lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Шумский, Геннадий Анатольевич. - Презумпция невиновности и обязанность доказывания на предварительном следствии: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2000 170 с. РГБ ОД, 61:01-12/321-3

Posted in:

ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИИ

На правах рукописи

ШУМСКИЙ ГЕННАДИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ

ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ И ОБЯЗАННОСТЬ ДОКАЗЫВАНИЯ НА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛЕДСТВИИ

Специальность: 12. 00. 09 - уголовный процесс, криминалистика: теория оперативно-розыскной деятельности

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: Заслуженный юрист России, кандидат юридических наук, профессор Белозеров Ю.Н.

/

Москв а- 2000

ПЛАН:

Стр.

Введение 3.

Глава 1. Сущность и содержание конституционного принципа презумпции невиновности на предварительном следствии.

§ 1. Сущность конституционного принципа

презумпции невиновности 11.

§ 2. Презумпция невиновности как гарант обеспечения прав и законных интересов

обвиняемого на предварительном следствии 31.

Глава 2. Реализация конституционного принципа презумпции не- виновности посредством доказывания на предварительном следст- вии.

§ 1. Обязанность доказывания, возлагаемая на органы предварительного следствия, как

одно из проявлений презумпции невиновности 46.

§ 2. Процессуальные функции обвинения и защиты и обязанность доказывания

на предварительном следствии 62.

§ 3. Реальное соотношение возможностей в области доказывания у следователя и обвиняемого (его защитника) и развитие

состязательных начал на предварительном следствии 87.

Глава 3. Роль судебного контроля и прокурорского надзора за обеспечением реализации презумпции невиновности на предвари- тельном следствии.

§ 1. Судебный контроль на предварительном следствии, направленный на обеспечение реализации презумпции невиновности 104.

§ 2. Прокурорский надзор за обеспечением презумпции

невиновности на предварительном следствии 128.

Заключение 139.

Библиография 146.

Приложения 165.

Введение*?- -

Актуальность исследования. Реформирование экономики и права, • социальные, политические изменения, происходящие в настоящее время в России, обуславливают обновление отношений, складывающихся между го-: чцн-сударством и гражданином. Признанные всем демократически развитым ми- о к и ровым сообществом и закрепленные в Основном законе Российской Федера- :г; ции (ст. 2) права и законные интересы гражданина выступают высшей цен-1 - >г ностью государства.

В период реформирования судебной системы важнейшим концептуальным вопросом выступает приведение уголовно-процессуального законодательства в соответствие с Конституцией РФ. Особую значимость приобретает реализация такого объективного правового положения, конституционного принципа и принципа уголовного судопроизводства как презумпция невиновности.

Несоблюдение принципа презумпции невиновности на стадии предва- рительного расследования влечет за собой нарушение прав и законных инте- ресов подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, подрывает авторитет органов следствия и прокуратуры.

Несомненно, закрепленные в Конституции РФ такие начала, как право каждого на свободу и неприкосновенность, взаимная ответственность государства и личности, осуществление деятельности государст- . венных органов и должностных лиц только на основе закона - приобре- • тают особое значение в отечественном уголовном судопроизводстве. В данной сфере правоотношений, предусматривающей случаи ограничения на основании закона прав и свобод граждан, практическое осуществление принципа презумпции невиновности является одной из важ-

  • -.—?**- - ч \ - - –
  • ^ХУ - =,–^ - — г-^—~~- - - - - - •-?-, –

нейших задач, обеспечивающей защиту человека и гражданина от не- обоснованного привлечения к уголовной ответственности.

Быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных, обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и не один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден, - общие задачи уголовного процесса, закрепленные в ст. 2 УПК РСФСР1. Они !не: могут быть осуществлены без учета прав и за- , конных интересов личности, вовлеченной в уголовно-процессуальные отношения. Гражданин, попадая в орбиту уголовного судопроизводства, должен быть уверен, что ему не будет причинен какой-либо вред, что его законное стремление защитить себя от предъявленных обвинений сможет быть реализовано в ходе предварительного расследования.

Право на защиту (ст. 48 Конституции РФ) опирается на основопо- лагающую юридическую конструкцию, именуемую презумпцией неви- новности (ст. 49 Конституции РФ). Часть 1 указанной статьи гласит: “Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”.

Презумпция невиновности требует всестороннего, полного и объ- ективного исследования обстоятельств дела, выявления не только ули- чающих, но и оправдывающих обвиняемого обстоятельств. На основании презумпции невиновности обвиняемый не рассматривается как не- сомненный преступник. Ему предоставляется право доказывать свою невиновность всеми предусмотренными законом средствами, включая помощь квалифицированного защитника - адвоката.

1 Далее по тексту - УПК (прим. автора).

Органы предварительного расследования должны принять все ? - предусмотренные законом меры по раскрытию преступления и из- обличению виновных, Поскольку обвиняемый до вступления в законную силу приговора суда презюмируется (считается) невиновным, он не обязан, а лишь имеет право доказывать свою невиновность, v .

Презумпция невиновности на стадии предварительного расследо-вания обеспечивается посредством законодательного возложения обязанности доказывания на органы государства, ведущие уголовное судо- производство. Их деятельность строго регламентирована законом и контролируется судом и прокуратурой. В случае умышленного наруше- ния данного принципа должностные лица, ответственные за это, будут привлечены к дисциплинарной или уголовной ответственности.

Конституция Российской Федерации устанавливает (ч. 3 ст. 49) важное правило: “Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого”. Недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления, если исчерпаны все возможности для собирания дополнительных доказательств, является реабилитирующим основанием для прекращения уголовного дела (п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК).

Презумпция невиновности - гуманный и демократический принцип, нашедший выражение в актах международного права, в частности, в ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года и в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года.

В работах Белозерова Ю.Н., Божьева В.П., Бойкова А.Д., Бурда-ковой В. С, Ведерникова А.Н., Глушкова А.И., Григорьева В.Н., Гуляева А.П., Гуценко К.Ф., Долгушина А.В., Изотовой О.В. (Химичевой О.В.), Касумова Ч.С., Козырева Г.Н., Корнукова В.М., Ларина A.M., Либуса И.А., Лисицина Р.Д., Лупинской П.А., Михайлова Bv С, Мичуриной О.В., Морщаковой Т.Г., Петрухтша И.Л., Печни-

кова Г.А., Руднева : В., Савицкого В.М., Смирнова П.В., Стецовского i Ю.И., Строговича М.С., Танцюры А.В., Ульяновой Л.Т., Химичевой Г.П., Чангули Г.ЩЧувилева А.А., Шешукова М.П., Якубович Н.А. и др. исследованы различные вопросы, связанные как с обеспечением прав и законных интересов обвиняемого (подозреваемого) на предвари тельном следствии, в целом,, так и с презумпцией невиновности в част- - ности. ?! = м ?

Вместе с тем, некоторые проблемы практического применения положений данного принципа на предварительном следствии, его связь с обязанностью доказывания на данной стадии уголовного процесса, роль прокурорского надзора и судебного контроля в обеспечении реализации принципа презумпции невиновности остаются, по-прежнему, дискуссионными. Отсутствие единого понимания этих вопросов и практики их применения отрицательно сказывается на реальном обеспечении прав и законных интересов обвиняемого (подозреваемого).

Отмеченные обстоятельства обусловили выбор темы исследования.

Целью исследования является совершенствование теоретического понимания и практической реализации принципа презумпции невиновности, вопросов, связанных с обязанностью доказывания, в стадии предварительного расследования, выработка предложений по его дальнейшему развитию и законодательному закреплению.

Названная цель обусловила постановку и решение следующих задач исследования:

? определение места и значения принципа презумпции невиновности на стадии предварительного расследования, его правовой природы и содержания; ? ? исследование механизма воздействия данного принципа на другие нормы и положения соответствующей отрасли права; ?

? определение значимости недопустимости переложения обязан- v с ности доказывания на обвиняемого в механизме обеспечения его прав и законных интересов. Автор исследовал проблемы презумпции невиновности в основном на предварительном следствии, однако, в некоторых случаях, яви- . … лось необходимым обращение к другой форме предварительного рас- :i’. следования - дознанию, а также к стадии судебного разбирательства.

Методологической основой исследования и его теоретической ^ базой являются содержащиеся в трудах ученых-процессуалистов, в теории и истории права и государства, в теории международного и некоторых других отраслей права, положения о развитии защиты прав и законных интересов граждан, об особенностях их реализации в сфере уголовного судопроизводства.

При написании работы диссертант использовал диалектический, системный, сравнительно-правовой, историко-правовои, логический и статистический методы и подходы исследования.

Нормативную базу исследования составляют международные акты о правах человека, Конституция Российской Федерации, действующее уголовно- процессуальное законодательство, некоторые федеральные законы России.

Эмпирическая база исследования складывается из практики Конституционного Суда РФ,- Верховного Суда РФ, прокурорской и следственной практики г. Москвы, Московской области, Ставропольского и Краснодарского краев. Было изучено 230 уголовных дел, следствие по которым производилось следственными аппаратами Министерства внутренних дел и прокуратуры вышеуказанных субъектов РФ. Кроме того, в ходе исследования автором было проведено анкетирование 174 следователей и дознавателей, работающих в этих же регионах.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые на *F диссертационном уровне правовой и теоретический анализ принципа презумпции невиновности и механизма его реализации был проведен в совокупности с исследованием обязанности доказывания на предвари тельном следствии.: Также впервые была исследована роль судебного ••- контроля и прокурорского надзора в реализации обеспечения данного конституционного принципа на стадии предварительного расследова ния. имя

Комплексный характер исследования позволил выявить закономерности, проявляющиеся в сфере взаимодействия принципа презумпции невиновности с обязанностью доказывания, и предложить аргументированные решения вопросов, возникающих в процессе реализации данного принципа.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Конституционный принцип презумпции невиновности - гарант обеспечения прав и законных интересов обвиняемого на предварительном следствии.
  2. Значение возложенной на органы предварительного расследования обязанности доказывания обстоятельств уголовного дела в механизме обеспечения прав и законных интересов обвиняемого (подозреваемого).
  3. Законодательные предложения по приведению уголовно- процессуального кодекса в соответствие с Конституцией России:

а) закрепить в отдельной статье УПК редакцию ст. 49 Конститу ции РФ, наиболее полно отражающую сущность принципа презумпции невиновности;

б) во исполнение гарантии государства оказывать каждому, в том числе и обвиняемому, именно квалифицированную юридическую помощь

(ст. 48 Конституции РФ), ограничить круг лиц, могущих быть допущенными ;-, -р в качестве защитников по уголовному делу (ст. 47 УПК).

в) во исполнение ст. 46 Конституции России закрепить в отдельной норме уголовно-процессуального закона право участников процесса на об жалование в суд действий и решений лиц, производящих предварительное ?-.., .,, расследование, существенно нарушающих конституционные права и свобо- -с i’H ды граждан. и–:?. ; ?.-,-?,. •..-..

  1. Законодательное предложение по дальнейшему обеспечению защиты прав и законных интересов обвиняемого и развитию состязательных начал на предварительном следствии посредством наделения защитника дополнительными правами (ст. 51 УПК).
  2. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию на предварительном следствии не противоречит принципу презумпции невиновности.
  3. Усиление роли судебного контроля и прокурорского надзора за обеспечением реализации принципа презумпции невиновности на предварительном следствии.
  4. Теоретическая значимость исследования заключается в том, что изучение содержания и значения принципа презумпции невиновности в совокупности с обязанностью доказывания в ходе предварительного расследования позволило показать важность практической реализации этого принципа, являющегося гарантом обеспечения прав и законных интересов обвиняемого (подозреваемого).

Практическая значимость исследования состоит в возможности использования ее результатов в ходе преподавания курса “Уголовный процесс” слушателям высших и средних учебных заведений системы МВД РФ, а также при законодательном закреплении некоторых положений, непосредственно связанных с реализацией принципа презумпции невиновности.

4

^^^. Ш т^^ щ Ш Щ Ш Ш^ ^Ш’ Ш Ш Ш Ш

Апро бация работ ы. Основ ные полож ения диссе ртаци и были из-: ложен ы в опубл икова нных автор ом научн ых статья х. Теоре тичес кие вывод ы и научн о- практ ическ ие реком ендац ии, получ енные в резул ьтате
- иссле дован ия,
испол ьзова ны
при
напис ании
в
соавт орств е
учебн о- метод ическ ого пособ ия по Особе нной части уголо вного проце сса, а также приме няютс я в ходе прове дения заняти й .но курсу “Угол овный

проце сс” в Юрид ическ ом инсти туте МВД РФ.-
пг :

Диссе ртант ом была .также подго товле на “Памя тка следо вател ю о необх одимо сти реали зации в ходе рассл едова ния конст итуци онног о принц ипа презу мпции невин овнос ти и связан ных с ним полож ений уголо вно- проце ссуал ьного закон а”, котор ая в насто ящее время испол ь- зуется в ходе произ водст ва по уголо вным делам следс твенн ой часть ю по рассл едова нию орган изова нной прест упной деяте льнос ти Следс т- венно го комит ета при МВД Росси и.

Струк тура диссе ртаци и. Работ а состо ит из введе ния, трех глав, семи параг рафов , заклю чения, библи ограф ии и двух прило жений .

#

ГЛАВА 1.

§1. Сущность конституционного принципа презумпции невиновности.

Конституционный принцип презумпции невиновности (ст. 49) является одним из важнейших руководящих начал российского уголовного судопроизводства. Характер деятельности государственных органов, которым пору- , чено раскрывать преступления, разыскивать и изобличать виновных, подвергать их заслуженному наказанию, во многом определяется именно этим принципом.

Роль презумпции невиновности в общественной жизни зависит от политического режима, господствующего в данном государстве, что лишний раз подтверждает ее глубокие социально-политические корни. “В подлинно демократическом правовом государстве она является краеугольным камнем уголовной юстиции, символизирующим уважительное отношение к челове-ческой личности как к высшей социальной ценности” .

“Презумпция невиновности оказывает определяющее влияние на правовое положение обвиняемого, активно воздействует на все стороны производства по уголовному делу” . Она определяет правовой статус личности, привлекаемой к уголовной ответственности; влияет на распределение процессуальной нагрузки по доказыванию между участниками уголовного процесса, снимая ее с обвиняемого и возлагая на органы государства, ответственные за расследование и разрешение уголовного дела; служит основанием

2БезлепкинБ. TV Уголовный процесс России / Курс лекций - М., 1997. С. 43. 15Ы-

Деятельность юрисдикционных органов по охране прав личности / Сбор- - ник научных трудов - М., 1994. С. 32. -.. 1 .

полной реабилитации лиц, вина которых осталась недоказанной; требует толковать сомнения в пользу обвиняемого; определяет объем процессуаль ных гарантий, достаточных для признания лица виновным в совершении преступления (только по приговору суда), и, значит, проводит четкое разли чие между задачами предварительного расследования и судебного разбира тельства. ;-м- ‘-•-•:.

Презумпция невиновности , оберегая гражданина от необоснованных обвинений, служит важной гарантией свободы, чести и достоинства личности, предоставляя возможность активно защищаться от обвинения любому (в том числе, возможно, и виновному) обвиняемому. Презумпция невиновности поощряет полемику между обвинением и защитой (состязательность), которая проясняет существо дела и помогает суду избежать ошибки при разрешении дела.

Не стоит сводить презумпцию невиновности лишь к норме закона. “Презумпция невиновности - это компонент системы более высокого уровня, чем уголовный процесс. Она характеризует не положение обвиняемого в уголовном судопроизводстве, она - элемент общеправового статуса гражда-нина .

Презумпция невиновности одновременно является объективным правовым положением (исторически сложившимся направлением правовой политики демократического государства), конституционным принципом (содержащимся в Основном законе России - Конституций РФ и тем самым закрепляющим одно из приоритетных направлений правовой политики нашего государства) и принципом уголовного процесса.

Именно через принципы право связано с глубинными общественными процессами, закономерностями общественной жизни. Отражение презумп-

ции невиновности одновременно и в Конституции и в уголовно-процессуальном кодексе не случайно. Такое дублирование необходимо для того, чтобы закрепленные в Основном законе положения находили развитие в более конкретных нормах. Это гарантирует практическое осуществление норм Конституции.

“Принцип уголовного процесса в его научной формулировке отнюдь не обязательно должен быть выражен в отдельной правовой норме. По сравнению с записанной в законе нормой принцип уголовного процесса, как правило, более высокая ступень абстракции” . Принцип конкретизируется не в одной, а в системе правовых норм, выражая существенную связь, общность этих норм. В этом, собственно, и состоит значение принципа как основного, определяющего, руководящего положения.

“Через призму презумпции невиновности адекватно просматриваются все другие принципы уголовного процесса. Не потому, что презумпция невиновности - главный принцип (таких нет), а потому, что она - принцип максимально широкого плана, затрагивающий в уголовном процессе все и вся. … Презумпция невиновности обладает свойством увеличительного стекла, многократно расширяя наши возможности познать сущность уголовного судопроизводства, правосудия, демократии”6. Любая норма уголовно-процессуального кодекса связана с презумпцией невиновности если не прямо, то косвенно.

Особенность принципа презумпции невиновности заключается в том, что он не является продуктом развития самого уголовного судопроизводства,

Б. Т. Б е з л е п к и н, В. Т. Т о м и н. Презумпция невиновности и советский уголовный процесс // Развитие науки и практики уголовного судопроизводства в свете требовании Конституции СССР - М, 1978. С. 64.

5 Л а р и н А. М. Проблемы расследования в советском уголовном процессе: Дисс…. докт. юрид. наук. - М., 1970 - Т.1. С. 72.

Уголовный процесс России. Лекции - очерки / под ред. проф. В.М.Савицкого - М., 1997. С. 7,8.

его внутренней закономерностью; он возник как общественно политическая идея незадолго до Великой французской революции XVIII века и пришел в уголовный процесс из политики. С той поры презумпция невиновности , прочно внедрилась в практику общественных отношений, завоевав призна-

k ние в качестве высшего нравственного достижения’.

Впервые в качестве уголовно-процессуального института презумпция м невиновности была сформулирована в “Декларации прав человека и гражда- = нина”, принятой во Франции в 1789 г. Статья 9 “Декларации” гласит: “Так как каждый человек предполагается невиновным, пока его не объявят виновным (по суду), то в случае необходимости его ареста всякая строгость, которая не является необходимой для обеспечения (за судом) его личности, должна сурово караться законом”.

Приведенная формулировка была далека от совершенства. Она скорее запрещала применение неоправданных мер принуждения, чем определяла положение обвиняемого в процессе. Да и на практике презумпция невиновности далеко не всегда имела реальное применение; она не была сколько-

  • нибудь действительной гарантией для обвиняемых. Тем не менее это оказало

большое влияние на развитие законодательства в других странах.

В 20-м веке этот принцип нашел выражение в таких актах международного права, как Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года и в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года, ратифицированного СССР в 1973 году. •

В указанной статье Международного пакта сказано: “Каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону”. И в данной норме не-

.х^о. 7БезлепкинБ. Т. Уголовный процёсэс России / Курс лекций - М., 1998.

С. 27-33.

Л’

г4*:

трудно заметить неполноту определения принципа презумпции невиновности.

В нашей стране долгое время презумпция невиновности не признавалась. История в очередной раз показывает, к каким печальным последствиям может привести забвение того бесспорного факта, что высшей ценностью является человек, его права и свободы.

Коммунистическая идеология никогда не принимала теорию правового государства и разделения властей, считая ее буржуазной выдумкой, призванной скрыть “классовую сущность эксплуататорского общества”. Но поскольку ни одно государство не может обойтись без такого специфического инструмента разрешения социальных конфликтов, каким исторически является суд, то и большевики, придя к власти, учредили на территории РСФСР, а затем и СССР систему судебных органов.

Эта система в достаточно демократическом виде была обрисована в советских Конституциях и отраслевых законах. Многие правовые нормы, регламентирующие организацию и осуществление правосудия, могут считаться эталонными даже с точки зрения мировых стандартов. Несчастье лишь в том, что между конституционными декларациями и реальной действительностью существовала колоссальная пропасть, порожденная безраздельным господством коммунистической партии.

В СССР никогда не было самостоятельной и независимой судебной власти. Все, что делалось судами, прокуратурой, органами дознания и следствия от имени государства, делалось по прямому указанию различных партийных комитетов и отдельных их функционеров. Причем команды давались на всех без исключения уровнях, и чем ниже уровень (особенно в районных условиях), тем чаще, и практически по каждому судебному делу.

Если вспомнить к тому же действовавшие в сталинские времена наряду с судами (и вместо судов!) разнокалиберные “особые совещания”, “двойки” и ““тройки”, поставившие на конвейер расстрелы и заключения в лагеря мил-

лионов людей, то вопрос, соблюдался ли тогда принцип презумпции неви- новности, звучит сверхнаивно. Зачем вообще доказывать вину врага народа, если он враг? Зачем доказывать виновность членов семьи врага народа, если на основании ст. 58 (1в) действовавшего тогда Уголовного кодекса РСФСР их надлежало ссылать в отдаленные районы Сибири только за то, что они члены его семьи? Допущение невиновности - это “вредная затея, она мешает эффективной борьбе с преступностью, сковывает действия наших славных чекистов и других верных защитников социалистического строя. Никакие презумпции нам не нужны”.

В нашем (постреволюционном) государстве презумпция невиновности “прошла” несколько основных этапов.

1936 год. По велению Секретариата ЦК КПСС создается специальная комиссия из первых лиц правоохранительных органов (Генеральный прокурор СССР, Председатель Верховного Суда СССР и др.), которой поручили разобраться, есть ли в советском уголовном процессе презумпция невиновности или ее нет. Комиссия ответить на данный вопрос не смогла, но постановила: дискуссию о презумпции невиновности прекратить как ненужную и вредную. После этого в издательствах и редакциях стали исключать из рукописей ненавистный термин “презумпция невиновности” и позиции в его защиту.

Однако вплоть до закрепления презумпции невиновности в Конституции СССР 1977 г. некоторые ученые-процессуалисты продолжали отстаивать связь права обвиняемого на защиту, закрепленного в Конституции нашей страны 1936 г., с презумпцией невиновности. Вот например как в 1968 г. высказался на этот счет М.С. Строгович: “Мы полагаем, что есть основания, достаточные для того,
чтобы включить в действующее уголовно-

процессуальное законодательство формулу презумпции невиновности в виде отдельной правовой нормы”.

1977 год. В Конституции СССР (ст. 160) было записано: “Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом “. И хотя эту запись нельзя расценивать как прямое выражение презумпции невиновности, ибо она не дает ответа на вопрос, можно ли или нельзя до вынесения приговора считать обвиняемого невиновным, но все же в ней была заключена главная идея презумпции невиновности: признать виновным вправе только суд. 1978 1979 год. Опираясь на эту норму Конституции, пленум Верховного Суда СССР принял постановление (№ 5 от 16 июня) “О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту”9. 1980 1989 год. Парламент страны принимает Основы законодательства СССР о судоустройстве , в которых появилась специальная статья (14), озаглавленная “Презумпция невиновности”, а в ней - четкая формулировка этого принципа, раскрывающая его содержание.

1991 год. 22-го ноября Верховный Совет РСФСР принимает Декларацию прав и свобод человека и гражданина. В ст. 34 Декларации говорится: “Каждый обвиняемый в уголовном преступлении считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором компетентного, независимого и беспристрастного суда”.

Чуть более чем через два года законодательная власть страны утвердит несколько иную формулировку презумпции невиновности.

8Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса - М., 1968. С. 351.

1993 год. В Конституции Российской Федерации, принятой 12 декабря указанного года, в статье 49 дано определение принципа презумпции невиновности и его основные положения:

“Каиедый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого”.

Данное определение является наиболее емким, раскрывающим действительную сущность данного принципа. В действующем УГЖ (ч. 2 ст. 13) продублирована ст. 160 Конституции СССР 1977 г. Нам представляется необходимым закрепить в уголовно- процессуальном законе, в отдельной статье, принцип презумпции невиновности в редакции ст. 49 Конституции Российской Федерации.

Хотя в Конституции самого термина “презумпция невиновности” и нет, но само определение и ее разъяснение есть. Отсутствие термина не равнозначно отсутствию понятия, и логика вовсе не требует, чтобы каждое понятие непременно имело терминологическое обозначение.

В данном случае термин “презумпция невиновности” не был использован по двум причинам. Во-первых, при том способе изложения, который применен в действующей Конституции, для него там просто нет места: ни одна ее статья не имеет заголовка (названия). Если бы статьям предшествовали заголовки, как это встречается во многих законодательных актах, то ничего другого, кроме “Презумпция невиновности”, в названии ст. 49 не могло бы и быть. Во-вторых, этого термина в Конституции не оказалось потому,

9 Сборник постановлений П1енума Верховного Суда СССР (1924-1986 г.г.) .у’-Т

что вряд ли была надобность вводить в правовой документ, рассчитанный на ознакомление с ним всего населения России, иноязычное слово “презумпция”, которое даже юристы толкуют и понимают по-разному.

Латинское слово “praesumptie” имеет несколько значений. Одно из них AL - предположение - широко используется в науке и практической деятельно-

сти людей.

Однако не всякое предположение является презумпцией в научном смысле слова. На основе некоторых фактов можно заключить, что наступит какое-нибудь событие, явление (например, пойдет дождь, будет жара и т.п.). Однако в этом случае предположения не имеют характера презумпций.

Для презумпции характерно, что благодаря длительным наблюдениям выявляется устойчивая связь между фактами, поэтому при появлении одного факта существование другого, связанного с ним, презюмируется и не требует особого доказательства. Презумпция может формулироваться и негативно: если нет одного факта, то нет и другого, связанного с первым (например, че ловек не достиг установленного законом возраста уголовной ответственно- * сти, следовательно, он презюмируется не понимающим общественно опасно-

го характера противоправных действий).

“Презумпции - категории не специфически правовые. Они применимы к мышлению в целом”10. Однако в праве презумпции приобретают характер нормативных предписаний, требующих считать определенный факт установленным (не установленным) или существующим (не существующим), если имеется другой факт (акт), с которым закон связывает действие данной презумпции. В большинстве случаев закон допускает возможность и регламентирует процедуру опровержения правовых презумпций.

-М., 1987. С. 805-814. _,ви Л и б у с И. А. Презумпция невиновности в советском уголовном

процессе - Ташкент, 1981. С. 12.

Предположение - категория психики, мышления. А мышление - свойство отдельного человека. Всякое предположение связано с возможностью иного. Если обвиняемый предполагается невиновным, значит, вполне допустимо в равной мере предполагать его виновным. Но тогда презумпция невиновности перестает “работать”, утрачивает всякий смысл - она никого и ни к чему не обязывает.

“Презумпция невиновности - это особого рода презумпция, которая лишь традиционно, по инерции, а может быть по причине отсутствия более точного слова именуется презумпцией” 1, то есть предположением, основанном на вероятном знании. В действительности же презумпция невиновности имеет характер утверждения, которая заведомо считается истинной без специального обоснования, пока не будет доказано обратное. Вот почему более правильно не предполагать, а именно считать обвиняемого невиновным, как об этом четко сказано в ст. 49 Конституции России.

Требование считать обвиняемого невиновным до тех пор, пока его вина не будет установлена вступившим в законную силу приговором суда является прямым выражением воли законодателя, практическим руководством к действию, обязательным для всех. Отсутствие в конституционной норме конкретного адресата делает ее универсальной.

Стоит сформулировать какой-нибудь перечень органов или должностных лиц, которые должны придерживаться этого требования, как оно утратит обязательный для всех характер, перестанет определять положение обвиняемого в обществе и государстве. Но тогда какой смысл вводить презумпцию невиновности в ранг конституционного принципа? Чтобы регулировать отношения обвиняемого с теми или иными должностными лицами,

Савицкий В. М. Презумпция невиновноета. - М., 1997. С. 26.

достаточно было бы ограничиться отдельными нормами в уголовно- процессуальном законодательстве.

В соответствии с ч. 2 ст. 19 Конституции России государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, при- надлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Законодатель, подчеркивая значимость вышеприведенной конституционной гарантии, в ч. 1 ст. 49 Основного закона закрепил словосочетание “каждый обвиняемый”.

Законодатель употребляет термин “обвиняемый” в двух смыслах: в узком смысле - как субъекта уголовно-процессуальных отношений на предварительном следствии и дознании; в широком смысле этот термин не ограничивает указанного субъекта стадией предварительного расследования. Невиновным считается, помимо обвиняемого, подозреваемый, подсудимый и осужденный (после вынесения обвинительного приговора судом первой инстанции, но до вступления его в законную силу).

На наш взгляд, в ст. 49 Конституции Российской Федерации говорится лишь об обвиняемом по причине того, в основном законе государства должно содержаться минимальное количество специальных юридических терминов (текст должен быть доступен для понимания как можно большему количеству людей). Подозреваемый, обвиняемый, подсудимый и осужденный (после вынесения обвинительного приговора судом первой инстанции, но до вступления его в законную силу) обладают общей и основной характеристикой - они именно обвиняются в совершении преступления, но их вина еще достоверно не установлена. В силу этого, презумпция невиновности начинает действовать с момента появления лица, подозреваемого в совершении преступления.

Различие между обвиняемым и виновным - принципиальная позиция законодателя. Так, обвиняемые и подсудимые имеют права избирать и быть избранными, в отличии от признанных виновными в совершении преступления вступившим в законную силу приговором суда (ч. 3 ст. 32 Конституции РФ). Нельзя уволить человека с работы по той причине, что против него возбуждено уголовное дело. Кодекс законов о труде одним из оснований расторжения трудового договора называет вступление в законную силу приговора суда, которым рабочий.или служащий осужден к лишению свободы или к иному наказанию, исключающему возможность продолжения данной работы (п.7 ст. 29 КЗоТ РФ)12.

Государство предусматривает определенный комплекс процессуальных гарантий, соблюдение которых в данных исторических условиях как минимум необходимо для того, чтобы установить истину по уголовному делу, признать обвиняемого виновным в совершении преступления, определить и применить к нему наказание. Поскольку между понятиями “виновен” и “не виновен” нет ничего промежуточного, то до вступления приговора в законную силу обвиняемый должен считаться невиновным. Этот принцип не может быть нарушен или видоизменен по усмотрению лица, производящего дознание, следователя, прокурора или суда, и в этом своем проявлении презумпция невиновности является неопровержимой.

Формула “считается невиновным” - наиболее удачное выражение об- щеобязательности этого принципа. Она позволяет использовать любые меры воздействия - юридические, общественные, нравственные в отношении тех, кто пытается обойти презумпцию невиновности или сделать вид, что она не существует. До вынесения судом обвинительного приговора все обязаны считать обвиняемого невиновным, никто не вправе повесить на него ярлык преступника и обращаться с ним как с преступником, - таково требование закона.

Кодекс законов о труде РФ - М., 1998.

Словосочетание “в предусмотренном федеральным законом порядке” означает: в порядке, закрепленном в уголовно-процессуальном законе (то есть, надлежащий субъект обязанности доказывания, надлежащий источник доказательств, соблюдение прав обвиняемого (подозреваемого), соблюдение процессуальных сроков, правовая оценка доказательств, законное и обоснованное принятие процессуальных решений и т.д.).

Приговор вступает в законную силу в двух случаях:

1) когда в предусмотренный законом срок (7 суток) он не был ни обжалован, ни опротестован в кассационном порядке; 2) 3) когда суд кассационной (второй) инстанции рассмотрел жалобу или протест, но не согласился с их доводами и оставил приговор без изменений или, хотя бы, и внес изменения, но не отменил его. 4) Следовательно, сам факт вынесения судом первой инстанции обвинительного приговора еще не делает осужденного виновным.

\/ По мнению Р.Х. Якулова, “неправильно считать, что презумпция невиновности действует лишь до вступления приговора в законную силу, иначе уголовно- процессуальные положения, связанные с надзорным производст-вом, не учитываются” . Нам представляется, что это не так. После вступления приговора суда в законную силу, человек от имени государства объявляется виновным в совершении конкретного преступления. Действительно, при рассмотрении дела в надзорной инстанции, осужденного могут оправдать, признав его невиновным. Но здесь “срабатывает” предохранительный механизм, направленный на обеспечение общих задач уголовного судопроизводства (ст. 2 УПК).

