lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Королев, Михаил Викторович. - Приостановление предварительного следствия в связи с психическим или иным тяжким заболеванием обвиняемого: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2000 161 с. РГБ ОД, 61:01-12/323-X

Posted in:

Юl ? [j -/ - / cL/ О OU ^J A

ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИИ

На правах рукописи

Королёв Михаил Викторович

ПРИОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

В СВЯЗИ С ПСИХИЧЕСКИМ ИЛИ ИНЫМ ТЯЖКИМ ЗАБОЛЕВАНИЕМ ОБВИНЯЕМОГО.

Специальность 12.00.09- уголовный процесс, криминалистика,

теория оперативно-розыскной деятельности

Диссертация

на соискание учёной степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: кандидат экономических наук,

доцент Никитин A.M.

Научный консультант: кандидат юридических наук,

профессор Химичева Г.П.

S/

Москва-2000 /

2 ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

Глава 1. ПОНЯТИЕ И ПРАВОВАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ

ПРИОСТАНОВЛЕНИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ 13

§1. Приостановление предварительного следствия: история и

зарубежный опыт 13

§2. Сущность и основания приостановления предварительного

следствия 33

§3. Характеристика психического заболевания как основания

приостановления предварительного следствия 58

§ 4. Характеристика иного тяжкого заболевания как основания

приостановления предварительного следствия 79

Глава 2. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК ПРИОСТАНОВЛЕНИЯ И ВОЗОБНОВЛЕНИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ В СЛУЧАЕ ПСИХИЧЕСКОГО ИЛИ ИНОГО ТЯЖКОГО ЗАБОЛЕВАНИЯ

ОБВИНЯЕМОГО 88

§ 1. Процессуальный порядок приостановления предварительного

следствия 88

§ 2. Основание и порядок возобновления предварительного следствия. 110 Глава 3. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ ЗА ЗАКОННОСТЬЮ ПРИОСТАНОВЛЕНИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ В СЛУЧАЕ ПСИХИЧЕСКОГО ИЛИ ИНОГО ТЯЖКОГО ЗАБОЛЕВАНИЯ

ОБВИНЯЕМОГО 120

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 132

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 138

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Создание в стране правового государства, способного противостоять организованной преступности, требует совершенствования уголовно-процессуального законодательства и практики его применения, преодоления различных нарушений в уголовно-процессуальной сфере.

Известно, что каждое преступление, независимо от его характера, а также наступивших последствий — всегда наиболее опасное правонарушение, оставление лица, его совершившего безнаказанным, способствует совершению новых преступлений, то есть дальнейшему нарушению законности.

Успешная борьба с преступностью неразрывно связана с повыше нием качества производства по конкретному уголовному делу, законно- ** стью и обоснованностью принимаемых по нему решений и, в частности,

решения о приостановлении предварительного следствия в случае психи ческого или иного тяжкого заболевания обвиняемого. Вынесение непра вомерного постановления о приостановлении производства по названно му основанию становится одним из способов уклонения обвиняемого от следствия и суда. В период с 1995 года по 1998 год процент приостанов ленных производством уголовных дел по п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК РСФСР1 от общего числа приостановленных дел вырос от 1,5 % до 2,4 %. Среди дру гих оснований приостановления предварительного следствия приостанов ление в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого к, занимает особое место. В его основу положено такое заболевание обви-

няемого, которое не позволяет следователю выполнить возложенные на

Далее по тексту УПК.

4 него задачи и закончить производство по делу в соответствии с требова- ниями закона. Это — психическое заболевание обвиняемого, связанное с душевным расстройством, а также иное тяжкое заболевание обвиняемого.

Выделение в законе упомянутой разновидности основания объясняется тем, что приостановление дел в этих случаях имеет существенную специфику. Она проявляется, во-первых, в порядке установления как психического, так и иного тяжкого заболевания обвиняемого; во-вторых, в возможности применения к обвиняемому, заболевшему душевной болезнью, принудительных мер медицинского характера на период приостановления дела; в третьих - в ограничении полномочий органов предварительного следствия на приостановление дела при душевном заболевании обвиняемого; в четвертых - в условиях и порядке приостановления и возобновления производства по делу и т.д.

Вопрос о приостановлении производства по уголовному делу в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого давно привлекал к себе внимание ученых. С принятием Устава уголовного судопроизводства 1864 года, в котором была предусмотрена такая причина приостановления уголовного преследования, как болезнь обвиняемого, лишающая его возможности отвечать перед судом, вопросы приостановления производства по делу по причине душевных и физических болезней обвиняемого находились в поле зрения видных дореволюционных процессуалистов: СИ. Викторского, И.Я. Фойницкого, А.О. Остроухова и др.

Ни научного, ни практического интереса не утратила эта проблема и в наши дни. Вопросы приостановления производства по делу по данному основанию нашли отражение в большом числе публикаций, подвергались обстоятельному анализу в диссертационных исследованиях (В.М. Быков, В.Д. Ломовский, Л.М. Репкин, М.А. Катюшин, СП. Ефимичев, Х.Ж. Кенжаев, В.Е. ГУЩИН, В.Г. Малков, М.Е. Клюкова и др.).

5

Однако данное обстоятельство не означает того, что все проблемы удалось решить, и эта тема полностью исчерпана. На практике при приостановлении производства по делу по названному основанию следователи продолжают испытывать немалые трудности, например, связанные с порядком установления психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого и длительностью ряда экспертиз. Назначение следователями в таких ситуациях стационарных, амбулаторных экспертиз или получение консультаций врача по поводу заболевания обвиняемого не всегда способствует выполнению задач уголовного судопроизводства.

В проведенных исследованиях порой недооценивается исходное положение, что приостановление дела — это вынужденная мера, обусловленная невозможностью закончить предварительное следствие без участия обвиняемого. Поэтому заболевание обвиняемого становится основанием для приостановления дела только тогда, когда оно временно препятствует обвиняемому участвовать в производстве по делу и, тем самым, не дает возможности окончить предварительное следствие.

Исследование показывает, что абсолютное большинство следователей считает, что законодатель не возлагает на следователя, приостановившего производство по делу в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого, обязанность выполнения каких-либо действий. В результате на низком уровне находится контроль за лечением обвиняемых, за поведением и образом их жизни во время болезни, что не позволяет оперативно возобновлять производство по делу и, зачастую, способствует совершению обвиняемыми новых преступлений.

Особого внимания заслуживает также ведомственный контроль и прокурорский надзор за законностью и обоснованностью приостановления уголовных дел. Практика показывает, что названные виды контроля не всегда эффективны. Это обстоятельство подталкивает к поиску допол-

6

нительных средств, которые ограждали бы следователей от типичных ошибок при принятии решений и обеспечивали активную деятельность следователя по приостановленным делам.

Отмечая большой вклад учёных в совершенствование теории и практики приостановления производства по делу, нельзя не отметить, что непосредственно проблемам приостановления предварительного следствия в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого со стороны процессуалистов должного внимания не уделялось. Последнее диссертационное исследование М.Е. Клюковой относится к началу 90-х годов, где приостановление производства предварительного следствия в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК рассматривается как одно из оснований приостановления производства по делу на предварительном следствии и в суде. Вместе с тем, при разработке нового уголовно-процессуального кодекса возникла необходимость обратиться к исследуемой проблеме, критически оценить потенциал научных разработок исходя как из интересов защиты прав обвиняемого, так и защиты прав и законных интересов потерпевших от преступлений. Отмеченные обстоятельства определили выбор темы диссертационного исследования и свидетельствуют об её актуальности и большом практическом значении.

Цель и задачи исследования.

Целью диссертационного исследования явилась разработка научно- обоснованных рекомендаций, направленных на совершенствование зако- нодательства и деятельности следователя при приостановлении производства в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого.

Для достижения целей поставлены следующие задачи: а) провести историческую ретроспективу отдельных наиболее спорных проблем ин- ститута приостановления производства по делу и, в частности, в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого; б) дать поня-

7 тие, определить сущность и основания приостановления предварительного следствия; в) охарактеризовать психическое расстройство обвиняемого как основание приостановления предварительного следствия; г) дать ха- рактеристику иного тяжкого заболевания обвиняемого как основанию приостановления производства по делу; д) проанализировать деятельность следователя по делам, приостановленным в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого, выявить недостатки и ошибки в этой деятельности; е) оценить эффективность ведомственного контроля и прокурорского надзора за законностью и обоснованностью приостановления предварительного следствия в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого; ж) разработать и обосновать предложения по совершенствованию законодательства, процессуальному порядку приостановления и возобновления предварительного следствия по приостановленным делам этой категории.

Объектом исследования являются правоотношения, возникающие при приостановлении предварительного следствия в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого.

Предмет исследования составляют: основные теоретические разработки по проблеме приостановления производства по делу; уголовно- процессуальные нормы института приостановления предварительного следствия, а также правоприменительная практика по делам, приостанов- ленным в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого.

Методология, методика и эмпирическая база исследования.

Методологической основой исследования послужили положения материалистической диалектики; теоретическую основу работы составили достижения науки уголовно-процессуального права.

При подготовке диссертации использовались доступные современ-

8 ной юридической науке методы научного исследования (системный, логико- юридический, сравнительно-правовой, исторический, статистический, социологический и др.).

Сделанные выводы и предложения базируются на Конституции РФ, уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве, постановлениях Пленума Верховного Суда РФ и постановлениях Конституционного Суда РФ. Использовано уголовно- процессуальное законодательство зарубежных государств, а также Устав уголовного судопроизводства и Учреждение судебных установлений Российской Империи 1864 года. Приняты во внимание подготовленные в последние годы проекты УПК РФ.

Изучена основная юридическая литература по теме (в области об щей теории права, конституционного права, отечественного и зарубежно го уголовного процесса, судебной психиатрии, судебной медицины, про курорского надзора и др.). v Эмпирической базой исследования явились данные, полученные в

результате изучения 362 уголовных дел, приостановленных в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого в г. Москве, 40 районах Московской области, Тверской, Тульской, Смоленской областях. В указанных регионах было опрошено 122 следователя органов внутренних дел и прокуратуры, проинтервьюировано 27 судей и 12 прокуроров. Совокупность проведённых выборочных исследований достаточно репрезентативна. Выводы и предложения основаны на статистических показателях работы органов предварительного следствия за 1995 - 1998 и I полугодие 1999 г.

Научная новизна исследования прежде всего определяется выбором объекта изучения. Впервые применительно к реалиям России конца 90-х годов осуществлено комплексное монографическое исследование проблемы приостановления предварительного следствия в случае психи-

9 ческого или иного тяжкого заболевания обвиняемого как с позиции прин- ципа неотвратимости ответственности, так и в аспекте обеспечения кон- ституционных прав и законных интересов обвиняемых, а также лиц, по- страдавших от преступления.

Выбранный автором подход к решению поставленных задач даёт возможность определить основные направления деятельности следователя как при приостановлении производства по делу по указанному основанию, так и после его приостановления для ликвидации причин, послуживших основанием приостановления, своевременному получению сведений о ходе выздоровления обвиняемого, возобновлению дела и принятию по нему решения в соответствии с законом. Кроме того, это позволило автору выявить некоторые проблемы, связанные с несовершенством уголовно- процессуального законодательства, сформулировать, а также сделать предложения о внесении изменений в законодательство, которые, по мнению автора, позволили бы их разрешить.

Существенное значение в работе отводится вопросам обеспечения законности в деятельности органов предварительного следствия в связи с приостановлением уголовного дела. Определяются сущность и правовая природа ведомственного контроля начальника следственного подразделе- ния, его соотношение с надзором прокурора за законностью и обоснован- ностью приостановления уголовных дел в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого. Рассматривается также возрастающая роль суда в обеспечении прав и законных интересов личности в стадии предварительного расследования.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. В современных условиях действующий институт приостановления предварительного следствия в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого не отвечает в полной мере реалиям, склады-

10 вающимся в стране в ходе правовых реформ.

  1. Сущность приостановления предварительного следствия (независимо от основания) заключается в том, что им признается наличие обстоятельства, препятствующего разрешению дела по существу. Установив такое обстоятельство, с целью его устранения следователь, обеспечивая выполнение задач уголовного судопроизводства, принимает меры по при- остановленному делу к продолжению предварительного следствия непро- цессуальными средствами.
  2. Анализ законодательства позволяет различить две формы приостановления предварительного следствия в случае болезни обвиняемого: психическое и иное тяжкое заболевание. Приостановление производства в случае психического заболевания имеет особенности. Они проявляются, во-первых, в порядке установления психического заболевания в сравнении с установлением иного тяжкого заболевания; во-вторых, в возможности применения к обвиняемому, заболевшему душевной болезнью, при- нудительных мер медицинского характера на период приостановления дела; в-третьих, в ограничении полномочий органов предварительного следствия на приостановление дела при душевном заболевании.
  3. Основанием приостановления дела по п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК является не всякое психическое заболевание обвиняемого, а только: а) временное, обратимое расстройство психической деятельности обвиняемого, лишающее его возможности отдавать отчет в своих действиях или руководить ими; б) иное психическое заболевание обвиняемого, которое не вызывает указанных последствий, но временно препятствует участию обвиняемого при производстве по уголовному делу.
  4. Иным тяжким заболеванием, являющимся основанием для приос тановления дела в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК, нужно считать «заразные», временные, излечимые, а также хронические заболевания в

11

период обострения, не позволяющие обвиняемому активно участвовать в уголовном процессе длительное время.

  1. При разрешении вопроса о приостановлении предварительного следствия в случае психического или иного тяжкого заболевания обви няемого, кроме двух известных ситуаций: его болезнью, возникшей после предъявления обвинения, и его болезнью, препятствующей предъявлению обвинения, возникает ситуация, когда болезнь обвиняемого препятствует вынесению постановления о привлечении его в качестве обвиняемого по уголовному делу. Отсюда:

6.1. Практика обязательного предварительного вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого как необходимого условия приостановления предварительного следствия по данному основанию себя не оправдывает. 6.2. 6.3. Целесообразно закрепить в уголовно-процессуальном законе положение, что предварительное следствие приостанавливается в случае психического или иного тяжкого заболевания не только обвиняемого, но лица, в отношении которого решается вопрос о привлечении в качестве обвиняемого. 6.4. 6.5. Психическое или иное тяжкое заболевание обвиняемого или лица, в отношении которого решается вопрос о привлечении в качестве обвиняемого, должно быть удостоверено заключением судебно-психиатрической или судебно-медицинской экспертизы. 6.6. 7. В целях обеспечения всесторонности, полноты и объективности исследования всех обстоятельств дела необходимо расширить перечень оснований приостановления производства по делу за счет включения та кого основания как психическое или иное тяжкое заболевание потерпев шего, когда дальнейшее расследование дела без его участия невозможно.

  1. Закрепить в уголовно-процессуальном законе положение о том,

2

что уголовное дело, приостановленное производством в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого, должно быть возобновлено незамедлительно после получения справки о его выздоровлении, удостоверенной врачом, работающим в медицинском учреждении.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что комплексному исследованию подвергнут один из уголовно-процессуальных институтов, тенденции его развития. По новому разработаны некоторые вопросы приостановления производства в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого.

Практическая значимость работы определяется возможностью использования выводов и предложений для дальнейшей разработки тео- ретических проблем уголовного процесса, совершенствования законода- тельства, касающегося приостановления уголовных дел в случае психиче- ского или иного тяжкого заболевания обвиняемого. Рекомендации могут применяться в правоприменительной практике, а также использоваться в научно-исследовательской деятельности и учебном процессе.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения диссертации обсуждались на совместном занятии следователей, дознавателей, работников прокуратуры и суда в г. Можайске; на занятиях начальников следственных подразделений ГУВД Московской области; на заседаниях кафедры уголовного процесса Юридического института МВД России и используются в учебном процессе института. Они отражены в трёх опубликованных работах.

Структура и объём работы определены содержанием темы и задачами исследования. Диссертация выполнена в объёме, предусмотренном ВАК РФ и состоит из введения, 3 глав (6 параграфов), заключения и списка использованной литературы.

13

Глава 1. ПОНЯТИЕ И ПРАВОВАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ПРИОСТА- НОВЛЕНИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

§1. Приостановление предварительного следствия: история и зарубежный опыт.

В основе любого научного исследования, как известно, лежит принцип историзма. Современный институт приостановления предварительного следствия - это результат его длительного развития. Он формировался и совершенствовался в соответствии с этапами развития нашего общества.

Основным органом дознания и следствия в дореволюционной России согласно ч. 1 т. XI Свода законов Российской империи являлась по-лиция, в руках которой до 1860 года” было полностью сосредоточено расследование преступлений. В роли следователей обычно выступали квартальные надзиратели. В крупных городах существовали особые должности следственных приставов по гражданским и уголовным делам. Производить следствие могли также и земские суды, управы благочиния и различные присутствия, в которые входили полицейские чины.

Само следствие делилось на формальное и предварительное, задачей предварительного следствия являлось установление факта происшествия, обладающего признаками преступления. Формальное следствие, отвечало на вопрос о том, действительно ли и каким образом обвиняемый совершил преступление, и подлежит ли он наказанию. Основные усилия при формальном следствии направлялись на получение от обвиняемого явки с повинной.

” Свод законов Российской империи. — М., 1907. т. 7. — С. 110-134.

14

По закону от 4 июня 1860 года полиция была полностью освобождена от следственных функций. В 44 губерниях были введены должности судебных следователей, числившихся по ведомству Министерства юстиции/’ На полицию возлагалось лишь установление противозаконных деяний и личности преступника путем проведения дознания. «Дознаться, -писал в 1897 году видный русский процессуалист М.В. Духовский, - означает узнать что- либо и подразумевает действия в виде негласного разведывания». Именно такое значение до революции 1917 года вкладывалось в понятие дознания.

Органом производства предварительного следствия являлся судебный следователь. По служебному положению он приравнивался к членам окружного суда. Каждый судебный следователь производил предварительное следствие в пределах своего участка, определённого территориальными границами. В случае необходимости он мог выезжать и за его пределы, а также давать поручения чинам полиции и другому следователю.5

По закону от 4 июня 1860 года в России институт приостановления производства по делу отсутствовал. Предварительное следствие заканчи- валось либо направлением дела в суд, либо его прекращением. Впервые в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве этот институт приостановления был учрежден Уставом уголовного судопроизводства Российской империи (УУС) от 20 ноября 1864 года, причем решение вопроса о приостановлении дела относилось исключительно к судебной

J См.: Указ об изменении уголовного судопроизводства. — Санкт - Петербург, 1860.

См.: Духовский М. В. Русский уголовный процесс. — М., 1897. — С. 66. 3 См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства // Печатается по третьему изданию. Спб. 1910. — Санкт-Петербург, 1996. т. 1. — С. 189.

15 юрисдикции.

Отсутствие в определении оснований приостановления в науке породило разные точки зрения по этому поводу. Так, по мнению СИ. Вик-торского, в Уставе уголовного судопроизводства причины приостановления уголовного преследования разделялись на два разряда: фактические и юридические. Он полагал, что к фактическим причинам относилось: 1) не открытие места пребывания обвиняемого или его побег; 2) безумие, сумасшествие или припадок болезни, приводящей в умоисступление или совершенное беспамятство, если при этом обвиняемый впал в такое болезненное состояние уже после совершения преступления или проступка. И.Я. Фойницкий исходил из иной классификации фактических причин приостановления уголовного преследования. К их числу он относил: 1) побег обвиняемого, 2) болезнь обвиняемого, лишающую его возможности отвечать перед судом. Касаясь вопроса о приостановлении уголовного преследования в связи с болезнью обвиняемого, он писал: «Очевидно, что болезни как душевные, так и физические, одинаково могут служить причиной, приостанавливающей уголовное судопроизводство; по отношению к последним это положение предполагается само собой и потому в законе не формулируется; значение же болезней душевных в данном отношении указано в ст.353-356 УУС».

В 60-х годах XIX века законодательство различало два вида душев-

Устав уголовного судопроизводства // Под ред. Шрамченко М., Ширкова В. Издание, пересмотренное и дополненное от 1 января 1902 года. — С - Петербург, 1902. Ст. 1196; См. также: Российское законодательство X -XX в. в.— М, 1991.Т9. 8. —С. 120-251.

Далее по тексту УУС.

о

См.: Викторский С. И. Русский уголовный процесс // Издание 2-ое ис- правленное и дополненное. —М., 1912. — С. 242.

См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства // Печатается по третьему изданию. Спб. 1910. — Санкт-Петербург, 1996. — С. 49.

16

ных болезней: безумие и сумасшествие. На вопрос о том, что следует по- нимать под этими дефинициями, давали ст. 365 и 366 гражданского за- конодательства: безумными признавались не имеющие здравого рассудка с самого их младенчества. Сумасшедшими считались те, у которых безумие происходило от случайных причин, и, составляя болезнь, доводящую до бешенства, могло наносить обоюдный вред обществу и самому забо- левшему.

Согласно предписываемого закона к состоянию безумия относилось только врождённое слабоумие и идиотизм. Все другие болезни, последовавшие от случайных причин (бешенство, помешательство, меланхолия, острое, обыкновенное, старческое слабоумие и проч.) относилось к состоянию сумасшествия.11

Вопросы о юридических основаниях приостановления (то есть к отсутствию юридической возможности уголовного преследования) также неоднократно трактовались. Так СИ. Викторский к ним относил так называемые «предсудимые» или «преюдициальные» вопросы, от предварительного разрешения коих и зависит уже разрешение самого уголовного дела, и решать которые уполномочен не уголовный суд, а иные судебные или другие власти. “ Наличие же в уголовно-процессуальном законода-

См.: Сборник Гражданского законодательства. Т. X. Часть 1. — Санкт- Петербург. 1872. —С. 173.

См.: Остроухое А. Практическая заметка о применении 1551 статьи Уложения о наказаниях уголовных исправительных. Юридический вестник. — М., 1868. Книга 9. — С. 75-76.

” К примеру, для рассмотрения уголовного дела о многоженстве органам дознания предписывалось в обязанности выяснить законность первого, второго и последующих браков обвиняемого. До этого момента производ- ство по уголовному делу временно приостанавливалось. В данном случае возобновление расследуемого уголовного дела ставилось непосредственно в зависимость от выяснения вопросов, решаемых в ходе гражданского судебного разбирательства. Аналогично решался вопрос и в ходе рассле- дования уголовных дел по факту недонесения о совершенном преступле-

17 тельстве того времени юридических оснований приостановления уголов- ного преследования неизбежно усложняло уголовно-процессуальную сис- тему.

Решение о приостановлении уголовного дела могло приниматься в зависимости от подсудности дела как окружным судом, так и судебной палатой, которая в системе общих судебных мест являлась судом второй степени. При этом она выступала в качестве первой судебной инстанции по делам о государственных преступлениях (ст. 204 УУС), а также являлась апелляционной инстанцией по делам, подлежащим рассмотрению окружных судов без присяжных заседателей. J Согласно Уставу уголовного судопроизводства (ст. 353 УУС), если вопрос о душевной болезни возникал во время предварительного следствия, то следователь, удостоверяясь в том через судебного врача, равно как через расспрос обвиняемого, и лиц, близко его знающих, передавал всё производство с мнением врача о степени безумия или умственного расстройства обвиняемого на дальнейшее распоряжение прокурора, который составлял по нему заключение и вместе с делом направлял прокурору судебной палаты или в окружной суд. Затем производство о душевном расстройстве обвиняемого вместе с заключением о том прокурора выносилось на рассмотрение окружного суда (ст. 354 УУС). По этому закону в присутствии прокурора через врачебного инспектора или его помощника и двух врачей, назначенных вра-

нии. Расследование приостанавливалось до выяснения вопроса о том, действительно ли деяние лица, о котором не было донесено органам су- дебной власти, являлось преступлением. Нельзя не отметить, что преюди- ционированность могла носить не только уголовно-правовой и гражданский характер, но также дисциплинарный и даже духовный. — См.: Вик-торский С. И. Русский уголовный процесс // Издание 2-ое исправленное и дополненное — М., 1912. — С. 242.

ь См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства // Печатается по третьему изданию. Спб. 1910. — Санкт-Петербург, 1996. —С. 344-349.

18 чебным отделением губернского управления, производил надлежащее освидетельствование обвиняемого и определял состояние его душевных способностей в особом постановлении (ст. 355, 356 УУС). Указанные правила распространялись не только на безумных и сумасшедших. Они касались с одинаковой силой также и впавших в такое состояние впослед- ствии. На основании категорических указаний закона от 27 апреля 1882 года было безразлично, началась ли болезнь до или после совершения об- виняемым преступления (ст.355-1 УУС). Не имело значения и в какой стадии процесса устанавливалось его душевное расстройство. При производстве освидетельствования окружной суд приостанавливал судебное преследование, если обнаруживалось, что обвиняемый впал в душевную болезнь после совершения преступления; в противном случае дело вовсе прекращалось ввиду невозможности вменить обвиняемому в вину его деяние.

В судебной палате предварительное следствие рассматривалось по докладу одного из ее членов, при этом излагался повод к возбуждению уголовного дела, в подлиннике зачитывались протоколы, имеющие наиболее существенное значение для дела. После доклада члена судебной палаты прокурор судебной палаты оглашал заключение местного прокурора и высказывал своё суждение по рассматриваемому вопросу. В отсутствие прокурора члены судебной палаты обсуждали дело и принимали решение о его приостановлении или прекращении.’^

См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. // Печатается по третьему изданию. Спб. 1910. — Санкт-Петербург, 1996. — С. 49. D См. подробнее: Верещагина А. В. Реформа уголовной юстиции 1864 года и её значение для преобразования уголовного процесса Российской Федерации. Дисс… канд. юрид. наук. — М., 1993. — С. 147- 148.

19

Этот порядок был сохранён и в первые годы советской власти. Правовые нормы, которые регламентировали основания и процессуальный порядок приостановления предварительного расследования (ст. 46, 74, 75, 87, 88),п по существу воспроизводили правила приостановления производства по делу по Уставу уголовного судопроизводства в России 1864 года.

Позднее, 21 октября 1920 года, наркоматом юстиции была утверждена «Инструкция о народных следователях по производству предварительного следствия». Согласно которой производство по делу приостанавливалось в случаях: когда обвиняемый заболел душевной болезнью, и когда обвиняемый скрылся и не разыскан.

В уголовно-процессуальном кодексе РСФСР, принятом Сессией ВЦИК РСФСР 25 мая 1922 года, также предусматривались два основания приостановления производства по делу в стадии предварительного расследования. Это — отсутствие обвиняемого и психическое заболевание обвиняемого. Согласно ст. 200 УПК «в случае, если собранными све-

16 В декрете ВЦИК «О Суде» № 1 от 24 ноября 1917 года указывалось, что отменёнными признаются законы, противоречащие законам ЦИК Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и Рабоче-крестьянского Правительства, а также программам Партии РСФСР и социалистических республик.

1 -7

См.: Положение о военных следователях. Утверждено приказом Ревво- енсовета Республики № 1595 от 30 сентября 1919 года // История законо- дательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры. Сборник документов / Под редакцией С.А. Галунского. — М.: Госюриздат. 1955. —С. 107.

1 О

См.: Систематический сборник судебных деятелей /Под редакцией О.Б. Барсегянца. — Петроград. 1922. Т. 1. — С. 153-156.

См.: Уголовно-процессуальный кодек РСФСР. Принят постановлением 3 сессии ВЦИК от 25 мая 1922 года // История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры. Сборник документов. /Под редакцией С.А. Галунского. — М.: Госюриздат, 1955. — С. 199, 204-205.

дениями и проведённым освидетельствованием будет установлено невме- няемое состояние обвиняемого во время совершения предписываемого ему преступления или возникшее после совершения преступления, то следователь обязан был направить дело в суд со своим заключением о прекращении или приостановлении дела вплоть до выздоровления».

Обратим внимание на то, что решение вопроса о приостановлении, равно как и о его возобновлении, входило исключительно в компетенцию суда. Суд выносил определение в распорядительном заседании с заслушиванием заключения прокурора (ст. 208 УПК).

Таким же образом решался вопрос о приостановлении и возобновлении производством уголовных дел (ст. 197 - 201) в УПК РСФСР, утверждённом Постановлением ВЦИК РСФСР 15 февраля 1923 года.20 Однако в дальнейшем, согласно Постановлению ВЦИК и СНК РСФСР от 20 октября 1929 года/1 глава XVII УПК РСФСР 1923 года «Окончание предварительного расследования» стала называться «Приостановление и окончание предварительного расследования». Изменились также формулировка оснований и процессуальный порядок приостановления производства по делу. По первому основанию (п. «а» ст. 202 УПК) производство по уголовным делам могло приостанавливаться в случае неизвестности пребывания подследственного, а по второму основанию (п. «б»)- в случае его психического расстройства или иного удостоверенного врачом, состоящим на государственной службе, тяжёлого болезненного состояния. Часть 2 указанной статьи гласила, что расследование приостанавливалось только в тех случаях, когда им добыты данные для предъявления обвине-

2и Собрание узаконий СУ РСФСР. — 1923. — № 7. — Ст. 706. 21 См.: Об изменениях уголовно-процессуального кодекса РСФСР. Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 20 октября 1929 года // СУ РСФСР. —

1929.—№78. —Ст. 756.

21 ния. Если же такие данные не были добыты, дело не приостанавливалось, а прекращалось. На это особо обращалось внимание в юридической лите- ратуре.””

По УПК РСФСР 1923 года приостановить расследование согласно п. «а» ст. 202 можно было лишь по истечении срока на его производство.

Расследование же по п. «б» ст. 202 УПК, это следует из закона (ч. 2 ст. 203 УПК), приостанавливалось до выздоровления подследственного, то есть до истечения установленного законом срока дознания, ~ или предварительного расследования.” В случае же признания подследственного психически больным или неизлечимым, дело направлялось в суд для применения мер социальной защиты медицинского характера или прекращалось. При приостановлении расследования по п. «б» ст. 202 УПК производящий его вправе был вынести постановление о помещении подследственного в соответствующее медицинское учреждения для установления его болезни.

Нельзя не отметить, что к 1929 году на вопрос о том, что следует понимать под иным тяжёлым болезненным состоянием обвиняемого ни юридическая, ни медицинская литература ответа не давали. Не был раз-

”” См.: Чельцов М.А. Уголовный процесс. - М., Юрид. изд. Министерства юстиции СССР, 1948. С. 428; Настольная книга следователя // Под общей редакцией Генерального прокурора Союза ССР Г.Н. Сафронова. — М., 1949. — С. 594-595.

