможно определение ее половой принадлежности. Она определяется по клеткам эпителия слизистой ротовой полости. Такое определение представляется возможным в случае наличия большого количества слюны на вещественных доказательствах и, следовательно, достаточного количества эпителиальных клеток [267, с.439].

3.2.4.2.2. Возможности экспертного исследования мочи Экспертное
исследование пятен, возможно образованных мочой, производится предположительными и доказательственными
методами. К предположительным относится метод исследования в УФ-лучах. Пятна мочи при

162

освещении УФ-источником дают беловато-голубоватое свечение. Это свечение позволяет выявлять похожие на пятна мочи участки, которые необходимо в дальнейшем будет исследовать доказательственными методами.

Наиболее распространенным методом установления наличия мочи в пятнах является метод обнаружения в следах мочи креатинина (рекомендованный для практического применения Методическим письмом Главного судебно- медицинского эксперта Министерства здравоохранения СССР от 1963г!). Количество материала, необходимого для исследования, зависит от интенсивности пятен мочи и от давности их образования. Из насыщенных пятен давностью несколько недель для достижения положительного результата достаточно 10-15мг вещества пятна. Для выявления креатинина в стары пятнах мочи (1год и более) требуется 30-40мг исследуемого пятна.

К недостаткам данной методики можно отнести невозможность ее использования, если объекты с пятнами мочи подвергались физическим воздействиям с использованием воды: употреблялись различные моющие средства, применялось вымачивание в обычной воде (несколько минут). Несмотря на большую чувствительность к водной среде, проглаживание утюгом в течении даже длительного времени практически не оказывает влияния на креатинин мочи и не препятствует его последующему выявлению.

К доказательственным методам установления мочи в пятне можно также отнести метод тонкослойной хроматографии, основанный на выявлении не только креатинина, но и мочевины [303, с.202]. К недостаткам разработанной модификации метода можно отнести его сложность выполнения.

Решение проблемы дифференцировки мочи по групповой принадлежности решается с использованием антигенов системы АВО(Н), соответствующих их крови. В решении определения групповой принадлежности играет большую роль степень выделительства человека [267, с.440-443].

3.2.4.2.3. Возможности экспертного исследования пота и

потожировых выделений

Экспертное исследование пятен, вероятно образованных потом и

163

потожировых выделений, производится ориентирующими и доказательственными методами. В качестве ориентирующего исследования на присутствие следов пота может быть применен осмотр предметов одежды в УФ-лучах. В случае положительного результата исследования можно наблюдать голубоватую флюоресценцию.

К доказательственным методам на наличие потожировых выделений является реакция на аминокислоту серии. Данная реакция является достаточно чувствительной. Для применения этого метода достаточно всего 5-10мг материала для свежих пятен и 15мг для более старых следов [51]. К особенностям применения этой реакции можно отнести то, что большее количество материала использовать для выявления следов пота нельзя, т.к. в результате реакции может быть выявлен серии не пота, а крови или других выделений. Выявление серина зависит не только от давности образования следов пота, но и от его количества в пятне, которое неизвестно эксперту. Поэтому каждую реакцию на серии целесообразно проводить с различным количеством пятна для получения более четких результатов. Особенности проведения реакции на серии позволяют выявлять следы пота, смешанные с кровью. Достоинством данной реакции является возможность обнаружения пота на одежде, подвергавшейся вымачиванию в растворах стиральных порошков или слабой щелочи (соды). Однако стирка с мылом полностью удаляет пот из пятна. Промывание или смачивание одежды бензином, керосином, перекисью водорода, а также проглаживание утюгом не препятствует выявлению серина [260, с.48].

При исследовании следов пота может быть решен вопрос о его видовой принадлежности с помощью кольцепреципитации, электропреципитации или преципитации в геле агара [49; 67; 68].

Определение групповой принадлежности потожировых выделений, основанное на выделении в них антигенов системы АВО(Н), производится с помощью реакций абсорбции-элюции и смешанной агглютинации, которые позволяют выявить групповые антигены в пальцевых отпечатках, не пригодных для дактилоскопического исследования [52]. К положительным качествам этих реакций можно отнести то, что на антигены системы АВО(Н) практически не

164

влияют различного рода опылители, применяющиеся для выявления следов рук. Кроме того, антигены системы АВО(Н) хорошо сохраняются в старых следах давностью до одного года и более. Таким образом, вопрос о принадлежности отпечатков пальцев определенному лицу может быть решен на основании результатов комплексной экспертизы дактилоскопической и судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств [267, с.444].

Особое место в исследовании потожировых выделений занимает микробиологический аспект. Вариабельность в составе представителей стафилококков и микрококков на коже рук дает возможность предполагать индивидуальные различия микрофлоры кожных покровов [353].

3.2.4.2.4. Возможности исследования волос

Исследование волос человека может производиться несколькими методами, среди которых выделяют морфологический, эмиссионно-спектральный и др.

Отнесение исследуемых объектов к волосам производится экспертом в основном по признакам строения объекта: наличия корня, стержня, строению кутикулы, внутреннему строению стержня. Исследование этих морфологических признаков позволяет не только признать объект волосом, но и установить, от какого вида животных он произошел, определить происхождение волоса от человека. Морфологические признаки используются и для решения вопроса о регионального происхождения волос. По характеру строения можно отличить происхождение волос из следующих регионов тела: из волосистой части головы, из области усов и головы на лице, из бровей и ресниц, из подмышечных впадин, с лобка и др. [257, с.332].

О механизме отделения волос с места их произрастания судят по состоянию корневых концов волос. Наличие луковицы волоса свидетельствует о вырывании волоса с корнем, четкая граница отделения одной части волоса от другой - о срезании волоса и т.д. При исследовании нескольких волос можно достоверно установить наличие каких-либо особенностей, свидетельствующих о воздействии на них термических, физических, химических и иных факторов. Например, обнаружение факта прокрашивания верхних частей волос какой-либо краской

165

говорит о том, что человек красил волосы на голове. Иногда можно установить характер использованного для этого красителя. По длине окрашенных и неокрашенных частей волоса можно судить о том, как давно производилось их окрашивание. Характер посторонних наложений на волосах может информировать об уходе за волосами, об их санитарно- гигиеническом состоянии, а признаки разволокнения и расширения — о воздействии рубящих инструментов [320, с. 16; 127, с. 162]. При обнаружении конкретных особенностей волос могут быть сделаны и другие выводы о состоянии волосяного покрова человека [272, с.475].

Волосы человека содержат химические элементы, которые обычно определяются эмиссионно-спектральным анализом. Пропорции содержания этих элементов могут быть разными. При длительном контакте человека с некоторыми химическими элементами может происходить их накопление в волосах, например, таких элементов, как золото, мышьяк и др. Обнаружение повышенного содержания каких-либо элементов в волосах в сочетании с другой информацией по делу может иметь определенное значение для установления некоторых фактических обстоятельств [272, с.475].

Вопрос о происхождении волос от конкретного человека решается при сравнительном изучении волос, обнаруженных при осмотре места происшествия, и образцов волос, изъятых у подозреваемого и жертвы, а при необходимости и у других лиц, которые могли оставить волосы на месте происшествия.

Сравнение волос производится экспертом по всем возможным характеристикам. В первую очередь, по строению волос в целом и по характеру строения их отдельных частей. Сравниваются признаки общего плана: длина, толщина, рисунок кутикулы и др. Анализируются индивидуализирующие характеристики: их наличие или отсутствие на сравниваемых волосах, возможности изменения этих характеристик со временем или под воздействием внешних факторов и многое другое.

Кроме морфологических характеристик могут сравниваться некоторые физические показатели, например, прочность на разрыв, оптическая плотность волос и их минерализатов.

166

В некоторых случаях оказываются очень важными результаты сравнительного исследования химического состава волос, значение химического исследования дает хорошие результаты при наличии в волосах редко встречающихся элементов или при нестандартных количественных характеристиках типичных элементов.

В волосах достаточно хорошо устанавливаются антигены системы АВО, что дает возможность исключать или не исключать их происхождение от конкретного человека [56]. При наличии клеточных элементов луковиц волос может быть произведена половая дифференциация волос. При исключении происхождения волос, обнаруженных на месте происшествия, от жертвы преступления или посторонних лиц по ним можно получить розыскную информацию о преступнике. Это могут быть данные той или иной степени достоверности о таких важных характеристиках разыскиваемого лица, как: пол, цвет волос, особенности ухода за волосами; факт контакта с малораспространенными химическими веществами; группа крови по системе АВО; наличие разного рода заболеваний и некоторые другие.

3.2.4.2.5. Возможности исследования расчлененных, сожженных
и

скелетированных останков

Для исследования останков человека применяют анатомо-морфологический, антропометрический и рентгенологические методы, которые позволяют установить возраст, пол, рост, наличие следов бывших костных повреждений или патологических костных процессов [89; 90; 126; 221]. Применение рентгенографии для исследования костей наиболее целесообразно в том случае, когда кости подвергались действию высокой температуры, в том числе для выявления в золе и шлаке остатков обгоревших костей [169, с.42].

К разновидностям костной ткани относятся и зубы. Экспертиза зубов может установить его название, определить, естественный он или искусственный, принадлежит человеку или животному, относится к верхней (нижней) челюсти, правой (левой) стороне зубного ряда, временный (молочный) или постоянный [95; 295; 150; 97; 309]. По стертости эмали или
дентина судят о возрасте

167

человека [162, с.23; 209, с. 15]. Нередко на зубе отображаются признаки какого- либо заболевания (кариеса, парадонтоза), последствия вредных привычек. По форме и размерам зуба можно предположить тип лица человека. Биологическая экспертиза зуба позволяет определить группу крови его владельца. Исследование поверхности зубов может установить механизм травмы, а в некоторых случаях — идентифицировать предмет, которым она была причинена [158, с.З; 228, с.75; 352, с.207; 102]. Особенно ценным для положительного категорического решения вопроса являются совпадения в признаках аномалии зубов и приобретенных признаках [212, с. 123; 296, с.84-89; 310, с. 24; 311, с.43].

3.2.5. Возможности ботанической экспертизы объектов биологического

происхождения

Ботаническая экспертиза, являясь одним из видов биологических экспертиз, назначается в случае необходимости исследования различных веществ растительного происхождения.

К числу основных задач ботанической экспертизы можно отнести установление природы растительных объектов, их родовой, групповой принадлежности, а также источника происхождения [312, с.72].

Объектами ботанической экспертизы являются растения или их части, относящиеся к рассматриваемому событию и несущие информацию о фактах, имеющих доказательственное значение. В качестве объектов, представленных на ботаническую экспертизу, могут быть полуистлевшие, сгнившие, обгоревшие, смешанные или сплавленные с чем-либо остатки ботанического происхождения. В силу многообразия своих объектов ботаническая экспертиза, подобно принятой в классической биологии классификации организмов, разделяется на два вида: ботаническую экспертизу низших и высших растений.

Объектами ботанической экспертизы низших растений являются:

— водоросли сине-зеленые, пиррофитовые, золотистые, диатомовые, бурые, красные, желто-зеленые, эвгленовые, харовые; — — грибы (грибы-паразиты растений и животных, домовые, дрожжевые, плесневые, высшие), слизевики (фузариум, спонгоспора и др.), лишайники —

168

(накипные, листовые, кустистые (олений мох), применяемые в
медицине (дубовый мох) и пр.).

Объектами ботанической экспертизы высших растений являются:

— мхи (зеленые, листостебельные и пр.), хвощи и плауны, папоротники (ужовниковые, марратиевые, полидиоксиды); — — древесина корней, ствола, побегов и кора древесно-кустарниковых растений, листовые пластинки, эпидермис, плоды, споры, пыльцевые зерна и пр. [205, 206, 256, 308, 322]; — — травянистые растения (лист, побег, стебель и их метаморфозы [213, с.45-48; 317] в том числе листья и стебли табака, махорки, части растений конопли, мака, листья, стебли, молодые побеги ката и др.), их корневые системы, плоды и семена, зерно культурных злаков; — — пищевые приправы растительного происхождения (красный и черный перец, кофе, чай, какао, корица, гвоздика, аджика и др.); — — продукты переработки растительного сырья (осадки спиртосодержащих жидкостей домашней выработки, варенье, соки, томат, бумага, хна, басма, веревки, циновки, ДСП и пр.); — — продукты жизнедеятельности растений (смола, камедь, гутта, живица, млечный сок и др.). — При проведении экспертиз некоторых растительных продуктов (зерно, мука и т.д.) используются ГОСТы, в которых заложены критерии качества анализируемых объектов [92; 93].

Особый интерес с криминалистической точки зрения представляет собой группа наркотикосодержащих травянистых растений: конопля, мак и т.д., которые могут являться объектами исследования различных видов экспертиз (ботанической и КЭМВИ). При определении места произрастания, времени сбора, установления общего источника происхождения, единой массы несомненно требуются специальные познания эксперта-ботаника, в рамках судебно-ботанической экспертизы. На этой основе базируются дальнейшие исследования: определение количественного и качественного содержания каннабиноидов. Поэтому мы считаем, что исследования подобных объектов биологического

169

происхождения следует производить комплексно. Таким же образом можно поступить с исследованием продуктов переработки растительного сырья и продуктов жизнедеятельности растительных организмов, которые часто исследуются в рамках комплексной экспертизы (пищевой, ботанической и КЭМВИ).

Исследование растений, их частей или растительных частиц позволяют в совокупности с другими объектами реконструировать механизм события (ситуационное исследование [107, с.20; 177, с.24]), получить представление о его динамике, фактах контактного взаимодействия объектов (например, установить по спорам грибов и частицам листьев на одежде трупа и участке местности, что преступление произошло именно здесь) [213, с.237-248].

3.2.6. Зоологическая экспертиза Зоологическая экспертиза производится в целях обнаружения микрообъектов зоологического происхождения: волос домашних, пушных и других животных, перьев птиц, чешуи рыб и пр., установления их принадлежности к определенным группам, отождествления конкретных объектов животного происхождения, установления их принадлежности к определенному источнику. Зоологическая экспертиза подразделяется на два отдела: зоологическую экспертизу беспозвоночных животных и зоологическую экспертизу позвоночных животных.

Объектами зоологической экспертизы являются животные организмы, их части, продукты жизнедеятельности, следы, относящиеся к данному событию и несущие информацию о фактах, имеющих доказательственное значение. Среди объектов зоологической экспертизы наиболее часто встречаются волосы животных и частицы их кожи. К экспертизам данного рода не относятся исследование крови, тканей и некоторых продуктов жизнедеятельности животных организмов. Этими вопросами в настоящее время занимается судебно- медицинская экспертиза вещественных доказательств.

Перья и пух птиц, разводимых в сельском хозяйстве, или экзотических разновидностей птиц домашнего содержания, исследуются в рамках орнитологической экспертизы — вида зоологической, которая дает возможность

170

не только определить групповую принадлежность, но и выявить пространственные и временные связи объекта с событием преступления. Например, большое значение для расследования преступлений могут играть сведения полученные в результате проведения орнитологической экспертизы о сезонном изменении окраски птиц, вариациях цвета и густоты опахала у географических подвидов одного и того же вида, а также о возрастных изменениях морфологии перьев. Определенную роль может сыграть различная окраска перьев мужских и женских особей многих видов птиц.

Объектами ихтиологической экспертизы являются чешуя и костные остатки промысловых рыб, используемых в пищу. На практике она встречается довольно редко и, как правило, назначается по делам о браконьерстве, незаконном лове рыбы.