Презумпция невиновности реализуется посредством последовательного осуществления ряда процессуальных гарантий вплоть до вступления приговора суда в законную силу. Однако, мы отнюдь не сводим эти гарантии к

13 Я к у п о в Р. X. Принципы уголовного процесса: Лекция - М., 1997. Сгь 16.

  • -.::-:-;:- Л: ?,- . 24 c ;\/. ..,^Л …. ;- ; -г_,,;:; ^

соблюдению формальных предписаний закона. В число процессуальных гарантий, безусловно, включается и требование обоснованности правовых актов, изменяющих положение обвиняемого и подытоживающих доказывание на разных этапах процесса.

По мере накопления доказательств и продвижения дела от стадии к стадии увеличивается противоречие между предположением о невиновности и все более нарастающей уверенностью лица, производящего дознание, следователя и прокурора о том, что обвиняемый виновен в совершении преступления. Однако презумпция невиновности не учитывает этого противоречия, связывая доказанность виновности лишь с момента вступления приговора в законную силу. В этом формализме заключается глубокий смысл, ибо до наступления указанного момента не реализованы все процессуальные гарантии и, стало быть, вину обвиняемого нельзя считать установленной.

Презумпция невиновности имеет и ярко выраженный этический аспект. Гуманно и нравственно считать каждого обвиняемого добропорядочным и обращаться с ним соответствующим образом. Если человек заподозрен в совершении преступления и ему предъявлено обвинение, то надо внимательно выслушать и тщательно проверить все возражения против этого, так как существует вероятность привлечения к уголовной ответственности невиновного.

Юридическое значение презумпции невиновности как важнейшего уголовно- процессуального принципа состоит в том, что он:

а) определяет такую конструкцию уголовного судопроизводства, при которой выводы следственных органов о виновности и необходимости при менения уголовного наказания должны проверяться судом (ст. 13, 240. 254 УПК);

б) указывает в общем виде на необходимость полноты и достоверности выводов органов предварительного расследования, прокурора и суда (ст. ст. 20, 143, 21, 301 УПК);

в) требует от лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда, чтобы они рассматривали подозреваемого и обвиняемого как невинов ное лицо до тех пор, пока не подтвердят его виновность собранными в уста новленном законом порядке доказательствами, достаточными для такого вы вода (ст. 20 УПК);

г) служит основанием важного правила, согласно которому недоказан ная виновность в юридическом смысле равна доказанной невиновности, чем устраняется возможность оставления в подозрении лица, оправданного за недостатком улик (ч. 3 ст. 49 Конституции РФ);

д) является гарантом обеспечения прав и законных интересов обви няемого, который при такой конструкции процесса получает возможность оспаривать выдвинутое против него обвинение, то есть осуществлять право на защиту (ст. 48 Конституции РФ, ст. 19 УПК);

е) требует, чтобы все сомнения, касающиеся установления обстоя тельств дела, при невозможности их устранения решались в пользу обвиняе мого (ч. 3 ст. 49 Конституции РФ);

ж) возлагает обязанность доказывания всех обстоятельств, подлежа щих установлению по уголовному делу, на органы предварительного рассле дования и освобождает от этой обязанности подозреваемого и обвиняемого (ст. 20, 70, 71 УПК).

С принципом презумпцией невиновности тесно связаны следующие положения закона:

1) ни один невиновный не должен быть привлечен к уголовной ответственности и осужден (ст. 2 УПК); 2) 3) никто не может быть привлечен в качестве обвиняемого иначе как на основаниях и в порядке, установленными законом (ст. 4 УПК); 4) з) все обстоятельства должны быть исследованы полно, всесторонне и объективно. Выясняются как уличающие, так и оправдывающие обвиняемо-

^ - ;:,,: 26 >- -?-

го, а также смягчающие и оправдывающие ответственность обстоятельства (ст. 20 УПК);

4) обязанность доказывания виновности обвиняемого в суде лежит на обвинителе (ст. 248 УПК); .-.,.?. 5) 6) суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, не вправе перелагать обязанность доказывания на обвиняемого (ч. 2 ст. 49 Консти- туции РФ, ст. 20 УПК); 7)

6) запрещается домогаться показаний обвиняемого и других участ- вующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер (ст. 21 Конституции РФ, ст. 20 УПК); 7) 8) обвиняемый не обязан свидетельствовать против себя самого (ст. 51 Конституции РФ); 9) 10) признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения только при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу (ч. 2 ст. 77 УПК); 11) 12) при недоказанности участия обвиняемого в совершении преступле- ния, если исчерпаны все возможности для собирания дополнительных доказательств, дело прекращается производством (п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК) или выносится оправдательный приговор (п. 3 ч. 2 ст. 309 УПК); 13) 10) никто не может быть признан виновным в совершении преступле ния, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом (ст. 13, 309 УПК).

Действующее законодательство безоговорочно закрепляет за судом ос- новную, решающую роль в осуществлении правосудия по уголовным делам. Суд - единственный орган правосудия. “Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом”, - устанавливает ст. 118 Конституции. Это очень важная гарантия для человека. Нормы Конституции - не плод субъективных желаний отдельных личностей, а стройная, внутренне согласованная, проникнутая духом демократизма- система предписаний, отра-

жающая объективные закономерности нашего общественного и государственного развития. Основной закон исходит из проверенного опытом наиболее разумного распределения обязанностей, функций между различными органами государства.

Презумпция невиновности не поглощается принципом всестороннего,- полного и объективного исследования обстоятельств дела, поскольку каждый из принципов имеет основания для самостоятельного существования.

Во-первых, принцип всестороннего, полного и объективного исследо- вания обстоятельств дела (ст. 20 УПК) обращен лишь лицам (органам), ведущим производство по делу - лицу, производящему дознание, следователю, прокурору и суду. А принцип презумпции невиновности не имеет конкретного адресата.

Во-вторых, принцип презумпции невиновности является и конститу- ционным, и уголовно-процессуальным, а принцип всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела только уголовно-процессуальным.

В-третьих, принцип презумпции невиновности непосредственно связан с правом обвиняемого на защиту, а принцип всестороннего, полного и объ- ективного исследования обстоятельств дела лишь опосредованно.

Нужно стремиться к тому, чтобы истина по уголовному делу была ус- тановлена уже на предварительном следствии. Следователь, привлекая лицо к уголовной ответственности, составляя обвинительное заключение, прокурор, утверждая обвинительное заключение и передавая дело в суд, должны быть внутренне убеждены в виновности обвиняемого.

До вступления приговора в законную силу обвиняемого считают неви- новным не следователь и не прокурор, а государство как субъект права уголовного наказания, требующее, чтобы выводы следователя и прокурора были проверены в судебных стадиях процесса.

Презумпция невиновности не запрещает следователю и прокурору быть уверенными в виновности обвиняемого. В то же время она не рассмат- ривает такую уверенность как достаточное основание для окончательного вывода о виновности и применения меры наказания. Следователь и прокурор должны понимать, что их уверенность в ряде случаев может не подтвердиться при рассмотрении дела в суде.

Вынося обвинительный приговор, суд должен быть убежден в винов- ности подсудимого на основе непосредственного исследования имеющихся в деле доказательств. Однако приговор суда считается истинным и потому подлежит исполнению лишь после того, как для проверки его законности и обоснованности были использованы процессуальные гарантии кассационного производства либо соответствующим участникам процесса была предоставлена возможность обжаловать приговор в вышестоящий суд, но они ей не воспользовались.

Презумпция невиновности определяет конструкцию уголовного про- цесса, то есть объем процессуальных гарантий, достаточных для признания лица виновным в совершении преступления, и никоим образом не выражает точку зрения того или иного участника процесса, предшествующую вступлению приговора суда в законную силу14.

Презумпция невиновности допускает возможность применения по от- ношению к обвиняемому мер пресечения и других мер процессуального принуждения. Основанием для этого может служить вероятность того, что преступление совершено данным лицом. С точки зрения субъекта процесса, применяющего меру пресечения, обвиняемый виновен; с точки зрения законодателя - еще нет. Именно поэтому законодатель допускает ее применение. Меры процессуального принуждения способствуют достижению целей про-

14СтроговичМ. С. Уголовно-процессуальная форма и обеспечение прав обвиняемого. Развитие и совершенствование уголовно- процессуальной формы - Воронеж, 1979 . С. 88.

…;? .:-:..?, _,….- 29 /2:-. 7 ; , ; :–;

цесса и должны быть строги лишь в той мере, в какой это необходимо. Не допускается применение мер принуждения, причиняющих физические страдания и унижающих человеческое достоинство.

Сущность мер пресечения и уголовного наказания различна. Первые применяются лицом, производящим дознание, следователем, прокурором и судом к обвиняемому, направлены на обеспечение установления истины по делу и не носят характера наказания за содеянное, вторые - применяются к осужденному в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений (ч. 2 ст. 43 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Принятый в 1960 году и до сих пор действующий Уголовно-процессуальный кодекс, конечно, устарел. За это время в него внесено около 500 (!) изменений и дополнений. Кодекс превратился во внутренне противоречивую систему норм, напичканную несогласованностями, противоречиями, терминологическими несуразностями. В нем трудно разобраться даже профессионалам. Ввиду этого в значительной мере буксует вся судебно-правовая реформа. Но неправильно, однако, считать, будто действующий УПК никуда не годится, - это было бы ошибкой. У него хорошая основа, неоднократно проверенная практикой15.

Нарушение презумпции невиновности выражается в обвинительном уклоне при расследовании или судебном разбирательстве, влечет применение санкций: возвращение дела на доследование, прекращение дела, оправдание подсудимого, вынесение частного определения в отношении тех, кто допустил это нарушение. Если же принцип презумпции невиновности нарушается умышленно, то к должностным лицам, ответственным за уголовное дело, возможно применение дисциплинарной или уголовно-правовой ответственности.

Савицкий В. М. Презумпция невиновности - М., 1997. С. 14,16.

Таким образом, для цивилизованного, гуманного правосудия полезна и жизненно необходима идея презумпции невиновности, которая служит гарантией, что к уголовной ответственности будет привлечен и осужден только действительно виновный. Коренные вопросы правосудия: о роли суда в правовом государстве, об установлении истины по уголовным делам, о соотношении предварительного и судебного следствия, об обеспечении обвиняемому права на защиту и др. во многом органически связаны с принципом презумпции невиновности.

Наиболее полное выражение презумпции невиновности содержится в редакции ст. 49 Конституции России.

§ 2. Презумпция невиновности как гарант

обеспечения прав и законных интересов обвиняемого

на предварительном следствии.

Конституция РФ объявила Россию демократическим федеративным правовым государством (ст. 1), признав, что “Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства” (ст. 2).

Права личности на предварительном следствии, надежно охраняемые системой процессуальных гарантий, способствуют реализации ее конституционных прав и свобод, предотвращая возможность их неправомерного ограничения. Под гарантиями прав граждан понимаются создаваемые государством и обществом материальные, политические, идеологические и правовые условия, от которых зависит возможность реального использования гражданами предоставленных им прав.

В уголовном процессе важно обеспечить реальное осуществление права обвиняемого на защиту. Известно, что право на защиту - это гарантируемая государством возможность обвиняемого опровергать выдвинутые против него обвинения, доказывать невиновность или меньшую степень вины установленными законом средствами.

Так, противоречит праву обвиняемого на защиту положение о том, что обвиняемый должен быть допрошен немедленно после предъявления обвинения. Предоставление обвиняемому права на общение с защитником перед допросом позволит ему выбрать тактику своего поведения в ходе этого следственного действия.

Реализация права на защиту способствует укреплению позиции обвинения, когда его основания не удалось поколебать, либо служит опровержению обвинения, если выясняется его необоснованность. Таким образом, пра-

во на защиту - это и средство защиты законных интересов личности, привлекаемой к уголовной ответственности, и важная гарантия достижения истины в уголовном процессе.

Право обвиняемого на защиту имеет столь важное значение, что провозглашено в Конституции РФ (ст. 48) в качестве одного из важнейших принципов осуществления правосудия.

Право на защиту опирается на основополагающую юридическую конструкцию, именуемую презумпцией невиновности. В соответствии с нею каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Презумпция невиновности требует объективного и всестороннего ведения предварительного расследования, выявления не только уличающих, но и оправдывающих обвиняемого обстоятельств. Однако, к сожалению, не всегда это требование реализуется в практической деятельности лиц, ведущих производство по делу. Так, после проведенного нами опроса 174 следователей и лиц, производящих дознание, оказалось, что 33% из них ставят поиск оправдывающих обвиняемого обстоятельств от своего отношения к конкретному лицу.16

На основании презумпции невиновности обвиняемый не рассматривается как несомненный преступник. Ему предоставляется право доказывать свою невиновность всеми предусмотренными законом средствами, включая помощь квалифицированного защитника - адвоката.

В каждом уголовном деле необходимо выяснить множество обстоятельств, от которых зависит решение вопроса, виновен ли человек или нет , а если виновен, то заслуживает ли он наказания и какого именно. Установить виновность надо точно, достоверно, ибо без этого ни о каком наказании, пусть даже самом мягком, не может быть и речи.

Почему решать вопрос о виновности или невиновности человека может лишь суд?

Действующее законодательство безоговорочно закрепило за судом основную, решающую роль в осуществлении правосудия по уголовным делам. “Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом” - устанавливает ст. 118 Конституции. Это очень важная гарантия для человека, привлекаемого к уголовной ответственности, так как он заранее знает, что решать его судьбу может только суд в соответствии с установленным законом процедурой, обеспечивающей обвиняемому права на защиту. Более того, в ст. 47 Конституции РФ сказано, что “никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей; к подсудности которых оно отнесено законом”.

Для реализации принципа презумпции невиновности и правосудия вообще необходимо многое. Демократические, отражающие потребности нашей обновляющейся жизни, четко сформулированные законы, ставящие во главу угла защиту прав человека. Умные, высокообразованные, интеллигентные судьи, правильно применяющие эти законы. Удобные, просторные, специально спланированные для судебных заседаний помещения в представительных зданиях, пусть даже отдаленно напоминающие западные дворцы правосудия. Обеспеченность судов аудио- и видеоаппаратурой, компьютерами, ксероксами, средствами связи, транспортом, охраной и многое другое, что в совокупности делает суд самостоятельным, властным, авторитетным учреждением.

Но самое главное, что необходимо для того, чтобы стать Судом с большой буквы, - независимость. Независимость от каких бы то ни было государственных структур, политических партий и других общественных объединений, отдельных, даже самых высокопоставленных должностных

См.: приложение № 1 к диссертации (прим. автора).

‘г. :” . :’Чч:–:. - V ; 34

лиц. Только при условии подлинной, реальной независимости судей и осознания этой независимости окружающими судебное решение о виновности и наказании либо об оправдании станет восприниматься как справедливое.

Часть 1 ст. 120 Конституции России устанавливает: “Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону”. Здесь видно два взаимообусловленных и органически слитых положения: без реальной независимости судей невозможно их подчинение только Конституции и федеральному закону и наоборот.

“В советское же время суд никогда не обладал независимостью, потому что и формирование судов, и их деятельность находились под постоянным контролем КПСС. Все без исключения судебные должности входили в партийную номенклатуру, которая создавала привилегии только членам партии. Поэтому коммунисты составляли 85 - 90 % всех районных народных судей (остальные - комсомольцы) и 100 % судей вышестоящих судов. В силу своей принадлежности к КПСС все они были повязаны партийной дисциплиной и должны были руководствоваться не столько Конституцией и законом, сколько указаниями партийных комитетов. Именно система номенклатуры служила питательной средой для такого безотказного способа воздействия на судей, как “телефонное право” . И лишь теперь судебная власть постепенно обретает реальную независимость и самостоятельность. И основу этому положили принятый 26 июня 1992 г. Закон “О статусе судей в Российской Федерации” (с изменениями и дополнениями, внесенными в него законом от 21 июня 1995 г.), Конституция Российской Федерации, принятая 12 декабря 1993 года и Федеральный конституционный закон “О судебной системе Российской Федерации” от 31 декабря 1996 г.

Отражает ли презумпция невиновности реальное положение вещей, когда как виновность лица, которое на основании собранных по делу доказа-

17 С а в и ц к и й В. М. Презумпция невиновности - М., 1997. С. 40.

v–if
-л–^- г– ^;..- ..? _,; 35 – ??????>??;?*-? /r^g

тельст в привл ечено к уголо вной ответс твенн ости, как прави ло, в дальн ей- шем подтв ержда ется?

Нет смысл а содер жать дорог остоя щий судеб ный аппар ат, если гаран- тий предв арите льног о следс твия было бы достат очно для устан овлен ия ис- тины по уголо вным делам . Истин а и, следо ватель но, винов ность по обще му прави лу досто верно устан авлив ается лишь после прохо ждени я уголо вного дела через судеб ную стади ю проце сса с прису щими ей гарант иями. В пре- зумпц ии невин овнос ти устан авлив ается связь межд у двумя факта ми, налич ие одног о из котор ых влече т призн ание второ го, а именн о: поста новле ние об- винит ельно го приго вора являет ся услов ием призн ания лица винов ным и, на- оборо т, отсутс твие обвин итель ного приго вора суда рассм атрив ается как об- стояте льств о, дающ ее основ ание считат ь обвин яемог о невин овным .

Презу мпция невин овнос ти исход ит из презу мпции добро поряд очнос ти гражд анина. Боль шинст во гражд ан добро поряд очны и тольк о суд может в конкр етном рассм атрив аемом случа е ее опров ергну ть.

Презу мпция невин овнос ти - принц ип не тольк о проце ссуал ьный, но и общеп равов ой, опред еляю щий право вое полож ение лично сти в общес тве и госуд арстве . Инсти тут презу мпции невин овнос ти введе н с целью созда ния объек тивны х услов ий для поиск а истин ы по конкр етном у уголо вному делу. Тольк о суду, дейст вующ ему в услов иях гласн ости, дано право призн авать гражд ан винов ными в совер шении прест уплен ия и то лишь при услов ии, что в проце ссе рассл едова ния и судеб ного разби рател ьства были соблю дены все требо вания закон а.

Поче му же в ходе предв арите льног о следс твия трудн о досто верно ус- танов ить: винов ен или невин овен челов ек? Рассм отрим на приме ре табли цы соотн ошени е возмо жност ей по устан овлен ию истин ы по уголо вному делу, имею щихся , с одной сторо ны, у следо вателя и проку рора, а с друго й - у суда.

I Возможности I Возможности

I № ! по установлению истины на I по установлению истины в ходе

I S

I i предварительном следствии < судебного разбирательства

| Общие требования к кандидатам на {Требования к судье: не моложе 25-ти i должности следователя и судьи: гра-‘лет; стаж по юридической специаль-! жданство РФ; моральные и профес- i ности не менее 5-ти лет; сдача квали-

сиональяые качества, здоровье, по- i фикационного экзамена.

зволяющее осуществлять свои обя-;

занности; наличие высшего юридиче-1

ского образования (однако соблюде-1

ние последнего требования зачастую

не является обязательным на практике применительно к следователю)

Иное требования к следователю: воз-

раст - не моложе 18-ти лет.

  1. IУ следователя, как правило, в произ- j Суд может рассматривать лишь одно \ 1 j водстве находится несколько уголов- { дело и только с перерывом на время ;

I ных дел. j отдыха.

J.

Следователь, в-основном, единолично \ Суд коллегиально рассматривает дела ? производит расследование. | (кроме малозначительных). I

4.

Доказательства собираются и оцени- j Доказательства, как правило, уже | ваются постепенно, по мере поступ-; представлены и оцениваются сразу j ления. j (кроме случаев истребования судом | | новых доказательств)
!

С уголовным делом знакомится лишь \ Гораздо в большей степени проявля- j определенный круг лиц. ) ется принцип гласности: любой со-1

вершеннолетний может присутство- j jвать в зале судебного заседания (за;
| редким исключением - ст. 18 УПК).      j

Следователь может поручать произ- \ В суде все действия производятся’, водство отдельных следственных i непосредственно судьей (судьями). | действий органам дознания. j j

Обвиняемый и его защитник облада-1 Прокурор и защитник подсудимого j ют меньшими возможностями по уча- j равноправны в ходе доказывания. | стию в доказывании. I !

Прокурор и начальник следственного ] Судья независим и подчиняется \ отдела могут давать следователю обя-j только закону (ст. 120 Конституции j зательные к исполнению указания. j РФ).

j

Следует учитывать, что использование кассационного производства в качестве дополнительной гарантии достижения истины по уголовному делу зависит не только от усмотрения обвиняемого, но и от позиции других участников судебного разбирательства (потерпевшего,
гражданского истца,

? - 3

х .. ? ?? -

    • —- : - 37 : -

гражданского ответчика), а также прокурора. Кто бы из них не воспользовался правом кассационного обжалования (опротестования), суд второй инстанции обязан рассмотреть все дело, то есть проверить обоснованность обвинения в отношении всех осужденных. При этом не имеет значения как и по каким основаниям приговор был обжалован (опротестован).

Если в ходе уголовного преследования была допущена ошибка и суд вынес обвинительный приговор невиновному, то исправить положение достаточно трудно. Государство предусматривает возможность реабилитации безвинно пострадавшего (можно вернуть ему доброе имя, возвратить конфискованное имущество и т.д.), но загладить нравственные страдания его и близких ему людей практически невозможно. И, чтобы максимально приблизиться к возможности установления фактических обстоятельств уголовного дела, законодатель установил, что признать человека виновным в совершении преступления может лишь суд, рассматривающий дело по существу (включая кассационную и надзорную инстанции). Гарантий предварительного следствия по отысканию истины недостаточно.

Признание обвиняемым своей вины не прекращает действия презумпции невиновности. При этом возникает любопытная ситуация: обвиняемый считает себя виновным, а государство, как субъект права уголовного наказания, напротив, считает обвиняемого невиновным до тех пор, пока признание обвиняемого не будет тщательно проверено наряду с другими доказательствами в судебном заседании. Тем самым признанию обвиняемого не придается решающего значения для обоснования вывода о виновности и выдвигается требование, чтобы признание обвиняемого нашло подтверждение в других собранных по уголовному делу доказательствах, прежде чем стать основанием обвинительных выводов.

В действительности, установление факта преступления и выбор меры наказания являются итогом большой, кропотливой и напряженной работы следователя, прокурора, судей, заседателей, расследующих и разбирающих

.-?Z.^zs: ; -,./–_-;{y ?.-. -?38 2-Я

дело. Они должны тщательно выяснить все обстоятельства совершения пре- ступления, установить, кто, где, когда, каким образом и почему нарушил закон, изучить личность виновного, все то, что смягчает и отягчает его вину, исследовать причины и последствия преступления, и лишь после этого судья может приступить к назначению наказания. А это не так просто, как может показаться на первый взгляд. При широкой возможности выбора наказания, имеющейся в санкции инкриминируемой статьи, решающее значение приоб- ретает учет каждой детали. И тут малейшая ошибка может пагубно сказаться на судьбе человека. Как найти “золотую середину”, как определить именно ту меру наказания, которая полностью соответствовала бы тяжести совершенного преступления и дала бы максимальный эффект с точки зрения перевоспитания виновного?

Закон, естественно, не может заранее подсказать ответ на все возникающие в жизни вопросы. Но в нем предусмотрены определенные правила, гарантирующие принятие следователем, прокурором, судьей, заседателями справедливых, обоснованных решений. Закон служит им верным (своеобразным) ориентиром, помогающим разобраться в сложном переплетении человеческих отношений, поступков, характеров. Поэтому точное следование закону является первейшим и обязательным условием, без которого не может быть правильно расследовано и затем рассмотрено в суде ни одно уголовное дело.

Согласно ст. 139 УПК в соответствии с принципом презумпции невиновности недопустимо в какой-либо форме (в печати, по радио, на телевидении и т.д.) разглашать данные предварительного следствия, порочащие подозреваемого, обвиняемого. До вступления приговора в законную силу следователь не вправе публично сообщать об обвиняемом как о виновном или содействовать подобным сообщениям.

С презумпцией невиновности не вступают в противоречие сообщения средств массовой информации о ходе производства по уголовному делу, если

?;: .–*:-. –..-?-% ^.;.i-:-.;_ ;-.^ 39 - ??-“??, .?.••??- зэ ?’.- ,’?.? ??? ,^-:-^

такие сообщения сделаны в установленном законом порядке, носят информативный характер, не содержат выводов о виновности обвиняемого, не объявляют его преступником до вступления приговора в законную силу.

Лицо, в отношении которого уголовное дело прекращено или вынесен

ф оправдательный приговор, наряду с правом на возмещение ему ущерба, мо-

жет требовать от средств массовой информации сообщения о его реабилита- - ?. ции - опровержения: опубликованных сведений, несоответствующих дейст- > , вительности и порочащих его честь и достоинство. При определенных условиях моральный вред, причиненный невиновному, может возмещаться по решению суда в денежной форме (ст. 43, 44, 62 Закона РФ “О средствах массовой информации”18, ст. 151, 152, 1070, 1099-1100 ГК РФ)19.

Если материалы собираются журналистом, то он не должен ссылаться на выводы расследования. В этом случае ответственность за достоверность выводов несет сам журналист (вместе с редакцией)20.

В ч. 2 ст. 50 Конституции РФ сказано: “При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением

2 федерального закона”. Примерно через полгода после принятия Основного

закона страны в УПК была включена следующая норма (ч. 3 ст. 69): “Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст. 68 настоящего Кодекса” (то есть, событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); виновность обвиняемого в совершении преступления и мотив преступления; обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в

18 Российская газета. 29 декабря 1991 г. % 19 Гражданский кодекс РФ - М, 1998.

Чангули Г. И. Презумпция невиновности и публикация материалов о преступлении // Совершенствование уголовно-процессуального закоьшдат тельства и охрана прав личности - Киев, 1983. С. 121-122.

статьях 61 и 63 УК РФ, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; характер и размер ущерба, причиненного преступлением; причины и условия, способствовавшие совершению преступления).

В ч. 3 ст. 49 Конституции РФ закреплено: “Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого”.

Правило о толковании сомнений в пользу обвиняемого, во-первых, служит дополнительным стимулом для следователя, прокурора в их стрем- к лении максимально полно и точно выяснить все обстоятельства дела, устра- ,. нить все возможные сомнения в правильности выводов, к которым они пришли в результате расследования. Во-вторых, оно указывает на то, что при наличии неустраненных сомнений обвинение будет являться необоснованным. Об этом указал Пленум Верховного Суда СССР: “Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях… Все сомнения, которые невозможно устранить, должны толковаться в пользу обвиняемого”21.

В таком случае недоказанная виновность равнозначна доказанной невиновности и человек должен быть оправдан или дело в отношении его должно быть прекращено по п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК - за недоказанностью участия обвиняемого в совершении преступления, что является реабилитирующим основанием. Здесь можно выделить 3 основных момента:

а) речь идет не о любых сомнениях, возникающих по уголовному делу, а только о сомнениях в отношении доказанности обвинения (отдельных об стоятельств или обвинения в целом);

б) сомнения должны быть объективно неустранимыми, то есть исчер паны все возможности по собиранию дополнительных доказательств;

О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 г. / Уголовно-процессуальный кодекс (с постатейно систематизированными материалами по состоянию на 1 декабря 1995 г.) - М., 1996. С. 261.

в) сомнения должны иметься на момент принятия решения по вопросу о виновности.

Сомнение в виновности обвиняемого может возникнуть, если какое-либо фактическое обстоятельство, составляющее основу обвинения, недостаточно подтверждено собранными по уголовному делу доказательствами. Так, вследствие недостаточности доказательственного материала может возникнуть сомнение в. том, имело ли место событие преступления, явилось ли преступление результатом действий обвиняемого, действовал ли обвиняемый умышленно или неосторожно и т.д.

Таким образом, сомнение в виновности обвиняемого может возникнуть, если остался недоказанным какой-либо факт, являющийся необходимым элементом в системе оснований обвинительного тезиса, будь то отдельное доказательство (прямое или косвенное), доказательственный факт, выведенный из ряда обосновывающих его доказательств, либо фактическое обстоятельство, составляющее конечную цель доказывания, либо совокупность доказательств.

Ясно, что фактические обстоятельства, составляющие основу обвинения, должны быть доказаны с несомненностью, а фактические данные, вызывающие сомнения, исключаются из совокупности доказательств. В этом и выражается сущность толкования сомнений в пользу обвиняемого.

Конечно, в процессе расследования следователь и прокурор должны активизировать свою деятельность по доказыванию, чтобы проверить и пре- одолеть возникающие в процессе исследования обстоятельств дела сомнения, установить истину. Для этого требуется дополнительное собирание доказательств, чтобы можно было судить об истинности или неистинности проверяемых обстоятельств.

Поэтому, говорить о необходимости толкования сомнений в пользу обвиняемого можно только в тот момент, когда исчерпаны все возможности по доказыванию и в то же время обвинение в целом или отдельные обстоя-

^.-.- л-ШЩ:–:;,. 42..?.-•- : . “3§

тельства дела вызывают сомнение, а преодолеть его, несмотря на все усилия следственных органов, уже не представляется возможным. Только в этих случаях, обычно связанных с тем, что вначале расследования имелись какие-либо упущения, из-за которых не удалось обнаружить необходимые доказательства, возможно применение правила о толковании сомнений в пользу обвиняемого.

Таким образом, когда говорят о толковании сомнений в пользу обвиняемого, то имеют в виду не вообще все сомнения, а только те, которые в сложившейся ситуации невозможно разрешить, выяснить, преодолеть.

Правило о толковании сомнений в пользу обвиняемого действует не только в отношении фактов, обосновывающих обвинение, но и в отношении оправдательных доказательств, опровергающих обвинение, хотя логическая основа применения этого правила меняется.

Сомнение в обвинительных доказательствах ведет к их устранению из обоснования обвинения. Сомнение в оправдывающих доказательствах, если они не могут быть устранены, указывает на возможность существования таких обстоятельств, которые оправдывают обвиняемого полностью или по какому-то из эпизодов обвинения. Значит, обвинение в той части, в которой ему противостоит сомнительное оправдывающее обстоятельство, не может быть признано доказанным с несомненностью. У следователя в такой ситуации не может быть полной уверенности в том, что оправдывающего обвиняемого обстоятельства не существует.

Обвинение до тех пор нельзя считать доказанным, пока следователь и прокурор не опровергнут факты, оправдывающие обвиняемого. Так, алиби, заявленное обвиняемым, сохранит свое доказательственное значение до тех пор, пока оно не окажется безусловно опровергнутым другими собранными по делу доказательствами.

В то же время это правило не может противопоставляться цели достижения истины, так как оно запрещает основывать выводы следователя на до-

гадках и предположениях, запрещает объявлять достоверными и класть в ос нову обвинения фактические данные, установленные лишь с более или менее высокой степенью вероятности. Ясно, что требование достоверности и обос- V нованности выводов следствия тесно связано с правилом о толковании co-

ll мнений в пользу обвиняемого.

При толковании в пользу обвиняемого сомнительных фактов, его оправдывающих, в результате чего эти факты остаются в системе доказательств вплоть до их полного опровержения, также создаются весьма надежные и эффективные гарантии достижения истины, так как органы судопроизводства не могут признать обвинение доказанным, пока не опровергнуты оправдывающие обвиняемого доказательства.

Таким образом, правило о толковании сомнений в пользу обвиняемого не является гарантией только для обвиняемого - оно служит также гарантией достижения целей правосудия.

Достаточно правильно, на наш взгляд, высказался по этому поводу М.С. Строгович: “Если совокупность имеющихся в деле доказательств дает г основание хотя бы с какой-то долей вероятности предположить, что обви-

няемый не совершал преступления, то возникшее в этой связи сомнение должно быть истолковано в пользу обвиняемого, хотя бы данное сомнение, на первый взгляд, представлялось не вполне разумным. Разумеется, сомне ние не должно придумываться искусственно. Иное решение этого вопроса чревато тем, что по уголовному делу будет устанавливаться не объективная -?1-= истина, а лишь вероятность” .

В случае возникновения обстоятельств, необходимых для прекращения уголовного дела, следователь обязан не только его прекратить, но и принять все необходимые меры для реабилитации обвиняемого.