^ Согласно ст. 105 УПК РСФСР 1923 года производство дознания не может продолжаться долее 1 месяца, включая в этот срок также акт предания суду. Продление срока допускалось в порядке, предусмотренном ст. 116. Порядок прекращения и направления дела определялся правилами главы XVII. (Постановление от 20 октября 1929 года). “ Согласно ст. 116 УПК РСФСР 1923 года предварительное расследование по делам, перечисленным в ст. 108 УПК (статья, регламентирующая подследственность - М.К.), должно оканчиваться в двухмесячный срок,

решен и ряд других вопросов, что создавало серьезные трудности в пра- воприменительной практике. Не ясно было, что следует понимать под психическим расстройством подследственного, каким образом врач кон- статирует такое заболевание, какие должны приниматься меры к такой категории обвиняемых и т.д. Лишь к 1954 году эти и другие вопросы были отчасти разрешены.

31 июля 1954 года вступившая в действие «Инструкция о порядке применения принудительного лечения и других мер медицинского характера в отношении психически больных, совершивших преступление» перечислила следующие меры медицинского характера:

а) принудительные меры в общих психоневрологических и психи атрических лечебных учреждениях;

б) принудительное лечение в специальных медицинских учрежде ниях;

в) лечение в психоневрологической больнице или психиатрической колонии на общих основаниях;

г) отдача на попечение родных или опекунов и одновременно под врачебное наблюдение (ст. 1 Инструкции).

Указанные меры медицинского характера могли назначаться только на основании заключения судебно-психиатричсской экспертизы.0

Меры медицинского характера могли применяться в отношении: а) лиц, совершивших преступление в состоянии хронического душевного заболевания или временного расстройства психической деятельности и признанных невменяемыми; б) лиц, совершивших преступление в состоя-

включая в этот срок также акт предания суду или прекращения уголовного преследования.

° См.: «Инструкция о производстве судебно-психиатрической экспертизы в СССР» от 3f мая 1954 г. — М., 1954.—С. 1.

23 нии вменяемости, но до вынесения приговора заболевших хронической душевной болезнью; в) лиц, заболевших хронической психической болезнью во время отбытия наказания в месте лишения свободы (ст. 3 Инструкции).

Принудительному лечению подлежали лица, которые по характеру совершённых ими действий и психическому состоянию представляли опасность для общества (ст. 4 Инструкции).

Принудительное лечение лиц, совершивших общественно-опасные деяния в невменяемом состоянии, а также лиц, совершивших преступление в состоянии душевного равновесия и заболевших хроническим психическим заболеванием до вынесения приговора, назначалось судом (ст. 5 Инструкции)/6

Несмотря на большое практическое значение указанной Инструкции, так и не был решён вопрос о порядке приостановления производства по делу в случае заболевания обвиняемого психическим заболеванием. Отсутствовало единство мнений и среди процессуалистов. Некоторые из них полагали, что если обвиняемый после совершения преступления стал психически больным, орган расследования должен закончить производство по делу, то есть собрать все доказательства совершения преступления, а также доказательства наличия у обвиняемого психического расстройства, а затем направить дело в суд для решения вопроса о приостановле-

27

нии дела.

По мнению П.С. Элькинд, приостановление расследования в силу временного душевного заболевания обвиняемого следовало бы отдать в

” См.: «Инструкция о порядке применения принудительного лечения и других мер медицинского характера в отношении психически больных, совершивших преступление» от 31 июля 1954 года. — М., 1954. — С. 1-2. 27
См., напр.: Иванов Б. Инструкция, нарушающая закон //Социалистическая законность. — 1957. — № 8. — С. 23-24.

24 компетенцию органов расследования.-8 Лишь в некоторых случаях, - как считает автор, - уголовное дело необходимо направлять в суд для решения вопроса о лечении обвиняемого в психиатрической больнице до вы- здоровления. Это имеет место в случаях:

а) когда приостановление предполагало необходимость направле ния душевнобольного обвиняемого не только на испытание, но и на лече ние;

б) когда процесс выздоровления лиц или, по крайней мере, испыта ния душевнобольных не укладывался в максимальные сроки предвари-

29

тельного расследования.

Введённый в 1923 году порядок приостановления производства по делу с изменениями и дополнениями, внесёнными в 1929 году, действовал вплоть до 1958 года, то есть до принятия Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, а затем в 1958-1961 годах -уголовно- процессуатьных кодексов союзных республик/10

В новом уголовно-процессуальном законодательстве было сформулировано третье основание приостановления предварительного следствия. Так, согласно п. 3 ч. 1 ст. 195 УПК РСФСР, производство по делу приос- танавливается в случае неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Иными словами, сейчас, по действующему уголовно- процессуальному закону наличие сформулированного обвинения уже не может рассматриваться в качестве одного из обязательных условий приостановления предварительного следствия.

-у Q

” См.: Элькинд П.С. Расследование и судебное рассмотрение дел о не- вменяемых. Учебное пособие. — М.: Госюриздат, 1959. — С. 48-49. “ См.: Элькинд П.С. Там же.

30 УПК РСФСР был принят Верховным Советом РСФСР 27 октября 1960 года. См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР. — 1960. — № 40. — Ст. 592.

25

Раньше в уголовно-процессуальной литературе считалось, что при неустановлении лица, совершившего преступление, дело должно прекра- щаться производством органами предварительного следствия/

Касаясь вопроса о приостановлении предварительного следствия в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого нельзя обойти вниманием Инструкцию Министерства здравоохранения СССР от 14 января 1967 года «О порядке применения лечения и других мер медицинского характера в отношении психически больных, совершивших общественно- опасные деяния»/” Эта Инструкция была согласована с Верховным Судом СССР, Прокуратурой СССР и Министерством охраны общественного порядка.

В § 31 упомянутой Инструкции предусматривалось, что «лица, заболевшие временным психическим расстройством в период ведения следствия на основании заключения об этом судебно-психиатрической экспертизы в соответствии со ст. 195 и п. 4 ст. 409 УПК направлялись на обязательное принудительное лечение в психиатрическую больницу общего или специального типа…»

Вместе с тем в Инструкции опять отсутствовали прямые указания по поводу того, какой государственный орган вправе применять к обвиняемому принудительные меры медицинского характера — суд или сле-

’ В следственной практике, - писал М.С. Строгович, - возникает вопрос такого рода: если событие преступления является несомненным…, но раскрыть его не удалось, кто его совершил осталось неизвестным…,, можно ли в этом случае приостановить предварительное следствие до обнаружения виновного? На этот вопрос должен быть дан категорически отрицательный ответ: нет, в данном случае приостанавливать следствие нельзя…, когда предварительное следствие потерпит окончательную неудачу и, несмотря на все усилия, не сможет обнаружить виновного, предварительное следствие придется прекратить». См.: М.С. Строгович. Курс советского уголовного процесса. — М., 1958. — С. 336. 32 Бюллетень Верховного Суда СССР. — 1967. — № 4. — С. 37-39.

26 дователь. Это в свою очередь приводило к разнобою в решении данного вопроса как в следственной, так и в судебной практике.

Так по делу X. следователь на основании ст. 406 УПК вынес постановление о направлении дела в суд для приостановления производства по нему и о применении к обвиняемому принудительных мер медицинского характера до выхода его из болезненного состояния. Передача дела в суд для решения указанного вопроса не вызвала никаких возражений со стороны Московского городского суда и Верховного Суда РСФСР. °

Вместе с тем, по другому делу с аналогичной ситуацией Верховный Суд РСФСР полагал, что при наличии у обвиняемого к моменту производства предварительного следствия временного расстройства здоровья душевной деятельности приостанавливать производство по делу и направлять обвиняемого на принудительное лечение должен не суд, а следователь/1 В данному случае суд ссылался на ст. 188, 195 и ч. 4 ч. 409 УПК, а также на § 31 указанной Инструкции. Аналогично подошел к решению рассматриваемого вопроса и Верховный суд РСФСР по делу Ф. Из публикации материалов уголовного дела Ф. в Бюллетене Верховного Суда РСФСР, следует: «Лицо, заболевшее временным психическим расстройством в период ведения следствия, на основании заключения судеб-но-психиатрической экспертизы в соответствии со ст. 195 УПК направляется следователем на обязательное лечение в психиатрическую больни-

ЧУ-“

“3 См., напр.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. — 1964. — № 3. — С. 11- 12; См. также: Бюллетень Верховного Суда СССР. — 1969. — № 1.

— С. 32-33.

3’ См., например: Бюллетень верховного Суда РСФСР. — 1965. — № 13.

— С. 13.

35 См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. — 1967. — № 10. —С. 10-11; Бюллетень Верховного Суда РСФСР. — 1971. — № 3. — С. 9-10.

27 Как отмечал в то время И.М. Гуткин, все те нормы, на которые ссылался Верховный Суд РСФСР при обосновании права следователя направлять обвиняемого, заболевшего временным расстройством душевной деятельности, на принудительное лечение, не предусматривают этого права. Мало того, согласно § 5 указанной Инструкции «администрация психиатрических больниц принимала больных на принудительное лечение только в том случае, если имеются заверенные подписями должностных лиц и гербовыми печатями копии определения суда о назначении

36

принудительного лечения…».

Достаточно принципиальную позицию в этом плане занял Верховный Суд СССР. В обстоятельно мотивированном постановлении по делу Г. Пленум Верховного Суда СССР сформулировал принципиальный вывод о том, что «действующее уголовное и уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает, кроме суда, никакого другого органа, который мог бы назначить применение этой меры»/’’

Касаясь предмета настоящего исследования следует назвать Инструкцию «О производстве судебно-психиатрической экспертизы в СССР» от 27 октября 1970 года № 10-91/14-70, которая определяла задачи судебно- психиатрической экспертизы, права и обязанности эксперта-психиатра, условия проведения амбулаторных, стационарных судебно-психиатрических экспертиз,”” а также был принят Закон РФ от 2 июля

Гуткин И.М. Некоторые вопросы приостановления уголовных дел в случае психического заболевания обвиняемого //Вопросы организации и проведения судебно-психиатрических экспертиз. — М., 1973. — С. 71. 37 См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. — 1971. — № 3. — С. 16.

ТО

” См.: Инструкция «О производстве судебно-психиатрической экспертизы в СССР». Утверждена Министерством здравбохранения СССР 27 октября 1970 г., согласована с Прокуратурой СССР, Верховным Судом СССР, Министерством внутренних дел СССР № 10-91/14-70 3 ноября 1970 г. /Вопросы расследования преступлений. 2-е издание, справочное

28 1992 года «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании», который существенно дополнил указанную выше Инструк-

39

цию.

Действующим уголовно-процессуальным законодательством РСФСР к органам, которые вправе приостанавливать производство по делу, отнесены: в стадии предварительного расследования — органы дознания (ст. 124 УПК) и следователь (ст. 195 УПК), в стадии назначения судебного заседания - судья (ст. 231 УПК) и в стадии судебного разбирательства - суд (ст. 257 УПК).

Возвращаясь к предмету нашего исследования, обратим внимание на то, что до распада СССР в УПК ряда союзных республик имелись и имеются сейчас достаточно оригинальные формулировки основания и процессуального порядка приостановления предварительного следствия в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого.

Так, по УПК Узбекской (ст. 168) , Армянской (ст. 187)41 и Эстонской ССР (ст. 163)” предварительное следствие приостанавливалось в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого, которое исключало возможность его явки к следователю или в суд, либо пре- пятствовало проведению предварительного следствия. Из УПК этих рес- публик было видно, что не всякое заболевание, в том числе и психиче-

пособие. Под общей редакцией Заслуженного юриста Российской Феде- рации И.Н. Кожевникова. — М.:Спарк, 1997. — С. 543-548. J См.: Законодательство Российской Федерации в области психиатрии. — М: Спарк» 1997. — С. 22-275.

40 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Узбекской ССР. - Ташкент: Уз бекистан, 1987. —С. 223.

41 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Армянской ССР. — Ереван: Ай- астан, 1986. — С. 162.

~ См.: Уголовно-процессуальный кодекс Эстонской ССР. - Таллин: Ээ- стираамат, 1986. — С. 228.

29 ское, влекло приостановление производства по делу.

Уголовно-процессуальное законодательство союзных республик ус- танавливало, что не каждый документ о болезни являлся достаточным ос- нованием для приостановления производства по делу.

Если по УПК РСФСР заболевание должно быть удостоверено врачом, работающим в медицинском учреждении, то часть 1 ст. 170 УПК Узбекской ССР43, ст. 177 УПК Казахской ССР,44 ст. 212 УПК Азербайджан-ской ССР “ связывали приостановление производства по делу с излечимостью и длительностью болезни обвиняемого.

Уголовно-процессуальное законодательство РСФСР и ряда других союзных республик специально не регулировало содержание постановления о приостановлении уголовного дела. Лишь в УПК Узбекской ССР (ст. 172)46 и Азербайджанской ССР (ст. 210)4/ говорилось, что в постановлении о приостановлении предварительного следствия необходимо указывать на сущность дела и основания его приостановления.

Согласно п. 2 ч.1 ст. 195 УПК РСФСР в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого предварительное следствие может быть приостановлено и до истечения указанных в законе сроков.

До 1994 года перечень оснований приостановления предварительного следствия по уголовно-процессуальному законодательству Российской Федерации был исчерпывающим и расширенному толкованию не

См.: Уголовно-процессуальный кодекс Узбекской ССР. — Ташкент: Узбекистан, 1987. — С. 223.

См.: Уголовно-процессуальный кодекс Казахской ССР. — Алма-Ата: Казахстан, 1988. —С. 194^

” См.: Уголовно-процессуальный кодекс Азербайджанской ССР. — Баку: Азернешр, 1988. — С. 121.

46 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Узбекской ССР. — Ташкент: Узбекистан, 1987. — С. 223;

’ См.: Уголовно-процессуальный кодекс Азербайджанской ССР. — Баку: Азернешр, 1988. —С. 121.

30 подлежал. Однако Федеральным Конституционным Законом «О Консти- туционном Суде Российской Федерации» от 12 июля 1994 года этот пере- чень был дополнен случаем, когда гражданин, реализуя своё право, пре- дусмотренное ч. 4 ст. 125 Конституции РФ, решит обратиться в Консти- туционный Суд РФ с жалобой о состоявшемся или предстоящем применении по конкретному делу закона, который нарушает или нарушит его конституционные права и свободы. Такая жалоба может быть подана и в ходе производства предварительного расследования. В соответствии со ст. 98 Федерального Конституционного закона «О Конституционном Суде РФ» данный суд, в случае принятия к рассмотрению жалобы гражданина, уведомляет об этом орган, в производстве которого находится дело, и по- следний, получив уведомление, может приостановить производство по делу до принятия решения по жалобе Конституционным Судом. ‘

Институт приостановления производства по уголовному делу был известен и уголовно-процессуальному закону странам, бывшим членам СЭВ. Если УПК Китайской Народной Республики не предусматривал оснований приостановления предварительного следствия , то по УПК 1969 Республики Польша (ст. 15) в качестве оснований приостановления дела предусматривалось: а) невозможность задержать обвиняемого; б) невоз- можность обвиняемого принимать участие в судопроизводстве в связи с психическим заболеванием; в) невозможность обвиняемого принимать участие в судопроизводстве в связи с иным тяжким заболеванием; г) иные обстоятельства, препятствующие производству по делу. Содержание

См.: Федеральный Конституционный Закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 12.07.94 года. — СЗ. — 1994.— № 13. — Ст. 1447.

См.: Уголовно-процессуальный кодекс Китайской Народной Республики от 1 июля 1979 года. // Китайская Народная Республика. Конституция и законодательные акты. Под ред. проф. Я.М. Гудошникова. — М.: Прогресс! 984. — С. 377-414.

31 «иных обстоятельств» в не раскрывалось.

По УПК ГДР 1968 приостановление дела называлось временным (параграфы 143, 150, 188, 189). Временное приостановление производства по делу следственным органом предусматривалось в случаях: 1) когда не может быть установлено лицо, совершившее деяние; 2) когда обвиняемый отсутствует или заболел после совершения деяния душевной или другой тяжкой болезнью; 3) возможная мера уголовной ответственности за данное преступное деяние по сравнению с другой мерой, которая может быть назначена обвиняемому за совершение другого преступного деяния, не

имеет значение; 4) обвиняемый в связи с совершением другого деяния

ч выдан другому государству.

В Венгрии приостановление следствия возможно: а) когда место пребывание обвиняемого неизвестно и меры, принятые для его розыска, не привели к успеху; б) когда рассмотрение действий зависит от предварительного вопроса, решение которого относится к компетенции суда или другого органа власти; в) когда для возбуждения уголовного производства необходимо приобрести решение по вопросу дипломатической экстерриториальности, решение о привлечении к уголовной ответственности судьи (народного заседателя) или прокурора, или решение, связанное с преступлением, совершённым венгерским гражданином за границей; г) когда ведению следствия препятствует душевное заболевание подозреваемого, возникшее после совершения преступления; д) когда подозреваемый находится за границей; е) когда необходимо вести наблюдение за психическим состоянием подозреваемого. По законодательству Венгрии следствие, возбужденное за неуплату алиментов, один раз может быть

“и См.: Уголовно-процессуальный кодекс и уголовно-исполнительный ко- дексы Польской Народной Республики. — М.: Юридическая литература, 1972. —С. 67.

^ См.: Уголовный и уголовно-процессуальный кодексы Германской Де- мократической республики / Под редакцией и с предисловием профессора М.А. Гельфера. — М.: Юридиская литература, 1972. — С.76.

32 приостановлено на срок до шести месяцев, если от этого можно ожидать выполнение нарушенных обязательств.3”

По УПК Республики Куба основанием к приостановлению следствия является только уклонение обвиняемого от суда.5

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан, принятый 13 декабря 1997 года предусматривает следующие основания приостановления производства по уголовному делу: 1) неустановление лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого; 2) когда обвиняемый скрылся от следствия и суда либо место его пребывания не установлено по другим причинам; 3) отсутствие реальной возможности участия обвиняемого в деле в связи с решением вопроса о лишении обвиняемого иммунитета от уголовного преследования либо о его выдачи иностранным государством; 4) временное психическое расстройство или иное тяжкое заболевание обвиняемого, удостоверенное в предусмотренном законом порядке; 5) нахождение обвиняемого вне пределов Республики Казахстан; 6) обращение в конституционный Суд Республики Казахстан с представлением о признании неконституционным подлежащего применению в данном уголовном деле закона или иного нормативного правового акта, ущемляющего закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина; 7) действия непреодолимой силы, временно препятствующей дальнейшему производству по уголовному делу (ст. 50 кодекса)’ .

Статья 364 УПК Республики Узбекистан, принятого 22 сентября 1994 года, предусматривает приостановление предварительного следствия

С’)

” См.: Закон об уголовном процессе № 1 1973 год. (Вступил в законную силу 1 января 1974 г.) // Magyar Kozlony. — 1973. — № 24. х’ См.: Уголовно- процессуальный кодекс Республики Куба 1977 г. / Перевод, вступительная статья и редакция профессора П.И. Гришаева. — М: 1983.—’С. 111.

34 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан. — Алма-ты: Баспа, 1998. — С. 97.”

33 в случаях: 1) неустановление лица, подлежащего в деле привлечению в качестве обвиняемого; 2) неизвестности места пребывания обвиняемого; 3) выезда обвиняемого за пределы Республики Узбекистан, если невозможно обеспечить его явку к следствию; 4) тяжелого и длительного, но излечимого заболевания обвиняемого, исключающего возможность участия его в производстве по делу.”

Из сказанного следует, что институт приостановления предварительного следствия за 130 лет прошёл достаточно сложный путь развития. Предусмотренный в Уставе уголовного судопроизводства Российской империи 1864 года он совершенствовался по мере развития государства и общественных отношений. Однако уголовно-процессуальные нормы, ре- гулирующие приостановление предварительного следствия в настоящее время не вполне соответствуют реалиям современной жизни.

§2. Сущность и основания приостановления предварительного следствия

Предусмотренный уголовно-процессуальным законом порядок раскрытия и расследования преступлений предусматривает определенное его завершение. Следователь, подводя итоги своей работы по расследованию преступления, анализирует и оценивает совокупность доказательств с позиции их достаточности для вывода по существу дела и принятия окончательного решения. В соответствии со ст. 199 УПК производство предварительного следствия заканчивается составлением обвинительного заключения, либо постановления о направлении дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера, либо постановления о прекращении дела.

’” См.: Уголовно-процессуальный кодекс Республики Узбекистан. — Ташкент: Адолат. 1995. —С. 173.

34

Расследование по каждому уголовному делу должно быть закончено в максимально короткий срок или, во всяком случае, в пределах срока, установленного законом для производства предварительного следствия в соответствии со ст. 133 УПК. Однако на практике в ряде случаев возникают обстоятельства, препятствующие окончанию предварительного слдествия. Тогда производство по делу приостанавливается.

Согласно ст. 195 УПК предварительное следствие приостанавливается:

1) в случае, когда обвиняемый скрылся от следствия или суда или когда по иным причинам не установлено его местопребывание; 2) 3) в случае психического или иного тяжкого заболевания, удостоверенного врачом, работающим в медицинском учреждении; 4) 5) в случае неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого/ 6) э6Круг обстоятельств, входящих в основания приостановления производства по делу применительно к стадиям назначения судебного заседания и судебного разбирательства уже. Не останавливаясь подробно на этом во- просе, отметим лишь, что психическое заболевание, как основание приос- тановления производства по делу, указывается также применительно к стадии судебного разбирательства (ч. 2 ст. 257 УПК). Однако такое заболевание обвиняемого не называется в стадии назначения судебного заседания. Согласно ч. 2 ст. 231 УПК судья выносит постановление о приостановлении производства в случае удостоверенного врачом тяжкого заболевания обвиняемого, исключающего возможность его участия в судебном заседании. Такой подход со стороны закона можно объяснить следующим образом: обнаружение в этой стадии психического заболевания обвиняемого, о котором не было известно органам дознания или предварительного следствия, является основанием для возвращения дела для дополнительного расследования на основании ч. 1 п. 1 ст. 232 УПК, ибо только в ходе его производства можно назначить судебно-психиатрическую экспертизу и установить страдает ли обвиняемый временным или хроническим душевным заболеванием, лишало или оно его возможности отдавать отчёт в своих действиях или руководить ими, нуж-

35

Перечень оснований, указанных в ст. 195 УПК, которые влекут приостановление предварительного следствия до недавнего времени являлся исчерпывающим. Однако Федеральным Конституционным Законом «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 12 июля 1994 года предусмотренный законом перечень был дополнен ещё одним основанием. Оно может возникнуть в случаях, когда гражданин, реализуя своё право, предусмотренное ч. 4 ст. 125 Конституции РФ, решит обратиться в Конституционный Суд РФ с жалобой о состоявшемся или предстоящем применении по конкретному делу закона, который нарушает его консти- туционные права и свободы. Разумеется, такая жалоба может быть подана и в ходе предварительного расследования уголовного дела. В соответствии со ст. 98 Закона о Конституционном Суде данный суд, в случае принятия к рассмотрению жалобы гражданина, уведомляет об этом орган, в производстве которого находится дело, и последний, получив уведомление, может приостановить производство до принятия решения по жалобе Конституционным судом РФ.5

Как отмечалось выше, институт приостановления производства по делу имеет длительную историю становления, но понятия приостановления предварительного следствия в законе до сих пор не сформулировано. Не определена его сущность и значение. Остается дискуссионным и вопрос о том, считать ли приостановление производства по делу самостоятельным институтом. По этой проблеме процессуалисты высказывают самые различные мнения. Некоторые авторы склонны считать приоста-

дается ли обвиняемый в принудительном лечении. Решение этих вопросов не входит в компетенцию судьи в стадии назначения судебного заседания. (См. также: п. 3 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 года № 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам»).

СП

См.: Федеральный Конституционный Закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 12 июля 1994 года. Собрание законодательства РФ. — 1994. — Ст. 1447.

36 новление производства по делу составляющей частью института предва- рительного следствия и института судебного разбирательства.5

Согласно иной точке зрения в данном случае налицо два независимых института уголовного процесса. Так, В.Д. Ломовский пишет: «Несмотря на то, что на стадии предварительного расследования и судебного разбирательства имеют место идентичные по сущности институты приостановления, они являют собой самостоятельные институты уголовно-

59

процессуального права».

В общей теории права под правовым институтом понимается обособленная, выделившаяся группа юридических норм, регулирующих ка-

60

чественно однородные отношения.

Институт приостановления производства по уголовному делу — это совокупность уголовно-процессуальных норм, регулирующих определённый вид общественных отношений, возникающих на стадии предварительного расследования, назначения судебного заседания и судебного разбирательства. Эти отношения порождаются объективными обстоятель- ствами, например, на стадии предварительного расследования в связи с психическим или иным тяжким заболеванием обвиняемого, удостоверенным врачом, работающим в медицинском учреждении. Нормы института приостановления производства по уголовному делу определяют: кто, какой государственный орган (должностное лицо), когда, при наличии каких обстоятельств, в каком процессуальном порядке и при каких условиях приостанавливает производство по делу. Кроме того, в институт приоста-

См.: Бердичевский Ф. Ю. Работа следователя по приостановленному делу //Социалистическая законность. — 1973. — № 4. — С. 51. 5 См.: Ломовский В.Д. Вопросы приостановления производства по уголовному делу в советском уголовном процессе //Правоведение. — № 6. — С. 115-118/

См.: Общая теория права //Курс лекций. Под ред. Бабаева В. Н. — Н. Новгород, 1993. —С 47.

37 новления производства по уголовному делу составной частью входят нормы, регулирующие сроки дознания и предварительного следствия при возобновлении дела, приостановленного производством, а также порядок розыска скрывшегося обвиняемого, либо установление лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Хотя указанные правовые нормы и располагаются в различных разделах и главах УПК, что, несомненно, создаёт определенные сложности в правоприменительной практике, это — единый процессуальный институт, действующий на трех стадиях — предварительного расследования, назначения судебного заседания и судебного разбирательства.61

С другой стороны правовые нормы, регулирующие институт приостановления предварительного следствия, объединенные законодателем еще в 1929 году,62 в главе XVII УПК вместе с нормами, относящимися к окончанию предварительного следствия, существенно снижают процессуальное значение приостановления производства по делу, создавая иллюзию тождества с окончанием расследования. ‘

Подобный пробел правового регулирования может быть устранен

1 Аналогичного мнения придерживаются большинство авторов. См.: Коврижных Б.Н. Деятельность органов прокуратуры по делам о нераскрытых убийствах. Дисс … канд. юрид. наук. — Харьков, 1969. — С. 43.; Кенжаев Х.Ж. Актуальные проблемы приостановления предварительного следствия. — М., 1995. — С. 17; Гущев В.Е. Процессуальные вопросы приостановления производства по уголовному делу на предварительном следствии и в суде. Дисс… канд. юрид. наук. — М., 1971. — С. 26; Новиков А.И. Приостановление уголовных дел в стадии предварительного расследования. Дисс… канд. юрид. наук. — Алма-Ата. 1971. — С. 56; Клюко-ва М.Е. Приостановление дела в советском уголовном процессе. Дисс… канд. юрид наук. — Казань. 1990. — С. 34; Химичева Г.П., Патов Н.А. Приостановление предварительного следствия. Учебное пособие. (Процессуальные и организационные вопросы). — М. ЮИ МВД РФ, 1996. — С. 9-10.

” См. об этом § 1 главы 1 диссертации. 6” См.: Химичева Г.П., Патов Н.А. Указ. раб., — Сб.

38 путём включения в УПК главы, которая посвящалась бы исключительно приостановлению и возобновлению предварительного следствия и более детально регламентировала вопросы этого важного правового института. Одним из убедительных аргументов в пользу этого предложения является то, что в УПК возбуждению уголовного дела посвящено 10 статей, окончанию предварительного следствия, в том числе путём прекращения уголовного дела, соответственно, 14 и 12 статей, а приостановлению производства предварительного следствия и дознания (основаниям, условиям, порядку, возобновлению приостановленного производства и т. д.) — всего 6 статей. Это учтено авторами нового проекта УПК РФ, подготовленного рабочей группой Министерства юстиции РФ, в котором глава XXVII посвящена институту приостановления и возобновления предварительного следствия.

При регламентации порядка приостановления производства по делу в этой стадии следует исходить, как отмечалось, из того, что институт приостановления предварительного следствия является составной частью института приостановления производства по делу, а, следовательно, его нормы должны соответствовать общим правилам этой уголовно- процессуальной деятельности.

Некоторые авторы чрезмерно расширяют институт приостановления производства по уголовному делу, относя к нему нормы других институтов. По мнению Л. М. Репкина, указанный институт охватывает также нормы, регулирующие право обвиняемого и других участников процесса на обжалование в установленном законом порядке действий и решений органа дознания, следователя, прокурора и суда, а также их право заявлять ходатайства о производстве дополнительных следственных

См.: Проект УПК РФ. Разработан рабочей группой в Министерстве юстиции РФ // Юридический вестник. — 1995. — №31. — С. 122.

39 действий. Автор мотивирует свою позицию тем, что эти нормы закона на- ходят свое применение при приостановлении дела производством. э

С этим трудно согласиться. Действительно, в соответствии со ст. 22 УПК действия и решения суда, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, могут быть обжалованы в установленном настоящим Кодексом порядке заинтересованными гражданами, предприятиями, учреждениями и организациями. Это касается и постановлений о приостановлении производства по делу.

Однако этот институт устанавливает в соответствии с законом единый порядок подачи, приема и разрешения жалоб на решения, действия (бездействия) органов прокуратуры, суда, следствия, дознания, которыми допущены нарушения гарантированных субъективных прав и законных интересов граждан безотносительно того, на каком этапе производства по делу эти нарушения обнаружены. По этой причине большинством авторов институт обжалования действий и решений органов и должностных лиц, ведущих уголовное судопроизводство, рассматривается как самостоятельный институт.1

Институт приостановления следует отграничивать и от института продления сроков следствия. Приостановление означает временный перерыв в ведении дела, заранее не связанный с конкретным сроком. Его дли-

6э См.: Репкин Л. М. Понятие приостановления предварительного следствия. Труды следователей школы МВД СССР. — Волгоград, 1970. — С. 80-86.

66 См., например: Лупинская П.А. Право жалобы в уголовном судопроиз- водстве в свете Конституции СССР. // В сб.: Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. — М., 1979. — С. 150-156; Летучих В.И. Обжалование в стадиях возбуждения и расследования уголовных дел в советском уголовном процессе. — Свердловск, 1972. — С. 28-29; Изотова О.В. Проблемы судебного контроля при возбуждении и

40 тельность зависит от времени устранения обстоятельств, препятствующих дальнейшему производству. Срок же предварительного следствия определен законом - два месяца (дознания по делам, по которым предварительное следствие не обязательно - один месяц), который может быть продлён в соответствии со ст. 133 УПК.