Сравнительно новым видом зоологической экспертизы является энтомологическая экспертиза, которая занимается исследованием жизненных форм и продуктов жизнедеятельности насекомых. Энтомологические объекты перспективны для установления временных и пространственных характеристик события преступления на основе изучения признаков их стадийного развития. Например, переход из стадии личинки в стадию куколки приурочен к строго определенным фенологическим фазам; у различных географических подвидов насекомых наблюдается различная окраска (красно- и желтокрылые божьи коровки, некоторые бабочки и пр.).

Для решения идентификационных задач большое значение имеет анализ повреждений, наносимых личинками насекомых и некоторыми микроорганизмами дереву, войлоку, меху, тканям и др. [163, с. 11]. В подобных случаях осуществляется комплексное исследование внутри класса судебно-биологических и других классов экспертиз.

При решении ряда вопросов судебно-медицинской экспертизы, связанных с определением времени смерти человека, могут возникнуть трудности вследствие гумификации, мумификации и других изменений тканей [21]. Исследование особых мух, трупоедов и других специфических насекомых, заселяющих труп, дает достаточно точные результаты, поскольку каждому конкретному роду, виду

171

специальных насекомых присуща строго определенная, не зависящая от внешних условий цикличность развития, позволяющая установить время смерти с точностью до нескольких часов. Этот же вид экспертиз позволяет исследовать продукты жизнедеятельности общественных насекомых (пчел, ос, термитов и пр.): мед, воск, прополис и пр., каждый из которых имеет характерные особенности, обусловленные как наличием биологической составляющей (например, пыльца растений в составе меда), так и морфологическими и химическими свойствами объектов.

В настоящее время формируется новый вид зоологических экспертиз, объектами которого является протозоофауна, которая имеет большое значение для биологической диагностики почв. Сведения о количестве простейших (жгутиконосцев, корненожек, раковинных амеб и инфузорий) могут использоваться для дифференциации и идентификации участков местности, связанных с тем или иным расследуемым событием [213, с.248-255].

На практике также встречаются экспертизы посвященные исследованию продуктов неполной переработки биологического сырья изделия из рога, кости, а также костная мука, раковины моллюсков и изделия из них, жемчуг, пресноводные губки, мумие. Они обычно являются объектами комплексного исследования, однако установление природы биологической субстанции является функцией эксперта-биолога.

3.3. Формулирование выводов экспертиз биологических объектов и их оценка следствием и судом

В УПК РФ содержание заключения эксперта приводится в самых общих чертах (ст. 80, 191 УПК). В этих статьях указывается, что заключение дается экспертом в письменной форме, подписывается им и должно содержать подробное описание произведенных исследований, а также обоснованные ответы на поставленные следствием и судом вопросы. Если в процессе производства экспертизы экспертом будут установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на

172

них в своем заключении (ст. 191 УПК).

Процесс производства судебной экспертизы заканчивается оформлением исследования в виде заключения эксперта (ст. 80, 191, 288 УПК). Во вводной части содержатся номер и наименование дела, по которому назначена экспертиза, краткое описание обстоятельств дела, имеющих отношение к исследованию, сведения об органе и лице, назначившем экспертизу, правовых основаниях для назначения экспертизы (постановление или определение), наименование экспертного учреждения, исходные сведения о лице (или лицах), производившем экспертизу (Ф.И.О, образование, экспертная квалификация, ученая степень, звание, стаж экспертной работы, род и вид экспертизы), описываются поступившие на экспертизу материалы, способ доставки, вид упаковки, ее целостность, реквизиты, перечисляются вопросы, вынесенные на разрешение эксперта. Во вводной части заключения также приводятся вопросы, решаемые экспертом по собственной инициативе. Проведение комиссионной, комплексной, дополнительной или повторной экспертизы указывается во вводной части заключения, где также излагается, когда и кем проводились предшествующие экспертизы, к каким выводам пришли эксперты и наличие оснований для назначения повторной или дополнительной экспертизы.

Вопросы, выносимые на разрешение эксперта, должны приводиться во вводной части заключения без каких-либо изменений их формулировки. В случае выхода вопросов за пределы специальных познаний эксперта, или если для ответа на вопросы эксперту не требуются специальные познания, он отмечает это в заключении (ст. 78 УПК).

В исследовательской части заключения подробно описывается состояние представленных на экспертизу объектов и сравнительных образцов, излагается процесс исследования с описанием его методики, условий применения тех или иных методов, дается научное объяснение выявленных диагностических и идентификационных признаков, причем это описание должно быть логически обоснованным и подводить к окончательным выводам. Если экспертиза была комплексной или в ходе ее выполнялись комплексные исследования, исследовательская часть завершается так называемой “синтезирующей частью”, в

173

которой эксперты, являющиеся специалистами в разных родах или методах экспертизы, обобщают раздельно полученную информацию для формулирования общего ответа на поставленный вопрос.

В последней части заключения излагаются выводы, то есть даются ответы на вопросы, поставленные на разрешение экспертизы. При невозможности решения какого-либо вопроса эксперт должен в исследовательской части заключения указать причины отказа (ст. 82 УПК). Выводы об обстоятельствах, ко которым следователем не были поставлены вопросы и которые эксперт приводит в рамках экспертной инициативы, излагаются в конце заключения [318, с.26-31].

Экспертные выводы подразделяются на категорические положительные и отрицательные; вероятные положительные и отрицательные, а также вывод о невозможности дать ответ на поставленный вопрос (вопросы). Категорические выводы подразумевают наличие научно обоснованного факта независимо от условий его существования.

Если эксперт не находит оснований для категорического заключения, выводы носят вероятностный или предположительный характер. Причинами вероятных выводов могут быть неправильное или неполное собирание объектов, подлежащих исследованию, утрата или отсутствие наиболее существенных, значимых признаков следов, недостаточное количество сравнительных материалов, неразработанность методики экспертного исследования и другие. Причиной появления вероятных выводов судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств являются особенности биологических методов исследования, причем предположительный характер выводов может иметь весьма дискретный вид1. Например, в выводе судебно-медицинской экспертизы может содержаться вероятность утверждения выраженная в процентах. Особую ценность представляют “вероятные” выводы генотипии.

Если в результате экспертного исследования не удалось прийти к единственному варианту решения вопроса, эксперт формулирует альтернативный вывод. Альтернативный вывод предполагает существование любого из перечисленных в нем взаимоисключающих фактов. Выбор в этом случае делает

1 Дискретный — т.е. раздельный, состоящий из отдельных частей.

174

лицо (орган), назначившее экспертизу. Например, проводя экспертизу следов крови, эксперт устанавливает, что по системе АВО они относятся ко второй группе, по MNSs — к пятой, по системе Le — к третьей, и т.д. Исследовав кровь по десяти системам, эксперт получает 300000 комбинаций [272, с.470; 84]; таким образом, одна комбинация групп может встретиться у одного из 300000 человек. Приведенные цифры наглядно демонстрируют, как с увеличением количества исследуемых систем антигенов возрастают возможности дифференциации происхождения биологических объектов от разных индивидуумов. Но, тем не менее, такие выводы судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств, основанные только на анализе групповой принадлежности биологического материала (в отличии от генотипии), фактически являются альтернативными и требуют дополнительных доказательств для установления истины по делу.

Условный вывод предполагает зависимость решения вопроса от какого- либо условия, например, следы крови могут принадлежать К., если он может пролезть через отверстие в потолке.

В экспертном заключении могут присутствовать наглядные материалы оформленные в виде фототаблиц, схем, диаграмм, чертежей и т.д., которые рассматривают как составную часть заключения. К заключению приобщается справка о расходах на экспертизу для включения их в судебные издержки. Текст заключения, выводы и иллюстративные материалы (постранично) подписываются экспертом, выполнившим исследование.

При производстве комиссионных экспертиз, если члены комиссии экспертов пришли к общему выводу, то они составляют единое заключение и подписывают его все. При разногласиях между экспертами каждый эксперт дает свое заключение (ст. 80 УПК). Как уже указывалось выше, при производстве комплексных экспертиз часть вопросов решается экспертом самостоятельно, без участия специалистов в иных областях знаний. Соответственно, эта часть заключения и основанный на ней вывод подписываются им единолично. Выводы по пограничным вопросам, находящимся на стыке нескольких родов или видов судебных экспертиз (таких вопросов, как правило, в комплексных экспертизах

175

немного), подписываются всеми участвовавшими в производстве экспертизы судебными экспертами.

В некоторых случаях следователь или суд вправе допросить эксперта (ст. 192, 289 УПК). Допрос производится: 1)с целью уточнения компетенции эксперта и его отношения к данному делу; 2) для разъяснения данного заключения, когда в своих показаниях эксперт объясняет сущность специальных терминов и формулировок. Допрос подкрепляет доказательствами необходимость использования выбранной методики исследования, приборов и оборудования, а также делает понятным, как выявленные диагностические и идентификационные признаки позволили эксперту сделать те или иные выводы, в какой мере выводы основаны на следственных материалах.

В ходе допроса могут быть выяснены причины разногласий в случае, если у членов комиссии экспертов сформировались разные выводы.

Наиболее близко к допросу эксперта по смыслу находится дополнительная экспертиза. Ее природа, несомненно, имеет некоторые общие черты с допросом. Они проявляются, когда имеется, например, недостаточная ясность или неполнота заключения эксперта.

Однако в соответствии с разъяснением Пленума Верховного Суда СССР от 16.03.71, дополнительная экспертиза назначается, «если недостаточную ясность или полноту заключения не представилось возможным устранить путем допроса эксперта». Критерием разграничения оснований проведения допроса эксперта и назначения дополнительной экспертизы служит обычно необходимость в проведении дополнительных исследований. Если для разъяснения выводов эксперта или уточнения содержания заключения не требуется таких исследований, производится допрос эксперта. В противном случае — назначается дополнительная экспертиза.

Допрос эксперта проводится только после дачи им заключения. Причем показания эксперта имеют доказательственное значение не как отдельный вид доказательств, а только в виде русле развернутого комментария заключения.

В настоящее время в УПК РФ не существует статьи, которая полностью регламентирует порядок допроса эксперта, как, например, порядок допроса

176

свидетеля (ст. 158 УПК). Однако, фактически, сейчас для допроса эксперта используется порядок предусмотренный для свидетеля, но с учетом процессуальных различий в положении свидетеля и эксперта.

Перед допросом следователь (при необходимости) удостоверяется в личности эксперта, его компетентности, отношении к делу, разъясняет ему цель допроса и его обязанности (ст. 82 УПК). Затем перед экспертом ставятся вопросы, требующие разъяснения, уточнения или дополнения. Наводящие вопросы не допускаются. Недопустимо принуждать эксперта к даче определенных показаний путем применения насилия, угроз и иных незаконных мер. Понуждение эксперта к даче ложных показаний или заключения или к отказу от дачи показаний влечет за собой ответственность по ст. 309 УК.

Показания эксперта могут послужить основанием для назначения дополнительных и повторных экспертиз, причем дополнительная экспертиза, как это уже указывалось выше, может быть назначена тому же эксперту, а повторная — только другому. Если в ходе допроса эксперта выявлена возможность получения новой доказательственной информации путем исследования объектов, в отношении которых экспертиза еще вообще не проводилась, назначается первичная экспертиза. Она может быть поручена этому же эксперту.

Заключение эксперта является одним из источников доказательств. Под оценкой доказательств понимают процесс установления их относимости и допустимости, определения форм и путей использования их в доказывании. Суд, прокурор, следователь, руководствуясь законом, оценивают заключение по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности (ст. 71 УПК). Заключение эксперта не является обязательным для следствия и суда, при этом их несогласие с выводами эксперта должно быть мотивированным (ст. 80 УПК). Однако, из практики изучения уголовных дел установлено, что такое несогласие скорей является исключением из общих правил, чем обычным явлением, при этом 70% случаев мотивированного отклонения заключения эксперта связывается не с ошибками выводов экспертизы (так как они опираются на научные исследования), а с теми материалами, которые были представлены на экспертизу,

177

в том числе с образцами для сравнительного исследования. До сих пор на практике встречаются случаи, когда заключение экспертизы отклоняется из-за того, что эксперт не был предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, т.е. из-за несоблюдения определенных процессуальных формальностей. Поэтому следует рекомендовать, во избежание подобных ошибок, готовые бланки с заполненной процессуальной частью, которые эксперт должен подписать, принимая экспертизу к своему производству.

Из практики изучения уголовных дел установлено, что грамотно проведенное и оформленное исследование в рамках судебно-медицинской или биологической экспертизы является тем материалом, который приобретает наибольшую ценность при рассмотрении в суде в совокупности с другими доказательствами. Наибольшее значение при этом имеют выводы судебно- медицинской (биологической) экспертизы о непричастности конкретного лица к данному событию, так как их достоверность, исходя из методических особенностей исследования, значительно выше тех, в которых устанавливается тождество сравниваемых объектов. Например, определение групповой принадлежности крови позволяют исключить ее принадлежность определенному лицу [272, с.468].

Как уже указывалось, заключение эксперта не является особым видом доказательств. Однако при его оценке требуется специфический подход, поскольку это доказательство основано на использовании специальных познаний, которыми не располагают следствие и суд, а также потому, что процессуальная процедура получения этого доказательства после назначения экспертизы осуществляется не судом или следователем, и поэтому обязанностью последних является проверка ее соблюдения.

Процесс оценки экспертного заключения включает в себя два основных момента: изучение процессуальной и сущностной стороны заключения.

  1. Проверка соблюдения требований закона при назначении экспертизы, которая заключается в выяснении ответа на следующие вопросы:

1) Компетентен ли эксперт в решении поставленных ему задач и не вышел ли он за пределы своей компетенции, например, решая вопросы правового

178

характера (ч. 4 ст. 67 УПК)?

При проведении экспертизы вне экспертного учреждения выбор эксперта осуществляется следователем или судом, и вопрос о компетентности эксперта решается при его назначении. Правда, в этом случае компетентность эксперта, которая не вызывала сомнений при назначении экспертизы, может вызвать таковые при ознакомлении с заключением. Выше мы уже указывали, что наиболее трудно установить уровень компетентности частных экспертов. Ситуация облегчается, когда у эксперта есть высшее образование по специальности «эксперт-криминалист» или ведомственное квалификационное свидетельство на право производства экспертиз того или иного рода. При выполнении экспертизы в экспертном учреждении выбор эксперта осуществляется руководителем учреждения, поэтому следователь обязан убедиться в компетентности эксперта при оценке заключения.

2) Не проведена ли экспертиза лицом, подлежащим отводу по основаниям, перечисленным в процессуальном законе (ст. 59,67 УПК)?

Решение этого вопроса возлагается на следователя, назначающего экспертизу, а также руководителя экспертного подразделения, куда направляется материалы для проведения экспертизы.

3) Соблюдены ли права участников процесса при назначении и производстве экспертизы?

По окончании экспертизы обвиняемый должен быть ознакомлен с заключением и имеет право дать свои объяснения, заявить возражения, ходатайствовать о постановке дополнительных вопросов эксперту и о назначении дополнительной или повторной экспертизы. Обычно обвиняемый допрашивается по поводу предъявленного заключения. Показания обвиняемого могут касаться компетентности и объективности эксперта, полноты исследований, противоречий между заключением и другими доказательствами и т. д. Все эти объяснения должны быть изложены в протоколе и проверены (ст. 193 УПК). Однако на практике, по данным анкетного опроса, обвиняемый в 16% случаев не уведомляется о проведении экспертизы.

4) Не нарушался ли процессуальный порядок при получении образцов для

179

экспертного исследования (получение образцов — ст. 186 УПК, фиксация в протоколе ст. 141, 142 УПК)?

5) Соблюдена ли процессуальная форма заключения эксперта и налицо ли все требуемые для неё реквизиты (ст. 80, 191 УПК)?