22Строгови ч.<МкС. Материальная истина и судебные доказательства -М., 1955. С. 128.

Закон требует, чтобы к моменту привлечения лица в качестве обвиняемого у следователя, на основании собранных по делу доказательств, сложилась убежденность в виновности подозреваемого. Без достаточных дока-

Jf зательств обвинение не должно предъявляться лицу, заподозренному в его

щ совершении.

Одно из наиболее важных, принципиальных положений уголовно- “~ процессуального закона устанавливает обязанность следователя выявлять

как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его вину обстоятельства (ст. 20 УПК). Акт привлечения в качестве обвиняемого не исключает существование оправдывающих обстоятельств, а потому не представляет достоверного вывода о виновности обвиняемого.

Предъявление обвинения необходимо для обеспечения права человека, привлеченного к уголовной ответственности, знать в чем он обвиняется, что бы строить свою защиту, а их проверка и удовлетворение ходатайств высту пают необходимым условием для достижения истины по делу. “Презумпция % невиновности не имеет статистической природы, не исходит из соображений

о большей или меньшей вероятности виновности обвиняемого, не ориентируется на то, что в большинстве случаев обвиняемый оказывается виновным. Вообще количественные критерии для понимания презумпции невиновности неприемлемы. Она не упрощает процесса доказывания по уголовному делу, не сокращает его”23.

Следует указать на важность своевременного предъявления обвинения: преждевременность может повлечь привлечение к уголовной ответственности невиновного, а задержка - нарушению права подозреваемого на защиту, утрате возможных доказательств, необъективному расследованию.

23 П е ч н и к о в Г. А. Принцип презумпции невиновности на предварительном следствии / Учебное пособие. - Волгоград, 1992. СП.

Таким образом, реализация следователем в своей деятельности поло- жений закона, связанных с презумпцией невиновности, гарантирует обвиняемому соблюдение его прав и законных интересов на предварительном следствии.

При наличии неустраненных сомнений в виновности обвиняемого об- винение нельзя считать доказанным.

?’., - – Ж ???’.-?.’ 46 –46

ГЛАВА 2. § 1. Обязанность доказывания, возлагаемая на органы предварительного следствия, как одно из проявлений презумпции невиновности.

Доказывание (в цедом) представляет собой способ познания действительности. В уголовно-процессуальном доказывании можно выделить два вида:

а) доказывание - как деятельность соответствующих органов и лиц по собиранию, проверке и оценке доказательств;

б) доказывание - как логическое и процессуальное обоснование опре деленного тезиса, утверждения, выводов по делу 4.

Доказываться может только конкретное преступление либо факт как явление реальной действительности. Состав же преступления квалифицируется и не подлежит доказыванию в процессуальном смысле. Предмет доказывания есть обобщенное выражение признаков человеческого поведения вообще (преступного или непреступного), лишь только требующих уголовно-правовой оценки и в этой связи подлежащих установлению. Установление связей между обстоятельства!^ дела и правовыми нормами происходит по мере доказывания. В ходе предварительного следствия необходимо доказать наличие либо отсутствие состава преступления.

Сам по себе факт происшествия какого-либо события не означает, что оно подлежит доказыванию. Необходимо еще иметь определенные данные, позволяющие предположить, что событие произошло и носит преступный характер. Речь идет о двух предположениях: наличие фак-

24 М и х е е н к о М. М. Доказывание, в советском уголовном судопроизводстве - Киев, 1984. С 56.

47 ?_???- ..-??-..- :,,.

тических признаков события и юридических признаков преступления. Первое - результат обнаружения, второе - уголовно-правовой оценки25.

К субъектам обязанности уголовно-процессуального доказывания на предварительном следствии относятся лица, производящие дознание, следо- ватели, начальники следственных отделов и прокуроры.

С презумпцией невиновности связано важное процессуальное правило, согласно которому обязанность доказывания всех элементов предмета доказывания по уголовному делу, включая вопрос о невиновности или о виновности, не лежит на обвиняемом, но является его правом. Органы государства, ответственные за расследование и разрешение уголовного дела, обязаны доказать, обосновать те выводы, к которым они приходят по делу.

Связь презумпции невиновности с правилом об обязанности доказывания выступает особенно ярко, когда это правило формулируется негативно: обвиняемый не несет обязанности доказывания по уголовному делу. Конституция РФ в ч. 2 ст. 49 четко определила: “Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность”.

В соответствии с ч.2 ст. 49 Конституции России обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность; уголовно-процессуальный закон устанавливает обязанность собирания, проверки и оценки доказательств на лицо, производящее дознание, следователя, прокурора и суд (ст. 70, 71 УПК) и недопустимость переложения обязанности доказывания на обвиняемого (ст. 20 УПК), а Пленум Верховного Суда СССР прямо указал: “Обязанность доказывания обвинения лежит на обвинителе; на обвиняемого (подсудимого) не-допустимо возлагать доказывание своей невиновности” . Совокупность этих

Стойко Т.Н. Недоказанность обстоятельств уголовного дела - Красноярск, 1984. С. 18.

26 О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на §ащиту: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 г. / Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (с постатейно система-

положений образуют обязанность лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда осуществлять доказывание по уголовному делу и право (а не обязанность) обвиняемого на участие в доказывании.

“Принцип презумпции невиновности в качестве первой, исходной по-сылки предполагает, что есть некто обвиняющий, то есть тот, кто выдвигает ?

7*7

обвинение, обосновывает и поддерживает его” .

Когда обвиняемый в своих показаниях высказывает и обосновывает те или иные предположения, существенные для дела, он, несомненно, участвует . в доказывании. Но это не обязанность, а принадлежащее обвиняемому право, которое он может использовать в свою защиту. Данному праву соответствует обязанность следователя, лица, производящего дознание, и прокурора обеспечить обвиняемому возможность защищаться от предъявленного обвинения.

Латинская формула neto se ipsum prodere tenetur (никто не обязан выдавать самого себя) находит свое закрепление в Конституции РФ (ст. 51). Любое лицо, в том числе и обвиняемый, освобождается от обязанности давать показания против себя самого. Это положение лежит в основе правового института недопустимости переложения обязанности доказывания на обвиняемого.

К сожалению, в практике уголовного судопроизводства продолжают случаться факты ущемления конституционных прав граждан. Так, определением Калининградского районного суда Санкт-Петербурга возбуждено уго- ??. ловное дело по ст. 181 УК РФ в отношении свидетеля Т. Филатовой. Это определение было вынесено судом одновременно с постановлением приговора

газированными материалами по состоянию на 1 декабря 1995 г.) - М., 1996. С. 261. 27 С а в и ц к и й В. М. Презумпция невиновности - М., 1997. С. 29.

по уголовному делу А. Филатова, оправданного по ч. 1 ст. ст. 108 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступления.

В основу обвинения А. Филатова органами предварительного рассле дования были положены показания его жены Т. Филатовой о том, что имен но Филатов нанес их сыну разбитой бутылкой тяжкие телесные поврежде ния. Г;”г.

В ходе судебного Следствия Филатова пояснила, что оговорила мужа-на предварительном следствии из-за личных неприязненных отношений.

Постановлением президиума городского суда по протесту прокурора города в порядке надзора определение Калининградского районного суда отменено за отсутствием в действиях Филатовой состава преступления.

При этом президиум городского суда указал, что в соответствии со ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников.

Однако при допросах на предварительном и судебном следствии это конституционное положение Филатовой не разъяснялось. Поэтому показания Филатовой следует признать полученными с нарушением закона и они подлежат исключению из совокупности доказательств по делу. При таком положении в действиях Филатовой отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 181 УК РФ28.

“Определение в законе показаний обвиняемого как предмета права, но не обязанности означает, что, во-первых, обвиняемый волен по своему усмотрению давать любые показания, равно как и полностью воздерживаться от показаний или от ответов на отдельные вопросы; во-вторых, никто не вправе принудить обвиняемого к показаниям…; в-третьих, ни отказ давать показания… , ни дача противоречивых, сомнительных или явно ложных по-

Из практики прокурорского надзора // Законность, 1998. № 3. С. 60.

??-:Ш: ?-‘??’’”?: .’”-.’ 50 ?’..?.–?;’ 50 .. ?-. - ‘-:-:ъ

казаний никоим образом не служат основанием для обвинительного приго-

вора

Трудно не согласиться с предпринятой A.M. Лариным трактовкой права обвиняемого давать показания. Использование обвиняемым “права на ложь”, как бы имеющегося у него, может при известных обстоятельствах обернуться против него: ложное донесение должно быть квалифицировано ^ ^ по ст. 306 УК РФ.нНо. улгверждатьу что обвиняемый дал ложные показания,-донельзя до тех пор, пока суд в стадии судебного разбирательства не оценит всю собранную совокупность доказательств.

Обязанности следователя, лица, производящего дознание, и прокурора в связи с показаниями обвиняемого не ограничены только допросом. Эти показания должны быть тщательно проверены. Признание подсудимым своей вины может быть положено в основу обвинения только тогда, когда оно подтверждено совокупностью собранных доказательств (ст. 77 УПК).

Обвиняемый может отказаться способствовать следствию не только в собирании, но и в процессуальном закреплении, исследовании и оценке доказательств. Так, например, обвиняемый может отказаться от удостоверения своей подписью правильности протокола следственного действия, в котором он принимал участие, причем обвиняемый вправе, а не обязан мотивировать свой отказ от подписания протокола. Следователь при этом фиксирует в протоколе следственного действия факт отказа обвиняемого в подписи данного процессуального документа и указывает причину отказа (если она существует). Однако, при этом “показания обвиняемого, не удостоверенные его под-писью, вряд ли могут иметь значение судебных доказательств”^ .

Ларин А. М. Презумпция невиновности - М., 1982. С. 56. 30 Л и б у с И. А. Презумпция невиновности в советском уголовном процессов се - Ташкент, 1981. С. 134.

• jl~ ‘?-,… ,51. ;- ?>V .- “?.[~\

Обвиняемый не обязан участвовать в исследовании доказательств: от него зависит, задавать ли вопросы допрашиваемым свидетелям, потерпевшим, другим обвиняемым, экспертам, участвовать ли в проведении осмотров вещественных доказательств и других процессуальных действиях.

Обвиняемый не обязан также предоставлять лицу, производящему дознание, следователю, прокурору имеющиеся в его распоряжении доказательства, если только указанные органы не используют свое право на принуди- :? тельное изъятие доказательств путем производства обыска, выемки и т.д. При этом обвиняемый несет обязанность подчиняться законным требованиям уполномоченных на то лиц в связи с необходимостью изъятия каких-либо предметов или документов.

Закон предоставляет следователю возможность обеспечивать участие обвиняемого в доказывании путем принудительного доставления его к месту следственного действия, в котором предполагается его участие (ст. 147 УПК). Однако привод обвиняемого не следует рассматривать как меру принуждения обвиняемого к даче показаний по существу дела. Будучи принудительно доставлен к месту производства следствия, обвиняемый не несет обязанности участвовать в доказывании своими показаниями или экспериментальными действиями.

Обвиняемый не вправе препятствовать расследованию. Так на него возложена обязанность “предоставлять себя в распоряжение” следователя в случаях, когда в целях доказывания необходимы освидетельствование или исследование его тела, здоровья, психики путем проведения экспертизы, принудительного помещения обвиняемого на стационарное обследование, получения образцов для сравнительного исследования, личного обыска и некоторых других процессуальных действий ( в этих случаях участие обвиняемого может обеспечиваться приводом).

Однако, в указанных выше случаях обвиняемый также не несет обязанность доказывания. Субъектом обязанности доказывания во всех случаях выступает следователь, а обвиняемый не должен ему в этом мешать. Обвиняемый выступает не субъектом обязанности доказывания, а субъектом обязанности в конкретном правоотношении со следователем. Реализация данного правоотношения служит необходимым условием осуществления следователем возложенной ла него обязанности доказывания и установления истины i оь по уголовному делу.

Российский уголовный процесс построен таким образом, что установление истины по делу становится возможным и при пассивном поведении обвиняемого. “Презумпция невиновности способствует улучшению работы следственных, прокурорских и судебных органов, так как от ее эффективности зависит обоснованность привлечения лица в качестве обвиняемого и передачи дела в суд с обвинительным заключением”31.

Обвиняемый имеет право участвовать в доказывании, но может его не использовать. При этом следователь не должен воспринимать отказ обвиняемого от участия в доказывании как обстоятельство, косвенно указывающее на причастность последнего к совершению преступления.

“Перенесению на обвиняемого обязанности доказывания можно дать логико- психологическое обоснование, рассуждая при этом примерно так: обвиняемый заинтересован в оправдании; невиновному известны обстоятельства, подтверждающие его непричастность к делу и он может их указать; если же обвиняемый не указывает таких обстоятельств, значит, их не существует и, следовательно, он виновен. Однако подобные рассуждения опрометчивы. Они не отражают многообразия жизненных ситуаций, с которыми

ХимичеваГ. П., Ульянова Л. ^Конституция РФ и вопросы уголовного процесса / Учебное пособие. - М., 1995. С. 26.

приходиться сталкиваться по уголовным делам” . Нередко обвиняемый просто не догадывается о значении, которое могут иметь те или иные данные для его защиты. Обвиняемый может не использовать определенные оправдывающие его доказательства, например, по причине его насильственного принуждения к самооговору, сделки с действительным преступником и т.п.

Регламентация принципа презумпции невиновности предопределяет два подхода с точки зрения доказанности обвинения - сущностный и формально-правовой. Первый подход - это требование доказать вину по существу, обращенное к лицу, ведущему уголовное судопроизводство, и предостережение о том, что если это не будет сделано, то обвиняемого следует признать невиновным. Этот подход целиком укладывается в рамки доказательственного права.

Второй подход заключается в следующем: каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Несмотря на свое субъективное убеждение в виновности обвиняемого, следователь, прокурор и суд обязаны полностью реабилитировать его, если в деле нет достаточных обвинительных доказательств. Эти лица и органы не вправе при проведении процессуальных действий обращаться с обвиняемым как с виновным, лишать его субъективных прав, принадлежащих всем гражданам (право на жилище, на труд, честь и достоинство и др.), или ставить вопрос о лишении обвиняемого указанных прав перед соответствующими административными органами (за исключением случаев, когда применяются меры процессуального принуждения - отстранение от должности, наложение ареста на имущество обвиняемого и т.п.).

Ларин А. М. Презумпция невиновности - М., 1978. С. 52.

Разумеется, следователь, лицо, производящее дознание, и прокурор используют презумпцию невиновности и в качестве логического приема доказывания - доказывание “от противного”, обеспечивающего наибольшую доказательность, полноту и объективность выводов. Однако сама возможность применения такого способа доказывания вытекает из объективного правово- -го положения, согласно которому обвиняемый считается невиновным, пока -.-. обратное не будет установлено вступившем в законную силу приговором суда. Следовательно, презумпция невиновности как объективное правовое положение не ограничивается указанием метода исследования обстоятельств дела; она определяет, помимо того, процессуальный момент (вступление приговора в законную силу), с которого вина обвиняемого и в целом истина по делу должны считаться установленными. Именно в этом последнем значении презумпция невиновности проявляет себя как правовая презумпция.

Противоречит ли презумпция невиновности прекращению уголовных дел на предварительном следствии с установлением вины обвиняемого в совершении преступления, но освобождением от уголовной ответственности и наказания по указанным в законе обстоятельствам?

Закон допускает случаи, когда вывод о виновности, сделанный на предварительном следствии, не требует судебной проверки. Это случаи прекращения уголовных дел на предварительном следствии по так называемым нереабилитирующим основаниям (истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности, амнистия, примирение с потерпевшим, деятельное раскаяние и т.п.). Действительно, здесь окончательный вывод о виновности лица формируется на предварительном следствии.

Такого рода случаи не противоречат конституционному принципу презумпции невиновности, ибо он является проявлением демократической политики государства в области правотворчества, главенствующего значения прав и свобод человека и гражданина по отношению к интересам общества и государствагСушествует и обратная связь: демократические преобразования

в правовой системе государства свидетельствуют о практическом воплощении конституционных принципов.

Статья 2 Конституции Российской Федерации гласит: “Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства”. Зачем человека, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, более продолжительное время (чем это возможно по зако-^ •?.??.:> ну) держать в неведении в отношении того, как может сложиться его судьба? Где же тогда принцип гуманизма?

Уголовное наказание имеет своей основной целью (ч. 2 ст. 43 УК России) восстановление социальной справедливости. Разве не будет восстановлена социальная справедливость без назначения уголовного наказания, когда обвиняемый (по закону) перестает быть общественно опасным, а потерпевшему возмещен ущерб, причиненный преступлением.

Прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию в стадии предварительного расследования возможно лишь тогда, когда обвиняемый с этим согласен. В противном случае, окончательный вывод о виновности (невиновности) и необходимости применения (неприменения) к нему наказания будет содержаться в приговоре суда, вступившим в законную силу.

Институт прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям на стадии предварительного расследования позволяет в значительной степени разгрузить суды, тем самым предоставляя судам возможность большее внимание уделять рассмотрению тяжких и особо тяжких преступлений.

Конституционный Суд Российской Федерации подтверждает, что институт презумпции невиновности включает в себя возможность освобождения от уголовной ответственности до судебного разбирательства. В своем Постановлении от 28 октября 1996 года он указал, что решение о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию не подменяет со–

бой приговор суда и, следовательно, не является актом, который устанавли-вает виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено в ст.49 Конституции РФ33.

Позиция Конституционного Суда РФ по вопросам соответствия зако- • нодательства РФ положениям Конституции РФ должна служить отправной точкой при рассмотрении подобных вопросов.

“Реформирование экономики и социальной сферы обуславливают рас-. , _..-. ширение в российском уголовном праве и уголовном судопроизводстве дис-позитивных (частных, непубличных) начал.:.” . В частности, это проявляется и в расширении перечня статей УК РФ, расследуемые уголовные дела по которым возможно прекратить, если потерпевший этого желает.

К преступлениям небольшой тяжести законодатель (ч. 2 ст. 15 УК РФ) относит умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное Уголовным кодексом РФ, не превышает двух лет лишения работы. В связи с этим представилось возможным определить круг составов преступлений, расследуемые по признакам которых уголовные дела могут быть прекращены в связи с примирением с потерпевшим. Вот перечень этих статей (номера статей указаны в десятичной системе по принципу таблицы умножения для удобства отыскания конкретной статьи):

По делу о проверке конституционности ст. 418 УПК РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края: Постановление Конституционного Суда РФ // СЗ РФ. 1996. № 50. Ст. 5679. 34 Человек и закон. 1997, № 8. С. 90.

113 114 115 116

118 ч.1 119 - — 121

123ч.1,

2 124 ч.1 125

127 ч.1

129ч.1,

2 130

133

136 чЛ 137 138ч.1,

2 139ч.1, 2 140 141 чЛ Ц43Ч.1- 144 чЛ 145 ~ 146 ч.1 147 ч.1 148

154 155 156 : 157

165 ч.1

167 ч.1 168 169 170

175 ч.1

177 178 чЛ 179 ч.1 180

182 183 чЛ 184чЛ,

3,4 185

194 195 •’ : о : •’ Г 0 -: 198 чЛ

200’-г” ?

204

213 ч.1 214

217ч.1

: 220

223 ч.4 224 225 ч.1

231

233

236 ч.1 237 ч.1 238 ч.1 |239ч.1

242 243 ч.1 244 ч.1 245

247 ч.1

249 ч.2

251 чЛ 252 чЛ 253 254 чЛ 255 256 257 258

260 271 272 ч.1 273 ч.1 274 чЛ

288 289

292 293 ч.1 294ч. 1, 2

296 ч.2 297 298ч. 1,

2

301 ч.1

303 чЛ

306 чЛ 307 ч.1 308 309 ч.1 310 311 ч.1 312 ч.1

314 315 316

319 320 чЛ

322 чЛ 323 чЛ 324 325 326 чЛ 327ч. 1, 3 328 329 330 чЛ

332ч.1,

3

336 337ч.1,

2

339 чЛ

341 ч.З 342ч. 1,

3 343 чЛ

346 ч.1 347 348 349 ч.1

По смыслу ст. 9 УПК прекратить уголовное дело лицо, ведущее по нему производство, вправе в любой из стадий уголовного процесса. Заявление потерпевшего может поступить в любой момент. Если следователь или лицо, производящее дознание, не посчитают нужным при наличии указанных в за- коне оснований прекратить уголовное дело, то это может сделать прокурор; если не прокурор, то суд; если не суд первой инстанции, то кассационный суд; если не суд второй инстанции, то вышестоящий суд в порядке надзора. Даже если лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, уже отбывает назначенное судом наказание, то, на наш взгляд, надзорная инстанция, обнаружив в материалах уголовного дела заявление от потерпевше-

58 го с просьбой об освобождении обвиняемого (подозреваемого, подсудимого) от уголовной ответственности, вправе отменить приговор суда 1-ой или 2-ой инстанции и освободить лицо от дальнейшего отбывания наказания. Однако, поскольку примирение с потерпевшим не является реабилитирующим осно- ванием, то отбытая часть наказания государством не компенсируется.

Прекращение уголовного дела по ст. 9 УПК допускается лишь тогда, когда “оно расследовано полно и объективно, выяснены все обстоятельства, входящие в предмет доказывания, предъявлено обвинение, установлены данные, характеризующие личность обвиняемого, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик ознакомлены с материалами уголовного дела (гражданский истец и гражданский ответчик знакомятся лишь в части, касающейся гражданского иска)” .

Если потерпевший считает, что справедливость будет восстановлена в том случае, когда виновный принесет извинение и возместит ущерб, то в этом случае уголовное дело может быть прекращено производством. “Заглаживание причиненного потерпевшему вреда означает возмещение морального, физического или имущественного вреда любым способом (денежная компенсация, возмещение имущественного вреда в натуре, выдача дос-таточных гарантий возмещения вреда)” . Допущение и практическая реализация возможности на основании закона освобождения от уголовной ответственности и наказания обвиняемого на предварительном следствии направлены на обеспечение прав и законных интересов как обвиняемого, так и потерпевшего.

Примирение с потерпевшим и возмещение причиненного ему вреда -это разовое действие. Однако человек, совершивший преступление, как правило, заинтересован в избежании уголовной ответственности и не всегда

35 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодек су РСФСР - М„ 1996. С.56. ._…,;.

36 Уголовное право. Общая часть / Учебник - М, 1997. С. 87.

раскаивается в содеянном. Поэтому лицо, производящее дознание, следователь, прокурор должны быть уверены в искренности желания обвиняемого примириться с потерпевшим и возместить имеющийся ущерб, тем более, что новый УК исключил меры общественного воздействия из числа мер, заменяющих уголовную ответственность и уголовное наказание. И, если подобного отношения к содеянному у обвиняемого не наблюдается, а уголовное дело было прекращено по ст. 9 УПК, то упущен момент возможного исправления лица, впервые совершившего преступление37.

Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям в случаях, предусмотренных законом, на наш взгляд, можно только приветствовать. Такое регулирование свидетельствует об уважительном отношении законодателя к интересам потерпевшего и соответствует цели восстановления социальной справедливости.

Для многих, впервые совершивших преступление небольшой тяжести, сам факт привлечения их к уголовной ответственности, осознание возможности понести уголовное наказание (в том числе и лишение свободы), уже является сильным фактором, могущим исправить человека. Если это так, то цели наказания достигнуты, а превышение соразмерности наказания содеянному вовсе не означает того, что человек исправится еще больше. Напротив, существует большая вероятность озлобления на несправедливую оценку. Если речь идет об освобождении от уголовной ответственности, то вряд ли можно считать обязательным судебное разбирательство. Если же человек не переживает о происшедшем и не стремиться исправить ситуацию, то в этом случае он должен понести наказание по всей строгости уголовного закона.

Следует отметить, что прекратить уголовное дело , расследуемое по признакам вышеперечисленных статей, возможно и в связи с деятельным раскаянием обвиняемого - еще одним нововведением, закрепленным в ст.75

37 Исправление является одной из целей наказания по новому уголовному”

60

УК РФ и ст.7 УПК, а если попытаться перечислить случаи возможного пре- кращения уголовного дела в связи с изменением обстановки, то перечень статей Особенной части УК РФ значительно увеличится, так как прекратить уголовное дело по ст.77 УК РФ и ст.6 УПК лицо, ведущее производство по делу, вправе в отношении обвиняемого, даже за совершение преступления средней тяжести, наказание за которое может составлять до 5-ти лет лишения свободы.

Презумпция невиновности оказывает влияние на взаимоотношение следователя, прокурора и суда. Выводы следователя проверяются прокурором и судом и могут быть признаны несостоятельными. Следователь, прокурор и судья ответственны за принятые решения по уголовному делу ( находящегося у них в производстве, а также в рамках контроля и надзора), идущими вразрез с принципом презумпции невиновности.

Удовлетворительно ли следователь выполнил обязанность доказывания определяет прокурор. Он изучает дело. Убедившись, что расследование произведено надлежащим образом и вина обвиняемого подтверждена мате- риалами дела, прокурор утверждает обвинительное заключение. Если же оказывается, что следователь не справился с обязанностью доказывания (по- строил свой вывод на недостаточно исследованных, сомнительных материалах, допустил логические или юридические ошибки в оценке доказательств) прокурор применяет процессуальные санкции. Он отказывает в утверждении обвинительного заключения, признавая недействительными выводы следователя, возвращает ему дело для устранения допущенных ошибок и восполнения недостатков, либо прекращает производство по делу (ст. 213, 214 УПК).

Если прокурор утверждает обвинительное заключение с недостаточно доказанными выводами следователя и направляет его вместе с материалами

закону - ч. 2 ст. 43 УК РФ (прим. автора).

уголовного дела в суд, то суд постановляет оправдательный приговор или направляет дело на дополнительное расследование, объявляя, таким образом, обвинение ничтожным или неполноценным.

Таким образом, субъектом обязанности доказывания на стадии предварительного расследования выступают лицо, производящее доз- нание, следователь и прокурор. Обвиняемого (подозреваемого) и его защитника закон наделяет лишь правом по участию в доказывании. Они являются субъектами доказывания, а не субъектами обязанности до- казывания.

Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям в ходе предварительного расследования не противоречит принципу презумпции невиновности.

§ 2. Процессуальные функции обвинения и защиты и обязанность доказывания на предварительном следствии.

Процессуальные функции обвинения и защиты изначально различны. Это предопределено их задачами, возложенными на них уголовно-процессуальным законодательством. “т.-.•!.-» : Г …

Рассмотрим основные уголовно-процессуальные характеристики каж- ~ дого из субъектов обязанности доказывания на предварительном следствии, а также вышеуказанные характеристики обвиняемого и защитника, для которых участие в доказывании является правом.

Прокурор является должностным лицом, осуществляющим надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов, действующих на территории РФ. Процессуальное положение прокурора в уголовном процессе, формы и методы деятельности определяются общими задачами уголовного судопроизводства и непосредственными задачами, решаемыми в каждой отдельной стадии.

Широкими полномочиями прокурор обладает в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Прокурор надзирает за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел или сам возбуждает уголовное дело, осуществляет общее руководство расследованием, направляя его ход. Он вправе истребовать у органа дознания и следователя уголовное дело и материалы о преступлениях, давать указания о расследовании, отменять и изменять вынесенные ими в отступление от закона постановления, продлевать сроки расследования и содержания обвиняемого под стражей, возвращать дела для дополнительного расследования, передавать дела для расследования от одного следователя другому.

Прокурор вправе принять к своему производству либо поручить подчиненному ему прокурору или следователю расследование любого преступ-

• — - :..;? …-….,63-

38

ления . В этом случае прокурор не становится органом предварительного расследования, он остается прокурором. Ведение следствия прокурором не противоречит сущности прокурорского надзора за следствием, но лишь по- стольку, поскольку вызывается конкретной обстановкой и не возводится в правило.

Особое значение имеет прокурорский надзор там, где происходит ограничение конституционных прав и свобод граждан. Прокурор не должен давать санкции на заключение под стражу, если это не вызывается необходимостью, и должен изменять эту меру пресечения, как только отпадают основания, по которым она была избрана.

Прокурор обязан немедленно освободить своим постановлением каждого содержащегося без законных оснований в следственном изоляторе или изоляторе временного содержания.

Прокурорский надзор в стадии предварительного расследования призван обеспечить раскрываемость преступлений, привлечение к ответственности виновных и недопущение привлечения к ответственности невиновных лиц (ст. 1 Закона “О прокуратуре РФ”, ст. 2 УПК).

По окончании предварительного расследования прокурор определяет дальнейшее движение уголовного дела (ст. 214 УПК). Законченное расследованием уголовное дело может быть принято судом к рассмотрению лишь при условии, если обвинительное заключение утверждено прокурором.

Проблемные вопросы прокурорского надзора за обеспечением презумпцией невиновности на предварительном следствии будут рассмотрены ниже, в отдельном параграфе.

Следователь осуществляет предварительное следствие по уголовному делу. По действующему законодательству предварительное следствие произ-

О прокуратуре Российской Федерации: Федеральный закон от 17 ноября 1995 г. (с изменениями от 27 января 1999 г.) // Рос. газета от 28.01.99 г.

з&~ - - -

й; водится следователями -прокуратуры, органов внутренних дел, федеральной

службы безопасности и федеральных органов налоговой полиции (ст. 125 ‘ УПК).

V Процессуальное положение следователя и объем его полномочий не

?щ зависят от ведомственной принадлежности, они одинаковы. Содержание и

? направление деятельности следователя определяются задачами уголовного

– судопроизводства.-Следователь призван раскрыть преступление и изобли-

”;-‘? чить виновных, то есть установить, какое преступление, когда и каким спо-

собом совершено, выявить всех лиц, причастных к его совершению (исполнителей, подстрекателей, организаторов, пособников), выяснить все признаки преступления, образующие его состав, все данные, характеризующие субъект преступления, установить субъективную и объективную стороны, причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

Следователь должен принять меры к обеспечению возмещения ущерба, причиненного преступлением, а также возможной конфискацией имущества. На нем лежит обязанность по принятию мер, препятствующих продолжению л преступной деятельности лиц, совершивших преступление, их попыткам по-

мешать установлению истины по делу.

Обстоятельства дела должны быть исследованы следователем всесторонне, полно и объективно с тем, чтобы обеспечить наказание действительно виновного и оградить невиновного от необоснованного привлечения к ответственности.

Следователь обязан принять меры к охране прав и законных интересов всех участвующих в деле лиц: разъяснить им эти права и обеспечить возможность их реализации.

Следователь обладает широкой процессуальной самостоятельностью.

^ Концепция судебной реформы рассматривает следователя как центральную

фигуру, независимую в своих решениях от лиц, занимающих определенное

административное положение. Он оценивает доказательства по своему внут-

реннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела, руководствуясь законом и правосоз- нанием (ст. 71 УПК).

Под понятием “начальник следственного отдела” подразумеваются (п. 6 ст. 34 УПК) начальники следственного комитета, управления, службы, отдела, отделения,-группы органов внутренних дел, прокуратуры, федеральной службы безоцасности, федеральных органов налоговой полиции и их заместители, действующие в пределах своей компетенции.

Полномочия начальника следственного отдела определены в ст. 127(1) УПК. Ему предоставлено право осуществлять контроль за своевременностью действий следователей по раскрытию и предупреждению преступлений, принимать меры к наиболее полному, всестороннему и объективному производству предварительного следствия по уголовным делам; он вправе проверять уголовные дела, давать указания следователю о производстве предварительного следствия, о привлечении в качестве обвиняемого, квалификации преступления и объеме обвинения, о направлении дела, о производстве отдельных следственных действий; передавать дело от одного следователя другому, поручать расследование дела нескольким следователям, а также участвовать в производстве предварительного следствия, лично производить предварительное следствие, пользуясь при этом полномочиями следователя. Указания начальника следственного отдела даются следователю в письменной форме и обязательны для исполнения, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 127 УПК.

К “органам дознания” закон (ст. 117 УПК) относит: милицию; командиров воинских частей, соединений и начальников военных учреждений (по делам о всех преступлениях, совершенных подчиненными военнослужащими, а также военнообязанными во время прохождения им сборов; по делам о преступлениях, совершенных рабочими и служащими Вооруженных сил в связи с исполнением служебных обязанностей или в расположении части,

?.:.’: 6Э ??–.-??