Согласно УПК, приостановление предварительного следствия может иметь место, если обстоятельства, в силу которых дальнейшее расследование дела становится невозможным, относятся исключительно к личности обвиняемого (п. 1,2 ч. 1 ст. 195 УПК) либо лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (п. 3 ч. 1 ст. 195 УПК), либо лица, подавшего жалобу в Конституционный Суд РФ о нарушении его конституционных прав и свобод. Эти обстоятельства выражают невозможность привлечения лица как субъекта уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношений к участию в деле и реального применения к нему норм материального права. Перечень данных оснований исчерпывающий и расширительному толкованию не подлежит. Напротив, основаниями к продлению сроков предварительного расследования могут служить любые фактические данные, которые имеют значение для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела и которые к моменту истечения сроков дознания и предварительного следствия остались невыясненными. Эти обстоятельства заранее законом не определены, да их и невозможно регламентировать в виду их большого разнообразия.

До настоящего времени процессуальная наука обходит вопрос о понятии приостановления производства по делу. Возможно, ранее это было связано с тем, что в УПК бывших союзных республик многие вопросы

предварительном расследовании уголовных дел. Дисс… канд. юрид. наук. — М., 1996, — С. 102.

41 данного института регламентировались отнюдь неоднозначно. По-разному подходили ученые к возможности проведения по приостановленному делу следственных (процессуальных) действий, не одинаково ими регламентировались и права субъектов расследования, судьба вещественных доказательств и т.д. Неурегулированность этих и других проблем института приостановления по делу до сих пор негативно отражается на правоприменительной практике, порождая различное толкование закона. По этой причине интерес к институту приостановления производства по делу не угасает. Одни авторы, их большинство, полагают, что под приостановлением производства по делу понимается временное несовершение по делу следственных действий, перерыв в ведении дела, оформляемый постановлением следователя, прокурора или органа дознания, при наличии основания и соблюдения условий, указанных в законе, в целях приос- тановления течения процессуальных сроков.

В данном случае акцентируется внимание на таких признаках при- остановления, как: перерыв в производстве следственных (процессуальных) действий, наличие оснований, соблюдение условий, необходимость вынесения постановления.

В.М. Быков и В.Д. Ломовский выделяют приостановление произ-

См.: Широков А.В. Спорные вопросы российского уголовного процесса.— Ленинград, 1995. — С. 16.

1 См., например: Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия пре- ступлений. — М., 1975. — С. 36; Коврижных Б.Н. Надзор прокурора за законностью приостановления уголовного дела в случае неустановления лица, совершившего преступление. — Харьков, 1982. — С. 33; Жогин Н. В., Фаткуллин Ф. Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. -— М., 1965. — С. 268; Якупов Р. X. Возобновление предвари- тельного следствия. -— Волгоград: Высшая следственная школа МВД СССР, 1976. — С. 5; Гущев В. Е. Процессуальные вопросы приостановления производства по уголовному делу на предварительном расследовании и в суде. Дисс… канд. юрид. наук. — М., 1971. — С. 61 - 65.

42 водства по делу в качестве особой исключительной уголовно- процессуальной формы, состоящей в вынесении органом дознания, сле- дователем, прокурором и судом по основаниям, указанным в законе, по- становления или определения о приостановлении уголовного дела, а также в последующем принятии мер к раскрытию преступления, розыску скрывшегося от следствия или суда обвиняемого, возобновлению уголовного
дела и его окончанию в порядке, установленном уголовно-

69

процессуальным законом.

В этом определении выделяется исключительность формы, основания приостановления, меры к раскрытию преступления после приостановления, возобновлению, и окончанию следствия.

С данной позицией не согласен СП. Ефимичев. Он пишет, что ничего исключительного в этой форме нет и быть не может. Это — обычный уголовно-процессуальный институт, урегулированный совокупностью норм уголовно-процессуального права.’

Полагаю, следует поддержать мнение о том, что приостановление дела следует рассматривать как исключительную процессуальную форму. Исключительный характер приостановления производства по делу в том, что на лицо существенные изменения нормальной реализации возникающих в связи с преступлением и возбуждением уголовного дела уголовных и уголовно-процессуальных правоотношений. Но по мнению М.Е. Клю-ковой,
изменение нормального развития уголовных и уголовно-

См.: Быков В. М., Ломовский В.Д. Приостановление производства по уголовному делу. — М., 1978. — С. 6 - 11.

См.: Ефимичев СП. Предварительное расследование и его роль в реализации уголовной ответственности Дисс … канд. юрид. наук. — Волгоград, 1987. — С 256. Такого же мнения придерживается М.А. Катюшин. См.: Катюшин М.А. Приостановление производства по уголовным делам

43 процессуальных правоотношений имеет место и в других случаях (смерть обвиняемого и т.п.) однако на этом основании никто, как она считает, не оценивает, к примеру, прекращение дела как исключительный институт или форму уголовного процесса. Однако это не так. Прекращение производства по делу, как форма окончания предварительного следствия, подразумевает прекращение каких-либо дальнейших правоотношений между участниками процесса. Согласно закона, уголовное дело прекращается при наличии оснований, указанных в ст. ст. 5-9 УПК, а также при недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления, если исчерпаны все возможности для собирания дополнительных доказательств (ч. 1 ст. 208 УПК). Прекращение уголовного дела означает разрешение дела по существу. Оно влечёт за собой прекращение уголовно-процессуальных отношений между обвиняемым, потерпевшим, а также органом предварительного следствия/

После приостановления предварительного следствия действительно нарушается нормальное, логическое завершение производства по делу: проведение следственных действий и принятие процессуальных решений по делу прекращается, движения уголовного дела к очередной стадии не происходит. Однако, исключительность института приостановления про- изводства по делу заключается в том, что после вынесения следователем соответствующего постановления, тем не менее продолжают существо-

в суде I инстанции. Автореф. дисс… канд. юрид наук. — М., 1976. — С.3-4.

71

См.: Клюкова М.Е. Приостановление дела в советском уголовном процессе. Дисс. … канд. юрид. наук. — Казань, 1990. — С. 28. 72 О прекращении дела в стадии предварительного следствия — см. подробно: Попов И.А. Законность и обоснованность прекращения уголовных дел в стадии предварительного расследования. Дисс… канд. юрид. наук. — М., 1990; Челышев Е.А. Решение о прекращении дела на предварительном расследовании. Дисс… канд. юрид наук. — Казань, 1984.

44 вать уголовные и уголовно-процессуальные правоотношения, возникшие при совершении преступления, получении о нем информации, налицо лишь существенное изменение их нормальной реализации.

Понимание института приостановления производства по делу, как исключительной процессуальной формы, невозможно без раскрытия его сущности.

Уголовный процесс сам по себе является процессуальной формой реализации норм уголовного права. «Процессуальная форма, — пишет П.А. Лупинская, — это закрепленная уголовно-процессуальным правом структура всего процесса и отдельных его стадий, условия, последовательность, порядок совершения процессуальных действий и закрепления их в правовых актах». Она «создает детально урегулированный, устойчивый, юридически определённый, строго обязательный, стабильный правовой режим производства по уголовным делам». Она означает переход в иной режим ведения деятельности по данному делу или в отношении конкретного обвиняемого.

Процессуальная форма (процессуальный порядок) является важной гарантией достижения истины по делу, охраны прав и законных интересов обвиняемого и других участников уголовного процесса, воспитательного и предупредительного воздействия уголовного судопроизводства в целом.7:>

Внешней непосредственной формой выражения института приостановления независимо от оснований приостановления, предусмотренных п.

См. Лупинская П.А. Решения в уголовном процессе. Их виды, содержание и формы. — М.: Юридическая литература, 1976. — С. 25. ‘ См.: Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве.— М.. 1981. — С. 8.

7” См. Клюкова М.Е. Приостановление дела в советском уголовном про цессе. Дисс… канд. юрид наук. — Казань, 1990. — С. 29.

45 1-3 ст. 195 УПК, выступает прекращение процессуальной деятельности, оформленное соответствующим постановлением следователя, органа доз- нания, прокурора. Но за внешней стороной нельзя не видеть того, что приостановление — это сложный институт уголовно-процессуального права, который не сводится к перерыву в производстве по делу. Перерыв, как один из признаков приостановления, есть лишь обнаружение его сущности.76

Чтобы понять сущность приостановления предварительного следствия, необходимо обратить внимание на то, что приостановление производства по делу во всех случаях — явление негативное и нежелательное для выполнения задач, стоящих перед уголовным судопроизводством (ст. 2 УПК). Если обвиняемый заболел психическим или иным тяжким заболеванием, то дальнейшие действия по окончанию расследования становятся невозможными. В результате приостановления прерывается обычный порядок производства по делу.

В этой связи рассматривать приостановление производства по делу только лишь как перерыв в расследовании — значит, сводить сущность рассматриваемого института к пассивности органов дознания и предвари- тельного следствия по приостановленным делам. Нельзя согласиться с Б.А. Комлевым, который считает, что поскольку п. 1 и 2 ч. 1 ст. 195 УПК предусматривают варианты приостановления предварительного следствия, когда обвиняемый установлен, то законодатель не возлагает на сле-

См.: Быков В. М., Ломовский В.Д. Приостановление производства по уголовному делу. — М., 1978. — С. 6 - 7.

77 Разумеется, нельзя исключить и того, что следователи нередко используют институт приостановления для сокращения количества дел, находящихся в производстве.

46 дователя обязанность выполнения каких-либо действий.

Нельзя не отметить, что аналогичного мнения придерживаются большинство, то есть 86 % из числа опрошенных следователей, в производстве которых находились дела, приостановленные производством в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого.

На первый взгляд, после приостановления производства по делу любая деятельность следователя должна прекращаться. Факт вынесения постановления означает, что производство по делу прекращается, что следователь по закону никаких следственных действий в целях получения доказательств, изобличения лица не проводит, свои действия не протоко- лирует и процессуальных решений не выносит. Однако на одно уголовное дело, приостановленное производством, независимо от основания приос- тановления, не может быть закончено в установленной законом форме (ст. 199 УПК) без проведения по делу дополнительной работы по устранению обстоятельств, обусловивших его приостановление. Таким образом, обязанность следователя выполнять те или иные действия по приос- тановленному делу диктуется не только тем, установлен обвиняемый или нет, но и тем, каково назначение этих действий, каким образом следователь устраняет обстоятельства, вызвавшие приостановление производства по делу.

Очевидно, деятельность следователя по делам, приостановленным в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого, должна протекать в иной, непроцессуальной форме. Уголовно-процессуальный закон не определяет, как следователь должен действовать, когда расследование по делу приостановлено. Ясно одно, в случае

См.: Комлев Б.А. Раскрытие умышленных убийств по делам, приоста- новленным в случае неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. — Грозный. 1988. — С.7.

47 приостановления дела по причине психического или иного тяжкого забо- левания обвиняемого в отличие от других оснований приостановления, предусмотренных п. 1 и 3 ч. 1 ст. 195 УПК, деятельность следователя во многом зависит от действий врача. Он (следователь) должен следить за изменением психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого. Контактировать при этом с лечащим врачом может и орган дознания, имея отдельное поручение следователя.

С учетом сказанного, приостановление предварительного следствия в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого — это временный перерыв в процессуальной деятельности следователя, вызванный объективно существующей невозможностью следователя продолжить и закончить расследование в связи с душевным или тяжким заболеванием обвиняемого. Этот перерыв начинается с момента вынесения постановления о приостановлении следствия, заканчивается вынесением постановления о его возобновлении и характеризуется изменением методов работы следователя.

Возникает вопрос: что следует понимать под основанием приостановления предварительного следствия вообще и в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого в частности? Ответ на этот вопрос имеет важное значение как для теории, так и для практики уголовного процесса. От того, что вкладывалось в данное понятие, зависит законность и обоснованность решения о приостановлении производства по делу, принимаемого следователем.

Решение о приостановлении предварительного следствия является разновидностью процессуальных решений, поэтому при рассмотрении его основания следует руководствоваться той общетеоретической трактовкой оснований уголовно-процессуальных решений, которая выработана в юридической науке.

48

Уголовно-процессуальный закон не содержит общего определения оснований процессуальных решений, хотя относительно оснований неко- торых процессуальных решений определенные указания закона все же имеются. УПК указывает на основания возбуждения уголовного дела (ст. 108), прекращения уголовного дела (ст. 208), отмены или изменение при- говора (ст. 342), применения мер пресечения (ст. 89), привлечения в качестве обвиняемого (ст. 143), изменения и дополнения обвинения (ст. 154), производства обыска (ст. 168) и др. Основания приостановления произ- водства по уголовному делу на предварительном следствии, в стадиях на- значения судебного заседания и судебного разбирательства, выражено, как уже указывалось, перечнем обстоятельств, с наступлением которых выносится данное решение (ст. 195, 231, 257 УПК).

В процессуальной литературе основание процессуального решения понимается неоднозначно. Л.М. Карнеева считает, что под основанием процессуального решения нужно понимать не доказательства, а доказанность фактических обстоятельств, составляющих его содержание. Сведения, отмечает автор, как средство достижения необходимого результата, не могут заменить самого результата, а именно доказанности фактических обстоятельств, с наличием или отсутствием которых закон связывает принятие процессуального решения. Аналогичного мнения придержива-

О А

ется и П.А. Лупинская. С.А. Шейфер под правовыми основаниями про- изводства следственных действий видит совокупность предусмотренных уголовно-процессуальным законом условий, дающих право произвести то

См.: Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. — М.: Юридическая литература, 1971. — С. 87-90.

ЯП

См.: Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. — М.: Юридическая литература, 1976. — С.115.

49 или иное следственное действие.

Анализ уголовно-процессуального закона, мнения ученых, а также правоприменительной практики позволяют различать два вида оснований принятия этого процессуального решения: правовые (юридические), и фактические. Правовые (юридические) основания — это установленные уголовно-процессуальным законом обстоятельства, которые должны быть известны органу, принимающему решение.

Под фактическими основаниями следует понимать установленные при рассмотрении уголовного дела фактические обстоятельства (доказательства), которые соответствуют предусмотренным в норме закона условиям.

Возникает вопрос: какова совокупность обстоятельств, с наличием которых закон связывает принятие следователем решения о приостановлении предварительного следствия в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого?

В процессуальной литературе приостановление производства по делу обычно ставят в зависимость от наличия или возникновения таких об-

82

стоятельств, которые препятствуют дальнейшему производству по делу. Такое понимание рассматриваемого понятия в науке нередко приводит к ошибкам в правоприменительной практике. Так, гражданин С. совершил тайное хищение имущества из квартиры Н., причинив последнему мате- риальный ущерб на сумму более 10 тысяч рублей. В ходе производства

См.: Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. — М: Юридическая литература, 1978. ?— С. 60. ‘ См.: Советский уголовный процесс / Под редакцией профессора СВ. Бородина и профессора И.Д. Перлова. — М.: ВШ МООП СССР, 1968. — С. 304; Советский уголовный процесс /Под редакцией Б.А. Викторова. — М.: Юридическая литература, 1979. — С. 432; Советский уголовный про-

50 расследования по уголовному делу следователем К. в связи с имеющимися психическими отклонениями у обвиняемого С. была проведена амбулаторная судебно- психиатрическая экспертиза, которая не пришла к выводу о психическом состоянии обвиняемого в момент совершения проти-

i воправного деяния и рекомендовала провести обвиняемому С. стационар-

ную судебно-психиатрическую экспертизу в Московской областной психиатрической больнице им. Яковенко. Следователь назначил стационарную судебно-психиатрическую экспертизу, поместил обвиняемого С. в указанную больницу и приостановил производство по уголовному делу в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК. “

Очевидно, не всякое имеющееся или наступившее обстоятельство, препятствующее окончанию дела в предусмотренные законом сроки, дает основание для приостановления дела.

Ни задержка в этапировании заключенного под стражу, ни затя-

  • нувшаяся ревизия, ни длительная командировка обвиняемого, ни прове-

дение повторной экспертизы, ни временный отъезд важных свидетелей по делу и другие объективные причины не образуют основания для приостановления производства по делу, поскольку при них возникшие препятствия касаются лишь отдельных следственных действий, расследование в целом может успешно продолжаться. Речь в данных случаях должна идти только о продлении на некоторое время сроков следствия.84

В общей теории права отмечается, что всякое правовое решение по своей социальной природе может быть охарактеризовано как управленче-

цесс /Под редакцией Б.Т. Безлепкина. — М., 1989. — С. 415; Советский уголовный процесс /Под редакцией Тырычева. — М., 1988. — С. 556.

См.: Уголовное дело № 40433 из архива Ногинского народного суда Московской области.

” Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. — М., 1965. — С. 268 - 269.

51 ское решение.8’ Принятие решения в области социального управления включает в себя два основных этапа. Первый этап - собирание и оценка информации приводит к выводам о наличии или отсутствии условий, не- обходимых для решения. Второй этап состоит в принятии самого решения

о/:

на основе обработанной информации. Короче, сначала предполагается ответить на вопросы, что установлено, с чем мы имеем дело, затем — какое решение следует выбрать с учетом установленных данных. Как замечает П.А. Лупинская, при всем многообразии принимаемых решений в уголовно- процессуальной деятельности тоже можно выделить эти этапы: первый включает установление фактических обстоятельств, второй -— сопоставление их с правовыми основаниями решения и собственно, принятие решения.8’

Следовательно, установление фактических оснований — первый этап принятия решения о приостановлении предварительного следствия. Обстоятельства, составляющие фактическое основание принятия решения, устанавливаются следователем путем изучения материалов уголовного дела. Во всяком случае, принимая решение о приостановлении предварительного следствия, он должен располагать информацией об обстоятельствах, по поводу или в связи с которыми принимается решение. Решая вопрос о приостановлении производства по делу в случае тяжкого заболевания обвиняемого, следователь обязан установить, что такое заболевание у обвиняемого имеется, и чем оно конкретно удостоверяется. Информация об этом может быть получена из разных источников и, прежде

8:> См.: Алексеев С.С. Проблемы теории права. - Свердловск, 1973. Т.2. — С. 278.

од

См.: Афанасьев В.Г. Научное управление обществом. — М.: Юридическая литература, 1968. — С. 197-210.

8/ См.: Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. — М.: Юридическая литература, 1976.— С. 20-21.

52 всего, согласно закона (п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК) из справки, удостоверенной врачом, работающим в медицинском учреждении. Иными словами ин- формация по своему характеру должна быть достоверной. Отсутствие на- дёжной информации, — отмечает Афанасьев, — источник субъективизма чисто волевых, необоснованных решений и действий, несовместимых с

88

научным управлением.

Полученная информация оценивается следователем. На ее основе делаются выводы о наличии или отсутствии фактических обстоятельств. Затем эти фактические обстоятельства сопоставляются с правовой нормой, результатом чего является вывод о наличии или отсутствии в установленных обстоятельствах тех признаков, которые в соответствии с законом обусловливают приостановление предварительного следствия именно по данному основанию.

Фактические данные только тогда могут рассматриваться как основание для приостановления дела, когда они прямо указывают на одно из обстоятельств, предусмотренных ст. 195 УПК или в Федеральном Конституционном Законе «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Итак, в качестве основания приостановления предварительного следствия в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого следует рассматривать такую совокупность фактических данных (доказательств), которые с достоверностью подтверждают наличие предусмотренных законом обстоятельств, препятствующих окончанию предварительного следствия.

Соответствие фактических и правовых оснований принятия решения о приостановлении предварительного следствия зависит от того, на-

См.: Афанасьев В.Г. Научное управление обществом. - М.: Юридическая литература, 1968. — С. 242.

53 сколько полно и четко определены в законе те фактические обстоятельства, которые должны быть установлены. Законность и обоснованность приостановления предварительного следствия зависит как от правильности установления фактических оснований, так и от того, насколько чётко в уголовно-процессуальном законе определены правовые основания этого решения. А они, на наш взгляд, выражены в законе не совсем удачно.

Перечисленные в ст. 195 УПК основания приостановления с невозможностью участия в уголовном процессе лишь обвиняемого (по причине того, что скрылся или не найден, тяжко заболел или вообще не установлен). Аналогично решён вопрос и в проекте УПК. Согласно п. 3 ст. 234 предварительное следствие приостанавливается в случае, когда место на- хождение обвиняемого известно, однако отсутствует реальная возможность его участия в деле в связи с решением вопроса о лишении обвиняемого иммунитета либо о его выдаче иностранным государством, а также в связи с нахождением в длительном плавании, на зимовке или в экспеди-

89

ции.

Однако автор, изучая сложившуюся практику по приостановлению предварительного следствия, убедился в нецелесообразности такой огра- ничительной правовой регламентации этих оснований. Остановимся на этом вопросе.

Изучение приостановленных уголовных дел в г. Москве, Московской, Смоленской, Тверской и Тульской областях показало, что в случае неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, было приостановлено 87,7% от числа изученных уголовных дел; в связи с тем, что обвиняемый скрылся от следствия или суда или когда по иным

См.: Проект УПК РФ, подготовленный депутатами-членами Комитета Государственной Думы по законодательству и судебной реформе. - М. — С.128.

54 причинам не установлено его местопребывания - 10,1%; в случае психи- ческого или иного тяжкого заболевания обвиняемого, удостоверенного врачом, работающим в медицинском учреждении - 2,2%. Среди уголовных дел были и такие, производство по которым было приостановлено по основаниям, не предусмотренным в законе (назначена, но не проведена экспертиза, болен потерпевший и с ним невозможно провести следственные действия, не представляется возможности допросить единственного очевидца в совершении преступления, так как он является гражданином другого государства и не является к следователю, а отдельное поручение, направленное в другое государство о его допросе не выполнено). Количество случаев, когда дела приостанавливались по основаниям не предусмотренным в законе, составило 0,9 % от общего числа изученных.

На практике следователи нередко приостанавливают производство по делу в случае психического или иного тяжкого заболевания потерпевшего, которое препятствует окончанию предварительного расследования, поскольку исключает возможность явки потерпевшего к следователю.

Так по уголовному делу, возбужденному по факту изнасилования гражданки М. группой несовершеннолетних, было установлено, что в результате избиения ей были причинена травма головы. В ходе предварительного следствия было установлено, что у нее стали наблюдаться психические отклонения, и что следственные действия производить с ней невозможно, о чем свидетельствовала справка врача о душевном заболевании гражданки М. Следователь предварительное следствие приостановил, ссылаясь на болезнь потерпевшей и руководствуясь ст. 195 УПК.90

Полагаю, что такая практика процессуально вполне оправдана. Изучение дел, приостановленных в связи с длительной тяжелой болезнью по-

См.: уголовное дело № 3216 из архива Максатихинского народного суда Тверской области.

55 терпевшего показало, что, как правило, это уголовные дела о дорожно- транспортных происшествиях, при которых потерпевшие получали черепно- мозговые травмы, в связи с которыми следователю не представлялось возможным производить с ними следственные действия.

Кроме того, опрос показал, что следователи, принимая подобное решение, руководствовались вполне закономерным вопросом: почему возможно приостановить производство по делу в случае заболевания обвиняемого, но почему нельзя принять аналогичное решение, когда речь идёт о психическом или ином тяжком заболевании потерпевшего?

С теоретической позиции нельзя не принять дискуссионности этого вопроса. ‘

Однако в современных условиях, когда отмечается значительный рост преступлений, особенно корыстных и насильственных, с большим числом пострадавших, практика складывается в том плане, что перечень оснований приостановления предварительного следствия должен быть расширен. В этот перечень необходимо включить указание закона на возможность приостановления предварительного следствия в случае психи-

Некоторые авторы стоят на позиции того, что перечень оснований, указанных в ст. 195 УПК является исчерпывающим. См., например: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. — М.: Юридическая литература, 1965. — С. 276; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1970. — С. 142; Быков В.М., Ломовский В.Д. Приостановление производства по уголовному делу. - М., 1978. — С. 13; Коврижных Б.М. Надзор прокурора за законностью в случае неустановления лица, совершившего преступление. - Харьков, 1982. — С.6; Даровских Ю.В. Процессуальные и организационные основы производства по уголовному делу, приостановленному в связи с розыском скрывшегося обвиняемого. Дисс. канд. юрид. наук. - М., 1994. — С. 12; Патов Н.А. Процессуальные о организационные основы производства по уголовным делам, приостановленным в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Дисс… канд. юрид. наук. - М., 1997. — С. 8.

56 ческого или иного тяжкого заболевания потерпевшего, удостоверенного врачом, работающим в медицинском учреждении.

Аналогичного мнения придерживаются другие авторы, к примеру Д.И. Дергай. Однако длительную болезнь потерпевшего, как основание приостановления дела, автор связывает с невозможностью для экспертов дать заключение о тяжести лишь телесных повреждений, забывая о том, что вред, причинённый преступлением потерпевшему, может выражаться и в его психическом заболевании. “ Более удачно в этой связи выражает свою позицию П.С. Элькинд, которая считает, что приостановление дела возможно в случае тяжкого заболевания потерпевшего, когда дальнейшее расследование уголовного дела без него невозможно.

Нельзя не отметить, что в числе других, лежащих вне закона обстоятельств приостановления предварительного следствия, П.С. Элькинд называет зимовку обвиняемого, когда место зимовки известно органам предварительного следствия, а навигации в ближайшее время не предви-

94

дится.

Некоторые авторы предлагают дополнить перечень оснований при- остановления предварительного следствия за счёт таких случаев как: 1) стихийные явления природы (наводнения, паводки, землетрясения и т.п.), 2) проведение повторных ревизий и судебно-бухгалтерских экспертиз, требующих длительного времени, “ или назначение стационарной су-

См.: Дергеай Б.И. Некоторые вопросы совершенствования предварительного расследования // Проблемы совершенствования законодательства и правоприменительной деятельности. — Минск, 1983. — С. 182.

См.: Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно- процессуального права. — М., 1967. — С. 187.

См.: Элькинд П.С. Там же. 95 См.: Доценко В. Регламентация приостановления производства по делу. //Социалистическая законность. — 1983. — № 11. — С. 49.

57 дебно-психиатрической экспертизы.96 Х.Ж. Кенжаев считает, что процес- суально практика оправдывает случаи приостановления дела в связи с длительной и тяжёлой болезнью свидетеля и проведения большой по объёму инвентаризации, ревизии или экспертизы и предлагает внести в ст.

97

195 УПК соответствующие дополнения.

Нельзя не учитывать того, что такие обстоятельства как повторная экспертиза и иные причины, с которыми закон не связывает приостановления производства по делу, в ряде случаев осложняют ход следствия. Однако при определённых усилиях следователя вполне преодолимы, поскольку при них возникшие осложнения касаются лишь отдельных след-

„ 98 ^

ственных действии, расследование же в целом может продолжаться. Однако следует возразить М.Е. Клюковой, которая считает, что болезнь по- терпевшего не может быть препятствием к производству по делу.

Действительно, уголовно-процессуальный закон связывает приостановление производства по делу только с временным выбытием из процесса или отсутствием обвиняемого. Именно обвиняемый находится в центре уголовного процесса, и законодатель представляет ему ряд процессуальных гарантий для защиты его прав и законных интересов. И, если обвиняемый выбывает из процесса, то он практически лишён возможности использовать предоставленные ему права для защиты своих интересов. Вместе с тем невозможность участия потерпевшего в уголовном процессе также отрицательно сказывается на полноте, всесторонности и объ-

w См.: Порубов Н.И. Научная организация труда следователя. — Минск, 1970. —С.91.

97 См.: Кенжаев X. Ж. Актуальные проблемы приостановления предвари тельного следствия. Дисс… канд. юрид наук. — М., 1995. — С. 23-24.

98 См.: Жогин Н.В., Фоткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. — М, 1965. —С. 269.

99 См. : Клюкова М.Е. приостановление дела в советском уголовном про цессе. — Казань, 1990. — С. 86.

58 ективности исследования доказательств. Вред, причиненный преступле- нием потерпевшему, в зависимости от характера преступления, кроме имущественного или материального, может быть моральным (опорочивание в глазах общества чести человека, унижение его достоинства, причинение ему тяжёлых душевных переживаний, страданий, внесение осложнений в личную жизнь и т.д.), а также физических (ранение, болезнь, потеря трудоспособности и т.д.). Потерпевший в уголовном процессе является обвинителем, он участвует в производстве по делу для того, чтобы защитить свои права и интересы, нарушенные преступлением, для того, чтобы доказать, что преступлением ему причинён вред, что ответственность за вред несёт именно обвиняемый. Психическое или иное тяжкое заболевание потерпевшего препятствует выполнению этой обвинительной функции, а значит, правомерному окончанию производства по делу. В таких случаях производство по делу должно приостанавливаться, а о продлении сроков его ведения не может быть и речи.

§3. Характеристика психического заболевания как основания приостановления предварительного следствия

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК предварительное следствие приостанавливается в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого, удостоверенного врачом, работающим в медицинском учреждении.

Психическое заболевание рассматривается в данном случае как раз- новидность тяжкого заболевания. Выделение в законе понятия «психическое заболевание» можно объяснить тем, что приостановление производства по этим делам имеет некоторые особенности. Они проявляются, во-первых, в порядке установления психического заболевания обвиняемого в сравнении с установлением иного тяжкого заболевания; во-вторых, в воз-

59 можности применения к обвиняемому, заболевшему душевной болезнью принудительных мер медицинского характера на период приостановления дела; в-третьих, в ограничении полномочий органов предварительного следствия на приостановление дела при душевном заболевании обвиняе- мого.

Прежде чем рассматривать особенности приостановления предварительного следствия в случае психического заболевания обвиняемого остановимся на рассмотрении содержания этого основания.

По буквальному толкованию нормы закона, указанной в п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК любое психическое или иное тяжкое заболевание обвиняемого является основанием приостановления предварительного следствия. Однако, в действительности, это не так. Как указывалось выше, приостановление предварительного следствия — это вынужденная мера, обусловленная невозможностью следователя закончить производство по делу (полно и всесторонне исследовать все обстоятельства дела, собрать и исследовать все имеющие для дела доказательства) без участия обвиняемого. Поэтому заболевание обвиняемого становится основанием приостановления дела только тогда, когда оно временно препятствует обвиняемому участвовать в производстве по уголовному делу и, тем самым, не позволяет закончить предварительное следствие. Это условие вытекает из самой сути приостановления производства по делу.

В связи с этим возникает потребность получения ответов на ряд весьма актуальных вопросов. В частности, на вопрос о том, что следует понимать под психическим заболеванием, и в каких случаях душевное заболевание является основанием приостановления предварительного следствия?