Отсутствие в содержании заключения эксперта какой-либо из его частей затрудняет или делает невозможной оценку заключения.

  1. Проверка подлинности и достаточности исследовавшихся вещественных доказательств и образцов, при которой оценке подлежит подлинность вещественных доказательств и образцов, их пригодность для проведения исследований и достаточность для того, чтобы дать заключение.

Пригодность и достаточность образцов для исследования определяется с точки зрения используемых методик экспертного исследования.

  1. Оценка научной обоснованности экспертной методики и правомерности ее применения в каждом конкретном случае является весьма проблематичной, так как следователь или судья, как правило, не являются специалистами в той области знаний, к которой относится исследование. Выходом из сложившейся ситуации может быть ознакомление органов следствия и суда со справочной и методической литературой. Однако в связи с постоянным обновлением литературы и совершенствованием научно-методического обеспечения экспертной практики зачастую приводит к тому, что новые методики зачастую противоречат ранее опубликованным. Апробация и внедрение методик редко производятся на межведомственном уровне. Принятая в других областях знания практика стандартизации или паспортизации методик — в области судебной экспертизы пока отсутствует. Исключение составляют только методические указания и рекомендации Главного судебно-медицинского эксперта Министерства здравоохранения, которые прошли эти стадии. Все эти обстоятельства существенно затрудняют оценку научной обоснованности и правомерности применения экспертной методики в данном деле.

Обычно для разрешения сомнений назначается повторная комиссионная экспертиза. Однако при ее оценке могут возникнуть аналогичные проблемы, часть которых можно решить в ходе допроса эксперта. Специалист может оказать

180

консультативную помощь следователю или суду непроцессуальной формой их взаимодействия. Аналогичные непроцессуальные консультации специалиста о научной обоснованности использованной экспертной методики могут получать и представители сторон после ознакомления с экспертным заключением, получая при этом возможность в случае необоснованности методики ходатайствовать о назначении повторной экспертизы.

При оценке результатов комплексных исследований возможны два варианта развития событий. Если весь процесс комплексного исследования осуществляется одним экспертом, то оценивается правильность их использования в последующем исследовании. Если же это последующее исследование осуществлял другой эксперт, то оценивается сначала его интерпретация результатов предыдущего исследования, а уже затем — правильность их использования в собственном исследовании.

  1. Проверка и оценка полноты заключения позволяет судить:

— о полноте исследования всех представленных на экспертизу объектов; — — о полноте ответов эксперта на все поставленные перед ним вопросы, т.е. о полноте выполнения экспертного задания, а при отказе эксперта дать ответ на один из вопросов — об обоснованности такого отказа; — — о полноте описания хода и результатов исследования, всех предусмотренных соответствующими методиками диагностических и идентификационных признаков. — 5. Логическая обоснованность хода и результатов экспертного исследования оценивается путем анализа последовательности стадий экспертного исследования, логической обусловленности этой последовательности, логической обоснованности экспертных выводов промежуточными результатами.

В заключениях могут присутствовать формально-логические ошибки, встречающиеся в экспертных заключениях, как например:

— вывод не является логическим следствием осуществленного экспертом исследования: — — по одному и тому же предмету даны противоречивые выводы экспертов; —

181

— заключение внутренне противоречиво; — — выводы эксперта недостаточно мотивированы и т.д. —

  1. Относимость результатов экспертного исследования к данному уголовному делу (т.е. их доказательственное значение), под которой понимают связь с предметом доказывания и с иными обстоятельствами дела, установление которых необходимо для достижения целей судопроизводства. Проверка относимости результатов экспертного исследования при его оценке заключается в выяснении того, входит ли факт, установленный экспертом, в предмет доказывания или в число иных, существенных для дела обстоятельств, и позволяют ли выводы, сделанные экспертом, этот факт установить, доказать.
  2. Соответствие выводов эксперта имеющимся по делу доказательствам, т.е. оценка экспертного заключения в совокупности с другими доказательствами (согласованность доказательств и их источников). Под согласованностью понимается отсутствие противоречий между доказательствами или их источниками, причем эти противоречия должны относиться к одним и тем же обстоятельствам дела. Выявленные противоречия служат основанием для принятия мер к их устранению [226, с.240].
  3. Если эксперт отказался ответить на все поставленные перед ним вопросы или на их часть, оценивается обоснованность отказа. Если отказ признан обоснованным, следователь или суд отказываются от проведения экспертизы, либо переформулируют экспертное задание, либо поручают производство экспертизы другому эксперту (экспертному учреждению), либо предоставляют необходимые дополнительные материалы.

В случае, когда эксперт переформулировал экспертное задание, необходимо оценить, правомерно ли изменение формулировок вопросов и определить, не изменился ли при этом смысл вопросов, оправданно ли это с научной и редакционной точки зрения. Если эксперт вышел за пределы экспертного задания (согласно ст. 191 УПК), оценивается правомерность расширения экспертного задания с точки зрения квалификации эксперта, допустимости и относимости полученных результатов [313, с.36-41].

Если эксперт, производивший повторную экспертизу, подверг

I 182

критическому анализу заключение первичной экспертизы, оба эти заключения должны быть оценены в совокупности. В том числе необходимо проанализировать обоснованность критики первой экспертизы, содержащейся в заключении повторной экспертизы, особенно, если имеется расхождение в выводах. Заметим, что критика может касаться только сущности проведенного экспертного исследования, использованных при этом методик. Эксперт не вправе подменять следователя или суд и давать оценку доказательственному значению выводов, субъективным или юридическим основаниям дачи ошибочного первичного заключения.

При положительных результатах оценки заключение эксперта, как источник доказательств, может быть использовано в доказывании для получения новых и проверки имеющихся доказательств, для признания доказанности того или иного факта, для определения направления дальнейшего производства по делу. В случае отрицательной оценки экспертного заключения могут быть различными в зависимости от того, что послужило основанием такой оценки. Если это явилось

  • следствием процессуальных нарушений, допущенных при назначении или производстве экспертизы, некомпетентности эксперта, его необоснованного отказа от дачи заключения или сомнений в достоверности полученных результатов и сделанных выводов, то может быть назначена повторная экспертиза. Следует при этом иметь в виду, что назначение повторной экспертизы — это право, а не обязанность следователя и суда. Повторная экспертиза может быть
  • назначена и в том случае, когда заключение эксперта противоречит другим доказательствам, собранным по делу, поскольку, как мы указывали выше, заключение эксперта не является каким-то особым доказательством и отдавать априорно преимущество экспертным выводам нельзя.
  • Типичной ошибкой, встречающейся в следственной и судебной практике, является назначение повторной экспертизы только на том основании, что выводы

  • эксперта не устраивают следователя или суд либо по своей форме (вероятные), либо потому, что «не укладываются» в ту версию, которой отдается предпочтение. Распространенность такой ошибки на практике может достигать по данным изучения уголовных дел 34%.

183

Вероятная форма выводов сама по себе не является основанием для назначения повторной экспертизы, если только при оценке заключения не возникают сомнения относительно научной обоснованности последнего или компетентности эксперта. Что же касается противоречий между выводами эксперта и следственной или судебной версией, то при отсутствии иных оснований для назначения повторной экспертизы, разрешение противоречий лежит в плоскости корректировки или замены версии.

Как уже отмечалось, при неполноте экспертного заключения следователь или суд могут назначить дополнительную экспертизу либо, как и в целях устранения неясностей в заключении, допросить эксперта.

Некоторые особенности имеет оценка заключения эксперта судом. Так, оценка заключения эксперта, проводившего экспертизу на предварительном следствии, осуществляется судом в полном объеме, несмотря на то, что это уже было сделано следователем. Если суд рассматривает дело в отсутствие эксперта, производившего экспертизу на предварительном следствии, заключение должно обязательно оглашаться и исследоваться в судебном заседании. По результатам оценки суд может принять решение о вызове эксперта в суд для разъяснения и уточнения возникших сомнений, предложить эксперту провести новую экспертизу в судебном заседании или назначить повторную или дополнительную экспертизу.

В резолютивной части постановления приводится также перечень материалов, предоставляемых в распоряжение эксперта. Такими материалами являются объекты экспертного исследования, образцы, необходимые для проведения сравнительных исследований, протоколы следственных действий и другие документы, содержащие сведения, необходимые эксперту для производства исследований и дачи заключения. Представленные на экспертизу объекты должны быть оформлены в соответствии с требованиями УПК. Например, вещественные доказательства должны быть внимательно осмотрены, по возможности сфотографированы, подробно описаны в протоколе осмотра и приобщены к делу на основании особого постановления лица, производящего дознание, следователя, прокурора (ст. 84 УПК).

184

В судебно-медицинской (биологической) и судебно-биологической экспертизе вещественных доказательств наиболее распространенными являются диагностические и идентификационные исследования. Наиболее успешно в настоящее время решаются вопросы диагностического характера. Так, по данным изучения уголовных дел в Областном суде г. Саратова и проведенному опросу следователей прокуратуры и районных отделов г. Саратова в 95% случаев вопросы этого направления получают надлежащее разрешение в заключениях экспертизы. Иначе обстоит дело с идентификационными задачами. В настоящее время многие вопросы связанные с идентификацией решаются судебно-биологической экспертизой вещественных доказательств в рамках комплексной экспертизы. Это объясняется сложностью получения достоверного знания по некоторым вероятностным категориям, которые дают объективную истину только в совокупности. Обычно под вероятностью понимают определенную степень возможности наступления конкретного события, возникновения процесса, осуществления действия и т.д. Предположение, вероятное в самой высокой

** степени, не перестает быть предположением, а потому не исключена возможность

того, что истинным является не то, что предположено, а совсем иное, иногда прямо противоположное [255, с.27-29]. Поэтому заключение эксперта в вероятной форме даже в высокой степени означает не что иное, как обоснование проведенных исследований на предположениях, что обычно и имеет место при проведении судебно- медицинской (биологической) или иных биологических

  • экспертиз вещественных доказательств. Например, следователь
    назначая

несколько видов экспертиз (судебно-биологическую, судебно-медицинскую, криминалистическую) и не получая категорических выводов по каждой из них, оценивая результаты этих экспертиз в совокупности, может прийти к обоснованному заключению о причастности обвиняемого к данному преступлению. Из этого
примера непосредственно вытекает понятие

& доказательности, под которой понимают возможность собрания совокупности

фактических данных, обеспечивающей достижение объективной истины по делу. Доказательность какого-либо явления или события (преступления) определяется особенностями внешних условий, наличием очевидцев, характером следов,

185

оставленных на месте происшествия, особенностями поведения преступника и т.д. Сама возможность осуществления доказывания по делу может осуществляться только через предметно-практическую деятельность, однако в отличии от вероятности, которая характеризует степень доказанности, доказательность имеет категорическую форму достижения истины. Например, отсутствие хотя бы одного из факторов, характеризующих определенное явление, может быть использовано как невозможность осуществления доказательности этого явления или достижения объективной истины по делу.

Однако в настоящее время уровень осуществления биологической экспертизы вещественных доказательств оставляет желать лучшего. Так по данным опроса, только 21% опрошенных считает качество экспертиз данного класса приемлемым, 50% респондентов качество экспертиз считают удовлетворительным и 29% — неудовлетворительным.

В процессе проведения судебно-медицинских (биологических) и иных биологических экспертиз вещественных доказательств субъект (судебный медик, биолог) получает определенное знание об объекте своего исследования. При этом осуществление мыслительной деятельности происходит не только в период исследования объекта, но и после прекращения непосредственных исследований, экспериментов, вплоть до окончания экспертизы. В результате такого процесса, протекающего в сознании субъекта исследования, возникает познавательный образ объекта, содержащий определенные знания об объекте, и являющийся сочетанием объективного и субъективного. Этот образ, первоначально существующий только в сознании субъекта (эксперта), в дальнейшем переводится в чувственно-воспринимаемую материальную форму, что находит отражение в заключении экспертизы. Поэтому справедлива ст. 82 УПК, предусматривающая составление объективного заключения: «Эксперт обязан явиться по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда и дать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам». Мы видим, что закон не предусматривает отражение субъективного момента в заключении. Считается, что заключение объективно, в нем наличествуют реальные связи, свойства, отношения реальных предметов и
явлений материального мира, существующих вне и

186

независимо от нашего сознания. Несмотря на это в заключении экспертизы сказываются определенные субъективные моменты:

Во-первых, заключение есть способ выражения полученного экспертом (субъектом) нового знания. В этом смысле субъективно всякое заключение, и «субъективность» не является недостатком заключения;

Во-вторых, являясь отражением по своему содержанию определенной части материального мира, заключение отражает всегда только определенную ее часть с различной степенью полноты;

В-третьих, даже при самой высокой степени объективности заключение может быть составлено по разному: кратко и пространно, понятно и малопонятно и т.д. Между этими крайностями существуют определенные варианты. В этом смысле субъективное не следует отождествлять с ошибочным, некачественным, ложным.

В-четвертых, фактически возможны ошибочные выводы эксперта как одна из обусловленных различными факторами форм проявления субъективизма [135, с.24].

187

Заключение

Проведенное теоретическое и практическое изучение проблемы использования следов биологического происхождения при расследовании преступлений позволяет сделать следующие выводы:

  1. Следы биологического происхождения представляют собой а) отражение биологической составляющей события, выраженное в изменениях материальной обстановки; б) являются носителями информации о биологических объектах, связанных с событием преступления; в) всегда выступают в вещественной форме и приобретают характер криминалистически значимой информации в процессе расследования; криминалистически значимая информация, содержащаяся в СБП, может проявляться в двух формах: как непосредственно доступная для восприятия, так и “закодированная” во внутренней структуре биологических объектов; обе формы имеют свое индивидуальное сигнально-знаковое выражение.
  2. Используя только одно основание для классификации СБП, очень трудно охватить все их многообразие и пространственно-временные соотношения. При этом целесообразно принять во внимание следующие обстоятельства:

— временные, пространственные, ситуационные характеристики следов (когда, где, при каких условиях, при каких обстоятельствах образовались); — — особенности следов, механизма их образования, расположения (их характер, вид, количество, строение, состояние, локализация, соотношение с другими видами следов и т.д.); — — период времени, прошедший с момента образования следов до их обнаружения, исследования; степень сохранности; факторы, обусловливающие их посткриминальные изменения; — — обстоятельства, пути, методы выявления следов и включения их в орбиту расследования, соблюдение правовых условий и порядка их обнаружения, фиксации, изъятия, исследования; — — степень полноты, достоверности, получаемой при исследовании информации; не противоречит ли она другим данным, собранным по делу? — Любое из оснований для классификации отражает только одну сторону в

188

многогранной информационной структуре следов биологического происхождения. Наибольшее теоретическое и практическое значение для классификации следов биологического происхождения имеют следующие основания: объекты следообразования; механизм образования следов; обстоятельства возникновения следов биологического происхождения; способ обнаружения; стадия преступления; возможности исследования; объем; свойства; скорость распада следового вещества.

  1. СБП относятся к той группе материальных явлений, к которой принадлежат следы-вещества и следы-предметы, т.е. к группе материальных следов. СБП имеют материальную форму проявления в среде и обладают определенной устойчивостью. Устойчивость следов биологического происхождения будет заключаться в сохранении при определенных внешних условиях структуры, а в некоторых случаях, и формы биологического вещества, по которой возможно проведение экспертных исследований. Большей частью это относится к следам с неустойчивой морфологией, в которых наиболее быстро протекают процессы распада под действием факторов внешней среды. Следы биологического происхождения твердой консистенции и, соответственно, имеющие устойчивую морфологию, как правило, дольше сохраняют идентификационные и диагностические признаки, чем жидкие объекты биологического происхождения. Следы биологического происхождения относятся к группе следов в широком общетрасологическом смысле (иным следам). Не относясь по своей природе к следам-отображениям, которые обладают устойчивой отраженной морфологией, следы биологического происхождения, могут быть как жидкими (кровь, моча, сперма и др.), соответственно, с отсутствием неизменного внешнего строения, так и иной консистенции. Признаки первой группы соответствуют понятию — “следы- вещества”. Твердые объекты биологического происхождения (волосы, кости и др.) по своим признакам соответствуют “следам-предметам”. В следах биологического происхождения имеется определенная внутренняя органическая структура. Однако в отличие от других следов органического происхождения, они являются производными от живых систем, называемых биологическими.