Защитник - это лицо, которое в установленном законом порядке допущено для участия в деле для защиты прав и законных интересов подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, а также осужденного или оправданного и оказания им юридической помощи.

Адвокаты, представители профессиональных и других общественных организаций не могут быть защитниками, если имеются основания для их отвода (ст. 67(1) УПК).

В стадии предварительного расследования закон устанавливает следующие случаи обязательного участия защитника (ст. 49 УПК): по делам не- совершеннолетних; немых, глухих, слепых и других лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту; лиц, не владеющих языком, на котором ведется производство по делу; лиц, обвиняемых в совершении преступлений, за которые в качестве меры наказания может быть назначена смертная казнь (с момента предъявления обвинения); лиц, между интересами которых имеются противоречия и если хотя бы одно из них имеет защитника.

“Специфика защиты заключается в ее односторонности, в ее направленности на отстаивание законных интересов обвиняемого, реализации его прав, оказание юридической помощи подзащитному. Для защитника интересы клиента являются наиболее значимым нравственным ориентиром, если они могут быть отстаиваемы в пределах законных методов и средств”40. С момента допуска к участию в процессе защитник вправе использовать все предоставленные ему законом возможности, всю совокупность прав без каких-либо ограничений и условий, могущих нарушить или стеснить функцию защиты.

В проекте Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, разработанным комиссией Министерства юстиции, уголовное преследование

соединения, учреждения); органы Федеральной службы безопасности - по делам, отнесенным законом к их ведению; начальники исправительно-трудовых учреждений, следственных изоляторов (по делам о преступлениях против установленного порядка несения службы, совершенных сотрудниками этих учреждений, а равно по делам о преступлениях, совершенных в расположении этих учреждений; органы Государственного пожарного надзора (по делам о пожарах и нарушениях противопожарных правил; органы пограничной службы Российской Федерации - по делам о нарушениях режима Государственной границы РФ, пограничного режима и режима в пунктах пропуска через Государственную границу РФ, а также по делам о преступлениях, совершенных на континентальном шельфе Российской Федерации; капитанов морских судов, находящихся в дальнем плавании, и начальников зимовок в период отсутствия транспортных связей с зимовкой; федеральные органы налоговой полиции - по делам, отнесенным законом к их ведению; таможенные органы РФ - по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 188, 189, 193, 194 УК РФ.

Закон различает понятие и компетенцию органа дознания и лица, производящего дознание.

Орган дознания представляет его руководитель, который вправе производить дознание по любому делу, отнесенному к компетенции дознания, и осуществлять отдельные следственный действия. Орган дознания в лице его начальника руководит дознанием, назначает лиц для ведения дознания и несет полную ответственность за качество расследования. Лицо, производящее дознание, - это должностное лицо, уполномоченное органом дознания на производство дознания. Будучи самостоятельным субъектом процесса, оно тщательно исследует все обстоятельства дела и, как и следователь, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, руководствуясь законом и правосознанием (ст. 71 УПК).

Лицо, производящее дознание, несет ответственность за законность и обоснованность своих действий. Однако его процессуальная самостоятельность более ограничена, чем следователя. Если следователь все решения принимает самостоятельно, кроме случаев, когда требуется санкция прокурора или решение суда, то лицо, производящее дознание, многие решения принимает с согласия начальника органа дознания или по его поручению. Наиболее важные действия и решения совершаются и принимаются органом дознания.

В отличие о следователя на орган дознания и лицо, производящее дознание, не распространяются правила ч. 2 ст. 127 УПК. Все указания прокурора для них обязательны. При несогласии с ними орган дознания вправе обжаловать эти указания, не приостанавливая их выполнение.

Обвиняемым признается лицо, в отношении которого в установленном законом порядке вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Постановление о привлечении в качестве обвиняемого выносят следователь или лицо, производящее дознание (а также прокурор и начальник следственного отдела), в стадии предварительного расследования. Привлечение в качестве обвиняемого может иметь место не иначе как на основаниях и в порядке, предусмотренных законом (ст. 4, 143, 144, 148, 149 УПК), что обеспечивает защиту прав и законных интересов личности в уголовном процессе.

Привлечение лица в качестве обвиняемого в силу принципа презумпции невиновности не предрешает окончательных выводов органов, ведущих предварительное расследование, и прокурора.

Акт привлечения в качестве обвиняемого вызывает лишь процессуальные последствия, а именно: 1) обвиняемый узнает, в чем он обвиняется, и приобретает права, реализуя которые, он защищает себя, свои законные интересы; 2) на обвиняемого возлагаются определенные обязанности; 3) орга-ны и должностные лица, ведущие процесс, обязаны в ходе всего производст-

68 ва по делу разъяснять обвиняемому его права и обеспечивать их осуществле- ние; 4) органы и лица, ведущие процесс, вправе применять по отношению к обвиняемому в строго определенном законом порядке принудительные про- цессуальные меры - меры пресечения, обыск, наложение ареста на имущество и др. (ст. 55 Конституции РФ, ст. 89, 122, 147, 153, 175 УПК).

Свои права обвиняемый может реализовать лично, посредством использования защитника, с помощью защитника или законного представителя, а также совместно с последним. Однако, на предварительном следствии право давать показания обвиняемый может реализовать только лично.

Среди прав обвиняемого в ст. 46 УПК прежде всего указано право знать, в чем он обвиняется, поскольку лицо, не зная объема, содержания и характера обвинения, не может реально осуществлять защиту от обвинения. Обвиняемый без этого не сможет эффективно воспользоваться правами на дачу показаний, представление доказательств, заявления ходатайств и др. Закон наделяет обвиняемого правом представлять доказательства. Это могут быть прежде всего документы, которые ему принадлежат, получены им в различных организациях или истребованы защитником через юридическую консультацию. Возможно также представление предметов, которые могут служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо к обнаружению невиновных.

Обвиняемый не может нести ответственности за отказ от дачи показаний или за дачу заведомо ложных показаний. Показания обвиняемого имеют двойственную природу, являясь, с одной стороны, источником доказательственной информации, а с другой - средством защиты от предъявленного обвинения39.

Уголовно-процессуальное право РФ // Учебник / Под ред. П.А. Лупинской - М., 1998. С. 205.

о! 70

определяется (п. 16 ст. 5) как “деятельность, осуществляемая прокурором, следователем, органом дознания, лицом, производящим дознание, с целью изобличения на основе собранных доказательств подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления” . Реализация следователем явно односторонней функции уголовного преследования, носящей обвинительный характер, делает возможным и необходимым наличие противоположной ей функции - защиты. Нельзя не согласиться с мнением И.В. Тырычева о том, что “защита существует там и постольку, где и поскольку осуществляется уголовное преследование обвиняемого. Ибо нет и не может быть положения, чтобы в деле фигурировал подозреваемый или обвиняемый и его никто ни в чем не подозревал, либо не обвинял”42.

Деятельность следователя должна быть направлена на отыскание установленными законом средствами и способами истины по делу, находящемуся в его производстве. В случаях, когда он сам обнаруживает доказательства невиновности обвиняемого, либо на это указывает сам обвиняемый (его защитник), проверка имеющихся доказательств не подвергла их сомнению, следователь должен прекратить уголовное дело по соответствующему в законе основанию.

Если же следователь на основании собранных, проверенных и оцененных доказательств по делу осуществляет уголовное преследование обвиняемого, последний, в силу специфичности уголовно-процессуальных отношений, нуждается в квалифицированной юридической помощи. Закон предусмотрел также случаи обязательного участия защитника (ст. 49 УПК).

40 Б о й к о в А. Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам -М., 1978. С. 52.

1 Уголовно-процессуальный кодекс РФ (проект). // Юридический вестник. 1995. №33 (122). С. 3.

42 Т ы р и ч е в И. В. Основные уголовно-процессуальные функции -М., 1992. С. 94-95.

v^-.. ;.?;?.. - 71

В уголовном судопроизводстве адвокат участвует или в качестве защитника обвиняемого, или в качестве представителя потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.

Основанием вступления адвоката в уголовный процесс может быть соглашение, заключенное с ним заинтересованным лицом через юридическую консультацию, или поручение заведующего юридической консультацией в соответствии с требованием следователя.

И в первом и во втором случаях первоначально возникающие правоотношения могут быть охарактеризованы как гражданско-правовые. После того, как адвокат будет допущен в уголовный процесс следователем, он становится участником уголовно-процессуальных правоотношений и субъектом доказывания.

Правовой характер обязанности адвоката-защитника отмечен в ст.51 УПК: “Защитник обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих подозреваемого или обвиняемого, смягчающих их ответственность, оказывать им необходимую юридическую помощь”.

В теории процесса термин “выявление” не тождественен понятию “доказывание”. Адвокат - активный участник обнаружения, сбора и проверки всех доказательств, имеющих значение для защиты интересов обвиняемого.

Адвокат, осуществляя функцию защиты в ходе доказывания на предварительном следствии, имеет несколько важных преимуществ, расширяющих возможности исполнения им своих полномочий в сфере доказывания по сравнению со следователем.

Данная посылка подтверждается следующим: из принципа презумпции невиновности вытекает, что недоказанность виновности равнозначна доказанной невиновности и все неустранимые сомнения в ви-новности обвиняемого толкуются в пользу последнего. Эти положения

..’v,.:I– - 72

позволяют адвокату ограничиться указанием на порочность представленных доказательств и порождаемые ими сомнения в обоснованности обвинения, не предоставляя при этом доказательств невиновности подзащитного.

Следующее преимущество, на наш взгляд, заключается в том, что защитник не обязан собирать доказательства. Ему достаточно указать на то, что конкретные оправдывающие подзащитного доказательства существуют и что их значение для дела несомненно (пробелы в следствии).

Законодатель не исключает возможность отсутствия события преступления, предположение о наличии которого возникло, не только на момент обнаружения признаков преступления, но и в последующем. Об этом свидетельствует возможность прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям на предварительном следствии. “Если во многих других областях, например, в науке, искать истину можно бесконечно долго, то процессуальные условия производства по уголовному делу не дают такой возможности и дело должно разрешаться и при “недостижении истины”43.

На наш взгляд, можно выделить следующие причины “недостижения истины”:

а) естественно происходящие в живой и неживой природе процес сы (стихийное бедствие, смерть свидетеля, неумышленное уничтоже ние следов преступления любыми лицами и т.д.);

б) ненадлежащая деятельность субъекта доказывания (предвзя тость в оценке доказательств, отсутствие должного опыта);

Арсеньев А. Д. Истина, достоверность и обоснованность в судебном экспертном исследовании по уголовным делам / Вопросы i теории судебной экспертизы. Научные труды ВНИИСЭ - М., 1979. Вып. 39. С. 15.

.;-…–^v -..–?-… 73

в) недобросовестное исполнение своих обязанностей свидетелем, потерпевшим, экспертом, переводчиком (дача ложных показаний, не достаточный уровень профессионализма);

г) действия обвиняемого по сокрытию следов совершенного им преступления;

д) недостатки в организации расследования (непроведение или несвоевременное проведение процессуальных действий, недоработка плана расследования, отсутствие должного взаимодействия между пра воохранительными органами).

Закон требует наличия достаточных доказательств для предъявления обвинения (ст. 143 УПК), но понятие “достаточный” не является синонимом слова “окончательный”. Первый означает: в должной мере, обоснованный, веский, основательный, удовлетворяющий необходимым условиям, а второй - полностью, совсем, совершенно44. То, что достаточно для предъявления обвинения, недостаточно для окончательного вывода по делу. Так, при исследовании уголовных дел было установлено, что только в ходе предварительного следствия в 53% случаев обвинение было изменено45.

“Осторожность в привлечении - вещь необходимая. Это не только юридическое, но и нравственное требование. Но осторожность не должна быть смешиваема с умышленной медлительностью, сводящею на ничто права обвиняемого, подлежащего рано или поздно неизбежному привлечению”46.

Как и обвиняемый, защитник вправе участвовать в уголовном судопроизводстве посредством представления доказательств, заявления ходатайств, принесения жалоб, заявления отводов. Защитник вправе

^Ожегов С. И. Словарь русского языка - М., 1982. С. 157, 395.

45 См.: приложение № 2 к диссертации.

46 К о н и А. Ф. Собр. соч. в 8т. Т. 4. - М., 1967. С. 186.

?•’-:. ‘.. 1 74

знакомиться с протоколами следственных действий, проводимых с участием обвиняемого (подозреваемого), а по окончании расследования -со всеми материалами уголовного дела , иметь свидания с обвиняемым наедине без ограничения количества и продолжительности, присутствовать при производстве следственных действий с участием обвиняемого, делать письменные замечания, участвовать при рассмотрении судьей жалоб в порядке ст. 220(2) УПК.

Специальные знания и профессиональный опыт адвоката, обычно высококвалифицированного юриста, повышают эффективность защиты. Немаловажна и психологическая поддержка, которую получает от него подзащитный. Сообразующиеся с законом и судебной этикой советы адвоката помогают обвиняемому выбрать оптимальную линию защиты.

Защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения, с момента объявления ему протокола задержания (в случае, когда лицо задержано (в порядке ст. 122 УПК) по подозрению в совершении преступления или заключения его под стражу (ст. 96 УПК) до предъявления обвинения) или постановления о применении этой меры пресечения (ст. 47 УПК).

В качестве защитников допускаются: адвокат по предъявлении им ордера юридической консультации, представитель профессионального союза или другого общественного объединения, являющийся защитником, по предъявлении им соответствующего протокола, а также документа, удостоверяющего его личность.

Выбор и приглашение защитника - право обвиняемого. По его поручению или с его согласия выбрать и пригласить защитника могут его родственники и знакомые. Обвиняемый вправе отказаться от защитника (ст.50 УПК), но в определенных законом случаях (ст. 49 УПК) участие защитника является обязательным.

::.^т 75 /5

Так, по делам в отношении несовершеннолетних, немых, глухих, слепых и других лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту, лиц, не владеющих языком, на котором ведется уголовное судопроизводство, участие защитника обязательно с момента всех трех указанных в ст. 47 УПК случаях его допуска к делу. А в случае предъявления лицу г обвинения в совершении, преступления, за которое в качестве меры на- ; е казания может быть назначена смертная казнь - защитник допускается с = момента предъявления обвинения. В указанных случаях расходы по оплате труда адвоката относятся на счет республиканского бюджета. Следователь должен разъяснить обвиняемому, что нецелесообразно отказываться от услуг защитника при отсутствии возможности оплатить его расходы.

Закон обязывает следователя, прокурора и суд разъяснять эти права обвиняемому и способствовать их реализации. Чем раньше вступит защитник в дело, тем скорее он сможет обратить внимание следователя на пробелы в материалах следствия, идущие вразрез с интересами обвиняемого, на необходимость своевременного выявления и справедливой оценки обстоятельств, исключающих или смягчающих ответ- ственность.

Очевидно, гарантии прав обвиняемого должны органически соединяться с гарантиями достижения истины, а также с гарантиями охраны жизни, здоровья, чести и достоинства других граждан. Поэтому закон устанавливает, что обвиняемый имеет право знакомиться со всеми материалами дела только с момента объявления об окончании предварительного следствия, то есть когда все необходимые доказательства, по мнению следователя, уже собраны, закреплены, проверены и обвиняемый не сможет использовать свою осведомленность в противоза-

-к 76 76 . ;? ~

конных целях, а подозрения в отношении фактически непричастных лиц опровергнуты.

Иногда, ознакомившись с материалами предварительного следствия, адвокат находит основания ходатайствовать перед следователем о том, чтобы дело было прекращено в полном объеме. При удовлетворении такого ходатайства цели защиты полностью достигаются без передачи дела в суд. В. случае согласия с защитником, следователь должен принять необходимые меры по реабилитации человека, дело в отношении которого было прекращено производством.

Не удовлетворить ходатайство следователь может только если признает, что речь идет об обстоятельствах, не имеющих значения для дела, что защитник ошибается в оценке доказательств или неправильно толкует закон. В этих случаях следователь выносит постановление об отказе в удовлетворении ходатайства. Адвокат, в свою очередь, вправе обжаловать это постановление прокурору, который полномочен отменить постановление следователя и обязать его удовлетворить ходатайство либо отклонить жалобу. Практика показывает, что отношение следователя к заявленному обвиняемым (его защитником) ходатайству бывает не объективным. Так, при изучении уголовных дел было установлено, что в 69 % случаев защитники обжаловали неудовлетворенные ходатайства прокурору, после чего 34% этих ходатайств были удовлетворены прокурором47.

Если обвиняемый признает себя виновным и собраны уличающие доказательства, защитник должен до конца выполнить возложенные на него обязанности и принять все предусмотренные законом меры к тому, чтобы смягчить наказание подзащитному. Когда обвиняемый не признает свою вину, а в деле имеются веские уличающие доказательства,

См.: приложения № 1, 2 к диссертации.

адвокат должен максимально приложить усилия к поиску оправдываю- щих подзащитного доказательств.

Возможность действовать в этом направлении имеется всегда. Какой бы убедительной, монолитной, несокрушимой ни представлялась на первый взгляд система доказательств обвинения, при тщательном анализе в ней неизбежно ^обнаруживаются различного рода пробелы,. несоответствия, противоречия, слабо аргументированные детали. Задача адвоката заключается в том, чтобы обнаружить, подчеркнуть все,?; что не соответствует версии обвинения, извлечь из дела и противопоставить этой версии все, что подтверждает показания подзащитного, все, что может быть истолковано в пользу его невиновности либо смягчает

до

вину. Подчас это требует напряженного, нелегкого труда .

Адвокат вправе и нравственно обязан не согласиться с подзащитным, если тот предлагает аморальные приемы защиты, например, подговор к лжесвидетельству, представление в качестве доказательств ложных документов и т.п.

В вопросе об отношении к обвинению коллизия между адвокатом и подзащитным оправдана лишь в тех случаях, когда обвиняемый при- знает себя виновным, а защитник предполагает, что это самооговор, ложное признание. Защитник при этом должен выполнять свои обязан- ности, указанные в ст. 51 УПК.

Прокурор и следователь могут получать любую значимую информацию, требующуюся для дела, от граждан, организаций или учреждений. К раскрытию преступлений и обнаружению виновных они привлекают оперативно-розыскные подразделения милиции. Адвокат же может и должен противопоставлять этому логику и знание закона, используя при этом свои права (ст. 51 УПК).

Ларин А. М. Презумпция невиновности - М, 1982. С. 81.

ч^. :v^78 /8

Адвокат защищает обвиняемого, который считается невиновным, ^ пока иное не доказано в установленном законом порядке вступившим в законную силу приговором суда. Адвокат защищает от необоснованных, ошибочных обвинений, от чрезмерных, несправедливых наказаний. И в этом заинтересованы не только обвиняемые, но и каждый сознательный гражданин,’само государство, ми .;….. ???;>; - ?….>? • ?*…

Интересы обвиняемого,-следует разделять на два вида: материально- ; правовые и процессуальные.-К материально-правовым интересам относятся стремление обвиняемого не быть привлеченным к уголовной ответственности, а если это невозможно, применения к нему наиболее благоприятного уголовного закона. Эти интересы всегда являются законными и защитник обвиняемого, безусловно, должен их поддерживать.

Исключение составляет случай, когда лицо, реально совершившее преступление, стремится избежать уголовной ответственности. В данной ситуации подобный интерес обвиняемого не законен, поскольку государство объявило своей задачей (ст. 2 УПК) подвергнуть каждого совершившего преступление справедливому наказанию.

К процессуальным интересам обвиняемого следует отнести его стремление использовать те или иные средства защиты. Законными средствами защиты будут являться такие, которые допустимы уголовно-процессуальным законом и не запрещены уголовным. Незаконными - соответственно те, которые запрещены. Эти последние интересы обвиняемого защитник не вправе поддерживать так же, как не вправе и сам стремиться к использованию незаконных средств защиты.

Статья 48 Конституции РФ гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе и защиту по уголовному делу. Необходимость оказания защитником юридической помощи обвиняемому вызвана тем, что лица, попавшие в сферу уголовной юстиции, как правило, не знакомы с юриспруденцией. В идеале, для того, чтобы эта кон-

ституционная гарантия могла быть реально действующей, защитником обви- няемого должен быть профессиональный юрист, имеющий право на занятие адвокатской деятельностью. :

Участие на предварительном следствии защитника, не обладающего необходимыми профессиональными навыками, ставит под сомнение исполнение провозглашенной Конституцией России обязанности государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь. Об этом прямо указал Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 28 января 1997 г. по делу о проверке конституционности ч. 4 ст. 47 УПК в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и СВ. Абрамова49.

Уголовно-процессуальное законодательство многих зарубежных государств предусматривает, что в качестве защитников на досудебных стадиях процесса участвуют профессиональные юристы. Например, в §138 Уголовно- процессуального кодекса Германии закреплено правило: “В качестве защитников могут быть избраны адвокаты, допущенные к работе при одном из немецких судов, а также преподаватели права немецких высших учебных заведений”50. Другие лица могут стать защитниками только по решению суда. Параграф 141 (абз. 2) УПК ФРГ предусматривает возможность назначения защитника из числа “других лиц” судьей, который правомочен вести судебное разбирательство, по ходатайству прокурора в период предварительного расследования. Однако, если имеет место случай обязательного участия защитника “иные лица” могут быть допущены в качестве таковых только наряду и совместно с профессиональным защитником.

Анализируя опыт ФРГ, мы считаем целесообразным на законодательном уровне ограничить круг лиц, которые могут быть допущены в качестве

Постановление Конституционного Суда РФ. // Российская газета/18 фев раля 1997 г. 50 УПК ФРГ - М., 1994. С. 74. “ .т.-

• ^ 80 80

защитников по уголовному делу, а именно, изложить п. 4, 5 ст. 47 УПК в следующей редакции:

“В качестве защитников допускаются: адвокат по предъявлении им ор дера юридической консультации, а также лица, имеющие высшее юридиче ское образование и опыт работы по юридической специальности не менее 2- х лет. х Jкг;.

Иные лица могут быть допущены в качестве защитников только наряду и совместно с профессиональным защитником.”

Человек попавший в сферу уголовного преследования, может не захотеть пользоваться услугами незнакомого адвоката (пусть даже и бесплатно). Позволить человеку “вверить свою судьбу” своему знакомому юристу, которому он доверяет и считает его достаточно компетентным представляется нами гуманным.

Участие же в качестве защитников по уголовным делам только профессионалов повысит в целом качество самой защиты и уровень предварительного расследования.

Защитник обвиняемого должен в совершенстве знать уголовно-процессуальное и уголовное право, теорию и практику производства предварительного расследования преступлений, владеть тактикой и методикой защиты лиц, обвиняемых (подозреваемых) в совершении преступления, и многое другое. Без этого он не может выполнять возложенную на него ч. 1 ст. 51 УПК обязанность использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих обвиняемого, смягчающих его ответственность, а также оказать ему необходимую юридическую помощь.

Профессиональные знания юриста не являются единственным критерием высокой квалификации защитника обвиняемого. Другим показателем компетентности защитника служит его профессиональная этика. Как об этом вполне обоснованно упоминает А.Д. Бойков: “Профессиональная зрелость

специалиста не может характеризоваться лишь определенной суммой знаний, умений, навыков; она включает и соответствующий уровень нравственного развития личности, овладения ею моральными требованиями данной профессии”51. И хотя, в сфере уголовного судопроизводства нравственные регуляторы деятельности (не имеющие правовой формы) выступают как бы в дополнение правовых, соблюдение этических норм защитником является не- о ?; обходимым условием надлежащего исполнения своей профессиональной ; фе функции. Корректное поведение защитника обвиняемого в уголовном про- = цессе; умение избегать конфликтных ситуаций с лицом, производящим расследование, и другими участниками судопроизводства; способность установить отношения взаимного доверия с подзащитным и т.п., в значительной степени предопределяют общий успех осуществляемой защиты.

Американский адвокат Лон Фуллер, говоря об адвокатской этике, пишет: “Адвокат не должен присваивать функцию судьи и вне суда осуждать своего клиента. … Один из принципов адвокатской этики - недопустимость заявлять суду или присяжным заседателям о своей уверенности в невиновности подсудимого. Заявление адвоката должно звучать так: “Рассмотренные судом обстоятельства не доказывают виновность моего клиента”. Ни судья, ни присяжные заседатели не будут спрашивать его, верит ли он сам в неви-новность подзащитного” . Высказанные американским адвокатом положения адвокатской этики, на наш взгляд, являются достаточно показательными в части должного понимания роли защитника всеми субъектами доказывания по уголовному делу и просто гражданами.

Не в меньшей степени нравственные требования должны предъявляться к лицам, ведущим производство по уголовному делу. “Для судей, равно как для прокуроров, адвокатов, следователей и лиц, производящих дознание,

51Бойков А. Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам -М., 1978. С. 52.

должны быть характерны: гуманный и глубоко человечный подход к людям, забота о человеке и уважительное к нему отношение, сочувствие и доброже лательность, способность видеть в каждом деле не безликий “случай”, а жи вого человека с его сложными переживаниями… Крайне важно не подменять <ф строгость жестокостью, сочетать высокий профессионализм с выполнением

долга, не переоценивать роль своей профессии и никогда не забывать того, чему она должна служить, неустанно бороться с “профессиональным привыканием” и связанным с ним душевным огрублением” .

Следует отметить, что в отличие от России, некоторые зарубежные страны предъявляют более высокие требования к юридическому образованию будущего адвоката. Например, в США до сдачи экзамена на получение лицензии адвоката допускаются лица, окончившие юридический колледж (4 года обучения) и юридическую школу (своего рода узкоспециализированный юридический институт - 3 года обучения) .

От адвоката требуется, с одной стороны, такие же качества, как и для

любого юриста, то есть знание законов и умение их правильно применять, а с

^ другой, - еще ряд специальных качеств, необходимых для осуществления

защиты по уголовным делам, а именно способность развивать в устной речи

одну сторону вопроса, находчивость и умение спорить55.

Для обвиняемого участие в качестве защитника адвоката предпочтительнее потому, что последний не вправе отказаться от принятой на себя защиты (ч. 6 ст. 51 УПК). Этим, возможно и объясняется тот факт, что обви-

52Лон Фуллер. Адвокат в судебном процессе США // Российская юстиция. 1995, № 8.

53 Б о й к о в А. Д. Нравственные требования, предъявляемые к профес сиональным участникам уголовного судопроизводства // Курс советского уголовного процесса. Общая часть. Учебник - М., 1989:С 49. ф -54БарщевскийМ. Ю. Бизнес-адвокатура в США и Германии - М.,

  1. С. 7. ..«:&; 55Васьковский Е. В. Организациж&двокатуры // Адвокат в уголов-

ном процессе / Под ред. П.А. Лупинской. М., 1997. С. 153.

няемые (подозреваемые), как правило, доверяют защиту своих прав и законных интересов адвокатам. Данные выборочного исследования уголовных дел и опрос следователей и дознавателей свидетельствуют о том, что адвокаты участвовали в качестве защитников в 84% случаев5

Начиная с 90-х годов, наряду с традиционными - территориальными коллегиями - стали формироваться “параллельные коллегии”. В адвокатуре -; начали возникать новые структурные подразделения: адвокатские фирмы,

бюро, кабинеты. А адвокаты получили возможность заниматься частной практикой. И теперь у обвиняемого (подозреваемого) есть право выбора: либо обратиться за правовой помощью в традиционную юридическую консультацию, либо пригласить адвоката из новой коллегии, либо адвоката, занимающегося частной практикой.

Безусловно, право свободного выбора защитника имеет не только юридическое значение, но и этическое начало. Это логически объяснимо: нормальные отношения защитника и его клиента не могут возникать и получать необходимое развитие при отсутствии необходимого доверия.

Успешно выполнить свои обязанности и решить поставленные перед ним законом задачи, защитник обвиняемого может лишь при наличии самостоятельной позиции по делу, основанной на объективном и достаточном знании материалов дела. Эта позиция, думается, “может расходиться с позицией подзащитного как в установлении тех или иных фактов, так и в их оценке”57. Но такое расхождение возможно лишь при условии, что о нем заблаговременно был извещен обвиняемый для того, чтобы предоставить воз- можность ему самому решать: согласиться ли с позицией, избранной защитником, либо отказаться от этого защитника и пригласить другого, либо осуществить защиту своих прав и законных интересов самостоятельно. Как пра-

56 См.: приложение № 1 к диссертации (прим. автора).

Мм е р л о в И. Д. Судебные прения и последнее xsoteo подсудимого в советском уголовном процессе - М., 1957. С. 106.

.::- ,84 84

вильно отмечает М.Ю. Барщевский, “позиция защитника может расходиться с позицией его подзащитного только относительно признания последним своей вины… Если обвиняемый признает свою вину, то защитник не обязан “следовать” за ним и имеет полное право отрицать наличие вины в действиях своего клиента”
.

Для общества важно, чтобы ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден. Поэтому защитник Ъбязан использовать все законные средства и способы защиты, чтобы не допустить привлечения к уголовной ответственности подозреваемого, если он считает, что нет достаточных доказательств для предъявления обвинения его подзащитному. Если обвиняемый отрицает выдвинутое против него обвинение, то защитник не вправе отрицать его версию либо заявить самоотвод.

П. 1 ст. 72 УПК запрещает допрашивать в качестве свидетеля защитника об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с выполнением своих профессиональных обязанностей. Наряду с этой нормой закона действует ч. 3 ст. 16 Положения об адвокатуре РСФСР, согласно которой адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи (имеется ввиду любая информация, заявленная адвокату его подзащитным конфиденциально).

Справедливо высказался русский юрист А.Ф. Кони: “Как бы хороши не были правила деятельности, они могут потерять свое значение в неопытных, грубых и недобросовестных руках”59. Чтобы максимально свести на нет возможность ошибки в отношении виновности обвиняемого, ему необходима квалифицированная юридическая помощь.

Барщевски й-М. Ю. Адвокат, адвокатская фирма, адвокатура -М., 1995. С. 37, 48.

59 К о н VLitfk. Ф. Нравственные начала в уголовном процессе^хэбщие черты судебной этики) / Собр. соч. в 8 т. - М., 1967. Т.1. С. 34.

-“?Ж ?;–? “85 85

Твердое и неуклонное соблюдение следователями принципа пре зумпции невиновности - это верный признак их правовой культуры, за лог тщательного, добросовестного расследования и разрешения уго ловных дел. . iO.-?;•?) •;.’.?-‘

Отношение следователя к обвиняемому должно быть в высшей степени тактичным, исключающим какое-либо высокомерие, раздражение И ОЗЛОблеНИе; i И е м OjiH:ib’<;-: . :.. .

Оценка доказательств по внутреннему убеждению следователя, нашедшая свое объективное выражение в его обвинительном заключении, на момент принятия решения является окончательной.

“После утверждения обвинительного заключения прокурором оно получает юридическую силу в качестве обвинительного акта, завершающего предварительное расследование °. Но даже при условии, что обвинительное заключение составлено на основе собранных законным путем доказательствах, были соблюдены права и законные интересы обвиняемого, окончательный вывод о виновности лица может содержаться лишь во вступившем в законную силу обвинительном приговоре суда.

Таким образом, процессуальные функции обвинения и защиты противоположны по своей природе.

Следователь на основании собранных, проверенных и оцененных доказательств по делу осуществляет уголовное преследование обвиняемого, а защитник использует все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих обвиняемого, смягчающих его ответственность.

Белозеров Ю. Н. , Е ф и м и ч е в С. П. Обвинительное заклю чение в уголовном процессе - М., 1992. С. 17. М..

Коллизия между ; адвокатом и подзащитным допустима лишь в

случаях, когда обвиняемый либо признает себя виновным, а защитник

предполагает, что это самооговор, либо предлагает аморальные приемы

защиты, например, подговор к лжесвидетельству, представление в ка-

Ш честве доказательств ложных документов и т.п.

. :_,, 87 . Й -

§ 3. Реальное соотношение возможностей в области

доказывания у следователя и обвиняемого (его защитника)

и развитие состязательных начал на предварительном следствии.