Поскольку ни уголовно-процессуальное законодательство, ни уголовно- процессуальная наука не дают трактовку понятия «психического

60 заболевания», имеющего юридическое значение, поэтому обратимся к специальной литературе по этому вопросу.

В психологии различают несколько видов психических процессов, которые в совокупности составляют нормальное функционирование человека:

  1. Восприятие (чувственное познание).
  2. Мышление.
  3. Память.
  4. Эмоции (чувства, переживания).
  5. Волевые процессы.
  6. Для нормальной психической деятельности необходимо функционирование всех сторон психики. Нарушения в работе одной из сторон искажают согласованное действие, как отдельный фрагмент мозаики изменю няет рисунок.

Изложение отдельных признаков нарушений психики традиционно проводится по описанию отдельных фрагментов или их групп в соответствии с принятым в психологии разделением психических функций.

Другое необходимое соображение касается субъективности-объективности расстройств. Множество из явлений психических нарушений переживается больным в его субъективном поле сознания, без внешних проявлений, и практически не может быть измерено, увидено или замечено наблюдателем. О проявлении психических расстройств больные сообщают при беседе с лечащим врачом или при допросе следователю, ведущему расследование по уголовному делу за совершение того или иного общественно-опасного деяния. Проверить их каким-либо путём, кроме наблюдения за поведением больного обвиняемого, невозможно.

См.: Судебная психиатрия. /Под редакцией профессора Б.П. Шостаковича. — М.: Зерцало, 1997.— С. 16.

61

Заболевания, в том числе и психические, проявляются не в отдельных симптомах, а в форме типичных сочетаний, связанных между собой признаков — симптомокомплексах или синдромах. Синдромы, последо- вательность их возникновения и смены отражают стереотип развития болезни. При одних заболевания преобладают одни синдромы, при других — другие. Квалификация синдромальной картины состояния больного имеет решающее значение для диагностики. Различают следующие виды синдромов: аффективные, бредовые и галлюционно-бредовые, кактатони-ческие, синдромы нарушения сознания, синдромы интеллектуального снижения (синдромы слабоумия).

Советское, а затем российское уголовное право практически с начала своего существования придерживается принципа субъективного вменения. Только такие поступки виновного, которые были совершены сознательно, могут влечь уголовную ответственность.

Наиболее полно законодательное закрепление этого признака нашло в ст. 5 УК РФ. «Лицо подлежит уголовной ответственности, — говорится в этой статье, — только за те общественно-опасные действия (бездействия) и наступившие общественно-опасные последствия, в отношении которых установлена его вина».

Из этого с несомненностью вытекает, что вина является необходимым условием, без которого не может быть уголовной ответственности.

Принцип ответственности при наличии вины означает, что:

1) уголовная ответственность может быть возложена только на лицо, совершившее преступление, то есть умышлено или по неосторожности совершившее общественно-опасное, противоправное деяние; 2) 3) любые объективные обстоятельства могут влиять на ответственность лишь тогда, когда они охватывались умыслом или неосторожностью виновного: 4)

62

3) мера уголовной ответственности определяется наряду с другими обстоятельствами степенью вины лица.

Предпосылкой правильного решения этих вопросов является признание лица вменяемым. Согласно ст. 21 УК РФ лицо, которое во время совершения общественно-опасного деяния находилось в состоянии несменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики уголовной ответственности не подлежит.

Из этого положения закона можно заключить, что вменяемость — это такое состояние психики, при котором человек в момент совершения общественно- опасного деяния может осознавать значение своих действий и руководить ими. С указанным состоянием психики и связана способность лица быть ответственным за свои действия.

Вменяемость (от слова «вменять» в смысле «вменять в вину») в самом широком общеупотребляемом значении этого слова означает способность нести ответственность перед законом за свои действия.

Современное понимание вменяемости имеет свою историю, в которой главный опорный пункт - понимание «свободы воли», то есть свободы распоряжаться своими действиями, выбирать характер и род поступка. Гегель рассматривал свободу воли преступника как проявляющуюся в насилии «злую волю». “” Иначе говоря, она заключена в непознаваемых «внутренних убеждениях человека». В то же время он сам оценивал поступки людей, как необходимость, зависящую во многом от внешних об-

См.: Дегель П.С. Проблемы вины в советском уголовном праве //Ученые записки. — Владивосток, 1963. — Вып. 21. — Ч. 1. — С. 13.

” См.: Гегель Г.В.Ф. Собрание сочинений. - М, Госиздат. Т. 3. — С. 209.

63 стоятельств и независимую от самого субъекта.

При применении общефилософской категории «свобода воли» при- менительно к уголовному законодательству нужно различать «свободу воли» в широком и узком смысле слова. В широком смысле слова «свобода воли» - это общее социальное качество (свойство) личности. Поэтому «свобода воли» - предпосылка любого вида социальной ответственности личности. «Свобода воли» является неотъемлемым социально-психологическим свойством личности правонарушителя. Ее содержание заключается в способности правонарушителя сознавать социальную значимость (общественную опасность) совершенного деяния, проявлять отрицательное отношение к общественным отношениям. В узком смысле слова «свобода воли» фиксирована нормами уголовного права, отражает уровень «свободы» — «злую» волю личности преступника, которая лежит в основе уголовно- правового понятия «вменяемость». В этом смысле свобода воли связана с преступным поведением личности и вне этого пове-

103

дения исчерпывает уголовно-правовое значение.

Понятие «свобода воли» охватывает всех людей, как законопослушных граждан, так и правонарушителей. Уголовно-правовое понятие вменяемости распространяется лишь на субъектов преступления и уголовной ответственности. Вменяемость, повторяем — это предпосылка конкретного вида юридической ответственности — уголовной. Невменяемый не может нести уголовную ответственность за свои поступки прежде всего потому, что в них не участвовали его сознание и воля. Общественно-опасные деяния психически больных обусловлены их болезненным состоянием какой бы тяжёлый вред обществу они не причинили,

J См.: Михеев Р.И. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. - Владивосток: Дальневосточный университет, 1983.—С. 26.

64 у общества нет оснований для вменения этого вреда им в вину. «Объек- тивное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное при- чинение вреда не допускается», - гласит ч. 2 ст. 5 УК РФ.

Бытует мнение о том, что вменяемость представляет собой «способность ко вменению», то есть психическое состояние преступника, при котором его действия могут быть вменены ему в вину.

«Способность ко вменению» не есть общий признак нормальной или ненормальной человеческой психики. Понятие «неспособность ко вменению» не следует относить, например, к пациентам психических больниц, не совершившим уголовно-наказуемых действий. Точно также нельзя рассматривать каждого психически здорового человека как «способного ко вменению». При таком расширенном понимании уголовно-правовой термин заменяется медицинским. Это одинаково относится к «вменяемости» и «способности ко вменению».

В соответствии со ст. 21 УК РФ состояние невменяемости определяется двумя критериями. Одним из них является наличие у лица болезненного расстройства психики. Этот критерий принято называть медицинским (или биологическим). Второй критерий означает отсутствие у лица возможности сознавать значение своих действий или руководить ими. Этот критерий называется психологическим (или юридическим).!(ъ Для признания лица невменяемым необходимо установить оба критерия. Не всякий душевнобольной является невменяемым. Расстройство психической деятельности может быть различным по своей тяжести. Лишь когда оно достигло такой степени, что человек вследствие этого не сознаёт

См.: Халецкий А. Трактовка вменяемости // Социалистическая законность. — 1952. — № 8. — С. 30.

103 См.: Уголовное право. Общая часть / Под редакцией Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачевского, Г.Н. Борзенкова. - М.: Юридическая литература, 1993. — С. 141.

65 значение своих действий или не может руководить ими, только тогда можно считать его невменяемым.

Во всех случаях, когда у следователя или суда возникает сомнение относительно вменяемости обязательно проводится судебно-психиатрическая экспертиза. Решение о признании человека вменяемым или невменяемым основывается за закономерностях социального и естественного порядка, определяющих психическую деятельность человека, поэтому проблема вменяемости определяется теоретическими положениями физиологии, психиатрии и психологии и отражает современный уровень этих наук.

Медицинский критерий содержит перечень психической патологии, которая может при наличии юридического критерия исключить вменяемость. Этот критерий невменяемости сформулирован в ст. 21 УК РФ в виде обобщенного перечня известных форм психических заболеваний, включающих четыре их вида:

1) хроническое психическое расстройство; 2) 3) временное психическое расстройство; 4) 5) слабоумие; 6) 7) иное болезненное состояние психики. 8) Этими категориями охватываются все известные науке болезненные расстройства психики. Из содержания медицинского критерия следует, что не болезненные расстройства психической деятельности не должны исключать вменяемость.106

В качестве временного не болезненного изменения психики может служить состояние аффекта (сильного душевного волнения). Сильная, бурно развивающаяся эмоция гнева, ярости, страха может явиться внутренней побудительной силой преступления. У человека в таком состоянии сужено сознание и ограничены возможности руководить своими действиями. Однако физиологический аффект не служит критерием невменяе-

66

Для установления медицинского критерия достаточно одного из упомянутых психических расстройств.

Понятие «хроническое психическое расстройство» объединяет психические заболевания, протекающие длительно, и которые трудно поддаются лечению, имеют тенденцию к прогрессированию, то есть постепенному нарастанию и усложнению психических расстройств. К первой группе относятся и приступообразно протекающие психические заболевания, при которых в состояниях ремиссии отмечаются признаки медленного течения процесса или дефекта психических функций. К заболеваниям, объединяемым этим признаком медицинского критерия, относятся шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич, предстарческие и старческие психозы и т. д. Вместе с тем, развитие общей и судебной психиатрии, изменение форм течения психических заболеваний (патоморфоз), новые методы лечения изменили представления о клинических границах, формах динамики и исходах некоторых психических заболеваний, что позволяет иначе подходить к их оценке с позиций понятия хронического душевного заболевания медицинского критерия. Примером этого может служить оценка прогрессивного паралича, леченного прививками малярии. Хорошие и стойкие ремиссии при этом заболевании не могут быть расценены как хроническое заболевание. Современное учение о шизофрении, наряду со злокачественными формами, даёт описание однопри-ступной шизофрении с наличием стойкой многолетней ремиссии и рекуррентной шизоаффективной формы, что позволяет сомневаться в правомерности трактовать все случаи шизофрении в рамках хронического душевного заболевания в судебно- психиатрической практике. Следовательно, понятие хронического психического заболевания (расстройства) в об-

мости. Совершение преступления в таком состоянии учитывается лишь как обстоятельство, смягчающее ответственность.

67 щей и судебной психиатрии могут не совпадать. Такой диагностический подход объясняется необходимостью в судебно-психиатрической практике применять определения опосредованно соотносимые с юридическим

107

критерием.

Временные психические расстройства (вторая группа) представлено психическими заболеваниями, имеющими различную продолжительность и заканчивающиеся выздоровлением. Данное понятие медицинского критерия объединяет разнообразную группу психических расстройств (ис- ключительные состояния), куда входят: патологическое опьянение, пато- логический аффект, патологическое просоночное состояние, сумеречные расстройства сознания, а также реактивные состояния, состояния деком- пенсации при психопатиях, белая горячка и т. д. Временный фактор, лежащий в основе определения этих состояний, не является ведущим. Основным критерием временных расстройств психической деятельности следует считать полную обратимость временных расстройств (при ис-

1 АО

ключительных состояниях, реактивных психозах). 1 Временные расстройства психики в судебно-психиатрической практике встречаются реже, чем хронические психические расстройства.

Под понятие «слабоумия» медицинского критерия (третий вид) подпадают все психические заболевания, которые протекают с нарушением интеллектуальной функции как врождённого, так и приобретённого характера. Самостоятельное судебно-психиатрическое значение имеет врожденное слабоумие (вторичные формы олигофрении). Приобретенное слабоумие (демениция), которое характеризуется снижением или полным

См.: Судебная психиатрия /Под редакцией профессора Шестаковича Б.В. — М.: Зерцало, 1997. — С. 87-88.

108 См.: Судебная психиатрия /Под редакцией профессора Шестаковича Б.В. — М.”: Зерцало, 1997. — С. 88.

68 распадом прежде нормальной мыслительной деятельности, оценивается обычно в связи с вызвавшим его основным психическим заболеванием.

Четвёртым видом медицинского критерия является понятие иного болезненного психического состояния. Под «иным болезненным состоянием» подразумеваются такие аномалии психики, которые не подпадают под признаки названных трех категорий, аномалии психики у глухонемых и т.д. Классическим примером таких аномалий являются психопатии, которые определяются как личностные аномалии, свойственные лицам на протяжении всей жизни. При психопатии одни формы находятся на грани здоровья, другие примыкают к психическим заболеваниям (например, параноидные расстройства личности). Это особое их положение в группе психических нарушений делает оправданным в медицинском критерии «иных болезненных состояний». Эти состояния расцениваются как имеющие качественное отличие от психической нормы.

Для решения вопроса о вменяемости и невменяемости, как отмечалось, недостаточно одного медицинского критерия. Медицинский критерий указывает лишь на необходимость распознать заболевание и квали- фицировать его применительно к медицинскому критерию. Многие пси- хические заболевания вызывают различные по выраженности психические расстройства - от лёгких, не имеющих осмысление ситуации и не из- меняющих социальную адаптацию, до тяжелых, выключающих больного из социальной жизни. Поэтому ведущим критерием, определяющим степень психических расстройств, свойственных испытуемому и определяющим вменяемость-невменяемость, является юридический критерий.

Юридический критерий состоит из двух признаков: интеллектуального — это нарушения возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, волевого - возможность руководить ими. Наличие двух указанных признаков юридического критерия

69 позволяет анализировать различные стороны психической деятельности испытуемого - его мыслительную, эмоционально-волевую, интеллектуальные эмоции.

Первая часть критерия требует анализа критических способностей испытуемого, возможности адекватно оценить обстановку и собственное

109

поведение.

Нередки ситуации, когда личность сохраняет формальные способности понимать сущность своих действий, даже сознаёт их противоправность и неприемлемость для окружающих, но не может удержаться от своего поступка, короче нарушается способность руководить своими действиями. В таких случаях в юридическом критерии невменяемости преобладает волевой признак. Наиболее часто это проявляется при психопатиях, что выражается в «парциальной некритичности» психопатических личностей. Это может иметь место и при неглубоких формах олигофрении, инфантилизме, когда при относительно сохранённых интеллектуальных функциях эмоционально- волевые расстройства определяют поведение таких обвиняемых и принятие ими решений. В этих случаях волевой признак становится ведущим, а интеллектуальный приобретает роль соподчинённого составляющего.

Современные учёные под критичностью понимают одно из свойств ума, определяющееся как осознанный контроль за выполнением деятельности. Из положения о невозможности понимания субъектом сущности своих действий, неспособности к их контролю, то есть утраты критичности, вытекает, что интеллектуальный критерий как бы перекрывает волевой. Наличие этого признака свидетельствует о нарушении способности руководить своими действиями и, соответственно, свидетельствует о невменяемости. См., например: Судебная психиатрия. /Под редакцией проф. Шостаковича Б.В. — М.: Зерцало, 1997. — С.90; Судебная психиатрия. — М: Юридическая литература, 1967. — С. 125; Судебная психиатрия / Под редакцией Г.В. Морозова. — М: Юридическая литература, 1968. — С. 18;

70

В процессе экспертной диагностики и экспертного решения основным заключительным этапом является сопоставление медицинского и юридического критериев, что, собственно, и определяет форму невменяе- мости. Обязательным условием невменяемости является совпадение ме- дицинского и юридического критериев.

Альтернативность понятий вменяемости и невменяемости позволяет определить деяния, совершённые во вменяемом состоянии, как преступления, а в невменяемом состоянии — как общественно-опасные деяния психически больного. В связи с этим возникает вопрос о судебно-психиатрическом значении аномалий, не исключающих уголовной ответственности.

Лица с пограничными формами нервно-психической патологии составляют 30-40 % от общего числа прошедших экспертизу. Психические расстройства у них диагностируются как нарушения личности и поведения, последствия черепно-мозговых травм, резидуальные состояния перенесённых ранее органических заболеваний мозга, начальные стадии церебрального атеросклероза и другие сосудистые заболевания головного мозга, неглубокие степени умственной отсталости (олигофрении) и т. д.

Поэтому понятие «психические аномалии» объединяет широкий крут психических нарушений, разнообразных по клиническим проявлениям, степени выраженности и нозологической природе, которые имеют ряд общих признаков, например, личностный уровень поражения, неглубокие интеллектуальные или аффективные нарушения. Пограничный характер указанных расстройств, отсутствие признака юридического критерия не- вменяемости не исключают у таких лиц возможности осознавать факти-

Судебная психиатрия. — М: Юридическая литература, 1986. — С. 221. 110 См.: Судебная психиатрия. /Под редакцией профессора Шостаковича Б.В. —ML Зерцало, 1997. —С. 91.

71 ческий характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В связи с этим они признаются вменяемыми.

Вместе с тем, некоторые способности личности, наличие неглубоких нарушений интеллектуальных и эмоционально-волевых функций таких лиц могут накладывать отпечаток на мотивацию их противоправного поведения, способов реализации преступных намерений, ограниченных возможностях удержаться от преступного поведения. Поэтому уголовный закон вводит в практику судебно-следственных органов и судебно-психиатрических экспертиз понятие ограниченной (уменьшенной вменяемости). Часть 1 ст. 22 УК РФ гласит: «вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими подлежит уголовной ответственности.

Уменьшенная (ограниченная) вменяемость подразумевает наличие медицинского критерия, констатирующего пограничные нервно-психические расстройства у обвиняемого и частично нарушенную возможность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) (интеллектуальный признак) и руководить ими (волевой признак). По существу речь идет о частичном нарушении одного из признаков юридического критерия. Эта новая для отечественного уголовного права и судебной психиатрии категория предполагает принципиально новый подход при оценке судебно-психиатрических расстройств обвиняемых. Альтернативный подход (вменяем либо невменяем) изменился дифференцированным, позволяющим учесть своего рода «промежуточный» вариант судебно-психиатрической и, соответственно, правовой квалификации состояния субъекта.

В процессе судебно-психиатрической экспертизы, при достижении

72 достаточного опыта, у эксперта нередко формируется сознание принци- пиальной невозможности в некоторых случаях в рамках альтернативного подхода достоверно решать поставленные вопросы. Как правило, эти проблемы не связаны с недостатком квалификации членов экспертной комиссии, дефицитом объективных сведений о больном, каких-либо ре- зультатов объективных методов обследования и т. п. и, следовательно, не могут быть разрешены путём восполнения соответствующих «пробелов». Речь идёт об объективно существующих, хорошо известных в практике экспертных ситуациях, которые принято обозначать как «пограничные» в экспертном отношении случаи.

Использование предусмотренной законом (ст. 22 УК РФ) оценочной категории «не могло в полной мере» при судебно-психиатрической экс- пертизе предоставляет возможность преодолеть издержки альтернативного решения, адекватно оценивать объективно существующую категорию пограничных нервно-психиатрических расстройств.

Весьма близкой по своей содержательной сути к категории состояний, которые могли быть оценены в рамках ограниченной вменяемости, является уже упоминавшаяся категория «пограничных» состояний.’

Эти состояния не тождественны, однако они логически сопоставимы, могут являться предметом адекватного сравнения.

По данным В.В. Вандыш-Бубко «пограничные состояния» в стационарной психиатрической практике составляют до 24 % от общего числа обследуемых. Другими словами, в каждом четвёртом случае окончательное экспертное решение представляется неоднозначным. Естествен-

См.: Вандыш-Бубко В. В. О проблеме дифференцированной судебно- психиатрической оценки психических расстройств с учётом новых зако- нодательных подходов // Информационный бюллетень СК. — 1997. — №2.— С. 140.

73 но, что выраженность возникающих при этом затруднений различна; од- нако их объективный характер не вызывал сомнений.11”1

Итак, при психических заболеваниях наступает глубокое расстройство психической деятельности обвиняемого, которое приводит к тому, что последний не может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими. Психические заболевания могут быть как врожденными, так и приобретёнными, как хроническими, так и временными, как полностью обратимыми, так и неизлечимыми, как имеющимися у лица при совершении преступления, так и возникшие у него в процессе предварительного следствия.

С учётом изложенного рассмотрим, в каких случаях психическое заболевание является основанием приостановления предварительного следствия.

Дела об общественно-опасных деяниях с психическими расстройствами возбуждаются полномочными органами государства и должностными лицами на общих основаниях. Наличие данных о психических расстройствах у лица, совершившего общественно-опасное деяние, обуславливает необходимость возбуждения уголовного дела, поскольку не всякое психическое расстройство может повлечь признание лица, совершившее это деяние, невменяемым и, соответственно, подлежащим освобождению от уголовной ответственности и наказания. Поэтому для установления совершения таким лицом общественно-опасного деяния, содержащего признаки конкретного преступления, требует вынесения постановления о возбуждении уголовного дела. К тому же, как гласит закон, для определе-

1!~ Имеется в виду в экспертном отношении.

1Ь См.: Вандыш-Бубко В. В. О проблеме дифференцированной судебно- психиатрической оценки психических расстройств с учётом новых зако- нодательных подходов // Информационный бюллетень СК. — 1997. — №2. — С. 140-141.

74 ния психического состояния лица в тех случаях, когда возникает сомнение по поводу его вменяемости или способности к моменту производства по делу отдавать себе отчёт в своих действиях или руководить ими, обязательно производство экспертизы (п. 2 ст. 79 УПК), которая, как и все другие следственные действия, может проводиться только по уголовному делу, возбужденному производством. 14

По делам об общественно-опасных деяниях душевнобольных лиц обязательно производство предварительного следствия (ст. 126, 404 УПК). Обязательность предварительного следствия объясняется сложностью и особенностями в расследовании дел данной категории. Орган дознания по этим делам осуществляет ту же деятельность, что и по другим делам, по которым производство предварительного следствия обязательно. В соответствии с законом орган дознания возбуждает уголовное дело и, руководствуясь правилами уголовно-процессуального закона, производит неотложные следственные действия по установлению и закреплению следов происшествия: осмотр, обыск, выемку, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемых, допрос потерпевших и свидетелей или выполняет отдельные поручения следователя (ст. 119 УПК). Если уже в стадии возбуждения уголовного дела орган дознания располагает сведениями о том, что лицо, совершившее общественно-опасное деяние, страдает психическим расстройством, материалы должны быть переданы следователю для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

В зависимости от заключения судебно-психиатрической экспертизы дело может получить различные направления. Когда лицо, совершившее общественно-опасное деяние, признается психически здоровым, причем

Согласно ч. 2 ст. 178 УПК, в случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия может быть проведён до возбуждения уголовного дела.

75 как во время совершения инкриминируемого деяния, так и в момент про- ведения экспертизы, то следователь продолжает производство по делу и завершает его в общем порядке.

Если по делу, находящемуся в производстве следователя, выяснилось, что преступление лицо совершило в состоянии невменяемости, приостанавливать предварительное следствие нет никаких оснований, ибо это лицо не могло отдавать отчёта в своих действиях или руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Это лицо не полежит уголовной ответственности. В таких случаях дело прекращается или по определению суда это лицо освобождается от уголовной ответственности с применением к нему принудительных мер медицинского характера (ст. 406 и 410 УПК).

Не возникает оснований приостановления предварительного следствия и тогда, когда лицо совершило преступление в состоянии вменяемости, но которое до вынесения судом приговора в силу приобретенного хронического психического расстройства перестало в полной мере осознавать фактический характер общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Такое лицо согласно ч. 2 ст. 21 УК РФ за совершённое преступление не подлежит наказанию. Дело в отношении него прекращается с извещением о больном местных органов здравоохранения “ или оно по определению суда в соответствии со ст. 21 УК РФ освобождается от уголовной ответственности или наказания с применением к нему принудительных мер медицинского характера (ст. 406 и 410 УПК).

1Ь В случаях, когда психические расстройства не связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя и других лиц.

76

Таким образом, по смыслу положений уголовного и уголовно- процессуального закона основанием приостановления предварительного следствия может быть лишь временное расстройство психической дея- тельности обвиняемого, наступившей после совершения преступления. Временный характер болезни обвиняемого позволяет ограничиться при- остановлением предварительного следствия с тем, чтобы по выздоровлении обвиняемого продолжить производство по делу.

На временный, излечимый характер психического расстройства как основания приостановления дела указывается в процессуальной литературе и судебно- следственной практике.

Временное расстройство психической деятельности - это психическое расстройство (заболевание), продолжающееся тот или иной срок и

117

заканчивающееся выздоровлением.

Понятие временного психического заболевания (психической деятельности) включает разнообразные формы психических расстройств, а именно: исключительные состояния (патологическое опьянение, патоло-

1 \ fs

См., например: Репкин Л.М. Приостановление предварительного следствия. — Волгоград, 1971. — С. 50-52; Гущев В.Е. Процессуальные вопросы приостановления по уголовному делу на предварительном следствии и в суде. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. — М., 1971. — С. 28-29; Кургинян СМ. Прцессуальные вопросы приостановления предварительного следствия в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого // Вопросы борьбы с преступностью. Сборник. — М., 1969. — Вып. 9. — С. 80. Шимановский В. Решения по делу на предварительном следствии при душевном заболевании обвиняемого. //Социалистическая законность. — 1978. — №2. — С. 55; Быков В.М., Ломовский В.Д. Приостановление производства по уголовному делу. — М., 1978. — С. 16; Кен-жаев Х.Ж. Актуальные проблемы приостановления предварительного следствия. Дисс… канд. юрид. наук. — М, 1995. — С. 36 б; Химичева Г.П., Патов Н.А. Приостановление производства предварительного следствия. Учебное пособие. — М.: ЮИ МВД России, 1996. — С. 22. 1,7 См.: Судебная психиатрия /Под редакцией профессора Б.В. Шостаковича. — М.: Зерцало, 1997. — С. 55-57.

77 гический аффект и др.) и реактивные состояния (белая горячка, алкоголь- ный галлюциноз, алкогольный параноид, шизофрения, психогенные пси- хические расстройства и т.д.).

Подобные психические состояния имеют различную продолжительность во времени - от нескольких минут до нескольких часов и даже нескольких лет (при реактивных состояниях). Вместе с тем, как отмечается в специальной литературе, временный фактор, лежащий в основе определения рассматриваемых психических состояний, не является определяющим. Основным критерием временных расстройств психической дея-

1 1 О

тельности считается полная их обратимость. ‘

Возникает вопрос: должно ли временное психическое заболевание как основание приостановления предварительного следствия быть связано с утратой обвиняемым способности отдавать отчёт в своих действиях или руководить ими; должно ли дело приостанавливаться только при временном психическом заболевании, которое не повлекло утраты им способности отдавать отчет в своих действиях или руководить ими?

Существует мнение о том, что основанием приостановления пред- варительного следствия может быть такое психическое заболевание обви- няемого. которое, будучи временным, не сопряжено с утратой им способ- ности отдавать отчёт в своих действиях или руководить ими.1 9

М.Е. Клюкова считает такую позицию ошибочной. По её мнению, выявление на предварительном следствии или дознании такого заболевания у обвиняемого является лишь основанием для постановки вопроса о

См., например: Судебная психиатрия /Под ред. Г.В. Морозова. - М., 1968. — С.40.

См.: Захожий Л., Долина С. приостановление расследования при психическом или ином тяжком заболевании // Социалистическая законность. — 1980. — № 11. — С. 50. См.: Советский уголовный процесс. / Под редакцией Б.А. Морозова - М., 1979. — С. 268.

78 том, не следует ли признать его лицом, страдающим психическим недос- татком, и обеспечить ему обязательное участие в деле защитника (п. 3 ст. 49 УПК).120

Согласно третьей точке зрения, психическое заболевание обвиняемого считается основанием для приостановления предварительного следствия только тогда, когда оно наступило после совершения противоправных действий (бездействия) и к тому же носит временный характер. При наличии этих условий не имеет значения связано ли данное заболевание с признаками невменяемости или не связано. Этой позиции придерживаются Н.В. Жогин и Ф.Н. Фаткуллин. По их мнению, основанием для приостановления дела также могут явиться и иные психические заболевания обвиняемого, которые не лишают его способности отдавать отчёт в своих действиях или руководить ими.’2’ С этим мнением нельзя не согласиться. Действительно, такие психические заболевания обвиняемого могут вызывать необходимость срочного его стационарного лечения, хотя и не лишают обвиняемого способности отдавать отчет в своих действиях или руководить ими. Но такие заболевания будут основанием приостановления предварительного следствия только тогда, когда они временно препятствуют явке обвиняемого к следователю, его участию в тех следственных действиях, без которых завершить расследование дела не представляется возможным.

Таким образом, основанием приостановления дела по п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК является не всякое психическое заболевание обвиняемого, а только: а) временное, обратимое расстройство психической деятельности

” См.: Клюкова М.Е. приостановление дела в советском уголовном процессе. Дисс… канд юрид наук. — Казань, 1990. — С.68.

” См.: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М.: Юридическая литература, 1965. — С. 274.

79 обвиняемого, лишающее его возможности отдавать отчёт в своих дейст- виях или руководить ими; б) иное психическое заболевание обвиняемого, которое не вызывает указанных последствий, но временно препятствует участию обвиняемого при производстве по уголовному делу.

§ 4. Характеристика иного тяжкого заболевания как основания приостановления предварительного следствия

В законе (п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК) как основание приостановления предварительного следствия указывается на иное тяжкое заболевание, удостоверенное врачом, работающим в медицинском учреждении. Однако в науке и в следственной практике нет четкого понимания «иного тяжкого заболевания».

В законе понятие тяжелого заболевания предусмотрено применительно к освобождению осужденного от отбытия наказания в связи с болезнью. В соответствии с ч. 2 ст. 362 УПК в случае, если осужденный во время отбывания наказания заболел иной тяжелой болезнью, препятствующей отбытию наказания, судья в порядке, предусмотренном ч. 1 указанной статьи по представлению начальника органа, ведающего исполнением наказания, на основании заключения врачебной комиссии выносит постановление о его освобождении от дальнейшего отбывания наказания. Понятие иного тяжкого заболевания обвиняемого (осужденного) в уголовно-процессуальном законе не дается. Не раскрывается это понятие и в руководящих разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ.

Для случаев, предусмотренных ст. 362 УПК еще медицинским управлением МВД СССР был разработан перечень тяжких заболеваний, являющихся основанием для представления осужденных к освобождению от отбывания наказания. Указанный перечень заболеваний был согласован с Минздравом СССР и введен в действие Приказом МВД СССР №

80 213 от 30 октября 1987 года.