189

  1. Разграничение компетенции экспертиз при исследовании следов биологического происхождения может быть произведено по ряду критериев, которые в совокупности образуют самостоятельный вид экспертиз. Ими являются объекты, предмет и методики экспертного исследования.
  2. На основании особенностей различных видов связи возможно разграничение компетенций криминалистической (КЭМВИ) и иных видов экспертиз: в первую очередь судебно-медицинской и биологической. Изучение объектов биологического происхождения на основе корреляционной связи с дополнением генетической (биологическое основание), несомненно, входит в компетенцию КЭМВИ, а генетической, с дополнением корреляционной (основные корреляции материнских наук), в судебно-медицинскую и биологическую экспертизу. В любом случае для разграничения компетенций экспертиз нельзя односторонне подходить к решению вопроса о выборе необходимых связей, в рассмотрении которых намечается решение вопросов, поставленных следствием. Поэтому необходимо принять во внимание все виды связей, несомненно, с выделением главных и определяющих.
  3. Разграничение компетенций криминалистической и иных видов экспертиз в зависимости от характера решаемых вопросов должно осуществляться на основании деления объектов биологического происхождения на “промежуточные” и “основные”, а также специфических факторов КЭМВИ.
  4. Исследование биологических объектов в иных видах экспертиз других отраслей знаний (некриминалистических), определяется узконаправленным кругом вопросов соответствующих отраслей знания, поставленных перед экспертизой.
  5. Собирание и исследование объектов биологического происхождения, как всякий другой процесс познания, направлен на решение задач уголовного судопроизводства и имеет следующие особенности:

— любые биологические объекты изучают в целях установления фактических данных, которые могут явиться доказательствами по конкретному делу; — — распознавание информации, содержащейся в следах биологического —

190

происхождения, осуществляется с помощью определенных методов и средств, способствующих выяснению индивидуализирующих признаков соответствующих объектов, необходимых для решения задач расследования преступлений (выявление механизма образования следов и др.);

— изучение объектов биологического происхождения и характер их взаимодействия познаются в системе материальной обстановки события преступления; — — обнаружение, фиксация и изъятие СБП осуществляется с помощью специалиста судебного медика или биолога (ст. 133’ УПК); — — работа со следами биологического происхождения осуществляется на месте происшествия с обеспечением сохранности достаточного объема материала для последующего исследования. — 9. В работе подробно изложены основные правила собирания СБП в зависимости от характера объектов, в том числе ботанического и зоологического происхождения.

  1. В законе должно быть предусмотрено положение о том, что следователь обязан разъяснить свидетелю и потерпевшему их право на отказ от дачи образцов для сравнительного исследования, т.е. обеспечен принцип добровольности. Это право должно быть отражено в постановлении и подтверждено соответствующими подписями указанных выше лиц. Таким образом, право следователя на получение образцов в УПК и УК РФ должно корреспондироваться с правом свидетеля и потерпевшего об отказе от данной процедуры.
  2. Безопасность здоровья подозреваемого, обвиняемого, свидетеля и потерпевшего при получении образцов для сравнительного исследования должна быть регламентирована УПК и УК и гарантирована следствием.
  3. Подробно описаны сущность, возможности и проблемы новейших методов исследования в судебно-медицинской экспертизе вещественных доказательств, методы генотипии, а также некоторые методы применяющиеся в ботанической и зоологической экспертизе.
  4. Рассмотрены правовые и организационные вопросы назначения судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств, с
    учетом

191

специфики рассматриваемых биологических объектов, правила, порядок и особенности изъятия образцов для сравнительного исследования.

  1. Даны анализ использования следователем и судом заключений экспертов, а также рекомендации по повышению результативности этого процесса.

192

Библиографический список использованной литературы: 1. Нормативные документы

  1. Конституция РФ. М., 1996.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Официальный текст по состоянию на 15 октября 1998г. М, 1998.
  3. Проект УПК // Юридический вестник. № 31. Сентябрь. М., 1995.
  4. Научно-практический комментарий Уголовно процессуального кодекса РСФСР. М, 1970.
  5. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. М., 1981.
  6. Федеральный закон об оперативно-розыскной деятельности. От 5.07.95г. М., 1999.
  7. Закон РСФСР “О милиции” от 18.04.91. // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР. № 16. М., 1991.
  8. Приказ МВД РФ от 1.06.93. № 261 «О повышении эффективности Экспертно- криминалистического обеспечения и расследования преступлений».
  9. Приказ МВД РФ от 30.11.89. №300 «О повышении эффективности деятельности экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел».
  10. Приказ МВД РФ от 20.06.96. № 334 «Об утверждении Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений».
  11. Приказ МВД РФ от 26.07.95г. № 284. Об объявлении решения коллегии МВД РФ от 8.07.95г. № 5км/1 (с изменениями от 31 марта 1997 г.). “О состоянии и мерах повышения эффективности экспертно-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений”.
  12. Приказ Министерства здравоохранения РФ от 10.12.96. № 407 «О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз».
  13. Приказ Минздрава РСФСР № 594 от 11.09.87. «О лабораторном определении одурманивающих веществ в организме человека». М., 1987.

193

  1. Приказ Минздрава РСФСР №43 от 20.03.89. «Об организации службы аналитической диагностики наличия алкоголя, наркотических и других токсических веществ в биологических жидкостях и тканях человека». М., 1989.
  2. Приказ Министерства здравоохранения РФ № 131 от 22.04.98г. «О мерах по совершенствованию судебно-медицинской экспертизы».
  3. Распоряжение Президента РФ. От 15.04.96г. № 191-дУ. О национальной системе кинологической деятельности и собаководства в РФ. М., 1996.
  4. Указание Генеральной прокуратуры РФ от 2.06.93г. № 315-16-93., МВД РФ от 2.08.93г. №1/3452. “О введении в действие типовой инструкции об организации работы постоянно действующих следственно-оперативных групп по раскрытию убийств.”
  5. Устав патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности РФ, утв. приказом МВД РФ от 18.01.93г. № 17. С изменениями и дополнениями, внесенными приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 5.12.95г. №460.
  6. Информационное письмо о деятельности судебно-биологических отделений Бюро судебно-медицинской экспертизы республик, краев и областей Российской Федерации за 1999г. М. 1999.
  7. Циркулярное письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР № 1440 от 15.12.55. Об изъятии из трупов образцов крови // Сб. орг.-метод. материалов по суд. мед. экспертизе. М., 1960.
  8. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР от 20.11.61. Об изъятии, направлении и лабораторном исследовании внутренних органов трупов на элементы диатомового планктона. М., 1961.
  9. Письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава РФ № 1116/01-04 от 7.06.92. О тактике исследования изолированных клеток в следах на орудии травмы. М., 1992.
  10. Инструкция Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. О взятии крови у живых лиц для определения групповой принадлежности. Утверждена Минздравом СССР 10.07.58. // Сб. орг.-метод. материалов по суд.-мед. экспертизе М., 1960.

194

  1. Информационное письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. О свойствах и применении в судебно-медицинской практике бараньей иммунной сыворотки анти-В и козьей сыворотки анти-О(Н) с естественными гемагглютининами. М., 1968.
  2. Информационное письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. О судебно-медицинском значении группы ЦИС-АВ системы АВО для экспертизы крови по делам об установлении отцовства, материнства и замены детей. М., 1981.
  3. Информационное письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об установлении видовой принадлежности крови в труднорастворимых пятнах. М., 1982.
  4. Информационное письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. О подборе преципитирующих сывороток для исследования следов крови, подвергшихся воздействию некоторых повреждающих факторов. М., 1987.
  5. Информационное письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об определении в жидкой крови групп фосфоглюкомутаэы (ФГМ), глутомат- пируват-трансаминазы (ГПТ) и глюоксалазы 1 (ГЛО). М., 1987.
  6. Информационное письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об определении антигена Glm (1) в следах спермы, влагалищных выделений, слюны козьими иммунными сыворотками aHra-Glm(l). M., 1987.
  7. Информационное письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. О символах и терминах в экспертных документах относительно изосерологической системы ABO. M., 1987.
  8. Информационный листок Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Выявление антигенов А, В, Н в следах крови реакцией абсорбции-эллюции с применением моноклональных антител. М., 1989.
  9. Информационный листок Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Применение моноклональных антител анти-А, анти-В и анти-Н для определения групповой принадлежности жидкой крови в судебно-медицинской практике. М., 1989.

195

  1. Информационное письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР № 387/дот 14.06.91. Установление наличия кала методом электрофореза в агаровом геле. М., 1991.
  2. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР от 14.02.57. Определение типов крови М, N и ММ в судебно-медицинской практике // Сб. орг.-метод. материалов по суд.-мед. экспертизе. М., 1960.
  3. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР от 14.02.57. Применение иммунных гемагглютинирующих сывороток анти-В и анти-А в судебно-медицинской практике // Сб. орг.-метод. материалов по суд.- мед. экспертизе. М., 1960.
  4. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР от 14.02.57. Определение групповой принадлежности крови с примесью выделений человеческого организма // Сб. орг.-метод. материалов по суд.-мед. экспертизе. М., 1960.
  5. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР от 1.10.57. О применении в судебно-медицинской практике люминесцентного исследования в синем свете // Сб. орг.-метод. материалов по суд.-мед. экспертизе. М., 1960.
  6. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР от 20.12.58. О судебно-медицинской экспертизе следов спермы на вещественных доказательствах // Сб. орг.-метод. материалов по суд.-мед. экспертизе. М. 1960.
  7. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР от 25.12.58. О микролюминесцентном выявлении сперматозоидов // Сб. орг.- метод. материалов по суд.-мед. экспертизе. М., 1960.
  8. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР от 25.12.58. О применении спектрофотометрирования при фотографировании объектов судебно-медицинской экспертизы со следами крови // Сб. орг.-метод. материалов по суд.-мед. экспертизе. М., 1960.
  9. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об обнаружении агглютининов В и А в высохшей крови. М., 1960.

196

  1. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР от 30.05.60. О судебно-медицинском значении агглютиногена 0 и о в выявлении слабо выраженных агглютиногенов изосерологической системы ABO. M., 1960.
  2. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. О применении метода «нагрузки» агглютининами. М., 1960.
  3. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. О количественных соотношениях между кровью и стандартными сыворотками при реакции абсорбции агглютининов. М., 1961.
  4. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об определении наличия слюны в пятнах. М., 1961.
  5. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. К вопросу об определении видовой принадлежности крови на вещественных доказательствах, изъятых в связи с расследованием дел о браконьерстве, хищении и убое домашних животных. М., 1961.
  6. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об исследовании групповой и типовой принадлежности человеческих плодов. М., 1961.
  7. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. О диагностике группы АВа в высохшей крови. М., 1963.
  8. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. О применении в судебно-медицинской практике реакции преципитации в геле. М., 1963.
  9. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об определении степени «выделительства» агглютининов изосерологической системы ABO. M., 1963.
  10. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об определении наличия пота в пятнах. М., 1963.
  11. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об изготовлении экстракта анти-Н и применение его в судебно-медицинской практике. М., 1965.

197

  1. Об образцах слюны при определении степени «выделительства» групповых веществ. М., 1966.
  2. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. О применении гетероиммунных сывороток анти-Р в судебно-медицинской практике. М., 1967.
  3. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Применение растительного реагента (сок из клубней картофеля - Соланум туберосум) при судебно-медицинской экспертизе спермы. М., 1968.
  4. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об определении групп изосерологической системы АВО в волосах. М., 1968.
  5. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Диагностика половой принадлежности крови в следах на вещественных доказательствах. М., 1969.
  6. Методическое письмо Центрального научно-исследовательского института судебных экспертиз Минюста РСФСР от 3.03.70. Трасологические исследования следов крови на одежде. М., 1970.
  7. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Определение типов гаптоглобина в жидкой крови. М., 1970.
  8. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР от 10.12.70. Определение групп изосерологической системы АВО в пятнах крови малой величины методом абсорбции-элюции при помощи изосывороток аир. М., 1970.
  9. Методические указания Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. О применении диагностических сывороток и лектинов для судебно- медицинских целей. М., 1971.
  10. Методическое письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Определение антигена Gm (1) в жидкой крови и в следах на вещественных доказательствах. М., 1971.
  11. Методические указания Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР от 14.06.75. Об установлении наличия и групповой принадлежности слюны, наличия мочи, спермы. М., 1975.

198

  1. Методические рекомендации Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об определении групп изосерологической системы АВО в следах слюны и спермы реакцией абсорбции элюции с изосыворотками а и ($. М., 1975.
  2. Методические рекомендации Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об установлении категории выделительства антигенов системы АВО по желчи или моче, изъятым из трупа. М., 1975.
  3. Методические указания Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Судебно-цитологическая диагностика половой принадлежности слюны и волос по Х-хроматину. М., 1975.
  4. Методические указания Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об определении наличия и видовой принадлежности пота. М., 1976.
  5. Методические рекомендации Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Установление видовой принадлежности крови и некоторых других биологических объектов методом встречного иммунноэлектрофореза (электропреципитация). М., 1976.
  6. Методические указания Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об определении групп гаптоглобина в пятнах крови человека. М., 1977.
  7. Методические указания Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. О судебно-цитологической диагностике половой принадлежности крови, слюны и волос по Y-хроматину. М., 1977.
  8. Методические рекомендации Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об установлении происхождения крови, выделений и органов от беременной женщины. М., 1977.
  9. Методические рекомендации Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об установлении наличия спермы и крови методом хроматографии на бумаге. М., 1977.
  10. Методические рекомендации Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об определении фенотипов системы Lewis в пятнах слюны, спермы, мочи реакцией абсорбции козьими иммунными сыворотками анти-Ьеа и анти-Leb. M., 1978.

199

  1. Методические рекомендации Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. О применении антислюнных гетероиммунных сывороток анти-А и анти-В в судебно-медицинской практике. М., 1978.
  2. Методические рекомендации Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. О сроках выявления донорских антигенов некоторых изосерологических и изоферментных систем в крови реципиентов после гемотрансфузий. М., 1978.
  3. Методические рекомендации Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об определении групп эритроцитарной кислой фосфотазы (ЭКФ) в жидкой крови. М., 1979.
  4. Методические рекомендации Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об установлении принадлежности следов крови плодам, новорожденным и детям раннего грудного возраста с помощью определения альфа-фетопротеина. М., 1981.
  5. Методические рекомендации Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об определении группоспецифических антигенов системы АВО в окрашенных гистологических и цитологических препаратах органов и тканей человека. М., 1982.
  6. Методические указания Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об определении видовой специфичности белков в объектах биологического происхождения методом встречного электрофореза на ацетат-целлюлозной пленке. М., 1983.
  7. Методические рекомендации Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об использовании метода иммунофлюоресценции для установления видовой принадлежности крови и изолированных клеток в следах на вещественных доказательствах. М., 1983.
  8. Методические рекомендации Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР № 10-11/32 от 11.03.84. О судебно-медицинском применении козьей иммунной сыворотки анти-GImO). М., 1984.