Из 105 опрошенных адвокатов, участвовавших в уголовных делах в качестве защитников, 95 (90,5%) указали на то, что объем прав защитника, закрепленный в УПК, недостаточен для эффективной защиты подозреваемого. В связи с чем, 73 (65,2%) из 112 проанкетированных следователей (дознавателей) считают, что использование защитником своих прав, предоставленных ему законом по участию в доказывании, может помешать их деятельности по всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дел а6 \ :

Защитник в ходе доказывания по уголовному делу вправе приносить жалобы, заявлять ходатайства. Уголовно-процессуальный закон не ограничивает круга действий и решений, которые могут быть обжалованы защитником обвиняемого (подозреваемого). При этом жалоба является не только средством обеспечения прав и законных интересов обвиняемого (подозреваемого), но и способом обнаружения и устранения нарушений и ошибок, допущенных в процессе расследования62.

По общему правилу, установленному ст. ст. 218, 219 УПК, жалобы на действия и решения органа дознания и следователя рассматриваются прокурором в течении трех суток с момента получения. Следователь, а также лицо, производящее дознание, обязаны в течении двадцати четырех часов направить поступившую к ним жалобу со своими объяснениями прокурору. В соответствии со ст. 220 УПК жалобы на действия прокурора приносятся вышестоящему прокурору. А с мая 1992 года (ст. 220(2) УПК) предусмотрена су-

61 Л и с и ц и н Р. Д. Защитник подозреваемого на стадии предварительного расследования: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1998. С. 35-36.

88 ЗН

дебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей.

Обвиняемый (подозреваемый) при наличии указанных в законе обстоятельств (ст. ст. 63, 64, 66, 66(1), 67, 67(1) УПК) может заявлять отводы следователю, лицу, производящему дознание, прокурору, переводчику, эксперту, специалисту, защитнику.

Защитник может реализовать предоставленные ему законом права только в том случае, если должностное лицо, в производстве которого находится уголовное дело, наделяется корреспондирующими обязанностями. Последние являются гарантиями реальной возможности участия защитника в доказывании.

Для осуществления своей функции в уголовном процессе защитник может использовать свои конституционные права. Но возникшие в связи с их реализацией правоотношения не будут являться чисто уголовно-процессуальными. Так, подача жалобы в Конституционный Суд РФ с просьбой рассмотреть вопрос о соответствии Конституции России определенной нормы или норм УПК, приостанавливает на период рассмотрения жалобы действие обжалуемых норм в отношении конкретного обвиняемого (подозреваемого) и влечет приостановление предварительного следствия.

Нарушение правил доказывания адвокатом может влечь за собой дисциплинарную ответственность. Так, ст. 25 Положения об адвокатуре устанавливает дисциплинарную ответственность адвоката за использование незаконных средств и способов защиты.

Наделяя защитника правом представлять доказательства, уголовно- процессуальный закон не устанавливает, в каких пределах, каким путем и с помощью каких способов он может их получить. Но поскольку, представленные адвокатом предметы и документы могут быть признаны доказательств;62 Научно- практический комментарий к УПК Р(?ФСР. / Под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева - М., 1995. С. 304.

– ^, . -89 89 -

ствами лишь после приобщения их к делу следователем, то можно говорить лишь о получении защитником “носителей доказательственной информации”63. Отказ в удовлетворении ходатайства обвиняемого (подозреваемого) или его защитника о приобщении в качестве доказательств предметов и документов также может быть обжалован.

Деятельность защитника, направленная на обнаружение носителей доказательственной информации, носит непроцессуальный характер, ибо не . ,, регламентируется нормами УПК. Адвокат имеет право получать предметы и документы, имеющие значение для защиты, от самого обвиняемого (подозреваемого), его родственников, а также истребовать различного рода документы через юридическую консультацию из государственных и общественных организаций, которые обязаны в установленном порядке выдавать эти документы или их копии.

Запрос юридической консультации, в отличии от надлежащим образом оформленного требования следователя, не носит общеобязательного характера. Поэтому таким путем адвокат не может получить необходимые ему сведения, являющиеся государственной, коммерческой или врачебной тайной.

Содержащегося в российском законодательстве понятие “свидание наедине” защитника и подзащитного полностью соответствует нормам международного права, зафиксированным в ч. 4 принципа 18 “Свода принципов защиты”, принятого Генеральной Ассамблеей ООН 15 декабря 1980 года64.

В настоящее время процесс реализации своего права на свидание с подзащитным урегулирован Законом РФ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”, где в ст. 18 предусмотрено, что подозреваемому и обвиняемому предоставляются свидания с

63 Б е л к-и н Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств - М., 1966. С. 41.

:.;.;4 90 SC

адвокатом, участвующим в деле в качестве защитника, по предъявлении им ордера юридической консультации. То есть теперь письменного разрешения следователя для этого не требуется.

При этом создается интересная ситуация: следователь, связанный намерением защитника встретиться с подзащитным в любое время и без ограничений, может оказаться не в состоянии проводить следственные действия в запланированное время и в установленные процессуальные сроки. Поэто- .- -му, чтобы не вступить в конфликт со следователем, защитнику целесообразно уведомлять лицо, в производстве которого находится уголовное дело, о времени своей встречи с подзащитным.

Из 174 опрошенных нами следователей и дознавателей 5% указали, что никогда не разрешают защитнику подозреваемого выписывать данные из материалов дела, с которыми последний имеет право знакомиться; 24% - позволяют выписывать, если это не помешает интересам расследования; 5% предоставляют защитнику такую возможность в случае заявления им письменного ходатайства65. Данная ситуация представляется недопустимой, ибо несоблюдение следователями требований закона о предоставлении обвиняемому по окончании предварительного следствия права на ознакомление со всеми материалами дела как лично, так и с помощью защитника, непосредственно нарушает права и законные интересы обвиняемого.

Отсутствие у защитника текста процессуального документа нередко существенно затрудняет выполнение им своей функции защиты в уголовном судопроизводстве. Выписки из материалов уголовного дела, с которыми защитник имеет право знакомиться, необходимы ему для обоснования ходатайств, жалоб, отводов. Они также требуются защитнику для разъяснения подзащитному, правовых понятий и согласования с ним тактики защиты, по-

64 Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или за ключению в како*Шй то ни было форме /Правозащитник. 1995, № 1..<2зл44.

65 См.: приложение № 1 к диссертации (прим. автора).

91 скольку во время свидания наедине они не могут воспользоваться материалами дела. Сделанные защитником записи не могут помешать установлению истины по делу и не имеют юридической силы. В этой связи предлагается законодательно закрепить право защитника на ксерокопирование тех материалов уголовного дела, с которыми он вправе знакомиться. На копии документа следователь должен ставить свою роспись и печать.

Отношение защитника к использованию своих прав на свидание и ознакомление с материалами дела предопределяет эффективность его деятельности по участию в доказывании и реализации предоставленных ему для этого прав. Если защитник имеет достаточные сведения по делу, полученные как от обвиняемого (подозреваемого), так и из материалов дела, он вырабатывает наиболее подходящую для конкретного случая тактику защиты. Тем самым он выбирает оптимальные средства выявления оправдывающих или смягчающих ответственность подзащитного обстоятельств, способствует дополнению материалов дела в интересах последнего и устранению возможной односторонности расследования. Если же у защитника нет достаточной ин- формации по делу, он, исходя из необходимости выполнять возложенную на него законом обязанность (ч. 1 ст. 51 УПК), вынужден действовать вслепую, интуитивно, используя только свои знания методики защиты и практический опыт. Такое поведение защитника не может способствовать эффективному осуществлению защиты прав и законных интересов обвиняемого (подозре- ваемого). Как справедливо отметил А.Д. Бойков: “Опасность для правосудия

кроется не столько в усердии защитника, сколько в излишней вялости, пас-

•,•,66 сивности, осторожности защиты

Для получения фактических данных, имеющих значение для дела и свидетельствующих в пользу обвиняемого (подозреваемого), защитник имеет право прибегать к услугам частных детективов. Его правовой основой яв-

66 Б о й к о в А. Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам -М., 1978. С. 69.

ляется Закон РФ “О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации”, которым предусмотрено, что детективы имеют право на сбор информации по уголовным делам. Необходимым условием выполнения указанного вида услуг является обязательное (в течении трех суток с момента заключения контракта с клиентом) письменное уведомление частным детективом органа дознания, следователя или прокурора, в чьем производстве находится уголовное дело.

Сведения о данных, могущих иметь доказательственное значение, защитник может получить путем предварительного собеседования с гражданами. В случае их последующего допроса в качестве свидетелей, они смогут дать показания, зафиксированные в протоколе допроса, который будет приобщен к делу. Закон не содержит запрета на такие собеседования. Защитнику целесообразно просить гражданина изложить сведения в письменной форме, чтобы в случае отказа следователя в удовлетворении ходатайства защитника о допросе в качестве свидетеля конкретного человека, это решение можно было бы обжаловать.

Подготовленные “третьим лицом” (техником, фотографом) план, схема, фотоснимки, также могут быть представлены следователю в качестве до- казательств . При этом “сам специалист может быть допрошен в качестве свидетеля”68.

Следователь, по сравнению с обвиняемым (подозреваемым) и его защитником наделен большими возможностями по участию в доказывании. Это вызвано тем, что он является субъектом обязанности доказывания, должностным лицом, наделенным властными полномочиями. Он осуществляет производство по делу: планирует ход следствия; производит следственные действия; признает (не признает) предметы, документы, обстоятельства

67 Л о б а н о в А. П. Правоотношения адвоката-защитника со следователем и лицом, производящим дознание - М., 1994. С. 74*

-?…. v- 93 ?,–>

в качестве доказательств по делу; применяет (не применяет) к обвиняемому меры пресечения; прекращает, приостанавливает, направляет в суд уголовное дело; считает обвиняемого виновным в совершении конкретного преступления. Однако при этом следователь должен объективно, всесторонне и полно исследовать доказательства по делу; действовать на основании и во исполнение закона; не нарушать и принимать меры по защите законных прав и интересов обвиняемого (подозреваемого); приложить все усилия и средства по установлению истины по делу. В распоряжении следователя имеются все материалы уголовного дела, оперативная информация и сведения специальных учетов.

Анализ уголовно-процессуального законодательства и научной литературы позволил представить в виде таблицы соотношение возможностей по доказыванию у следователя и обвиняемого (его защитника) на предварительном следствии.

Таблица соотношения возможностей в области доказывания на предварительном следствии

Следователь Обвиняемый Защитник 1. Сроки возможного отыскания доказательств Предусмотренный УПК срок производ- ства предварительно- го следствия Предусмотренный УПК срок производ- ства предварительно- го следствия Предусмотренный УПК срок производ- ства предварительно- го следствия 2. Основные права, кото- рыми обла- дают кон- кретные субъекты Осуществлять произ- водство по делу: пла- нировать ход следст- вия; производить следственные дейст- вия; признавать предметы, докумен- ты, обстоятельства в качестве доказа- Пользоваться услуга- ми защитника; знать, в чем он обвиняется; представлять доказа- тельства; заявлять ходатайства; обжало- вать действия и ре- шения следователя и прокурора; знако- Иметь с подозревае- мым и обвиняемым свидания наедине без ограничения их коли- чества и продолжи- тельности; присутст- вовать и участвовать при производстве следственных дейст- С т е Ц1ШВ с кий Ю. И., Л а р и н А. М. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту - М., 1988. С. 310.

94

тельств по делу; при- менять к обвиняемо- му меры пресечения; прекращать, приоста- навливать, направ- лять в суд уголовное дело; считать обви- няемого виновным в совершении конкрет- ного преступления миться с некоторыми материалами уголов- ного дела в период следствия и со всеми - после его окончания; заявлять отводы; за- щищать свои права и свободы любыми способами, не запре- щенными законом; считаться невинов- ным от имени госу- дарства; в некоторых случаях создавать условия для прекра- щения
уголовного дела
(примирение с потерпевшим, дея- тельное раскаяние) вий, проводимых с их участием;

знакомиться с неко- торыми материалами уголовного дела в период следствия и со всеми - после его окончания; обжало- вать действия и ре- шения следователя и прокурора; заявлять отводы; осуществлять защиту обвиняемого любыми способами, не запрещенными законом 3. Основные

обязанности,

которыми

наделены

конкретные

субъекты Объективно, всесто- ронне и полно иссле- довать доказательства по делу; действовать на основании и во исполнение закона; не нарушать и при- нимать меры по за- щите законных прав и интересов обвиняемого
(подозреваемого); приложить все усилия и средства
по установлению истины по Делу; Не препятствовать расследованию; “предоставлять себя” в указанных законом случаях для проведе- ния процессуальных и следственных
действий Использовать все ука- занные в законе сред- ства и способы заши- ты в целях выявления обстоятельств, оправ- дывающих подозре- ваемого или обвиняе- мого, смягчающих их ответственность, ока- зывать им необходи- мую юридическую помощь 4. Статус Должностное лицо следственного органа, наделенное
властными
полномочиями, чьи решения, принятые на основе и во имя исполнения закона,
обязательны для граждан, должност- ных лиц, государст- венных и обществен- ных организаций

..JlV>b Лицо, не имеющее властных полномо- чий, в отношении которого ведется уго- ловное преследова- ние; ограниченное в связи с этим в неко- торых правах; как правило, испыты- вающее сильное пси- хологическое давле- ние самой ситуацией уголовного преследо- вания; может не да- вать показаний или давать заведомо лож- Лицо, не имеющее властных полномо- чий, осуществляющее защиту прав и закон- ных интересов подоз- реваемого (обвиняе- мого) на основе закона (добровольно или за вознаграждение); не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ста-вших ему известными в связи с выполнением } обязанности защиты

95

ные показания; не способствовать про- ведению следствия обвиняемого; не мо- жет отказаться от принятия защиты; не может разглашать сведения, полученные от обвиняемого 5. Профессиона- лизм Достаточные знания и опыт Как правило, человек не имеет необходи- мых знаний и опыта Адвокат имеет доста- точные знания и опьпг 6. Владение ин- формацией Все материалы уго- ловного дела; опера- тивная информация; сведения специаль- ных учетов Как правило, ему из- вестны реальные со- бытия; а также неко- торые матери-алы уголовного дела; све- дения, полученные защитником Некоторые материалы уголовного дела; све- дения, полученные от обвиняемого (подоз- реваемого) и в ре- зультате непроцессу- ального отыскания доказательств (ис- пользование услуг частного детектива) 7. Подконтроль- ность Начальнику следст- венного отдела; прокурору, надзи- рающему за следстви- ем; суду (в порядке ст. 220(2) УПК); дей- ствует на основании закона Следователю; на- чальнику изолятора временного содержа- ния (в случае избрания в отношении него такой меры пресече- ния, как заключение под стражу) Заведующему юриди- ческой консультацией (если защитником является адвокат); действует на основа- нии закона, в рамках адвокатской этики 8. Возможная ответствен- ность кон- кретных субъектов, являющаяся допол- нительной гарантией достижения задач уголов- ного судопро- изводства Уголовная (напри-мер за получение взятки, служебный подлог, халатность, привле- чение заведомо неви- новного к уголовной ответственности, не- законное освобожде- ние от уголовной от- ветственности, неза- конное задержание, заключение под стражу или содержа- ние под стражей, принуждение к даче показаний, фальси- фикация доказа- тельств) и дисципли- нарная (передача дела другому следователю, меры дисциплинарно- го взыскания) л:,ч Уголовная(напри-мер за дачу взятки, заве- домо ложный донос; воспрепятствование осуществлению пра- восудия и производ- ству предварительного
расследования); избрание или измене- ние на более строгую меры пресечения Уголовная (напри-мер за дачу взятки, вос- препятствование осуществлению пра- восудия и производ- ству предварительного
расследования, подкуп
или принуждение к даче показаний или
уклонению от дачи
показаний либо к неправильному переводу) и дис- циплинарная (в от- ношении адвоката - за нарушение адвокат- ской этики, осущест- вляемая коллегией адвокатов)

96

Конституция РФ предусматривает осуществление судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (ст. 123).

Применительно к стадии судебного разбирательства действие принципа состязательности у большинства процессуалистов не вызывает сомнений. Некоторые ученые видят проявление отдельных положений этого принципа на досудебных стадиях . По мнению других авторов нельзя вообще говорить о наличии состязательности на данных стадиях70.

Анализ соотношения возможностей в области доказывания у следователя, с одной стороны, и обвиняемого (его защитника), с другой, - то, что отражено в таблице, - также позволяет прийти к выводу о том, что на предварительном следствии состязательность проявляется лишь в некоторых случаях.

В истории нашего государства существовал период, когда предварительное следствие носило состязательный характер. В соответствии с УПК РСФСР 1922 г. следователь состоял в судебном ведомстве. Это предопределило его организацию и, в определенной мере, независимость от прокурора и органа дознания. Согласно ст. 127 названного УПК назначение следователей на должность, передача дел из одного следственного участка в другой и отстранение следователя от производства по делу осуществлялись губернскими судами. Судебному рассмотрению подлежали жалобы на действия следователя (ст. 126 УПК). Указания прокурора следователь был вправе обжаловать в суд (ст. 151). Подобная организация предварительного следствия по-

См. напр.: Строгович М. С. Природа советского уголовного процесса и принцип состязательности. - М., 1939. С. 152.

. 70 См. напр.: Рахунов Р. Д. Участники уголовно-процессуальной дея- тельности. С. 128.

    •?????        -97

зволяла следователю осуществлять судебную по своей природе функцию юс- тиции, а прокурору и подчиненным ему органам - функцию обвинения71.

В дальнейшем, при принятии нового уголовно-процессуального законодательства, в силу, главным образом, политических причин на прокурора была возложена функция не только уголовного преследования, но и руководства предварительным расследованием. Компетенция прокурора была расширена за счет предоставления ему права разрешения жалоб на действия следователя, передачи дел от одного следователя другому, контролирования процессуально значимых решений следователя.

Предварительное следствие, как функция юстиции, исчезло. Вместо этого появилось предварительное следствие как функция уголовного преследования. Сейчас дознание и предварительное следствие выступают почти равнозначными формами проведения предварительного расследования в смысле общности для них руководства прокурором - представителя обвинительной власти, ответственного за ход и результаты следствия.

Говоря сегодня о состязательности на стадии предварительного расследования, подразумевают возможность так называемого “параллельного расследования”, идеи которого получили свое воплощение и в проекте общей части УПК РФ, подготовленной ГПУ при Президенте России, в форме предоставления защитнику права осуществлять “частные расследовательские меры”, проводить частные следственные действия с участием “наблюдателя” (ст. 101) и последующим использованием в качестве доказательств протоколов частного осмотра, частного освидетельствования, частного обыска и т.д. (ч. 4 ст. 161)72.

71 С м и р н о в А. В. Эволюция исторической формы советского уголов ного процесса и предварительного расследования / Сов. государство и право. 1990, №12. С. 58.

72 Проект Уголовно-процессуального кодекса РФ (Общая часть) // Рос. юс тиция. 1994, № 9. (В настоящее время данный проект^УПК отвергнут - прим. автора).

Указанные предложения подвергались критике.

“Реализовать идею параллельного расследования защитником можно,

лишь сломав систему российского уголовного процесса. Искусственное вне-

• дрение положений состязательности в стадию предварительного расследова-

^ ния неприспособленного для этого российского уголовного процесса лишь

разрушит сложившийся порядок расследования”73.

“Конструкция частных следственных действий является искусственной, нежизненной, вступает в явное противоречие с установившимися основами доказывания в отечественном уголовном процессе”74.

Думается, нет необходимости так резко менять “установившиеся основы доказывания в отечественном уголовном процессе”. Но, являясь сторонниками развития состязательных начал на предварительном следствии, нам видится этот процесс необходимым, но протекающим более плавно.

Обвиняемый, вопреки принципу состязательности, поставлен в зави симость от органов обвинения (следователя, лица, производящего дознание, прокурора), которые решают все важнейшие вопросы направленности уго- ? ловного дела. “Любые привилегии для обвинителя подрывают устои процес-

суального равноправия и ослабляют действие принципа состязательности”75. Осуществление уголовного судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон является одной из предпосылок реализации принципа презумпции невиновности.

И хотя закон фактически уже предусмотрел черты состязательности на досудебном производстве - например, в процедуре рассмотрения судом жа-

73ЛисицинР. Участие защитника подозреваемого в доказывании // За- I конность. 1998, № 4. С. 31.

74 Ш е й ф е р С. А. Проблемы правовой регламентации доказывания в уголовно-процессуальном законодательстве РФ // Государство и право. 1995, Щ №10. С. 100.

Тыричев И. В. Осуществление судопроизводства на основе состяза–к п. тельности и равноправия сторон // Уголовный процесс. Учебник. М., 1995. С. 120.

лобы на арест или продление его срока в порядке ст. 220(2) УПК (здесь равные права у прокурора, следователя, а также арестованного и его защитника представлять материалы в обоснование своей позиции), - полагаем, в целях дальнейшего развития состязательности на предварительном следствии, це- лесообразно дополнить перечень прав защитника, указанный в ст. 51 УПК, следующим:

  • право присутствовать при проведении следственных действий, проводимых по его ходатайству (обоснование: результаты следственного действия, проводимого по ходатайству защитника, могут иметь важное доказательственное значение в поддержку позиции защиты, что вытекает из самой природы деятельности адвоката);
  • право на проведение аудио- и видеозаписи при производстве следственных действий, в которых может присутствовать защитник (обоснование: это позволит исключить вероятность незаконного процесса проведения следственных действий и фальсификацию полученных при этом доказательств);
  • право на получение заверенных следователем копий протоколов следственных действий, проведенных с участием обвиняемого или по ходатайству защитника (обоснование: это упростит процесс обжалования в суд решений и действий следователя);
  • право истребовать справки, характеристики и иные документы из государственных и общественных организаций, кроме тех, которые содер жат государственную, коммерческую или врачебную тайну (обоснование: право на истребования подобных документов имеется у заведующего юри дической консультацией, однако, в силу возможной удаленности данной ор ганизации от места проведения расследования, право адвоката на непосред ственное истребование этих документов может значительно сэкономить вре мя);

100 ??-:??

  • право обжаловать в суд решения и действия следователя (прокурора), нарушающие конституционные права обвиняемого (обоснование: государство, провозглашая защиту прав и законных интересов граждан, должно постоянно совершенствовать механизм реальной защиты этих прав и свобод, а в первую очередь, - конституционных. При этом УПК будет приведен в соответствие со ст. 46 Конституции РФ).

“Без властного начала в уголовно-процессуальных отношениях невозможно развитие уголовного судопроизводства, достижение стоящих перед ним задач. Вне прямой и конкретной связи с представителем государства участники уголовного судопроизводства не могут в процессе расследования реализовать свои права и выполнять возложенные на них обязанности” .

Законодательное закрепление указанных дополнительных прав защитника по участию в доказывании на предварительном следствии не уменьшает властного начала уголовно-процессуальных отношений. Суд же будет способствовать реализации прав участников процесса и выполнению возложенных на них обязанностей.

Некоторые процессуалисты предлагают ввести должность следственного судьи. Такой судья не заменит действующий следственный аппарат, а будет действовать наряду с ним, выполняя аналогичную судебной функцию предварительного слушания дела. Он будет вправе и обязан разрешать все спорные вопросы между следователем и защитой; рассматривать жалобы на действия следователя и прокурора; давать санкции на проведение отдельных следственных действий и на применение в качестве мер пресечения заключение под стражу и залог; контролировать правильность возбуждения и прекращения уголовных дел; решать вопрос о передаче дела в суд для рассмотрения по существу. Следственного судью необходимо наделить правом производства отдельных следственных действий по ходатайству участников

101 процесса с целью оказания помощи сторонам (прежде всего - защите, не имеющей властных полномочий), что позволит обеспечить равенство сторон. На наш взгляд, подобное нововведение позволит в наиболее оптимальной форме закрепить состязательность предварительного расследования. : •

“Построение предварительного расследования на началах полной состязательности представляется нецелесообразным, поскольку в этом случае следователь будет выполнять, главным образом, пассивную, контролирующую функцию, а не активную функцию предварительного исследования об-

77

стоятельств уголовного дела” . Введение должности следственного судьи, на наш взгляд, не будет снижать активную функцию исследования обстоятельств уголовного дела следователем.

Идеи о развитии принципа состязательности на предварительном следствии в науке представлены с различных позиций. Так , по мнению А.В. Долгушина, в российском уголовном процессе целесообразно закрепить такой порядок, в соответствии с которым предварительное расследование представляло бы собой не более, чем первоначальное выяснение обстоя-

7R

тельств дела, требуемое для предъявления обвинения . Думается, что проведение предварительного расследования в полном объеме, но при участии следственного судьи и наличии у защитника указанных дополнительных прав, позволит в большей степени реализовать защиту обвиняемого.

“На наш взгляд, как только защита получит право самостоятельно собирать доказательства, она утратит свое основное содержание и предназначение, смешается с обвинением и может превратиться в свою противоположность… Законодательная реализация предлагаемого решения существен-

Уголовный процесс (Общая часть) // Учебник / Под ред. В.П. Божьева -М., 1997. С. 39.

77 * ~~’ ~

Васильев О. Л. Становление и развитие отечественной концепции предварительного следствия: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук, М., 1998. С. 19.

102

но затруднит и деятельность органов расследования. Они фактически будут лишены возможности осуществлять неотложные следственные действия”79.

“Представляется нецелесообразным превращение внепроцессуальной деятельности защитника по получению данных, имеющих доказательственное значение, в процессуальную деятельность по собиранию доказательств… В этом случае защитник наделяется определенными государственно-властными полномочиями по отношению к гражданам, что несовместимо с его правовым статусом” .

Действительно, наделить защитника государственно-властными полномочиями наравне со следователем и прокурором, означает прежде всего сведение на нет властного начала уголовного судопроизводства. Однако дальнейшее создание благоприятных условий по сбору информации, имеющей доказательственное значение (а не доказательств) позволит в большей степени реализовать конституционное право обвиняемого на защиту.

Производство же неотложных следственных действий без участия защитника, который был заблаговременно уведомлен, на наш взгляд, оправдано. В противном случае можно допустить вероятность того, что защита поведет себя недопустимым способом, умышленно затягивая проведение процесса расследования.

В ч. 3 ст. 51 УПК сказано об удостоверении защитником правильности и полноты записи того, что было произведено в ходе следственного действия. Это положение закона также способствует укреплению позиции защиты. Некоторые неточности в протоколе могут в дальнейшем оказать существен-

78 Долгушин А. В. Развитие процессуальных условий реализации принципа состязательности: Дисс…. канд. юрид. наук. - М., 1995. С. 72.

79 Т р е т ь я к о в В. И. Участие защитника на предварительном следствии и в судебном производстве (процессуальные и тактические аспекты): Авто- реф…. канд. юрид наук. - Волгоград, 1998. С. 8.

80 Л и с и ц и н Р. Д. Защитник подозреваемого на стадии предвари тельного расследования: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1998. С. 75

^~ 103 “И;

ное влияние на законность и обоснованность принимаемого следователем решения. Сам же обвиняемый, не зная тонкостей юриспруденции, может не придать значения этим неточностям.

Защитник в силу новой редакции ст. 51 УПК получил право задавать; вопросы допрашиваемым лицам, не испрашивая согласия следователя. Это, в свою очередь, позволяет на равных со следователем быть участником допроса.

Таким образом, анализ соотношения возможностей в области доказы- вания у следователя и обвиняемого (его защитника) позволил нам прийти к выводу об их неравнозначности: следователь обладает большими возможностями.

Являясь сторонниками дальнейшего развития принципа состязательно- сти на предварительном следствии, мы полагаем, что в российском уголовном процессе существует указанная тенденция, проявляющаяся в расширении перечня прав защитника по участию в доказывании.

104

ГЛАВА 3. §1. Судебный контроль на предварительном следствии, направленный на обеспечение реализации презумпции невиновности.

В системе правоохранительных органов важную роль в обеспечении прав и свобод граждан, законности и обоснованности производства по уголовным делам играет суд. Именно работа суда создает такие преимущества в соблюдении прав личности, которые не может дать ни одна другая форма государственной деятельности.

Принцип презумпции невиновности естественно отражает одну из де- мократических черт российского уголовного судопроизводства - главенст- вующую роль суда в уголовном процессе. Возможность контроля суда за деятельностью следователя повышает ответственность последнего за законность и обоснованность процессуальных действий и решений.

Задачам правосудия подчинено выполнение практически всех других правоохранительных функций. К числу таких необходимых для эффективного осуществления правосудия функций относится и контроль суда за обеспечением реализации принципа презумпции невиновности на предварительном следствии.

В какой-то мере созданию правовых предпосылок для реализации принципа презумпции невиновности служат Постановления Пленума Вер-

О 1

ховного Суда РФ и Постановления Конституционного Суда РФ .

См. напр.: О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому права на защиту: Постановление Пленума Верховного Суда - СССР от 16 июня 1978 г.; О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей Постановление Пленума Верховного Суда РФ от„>2Шапреля 1993 г.; О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия:

105 :

Процессуальные правила судебного контроля базируются на системе принципов уголовного судопроизводства, которые наиболее полно реализуются в деятельности суда. Независимость судей и подчинение их только закону, равенство граждан перед законом и судом, презумпция невиновности, > ; состязательность процесса и другие принципы создают наиболее благопри- -ятные условия для выяснения действительных обстоятельств дела и установления истины, что, в свою очередь, обеспечивает эффективность судебной деятельности по защите прав и интересов граждан.

Одним из приоритетных направлений проводимой в настоящее время судебно- правовой реформы является повышение роли суда в государственной и общественной жизни. В сфере уголовного судопроизводства это проявляется, в частности, в последовательном расширении полномочий суда за решениями и действиями органов предварительного следствия, дознания и прокуратуры в стадии предварительного расследования уголовных дел.

Задача предварительного расследования в значительной мере состоит в том, чтобы подготовить для суда данные, необходимые для правильного разрешения дела по существу. Качественное и в срок проведенное расследование обеспечивает суду возможность объективно разобраться в существе совершенного преступления, виновности или невиновности подсудимого, избрать справедливую меру наказания, а также решить все другие вопросы, необходимые для постановления законного и обоснованного приговора.

В подавляющем большинстве случаев рассмотрение уголовного дела в суде невозможно без производства предварительного расследования. При всей самостоятельности и независимости судебного следствия, оно все же в значительной степени определяется границами и выводами следствия пред- Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1996т.; По делу о проверке конституционности ст. ст. 220(1 )-220(2) УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна: Постановление Конституционного Суда РФ/от 3 мая 1995 года. .u9L,

v — 106 ^

варительного. И если предварительное следствие проведено с несоблюдением презумпции невиновности, и это нарушение настолько существенно, что исказило суть и результаты исследования обстоятельств дела, то возникает реальная опасность постановления незаконного приговора, привлечения к уголовной ответственности невиновного.

Семантически контроль (от франц. - controle) определяется как провер-

ft-?

ка, а также как наблюдение с целью проверки .

Институт судебного контроля известен различным правовым системам. В государствах с англосаксонской системой права судебный контроль вы- ступает в качестве основной формы обеспечения законности и обоснованно- сти процессуальных решений, принимаемых на различных этапах производства по уголовным делам. В государствах континентальной Европы (франко-германская система права) судебный контроль за законностью действует наряду с прокурорским надзором.

В настоящее время в литературе не выработано единого понятия судебного контроля на предварительном следствии. Одни авторы вовсе не уделяют этой проблеме внимания , другие - дают необоснованно узкие определения. На наш взгляд, наиболее полным представляется следующее определение: “Судебный контроль является одним из проявлений судебной власти, состоящий в проведении судом системы проверочных мероприятий, нося- щих предупредительный и правовосстановительный характер, в целях обеспечения законности и обоснованности решений и действий органов дознания

82 О ж е г о в С. И. Словарь русского языка. М., 1985. С. 251. ЦоколоваО. И. Применение органами предварительного следствия и дознания мер процессуального принуждения под судебным контролем: Ав- тореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1995; Белоусов А. Е. Вопросы тео- рии и практики применения мер уголовно-процессуального пресечения по законодательству Российской Федерации: Автореф. дисс. … канд. юрид. на- ук. Ижевск, 1995; Масленникова Л. Н. Судебный контроль за законностью процессуальной .деятельности органов дознания и предварительное®^ следствия: Лекция -М., 1994.