В этот перечень включены различные формы туберкулеза, болезни эндокринной и нервной системы, органов чувств, органов пищеварения, почек, костно-мышечной системы и соединительной ткани, болезни обмена, анатомические дефекты.

Однако при изучении перечня заболеваний становится очевидным, что он не может быть использован при определении круга тяжких заболеваний, которые могли бы служить основанием к приостановлению производства предварительного следствия.

Отсутствие в УПК указаний о круге тяжких заболеваний создает большие трудности у практических работников при отнесении того или иного заболевания обвиняемого к категории «иного тяжкого заболевания». Более того, нередко бывают расхождения во мнениях следователя, прокурора и суда в возможности проведения следственных действий с заболевшим лицом, совершившим преступление, что не способствует выполнению задач, стоящих перед уголовным судопроизводством (ст. 2 УПК).

Так, 17.09.97 года С, управляя автомашиной ВАЗ-2106 по шоссе в состоянии алкогольного опьянения не справился с управлением автомашины, выехал на полосу встречного движения и совершил столкновение с движущейся во встречном направлении автомашиной ВАЗ-2109 под управлением К.. В результате столкновения С. получил закрытый перелом правой голени, в связи с чем в последствии был госпитализирован.

Следователь вынес постановление о привлечении С. в качестве обвиняемого, выполнил все возможные следственные действия в его отсутствие и приостановил предварительное следствие. Однако прокурор своим письменным указанием потребовал продолжить производство по делу и завершить его с направлением дела в суд.

81

Следователь выполнил указание прокурора: предъявил обвинение находящемуся в больнице С, допросил его в качестве обвиняемого предъявил ему для ознакомления все материалы дела в порядке ст. 201 УПК. В ходе выполнения следственных действий следователь из допроса его лечащего врача располагал информацией о том, что С. находится в удовлетворительном состоянии, с ним проводится лечение, которое необходимо при таких травмах, никаких психотропных препаратов в лечении больного не применяется, на сильные боли он не жалуется.

Следователь составил обвинительное заключение и в соответствии с требованиями ст.207 УПК направил уголовное дело прокурору, который, утвердив обвинительное заключение, передал его в суд.

Однако судом уголовное дело было возвращено на дополнительное расследование. В судебном решении было сказано, что следователь предъявил обвинение С. и выполнил с ним требования ст. 201 УПК незаконно, так как последний находился в болезненном состоянии и не мог участвовать в должной мере в уголовном процессе и осуществлять своё право на защиту.

Вынесенный прокурором г. Можайска протест кассационная инстанция Московского областного суда оставила без удовлетворения. ~” Подобные ситуации не единичны. Совершивший хищение чужого имущества на сумму более 10 тысяч рублей гр. Н. в результате падения получил травму и обратился к местному травматологу, который выявил у него ушиб грудной клетки и выдал больничный лист. Следователю стало известно об этом из справки, выданной травматологом. Он провёл по делу все необходимые следственные действия, в том числе и с участием обвиняемого, полагая, что имеющаяся у него травма на является тяжким забо-

1 7?

”~ См.: Уголовное дело № 20236 из архива Можайского народного суда Московской области.

82 леванием. Прокурор после получения дела с обвинительным заключением возвратил его на дополнительное расследование в связи с тем, что с обви- няемым Н. следственные действия были проведены незаконно, так как последний был болен.

Возникает вопрос: какое иное заболевание (не психическое заболевание) может быть основанием для приостановления предварительного следствия?

По мнению В.Д. Ломовского, в УПК в качестве основания приостановления нужно включить «иное» (а не только тяжкое) заболевание обвиняемого, лишающее его возможности явки или доставки к следователю, лицу, производящему дознание, и в суд». “ Поддерживая это мнение, М.В. Быков считает, что приостановление предварительного следствия может также иметь место не только в случаях тяжкого заболевания обвиняемого, но и при всяком другом заболевании, которое исключает явку обвиняемого к следователю, поэтому из нормы, предусмотренной п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК следует изъять слово «тяжкое». -:>

Полагаю, что эта точка зрения ошибочна, так как нельзя принимать любое заболевание обвиняемого в качестве основания приостановления

1_J См.: Уголовное дело № 3031 из архива Максатихинского народного суда Тверской области.

См.: Ломовский В.Д. приостановление производства по уголовному делу в советском уголовном процессе. Дисс… канд юрид наук. — Ленинград, 1971. — С. 27.

См.: Быков В.М. Деятельность следователя по приостановленным делам /криминалистическое и уголовно-процессуальное исследование/. Дисс… канд. юрид. наук. —? Свердловск. 1972. — С. 31. Аналогичного мнения придерживается и М.Е Клюкова, которая в качестве социального признака иного тяжкого заболевания обвиняемого рассматривает невозможность его явки к следователю и в суд. См.: Клюкова М. Е. Приостановление дела в советском уголовном процессе. Дисс… канд. юрид. наук. — Казань, 1990. —С. 133.

83 предварительного следствия только лишь из-за того, что обвиняемый не может явиться в следователю или его нельзя к нему доставить, так как закон не запрещает следователю проводить следственные действия и по месту жительства самого обвиняемого.

Рассматривая вопрос об ином тяжком заболевании обвиняемого, являющемся основанием для приостановления производства предварительного следствия, необходимо рассмотреть его медицинский и юридический критерии.

Представляется, что по медицинскому критерию к иным тяжким за- болеваниям необходимо отнести все «заразные» заболевания, так как об- виняемый, страдающий таким заболеванием, представляет опасность для окружающих как источник распространения инфекции /например, холера, брюшной тиф.

Несомненно, что к медицинскому критерию иного тяжкого заболевания, которое может повлечь приостановление производства расследования по уголовному делу нужно отнести и то, что оно должно быть временным, излечимым, либо это может быть хроническая (неизлечимая) болезнь в период обострения.

К юридическому критерию характеристики иного тяжкого заболевания обвиняемого, являющегося основанием приостановления дела в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК, необходимо отнести его глубину, то есть заболевание должно повлечь такое физическое расстройство обвиняемого, которое мешало бы ему активно участвовать в уголовном процессе длительное время.

Рассматривая вопрос о длительности заболевания обвиняемого, следует
руководствоваться Правилами производства судебно-

84 медицинских экспертиз,1”“6 где длительным и стойким расстройством здо- ровья признается такое, которое длится свыше 21 дня.

Следует согласиться с мнением тех авторов, которые считают, с что если тяжкое заболевание обвиняемого скоропроходящее, то оно не может служить основанием приостановления производства по уголовному делу, и следователь или орган дознания при невозможности окончить расследование в установленный законом срок должен истребовать отсрочку у про-

127

курора.

В случаях, когда в ходе предварительного расследования будет установлено, что обвиняемый заболел неизлечимым тяжким заболеванием, к примеру, раком в запущенной форме, то производство по такому делу целесообразно не приостанавливать, а прекращать вследствие изменения обстановки, так как это лицо перестало быть общественно-опасным (ст. 6 УПК).

Необходимо отметить, что тяжкие заболевания могут протекать в различных формах и иметь неодинаковые последствия. Так, некоторые хронические заболевания, в частности, туберкулёз, радикулит, не могут служить основанием к приостановлению производства по уголовному делу, если не наступил период их обострения.

Не могут служить основанием к приостановлению производства по делу в силу своей кратковременности заболевания эпизодического характера, сопряжённые, например, с высокой температурой.

Следователь, не обладая специальными познаниями в области медицины, не может правильно оценить заболевание обвиняемого, а, соот-

‘“6 См.: Приказ Министерства здравоохранения СССР Российской Федерации № 407 от 10 декабря 1996 года «О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз». — М., 1997. — С. 96. “ См., например: Клюкова М. Е. Приостановление дела в советском уголовном процессе. Дисс… канд. юрид наук. — Казань, 1990. — С. 134.

85 ветственно, правильно решить, относится ли оно к категории иного тяж кого заболевания или нет. В этой связи понимание «иного тяжкого забо левания» обвиняемого в качестве основания приостановления дела долж но увязываться с Инструкцией о порядке выдачи документов, удостове- 4 ряющих временную нетрудоспособность граждан. Поскольку что невоз-

можность участия обвиняемого га предварительном следствии обуславливается к тому же и его временной нетрудоспособностью.

Согласно указанной Инструкции при заболеваниях и травмах лечащий врач выдает листок нетрудоспособности единолично и единовременно на срок до 10 календарных дней и продлевает его единолично на срок до 30 календарных дней с учетом утвержденных Минздравмедпромом России ориентировочных сроков временной нетрудоспособности при различных заболеваниях и травмах.

Врачи, занимающиеся частной медицинской практикой вне лечеб- -*< но-профилактического учреждения, имеют право выдавать документы,

удостоверяющие временную нетрудоспособность, на срок не более 30 дней…. (п. 2.1 Инструкции).

Средний медицинский работник, имеющий право выдавать листки нетрудоспособности, единолично и единовременно выдает его на срок до 5 дней и продлевает до 10 дней, в исключительных случаях, после консультации с врачом ближайшего лечебно- профилактического учреждения — сроком до 30 дней (п. 2.2 Инструкции). “’

Из сказанного усматривается, что полномочия врача на единолич-

“•> “ См.: Приказ Министерства здравоохранения и медицинской промыш-

ленности РФ от 19.04.94 г. № 206; Постановление Фонда социального страхования РФ от 19.04.94 г. № 21 // Справочник заведующего отделением (нормативно-методические материалы, регламентирующие работу заведующего структурным подразделением как администратора). — М: Главный врач, 1996. — С. 339.

86 ное определение характера и длительности заболевания ограничены. По- этому считаю, что решение вопроса о наличии у обвиняемого иного тяжкого заболевания наиболее целесообразно решать не путем получения со- ответствующей справки от лечащего врача, а посредством назначения су-

г ~ 129

дебно-медицинскои экспертизы.

В некоторых государствах в уголовно-процессуальном законе закреплено, что наличие у обвиняемого тяжкого заболевания должно быть подтверждено заключением судебно-медицинской экспертизы. Так согласно в ч. 1 ст. 366 уголовно-процессуального кодекса республики Узбекистан, в случае признания судебно-медицинским экспертом или экспертом-психиатром болезни обвиняемого тяжелой и длительной, исключающей возможность участия его в производстве по уголовному делу, но излечимой, предварительное следствие по делу приостанавливается до выздоровления обвиняемого. “,(

Наличие в деле заключения эксперта, подтверждающего то, что у обвиняемого имеется иное тяжкое заболевание, имеет ряд преимуществ перед справкой, заверенной врачом, работающим в медицинском учреждении, в которой только лишь указан диагноз болезни обвиняемого.

Во-первых, следователю не надо будет, не имея медицинских познаний, давать оценку возникшего у обвиняемого заболевания и доказывать его наличие, поскольку заключение эксперта само по себе является доказательством. Во-вторых, судебно-медицинский эксперт, имея специ- альные познания в области медицины, давая заключение о заболевании

” Аналогичного мнения придерживаются М.Е. Клюкова, Х.Ж Кенжаев. См.: Клюкова М.Е. Приостановление дела в советском уголовном процессе. Дисс… канд. юрид. наук. — Казань, 1992. — С. 133; Кенжаев Х.Ж. Актуальные проблемы приостановления предварительного следствия. Дисс… канд. юрид наук. — М., 1995. — С. 37а. ьо См.: Уголовно-процессуальный Кодекс Республики Узбекистан. —

87 обвиняемого может ориентировочно определить и сроки его выздоровле- ния,1”1 что позволит следователю правильно решить вопрос о необходимости приостановления производства по делу либо рассмотрения вопроса о прекращении уголовного дела в соответствии со ст. 6 УПК. В-третьих, у следователя не будет оснований сомневаться в правильности сведений о заболевании обвиняемого, изложенных в заключении судебно-медицинской экспертизы: эксперт за их достоверность несет ответственность ~~. Это, наконец, позволит избежать противоречий между следователем, прокурором и судом в вопросе о возможности проведения следственных действий с обвиняемым; а также исключит случаи вынесения следователем незаконных постановлений о приостановлении уголовных дел. (Так, из общего количества изученных уголовных дел, приостановленных в стадии предварительного расследования в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого, 257 уголовных дел (75%) было приостановлено без наличия достоверных сведений о болезни обвиняемого).

Ташкент: Адолат, 1995. — С. 174.

”’” Ориентировочные сроки выздоровления указаны в таблицах, прилагаемых к Инструкции о порядке выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность. См.: Приказ Министерства здравоохранения и медицинской промышленности РФ от 19.04.94 г. № 206; Постановление Фонда социального страхования РФ от 19.04.94 г. № 21 // Справочник заведующего отделением (нормативно-методические материалы, регламентирующие работу заведующего структурным подразделением как администратора). —М.: Главный врач. 1996. — С. 372-418.

” Эксперт предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос по ст. 307 УК РФ.

88

Глава 2. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК ПРИОСТАНОВЛЕНИЯ И ВОЗОБНОВЛЕНИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ В СЛУЧАЕ ПСИХИЧЕСКОГО ИЛИ ИНОГО ТЯЖКОГО ЗАБОЛЕВАНИЯ

ОБВИНЯЕМОГО

§ 1. Процессуальный порядок приостановления предварительного следствия

Характеристику процессуального порядка приостановления производства по делу в стадии предварительного расследования в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого целесообразно начать с уяснения вопроса о том, какие органы и должностные лица правомочны принимать такое решение.

Правом приостанавливать производство по делу наделены не только органы предварительного следствия, но и органы дознания. Однако последние не могут приостанавливать производство по делу в случае психического заболевания обвиняемого, ПОСКОЛЬКУ ПО делам о преступлениях лиц, страдающих психическими недостатками и невменяемых предварительное следствие обязательно (ч. 2 ст. 126, ч. 2 ст. 404 УПК). Поэтому, когда при производстве дознания по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно обнаружится, что после совершения преступления обвиняемый заболел психической болезнью, дело должно быть направлено следователю, в компетенцию которого и входит приостановление производства по делу. Обязательность предварительного следствия объясняется сложностью и особенностями в расследовании дел данной категории.

По делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, орган дознания осуществляет ту же деятельность, что и по

89 другим делам. В соответствии с законом орган дознания возбуждает уголовное дело и, руководствуясь правилами уголовно-процессуального закона, производит неотложные следственные действия по установлению и закреплению следов преступления: осмотр, обыск, выемку, освидетельст-

<*. вование, задержание и допрос подозреваемых, допрос потерпевших и

свидетелей или выполняет отдельные поручения следователя (ст. 119,127 УПК). Однако производство судебно-психиатрической экспертизы в этот круг следственных действий не входит. Если в стадии возбуждения уголовного дела или при производстве дознания появляются фактические данные о том, что лицо, совершившее общественно-опасное деяние, страдает психическим расстройством, материалы должны быть немедленно переданы следователю, желательно, до производства других следственных действий.

Процессуальный порядок приостановления предварительного след- 0 ствия в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого

включает следующий комплекс мероприятий: выяснение и соблюдение предусмотренных законом условий приостановления дела по данному основанию; вынесение мотивированного постановления; принятие мер к лечению обвиняемого, заболевшего психическим или иным тяжким заболеванием обвиняемого, если в том есть необходимость; принятие мер к сохранности вещественных доказательств; решение вопроса об отмене, изменении или оставлении без изменения меры пресечения, если таковая была избрана; принятие мер попечения в отношении несовершеннолетних детей и сохранности имущества, оставшихся без присмотра.

  • Принимая решение о приостановлении производства по уголовному

делу в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого, следователь должен располагать не только соответствующим процессу-

90 альным основанием,13”1 но и выполнить ряд общих и частных (специальных) условий, без которых приостановление предварительного следствия не может быть признано законным и обоснованным.

К числу общих условий относятся такие требования закона, соблю- ?*-‘ дение которых обязательно при решении вопроса о приостановлении

предварительного следствия по любому из предусмотренных в ч. 1 ст. 195 УПК оснований, в частности, должно быть достоверно доказано событие, состав преступления, а также отсутствие обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу (ст. 5 УПК).

Если следователь, производя расследование по возбужденному уголовному делу, приходит к выводу об отсутствии события или состава преступления, производство по делу не может быть приостановлено, оно подлежит прекращению производством (п. 1 и 2 ст. 5 УПК).

В процессуальной литературе высказано мнение о том, что прежде * чем вынести постановление о приостановлении дела, следователю необ-

ходимо выяснить наличие всех обстоятельств, составляющих предмет доки казывания.

С таким мнением трудно согласиться. Предмет доказывания на момент вынесения постановления о приостановлении дела не предполагает исчерпывающее установление всех признаков состава преступления. Но такие обстоятельства как возраст, по достижении которого наступает уголовная ответственность, и вменяемость должны быть установлены уже к моменту привлечения в качестве обвиняемого. “° Разумеется, не по всем делам при определении основания привлечения к уголовной ответствен-

ь

Ьо См. об этом: § 3 и § 4 главы 1.

См., например: Кенжаев Х.Ж. Актуальные проблемы приостановления предварительного следствия. Дисс… канд. юрид. наук. — М., 1995. —

С. 25.

91 ностиЬ6 необходимо специально доказывать, что субъект преступления вменяем, однако, если следователь располагает фактическими данными для сомнения в психической полноценности подозреваемого, он обязан немедленно произвести соответствующую проверку указанной версии. В противном случае привлечение в качестве обвиняемого будет противоречить ст. 21 УК РФ, в соответствии с которой не подлежит уголовной от- ветственности лицо, которое во время совершения общественно-опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими.

Частными (специальными) условиями являются те, соблюдение которых имеет значение не для всех оснований, предусмотренных в ч. 1 ст. 195 УПК. Применительно к приостановлению предварительного следствия в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого такими специальными условиями являются: предварительное привлечение лица, в качестве обвиняемого, то есть предварительное вынесение следователем постановления о привлечении в качестве обвиняемого; выполнение всех следственных действий, производство которых возможно в отсутствие обвиняемого; допустимость приостановления производства по делу до истечения срока предварительного следствия; вынесение постановления о приостановлении предварительного следствия.

Обратимся к рассмотрению этих условий.

  1. Предварительное привлечение лица в качестве обвиняемого.

Ь5 Имеется в виду приостановление следствия по п. 1 и 2 ч. 1 ст. 195 УПК. Мы придерживаемся точки зрения о том, что привлечение к уголовной ответственности рассматривается как процессуальный акт, осуществляемый в момент вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого. См. подробнее: Карнеева Л. М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. — М., 1971. — С. 3-11.

92

Указание закона о приостановлении предварительного следствия по этому основанию только после вынесения следователем постановления о привлечении в качестве обвиняемого объясняется тем, что известно лицо, совершившее преступление, и следователь до приостановления расследо- вания имеет возможность собрать достаточные данные для предъявления обвинения.

При разрешении вопроса о приостановлении предварительного следствия в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого М.С. Строгович выделяет две возможные ситуации, в зависимости от которых определяется объем тех следственных действий, которые следует провести к моменту вынесения постановления о приостановлении производства по делу: а) когда заболел обвиняемый, которому уже было предъявлено обвинение; б) когда по делу имеются данные для предъявления обвинения, но ввиду болезни обвиняемого предъявить ему обвинение не возможно. “”

Иными словами, предварительное следствие может быть приостановлено лишь в тех случаях, когда собрано достаточно доказательств, с достоверностью подтверждающих факт совершения обвиняемым престу- пления.

При первой ситуации приостановления уголовных дел следователь при анализе всей собранной по делу информации выявляет ее пробелы, восполнение которых производится при помощи следственных действий, в том числе тех из них, целью которых является проверка показаний об- виняемого по существу предъявленного обвинения. Согласно проведен-

Ь/ См.: Строгович М.С: Курс советского уголовного процесса. — М., 1970. Т. 2. — С. 143; Аналогичного мнения придерживается Х.Ж. Кенжа-ев. См: Кенжаев Х.Ж. Актуальные проблемы приостановления предварительного следствия. Дисс… канд. юрид наук. — М., 1995. — С. 36 а.

93 ному исследованию эта ситуация менее распространена - всего в 15 % случаев.

При второй ситуации приостановления производства по делу следователь при анализе всей собранной по делу информации не располагает показаниями обвиняемого по поводу сформулированного в отношении него обвинения. Круг проводимых до приостановления следственных действий здесь зависит от объема имеющейся доказательственной информации и несколько уже, чем при первой ситуации (26% случаев).

Не отрицая правомерности и полезности выводов М.С. Строговича относительно выделения ситуаций, возникающих к моменту приостановления производства по делу, отметим существенный недостаток такого подхода. Автор при выявлении этих ситуаций исходит только из имеющейся информации, указывающей на известное лицо, в отношении которого собрано достаточно доказательств для привлечения его в качестве обвиняемого, то есть после вынесения следователем постановления о привлечении в качестве обвиняемого. В одном случае после предъявления этого постановления обвиняемому, в другом - до предъявления обвинения.

Однако для практики приостановления предварительного следствия в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого характерна и иная достаточно распространенная ситуация. По материалам исследования она характерна для 34,2 % случаев.

Типичным для этой, третьей ситуации, является то, что при решении вопроса о приостановлении предварительного следствия по этому основанию постановление о привлечении в качестве обвиняемого не вынесено и у лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, каких-либо объяснений по поводу содеянного не получено. Для этой ситуации характерен дефицит информации, круг процессуальных действий следо-

94 вателя зависит от имеющихся доказательств и других обстоятельств дела.

Указанная ситуация встречается тогда, когда у следователя при производстве по делу возникает сомнение в том, что лицо, в отношении которого собраны доказательства для привлечения его к уголовной ответственности, во время совершения преступления осознавало фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или могло руководить ими.

Выше отмечалось, что при появлении указанных фактических дан- ных следователь обязан немедленно произвести проверку версии о невменяемости.

В этой ситуации до приостановления дела для проверки версии о невменяемости лица, привлекаемого к уголовной ответственности, в предмет доказывания включаются следующие обстоятельства: безмотив-ность или явно нелогичный мотив деяния; особая жестокость; отклонение от нормального поведения; наличие душевного заболевания или злоупотребление алкоголем (наркотиками).

Важно в данном случае выяснить и наличие душевных заболеваний у близких родственников, а у лица — выраженных нарушений в области интеллекта и эмоционально-волевой сферы (в частности, таких как: расстройство памяти, разорванность мышления, бредовые идеи, а также неадекватные раздражителю реакции, или беспричинные, резкие смены настроения). Следователь при возникновении у него сомнения о вменяемости лица, в отношении которого определяются основания привлечения к уголовной ответственности, обязан назначить судебно-психиатрическую экспертизу. Обычно амбулаторного исследования недостаточно для обоснованного заключения, в связи с чем лицо направляется для стационарного наблюдения в специальное медицинское учреждение.

Возникает вопрос: каково процессуальное положение этого лица?

95 Этот вопрос регламентирован в уголовно-процессуальном законодатель- стве недостаточно четко. В законе (ст. 188 УПК) предусмотрено направление на стационарное наблюдение не только обвиняемого, но и подозреваемого. Однако проблема этим не снимается, поскольку лицо может находиться на положении подозреваемого не более 10 суток (ст. 90 УПК), в то время как судебно-психиатрическое исследование в большинстве случаев продолжается более длительный срок. ,8 После отмены меры пресечения в отношении подозреваемого такое лицо либо подлежит привлечению в качестве обвиняемого (что исключается в рассматриваемом случае в связи с отсутствием ответа на вопрос о вменяемости - признаке, обязательном для осуществления этого акта), либо формально занимает положение свидетеля. Но свидетель не может подвергаться исследованию на предмет выяснения вопроса о вменяемости, так как это прямо противоречит п. 3 ст. 79 УПК.’39

Таким образом, перед следователем возникает дилемма: либо привлечь в качестве обвиняемого лицо, вменяемость которого подвергается сомнению в нарушение ст. 21 УК РФ; либо не привлечь - значит нарушить ст. 90 и п. 3 ст. 79 УПК.

В процессуальной литературе высказываются по этому поводу раз-

“1 По данным Л.М. Карнеевой, в 75 % случаев. См.: Карнеева Л.М. Укре- пление законности в деятельности следственных аппаратов и дальнейшее совершенствование уголовно-процессуального законодательства /Сб.: Пути дальнейшего укрепления социалистической законности в деятельности органов внутренних дел в свете решений XXIV съезда КПСС. (Материалы Всесоюзной научно-практической конференции МВД СССР 31 мая - 2 июня 1972 г.) — Ереван. 1974. — С. 378.

ь9 Согласно п. 3 ст. 79 УПК свидетель подвергается экспертизе только для определения его психического или физического состояния в случаях, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать об- стоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные по- казания.

96 ные предложения, в том числе и о необходимости при направлении в ме- дицинское учреждение вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого лица, направляемого на исследование, но не предъявлять это постановление до решения вопроса о вменяемости. Полагаю, принятие этого предложения не позволит избежать необоснованного привлечения к уголовной ответственности, поскольку обвиняемый становится таковым не после предъявления обвинения, а с момента вынесения постановления.

И.Л. Петрухин рекомендовал в тех случаях, когда в течении 10 дней не собрано доказательств, дающих основание для предъявления обвинения (а они и не могут быть собраны до решения вопроса о вменяемости), выносить постановление об освобождении подозреваемого от необходимости находиться на исследовании в медицинском учреждении и принять меры к исполнению постановления. Практическая значимость такой рекомендации вызывает сомнение.

Как показывает практика, следователи во избежание нарушений требований ст. 90 и п. 3 ст. 79 УПК идут на сознательное нарушение ст. 21 УК РФ, то есть лицу, направляемому на стационарное судебно-психиатрическое исследование, в то время, когда по делу не установлена его вменяемость, предъявляют обвинение. По данным Л.М. Карнеевой в специальных медицинских учреждениях исследовалось более половины всех подозреваемых, направленных на судебно-психиатрическую экспертизу, подавляющее большинство из них (75,2 %) содержалось там более 10 дней.14 В 94 % случаев помещение на исследование было связано с

См.: Карнеева Л.М. Укрепление законности в деятельности следственных аппаратов и дальнейшее совершенствование уголовно-процессуального законодательства /Сб.: Пути дальнейшего укрепления социалистической законности в деятельности органов внутренних дел в

97 привлечением в качестве обвиняемого в то время, как вменяемость этих лиц подвергалась сомнению, в связи с чем и назначалась экспертиза. Это приводит к тому, что в нарушение уголовного закона обвинение предъяв- ляется лицам, не подлежащим привлечению к уголовной ответственно-

141

сти.

Указанная ситуация, когда постановление о привлечении в качестве обвиняемого не вынесено и у лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого каких-либо по поводу содеянного объяснений не получено, характерна и для случаев приостановления предварительного следствия в случае иного тяжкого заболевания обвиняемого. Особенно эта ситуация свойственна делам о дорожно-транспортных происшествиях (свидетели погибли или находятся в тяжёлом состоянии, очевидцев происшествия в виду ночного времени суток не было, показания лица, совершившего дорожно- транспортное происшествие отсутствуют и т.д.).

В указанной ситуации вынесения постановления в силу объективных причин не состоялось, поэтому не ясно процессуальное положение лица, совершившего общественно-опасное деяние. В одних случаях он выступает в качестве свидетеля, в других - может быть подозреваемым.

Водитель С, находясь в состоянии алкогольного опьянения, управляя автомашиной ГАЗ-24, в которой находилось два пассажира, не справился с управлением автомашины, съехал в кювет и опрокинулся. В результате
дорожно-транспортного происшествия один пассажир погиб,

свете решений XXIV съезда КПСС. (Материалы Всесоюзной научно- практической конференции МВД СССР 31 мая- 2 июня 1972 г.) — Ереван. 1974. —С. 378.

11 По данным А.А. Хомовского из числа изученных им дел о душевнобольных, совершивших общественно-опасные деяния и впоследствии признанных невменяемыми, обвинение было предъявлено в 76 % случаев.

98 второй пассажир и водитель получили значительные телесные поврежде- ния, с которыми были госпитализированы в медицинское учреждение. По указанному факту было возбуждено уголовное дело. Получить объяснение и допросить С. и оставшегося в живых пассажира не представилось возможным из-за их тяжкого болезненного состояния. После производства всех возможных следственных действий дело было приостановлено в связи с болезнью лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, без предварительного вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого в отношении водителя С.

По мнению М.Е. Клюковой, в ситуации, когда лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, находится без сознания в больнице и не способно дать объяснение по поводу случившегося вынесение следо- вателем постановления о привлечении в качестве обвиняемого представ- ляется актом безнравственным и негуманным. ‘J Вряд ли правильно, по её мнению, и выносить постановление о привлечении в качестве обвиняемого в отношении лица, которое после совершения преступления заболело психическим расстройством независимо от его характера.

Полагаю лицо, совершившее предусмотренное уголовным законом общественно-опасное деяние умышленно или по неосторожности, то есть, отдавая себе отчет в своих действиях, должно нести уголовную ответст- венность. Поэтому отсутствие в деле постановления о привлечении в ка- честве обвиняемого следует связывать не с такими категориями как нрав- ственность или гуманность по отношению к лицу, совершившему обще-

См.: Хомовский А.А. Производство по применению принудительных мер медицинского характера. — М., 1974. — С. 91. 142 См.: Уголовное дело № 41322 из архива Ногинского ОВД. l4j См.: Клюкова М.Е. Приостановление дела в советском уголовном процессе. — Казань. 1992. — С. 162. 144 См.: Клюкова М.Е. Там же. — С. 162-163.

99

ственно-опасное деяние, а с дефицитом фактических данных, дающих ос- нование для привлечения лица в качестве обвиняемого.

В свете изложенного следует поддержать предложение тех авторов, которые считают, что следует отказаться от практики обязательного предварительного вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого в отношении лица, заболевшего психическим расстройством или иным тяжким заболеванием, как обязательного условия приостанов-

145

ления предварительного следствия по рассматриваемому основанию.

В тоже время необходимо отметить, что следователь может предварительно не выносить постановление о привлечении в качестве обвиняемого в отношении лица, совершившего преступление и заболевшего временным психическим или иным тяжким заболеванием, только в тех случаях, когда по делу не достаточно для этого информации и со стороны следователя исчерпаны все возможности для ее собирания с целью изобличения виновного в совершении преступления. В ином случае может наступить снижение ответственности органов предварительного следствия по сбору доказательств вины лица, совершившего общественно-опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом РФ.

Если же по уголовному делу собрано достаточно доказательств по изобличению виновного лица в совершении преступления, которое заболело временным психическим или иным тяжким заболеванием, следователь должен предварительно выносить постановление о привлечении в качестве обвиняемого.