200

  1. Методические рекомендации Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР. Об определении групп слюны человека по системам Pa, Pb, Da в экспертизах спорного отцовства, материнства и замены детей. М., 1984.
  2. Методические рекомендации Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР №10-11/89 от 1.10.86. Об использовании метода иммуннофлюоресценции для установления групповой принадлежности (по системе АВО) крови и изолированных клеток в следах на вещественных доказательствах. М., 1986.
  3. Письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава РСФСР № 05-01 от 16.03.88. Определение антигена N системы MNSs с помощью элюата. М., 1988.
  4. Письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава РСФСР №81 от 14.01.88. Диагностика менструального происхождения крови в пятнах на вещественных доказательствах. М., 1988.
  5. Наставление по работе с сыворотками анти-Lewis. М., 1968.
  6. Наставление по применению сывороток: диагностических, преципитирующих сывороточные белки крови человека, лошади, рогатого скота, свиньи, собаки, кошки, кролика, курицы, адсорбированных жидких для судебно-медицинских целей. Л., 1974.
  7. Письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава РСФСР б/н от 1993 г. Памятка по объему и пределам необходимых исследований при проведении экспертизы вещественных доказательств (биологических объектов - крови, спермы, пота мочи, ногтей, гистологических и цитологических препаратов). М., 1993.
  8. Информационное письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава СССР № 396/д от 14.06.91. «Диагностика возраста человека по микроструктуре плюсневых костей». М., 1991.
  9. Письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава РСФСР № 1341 от 13.06.86. «Об изъятии и подготовке остеологического материала к исследованию в отделах экспертизы трупов и физико-технических отделениях». М., 1986.
  10. Письмо Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава РСФСР №2131/04- 01 от 7.09.90. «О производстве судебно-медицинских экспертиз следов крови». М., 1990.

201

  1. ГОСТ 10940-64. «Методы определения типового состава».
  2. ГОСТ 9353-85. «Пшеница. Технические условия».
  3. Авторефераты

  4. Вандер М.Б. Проблемы совершенствования научно-технических средств и их применения в процессе доказывания по уголовным делам: Автореф…. д-ра юрид. наук. 12.00.09. М, 1994.
  5. Голобродский Г.Л. Судебно-медицинское и криминалистическое значение зубов человека и их следов: Автореф…. канд. юрид. наук. 12.00.09. Харьков, 1950.
  6. Дворкин А.И. Предварительное исследование вещественных доказательств при расследовании преступлений: Автореф…. канд. юрид. наук. 12.00.09. М., 1974.
  7. Заксон М.Л. Некоторые изменения зубов пожилого и старческого возраста: Автореф…. канд. юрид. наук. 12.00.09. Киев, 1969.
  8. Зозулинский А.Б. Правовые основы и криминалистические методы исследования места события с целью проверки показаний: Автореф…. канд. юрид. наук. 12.00.09. Харьков, 1969.
  9. Камалов Р.З. Специальные технические средства криминалистики и их использование в раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений: Автореф…. канд. юрид. наук. 12.00.09. Казань, 1998г.
  10. ЮО.Корухов Ю.Г. Криминалистическое значение следов крови на одежде: Автореф…. канд. юрид. наук. 12.00.09. М., 1959.

  11. Лилуашвили Т.А. Применение специальных познаний в советском гражданском процессе: Автореф…. д-ра юрид. наук. 12.00.09. М., 1970.
  12. Майлис Н.П. Криминалистическая трасология как теория и система методов решения задач в различных видах экспертиз: Автореф…. д-ра юрид. наук. 12.00.09. М, 1992.
  13. Майорова Е.И. Концептуальные основы судебно-биологической экспертизы: Автореф…. д-ра юрид. наук. 12.00.09. М., 1996.

202

  1. Меретуков Г.М. Расследование незаконного изготовления, приобретения, хранения, перевозки или сбыта наркотических средств: Автореф…. канд. юрид. наук. 12.00.09. М., 1990.
  2. Нгуен Ван Лан Криминалистические следы и их использование в доказывании по уголовным делам в Социалистической Республике Вьетнам: Автореф. … канд. юрид. наук. 12.00.09. Казань, 1997.
  3. Ю5.Палькис Е.Б. Фиксация вещественных доказательств: Автореф…. канд. юрид. наук. 12.00.09. М., 1971.

  4. Попов А.В. Поиск вещественных источников доказательственной информации: Автореф…. канд. юрид. наук. 12.00.09. М., 1977.
  5. Протасевич А.А. Проблемы предмета и средств раскрытия серийных преступлений, сопряженных с насилием: Автореф…. д-ра юрид. наук. 12.00.09. Воронеж, 1999.
  6. Романов В.И. Процессуальные, тактические и этические вопросы применения научно-технических средств при расследовании преступлений: Автореф…. канд. юрид. наук. 12.00.09. Казань, 1997.
  7. Диссертации

  8. Зуев Е.И. Теория и практика использования специальных познаний в борьбе с преступностью. Дис…. д-ра юрид. наук. 12.00.09. М., 1978.

ПО. КислякС.Е. Криминалистическое исследование биологических следов человека в расследовании преступлений против личности. Дис. … канд. юрид. наук. 12.00.09. Волгоград, 1998.

Ш.Пономаренков В.А. Проблемы представления и использования доказательств в уголовном процессе. Дис…. канд. юрид. наук. 12.00.09. Саратов, 1998.

  1. Шапиро Л.Г. Использование специальных познаний при расследовании преступных уклонений от уплаты налогов. Дис…. канд. юрид. наук. 12.00.09. Саратов, 1999.

  2. Книги и монографии

  3. Авдеев М.И. Судебно-медицинская экспертиза. М., 1967.

203

  1. Аверьянова Т.В. Интеграция и дифференциация научных знаний как источники и основы новых методов судебной экспертизы. М., 1994.
  2. Александров А.И., Айнбиндер М.Я., Афанасьев В.В. и др. Наркотики в России: преступления и расследование. Санкт-Петербург, 1999.
  3. Алимджанов Б., Вальдман К. Компетенция эксперта в уголовном процессе: Теоретические и практические аспекты. Ташкент, 1986.
  4. Антонян Ю.М., Еникеев М.И. и др. Психология преступника и расследование преступлений. М., 1996.
  5. П8.Арсеньев В.Д. Проведение экспертизы на предварительном следствии. Волгоград, 1978.

  6. Белкин А. Р. Теория доказывания. М., 1999.
  7. Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика и доказывание. М., 1969.
  8. Белкин Р.С. Криминалистика. Учебный словарь-справочник. М., 1999.
  9. Белкин Р.С. Курс криминалистики. T.l. M., 1997.
  10. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.2. М., 1997.
  11. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.З. М., 1997.
  12. Бокариус Н.С. Судебная медицина в изложении для юристов. Харьков, 1915.
  13. Ботезау Г.А. Судебно-медицинская экспертиза повреждений зубов или заболеваний зубной системы. Кишинев, 1970.
  14. Бронникова М.А. Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств. М., 1947.
  15. 128.БыховскийИ.Е., Корниенко Н.А. Процессуальные и тактические вопросы применения технических средств при расследовании уголовных дел. Ленинград, 1981.

  16. Вандер М.Б. Проблемы совершенствования научно-технических средств и их применения в процессе доказывания по уголовным делам. М, 1994.
  17. Вандер М.Б., Маланьина Н.И. Судебная микрология. Саратов, 1988.
  18. Васильев В.Л. Юридическая психология. М., 1991.
  19. Васильев А.Н. Следственная тактика. М., 1976.
  20. Введение в философию / Под ред. Фролова И.Т. Т.2. М, 1989.
  21. Вейдиня М.Р. Следы крови. Рига, 1973.
  22. Вермель И.Г. Вопросы теории судебно-медицинского заключения. М., 1975.

204

  1. Викторова Л.Н. Современные возможности экспертиз вещественных доказательств. М., 1977.
  2. Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе. М., 1992.
  3. Винберг А.И., Миньковский Г.М. Косвенные доказательства в советском уголовном процессе. М., 1956.
  4. Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология. Волгоград, 1979.
  5. Винберг А.И., Шавер Б.М. Криминалистика. М., 1950.
  6. Воробьева И.Б., Маланьина Н.И. Следы на месте преступления. Саратов, 1996.
  7. 142 .Герасимов В.Н. Научно-технические средства в работе следователя. М., 1985.

  8. Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск, 1975.
  9. Гордон Э.С. Судебно-медицинская экспертиза: проблемы и решения. Ижевск, 1990.
  10. Грановский Г.Л. Основы трасологии. Общая часть. М., 1965.
  11. Грановский Г.Л. Основы трасологии. Особенная часть М., 1974.
  12. Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. Спб., 1908.
  13. Давтян А.Г. Экспертиза в гражданском процессе. М, 1995.
  14. Деятельность следователя и прокурора на первоначальном этапе расследования убийств. М., 1987.
  15. Добряк В.И. Судебно-медицинская экспертиза скелетированного трупа. Киев, 1960.
  16. 151.Жбанков В.А. Образцы для сравнительного исследования в уголовном судопроизводстве. М, 1969.

  17. ЖбанковВ.А. Человек как носитель криминалистически значимой информации. М., 1993.
  18. Железняк А.С. Материальные следы — важный источник криминалистической информации. Омск, 1975.

205

  1. Загрядская А.П. Современные возможности судебно-медицинской экспертизы некоторых вещественных следов преступления. Горький, 1977.
  2. Закатов А.А. Криминалистическое учение о розыске. Волгоград, 1988.
  3. Занин А.В. Использование микрообъектов при расследовании преступлений в ИТУ. Рязань, 1988.
  4. Зотов Б.Л. Современная криминалистическая техника. М., 1973.
  5. Зубы как источник информации о личности. М., 1979.
  6. Иванов Л.А. Следственный осмотр при расследовании транспортных происшествий. Саратов, 1993.
  7. Иванов Л.А., Мавлюдов А.К. Комплекты научно-технических средств и их применение в следственной работе. М., 1978.
  8. Ивашков В.А., Слепнева Л.И. Предварительные исследования материальных объектов на месте происшествия. М., 1992.
  9. Идентификационные и диагностические исследования следов зубов / Под ред. Н.П. Майлис. М., 1998.
  10. Идентификация исследований биоповрежденных текстильных изделий. Минск, 1997.
  11. Карагодин В.Н., Никитина Е.В., ЗашляпинЛ.А. Расследование убийств. Екатеринбург, 1993.
  12. Карнеева Л.М., Ключанский В.И. Организация работы следователя. М., 1961.
  13. Кедров Б.М. Классификация наук. Т.2. М., 1965.
  14. Кисин М.В. Митричев B.C. Судебно-биологическая экспертиза волос животных Выпуск 1. М., 1996.
  15. Кисин М.В., Туманов А.К. Следы крови. М., 1972.
  16. Киричинский Б.Р. Судебная радиология. Киев, 1969.
  17. Кноблох Э. Медицинская криминалистика. Прага, 1959.
  18. 171.Колдин В.Я. Идентификация при производстве криминалистических экспертиз. М., 1985.

  19. Колдин В.Я. Идентификация при расследовании преступлений. М., 1978.

206

173.КолдинВ.Я. Естественно-научная криминалистика в системе современного криминалистического знания / Поль К.Д. Естественно-научная криминалистика. М., 1985.

  1. Колмаков В.П. Следственный осмотр. М., 1969.

175.Колмаков В.П. Тактика производства следственного осмотра и следственного эксперимента. Харьков, 1956.

  1. Колыш Л.Б., Григорьев Г.А. О целесообразности назначения комплексных судебно-медицинских и криминалистических экспертиз//Вопросы судебно- медицинской экспертизы и криминалистики. № 6. Горький, 1977.
  2. Комаринец Б.М. Участие экспертов-криминалистов в проведении следственных действий по особо опасным преступлениям против личности//Сб. Теория и практика судебной экспертизы. М, 1964.
  3. Комплексное исследование волос человека. М., 1997.
  4. Корноухов В.Е. Комплексное судебно-экспертное исследование свойств человека. Красноярск, 1982.
  5. Козачков Л.С. Системы потоков научной информации. Киев, 1973.
  6. Корноухов В.Е., Орлов Ю.К., Журавлева И.А. Курс криминалистики. Красноярск, 1995.
  7. Корноухов В.Е., Орлов Ю.К., Журавлева И.А. Судебная экспертиза. 4.1. Красноярск, 1998.
  8. Краткий юридический словарь М., 1945.
  9. Криминалистика. Под ред. Белкина Р.С., Зуйкова Г.Г. T.l. M., 1969.
  10. Криминалистика / Под ред. Белкина Р.С., Лузгана И.М. М., 1978.
  11. Криминалистика / Под ред. Белкина Р.С., Коломацкого В.Г., Филиппова А.Г. Т.2. Волгоград, 1994.
  12. Криминалистика / Под ред. А.Н. Васильева. М, 1963.
  13. Криминалистика / Под ред. В.А. Образцова. М., 1997.
  14. Криминалистика / Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селиванова. М, 1993.
  15. Криминалистика / Под ред. Н.И. Порубова. Минск, 1997.
  16. Криминалистика / Под ред. Шавера Б.М., Винберга А.И. М., 1946.
  17. Криминалистика / Под ред. Н.П. Яблокова. М, 1997.

207

  1. Криминалистика социалистических стран. Под ред. Колдина В.Я. М., 1986.
  2. Криминалистическое исследование наркотических средств кустарного изготовления. М., 1982.
  3. Криминалистическая экспертиза. Вып.1. М., 1996.
  4. Криминалистическая экспертиза. Вып.2. Разд. 3. М., 1966.
  5. Криминалистическая экспертиза. Вып.4. Раздел 8. Трасология. М, 1968.
  6. Крылов И.Ф. Следы на месте преступления. Л., 1961.
  7. Крылов И.Ф. Криминалистическое учение о следах. Л., 1976.
  8. Лаврухин СВ. Раскрытие умышленных убийств. Саратов, 1996.
  9. Литвиненко Л.К. Понятие и классификация следов в трасологии / Материалы третьей расширенной научной конференции посвященной памяти М.И. Райского. Киев, 1958.
  10. Лозинский Т.Ф., Ионова К.С., Платоненкова Л.С. Установление наличия спермы человека в следах. М., 1994.
  11. Лозинский Т.Ф., Шишкин В.М., Иванов Н.В. Обнаружение следов биологического происхождения при осмотрах мест происшествий, связанных с хищениями из металлических хранилищ. М., 1995.
  12. Максутов И.Х. Осмотр места происшествия. Л., 1965.
  13. Методика судебно-биологических исследований коры деревьев. М., 1977.
  14. Методические рекомендации по криминалистической экспертизе объектов биологического происхождения. М., 1972.
  15. Милиция. М., 1999.
  16. Миронов А.И. Осмотр места происшествия по делам об убийствах. М., 1958.
  17. Миронов А.И. Идентификационные признаки зубов. М., 1974.
  18. Митричев B.C. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. Саратов, 1980.
  19. Назначение и подготовка материалов для производства криминалистической экспертизы жидкостей и их следов. М., 1983.
  20. Назначение и производство судебных экспертиз. М., 1976.
  21. Назначение и производство судебных экспертиз. М., 1988.
  22. Научно-технические средства в суде. М., 1974.