:-*– - 107 I”

и предварительного следствия, ограничивающих конституционные и иные права и свободы граждан”84.

До недавнего времени считалось, что суды не должны быть причастны к деятельности органов дознания, следствия и прокуратуры по выявлению и раскрытию преступления, чтобы не “связывать себе руки” до того, как начнут сами разбирать дело по существу. Судебный контроль осуществлялся на стадиях назначения судебного заседания, судебного разбирательства, касса- –. ционного производства, производства в порядке надзора, возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам.

Такой контроль имеется и сегодня. Однако его недостатком является “запоздалость”: допущенная при расследовании ошибка может и должна быть исправлена до передачи дела в суд, особенно в тех случаях, когда речь идет о существенных нарушениях прав и свобод человека и гражданина, в первую очередь конституционных. Так, судами возвращается на дополнительное расследование в виду неполноты произведенного дознания или предварительного следствия 45% дел, а в силу существенных нарушений уголовно-процессуального закона - 40% дел83.

Вместе с тем, результаты анализа нормативных актов и проблем, возникающих на практике, свидетельствуют о наличии серьезных пробелов в регулировании правоотношений в сфере возложенных на суд контрольных полномочий.

Насколько оказался оправданным новый процессуальный институт (ст. 220(2) УГГК)? Достигнута ли та цель, которая преследовалась введением судебного контроля в ходе досудебного производства, и если да, то надо ли его

ал

О. В. X и м и ч е в а. Судебный контроль за процессуальными действиями и оперативно-розыскными мероприятиями (досудебное производство): Учебное пособие - М., 1998. С. 28.

Изотова О. В. Проблемы судебного контроля при возбуждении и предварительном расследованишутоловных дел / Дисс. … канд. юрид. наук. -М., 1996. С. 62.

108 :{.-С

расширять? К каким последствиям может привести реализация ст. 46 Кон- ституции РФ, ориентирующая на всеобъемлющий контроль суда за произ- водством расследования?

Эти и другие проблемы находят отражение в большом количестве публикаций в специальной юридической литературе и периодике. Подвергаются обстоятельному анализу они и диссертационных исследованиях (В.Н. Галу-

чО

зо, О.И. Цйколова,.А.Е. Белоусов, Ю.А. Ляхов, А.О. Машовец). Однако это не означает, что данная тема исчерпана полностью.

Статья 46 Конституции России наделила каждого человека правом обжаловать решения и действия органов государственной власти и должностных лиц в судебном порядке. Авторы научно-практического комментария к Конституции РФ считают, что объектом обжалования в суд могут быть правоприменительные акты органов расследования, нарушающие конкретные права и свободы обвиняемого (подозреваемого), а также фактические неправомерные действия или бездействия следователя, лица, производящего дознание, или прокурора86. Однако, до приведения в соответствие уголовно-процессуального кодекса с Конституцией России, обвиняемый (его защитник) может обжаловать в суд лишь отдельные решения и действия следователя (прокурора). В связи с этим представляется крайне необходимым закрепление в УПК права обвиняемого (его защитника), а также иных участников процесса на обжалование в суд любых действий и решений следователя, нарушающих конституционные права и свободы граждан.

На практике при реализации института судебного контроля судьи продолжают испытывать немалые трудности. Их оценка решений органов предварительного расследования и прокуроров в сходных ситуациях оказывается различной и не всегда способствует выполнению задач уголовного судопроизводства.

86 Научно практический комментарий к Конституции Российской Федерации./ Под ред. В.В. Лазарева - М., 1997. С. 220.

109 “Правильному применению и толкованию закона судьей грозят в жизни обыкновенно две крайности: или судья выходит из пределов своей деятельности и стремится стать законодателем, заменяя в своем толковании существующий закон желательным, или же он опирается на одну лишь букву закона, забывая про ее дух и про мотивы его вызвавшие” - писал А.Ф. Ко-

87 НИ .

Эти и другие негативные явления - результат непроработанности и нерешенности принципиальных проблем судебного контроля на стадии предварительного расследования уголовных дел, а равно несовершенства уголовно- процессуального законодательства.

Судебный контроль, направленный на обеспечение принципа презумпции невиновности на данной стадии процесса, проявляется в двух четко выраженных формах. Одна из них - контроль, предназначенный для предупреждения возможных ошибок (дача судом разрешения на совершение ряда установленных в законе процессуальных действий), а другая - контроль, необходимый для своевременного устранения ошибок, могущим привести к последствиям, которые потом будет трудно или вообще невозможно исправить (прекращение уголовного дела и др.).

Наличие судебного контроля, прокурорского надзора и ведомственного контроля на предварительном следствии за реализацией презумпции невиновности не исключает полностью возможность принятия следователем незаконных решений и проведение незаконных действий, но их сдерживающая роль в этом велика. В этой связи имеет значение “разделение труда” между субъектами контроля, которое позволяет каждому из них вносить именно “свою” долю в решение данной задачи.

Судебный контроль не должен нарушать процессуальной самостоятельности следователя, подменять или полностью заменять тесно соприкасающийся с ним прокурорский надзор и ведомственный контроль.

87 К о н и А. Ф. Избр. произведения - М., 1960. Т. 1. С. 459.

110 •-?;:.

Суд не отвечает за раскрываемость преступлений и качество следствия, он не связан обвинительной установкой и узковедомственными интересами и поэтому способен наилучшим образом защитить права граждан .

Вопрос о масштабах контроля на стадии предварительного расследо-с> вания остается дискуссионным на протяжении не одного десятка лет. Одни авторы отстаивают предложения о судебном контроле за законностью предварительного заключения под стражу89, другие - обосновывали идею о возложении на суд обязанности разрешения спора между прокурором и следователем по поводу меры пресечения и необходимости приостановления дела90, третьи - ставили вопрос о введении судебного порядка прекращения уголовных дел по нереабилитирующим основаниям ].

В наши дни многие предлагают установить контроль суда практически за всеми действиями, выполняемыми на досудебном производстве92.

В принципе, суду подконтрольны все решения и действия, предпринимаемые в ходе досудебного производства. Однако, одни из них могут подвергаться судебному контролю уже на стадии предварительного расследования, а другие - когда дело поступит в суд.

Предел судебного контроля ограничиваются полномочиями суда, наличием у него реальных средств, с помощью которых он в состоянии прове-

ПетрухинИ. Л. Личная жизнь: пределы вмешательства - М., 1989. С. 81;ПетрухинИ. Л. Судебная власть и расследование преступлений // Го- сударство и право. 1993, № 7. С. 82,85.

89 Н а ж и м о в В. П. Суд как орган правосудия по уголовным делам в СССР - Калининград, 1970. С. 148.

90 В ы д р я М. Уголовно-процессуальные гарантии в суде - Краснодар, 1980. С. 46.

91 А л е к с е е в Н. С, Д а е в В. Г., К о к о р е в Л. Д. Очерк развития науки уголовного процесса - Воронеж., 1980. С 205; Л и б у с И. А. Презумпция не виновности в советском уголовном процессе - Ташкент, 1981. С. 205-210.

92 П е т р у х и н И. Л. Судебная власть и расследование преступлений // Го сударство и право. 1993, № 7. С. 81-91 и др.

111

рить законность и обоснованность решений и действий на досудебных стадиях, где у него нет возможности производить следственные действия и т.д.

Одним из критериев, определяющих пределы судебного контроля, на-•?-‘•»•- правленного на реализацию принципа презумпции невиновности, на наш взгляд, должно служить институт существенного нарушения уголовно-процессуального закона. В общих чертах оно дано в ст. 345 УПК, имеет универсальный характер и применимо к любой стадии уголовного процесса, в том числе и к стадии предварительного расследования.

Из всех нарушений уголовно-процессуального закона необходимо особо выделить те, которые связаны с обеспечением конституционных прав и законных интересов граждан, образующих правовой статус личности в обществе. Именно эти нарушения нуждаются в авторитетном упреждающем или быстром реагировании со стороны суда. Ведь безосновательное ограничение обвиняемого в конституционных правах также влечет нарушение презумпции невиновности.

Основной закон нашей страны предусматривает возможность ограничения прав граждан со стороны государства. Такое ограничение возможно только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны и безопасности государства, и только федеральным законом (ч. 3 ст. 55). Дополнительной гарантией от необоснованного стеснения и ограничения в правах со стороны государства служит положение о возможности ограничения отдельных, наиболее существенных, прав личности лишь на основе закона специальным государственным органом -судом.

Конституция РФ провозглашает: “Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность” (ч. 1 ст. 22). Согласно ч. 2 ст. 22 арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускается только по судебному решению. Ч. 2 ст. 23 устанавливает, что каждый имеет право на тайну

112 -

переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, ограничение которого допускается только на основании судебного решения. “Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения”, - закреплено в ст. 25 Конституции РФ.

Если ст. ст. 23 и 25 Конституции РФ имеют прямое действие с момента вступления в силу Конституции РФ, то действие ч. 2 ст. 22 приостановлено до приведения уголовно-процессуального законодательства в соответствие с положениями Конституции (п. 6 Раздела 2 “Заключительные и переходные положения”)93 .

Вместе с тем, в уголовно-процессуальное законодательство никаких изменений в связи с принятием Конституции РФ до сих пор не внесено. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1993 года “О некоторых вопросах, связанных с применением ст. ст. 23 и 25 Конституции РФ”94, содержит лишь общую ориентировку: не определено, производство каких следственных действий требует судебного решения, с соблюдением какой процедуры должны разрешаться судом ходатайства и др.

Отсутствие необходимой правовой регламентации привело к тому, что предусмотренный ст. ст. 23 и 25 Конституции РФ судебный порядок дачи разрешений на производство следственный действий применялся весьма ог- раничено. По данным судебной статистики, число обращений за такими ре-

Под этим же условием приостановлено введение в действие и ст. 5 Федерального закона от 15 июля 1995 г. “О содержании подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления”, предусматривающей в качестве основания содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых судебное решение (Собрание законодательства РФ. 19.95i?№ 29. Ст. 2759). 94 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 3.

113 -

шениями составило, к примеру, в 1994 г. лишь 0,45% от количества расследуемых уголовных дел95.

Ч. 1 ст. 22 Конституции РФ устанавливает право каждого на свободу и -,v ^ личную неприкосновенность. В теории нет однозначного определения , что и. включается в понятие личной неприкосновенности. Наиболее полным, на наш взгляд, представляется мнение, согласно которому неприкосновенность личности есть гарантированная государством личная безопасность и свобода гражданина, состоящая в недопущении, пресечении и наказуемости посягательств на жизнь, здоровье, телесную неприкосновенность, половую свободу (физическая неприкосновенность личности), честь, достоинство, нравственную свободу, психику (нравственная и психическая неприкосновенность), индивидуальную свободу человека, выражающуюся в предоставленной ему возможности располагать собой (личная безопасность) и др.96

Согласно ч. 2 ст. 22 Конституции РФ арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускается только по судебному решению. Однако из данной формы не вытекает, что задержание и арест - единственные процессуальные действия, затрагивающие неприкосновенность личности. Таковыми, кроме перечисленных, являются иные меры пресечения, проведение стационарных медицинских экспертиз, освидетельствование, личный обыск, получение образцов для сравнительного исследования97.

Кроме того, в ходе досудебного производства могут быть ограничены и другие конституционные права: право частной собственности (ст. 35), пра-

О работе судов Российской Федерации / Рос. юстиция. 1995. № 6. С. 49. 96 П е т р у х и н И. Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение - М., 1985. С. 35.

. 97 К о р н у к о*в В. М. Вопросы теории и практики применения мер-процессуального принуждения в советском уголовном процессе: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук, - Саратов, 1970; ПетрухинИ. Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. - М., 1ЙШ>.С. 11, .153, 169 и др.

114 во на труд (ст. 37). Поэтому проведение процессуальных действий, затраги- вающих конституционные права, требует наиболее надежных гарантий.

В целях обеспечения реализации презумпции невиновности на предварительном следствии целесообразно установить в законе применение по решению суда следующих мер пресечения и следственных действий: заключение под стражу (продления его срока) и залога; помещение лица против его воли в медицинское учреждение для производства любого вида экспертизы; проведения осмотра, обыска, выемки в жилом помещении против воли проживающих в нем лиц; наложения ареста на имущество, а также на почтовые, телеграфные и иные отправления и их выемку; прослушивания телефонных и иных переговоров.

До 1997 года время ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела при исчислении срока содержания под стражей в качестве меры пресечения не учитывалось. На практике следователи нередко умышленно затягивали исполнение требований ст. ст. 201 - 203 УПК. Это приводило не только к искусственному увеличению времени содержания обвиняемого под стражей. Под прикрытием ознакомления обвиняемого с делом фактически производились следственные действия, что существенно нарушало права участников уголовного судопроизводства и порождало сомнения в допустимости собранных доказательств . Следствием этого является нарушение принципа презумпции невиновности.

13 июня 1996 года Конституционный суд РФ в своем Постановлении по делу о проверке конституционности ч. 5 ст. 97 УПК в связи с жалобой гражданина В.В. Щелухина” признал норму закона о том, что время ознакомления с материалами дела не учитывается при исчислении срока содер-

СелезневМ; Роль прокурора при применении мер процессуального принуждения / Законность.~Ш94, № 4. С. 37. 99 Собрание законодательства РФ. 1996, № 26. Ст. 3185.

115 : :.”-

жания под стражей, не соответствующей Конституции РФ. В связи с этим были внесены изменения в УПК.

Вопрос о составе суда при рассмотрении жалоб на неудовлетворение.^v.^ ходатайств о производстве процессуальных действий в научной литературе.; ы> носит дискуссионный характер. Так, одни авторы считают наиболее оптимальным предоставление полномочий по санкционированию применения мер процессуального принуждения, продлению сроков предварительного следствия и ареста особому составу суда первой инстанции, состоящему из судей-профессионалов,-либо коллегии
судей вышестоящего суда100. Суд ; должен действовать в коллегиальном составе и по мнению других процес-

101 тт

суалистов . На наш же взгляд, следует согласиться с позицией ученых, полагающих, что рассматривать ходатайства о производстве процессуальных

102

действии судья должен единолично .

Установление единоличного порядка рассмотрения ходатайств о производстве процессуальных действий позволит избежать волокиты при решении этих вопросов. Кроме того, при возникновении необходимости отвода судьи будет меньше кадровых трудностей, чем при отводе коллегии судей.

Особою значимость в обеспечении реализации презумпции невиновности на предварительном следствии имеет судебный контроль, направленный на проверку законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей.

В уголовно-процессуальном законе такой институт существует с 1992 года (ст. 220(2) УПК). Согласно ч. 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гаран-

100 М о р щ а к о в а Т. Г. О процессуальных функциях в стадии расследова ния / Совершенствование уголовно-процессуального законодательства - М., 1991. С. 67.

101 См. напр.: Стецовский Ю. Содержание под стражей: право и про курорская практика / Рос. юстиция. 1994, № 2. С. 18.

102 См. напр.: ПетрухинИ. Л. Судебная власть и расследование престу плений / Государство и право. 1993, № 9. С. 81-91. -уд.

116

тируется судебная защита его прав и свобод. Во второй части этой статьи установлено, что решения и действия (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Изменения в общественно-политической и социально-экономической жизни нашей страны, несовершенство законодательства привели к резкому росту преступности, осложнили борьбу с нею. Конкретные просчеты и упущения при раскрытии и расследовании преступлений, при осуществлении других мероприятий ло борьбе с преступностью, накопившиеся за последние годы, порождают массу проблем.

Интересное действие возымел противоречащий Конституции РФ и федеральным законам, внесший не мало сумбура в ведение прокурорского надзора, Указ Президента РФ “О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности” от 14 июня 1996 года. Не вдаваясь в общую оценку этого Указа, остановимся на одном положении, непосредственно связанным с уголовно-процессуальным регулированием - производство экспертизы до возбуждения уголовного дела.

Предписание Указа резко расходилось с Конституцией РФ (ч. 2 ст. 50 Основного закона гласит: “При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона”), с нормами УПК, разрешающего производство любых следственных действий (кроме осмотра места происшествия) только после возбуждения уголовного дела.

На период действия данного Указа суды должны были оставаться верными конституционному предписанию (ст. 120): “Судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и Федеральному закону”, а Уголовный кодекс РФ (ст. 301) предусматривает ответственность за “Незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей”.

117

Правовой базой осуществления судебного контроля в ходе досудебного производства являются не только предписания Конституции РФ и уголовно- процессуального законодательства, но и положения международного права, которые на основании ч. 4 ст. 15 Конституции РФ должны действовать в России непосредственно. Так, ч. 4 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года гласит: “Каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно”10^.

Объектом обжалования в порядке ст. 220(1) являются решения о задержании104, аресте и продления срока содержания под стражей, вне зависимости от того, приведены они в исполнение или нет105.

Тенденция развития уголовно-процессуального законодательства последних лет состоит в расширении перечня решений и действий, предпринимаемых в ходе досудебного производства, которые могут быть обжалованы в суд. Так, Конституционный Суд РФ в Постановлении от 13 ноября 1995 года по делу о проверке конституционности ч. 5 ст. 209 УПК в связи с жалобами граждан Р.Н. Самигуллиной и А.А. Апанасенко предусмотрел возможность обжалования в суд постановления о прекращении уголовного дела, в связи с чем в ч. 5 ст. 209 УПК были внесены соответствующие изменения. 29 апреля 1998 года Конституционный Суд РФ принял аналогичное

103 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994, № 12.

104 Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сен тября 1994 года № 6 правомерность задержания подлежит судебной провер ке в порядке, предусмотренном ст. ст. 220(1), 220(2) УПК.

10” Конституционный Суд РФ в Постановлении “от 3 мая 1995 года по делу о проверке конституционности ст. ст. 220(1) и 220(2) УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна признал, что судебный контроль распространяется и на постановление о применении меры пресечения - заключения под стражу, не приведенное в исполнение.

118 ‘-

решение и применительно к ч. 4 ст. 113 УПК в части возможности судебного обжалования постановления об отказе возбуждения уголовного дела106.

По мнению некоторых авторов, существование в уголовно-процессуальном законе института судебной проверки законности и обоснованности ареста и продления его срока (ст. ст. 220(1) и 220(2) УПК) представляет собой “временное явление, надобность в котором отпадет при проведении в жизнь положений ст. 22 Конституции РФ” о решении суда как основании применения задержания, ареста и содержания под стражей107.

Подобное утверждение, на наш взгляд, представляется необоснованным. Необходимость обжалования в суд производства процессуальных действий не зависит от того, каким органом принято обжалуемое решение. Решение суда о проведении процессуального действия тоже должно подлежать проверке вышестоящим судом. Подобный “двойной” контроль создаст дополнительную гарантию от неправомерного применения мер процессуального принуждения.

Реализации принципа презумпции невиновности должно послужить установление в качестве объекта обжалования не только самого решения судьи о проведении процессуального действия, но и действий, произведенных на основании этого судебного решения. Так, изучение уголовных дел позволило выявить не столько факты принятия неправомерных решений о производстве обыска, сколько многочисленные нарушения требований закона при его проведении: без вынесения постановления или без санкции прокурора

106 По делу о проверке конституционности ч. 4 ст. 113 УПК РСФСР в связи с запросом Костомукшского суда Республики Карелия: Постановление Кон ституционного Суда РФ от 29 апреля 1998 года / Собрание законодательства РФ. 1998, №19. Ст. 2142.

107 Б е л о у с о в А. Е. Вопросы теории и практики применения мер уго ловно-процессуального пресечения по законодательству Российской Феде-

-рации: Автореф. дисс…. канд. юрид. наук. - Ижевск, 1995. С. 17; С а в и ц к и и В. М. Уголовный процесс России на новом витке демократизации / Госу дарство и право. 1994, № 6. С. 100. ~-ч>

119

при отсутствии фактора “неотложности”, без понятых или с ненадлежащими понятыми (несовершеннолетними, родственниками), с небрежным составлением протоколов, в которых не дается точного описания изъятых предметов и не указано, где они обнаружены и т.д. Все эти факты должны подлежать обжалованию в суд в том же порядке, что и решение о производстве данного процессуального действия.

Согласно ст. 22 УПК право принесения жалоб принадлежит не только участникам процесса, но и всем заинтересованным лицам: гражданам, предприятиям, как участвующим, так и не принимающим участия в деле.

Одной из гарантий реализации гражданином права на принесение жалоб служит обязанность должностного лица, принимающего соответствующее решение, разъяснить право на его обжалование. Согласно ст. 58 УПК прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, обязаны разъяснить участвующим в деле лицам их права и обеспечить возможность обеспечения этих прав. Практически это означает, что должно быть разъяснено, куда, в каком порядке и в какой срок может быть направлена жалоба. Гражданин вправе оспаривать как сам факт принятия решения, так и те мотивы, по которым оно принято.

В законе отсутствует специально установленная форма жалобы. Это создает благоприятные условия для принесения жалобы, является одним из средств, дополнительно гарантирующих свободу обжалования. Жалоба может быть письменной или устной, изложена в той последовательности, в какой обратившийся сочтет нужным. Установление определенного минимума реквизитов (фамилии и адреса подающего жалобу) следует рассматривать исключительно как гарантию своевременного и полного устранения нарушений закона, их причин и условий108.

^з&вторы проекта УПК РФ предлагают установить«©бязательную письменную форму жалобы на решения судьи (ч. 1 ст. 128). Столь категоричная

120 Важное значение имеет мотивировка жалоб на арест и продление его срока. Исследование показало, что доводами, приводимыми в жалобах, чаще всего являются: нарушение процессуальных норм, плохое состояние здоровья, тяжелые семейные обстоятельства, раскаяние, наличие постоянного места жительства и работы, отсутствие прежней судимости. Причем только 6 % арестованных и их защитников указывали в жалобах на отсутствие оснований ареста или допущенные в ходе расследования нарушения закона, большинство - приводили доводы гуманитарного характера, а 4% арестованных вовсе не приводили никаких доводов, но просили освободить их из-под

109

стражи .

Гарантией свободы обжалования на предварительном следствии служит возможность подачи жалобы в любой момент производства расследования по делу. Однако существует и противоположное мнение: необходимо ограничить срок подачи жалобы на арест и продление его срока, хотя и установить возможность восстановления пропущенного срока в порядке, применяемом при обжаловании приговора суда . Поддерживая данную позицию, одни авторы предлагают исчислять этот срок для арестованного - с момента вручения ему копии соответствующего постановления, для защитника и законного представителя - с момента официального их уведомления . Так же

формулировка, как представляется, ущемляет право граждан на свободу об- жалования.

109 См.: приложение № 2 к диссертации (прим. автора).

110 Г а л у з о В. Н. Судебный контроль за законностью и обоснованностью содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых на стадии предвари тельного расследования: Автореф. канд. дисс. - М, 1995. С. 15.

111 Н и к а н д р о в В.- И., П о н о м а р е в Г. Е. Судебная проверка право мерности ареста и продления срока содержания под стражей / Проблемы со вершенствована уголовного и уголовно-процессуального законодательства России-М., 1993. С. 141.

121 :=-

предлагается предоставить 7-10 суток для подачи жалобы на арест или его продление112.

Представляется, что ограничение права подачи жалобы в порядке ст. 220(1) УПК какими-либо сроками в пределах общего срока расследования нарушает право на обжалование. Такая же позиция высказана Конституционным Судом РФ: лицо, обвиняемое в совершении преступления, вправе обжаловать законность и обоснованность содержания под стражей на любом этапе уголовного судопроизводства, включая ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела113.

Вместе с тем, исследование показало, что в срок от 1 до 3 суток с момента ареста подано 3 % жалоб; от 3 до 10 суток - 4 %; от 10 до 20 суток - 8 %; от 20 суток до 1 месяца -15%; свыше 1 месяца - 70 % . К этому моменту во многих случаях расследование было закончено, дело передано в суд для рассмотрения по существу, в то время как жалоба на неправомерность ареста или продления его срока поступила в суд по месту содержания лица под стражей. Пленум Верховного Суда РФ (п. 11 Постановления от 27 апреля 1993 года) в таких случаях предписывает рассматривать жалобу в соответствии со ст. ст. 222 и 223 УПК при разрешении судьей вопроса о назначении судебного заседания и разрешении ходатайств.

Такое решение Пленума значительно ухудшает положение арестованного, его защитника, законного представителя, ограничивая их права на судебную проверку законности и обоснованности ареста или продления его срока. Очевидно, процедура рассмотрения ходатайств в соответствии со ст.

112 Цоколова О.И. Применение органами предварительного следствия и дознания мер процессуального принуждения под судебным контролем: Ав- тореф. дисс…. канд. юрид. наук. - М., 1995. С. 15.

113 По делу о проверке конституционности ч. 5 ст. 97 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В.Щелухина: Постановление Конституционного Су да РФ от 13 июня 1996 года / Собрание законодательства РФ. 1996, № 26. Ст. 3185.

114 См.: приложение № 2 к диссертации (прим. автора).

122

223 УПК не обладает той широтой гарантий прав обвиняемого, которыми наделено производство в порядке ст. 220(2) УПК. При судебной поверке правомерности заключения под стражу арестованный, его законный пред- ставитель и защитник вправе участвовать в заседании, приводить, доводы в обоснование своей жалобы, в то время как при выполнении ст. 223 УПК эти права им не предоставлены.

В связи с этим в уголовно-процессуальный закон следовало бы внести коррективы: при направлении дела в суд прокурор обязан не только уведомлять обвиняемого, в какой суд направлено дело, но и разъяснять ему право принесения жалобы на неправомерность ареста именно в этот суд; а суд при поступлении такой жалобы должен рассматривать ее по правилам, предусмотренным ст. 220(2) УПК115.

Одним из наиболее значимых моментов проблемы рассмотрения судом жалоб на решения и действия органов расследования является определение территориальной подсудности.

Согласно ч. 1 ст. 220(2) УПК судебная проверка законности и обоснованности применения ареста или продления его срока производится судьей по месту содержания лица под стражей. В соответствии со ст. 96(1), 96(2) Федерального закона “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” подозреваемые и обвиняемые содержаться под стражей в следственных изоляторах, а при определенных обстоятельствах - в изоляторах временного содержания. Поэтому жалоба должна рассматриваться судом по месту фактического содержания арестованного на момент проведения проверки.

Однако суды в силу перегруженности поступающими в них жалобами, а также в связи с удаленностью от места производства расследования не все-

115 О. В. X и м и ч е в а. Судебный контроль за процессуальными действиями и оперативно-розыскными мероприятиями (досудебное производство) / Учебное пособие. - М., 1998. С. 56.

123 гда в состоянии рассматривать их в предусмотренный законом трехсуточный срок. Отрицательные последствия затягивания рассмотрения судом жалобы для подозреваемого и обвиняемого очевидны.

Конституционный Суд РФ признал положение ;ст. 220(2) УПК о про-‘’???.){‘? верке законности и обоснованности ареста и продления его срока судом только по месту содержания лица под стражей не соответствующим Конституции РФ116, но не определил, какие же суды должны рассматривать эти жалобы.

Представляется, что рассмотрение жалоб на незаконность и необоснованность ареста или продления его срока должно осуществляться судами как по месту содержания лица под стражей, так и по месту проведения расследования.

В этой связи исключительно важным становится положение ч. 1 ст. 60 УПК: судья, проверяющий законность и обоснованность ареста или продления его срока, не может участвовать в рассмотрении того же дела в суде первой или второй инстанции или в порядке надзора, однако вправе рассматривать повторную жалобу в порядке ст. 220(2) УПК.

Жалобы на незаконность и необоснованность ареста и продления его срока рассматриваются судьей единолично (ст. 220(2) УПК).

Для обеспечения прав и законных интересов лиц, обратившихся с жалобой в суд, важное значение имеет установление оптимального срока для рассмотрения жалобы, соблюдение этого срока судами, отлаженный механизм направления поступившей жалобы и материалов, подтверждающих правомерность ареста, ее регистрация.

По делу о проверке конституционности ст. ст. 220(1 )-220(2) УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А.Аветяна: Постановления Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 года / Собрание законодательства РФ. 1995. №197. Ст. 1764.

124 Рассмотрение жалобы в суде в отсутствии содержащегося под стражей и подавшего жалобу допускается лишь в исключительных случаях, когда это лицо ходатайствует об этом или по собственной инициативе отказывается от участия в заседании.кд s ;>м в зйсс^р; :

Важное значение имеет право подавшего жалобу на ознакомление с материалами, направляемыми в суд в обоснование правомерности ареста или продления его срока.

В законе круг данных материалов не указан. Однако Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 года определяет, что судье должны направляться: копии постановления о возбуждении уголовного дела, протокола задержания подозреваемого, постановления о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения, постановления о привлечении в качестве обвиняемого, протоколов допроса подозреваемого и обвиняемого, а также сведения об их личности и другие данные (справки и другие документы, свидетельствующие о возрасте, состоянии здоровья, имеющихся судимостях, характеристики личности арестованного и т.д.). В целях единообразного применения этот перечень должен содержаться в уголовно-процессуальном законе.

Вряд ли целесообразно предоставлять арестованному, его защитнику право знакомиться со всеми материалами дела при проверке законности и обоснованности ареста. Нельзя исключить, что широкий доступ к материалам еще не оконченного уголовного дела помешает расследованию, поставит под угрозу личную безопасность потерпевшего, свидетелей.

Отметим, что рассмотрение жалобы осуществляется в ревизионном порядке: суд не связан доводами, приведенными в жалобе, и обязан всесторонне проверить законность и обоснованность обжалуемого решения. Согласно п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ-от 27 апреля 1993 года в случае обнаружения судьей при проверке правомерности ареста и продления его срока нарушений закона, ущемляющих права подозреваемого,

125

обвиняемого или других участников процесса, он выносит об этом частное определение в адрес прокурора, осуществляющего надзор за проведением расследования .

Согласно ч. 6 ст. 220(2) УПК в результате проверки законности и обоснованности ареста или продления его срока судья выносит одно из следующих решений:

1) об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу и об ос вобождении лица из-под стражи;

1 I О

2) об оставлении жалобы без удовлетворения .

Постановление судьи должно быть мотивированным (ч. 8 ст. 220(2) УПК).

Копия постановления судьи направляется прокурору и заявителю, а в случае принятия решения об освобождении лица из-под стражи - также по месту пребывания лица, содержащегося под стражей (ч. 10 ст. 220(2) УПК).

Представляется необходимым установить в законе обязанность суда уведомлять о принятом решении по жалобе всех лиц, интересы которых затрагиваются этим решением (подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, их представителей, защитников), а также прокурора и следователя.

Законному и обоснованному разрешению жалоб служит положение, установленное в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 года: для правильного и объективного разрешения жалобы судья вправе истребовать дополнительные материалы.

Тем не менее, представляется излишне категоричной ч. 7 ст. 220(2) УПК, обязывающая судью отменить меру пресечения в случае непредостав-

1 ‘ О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 года № 3 / Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. №9.

126 ления материалов, подтверждающих правомерность ареста или продление его срока, - судья при принятии такого решения должен считаться с вероятностью негативных последствий освобождения из-под стражи лиц по указанным мотивам.

В связи с возможностью принятия судьей по жалобе ошибочного решения, закономерен вопрос о возможности его пересмотра вышестоящей судебной инстанцией. До недавнего времени ст. 331 УПК запрещала пересмотр решения судьи, вынесенного в соответствии со ст. 220(2) УПК, в кассационном порядке. Согласно п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 года пересмотр в порядке надзора этих решений также невозможен.

Вместе с тем, практика свидетельствует, что судьями достаточно часто принимаются неправомерные решения по жалобам на арест и продление его срока. Это необязательно связано со злоупотреблениями судей, а может быть результатом судебной ошибки, невнимательности и др. Многочисленными стали случаи, когда президиумы судов среднего звена отменяли постановления судей по жалобам на неправомерность ареста и продления его срока119.