Учитывая изложенное, полагаю целесообразным изменить редакцию п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК «Основания и сроки приостановления предварительного следствия», изложив в следующей редакции:

? См.: Клюкова М.Е. Там же. — С. 163.

100 «Предварительное следствие приостанавливается:… 2) в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого или лица, в отношении которого решается вопрос о привлечении в качестве обвиняемого, удостоверенного заключением судебно- психиатрической или судебно-медицинской экспертизы;…» Одновременно внести изменения в п. 2 ст. 79 УПК «Обязательное проведение экспертизы» и изложить его следующим образом: «для определения психического состояния обвиняемого (лица, в отношении которого решается вопрос о привлечении в качестве обвиняемого) или подозреваемого в тех случаях, когда возникает сомнение по поводу их вменяемости или способности к моменту производства по делу отдавать отчет в своих действиях или руководить ими».

Полагаю целесообразным также ст. 79 УПК, предусматривающую случаи, когда проведение экспертизы обязательно, дополнить новым положением, поместив его под пунктом 3) в следующей редакции: «для определения иного тяжкого заболевания обвиняемого (лица, в отношении которого решается вопрос о привлечении в качестве обвиняемого) в тех случаях, когда это необходимо для установления сроков его выздоровления и возможности производства с его участием следственных действий». Пункты 3) и 4) настоящей статьи становятся соответственно пунктами 4) и 5).

2.Выполнение всех следственных действий, производство которых возможно в отсутствие обвиняемого.

Рассматривая данное условие, с целью определения степени обоснованности содержащегося в постановлениях о приостановлении предварительного следствия и дознания вывода о том, что все следственные действия выполнены, автором были проанализированы дела с позиций то-

101 го, какая была следственная ситуация на момент приостановления производства по делу. Можно констатировать, что при всех трех ситуациях далеко не все следственные действия, которые можно было провести в от- сутствие обвиняемого, были выполнены. Необходимо отметить, что наи- более благоприятна при производстве следствия по уголовному делу первая следственная ситуация, когда лицо, совершившее преступление, заболело после предъявления ему обвинения. В этом случае следователь, лицо, производящее дознание, выполняет не только все необходимые след- ственные действия, на основании которых предъявляет обвинение, но и проверяет те доводы обвиняемого, которые он может выдвинуть в ходе допроса в свою защиту.

Иными словами, следователь может фактически полностью расследовать уголовное дело за исключением ознакомления потерпевшего, обвиняемого с его материалами и составления обвинительного заключения.

Менее же благоприятна при расследовании уголовного дела вторая следственная ситуация, когда следователь, собрав достаточные доказа- тельства, предварительно выносит постановление о привлечении в качестве обвиняемого, но предъявить его не может, так как лицо, совершившее преступление, заболело. Это связано, прежде всего, с тем, что на момент приостановления дела в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК следователь, лицо не может точно знать, какой объем следственных действий ему предстоит еще выполнить после возобновления производства и предъявления обвинения, так как обвиняемый в ходе допроса может вы- двинуть различные версии, как в свою защиту, так и дать показания по изобличению других участников преступления.

И, наконец, наименее благоприятна для предварительного следствия по делу третья следственная ситуация, когда расследуется уголовное дело о преступлении, совершенном в условиях неочевидности. Так, на-

102 пример, на 160 км Минского шоссе около 2 часов ночи водитель О., управляя автомашиной КаМАЗ, в которой находился пассажир С, двигаясь в направлении г. Смоленска, выехал на полосу встречного движения и совершил столкновение с движущимся в встречном направлении автомо- билем МАЗ под управлением водителя Л., в котором также находился пассажир А. В результате столкновения водитель и пассажир автомашины КаМАЗ получили серьезные телесные повреждения, с которыми были госпитализированы. Водитель автомашины МАЗ получил значительные телесные повреждения в результате дорожно-транспортного происшествия и скончался на месте, а пассажир указанного транспортного средства — черепно-мозговую травму, и был госпитализирован.

В ходе расследования по возбужденному по данному факту уголовному делу следователь смог допросить только водителя автомашины МАЗ, который пояснил, что причиной столкновения послужил выезд на его полосу движения автомашины КаМАЗ. Из-за чего автомашина КаМАЗ выехала на встречную полосу движения, он пояснить не мог. Не дали ответа на этот вопрос и два осмотра автомашины КаМАЗ, произведенных следователем как при осмотре места происшествия, так и при повторном осмотре после возбуждения уголовного дела.

Допросить же водителя КаМАЗа, его пассажира, а также пассажира автомашины МАЗ следователь не смог в связи с их болезненным состоянием. Произведя все возможные следственные действия, имея материалы осмотра места происшествия, он не получил достаточно доказательств для предварительного вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого в отношении водителя КаМАЗа. Однако, все же, полагая, что последний виновен в совершении столкновения, принял решение о

103 приостановлении следствия на основании п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК.

Из приведенного примера усматривается дефицит информации по делу. А также, к сожалению, и то, что невозможно предвидеть перспективу завершения дела после его возобновления. Оно может быть прекращено, если столкновение произошло по независящим от водителя причинам (например, техническим, которые водитель не в состоянии был предвидеть), а может после проведения невыполненных до приостановления дела следственных действий при доказанности вины водителя автомашины КаМАЗ завершиться составлением обвинительного заключения и передачей дела прокурору.

Изучение материалов уголовных дел, приостановленных в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК, показало, что 186 (54,5 %) таких дел из 362 изученных было приостановлено, когда не были выполнены все возможные следственные действия в отсутствии заболевшего обвиняемого, из них по 18,4 % или по 34 уголовным делам вина заболевшего обвиняемого не была доказана.

Среди указанных 186 уголовных дел 172 дела было приостановлено раньше срока, предусмотренного законом.

На наш взгляд, это стало возможным в связи с тем, что по данным нашего исследования большинство следователей (59,4% из 122 опрошенных) считают, что производство по делу нужно приостанавливать сразу же при получении сведений о болезни обвиняемого, независимо от того в полном объёме расследовано уголовное дело или нет.

Практику приостановления производства по уголовным делам в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК, когда по делу не выполнены все возможные следственные действия в отсутствии обвиняемого, следует счи-

См.: Уголовное дело № 1649 из архива Гагаринского ОВД Смоленской области.

104 тать порочной, так как приостановленные по указанному основанию дела часто длительное время не возобновляются, и не закреплённые своевременно в материалах уголовного дела доказательства утрачиваются. Так из числа изученных уголовных дел 19% или 65 дел не было возобновлено уже более 11 месяцев.

А какие доказательства можно добыть через такое длительное время, если они своевременно не были добыты или закреплены в материалах уголовного дела до его приостановления? Разумеется, что уже никаких. А поэтому уголовные дела своевременно полностью не расследованные теряют свою судебную перспективу. Примером может служить уголовное дело № 78414, возбужденное 25.12.95 года Ногинским ОВД Московской области по факту дорожно-транспортного происшествия в отношении водителя Ш., который 24.11.95 года в 12 часов 30 минут, управляя автомашиной ГАЗ-31029, номерной знак а 769 ММ 52, и, следуя по 31 км Горь-ковского шоссе в сторону г. Москвы, совершил столкновение с автома-

1 Л-]

шиной ГАЗ-24, номерной знак т 0579 ME, под управлением водителя Я. При расследовании данного уголовного дела было допущено ряд грубых нарушений закона, которые привели к волоките в расследовании уголовного дела и лишили его судебной перспективы. Так следственное отделение Ногинского ОВД 25.12.95 года, возбудив уголовное дело, проводило расследование до 7.01.96 года. В ходе расследования была назначена ав- тотехническая экспертиза, проведены различные допросы и вынесено по- становление о приостановлении производства по уголовному делу в связи с болезнью водителя Ш. При этом заключение автотехнической экспертизы получено не было, а также не было проведено 2 судебно-медицинских экспертиз водителю автомашины ГАЗ-24 — Я. и её пассажиру, что поста-

См.: Уголовное дело № 78414 из архива Ногинского ОВД Московской области.

105 вило под сомнение наличие состава преступления у водителя Ш. Причём дело было приостановлено по надуманным основаниям, так как в деле от- сутствовали данные о болезни Ш. После этого в феврале 1996 года по делу без возобновления производства были проведены различные допросы свидетелей, вынесено постановление о производстве выемки, произведена выемка и назначены 2 судебно-медицинские экспертизы. 13.03.96 года следствие по делу всё же было возобновлено, затем проведён осмотр ав- томашины ГАЗ-31029, а 14.03.96 года производство по делу вновь приос- тановлено по надуманным основаниям по п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК без наличия каких-либо данных о болезни Ш. 4.04.96 года производство по делу вновь возобновлено. После чего сделан осмотр автомашины ГАЗ-24. 5.04.96 года вынесено постановление о приостановлении производства по уголовному делу в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК, но данные о болезни Ш. отсутствовали. 9.08.96 года производство по делу возобновлено вновь. После этого назначены 2 судебно-медицинские экспертизы, проведён дополнительный допрос водителя Ш., и 10.08.96 года производство по делу приостановлено по п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК. При этом за основание берётся копия больничного листа Щ., в котором не указано его заболевание, а больничный лист был выдан ему 20.07.96 года сроком на 6 дней и на момент приостановления производства по делу Ш. уже болен не был. С 10.08.96 года уголовное дело находилось без движения и на момент его изучения (март 1996 года), в то время как из его материалов не усматривалось вины водителя Ш.

З.Вынесение мотивированного постановления

К сожалению, изучение материалов уголовных дел, приостановленных на основании п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК показало, что по всем 362 делам постановления о приостановлении производства по делу вынесены без достаточной аргументации.

106

Представляется, что в постановлении о приостановлении производства по уголовному делу по указанному основанию должно быть указано следующее: дата и место его вынесения, кем составлено постановление, фабула совершенного преступления с указанием времени места, способа и других обстоятельств совершённого преступления, дан краткий анализ доказательств, подтверждающих вину заболевшего обвиняемого в совер- шённом преступлении, указаны фамилия, имя, отчество обвиняемого, диагноз его заболевания. Считаю, что требования к постановлению о приос- тановлении производства предварительного следствия должны быть из- ложены в ст. 195 УПК.

4.Принятие мер к лечению обвиняемого.

Повторимся, что если обвиняемый заболел временным психическим заболеванием после совершения преступления, которое связано с воз- можностью причинения им иного существенного вреда либо с опасностью для себя и других лиц, то следователь решает вопрос о его лечении путем вынесения постановления о направлении дела в суд для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера, которое вместе с уголовным делом передает прокурору.

Если же обвиняемый (лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности) заболел временным психическим заболеванием после совершения преступления, но психическое расстройство не связано с воз- можностью причинения иного существенного вреда либо с опасностью для себя и других лиц, то следователь приостанавливает производство по делу, сообщая о душевнобольном местным органам здравоохранения.

Какие же меры должен предпринимать следователь к лечению обвиняемого, заболевшего иным тяжким заболеванием?

См. подробно § 3.

107

В основном следователь узнает о болезни обвиняемого, когда он уже лечится в медицинском учреждении либо амбулаторно, либо стационарно. Тогда роль следователя в этом вопросе сводится лишь к тому, чтобы установить является ли заболеванием обвиняемого иным тяжким, насколько оно длительно, а после чего решить вопрос о необходимости приостановления производства по делу.

Если же следователь получил информацию о болезни обвиняемого (лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого), который еще не проходит лечение в медицинском учреждении, то он должен принять меры к его освидетельствованию у врача, установить относится ли заболевание к категории иного тяжкого, ориентировочный срок выздоровления обвиняемого, после чего рассмотреть вопрос о приостановлении дела. Полагаю, что в данном случае при приостановлении производства следо- ватель также должен сообщать в местные органы здравоохранения о таком заболевшем с просьбой принять меры к его лечению.

5.Принятие мер к сохранности вещественных доказательств.

Важным условием, которое должно быть выполнено при приостановлении производства по уголовному делу в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого является принятие мер к сохранности вещественных доказательств. К сожалению, следователи не уделяют этому должного внимания. Это подтверждают данные практики. Ни по одному из изученных 362 уголовных дел вопрос с вещественными доказательствами решён не был. В то время как следователь помимо подробного осмотра вещественных доказательств должен по возможности их фотографировать, фиксируя при этом их отличительные особенности, а также имеющиеся на них повреждения. По общепринятому положению и в соответствии с ч. 1 ст. 84 УПК вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле.

108

Если же те или иные предметы в силу своей громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле, они должны быть сфотографированы, по возможности, опечатаны и храниться в месте, указанном следователем, о чем в деле должна иметься соответствующая справка (ч. 2 ст. 84 УПК).

При сдаче вещественных доказательств на хранение следователь руководствуется Инструкцией о порядке изъятия, учёта, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и суда-ми.149

Если же вещественные доказательства в силу своей громоздкости, например, автомобиль, не могут храниться ни при уголовном деле, ни в камере хранения вещественных доказательств, то следователь, помещая их на хранение, должен подобрать такое место, где будет исключено хищение, как самого предмета, так и его частей, либо рассмотреть вопрос о возвращении их владельцу, если это не нанесет ущерб для производства по делу.

б.Решение вопроса об отмене, изменении меры пресечения, если

См.: Инструкция о порядке изъятия, учёта, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами. Утверждена Генеральной прокуратурой СССР, МВД, КГБ, Верховным Судом СССР номер 34/15 18 октября 1989 года, с дополнением, внесённым Генеральной прокуратурой СССР, Верховным Судом, МЮ, МВД, ФСБ РФ соответственно 23 августа 1995 г., 7 сентября 1995 г., 31 августа 1995 г., 6 сентября 1995г., 1 сентября 1995 г. // Вопросы расследования преступлений. 2 издание. Справочное пособие / Под общей редакцией заместителя Министра Внутренних дел Российской Федерации, начальника следственного Комитета генерал-полковника юстиции, Заслуженного юриста Российской Федерации И.Н. Кожевникова.— М., Спарк. 1997. — С. 380-383.

109 таковая была избрана.

Как предусмотрено уголовно-процессуальным законом мера пресечения применяется следователем при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый скроется от следствия и суда, или воспрепятствует установлению истины по уголовному делу, или будет заниматься преступной деятельностью, а также для обеспечения исполнения приговора (ст. 89 ч. 1 УПК).

Исходя из этой формулировки закона следователь должен избирательно подходить при решении вопроса об отмене или изменении меры пресечения в отношении заболевшего обвиняемого, учитывая при этом с одной стороны тяжесть совершенного преступления, особенности его личности, а с другой - чтобы избранная на предварительном следствии мера пресечения не мешала процессу лечения обвиняемого.

  1. Принятие мер попечения несовершеннолетних детей и по сохранности имущества, оставшихся без присмотра.

Нужно отметить, что на практике следователям приходится решать эти вопросы крайне редко. Однако от этого условия зависит сохранность жизни и здоровья несовершеннолетних детей, а также материальное благополучие заболевшего обвиняемого после выздоровления.

Следователи же, как правило, в ходе производства предварительного следствия этому вопросу должного внимания не уделяют изучению родственных связей обвиняемого и не имеют поэтому достаточных сведений кому можно отдать на попечение несовершеннолетних детей.

На основании изложенного, полагаю, что решение этого вопроса следователи должны поручать службе по предупреждению правонарушений среди несовершеннолетних, сотрудники которой имеют больший опыт в работе с детьми, контактируют с детскими учреждениями, органами опеки и попечительства и могут подобрать таких опекунов, где дети в

но

отсутствии заболевшего родителя будут надлежащим образом присмотрены, получат хорошее воспитание. При отсутствии же таких опекунов поместят несовершеннолетних в детский дом.

При решении вопроса о сохранности оставшегося без присмотра имущества обвиняемого следователь должен выяснить вопрос о наличии близких родственников у заболевшего обвиняемого, проживающих в одной местности с местом нахождения имущества, испросить их согласие на взятие под присмотр имущества и при его получении передать его согласно описи, составляемую в присутствии понятых, родственника, который принимает под сохранность имущество и представителя администрации сельского Совета или ДЭЗа (ЖЭКа). При отсутствии же близких родственников, а также при несогласии их взять под присмотр имущество заболевшего обвиняемого следователь должен передать имущество согласно описи под присмотр администрации сельского Совета или ДЭЗа (ЖЭКа).

§ 2. Основание и порядок возобновления предварительного следствия

Институт приостановления предварительного следствия по уголовному делу тесно связан с понятием возобновления. Это, прежде всего, объясняется тем, что приостановление — это период времени, начинающийся с момента вынесения постановления о приостановлении предварительного следствия, обозначающий переход на иной режим уголовно-процессуальной деятельности по делу, при котором, с одной стороны, предпринимаются соответствующие действия по устранению обстоятельств, послуживших основанием к приостановлению дела, а, с другой стороны, не допускается движение уголовного процесса по делу к очередной его стадии и заканчивающийся вынесением постановления о возобновлении предварительного следствия или о прекращении уголовного

Ill

дела в связи с истечением сроков давности.

Основания возобновления указаны в ст. 198 УПК. Согласно указанной статье уголовное дело возобновляется, после того как:

а) отпали основания приостановления;

б) возникла необходимость в производстве дополнительных следст венных действий.

В практике нет единого подхода к решению вопроса о возобновлении производства предварительного следствия при выздоровлении заболевшего обвиняемого. В одних случаях такие решения принимаются на основании сведений обвиняемого, полученных при беседе с самим болевшим обвиняемым; в других, во время беседы с его родственниками; в третьих, во время беседы с лечащим врачом; в четвёртых, при изучении медицинских документов болеющего обвиняемого; в пятых, из рапортов оперативных работников или участковых инспекторов и, в шестых, из медицинской справки, удостоверенной врачом, работающим в медицинском учреждении.

Из сказанного неизбежно возникает вопрос: верен ли такой подход следователей, заключающийся в том, что любой из перечисленных доку- ментов может служить в качестве основания возобновления производства по уголовному делу, приостановленному в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК?

На этот вопрос нужно дать только отрицательный ответ, так как вывод о выздоровлении обвиняемого или о продолжении его болезни может сделать только специалист, то есть лечащий врач, так как все сведения, полученные из других источников нельзя считать достоверными.

Поэтому целесообразно закрепить в уголовно-процессуальном за- конодательстве, что уголовное дело, приостановленное производством в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого, может

112 быть возобновлено только на основании справки о его выздоровлении, удостоверенной врачом, работающим в медицинском учреждении.

Представляется важным и установление срока возобновления пред- варительного следствия после получения сведений о выздоровлении об- виняемого.

Следователи, пользуясь отсутствием чёткой регламентации этого вопроса в законе, недобросовестно пользуются ст. 109 УПК, возобновляя производство по уголовным делам в основном через 20-30 дней после получения сведений о выздоровлении обвиняемого. Это неизбежно ведёт к волоките в расследовании уголовного дела. Принимая во внимание, что официально полученные сведения о выздоровлении обвиняемого из компетентного источника не требуют никакой проверки, а возобновление дела не представляет никаких сложностей, считал бы, что в УПК должно быть указано, что производство по делу, приостановленному в случае психического или иного тяжкого заболевания, возобновляется незамедли- тельно после получения сведений о его выздоровлении.

Чтобы возобновить производство по делу следователь выносит мо- тивированное постановление. При этом обычно делается ссылка на то, что «в настоящее время отпали основания приостановления предварительного следствия» или на то, что «возникла необходимость производства ряда следственных действий».

Надо сказать, что отпадение оснований для приостановления (обвиняемый выздоровел), всегда ведёт к возобновлению следствия и производству следственных действий. Но на практике довольно распространена другая ситуация, когда основания приостановления остаются в силе (в частности, лицо, совершившее преступление, ещё болеет), а возникает необходимость в производстве следственных действий. Связана она может быть с проверкой следственным путём новых сведений, полученных не процессуапьным путём. Кроме того, бывают случаи, когда до приостановления дела те или иные следственные действия не были проведены в

113 полном объёме или были проведены неквалифицированно. “

А что же нужно понимать под дополнительными следственными

действиями, с которыми закон (ст. 198 УПК) связывает возобновление

производства по делу?

В «Руководстве для следователей» указывается, что это — такие действия, которые направлены на восполнение обнаруженных пробелов в собранном доказательственном материале.131 Р. X. Якупов справедливо считает, что согласно ч. 4 ст. 195 УПК необходимо выполнить все возможные следственные действия в отсутствии обвиняемого. Если же следственные действия выполнены не все, и в результате образовался пробел в доказательственном материале, то и само приостановление не правомерно, незаконно, а значит восполнить такого рода пробелы возобновлением следствия нельзя. ^ Поэтому в соответствии с ч. 2 ст. 127-1 УПК и ст. 211 УПК следствие для их устранения возобновляется по указанию начальника следственного отделения или прокурора, а не по волеизъявлению сле- дователя, приостановившего производство предварительного расследования в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК, так как «возобновление» в границах института приостановления следствия предполагает только законное приостановление.

Таким образом, конкретная мотивировка возобновления предварительного следствия повышает ответственность следователя за принятие решения о его возобновлении и последующее выполнение намеченного

” См.: Химичева Г. П., Патов Н. А. Приостановление предварительного следствия. (Процессуальные и организационные вопросы). — М.: ЮИ МВД России, 1996.— С. 51.

’”’ См.: Руководство для следователей. — М., 1971. — С. 67. 15~ См.: Якупов Р. X. Возобновление предварительного следствия. — Волгоград: Волгоградская высшая следственная школа МВД СССР, 1976. — С. 9-10.

114 объёма работы. DJ

Итак, в описательно-мотивировочной части постановления о возобновлении предварительного следствия, приостановленного в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК должна отражаться фабула совершенного преступления, основания приостановления, дата приостановления. После этого в постановлении должны быть указаны конкретные причины его возобновления. Копию постановления о возобновлении производства по делу следователь должен незамедлительно направить надзирающему прокурору.

Следует согласиться с имеющимся в действующем законодательстве положением о том, что принудительные меры медицинского характера должен отменять суд вынесением определения, после вступления в законную силу которого уголовное дело должно возвращаться в органы предварительного расследования.

Однако полагаю, что не совсем правильно положение в уголовно- процессуальном законе о том, что время, проведенное обвиняемым в ме- дицинском учреждении, включается в срок содержания под стражей.

Для этого, на мой взгляд, есть две причины: во-первых, помещение обвиняемого на принудительное лечение в медицинское учреждение — это не мера пресечения, а всего лишь определенный порядок лечения некоторых категорий обвиняемых; во-вторых, уголовно-процессуальный закон ограничивает срок содержания под стражей обвиняемого до полутора лет. А он, направляемый на принудительное лечение в медицинское учреждение, мог уже определённое время находиться под стражей. Более того, нахождение его в медицинском учреждении до выздоровления может быть полтора года и более. Все это может поставить следователя в

’* См.: Химичева Г. П., Патов Н. А. Приостановление предварительного следствия. (Процессуальные и организационные вопросы). — М.: ЮИ МВД России, 1996.—С.51-52.

115 весьма затруднительное положение и вынудит его освободить по выздо- ровлении обвиняемого из-под стражи, в то время как он может обвиняться в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления и представлять опасность для общества. Поэтому время, проведённое обвиняемым на принудительном лечении в медицинском учреждении, должно учитываться судом лишь только при назначении наказания как нахождение под стражей.

Возобновив производство по уголовному делу, следователь сразу решает вопрос о необходимости установления срока производства по делу прокурором.

Если дело было приостановлено по п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК до истечения двух месячного срока, либо до истечения истребованного ранее у надзирающего прокурора дополнительного срока, то истребовать срок у прокурора не нужно. Следователь приступает к проведению необходимых следственных действий и только по истечению имеющегося срока следствия при необходимости обращается к прокурору для его продления в обычном порядке в соответствии со ст. 133 УПК.

Когда производство по делу было приостановлено в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК по истечении срока следствия, то в соответствии с ч. 4 ст. 133 УПК следователь мотивированным постановлением возбуждает ходатайство перед надзирающим прокурором об установлении срока следствия. В нём он указывает те следственные действия, которые он собирается выполнить, а также причины их невыполнения до приостановления производства по уголовному делу (это только в том случае, если обвиняемый продолжает болеть). Дальнейшее продление срока производится на общих основаниях.

Основанием прекращения уголовного дела, приостановленного производством в случае психического или иного тяжкого заболевания об- виняемого, является истечение срока давности, установленного законом.

116

Именно это основание приведено в ч. 5 ст. 195 УПК. Сроки давности оп- ределяются в зависимости от тяжести совершённого преступления.

Надо признать, что институт давности привлечения к уголовной от- ветственности недостаточно разработан. Из анализа ст. 78 УК РФ следует, что для прекращения приостановленного уголовного дела по мотивам истечения сроков давности необходимо выполнение следующих условий: во-первых, чтобы со дня совершения преступления истёк установленный в законе срок привлечения к уголовной ответственности; во-вторых, чтобы в течение этого срока лицо не совершило нового преступления, за которое по закону возможно наказание в виде лишения свободы сроком свыше 2 лет (в противном случае — исчисление давности начинается с момента совершения нового преступления); в-третьих, чтобы в течение этого срока лицо не скрывалось от следствия и суда.

Здесь у следователей появляются определенные сложности, и вот в чём они выражаются. Приостанавливая производство по делу в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК, они, как правило, не контролирует поведение и образ жизни обвиняемых, которые нередко совершают новые преступления. Поэтому следователю, принимающему решение о прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, необходимо оценить, позволяла ли болезнь обвиняемому покидать жилище и проверить его на причастность к совершению новых преступлений. Изучение материалов уголовных дел показало, что следователи при прекращении производства по указанному основанию либо формально подходят к проверке причастности болевшего обвиняемого, находившегося на свободе, к совершению новых преступлений, либо вообще не занимаются этим. Поэтому иногда вынесенные ими решения о прекращении уголовных дел в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности вызывают сомнения в их

117 законности и обоснованности. Здесь немаловажную роль должен играть как ведомственный контроль, так и прокурорский надзор за уголовными делами, которые были приостановлены в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого, и прекращаемыми по истечении сроков давности, чтобы должным образом обеспечить законность принятого решения.

Следует согласиться с мнением некоторых авторов,1”’ что срок давности привлечения к уголовной ответственности не должен распространяться на дела о преступлениях, за которые может быть назначена смертная казнь. Закон (ч. 4 ст. 78 УК РФ) предусматривает следующее правило: «Вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы решается судом. Если суд не сочтёт возможным освободить указанное лицо от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, то смертная казнь или пожизненное лишение свободы не применяются».

При прекращении уголовных дел, расследование по которым приостановлено в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого следователь должен руководствоваться ст. 209 УПК. О принятом решении ему необходимо уведомить заинтересованных лиц о принятом решении, а также разъяснить им срок и порядок его обжалования. Постановление о прекращении может быть обжаловано ими прокурору или в суд в течение 5 суток с момента получения уведомления.

Копию этого постановления следователь должен направить прокурору.

Другим основанием прекращения уголовного дела, приостановлен-

”’ См. напр.: Кенжаев X. Ж. Актуальные проблемы приостановления предварительного следствия. Дисс… канд. юрид. наук. — М., 1995. — С. 97.

118 ного в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК, является его прекращение вследствие изменения обстановки, когда за время приостановления пре- ступление перестаёт быть общественно-опасным. Например, в мае 1995 года СО Можайского ОВД было возбуждено уголовное дело в отношении гражданина X. за хищение имущества гражданина Б. на сумму около 10 тыс. рублей. В июне этого года X. в связи с тяжелой формой гепатита был госпитализирован. Производство по делу было приостановлено в соответ- ствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК. X. проболел около 6 месяцев, за это время уголовное дело потеряло свою актуальность, а ущерб по делу стал менее значимым вследствие инфляции. “э

По указанному основанию дело может быть прекращено и потому, что личность обвиняемого перестала быть общественно-опасной. Например, временное тяжкое заболевание обвиняемого превратилось в еще более тяжелое и неизлечимое (пневмония в рак лёгких).

Перед принятием решения о прекращении уголовного дела вследствие изменения обстановки следователь должен убедиться в том, что обвиняемым во время болезни не было совершено новых преступлений.

При прекращении дела на основании ст. 6 УПК следователь руководствуется ст. 209 УПК. В мотивированном постановлении о прекращении уголовного дела описывается фабула преступления, перечисляются доказательства вины обвиняемого, указываются основания прекращения, а также одновременно принимается решение о судьбе вещественных доказательств, отмене меры пресечения и ареста на имущество.

После вынесения постановления по указанному основанию следователь вместе с уголовным делом направляет его прокурору. Получив его согласие, он должен уведомить заинтересованных лиц о принятом реше-

” См.: уголовное дело № 19531 из архива Можайского ОВД Московской области.

119 нии, разъясняя им при этом право на обжалование данного решения вы- шестоящему прокурору и в суд в течение 5 суток с момента получения уведомления.

Однако данные практики показывают, что уголовные дела, приостановленные в случае психического или иного тяжкого заболевания прекращаются вследствие истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности или изменения обстановки крайне редко. Основная масса дел всё же возобновляется, и предварительное следствие по ним заканчивается составлением обвинительного заключения, которое вместе с материалами уголовного дела направляется прокурору соответствии со ст. 207 УПК для утверждения обвинительного заключения и передачи уголовного дела в суд.

Из материалов изученных уголовных дел усматривается, что прекращение производства по ним по указанным выше основаниям становится возможным по причине, как слабого ведомственного контроля, так и недостаточного прокурорского надзора за указанной категорией приостановленных дел. Это даёт возможность следователям длительное время не возобновлять эти дела, что в свою очередь приводит как к утрате судебной перспективы, так и к истечению сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

120

Глава 3. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ ЗА ЗАКОННОСТЬЮ ПРИОСТАНОВЛЕНИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

В СЛУЧАЕ ПСИХИЧЕСКОГО ИЛИ ИНОГО ТЯЖКОГО ЗАБОЛЕВАНИЯ ОБВИНЯЕМОГО

Важной гарантией того, что преступления будут вовремя раскрыты и обвиняемый, совершивший преступление, будет привлечён к уголовной ответственности, а расследование по уголовному делу не будет необосно- ванно затянуто является ведомственный контроль и прокурорский надзор как в ходе предварительного следствия, так и при приостановлении его производства в случае психического или иного тяжкого заболевания об- виняемого. Отсутствие же должного ведомственного контроля и проку- рорского надзора, как показывает практика, ведёт к необоснованному приостановлению и грубым нарушениям закона.

Функции по осуществлению ведомственного контроля возложены на начальника следственного подразделения, который в соответствии со ст. 127- 1 УПК следит за своевременностью действий следователей по раскрытию и предупреждению преступлений, принимает меры к наиболее полному, всестороннему и объективному производству предварительного следствия по уголовному делу.