208

  1. Образцов В.А. Следственные действия. М., 1999.
  2. Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М., 1995.
  3. Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе. М., 1982.
  4. Основы судебной экспертизы. Общая теория. 4.1. М., 1997.
  5. Осмотр места происшествия / Под ред. А.Н. Васильева. М., 1960.
  6. Памятники Русского права. Вып.1. М., 1952.
  7. Пашкова В.И. Судебно-медицинская остеология. М., 1963.
  8. Пашкова В.И., Резников Б.Д. Судебно-медицинское отождествление личности по костным останкам. Саратов, 1978.
  9. Полное руководство к судебной медицине профессора Бриана. Спб., 1860.
  10. Попов В.И. Осмотр места происшествия. Алма-Ата, 1957.
  11. Петров Э.В. Судебно-биологическая экспертиза зерна пшеницы. Киев, 1970.
  12. Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. М., 1964.
  13. Питрюк А.П., Ожегов К.С., Никифорова Ж.М. Экспертное исследование микрофлоры волос норок. М., 1994.
  14. Попов В.Л. Судебно-медицинская казуистика. Л., 1991.
  15. Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск, 1978.
  16. Протасевич А.А. Образцов В.А. Раскрытие убийств. Иркутск, 1998.
  17. Рассейкин Д.П. Осмотр места происшествия и трупа при расследовании убийств. Саратов, 1967.
  18. Рассейкин Д.П. Некоторые вопросы следственного осмотра места происшествия и трупа // Ученые труды. Вып.2. Саратов, 1965.
  19. Рассел Б. Человеческое познание. М., 1957.
  20. Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. М., 1996.
  21. Руководство для следователей / Под ред. Н. В. Жогина. М., 1971.
  22. Русаков М.Н. Объекты криминалистического осмотра. Омск, 1977.

209

  1. Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. М., 1997.
  2. Савенко В.Г., Сергеев А.Н. Распространенные наркотические средства. М., 1992.
  3. Самищенко С.С. Судебная медицинам., 1996.
  4. Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. М., 1999.
  5. Селиванов Н.А. Вещественные доказательства. М., 1971.
  6. Селиванов Н.А. Привлечение специалистов к расследованию (Обзор практики по материалам следственных органов прокуратуры). М., 1973.
  7. Селиванов Н.А., Сорокин B.C. и др. Передвижная лаборатория прокурора- криминалиста. М., 1971.
  8. Селиванов Н.А., Теребилов В.И. Первоначальные следственные действия. М., 1956.
  9. Селиванов Н.А., Юрин Г.С, Викторова Е.Н. Обнаружение невидимых и маловидимых следов. М., 1975.
  10. Скопин И.В. Судебно-медицинское исследование повреждений рубящими орудиями. Саратов, 1960.
  11. Следственные действия. Криминалистические рекомендации. М., 1999.
  12. Соколовский З.М. Экспертное исследование причинной связи по уголовным делам. Киев, 1970.
  13. Сорокин B.C. Обнаружение и фиксация следов на месте происшествия. М., 1966.
  14. Сорокин B.C., Дворкин А.И. Криминалистический комплект следователя. М, 1985.
  15. Стегнова Т.В. Следы спермы — объект судебно-биологической экспертизы. М., 1991.
  16. Стегнова Т.В., Лозинский Т.Ф. и др. Работа со следами биологического происхождения на месте происшествия. М., 1992.
  17. Стегнова Т.В. Рогаев Е.И. и др. Исследование крови человека методом генотипоскопии. М, 1991.
  18. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. T.l. M., 1968.

210

  1. Строгович М.С. Избранные труды. Теория судебных доказательств. Т.З. М., 1991.
  2. Судебно-ботаническая экспертиза наиболее широко распространенных злаков по мелким частям соцветий. М., 1988.
  3. Судебная медицина / Под ред. В.И. Прозоровского. М, 1968.
  4. Тахо-Годи Х.М. Трасологическое исследование следов крови на одежде. М., 1970.
  5. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973.
  6. Томилин В.В. Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств. М, 1989.
  7. Торвальд Ю. Век криминалистики. М., 1991.
  8. Трасологические методы исследования микроследов и микрочастиц. М., 1987.
  9. Трегубое С.Н. Основы уголовной техники. Пг., 1915.
  10. Треушников М.К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. М, 1982.
  11. Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 1997.
  12. Туманов А.К. Основы судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств. М., 1975.
  13. Туманов А.К. Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств. М., 1961.
  14. Турчин Д.А. Теоретические основы учения о следах в криминалистике. Владивосток, 1983.
  15. Установление обстоятельств происшествия по следам крови. Харьков, 1977.
  16. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1973.
  17. Хмыров А.А. Косвенные доказательства М., 1979.
  18. Хохлов В.В. Кузнецов Л.Е. Судебная медицина: Руководство. Смоленск, 1998.
  19. Цветков П.П. Исследование личности обвиняемого. Л., 1973.
  20. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962.

211

  1. Шаламов М.П. Теория улик. М., 1960.
  2. Шевченко Б.И. Научные основы современной трасеологии. Под ред. Е.У. Зицера. М, 1947.
  3. Шевченко Б.И. Теоретические основы трасологической идентификации в криминалистике. М., 1975.
  4. Шамонова Т.Н., Уалерианова Л.П., Стегнова Т.В. Особенности участия специалиста-криминалиста в расследовании преступлений против личности. М., 1996.
  5. Шиканов В.И. Комплексная экспертиза и ее применение при расследовании убийств. Иркутск, 1976.
  6. Шиканов В.И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического прогресса. Иркутск, 1978.
  7. Шиканов В.И., Тарнаев Н.Н. Применение служебно-розыскных собак при расследовании преступлений. Методические рекомендации для следователей органов прокуратуры и МВД. Иркутск, 1973.
  8. Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. М., 1979.
  9. Эйсман А.А. Заключение эксперта: (структура и научное обоснование). М., 1967.
  10. Эйсман А.А., Миньковский Г.М., Гродзинский М.М. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1967.
  11. Якимов И.Н. Криминалистика. Уголовная тактика. М., 1929.
  12. Якимов И.Н. Осмотр. М., 1935.
  13. Статьи

  14. Винберг А.И. Некоторые вопросы теории криминалистической идентификации//Вопросы криминалистики. № 1-2. М., 1961.
  15. Винберг А.И. Идентификационная, диагностическая и ситуационная криминалистические экспертизы // Сов. Государство и право. № 9. М., 1978.
  16. Винберг А.И. Насущные вопросы теории и практики судебной экспертизы // Сов. государство и право. №. 6. М., 1961.

212

  1. Винберг А.И. Криминалистическая одорология // Криминалистика на службе следствия. Вильнюс, 1967.
  2. Волкова Т.М. Об исходных данных для трасологической экспертизы следов крови // Экспертная техника. № 96. М., 1986.
  3. Волкова Т.М. О классификации следов крови // Экспертная техника. Вып.80. М., 1983.
  4. ГлушковВ.М. Гносеологические основы математизации науки.// Диалектика и логика научного познания. М., 1966.
  5. Гольтраф Е.И., Орлова В.Ф. Основные классы задач судебно-биологической экспертизы // Сб. Теория судебно-биологической экспертизы. М., 1986.
  6. Грановский Г.Л. Классификация и сравнительное исследование идентификационных признаков зубов // Криминалистическая и судебная экспертиза. Вып. 2. Киев, 1965.
  7. Голобродский Г.Л. Судебно-медицинская оценка повреждений зубов // Сб. науч. работ по судебной медицине и криминалистике. Харьков, 1956.
  8. Гущин В.Ф. Подготовка материалов и производство экспертизы зерна по делам о хищении в колхозах и совхозах // Ученые записки. Вып. 14. Харьков, 1960.
  9. Дебабов В.Г. Локальная амплификация нуклеиновых кислот - новый метод исследования // Молекулярная биология. Том 24. Вып.2. М., 1990.
  10. Домбровский Р.Г. Следы преступления и информация // Правоведение. № 3. Л., 1988.
  11. Иванов П.Л. Геномная дактилоскопия - гипервариабельные локусы и генетическое маркирование // Молекулярная биология. № 2. М., 1989.
  12. Иванов П.Л. Геномная дактилоскопия // Молекулярная биология. № 3. М., 1990.
  13. Иванов П.И., Гуртовая СВ., Плаксин О.В. и др. Геномная “дактилоскопия” с использованием в качестве зонда ДНК бактериофага М13 (экспертиза вещественных доказательств и идентификация личности) // Судебно-медицинская экспертиза. № 3. М., 1989.
  14. Кисин М.В., Савина B.C., Семкин Е.П. Установление наличия мочи и пота на вещественных доказательствах // Труды ВНИИСЭ. № 8. М., 1974.

213

  1. Колдин В.Я. Судебная идентификация как доказывание тождества // Вопросы криминалистики. № 6-7. М., 1962.
  2. Колдин В. Я. Задачи, объекты и этапы идентификации // Правоведение, № 3. М, 1967.
  3. Колесниченко А.Н. Актуальные проблемы методики расследования преступлений // Вопросы государства и права. М., 1970.
  4. Любарский М.Г., Дрейден В.Г. Содержание понятия «компетенция эксперта» // Судебная экспертиза. Л., 1977.
  5. Ляпина Э.Ф. Возможности криминалистического исследования травянистых растений // Проблемы экспертизы растительных объектов. М., 1972.
  6. Майлис Н.П. Диагностика: система основных понятий // Новые разработки и дискуссионные проблемы теории и практики судебных экспертиз. № 3. М., 1985.
  7. Майлис Н.П. О классификации идентификационных признаков зубов // Сб. науч. тр. ВНИИСЭ / Проблемы и практика трасологических и баллистических исследований. Вып. 17. М., 1976.
  8. Майлис Н.П. Трасологическая диагностика — современное состояние и перспективы совершенствования // Сб. науч. тр. ВНИИСЭ. М., 1987.
  9. МамотюкМ.Л. Возможности судебно-биологической экспертизы при расследовании преступлений//Материалы научной конференции, посвященной повышению эффективности деятельности органов прокуратуры, суда и юстиции по борьбе с преступностью. М., 1978.
  10. Мельникова Э.Б. Компетенция криминалистической экспертизы и оценка заключения эксперта в свете нового уголовно-процессуального законодательства // Вопросы криминалистики. № 3. М., 1962.
  11. Миронов А.И. Идентификация стебля алоэ по морфологическим признакам // Экспертная практика. М., 1966.
  12. Митричев B.C. Замечания к «Рекомендациям по общеметодическим вопросам экспертного исследования и составления заключений при установлении групповой принадлежности материалов (веществ)»//Экспертная техника. Вып. 23. М., 1968.

214

  1. Нестеров В.Г. Кибернетика живой природы и ее значение для распознавания места и времени прохождения событий // Проблемы экспертизы растительных объектов. М., 1972.
  2. Нисенбаев Г.С. Восполнение судом пробелов, допущенных органами расследования при осмотре места происшествия // Вопросы укрепления законности и устранения следственных ошибок в уголовном процессе. М., 1988.
  3. 318.ПинхасовБ.И. Инициатива эксперта при производстве судебной экспертизы // Вопросы криминалистики. № 12. М., 1964.

  4. Применение в работе следователя электронно-оптического преобразователя // Криминалистическая техника. № 4. М., 1976.
  5. Рогаев Е.И. Структура геномного участка, содержащего нестабильные элементы ДНК // Докл. АН СССР. Т. 302. М., 1988.
  6. Рогаев Е.И., Сыроквашева Е.Ю., Пименов М.Г., Стегнова Т.В. Генотипоскопия человека: идентификация вида, пола и личности по генетическим отпечаткам ДНК в случае, связанном с покушением на убийство // Судебно- медицинская экспертиза. № 6. М., 1992.
  7. Розанов М.И. Экспертиза растительных объектов, пути и перспективы ее развития // Проблемы экспертизы растительных объектов. М., 1972.
  8. Сайки Р., Гиленстен У., Эрлих Г, Полимеразная цепная реакция //Анализ генома. М., 1990.
  9. Снетков В.А. Экспертная криминалистическая диагностика // Сб. научн. трудов. М., 1984.
  10. Строгович М.С. О криминалистической одорологии // Вопросы борьбы с преступностью. Иркутск, 1970.
  11. Томилин В.В., Кисин М.В. Исследование объектов биологического происхождения как источник идентификации личности // Сб. научн. трудов. М, 1984.
  12. Хуснутдинова Э.К. Анализ полиморфизма ДНК, выявляемого методом геномной дактилоскопии на основе ДНК М13 в популяциях башкир и коми// Генетика. № 12. М, 1994.
  13. Чистяков Д.А., Гаврилов Д.К., Овчинников И.В., Носиков В.В. Анализ распределения аллелей четырех гипервариабельных тандемных повторов среди

i

215

неродственных представителей русской нации, проживающих в Москва, с помощью полимеразной цепной реакции // Молекулярная биология. Том 27. Вып.6. М., 1993.

  1. Шиканов В.И. К вопросу о сущности одорологического эксперимента и его месте в системе криминалистических методов// Вопросы борьбы с преступностью. Иркутск, 1970.
  2. Шляхов А.Р. Организация и производство криминалистической экспертизы в СССР // Теория и практика криминалистической экспертизы. Вып. 9-10. М., 1962.
  3. Шляхов А.Р., Козинер Э.П., Гольтраф Е.И. О предмете судебной биологии и судебно-биологической экспертизы // Сб. Теория судебно-биологической экспертизы. М., 1986.
  4. Эдель Ю.П. О необходимости участия судебного медика в осмотре места происшествия при отсутствии трупа // Вопросы криминалистики. № 5. М., 1962.
  5. Эдель Ю.П. Брызги крови на месте происшествия//Сборник научных трудов научного общества судебных медиков и криминалистов. Вып.5. Алма-ата, 1963.
  6. Эйсман А.А. О формах связи косвенных доказательств // Вопросы криминалистики. №11. М., 1964.
  7. Эйсман А.А. Структура и логические свойства норм, регулирующих собирание доказательств на предварительном следствии//Вопросы борьбы с преступностью. № 26. М., 1977.
  8. Якубович Н.А. Роль философских категорий в познании природы судебных доказательств // Вопросы борьбы с преступностью. № 5. М., 1967.
  9. Словари и справочники

  10. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997.
  11. Биология. Справочные материалы. М., 1987.
  12. Криминалистический словарь. М., 1993.
  13. Ожегов СИ. Словарь русского языка / Под ред. Обнорского СИ. М., 1953.
  14. Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1989.
  15. Осмотр места происшествия. Справочник следователя. М., 1982.
  16. Следы на месте происшествия. Справочник следователя. М., 1991.

216

  1. Словарь основных терминов теории и практики судебной экспертизы (общая часть). М., 1976.
  2. Словарь основных терминов судебных экспертиз. М., 1980.
  3. Советская энциклопедия. М., 1970.
  4. Советский энциклопедический словарь. М., 1979.
  5. Судебно-медицинская экспертиза: Справочник для юристов. М., 1985. 349. Философский словарь. М., 1963.
  6. Иностранная литература

  7. Caetano-Annoles G. DNA Amplification fingerprinting (DAF) using very short arbitrary oligonucleotide primers // Biotechnology. 1991. V.9.
  8. Jeffreys A., Wilson V., Thein S. Hypervariable minisatellite regions in human DNA // Nature, 1985, vol. 314. P. 67-73; Jeffreys A., Wilson V., Thein S. Individual-specific “fingerprints” of human DNA // Nature, 1985, vol. 316.
  9. Keiser-Nielsen S. L Identification par les dents // Revue Internationale de police criminelle. № 231. 1969. P. 206-210.
  10. Kloos W.E., Musselwhite M.S. Distributien and persistence of Staphylococcus and Micrococcus species and other aerobic bacteria on human skin. «Appl. Microbiol.». V.30.№3. 1975.
  11. Schneikert H. Spuren und Spurensicherung. - In Elster A., Lingemann H. Handworterbuch fur Kriminologie und anderen strafrechtliche Hilfswissenschaften. Bd.l. Berlin, 1933.
  12. Walsh S.P., Metzger D.A., Higuchi R. Chellex 100 as a medium for simple extraction of DNA for PCR-based typing from forensic material.//BioTechniques. № 4. 1991. Vol. 10.
  13. Zbinden K. Kriminalistik. Strafiinter - Schungskunde. Ein Studienbuch. Munchen - Berlin, 1954.