Такая ситуация привела к внесению изменений в ст. 331 УПК, в соответствии с которыми постановление судьи, принятое в порядке ст. 220(2) УПК, может быть обжаловано и опротестовано в кассационном порядке (обжаловать решение по жалобе имеют право обвиняемый, подозреваемый, его

1! На практике часто принимается еще один вид решений - постановление о прекращении производства по жалобе (п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 года).

119 Постановление судьи о судебной проверке законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей не подлежит пересмотру ни в кассационном, ни в надзорном • порядке: Определение Судебной Коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 января 1994 года / Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994, № 9. С. 6.

127 защитник, законный представитель, а также потерпевший и его представи- тель).

Таким образом, проблема судебного контроля, направленного на реализацию принципа презумпции невиновности, его места, значения и эффективности, рационального сочетания с прокурорским надзором на предварительном следствии относится к одной из актуальных в теории и практике уголовного процесса. Нуждается в тщательной проработке вопрос об определении перечня процессуальных решений и действий, который бы, с одной стороны, обеспечивал надлежащее выполнение задач по раскрытию и расследованию преступлений, а с другой - обеспечивал реализацию принципа презумпции невиновности, максимально защищал права и свободы граждан в сфере уголовного судопроизводства (выдача судами разрешений на проведение следственных действий, ограничивающих конституционные права граждан, судебные проверки законности и обоснованности решений и действий органов расследования и прокурора и т.д.).

Законодатель должен привести уголовно-процессуальный кодекс в соответствие с Конституцией России, в частности, со ст. 46. В связи с этим, полномочия суда по контролю за предварительным следствием будут расширены.

128

§ 2. Прокурорский надзор за обеспечением презумпции

невиновности на предварительном следствии.

Термины “прокурор”, “прокуратура” имеют своим корнем латинское “procuro”, что буквально означает: “забочусь”, “управляю”.

Как бы не трактовать предназначение, характер деятельности прокуратуры, нельзя не признать, что присущие ей функции, такие, например, как уголовное преследование, надзор за исполнением законов возникли (и не могли не возникнуть) с появлением права. Ибо самые мудрые законы оставались бы пустой декларацией без механизма наблюдения за их исполнением.

В январе 1992 года был принят Федеральный закон “О прокуратуре Российской Федерации”. В обновленной редакции января 1999 года он действует в настоящее время. В соответствии с ним прокуратура - это единая федеральная, централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерагщи.

Эта формулировка, определяющая уникальный статус прокуратуры в государстве, несет большую смысловую нагрузку. Назначение прокуратуры -в обеспечении верховенства закона, укреплении законности, защите прав и свобод человека и гражданина, охране юридическими средствами интересов общества и государства. По образному выражению А.Ф. Кони, прокурор есть “живое напоминание закона” “ .

Особая роль в обеспечении презумпции невиновности на предварительном следствии принадлежит прокурору. “Защита граждан, общества, государства от преступных посягательств, соблюдение конституционных га-

К о н и А. Ф. Собрание сочинений. В 8 т. - М., 1968. Т. 5. С. 8.

129

рантий прав и свобод личности в процессе следствия и дознания требуют решительного улучшения постановки прокурорского надзора за расследованием и раскрытием преступлений. … На протяжении всего периода расследования прокурорам необходимо тщательно проверять соблюдение принципа презумпции невиновности”12 .

Вступивший в законную силу новый УК РФ, претерпевший существенные изменения УПК потребовали корректировки организации прокурорского надзора за расследованием и раскрытием преступлений. Первостепенное значение приобрели охрана жизни, здоровья, прав и свобод граждан.

Принимая меры к тому, чтобы в процессе расследования никто не подвергался незаконному задержанию или аресту, незаконному привлечению к уголовной ответственности, незаконному ограничению других прав, прокурор тем самым обеспечивает реализацию принципа презумпции невиновности.

Для предупреждения возможных и обнаружения допущенных нарушений презумпции невиновности прокурор заслушивает доклад следователя о результатах проделанной им работы и дальнейших намерениях; знакомится с материалами уголовного дела; сам участвует в производстве того или иного следственного действия, рассматривает жалобы на несогласие с вынесенным постановлением о прекращении уголовного дела, о принуждении к даче по- казаний.

Информацию о работе по уголовному делу прокурор также получает из сводок органов внутренних дел, писем, ходатайств, жалоб участников судо-

” О недопущении использования задержания и ареста в качестве средства получения от подозреваемого или обвиняемого признания вины в соверше нии преступления: Приказ Генерального прокурора РФ № 31 от 18 июня 1995 г. /. Сборник действующих приказов и указаний Генерального прокуро ра РФ-М., 1997. Ст. 19. .’,

130 производства и других граждан, учреждений и организаций, сигналов средств массовой информации.

Эффективность прокурорского надзора за обеспечением презумпции невиновности зависит, во-первых, от своевременности получения и объема информации о наличии основания для прокурорского реагирования, а также ее оценки, и, во-вторых, от выбора наиболее правильных мер реагирования на нарушения закона и своевременности их принятия.

В целях устранения выявленных нарушений презумпции невиновности он может дать устные рекомендации или письменные указания, отменить незаконное постановление, отстранить следователя в случае нарушения им закона от ведения следствия, изъять дело у одного следователя и передать его другому, освободить необоснованно задержанного или незаконно содержащегося под стражей, прекратить дело, если уже на этом этапе обнаружится отсутствие события или состава преступления, возвратить уголовное дело со своими указаниями (после поступления к нему для утверждения обвинительного заключения) о производстве дополнительного расследования.

Прокурор, помимо перечисленного, наделен полномочием вносить представления об устранении нарушении прав и свобод человека и гражда-

122

нина .

Изложение указаний в письменной форме повышает ответственность прокурора за их содержание, позволяет предметно проверить их выполнение.

В современных условиях все еще сильно сказывается правовой нигилизм, пренебрежение к закону и правам граждан, доходящие порой до злоупотребления властью. Прокурор, при наличии к тому оснований, вправе привлечь к уголовной ответственности следователя, лицо, производящее

” О прокуратуре РФ. Федеральный закон от 17 ноября 1995 г. (с изменениями от 27.01. 99 г.) // Рос. газета от 28.01.99 г.

131 дознание, а также начальника следственного отдела (принявшего дело к сво- ему производству) за привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновного, незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей (ст. 229, 301 УК РФ).

Наследование правового нигилизма частью практических работников подтвердилось результатами экспериментального изучения профессионального общественного мнения сотрудников прокуратуры одного из регионов юга России по ряду кардинальных вопросов их деятельности в современных условиях. “Лишь немногим более четверти опрошенных последовательно отстаивают принцип презумпции невиновности. Более трети утверждают, что лучше осудить одного невиновного, чем оставить безнаказанными десять виновных. Более половины опрошенных считают возможным невыполнение “для пользы дела” тех или иных процессуальных требований. Ярко выражены правовое упрощенство, установка на ожесточение репрессий, свертывание процессуальных гарантий, неприятие публичной критики - как помехи успешной деятельности” “’.

В связи с ростом числа преступлений, особенно тяжких, активизируется борьба с преступностью и, как следствие, следственные изоляторы (СИЗО) переполнены лицами, изобличенными в совершении тяжких преступлений. В переполненных изоляторах нет нормальных условий для содержания заключенных, не соблюдаются даже санитарные и коммунально-бытовые нормы.

Наполнение колоний сегодня приближается к предельному лимиту, критическая ситуация складывается в СИЗО, где “при лимите 181,4 тысячи мест содержится около 300 тысяч арестованных. Следствием этого стала антисанитария, приведшая к росту заболеваний, прежде всего туберкулезом (за

132 последние 4 года - в 3 раза при увеличении смертности от этого заболевания в
4 раза). Неутешительный прогноз и по СПИДу: количество ВИЧ- инфецированных осужденных к 2000 году может увеличиться до 4000 чело-век
.

Между тем Россия обязана выполнить требование Совета Европы, в котором говорится о приведении условий содержания задержанных и арестованных граждан в соответствие с международными нормами - 4 кв. м площади для размещения, 10 долларов США в сутки на питание на человека, право каждого арестованного или задержанного немедленно предстать перед судьей.

Работниками прокуратуры систематически проводятся проверки содержания задержанных и арестованных в изоляторах временного содержания и в следственных изоляторах, принимаются безотлагательные меры по восстановлению нарушенных прав граждан, по изменению меры пресечения лицам, ранее не судимым и совершившим преступление, не представляющее большой общественной опасности.

Эти действия целиком соответствуют требованиям закона. Ведь подозреваемый и обвиняемый - лица, виновность которых в совершении преступления еще не установлена, поскольку в отношении них не было вступившего в законную силу обвинительного приговора суда. К подобным действиям обязывает ч. 1 ст. 49 Конституции РФ.

Изучение уголовных дел показало, что состояние прокурорского надзора за соблюдением презумпции невиновности на предварительном следствии, не соответствует в полной мере требованиям Конституции РФ, Закона “О прокуратуре Российской Федерации”, нормам уголовно-процессуального

123 С о л о м и ч е в В. И. Прокурорский надзор за исполнением законов ор ганами, осуществляющими дознание и предварительное следствие - М.; 1998. С. 47.

124 Гулаги так просто не отдаются.(статистическая информация МВД РФ) / Известия. 1997. 26 июля.

133 законодательства, приказам и указаниям Генерального прокурора РФ. Об этом свидетельствуют непрекращающиеся случаи незаконного задержания граждан в порядке ст. 122 УПК, в дальнейшем освобожденных за непод-

125

тверждением подозрения .

Прокурорской проверкой, проведенной в Московском РУОПе в 1997 году, было установлено, что из 311 граждан, доставленных в это учреждение в течении года, в отношении 238 эта принудительная мера применялась без достаточных оснований. Многие из них доставлялись для “профилактики”.

Так, к оперуполномоченному К. обратилась гражданка Д. с просьбой решить ее материальные претензии к предпринимателю, который в установленный договором срок не закончил строительство ее дачи и не вернул причитающиеся ей в связи с этим деньги. Желая “помочь” гражданке, оперуполномоченный совместно с коллегами прибыл на квартиру предпринимателя и произвел там обыск, “обнаружив” там 30 патронов к автомату АКМ, которые за несколько секунд до того он сам туда положил. Результаты обыска послужили “поводом” для доставления предпринимателя в наручниках в отдел внутренних дел. Там его избили и поместили в камеру для административно задержанных, где он пробыл свыше суток’26.

Как видно из приведенного примера здесь имеет место целый ряд нарушений закона, а, в первую очередь, конечно же, недопустимое ущемление прав и законных интересов вышеупомянутого предпринимателя.

Граждане обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы (ст. 6, 15 Конституции РФ). Поэтому нормы отраслевого права, в том числе уголовного и уголовно- процессуального, которыми руководствуются следователь и прокурор в своей деятельности по борьбе с преступностью, предусматривают не только гарантии осуществления прав и свобод граждан, но и государ-

toe

” См.: приложение к диссертации № 2 (прим. автора).

126Синельщиков Ю. Незаконное задержание // Законность, 1999. № 2. С. 9.

134 ственное принуждение к тем гражданам, которые нарушают законы, нару- шают свои юридические обязанности. Применение мер принуждения, естественно, влечет ограничение конституционных прав и свобод, предусмотренных, например, ст. 23, 25 Конституции РФ, но оно правомерно и необходимо в указанных случаях и в соответствии с законом для достижения целей уголовного судопроизводства.

Законодатель предоставил органу расследования и прокурору право применять целый арсенал процессуальных средств, необходимых для раскрытия преступления, в том числе и ограничивающих в той или иной мере свободу личности. Однако, каждая мера, связанная с применением принуждения и вторжения в область свободы личности или же с предъявлением каких-либо процессуальных требований, обращенных к участнику процесса, влекущая ограничение его прав и свобод, независимо от того, какое процессуальное положение он занимает, должно быть обосновано и осуществлено в порядке, установленном законом. В противном случае, будет иметь место нарушение презумпции невиновности.

Необходимо отметить и такую проблему, как несоблюдение процессуальных сроков по уголовным делам, что существенным образом нарушает рассматриваемый конституционный принцип. Поводы для их продления, за- частую, надуманы: установить сообщников, о которых было известно в самом начале расследования, назначить экспертизы, необходимость которых и необходимые условия для этого имелись на начальном этапе следствия, и т.д. В связи с этим прокурор должен тщательным образом изучить материалы уголовного дела, прежде чем принять решение о продлении сроков предва- рительного следствия.

Текучесть кадров следственного аппарата отразилась на качестве пред- варительного следствия, существенно снизив его уровень. Именно поэтому, осмотр места происшествия зачастую не отвечает требованиям как с точки зрения методики, так и процессуального оформления результатов. Имеют

135 место факты незаконного приостановления предварительного следствия по уголовным делам на основании ст. 195 УПК. Есть основания считать, что эта статья “эксплуатируется” с целью регулирования следственной нагрузки, а интересы пострадавших от преступлений просто игнорируются. Имеют место переоценка значения показаний обвиняемого и заключения эксперта, хотя ошибки в оценке есть нарушение требования закона - в ст. 71 УПК говорится о том, что “ни одно доказательство не имеет заранее установленной силы”.

По данным, опубликованным в журнале “Законность”, из 7 тысяч следователей прокуратуры РФ 2/3 на конец 1996 года не имели высшего юриди-ческого образования “ . Отсюда непосредственное следствие - низкий в целом уровень предварительного расследования и прокурорского надзора. В одних случаях прокуроры просто не выявляют незаконные решения, в других - необоснованно соглашаются с ними.

“За последние десять лет штатная численность следователей городских и районных прокуратур выросла лишь на 25 %, в то время как число только

1 ТО

умышленных убийств выросло более чем в 4 раза” “ , а количество находящихся в производстве уголовных дел у следователей прокуратур и МВД растет ежегодно.

В соответствии с Федеральным законом от 17 ноября 1995 года (с изменениями от 27.01.99 г.) “О прокуратуре Российской Федерации”, уголовно-процессуальным законом и принципом презумпции невиновности для прокурора важно, чтобы:

а) задержание граждан по подозрению в совершении преступления производилось не иначе как в порядке и по основаниям, установленным законом;

127 Ж. Законность. 1997. № 3. С. 27.

136

б) никто не подвергался незаконному и необоснованному привлечению к уголовной ответственности или иному незаконному ограничению в

правах;

в) никто не подвергался аресту без судебного решения или санкции прокурора;

г) соблюдались установленные законом порядок и сроки расследова- Y ния уголовных дел, права участников судопроизводства и других граждан;

д) при расследовании преступлений неуклонно соблюдались требова ния закона о всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех об стоятельств дела, выявлялись как уличающие, так и оправдывающие обви няемого, а также отягчающие и смягчающие его ответственность обстоя тельства;

ж) выявлялись причины совершения преступлений, а также способствовавшие им условия, принимались меры к их устранению.

Прокурор, надзирая за исполнением закона органами дознания, предварительного следствия, участвует в производстве по делу на всем его протяжении - от поступления заявления или сообщения о преступлении и до окончания производства по делу “ .

Необходимо принять во внимание то, что в последние годы прокурорский надзор не выполнял в полной мере своего предназначенияь0. Оказание на органы прокуратуры давления, большая загруженность и текучесть кадров, выполнение несвойственных функций, когда прокуратура вынуждена

128 С о л о м и ч е в В. И. Прокурорский надзор за исполнением законов ор ганами, осуществляющими дознание и предварительное следствие - М., 1998. С. 47.

129 Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием: Приказ Генерального прокурора РФ от 18 июля 1997 года № 31.

ь0 Г у ц е н к о К. Ф. Правосудие и прокурорский надзор в условиях формирования правового государства / Вестник МГУ. Серия И. Право. 1990. № 4. С. 15.

137 подменять собой начальников следственных подразделений в важнейших вопросах руководства предварительным расследованием, отвлекаясь от своих непосредственных надзорных функций, - эти и другие обстоятельства способствуют значительному снижению эффективности основной функции прокурора по надзору за законностью. На практике широко распространено производство незаконных и необоснованных процессуальных действий органами расследования, что рассматривается многими авторами как результат ненадлежащей деятельности прокуроров, которые не по всем делам выполняют предписания норм УПК, и надзор которых за исполнением законов

131

не отвечает своему назначению .

По данным одного исследования, одной из основных причин необоснованных арестов является неправильная оценка прокурорами доказательств по делу: санкционирование арестов по материалам расследования, в которых отсутствуют достаточные данные о причастности к совершению преступления подозреваемых и обвиняемых’3’.

Нельзя не согласиться с тем, что сейчас при значительном увеличении количества преступлений, прокурорский надзор до сих пор остается одной из надежных гарантий обеспечения законности при расследовании уголовных дел. Тем не менее, ошибки и просчеты в осуществлении надзора за проведением процессуальных действий являются одним из распространенных

3 См.: МорщаковаТ. Г. О процессуальных функциях в стадии рас- следования / Совершенствование уголовно-процессуального законодательства. М., 1991. С. 65.; ПетрухинИ. Л. Судебные гарантии прав личности / Актуальные вопросы борьбы с преступностью в России и за рубежом. Вып. 8.-М., 1992. С. 68 и др.

^ХимичеваО.В. Судебный контроль за процессуальными действиями и оперативно-розыскными мероприятиями (досудебное производство) / Учебное пособие - М., 1998. С. 22-23.

138 доводов в пользу замены надзора за предварительным расследованием на судебный контроль133.

Речь нужно вести, на наш взгляд, не о подмене прокурорского надзора судебным контролем, а о двух самостоятельных формах деятельности государства, направленных на решение важшейшей задачи: обеспечение прав и законных интересов граждан, ибо “как проводник законности, прокуратура кровно заинтересована в сильной, независимой судебной власти”134.

Таким образом, прокурор успешно выполнит стоящие перед ним задачи органа надзора за реализацией презумпции невиновности на предварительном следствии, если он будет эффективно использовать в этих целях только свои процессуальные полномочия и те способы предупреждения и устранения следственных ошибок, которые указаны в уголовно-процессуальном законе.

Закон предоставляет прокурору достаточно правовых средств для того, чтобы обеспечить реализацию принципа презумпции невиновности на предварительном следствии без постоянного и повседневного оперативного вмешательства в деятельность следователя, непосредственно не исправляя допущенные нарушения, не подменяя начальника следственного отдела по руководству следствия.

bJ Однако, по мнению многих процессуалистов, прокурорский надзор достаточно эффективен и не требует замены на судебный контроль. См.: Б о й к о в А. Д. Судебная реформа: обретения и просчеты / Государство и право. 1994, № 6. С. 21; Б а ж а н о в С. Не бросаемся ли в другую крайность? / Законность. 1995, № 1. и др.

Ь4 С к у р а т о в Ю. Концептуальные вопросы развития прокуратуры в период правовой реформы в Российской Федерации // Законность. 1997, №3. С. 7.

139

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

В ходе написания диссертации автором были выделены следующие основные выводы:

  1. Презумпция невиновности - исторически сложившееся, объективное правовое положение, нашедшее свое закрепление в основных Международных актах, Конституции России и отечественном уголовно-процессуальном законодательстве.
  2. Презумпция невиновности - демократический, гуманный принцип российского уголовного судопроизводства, служащий интересам личности и правосудия.
  3. Реализация принципа презумпции невиновности является одним из основных направлений уголовно-правовой политики и судебной реформы, проводимой в России.
  4. Решение задач уголовного судопроизводства невозможно без реализации принципа презумпции невиновности.
  5. Сущность принципа презумпции невиновности наиболее полно отражена в Конституции Российской Федерации (ст. 49).
  6. Презумпция невиновности является универсальным принципом, действующим вплоть до вступления приговора в законную силу.
  7. Презумпцию невиновности нельзя сводить к логическим приемам доказывания. Она не зависит от субъективного мнения следователя и не прекращает своего действия, когда следователь приходит к окончательному выводу о виновности обвиняемого.
  8. Только вступивший в законную силу приговор суда объявляет от имени государства человека виновным в совершении преступления.

140

  1. Презумпция невиновности, как принцип российского уголовно го процесса, имеет нормативно-правовой характер и устанавливает оп ределенные обязанности участников уголовного судопроизводства, ре гулируя их поведение, требуя или запрещая производить определенные действия. Нарушение презумпции невиновности, выражающееся в од ностороннем обвинительном уклоне при расследовании, влечет приме нение процессуальных санкций: прекращение уголовного дела, либо возвращение его на дополнительное расследование, либо оправдание подсудимого. В случае злостных нарушений презумпции невиновности, к должностным лицам, ответственным за расследование, возможно применение мер дисциплинарной или уголовно-правовой ответствен ности.

  2. Презумпция невиновности не позволяет следователю упрощенно подходить к сложному процессу отыскания истины по делу, а обязывает тщательно проверять все следственные версии и доказательства, то есть непосредственно влияет на качество расследования уголовных дел.
  3. Презумпция невиновности не допускает отождествления обвиняемого (подозреваемого, подсудимого) с виновным.
  4. Следователь обязан обеспечить обвиняемому возможность использовать все предусмотренные законом способы защиты как лично, так и посредством защитника.
  5. Идея презумпции невиновности выражена в ряде норм уголовно- процессуального закона, которые конкретизируют данный принцип приме- нительно к разным стадиям уголовного процесса.
  6. Анализ уголовных дел, а также интервьюирование следователей и работников дознания по вопросам, относящимся к презумпции невиновности, показало, что реальное осуществление этого принципа в практике расследования уголовных дел во многих случаях производится лишь поверхностно.

141 Необходимо целенаправленно ориентировать лиц, ответственных за расследование уголовных дел, на безусловное соблюдение принципа презумпции невиновности на практике.

  1. Презумпция невиновности направлена на реализацию такого принципа уголовного судопроизводства, как объективное, всестороннее и полное исследование всех обстоятельств уголовного дела, обязывая следователя отыскивать помимо уличающих, оправдывающие обвиняемого доказательства, смягчающие его вину обстоятельства.
  2. Значение презумпции невиновности для доказывания имеет два основных аспекта - сущностный и формально-правовой. Первый аспект выражается в требовании к следователю установить истину по делу, а в случае, когда следователь приходит к выводу о виновности обвиняемого, - доказать ее по существу.
  3. В соответствии со вторым аспектом государство считает обвиняемого невиновным до тех пор, пока суд не признает обвинение доказанным и вынесенный обвинительный приговор не вступит в законную силу.

  4. Презумпция невиновности определяет характер взаимоотношений между следователем, прокурором и судом. Следователь должен иметь в виду, что передача дела с обвинительным заключением прокурору и дальнейшее направление его в суд для разрешения дела по существу возможны лишь при достоверной доказанности предъявленного обвинения.
  5. Из презумпции невиновности вытекает очень важное положение об обязанности доказывания. Закон возлагает ее на лицо, ведущее производство по делу, и освобождает от нее обвиняемого (подозреваемого, подсудимого). Но при этом обвиняемый наделен правом самостоятельно или посредством защитника участвовать в доказывании, обладая широким диапазоном прав.
  6. Обвиняемый не может понести уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Обвиняемый может вообще не участвовать” в доказывании, не способствовать проведению след-

142

ствия. Однако он обязан не препятствовать его проведению и в определенных случаях “предоставлять себя” в указанных законом случаях (освидетель- ствование, получение образцов для сравнительного исследования). При этом закон не допускает обращаться с обвиняемым способами, унижающими его честь, достоинство, ставящими под угрозу его жизнь и здоровье.

  1. Защитник призван защищать обвиняемого, помогать ему наиболее полно и эффективно использовать свое право на защиту. Однако обязанности доказывания на защитнике не лежит. Представление, а равно непредставление защитником доказательств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его вину, не освобождает следователя от обязанности полного, объективного исследования всех обстоятельств дела, в том числе и от поиска этих оправдывающих обвиняемого или смягчающих его вину доказательствах.
  2. Если доказательства по делу противоречивы, спорны или недостаточны, у следователя не складывается убеждения в виновности обвиняемого, а возможности к дальнейшему поиску доказательств уже исчерпаны, то сле- дователю надлежит прекратить уголовное дело по одному из реабилитирующих оснований. Недоказанная виновность обвиняемого равнозначна доказанной, несомненной невиновности. Однако в пользу обвиняемого толкуется не всякое сомнение, а только неустранимое. Правило о толковании сомнений в пользу обвиняемого служит следователю дополнительным стимулом для полного, объективного и всестороннего исследования обстоятельств дела.
  3. В соответствии с правилами об обязанности доказывания и толковании сомнений в пользу обвиняемого, признание обвиняемым своей вины не может считаться “главным” или “лучшим” доказательством и может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его совокупностью других доказательств.
  4. Изобличая обвиняемого в совершении преступления, следователь не вправе применять незаконные приемы. Запрещается домогаться показа-

143 ний обвиняемого путем насилия угроз и иных незаконных мер (ст. 20 УПК). В ходе производства по делу совершенно недопустимы по отношению к об- виняемому ложь, запугивание, фальсификация, невежество и т.п.

  1. Исходя из презумпции невиновности следователь не должен до вступления приговора в законную силу оглашать в средствах массовой информации или любым иным способом вывод о виновности лица в совершении преступления, в отношении которого ведется уголовное судопроизводство.
  2. Избрание обвиняемому той или иной меры пресечения, не противоречит презумпции невиновности, поскольку они не преследуют цели кары, отличны от мер уголовного наказания и направлены на установление истины по делу. В каждом конкретном случае избрание меры пресечения должно быть обоснованным и законным (соблюдение установленной процессуальной процедуры). Когда же отпадают основания для избранной меры пресечения, она должна быть сразу же отменена и изменена на менее строгую.
  3. Согласно презумпции невиновности обвинительное заключение не может быть основано на предположениях, а должно строиться на тщательно проверенных доказательствах виновности обвиняемого, когда были исследованы оправдывающие доказательства (если такие были обнаружены следователем или стали ему известны) и указаны смягчающие ответственность обстоятельства.
  4. При прекращении уголовного дела по любому из реабилитирую щих оснований следователь со всей определенностью должен констатиро вать в своем постановлении полную невиновность обвиняемого (подозре ваемого). Реабилитация обвиняемого заключается в восстановлении его доб рого имени, восстановлении его прежней должности (в случае, когда он был от нее отстранен), полного возмещения ущерба, явившегося следствием про изводства в отношении его расследования.

144

  1. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям в ходе производства предварительного следствия не противоречит принципу презумпции невиновности. Однако в этом случае действия по реабилитации обвиняемого не производятся. Схожие по характеру действия могут производится в рамках гражданско-процессуального права.
  2. Прокурорский надзор за предварительным следствием, направленный на обеспечение презумпции невиновности, служит дополнительным гарантом обеспечения прав и законных интересов обвиняемого (подозреваемого).
  3. Судебный контроль на предварительном следствии еще не достаточно развит. Представляя собой важнейший гарант обеспечения прав и законных интересов человека, на предварительном следствии он имеет место лишь в редких случаях.
  4. .Анализ нормативной, научной и эмпирической базы позволил ав тору сделать некоторые выводы о необходимости законодательного закреп ления некоторых положений, позволяющих в большей степени привести уголовно-процессуальный закон в соответствие с Конституцией России и реализовать принцип презумпции невиновности:

а) Закрепить редакцию ст. 49 Конституции РФ в виде отдельной статьи УПК, так как ст. 13 действующего УПК не отражает в полной степени сущ ность принципа презумпции невиновности.

б) Во исполнение ст. 46 Конституции России закрепить в УПК право участников процесса на обжалование в суд любых действий и решений лиц, производящих предварительное расследование, которые нарушают консти туционные права и свободы граждан.

в) Дополнить редакцию ч. 2 ст. 51 УПК:

  • после слов “участвовать в допросе подозреваемого и обвиняемого, а также в иных следственных действиях, проводимых с их участием” добавить ‘‘или по их ходатайству; проводить при этом аудио- и видеозаписи”;

145

  • после слов “выписывать из него (имеется в виду уголовное дело -прим. автора) любые сведения и в любом количестве” добавить “а также производить копии документов, подлежащие письменному заверению следователем”;
  • после слов “представлять доказательства;” добавить “истребовать справки, характеристики и иные документы из государственных и общественных организаций, кроме тех, которые содержат государственную, коммерческую или врачебную тайну”.
  • г) Мы считаем целесообразным на законодательном уровне ограничить круг лиц, которые могут быть допущены в качестве защитников по уголовному делу, а именно, изложить п. 4, 5 ст. 47 УПК в следующей редакции:

“В качестве защитников допускаются: адвокат по предъявлении им ордера юридической консультации, а также лица, имеющие высшее юридическое образование и опыт работы по юридической специальности не менее 2-х лет.

Иные лица могут быть допущены в качестве защитников только наряду и совместно с профессиональным защитником.”

146

БИБЛИОГРАФИЯ

Международные правовые акты:

Всеобщая Декларация прав человека (Резолюция 217А Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.) // СССР и международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы. М., 1989. С. 413-419.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и Протоколы к ней // СЗ РФ. 1998. № 20. Ст. 2143; № 31. Ст. 3835, № 36. Ст. 4467.

Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 12.

Нормативные акты России:

Конституция РФ. - М.: Юристъ. 1994.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (по состоянию на 1 января 1999 г.) - М: Юристъ. 1999.

Уголовный кодекс РФ. - М: Юристъ, 1998.

Гражданский кодекс РФ. - М: Юристъ, 1998.

Кодекс законов о труде РФ. - М: Юристъ, 1998.

О средствах массовой информации: Закон РФ от 27. 12. 91 г. / Российская газета от 29 декабря 1991 г.

147

Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан. Закон РФ от 27 апреля 1993 г. // Собрание законодательства РФ. 1995. №51. Ст. 4970.

О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления. Федеральный закон от 15 июля 1995 г. // Собрание законодательства РФ. 1995. № 29. Ст. 2759.

О судебной системе Российской Федерации. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. - М: Городец. 1997.

Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации. Федеральный закон от 12 августа 1995 г. (с изменениями от 18 июля 1997 г.) // Собрание законодательства РФ. 1995. №> 33. Ст. 3349.

О прокуратуре Российской Федерации. Федеральный закон от 17 ноября 1995 г. (с изменениями от 27.01. 99 г.) // Рос. газета от 28.01.99 г.

Постановления., определения, приказы:

О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 года № 3 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 9.

О выполнения судами Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 года № 3 “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей”: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 года № 6 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 1.

148 О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 1.

По делу о проверке конституционности ст. ст. 220(1 )-220(2) УПК РСФСР: Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. в связи с жалобой гражданина В.А.Аветяна // Собрание законодательства РФ. 1995. № 197. Ст. 1764.

О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому права на защиту: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 г. / Уголовно-процессуальный кодекс (с постатейно систематизированными материалами по состоянию на 1 декабря 1995 г.) / Сост. и отв. ред. Н.М. Кипнис. - М.: Юристъ, 1996.

О недопущении использования задержания и ареста в качестве средства получения от подозреваемого или обвиняемого признания вины в совершении преступления: Приказ Генерального прокурора РФ № 31 от 18 июня 1995 г. / Сборник действующих приказов и указаний Генерального прокурора РФ - М., 1997. Ст. 19.

Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием: Приказ Генерального прокурора РФ № 31 от 18 июня 1997 г. // Вопросы расследования преступлений.: Справочное пособие / Под общей ред. И.Н.Кожевникова.- М., 1997.

О неотложных мерах по улучшению деятельности следственных аппаратов органов внутренних дел: Приказ МВД России от 15 июня 1992 г. № 197 // Вопросы расследования преступлений.: Справочное пособие / Под общей ред. И.Н.Кожевникова.- М., 1997.

О неотложных мерах по укреплению дисциплины и законности в органах внутренних дел и внутренних войск МВД России: Приказ МВД России от 2 августа 1996 г. № 426 // Вопросы расследования преступ-

149 лений.: Справочное пособие / Под общей ред. И.Н.Кожевникова.- М., 1997.

По делу о проверке конституционности ч. 5 ст. 97 УПК РСФСР: Постановление Конституционного Суда РФ от 13 июня 1996 г. в связи с жалобой гражданина В.В.Щелухина // Собрание законодательства РФ. 1996. №26. Ст. 3185.

По делу о проверке конституционности ч. 4 ст. 113 УПК РСФСР: Постановление Конституционного Суда РФ от 29 апреля 1998 г. в связи с запросом Костомукшского суда Республики Карелия // Собрание законодательства РФ. 1998. № 19. Ст. 2142.