Начальник следственного отдела ОВД находится ближе всех в про- цессуальном и организационном отношении к следователю. В отличие от прокурора он имеет возможность систематически общаться со следователем и оценивать его деятельность по уголовному делу в момент принятия процессуальных решений. Более того, в ряде случаев он принимает в них активное участие, его указания обязательны для исполнения.

После создания в 1963 году следственного аппарата в системе орга-

121 нов внутренних дел ~’ деятельность начальников следственных отделов ограничивалась организационно-методическим руководством, включающим контроль за выполнением приказов и служебной дисциплины. В то время и возникло новое понятие «ведомственный контроль». Но практика расследования показала, что в компетенции начальника органа следствия должны присутствовать и процессуальные полномочия.

В 1965 году УПК был дополнен нормой, устанавливающей процессуальные полномочия начальников следственных отделов. ~ В минувшие годы объём этих полномочий не претерпеват каких-либо изменений. Более того, все три предложения проекта нового УПК РФ практически полностью дублируют норму ныне действующего УПК.

Часть 2 ст. 127-1 УПК в полномочия начальника следственного подразделения включает: проверку уголовных дел, дачу указаний следо- вателю о производстве предварительного следствия, о направлении дела, о направлении отдельных следственных действий, передачу от одного следователя к другому, поручение расследование дела группе следователей и другие. Все указанные полномочия начальник следственного подразделения реализует в процессе осуществления контроля за правильностью и своевременностью приостановления уголовного дела. Однако основным методом ведомственного контроля служит изучение уголовных дел, находящихся в производстве у следователей.

Основной формой реагирования начальника следственного подраз-

?6 Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6.04.63 г. «О предоставлении права производства предварительного следствия органам Охраны общественного порядка» //Ведомости Верховного Совета СССР. - 1963. — № 16. —Ст. 181.

~7 Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 14 декабря 1965 г. «О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР». Ведомости Верховного Совета РСФСР - 1965. — № 50. — Ст. 1243.

122 деления, направленной на улучшение качества следствия является указа- ние о производстве следственных действий, дача методических рекомен- даций, оказание практической помощи и решение организационных вопросов, связанных с оптимизацией работы следственного подразделения, а также организация взаимодействия с органом дознания и другими службами органа внутренних дел.

Несомненно, контроль может дать дополнительный результат лишь в том случае, если будет носить упреждающий характер. Из опрошенных нами 122 следователей более 65 % отметили, что, по их мнению, оптимально приемлемой формой контроля начальника следственного отдела является своевременная дача конкретных указаний и рекомендаций как до, так и после приостановления производства по делу.

Практика показывает, что ведомственный контроль при приостановлении уголовного дела во многих следственных подразделениях малоэффективен. К примеру, начальник следственного подразделения на этапе следствия достаточно активно осуществляет контроль, а после приостановления производства по делу деятельность следователя им не контролируется.

Так среди изученных 362 уголовных дел, приостановленных в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК, начальником следственного подразделения было проверено всего 2 уголовных дела. К сожалению, практика показывает, что такие дела обычно проверяются во время инспекторских проверок того или иного следственного подразделения, или если уголовное дело получило значительную общественную огласку.

Вместе с тем, необходимо отметить, что в некоторых следственных подразделениях ведомственный контроль проводится активно, как на стадии приостановления дела, так и в последующем. Например, в Можайском следственном отделении сложилась следующая практика: следова-

123 тель, получив сведения о болезни обвиняемого, немедленно докладывает об этом начальнику следственного подразделения. В ходе доклада он от- мечает, что сделано по делу и что предстоит сделать, имело ли место событие преступления, доказан ли его состав, какова степень участия в совершении преступления заболевшего обвиняемого и доказана ли его вина. После этого начальник следственного отделения определяется со следователем, в какой срок будут выполнены все возможные следственные действия в отсутствии заболевшего обвиняемого. Если обвиняемый заболел иным тяжким заболеванием, то обращает внимание на необходимость допроса лечащего врача с целью выяснения у него вопроса об окончательном диагнозе болезни, характере заболевания, примерных сроках выздоровления, и возможно ли с заболевшим проводить следственные действия. В зависимости от этого допроса следователь принимает решение о необходимости приостановления производства по делу в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК. Приостановив производство по делу по указанному основанию он незамедлительно отдаёт его на проверку заместителю начальника следственного отделения, который, изучая материалы данного уголовного дела, проверяет полноту проведённого по делу расследования, наличие и степень вины заболевшего обвиняемого, обращает внимание на наличие справки о болезни обвиняемого, удостоверенной врачом, работающим в медицинском учреждении, и обоснованность приостановления производства по делу в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК. Убедившись в правильности и своевременности принятого следователем решения, заместитель начальника следственного подразделения берет приостановленное дело под личный контроль и передает его следователю, принявшему решение о приостановлении производства по делу, а затем не реже одного раза в неделю контролирует это дело по вопросу того, как следователь ведет контроль за выздоровлением обвиняемого, его поведением и

124 образом жизни.

При получении сведений о выздоровлении следователь, который контролировал поведение, образ жизни и ход излечения заболевшего об- виняемого, проводил другие не процессуальные действия, или заместитель начальника следственного подразделения представляют данное уголовное дело начальнику следственного подразделения, а последний поручает возобновление и расследование дела одному из подчиненных следователей в зависимости от степени их загруженности.

Примерно также ведётся ведомственный контроль над приостановлением производства по уголовному делу в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого в большинстве следственных подразделений г. Москвы и в г. Гагарине Смоленской области. Такой ведомственный контроль позволяет исключить как неполное расследование уголовного дела на стадии его приостановления, так и надуманность оснований для приостановления. Кроме этого позволяет отслеживать время нахождения на лечении обвиняемого, своевременно получать сведения о выздоровлении и возобновлять производство по уголовным делам для принятия в последующем решения в соответствии с законом.

Большое значение в обеспечении законности и обоснованности приостановления производства предварительного следствия в случае пси- хического или иного тяжкого заболевания обвиняемого имеет прокурорский надзор.

Сущность прокурорского надзора за приостановлением предварительного следствия в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК состоит в выявлении нарушений закона и принятии мер к их устранению с тем, чтобы производство по делу было своевременно закончено и совершивший преступление обвиняемый был привлечён к уголовной ответственности, либо дело направлено в суд для применения к лицу принудительных мер меди-

125 цинского характера.

При производстве предварительного следствия прокурор обязан своевременно выявлять и устранять нарушения закона, допущенные сле- дователем. Для этого он проверяет уголовные дела, отменяет незаконные и необоснованные постановления следователей, даёт указания о расследовании преступлений, об избрании или отмене меры пресечения, производстве отдельных следственных действий и ведении контроля за заболевшими обвиняемыми (ст. 211 УПК). ^

Практика показала, что проверка уголовных дел — это наиболее эффективная форма выявления нарушений закона. Рекомендуется изучать дело, начиная с постановления о его возбуждении, а не с постановления о приостановлении дела производством. При соблюдении этого условия прокурор сможет установить, какие версии следователем проверялись, какие доказательства добыты по делу, что позволило следователю обвинить в совершении преступления заболевшего гражданина. «Целесообразность соблюдения такого порядка позволяет также прокурору сформулировать конкретные предложения следователю по восполнению допущенных пробелов в проведении расследования». ~

На основании проделанной работы прокурор высказывает замечания и даёт указания. Указания прокурора, данные в порядке, предусмотренном процессуальным законом, являются для органов расследования обязательными. Согласно ст. 212 УПК указания прокурора даются в

”’ См.: Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» в ре- дакции Федерального закона от 17 ноября 1995 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации» // Собрание законодательства. — М., 1995. — № 47. — С. 4472.

Ь9 См.: Кенжаев X. Ж. Актуальные проблемы приостановления предвари- тельного следствия. Дисс… канд. юрид. наук. — М, 1995. — С. 195.

126 письменной форме, однако до фактического момента пока не будут оформлены письменно, они скорее носят характер совета, рекомендации, а никак не властного предписания надзирающего органа.

В юридической литературе подчёркивается, что «указания прокурора — это процессуальный документ, порождающий определённые процессуальные правоотношения между прокурором и следователем, а в ряде случаев — и вышестоящим прокурором».1 В этой связи необходимо разграничивать советы и рекомендации прокурора от его письменных указаний (ст. 212 УПК).161 Оформление в письменную форму указаний повышает ответственность прокурора за качество даваемых указаний, а следователя — за их исполнение, исключает неконкретные указания, позволяет прокурору осуществлять оперативный контроль над их выполнением следователями, обеспечивает возможность приобщения их к уголовному делу, что в свою очередь способствует всесторонности, полноте и объективности расследования преступлений.

Прокурорский надзор осуществляется на всех этапах производства предварительного следствия, поэтому первоначальным направлением в деятельности прокурора является осуществление надзора за принятием следователем мер, направленных на предупреждение уклонения обвиняемого от следствия и суда, в том числе и путём симуляции болезненного состояния. При этом прокурор вправе указать как на применение необходимых мер, так и лично провести процессуальные либо другие действия (например, задержать подозреваемого на основании ст. 122 УПК, избрать в отношение обвиняемого меру пресечения заключение под стражу и др.).

См.: Жогин Н. В. Прокурорский надзор за предварительным расследованием уголовных дел. — М., 1968. — С. 28.

161 См.: Быков В. М, Ломовский В. Д. Приостановление производства по уголовному делу. — М.: Юридическая литература, 1975. — С. 112.

127 Заканчивается этот этап надзорной деятельности либо потому, что нормы уголовно-процессуального закона соблюдены и участие обвиняемого (по- дозреваемого) в уголовном процессе следователем обеспечено, либо потому, что обвиняемый заболел, и производство в связи с этим приостановлено.

Осуществляя надзор по приостановленным делам в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК, прокурор проверяет законность, обоснованность и своевременность приостановления предварительного следствия. Это означает, что вынесенное следователем постановление должно соответствовать закону, в нем должны отражаться ход и результаты произведённого расследования, а также процессуальные основания принятого решения. При этом он также обращает внимание на наличие доказательств совершения преступления лицом, которое заболело; отсутствие обстоятельств, исключающих уголовную ответственность; наличие сформулированного или предъявленного обвинения в соответствии со ст. 144 УПК; полноту следственных действий, которые возможно было выполнить в отсутствии заболевшего обвиняемого; меры, предпринятые следователем для сохранности вещественных доказательств, имущества обвиняемого, оставшегося без присмотра, определения под опеку несовершеннолетних детей; наличие достоверных данных о болезни обвиняемого.

Если уголовное дело приостановлено с несоблюдением указанных условий, прокурору надлежит отменить вынесенное следователем постановление. Тем же постановлением прокурор может возобновить производство по делу и предложить следователю обратиться с соответствующему прокурору с ходатайством о продлении сроков следствия, если в том есть необходимость.

Если прокурор установит, что предварительное следствие приостановлено законно, но само постановление о приостановлении составлено с

128 нарушением требований уголовно-процессуального законодательства (нет чёткого определения оснований приостановления, не соблюдены реквизиты постановления и т. д.), то предлагает следователю составить новое постановление о приостановлении предварительного следствия.

Надзорная деятельность прокурора за уголовным делом, по которому обвиняемый заболел психическим или иным тяжким заболеванием, продолжается и после приостановления по нему производства.

Для этого прокурор затребует уголовные дела, изучая которые проверяет насколько интенсивно следователем отслеживается процесс лечения обвиняемого, его поведение и образ жизни во время болезни. При не- обходимости он даёт указания об активизации деятельности следователя по приостановленному делу.

Ряд авторов вполне обоснованно, на наш взгляд считает, что обеспечение законности и обоснованности приостановления уголовного дела должно послужить установление в законе обязательной санкции (согласия) прокурора на приостановление дела. 6i

В настоящее время следователи прокуратуры приостанавливают предварительное следствие, как правило, с санкции или согласия прокурора. Следует согласиться с мнением авторов, которые предлагают, что эту практику следует распространить и на производство следствия следователями органов внутренних дел, так как, во-первых, большая часть при- остановленных дел — это дела о тяжких преступлениях, во-вторых, есть все основания считать акт приостановления уголовного дела не менее важным процессуальным моментом, чем утверждение обвинительного заключения. Это обяжет следователей более ответственно решать вопрос о

См.: Герасимов И. Ф. Деятельность следователей по приостановленным делам о нераскрытых преступлениях // Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 52. — Свердловск, 1977. — С. 46.

129 приостановлении предварительного следствия.

Важным направлением осуществления прокурорского надзора за законностью и обоснованностью приостановления предварительного следствия является деятельность прокурора по рассмотрению жалоб на незаконные и необоснованные решения и действия следователя. Согласно ст. ст. 22 и 218 УПК заинтересованные граждане, предприятия, организации вправе обжаловать действия органа дознания или следователя прокурору непосредственно, либо через лицо, производящее дознание, или следователя, действия которых обжалуются. Прокурор обязан рассмотреть её и уведомить заявителя о результатах рассмотрения.

Изучение уголовных дел, приостановленных в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого, показало, что многие уголовные дела приостанавливаются либо преждевременно, когда не выполнены все условия, необходимые для приостановления дела в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК, либо по надуманным основаниям. А ведомственный контроль и прокурорский надзор на стадии предварительного следствия не всегда бывает эффективным и своевременным. В этой связи представляется целесообразным расширение возможностей судебного контроля на стадии предварительного расследования.

Понятие судебного контроля на стадии предварительного расследования появилось относительно недавно, причём в данном случае проверке законности и обоснованности подвергаются и решения прокурора.

По нашему мнению, деятельность суда на стадии предварительного расследования может сыграть положительную роль. Важным элементом на этом пути является предложенная процедура обжалования приостанов-

J См.: Химичева Г. П., Патов Н. А. Приостановление предварительного следствия. (Процессуальные и организационные вопросы). — М.: ЮИ МВД России, 1996. —С. 61.

130 ления производства.

Существенные нововведения института обжалования приостановления предварительного следствия предлагают авторы нового проекта УПК РФ. Приостановив предварительное следствие, следователь должен письменно уведомить об этом потерпевшего, его представителя, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей, а также обвиняемого и его защитника и одновременно разъяснить им, что постановление о приостановлении может быть обжаловано прокурору в течении 5 суток (ст. 230 Проекта). Данная жалоба должна быть рассмотрена прокурором в течение 3 суток с момента ее получения ( ст. 123 Проекта).

Кроме того, предлагается установить возможность обжалования в суд нарушений закона при приостановлении уголовного дела, если жалоба не была удовлетворена прокурором или не разрешена в установленный законом срок (ч. 1 ст. 124 Проекта). Жалоба может быть подана в районный суд по месту нахождения прокуратуры в течении одного месяца со дня получения уведомления прокуратуры об отказе в её удовлетворении или со дня истечения месячного срока после подачи жалобы, если не был получен на неё ответ. Безусловно, установление в уголовно-процессуальном законе контроля суда в случае, когда решение по жалобе не удовлетворяет гражданина, служит надёжным средством обеспечения

Согласно данному проекту обвиняемый и его защитник уведомляются о приостановлении предварительного следствия, если оно произведено по таким основаниям: в случае, когда местонахождение обвиняемого известно, но отсутствует реальная возможность его участия в связи с решением вопроса о лишении обвиняемого иммунитета либо о его выдаче иностранным государством, нахождения в дальнем плавании, на зимовке или в экспедиции; в связи с психическим или иным тяжким заболеванием обвиняемого; в связи с принятием Конституционным Судом к рассмотрению жалобы на нарушение прав и свобод граждан уголовным законом, применённым или подлежащим применению в данном деле.

131 законности и обоснованности приостановления предварительного следст- вия.

Обсуждая возможность обжалования применительно к делам, при- остановленным в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого, следует отметить, что наиболее часто встречающиеся нару- шения закона, допускаемые следователем — это неполнота расследования уголовного дела, а также приостановление дел по надуманным основаниям. Следует добавить, что нередко приостановление дел в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК вызывает недоумение и недовольство со стороны потерпевших и гражданских истцов. Поэтому мы считаем, чтобы заинтересованным лицам было понятно в связи с чем расследование по делу приостановлено следователь должен уведомлять их о принятом решении, направляя копию постановления о приостановлении уголовного дела, разъясняя им право обжалования принятого решения в течении 5 суток с момента получения уведомления прокурору и в суд.

132

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

  1. Методологической основой для правильного понимания приостановления предварительного следствия в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого служат положения материалистической диалектики о соотношении общего, особенного и единичного (отдельного). Понятие приостановление предварительного следствия по указанному основанию, видовая принадлежность которого обусловлена спецификой состояния обвиняемого — его психическим или иным тяжким заболеванием, представляет собой категорию особенного, которая характеризуется признаками более разнообразными, чем общее понятие приостановления производства по делу. В этой связи с позиции системности приостановление предварительного следствия в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого можно определить как составную часть института приостановления производства по делу в целом. Поэтому особенности приостановления производства по делу будут особенностями при- остановления предварительного следствия в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого. С этих позиций приостановление предварительного следствия в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого:

1.1. Вызывается обстоятельством, не зависящим от следователя — отсутствием в уголовном деле обвиняемого в связи с его заболеванием.

133 Это обстоятельство препятствует окончанию предварительного следствия в установленные законом сроки.

1.2. Это временный перерыв в процессуальной деятельности следователя, который начинается с момента вынесения постановления о приостановлении предварительного следствия и завершается вынесением постановления о его возобновлении. 1.3. 1.4. Не свидетельствует об окончании предварительного следствия, принципиально отличается от него своей сущностью. После приостановления предварительного следствия нарушается нормальное логическое завершение производства по делу: проведение следственных действий и принятие процессуальных решений по делу прекращается, движения уголовного дела к очередной стадии не происходит, однако в отличие от прекращения производства уголовные и уголовно-процессуальные отношения, возникающие при совершении преступления, продолжают существовать. 1.5. 1.6. Сущность приостановления производства по делу (независимо от его основания) состоит в том, что им признается наличие обстоятельства, препятствующего разрешению дела по существу. Установив такое обстоятельство, с целью его устранения следователь, обеспечивая выпол- нение задач уголовного судопроизводства, принимает меры по приоста- новленному делу к продолжению следствия непроцессуальными средствами. 1.7. 1.5. Институт приостановления предварительного следствия — один из способов, обеспечивающих устранение обстоятельств, препятст вующих решению задач быстрого и полного раскрытия преступлений и изобличения виновных не процессуальными средствами. Поэтому поло жительную роль приостановление производства по делу может играть только тогда, когда по приостановленному делу в случаях, прямо преду-

134 смотренных законом, проводится работа с целью устранения препятст- вующих окончанию расследования по делу обстоятельств.

  1. Приостановление предварительного следствия в случаях психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого представляет собой временный перерыв в процессуальной деятельности следователя, вызванный объективно существующей невозможностью следователя продолжить и закончить расследование в связи с тяжким заболеванием обвиняемого. Этот перерыв начинается с момента вынесения постановления о приостановлении следствия, заканчивается вынесением постановления о его возобновлении и характеризуется изменением методов работы следователя.
  2. Психическое или иное тяжкое заболевание обвиняемого как основание приостановления предварительного следствия представлено в законе в двух формах:
  3. — в виде психического заболевания обвиняемого, удостоверенного врачом, работающим в медицинском учреждении;

— в виде иного тяжкого заболевания обвиняемого, удостоверенно го врачом, работающим в медицинском учреждении.

  1. Специфика приостановления предварительного следствия в слу чаях психического заболевания обвиняемого проявляется:

— в порядке установления психического заболевания обвиняемого; — — возможности применения к обвиняемому, заболевшему душевной болезнью, принудительных мер медицинского характера на период приостановления дела; — — в ограничении полномочий органов предварительного следствия на приостановлении дела при душевном заболевании. — 5. Основанием приостановления дела по п.2 ч. 1 ст. 195 УПК явля ется не всякое психическое заболевание обвиняемого, а только: а) вре-

135 менное, обратимое расстройство психической деятельности обвиняемого, лишающее его возможности отдавать отчет в своих действиях или руководить ими; б) иное психическое заболевание обвиняемого, которое не вызывает указанных последствий, но временно препятствует участию обвиняемого при производстве по уголовному делу.

Если по заключению судебно-психиатрической экспертизы обвиняемый нуждается в принудительном лечении, производство предварительного следствия не приостанавливается. В этом случае следователь выносит мотивированное постановление о направлении дела в суд для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера.

В данном случае приостанавливать производство по делу должен суд.

  1. Иным тяжким заболеванием, являющимся основанием для приос тановления дела в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК, нужно считать «заразные», временные излечимые, а также хронические заболевания в период обострения, не позволяющие обвиняемому активно участвовать в уголовном процессе длительное время.

  2. При разрешении вопроса о приостановлении предварительного следствия в случае психического или иного тяжкого заболевания обви няемого, кроме двух известных ситуаций: болезнью обвиняемого, воз никшей после предъявления обвинения и болезнью обвиняемого, препят ствующей предъявлению обвинения, возникает ситуация, когда болезнь обвиняемого препятствует вынесению постановления о привлечении его в качестве обвиняемого по уголовному делу. Отсюда:

7.1. Практика обязательного предварительного вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого как необходимого условия приостановления предварительного следствия по данному основанию

136 себя не оправдывает.

7.2. Целесообразно в этой связи закрепить в уголовно- процессуальном законе положение, что предварительное следствие при останавливается не только в случае психического или иного тяжкого за болевания обвиняемого, но лица, в отношении которого решается вопрос о привлечении в качестве обвиняемого.

7.3. Психическое или иное тяжкое заболевание обвиняемого или лица, в отношении которого решается вопрос о привлечении в качестве обвиняемого, должно быть удостоверено заключением судебно-психиатрической или судебно-медицинской экспертизы. 7.4. 7.5. Одновременно внести изменения в п. 2 ст. 79 УПК, где указать, что психиатрическую экспертизу необходимо проводить не только для определения психического состояния обвиняемого или подозреваемого, но и лица, в отношении которого решается вопрос о привлечении в качестве обвиняемого, в тех случаях, когда возникает сомнение по поводу его вменяемости или способности к моменту производства по делу отдавать отчет в своих действиях или руководить ими. 7.6. 7.7. В связи с тем, что иное тяжкое заболевание должно быть подтверждено заключением судебно-медицинской экспертизы, полагаю целесообразным также дополнить ст. 79 УПК положением о том, что для определения наличия у обвиняемого (лица, в отношении которого решается вопрос о привлечении в качестве обвиняемого) иного тяжкого заболевания, установления сроков его выздоровления и возможности производства с его участием следственных действий необходимо проводить судебно-медицинскую экспертизу. 7.8. 8. В целях обеспечения всесторонности, полноты и объективности исследования всех обстоятельств дела необходимо расширить перечень оснований приостановления производства по делу за счет включения та-

137 кого основания как психическое или иное тяжкое заболевание потерпев- шего, когда дальнейшее расследование дела без него невозможно.

  1. Закрепить в уголовно-процессуальном законодательстве положение о том, что уголовное дело, приостановленное производством в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого, должно быть возобновлено незамедлительно после получения справки о его выздоровлении, удостоверенной врачом, работающим в медицинском учреждении.

138

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.ЗАКОНЫ И ИНЫЕ НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫЕ АКТЫ.

1.1 .Конституция Российской Федерации. — Москва: Юридическая литература, 1997. — С. 39.

1.2.Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик от 25 декабря 1958 года. Ведомости Верховного Совета СССР. — 1959. — № 1. — ст. 15; 1984. — № 3. — ст. 58; 1989. — № 15. — Ст. 106. Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР — 1989 .— № 9. — Ст. 203.

1.3.Российское законодательство Х-ХХ в.в. — М., 1991. Т. 8. — С. 120-251.

1.4.Свод законов Российской Империи. — М., 1907. Т. 7. — С. 110-134.

1.5.Собрание узаконий СУ РСФСР. — 1923. — № 7. — Ст. 706.

1.6.Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик: Утверждены постановлением ЦИК СССР 31 октября 1924 г. /7СЗ СССР. — 1924. — № 24. — Ст. 206.

1.7.Закон о Прокуратуре СССР от 30 ноября 1979 года //Ведомости Верховного Совета СССР. — 1979. — № 49. — Ст. 243.

1.8.0 применении ст. 11 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Постановление Президиума Верховного Совета СССР от 13 июня 1985 года //Ведомости Верховного Совета СССР. — 1985.—№25. — Ст. 444.

1.9.Положение о военных следователях: Утверждено приказом Реввоенсовета Республики № 1595 от 30 сентября 1919 г.//История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры: Сборник документов /Под ред. С.А. Галунского. — М.: Го-

139 сюриздат, 1955.—С. 104-110.

1.10.Положение об условиях и порядке оказания психиатрической помощи. Утверждено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 января 1988 года // Ведомости Верховного Совета СССР. — 1988. — № 2.

— Ст. 19.

1.11 .Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Принят постановлением 3 сессии ВЦИК от 25 мая 1922 г. // История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры. Сборник документов / Под редакцией С.А. Галунского. — М.: Госюриз-дат, 1955. —С. 187-229.

1.12.Об изменениях Уголовно-процессуального кодекса РСФСР: Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 20 октября 1929 года // СУ РСФСР.— 1929— № 72. — Ст. 756.

1.13.0 суде. Декрет СНК №1 от 24 ноября 1917 года // СУ РСФСР.

— 1917. — № 4. — С.50.

1.14.Указ об изменении уголовного судопроизводства. — Санкт-Петербург, 1860.— С. 11.

1.15.Устав уголовного судопроизводства / Под редакцией М. Шрамченко, В. Широкова. Издание, пересмотренное и дополненное по 1 января 1902 года. — Санкт-Петербург, 1902. — Ст. 1196.

1.16.Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1922 года. Т. 1 / Под редакцией О.Б. Барсегянца. — Петроград, 1922. — С. 86-131.

1.17.Собрание кодексов РСФСР. — М., 1929. — С. 412-429.

1.18.Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Принят постановлением СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры // Сборник документов. —М.: Госюриздат, 1955. — С. 187-229.

1.19.Систематический сборник судебных деятелей // Под редакцией О.Б. Барсегянца. — Петроград, 1922. Т. 1. — С. 172.

140 1.20.Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6.04.63 г. «О предоставлении права производства предварительного следствия органам Охраны общественного порядка» // Ведомости Верховного Совета СССР.

— 1963.—№ 16. —Ст. 181.

1.21.Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР» от 14 декабря 1965 года // Ведомости Верховного Совета РСФСР.— 1965 — № 50. — Ст. 1243.

1.22.Приказ Генерального прокурора РФ и Министра внутренних дел РФ 66/418 от 14 декабря 1994 года. — М, 1994. — С.5.

1.23.Федеральный Конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 12.07.94 г. / Собрание Законодательства.

— 1994, —№ 13. —Ст. 1447.

1.24.Федеральный закон «О прокуратуре РФ» в редакции Федерального закона от 17 ноября 1995 года «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О прокуратуре РФ» // Собрание Законодательства. — М., — 1995. — № 47. — Ст. 4472.

1.25.Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР — М.: ЮрИнфор. 1997.— С. 311.

1.26.Уголовно-процессуальный кодекс Китайской Народной Республики от 1 июля 1979 года // Китайская Народная Республика. Конституция и законодательные акты / Под редакцией профессора Я.М. Гудош-никова. — М: Прогресс, 1984. — С. 377-414.

1.27.Уголовно-процессуальный кодекс Республики Куба 1977 года. / Перевод, вступительная статья и редакция профессора П.И. Гришаева.

— М, 1983. —С. 203.

1.28.Уголовный и уголовно-процессуальный кодекс Германской Демократической Республики / Под редакцией и с предисловием профессора М. А. Гельфера. — М: Юридическая литература, 1972. — С. 250.

141

1.29.Уголовный, уголовно-процессуальный и уголовно-

исполнительный кодексы Польской Народной Республики. — М.: Юри- дическая литература, 1973. — С. 230.

1.30.Уголовно-процессуальный кодекс Эстонской ССР. — Таллин: Ээстираамат, 1986. — С. 228.

1.31.Уголовно-процессуальный кодекс Узбекской ССР. — Ташкент: Узбекистан, 1987. — С. 223.

1.32.Уголовно-процессуальный кодекс Казахской ССР. — Алма-Ата: Казахстан, 1988. — С. 194.

1.33.Уголовно-процессуальный кодекс Азербайджанской ССР. — Баку: Азернешр, 1988. —С. 121.

1.34.Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан. — Алматы: Баспа, 1998. С. 97.

1.35.Уголовно-процессуальный кодекс Республики Узбекистан. — Ташкент: Адолат, 1995. — С. 173.

1.36.Закон об уголовном процессе № 1 1973 год. (Вступил в законную силу 1 января 1974 г.) // Magyar Kozlony — 1973 — № 24.

1.37.Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть / Под общей редакцией Генерального прокурора Российской Федерации профессора Ю.И. Скуратова и Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.М. Лебедева. — М.: ИНФРА. М-НОРМА, 1996. — С. 303.

1.38.Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под редакцией А.К. Орлова. — М.: Юридическая литература, 1976. — С. 623.

1.39.Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под редакцией A.M. Рекункова, А.К. Орлова. — М.: Юридическая литература, 1981. —С. 536.

142

1.40.Коментарий к УПК РСФСР /Под редакцией A.M. Рекункова, А.К. Орлова. — М.: Юридическая литература, 1985. — С. 687.

1.41.Научно-практический комментарий к Уголовно-

процессуальному кодексу РСФСР / Под общей редакцией Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.М. Лебедева — М.: Спарк, 1996. —С. 624.

1.42.Бюллетень Верховного Суда СССР. — 1969.— № 1. — С. 12.

1.43.Бюллетень Верховного Суда СССР. — 1971. — № 3. — С. 10-11.

1.44. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. — 1973. — № П. — С. 11.

1.45.0 пособиях по государственному социальному страхованию. Постановление Совета Министров СССР № 191 от 23 февраля 1984 года // СП СССР. —1984. — № 8.— Ст. 46.

1.46.Об утверждении Типового положения о врачебно-экспертных комиссиях. Постановление Совета Министров СССР № 1255 от 21 декабря 1984 года // СП СССР. — 1985. — № 1.— Ст. 4.

1.47.0 порядке выдаче застрахованным больничных листков. Инструкция ВЦСПС и Наркомздрава СССР от 14 августа 1937 года /с последующими изменениями и дополнениями/. Сборник. — М.: Профиздат, 1973. —С. 96.

1.48.Приказ Министерства здравоохранения и медицинской промышленности Российской Федерации № 206 от 19 октября 1994 года и Постановление Фонда социального страхования Российской Федерации № 21 от 19 октября 1994 года. Об утверждении инструкции о порядке выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность граждан.—М., 1994.— С. 9.