грибы

развивающиеся на трупе

о

и о « о

Я и о

ч о

К

ю

« о

п

аз К о

W

К

tf

к -e<

к о о се

К

к

о <=: a среда . следы . идеальн ые следы- предмет ы иные следы- веществ а материа льно- фиксиро ванные следы- запахи органич еские \. биологи ческого происхо ждения неорган ические синтети ческие человек растени е животн ое по источни ку происхо ждения 1 ^ микроо рганизм ы выделен ия развивающиеся на живом человеке продукт ы их жизнеде ятельно сти прочих высших животных и человека отделен ия поверхн ости кожи желудо чно- кишечн ого тракта дыхате льных путей мочепо ловых органов 218 Приложение 2 Образование следов жидкими биологическими объектами Рис. 1 Физическая картина следообразования при неподвижном источнике t V Рис.2 Физическая картина следообразования при подвижном источнике 219 Рис.3 Следы монетообразной формы Высота падения капель крови 25см Высота падения капель крови 5 см Рис.4 Следы зубцеобразной формы • Высота падения капель крови 50см Высота падения капель крови 75см 220 Рис.5 Следы с лучеобразным рисунком края Высота падения капель крови 100см Высота падения капель крови 125см Рис.6 Мелкокапельное разбрызгивание вокруг следа крови я#Ш? Высота падения Высота падения капель капли крови 150см крови 175см 221 Высота падения капель крови 210см Рис.7 Следы грушеобразной формы Высота падения капель крови 20см Рис.8 Следы с зубцеобразной формой края Высота падения капель крови 45см 222 Рис.9 Следы с лучеобразной формой нижнего края :У«7.\\& law Высота падения капель крови 55см Высота падения капель крови 100см Рис.10 Мелкокапельное разбрызгивание при высоте падения капель крови 155см •"Prfr' рт 223 Рис Л1 Мелкокапельное разбрызгивание и секторальное выпадение; высота падения капель крови 210см Рис.12 А) формы следов крови при высоте падения от 5 до 125см из неподвижного тела; Б) формы следов крови при тех же высотах падения, при движении тела А 5-50см свыше 100см 224 удара Рис. 13 Особе нност и механ изма образ овани я следо в крови под дейст вием направление удара • удара Рис.1 4 Особе нност и механ изма образ овани я брызг крови под дейст вием & Ч \ Узкий конец брызг вытянут в сторону, противоположную нанесенному удару 225 Рис. 15 Вторичные брызги крови ч Рис.16 Особенности расположения потеков на лице трупа ....К^^У 226 Приложение 3 Часть 1 Саратовский юридический институт МВД РФ Анкета для следователей и оперативных работников Уважаемый респондент! В СЮИ МВД РФ проводится исследование по проблеме использования следов биологического происхождения для расследования преступлений. В связи с этим убедительно просим заполнить анкету, подчеркнув ответ в вопросе либо изложив письменно свои соображения. 1. Для исследования каких объектов биологического происхождения вами назначалась судебно-медицинская экспертиза? а) крови 27% б) спермы 14% в) слюны 19% г) мочи 3% д) пота 6% ж) органов и тканей 6% з) волос 12% к) костей 5% л) других объектов 1 % ч * ™ (перечислите) е) вагинальных выделении 7% 2. Какова эффективность проводимых судебно-медицинских экспертиз вещественных доказательств? а) высокая 16% б) средняя 78% в) низкая (обоснуйте вывод) 6% 3. Какова эффективность судебно-биологических экспертиз иных объектов? а) высокая 16% б) средняя 73% в) низкая (обоснуйте вывод) 11 % 4. Каковы по вашему мнению, недостатки судебно-медицинских экспертиз вещественных доказательств? а) некомпетентность эксперта 1% б) нехватка материальных средств и оборудования 35% в) неиспользование необходимых методик для соответствующих исследований 10% г) оставление без ответов ряда вопросов 12% д) вероятностные выводы эксперта 39% е) другие причины (укажите какие) (длительные сроки экспертизы) 3% 227 5. Какими причинами вы объясните недостатки судебно-биологических экспертиз иных объектов? а) некомпетентность эксперта 1% б) нехватка материальных средств и оборудования 38% в) неиспользование необходимых методик для соответствующих исследований 11% г) оставление без ответов ряда вопросов 13% д) вероятностные выводы эксперта 36% е) другие причины (укажите какие) (загруженность экспертов) 1% 6. Используются ли при проведении экспертиз новейшие методы? а) используются 38% б) не используются 62% 7. Удовлетворяет ли вас качество экспертиз ? а) да 21% б) нет 29% в) частично 50% г) другое (укажите что именно) 0% 8. Каковы причины оставления без ответов отдельных вопросов? а) неиспользование новейших методов 40% б) отсутствие достаточных для проведения экспертиз материальных средств 55% в) иные (укажите какие) 5% 9. Получили ли вы в учебном заведении или при повышении квалификации прочные знания о следующих видах исследований: идентификационном, классификационном и диагностическом. а) да 80% б) нет 20% 10. В теории и на практике проводятся идентификационные, классификационные и диагностические исследования. Руководствуетесь ли вы в практической деятельности следующими понятиями. Классификационные исследования — это исследования , которые позволяют решить вопросы об установлении групповой принадлежности, общего источника происхождения объектов. (90% +), (10% -) Диагностические исследования — это исследования, связанные с распознанием определенно-конкретного явления на основе идеальных познаний об общем и существенном, позволяющие получить представления о механизме преступного действия. (95% +), (5% -) 228 Идентификационные исследования — это исследования, связанные с процессом установления тождества объекта или личности по совокупности общих и частных признаков. (87% +), (13% -) Если вышеприведенные понятия совпадают с вашими, то против определения поставьте (+), если нет (-). 11. Классификационными (к), идентификационными (и) или диагностическими (д) являются следующие исследования, связанные с ответами на поставленные вопросы (поставьте соответствующие буквы после каждого вопроса) а) имеются ли на представленных объектах следы крови, спермы, слюны, и других выделений человека? 9% б) принадлежали ли части расчлененного трупа одному человеку? 20% в) принадлежит ли кровь человеку или животному? 19% г) могут ли принадлежать волосы одному человеку? 19% д) произошли ли следы крови от живого человека или от трупа? 13% е) принадлежит ли кровь или сперма конкретным лицам? 20% 12. Удовлетворены ли вы ролью специалиста в области медицины, участвующим в осмотрах мест происшествий? а) да 80% б) нет 20% 13. Всегда ли соблюдаются права обвиняемого при назначении и производстве экспертизы? а) всегда 84% б) иногда не соблюдаются — неуведомление обвиняемого о проведении экспертизы 16% — — неуведомление обвиняемого о возможности присутствия на проведении экспертизы с разрешения следователя 0% — — другие варианты (укажите какие) 0% — 14. Всегда ли выносится постановление для получения образцов для сравнительного исследования? а) всегда 90% б) не всегда 10% 15. Участвуют ли понятые в процессе получения образцов для сравнительного исследования? а) участвуют 62% б) не всегда участвуют 33% в) не участвуют 5% 229 16. Не нарушается ли процессуальный порядок при получении образцов для суд. мед. исследования (укажите характер правонарушений в случае положительного ответа)? а) не нарушается 99% б) нарушается 1% в) нарушается по делам определенной категории ( укажите по каким) 0% 17. Распространяются ли на подозреваемых права предусмотренные ст. 185 УПК? а) да 45% б) нет 51% в) другие варианты (укажите какие) (распространяются только по судебно-медицинской экспертизе) 4% 18. Соблюдаются ли процессуальные требования в заключении экспертов? а) соблюдаются 91 % б) иногда не соблюдаются (в чем это выражается?) 9% 19. При изучении заключения эксперта анализируете ли вы: а) полноту исследования всех предоставленных на экспертизу объектов 28% б) полноту ответов эксперта на все поставленные перед ним вопросы, т.е. о полноте выполнения экспертного задания, а при отказе эксперта дать ответ на один из вопросов — об обоснованности такого отказа 53% в) полноту описания хода и результатов исследования 19% 230 Приложение 3 Часть 2 Сводные данные анкетирования следователей и оперативных работников РисЛ. Уровень профессионализма специалистов (судебных медиков, биологов), участвующих в осмотрах мест происшествий 2 20% \^^^^ ? 1 яШИНЦН^^^^^^Н] ? 2 HI II' Ж IN ?If! ^^Ш/ vfflml 1 1 '? if ^^^^?r 1 i гfll ^^^^^^ш 1 Хт| ZJ^^'^ 80% 1. достаточный 2. 3. недостаточный 4. 231 Рис.2. Соблюдение требований ст. 186 УПК о вынесении постановлений для получения образцов 1. соблюдается 2. 3. не соблюдается 4. 232 Рис. 3. Участие понятых при получении образцов для сравнительного исследования 1. участвуют 2. участвуют, но не всегда 3. 4. не участвуют 5. 233 Рис. 4 Частота использования различных СБП 9 Ю 5% 1% 8 ^^^^^ 1 12% . И^нН Ьь, 27% X f МП» * шшнншншн] ними ^^^^Ш^^^^^^^^^Ш ?Г] 7 -Wilr Ш^^В ?2 D3 6%1^Вн^Л^Н ^^^^^^?11 D4 ? 5 1 •' Щ *~''1§!У«^7^И^Ии 7% \М^Ш/ ^ 4 ^»-^_ ?— ^Ш 2 f^ 14% ?6 ? 7 ? 8 ? 9 ? 10J 3% з 19% 1. кровь 2. 3. сперм а 4. 5. слюна 6. 7. моча 8. 9. пот 10. 6. вагина льные выделен ия 7. 8. орган ы и ткани 9. 10. волос ы 11. 12. кости 13. 10. други е объекты (зубы1) 1 С биологической точки зрения зубы по своему строению представляют собой костные образования в ротовой полости у большинства челюстноротых животных (у некоторых рыб и в глотке) и человека. Служат для захватывания, удержания, механической переработки пищи. У человека участвуют также в произнесении звуков; постоянных зубов 32 (на обеих челюстях): 8 резцов, 4 клыка и коренные — 8 малых (премоляры) и 12 больших (моляры). 234 Рис. 5. Мнение анкетируемых об использовании новейших методов при проведении экспертиз объектов биологического происхождения 1. используются 2. 3. не используются 4. 235 Рис.6. Оценка качества проведения экспертиз вещественных доказательств биологического происхождения 3 50% ? 1 ? ? 2 ? 3 ? 1. положительная 2. 3. отрицательная 4. 5. средняя 6. 236 Рис. 7. Причины оставления отдельных вопросов без ответов не использование новейших методов 2. 3. отсутствие достаточных для проведения экспертиз средств 4. 5. иные 6. материальных 237 Рис. 8. Недостатки судебно-медицинских экспертиз вещественных доказательств ? 1 ? ? 2 ? D3 ? 4 ? ? 5 ? ? 6 ? 1. некомпетентность эксперта 2. 3. нехватка материальных средств и оборудования 4. 5. неиспользование необходимых методик для соответствующих исследований доставление без ответов ряда вопросов 6. 5. вероятностные выводы эксперта 6. 7. длительные сроки экспертизы 8. 238 Рис. 9. Недостатки судебно-биологических экспертиз иных объектов 6 ^^ i^^H 5 ^^^^к зб%^^^^Н 4 13% ^^ 1 ^^^% ^^^^к 2 11% ? 1 ? 2 ПЗ В4 ? 5 ? б] 1. некомпетентность эксперта 2. 3. нехватка материальных средств и оборудования 4. 5. неиспользование необходимых методик для соответствующих исследований 6. 7. оставление без ответов ряда вопросов 8. 9. вероятностные выводы эксперта 10. 11. загруженность экспертов 12. I 239 Рис. 10. Эффективность судебно-медицинских экспертиз вещественных доказательств ?1 ?2 ОЗ 1. высокая 2. 3. средняя 4. 5. низкая 6. 240 Рис. 11. Эффективность судебно-биологических экспертиз иных объектов ? 1 ? 2 1. высокая 2. 3. средняя 4. 5. низкая 6. 241 Рис. 12. Уровень знаний следователями отличий идентификационных, классификационных и диагностических исследований ь 20% ^^ш 1 fc^9% ^^^Ь 2 ? 1 ^^^^20% ? 2 5 ^^^^Р| 13%^^^^ D3 И4 ? 5 4 \. ^^ з ? б] 19% ^-— Ь-^ 19% 1. имеются ли на представленных объектах следы крови, спермы, слюны, и других выделений человека? 2. 3. принадлежали ли части расчлененного трупа одному человеку? 4. 5. принадлежит ли кровь человеку или животному? 6. 7. могут ли принадлежать волосы одному человеку? 8. 4. произошли ли следы крови от живого человека или от трупа? 5. 6. принадлежит ли кровь или сперма конкретным лицам? 7. 242 РисЛЗ. Полнота оценки следователями заключений экспертов 3 >^^1 19°А/ 1 ^К~28% ? 1 ? 2 ? 3J 2 ^^Н 53% ^^™ 1. анализ полноты исследования всех предоставленных на экспертизу объектов 2. анализ полноты ответов эксперта на все поставленные вопросы 3. 4. анализ полноты описания хода и результатов исследования 5. 243 Рис.14. Соблюдение процессуальных требований к заключениям экспертов 2 9% А ^н< ^Ш lilH '= Ч^^в^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^ИЦ ?1 I'M ^^^^^^^^^^^^^^^^^^Hf ?2J vi ^^V 1 ^^^BV •') _^^^ 91% 1. соблюдаются 2. не соблюдаются в некоторых деталях (при производстве экспертизы отсутствует описательная часть в заключении эксперта). 244 * Рис. 15. Мнен ие следо вател ей о расп ростр анени и прав, пред усмот ренн ых ст. 185 УПК, на подоз ревае мых 3 ^-i 4%^А ^^Ъ 1 ^^Н|45% ? 1 ? 2 2 ^^Н ПЗ 51% ^^И 1. рас прост раня ются 2. 3. не расп ростр аняю тся 4. 5. рас прост раня ются тольк о по судеб но- меди цинск ой экспе ртизе . 6. 245 Рис. 16. Соблюдение прав обвиняемого при назначении и производстве экспертизы 1. всегда соблюдаются 2. 3. иногда не соблюдаются (неуведомление обвиняемого о проведении экспертизы) 4. 246 Приложение 3 Часть 3 Саратовский юридический институт МВД РФ Анкета для экспертов Уважаемый респондент! В СЮИ МВД РФ проводится исследование по проблеме использования следов биологического происхождения для расследования преступлений. В связи с этим убедительно просим заполнить анкету , подчеркнув ответ в вопросе либо изложив письменно свои соображения. 