Постановление судьи о судебной проверке законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей не подлежит пересмотру ни в кассационном, ни в надзорном порядке: Определение Судебной Коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 января 1994 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 9.

По делу о проверке конституционности ч. 4 ст. 47 УПК в связи с жалобами граждан Б.В.Антипова, Р.Л.Гитиса и С.В.Абрамова: Постановление Конституционного Суда РФ от 28 января 1997 г. // СЗ РФ. 1997. №7. Ст. 871.

По делу о проверке конституционности ст. 418 УПК РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края: Постановление Конституционного Суда РФ от 28 ноября 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 50. Ст. 5679.

Специальная литература:

Адаменко В. Д. Субъекты защиты обвиняемого. Красноярск: КГУ. 1991.-206 с.

150 Актуальные проблемы правовой защиты личности в уголовном судопроизводстве: Сб. науч. тр. / Отв. ред. Л.Л.Кругликов - Ярославль: ЯрГУ. 1990.- 196 с.

Арсеньев В. Д. К вопросу о презумпции невиновности в свете новой Конституции СССР // Вопросы повышения эффективности борьбы с преступностью. - Томск, Изд-во Томского ун-та, 1979. 134 с.

Бажанов С. Не бросаемся ли в другую крайность? // Законность. 1995. № 1.
С. 33-43.

Барщевский М. Ю. Бизнес-адвокатура в США и Германии. М.: Белые альвы, 1995. - 62 с.

Басков В. И. Прокурорский надзор: учебник для вузов. М., 1996.- 198 с.

Безлепкин Б. Т. Возмещение ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. М.: Академия МВД СССР, 1985. - 44 с.

Белозеров Ю. Н. , Ч у г у н о в В. Е. ,Чувилев А. А. Дознание в органах милиции и его проблемы. М., 1972. - 96 с.

Белозеров Ю. Н. , Е ф и м и ч е в СП. Окончание предварительного следствия с составлением обвинительного заключения. М.: ЮИ МВД СССР, 1988. - 48 с.

Белозеров Ю. Н. , Р я б о к о н ь В. В. Производство следственных действий. М.: МССШМ МВД СССР, 1990. - 64 с.

Белозеров Ю. Н. , Е ф и м и ч е в С. П. Обвинительное заключение в уголовном процессе. М., 1992. - 48 с.

Белозеров Ю. Н. , М а р ф и ц и н П. Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела / Учебное пособие. М., 1994. - 75 с.

Безлепкин Б. Т. Уголовный процесс России / Курс лекций -‘М: Межд. Университет Бизнеса и Управления, 1998. - 319 с.

151

БезлепкинБ. Т., Т о м и н В. Т. Презумпция невиновности и советский уголовный процесс // Развитие науки и практики уголовного судопроизводства в свете требовании Конституции СССР: М., 1978. С 45-58.

Божьев В. М. Уголовно-процессуальные правоотношения. М., 1975.-176 с.

Божьев В. П. Обеспечивается ли обвиняемому право выбора защитника? / Государство и право. 1993. № 2. С. 43-51.

Б о й к о в А. Д. Судебная реформа: обретения и просчеты / Государство и право. 1994. № 6. С. 29-37.

Б о й к о в А. Д. Судебно-правовая реформа и адвокатура / Соц. законность, 1989. № 1. С. 27-36.

Бойков А. Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. М., 1978.-98 с.

Бойков А. Д. Нравственные требования, предъявляемые к профессиональным участникам уголовного судопроизводства // Курс советского уголовного процесса. Общая часть. / Учебник. - М.: Юрид. лит-ра, 1989. - 364 с.

Бурдакова B.C. Презумпция невиновности - условия соблюдения прав и законных интересов граждан. - Л.: Знание, 1989. - 54 с.

Будников В. Л. Установление судебного контроля за деятельностью органов предварительного расследования // Законность и нравственность правоприменительной деятельности следственных органов МВД СССР / Сборник науч. трудов. - Волгоград: ВСШ МВД, 1984. С. 63-78.

Быкова Е. Обвинительная камера - хранительница законности во Франции // Рос. юстиция . 1994. С. 31-35.

Васьковский Е. В. Организация адвокатуры // Адвокат в уголовном процессе. / Под ред. П.А.Лупинской..- М.: Новый юрист, 1997. 116 с.

152

Волынская О. В. Яковенко В. Е. Процессуальные гарантии законного и обоснованного привлечения лица в качестве обвиняемого: Лекция. - М.: МЮИ МВД РФ. 1997. - 28 с.

Вопросы доказательственного права и предварительного расследования уголовных дел (по материалам судебной практики) / Учебное пособие - М.: ВЮЗИ. 1987. - 85 с.

Вопросы осуществления правосудия по уголовным делам - Калининград, 1982. - 71 с.

В ы д р я М. Уголовно-процессуальные гарантии в суде. - Краснодар, 1980. -94 с.

Галустьян О. А., Смирнов М. В. Проблемы обеспечения законности при возбуждении и отказе в возбуждении уголовных дел органами дознания и предварительного следствия. - М.: ЮИ МВД России, 1997. - 52 с.

Галустьян О. А. Минимальные стандарты обеспечения прав граждан в уголовно-процессуальной и оперативной деятельности органов внутренних дел / Закон и право. 1998. № 2. С. 25-30.

Глушков А. И. Необоснованное обвинение и реабилитация в уголовном процессе / Методическое пособие. - М.: ЮИ МВД РФ, 1995. -64 с.

Головко Л. М. Реформа уголовного судопроизводства в Англии // Гос-во и право. 1996, № 8. С. 33-39.

Горя Н. Принцип состязательности и функция защиты в уголовном процессе / Сов. юстиция, 1990. № 7. С. 21-25.

Григорьев В. Н. Задержание подозреваемого органами внутренних дел. - Ташкент, 1989. - 120 с.

Григорьев В. Н., Гуляев А. П. Новое уголовно-процессуальное законодательство. - М., 1997. - 208 с.

153 Гуляев А. П. Следователь в уголовном процессе - М., 1981. -191 с.

Гуляев А. П. Процессуальные функции следователя. М., 1981. -61 с.

Гуляев А. П. О повышении надежности доказывания на стадии возбуждения уголовного дела / Проблемы надежности доказывания в советском уголовном процессе, - М., 1984. С. 43-59.

Гуляев А. П. Социально-политический аспект презумпции невиновности / Сов. государство и право. 1988, № 4. С. 26-30.

Гуценко К. Ф. Правосудие и прокурорский надзор в условиях формирования правового государства // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1990. - 78 с.

Гуценко К. Ф. Основы уголовного процесса США. - М., 1993. -56 с.

Давид Р. Основные правовые системы современности. -М., 1988. -495 с.

Деятельность юрисдикционных органов по охране прав личности / Сборник научных трудов. - М.: ЮИ МВД РФ, 1994. С. 35-41.

Доля Е. А. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. / Рос. юстиция. 1994. № 6. С. 26-32.

Драченов А., Т е н ч е в Э. Судебная проверка законности и обоснованности арестов. / Сов. юстиция. 1993, № 19. С. 29-33.

Дроздов Г. Судебный контроль за расследованием преступлений / Сов. юстиция. 1992. Ns 15-16. С. 30-33.

Жогин Н. В., Ф а к т у л л и н Ф. Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М., 1965. - 156 с.

3 а р х и н Ю. М. Доказывание в уголовном процессе: Лекция -М.: ЮИ МВД РФ. 1997. - 26 с.

154

Кабанов П. Как понимать презумпцию невиновности / Соц. законность, 1989. № 4. С. 32-36.

Карагодин В. Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. - Свердловск: Урал, ун-т, 1992. - 175 с.

Карнеева Л. М. Чувилев А. А. Обеспечение законности и обоснованности привлечения в качестве обвиняемого. - М., 1976. - 54 с.

Касумов Ч. С. Презумпция невиновности в советском праве. -Баку, 1984. - 139 с.

Кашепов В. П. Институт судебной защиты свобод граждан и средства ее реализации / Гос-во и право. !998, № 2. С. 41-44.

Кобяков В. М. Состязательность в уголовном судопроизводстве - важнейшая гарантия охраны прав личности / Актуальные проблемы охраны прав личности в советском уголовном судопроизводстве. - Свердловск, 1989. С. 54-60.

Коган В. Почему бы не быть следственному судье? / Сов. юстиция. 1988, №7. С. 27-30.

Козырев Г. Н. Судебная проверка законности и обоснованности ареста. - Н.Новгород, 1994. - 61 с.

Козырев Г-Н. Взаимодействие следователя с защитником- адвокатом в предварительном расследовании. -Горький, 1990. - 50 с.

Кокорев Л. Д., Котов Д.П. Этика уголовного процесса. - Воронеж, 1993. -221 с.

Концепция судебной реформы в Российской Федерации. -М., 1992. -24 с.

Концепция уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации / Гос-во и право. 1992. № 8. С. 44-49.

155 Кореневский Ю. Противоречит ли Конституции прекращение УГОЛОВНОГО дела по нереабилитирующим основаниям / Российская юстиция, 1997. № 1. С. 34-35.

Корнуков В. М. Конституционные основы положения личности в уголовном судопроизводстве. - Саратов, 1987. - 78 с.

Кони А. Ф. Нравственные начала в уголовном процессе (общие черты судебной этики) // Собр. соч. в 8 т. - М., 1967. Т.1. - 415 с.

Ларин А. М. Презумпция невиновности. - М: Наука, 1978. - 152 с.

Ларин А. М. Расследование по уголовному делу; процессуальные функции. - М., 1986. - 223 с.

Ларин А. М., Мельникова Л. Б., Савицкий В. М. Уголовный процесс России. Лекции-очерки / Под ред проф. В.М.Савицкого. - М., 1997. - 214 с.

Л и б у с И. А. Презумпция невиновности в советском уголовном процессе. - Ташкент: Узбекистан, 1981. - 206 с.

Лисицин Р. Д. Участие защитника подозреваемого в доказывании / Законность, 1998. № 4. С. 29-32.

Лон Фуллер. Адвокат в судебном процессе США / Российская юстиция 1995, №8. С. 35-37.

Лупинская П. А. Право жалобы в уголовном судопроизводстве в свете Конституции СССР // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. - М., 1979. С. 53-57.

Лупинская П. А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. - М.: Юридическая литература, 1976. - 168 с.

Мажинян М. С. Презумпция невиновности и гарантии ее осуществления. - Ереван: Ерев. Ун-тет, 1989. - 124 с.

156 Масленникова Л. Н. Изучение законодательных новелл, регламентирующих судебный контроль в стадии предварительного расследования // Проблемы совершенствования уголовного и уголовно-процессуального законодательства России. - М., 1993. С. 52-58.

Масленникова Л. Н. Судебный контроль за законностью процессуальной деятельности органов дознания и предварительного следствия: Лекция. - М., 1994. - 26 с.

Масленникова Л. Н. Судебный контроль: от Конституции до УПК / Рос. юстиция, 1995. № 8. С. 33-35.

Машленко И. Ф. Право на защиту и допустимость доказательств в уголовном процессе США // Адвокатура и современность. Сб. - М.: Ин-т государства и права АН СССР, 1987. С. 45-50.

Мирошниченко И. Я. Прокурор в стадии расследования уголовных дел // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1973. - 98 с.

Михайлов В. Прекращение уголовного дела / Человек и закон, 1998. №8. С. 22-25.

Михеенко М. М. Доказывание в советском уголовном судопроизводстве. - Киев: КГУ, 1984. - 132 с.

Мичурина О. В. Обеспечение прав и законных интересов личности в уголовном процессе. - М.: ЮИ МВД РФ, 1997. - 26 с.

Морщакова Т. Г. О процессуальных функциях в стадии расследования // Совершенствование уголовно-процессуального законодательства. - М., 1991. С. 36-39.

Морщакова Т. Г. Судебная реформа. - М., 1990. - 45 с. Мотовиловкер Я. О принципах объективной истины, презумпции невиновности и состязательности процесса. - Ярославль, 1978. - 146 с.

157

Научно-практический комментарий к Уголовно-процес-суальному кодексу РСФСР / Под общей ред. В.М.Лебедева. - М.: Спарк, 1996. -638 с.

Нажимов В. П. Суд как орган правосудия по уголовным делам в СССР. - Калининград, 1970. - 120 с.

Неткачев В. Судебное обжалование арестов / Законность, 1993. №8. С. 21- 24.

Никандров В. И., Пономарев Г.Е. Судебная проверка правомерности ареста и продления срока содержания под стражей // Проблемы совершенствования уголовного и уголовно-процессуального законодательства России. - М., 1993. С. 42-44.

Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М., 1985. - 797 с.

Пастухов М. И. Оправдание подсудимого. - Минск: Университетское, 1985. - 116 с.

П е т р у х и н И. Л. Презумпция невиновности - конституционный принцип советского уголовного процесса / Сов. гос-во и право. 1978, № 12. С. 26-30.

Петрухин И. Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. - М., 1985. - 239 с.

Петрухин И. Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. - М., 1989. - 252 с.

Петрухин И. Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. - М., 1989. - 189 с.

Петрухин И. Л. Судебные гарантии прав личности. - М., 1992.-94 с.

Петрухин И. Л. Судебная власть и расследование преступлений / Государство и право. 1993, № 9. С. 45-48.

Петрухин И. Л. Презумпция невиновности: равновесие сил обвинения и защиты // Укрепление законности и борьба с преступно-

158 стью в условиях формирования правового государства. - М., 1990. С. 77-82.

Печников Г. А. Принцип презумпции невиновности на предварительном следствии. - Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1992. - 59 с.

Проблемы надежности доказывания в советском уголовном процессе / Тезисы выступлений. - М: ВНИИ МВД СССР, 1984. 132 с.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ (проект). / Юридический вестник, 1995. № 33 (122). С. 23-33.

Руднев В. Защита прав арестованного (задержанного) / Законность. 1993, № 9. С. 27-29.

Руднев В. О судебном аресте / Рос. юстиция. 1995, № 5. С. 26-28.

Рябоконь В. В. Следственные ошибки и пути их устранения: Лекция. - М.: ЮИ МВД РФ, 1997. - 28 с.

Савицкий В. М. Прокурорский надзор за соблюдением законности в деятельности органов дознания и предварительного следствия. -М., 1959. - 154 с.

Савицкий В. М. Считается невиновным. - М., 1984. - 64 с. Савицкий
В. М. Уголовный процесс России на новом витке демократизации / Государство и право, 1994. № 6. 51-55.

Савицкий В. М. Презумпция невиновности. - М.: Норма, 1997. 120 с.

Селезнев М. Процессуальные вопросы судебной проверки законности и обоснованности арестов / Законность, 1993. № 7. С. 34-35. Селезнев М. Роль прокурора при применении мер процессуального принуждения / Законность. 1994, № 4. С. 31-34.

Скуратов Ю. Концептуальные вопросы развития прокуратуры в период правовой реформы в Российской Федерации / Законность. 1997, №3. С. 30-32. ‘ ‘ ‘”

159

Скуратов Ю. Торговля правосудием - опасная вещь / Комсомольская правда. 1997. 8 июля. С. 32-34.

Смирнов А. В. Эволюция исторической формы советского уголовного процесса и предварительного расследования / Сов. гос-во и право. 1990, № 12. С. 41-42.

Соломичев В. И. Прокурорский надзор за исполнением законов органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие. - М: Экспертное бюро, 1998. - 206 с.

Старченко А. А. Философия права и принципы правосудия в США.-М., 1969.-231 с.

Статкус В. Ф., Ч у в и л е в А. А. Прокурорский надзор и ведомственный контроль на предварительном следствии / Сов. государство и право. 1975, № 3. С. 38-40.

Степанов А. М. Проблемы российской адвокатуры. - М.: Спарк, 1997.-68 с.

Стецовский Ю. И. Содержание под стражей: право и прокурорская практика / Рос. юстиция. 1994, № 2. С. 27-29.

Стецовский Ю. И., Ларин А. М. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. -М., 1987. - 316 с.

Стойко Г. Н. Недоказанность обстоятельств уголовного дела. -Красноярск: Краснояр. ун-тет, 1984. - 103 с.

Строгович М. С. Природа советского уголовного процесса и принцип состязательности. - М., 1939. - 267 с.

Строгович М. С. Материальная истина и судебные доказательства. - М., 1955. - 384 с.

Строгович М. С. Уголовно-процессуальная форма и обеспечение прав обвиняемого. Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы. - Воронеж., 1979. - 312 с.

160

Строгович М. С. Презумпция невиновности и право обвиняемого на защиту. - М., 1982. - 143 с.

Токорева М. Е. Роль прокурорского надзора в предупреждении и устранении следственных ошибок // Вопросы укрепления законности и устранения следственных ошибок в уголовном судопроизводстве. -М., 1988. С. 71-74.

  1. Т ы р и ч е в И. В. Основные уголовно-процессуальные функции. -М, 1992.- 112 с.

Т ы р и ч е в И. В. Осуществление судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон // Уголовный процесс. Учебник. - М.: Юрист, 1995.-424 с.

Уголовный процесс России. Лекции - очерки / Под ред. проф. В.М.Савицкого. - М., 1997. - 234 с.

Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Учебник под ред. П. А. Лупинской. - М.: Юрист, 1998. - 506 с.

Уголовно-процессуальный кодекс ФРГ. - М.: Манускрипт, 1994. - 215 с.

Ульянова Л. Т. О доказывании в стадии возбуждения уголовного дела / Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1971. - 94 с.

Филимонов Б. А. Защитник в германском уголовном процессе. -М.: Спарк, 1997. - 83 с.

Характер, причины и способы устранения ошибок в стадии предварительного следствия. - М.: ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 1990.- 123 с.

X и м и ч е в а Г. П. Принципы уголовного процесса. М., 1992. -75 с.

Химичева Г. П., Ульянова Л. Т. Конституция РФ и во просы уголовного процесса / Учебное пособие. - М: ЮИ МВД РФ, 1995.-68 с.

161

Химичева Г. П. Состязательность на досудебных стадиях. -М.: ЮИ МВД РФ, 1996. - 54 с.

Химичева О. В. Уголовный процесс / Учебно-методические рекомендации. - М: ЮИ МВД РФ, 1994. - 45 с.

Химичева О.В.Данилова Р. В. Допустимость доказательств в уголовном процессе / Учебное пособие. - М: МИ МВД РФ, 1998.-44 с.

Химичева О. В. Судебный контроль за процессуальными действиями и оперативно-розыскными мероприятиями (досудебное производство) / Учебное пособие. - М: ЮИ МВД РФ, 1998. 44 с.

Царев В. М. Эффективность участия защитника в доказывании на предварительном следствии. - Красноярск: КГУ, 1990. - 73 с.

Чангули Г. И. Презумпция невиновности и публикация материалов о преступлении // Совершенствование уголовно-процессуального законодательства и охрана прав личности. - Киев, 1983. С. 69-74.

Чистяков Н. Ф. Об усилении гарантий прав обвиняемого в уголовном судопроизводстве // Проблемы правосудия у уголовного права. -М., 1978. С. 54- 58.

Чувилев А. Содержание под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений / Рос. юстиция. 1996, № 1. С. 35-37.

Шадрин В. С. Обеспечение прав личности и предварительное расследование в уголовном процессе / Гос-во и право. 1994, № 4. С. 35-39.

Ш а ф и р Г. М. Защитник - активный участник процесса доказывания в уголовном судопроизводстве // Вопросы экспертизы работе защитника. - Л., 1970. - 144 с.

162

Шешуков М. П. Презумпция невиновности обвиняемого и ее влияние на уголовно-процессуальную деятельность. - Рига, 1982. - 134 с.

Щ е р б а СП. Вопросы обеспечения процессуальной самостоятельности следователя // Информационный бюллетень Следственного Комитета МВД РФ. № 2. М., 1993. - 62 с.

Я к у п о в Р. X. Принципы уголовного процесса: Лекция. - М., 1997. -27 с.

Диссертации, авторефераты:

Белоусов А. Е. Вопросы теории и практики применения мер уголовно- процессуального пресечения по законодательству Российской Федерации: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Ижевск, 1995. - 24 с.

Ведерников А. Н. Актуальные вопросы участия защитника на стадии предварительного расследования: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1990. - 26 с.

Г а л у з о В. Н. Судебный контроль за законностью и обоснованностью содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых на стадии предварительного расследования: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1995. - 26 с.

Долгушин А. В. Развитие процессуальных условий реализации принципа состязательности: Дисс. … канд. юрид. наук.. - М., 1995. - 184 с.

Игнатов С. Д. Следователь - субъект уголовно-процессуального доказывания: Автореф. … к.ю.н. - Саратов, 1995. - 26 с.

Изотова О. В. Проблемы судебного контроля при возбуждении и предварительном расследовании уголовных дел: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 1996. - 168 с.

163 Калюжная В. А. Процессуальные и тактические проблемы участия защитника в следственных действиях: Дис. … канд. юрид. наук. -Краснодар, 1998. - 153 с.

Касумов Ч. С. Презумпция невиновности в теории и практике советского уголовного судопроизводства: Дисс. … канд. юрид. наук. -М., 1980.- 175 с.

Колоколов Н. А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: важная функция судебной власти (Проблемы осуществления в условиях правовой реформы): Дисс. … канд. юрид. наук. -М., 1998. - 153 с.

Корнуков В. М. Вопросы теории и практики применения мер процессуального принуждения в советском уголовном процессе: Авто-реф. дисс. … канд. юрид. наук. - Саратов, 1970. - 24 с.

Кручинин Ю. С. Участие адвоката-защитника в уголовно-процессуальном доказывании: Дисс. … канд. юрид. наук. - Ижевск, 1997.- 147 с.

Кузнецов Н. П. Доказывание и его особенности на стадиях уголовного процесса России: Дисс. …докт. юрид. наук. -Воронеж, 1998. - 444 с.

Л а р и н А. М. Проблемы расследования в советском уголовном процессе: Дисс. … докт. юрид. наук. - М., 1970. - 265 с.

Л и б у с И. А. Презумпция невиновности в советском уголовном процессе: Автореф. дисс. докт. юрид. наук. - Ташкент, 1983. - 36 с.

Лисицин Р. Д. Защитник подозреваемого на стадии предварительного расследования: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1998. - 224 с.

Машовец А. О. Принцип состязательности и его реализация в предварительном следствии: Автореф. … канд. юрид. наук. - Екатерен-бург, 1994. - 26 с.

164

Насонова И. А. Участие адвоката-защитника на стадии предварительного расследования: Автореф. … канд. юрид наук. -Волгоград, 1998. - 24 с.

Пономаренков В. А. Проблемы представления и использования доказательств в уголовном процессе: Дисс. … канд. юрид. наук. -Саратов, 1998. - 186 с.

Резник В. Ю. Теоретические основы и практика деятельности адвоката на предварительном следствии: Дисс. … канд. юрид. наук. -Краснодар, 1998. - 186 с.

Соловьев В. В. Недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления как основание прекращения уголовного дела в стадии расследования: Автореф. … канд. юрид. наук- М., 1990. - 26 с.

Танцюра А. В. Принцип презумпции невиновности и проблемы его реализации в процессуальных решениях следователя: Дисс. … канд. юрид. наук. - Харьков, 1995. - 194 с.

Третьяков В. И. Участие защитника на предварительном следствии и в судебном производстве (процессуальные и тактические аспекты): Автореф. … канд. юрид наук.. - Волгоград, 1998. - 24 с.

Цоколова О. И. Применение органами предварительного следствия и дознания мер процессуального принуждения под судебным контролем: Автореф. канд. дисс. - М., 1995. - 26 с.

165

ПРИЛОЖЕНИЯ.

Приложение №1.

Опросный лист для следователей и дознавателей и результаты проведенного опроса

(В период с 1997 по 1999 было опрошено 174 следователей (дознавателей),

работающих, в следственных подразделениях г. Москвы,

Московской области, Ставропольского и Краснодарского краев)

  1. Действует ли, по-Вашему, принцип презумпции невиновности на пред варительном следствии?
  • действует всегда - 75 %
  • действует не всегда - 22 %
  • не действует - 3 %
    1. Привлекая лицо в качестве обвиняемого, всегда ли Вы убеждены в его виновности?
  • всегда убежден - 61%
  • иногда сомневаюсь - 34 %
  • сомневаюсь всегда - 5 %
    1. Предъявив обвинение и допросив лицо в качестве обвиняемого, как лич но Вы относитесь к нему?
  • скорее всего, как к преступнику, виновность которого не вызывает сомнения
    • 48 %
  • иногда как к преступнику - 13 %
  • скорее всего, как к лицу, виновность которого окончательно установлена - 31 %
    1. Предварительным или окончательным является Ваш вывод о виновно сти лица на момент привлечения его в качестве обвиняемого?
  • всегда предварительным - 23 %
  • иногда предварительным - 27 %
  • всегда окончательным - 43 %
  • затрудняюсь ответить - 6 %
    1. Как Вы понимаете правило об обязанности доказывания?
  • один следователь без участия обвиняемого обязан представлять

166

как обвинительные, так и оправда тельные доказательства - 60 %

  • следователь обязан выявлять толь ко обвинительные доказательства, а обвиняемый (его защитник) должен представлять доказательства своей

“** невиновности, либо смягчающие

обстоятельства - 32 %

  • затрудняюсь ответить - 6 %
  1. Какими, по-Вашему мнению, преимущественно бывают ходатайства обвиняемого (его защитника)?
  • как правило, их ходатайства имеют значение для дела и

подлежат удовлетворению - 4 %

  • примерно в половине случаев их ходатайства имеют отношение к делу и подлежат удовле- творению - 41 %
  • как правило, их ходатайства не имеют значения для дела
  • и подлежат отклонению - 48 %

  • затрудняюсь ответить - 7 %

L 7. Как Вы относитесь к таким ходатайствам обвиняемого (его защит-

ника), результат от удовлетворения которых будет свидетельствовать в пользу обвиняемого и может в определенной степени опровергнуть предъявленное обвинение?

  • как правило, удовлетворяю - 63 %
  • стараюсь отклонить - 8 %
  • затрудняюсь ответить - 29 %
    1. На практике встречаются ситуации, когда обвиняемый ссылается на свое алиби или на состояние необходимой обороны, либо утверждает, что действовал не умышленно, а неосторожно и т.д. Обязан ли обви няемый в подобных ситуациях доказывать такие обстоятельства?
  • обязан - 27 %
  • не обязан - 65 %
  • затрудняюсь ответить - 8 %
    1. Ставите ли Вы поиск смягчающих вину обстоятельств в зависимость от того, судим или не судим обвиняемый, отрицательно или положи тельно характеризуется ? -••?”’ ’-.’>-

167

  • да, всегда - 33 %
  • иногда - 21 %
  • никогда - 40 %
  • затрудняюсь ответить - 5 %
    1. Как Вы относитесь к правилу о толковании сомнений в пользу обви няемого?
  • отношусь положительно

и соблюдаю его - 74 %

  • отношусь положительно,

но иногда не соблюдаю - 18 %

  • не согласен с этим правилом - 6 %
  • это правило мне незнакомо - 1 %
    1. Считаете ли Вы, что получение признания обвиняемого в совершении преступления является главным доказательством по делу?
  • да, считаю - 6 %
  • считаю в некоторых
  • случаях - 30 %

  • нет, не считаю - 63 %
  1. Считаете ли Вы оправданным случаи обещания обвиняемому какого- либо “блага” (не заключать под стражу, предоставить свидание с близ ким, снятие обвинения по некоторым эпизодам и т.п.) взамен на призна ние им своей вины?
  • иногда оправданы - 23 %
  • если есть возможность,
  • то оправданы всегда - 3 %

  • не оправданы - 70 %
  • затрудняюсь ответить - 4 %
    1. Считаете ли Вы допустимыми случаи дезинформации обвиняемого о реальной картине следствия (заверить его в том, что соучастники соз нались и т.п.) ?
  • считаю иногда допустимым - 31 %
  • всегда допустимо в интересах следствия - 3 %
  • считаю недопустимым - 51 %
  • затрудняюсь ответить - 4 %
    1. Если личность обвиняемого вызывает у Вас симпатию или антипа тию, влияет лшэто обстоятельство на выбор в отношении него меры пресечения?

168

  • влияет всегда - 6 %
  • иногда влияет - 30 %
  • никогда не влияет - 61%
  • затрудняюсь ответить - 3 %
    1. Убеждены ли Вы в виновности обвиняемого при составлении обви нительного заключения?
  • всегда убежден - 83 %
  • иногда сомневаюсь - 17%
  • сомневаюсь всегда - 0 %
    1. Осуществление защитником обвиняемого прав по участию в доказы вании может ли помешать расследованию?
  • не может помешать - 54 %
  • иногда может - 25 %
  • зачастую может - 16%
  • затрудняюсь ответить - 5 %
    1. Предоставляете ли Вы защитнику обвиняемого возможность делать выписки из материалов уголовного дела, с которыми он вправе знако миться?
  • предоставляю всегда - 66%
  • никогда не предоставляю - 5 %
  • только в случае заявления им письменного ходатайства - 5 %
  • предоставляю, если это
  • не помешает расследованию - 24 %
  1. Направляя уголовное дело в суд с обвинительным заключением, всегда ли Вы уверены, что суд согласиться с Вашими выводами о виновности обвиняемого?
  • уверен всегда - 61%
  • иногда - 31 %
  • как правило, никогда - 7 %
    1. В полной ли мере, по-Вашему, прокурорский надзор за предваритель ным следствием обеспечивает защиту прав и законных интересов обви няемого (подозреваемого) ?
  • в полной мере - 72 %
  • частично - . 23 %
  • затрудняюсь ответить 5 %

169

  1. Считаете ли Вы целесообразным такое построение процесса, когда суд (судья) вправе рассматривать жалобу обвиняемого (его защитника) на любые действия или решения следователя (прокурора)?
  • нет, не считаю - 93 %
  • считаю . - 1 %
  • затрудняюсь ответить - 6 %
  • Приложение №2.

Обобщенные результаты изученных УГОЛОВНЫХ дел по разработанной анкете

(В период с 1997 по 1999 было изучено 230уголовных дел,

следствие по которым производилось следственными подразделениями

г. Москвы, Московской области, Ставропольского и Краснодарского краев)

1.Срок производства предварительного расследования

  • до двух месяцев - 33 %
  • до трех месяцев - 48 %
  • свыше трех месяцев - 19 %
    1. Категория преступления по предъявленному обвинению
  • преступления небольшой тяжести - 24 %
  • преступления средней тяжести - 45 %
  • тяжкие преступления - 22 %
  • особо тяжкие преступления - 9 %
    1. Участие защитника в деле - 84 %
  1. Случаи участия в качестве защитника адвоката - 78 %
  2. Момент вступления адвоката к участию в деле
  • предъявление обвинения - 56 %
  • объявление протокола задержания - 31 %
  • объявление постановления
  • о применении меры пресечения заключения

под стражу до предъявления обвинения - 13% лом.

170

  1. Изменение обвинения в ходе расследования

53%

  1. Изменение обвинения в совершении преступления на менее тяжкое (в ходе расследования) ;е у^сслеиванш; -61%
  2. Удовлетворение заявленных ходатайств обвиняемого (его защитника)
  3. 39 %

  4. Обжалование прокурору неудовлетворенного ходатайства

69 %

  1. Удовлетворение обжалуемого ходатайства прокурором - 34 %

  2. Обжалование в суд избранной меры пресечения - заключение под стражу - 44 %

  3. Мотивы обжалования ареста в суд:

плохое состояние здоровья - 26 %

тяжелые семейные обстоятельства -12% раскаяние - 9 %

наличие постоянного места жительства и работы - 24 % отсутствие прежней судимости - 19 %

отсутствие оснований ареста - 3 % допущенные в ходе расследования нарушения закона - 3 % не приводили доводов - 4 %

  1. Срок обжалования ареста с момента его избрания:

1-3 суток 3-10 суток 10-20 суток 20 суток - 1 месяц Свыше 1-го месяца

  1. Отмена меры пресечения судом

3%

4%

8%

15%

70%

37%

  1. Случаи освобождения из-под стражы в силу неподтверждения подозрения
  2. Обжалование прокурору иных действии или решений следователя

26%

??а

59%