143

1.49.Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации № 407 от 10 декабря 1996 года «О введении в практику правил производства судебно- медицинских экспертиз». — М., 1997. — С. 198.

1.50.Приказ Министерства здравоохранения и медицинской промышленности РФ от 19.04.94 г. № 206. Постановление фонда социального страхования от 19.04.94 г. № 21 // Справочник заведующего отделением (нормативно- методические материалы, регламентирующие работу заведующего структурным подразделением как администратора. — М.: Главный врач, 1996. — С. 767.

1.51. Инструкция о порядке применения принудительного лечения и других мер медицинского характера в отношении психически больных, совершивших преступление от 31 июля 1954 г. —М., 1954. — С. 10. 1.52. 1.53. Инструкция о производстве судебно-психиатрической экспертизы от 31 мая 1954 г. — М., 1954. — С. 8. 1.54. 1.53.Инструкция о производстве судебно-психиатрических экспертиз в СССР. Утверждена Министерством здравоохранения СССР 27 октября 1970 года, согласована с Прокуратурой СССР, Верховным Судом СССР, Министерством внутренних дел СССР № 10-91/14-70 3 ноября 1970 года // Вопросы расследования преступлений. 2 издание. Справочное пособие / Под общей редакцией заместителя Министра Внутренних дел Российской Федерации, начальника следственного Комитета генерал-полковника юстиции, Заслуженного юриста Российской Федерации И.Н. Кожевникова.— М.: Спарк, 1997. — С. 543-576.

1.54.Закон Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании» от 2 июля 1992 года за №3185-1.—М., 1997.— С. 347.

1.55.Инструкция о порядке изъятия, учёта, хранения и передачи Вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного

144 имущества органами предварительного следствия, дознания и судами. Утверждена прокуратурой СССР, МВД, КГБ, Верховным Судом СССР номер 34/15 18 октября 1989 года, с дополнением, внесённым Генеральной прокуратурой СССР, Верховным Судом, МЮ, МВД, ФСБ РФ соответственно 23 августа 1995 г., 7 сентября 1995 г., 31 августа 1995 г., 6 сентября 1995г., 1 сентября 1995 г. //Вопросы расследования преступлений. 2-е издание. Справочное пособие. / Под общей редакцией заместителя Министра Внутренних дел Российской Федерации, начальника следственного Комитета генерал-полковника юстиции, Заслуженного юриста Российской Федерации И.Н. Кожевникова.— М.: Спарк, 1997. — С. 380-383.

1.56.Проект УПК. Подготовлен депутатами-членами Комитета Го- сударственной Думы по законодательству и судебно-правовой реформе. — М., 1994. —С. 172

  1. МОНОГРАФИИ. КНИГИ. УЧЕБНИКИ.

2.1.Александров С.А. Правовые гарантии возмещения ущерба в

уголовном процессе. — Горький, 1976. — С. 123.

2.2. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерки о развитии науки советского уголовного процесса. — Воронеж, 1980. — С. 432.

2.З.Алексеев С.С. Проблемы теории права. — Свердловск, 1973. Т.2. —С. 588.

2.4. Афанасьев В.Г. Научное управление обществом. — М.: Юридическая литература, 1968. — С. 462.

2.5.Басков В.И. Прокурорский надзор. Учебник для вузов. — М., 1995. —С. 336.

2.6.Беко А. Организация уголовной юстиции в главнейшие исторические эпохи. — Санкт Петербург, 1867. — С. 34.

145

2.7.Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. — М., 1975. —С. 176.

2.8.Бурмистров К.Д. Роль прокурорского надзора в обеспечении со- циалистической законности. — М., 1979. — С. 69.

2.9.Быков В.М., Ломовский В.Д. Приостановление производства по уголовному делу. — М.: Юридическая литература, 1978. — С. 108.

2.10.Викторский СИ. Русский уголовный процесс // Издание 2-ое исправленное и переработанное — М., 1912. — С. 357.

2.11.Выдря М.М. Вещественные доказательства в уголовном процессе. — М., 1955. —С. 118.

2.12.Всеобщая история государства и права. / Под общей редакцией К.И. Батыра. — М., 1994. — С. 503.

2.12.Гегель Г.В. Собрание сочинений. — М.: Госиздат. — Т. 3. — С. 581.

2.1 З.Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. — М., 1975. —С. 48.

  1. Н.Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. — М., 1981. — С. 191.

2.15.Гуткин И.М. Развитие законодательства, регламентирующего деятельность органов следствия и дознания в свете Конституции СССР. Учебное пособие. — М., 1986. — С. 75.

2.16.Даев В.Г. Современные проблемы гражданского иска в уголовном процессе. —Ленинград, 1972. — С. 72.

2.17.Демидов И.Ф. Проблема прав человека в российском уголовном процессе. — М., 1996. — С. 77.

2.18.Дубинский А.Я., Чангули Г.И. судопроизводство по уголовным делам в народной Республике Болгарии. — Киев, 1979. — С. 94.

2.19.Духовский М.В. Русский уголовный процесс. — М.: Общество

146 распространения полезных книг, 1897. — С. 278.

2.20.Емельянов В.П. Преступность несовершеннолетних с психическими аномалиями. — Саратов: Саратовский университет, 1980. — С. 96.

2.21. Жогин Н.В. Прокурорский надзор за предварительным расследованием уголовных дел. — М., 1968. — С. 36.

2.22.Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. — М.: Юридическая литература, 1965. — С. 365.

2.23.3емцова М.И. Пути компенсации слепоты. — М., 1956. — С.311.

2.24.3еликсон Э.С. Процессуальный порядок применения принудительных мер медицинского характера. — Алма-Ата, 1957. — С. 36.

2.25.3инатулин 3.3. Возмещение причинённого преступлением материального ущерба в советском уголовном процессе. — Казань: Казанский университет, 1974. — С. 99.

2.26.Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. — М.: Юридическая литература, 1971. — С. 131.

2.27.Коврижных Б.Н. Надзор прокурора за законностью приостановления дела в случае неустановления лица, совершившего преступление. — Харьков, 1982. — С. 61.

2.28.Клюкова М.Е., Малков В.П. Приостановление дела по уголовно- процессуальному законодательству. — Казань: Казанский университет, 1993.—С. 234.

2.29.Комлев В.А. Раскрытие умышленных убийств по делам, приос- тановленным в случае неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. — Грозный, 1988. — С. 71.

2.30.Концепция судебной реформы / Составитель С.А. Пашин. —

147 М„ 1992.—С. 41.

2.31 .Курс советского уголовного процесса: Общая часть. / Под редакцией А.Д Бойкова и И.И. Карпеца. — М.: Юридическая литература, 1989.— С. 640.

2.32.Летучих В.И. Обжалование на стадиях возбуждения и расследования уголовных дел. — Свердловск, 1972. — С. 41.

2.33.Лупинская П. А. Решения в уголовном процессе. Их виды, содержание и формы. — М.: Юридическая литература, 1976. — С. 168.

2.34.Михеев Р.И. Основы учения о вменяемости и невменяемости.

— Владивосток: Дальневосточный университет, 1980. — С. 118.

2.35. Михеев Р.И. Проблемы вменяемости и невменяемости в уголовном праве. — Владивосток: Дальневосточный университет, 1983. — С. 98.

2.36.Михеев Р.И. Невменяемый в советском уголовном праве. — Владивосток: Дальневосточный университет, 1981. -— С. 118.

2.37.Михеев Р.И. Уголовная ответственность лиц с психофизиологическими особенностями и психогенетическими аномалиями. — Хабаровск, 1989. —С. 95.

2.38.Муравьев Н.В. Прокурорский надзор в его устройстве и дея тельности. — М., 1989. — С. 89.

2.39.Настольная книга следователя / Под общей редакцией Генерального прокурора Союза ССР Сафонова Г.Н. — М., 1949. — С. 128.

2.40.Настольная книга судьи. — М.: Юридическая литература, 1972.

— С. 709.

2.41.Общая теория права. Курс лекций / Под редакцией Бабаева В.Н. — Н. Новгород. 1993. — С. 260.

2.42.Общая теория права и государства. Учебник / Под редакцией В.В. Лазарева. — М, 1994. — С. 401.

148

2.43.Общая теория права. Учебное пособие для юридических вузов. / Под редакцией А.С. Пиголкина. — М., 1994. — С. 48.

2.44.Познышев С.В. Основные начала науки уголовного права. — М., 1912.— С. 48.

2.45.Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. — М.: Московский университет, 1956. — С. 271.

2.46.Полянский Н.Н. Очерк развития советской науки уголовного процесса. — М.: Академия наук СССР, 1960. — С. 212.

2.47.Радаев В.В. Расследование преступлений, совершённых лицами, страдающими психическими недостатками. — Волгоград, 1987. — С. 66.

2.48.Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы / Научный редактор Кокорев Л.Д. Сборник. — Воронеж, 1979. — С. 176.

2.49.Репкин Л.М. приостановление дознания и предварительного следствия. Учебное пособие.— Волгоград, 1971.—С. 127.

2.50.Сеченов И.М. Избранные философские и психологические произведения. — М., 1947. — С. 572

2.51. Советский уголовный процесс / Под редакцией Н.С. Алексеева. — Ленинград: ЛГУ, 1989. — С. 469.

2.52.Советский уголовный процесс / Под редакцией профессора С.В. Бородина и профессора И.Д. Перлова. — М: ВШ МООП СССР, 1968

— С. 304.

2.53. Советский уголовный процесс / Под редакцией С.В. Бородина.

— М.: Академия МВД СССР, 1982. — С. 578.

2.54.Советский уголовный процесс. / Под редакцией Л.М. Карнее-вой, П.А. Лупинской, И.В. Тыричева. - М.: Юридическая литература, 1980.— С. 568.

149 2.55.Советский уголовный процесс / Под редакцией А.С. Кобликова

— М.: Военно-политическая академия им. В.И. Ленина, 1972. — С. 531.

2.56.Советский уголовный процесс / Под редакцией И.В. Тыричева,

— М., 1988. —С. 556.

2.57.Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. — М.: Наука, 1970. —т. 2. —С. 516.

2.58.Строгович М.С. Советский уголовный процесс и проблемы его эффективности // Советский уголовный закон и проблемы его эффективности. Книга. — М.: Юридическая литература, 1979. — С. 319.

2.59.Судебная психиатрия / Под редакцией Г.В. Морозова. — М.: Юридическая литература, 1968. — С. 68.

2.60.Судебная психиатрия. — М.: Юридическая литература, 1986.

— С. 735.

2.61.Судебная психиатрия / Под редакцией профессора Б.В. Шостаковича. — М.: Зерцало, 1997. — С. 385

2.62. Уголовный процесс / Под редакцией Б.Т. Безлепкина. — М.: Академия МВД СССР, 1989. С. 415.

2.63.Уголовный процесс / Под редакцией К.Ф. Гуценко, М.А. Ковалева. — М.: МГУ имени М.В. Ломоносова, 2-ое издание переработанное и дополненное. — М.: Зерцало, 1998. — С. 575.

2.64. Уголовный процесс / Под редакцией П.А. Лупинской. — М.: Юрист, 1995. —544. 2.65. 2.66. Уголовное право. Общая часть. / Под редакцией Н.Ф. Кузнецовой, К.М. Ткачевского, П.Н. Борзенкова. — М.: Юридическая литература, 1993. С. 506. 2.67. 2.66.Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Печатается по третьему изданию Спб. 1910 — Санкт-Петербург. 1996. Т. 1. — С. 552.

150

2.67.Химичева Г.П. Принципы уголовного процесса. — М.: ЮИ МВД России, 1992. — С. 42.

2.68.Химичева Г.П., Патов Н.А. Приостановление производства предварительного следствия. Учебное пособие. — М.: ЮИ МВД России, 1996. —С. 53.

2.69.Чельцов М.А. Уголовный процесс. — М.: Юридическое издание Министерства юстиции СССР, 1948. — С. 428.

2.70.Шатило К.Д. Приостановление дознания и предварительного следствия. Лекция. — М., 1963. — С. 24.

2.71.Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. — М.: Юридическая литература, 1978. — С. 96.

2.72.Шейфер С. А. Предварительное следствие. Общие условия и основные этапы производства. Учебное пособие. — Куйбышев, 1986. — С. 59.

2.73.Широков А.В. Спорные вопросы российского уголовного процесса. — Ленинград, 1995. — С. 46.

2.74.Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства.— Минск, 1974.— С. 143.

2.75.Щерба. СП. Расследование и судебное разбирательство по делам лиц, страдающих физическими и психическим недостатками. — М.: ВНИИ МВД СССР, 1975. — С. 144.

2.76. Элькинд П.С. Расследование и судебное рассмотрение дел о невменяемых. Учебное пособие. — М.: Госюриздат, 1954, — С. 38.

2.77.Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права. — М.: Юридическая литература, 1967. — С. 192.

2.78.Юридическая процессуальная форма. Теория и практика. / Под общей редакцией Недбайло П.Л. и Горшенёва В.М. — М.: Юридическая литература, 1976. — С. 279.

2.79.Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном су- допроизводстве.— М., 1981. — С. 144.

151

2.80.Якупов Р.Х. Возобновление предварительного следствия. —

Волгоград: Высшая следственная школа МВД СССР, 1976. — С. 56.

3.СТАТЬИ, ПУБЛИКАЦИИ, ТЕЗИСЫ, МАТЕРИАЛЫ

УГОЛОВНЫХ ДЕЛ.

ЗЛ.Абдулмаджидов Г.К. К совершенствованию правовых норм о

приостановлении следствия // Общественные науки в Узбекистане — 1973. — №9. —С. 21-28.

3.2.Алимджанов Б. О приостановлении расследования в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого // Общественные науки в Узбекистане. — Издательство Фан. — 1971. — № 2. — С. 27-29.

З.З.Арсентьев В.Д. О едином порядке производства по уголовным делам и пределах его дифференциации // Вопросы борьбы с преступностью. — Иркутск, 1970. — С. 63-72.

3.4. Арсентьев В.Д. Упрощение неравнозначно упрощенчеству //Социалистическая законность. — 1975. — № 3. — С. 64-65.

3.5.Бердичевский Ф.Ю. Работа следователя по приостановленному делу //Социалистическая законность. — 1973. — №4 — С. 50-52.

З.б.Бунеев А. Понятие невменяемости и практика судебно-психиатрической экспертизы // Социалистическая законность. — 1954. — № 10. —С. 21-22.

3.7.Бусырёв Н.А., Пашкевич П.Ф. Проблемы процессуального обеспечения оперативности и быстроты судопроизводства // Вопросы борьбы с преступностью. — М., 1971. — Вып. 14. — С. 80.

3.8.Вандыш-Бубко В.В. О проблеме дифференцированной судебно- психиатрической оценки психических расстройств с учётом новых зако- нодательных подходов // Информационный бюллетень СК. — № 2. —

152 1997.— С. 140-143.

3.9.Вандыш-Бубко В.В., Литвинцева М.С., Усюкина М.В. Судебно- психиатрическая экспертиза водителей, совершивших дорожно-транспортные происшествия // Информационный бюллетень СК. — № 1 (90).— 1997.—С. 132-139.

3.1 О.Васильев Л.Я. К вопросу о регламентации уголовно-процессуальных отношений по приостановленным уголовным делам // Вопросы борьбы с преступностью. — М, Юридическая литература. — 1971.— Вып. 12.— С. 91- 105.

З.П.Герасимов И.Ф. Деятельность следователей по приостановленным делам о нераскрытых преступлениях // Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 52. — Свердловск, 1977. — С. 44-48.

3.12.Гуткин И.М. «Некоторые вопросы приостановления дел в случае психического заболевания обвиняемого» // Вопросы организации и проведения судебно-психиатрических экспертиз в уголовном процессе. Тезисы научно-практической конференции (20-21 ноября 1972 г.) / Под редакцией члена корреспондента АМН СССР профессора Г.В. Морозова, профессора А.К. Качаева, профессора В.Е. Чугунова. — М., 1972. — С. 36-39.

ЗЛЗ.Дегель П.С Проблемы вины в советском уголовном процессе // Учебные записки. — Владивосток, 1963. — Вып. 21. — Ч. 1. — С. 12-16.

3.14.Дергай Б.И. Некоторые вопросы совершенствования предварительного расследования // Проблемы совершенствования законодательства и правоприменительной деятельности. — Минск, 1983. — С. 180-183.

3.15.Дмитриева Т., Шишков С. Гарантии прав граждан при оказании психиатрической помощи // Социалистическая законность. — 1995. — № П. —С. 37-41.

153

ЗЛб.Доценко В.Г. Регламентация приостановления производства по уголовному делу // Социалистическая законность. — 1983. — № 11. — С. 49.

З.П.Евлахов А. Трактовка понятия невменяемости // Социалистическая законность. — 1953. — № 10. — С. 63-64.

3.18.Захожий Л., Долина С. Приостановление дела при психическом или ином тяжком заболевании // Социалистическая законность. — 1980.

— № П. —С. 59-61.

3.19.Захожий Л. Гарантии права обвиняемого на защиту при его психических недостатках // Социалистическая законность. — 1974. — №9. —С. 59-61.

3.20.Зыков В. Применение института давности в уголовном праве // Социалистическая законность. — 1976. — № 3. — С. 60.

3.21.Ибрагимов А. Спорные вопросы применения принудительных мер медицинского характера // Социалистическая законность. — 1969. — № 12. — С. 40-41.

3.22.Иванов Б. Инструкция, нарушающая закон // Социалистическая законность. — 1957. — № 8. — С. 23-24.

3.23.Иванов Ю. А. Дальнейшее совершенствование уголовно- процессуального законодательства. // Вестник Московского университета.

— 1967. —№4 —С. 24-28.

3.24.Казачкова И.В. Психиатрия и право // Юридический вестник. 1880. — № 7. — С. 469-480.

3.25.Калашник Я. Критерии общественной безопасности психических больных // Социалистическая законность. — 1970. — № 3. — С. 43-45.

3.26.Калашник Я. Назначение судебно-психиатрической экспертизы // Социалистическая законность. — 1957. — № 4. — С. 31-35.

154

3.27.Карнеева Л.М. Доказывание в советском уголовном процессе и основание процессуальных решений // Советское государство и право. — 1981. —№ 10.— С. 85-90.

3.28.Карнеева Л.М. Определение вменяемости подозреваемого // Социалистическая законность. — 1972. — № 1. — С. 54-56.

3.29. Карнеева Л.М. Укрепление законности в деятельности следственных аппаратов и дальнейшее совершенствование уголовно-процессуального законодательства. // Сб.: Пути дальнейшего укрепления социалистической законности в деятельности органов внутренних дел в сете решений XXIY съезда КПСС. (Материалы Всесоюзной научно-практической конференции МВД СССР 31 мая-2 июня 1972 г.) — Ереван, 1974. —С. 377-378.

З.ЗО.Кашкет Г.Е., Мильштейн Н.Я. О некоторых процессуальных вопросах взаимодействия следственного аппарата и органов дознания // Проблемы судебной экспертизы, уголовного права и процесса. — Ташкент: ФАН Уз.ССР,1968. — С. 109-117.

3.31.Качаев А.К. О подготовке материалов уголовных дел при экспертизе кратковременных расстройств психической деятельности // Вопросы организации и проведения судебно-психиатрических экспертиз в уголовном процессе. Тезисы научно-практической конференции (20-21 ноября 1972 г.). Под редакцией члена корреспондента АМН СССР профессора Г.В. Морозова, профессора А.К. Качаева, профессора В.Е.Чугунова. — М., 1972. —С. 15-17.

3.32.Ковалевская Л. Необходима санкция прокурора на приостановление предварительного следствия из-за неустановления виновного // Со- циалистическая законность. — 1972 — № 5. — С. 67-68.

З.ЗЗ.Коврижных Б.Н. Приостановление, возобновление и прекращение предварительного следствия по делам, где не установлено лицо,

155 совершившее преступление // Социалистическая законность. — 1974. — №2.—С. 53-55.

3.34.Кургинян СМ. Процессуальные вопросы приостановления предварительного следствия в случае психического или иного тяжкого за- болевания обвиняемого // Социалистическая законность. — 1967. — № 17. — С.26-27.

3.35.Ломовский В.Д. Вопросы приостановления дела в советском уголовном процессе. // Правоведение. — 1970. — № 6. — С. 115-118.

З.Зб.Лунц Д.Р. Оценка психических аномалий обвиняемого, не исключающих вменяемости // Правоведение. — 1968. — № 2. — С. 84-86.

3.37.Лупинская П.А. Право жалобы в уголовном судопроизводстве в свете Конституции СССР /В сб.: Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. — М., 1959. — С. 150-156.

3.38.Масленникова Л.Н. Судебный контроль: от Конституции до УПК // Российская юстиция. — 1995. — № 8. — С. 61-63.

3.39.Морщинин В.А. Основания и условия приостановления предварительного следствия в уголовном процессе // Материалы конференции по итогам научно-исследовательской работы за 1969 год. - Свердловск, 1970.—С. 50-54.

3.40.Никандров В.И. Производство по применению принудительных мер медицинского характера и права личности // Советское государство и право. — 1989. — № 12. —С. 71-76.

3.41.Остроухое А. Практическая заметка о применении 1551 статьи Уложения о наказаниях уголовных и исправительных // Юридический вестник. — 1868. — Кн. 9. — С. 73-79.

3.42.Печерникова Т.П. О значении для судебно-психиатрической экспертизы материалов дела, характеризующих личность подэкспертного // Вопросы организации и проведения судебно-психиатрических экспер-

156 тиз в уголовном процессе. Тезисы научно-практической конференции (20- 21 ноября 1972 г.). Под редакцией члена корреспондента АМН СССР профессора Г.В. Морозова, профессора А.К. Качаева, профессора В.Е. Чу- гунова. — М., 1972. — С. 21-22.

3.43.Подольный Н. Что считать физическим недостатком обвиняемого // Российская юстиция. — 1997. — № 3. — С. 43.

3.44.Репкин Л.М. Понятие приостановления предварительного следствия // Труды следователей школы МВД СССР. — Волгоград, 1970.

— С.80-86.

3.45.Смирнов А.В. Достаточность фактических оснований уголовно- процессуальных решений // Правоведение. — 1983. — № 5. — С. 80-86.

3.46.Соловьёв А.Б. Предварительное расследование и прокурорский надзор в свете судебной реформы // Законность. — 1995. — № 8. — С. 58-62.

3.47.Спиридонов А.Н. Прекращение производства по приостановленному делу вследствие истечения сроков давности // Правоведение. — 1989. — № 5. — С. 79-82.

3.48.Статистические данные ГИЦ МВД РФ за 1995 - 1 половину 1998 года. — М.

3.49.Стремовский В.В.К вопросу о понятии приостановления уголовного дела // Труды ВШ МООП РСФСР. — 1958. — Вып. 11. — С. 113-116.

3.50.Тобуев СВ., Холодковская Е.М. Предупреждение преступлений и судебно-медицинская экспертиза. — М.: Юридическая литература.

— С. 163.

3.51.У головное дело № 20236 // Архив Можайского народного суда Московской области.

157

3.52.Уголовное дело № 3216 // Архив Максатихинского народного суда Тверской области.

3.53.Уголовное дело № 3031 // Архив Максатихинского народного суда Тверской области.

3.5 4.У головное дело № 40433 // Архив Ногинского народного суда Московской области.

3.5 5.У головное дело № 41322 // Архив Ногинского ОВД Московской области.

3.56.Уголовное дело № 1649 // Архив Гагаринского ОВД Смоленской области.

3.57. Уголовное дело № 78414 // Архив Ногинского ОВД Московской области. 3.58. 3.59. Уголовное дело № 19531 // Архив Можайского ОВД Московской области. 3.60. 3.59.Усова И. Психические отклонения, имеющие уголовно-правовое значение // Социалистическая законность. — 1992. — № 3. — С. 41-43.

3.60.Учреждения для душевнобольных, совершивших преступления, и для преступников, впадающих в душевную болезнь // Юридический вестник. — 1891. —№ П. —С. 473-474.

3.61.Фейнберг Ц. Основные вопросы советской судебно-психиатрической экспертизы // Социалистическая законность. — 1937. — №4. —С.39-52.

3.62.Халецкий А. Трактовка понятия вменяемости // Социалистическая законность. — 1952. — № 8. — С. 29-35.

З.бЗ.Хомовский А. Приостановление производства по делу при временном расстройстве деятельности обвиняемого // Социалистическая законность. — 1970. — № 6. — С. 39-42.

158

3.64.Чеканов В.Я. Сущность и принципы прокурорского надзора / Вопросы уголовного и исправительного права, уголовного процесса и криминалистики // Учебные записки. — Саратов, 1969. — Вып. 16. — С. 163-172.

3.65.Шимановский В. Решения по делу на предварительном следствии при временном душевном заболевании обвиняемого // Социалистическая законность. — 1978. — № 2. — С. 55-56.

З.бб.Шимановский В. Решения следователя при психическом заболевании обвиняемого // Социалистическая законность. — 1991. — № 3. — С, 49-50.

3.67.Шишков С.А. Правовое значение психических расстройств при производстве по уголовным делам // Советское государство и право. — 1988.—№ 12.— С. 56-61.

3.68.Шишков С. Сроки судебно-психиатрической экспертизы // Законность. — 1996. — № 8. — С. 26-32.

3.69.Яцкевич А.Г. Некоторые дискуссионные вопросы производства по применению принудительных мер медицинского характера / Под редакцией В.Л. Будникова. Современные проблемы расследования преступлений. Материалы межвузовской конференции. — Волгоград: Высшая следственная школа МВД РФ. — 1992. — С. 89-90.

  1. ДИССЕРТАЦИИ И АВТОРЕФЕРАТЫ.

4.1.Алимджанов Б.Г. Приостановление предварительного следствия

и дознания. Автореферат дисс… канд. юрид. наук. — Ташкент, 1971. —-С. 18.

4.2.Алимджанов Б.Г. Приостановление предварительного следствия и дознания. Дисс… канд. юрид. наук. — Ташкент, 1971. — С. 223.

159 4.З.Быков В.М. Деятельность следователя по приостановленным делам. Дисс… канд. юрид. наук. — Свердловск. 1972. — С. 301.

4.4.Верещагин В.В. Реформа уголовной юстиции в 1864 г. и её значение для преображения уголовного процесса Российской Федерации. Дисс… канд. юрид. наук. — М., 1993. — С. 191.

4.5.Гущев В.Е. Процессуальные вопросы приостановления производства по уголовному делу на предварительном следствии и в суде. Автореферат дисс… канд. юрид. наук. — М., 1971. — С. 21.

4.6.Гущев В.Е. Процессуальные вопросы приостановления производства по уголовному делу на предварительном следствии и в суде. Дисс… канд. юрид. наук. — М., 1971. — С. 241.

4.7.Даровских Ю. В. Процессуальные и организационные основы производства по уголовному делу, приостановленному в связи с розыском скрывшегося обвиняемого. Дисс… канд. юрид. наук. — М, 1994. — С. 168.

4.8.Ефимичев. СП. Предварительное расследование и его роль в

реализации уголовной ответственности. Дисс… канд. юрид. наук. — Вол- гоград. 1987.— С. 385.

4.9.Изотова О.В. Проблемы судебного контроля при возбуждении и предварительном расследовании уголовных дел. Дисс… канд. юрид. наук.

— М., 1996. —С. 187.

4.10. Катюшин М.А. Приостановление производства по уголовным делам в суде 1 инстанции. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. — М., 1996.

— С.21.

4.1 ЕКенжаев Н.Ж. Актуальные проблемы приостановления предварительного следствия. — М., 1995. — С. 216.

160

4.12.Коврижных Б.Н. Деятельность органов прокуратуры по делам о нераскрытых убийствах. Автореферат дисс… канд. юрид. наук. — Харьков, 1969.—С. 22.

4.13.Коврижных Б.Н. Деятельность органов прокуратуры по делам о нераскрытых убийствах. Дисс… канд. юрид. наук. — Харьков, 1969. — С. 296.

4.14.Клюкова М.Е. Приостановление дела в советском уголовном процессе. Дисс… канд. юрид. наук. — Казань, 1990. — С. 216.

4.15.Кургинян СМ. Приостановление и возобновление предварительного следствия, и прокурорский надзор за соблюдением законов в этой области. Дисс… канд. юрид. наук. — М, 1967. —С. 21.

4.16.Кургинян С. М. Приостановление и возобновление предварительного следствия и прокурорского надзора за соблюдением законности в этой деятельности. Автореферат дисс. канд. юрид. наук. — М., 1967. — С. 176.

4.17.Ломовский В.Д. Приостановление производства по уголовному делу в советском уголовном процессе. Автореферат дисс… канд. юрид. наук. — Ленинград, 1971. — С. 18.

4.18.Ломовский В.Д. Приостановление производства по уголовному делу в советском уголовном процессе. Дисс… канд. юрид. наук. — Ленинград, 1971. —С. 317.

4.19.Ляхов Ю.А. Обвиняемый на предварительном следствии в советском уголовном процессе. Автореферат дисс. канд. юрид. наук. — Ростов-на-Дону, 1965. — С. 18.

4.20.Мамедов Р.А. Прокуратура в системе правоохранительных органов Российской Федерации. Автореферат дисс… канд. юрид. наук. — М., 1994.— С. 20.

4.21.Матюшенко М.А. Приостановление производства по уголов-

161

ным делам в суде 1 инстанции. Автореферат дисс… канд. юрид. наук. — М., 1976. —С. 18.

4.22.Матюшенко М.А. Приостановление производства по уголовным делам в суде 1 инстанции. Дисс… канд. юрид. наук. — М., 1976. — С. 166.

4.23.Милушев Д.В. Особенности предварительного производства в уголовном процессе Народной Республики Болгарии. Автореферат дисс… канд. юрид. наук. — М., 1983. — С. 25.

4.24.Новиков А.И. Приостановление уголовных дел в стадии пред- варительного расследования. Дисс… канд. юрид. наук. — Алма-Ата, 1971. — С. 249.

4.25.Патов Н. А. Процессуальные и организационные основы производства по уголовным делам, приостановленным в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Дисс… канд юрид. наук. — М., 1997. — С. 163.

4.26.Попов И. А. Законность и обоснованность прекращения уголовных дел в стадии предварительного расследования. Дисс… канд. юрид. наук. —М., 1990.— С. 176.

4.27.Портнов В.П. Процессуальный порядок применения мер медицинского характера в советском уголовном процессе. Дисс… канд. юрид. наук. —М., 1956.—С 215.

4.28.Челышев Е.А. Решение о прекращении дела на предварительном расследовании. Дисс… канд. юрид. наук. — М., 1984. — С. 192