1. Какие материалы биологического происхождения чаще всего являются объектами судебно-медицинской и биологической экспертиз вещественных доказательств, связанных с идентификацией личности? а) кровь 41% б) сперма 23% в) слюна 19% г) моча 2% д)пот 4% е) вагинальные выделения 4% ж) органы и ткани 1 % з) волосы 4% к) кости 1% л) другие (укажите какие) 1 % 2. Судя по поставленным перед экспертом вопросам, исходят ли следователи при назначении суд. мед. экспертизы вещественных доказательств из новейших разработок этой отрасли ? а) да 83% б) нет (почему) 17% 3. Достаточно ли осведомлены следователи о требованиях: а) которые необходимо предъявлять к суд. мед. экспертизе вещественных доказательств — да 76% — — нет 11% — — другие варианты (укажите какие) — (некорректная постановка вопросов) 13% б) к количеству объема материалов, которые необходимо предоставить для проведения исследования — да 94% — — нет 3% — — другие варианты (укажите какие) — (не всех объектов) 3% 247 4. Соответствует ли уровень российской судебно-медицинской экспертизы мировой практике? а) соответствует 34% б) не соответствует (мотивируйте свой ответ) (нехватка нового оборудования и расходных материалов) 66% 5. Достаточно ли в вашем отделении необходимого оборудования для проведения полноценной судебно-медицинской экспертизы? а) достаточно 11% б) достаточно только для решения некоторых вопросов, поставленных следствием 65% в) недостаточно 24% 6. Достаточно ли в вашем отделении расходных материалов для проведения полноценной судебно-медицинской экспертизы? а) достаточно 7% б) достаточно только для решения некоторых вопросов, поставленных следствием 75% в) недостаточно 18% 7. Укажите типичные недостатки в работе следователей с вещественными доказательствами: а) при собирании объектов биологического происхождения — неприменение современных методов обнаружения и фиксации следов биологического происхождения 44% — — недостатки изъятия, хранения и транспортировки, что приводит к утрате информационных свойств следов биологического происхождения (происходит загнивание крови, разложение необходимых для исследования структурных компонентов объектов биологического происхождения и др.) 33% — — неправильная упаковка следов биологического происхождения 13% — — несвоевременность изъятия следов биологического происхождения 10% — — другое (напишите что именно) 0% б) при постановке вопросов эксперту — не сформулированы все вопросы, которые могут помочь следствию при раскрытии преступлений 45% — — вопросы сформулированы некорректно 55% — 248 — другое (укажите что именно) 0% в) при определении объекта экспертного исследования — неправильно определен объект исследования 43% — отсутствует тот объект, на который ссылается следователь в постановлении 57% — другое (укажите что именно) 0% 8. Используют ли следователи все возможности судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств для установления интересующих их обстоятельств? а) используют 62% б) не используют 31 % в) затрудняюсь ответить 7% 9. Используют ли следователи все возможности судебно-биологических экспертиз иных объектов для установления интересующих их обстоятельств? а) используют 57% б) не используют 42% в) затрудняюсь ответить 1% 10. Знают ли следователи, какие возможности дает «генная дактилоскопия»? а) да 97% б) нет 3% 11. Обеспечивают ли следователи право обвиняемого на присутствие при проведении экспертизы? а) обеспечивают 55% б) не обеспечивают 40% в) другие варианты (укажите какие) (не реализуется со стороны обвиняемых) 5% 12. Какие существуют формы участия судебно-медицинских экспертов в повышении квалификации следователей по вопросам, связанным с судебно- медицинской экспертизой вещественных доказательств ? а) ответы на вопросы следователей в рабочем порядке 55% б) проведение специальных курсов повышения квалификации 41% в) другое (укажите что именно) (составление методических рекомендаций) 4% 13. Всегда ли судебно-медицинский эксперт, после проведения судебно- медицинской экспертизы дает письменное заключение? 249 а) всегда 99% б) не всегда (мотивируйте свой ответ) 1% 14. В каких случаях судебно-медицинский эксперт оформляет по проведенному исследованию акт: а) при наличии постановления правоохранительных органов о назначении экспертизы 3% б) при наличии письменного отношения правоохранительных органов 90% в) при наличии письменного отношения органов здравоохранения 1% г) при обращении граждан 6% 15. Укажите, получают ли при необходимости в вашем СЭУ судебно-медицинские эксперты у подозреваемого кровь, волосы и другие объекты для сравнительного исследования: а) да 74% б) нет 26% 16. Какие документы предоставляет следователь судебно-медицинскому эксперту вместе с образцами биологического происхождения, направляемыми для сравнительного исследования? а) копия истории болезни 0% б) протокол об изъятии образцов для сравнительного исследования 88% в) постановление следователя на изъятие образцов для сравнительного исследования 2% г) препроводительное письмо с описью д) постановление следователя о назначении судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств 10% е) протокол следственного осмотра 0% 17. Укажите, имеет ли право следователь вызвать судебно-медицинского эксперта судебно-биологического отделения для участия в первоначальных следственных действиях: а) имеет 88% б) не имеет 12% 18. Участие нескольких судебно-медицинских экспертов (группы) является обязательным при проведении: а) первичных экспертиз 0% б) первичных экспертиз в особо сложных случаях 76% в) экспертиз по делам о привлечении к уголовной ответственности медицинских работников за профессиональные правонарушения 7% г) повторных экспертиз по материалам уголовных и гражданских дел 16% д) экспертиз определения стойкой утраты трудоспособности 1% 250 19. На месте обнаружения трупа описывают следующие признаки следов крови: (в % даны правильные ответы) а) цвет и состояние 95% б) вид следов 32% в) расположение следов на предметах по отношению к трупу 74% г) количество следов 65% д) степень пропитывания объекта 88% 20. В случаях разногласия экспертов при производстве судебно-медицинской экспертизы по материалам уголовных дел УПК РФ предусматривается оформление: а) раздельного заключения 58% б) общего заключения 0% в) общего заключения по согласованным пунктам 33% г) раздельных заключений по несогласованным пунктам 9% 21. Укажите основные морфологические признаки следов крови подлежащие изучению при проведении судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств: а) форма 45% б) размеры 33% в) направление и взаимное расположение 12% г) вязкость 0% д)цвет 10% 22. Укажите основные изосерологические системы крови, исследование которых проводится вами наиболее часто: а) АВО 78% ж) Gm 4% б) MNSs з) Gc в) Rhesus 18% и)Нр г) Р к) Se, se д) Kell л) другие (укажите какие) е) Duffy 23. Укажите наиболее рациональные способы изъятия волос с предметов на месте происшествия: а) пальцами 12% б) пинцетом с резиновыми наконечниками 88% в) пинцетом без резиновых наконечников 0% 24. Исследование волос с целью установления групповой принадлежности осуществляют по системам: а) АВО 92% б) Льюис 5% в) MNSs 0% г) Резус 3% 251 Приложение 4 Технические средства для работы со следами биологического происхождения на месте происшествия австрийской фирмы "Folien-Vogel". 1. Предварительный тест на кровь "Instant" Состав комплекта: 1) "Peroxtesmo" - реактив для выявления следов крови. 2) Бутыль с дистиллированной водой (100мл). 3) 4) Скальпель. 5) 6) Анатомический пинцет. 7) 5) Изогнутые ножницы для работы с одеждой. 6) 7) Колба для смешивания. 8) 9) 3 пипетки-капельницы (10мл). 10) 11) Пробирка с притертой крышкой. 12) 13) Пробирка с ватным тампоном. 14) 10) Лента "Скотч". Почти аналогичный состав комплекта имеет набор для предварительного исследования следов спермы. При этом в комплекте заменяется тест обнаруживающий кровь, на реактив выявляющий сперму "Phospatesmo". 252 Рис. 2 Специальный чемодан для работы со следами биологического происхождения на месте происшествия. Комплект предназначен для выявления, фиксации и изъятия различных биологических следов на месте происшествия, а также сопутствующих элементов, таких как пыль, песок, земля, кожа, волосы. Состав комплекта: 1) 1 бутыль формальдегида. 2) 3) 1 бутыль этанола. 4) 5) 1 бутыль физраствора. 6) 7) 1 бутыль дистиллированной воды. 8) 9) 10 предварительных тестов на кровь - "Peroxtesmo". 10) 11) 10 предварительных тестов на сперму - "Phospatesmo". 12) 13) 10 резиновых перчаток. 14) 15) 25 стекол для анализа (7x10см). 16) 9) 25 стекол для анализа (10x15см). 10) 2 упаковки по 10 пробирок. 11)3 химических стакана для проведения химических реакций. 12) 8 пипеток для жидкостей. 13) 14) Нож. 15) 16) Упаковка с прозрачной лентой "Скотч". 17) 18) Упаковка с лентой "Скотч" для надписей. 19) 253 16) Упаковка самоклеющихся этикеток. 17) 18) Ручка для письма. 19) 20) Анатомический пинцет. 21) 22) Хирургический пинцет. 23) 24) 4 трубочки с ватными тампонами. 25) 26) Переносной микроскоп (25х). 27) 28) Пинцет с загнутыми концами. 29) 30) 2 одноразовых шприца (2мл). 31) 32) Одноразовый шприц (10мл). 33) 34) Баночка с зубочистками. 35) 36) Упаковка с кнопками. 37) 38) Упаковка с 50 лабораторными стеклами. 39) 28) Упаковка со 100 покровными стеклами. 29) 30) Упаковка с ватой. 31) 32) Упаковка с ватными тампонами. 31)6 стеклянных пластин 6x22см. 33) 32) Упаковка со 100 пипетками. 33) 34) Упаковка с герметиком. 35) 36) Загнутые ножницы. 37) 38) Хирургические ножницы. 39) 40) Микрошпатель. 41) 42) Кисть № 6. 43) 44) Кисть №14. 45) 46) 5 деревянных шпателей. 47) 48) Платок. 49) 50) Лупа, 6см диаметром. 51) 254 Рис. 3 Чемодан для работы специалиста на месте обнаружения трупа Комплект предназначен для всех возможных исследований трупа на месте происшествия: а) установления рода телесных повреждений, б) установления времени смерти, в) снятия отпечатков пальцев с трупа, г) снятия слепков с зубов, д) препарации пальцев трупа. Состав комплекта: 1) Пара хлопчатобумажных перчаток. 2) 3) 10 пар одноразовых перчаток. 4) 5) 6 перчаток из латекса. 6) 4) Пара перчаток из толстой резины. 5) Анатомический пинцет (13см). 6) 7) Хирургический пинцет. 8) 9) Пинцет с загнутыми концами. 10) 11) Загнутые ножницы. 12) 9) Хирургические ножницы. 10) Открыватель рта. 11) 12) Держатель скальпеля. 13) 14) 2 лезвия для скальпеля. 15) 16) 2 шприца. 17) 18) Ложка для смешивания. 19) 20) Бутыль с коньяком. 21) 22) Освежитель воздуха. 23) 24) Упаковка с 5 колбами. 25) 255 18) Тюбик силиконовой массы и закрепитель. 19) 20) Тюбик с растворителем. 21) 22) Воздушный термометр. 23) 24) Градусник. 25) 26) 2 респираторные маски. 27) 28) 5 салфеток. 29) 30) Полотенце. 31) 32) 10 шприцев для нанесения краски (получения отпечатков пальцев). 33) 34) 2 комплекта для снятия отпечатков пальцев (правой и левой руки соответственно). 35) 36) Двойной разгибатель пальцев. 37) 38) Аппарат для нанесения дактокраски на труп. 39) 40) Упаковка для обследования подногтевого содержимого. 41) 30) 25 пакетов для транспортировки с местом для надписей (7x10см). 31)10 пластиковых мешочков (18x35см). 32) 10 пакетов для транспортировки с местом для надписей (10x15см). 33) 34) Дактокраска (100мл). 35) 36) Раствор для консервации разложившихся остатков. 37) 38) Раствор для чистки и сушки. 39) 40) Раствор для смягчения кожи. 41) 42) Раствор для препарации кожи. 43) 44) Бутыль с узким горлышком для препарата. 45) 46) Упаковка ленты "Скотч". 47) 48) Многофунциональная лампа с питанием от обычных батарей и аккумулятора автомобиля. 49) 256 Рис. 4 Большой чемодан для работы со следами на месте транспортных происшествий Состав комплекта: 1) Алюминиевый чемодан. 2) 3) Комбинированные щипцы Зшт. 4) 5) Отвертка. 6) 7) Зажим для водяного насоса. 8) 5) Измерительная тележка с распылителем. 6) 7) 2 банки с белой краской, 1 банка с черной, 1 банка с красной. 8) 257 7) Комплект для обозначения места происшествия (5 штанг, 5 основ, 10 палочек). 8) 2 комплекта для нумерации (1- 20). 9) 10) 3 пары рабочих перчаток. 11) 10) Пальто-халат. 11) Упаковка с 6 пробирками. 12) Измеритель расстояний. 13) 14) 3 мела (белый, желтый, красный). 15) 16) Набор для описания места происшествия. 17) 18) Фотонабор "Поляроид" (приложение 20 дополнительных кадров). 19) Рис. 5 Чемодан для работы с микроследами «Ч-=? f Состав комплекта: 1) Ручной пылесос. 2) 3) 2 кабеля для подключения питания пылесоса к автомобилю и бытовой электросети. 4) 3) Корпус фильтра. 4) 5) Упаковка с фильтрами. 6) 7) Хирургический пинцет. 8) 258 6) Упаковка с 50 стеклами для микроскопа. 7) 8) 3 контейнера для пересылки стекол. 9) 10) Ножницы. 11) 12) Ложка-шпатель. 13) 10) Металлическая линейка (5м). 11) 12) Фольга для закрепления микроследов (22x34см). 13) 14) Упаковка с лентой "Скотч". 15) 16) Упаковка с лентой "Скотч" для надписей. 17) 18) Мелки (белый, черный). 19) 20) Лупа 10х с подсветкой. 21) 22) Упаковка с пробирками (5мл) для пересылки. 23) 24) 4 банки с притертыми крышками. 25) 259 Приложение 5 Проект комплекта технических средств для работы со следами биологического происхождения. 1) Набор для предварительных тестов (на кровь, на сперму), для 10 анализов. 2) 3) Набор резиновых перчаток (тонкие [5 пар], толстые [2 пары]). 4) 5) Набор пробирок: 6) а) 10 пробирок с притертыми пробками (или лучше плотно навинчивающимися крышками) для волос, микрообъектов (5мл.). б) 10 пробирок с притертыми пробками (или лучше плотно навинчивающимися крышками) для жидких объектов (10мл.). 4) Набор осветителей: а) обычные осветители: — карманный фонарь с аккумуляторными батареями и фокусировкой света, — — налобный фонарь, — — лампа для освещения небольших участков местности с автономным питанием, а также возможностью подключения к источнику 220В, и к 12В автомобиля. б) УФ осветитель для работы со следами биологического происхождения. 5) Измерительные средства: а) рулетка (Юм), б) рулетка металлическая (1м), с миллиметровыми делениями, в) линейка металлическая, с миллиметровыми делениями. 6) Лупы: 6х, 10х с подсветкой. 7) 8) Ножницы: 9) а) с загнутыми краями, для работы с одеждой, б) обычные. 8) Универсальный нож (нож, пассатижи, отвертка, пилочка, ножницы, штопор, консервный нож). 9) Пинцеты (анатомический, анатомический с мягкими кончиками, хирургический). 260 10) Шпатель, ложка-шпатель (металлические). 11) 12) Одноразовые шприцы (2, 5, 10мл), по 5шт каждого. 13) 14) Пульверизатор. 15) 16) Термометры: 17) а) для измерения температуры тела, б) для измерения температуры воздуха. 14) Освежитель воздуха. 15) Респираторная маска. 16) 17) Зубочистки. 18) 19) Разноцветные мелки. 20) 21) Фланелевые тряпочки. 22) 23) Набор салфеток. 24) 25) Подложка для составления планов (карандаш, ручка, линейка, конверты). 26) 27) Формальдегид. 28) 29) Дистиллированная вода. 30) 31) Спирт. 32) 33) Эндоскоп с гибким управляемым шнуром для обследования труднодоступных мест. 34) 35) Скальпель. 36) 37) Фотонабор, с удлинительными кольцами и светофильтрами. 38) 39)